Дирик: другие произведения.

О Феях, хвостах и драконах.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 5.49*84  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой периодически отмерзающий фанфик-долгострой.

   Прелес-стно. Просто прелес-стно. И почему я не остался дома, а стал попаднцем, а? Вот и скачу теперь по дурацким кучам металлолома, уворачиваясь от летающих металлических болванок.
   -Скотина!
   ЖБЭНЬК! - Очередной железный брусок, запущенный на мой голос пробивает навылет моё укрытие, в аккурат над моей головой.
   -Дай передохнуть, сволочь!
   БЗДЫДЫНКС! - Сразу два в этот раз металлических бруса, слева и справа от меня, пробивают моё не такое уж надёжное, как казалось на первый взгляд укрытие.
   -ТЫ ДОЛЖЕН ПОЧУВСТВОВАТЬ МАГИЮ, КРЕТИН! ПОВЕРЬ УЖЕ В НЕЁ НАКОНЕЦ-ТО! - скрежещущий голос ревёт так, что закладывает уши.
   -Как полудурочная?! Как я хоть что-то почувствую, если я должен постоянно уворачиваться от твоих грёбанных железяк?!
   -ЕСЛИ ТАКОЙ НЕДОУМОК КАК ТЫ НЕ СПОСОБЕН ДАЖЕ В СПОКОЙНОЙ ОБСТАНОВКЕ НАСТРОИТЬСЯ НА ПОТОК МАГИИ, ТО ТОЛЬКО ТАК ДО ТЕБЯ ЧТО-ТО МОЖЕТ И ДОЙДЁТ!!!
   Грохот и лязг сминающегося металла предвещают приближение ко мне массивного и тяжёлого тела. У меня совершенно нет сил чтобы бежать, да и желания шевелиться нет. Десятки ссадин и кровоподтёков по всему телу, вкупе с непрошедшими ушибами и синяками создают ощущение будто я был шариком для пинг-понга у двух гигантов. Всё это вгоняет меня в непривычное безразличие к судьбе собственной шкурки.
   Короткий свист взмаха чем-то большим,- УДАР. С некоторым удивлением замечаю, что меня вместе с грудой железного хлама, которую я использовал как укрытие, попросту швырнуло в воздух и теперь несёт на сближение с ощетинившейся во все стороны арматурными прутьями каменной колонной.
   "Ох и буду же я на шашлык похож." - пронеслась шальная мыслишка, когда я увидел куда лечу. Я не считаю себя трусом, но смотреть на приближающуюся смерть не было никакого желания и я закрыл глаза.
   От удара из меня вышибло всё дыхание, и задыхаясь от нехватки воздуха я скрючился на земле. Несмотря на новую боль, ушибы и как мне казалось переломы всех костей я осознал одну восхитительную вещь - Я ЖИВ, Ё МОЁ! С замирающим восторгом я ощупал свою битую тушку и осмотрел место посадки, приходя постепенно в офигение. Колона даже не покосилась, зато на торчащих из неё штырях как грубые украшения висел металлический мусор с которым я врезался в этот церетелевский ёршик. Но причиной моего удивления было то, что я увидел путь который моё тело буквально продавило в этих прутьях. Итак, я вместе с несколькими тоннами металлолома пролетел в воздухе и на высокой скорости врезался в этот стоячий "ёрш", после чего моё тело вместо того чтобы быть нанизанным на прутья, смятым от удара, и ещё бог знает от чего должно было бы прийти в негодность, попросту промяло собой штыри, после чего выпало из вмятины и упало вниз с высоты 10-15 метров. И от всего этого у меня просто сбилось дыхание!!!
   Шок - это по-нашему! Я даже пропустил момент, когда позади меня вздрогнула земля и глубокий голос, с ехидцей пролязгал:
   - НУ ЧТО, ДУРАЧИНА, ВОТ ТЫ НАКОНЕЦ-ТО И СДЕЛАЛ ПЕРВЫЙ ШАГ!
   Сидя на земле я откинулся назад и запрокинул вверх голову. Широко раскрыв свои глаза, я посмотрел прямо в багровые глаза с узким змеиным зрачком. А их обладательница, склонив надо мной свою голову нагло шкерилась.
   И глядя прямо в эти самодовольные зенки я как только мог широко осклабился и протянул:
   - Ну ты и гадина!
   После чего сознание несчастного страдальца милосердно померкло.
  
   Глава 1
  
   Ничто не предвещало беды, да?
  
   Многие из моих знакомых часто указывали мне на мою грубость, нежелание уступать в спорах, и просто нелюбовь к смене обстановки. Я был самым настоящим домоседом, и предпочитал засесть дома с книгой, посидеть в интернете и вообще проявлял в желании никуда не ходить завидное упорство, граничащее с упрямством. С другой стороны если моим приятелям удавалось меня куда-нибудь вытащить, растормошить на активные действия или создать постоянную привычку вроде вторничных прогулок по набережной с бутылочкой пивка, то впоследствии бульдозер имени меня вытаскивал всех из берлог и тащил честную компанию в бары, клубы, и просто интересные места. При этом погода и состояние здоровья не учитывались, что привело к тому, что несмотря на сломанную ногу не вовремя увлёкшегося паркуром Толика, в пять часов вечера во вторник, под моросящим майским дождиком, наша компашка в полном составе дула пиво на набережной. Как заметил вечно неунывающий Серёга - "здоровье на привычки не влияет!" Впрочем весело прыгающий на костылях Толик на меня уже не косился и выглядел вполне довольным жизнью.
   Отдельной историей стало обучение в университете. Привыкнув с детства "тыкать" абсолютно всем, кроме старичков, я ещё в школе ловил "неуды" по поведению. Впрочем в классе шестом на это перестали обращать внимание, что дало мне спокойно закончить школу. При поступлении все близкие уговаривали меня проявлять вежливость в разговоре с профессурой, и обращаться на "вы", на что поднаторевший во время выпускных экзаменов в как бы безличном общении я только отмахивался. Впрочем когда веселейшей души человек, и просто классный преподаватель по социологии Михаил Маркович предложил обращаться к нему на "ты", я снова стал разговаривать в прежней манере. Однако наши профессора оказавшиеся людьми широкой души только улыбались и на меня внимания не обращали.
   Среди моих привычек также считались странными манера сосредоточено есть не отвлекаясь на внешние раздражители, и резкая реакция на отвлечение. Если я принимался за какое-то дело, то полностью зацикливался на нём, а от чего-нибудь неинтересного, скучного, либо просто неприятного я старался отмазаться. В тех случаях, когда мне всё таки приходилось заняться ненужной мне лично фигнёй, начинался анекдот про русского, который "один шарик сломал, а другой потерял." Знающие о таких гадских сторонах моего характера, друзья зареклись мне подобные вещи предлагать, либо привлекали мой интерес условными раздражителями. Самыми популярными у них были варианты - начать рядом со мной разговор на интересную тему, что отвлекало меня порой даже от еды, либо демонстрация новой книжки (в седьмом классе "Властелином Колец" я был отвлечён во время обеда от грибного супа и фаршированного перца, о еде я тогда вообще напрочь забыл), либо показать на экране мобильника фрагмент знакомого анимэ -"Хэллсинг", я тогда пересмотрел все серии залпом и начал читать мангу. Впрочем шансы отвлечь были весьма условными, и иногда я начинал орать и пинаться. Когда я читал "Возвращение Короля", и дошёл до момента где Король - Чародей нападает на Йовин, Серёга начал тормошить меня за плечо на тему свалить с последних уроков. В ответ я не глядя ткнул его кулаком в лицо, что послужило началом нашей недельной ссоры и двух "фонарей", светивших у меня справа, а у него слева.
   Я был весьма благодарен друзьям за терпение и прощение моего характера, и старался ценить и отвечать тем же. Ко мне всегда можно было обратиться с любой просьбой даже такой как встретить родственника/посылку с вокзала/аэропорта, либо отстоять в очереди в какую-нибудь социальную службу или за билетами куда-нибудь. Вспомнился момент, как Толян в очередной раз потерял голову от одной новенькой, и пока он её охмурял, я стоял для него в очереди за билетами на презренные "Сумерки". Длиннющая очередь из радостно щебечущих девиц с их полуживыми несчастными кавалерами, самую малость разбавленная одиночками, и я - массивный жлоб метр-девяносто ростом, с копной "зимних" (я на зиму почти не стригся, и обрастал просто дико) волос до лопаток, закрытыми за тоненькими очками глазами, нетерпеливо отбиваю такт ногой сорок-последнего размера обутой в массивные берцы. Из наушников доносится рёв Паука, его сменяют частушки Красной Плесени, заходится в воплях неугомонный Шнур, и вокруг меня создаётся устойчиво пустое на полметра место. Я скалюсь своей самой дебильной ухмылкой, подпеваю в полголоса, что моим-то басом весьма и весьма, и моё настроение становится просто зашибись. Я лично считал, что ещё остался должен, хотя и сильно жалел Толика, которого влюблённость обрекла на настоящий разрыв мозга.
   Вот и тогда, пользуясь моим недолго длящимся чувством вины за взбучку которую я устроил из-за несвоевременной побудки, ко мне домой заскочил не на шутку увлёкшийся не то индийской, не то ещё какой-то далеко-восточной культурой Серёжка. Глядя на его нездоровый энтузиазм у меня уже тогда пробежало стадо мурашек по спине, но "добрый" друг время от времени кривился от как-бы непрошедших синяков, чем стремительно убивал моё чувство вины. Посмотрев в мои полные подозрения глаза, он сдулся, и наконец перешёл к сути. В какой-то шарлатанской книжке от очередного просвещённого бело-крапчатого в горошек "гуру", Серый вычитал ритуал по разделению своего сознания на независимые потоки. Слушая его полный вдохновения голос меня всё больше наполняло здоровое желание грубо заткнуть товарища чем-нибудь жёстким, вроде ношеных носков. Ну почему, зная мою нелюбовь и недоверие ко всякой мистике и ритуалам, это долбанный маг-самоделкин припёрся именно ко мне?
   -Блин, как всякую фэнтази читать так ты придушить готов, лишь бы тебя не отрывали, а как другу в простеньком ритуальчике помочь, так ты сразу корчишь недовольную рожу!
   -Ну ты сравнил тёплое с мягким, читать книжку это одно, а скакать с бубном и напевать всякую чушь это другое.
   -Это не чушь, это накопленный опыт по расширению сознания сотен поколений мистиков от Тибета до африканских саван, собранный самыми искусными из современников и представленный в этом уникальном издании - Серёга поднял над головой тоненькую брошюрку в цветастой обложке.
   -Слышь Амаяк Акопян, ты чего именно ко мне пришёл, Толянычу же нравится такая хрень сходил бы к нему.
   -А я уже был у него, это он и дал мне это. И на нём же и опробовали. Сейчас он собирает глаза в кучку, а пока я пришёл к тебе.
   -Так с хрен ли ты припёрся ко мне, на себе это не опробовать?
   -Пока Толик приходит в себя я единственный кто может провести ритуал, а для него необходим ассистент, плюс сегодня самое подходящее по календарю время и....
   -Гнилые отмазки.
   Вот за что уважаю Серёжку, так это за потрясающую настойчивость по его интересам, на обычный вопрос преподов после лекции - "Ну что, есть вопросы?" он засыпал их так, что теперь только видя его желание что-то спросить на их лицах появлялось выражение тоски.
   В конце концов он уселся напротив меня, достал из сумки какие-то вонючие палочки, свёртки, вышитый бисером коврик, и сложив руки на груди спокойно впёр в меня взгляд.
   -...
   - Ладно гад, но ты мне должен будешь!
  
   Я сидел на подозрительном коврике, по-турецки скрестив ноги и держа в руках эту гадскую книжку с длинным бредовым текстом, и с интересом наблюдал как Серый метался вокруг меня и расставлял в ему одному ведомом порядке свечи, цветные камушки, и выписывал какие-то символы. Наконец он распрямился, и взял в руки бубен (как я подозреваю спёртый у младшего братца Толика) и затянул на мотив чукотских шаманов: "УЙЁО-О-О-О!!!"
   -Кхм... Мне то чего делать?
   Свирепо зыркнув, великий мбвана всё-таки снизошёл до убогого меня.
   -Когда я зажгу все свечи и встану напротив тебя, до конца прочти первую страницу. Читай в одном ритме, и старайся не сбиваться, ага?
   -Поехали уже, Мерлин.
   С трудом сдерживаясь я смотрел как приятель постукивая в бубен обходит меня вокруг, начинает зажигать ароматические свечи, и бубнить себе под нос неразборчивую хрень. Уже не скрываясь я посмеивался, когда Серёжа подпрыгивал на одной ноге смешно отклячив зад, или во время доносившихся до меня перлов - "загарыг-мамбук", "жога-логе-мурк", и конечно роковое "абыр-абыр-абырвалг". Но Серёга стоически продолжал свой ритуал, и не глядя на меня стал помахивать небольшим веером в мою сторону. Уже вдыхая неожиданно приятный дымок, я отметил как стали меняться цвета, и искажались звуки. Наконец Серёга встал напротив меня и достав копию книжицы в моих руках запел своё колдунство. Не отставая от него, я затянул уже свой заунывный бред. Слова проносились через меня абсолютно не оседая в голове, да в общем-то они и не могли осесть, потому что сочетания вроде "йикзакин нгрдбэртцож" попросту не воспринимались мной. С трудом сосредоточившись на чтении, я смог добиться того, что мой язык продолжал двигаться не запутываясь в узлы. В горле начало першить, у меня отчётливо формировалось желание запустить брошюркой в Серёгу, записаться в инквизицию и начать лютое, бешеное истребление ему подобных недомагов.
   Неожиданно для себя я понял, что эти мысли я отчётливо обдумал, посмаковал, и даже начал представлять всё в подробностях, в то время как мой рот продолжал скороговоркой выплёвывать этот бред, глаза скользили по строчкам, а пальцы раздражённо теребили края бумаги. С недоумением я услышал отдающие эхом те же мысли, что и у меня и подумал, что ритуальчик похоже дал эффект, после чего попытался пошевелиться, или хотя бы поёрзать. И с растущей тревогой понял, что это не удаётся.
   Первую мысль о том, что тело затекло, я отмёл сразу. Сидеть скрестив ноги для меня привычно, кроме того за неполные десять минут это просто не могло со мной произойти - раз, а тело хоть и ощущалось привычной массой, но совершено не слушалось - два. Я не мог даже поменять положение рук и меня это начало бесить.
   И вот когда моё тело с отчётливым весельем в голосе стало нараспев декламировать полуматерные загибы из мерзкой книжицы, я что было мочи рванулся вперёд желая хоть как-то проявить себя.
   Результатом этого по-своему правильного, но как позже мной неоднократно переоценённого как дурацкого поступка, стало то что я оказался как бы вне собственного тела. Чувство небывалой легкости, которое как мне кажется живым вообще недоступно, обхватило меня и я смог осмотреться. С оторопью я смотрел на Серёгу который с мрачно-решительным выражением лица дочитывал языковяжущий текст, и на себя самого уже прочитавшего свою часть и примерявшегося метнуть в Серого книжку. Не замечающий готовящегося гостинца мистик-самоучка наконец-то закончил читать, и с нетерпением закрыв книжицу уставился на меня (того который остался сидеть).
  
   Глава 2
  
   -Ну что, мерзкий малефик, вот и не сработал твой ахалай-махалай! - сидячий я не вставая с места ухмыльнулся моей самой паскудной улыбочкой и коротко размахнувшись метнул в голову Серёги гадскую книжонку.
   -Ти зачэм сразу кэдатьса? А? - Серёга получив прямо по лицу лёгкой брошюркой укоренено посмотрел на метателя и кротко вздохнув сел на стул.
   -Всех таких как ты, недомагов-экспериментаторов надо сжечь!!! BURN THE HERETICS!!! Даёшь Святую Инквизицию!!! - моё тело вскочило с пола, воздело руки над головой и потрясая кулаками завалилось на кровать, весело хохоча и совершенно моим привычным движением костяшками указательного пальца правой руки потёрло правую скулу.
   -Я думаю всё дело в тебе, ведь ты просто не веришь в магию, и именно из-за твоего неверия всё провалилось. - Серёга держал марку и пытался сохранить невозмутимость, но мне со стороны было видно, что он изрядно обескуражен.
   -Ха. Ха. Ха. Толян просто такой же фантазёр как и ты, он надумал себе какую-то муть. Нет, его всего-то вштырило от этих палочек и он наплёл тебе невесть что. - продемонстрировав своё презрение, второй я (просто из принципа я отказываюсь считать его первым), встал и уперев в опять же в моём стиле руки на бёдра прошёлся к выходу из комнаты.
   -Твой косяк, ты и убираешь. А я пойду чайник поставлю, а то от этого дыма в горле как будто сутки не пил. - тело развернулось в дверном проёме и потерев горло погрозило Серёге кулаком, после чего потопало на кухню.
   Серёга же уныло оглядев расставленные свечки и прочую псевдо-колдовскую мишуру принялся убираться. Я сам в это время попытался осмотреть себя и понять хоть немного, что со мной. Собственно из себя я не представлял ничего, то есть даже полупрозрачной тени в качестве тела у меня не было. От экспериментов я решил воздержаться и проследовал на кухню за своим телом. На кухне стоял я и с привычным для меня порядком собирался пить чай - наливал через горлышко воду в чайник, двумя пальцами зажигал огонь, и одновременно доставал две чашки и заварку. Когда чайник стоял уже на огне, а пакетики лежали в чашках, номер два сел на стул и потянулся за газетой, и в этот момент я кинулся на него желая лишь вернуться в привычное положение.
   Слияние с телом прошло мгновенно, но я чувствовал просто жуткое чувство - как будто каждую крупицу моего естества, сознания, души если хотите, невероятной силой растаскивало на мельчайшие частицы. Я отчаянно сопротивлялся, тянул всё что отрывалось от меня обратно, и инстинктивно сворачивался в позу зародыша. Хоть мне и удалось вернуть то, что терялось, и даже начать этому сопротивляться, я понимал, что долго не протяну. Какой-то волной по мне прошлось озарение, и я осознал всё, что со мной случилось. Этот хренов ритуал действительно раздвоил моё сознание, и я самым настоящим образом стал сам собственной шизой. И если бы не моя привычка резко делать и не думать, то по прошествии ритуала я был бы гордым обладателем второго потока сознания. Моя же глупая выходка привела к тому, что когда я оторвавшись от тела, попытался снова с ним слиться моё другое сознание рефлекторно от него закрылось, и будучи основным попросту оторвало меня от моей собственной души.
   Обсуждая всеми нами любимое фэнтази, мы как-то повели речь об устройстве человеческой души. Идей было много, но в итоге мы сошлись на устройстве души описанном в книгах Рудазова, попутно слегка изменив и придя к выводу, что собственно душа - бессмертное начало, на которое как на катушку нитки, наматывается сознание, привычки, характер, умения, опыт. И если душу разделить для обычного человека невозможно, то сознание - вполне возможно, и что, вероятно, вполне и происходит в течении жизни, что считается внутренним голосом, интуицией. Тут я смог даже мысленно посмеяться, вот она загадочная женская интуиция, это просто внутри женщины сидит другая женщина, и дико завидует главному сознанию. Блин, оказывается парни так увлеклись нашей тогдашней болтовнёй, что стали собирать материалы по этой теме, а меня, зная мою нелюбовь к мистике и шарлатанству, попросту решили не трогать до получения результатов.
   В этот самый момент меня вытолкнуло из тела и понесло прочь. Находясь в состоянии далеко за гранью паники, я тем не менее понимал, что мой возможно единственный шанс - это собрать себя самого в наиболее простую и поэтому трудно разрушимую фигуру, а что может быть проще шара?
   С трудом преодолевая сосущую пустоту внутри себя, которая ещё и разрывала меня на куски, мне удалось сосредоточиться на одной мысленной точке. Опираясь на неё я начал потихоньку кружиться вокруг своей оси, но, к счастью, вовремя почувствовал негативный эффект - я двигался в одной плоскости, и начал терять контроль над своими частицами, разлетающимися в условный верх и низ. Плавно прокрутив получившееся из моего сознания неровное кольцо я успел перехватить оторвавшиеся частицы до того как они оторвались и улетели в ничто. Я был несколько в замешательстве, так эти частицы оказались моей памятью о самом начале жизни, утробе, рождении, и собственно первых месяцах жизни, когда я только начинал контролировать своё тело, но ещё не совсем контролировал некоторые физиологические процессы. Поборов смущение (хотя перед кем смущаться-то) я попробовал так же собрать остальные расходящиеся частицы. И здесь столкнулся с другой бедой, распад происходил абсолютно хаотично, меня разрывало и затягивало, беспорядочно дёргались разные части моего круга памяти, но всё-таки я уловил, что хотя наиболее сильный урон мне наносили всасывающие воздействия, главной силой распада были растаскивающие. Получалось, что всасывание вытягивало из меня частицы, а растаскивание, пользуясь ослабленным над ними контролем сознания, легко забирало их. Хотя глаз как таковых у меня и не было, я смог воспринять происходящее в следующем виде - в условном центе находился чёрный многогранник, который постоянно втягивал в себя некую цветную массу, которая и была нынешним мной, время от времени он резко усиливая втягивание одной или несколькими гранями сразу, и этим он сложно промораживал меня. Эффект вытягивания я воспринимал как марево света со всех сторон. Отовсюду тянулись ко мне белесые нити, оканчивавшиеся как бы коготками, которыми белая мгла пыталась меня разодрать, и они жгли меня огнём. Многоцветная масса находилась в окружности кольца моей воли и по мере того как оно вращалось, она наматывалась на него и я заново переживал куски своей жизни и эмоции. В какой-то миг я создал из подконтрольной части себя новое кольцо внутри старого, выполняющее ту же работу, но вращающееся в другую сторону, чем весьма подгадил своим врагам. Да Враги, именно Врагами с большой буквы, для многоцветного меня стали белая рвущая мгла, и чёрный втягивающий кристалл. У меня в жизни не было таких врагов, и я в жизни никогда так сильно и полно не ненавидел. Следуя эмоциям, налились ярко алым багрянцем оба моих кольца, уже втянувших всего меня в себя, и заново переживая все свои эмоции, свою жизнь, я отчётливо понимал, что независимо от того, растащит ли меня белое марево, поглотит ли чёрный кристалл, это будет конец. Для меня, не имеющего души, это будет самой настоящей окончательной смертью.
  
   Нет ни рая, ни ада, о сердце моё,
   Нет из мрака возврата, о сердце моё...
   И не надо надеяться, о моё сердце,
   И бояться не надо, о сердце моё.
  
   И страха не было, было только желание жить, дышать ветром, приветствовать ураган стоя на берегу, спуститься с Эвереста на санках. Я ни на что не надеялся, таких чудес не бывает, но как же я хотел жить!!!
   Два кольца, из моей воли и из моего желания жить, неистово вращались отбивая тянущиеся коготки марева, и не давая втягивать кристаллу. Две сферы, одна внутри другой, - моё сопротивление судьбе, стойко держались и я постепенно начал считать себя победителем, поддержание формы, её изменение, преобразование, всё это стало забирать меньше внимания и сил. Я отчётливо вспомнил свой последний миг жизни - я всосался в себя и попутно выплеснулся во все стороны прямо пред лицом опешившего основного сознания (ну не могу я до сих пор считать его именно мной), став на миг видимым. Но в этот миг мы разделили, между собой свою память, ощущения и выводы, так что думаю он обязательно проведёт ритуал ещё раз.
   Сложилась патовая ситуация, я не мог, и не знал, что делать дальше, а марево и кристалл не могли на меня воздействовать. Усиленно размышляя над этой ситуацией я стал понемногу изменять плотность своих сфер создавая наплывы на поверхности первой, внешней сферы. И в тот же миг, словно в издевку на самонадеянным дураком, марево резко сжало меня, а кристалл рванулся изнутри. Казалось, что мои Враги жаждут слиться друг с другом, но перед этим они сначала радавят меня. Чернейшее отчаяние, которого я никогда ранее не знал сковало меня сильнее моих Врагов, но Жить я хотел настолько сильно, что бросив на это всю свою Волю, я вгрызся и в марево и в кристалл. Мои Враги дрогнули, и я сжался в одну точку, в один единый сплав, и пользуясь мгновенной заминкой я рванул вперёд, не глядя и сосредоточившись только на движении.
   Я не чувствовал больше ничего, марево с кристаллом остались позади и не шевелились. Я почувствовал, что проваливаюсь во тьму.
   Это была иная тьма, мягкая, тёплая, она шептала мне тихо и не имела ничего общего с моим Врагом - кристаллом. В этой тьме ярко сверкали сферы света, спокойный и ласковый он просто был, и не стремился напасть на меня или сжечь. Кажется я был счастлив.
   Не знаю как долго это было, но в один момент свет стал проноситься мимо меня и я почувствовал движение тьмы. С удивлением я понял, что у меня есть некоторое подобие тела, глаз, ушей, носа.
   Я ощупывал себя и радовался, тело не было моим прежним, но мне ли жаловаться?
   Я посмотрел куда несёт меня тьма и увидел, как сферы света сливаются в одну большую, и как в этой сфере мелькают неясные образы.
   Тьма замерла, свет мягко вспыхнул, и волна легко толкнула меня в расцветающую всеми цветами радугу.
   Я замер, я был в потрясении, и я был жив!!! Мои ноги стояли на земле, меня обдувал ветер, а меня колотило. В борьбе с небытием я не воспринимал время, но его могло пройти сколько угодно и я никогда бы не забыл, каково быть без души.
   Но сейчас, под небесами этого нового мира я чувствовал - заглушая стук моего нового сердца во мне пела моя новая душа. Она была гораздо больше чем моя прежняя, я это понимал, потому что всей моей двадцатилетней жизни, моих знаний, едва хватало чтобы удержаться в новом теле. Только опыт противостояния небытию позволил мне жить.
   Ах да, это была нечеловеческая душа.
  
   Глава 3
  
   Я открыл глаза, и восхитился миру. Я никогда не мог видеть так, из-за слабого зрения я вынуждено носил очки, но глаза моего нового тела просто потрясали. Я стоял в живописном местечке, недалеко шумела река, раскачивались кроны деревьев. И слух! Хоть никогда и не жаловался на это, но я слышал плеск рыбы, царапанье птичьих коготков о древесную кору и как ветер играл стеблями трав. Я радовался и не мог нарадоваться тому, что снова полноценно жив.
   -Ахаааа-а-а-а!!!
   Я орал во всё горло, пока в лёгких не кончилось дыхание.
   За спиной раздался глубокий вздох.
   А я отпрыгнул с места на метров семь и развернувшись ещё в прыжке мягко приземлился на валун. Даже не успел поразиться своим возможностям, как моё внимание приковало нечто, что явно недолжно находиться в таком милом местечке. Огромная масса из блестящего серебристого металла, спокойно, а не так как будто ей место в каком-нибудь фантастическом фильме или в дизайне города будущего, лежала на поляне и отражала вокруг себя весёлые солнечные зайчики.
   В голове мелькнула мысль посмотреть на своё отражение, и я легко, одним прыжком перепрыгнул разделявшие нас десять метров. В гладком металле штуковины отражался худой жилистый пацан лет 10, с гривой густых жёстких чёрных волос и бледной кожей. С недоверием я приблизился к отражению и посмотрел на глаза - багровые с узким, почти змеиным зрачком. "Нифига себе, - пронеслась в голове мысль, - Это кто же я теперь?"
   - И кто дышал? - спросил я у металлической штуки.
   Металл шустро поплыл вверх, и я остолбенев уставился прямо в огромный красный змеиный глаз. После чего эта металлическая хрень с глазом бесшумно поднялась выше меня и оказалось, что глаза два, а под ними узкой щелью с двумя рядами зубов находится весьма пугающий рот.
   Штуковина так же неестественно бесшумно подалась назад, её форма стала совершенно другой и приняла очертания живого существа. В некоторой оторопи я по-новому осматривал это поистине прекрасное видение - клиновидная голова, мощное тело, грациозная шея, четыре сильные лапы, длинный изящный хвост, и могучие крылья, готовые унести своего хозяина кажется на другой конец света. И всё это великолепие покрыто блестящим серебристым металлом, крепким и непробиваемым даже на вид.
   -Дракон. - преувеличено спокойно сказал я.
   -МЕЛКИЙ, Я МЕТАЛИКАНА, ТЫ МОЙ УЧЕНИК!!!
   ...
   - Хыть, мля! - если бы по земле текла радуга, а в небе летали медведи с губными гармошками, я и то бы не так офигел. Ну откуда у такого существа мог бы быть такой громкий, звенящий женский голос?
   - ДА, ТЫ ПРОСТО СВЕТОЧ МЫСЛИ!!!
   Клянусь, в её голосе было больше ехидства чем у главных женских персонажей российского фэнтази и их лошадей/иных питомцев, вместе взятых.
   - А сарказм - низшая форма остроумия! - ну и зачем я это сказал? Судя по её изменившейся морде (хм, пожалуй к даме, пусть даже и дракону, следует говорить лицо?), я ляпнул что-то сильно не то.
   - ТЫ НЕ ТАКОЙ КАК ДОЛЖЕН...- ну вот как скажите, на этой в принципе не выразительной металлической, большой, гладкой морде могут отражаться настолько яркие эмоции? Ан нет. Металл легко движется, на его гладкой поверхности появляются морщинки, складки, над глазницами формируются выступы - как поднятые в удивлении брови, и в целом формируется вполне себе недоумённое выражение лица.
   - Я РАЗБЕРУСЬ С ТОБОЙ В ДРУГОМ МЕСТЕ.
   Мгновенно сграбастав меня за нижнюю половину тела, эта Металикана легко взметнулась вертикально вверх, и достигнув высшей точки прыжка распахнула крылья. Одним взмахом она поднялась ещё выше и с невероятной прытью понеслась на восход. Стиснутый в её лапе, я старался покрепче обхватить её пальцы своими руками и вполголоса крыл эту летунью русским трёхэтажным.
   -ХА, А ТЫ ЗНАЕШЬ ИНТЕРЕСНЫЕ СЛОВА, ЗАМОРЫШ.
   Она поудобнее меня перехватила, полностью зажав в лапе и я перестал опасаться, что просто выпаду налету. Однако расстояние между большим и указательным пальцем у неё были достаточно велики, чтобы смотреть вниз. В жизни не летал, даже не очень мне и нравилось смотреть вниз с пятого этажа на котором я прожил всю сознательную жизнь, а тут меня просто переполняли восторг и дикое возбуждение. С жадностью я всматривался вниз и просто наслаждался возможностями своих новых глаз. Не иначе как захлестнувшей меня эйфорией от первого полёта, да ещё и того что я жив, здоров, пусть и не в своём теле, зато при душе, можно было объяснить мой наверно второй по дурости после выхода из тела поступок.
   -Эй, а фигуры высокого пилотажа знаешь? Ну вроде бочки, петли, ну хоть чего-то?
   Драконица поднесла меня к лицу, смерила странным взглядом, и просто разжала пальцы.
   -МО-О-ОРДА-А-А А НЕ ЛИЦО-О-О!!!!!
   Кажется она ещё и швырнула меня.
   В воздухе меня сначала крутило, как, хотелось бы сказать льдинку, но ощущения были слишком не те, в прорубе. Каким-то идущим изнутри инстинктом я по-особому дёрнулся, и раскинув в стороны руки смог перестать кувыркаться и стабилизировал своё падение. Земля перестала пугающе быстро приближаться, и хотя до неё ещё оставалось порядочно, научиться летать я явно не успевал. Извернувшись, я посмотрел на так кинувшую меня драконицу и был весьма удивлён. Не испытывая каких- то либо сложностей, она висела в воздухе и даже не махала крыльями, а просто расправила их во весь свой не малый размах. Прищурившись она смотрела на меня и готов поклясться перед кем угодно, в её глазах было веселье пополам всё с тем же ехидством. Хмуро посмотрев ей в глаза я, выполнил сальто, и продолжая падать спиной вниз сложил руки на груди. В её глазах снова мелькнуло то странное выражение и с грозной плавностью заходящего на пике истребителя Металикана рванула ко мне.
   Легко меня поймав, она хлопнула крыльями, и на едва ли не втрое превышавшую прежнюю скорости продолжила лететь в прежнюю сторону. В этот раз она крепко прижала меня лапой к груди и я решил не дурить больше и дождаться конца полёта. В её лапе было тепло, потоки ветра странным образом огибали её и не задували меня, а над моей головой слышались глухие удары огромного драконьего сердца. Так, решив не трепыхаться зазря я и заснул.
  
   Металикана, относительно молодая драконица в интересном положении.
  
   Долгий ритуал подходил к концу, и Металикана с облегчением прикрыла глаза. Длинный год тщательного поста перед только одной подготовкой, тщательные поиски укромного места проведения, где можно было не переживать за свою безопасность, и наконец само недельное истязание. Считающееся самым опасным из всех Драконьих Великих Заклинаний - "Ученик Дракона" - вершина для дракона-мага, было завершено.
   Один Дракон хранил несколько миров и соприкасался в своих границах с несколькими другими хранителями. И хотя их сила была невероятна, прорывы Хаоса, активность как проклятых Тёмных, так и истово Светлых миров сокрушала одиноких Драконов, когда соседние Драконы-стражи не успевали прийти на помощь. Долгие тысячелетия хранения миров источили силу Драконов, и в каждом новом Поколении, в каждой Линии появлялось всё меньше молодых. Естественным путём рождавшиеся Драконы слишком долго взрослели, а их родители были вынуждены были продолжать защищать и свои миры и подрастающее поколение. Несколько десятков миров-анклавов, где Драконы могли в безопасности воспитывать потомство, находились в пределах условной Сферы Гармонии, в которой миры и их обитатели оставались в безопасности от усиленного влияния Света, Тьмы и Хаоса.
   Однако вне этой сферы баланс нарушался и хранителям приходилось жертвовать все силы на только удержание текущей обстановки. Временным спасением стало Посвящение - использование насыщенных силой Драконов камней и помещение их в тела детей различных рас обладавших потенциалом. Под наблюдением Драконов эти дети росли, учились использовать обретённую силу, и со временем самые одарённые могли развиться до настоящего Дракона, хоть по началу и более слабого чем истинные. Возникавшая во время обучения связь между учителем и учеником позволяла попавшему в серьёзную беду молодому Дракону воззвать к самому учителю и занять часть его силы, ведь обучением новых Драконов занимались только Древние, наиболее могучие из Драконов. Но даже такие усилия не смогли дать хранителям миров нужной силы.
   Помощь пришла неожиданно, и с необычной стороны. Последнее вторжение Хаоса стоило жизни сразу трём молодым Драконам-хранителям, и в незащищённых мирах мгновенно воспряли силы Света и Тьмы. Один из могущественных тёмных богов решил воспользоваться ситуацией и вторгся в миры, где Тьма побеждала. Не желая терять возможность нарастить влияние и в соседних мирах, он разделил себя на Эмблемы, младших богов, сильнейший из которых должен был сохранить в себе его суть. Однако когда разделение подошло к концу, в уже захваченный им мир прорвалось сразу пять Древних Драконов и уничтожив созданных Эмблем, захватили в плен самого бога. Пленение тёмного божества забрало жизнь ещё одного Дракона, и Древний Огненный Владыка, потерявший в этом бою своего побратима и двух воспитанников, силой заставил научить его разделению.
   Именно выбитое Древними Драконами из ослабленного тёмного бога знание, подкреплённое столетиями одержимого поиска, бесконечными опытами и усердными трудами стало Великим Драконьим Заклятием - "Ученик Дракона". Дракон впадал в мистический транс, сосредотачивал всю свою суть, силу и душу, и после предшествующего долгого поста медленно создавал внутри себя нечто, что должно было стать основой нового существа. Когда приходил срок и Дракон достигал особого состояния, в котором чувствовал, что новая сущность готова вырваться из него в мир, он освобождал дыхание.
   Это дыхание не смогло бы ранить никого бы, кому могло прийти в голову подставиться под него. Оно не несло угрозы никому из живых, и не могло разрушить ничего из неживой природы. Дыхание воплощало в жизнь новую личность. Это и был "Ученик Дракона", некто, кто приходился отражением своего создателя, но абсолютно чистый, не подверженный изначально ни добру, ни злу, ни свету, ни тьме, ни порядку, ни хаосу. Дракон-родитель становился для своего отражения всем, и воспитывал в ученике личность которая во многом повторяла его черты. Подобно воспитаннику из Новых Драконов, этот "ученик" не появлялся Драконом сразу, но был всё же больше Драконом чем человеком, и в своё время гарантированно вырастал в Дракона, не уступающего, а то и превосходящего истинного. Одной из особенностей "ученика" была его начальная раса - человек, как наиболее склонный и восприимчивый к Хаосу вид, максимально приспосабливающийся к новым условиям.
   Так Драконы получили возможность пополнить свой род могущественными родичами и не отвлекаться от защиты мира. Каждая Линия Драконов имела свои особенности, свой подход к обучению, и свои правила.
   И сейчас, молодая Металикана из Линии Железных Драконов ждала результат.
   "Хм, судя по шорохам он пришёл в себя, интересно, а почему мой ученик - мальчишка? - драконица не открывая глаз лежала возле реки в укромной долине и настроившись на ученика наблюдала за ним. - Сколько радости-то. А орать-то так зачем?"
   Она тихонько вздохнула.
   "Какой прыткий-то, и странный вдобавок. Никогда не слышала, чтобы ученик так полно чувствовал в самом начале и так связно мыслил."
   -И кто дышал?
   "Ты уже так осознано говоришь? Так не бывает!"
   Металикана быстро поднялась с земли и внимательно посмотрела на ученика. Обычная, чистая, для ученика аура уже наполнялась цветами больше подходящими для старого существа, изрядно повидавшего и знающего. Как и положено, он воспринимался словно часть себя, и драконица чувствовала наполняющие ученика эмоции - удивление, радость, надежду и восхищение. Именно неподдельная чистота эмоций убедила её в успешности завершённого заклятия.
   -Дракон.
   "Узнавание? Он что, понимает кто я? - лёгкая паника мгновенно смылась решимостью. - Пора мне представиться, а потом домой!"
   -МЕЛКИЙ, Я МЕТАЛИКАНА, ТЫ МОЙ УЧЕНИК!!!
   ...
   Глава 4
  
   Металикана, довольная и удивлённая.
  
   Драконица наконец вернулась в место, которое могла называть домом. Осторожно отняв лапу от груди она аккуратно положила на землю уснувшего Ученика и довольно огляделась. Её дом был бы мечтой для любого Железного Дракона, и сама Металикана гордилась как своим жилищем, так и собой, сумевшей его найти и довести до ума. Конечно с эстетической стороны оно было скорее на уровне шатра, чем полноценного дома, но в нём было то, без чего даже самый изысканный дворец воспринимался бы лишь как бесполезные стены.
   Источник Силы.
   Вернувшись домой спустя более чем годовую отлучку, она не смогла не вспомнить как начинала обживаться в этом мире.
  
   Каждая Линия выбирала себе место для логова исходя из твёрдого расчёта и свойственных ей пристрастий. Драконий аппетит наравне с их гневом вошёл в поговорки многих миров, и не отказывающие себе в еде Драконы быстро съедали всю дичь вокруг жилья. Есть сотворённую при помощи магии еду не стал бы ни один, имеющий хоть каплю самоуважения Дракон, ведь азарт охоты являлся главной приправой к любой еде, а сотворённая магией еда хоть и не отличалась от обычной ничем кроме лёгкой усвояемости, считалась пресной. Но главным фактором при поиске жилья был доступ к свойственному Линии источнику, который прекрасно заменял пищу и был жизненно необходим Дракону-магу. Огненная Линия селилась в жерлах вулканов, Воздушная Линия на вершинах гор, Водная на архипелагах, находящимся вдалеке от большой суши, а Железная Линия искала богатые рудой жилы. Металикана нашла наверное самую крупную жилу на этом континенте. Когда она только прибыла в мир, её острое обоняние уже вело драконицу к этому настоящему сокровищу. Другим Драконам было невероятно проще с устройством, а ведь часто бывает, что мир оказывается беден на металлы. Металикана мысленно хмыкнула, ведь Игнил уже наверняка плещется в достаточно крупном для него вулкане, а Грандина нашла себе горный пик как можно дальше от него. Оба её товарища были значительно старше неё и были давно между собой знакомы, но не особо ладили. Воздушной не нравилась порывистость Игнила и его любовь к схваткам. Огненный в свою очередь всячески старался подчеркнуть неконфликтное поведение Грандины, которое по его мнению граничило с трусостью, и бесился от того, что со свойственным всем целителям желанием сберечь силы и здоровье подопечных, она регулярно прерывала его поединки.
   Это было вообще странно, редко в пределах одного мира жили представители нескольких разных Линий, но этому обстоятельству предшествовали и необычные события.
   На последнем Слёте, в старейшем мире-анклаве Драконов внутри Сферы Гармонии было принято решение о создании другой Сферы. Для воплощения этого самого важного события в истории Драконов-хранителей, кроме разве что создания "Ученика Дракона", в один из отдалённых миров были отправлены сразу три эмиссара. Первым среди них был Игнил, прямой потомок Древнего Огненного Владыки. К неудовольствию Игнила, второй стала Воздушная Грандина, величайший целитель последнего времени и главная помеха его боям, в которые он намеревался вступить с любыми угрозами новой Сфере. Третьей же, стала Металикана из Железной Линии, молодая, но невероятно талантливая драконица Защиты.
   Получившаяся тройка была сбалансирована по умениям и должна была справиться с задачей стабилизации и сохранения баланса в мире, который должен был стать основой второй Сферы Гармонии. Каждому из посланцев было доверено заклинание "Ученик Дракона", для скорейшего их укоренения в новом мире, а Игнил, как сильнейший Дракон Атаки своего поколения и лидер группы, стал первым, за невероятно долгий срок, Королём Драконов. Этот титул был не просто признанием мастерства и силы, его носитель мог черпать силу у других Драконов, даже Древних Владык, и его собственная мощь невероятно возрастала.
   Однако несмотря на такие преимущества Драконы столкнулись с серьёзным сопротивлением от попавших под влияние Хаоса миров и их неожиданного сторонника Чёрного отступника, отрёкшегося от собственной Линии. Взволнованные его появлением, а ещё больше - его сотрудничеством с Хаосом, Владыки привлекли помощь из Драконов-Скитальцев, сообщества Драконов из разных Линий, не несущих стражу миров, но летающих между всеми мирами для утоления жажды познания и любопытства. Эти Драконы занимались разносом посланий, связывали несущих стражу на дальних мирах хранителей и миры-анклавы, и пользовались немалым уважением и авторитетом среди своего народа. Как сталкивающиеся с проявлениями Хаоса наиболее часто, и в самых разных видах, Скитальцы были знатоками его деятельности и должны были помочь разобраться с возникшей ситуации. К моменту их прибытия, Чёрный исчез словно его и не было, успев перед уходом с легкостью задеть самого Игнила, чем задел его гордость сильнее чем если бы нанёс ему более тяжёлые раны. Оставив подранка на попечении Грандины, чем заслужила его полный тоски взгляд, Металикана не дожидаясь Скитальцев отправилась искать место под логово. Обсудить произошедшее могли и без неё, а Грандина, с которой у неё сложились неплохие отношения в деле обломов драк Игнила, могла поддерживать связь между всеми на расстоянии. Причиной спешки был тот факт, что неизвестно кого Скитальцы послали на помощь, и окажись среди них кто-то из Железных, хоть бы и её старший брат Мановар, с источником могли бы возникнуть проблемы. На совете Драконы решили заняться обживанием мира и подготовкой к возвращению Чёрного, так как при помощи Скитальцев подтвердилась как его связь с Хаосом, так и их общий интерес к этому миру. По первым прикидкам, времени должно было хватить, и троица посланцев, и их прибывшие союзники, среди которых к облегчению Металиканы родичей не оказалось, приступили к возведению жилищ.
   Мир был заселён и его доминирующей расой были люди, что впрочем было привычно, но вот путь развития магических искусств был своеобразен - долгое соседство с Хаосом сделало даже из представителей самых мирных магических профессий магов-боевиков, хотя и преимущественно контактного типа. Впрочем, достигшие высшего уровня смертные маги становились угрозой для Металиканы на её прежнем уровне.
   Но когда великолепный драконий нюх привёл её к невероятно богатому месторождению руд, даже все сильнейшие маги этого мира перестали для неё что-то значить. Обустройство полноценного жилища времени много не заняло. Железная Линия была родственной Земляной Линии, и инстинктивное управление землёй, подкреплённое пройденной в своё время практикой у Каменных родственников, дало возможность поднять вокруг логова высокие холмы, за семь дней заросшие густым лесом, который сторонний наблюдатель наверняка признал бы вековым. Опытный Железный Дракон управляет неповоротливым металлом ничуть не хуже Водяного, способного мгновенно остановить шторм и заставить все капли дождя вращаться в хороводе не сталкиваясь друг с другом. Металикана легла на землю и просто "позвала" весь металл который чувствовала, весь который находился под землёй, весь который маячил на самой грани её чувствительности. Вся эта масса устремилась под землёй, словно грунтовые воды, в одну точку, находившуюся под сердцем лежащей на животе драконицы. Постепенно скапливаясь, металл принял форму диска и стал стремительно разрастаться вширь. По задумке Металиканы весь собранный металл должен был принять форму чаши, края которой оканчивались как раз под холмами, которыми словно стеной она огородила свой дом. Внутри этой "чаши" ничего не менялось - долина, травы, небольшая речушка, и конечно выросшие из земли каменные столбы ощетинившиеся прутьями - самая лучшая чесалка для прочной шкуры Железного Дракона, словом идиллическая картина. А ведь это был не предел, если не жадничать, не вытягивать накопленный металл для собственного питания, и заботливо подойти к этому делу, то пропитывая своими эманациями "чашу", можно превратить её в мощный накопитель, а позже и генератор энергии. Для этого достаточно было просто проводить в долине больше времени и стараться поменьше тянуть метал из чаши. В конце концов люди использовали много металла в своей цивилизации, добывали его где могли дотянуться, строили очистительные заводы и пожалуй не слишком обидятся если у них будет пропадать немного продукции, ну тонны полторы в день по всему материку будет не слишком заметно. Да, полторы-две тоны металлов в день вполне покроют её необходимость в пище и создадут неплохой запас, который Металикана вложит в свою большую мечту - летающий остров.
  
   А сейчас была осуществлена её вторая мечта, "Ученик Дракона". Игнинл и Грандина могли создать себе учеников уже в тот момент когда они прибыли в мир, она и сама пробовала, но из-за молодости просто не смогла довести всё до конца. Или смогла? В ученика Дракон вкладывает всего себя, и если что-то идёт не так, провалы в памяти обычно не самая страшная проблема. Выхаживавшая её Грандина уверяла, что совершённый в десятилетие затишья ритуал не бы закончен и теперь лечебный сон на сотню другую лет просто необходим.
   Проснувшись Металикана отметила, что положительный результат в виде полностью пропитавшейся её силой чаши, был для неё пожалуй важнее чем ранний ученик, которым она хотела доказать свою зрелость. За век её сна источник сроднился с ней, стал гораздо более насыщенным, и позволял проводить её любимые эксперименты не отвлекаясь на еду. Если бы ещё не Чёрный. В своей спячке она начисто пропустила изгнание отступника, который находясь в этом мире объявил себя Королём Драконов, и подпитываясь от Хаоса похоже намеревался стать кем-то вроде божества. После пробуждения она навёрстывала упущенное - истребление тварей Хаоса, прорывы демонов, зачистка опасных культов и сдерживание посланцев Света и Тьмы, везде Металикана не раз доказывала, что несмотря на молодость и неудачу с учеником, она достойна своих более старших товарищей. Ещё одна Сфера Гармонии грозила Великим Силам уменьшением влияния и ослаблением в близких мирах. Во многих жестоких битвах Драконы сражались вместе с местными, которые несмотря на опаску в отношении нежданных союзников, отчаянно желали сохранить самостоятельность от любых Сил, хотя как и отметила Грандина - к Хаосу местные притерпелись, и он был для них привычен.
   Когда были закрыты последние Врата Сил, разбиты самые многочисленные последователи мага Зерефа, исчезнувшего после изгнания Чёрного, Драконы удалились в уединение. После себя они оставили легенды и ближайших сторонников, магов - "Убийц Драконов", которым вживили лакриму, насыщенные драконьей силой камни, как когда-то вживляли и Новым Драконам. У последователей не было возможности развиться в Дракона без помощи Дракона-наставника, но они оставались вкладом Драконов в магические искусства нового мира и были прикрытием для их Учеников, когда придёт время создать их и выпустить в мир.
   И сейчас, когда Металикана создала наконец-то своего Ученика, ей следовало разгадать его загадку. Ошибок в ритуале не было и маленький нахалёнок сумел удивить. Используя Ментал, свойственный всем Драконам, и свою связь с учеником она изучала его и не находила следов вторжения каких-либо сил в разум мальца. Хоть ей и не были известны все высокие тонкости и особенности заклятия "Ученика Дракона", был общеизвестный факт - воплощённый не имеет воспоминаний, и наставник сам вкладывает ему общие знания. А мальчишка проявил более чем исчерпывающие знания во многом. В конце концов он сам ей всё расскажет. Но ждать было выше сил.
   - ПОДЪЁМ!!!
  
   Глава 5
  
   Знаете какое из воспоминаний у меня никогда не покинет ТОП-10: Гадства, которых я не хочу ни при каких обстоятельствах!? Если когда-нибудь, я переживу нечто, от чего буду чувствовать себя настолько хреново, как сейчас, то есть - дурацкий ритуал, сопротивление небытию, отсутствие души, мягкое воплощение где-то с душой, знакомство с говорящим драконом женского пола, который зовёт меня учеником, полёт в воздухе в роли груза, метание меня вниз, когда до земли ОХРЕНЕТЬ как долго лететь, и в конце подхватывание меня и выход из пике, после чего я наконец усну с надеждой что всё это было глюками от наркотских ароматических палочек, я ОПРЕДЕЛЁННО не захочу проснуться именно таким образом. Только представьте себе это "восхитительное" состояние. Ты живёшь самой обычной жизнью, учишься, дружишь, встречаешься с девушками. Тебе нравятся истории в которых чудеса это факт, но в сами чудеса, ты не веришь. И тут твой приятель, друг, припирается к тебе домой после того как у тебя появился перед ним должок, и пользуясь этим убеждает принять участие в ритуале. О ритуал, какое чудесное слово, и какая гнусная реальность - сидеть на каком-то коврике, дышать дымом от вонючих палочек, и читать белиберду, от которой язык только чудом в узлы не вяжется. И этот самый гадский ритуал делает то, во что ты не веришь - маленькое и страшное чудо. Ты больше не ты, ты лишь копия, и теперь мне понятен ужас главного героя Шварцнегера из "Шестого Дня", но у него было проще. А я чувствовал себя так, как наверно мог бы чувствовать удаляемый файл компьютера, нет это было непередаваемо хуже. Живой, здоровый человек не представляет себе жизнь калеки, пусть он завяжет себе глаза, примотает к телу руки, он будет их чувствовать, он будет знать, что когда отвяжет руки и снимет повязку, то кроме может быть небольшого онемения и чувствительности глаз ничего не будет. А у меня не было такого. У меня и тела-то не было, а через некоторое время и души. "Сосущая изнутри пустота", ха, теперь то понятно почему душу называют дыханием творца, дыханием которое он дал Адаму. Душа это бессмертная основа человека, и без неё, тебя просто нет. В тот самый миг когда меня оторвало от моей основы, когда небытие, засасывающий холод чёрного кристалла и палящий жар раздирающего белого марева, стало меня забирать, с того самого момента я боролся без надежды на победу. Когда я думал, что мне есть чем сопротивляться этому бесконечному кошмару, я был попросту обломан. И настоящее чудо, что тем безумным рывком, которым я пытался сбежать от этого всего, я попал в СЧАСТЬЕ. Даже спустя кучу лет, если мне удастся их прожить, я буду помнить несущие меня волны тьмы и приветливые звёзды света. Переход к реальности после этого блаженства был бы невероятно мучительным, если бы не поющая во мне душа. Я не знал откуда она взялась, но моему сознанию было достаточно того, что она была у меня. Вокруг меня был прекрасный мир, у меня было тело, и усталость. Новый удар по сознанию мне нанёс неадекватный говорящий дракон женского пола, которая представилась, и жёстко схватив меня лапой, взмыла ввысь, где сначала швырнула вниз на землю, после чего поймала и наконец успокоилась. Лично мне этого хватило чтобы уснуть.
   И наконец достойное этого всего пробуждение - совершенно дикий, натурально нечеловеческий вопль, слыша который посыпал бы пеплом голову от бессильной зависти наш армейский старшина.
   ПОДЪЁМ!!!
   ...
   АДЪ! Просто самый натуральный адЪ! К моему глубочайшему сожалению я не умер на месте. Нет, я насладился по полной звуковой встряской организма, после чего мог только кататься по земле и пытаться сжав голову руками не дать ей разорваться. Меня тошнило и крючило, знобило и колотило, ощущения же в голове были непередаваемые - будто кто-то обмакивал кисточку в мёд и неторопливо мазал каждую извилину.
   -Ох-ох-ох, чтож я маленьким не сдох?
   Впрочем долго стонать и валяться мне не дали. Сомневаться в личности будильника не приходилось, я прекрасно запомнил её голос. Металикана совершенно бесцеремонно принялась меня тормошить и катать по земле.
   - Перестань, глюк похмельный.
   - Как ты меня назвал, мелкий? - ох и голосина же у неё.
   - У меня голова раскалывается, а ты меня ещё и по земле катаешь... Ох, щас стошнит - воспользовавшись её замешательством, я как можно крепче обнял землю, пытаясь хоть как-то остановить головокружение.
   С облегчением я почувствовал, как и тошнота, и головная боль проходят, а тело наливается спокойной уверенностью. Сам я этого сделать не мог, так что вывод - ...
   - Эм, спасибо тебе моя благодетельница. Я уж думал всё, отмучился. - на нервах все мы несём чушь, да?
   - Ученик, - лаской в её голосе можно дробить скалы. - У меня к тебе есть вопросы, на которые ты ответишь.
   Утверждение, не оставляющее и тени возможности промолчать и продумать линию поведения, теперь в голосе драконицы просто убийственный металл.
   - А знаешь, я был бы рад если бы ты мне объяснила, что я должен тебе рассказать. Я просто не понимаю тебя. В смысле, для меня всё весьма странно и ... эм-м, слушай я правда тебя малость не понимаю. - я замялся и отвлёкся на продолжающееся ощущение мажущей мозг кисточки. - Ты что, у меня в голове что ли копаешься?
   Меня захватывало ощущение нереальности. Я словно проснулся после долгого кошмарного бреда и теперь пытался понять, очнулся ли я на самом деле. Говорящий(!) дракон(!!!), мои собственные приключения, моё новое, детское тело, куча других вопросов - это было настолько дико, что я просто был в прострации. При нашем первом знакомстве она представилась и назвала меня своим учеником, а теперь хочет каких-то ответов. Она каким-то образом копается у меня в голове, но ей похоже не хватает этого для ответов, хотя в большинстве книг разумные драконы - сильнейшие мозголомы. Похоже, что мои попытки спастись от небытия натренировали у меня неплохую сопротивляемость ко всяким мозгохакам.
   - Копаюсь в голове? Объяснить что-то? Послушай меня, мелочь, ты не такой каким должен быть! И это ты и должен мне объяснить! - вначале этого короткого, но весьма эмоционального монолога я ощутил охватившее её возмущение, однако в концовке слышалась уже весьма прямая угроза.
   - Ох, моя мама меня тоже часто спрашивала, почему я не такой как должен быть. - от моего ответа у Металиканы самым натуральным образом отвисла челюсть, а вертикальные зрачки приняли форму почти правильного круга.
   - М-мама!? Какая мама!? Ты мой Ученик, моё творение, и если к кому-то ты и должен относиться как к родителю, так это ко мне. И вообще у тебя нет и не должно быть никаких воспоминаний, никаких знаний, я сама должна тебя всему была научить!
   Блин, женская истерика в драконьем исполнении это стрёмно - хвост бешено хлещет по бокам, а когда цепляет землю, в воздух поднимаются здоровенные пласты земли, крылья приподняты и разведены в стороны. Морда опущена прямо напротив меня, глазки сузились в тонкие щели и тускло светятся.
   - Давай я тебе всё объясню, что со мной произошло, а ты успокоишься и отойдёшь в сторону, ладушки?
   ...
   Металикана, которой всё-таки повезло.
  
   Просто поразительный рассказ, сознание даже не мага, а простого человека, смогло сопротивляться небытию и прорваться в новую жизнь. За всю жизнь Металикана слышала лишь о нескольких случаях, когда кому-то удавалось вырваться из хватки забвения. Но эти вырвавшиеся заплатили высокую цену за свою удачу - память и знания, сила, навязанная судьба, утраченная душа. Часто избежавшим своей участи приходилось жалеть о том, что они не растворились в небытие. Но её случай был уникален. На чистую душу её только сотворённого ученика пришлось чистое сознание, без души, без собственной силы, отчаянно терзающееся от потери собственной души и не имеющее больше своей судьбы. Идеальное сочетание. И не придётся заботится о воспитании, с её-то отсутствием опыта в этом деле вырос бы нестабильный и жестокий, но внутри чувствительный парень, а теперь сразу можно сосредоточиться на обучении. В добавок, драгоценный опыт противостояния одному из основных механизмов бытия уже сейчас позволил её Ученику успешно сопротивляться ментальному давлению, когда он пришёл в себя.
   Сейчас он лежал на земле и судя по ошалелому виду обдумывал открывшиеся перед ним перспективы. Металикана сразу вывалила на него всю суть "Ученика Дракона" и описала его будущее, ведь долго скрывать правду не получилось бы. Нормальному Ученику Дракон не раскрывал его сути. А эмоциональная привязка, тонкая ментальная коррекция, влияние как родителя, и испытанная временем легенда о Убийцах Драконов, держали в тайне от воспитанника правду о нём самом, когда Дракон отпускал Ученика в свободный полёт, набраться опыта и знаний. Если бы Ученик с самого начала знал, что всё равно разовьётся в Дракона просто из-за того, что является по сути ослабленным отражением оригинального Дракона, то у него бы не было серьёзного стимула развиваться и расти над собой. Её Ученик уже имел уникальный опыт, и скрыть от него разницу между традиционными магами и им самим бы не удалось. Но главной причиной нарушения основной традиции воспитания Учеников, стало желание самой Металиканы. Не тратясь на воспитание, не скрывая правду о его собственной силе, она могла опробовать на нём её собственные разработки, у которых для взрослого Железного Дракона прирост в силе был бы мал, но реализованные на этапе Ученика, эффекты проявили бы себя в полную силу. К сожалению для этого нужно было бы посвящение в стихию на уровне доступном только Драконам и элементалям, и если бы Ученик был бы обычным, новаторским идеям Металиканы пришлось бы ждать ещё немало времени.
   -Кстати, тебе нужно имя, и раз ты ушёл от небытия, думаю твоё прежнее, каким бы оно ни было уже не подходит. У тебя теперь иная судьба...
   -Ага, сидеть на груде золота, тырить принцесс и отбиваться от назойливых героев.
   -Твой сарказм неуместен мелкий, к тому же тебе ещё надо пережить моё обучение.
   -А то, что я твой уникальный и любимый ученик, никаких поблажек не даёт? - ха, улыбочка во всю пасть и он даже несколько побледнел.
   -Ничего, здесь, возле нашего Источника, я могу тебя излечить от чего угодно, - драконица хищно облизнулась и послала по узам злорадное предвкушение. Поганец оказывается может чувствовать её эмоции. - Особенным - особенное обучение!!!
   Со злым смехом Металикана подхватила Ученика и подкинула в воздух.
   - Я назову тебя ... Газилл.
  
   Глава 6
  
   Прошло почти четыре недели с того случая, как раздражённая Металикана кинула меня об свою драгоценную чесалку, что пробудило до этого спящую силу, и наверное месяц с начала жизни в этом мире.
   Когда она дала мне имя - Газилл, меня как током ударило, как знак, что это и должно быть моим именем. Слова у неё не расходились с делом и тут же на месте началось обучение. По её словам, у Драконов, а значит и у их Учеников, наиболее показательной чертой было эмоциональное соответствие своей стихии - лёгкий характер для Воздушных, вспыльчивость для Огненных, и хитрость для Водянных. Железная Линия была развитием Землянной, или как чаще говорили - Каменной Линии, и в характере её представителей прослеживался ещё более жёсткий и скверный характер, чем у родственников. Именно это отношение она у меня и старалась выработать, попутно начав азы магии.
   - Если ты не будешь соответствовать своей магии на ментальном уровне, то из тебя не выйдет толк! - первые её слова когда она меня положила на выросший из земли метровый металлический куб. - Однако это дело наживное, а сейчас главное, чтобы ты научился чувствовать металл. - на этом она отошла от меня, и ухватив передними лапами здоровенную стальную плиту принялась её с аппетитом грызть.
   - Кстати о нямке, а я что буду есть? - хоть вид поедающей толстую железную плиту Металиканы и был малость нереальным, живот мгновенно заурчал.
   Драконица откусила здоровенный шмат от плиты и прожёвывая его, слегка склонила голову влево. Здоровенные челюсти продолжали легко пережёвывать металл, а она всё продолжала на меня смотреть со странным выражением на морде. Всё также молча она легко проглотила железо и с невозмутимым видом продолжила трапезу.
   - Эй, я что со стеной говорю или ты меня голодом морить будешь? Я пока ни на чём кроме желудка не могу сосредоточиться, так что пока не поем, о учёбе можно не думать. - есть хотелось так, словно неделю голодал. А эта сволочь как ни в чём ни бывало продолжила жрать даже на меня не оглядываясь. Возмущение переполнило меня и я вскочил на ноги, - Ну посмотрите на неё, тут от голода загибается единственный и любимый ученик, а она у него на глазах точит пайку. Ау, совесть! Приём! Металикану дайте!
   От такого обращения драконица мгновенно поперхнулась и закашлялась. Из её пасти вылетали бесформенные жёванные металлические комки и с глухим звуком падали на землю. Откашлявшись она отложила в сторону недоеденный паёк, откинулась назад и уперев лапы в бока, посмотрела на меня своими жутковатыми красными глазами. Конечно можно сказать, что мне не стоило вести себя таким хамским образом, но мне тогда и сам чёрт был не брат. Я смог пересилить не самые простые обстоятельства и получить просто невероятные перспективы - овладение магией, целый новый мир, и возможность развиться в Дракона, сказочное существо умеющее странствовать между мирами. Я не собирался отказываться от желания навестить свой родной мир и хотел узнать, как дела у моего другого сознания (я по прежнему не согласен считать себя копией!). Для осуществления этих скромных планов требуется всего-то научиться чувствовать магию и пользоваться ей. А Металикана вместо обучения, которое и в её интересах тоже, просто издевается надо мной.
   - Ах ты мелкое хамло, - хм, какие-то нехорошие нотки в голосе, к чему бы это? - Ради собственного же здоровья запомни простые правила: НИКОГДА НЕ БУДИТЬ, И НЕ ОТВЛЕКАТЬ МЕНЯ ОТ ЕДЫ!!!
   "Нервная она какая-то" - пронеслось в голове, когда крик драконицы сбил меня с ног и скинул с куба. Падая на землю я сгруппировался, и быстро перекатившись встал на ноги и одним прыжком забрался на куб. Металикана всё ещё сидела в той же позе и выглядела малость взъерошенной, её тело, которое было словно покрыто гладким доспехом, вздыбилось изнутри короткими шипами. Она выглядела по-настоящему страшно, но её поза, эти упёртые в бока лапы, и чувствующееся через нашу связь веселье, создавали комичный в общем-то эффект.
   - Именно, еда! У меня уже желудок слипся, и кишка кишке колотит по башке. Я хочу ЖРАТЬ! ЖРАТЬ! - я указал на неё пальцем и продолжил, - Ты говорила, что я ещё не могу ещё питаться металлом, хорошо, покажи мне где тут есть что-нибудь съедобное и я это съем!
   Какие-то неуловимые мгновения я ощущал мгновенно перетекающее друг в друга удивление, одобрение и наконец радость. Её тело сновоа стало гладким, идеально перетекающим доспехом, без единого зазора. Запрокинув вверх голову она звонко рассмеялась.
   - Ха-ха-ха, да ты уже ведёшь себя как Железный. Это хорошо, запомни это. Ты всегда должен быть таким - мягкость, уступки, ожидание помощи? Это не для Железных! Мы вышли из земли и прошли сквозь камень, мы сильны и никому не уступим. Всегда помни о той силе, что есть в земле, и помни, что она всегда тебе поможет.
   Металикана улыбалась пугающей драконьей улыбкой, но я видел её совершенно иначе, улыбка радостная, довольная, слегка предвкушающая. Совершенно искренне я улыбнулся ей и точно также упёр руки в бока.
   - Хорошая попытка. Но вернёмся к вопросу о еде. Я всё ещё голоден.
   - Пф, да подавись, - со смехом драконица повела перед собой передней лапой и подо мной, на кубе стала появляться еда. - Бегом к реке, мыть руки и морду! А я пока доем и подумаю об обучении.
   Впрочем обучение началось не сразу после перекуса, после еды Металикана завалилась спать и мне посоветовала вздремнуть. Увидев, как легко она создала еду, я вытребовал штаны, так как воплотился я в костюме Адама и поначалу неособо смущался. Когда нет возможности одеться, то и наготы не стесняешься, но при первом же шансе, я хотел хотя бы набедренную повязку "а-ля Тарзан". Штаны оказались шароварами с верёвочным пояском и завязками на уровне голени. С удовольствием одевшись в них, я поблагодарил Металикану, на что она только буркнула что-то вроде - "отвали, надоеда", и накрыв голову крыльями уснула. Но у меня сна ни в одном глазу не было, и пока мой дракон спала, я осматривал долину. Металикана уже успела рассказать, что из себя представляло это место на самом деле, но мои интересы были сосредоточены на другом. Украденный у людей лом, вот что меня интересовало. Мне было любопытно, на что люди этого мира тратят столько железа, что это могло привлечь прожорливого дракона.
   Еда которую Металикана создала для меня была весьма насыщающей, но при этом не оставляла тяжести в животе. Поэтому я мигом сорвался с места и что было сил понёсся к виднеющейся вдали куче метала. Бежать было легко, такое окрыляющее ощущение, когда сил хоть ведром черпай, и хочется просто бежать вперёд неоглядываясь и не останавливаясь. Я бежал из всех сил, а лёгкость всё не проходила, и желание двигаться всё нарастало. Мне было необходимо выяснить свой предел и я рванул вперёд длинными прыжками. Земля под ногами мягко пружинила и казалось только толкала меня вперёд ещё сильнее. Свалка металлолома уже была рядом. Всё сильнее разгоняясь я оттолкнулся обоими ногами и одним огромным прыжком взлетел на вершину ближайшей кучи. С трудом подавив инерцию движения, я выпрямился, и приложив к голове ладонь козырьком, принялся изучать добычу Металиканы.
   - "А губы то у неё не дура. Да и грузоподьёмность немаленькая." - в немалом изумлении я смотрел на архаичного вида вагоны поездов, странные автомобили, массивные ограды, целые груды разнокалиберных труб и просто нереальное количество мелких металлическских изделий вроде тазов и чайников. Всё это находилось в абсолютном беспорядке, словно какой-то гигантский младенец просто взял и рассыпал здесь свои игрушки. Желая продолжить осмотр я перепрыгнул со своей кучи на крышу ближайшего вагона и остолбенел. С того места, с которого я осматривал эту свалку, мне не была видна вся обстановка целиком. За увиденными мной вагонами лежал на боку ещё один. И именно его вид буквально заморозил меня на месте. В центральной части этого вагона были отчётливо видны следы огромных челюстей, которые видимо почти перекусили пополам вагон, лишь немного недотянув до полного обхвата.
   Мысленно я присвистнул и перепрыгнул на надкусанный вагон и принялся изучать его содержимое. К моему изрядному облегчению никаких подозрительных бурых пятен или что было бы хуже останков людей внутри небыло. Внутри вообще отсутствовала какая-либо отделка, словно Металикана утащила его прямо из сборочного цеха. Оглядев остальные вагоны я убедился, что на них всех так или иначе, были следы зубов, когтей, и внутри было также пусто как и в том, что заинтересовал меня. Я немог не восхититься сноровкой и хитростью драконицы упёршей это добро из наверняка охраняемого объекта. Но пустые вагоны быстро наскучили, и я решил осмотреть виденные мной сверху автомобили. Подпрыгнув высоко вверх я увидел сразу три штуки, стоявших относительно недалеко от меня. Ещё одним прыжком (мне определённо нравится прыгать) я перелетел к машинам. Неуклюже упав на крышу одной из них и пробив её, я порадовался, что хотя бы мягкие сиденья были на местах. Хотя как ни страно, неприятных ощущений от падения небыло, похоже что слова Металиканы о том, что моё новое тело весьма превосходит обычное человеческое, имеют под собой серьёзные основания. Разваливаться на мягких сиденьях было хоть и удобно, но меня больше интересовал сам автомобиль. Довольно занятная конструкция, выглядела как карета, на козлах у которй был рычаг с оборванным толстым шнуром. по-видимому рычаг выступал в роли руля, но вот каким образом она двигалась я непонимал. Впрочем у другой машины шнур был цел и заканчивался браслетом с застёжкой, который я непереминул застегнуть вокруг руки и толкнуть вперёд рычаг. С рёвом машина резко сорвалась с места, а я почувствовал как браслет крепко обхватил моё запястье и начал тянуть из меня силы. Это вытягивание мне сильно не понравилось, из-за последствий ритуала Серёги я вообще негативно отношусь к тому, что из меня что-то тянут, и я потянулся расстегнуть застёжку. Абсолютно неожиданно в этот момент меня затошнило, и голова пошла кругом.
   - "Меня что, тошнит? Да меня в жизни никогда не укачивало, даже когда я летел в лапах у Металиканы и она швырнула меня вниз, а потом подхватила! - с беспомощностью я наблюдал за приближающейся стеной вагона. Всё что я мог сделать, так это слабо царапать застёжку в попытке её открыть, и надеяться на крепость своего молодого тела.
   Спасение пришло в последний миг и весьма в лихой форме - гигантская металлическая лапа подняла автомобиль в верх, и одним движением когтя свободного пальца порвала шнур браслета.
   - Помнишь, что я говорила насчёт НЕ БУДИТЬ? - голос Металиканы (ну кто ещё это мог быть?), был сух, равнодушен, и необещал ничего хорошего. - похоже у тебя явный избыток сил, и нехватка мозгов. Как ты вообще додумался использовать неизвестное устройство?
   - Спасибо за спасение, - я постарался таким же сухим тоном ответить ей. - Теперь когда ты проснулась, может начнём обучение?
   Металикана разжала пальцы и машина рухнула вниз, впрочем уже без меня. За мгновения до того, как она "уронила" автомобиль, я заметил хитрый прищур её глаз и перепрыгнул на голову драконицы. Однако, неуспел я приземлится, как оказался зажат во второй лапе, и поднесён прямо к морде.
   - ОБУЧЕНИЕ!? СЛЕДУЙ ДЛЯ НАЧАЛА МОИМ ПРАВИЛАМ! - громкий рёв мгновенно оглушил меня, о чём я незамедлил уведомить свою пленительницу.
   - А я перестал слышать тебя после "ОБУ..." - я демонстративно поковырялся в ухе и уставился на неё максимально честным взглядом. Наткнувшись на насмешливое недоверие в красных глазах я только вздохнул. - Виноват. Дурак. Исправлюсь. Так что насчёт обучения?
   Металикана засмеялась и разжав лапу уронила меня вниз, после чего снова подхватила и чувствительно сжала.
   - Молодец, но больше меня не смей будить. А насчёт обучения я повторюсь. Ты должен научиться чувствовать металлы, делать их частью себя и поглощать их. Но для начала просто сумей почувствовать их. - Металикана смотрела спокойно и серьёзно, я же весь превратился в слух. - Ток силы ты сумел почувствовать во время своей идиотской выходки, так что почувствовать металл и заставить его откликнуться для тебя сложности не составит. А в качестве наказания, я оставлю тебя здесь на два дня без еды, и если по возвращении не будет результатов, то я буду действовать весьма неприятными для тебя методами.
   ...
   И вот после её экспрес-метода и почти месяца напряжения всех сил я сижу на берегу речки, протекающей в НАШЕЙ долине, и с аппетитом уминаю металлические детали от того злосчастного автомобиля. Металикана развалилась неподалёку от меня, и наслаждается своей новой чесалкой и с видимым удовольствием трёт себе спину. У неё появились какие-то новые идеи по поводу моего обучения, когда она рассказывала мне о них, в её голосе слышалось нездоровое предвкушение. А уж как она удивилась моему энтузиазму, это словами не передать. В общем, мне предстоит весьма и весьма интересная жизнь.
  
   Глава 7
  
   - Ням-ням-ням! - Металикана целыми горстями закидывала металлолом в пасть и быстро проглатывала, почти не жуя. Спор есть спор, и она его проиграла. Теперь она должна сожрать весь мелкий хлам, который обычно скармливала мне, а я наконец-то смогу приняться за коллекцию оружия. Трепещите шпагоглотатели, я вас легко оставлю без работы, мой железный желудок переваривает почти всё. Почти месяц назад, вернувшись из набега за металом, Металикана принесла с собой ещё и целый склад оружия. Когда же мне, как и всякому наверное моему сверстнику, захотелось примериться к взрослым игрушкам, драконица сказала что - цитирую: "еда - это не забава, и вообще, скоро для тебя оно будет бесполезно." Впрочем тянуться к оружию я сейчас всё равно не стал бы. Меня гораздо больше занимало восстановление сил после выйгранного пари. Очень простого по условиям, и почти невыполнмого в выполнении.
   ВЫДЕРЖАТЬ ПЯТЬ МИНУТ ПРОТИВ ДЫХАНИЯ МЕТАЛИКАНЫ.
   Я мог уворачиваться, убегать, использовать укрытия, единственное условие - оставаться в сознании пять минут. Металикана поистине виртуозно управлялась со своим дыханием, выдыхаемые ей мельчайшие железные крупицы были невероятно опасны. С небрежной лёгкостью по воле дракона песчинки слипались в лезвия, шрапнель, длинные столбы, и на огромной скорости неслись вперёд. Это было у других Железных. А в исполнении Металиканы туча железного песка словно обретала разум, легко меняя направление, форму, скорость движения. Как будто этого было мало, Металикана небрежно контролировала целых три таких отдельных выдоха. Контроль над каждой песчинкой был настолько ювелирным, что на моих глазах она своим дыханием почистила апельсин. Кожура лежала аккуратно разрезанная на лепестки, а на них лежали абсолютно чистые дольки, без единного пореза.
   И вот против этого страшного оружия Металиканы я смог выстоять целых пять(!) минут.
   Правда со второй попытки.
   Первым разом, около полугода назад Металикана показала мне мою беспомощность и слабость моих умений. Это было жестоко, болезнено, но совершенно необходимо. К тому моменту я уже умел покрываться чешуёй, спасшей меня во время удара об чесалку, и изменять конечности в дубины и клинки. Я немало этим гордился и доставал драконицу на предмет более сложных умений и испытаний. Наверное для нормальных Драконов Ученики были как их дети, но это было явно не о нашем дуэте. Металикана относилась ко мне как к младшему брату, которого не грех ударить чем нибудь по тяжелее, а я считал её кем-то вроде сестры, умной, нахальной, и которую надо время от времени спускать на бренную землю посредством розыгрышей. Терпение у неё не было сильной стороной, и так получалось, что или я добивался ужесточения обучения, или узнавал что-нибудь новенькое. К чести Металиканы стоит заметить, что она строго придерживалась её одного известного плана в суровых тренировках, и почти не делала мне поблажек, за что я был ей невероятно благодарен. Хотя в некоторые моменты самого обучения я и ругался частенько неожиданно полюбившимся драконице русским народным. Как она позже призналась, испытание дыханием вообще должно было пройти ближе к завершению обучения, однако после недельной череды подлянок, вкупе с постоянными требованиями давать что-нибудь новенькое, её терпение лопнуло. Последней соломинкой, сломившей хрупкую спинку мопса терпения Металиканы, стало моё гнусное надругательство над её третьим сокровищем (первое - источник, второе же смею надеяться - я).
   Вознамерившись вздремнуть после еды, правила насчёт еды и отдыха я принимал и всецело поддерживал, драконица захотела сначала почесать спинку обновлённой чесалкой. Ох уж эта чесалка, в процессе экспериментов шкура Металиканы приобрела особые свойства, и старая уже немогла эффективно расчёсывать шкурку. Прочность шкуры стала просто колоссальной, и вдобавок ко всему стала впитывать металлы. Таким образом, после одного движения чесалкой вдоль шкуры, она теряла почти все прутья. Решение было простым и одновремнно сложным. Металикана заряжала их своей силой, стараясь создать заряд отрицательный её силе, чтобы чешуя не поглотила их сразу. Чесалка неоднократно улучшалась, прутья заменялись, и в итоге получился ёршик, который был неподвластен Металикане и постепенно самовосстанавливался. Неподвластен Металикане, но не мне. Воспользовавшись тем, что во время еды драконица почти ни на что не реагирует, я подкрался к чесалке и изменил свойства металла прутьев. Прутья стали мягкими и гибкими как верёвка, попытавшаяся привычно почесать спину Металикана пришла сначала в изумление, а после в неистовство.
   Моя цель была достигнута, драконица пришла в состояние, когда от неё можно было добиться подвижек в распорядке обучения. А она всеръёз захотела показать мне мой нынешний уровень.
   Одного выдоха хватило чтобы мне резко поплохело. Волна железного песка неслась на меня бесформенной масой, угрожая меня попросту стереть в пыль. На все мои попытки разорвать расстояние между мной и этой волной Металикана реагировала изменением направления волны. Убедившись в бессмысленности убегания от этой тучи, я решил погасить её. Преобразовав правую руку в широкий клинок, я стал накачивать в неё силу. Мне пришла в голову мысль, что если я смогу создать достаточно мощный всплеск грубой силы одновременно со взмахом плашмя, то смогу развеять волну. Кровь стучала в висках, от всплеска адреналина время замедлилось, и я отчётливо увидел как перекатывались отдельные волны в накатывавшей на меня туче.
   "ВЖАХ!"- одновременный взмах и выброс силы. Волну разорвало напополам и я шустро рванул вперёд, в образовавшийся от взмаха разрыв. К сожалению, я был недостаточно быстр. Края волны ускорились в тот момент когда я проносился в разрыв, и сплёвшись в нити, сдёрнули меня на землю. Кувыркаясь через голову я смог сгруппировался и остановить своё падение. Мгновенно я вскочил на ноги, но только для того чтобы быть снова сбитым с ног вытянувшимся из выдоха столбом. На каждую мою попытку встать приходился мгновенный выпад.
   - Ты слаб, глупый младший брат. - ну да, рассказывая о своей жизни на Земле, я необошёл вниманием анимэ. Неожидано для меня драконица подсела на "проклятые порномультики" и частенько пересматривала их из моей памяти. - Ты что, болван, действительно думаешь, что знаешь как и чему я тебя должна учить? Может ты ещё и считаешь, что я сдерживаю тебя? (а вот тут она явно вспомнила "Звёздные войны") Ты неможешь даже коснуться меня, не можешь одолеть моё дыхание, ты слаб!
   Я уже неплохо знаю, что следует за таким поведением. Металикана атакует прямой, бесхитростной атакой. Презрительно, демонстрируя подавляющее превосходство и свою мощь, она обычно одним ударом лапы вбивает меня по шею в землю. В этот раз всё по другому. Она остаётся сидеть на своём месте, грустно помахивая испоганенной мной чесалкой, а масса железного песка устремляется на меня.
   Я покрываюсь чешуёй и сосредотачиваю всю свободную энергию в одном движении. Предельно простой удар кулаком, вперёд, в летящее в меня дыхание Металиканы.
   Я потерял сознание.
   Когда я пришёл в себя, я не чувствовал правой руки, зато чувствовал беспокойство Металиканы. Она переживала за меня, несмотря даже на то, что я полностью поддерживал её методы и постоянно старался их ужесточить, провоцировал её.
   - Можешь не притворяться, я знаю, что ты уже пришёл в себя. - Она замолчала и как обычно посмотрела на меня сверху вниз. - Ты мог увернуться.
   - И упустить возможность испытать свою силу? - самое смешное, что я действительно хотел испытать себя. - Я же говорил тебе, что я хочу быть сильнее.
   - Ты действительно дурак, я же расказывала тебе, что ты не должен торопиться, - Металикана смотрела со спокойной нежностью. - Пожалуйста, рассказывай мне о всех своих безумствах, хорошо? Я бы хотела учить тебя более спокойными способами, но в будущем слишком много опасностей, чтобы проявлять мягкость сейчас. А ты словно и рад. Это может зайти слишком далеко. Сегодня ты выжил только потому, что мы живём на источнике.
   - Извини, но я немогу иначе. Ты дала мне смысл, дала силы, и у меня есть цель. Я просто не могу обходиться полумерами и ждать.
   Металикана нахмурилась. Меня всегда забавляло, как на её морде проявляются эмоции, такое плавное перетекание металла и ... хоп, готовое выражение.
   - Знаю, что переубеждать тебя бесмысленно. Поэтому я сделаю как ты хочешь, твои тренировки будут усложнены так, что на дурости просто не останется времени. - она оскалилась весьма хищной улыбочкой, от чего я почти поднялся от земли на мурашках. - Кстати пока ты валялся без сознания, я позаботилась о небольшой защите, для твоей тушки.
   Тут до меня дошло ощущение неправильности своего тела, некоторой чуждости. В панике вскочив я осмотрел себя.
   Правая рука, как и ожидалось, была покрыта до самого предплечья уродливыми рубцами. Но моё внимание привлекло другое.
   - А пирсинг на теле какое отношение имеет к защите? - я был в откровенном недоумении. - Надеюсь уши ты не трогала?
   - Пф, а если и да? Впрочем посмотрика на своё отражение, - Металикана одним жестом создала огромное зеркало, в которм отражались мы вместе.
   Грустно отметил, что от штанов осталась именно что повяка Тарзана, а на теле добавилось синяков и ушибов. Но вот пирсинг, это было что-то. Металикана явно вдохновлялась Пейном из "Наруто".Создавалось ощущение, что Металикана пробила мне руки и ноги штырями. От колен до ступней, и от локтей до запястий выглядывали по пять чёрных, сантиметровых кругляшков, наверший этих стержней, также по два виднелись из-под ключиц.
   Во всяком случае у меня на лице пирсинг был почти такой же как и у главного тела Пейна - Яхико. Отличие было в трёх штифтах над каждой бровью.
   - Спейсмарин трёхсотлетней выдержки - нервно пробормотал я, когды я прикрыл ладонью половину лица. Опустил ладонь. - Нет... шестисотлетней.
   - "Железо внутри, железо снаружи" - довольно продекламировала Металикана, вытянувшвая из меня ещё и Вархаммер. Особенно ей нравились Железные Воины, за пожалуй схожую любовь к позиционной войне и просто безбожному количеству тяжёлых стволов и артиллерии.
   К моему облегчению на ушах пейновских индастриал (длинная прямая штанга) кошмаров не было. Уши обошлись пятью хеликсами (проколы завитка ушной раковины, если кому интересно) - широкими кольцами, и по одному маленькому туннелю в мочки.
   - Блин, да какое у этого перекуса практическое значение!? - я смотрел на эту наглую гадину, и еле сдерживался, чтобы не ругаться трёхэтажным.
   - Этот, как ты ляпнул, перекус, будет во-первых, облегчать трансформации рук, а во-вторых... - Металикана улыбалась своим самым широкоим оскалом. - они значительно укрепляют твоё тело.
   Только тот, кто не имел удовольствия разобраться в характере моей сестрёнки, мог бы не понять почему я передёрнулся и покрылся холодным потом.
   Металикана собиралась меня просто НАХРЕН ЗАГОНЯТЬ. Моё издевательство над чесалкой и безрасудное поведение во время последней атаки дыханием, похоже сподвигли драконицу на натуральное задраконивание меня обучением.
   Идиотские поступки - "Мечты сбываются".
   ...
   Хо-хо, полгода ада, полгода добровольных мучений и я смог выстоять пять минут. И теперь этой садистке просто прийдётся учить меня самым сложным умениям. Металикана всё так же мрачно продолжает трескать мелкий лом и многообещающе смотреть в мою сторонку. А я чё, я ничё. Если доспехи и щиты ещё по вкусу воспринимаются как нечто из привычной по вкусу еды, то оружие - м-м-м... К чёрту, будет возможность, буду есть только оружие. Как там, у классиков - "ну-ка, мечи стаканы на стол?" В моём случае "ну-ка, мечи и щиты мне на стол!"
  
   Глава 8
  
   Годы совместной жизни со склочной драконицей научат кого угодно улавливать малейшие признаки падающего настроения у столь резкой особы. Третьи сутки Металикана заваливает меня своими големами, а сама и хвост не показывает из бывшей свалки металлолома. После того, как я смог выстоять против её дыхания пять минут, она всерьёз обеспокоилась материалом для дальнейшего обучения и превратила склад натыренного металла в настоящую лабораторию. Первым продуктом этой экспериментаторши стали големы.
   Справедливо рассудив, что не всё же мне с драконами драться, Металикана смастерила прекрасные тренировочные куклы.Их было шесть штук. Внешне каждая из них представляла из себя три разновеликих стальных шара, поставленных один на другой. В боевом режиме голем вырастал почти на метр выше меня, из нижнего шара вытягивались кривые ножки, средний шар отращивал мощные руки, и только верхний шар почти не менялся, на нём появлялось карикатурное лицо. количество ног и рук было разным, их форма и то разнилась. У одного конструкта были короткие ножки, на которых он смешно семенил, едва не роняя своё массивное тело вперёд, у другого были длинные ходули. С руками Металикана тоже почудила. Големы имели четыре руки, но могли отращивать дополнитльные, максимум восемь, и могли их удлинять на десять метров.
   Первый же поединок едва не закончился моим позорным поражением. Я банально расслабился и посчитал, что справлюсь с этими болванчиками особо не напрягаясь. Угу, аж два раза. Только бешено взвинченный темп и использование последних наработок позволили мне свести учебный поединок вничью. Мне не стоило забывать, что конструкты были созданы Металиканой, прекрасно знающей мои способности и пределы.
  
   После первой попытки, чтобы я смог выстоять в испытании положенное время, мы вместе занялись моим арсеналом. Расширился он главным образом благодаря свежеосвоенному умению заряжать металл энергией для определённых задач. Были к примеру заряды на ослабление цели - паралич, оглушение или откачку магической энергии. Проблемой была нестабильность заряда в плотном контакте с моим телом. Я не мог долго держать такую силу в руке, она начинала постепенно влиять и на меня. Выходом стала возможность создавать нужный заряд силы в созданном оружии и изменных частях тела.
   Тут-то и пригодился пирсинг тела, сделанный после первой попытки. Контроль над обычными дубинами и клинками повысился до того, что изменив к примеру руку в дубину, я мог выстрелить из трансформированной конечности залпом дубин. Превосходное останавливающее средство против толпы противников, ну или бьющей по площади атаки вроде дыхания, или падающего потолка... способов применения много. С клинками вышла другая штука - цепной меч вместо руки, с двумя рядами зубьев движущихся в разные стороны, раздирал тяжёлый пехотный панцирь как гнилой картон. Но это были только улучшения старых приёмов. Пополнением арсенала стало несколько новых умений, на которые я делал основную ставку. Первым умением стал результат частичного усиления чешуёй и попытка создать оружие - дубины, на обоих руках. Руки изменились в мощные молотилки с толстыми пальцами и невероятной мощью. Возможности трансформации рук на этом не останавливались, помогла богатая фантазия и опыт пройденных в роли Алекса Мерсера и Джеймса Хеллера игр Прототип/Прототип 2. Подземных атак шипами, и масс-атак щупальцами я конечно сделать не мог, сил одни только изменения рук забирали просто немеряно, а ведь приходилось тратится ещё и на поддержание формы, но и того что удалось освоить хватало с головой. Вторым умением стало логическое продолжение первых. Но оно заключалось в особенностях трансформации тела. Прирост в прочности чешуи был небольшим, гораздо интересней было то, что теперь она имела возможности усилиния и ускорения движений и атаки. Но самой вкусной возможностью стала способность выстреливать из тела небольшими шариками, не прибегая даже к чешуе. На максимальной скорости один такой снаряд пробивал полный рыцарский доспех навылет. Изменяя форму этих снарядов на диски или дротики, заряжая их определённой энергией, я получил превосходное оружие для схватки на почти любой дистанции.
   С таким арсеналом и возросшими способностями, после полугода драконовских тренировок, мне не составило особого труда выстоять пять минут, хотя и стоило это почти полностью опустошённого резерва.
   Но ни в одном поединке мне ни разу не удалось даже коснуться Металиканы. В некоторых случаях мне неудавалось даже приблизиться в её сторону хотя бы на шаг. Для личного роста конечно необходимы схватки с превосходящим противником, но постоянный облом просто раздражает. Вот эта хитрохвостая и сделала мне шикарный подарок, тренировочных големов. Наконец-то вчистую завалив её истуканов и понаблюдав, как они падают на землю не в силах продолжать схватку, изломанные, сплюснутые, порубленные, мой боевой дух поднялся на нереальную высоту.
   - Кто здесь круче всех? А? - я отплясывал вприсядку на останках поверженного врага, переполняемый восторгом от первой победы.
   - Эк ты перевозбудился-то! - неподалёку нарисовалась Металикана с донельзя ехидной мордой. - Ой, вы посмотрите на этого олуха, напинал безмозглых болванчиков, сам еле стоит и от ветра шатается, а орёт-то как, а орёт!
   Легко пошевелив лапой драконица вернула големов в боеспособное состояние, после чего зажав одну ноздрю высморкалась на них градом стальных копий. Во время поединка болваны, несмотря на свою несуразную внешность, демонстрировали вечатляющую скорость и ловкость. Но от унижительной атаки Металиканы смог относительно уклониться лишь один из шести, а пятеро остались лежать пригвоздёнными к земле. Шестой стоял слегка покачиваясь, и пытался вытащить застрявшие в центральном шаре две пики. Если бы он был человеком, он уже был бы определённо трупом.
   - Ладно, болванчики нужны были только чтобы занять тебя на какое-то время. А теперь смотри сюда, - Металикана вытнула в мою сторону лапу с зажатым в ней полуметровым шаром.
   Я честно посмотрел на него. Ну обычный железный шар, ну матовый, ну и что, что поверхность движется... Стоп, движется? Да и не только поверхность, внутри тоже всё движется!
   - Это чего за хня? - моё чутьё пасовало перед эти шариком, и я просто не понимал, что это за шутка. - Я чувствую движение внутри...
   - Да ты просто Кэп! - ага, а ещё она очень любит меня подначивать используя мои воспоминания и словечки. - Узри же, великий... ЖЕЛЕЗНЫЙ РАСЕНГАН!!!
   Ась? Я круглыми глазами смотрю на неё, перевожу глаза на шарик. В голове пусто-пусто. Шарик... Расенган... Шарик... Расенган...
   - БВА-ХА-ХА!!! Лошара! Три дня на такую хрень! Ой не могу, же-элезный расенган! - ноги меня не держали абсолютно, я сидел на земле держась за живот одной рукой, другой утирая выступившие слёзы. - Три дня на реально бесполезную для тебя фигню, такой косяк упорола, ну надо же!
   - Смотри же, о недоверчивый недоумок! - Металикана толкнула шарик в сторону от нас.
   Вы видели торнадо? Хотя бы по телевизору? Неистовая колона ветра, всасывающая в себя всё на своём пути, торнадо оставляет за собой полосу разрушения, заставляя людей молиться во время урагана и трепетать, глядя на последствия буйства стихии. Получилось нечто подобное, только горизонтального типа. Из лапы драконицы вырвалась бушующая воронка из железного песка и пронеслась сметающим всё вихрем к границам нашей долины, почти до самого горизонта. Этот разрушительный поток сточил на своём пути всю землю, оставив в долине след около двенадцати метров шириной и почти пять метров в глубину, обнажив металл источника. Хорошо, что я сидел на земле, иначе ноги бы меня точно неудержали. С недоумением, я посмотрел на себя, покрывшегося на чистых инстинктах чешуёй, и перевёл взгляд на Металикану. Сидящая на заднице, с отвиснувшей челюстью и пустыми глазами, она выглядела не особо лучше.
   - Переборщила маленько, нэ? - я безуспешно пытался подняться, но ноги, видимо решив, что на земле безопаснее, разъезжались и не давали глупому телу встать. Вдобавок никак не снималась солидно жрущая энергию чешуя. Голос мой дрожал. - Ты ведь подумаешь в следующий раз, да? А то жить мал-мала ещё очень хочется.
   - Я в этот шарик вложила один полный объём дыхания, - голос Металиканы слегка подрагивал. И я был бы полным кретином, если бы подумал, что от чувства вины, страха, или чего-то подобного. Да НИХРЕНА! Это было предвкушение больного на всю голову экспериментатора. - А если я увеличу объём на ещё одно? Или вложить сразу три? Спасибо тебе за образ с расенганом, сама я бы ещё месяца три бы подбиралась к этой идее. Это будет просто потрясающе.
   Вот смотрю я на эту маньячку от магии и медлено дурею. Ещё и от тех мыслей, что забираются мне в голову. Я же могу легко создать такую же фигню. Благодаря усвоенным во время сопротивления небытию навыкам, уже сейчас я неуступаю в контроле небольших объёмов металла (хм, каламбур) Металикане. Для своего "расенгана" мне хватит и того дыхания, которое могу создать я сам. Так какого овоща я спрашивается жду?
   Вскочив на ноги, словно и небыло этой недолгой слабости, я свёл руки перед грудью. Дыхание, ключевое атакующее умение Дракона, основанное на родной для него стихии, на порядки превосходит почти любые стихийные заклятия того же типа, созданные смертыми магами. Но так как просто выдохнуть металл невозможно, прихдится сначала сконцентроироваться и начать выдыхать внутреннюю энергию, затем при выдохе уже воплотить её в материю. Впрочем особой проблемой это небыло. А вот неожиданно трудное для меня, сохранение формы шара, было досадным. Объёмы дыхания которое могу сделать я и Металикана естественно разные, но если она не особо напрягаясь выдыхала облако размером с девятиэтажный дом, то мой максимальный выдох был небольше "Запорожца". Однако хоть я и контролировал его немногим хуже драконицы, просто сжать такую массу металла и заставить её двигаться было невероятно сложно. Вращение-сила-контроль, этапы для создания оригинального расенгана были верны и для нашей модификации. Приходилось невероятно напрягаться только чтобы металл не рванул у меня в руках.
   - Этот приём просто заглядение, для него не требуется специальных знаний, особых жестов, только чистый контроль и голая сила, то чего у нас в достатке, - Металикана с интересом наблюдала за моим экспромтом. - Пока ты игрался с болванчиками, я занималась адаптацией этого умения под наши особенности. Как ты уже знаешь, качественного скачка можно добиться используя чувства, эмоции, ведь в отличие от смертных, мы не "перегораем" после такого подогрева. Создавая определённый настрой и разгоняя нужные эмоции ты можешь перешагнуть свои рамки. Сейчас я начну тебе передавать полученный мной опыт, постарайся не потерять контроль над своим, ха... расенганом.
   Это было вооще характерной для Металиканы чертой, начать лекцию или рассказ о чём-нибудь в разгар обучения, тренировки, забега на выживание, иной весёлой забавы. Спокойно перемыть косточки драконице мне не дала нарастающая пульсация в затылке. Беззастенчиво пользуясь нашей духовной связью и тем, что она делит нагрузку за сильное напряжение поровну, Металикана завалила меня своим опытом в освоении нового умения. Пульсация в затылке изменилась в постоянное давление. Меня охватывало странное холодное жжение и ощущение пугающей, бьющейся в моих руках неистовой мощи. Закусив губу, я сохранял контроль над беснующимся железом, когда в глазах потемнело от накативших воспоминаний Металиканы. Руки были уже словно охвачены холодным огнём, когда я начал воплощать полученный от драконицы опыт. Несколько суток непрерывных экспериментов и попыток моей старшей сестрёнки, моё растущее желание завершить этот дурацкий расенган (меня невероятно взбесило, что выдуманная техника из выдуманного мира окакалась вполне себе действенной), освоенное ей умение сжимать огромные массы металла в маленькие объёмы и мой гнев на неподдающуюся технику наконец-то слились в гудящую сферу.
   - Рра-а-агх!!! - я оттолкнул от себя это порождение сумрачного гения Кишимото и рухнул на колени.
   У меня не получилось такого урагана как у Металиканы, даже приблизительно. Небольшой, лишь немного увеличившийся в размерах шар с низким гулом унёсся вперёд и в десяти метрах от меня врылся в землю, которая как и в случае с исполнением драконицы просто сточилась. Достигнув под землёй поверхности источника снаряд отразился и вырвавшись из под земли унёсся вдаль.
   - Значит ты при создании сделал ставку на сохранение формы. - Железная задумчиво наклонила голову набок. - А я вот решила создать максимальный выброс.
   - Если бы у меня был твой резерв, я бы тоже наверное поступил бы так.
   - Да чего ты ноешь? У тебя просто замечательный резерв для твоего возраста.
   - Да его нехватает даже на то чтобы я смог по-маленькому использовать весь свой арсенал.
   - Губа не дура, использовать все умения. Даже я не смогу использовать всё, что умею без прямой подпитки от источника.
   - Эй, у меня не так много способностей, и мне просто просто нехватает сил на всё.
   - Дракону и не надо много умений, мы не смертные маги, для которых магия это наука или искусство. Мы движемся в потоке силы естественее, чем рыбы в воде и птицы в небе. Наша страсть и желание заменяет нам годы зубрёжки и дисциплины. Через воображение мы своей волей воплощаем то, чего хотим.
   - Но я хочу больше, чем просто умения своей стихии, я хочу... - я задыхался от переполняющего меня желания, разговор свернул на больную тему для нас тему. - Ты же знаешь, ты понимаешь, так почему!?
   - Ты очень рано почувствовал это... Жажду, - в глазах Металиканы горело завораживающее несдерживаемое желание. - Жажда безграничного бытия, свободы от пределов и условий, возможности творить без оглядки и превзойти свою природу. Драконы черезвычайно одарены, в своей стихии мы не уступаем таким же элементалям, но стоит выйти за границу и всё, мы бессильны. Древние способны изменять мир вокруг себя, я смогла создать себе в этом мире источник, но если кем-то будет нарушен баланс, откат для нас будет чудовищен. По этой причине Драконы выступают против Хаоса. И поэтому я так хочу изучить его. Своим влиянием Хаос изменяет миры намного сильнее являющихся сторонами порядка Света и Тьмы, вставший на его сторону Чёрный легко избегал поединков с нами и появлялся когда хотел этого сам. Даже сейчас никто не может сказать, спит ли он где-то в мире, или ушёл из него. Я хочу узнать, как он получил эту силу, ведь он не первый кто прикоснулся к Хаосу, но только он сохранил собственную волю и рассудок. Я хочу силу, силу ради самой силы.
   - Вах, мне даже добавить нечего, серьёзно, ты высказала мои желания лучше, чем я мог бы сам сказать. Но почему, зная что я тебя понимаю и поддерживаю, ты не говоришь как увеличить мой резерв? Я прекрасно понимаю, что сейчас мне нехватит ни сил, ни знаний для всего, что я хочу. Но хотя бы резерв? Ну типа подарок за успехи?
   У Металиканы дёрнулась бровь. Всё таки она говорила о своём сокровенном, а я перебил её своей как бы детской мечтой типа "хочу быстрее стать взрослым". Её шея стала подозрительно раздуваться, а глаза впились в меня, смотря словно через прицел.
   - Ты сама говорила о настойчивости, о том, чтобы я добивался своего, - глядя как глаза Металиканы начинают слегка светиться, я что было духу драпанул, голося во всё горло. - Мы ещё вернёмся к этой теме-е-е!
   ВЖУХ! Выдох сбивает меня с ног, мгновенно создав чешую я одновременно выстрелил из тела мелкой шрапнелью с оглушающим зарядом. Выдох рассеялся не ранив меня, однако в дыхание был вложен ещё и кинетический импульс. Пропахав собой в земле изрядную борозду, я наконец остановился и поднялся на ноги. В конце концов какого хрена!? У нас одни цели и желания, мы относимся друг к другу как брат к сестре, так почему она не хочет мне помочь? В груди с силой разгарался гнев и болезнено обострилось восприятие. Я посмотрел на Металикану и в очередной раз за этот день прифигел. Она валялась на земле и хохотала.
   - Ох, всё, я в норме... Уф-ф... - она похлопала крыльями и наконец успокоившись выпрямилась. - Есть способ увеличить твой резерв, но он опасен...
   - Да хоть смертелен! - ключевые слова были сказаны. - Когда приступим?
  
   Глава 9
  
   Металикана оставила мне надежду и улучшенных големов, а сама ушла готовится к тому самому "опасному способу". Не могу сказать, что расчитывал на мгновенное увеличение резерва, никогда не ждал быстрых чудес. Поэтому когда драконица сказала, что почти с месяц я её не увижу, я насел на неё с просьбой улучшить големов. Меня не устраивала их медленная реакция, невозможность восстанавливаться во время боя, нескоординированность и туповатость. После того как мне впервые удалось завалить их всех неполучив ни одного касания, болванчики больше ниразу не смогли задеть меня. Драться с неинциативным противником, неспособным учиться на своих ошибках было неинтересно, и мы вместе занялись их улучшением. Мои были идеи, исполнение было Металиканы.
   - Свяжи их в одну сеть, или пусть это будет один голем, но с как бы несколькими телами...
   - Хм, интересно, но попозже...
   - Пусть тогда восстанавливаются, хоть по чуть-чуть, а то ударю чуть сильнее и уже минус один.
   - Ну-ну, впрочем дельно.
   - И пусть хоть немного самообучаются, мне наскучило, что они ловятся на одни и те же уловки...
   - Тэкс, модуль самообучения, да? Ну-ка, сделай болванки модулей для каждого.
   ...
   Когда Металикана наконец свалила, у меня были потрясные спаринг-партнёры.
   Впервые дав команду големам рассесться кругом и таким образом создать некоторое подобие ринга, я вызвал одного из них в круг и дал команду атаковать. Он повёл себя вполне обычно, ударил сразу четырьмя вытянувшимися руками. Сделав шаг в сторону, я легко уклонился от такой простой атаки и пригвоздил его руки к земле заострёнными дубинами. Голем среагировал так же как и всегда, подавшись назад попытался силой втянуть руки. С силой оттолкнувшись от земли и прыгнув вперёд я ударил болвана коленом в голову. Верхний шар со скрежетом оторвался от среднего и пролетев метров десять упал на землю. Лёгким касанием я повалил оставшиеся стоять подрагивающие останки голема. Пока особых изменений не было.
   - Ты, - я ткнул пальцем в ближайшего голема пальцем. - Принеси голову своему, хм... товарищу и оставайтесь наблюдать, остальные, нападайте на меня.
   Теперь прогресс был на лицо, двое встали так, что я оказался между ними и вместе ударили с расстояния руками, причём не одновременно, а ударяя одной рукой за раз, вторая двойка обойдя меня с разных сторон, начала зигзагами приближаться. Разница между прежним дуболомным заваливанием массой и нынешним поведением была на лицо.
   - Ну наконец-то! - предвкушающе оскалившись я покрылся чешуёй и кинулся к одному из атакующих с расстояния. Своими удлинившимися руками они снизили мне простор для манёвра и образовали своего рода сжимающися коридор, по которому я сейчас и бежал. Из плеч и локтей за спину вырвались четыре полусантиметровых пульки с зарядом паралича. Одновременно выплеснутая ими сила образовала парализующее поле, отчего вытянутые руки големов бессильно опали на землю. Рывком приблизившись к голему я пробил его грудь уже изменённой когтистой рукой, и поднапрягшись метнул во второго паралитика. Если бы големы были прежними, это бы прокатило. Раньше я иногда заканчивал схватки добивая одних големов другими и сейчас они об этом вспомнили. по-видимому первого болвана в одиночном поединке они оставили мне на растерзание чтобы оценить свои новые возможности, а теперь начнут эксперементировать по полной. Один из обошедших по бокам перехватил мой импровизированный снаряд и запустил им в меня, с нанесённым мной уроном тот уже не мог самостоятельно восстановиться и был в целом уже бесполезен в бою. Когда я пробил его грудь своими когтями, то выпустил одновременно заряды на оглушение, откачку энергии и паралич. Такая атака давала страшный эффект и жуткие последствия.
   Однажды Металикана приманила из леса небольшую группу животных, чтобы я попрактиковался на живых существах. Привыкнув противостоять Металикане и зная, что ближайшие лет двадцать я буду только приближаться к её уровню, я всегда действовал с абсолютной отдачей, не жалея сил и не сдерживаясь. Рванувший на меня здоровенный кабан-секач развалился на две неравные половины под ударом руки-меча. Остальные звери обезумели и направляемые волей дракона кинулись на меня игнорируя опасность, ещё два кабана, один лось, один медведь, пяток волков, семь оленей. Металикана воздействовала и на меня, несмотря на хвалёную ей же естественную ментальную защиту, на меня накатила вполне себе неудержимая ярость. Даже не изменяя руки в смертоносное оружие, не используя дыхание, на одном только усилении магией тела, я легко, голыми руками рвал тела и сминал головы обезумевших животных. Когда я отошёл от наведённого гнева, то едва не вывернулся наизнанку от накатившей дурноты. Металикана долго мне ездила по ушам насчёт сдерживания силы и провела показательный урок, когда посчитала что я ничего непонимаю. Мне ещё пришла в голову мысль - "а если бы это были не звери, а живые люди?" Вот тогда и неудержался, живо представив на месте окровавленных туш зверей человеческие фигуры, я упал где стоял и долго блевал. Металикана продолжала приманивать разных животных, в том числе и весьма опасных тварей, иногда приносила их с охоты, а я убивал их. Во время одного из таких разов я использовал сразу несколько разных зарядов на крупном монстре, выглядевшем как киношный оборотень, только рогатый как баран и покрытый крупными иглами на спине. Словив сдвоенный залп кольями из комбинации "оглушение-паралич-откачка" в правую половину груди и недавнее приобретение "ослабление сопротивления" в левое бедро, рогач с ударившим по ушам взвизгом повалился мордой вниз. Заряды вступили в реакцию между собой и причиняли твари нешуточные страдания. Колья, которые были материальным воплощением моей магии и якорем для зарядов, стали растворяться в теле существа и выплёскивать силу в него. Через несколько мгновений он замолк, чуждая магическая сила уничтожила его инутри. И лишь когда я научился оценивать силу разных созданий и без смертельных увечий оглушать их, Металикана перестала приносить их.
   Как противостоять подобным "смертельным" ударам и как их нейтрализовать, големы не знали, только я мог управлять их энергией и гасить её по своему желанию. Из четырёх осталось два полноценных бойца, и один с восемью парализованными вытянутыми на полную длину руками.
   И сдерживаться с големами я не собираюсь.
   Быстрый удар рукой-кнутом и вытянувшаяся дугой рука заставляет пригнуться первого голема и отскочить в сторону второго. Третий, с парализованными руками спешно отбегает в подальше, бережётся, а ведь раньше попёр бы как танк напролом. Зная, что несмотря на внешнюю тонкость рука-кнут обладает силой достаточной, чтобы при рывке разрубить всех шестерых разом, оба голема пригнувшись кидаются на меня разведя руки в стороны. Они уже близко от меня и я не собираюсь позволять им навязывать свою тактику. Изменившаяся пятерня хватается когтями за землю, рука-кнут сокращается и я проношусь над головами неуспевших среагировать големов. В тот момент, когда был почти ровно над ними, я ударил их ногами, выпустив из пяток шипы. За тот короткий миг големы вскинули руки и ухватив меня за ноги попытались скинуть на землю, но мне удалось последовательно выпустить в каждого по параличу. Големы застыли гротескными фигурами с воздетыми к небу рукми, а я остался стоять на их плечах и помахивать рукой-плетью. Последний, паралитик, увидев мою очередную победу наклонился вперёд, признавая поражение.
   Через десять минут я уже прохаживался перед ставшими в ряд восстановившимися големами и подводил итоги.
   - Уже гораздо лучше, восстановимся и повторим, когда Металикана вернётся, я хочу её достать. - на этих словах големы одновременно выполнили жест в народе известный, как "рука-лицо". - Вы что, не верите в своего командира?
   Одновременное покачивание головами выглядело забавно.
   - Ох, ну вы ведь понимаете, что я не собираюсь останавливаться, ага? - я "добро" оглядел бравую шестёрку. На карикатурных лицах появились настороженные выражения. - Мы продолжим тренировки несмотря ни на что! У нас впереди до-о-олгий месяц!
   ...
   Всё таки Металикана действительно стала мне настоящей сестрой, я почувствовал, что её прибытие состоится ночью, и не смог уснуть от радости. За неполные полтора месяца её отстутствия мне уже поперёк горла были и големы и бои с ними, из-за чего я отправил их самосовершенствоваться на другой край долины. Забрасывать поединки я понятное дело не стал, но двух-трёх посвящённых мордобою дней в неделю мне хватало, тем более что големы быстро учились, и сражаясь против всех сразу я побеждал лишь раз из пяти. Но схватки мне нужны были только для воплощения новых задумок и развития. Неожидано для себя задумавшись над природой своих сил я пришёл к интересной мысли: "Если металл является видимым воплощением моей силы и я могу придавать ему определённые свойства, то воздействуя на этот металл я могу получить то, что захочу". Светящийся в ночи ярким жёлтым светом стальной шар стал подтверждением моей теории и стоил мне недели времени. Кроме того, мне наконец-то удалось создать заряды позитивной энергии - ускорение восстановления сил, ясность и ободрение, последнее поднимало боевой дух и сбрасывало скопившуюся усталость. Во время одного из экспериментов, где в роли подопытных выступали големы и я сам, я воздействовал на пирсинг в теле. Долгое время я опасался делать что-либо с этими металлическими конструкциями в своём теле, за невзрачной внешностью скрывалась тонкая работа и я нехотел её нарушить своими грубыми действиями. Однако постигая свою силу я открыл, что пирсинг был задействован в лучшем случае лишь на половину, дарованные этим усилителем способности были проявлением его пассивного режима. по-видимому Металикана считала что использовать полные возможности мне ещё рано. В активном режиме я смог направить эти заряды на себя, в пирсинг. К примеру восстановление пропущенное через весь пирсинг хоть и стоило трети резерва, позволяло мне восполнять силы практически мгновенно. Ясность в том же стиле обостряла восприятие таким образом, что происходило замедление времени, как у незабвенного Макса Пейна. Ободрение, являвшееся по-сути равномерным смешением двух предыдущих зарядов позволяло мне уйти на своих двоих даже из самых выматывающих поединков со всеми големами разом.
   Бегая по поляне я готовил сюрприз для Металиканы, из фонариков выстраивал посадочную полосу, в конце которой должны были танцевать брейк светящиеся големы. Сам я взяв в руки метровые вспыхивающие разными цветами круги на длинных ручках, собирался сигналить посадку.
   Но всё радостное ощущение мигом испарилось, когда я увидел как тяжело летела Металикана. Я с восхищением раньше наблюдал за её полётами, используя крылья и хвост только для манёвров, драконица невыразимо плавно и красиво двигалась в небе. Птицам бы следовало видя подобное, от осознания собственной ущербности, вырвать себе перья и забыть о небе. Сейчас же её полёт походил на замедленное рывками падение с беспорядочными взмахами крыльев. Мысленно отдав приказ големам двигаться к месту её предполагаемого падения и всеми усилиями её замедлить, я начал скапливать в руках восстановительный заряд. После долгих неудач мне никак неудавалось создать "чистый" заряд без использования металла как основы. Но в этой ситуации я впервые смог установить канал между собой и источником, после чего из моих рук в Металикану ударил сноп чистого золотистого света. Получившие неограниченную подпитку от источника големы вдвое выросли и вытянув все руки смогли подхватить тело драконицы. Массивная туша без малейших усилий вдавила големов в землю и грузно распростёрлась без движения. Несмотря на то, что от Металиканы непоступало никаких тревожных сигналов я был просто в панике. Она уверяла меня, что в это мире нет смертных магов способных в одиночку хотя бы поцарапать её, а от группы таких магов она бы даже на последнем издыхании смогла бы спрятаться. Твердя себе под нос, что с ней всё в порядке, я тем не менее держался за её морду и вкачивал через восстановление всю доступную мне энергию источника. Наконец я почувствовал отклик. По огромному телу пробежала дрожь, и драконица зажмурившись потянулась. Наконец она открыла глаза и хрипло проворчала:
   - Напомни-ка мне, что я говорила насчёт не будить меня?
   Я сел где стоял.
   - Т-ты! Я же переживал за тебя! Думал ты расшибёшься об землю! А ты, ленивая сволочь, уснула в полёте?! Да как так-то?!
   - Эй, не ори, засранец неблагодарный. Я между прочим так вымоталась чтобы помочь тебе.
   - У тебя получилось?!
   - Угу, просто когда летела назад всплыл в голове один эксперимент и я а-а-ахх... - Металикана заразительно зевнула. - Ну неудержалась я, бывает.
   Почувствовать сонливость я прислонился к её шее и сполз на землю.
   - А завтра приступим, ладушки? А ещё я покажу тебе чему научился. И големов надо незабыть выкопать, угу... - уже засыпая пробормотал я.
   - Спи уже, надоеда.
  
