Дерюгин Василий Евгеньевич: другие произведения.

Амазонки Из Царства Амазонок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 5.21*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Амазонка по заданию Богини Амазонок отправляется в путь. В дороге она спасает эльфийку, которая даёт клятву вечно служить амазонке, они вместе идут к номым приключениям.

  АМАЗОНКИ ИЗ ЦАРСТВА АМАЗОНОК
  ЧАСТЬ 1
  ГЛАВА 1
  Всеслава
  -Госпожа, стало быть, прибыли! - послышался скрипучий голос возницы. - Ежели желаете побыстрей, то вам лучше пройти пешком, а там потом себе что-нибудь подобрать.
  Я встала с телеги и огляделась. Впереди на пригорке возвышалась таможенная башня. Это у местных такая причуда: строить башни. И место для хранения награб конфискованного, и отсидки таможенников, пока не придет помощь или опасность не минет. А от таможни до нас всё забито телегами, повозками, и даже каретами для господ, где в окнах мелькали головки прекрасных и не очень дам, а возле карет виднелись кони ихних кавалеров. Может быть, эти дамы и кавалеры и попытались бы пройти таможню вне очереди, но всю было забито телегами простолюдинов, а народ был чересчур зол медленным осмотром. Особенно наглым могут и зубы выбить, и карету сжечь, как недавно было.
  Кинув старому вознице медную монету, я пошла вперёд, провожаемая не очень добрыми взглядами. Дело в том, что во-первых, я была одета во всё белое, во-вторых, вооружена с головы до пяток, в-третьих стрижка у меня была ну очень короткая, ну и в-четвёртых, я была выше всех, что было особенно неодобрительно.
  Непонятно? Начну по порядку.
  Почему я в белом. Потому что только у нас производят так называемую "вечную материю", нервущуюся, не мнущуюся, не пачкающуюся, и ещё с десяток "не". Так получилось, что лён особого сорта для этой материи выращивали в небольших количествах. Хотели бы больше, но... После технических и магических манипуляций цвет становился белоснежным, и ничто не могло его изменить. А наши "яйцеголовые" пока ничего не могли с этим поделать. А почти вся "вечная материя" уходила на нужды армии, флота и разных спецслужб, на экспорт шли жалкие остатки. При иноземных дворах иметь даже платок из "вечной материи" было очень престижно из-за громадной стоимости. А тут я во всём белом...
  Далее. В иноземных государствах женщины не только не вооружены, но и часто не имеют права вообще прикасаться к оружию. А тут я, обвешенная оружием: за спиной два недлинных меча; на поясе два широких кинжала, в голенище правого сапога третий - длинный и узкий; справа - тул с болтами, слева небольшой, но мощный "гномий" арбалет (Они придумали его для своих катакомб, где больших расстояний просто нет и дальность в 45-60 шагов уже очень хорошо. Наши "умные головки" покумекали над агрегатом, увеличили в размерах, усилили дугу, уменьшили заряд с десяти до четырех болтов, и теперь арбалет делал четыре выстрела подряд на двести с лишним шагов. Иноземные мастера почему-то не могли изготовить ничего подобного, и торговля "гномьими" арбалетами составляла ещё одну статью экспорта); спереди в специальных карманах перевязи лежали метательные ножи, стрелки, сюрикены - такие метательные звёздочки, имеющие от трёх до девяти лучей; на руках белые же перчатки со множеством заклёпок и кнопок, при нужде могут послужить кастетами; в заплечном мешке лежали боевые перчатки с когтями, способными порвать кольчугу и нанести страшные рванные раны, ну и ещё много чего колюще-режуще-рубящего; да ещё в руках я несла шест. Люблю, понимаешь, длиннодревковое оружие, особенно типа нагинаты или гуань дао. У нас, впрочем, есть не хуже - нагата. Как взмахнёшь - так улица, повернёшься - переулочек. Своего рода национальный вид оружия, есть у каждой женщины, даже соревнования каждый год проводят.
  Насчёт волос. В Ойкумене прическа женщины имеет огромное значение. Чем длиннее, тем больше уваже-ния. Короткую причёску носят так называемые "леди удачи", в отличие от "джентльменов", туда попадают все известные категории преступниц: мошенницы, воровки, бандитки, пиратки и наёмницы (как ни странно, но такие тоже есть). Тут противоположная градация: чем короче, тем опаснее. Бритыми наголо щеголяют убийцы и приговорённые к смертной казни, с такими вообще никто не связывается - себе дороже, урону больше, чем почёта. Мол, что это за мужики, если одну бабу не смогли одолеть? Только бабы тоже разные бывают. Я не пиратка, не бандитка, не воровка и так далее по перечню, но голова выбрита, и со мной тоже стараются не связываться по той же причине: одолеть не смогут, а по башке получат. Собственно, это все понимали и без взглядов на причёску. Достаточно взглядов на одежду, оружие и рост.