   Глава 10
  
   Меня катало. Серьёзно, я проснулся от того, что меня катало по поляне. Мои последние воспоминанияя были о том, как я дико перенервничал увидев падающую Металикану, а потом узнал, что она на самом деле задремала в полёте. Ох, кажется я уснул привалившись к её шее. Драконица ненавидит, когда я засыпаю так близко к ней, и вовсе не потому, что не любит проявления какой-либо нежности. Дело гораздо прозаичней. Однажды, после того как я научился поглощать металлы, мы как обычно задремали после обеда. Металикана спала на животе, широко распластав крылья по земле, а я устроился на перепонке крыла. Несмотря на то, что просыпаясь она обычно слегка взмахивала крыльями, отчего меня подкидывало в воздух, удобства от сна на крыле значительно перевешивали недостатки пробуждения. В тот раз всё было несколько иначе, драконица проснулась от щекотки, а увидев причину, сначала не поверила глазам, а после отшвырнула меня на добрый десяток метров. Оказалось во сне я вцепился зубами в металлическое покрытие крыла и начал его жевать, и теперь из-за этого Металикана требует чтобы я не засыпал ближе чем в десяти метрах от неё. Вообщем мне стало понятно, почему меня катает по земле.
   - Я проснулся, перестань! - толчки становились всё сильнее, и я был уверен, что она сразу поняла когда я проснулся и теперь просто развлекалась. - Всё, всё, я проснулся! Хватит, блин!
   - Маленький гадёныш, стоило раслабиться и ты почти проел мне шкуру на шее. - зрачки пристальных глаз Металиканы светились потусторонним светом.
   - Это почти как плешь проел, да? - ну разумеется, утро должно начаться с подначек и небольшой беготни.
   Она не шевельнулась, только дёрнулось веко и резко ударил по земле хвост. Я уже был на ногах и ждал, атаковать её вообще было довольно неудобно, ничто из того, что я мог сделать в движении не было для неё хоть сколько-нибудь значимо, а возможности на подготовку серьёзных гостинцев она никогда не даст.
   - Пф, плешь... Ха-ха-ха... Ладно, успокойся, мне незачем калечить тебя сейчас. - ну вот, типично быстрая смена настроения в исполнении Металиканы. Она уже абсолютно расслаблена, легла на живот и полуприкрыла глаза. - Расскажи чего добился, а я начну подготовку.
   Мой рассказ получился неожидано долгим. Я рассказывал как доходил до своих идей, про постоянные неудачи, поиск верных решений, находки, про позитивные заряды, как начал использовать в роли накопителей пирсинг, даже про успехи големов рассказал. Металикана улыбалась и от неё расходились волны довольства. А ещё я чувствовал, как она собирает свои силы, земля тихо подрагивала и в ушах время от времени проносился негромкий гул.
   - Скажи, ночью мне удалось совершить действие без воплощения металла. Когда ты падала я испугался за тебя, и потянулся к источнику. Я смог направить на тебя поток восстановления. Ты почувствовала?
   Металикана молчала. Она продолжала готовиться, но теперь было невозможно распознать её эмоции.
   - Я помню. Я сильно устала. Когда я подлетала к дому, то видела твои сигнальные огни. Я расслабилась и задремала, от падения на землю мне бы ничего не сделалось, упала бы как на пуховую перину. А потом почувствовала поток силы с твоим... м-м... запхом, да. Как я и думала, пока меня небыло ты вполне смог достичь этих умений. Но тогда мне казалось, что для этого действия ты использовал носитель, скорее всего дыхание.
   - Нет, я же говорил, идея что моя сила это воплощённый металл, и как возможно, что этот метал может переходить в обратное состояние - в энергию, не теряя свойств.
   - Это одна из первых идей, которую выразили Каменные Драконы когда развивались в Железных. Наши предки считали, что превзойдя свою природу смогут приблизиться к размытию пределов силы. Отчасти это удалось. В наших анклавах мы способны создать всё что угодно. Но в других мирах мы снова ограниченны только своей стихией и менталом. Никому до сих пор не удалось выйти за рамки, и хотя никто не прекращает попытки, это негласно стало считаться чем-то невозможным, - хотя она и закрылась от меня, мне казалось, что она мне не верит.
   - А потом появился дурак, который не знал и сделал, - я не люблю когда она становится такой мрачной и подозрительной, поэтому стараюсь разрядить ситуацию какой-нибудь плоской шуточкой. - Смотри!
   В моей руке появился мерцающий шар. Изначально я собирался сделать его не больше теннисного, но досада на недоверие Металиканы увеличила его размер до футбольного. То, что удалось раз, под влиянием эмоций, в другой раз может и не получиться, верно только если ты не можешь переворошить всю свою память и не вспомнить, как, и что именно ты делал. Для меня такой вопрос и не стоял, я заново переживал момент, когда вместо материального металла в моих руках появилась энергия. Ночью я направил на драконицу поток силы будучи подсоединённым к источнику, но сейчас я работал с энергией мной же заключённой в шаре. Я не стал мудрить и использовал тот же заряд, что и ночью, восстановление. В моих руках бился золотистый светлячок, распространяющий вокруг себя ауру спокойствия.
   - Дурак который ничего не знал и сделал. - Металикана не отображала вообще никаких эмоций. - Подобные действия возможны только в анклавах.
   Она замолчала и вообще перестала походить на живое существо. Я имею ввиду, что даже у големов ощущались какие-то мысленные подвижки, а уж Металикану я вообще ощущал едва ли не так же как самого себя. Но сейчас на лицо было зависание по всем фронтам. Разве что слюна не капала и глаза не закатились.
   Оп-па, поправочка, и глаза закатились и слюна из уголка пасти потекла. Однако поразил я её по самое не балуйся.
   - Блин, и что мне делать с подвисшим драконом? - вслух бормотал я. - Пожалуй пока кое-кто в отрубе пойду-ка я наложу лапу на те замечательные зачарованные доспехи, которые ты припрятала в своей лаборатории.
   Как и ожидалось, упоминание о том, что я собираюсь захавать её нычку, вернуло Металикане разум.
   - КАК? ПОКАЖИ? СКИНЬ ПО СВЯЗИ!!! - сволочная ящерица совсем не обращает внимания на то, что своими воплями она буквально сбивает меня с ног. - Эй, мысли то фильтруй, гадёныш!
   Блин, да на фига ей магия, если она меня одним голосом из строя выводит. Тряся головой я поднялся на ноги и потянулся к не рассеявшемуся заряду восстановления. Золотой огонёк легко подлетел ко мне, даря успокоение и восстанавливая слух после вопля Металиканы. Нет серьёзно, в её вопле никакой магии, даже капли ментала нет, одна работа голосовых связок, а я уже чувствую себя как после спарринга со всеми големами разом.
   - Ух, твои вопли надо записать как-нибудь, и врагам вместо будильников подсовывать. Гарантирую, каждый будет долго жить в комнате с мягкими стенами.
   - С темы не съезжай, давай-ка поподробнее о твоём методе.
   - Фигу.
   - Чё сказал, будущий калека!?
   - Ты сначала мне резерв больше сделай как обещала, а потом уже про мой метод поговорим...
   - А ну как ты подохнешь?
   Начался долгий торг с битьём себя пяткой/хвостом в грудь, вырыванием волос и выдиранием чешуи. Дальше в ход пошли упоминания моего долга перед драконьим племенем, на что я отбрехивался принесёнными мной и почерпнутыми из моей памяти идеями. Вконце концов опыт взял вверх над молодостью и Металикана задавила меня идеей, что отданное мной знание может спасти мою тушку во время ритуала. Единственное условие что мне удалось продавить, так это то, что я ей дам знание и опыт, но пытаться она будет позже, неизвестно сколько времени бы ушло на освоение, а я ждать уже не мог.
   - И чего упирался то, дурашка? - драконица была явно довольна как спором, так и своей победой.
   - Ха, вот так, без борьбы, за здорово живёшь отдать свою собственную находку? Да я себя бы перестал уважать! И вообще пока мы трындели ты уже должна была подготовиться, давай начнём скорее.
   - Я уже давно поняла, что ты жлоб, который за свои кровные или сам удавится или чего доброго кого-нибудь другого может удавить. Моё счастье, что я старше и сильне, а то совсем бы загнобил меня бедную.
   - Хватит прибедняться, из-за тебя-то у кого угодно комплексы появятся, и вообще не будем тянуть кота.
   - Да, пора.
   Из земли вырос знакомый мне куб, но в этот раз от него просто тянуло странной мощью.
   - Ложись на него и слушай меня. Постарайся отстраниться от ощущений тела, будет больно, а если ты потеряешь сознание, то можешь и не проснуться. - весьма оптимистично начала свой инструктаж Металикана. Я имею ввиду, что обычно она не стесняется на чернушные комментарии и демонстрирует просто невероятную глумливость. Дождавшись когда я улягусь она продолжила. - То, что мы будем делать является улучшением ритуала Новых Драконов. Но вкладывать в тебя источник я не буду. Ты дашь мне доступ к своей Силе.
   И вот тут то меня и пробрало. Магическая сила тесно переплетена с самой душой мага. Настолько сильно, что если каким-либо образом волшебник лишится силы, и тут я имею ввиду, что она не будет запечатана в нём, или как-то ограничена, нет я имею ввиду, что если он будет лишён этой части своей сути, он погибнет. Металикана рассказывала о магах терявших души, жизни, память, тела в конце концов, но эти маги с великим трудом всё же возвращали себе утерянное. В общем маг без магического начала это труп. А для таких как я это правило вообще является первой и последней истиной. И одним из гарантированных способов стать таки магом-трупом, было дать кому-нибудь доступ к своей Силе. Понятное дело, что я доверял сестрёнке-дракону на триста процентов, но такая просьба была сродни предложению дать покопаться ложкой у себя в груди. Со стыдом признаю, что я всё-таки на полторы секунды задержался с ответом. При всех причудах своего характера Металикана никогда не проявляла лишней жестокости и не давала повода заподозрить себя в малейшей злонамеренности. Тот случай с безумными животными был совершенно необходим, лучше уж я научился бы соизмерять свою силу на зверях и монстрах, чем потом смотрел бы на случайно покалеченых людей. Все её поступки и действия были всегда оправданы и действительно были лучшим для меня.
   - Мне уже не терпится, и кстати, я всё-таки закушу твоей нычкой.
   - Выживи, и буду откармливать чем угодно.
   Поначалу я даже не почувствовал ничего, кроме резко ставшего горячим железа под спиной. А после случилось то, что у меня стоит на неколебимом втором месте в моём личном ТОП-10 гадств. Моё магическое сердце, которое я воспринимал как шар в центре груди взбесилось и начало растягиваться. И вовсе не от переполнявшей его силы, мой личный источник вытягивался и сжимался, не меняя собственно своего объёма. По ощущениям это было как если бы добрый стоматолог оказался подозревающим меня в колдовстве не менее добрым инквизитором-экзекутором, и на обследовании, зафиксировав меня в кресле, принялся изгаляться над моими зубами. Впрочем это было бы пол-беды, для того кто может изменять своё тело, боль это действительно иллюзия разума. Однако манипуляции Металиканы были далеки от каких-то телесных действий. Чем-то это напоминало те кошмарные муки которые я испытал отделяясь от души и тела, оставаясь лишь голым сознанием. Против моей воли пальцы вцепились в гладкую поверхность куба, и зачерпнув через него из источника я почувствовал облегчение.
   - Молодец, продолжай. - голос драконицы настоящим бальзамом пришёлся на моё сознание. - Честно скажу, неожидала такой реакции на первой минуте ритуала.
   "Ну твою мать, это будет действительно рискованно!" - я стиснул зубы и почувствовал как Металикана снова коснулась моего источника. - Это будет длинная ночь.
  
   Глава 11
  
   Я буду долго задаваться вопросом, насколько близка гениальность Металиканы к безумию? Возможно ли, что она давно перешагнула эту черту? И насколько свихнулся я, если соглашаюсь на её авантюры? Ну не может же здравомыслящее существо решиться на манипуляции с внутренним источником. Одно неверное действие и взрыв будет не хуже, чем ядерный. Она рассказывала мне истории о магах-самоубийцах ушедших из жизни подобным способом. Неважно при каких условиях, захватывали ли их в плен который был для них хуже смерти, или выступали они против врага для них неуязвимого, подобный "уход" был по-настоящему оружием возмездия. Непоглощаемая, неконтролируемая, сила самопожертвования мага сметала всё и вся. И исполняя ритуал Металикана сидела обложившись ядерными бомбами, которые могли рвануть в любой момент. Поэтому довольно странно, что она упомянула про опасность только для меня.
   Боль серьёзно отвлекала, но я всё-таки уловил, что именно делала драконица.Если вкратце, то она разгоняла мой собственный источник и сплетала из материализуемой энергии тончайшие нити, которыми пронизывала моё тело. Материал этих нитей был сам по себе хорошим накопителем, а благодаря тому, что был создан из моей собственной силы, то являлся идеальным, не отторгаемым телом имплантатом. Эти нити проходили сквозь кости и повышали их прочность, делая почти неразрушимыми, и даже если бы я их сломал, то сращивание бы занимало значительно меньше времени. Нити проходившие через мышцы должны были по идее увеличить мускульную силу и защищать тело от ушибов, растяжений и перегрузок, точно так же как более тонкие нити, вплетённые в кожу, должны были сделать её намного прочнее. Самые же тонкие нити, протянулись вдоль почти всей кровеносной системы, исключая разве что капиллярную сеть. Блин, она превращала моё тело в ходячий артефакт - накопитель с возможностями нехилого самовосстановления.
   - Неплохо, сопляк, - Металикана умудрялась шутить даже сейчас. - Но если ты подумал, что понял всю мою идею, то глубоко заблуждаешься. На нынешнем уровне, ты превосходишь только молодых, едва закончивших обучение магов. Против средних уровней ты ещё как-нибудь вытянешь, но более-менее сильные и опытные маги вкатают тебя в землю даже не вспотев. Но я несколько подыму твои шансы. Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю.
   - Эй, хорош глумиться, что ты задумала?
   - Видишь ли, сейчас я завершаю только первую половину ритуала. Вернее даже треть. Дальше будет всё будет зависеть от тебя. Ты должен будешь сохранить рассудок, когда я начну пробуждать силу твоей драконьей природы.
   - Чего? Ты же говорила, что мне нельзя так рано обращаться к этому источнику, что я рехнусь если подойду слишком близко к обращению. - теперь я действительно был в изумлении. Я мог усиливать себя эмоциями, впадать в запредельную, "драконью", ярость, но приближаться к этому последнему резерву я не имел права. Это было одно из тех правил, которое я не должен был нарушать не при каких условиях. Давление на разум во время конечного изменения настолько велико, что если я не буду достаточно подготовлен, то стану безумным зверем. - Ты уверена?
   - Успокойся, это будет неполное пробуждение, и даже не половинное. Ты будешь на самой начальной ступени, но если ослабишь контроль, то тебе хватит и этого.
   - Ладно, продолжай, я выдержу.
   - Да куда ты денешься! - со зловещим смешком Металикана продолжила своё не такое уж и доброе дело. Опираясь на три лапы она широко расправила крылья, и сложив пальцы на свободной лапе щепотью, коснулась когтями моей груди. В этот же миг по пробежавшая по нитям энергия выгнула моё тело дугой, насадив меня на драконьи когти.
  
   ...
   Жар.
   Холод.
   Это так бьётся моё сердце, не "тук-тук".
   Жар.
   Холод.
   Мысли двигаются медленно и лениво. Пока я обдумываю это, приходит понимание, что мне нелегко вспомнить как я здесь оказался. Ответ рядом, но постоянно ускользает. Тянуться за ним слишком лениво, хочется спать.
   Жар.
   Холод.
   Я ничего не вижу, в глазах красноватая дымка. Ничего не могу учуять. Только запах меди и железа, кажется немного никеля. Такой же и вкус. Слух. С треском звучит огонь, ему вторит молчание холода. Я словно застыл в пустоте.
   Жар.
   Холод.
   Я шевелюсь. Поджимаю ноги к груди и обхватываю себя руками.
   Жар.
   Холод.
   Что-то меняется, первыми приходят звуки, нечто движется неподалёку от меня, вторыми появляются запахи, они мне странно знакомы, но раньше кажется я их невстречал. Звуки нарастают - грохот, лязг. Запах становится сильнее, источник грохота приближается. Завеса перед глазами истончается, становится реже. Тени. Тени скользят вокруг меня, у них нет запаха и они не издают ни звука. Но когда то, что грохочет и так знакомо пахнет приближается, эти тени бросаются в стороны. В глазах проясняется.
   Жар.
   Холод.
   Холодное стальное небо, по которому бежит цветная вереница облаков. Я лежу на спине, вцепившись руками в пахнущую железом чёрную землю. Рядом кто-то шевелится, я чувствую его движение своей кожей. Этот кто-то пахнет тем знакомым запахом, которым пах тот, кто своим шумным движением разогнал тени. Я напрягаю все силы чтобы только повернуть голову в его сторону. Кажется проходит не один десяток лет, прежде чем мне удаётся только повернуться.
   Жар.
   Холод.
   Я вижу его. Приходят воспоминания. Он очень похож на Металикану, только ещё маленький, но размером правда с молодого бычка. Гладкая хищная голова, непропорционально большая, своим недобрым оскалом напоминающая очертания Чужих из одноимённого фильма. Более мощная нижняя челюсть. Шея несколько короче и шире. Пока ещё небольшие крылья сложенны за спиной, они слегка подёргиваются и их края напоминают железные перья.
   "Это я", понимание приходит мне в голову когда мы встречаемся взглядом. Он смотрит прямо на меня и его красные глаза свирепо вспыхивают. Я ясно осознаю, что он видит во мне только добычу. Это страшно. Уже сейчас он быстр и силён, его ведут лишь инстинкты, это зверь. Молодой хищник двигается легко и плавно, он уверен в себе и хочет сначала поиграть. "Страх полезен, он разжигает гнев" - как наяву я слышу голос Металиканы, -"но никогда не позволяй эмоциям поглотить себя - ты пожираешь, а не тебя!" Отработанным неудержимым рывком страх разжигает ярость и я легко подымаюсь на ноги. Дракон широко раскрывает пасть и с воем кидается на меня. Старая шутка. Левая рука привычно изменяется в шипастую дубину и с резким разворотом корпуса я мгновенно впечатываю её прямо в летящую на меня морду. С удивлённым взвизгом дракончик спотыкается о свои же лапы и кувыркается через голову. Прочная шкура на морде слегка промялась и кровоточит. Я чувствую его растерянность и недоумение. Блин, становится немного стыдно, что я обидел такого славного кроху.
   - Ух, извини, но ты сам на меня первый кинулся.
   - Ррра-ау?
   "Ёмоё, он это ведь я сам, неужели не договорюсь?" - с такой мыслью я подошёл к уже подняшемуся на лапы, но всё ещё расстеряному дракону и протянул ему руку.
   "Точно договоримся," - гадёныш резко куснул меня за руку и злорадно порыкивая отскочил в сторону.
   - Ладно, квиты. Мир? - я сажусь на землю и баюкая укушенную руку расслабляюсь.
   Дракон оскаливается и бочком подходит ко мне справа. Он ложится на живот и пытается накрыть меня левым крылом, но оно маленькое и он начинает часто хлопать им меня по голове. Интересно, он что, специально так делает? Правой рукой я обхватываю склонённую рядом шею и сцепляя руки провожу удушение. Глаза подловленного дракона кажется лезут из орбит. С натужным сиплым рёвом он заваливается всей тушей на меня. Вот ведь гад. Хватаю вываленный набок язык и тяну на себя.
   ...
   Мы долго боролись. Я не использовал изменения тела, а он не кусался и не пытался порвать меня когтями. Но с каждым ударом и с каждой пропущенной атакой я всё лучше понимал его, хоть в определённом смысле мы и так были одним целым, но всё таки разными частями. Однако в поединке он начал изменяться, сначала он становился всё меньше и его фигура становилась более гуманноидной, потом изменения в нём стали рости с невероятной скоростью. Теперь мы сидели привалившись друг к другу спинами и он абсолютно неотличался от меня.
   - Слышь, ты давай больше не души меня, лады?
   - Фигасе, ты говоришь!?
   - Да уж не хуже тебя, скотина!
   - Как так то?
   - Ох тупица, мы же одно целое, почему для тебя это такая непостижимая мысль?
   - Блин, у меня теперь есть шиза.
   - Я не шиза, я... Блин, я это ты, усёк?
   - Лады, шиза.
   - ... дебил.
   После этого нас обоих прорвало и мы хохотали и катались по земле.Когда мы наконец успокоились, то торжественно пожали руки.
   - Кстати, твоё время здесь окончено.
   - Хм, даже жаль с тобой расставаться. - знакомая красноватая дымка уже затягивала взор, звуки глохли. - Пока, шиза.
   Блин, какая-то гадская у него ухмылка.
  
   ...
  
   "Вставай, вставай, штанишки одевай!" - на редкость гнусавый голос протвно вопил казалось в оба уха. Это было даже хуже чем моё первое празднование Нового Года на всю катушку. Тогда я проснулся в соседнем городе и полдня умирал от последствий праздника. Сейчас к похожим чувствам добавлялись просто нереальные по своей болезненности ощущения избитого тела. Я помнил, что лежал на металлическом кубе когда ритуал только начинался, однако сейчас ощущения тела создавали несколько иную картину, словно я лежал в некой ванне. Всё ещё было мучительно сложно поднять веки, к тому же по опыту послепраздничных пробуждений даже очень слабый свет был для больных глаз чудовищной пыткой. А ещё в добавок в голове неумолкал мерзкий голос.
   - Заткнись мразь!
   Неуспев даже закончить свой крайне эмоциональный вопль я схватился за голову. Давненько мне небыло так худо. Впрочем голос утих, и неоткрывая глаз я с натугой пошевелился и пошарил руками вокруг себя. К моему облегчению руки нащупали края моего лежбища, и после инстинктивно применнёного на себя восстановления я смог подняться. Невероятно слезились глаза, кружилась голова, но в целом я чувствовал себя очень даже неплохо. Но что-то отвлекало, что-то очень важное. Перевалившись через край я неловко рухнул на землю. Встать опираясь на стенку куба было несложно и слегка пошатываясь я заковылял вперёд. Что-то торопило меня. Тревога нарастала настоящей лавиной, казалось меня вот-вот захлестнёт паника. Я не понимал, что происходит.
   Ответ прийдёт быстро.
   Когда мне на глаза попадётся календарь я буду знать.
   В тот день, 7 дня 7 месяца 777 года, Металикана исчезла.
  
   Глава 12
  
   Вот и всё. Я знал, что это должно было случиться, но сейчас я могу испытывать только одну эмоцию.
   Гнев.
   "Какого хрена она меня не предупредила!? Почему не сказала!? Я бы понял!" - я был в бешенстве и мне безумно хотелось что-нибудь сломать. Как нарочно, вот этого ничего и не было, даже големы куда-то спрятались и не отзывались.
   - Нервные клетки не восстанавливаются, - обладатель разбудившего меня голоса, моя шиза, бесит настолько, что если бы это помогло, то я бы расковырял себе голову. - И вообще, у тебя теперь есть я, а я гораздо лучше склочной драконицы.
   - Пошёл лесом!
   - Огорчу я тебя до невозможности, дружище. После того как я появился, я больше никуда от тебя не денусь.
   Это я и сам понимал, но успокаивало это меня мало, если честно, то вообще нифига не успокаивало.
   - Ладно, что там с нашей тушкой помимо тебя случилось?
   - А с чего ты взял, что я знаю?
   - А кто сидит у меня в голове и первым пришёл в себя?
   - Туше.
   Немного ещё поломавшись для порядка, Голос-в-Голове, он же по уговору - ГГ, рассказал мне о результатах. Ну что сказать? Мои мечты о быстром увеличении резерва не сбылись.
   - Мля-я-я-я...
   - Ну не всё так плохо.
   - Неплохо? Да у меня от прежнего объёма чуть больше четверти теперь. Мне даже на тот же псевдо-расенган сил не хватит.
   - Не заводись так снова. И кстати, у тебя и раньше сил было всего на две таких атаки.
   - Так, хватит. Давай о хорошем.
   Хорошего оказалось немало. Настолько немало, что я перестал злиться и смог взять себя в руки. Прошивка моей тушки нитью из моего металла дала потрясные результаты. Помимо тех улучшений о которых я догадывался ранее, было пожалуй главным то, что чешуя и изменения тела больше не жрут энергию. То есть совсем ничего мне не стоят. В основном из-за того, что теперь почти две трети моей фактической силы уходят в физическое тело. Досадным был тот факт, что все мои дистанционные атаки стали излишне затратными для моего свободного резерва, и если я захочу разбираться с противником на расстоянии, то мне потребуется носить с собой некоторый запас неоприходованного металла. Перспектива постоянно носить его с собой удручала, но я просто не видел иного выхода, ведь надежды на то, что если я попаду в передрягу, а совершенно случайно рядом окажется халявный металлолом, не было. Но настоящим подарком оказались расширившиеся возможности зарядов. Так как моя излюбленная тактика "закидай вражину заряженными снарядами и добей ослабленного" ввиду облома с атаками на расстоянии потерпела крах, то мне потребовалось что-нибудь равнозначное, или хотя бы способное дать нужные эффекты. Несмотря на шикарные для подростка физические показатели, лезть в ближний бой я собирался только если был уверен в своей победе, то есть реализовав свою ослабляющую тактику. Подходящей заменой и стали навыки зарядов. Теперь я умел вызывать вокруг себя бьющую волну энергии с максимальным радиусом пять метров, и сила толчка этой волны была такова, что совсем нелёгких големов, на которых я это испытал, откинуло на метров двадцать, не меньше. К тому же сфокусировав энергию в одиночный, направленный импульс, я получил практически классический Силовой толчок, как у какого-нибудь джедая. Недостатком был "кулдаун" этой способности, использовать толчок или волну я мог только с десятисекундным интервалом. Впрочем я не отчаивался, в дистанционных атаках у меня хватало сил на одно полноценное дыхание, практически решающую все проблемы, на мой взгляд, атаку. Неплохо показали себя и позитивные заряды, во всяком случае я мог поддерживать на себе, но в ослабленной форме, любой заряд почти неограниченное время.
   - Я теперь просто нереально крут, брат. - вид раздолбанных на испытаниях в хлам големов приводил меня в просто невероятное умиротворение.
   - МЫ. Мы круты. - ГГ педантично поправил меня, но я чувствовал его радость как свою, и не мог не согласиться.
   - Круче нас только варённые яйца.
   - Погодь хвалиться, братюнь. Кажется у болванов какое-то дело к нам.
   Отвлёкшись от восхваления собственной крутости я заметил, что големы и в самом деле ведут себя несколько странно. Обычно они после схваток почти не шевелятся, целиком посвящая время для восстановления и анализа боя. Сейчас они едва собравшись по кусочком назойливо крутились вокруг меня и вообще были несколько возбуждены.
   - Пожалуйста, выслушайте нас, хозяин, - когда я услышал этот низкий, скрежещущий голос, доносящийся от всех шестерых разом, то не смог удержаться и подпрыгнул на месте. - Создательница велела прийти вам в её лабораторию.
   - Слышь, она их говорить научила! - изумление ГГ идеально наложилось на моё собственное.
   - Ну ведите, Сусанины, - шуткой я попытался скрыть свою растерянность. Вот ведь зараза, Металикана даже кинуть без сюрпризов не может.
  
   ...
  
   А в лаборатории меня ждало очередное помешательство Металиканы на теме Звёздых Войн - голокрон. Небольшая пирамидка с затейливыми угловатыми узорами на гранях стояла на узком двухметровом постаменте.
   - Она определённо издевается, - ГГ озвучивал мои мысли. - Что, не могла положить ещё выше?
   - Я так думаю, если мы коснёмся этого столбика, или попытаемся его сломать, то огребём какой-нибудь нехороший сюрприз, - озвучил я свои соображения.
   - Ого, ты умеешь думать, - вот ведь гад, ну какого хрена эта шиза творит? - И завязывай говорить "МЫ", тем более вслух. Я не хочу, чтобы на нас смотрели как на больного.
   - А сам "МЫ" не хочешь перестать говорить?
   - Ну так я внутри и кроме тебя меня никто не слышит, - вот ведь мажется гад.
   - Согласен, надо мне начать говорить с тобой мысленно, - как ни крути, а засранец прав.
   - Эй, я чисто физически не могу быть засранцем.
   - Гадить мне в голову тебе это не мешает, - ха, попался.
   Пока ГГ собирался с достойным ответом я решил не морочить себе голову, и отрастил себе на ногах пружинки-прыгалки, от чего стал напоминать самому себе Тигра из диснеевского "Винни-Пуха".
   - Угу, и подпрыгиваешь на месте, как дурак.
   - Засранцам слова не давали.
   - А чтоб тебя, слушай, ходули были бы намного проще.
   - А так веселее.
   Прозвучавший в голове шлепок был по-видимому следствием выполнения жеста "рука-лицо". Я прекрасно понимал, что ГГ на самом деле дурачится, в конце концов мы одно целое и я поступал бы точно также. Такой компаньон является наверное лучшим приятелем для меня - понимает все мои хохмы, ему не надо ничего объяснять, у нас одинаковые вкусы и предпочтения, вдобавок он сидит внутри и может полностью посвятить себя отслеживанию текущей ситуации, а я могу расслабиться и заниматься чем угодно. Прямо как если бы я провёл ритуал, которому я собствнно и обязан нынешним положением. Занятно.
   Попрыгав на месте, и привыкнув к балансу пружин, я наконец попытался добраться до "голокрона".
   - Перелёт, - довольно прокомментировал мою первую попытку ГГ.
   "Ну, первый блин всегда комом," - я был полон оптимизма и прыгнул ещё раз.
   - Давай ещё разок.
   Прыг.
   - Иих-ха! Не прошло и полгода, - ГГ пользовался случаем повеселиться за мой счёт.
   - Забей, шизоид, надо разобраться с этой поделкой, - когда я только коснулся пирамидки, символы на её гранях загорелись тусклым серым светом, но и только. Что ещё могла намешать в своём творении Металикана я даже не представлял, это вполне мог быть и обычный светильник с памятной только для нас двоих формой. - Поднатужимся и подумаем, что сдесь может быть.
   - Ну она всегда была сторонницей активного обучения, так что вряд ли тут будет что-то вроде медитации на свой пупок, - ГГ решил слегка расшевелить мои мысли.
   - Думаю "сезам откройся" тут тоже нифига не сделает.
   Мысль присесть и всё-таки помедитировать на пирамидку пришла к нам обоим одновремено. В течении десяти минут я честно пытался хоть что-нибудь прочувствовать в металле.
   - Ну, нам всё-таки ближе силовой метод, - мысли ГГ как всегда были близки к моим. - Ну-ка, жахни силовым толчком.
   Как бы не было мне тяжело подвергать угрозе последнее, что оставила мне Металикана, я утешал себя тем, что зная мой характер она наверняка всё продумала. Держа на раскрытых ладоях её наследие, я с чувствами рубящего под собой ветку человека использовал толчок.
   - Она умница.
   - Ага, я уже по ней скучаю.
   Я сидел на земле, голокрон плавно опустился на землю и из его вершины вверх ударил световой луч. На уровне моего лица луч застыл и изменился в вполне узнаваемую фигурку моей обожаемой родственицы.
   - Давно не виделись, мелкий...
  
   ...
  
   Я покидал долину, свой дом. На защите источника оставались големы, получив его постоянную подпитку и полную свободу фантазии плюс оставленные Металиканой инструкции, они справились бы наверное с любой угрозой, или в крайнем случае запечатали бы источник от всех посторонних. За безопасность дома можно было не беспокоиться, ведь даже окружающий мой дом густой лес, как оказалось был выращен Металиканой и ей же зачарован. Из головы у меня никак не шло послание драконицы. Оказалось, что по завершении ритуала я впал в своего рода магический сон и провёл в нём несколько недель. По некоторым причинам, о которых Металикана умолчала, ей пришлось покинуть меня, это случилось, как ни странно, в день пробуждения, о чём свидетельствовал встроенный в пирамидку счётчик времени. Эту штуку она сделала незадолго до моего прихода в себя, опасаясь, что не сможет объясниться. Из переживаний за моё здоровье она сделала из ритуального куба восстанавливающее ложе, которое должно было поддерживать все мои жизненные показатели на одном уровне, что кстати объясняло, почему проведя столько времени без движения я чувствовал себя относительно неплохо. Вобщем она очень переживала за меня и всё надеялась увидеть меня проснувшимся до своего отлёта. Кстати, оставленный ей мне голокрон оказался той ещё штучкой, это было устройство для хранения практически любой информации с почти неисчерпаемой памятью. Достаточно было навести вершину пирамиды на интересующую меня вещь, как-то - пейзаж, какие-нибудь события, музыка, или даже как уверяла меня иллюзорная Металикана книги, и любые другие похожие накопители информаци, как позже можно было посмотреть копии на квадратном основании.
   - Считай это подарком на твоё первое совершеннолетие, - с такими словами состоящая из света фигурка погасла.
   Сборы заняли немного времени, я ушёл в тот же день. Когда меня впервые заинтересовал мир за пределами долины, Металикана уверила, что скоро я и так туда отправлюсь. Не сомневаясь в её словах, я тем не менее затребовал хотя бы карту мира. Лентяйка ограничилась картой королевства Фиор, в котором мы и проживали. Мы жили недалеко от северного побережья, чуть ли не у подножья безымянных гор, вершины которых можно было рассмотреть только в самые ясные дни. Однако карта была какой-то на мой взгляд неполной, а большего от Металиканы добиться неудалось, благо хоть местная письменность и язык проблемой не были, драконица вложила это знание мне в голову заранее и общались мы с ней только на этом языке. Двигаться я решил к столице, для этого я сначала намеревался идти на восток к обозначенной на карте крупной реке, а найдя там какой-нибудь посёлок узнать дорогу к своей цели. В качестве пропитания я взял с собой несколько цепей, намотав их на пояс, руки, ноги и обмотавшись через грудь на манер пулемётных лент. Голокрон я спрятал в созданный из плотной тонкой сетки карман.
   - Металлист, однозначно, - вынес свой вердикт ГГ, когда я осмотрел себя в созданном зеркале. - А кроме штанов ничего одеть не хочешь? Эпатировать народ раньше времени не стоит.
   - Да ну, мне и моей шкурки хватит, - я был полон надежд. - Мир, я иду.
   - Мир, не помри от смеха.
   "Сволочь!"
  
   Глава 13
  
   Локсай, офицер королевской гвардии.
  
   Капитан Локсай, или как его называли многочисленные приятели, старина Локс, а чаще просто - Лок, с самого утра пугал свой отряд зверским выражением лица и многочисленными придирками. Подчинённые терпели и считали что легко отделались, Локсай был ветераном считавшим своих подопечных сопливыми детьми, даром что некоторые из них были немногим его младше и сами могли многому научить кого угодно. Однако авторитет бывлого командира был непререкаем и неоднократно укреплён его собственным примером. Но даже если бы каким-то образом у отряда появилось желание оспорить приказы и действия начальника, причины заставившие обычно добродушного командира Локсая тиранить людей были на редкость убедительны. К капитану ехал его старинный друг и боевой товарищ, лейтенант Фернейр, несдержанный гуляка, любимец рядовых и младших офицеров, но головная боль начальства и кошмар снабженцев. Как и всякий опытный командир, он отлично знал службу и нетерпел небрежности, с лёгкостью находил малейшие оплошности и изобретательно наказывал провинившихся. Зная о соперничестве между двумя известными военачальниками, их солдаты старались из всех сил, так как обладающие поистине изуверской фантазией отцы-командиры могли превратить наказание в бесплатное развлечение для своих бойцов и лютую насмешку для рискнувшего заслужить неудовольствие.
   - Едут, - коротко сообщил влетевший в кабинет начальника рядовой. - Солдаты уже строятся на плацу, стари... Э-э господин капитан.
   - Да вы все издеваетесь, что-ли? - в глазах свирипеющего Локсая разгорались алые огоньки. - Если вы и в этот раз лажанётесь перед Фернейром, задолбаю-у-у!
   Подгоняемый слышимыми наверно даже за пределами казармы воплями капитана, боец уже нёсся назад, в строй.
   - Молодца... Так держать... Поддеть старину в такой момент, да ты псих... - голоса товарищей по службе приветствовали смельчака, когда он занимал своё место.
   Форма у солдат была естественно одинаковая, однако отличившимся командирам и ветеранам разрешались определённые вольности в изменении стандартного обмундирования. Такие же известные фигуры, как Локсай и Фернейр вообще щеголяли индивидуальным снаряжением. Двери казармы открылись и из них вышел капитан в доспехе из чёрной стали с золотистыми узорами, держа под мышкой шлем с знаменитым длинным пучком красных волос. Давно, когда ещё молодой, но уже абсолютно лысый как коленка, Локс был только ищущим славы воином, на испытаниях приёма в гвардию он закрепил на шлеме красный платок и предложил сбить его в бою один на один. С тех пор это не удалось ни одному воину. В лихой жизни капитана было много чего, платок сгорал в огне магов, трепался на ветру в погонях за пиратами, рвался в ловушках разбойников, но в неистребимом хвастовстве обычного солдата ставшего офицером гвардии короля, Локсай перевешивал новое красное украшение на новый шлем, предлагая померятся силой любому достаточно храброму воителю. Оглядев пытливым взором своё воинство и не найдя к чему мог бы придраться, начальник удовлетворённо улыбнулся. Солдаты приняли ещё более бравый вид и подтянулись, но в глазах каждого отражалось веселье. Соперничство командиров естественно перекинулось и на подчинённых, уступать в негласном соревновании никто не хотел. Наконец показались первые ряды отряда Фенрейра. Сам лейтенант предпочитал во время движения постоянно перемещаться вдоль колоны солдат, заводя с кем-нибудь из ветеранов разговор или подбадривая отстающих, и теперь, судя по доносившимся зычным возгласам, как раз возвращался из хвоста строя.
   С небрежной удалью по-настоящему боевого, а не парадного подразделения, солдаты Фенрейра под взглядами сослуживцев из роты Локсая построились на плацу.
   В не нарушаемой даже насекомыми тишине офицеры шагнули на встречу друг другу. Высокий и крепкий Локсай напротив более коренастой и мощной фигуры Фенрейра. Лейтенант был откровенно звероват и при первом взгляде выглядел волком, пытавшимся казаться человеком. Впечатление усиливалось яркими жёлтыми глазами, оскалом больше подходящим серому хищнику, и общим стилем воина, - заплетённые в дикарские косицы тёмные волосы и выполненная в своеобразном стиле экипировка. На толстой кирасе, наплечниках и поясе были украшения из нарочито грубо откованных волчьих голов, а ворот доспеха окружала вязь рун, которые как утверждали в его роте, являлись ругательствами и проклятиями для подошедших со спины врагов.
   - Да, передрочил ты своих вояк, брат, - не нашедший на чём подловить соперника Фенрейр мгновенно перешёл к своей обычной манере разговора. С тяжёлым вздохом он признал победу. - Снова сравнялись в счёте.
   Признание лейтенанта потонуло в радостных криках солдат Локсая и весёлом смехе его собственных. Соперничество соперничеством, но гвардейцы через слишком многое прошли вместе, и искренне радовались когда их отрядам удавалось снова действовать плечом к плечу.
   - Даже самую чуточку жалко, сегодня можно было бы устроить славное веселье, - голос Локсая дрогнул от предвкушения. - Ладно, они не совсем малыши и пожалуй сами устроятся. Поднимемся ко мне.
   - Всё ещё няньчишься с ними? Брось. - Фенрейр широко улыбаясь последовал за другом.
   - Кстати, за что тебя опять понизили до лейтенанта? У нас слухи гуляют один другого лучше, говорят ты чуть ли не напал на Совет магов. - Локсай задал вопрос, когда они подошли к кабинету и заинтересованно покосился на приятеля.
   Постоянные скачки в званиях Фенрейра стали уже бородатой байкой в рядах и гвардии и армии в целом. Стоило ему получить повышение, как от удалого празднования или весёлой выходки следовала опала короля или понижение. Но он не унывал, служба в силах быстрого реагирования гвардии постоянно толкала его в такие ситуации, где было всего два выхода - смерть или слава. Иногда так и случалось, только успеет Его Величество подписать приказ о наказании одного из своих самых проблемных слуг, а ему уже несут известия о новом геройстве провинившегося. Король подумал, подумал и сказал: "Фенрейру дать меньше роты так это как моим скипетром землю копать, вроде бы и можно, но не удобно. Дать больше роты опасно, так он мне всю гвардию своим раздолбайством заразит." Вот так и служил самый проблемный капитан, не гоняясь за наградами честно исполнял свой долг и с удовольствием праздновал успехи свои и своей роты.
   - Тьфу, в следующий раз скажут, что я из Этериона воробьёв пугаю, - голос Фенрейра сочился сарказмом. - Эти недоноски заигрались со своими исследованиям. И когда я слегка... Ну не совсем слегка, конечно, выразил своё неудовольствие их главному изобретателю, он мне знаешь, что сказал?
   Офицеры вошли в комнату и расположились возле окна, где уже был накрыт стол.
   - Этот самовлюблённый маньяк, Брейн, - Фенрейр с отвращением выплюнул имя разозлившего его учёного. - Он сказал: "Простаки, чьих умений хватает только на бестолковое махание оружием, не смеют судить о том, что выше их слабого умишка!" С такой гаденькой ухмылочкой ещё это сказал, что я думал размажу его по всей столице тонким слоем.
   - Ты завёлся от слов какой-то лабораторной крысы? - Локсай не скрывал своего удивления, его друг обладая звериной внешностью обладал ещё и не менее звериным чутьём на подставы, а слова тех, кто не заслужил его личного уважения были для него не более значимы, чем шум ветра.
   Фенрейр тяжело посмотрел на друга.
   - Эта "крыса" интересовалась "Нирваной", - блекло улыбнулся воин. - Сидящий на исследовательской базе учёный посчитал, что статус секретности на аномалии известной как "Нирвана" должен быть пересмотрен. А возражения свидетелей являются бредом рехнувшихся дураков.
   Глядя на застывшее лицо Локсая мало кто мог бы сказать, что за эмоции он сейчас переживал. Только полыхающие багрянцем глаза и словно разом натянувшаяся на лице кожа выдавали сильнейший гнев. Одна из поисковых экспедиций, которые щедро спонсирует Совет магов в надежде найти исправные устройства былых эпох, наткнулась на нечто интересное. Две недели после первого известия о находке не поступало больше никаких сведений. Неоднократно сталкивавшийся с такими случаями Совет посчитал, что исследователи скорее всего заперты в каком-нибудь древнем лабиринте и не могут самостоятельно выбраться, или с ними случилась ещё какая-то ситуация из такого рода, как получалось с такими группами в девяносто пяти процентах из ста. Когда посланный в таких случаях малый отряд рыцарей Рун, небольшой армии подчинённой лично Совету, после отчёта о прибытии на место, как и экспедиция больше не выходил на связь, стало ясно, что это те самые пять процентов. Потенциально опасный район оцепили роты гвардии короля в составе одной из которых были молодые лейтенант Локсай и сержант Фенрейр, а рыцари Рун приступили к тщательным поискам. Постепенно кольцо оцепления сужалось, маги обнаружили источник странной силы. Началу первых атак никто не удивился и не был пойман врасплох. Но шоком для всех стали личности напавших, это были пропавшие рыцари Рун в остатках бело-лазурной формы и члены экспедиции. Таинственный источник превратил их в кровожадных безумцев. Когда с большей частью напавших было покончено, уцелевшие отступили. Перегруппировавшиеся фиорцы продолжили продвижение к цели, но были остановлены повторной атакой обезумевших рыцарей. На этот раз им сопутствовала удача, неизвестная энергия воздействовала и на лояльные войска. С невероятной жестокостью, сошедшие с ума гвардейцы и рыцари накинулись на своих не попавших под воздействие силы товарищей. Бойцы отступили неся потери на начальные позиции, где Локсай обнаружил, что остался старшим из всех командиров. Трое суток ему, с остатками трёх рот и двумя малыми отделениями рыцарей Рун, удавалось сдерживать в лесах как одиночные вылазки безумцев, так и больше походившие на звериный гон атаки больших сил. Подошедшие войска и прибывшие с ними Высшие маги Совета преломили ситуацию, к этому времени осталось в живых чуть более полусотни гвардейцев и трое рыцарей-магов. Когда солдаты оттеснили сумасшедших к определённым магами границам воздействия, Высшие наложили запирающую печать на источник. К сожалению обращения были необратимы, и совершенно не жалеющих себя изменённых пришлось добить. Аномалия и всё, что с ней было связано попали под статус секретности, семьям погибших были выплачены большие суммы и закреплены привилегии, как "членам семьи погибших героев" и о трагедии постарались забыть. Немногие сейчас вообще слышали о "Нирване", и если кто-то, не являющийся членом Совета, королём, прежившим бойню ветераном, заикался об этом, пристальное внимание соответствующих органов было обеспечено.
   - И?
   - Капитан Аркадиос и Яджима из Совета сами едва не грохнули этого Брейна, когда узнали из-за чего я на него накинулся. Но осадочек сам понимаешь, остался. Ну и мне заодно припомнили последние выходки и посоветовали не устраивать драк в дворце Совета хотя бы месяц, - Фенрейр с удовольствием рассказывал, как изменилось лицо учёного, когда узнавший о его интересах Яджима в гневе придавил того к полу одним лишь давлением своей ауры Высшего мага. Откуда было знать Брейну, знакомому с аномалией лишь по блуждающим среди исследователей слухам, что старик сам был одним из тех магов, запечатавшим мощь "Нирваны" и видевшим её действие на людей. - Ну Дио и говорит мне, мол, ты Фенрейр повеселился неплохо, одевай-ка обратно лейтенантский значок и веди своих обалдуев к твоему приятелю, у него вроде как проблема нарисовалась. И вот мы здесь.
   Локсай уже был спокоен и безмятежен, плохие воспоминания вернулись в самые глубокие уголки памяти, да и живо пересказанные другом в лицах события его немало повеселили.
   - Хорошо, что этому Брейну сделали укорот, не будет больше лезть куда не надо, - капитан удовлетворённо улыбнулся. - Но пора поговорить и о наших нынешних делах...
   Две роты оказались в одном месте по не такой уж и необычной причине, угроза бунта. С давних пор эта область была известна своими необычными лесами. По какой-то причине в этих лесах практически отсутствовали чудовища и монстры, и единственными их обитателями были только животные. Ситуация изменилась когда в этих краях решили поселиться несколько молодых лесорубов с семьями. С ними естественно отправился сопровождающий маг, по чистой случайности оказавшийся древесным магом. Именно он обнаружил необычные свойства местной древесины, оказавшейся буквально переполненной энергией земли. Небольшой посёлок в лесах быстро разросся до города, а позже стал центром дровозаготовки Фиора, уникальные местные условия позволяли выращивать магам новые деревья едва ли не быстрее, чем артели срубали их. Именно местное дерево предпочитали маги для своих посохов и именно эти деревья снискали флоту Фиора славу непотопляемого. Но у этих лесов был и свой хозяин, барон Зарваль, пустивший переселенцев на давно признанные им бесполезные земли и бравший лишь символическую оплату в виде дерева, быстро подсчитал свою выгоду. Именно он и стал первым мэром молодого города и сделал из него то, чем он являлся сейчас. Его потомки не менее смекалисто обращались с капиталом и не посрамили память предка, стали уже графами Зарваль и крепко держали монополию на "зарвальское" дерево. Однако молодой наследник, после смерти отца, старого графа, неожиданно почти прекратил поставки, задрав цены на небольшие доставляемые порции до небес. Сам он удалился в выстроенное в горах семейное имение, превращённое в настоящую крепость. В произошедших изменениях горожане винили дурную компанию, с которой связался находившийся в депрессии молодой граф. Ходили даже слухи о некой тёмной гильдии и зловещих колдунах. Прибывший в город Локсай обнаружил, что тот буквально захвачен бандами наёмников, разогнать которые его гвардейцам особого труда не составило. Пленные подтвердили участие тёмной гильдии и у капитана, введшего в городе военное положение и ставшего его комендантом, не хватало сил для самостоятельного разрешение ситуации. А теперь, когда прибыл его друг, Фенрейр, обладавший способностью подавлять направленные магические действия, развязка была уже близка.
  
   ...
  
   Вверх к поместью вела удобная, слегка извивающаяся широкая дорога, для постройки которой в своё время не поскупился пригласить лучших магов земли ещё первый барон Зарваль. Вид нынешних горных склонов представлял из себя воплощение загадки зарвальских лесов - голые острые камни, по которым не всякий баран проскачет, заросли в общем-то обычными деревьями, правда с корнями такой невероятной длины, что исследовавший эту загадку маг Совета сжевал свою бороду. Сейчас, всего лишь в пяти километрах от ворот поместья, за очередным поворотом была выстроена перекрывшая дорогу застава гвардии. На общем совещании было принято решение дать заслуженному роду Зарвалей возможность отступить от своих планов, выждав сутки, и таким образом можно было ещё и узнать фактическое положение графа. Дворянин не потерпел бы подобного самоуправства на своих землях даже от короля и отправился лично засвидетельствовать своё возмущение. Если же на него влияла гильдия тёмных магов, то по своей привычке выждав приход ночи они напали бы на заставу, ну или проигнорировали действия гвардии. К сожалению офицеров, днём ворота так и остались закрыты, а уже ночью разразилась гроза.
   Расположившись в надвратной постройке под защитным козырьком Фенрейр и Локсай обсуждали положение. По всему выходило, что заправляли тёмные, а участь графа была неизвестна. Ни одна из крупных гильдий не действовала бы столь топорно, у них хватало и "чистых" возможностей разжиться зарвальским деревом. По-видимому несколько новых групп объединились чтобы с нахрапа добыть недоступные для них обычно вещи, а заодно и показать свою силу старшим. Не так давно установилось некоторое равновесие , устраивавшее все стороны, и за такую выходку эти старшие скорее всего и сами покарали бы молодых, но гвардия не имела права спускать подобное оскорбление короне.
   Солдаты были готовы к ночному нападению и деловито перебрасывлись шуточками, все они были опытны и не раз участвовали в подобных ситуациях. Азарт нарастал. Командиры бдили сверху.
   - Лок, обрати внимание, - палец Фенрейра уткнулся в горизонт.
   - Что ещё? - подслеповато прищурившись, никогда необладавший острым зрением Локсай пытался рассмотреть, что увидел его более зоркий друг.
   А посмотреть было на что, на редкость мощные молнии время от времени били в казалось одну точку. И что самое интересное, эта точка приближалась к гвардейским позициям.
   - Думаешь тёмные? - несколько вяло спросил Локсай.
   - Может быть.
   Между тем точка быстро двигалась вперёд, гром становился всё громче, вспышки всё ярче. Наконец точка остановилась над дорогой как раз за поворотом к поместью. Переглянувшись с Фенрейром, Локсай повернулся к готовящимся внизу солдатам и скомандовал первому отряду выдвигаться на разведку. У всех были защитные амулеты и три десятка бойцов вместе с лейтенантом отправились через ворота вперёд. Бодро протрусивший отряд скрылся за поворотом. Прошло два удара молний, напряжение на стенах росло, а от отряда не поступило никаких сигналов. Вспышка новой молнии осветила бегущие силуэты, четверо гвардейцев отступали, двое помогали по-видимому раненому, а четвёртый прикрывал их.
   - Неизвестный маг, герба гильдии нет, наши живы, но все оглушены, - после короткого доклада Фенрейр уже был готов сорваться не глядя ни на что.
   - Не торопись, брат, - Локсай рывком остановил почти выпрыгнувшего из надстройки друга. - Он идёт сюда.
   Поднявшиеся к ним остальные офицеры наблюдали за приближением неизвестного, слишком было сильно искушение увидеть дурака, рискнувшего в одиночку напасть на гвардейцев. Ударила особено сильная молния и глазам воинов предстала удивительная картина.
   - Мальчишка!? - раздавшийся со стен возглас услышали наверное даже в столице.
   Худой черноволосый паренёк, весь замотаный цепями, подбрасывал вверх небольшой шар. Очередной грозовой заряд ударил в шар, когда пацан подкинул его вверх и тот послушно упал на подставленную ладонь. Небольшие молнии окутывали шар и гасли, казалось не причиняя парнишке никакого вреда.
   - Эй, военные, можно поговорить?
  
   Глава 14
  
   Поход к Великой (а что вы хотели, тот ручеёк, пробегавший через нашу долину, в самых глубоких местах был мне едва ли по пояс) реке пришлось отложить. Поработав головой, мы с ГГ пришли к мысли - нафиг реку, добраться до гор, оглядеться с вершины и спуститься с них на санках. В конце концов высоко сижу - далеко гляжу, где есть цивилизация будет видно, а там создам себе сани или лыжи и всё, нас не догонят! Повернув к горам я двигался сначала под деревьями, но надолго терпения мне не хватило, очень уж темно было. Забравшись на деревья я попробовал передвигаться в стиле ниндзя, длинными прыжками с ветки на ветку, получалось не очень, а когда попытался ускориться стало совсем худо. Отплёвываясь после пятой попытки, когда с разбегу воткнулся зубами в особенно толстую ветку и так и застрял, я уже было решил, что это не моё и двигаться придётся долго по земле. К счастью я не совсем человек, стоило отрастить короткие зазубренные шипы на подошвах и на руках, и я уже легко прыгал в кронах деревьев. Почти легко, это дело требует определённой сноровки, иногда я не срывался вниз только чудом.
   К вечеру захотелось есть, однообразные движения не особо утомляли, скорее надоедали, хотелось спать, и отщипнув звено с пояса я развалился на одной особенно толстой ветке. Пережёвывая железяку я достал голокрон и вновь запустил запись Металиканы. Под убаюкивающий знакомый голос я задремал. Долго отдыхать мне не пришлось, я и так быстро восстанавливаюсь, а ночью лес не спит, в чём мне пришлось быстро убедиться...
   - Преуменьшение месяца, бро, - ГГ среагировал быстро. - Ты хотя бы вспомнил, как Металикана рассказывала, что в выращенном ей лесу завелась живность и монстры. Монстров она успешно извела сама и подогнала тебе последних уцелевших на тренировку, а животные в отсутствие такой конкуренции живо расплодились.
   - Да помню я, просто не знал, что среди них есть древолазающие хищники, - пинками свободной ноги я отпихивал от себя пытающегося прогрызть мою вторую ногу зверя. - Какая наглая сволочь, а вот жри железо!
   Покрывшаяся железной чешуёй нога была для хищника ну совсем не съедобна. Невезучий зверёк с грустным воем разжал зубы и отлетел вниз от удачного пинка и затих.
   - Тут не наш мир, могут быть совершенно неведомые нам зверюшки. - нелишний раз напомнил ГГ.
   - Хм-м, давненько я мяса не ел, - во рту скапливалась слюна, я уже почти чувствовал этот божественный вкус на языке.
   - Ты что, собрался его есть сырым?
   - Плевать, переварю.
   - У хищников отстойное мясо!
   - Ну блин...
   - Давай лучше на оленей поохотимся, они на ночь вроде бы всем стадом залегают, - идея ГГ дала эффект, который он вряд ли мог предусмотреть. Металикана рассказывал о охоте, о том как она действует на драконов, как в азарте они забывают обо всём. Теперь я прочувствовал это на себе. Невероятно приятные судороги скрутили меня, бегущая в венах кровь словно горела. Чешуя покрыла тело блокируя мои запахи, из пальцев выскользнули кривые когти, зубы заострились. С наслаждением я выдохнул, эти изменения для охоты были непередаваемо хороши. С чешуёй увеличивается масса, болтавшиеся цепи крепко облепили тело, и когда я побежал по деревьям ни одно звено не звякнуло. Ночной лес был невероятен, даже днём под кронами был полумрак, и сейчас, в непроглядной тьме, глаза мне были почти не нужны, запахи и звуки представляли для меня намного более точные органы восприятия.
   - Подожди, братец, у нас есть возможность видеть теплокровных, - голос ГГ плохо напоминал человеческий, шипящий и порыкивающий, он дрожал от нетерпения.
   В доказательство его слов мир вокруг окрасился в серо-красные тона, ГГ утверждал, что это как результат общего восприятия запахов, звуков и тепла.
   "Хе-хе-хе, да я просто Хищник, только своего Шварца на меня тут нет," - в охотничьем режиме я не замечал никаких проблем с передвижением по деревьям, каждое движение было точным и выверенным. Я приближался к большому скоплению красных пятен игнорируя все остальные, оно то и должно было быть моей дичью. Последние метров сто я пробирался к ним почти не дыша, и даже прикрыв глаза, было ощущение, что от голода глаза у меня слегка светятся. Животные расположились тесно друг к другу и спали.
   - Голов тридцать. Детёныши в центре. Самые вкусные наверно, - ни у меня, ни у ГГ естественно никакого опыта охоты не было, но инстинкты делали своё дело. - Прыгай в серёдку, хватай и беги.
   "Так, стоп, я маг или где?" - остановиться от немедленных действий было трудно. Мне не нравилось, как режим "охотник" мешал спокойно думать, слишком сильно давили инстинкты. Опомнившийся ГГ повинился что увлёкся, но быстро вернулся к своей обычной манере общения. Немало посетовав на то, что живя с Металиканой я был фактически в яслях, ни реальных угроз, ни проблем с питанием, он пообещал держать себя в руках. Вернув себе обычное самообладание, я наконец-то вернулся к охоте. Стадо внизу к тому времени что-то почуяло и заволновалось. Медлить было нельзя, почти все травоядные заядлые перестраховщики и при малейших намёках на опасность обычно убегают. Левая рука обвивается вокруг свола дерева, с веток которого я наблюдал за животными, ноги напружиниваются силой и я пулей кидаюсь в гущу успевающей подскочить дичи. С ликующим воплем я вцепляюсь когтями в загривок небольшого зверя и моя левая рука сокращаясь доставляет меня с добычей назад, в кроны деревьев.
   - Ну и нафига столько усилий, "я маг или где?", ты мог бы загарпунить и подтянуть к себе любого из стада, - ГГ желчно высмеивал мои действия. Но я не отвечал, я был полностью поглощён поеданием МЯСА. О молодое, нежное мясо!
   " Заткнись, мне было необходимо дать им хотя бы шанс, иначе это была бы не охота, а то же самое забивание домашнего скота", - неотвлекаясь от насыщения отвечал я. - "Металикана была права, пойманное на охоте, даже сырое, намного вкуснее сотворённой еды."
  
   ...
  
   Проснулся я на той же ветке следующим вечером, сжимая в одной руке недогрызеный мосел. Никаких неудобств от съеденного мяса не было, впрочем я и не сомневался, что мой переваривающий металлы желудок спокойно переварит и некрупного оленя. Мосел был оперативно доеден, и спустя минуту, драконий аппетит не шутки, я выпрыгнул вверх над кроной дерева, осмотреться в поисках воды.
   - Обляпался как свинья, - тактичностью у ГГ никогда и не пахло. - Нам проще воду по запаху найти.
   - Раньше мог бы сказать.
   Под издевательский смех в голове, я сосредоточился на воде. Шумы, запахи, я быстро отсеивал лишние, прекрасно зная что мне надо. Наконец нашёл - ощущались журчание, прохлада, свежесть, по видимому мелкий ручей. Когда спустя час движения водичка воспринималась всё ещё как ручей, я что-то заподозрил, а когда через ещё полчаса наконец добрался до точки, то увидел вполне себе широкую реку.
   - Ну хотя бы наконец поплаваем, - ГГ попытался успокоить меня. - Ну пойми, ты впервые так пользуешься своими способностями, и найти небольшой ручеёк ты сразу не мог. Радуйся что вообще к морю не вышел.
   Что-что, а утешить шиза может, и я наконец, впервые в этой жизни, разбежался и с наслаждением нырнул в воду.
  
   ...
  
   Почти неделю я провёл возле реки, охота ночью, сон днём. Как шутил ГГ - вёл жизнь настоящего хищника, отожрался, отоспался, и по новой. Удалось научиться подавлять нежелательные вспышки в "охотнике" и вдоволь накупаться, отращивая на ногах ласты я мог часами пропадать под водой, задержка дыхания на столь долгий срок проблемой не была, и кстати расширил своё меню рыбкой. Но стоять на месте было нельзя, животные уже стали обходить ставший для них опасным участок, да и я несколько устал от такой жизни. Мне всё сильнее хотелось увидеть людей, выйти, так сказать, к цивилизации, да и горы манили со страшной силой. Последний раз переплыв реку я продолжил путь к горам.
   Когда я с радостью заметил на склонах приближавшихся гор свет явно искусственного происхождения, начался дождь, даже скорее гроза. А с молниями у меня отношения особые.
   Я мог в детстве смотреть на дождь часами, сам вид падающих с небы масс воды был для меня чем-то волшебным, а стоило прозвучать первому раскату грома, оттащить от окна меня было невозможно. Никакие страшилки о шаровых молниях, убитых грозой людях не могли заставить меня перестать жадно смотреть в небо. Моя первая гроза в этом мире стала для меня настоящим сюрпризом. Проигнорировав слова Металиканы не выходить из под сооружённого ей навеса я вышел смотреть на дождь. Первые молнии я наблюдал с непривычным с самого детства удовольствием, которого не осталось и в помине когда одна ударила в меня. Пришёл в себя я через несколько минут, ожог на плече саднил, ощущения были чудесные, координация нарушена, голова кружится, тошнит, первые мысли - "а шо вчера было?" Последовавшие за этим вопли драконицы изобиловали нецензурными комбинациями из моей памяти - чтобы понял я, а потом уже заставляющими краснеть меня, человека отслужившего в доблестной краснознамённой, загибами, в которых Металикана спрашивала себя почему возится со мной. Во время своего монолога, который я могу вспомнить, но никогда не захочу повторить, если не захочу нажить себе смертельных врагов, она ни разу не прервалась. Всё это время в неё били молнии. Вреда они не наносили ей никакого, молнии били по поднятым вверх крыльям, придававшим её силуэту сходство с латинской буквой "V". Уверяю, ни одна лекция по технике безопасности, ни с какими пособиями, не сравниться по эффективности с обозлённым и виртуозно ругающимся драконом, между крыльев которого пробегают искрящиеся дуги разрядов. А когда она закончила я смотрел на неё как дурак на идол. После недолгой борьбы взглядов, в которой её искренее возмущение боролось с моим не менее искреним восхищением, мне удалось выпросить способ самостоятельной защиты. Объясняя, что из-за обилия металла в организме и ещё из-за некоторых невообразимых для меня причин, все Железные буквально притягивают к себе молнии, Металикана научила меня создавать своеобразный мобильный громоотвод. Это был небольшой шар, пропитанный моей энергией и безопасно поглощавший всё электричество. На мой вопрос, почему я не могу рассеивать молнии чешуёй, она дала ответ, что проходящий через тело заряд нарушает мою концентрацию на защите, а я её не мог тогда держать постоянно. После этого она окончательно добила меня морально, показав "Грозовой Полёт". В моей памяти было откопано описание из книги Андрэ Нортон - "Проклятие Эльфов", там драконы развлекались похожим образом, пролетая сквозь тучи ловили молнии на шкуру и парили в сиянии белого огня, а называли это "Громовым Танцем". Когда она опустилась на землю, в ореле искр и света я уже мог спокойно стоять не прячась под навесом, шар исправно поглощал нацелившиеся на меня молнии. После того случая я долго и безуспешно упрашивал полетать в грозу, но всегда следовал короткий и ёмкий ответ.
   Прыгая сейчас по кронам я утешал себя тем, что когда-нибудь я не только вобью её по шею в землю, как она постоянно поступала со мной, но ещё и подрежу во время полёта сквозь грозу. Мои надежды на чешую не оправдались, хоть она и частично поглощала попадание, самой силы, с которой меня ударило и бросило на землю, мне хватило, чтобы вернуться к старому, доброму шарику.
   Увиденный мной свет цивилизации принял вид довольно странного особняка. Начнём с того, что изначально он был видимо построен как загородный дом какого-нибудь богача, множество окон практически в высоту самих стен дома, изящные тонкие декоративные колонны с завитушками, ниши со статуями в античном стиле и вазами, газоны с кустами стриженными в виде фигур. Но недавно кто-то всё конкретно испоганил, окна были разбиты и завалены изнутри, многочисленные статуи и вазы разбиты и валялись мусором, даже к невысокой ограде были достроенные две уродливые деревянные платформы, а ворота обзавелись уже не выбивающимися из общего стиля поместья шипами. "Охотник" позволил определить что внутри было множество красных фигур, большая часть которых находилось на втором этаже здания, а другие неравномерно шевелились по остальной территории. На платформах, которые исполняли видимо роль дозорных вышек суетилось по нескольку силуэтов, уже заметивших мои игры с молниями. Желания идти к этому гадюшнику у меня не было. Осмотревшись я увидел внизу по дороге ещё одно скопление фигур, а намного дальше их огни какого-то городка. Во время ещё одного прыжка вверх я получше осмотрел позиции "нижних" фигур. по-видимому это были местные войска, выстроенная ими перегородившая дорогу стена отличалась от построек в поместье как танк от велосипеда. В укреплении вояк не было ни одной лишней линии, четыре вышки, между средними двумя были ворота, над которыми была сооружена надстройка с двускатной крышей. За стеной красные пятна выстроились в колонну и похоже были готовы ко всему.
   К этому времени я уже вылетел на дорогу к поместью и поймал очередную молнию. В особняке не реагировали, а военные уже отрядили по мою душу группу бойцов. Я предпочёл их подождать. Надо отдать им должное, три десятка солдат в полосатых плащах быстро окружили меня и направили на меня короткие копья. Картина живо напомнила мне эпизод из фильма "Властелин Колец: Две Башни", когда всадники Рохана окружили Арагорна с компанией и опустили на них свои пики. От столь ярких ассоциаций я усмехнулся. Каюсь, вместе с эффектно пойманной молнией это было несколько по-позёрски.
   А вот солдаты так видимо не думали. Один, по-видимому командир, выступил вперёд.
   - Сдавайся, темень! И без своих фокусов.
   Надо сказать, что я немало волновался перед первой встечей с первыми людьми в этом мире. Но когда я услышал его гордый голос, презрительно цедящий сквозь зубы, то словно выморозился изнутри.
   - Сбавь обороты, торопыга, - мне невероятно сильно хотелось его уязвить.
   По-видимому он на это и расчитывал, и его глаза довольно сверкнули.
   - Взять, - а от этой снисходительной команды у меня окончательно сорвало тормоза.
   "Охотник" переходит в "Ясность" и время послушно замирает, застывает капельками дождь.
   * Раз * - я подкидываю шар и в него ударяет молния, а солдаты только начинают своё движение в мою сторону.
   * Два * - мысленно командую, "ударная волна - оглушение".
   * Три * - оглушающая волна прокатывается по рядам солдат, и на груди у каждого вспыхнивает огонёк. Эти огоньки сопротивляются моей волне, но атаку питает мой гнев и желание стереть высокомерное выражение с лица этого командира, увидеть его валяющимся в грязи под дождём, без сознания, беспомощным.
   * Четыре * - Огоньки сопротивлялись недолго, доли секунды. К моей досаде, разозливший меня человек всё с тем же выражением лица, с каким-то внутренним достоинством, опускается на землю вместе с почти всеми своими солдатами.
   * Пять * - я отключаю "Ясность", трое солдат быстро, но без паники, отступают подхватив одного из оглушённых.
   "Блин," - понимание, что оно того не стоило, бешенным дятлом стучит в голову.
   - Ну что, иди сдаваться с повинной, - ГГ и сам не рад, но в том порыве ни у кого не возникло ни одного сомнения.
   "Пошли."
   Руки автоматически подбрасывают шар и я иду к заставе армейцев. Есть конечно надежда, что они адекватные люди и всё удастся мирно разрулить.
   Когда я подошёл к укреплению ударил особо мощный заряд. Молния осветила многочисленные лица стоявших на стене. Выражения безграничного любопытства сменились выражениями удивления.
   - Мальчишка!? - ну ё моё, чего так орать-то?
   Поймав новую молнию я обратился к публике:
   - Эй, военные, можно поговорить?
  
   Глава 15
  
   Кого могут благодарить драконы? Как-то раз я задал этот вопрос Металикане после её рассказов о тонкостях взаимоотношений драконов с миром, судьбой и богами. Когда тебе хочется совершенно искрене поблагодарить кого-то, кто как хочется верить неравнодушен к твоей судьбе и приглядывает за тобой хотя бы в пол-глаза, хоть иногда. Она долго распиналась на тему того, что бла-а-агородный дракон должен только маме с папой, за этим последовал намекающий стук в свою грудь, немножко Древним, а всех остальных видал он где-то там, далеко за голубыми далями. Но по человеческой привычке мне всё-таки хотелось бы сказать спасибо силе, давшей мне возможность встретить Фенрейра и Локсая. Ну или выругаться в её адрес, очень уж напряжной выдалась наша встреча.
   На мои не совсем учтивые слова они реагировали своеобразно, волкоподобный крепыш попросту спрыгнул со стены и встал напротив меня поигрывая мощным тесаком, от одного вида которого я едва не пустил слюну. Второй спокойно вышел через ворота, держа в одной руке маленький, почти кулачный, щит, в другой копьё с массивным наконечником. Весьма колоритные типы оказались, один сверкает жёлтыми глазами и скалится нечеловеческой улыбкой, другой в шлеме с красным хвостом застыл статуей самому себе.
   - Начальство пожаловало, - незамедлил откомментировать ГГ.
   "Думаешь?"- не то что бы я сомневался, но кто знает?
   - Они носят снаряжение намного лучше, чем у предыдущих парней, вдобавок, если бы ты не облизывался на клинок этого "волка", то раслышал бы, как "красного хвоста" назвали "капитаном", когда он спускался к нам. - дубль-я не упустил возможности потрепать мне нервы.
   Создав в руке тонкий шест я закрепил на его вершине шар-громоотвод и воткнул в землю рядом с собой, намечался серьёзный разговор, и мои игры с молниями могли бы быть неправильно поняты. Мои действия не остались без внимания дуэта: "волк" закинул свой меч-переросток на плечо и протянул что-то вроде - "...хм-мн...", а вокруг щита "краснохвостого" вспыхнул плотный золотистый контур, зрительно увеличивший его размер до используемых древнегреческими гоплитами.
   - Просто предосторожность, громоотвод. Начнём разговор?
   - Ты напал на гвардейцев короля, маг. Сдавайся сейчас, и мы проявим снисходительность, - щитоносец шагнул вперёд, неотключая свой щит и слегка наклонив голову.
   - Или давай всё усложним, - мечник встал рядом с товарищем и дружелюбно улыбнулся, что в его исполнении выглядело скорее зловещим оскалом.
   Чувства меня не обманывали, оба были спокойны и абсолютно уверены в себе. И эта уверенность была основанна не на знании того, что за их спинами ждут своего сигнала несколько десятков солдат. Это было осознание своей собственной силы, немалый опыт и доверие друг к другу, они не делали скидок на мой возраст, самого наличия у меня способностей было достаточно, чтобы они отнеслись ко мне со всей серьёзностью.
   - Ваши воины напали на меня только потому что я маг? - оп-па, вот от этого вопроса, они слегка оторопели, а я продолжил добивать, старательно выплёскивая на них эмоции растерянности и обиды. - Я давно не видел никаких людей, жил с сестрой в глуши, а когда она пропала отправился её искать. Только увидел человеческое жильё, а тут ваши мордовороты на меня накинулись. Что мне оставалось? Я их и оглушил.
   От такой отповеди мужики слегка растерялись, однако быстро пришли в себя, хотя судя по взглядам, которыми они обменялись, были ещё слегка под впечатлением. Портить эффект лишними движениями вроде всхлипов и растираний ногой я не стал, выглядел я уже лет на пятнадцать, да и пирсинг со старыми рубцами на правой руке создавали не тот образ.
   - Сомневаюсь, что они бы атаковали первыми, разве что слегка надавили, - щитоносец пытался выяснить обстоятельства. - Но как бы то ни было, они гвардейцы, и нападение на них это серьёзное преступление, тем более во время исполнения ими их прямых обязанностей. Они должно быть приняли тебя за члена тёмной гильдии, и надо сказать, я склонен считать также.
   - Дядя, я понятия не имею о мире вокруг, и ни о каких гильдиях, ни тёмных, ни белых, ни серо-буро-малиновых и не слышал. Я просто двигался на свет, - я плеснул на них эмоциями раздражения. Похоже эти ребята ничего на веру не примут, и будет как и с предыдущими. Даже если они нападут, сбежать я успею, а там посмотрим, если мои действия настолько серьёзные, ну что же, Фиор не весь мир. - За кого они меня приняли это их проблемы, я просто проходил мимо, и нападать на меня только потому, что им что-то казалось, не лучшее поведение даже для гвардейцев.
   - Ты не понимаешь одной вещи, паренёк, - взгляд в прорезях шлема обрёл почти физическую тяжесть. - Они мои солдаты, и ответить передо мной тебе в любом случае прийдётся.
   Ответить, ещё и по закону наверное? Который как дышло, куда повернул и так далее? Мне хватит моей правды. Не отвечая, я ударил кулаком в ладонь и от рук пробежала волна чешуи. Воины напряглись и начали обходить меня с боков. Чутьё подсказывало, что с ними будет непросто. Наконец-то, живой опытный противник, не безумные чудовища, не тупые големы и безответные звери в лесу. Губы против желания растянулись в кривой ухмылке.
   - Ого, похоже выбираешь сложный вариант, не боишься, что будет больно? - "волк" выступил вперёд, агрессивно наклонившись. - Давай посмотрм, что ты можешь. Маги металла не так часто встречаются.
  
   ...
  
   Стоящим на стене заставы сегодня повезло, наблюдать сражающимися с кем-то Локсаем и Фенрейром, это почти как наблюдать за превосходной актёрской постановкой. Воины понимают друг друга кажется с полувзгляда, атаку одного продолжает другой, связки и комбинации кажутся чем-то невероятным. В защите они действуют не менее слаженно, отражающий щит Локсая и подавление Фенрейра сводят атаки магов почти на нет. Ходят слухи, что для рыцарей Рун есть экзамен, противостоять одному из них в учебном поединке. Пусть парнишка смог оглушить почти целый взвод, против этого дуэта у него нет шансов.
   Не тратя время Локсай мгновенно рванул к пацану и ударил его щитом. Стоило тому упасть на землю, как над ним появилась замахивающаяся фигура Фенрейра, однако его удар только высек искры из камня, мальчишка успел откатится в сторону и теперь уворачивался уже от выпада капитана.
  
   ...
  
   Вот свезло, так свезло, моей скорости без "ясности" хватало только чтобы уворачиваться. Челюсть немного саднила, щитоносец неслабо меня приложил в самом начале. Хотел живых и опытных противников, получай. Стоит раслабиться и эта парочка разделает меня как бог черепаху. Крепыш оказывается подавлял магию, когда я попытался отшвырнуть их ударной волной, его вроде как накрыл защитный купол метров пяти в радиусе. Его товарищ прекрасно знал об этой особенности и почти не покидал безопасной зоны и бил удлиняющимся копьём, стоило перезарядиться способности я попытался выбить его направленным импульсом, но этот мужик просто отскочил назад под прикрытие друга и выставил на всякий случай щит под углом. Его действия открыли недостаток защиты "волка", она действовала на чисто энергетические действия, не имеющие материального ядра. Судил я об этом по тому, что явно магический щит даже не мигал, когда попадал в безмаженную зону. Атаки удлиняющегося копья также не слабели, были одинаково сильны и под куполом и когда они наседали на меня со флангов. Однако выстреленные мной на пробу пульки потухли в полёте и упали безвредными дробинами, эффективно под куполом я мог пользоваться только изменениями и чешуёй. Мечник атаковал вихрем размашистых ударов, не скупился на пинки и затрещины, постоянно подводя меня под молниеносные выпады копьеносца. И как ни странно, хоть я и ждал от подставы от "волка", но подставился именно "красный хвост". Ускорившись я рванул к нему и ударом с левой руки-молота в щит смог заставить припасть его на колено. Вцепившися удлиннившимися пальцами в мерцающие края щита я попытался оттянуть его на себя и достать его второй рукой с приготовленным уже зарядом паралича. Возникший за спиной мечник не дал мне завершить начатое, ударив наискосок. Заблокировав его удар я выпустил паралич, однако его защита значительно ослабила заряд и действие пришлось только на руки. Я отклонил его клинок в землю, и придерживая его, наступил сверху правой ногой. Меч упал на землю и я оттолкнувшись от него ударил левой рукой. Мгновенно отпустивший меч "волк" отшатнулся назад и за какие-то доли секунды перенаправил своё поле в руки, а вернув им подвижность перехватил меня в воздухе.
   - Удар сзади! - ГГ постоянно наблюдающий за ситуацией прочувствовал действия щитоносца, что позволило мне усилить чешую на спине.
   На поле боя против мага, для воина нет нечестных приёмов, и мощно ударившее в спину копьё это подтвердило. От укола больше напоминающего удар молота, чем копья, я закувыркался по земле, мечник не удержал моё резко рванувшее тело, что не помешало ему отвесить мне пинка пока я падал. От злости я вскочил и рванул к нему. Воин уже был готов, он успел поднять меч и заблокировал мой удар когтями сверху вниз. Удлинившиеся и потянувшиеся к его шее когти вызвали у него лишь насмешливый присвист.
   - Снова бьёт в спину, - оперативные подсказки ГГ позволили мне вовремя оттолкнуть мечника и перехватить уже почти воткнувшееся мне между лопаток широкое остриё.
   Не успел я его сломать и поглотить, как "волк" нанёс мощный удар, оставивший бы меня без нижней половины тела, если бы не усиления Металиканы. Рубящий удар только немного прогнул чешую, но полыхнувший по нитям прошивки огонь силы уже восстанавливал защиту. Едва я поднялся на ноги, а "краснохвостый" уже был рядом, и почти проткнув меня копьём побежал, толкая меня спиной вперёд. Достойным завершением этой связки стал мощный удар меча, от которого я отлетел ещё дальше.
   "Они это с самого начала хотели сделать?" - я был вне зоны действия громоотвода, ударившая молния почти вдавила меня в камни.
   - Эй, паренёк, ты живой? - голос "волка" был весел и без малейших следов боя, ровный и незапыхавшийся. - Мы не знали, что тебя так долбанёт, но попробовать-то стоило.
   Весь бой я провёл в режиме востановления, и сейчас легко поднялся из получившейся от меня ямки. Слегка подёргиваясь от всё ещё пробегающих разрядов, я максимально "добрым" голосом процедил:
   - Живой, живой, а вот вы сейчас такими будете вряд ли.
   Я ещё только начинал выдыхать поток стального песка, а эта парочка уже рванула друг к другу сочетая свою защиту.
   Дыхание оставляя глубокую борозду в камне дороги ударило в них. Масса песчинок облепила и повалила их мгновенно, и начался процесс откачки сил. В застывшем металле мужики напоминали огромных снеговиков и удивлённо хлопали глазами.
   - Это что же за магия металла такая? - спросил скованный копейщик.
   - Сестрёнка научила, - мне захотелось поиграть.
   - А кто у нас сестрёнка? - поддержал игру "волк".
   - А, дракон она у меня, - постарался сделать милую улыбку я.
   - Ты "Убийца Дракона?" - вау, таких удивления и экспрессии я ещё не слышал.
   - Пожалуй конфликт улажен, - просипел желтоглазый, в их сдвоенном вопле он был самым громким, и теперь явно жалел надорвавшееся горло.
   - Да неужели? - я упёр руки в бока и стоял слегка покачиваясь с носков на пятки. Жизни обоих были в моих руках, сковавший их песок продолжал шевелиться немного сжимаясь и разжимаясь в такт их дыханию. Откачать из них энергию я мог в любой момент. И они это понимали.
   - Маги вроде тебя редкость, - в голосе "хвоста" звучала досада, но сам он был спокоен. - Вы всегда на виду и ваши перемещения стараются отслеживать, поэтому если "Убийца" уходит в тёмную гильдию, об этом становится известно очень быстро. А с той мелочью, из-за которой мы здесь, никто из ваших даже рядом показываться не стал бы.
   - Вобщем, мир, паренёк? - "волк" снова радостно скалился. Сквозь металл я прекрасно ощущал их чувства и не смог не зауважать этих мужиков. Их самообладанию оставалось только позавидовать, скованные, в полной моей власти, и ни запаха страха, ни волнения, абсолютно безмятежны.
   Металл осыпался невесомой пылью, из дыхания удаётся вернуть очень мало потраченной силы, приходится разрушать созданное. Высокий воин спокойно оттряхивался от мелкого песка оставшегося под доспехом, а вот "волк" не отказался поведать и об ощущениях песка в интересных местах, и как в такие места он пошлёт в следующий раз своего приятеля если тот снова затеет проверить неизвестного мага без уточнения его способностей. От восхищённого внимания и запоминания этого шедевра нематерного смешения врага с грязью меня отвлекло тактичное покашливание снявшего шлем копейщика. У него было немного удлинённое лицо с правильными чертами на котором застыло несколько флегматичное выражение, и спокойно поблёскивали тёмные глаза с проскальзывающими алыми искрами. С волосами же он должно быть попрощался ещё в юности.
   - Локсай, капитан гвардии, - коротко представился он, и кивнул в сторону мрачно вычёсывающего из волос песок приятеля. - А это...
   - Я Фенрейр, паренёк, - отвлёкся от яростного терзания своих косм тот. - Извини за тот удар, ты выглядел достаточно крепким, хотя в конце я уже подумал, что ты уже всё, отбегался. Слушай, вытяни свой железный песок, сил нет терпеть.
   - Меня зовут Газилл, а с песком такая проблема, если я его потяну, кожу на лоскуты порвать может. И кстати, давайте отойдём к моему громоотводу, а то молнии что-то давно не били.
  
   ...
  
   Гвардейцы оказались хорошими людьми, плата за оглушённый взвод поединком с командирами смыла все претензии. Даже тот взбесивший меня лейтенант был довольно неплохим парнем, он открыто признался в провокации и протянул руку. Едва оказавшись среди большого количества людей я едва не впал в шоковое состояние. Мои развитые органы чувств, ещё и усиленные последним ритуалом, ослепляли новой информацией. Дома возле источника, и в лесу, чувства создавали для меня довольно стойкую картину восприятия, окружающая природа и животные воспринималась как сплошной длящийся гармоничный поток, ничего лишнего, ни убавить ни прибавить. Но люди в этом потоке выглядели по другому, они были самостоятельными, они создавали вокруг себя возмущения словно сами являлись началами других потоков. Их эмоции были намного более острыми и сильными чем у животных, я мог их читать. И меня эти свойства честно напрягали, словно ты оказался на бразильском карнавале, ярко, шумно, легко потеряться в течении людских тел. К счастью полезное раздвоение сознания, обзываемое мной ГГ и шиза, помогло мне взять в себя в руки и приглушить чувствительность. Заинтересованному Фенрейру, похоже обладающему подобным чутьём, я пояснил что такое скопление людей для меня в новинку. В общем когда злополучный лейтенант предложил пожать руки и забыть обиды, его честность и чувство вины за своё поведение потушили моё последнее раздражение.
   Лагерь впечатлял, гвардейцы за, как рассказал Локсай, неполные сутки разбили лагерь на дороге, вырубили вдоль неё лес, и основательно заминировали все подходы. Ловушки ощущались едва выделяющимися искрами, и рвани я сначала на лагерь, новые дырки бы конечно не появились, но испугу бы я хватил.
   А в палатке Локсая состоялось обсуждение сложившейся ситуации, братаны оказывается собирались штурмовать уже этой ночью, несмотря на нашу стычку. Я предложил им свою помощь, они для вида только подумали и отказались, оказывается разборки с тёмными гильдиями это прерогатива исключительно гвардии и местного магического спецназа - рыцарей Рун. И привлечение сторонних магов влечёт просто ужасающие бюрократические последствия. Я был настойчив, я упирал на то, что даже не являюсь гражданином Фиора и вообще могу сделать после этого дела ноги, но они были непреклонны. Единственное, что мне доверили, это небольшая разведка и помощь раненным, мои способности по снятию оглушения и приведения в порядок нескольких неудачно упавших бойцов, ставшие для меня приятным открытием, были по достоинству оценены.
   - Мы выступаем сейчас, - Локсай закончил спор несильным ударом по столу, за которым мы всё это обсуждали и вышел наружу.
   - Держись в сторонке, паренёк, тут и зашибить может, - Фенрейр заливисто засмеялся, везёт мужику, сам пошутил, сам посмеялся.
   Солдаты выходили неплотными колоннами. Но за этим я наблюдал уже из леса. Разведка и наблюдение, значит? Они конечно хорошие люди, но упускать возможность посмотреть на местную магию и попробовать её на зуб я не собираюсь.
  
   Глава 16
  
   Мерни Вспышка был не самым, как он считал, глупым человеком, поэтому когда услышал о горе молодого графа Зарваля, у него появился прекрасный план. К сожалению, его небольшой гильдии не хватало для его осуществления, и пришлось привлечь откровенного дуболома Молоторукого Жеда с его "Крушителями", а также известную своим вероломством Эйю Туман, предводительницу "Великолепных Бестий". Несмотря на разницу между его "Роковыми Огнями" и их вынужденными союзниками, их объединяло несколько общих черт: все они были молоды, все они хотели славы и богатства, и не стеснялись в методах достижения цели. А ещё они были недовольны стариками из "Союза Балаам". По причине своего возраста они не успели поучаствовать в последних больших разгулах тёмных, когда король отдал приказ на мобилизацию всех сил и развязал руки Совету Магов. После атак, больше напоминавших полноценные боевые действия, чем обычные полицейские рейды рыцарей Рун, уцелевшие тёмные реорганизовали "Союз" и ушли на дно. В последующей неразберихе и хаосе они окончательно подгребли под себя весь преступный мир, также практически завершив слияние нелегальных гильдий и вольных отрядов наёмников. Достигнув своих настоящих целей, "Союз Балаам" наслаждался потёкшими бурной рекой прибылями, спокойно занимался зловещими изысканиями не отвлекаясь на редкость и стоимость ингредиентов, и жёстко держал за мягкое своих подопечных. Взобравшийся на вершину теневого мира триумвират "Орашион Сейс", "Сердце Гримуара" и "Тартарос", не обманывались на счёт подчинённых младших гильдий, и прекрасно знали, что правят жестокими и бессовестными ублюдками, чьи моральные качества не дотягивали до стаи голодных волков напавших на след заблудившихся грибников. В целях профилактики на молодёжь наводились патрули гвардии и сливались данные Совету, а к самым упёртым приходил выпустить пар кто-нибудь из высших тёмных. Мерни с трудом удавалось лавировать между давлением начальства и местных властей, долгое время он прятал свои амбиции, довольствуясь ролью исполнителя, но возможности большого куша зарвальского дерева всё изменили. Только ради этого он терпел прелести общения с недалёким Жедом и самодовольной Эйей.
   Мастер "Бестий" лично подчинила разум находившегося в печали молодого графа и через него заставила городской совет усилить охрану города наёмниками, когда воспользовавшийся своими связями с бандами Молоторукий сначала разграбил несколько хозяйств вокруг города, а после повёл своих громил развлекаться в предместья. К отогнавшим от стен этот сброд "Огням" сначала отнеслись как к спасителям и устроили в их честь праздник. Мерни был настолько благороден, что взялся за исполнение обязанностей городской стражи, большую часть которой успели проредить налётчики, за чисто символическую плату. Мэр, в лице вертевшей графом, как ей было угодно Эйи, согласился, а горожане были не против спасителей, и даже почти не обратили внимания на странно знакомые бандитские рожи в рядах новой стражи, ещё пару дней назад развлекавшихся под стенами.
   А когда ещё спустя неделю состоялся погром ресторана, в котором принимали участие новые стражники и группа из наводнивших город подозрительных наглецов, отделавшихся ночёвкой в башне стражи, даже до самых недалёких граждан дошло их реальное положение. Небольшой городской ковен магов, бывший по сути этаким клубом для встреч по выходным, подвергся прессу новой стражи, а его члены стали бесследно пропадать. Один из пленных магов смог вырваться и пробиться к устройствам связи, и подать сигнал на вызов помощи. Прибывшие гвардейцы сходу выбили запертые ворота и загнали наёмников на площадь перед мэрией. Едва не поднятый на копьё, внушающего страх многим тёмным Локсая, Жед чудом успел смотаться к поместью, прихватив остатки "Крушителей". Старая резиденция Зарвалей готовилась к штурму, за время своего нахождения у власти, захватчики успели скопить немало драгоценного дерева, большая часть которого была вывезена, а частью припрятана в тайниках, и лишь небольшая доля оставалась складирована в поместье. Однако на чёрном рынке, даже уступая цену, за эту долю можно было получить сотни тысяч. И теперь, запертые из-за своей жадности на непроходимой местности, мастера тёмных гильдий держали совет.
   - Ар-ргх! Гадский Локсай, почему пришёл именно он? - перевязанный Жед выплёскивал свой гнев на окружающих размахивая небольшим бочонком, служившим ему кружкой.
   - То ли ещё будет. Ты разве не знал, что куда направят его, туда добавят и Фенрейра? - помахивающая мундштуком с тлеющей сигаретой Эйя явно получала удовольствие от наблюдения за своим собеседником.
   На простоватом лице Жеда злость сменилась выражением искреннего страха. И не у него одного. По рядам собравшихся на втором этаже сливок тёмных пробежала неровная волна судорожных вздохов. Подавители магов, крайне редкие специалисты, были большой проблемой для любого мага, а Фенрейр пользовался среди преступников весьма нехорошей славой.
   - Мои источники сообщают, что он уже приближается к городу, - по лицу Туман блуждала непонятная улыбка. - А значит после прибытия они двинуться сюда и до ночи заблокируют единственную дорогу, они гвардия, и время терять не будут. Только из-за необходимости защищать город от продолжающих шалить оставшихся снаружи наших друзей Локсай ещё не начал штурм.
   Жед опустошил бочонок одним глубоким глотком и грязно выругался, его помощники, такие же громилы как и он, дополнили реакцию своего босса плевками и причитаниями. "Бестии" беря пример со своего мастера старались сохранить улыбки, но очень уж кривовато у них получалось. Члены третьей группы, "Роковые Огни", во главе со своим лидером сохраняли угрюмое молчание.
   - Судя по тебе, ты уже нас всех продала, не так ли? - коротко бросил Мерни слегка прищурившись.
   На эти слова все отреагировали весьма показательно. "Великолепные" поднялись нехотя, стараясь скрыть собственные возникшие подозрения против своей госпожи, и встали вокруг неё. "Крушители" и Жед на глазах наливались дурной кровью и нераборчиво хрипели. Помощники, а скорее телохранители, Мерни только шагнули вперёд разминая для пассов кисти. В потяжелевшей атмосфере одна только Эйя сохраняла насмешливую безмятежность и лёгкую полуулыбку.
   - Если я не считаю нужным завывать от страха или сидеть в углу с мрачным видом и предаваться унынию, это не значит, что я вас всех уже продала, - звонкий голосок щебетал легко и непринуждённо, делая красноречивые паузы в адрес подельников, и разряжая неприятную ситуацию.
   - Ха, я знал, что ты не такая уж продажная дрянь, как о тебе говорят, - громогласно хохочущий Жед бил себя по коленям и опустошал новый бочонок, услужливо поданый одним из прислужников гильдии. - Мы же в одной лодке, ха-ха-ха!
   - Не оскорбляй меня своими убогими домыслами, - в недавно весёлом голосе Эйи звучало презрение пополам с ядом. - Просто ваши головы теперь не стоят ничего, ни в комплекте с телом, ни без него, король отдал приказ "найти и уничтожить" и спустил своих псов для показательной охоты.
   - А наши старики? - с невольной дрожью спросил Мерни, последний раз такой приказ был отдан для подавления тех выступлений, после которых и возвысился "Союз Балаам", а тогда полетело много голов. - Они что говорят?
   Взгляды всех присутствующих были устремлены на затягивающуюся Эйю, которая снова мило улыбалась.
   - Если мы попадём к ним в руки, мы будем очень, очень сильно мечтать о застенках Совета, - улыбка мастера "Бестий" медленно растягивалась, по мере того как в сначала медовом голоске стали появляться всё более садистские нотки. - Кажется из-за нашего маленького выступления кто-то не получил вовремя своё дерево, и теперь очень этим расстроен.
   На крах последней надежды Жед среагировал раздавленным бочонком с пивом и мощным ударом длинных рук по полу, от которого треснула дорогая плитка и разбежались небольшие трещины. Молоторукий сипел от несдерживаемого бешенства и страха, причём страх значительно преобладал, у гильдий, лишённых поддержки "Союза", шансов на выживание не было. Это понимали все, и приступ паники грозил развиться в настоящую истерику. А сама Эйя выглядела человеком наслаждающимся ситуацией, словно гурман с бокалом коллекционного вина, она казалось смаковала выплёскивающиеся чувства людей. Нервный смешок наблюдавшего за ней Мерни был не слышим.
   - А ты как будто и не с нами тут сидишь, - тихо, но веско сказал он. - Не боишься, считаешь, что выкрутишься? Ну уж нет, ляжешь с нами. А лучше здесь и сейчас.
   В руках Вспышки разгорался яркий белый огонь, своим блеском подаривший ему прозвище. Вставший рядом с Мерни Жед угрожающе сжал свои покрывшиеся каменной коркой руки и направил их на Эйю.
   Некоторое время её лицо хранило выражение высокомерной заинтересованности, после чего она откинулась на спинку своего кресла и довольно рассмеялась.
   - Вот поэтому вы и будете подчиняться мне, - жёстко произнесла она глядя в лица мужчин немигающим взглядом. - Жед, дружок, я знаю, тебе трудно воспринимать мысли сложнее ударить одну штуку другой. Я буду твоими мозгами. Мерни, ты очень нервный, но и тебе я найду применение.
   Находившиеся в зале маги оцепенели, в их головах попросту не укладывалось подобное поведение, такая наглость была для них чем-то невероятным.
   - Ты рехнулась? Служить тебе? - голос Мерни окончательно сел. Потрясённый Жед мог только вращать глазами и не разбрчиво мычать.
   - Из-за вашей некомпетентности мы выдали себя раньше времени, из-за вашей жадности мы не ушли вовремя, и теперь, когда мы здесь заперты, вы, два идиота, не нашли ничего лучшего, как начать междоусобицу, - слова Эйи падали тяжёлыми глыбами, казалось придавливая плечи её оппонентов своим незримым весом всё ниже. - Истерички. Подчинитесь мне, и выживите.
   Жед тронул плечо Мерни, надежда в его глазах была настолько сильна, что тот передёрнулся бы от отвращения к слабости этого человека, если бы не испытывал того же чувства. С трудом переступая через себя он выдавил: "Да".
   - К счастью, у меня есть план. Я выведу отсюда нас, когда гвардия начнёт штурм. Мы спровоцируем их на действия и позволим им ворваться во двор поместья, где их будет ждать сюрприз. В отличии от вас, я была готова, и заранее приобрела небольшую партию армейских мин-ловушек, которую уже закопали во дворе мои подчинённые. Я нахожу весьма ироничным, подорвать гвардию на её собственных минах, - Эйя деловито излагала свой план, оглядывая присутствующих хозяйским взглядом. - Но если мы позволим им войти без боя, они будут настороже, поэтому мой милый Мерни оставит там на виду своих самых бесполезных "Огней"...
   - Стерва, моих не жалеешь! - сам не слишком берёгший своих подчинённых, Мерни тем не менее быстро смекнул, что в сложившейся ситуации мастер "Бестий" собирается сберечь собственные силы, и от нынешнего формального руководства может попросту перейти к поглощению ослабевших союзников. Но острый взгляд Эйи живо напомнил ему реальный расклад и подавил его привычный запал. У него действительно не было плана, он рассчитывал по-быстрому разбогатеть и удрать по дальше. Надеяться же на предусмотрительность Жеда было ещё большей глупостью, чем отказываться от плана Туман. Собрав остатки гордости он только подавленно спросил - Почему мои?
   - Потому что "Бестий" не так много как вас, и они потребуются для поддержки, а "Крушители" ещё должны будут послужить тараном, который пробьёт нам путь вперёд. - с нотками взрослого что-то объясняющего маленькому ребёнку ответила Эйя, словно и не заметив недовольства Вспышки.
   ...
   И он и все присутствующие должны были не сомневаться в её плане, верить в неё и последовать за ней. Не блиставшая боевой мощью, Туман всегда действовала путём интриг и манипуляций, но их кураторы из "Союза" попросту не давали её развернуться, стариков пока устраивала текущая ситуация и рисковать имеющейся стабильностью из-за непомерных амбиций какой-то мелкой сошки они не собирались. Всего раз к ней пришёл куратор и передал недовольство "Союза" её действиями, навсегда запомнившая равнодушное давление ауры высшего мага, Эйя приняла решение выйти из под такой назойливой опеки. Но чтобы стать независимой, требовались немалые средства, а единственным достойным куском в её крае было зарвальское дерево, которое цепко держали графы. Сам Мерни, не подбрось агенты "Бестий" ему эту идею, продолжал бы и дальше перебиваться мелкими контрактами и прохлопал бы ушами смену поколений Зарвалей, но вовремя брошенные то тут, то там слова и слухи, заставили его действовать. Организовать вовремя присоединение Жеда с его головорезами и вовсе не составило труда. Оказавшиеся в поиске союзников, способных дать их почину необходимые мозги и организованность, они естественно столкнулись с Эйей. Небольшой спектакль посвящённый её включению в их "гениальный" план, когда она пыталась протолкнуть более изящные и простые схемы почти законного отъёма добра и потерпела неудачу, стал последним штрихом в картине происходящего. И теперь, даже для кураторов, она была лишь участником, а не вдохновителем, связавшейся с идиотами зазнайкой, посчитавшей что может влезть в игру больших дядь и переиграть. К последствиям она уже была готова, главное держать рядом с собой Жеда с Мерни, чтобы их пустые головы оставались в целости и сохранности как можно дольше до того момента, когда Эйя отдаст их на откуп "Союзу", и вызнать, где они сделали свои схроны.
   ...
   - Как видишь, Мерни, у меня есть веская причина оставить приманкой именно БЫВШИХ "Огней", - в голосе Эйи снова появился напор, уже заставивший один раз подчиниться её союзников. - И запомни, теперь это МОИ люди, и ты служишь мне.
   Вспышка дураком себя не считал, и с одного взгляда на Жеда было понятно, что здоровяк куплен возможностью спасения с потрохами, и будет как есть из рук Туман, так и рвать по её команде. А у "Крушителей" сила и физическая крепость стояла на первом месте, и непревзойдённый в этом Жед имел неоспоримый авторитет и полную поддержку согильдийцев. И задумай сейчас Мерни взбрыкнуть и показать свой норов, опираться ему пришлось только на своих "Огней", в некоторой части которых у него самого не было уверенности. Но главное, у него действительно не было никакого плана, весь его расчёт был на возможности урвать кусок пожирнее и удрать поскорее, да подальше. Ему часто приходилось изворачиваться получая приказы от старших, наступать на горло своей гордости и в конечном счёте переступать через себя. А сейчас ему ставила условия Эйя, мастер маленькой гильдии "Великолепные Бестии", которую он никогда не считал себе ровней, к которой он позволял себе пренебрежительное и откровенно презрительное отношение. И самым унизительным было то, что он зависит от неё и должен подчиниться, и если хочет выжить, будет подчиняться и дальше. Эта женщина уже показала, что с ней нельзя не считаться...
   - Я тебя понял, Эйя, - сейчас желание выжить было сильней гордости. Но когда он выберется из этой передряги, то непременно свяжется со стариками "Союза", он даже отдаст всё украденное дерево и подпишется на любую кабалу, только чтобы отомстить за унижение и этой стерве, и этому тупому громиле, который позволил своему страху надеть на себя ошейник. - Сама выберешь кандидатов?
   - Нет, доверяю это тебе, в конце концов ты лучше знаешь свой сброд, - Эйя смотрела на Мерни пристальным взглядом, отчего по спине у него выступил пот.
   Ведь не могла же она прочитать его мысли? Или нет?
  
   Начатый утром совет продолжался целый день, и когда днём гвардейцы перегородили дорогу, члены тёмных гильдий уже были готовы к исполнению плана Эйи. Почти треть "Роковых Огней" находилась на первом этаже, во дворе поместья, и на построенных на скорую руку вышках. Разразившаяся с наступлением ночи гроза была как нельзя на руку тёмным. Одним из умений Мерни было управление грозовыми разрядами, но только в небольших пределах видимости и не слишком большой силы. Знавшая об этой особенности Туман, уже приказала готовиться к провокации своим колдунам поддержки, отказываться от возможности усилить магию Вспышки она не собиралась.
   - Какое замечательное чувство, - стоявший на крыше поместья в круге концентрации четырёх "Бестий", Мерни наслаждался возросшей мощью, поигрывая небольшими разрядами молний. - Завораживающая сила!
   "Наслаждайся, наслаждайся, дурачок, без моих усиливающих магов ты до подобного уровня и через сто лет не дорастёшь", - Эйя забавлялась наблюдая за его восторженным выражением лица. - Главное обрушь эту силу на головы наших врагов, когда они будут приходить в себя после подрыва мин.
   - Уж я то не забуду! - Мерни хищно оскалился, крохотные белые молнии змеились по его телу, создавая в волосах небольшие дуги.
   "Идиот", - с неудовольствием Эйя заметила в его голосе нехорошие нотки, было бы очень неприятно, если бы у этого дурака сейчас сорвало крышу. - Только представь себе, "Победители Локсая и Фенрейра".
   Как и ожидалось, столь простая уловка легко завладела вниманием опьянённого возросшей силой мага, то и дело слышались его бормотания под нос, в которых он примерял к себе всё новые титулы. Хоть смотреть на подобных самообманывающихся дураков Эйя могла часами, но один только вид довольного Мерни вызывал у неё приступы тошноты, и она поспешила отвести взгляд от него на позиции гвардии.
   - Твоя работа, Вспышка? Никак не можешь силу контролировать? - Туман с негодованием смотрела на необычную активность молний. Усиленное магией зрение демонстрировало, как заряды били в какую-то одну точку, которая двигалась к дороге.
   - А? Н-нет... Погоди, что? - Мерни больше всего походил на человека, которого отвлекли от невероятно важного занятия только чтобы узнать какой день недели. Эйя была готова поклясться, что перед ответом он бормотал себе под нос что-то вроде "...молниеподобный искробог...". - Это... не я... Я... не при делах...
   Туман была очень терпеливым человеком, она была готова очень долго ждать если надо. Но тянувший слова Мерни был для её выдержки непосильным испытанием. С утробным воем она едва не кинулась на него, но с трудом удержала себя в руках, повторяя себе, что этот идиот ей ещё нужен.
   "Так, надо успокоиться, это не он, но тогда кто? Сами по себе молнии не будут бить таким образом, если проследить их путь получается почти прямая", - внимание к мелочам было опорой в жизни Эйи и не раз её выручало. Прекрасно зная, что планы имеют привычку портиться в самые неожиданные моменты, она всегда старалась быть готовой к любым вариантам развития ситуации. И сейчас она выработанным за годы чутьём обманщицы чувствовала, что план находится под угрозой.
  
   Глава 17
  
   С того времени, как я вышел из лагеря гвардейцев, молнии больше ко мне не тянулись, и что-то мне подсказывало, что ответы будут связаны с тёмными. Определённо я был прав, когда отправился слегка в стороне от гвардейцев, зрелище готовящихся к осаде было довольно занятным. Снаружи и на вышках было совсем немного человек, десятка четыре, большая же часть народа находилась внутри особняка, а на крыше вообще творилось нечто особенное. Среди всех этих людей была лишь четверть тех, кого я мог назвать магами, возмущения вокруг них были намного сильнее, чем вокруг остальных, остальные видимо в гильдиях исполняли роль мускулов. Но вот стоящие на крыше, по своим параметрам превосходили остальных на порядок, а то и больше, сравнимой силой обладал только один из силуэтов на первом этаже. Особенно выделялся один, стоящий в окружении четырёх магов по-слабее, от них тянулися к нему заметные потоки силы, отчего тот буквально светился от энергии. Стоявшая рядом женщина воспринималась слабее, но она отчитывала этого "светлячка" и указывала рукой в на приближавшихся гвардейцев.
   "Эти возмущения вокруг них, думаю это и есть аура. Вроде бы так и должно выглядеть."
   - Эти трое их шишки, наверное, и присмотрись по внимательнее к газонам, знакомые искорки, прямо как вокруг лагеря, - ГГ хорошо умеет обращать моё внимание на пропущенные детали, ну или комментировать очевидные вещи. - Можно уже двинуться назад, узнали мы достаточно.
   "Но я ещё не всё увидел"
   - А ты хочешь дождаться когда гвардейцы по минам пойдут?
   Справедливый упрёк погнал меня намного сильнее простого желания рассказать о своём наблюдении. К счастью гвардейцы ещё не начали штурм, выстроившись перед воротами они подняли щиты, бывшие менее качественными копиями с щита Локсая. Вперёд строя вышли трое солдат с массивными копьями, напомнившими мне РПГ переростки, которые они держли упирая на выемки в больших щитах. Одним длинным прыжком я переместился на дорогу прямо за их спинами и дружелюбно помахал даже не изменившимся в лицах парням.
   - Начальники, дело есть!
   Локсай возник откуда-то слева, в то время как Фенрейр протолкался из самого центра строя.
   - Никак увидел что, паренёк? - лейтенант излучал всё ту же заразительную жизнерадосность, что и в последний раз, капитан изображал лёгкую заинтересованность и похоже не верил, что я мог обнаружить что-то важное.
   - Большая часть сидит внутри, снаружи их около четырёх десятков, - интересно, будет увидеть как они будут действовать сейчас. - А ещё эти ребята заминировали весь двор и накачивают одного силой
   Реакция гвардейцев меня впечатлила, солдаты не показали ни малейшего волнения, общий настрой был - "прикажут, пройдём и по минам", а вот офицеры задумались.
   - Ты уверен?
   - У меня острое восприятие, а эти заряды чувствовались как мины-ловушки вокруг вашего лагеря. Точно так же выглядели, как спящая энергия действующая если её потревожить, - я попытался дополнить свои слова примером созданного маленького шарика, который стал раздуваться. - И кажется, тот маг, которого накачивают силой, как-то связан с тем, что больше нет молний.
   - Ладно, если там действительно мины, у нас есть чем их нейтрализовать, - Локсай снял с пояса странного вида жезл, на навершии рукоятки с несколькими потёртыми кнопками появился самый настоящий маленький полупрозрачный экран с мигающими значками. - Это контроллер, специальное устройство, имеющееся только у офицеров гвардии, и позволяющее управлять расстановкой и сбором мин. Наши умники создали на удивление простую, дешёвую и эффективную мину, после установки её невозможно извлечь, иначе, как отключив с помощью подобной штуки, на любые иные воздействия они просто взрываются. Такие мины мы испульзуем очень часто, и без этих жезлов весь Фиор был бы уже одним сплошным минным полем. И кстати, сам факт существования подобных жезлов является секретом.
   - Надо будет написать расписку о неразглашении, да? - ну вот с трудом мне вериться, что армеец бы рассказал мне о таком устройстве просто так. - Ведь у этих жезлов больше одной такой функции, а?
   - Сообразительный паренёк, - на плечо легла крепкая лапища Фенрейра. - Но ты же этого не видел, верно?
   "Приятно знать, что я в них не ошибся"
   - Да я может вообще в лагере всё время просидел.
   - Ладно, залезь куда-нибудь на дерево и постарайся не влезать в общую свалку, - Локсай набирал какую-то комбинацию на экранчике и мыслями был уже далеко.
   - Приказать мы тебе не можем, а сам ты в лагерь не вернёшься, - Фенрейр продолжал улыбаться. - Кстати, ты свои цепочки то растерял, возьми этот ножик, пока сгрызёшь может и в бой не сунешься.
   Это он верно заметил, во время нашего поединка их удары перебили все намотанные цепи, которые тело сначало примагнитило к себе, а после удара молнии поглотило напрямую, и так я остался без пайка. Хорошо хоть голокрон на поясе уцелел. В лагере я прояснил свои способности и своё меню, чем немало позабавил окружающих. Они полагали, что я поглощаю металлы при помощи какого-то приёма или ритуала, но когда я спокойно откусил и прожевал кусок от шутливо протянутого мне чудовищного тесака Фенрейра, народ что называется припух. А когда я стал расписывать вкусовые отличия оружия и доспехов, сетуя на дрянной привкус у заржавевших вещей, люди порадовали меня коллективным отпаданием челюстей. Меч я кстати восстановил, очень уж волчара убивался по его поводу, мол сколько он с этим оружием прошёл, да это же его лучший друг, которого я безжалостно загрыз и так далее.
   На ладони Фенрейра засветился тусклый огонёк и потух, а в руке остался лежать простой кинжал.
   - Это чего было?
   - "Перевооружение", позволяет бойцу иметь несколько видов оружия одновременно, - пояснил лейтенант на мой удивлённый возглас. - Все офицеры владеют подобным, кто-то лучше, кто-то хуже. Но два - три комплекта есть у всякого. У меня к примеру есть ещё секира, щит, несколько кинжалов, ну и так по-мелочи всякое.
   - Научишь?
   - Может быть, давай дуй уже отсюда.
  
   Позднее я не раз перематывал в памяти этот штурм, гвардейцы атаковали с какой-то невероятной выверенностью и слаженностью, словно один единый отлаженный механизм. Я сидел на дереве защитившись на всякий случай чешуёй, и наблюдая за ними напрягал всё своё чутьё, чтобы не пропустить ни одной детали. Первый ход сделали носители трёх тяжёлых копий, с наверший их оружий с взвизгом ударили ярко-синие молнии и просто смели ворота и вышки. Не останавливаясь на слегка чадящих неглубоких воронках, трио перенесло огонь своих магических аналогов миномётов дальше за стены, во двор поместья. Артподготовка, однако. Остальные гвардейцы, возглавляемые Локсаем, совершенно не обращая внимания на сопровождавшуюся адским воем атаку, обогнули стрелков и, подняв щиты, вплотную подобрались к уничтоженным воротам. По сигналу вскинувшего вверх руку с засветившимся ровным белым светом жезлом капитана, "миномётчики" прекратили свой концерт, и воины устремились вперёд. Когда-то, наверное красивый и ухоженный, двор поместья и так был не мало испоганен захватчиками, но обработка тяжёлых копий превратила его в лысый выщербленный пустырь. Картину разрухи дополнял дым из многочисленных воронок. В этой не слишком густой завесе выделялись фигуры семерых магов, окруживших себя и сгрудившихся возле них простых бойцов защитной фигурой. Светящиеся зеленоватым светом линии складывались на земле в какой-то многоугольник и подсвечивали силуэты переживших атаку, что придавало им потусторонний вид. Тёмные всё ещё пребывали в растерянности после обстрела, многие пошатывались, прямо на моих глазах, один из волшебников покачнувшись сел на землю, видимо полностью исчерпав свои силы. Потускневшая защитная фигура была этому очевидным доказательством. Тем временем солдаты уже выстроились в три шеренги и направили своё оружие на врага.
   - Твари... - один из магов широко размахнувшись метнул ярко-красный огненный шар.
   Его поддержали и остальные колдуны, добавив к его атаке свои, две водянных струи, каменный шип полметра длинной и широкий серебристый полумесяц, только один остался держать щит. Их бойцы с рёвом кинулись на ряды солдат, размахивая оружием и пригибаясь к земле. Первая шеренга слитным движением опустилась на колено и выставив свои щиты вперёд, образовала сплошную вспыхнувшую золотистым светом стену, о которую бессильно расплескалися прилетевшие заклятия. Вторая и третья, в этот же миг, наклонила свои короткие копья и выплеснула настоящий шквал синего огня. Их копья были несомненно слабее тех "миномётов", значительно устапали им в мощи, однако они стреляли намного чаще, вдобавок почти непрерывными тонкими лучами. И этот сплошной поток попросту смёл тёмных, их защита лишь слегка замерцала и исчезла, синие лучи достали всех. Искажения от людей исчезли и в этот миг я словно услышал слитный тихий шёпот погибших. Восприятие приподнесло мне сюрприз, гибель тёмных была как скрип ногтей по стеклу.
   Шеренги слегка качнулись и выстроились подковой, концы которой не дошли до поместья лишь метров пятнадцать. В центре строй потеснился, и вперёд выступили капитан и следующий за ним Фенрейр.
   - Незаконные гильдии, известные как, "Роковые Огни", "Крушители" и "Великолепные Бестии", тяжесть вашего преступления превысила меру великодушия короля, - в зычном голосе Локсая звучала мрачная торжественность. - Сдайтесь сейчас, или будете уничтожены.
   "Он им как приговор вынес."
   - Они же для всех почти как террористы, а у местных иные порядки и суд простой, - высказывание ГГ мне моих же мыслей настроения не улучшает. - Не стоит жалеть их, они сами пошли на всё это, а мы уже решили быть на стороне гвардейцев.
   "Я помню."
   На край крыши вышел тот накачанный, светящийся парень, его подёргивало и сам он был похоже несколько не в себе.
   - Сдаться? Я Мерни Молния! Я вас тут всех испепелю! Мва-ха-кхык-кха... - психованный смех этого неадекватного типа был прерван крепким тычком в бок от выскочившей девицы с сигаретой в длинном мундштуке, резво повалившей его на крышу. И вовремя, не тратя даром время, солдаты едва не стёрли его слитным залпом из копий.
  
   Эйя ругала последними словами этого ненормального Мерни, когда он выскочил на край крыши, чтобы поугрожать гвардейцам. Все знают, что гвардия принимает сдающихся только если они идут по одному и держат руки на виду, любые отличающиеся от этого поведения расстреливаются на месте. Только желанием солдат поглазеть на бесплатное шоу и везучестью самого Вспышки можно было обьяснить, почему его не подстрелили сразу. А сейчас этот грозный маг, скрючившись в клубок, подвывал от страха и не смел даже отползти от того места, где упал. Хотя Туман и не слишком уважала Мерни, такое поведение для него было нехарактерно, и этому было только одно обьяснение. Похоже, что ритуал усиления подействовал на него не самым лучшим образом, и расшатал и без того не слишком стабильную психику мага, отчего серьёзной угрозы жизни, в виде залпа гвардейцев, хватило чтобы превратить просто нервного Мерни, в это хныкающее ничтожество. А шансов выбраться из этого положения с подобным помощником не было ни каких. Разве что воспользоваться его состоянием и возвав к самолюбию и гордости, да добавив лести, попытаться привести в относительный порядок. Эйя схватила Вспышку за ноги и оттащила от края, после чего, надавав скулящему колдуну пощёчин, подняла его за грудки.
   - Соберись! Ты сильнейший маг здесь! Ты, Мерни Повелитель Бурь! Никто не устоит против тебя! - страсть в голосе мастера "Бестий" была такова, что Эйя поймала себя на мысли, что начинает верить самой себе. Подобную убедительность она считала своим оружием наравне с магией. - Твоей команды ждут верные воины во главе с могучим Жедом! Дай приказ, и они сотрут этих червей в пыль! Обрушь на них свой гнев!
   С каждым хвалебным словом глаза Мерни наполнялись уверенностью и рассудком, его плечи распрямлялись, грудь выгибалась колесом. С некоторым недоумением он покосился на всё ещё держащую его за отвороты одежды Эйю. Одним движением он отстранился от неё и шагнул назад на край. С его рук сорвались белые искры, а по телу пробежали маленькие молнии. Ударившие снизу лучи нисколько ему не повредили, Мерни спокойно стоял под двумя дождями, небесным ливнем и смертоносным синим потоком, неуязвимый для них и улыбался.
   - В атаку! - он сжал ладони над головой и вокруг них стало разрастаться ослепительное свечение. С силой, словно рубя топором, Мерни опустил их вниз, и за его движением последовал удар молнии.
   Заворожённая видом преобразившегося мага, Эйя могла только подчиниться, никогда ещё она не видела этого человека настолько сильным.
  
   Я видел, как девушка сначала оттащила этого Мерни от края и нахлестала по щекам, а потом легко подняла за грудки и начала полоскание мозга. Её собственные искажения стали нарастать и словно просветили парня, после чего тот смог взять себя в руки. Да ещё как, он совершенно спокоёно вышел под удар гвардейцев и стоял как ни в чём небывало. Тех семерых магов и их подручных один такой общий залп стёр, а этот только окутался небольшими разрядами. Разница в силе между ними была огромна. Насколько я понял, он даже не использовал никакой специальной защиты, только усилил свою ауру. А в следующий момент Мерни поднял вверх руки и с силой махнул ими вниз. Слепящая белая молния вторила его движению и обрушилась на центр строя гвардейцев, где стояли Фенрейр и Локсай. Офицеры снова скомбинировали свою защиту и устояли, но вот стоявшие возле них солдаты разлетелись в стороны как кегли. Всё ещё находящиеся в поместье гильдийцы не мешкали, в весьма оригинальном стиле они попросту проломились сквозь стены и ломанулись на шеренги нерастерявшихся гвардейцев. Возглавлял эту орду наверное самый здоровый мужик, которого я видел, ростом хорошо за два метра, размахивающий словно каменными руками, и ирокезом нежно-салатового оттенка. Выстрелы солдат он блокировал руками, хотя два попавших ему прямо в лоб луча без следа погасли. Небольшое расстояние до гвардейцев они пробежали быстро, но стрельба практически в упор оставила лежать очень многих, от эха их смерти у меня потемнело в глазах и пришлось ограничить свою чуткость.
   Началась общая свалка, бугай с ирокезом, вращая глазами и ревя, накинулся на Локсая, попутно втоптав нескольких валявшихся оглушёнными гвардейцев в землю. Строй дрогнул и изменил построение на три группы, центральная сражалась в ближнем бою со стремящимися пробиться к выходу тёмными, а две, бывшие флангами, встали таким образом, чтобы иметь возможность свободно обстреливать врагов.
   Стоящий на крыше маг тем временем собирал силы на какую-то особую атаку, девушка сыпала из-за его спины светящейся пыльцой, от которой ближайшие солдаты застывали статуями и становились лёгкой добычей.
   - Я уничтожу вас! - от Мерни во все стороны ударила слепящая энергия, отчего крыша и большая часть второго этажа испарились, а прятавшаяся за ним девушка отлетела с неразборчивым воплем. Словно укутанный в накидку из молний, маг парил в воздухе. - Гордитесь, я уничтожу вас своим сильнейшим заклинанием! "Грозовой Молот!"
   Над его головой словно вспыхнуло новое солнце, слепящий шар, на который было просто невозможно смотреть не закрыв глаза. Меня спасли только чешучатые веки, сквозь слой металла свет пробиться не смог. Сияние наконец померкло и над ладонями Мерни завис полуметровый шар, от множества маленьких молний казавшийся косматым. И мощи в этом заклинании было как в половине моего прошлого резерва. Коротко размахнувшись, маг швырнул его вниз на капитана.
   На это я среагировал быстро, Локсай был слишком связан здоровяком, а Фенрейр махался с ещё двумя любителями больших железяк, и оба были уязвимы для Мерни. Мощно оттолкнувшись от своей ветки, я прыгнул к ним и метнул свою приманку для молний. Запущенный мной шар-громоотвод, как я и расчитывал, притянул заклятье, но не выдержав такой силы взорвался не хуже новогоднего фейерверка. Народ конкретно отвлёкся, вспышка от моего верного шарика переливалась самыми дикими цветами и расплывалась по небу амёбой из наркотского прихода.
   - Так, кто смог сделать защиту против моего заклинаия? - голос мага дрожал от негодования. Ну да, подумать только, кто-то нейтрализовал его сильнейшее заклятье, какое хамство. - Покажись!
   - Ну вот он я. Тебе легче стало? - я помахал ему рукой.
   - Т-ты? Не может быть. Какой-то пацан не может погасить мою сильнейшую атаку!
   - То ли ещё будет, - посулил я ему с гнусной ухмылкой.
   - Ты всё таки припёрся, паренёк - как-то обречённо протянул Фенрейр.
   - Тебе следовало бы всё-таки не соваться в это дело, - воспользовавшийся цветастой вспышкой Локсай шустро вырубил мужика с салатовым ирокезом, и теперь недвусмысленно показывал мне жестами на выход.
   - Я не ваш подчинённый, забыли? Кроме того, я то могу от него защититься, а вы нет.
   - Не дорос ещё спорить со старшими, вали отсюда, а я тебе ещё ножик погрызть дам.
   - Ага, разбег только возьму.
   - Хватит! Вы думаете, что можете вот так просто игнорировать меня? - глаза Мерни побелели, а изо рта потянулась ниточка слюны. - Уничтожить всех! Всех!
  
   Глава 18
  
   Этот психованный маг похоже решил поизображать из себя солнце, ничем иным такое сияние я объяснить не мог. Наша перепалка видимо его здорово разозлила, и теперь от светящейся фигуры во все стороны ударили молнии. Здравый смысл его совершенно покинул, своей силой он поражал всех без разбора, и тёмных, и гвардейцев. Единственное, что утешало, его сила заёмная, и сейчас, находясь в гневе, он её совершенно не может контролировать, отчего должен будет скоро выдохнуться. Правда мне ещё надо дожить до его перегорания. Знакомая здоровенная лапища схватила меня за плечо и затащила под капитанский щит.
   - Газилл, слушай меня! Мы должны остановить его как можно быстрее, защита на солдатах долго не продержиться. - Локсай говорил напористо и быстро. - Считай себя временно под моим командованием.
   - Лады, я смогу перенаправить часть его молний назад к нему, должно сработать.
   - Здорово, делай.
   За время нашего короткого обсуждения ситуация не особо улучшилась, молнии Мерни прибили к земле почти всех тёмных, а солдаты даже не высовавались из-за щитов. И лично у меня было стойкое ощущение, что их защита сломается быстрее, чем кончатся силы у мага.
   - Ну, я пошёл.
   Под антимагическим куполом Фенрейра в полную силу было не развернуться, и создавая в руках подобие метательного боло из четырёх шаров, я выскочил под удар. Первые молнии, в количестве трёх штук безвредно соскользнули по чешуе, заставив меня передёрнуться от щекотки. А затем взгляд этого ненормального упал на меня.
   - О-о-о, малыш вышел из под крылышка больших дядь. Ну же, покажи, как ты защитишься от меня, - Мерни широко развёл руки в стороны и между ними протянулась белая дуга. - Испепелю!
   Ругая себя за нерасторопность, я скомкал уже почти готовое боло в один шар-громоотвод и метнул в мага. Эта ловушка для молний была переделкой моего предыдущего шарика, и имела иной смысл. Природные молнии она также могла без последствий рассеивать, однако присутствие чужой магической силы всё равно бы уничтожило её. И на это я и сделал ставку, в "Грозовой Молот" была вложена слишком большая мощь, из-за чего и появилась эта до сих пор висящая радужная клякса. Но что бы ни готовил этот маг сейчас, сила в дуге была на порядки меньше, что давало моей задумке серьёзные шансы на удачу.
   И расчёт оправдался с лихвой. В основном из-за того, что перемудрив, я вложил в свой гостинец треть запаса сил. Скорость молний естесвенно выше, чем мой бросок, но Мерни используя заклинание инстинктивно делал широкий замах, а подарочек уже почти попал ему в лицо. В итоге он потерял над собой конторль, и все его молнии, и почти спущенное на меня заклятье, и молниевая накидка, державшая его в воздухе, все втянулись в мою ловушку. Она понятное дело такого напряжения не выдержала и взорвалась, но в отличие от своей предшественицы не цветастым глюком, а таким неплохим взрывом, бросившим меня на землю и окончательно добившим особняк. Сброшенный с неба маг, оставляя дымящийся след рухнул куда-то на развалины поместья, и что интересно остался не просто жив, а ещё и вполне в сознании. Воспользовавшиеся падением Мерни, гвардейцы быстро оглушали не так быстро пришедших в себя тёмных, которые к несчастью для себя сбились в плотную кучу, из-за чего попали и под удар их командира, и под взрыв.
   - А не плохо так сработало, паренёк, - нет, этот тип меня просто поражает своим жизнелюбием. - Знатно жахнуло.
   - Ага, точно как "Челленджер".
   - Как что? - Локсай хоть и тряс головой прогоняя шум в ушах, но меня вполне расслышал, и теперь заинтересованно смотрел на меня.
   - Да так, оговорка, - махнул рукой я.
   "Ага, почти по Фрейду."
   "Ох, помолчи, что там с этим Мерни?"
   "А сейчас сам его увидишь."
   Здорово, что такие разговоры в голове могут проходить практически мгновенно, я успел развернуться в сторону подымающегося из развалин дома мага.
   - Военные, этот мужик ещё жив, и лучше бы что нибудь сделать.
   Мерни был обожжён, немного полысел, и от одежды оставались только дранные брюки с правой тлеющей штаниной. Особое внимание привлекал звёздообразный ожог на груди и расходящаяся от него мелкая сеточка дымящихся рубцов. Неслабо его потрепало, а на ногах стоит даже не шатаясь.
   - Всех спалю! - маг окутался белым огнём. Наудачу выпущенные гвардейцами лучи бесславно погасли в этом пламени. - Не думай, что победил. Тебе просто повезло. Я всё равно сильнее!
   "Против моей чешуи простой огонь? Даже не смешно."
   В мою сторону понёссяя ослепительный огненный вал, и я раскинув руки шагнул ему на встечу. Было приятно, словно тёплый ветер дул в лицо.
   - Ха-ха-ха. Щёкотно, но это ни о чём, - направленный конус силовой волны развеивает огонь и заставляет покачнуться самого колдуна. - Ну же, покажи мне больше, это ведь было не всё?
   Двое тёмных магов, переживших безумство своего шефа и счастливо избегшие лучей гвардейцев, атаковали меня со спины, пока сам Мерни готовил очередное заклятие. Я хорошо слышал предупреждающие крики Локсая и Фенрейра, но моё чутьё, даже ограниченное, позволяло мне чувствовать действия этих магов едва ли не раньше, чем они начинали действовать. Я ясно ощущал их силу, она намного меньше, чем у их лидера, даже меньше моей, той которую они могли бы почувствовать. Почти две трети моих реальных сил всегда будут надёжно скрыты в теле, оставшуюся же часть я неплохо научился прятать, очень уж многие местные животные обладают некоторым подобием магических способностей и замечательно чувствуют всех живых, и не научись я скрываться, пришлось бы мне в лесу голодать. Было трудно не устранить угрозу сразу, но я напомнил себе одну из своих основных целей, изучать магию, и поэтому подставился ещё под одну атаку. Первый с криком - "Земная Трясина", погрузил меня по колени в землю, а второй провопив - "Ледяные Стрелы", выстрелил по мне градом небольших сосулек. Я едва не застонал от разочарования, моего куцего опыта явно не хватало, чтобы понять принципы создания заклинаний, но здесь не удалось узнать ничего, кроме как общего ощущения сосредоточенности магов. Конечно было глупо надеяться разобраться так быстро, но всё же и понять так мало было досадно. От самих заклинаний было защититься до раздражения просто, использовать против меня землю, да ещё на таком слабом уровне, это просто нелепо. Власть над стихией земли у Металиканы была не многим слабее её контроля над металлами, но она безусловно талант, мои же навыки были намного скромнее, в сущности кроме подпитки от земли, поиска руд и металлов, а также умения подавлять активность земли (драконице нравилось будить меня по утру небольшим локальным землятресением), я ничего и не умел. Чтобы отменить такое слабое земляное заклятие мне хватило небольшого волевого усилия, ледянные снаряды вообще просто разбились о чешую. С моих запястий выстрели две крохотные пульки с оглушением, не имея возможности атаковать широкой россыпью и экономя силы, я делал упор на точность.
   Блин, даже зная о всех новых плюсах, я ещё долго буду тосковать по большому запасу. И то, что находясь в режиме восстановления я могу ОЧЕНЬ быстро пополнять резерв, не отменяет невозможность создания чего-то мощного, требующего больших сил за раз, и это просто убивает.
   "Да у тебя из таких умений только расенган и был."
   "И это тоже печально."
   А за спиной нарастала мощь заклятия Мерни, ощущаемое наряжение сил было поменьше чем в "Молоте", но гораздо сильнее той дуги, которой он готовился меня ударить раньше.
   - Показать тебе большее? Да я развею тебя в пыль, недоносок! - крутя руками замысловатые пасы, он создавал в воздухе мерцающий белый круг с не то надписями, не то узорами по краю. - "Грозовая Кара!"
   Мерни положил ладони на центр фигуры отчего круг вспыхнул особенно ярко, и из него ударил целый сноп тонких ветвистых молний. Выставив перед собой руки ладонями вперёд, я поймал их и попытался перенаправить назад, но сила заклятья была такова, что меня бросило на спину.
   - Да! Давай! Сопротивляйся! Мучайся дольше! - тело мага по новой окутывалось искристым покровом, и придавливающая меня к земле сила возросла. - Страдай!
   Если он принял мои корчи за муки и так эти наслаждается, то наверное не стоит его раньше времени разубеждать. Со стороны моё катание на земле наверное действительно ужасно, извивающееся тело, выгибающееся мостиком и царапающее землю. Но на самом деле я едва не сходил с ума от безумной щекотки, это Металикана могла ловить молнии и заставлять их танцевать по шкуре, а мой контроль над собой был не настолько ещё хорош, чтобы безвредно перенаправлять все эти разряды и приходилось частично позволять им проникнуть через защиту. Вживлённый металл прекрасно всё впитывал, но взамен я ощущал нестерпимый зуд, и тело двигалось почти что само по себе.
   - Держись! - антимагический купол подскочившего ко мне Фенрейра отрезал меня от потока молний.
   - А-а, знаменитый Фенрейр, гроза магов, и конечно же капитан Локсай, - предвкушающе произнёс Мерни. - Решили позаботиться о своём добровольце? Ничего, я вас всех вместе сейчас сожгу.
   - Эй, ты как, цел? - Локсай присел рядом со мной и осторожно ткнул пальцем.
   - Да жив я, что мне сделается. Правда думал рехнусь от щекотки, - я специально сказал последнее погромче в сторону Мерни. - И рёбра теперь болят, еле сдерживался чтобы не засмеяться. Вобщем у вас был серьёзный шанс дождаться когда он бы потратился на меня и взять его тёпленьким.
   - Нет, ты не можешь быть сильнее меня, твой резерв просто смешон, - ну вот, у него снова истерика.
   - У меня защита хорошая, - тихонько проронил я.
   Всё таки хорошо его та ведьма просветила, даже сейчас он продолжал считать себя непобедимым. А ведь по моим прикидкам у него осталось меньше половины сил, причём его собственная сила кончилась, и он располагал исключительно подаренным запасом. Самое неприятное для него то, что он не замечал как эта дарённая энергия буквально выхлёстывает из него. По хорошему, ему следовало использовать свои силы как своего рода клапан, через который и должна была тратиться чужая энергия на заклинания, а теперь когда он в минусе, для обуздания заёмной мощи используется его собственная жизнь.
   - Тебе недолго осталось, ты разве не чувствуешь как умираешь? Если ты не прекратишь бой, твоя же магия вытянет из тебя жизнь, - не то что бы я особо переживал за него, в конце концов я не образец всепрощения, и тот, кто уже несколько раз пытался меня убить, заслуживает от меня хотя бы ответной попытки. Но наблюдать подобное самосьедение я не хотел. - Одумайся!
   Офицеры несколько удивлённо на меня покосились, при всех своих талантах они явно не понимали, что происходит, и отчего я пытаюсь остановить врага.
   - Его сила убивает его, - коротко пояснил я.
  
   Мерни молчал и думал над словами пацана. Молнии продолжали окутывать его своим покровом, даря могущество и силу. Он посмотел на свои руки, высохшие и ставшие заметно тоньше, как будто от долгого голода, и он уже понимал, что без заклятия "Плаща Молний" попросту не сможет стоять. Его сила действительно губила его, но именно сейчас он был таков, каким всегда стремился быть. Сильным.
   - Плевать. Даже если цена этой силы моя жизнь, плевать! Пусть я умру, но умру сильным. И я захвачу вас с собой!
  
   Я прекрасно понимал в каком состоянии сейчас этот маг, и что он будет делать. После своего высказывания я сконцентрировал всё своё внимание только на нём одном, и отслеживал все происходящие с ним изменения. Когда он после разглядывания себя и осознания моей правоты принял решение, и отвечая накручивал себя для последней атаки, я уже знал его действия наперёд. Его гордость просто не оставляла ему иного выхода. И хорошо ещё что он не знает, как происходит "Уход", а то я чувствовал, сейчас он был готов на всё, лишь бы и нас прихватить.
   Запрокидывая голову Мерни кричит, и его крику вторит гром. С неба в него бьют молнии и его фигура практически растворяется в сплошном сиянии. У этой живой дрожащей молнии ещё можно угадать его лицо и торс, но очертания рук и ног растворяются в свете, и в остальном это уже нечто иное.
   - "Месть". Моя месть. - в голосе Мерни уже нет ничего человеческого, так мог бы говорить гром, раскатисто, отдаваясь эхом в небе.
   С воем он устремляется на меня, и я понимаю его. Ведь если бы не я, у них были бы все шансы уйти. Локсай и Фенрейр кидаются ему наперерез, они чувствуют за меня ответственность и пытаются встать на пути у мага-самоубийцы. Он кричит, и из его рта бьёт молния и отбрасывает их с дороги, глупо, сейчас для него важна каждая капля силы, в подобных заклятиях мести важно не расходовать энергию зря, а Мерни ведь успел ещё и влететь под рассеивающее поле лейтенанта. Живая молния лишь немного замедлившись продолжила целеустремлённо двигаться ко мне.
   Я не стал пытаться его атаковать до того как он приблизится ко мне вплотную, с его нынешней скоростью он может запросто увернуться, а то и просто всё проигнорировать благодаря своему полуматериальному телу. Мерни похоже всё-таки стал думать головой, он не кинулся в лоб, а набрав высокую скорость закружился вокруг меня, завывая и подбирая момент для нападения. Привлекать внимание к тому, что почти успеваю замечать его движения, я не стал, кручения головой по сторонам и несколько растеряного выражения лица должно было хватить. Пылающий жаждой мести маг, чьё время неумолимо сокращалось, не стал забивать себе голову правдоподобностью моей игры, и просто взвинтил свою скорость до того, что образовал вокруг меня сплошные стены из молний. Он напал на меня слева, в тот миг когда я повернул голову направо.
   Выросшие из моей левой половины тела полуметровые шипы стали для него роковой неожиданностью. Увернуться у него не было уже ни какой возможности, для этого я и позволил ему обхватить меня своими молниевыми руками.
   - М-мать... - чешуя мгновенно раскалилась в местах где он всё-таки коснулся меня. Ощущения от являющихся частью моего тела шипов, на которые глубоко насадился Мерни, были также весьма далеки от хотя бы просто болезненных.
   - Ненавижу. - по странной прихоти судьбы, голова мага осталась невредимой, и он смог говорить. - Всё равно убью!
   Памятуя о том, как он выкрикнул молнией по вставшим на его дороге, я начал усиленно откачивать из него силу. Из меня выросли десять шипов, и на семи из них нанизано тело Мерни, этого хватает, чтобы его фигура при откачке стала блекнуть. Я чувствую себя вампиром, вместе с силой, я забираю и его последние мгновения жизни. Он прекрасно это понимает, и в белых провалах глаз вспыхивает предсмертная тоска. Моё восприятие даёт мне непрошенную возможность испытать всю "прелесть" угасания мага. Но Мерни не собирается так просто сдаваться, его тело начинает терять плотность и стягиваться к голове, снимаясь с моих шипов.
   - Убью! - вся нижняя половина тела уже почти полностью рассеялась, отчего он стал похож на джина. - Сдохни!
   Взгляд Мерни опаляет своей торжествующей ненавистью, и напротив рта собирается шаровая молния. Меня вовсе не радует перспектива словить посмертное заклятие, и я хватаю его за шею левой рукой, а правой бью в лицо. Обернувшаяся клинком рука проходит сквозь готовящееся последнее заклинание, и войдя через широко раскрытый рот мага, выходит из его затылка. Невероятно остро я чувствую его смертный ужас, и не в силах выносить это настолько близко с собой, развеиваю уже исчезающие останки Мерни отчаянным силовым взрывом. Шипы и чешуя медлено втягиваются назад в тело, и я оседаю на землю. К счастью, повреждения чешуи почти не передаются на тело, и я отделался только небольшими ожогами там, где держал меня маг. Этот бой был для меня тяжёлым больше психологически, я сам был причиной, почему Мерни отдал свою жизнь только, чтобы достать меня и фактически обрёк его на смерть. Неприятно и пакостно было на душе.
   - Ха, я уже думал ты не жилец, - Фенрейр подошёл ко мне слегка прихрамывая, и уселся рядом. - Честно скажу, не ожидал, что ты переживёшь "Месть", и я рад за тебя.
   - А уж я то как рад.
   - Это было что-то, - приковылял к нам Локсай. - Прибудем в столицу, я лично займусь твоим гражданством, такой маг должен состоять на службе у Фиора.
   - Ох, у вас ещё и гражданство есть?
   - А ты думал?
   - Ладно, мне бы сейчас мечей штук пять и вздремнуть минут так шестьсот, а там можно и по вашим бюрократам.
   Мужики заливисто рассмеялись, с концом Мерни, тёмные перестали оказывать даже намёки на сопротивление, и сами встали в очередь сдаваться.
  
   Молодой граф Зарваль был обнаружен замороженный в глыбу льда в своём собственном подвале. Когда его разморозили, он долго благодарил своих спасителей, а я стал обладателем пожизненного именного патента на драгоценное дерево. На вопрос Локсая, что меня рассмешило, я сказал, что просто незнаю, куда его сейчас дену. Ну не говорить же ему, что мне подарили часть леса, который был некогда выращен Металиканой вокруг нашего дома.
   Зарвальский инцидент был признан закрытым, не была найдена только Эйя Туман, а отправленные на рудники её подчинённые ничем помочь не смогли.
  
   ...
  
   Эйя бежала под дождём проклиная всё и вся, особенно того мальчишку, что так невовремя вмешался в её планы. Её надежды, амбиции, всё пошло прахом, теперь её могла спасти от расправы "Союза" только скорость и крохотная возможность, что о ней забудут. Задыхаясь, она бежала почти не глядя под ноги, что было огромной ошибкой в лесах Зарваля, но вспомнила она об этом слишком поздно. Маленький выползший из под земли корень стал для неё роковой помехой, и Эйя покатилась по склону. С трудом поднявшись на ноги, она едва не рухнула снова, правая нога оказалась вывихнута, и малейшее движение ей отзывалось нестерпимой болью. Прислонившись к дереву, Туман стала собирать силы для исцеляющего заклинания. Только почувствовав, как целебная магия восстанавливает её подвижность, Эйя продолжила свой путь, но не пройдя и десяти шагов уткнулась новое препятствие. Им оказался высокий мужчина в белом плаще, с длинными волосами, стянутыми зелёной лентой в тугую косу. Дождь казалось огибал его фигуру, не оставляя на нём ни единой капли влаги.
   - М-мастер Блюнот... - с ужасом выдохнула Эйя, рухнув на колени. - П-прошу...
   - Мусор, - голос названого Блюнотом был сух и полон скуки. - Твоя наглость мне надоела.
   Одним движением кисти он размазал парализованную страхом девушку в красное облако. Склонив набок голову он ещё некоторое время посмотрел, как дождь смывает её останки, и круто развернувшись скрылся за пеленой дождя.
  
   Глава 19
  
   Зарвали были однако весьма влиятельными людьми, целая область, включающая в себя не только знаменитые леса, являлась графством Зарваль, даже тот городок, возле которого было поместье тоже назывался Зарваль. Я мог только поражатьтся размаху, с которым предок нынешнего графа увековичивал своё имя.
   Сам городок мне понравился, чистый, опрятный, двух-трёхэтажные дома из дерева, похожие на теремки, и искренне дружелюбные люди. Когда гвардейцы повели закованных в цепи пленных тёмных, я шёл рядом с этой невесёлой процессией и грыз один из трофейных ножей. Острый слух позволил различить мне шепотки среди горожан, идущий босиком в одних рваных штанах парнишка, вызывал у них приступы жалости, они посчитали меня раскаявшимся членом тёмной гильдии, выступившим против своих.
   Но после того, как отпущенные расслабиться по кабакам солдаты в подробностях, не без некоторых преувеличений, рассказали о моём участии, выходить утром из выделенной мне в гостинице комнаты стало проблемно. Народ желал пообщаться с неизвестным героем, и стоило мне показаться снаружи, как меня окружали люди готовые чем-нибудь помочь и показать город.От такого направленного чистого позитива и любопытства я смущался, и вообще чувствовал себя не в своей тарелке. Они же принимали это за скромность и ещё сильнее умилялись, от чего я совсем терялся. А уж как они обсуждали мою внешность, это было бы почти оскорбительно, если бы не было мне так забавно. Серьёзно, на фоне некоторых жителей я был по-моему не такой уж и странный, чего стоили только синие, фиолетовые и зелёные волосы. Некоторых мне было вообще трудно отнести к роду людскому. Фенрейр звероват? Ха, да тут хватало чуть ли не натуральных зверолюдей, вроде того торговца, чью лавку я посетил по совету добрых людей. Почти два метра ростом только сидя на стуле, этот повзрослевший Пятачок оказался почти полной копией оригинала из советского мультфильма, высокий голос и ушки на макушке прилагались.
   В лавке этого Нарима я неплохо затарился, выплаченная за помощь гвардии премия в сто пятьдесят тысяч драгоценных (название местной валюты это караул!) позволяла не стесняться. В условиях специфики Зарваля, где добыча дерева и его обработка были краеугольным камнем существования, в одежде были главными практичность и удобство - "не ладно скроен, да крепко сшит", и этот принцип отчётливо виделся во всех аспектах жизни лесного края. Так я купил три красных клетчатых рубашки, широкий пояс, две пары штанов, бельё и остановился на обуви. С одной стороны я бы предпочёл сапоги или берцы, к которым питал пристрастие в прошлой жизни, но теперь я изменял свои ноги для более удобного передвижения, и портить каждый раз обувь мне не хотелось. Пришедшее в голову решение показалось мне настолько простым и изящным, что я даже довольно прищёлкнул пальцами и выбрал берцы. Под заинтересованным взглядом Нарима, которому я рассказал о причинах своего долгого выбора, я наконец обулся.
   - И что ты собрался делать? - спросил меня массивный хозяин магазина.
   - Маленькая обувная хитрость.
   Отливающие металлом когти на удлинившихся пальцах пробили носки берец, а из пяток и подошв показались другие шипы. Почти как у Волка из "Ну, погоди!" Некоторое время я полюбовался на деяния ног своих, и вернул им прежнее состояние.
   - Хитрость не удалась? - в высоком голосе Нарима было не сдерживаемое любопытство без тени злорадства. - Мне принести новую пару?
   - Не, всё сейчас получится, смотри, - множество тонких игл повторно пронзили несчастную обувь, и изогнувшись растеклись по поверхности ботинок. Берцы прошивались и укреплялись моим металлом, а я получал надёжную обувь. Создаваемый мной металл имел обычно тёмно-серый оттенок, которым сейчас и отсвечивали ботинки. Всё ещё находясь на волне вдохновения, я пожелал изменить этот цвет на чёрный, и берцы послушно налились угольной чернотой. В качестве завершающего штриха на ранее продырявленные носки и пятки сверху легли серебристые пластины, я провёл пальцами по их краям и всё, маленькие гвоздики надёжно прикрепили мои заплатки на места. - А если всё же разлетятся, то я наверное просто сделаю себе обувь из своего металла. Я всё таки могу спокойно носить доспехи на голое тело, а так и гораздо более долговечно будет.
   Торговец постоял немного с нерешительным видом, но всё же решился задать свой вопрос.
   - А зачем ты тогда вообще покупал одежду, если мог сделать её себе из металла?
   - А? - я был в непередаваемом изумлении. - Сделать...
   - Да, гений, - активизировался ГГ. - Авоську для голокрона сделал, а то, что создать таким же образом одежду можно и не подумал?
   Глядя на моё растерянное лицо, Нарим отошёл к своему столу бормоча что-то утешающее вроде "все ошибаются", и "не все ответы лежат на поверхности", а в голове продолжал бесноваться ГГ, несчастные четыре тысячи отданные за одежду, его выводили из себя.
   "Блин, да чего ты так переживаешь, стоило то не много," - попытался угомонить его я. - "В конце концов ты не жаба, а дракон. Забей."
   - Именно, дракон! Жадность к своей собственности у меня в крови!
   "Да перестань уже жмотиться, лучше купить сейчас нормальную одежду, а потом уже делать опыты по созданию. А если фигня получиться?" - в этой ситуации голосом разума оказался я, а не ГГ. - "Я не мастер по пошиву одежды, да ты представь себе только, бельё из мелкой металлической сетки, это же ужас!"
   ГГ подвис, ни он ни я и в самом деле понятия не имели, как шьётся одежда, а крепость моего тела не гарантировала отсутствие неудобств от столь жёсткого материала. Наслаждаясь тишиной в голове, я прикупил ещё и две небольших сумки через плечо, и отправился дальше по магазинам, встречные горожане уже не так косились на меня, что не могло не радовать. К сожалению, в фактически промышленном городе, вдобавок перенёсшим осаду, было весьма туго с тем, что я понимал под развлечениями, в остальных магазинах я не смог найти ничего ценнее любовных романов и газет краевой типографии. По совету одного из торговцев, я нашёл магазин для магов. В двухэтажном домике под вывеской "Универ-Маг", я надеялся наконец-то прикоснуться к местному магическому искусству. Но владелица, госпожа Делум, высокая худая дама с пышной причёской оранжевых волос и чудовищно толстыми очками, огорчила меня, рассказав, что всё мало-мальски волшебное выгребли хозяйничавшие в городе тёмные. Глядя на моё расстроенное лицо она предложила единственное, что осталось, подшивку за этот год журнала для магов, "Волшебника". Заинтересовавшись, я едва сдержался чтобы не вырвать его у женщины, но едва взяв в руки с воплем откинул. Большего отвращения я не испытывал ни в одной из двух жизней, на обложке верхнего журнала похотливо изгибался полный лысый мужик в полупрозрачном наряде феи, и призывно улыбался читателю. "Мастер Боб зовёт вас к Голубым Пегасам на празднование своего Дня Рождения!" - гласила надпись, словно змея извиваясь вокруг тела этого ахтунга.
   - Мои глаза! Мля, мои глаза! - ну почему у меня идеальная память? Я же этого не смогу никогда забыть. - Я ослеп!
   - Брат, если тут все маги таковы, то лучше валим на Тёмную сторону, - шок ГГ ещё сильнее разбалтывал мою психику. - Знаешь, а остаться дома в долине было бы не плохим решением. Что мы в такой цивилизации не видели? Может домой махнём, а?
   - У вас все маги такие? - спросил я не раскрывая глаз у Делум.
   - Нет, что вы, мастер Боб даже по меркам волшебников является экстравагантной личностью, - успокоила меня добрая женщина. - Но признаться такой острой реакции я ещё не видела.
   - Острая реакция будет когда я найду этого пожилого гомосека и нашпигую его острыми предметами несовместимыми с жизнью, - я наконец смог видеть и теперь проверял на месте ли глаза. - Такого террора моего мозга я не прощу!
   - Молодой человек, мастер Боб является главой одной из сильнейших гильдий Фиора, - снисходительно ответила мне Делум. - И те маги, с которыми вы по рассказам гвардейцев так лихо расправились, ему и в подмётки не годятся. Кроме того подумайте, если вы проиграете, как он с вами может поступить.
   Табун слоноподобных мурашек промчался от копчика до макушки, если этот старый извращенец так силён, то я лучше прибью его после своего развития в дракона, в самом неблагоприятном для меня варианте я хотя бы улететь смогу. Поблагодарив хозяйку магазина, я шатаясь вышел на улицу, гадский верхний журнал отбил всё желание просмотреть остальную подшивку. Иррациональное раздражение забивало даже небольшие возражения ГГ о том, что в остальных журналах могли найтись интересные сведения, а верхний можно было оторвать.
   "Нафиг этого "Волшебника", идём к Фенрейру", - отрезал я. - "Он вроде говорил, что может обучить перевооружению."
  
   Господа офицеры обнаружились на площади перед мэрией азартно спорящими с невысоким мужичком в форменной одежде. Вернее спорил только капитан, Фенрейр сидел на ступеньках, и попыхивая длинной трубкой наслаждался спором. По долетавшим до меня обрывкам я понял только, что речь шла о очереди и времени. Увидев меня, лейтенант помахал мне рукой и хлопнул по ступеньке рядом с собой. Когда я подошёл, Локсай и неизвестный, не обращая на меня внимания, продолжали спорить.
   - Как давно и по какому поводу? - поинтересовался я у него.
   - С самого утра уже... - Фенрейр с наслаждением затянулся трубкой. - А лаются из-за очереди отправки эшелоном.
   - Слушай, мы же только этой ночью вернулись, а уже уезжаем?
   - А ты думал? Мы знаешь ли занятые парни и должны отбыть сегодняшним вечером, а пока мы разбирались с темняками, их недобитки, оставшиеся за стенами, напали на железнодорожную станцию и попытались захватить один из поездов. Ждали когда их дружки прорвуться из поместья, а поняв, что тем не удалось попытались свалить сами. Тц!- лейтенант длинно сплюнул на землю. - Мы предполагали нечто подобное и оставили охрану, но наши ребята маленько перестарались, спалили весь состав и повредили железную дорогу.
   - Молодцы, однако.
   - Ага, из пяти путей в Зарваль, двое всегда зарезервированны за гвардией и рыцарями Рун, - важно подняв палец вверх, принялся рассказывать Фенрейр. - Железная дорога является собственностью короны, а безопасность и скорость передвижения армии всегда была главным. Даже такие влиятельные люди как Зарвали не смогли добиться от короля возможности увеличить свой оборот за счёт использования забитых за нами путей. Но с другой стороны, мы не можем пользоваться путями для гражданских, большие шишки кормятся с них, и подымают вой при одной только попытке полезть на их дороги. Начинают орать - "произвол военщины", "у нас мирное государство", "ограничьте власть армии".
   Последние реплики лейтенант говорил искажённым голосом, явно пытаясь повторить голоса каких-то раздражающих его людей, и начинал заводиться. Но я уцепился за незнакомое название и незамедлил его спроить об этом.
   - Рыцари Рун? Что за народ?
   - Пф. Коллеги наши. По-хорошему, они должны были тут разбираться, всё связанное с магами их задача, но на угрозу бунта реагируем мы, - переключился на новую тему мой собеседник. - Они как бы личные войска Совета магов.
   - Совет?
   - Ох. Чувствую обьяснять буду долго...
   К моей досаде и к счастью Фенрейра, Локсай закончил ругаться с железнодорожником едва начались объяснения, уходивший путеец уверял, что к вечеру они что-нибудь придумают. Увидев меня, он заулыбался и позвал обедать в стоявший на площади шикарный трактир, где уже сидели многие как офицеры, так и рядовые гвардейцы.
   - Ну вот и оделся, на человека стал похож, а то как дикарь какой-то из леса вышел.
   - У меня теперь есть мегатапки, - не упустил возможностей похвастаться я. - В огне не горят, сами собой штопаются.
   - Это как? - заинтересовались оба военных.
   Ну я и показал им свои чудо-берцы, рассказал как их делал, очень уж хотелось похвастаться новым умением. Мужики прониклись, и увидев загоревшиеся глаза, я поспешил пояснить, что это был мой первый опыт подобного создания и основывался он в основном на том, что я фактически делал обувь частью своего тела.
   - Послушай, а простую вещь, вроде куска ткани можешь сделать? - неожидано спросил Локсай.
   - Ну в принципе, да. А зачем?
   Разговор мы продолжали уже за весьма обильным обедом вместе с другими офицерами, а лысый капитан тем временем рассказывал о небольшой уступке своему тщеславию, красном платке, в очередной раз подпаленном вражеской магией. Слушая его, я старался не отставать от Фенрейра, в бешенном темпе опустошавшем стол.
   - Значит создать что-то вроде куска ткани, - погружённый в мысли я доедал стоящего на столе кабанчика с яблоками. - В лёгкую.
   - Горазд же ты жрать, паренёк, - круглыми глазами смотрел на меня мой соперник по скоростному поеданию.
   - Ну дык, драконий аппетит прилагается к способностям.
   Платок ярко красного цвета, отливающий металлическим блеском и почти не имеющий веса, сплетённый из настолько мелкой нити, что казался шёлковым, я осилил только спустя полчаса попыток, предыдущие варианты имели свои недостатки, которые меня не устраивали.
   - Ну этот то в огне не сгорит и никогда не выцветет, плюс если он порвётся, стоит сложить его разорванными краями и он будет снова целый, - с лёгким поклоном я вручил своё изделие Локсаю.
   Капитан отвесил ответный поклон, подержал в руках платок, и улыбнувшись призвал свой шлем. Увидев знакомое свечение я вспомнил с чем шёл сюда.
   - О, вот об этом то я и хотел поговорить.
   Фенрейр, услышав меня, заливисто расхохотался, и сказал, что с самого утра ждал когда я начну припоминать его неосторожное обещание научить перевооружению. Это умение оказалось интересным использованием заклинания подпространства. Изначально созданное как нематериальный карман для мага, который невозможно потерять, в специфике военных подразделений оно стало носимым с собой арсеналом. Немного позже некто, чьё имя для потомков история не сохранила, стал таким образом хранить доспехи, и догадался переносить в карман снаряжение не снимая с себя. Итогом и стала нынешняя магия перевооружения, мастера которой имели возможность мгновенно менять оснащение во время боя и подстраиваться под практически любого противника. К этим мастерам, кстати принадлежали и мои знакомцы, и стоило им об этом проговориться, как я стребовал с них ещё один поединок после обучения. В попытках научить меня этому не самому сложному умению, прошло время до вечера. У меня ничего не получалось, и когда мои наставники начали утешать меня тем, что я и так достаточно одарён, мне вспомнились наставления Металиканы. Сам бы я долго не вспоминал тот урок, но шерстящий память в поисках идей ГГ, напомнил мне о неразобранном толком переданном знании. Создавая наш расенган она столкнулась с проблемой сжатия больших объёмов материального дыхания, и по переданной мне памяти я знал, что эту проблему она решила уже на второй день. Но она не была бы гением, если бы остановилась на этом, весь третий день драконица занималась тем, что искала возможность сжать в одну массу мнжество мелких деталек и не повредить их. Используя дыхание она привыкла к тому, что могла в любой момент изменить его из потока песка в град лезвий, шипастых шаров и даже соединять их цепью, а в сжатом потоке такого не было. Своей цели она добилась, но в поисках она попутно задела и возможность подпространственного хранения, которое ей поддавалось только в пределах ауры и тела, созданый карман в стене, стоило ей отойти подальше, мгновенно раскрылся. И только применив эти воспоминания, мне наконец-то удалось положить в своё подпространство нож из столового набора.
   - Ура! - освоив очередное умение меня всегда переполняет радость и желание применять освоенное. Последовав своему влечению я поведя рукой перед столом втянул в себя все оставшиеся столовые приборы. - Видали?
   Военные удовлетворённо улыбались, я справился с обучением, и они позволили себе достать бутылку вина. Жалкая бутылка на двоих была для таких бравых вояк только разогревом, и находясь в хорошем настроении они решили продолжить веселье. Планы товарищей нарушил всё тот же мужичок-железнодорожник.
   - Господа офицеры, всё готово к отправлению.
  
   Лица разогнавшихся для гулянки людей ясно выражали только одно - облом. Пути рыцарей Рун были для них закрыты, а на других, где в связи с решением проблем с тёмными восстановилось движение, не было мест. Понадеявшись на то, что занятые работой с подскочившим напором на гражданских путях, работники железной дороги не успеют до вечера привести в порядок армейскую ветку, военные собирались с толком потратить неожиданный выходной.
   На сборы у гвардейцев ушло менее пяти минут, как они связывались между собой я не знал, но когда мы вышли наружу, на площади уже выстраивались в походном порядке солдаты.
   - Ну что, отправляешься с нами или всё-таки своим ходом пойдёшь? - широко оскалился Фенрейр.
   - Ну да, откажусь я от халявы. Ясен пень что я с вами.
  
   Глава 20
  
   Поезда. Как же я раньше любил поезда. Мягкое покачивание в движении, словно зовущее подремать, проносящиеся за окном виды природы, остановки, как кусочки чужого мира. Теперь поезда, да и похоже любые виды транспорта, будут для меня синонимами страданий, слабости и борьбы с ними. Мне следовало бы прислушаться к предчувствиям когда только входил в вагон, но я был слишком беспечен и расслаблен. Вдобавок гвардейцев отправляли комфортными гражданскими вагонами, а не обычными армейскими, и я поспешил занять привычное мне место у окна, даже опередив имевшего такую же привычку Локсая. Растянувшись на койке, я чувствовал себя почти как в раю, но ровно до момента когда поезд тронулся.
   "Отстой!"
   - Паренёк, да тебя никак укачивает? - проявил замашки кэпа Фенрейр.
   - Я... справлюсь... - перед глазами всё плыло, и с великим трудом мне удалось отвернуться к стенке, сил видеть продолжающих прерванное веселье военных не было.
  
   Разобраться в причинах укачивания было проще, чем это могло казаться. Ученики Драконов имеют множество присущих своим создателям черт, в том числе и особенный взгляд на способы передвижения. Пусть Ученик сам этого не осознаёт, но в глубине души, его драконья сущность не терпит иного способа преодоления больших расстояний, кроме как на своих крыльях. Таким образом мы с ГГ пришли к выводу, что моя проблема сугубо психологического плана, тем более когда меня несла Металикана, я чувствовал себя просто великолепно. После разгадки причины слабости прошёл ещё час страданий, и меня наконец осенило, - самогипноз! Моя наверное единственная возможность преодолеть эту слабость, заключалась в убеждении самого себя в том, что поезд близкое мне существо, ну или полностью зависящее от меня устройство.
   "Осталось только подобрать подходящие ассоциации."
   - Так, первый вариант думаю более выполним... - даже ГГ укачивало, чудовищный выверт драконьих комплексов подействовал на него лишь самую малость слабее чем на меня. - Повторяй про себя, "Поезд - мой друг!"
   "Поезд - мой друг!" - воодушевлённо начал я.
   - Больше чувства.
   "Поезд - мой друг!"
   ...
   - Не работает.
   "Я и сам понял."
   - Пробуем цепь ассоциаций. Поезд - это дружественная нам машина, этакая железная змея... - ГГ замолчал. - Вот оно.
   "Поезд из железа, железо моя еда, а меня не может тошнить от железа!" - нелепая поначалу мысль мгновенно обнулила половину мерзких ощущений. - Живём!
   Грустно, но как бы я не пытался убеждать себя дальше, лёгкое головокружение и тошноту унять так и не удалось. Перевернувшись на спину я стал прислушиваться к разговорам захмелевших людей. А разговоры велись на весьма интересные темы, и напомнили про так и недосказанные слова о некоем Совете магов. Я осторожно, пытаясь не тревожить голову, сел. Увлечённые болтовнёй, военные не сразу обратили на меня внимания, но первым меня заметил тот лейтенант, Диней, которого я раньше оглушил вместе с его солдатами. Разгорячённый спором, офицер указал на меня и предложил сделать судьёй, как незаинтересованное и беспристрастное лицо.
   - О, ты наконец-то пришёл в себя, вовремя, - обратился ко мне капитан. - Слушай, значит суть спора такова...
   Ну по крайней мере про Совет магов я узнал с лихвой, можно сказать из первых рук. Как оказалось, роты Локсая и Фенрера несли постоянную службу в разных местах, и если капитан служил в столице, то его друг, благодаря своим антимагическим талантам следил за исполнением королевской воли в Эре, городе-резиденции магического Совета. В Фиоре была абсолютная монархия, а маги являлись первой опорой трона. Предыдущий король до своей кончины успел закончить несколько войн, и его главным оружием были призванные на службу члены гильдий волшебников. После побед влияние Совета магов возросло, король щедро вознаградил своих верных слуг, но и давать им слишком большой власти не стал. Однако его преемник оказался более поддатлив, увлечённый самой магией и знаменитыми волшебниками, он часто шёл на уступки Совета, что не могло не вызывать неудовольствия у дворянства и буржуазии. Знать и промышленные олигархи, до этого боровшиеся за влияние на короля только между собой и традиционно не принимавшие в расчёт магов, были весьма не рады увидеть в привычных аутсайдерах, фактически обслуживающем классе, столь серьёзных соперников. Тут я потребовал разъяснений, и узнал, что сотни лет назад, маг Зереф сделал изрядную подлянку своим коллегам и их потомкам, став эталонным Чёрным Властелином.
   "Ну хоть не Чорным" - пронеслось у меня в голове, хотя после мастера Боба я был готов поверить в худшее.
   Вообщем, этот колдун, упомянутый даже как-то раз Металиканой, силой покорил изрядные территории, развёл магократию с собой в роли бессменного папки, и начал массовые призывы разных тварей. Правители тех времён конечно струхнули от продемонстрированной силы свободных волшебников, и когда с Зерефом было покончено, к аппарату власти магов не подпускали и на пушечный выстрел. Манера легендарного Чёрного мага испепелять на месте надоедающих чиновников, и открывать врата призыва демонов в родовых поместьях упрямых аристократов, хорошо запомнилась всем власть имеющим. Запомнилась настолько, что теперь в мире нет ни одного высшего учебного заведения для магов, и желающие постигать волшебство учатся в основном в своих гильдиях, или у известных наставников. Из-за общей неупорядоченности знаний, естественной для магов паранои в отношении своих секретов, принцип - "мы все учились по немногу, чему-нибудь, и как-нибудь", был наверное самым точным определением ситуации с учёбой. Не стоило забывать и о том, что после Зерефа многие аспекты магии были пересмотренны, запрещенны, или забыты, как потенциально опасные. Таким образом, для Искусства наступило время упадка, из которого, всё ещё с оглядкой на мрачное (или как считают в тёмных гильдиях - славное) наследие, оно только начинает подыматься. Поэтому когда нынешний король Фиора стал настолько открыто симпатизировать Совету, знать и богачи начали выступать против них единым фронтом. И к своему неудовольствию проигрывали.
   Однако сутью спора было другое, король, прислушавшись к своим фаворитам, пожелал изменить прежний табель рангов магов на международную буквенную систему. Раньше волшебники делились следующими ступенями: начавшие обучение - ученики, набравшиеся опыта подмастерья, достигшие успехов в выбранном направлении мастера, владеющие несколькими направлениями магистры, и наконец постигшие высоты искусства архимаги. Отдельно стояли высшие маги, обладающие исключительной мощью, и называемые в Фиоре - Богоравными. На фоне такой довольно подробной, на мой взгляд, иерархии, международная система была блеклой, и безликие, идущие по снисходящей S, A, B, C, D, не впечатляли. С чего бы настолько самолюбивым людям, какими, как я считал были все волшебники, соглашаться на подобное, мне и объяснил немало общавшийся с верхушкой магов Фенрейр. Прежний табель здорово ограничивал чародеев, его ступени были созданы ещё в бородатое времячко эпохи Зерефа, в самом расцвете магического искусства, когда маги свободно постигали силы мироздания и создавали неповторимые ныне артефакты. Для магов тех времён изучение нескольких дисциплин было в естественном порядке вещей, узкая специализация была исключением, и они, понятное дело, отразили этот порядок в своей иерархии, продвижение в которой непростым и трудоёмким делом. Добивающийся нового ранга волшебник получал ощутимые преимущества - доступ к новым знаниям, возросший общественный статус, и как следовало за этим новые обязанности. В человеческой цивилизации того времени магия была основой всего, и только сильные и искусные маги могли расчитывать на достойное место в жизни. Дела за которые брались магистры могли быть непосильны для низших рангов, а для архимага были только лёгкой разминкой. При этом доверять работу магистра никому кроме равных ему или высших, было запрещено, строгие правила магов не позволяли допускать к трудным задачам неготовых. Так начинающим волшебникам придавался дополнительный стимул для развития, хочешь заниматься сложной и интересной работой - расти над собой и совершенствуйся, устраивают низкие заработки и простые, неопасные дела, пожалуйста, если ранг вечного подмастерья или ученика не в тягость. И вот наследники этой системы, нынешние маги, были не в силах отказаться от этих рангов, но и не могли полностью соответствовать им, что ещё более осложнялось отсутствующей таки системой образования. Получалась ситуация, в мире орды малых рангов, толпы средних, кучки высших, и почти все владеют только одним, двумя, и редко большим числом видов магии. Довольно неприятно было магам постоянно чувствовать пропасть между собой и прошлыми поколениями, и на одной из международных встреч была предложена идея новой лестницы классов. Первая реакция была ярко отрицательной, но позже многие призадумались, надо было начинать изменения, требовался толчок, и обновлённая классификация могла стать этим началом.
   Вот мне и предлагали решить спор, благом это было, или нет. От беспорядочного вороха вываленной на меня информации я сначала подзавис, добавляемые от участников спора замечания и комментарии, сдобренные традиционно нецензурным армейским юмором работу не облегчали. Потребовав пить, чтобы смочить горло я получил обычную воду, со вздохом грустно посмотрел на ждущих людей, понял что ждать чего покрепче смысла нет, и выпив наконец начал свой "суд".
   - Прежние ранги были наследием, на мой взгляд, вроде доспехов предка-гиганта которые пытается надеть хлипкий потомок, - южную привычку подкреплять свои слова жестами, несмогла отбить даже задавшаяся этой целью Металикана. - Они большие, тяжёлые, и в них невозможно двигаться. А место таких памятных вещей в музее. Поэтому если маги решили жить своим, новым путём, а не стараться зря меряться с уже мёртвыми, то и флаг им в руки. Я думаю это хорошо.
   - Слыхали, это хорошо! - Локсай громогласно рассмеялся.
   - Чего хорошего-то? - Фенрейр был недоволен. - Ты ещё не знаешь, но если будят принята новая классификация, под определение "маг" попадут все имеющие более-менее магические способности, вроде нас.
   - Ну да? Быть не может! - заголосил народ, в купе плацкартного типа расселось немало людей, многие расположились на боковых сидениях, хватало и просто стоявших в проходе. Обладавший талантом рассказчика, Фенрейр собрал вокруг себя внушительную часть вагона, военных вообще не пугает теснота, а ради интересного рассказа они способны пережить ещё и не такое.
   - Ещё как может, "обладатель любого волшебного умения признаётся магом, и подлежит обязательной регистрации..." - явно процитировал по памяти лейтенант. Широко улыбнувшись, он ядовито продолжил. - Так что поздравляю, господа колдуны, пользователи перевооружения.
   - А с чего такая печаль? - я искрене не понимал разлившегося в воздухе ощутимого уныния.
   - Перерегистрация, личный налог на возможный урон от применённого волшебства, отчётность перед Советом, и ещё некоторые мелочи, - начал перечислять посмурневший Локсай. - Нет, ну что за бред, я маг?
   - Если я правильно понял суть, то ты будешь Б-ранг, и то за счёт опыта, - добил его Фенрейр. - Да, друзья мои соратники, вот такая каша теперь будет.
   Из последовавшими после причитаний и жалоб я понял, что просвящённые в плане проблем магов гвардейцы были не менее самолюбивы, чем колдуны, но с позиции обычных людей они относились к ним по типу - "проблемы негров шерифа не волнуют". Тем более, что по сути, они как раз и были "шерифами", а маги - "неграми". И теперь, попавшим под определение "мага" прийдётся быть фактическими вечными Ц-рангами, с надеждой вырасти до Б.
   "Легендарный капитан Локсай? Не, не слышал. А, вы должно быть имели ввиду того колдунчика Б-ранга?" Мда, у меня бы прямо руки опустились на месте капитана. Впрочем он сейчас и выглядел весьма невесело.
   - Надо выпить, - постановили военные.
   - Ну, я пошёл на крышу, - во время обсуждения нового закона я попытался протянуть руку за настоящей выпивкой, но был снова обломан. А находиться в компании пьяных и оставаться трезвым желания не было. - Только когда приедем, меня позвать не забудьте.
   Удерживая слабость от укачивания, я выполз через окно на крышу, остановливать меня собравшиеся залить своё горе гвардейцы не стали. Скрестив ноги, я уселся глядя вперёд, проносящийся мимо ночной пейзаж ещё немного притушил тошноту, а бьющий в лицо ветер привёл меня в замечательное настроение, следовало хорошенько обдумать всё сказанное. Похоже я довольно вовремя вышел в большой мир, на общей волне реформ можно и половить рыбку в мутной воде, надо только будет найти хорошую гильдию, и по возможности сильнейшую, чтобы иметь неплохое прикрытие в случае чего. Откинувшись на спину я прикрыл глаза и задремал.
  
   Проснулся я от того, что меня звали. Уже вовсю подымался рассвет, и солнце светило прямо в глаза.
   - Гази-и-илл, просыпайся! Проспишь остановку!
   Судя по голосу это был Диней. Соориентировавшись со стороной, откуда звали, я скатился туда с крыши. Лейтенант порадовал меня кругами под глазами, общей помятостью лица и лёгким перегаром, но несмотря на это он был в хорошем настроении.
   - Ну надо же, проснулся как только позвали.
   - Слух хороший, - всё таки я не люблю когда меня будят, совсем не люблю.
   - Сделай лицо попроще, мы прибыли домой, в столицу, в наш цветущий Крокас! - отвратительно бодрое лицо Динея можно было бы использовать как фонарь, так сильно он светился счастьем.
   - Я встаю и аплодирую стоя. Минутку, я и так стоял. И не аплодирую.
   - Злой ты. С Фенрейром прощаться будешь?
   - Он с нами не идёт?
   - Они же в Эре служат, а отчитываться будет один наш капитан, как старший. Сейчас мы тут построимся и отправимся в казармы, а ты с ним к начальству.
   - А я с чего?
   - Как участвовавший в усмирении, а был бы ты членом гильдии всё обошлось бы одним отчётом от твоего мастера.
   - Бюрократы, - с отвращением протянул я.
   - Ха-ха-ха, не так всё плохо, с нашим капитаном ты закончишь все дела за час.
   - Твои бы слова...
   Фенрейр стоял в вагоне с початым пузырём и то и дело прикладывался к нему. Как я узнал, в Эру они прибудут только к обеду, и лейтенант собирался провести это время с пользой. Стоявший на платформе Локсай с тоской провожал глазами каждый глоток приятеля и вздыхая что-то ему выговаривал.
   - О, а вот и наш дракон!
   - А ты всё пьёшь?
   - Ох, ты уже почти как Локс нудишь, загляни лучше потом в Эру, если с гильдиями не сложиться у меня найдуться знакомые среди Рунных, - лейтенант заговорщически подмигнул. - И да, о ночном споре пока молчок, эту новость только через неделю официально обнародуют.
   - Не вопрос.
   - Фенрейр, слушай, а ты... - капитан уже собирался что-то спросить, но его прервал свисток поезда. - Ладно, бывай алкоголик, надеюсь ты доберёшься без проишествий и сам ничего не устроишь до прибытия в Эру, я всё-таки за вас отвечаю.
   - Сам не влипни! Бывайте! - махнув рукой на прощание, он ушёл в вагон.
   Провожать поезд взглядами никто не стал, долгие прощания тут не в чести, с вокзала мы выходили в одиночесте, пока офицеры прощались рота Локсая уже отправилась в свои казармы.
   - Сейчас идём в Меркурий, королевский дворец, там отчитаемся, а потом в представительство Совета, там получишь гражданство, - короткими фразами капитан описывал, что предстоит сделать. - После того как получишь от нашего капитана рекомендации, гражданство оформят за минуты, ну а потом ты вольная птица.
   - Спасибо.
   - Скажешь когда закончишь.
   Пока мы шли к возвышавшейся над городом громаде Меркурия, я во все глаза смотрел на сам Крокас, и изредка тормошил Локсая вопросами.
   Цветущий город впечатлял, и первое что бросалось в глаза - это цветы. Цветы, цветы, цветы, везде цветы. Красные, жёлтые, синие, белые, всех цветов и оттенков, они лежали на дороге, тротуарах, росли в специальных клумбах и вазах, даже парили в воздухе. И это были живые цветы, я это чувствовал, они цвели и распространяли лёгкий невесомый аромат, неуловимый и волнующий. Шедшие по своим делам люди наступали на растения, но едва человек сходил с цветка, его примятый бутон выравнивался и подымался. Магия пронизывала весь этот город и оплетала его своими потоками. Наученный примером Зарваля я машинально приглушил своё чутьё, в таком месте запросто можно было поймать информационный шок. Я шёл и осторожно, едва-едва, касался магической сути города. Смешно, но люди шли и не замечали. А их город живой, город-цветок, дружелюбный и приветливый всем.
   - Город-сказка, город-мечта, - вслух произнёс я пришедшие мысли.
   - Верно сказано, таков наш Крокас, - понимающе сказал Локсай. - Он живой и всем рад.
   Я был в совершенном восторге от этого города, и словно чувствуя мою радость, он отвечал мне как мог.
   Цвели цветы.
   Блин, в моём мысленном списке появилась новая цель. Не для силы, не из злобы, а просто ради моего личного удовольствия, я когда-нибудь захвачу этот город для себя. Вид людей идущих и не видящих этой красоты стал невероятно отвратителен и вызывал злость. Город почувствовал её и ответил. Это были не образы, а только ощущения, что ему были нужны живущие в нём люди, и пусть они не замечали его, без них он погибнет. Его мягкий ответ погасил мою вспышку раздражения, и ощущения присутствия города-цветка померкло.
   "Как я вообще его почувствовал?" - задал я себе закономерный вопрос.
   - Драконье наследие, понятно, - ответил ГГ. - Железные являются потомками Каменных, и рождённый с силой земли город было почувствовать легко. Мы же начали пробуждение, и теперь пользуемся некоторыми особенностями нашей Линии, вот и всё.
   "Жаль, что ему необходимы люди для жизни, иметь такое сокровище в своей будующей коллекции я бы не отказался."
   - Захватим мир? - в полушутку прозвучал вопрос.
   От вспышки моего смеха взлетели птицы, шуганулись прохожие, и вздрогнул Локсай.
   - Да так, мысль пришла в голову, - пояснил я. - Смешная.
   - Очень весёлая? Не поделишься?
   - Да нет, это было так, личное можно сказать.
   "Довольно неплохой на самом деле вариант, и звучит неплохо. Хм-м. Зохавать мир. Да, в этом действительно что-то есть."
  
   Глава 21
  
   - Очко! - пока мы ждали вызова к начальству мы с ГГ успели начать мысленную игру в карты. - И снова побеждаю я!
   "Жулик ты, и как только узнаю как это делаешь, фиг у тебя что получиться."
   - А чего узнавать-то? Мы же одно целое, но я сижу внутри тебя и вижу все твои мысли, с того момента, когда они только появляются. Тем более что это и мои мысли, но если помнишь по собственным ощущениям, я наблюдаю за этим немного со стороны.
   "То есть, мне тебя так не одолеть."
   - Ну зато я повеселился.
   "Ха-ха, поздравляю."
  
   Меркурий мне понравился граздо меньше чем город, слишком уж он бросался в глаза, слишком нависал, и в отличии от Крокаса в нём не было никакой самобытной и уникальной магии, тоска вобщем. В дворец мы прошли без помех, при одном виде Локсая стражи вытягивались в струнку и прекращали дышать. Капитан невозмутимо кивнул караульным и провёл меня через открытые ворота в дворцовый парк. Навстречу нам попадались стоящие на своих постах гвардейцы в яркой парадной форме, занимающиеся своими делами слуги в ливреях, и разодетые придворные, сидящих на скамьях. Как рассказал Локсай, доступ во дворец до десяти утра закрыт для всех кроме прислуги, гвардейцев и лиц в их сопровождении, а так как им строжайще запрещено проводить внутрь кого-либо без действительно важной причины, все желающие попасть на аудиенцию к королю ждут открытия. Большая часть этих ожидателей разошлась по всему парку, но перед воротами самого дворца стояла внушительная очередь, поразительно напомнившая наше российское явление. Они едва только драки не устраивали за место, но стоявшие возле врат угрюмые стражи имели вид готовых накинуться на любого нарушителя порядка, не глядя ни на чины, ни на имена. Среагировали на нас они своеобразно, стоявшим через две ступени гвардейцам было по-барабану, впрочем как и сновавшей прислуге, их мысленный настрой был классическим случаем синдрома уборщицы - "ходют и ходют тут". А вот остальные были поинтереснее, Локсай в форменном мундире вызывал страх и опаску, лишь некоторые относились ровно или положительно. Моя скромная персона тоже удостоилась своих взглядов, простая одежда, скучающее лицо, пирсинг, растрёпанная причёска, меня обдавали презрением пополам с лёгким интересом. А когда нас без вопросов пропустили сквозь ворота в наши спины донеслась отчётливая зависть.
   Рассматривать дворец изнутри времени не было, Локсай быстренько припустил налево, успев только сказать чтобы я не отставал. Пройдя чередой коридоров, комнат, и залов, мы наконец вышли к винтовой лестнице, поднявшись по которой достигли наконец к нашей цели. В небольшой комнате, служившей приёмной для командира гвардии, находилось четверо солдат с копьями. Оставив меня ожидать на одной из стоявших вдоль стен скамей, капитан ушёл отчитываться. Как долго мне надо будет ждать неизвестно, стоило как-нибудь развлечься, обдумывать что-то было как-то недосуг. О, неплохая идея, сыграть в карты с самим собой.
   - Это уже почти шиза, - недовольно заметил ГГ.
   "Ай, какая самокритика, давай уже начнём."
   ...
   Вовремя вышел Локсай, просто дар у него какой-то наверное приходить вовремя. Ещё немного, и я бы взорвался, ГГ может доводить очень сильно, даже стражи и пара пришедших посетителей стали настороженно поглядывать в мою сторону.
   - Идём, чем быстрее раскажешь, тем быстрее отправимся дальше.
   С непередаваемым облегчением я вскочил со скамьи и прошёл за ним. Кабинет командующего гвардией не поражал размерами, но в глаза сразу бросалось, что это было рабочим местом занятого человека. Всю левую стену занимала карта мира и выделенный на ней собственно Фиор, эта карта не была просто куском ткани или холста, некоторые значки и отметки на ней светились и перемещались. Правая стена была заставленна забитыми книгами шкафами до самого потолка, и все эти книги имели вид регулярно используемых, их явно часто доставали, а возвращали не всегда на их место. Но особое внимание внимание приковывал стол, выполненный в виде буквы "П", он был завален различными графиками, схемами, записями, некоторыми ещё совсем свежими на вид, и на этих бумагах, за одну возможность взглянуть на которые бы заинтересованные лица наверняка не поскупились бы щедро заплатить, беспорядочно лежали открытые книги, чертёжные инструменты, всевозможные линейки, и, оп-па, вкуснейший даже на вид меч. Хозяин кабинета сидел в кресле и вчитывался в ещё один свиток, внося в него пометки и хмурясь..
   - Присаживаться не предлагаю, сразу к делу, - в отличии от Локсая, он даже здесь носил полный доспех. - Я командующий королевской гвардией, капитан Аркадиос.
   Грек, что ли? Этот человек стоял и тяжело опираясь на стол обеими руками буравил меня глазами. Густая чёрная растрёпанная шевелюра торчком, воинственно направленная на меня слегка козлиная бородка, и глаза посвятившего всего себя службе человека.
   - Газилл, Ученик Железного Дракона, - представился в ответ я.
   - Итак, о тебе ничего не было известно до твоего выхода из леса, по донесениям агентов никого похожего ни в одной нелегальной гильдии не было, - выразительно постукивая по придавленной мечом пачке бумаг начал он. - Со слов капитана Локсая, причин сомневаться в твоей личности тоже нет. Добровольная помощь гвардии и решительные действия в отношении преступников также говорят в твою пользу. С получением гражданства тебе будет оказана всестороняя помощь.
   - Я ещё и трёх полных суток не провёл в большом мире, а на меня уже завели дело? - ну и ну, блин. А местная гэбня не спит!
   - Так как тебе уже рассказали ситуацию с магами, ты должен был понять, что за потенциально сильными волшебниками ведётся наблюдение, - ага, значит всё о чём мы ночью и до этого говорили, Локсай уже успел быстро перессказать. Понятно чего он так долго, а то я уже подумал, что им в кайф меня мариновать. - И ещё один вопрос на последок, где твой дракон?
   - Она исчезла. Я пришёл в себя на поляне в лесу, и она оставила мне только это, - я достал из переделаной в поясок авоськи голокрон и активировал запись.
   Военные как зачарованные наблюдали за маленькой светящейся фигуркой сестрёнки.
   - А она большая? - прозвучал от Аркадиоса совершенно детский вопрос.
   - Ну я у неё в лапе свободно помещался, ещё и место оставалось.
   Капитаны со значением переглянулись.
   - Кхм, думаю задерживать тебя больше не буду, - поспешил закончить разговор большой начальник. - Ты свободен.
  
   Следующим пунктом плана по устройству в обществе, было получене гражданства, выйдя от Аркадиоса мы направились прочь из успешего опостылеть мне дворца на городскую площадь. За то время пока мы провели во дворце, народу на улицах значительно поприбавилось, игнорировать их сливающийся шум мне значительно помог сам город. Представительство Совета разительно отличалось от дворца, маги явно знали о некоторых особенностях Крокаса и не стеснялись этим пользоваться. Во всяком случае тянущаяся от самого города к местной резиденции магов сила земли ощущалась мной довольно ясно. Внутри была внушительная очередь, и если отбросить внешнюю атрибутику и подчас совершенно невообразимые фасоны местной одежды, сходство с родными толкучками было абсолютным. И вновь авторитет гвардии и самого Локсая помог мне. Без долгих представлений и мельтешений, мы просто пошли к нужной двери. Что вызвало вполне понятное для меня раздражение у оттесняемых нами стояльцев. В спину, почему-то именно мне, понеслась отчётливая порция злобы, зависти и недобрых пожеланий. Ну это мы и у себя дома проходили. Вот только колдунов с чересчур давящими взглядами не было. Излишне пристальное внимание некоторых магов убедило меня в том, что я был быстро оценён, осмотрен, и признан имеющим определённый интерес. Под этими внимательными сканирующими взглядами я вновь почувствовал как закипаю, и в этот раз Крокас успокоить меня не смог. Ещё во время своих лесных охот я заметил интересную особенность, возможность вызывания нужных эмоций у животных, что помогало мне успокаивать излишне нервную добычу и подбираться к ней почти вплотную. Когда я только встретился с Фенрейром и Локсаем, я даже попытался передать им свои ощущения раздражения, но тогда это слабо удалось. Сейчас же я изрядно подкреплялся гневом и злостью, которые больше не подавляемые городом вспыхнули с новой силой. Поймав взгляд самого наглого "глядуна" я посмотрел ему в глаза.
  
   Бора, член гильдии "Нос Титана".
  
   Бора пребывал в самом меланхоличном настроении, которого у него уже не случалось несколько лет. Впервые за долгое время он вновь почувствоал мерзкую зависимость от денег. Талантливый маг, Бора был одним из тех увлечённых людей, готовых для утоления своего любопытства отправиться даже на край света. Несмотря на свою молодость он уже не раз отправлялся в плавание с регулярными торговыми караванами и повидал почти все страны мира, чем не могло похвастать практически абсолютное большинство магов Фиора. Очарованный чужими культурами и бытом, Бора тратил свои немаленькие доходы на покупку места в очередном отправляющемся за границу корабле, и постепенно становился своим среди мореходческой братии. Его влияние на торговцев ещё больше возросло, когда он провернул свою первую удачную сделку на одном из рынков Стеллы. Отчаяно стесняющийся, но полностью захваченный удивительным пылом торгов, Бора сумел переспорить двух уважаемых местных купцов, и неотступил даже услышав откровенные угрозы. С тех пор в караванах он окончательно стал своим человеком, а не так давно ему предложили вступить в долю, один из важных торговцев, самостоятельно водивших караваны, приметил удачливого мага. Всё что для этого требовалось, это деньги. Но выгодно продав партию вин из всё ещё недружелюбного и почти недоступного после последней войны Каэлума, Бора уже вложил свободные средства в новый товар и место на следующем караване. Единственной надеждой на нужную сумму была продажа одного из новых, разработанных им самим заклинаний в нежно-любимое Представительство. Даже находясь за границей, Бора не забывал о магии и старался учиться неизвестным на его родине видам волшебства. Но как будто назло ему, в нужном кабинете была расписанная на неделю очередь, слишком многие молодые волшебники считали что изобрели нечто новое и пытались заработать на этом. Записывающий на приём служащий недвусмысленно намекал о возможности сократить ожидание, но быстро пройдясь намётанным взглядом по Боре, только поджал губы и порекомендовал не упускать своего места в очереди.
   Маг тяжело вздохнул, за три дня ожидания его уже четырежды отодвигали в очереди те у кого нашлись лишние деньги для писаря, и дважды продвинули махнувшие на всё рукой и ушедшие ни с чем.
   "Такими темпами я могу даже бороду начать отращивать," - отвлечённо подумал Бора. Мысль о растительности на лице напомнила ему о холодном Исберге, одном из самых недружелюбных краёв мира, где у мужчин был обычай носить бороду и даже заплетать её в косицы. Через мгновение он с содроганием вспомнил о некоторых встречавшихся экзотических красавицах, также имевших обычай отращивать усы, или даже настоящие бороды, и также заплетать их в косички. - "Нет, борода мне определённо не подойдёт."
   С каждым часом ожидания его одолевало всё более глубокое безразличие, и только выходившие из заветного кабинета неизменно грустные искатели удачи хоть немного веселили его. Куда было им, не покидавшим границ родного королевства, и не знакомым с практикуемой в других землях магией, надеяться удивить экспертов Совета. Как абсолютно точно, от провереного источника, знал Бора, в этой комиссии есть даже специальный журнал, куда заносят повторяющиеся попытки, и как он ещё знал, этот журнал менялся на новый каждый месяц. Но были и злящие моменты, смирившись с обгоняющими его более щедрыми претендентами, маг приходил в сильное раздражение видя как свободно проходят "по делу", щеголяющие яркими плащами рыцари Рун. Легко и беззаботно, они шли улыбаясь и даже не глядя на очереди из ожидающих. И если с рыцарями ещё можно было как-то держать себя в руках, то надменые гвардейцы вызывали у него тихое бешенство. Высоко вздёрнув подбородки, и тихо роняя - "королевская воля", они заставляли уступать дорогу даже посланцев Совета. В первый день ожидания Бора злился, на второй был готов накинуться не глядя ни на полосатый плащ гвардии, ни на накидку рунных, но с утра третьего ему стало просто всё равно. Поудобнее устроившись на скамье среди других ожидающих, он собирался вздремнуть и увидеть в грёзах берег милого сердцу Боско, страны бесконечных торговых рядов, где можно было найти всё что угодно, от личных вещей Зерефа, "тёщой клянус, мой прапра-...-прадэд сам снял с Чёрного Мага", и драконьих яиц, "ой, ви таки несмотгите чьто оно такое маленькое, это таки специальный вид кагликових дгаконовь", до последних последних оружейных разработок гористой Джойи, "выдёргиваешь кольцо и бросаешь гранату, только не перепутай, именно гранату, а то был у нас тут один случай...". Бора погружался в мечты о любимых базарах, на которых можно было увидеть как фиорец с каэлумцем позабыв традиционную вражду наседают на одинкого мидийца, а потом дружно отмечают удачную сделку крепким перграндским варевом тут же проданным им шустрым негоциантом из Дисиэрто.
   - А он тут что забыл? - искренее изумление соседа развеяло приятные мечты-воспоминания, давая надежду на нечто более весёлое, чем просто унылое ожидание.
   Надежда оправдалась, нечасто в Представительство приходит лично целый капитан гвардии, да ещё и такой известный как Локсай. Старшие офицеры никогда не утруждают себя присутствием, ведь всегда можно послать рядового. Почтение к королю обязывает принимать исполнителей его воли одинаково уважительно независимо от их ранга. Но что было наиболее интригующим, капитан явно исполнял роль сопровождающего, и вёл за собой молодого паренька, по виду ещё совсем мальчишку. Высокий, одетый в простую и крепкую одежду, самого заурядного внешнего вида, и если бы не некоторые детали на него бы вообще не обратили внимания встретив на улице. Растрёпанные, слишком длинные для фиорца волосы, многочисленный пирсинг на безбровом лице и даже на теле, напомнивший Боре традиции обособленной Энки, и необычные глаза. Красный цвет радужки сам по себе не был чем-то удивительным, встречались ещё и не такие, но вот форма зрачка была интересной. Несмотря на все последствия магических войн и смешения крови, ни у одного человека не было от природы таких змеиных глаз. Некоторые заклинания и зелья давали такой эффект, но он был временным и длился довольно недолго. Предчувствуя нечто любопытное, Бора внимательнее вгляделся в мальчишку, ища в нём любые интересные детали.
   Маг. Юнец оказался магом, малосилком, аура практически не вырывалась из-за пределов тела, но необычная стабильность обычно постоянно двигающихся частиц ауры хоть и была непривычной, всё же не оставляла сомнений в его принадлежности к волшебникам. Глаза, странности ауры, многочисленные истории и байки, слышанные во время путешествий и прочитанные из различных книг, Бора пытался собрать все эти кусочки как собирают головоломку, он чувствовал между всем этим связь, и всё более пристально вглядывался в остановившуюся фигуру. И не он один наблюдал сейчас за парнем, слишком для многих зрелище гида-капитана оказалось непосильным для вежливости искушением. В обществе магов столь пристальное внимание служило когда-то поводом для поединка, но сейчас даже негласные правила поведения были помягче. Поэтому ни мало не стесняясь, Бора ещё сильнее упёр взгляд в паренька.
   Когда резко остановившийся мальчишка стал поворачиваться в его сторону, он не прекратил своего изучения, даже если кого-то и сопровождает целый капитан гвардии, смотреть на этого кого-то не запрещается. Когда мальчишка встретился с ним взглядом, Бора только мысленно усмехнулся, играть в гляделки с взрослым магом не самая умная затея.
   А затем случилось ЭТО.
   ЭТО вошло Боре в живот десятком ледяных когтей, и продравшись через потроха ухватилось за хребет. Не останавливаясь, ледяные когти проползли по позвончнику к затылку, и сжали голову мага. Не в силах противостоять ЭТОМУ, Бора в смятении продолжал глядеть в глаза мальчишки, без возможности даже моргнуть, проклятые когти оттянули веки и недавали прервать столкновение взглядов.
   С натугой Бора втянул сквозь зубы воздух, даже дышать стало трудно, сейчас для него не было ничего кроме двух красных глаз с вертикальными зрачками.
   А потом стало ещё хуже. Узкие щели расширились почти полностью закрыв радужку, и для Боры не осталось больше ничего кроме двух провалов во мрак, окаймлённых багровым огнём.
  
   Маг пришёл в себя всё на той же скамейке где сидел, и не потому что мог разорвать зрительный контакт, просто мальчишка принялся ловить взгляды всех остальных смотрящих. Один, второй, третий, за считанные секунды он встречался взглядом с очередным любопытным магом и вгонял его в шок своими глазами, после чего не теряя времени переводил взор на следующего. Попавшие под это воздействие маги застывали бледными соляными столбами, и приходя в себя немогли ничего вымолвить, а только потерянно осматривались. Череду обездвиживаний прервал капитан, положив на плечо вошедшему в раж парню руку.
   - Позже осмотришься, нам следует поторопиться, - было похоже что он ничего даже не заметил.
   - Да, да. Поторопимся, - мальчишка с готовностью развернулся к капитану и ушёл за ним.
   "Да откуда эта тварь вылезла?" - билась на редкость одинаковая мысль в головах всех пострадавших из-за своего любопытства.
  
   ...
   "Аха-ха-ха, вот уж не ожидал такого веселья, сами, добровольно, посмотрели мне в глаза, и с такой наглостью ещё," - войдя за Локсаем в небольшую приёмную нужного чиновника, я едва сдерживал смех.
   - Ну да, кто же знал, что гляделки с Металиканой дают такие результаты, - похохатывал на заднем фоне ГГ.
   "Она-то наверное и знала, только нам не говорила об этом," - поспешил опередить догадкой я. - "Интересно, чему ещё она под видом игр и забав учила меня?"
   - Многому наверное, но мы узнаем это только живя дальше. Довольно всё-таки болезнено для нашего самолюбия осознать только сейчас, насколько она всё же мудрее нас, - высказался второй я. - Немотря на наш возраст из прежнего мира, даже плюсуя борьбу с распадом, мы воспринимали её как просто старшую, не понимая даже насколько.
   Простая игра в гляделки с участием Металиканы выливалась в жёсткое ментальное противостояние, моя догадка о драконьих навыках мозгохака оправдалась на все сто. Атаки образами и ощущениями, давление волей и череда обманов, в этих противостояниях проходили казалось дни, а на самом деле секунды. И драконицу я ни разу не одолел, изредка она баловала меня откровенно слитыми ничьими, а все мои навыки позволяли только уходить в глухую непробиваемую оборону, всё же ни разу не вскрытую сестрой. Только сейчас, после того как так я легко одолел этих магов, до меня дошло, как же на самом деле изумлялась Металикана, когда не могла пробиться через мою защиту. Я считал своим поражением то, что не мог ничего сделать кроме защиты, а она в свою очередь считала своим поражением то, что не могла эту защиту пробить.
   - И наверняка ведь ещё про себя посмеивалась над нашей наивностью, - дополнил ГГ.
   - Металикана, - прошептал с благодарностью я её имя.
   - Ты скучаешь по ней? - мягко спросил Локсай.
   - Она была и остаётся большой частью моей жизни, это естественно, что я буду её часто вспоминать.
   - Ладно, идём.
  
   В кабинете нас встретил тощий, как топ-модель с диетным обострением, быстро тараторящий мужик. Представившись как До-Кнат, он принялся меня анкетировать.
   - Имя-Фамилия?
   - Газилл Рэдфокс, - я представился полным именем данным мне Металиканой.
   - Твоя фамилия Рэдфокс? - кажется капитан тоже нашёл её достаточно забавной.
   Угу, очень смешной, "рэд фокс" - красный лис, ну хоть не "Рэд Булл", и то спасибо.
   - Пожалуйста-не-замедляйте-регистрацию-продолжаем-близкие-родственики?
   - Металикана пропала, а так, сирота я сиротинушка.
   Поджав губы До-Кнат строго посмотрел на меня.
   - Пожалуйста-серьёзнее.
   - Хорошо, извини, у меня нет кровных родствеников в этом мире.
   ...
   Регистрация закончилась обязательством вступить в гильдию магов, её мастер должен был дать мне приписку к городу. Никаких документов не выдавали, и какими-то хитрыми способами, я, после приложения ладони к небольшому белому шару, стал гражданином Фиора, свободным магом. Капитан сказал, что у во всех городах у мэров и начальников стражи есть возможности постоянно быть на связи со столицей, и я зря беспокоюсь о вещественном удостоверении личности. Тот белый шарик оказался частью рабочего древнего устройства, этакой общей базы данных. Услышав об этом когда мы уже вышли из кабинета, я с трудом удержался от идеи ворваться внутрь и разобрать тот шар на детали. Подумать только, я прошёл мимо местного компьютера и даже не заметил этого. Крохи задействованной в процессе магии совсем не соответствовали на мой взгляд произошедшим действиям, что ещё больше убедило меня в мысли, что исскуство магии здесь было развито не только сильно, а ещё и весьма глубоко.
   Когда мы выходили из Представительства, я отметил, что проигравшие мне в гляделки маги успели уже убраться восвоясии.
   - Ну, каковы твои планы дальше? - спросил Локсай, стоило нам усесться на край фонтана.
   - А ты можешь сказать, где я могу самым полным образом учиться?
   - Тут вот какая история, - начал капитан.
   История оказалась со своими плюсами и минусами, фактически реальные исследования велись только под крылышком Совета, в научных лабораториях. Маги гильдий также могли вести свои разработки, но были просто чудовищно стеснены в средствах и времени, случалось, что создание заклинания начинал один маг, продолжал его ученик, и только его преемник наконец-то заканчивал работу. Работу осложняло то, что в гильдиях состоявших почти полностью из чистых практиков, находились считанные единицы теоретиков. И эти теоретики попросту не могли достойно обеспечить создание заклятия, согильдийцы были обычно людьми жлобливыми и не слишком приветствовали просиживающих в лабораториях товарищей. Кроме того, гильдии были всё-таки сборищами местных магов-наёмников, пусть и знакомых между собой, но не слишком переживающих о конкурентах. Таким образом, новые заклинания поставлялись в основном Советом, и то, только самым сильным и верным гильдиям, не настолько лояльным к власти приходилось надеяться на таланты своих магов, и на заполняемую ими библиотеку гильдии. А вот это и было плюсом, в библиотеки маги заносили в принципе всё мало-мальски значимое в их практике, конечно был шанс, что записи окажуться всего лишь мемуарами, или дневником влюблённого человека, но и просто описания заклятий могли многое дать. Библиотеки не проверялись Советом, и среди них могли попасться по настоящему драгоценные вещи. Хорошенько пораспрашивав Локсая о гильдиях, я уяснил для себя одну вещь, на конкретном этапе для меня гораздо лучше изучать заклинания с помощью государства, не настолько я был ещё хорош, чтобы заниматься эффективным саморазвитием без наставника.
   - Первой гильдией Фиора является "Фантом Лорд", - просветил меня капитан. - Мастер Жозе один из Богоравных, и тесно сотрудничает с Советом.
   - Значит "Фантом" и Жозе, - постановил я.
   - Если поспешишь сейчас, то поездом будешь у них вечером.
   -Хех, ну я побежал тогда. Спасибо Локсай, передавай привет Фенрейру, - я уже приготовился бежать с низкого старта.
   - И куда ты собрался? - хитро спросил меня кэп.
   - На вокзал.
   - В Крокасе два вокзала, и твой поезд отходит с другого, - Локсай уже не скрываясь смеялся. - Поспешишь, людей насмешишь. Я проведу тебя, времени как раз хватает.
   Сражённый знакомой пословицей, я молча пошёл рядом с ним.
   "Вот уж действительно, поспешил."
  
   Бора покинул Представительство как только ноги перестали дрожать. В том, что сопровождаемый капитаном гвардии мальчишка быстро получит гражданство, обретение которого у обычных людей занимало порой месяцы, он не сомневался. И желания встречаться с ним ещё раз не было никакого. Выйдя наружу, он зашагал в сторону гостиницы, с мечтами о доле он распрощался, и теперь на все оставшиеся деньги он будет напиваться до беспамятства, пока не наступит желанный день отбытия.
   Даже сейчас, пока он почти срываясь на бег нёсся в трактир, в его голове всплывало видение красного коридора, в конце которого во мраке виделся силуэт ожидающего чудовища.
  
   Глава 22.
  
   Поезд привёз меня на северо-восток Фиора, в город Дубов. Я находил интересным тот факт, что в стране с столицей-цветком, многие города и селения носят имена растений. Какой-то ботанический сад а не страна. Раздражение от укачивания не давало мне даже задремать, и прислонившись к окну я просто наблюдал за стремительно проносящимся за стеклом Фиором. Скорость поездов была весьма приятной, ночью мне как-то не удалось её точно прочувствовать, сейчас же я смог оценить по достоинству быстро сокращающееся расстояное до моей цели. Локсай говорил, что в Фиоре самые быстрые поезда, и всё страну можно пересечь на них за световой день. Капитан пообещал проследить за моей судьбой, и пошутил, чтобы я не зазнавался и не забывал о своих знакомых в гвардии. Почта была организованна достаточно просто, и взяв адреса Локсая и Фенрейра, я отшутился, что завалю их почасовыми отчётами.
   Дорога была довольно скучной, невозможность уснуть лишала провереного способа сократить ожидание. И в скуке был виноват только я сам, ну чего мне стоило пробежаться по книжным магазинам, ведь можно было поехать на следующий день, так не-е-ет же, попала вожжа и понёсся как угорелый.
   - Да ладно, фигня, - оживился ГГ. - В следующий раз лучше подумаем.
   "А сам хорош, не мог что ли сказать? Может нашлось бы что-нибудь не настолько лютое как журналы с мастером Бобом."
   - И не напоминай! Вспомню - вздрогну.
   Даже с самим собой было не о чём поговорить. Только вспоминая всевозможные дорожные песни я смог спокойно перенести это путешествие, и на будующее зарёкся отправляться в путь без хоть какой-нибудь возможности досуга. Передать с каким облегчением я вышел из вагона невозможно. Переворачивалась очередная страница моей жизни, и эта поездка на поезде была тем моментом, когда лист ещё не опустился, но и не открыл новых строк. Непереношу это, до зубовного скрежета, даже неделя одинокой жизни в лесу была намного насыщенее и интереснее. Но я наконец-то достиг своей цели и снова почувствовал движение . В привокзальной конторке мне рассказали как дойти до собственно гильдии, и как позднее я узнал, из-за наклонностей и привычек магов, здания их гильдий практически всегда строются где-нибудь с краю города. И "Фантом Лорд" не был исключением. Чтобы добраться до него мне пришлось пересечь весь город. Дубы своему названию соответствовали не слишком сильно, "Каменка" или "Закатали-всё-в-бетон" подошли бы намного лучше. Сами дубы в количестве двух сросшихся красавцев встретились только на площади. Стиль архитектуры напоминал старинные немецкие города, дома с высокими коническими крышами, замощёные булыжниками улицы, чистота и опрятность.
   - Як на Неметчину попали, - буркнул ГГ.
   "И не говорите куме."
   - Кстати, а не это ли мы ищем?
   На городской площади, напротив мэрии и дубов-братанов обнаружилось искомое, но на ожидаемую сильнейшую гильдию магов это походило слабо, тем более, что до окраины я так и не дошёл. Обычное ничем не выбивающееся из общего стиля здание, даже магический фон у этого дома не отличался от соседних, и если бы не вывеска "Фантом Лорд", я бы спокойно прошёл мимо. Первоначальный план пошататься немного по городу мгновенно был забыт, видя цель я уже не сворачивая шёл к ней.
   "Это как-то не слишком похоже на то, как я представлял себе гильдию магов." - с недоумением я рассматривал полупустой зал с нескольким десятков столов, на которых лежали пачки бумаги, и стояли маленькие, похожие на используемые гадалками шары. За некоторыми столами сидели люди и что-то писали.
   - Вернувшиеся с заданий маги пишут отчёты? - неуверенно предположил ГГ. - Но у них силы же совсем нет.
   Озадаченный увиденным я поискал взглядом хоть кого-нибудь, кто мог бы мне прояснить ситуацию. Мне нужен был кто-то из персонала, и этот кто-то обнаружился за одним из дальних столиков. Молодая рыженькая девушка в тёмно-зелёном плаще с откинутым на спину капюшоном и вышитым белым цветом знаком на плече, как две капли похожим на тот, что красовался над входом в дом, сидела и вертела в руках небольшую коробочку. И главное, у неё была отчётливая аура мага, на которые я успел насмотреться ещё в Представительстве Совета в Крокасе. Пока я шёл в её сторону, она сжала эту коробочку, и над той засветился плоский экран с мелькающими изображениями, и всё со звуком. Встреча с местным кино вышла неожиданной, и на чистом рефлексе, но не вынимая из пояса, я воспользовался голокороном. Девушка внимания не обратила, вовсю поглощённая просмотром, а остальным было видимо вообще всё равно.
   - Здравствуй, - попытался я привлечь её внимание.
   - Мы знакомы? - удивлённо спросила она приятным голосом.
   "Блин! Что ж за гадство-то!" - организм забунтовал. Случился играй-гормон.
   Близость с подружкой была последний раз за два дня до злополучного ритуала, а по воплощении я был достаточно занят, служившие в армии поймут, когда дни забиты муштрой и рутиной, а из женщин на ближайшие сто километров только замужние поварихи с фигурами бегемотов и офицерские дочки, бром не нужен, все мысли только о поспать и пожрать. Затронутая однажды в разговоре с Металиканой, эта тема вызвала у драконицы приступ глумливого веселья, она только обещала мне непередаваемую разницу между моим человеческим опытом и драконьей природой. С учётом начавшегося пробуждения это было ещё более интригующе. Но вот засада, в Зарвале мне как-то некогда было, а из Крокаса я сам рванул, и теперь меня скручивало изнутри. А ещё у неё были зелёные глаза. Я поплыл.
   - Вот и появился повод познакомиться, я Газилл, - хрипло представился я и подсел к ней.
   - Л-лиция, - смущёная моей наглостью зеленоглазка не успела даже возразить.
   - Ли-ици-ия, - протянул её имя и пододвинулся ещё ближе. - Скажи мне, здесь ведь довольно скучно, не пройтись ли нам по городу? Я только что с поезда и ничего не знаю здесь, а ты наверняка можешь мне всё показать.
   - Ух, сбавь обороты малыш, во-первых тебе лет то сколь...
   - Ну я же не старик и не совсем младенец, так что это не проблема.
   - Не перебивай, - первоначальное смятение прошло и она взяла себя в руки. - Во-вторых, у меня есть парень.
   - Но против небольшой совместной экскурсии он же не будет возражать.
   - Может быть, но есть ещё и третье, самое главное, я маг "Фантом Лорда", и сегодня моя смена дежурить в городском представительстве, - с гордостью поведала Лиция. - Я не оставлю так просто свой пост.
   Печально. Ну не мытьём, так катаньем. Из продолжившегося разговора мне было рассказано, что гильдия на которую я нацелился, имела интересную особенность, филиалы в практически всех более-менее значимых городах Фиора, которые собирали заказы и задания из всех уголков страны. Даже в родных Дубах был такой филиал, сама гильдия была закрытым местом, с доступом только для важных гостей и постоянных клиентов. Пока девушка увлечённо всем этим хвалилась, играй-гормон слегка поутих, во всяком случае себя я мог контролировать.
   - Знаешь, а я ведь вступлю к вам.
   - Хм, ты что, завёл этот разговор только чтобы узнать о нашей гильдии?
   "Так, плавали, знаем. Не люблю я эти нотки. Стоит женщине услышать только намёк на пренебрежение, адовы муки обеспечены."
   - Каюсь, сначала я пришёл именно за этим, но как только увидел тебя, я всё забыл, - по шире открыв глаза, я поймал её взгляд, и приложив руку к груди поклонился. - Уверяю, иной цели как пригласить тебя на прогулку и в мыслях не было.
   "Ну если опустить желание дойти до логического конца прогулки."
   - Эй, соблюдай дистанцию, горячий парень, - так как мы всё ещё сидели на одной скамье, и довольно близко, несколько более низкий чем следовало поклон едва не привёл мою голову прямо на грудь Лиции. - Ладно, сделаю вид что поверила, но если хочешь успеть вступить, то поторопись, после заката двери гильдии закрыты для всех кроме её членов.
   - Спасибо, я ещё успею к тебе вернуться, и так уже достаточно торопился.
   - О, не стоит, правда, я всё равно не смогу уйти отсюда до утра, в отличии от главного здания, все наши филиалы открыты для всех круглосуточно, - в её словах снова звучала гордость за свою гильдию.
   - И всё таки, я заскочу.
   Покинув девушку, я словно на крыльях понёсся к гильдии, не знаю, как долго будет проходить вступление, но от возвращения к Лиции отказываться не хотелось.
   - Вот оно, созревание, - горестно начал ГГ. - Мы смогли сопротивляться инстинктам на охоте, но гормоны нанесли нам неожиданную атаку.
   "Ну по крайней мере я не совсем теряю голову."
   - Конечно, ты просто ещё меньше ей думаешь.
   "Ай!"
   Выход на окраины получился внезапным, я просто прошёл между двух очередных обычных домов, и оказался перед своеобразным видом.
   - Как сказал бы один персонаж, мне уже интересно, что же у Жозе за комплексы?
   Магам не позволялось строить резиденции гильдий в виде замков со стенами, только особняки для богатых группировок, и уж на что хватит средств для всех остальных. Правительство заботилось о том, чтобы в случае если нужно будет наказать непокорных, оборона гильдии была уже как можно хуже. "Фантомы" же, видимо вовсю пользуясь своим положением, сумели этот закон обойти, перекинутый через реку мост вёл к окружённому нормальной стеной замку, на вид способному спокойно пережить небольшой набег, а учитывая сидящих в нём магов, такой набег ещё и организовать. Перед входом стояли два мужика, исполнявших, кажется, обязанности привратников, и скучающе оглядывались по сторонам. При виде меня, идущего по мосту, они оживились, и стали с интересом смотреть в мою сторону.
   - Эй, малец, тебе нечего здесь делать, если у тебя какое-то дело до гильдии, то обратись в наше представительство в городе. В этом здании могут находиться только члены гильдии, - протянул один.
   - Больше почтения к своему товарищу, - бросил я им улыбаясь.
   - Я знаю всех в гильдии, а тебя вижу впервые, - влез второй.
   - Ну значит будущему товарищу.
   - А ты не слабоват ли для вступления? У нас только сильнейшие маги!
   - Ну, я крепкий.
   Оба стража едва только по земле не покатились, да-а, я, блин, просто мечтал приехать сюда и выступать комиком.
   - Ну вы развлекайтесь дальше, я пойду.
   - Э, стоять, куда идёшь, мелюзга!
   - Внутрь.
   - Так, пшёл отсюда, клоун безбровый! - ляпнул первый и толкнул меня рукой.
   "Безбровый? Да с чего он к бровям прицепился, у меня ещё и пирсинг есть." - не то что бы меня как-то огорчало отсутствие бровей, кроме как на голове волосы вообще нигде не росли, даже юношеского пушка на щеках не было, что не могло меня не радовать меня как большого нелюбителя бритья.
   - Да, парни нарываются, пора их проучить! - завёлся ГГ.
   "Какой ты кровожадный, тебе бы только мочить."
   - Я же всё равно пройду, - предупредил я их.
   - Беф, я сейчас накостыляю немного этому недоумку, а ты оставайся на месте, - толкнувший меня тип принялся закатывать рукава. - Беги!
   Легко задействовав ускорение, я видел, как в матрица-стайл, медленно-медленно, подаётся вперёд несдержанный страж. Наблюдать дальше смысла не было, молниеносно прошмыгнув мимо обоих, я проник наконец внутрь, и отменив режим стал оглядываться. Это был большой зал, потолок терялся где-то вверху среди многочисленных деревянных балок со свисающими светильниками, а на стенах висели многочисленные щиты со знаком гильдии. За длинными лавками и столами сидели, оживлённо переговаривались, и ели "фантомы", на меня даже не обращали внимания, видимо полностью доверяя своей охране. Вопли снаружи - "куда делся этот мелкий урод" и "он вошёл внутрь, он сам так говорил", своё дело сделали, в мою сторону стали поворачиваться.
   Выразительная пауза.
   За моей спиной вырастают два пышущих гневом силуэта и кладут мне руки на плечи.
   - Нон - нон - нон. Беф и Двейк, неужели вам уже нельзя поручить стоять на входе? - чудно выгибаясь протянул зеленоголовый тип с тонкими усиками и моноклем. - Даже какой-то мальчишка смог вас обойти.
   - Точно, стыд и позор, - вывернувшись из под тяжёлых ладоней, я укоризненно покачал головой. - Стоп, почему какой-то, я пришёл вступить в гильдию.
   - Хо-хо-хо, не думаю, что у тебя хватит сил, чтобы стать одним из магов великого "Фантом Лорда", - продолжил сгибаться странный человек.
   - А у тебя голова не кружится так раскачиваться? - задал я животрепещущий вопрос и обойдя его уселся на скамью. - Да ты садись, в ногах правды нет.
   Помахав рукой, чтобы дуэт удалился, зелёнка уселся рядом и принялся меня пристально разглядывать.
   - А здесь есть чего порубать, а то так кушать хочется, что даже переночевать негде? - с не менее пристальным вниманием я стал оглядываться в поисках кухни, по залу гуляли вполне себе аппетитные запахи, напоминая о том, что я в последний-то раз поел перед посадкой на поезд. - И где мастер?
   - Ты что же, думаешь что он спустится к тебе?
   "Значит наверху."
   - Ну если я немного пошумлю, то он конечно спустится.
  