  И о росте. Дело в том, что я выше всех окружающих. Мой рост - четыре с половиной локтя , а все мужчины значительно ниже: три локтя с четвертью или с третью, мало - три локтя с половиной, единицы - четыре локтя, а равных мне в росте, плечах и мускулатуре нет совсем, по крайней мере, я не встречала. А я вовсе не исключение, таких у нас тысячи, это комплекс физического воспитания, особенной диеты и магического воздействия. Магическое воздействие - это не тупое воздействие на мышцы, которое моментально исчезает, а точечное укрепление костей и связок, повышение регенерации организма. Не, то чтобы отросла отрубленная нога, этого и эльфы не могут, у которых регенерация ого-го! Но вот отрубленные пальцы, глубокие раны, шрамы заживают очень быстро. И рост соответственно не маленький. У нас женщина высокого роста - это сигнал отойти в сторону, чтобы не было неприятностей, особенно, если их несколько. Настучат по башке, разнесут всё вдребезги пополам, и ты же ещё и виноват останешься. Тут же высокая девушка - причина для мужиков поупражняться в идиотском остроумии, их не останавливают ни белая одежда, ни обилие оружия, ни отсутствие волос на голове. И чем дольше молчишь, тем шутки тупее и пошлее. Но стоит только настучать одному по чайнику, как всякое желание шутить у остальных пропадает. Поэтому я даю в пасть при второй-третьей шутке. Помогает!
  Чем ближе я придвигалась тем лучше было видно происходящее на этой так называемой таможне. На телеге служивые раскидали мешки, половину изорвали, и прогнали мужичков не дав собрать. Потом парочка подхватили мешок с зерном и потащили кормить лошадей. Я ждала чего-то в этом духе. На одной из первых таможен мне предложили сдать оружие, раздеться и предоставить свои дырки для обследования. Причём таможенник был почему-то уверен, что я его идиотский приказ выполню. Ведь их было пятнадцать, а я одна! Сам требовавший отделался выбитыми зубами и сломанной челюстью, его сослуживцы пострадали гораздо сильнее. Очень сильно. Видимо, ветром разнесло, что я особа очень нервная, шуток не понимаю, поэтому больше со мной вообще не шутили.
  Впереди меня за двоими пристроилась очень красивая миниатюрная девочка с рыжей косой ниже пояса - два локтя в прыжке. Платьице, кофточка, один чулок в красную клетку, другой - почему-то в черную. В руках - простой лук и два десятка стрел в колчане. И ни мгновения не оставалась неподвижной: то переступит, то почешется, то обернётся, посмотрит на меня. Причём смотрела на меня раз пять, не меньше. Я бы удивилась, если бы она на меня не посмотрела, всё-таки почти в два раза выше и почти в четыре ширше в плечах. Или ширшее? А может ширее? Когда Рыжая должна была подойти к таможенному столу, к ней подошёл десятник и пригласил пройти в башню. Девчонка обречённо посмотрела на меня и пошла. Если бы она отказалась и возмутилась, я бы имела повод вмешаться, а так...
  Подошла моя очередь.
  -Имя, мир, государство, - спросил маленький толстый таможенник, окинув меня взглядом. - Цель визита.
  -Амазонка Всеслава, - ответила я, - мир Верея, Царство Амазонок, проездом.
  --------------------------
  Локоть - в разных странах имеет разную длину, от 48 до 52 см, так что рост ГГ - около 225 см
  ----------------------------
  -С тебя четыре золотых! - сказал таможенник. - Гостевой налог, дорожный, торговый и жертва на строительство Великого Храма!
  Я молча полезла за деньгами. Опыт общения с таможней подсказывал, что лучше расплатиться сразу, пока сумма небольшая, а то потом вырастет за счёт новых налогов и штрафов. Злобный взгляд таможенника подсказал, что это правильное решение. Похоже, у него с языка уже готовы были сорваться обвинения и требования о платежах.
  Но тут из башни донёсся дикий вопль-мука. Я замерла:
  -Что это?
  -Тебе какое дело? - набычился таможенник. - Плати и проваливай, сучка!