   Жозе Пола искрене ненавидел бумажную работу, и все члены его гильдии знали, аккуратность на заданиях и своевременность выполнения сроков, являются залогом как душевного спокойствия мастера "Фантом Лорда", так и их собственного здоровья. Не то чтобы Богоравный волшебник срывался на подчинённых, просто когда пачка жалоб переставала помещаться на рабочем столе и падала на задремавшего в обед Жозе, завывающие призраки, вечные спутники его колдовства, вылезали в общую залу. Гильдийцы со значением переглядывались, и набирая задания спешно покидали ставшими негостеприимными стены. Тревожить заставившего себя разобраться с бумагами мастера было вообще одним из способов угодить на неделю в больницу, когда Жозе разбирал документы, он не выходил из кабинета пока не закончит всё до конца, и на отрывание от работы реагировал весьма вспыльчиво. Не менее травмоопасным моментом было прерывание отдыха закончившего наконец разбираться с жалобами мастера, когда воспоминания о прочитаном были ещё свежи, и Жозе нужен был только повод чтобы начать лютовать. Зная об этих опасностях, "фантомы" в таких случаях вели себя особенно тихо, в зале гильдии не было шума, разговоры велись вполголоса, а снаружи выставлялись дежурные, заворачивавшие желавших войти внутрь.
   Развалившись в кресле, Жозе потягивал пиво и довольно посматривал на недельную стопку бумаг, с которой ему удалось необычайно быстро расправиться. Его "фантомы" в этот раз доставили ему значительно меньше неприятностей чем обычно, и мастер пребывал в более хорошем настроении, чем обычно. Грохот раздавшийся снизу подкинул задремавшего мага с места, и намертво вбитым рефлексом он приготовился к отражению атаки. Доли секунды потребовались ему, чтобы понять, что ничего ему не угрожает, и ещё меньше времени ему потребовалось, чтобы рассвирипеть, драгоценный отдых от ненавистных бумажек был прерван. Вполуха прислушиваясь к шуму, Жозе прокручивал в голове планы наказаний, и спускался в зал. Непоследнюю позицию в объектах кар занимал Сол, один из перспективных магов земли, присматривавший за порядком в гильдии, когда её глава находился во взрывоопасном состоянии. От кровожадных планов Жозе отвлекла одна из самых интересных картин в жизни, в общем зале находилось почти два десятка магов гильдии и пытались поймать успешного уворачивающегося неизвестного мальчишку.
  
   Скользя в пограничном состоянии между"ясностью" и "восстановлением", я без труда уворачивался от попыток остановить меня. Единственной более-менее серьёзной угрозой было швыряние булыжниками от человека-газона, продолжая изгибаться этот маг поднимал из пола камни и метал в меня. Проваливаясь в ускорение, я уклонялся от этих неожиданно быстрых атак, и выныривал на обычный режим, когда камни пролетали мимо, создавая эффект мгновенного перемещения. К охоте на меня присоединились и остальные маги, попавшие по ним камни не слишком способствовали спокойному ужину.
   - И это всё? Те два чудака на входе обещали мне сильнейших магов, - нырнув в плотную группку "фантомов", я вполсилы зарядил ударной волной. - Низко пошли, к дождю видать.
   - Каменная Преграда! - крутанув кистями человек с моноклем отправил в меня целую груду крупных камней.
   - Сол, ты перегнул палку, изуродовал пол и поднял кучу пыли, - подал голос один из магов. Какие заботливые люди, меня может быть камнями размазало, а они детали интерьера обсуждают.
   - Да, да, между прочим эта пыль оседает на еду, а я страшно голоден, - воспользовавшись поднятой завесой, я проскочил за спины магов я попытался добраться до тарелок. Гормональный скачок из-за Лиции, плюс я действительно давно ел, вообщем голод подступил со страшной силой, а свой аппетит я никогда неумел толком ограничивать, и дома в долине, и в лесу всегда было полно еды.
   - Ах ты паразит, - парень, на чью нямку я накинулся, призвал полуторный меч и ударил меня им плашмя.
   - О, эфо уве луфше, - зажав зубами меч, я вырвал его из рук удивившегося мага, и часто откусывая от него мелкие кусочки, принялся насыщаться. В наступившей тишине было слышно только моё чавканье.
   - Он жрёт мой меч, - потрясённо выдал мужик.
   - Он жрёт меч, - повторили остальные.
   - Ещё есть? А если найду? - помахивая объедком с чёткими отпечатками зубов продолжил давление на мозги я.
   Хлоп-хлоп-хлоп. Затянувшаяся пауза была разорвана хлопками нового действующего лица.
   - Браво, какие интересные умения, но неужели ты думал что их одних хватит для нападения на мою гильдию?
   "Нет, ну какого хрена, я был готов увидеть всякое в роли главы "фантомов", но это слишком."
   - Набигающий анонимус, он же лицо фильма "V - значит вендетта", ты это имел ввиду? - посмеялся ГГ.
   Это был он, Гай Фокс всея Фиора, человек в чёрном плаще и высокой чёрной шляпе, с ухмылочкой под самым носом, только бородки не хватало, в остальном почти полное совпадение.
   - "Напал" довольно громкое слово, я предпочитаю "индивидуальные методы принятия в гильдию".
   - И ты не нашёл ничего лучшего, чем устроить беспорядки? - Жозе нескрываясь открыл свою ауру и его глаза налились чернотой.
   Скамью на которой я сидел разнесло в щепки, действие направленного давления напоминало мои силовые приёмы, только было постоянным и имело привкус индивидуальности мага, весьма неприятной у конкретно этого типа. Снесённый этой волной, я перекатился через голову и метнул с обоих рук лезвия со сдвоенными наборами зарядов. Как и ожидалось от защиты высшего мага, мои снаряды бесславно отлетели в стороны, но один из них мастер держал в воздухе, и наклонив голову изучал.
   - Это не плотная иллюзия, ты создал этот металл, - утверждающе сказал он. - Обычные маги не способны на это.
   - Вау, а ты быстро разобрался.
   Не ответив, он вытянул руку в мою сторону и сжал пальцы, словно хватая что-то. Закружившиеся вокруг тени сжали меня со всех сторон и подняли в воздух. Попытка развеять это ударной волной провалилась, всё же разница между заклинанием одного из высших магов королевства и неудачливым мастером тёмной гильдии Мерни, была огромна. Не слишком тратя время на раздумия я использовал дыхание, закрученный поток железного песка сбил его концентрацию, и я освободился.
   - У тебя не слишком приятная магия, мастер Жозе.
   - А ты сильнее чем кажешься, - физически чувствующимся пронизывающим взглядом, маг вгляделся в меня ещё сильнее. - Я слышал о подобных тебе, ты Убийца Драконов.
   - Я предпочитаю "Ученик Дракона", не слишком вежливо так отплатить своему учителю.
   - Иди за мной, у меня есть к тебе вопросы. Сол, восстановление зала на тебе, раз уж ты не смог остановить мальчишку.
   Под тёплыми любящими взглядами "фантомов" я ушёл за Жозе. Мда, извини Лиция, но я к тебе сегодня наверно не вернусь.
  
   Глава 23
  
   Жозе оказался невероятно дотошным типом, завалившим меня кучей вопросов, некоторые повторялись другими словами, некоторые вообще казались бессмысленными. Показанный голокрон он ощупал, обнюхал, и едва не облизал.
   - Эй, ты чего это удумал? - охренев от этих исследований, я вцепился в пирамидку.
   - Ты думаешь так часто встречаются созданные драконами вещи? - маг отошёл от нахлынувшей истерии, но всё ещё крепко держал мою собственность. Надо запомнить, не проговориться о том, что я тоже в принципе создан драконом, хотя если на его месте будет красивая девушка, то я не против. - Ладно, обещаю не делать с этим ничего, что могло бы повредить это.
   Крутя в руках голокрон Жозе продолжил опрос, его интересовало всё, известные мне способности Металиканы, мои умения, наши разговоры, мой выход в королевство. О многом я конечно умолчал, что-то немного изменял, но про события в Фиоре рассказал почти без утайки, сдержав обещание молчать о устройствах гвардейцев и грядущих реформах. Меня в свою очередь интересовала библиотека гильдии и возможность посетить закрома Совета, самостоятельное развитие было делом небыстрым, и как показал пример с освоением пространственного кармана, опытные учителя были необходимы. Жозе скривил лицо, но пообещал помочь, взамен потребовал соответствие высоким стандартам "фантомов", иначе даже мои редкие умения не помогли бы добраться до реальных разработок. Сойдясь на этих условиях, мы остались вобщем довольны, оставалось только получить метку гильдии, и в этом была небольшая проблемка.
   - А чего этот знак так смахивает на клеймо?
   Жозе даже поперхнулся.
   - Клеймо? Знак гильдии это почётная метка являющаяся гордостью! Это не просто рисунок! - как много негодования. - Носить его это честь!
   Видимо на моём лице отразилось не совсем то что он хотел увидеть. Ну не видел я никакой гордости в странном значке на коже, и не значило для меня это ничего.
   - Может можно его на одежде носить? Скажем на рукаве? - в голове всплыл плащ Лиции.
   Маг откинулся в кресло и потёр переносицу.
   - М-м, дело наверное в том, что ты попросту не понимаешь нашей культуры, тебе, ещё неделю назад жившему в лесу и ничего не слышавшем ни о каких гильдиях, не понять всего значения этих татуировок, - начал разъяснения Жозе. - Этот герб история гильдии, её флаг. Принимая его на тело, маг обязуется соблюдать кодекс гильдии, гласный и негласный, её правила и традиции. Следовать духу гильдии. Следить, чтобы её знак не использовали недостойные. И самому не неопозорить его. Это почётная метка.
   Покерфэйс.
   Может на какого-нибудь доверчивого сельского жителя и произвёл бы впечатление этот монолог, но... Слишком много мне говорили высоким стилем ещё в прошлой жизни, слишком много телевизора и политики, и в моём поколении было слишком просто стать одним из тех, кто зовёт себя истинным лицом интернета.
   - А можно использовать метку гильдии как печать? Допустим валишь врага, и ставишь ему знак на лоб, - перешёл я на весёлый лад. - Ну вроде как, "Тут был Фантом Лорд"?
   Анонимус говорит "ЩИТО?" Жозе перекосило. Жозе вдохнул. Жозе выдохнул.
   - Всё-таки ты просто дикарь. Но если хочешь, можешь использовать его и так. - устало говорит он, и, к сожалению, вовремя спохватывается - Но только на сильных врагах, учти, я не потерплю каких-нибудь обычных бандитов покрытых нашим знаком.
   - Жаль, было бы забавно, - слегка наклонив голову направо, я улыбаюсь, неплохой бы наверное получился видок у моих потерпевших.
   - Надеюсь ты понял всю важность герба гильдии и теперь готов его принять. Куда тебе его поставить? - из столика было извлечено нечто похожее на обычный штамп, с рельефным изображением знака. Алярм, подозрения насчёт клейма сбываются.
   - Опа, можно выбрать куда? - предчувствуя забаву, я запустил большие пальцы под ремень, как бы намереваясь снять штаны.
   - НЕТ! Герб гильдии не может стоять там! - о да, я люблю такую реакцию. Без Металиканы мне совсем не было над кем постебаться, гвардейцы честные люди и я не хотел шутить над ними подобным образом, но Жозе просто нечто. Круглые глаза, трясущаяся челюсть, а кончик тонкого носа подрагивает.
   - Ты о чём подумал? Я хотел выпустить рубаху и расстегнуть её, - сыграв удивление, я был вознаграждён видом хамелеонового мастер-класса, так пошёл пятнами глава "фантомов". Скинул одежду с плеча и внимательно посмотрел на уже белого Жозе. - Давай ставь на правое плечо.
   От души он припечатал. За всё можно сказать. На плече отпечатался тёмно-красный, словно рубец рисунок. Почесав узор, я оделся.
   - И ещё, где можно снять жильё?
  
   Ночевать я остался в гильдии, в специальном гостевом крыле со всеми удобствами и роскошной отделкой, там даже была коллекция развлекательных видео и музыки, записанной на особых кристаллах. Провожал меня туда Сол, тот сгибающийся чудак с зелёными волосами. Поднявшись отчитаться мастеру о завершённой работе, он был начальственной волей определён во временные гиды.
   - Хочу сказать, в зале я бил не в полную силу, мы не какие-то варвары, чтобы драться и всё ломать в собственном доме, - начал недобровольный нянь. Моё принятие в гильдию ему явно не очень нравилось, но против Жозе не попрёшь. - Завтра утром мы сразимся на полигоне, ты мне должен.
   - Да не вопрос, ты только разбуди меня, а то я сам долго сплю, - глаз за моноклем зло прищурился, и я задал свой вопрос. - А ты Лицию знаешь?
   - Конечно, я знаю всех наших магов. Ты откуда её знаешь?
   - В городе познакомились, можешь о неё что-нибудь рассказать?
   - Нет, - резко окрысился маг, похоже я наткнулся на одного из отшитых ухажёров, поверить в то, что такая девушка как Лиция встречается с подобным типом было трудно, хотя кто знает, какие тараканы водятся в головах волшебников? - И не забудь, утром у нас дуэль!
   - Это от тебя уже зависит, - равнодушно ответил я, если попытается меня разбудить раньше времени, покалечу, о чём я его и предупредил. - Спокойной ночи, человек-газон.
   Скопировав всю коллекцию кристаллов в голокрон, я завалился спать.
  
   Утро и весь последующий день оказались бурными, около десяти утра я отковырялся от кровати и умывшись спустился вниз поесть. Там обнаружился Сол, что-то говорящий мужику в свободной чёрной мантии, напоминающей одежды священника, и низко опущенной чёрной шляпе. Мой выход на лестницу вызвал небольшое затишье среди "фантомов", после чего все вернулись к своим делам. Протопав к буфету, я нагрузил поднос небольшой горкой еды и присел к своему гиду, Лиции в зале не было, а никого другого из гильдии я не знал.
   - Это Ария, он будет моим секундантом, - представил "батюшку" Сол, и переключился на мой завтрак. - Ты что, собрался есть перед боем?
   - Почему нет, я должен быть сытым, когда я голоден у меня настроение портится, - не теряя время, я накинулся на еду.
   - Ах, какая жалость, бедняжка не рассчитывает выжить и теперь собирается наесться перед смертью! - дурным голосом завопил Ария и зарыдал, две слезливые дорожки пробежали по его лицу из под повязки. - Ва-а-а-а!
   Продолжая перемалывать завтрак, я с любопытством смотрел на этот бесплатный цирк, и увлёкшись перешёл на столовые приборы. В зале зашептались, кажется многим хотелось считать вчерашний эпизод с поеданием меча воспалением сознания.
   - Мужик, а ты никак слепой? - интересно, как он тогда ориентируется.
   - Нет, эта повязка мне нужна чтобы лучше контролировать свои способности, - и ни следа слёз, уже спокоен. - Я маг воздуха, и прекрасно ориентируюсь без глаз, но когда они открыты нарушается моё восприятие.
   - Бывает, - вот здорово, так хорошо чувствует всё вокруг себя, что несовершенство глаз его не устраивает. - Ну, я за добавкой.
   - Ва-а-а-а! Как ужасно, у него такой аппетит! - воздушный снова зашёлся в рыданиях.
   "Дурдом!"
  
   Своим секундантом я выбрал сидевшего за соседним столом парня, по виду моего ровесника, попросту ухватив его за плечо и посмотрев в глаза. Он не отказался, только почему-то задрожал.
   - Ну ты соизмеряй свою ментальную силу, она у тебя не многим молодому дракону сейчас уступает, а обычному человеку может мозги вскипятить, - заворчал ГГ. - Я конечно постараюсь тебя ограничивать, но ты и сам не дури, знать окружающим о том, что ты можешь так плющить им сознание совсем не стоит.
   "Да всё будет пучком, не паникуй."
   - Газилл, - представился я своему секунданту, и постарался убрать последствия своего случайного давления.
   - Тотомару, маг огня, - следы воздействия благополучно прошли, сейчас он только ощущал небольшое раздражение от моего резкого старта, но всё же шёл со мной. - Ты Убийца Драконов, да?
   - Не-не-не, Ученик Дракона, так звучит лучше, - я замахал рукой, всё-таки легенда-прикрытие была какая-то на мой взгляд нехорошая, а может это протестовала пробудившаяся драконья суть. - А ты знаешь, где Лиция?
   - Уже с ней знаком? Ну думаю раньше обеда она не появится, сутки дежурства в городе всё же, и теперь отдыхает, а если не нужна сейчас работа, то вообще может через пару дней только будет, - начал огорчать меня Тотошка, а увидев моё недовольство ещё и добил. - А так, как она работала вчера с заказами, могла уже отобрать себе что-нибудь, и вообще теперь только через месяц заявится. Может быть.
   Бедный, бедный Сол, если он не умеет быстро уклоняться, то в таком настроении как сейчас, я его точно покалечу.
   Полигон представлял из себя арену с ложами для зрителей и одинокой трибуной над входом, где уже успели рассесться гильдийцы, а на главном месте восседал Жозе собственным колпаком. Однако, многим наверно любопытно на меня посмотреть, или дуэли между своими тут у них редкость.
   - Сегодня у нас дуэль между двумя нашими товарищами, - провозгласил мастер, когда на арене остались только мы вдвоём. - Сол вызывает Газилла, новичка, который вчера так своеобразно вступил в гильдию. По правилам, бой ведётся до тех пор, пока один из участников не сможет продолжать его, или потеряет сознание. Покажите бой достойный "Фантом Лорда"!
   Хотелось бы сказать, что трибуны взревели и принялись подбадривать бойцов, ну или хотя бы ругать их, словом проявлять хоть какое-то участие, но нет, "фантомы" просто сидели на своих местах и с любопытством смотрели на арену. Это хорошо, значит бои между членами одной гильдии вовсе не редкость, и можно будет вызвать любого для поединка.
   - Не зевай! - донеслось предупреждение Тотомару, ну хоть кто-то за меня.
   Сол не стал вести никаких речей, и сразу атаковал грудой камней, уйти от которой длинным перекатом было довольно просто.
   - Эй, Тотомару, спасибо! - всё ещё сидя на земле я помахал ему рукой, найдя на полупустых трибунах черно-белую шевелюру. - Походу я завёл приятеля.
   - Не думай такую чушь, просто я поставил на тебя тысячу, - отбрехался огневик.
   - Ты меня взбесить хочешь? - позабытый противник разразился почти пулемётным градом щебня.
   Матрица-стайл рулит, уворачиваясь как Нео и агенты, я в "ясности" двигался на одном месте, не позволяя задеть меня ни одному камню. Сол не растерялся, и пулемётная очередь превратилась в выстрелы картечью, заставив меня наконец покинуть место, с которого я не сходил с начала боя. Но его новые атаки не могли меня постоянно держать во внимании так, как постоянная очередь.
   - У нас есть тотализатор? - воспользовался я одним из интервалов между залпами, и снова заорал Тотошке. - Тогда сто тысяч на себя!
   - Обломись, десять тысяч край.
   - Ладно, десять на себя!
   - А вот ещё раз обломись, участники на себя не ставят! - довольно заржал мой секундант.
   От такого отношения я встал. Это что же, огневичок мало того, что за мой счёт деньжат подымет, так ещё и посмеялся сейчас?
   БАХ!
   Не стоило забывать о Соле, совсем не стоило, немаленькая кучка камней разлетелась в пыль ударившись о меня.
   - Тотошка. Ты следующий, - спокойно сказал я этому обломщику.
   В три быстрых прыжка я достиг противника и отправил его в полёт ударной волной, но стоило телу коснуться земли, как он втянулся в неё и встал уже на другом конце поля.
   - Неплохо, я заставил тебя стать серьёзнее...
   - Ух ты, как это ты в землю втянулся? - мне и в самом деле было интересно, такое здоровское умение неплохо бы смотрелось в моём арсенале. - Поделись секретом.
   - "Дробящая Трясина"! - полыхнувший гневом маг закрутил руки в череде жестов.
   "А вот это хорошо," - я был искренне рад этой атаке, земля вокруг меня раскололась на мелкие камни и начала засасывать. - Это всё что ли?
   - Тебе и этого хватит, земля на три метра под тобой представляет из себя постоянно двигающуюся массу камней и при погружении перетрёт тебе кости, - весьма гордое заявление. - Я победил.
  
   Сол был не просто уверен в своей победе, он даже не допускал и мысли о поражении. Пусть вчера вечером новичок и смог себя показать, но тогда ему просто повезло, никто и представить не мог, что такой слабый маг сможет так долго сопротивляться стольким "фантомам" разом. Тот факт, что он был Убийцей Драконов, обладателем легендарной магии ещё ничего не значил, пусть мастер и принял его в гильдию, следовало показать ему его место. И ничуть не сомневаясь ни в своём праве, ни в своём успехе, Сол вызвал его на дуэль.
   Первые сомнения появились, когда не меняя своего небрежно-легкомысленного поведения новичок уклонялся от непрерывной атаки Каменного Водопада, способной измотать многих и более сильных магов. Неприятное предчувствие возникло когда Убийца Драконов спокойно, даже не упав, выдержал Преграду в грудь. В следующий момент Сол уже летел кувырком, и упав, переместился под землёй подальше от противника. А от легкомысленно сказанных слов пришёл в бешенство. Как кто-то настолько несерьёзный мог вообще быть принят в "Фантом Лорд"?
   "Смотрите, мастер Жозе, я одолею его, нам не нужны подобные люди."
   - "Дробящая Трясина"! - это заклинание не доведено до ума, оно досталось от учителя, и пусть оно не способно поглотить никого больше чем до колен, оно может задержать и доставить немало неприятных минут.
   "Что он несёт? Ему мало?" - Сол даже объяснил дурачку ситуацию, но судя по его лицу, он просто не понял. Тяжело вздохнув, маг пояснил очевидную ему истину. - Я победил.
   - Ха-ха-ха, ну ты и шутник, - что, почему он ещё не по колено в земле? - Зацени!
   В глазах у Сола потемнело, он болтался в воздухе, а его шею крепко держала сжимающаяся рука.
   А через мгновение он уже лежал на земле.
   - Ва-а-а-а-а! Какая жалость, Сол, ты проиграл ему! - не узнать этот плач было невозможно, Ария, должно быть пользуясь своей магией перенёсся к нему как только он потерял сознание, чтобы засвидетельствовать его поражение.
   - Давай Сол, хорош разлёживаться, у меня с этим парнем поединок сейчас, хочу проверить его на жаростойкость, ха-ха-ха, - голос Тотомару, раздался совсем рядом, но этот-то не мог так быстро здесь появиться, сколько же он был без сознания?
   - Минут пять, я тебя оглушил малость, а то ты начал вокруг моей руки обвиваться, а дальше для тебя продолжать опасно было, - что? Что он говорит?
   Сол открыл глаза и поднялся, сомнений не было, он действительно проиграл, об этом говорили насмешливо-жалеющие взгляды согильдийцев в ложах, непроницаемое лицо мастера Жозе, и ухмылка этого, Тотошки.
   - Ну что, доволен, ты победил, - тяжело поднявшись, проигравший посмотрел на победителя.
   - Ха, конечно доволен, твой уход в землю это было нечто! - Сол опешил от горящих энтузиазмом глаз новичка. - Дождись когда я закончу с Тотошкой, и покажи мне его ещё раз.
   - Кого ты назвал Тотошкой!? - возмутился огневик, чьё имя переврали оба мага, один мысленно, другой вслух.
   - Я пуст, почти все силы кончились, - поспешил отвертеться от ещё одного боя маг земли.
   - Фигня, сейчас я тебя восстановлю...
   Последнее что слышал врезавшийся в стену арены Сол, было:
   "Упс, переусердствовал малость, ладно, в себя придёт в полном порядке будет. А теперь Тотошка!"
   "Я Тотомару-у!
   "Я сказал Тотошка!"
  
   Лицию я увидел только спустя две недели, её парнем оказался тот перевооруженец, Карна, чей меч я слопал. С Солом, Арией и Тотомару я почти всё время пропадаю в библиотеке или на полигоне, когда они не на своих заданиях, потому что нормального заработка у меня самого пока не предвидится, и приходится беречь выданную в Зарвале премию. А всё из-за Жозе, анонимус не прощает и не забывает незнания законов, и пока я не буду знать всё, что по его мнению должен знать маг "Фантом Лорда", мой Б-ранг будет только формальностью. Реформа классов всё-таки прошла, и об этом нам рассказал сам Жозе, являвшийся одним из её инициаторов. Большинству это нововведение пришлось по вкусу, так как дорасти даже до магистра могли очень немногие, но я не упустил возможности посетовать на отказ от старой системы. Как ни странно, мою печаль поддержал и мастер, он был очень тщеславен, но будучи одним из лидеров прогрессивной фракции не мог не выступить за изменения. Но сдача экзамена дело десятое, сдать его будет несложно, а главное то, что удалось выбить из Жозе возможность посещения библиотеки Эры, куда я и отправлюсь вскоре.
   В конце концов, я вроде бы обещал Фенрейру навестить его.
  
   Глава 24
  
   Польза в экзаменовке была, и стоит признать, что коль скоро я хотел стать именно действующим членом гильдии, а не висящим у неё запасом неопределённого сорта вроде учеников и подопечных, отказываться от неё не было никакого права. Начал копиться мой собственный счёт к Зерефу, и я стал понимать, почему при его имени маги замирали. Именно на него была повешена ответственность и за крах прежней эпохи, и за нынешнее положение Искусства. По сути, имена всех его сподвижников, союзников и сторонников были забыты, и он стал единоличным воплощением всех бед и несчастий. Споткнулся - помяни Зерефа, попал под дождь без зонта - Зерефова порча. Да этого колдуна ругали и ругают больше чем царя, Ленина, Сталина и Горбачёва вместе взятых, и это только среди магов, для простых людей он вообще был просто дьяволом! Небольшой рассказ Фенрейра в поезде неплохо просветил меня в общем вопросе, но наблюдая картину своими глазами, читая об этом всём в книгах и свитках, я начал составлять в голове собственную картину мира.
   Когда-то магия и способные к ней были ведущей частью общества, можно сказать был самый настоящий Золотой Век, не без конфликтов и войн правда, но всё же довольно светлое время. И как это случается, ничто не длиться вечно, и концом благой эпохи стал желающий изменений Зереф с оставшимися ныне неизвестными сторонниками. Он выступил против всех, и, как тут расходятся летописи, держался не то двадцать, не то целых двести лет. Его противостояние захватило весь мир и перекроило всё, изменились карты и очертания материков, исчезали и перемешивались страны с народами. Для этого мира наступило смутное время. Тут же появились и упоминания о драконах, особенно выделялся Чёрный, бившийся на стороне Зерефа. Здесь я задумался, по словам Металиканы, между этими двумя была связь, и верить в летописную точку зрения, где дракон был то ли созданным, то ли призванным чудищем, я конечно не стал. Оставался только вариант с Учеником, Чёрный хотел божественной силы, и просто так делиться с каким-то смертным магом бы не стал, если только не намеревался его кинуть. Но он ОБЕРЕГАЛ мага, и даже подставился под удар за него во время одного из тяжёлых боёв. В пользу этого говорил и тот факт, что Зереф проиграл только когда Чёрный был изгнан, официально - разорван в воздухе двумя другими драконами, без поддержки старшего он просто не мог сражаться и с миром, и с драконами.
   А дальше наступило моё "любимое" время, победители (хотя какие могут быть победители в гражданской войне, и не важно, что за ней стоял жаждущий власти и силы дракон, всегда будут те, кому выгодно чужое горе) определяли судьбу побеждённых, а на скамье проигравших сидел ни много, ни мало жизненный уклад. Для общества магия была не просто словами и жестами, чтобы представить, что было осуждено, надо было бы в моей прежней жизни запретить, к примеру, самолёты, и оставить разрешёнными все остальные виды воздушного транспорта. Знать, что скорость возможна и доступна, но любые поползновения в эту сторону запретны и наказуемы, это ли не пытка? Преследование и уничтожение всех связанных и имевших непосредственное отношение к "самолётам" людей, и контроль над оставшимся, такие вот невесёлые итоги. Основательно зарезано искусство порталов и телепортации, от него остались только жалкие ошмётки безопасных призывов, ведь Зереф повелевал тварями с демонических планов, практически утеряно целительство (!), потому что Зереф используя ветви этого направления создавал могучих чудовищ. А общение с духами и шаманство, едва не сгинувшие вслед за некромантией? И ведь никого не волнует, что разобраться с самозарождением нежити в магическом мире без подготовленного и обученного "мерзкого некромансера" не может ни один другой маг. Это были самые яркие и известные примеры, а хватало и более простых, одним словом - мракобесие.
   Забавной мне казалась ситуация с религией, в прежней эпохе была просвещённая магократия, не боящиеся исследований и экспериментов, маги установили - боги есть, но они далеко. Практически мыслящие учёные решили, что им этого хватит, а вера пусть остаётся делом личного духовного самосовершенствования. С посмертием развернулись ещё проще, была популярна идея колеса перевоплощений и кармы, в общем живи по совести и будет тебе всё хорошо. Но Зереф отметился и тут. Что случается с людьми, когда превозносимый ими разум не может обуздать всеобщую резню, когда привычный быт рушится оставляя с ничем, и никто в целом мире не может всё это остановить? Религиозная истерия охватившая мир оставила после себя многочисленные соборы, храмы и святилища, а маги сохранили память ещё и открывающихся вратах, через которые приходили посланцы Сил.
   И вновь я убеждаюсь, что мне повезло со временем выхода в большой мир, сейчас наступала своеобразная Эпоха Возрождения, и идеалом к которому стремились был именно Золотой Век с его вольным отношением к вере и искусством магии.
   Помимо исторического ликбеза, я ещё и начал понимать основы самого волшебства, не в последнюю очередь благодаря поединкам с Тотомару, Арией и Солом. Жозе постоянно соскакивал, на Лицию я сам не мог спокойно смотреть, хотя другие девушки у меня такой реакции почему-то не вызывали, а остальные "фантомы" повадились меня избегать.
   Причина отчуждённости была проста, из трёх моих знакомых на поединок-тренировку соглашался только Тотошка, быстро смекнув во время первого нашего боя, что он не может меня ранить своим огнём, маг обрадовался несгораемому спарринг-партёру, и своё свободное время охотно тратил на изнурительные тренировки, тем более с моей способностью восстанавливать силы это не грозило магическим истощением с сопутствующей немощью. С Солом и Арией было посложнее, первый оказался брательником Лиции с синдромом гиперопеки, и немного ещё обижался на мою лажу с восстановлением в конце нашего боя. А второй был... странным, по другому не сказать. Ария не любил насилия, но если начинал, то не успокаивался, пока не доведёт бой до конца, из-за чего его многие и побаивались. Но на эту парочку, и для все остальных, у меня нашёлся свой метод - вызовы на дуэль, и когда я на второй день официально стал Б-рангом, они уже не могли от меня никуда деться. А в этих поединках я почти не сдерживался, и летающие из конца в конец арены Сол с Тотошкой вызывали у согильдийцев лёгкую панику и желание при виде подходящего к ним меня свалить на задание. Арии же, самому удавалось иногда запустить меня в полёт своим воздушным колдовством.
   С Лицией, ну, тут всё было трудно, у них с Карной был амур, самый натуральный, и Сол петушился больше для того, чтобы счастью сестры никто не помешал, и как мне позже удалось разобраться, я именно от этого счастья при нашем знакомстве и "поплыл", чтение эмоций, сиречь эмпатия, сыграло со мной дурную шутку. Но гормоны успешно лечились дракой, хорошей такой дракой, вот тут мне и помогли новые знакомые.
   Собственно в этих поединках я и разобрался в разнице между Учениками и традиционными магами, слова Металиканы оправдались на все сто. Для меня магия это моя воля и желание воплощаемые действием, в то время когда для обычных людей это расчёт, учёба, и талант. Неудивительно, что маги так долго возятся с созданием заклинаний, они мучаются с желаемой формой, рассчитывают затраты сил, во время создания заклинания есть риск того, что энергия ухнет в пустоту оставив мага на нуле или даже убьёт его, есть шанс того, что не хватит концентрации и всё сорвётся. Ярким примером было использованная против меня Солом "Дробящая Трясина", придуманная ещё его учителем, но так и не доведённая до конца. Можно было бы сравнивать заклинания с приёмами единоборств, вроде бы со стороны всё видно и понятно, но когда начинаешь самостоятельно пробовать, ошибки за ошибками. Вот только ошибка в заклинании может быть куда плачевнее, и от неё спасает только развивающееся у мага с умением и возрастом чутьё, позволяющее предугадывать опасности в построении нового заклинания, и избегать их в уже известных. Не облегчал труд и тот момент, что для этой работы требовалась помимо обширной практики ещё и внушительная теория, ну или хотя бы природная склонность, иначе можно было годами топтаться на одном месте. В конце первой недели моего пребывания в гильдии до Сола (в отличие от значительной части "фантомов") дошло, что я не собираюсь прекращать вызовы, и как и Тотомару, он распробовал удобство быстрого восстановления, и наконец-то стал продвигаться в освоении своего наследия. "Трясина" стала засасывать по пояс уже за три секунды, а я скопировал у него уход под землю, пусть пока и не настолько хорошо, как у оригинала, но главное, что это удалось.
   Но наиболее радостным для меня событием стал долгожданный рост резерва сил, по капле, но он рос, не выкладываясь по полной в самих поединках, я истощал себя в восстановлениях. А крепкое телосложение Ученика, помноженное на ритуал Металиканы, позволяло проделывать эту процедуру намного чаще, и как результат, спустя почти месяц после прошивки тела, силы увеличились примерно на пятую часть. Стоило заметить, что всё происходило пропорционально, две трети так и приходятся на долю тела, и только треть уходит в свободный резерв для непосредственно магических действий. Отдельной радостью стал тот момент, что хотя на полноценный расенган сил по-прежнему не доставало, применённой по наитию во время очередной схватки на полигоне демо-версии хватило на то, чтобы у Арии от испуга поднялась повязка на глазах, Сол закопался по макушку в землю без всякой магии, а развалившийся в ложе Тотошка выпал на арену. Посмотрев на пробитые стены и барьеры, оглядев побледневших магов, я еле удержался, чтобы не настучать себе по голове.
   - Очень верно! Ты мог бы и раньше сообразить, что не обязательно использовать полный объём дыхания для этого, - мой личный капитан Очевидность, чего же ты раньше не сработал? - Столько времени без такого действенного оружия прошатались, караул!
   - Ва-а-а-а! Он хотел нас убить! - Ария вопил уже с зрительских мест, мгновенно переместившись подальше от меня.
   После того как окопавшегося Сола извлекли из земли и привели в чувство Тотомару, выяснилось, что мой запас тянет целых три малых, размером с мяч для бадминтона, расенгана, но после этого я реальное бревно, даже с моим бешенным самовосстановлением я на десять минут могу только глазами хлопать. Утешало то, что в ближайшие лет пять я точно не сунусь в одиночку к тому, кто способен выдержать все три мини атаки.
   Экзамен, как я и думал оказался в общем-то не сложным, разве что напрягало то, что выученные законы были реальными оковами, особенно бешенные штрафы за причинённый ущерб во время выполнения заданий, и абсолютное несопротивление представителям власти. Единственным выходом были аккуратная работа и быстрое бегство назад в гильдию в случае провала, без отсутствия виновника на месте, все последствия ложились на гильдию, то есть на мастера. А Жозе ОЧЕНЬ этого не любил, наверно так же сильно как и боцман из анекдота про отсутствие на корабле женщин. Ещё больше он не любил только если "фантомы" позволяли себя схватить на горячем, то есть действовало правило, главное не попасться. Были и ещё некоторые негласные правила, нигде не обозначенные, но соблюдаемые магами, вроде создания групп, поведения одиночек, и ухода из гильдии. После пятичасового мучения мастер наконец успокоился, и вручил мне моё первое гильдейское задание, на подтверждение ранга.
   В зале гильдии меня поздравили только мои три знакомца, Лиция с Карной опять свалили на совместную миссию, а с остальными магами я не особо хотел и знакомиться.
   - Ну, и куда тебя отправил мастер? - общаясь со мной, Сол наконец-то перестал повторять свою присказку, "нон-нон-нон".
   - Это наверняка что-то ужасное, как раз для тебя, - шмыгнул носом Ария.
   - Задание в селении Красноцветов.
   - Пф-ф-ф-ф! - пивший вино Тотомару поперхнулся, и к своему счастью не в мою сторону. - Красноцветы?!
   - Ага, защита подношения земле, - спокойно улыбаясь ответил я. - Так что до скорого, не хочу на поезд опоздать.
   - Ты с собой ничего не берёшь что ли? - запасливый огневик удивлённо осмотрел меня.
   - Всё своё ношу с собой, - помахав рукой я отправился прочь от стола за которым осталась сидеть эта троица.
   - Ва-а-а-а! Как печально, когда мертвец говорит тебе "До ско..." - разогнанная силовым толчком болванка снесла Арию в другой конец зала.
   - Какой же ты нытик, когда вернусь, с тебя пять поединков подряд, - помахав сползающему по стене плаксе, я вышел из гильдии.
  
   Всё моё всегда со мной, это правда, в основном потому, что мне много и не надо. Одежду я уже могу создать прямо на себе, в одном из наших боёв Тото спалил мне-таки всю одёжку, но победил тогда всё равно я, в одних несгораемых берцах едва не укоротив огневика на голову. После столь яркого выступления, я и освоил экспресс-одевание, преобразовав чешую в более-менее обычные одежды, и теперь обычно ходил в расстёгнутой цветастой рубахе с коротким рукавом и белых штанах, ну и позвякивающих при желании берцах. Поселился я недалеко от гильдии, на втором этаже трактира "В Дубах", но там появлялся только чтобы переночевать, позавтракать, и только иногда поужинать, так как возвращался из библиотеки или полигона довольно поздно. В общем, для меня это была исключительно ночлежка со столовой, где кроме койки я ничего и не имел. Из личных вещей у меня был только голокрон, ведь даже свой пространственный карман я использовал только как хранилище для пары десятков килограмм различного металлолома на скорый перекус, кошелька, и гильдейского малого шара лакримы, выданного мне Жозе для связи. И этого мне сейчас вполне хватало, чтобы сразу рвануть на вокзал, где надо было сесть на поезд до Красноцветов. Успел я в последний момент, и оплатив стоимость поездки кондуктору, уселся возле окна.
   Первое задание назначал мастер, полагалось, что он здраво оценит возможности и умения новичка, и подберёт что-нибудь такое, с чем новобранец хоть и справится, но ещё и здраво задумается о своих реальных силах. Глядя на моё поведение, Жозе конечно расстарался, мне было выдано задание в Красноцветах, и это было просто здорово.
   Этот посёлок, а вернее небольшой городок, был старейшим селением в Фиоре, потому что даже так восхитивший меня Крокас был построен уже после завершения войны с Зерефом, в то время как Красноцветы уцелели в месиве той эпохи. Местные конечно гордились этим фактом, хотя я считал, на месте они остались потому, что нужны были наверное, как тот Неуловимый Джо. В общем практически невредимый посёлок стал знаковым местом для Фиора, был освобождён от всяческих налогов, и имели неплохие льготы, в том числе и на приоритетную помощь от лучшей гильдии страны. А несмотря на все блага, помощь требовалась серьёзная, хотя обычно и раз в год. В начале последнего летнего месяца проводился ритуал благодарения земли, старая традиция сродни Масленице, селяне гуляли, веселились, и оставляли богато накрытый стол на границе поля и леса, возле каменного столба изображавшего сидящих один на другом добрых духов. Десять лет назад подношения оказывались раскиданы по земле, а идол повален, и последствием этого стали неурожаи и возросшее количество несчастных случаев. Когда на второй год это повторилось, местные переполошились, и вызвали мага для расследования ситуации. Волшебник смог только ощутить следы воздействия нечистой силы, но конкретный вид указать не смог. На третий год была подряжена для защиты группа "фантомов" во главе с Жозе, для работы в столь значимом месте мастер гильдии тоже вышел "в поле". А в полночь, на неготовых разве что к концу света магов напали духи из леса. Призываемые Жозе призраки-тени без труда сдержали нападающих и защитили подношения до утра, а заря не оставила от лесных духов ни следа. Маги решили дождаться следующей ночи, но она прошла спокойно, как и две следующие, из чего был сделан вывод о опасности только одной ночи. Причины нападений так и не были установлены, хотя как мне рассказал Жозе вручая это задание, раньше подношения земле были не настолько невинными, и в таком обособленном местечке как Красноцветы эти традиции могли держаться намного дольше чем в других областях.
   Тогда ему не позволили разобраться с этим, старейшее селение Фиора находится под прямой протекцией короля, и любые вмешательства запрещены. Итогом стало "вечное" задание по защите подношений, лёгшее на шею сильнейшей гильдии. Жозе ещё дважды занимался этой проблемой, но ему так никто и не дал разобраться с истоком напасти. Плюнувший на упёртость властей уже Богоравный Жозе заявил, что: "с этой задачей справится любой член моей гильдии", и стал отправлять на этот геморрой своих подчинённых. Пять лет "фантомы" защищали треклятый стол и идол, и пять магов искренне ненавидели Красноцветы с их традициями, а их рассказы о пережитом пугали согильдийцев и вызывали гадания и споры о личности следующего счастливчика.
   "И теперь настало моё время зарамсить проблему и навести порядок," - довольно забавно на самом деле. - "Хотя самый забавный момент, что моим предшественником был Ария".
   - Думаешь он по этому такой? - в голове появился нынешний образ плакальщика, чёрная хламида, мрачный медальон с черепом на груди. - А рыдал он до этого задания, или уже позже?
   "Ха, поболтаем с ним об этом позже, заодно обменяемся опытом," - дорогу я переносил в этот раз гораздо лучше, то ли сказалась привычка самогипноза, то ли грел душу голокрон с не просмотренными записями, но я задремал, благо что до клятых Красноцветов вела выделенная дорога и они были конечным пунктом.
  
   - Подымайся, засоня, - меня разбудил чудесный прокуренный и пропитый голос проводника. - Приехали.
   Настроение мгновенно пришло в положение "всех-ненавижу", сон и приём пищи остаются для меня неколебимыми святынями, и покушение на них чревато последствиями. Злополучный проводник наверняка бы получил ментальный гостинец, но я всё-таки обещал Жозе соблюдать правила "фантомов" и не буянить. Отпугнув мужика свирепым взглядом, я буркнув обещающим муки тоном - "Спасибо", покинул поезд. Красноцветы меня не особо порадовали, возможно если бы я не уснул и прибыл в сознании, то и не смотрел бы на городок с желанием спалить его, но честное слово, бзик на гордости у местных зашкаливал.
   Древняя архитектура, старательное подражание старинному стилю, местные даже носили одежду как у предков, нечто вроде античных тог и туник с сандалиями.
   - Заповедник идиотов, - озвучил мои мысли ГГ.
   "Так, идём к местному главному, выполняем миссию, и валим в темпе, у меня там Ария недобитый валяется!"
  
   Глава 25
  
   В выполнении этого задания у "фантомов" сложилась уже определённая система, сначала визит вежливости к главе города, за этим обязательное присутствие на дневной части праздника, и после этого в течении нескольких свободных часов маг расставлял вокруг объекта сделанные Жозе обереги, и следил, чтобы способные прорваться через барьер призраки не добрались до подношений. Со слов мастера и из отчётов предшественников следовало, нападающие были опасны только для обычных людей и начинающих волшебников, более менее обученный маг за счёт одного только напитывания ауры становился для этих существ почти непобедим, духи сами не могли его коснуться, а от его ударов теряли форму, и в большинстве случаев развеивались. В свою последнюю ходку сам Жозе вообще просто развернул собственную ауру, и оперативно исследовал наиболее стойкую нежить в полевых условиях, раз уж официально ему этим запретили заниматься. Для остальных это задание было намного сложнее, но все с ним справились, и становиться первым завалившим я не собирался, усилить себя я умел хорошо, а в том, что сумею отбиться от тех, кто сумеет пройти через барьер, вообще не сомневался.
   По дороге к самому высокому зданию, городской ратуше, где собственно и должен был обретаться глава, заметил, что несмотря на своеобразность одежды, местные не производили впечатления ряженых, и носили свои хитоны привычно и естественно. Особенно хорошо смотрелись девушки, узкие пояски под грудью красиво подчёркивали достоинства у тех, кому было чем похвастать, и придавали изящества не настолько одарённым. Этот покрой был определённо неплох. Я, кстати, не особо привлекал внимания в своей яркой рубашке, в городе хватало и более привычно одетых людей. Они двигались небольшими группками, реже парами, и как я уловил из подслушанных разговоров, приехали в Красноцветы специально на праздник.
   Искомый субъект, Леис Нимт, городской глава Красноцветов, лысоватый и полный усатый мужичок, встретился на площади. Этот человек занимал свою должность более пятнадцати лет, и сейчас стоя на трибуне и командуя завершающими приготовления к празднику горожанами, напоминал товарища Дынина из "Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён!" Притопывание ногой и размахивание руками с поглядыванием в бумажку-шпаргалку только добавляли сходства.
   - Поторапливайтесь, что так долго возитесь со столами, - он перегнулся через край трибуны и свирепо зыркнул на молодых девушек, занимавшихся сервировкой столов. Но его грозный взгляд никого не испугал, а только вызвал взрыв смеха. - О, предки, ну как с такими потомками можно достойно провести праздник, ещё и маг запаздывает, это будет худшее празднование в истории.
   - Дядюшка Леис, успокойся, тебе вредно так волноваться, - обратился к усатому очень высокий парень. - А маг скоро прибудет, даже "Фантом Лорд" не будет портить отношения с нами, скорее всего он приедет на последнем, вечернем поезде.
   - А-ай, ты ничего не понимаешь, Лезо, присутствие мага стало уже традицией, и если он не приедет, кто поручится за сохранность подношений?
   - Всё будет хорошо, Леис! Ты зря только волнуешься, - сказала симпатичная женщина с волосами заплетёнными в множество косичек, и приятно улыбнулась. Вот только глава города с длинным от её улыбки вздрогнули и потупились. - К тому же, кажется мне, что этот внимательно слушающий нас молодой человек и есть наш ожидаемый маг.
   Парочка "толстый и тонкий" резко развернулись и зашагали в мою сторону, а заметившая меня женщина засеменила за ними мелкими шагами.
   - Ты действительно маг "Фантом Лорда"? - требовательно спросил этот нервный товарищ.
   - Угу, - в доказательство я скинул рубашку с правого плеча.
   - Что это, неужели мастер Жозе не нашёл никого лучше, или он хочет оскорбить нас? - гневно выпалил усатик, и уперев руки в бока закачался с носков на пятки. - Отвечай!
   Его громкий крик привлёк внимание находившихся на площади людей, высокий Лезо сурово нахмурился и встал позади этого Нимта, а так и неизвестная мне зоркая мадам остановилась в стороне.
   - Ты мне не нравишься, - я улыбнулся одними губами. - Я не в восторге от этого города, и не люблю когда на меня кричат. Когда я закончу с заданием, молись, чтобы я поторопился уехать.
   Какие прекрасные выражения лиц, какие прекрасные эмоции, этот крикун слишком неудачно попал на моё плохое настроение, и теперь я просто купался в захлёстывающих меня недоверии, удивлении, и возмущении. Этот город слишком уверовал в свою исключительность и особенность, и теперь его жители смотрели на меня как на заговорившего коня. Они искренне считали, что делают великое одолжение позволяя выполнять их задания, и привыкли к безропотному выполнению работы. Взбрыкнувший работник был чем-то невозможным, ведь даже аристократы приезжая в этот город смиряли свою спесь и соблюдали городские законы, хотя даже в столице любой дворянин пользовался особыми правами перед обычными людьми.
   - Ты не только дерзишь, но ещё и смеешь угрожать мне? - Леис Нимт шагнул ко мне сжимая кулаки, что было не самой удачной мыслью, он и так невысок, а вблизи ему вообще пришлось смотреть снизу вверх.
   С отчётливым желанием выместить на нём всё скопившееся раздражение из-за пробуждения и всего этого городишка, я поймал его взгляд и без всяких ментальных встрясок дал ощутить своё настроение. Немного наклонившись вперёд я положил ему руку на плечо, и по шире улыбнулся показав заострившиеся зубы.
   - Я никому не угрожаю, это была... рекомендация, Жозе взял с меня слово, что я буду сдерживаться, - отпустив вспотевшее под тогой плечо, я вытер руку о его же одежду, и выпрямился. - Теперь можно и перейти к второму пункту плана, где я буду спокойно сидеть во время праздника?
   Уголки усов Нимта воинственно приподнялись, и он одёрнув одежду скривился, да, таких непрошибаемых людей я давно не встречал.
   - Ты пожалеешь...
   - Ну-ну-ну, не стоит говорить поспешных слов, Леис, молодые люди бывают излишне горячи, и тебе не стоит им уподобляться, - мило улыбалась неизвестная, но вот эта её улыбочка снова оказала волшебное воздействие на окружающих, глава города побледнел, подобравшийся за его спиной длинный дёрнулся, а наблюдавшие горожане поспешно, и как ни в чём ни бывало вернулись к своим делам. - Тебе тоже стоит вернуться к своим обязанностям, а наш гость, надеюсь, проявит вежливость хотя бы с дамой.
   Мы мгновенно оказались одни, люди шли мимо нас даже не глядя в нашу сторону, и не теряя времени дамочка подошла ко мне, и взяла под руку.
   - Идём за мной, - с целеустремлённостью бульдозера она потащила меня с площади.
   - А представиться хотя бы? - от такого поведения у меня даже улучшилось настроение, в самом деле, она настолько лихо замяла намечающийся скандал, что я заочно уважал её.
   - Воспитанные юноши сначала представляются даме сами, и смиренно ждут её ответа.
   - Я могу вернуться на площадь, у меня знаешь ли ничего не горит.
   Она резко остановилась возле шикарного особняка, и схватила меня за подбородок.
   - Мастер Жозе послал к нам такого хама, в надежде, что выставив его из города мы таким образом откажемся от своего задания, не так ли?
   - Вряд ли, он выдал мне всё необходимое для выполнения, так что тут уже моё личное достижение.
   Она всё пыталась найти у меня смущение или стыд, а я пользуясь моментом её беззастенчиво рассматривал, гладкая белая кожа, чёрные волосы, необыкновенно светлые, почти белые, серые глаза, правильный овал лица и длинная лебединая шея, красавица!
   - Газилл, - всё же женщинам надо уступать, особенно таким красивым.
   - Ульна Нерет, но ты можешь обращаться ко мне, госпожа Ульна, - сказано это было хоть и с важностью, но всё же больше с достоинством, чем желанием унизить, что ещё более расположило меня к ней.
   - Ну хорошо, госпожа Ульна, - я пожал плечами. - Теперь ТЫ мне расскажешь, зачем вмешалась, и что от меня тебе надо?
   - Не здесь, зайдём внутрь, - с недовольной гримаской она показала на дом и отпустила меня.
   Войдя за ней внутрь я присвистнул, если дом снаружи был красив, то как назвать это, я уже и не знаю, идеально подобранные и не режущие глаза цвета, со вкусом обставленные комнаты, и просто невероятное обаяние античности.
   - Блин, да здесь шикарно почти как в Зимнем, - я серьёзно отвлёкся мозаикой на потолке, где кудрявый, похожий на Пушкина мужчина наслаждался обществом трёх весёлых красоток. - Мне здесь начинает нравиться.
   - Зимний? Что это? - сначала остановившаяся позади с желанием посмотреть на мою реакцию, Ульна теперь излучала удивление.
   - Не обращай внимание, давай перейдём к сути.
   - В гостевой, - немного разочарованным голосом ответила "госпожа".
   "Мне всё больше начинает здесь нравится," - подымаясь по лестнице, я залюбовался фигуркой исполняющей долг радушной хозяйки Ульны, и потому идущей впереди.
   - Ей ещё точно нет и тридцати! - авторитетно заявил ГГ.
   "Было бы неплохо, чтобы здесь ещё в соответствии с древним стилем ещё и были такие же свободные нравы!"
   Но всё хорошее имеет обыкновение заканчиваться, особняк был не особо велик, и мы вскоре вошли в небольшой садик с маленьким бассейном, в котором плавали цветы.
   - А теперь перейдём к моему предложению, - начала настоящий разговор Ульна, когда мы сели возле воды за один из изящных столиков.
   - Итак?
   - Начну немного из далека, тебе должна быть известна история этого задания.
   - Да, подношения, духи из леса, и тот факт, что вы сами мешаете закончить его по свои каким-то причинам, а король запрещает причинять вам "неудобства".
   - У нас есть веские причины не желать лишних вмешательств в нашу жизнь, - спокойно ответила Ульна.
   - Да это и ежу понятно, что у вас тут своя атмосфера и всё тому подобное, - я нетерпеливо откинулся на спинку стула. - Но перейдём ближе к телу, достаточно отступлений.
   - У тебя будет возможность покончить с этим заданием раз и навсегда, но ты должен будешь сохранить всё в тайне, - не меняясь в лице серьёзно заявила она.
   - Думаю тебе придется ответить на некоторые вопросы, - интересное предложение, но что за ним кроется?
   - Нет, - покачала головой женщина. - Условия таковы, ты даёшь слово молчать и наконец завершаешь эту историю, или же ты, как и все твои предшественники, так и будешь возиться лишь с последствиями истинной проблемы. Выбирай!
   Хорошенькая ситуация, однако. Мне прямым текстом предлагают подписаться неизвестно на что и дать слово смолчать, или же катиться к чёрту. Не умей я уже более менее читать людей, я бы наверное встал в позу и свалил отсюда, но за жёсткими условиями и внешней неприступностью Ульны крылись тщательно скрываемые отчаяние и страх. Что-то заставляло не последнего человека в Красноцветах, судя по реакции на неё Нимта, фактически просить мага-наёмика о помощи.
   - Вы всем такое предлагали?
   - Всем кроме вашего мастера.
   - Хм, тогда вы должны знать, госпожа Ульна, для мага пойти против законов гильдии и умолчать о чём-либо относящемся к заданию, серьёзный проступок, исключают бывает и за меньшее, - здесь я почти не покривил душой, как новичку в гильдии мне нельзя было отходить от правил и на йоту. Это уже давно состоящим членам допускались вольности, всё же "Фантом Лорд" занимал своё первое место не только из-за боевой мощи и мастера, но ещё и благодаря чистому на фоне иных гильдий выполнению заданий. - А если, как вы говорите, я действительно завершу это задание, то о нашей сделке станет известно.
   - У Красноцветов найдётся что предложить мастеру Жозе.
   - Тогда почему мои предшественники отказались? - с такой поддержкой, которую мог предоставить этот город можно было действительно не беспокоиться о многих проблемах.
   - Мы же цивилизованные люди, когда они давали клятву молчать, у них оставалась возможность отказаться и выполнить обычное задание.
   Так, получается они испугались что ли? Это становится всё интереснее. Но оставался один вопрос.
   - Почему Жозе не было сделано такого предложения? - прикрыв глаза, я тем не менее развернул всё восприятие на собеседницу.
   - Это уже лишние вопросы, - несмотря на улыбку и спокойствие, почувствовалось неудовольствие от её собственного прокола.
   Обмолвки насчёт мастера "фантомов", для тех кто знал о его навыках контроля духов и небольшом увлечении некими тёмными искусствами (благо статус Богоравного позволял более чем вольное отношение к большинству запретов), хватало чтобы начать делать определённые выводы. Вот только лично для меня в этой догадке особой пользы не было, Жозе ни за что не стал бы отправлять на это задание других магов, если бы ему не хватило того, что он узнал во время своих собственных трёх ходок. Таким образом, решение принять, или не принять предложение очаровательной Ульны, не нарушало ни правила, ни что важнее, дух гильдии. Тем более, что сохранение тайны было в общем-то нередким требованием, вот только новичков на задания с подобным сюрпризом обычно не отправляли.
   "Похоже Жозе втянул меня в какую-то историю с дурным запашком."
   - Готовься подать эти неприятные подробности, - я твёрдо посмотрел в светлые глаза Ульны и затянул традиционную клятву. - Я, Газилл Рэдфокс, Ученик Дракона, клянусь своей Силой...
  
   "Прикольно получается, брат мой внутричерепной, у них тут и в самом деле своя атмосфера".
   - Ага, смешно как на поминках.
   Магическая клятва, древний и простой как лом, отчего только ещё более эффективный способ взять мага за мягкое, позволила насладиться выражением лица Ульны когда она услышала кто я. Жаль только не догадался запечатлеть на голокрон, потом бы перенёс на холст и подписал - "Ладонь не успела подхватить челюсть." Но хиханьки да хаханьки закончились когда она начала свой рассказ, и настала моя очередь ловить свою челюсть.
   Красноцветы уцелели в той давней войне потому, что были местом рождения и личным владением архимага Зеана Аракаста, мастера некромантии, и одного из ближайших сподвижников Чёрного Мага Зерефа.
   Весёленькое вступление, однако.
   А дальше было ещё веселее, когда Зверь-Песец пришёл и встал в полный рост перед Мировым Злодеем и компанией, они озаботились последним благородным делом.
   Без шуток.
   Война, длившаяся к тому времени уже второе столетие, стирала у обеих сторон все понятия морали, и дала жизнь самым диким фантазиям учёных и магов - искусственные монстры, призываемые существа, поднятая нежить, в ход шло всё. Когда наметился отчётливый перелом, побеждающая сторона уже начала свою кампанию по урезанию искусства магии, и пользуясь тем, что её войска могли совершать рейды на ранее недоступную территорию врага, нанесла удар по его главной ценности, школам подготовки боевых магов. В отличие от своих противников, Зереф делал основную ставку на этих специалистов, его боевики обладали достаточно обширной базой знаний, чтобы с успехом сражаться в любых условиях и обеспечивать возможность для хода своим коллегам иных направлений. Но даже такое качество давилось количеством, и базы подготовки этих войск были уничтожены.
   Эреб Многобашенный, город-университет превращённый Чёрным Магом в неутихающий лагерь по подготовке магов-воинов, был одной чудной ночью утоплен в извергнувшейся из-под земли магме. "Вернулся в преисподнюю", как говорили сотворившие это силы Добра. Оставшиеся центры обучения уже не справлялись со своими задачами, что только ускорило крах Зерефа, и пока он собирал все свои силы для последней попытки преломить ситуацию в свою пользу, началась зачистка "осквернённых Мраком" земель. В надежде спасти то немногое, что оставалось, представители тёмной стороны задействовали сложный по исполнению план, и пока высшие иерархи держали на себе внимание врага, небольшие группы беженцев проникали в "чистые" зоны и оседали там.
   И Красноцветы были одним из этих селений, но самой изюминкой было то, что они никуда не переезжали и оставались на своём исконном месте. Немыслимой насмешкой Судьбы, городок остался на своём месте практически невредим и стал почитаем, как переживший тиранию Чёрного Мага. Зеан Аракаст, чудом уцелевший в последнем бою, вернулся на родину и разыграл перед намеревавшимися очистить это место победителями спектакль, убедивший их, что обезумевший маг собирался уничтожить "не сгинувший за своим повелителем, а потому предавший его город". Разбираться в мотивах безумца никто не стал, а для искусного некроманта не составило труда изобразить свою смерть, и Красноцветы оставили в покое.
   - Знаешь, госпожа Ульна, думаю он бы неплохо посмеялся сейчас над нынешней ситуацией. Я имею ввиду то, что ваш милый городок имеет такой статус благодаря плану Зерефа.
   - Ха-ха-ха, мой друг, если вы не справитесь с нашим заданием, то вполне возможно, что он посмеётся уже этой ночью, - искренне рассмеялась Ульна.
   "Какая прелесть."
   - Чёртовы некроманты, - недовольно пробурчал я. - Мне в общем-то понятны причины их нежелания отправляться на тот свет, про это даже есть один анекдот.
   - О, неужели? - её явно сбило с толку моё поведение.
   - Ведёт старый наставник-некромант учеников по могильнику и рассказывает о нежити, о том что у агрессивных немертвых глаза зелёным горят, а у спокойных жёлтым. Тут его прерывает один из учеников словами, что у одного из мертвяков красные огоньки. Рассматривают они его внимательнее, и видят у него все атрибуты некроманта, посох, медальон, ну и всё такое, - Ульна заинтересованно подалась вперёд, от неё буквально веяло удивлением пополам с интересом, всё же в обществе немного тех, кто будет шутить на подобные темы. - Старик-некромант начинает расспрашивать своего немёртвого коллегу, мол как там, за гранью, к нашему брату относятся? - Здесь я сделал небольшую паузу чтобы насладиться возросшим вниманием женщины. - Мертвец живо подскакивает к деду, быстро сгибает пополам, и становясь сзади начинает яростно совершать характерные возвратно-поступательные движения.
   Реакция Ульны была выше всяких похвал, смущение, возмущение, и перехлёстывающее через них веселье.
   - Какая отвратительная шутка, - сдерживая смех сказала она.
   - В общем мне понятны причины Зеана для возвращения, - с намёком поднял бровь я. - Но раз он так много сделал для Красноцветов, то почему вы против него?
   - О нет, мы совсем не против, - Ульна быстро взяла себя в руки, но в глазах ещё мелькали недавние отблески. - Мы наоборот, исполняем его волю, господин Аракаст ясно выразил своё последнее желание, его останки не должны быть потревожены. Но вот его сын...
   - Минутку, мы же всё ещё говорим о жившем почти четыре сотни лет назад маге, какой тогда сын? - нехорошее предчувствие забило тревогу на пару с ГГ.
   - А вот теперь, покончив с прелюдией, мы и переходим к сути, - она качнула головой. - Миле Аракаст, сын Зеана Аракаста, унаследовавший его дар, не умер до конца, и его дух терзает потомков и не даёт им упокоится с миром.
   - Что!? То есть нападения это...
   - Да, те призраки, которые нападают на подношения, это духи наших предков, - печально кивнула Ульна. - С каждым годом их поднимается всё больше, и если мы не успеем остановить Миле, то сегодня призрак Зеана вернётся в мир, и вряд ли у него будет хорошее настроение.
  
   Глава 26
  
   - И? - я не мигая уставился на Ульну.
   - Что?
   Демонстративно я помассировал переносицу, даже её красота и личное обаяние не очень сглаживали раздражение.
   - Ты говоришь, что Миле из-за проведённого перед смертью ритуала пробуждается в своих потомках и почему-то старается навредить городу, который защищал и любил его отец, - никогда не жаловался на бедность мимики, и сейчас выражения лица и тона голоса должно было хватить для выражения моего отношения. - Очень много недосказанного, госпожа Ульна.
   - Ты уверен, что хочешь знать больше?
   - А клятвы не хватило?
   Она рассмеялась, чистым, и очень горьким смехом. А через миг открыла ауру мага, слабую, и настолько истерзанную, что я пришёл в изумление от того, что красавица ещё жива.
   - Ты поклялся о неразглашении всего лишь государственной тайны, Убийца Драконов. О истории Красноцветов немного известно королю и нескольким Советникам, и им выгодно, чтобы имя одного их старейших городов мира оставалось чистым, - повела плечами преобразившаяся Ульна. - Твои предшественники быстро понимали, в какую ситуацию попали, и предпочитали разобраться с подношениями и не лезть дальше, им вполне хватало того что уже узнали.
   "Государственная тайна, тоже мне напугали ёжика. Да у нас один дневальный на боевом дежурстве как-то не нашёл туалетной бумаги, и второпях схватил со стола командира "секретные" отчёты. Вот смешно было, когда начштаба, пообещавший вусмерть закарать весь наряд, отправился по нужде, и обнаружил там свои уже попачканые документы."
   - А мне не хватает, - припомненные служба и общее количество подписанных бумаг о неразглашении окончательно убивали и без того никакой пиетет перед доверенной тайной.
   Она помолчала и посмотрела на бассейн.
   - Ты ведь понял, что я тоже маг, - она легко сморщилась, словно от старой раны. - У вас, Убийц Драконов, острое чутьё, и вы многие вещи понимаете инстинктивно. Мне прекрасно известно, что такое клятва мага, и я сама могу тебе назвать почти полдесятка способов её обойти. Для дальнейшего это не гарантия.
   - Да неужели?
   - Уж представь себе, - кажется всё заходит в тупик, им нужна помощь, но они не доверяют кому-либо настолько, чтобы полностью открыться. При этом Ульна не лжёт на счёт сына Зеана и его самого, а значит проблема реальна.
   - Жозе. Почему вы не говорили об этом ему? - хоть я и знал примерный ответ, но мне нужно было подтверждение.
   - Потому что это он.
   - Поясни.
   - Жозе Пола одарён и силён, он бы легко справился с нашей бедой, но он очень гордый и тщеславный человек. Его сила дала бы ему чересчур большую власть над нами и он не отказался бы от неё, а этого мы не можем позволить.
   - То есть вам нужен достаточно храбрый, но не очень сильный и жадный исполнитель, который не будет задавать лишних вопросов.
   Она сощурилась и отвела взгляд от воды.
   - Отчего ты едва не умерла Ульна Нерет? Что смогло так сильно искалечить твою суть, но оставило в живых? - женщина стала белее мела. - Ты прекрасно скрывала свою силу, но только потому, что от неё остались лишь жалкие крохи.
   - Как... ты?
   - У меня острое восприятие, ты сама сказала. И поверь, я смогу добраться до правды, теперь, когда я знаю о Миле, мне остаётся только дождаться ночи, а там уже довериться своему чутью, - всё ещё бледная, она вскочила и тяжело опёрлась на стол. - Ваши тайны не будут таковыми для меня, и помешать вы мне не сможете.
   Запрокинув голову женщина рассмеялась слегка безумным смехом.
   - Мне было интересно, почему, всегда такой осторожный, верный правительству Жозе послал такого грубияна. Пять лет назад он понял, что мы ничего ему не скажем, а заставить силой не мог. Его посланцы ничего не смогли ему рассказать, даже если бы с помощью Жозе они смогли бы обойти свои клятвы, они всё равно не рискнули влезть в дело государства, - в глазах Ульны вспыхивал белый свет. - А теперь он нашёл себе достаточно тупого Убийцу Драконов, который смог что-то понять, но не соображает куда он лезет, и считает, что сможет так просто со всём разобраться.
   Тот страх, который мне удалось в ней ощутить теперь накрыл её с головой. Но она боялась не только за себя, зная о своей слабости, Ульна не сомневалась в том, что не сможет меня удержать, а значит под угрозу попадут её обожаемые Красноцветы, и теперь пыталась запугать проблемами с властями.
   - Во всех твоих угрозах нет смысла, - брошенные непринуждённым тоном слова заставили её осечься. - Видишь ли, ещё только чуть больше месяца назад я спокойно жил в лесу, и ничего не знал ни об этом мире, ни о всех его заморочках. Я не привязан к Фиору. "Фантом Лорд" интересен мне только как место для обучения. По большому счёту мне плевать на гильдию, я трудно схожусь с людьми и обзавёлся всего парой знакомых. Королевство? Совет? Я слишком долго прожил с Драконом и многое перенял от неё. Мир велик, и я найду себе место везде где захочу.
   Безразличие, которое я старательно проецировал на Ульну, заставило её опуститься назад, на её место, она просто не могла выдержать мой ментальный пресс, и теперь смогла более менее прийти в себя.
   - Что, какой дракон? Подожди, чуть больше месяца назад ты вышел из леса? Что это значит? - растерянность бальзамом пролилась на мои чувства, в самом деле, с такой чувствительностью переносить чьи-то истерики почти пытка.
   - Я не такой как те Убийцы Драконов, о которых ты слышала, или может даже встречала. Я получил свою силу от настоящего Дракона почти пять лет назад, - в ход пошла традиционная версия Учеников, и Ульна напряжённо вслушивалась в слова. - Дракон довольно снисходительно относиться к людям и их делам, поэтому, мне в общем тоже побоку ваши проблемы и ваши тайны.
   Удивление. Очень трудно расписать эту эмоцию не-эмпату, оно словно горсть молодой кисло-сладкой вишни, и я готов смаковать удивление вечно.
   - Но вот твоё недоверие просто оскорбительно, - и эти слова вызвали опаску. - Если Дракон даёт своё слово, то подобное отношение обычно не оставляет от посмевших усомниться даже пепла.
   Вот теперь она задумалась, и стала меня воспринимать серьёзно. Раньше я был кем? Просто очередной маг из "фантома", ещё одна попытка Жозе добраться до их секретов, паренёк который отвалит, когда узнает во что ввязался. А Красноцветы - они были тайной силой, силой сбережённых знаний и поколений скрывавшихся в них магов. И их статус тоже сила, Фиор поимел немалый престиж благодаря этому городу, группы последних боевых магов Зерефа, даже после его конца, успели отомстить за Эреб и сравняли с землёй почти все немногие уцелевшие города победителей. На этом фоне, спасённые от "спятившего" Зеана, Красноцветы стали для страны местом славы и гордости. И понимание того, что мне мягко говоря всё равно, и я готов легко поставить себя против всего этого, заставляет Ульну призадуматься.
   - Как я уже сказал, у меня есть примерный план действий, и интересы вашего города не учитываются, - пора было подбираться к сути этого выступления. - Но с другой стороны мне интересно, что ты можешь мне рассказать о, как ты выразилась, "истинной проблеме". Всё же я пока ещё маг "Фантом Лорда", гильдии подписавшейся на это задание.
   "Расскакажи мне!" - я почти не сдерживаю скопившуюся злость, я давно отвык сдерживаться во всём, что не касалось прямого боя.
  
   Ульна Нерет, глава Дома Нерет.
  
   Жизнь ставшая пыткой, даже к этому можно привыкнуть, если у тебя есть цель.
   Выходя сегодня утром из дома, она уже представляла себе с чем столкнётся, очередной маг "Фантом Лорда", через которого Жозе Пола хочет выведать тайны Красноцветов. Прошлый "фантом", бритоголовый здоровяк по имени Ария был неплох, сильный и умелый, ему можно было бы довериться, но старая Тиреста отвергла его. Бывшая тогда всё ещё главой семьи, она уже находилась на пороге смерти и смогла увидеть в маге тщательно скрываемый обман. Получивший обычное предложение, Ария ожидаемо согласился, и Тиреста поступила с ним суровее чем с остальными, на утро он мало напоминал себя прежнего, ночью предки оставили на нём свой след.
   Спустя два дня Ульна стала главой Дома Нерет, и поклялась себе, что ни одна шавка Жозе ничего не добьётся. Пусть в Красноцветах не было ни одного мага уровня хотя бы архимага, но положение города в Фиоре и его тайны позволяли игнорировать даже Богоравного.
   От напоминания о возможностях пока выжидающего одного из сильнейших магов королевства, болезненно осозналась собственная неполноценность, но Ульна волей подавила сожаления о своей жертве. На Домах Красноцветов лежал долг от которого нельзя было отказаться.
   На площади суетился Леис, подумать только, такой же невысокий, как и все Нимты, до потери сил он был эгоистичным сердцеедом, но теперь находил удовольствие только в заботе о родном городе, и смог стать, наверное, лучшим городским главой за всю его историю. Встретившись с ним взглядом, Ульна уловила отголоски той же боли, что терзали и её саму, но у гордеца Леиса они исчезли настолько быстро, что не знай она его, то подумала бы что ей это привиделось.
   Устроившись неподалёку от энергичного Нимта, она отвечала на почтительные приветствия горожан, Дом Нерет уступал в значимости только потомкам Аракаста. Семья провидцев пользовалась огромным уважением, и люди почти забывали о более мрачной стороне родичей Ульны. В армиях Зерефа, как стало известно из спасённых Зеаном библиотек, их называли бы "чтецами душ", а их враги бы проклинали как "похитителей душ". Сейчас от этого искусства осталась только кастрированная телепатия, всё же польза от почти не перехватываемой быстрой связи для победителей была слишком очевидна, но вот Нереты, на пике своих способностей, составляли неплохие архивы переговоров. Не раз применённые знания в точно предсказанное время отводили от Красноцветов беду, а вмешательства в разум ключевых персон помогали упрочить положение города.
   Спокойное наблюдение за подготовкой к празднеству было прервано едва ли не главной фигурой предстоящих событий. Длинный и нескладный, Лезо был удивительно неуклюж и мало напоминал потомка славного рода Аракастов, и ещё меньше казался наследником силы своего легендарного предка и главой Дома. Слегка шаркая, он быстро шёл через суетящихся людей, и с улыбкой кивал на приветствия. Немного церемонно Лезо поклонился Ульне, младший из правящего поколения Домов, он относился к ней как к старшей и немного робел.
   - Лезо, вот и ты наконец-то, - ворчливо произнёс Леис, приходившийся братом матери главы Аракастов. - Тебя можно до скончания времён ожидать!
   - Опоздал немножко, - виновато поник Лезо.
   - Немножко? - кончики усов Нимта приподнялись.
   - Ну не совсем немножко, конечно, но и не слишком.
   - Будь серьёзнее уже.
   - Ну будет тебе Леис, и ничего он не опоздал, - улыбка Ульны как обычно привела обоих в чувство, отвлечь обоих от начала любимой перепалки никому кроме неё не удавалось. Для Лезо иных авторитетов кроме дяди и неё не было, а Леис, пытавшийся в молодости заигрывать с Ульной и получивший как месть суточную психическую коррекцию с женщин на мужчин, до сих пор старался не давать ей поводов для злости.
   Глава города быстро вспомнил о своих якобы неотложных делах и принялся командовать накрывающими на стол, а Лезо сделал вид, что дядюшка совершенно неспособен справиться с этим делом без него, и начал давать ему "необходимые" советы. Ульна только покачала головой, эти двое были неисправимы, советы одного были больше похожи на тонкие издёвки, а старательное руководство другого на нарочное игнорирование.
   Ну хотя бы этим зрелищем можно было насладиться.
   Хотя скрывающий свои силы маг и лишается большей части чувствительности, способности чтецов душ несколько выходили за рамки обычной магии, и позволяли сохранять возможность чувствовать необычное.
   С прибывшего поезда сошёл монолит. Пусть всей силы у Ульны не было, но благодаря своему немалому опыту и знаниям она могла ощутить хотя бы настроение человека и его интересы. Но прибывший на поезде маг, не скрывая свою силу, оставался непроницаем. Глупо было со стороны Жозе посылать так хорошо защищённого человека, доверия после Арии и так было не много, а этот вообще будет заниматься только подношениями.
   "В то время, когда с настоящей бедой, как и всегда, будут разбираться Дома."
   "Фантом" выглядел своеобразно, в расстёгнутой яркой рубашке с коротким рукавом, длинной гривой чёрных волос и варварскими металлическими украшениями на лице и теле, молодой паренёк оглядывал площадь и горожан со странным выражением лица. Почувствовавшие его Леис и Лезо принялись особенно усердно подначивать друг друга, и он подошёл ближе к ним.
   А дальнейшее его поведение не укладывалось ни в какие рамки, через непробиваемое безразличие прорвалось раздражение, и маг широко улыбнувшись показал зубы, которые бы уместнее смотрелись в пасти какого-нибудь плотоядного зверя. Через приоткрытую защиту выплеснулось достаточно, чтобы оценить юнца, и Ульна поспешила прервать глав Домов до того, как они займутся им. Накануне обряда нельзя было зря растрачивать силы, тем более не в их состоянии.
   Но было ещё кое-что, о чём она не признавалась себе, боясь вспугнуть надежду.
   Проигнорировав немного удивлённые взгляды Леиса и Лезо, прекрасно знавших о её позиции в отношении наёмников из "Фантом Лорда", она увела его прочь с площади. Знакомство, состоявшееся возле семейного особняка только добавило сумятицы, с одной стороны он был до невозможности спокоен и расслаблен, а с другой чувствовался небольшой, едва теплящийся интерес, но ради которого он был готов идти за ней. Тогда можно было прогнать его прочь, но она этого не сделала.
   Этому была одна очень постыдная причина.
   "Надежда".
   И этого хватило, чтобы переступить через обещание самой себе и свою гордость.
   На красоту её дома он не обратил внимания, вернее, отреагировал не так как полагалось. Ульне приходилось бывать на приёмах в имениях аристократов и богачей, и она видела, что вся внутренняя обстановка их домов была по большей части безвкусным подражанием стилю Красноцветов. Очень немногим удавалось повторить такое сочетание красоты и роскоши, чтобы интерьер дома не выглядел бессмысленным нагромождением. А этот, Газилл, только что-то пробормотал себе под нос про какой-то "Зимний", и уставился на потолочную фреску.
   "Ну хотя бы первичные реакции, как у обычного представителя мужского пола, присутствуют" - гуляющий по спине и ниже, пристальный взгляд ощущался всё время пока он следовал за ней по лестнице.
   А в гостевой пришло время для откровений, фигурально выражаясь, они некоторое время кружили вокруг друг друга, и сумев её заставить слегка оступиться, он открылся.
   "Я, Газилл Рэдфокс, Ученик Дракона..." - полузабытое наименование грозных Убийц Драконов легко слетело с губ хамоватого мага, и подавив удивление, Ульна рассказала ему более менее безопасную для Красноцветов историю. Пошловатая шутка "фантома" сбила её с настроя, и полуправда о Миле лишилась доброй половины своей силы.
   План Жозе стал для неё ясен слишком поздно, его посланец проявил упорство и не смутился своей причастностью к государственной тайне, а также сумел ощутить её рану. Такой недалёкий и грубый, он действительно обладал чуткостью, которая могла бы открыть ему слишком много, и сомнений в том, что мастер "Фантом Лорда" расстарается для обхода клятвы не было, тем более, что под неё попадало только рассказанное Ульной.
   Начавшуюся панику и попытки угроз прервал сам маг, и его собственный небольшой рассказ о себе. Хоть он этого наверное сам и не замечал, но пока он говорил, его прорывающиеся чувства подтверждали его правдивость.
   Человек получивший силу Дракона от самого легендарного чудовища, и так долго живший с ним, что перенял и его характер.
   "Интересно, а Жозе знает, как Газилл относится к "Фантом Лорду" на самом деле?" - обманываться на этот счёт не приходилось, плох был бы тот мастер гильдии, что не сумел бы понять устремлений своих подчинённых. Могло ли быть так, что Богоравный волшебник устал ждать, и решил разобраться с заданием отправив на него эгоистичного Убийцу Драконов, который будет настолько упёрт, что пойдёт до конца не глядя ни на что.
   "Надежда".
   Проклятое слово.
   Именно оно заставило сдаться Ульну. В глазах Газилла отражалось желание узнать правду, и была честность, расскажи она ему как всё было сейчас, и он сдержит слово.
   Молчание же вело к краху.
   И она рассказала ему всё.
   Зеан Аракаст жаждал реванша. Он верил в возрождение своего повелителя. Он готовился к нему. Красноцветы, которые должны были стать изначально убежищем и хранилищем знаний, становились местом тайной подготовки к мести. Дома, бежавшие семьи магов, обладавшие уникальными дарами и силами, и пестовавшие их для собственного развития, должны были стать предводителями тайных армий. Некроманта подвело его собственное тело, долгая война, оттягиваемая старость и природа его искусства разрушали телесную оболочку Зеана, и маг лёг в длительный сон. За время пока его силы восстановятся, за продолжением дела Аракаста должен был проследить его сын, Миле мало уступал отцу, и больше всего на свете хотел его одобрения. Это был всем идеальный кандидат, но ни он, ни сам Зеан, не смогли предусмотреть, что Красноцветы не хотели новой войны. Дома и простые горожане устали от кровопролития и боялись планов архимага, для воплощения своих целей охотно прибегавшего к жертвоприношениям, и как считали окружающие, начинавшего сходить с ума.
   Для тихого восстания нужен был повод, и его предоставил Миле, обычно ограничивавшийся бродягами и бандитами, в изобилии водившимся после войны, он в своём нездоровом рвении взял в жертвы нескольких горожанок. Пока он находился в трансе, Дома сплели своё заклятие, которое должно было покончить с обоими Аракастами - окончательно упокоить Зеана, и отправить за ним следом сына.
   Недооценка Миле обошлась дорого, он успел закончить свой обряд, и ответил на предательство. Перед немногочисленными выжившими явился дух младшего Аракаста, и пообещал, что не успокоится, и возродит своего отца также, как тот возродит Зерефа.
   У Миле оставалась семья, о ней не забывали, и вовсе не потому, что боялись угрозы мстительного духа, или желая его задобрить, а из-за кровного родства, связывавшего все Дома Красноцветов. Дом Аракастов помнил свою историю, и отказался от пути основателей, в ответ на требования заявившегося духа покончить с предателями, уже внук Миле, и в глаза не видевший ни деда, ни тем более прадеда, пригрозил развеять призрак предка, благо унаследованная сила позволяла это сделать.
   Но Миле был вновь недооценён, его предсмертное заклятие позволяло ему брать под контроль тело своего потомка, и принося жертвы, лучше кого-нибудь из Домов-предателей, кровью расшатывать удерживающие его и отца оковы. Тщательно скрываясь, дух искусно пряча следы продолжал своё дело под носом у всех, и оказался пойман всего десять лет назад. Тиреста Нерет смогла увидеть надвигающийся триумф Миле за считанные часы до начала обычного обряда подношений, традиции возникшей чтобы живущие могли помянуть предков, поблагодарить их, и попросить прощения за то, что не мстят победителям.
   Призванные неупокоившимся Аракастом умертвия стали циничным и кошмарным ответом на их ритуал и молитвы, с лесного кладбища были подняты все останки, и натравлены на живых. Дома смогли остановить оживших мертвецов, и даже сделали это наиболее уважительно по отношению к предкам, но Миле успел получить нужные ему жертвы.
   Чтобы отменить его колдовство потребовались жизни почти всех магов старших поколений Красноцветов, скопленная сила оказалась слишком велика. Младшее поколение пережило это относительно легко, они всего лишь потеряли свои силы.
   Но самым страшным оказались последствия, мощь применённых чар задела склеп Зеана, и его возвращение стало вопросом ближайшего времени. Также добавилась проблема в виде продолжающих появляться призраков предков, появляющихся в самый важный для Красноцветов день, и теперь среди них можно было узнать и погибшее в роковой день поколение. Лезо Аракаст, овладевший своей силой, едва не попал под влияние вновь появившегося духа Миле, и теперь, в день благодарения Дома тратили силы не только на латание всё более ветшающих запоров Зеана, но ещё и на защиту его последнего потомка. Пришлось даже прибегнуть к помощи со стороны, но присланный от короля маг привёл в панику уже едва передвигающуюся Тиресту. Дар Жозе Полы мог позволить ему без особого труда подчинить ослабленного Миле, а как распорядился бы полученной властью столь жадный человек, тайной не было.
   И решением старейшины Нерет на наёмников переложили заботу о внешней стороне праздника, в то время как маги Домов, увечные калеки и необученная молодёжь, продолжали выцарапывать у времени год за годом.
   Перелом наступил со смертью Тиресты, тщательно изучив вместе с Лезо все записи по некромантии, она смогла наложить мощную запирающую печать на склеп, которая должна была дать Домам больше времени. А значит всё должно было решиться в этом году, силы у Миле убывали, отрезанный от питавшего его места собственной смерти, он должен был сделать отчаянный ход.
   - Так, а что от меня требуется?
   Ульна на миг застыла, увлёкшись собственным рассказом, она вновь переживала трагедию своего города, и почти забыла о нахальном маге.
   "Стоп, что этот сказал?"
   - Газилл, вообще-то! И если ты меня плохо расслышала, то я повторюсь, что должен буду делать я?
   - Ты что, не понял меня? Наш противник отчаявшийся дух прирождённого некроманта, и в отличие от нынешних недоучек, почти полного архимага! - она подумала, что ослышалась.
   - Ну да, и это здорово! Как говорят в определённых кругах, "чем круче моб - тем лучше лут!"... И экспа мне пригодится... Хотя, по моему, где-то не переключен "Хардмод Режим" - Убийца Драконов со странным азартом принялся себе под нос бормотать непонятные слова. - Но в целом, меня всё устраивает.
   Ульна сглотнула подступивший к горлу ком.
   "Неужели..."
  
   Ну теперь недосказок кажется не осталось. Почти.
   - Кхм, а не скажешь ли ты мне, госпожа Ульна, - начал я, надеюсь достаточно вкрадчиво, излагать свои последние подозрения. - Почему-то мне кажется, что есть такой ма-аленький пунктик.
   Она слегка поморщилась.
   - Да уж, чутьё Убийц Драконов это действительно нечто.
   - Я бы попросил всё же ответить на мой вопрос.
   - Хорошо, дело в том...
   Договорить она не успела, двери распахнулись, и через них стремительно ворвалась фигура чёрном плаще с капюшоном.
   - Всё случилось так, как я и предвидела! - слегка надтреснуто произнёс высокий девичий голос, и из под капюшона блеснули золотистые глаза.
   "Пал-Палыч?!" - сходство с императором далёкой-далёкой галактики было потрясающим.
   Капюшон был откинут назад, и явил девушку невероятной красоты, несомненно являющуюся близкой родственницей хозяйке дома.
   - Моя дочь, Палатина, - с толикой небольшого неудовольствия за яркое появление представила её Ульна. - И ты должен будешь её защищать, заклятие было наложено Тирестой, старейшиной семьи, и может быть снято кровью чистого потомка.
   Но я её уже почти не слышал.
   "Надеюсь она в стиле дедушки Сидиуса молниями не жарит", - пронеслась в голове мысль, перед тем, как я почувствовал знакомый уже эффект поплытия.
   "Казанова Режим - Вкл."
   - Я верю, ты сможешь меня защитить, - вах, какой чудесный голос, это было уже особое жестокое добивание ногами по упавшему. - Я видела это.
   Ну правда, тут было мало что возможно сказать.
   С тихим шелестом левая рука изменилась в цепной меч.
   - Зловещие мертвецы не пройдут, свет мой.
  
   Глава 27
  
   В ТОПЕ-10 появилась новая запись: отходняк от некромантских колдунств. Добра не добавлял и тот факт, что я лежал обмотанный цепями в неудобной позе на холодных камнях в каком-то месте с неприятным магическим фоном.
   - Итак, мои дорогие предатели, в итоге побеждаю я! - голос знакомого мне Лезо расцвёл новыми раскатистыми тонами, и вызывал противный зуд в висках.
   С трудом оторвав голову от пола, я огляделся.
   Всё было просто здорово, Миле был не просто упорным парнем, он ещё и был умным. Главы Домов и ещё несколько их магов, валялись, как и я скованные цепями, каждый в отдельном мерцающем магическом круге. От этих кругов тянулись цепочки символов, связывающих их со сложной фигурой, от одного взгляда на которую, начинали болеть глаза. Количество значков, рун и всевозможных иероглифов просто зашкаливало. А в центре этой фигуры, начерченной на плоской цельной плите, находилась безмятежная красавица Палатина, глядящая на всё это с видом "всё-идёт-как-и-планировалось". На весьма мрачного вида некромантском троне (клыкастые черепа и много костей прилагались) с перекошенным от напряжения лицом восседал Лезо, по-видимому пытавшийся бороться, но всё же сил у него не хватало, и поверх его тела, словно одеяние из сизого дыма, проглядывал торжествующий Миле.
  
   Призрак предвидел, что его попытаются остановить с помощью некромантии задолго до того, как Тиреста Нерет задумалась над возможностью останавливающей печати, и принял соответствующие меры. В течении нескольких поколений, члены выбранных им семей горожан Красноцветов подвергались его влиянию, и в итоге стали абсолютно преданны ему. И вот, перед тем как Ульна сотоварищи провели свой собственный ритуал, эти ребята применили созданные Миле ещё до печати артефакты и накрыли всех разом. Не знаю, как они сработали на остальных, но у меня, для успешной охраны девушки были развёрнуты на полную все чувства, и я просто свалился от случившегося ступора.
   Прошедшаяся по всем Красноцветам волна энергии не несла с собой ничего хорошего. Похоже, что поделки Миле с момента своего создания собирали весь негативный фон города, а также, что немаловажно, впитывали всплески от жертвоприношений, не давая им вырываться дальше жертвенника. Ничем иным объяснить свалившую меня смесь из страданий и предсмертных мук, перед которыми померк испытываемый перед концом ужас Мерни, а также немалой щепоти отборной бытовой чернухи, было нельзя. Меня словно встряхнуло, размазало, а потом в произвольном порядке собрало обратно, силой подгоняя неподходящие друг к другу куски.
   Ну во всяком случае я весьма удачно послужил подушкой для так же потерявшей сознание Палатины.
  
   - Так, кое-кто ещё пришёл в себя, хм, - в голосе Миле/Лезо было уже меньше превосходства, подавляемый маг продолжал сопротивляться призраку-вторженцу. - Ну надо же, и это наёмник. Удивительно, а я уже подумал, что все современные маги сплошь ничтожества, позабывшие прежние знания и слабаки.
   Выпрямиться удалось без проблем, слабость быстро проходила, но вот встать мне не дал удар дубиной вдоль спины от одной из фигур в плащах.
   - Не смейте, глупцы! - крик одержимого заставил отшатнуться ударившего меня. - Проверьте, он жив ещё, этот наёмник?
   - Да что мне сделается? - в этот раз выпрямиться было сложнее, но я всё же встал, сволочи, лупят ни за что!
   - О, похоже даже в этом поколении встречаются таланты, - похвалил продолжающий сидеть на своём троне Миле, судил я об этом так из-за того, что для Лезо похоже всё закончилось, и теперь на его лице больше не отражалось внутренней борьбы. - Ты закован в цепи из хладного железа и не можешь пользоваться магией, но всё же смог защититься от удара мечом, и похоже даже без особых усилий, интересно.
   "Мечом по спине, ну здорово."
   Соскочив со своего места, слегка неуверенно покачиваясь, он аккуратно обогнул все светящиеся края начерченных фигур, и приблизился ко мне.
   - Не поделишься секретом, а? - ну что тут сказать, при первой встрече Лезо произвёл на меня впечатление грустного парня, когда я узнал в чём дело, эта грусть приобрела трагический оттенок. А у вставшего за руль тела Миле была довольно широкая и обаятельная улыбка.
   - Крепкий я, вот и всё, - шкурка у меня и так была прочной, а удар был не очень то и силён. - Не скажешь, с чего такая забота вдруг о пленнике?
   - О да, пленники! - "спохватился" захватчик тела. - Приведите их в чувство, приготовления завершены, и я не собираюсь тянуть больше.
   И как ни в чём не бывало повернулся, и зашагал назад, к своей костяной седушке.
   - На вопрос можно было бы и ответить, - буркнул я ему в спину и поймал взгляд очнувшейся ещё раньше меня Ульны. Блин, да количество негатива за сегодня уже давно превысило допустимый предел, отчаяние женщины было просто перебором.
   Миле дошёл до своего кресла сомнительного удобства, и, даже не поморщившись, уселся на него.
   - Малышка Тиреста оказалась не промах, - наконец произнёс он. - Её печать делает почти невозможным для меня использование здесь какой-либо магии, без того чтобы она не пошла на укрепление оков отца...
   Черепа на подлокотниках разлетелись вдребезги, упомянув о больной для себя теме, он мгновенно разозлился, и раздробил их голыми руками.
   - Мерзкое семя предателей! - громкий, звенящий психопатичными нотками, подрагивающий голос заставил вздрогнуть и так впечатлённых вспышкой гнева Миле магов Домов. - Даже смерть любого существа здесь отдаст силу этой печати, мерзавка хорошо постаралась! Но всё, что было построено на крови, можно разрушить кровью.
   У меня складывается определённое впечатление - злодейский смех нужно тренировать! Есть классические варианты, вроде "Бваха-ха-ха", "Мваха-ха-ха", ну или даже простое "Бу-га-га!"
   А Миле серьёзно помешал заборовшийся с новой силой Лезо, сдавленные похрюкивания со взвизгами и постанываниями меня лично не впечатляли. Хорошо его подручным, под капюшонами хорошо скрыты выражения лиц, а вот у сидящих в цепях даже появились хотя бы слабые намёки на улыбки.
   - Всё! Довольно! Пора начинать, - сдавленно просипел, вновь подавивший законного владельца тела, вселенец. - Не беспокойтесь, как только я убью свою жертву и сломаю проклятые заклятия, мои помощники отправят вас вслед за ней! И мне, и отцу, понадобятся ваши жизни, чтобы восстановить наши силы.
   Ну, прогресс налицо! Без помехи в лице Лезо, Миле выдал годный злобный смех. Словно вторив ему, "шестёрки" в плащах зловещим хором закудахтали странный бред, в котором через несколько секунд я смог отчётливо расслышать слова.
   Ну почему, все малохольные долбозавры с претензиями на магическое действие, читают вслух гнусавыми голосами настолько язык заплетающую белиберду!
   "Серёга, друг, для меня, за вычитанием времени между жизнями, прошло почти пять лет, но я до сих пор помню твою гадскую книжку, "абырвалг", и ритуал!"
  
   Викарис Руббс, глава Дома Руббс.
  
   Плохое предчувствие сформировалось у Викариса ещё утром. Как и у большинства классических криомантов оно выразилось в недобром жаре, заплясавшим у него на макушке. Интуиция у мага работала со всей полагающейся такому опытному чародею силой, и даже полученная десять лет назад рана не смогла её заглушить. В отличие от многих своих собратьев по поколению, в тот день он не отчаялся, и посчитал своё увечье дополнительным стимулом для развития. Со свойственной всем магам Холода рассудительностью, по мнению других граничащей с заторможенностью, он обстоятельно подошёл к проблеме восстановления своих сил, и немало преуспел в этом деле. От себя десятилетней давности, признанного тогда почти полным магистром, он отличался лишь в половину, и на фоне почти не изменившихся иных магов это был безусловный успех.
   И по этой причине, во время ритуалов укрепления именно он выполнял самую тяжёлую часть, следил за тем, чтобы каждый отдал именно столько силы сколько требовалось, и поправлял в случае неудач, добавляя когда надо, или оттягивая излишки. Первое требовалось когда действовало его поколение, недостаток сил слишком сильно на них сказывался, а второе приходилось делать уже при работе младших, чувствуя долг и гордость, они теряли свой и так небольшой контроль. Но к глубокому удовлетворению криоманта, растущая смена не пренебрегала своим развитием, и перестала добавлять ему работу, почти полностью позволив перенести своё внимание только на старших.
   Год назад он участвовал в воплощении плана Тиресты Нерет и Лезо Аракаста, и на своих руках вынес тело старейшины провидцев из заклинательного зала.
   Тогда ему казалось, что принесённая жертва позволит спокойно вздохнуть хотя бы молодым.
   Проснувшись от ощущения припекания на макушке, он так уже не считал.
   Некоторое чувство успокоения у него вызвало посвящение наёмника "Фантом Лорда" в настоящие беды города, Викарис, как и все жители Красноцветов доверял Дому Нерет, и всецело положился на решение Ульны.
   Вал негативной энергии, плеснувший на город, достал его одновременно с словно запылавшей от недоброго предчувствия маковкой.
   Болезненный пинок по рёбрам привёл его в чувство, и злой огонь интуиции прокатился от основания черепа, до самого копчика и ниже.
   Дела были хуже некуда.
   Невинный потомок наложившей заклинание - сидит в круге.
   Главы Домов и наиболее способные маги - каждый в своём круге.
   Невнятная надежда сидящей в соседней фигуре Ульны, так и оставшийся неизвестным для Викариса маг "Фантом Лорда" - тоже в магическом круге.
   И на всех цепи из хладного железа, проклятого для любого мага металла.
   Помимо захватившего тело Лезо духа, ещё и почти десяток неизвестных в плащах.
   Шансы на благоприятную концовку - ...
   Даже не смешно.
   Пока Руббс приходил в себя, и пытался подсчитать шансы, Миле под песнопения своих помощников уже шагнул к кругу, в котором беззаботно улыбаясь сидела юная Палатина.
   Её поведение всегда немного беспокоило Викариса, но мать девушки вместе с ещё живой Тирестой говорили, что дар Неретов развился в ней с особенной силой. В жизни это создавало Палатине немало проблем, периодически она блуждала в возможных вариантах грядущего, и приобрела особый, присущий пророкам фаталистичный, а также несколько циничный взгляд на мир. Сложностей добавляло то, что провидческий приступ у неё вызывал яркий свет, отчего она нечасто покидала дом, и почти всегда носила чёрные одежды с глубокими капюшонами.
   Но в данный миг он порадовался за неё, находясь в своём калейдоскопе видений, Палатина могла и не увидеть происходящего, что для неё являлось несомненным благом.
   Приблизившийся к ней Миле стал как бы стекать с тела Лезо, близость к печати Тиресты иссушала его. Даже весь его талант не позволял долго сопротивляться посмертному заклятию старейшины Нерет.
   - Кровью чистой, кровью невинной, да смоется кровь старая и порочная, и да спадёт печать этой крови, - вплотную подошедший к девушке некромант, своим призрачным телом словно обвился вокруг неё, в то время когда руки захваченного им тела вытащили из-за пазухи прямой и короткий, явно выточенный из кости, нож.
   Выражение шока, отражённое и на призрачном лице, и у подавленного Лезо, стали для всех неожиданностью.
   - Не-ет... - тихий шёпот отчаяния прокатился по старому залу. - Как же это...
   Затаив дыхание, все, кроме продолжавшей весело смотреть в очередную вероятность Палатины, наблюдали, как Миле отшатнулся от жертвы, и поспешно отошёл подальше от вытягивающей его силы плиты.
   - Кто? Когда? - прижавшийся к стене маг безумными глазами оглядывал всех присутствующих в зале. - Кто забрал её невинность!?
   ...
   - Ик! - мать девушки очень точно выразила общие мысли.
   Звонко прозвучал смех уже не находящейся в плену видений Палатины, и под скрещёнными на ней взглядами, она посмотрела на продолжавшего скромно стоять в своём круге наёмника.
   - Т-ты! Это сделал ты!? - рупором в этот раз стал сам Миле. - Как ты посме-ел?
   - Да ладно, дело-то житейское! - закованный в цепи, "фантом" всё же смог пожать плечами.
   ...
   Чувствую, объясняться надо сейчас, иначе Ульна меня зажарит, ну или постарается запечь в моей собственной чешуе. И то, что всё идёт в общем-то по плану самой Палатины, сути не поменяет, виноват-то всегда кто?
   Вот то-то и оно.
   - Кхм, не надо так страшно смотреть на меня, всё было к обоюдному удовольствию, - я поспешил более менее открестится от самых страшных подозрений.
   - Подозреваю, больше удовольствия всё же выпало мне, - подала голос "моя прелессть", глядя на меня своими медово-золотистыми глазами. - Да и возможности для бедняжки Миле больше нет. Ну если он конечно не согласен подождать девять месяцев, хотя от него к тому времени даже призрачной пыли не останется.
   Взгляд может убивать, особенно у мага, а особенно у мага Разума, какими, как я понял, являлись все Нереты. Какое счастье, что мои навыки были отточены Металиканой, а Ульна находилась весьма далеко от хотя бы даже просто неплохой формы. Впрочем, с её обязанностями неплохо справлялся ГГ, его паника по поводу неожиданных последствий моего "первого" раза, была... болезненна.
   - Ой, мама, не думай лишнего, я прекрасно ко всему подготовилась, - продолжила своё наступление на мой здравый рассудок Палатина, но неожиданно посерьёзнела. - И как ты могла забыть о предсказании бабушки, у меня родиться девочка только в двадцать лет.
   "А ей только семнадцать!" - спорю, такая мысль пронеслась не у меня одного.
   На лицах стали появляться не к месту расслабленные улыбки.
   - Я. Всё равно. Всех вас. Убью здесь. - как-то за радостным известием я подзабыл о одном настойчивом парне, который глубоко дыша, пытался, по-видимому, вернуть себе возможность здраво думать. - Пусть укрепятся скрепы, но я хотя бы с вами покончу.
   - Ну это вряд ли, - пора было вмешиваться, всё шло как она и предвидела.
  
   Ульна Нерет, глава Дома Нерет, едва не ставшая бабушкой.
  
   - Да что ты сможешь сделать мне, ты, плоть? - огибая опасную для него плиту, Миле приближался к подонку. Ульна поймала себя на мысли, что почти желает ему успеха.
   - Много чего, у меня в общем-то есть, чем тебе попортить нежизнь, - мерзавец снова невозмутимо пожал плечами. - Может по-хорошему уйдёшь?
   - Ты в цепях из хладного железа, и я повторюсь, что ты можешь сделать?
   Разозлённая мать уже успела понаблюдать на лице этого подлеца довольно разнообразную мимику, но сейчас он выглядел просто вершиной презрения.
   - Ты про это что ли? Да ты бы меня ещё вафельками обложил!
   "Ого" - вот и всё, что смогла подумать Ульна, да похоже и не она одна.
   Газилл стал пожирать свои цепи.
   За одно мгновение он разорвал свои оковы, и с утробным рычанием и голодным чавканьем накинулся на хладное железо, как на величайший деликатес. Три удара её сердца потребовались Убийце Дракона, чтобы всё прожевать, и с довольным видом, оскалившись своей острозубой улыбкой, погладить себя по животу.
   - Суховато на мой вкус, но вкусненько, почти как печеньки, - с сытым видом заявил он и шагнул из слабо вспыхнувшего круга. - А сейчас, начнём небольшой экзорцизм!
   Из горла Лезо послышались явно непредназначенные для человеческой глотки хрипы, и дух слился с телом.
   - Убейте его! - фигура мага окуталась белёсым светом, Миле начал выжимать из тела потомка силы для поддержания себя, сказывалась близость к заклятой на него плите.
   Едва стоило прозвучать команде их повелителя, как прислужники в плащах, достав короткие клинки, с невероятной скоростью кинулись на остановившегося наёмника. За миг до того, как в него вонзились первые мечи, глаза Газилла вспыхнули, и ударившая от него ощутимая волна силы разбросала нападавших.
   - Ну, потолок устоял, - как ни в чём ни бывало, сказал "фантом" посмотрев на сползающие по стенам тела, и на его руке в тусклой сероватой вспышке появился серебряный символ. - А это, один из сделанных Жозе оберегов, и мне, признаться, любопытно, как он на тебе сработает.
   И судя по исказившему лицо Лезо выражению ненависти, Миле было чего опасаться.
   - Ко мне, умертвия! - на крик разъярённого мага, из проходов послышались царапания и кряхтение. - Я подготовил небольшую страховку на всякий случай, эта нежить была создана так, чтобы сражаться даже в условиях высасывающей печати, и они с вами покончат.
   Выбравшиеся из проходов фигуры внушали тошноту и ужас, это были достойные образчики подлинного искусства некромантии, на иллюстрации которых насмотрелась в своё время Ульна, листая как-то архивы Аракастов. Сгорбленные высохшие тела, серая сморщенная кожа покрытая обширными язвами, жуткие изогнутые когти на руках, и выступающие вперёд челюсти усеянные длинными кривыми зубами, облик этих тварей вызывал отвращение у всех.
   - Мха-ха-ха-ха! - прошелестевший тихий зловещий смех, стал последним штрихом.
  
   - Т-ты смеёшься?! - удивлённый возглас принадлежал Миле, и поражённые маги Домов, поглощённые зрелищем выходивших из тьмы проходов умертвий, обратили своё внимание на поведение наёмника.
   Со знакомым уже Ульне цепным мечом на правой руке, широко расставив ноги, он глубоко и часто дышал полной грудью, а его лицо выражало самый дикий энтузиазм, который ей только приходилось видеть.
   И он смеялся.
   - Зомбы-ы! - от прозвучавшего предвкушения ей едва не стало плохо, да как вообще можно было радоваться такому. - Не некроморфы конечно, но тоже неплохо...
   - Газилл, мне не нравится твоя реакция, - спокойно произнесла Палатина.
   - Ты просто не понимаешь, это же классика! - Убийца Драконов взмахнул своим жутковатым оружием. - Зомби плюс цепная пила - равно веселье!
   - Не время развлекаться, просто уничтожь их!
   - Окай, - плечи мага поникли, а на лице появилось расстроенное выражение.
   ...
   Палатина просто так взяла и обломала удовольствие, а ведь порубать мертвяков бензопилой было, можно сказать, мечтой детства. Но она была права, и на первом месте была работа, да и покойнички выглядели серьёзно, а кроме меня, заняться ими было некому. Разве что Лезо прочухается и что-нибудь сделает, но на это было мало надежды, до того, как он загорелся этим странным белым светом его чувства хоть как-то ощущались, но теперь всё заслонял его неживой предок.
   "Надо действовать быстро!"
  
   Викарис Руббс.
  
   Надежда Ульны оправдалась, пусть криомант приходил в гнев от того, что этот безродный маг посмел не просто прикоснуться к одной из благородных дев Красноцветов, а ещё и забрать её невинность, но негодяй загнал Миле в угол.
   Из-за прошлого массового призыва духов, маги Домов ещё усерднее взялись за изучение знаний Аракастов, и стали неплохо разбираться в различных видах нежити. Появившиеся в зале мертвецы относились к одним из самых опасных материальных умертвий, да и среди духов мало кто мог сравниться с ними. Устойчивые к стихийным воздействиям, быстрые и живучие, своими когтями они легко могли разорвать доспехи, а их ядовитые укусы быстро обращали жертв в их подобия. Вот только вызывающий у Викариса желание выморозить до состояния ледышки, а после расколоть на тысячу мелких кусочков, "фантом" расправился с ними с видимой лёгкостью.
   Быстрой чередой прыжков, размытым силуэтом, он метался между мертвецами и рубил их. Подёргивающиеся останки созданий ещё падали на пол, а Газилл, как назвала его Палатина, уже встал возле неё, держа голову последнего на вытянутой руке напротив своего лица. С невольной дрожью, Викарис отметил очередное изменение его руки, вместо странного клинка с двигающими зубьями, это была мощная лапа с длинными когтями, сделавшими бы честь уже окончательно мёртвым тварям Миле.
   - О, бедный Йорик, я знал его Горацио... - нараспев произнёс наёмник.
   - Выбрось эту гадость, о предки, вблизи она выглядит ещё отвратнее, - продолжавшая сидеть, Палатина коротко размахнувшись, ткнула его локтем в ногу.
   Потусторонний холод, не имеющий ничего общего с тем, которому посвятил свою жизнь глава Дома Руббс, прервал эту милую сценку.
   - Значит я сделаю всё сам, - полностью подавивший Лезо, дух слился с телом, фактически заняв место хозяина, чего он раньше никогда не делал, довольствуясь более простым подчинением потомков через кровь. - И ты умрёшь первым, пожиратель железа. "Перст Смерти"!
   - Ах! - вскрикнула Ульна, а Викарис мог только скрипнуть зубами. Бывшее семейным почерком Аракастов, это заклятие било не точечно, а поражая небольшую область, и будучи нацеленным на "фантома", даже если бы тому удалось уклониться, оно бы задело и Палатину.
   Тёмно-серый широкий дымный поток потянулся от вытянутой в указующем жесте руки, и захлестнул мага. Но к облегчению Руббса, и к его удивлению, Палатина осталась невредима, заклятие накрыло одного Газилла, и сжималось вокруг него.
   - Принял всё на себя? Глупо, тебе этого не пережить, и девка всё равно останется без защиты, - Миле торжествовал.
   - Рра-агх! - накрывшее мага словно куполом, заклятие сползло, и его клочки впитались в плиту.
   С пола поднималась серо-синяя фигура с металлическими бликами на поверхности, и словно угли горящими красными глазами.
   - Ты поглотил свои цепи, и твоя шкура приобрела их свойства, - засиявшая золотистым светом радужка Палатины свидетельствовала о спонтанном провидческом приступе. - И тебя назовут Драконом Хладного Железа. А теперь дай ему, наконец, покой.
  
   Глава 28
  
   - Это была твоя самая "умная" идея после того решения подставиться под дыхание Металиканы, - примечательно, что вспоминая мои не самые блестящие задумки, ГГ всегда отделяет себя от меня, а говоря о действенных вещах, упоминает обоих.
   Хладное железо усваивалось намного хуже, чем я старался это показать, и та вспышка скорости, с которой я разобрался с мертвяками, была выжиманием из себя сил. Я был в положении, когда: "последний пельмешек изо рта выпадает, а на первом я уже сижу". И было немного не по себе, согильдийцев удавалось развести на показ своей силы, и я знал, что от элементальных чар особого вреда не будет, а чистую энергию можно перенаправить и отразить. Попробованное на себе колдовство было силой, которую я в зависимости от степени контроля применившего мага, мог частично поглощать или рассеивать.
   Но как на мне скажутся силы некроманта я не знал. Пресловутая сила Смерти? И что это, некий ведущий к гибели распад, или может быть вообще непонятно что?
   От Металиканы мне достался нездоровый зуд исследователя, вместе с моей толстой шкурой, толкавший меня под атаки магов, и почему-то только испытав их на себе я немного успокаивался.
   А тут, несмотря на мои опасения, инстинкт самосохранения благополучно самоудалился лесом, звучное название "Перст Смерти" само подтолкнуло меня сделать шаг навстречу.
   ...
   Я неплохо смог изучить, как, и отчего маги черпают силы, теория данная драконицей от этого только подтверждалась. Внутренний источник у человека был обычно невелик, и пополнялся от находящейся в пространстве рассеянной энергии, чем сильнее маг становился, тем больший объём он поглощал и использовал. Мастерство и концентрация позволяли не только собственно создать заклинание, но ещё и значительно снизить затраты сил. И с развитием, он начинал понимать, что принимаемая им энергия мира неоднородна, и что одни её типы он поглощал быстрее, в то время как другие давались ему значительно хуже, либо вообще могли быть неприемлемы, или даже вредны.
   Она говорила, что естественный фон был сборной солянкой из множества сил: простых элементальных, сил небесных тел, первородных стихий, а также Жизни и Смерти.
   Сила Жизни, действовала умиротворяюще, просто потому, что это её суть, самым ярким проявлением этого был созданный Металиканой источник силы. А Смерть была враждебна для всех живых, и те, кто оттягивал собственный конец служением ей и надеялся на вечное существование в роли хотя бы её орудия, в конечном итоге всё равно исчезали.
   Был ещё конечно Хаос, но тут она пожимала плечами и разводила крылья.
   "Хаос, такой Хаос."
   ...
   Отправивший меня в отключку взрыв негативной энергии был просто детским лепетом по сравнению с этим заклятием. К сожалению, я пока не нашёл иного способа понять магию, кроме как испытать её на своей шкуре, и как и один Довакин, жравший всё подряд для выяснения свойств этого всего, мог надеяться только на свою выносливость. По крайней мере, мне удалось немного разобраться в природе силы некроманта, это был негатив, отрицание жизни и всего радостного, а также распад.
   И знание этого обходилось мне слишком дорого.
   "Всё есть распад, и распад есть всё." - хитрое заклятие похоже пыталось воздействовать на меня ещё и изнутри, вызвав из памяти наиболее пропитанные отчаянием строки, и ослабив защиту. - "Вот уж хрен, девиз Дедушки Нургла мне малость далёк"
   В этой без преувеличения экстремальной ситуации, моим спасением стало закончившееся поглощение хладного железа, и его адаптация для моей чешуи. В обычном положении требовалось бы намного больше времени, но благодаря ГГ, я смог сосредоточиться на защите, пока он подгонял темп обновления моего арсенала.
   Новые чешуйки... Они были мёртвыми. Мои прежние были живыми, и сливались с кожей, в то время как эти рассыплются пылью, когда я решу их снять. Но свою задачу они выполнили на отлично, заклятие Миле было нейтрализовано.
   - И тебя назовут Драконом Хладного Железа, - услышал я окончание монолога Палатины. - А теперь, дай ему наконец-то покой.
   Вскрылись ещё недостатки этой "мёртвой" чешуи, она немного стесняла движения, и раздражала.
   - Можно будет покрывать новой обычную чешую, - очень вовремя начал давать рационализаторские предложения ГГ.
   "Позже, валим этого Абдула Альхазреда, у меня сейчас нет желания продолжать испытания."
   Миле смотрел на меня с широко раскрытыми глазами, а эмоции были вообще не читаемы, и выражение лица постоянно изменялось.
   - Хладное железо ломается если сила заклятия превосходит его свойства в разы, но ты его просто сожрал, а она назвала тебя драконом, - он начал рассуждения с отвлечённым видом. - Интересно. Ты Ученик Дракона, да?
   - Слава всему съедобному и вкусному, хоть кто-то не зовёт меня Убийцей.
   - Ну надо же было как-нибудь броско назвать способных сразиться с драконом и выжить.
   - Да уж, спасибо большое.
   - Не за что, "Копьё Праха!" - ответил некромант новым боевым заклятием.
   Хорошо, что я уже сумел немного оценить его силу, и не стал снова испытывать судьбу и свою чешую на прочность, встречая новый гостинец грудью. Маг похоже постарался воплотить свои слова о изломе хладного железа, и вложил в это заклятие мощь превышающую мой резерв вдвое. Пробежавшаяся по телу Лезо серая волна мгновенно состарила его на десяток лет и иссушила его до состояния узника концлагеря, а с руки, полыхая нечистым белёсым светом, вытянулась тонкая длинная стрела. Этот колдовской снаряд я встретил ударом с левой, дополнительно нарастив на ней "мёртвую" чешую, и сосредоточив под ней рассеивающий заряд.
   "Ну, хоть на якудзу буду похож, да и давно я собирался проверить свой предел восстановления" - в тусклой вспышке столкновения я грустным взглядом проводил осыпающиеся фаланги своего верного мизинца. Прошивк
  
   а, являющаяся не совсем материальным имплантатом, благополучно уцелела, отделив уже поражённые ткани пальца, и равномерно распределила свою массу по остальным нитям.
   Пусть Палатина убеждала, что в этом месте Миле не сможет воспользоваться покоящейся здесь силой Смерти, но он неплохо возместил это телом своего правнука, и позволить ему убить парня я не собирался. Из его рта уже начало сыпаться чёрными хлопьями новое заклинание, когда я сжал его горло повреждённой рукой, и приложил оберег Жозе. Рассчитывать на одно только побрякушку я не стал, и вспоминая о опасности плиты для духа, бросил Лезо на камни.
   Миле выкинуло из тела сразу, высокая фигура, казалось была нарисована различными оттенками чёрного, а её очертания потихоньку втягивались в плиту.
   - Печально, у меня ведь почти получилось, - игра теней на месте лица изобразила спокойную улыбку. - Я был всего в шаге...
   Проклятье, проклятье на мою эмпатию, призрак и не собирался скрывать свои чувства, но Миле и не изображал из себя "злодея", исчезая с криками и угрозами. Его дух просто уходил и тихо сожалел о своей неудаче.
   Вот только горечь его было не измерить.
   Погружающаяся в камень чёрная тень повернула свою голову в сторону вздрагивающего на полу потомка, и слегка поклонилась.
   - Я не буду извиняться, мы все делали то, что считали должным, но мне жаль.
   - Мне тоже, - с трудом прошептал Лезо. - Я всё же смог немного понять тебя, Миле, и я обещаю, Аракасты не будут помнить вас как монстров и безумцев.
   Колени тени уже исчезли в плите, когда он неожиданно развернулся ко мне.
   - Ученик Дракона, это было интересно, я всегда хотел изучить ваших... Учителей, - пауза была просто чудовищно красноречивой, по крайней мере для меня, но мог ли он знать правду о нас, или имел какую-то свою догадку?
   - Вот как, а мне было интересно приобщиться к знаниям вашего времени, предлагаю маленький обмен.
   За его запечатыванием в камень все наблюдали молча, своеобразно отдавая дань памяти, но сейчас в зале раздались многочисленные протестующие и возмущённые возгласы. Но для меня был значим только один.
   - Этого... Я не предвидела, - шок Палатины был бы сладок, если бы мы не находились в пропитанном Смертью склепе. - Не такой вариант, не такой...
   Из под пространственного кармана вынырнул голокрон.
   - Ты перенесёшь сюда свои знания, свою память, и учти, я прекрасно почувствую попытку ускользания духа, - на пирамидку ушедший выше пояса Миле взирал с жадностью и надеждой, но после моих слов, тени на его лице стали гуще. Он был не просто призраком могущественного некроманта, он был ещё и долго-не-жителем, и ощущал намного больше живых. Он поверил мне. - А я дам тебе свои воспоминания о Металикане.
   - Немного нечестный обмен, не находишь, - даже сейчас он смог найти в себе силы улыбнуться.
   - Можешь утешиться мыслью, что твои знания не пропадут, и, возможно, помогут с выбором пути одному молодому магу, - я постарался ответить ему такой же улыбкой. - Ах да, и ты сможешь немного насолить главам Домов, а то у меня ощущение, что после моего "подвига" мне тут ничего не обломится.
   - Ха-ха-ха, - рассмеялся он в этот раз совершенно адово, мгновенно отрезав малейшие негодования магов вокруг. - Сделка!
  
   Когда я закончил, от него оставалась верхняя половина груди и голова.
   - Н-невероятно! Т-ты и она, в-вы все... - я не стал жульничать и передавать подправленную память, и дал ему мои первые воспоминания этого мира. - О-ох...
   - Слушай, я понимаю, что ты потрясён, но от тебя не так много осталось. Поторопись пожалуйста, - если бы он не успел, я был бы очень грустный.
   - Ха, конечно, деликатность Железных Драконов, да вы просто само очарование. Давай уже свой, хе-хе, голокрон.
   М-да, мастерство это очень много, дух управился за пять секунд, буквально. Теперь моя пирамидка имела весьма атмосферное сероватое свечение, Миле в ответ расщедрился, и слил абсолютно все свои воспоминания. Так что мне предстояло полюбоваться на нянчащегося с младенцем Зеана Аракаста.
   - Радуйся, Железный Газилл, у тебя теперь есть настоящий ситский голокрон, с полагающимися злобными знаниями, - эти слова он торопливо сказал мне, когда от него осталось только лицо на поверхности камня. - Удачи...
   Я опустился на колено, и положил руку там, где он исчез.
   - Спи без тревог, ты заслужил покой.
   Мне всегда нравились те, кто умел уходить с достоинством, и Миле показал это, и стойкость перед своим концом, и отчаянное упорство до него.
   - Вообще-то, можно уже нас и освободить, - пророки никогда не отличались тактом, это точно.
   - Конечно, только надеюсь ты придержишь свою матушку.
  
   Я всё понимаю, ведь я получается кинул их, уперев драгоценные знания Миле, сокровище Красноцветов, малой частью которого они собирались расплатиться со мной, да и с Палатиной отличился. Но из места упокоения Аракастов мы выходили очень уж показательно.
   Впереди, почти как Будённый на коне, топаю я.
   Сзади, буравя спину взглядами, шествуют местные, и несут на руках ослабшего Лезо. В середине их строя идёт Палатина, и периодически смеётся, это у неё такой своеобразный сброс стресса, потому что очень боится своей мамочки.
   Ульна идёт рядом с ней, и пока она не вернётся в норму, я фиг сниму чешую.
   А в порядке она будет похоже ещё нескоро.
   Такой молчаливой компанией мы добираемся до города, где пожилой маг, с почти явственно ощущающимся холодком в ауре, кивает старшей Нерет, и отделяется от группы вместе несколькими другими людьми. С собой они уносят отключившегося Лезо, и остальные маги резко расходятся по своим домам.
   Какой, однако, стрёмный момент.
   - Просто... Просто иди за нами, - я как-то не посмел прервать затянувшуюся паузу, и это сделала Ульна.
   Город молчал, так, как могут молчать после праздника только маленькие городки из моего прежнего мира. Никакого шума издалека, только звуки наших шагов на опустевших улицах.
   Ульна одета в белые одежды, и лунный свет придаёт ей совсем неземной вид. Рядом с ней еле слышно, словно паря над землёй, движется чёрная тень, не изменяющая своим привычкам Палатина снова накинула капюшон, и её очертания слегка смазываются. Их движение завораживает, и я не могу оторвать от них обоих глаз.
   Мы доходим наконец к их дому, и абсолютно синхронно они поворачиваются, замирая по сторонам от дверей.
   Это будет одной из самых запоминающихся картин в моей памяти - выбеленная лунным светом Ульна, со светящимися серебром глазами, и её словно укутанная во тьму дочь, с мерцающими под капюшоном золотом очами. Контрастно белая рука Палатины толкает двери, и она тихо смеётся.
   - Нам стоит договорить.
   Наваждение проходит, и я следую за ними наверх, в уже знакомую мне гостевую, где я давал слово.
   - Мне сейчас трудно подобрать слова, чтобы описать все мои чувства, - стоило мне поудобнее устроиться начала Ульна. - Ты не только... "спал" с моей дочерью, ты ещё и усомнился в нашем слове, что мы оставим тебя без награды.
   - Такова его природа, мама, - вступилась за меня Ульна. - И он предупреждал об этом. Дракон не довольствуется подачками, он сам берёт то, что хочет.
   - В том числе и тебя? - ядовито поинтересовалась мать.
   - Так было нужно! - золото без остатка затопляет глаза Палатины, и я невольно вспоминаю, как впервые увидел это.
  
   ***
   - Десять лет назад все выжившие маги получили ужасную рану, их магическое начало было разорванно, и немногие смогли пережить это. Каждый год они снова и снова переступая через это увечье исполняют ритуал укрепления, и их боль от этого только растёт. Викарис Руббс единственный, кто смог начать своё восстановление, но даже он добился немногого, - во время праздника мы покинули веселящихся горожан, и вернулись в особняк Неретов, где она начала сыпать откровениями. - Но Миле упорен и не будет сдаваться. Тиреста знала это и воспользовалась его собственными знаниями, ритуалами и магией крови. Это очень ограниченное, сложное, но и могущественное оружие, в котором важны абсолютно все условия.
   - И что же?
   - Тиреста закляла печать своей кровью, и привязала её к нашей семье. Она была нашей старейшиной, полностью раскрывшей свой дар, и овладевшей им. Чтобы снять её чары нужна я, - от волнения Палатина замялась, но быстро взяла себя в руки. - Невинный потомок, не овладевший полностью своей силой.
   - А это так?
   - Да, я сама не могу предвидеть пока дальше месяца, и плохо контролирую случайные видения.
   - Я про другое.
   Наступает небольшая пауза.
   - Дурак, - голос девушки полон гнева и оскорблённости. - Я же не какая-то простолюдинка, или колдунья из ваших гильдий!
   - Простое любопытство, ничего больше.
   Тут был на самом деле интересный момент, простые жители городов и сёл вступали в брак довольно рано, в 14-15 лет, в то время как у знати и богачей этот возраст отодвигался к 17-18 годам. Незамужние девушки старше двадцати считались уже старыми девами, и исключения составляли разве что заядлые холостячки, выбравшие увлечения своей второй половинкой. Ну, соответственно, про пестики и тычинки, приносят ли аисты детей, и в каком кочане их искать, тоже узнавали быстро.
   Почти как у меня дома.
   Стоит заметить, что слухи о нравах в гильдиях гуляли весьма скабрёзные, и единственным способом для девушек защитить свою репутацию, было создание нерушимого "облико морале", ну или иметь постоянную пару. Положение гильдии тоже было немаловажно. К примеру, о "фантоме" такого трёпа почти не было.
   - Ну и зачем ты меня позвала сюда? - я пододвинулся поближе.
   - Пока Миле считает меня ещё... - Палатина замялась.
   - Пропускай неудобные моменты, я всё пойму, - интересный факт, даже в таком случае, когда все знают, о чём идёт речь, но избегают называть это, умалчивание даёт им ложное ощущение вежливости.
   И они так упорно цепляются за этот самообман.
   - Его планы держаться на этом знании, и если он узнает, что я не... Он просто впадёт в сон, он наверняка подготовил такие места, где его дух сможет спокойно переждать годы до рождения нового потомка.
   - И как он узнает?
   - Он некромант, и он старый дух, он чувствует явления жизни лучше, чем ты железо, - девушка задрожала, и я её слегка приобнял. Она не отстранилась. - Лезо такой же, он вчера был у нас, и знает обо мне, а когда Миле вселится в него, то получит доступ ко всей его памяти.
   - М-м, и?
   - Для вас, не способных видеть будущее и огромное множество вероятных событий, мышление провидцев кажется безумным, - Палатина неожиданно крепко вцепилась в мою рубашку. - Миле не станет сдерживаться, он использует жизнь Лезо, и ненадолго станет так же силён как и раньше. Перед нами будет настоящий архимаг, и я уже не могу сказать, выживу ли, шансы не слишком велики.
   - Я смогу защитить тебя, - стук её сердца оглушал, и я прижал к груди дрожавшую девушку. - Верь мне.
   Не переставая вздрагивать, она подняла на меня своё лицо, и слабо улыбнулась.
   - Я знаю, что ты можешь помочь и мне, и Красноцветам, - наши лица были совсем близко, и её глаза стали абсолютно золотыми. - Помоги мне...
  
   ***
  
   - Неужели ты не нашла иного выхода? - пока я предавался весьма приятным воспоминаниям, Ульна почти сдала свои позиции.
   - Мама, оно того стоило, Красноцветы теперь в безопасности!
   - Девичья честь не разменная монета!
   - Да ладно, чего зря спорить, цена на зелья Омоложения стабильна уже вторую сотню лет, - вмешался я в семейный междусобойчик.
   Обе Нерет прикрыли рты ладонями в совершенно одинаковом жесте, и посмотрели на меня так, как, наверное, смотрели дамы на наклюкавшегося поручика Ржевского. Разницы в принципе не было, спошлил я изрядно, но продолжать слушать их спор не хотелось.
   - Ты животное без малейшей деликатности! - снова завелась Ульна. - Как у тебя язык-то повернулся сказать такое!?
   Зелье Омоложения, чья формула была создана в ещё до Зерефово время, было простой и недорогой штучкой, чья популярность со временем ни разу не падала. В виде бальзама оно пользовалось бешенным спросом среди уловивших следы старости дам, способно было заживлять шрамы и даже проводить небольшие исцеления. Среди же мужской половины потребителей оно было известно, как "напиток завтрашнего утра", прогонявший бодун, и возвращавший помятым лицам свежесть.
   Однако была у него одна интересная особенность, мало где указанная, но при этом известная едва ли не каждому - десять капель на стакан воды в течение суток после ночи, и дама девочка опять!
   Были, наверняка были, (иначе как мужчина, я окончательно разочаруюсь в оправданиях девушек насчёт первого раза и их невинности), ограничения по этой функции, но мне как парню они известны не были.
   В общем, было правило - "береги честь с молоду", и на забегающих в лавку за этим зельем юных девушек довольно косо поглядывали.
   - И в моём случае оно уже бесполезно, - добавила Палатина, заслужив непередаваемый взгляд матери. - Главы и так всё знают.
   - Как честный человек, ты обязан жениться! - постановила Ульна.
   По телу выползла чешуя, а по хребту и плечам проросли шипы.
   - Я похож на человека?
   - Перестань, мама, не он будет моим мужем, - у Палатины случился новый "приход". - Хотя я и буду скучать по этому... животному.
   Я не обиделся, честно. Слова Металиканы про разницу в темпераменте оправдались, хотя этого и следовало ожидать.
   Драконы - это здоровенные бронированные тварюги с острыми зубами и мощными когтями, у них лютый темперамент и они склонны увлекаться. Любовные игры - соответствующие, включают в себя царапания, укусы, плюс легендарная выносливость. Поэтому основное удовольствие было у Палатины, а мне приходилось быть о-очень сдержанным.
   - Ладно, полагаю вопросы мы уладили, может отправимся по кроваткам? - я постарался выдать самую благостную улыбку, и развёл руками в стороны, попутно снимая изменения тела. - Вы же не выгоните меня на ночь глядя.
   - О, конечно останешься у нас, ты же всё-таки спас город, - радостно подтвердила Палатина.
   - Спать будешь на первом этаже, - постановила сдавшаяся Ульна. - А я лягу с тобой, доченька, не хочу, чтобы ночью этот наглец нарушил пророчество твоей бабушки.
   "Ну, пичаль, а я уже было... Э-эх, не везёт в любви."
  
   Глава 29
  
   - Трам-тарарм-пам-пам - пальцы выстукивают простенький мотив по окну поезда, я возвращаюсь в Дубы.
   Из Красноцветов меня выпроводили довольно изящно, с вежливым пожеланием не приближаться к городу, выдали в общем-то бесполезную статуэтку девушки с кубком, и ворох пустых по смыслу благодарственных бумаг. У фигурки был слабенький магический фон, похожий на тот, что был у запечатавшего Миле камня, она была даром для Жозе, и являлась, по сути, утешительным призом для мастера "Фантом Лорда".
   Некоторым утешением уже для меня, были сказанные в произвольном провидческом приступе слова Палатины: "Мне нравятся мидийские радужные тюльпаны". Пророки они такие, скажут что-то, а потом с недоумённым видом спрашивают, чего это все вокруг бледные и дрожат. В моём случае это было своеобразной надеждой на новую встречу, вот только когда она будет - неизвестно, девушка плохо контролировала свои видения, если они касались событий более чем месячного срока.
   Но это было вопросами скорого, ну может быть и не очень скорого, будущего, а в конкретно это время меня интересовало всего две вещи. Голокрон и повреждённая левая рука.
   Переходить к просмотру подарочка Миле я даже не пытался, дух вполне мог оставить какую-нибудь милую шутку, да и сама его память могла быть слишком затратной по времени для изучения. Пользоваться пирамидкой мне было достаточно просто, надо было всего лишь сосредоточить на ней внимание, и с этой задачей мог вполне самостоятельно справиться и ГГ. Вот только если Миле всё же решился на подлянку, я мог потерять своего шизика, а это было бы плохо.
   - Мда, и хочется, и колется, - задумался ГГ. - Нам нужен третий!
   "Тебе одному скучно?"
   - Просто мы уже состоялись как дуэт, и потеря одного надолго подорвёт нашу общую боеспособность, - начал он пояснения. - Третий станет довольно неплохим подспорьем, и его можно будет оставить на изучении, а я буду время от времени с ним меняться.
   "Ладно, идея неплоха, но как мы третьего сделаем? Разделивший меня ритуал Серёги невозможен без участия второго, а я не доверяю кому-нибудь настолько, чтобы просить помощи, да и сам ритуал был с ошибкой, и мы этому доказательство."
   - М-м, а как я отделился?
   "А чтоб я знал!"
   ГГ принялся обмозговывать вопрос с голокроном, а я взялся рассматривать руку. Колдовство некроманта лишило меня не только мизинца, вред был причинён всей ладони, и остальные пальцы не могли похвастать прежней чувствительностью. С этой проблемой успешно справлялась прошивка, ровная пульсация силы медленно, но верно возвращала им подвижность. Из любопытства я кольнул ладонь выпущенным когтем правого указательного пальца, и передал через него восстанавливающий заряд.
   "Гэг? Зацени, акупунктура!" - успех должен был освидетельствован, нечасто мне удаётся сделать что-нибудь самому, без участия внутреннего голоса.
   - Оп, подробности в студию! - ГГ с готовностью откликнулся, похоже с идеями о безопасном извлечении памяти у него было совсем негусто.
   До самого приезда в Дубы мы разбирались с обнаруженной способностью, живительные укольчики когтями быстро вернули левой руке обычное состояние, и только на месте мизинца оставалось гладкое место. Это немного беспокоило, но всё же я удачно отделался, это был всего лишь один палец.
   - Вроде бы драконы способны отращивать утерянные конечности, - немного неуверенно вспомнил ГГ. - Наших сил должно хватить на какой-то палец.
   "Я потерял его из-за некромантского заклинания, так что если он не отрастёт, я не сильно удивлюсь." - продолжая разговаривать сам с собой, я пожал плечами. - "Да и потеря не велика."
   Сойдя на остановке, я потопал в гильдию, следовало поскорее сдать задание Жозе, и можно было завалиться поспать. В голове продолжала крутиться проблема голокрона, раньше он был лёгким, но память Аракаста придала ему ещё и вполне ощутимый вес. Вяло бранясь с ГГ, зашедшим в тупик, и продолжающим искать решение проблемы, я наконец добрёл до здания гильдии. Перед входом никого не стояло, и это был неплохой знак, Жозе или не было (в чём я сомневаюсь, отчёта из Красноцветов он всё равно должен был ждать), либо он ещё не принимался разбирать скопившиеся перед моим отъездом бумаги и жалобы. Моего возвращения должны были ждать, многих я успел допечь дуэлями, да и миссия в старейшем селении была хорошей темой для обсуждения.
   Я остановился перед дверями, изнутри слышался тихий гул разговоров, и ощущалось большое скопление людей, похоже я был прав, меня ждали.
   - Пошалим? - не найдя решения "ситской" проблемы, ГГ разродился идеей поднятия настроения.
   "Гы-ы!" - идея пришлась по душе, в мешанине присутствующих гильдийцев я уловил Арию, он как раз мог оценить прелесть задуманной шутки. - "Зомби-Режим - Вкл.!"
   Кожа начала сереть, изменить пигментацию это такой пустяк, вот работа с чешуёй это да, уже работка. Сделать так что бы те участки, где она выступила, выглядели ранами, было посложнее.
   - Так, проверка. Раз, раз... Тьфу, в смысле, мозги-и-и! - подволакивая ногу я заковылял внутрь. - Мозги-и-и!
  
   Тотомару не спеша потягивал лёгкое вино, напиток бодрил кровь и не давал лезть в голову плохим мыслям. Газилл был конечно крепким пареньком, но Ария до своей очереди ехать в Красноцветы тоже был не подарок, и изменился он весьма резко. А подобной участи своему постоянному противнику на полигоне Тотомару совсем не желал.
   - Эй, Тотошка, ну что, сделаешь ставку на своего приятеля? - подобное обращение маг огня прощал только одному члену гильдии, и Лиция этим беззастенчиво пользовалась. - Ставки от тысячи!
   Недовольно мазнув взглядом по ничуть не смутившейся волшебнице, Тотомару только отрицательно покачал головой. Лиция легко рассмеялась и продолжила сбор ставок, отвесив лёгкий подзатыльник Солу.
   - Меньше пей, братец!
   - Я прослежу за этим, - массивный Ария возвышался над остальными даже сидя, и вступился за пытавшегося спрятаться за ним приятеля.
   - А сам ставку не сделаешь? - перевела на него своё внимание Лиция. - Ты там был, знаешь, что к чему, да и нашего железного и прожорливого неплохо узнал. Испытай удачу, Ария!
   - Воздержусь, - маг воздуха коротко закончил разговор, и резко посмотрел на вход. - Он идёт!
   Два коротких слова словно отрезали все звуки в зале, взгляды каждого были направлены на открытые двери, даже повара выглянули с кухни, привлечённые наступившей тишиной.
  
   Топ-шкварк, топ-шкварк - в дверях показалась скособоченная фигурка успевшего стать известным в своей гильдии новичка. Но обычно имеющий здоровый и цветущий вид, сейчас он был на себя не похож.
   - Чего это с ним... Хех, как его укатало... Какой-то он нездоровый... - "фантомы" жадно подались вперёд, чтобы во всех деталях разглядеть, что случилось с Газиллом. Задние ряды всё сильнее давили на крайних к выходу, и первые звучавшие возгласы только подогревали их интерес.
   Покрытый язвами и ранами, с лоскутами сползшей кожи, в рваной одежде, и неловко подвёрнутой ногой, маг стоял склонив голову, и казалось в раздумьях покачивался. С какой-то зловещей неторопливостью он поднял голову, и сквозь упавшие на лицо густые чёрные волосы сверкнули абсолютно красные глаза.
   - М-мозги-и-и! - с вытянутыми в сторону магов руками, и криво оскаленным ртом, он успел только один шаг.
   - НЕЖИТЬ! - взлетел под потолок слитный рёв опознавших существо ветеранов гильдии. Им не раз приходилось разбираться с самой разной нечистью, и для них неживая тварь была печально знакомым примером участи некоторых самонадеянных магов.
   Десяток мощных боевых заклятий ударил по мертвецу, первые ряды "фантомов" среагировали быстро, а через миг к ним присоединились и остальные.
   - Ну вы, блин, даёте, - прозвучал голос с потолка. - Хотя чего я собственно ожидал, сначала бей, а потом уже задавай вопросы, да?
   "Мертвец" сидел на одной из балок, и, свесив ноги, широко скалился.
   - Ох, видели бы вы свои лица, это было просто восхитительно! - запрокинув голову, Газилл громко расхохотался, и спрыгнул вниз.
   Маги невольно подались в стороны, мягко приземлившийся Убийца Дракона всё ещё выглядел трупом не первой свежести.
   - Как это понимать, Газилл? - первой опомнилась Лиция, к которой молодой маг похоже неровно дышал.
   - О, Ли-иция! - пропел тот. - Это же всего лишь шутка. Вы чего такие серьёзные?
  
   Жозе ещё не было, мастер пропадал где-то, и с утра в гильдии ещё не появлялся. Согильдийцы оказались людьми не без юмора, и вскоре принялись пытаться отщипнуть от меня изображающую раны чешую. Но главное, они требовали рассказа, и уже обратили внимание на мою руку. Как-то незаметно для своих размеров, рядом очутился Ария, и я кожей чувствовал его внимание. Хорошо хоть мне сначала пододвинули перекус и дождались пока утолю первый голод. Как всегда, зажевав ещё и столовые приборы, я закончил трапезу, и посмотрел на приготовившихся к байке магов.
   Я постарался коротко рассказать о своих приключениях, естественно опустив многие подробности, и перейдя непосредственно к защите подношений.
   - Хэй, да с твоих слов получается, что там вообще нечего бояться, - разочарованно протянул Тотошка, когда я закончил рассказ. - Какие-то слабенькие духи были, а где же твой палец?
   В левой руке я держал в тот момент не дожёванный нож, и отсутствующий мизинец мгновенно стал объектом пристального внимания.
   - Ну, раз уж вспоминал "Зловещих мертвецов", то и историю Эша Уильямса можно переиграть, - подал идею ГГ. - А заодно, пусть им задание прогулкой по парку не кажется.
   Напустив на себя скорбный вид, я принялся излагать новую байку жаждущей публике. История о одержимой руке вызвала настоящий успех.
   - Погоди, а что с пальцем-то? - спросил вовремя Карна.
   - О, тут была долгая история эпического противостояния, но увы, несчастный мизинец остался одержим. Он пытался заковырять меня в ноздрю и ухо, и просто не оставил мне другого выбора. Пришлось откусить! - с невозмутимым видом я продолжил доедать нож.
   - Что за бред!? - дружок Лиции попытался поднять меня на смех.
   - Не любо, не слушай, а врать не мешай! Какие ещё причины могли меня заставить сделать это?
   - И что ты сделал с откушенным пальцем? - с боку навис Ария.
   - Пришлось сожрать, - я помрачнел. - Эта настырная сволочь не отставала от меня, и мне совсем не улыбалось всю жизнь от него бегать.
   - Сурово, - Сола похоже серьёзно пробрало, цветом лица он стремился слиться со своей зелёной шевелюрой. - И как на вкус?
   - Я - вкусняшка! Но жестковат.
   - Всех нас потрепало это задание, и каждого по своему. Это так печально... - Ария положил руку мне на плечо. - Я разделяю твою боль.
   - Эм-м. Да не стоит, у меня ещё куча таких осталась.
   - Эй, Ария, ты что веришь ему? - Карна и не собирался скрывать своё недоверие. - Бред же.
   - Я был в Красноцветах, и могу сказать, что он ещё легко отделался, - спокойно, со значением ответил ему воздушник, и повернулся ко мне. - Было что-нибудь кроме духов? А то мне достались ещё и умертвия. Они меня едва не достали.
   Я молча кивнул своему предшественнику по заданию, пока он отвечал сомневающемуся магу, с кухни принесли хорошенькую порцию мяса, и новые столовые приборы.
   Но похоже судьба была против того, чтобы я относительно спокойно, насколько это возможно в компании желающих услышать пересказ событий согильдийцев, поел.
   - Я хочу узнать, почему на входе следы боевых заклинаний, и почему они не убраны, - когда Жозе злится, его голос приобретает странные монотонные и вкрадчивые нотки. Но сейчас он был просто недоволен, и слегка гнусавил. - О, кто-то вернулся со своего первого задания, полагаю твоя работа?
   - Не совсем, - я с сожалением посмотрел на горячую порцию, и цапнул кусок побольше. - Шутка была... удачная.
   - Похоже слишком удачная, - поджал губы Жозе. - Устранение за твой счёт. Поднимайся в кабинет, мне нужен полный отчёт.
  
   Поднимался я не один, а в компании нагруженного едой подноса, аппетит разыгрался неимоверно, и отказаться от еды было выше моих сил. Пока я преодолевал ступеньки и отчаянно балансировал с получившейся горкой из блюд, "фантомы" принялись делать ставки на успешность моего подъёма, эти люди определённо не любили скучать, и старались извлечь удовольствие из всего возможного.
   Увидев эту груду снеди, Жозе только хмыкнул, и не спрашивая разрешения взял себе одну из тарелок, начисто проигнорировав моё возмущённое мычание.
   - Быть жадным - нехорошо! - поучительно выдал Пола, не хуже меня накидываясь на еду.
   - Кому нехорошо? - я поспешно подгрёб поближе к себе закуску. - Мне очень даже нравится!
   Расправились мы со своими порциями одновременно, я со своей горкой, и Жозе со своей несчастной тарелкой. Некоторое время мы сидели и просто буравили друг друга взглядами, пока мне это не надоело первому, и я не достал из кармана пучок гвоздей. Лопая их как маковую соломку из далёкого детства, я чувствовал себя относительно неплохо.
   - Ну и что ты можешь мне рассказать? - сдался мастер, как загипнотизированный смотря на мой десерт. Я его понимаю, сам с похожим выражением лица впервые реагировал на перекус Металиканы.
   - Да всё как обычно. Пришёл, познакомился, дал клятву, сделал дело, - на стол легли статуэтка девушки и бумажки. - Ничего особенного.
   - Ничего, говоришь, - Жозе маньяк, с таким же пылом, как он накинулся на мой голокрон, теперь он осматривал фонящий сувенир. - Так-так-так...
   Я дожёвывал уже вторую пачку гвоздей, когда Глав-Фантом наконец отложил несчастную фигурку, и посмотрел на бумажки.
   - Надеюсь это не жалобы на тебя? - я только пожал плечами и покачал головой.
   Сначала презрительно-ненавидящий взгляд, которым Жозе обычно смотрел на все кляузы касательно "фантомов", сменился на лениво-заинтересованный, но после начала чтения выражение лица сменилось на недоверчивое.
   - Ты... завершил задание?
   - Да.
   Девушка с кубком удостоилась нового взгляда.
   - Ты знаешь, почему я тебя послал на первое задание в Красноцветы?
   - Мне что, начать перечислять все пришедшие мне в голову причины?
   - У меня всего одна, и её хватило.
   - Ну, просвети меня.
   В руках Жозе появился искрящийся белым цветом шарик энергии, и он отправил его вращаться вокруг указательного пальца.
   - Начну издалека, на то, чтобы совершить подобное действие, без применения специального заклинания, обычный маг учится и совершенствуется минимум пять лет, хотя встречаются и самородки. И я говорю не о спонтанных выбросах силы, или эмоциональных всплесках, нет, речь идёт об осознанном действии.
   - Ага... и?
   - Я видел, как делаешь это ты. Без концентрации и жестов, ты обходишься одной волей. Ты неспособен к классическим и современным заклинаниям, и даже тот трюк, которому ты обучился у Сола, уход под землю, ты делаешь совершенно иначе.
   - Хватит лести, я смущаюсь. Лучше скажи, наконец, почему я?
   Мастер недовольно пожевал губами, он не слишком любит когда прерывают его подготовленные речи.
   - "Клятва Мага" - это заклинание, которое накладывается на самого себя. Обходить его слишком накладно, да и последствия непредсказуемы, а ты другое дело, - медленно и с расстановкой выложил он. - Даже если ты сымитировал использование "Клятвы", реального действия для тебя не произошло.
   "Хитрый Жозе."
   - Неплохо придумал, - оценивающе протянул ГГ. - Везде прав.
  
   - Это была бы хорошая задумка, если бы не одно но!
   - И что же за "но"? Что это за "но", из-за которого ты, кажется, собираешься промолчать, и не рассказать мне правды о Красноцветах? - склера глаз Жозе уже знакомо почернела, и маг, не сдерживаясь, распахнул свою ауру.
   От его силы по кабинету пронеслась волна дрожи, и от фигуры хлынули размытые призрачные силуэты. Неожиданно запульсировал отсутствующий мизинец, и стало немного трудно дышать, всё же даже нынешнему высшему магу я мало что могу сейчас сделать. Мне просто невероятно повезло, что Миле и так был ослаблен, и дело происходило не в лучших для него условиях.
   - Ты расскажешь мне всё! - Жозе встал с кресла, и давление возросло.
   - Нет.
   - Нет? - в голосе проскользнуло разочарование. - И почему?
   - Я дал слово, - брови Жозе взлетели на лоб, под давлением его ауры я смог встать со своего стула и, вскинув подбородок, посмотрел ему в глаза. - Я держу своё слово.
   "Пафосно и патетично, но правда, поклялся-то я честно, хоть и без магической подстраховки."
  
   - Дракон не нарушает своего слова, хитрит, уклоняется, ищет лазейки, но не нарушает, - в такие моменты я очень чётко слышу голос Металиканы, как будто она стоит за плечом. - Слово того, кто не нарушает своих клятв, имеет огромную силу. И я лучше удавлю тебя сейчас сама, чем узнаю, что ты нарушил своё слово.
  
   - Ты меня огорчаешь, Газилл, я думал ты сам поймёшь свою пользу, но ты проявляешь просто невероятную глупость, - Жозе отпустило, и он опять уселся в своё кресло, а я достал новую пачку гвоздей. - Это же была не магическая клятва, а просто слова! Пустое сотрясание воздуха!
   - Эй, это было моё слово! - мой стул разлетелся в щепки, и я умостился на краешке стола, игнорируя недовольство Полы. - И для меня это имеет значение.
   - Да? А если я тебя исключу из гильдии? С теми рекомендациями, что я оставлю, ты не найдёшь себе места нигде, - закинул удочку Жозе.
   - Напугал ёжика голым седалищем, мир большой, а Фиор - маленький! Я, может, путешествовать хочу! - мастер только скрипнул зубами. Он должен был понять, что за неполный месяц пребывания в "Фантом Лорде" я не только не проникся честью членства в гильдии номер один, но ещё и не придавал этому особого значения. - У меня ещё есть шансы у Рунных.
   - Ёжика, значит?
   - Это такой зверёк покрытый колючками, - уточнил я. - Смысл понятен?
   - С моими рекомендациями тебя и в Рыцари не возьмут, тем более у них важна дисциплина, - буркнул Жозе. - Значит не расскажешь?
   Я в ответ только съел ещё гвоздь и покачал головой.
   - И оставить твоё упрямство просто так я не могу, и исключения ты не боишься.
   - Ага, нет у тебя против меня методов!
   - Ну-ну, не надо быть таким самоуверенным, помниться кто-то собирался в библиотеку Эры, - очень чётко попал в цель мастер, и удовлетворённо улыбнулся на мою реакцию. - У меня к своему слову похожее на твоё отношение, и я его хорошо понимаю, вот только я не говорил тебе, когда ты туда попадёшь.
   - А может у тебя найдётся какое-нибудь задание, о котором ты мне всё заранее расскажешь, чтобы не получилось, как в Красноцветах? - всё же уходить прямо сейчас из "Фантом Лорда" было бы непродуманно, я стольких ещё не достиг целей.
   - Да, задание, есть у меня одно на примете, - ох как недобро блеснули у него глаза, так стрёмно мне под заклятиями Миле не было. - Я как раз вспомнил, о том, что мы недолюбливаем одну и ту же гильдию!
   "Ох ты ж блин!"
   - Да, ЭТА гильдия давно требует одного из наших магов для выполнения совместного задания, в городке на пересечении наших границ ответственности, - с предвкушением продолжил Жозе.
   "Ох ты ж дважды блин!" - не так много гильдий было у нас по соседству, и осознание того КАКУЮ гильдию он имеет ввиду, заставляло меня содрогаться от злости.
   - Уж извини, но мастер Боб собирался приехать лично, и поговорить со мной, - мастер был удовлетворён моей реакцией и не скрывал этого. - А у меня нет никакого желания видеть его.
   - Клят! Ты мне теперь та-ак должен!
   - Хе-хе-хе, удачи с "Пегасами".
  
   Глава 30
  
   - Ладно, чего за миссия-то?
   - Хм, тебе понравится, раз уж ты с духами в Красноцветах покончил, то здесь проблем возникнуть особых не должно.
   - Опять духи? Кто на этот раз? - в возможность повтора подобной истории с колдовством неупокоенного некроманта мне верить не хотелось, совсем не хотелось, так ведь и пальцев не напасёшься.
   - Балканы, обычные балканы. - небрежно отмахнулся Жозе.
   - "Балканы!" - передразнил я. - Это не самые лютые монстры, "Пегасы" и сами могли бы заняться ими, с чего они нас беспокоят?
   - Мне что, начать перечислять все причины? - не остался в долгу мастер, повторив мои собственные слова.
   - Хочу напомнить, во что вылилось умолчание фактов о предыдущем задании, - держа в зубах последний гвоздь из пачки на манер сигареты, я поудобнее устроился на столе и принялся загибать пальцы. - Во-первых, я связан своим словом в отношении Красноцветов, и ты о них ничего узнать не можешь. Во-вторых, я завершил их задание, и подобной простой возможности узнать в чём там дело, у тебя больше нет. Наконец в-третьих, и ты, и я, оба испытываем неприятные ощущения от того, что нас кинули.
   В третьем пункте я был почти прав, как безопасно изучить память Миле, идеи ещё не появилось.
   - Конечно, у тебя ещё могут быть и свои пункты, но я перечислил те, которые вертятся у меня в голове, - гвоздь был надкушен, и длинный остаток с шляпкой перекочевал в другой уголок рта. - Не будем добавлять проблем, тем более, создаётся у меня ощущение, что и эту миссию придется делать как задание гильдии, и я останусь без денег.
   Мастер приподнял левую бровь, конечно, ведь с его точки зрения я должен был едва ли не танцевать на месте от радости, получив гильдейскую миссию. Вот только отвращение к бесплатному труду у меня было ещё со школы, и с тех давних пор ничуть не уменьшилось. Стоит ли упоминать, тот факт, что первое задание, назначается мастером гильдии и выполняется бесплатно, меня совсем никак не обрадовал. А драгоценные были нужны, я ем много, а на кухне кормят отнюдь не за бесплатно, и ещё не забывают регулярно добавлять стоимость съеденных столовых приборов. В общем, за полноту своего желудка я собирался бороться упорно, и об уступках и речи быть не могло.
   Молчаливое противоборство длилось несколько секунд.
   - Мне ведь ещё с "Пегасами" работать, поимей совесть. А я ведь могу и упереться, не соглашаться, и тогда к тебе приедет мастер Боб, а оно тебе надо?
   - Пошлю кого-нибудь другого! - плечи Жозе слабо дёрнулись, видимо он слишком живо себе представил этого гостя.
   - Просто расскажи мне всё о задании, и заплати, - от гвоздя осталось совсем немного, и я стал жевать этот небольшой остаток как жвачку. - Не будем усложнять, тем более, что задание в Красноцветах я всё же выполнил.
   Дело сдвинулось, со скрежетом, но Жозе всё же рассказал в чём суть требований "Пегасов".
  
   Фиор был и остаётся монархическим государством, абсолютная власть в котором принадлежит королю. Ему принадлежит и вся земля, за вычетом дворянских наделов, и небольших культовых объектов.
   Несмотря на общее вольное отношение к религии, в мире тем не менее сохранились некоторые течения веры.
   К примеру, друиды с шаманами пользовались поддержкой властей за свои умения работы с живой природой и сохранили несколько своих своеобразных общин. Ещё были какие-то смутные религии связанные со Светом, но они как-то сами собой иссякли, и оставили после себя монументальные соборы по всему миру. Подозреваю, тут приложила лапу одна чешуйчатая компашка, уже присмотревшая этот мир для себя. Аналогичные культы разных всевозможных Тёмных сил вполне успешно и самостоятельно вырезали уже местные. Скармливать злобному божку врагов во время войны это было одно, но когда объявили - "Мир, дружба, жвачка!", а нечто голодное продолжало требовать треша, угара и прочего, народ ответил категоричным отказом, отправив жрецов на обед своим господам.
   Вторыми землевладельцами в Фиоре были аристократы. Знать, чьи корни восходили к сражавшимся с Чёрным Магом, и получившим землю как победители. Среди этих ребят периодически поднимались мысли, что король когда-то был первым среди равных и не более. Благодаря этим шикарным идеям периодически случались бунты, вроде того, за который пытались выдать происходящее в Зарвале. Мятежники даже иногда состыковывались с соседними государствами, и те, в полном соответствии с положением о близкой к телу рубашке, пытались пощипать соседа.
   Вот предыдущий самодержец и не сдержался, пустил дворянам кровь, а выпытав у засаженных в темницы подробности бунтов, узнал о забугорных помощниках. Мстя была по-королевски широкой, Фиор воевал со своими соседями, и показал всем кузькину мать! У Министела была отобрана его исконная территория, большой остров, с которого он контролировал торговлю на море, Севен также лишился не маленького куска земли, и Боско тоже получил по загребущим ручкам. Вот только с извечным противником - Каэлумом, состоялась такая же вечная ничья.
   Когда я начинал изучать историю мира, меня немало изумило то, как влияла магия на собственно войну и тактику. Но даже это не могло мне объяснить, почему всё шло временами до нелепости по-рыцарски, вежливо и предупредительно, и тут же сменялось мгновенными вспышками жестокости и механичности, свойственной моему родному миру, с его высокотехнологичным оружием и "гуманными" методами войны.
   Было простое объяснение - супероружие, долбаные вундервафли.
   И у Фиора было такое - "Этерион". Глядя на него бессильно плакал бы от зависти Рональд Рейган, лучшего воплощения программы "Звёздных Войн" он бы не нашёл. Висящая на орбите конструкция впитывала чистейшую энергию космоса и звёздных тел, и, по гуляющим слухам, могла уничтожить любую цель, независимо от её положения и защищённости. Страхуясь этой грозной дубиной, король методично воевал со своими соседями, не опасаясь вовлечения лишних участников.
   Этакая "холодная" война против всех.
   В общем, утолив желание отлюбить своих недругов, его величество наконец успокоился, и вспомнил о мятежном дворянстве. У узников оставался шанс на помилование и изгнание от короля-победителя, но вот незадача, пока он воевал, они все померли в тюрьме (тут, кстати, тихо ходят слухи о том, что они всё-таки дожили до возвращения короля с войны, но было выгоднее, чтобы им не удалось пережить заключения, и всех тихо устранили). Их земли до этого управлялись королевскими наместниками, но формально оставались их собственностью (дворянские привилегии имеют множество плюсов, в том числе и такой - пока ты жив, никто не может претендовать на твою собственность). Монарх посмеялся над этим обстоятельством, и забрал всё себе, а после разделил на наделы между верными ему людьми, и поддерживавшими его аристократами.
   Сейчас благородные господа делились на две основные категории - старых нобилей, потомственных и сражавшихся за короля, а также молодых дворян, получившим землю королевской милостью.
   Была ещё одна группа - олигархи. Крупные купцы, промышленники и банкиры, простые по происхождению люди, не являющиеся знатными, но имеющие огромное влияние благодаря заработанным финансам. Они выкупали у беднеющих аристократов, а то и у нуждающегося в средствах короля, участки земли, и сами становились землевладельцами.
   И только недавно, с начала правления нынешнего монарха, в бодание головами за власть включился Совет Магов. До этого времени только Богоравные могли рассчитывать на уважение, впрочем, это было и неудивительно. Сложно послать человека, способного легко уничтожить целый город. Игнорировать ходячие ядерные бомбы, которыми по своему разрушительному потенциалу являлись высшие маги, было действительно трудно. Только то, что среди волшебников до сих пор нет даже подобия единства, и они в общей массе являются довольно склочными одиночками, объясняло их нынешнее положение. Подчинённые Совету гильдии магов имели свою подопечную территорию, с которой к ним стекались задания, и считалось дурным тоном лезть в чужой огород. Исключениями были "Фантом Лорд", правом первенства среди гильдий имевший представительства по всей стране, и гильдии с определённой репутацией, ради которой к ним и обращались, минуя более близкие и доступные.
   Вот в такой вот весёлой мешанине и появлялись такие, как сейчас задания.
   "Голубые Пегасы", крайне своеобразная, на мой предвзятый взгляд, гильдия, журнал "Волшебник", самое популярное печатное издание Фиора (по-моему, исключительно благодаря девушкам на разворотах) характеризовал её как - "гильдия, где каждый прекрасен душой и телом." Их коньком были миссии телохранителей для богатых и состоятельных господ, физически привлекательные, с безупречными манерами, они выгодно отличались от того, что предлагали другие гильдии. Юноши для дам, и девушки для мужчин, больше похожие на сотрудников службы эскорта, чем на способных защитить своих спутников магов, они тем не менее прекрасно справлялись со своими задачами.
   Это была одна из самых популярных гильдий Фиора, даже эксцентричность их мастера на это не влияла.
   Вот только задач вроде - "найти и уничтожить!" они не выполняли, "пегасы" были светскими людьми вращавшимися в высшем обществе, и брезговали прямым насилием. И ситуация, когда у их постоянного клиента, в их зоне ответственности, появилась группа балканов, стала для них изрядной неприятностью.
   Балканы были морозными духами, проявлявшимися в полную силу только зимой. По легенде, они появлялись когда какой-нибудь несчастный одиночка замерзал зимой на смерть. В виде белого облачка, такой неупокоенный искал заплутавших людей и вселялся в них. В результате получался натуральный йети с торчащим изо лба единственным кривым рогом, и некоторыми чертами личности захваченного человека.
   Если тварь в течении довольно небольшого времени не угомонить, то для жертвы духа всё будет кончено. Сложность заключается в том, что эта скотинка очень крепкая и трудно убиваемая, и когда удаётся вывести её из строя, от одержимого порой совсем немного остаётся.
   И самым шиком является их способность сбиваться в стаи, и своим присутствием вызывать внезапные обширные похолодания даже летом.
   У "пегасов" в данный момент не было магов способных решить эту проблему. Их специалисты прекрасно справлялись с живыми противниками, находили яды, предугадывали угрозы и защищали подопечных, вот только найти кочующую группку смышлёных зимних духов, и устранить её, они не смогли.
   Осложнений добавляло то, что под свой ареал обитания они выбрали весьма интересное местечко - долина Варокос (редкое исключение из "цветочных" названий), одно из популярнейших мест для отдыха в Фиоре. Изначально эта широкая горная долина принадлежала некоему графу, одному из участников заговора. После его сомнительной кончины в тюрьме, земли были отданы маркизу Редику Канбасу (Карабас плюс канабис? В этой стране точно какие-то нелады с цветочной темой), долго ломавшему голову с применением королевского подарка, ведь даже продать эти земли было невозможно, небрежность со знаками королевской милости чревата для всех.
   На его удачу случился у него в гостях один старый знакомый, не настолько отличившийся в военных походах, и оставшийся без земельного надела, Грац Лекеч. Ветераны излили друг другу душу за столом, и в хмельном угаре пришли к одной замечательной идее - раз землю нельзя продать, сдавать её тогда в аренду. Но никто не захотел бы приобретать там участок, пусть и в живописных местах, но в долине кроме прекрасного вида ничего больше не было. Тем не менее, прочно уцепившись за идею, приятели подтянули ещё нескольких своих друзей, среди которых нашлись толковые дельцы, и вскоре местечко было не узнать.
   Всесезонный комплекс для отдыха "Варокос" предоставлял идеальные условия для отпуска и выходных в любое время года. Несколько десятков небольших домов раскиданных в самых живописных местах долины для желающих отдохнуть уединённо или в небольшой компании. Для желающих общества, или не способных обойтись без прислуги, был самый настоящий отель-дворец на берегу озера со штатом вышколенных горничных и стюардов.
   Маркиз Канбас и Ко купались в драгоценных уже по итогам одного только сезона открытия, и их доход с каждым годом только рос. В "Варокос" на отдых приезжало всё высшее общество Фиора, а у королевской семьи там был отдельный домик. Для всех остальных была только аренда на время, и очередь расписывалась едва ли не за год.
   Стая диких зимних духов, устроивших небольшой ледниковый период в конце лета, была там совсем некстати.
   И большие шишки кинулись к своим привычным спасителям, "Голубым Пегасам", вот только они в этот раз малость не справились, и пришёл черёд гильдии, которая пользуется репутацией первого номера. Не знаю, чего, да впрочем и не особо хочу знать, стоило мастеру "Пегасов" вместо отказа от задания добиться всего лишь привлечения к делу своих конкурентов.
   Счёт шёл на дни, и Жозе кочевряжился, его похоже задевало то, что "фантомов" позвали не сразу, а вот Бобу было не до шуток. Он собирался приехать лично для обсуждения того, кто кому чего будет должен за улаживание проблемы, потому что по дальней связи Пола мог безопасно посылать его вместе со всеми его предложениями, и диктовать свои условия бесконечно долго.
   А вот угроза поиметь счастье лицезреть этого ахтунга воочию, привела Жозе в чувство, и он наступив на горло своей жадности, принялся вспоминать, кто в гильдии ему задолжал, а кто просто рискнул сотворить какую-нибудь глупость.
   И с его точки зрения - я идеальный кандидат.
   Просто шикарно. Особенно то, что я сам подтолкнул его к этой идее, и отправляться мне нужно прямо сейчас.
  
   - Ладно, я пошёл, - немного придавленный вываленными сведениями, я соскользнул со стола, и рассеяно достал из кармана горсть гаек. - Надеюсь Боб единственный в своём роде, и с кем бы мне не пришлось работать, это не будет его верный последователь.
   - Не так быстро, сначала я представлю тебя ему через шар, а там уже можешь отправляться, - с облегчением сказал Жозе. - Я очень рад, что он не придёт за мной сюда, прошлый раз после его посещения ещё два дня проветривал гильдию от его духов.
   - А это обязательно? Мне хватило и его изображения на том злосчастном журнале, - я вложил в голос ударную дозу тоски, но на мастера это как-то не подействовало.
   - Сам не хочу, но Боб мне не доверяет, и хочет увидеть того, кого я пошлю на это задание, - на стол был водружён связной шар, и Жозе принялся его настраивать.
   В не активированном состоянии сфера казалась сделанной скорее из желтоватой кости, чем камня, но от действий мага она мгновенно почернела.
   Блаженная чернота продолжалась недолго, и вскоре идеальность шара была нарушена омерзительной вспышкой тошнотворного розового света. Свет расползался по черноте и принял вид нарумяненной головы террора моего здравого смысла.
   - Приветик, лапуля, - о... мой... мозг! Прощай. - Я уже думал, что мне придётся всё же ехать к тебе, а ведь я так занят, ещё надо переговорить со всеми нашими клиентами, пригласить их к нам...
   Жозе с каменным лицом, не отражающим ни единой эмоции, продолжал слушать воркование пухлика, и только я, стоя рядом, мог догадываться чего ему это стоит. Пола кипел, и, казалось, ему вот-вот сорвёт крышу.
   - О, а кто это, рядом с тобой? Такой страшненький... - взгляд заплывших подведённых глазок переполз с мастера на меня. - Это его ты отправляешь, лапушка? А что это у него с лицом, он болен?
   В отличие от Жозе я не имел ни единой причины, чтобы скрывать своё отношение к этому... короче - этому, и я чувствовал, как у меня начался тик.
   - Газилл Рэдфокс, и он справится, - представил меня Жозе. - Кто от вашей... г-гильдии?
   - В "Варокосе" сейчас находится трое моих "Пегасов", но у них у каждого своё задание по охране, - в раздумьях толстячок приложил палец-сосиску с лакированным ногтем к губам. - Может мне самому приехать?
   "Хрусть!" - край стола на который я опирался, остался в моей руке, а выползшая кусками чешуя налилась непроглядной чернотой.
   - Хочешь угадать мой ответ? - моя голова повернулась в сторону Жозе с металлическими щелчками.
   - Это плохая идея, Боб. Если мастер гильдии будет лично выходить против таких нестоящих тварей как балканы, то это может плохо сказаться на репутации, - выступил Пола. - Так что уж потрудись отвлечь от того, чем обычно занимаются в свободное время твои маги, кого-нибудь с подходящими навыками. Это ведь тебе надо сохранять клиентов, а не мне.
   - Да-да, найду, - мигом растеряв всю жеманность сварливо отозвался мастер "Пегасов". - Встретятся на станции в Варокосе, надеюсь твой маг не опоздает.
   - Ну другое дело, - Жозе изобразил на лице что-то, что должно было быть дружелюбной улыбкой, но получилось у него не очень.
   - Вы оба страшные, - Боб всё же оставил за собой последнее слово и шар связи потух.
   Некоторое время мы оба молчали, я рассеянно вертел в руках отломанную от стола деревяшку, и всерьёз задумывался о том, чтобы за такую подставу ткнуть ей Жозе. О чём думал сам мастер, я мог только догадываться, но по улавливаемым эмоциям, скрипящим зубам, и подрагивающей брови, можно было судить о его глубоком и искреннем удовлетворении от общения с главным "Пегасом."
   - Я очень надеюсь, что там будут именно балканы, сюрпризы меня как-то слабо обрадуют.
   - Хм. Меня тоже.
   Снова замолчали. Пауза была очень выразительной, Жозе заметил наконец попорченный стол, но высказывать претензии не спешил.
   Если бы был конкурс по синхронным вздохам, мы бы однозначно заняли если не первое, то уж призовое место точно.
   В голове стала крутиться мыслишка поподробнее расспросить о балканах, всё же Пола слыл хорошим спецом в отношении всевозможных духов, да и не зря его опасались в Красноцветах.
   - Слушай, мастер, а эти балканы к чему уязвимы?
   - В обычном виде они слабые духи, маг их просто пинком развеет, а вот уже против одержимого может быть сложно, - Жозе погладил подбородок, и отошёл к окну.
   - А как они относятся к хладному железу? - задал я интересующий меня вопрос.
   - Как и все магические существа - ослабевают, и умирают. Ну, в случае балканов, покидают занятое тело.
   - Неплохо.
   - У тебя есть проклятый металл? Откуда? - подозрительно осмотрел меня Жозе, и на всякий случай отодвинулся.
   - Трофей, - не удержавшись от желания покрасоваться, я выпустил когти, вот только в этот раз из мёртвого железа. - Полезный девайс, а?
   Мастер хорошо держался, когда он сказал "проклятый металл", он невольно вздрогнул, самую малость, но я это ощутил. От вида когтей он только немного посерел, и лицо словно окаменело, больше ничем он своих чувств не выдал.
   - Как это возможно? - глухо произнёс Жозе.
   - Ты верно подметил, я не способен к классической магии, я только повторяю приёмы своими силами. Пожирание металлов для меня не магическое действие, а естественный процесс насыщения, и "проклятость" не имеет особого значения, - когти рассыпались мелкой крошкой. - А получил эту обновку просто. Мне попалась штука из интересного материала, и я её съел. Круто, ведь?
   Мастер закрыл лицо ладонью.
  
   Глава 31
  
   После явления мастера Боба, пусть и в шаре связи, а не в живую, мне требовалось успокоить нервы. Ближайший поезд ожидался только через полтора часа, и лечился я самым верным методом - ел и пил. Мой ошалелый вид был отмечен присутствующими в зале, и, прекрасно зная мою раздражительность во время еды, никто не сунулся ко мне с расспросами пока я не приступил к напиткам. Но стоило не отложить тарелку и взяться за пиво, как на меня снова пало общее внимание.
   Одним глотком я опустошил кружку, и мрачно посмотрел на жаждущую публику.
   - Скоро приходит поезд до "Варокоса", и я еду на совместное задание с "Голубыми Пегасами", - с отвращением выплюнул я.
   - В Варокосскую долину значит, - утвердительно произнесла Лиция, сидя на коленях у Карны. - Что же ты сделал такого в Красноцветах, что мастер Жозе посылает тебя не просто работать с "пегасами", а ещё и в место отдыха всех наших толстосумов?
   Заинтересованность ощущалась сплошной стеной, первое задание я выполнил, и причин карать меня подобным образом вроде бы не было.
   Хороший человек, Тотомару, без суеты протянул мне кувшин вина, который тут же постигла участь пива, быть выпитым одним махом.
   - Тебе ехать скоро, не опьянеешь? - похоже единственный, кому было на всё фиолетово, маг огня устроился напротив меня в обнимку с внушительным кубком.
   - Мой желудок переваривает железо, что мне этот перебродивший сок? - невосприимчивость к алкоголю, это недавно обнаруженное последствие последнего ритуала Металиканы, позволяло мне пить даже спирт как воду.
   - Эй, ты что, игнорируешь меня? - возмутилась Лиция. - Что ты натворить успел?
   - Ну, ничего особенного. Просто я завершил задание в Красноцветах.
   - Да мы уже знаем это, причём тут новая миссия...
   - Стой! Ты сказал завершил? - не верящий крик Арии больно резанул по ушам.
   Догадка воздушника быстро дошла и до остальных, и на меня обрушилось по-настоящему сильное удивление. С Красноцветами уже смирились, ведь даже мастеру не удалось уладить там все дела, и от походов следующих магов были ожидаемы продолжения "вечного" задания.
   - Ну да, теперь можете расслабиться, больше никого не пошлют возиться с духами, - я тяжело опустил голову на стол. - Зато меня посылают к "пегасам", блеск.
   На мою личную маленькую трагедию внимания уже не обращали, первое задание вновь стало пристальным объектом обсуждений.
   - Так-так, спокойнее, я просто сделал своё дело и всё! - такие слова никого, конечно, не успокоили.
   От выполнявших это задание ожидали страшилок и интересных баек о проведённом времени в Красноцветах. От меня тоже ожидалась порция рассказов, и то небольшое выступление, прерванное приходом Жозе, должно было продолжиться после моего отчета мастеру. Ну а теперь оказалось, что никаких историй от меня сейчас не будет, да и вообще, никто в этот славный городишко уже не поедет, и, соответственно, ничего нового не расскажет.
   По смешанным эмоциям, одолевавшим "фантомов", я понял, что несколько недооценил их отношение к этой миссии. Защита подношений была своеобразным испытанием для мага гильдии - несмотря на все обстоятельства, такие как духи, ужасы, возможность дойти до такого, как у Арии состояния, это было больше почётным заданием. Однако, вызываться добровольцем на него, всё же никто не спешил. Кроме этого, пролетала мимо стабильной кормушки группа гильдийцев, неплохо зарабатывавших на тотализаторе. Но с другой стороны, и угрозы попасть в такую передрягу ни у кого уже не было.
   К счастью, все эти бурные обсуждения меня мало коснулись, горячо одобряющий прекращение красноцветских походов, Ария был готов отстаивать свою точку зрения на полигоне в дуэлях, и народ постепенно переключился на него.
   - И всё же, как это получилось? - Тотомару бочком, бочком, не выпуская кубка, пододвинулся ко мне.
   - Запечатанные бумаги, что я передал, там были благодарности за выполнение работы, свидетельство о завершении, и желание продолжить сотрудничество если понадобится помощь, - вряд им конечно понадобится помощь, но кто знает, может будет что-нибудь, в чём не захотят замараться. - А я почти ни при чём.
   - Почти?
   - Разве что как курьер.
   А разборка набирала обороты, чем доставляла изрядное удовольствие мне и немногим оставшимся в стороне, но начаться банальному мордобою не дал сам Жозе. Здание гильдии хорошенько тряхнуло, и с потолка начали спускаться улыбчивые тени. Такому красноречивому убеждению вняли все, и самые упёртые гуськом потопали к полигону. Возглавлял эту агрессивную процессию воинственно настроенный Ария.
   - Эй, кое-кто, помниться, задолжал мне пять поединков подряд! - мой выкрик значительно поубавил бодрости у воздушника.
   - Разве тебе не пора уже отправляться? - активно участвовавшая в споре Лиция так и не покинула колен ничуть не возражавшего против этого Карны.
   Права, шельма, Ария был одним из самых сложных для меня противников. Он хорошо владел воздухом, и, не являясь сторонником зрелищности, действовал быстро и эффективно. Несмотря на свою массивность, он двигался очень шустро, и берёг силы, поэтому почти не использовал действующих по площади заклятий. Его основной стратегией было выматывание, подобно небольшому смерчу, он кружил вокруг своего противника, и постоянно держал его под угрозой атаки. Если оппонент проявлял высокую стойкость, или сам неплохо уклонялся от его небольших и аккуратных "лезвий ветра", Ария использовал один из своих козырей - "иссушение", вытягивание магической энергии.
   Я же тоже был для него неудобным противником. По скорости движения я от него ничуть не отставал, а по бронезадости вообще никому в гильдии не уступал. Оттянуть из себя силу я не давал, и Арии пришлось придумывать для меня свой метод, незамысловато названный "копьём". Это была довольно болезненная атака, возможно опасная, или может даже смертельная для иных магов, но я переносил её без особо тяжких последствий.
   В итоге, наши поединки выглядели долгим кружением с редкими выпадами, периодически смеявшимися бешенным мельтешением по всему полю, когда мы пытались достать друг друга мощными ударами. Затягивалась одна такая схватка бывало минут на двадцать, а то и на полчаса, что для магов нашего невысокого, пока ещё, уровня было чем-то невероятным. Перевод дыхания после таких напряжений отнимал ещё добрых десять минут, и таким образом, я никак не мог сейчас заняться исполнением своих угроз.
   - Ага, уже подорвался, время ещё есть, - слова девушки поумерили мой пыл, и я решил провести оставшиеся минуты за столом. - Ладно, утешусь пока едой.
  
   На поезд я успел в последний момент, доедая, буквально, на бегу. Для достижения Варокоса мне требовалось сделать одну пересадку, и игнорируя настороженный взгляд кондуктора, немного опешившего после моего лихого забега по платформе с длинным прыжком на последний вагон, я устроился возле окна.
   Ехать предстояло ещё более часа, и опасаясь лезть в голокрон, я занялся делом, о котором едва незаслуженно не забыл. Предстояло написать письма двум офицерам гвардии. Продолжал я это благородное дело уже на станции пересадки, и очень торопился закончить писать до прихода нужного поезда. К счастью, почтовый ящик присутствовал на станции, и два конверта отправились на его дно. Уняв этот зуд, я расселся на одной из скамеек в зале ожидания, и начал рассматривать окружающих.
   Люди как люди, хотя в некоторых проскакивает зверообразность, и мелькают странные цвета волос, но к этому я уже привык, и отношусь спокойно. Наблюдать за ними в ином плане было интереснее, отражающиеся в аурах эмоции и желания, не скрытое мимикой отношение к окружающим. Но самое интересное, это магия - она была во всех системах вокзала и во многих людях. Сила в устройствах меня не особо заинтересовала, из библиотеки мне уже были известны самые общие принципы построения разнообразных машин, и на железной дороге использовались наиболее простые и дешёвые образцы. Но вот отчётливый "запах" магии от людей не являющихся волшебниками меня заинтересовал намного больше.
   Так уж вышло, что будучи неприхотливым в быту и не уделяя особого внимания внешнему виду, я пропускал мимо себя практически основную область применения магии этого мира.
   Область, в которой магия использовалась для обеспечения бытовых нужд населения - создание недорогой одежды с простыми волшебными свойствами вроде саморазглаживания и смены цвета, "умная" посуда, косметические средства, выращивание еды с желаемым вкусом, и простенькие, едва ли не одноразовые артефакты широкого спектра пользования.
   "Магия перестала быть чудом и искусством, она стала товаром и ремеслом. Так значит, да?"
   - Таковы последствия доступности и высокого развития, - продолжил мысль ГГ.
   Есть много магов не состоящих в гильдиях, они работают для государства на производстве, а есть те, кто отказался от пути чародея, и живёт жизнью простого человека. Их не устроило жить в узких рамках этих профессий, и не было никакого желания рисковать жизнью за драгоценные, как маги гильдий.
   Мои дальнейшие глубокие философские размышления были бесцеремонно прерваны, и я даже не сразу понял, чем. Это было некоторое смятение, почти как... эхо, но не звук, а запах. Обладая более чем острым обонянием, я уже научился его сносно ограничивать, хотя иногда и попадал в прострацию от особенно сильных амбре. Зная, что мне предстоит ехать железной дорогой, и ещё ждать своего поезда на пересадке, я заранее ограничил свой нюх и приготовился к обонятельным опасностям, дыша в основном через рот.
   Но ЭТО было не тем, что можно было проигнорировать.
   Резким рывком, заставившим напрячься присевшую неподалёку пожилую пару, я выпрямился, и закрыв глаза стал принюхиваться. Старательно не обращая внимания на крепкие, и порой весьма неприятные для меня запахи, я искал тот, что вывел меня из мыслей.
   "Свежесть-свежесть-свежесть, почти как от моря, где же ты?"
   - И какой-то цветок, точно не скажу, но вроде бы как ромашка. И ещё... - неуверенно замялся параллельный я. - Мята что ли?
   Запах не был неприятен, даже более, я бы сказал, что он был хорош. И меня он очень сильно заинтересовал. Через несколько мгновений сосредоточенного поиска я определил его примерное место и открыл глаза.
   Обычный проход в зал к поездам, такой же как и остальные, через которые в день проходят тысячи человек, и через который сейчас продолжали идти люди. Ничего на первый взгляд особенного, я даже едва не усомнился в своём чутье, когда начали происходить события.
   Людской поток раздался в стороны, и в зал вошли вооружённые короткими клинками мужчины в светлых одеждах, похожих на некую униформу. Оттеснив людей в стороны, они образовали живой коридор для одной из самых уморительных пар, что я видел. Фигуристая мадам гренадёрского роста, с ядовито-пурпурными волосами и приятным лицом, одетая в платье с весьма нескромными вырезами, вела под руку невысокого огненно-рыжего мужичонку.
   - Он же ей макушкой только до пояса достаёт, - счёл нужным высказаться ГГ.
   "И запах от него идёт" - было грустно.
   Пока я предавался не самым весёлым думам, колоритная парочка продолжала идти в окружении своего эскорта.
   - Мой милый Ичи, право же, это так прискорбно, что ты покидаешь меня одну, - она погладила его по голове, что было в общем-то легко, с их разницей в размерах, и томно вздохнула.
   - Ах, маркиза, я с удовольствием развеял бы вашу печаль, но, к сожалению, во мне нуждаются, - ответил ей глубоким баритоном мужик, сально стрельнув глазами по её волнующе качнувшемуся телу.
   - Но я тоже нуждаюсь в тебе, мой милый Ичи, - заметившая его взгляд женщина, легко подхватила его на руки, и прижала лицом к груди, словно плюшевую игрушку.
   Счастливчик. Так это называется.
   Продолжая крепко прижимать его одной рукой к груди, она другой снова начала его приглаживать.
   Вот только у мужика стали судорожно подёргиваться ноги.
   "Меня разрывают противоречия. С одной стороны, на моих глазах происходит непреднамеренное убийство. Но с другой стороны, если я ему помогу, а он кинется на меня с кулаками, я его пойму."
   Впрочем, названная маркизой, сама вовремя заметила опасность, и аккуратно разжала свои крепкие объятия. Освобождённый из сладкого плена уже посиневший мужик, только ошалело открывал и закрывал рот, пытаясь отдышаться.
   - И-ичик, бедненький, ну куда ты поедешь в таком состоянии? Нет, я забираю тебя к себе, тебе нужен отдых, на неделю как минимум! - знойная женщина, мечта поэта, решительно потянулась к "Ичику", чтобы повторно придушить его.
   Мужик стоял перед непростым выбором, но всё же, решительно, и в то же время мягко, перехватил её руки.
   - Моя дорогая маркиза, мне невероятно тяжело отказать вам, но моя честь мага "Голубых Пегасов" не позволит бросить нуждающихся во мне.
   "Так. Стоп. Что он сказал?"
   - С-сам в шоке, но похоже это наш "летучий конь" - подтвердил возникшую мысль ГГ.
   "А может это случайность?"
   - Ага, надейся больше. Но он хотя бы не педераст, кажется.
   "Что делать правильно ориентированному мужику в гильдии с названием "ГОЛУБЫЕ Пегасы", и таким мастером?"
   - Вот он, вот он мой напарник из "Фантом Лорда"! - резкий крик прервал мой внутренний диалог и вызвал подсознательное напряжение спины.
   "Ичик" торопливо семенил в мою сторону, ведя под ручку смотрящую на меня с подозрением маркизу. Вблизи запах стал ещё сильнее, но, что удивительно, он не перебивал остальные, а был сам по себе.
   - Ситуация настолько сложна, что нам потребовалось привлечь сильнейшую гильдию Фиора, и мастер Жозе прислал одного из своих самых сильных магов, э-э... - разглядев меня по ближе, рыжий замялся, похоже моего имени ему не сказали, да и на "одного из самых сильных" я тоже не тянул.
   - Газилл, - представился я. - Удачно встретились, напарник.
   - Да-да, конечно, немного запамятовал. Именно ты, - ароматный коллега всем телом повернулся к женщине. - Это будет очень серьёзное задание, и, как ты можешь видеть, раз он уже здесь, то нам пора отправляться.
   - Ичи, а ты точно уверен, что это он? - маркиза начала ещё одну неотразимую атаку, положила руки на плечи "пегасу", и, качнув высоким бюстом, надула губки. - Может быть ты обознался, а этот мошенник пытается тебя одурачить?
   Глыть! - видя это движение, дружно сглотнули слюну наблюдающие мужчины. Рыжий достал из нагрудного кармана слабо фонящий магией синий платок, и протёр лоб. Удивительно, но это помогло ему взять себя в руки.
   - Т-точно, это он, - с вернувшейся уверенностью в голосе ответил он. - Мастер Боб очень точно его описал: неухоженный, страшненький, неприятные глаза, и много железяк на лице.
   - И-ичик, а может быть ты всё же обознался, мало ли таких бродяг, - не сдающаяся мадам ловко выхватила платок из рук вяло сопротивляющегося мага, и одним движением изящно спрятала его в декольте. - Ну его, едем ко мне.
   "Это фаталити!"
   - Из одной только зависти, мы не можем позволить этому жеребцу так шиковать, - бешено зашипел ГГ.
   "Но мужская солидарность!?"
   - А, ну да, солидарность, - смутился номер два. - Вот только вид у "Коняшки" немного загнанный.
   В обращённом на меня взгляде было столько мольбы и обречённости, что я всё же оторвался от скамьи.
   - Сожалею, но всё-таки, я именно тот, кого он ждал, - я небрежно оголил правое плечо с гильдейской меткой, и, подойдя ближе, хлопнул мага по спине зарядом бодрости. - И нам уже пора ехать.
  
   Прощание с маркизой затянулось до самого отбытия. Ещё дважды мне приходилось приводить в чувство бодрящими хлопками рыжего, и с каждым разом, в его взгляде оставалось всё меньше благодарности, ибо силу я совсем не рассчитывал.
   - Ичия Котобуки, мастер запахов и лауреат Шадома, - протянул мне руку "пегас", когда мы оказались в поезде после недолгого перетягивания его тушки.
   - Шадомит значит, - от моего пожатия у него скривилось лицо. - Ну а я уже представился.
   - Полегче пожалуйста, мои руки - мой инструмент.
   Столь неблагозвучное для моего уха название - Шадом, скрывало за собой одно из по-настоящему ценных для магического искусства понятий. Учреждённая в одноимённом городе, эта международная премия вручалась магам добившимся серьёзных высот на ниве зельеварения и алхимии. Причём не какого-нибудь ширпотреба, а весьма эксклюзивных вещей, которые нельзя было запустить в массовое производство из-за редкости ингредиентов и сложности в изготовлении. Так что мой напарник был совсем непрост и по праву берёг свои руки.
   - Ага, конечно, пошли уже присядем, нечего в тамбуре стоять, - я развернулся, и пошёл по коридору к свободным купе.
   - Подожди-ка, а ты что за маг? - полюбопытствовал у моей спины Ичия.
   - Ученик Дракона, и не будем тормозить, нам ещё надо обсудить стратегию, или что-то вроде того.
  
   - Слушай, а что за дела у тебя были с этой страстной дамочкой? - поинтересовался я у своего попутчика, едва мне удалось поудобнее улечься на скамье.
   Сам Ичия в это время разложил на откидном столике небольшой походный набор юного алхимика, и что-то варил. Под снятой курткой на нём обнаружилось нечто вроде патронташа с различными колбочками.
   - М-м-м, маркиза Дреми, один из лучших клиентов нашей гильдии, - маг причмокнул губами и довольно сощурился. - Очень пылкая и увлекающаяся женщина.
   - Я это уже заметил, она тебя едва до смерти не затискала.
   - Ага, - лицо собеседника стало грустным. - Как же она меня утомила за эти полтора месяца.
   Не так давно маркиза стала вдовой, по слухам - на смерть заездив своего мужа во всех смыслах. От его кончины с ней случилась жуткая депрессия, и родственники её супруга, пользуясь этим обстоятельством, попытались прибрать себе имущество покойного. Вот только на землях этого товарища было немало принадлежащей "пегасам" собственности, и хитрый Боб, не желавший опять возиться с договорами аренды на условиях новых хозяев, решил поддержать вдову, достаточно благосклонно относящуюся к его гильдии.
   Это крайне важное поручение, даже не задание, было поручено "самому обаятельному мужчине в полном расцвете сил" - Ичие Котобуки.
   "Блин, ты гляди, реально Карлсон."
   - Ха, а вдовушка что - Фрекен Бок? - развеселился ГГ.
   "Точно."
   Пахучий маг прекрасно справился со своей задачей, но маркиза довольно сильно привязалась к нему. Не имея веской причины покинуть её, он продолжал развеивать вдовью грусть больше месяца, и только вызов в Варокос дал Ичие возможность ускользнуть от излишне навязчивого гостеприимства.
   - Но в конце я едва не сдался, - Котобуки подпёр одной рукой небритый подбородок и мечтательно уставился в окно, продолжая другой рукой помешивать своё варево. - А как она мой платок выхватила! Какая женщина!
   - А что за история была с твоим платком?
   - Это мой особый аромат - "Бодрость Весны", - Ичия вскочил со скамьи, и крутанувшись вокруг себя застыл в эффектной позе, руки скрещены перед грудью, а пальцы сложены в "пистолетики". - Я пропитал им платок, и вдохнув его, мог взять себя в руки, но прекрасная маркиза забрала его.
   - Да уж, это был сильный ход.
   - А-а! Убегает! - оставленное без присмотра зелье едва не пролилось на стол, но маг вовремя снял его с миниатюрной жаровни, и достав с пояса тоненькую колбочку, стал отсыпать туда на глаз еле заметную жёлтую пыль. - И теперь час настояться!
   - А это?
   Котобуки снова лихо крутанулся и встал в позу с "пистолетиками":
   - Это моя "Бодрость Весны"! Мне следует подготовиться, в Варокосе много красавиц, а я не должен терять голову.
   - Кхм, да. А чего-нибудь для самой миссии у тебя нет?
   - Кстати, а что за миссия? Мастер Боб сказал только, что это очень важное задание, и я должен буду работать с магом из "Фантом Лорда".
   "Вот же Боб, и не обозвать толком, и так уже... хуже некуда." - пронеслось у меня в голове.
   - Большая стая балканов, в Варокосе заморозки и снегопад, - любезно просветил я своего напарника.
   - О, - только и сказал Ичия, и уткнулся взглядом в своё зелье.
   - Есть идеи?
   - Похоже Боб всё ещё злиться на меня за ту шутку с приглашениями на его день Рождения, - обречённо выдал маг, и с надеждой посмотрел на меня. - Скажи пожалуйста, что ты сможешь с ними разобраться, а?
   Давно я так не ржал.
   Я надеялся, что "пегасы" извлекут из закромов какого-нибудь сурового мега-убивателя, которого прячут, чтобы не портить свой гламурный образ, а тут вышел короткий ростом бабник-алхимик.
   "Ладно, хладного железа у меня на всех хватит."
   - Что смешного, Газилл? Мои навыки не для прямого боя, я создаю ароматы, а не сражаюсь с монстрами, - Ичия с возмущением смотрел, как я заливался хохотом.
   - Хых, не-не-не, ничего. Гха-ха-ха! Это будет весело, выслеживать стаю духов в такой компании.
   Моё веселье прервало объявление по громкой связи поезда.
   - УВАЖАЕМЫЕ ПАССАЖИРЫ! С СОЖАЛЕНИЕМ СООБЩАЕМ, ЧТО ПОЕЗД ДАЛЬШЕ НЕ ИДЁТ! ПО НЕИЗВЕСТНЫМ ПРИЧИНАМ, ДАЛЬНЕЙШЕЕ ДВИЖЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО!
   За окном шёл последний месяц лета и сильнейший снегопад.
   Я пулей выбежал в тамбур и распахнул дверь вагона, в лицо полетели брошенные ветром густые хлопья снега. За спиной послышался дробный топот коротких ног Ичии, зельевар быстро собрал свои принадлежности, и держал дозревающее в котелке зелье под мышкой.
   - Ну что, зима близко? - я повернул голову к напарнику, настороженно выглядывающему из-за моей спины. - Нам везёт, балканы должны быть где-то здесь!
  
   Глава 32
  
   - Не торопись, поезд только попал под зону их воздействия, а сами балканы могут быть весьма далеко от нас, - заметил Ичия, осторожно выглядывая из дверей вагона.
   Я стоял на крыше и напрягая чутьё выискивал угрозу. Мне с трудом верилось, что вызванные духами заморозки были настолько обширны, что могли затронуть нас на большом от них расстоянии. Прямо по курсу в виде скопления синих искр ощущалось враждебное присутствие, и это подтверждало моё предположение.
   - Я чувствую впереди перед поездом что-то не очень хорошее. Надо проверить, - я свесился с крыши, и посмотрел на мага. - Останешься здесь?
   - Конечно нет! Раз уж мы напарники, то идём вместе. Но почему поверху?
   - Мы находимся в хвосте поезда, и толкаться по всем вагонам у меня нет никакого желания. Кроме того, так будет быстрее, да и источник помех увидим раньше.
   - Но там холодно! - возразил Ичия.
   - Не будь неженкой, когда побежишь - согреешься.
   Похоже препираться он был готов до последнего, но моё замечание задело его самолюбие, и маг решительно протянул мне руку.
   - Я не такой длинный как ты, так что уж помоги. Яа-ай! - аккуратно применённый силовой толчок, вернее притяжение, и немного растерявшийся маг стоял на крыше рядом со мной, прижимая к груди исходящий паром котелок. - П-предуп-преждать надо!
   - Да ладно, побежали!
   Ичия - допинговый монстр, достав с пояса заполненную клубящимся красноватым с золотыми проблесками дымком колбочку, он выдернул пробку, и со зверским лицом вставил себе в ноздрю.
   - Это "Пожар в Саванне" - содержимое склянки было втянуто носом, и маг словно загорелся. - Теперь мне нипочём холод, и я могу двигаться быстро, как огонь по сухой траве.
   Теперь мне стала понятна природа того запаха, по которому я его почувствовал его на пересадочной станции. Он настолько сроднился со своим искусством, что даже его аура переняла свойства запаха, стала рассеянной и вилась вокруг него. А сейчас, после того как он принял свой "пожар", она словно наполнилась пламенем и передала эти свойства телу. Здорово.
   - Догоняй! - Ичия рванул с места.
  
   Бежал он и в самом деле очень быстро, и догнал я его только на третьем вагоне. К головному вагону мы домчались с моим небольшим отрывом, но радоваться было нечему. Засечённые мной синие искры рванули к поезду, и самые резвые уже пытались добраться до машинистов.
   - А-А-А-А! ОНИ ЛЕЗУТ СЮДА! ЧТО ЭТО ЗА ТВАРИ?! ЗАКРОЙТЕ ОКНА И ДВЕРИ! - к сожалению, громкая связь не была выключена, и теперь пассажиры смогли почувствовать себя персонажами ужастика.
   - Дай мне немного времени! - Ичия принялся колдовать над своим котлом. - Хотя бы минуту!
   - Не вопрос, - привлечь внимание напавших оказалось легче чем я думал. - Танкую!
   Я собирался использовать "таунт".
   Основой выживания в лесу для меня было управление чувствами добычи. Заглушая своё желание накинуться и сожрать, я мог подобраться даже к самому пугливому зверью, в этом мне немало помогала блокирующая мои запахи чешуя. Но были и такие случаи, когда у меня пытались отобрать законную пайку другие лесные хищники. Спокойно перекусить мне удавалось излучая отчётливую агрессивность и голод. Но это не всех отталкивало.
   Стаи небольших хищных зверьков, похожих на покрытых иглами крыс-переростков, в наглую игнорировали других хищников. Они всей кучей наваливались и на добычу, и на поймавшего её зверя, отчего многие предпочитали остаться голодными, но живыми, чем рискнуть схватиться с в корень оборзевшими грызунами. Случилось столкнуться с ними и мне. И хотя я и мог за считанные минуты слопать молодого оленя, ну или соразмерную ему дичь, да и спрятаться с тушкой на дереве особого труда не составляло, уступить этим наглым тварям я не мог. И чтобы не дать даже части этой своры надгрызть мою добычу, пока я давил тех кто напал на меня, я заставил свою ауру словно вскипеть от злости. Злобные крысы забыли о лежащей на земле туше, и всей стаей накинулись на меня. Они не успокаивались до конца, и пока я не придавил последнюю, их так и не покидала злоба и желание растерзать меня.
   Этот приём был схож с насылаемым Металиканой на лесных животных безумием, когда она приучала меня соизмерять силу. И теперь я собирался использовать эту штуку на балканах.
  
   ***
   Ичия спешно, но аккуратно принялся мешать зелье. Насколько он помнил, когда удавалось привести в чувство жертву балкана, даже если дух не покидал тело сразу, двигаться он уже не мог. А привести в чувство с помощью "Бодрости Весны" было плёвым делом, надо было только усилить зелье с помощью некоторых редких ингредиентов, которые у него были всегда с собой, и все вдохнувшие его чудесный аромат не уснут в течении нескольких дней.
   Вот только для изменения уже почти готового зелья требовалась невероятная сосредоточенность и большое умение, малейшая ошибка могла создать бесполезные помои, или сильнейший яд.
   А ещё нужно было время. Почти полторы минуты, вместо той одной о которой соврал маг, и которую пообещал отбить у балканов его молодой напарник. Мотнув головой, мастер запахов прогнал неуместные мысли и принялся исполнять свою задачу. Он знал наперечёт всё, что носил на своём поясе, и не глядя доставая одну за другой нужные колбы, выверенными движениями отсыпал нужные добавки.
   Его руки продолжали готовку, и Ичия слабо улыбнулся, если бы не глупая подначка "фантома", он бы не двигался по крыше и не использовал бы "Пожар" (весьма дорогостоящий и изысканный аромат между прочим). И тогда он не смог бы двигаться настолько быстро.
   "Пожалуй, я всё же уложусь в минуту" - пронеслось у него в голове. - "Финальная варка, я уже почти закончил".
   Только сейчас, когда руки продолжали помешивать в котелке без всякого участия сознания, он позволил себе отвлечься - поднять себе голову и оценить происходящее.
   - А?
   В который раз Ичия поблагодарил своих наставников, вбивших ему науку создания зелий так, что он мог уснуть в процессе, но всё равно продолжать варку.
   Все, абсолютно все, балканы пытались достать вившегося змеёй Газилла, и многие из них уже лежали без движения с торчащими в телах небольшими кольями.
   - Ичия! Долго ещё? - Убийца Драконов, одним взмахом когтистой руки откинул бросившихся на него балканов, и ткнул в удержавшегося рядом пальцем. - Они меня уже в край забодали, ещё немного, и я их убивать начну!
   - Чуть-чуть... - с содроганием Ичия наконец-то почувствовал испускаемую магом агрессию, заставлявшую балканов не отвлекаться, и раз за разом кидаться на него в попытках достать. - Уже почти...
   - Задолбали! - Газилл запрыгнул на поезд и оторвав край металлической крыши, быстро его зажевал. - Сейчас я вам всем добра пропишу! Выкусите!
   Ичия много слышал о Убийцах Драконов, и часто в этих слухах упоминалось их излюбленное оружие - Дыхание Дракона. Вот только представить себе железный вариант такой атаки он немного затруднялся. Как же это возможно - выдыхать железо, и как это должно выглядеть?
   Теперь он видел ответ на этот вопрос.
   Крутанув головой, Газилл выдохнул сплошную тучу мелких осколков, с лёгкостью впившихся в тела монстров.
   - Всем добра, - "фантом" отковырнул от крыши ещё один кусок и принялся его есть. - Нет, всё же хладный вариант пока что слишком затратный.
   - Хладный? - настороженно переспросил Ичия, чувствовавшаяся характерная безмагическая пустота, знакомая ему благодаря материалу его некоторых "особых" инструментов для деликатных ингредиентов, навеивала небольшую дурноту.
   - Ага, - вяло кивнул напарник, и продолжил есть новый кусок крыши. - Я оставлял в их телах свои когти из хладного железа, и выдохнул этой же заразой. Так что они скоро развеются.
   - Ничего себе, ты способен создавать хладное железо? Да ты же просто... Просто Дракон Хладного Железа... - Ичия едва не подавился своими словами, когда Газилл резко повернулся к нему. - Что?
   - Ничего, - он провёл по лицу рукой. - Просто ты второй, кто так меня назвал.
   - А кто первый? - немного нерешительно спросил Котобуки.
   - Одна хорошая девушка, - Убийца Драконов улыбнулся и встал на ноги. - "Хорошая девушка Лида, что в доме напротив живёт!"
  
   ***
  
   - Э? - судя по эмоциям, рыжика серьёзно добила моя декламация классики, впрочем с ней тут кроме сестрёнки никто и не знаком, так что и фиг с ним. - Кто эта Лида?
   - Пф. Не обращай внимания, у нас ещё работа осталась.
   - А разве ты не закончил с ними всеми? - он махнул рукой на не двигающиеся тела балканов. - Скоро духи покинут их.
   - Увы, не все попали под мой "таунт", к тому же часть не принимала участия в нападении, и свалили сразу.
   - О, жалко, это значит, что нам теперь придётся искать беглецов, - Ичия поник, кажется его совсем не радовала перспектива шататься по заснеженной долине в поисках сволочных горилл-переростков.
   - И не забывай, они успели напасть на нескольких "шишек" и обратить их, так что нам нужно найти их до того как они уже совсем загнуться.
   - А ты умеешь обрадовать перспективами, - "пегас" криво ухмыльнулся и выразительно погладил свой котелок. - Но теперь я буду готов.
   - Надеюсь от этой штуки будет польза, а то сейчас мы её и толком-то не испытали.
   - Конечно будет, - моментально вскинулся Ичия. - Просто ты разобрался с ними быстрее чем я её применил, но дальше ты увидишь, что она намного действеннее, чем твоя грубая сила.
  
   Благодарность машинистов была огромна, они даже не сказали мне ничего за пощипанную крышу. Через устройства связи они связались с узловой станцией и рассказали о сложившейся ситуации. Железнодорожное начальство остановило движение на нашей ветке, и выслало за нами поезд, так как у этих локомотивов задний ход не был предусмотрен, и посланный должен был отволочь состав с пассажирами назад до ближайшей станции. Тягач прибыл быстро, через час, а нам с Ичией удалось оставить для своих нужд один вагон, в который мы быстро перетаскали побеждённых балканов. К сожалению, из двадцати трёх одержимых только семеро вернулись к родному человеческому виду, остальных пришлось добить.
   И тут "пегас" меня удивил. Недрогнувшей рукой он пустил туши бывших людей на ингредиенты для своего зелья, которое переделывал специально против балканов. Над этой задачей он бился ещё половину суток, но в конце концов сварганил какую-то пахучую смесь, по его словам качественно накроющую их на раз.
   К долине Варокос мы отправились на самодвижущихся (вроде местных автомобилей) санях в ночь. На стации удалось раздобыть тёплую одежду и Ичия укутался так, что из капюшона выглядывал только самый кончик его массивного шнобеля. К его удивлению, я обошёлся самым минимумом, природная толстокожесть и прошивка делали меня невосприимчивым к перепадам температур, и созданный духами мороз меня не заботил.
   В движении мы ориентировались на выглядывавшие из-под снега стоящие вдоль железной дороги столбы. Удивительно, но балканы нас не трогали, хотя я и чувствовал их присутствие всё то время пока мы ехали. Это были одиночки, редко пары, но терять время на погоню за ними мы не могли, хитрые твари начинали удирать сразу, стоило нам только отклониться от своего курса. Из-за слишком большого расстояния мне никак не удавалось спровоцировать их, поэтому пришлось наслаждаться таким раздражающим сопровождением до самой конечной остановки. Ичие было попроще, после своих трудов праведных он принял на грудь, и безмятежно проспал всю дорогу, вызывая у меня вполне здоровую зависть своим спокойным игнорированием укачивания.
   Да, даже на этих санях, с их мягкой ездой, я испытывал пусть и не большую, но ощутимую слабость, мешавшую наслаждаться дорогой.
   С рассветом мы достигли конечной остановки, станция Варокос напоминала переживающую набеги крепость, что было на самом деле недалеко от правды. Первыми нас встретили согильдийцы моего напарника, в тяжёлых условия они быстро растеряли свой лоск, и теперь выглядели помято и вообще довольно неважно. Не смотря на это, меня эти снобы показательно старались игнорировать делая вид, что у них всё в порядке, но вот Ичия их разговорил, и пока мы шли к главным, выяснил интересные детали.
   Первое - этих нехороших приматов-отморозков оказалась ещё почти сотня рыл, а может и больше, точное число не было известно.
   Второе, и являющееся причиной первого - сначала маркиз Канбас с его друганами решили разобраться с проблемой самостоятельно. Ведь не зря же ела свой хлеб (к слову, белый, с маслом и не иначе как красной икрой) их стража. Они оправдали надежды, но в переносном смысле, бравые ребята упустили несколько подранков, и посчитали что те сами издохнут.
   Аж два раза, ага.
   Одержимым раны только добавляют злости и хитрости, и они не подыхают так легко от обычного оружия.
   Уцелевшие балканы проявили изворотливый ум и дьявольское терпение, они нападали на одиночек и небольшие группы, утаскивая их в свои логова, где быстро довели свою численность до количества достаточного, чтобы завалить долину снегом. Дальше было веселее, создав для себя идеальные условия, рогатые йети напали на отель и принялись обращать постояльцев.
   Но так как в "Варокосе" отдыхали не самые последние люди, привыкшие иметь собственную охрану, а то и магов-телохранителей вроде "пегасов", некоторые смогли отбиться и попытались добраться до станции. Их надежда была понятна, ведь оставался шанс, что поезд сможет пробиться через снег и вывезти из ставшего негостеприимным курорта. Но балканы и тут подсуетились, обладая умом и даже владея речью, они быстро скумекали что к чему и вморозили стоявший на станции поезд в небольшой ледник. Добравшиеся до станции трусами не были, да и дураков среди них не водилось, они быстро организовали оборону из своих охранников и небольшого отряда местной стражи и принялись укреплять оборону. Балканы попытались сходу взять беглецов, но встретили отпор достаточный для того, чтобы заставить их быстро отступить. Ещё две попытки штурма с наскока были отбиты, и отморозки снова продемонстрировали, что их не стоит считать безмозглыми обезьянами-переростками.
   Они взяли станцию в надёжное кольцо и отправились искать новые жертвы для пополнения своих рядов в многочисленных частных домиках и окружающих деревеньках. Для них это была вполне надёжная стратегия, не являясь в полном смысле живыми, они подпитывались из созданного ими же холода и не нуждались в отдыхе, без труда прячась и устраивая засады в снегу. И если для появления балкана-духа требовался умерший от холода человек, то для балкана-одержимого было достаточно уже нескольких обращённых, которые надёжно держали свою жертву и промораживали её. И похоже именно в одну из таких вылазок за "новобранцами" они напали на наш поезд.
   Вот так не самые сложные, в случае если не дать им собраться в большую стаю, монстры превратили одно из известнейших мест королевства в свои охотничьи угодья.
   В зале ожидания мы познакомились с верховодившим здесь заместителем маркиза и одним из соучредителей - Грацем Лекечем, нестарый ещё мужик, сам напоминал фигурой какого-нибудь балкана. Лицом он тоже, кстати, был похож.
   - Кхе-х-кхе-м! М-да-а-а! - похоже в его глазах мы как-то слабо тянули на способных справиться с такой угрозой. - Ну что могу сказать, добро пожаловать в "Варокос".
   - Ага, чудесная тут погодка!
   - И правда, снег в конце лета, это же так замечательно! - поддержал меня Ичия.
   - Кхым! Нда-а! - наше ёрничанье ничуть его не смутило, а только вызвало кривую усмешку. - Ну раз вы всё же добрались, идём к узлу связи, надо поговорить с вашими мастерами и понять, что будем делать дальше.
   Провожаемые вспыхивающими надеждой и раздражением взглядами находившихся в зале, мы пошли за ним.
   Однако, "Варокос" неслабо так отличился от уже виденных мной вокзалов этого мира. Зарвальский был сугубо функциональным и без малейших украшений, он был построен также как и всё в том краю - крепко и надёжно. Столичный был красив как своеобразный дворец-памятник железной дороги, и казался сошедшим с листов посвящённых теме стимпанка рисунков. В Красноцветах он был не выбивающимся из стиля античной архитектуры. Остальные, в том числе и тот, что в Дубах были довольно общими по внешнему виду, и отличались разве что табличками. Но для комплекса отдыха станция вокзала была построена в подобном наполеоновском ампиру стиле - позолота, лепнина, шик, блеск!
   Если бы балканы уже не оставили тут свой след, я бы, наверное, не удержался от какой-нибудь выходки.
   Может быть даже в стиле поручика Ржевского.
  
   Сомневаться в чувстве юмора у судьбы и её брата случая традиционно не принято. И я могу сказать, что не раз в этом убеждался, хотя полноценно посмеяться над их шутками бывало трудно.
   Но определённо не в этот раз.
   По "счастливому" стечению обстоятельств, нападение на отель случилось сутки назад и известия об этом не успели разойтись дальше долины, в том числе оставшись неизвестным для Жозе. Связь с помощью лакримы была довольно дорогостоящей, и в частном, негосударственном порядке её могли себе позволить только состоятельные маги, или богачи имеющие у себя на службе обеспечивающего работу шара связи волшебника. Остальные довольствовались обычной почтой. Даже тот шар, что мне дал Пола, был только для миссии в Краноцветах, и то, только потому, что я владел пространственным карманом.
   Когда спасшиеся из отеля добрались до станции, и попытались воспользоваться связью для вызова помощи, желательно отряда Рунных во главе с одним из членов Совета, благо связи некоторых из этих спасшихся могли и не такое, их обломали. По недавно (как раз за месяц с небольшим до введения новой классификации) старательно пролоббированным гильдиями законам, Совет не имел никакого права вмешиваться во взятые и УЖЕ исполняемые гильдией задания, и более того, являлся гарантом их исполнения, если они только напрямую не касались королевской семьи и её интересов.
   Воспользовавшись появившимся на короля влиянием, мастера гильдий наконец-то решили вопрос с многочисленными дворянскими привилегиями, и прочими тому подобными ограничениями, серьёзно осложнявшим работу мага. Ведь если в процессе выполнения задания волшебник пересекался с интересами какого-нибудь аристократа или другого важного человека, ему приходилось идти на попятный. Для давления на него имелись очень действенные рычаги, начиная с кар от Совета Магов и различных штрафов, до навешенного статуса отступника - "тёмного" и лишения гражданства Фиора (что практически автоматически делало этого невезунчика бесправным изгоем). Теперь начатое задание было сродни едущему без остановок и сносящему всё со своего пути поезду - решение о его движении принимал только сам исполнитель, и против мешающих работе мог использовать любые средства.
   Была тут и оборотная сторона. Собирающиеся до последнего отстаивать свои интересы люди охотно прибегали к услугам наёмников, которые большей частью находились под патронажем тёмных гильдий. И это могло, да скорее всего и станет причиной нарушения равновесия между этими двумя группировками магов.
   Как бы там ни было, но господам отдыхающим предложили пососать лапу и не тревожить зря Совет. Потому что их проблемой уже занимались целых ДВЕ гильдии, одна из которых возглавлялась известным не самым приятным нравом Богоравным Жозе, а другая мастером Бобом. И неизвестно ещё что хуже, один - вспылит и распылит, а что сделает другой, лучше и не думать, чище мысли будут.
   Но не только посланные лесом шишки были сегодня предметом веселья, в узле связи, в связном шаре лакримы меня ждало ещё одно забавное зрелище.
   Скривлённая в недовольной гримасе морда Жозе отображалась по соседству с довольной физиономией Боба, и что было самым весёлым моментом, похоже было, что они находились в одном месте.
   - И-и, щёлк! Прекрасный кадр, - я навёл на них сложенные в рамочку ладони. - Вы прекрасно смотритесь вместе, вам ещё никто об этом не говорил?
   Лица мастеров симметрично скривились, а Ичия сдавленно хрюкнул через зажатый обоими руками рот, и согнулся в приступе еле сдерживаемого смеха.
   - У вас даже лица стали похожи, видимо вы немало времени посвятили сглаживанию отношений... Ну или чем вы там наедине заняты.
   - Я с этим страшилой? - круглое лицо Боба задрожало от негодования и приобрело насыщенный пунцовый цвет.
   - Похоже ты сильно обнаглел пока ехал в поезде, да? - "анонимус" же напротив, сильно побледнел и оттопырил нижнюю губу.
   И судя по вздрогнувшему "пегасу", он ещё и непроизвольно выпустил свою ауру вместе с тенями.
   - А, не ворчи, зачем нас позвали, неужели новые детали так сильно влияют на задание? - я уселся на край стола и начал рассеяно шарить руками в поисках чего-нибудь съедобного.
   - Уйми свои руки, и не пытайся съесть что-нибудь! - заметил мои поползновения Жозе, и добавил уже немного ехидным тоном. - Что, неужели сотня балканов для вас уже не угроза?
   - Ну, те два десятка которые напали на наш поезд были конечно не самой простой проблемой, но теперь у нас есть одно чудо-средство, - ещё, конечно, я мог плюнуть на жизни одержимых, и просто порубить их на куски, но это было бы только самой крайней мерой.
   - Вообще-то их было двадцать три, - педантично поправил меня Ичия. - И да, благодаря собранным с их тел образцам, мне действительно удалось создать аромат который будет практически мгновенно изгонять духов из захваченных тел.
   - То есть, будет сразу видно, кого уже можно спокойно убить, а кто ещё человек, да? - я оживился и соскочил со стола. - Замечательно!
   - Что, на вас уже напали? Где? - Жозе отпихнул соседа от шара, и его изображение в нём увеличилось.
   - Примерно на полпути в "Варокос", - опередил меня с ответом напарник.
   - Плохо-плохо, - Боб потеснил "фантома" в шаре, и теперь обеспокоенно покачивал головой. - Если они выбрались так далеко за пределы долины, то это может стать поводом для вмешательства Совета. Они не будут ждать пока королевской железной дороге будет нанесён новый ущерб.
   - Вам надо поторопиться! - смекнув чем это грозит для их репутации, мастера наклонившись ещё ближе к шару выпалили эту фразу одновременно.
   - О, вижу вы уже сблизились!
   С неразборчивыми воплями они тут же отскочили друг от друга подальше, и судя по донёсшемуся грохоту и матеркам ещё и попадали.
   - А тебе это всё доставляет удовольствие, да? - Ичия и сам не мог сдержать улыбку, но всё же старался сохранить спокойное лицо.
   О выражениях лиц Граца и ещё нескольких находящихся здесь людей, судя по форме - железнодорожников, и говорить не приходилось. Для них подобное поведение для могущественных глав известных гильдий было явно в новинку, да и то, что над ними смеялся слишком молодой для такого дела маг, тоже ломало им привычные шаблоны.
   - Ладно, поболтали и хватит, у нас уже есть план, и мы приступим, - я снова присел на стол поближе к шару и уставился на свирепеющих с той стороны магов.
   - Пла-а-ан! - медленно протянул Жозе. - Ну что же, послушаем, что там ты придумал.
   - Мы, вообще-то, - не удержался и влез Ичия. - Мы решили использовать умение Газилла располагать к себе окружающих...
  
   - "Мы поедем, мы помчимся, без оленей, и на санках!" - безбожно фальшивя и перевирая слова песни, я рассекал по долине на местном скоростном аналоге снегохода.
   - Это хорошо, что мы заменили в нём некоторые детали, и теперь чувствуя в нём свою силу не испытываем тошноты, - в голосе ГГ звучала оправданная гордость, это была его идея переделать под себя самоходные сани, и теперь я мог получать почти забытое удовольствие от быстрой езды. - Ты, кстати, подтормаживай иногда, а то наши "хвосты" могут и отвалить.
   Я с досадой замедлил ход, балканы хоть и не проявляли усталости, но уже заметно отстали, и теперь могли выпасть из под действия моего "таунта". А вновь гоняться за отставшими и терять время мне было совсем не надо, в животе уже бурчало, и я ловил себя на голодных мыслях в отношении своего железного коня.
   Наш простой план исполнялся. Ичия бодяжил на станции своё шайтан-зелье, а я врубив на всю катушку ауру агрессии собирал балканов по всей долине, что с моим чутьём было не сложной задачей. Гораздо сложнее было не потерять рогатиков, достаточно сообразительные, они пытались удрать стоило им выйти из под моего воздействия. Подобная ситуация складывалась дважды, и допустить третий раз было бы уже совсем головотяпством.
   - Думаю, Ичия уже наварил достаточно своей алхимии, мы и так уже собрали всех уродов, кроме тех, что засели вокруг станции, - всё ещё самодовольно сказал ГГ. - Не тормози, они уже прыжком достать могут.
   - "Нас не догоня-я-ат!" - затянув следующий хит, я сорвался с места, щёлкнув рукой-кнутом по мордам сразу шести пытавшихся достать меня прыгунов. - Гха-ха-ха!
  
   - Самодовольные засранцы! - тихо бурчал под нос Ичия, быстрыми движениями размешивая зелье.
   Отдыхающие в "Варокосе", узнав, что прямо сейчас их никто кроме уже занявшихся выполнением миссии магов спасать не будет, пошли на принцип, отказываясь сотрудничать даже в такой малости как помешивание котла. Даже от своих, от "пегасов", не было никакой помощи, связанные контрактом телохранителя они могли только виновато разводить руками и стоя на посту высматривать приближение балканов.
   Существенным недостатком улучшенной формулы было то, что её требовалось постоянно помешивать до того момента, когда не будут добавлены последние ингредиенты, которые создадут одолеющий монстров великолепный аромат. Хотя, положа руку на сердце, этот запах был не совсем тем, чем Ичия, как мастер мог гордиться. Он был излишне резок и неприятен, и Газилл, впервые его учуяв отшатнулся зажимая нос, и пробормотал что-то про "месячного ношения портянки".
   Наверно это было что-то сильное.
   - Господин маг, - подняв голову от котла, он столкнулся взглядом с одним из местных стражников, относившихся к ним не настолько предвзято как отдыхавшие. - Кажется заметили движения на горизонте.
   - Кажется? - против воли, слова вырвались несколько более резко чем следовало. - Эх, извините, просто зелье даёт эффект мгновенно, и у нас уже не будет второго шанса если вам что-то показалось.
   - Да ничего, не стоит, просто в этой проклятой мгле не слишком различаются детали, но маг из вашей гильдии сказал, что скорее всего это они.
   - Ну наконец-то, поможете вынести наружу, чем ближе оно сработает к балканам, тем сильнее будет эффект, - страж молча кивнул, и подозвал другого бойца. Поднатужившись, они подхватили котёл и поволокли из здания.
   Порадовавшись тёплой одежде, Ичия продолжил своё дело снаружи. Ещё больше его радовало то, что рядом с ним остались оба стражника. Хотя он и был полностью уверен в своём зелье, нельзя было исключать возможность неудачи, и тогда воины будут его шансом на спасение.
   - Это они! Бегут! - в крике наблюдателя безошибочно угадывалась паника, и посмотревший поверх котла маг едва ли не мог разделить его чувства.
   Орда балканов неслась вперёд большими прыжками, и они подымали в воздух целые облака снега. С расстояния казалось, что огромная лавина быстро и неотвратимо поглощает долину, а перед этой сплошной движущейся стеной зигзагами неслась фигура на санях.
   - Ну хоть кто-то счастлив, - изучив характер своего напарника, Ичия мог смело утверждать, что от всего этого процесса Газилл получает просто море веселья. - А они уже близко... Очень близко.
   Подавляя волнение, маг плавно достал колбы с обработанными ингредиентами полученными из тел мёртвых балканов. Страх за свою жизнь отступил, сейчас он не позволял себе и тени сомнений. Одной рукой он продолжал мерно мешать в котле, а между пальцев другой были зажаты четыре склянки, содержимое которых надо будет добавить в точно выверенные моменты, и с определённым порядком.
   Ичия уверено начал обратный отсчёт.
   "Десять..."
  
   Я перестал петлять и ускорившись помчался по прямой. Больше не требовалось растягивать дорогу, теперь балканы находились слишком близко от станции, и находясь в таком количестве просто не смогли бы отказаться от нападения. Их сознания были слишком истерзаны постоянным действием моей ауры агрессии, и теперь они не остановятся ни перед чем.
   Поэтому если "пегас" всё же облажается, начнётся резня.
   - А вот и я, - едва не врезавшись в стену, я остановился в считанных сантиметрах от камня, и подскочил к Ичие. - Ну как оно ваше ничего?
   - Пять!
   - Прекрасно что на пять, а вот я всё же приготовлюсь к бою.
   Когти прекрасно проявили себя в прошлом столкновении, и сейчас я размышлял о целесообразности чешуи. Судя по полыхающим бешенством аурам балканов оно того более чем стоило.
   - Три!
   - Ага.
   - Два!
   - Вообще здорово.
   - Один!
   - Поехали!
  
   Двадцать семь погибших, именно таким был общий счёт жертв балканов. Из попавших под ароматное облако одиннадцать так и не вернулись к человеческому облику, остальные перекинулись на месте, но пришли в себя спустя только сутки. "Варокос" мы с Ичией покинули в тот же день, наша работа там была закончена, и задерживаться сверх необходимого не было никакого желания.
   - Всё, в отпуск, я скинул наверное килограмм десять одних только нервов, - "пегас" всерьёз намеревался вернуться под крылышко знойной маркизы Дреми. - Тебе тоже стоит отправиться в какое-нибудь спокойное местечко и отдохнуть. Если хочешь, едем со мной, маркиза будет рада моим знакомым.
   - Ха-ха-ха, нет уж, спасибо. Видишь ли, балканы послужили отличным стимулятором, так что я сам теперь собираюсь в одно тихое место.
   - Ты о чём?
   - А, забей. Я возвращаюсь в Зарваль, пора добавить квартиранта.
  
   Жозе не возражал против моего отпуска, он, по-моему, вообще не хотел меня видеть ближайшую пару недель. Но мне его разрешение собственно и не надо было.
   Я шёл домой.
   Дорога от вокзала Зарваля до родной долины заняла у меня меньше двух суток. С необъяснимым для меня самого пылом, я буквально пролетел всё это расстояние без перерывов на еду и сон. Едва касаясь ногами веток деревьев, я стремительно нёсся по кронам.
   Одним безумным прыжком я взлетел с вершины последнего дерева и упал на землю места, которое считал своим домом, купаясь в энергии такого знакомого источника.
   Сердце неожиданно пропустило удар.
   - А, что за!?
   - ХА, МОЙ ГЛУПЫЙ БЛУДНЫЙ МЛАДШИЙ БРАТ НАКОНЕЦ-ТО ВЕРНУЛСЯ ДОМОЙ!
   Сердце застучало с новой силой.
  
   Глава 33
  
   - Тебя не узнать, ты никак на диету села? - восторг от возвращения домой был, конечно велик, но не настолько чтобы не почувствовать её присутствие. Да и видеть сквозь её фигуру другой край долины было не привычно.
   - Ух ты, похоже без моих ежедневных вколачиваний мозгов в твою дурную голову, тот не многий ум что удалось вбить, тебя совсем покинул, - притворно восхитилась Металикана. - Это проекция, балда!
   - Да ладно! - столь же искренне изумился я.
   Прозрачная лапа, так же как и в остальных случаях, когда я веду себя излишне нагло или паясничаю, мгновенно обрушилась мне на плечи.
   - Т-ц, совсем забыла, я же сейчас бесплотна, - она слегка расстроенно оглядела себя, и перевела на меня мрачный взгляд. - Только попробуй посмяться.
   Я выпрямился. Хоть удара как такового и не было, я всё равно по привычке втянул голову в плечи, и приготовился быть вбитым по шею в землю.
   - Вот, вот она моя возможность высказать тебе всё что накипело...
   - О, неужели до этого ты когда-то стеснялся?
   - Хм, правда, - пытаясь скрыть своё смущение я сел на землю, такая быстрая встреча с Металиканой сильно сбила меня с толку. - Ладно, замнём, какими судьбами, а?
   Прозрачная драконица засверкала от гнева.
   - Замнём? Да ты совсем совесть потерял! Я волнуюсь о результатах эксперимента, нарушаю правила и создаю проекцию чтобы узнать, что с тобой случилось, и что же? - бесплотный коготь обвиняюще ткнулся мне в грудь. - Оказывается один неблагодарный мелкий сбежал из дома стоило ему только прийти в себя! В тот же день!
   - А сама то хороша, и словом не обмолвилась, что тебе надо будет так скоро уйти! - споры на повышенных тонах являются для нашего дуэта эгоистов основным способом общения. И нам это нравится. А так как признавать ошибки для нас дело трудное, мы начинаем орать. И это нам тоже нравится. - И о каких правилах ты вдруг вспомнила? Никогда не соблюдала, а тут вдруг побоялась?
   "Смутившаяся Металикана", вот не думал, что когда-нибудь увижу что-то подобное. Собственно она и не смутилась, я бы даже сказал, что проигнорировала мой вопрос. Но я же её хорошо знаю, и эту комбинацию из слегка мигнувших глаз, дрогнувших крыльев и выдвинутого вперёд подбородка нельзя было истолковать иначе.
   Точно, как когда она рассказывала мне о "Учениках" и их судьбе. И ещё некоторых эпизодах вроде истории и прочего.
   То есть она прекрасно знает, что снова нарушает некий закон, но снова игнорирует это и продолжает своё дело.
   - Будет проще, если мы как обычно переступим через сомнения и опасения, и просто поболтаем.
   - Ты ещё указываешь мне?
   - Скорее подталкиваю, слезливых обнимашек мы всё равно никогда не делаем, так что просто спокойно порадуемся друг другу.
   Металикана с лязгом рассмеялась:
   - Начинай первым, с момента когда ты потерял сознание.
  
   Она никогда не слушала меня спокойно. Только один раз я говорил без прерываний, когда рассказывал откуда такой взялся. В остальном меня часто перебивали колкие комментарии и уточняющие вопросы. Её любопытство было поистине неутолимым.
   И этот раз не стал исключением.
   - Я конечно знала, что ты склочный, но подраться со своим внутренним "Я", и вытащить его из подсознания? Это что-то с чем-то!
   - Не тащил я никого, он сам пришёл. И вообще, этот клятый ритуал порезал мой резерв, - сейчас-то я вижу плюсы, но тогда я не сразу их смог почувствовать, и мне были интересны мысли Металиканы.
   - Ха, да ты мне кланяться должен за одно только телесное укрепление, а за связь физического и духовного начал должен в рот заглядывать, - из упёршей лапы в бока фигуры просто хлестало самодовольством.
   - Заглядывать тебе в рот нетрудно, при такой-то здоровой пасти, - тихо бросил я, стоило ей задрать голову.
   - Тявкай, тявкай, но ты уже должен был оценить новые преимущества, - ничуть не смутившаяся Металикана стукнула себя в грудь. - Возможность увеличивать запас магических сил через развитие физической формы, рост твоих прежних умений, более тесная связь со стихией земли и пользование силами больше подходящим уже драконам, а не ученикам. Ну разве я не гений? Я - гений!
   Блин, люблю её. Особенно когда она начинает хвалиться собой.
  
   Её забавляла моя жизнь в лесу и первая охота.
   - На своих крыльях это ещё лучше, - Металикана закатила глаза. - Когда ты кружишь в небе и высматриваешь добычу, бросаешься на неё, хватаешь, и взмываешь под облака. Или замираешь на земле и сливаешься природой так, что тебя никто не может заметить, а твоя жертва до самого конца не подозревает о тебе.
   Мы с ГГ застонали, нарисованная в воображении ситуация заставляла выпустить когти и сглатывать набегающую слюну.
   - Ты уже попробовал это, да?
   Вместо ответа я достал из кармана НЗ и впился в него зубами.
   - Дело, я тоже перекушу, - и в её лапах появился обломок чего-то большого и металлического.
  
   Обеденный перерыв прошёл в традиционной сосредоточенной тишине.
  
   Следующей порцией веселья стал мой выход на гвардейцев и она внимательно выслушивала рассказ о схватке с Мерни и его гибели.
   - Это ненормальная чувствительность, тебе нужно будет стать более осторожным.
   - Хорошо, что эту чуткость можно ограничивать в нужный момент, и на животных с монстрами это не распространяется. С первыми действуют принципы природы "хищник-добыча", и убивал-то я их только для пропитания, а монстры... Хм, я убивал только нежить и одержимых, там немного другое отношения, а что касается остальных... - от пришедших в голову мыслей я замолчал, и несмотря на недавний перекус сглотнул слюну. - Они же вроде бы съедобны и тогда тоже должны попадать под правило "хищник-добыча", да? Иначе я не переживу такого перехода на вегетарианскую диету.
   - Дракон-вегетарианец? Ха, я бы тоже этого не пережила. От смеха.
  
   - Кто такой Зереф? - прервал я свой рассказ. - Он Ученик того Чёрного?
   - Может быть, - коротко ответила Металикана.
   - Неужели?
   - Смейся, если хочешь, но он тоже исчез и мы не смогли найти его. Когда Грандина с Игнилом заставили бежать Чёрного, они отправились за ним и оставили Зерефа людям.
   - Да, и по хроникам они победили его в последней супер битве, но так ли это?
   - Когда мы пытались найти его, мы не нашли ничего. В том бою были использованы слишком сильные заклинания, часть суши просто... Исчезла.
   - И это подтёрло его следы, да?
   - Именно. А потом, нам было ещё чем заняться, от него осталось немало последователей, да и посланцы Сил так просто не уходили.
   - Я бы хотел подробностей.
   - Умерь свой пыл, напомнить про "многие знания"?
  
   Следующим нашим перерывом стал Крокас, столица-цветок.
   - Надеюсь у тебя не появилось лишних собственнических мыслей, - Металикана припала к земле, и хищно улыбнулась. - Он мой, я его первой увидела!
   - ...Чего!?
   - Этот восхитительный Крокас, он мой, - снисходительно повторила драконица. - У пробуждённого тебя, как и у меня и любого другого Железного могла возникнуть только одна мысль при виде этого места. Одно желание - обладать этим сокровищем, владеть этим чудом и не делиться им ни с кем.
   - Вот только я там был, а ты - нет!
   - Ошибаешься, - в глазах Металиканы сверкнуло превосходство. - Мне ничего не стоило оставаться незамеченной для прошлых магов, а нынешние меня не найдут и под самым своим носом. Я была там, когда он только строился и когда ещё только начал расти.
   - И что?
   - И ещё в его корнях лежит моя сила, - она победно рассмеялась. - Это я помогла ему вырасти в то, чем он стал. Он мой!
   - Нечестно, - только и смог сказать я. - Блин, это уже просто несправедливо!
   - У тебя ещё всё впереди, мелкий. Всё впереди!
  
   - Спасибки за учёбу мозголомству! Люди похоже, вообще не подозревают, что такие вещи случаются.
   - Ну так радуйся, больше сюрпризов для них от тебя.
   - Ага, моё счастье.
  
   - "Фантом Лорд"!? Как в песне у "Металлики"? - Металикана питала особую слабость к этой группе, думаю из-за названия, но кто знает?
   Над долиной разнёсся вопящий по-английски, но с отчётливым русским акцентом драконий голос:
  
   Hear the cry of War
   Louder than before.
   With his sword in hand,
   To control the land,
   Crushing metal strikes
   On this frightening night...
   Fall on to your knees
   For the Phantom Lord.
   ---------------------------
   Слышишь крик Войны
   Всё громче.
   С мечом в руке,
   Чтобы править землёй,
   Крушащими металл ударами
   В этой пугающей ночи...
   Падай на колени
   Перед Призраком Лорда.
   (Metallica, Phantom Lord)
  
   - Я так понимаю, с музыкальным слухом у нас это семейное, в детстве оттоптали, - только когда она закончила орать, я рискнул отнять руки от ушей. Голос Металиканы был сам по себе мощным оружием, но когда она воображала будто умеет петь, он превращался в оружие массового поражения. - Я, главное, когда из дома ушёл, очень удивлялся, что первые животные нашлись только под вечер, и очень далеко от долины. Я так и понял, это они от твоих криков расселились как можно подальше.
   - Тю, да я голосом птиц на лету бью!
   - Перепилиха ты, вот кто!
  
   В красноцветской эпопее уже я сам взял паузу.
   - Тут такое дело, - я запнулся. - В общем, я слово дал.
   - Слово говоришь, - она выпрямилась и остро посмотрела на меня. - А обойти его не хочешь?
   - Очень смешно, вертеться надо было до клятвы, теперь уже поздно.
   По последовавшему хмыку было трудно понять, довольна она моим решением или нет, но данное кому-нибудь слово - это не то к чему можно легкомысленно относиться. Особенно когда по факту, ты - существо, для которого вероломство не просто абстрактный минус к морали, а реальный ущерб для могущества.
   - И отсутствующий палец тоже попадает под твоё слово? - Металикана легко оскалилась.
   - И он тоже, - я достал из кармана голокрон. - Я откусил больше чем смог прожевать.
   - Вижу, - она приблизила свою голову к пирамидке. - Ты что туда вложил?
   - Всю память отнявшего мне мизинец духа, и я хочу получить её.
   - Ты жадный.
   - Я знаю. И вот ещё, после перекуса одной интересной цепью, в моём арсенале появилось хладное железо. Возможно ли съедать и другие подобные металлы и создавать их как свои? - я с ожиданием замолчал.
   - Пф! Мы Железные, мы поедаем все металлы и способны передавать шкуре любые свойства и формы! - небрежно бросила она, и демонстративно пробежалась взглядом по своему гладкому телу. - Но это железо не слишком удобно, как ты мог заметить, да и против уже действующего заклинания срабатывает не очень.
   - Спасибо, с этим уже разобрался, - я выразительно потёр увечную ладонь. - К счастью, в комбинации с родной чешуёй всё довольно комфортно, и если не справится железо, поможет моя природная сопротивляемость.
   Металикана снова хмыкнула. Это была частая для моего обучения ситуация, когда задание было невозможно выполнить с первого раза, и я получал серьёзные раны. От судьбы инвалида меня спасали только регенерация и Источник, ну и ещё прямые вмешательства сестры, как в том первом испытании её дыханием. Тогда, как она позже поведала, от моей правой руки остался весьма маленький кусок фарша с осколками костей.
   Поэтому неудивительно, что в надежде на целительную силу Источника, я пришёл отращивать палец домой.
   - А что случилось с тем духом? Ты должен был хорошо отомстить ему.
   - Он надёжно запечатан в каменной плите.
   - Незавидная участь, лучше бы ты его уничтожил, - не одобрила она.
   Я вздохнул, и так было понятно, что с Миле хреново вышло, но переиграть уже ничего было нельзя.
   - С ним вот ещё какая история получилась, - решил сознаться я. - Знаниями он поделился не за просто так, я ему передал кусок своей памяти об этой жизни.
   - Ты. Что. Сделал!? - раздельно спросила Металикана.
   Почему-то в этот момент я ощутил себя отнюдь не в недосягаемости от её лапы.
   - Эй, он всё равно запечатан и никому ничего не скажет! - некстати появилось позабытое ощущение танцующих на копчике мурашек. - Это была честная сделка, память-на-память!
   - Кажется, тебе придётся всё же прогуляться к этому духу и обеспечить его молчание, - отстранённо сказала она.
   - Нет, - я упрямо помотал головой.
   - Ну и ладно, - неожиданно легко согласилась она. - Тогда если в этом мире распространяться знания о Драконах и их Учениках, крайним будешь ты!
   - Ну и ладно, - облегчённо кивнул я. - Да мне всё равно там лучше не показываться.
   Металикана с ленивым любопытством подняла бровь.
   - В оплату за это задание я должен был получить только деньги, ну и может при удаче немного старых знаний, но я махнулся с призраком и получил всё что знал он, - моё хвастовство вызвало у неё скептическую улыбку, ну да голокроном то я ещё не воспользовался. - То есть получу.
   - И как же они тебя так просто отпустили?
   - Мы подходим очень близко к закрытой словом теме, - я скрестил руки в запрещающем знаке. - Один из тамошних мужиков за Палатину меня, кажется, вообще хотел взглядом заморозить.
   - А это кто?
   - Э-э, да так, одна девушка.
   Покраснеть я не мог просто за счёт самоконтроля, но она каким-то образом мгновенно всё поняла, и весело засвистела.
   - Да ты уже совсем взрослый мальчик! - и залилась хохотом. - Ну как, узнал разницу?
   Блин, я просто не знал куда деть взгляд, не знающая ни стыда, ни совести, Металикана с завидной настойчивостью бомбила меня вопросами, и старалась остаться в поле зрения.
   - И что теперь скажешь? - нависла надо мной перекошенная в провокационной ухмылке морда.
   "Рожа, рожа, а не морда", - я мысленно поправил себя. - Люди хрупкие, мягкие и слабые существа и с ними надо быть осторожным! Довольна!?
   Хмуро смотреть на покатывающуюся со смеху драконицу было физически невозможно, и спустя считанные секунды, я понял, что сам улыбаюсь.
   - Время мстить! - заворчал ГГ.
   - Эй, Металикана, а что делать с моими детьми? - вся её фигура словно застыла в приступе радикулита.
   Ко мне медленно и механически повернулась голова с криво застывшей в положении "на всю ширь" нижней челюстью.
   Я был отомщён.
  
   После того, как мы успокоились, и ей стали очевидны причины моего возвращения домой, концовка моих приключений сама собой сжевалась.
   - Это ненормально, ладно ты хочешь вернуть палец, но создать ещё одно независимое сознание? - Металикана не скрывала своего удивления. - Ты понимаешь, на что идёшь?
   - Значит ты в принципе не против третьего номера?
   - Это был бы интересный опыт, но по-моему, ты не до конца соображаешь, что собрался делать!
   - Мы всё рассчитали! Место для ещё одного "Я" есть. Тем более, что он будет занят изучением трофея.
   - Конечно же у тебя ещё есть место, мозгов то нет! А ты не подумал, что занятый постоянным просмотром памяти он может слишком привыкнуть к точке зрения этого духа, и начать отождествлять себя с ним?
   - Мы будем меняться - раз! Мы будем изучать память по частям - два! Этого вполне хватит, чтобы избежать подобных проблем. Я уже думал над этим.
   - Что-то не похоже.
   - Короче, я всё равно сделаю это, и тебе меня не переубедить!
   Она негромко рассмеялась.
   - Знаю, но будешь делать всё сам. Увы, я ничем не смогу тебе помочь.
   - Да ладно, я и так собирался заниматься третьим сам, - я широко улыбнулся ей. - А теперь моя очередь спрашивать.
   Внешне она оставалась расслабленной, но я был уверен, что она внимательно слушает меня.
   - Где ты, Металикана?
   - Я не здесь... - сестра мечтательно посмотрела в небо. - Совсем...
  
   Чтобы так легко уходить от прямых ответов нужно иметь просто невероятный опыт. Ну или я совсем дурак. Конечно лучше уж пусть это Металикана такая хитрая.
   - Почему бы тебе не сказать прямо - я свинтила в другой мир, по делам, которые тебе ещё рано знать!? - я устало разлёгся на траве.
   - Ну вот, не прошло и года, ты сам всё понял.
   - О-ох, я уже и забыл, как с тобой бывает весело.
   - В другой раз ещё повеселимся, а сейчас мне уже пора, - её голос слегка дрогнул.
   - А когда ты снова появишься?
   - Как только время будет, может завтра, - широкие крылья слегка неуверенно дрогнули. - Здесь своеобразно, ты бы сказал "своя атмосфера". Ну всё, увидимся!
   Вот любит она оставлять за собой последнее слово, я даже дёрнуться не успел, как её фигура исчезла.
   "Ну, вот я и дома!"
  
   Металикана появилась только спустя два вечера, эти дни я коротал в компании големов. Самообучающиеся болваны неплохо развились, и преподнесли мне немало сюрпризов. Побеждал я за счёт перемещения под землёй, понравившиеся мне ментальные плюхи и хладное железо их мало трогали. Хорошо, что металл против меня плохая защита, иначе я бы вообще ничего не смог бы им сделать.
  
   Вынырнув из земли позади последнего голема, я подрубил ему ноги, и вцепившись когтями в бок повалил его вниз.
   - О, как замечательно, что ты стараешься не терять навыков, - возглас Металиканы спас конструкта от добивания. - Как успехи на шизоидном фронте?
   - Пока без изменений, - я присел на побеждённого, и с любопытством посмотрел на прибывшую. - Я совсем не почувствовал, как ты появилась.
   - Ещё бы ты смог! Даже Грандина с Игнилем не чувствуют, когда я создаю проекцию в этот мир, - хвастливо заявила она.
   - Кстати, а от них ты почему скрываешься? Ты так и не сказала.
   Снова мелькнула свидетельствующая о небольшом смущении комбинация телодвижений. Хотя, это у неё оно небольшое, у других наверное было бы выражение глубокого стыда за свои поступки.
   - Ну, не томи!
   Металикана тяжело вздохнула, покрутила головой, взмахнула хвостом, и наконец раскололась.
   - Вы же в "свободном поиске". Полагается, что Ученикам нельзя помогать в этом случае, нельзя даже показываться им. Вы должны научиться заботиться о себе сами без оглядки а нас. Это уже почти последнее испытание.
   - О как? И как долго оно длиться?
   - Пока не полетите, - просто ответила она.
   - Коротко и ёмко, - признал я. - Но это же вроде как "чистое" испытание, зачем ты вмешалась?
   - А ты забыл в каком виде я тебя оставила? Ты же в себя не приходил!
   - А сейчас зачем появляешься?
   - Любопытно мне, вот и всё! - Металикана нахохлилась, даже острый гребень, обычно скрываемый ей, поднялся.
   - А почему ты говорила обо мне в множественном числе - "вы"? - я поднялся с не решающегося пошевелиться голема. - И не надо говорить, что это было обобщением! Не тяни Металикана, давай уже!
   - Вас трое, Игниль и Грандина тоже создали Учеников. Ты, кстати, внешне старший, у Огненного - мальчишка, помладше тебя будет, а у Гранди совсем кроха, - сестра прервалась и задумалась. - Хм, если хорошенько поразмышлять, то мы оставили вас несколько раньше запланированного, нам пришлось отправиться за пределы мира слишком быстро. А так, как мы ориентировались именно на младшую, мои друзья вряд ли сами не проследили за судьбой своих учеников. А значит, если раскроется моё вмешательство, то оно и не слишком выбьется из общей картины.
   - Эй, так у меня есть... Э-э, сородичи? Чего раньше не говорила-то? Я пожалуй поищу их, было бы не плохо познакомиться с ними пораньше.
   - Даже не вздумай! - резко вскинулась Металикана.
   - В чём проблема-то? - насторожился я.
   - Между вами огромная разница! Вы были по-разному воспитаны, и вы принадлежите к разным Линиям. Ты принимаешь себя больше как Дракона, и воспринимаешь человеческое тело как временное. И ты, пусть даже и не осознанно, но будешь влиять на них и подавлять, - чётко и строго изложила она.
   - Лучше бы я про них не спрашивал, - я отвернулся от неё.
   - Ну, не всё так плохо, - мягко прозвучал голос драконицы. - Скоро они будут уже вполне самостоятельны и вы непременно познакомитесь.
   - Скоро это сколько? Десять? Пятнадцать лет? Да у тебя только лечебный сон почти целый человечий век длился! - я в смятении посмотрел на неё. - Какая-то неубедительная отговорка.
   - Знаю. Тут всё же моя вина, - её голова поникла. - Ученик не знающий о своей судьбе, и живущий как человек... Он живёт с людьми, привязывается ним, между ними появляются связи. И когда он становится Драконом, он защищает мир и живущих в нём как свой дом. А ты...
   Металикана иногда жуткая самоедка. Ей непривычно мучатся раздумьями на темы "А что если бы?" и тому подобное. Но я был не самой обычной строчкой в её многочисленных опытах. Я её младший брат, тот кто занимает в сердце этой гордой и холодной драконицы сильно смущающее меня большое место. И дав мне знание о моей судьбе она изводила себя сомнениями о том, что может быть слишком сильно в неё вмешалась. Иногда, когда в такие моменты я ловил её взгляд, мне становилось очень горько.
   - А я не такой! И хрен с ним! Вырасту - буду Скитальцем, а не Хранителем! И я увижу все миры, - только эта нехитрая бравада чудным образом возвращала её в норму. - Забей! Я благодарен тебе за всё, и особенно за то, что я не традиционный Ученик!
   - Ха, нашёл чем гордиться, своей нетрадиционностью, - ещё слабо, но уже уверенно подколола она.
   - Ну и ладно, скоро так скоро. Надеюсь, чтобы увидеть их через весь материк мне переться не придётся.
   - Не придётся, судьба сведёт вас, - туманно закончила Металикана.
  
   Привёл Металикану в чувство, а потом она приводила в чувство меня, очень уж были бредовыми некоторые из моих идей по созданию третьего. Коллективными размышлениями было принято решение творчески подойти к способу, который подарил мне ГГ.
   - У меня эта ванна вызывает слишком странные для металлического предмета чувства, - я неприязненно рассматривал куб на котором обзавёлся прошивкой.
   - Не тормози! - прозрачное крыло сестры безуспешно попыталось подтолкнуть меня к чудо-ванне. - Лёг, закрыл глаза, зачерпнул сил из Источника, нащупал остаточные следы и вперёд!
   - Меня тревожит твой энтузиазм, - не без тяжёлого вздоха я, отправив одежду в карман, голышом улёгся на тёплую поверхность.
   - Поехали! - немузыкально пропела Металикана.
   ...
   - Ну, уже всё?
   ...
   - Чего молчишь?
   ...
   - Хр-р-р.
   - Уснул, подлец... Ну ладно, что там у тебя "любимое"... Дивизион ПОДЪЁМ!!!
  
   "Я почти рад, что она свалила".
   - И за что мы её любим? - с тоской пробормотал ГГ. - И что с того, что у нас трое суток ничего не получается? За что орать то так!?
   "Ладно, её здесь нет, и может быть мы наконец поспим спокойно".
   - Ага, поехали.
   "Убью!"
   - Извини, прицепилось.
  
   Жар.
   Холод.
   Я снова здесь. Нет. Мы здесь.
   Жар.
   Холод.
   Теней больше нет. В этом месте только Мы. Мы, двое-как-один.
   Жар.
   Холод.
   - И что дальше? - ГГ ничем не отличается от меня, что, конечно неудивительно.
   "Подождём", - в общении с ним я настолько отвык употреблять устную речь, что даже здесь говорю мысленно.
   Эту мысль мы думаем одновременно, и синхронно улыбаемся.
   - И Похожи Вы Оба Угадайте На Кого? - гулкий, заставляющий вздрогнуть, кажется каждую клетку тела голос, звучит совершенно неожиданно. - На Дураков Вы Оба Похожи!
   Он появляется просто из воздуха, с таким видом, словно всегда стоял на том месте. Он отличается от нас - кажется болезненно худым, под глубоко запавшими глазами видны тёмные круги, а кожа имеет странный металлический блеск. Но смотрит с превосходством и весельем.
   "И как звать тебя будем?"
   - Я Троица.
   - "Гордо, а в честь кого так? Неужели..."
   - Как тот самый Троица, известный как "Правая Рука Дьявола"?
   - Именно. Можете Выбирать, Кто Из Вас Будет Бамбино - "Левой Рукой".
   Мы с ГГ переглянулись.
   - Первый, а у парня ничего так самомнение, а?
   "И не говори, резкий как понос".
   - А не отвесить ли нам ему приветственных люлей, так сказать - с прибытием, наш дорогой братец?
   Самозваный Троица рассмеялся:
   - Нет, В Этот Раз Мы Обойдёмся Без Драк. В Прошлый Раз Мы Подсознательно Хотели Испытать Свои Новые Силы, И Потому Сразились С Собой, - новичок выразительно посмотрел на ГГ, и перевёл взгляд на меня. - А Сейчас Мы Хотим Как Можно Скорее Изучить Память Миле, И Поэтому Мы Не Будем Тянуть Драгоценное Время.
   - Знаешь, я буду рад, если ты будешь поменьше говорить.
   "+1"
  
   - "Проснитесь и пойте, мистер Фримен, проснитесь и пойте!" - приводил меня в чувство ГГ, и хорошо, что он, потому что Троица, пытающийся косить под Смерть из Плоского Мира, был бы гораздо более неприятным будильником.
   - Расслабься, старший брат. Стоило нам прийти в себя, как этот пафосный засранец занялся голокроном, - просветил второй номер.
   "Результаты?" - я не торопился вставать. В этот раз я пролежал несравнимо меньше, в теле не было никакой усталости, и хотелось просто поваляться.
   - Ну вроде бы как после первичного осмотра - никаких явных ловушек нет. Да и знаешь, очень уж тогда Миле быстро справился, не думаю, что у него было время оставить гостинцы.
   "Всё же, в этой ситуации лучше перебдеть, чем недобдеть".
   Я бы ещё не мало времени бы лежал на своём чудном ложе, но требовательно напоминая о себе начал рычать живот. Для удовлетворения одного из своих основных инстинктов я воспользовался силой Источника, и сидя на краю переставшего быть настолько неприятным куба, я начал перекус.
   Металикана проявилась передо мной как раз, когда я уже заканчивал точить небольшой брусок. Соблюдая наши правила, он не стала тормошить меня расспросами, и тоже устроила себе лёгкий перекус.
   - Ну и как? Змей Горыныч? - выпалила она, стоило только нам проглотить последние куски.
   Я засмеялся, ведь было почти похоже.
   - Ага, только надеюсь, когда вырасту, у меня всё же будет одна голова, а то жрать за троих и отдуваться как одному будет очень напряжно!
   Она понимающе расхохоталась.
   - Ты неделю был без сознания, как самочувствие?
   - В этот раз я не отдыхал от прогрессивной хирургии, - я пожал плечами. - Так что не плохо, я бы даже сказал, что хорошо отдохнул.
   - И как долго ты собираешься здесь оставаться?
   С учётом того, что отпуск я взял на две недели, из которых уже прошло одиннадцать дней, мне следовало поторопиться.
   - Ещё сутки, после того как Троица... Не удивляйся, он странный получился, - заметил я на её лице заинтересованное выражение. - В общем, когда он закончит предварительный осмотр, я буду, в принципе, готов идти.
   - А твой палец?
   Я посмотрел на мгновенно потеплевшую ладонь.
   - Сам отрастёт, я чувствую, что источник удалил все последствия, и это теперь вопрос времени.
   Металикана покивала, и несколько нервно прошла вокруг меня. Выдавали её крылья, их кончики были излишне напряжены и неестественно выпрямлены.
   - Ты знаешь, у меня есть два вопроса, которые я хочу задать тебе именно сейчас, когда ты почти ушёл. И думаю, тебе понятно, что это за вопросы, - от этого спокойного тона мне стало не по себе. И будь, я проклят, если это были не ТЕ вопросы. - Впрочем, первый уже почти не имеет смысла.
   - Да, я жив и мир реален, - первый вопрос был решён, когда я ушёл из дома. До этого я жил не выходя из долины. Но раньше, когда я только начал быть снова живым, меня всё ещё терзали воспоминания о том, как я едва не исчез. Мы вели жизнь изоляционистов, и для меня не было больше ничего кроме долины и Металиканы. И вот, спустя некоторое время у меня стали появляться мысли о том, что никакого мира вне дома нет, да и сам мой дом вместе с сестрой являются моим бредом, который я вижу на грани конца.
   Тогда я решил, что вопрос будет отвечен когда я уйду, и смогу увидеть мир и живущих в нём. Что сказать, я не ожидал от своего разваливающегося сознания сколько-нибудь сложных иллюзий, и многое случившееся стало подтверждением моего бытия.
   - А второго вопроса ты боишься, но... Я должна его задать, - я дёрнулся.
   Плохой вопрос подымает из памяти плохие воспоминания. Я не убегаю и не отказываюсь от них, но я и не могу постоянно чувствовать их давление. Однажды я просто оставил их где-то в глубине себя, и понадеялся, что там они и останутся.
   - Скажи, Газилл, ты ещё видишь сны о Пустоте?
  
   Глава 34
  
   Ни я, ни Металикана не сомневались, что моё прошлое ещё не раз аукнется и так или иначе проявит себя. И в первую очередь это ожидалось от снов, где оно могло вернуться в виде кошмаров-воспоминаний, в которых я бы заново переживал свой распад. К моему облегчению, ничего подобного не было, и я просто спал, спал без сновидений.
   Первый сон случился внезапно, спустя уже почти полгода с начала новой жизни, в самую, обычную ночь, когда я уже совсем забыл и думать о них. В тех грёзах я летал на своих собственных крыльях над неизвестными землями и встречал разных, подчас очень странных, существ. Проснувшись, я ещё долго приходил в себя, разница между тем как я себя ощущал во сне и после него, наяву, сбивала с толку, собственное тело казалось слабым и неполноценным. Кажется именно тогда было положено начало моему стремлению скорее развиться, и той неуёмности, с которой я вынуждал Металикану ужесточать обучение, и в итоге испытать меня дыханием. Но тогда мы радовались этому сну и отсутствию в нём кошмаров. Она говорила, что подобные сны были обычны для тех, кто благодаря используемому ещё до создания "Ученика" способу - "Посвящению", становился Новыми Драконами. Они знали о своём предназначении и подсознательно стремясь к нему испытывали своеобразные видения будущего.
   О, ирония! Найдёныши из разных рас, собранные со всего мира воспитывались под присмотров Драконов-наставников во всевозможных Орденах и Братствах не только как воины, но и как братья по оружию, как одна семья. И они прекрасно знали, что те немногие из них, кто выдержит все испытания - станет Драконом, подобно их учителям. И это в то время, когда Ученики, создания Драконов из их собственных душ, о своей судьбе не догадываются, и живут словно одиночки, не зная о своих сородичах, других Учениках. А ведь для нас развитие не какой-то вопрос одарённости или стойкости, это в самой нашей сути, это в нашей крови - взлететь в небо на своих крыльях.
  
   "И именно по этой причине, и не будете вы знать о своей природе!" - так сказала мне тогда, в самом начале, в ответ на мои вопросы Металикана. - "Посвящённые добиваются своей силы тяжёлым трудом и испытаниями, а вы уже рождаетесь с ней. У вас не будет тех препятствий и слабостей, с которыми сталкиваются человеческие волшебники, и вы легко превзойдёте их. Уже этого будет хватать для вашей гордости, а если добавить ещё и знание о своей природе? Мы уже шли этим путём, и знаем итог - попирающий слабых тиран!"
   "Но мне ты всё рассказала!"
   "Ты был человеком, и ты помнишь свою уязвимость. Ты был на краю небытия, и ты знаешь истинное бессилие. И я верю, что ты сможешь удержаться от соблазнов."
   "А если нет?"
   Драконица, которую я тогда ещё не совсем воспринимал как сестру, и не знал, как к ней толком относиться, только пожала плечами и крыльями:
   "А ещё я верю в свои методы воспитания!"
  
   После того раза мне очень редко снились сны. Можно сказать, что они были весьма долгожданным удовольствием. До тех пор пока всё не изменилось.
  
   Белое, раздирающее огненными когтями марево.
   Идеально чёрный кристалл, засасывающий в своё ледяное нутро.
   Я назвал их своими Врагами. Это такая же глупость, как тонущему во время шторма моряку проклинать море.
   Но для меня они были медленным путём в небытие. И я, даже в своём новом теле, уже давно стоял на его пороге.
   Сливаясь и скользя друг в друге, но оставаясь самими собой и не перемешиваясь, они обволакивали меня подобно воде. Рвущий слепящий жар и поглощающий холод накатывали волнами, норовя накрыть меня с головой.
  
   Когда я наконец проснулся, я не мог даже дышать, и вообще казалось разучился управлять своим телом. Тогда мне это казалось простым кошмаром, но о невозвращении которого я был готов молиться кому угодно, лишь бы не чувствовать снова этого ужаса. Я даже на полном серьёзе собирался не спать вообще, очень уж пугающе было надолго закрывать глаза. Засвидетельствовав моё общее физическое здоровье, Металикана поступила весьма радикально и просто - ударом лишила меня сознания. Пришёл в себя я так же, как обычно происходило это после многочисленных магических истощений и потерь сознания из-за крепких драконьих оплеух. Иными словами, тело болело, в голове шумело, но в целом я был жив, здоров, и кошмаров в бессознанке не видел.
   После столь убедительного примера принудительного усыпления я ложился самостоятельно, и в вернувшихся спустя пару недель снах снова летал. Но воспоминания тоже возвращались, с завидной настойчивостью, раз в месяц, но я снова испытывал прелести распада.
   На четвёртом кошмаре мне удалось вырваться из снящегося воплощения небытия, и я оставил их за спиной. Они, Враги, оставались на расстоянии, казалось менее миллиметра, а я словно стоял прислонившись к стене. Но откуда-то я совершенно точно знал, что там, куда я смог уйти, они меня не тронут. Тогда я проснулся с облегчением.
   Пятый кошмар вернул меня туда же, где я оставался в прошлый раз, ощущая всем тылом своих Врагов. Но к этому я был уже более менее подготовлен, Металикана не собиралась позволить мне сойти с ума от своих снов, и начала те самые состязания воли, когда мы пытались гипнотизировать друг друга. Контролируя и продумывая свои действия, я попытался намеренно осознать где нахожусь. Ответ меня... Озадачил? Ошеломил? Потряс? Напугал? Всё это и даже больше.
   Осознание заставило содрогнуться всё моё существо.
   Я был в Пустоте.
  
   Что скрывается за этим словом? Ответов много, в каждом, как водится, есть и истина и заблуждение. Но я открыл для себя свою... истину.
   Пустота - мифическое место во многих легендах о Сотворении. Часто её смешивают с Небытием, но это несколько не так. Небытие - Ничто, в котором нет ничего. Вообще. И там не может быть ничего. Именно туда я едва не канул, в последний миг ускользнув неизвестной мне до сих пор тропкой. Но Пустота - это своего рода полость в Ничто, нечто, внутри которого и находится то, что известно, как Бытие, Обетованное, и Сущее.
   Пустота - это буфер между Бытием и Небытием, не дающий им столкнуться.
   И как следует из её имени, здесь нет ничего, кроме неё самой. Здесь было бы невыразимо скучно, если бы не два но...
   Первое - конец всему, из которого же, по многочисленным религиозным учениям это самое всё и возникло. Даже находясь спиной к Небытию, и стараясь не думать о нём, я всё равно ощущаю безысходность и свою даже не смертность, а скорее временность. И здесь, в Пустоте, от этого чувства и знания никуда не скрыться. Если бы не "НО" номер два.
   Второе - величайший "тайм-киллер" всех времён и народов, оно же собственно, жизнь во всей её красе и великолепии. Именно в Пустоте, словно из гигантском кинотеатре, можно было увидеть всё Сущее. Это было то самое счастье, которое я чувствовал в тот недолгий промежуток времени между бегством от распада и началом своей новой жизни, а сейчас, в своём сне наблюдал со стороны. Разноцветные искры миров скользили на волнах тьмы и застывали в обелисках из света, но спустя всего несколько мгновений эти застывшие пики чернели, и распадаясь бесформенными валами снова несли многочисленные цветные огоньки дальше. Чтобы увидеть всё это полностью не хватало взгляда, и казалось, что сосредоточив внимание на одном мире можно увидеть всё, что там происходит.
   Хлынувший поток образов и знаний едва не разбил меня на захлёбывающиеся в информационном шоке куски, и не отбросил обратно в Ничто. За казавшимися мне такими простыми искрами скрывались целые планы реальностей и вселенные, и моё слабое и истощённое сознание не могло разобрать и миллионной доли полученного. По счастью, я проснулся гораздо раньше, чем достиг своих равнодушных Врагов.
  
   Ещё неделю я испытывал жесточайшую мигрень, и не мог даже толком поесть, а от суровых судорог не было не то что возможности разжать зубы, я и из позы зародыша-то не мог разогнуться. Исключительно заботой и стараниями Металиканы, я пришёл в более-менее приемлемое состояние, и наконец рассказал ей о привидевшемся во сне.
   "Вряд ли кто-нибудь теперь знает о Пустоте больше тебя, - польстила мне она. - Ведь мало кто захочет лишиться всего ради знаний, которые не сможет сохранить. Благодаря подобным тебе, беглецам от Небытия, стало известно, что Пустота всё равно, что дорога в одну сторону, причём без возможности остановки, и вернуться в Сущее можно с крайне малой вероятностью, только увечной тенью от себя былого, и не получив ничего, кроме пережитого страха."
   Критически осмотрев меня, она продолжила:
   "Ну а у тебя кроме твоей памяти, собственно которой ты и был, отнять-то было и нечего, вот так ты и стал моим Учеником, - улыбнулась она - Невероятная удача, не находишь, суметь уйти от того, перед чем бессильны абсолютно все."
   "Вот только, оно меня категорически не хочет оставить в покое, - я вздрогнул и сжался в комок. - Оно, похоже, просто желает от меня платы за бегство и полученную жизнь."
   "Приди в себя, малыш, - с редко звучащей в её голосе мягкостью, Металикана нежно накрыла дрожащего меня лапами, и, словно в чаше, подняла к своим глазам. - Небытие не какой-то мстительный бог, или даже воплощённая Смерть, что преследует убегающего от неё хитреца из сказок. Из него всё началось, и в него всё когда-нибудь вернётся, и ты, малыш, при всей твоей для меня исключительности, слишком малая, я бы даже сказала, что просто ничтожная для него цель."
   Я обмяк, и обессилено развалился на её лапах. Слова драконицы стали возвращать мне силы и дух.
   "Выше нос, мелкий. Ты уже заплати ему раз своим страхом, а продолжать платить ещё и твоими кошмарами - это уже просто невероятная наглость! - я с изумлением смотрел, как она в неподдельной гордости выгнула грудь колесом. - Ты мой Ученик, а значит принадлежишь только мне! И только попробуй забыть об этом! А на свои сны - плюнь, я научу тебя бороться с этим."
  
   И ведь научила. Не с первой попытки, правда, а только с третьей. Не став скрывать от меня своих открытий, Металикана рассказала о лавинообразно нарастающих у меня изменениях в энергетическом плане - связи души, тела и разума коверкались, и она почти ничем кроме ментальной практики не могла помочь. Было ясно, что мои сновидения перестали быть таковыми, и стали чем-то иным, с чем мог справиться только я сам.
   В первые два сна я старательно держался подальше и от пугающего Небытия, и от излишне завлекающего движения искр Бытия. Впрочем, мои попытки найти золотую середину в Пустоте дали свои плоды, и я всё же определился с устраивающей меня позицией. Довольно нелепыми гребками и цепляниями за неизвестно что, я отволок себя в место, где тяжесть от присутствия Врагов сбивала обманчиво спокойное воздействие "тайм-киллера". Но это отнюдь не было компромиссом, спокойная жизнь с подобными убийственными снами была не то чтобы трудной, она вообще, лично мне, не представлялась возможной.
   К счастью, усвоить науку Металиканы я успел до ставшего бы последним кошмара, и запер все негативные воспоминания в образную книгу, которую, в свою очередь, хранил глубоко в недрах памяти за табличкой "Бездна Угнетения!"
  
   А ещё Металикана, неожиданно для себя, оказалась спецом по приведению в порядок мыслей и освобождению от проблемного прошлого. Хотя метод у неё был только один - нещадные тренировки с беззлобным подшучиванием за гранью чёрного юмора.
  
  
   ***
  
   Я, ГГ, Троица, мы стояли вокруг белого постамента в светлой комнате без окон и дверей, а перед нами лежала книга в серой, бесцветной обложке. Вот только исходящей от неё жути позавидовали бы и Некрономикон, и дверь Хичкока вместе взятые.
   У Ничто нет образа, вид моих Врагов был результатом исключительно восприятия распадающегося сознания, когда я находился в этом неприятном процессе. Но во сне, обладая телом, а не являясь набором сцепившихся воспоминаний и желаний, я едва не пожалел о наличии органов чувств. Сознание не просто отказывалось принять то что воспринимало, видение Небытия разрушало меня только одним своим фактом, и повернуться к нему спиной было самым лучшим решением. Раньше только незнание оберегало меня от этого воздействия, но стоило только перевести внимание от обнадёживающего и приятного движения Бытия, как Ничто проявило себя, касаясь меня и оставляя свой след в моей памяти. От немедленного конца меня спасало только то, что я всё ещё обладал живым телом в одном из миров Сущего. Но долго это состояние "Котэ Шредингера" не могло продолжаться, я буквально ощущал предельную натянутость и без того искажённых связей тройки "душа-тело-разум". Тем же благословенным наитием, которым я двигал собой в Пустоте, я зачерпнул её руками, и используя как оригинальные перчатки-ковши, вытащил из себя частицу Ничто. В высшей степени разумно и правильно было бы отшвырнуть клятый кусочек к его остальной массе, но сама его природа была такова, что он оставался частью меня даже будучи завёрнутым в лоскуты из Пустоты, и выбрасывать в Небытие такой путь к себе было бы уже последней глупостью.
   Так в моём подсознании появилась изолированная от всего комната с книгой, в которой за оболочкой из Пустоты находилась частичка Ничто, и связанные с ними воспоминания.
   - Ладно, всё на месте и никуда не делось, а мы вспомнили, почему именно "Бездна Угнетения!" Теперь можем свалить отсюда! - нервно выпалил ГГ. - Ходу, хлопцы.
   Исчезая из комнаты, никто из нас так и не смог повернуться спиной к сосредоточию нашего кошмара. Но и отвести взгляд мы не смогли.
  
   - Знаешь, я старался поступить подобно Полу Атрейдесу, пропустить страх через себя, чтобы оглянувшись, увидеть только себя.
   - Ах, "Дюна", сколько воспоминаний, - Металикана зажмурилась. - Но разве это могло бы помочь тебе?
   Я повёл плечом:
   - Тогда я был в достаточном отчаянии, чтобы искать выход в любом источнике, и это стало всё же той самой помощью, и помогло понять себя.
  
   Металикана слушала очень внимательно. Когда я всё же отрешился от снов-воспоминаний, она, чтобы ненароком не вернуть их, избегала этой темы в разговорах, и не спрашивала о использованном способе, что было весьма нелегко для столь любопытного существа. Однако, тогда она всё же смогла удовлетворится моим выровнявшимся состоянием и словами о том, что теперь всё в порядке. Могу только представить, какие муки она выдерживала, ведь даже все детали моей жизни она выспрашивала с редкостной скрупулёзностью и дотошностью, угрожая простимулировать втыками мою и без того хорошую память.
   - Видишь ли, мои воспоминания, все и полностью - это они то, что я есть. Не тело, и увы, даже не душа, а именно эта память, - я постучал пальцем в висок, и натянуто улыбнулся. - И вот тут-то и появляется конфликт. Та жизнь закончилась, и я уже другой, но память... Она слишком...
   Я замолчал, чтобы обдумать и выразить мысль.
   - Понимаешь, ведь по факту, я перестал быть существом из плоти и крови, я был закольцованным потоком воспоминаний движимым желанием жить. И у меня это даже получалось... До определённого момента. Я был, как бы, идеей самого себя, и теперь попросту не могу отказаться от своей части, даже этой, только стараться меньше пользоваться ей, - я неуверенно прервался и посмотрел на застывшую без движения Металикану. - Ну что-то в это роде.
   - Понимаю, - медленно протянула она. - Вот только в тех обстоятельствах, ты стал не идеей, а скорее проклятием.
   - Да, вроде как наказание для того, кто поступает безрассудно и легкомысленно, посягая на недоступное.
   - И ты не слишком изменился с того времени.
   Я развеселился:
   - Точно! Видишь ли, чем мне помог старина Муад-Диб, страх надо суметь пропустить через себя. Но как быть, если то, что ты ощущаешь вовсе не страх, а неотвратимость? Та самая абсолютная и единственная для всего живого судьба?
   Сестра с еле сдерживаемым от любопытства рыком подалась вперёд.
   - Ведь я уже был там, я даже смог пройти через это, а ты помогла мне обернуться. И мне осталось только открыть глаза и увидеть, - я улыбнулся, и коснулся бесплотной Металиканы. - Моя цель. Я не стану Хранителем, я увижу все миры и каждое небо.
  
   - О доме только не забывай, "скиталец", - насмешливо прокричала Металикана.
   - Как можно, Большая Эм?
   Её глаза ярко вспыхнули, и она исчезла. Уходила она, кстати, не совсем с пустыми лапами, впадающий в перманентное жлобство Троица перекинул ей копию памяти из оккупированного им голокрона, но только продукцию местного кинематографа. Несколько наивные, и на уровне постановок любительского театра, эти фильмы странным образом забавляли драконицу, а местами приводили в восторг. Для неё это вообще стало приятным сюрпризом, интересуясь только металлургической промышленностью в своих сугубо гурманских целях, она как-то совсем забыла о развлекательной стороне человеческой жизни, ведь принесённых мной знаний ей хватило с головой.
   - О мизинчик, о наша прелесть, мы вернули его, - от созерцания места, на котором ещё миг назад была проекция Металиканы, меня отвлекли нездоровые умиления ГГ. - Смотри, он уже отрос наполовину от себя! Ну разве не клёво?
   "А то!"
   Мои каникулы завершились, и я снова уходил из дома. Раз в год, два, но я буду снова возвращаться в долину, сестра обещала оставлять послания о своих делах, и требовала от меня того же. К сожалению, но её деятельность больше не позволяла ей так просто отвлекаться на трёп со мной, и в течении ещё нескольких лет всё, что она не сможет - это только такие редкие и, конечно, тайные вылазки. Но расставались мы с лёгким сердцем, убедившись, что у меня всё в порядке, она могла спокойно заняться своими делами, и мне нравилась эта её уверенность во мне. Я же, ничуть за неё не беспокоился, ведь несмотря на всё свою самоуверенность и дерзость, Металикана действует исходя из твёрдого расчёта, и сможет выбраться целой из любой передряги.
   Легко уходить, когда знаешь, что вернёшься.
  
   Возвращался в гильдию я не особо торопясь, и единственным стоящим упоминания моментом была остановка в Зарвале. В городке, где все прекрасно помнили случившиеся совсем недавно события, запомнили и меня. И когда я пользуясь бесплатным обедом набивал брюхо в трактире под изумлённые взгляды наблюдающих завсегдатаев, ко мне подсели двое людей. Первый, Везен Цвет, был одним из местных магов дерева, и, попутно, одним из отвечающих за обеспечение бригад лесорубов чиновником, а второй, Швар Арни, могучего телосложения мужик с дивной косматости бакенбардами, был старшим среди этих самых дровосеков. Оказалось, что подаренный мне кусок леса находился на одном из самых старых, и что ещё более важно в условиях роста зарвальских деревьев, на одном из самых активных участков заготовки. И хотя это само по себе не было какой-то особой проблемой, при подсчёте трат на освоение нового участка, в мэрии решили, что проще выкупить мою долю. А вот я был немножечко не согласен, просто меня до крайности веселило наличие бумаги, по которой мне принадлежала часть созданного Металиканой леса, и лишаться его я не собирался. Но товарищи не особо огорчились, и сделали мне другое предложение - так как сам я всё равно никак не пользовался этим имуществом, то мог назначить их своими представителями, а уж они бы выгодно пустили его в оборот, взамен переводя на мой счёт кругленькую сумму каждый месяц.
   Я по достоинству оценил это более чем щедрое предложение, зарвальцы без обмана предложили мне хорошее решение для моего подарка, а уж о стоимости и ценности этой древесины на рынке и среди магов я был прекрасно осведомлён. В быстро составленном договоре была всего одна поправка от меня, я хотел иметь небольшой запас леса для своих нужд, коли такие будут, и мои собеседники нашли её вполне резонной и выполнимой. Удачный договор был немедленно вспрыснут местными хмельными напитками настолько негуманной крепости, что я конкретно захмелел, и вообразил себя Гудини всефиорского разлива. Начавшиеся вполне невинно фокусы, от "смотрите, как я ем ножи" перешли к жонглированию исчезающими в кармане шипастыми шарами. Из-за нарушенной координации, железяки летели порой совсем не куда следовало, и зрители, привлечённые халявным развлечением, обнаруживали их в небезопасной близости от себя. Но благодаря радушности хозяина заведения, чей трактир после одного из номеров обзавёлся настенными панлями из светящегося железа и набором самозатачивающихся ножей, его посетители получили столько дармовой выпивки, что готовы были простить мне не то что швыряние острых предметов, думаю на меня бы и в случае попадания не обиделись. Финалом стал мой вопль - "А теперь пирсинг, всем в подарок!", после чего, уже засыпая, сложив для виду пальцы в непотребную комбинацию из дуль, фиг и иных кандибоберов, я обстрелял народ железом с различными бонусами, и исчерпав на этом резерв, задремал на лавке.
   Утро я встретил обнимая эту самую лавку в тёплых подземельях башни стражи. Как мне охотно рассказал дежуривший охранник, жертвы моего последнего фокуса были немало обескуражены новыми украшениями, и желали горячо пообщаться со мной на эту тему, но помня о моих заслугах перед городом, оттащили в управу прямо на скамье, так как оторвать даже спящего меня от трактирной мебели возможности не было никакой.
   В очередной раз порадовавшись своему драконьему здоровью, а в особенности тому, что отсутствовали следы "утра стрелецкой казни", я попросил стража выпустить меня, и начать разбирательства по вчерашнему делу. Что интересно, все мои "жертвы" ночевали в соседних, пустующих камерах, попросту побоявшись возвращаться из трактира домой в таком обновлённом виде. Поглядев на обзавёдшихся пирсингом мужиков, я еле мог сдержать смех, моё неприцельное колдунство превратило их в своеобразных далматинцев, щедро пометив лица, руки, и груди. Среди них присутствовали и Цвет с Арни, тоже угодившие под общую раздачу, и щеголявшие железными родинками. Зарождавшийся как ответ на моё веселье народный гнев, остановили мои слова о свойствах этих украшений. Бывшие довольно грубыми подделками с моего собственного пирсинга, их железяки тем не менее обладали рядом полезных свойств, на которые я не преминул обратить внимание потерпевших. С удивлением выслушав меня, зарвальцы мгновенно отказались от своих планов мести, попросив только убрать самые видные и неуместные. Но тут я их немного огорчил, так как моё умение было не настолько велико, чтобы сохранить все плюсы (к слову - не слишком многочисленные) в одном или двух предметах, предстояло выбирать от чего они хотят отказаться.
   Сражение между внешним видом и подкормленной халявой жабой было всухую выиграно земноводным, суровые зарвальские лесорубы предпочли оставить все до последней обновки, и даже начали с завистью смотреть на более щедро обстрелянных товарищей. Таким образом, все претензии ко мне были сняты, и я уже без задержек отправился в Дубы.
  
   Дубы встретили меня серым небом, и намечающимся дождиком. В этих местах, как я узнал позже, осень была однообразной и затянутой, но на мой вкус просто до неприличия тёплой. Быстро пройдя по живущему своей мерной жизнью городу, я первым делом пошёл "В Дубы". Нужно было снять заранее комнату, так как уезжая в отпуск, я чтобы не платить лишнего за простаивающую жилплощадь вернул ключи от своего номера, и теперь снова нуждался во временном пристанище. Конечно был вариант снова воспользоваться на одну ночь гостевыми комнатами в гильдии, но я и так собирался выдавливать из мастера обещанные плюшки, и излишне наглеть не стоило.
   Получив ключ от своего старого номера, любезно придержанного хозяином трактира, я отправился в обитель "фантомов". Замок оставался таким же как и прежде, разве что осенняя пора добавила ему своеобразной мрачности, и теперь он производил несколько гнетущее впечатление. С удовольствием отметив отсутствие дежурных у входа, я вошёл в эти дружелюбные стены. В большом зале было не особо людно, маги сидели небольшими группками, потягивая горячее из кружек и неторопливо обсуждая свои новости. Лишь несколько человек повернулось в мою сторону, и приветственно кивнув вернулись к своим делам.
   - Хэй, железячник! - возле камина поднялся Тотомару. - Нагулялся?
   - Ага, Жозе у себя? - я подошёл к нему и хлопнул по подставленной ладони.
   - Отсыпается пока, сам как? - маг вернулся к созерцанию огня в камине.
   - Палец зацени.
   - Ого, - он в шоке уставился а мой отрастающий мизинец. - Т-ты что, регенерируешь?
   - Бонусы как Ученика Дракона, - я уселся на стол и пошевелил недорослем перед своим лицом. - Но на это даже сейчас уходит немало сил.
   - Всё равно, это просто здорово, - Тотошка покачал головой, и нагнувшись ко мне вполголоса спросил, - Слушай, насчёт твоей последней миссии, той в Варокосе. Это правда, что ты создаёшь хладное железо?
   - Ичия много треплется, но да, есть такое дело.
   - Чтоб мне провалиться, у Убийц Драконов потрясающие способности, - огневик покачал головой.
   - Хех, обучение бы тебе не понравилось.
  
   - Отдохнул? - Жозе сидел сложив пальцы домиком и пристально сверлил меня взглядом.
   Но я его показательно игнорировал, и старательно принюхивался.
   - Что?
   - Всё таки Ичия спец, как он мне говорил, Боб использует его духи, и я могу до сих пор чуять это!
   - Так, не напоминай! Я и так уже использовал все известные мне бытовые средства, но мне до сих пор чудится запах Боба.
   - Прекрасно, надо его запомнить, - пробормотал я.
   - Зачем это? - неподдельно удивился мастер и как-то настороженно посмотрел на меня.
   - Просто не хочу в один ужасный момент узнать, что он за моей спиной. А так, я хотя бы его заранее почую.
   - Дельно.
   Закончив с клоунадой, я сел напротив Жозе, и достав из кармана гайки, с улыбкой принялся их грызть.
   - Я хочу в Эру.
   - Езжай.
   - Я хочу в библиотеку Совета.
   - Хоти на здоровье.
   - А ты растёшь в юморе. Но ты обещал, не юли.
   - А ты слишком дерзок, - Жозе сузил глаза и нахмурился. - Не забывайся Газилл, ты доставляешь мне слишком много хлопот.
   - Но я делаю своё дело, - с небольшим усилием, я незаметно начал укреплять свою пассивную защиту. - И прошу только честного отношения. Как я слышал, тебе нравится говорить, что у тебя в гильдии есть Дракон.
   Удар пришёлся точно в цель, для не входившего в состав Совета Магов Жозе, его гильдия была объектом гордости. Имя "Фантом Лорда" было дано по названию магии Полы, известность гильдии была его известностью, слава её магов была его славой, и он желал только ещё большего уважения. И возможность сказать: "У меня есть Дракон", весьма льстила его самолюбию.
   - Ты не посмеешь!
   - У меня нет желания иметь дело тем, из кого надо вытягивать его слово.
   Раздавшаяся чёрной злобой аура меня мало тронула, перед теми фортелями, которые иной раз показывала Металикана, это было разве что копошением в песочнице, и я ответил моим собственным гневом. Короткое противостояние воли закончилось толком не начавшись, пусть Жозе был и искуснее и сильнее, но ментал был моей стороной, и не ожидавший такой быстрой реакции Богоравный отступил.
   - Достаточно, - мастер опустился в кресло и холодно посмотрел на меня. - Но не выдумывай себе лишнего, это последний раз когда я пошёл тебе на встречу.
   - И последний раз, когда я прошу у тебя что-то, - может и не стоило мне вести себя настолько нагло, но имея возможность ответить, я не собирался терпеть такое отношение.
   Жозе рывком поднялся из-за стола и отошёл к окну.
   Я ждал.
   - В Эре найдёшь Центр Исследований, и там обратишься к мастеру Брейну, скажешь, что от меня. Мы ведём некоторые совместные проекты, и он может заинтересоваться тобой. Но если он не согласиться заняться тобой, это будет только твоей проблемой. Тебе понятно?
   - Да ты просто прелесть. Ещё есть что сказать?
   - Вон, - равнодушно бросил мастер.
   - И на этом спасибочки.
  
   Взгляды "фантомов" были неописуемы, устроенная Жозе буря задела и их, и на меня смотрели как на проклятого.
   - Зереф меня спали! Газилл, тебе похоже нравится бесить нашего мастера, - выразил видимо общее мнение Тотомару. - Он так даже когда у него мастер Боб гостил не бушевал.
   - По барабану, я снова в отъезд.
   - И куда теперь?
   - Эра, мой черно-белый соратник, Жозе наконец-то разорился на пропуск в библиотеку.
   - О!
   - Очень информативно. Ладно, бывай!
  
   Брейн, смуглый мужчина с седыми, несмотря на ещё не близкую старость, волосами, задумчиво мерял шагами свой кабинет. Это был обычный вид для неофициального главы Центра Исследований, но сейчас его мысли были направлены на не совсем привычные для него темы. Не так уж часто к нему обращался с просьбами Жозе Пола, заносчивый Богоравный был очень трудным человеком. Вот и его послание было довольно неоднозначным, с одной стороны он посылал человека из своей гильдии, а с другой довольно ясно давал понять свою неприязнь к этому посланцу.
   "Хм, раздражать Жозе явно не стоит, но мне уже любопытна личность этого мага. Пожалуй, мне всё же лучше..."
   Додумать уважаемый Брейн не успел, дверь в его кабинет была бесцеремонно и громко открыта. Впрочем, во всём Центре был только один человек, которому была позволена такая дерзость. И на этого самого человека и можно было переложить решение этой проблемы.
   - Сиг Харт, ты как никогда вовремя.
  
   Глава 35
  
   Первое, что бросается в глаза при взгляде на Эру - форма постройки города. Словно проект строительства доверили любителю ритуальной и начертательной магии, решившему увековечить свои увлечения. В центре, на отгороженном от остального города высоком холме высился дворец Совета, а вокруг него, словно доли пента - или ещё какой-нибудь граммы, раскинулись аккуратно разделённые одинаковыми стенами остальные районы
   Но гораздо более занимательным для меня был иной облик города магов, тот который я мог ощутить благодаря своему чутью. Белая и светлая Эра буквально утопала в магии, расцвеченная и пронизанная цветными потоками, она живо напомнила мне Крокас. Но в отличии от столицы, живой и своеобразно разумной, резиденция Совета была насквозь искусственным творением, что, впрочем, не лишало её своей определённой притягательности. Во всяком случае, даже просто гулять по этому городу, где волшебство было в каждом камне, было очень интересно. Настолько интересно, что увлёкшись, я прошатался почти до полудня, и спохватился только когда солнце перевалило через зенит.
   В поисках Центра я вышел к дворцу, резонно предположив, что уж там-то мне подскажут где его искать, ибо Жозе о его точном местоположении не обмолвился, а я не рискнул продолжать испытывать терпение уязвлённого мастера. Любопытно было, что на воротах стояли не ожидаемые мной Рыцари Рун, а королевские гвардейцы в чёрно-белых плащах. Похоже, даже симпатизирующий магам король всё равно продолжал держать руку на пульсе событий в Эре, и его воины были этому зримым напоминанием.
   "Интересно, а Фенрейр здесь?" - в качестве обратного адреса я указал трактир "В Дубах", но ответа на мои письма не было ни от одного из капитанов.
   - Военные, а на вопрос не ответите?
  
   Благословенны будьте скучающие на посту солдаты, и их желание поболтать. Особенно со старыми знакомыми, к которым можно отнести и меня. Моя небольшая стычка с капитанами и вмешательство в разборки с тёмными гильдиями в Зарвале, оставили достаточно глубокий след в памяти обоих стоявших на воротах бойцов, чтобы развязать им языки и удовлетворить моё любопытство. Распрощавшись с ними, я заспешил во дворец, ибо, как армейцы мне рассказали, местные чиновники Совета любили устроить себе незапланированный перерыв, или увильнуть пораньше с работы, ничуть не меньше знакомых мне российских аналогов.
   Войдя через открытые, украшенные затейливым орнаментом двери, я закрутил головой в поисках секретаря. По словам гвардейцев, только этот тип мог мне помочь быстро найти Брейна. На мгновение мне показалось, что я опоздал, за стоящим слева от входа высоким столом было пусто, но тут острый слух уловил посторонние звуки.
   - Хр-р-пс.
   Ориентируясь на этот знакомый шум, я быстро обогнул стол, и едва не умилился увиденному. На нескольких стульях, запрокинув руки за голову, разлеглась долговязая фигура в чёрном плаще. Лицо несознательного служащего накрывала подымающаяся в такт дыханию газета.
   "Ухо давит, сволочь!" - подумал я, и вежливо выдернул из-под его ног стул.
   С глухим стуком его пятки встретились с полом, и чиновник подскочил, в панике глядя по сторонам.
   - Это жаба, - флегматично отметил ГГ.
   Большие и выпученные глаза, зелёная, из-за маслянистого блеска кажущаяся влажной кожа, широкий тонкогубый рот, отсутствующие уши и нос, плоское лицо, в общем, сделанный внутренним голосом вывод о внешности разбуженного был довольно точен.
   - Добрый день, передайте Брейну из Центра Исследований, что к нему пришли от Жозе Полы, мастера "Фантом Лорда", - я подхватил упавшую газету, и присел на отобранный стул.
   - А? - заторможено спросил зависший "лягух".
   - Секретарь? - я вопросительно взглянул на него поверх открытой прессы.
   - Я-а? - всё с той же резвостью в голосе переспросило земноводное, и неуверенно кивнуло. - Д-да.
   - Исполняйте, - коротко бросил я, и вернулся к газете.
   Читая только для вида, я краем глаза наблюдал за задумавшимся служащим. Глядя перед собой, он усилено, но похоже безуспешно, пытался вспомнить детали нашего разговора. Несколько раз его лицо светлело от пришедшей на ум догадки, и он начинался тянуться к столу, но каждый раз останавливался на полпути и снова погружался в раздумья. Нерешительно покачиваясь на стуле, он наконец повернулся ко мне, видимо намереваясь переспросить, но встретившись со мной взглядом, и сообразив, что я всё это время за ним наблюдал, смутился. Чтобы хоть как-то сгладить впечатление, он опустил глаза и натужно закашлялся.
   - Я пришёл от Жозе Полы... мастера "Фантом Лорда" ... к Брейну из Центра Исследований, - медленно и почти по слогам произнёс я.
   Густо зазеленевший секретарь торопливо развернулся к столу, потянулся к панели со странными значками, и отстучал по ней заковыристую комбинацию. Некоторое время ничего не происходило, и "жаб" уже было повернулся ко мне, когда панель неожиданно разродилась тихим шипением.
   - Брейн! - резко и отрывисто рявкнул раздражённый мужской голос.
   - Мастер! К вам пришёл посланник от мастера Жозе Полы, мастер, - поспешно, и с немалой подобострастностью воскликнул секретарь.
   - Иду! - ответил после небольшой паузы голос.
  
   В ожидании этого Брейна мы нашли себе чем заняться, во всяком случае я, в газетке хватало интересного, а секретарь, по моему, только создавал видимость деятельности - доставал какие-то бумаги, складывал их, перекладывал, и прятал обратно в стол.
   Но это увлекательное зрелище наскучивало на первой минуте, и я вернулся к печатному слову. И в прессе, среди новостей о состоянии дел во всех краях страны, я нашёл куда делись мои знакомые капитаны, так как, узнав у гвардейцев о том, как строго соблюдается график работы служащими Совета, я заторопился на встречу, так и не расспросив о их командире. В общем, примерно месяц назад, после очередного обострения отношений с заклятыми каэлумскими друзьями, умным головам из правительства пришла идея показать наглеющему островному соседу, что не только Этерионом силён и славен Фиор, а есть у него ещё и "отважные и могучие защитники".
   С целью изумить вероятного противника выучкой и мастерством, на суше и на море начались Большие Манёвры. А для того, чтобы именно изумить, а не насмешить и порадовать, со своих постов были временно отозваны самые прославленные военачальники и флотоводцы. И мои знакомцы, конечно же, не избежали этой судьбы, и теперь где-то мариновались в компании таких же известных личностей.
   К своему стыду, зачитавшись, я совершено не почувствовал приближение людей, и услышал их шаги (слава мраморной плитке!) только когда они были на расстоянии не более десятка метров. Положив на стол чиновника газету, я с интересом посмотрел на двух неторопливо идущих людей. Первый, шедший впереди, был высоким смуглым мужчиной средних лет с зачёсанными назад седыми волосами, при ходьбе он опирался на мрачного вида трость с набалдашником в виде человеческого черепа. Его спутником был синеволосый паренёк, примерно одного со мной возраста, с тонкой чёрной татуировкой на правой половине лица.
   - Мастер Брейн! Мастер Харт! - человекоподобная лягушка вскочила со стула и вразвалочку заковыляла к остановившимся волшебникам. - Мастер Брейн, вот этот молодой человек. Он...
   - Ровер... благодарю, - седой качнул головой, и чиновник, молча поклонившись, отступил назад.
  
   Этот Брейн, видимо, очень любил слушать свой голос и демонстрировать свою эрудицию и осведомлённость. И, похоже, даже тем, кого видел впервые в жизни.
   - Ну надо же, Убийца Драконов, вот так неожиданность. Я - Брейн. Не удивляйся, что я сразу опознал тебя, это, скажем так, во многом благодаря моему увлечению историей и легендами. И узнав, что в одной из гильдий Фиора появился учившийся у Дракона маг, я не мог не заинтересоваться этим - я постарался немного узнать о тебе. И, признаться, это было легко, ты уже успел приобрести определённую известность - сотрудничество с гвардией в Зарвальском инциденте, вступление в "Фантом Лорд", твоя работа в Красноцветах и Варокосе... А чего только стоят слухи о хладном железе...
   Я считаю Жозе упёртым и не слишком приятным типом, он высокомерен и не страдает излишней вежливостью, и, насколько мне известно, его привычка радикально использовать свою силу изрядно проредила ряды его знакомых. Но на количество желающих в них попасть это мало влияет, Богоравный волшебник является слишком весомой и исключительной фигурой, чтобы не перетерпеть некоторые шероховатости его характера. И прекрасно это понимая, мастер "фантомов" был одним из тех немногих глав гильдий, кто мог более-менее самостоятельно определять круг своего общения, и не обращать внимания на недовольство проигнорированных им порой весьма влиятельных фигур. Свой интерес он проявлял к незаурядным людям, как он сам утверждал:
   "Обычных, ничем не примечательных людишек везде полно. Даже если они имеют десяток благородных предков, миллионные счета в банке, или способны пускать искры из пальцев. Мне нет до них никакого дела. А вот таланты, те кто может подняться из низов к вершинам, те в ком есть подлинный дар и желание его развить, они мне интересны... Может быть."
   Брейн не просто пробрался через подобную разборчивость, он ещё и смог вести с Жозе какую-то совместную работу, и, скорее всего, обладал не более мягким характером. Особенно впечатляло то, что нельзя было назвать иначе как маниакальный блеск в глазах, по-моему, профессиональный признак безумных учёных.
   - Кстати, Сиг, этим гостем я займусь всё же сам, а ты можешь продолжать свою работу, - отвлёкся сумрачный гений на второго мага.
   - Ну уж нет, - мгновенно вскинулся тот. - Если не ошибаюсь, у тебя были какие-то срочные дела, и ты хотел скинуть мне этого гостя.
   - Тогда я ещё не знал, что это Убийца Драконов, мастер Жозе, знаешь ли, не счёл нужным уточнить, что посылает обладателя подобной силы.
   - И ты, конечно же, ради него сразу решил забросить свои несомненно срочные и важные дела, - саркастично произнёс Сиг.
   - Проклятье, мальчишка, ты же знаешь, как сильно я интересуюсь редкой магией...
   - Настолько, что готов проигнорировать пожелания Богоравного? - едко спросил мой сверстник.
   Брейн ответил на редкость выразительным взглядом с явственно читающейся досадой.
   - А тебе то какой интерес?
   - Так я тоже интересуюсь редкостями, или ты забыл?
   Атмосфера между двумя магами ощутимо потяжелела.
   "Жаль, что я все гайки съел, сейчас сошли бы за попкорн."
  
   - У меня к тебе столько вопросов, ты не представляешь! - Брейн стремительно шёл вперёд, и воинственно размахивал тростью.
   Ожидавшейся стычки не произошло, похоже, что эти двое уже достаточно давно друг друга знают, и подобные накалы для них нередкое дело. Померявшись взглядами, они не сговариваясь кивнули друг другу, и повернулись ко мне. Говорил в основном Брейн, а Сиг только иногда успевал вставить слово, вклиниться в брейновский словесный напор было совсем не просто.
   - У меня и самого есть что спросить, - проворчал я.
   - Хм, и что же ты хотел спросить? - резко остановился Брейн.
   - Магия древних и их устройства, история, создание заклинаний, словом, всё то, что не найти в обычных библиотеках, - коротко перечислил я свои интересы.
   Некоторое время они молчали, а потом совершенно синхронно захохотали, или даже вернее, загоготали. Без издевки, и так искренне, будто я им свежий анекдот рассказал.
   - Ладно, поделитесь со мной солью шутки, я тоже хочу посмеяться.
   Брейн перевёл дыхание, и легко толкнул всё ещё веселящегося Сига.
   - Удивительная простота, я бы даже сказал - наивность.
   - И ведь он сказал это на полном серьёзе, - отсмеялся парень.
   - Видишь ли, мой юный друг, - седой попытался снисходительно похлопать меня по плечу, но живо отдёрнул руку от мгновенно проросших навстречу, острых даже на вид, шипов. В лёгком замешательстве посмотрев на проявление моего явного раздражения, он, тем не менее, с выражением любопытства на лице, аккуратно коснулся одного из моих плечевых шипов.
   - Хм, - Брейн удивлённо посмотрел на выступившую из пальца кровь, и слизнул её. - Интересная способность... Но, кхм, на чём я остановился? Да. В общем, если коротко, то ты хочешь ни много ни мало, знать всё, чем мы тут занимаемся. А это ещё и, между прочим, не самые открытые и доступные сведения
   - И чё? - использовал я плюющий на все доводы логики приём.
   Сиг смотрел на меня с каким-то болезненным любопытством и недоумением, примерно, как на заговоривший табурет, в то время как Брейн пустыми глазами глядел в стену, и с чувством, тихо бормотал себе под нос:
   - Интересно, а если в следующий раз, когда в Совете мне скажут - "Брейн, ваши расходы на исследования превысили план", а я им в ответ - "И чё?", как они отреагируют?
   - Ну, примерно, как Сиг сейчас, и это ещё в лучшем случае, - счёл нужным ответить на его вопрос я.
  
   Мы нашли общий язык. Брейн не скрывал, что очень сильно нуждается в средствах, а ещё сильнее - в волшебниках готовых заниматься долгими и кропотливыми исследованиями, ибо с теоретиками было туго не только в гильдиях. И готовый сотрудничать и помогать Убийца Драконов был достаточно желаемым помощником, чтобы без долгих разговоров ввести меня в число внештатных испытателей Центра.
   - Создание заклинаний... Ты даже не представляешь насколько это тяжёлый процесс, - начал Брейн свою импровизированную лекцию. Аудиторией ему служил его собственный кабинет, расположенный в глубине дворца Совета.
   - Но Брейн с этим справляется достаточно хорошо, чтобы надзирающий за Центром Советник считал его лидером среди остальных учёных, - перебил его развалившийся в одном из кресел Сиг, бывший, между прочим, одним из штатных сотрудников Центра, и, к тому же, кем-то вроде личного ученика Брейна. - И не зря, его авторитет достаточно высок, и обычно он представляет Центр в Совете...
   - Так, стоп! Вроде бы шёл разговор за совершенно другое, чего ты вылез с этим Советом? - удивился я.
   - Кхм, в общем, он прав, что напомнил мне, - без капли признательности глянул на Сига Брейн. - Прежде всего, мне стоило начать со строгой подчинённости Центра Совету, и тому, что он находится под постоянным надзором одного из членов Совета, который и является его формальным главой. Ну а неформальный глава - я! - не слишком скромничая добавил он.
   - Ладно, ты здесь шеф, но вернёмся к заклинаниям.
  
   - ... то есть, как ты и сам можешь понять, сейчас создание одиночного простого заклинания довольно невыгодно, как по затратам на само создание, так и с исключительно практической точки зрения, - продолжал вдохновенно вещать Брейн. - Задачи, которые мы решаем гораздо сложнее и интереснее. Опираясь на естественную предрасположенность, присущую каждому человеку, мы можем создать то, что сейчас зовётся - "виды" магии.
   - "Виды"?
   - Да, конец Чёрного Мага ознаменовал и конец классического, в нашем понимании, колдовства, сложнейшего искусства, требовавшего серьёзного обучения, досконального знания своей школы магии, и, зачастую, не только своей. Получивший подобное образование волшебник легко мог создавать, к примеру, и огненные, и ледяные заклинания, что нынешним магам почти недоступно. И это был самый простой пример, ведь раньше стихийное колдовство считалось одной из основ для боевых магов. Вдумайтесь только! Без разделения на отдельные стихии, а значит, что такой маг мог заморозить своего врага, а после атаковать его молниями или погрузить под землю. Но... не будем об этом, важно то, что этот уровень образования нам сейчас недоступен, и большинство нынешних магов, даже не считает возможным овладение иной школой колдовства, а зачастую неспособно полностью изучить и свою.
   Брейн прервался, и глотнул воды. Он рассказывал многое из того, что я уже успел прочитать или даже додумать сам, но, надо отдать ему должное, говорил он настолько увлекательно, что у меня не возникало и мысли его прервать. Да и не каждый день со мной делиться своими мыслями и выводами настолько осведомлённый человек.
   Сиг тоже слушал внимательно, и, насколько я мог судить, не в первый раз - в одних местах он, словно соглашаясь, легко кивал, а в других, выражая сомнение, покачивал головой.
   - Новая классификация просто поделила магов по грубой силе, и, надо сказать, правильно. Видеть так называемых "магистров" с одним только направлением было забавно только первые пару раз, а потом это уже стало вызывать раздражение. Но даже так, основываясь только на своих способностях, редко кто из магов имеет в своём распоряжении более десятка заклинаний, предпочитая просто вкладывать больше силы в уже имеющиеся, чем создавать что-то новое.
   Верно. Примерно такую ситуацию я и видел среди магов "Фантом Лорда", мало кто из тех, вызванных мной на дуэль, показывал какое-либо разнообразие. Наёмники, какими они по сути и являлись, предпочитали опираться на несколько простых, но хорошо отработанных и быстрых приёмов, которые компенсировали свою общую слабость частотой применения. Несколько атакующих заклинаний и одно, два защитных, - если этого хватало для успешной работы, то за большим и не гнались. Сол вообще считался редкостным энтузиастом за то, что занимался доработкой доставшегося от учителя заклинания.
   - Но неужели судьба искусства магии должна быть настолько унылой?! Нет! Раз невозможно было вернуться к классике, магами была разработана совершенно новая система - "виды"! Комплексы простых в освоении приёмов, позволяющих со временем, и при должном усердии, самостоятельно развивать свою природную склонность к той, или иной школе волшебства. И в итоге, индивидуальный подход каждого мага создаёт множество разновидностей, казалось бы, одного и того же базового направления, - Брейн довольно улыбнулся, но тут же помрачнел, припомнив, видимо, нечто не особо радужное. - К сожалению, оборотная сторона заключается в однобокости и негибкости такого развития для отдельно взятого человека, хотя и позволяя в относительно короткие сроки сделать его сильным магом. Ещё, стоит отметить, есть сильная зависимость от того, насколько изначально силён дар волшебства в человеке...
   - Хе, а ведь "виды" лучше всего позволяют самообучаться в отсутствие учебников и учителей, - воспользовавшись краткой передышкой старшего мага, влез Сиг. - Это в прежнее время подобные слабые маги могли заменить силу своего дара качеством и разносторонностью выученных заклинаний. Разумеется им требовалось сначала подготовить нужное заклинание, и только потом они уже могли его использовать, но, согласись, при достаточной предусмотрительности это не должно было стать какой-то особой проблемой. А маг с сильным даром, идущий подобным путём, обретал настоящее могущество.
   - Мда, подумать только, сколько потенциальных волшебников пролетело мимо, - впечатлился я.
   Учёные ответили мне синхронным грустным вздохом.
  
   - А что есть из примеров этих "видов"?
   Брейн охотно отвлёкся от печальной темы:
   - Хм. Тебе приходилось сталкиваться с магией холода? Хотя о чём это я? Ты же мог видеть, как пользуются своими природными способности балканы...
   - Не совсем видел, скажем так, я старался не им возможности их использовать, и это, в общем, получилось.
   - О, вот как, - блеск в глазах Брейна стал ещё ярче. - Ну тогда позволь тебя просветить, они владеют примитивной криомантией.
   - Примитивной? - недоверчиво переспросил я. - В Варокосе они устроили почти ледниковый период.
   - Это так, пустяки, - снисходительно произнёс Сиг. - Но это они могут делать только когда их собирается действительно большая стая, и этот, как ты выразился, "ледниковый период" - вершина их способностей. К тому же, ещё и зависящий от наличия минимального числа особей.
   - Но, раз ты уже имеешь общее представление о теме, вернёмся к магии холода, - снова вступил в разговор самый авторитетный учёный Центра. - Надо заметить, что криомантия, как школа колдовства хоть и не исчезла, разделилась довольно радикально. На данный момент она представлена, в основном, "ледяным созиданием", позволяющим, как это видно из названия, создавать изо льда требующиеся магу предметы. К сожалению, при этом "ледяные творцы" почти неспособны к ныне не настолько известной, но не менее, а может и даже более могущественной стороне магии холода. Иронично, что конденсируя и замораживая влагу, придавая ей любую форму, они, всё же не способны создать сам холод, и попросту не владеют всей своей силой.
   Брейн замолчал, и наклонившись вперёд зло выдохнул:
   - Половинчатость! Вы, оба, вы даже не представляете, насколько это сейчас велико, это невыносимое обрезание магии ради какой-то мнимой безопасности. Эти же самые ледяные творцы тратят почти втрое больше сил там, где можно было обойтись и гораздо меньшим. Даже самые талантливые из них увлекаясь внешней красотой и практичной универсальностью своего колдовства, и слышать не желают ничего о таком простом и невзрачном холоде!
   "А здесь уже что-то личное" - пронеслось у меня в голове.
   Конечно, он мог искренне переживать и за крах волшебства, и за его нынешний не слишком приятный вид, но слишком уж на "самых талантливых" он потемнел лицом.
   - Думаешь, если бы она владела всей силой своего дара, она бы выжила? - тихо поинтересовался Сиг.
   - Не знаю, - Брейн тяжело откинулся на спинку кресла. - Всё же это был сам Делиора, демон Зерефа.
   - А как насчёт подробностей для не столь осведомлённых? - оживился я.
   Вот что значит иной круг общения. Не то чтобы народ из гильдии был плох, нет, но мои интересы их несколько... напрягали, что ли. Информационная открытость моей Родины, помноженная на интернет-свободу, и щедро приправленная общением с Металиканой, в чьём драконьем понимании человеческие комплексы и страхи совсем не котировались, привели к тому, что я напрочь игнорируя нежелательные для окружающих темы, говорил, и желал говорить о том, о чём не следовало. Ведь казалось бы, я понимал, что упоминать при них Зерефа иначе, чем в ругательствах, почти то же самое, что при ком-то вроде инквизитора-пуританина рассуждать о применении демонхостов в бытовых условиях. Маги гильдий, да наверное и обычные люди, неизменно тушевались и старались завершить разговор, едва он только соскальзывал на кривую дорожку. Не передать как это раздражало!
   И тут, вдруг, услышать "Зереф", произнесённое не в сердцах, и с запоздалым стыдом, а вот так, просто, почти как "наш Ильич", по-свойски и с оттенком уважения. Это просто как сигнал для гончей, ну или что вернее для меня - намёк на охоту.
   Недолго Брейн колебался между "промолчать" и "выплеснуть накипевшее".
   - Насколько известно, на пике своего могущества, постигнув тайны жизни и смерти, Зереф создал могучих монстров, которых было почти невозможно остановить. Однако, когда он был всё же побеждён, они исчезли. Так считалось. Но не так давно, один из них вернулся...
   Маг выдержал драматическую паузу.
   - Это началось в холодном Исберге. В его суровых землях всегда хватало разных чудовищ, и жители этой страны привычны к опасностям и трудностям. Принимая их как должное, они гордятся тем, что живут на такой земле, и снисходительно смотрят на изнеженных жителей юга. Но произошедшие события ужаснули даже их. Несколько городов с близлежащими селениями были полностью уничтожены со всеми их жителями. До сих пор, на их месте стоят нетающие летом ледники, в которых можно разглядеть неясные силуэты домов и людей. Такое не могло остаться безнаказанным, и король Исберга повелел своим воинам и магам найти виновных. Они готовились к долгим поискам, но им и в голову не могло прийти, что тот, кто был в ответе за произошедшее и не подумает прятаться и скрывать свои следы. И когда они прошли по оставшемуся за ним пути, и настигли его, они осознали почему.
   Голос Брейна приобрёл какую-то странную безмятежность:
   - Делиора, демон Зерефа, по легендам он был создан из стужи и ночного мрака. И Исберг с его холодным климатом был для него просто идеальным пиршественным столом, за которым это чудовище могло легко восстановить свои истощённые после долгого сна силы. Его преследователи конечно же слышали эти истории о нём, кому как не им, жителям самого холодного края, было знать об этом воплощённом ледяном ужасе. Они понимали, что не смогут одолеть его на своей морозной земле, и хотели отступить, но Делиора уже заметил их. Только трём удалось спастись и поведать своему повелителю о случившемся. Но когда король собрал достаточно сил, чтобы покончить с монстром, тот уже перебрался в соседний Севен, где продолжил свою пиршество. А спустя некоторое время, тварь объявилась и в Фиоре. Здесь его уже ждали, и он, и без того уже потрепанный нашими севенскими коллегами, был бы наверное уничтожен, если бы его так легкомысленно не недооценили. Будучи в критическом состоянии, Делиора обрёл новые силы, стал ещё ужаснее, и легко раскидав ставшее неопасным для него заграждение из наших войск, отправился разорять приграничные города. Могу только представить разочарование и досаду Севена и Исберга, ожидавших что измождённый постоянным преследованием монстр будет повержен знаменитыми магами Фиора, и увидевших, как тот почти беспрепятственно уходит продолжать свои бесчинства. Единственное, что их наверное утешало, что кормиться теперь Делиора будет у нас.
   - Между прочим, - небрежно обронил Сиг. - Именно из-за того, что наши войска упустили Делиору, отношения с Севеном и Исбергом находятся на, кажется, историческом дне, самую малость не дотягивая до нашей взаимной любви с Каэлумом.
   - В топку политику, этот Делиора, он до сих пор в Фиоре развлекается что ли? - я постарался вернуться к интересующей меня теме.
   - Он был... остановлен, - подобрал после небольшой паузы подходящее слово Брейн. - Самая одарённая за последнюю сотню лет из ледяных творцов, Ур, прозванная "Ледяной Принцессой", и одна из тех, кто мог войти в число Богоравных, сразилась с Делиорой на останках очередного, доедаемого им города. Мало известно о самом бое, но чтобы закончить его, она использовала одно из высших заклинаний своей школы - "Ледяную Раковину", и превратившись в живой лёд навсегда запечатала демона.
   - Победить подобной ценой? С чего бы тогда вообще она стала с ним сражаться? Она не понимала насколько он силён и опасен?
   - Кажется, там были замешаны её ученики, и она пошла на это чтобы спасти их, - пожал плечами Сиг. - Теперь на развалинах того городка стоит огромная глыба неразрушимого льда, в котором навсегда заперт гигант Делиора. Конец истории. А владей она не только своим ледяным сотворением, возможно могла бы хоть убежать.
   - Заперла навсегда значит? - скептически спросил я. - Демона льда, слепленого Зерефом заперли во льде? Как-то не слишком обнадёживающе звучит.
   - Ты просто понятия не имеешь, что такое "Раковина", она не просто забирает жизнь применившего, в качестве основы оно использует душу самого заклинателя, - начал терпеливо объяснять Брейн. - Это заклинание неспроста является запретным, и то, что Ур использовала его... Оно чудовищно по своей природе и необратимо.
   - Да ладно, не тает это ещё как-то понятно, но что, его нельзя никак растопить или расколоть? - я продолжал озвучивать свои сомнения.
   - А ты что, освободить Делиору собрался? - в шутку удивился лектор.
   - Ай, нужен он мне как несварение желудка, и если он такой здоровый, где я его держать буду? А кормёжка? Мне и самому мало бывает, - полусерьёзно ответил я.
   Маги почти одновременно издали тихие смешки. Похоже, что отсутствие у меня предубеждений ко всему, что связано с Зерефом и его творениями пришлось им по душе.
   - А вообще, давайте-ка вернёмся к "видам"!
  
   - Небольшой поединок, можно сказать учебный. Было бы неплохо провести сейчас что-нибудь вроде этого, - потягиваясь на стуле заявил я. - Что скажете?
   - Ты хочешь драться с кем-то из нас? - недоверчиво спросил Сиг. - Но почему?
   - А почему бы и нет? Вы оба сильны, я это чувствую, плюс должны обладать немаленькими знаниями. А Брейн упоминал, что здесь есть хорошо защищённые полигоны для Рыцарей Рун и показа изобретений Центра, - я мотнул головой в сторону выглядевшего заинтересованным учёного. - Да и вам же тоже хочется знать, что я могу. Не вижу причины против.
   - Интересно, все Убийцы Драконов такие драчливые? - поинтересовался тот.
   Я ненадолго задумался. Мой нынешнее поведение во многом определялось полученным от Металиканы воспитанием. Драконьим воспитанием. Которое, между прочим, при всей трепетности отношений между чешуйчатыми родителями и их потомством, базируется на довольно жестоком обучении, не приемлющем жалости и снисходительности. Почти как "пожалел ремня - испортил ребёнка". Или вернее - "пожалел сейчас - вырастил неженку". Хотя это могли быть вполне и заморочки только нашей, Железной Линии.
   Кроме того, ей всегда нравилось "активное" обучение, и это передалось мне со многими другими драконьими чертами.
   - Скорее всего, - я развёл руками. - В поединке я вижу не только драку, а ещё и возможность научиться чему-нибудь новому, стать сильнее. У остальных, скорее всего, похожие причины.
   - О, так это жажда развития, и ещё в такой оригинальной трактовке! Очень свежо, - сыронизировал Сиг. - А может быть всё дело в преследующей вас обычной жажде крови? В прошлом Убийцы Драконов были буйными и неуправляемыми магами, не раз подвергавшими окружающих опасности только из-за своих прихотей.
   Я не ответил сразу, только склонил набок голову, по-новому глядя на этого парня. Нехитрая, в общем уловка, спровоцировать и выяснить насколько я вменяем. Но так ли это на самом деле, или же он просто желал уязвить меня? Судя по чувствующейся в нём силе, он считал себя вполне способным в случае чего со мной справится.
   А вот Брейн был недоволен. Сила исходившего от него в сторону Сига раздражения говорила не о умышленности этой подначки, а о вольности его "юного падавана".
   Я рассмеялся.
   - Ну разумеется ещё и поэтому! Даже в большей части именно поэтому, и я всегда рад сразиться, - я вытянул руку внутренней стороной ладони к себе, и выпустил короткие когти так, чтобы встретиться взглядами с этим провокатором над их кончиками. - Кроме тех случаев когда я голоден. Тогда меня одолевают совершенно ДРУГИЕ мысли.
   Ладно, у меня не самая приятная внешность, я знаю это. Но вот то, что вместе с моими словами она даст такой эффект я и не подозревал. Нет, они ничего не сказали, но по расширившимся глазам и немалому потрясению в эмоциях можно было сделать вполне однозначные выводы.
   Брейн закашлялся.
   - Слушай, я понимаю, что тебя воспитал дракон и ты к людям не так давно вышел, но ты же не собираешься их... нас...ну, кхм. Ты же не... - окончательно смешался маг.
   - Людоед, - припечатал Сиг. - Это просто...
   - Чушь, - надменно бросил я. - С чего бы это мне есть человечину? Это же самое противное и вредное мясо... Упс!
  
   Естественно я никогда не ел людей. Металикана мне как-то живо объяснила почему лучше и не начинать есть одушевлённых разумных, вроде людей и им подобных рас. Распробовав такое мясо, Дракон переставал чувствовать вкус любой иной еды, даже своего элемента, и теперь мог насытиться только этой пищей.
  
   - Шутка это была! Шутка! Не ел я никогда людей! - поспешно объяснял я двум магам, судя по брожению их аур, приготовившихся угостить меня своими заклинаниями.
   - А откуда ты про вкус знаешь? - нервно спросил Сиг, отодвигаясь от меня подальше вместе со стулом.
   - У меня нюх шикарный, я могу определять качество еды по запаху!
   - Еды? - мгновенно зацепился за оговорку Брейн.
   - Да не придирайтесь вы к словам, я же всеяден, и для меня почти всё, в принципе, еда, - я широко улыбнулся и потёр скулу.
   Маги в прямом смысле смотрели мне в рот, оценивающе разглядывая мои треугольные зубы.
   - Честно, не ждал настолько бурной реакции, вы же учёные, шутки такого рода не должны быть для вас чем-то редким.
   - Это была очень плохая шутка, слишком похожая на правду, - похоже, что в глазах Сига мои гастрономические пристрастия оставались пугающе неопределённой темой.
   - Знаешь, как у нас говорят, "корни шутки - это правда" - а вот Брейн был уже полностью спокоен, и даже, кажется, получил удовольствие от случившегося. Перевес в житейском опыте значит очень много, и когда Сиг всё ещё находился под впечатлением, старший маг уже задумался о чём-то своём.
  
   - Вот что, - хлопнул он по столу ладонью. - Рабочий день у нас заканчивается, а мне ещё нужно сделать несколько дел. Продолжим завтра с утра.
   - Учебный поединок! - напомнил я.
   - Я буду занят, а вот Сигу делать нечего. Да, и кажется он же заявлял о том, что интересуется твоей магией, - мгновенно перевёл стрелки Брейн.
   - Ну, если нашему новому внештатному сотруднику так хочется поваляться по полигону, то кто я такой чтобы ему в этом мешать? - улыбнулся тот.
   "Прекрасное самомнение, будет здорово его немного подправить" - похоже, что моя выходка переменила отношение Сига к тому, чтобы провести со мной поединок.
   - Вот и замечательно, а теперь прочь из моего кабинета.
  
   "Фантом Лорд" - просто нищая и захудалая конторка по сравнению с простым тренировочным залом Рыцарей Рун. Огромный, хорошо освещённый зал размерами напоминающий футбольные стадионы, был поделён на участки для разных занятий. Тут вам и ряд длинных дорожек с мишенями, на которых несколько магов из личной армии Совета тренировались в применении заклинаний на разных дистанциях по движущимся и неподвижным целям, и площадки с манекенами и големами, где звенели светящимся, и явно зачарованным, оружием другие Рунные, и небольшие, огороженные от всего остального уголки с сидящими в позах медитации отдыхающими Рыцарями.
   А ведь это зал для обычной, повседневной разминки, просто для поддержания формы. А были ещё и полигоны для отработки серьёзных, разрушительных заклинаний, и особые, для работы с артефактами. При этом, в каждом зале были средства для быстрого восстановления сил, и дежурили медики. Что и говорить, Совет заботился о своей карманной армии.
   Кстати, о медиках.
   Немало удивило меня отсутствие среди магов мало-мальски толковых лекарей. То есть, приёмом позволяющим перевести часть своей магической силы в лечебную, и позволяющей исцелить свой организм, владели многие. Это было естественно, для наёмников живущих выполнением связанной с зачастую смертельным риском работы, научиться латать себя хоть каким-то способом. Плюс обязательные навыки первой помощи. Но это самолечение было откровенно ущербным - несмотря на плюсы в виде того, что организм тратил не свои внутренние резервы, а магическую энергию, плюс то, что такое ускоренное восстановление сейчас, не оказывало на него негативного влияния потом, в будущем, количество магической силы было критическим, и его, естественно, нельзя было применить к другому. Самолечение требовало концентрации, как минимум среднего размера резерва, и хорошего контроля своих сил. Понятное дело, что после магического боя, потратившийся раненый, если он не был конечно Богоравным, или тому подобным обладателем огромного запаса сил, не мог вылечиться сразу, и использовал традиционные методы, а уже после, восстановив магическую силу приводил себя в порядок. Стоит отметить ещё один бросающийся в глаза недостаток - получивший множество ранений не мог их вылечить все разом, да и тяжёлые случаи обычно лечились чередуя обычную медицину и магию.
   Даже сокровенных для игрока в РПГ лечебных зелий было не то чтобы мало, стоили они не дешевле чем свой дом в городе. И это не мешало им пользоваться воистину бешеным спросом, затмевая даже пресловутые зелья омоложения, и обеспечивать немногих способных их создать стабильным заработком.
   А крайним, как всегда, был один неудавшийся Чёрный Властелин с его удачными домашними питомцами вроде того же Делиоры. Вот не получается у меня после такого бояться этого Зерефа, только раздражение за провал магии и многочисленные чистки. Что это за магический мир без магов-целителей?
   Моё счастье, что я Ученик Дракона со всем полагающимся по наследству здоровьем (и даже регенерацией), и могу не волноваться на этот счёт.
   - Не думаю, что ты долго продержишься против меня, - с притворной жалостью начал Сиг. - Я даже думаю дать тебе немного форы.
   Похоже, его в конец утомило ждать пока я насмотрюсь на техническое великолепие обычного тренировочного зала Рыцарей Рун (я не завидую, о нет... ну почти), и он со всей своей деликатностью прервал мои размышления.
   - Ты украл мои слова, - ответил я.
   - Да неужто?
   - Именно.
   Ничего не отвечая, он зашагал к одной из свободных площадок, на которых махали железом Рыцари. Работали над собой эти парни усердно, почти не глядя по сторонам, и единственным кто удостоился самую малость заинтересованных взглядов был я. Сиг же, похоже был тут достаточно часто, чтобы не вызывать у них удивления.
   Мы встали друг напротив друга по краям этого ринга.
   - Тебе следовало воспользоваться моим предложением, и ты бы трепыхался бы дольше, - холодно процедил маг. - А сейчас ты будешь мгновенно повержен.
   - Охо-хо, это что, какой-то обычай, напустить на себя грозный вид, угрожать, а потом позорно слиться? - я принял самую на вид расслабленную позу. - Меньше слов, больше дела!
   - Да на здоровье! - Сиг вытянул перед собой окутавшуюся золотистым светом руку. - "Метеор"!
  
   - А здорово жахнуло в последний раз! - я дружелюбно кивнул, показавшись из пола, под который ушёл прячась от устроенной бомбардировки.
   - А ты снова цел, - мрачно отметил немного потрёпанный Сиг.
   - Я крепкий.
   - "Звездопад"!
   - Опять? - я спешно забурился назад.
   ...
   - Вылазь, мерзавец! - Сиг стоял с заклинанием наготове в центре разнесённой в крошку площадки. Соседней с той где мы начинали между прочим.
   - А оно мне надо? - философски спросил я, слегка подняв из пола голову позади него.
   - "Метеор"!
   БАМ!
   Наученный горьким опытом, он ударил мгновенно и не целясь. И что характерно, почти попал, разнеся в щебень последний целый кусок уже второй площадки, и едва не приласкав меня по голове. А "Метеор" бил больно. Ещё ни у кого в "Фантоме", за исключением Жозе, я не встречал такой плотной и концентрированной магической энергии. Стихийные заклинания против меня работали слабо, разве что молнии могли нанести какой-то вред, а обычную энергию я почти без труда мог рассеять.
   Но Сиг был чем-то особенным. Он почти полностью контролировал свою силу, что делало его "метеоры" невероятно болезненными. И хотя сильного урона я всё равно не получал, эти заклинания можно было сравнить с хорошо поставленным ударом под дых.
   Выдержав его первое заклинание, и не без труда разогнувшись, я выстрелил по нему двумя пулями. Сиг, было напрягшись, расслабился и пошутил, что "сбил мне прицел", когда они ударили в пол по сторонам от него. Однако, когда он увидел, с какой силой пули вошли в давший от этого трещины камень, в его взгляде появилось больше опаски. Но настоящим подарком для меня стало его удивление, когда мои снаряды выпустили импульс паралича.
   Пока он с недоверием заваливался назад, я успел преодолеть расстояние между нами, и схватив за одежду провести усиленный силовым толчком бросок.
   А дальше была моя очередь удивляться.
   Никто из магов гильдии, да и из прежних моих противников (Фенрейр - анти-маг, он не в счёт), не показывал ничего подобного. Идеально контролируя токи магической энергии в своём теле, Сиг смог сконцентрироваться и освободиться от моего паралича в тот момент, когда я уже почти положил его на лопатки, и засветить мне в брюхо "Звездопадом", массированной версией "Метеора". Единственное, что могло мне служить утешением - пока череда волшебных атак пинала меня по полу, поганца тоже должно было неслабо приложить от броска, да и сил он вложил не мало.
   Медленно подымаясь на ноги, я поймал взгляд так же неуверенно встающего Сига. Не теряя зря время, он решил снова угостить меня своим "Звездопадом", но я был как-то не в настроении снова встречать грудью это колдовство, и использовал трюк имени Сола, с места нырнув в пол.
   Дальнейшая схватка превратилась в быстрое уничтожение тренировочной площадки, поскольку Сиг слишком быстро реагировал на мои вылазки из под земли, и почти не давал мне времени на удар. А страдал от этого только зал, заклинания моего противника били в камень оставляя после себя воронки и трещины.
   Как-то незаметно мы переместились на спешно опустевшую от нашего буйства соседнюю площадку, и принялись доламывать её. Однако, его последний удар задел меня достаточно, чтобы заставить взбелениться, и вместо привычного уже мягкого выхода из пола, я вылез из камня разламывая и раскалывая его.
   - Ха, я ожидал, что ты будешь яростным бойцом и пойдёшь напролом, а вместо этого ты прятался под землёй как какой-то земляной червяк, - сплюнул Сиг.
   Да уж, выглядел он не очень, запыхался, выдохся, сил мало осталось, плюс несколько раз я его всё-таки задел, просто полоснув когтями по груди и ноге, но на боевой запал это не повлияло.
   - О, а ты всё такой же едкий шутник как погляжу. Жаль только сил у тебя осталось немного.
   - Будто у тебя ещё есть, - парировал тот.
   - Да я, в общем, ещё полон сил. - я расправил плечи и глубоко вздохнул. Режим восстановления рулит! - И в полную силу я ещё не дрался.
   - Ну да, конечно, - в этом одном коротком ответе была просто невероятная по выразительности насмешка. - И что же у тебя ещё припасено, давай, смелее!
   - Как угодно, - я шутливо поклонился и покрылся чешуёй.
  
   - Вот демон! - ругнулся Сиг уворачиваясь от мелькнувшей возле его лица клешни руки-кнута.
   Я специально приберёг "на потом" и чешуйку, и иные кроме когтей формы рук, и сейчас гонял этого весельчака по ещё не разнесённым участкам зала. К слову, у него тоже оказались ещё трюки в рукаве, странные теневые руки, какое-то подобие телекинеза, и легендарный приём каждого желающего пожить подольше мага - быстрое бегство! Окружив себя золотистой дымкой, он стал намного быстрее, и попытался разобраться со мной по-простому, то есть ударить со спины используя своё временное преимущество в скорости. Но против железной чешуи это было также бесполезно как и все его прочие попытки, а сам он едва не отбил себе ногу о мой хребет.
   - Ну-с, и как много сил у тебя осталось? - поинтересовался я протаранив одного из тренировочных големов, за которым пытался спрятаться Сиг.
   - Хв... хватит на тебя. Я ещё что-нибудь придумаю, - шатаясь от усталости, он спешно проковылял подальше от меня. - Эй, ты чего это делаешь?
   - Да так, - проворчал я, примериваясь к металлической башке развалившегося болвана. - Я же говорил, что когда голоден, меня одолевают ДРУГИЕ мысли...
   - Эй, ты чего? Ну... Это уже просто издевательство!
   - Вроде того, - согласно кивнул я начиная перекус.
   Сиг посмотрел на меня, прикинул что-то, и сел где стоял:
   - Ладно, пока ничья.
   Я едва не поперхнулся.
  
   Продолжить второй раунд и напинывание Сига не удалось. Недовольные превращением своего уютненького тренировочного зала в кучу битых камней Рыцари Рун решили прекратить это безобразие, но резонно прикинув свои шансы остаться невредимыми, проявили смекалку и привлекли к этому делу наше непосредственное начальство. Ещё более недовольный фактом своего отвлечения, Брейн прибыл со всей возможной скоростью только для того, чтобы увидеть, как я доедаю голову голема и угрожаю Сигу "козой". Тот в свою очередь, в долгу не оставался, и отвечал интересными словесными комбинациями, между делом я восстановил ему силы, и действие обещало обрести воистину былинный размах. К недовольству Рунных, Брейн был больше заинтересован в том, чтобы увидеть этот матч века, и с энтузиазмом начал готовить какие-то приборы для записи и анализа готовящегося.
   Возможно, я бы всё-таки использовал даже лютый расенган, разумеется для того, чтобы просто припугнуть одного "метеоритного" мага, а не убивать его, но... не сложилось.
   Прекращать наши безобразия пришёл целый Богоравный и Советник в одном лице, маленький и забавный старикан с кустистыми бровями и высокой шапкой, почти с него размером. Он что-то коротко сказал Брейну, и негласный глава Центра мигом собрал свою аппаратуру и ушёл восвояси нарочито громко стуча тростью, тем не менее, всей спиной выражая своё несогласие.
   Могучий дедуган кивнул Рунным, и те со всей им доступной скоростью свалили. Дедок ухмыльнулся, и постукивая простой сучковатой палкой пошёл к нам. Сердце Сига стучало так сильно, что я повернулся к нему. Сидящий от меня в десяти шагах парень, достаточно смелый и уверенный в себе, тем не менее сильно нервничал при виде Советника.
   - Да-а, устроили вы тут погром? Да, Сиг Харт? - дед улыбнулся ртом полным здоровых и крепких зубов, и перевёл взгляд на меня.
   - Это не я! - подняв руки выпалил я.
   - Чего? - возмутился Сиг, отвечать одному ему явно не хотелось.
   - Это был мой злой брат-близнец, - невозмутимо добавил я.
   Советник смеялся запрокинув голову, а мой недавний противник словно пытался проткнуть меня напряжённым взглядом.
   - Что? - резко спросил он.
   - Да ни чё! - отмахнулся я. - По моему, это ещё не настолько заезженная отмазка, а?
   - Отмазка значит? - нейтральным тоном переспросил Сиг и взорвался. - Да какой вообще смысл так откровенно обманывать и тут же в этом сознаваться?
   - А смысл - в шутке, - я с учёным видом поднял палец вверх. - Ты чего такой серьёзный?
   А дедок уже хохотал в открытую.
   - Ох, молодёжь, посмешили, - он опёрся на свою палку и положил подбородок на сложенные ладони. - Что же вы так неаккуратно-то, едва Рыцарей не задели.
   - Если бы кое-кто не начал перескакивать на другие площадки, - мстительно сверкнул глазами Сиг.
   - Да ладно, - я с удобством расположился на обломках голема и отщипнул от его металлических деталей. - Это же тренировочный зал, да? А для чего он ещё нужен, как не для того, чтобы разносить его в щебень?
   Смешливый Советник снова развеселился, а Сиг закрыл лицо ладонью и произнёс что-то уж совсем редкое.
   - Сиг Харт, я всё поражаюсь, откуда такой юноша может знать такие слова, - посерьёзнел Богоравный. - Но я вижу ты всё-таки исправляешься, и заводишь иную компанию кроме мастера Брейна. Не скажу о нём ничего плохого, но в своём рвении он может немного... позабыть о морали, а для молодого человека вроде тебя это может оказаться слишком тяжёлым.
   - Я понимаю, мастер Яджима, - с каменным лицом ответил тот.
   Названный Яджимой тяжело вздохнул и печально посмотрел на Сига.
   - Очень на это надеюсь. Ты уж постарайся уравновесить его порывы, ты кажешься достаточно благоразумным юношей.
   - Хорошо, - как-то сдавленно ответил молодой маг.
   - А ты, - старик посмотрел на меня сильным взглядом без малейшего следа возрастной немощи. - И как ты с таким характером попал в "Фантом Лорд"? Это очень сильная и жестокая гильдия с непрощающим ошибок мастером.
   - Да ладно, после визита мастера Боба Жозе стал настоящим душкой, - хохотнул я.
  
   Поправлюсь, Яджима очень забавный старик, если даже Сиг после моих слов прыснул, то деда вообще словно по затылку ударили. Он застыл с широко открытыми глазами и глупой ухмылкой, и кажется даже вдохнуть не мог. Когда его наконец прорвало, он неразборчиво приговаривая себе под нос махнул рукой, и ушёл прочь.
   - Хм, значит нам всё сошло с рук? - спросил я у всё ещё смотрящего в спину уходящего Богоравного Сига.
   - Наверное, - он пожал плечами, всё ещё витая в своих думах.
   - Здорово, - я оторвал ещё один кусок от и так порядком объеденного голема и с интересом посмотрел на соседа. - Эй, Сиг?
   - Чего?
   - Слушай, раз зал мы попортили, а нам за это ничего, может доломаем остальное?
   - Что? - окончательно вышел он из своих мыслей.
   - Я про то, что меня не устраивает ничья!
   Сиг посмотрел на меня очень долгим и очень внимательным взглядом.
   - "Метеор"!
  
   Глава 36
  
   Пожалуй, можно сказать, что 778 год выдался чрезвычайно богатым на события, как для меня, так и для Фиора в целом. Начавшиеся в прошлом году большие манёвры, несмотря на привлечённых к делу знаменитых командиров, привели к довольно неоднозначным результатам. Своей первичной цели - дать понять теряющим страх и совесть соседям, что армия и флот способны и без уничтожающей невеликую землю Фиора грозной дубины Этериона дать агрессорам по сусалам, военное командование добилось. Вот только как нынешний военный министр будет объяснять миролюбивому королю, который с начала своего правления только и искал повода чтобы сократить армейско-полицейский аппарат и начать подкармливать свои любимые гильдии магов и Совет, почему из-за разошедшихся вояк были разрушены и разорены хозяйства богатого юга?
   Просто потрясающе получилось.
   Дас Кахалад, один из потомственных графов севера и нынешний министр войны, был известен своей неприязнью к южным дворянам и любой буржуазии. Первые, по его мнению, получили слишком большую честь в виде наделов и титулов, и он с кликой таких же ретроградов всячески стремился сделать пожалованные им привилегии временными, без права наследованиями их потомками. Ну а вторые для него были не более чем обнаглевшие холопы и быдло, посягающие на положенные благородному сословию права. Для магов всё было совсем печально. Что любопытно, протолкнутый на свой пост уже после кончины прошлого короля, который ещё при жизни стал признанным стратегом и предпочитал обходиться без лишних генералов-дармоедов, министр Кахалад на словах всячески его превозносил, а на деле, получалось, выступал против королевских достижений.
   А как иначе было назвать то, что его реакционный союз давил молодое дворянство, состоявшее из отмеченных самим королём ветеранов, и притеснял промышленников и торговые союзы, на которых лежала солидная доля послевоенного восстановления страны?
   И если бы не противовес из возглавляемой герцогом Дортоном старой знати, часть которой участвовала во всех проектах прогрессивного короля и была его прежними собутыльниками, консерваторы бы вполне смогли продавить свои законы у его не настолько жёсткого наследника. Спровоцировали они в ответ Кахалада, или он сам так сглупил, а может это была даже, как утверждают его сторонники, "роковая случайность", но факт остаётся фактом - в глазах всего Фиора министр войны расправился с неугодным ему югом руками подчинённой ему армии.
   Совет магов протолкнул на эти манёвры свои разработки. Новейшее оружие магического типа отлично зарекомендовало себя на всех испытаниях, и должно было оспорить позиции продавливающей под себя международный рынок Джои. Алхимические открытия маленькой горной страны провозгласили начало эры пороха и огнестрельного оружия, немало обеспокоив всех высокопоставленных магов. Им не составило большого труда оценить возможности новых смертоносных изобретений, и маги поспешили доказать, что в деле массовых разрушений их собственные творения всё ещё на первом месте. Но лучше было бы, порази их оружие обозначенные мишени, а не мирные города. Мины - ловушки, столько лет верой и правдой служившие гвардии, и которыми были довольны мои знакомые капитаны, пришли в арсеналы теперь и обычных частей, но в несколько доработанном виде. Как они оказались раскиданы на полях с несобранным урожаем и в десятках деревень, чей труд обеспечивал едой всю страну, неизвестно. И что было ещё более неприятно, так никто и не смог объяснить, почему "новые" гвардейские мины подавали на командирский жезл сигнал перехода в режим сна, а сами оставались на взводе.
   В результате этих, и ещё нескольких умалчиваемых роковых случаев, почти весь маховик задействованной для манёвров фиорской армии пришёлся на её же южное население.
   Кахалад, ничуть не обеспокоившись пострадавшими, спешно отбыл в Крокас, где представ перед королём изложил настолько гладкую историю саботажа тёмными гильдиями, что Фиор начал закручиваться в вихре "охоте на ведьм".
   А пока он пытался выставить себя жертвой обстоятельств, и гневно отбрехивался от справедливых нападок презираемых им южных дворян, Локсай взял на себя командование оставшимися без большого начальства частями, организовал помощь для пострадавших, и попытался спасти то, что ещё можно было сберечь.
   К началу 778 года почти весь юг страны находился на полувоенном положении, временные лагеря для потерявших дома грозили обернуться постоянными, не хватало продуктов питания, одежды и лекарств, а набиравшие силу группы мародёров и бандитов, окончательно превращали "житницу" Фиора в опасное для жизни место.
   Совет магов не мог упустить такой возможности поднять свой престиж в глазах простых обывателей и укоренить в их сознании мысль, что маги не только потенциальные возмутители спокойствия, но ещё и надёжные защитники и помощники. И что ещё немало важно, продемонстрировать, что пока его политические противники, знать и богачи, пекутся о своём собственном благе и отнимают время у короля, Совет, признавая совершённые ошибки, самоотверженно делает своё дело. Но так как его собственных магов - всяких внутренних служащих вроде учёных Центра и прочих работников на производящих волшебный ширпотреб мануфактурах, а также Рыцарей Рун, было совсем не так много как хотелось, для спасения бедствующего юга были привлечены обычные гильдии магов.
   Первым откликнувшимся, что для меня лично не удивительно, был Жозе. Как глава крупнейшей и сильнейшей гильдии, настолько тесно связанный с Советом, что ходила шутка про то, что "Фантом Лорд" - отбрасываемая Советом тень, он был в курсе всей ситуации, и не мог не воспользоваться случаем насолить консерватору Кахаладу с его угрожающими магам проектами. Подозреваю, что ради одних только благодарностей южан и славы спасителя он бы даже не почесался. Как мастер "фантомов", Жозе создал для своей гильдии репутацию высокомерной, несколько мрачной группы наёмников - профессионалов, которые без надёжного аванса и с места не двинутся. И эта слава была вполне заслуженна.
  
   Тогда я как раз раньше срока возвращался из своей второй поездки в Эру. А ведь мне только-только удалось договориться с Брейном насчёт допуска в святая святых Центра, один из его исследовательских комплексов, располагавшийся в отдалённом горном регионе. Именно в таких укромных, размещённых в безлюдных землях местечках, собственно и занимались исследованиями, чьи результаты уже потом предъявлялись Совету. Но всю идиллию нарушил неожиданный вызов из гильдии, и мне пришлось отложить поездку в закрома Центра на потом.
   Мысленно прикидывая как сейчас приеду в Дубы и постараюсь поскорее разобраться с вызовом, я задумался о том, что было бы всё-таки неплохо взять сначала какое-нибудь задание, и уже немного подзаработав вернуться в Эру. После моей последней охоты на монстров, принёсшей мне почти сто тысяч драгоценных за само истребление нечисти, и ещё почти такую же сумму за продажу их тел на ингредиенты и трофеи, я нашёл для себя ту нишу, которую собирался занять среди магов.
   Вообще, охотников на чудовищ хватало, но драконья натура давала мне перед ними существенное преимущество. Не говоря уже о том, что я был одиночкой и забирал гонорар себе, а не делил его с напарниками, которых в группах охотников случалось иногда до десятка и более. Но для меня самой привлекательной стороной в этом деле была сама охота, тот упоительный азарт который ей сопутствовал, и глубокое удовлетворение от добычи.
   В довольно радужных мыслях я зашёл в гильдию, и даже сперва не сразу понял, почему испытываю некоторый дискомфорт. Видеть зал битком забитым было и в самом деле несколько обескураживающе.
   "И по какому поводу интересно такой сбор?"
   Впрочем, судя по растерянным и обескураженным лицам присутствующих, утолить мой интерес они не могли. Машинально кивая на приветствия, и отмечая множество впервые виденных мной "фантомов", я шёл к буфетной стойке, где приметил своих знакомых.
   - Тебе не кажется, что ты лезешь несколько не в своё дело? - Лиция не высока, и миниатюрной её тоже не назвать, но это не мешает ей нависнуть над младшим братом так, что он кажется совсем жалким. - Ещё раз, но в последний, я скажу - не суйся!
   - Эгей! Лиция, ты совсем его задавила, полегче, - проявил замашки миротворца Тотомару.
   - Ты тоже не суйся! - огрызнулась она.
   - А у вас всё по прежнему, как погляжу, - я тихо опустился на свободный стул и опёрся о стойку.
   - Ну надо же, кто снизошёл к нам, любимчика Жозе тоже вытянули из Эры, - ядовито произнесла Лиция.
   Насчёт любимчика, кстати, почти верно сказала. Мой успех в Эре показался Жозе достаточно тревожным, а узнав, что Брейн принял меня в качестве внештатного сотрудника, он, похоже, задумался над тем, что может совсем лишиться Дракона. В течении недели после своего возвращения из Центра, я выполнил четыре связанных с охотой на разных чудовищ задания, и всё бы ничего, если бы не уровень опасности моей добычи. Это были достаточно известные твари, не как Жеводанский Зверь конечно, и далеко не создания Зерефа, но тот факт, что все они были уничтожены менее чем за неделю, и к тому же всего одним человеком, добавил очков "Фантом Лорду". А значит и мастеру гильдии.
   Спустя ещё несколько охот, не настолько громких, но неизменно удачных, состоялся поворотный разговор с Жозе. Он не стал бы Богоравным, если бы не умел признавать очевидных вещей, своих ошибок, и того, что иногда нужно идти на уступки. Я же, вникнув в реалии этого общества, и понимая с кем имею дело, не торопился уходить и хлопать дверью - всё-таки я увяз в Фиоре. Сомневаюсь, что достаточно быстро нашёл нечто подобное, вроде обеспечивающей средствами гильдии и возможности поучиться у создателей заклинаний, в другой стране.
   "От добра добра не ищут", так я подумал.
   Но и полностью доверять Брейну, с его явственно плещущимся на дне глаз безумием, тоже не следовало. Требовался крепкий тыл вроде Богоравного, иное этого маньяка от науки бы не проняло. Не хотелось бы, чтобы он увлёкшись своими опытами попытался бы посмотреть, как я работаю изнутри.
   "И хочется, и колется" - не знаю, как устроился там Сиг, но я не торопился попасть в укромные и скрытые лаборатории Центра без какой-нибудь страховки. А уж сомневаться, что у учёных не мало сюрпризов для строптивых подопытных не приходилось. Конечно, можно было бы плюнуть на осторожность, распрощаться с "фантомами", и рискнуть довериться Брейну, а там уже в случае ловушки и побуянить. Но в этом случае меня стали бы гнать как того же Делиору, и даже бы подходящую легенду бы придумали. Странно, но в то, что всё обошлось бы без перегибов со стороны исследователей, я совершенно не верил.
   И как ни удивительно, но Жозе прекрасно понял мои метания, и пошёл навстречу.
   Кажется, Богоравный маг предпочёл оказать мне услугу, и тем самым создать у меня некоторое чувство долга лично ему. Он хорошо видел насколько я на самом деле оцениваю членство в его гильдии, и нашёл, чем меня привязать к "Фантом Лорду". Всё же иметь в своей гильдии Дракона ему хотелось намного больше, чем поставить наглеющего мага на место, и выгнать его вон. А я, к тому времени, посчитал, что ссора с магом такого калибра совсем не то, что мне надо.
   В итоге, Жозе мог рассчитывать на моё содействие в делах гильдии, а я на его покровительство. Думаю, те из "фантомов" кто ожидал, что так быстро поднявшийся новичок получит укорот, немало разочаровались. Единственное, что можно было считать минусом, так это складывающийся у меня образ любимчика.
   Как бы там ни было, но со своей обычной аккуратностью вмешавшись в семейный междусобойчик, я получил от раздражённой Лиции напоминание о своих достижениях.
   - Милая, всё в порядке, - попытался успокоить разошедшуюся подругу Карна. В последнее время они сблизились ещё сильнее и работали обычно в паре.
   Как-то раз, эксперимента ради и взамен съеденного мной, я создал для него особый меч. Материалом для этого клинка послужили хладное железо и мой собственный металл. Мне было до безумия интересно, возможно ли было создать оружие, которое совмещало бы в себе функции фокуса для мага, и одновременно анти-магического инструмента. Особого успеха я не достиг, всё же слишком противоположные назначения были, и пришлось сосредоточиться только на одном, на усилителе. Однако Карна был в восторге. Простой длинный меч оказался идеальным дополнением для его не самого сильного огненного колдовства, и служил хорошим проводником для чар.
   В качестве благодарности он сдерживал свою деятельную половинку, когда она становилась излишне ретивой. А Лиция была довольно амбициозным магом, она хотела собрать свою собственную группу и приглядывалась к членам гильдии с потенциалом. Вот только при моём желании оставаться одиночкой и симпатии к ней, было не слишком легко отстаивать свои позиции. И хоть её настроение от этого не слишком улучшалось, она это умело скрывала, и не оставляла попыток привлечь меня в свою создающуюся команду.
   - В порядке?! Карна, да нас отозвали с другого края страны, и даже не объяснили ничего, - вспылила Лиция.
   - Не вас одних, молодые, - прозвучал голос позади меня.
   Я знал этого мага, Гир Вилкин, он был одним из старожилов "Фантом Лорда", участвовал вместе с Жозе в основании гильдии, был силён, опытен, и шефствовал над северными отделениями.
   - Мастер Жозе вызвал всех членов нашей гильдии, но почему-то я ещё не вижу здесь старика Грена, - спокойно произнёс он.
   Видел я раз и этого Грена, старый, с длинной белой бородой, практически классический волшебник из сказки, этот ветхий дед руководил делами гильдии на юге. Как он сам говорил: на север его никаким барышом теперь не затащишь, мол его старым костям там слишком холодно, и лучше он погреет их на юге.
   - А ты его больше и не увидишь! - мрачно прогремел голос Жозе.
  
   Была ещё одна причина, по которой "Фантом Лорд" в полном составе отправился на помощь пострадавшим. В разрушенных городах находились представительства гильдии, и погибло почти три десятка её членов, в том числе и старый Грен.
   И выполняя свои обязательства перед гильдией, на юг отправился и я.
  
   7 число 7 месяца 778 года.
   Знаменательная для меня дата. Целый год минул с тех пор, как опоясавшись цепями, в одних штанах я покинул дом и отправился в большой мир имея при себе только голос в голове и голокрон с напутствиями сестры. И встречал я этот день конвоируя группу из двух десятков в конец обнаглевших разбойников, повадившихся нападать на недавно отстроенные деревеньки.
   Обеспечение безопасности было, пожалуй, одним из самых востребованных заданий для гильдий. Мародёров, грабителей, разбойников и иной бандитской шушеры более чем хватало. Ещё как-то подозрительно вовремя объявились стаи монстров-падальщиков, сошли с ума дикие звери, и даже стали появляться новости о виденной в глуши нежити. Но самой большой проблемой стала неизвестная болезнь, сжигавшая изнутри человека за считанные часы.
   Упирая на все эти факты, граф Кахалад всё же сумел обвинить тёмные гильдии, и даже собирался вернуться в пострадавший регион, чтобы возглавить спасательные работы. Остановили министра новости о настроении Богоравного Жозе, который бы не преминул устроить ему несчастный случай, едва только граф оказался бы в зоне досягаемости чар мастера "фантомов".
   В той мешанине из окутывавших случившееся слухов, было слишком трудно разобрать, где была правда на самом деле, и кто стоял за всем случившимся. Армия верила в некомпетентность министра и безалаберность Совета, давшего недоработанное оружие, а пострадавшие обвиняли армию и надменную северную знать, считавшую южан вторым сортом и втихую использовавшую тёмные гильдии.
   Вот тут-то и проявилась стратегия Совета магов. Что-то делающие, оказывающие реальную помощь маги были перед глазами разорённых людей. Они были рядом с ними, жили в тех же условиях, делили те же тяготы, и становились намного ближе и понятнее всяких лордов, продолжавших вести свои споры.
   И эти политика очень быстро стала давать свои плоды.
   Постепенно, помимо "Фантом Лорда" стали подтягиваться и остальные гильдии. Разумеется, что без такой сильной поддержки какую получал Жозе они не могли выйти всем составом, но были и исключения, те кто тоже попал под каток манёвров, и просто не мог остаться в стороне.
   Однако, спустя первые пару месяцев слаженной совместной работы, маги вернулись к своей обычной грызне и ссорам. Но говоря по правде, это "Фантом Лорд" довольно беззастенчиво и нагло тянул одеяло на себя, отбирая себе самые видные задания, и тем самым оттеняя другие гильдии на второй план. И когда чувство причастности к общему делу перестало тешить самолюбие магов, начались склоки. Поначалу дальше простого недовольства эгоистичным поведением "фантомов" это не заходило. Присланные из своих гильдий небольшими группами, обычно десятками и менее, они ничего не могли сделать против полутора сотен магов из Дубов. Ещё несколько недель прошло пока преодолев обычное для гильдий недоверие друг к другу не-фантомы не выработали свою линию поведения. Не желая открыто вмешиваться в проводимую через Жозе политику Совета, они воспользовались теми традициями магов, против которых не могли возражать ни Богоравные, ни даже король.
   И правда, отказать в праве на дуэль между равными не мог никто.
   "Фантомов" собирались просто и демонстративно повыбивать, и пока они бы восстанавливались, их контракты спокойно и без особых проблем с Советом прибрали бы к рукам другие гильдии. Лично для меня это означало проблемы с теми, кто хотел померяться силами с Убийцей Драконов. Сначала всё было забавно и интересно - новые маги с неизвестным мне волшебством, новый опыт и всё такое. Но позитив упирался в одну проблему.
   Нечеловеческая выносливость и усиленная Металиканой защита позволяли мне выдержать очень многое, и даже если я не мог достать соперника, дождаться пока он не выдохнется труда не составляло. И вот парадокс, я честно оцениваю свои способности, и они, по моему, не особо велики. Но толстая шкура сводила на нет практически весь урон, и уже сейчас задать мне жару могли только сильные маги. Во всяком случае, среди тех кто желал меня испытать, и бросал мне вызов, таких не нашлось.
   Когда она говорила, что подымет мои шансы, я и в самом деле даже не представлял, что именно она со мной сделает. Для большинства моих противников было проще пробить своим лбом стену, чем причинить мне сколько-нибудь ощутимый вред.
   В общем, мои слишком лёгкие победы только подливали масла в огонь между гильдиями, обстановка ощутимо накалялась, и я, не имея особого желания в этом участвовать, набирал побольше заказов и подольше не показывался в отстраивающихся городах. В последний раз, когда я задал хорошую трёпку двум самоуверенным братьям-магам даже не узнав из какой они гильдии, мне на глаза попалось весьма привлекательное задание. В западных холмах была замечена банда Хальва из Энки.
   Этот Хальв был настоящей легендой. Более десятка лет назад он приплыл в Фиор купцом с экзотическими товарами. Удачно поторговавшись, он перед отплытием поддался на уговоры своего нового компаньона из местных, и решил посетить Красный берег, курортную зону с игровыми заведениями на каждом шагу. Итог был столь же закономерен, как и банален. Купец из Энки проигрался в пух и прах, поставив на кон сначала весь свой заработок, потом купленные товары, корабль, и даже себя. И хотя рабства в Фиоре вроде бы как и нет, долговых ям никто не отменял. Несчастный иностранец попросил выпить, и в отчаянии попытался зарезаться горлышком разбитой бутылки. На свою беду, его попытался остановить сын одного владетельного барона, и сам, споткнувшись, упал на "розочку". Дальнейшие приключения Хальва были настоящим примером того, как жизнь может жестоко шутить над человеком - он бежал из застенок желающего мести барона-отца и случайно спалил его замок, он был объявлен врагом Фиора за преступления против благородного сословия, неоднократно был заключён на рудники и бежал из них, на него охотились как на дикого зверя, и в итоге он стал самым разыскиваемым преступником в стране затмив всех тёмных магов.
   Я почти польщён тем, что именно мне случилось взять его живым.
   Гонялся я за его бандой около двух недель, они петляли лучше зайцев, прятались лучше змей, а опасность чувствовали просто бесподобно. У Хальва было три достаточно сильных и умелых мага, поднаторевшие в постоянных бегах от всевозможных преследователей, они стали для меня настоящим вызовом. Но всё же они были обычными людьми, и привыкли уходить от таких же людей.
   Сумев обставить меня, они перешли в разряд добычи, и я полностью погрузился в инстинкты охотника. Их обманки больше не действовали, их ложные петли и разделения отряда не могли меня обмануть, я не давал им отдохнуть и выводил на армейские посты. На местах их коротких стоянок обнаруживались заметные следы, забытый мелкий мусор. А потом я нашёл разбитую склянку из-под недорогого, но действенного зелья бодрости. Они начали терять осторожность, и мне уже не составило труда вычислить их дальнейший путь.
   В конце концов они сделали остановку, чтобы ещё принять своего допинга.
   Ровно в том месте, где я погрузившись под землю и ожидал их.
   Особенно мощной оглушающей волной я накрыл их в тот же миг, когда резко вышел на свет. Кажется, когда они поняли, что парализованы и ничего уже не могут сделать, бандиты испытали облегчение, их долгий бег закончился.
   Я не стал уже особо зверствовать, просто сковал их между собой за ноги созданными цепями, и оставил отдыхать. С магами было самую малость посложнее, я воткнул в них иглы, и пообещал, что если попытаются колдовать, их парализует. Пример попытавшегося испытать судьбу, и мгновенно повалившегося лицом вниз колдуна, был достаточно убедителен.
   Только так получилось, что зря я вёл себя настолько гуманным образом. Бандиты Хальва были под стать ему, у каждого не по одному приговору, и никому из них не хотелось назад на рудники. Хотя учитывая всё учинённое ими мародёрство и разбой, им светила только смертная казнь. Короче, работники ножа и топора, решив, что я никого не убил потому, что у меня на это просто кишка тонка, попытались придушить меня моими же цепями.
   Ну, в каком-то смысле, я почти был благодарен им за этот урок.
   Правда встретившийся нам солдатский патруль был несколько иного мнения насчёт моей благодарности. Процессия из крепко избитых, с заплывшими от синяков глазами, и со свороченными набок носами разбойников, вызывала жалость даже у попадавшихся сердобольных крестьян. Вот только стоило им услышать кого именно я веду, как всё их сочувствие испарялось, и пейзане мигом припоминали причинённые им этими самыми лихими людьми беды. И даже на то, что я подгонял своих пленников тонкой цепью, смотрели с куда большей симпатией и одобрением.
   Несмотря на побои, бандюки шли резво, выражая им свою "признательность", я щедро прошёлся по ним ментальной встряской. Отточив этот приём на гораздо более стойких монстрах, простых людей я мог смять с пугающей меня самого лёгкостью. И в отношении и без того измотанной банды Хальва это было ещё проще. Думаю, даже без вспарывающей время от времени над их головами воздух цепи, они бы шли со все возможной скоростью, лишь бы снова не испытывать насланного мной мозголома.
   К полудню, когда до ближайшего города, почти восстановленного Ченгаза оставалось около часа неспешной ходьбы, знаменитый Хальв вернул себе достаточно духа, чтобы попытаться меня подкупить в довольно знакомом стиле.
   - Я почти ни о чём ни жалею, о неизвестный мне маг, - нараспев начал он. - Правда обидно мне, что сто миллионов драгоценных, накопленных мной в своих похождениях так и останутся в надёжном тайнике.
   Не чувствуй я в его словах лжи, или даже не ожидай попытки обмануть, может быть... Да не, я бы всё равно довёл дело до конца.
   - Совесть-то поимей, "сто миллионов". Будь у тебя такие деньги, давно бы в Энку вернулся, - лениво ответил я.
   - Горе мне, в благословенной Энке я объявлен преступником, и если вернусь домой, то меня казнят самым ужасным способом, - вздохнул знаменитый бандит.
   - Хм?
   - Барон Ознет, отец того несчастного юноши, что на свою беду пытался спасти меня, сделал всё возможное, чтобы о моём позоре не только узнали у меня дома, но и считали ужасным негодяем достойным самой страшной смерти, - непринуждённо пояснил Хальв в ответ на мой невыразительный вопрос. - И кроме того, сбежать из Фиора мне всё равно было бы затруднительно.
   - Ну да, клейма, - мрачно кивнул я, и рассеял цепь. По прежнему имея небольшой, по моим ощущениям, запас сил, я нашёл выход во "временном" металле. Пока что этот трюк на грани способности к обращению металла в энергию был моим самым многообещающим козырем. Чрезмерно затратное создание материи больше не было моим ограничением, ну по крайней мере, не таким полным. Обычно металл отдавал мне более трёх четвертей затраченных сил, и этот возврат потихоньку близился к идеалу, к полному восстановлению. Но делая его кратковременным, по сути существующим только те считанные мгновения, нужные для ранения цели и переноса на неё заряда (в случае метательных снарядов), или же существующим только в моих руках, я ещё сильнее уменьшал расход своих сил. И когда я сковывал бандитов, эта экономия была воистину бесценна.
   - Да, клейма из рудников, - кивнул Хальв и распахнул одежду. - У меня их на груди восемь, за каждое заключение, и на пол спины одно. Особое. За убийство того молодого баронета.
   Мерзкая вещь эти клейма. Вроде бы просто значок на коже, только картинка, а на деле отсроченная отрава, весьма болезненно убивающая меченного стоит ему выйти за границу страны. Их нельзя свести, основой для них служат особые кристаллы лакримы, растворяющиеся в организме человека, и сохраняющие свои свойства пока жив носитель.
   И напрашивающаяся параллель с татуировками магов гильдий была совсем не радостной.
   - Молодой маг, конечно ста миллионов у меня нет, но поверь, если ты позволишь нам уйти, не обижу, - разбойник резко остановился.
   С тихими ругательствами и шепотками, за ним послушно остановилась и его банда. Хотя у скованных между собой за ноги и выбора не было.
   - Не понял, - я поднял бровь. - Было разрешение остановиться? Мне ещё раз подбодрить, цепью?
   - Послушай парень, я могу предложить очень много, не менее десяти миллионов точно. Подумай. Если ты нас отпустишь, и скажешь, что мы сбежали, в этом даже сомневаться не будут, - облизывая губы начал Хальв.
   - Ой, ну ты и вовремя же задумался об этом. Мы уже и посты прошли, да и обычные люди видели, как я веду вашу шайку. И до города всего ничего осталось, - перебил его я.
   - Я же знаменитый Хальв! Я сбегал из всех тюрем где меня держали. А сколько раз меня ловили как сейчас, и я уходил практически из рук стражей? И неужели ты думаешь, что все эти ловцы были кристально честными и не брали от меня денег, чтобы позволить "снова уйти от закона"? Можешь даже не совсем меня отпускать, просто дай мне фору, хотя бы сутки.
   - Не мужик, не получиться, - в моих руках появилась новая цепь с тяжёлым зазубренным крюком на конце. - Я Ученик Железного Дракона, и я не теряю свою добычу. Так что не стоим на месте, идём дальше.
   В эмоциях банды преобладала странная смесь из своеобразного фатализма, обречённости, и настроения "да ладно, в первый раз что ли". Разбойники взяли хороший шаг, похоже, что их основные надежды избежать очередного заключения были связанны с талантами их главаря. Теперь же они настроились поскорее дойти до города, чтобы сдаться на руки страже, и наконец-то отдохнуть. Если бы только от них ещё так отчётливо не тянуло опаской в мою сторону. Ментальное сотрясение не прошло для бандитов даром, и, думаю, даже спустя ещё несколько лет, вспомнив меня они будут снова испытывать отголоски моей злости.
   - Я не ослышался, ты сказал "Ученик", не "Убийца"? - медленно и осторожно спросил Хальв не сбавляя шага.
   Испытываемая бывшим купцом смесь из чувств была настоящим клубком. Удивление, недоверие, оттенок страха, и какой-то неподдельный застарелый трепет, корнями уходящий в самое дальнее прошлое Хальва.
   - И?
   - В Энке не любят Убийц Драконов, но будут рады тем, кто по прежнему зовётся их Учениками, - глядя вперёд тихо произнёс главарь банды. - в конце Войны Чёрного Мага, когда орды чудовищ едва не уничтожили мою страну, Железный Дракон остановила их. Она спасла мою родину.
   - О, Металикана, о чём ещё ты умолчала? - задал я вопрос в небо. - Где ты ещё успела отметиться, ехидна?
  
   - Ну засада, а я думал, что пирсинг на теле только моё, - удивился я.
   - Нет, в Энке такие украшения носят все. Железный Дракон отметила таким образом самых достойных в её глазах. А потом это стало уже традицией. - упоминая Металикану Хальв дрогнул. Хорошо же она там порезвилась, если осталась в памяти жителей страны фигурой, спустя столько лет вызывающей почтение и дрожь даже в таком лихом человеке.
   - А где твой тогда? - на бандите и впрямь не было даже серег.
   - Выдрал барон Ознет, когда я был у него в гостях, - беспечно пожал плечами Хальв.
   Десятилетие беззаконной жизни не пощадило его, и я особо не приглядывался к многочисленным шрамам на его лице. Через левый глаз бандита проходил тонкий разрез, из-за чего он сильно окривел. Правого уха не было, и судя по характерному следу, в следствие огня. Зубов же у него было до прискорбия мало, и тоже не в лучшем состоянии.
   - О как. Знаешь, когда я закончу в Фиоре, пожалуй надо в Энку нагрянуть, - я почесал скулу. - Мало ли, чего сестра могла у вас оставить.
   - Кхм, а может ты меня тогда отпустишь, а?
   - Не нуди, лучше подготовься к своему новому побегу.
  
   Поимка Хальва произвела свой эффект.
   На настоящий момент Ченгаз считался почти восстановленным - отстроена ратуша и большая часть жилых домов, но ни стен, ни ворот ещё нет. Вместо них присутствуют временные укрепления, умело воздвигнутые ещё гвардейцами, позже усиленные прибывшими магами. На памятных мне ещё по зарвальскому делу башенках дежурили солдаты, и для них приближение к городу странной группы оказалось достаточно подозрительным, чтобы выслать скромный отряд приветствия.
   Три десятка настороженных воинов быстро окружили ведомых мной бандюков. Зря Хальв попытался спрятать свою достаточно известную физиономию. Заметив, как он укрывается за спинами остальных, один из солдат толкнул его с такой силой, что главарь выпал из общего строя.
   - Ну надо же, сам неуловимый Хальв, - с издевкой пропел командовавший сержант и развернулся ко мне. - Поздравляю, этот скот у нас с самой зимы как заноза под ногтем.
   "Скот" ответил усталым и ненавидящим зырком одного единственного глаза.
   - Ха, почти полгода я гулял у вас под самым носом, и вы даже на мой след напасть не могли. Я приходил, брал что хотел, и никто, никто меня не мог остановить. Я вас всех оставлял в дураках! - он тяжело повернулся на бок, и опираясь на руку одного из своих бандитов поднялся на ноги.
   - Ах ты выродок... - в бешенстве замахнулся сержант копьём.
   - Не так быстро, военный, - я перехватил его оружие и рывком развернул лицом к себе. - Это моя добыча, и не стоит тебе тянуть к ней свои руки.
   - Отпусти, маг! Этот ублюдок издевается над нами!
   - Его скоро может быть казнят. Так не всё ли равно, что он там говорит?
   Сержант с шумом втянул воздух:
   - Казнят его скоро, как же. Хальв - враг знати, его с шайкой захотят красиво отвезти в Крокас, а этот змей по дороге всё равно снова сбежит, - он зло сплюнул. - Давно пора просто на месте вешать всю эту падаль, а то развели суды. А дальше-то что? Этих уродов просто отправляют в шахты, а они оттуда через год-два сбегают.
   Когда я впервые посчитал, что вышел к людям в начало своеобразной Эпохи Просвещения, то был почти прав. Политика большинства государств стала значительно мягче, в ней появилось больше свобод, и даже самые закрытые и изолированные страны стали постепенно прогибаться под новые веяния. В умах людей поднимались идеи гуманизма и духовных ценностей, на многие вещи стали смотреть иначе и благосклоннее. И благодаря словоохотливости Брейна я прекрасно знал, сколько труда стоило магическим ведомствам самых влиятельных стран повлиять на культуру и взгляды своих людей. Ведь именно маги и являлись негласными изгоями в этом довольно закостенелом обществе.
   И одним из достижений нового времени считалась отмена смертной казни. Вот только не надо было смотреть а это событие сквозь розовые очки, избежавшие смерти по сути становились настоящими государственными рабами, самыми бесправными существами в этом мире, и по своему социальному положению находились где-то между инструментом и игрушкой. Ну а если этот инструмент или игрушка случайно сломается, то кому какое дело до какой-то вещи? И правительствам эта идея пришлась настолько по душе, что единственными свободными работниками в рудниках были только служащие администрации и охрана.
   С другой стороны, усложнилась работа стражи, охотников за головами, и им подобных линчевателей. Раньше они имели право устранить пойманного преступника на месте, либо при желании соблюсти правила, вздёрнуть на ближайшем дереве и повесить ему на шею табличку просвещающую прохожих о личности казнённого. Ну или как вариант - доставить в город, подержать его в темнице, оповестить о намечающемся развлечении горожан, а уже после устроить традиционную казнь. И так как действовал принцип "живым или мёртвым", в поимке преступников допускались любые средства, и потому нередко охотники за головами оправдывали своё имя буквальным выполнением работы. Но новые законы ограничили эту вольницу, королевствам требовалась дармовая сила, и излишне ретивые сами рисковали попасть в розыск.
   Однако, складывающаяся ситуация на юге была достаточно тревожной, чтобы ещё недавно славившие новые гуманные законы люди стали требовать возвращения и казней, и возможности разбирательства на месте. Словно гуманизм был всего лишь модой, веянием не выдержавшим испытания временем.
   Кроме того, в последнее время действительно как-то подозрительно часто стали случаться побеги из переполненных рудников. И это не могло не волновать стражей правопорядка, было не очень здорово, когда угрожавший расправой во время задержания преступник как-то скоро сбегал из места заключения, и пытался осуществить обещанное.
   Так что негодование сержанта было мне понятно, самых опасных рецидивистов предпочитали случайно убить, и обезопасить себя от их мести. Другое дело, что я не считал их способными мне навредить, в принципе. Может это и была гордыня, но я мог оправдаться перед собой ещё и жадностью, за каждого пойманного платили немало драгоценных, и я не видел причины отказываться от лёгкого заработка. А всяких мстителей я не боялся.
   Когда мой сопровождаемый стражей отряд вошёл в город, поглазеть на пойманного Хальва с бандой сбежалось немало народа, и пока я вёл их на площадь к ратуше, число жадных зевак постоянно росло. И не могу сказать, чтобы меня это радовало. Восстанавливающийся Ченгаз не был образцом опрятности и в нём хватало резких запахов, однако притерпевшиеся жители их и не замечали. Но особенно скверно стало в последнее время, когда начали уходить беженцы. Перед холодами они переселились поближе к восстанавливающимся городам, так было легче пережить голодную зиму, но как только начало теплеть, люди потянулись обратно, на уже очищенные армией и магами земли. А после себя они оставляли натуральные горы мусора, своей вонью пропитавшие казалось всё, и города, и их жителей (косвенно, это и было причиной, почему я старался проводить в городах поменьше времени).
   Но что удручало меня, сопровождающая толпа продолжала увеличиваться, казалось, что каждый незанятый человек считал своим долгом выйти на улицу, узнать причину шествия, и присоединится к нему. Знаменитый Хальв был не брезглив, да и причин любить Фиор у него не было, и как итог, его преступления были отмечены дерзостью и немалой, пугающей обывателей жестокостью. И теперь, когда он шёл закованный в цепи, эта слава служила свою службу. Эмоциональный фон людей пылал гневом и злобой, больше полугода они были лишены привычного быта и нажитого имущества, и теперь тот, кто кормился на их горе изловлен и беспомощен. Сначала они просто говорили, лишь слегка понижая голоса рассказывая соседям о "подвигах" бывшего купца, и о том, что он успел сделать здесь, на юге. Каждое слово будто подпитывало собирающуюся в людях волну гнева, и их голоса становились всё громче. А в какой-то момент в руках горожан появились камни.
   Следует заметить, что идти рядом с такой точкой негатива и так было удовольствием сравнимым примерно с ночёвкой возле выгребной ямы, но тут кто-то из метких метателей ещё и попал в меня.
   Моя реакция была естественной и больше инстинктивной, чем рассудочной. Пребывание в дурно пахнущем городе раздражало и подавляло меня, а эмоции горожан, столь щедро выплёскиваемые на идущих за мной разбойников, ну никак не способствовали душевному равновесию. Запахи, шум, голоса, гнев, страх, ненависть, всё это собиралось в непередаваемый фон, до предела натянувший мои нервы.
   И ударивший по плечу камень стал своеобразным спусковым крючком, позволившим мне, пусть всего лишь и на мгновение, но дать в одном ментальном крике волю своим чувствам.
  
   Но по крайней мере моя несдержанность позволила спокойно довести разбойников до площади. Всего одна вспышка направленной злобы, и горожане отступили, а я вернул себе спокойствие. И даже посеянное среди людей смятение не могло поколебать моего выправившегося благодушного настроения.
  
   - Газилл, не делай такое самодовольное лицо, - зашипел Тотомару. - Думаешь никто не знает, что это ты напугал половину города? И то, что ты поймал Хальва тебе не поможет, если на тебя будут жаловаться!
   - Да с чего ты кипишь? Остынь, Тотошка, - я поближе пододвинул следующее блюдо, и продолжил трапезу. - Не докажут!
   - Ох, пока ты гонялся за этим парнем, у нас тут произошло несколько стычек с другими гильдиями, - огневик потёр плохо зажившие царапины на своём лице. - Стоило мастеру отбыть в Крокас, они стали вести себя совсем нагло. А потом один из этих полудурков вздумал приставать к Лиции...
   - Ой-ёй-ей...
   - Ага, этот несчастный дурень даже не понял, чем его отклятало, - злорадно ухмыльнулся Тотомару. - Лицию ты знаешь, она хоть и выглядит цветочком, но может сделать очень больно, а тут это дело ещё и Карна с Солом одновременно увидели.
   - Бедный мёртвый паренёк, - фальшиво вздохнул я.
   - Да не, живой он остался, но его дружки, и не только они, решили с нами поквитаться. Но не додумались ни до чего более толкового, чем в открытую напасть на наших.
   - Вот как...
   Мда, это было не очень хорошо, но ожидаемо. Все в гильдии прекрасно понимали куда ведёт их такое заносчивое поведение, и что случиться, едва Жозе отбудет по своим делам. Когда разногласия между магами только начали появляться, "фантомы" сразу действовали жёстко и грубо, таким образом, как бы проводя черту между собой и другими гильдиями. Чувствуя численный перевес и поддержку Совета, первые номера Фиора всеми путями показывали и утверждали своё превосходство. И каждый маг "Фантом Лорда" знал, что очень скоро даже присутствие Богоравного Полы не удержит пока ещёразрозненные гильдии от того, чтобы спросить с них за высокомерие, и проверить, достойны ли они звания сильнейших.
   - Короче, было несколько стычек в которых пострадали местные и были разнесены пару домов, - Тотомару зажёг небольшой огонёк, и принялся катать его по ладоням. - Хорошо, что "Фантом Лорд" на хорошем счету, и Гиру удалось быстро замять случившееся. Но теперь нам не стоит так явно колдовать, и тем более против мирных жителей.
   - Интересно, что они будут делать, когда Жозе вернётся?
   Маг огня расхохотался:
   - Эти выскочки уже удрали, ты же знаешь мастера - "Никто не ударит меня безнаказанно!". И причины ждать его возвращения у них не было.
   - Ну да, - кивнул я. Статус Жозе позволял ему стать формальным старшим среди магов на юге, а приданные Советом полномочия сделали его таковым по факту. И никто не сомневался, что он проявит свою уже легендарную мстительность, которая до сих пор удерживает самого графа Калахада в своих владениях на севере, к тем, кто посмел напасть на членов его гильдии. Никакого благородства, просто Пола не терпел и тени соперничества, и горе было "фантомам", которым случилось опозориться проигрышем другим магам.
   - Кстати, а с чего он вообще уехал? Нет, я понимаю, Совет вызвал, но его же вроде бы не должны были тревожить, тут просто больше некому управляться со всей нашей ордой, - Локсай, да и другие армейские командиры, помимо своих основных немалых забот, отнюдь не горели желанием брать на себя ещё и несколько сотен своевольных магов, людей привыкших заботиться только о себе, и соблюдавших только свои интересы. Достаточно вспомнить с какой неохотой они "позволили" мне вмешаться в их дела в Зарвале.
   - Вот смотрю я на тебя, Газилл, и поражаюсь, вроде бы и книги читать любишь, и сам не совсем дурак, а о том что в стране делается как будто и не слышал, - фыркнул Тотомару. - Хотя, ты так много времени на своих охотах проводишь, что удивительно, как не одичал совсем.
   - Мне так интереснее, - я пожал плечами, и отодвиул от себя опустошённое между разговорами блюдо. - Не хочу тратить своё время на всякие мелкие склоки с другими гильдиями. Я и так уже многое потерял из-за того, что как член "Фантом Лорда" торчу здесь, на юге, в то время, когда мог бы копаться в хранилищах Эры.
   - Ну, приготовься к тому, что потеряешь ещё, самое малое год, - собеседник мягко свёл ладони и потушил огонёк.
   - С чего бы это? Наша работа здесь почти закончена, города считаются восстановленными, и ещё максимум месяц мы подчищаем монстров, а потом вернёмся по домам.
   Тотомару посмотрел на меня с самым коварным выражением лица, и я уже предчувствовал очередную, оттягивающую мою поездку в Центр новость.
   - Совет созвал всех Богоравных, чтобы исполнить волю короля, все верноподданные маги Фиора должны будут участвовать в охоте на тёмные гильдии.
   Я заскрипел зубами и сжал кулаки.
   Верность гильдии соблюдаемая только для того, чтобы умерить пыл Брейна и без помех изучить накопленные Центром знания, не оставляла мне особого выбора.
   "Ну что же, придётся посодействовать как можно более быстрому завершению этой охоты".
  
   Глава 37
  
   - А хорошо рубятся... - протянул Сол. - Даже немного завидно.
   - Хорошо-то хорошо, но как-то однообразно. Хотя и ярко, - поморщился я от слишком яркой вспышки.
   Перед постоялым двором в тренировочном поединке сражались два огненных мага, Карна и Тотомару. До не давнего времени, всё что их объединяло - стихия колдовства. Но даже в этом они различались: крепкий и напористый Карна, владеющий несколькими классическими заклинаниями огненной стихии и дополняющий их клинком, против невысокого и худощавого Тотомару, больше склонного к размышлениям и обученного только современной магии огня. Но с недавних пор, когда Жозе объединил нас в одну группу под командование Гира Вилкина, оба стали перенимать методы друг друга. И вершиной этого обмена опытом стало создание мной сабли для Тотомару.
   Совершенствование меча Карны было для меня интересной задачкой, я постоянно подгонял и приноравливал его к хозяину, изменял и улучшал его свойства, и таким образом получал опыт в создании предметов. И когда Тотошка под давлением приятеля принялся за освоение холодного оружия, я, в порядке получения опыта и шлифовки навыков, сделал подходящий для него клинок. И лучше всего ему подошла сабля, кривая, с утяжелённым концом, она придала своеобразную завершённость его стилю. В отличии от прямолинейного Карны, Тотомару, можно сказать, воплощал коварство огня, его умения позволяли продолжить обычный удар мгновенным высвобождением пламени, и постоянно атаковать противника быстрой чередой опаляющих и ослепляющих взмахов. Там, где первый полагался на чистую взрывную мощь огненных заклятий, второй предпочитал обжигать жаром и постепенно истощать силы своего противника.
   Однако, в их поединках были свои тонкости и особенности, мастерский Огненный Щит, который навешивал на себя классический маг, сводил почти на нет эти приёмы, а не самый большой запас сил у адепта "видов" редко давал возможность показать что-то большее. Но Тотомару этого иногда хватало, гораздо более грубый, и более затратный, его стиль мог перегрузить продвинутую защиту Карны, и давал возможность достать простым (ну насколько это можно было сказать о оружии моей работы) железом. Вдобавок, современная школа колдовства развивала у него интересный навык - управление огнём. И Карне приходилось быть ещё более расторопнее и агрессивнее, иначе при должной концентрации Тотомару мог запросто запечь его в собственной же защите.
   Вот и сейчас, при первых признаках перехвата управления, ему пришлось спешно сбросить свой Щит, а всем наблюдающим прикрыть глаза, очень уж ярко это происходило.
   - Да дадите вы уже мне наконец-то поспать?! - свесился из окна второго этажа несчастный Ария.
   А ещё, помимо яркости, магия огня всегда славилась громкостью. Порой просто оглушающей громкостью.
   - Ария, сонливый ты медведь, уже почти полдень, и вообще, надо было ложиться не перед самым рассветом! - мгновенно вскинулась Лиция.
   На мгновение не выспавшийся маг и влюблённая ведьма скрестили взгляды.
   - Да ладно, ладно, чего ты... - воздушный стушевался и скрылся в комнате.
   - То-то же, - она очень не любила, когда что-то, или кто-то, мешали ей наблюдать за тренировками Карны.
   - Между прочим, молодёжь, наш товарищ своим появлением нам как-бы даёт знак, пора и перекусить давно. Тем более, что наш другой товарищ, - кивнул Гир в мою сторону. - Снова отправившись ночью на охоту, добыл для нас отличную дичь.
   - Ага, добыл для нас, как же, - недовольно забурчал накрывающий на стол Сол, и покосился на меня. - Просто он поймал больше чем мог сожрать на месте, а так оставить в лесу добычу жадность заела.
   - Что-то я не видел, чтобы ты был против, - фыркнул я присаживаясь за лавку. - И вообще, наслаждайся графским мясом пока есть возможность. Когда мы тут закончим, так просто поесть кахаладской дичи тебе уже не удастся.
   - Ну как раз закончим-то мы ещё может быть и не скоро, - весело подмигнул Карна своей половинке, и притянул её поближе. - Мы так толком и не отдохнули после юга.
   - Ох, ну не надо только ещё и тут обжиматься, - простонал Сол. - Некоторые ведь ещё не ели. Не надо людям аппетит портить!
   - Да ладно, тебе это так сильно мешает? - Тотомару подхватил свою порцию со стола, и с подчёркнутым интересом стал смотреть на нашу парочку. - Мне вот ничуть! И Газиллу, как я вижу, тоже.
   - Она моя сестра вообще-то, - вяло огрызнулся маг земли. - А Железному, как я помню, никогда и ничего есть не мешает.
   Группа "фантомов" начинала очередной день из своей командировки в графстве Кахалад.
  
   Можно назвать это иронией, но когда граф обвинил в своём провале некие тёмные гильдии, в его владениях появились группы из вполне определённого "Тартароса", и теперь всё, что он мог, только тихо беситься в своём замке, и ждать когда мы закончим, и наконец уберёмся отсюда.
   Это было действительно иронично.
   Несмотря на официальное оправдание министра Кахалада, отношение к нему в "Фантом Лорде", да и остальных гильдиях, было неприветливым. Думаю, не малую долю тут ещё сыграли пущенные Брейном слухи. Пока Богоравные проводили своё собрание, научный центр наконец-то справился с созданием лекарства от уже прозванной "приморским мором", или "бичом юга", болезни, и спешно распространял его в регионе. И занимались этим как раз Брейн и его умники.
   Насколько поднялся Совет в глазах людей было просто не описать словами. "Бич" косивший фиорцев был остановлен, и они едва только не носили своих спасителей на руках. И когда во время устроенного в честь магов застолья хорошенько набравшийся Брейн, в свойственной ему многословной и вольной манере, стал излагать свои домыслы по поводу произошедшего, южане приняли это как единственную истину.
   Другое дело, что он был не так далёк от правды как казалось, и граф Кахалад действительно имел свои дела с тёмными гильдиями. Ну, во всяком случае так учёный утверждал пересказывая последние новости из Эры и Крокаса на других, открытых только для магов посиделках. Он охотно поделился своими подозрениями и результатами тайных расследований Совета, заставив невольно призадуматься всех слушателей. И без того не слишком популярная среди волшебников фигура графа окончательно приобрела совсем неприглядный статус.
   Однако, несмотря на это, поход на север привлёк гораздо больше магов чем спасение юга.
   Объяснялось это тем, что первый призыв, несмотря на количество привлечённых сторонних магов, был почти целиком идеей и исполнением Совета. И для обычных волшебников было понятно - Эра приводила в действие свою очередную задумку, и использовала для этого уже проверенные инструменты вроде "Фантом Лорда" и других доверенных гильдий. Присоединившиеся позже также не были образцом альтруизма, трагедия юга подарила множество возможностей заявить о себе для малоизвестный магов и гильдий, набрать новых членов из числа пострадавших ковенов, расширить свои территории, и найти новых клиентов.
   Конкуренция в чистом виде, упавшего добивали и поглощали. На фоне подобных "охотников" за наживой, "фантомы" выглядели едва ли не образцом благородства. С высоты своего положения, Жозе обеспечил своей гильдии такую поддержку, что не знавшие об этом могли думать, что "Фантом Лорд" работал себе в убыток.
   В итоге все сливки сняли исключительно Совет и его сторонники, и на фоне их достижений любые приобретения остальных участников были в лучшем случае бледными.
   Но "охота на ведьм" была уже совсем иным делом, королевской волей. А когда король приказывает, то инструментом становится даже Совет. И значит, что отличиться мог кто угодно, а не только ставленники Эры. И во владения Кахаладов поспешили даже самые мелкие и слабые гильдии волшебников.
   Всё это привело к просто восхитительной неразберихе. На обширных просторах графства Кахалад действовали одновременно отряды гвардии, Рыцари Рун, и альянсы нескольких крупных гильдий. А когда подтвердилось присутствие одного из трёх столпов теневого мира - "Тартароса", подтянулись и рассчитывающие на удачу мелкие гильдии, шаставшие небольшими группами поодиночке.
   После того как "Тартарос" занял своё нынешнее положение, его видимая деятельность резко пошла на спад. Подмяв под себя меньшие и более слабые гильдии, и тем самым получив возможность загребать жар их руками, главы тёмных практически пропали со слуха не только обывателей, но и других магов. И теперь, когда по всему Фиору была объявлена "охота на ведьм", для многих так резко вскрывшееся гнездо тёмных стало непреодолимым магнитом.
   Сюрпризом для большинства "фантомов" стало соло их гильдии. Мало кто может с уверенностью сказать, что он в курсе отношений между Богоравными и что происходит на их встречах. Ведь даже результаты их действий зачастую видны только спустя годы. Но вернувшийся из Эры Жозе был мрачнее тучи, и напрашивался вывод, что другим высшим магам пришлось сильно не по вкусу резкое усиление его гильдии и рост её популярности. Тем более, что всё это произошло за счёт Совета. Да и с другими гильдиями "фантомы" успели изрядно попортить отношения, что вместе со всем остальным значительно ослабило позиции Полы.
   И как результат, Совет Эры настоятельно не рекомендовал Жозе появляться в графстве Кахалад. А проигнорировать единогласное мнение равных ему мастер "фантомов" просто не мог.
   Пар он выпустил только поднявшись в свой кабинет.
   Здание гильдии сотрясалось и ходило ходуном, выпущенные им в приступе гнева тени окутали замок так, что со стороны казалось, что он горит чёрным пламенем. Недостаточно сильные члены гильдии и обслуга предпочли уйти в город, находиться в эпицентре выплеска эмоций Жозе Полы было на редкость не уютно даже мне. Потом он поостыл, и со скрипом признал правоту Совета, сведи сейчас Богоравный счёты с родовитым аристократом, другие дворяне непременно подняли бы скандал, который бы перечеркнул все достижения Совета на ниве прав магов. А потому Жозе окончательно успокоился, взял себя в руки, и начал составлять план действий гильдии на севере.
   Так уж вышло, что среди не - магов "Фантом Лорд" приобрёл статус этаких героев и патриотов. Заслуженно или нет, дело другое, но когда гильдия вернулась к своему обычному режиму работы, заказов и клиентов ощутимо прибавилось. И терять их мастер не хотел. А ведь стоило иметь ввиду, что теперь от нас ожидали не менее героических деяний и в графстве Кахалад.
   В итоге на север отправилась совсем небольшая группа под началом Гира Вилкина, руководившего местными отделениями гильдии более десятка лет, и прекрасно знавшего эти края. Для условий, когда у его отряда практически не было союзников, он отобрал сильных и молодых магов, способных быстро восстанавливаться, и уже показавших себя с лучшей стороны. И моя способность создавать хладное железо, а значит и весомые неприятности любым магам, гарантировала мне место в этой группе практически по умолчанию.
   Лиция была в восторге, Гир заметил её командирские замашки, и назначил её своим заместителем. А в подчинение ей попали как раз все те, кого она намечала для своей будущей команды - братец, Тотомару, Ария и я. Ну и Карна тоже.
   Наш командир совсем не желал геройствовать, "Тартарос", как один из "Союза Балаам" имел в своём подчинении без малого сотню гильдий, настоящую армию. И так как в этот раз поддержки Совета у нас не было, да и Жозе не мог появляться на земле графства, мы должны были быть осмотрительны как никогда. Не следовало и забывать о конкурентах, не слишком чистое поведение "Фантом Лорда" на юге, уже откликнулось нескольким членам гильдии, встретившимся во время выполнения работы с коллегами.
   Действуя аккуратно, наш отряд без приключений добрался до Липок, маленького городишки находящегося не далеко от замка самого графа. Самой веской причиной по которой мы направились именно туда, было отсутствие в нём магов из других гильдий. Сейчас все охотники за славой собрались для поиска тёмных на западе и севере графства, резонно посчитав, что уж где, а возле резиденции самого Кахалада их искать нет смысла. Гир, исходя из тех же мыслей, решил, что это местечко как нельзя лучше подойдёт для нашей начальной базы - и подальше от основной массы, и возможность быстро добраться до других частей графства благодаря местной станции мобилей. Просто так искать наудачу было неэффективно, и мы решили дожидаться новостей в городке. Хорошо, что о ходе поисков можно было всегда поинтересоваться у нейтральных Рыцарей Рун и гвардии, чьи сдвоенные отряды патрулировали графство вместо отстранённой стражи самого Кахалада.
   Липки были не слишком приветливы, горожане смотрели на нас как на оккупантов, но цены не задирали, что не могло не радовать Арию. Как оказалось, этот склонный внезапно заливаться слезами шкаф в похоронно-мрачном одеянии настолько гипнотизировал своим поведением и внешним видом торговцев с трактирщиками, что у них как по волшебству пропадало желание торговаться. А когда вокруг нашего воздушника начинал тонко завывать ветер, появлялись ещё и скидки. Естественно, что именно он был назначен квартирмейстером нашего отряда.
   На третий день ожидания нам стало уже достаточно скучно, чтобы начать самостоятельно искать развлечений.
   Огневикам было достаточно просто получить свободное время, чтобы начать меряться силой. А так как это соперничество подстёгивали со своих сторон Лиция и по-братски противостоящий ей Сол, Карна с Тотомару не смогли бы остановиться даже если бы пожелали. Ария неожиданно для всех нас повадился ходить к одной матроне, и та, не долго сопротивляясь, ответила ему благосклонностью. Сам Гир проводил больше времени за шаром связи общаясь с Жозе, и составляя планы. Мастер, пользуясь своими связями, был постоянно в курсе малейших изменений, и делал всё от него зависящее, чтобы командир группы его гильдии не двигался вслепую.
   А я охотился.
   И всё из-за Троицы. Нет, конечно я и сам любил это дело, но раньше всё было как-то... проще. Я охотился, поедал, становился сильнее. Лучшей добычей были монстры, владеющие врождённой магией твари. Мне не нужно было от них всё мясо, а только отдельные органы, содержащие, так сказать, саму эссенцию их свойств и умений. Нет, я не приобретал их, да и не мог в принципе, но я чувствовал, что развивался. Один удачно сожранный монстр продвигал меня почти как недельная тренировка дома (эх, а ведь всего несколько лет назад меня стошнило от вида собственноручно разорванного животного, а сейчас ничего, вжился в быт хищника). Не говоря уже о получаемом на охоте опыте.
   А потом Троица всё же докопался до памяти Аракаста.
   На этом хорошие для меня новости и заканчивались. Перед окончательным заточением в склепе у Миле было совсем не много времени, и стремясь честно исполнить условия договора, дух отдал свою память целиком. От первого осознания ещё в утробе матери, и до момента записи в голокрон. Это был просто колоссальный объём из всех его ощущений и желаний, всех его догадок и озарений, печалей и отчаяния, надежд и разочарований, который нельзя было просто так взять и перемотать как какое-то кино для быстрого просмотра.
   Эта была его жизнь, которую надо было прожить вместе с ним.
   Что делать мы не знали, и просто стали смотреть как есть. Спустя месяц однообразной картины под звуки биения двух сердец, невероятно стойкий и терпеливый Троица махнулся с ГГ, и обнаружился занятный момент.
   Второе сознание всегда оставалось ГГ, а третье всегда становилось Троицей. Когда одно из вторичных погружалось в голокрон, оставшееся принимало черты "ГГ". Хотя манера разговора Троицы оставалась неизменной даже так.
   От осознания этой особенности мы зависли куда сильнее, чем от попыток разгадать способ ускорить чтение памяти Аракаста. А потом плюнули, тогда как раз подвернулся контракт на поимку Хальва, и продолжили попеременное изучение памяти, добравшись до первых недель после рождения. Решение подвернулось, когда сидя в гильдии, и ожидая завершения подборки состава группы на север, рядом со мной неожиданно расхохотался читающий газету Карна. Самый разыскиваемый преступник Фиора, бывший купец из Энки, в очередной раз благополучно сбежал прямо из под конвоя, вместе со всей своей бандой, в каких-то десяти километрах от столицы.
   От этой новости настроение как-то резко поднялось, и меня осенило, иначе не сказать. Не нужно было ускорять просмотр памяти, нужно было ускорить своё восприятие смотрящему. Что и было блестяще проделано Троицей.
   Сначала он ускорялся вдвое относительно нормального времени, потом вчетверо, и наконец он достиг оптимальной на его взгляд скорости. И тут мы наткнулись на один неприятный момент, этот фокус с восприятием требовал затрат внутренних сил от организма и истощал его. Простое самовосстановление, которым я привык решать свои проблемы, опиралось всё на те же ресурсы тела, и не могло помочь. То есть я или должен был отказаться от возможности быстро постичь память Миле, или начать ощутимо слабеть физически. И предстоящая командировка на север казалось не оставляла мне особого выбора.
   Но усиленный мозговой штурм всех трёх сознаний принёс подходящее решение - я должен охотиться. Не так как раньше, а целенаправленно. Только сильные монстры, чудовища победа над которыми не будет лёгкой. И постоянно испытывать голод, аппетит начал разрастаться просто неимоверно, и обычной, человеческой кухней, было почти невозможно насытиться.
   С другой стороны, это подвигло меня на создание собственной кухни, рецептов подходящих для меня блюд, и особой, практически алхимической готовки. Пока мы ещё находились в Дубах, я успел приобщиться к истории кулинарии, и освоил несколько рецептов из библиотеки. Кто бы мне сказал, что одно из самых опасных пополнений своего арсенала я сделаю решая, как стряпать ужин, я бы в лицо рассмеялся. Но это было именно так.
   В лесах Кахаладов обитали монстры называемые "Дьявольскими Секачами". Только лишь внешне похожие на обычных вепрей, эти всеядные твари достигали трёх метров в высоту, обладали выдающимися острейшими бивнями, бешеным нравом, и не терпели на своей территории других особей своего вида. Да в общем-то, они вообще никого не терпели. Толстенная шкура, регенерация, высокое сопротивление магии и оглушительный визг делали их местными королями хищников. К счастью людей, секачи были невероятно ленивы, и девяносто процентов своего времени посвящали сну и перевариванию пищи. Если неудачливому охотнику удавалось убежать с территории монстра, он почти всегда прекращал преследование и возвращался в своё логово.
   Когда я наконец завалил одного такого "кабанчика", от созерцания доставшейся горы мяса впал в прострацию напополам с эйфорией. А потом, разделывая тушу, обнаружил, что не взял с собой спичек. Не то чтобы это как-то останавливало, или огорчало меня, всё-таки я был из Железных, а не Огненных, и сырое свежее мясо было для меня даже предпочтительнее. Но специальная готовка требовала температурной обработки.
   Решение задачи поразило меня своей простотой и изяществом, и заодно заставило жалеть, что не додумался раньше.
   Создавая металл и направляя в него силу, я раскалял его. Не выплёскивал как раньше, когда металл был только проводником энергии, а нагнетал в него и сдерживал. Это можно было сравнить с постоянным напряжением мышц, до судорог, до ломоты. В боевом применении это дало мне огненные когти и шипы, шутя прожигавшие шкуру секача.
   И как кулинар, я мог смело брать псевдоним "Человек - Шампур".
   Хряка-переростка я умял быстро, очень уж вкусным оказался зверюга. Но желудок даже после такой туши всё ещё требовал продолжения банкета, и, жалея о нехватке времени из-за которой приходилось испытывать такие муки голода, я начал искать новую добычу. Временное насыщение мне подарила небольшая семейка огвамов.
   Эти кругленькие, похожие на броненосцев, существа были бы почти безобидны, если бы не обладали забавным свойством, они плевались настолько едкой и пахучей слюной, что даже секачи предпочитали избегать этих зверей. Оберегая свой чувствительный нюх, я бы даже не взглянул в сторону этих монстриков, но огвамы от природы обладали до такой степени дурным нравом, что плевались во всё подряд. И когда я спокойно пил из лесного ручья, эти плевуны выскочили на противоположном берегу, и тут же дали по мне дружный залп своей живой артиллерией.
   От страшной вони я едва не выложил секача обратно, воистину - тонкий нюх может быть проклятием! Шатаясь, и с трудом удерживая желудок в узде, я отполз от берега и отдышался.
   Всё моё существо (не считая два возмущённых голоса в голове) кричало о мести!
   Гадёныши слишком привыкли к своей безнаказанности, и тому, что другие животные убегают изо всех сил, и как можно дальше, после первых же плевков. Град металлических снарядов, прилетевший из кустов за которые я отступил, стал для них летальной неожиданностью.
   А на вкус они оказались очень даже ничего (стоило только удалить железы и мешочки с едким секретом до того как он распространится по организму зверька... эх, а ведь до знакомства с Металиканой я был довольно брезглив). И главное, огвамы оказались на удивление сытными, и наевшись самыми крупными особями, я захватил остальных с собой, чтобы доесть в уже более спокойной обстановке Липок.
   Возможно, мне всё же стоило доесть их по дороге, или оставить в лесу (хотя против этого яростно протестовала моя натура), потому что Ария, так же только под утро возвращавшийся в постоялый двор от своей зазнобы, увидел у меня тушки животных. Его против обыкновения неприкрытые повязкой глаза, всё ещё мутные после проведённой ночи, засверкали от подсчёта экономии на кормёжке. Вжившись в роль квартирмейстера, Ария открылся для нас с новой стороны: он был ещё и бережливым, дотошным, и крайне прижимистым человеком.
   В общем, жлобом он был во всех смыслах.
   Взять хотя бы трактир в котором мы проживали. В Липках было два места где могли остановиться приезжие. Первое - "Графская Милость", основанное бывшим капитаном стражи одного из предков нынешнего хозяина этих земель, было приличным заведением, чистеньким, ухоженным, с штатом прислуги, и, естественно, кусачими ценами. Второе, с простой и незамысловатой вывеской "Тра..тир", было. Ну вот и собственно всё, что можно было сказать о нём хорошего. Хозяин сего заведения жил с необыкновенно дешёвого пойла, которое гнал с братом в соседней пристройке, и про второй этаж с комнатами для постояльцев вспомнил, казалось, только когда его об этом спросили. Пожав плечами, он равнодушно предложил чисто символическую цену, и купил нашего алчного квартирмейстера с потрохами.
   Увидев явно нежилые апартаменты с толстенным ковром из пыли и паутины, Лиция заставила Арию своим воздушным колдовством очистить все снятые им комнаты. С недавних пор проснувшаяся в душе мага жаба, едва не придушила его из-за того, что ему пришлось работать бесплатно, и он стал искать способы заставить и остальных поработать сверх необходимого.
   Так начались попытки Арии запрячь меня на добычу пропитания, от чего я изо всех сил отбрыкивался. Хотя порой и приносил излишки с охоты и делился ими с группой. Эти приступы щедрости воздушник неизменно ставил себе в заслугу, начинал подсчитывать выгоду, и очень удивлялся, когда на следующее утро я возвращался с ночной охоты сытым, но с пустыми руками.
   Начиналась весёлая перебранка.
   Думаю для остальных это было ещё одним способом скрасить скуку. Во всяком случае Гир изо всех сил старался, чтобы мы выглядели именно так - небольшой командой, выжидающей момента, чтобы урвать кусок славы.
   Эти два старых перестраховщика, Жозе и Гир, совершенно точно были в курсе отношений между графом и "Тартаросом", и не сомневались, что аристократа будут время от времени навещать посланцы тёмных. Как и не сомневались, что команда из "Фантом Лорда" в любом случае привлекала бы внимание даже если бы не остановилась так близко от замка Кахалада. Они посчитали, что мы должны будем усыпить внимание наблюдателей своим безалаберным и беззаботным поведением, чему должен был поспособствовать состав небольшой группы из молодых беспечных магов под командованием старика, которому бы не по лесам бегать и воевать, а осесть бы уже давно в тихом и спокойном местечке.
   Мы так уже три недели били баклуши, без особого труда вжившись в роли и довольствуясь только слухами от патрулей, да пустыми новостями из шара связи Гира, когда командир, наконец, получил от Жозе новые инструкции. Мастеру всё же удалось оживить свои связи в Эре, и разжиться полезными для нас данными.
   Рыцари Рун вышли на след, и стали окружать крупную группировку из четырёх тёмных гильдий. Как они считали, для связи между разбросанными и скрывающимися по всему графству тёмными, использовались лесники графа. В отличии от его стражи, они не были временно распущенны, и подрабатывали служа ещё как и проводники для правительственных сил. Но большая часть этих опытных лесовиков продолжала свободно, и совершенно законно, перемещаться по графству продолжая исполнять свои обязанности.
   И тут проявился момент, открывший план Жозе, намеревавшегося поймать этих лесничих-посыльных, и доказать или вину министра, или хотя бы выйти на подлинное расположение тёмных.
   Граф Кахалад, несмотря на свои неудачи, опалу, и подмоченную репутацию, оставался одним из самых знатных людей королевства. И дальнее, но всё же недостаточно дальнее, родство с королевской семьёй давало ему неприкосновенность даже там, где обычного дворянина уже давно бы отвели на плаху. А так как из южной истории он вышел относительно сухим, а сейчас вообще старательно изображал потерпевшую сторону, он сохранил за собой львиную долю своих привилегий и прав.
   К примеру, то собственно на что и сделал ставку Пола. Земли Кахалада по-родственному, и по праву сюзерена сейчас "опекались" королём. Как официально заявил его величество:
   "Наглость этих отщепенцев и преступников не знает пределов, дражайший наш брат! Эти негодяи посмели вмешаться в манёвры нашей армии под вашим командованием, и учинили великие беды на наших землях! Мы не можем позволить им навредить вам свыше сделанного! Нет, нет, даже не вздумайте ничего говорить, нашим высочайшим повелением мы объявляем на них охоту и берём ваши владения под нашу защиту!"
   Это был весьма великодушный жест. Был бы.
   Потому что на самом деле, эти слова стали для графа настоящим приговором к бессрочной ссылке в свои владения. Шутка ли, но сейчас под его контролем оставался только родовой замок с небольшой (относительно прошлых земель) территорией леса для прогулок вокруг него.
   Но зато теперь у него был совершенно неприкасаемый статус. Как объяснял неожиданно искушённый в отношениях между благородными Гир, объявив о своей защите, король не только ограничил министра, но ещё и своеобразно гарантировал, что уж в этом месте графа точно никто и ничто не побеспокоит. Кахалад получил личное пространство, в которое без его разрешения даже сам монарх не мог просто так войти. Связанный своим словом, король в глазах своих дворян и подданных, больше не имел никакого права хоть как-то ущемлять родственника. И соответственно, если Совет и гвардия не хотели поставить своего государя в неудобное положение и бросить тень на его честь, они не просто свято соблюдали границы отпущенных графу земель, они должны были вообще не показываться рядом с ними даже на горизонте. По всё тому же этикету по отношению к опальным родственникам, они не должны были замечать даже малейшего стеснения. И если Рунных Рыцарей это вряд ли бы останавливало, то уж их напарники из гвардии костьми бы легли, но не позволили бы опорочить короля. Идея о сдвоенных отрядах для контроля одной стороны за действиями другой была создана именно на такие случаи.
   Ну и конечно таким образом пространство неконтролируемых территорий становилось ещё больше. А для лесников-посыльных это был настоящий подарок.
   Казалось бы, в чём тут выгода Жозе? А дело в том, что мы были частными лицами, не связанными с королём прямой клятвой, и даже могли заявиться к самому графу с якобы личным делом. Нас конечно бы не пустили, и наверняка бы ещё и постреляли в нас со стен, а в благородном обществе ещё и осудили, что сунулись к ссыльному без приглашения и не являясь его хорошими знакомыми. Но тут нам на руку играл статус магов и вообще чуть ли не люмпенов. С нас попросту было нечего взять.
   И теперь, когда впервые с начала охоты были найдены такие крупные силы тёмных, не считая того случая, когда их присутствие было вообще обнаружено, мастер не сомневался, что от них будет отправлен гонец к верхушке. Которая, как он считал, гостила едва ли не у самого графа.
   - Всё готово, можно проводить последний инструктаж, - наш командир открыл глаза и закончил пассы. - Защита установлена.
   - Ария, Газилл, - Жозе пристально вглядывался из волшебного шара. - У вас двоих не должно быть никаких проблем с ночным ориентированием. Сегодня ночью будете кружить вокруг замка и ловить посланцев.
   - Наконец-то, мы будем действовать... - всхлипнул воздушный маг.
   - А как же твоя э-э... подружка? Ты ведь каждую ночь у неё остаёшься, - осведомился Гир. - Нам не нужно лишних подозрений.
   - О, она уснёт, хи-хи-с, - Ария затрясся заливаясь одновременно слезами и смехом. - А утром будет думать, что всё было как обычно.
   - А у вас вообще, хоть что-то было? - поддела его Лиция.
   Дорожки слёз мгновенно высохли на лице насупившегося мага.
   - Так, утихли, не место и не время для шуток, - прервал готовую начаться склоку Гир. - Газилл, выдвигайся. Мы останемся в трактире и будем изображать посиделки до рассвета.
   Я молча кивнул и улыбнулся.
   - Надеюсь сегодня я голодным не останусь.
   - Шуточки у тебя, Рэдфокс!
  
   - "Я смотрю в темноту, я вижу огни..." - напевал я про себя, сидя в кроне крепкого дерева.
   Поделив с Арией лес пополам, мы удалились довольно далеко друг от друга, и теперь если бы что-то случилось, рассчитывать бы каждый мог только на себя. Ну за воздушника переживать было напрасным делом, навыком быстрого побега он владел уже по факту обладания воздушной стихией, тревожнее было бы пропустить лесника, если он появится.
   На свой счёт я не беспокоился, обострённое чутьё, ещё сильнее разросшееся благодаря полу-медитативному состоянию в котором я сидел спрятавшись на ветвях, охватывало всю мою территорию. Этому помогали расположенные по лесу кусочки моего металла. Они служили усилителями чутья и своего рода детекторами.
   Ария же хвалился, что ему достаточно будет просто снять повязку с глаз, и тогда его контроль над воздушными потоками возрастёт настолько, что мимо него и муха незамеченной не пролетит.
   "Лучше бы это было действительно так", - лениво подумал я.
   Ночь была великолепна. Никуда не хотелось идти. Больше шансов было у Арии, он забил за собой западный сектор, откуда вероятнее всего мог прийти посланец. И я невольно...
   "Расслабился Ты, Первый. Нехорошо" - гулко отозвался в голове Троица.
   Всю вальяжность как рукой сняло.
   "Итак?" - я с трудом держал себя в руках, в таком взбудораженном состоянии было совсем не просто продолжать следить за лесом.
   "Наш младшенький прокрутил до шести лет малютки Миле, дальше почувствовал, что затягивает" - необычайно серьёзно для себя прорезался ГГ. - "Занимательное... видео. Можешь приступать к просмотру."
   "Этот Шутник Последит За Обстановкой. Я Буду Передавать, Ты Принимать. До Утра Управимся."
   "Хотя потом конечно надо будет отъесться, да" - ввернул на последок номер два.
   Итак, неуловимо поменявшись местами с самим собой, я открыл память Аракаста.
  
   Зеан был заботливым отцом. А ещё некромантом несколько веков воевавшим в самой опустошительной войне этого мира. Это было настоящим чудом, что так долго идущий по этому мрачному пути маг сохранил в себе достаточно жизни для зачатия ребёнка. Но сама мать Миле родов не пережила родов, потомственные маги смерти вообще рожаются трудно. Малыш появился слабым и болезненным, но несмотря ни на что, душа в маленьком тельце держалась крепко даже без помощи отца и лекарей Красноцветов. Зеан, несмотря на потерю жены, ребёнка любил сильно, но всё же не баловал, и всегда держался с ним как с равным.
   А Миле его боготворил.
   По настоящему. Отец был для него свят. И он естественно желал идти его дорогой.
   В шесть лет Миле сотворил то, что зовут детским магическим стихийным выбросом. У потомственного некроманта, даже маленького, не получалось дружить с животными, они чувствовали в нём страшную, противную Жизни силу, и рвались подальше от него. Только насекомые были достаточно неразумны, чтобы виться вокруг него. Вот только Миле их терпеть не мог, и своим детским желанием инициировал у себя первое осознанное магическое действие.
   Зеан не мог не гордиться своим сыном уничтожившим весь гнус в округе просто усилием воли.
   Малыш конечно надорвался и потерял сознание. Но когда он проснулся, его ждала сдержанная похвала отца, и новость, что с этого дня он будет под его руководством постигать искусство Бледных Мастеров.
   Радость и обожание Миле были в тот момент настолько велики, что Троица попросту прервал просмотр, побоявшись забыться в таких чистых детских чувствах.
  
   Шесть человеческих лет прошли за один удар моего сердца. Хотя на самом деле, уже занимался рассвет. А ещё я здорово схуднул.
   "Тут недалеко есть кого есть. Откормляемся братия!" - поприветствовал нас ГГ. - "Всё чисто и без изменений."
   Подстёгиваемый голодом, я даже не заметил, как добрался до добычи.
   - О-о, наши старые знакомые...
   Слишком поздно огвамы почуяли опасность, как и раньше, я предпочёл не подставляться под их плевки, и нашпиговал их железом с расстояния.
   "Ну-с, приятного нам аппетита!"
  
   Спустя десять минут звери кончились, а я ещё был голоден, и даже близко не насытился.
   "Как вариант, Первый, я могу предложить визит к ещё нескольким группкам огвамов неподалёку."
   "О, Как Низко Мы Пали, Мстим Зверям За Мелкую Обиду!"
   "Ну во-первых, никто не смеет плевать на нас, а во-вторых, они вкусные и сытные" - возразил ГГ.
   "Короче, сожрём их всех!"
  
   Планомерный геноцид вкусненьких и кругленьких был прерван тихой, практически неощутимой дрожью воздуха с запада.
   "О, Ария колдует, никак случилось чего?" - я остановился в десятке метров от ничего не подозревающего последнего выводка огвамов в округе.
   "У нас с самого начала был бесперспективный кусок леса, этого стоило ожидать" - не скрывал досады ГГ. - "Идём к нему!"
   "А ну как и у нас что-то появиться?" - поколебался я.
   "У Нас Маячки Здесь, Раз В Пару Минут Можно Будет Через Них Проверять Обстановку."
  
   Огвамы продолжали мирно кормиться, даже не подозревая о минувшей их угрозе.
  
   Ария выглядел не очень. Лесник мало того, что был не один, ещё с ним шли сильные маги. Воздушный раздумывал не долго, он знал, что врасплох застать можно кого угодно, и тогда может не помочь ни сила, ни численное превосходство. А его противники были ещё и ранены.
   Начал он с "Ладони Небес", прожорливого, но эффективного, и практически мгновенно применяемого заклинания. Это его отголоски я уловил на своей позиции. Столб сжатого воздуха вдавил людей в землю, и не давал им пошевелиться. По своему опыту я знал, насколько это неприятное ощущение.
   А потом они быстро пришли в себя, и развеяв его заклятие ответили своими. Ария не растерялся, и принялся откачивать из них силы, пополняя свой собственный значительно порастрясённый резерв. И вот это как раз стало для уже раненных магов гораздо более сильным ударом. Один за другим они быстро потеряли сознание, и воздушный расслабился.
   Он совершенно забыл о леснике, даже не беря его в расчёт на фоне колдунов. Прилетевшие из-за деревьев стрелы ранили его в руку и чиркнули по шее. Ария перепугался, и недолго думая отправил в ту сторону десяток скученных "Лезвий Ветра".
   По крайней мере, умер стрелок быстро.
   - Ты нервный, Ария, тебе лечиться надо, - заявил я оглядывая получившуюся просеку.
   Маг оказывал себе первую помощь и угрюмо молчал.
   - Ладно, хватаем этих спящих красавиц, и возвращаемся, уже почти рассвело, - я посмотрел на трёх лежащих без сознания неизвестных. - Так уж и быть, возьму одного, а ты, как провинившийся, потащишь двух других. И постарайся их не угробить.
  
   Хас Башер, второй в "Адской Когорте".
   Хас был тем ещё пройдохой, и он всегда считал, что лучшей дракой была та, от которой он мог сбежать. Другие маги "когорты" такую точку зрения не всегда разделяли, но всё же у него хватало единомышленников, чтобы влиять на действия всей гильдии. А ещё он довольно чётко осознавал, что в глазах старших тёмных все они не более чем пехота. Которой те жертвовали охотно и без особых сожалений.
   Поэтому все приказы начальства, великого "Тартароса", Хас заранее рассматривал с позиции "как бы поудобнее устроиться, чтобы и сбежать было возможно, и не выглядеть при этом трусом". Ибо очень уж быстро исчезали те, кого кураторы подозревали в малодушии.
   Башеру было больше сорока лет, точный возраст он сам затруднялся припомнить, и дожил он до этих годов только потому, что умел предвидеть последствия приказов командиров. Он понимал когда "Тартарос" бросал своих слуг в по настоящему безнадёжные дела, а когда была хотя бы крохотная возможность выжить.
   Но графство Кахалад было ловушкой без выхода. Только не после южных дел.
   Впрочем, этого можно было ожидать, он никогда и не думал, что обретя нынешнюю власть почти десять лет назад, "Союз Балаам" будет этим довольствоваться. Нет, высшие тёмные просто пережёвывали ухваченный кусок и готовились к новым победам. И когда они посчитали, что готовы к новому этапу, сделали свой ход. Хас даже мог назвать гильдии - исполнители, всё же сам участвовал в диверсиях на юге.
   Но дальнейшие действия лишь рождали у него липкий страх. "Тартарос" стягивал во владения опального графа свои подчинённые гильдии, но только он, сил остального "Союза" видно не было. Больше того, добираясь в графство, он пытался связаться со своими знакомыми из ходящих под "Гримуаром" и "Орашион Сейс", но те затаились и не отвечали. И только "Тартарос", словно нарочно, показал себя.
   А дальше? Они попросту собирали в лесах Кахаладов светленьких и королевских псов, и время от времени бросая им кость (какую-нибудь несчастную провинившуюся гильдию), не давали угаснуть их интересу. И те предсказуемо продолжали прибывать в графство, уменьшая возможность побега до совершенно мизерных величин.
   А в "Тартаросе" этим как будто не обеспокоились. Конечно Хас знал, что среди высших тёмных имелись маги совершенно устрашающей мощи, для которых не было чем-то выдающимся и в одиночку выйти против армии, но даже так, он слишком хорошо помнил какую силу явил Совет Эры по приказу короля прошлый раз. И так, как явными дураками его командиры не были, это могло значить только одно.
   Почему-то сразу вспоминалось прозвище членов "Тартароса" среди рядовых тёмных - "ритуалисты". А ещё "демонопоклонники".
   От этого шевелились на голове волосы, и своим чутьём, которое вело его всю жизнь, Хас понимал, что его хозяева затевают нечто совершенно опасное. Но если он хочет выжить, то его место должно быть как можно ближе к ним. И, кажется, удача ему улыбнулась. Вместо старого, видевшего его насквозь, но признававшего всё же полезным, куратора Капола "Пытки", явился молодой Навак "Щит" Во. Юнец едва перемахнувший второй десяток лет был силён, но опыта ему не хватало катастрофически, и Башер успел себя зарекомендовать необходимым и нужным. Лести молодой человек тоже не оказался чужд, и как-то небрежно обронил, что ему нужен рядом с собой человек с талантами Хаса.
   И в который раз Хас убедился, что порой удача улыбается только перед тем как посмеётся. Сначала Навак объявил, что "когорта" вместе с тремя другими гильдиями должна будет открыться светлым, и дать им бой в торговом городке Лилий. Башер даже пожалел их, гвардия и Рунные, распалённые поисками и применяемой тёмными тактикой "ударь-и-беги", просто снесут раскрывших своё убежище Сам-то он рассчитывал вместе со своим новым шефом оказаться к тому времени как можно дальше. А потом Во заявил, что остаётся руководить.
   "Логично" - подумал Хас.
   "Тартарос" не сдержал бы в повиновении столько гильдий, если бы его собственные маги время от времени не выходили на бой вместе с подчинёнными. Оставалось надеяться, что Навак проявит благоразумие, и отступит раньше чем станет слишком поздно.
   Начало вышло неожиданным. В какой-то момент на площадь Лилия, где тёмные решали последние вопросы, с неразборчивым воплем выбежал растрёпанный молодой парнишка, слабенький колдун из "когорты". В следующий миг его легко срезал синий луч гвардейского копья. Псы короля сумели скрытно добраться до центра пусть и маленького, но всё же города. Успеху их внезапной атаки помешала в ту же секунду закрывшая вход на площадь сероватая прозрачная стена.
   Через ещё несколько мгновений Навак Щит, мастер силовых полей и защитных экранов, подобными стенами превратил Лилий в лабиринт для правительственных войск. Лабиринт полный ловушек, который тёмным был прекрасно известен заранее, и в котором они собирались уничтожить всех нападающих.
   Но Хас не обольщался. Гвардия действующая заодно с Рунными становилась силой с которой были шутки плохи.
   Низкий, раскатистый звон в миг перекрыл звуки закипающего боя. И повторился снова. Рядом с настороженным Башером сдавленно зашипел Навак, маг напряжённо смотрел перед собой кусая губы.
   - Невозможно... Они рушат мои "Стены"! Но у них нет магов способных проломить их так... Только не грубой силой! - для завязавшего на себя чары мага было сильным ударом чувствовать, как рушится его колдовство.
   - Им не нужны для этого маги, - Хас указал на ясно видимый сквозь дальнюю стену силуэт. - Фенрейр! Разрушитель магии!
   Дальнейшее ему запомнилось мельком: как знаменитый капитан одним взмахом своего широкого клинка снёс стену и открыл путь войскам, как слитным залпом заклятий Рыцари Рун опрокинули порядки растерявшихся тёмных, и как завалился на него потерявший сознание Навак. Башер действовал также как и всегда в таких случаях, бежал используя свой шанс и тащил на закорках бессознательного Во.
   На улицах злосчастного городишки к Хасу прибилось несколько бегущих тёмных. Он только подумал о том, что в одиночку с шефом на плечах было бы проще скрыться, когда из-за угла выбежала четвёрка гвардейцев с парой Рыцарей. И тут-то наверное всё для него и закончилось, если бы в себя не пришёл Навак. Его силовые экраны были превосходны в защите, но он бы не стал магом "Тартароса", если бы не смог их использовать ещё и как эффективное оружие.
   Повинуясь жесту Навака, прозрачная стена рухнула на головы королевских псов, и раньше чем они смогли что-то сделать раздавила их.
   - Мастер Навак, вы пришли в себя! - шумно обрадовался неизвестный Хасу колдунчик. - Скорее помогите нам, эти шавки короля зажимают наших!
   - Уже зажимают? Эти слабаки не годны даже на то, чтобы отвлекать врага на себя! - возмутился Щит. - А-а! Демоны с ними, я ухожу!
   - Н-но мастер Навак, как же т-так? - излишне идеалистичный паренёк вцепился в плащ "тартароса". - Вы не можете бросить нас!
   - Не смей касаться меня, насекомое!
   Хасу стало не по себе, новый силовой экран возник прямо в теле молодого тёмного и разделил его на две симметричные половинки.
   - "Тартарос" повелевает вам сдохнуть!
   Перед Наваком замерцала поверхность очередной защиты, но прежде чем он продемонстрировал ещё один способ убийства мгновенно появляющейся плоскостью, на его рукаве повис Хас.
   - Господин, всё же они правы - гвардия уже слишком близко, а значит вот-вот появятся светлые гильдии! Вы не должны тратить силы! Уходим! - горячо зашептал Башер. О, быть убедительным и показывать верность он умел едва ли не лучше, чем колдовать. Но здесь он всё же сомневался, когда маг приходит в себя после того, как завязанное на него волшебство было насильно разрушено, его разум ещё долго оправляется от такого удара. Проще говоря, на некоторое время волшебник становится не совсем адекватен и даже чуточку безумен.
   Осмысливая слова Хаса, Навак вздрогнул, мелко затрясся и крепко зажмурился. А глаза открыл уже совершенно другой, умиротворённый, и даже несколько вальяжный, человек.
   - Да... Да, ты прав, мой добрый Хас, пора нам уходить, - почти пропел Во. - А вы, друзья мои, - он обратился к напуганным и настороженным тёмным. - Ступайте в след за мной, наш здесь уже окончен бой.
   "Всего лишь пытается говорить в рифму" - с облегчением подумал Хас.
  
   К сожалению Хаса, когда его новый шеф потерял сознание, рухнул и его лабиринт. И Лилий стал ловушкой уже для тёмных. В довесок ко всему, как он и предсказывал, дождавшись когда гвардия и Рыцари завяжут бой, в городок полезли светлые.
   Для открывшего в себе поэтический дар Навака проблем будто бы и не было. Под не всегда складные вирши его силовые экраны, обычно только защитное средство, показали себя как исключительно смертоносное оружие. А лёгкое безумие добавило несколько новых способов применения: обрушение стен домов, подбрасывание на высоту птичьего полёта, сжимание, раскатывание по мостовой...
   Хасу оставалось только поражаться творческим зарядом сумасшествия, но тут вовремя дала знать о себе интуиция. На такое яркое сопротивление должны были слететься все ближайшие светлые.
   Несмотря на несколько вялое сопротивление полностью выдохшегося Навака, Башер потащил его прочь из города. Бегство прикрывали уцелевшие тёмные, привычные к резким перепадам настроения своего зачастую психопатичного начальства, они быстро оправились от выходки Щита, тем более, что он был из "Тартароса", и предпочли следовать за ним. И почти все полегли отбивая атаки светлых.
  
   - Вас осталось всего двое? - вернувший себе здравомыслие Навак был не в пример предпочтительнее себя прошлого, распевавшего скверные стишки и безрассудно опустошившего все свои резервы.
   - Да, господин, - поспешил с ответом Хас и скривился от боли.
   Выйти из Лилия было практически невозможно. Даже те чудеса на которые был способен разгорячённый Навак дали только небольшую отсрочку. А светлые били сильно и наверняка. В конце концов они просто обрушили тёмным на головы дом, в котором те пытались перевести дух.
   Когда они, тяжело раненные и полумёртвые от усталости, выбрались из под развалин, в Лилии ещё продолжались бои, загнанные в угол остатки четырёх гильдий отчаянно сопротивлялись, и это шумное трепыхание позволило сбежать незамеченными. Хасу оставалось только радоваться, что было кому помочь тащить выжавшего из себя последние капли силы на защитную сферу Навака. Конечно Башер был более чем уверен, что "тартарос" стремился спасти только себя, но ему и ещё одному пареньку просто несказанно повезло находиться к начальнику достаточно близко, чтобы оказаться под защитой заклинания.
   - Мы должны уходить, господин, - намекнул Хас похоже собиравшемуся просидеть на земле до утра Во. - Светлые могут вернуться, а мы все далеко не в лучшем состоянии.
   - Кахалад, - прохрипел Навак. - Меня должен ждать один из его лесничих... Надо добраться до него...
   "Вот гадюшник!" - устало подумал Башер. - "И аристократы, и наши, все ветки одного дерева."
  
   Лесничий оказался тем ещё типом, гордящимся своей службой высокородному лорду и считающим, что к таким как его господин никакая грязь не липнет. А значит и к их верным слугам.
   Хас предпочитал с подобными людьми не связываться. Несмотря на свою собственную гибкую мораль и пороки, с самим собой он был честен и понимал кто он есть - убийца, грабитель, мародёр и чёрный маг. И потому подобные лицемеры и ханжи вызывали у него исключительно сильное отвращение. А никто из тёмных магов не привык долго мириться с чем-то, что ему противно. Если конечно хватало сил.
   Помощи от лесничего тоже было немного. Порой Хасу казалось, что тайные тропы, которые выбирал этот негодяй, были самыми непроходимыми в этом лесу. Если бы не припрятанные лечебные зелья, они бы вряд ли пережили этот переход.
   - Долго ещё идти? - неприязненно поинтересовался он у проводника.
   - Часа три, тёмные, - свысока бросил лесник, также не считавший себя обязанным изображать тёплые чувства к своим спутникам.
   - Почти к самому рассвету подойдём значит, - подал голос Лон, второй выживший в Лилии.
   - Если не устраивает, идите сами, я никого силой не веду, - ухмыльнулся проводник.
   Видимо вид трёх оборванных и раненных магов показался ему достаточно безвредным, либо он считал, что без него они сами никуда не доберутся, и теперь просто пользовался ситуацией, подшучивая над ними.
   Хас бы стерпел это отношение, ему вообще приходилось много терпеть и ждать. Лон тоже был терпеливым человеком, и вообще, как определил намётанным глазом бывший второй в "когорте", считал, что с самодовольным лесничим будет гораздо удобнее расправиться когда они доберутся до убежища и перестанут нуждаться в проводнике.
   Навак был из другого теста, скороспелый и молодой, он привык к почтению и отступал только перед старшими "Таратароса".
   - Кх-х-ха-х! - графского слугу растянули в воздухе изогнутые силовые поля.
   - Ты будешь относиться к нам с уважением, человечек! Ты меня хорошо запомнил? - злобно зашипел Во. Вращая кистью, он перевернул несчастного верх ногами, и с силой вдавил палец ему в переносицу. - Ты меня понял!?
  
   - Дошли, - тихо обронил лесничий махая рукой в сторону видневшегося замка Кахаладов. Внушение Навака сбило с него всю спесь и прибавило нервозности, это заставляло его выдерживать определённую дистанцию от тёмных.
   Только это и спасло его от первого удара из засады.
   А потом Хас только и успел заметить, как совсем издёрганный угрозами Во проводник, достав лук и положив на него стрелу прыгнул в кусты. Но магу было не до него, из-за того, что весь путь он прошёл на поддержке волшебных зелий и собственной силы, похищение магической энергии оглушило его первым.
   Последнее что он увидел перед тем, как окончательно потерять сознание, мерцающие диски из нестабильного сжатого воздуха, проносящиеся сквозь нехитрое укрытие лесника.
  
   Благодаря совершенно нездоровому образу жизни Хас прекрасно знал все примеры неприятных пробуждений. С таким опытом даже провалы в памяти редко когда могли помешать ему догадаться, что же было вчера, и как он дошёл до такого.
   "Магическое опустошение и общее истощение" - подвёл итоги Башер. - "Ещё и пока тащили пару раз по голове ударили."
   Прийти в себя привязанным к стулу для него тоже не было чем-то новеньким.
   - Он уже в сознании, - произнёс кто-то за спиной.
   - Так-так, вовремя, - раздался другой голос, и чьи-то крепкие пальцы, ухватив его за подбородок, дёрнули голову вверх. - Тебе лучше начать говорить сейчас, тёмный.
   - О... о чём? - захрипел Хас.
   - Обо всём, тёмный, обо всём. Кто вы такие, куда вы шли? - пальцы задававшего вопросы разжались, и ударивший в лицо яркий свет окончательно сделал ситуацию знакомой. - Мне нужны ответы, тёмный.
   В голове Башера лихорадочно заметались мысли. Его явно поймал кто-то из светлых гильдий, Рыцари и Гвардия ведут допросы в несколько ином ключе (опыт у Хаса был действительно богатый). Да и появляться так близко возле замка Кахалада они не должны были. А эти... Чего они хотят от него? Знать, что здесь они делали? Зачем? Да и вообще, как они их нашли? Устроили засаду словно знали куда отступят остатки солдат "Тартароса"... То есть им, кажется, важно доказать связи графа с "Союзом".
   "Проводник же помер!" - осенило его. - "Им нужен был живой слуга Кахалада!"
   А кто из светлых гильдий чувствует себя достаточно уверенно, чтобы влезать в дела благородных, тем более в такой неоднозначной ситуации? Кто имеет поддержку Совета и достаточна нагл, силён и самостоятелен, чтобы вмешаться в вопрос королевской чести?
   - Х-х... Хех-х, Жозе Пола, затычка к каждой бочке, а? - натужно засмеялся Хас. - Ну привет, "фантомчики".
   Допрашивавший его ощутимо удивился. Свет в его руках сделался тусклым, и Башер, напрягши зрение, разглядел смутно знакомое побледневшее лицо пожилого мужчины.
   - Ба-а, Гир Вилкин! - узнал его Хас. - Как твои дела? Своего приятеля, Грена, похоронил уже?
   Опознанный маг побелел ещё сильнее. Тёмный глумливо расхохотался, для него не было более верного способа избавиться от своего страха, как сбить кого-нибудь с толку, заставить нервничать и злиться.
   - Ты! - Гир в бешенстве вцепился в Хаса. - Ты что-то знаешь? Говори!
   То, что злить конкретно этого мага было не самой умной идеей, дошло до тёмного в тот миг, когда он почувствовал сжимающиеся на своей шее сухие пальцы светлого. Хас заскрёб ногами по полу, ему стало по-настоящему страшно, бешенный Гир, казалось собирался его совсем удавить.
   - Слушай, Гир, - снова заговорил неизвестный, и у Башера всколыхнулась надежда, он нужен "фантомам", он многое знает, они не могут просто так убить его. Тем более из-за его же шутки. Этот второй просто обязан остановить своего товарища. - Слушай, Гир, раз ты так хочешь прикончить его, то оставь это мне. А?
   - Что?
   - У нас ещё двое есть, с ними можешь говорить, они и покрепче этого, а его мне оставь, Гир, - почему-то от того как вкрадчиво звучал голос неизвестного Хасу стало совсем нехорошо. Как-то плотоядно, жадно говорил этот второй. Так говорят не о людях, а о еде.
   Даже душившего его светлого проняло. Пальцы Гира разжались, а сам он отступил, словно опасаясь этого неизвестного.
   - Ты чего, а? Опять, да? - скомкано спросил он.
   - Угу.
   Светлый медленно отступил ещё дальше к двери из комнаты. И Хас готов был поклясться, в его взгляде промелькнула вина, стыд, и что-то ещё, что-то пугающее, обречённое.
   - Это... барьеры стоят, ну против звука, - пробормотал он уже выходя, и торопливо прикрывая за собой дверь. - Бездна и все её лорды! Я уже слишком стар для такого.
   Хас глазам своим не верил. Это что же происходит-то. Кто этот тип сзади?
   - Вот мы и остались одни, - жарко шепнул тот.
   И опустил ему на голову руку.
   Башер вздрогнул, этот неизвестный, напугавший своим поведением бешенного Гира, имел просто до клята длинные ногти. Настоящие когти!
   А ещё его касание было холодным. Холодным как... О все благие духи, Хас чувствовал, как стынет кровь в жилах, а в глазах темнеет. Тёмный маг тихонько заскулил, слыша, как этот холодный обходит его и становится впереди. Он только радовался, что тьма в глазах не рассеивается, казалось если он увидит, как выглядит это... существо, то просто не выдержит. Хас всегда выживал, даже сейчас он всё ещё надеялся, надеялся на хоть что-то.
   - А теперь смотри на меня, смотри, - тихо приказал неизвестный.
   Тьма никуда не исчезла, но теперь она смотрела двумя красными огнями, улыбалась двумя рядами снежно-белых треугольных зубов, облизывала их алым языком...
  
   Навак упрямо выпятил челюсть, и бряцнул оковами из ненавистного хладного железа. Ур-роды!
   - Ваша победа здесь ничего не значит!
   Сидевшая на столе девушка закатила глаза.
   - Тупица! Вы в нашей полной власти!
   - Это тоже ничего не значит, - ухмыльнулся Навак и длинно сплюнул на пол.
   Подпиравшие стенку крепкий брюнет и тощий паренёк с зелёной клумбой вместо нормальной причёски неожиданно резво кинулись на перерез вспылившей девице.
   - Отпустите меня, сейчас я покажу ему!
   - Р-развлекаетесь! - отрывисто прозвучало от двери.
   Навак с интересом взглянул на новое лицо, несдержанная ведьма и два её приятеля живо отскочили друг от друга и попытались сделать вид, что у них всё в порядке, здоровенный тип в чёрном плаще отвлёкся от перевязки своих царапин, а последний светляк, суховатый огневик, растёр плясавшее на ладонях пламя.
   - Так быстро закончил с тем доходягой? - спросил игравший с огнём у вошедшего.
   - Нет, - дёрнул щекой тот. - Наш, кх-м, товарищ не смог совладать со своими наклонностями, пришлось оставить ему.
   Из-за стены донёсся полный ужаса обречённый вой.
   Раненный тихо охнул, и светлые побелели.
   - Гир, ну какого, какого мы ещё здесь, ему же последний мозг сорвало! - застонала девушка. - Мы должны уходить! Я не хочу быть к нему ближе чем на дневной переход, пока он не успокоится!
   - Сама успокойся! - резко бросил старик. - Одного тёмного ему хватит.
   - Эй-эй! О чём это вы лопочите? - Навак обеспокоенно зашевелился. В воздухе отчётливо витало нечто такое, угрожающее, и вообще нехорошее.
   - Да! Что происходит!? - подал голос доселе молчавший Лон.
   - А ничего уже не происходит, - тихо произнёс новый голос.
   У Во пересохло в горле.
   В комнату шагнуло страшилище. Ростом с человека, одетое только в некогда светлые штаны, а тело покрыто чёрной, маслянисто блестящей чешуёй. Ярко горящие красные глаза с вертикальным зрачком. Длинные когти на руках почти царапали пол, и с них падали тёмные, тягучие капли.
   С пугающим осознанием, Навак понял, что это за капли. Откуда блеск на чешуе. Чем заляпаны штаны.
   - Что ты здесь забыл? - с дрожью в голосе осведомился Гир. - У тебя уже есть один!
   - А он кончился, - как-то растерянно проскрипело существо. - Я только начал, а он уже всё. Дай ещё одного.
   Оно сделало шаг вперёд, и его когти громко клацнули на судорожно сжавшихся руках.
   - Мне нужен ещё один... Только один, - красные глаза жадно прошлись по всем присутствующим. - Один-один-один! Нужен!
   - Я всё расскажу! - завопил Навак. Проклятая тварь смотрела на него! Она смотрела на него и облизывалась!
   - Этот! Хочу! - окровавленные когти потянулись в его сторону. - Сильный. Мне хватит. Хочу.
   - Я из "Тартароса"! Я командир! - Во ощущал холод, жуткий холод идущий от этой страшной фигуры, и тонко закричал, не в силах освободиться от взгляда вертикальных зрачков.
   - Оставь его, - веско произнёс Гир и заступил дорогу страшилищу. - Забирай второго.
   Тварь недовольно заворчала.
   - Забирай второго, - в голосе старика звякнули властные нотки.
   - М-м, ладно, - без особой охоты отозвалось существо, и ощущение холода пропало.
   Рядом с Наваком упал где сидел Лон, он задыхался от страха, но не мог даже слова сказать, так перехватило дыхание.
   - Тебя хватит чуть-чуть дольше чем того, - сожалеюще произнесла тварь, аккуратно, словно на пробу, тыкая Лона когтем.
   Последний подчинённый Во потерял сознание, и, видят все демоны, он не мог его за это осуждать.
  
   - Ты их раздавил, Газилл! Просто морально уничтожил! - покачала головой Лиция. - Жуть!
   - Ага, и главное, так достоверно, - хохотнул Гир. - Этот Навак чуть язык себе не откусил торопясь всё рассказать. Он принял тебя за ненадёжно вселённого демона, а эти ребята из "Тартароса" слишком хорошо знают привычки этих тварей.
   "Фантомы" пребывали в приподнятом настроении, наш небольшой спектакль-импровизация оказался сверхудачен. Всего-то порция свежего мяса с кровью, и из меня получился самый натуральный монстр-людоед.
   - А я тебе почти поверил, - доверительно наклонился Ария. - У тебя глаза были такие, знаешь, натуральные.
   - Так я и жрать хотел, знаешь, натурально, - не менее доверительно сообщил я.
   Народ напряжённо замолчал. Конечно, зная, что всё было игрой, они не особо беспокоились, но вот знать, сколько правды было в игре на самом деле им совсем не хотелось.
   - Скучные вы, - заявил я. - Пойду трактирщика потрясу насчёт съестного.
   - Эй, только не увлекайся! - мгновенно воспрянул духом почуявший угрозу казне воздушный.
   - Да-да, - отмахнулся я как от назойливой мухи. - Только первый голод утолю.
   Веселье весельем, а я был всё ещё ужасно голоден. Хитрые приёмы с голокроном почти буквально сосали из меня силы, и я начал задумываться о новом визите домой, в долину. Как раз после выполнения этого задания и смотаюсь. Нам всего-то и осталось, что подтвердить слова этого Навака и обнаружить штаб "Тартароса".
   - И всё таки, он меня иногда по настоящему беспокоит, - донёсся через стены голос Тотошки.
   Ему никто не ответил.
  
   Глава 38
  
   - Однако, а граф с "Тартаросом" неплохо так окопались, - присвистнул я, оглядывая примерный масштаб убежища Кахалада.
   Приблизительный набросок подземелий под родовым гнездом графа действительно внушал уважение. Их размер наводил на мысли о айсберге, столько обнаружилось сокрытого под землёй.
   - Хо! Так предки графа оказывается поселились над одним из древних убежищ! - озабоченно покачал головой Гир. - Неприятно-то как выходит.
   У него был определённо талант к преуменьшению, бункеры которые выдержали ту войну были чудом фортификации возведённым с применением всех доступных магам прошлой эпохи возможностей. А это значило безопасность такого уровня, что нам и не снилось.
   - Там ещё были туннели, но они все давно разрушены, - сонно пробормотал из кресла Сол. - Само это подземелье так зачарованно, я даже в Эре такого не видел... - он зажмурился и сильнее запахнулся в плед, сильнейшее истощение вызывало у него сонливость и озноб одновременно. - Я приближаться не рискнул, обогнул под землёй, аккуратно так, по самому краешку их защитного контура, да. А самое плохое, когда на поверхность стал выбираться, эту самую защиту, и вообще всё там перестал совсем чувствовать.
   - Ты молодец, братец, хорошо сработал, - Лиция ласково погладила его по растрёпанным волосам.
   - А ещё знаешь, что? - зевая спросил Сол. - Из самого замка тоже есть тайные ходы. Но целые... Четыре штуки, да. Но они под самой поверхностью, и спрятаны плохо... Халтура...
   - Ну будет тебе, спи давай, - девушка отстранилась от засыпающего мага. - Вот олух, так выложился.
   - Кстати, я мог бы его гораздо быстрее восстановить, - заметил я.
   - Он почти сутки провёл постоянно колдуя под землёй, Газилл, пусть поправляется обычными способами, - раздражённо сверкнула зелёными глазищами Лиция.
   - Да и для нашего плана он уже не нужен будет, так что пусть отдыхает, заслужил! - поддержал её Карна.
   - Поправка - не нужен будет если нам повезёт, - влез второй огненный маг.
   - Согласен. - мрачно кивнул Ария. - Этот, Навак, он упоминал что их старшие к чему-то готовятся, вряд ли они так резко забудут про свою охрану. А "Тартарос", напомню я вам, одна из самых могущественных гильдий, а нас всего семеро!
   - А-атставить панику! - прикрикнул Гир. - "Тартарос" конечно сила, но они давно не были в деле. Большая часть их магов - классические ритуалисты, маги, чьё могущество опирается на призванных тварей. А постоянно держать монстров на привязи даже не каждому высшему под силу, так что главное не дать им время на призыв.
   Не заметив особого воодушевления на лицах подчинённых, старый маг продолжил их успокаивать.
   - Запомните, мы лезем туда не для драки, нам только важно точно установить, что там происходит, добыть доказательства в довесок к нашим пленным, и всё, можно будет уходить. На это моих чар отвода, иллюзий Лиции и скрытности Газилла за глаза хватит. А вы трое приглядите пока за Солом.
   - А если что-то пойдёт не так? - вкрадчиво спросил Ария.
   - Пошумите тогда, - процедил Гир.
  
   - Хорошо держишься, - обронил маг.
   Лиция с Карной прощались так, будто и не надеялись снова свидеться. На их фоне моё поведение выглядело не в пример спокойнее.
   - Да ладно, ничего особенного, забраться в охраняемый замок, пробраться мимо опытных демонологов с кучкой ручных потусторонних тварей с наверняка острым чутьём на волшебство, - я призадумался. - Как то не внушительно, а?
   - Не внушительное позёрство, - усмехнулся Гир. - Но настрой хороший.
   Я вздохнул.
   - Это действительно не слишком сложно, даже для меня одного. Сол прекрасно двигается под землёй, но каменные стены ему пока ещё не очень хорошо даются. А я там как рыба в воде... Ну ладно не как в воде, но не особо трудно, - поправился я заметив выражение лица Гира. - Но я мог бы и один погулять по замку.
   Он тихо рассмеялся и прислонился к стене.
   - Ох уж эти молодые маги, вы все так рвётесь вперёд. Газилл, ты, возможно, один из самых многообещающих волшебников своего поколения, а я, поверь, видел немало, а слышал ещё больше. Твои способности Убийцы Драконов и умение создавать хладное железо, - Гир поморщился, - это сильное преимущество перед остальными магами. Ты уже успел сделать себе имя и обзавестись знакомствами в высоких кругах, я это, знаешь ли, стоит не меньше остального.
   - Но...
   Гир вздохнул.
   - Не стоит лезть демонам в глотку! Во всех смыслах. Где "Тартарос", там и демоны. - он нахмурился и тяжело вздохнул. - Эту гильдию основали остатки демонопоклонников ещё с Войны Зерефа, когда Драконы разобрались с их повелителями, и они остались одни. Мне случалось видеть последствия их работы, эти мерзавцы действительно занимаются жертвоприношениями. И, знаешь, - выдержал Гир паузу. - В отличии от остальных, кто пробует тоже самое, им отвечают.
   - Проблема.
   - Нет, не так, ПРОБЛЕМА! - опустил он голову. - Чёрному Магу демоны служили, а "Тартарос" сам прислуживает тварям, понимаешь? Грен и я, в своё время, сбежали прямо с жертвенного алтаря этих выродков, а после долго охотились на их группы. Потом, во время восстания тёмных, когда шла практически гражданская война, мы ещё не мало их прикончили.
   Он резко вскинул на меня взгляд, и я едва не отшатнулся, столько в нём было застарелой ненависти.
   - Поэтому не старайся лезть впереди меня, Газилл, не тогда, когда мы имеем дело с "Тартаросом". Я знаю, как с ними сражаться, умею ломать их заклинания и ритуалы.
   Гир улыбнулся, и запустил руку за пазуху, извлекая связку странных предметов. Осколки костей, бусины, перья...
   - Мои амулеты, все из памятных мест, они несут на себе след, старую тень, рвут заклятия призыва на раз, - он довольно тряхнул их. - А это, моё главное сокровище!
   Небольшая пластина, какого-то выцветшего серого цвета, размером чуть меньше ладони, в отличии от всех остальных вещиц вообще не откликалась. Но Гир держал её с таким почтением, что я не удержался от вопроса.
   - И что это?
   Вместо ответа он убрал обратно свои остальные амулеты, и почти нежно погладил пластинку. Там, где её коснулся палец остался слабый алый след. Он напоминал огонь остывающего угля.
   - Я не знаю, - просто сказал Гир. - Но это ободряет меня даже в самое тяжёлое время, даёт силы когда кажется, что уже всё кончено.
   - Можно, - протянул я руку. - Посмотрю и верну.
   С видимой неохотой он позволил мне взять это пластинку.
   - Тяжёлая, - вслух обронил я.
   - Как то я пытался сделать из этого что-то вроде оберега, у меня специальность мастера артефактов, - с гордостью сказал Гир, и с отчётливым сожалением покачал головой. - Ничем не смог даже поцарапать, а когда пытался сделать оправу, как для зеркала, постоянно выпадало, так и ношу в нагрудном кармане.
   Но я его почти не слышал поражённый пойманным ощущением.
   "Уголёк!"
   Аккуратно, почти не касаясь, я провёл над ней рукой, и осторожно подул. Пластина ощутимо нагрелась и осветилась идущим изнутри красным светом. Что-то внутри меня, глубинное, из самой души, словно подалось навстречу.
   Вспышка-озарение. И видение.
   Алая-алая чешуя. Величественная корона рогов. Мощные крылья. Окутывающее всё жаркое пламя. И имя.
   - Игнил, - шепнул я.
   - Что? - подался вперёд Гир.
   - Огненный Король Драконов. Это его чешуя.
  
   Игнил чихнул снопом ярких искр.
   "Вспоминает кто-то?"
  
   Насколько Гира проняли новости о его талисмане, было не описать. Его потряхивало, а на лице застыло такое блаженное выражение, что я даже заволновался. Но старый маг быстро взял себя в руки, и уже через несколько минут наша тройка бодро потрусила к замку.
   Родовое гнёздышко Кахаладов было спокойно и тихо. И не сказать, что там что-то происходит - злобные колдуны призывают демонов, плетут козни и всё такое.
   Пробираться в крепость решили через один из обнаруженных Солом тайных проходов. Вход в него располагался как раз в лесу, неподалёку от места где Ария встретил бегущих тёмных. Благодаря моему умению двигаться сквозь землю и камень, и тащить за собой других, искать способ открыть проход не пришлось, просто взял Гира с Лицией за плечи и мы ухнули вниз, в ощущавшуюся искусственную пустоту.
   - "Светлячок!" - шепнула девушка, складывая ладони лодочкой.
   Малое заклинание света, светящийся огонёк размером с монету, оторвался от пальцев своей создательницы и поднялся к потолку. Воздух был сух, но ожидаемой от тайных подземных проходов картины в виде слоя пыли и паутины не было.
   - Похоже, что граф Кахалад держит в порядке даже подземелья, - отметил Гир. - Будем осторожнее, если он потрудился поддерживать здесь такую чистоту, то мог придумать и что-то для незваных гостей.
   - Дай попробую кое-что, - выступил вперёд я.
   Мягко опустившись на корточки, я коснулся ладонями пола, и постарался прочувствовать всё что смог. Поначалу камень отзывался неохотно, просто проходить сквозь него было намного проще, словно входить в воду. Но здесь, уложенный строителями замка, со слабым эхом от вплетённых ещё при постройке заклятий, он был слишком неподатлив.
   "Надо будет больше работать с землёй" - мрачно подумал я.
   - Долго ещё? - почему-то шёпотом спросила Лиция.
   - Сейчас, подождите, - ответил я сквозь зубы. - Есть!
   Утерев неожиданно выступивший пот, я с трудом поднялся. Давало знать о себе истощение после ускоренного просмотра памяти Миле, и лёгшая сверху попытка ощутить камень оказалась несколько более тяжёлой чем предполагалось.
   - Кахалады параноики, здесь и на полу и на стенах есть замаскированные нажимные панели, несколько десятков ловушек, но, к счастью, только механических, - порадовал я своих спутников. - Расположение и остальные сюрпризы у меня в памяти, так что пройдём как по бульвару.
   - Не очень хорошо выглядишь, - обеспокоенно сказала Лиция.
   - Восстановлюсь ещё до того, как мы пройдём этот ход, - успокоил её я. - А теперь идём за мной, след в след, некоторые из местных устройств делал настоящий мастер своего дела. Ну или безумец, очень уж они хитро придуманы.
  
   Больше всего мне "понравилась" одна трёхступенчатая ловушка, где надо было сначала, чтобы не сработала первая часть сюрпризов, в определённом порядке наступить на четыре пластины, а потом, до того как запуститься вторая часть, успеть нажать на малозаметный выступ на стене. Но последний, третий кусочек западни - несколько десятков небольших сосудов в которых под давлением находилась кислота, и таким образом накрывавших в случае неудачи весьма солидную часть коридора, был особенно неприятен. Потому что срабатывала последняя часть ловушки в любом случае, если даже первые две части были успешно отключены, и остановить её можно было только не имеющимся у нас ключом.
   Хитрая сигнализация, активирующаяся от запуска этой западни (а так же некоторых других) была уже просто замечательным примером разумной паранойи. Этот коридорчик был явно предназначен для пользования исключительно Кахаладами, и только в чрезвычайной ситуации.
   К счастью, теперь этот тайный ход я знал лучше даже самих строителей и мог пройти по нему с закрытыми глазами. А на случай других подобных хитроумных сюрпризов всегда можно было срезать путь сквозь камень, хотя Лиции и Гиру этот способ в отличии от меня был неприятен - они-то невольно ощущали на себе всё давление окружающей массы земли!
   - В следующий раз, мы лучше проберёмся через стены, мне проще наколдовать три раза "Хамелеона" чем ещё раз испытывать такое, - передёрнула плечами Лиция.
   - Да, не хотелось бы мне на старости лет получить боязнь закрытых пространств, - согласился с ней Гир.
   - Какие мы нежные, - шутя проворчал я. - Посмотрим, что вы скажите, когда мы продолжим проходить сквозь стены дальше, или думаете, что я буду открывать выходы из этих наверняка шумных тайных проходов?
   - Главное, чтобы у тебя сил хватило, а мы потерпим, - ухмыльнулся в ответ маг.
  
   Граф Альтус Кахалад.
   С самого детства Альтуса забавляло лицемерие королей, так надменно помыкавших магами, и в тоже время дрожавших в страхе перед недоступным им могуществом. От надменного Георга I Фиора, основателя королевства своего имени, и до нынешнего правителя - Томы, слабовольного кузена Альтуса.
   Если бы кто-то, знающий его подноготную, спросил бы у него, чем он, граф Кахалад, тайный мастер "Тартароса", отличается от презираемых им королей, то получил бы более чем исчерпывающий ответ. Но был бы уже до этого мёртв. Дерзости не терпели ни одна из сторон его личности, и граф Кахалад был даже беспощаднее своей половины - мастера Альтуса, "Вестника Зерефа". Вынужденная маскировка под совершенно бесталанного в магии аристократа, держала его в постоянно скверном расположение духа и вызывала вспышки жестокости.
   Единственное, что поднимало его настроение при встрече с венценосными родственниками, было осознание одной восхитительной шутки - короли Фиора, с завершения Великой войны преследовавшие и угнетавшие свободных магов, даже не подозревали, что их ближайшие кровные родичи сами были прирождёнными магами.
   Начало этой истории положил брат-близнец Георга I, Равос Фиор. Всю жизнь находившийся в тени властного старшего брата, Равос увидел в войне шанс прославиться, показать себя, и, может быть, даже превзойти Георга. Удача сопутствовала молодому рыцарю, кружила голову, и заставляла кидаться во всё новые авантюры. Его доблесть была замечена, но всё же не шла в сравнение со славой брата. И вот, когда Зереф уже исчез, но его оставшиеся слуги были ещё слишком сильны, случилось невероятное, оправдываясь слишком высокими неизбежными потерями, Георг отступил и позволил сбежать одному из самых известных вражеских командиров. Во главе собственного отряда из молодых рыцарей, Равос бросился в погоню наплевав на приказ брата.
   И попал в плен той, кто стал сначала его учителем, а потом и супругой, Сиверии Проклинающей (Альтус находил эту страницу истории своей семьи донельзя сентиментальной, и считал, что это был просто союз двух сильных магов, скреплённый служением одной силе). Но как бы там ни было, ведьма была демонологом, и нашла в своём нежданном последователе немалый талант, а так же возможность исчезнуть ото всех. Равос, прекрасно представляющий реакцию Георга за нарушение прямого приказа, и предчувствуя опалу и отправку в тылы, решил утереть брату нос тем чего ему точно никогда не достичь, и стать магом.
   Всё вышло так как он и предполагал, разозлённый Георг отправил его домой даже несмотря на новости, что Равосу якобы удалось самостоятельно покончить со сбежавшим врагом. Но младшему было уже не до этого, и он с удивившей брата покорностью принял своё наказание и уехал. Позже к нему присоединилась Сиверия с остатками своих магов и они вместе основали свой тайный орден, который после окончания войны, когда началась реформация волшебства, стал гильдией.
   Долгие годы и поколения "Тартарос" наращивал влияние и связи, обретая тайное могущество, которое и не снилось королям. И сейчас оно принадлежало ему, Альтусу!
   Он позволил себе усмехнуться - сегодня наследие Равоса перерастёт наследие Георга. Пусть до последнего шага останется ещё немало лет, но именно этой ночью будет приведена в действие сила, которой будет суждено направить историю этого мира в русло предначертанное владыкой Зерефом.
   Вераал, Мастер Призыва, услышав его смешок, покрепче сжал поводок своего ручного беса, заставив тварь зашипеть, и оторвался от доклада.
   - Вы что-то желаете сказать, мастер? - поинтересовался он своим полным занудства голосом.
   - Нет, Вераал, всё великолепно, продолжай.
   Альтус уже открыто рассмеялся, не видя, как слегка оплыл камень за его спиной, накрыв лицо постороннего наблюдателя.
  
   - Знаете, а по моему граф - маг! - заявил я выползая из каменных объятий, и поворачиваясь к своим спутникам. - Точно вам говорю.
   Гир даже не дрогнул, а вот взгляд Лиции был полон непонимания.
   - Но он же дворянин! Потомственный! А они магов презирают, и если в семье рождается кто-то с талантом, его просто изгоняют! Ты точно ошибся, - с сомнением покачала она головой.
   - Там было четверо магов, сильных магов с гербами "Тартароса", один из них держал на привязи демона, Лиция, и к графу они с почтением обращались - "мастер"! И его собственная аура... Не думаю, что он слишком уж уступает Жозе.
   - Ты видел его ауру? - заинтересованно спросил Гир. - У него на груди не было цепи, такой серебристой, с большим камнем на котором герб Кахаладов?
   - Извини, я был почти за его спиной и старался не высовываться из камня, и вообще сначала думал, что он просто мастер "Тартароса". Это потом, когда к нему обратились - "ваша светлость" и назвали графство Кахалад его владениями, я уже понял кто он такой, - развёл я руками. - А что с этой цепью?
   - Это старая родовая реликвия, которую может носить только граф Кахалад, считается таким же символом этой семьи как и корона для наших королей. Насколько мне известно, она не даёт прочесть ауру своего владельца, Кахалады считают, что так не дадут магам возможности проклясть их или навести порчу, и не расстаются с ней, постоянно носят, - пробормотал Гир. - С такой репутацией графов, неудивительно. Кахалады всегда притесняли магов, неважно состояли те в гильдии, или нет.
   - Носить волшебную вещь и при этом гнать магов? Ай-ай, как двулично, - потёр я скулу.
   Гир заложил руки за спину, и с видом лектора перед аудиторией принялся рассказывать:
   - Кахалады утверждают, что эта цепь божественного происхождения. Что их предок, Равос - брат короля Георга I Фиора, основателя нашего королевства, добыл её в одном из храмов который пытались осквернить остатки армии Зерефа, и благодаря этой цепи смог противостоять их нечестивому колдовству. И так как никто и представить не мог, что такие фанатичные враги магов как Кахалады будут пользоваться хоть чем-то волшебным, вопросы о цепи графов больше не задавали. Даже тайные выходы из их замка были исключительно механическими...
   Гир остановился покачиваясь на носках, и неожиданно принялся ожесточённо чесать заросший седой щетиной подбородок. В последние дни из-за напряжённого ожидания и частого использования лакримы связи он совсем перестал следить за собой.
   - Ну конечно же, у них под этим милым, совершенно не волшебным замком целое убежище древних, а там хоть сам Зереф явись, Совет ничего не узнает даже если в полном составе будет здесь в Липках сидеть, - он раздосадовано ударил кулаком по стене. - Удобно, ничего не скажешь, удобно...
   Гир погрузился в себя что-то напряжённо обдумывая.
   - П-погодите, мне что, одной кажется это слишком невероятным!? - выступила Лиция привлекая к себе внимание. - Граф Кахалад, человек который всегда, как и все его предки, выступавший против магов, давший начало стольким законам п-против в-волшебства, - она остановилась унимая волнение и неожиданно появившееся заикание. - Это же он не дал возможность Совету открыть хотя бы школы основ волшебства, он же выгнал со своей земли все гильдии магов! Как он сам может быть не просто магом, а мастером "Тартароса"!?
   - Кхм, Лиция, тише пожалуйста, мой звуковой барьер способен выдержать даже вопли баньши, но ты сейчас его всё таки сломаешь, - прервал её Гир. - Новость конечно ошеломительная, но не настолько невероятная, как кажется. И нам в любом случае надо двигаться дальше. Газилл?
   - Думаю всё-таки погуляю пока сам по себе, - пожал плечами я. - И да, Гир, я всё помню, не буду лезть на рожон и не буду уходить далеко от вас.
   - Уж сделай милость, Газилл, будь благоразумнее. А мы, пока гостеприимные хозяева заняты, пошарим по их комнатам.
   - Ну, я ушёл, - кивнул я, уже привычно погружаясь в стену замка.
  
   Я честно не понимал какого рода доказательства собирался добыть Гир. Взятый в плен Навак и понятия не имел о личности мастера своей гильдии, выдав нам только несколько баек и предположений ходивших среди рядовых членов "Тартароса". Опираться на подобные косвенные доказательства смысла не было, граф вышел сухим из воды на юге, когда против него было практически всё. А здесь и сейчас без совершенно неопровержимых улик вообще ловить было нечего.
   А ещё моё нутро просто сводило от нехороших предчувствий, и мне было необходимо обдумать происходящее. Было бы нелепо делать вид, что меня совершенно не задела тайна личностей графа.
   Поэтому я отделился от своей группы, и двигался слегка в стороне от них, внутри стен. Так я мог побыть наедине со своими мыслями и в случае чего прийти к ним на помощь. Думаю, старый Гир понял занимавшие меня тревоги и дал мне возможность собраться с мыслями.
   Зачем скрытный мастер "Тартароса" начинает действия на юге, и потом, когда всё королевство кипит от гнева, открывает расположение своей гильдии, причём не где-нибудь на краю земель, а своём собственном родовом наделе, где есть риск его разоблачения? Там, где у него есть аналог магического бункера, в уверенности которого так уверен Гир, а я уже привык доверять его опыту? При этом "Тартарос" довольствуется только руководством своими подчинёнными гильдиями, и совершенно не стремится вступать в открытую схватку, тем самым только множа потери тёмных и позволяя затянуться кольцу вокруг графства!
   Предчувствия стали оформляться в понимание, что происходит нечто совсем скверное и нам всё же придётся что-то с этим делать.
  
   Гира долго уговаривать не пришлось, старик слишком сильно ненавидел "Тартарос" и не мог отказаться от возможности сорвать их планы. Тем более, что он и сам пришёл к тем же мыслям и собирался несколько изменить задачу нашей группы. Робкие возражения Лиции о том, что это будет совсем не то тихое проникновение которое мы собирались провернуть и просто не подготовлены для такого Гир сначала собирался проигнорировать. В его эмоциях явно проскочила злость и раздражение, а потом он взял себя в руки.
   "Ты не станешь настоящим магом если будешь бояться действовать и рисковать!"
   Для амбициозной и самолюбивой ведьмы это было равносильно пощёчине. Зло посмотрев на нас обоих, она что-то произнесла одними губами и яростно тряхнула головой.
  
   А дальше перед нами встала одна проблема. Беглый осмотр комнат хозяев и библиотеки не выявил ничего подозрительного, похоже Кахалады давно престали держать хоть что-то способное причинить вред их репутации в самом замке и использовали для этого защищённое подземелье.
   А этот орешек должен быть покрепче хранилищ Эры. Которые я, к слову, в отличии от кабинетов и тренировочных залов Совета и в глаза не видел.
   То как мы пробирались на нижние этажи замка было отдельной историей, с нервами, прятками, отвлечениями, и вообще суровым стелсом. Особую сложность создавало то, что сновавшие молчаливыми тенями слуги и неподвижные стражники были только в верхней части замка, а редкие маги были обычно слишком погружены в себя, чтобы обращать внимание на происходящее вокруг них. Но стоило спуститься на уровень ниже и ситуация в корне изменилась.
   Вместо обычных людей там были колдуны со своими призванными тварями, крепкими сгорбленными существами с плотной красной шкурой и яркими жёлтыми глазами. Один я бы проскользнул без проблем, я умел быть незаметным, но для Лиции и Гира это было бы невозможно.
   Я их недооценил.
   Гир действительно хорошо знал повадки магов "Тартароса". Он попросил немного подождать до того момента, когда одни призывающие устанут держать демонов и отзовут их, а другие только начнут свой призыв.
   Произошло это спустя только час.
   Исчезали призванные существа быстро - фигура демона бледнела, выцветала, и словно размывалась. Появление выглядело несколько поэффектнее. Маг держал в руках металлическую пластинку с образом печати и шептал формулу призыва, после чего надрезал острым краем ладонь и бросал капли крови в воздух перед собой. Красные брызги повисали над полом и растекались в полноценную печать с пластинки призыва, которая начинала пульсировать глубоким алым светом. Демон появлялся прямо из пустого воздуха, и в тот же миг кровавая печать оплетала его подобно сети и подчиняла воле призвавшего.
   Ну, так должен был пройти этот безопасный в общем-то ритуал без вмешательства Гира. Эти многоразовые артефакты призыва были одним из шедевров демонологии. Каждый вариант такой пластинки выдёргивал из демонического плана строго определённый тип существ, попросту ломаясь если на зов пытался откликнуться более сильный демон, чем тот которого она могла покорить. Подобная надёжность долгое время позволяла использовать их не только тёмным гильдиям, но и вообще всем желающим магам, пока почти полвека назад эти пластинки не были запрещены Советом после несчастного случая.
   И сейчас Гир создал ещё один.
   Он достал один из своих амулетов, странный кривой зуб изгибом напоминавший молнию, и, держа его словно карандаш, резко дёрнул рукой, как бы перечёркивая происходящий призыв.
   Кровавые печати расползлись бессильными клочками.
   Ни маги, ни даже демоны, по моему сначала просто не поняли, что именно произошло.
   - Э-э-э... - недоумённо протянул один колдун косясь то на свою пластинку, то на призванного беса.
   - Ага! - ответил ему тот, видимо гораздо быстрее догадавшись о том, что случилось, и вцепился зубами в горло магу.
  
   Восстание демонов продлилось меньше чем я ожидал, маги "Тартароса" всё же были достаточно опытными демонологами, чтобы позволить призванным тварям сожрать себя так просто. В ход пошли подчиняющие плети заклятий и амулеты изгнания, и мелкие демоны, несмотря на бешенство, крепкие когти и прочную шкуру, были быстро загнаны в угол и уничтожены.
   Но мы уже были глубоко во внутренних подземельях замка Кахаладов.
   - Как то я не заметил их поклонения демонам, расправились они с этими довольно быстро, - обратился я к Гиру, слыша, как на верхних этажах воют от боли последние призванные твари.
   - Ну так "Тартарос" поклоняется самым высшим, а эта призванная мелочёвка так, почти животные, только инстинкты и минимум мозга, - криво улыбнулся маг. - Призывается как простое мясо, расходный материал, из всех достоинств только чутьё. Их так чаще всего и используют, как сторожей.
   - Позже закончите лекцию, - прервала его Лиция, закончившая расставлять за нашей спиной хитрую отводящую внимание иллюзию. - Там уже кажется последнего прикончили.
   Чувствовать присутствие демонов оказалось легко не только мне. Сама природа этих тварей, их чуждость этому миру и несдерживаемая агрессивность, создавала вокруг них неповторимую гнетущую ауру, ощущавшуюся на значительном расстоянии. Для таких тонких и артистичных магов как Лиция, это было словно уродливая клякса на чистом холсте.
   И мы спустились на уровень где начиналось настоящее убежище Каахаладов.
  
   Эпичность. Масштабность. Размах. При взгляде на верхний уровень убежища запросто перехватывало дыхание. Циклопических размеров скудно освещённая пещера, с теряющимися где-то вверху сводами была практически пуста, а её пол и стены были лишены даже намёков на неровность. И только в самом центре этой гигантской полости находился поднятый на четырёх опорах люк, открывавший спуск вниз.
   - Да на этой крышке целый замок можно удержать! - потрясённо выдохнула Лиция.
   И да, он был действительно огромен.
   Но несмотря на захватывающий вид меня гораздо более сильно волновала охрана. Двенадцать одетых в не то мантии, не то доспехи людей, с накинутыми на лицо капюшонами и серьёзными посохами, держали на цепи мощных существ, куда более внушительных, чем уже встретившиеся нам твари. Они стояли по периметру спуска, полностью блокируя доступ к нему.
   И что самое неприятное, нас они уже заметили.
   - Надо было идти полным составом, - севшим голосом сказала Лиция, смотря на отделившуюся пару маг - демон.
   - Спокойно, этих беру на себя, - со своей обычной кривоватой усмешкой ответил Гир и вышел вперёд.
   Учитывая, что нёсшийся на него монстр отличался от предыдущих так же как волк от карманных шавок, и даже сильнее, это было до одурения смело.
   - "Бич Смотрящего"! - он сжал кулак, и хлестнул накинувшегося монстра по морде дымным кнутом.
   Здоровая рогатая зверюга, недоумённо рыкнула и отступила.
   - Вы кто? - удивлённо спросил державший тварь маг, и я его понимал, заклинание Гира было точной копией того, которым усмиряли вышедших из под контроля демонов маги "Тартароса" этажом выше. Следовательно, Гир использовал заклятие школы демонологии, которую изучали и практиковали обычно только члены этой гильдии.
   - Гости! - прошипел Гир, и ударил толстым пучком молний прямо под капюшон мага, где виднелся только голый подбородок.
   Демонолог рухнул замертво, а Гир, не теряя времени выхватил из его руки поводок низшего демона, и захлестнув его крепкую шею всё тем же "Бичом Смотрящего", опустил на колени.
   - И аса акос! Мара даут кашак! Нехем-а! У! Нок-о-ногт! - неожиданно тяжёлым, повелительным голосом прорычал Гир. - Подчинись мне, тварь!
   - Хру-ур-ру тхэ-эбэ-э, о Пх-овер-тр! - с трудом ворочая языком произнёс демон и уткнулся лбом в землю.
   - Впечатляет, подчинить низшего даута так быстро! Правда впечатляет! - произнёс новый голос.
   Одиннадцать оставшихся магов уже успели подойти. Вместе со всеми своими питомцами.
   - Только вам это уже не поможет, нарушители, это только один даут против наших одиннадцати, а мы не сделаем той же ошибки, что и наш недалёкий товарищ, - продолжил тот же голос, принадлежавший магу, который единственный из демонологов нёс меч а не посох. - Вы сдадитесь, или глупо попытаетесь сразиться?
   - Ну почему же глупо? Я подготовился! - вибрирующим от ненависти голосом ответил Гир, и воткнул во всё ещё коленопреклонённого демона один из своих амулетов.
   Тот взорвался как воздушный шарик. Вот только вместо воздуха из него хлынули демонические эманации, которые оставшиеся дауты перенесли очень плохо. Они тоже лопнули.
   - Так вот ты какой, "Щелкунчик"! - потрясённо выдал я.
   - "Экзорцизм Гоффа"! Я думал они все уничтожены! - ещё более потрясённо воскликнул маг-меченосец.
   - Я подготовился! - проревел Гир и вытащил из внутреннего кармана мерцающий серебром маленький стеклянный шар. - Я хорошо подготовился!
   - "Собиратель Лукреции!" Откуда!? Кто ты такой!? - с отчаяньем воскликнул демонолог даже не пытаясь колдовать.
   В один миг шарик Гира втянул рассеянную вокруг демоническую энергию и вспыхнул подобно солнцу.
  
   Когда я наконец проморгался, всё уже было кончено.
   Гир стоял над одиннадцатью кучками пепла и сверлил их взглядом.
   - Я охотник на демонов, ублюдки! Так-то! - процедил он и повернулся к нам. - Запомните, молодёжь, красивые фразочки лучше произносить после того как все враги мертвы, а не до того как вы готовитесь их зажарить!
   Высказавшись, Гир деловито потопал к спуску.
   - Я буду его ученицей! - твёрдо сказала Лиция, глядя в след старику с немым обожанием.
   Не могу сказать, что мои чувства так уж сильно отличались от её.
  
   Кажется я уже упоминал про эпичность и масштабность построек, но повторюсь ещё раз, до Войны Чёрного Мага этот мир был просто поразителен. Спустившись по широкой винтовой лестнице, мы попали в настоящий многоуровневый подземный город. К сожалению, всё великолепие этого убежища было в руках "Тартароса".
   Что особенно бесило Гира, обмолвившегося, что этот комплекс должен был сберечь людей в случае катастрофы, а теперь укрывавшего творимую тёмной гильдией мерзость. К слову о этой гильдии, в огромном убежище было настораживающе пусто, и подъём наверх никто не охранял.
   Первых людей мы услышали задолго до того как увидели. Можно сказать это была картина маслом - три молодых мага с совершенно беспечным видом разносили заклятиями статую какого-то бородатого мужчины. И что любопытно, несмотря на вкладываемую в чары мощь, которой позавидовали бы практически все знакомые мне волшебники, каменный бородач даже не закоптился.
   - А-а, на клят! Надоело-о! - истошно заголосил один из них, и закинув руки за голову растянулся прямо на полу.
   - И что именно тебе надоело? - спросил другой и уселся рядом с ним. - Сидение на базе? Скверная кормёжка? Отсутствие достойных развлечений? Или может...
   - Всё! Всё это! - решительно заявил первый и сел прямо. - А знаешь, что больше всего?
   - Дай-ка угадаю! - отвлёкся от швыряниями гудящими огненными шарами третий. - Нам не разрешили участвовать в Ритуале!
   - ДА! - одновременно воскликнули все трое и засмеялись.
   Гир повернулся к нам и мрачно улыбнулся.
   - Сейчас мы всё узнаем.
   Вооружившись очередным артефактом из своих запасов, коротким мечом с зелёным, похожим на бутылочное стекло лезвием, маг решительно пошёл к по прежнему ничего не подозревающей, и громко гогочущей троице.
   - Чувствую, должность отрядного пугала от меня ускользает, - пожаловался я Лиции глядя на его целеустремлённую походку.
  
   Разговорить трио было легко. Ловко ударив всю компанию одним взмахом резко вытянувшегося лезвия "стеклянного" меча, Гир наложил на них заковыристое проклятие, из-за которого любая попытка колдовства оканчивалась для них болью. Ну ещё я наложил на них цепи хладного железа и припугнул хорошо отработанным мозголомом. Да и Лиция определённо использовала какие-то хитрые иллюзии.
   После того что устроил Гир наверху, мы двое испытывали явное желание показать себя, и потому расстарались до такой степени, что у молодых парней появилась явственная седина и заикание. Зато рассказывали они быстро и наперебой. Жалко только, что ничего особенно нового мы не услышали, лишь подтвердили собственные подозрения - старшие маги "Тартароса" занимались чем-то таким серьёзным, что для этого потребовалась цепочка событий сотрясших весь Фиор.
   - Мало, - сказал Гир глядя на троих молодых магов на редкость холодным взглядом. - Чтобы остаться в живых этого мало.
   - Мы ничего больше не знаем! - взвыл первый. - Пожалуйста! Не надо!
   Его приятели поддержали мольбы согласным мычанием в ужасе глядя на сурового старика. Самым пугающим в этот момент было то, что Гир ни капельки не упивался происходящим, он просто ненавидел этих троих за принадлежность к "Тартаросу". Ненавидел с такой силой, что на полу возле него появился иней. Лиция была сдержанней, но жалости к ним не испытывала.
   И я тоже.
  
   В отличии от моих спутников, я не ненавидел эту незадачливую тройку. Но я успел слишком много узнать о деятельности "Тартароса", чтобы считать их невинными. Все они были убийцами и садистами, склонявшимися только перед большей силой. И чтобы попасть в одну из сильнейших тёмных гильдий в таком возрасте, эта троица должна была сделать нечто особенное. В момент их убийства я ощущал нечто вроде брезгливости.
   Предсмертный крик душ безымянной троицы почти не отличался от животных.
  
   Уровень 20-Б, место где по словам убитой нами тройки происходил этот проклятый ритуал "Тартароса".
   Спускаясь по лестницам подземного города я испытывал сожаление. Огромный комплекс выглядел совсем новым, в нём не было даже пыли. И он был практически пуст. Убежище было рассчитано на миллионы, и жалкая неполная полутысяча магов "Тартароса", присвоившая его себе, создавала мёртвую атмосферу заброшенности и стерильности.
   Я поделился этой мыслью со своими согильдийцами.
   - Ну ты и хватил! - усмехнулся Гир. - "Тартарос" сюда хорошо если хотя бы сотню человек допускает, самых старых и опытных членов. А так, пустует всё убежище, наверное.
   Насчёт пустует, это он ошибся. Некоторые уровни города были отведены под загоны для экспериментов магов, всевозможных призывных и не только тварей. Древние защитные системы позволили содержать их в безопасных вольерах под присмотром всего нескольких волшебников.
   Мы не могли упустить такую возможность создать немного хаоса.
   Когда мы добрались до 20-Б подземный город уже не был тихим, вырвавшиеся из своих клеток существа добрались до своих сторожей.
  
   - "Круг Великого Зова"! Я о таких только читал, вот уж не думал, что доведётся увидеть! - с уважением сказал Гир. - Через это может вылезти такая погань, что весь Фиор на дыбы встанет!
   20-Б оказался одним сплошным уровнем-амфитеатром, таким же огромным, как и все строения в подземном городе. Не знаю для чего он был предназначен своими создателями, но "Тартарос" превратил его круглую арену в одну сплошную чудовищной сложности фигуру. Нечто подобное я видел только в беспокойной гробнице Аракастов.
   К нашей удаче, это был действительно своего рода амфитеатр, в котором хватало лож и балкончиков, откуда можно было скрытно наблюдать за происходящим. Тем временем внизу продолжались приготовления к грядущему действию. Хоть эта печать и напоминала творение Миле, отдельных мест для участников было предусмотрено гораздо больше, на десятков шесть человек, не меньше. И вся эта толпа была занята своими делами - носилась вокруг каких-то участков фигуры, возилась с ними, ругалась и спорила, некоторые маги стояли в стороне и откинув капюшоны своих традиционно чёрных балахонов, по простому, сидя на корточках, курили и лениво переговаривались.
   - И какой у тебя план, Гир? - сглотнув спросила Лиция. - Эти ребята внизу, они не слабый такой орешек.
   Почти у десятка из присутствующих ауры были уровня Жозе, если не выше, а оставшиеся им ненамного уступали. Достойный повод для беспокойства, внимания такого количества могучих персон я бы не пережил несмотря на всю свою бронированную шкуру и сопротивление.
   - Всё как и прежде, молодёжь, - по-доброму усмехнулся Гир, демонстрируя завидное самообладание. - Дождёмся когда они будут поглощены колдовством, и я его им немного попорчу.
   - А нас отдачей от этого... того... не попортит? - поинтересовался я, мысленно прикинув энергию которую способна собрать печать таких внушительных размерах и сложности. Выходило довольно опасно даже при самых простых и быстрых подсчётах. Для материка в целом. Сомневаюсь, что тот же пресловутый "Этерион" смог бы нанести больше урона.
   - Всё может быть. Но не отступать же нам!? - пожал плечами Гир, и продолжая улыбаться поправил одежду. При этом он как бы невзначай пригладил тот карман, в котором, как я уже знал, находилась чешуя Игнила. - Нет! Мы сделаем то за чем пришли, а потом хорошенько это отпразднуем. Все вместе!
  
   После короткой вдохновляющей речи Гира мы ожидали развития событий ещё почти полчаса. Маги внизу всё так же продолжали свою размеренную деятельность даже не подымая головы на наши балконы.
   Пока из неприметного прохода в стене не вышел граф Кахалад, он же мастер Альтус, в компании уже виденных мной сопровождающих. Невысокий человечек, почти карлик, он был одет с просто королевской роскошью - расшитые золотом алые одежды, чёрный плащ с всё теми же золотыми узорами, и, ни много ни мало, самая настоящая корона из неизвестного чёрного металла. В добавок ко всему тайный мастер "Тартароса" без видимых проблем передвигался паря в воздухе.
   - Начинается! - с предвкушением сказал Гир.
   Летающий граф завис над небольшой трибуной, находящейся прямо перед огромным центральным кругом, и постучал по ней возникшим из воздуха посохом. Это прозвучало сигналом для остальных магов, занявших свои места.
   - Начали! - скомандовал граф.
   Гир крепко сжал несколько своих артефактов и приготовился ломать никогда не встречавшийся ему ритуал.
   - И-И-И! ПРИДИ! - хором завыли колдуны.
   В центре фигуры мгновенно, и без всяких лишних эффектов возник вертикальный столб мрака.
   - ДОЛГО! МНЕ ПОЧТИ НАДОЕЛО ЖДАТЬ! - рыкнул из него свирепый голос.
   - ...! Я даже начать не успел! - сдавлено выдохнул выпучив глаза Гир. - Мгновенный призыв!
   Единственная проскочившая в моей голове мысль была на удивление краткой и совершенно нецензурной.
   Ситуация была достойна тех самых словесных конструкций Металиканы, и я не замедлил высказаться. Тихо, и только себе под нос.
  
   Обстановка ощутимо изменилась. Из всех колдунов участвовавших в запуски печати на ногах остались только Кахалад со своими приближёнными, все остальные осели на своих местах, погрузившись в своего рода транс. Столб тьмы исходил демонической силой такой мощи, что на стенах уровня-амфитеатра появились трещины.
   - Вы не торопились! - недовольно сказал голос и во мраке проскользнули багровые молнии.
   - У нас были сложности, Повелитель! Чтобы вы могли явиться хотя бы в таком виде, нам потребовалось обучить пять десятков заклинателей, а это, к сожалению, отняло у нас время, - с дрожью ответил маленький граф. - Мы бы не посмели нарочно затягивать ваш приход!
   - Приход, глупец!? Это только мой образ! Призвать меня мог только мой старый союзник, Великий Зереф! - гневный рёв выплеснул целую бурю чёрных и алых молний. - Я бы даже не подумал откликнуться, ничтожества, если бы вам не удалось поднести мне достойную дань!
   Демоническое неудовольствие едва не сбило с ног стоявших магов, превратив их одежды в лохмотья.
   - Это единственное, что вас спасает! Если бы вы не смогли собрать даже это скудное подношение, я бы просто забрал ваши души! - угрозы в голосе стало немного поменьше.
   - Прошу о снисхождении, Повелитель! - упал на колени мастер "Тартароса" и рядом с ним рухнули другие высшие маги тёмных. - Чума которой мы отправляли Вам жертвы была остановлена слишком рано, и мы никак не могли этому помешать. Нас бы открыли слишком рано и план Владыки Зерефа был бы под угрозой!
   Столб мрака словно бы успокоился, и перестал бить во все стороны молниями. Граф ободрился и перевёл дыхание.
   - Повелитель! - елейным тоном воскликнул он. - На принадлежащих мне землях были установлены посвящённые вам идолы, надеюсь проливаемая всё это время кровь удовлетворила вас?
   - О да! - мрак сгустился ещё сильнее, словно выпивая весь свет из зала, а в голосе явно послышалось удовлетворение. - Кровь воинов проливаемая в боях, их отчаяние и их страх... Да, ты угодил мне, слуга.
   - О мой Повелитель! - дрогнувшим голосом сказал граф Кахалад. - Могу ли я надеяться, что вы сочтёте нас достойными дара Владыки Зерефа? Что мы обретём наконец ЕГО Книгу?
   Из амфитеатра исчезли все звуки, демонопоклонники напряжённо ждали ответа своего покровителя, и мы, трое, были заняты в принципе тем же.
   - Да, - вымолвил наконец мрак. - Вы получите то, чего желаете. Девять избранных станут вместилищем демонов-врат и возвысятся, и через них Зереф вернётся в полном величии своей силы!
   Кажется они зарыдали от счастья. Колдуны были в восторге.
   - Однако, - издеваясь произнёс голос, и культисты застыли на месте. - Для начала вы должны ответить на один вопрос.
   - К-конечн-но, о Повелитель, - проблеял Кахалад. - Мы г-готов-вы...
   - ЧТО ЗДЕСЬ ДЕЛАЕТ ДРАКОНЬЕ ОТРОДЬЕ!?
  
   Следует сказать, что я ожидал чего-то подобного. Если сущности подобного порядка откликаются на призыв, скрыть от них что-то довольно сложно. И при всех моих успехах в деле незаметности, конкретно Металикане никогда не доставало каких-то проблем меня найти. А этот скрывающийся во мраке товарищ был как раз её весовой категории.
   Эхо от его слов ещё гуляло, а весь балкончик на котором мы скрывались словно сгребло гигантской лапой в одну горсть, и обрушило вниз.
   Группироваться я начал ещё в падении, Гир с Лицией тоже успели что-то наколдовать, так что большой шмяк мы все пережили.
   - Что-то подсказывает мне, что мирно нам не разойтись, - пробормотал я выбираясь из каменных обломков. - Э-э, здрасте?
   - Убейте его, и вы получите Книгу Зерефа! - колыхнулся мрак освещаясь изнутри грохочущими зарницами алых молний.
  
   Угорь на сковородке был довольно близким понятием к тому, что мне приходилось изображать. Всего лишь одно заклятие попавшее по мне, здорово прижгло мою чешую и разом определило всю ту пропасть между даже такими талантами как Сиг и опытными стариканами вроде этой возглавляемой Кахаладом четвёрки демонопоклонников. Кроме того, Сига я просто бесил, а эти пытались убить меня вполне целенаправленно и за желанную оплату.
   К счастью, старички-призыватели, как и предсказывал Гир, привыкли использовать вызванных тварей и не могли похвастать богатым арсеналом непосредственно боевых заклятий. Но что это были за заклятия! Меня спасала только скорость, реакция, и форсированная ГГ с Троицей интуиция.
   А потом им в спину ударил Гир, атаковал как всегда решительно и безжалостно, с использованием и чар, и артефактов, заставляя колдунов кричать от боли. Но магов "Тартароса" оказалось не так просто взять, и они потеряли только одного в этом взрыве стихий.
   В эту брешь я и кинулся, ввинчиваясь между них на всей доступной мне скорости. Используя силовой взрыв, всего лишь покачнувший колдунов, я одновременно вцепился в их разумы ментальными крючьями страха. Моя атака совпала с действием Гира, поднявшего над головой сверкающую фигурку из цельного кристалла лакримы, окатившую зал целой бездной магии.
   На ногах остался только Кахалад, трое его ближайших помощников завывая катались по полу и в ближайшее время вряд ли бы встали. Да и потом тоже, у меня не было ни малейшей причины их щадить, и лично я бил наверняка.
   Граф тяжело дышал и в его маленьких глазах отражалась злоба и желание уничтожить.
   В голове промелькнуло беспокойство за Лицию, и краем сознания я уловил слабый, но устойчивый огонёк её жизни. Это успокаивало.
   - О, слуга, я начинаю сомневаться, что вы достойны Книги Зерефа, - насмехаясь разросся мрак.
   - Я убью их, Повелитель, и принесу их сердца тебе в жертву!
   Тяжёлый вал демонической силы обрушился на зал вдавливая нас всех в пол.
   - Может быть да, а может быть и нет! Но не в моих интересах твоё поражение, слуга, - процедил голос. - Девять демонов-врат должны открыть Книгу Зерефа! Я дал слово что так и будет, и не имею желание возиться с другими смертными!
   Чудовищное, не дающее сделать даже вдох давление исчезло, сконцентрировавшись на одном графе.
   - Скорее! Убей его! - выкрикнул Гир замахиваясь в корчащуюся под потоком демонической энергии фигурку застывшей в виде копья золотой молнией.
   Мы опять не успели. Маленький граф успел впитать всё и тут же взорвался чёрной массой плоти.
  
   - Ну и вымахал же ты, маленький Пятачок, - сдавленно произнёс я.
   Кахалада реально разнесло. Он превратился в здоровенную сгорбленную тушу метров семи ростом. Его тело густо заросло длинным чёрным волосом, а руки почти до самых плеч представляли собой покрытых крупной серой чешуёй шипящих гадов. Из рёбер на спине проросли желтоватые кости, изгибаясь и вытягиваясь на подобие своеобразного воротника-капюшона. Единственным что не изменилось, была сохранившая обычные человеческие размеры голова.
   А ещё граф сохранил рассудок и был здорово напуган милостью демона.
   - К-х-а-кх? К-хак я теперь стану королём? - прорыдал он.
   - А-а! Неужели твои мелкие амбиции ограничивались всего лишь королевством, слуга? - рассмеялся демон. - Возрадуйся же, я возвысил тебя до смертного демона!
   - Ы-ы-а! - провыл бывший человек с ужасом глядя на свои извивающиеся руки-змеи. - Но это что-о?
   - Ничего, освоишься - понравиться, - проворковал столб мрака и разразился целым каскадом молний. - А пока можешь привыкнуть используя этих двоих.
   Какую-то долю секунды крохотные глазки смотрели на нас с Гиром, и я практически слышал, как щёлкают в его голове шестерёнки.
   - Это из-за вас всё! Всё из-за вас! - зашипел он одновременно со своими новыми руками и кинулся на меня.
   Я встретил его залпом серебряных снарядов перемешанным с вкраплениями хладного железа, практически полностью бесславно застрявшего в мохнатой шкуре графа. Длинный перекат спас меня от запутавшейся в своих новых ногах и едва не рухнувшей на меня туши.
   Тут же в крохотную по сравнению с остальным телом голову ударила та самая золотая молния Гира, а в следующий момент прилетел узкий пучок белого света.
   Оглушительно завизжали руки-змеи которыми пытался прикрыть голову демон-новодел, и яс силой ударил по ним когтями, полностью перерубая разом обе гибкие конечности. Они оказались неожиданно рыхлыми и податливыми.
   - Хра-а-а! - страшно захрипело изуродованное существо пытаясь подняться с пола, и опираясь на извивающиеся обрубки.
   - Какой ты дохленький, - выразил своё недовольство громом голос из мрака, и направил в графа ещё один поток демонической энергии.
   Раздался влажный треск, грудь мастера "Тартароса" распахнулась оскаливаясь резко удлинившимися рёбрами, и начиная очередную трансформацию зарыдало то, что осталось человеческим от графа Кахалада. Остатки от змей всё-таки стали больше похожи на какое-то подобие лапок, а ноги ощутимо потолстели. Иначе бы они просто не удержали конусоподобное туловище с совершенно утопленной в плечи головой. Но самой примечательной частью обновлённого облика графа была появившаяся на месте груди здоровенная вертикальная пасть с зубами из рёбер.
   - А что, правильно, долой глотку и пищевод, всё сразу в брюхо, - бледно пошутил я.
   То во что превратился демонопоклонник внушало отвращение пополам с ужасом, и я не берусь сказать, чего было всё-таки больше.
   - Убейте! Убейте меня! - взмолился граф мотая болтающейся головой. - Прошу!
   Мы ударили по нему не сговариваясь. Мой "расенган" и луч белого света Гира.
  
   Обугленная и иссечённая туша рассыпалась густыми хлопьями чёрного пепла. Так закончился путь графа Кахалада.
   - Эх! Ну никогда мне не удавались обращения смертных, постоянно получались нестабильные уродцы, - с притворным расстройством поведал голос из мрака. - Но так даже лучше! Я со своей стороны договор выполнил, и Зерефу не в чем меня упрекнуть, кто же знал, что его смертные последователи будут такими слабаками и всё упустят.
   - Ну, так мы пойдём? - как бы невзначай поинтересовался Гир, видимо совершенно не желая демонстрировать существу подобной мощи своё отношение к демонам.
   - Да, да, можете идти, - рассеяно ответил голос. - Хотя нет постойте!
   Ну, я лично и не обольщался, иначе всё было бы слишком просто.
   - Я бы не имел к вам совершенно никаких претензий, - издеваясь продолжил голос. - Но по заключённому мной договору с Зерефом, я, как Хранитель его Книги, обязан найти тех кто примет её. А в случае если о ней прознают непосвящённые убить их. И хотя для вас в договоре есть лазейка, что вы сами можете стать служителями, что-то мне подсказывает, что вы откажетесь.
   - Ну как-то так, - согласился я.
   - А с тобой видишь какое дело, драконье отродье, - лязгнул мрак. - Тебя я убил бы в любом случае!
   Блин, как-то не слишком весело узнавать, что тебя ненавидит настолько могучий враг. А в том что он ненавидит сомнений не было, от чистоты этого чувства у меня встали дыбом волосы. Ещё хуже было то, что он был так близко.
   - Прямо сейчас это и сделаю, своими руками, - буднично объявил голос. - Здесь всё ещё хватает заклинателей-опор.
  
   Я кашлял едва только не выворачиваясь на изнанку. Кровь стучала в висках словно целая бригада великанов-молотобойцев. Координация была на уровне начавшего свои первые шаги ребёнка. Открыть глаза было так тяжело, будто мне в лицо било полуденное солнце.
   Судорожно втягивая воздух я оглянулся по сторонам. Первым на глаза попался Гир, старик лежал широко раскинув руки и закатив глаза, но, судя по редкому дыханию, был жив и просто потерял сознание.
   А жаль, пусть ему не приходилось иметь дел ни с "Кругом Великого Зова", ни с тем, что могло через подобное вылезти, маг с таким серьёзным опытом сражений против демонов был бы сейчас как нельзя кстати. Потому что валялся я на полу в столь неважном состоянии благодаря ступившему в этот мир архидемону.
   Не идущая ни в каком сравнении с какой-либо из виденных мной, его чудовищная аура была самым точным доказательством личности. По сравнению с человеческими, она была просто космос - беззвёздный, холодный и тёмный от переполнявшей её ненависти и злобы.
   Оставался в сознании и с частичной дееспособностью я только благодаря Металикане и её жестоким урокам. Сестра никогда не жаловала полумеры, и её собственная аура била не многим мягче.
   Хитрый Хранитель Книги Зерефа нарочно упомянул колдунов-опор, то ли желая посмеяться над нашей беспомощностью, то ли ещё зачем-то. Такие могучие сущности не могут являться в обычные миры просто по своему желанию, для этого, как правило, требуются так называемые Врата Сил. И то для некоторых тяжеловесов, либо слишком разрушительных тварей, этого может не хватить, тем более, что Драконы дополнительно укрепили пределы этого мира. "Круг" был для него всего лишь способом общения с последователями, осуществляемым при этом за их счёт.
   Но он пожелал явиться лично. И мы своими глазами увидели, как за это заплатили заклинатели-опоры.
   Они были ещё живы, но вряд ли были этому рады. Откат от явления архидемона исказил их тела, превратив в малоподвижные гротескные скульптуры из оплывшей подобно воску плоти и беспорядочно проросших сквозь кожу костей. Изуродованные фигуры пытались шевелиться хрипя и завывая от боли и всё ещё продолжающихся изменений, всё дальше и дальше уводивших их от изначально человеческого облика.
   - Любуешься? - вкрадчиво спросил демон.
   Я перевёл всё ещё немного плывущий взгляд на него.
   Трёхметровая гуманоидная фигура сошла с возвышения центрального круга издевательски салютуя длинным, в собственный рост, мечом. Но странное дело, несмотря на внушительную ауру и исходящее ощущение мощи, выглядел он... жалко. Вздрагивающие за спиной некогда широкие крылья были даже не ободраны, на них остались только жалкие клочки от жил, вся польза от которых была в том, что не позволяли им окончательно отвалиться. Глянцевая гладкая кожа была только на видневшемся под тяжёлым шлемом-короной лице. Всё тело демона было кем-то освежёвано, и голые мышцы блестели в свете амфитеатра. За исключением своеобразной юбки из металлических полос, частично не то сросшихся c плотью, не то вплавленных в неё, он был совершенно наг.
   - Вот мы и встретились лицом к лицу, отродье, - оскалился демон, прищурив холодные ярко-синие глаза. - Можешь звать меня Трайадос!
   - Газилл, очень приятно, - проявил вежливость я. - Так понимаю, у тебя возникли какие-то разногласия с моим видом?
   - О да, это можно назвать разногласиями. Видишь ли, не так давно, несколько сотен лет назад по меркам смертных, мне довелось встретиться с твоими сородичами. Я как раз заканчивал свои обычные дела в этом мире, развлекался в городах людишек, пировал их душонками, и тут заявилась эта троица! - контрастно безупречное по сравнению со всем телом лицо скривилось в гримасе. - Знаешь, я считаю, что надо с пониманием относиться к чужим пристрастиям к еде, ведь мы все разные. Но они почему-то считали иначе.
  
   Плечо и левая половина тела казались сделанными из хрусткого льда и почти не чувствовались. Вернее, они были таким сгустком боли, что я через прошивку силовыми нитями сделал всё, чтобы отгородиться и хотя бы так сохранить сознание.
   Просто я совершенно не успел среагировать на его атаку. Хотя это было бы слишком громким названием для случившегося. Архидемон приковывал к себе всё внимание и я выпустил из поля зрения его оружие, пропуская начало движения.
   Лезвие его меча напоминало сплющенные позвонки и могло изгибаться. Когда находясь на расстоянии более десяти метров от меня Трайадос только шевельнул рукой, а выгнувшийся клинок ударил меня под плечо, я понял, что он ещё и может удлиняться. Меч вгрызся в чешую, с неприятной лёгкостью вошёл между костей, и вышел из спины.
   Было больно.
   Демон резко потянул оружие на себя, и меня вместе с ним.
   - Раны которые они мне нанесли не заживают до сих пор, - поведал он подняв меня на мече в воздух. - Мне тогда удалось отступить, а тебе... думаю не удастся!
   - Ох, давай будем честными друг с другом, тебя посчитали дохлым и выбросили, - прохрипел я.
   Судя по тому с какой силой он ударил мной о пол, я задел его за живое. Жаль только я так и остался висеть насаженным на меч как бабочка на булавке.
   - О-о, никак тебе захотелось пошутить? Что же, я никогда не жаловался на отсутствие чувства юмора, - демон растянул губы в садистской усмешке.
   Части демонического клинка зашевелились в моём теле, а его остававшиеся снаружи куски обвились вокруг и так почти не чувствующейся руки. И оторвали её стоило Трайадосу пошевелить оружием.
   Я подавился криком.
   - Что-такое? Кто-то лишился своей любимой руки? - мощный пинок отбросил меня на добрый десяток метров.
   Вырванная рука всё ещё чувствовалась как часть тела, возможно благодаря пульсирующей прошивке, стянувшей края раны и остановившей кровотечение. Рефлекторно сжимая и ощупывая здоровой правой вырванное плечо, я на одном безумном всплеске адреналина смог встать.
   - Кровь уже почти не течёт и ты ещё в сознании, - демон закатил глаза и с предвкушением улыбнулся. - Вот уж не думал, что буду радоваться силе драконьего отродья!
   - Вот уж не думал, что кто-то вроде тебя может быть настолько мелочным типом, - при трезвой оценке своих шансов я был трупом, но Трайадос показал себя не самым сдержанным демоном, вдобавок ненависть к драконам явно была его идеей фикс, и я мог надеяться заставить его потерять контроль над собой просто пошутив. Выгоды от этого были сомнительны, но пока других идей у меня не возникло.
   - И да, твоё чувство юмора... Даже у детишек впервые услышавших ругательство оно не настолько примитивное.
   Следующий его удар едва не оторвал мне голову, и вывернул челюсть, а так же попутно отправил в непродолжительный полёт до ближайшей стены.
   - И терпение у тебя такое же, детское, - уточнил я как только смог вправить челюсть на место. Давно я не получал таких ударов, примерно с последней тренировки у Металиканы.
   Трайадос тем временем стоял на том же месте и, похоже, уже вернул себе самообладание.
   - В иной ситуации злить меня было бы не лучшим решением, отродье, - сказал он. - Но ты кажется рассчитываешь разозлить меня и получить быструю смерть.
   - Ну, я бы этого не хотел, - признался я. - Умереть в списке моих дел на сегодня точно не значилось.
   - Тогда пожалуй... Я хочу сыграть с тобой в маленькую игру, - вот только характерной белой маски Конструктора ему и не хватало. - Суть довольна проста! В этом мире меня удерживают колдуны-опоры, - он указал на раздутые, неспособные даже двинуться с места, гротески, - убей их всех и я вернусь в родное измерение! Но, конечно, это не в моих интересах, и я буду тебе мешать, за каждого убитого я буду или делать шаг к тебе, или атаковать тебя с расстояния.
  
   Выработка общего мнения при участии трёх сознаний происходит почти мгновенно, мы оцениваем происходящее сразу с нескольких позиций, мы не упускаем ничего. Из памяти поднимаются все доступные сведения о призывах и демонологии, редкие, но обстоятельные рассказы сестры, и интуиция.
   Я знаю, что он лжёт. Покалеченный Драконами архидемон уже в этом мире, его могущество позволило прорваться сюда во плоти ценой всего лишь его смертных последователей. Но когда это демоны ценили своих рабов? Он здесь, и мир не может исторгнуть его обратно, колдуны стали жертвой на алтаре "Великого Зова".
   Он здесь.
   И не уйдёт пока сам того не пожелает или не будет изгнан могучим магом-демонологом, последователем ветви Искусства открыто не практикуемой уже сотни лет никем кроме демонических же прислужников.
   Я отнимаю руку от остатков левого плеча, держа в ладони полную горсть собственной крови. Рождающийся и проходящий через неё металл сильнее всего что мне когда бы то ни было удавалось создать. Его крупинки напитываются алым и собираются в тугой гудящий сжатый шар.
   Это предел моей концентрации.
   - Ещё нет, Первый, - шепчет ГГ.
   Сфера начинает раскаляться и потрескивать. Я чувствую усилия молчаливого Троицы. Из меня уходит всё - дыхание, биение сердца, жизнь... Я вкладываю душу в самом прямом смысле.
   И в моей руке вспыхивает миниатюрное солнце. Моя алая звезда.
   Я достаточно не успевал сегодня.
   Настала очередь Трайадоса опаздывать.
  
   Он улыбался глядя на мои действия.
   - Если ты хочешь убить их всех разом, тебе следует знать, что я в тот же момент нападу на тебя со всей своей силой, - смеялся демон.
   Но я атаковал не колдунов, и в этот миг, несмотря на всё своё могущество, на всё свою силу и тысячелетия жизни, Трайадос даже не заметил ударившую его в лицо "Алую Звезду".
   "Хорошее название" - пронеслось в моей голове.
   Амфитеатр древнего убежища содрогнулся от крика архидемона, и по стенам побежали трещины. Трайадос едва не обрушил потолок нам на головы. Завывая, он катался по полу далеко отбросив свой меч, и давя колдунов.
   - Как и сказал Гир, - пробормотал я оседая на пол. - Выпендрёжные фразочки хороши, но лучше делать дело и не болтать. Ну, как-то так в общем.
   Демон остановился и отнял ладони от лица.
   - Окхо-о-окх-рр-окхэ!!! - просипел он жамкая размолотыми челюстями.
   Его лицо практически исчезло, превратившись в некую прожжённую и обугленную массу. Видимо, демон в последний момент всё же успел среагировать и как-то защититься. Но у него уцелел только один левый глаз, сейчас яростно горевший на этом кошмаре косметолога.
   - Она меня учила - ударили по щеке, свороти в ответ всю челюсть! - улыбался я не чувствуя в себе сил на то, чтобы хоть перекатиться на месте.
   И тут же едва не потерял сознание, взбешенный Трайадос метнулся ко мне быстрее молнии (и я не уверен, что это было преувеличение), и вбил ногой в пол. Я слышал как хрустнули мои кости, демон давил мне на грудь, и явно собирался раздавить.
   - ОТР-РОДЬЕ! - загремел ментальный голос. - ОТР-РОДЬЕ!
   Трайадос убрал ногу с моей груди и тут же обрушился на неё коленом.
   Слава прошивке, удерживавшей кости на месте и не позволявшей треснувшим рёбрам войти в лёгкие!
   - Я ИЗМЫСЛИЛ ДЛЯ ТЕБЯ СУДЬБУ! - поведал демон наклонившись к моему лицу.
   - ИЗБАВЬ МЕНЯ ОТ СВОЕЙ ВЫСОКОПАРНОСТИ! - не слишком уверенно мысленно ответил ему я, сберегая ставший таким недоступным драгоценный воздух, и атакуя пальцами в его единственный глаз.
   - И ВСЁ ЖЕ, ТЕБЕ БУДЕТ ПРИЯТНО УСЛЫШАТЬ ЭТО! - сказал он не напрягаясь перехватывая мою руку. - Я СДЕЛАЮ ТЕБЯ СВОИМ РАБОМ! Я ПОДЧИНЮ ТВОЙ РАЗУМ, А ПОТОМ ОТПРАВЛЮ СРАЖАТЬСЯ ПРОТИВ ТВОИХ ЖЕ РОДИЧЕЙ!
   Трайадос замолчал наслаждаясь своими словами и ожидая моей реакции.
   - И, КСТАТИ, - продолжил он не дождавшись моего ответа. - МНЕ ПОНРАВИЛИСЬ ТВОИ СЛОВА ПРО СВЁРНУТУЮ ЧЕЛЮСТЬ, НО Я ПРЕДПОЧИТАЮ ДЕЛАТЬ ВСЁ МЕДЛЕННО. И НАЧНУ Я С ТВОЕГО ГЛАЗА, СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ, ТОЖЕ ПРАВОГО!
   Попытка подчинения небывалой мощи началась с воткнувшегося мне в глаз когтя. И, ради столь милой Трайадосу справедливости, замечу, что хотя ментальные тренировки Металиканы ничуть не уступали его атаке по силе, сестрёнке явно не доставало желания сломить и подчинить меня.
   - ТВОЁ СОПРОТИВЛЕНИЕ ТОЛЬКО ДОБАВЛЯЕТ МНЕ УДОВОЛЬСТВИЯ! - мысли демона были полны ненависти и радости тому, что его жертва не сломается слишком быстро.
  
   Когда я боролся с Металиканой, я не был в таком выжатом состоянии. Я не переставал чувствовать себя. Я не угасал.
   Тьма практически затопила моё сознание. Насколько непривычно было для разума способного разом окинуть всё своё прошлое и разобраться в своих чувствах стать настолько заторможенным. Ограниченным. Воспоминания давались небывало трудно.
   Я угасал.
   Демон умело пользовался этим. Он постоянно атаковал ментально, продолжая давить меня коленом в грудь и медленно убивать. Я знаю, чего он ждал. Трайадос ждал когда все мои мысли погаснут и защищаться будет нечему.
   И это было его ошибкой.
   В самом себе я когда-то запечатал и забыл нечто страшное.
  
   - И? Это и есть твоя... Простите, ваша, последняя крепость? - выгнул высокую бровь Трайадос.
   Должно быть именно так он и выглядел до встречи с тройкой Драконов. Идеально сложенная трёхметровая фигура закованная в облегающий подобно второй коже доспех из исписанных демоническими рунами пластин. Классические черты лица ничуть не портили пара небольших рожек. Изящные крылья с целыми перепонками. Этакий красавец-инкуб, гроза девичьих сердец.
   - Добро пожаловать в Бездну Угнетения! - с издёвкой произнёс ГГ, отвешивая шутовской поклон.
   - Осваиваешься со своей будущей ролью? Хорошо! - ответил ему с теми же интонациями Трайадос. - Вот уж не подозревал у тебя подобного разделения личности.
   - Я сейчас тебе личность разделю! - пообещал ГГ бросаясь в атаку с отчаянной решимостью.
   Здесь, в созданной мной внутри своего разума модели я мог бы одолеть демона. Это было бы так легко... Если бы не сложившаяся ситуация. Там, в реальности, Трайадос убивал меня, расчётливо и умело гася сознание, сокрушая основу моей защиты.
   Поэтому даже здесь он раскидал нас легко, как слепых котят.
   И положил руку на образ книги.
  
   Пустота забрала его. Этому не подходил не один из знакомых мне образов, так быстро и легко это произошло. Архидемон назвавшийся Трайадосом в один момент перестал быть. Существо огромной силы кануло в Ничто так... даже невыразимо насколько это было просто. Вот он есть - и вот его нет.
   Одно я осознавал точно, он даже не понял, что его не стало, стёрло из моего разума и из реальности разом.
   Всего лишь идея книги, идея которой я дал форму собственному кошмару, ограничил его и закрыл, но что будет если я потеряю контроль над собой? Когда эта идея поглотит всё во мне?
   Но будь я проклят если позволю подобной мысли заставить меня дрогнуть хотя бы на миг! Я есть только благодаря собственной воле и желанию жить, и у страха, даже такого, нет власти надо мной!
   - Она Открыта, - заметил Троица.
   - И закрыть может оказаться не таким простым делом, - дополнил ГГ.
   - Она часть нас, и некому больше это сделать! - проворчал я.
   Прикосновение к Пустоте, сдерживавшей в себе само Ничто, выбило из меня все мысли.
   "Здравствуй, мрак, мой старый друг."
  
   Глава 39
  
  Всегда есть последствия. Мгновенные и нет. Иногда их испытывают причастные. Иногда те, на кого причастные переложили ответственность за свои поступки. Чем большее действие было произведено, тем большие последствия вернёт обратный маятник событий, и тем больше новых усилий нужно приложить, чтобы их избегнуть.
  Невозможно убегать вечно!
  - Сражаясь с врагом, превосходство которого не позволяет победить в бою лицом к лицу, естественно обратиться к способам, если не обеспечивающим преимущество, то хотя бы уравнивающем вас. Трайадос был слишком... даже не силён, а могущественен. Это существенная разница. Не только грубая сила, но и тьма возможностей. - фигура Человека словно подёрнулась рябью. Мучительная гримаса исказила словно осыпающиеся черты его лица. - Буквально. Он мог убить меня мыслью на месте, но предпочёл сделать это своими руками. Ненависть, что он испытывал к нашему роду была его единственной слабостью, которую я мог повернуть в свою пользу. Но я даже не предполагал, что дойдёт до такого. И теперь моё время на исходе. Я больше не могу сопротивляться Пустоте.
  - Ты ещё только человек. Это естественно. - едва заметный кивок Дракона можно было принять за пожатие плечами. - Но твоё время закончилось слишком рано...
  - Да, - согласился Человек. - Я ещё не ты. И уже не буду.
  - Но если не станет тебя, не будет и меня! - Дракон расправил крылья. - И я не желаю исчезать вместе с тобой.
  Человек тяжело вздохнул. Это действие было данью привычке, чтобы просто вспоминать о которой, требовалось прикладывать изматывающие усилия.
  - Пустота бескрайна и бесплодна. Она забрала мои желания, а сейчас в я теряю и память. И если 'Мы' всё же желаем быть... - речь Человека прервалась, и он закачался, держась за грудь и голову, переживая новый разрушительный спазм.
  Нужды в продолжении всё равно не было. Дракон, который был Человеком, прекрасно знал, что за мысли приходят к Человеку, который должен стать Драконом. Огромные челюсти сомкнулись на маленькой фигурке.
  - Я не оставлю Пустоте ничего своего! Ни одного воспоминания! Ни единого желания! Ничего!
  
  ***
  
  Газилл не очень любил это воспоминание. Особенно когда оно прорывалось в его сон. Напоминание о едва не наступившем безумии не могло быть приятным в принципе. Как он к своему неудовольствию позже понял, какая-то его часть, та самая упрямая человеческая часть, уже однажды побывавшая в Пустоте оказалась всё же слишком неизменной. Даже при том, что состоявшийся благодаря Трайадосу новый контакт с Пустотой, едва не уничтожил самого Газилла.
  И он переродился как Дракон в человеческом теле. Очень молодой, обладающий пока едва ли десятой частью силы своего взрослого сородича. И ещё кое чем, о чём Металикана не упоминала.
  Как он понимал, она считала, что успеет обговорить это с ним до критического момента.
  Её нельзя было за это винить. Обычно даже самые талантливые Ученики Драконов осознано сталкиваются с кровной памятью к годкам так сорока.
  Умения, неожиданно всплывающие в самый нужный момент. Навыки, о которых вроде бы и не подозревал, но владеешь ими. Опыт, которому просто не откуда было взяться. Таланты к языкам. И не только.
  В его крови кипела память предков-Драконов. Она отзывалась эхом в его душе, и пробуждала инстинкты, развивавшиеся в течении тысяч поколений разумных хищников. Их мировоззрение, полное невероятных по силе страстей и желаний, едва не затмило собственное 'Я' Газилла. Упорное, всё ещё человеческое 'Я'.
  Человек, которым он когда-то был, не мог справиться с наследием в собственной крови. Когда-то он сопротивлялся Пустоте. Собирал себя воедино раз за разом. Удерживал кусочки собственных памяти и мыслей. Оставался единым.
  Память предков-Драконов не была Пустотой, и не терзала его. Вместо этого она сама открывалась ему, и взывала к душе Газилла. Наследие крови открывало бездны, о которых он имел самое смутное представление. Сводящая с ума жажда господства над всем до чего могут дотянуться когти. Но больше всего над самим собой. Безграничный гнев на любого, кто пытается связать его волю, неважно словами клятв, или грубой силой. Граничащая с помешательством верность, и готовность поступиться даже своей драгоценной свободой, ради кого-то, кто показал себя достойным преданности, либо доказал своё превосходство. Но самым потрясающим открытием, знанием... пониманием и принятием, была безжалостность Драконов. Холодное и рассудочное чувство. Не просто черта характера, или инстинкт хищника, а жизненная позиция - и фундамент, и стены их внутреннего мира. Никакой снисходительности к слабости. Презрение к испытываемым страданиям и тяготам. Неугасимое стремление к могуществу и неукротимая жажда жизни. И хотя многие существа обладают похожими качествами, всё же мало кто может сравниться с Драконами в безжалостности.
  Прежде всего потому, что жестоки они в первую очередь к самим себе.
  И потому неудивительно, что пробуждение памяти крови было последним испытанием для Учеников Драконов. Чтобы не сойти с ума, и не превратиться в одержимого одними инстинктами зверя, требовалась непреклонная воля, способная не только принять, но и совладать с 'буйным' наследием. Единственная ошибка перечёркивала все достижения. Единственная ошибка делала труд Дракона-создателя напрасным. Единственная ошибка...
  Газилл фыркнул.
  Это было истинно в духе Драконов, рисковать будущим своего драгоценного потомка из-за желания посмотреть, получится ли у него обуздать просыпающуюся память целого вида. Вся жизнь Ученика, редко хоть немного спокойная благодаря неуёмному любопытству и упрямству, была лишь преддверием к экзамену всей его жизни.
  Он его выдержал. Но личное проклятие Газилла, его связь с Пустотой, и нанесённые Трайадосом раны, не прошли бесследно. Когда он пришёл в себя, его сил едва хватало на то, чтобы поддерживать в собственном теле жизнь, не говоря уже о большем.
  Ещё восхитительные воспоминания о беспомощности. И то, что проснулся он в лабораториях Центра Исследований Совета, тоже было не самым лучшим моментом.
  Это пробуждение было подобно первому глотку воздуха после выныривания из холодной горной реки. Токи жизни медленно наполняли тело, пробиваясь огненными и ледяными стрелами в каждой клетке тела. Раньше Газилл не смог бы сдержать голос, и пытался бы игнорировать боль усилием воли. Сейчас он принимал её, и упивался каждым ощущением. В Пустоте не было даже этого. Вместе с возвращающейся в тело жизнью, раскрылись и принадлежащие Дракону особенности. Прежде всего это было чувство времени. Необъяснимое ощущение, пришедшее из-за грани доступных ему прежде чувств, наполнило Газилла пониманием хотя бы в одном из важных вопросов.
  Он не приходил в сознание почти полгода. Для Драконов имеющих привычку засыпать на века, это не было даже заслуживающим внимания сроком.
  И он уснул снова. На этот раз по-человечески, всего на сутки.
  Когда Газилл снова открыл свой единственный левый глаз, и осознанно осмотрелся, его окружал десяток разноцветных кристаллических конструкций, по своим функциям, соответствующим медицинскому диагностическому оборудованию из прошлой, человеческой жизни. Он находился в достаточно просторной белой комнате без окон, и единственным источником света служили некоторые из кристаллов. В глубине особенно крупного зеленоватого камня вспыхнули жёлтые искры. Обострившимся восприятием тонких энергий Газилл чувствовал, как отправившийся от оригинального сигнального устройства импульс унёсся за пределы его палаты.
  Прошло совсем немного времени, и за стенами послышался топот ног нескольких человек.
  - А, и вот наш больной наконец пришёл в себя, - произнёс кто-то знакомый, бесшумно открыв скрытую в стене дверь.
  С небольшим усилием повернув голову, Газилл покосился в сторону говорившего. Без правого глаза зона обзора ощутимо сократилась, и ему надо было поскорее привыкать новым условиям.
  - Сиг... Неужели для меня не нашли настоящей сиделки?
  Татуированное лицо старого знакомого скривилось. Голос Газилла, и раньше не особенно мелодичный, после полугода молчания радовал особенным хрипением.
  - Будешь кормить меня с ложечки? - единственная рука слабо дёрнулась, как бы показывая общую немощность тела.
  - Газилл Рэдфокс, ты без малого полгода не приходил в сознание после боя с архидемоном, и тебя сейчас интересует только еда? - в удивлении покачал головой Сиг.
  За своего хозяина ответило брюхо.
  
  ***
  
  Немногие вещи могли потрясти Сига. Слишком многое он успел увидеть к своим годам, и слишком крепкой выдержкой стал обладать. Жор Газилла практически приблизился к границам его удивления, ибо просто трапезой происходящее назвать было нельзя. Даже травмы не особо мешали оголодавшему драконоубийце пожирать принесённую пищу. Газилл ЖРАЛ всё - и порцию на блюде, и блюдо, и приборы...
  Сига чрезвычайно радовало, что ему всё-таки не пришлось кормить раненного самому, потому что, судя по проявленному энтузиазму, его пальцы были бы откушены и проглочены с первой же протянутой ложкой.
  
  ***
  
  Сыто отрыгнув, Газилл откинулся на спину, и прикрыл глаз.
  - А сейчас я... вздремну... хр...
  - Не... не смей! Ты! - Сиг запнулся, пытаясь вспомнить подходящее для действий этого проглота ругательство, но его обширная память пасовала перед этой задачей. - Ты жрал час и пятнадцать минут. Постоянно жрал и жрал! Да ты знаешь, что Лорды Фиора объявили всю вашу команду преступниками за убийство графа Кахалада!?
  Глаз медленно приоткрылся. Лицо Газилла в целом оставалось неподвижным, но Сиг ощутил его лёгкое любопытство.
  - Хм-м.. Центр решил укрыть преступника?
  Маг выругался.
  Он поспешил на известия о пришедшем в сознание последнем и самом важном из команды 'фантомов', чтобы самому задать ему интересующие его и Совет Эры вопросы. Но нахальный Дракон повернул всё к тому, что рассказывать стал сам Сиг. И насколько он узнал его характер, вряд ли Газилл сделал бы ему такое одолжение, и начал всё подробно ему рассказывать. По крайней мере, пока он, Сиг Харт, сам не расскажет о проспанных им событиях.
  - Клят! Ладно, ситуация была не самой простой, как я уже говорил, всю вашу группу собирались казнить за убийство графа Кахалада. Гир и Лиция вытащили твоё еле живое тело из подземелий замка, и попытались скрытно покинуть графство. И если в твоей памяти хоть что-то сохранилось, ты должен помнить, что накануне вашего рейда в Лилии разгромили первую, по-настоящему крупную группировку 'тёмных'. Ту самую, чьего главаря вы так удачно перехватили.
  Газилл неопределённо фыркнул. Сиг выжидающе посмотрел на него, но быстро сообразил, что Рэдфокс ничего не собирается говорить, и поморщился.
  - Так, - продолжил он, - если не собираешься чего-то добавить от себя, то хотя бы слушай молча, и не перебивай!
  -
  
  ***
  
  - Итак, подведём итоги, - Газилл подпёр голову кулаком, забросил ногу на ногу, и выглядел довольным жизнью.
  - Итак... Первое, обвинения как сделали, так и сняли, по результатам затребованного Жозе расследования, - одноглазый пожевал губами. - Печально, получается я ему некоторым образом обязан.
  - С чего такие эмоции? - удивился Сиг.
  - Я как-то быстро почувствовал, что 'Фантом Лорд', за исключением некоторых личностей, меня не очень устраивает. Я хотел узнавать новое, а Жозе хотел, чтобы я приносил славу гильдии. Можно было бы совместить, но отдача несколько не соответствовала усилиям. Короче, я устал - я ухожу! Но начали случаться какие-то странные события - то учения армии провалятся, то облава на 'Тартарос' и иже с ними в графстве... Оставлять гильдию в этих случаях было бы как-то по-предательски.
  - А так как Жозе защищал вашу команду как членов своей гильдии, и Совет получил время, чтобы разобраться в произошедшем, то теперь ты ему серьёзно должен, - с пониманием кивнул Сиг. Хотя недовольство к членству в сильнейшей гильдии Фиора, и в то же время желание не иметь перед ней долгов, вгоняло его в лёгкий ступор. Ему подумалось, что от такого отношения тянуло какой-то странной, почти отчаянной гордостью. - Без шуток - ты ему должен. Вас собирались казнить, и даже суд не требовался. Было на лицо явное спланированное убийство пускай и опального, но родственника короля.
  - Да-да-да, побыстрее казнить, и забыть, что покойный граф имел отношения с архидемоном, да и до кучи был мастером 'Тартароса'.
  Сиг закашлялся. Он конечно не забыл, что циничности Газиллу было не занимать, но ожидал от него хоть какой-то реакции на едва не случившуюся собственную казнь. Рэдфокса же больше занимало то, что он оказался 'должен Жозе', чем то, что он вообще-то действительно убил хоть и не любимого, но родственника короля, и получил существенный ворох проблем. Маг старательно гнал от себя мысль, что 'фантому' попросту наплевать, что он прикончил следующего претендента в очереди наследования престола, не считая подрастающей дочери правящего монарха. Забрал жизнь человека, которого довольно многие влиятельные аристократы, промышленники и купцы желали бы видеть на месте его брата. И все эти люди не оставят крушение их надежд безнаказанным. Уже не оставили.
  - И отсюда следует второе, - Газилл раздражённо выдернул руку из-под головы, и с отчётливым наслаждением принялся расчёсывать когтями бок. - Есть мнение, что я как-то загостился в этом гостеприимном месте, пора бы и собираться, а?
  'Всё-таки наплевать' - понял Сиг.
  - И давай ты не будешь упоминать, будто бы я должен что-то за пролёживание боков в Центре. Ни в жисть не поверю, что пока я был без сознания, вы не поставили над моим телом каких-то интересных опытов, - Газилл прекратил почёсываться, и повернулся на правый бок. - А возможно даже и каких-нибудь противоестественных.
  - А давай ты сделаешь выводы из того, что я тебе рассказал, и наконец задействуешь свои мозги, не пытаясь делать вид, что в голову ты только ешь! - разозлился Сиг. - Альтус Кахалад был не просто мастером какой-то тёмной гильдии, пусть даже и самого 'Тартароса'! Он был клятским кузеном клятского короля! Вторым по могуществу человеком в королевстве! Его смерть не остановила ни его вассалов, ни единомышленников, ни последователей...
  - О чём я говорю, у графа были слишком большие связи, - ни капли не впечатлённый Газилл только улыбнулся на спич своего знакомого. - И, как мне кажется, даже если я расскажу о произошедшем, те кто не хочет услышать или не желает, чтобы меня услышали другие, всё равно не примут моих слов. Тем более, что я не многое смогу добавить к словам Лиции и Гира.
  - Чем ты меня слушал?! - возопил Сиг. - Следователи Совета выяснили правду о произошедшем. Эманации архидемона, ритуальный круг 'Зова', изменённые Трайадосом колдуны, их никто не потрудился убрать, они были доказательствами сами по себе. Лиция и Гир? Ха! Они конечно хорошо поработали, вытащив тебя... Но это ты, Газилл, тот кто победил архидемона. Тот, кто оставил от него только его Атрибут, треснувший от расставания со своим создателем и хозяином. Когда твои слова подтвердят результаты расследования, сторонникам Кахалада придётся заткнуться, и перестать пытаться начать гражданскую войну!
  Впервые за всё время разговора Газилл был удивлён.
  - И король допустил это?
  - Если ты забыл, напомню - когда Кахалада отправили в ссылку, ему обещали неприкосновенность. И это было Слово Короля.
  - Удобно для кого-то вышло, - произнёс куда-то в потолок Рэдфокс. - Клятски удобно.
  - Теперь ты понимаешь... - удовлетворённо сказал Сиг. - Короли соседних стран основывают свою власть на избранности богами, или даже своём происхождении от высших сил. Ты помнишь, какие титулы они используют? 'Сыны неба', 'Помазанники Богов' и прочие 'избранники'... Но наши короли ведут свой род от победителей Войны Чёрного Мага. Их власть держится не на ослабевших религиях и догмах жрецов, а унаследованной благородной воле героев-защитников людей, и четыре сотни лет слово короля Фиора было нерушимым гарантом. Даже для наших зарубежных друзей.
  Пока король Фиора следовал своим клятвам верховного сюзерена и хранителя королевства, никто из аристократов не смел оспорить его право на трон. Даже покойный Кахалад не решался открыто вмешиваться в его дела.
  - О, значит кое-кто решил, что самое время попытаться отколоться от королевства, и стать вольным бароном? - с неопределённой интонацией спросил Газилл.
  - И начать новые 'охоты на ведьм', - с горечью дополнил Сиг. - У нас сотни семей беженцев с севера страны. Разорённый юг. Активность шпионов Каэлума и Боско. Если король не восстановит свою власть, война начнётся в ближайшие месяцы с бунта дворян. А соседи уже стягивают войска к границам.
  - Ты уж извини, Сиг, но причём тут я?
  - При том, что за последние четыре сотни лет ты единственный, кто встал вровень с легендарными героями Войны. Сейчас твоё слово, как победителя Трайадоса, имеет почти такой же вес, как и у короля, если не больший.
  Газилл издал душераздирающий вздох.
  - Прилёг немножко поспать, называется.
  
  ***
  
  Сиг потёр веки. Аккуратно помассировал переносицу. Растёр лицо.
  Старый знакомый и раньше был не самым простым собеседником. После долгого сна его характер лучше не стал. Долгого сна... Рэдфокс отделался всего лишь долгим сном, в то время как первые следователи Совета, изучавшие меч Трайадоса погибли на месте. Атрибут архидемона, уникальный артефакт, являющийся самостоятельным продолжением своего создателя, и, как правило, ассоциирующимся с ним символом, был полон смертоносной и губительной силы, не рассеявшейся даже когда сам меч, выглядел практически разрушенным.
  А ещё он перестал скрывать своё настоящее расположение духа, и даже мысли. Ещё при первой встрече с Газиллом, Сиг заметил, что в ментальном плане тот был монолитной глыбой. Приходилось ориентироваться только на мимику Газилла, и собственную интуицию. Сейчас ситуация переменилась в совершенно другую сторону. Свои мысли и настроение он буквально излучал в пространство.
  Иногда Сиг не мог разобрать своих эмоций. Его собственные чувства были придавлены подавляющим ощущением спокойствия Газилла, рассматривавшего сложившуюся вокруг него ситуацию исключительно как некую задачку, которую было бы интересно решить. Или не решить, и посмотреть, как будут крутиться другие. Испытываемое по этому поводу 'фантомом' весёлое любопытство отзывалось зудом в пальцах. А от серьёзности, с которой Газилл задумывался над этим вопросом становилось трудно дышать.
  Одноглазый и однорукий, похожий на обтянутый кожей скелет, с истончившимися и выцветшими волосами, он выглядел так, будто может умереть от малейшего чиха в его сторону. Но это было далеко не так.
  По словам других 'фантомов', в своё состояние полутрупа он перешёл за считанные часы. Сначала это считали последствиями раны от оружия Трайадоса, но неосторожно контактировавшие с изломанным и покинутым Атрибутом следователи хоть и погибли разнообразными и весьма мучительными образами, всё же умерли быстро. Рэдфокс же словно застыл в каком-то своём долго тянущемся моменте времени. Маги в Центре пытались провести обследование, а если честнее, то торопились провести те самые помянутые Газиллом противоестественные опыты, ибо в его выживание просто не верили. Пока не попытались сцедить крови. Бледно-серая кожа подопытного была непроницаема, а когда всё-таки удалось её прорезать, кровь просто отказывалась течь. Диагностические заклинания просто исчезали, словно запущенные даже не в воздух, а в пустоту. Создавалось впечатление, что тело победителя Трайадоса находилось большей частью где-то ещё.
  И его оставили в покое. События неслись вскачь, и требовалось сосредоточить усилия магов на чём-то более вещественном, и способном принести пользу прямо здесь и сейчас. Сиг Харт считал, что его знакомый в своём непонятном сне быстро станет просто ещё одной странной диковинкой о которой, скоро позабудут. Непризнанный герой спасший королевство, или преступник запятнавший имя короля, Газилл был уже прошлым, пройденным этапом, выпущенной стрелой... Он уже был не интересен.
  Пока не проснулся.
  Сиг спрятал лицо в ладонях.
  У него была своя собственная Цель. Задача всей его жизни, ради которой он пошёл на столь многое... Для чего он и пошёл на контакт с Центром Исследований и стал сначала только одним из помощников и протеже Брейна, а вскоре и его учеником. Потом чрезмерно увлекающийся своими собственными опытами учёный и глава Центра попросту сбросил на его плечи рутинную, и не связанную напрямую с волшебством работу. И это было даже хорошо. Это было в рамках его собственного плана.
  И фактический раскол Фиора, мало влиял на выполнение Цели, к ней вело много путей. Подводило его собственное сердце. Сиг Харт, как он предпочитал называться, видел и понимал в происходящем намного больше, чем не только его сверстники, но и люди много старше. И это не давало ему покоя.
  Цель несомненно блага. Её достижение искупит все жертвы и оправдает все страдания.
  Но он не мог закрыть глаза на то, что видел. Не мог просто отвернуться.
  Это было самым малым, что он мог сделать в память о Ней... И том как он с Ней поступил.
  Сиг Харт взвалил на себя то, что мог бы Брейн, если бы давал себе хотя бы малейший труд оторваться от лабораторий. Пользуясь именем учёного, и всем влиянием которое имел Центр, юноша начал оказывать поддержку трону и беженцам, игнорируя шепотки о карьеризме молодого выскочки. Проклятье, да за прошедших полгода он сделал для Фиора больше чем весь Совет магов, боявшийся принимать хоть какие-то активные действия, и просто запершийся в Эре! Это он наладил связь между лояльными гильдиями магов, и убедил, не без поддержки очнувшихся Богоравных, выступить на стороне короля. Он не дал свернуть проекты восстановления юга, и организовал... организовал всё!
  Вопреки мнению шепчущихся за спиной, им двигала не жажда власти. Просто он делал так, как должно быть правильно. Как он это понимал. И не вина Сига, что у него, семнадцатилетнего парня, хватило духу, сил и удачи на то, перед чем спасовали и многомудрые старшие маги, и благородные лорды. Что он не стал ожидать выгодных предложений ни от представителей соседних стран, ни от вставших в оппозицию трону дворян, ни отсиживаться в своём наделе.
  Как и в том, что, когда Совет Эры всё-таки опомнился, король желал видеть его своим представителем. Одним из членов Совета.
  Это была оправданная и полностью заслуженная пощёчина от Меркурия Эре.
  Монарх желал знать, почему Совет медлил с тем, чтобы откликнуться на его требования. Монарх интересовался, не собрались ли некоторые, а то и все Богоравные поддержать восставших. В общем, Тома Э. Фиора крайне волновал вопрос, почему Совет Эры, обласканный и пользующийся ранее его расположением и всеми полученными привилегиями, так просто позволил себе совсем это забыть!
  Мнение самого Сига, конечно не учитывалось.
  Мелкие предметы на столе задрожали, а графин с водой мерзко задребезжал. Отзываясь на настроение мага его собственные магические силы стали бесконтрольно воздействовать на окружающие вещи. И на этот раз ему не слишком хотелось брать себя в руки.
  Король показал, что былого, почти неощутимого контроля и доверия уже не будет, поставив вровень мастеров Совета с только входящим в силу юнцом. Ну или разбавив застоявшееся болото стариков свежей струёй инициативной молодости. А авторитет, опыт и мощь, которые бы позволили ему быть не просто сидящей в кресле фигурой Сигу должно было заменять что, положение советника, или скорее наблюдателя короля? Выходило так. Жаль только, что старые маги и их сторонники не упускали возможности попенять юному выскочке в форме вежливого, а иногда и не совсем, сожаления, что ему не хватает именно авторитета, опыта и личной силы. Было ли его недовольство признаком той самой приписываемой амбициозности? Скорее нет, чем да. Сиг Харт не планировал привлечь к себе столько внимания. Для исполнения Цели места ассистента главы Центра вполне хватало. Но теперь, с местом в Совете, с интересом короля и остальных советников, не говоря уже о всех остальных...
  Давление и стресс Сиг испытывал на пределе своих сил и нервов.
  Он не мог отказаться от своих инициатив, принесших ему славу и внимание короля, как член Центра, и просто, как человек не безразличный всему случившемуся. Не мог и помыслить отказаться от своей Цели, и от той тайной помощи, что он мог обеспечить, как член Совета. Это была слишком заманчивая возможность. Да и если даже забыть о кресле в Эре, Сиг всё равно не мог отказать королю хотя бы просто потому, что королю не отказывают!
  'Газилл бы, как раз, отказался' - проскочила в голове тихая мысль.
  Искалеченный полутруп бы действительно отказался от такого предложения короля. Это Сиг понимал отчётливо. Пообщавшись с очнувшимся 'фантомом', Сиг ясно представлял себе его реакцию и поведение. Переживший поединок с архидемоном Газилл был практически открытой, до смущения открытой книгой.
  И до клята опасной. Не каждую книгу стоит безрассудно читать.
  А ещё он мог стать союзником.
  Сиг застыл на стуле. Но его мысли лихорадочно суетились вокруг этой идеи.
  Цели он мог достичь и сам. Долго, тяжело и муторно, не опираясь ни на кого из посторонних, не знающих о Башне... и всё же слишком долго. Без тех мер безопасности, которые обеспечил Сиг, просто скрыв остров как зону испытаний и исследований Центра, так вообще невозможно! Но чтобы сделать это, ему надо было занять должность под рукой Брейна. А чтобы заинтересовать учёного требовалось проявить не только уникальные и недюжинные способности к волшебству, но и пытливый ум с готовностью его применять. И как следствие, надо было взваливать на себя новые обязанности, от которых нельзя было просто так отмахнуться. Всё ради Цели. Сиг Харт принял эти обстоятельства, и со временем сумел обратить для пользы дела.
  Но его новый статус и положение всё перевернули. Старики Совета проявляли острое внимание ко всем делам королевского ставленника, и начинали копаться в его прошлом. С одной стороны, беспокоиться было не о чем, биография 'Сиг Харта' была безупречна - всего лишь один из одарённых сирот, нашедших своё призвание в Центре. Но с другой стороны, кому-кому, а мастерам Эры было известно, как легко на бумаге появлялись и исчезали из ниоткуда в никуда неизвестные никому люди. Точно также могли появиться и несколько знакомых с 'юным', или вернее 'более юным' Сигом свидетели его грязных дел. Конечно, в известной мере его защищала тщательно выстроенная репутация, но она была не абсолютной защитой. И даже поддержка трона сейчас не помогла бы, вздумай Советники его додавить. После снятой маски Кахалада, монарх был очень чуток к малейшим намёкам даже на попытку вести тайную игру. И стоило понимать, что сейчас король был заинтересован в укреплении только своей власти и продвижении только собственных проектов. Совет впервые за долгое время действовал сообща, а не защищал интересы своих покровителей, часть из которых обнаружилась среди оппозиции трону.
  И это позволяло иметь уверенность в завтрашнем дне. Ведь даже если кто-то из советников слишком сильно желал избавиться от выскочки, другие, более разумные и осторожные, разъяснили бы ему, что после предательства кузена король вряд ли захочет узнать, что избранный им молодой маг, оказавший такую неоценимую поддержку трону на самом деле двуличный обманщик. Последствия могли быть крайне неприятными... вплоть до устранения Совета в принципе. Слишком много промахов было допущено ими всеми.
  И потому старикам приходится терпеть и не трогать его сейчас. Но вот уже через год-другой положение Эры вновь станет достаточно прочным, чтобы снова начать влиять на решения монарха. И тогда они смогут предъявить всё, что смогут накопать о Сиге. А копать они будут усердно, на совесть. Слишком Советники самодовольны и горды, чтобы отказаться от возможности сбросить королевского любимчика с его места, и отомстить за то, что выставил их нерасторопными и колеблющимися. А возможностей у них хватит с лихвой.
  Ставить под угрозу Цель Сиг не желал.
  Исполнение Цели было делом не завтрашнего, и не послезавтрашнего дня. Требовалось порядка десяти, или более лет если пытаться проделать всё в тайне. Но это было невозможно! Хотя бы из-за отсутствия на острове всех нужных для строительства материалов, и кончая заканчивающимся банальным пропитанием. Они бы всё равно оставили следы пытаясь раздобыть ресурсы. 'Сиг Харт' был рискованной возможностью ставить свои условия.
  Сейчас он мог затаится, послушно исполнять волю короля во время заседаний Совета, а после пытаться исправить впечатление о себе в глазах Советников. Времени на налаживание отношений со стариками ещё было. Проблема была в том, что Сиг уже успел достаточно плотно пообщаться с ними ещё в бытность только ассистентом Брейна, и понимал, что за исключением некоторых личностей заседающие в высоких креслах Эры имеют слишком обострённое и болезненное самолюбие, чтобы просто так спустить всё 'этому щенку'.
  Печально, что его собственное самолюбие не позволяло идти на компромиссы с теми, кто, обладая собственным могуществом предпочитали плестись в хвосте чужих интересов. К слову, порой не распространявшихся дальше самых простых и низменных желаний. Сиг Харт прекрасно понимал, что такая разборчивость может выйти боком, да что там, уже выходит! Но принципы были одной из тех вещей, что у него остались.
  И значит, единственным кто мог стать его собственным покровителем был 'проснувшийся герой'.
  
  ***
  
  Достоинством Газилла был то, что он молчал пока Сиг объяснял свою проблему.
  Недостатком было то, что Газиллу не требовалось говорить, чтобы дать ответ.
  Всё то же проклятое щекочущее пальцы любопытство.
  - Хорошо. Я помогу, - вполне дружелюбно улыбнулся тонкими серыми губами Газилл. - Но когда ты станешь доверять мне... Ты сам мне всё расскажешь... Про свою 'Цель' и остальное.
  Кавычки он изображать не стеснялся. Как и намекать, что некоторые мысли так усердно думать не стоит.
  Сиг чувствовал, как пересыхает в горле и кровь отливает от лица. Это был не страх. Или не только страх. Просто кто-то, оставаясь внешне открытым сумел пробраться ему в голову, только и всего. От этого поневоле вспоминались подозрения следователей, считавших, что Трайдос нашёл себе новое вместилище. Тогда эта теория не подтвердилась.
  - Нет, я не Трайадос. У него ничего не вышло, - улыбка стала только шире, открыв треугольные зубы. - А вот твоё лицо очень выразительное. Но ты зря так беспокоишься, я уже согласился помочь тебе, и не собираюсь менять сторону, 'господин Советник'.
  Газилл, зажмурив глаз с хрустом потянулся, и принялся почёсываться. Старая сухая и серая кожа быстро облазила. Всё ложе, на котором лежал дракон было покрыто мелкими кусочками мёртвой старой шкуры. Рэдфокс восстанавливался феноменальными темпами, прибавляя в весе на глазах.
  - Си-и-иг! Мне нужно железо. Или сталь. Можно даже что-нибудь из волшебных металлов... - извивающееся тело замерло. Беспокойно мерцающий глаз покосился прямо на Сига. - Или драгоценных... золото... На одной только вашей кормёжке далеко не уйти.
  Когти прошлись по левому плечу.
  - Не повезло же мне, попасться по меч архидемона. Его оружие было специально приспособлено для битв с равными ему. Мои способности к регенерации и восстановлению заблокированы начисто. Для левой руки. Так что обойдусь протезом.
  В следующий момент Сиг почувствовал, как по хребту продирает обжигающим нетерпением.
  - Но игрушки подождут, лучше ты мне объясни толком, как я могу прикрыть тебя?
  
  ***
  
  Клац-клац. Клац-клац.
  Протез звучал как хорошо смазанный механизм. Хотя Сиг был уверен, что несмотря на материал, из которого Газилл создал себе замену руки, привычными механизмами тут и не пахло. Механизмы не вырастают. Не раздуваются из еле заметного наплыва в полную копию человеческой руки без каких-либо шарниров и соединений. Казалось, что Газилл просто натянул до самого плеча чудную длинную перчатку.
  - Да! Теперь у меня снова есть рука! Моя прекрасная левая рука! Наконец-то я могу почесаться обоими руками!
  Слова с делами у него далеко не расходились.
  - Ух! У-у-у-у! - закатив глаз Газилл рухнул прямо на пол не прекращая почёсывание. - Если бы только ещё и замену глазу было так же легко сделать.
  - Если ты затрудняешься с созданием такого сложного органа как глаз, то можешь воспользоваться ресурсами Центра. У нас хватает самых разных протезов.
  - Си-и-иг, меня не устроят обычные протезы, я их видел. Просто... протезы! В моём случае практически бесполезны!
  - Но почему? Что бы там я сам не думал о Совете, на своей личной армии он не экономит. Все протезы для боевых магов изготавливаются по личным меркам и с любым внешним видом, даже не отличимым от настоящих.
  Газилл нахмурился.
  - Объясняю свой случай подробнее. Ты помнишь сохранившийся с дозерефовой эпохи трактат некоего Нидивалиса 'О порядках разнообразнейших сущностей, и их воздействиях, а также последствиях воздействий...'
  - Ох, только не надо полностью его зачитывать, он же почти на целый лист растянул название, - вздрогнул Сиг, вспоминая монументальную книгу, копии которой старалась иметь в своей библиотеке каждая уважающая себя гильдия магов.
  Правда основным достоинством этого труда некоего Нидивалиса была принадлежность к созданным в Золотое Время артефактам, ибо практического применения записанных в нём знаний практически не было. Описанных в нём высших сил и сущностей в мире уже давно не было.
  Если только забыть о 'Тартаросе' и не так давно явившемся Трайадосе.
  - Так вот, Нидивалис приблизительно, но в целом точно описал взаимодействие сущностей разных порядков. Некоторые сущности настолько выше других в своём могуществе, что каждое их действие может обернуться для более низших существ бедами. В более грубом и близком мне смысле - незаживающие раны, не снимаемые проклятия... ломающиеся протезы.
  - Ты же даже ещё не примерил ни одного, - с лёгким оттенком недоверия заметил Сиг. - И у тебя не было никаких проклятий. Что, кстати, очень странно. Нанесённые архидемоном раны должны быть отравлены его сущностью, и продолжать мучать тебя даже после победы над ним.
  Газилл вытянул левую руку и сжал её в кулак.
  - Я не победил его. Я уничтожил его. Разница существенная.
  'Уничтожил'.
  Сиг ощутил мрачную уверенность в этом слове.
  'Уничтожил'.
  Прекратил бытие бессмертного, высшей сущности, способной благодаря своему вечному духу оправляться со временем от любых ран, и возрождаться даже если её тело-вместилище всё-таки было необратимо разрушено.
  - Но... - осёкся маг. - Согласно тому же трактату Нидивалиса для такого ты должен быть сущностью, для которой сам Трайадос всё равно что смертный для архидемона.
  - Ты как-то слишком буквально меня понял, Сиг, - развеселился Газилл. - Вспоминай и используй только общий принцип неравенства и последствий. Я смог противостоять Трайадосу благодаря тому, что статус 'Ученика Дракона' делает меня своего рода воплощением воли Металиканы, уже побеждавшей этого демона. Я смог уничтожить его потому, что он не ожидал, что даже такое слабое подобие дракона как я, разорвёт его порабощающую смертных волю...
  - Но ты не смог избежать последствий, - понял Сиг.
  - Да, - кивнул Газилл. - Металикана бы просто поела досыта и вздремнула. Мне для выживания пришлось сделать кое-что безумное. И теперь я действительно подобие дракона. Человеческий протез просто не выдержит энергий и усилий моего тела. А глаз слишком пока сложный орган, чтобы я мог самостоятельно вырастить ему замену.
  Маг немного помолчал, обдумывая услышанное.
  - И всё-таки, что случилось с проклятием? Оно не могло исчезнуть само по себе.
  - Проклятья такого типа, порождённые контактом с мощной злой силой, воздействуют на два аспекта - физический и духовный. Человек, пережив тяжёлую болезнь, либо ранение, приобретает осложнения, или травму. Следишь за мыслью?
  - Да-да.
  - Потерю жизненной силы я сейчас имею в виду. С дальнейшими осложнениями здоровья. Проклятья увеличивают этот эффект. Но как 'Ученик Дракона' я обладаю почти бесконечной жизненной силой, что позволяет мне игнорировать обычные болезни, яды, быстро оправляться даже от смертельных ран. И главное, без сокращения срока жизни.
  Духовный аспект куда шире и серьёзнее. Помимо всевозможных умственных расстройств проклятья могут влиять на такую тонкую вещь как удача, и лишать магов их способностей.
  - Я знаю, на что способны проклятья! - нахмурился Сиг. - Как Советник, пусть и номинальный, я получил доступ к многим грязным тайнам Фиора. Ты в курсе, что в нашем королевстве есть закрытое поселение для глубоко поражённых демоническими эманациями?
  - Вау! Эти пострадавшие наверно выделяются даже на фоне жабоподобных служащих Эры!?
  - Они унаследовали внешность смертных демонов - рога, чешую, хвосты и крылья. Но они всего лишь потомки от первых поражённых. Даже вменяемые и способные к компромиссу. С их предками было хуже. Скопившаяся в их телах демоническая энергия делала бесплодными очень малое число заражённых, но наделяла чудовищным обликом и способностями. И это помимо сопутствующих психических расстройств разной степени глубины и тяжести. Самые неудачливые превращались в ходячие маяки для настоящих демонов, прорывавшихся из-за пределов мира, или даже хуже...
  - Знаю, знаю, человек перевоплощался в инкубатор, или улей для мелких бесов.
  - Ты очень легко говоришь об этом для того, кто неизвестно каким чудом только избежал подобной судьбы.
  Газилл жизнерадостно захохотал. И Сиг чувствовал, что в этом веселье не было облегчения от прошедшего страха. Скорее его рассмешило применение к нему обычных мерок.
  - Сиг, ты наверно слышал о охотниках на демонов? Не о тех персонажах поучительных сказок, а о настоящих! О таких как Гир Вилкин? О убийцах, которые смогли сосредоточить свою ненависть и превратить её в оружие? Или даже более близкий тебе пример - Рыцари Рун. Они сталкиваются с разными демоническими тварями ничуть не реже. Но медитации и подобные духовные практики позволяют им сохранять себя в чистоте.
  - А кто из них сталкивался с архидемоном? - парировал Сиг. - В архивах есть записи о прошлых явлениях Трайадоса, и о том, как люди лишались разума просто взглянув на него. И, кстати, Гир плохой пример, как охотник на демонов, он впитал достаточно их эманаций, чтобы в один не лучший момент начать терять над собой контроль. После этого ему только на остров и дорога.
  - Полагаю, остров, это место где расположено поселение этих пострадавших, - с прежней расслабленностью уточнил Газилл. - Разумно, довольно уединённое место, достаточно легко ограничивать их ресурсами, а сил покинуть его на собственных крыльях у них не хватает из-за неполноценного происхождения.
  - Главной гарантией служит их разумность, вменяемость, и понимание, что в любом другом уголке нашего мира их бы давно поубивали, - ответил Сиг. - Гиру и Лиции чрезвычайно повезло, что ты собрал на себя всё внимание Трайадоса, и они относительно легко избавились от того, что к ним всё-таки пристало. Иначе бы отправились в поселение первым же рейсом.
  - Ну, во-первых - из-за неосмотрительности Трайадоса, благодаря которой я его и уничтожил, любое возможное проклятье было ослаблено вместе с исчезновением его воли как источника и направляющей силы. А во-вторых, - Сиг не поверил своим глазам и чувствам, Газилл впервые на его памяти выглядел неуверенным. - То самое спасшее меня безумное действие, и ещё некоторые сопутствующие обстоятельства, были как бы не похуже всего, что мог придумать Трайадос. В итоге, действие того же самого принципа старшинства, я думаю. Проклятье большей силы поглощает меньшее.
  - И что же это за старшее проклятье? - осторожно поинтересовался Сиг.
  - Кажется, точно я узнаю это только на последней грани, - легкомысленно ухмыльнулся Газилл, разбавляя сгустившийся фатализм.
  
  ***
  
  В конце концов это было неминуемо. Один из них был изрядно раздражён всем происходящим в стране за полгода, и уже долго не имел возможности сбросить скопившееся напряжение. Другой был причиной некоторых осложнений в жизни первого, и не только не чувствовал за собой хоть какой-нибудь вины или ответственности, но и вполне осознанно шутил обо всём случившемся. Ему было очень скучно.
  В глазах Яджимы и Жозе это было слабым оправданием случившейся драке. А также нескольким напрочь разрушенным больничным палатам, приведённом в критическое состояние этаже, до заикания напуганному персоналу. И игнорированию их высоких персон тоже.
  - И как сильно ты ударился головой, чтобы прийти к такому решению!? Эта конструкция просто не-ра-бо-чая! - процедил Газилл тряся в руках густо исписанные бумаги.
  - Всё там прекрасно будет работать! - сверкнул глазами Сиг. - Коэффициент удержания...
  - Клятоцент! Время удержания!
  - Размеры!
  - Ты где столько материала для такого наберёшь!? На заднем дворе накопаешь!? - раздражённо взмахнул бумагами Газилл. - Да даже если и получишь, ошибка в самой конструкции.
  - Да в чём ошибка!? - взвыл Сиг.
  - Она выходит одноразовой! Совсем одноразовой, Сиг! Любой подобный объект для удержания энергии строится из расчёта возможности наибольшего накопления. Уникальные свойства волшебных энергий, такие как их естественная агрессивность и их склонность к рассеиванию...
  - Ты мне ещё букварь перескажи, - фыркнул молодой Советник.
  - Если понадобится, то перескажу, чтобы ты не забывал об естественном ограничителе размера. Чтобы ты без меня помнил, что собранные волшебные энергии после определённого предела разрушают своё вместилище. А в твоём проекте последствия такой ошибки могут быть совершенно катастрофическими!
  Богоравные навострили уши.
  Быстро вознёсшийся в иерархии Эры Сиг Харт мгновенно превратился в цель интересов для очень многих. Доверие короля, которое он получил в это смутное время, и одновременно его собственная шаткая позиция, делали молодого волшебника крайне привлекательным объектом для союза. Оказав ему поддержку сейчас, можно было рассчитывать на последующие блага. Однако, молодой Советник, которому нельзя было отказать в уме, особенно оглядываясь на своевременность и успех его действий, не торопился принимать предложения поддержки. И сам он ничьей помощи словно и не искал.
  Большинство объясняло это амбициями и авантюризмом характера королевского Советника. И это только увеличивало интерес ко всем его прошлым и нынешним делам. Богоравные, с которыми Сига Харта уравнял король, исключением не были.
  Особенно учитывая его почти приятельское обсуждение некоего проекта с только очнувшимся от своей загадочной дрёмы Газиллом Рэдфоксом, магом, стоявшим у истоков событий, всколыхнувших Фиор и трон под королём. Цепляющие слух слова 'конструкция', 'удержание магических энергий', и 'катастрофические последствия ошибки' заставили обоих высших чародеев одновременно пожалеть, что они неосторожно раскрыли себя так быстро.
  - Хэй! Жозе! Как быстро ты пришёл меня проведать, изумительно! - серая металлическая пластина на пустой глазнице придавала улыбке Газилла странно тревожащий вид. - О, и Яджима здесь. В этот раз мы немного порушили больничное крыло, а не тренировочный зал Рыцарей Рун.
  - Интересно, Советник Харт, ты должен был проследить за выздоровлением моего мага, чтобы он как можно быстрее мог предстать перед королём, или я в чем-то неправ? - проигнорировал 'своего мага' мастер Фантомов. - Устраивать побоище с подопечным в твои обязанности вроде бы не входило, да?
  Прежде чем вскинувшийся Сиг успел ответить, Газилл издал просто душераздирающий вздох.
  - Трогательно, что ты так беспокоишься обо мне, игнорируя собственно меня. Вот здесь, перед самым твоим носом, - металлические пальцы щёлкнули в оскорбительной близости у упомянутого носа. - Если тебе угодно, можешь считать нашу маленькую потасовку испытанием моего выздоровления.
  - Маленькое испытание здоровья? - против воли переспросил Яджима, опередив чернеющего Жозе.
  - Я жив, здоров, и готов предстать перед королём, когда ему будет угодно, - пощёлкивая протезом выпрямился Газилл, - но это, само собой разумеется. Перейдём к вам... Вы, два могучих, но главное, опытных волшебника, должны объяснить моему... компаньону, всю глубину его заблуждений относительно...
  - Что-то я не припомню, чтобы мы собирались вовлекать в этот проект посторонних лиц! - с явственным недовольством перебил Сиг.
  - Если это единственный способ заставить тебя открыть глаза на настолько очевидный недочёт, то почему бы и нет?
  - Угх-х... ладно, ладно, я понял, больше внимания конструкции, - пошёл на попятный маг. - Обойдёмся без разных посторонних!
  Оба высших волшебника одновременно испытали сильнейшее разочарование. Сиг Харт, ещё недавно не обладавший не только каким-либо влиянием и связями, но даже не вошедший ещё в силу как чародей, был для многих и загадкой, и раздражителем одновременно. Своей волей король вознёс его на вершины мира магов, и сделал своими глазами среди Богоравных, неприкасаемым для их интриг. И даже то, что молодой Советник не спешил пользоваться свалившейся на него властью, делало его только опаснее в глазах его старших коллег.
  Даже благожелательно относившийся к ученику Брейна Яджима был чрезвычайно заинтересован его делами.
  А вот интерес Жозе Полы был продиктован исключительно из обуревавших его чувств досады... и зависти. Богоравный маг, глава собственной, сильнейшей в стране гильдии, он добился практически всего о чём мог мечтать честолюбивый волшебник в Фиоре. Больше не требовалось покорно склонять голову перед каждым захудалым аристократишкой и искать поддержки торгашей. Жозе Пола сам стал тем, чьего покровительства искали, а гнев опасались вызвать. Но он не был членом Совета Эры. Не был доверенным лицом короля.
  А этот татуированный мальчишка был! И даже сумел обратить себе на пользу попавшее ему под опеку проблемное коматозное тело, в сознании откликавшееся на имя Газилл Рэдфокс.
  - Ну, извините, старики-волшебники, мой компаньон внял голосу разума, - улыбнулся Газилл небрежно кланяясь, - ваша консультация не потребуется. Разрушения будут оплачены из моего кармана. Что имеете сказать ещё? Я вот не поверю, что вы явились только на наш маленький погром.
  - Мы должны убедиться, что никто не помешает тебе встретиться с Его Величеством, молодой человек, только и всего, - лукаво взглянул из-под густых бровей Яджима.
  - Ну наконец.
  
  
Оценка: 5.49*84  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Дибенко "Картежник - Реабилитация " (ЛитРПГ) | | Amazonka "Драконья нежность." (Любовная фантастика) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Забавы ради... " (Короткий любовный роман) | | А.Максимова "Ангел для Демона" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | Х.Нина "Сатана" (Короткий любовный роман) | | С.Шёпот "Ведьма Вильхельма" (Приключенческое фэнтези) | | К.Огинская "Касимора. Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"