  Насторожились и рядом стоящие стражники. Стало ясно, что просто так меня не отпустят. Я сразу поставила точку в разговорах: подхватила стол, сколоченный из толстых крепких досок, и надела его на голову таможенника. Как и ожидалось, голова у таможенника оказалась ещё крепче - две средние доски лопнули и оттуда вылезла голова придурка, решившего меня оскорбить. Я бы ему и так не спустила оскорблений, промолчи в одном случае, все решат, что будешь молчать и терпеть. Первый солдат улетел от пинка ногой в грудь, второму хватило пару ударов руками. Третий решил меня пронзить с разбега пикой - такой длинной штукой в девять локтей длиной, но я вовремя направила её в землю и немного усилила движение. Как солдатика впечатало в стену башни! Тут и остальные зачесались. Но поздно, судари, поздно! Орудуя пикой, я разогнала весь таможенный пост. Один, неплохой мастер, кстати, решил со мной справиться с помощью "кропила" - такого длинного шеста к вершине которого железной цепью крепился деревянный брусок. Будь у меня меч, сабля или ещё что-нибудь короткое, его план бы вполне удался, но против девятилоктевой пики "кропило" оказалось бессильно. В конце концов, бросив "кропило", он бежал прочь. Ухмыльнувшись ему вслед, я направилась к башне.
  Несколько стражников заскочили в башню и попытались закрыть дверь, но я подхватила с земли кем-то потерянный топорик и метнула его. С сорока двух шагов попасть в щель между дверью и косяком, шириной не больше трех пальцев, - очень даже неплохо. Внутри ничего не заметили и орали: "Ещё навались!" Было бы интересно посмотреть, кто таки победит: стражники или топор, но внутри была та самая рыжая девчушка, промедление для неё может быть даже смертельно. Поэтому я подошла и выдернула топор, дверь резко захлопнулась, кто-то внутри упал, гремя доспехами. Я ударила ногой в дверь и стражников раскидало по башне. И я вошла внутрь.
  В обычное время этот зал использовался как казарма, но сейчас, лавки, топчаны и столы были сдвинуты к одной стене, под лестницу на второй ярус. На полу был вычерчен многоугольник, тщательно нарисованы руны, расставлены и горели свечи. В середине, привязанная за руки и за ноги к ввинченным в каменные плиты пола петлям, лежала голая рыжая девчонка. Судя по мундиру, офицер королевской армии, ростом не ниже меня, а в плечах даже поширше, накалял на огне жаровни какую-то железяку, судя по всему, руну "А", руна "Р" уже была выжжена на теле девочки.
  -Здорово! - сказала я. - Проводят чёрный обряд едва ли не на глазах тысяч людей. Да вы обнаглели, господа! - и метнула топорик.
  -----------------------
  У разных народов разная длина шага, в основном от 60 см до 80 см, у ГГ, длина шага, при таком росте и длине ног - 120 см
  ------------------------
  Офицер уклонился, а зря: я метила не в него, а в жаровню, вернее, в одну из её ног.
  Так и вышло, топорик подшиб одну из ног, жаровня упала, процесс приостановился.
  -Убейте её, она мне мешает! - проревел офицер-чернокнижник. Четверо стражников, подстёгнутые его рёвом, бросились на меня. Но я их уже ждала, подобрав не то совну, не то просто боевую косу (это когда лезвие косы образует с древком одну линию, а не расположено под углом). За несколько минут все они разлетелись по залу. Один проехался по краю фигуры, стирая линии и сшибая свечи, другой впечатался в стену башни, ещё одного завалило скамьями и топчанами.
  -Сука! - проревел офицер. - Ты сорвала ритуал и будешь наказана!!
  Он выхватил длинный узкий меч, весьма похожий на шпагу, и кинулся на меня.
  -Всегда готова сорвать чёрный ритуал! - отсалютовала я косой, и мы сошлись в схватке.
  Что я могу сказать? Этот офицер - очень сильный противник. Искусная техника, сильные удары, хорошая защита. Но был у него недостаток: отсутствие опыта схваток с равными. Я не говорю про мастерство, ему не было равных по габаритам! Офицер привычно пытался сокрушить меня градом тяжёлых мощных ударов, но я, ловко орудуя боевой косой, просто не подпустила его к себе, а потом принялась теснить. Офицер, видимо, был знаком с боем длиннодревкового оружия, но совсем чуть-чуть, потому что допускал совсем ученические ошибки. Я ранила его в плечо, меч зазвенел по плитам. В это время сверху сбежали ещё трое воинов и кинулись на меня. Пока я их прогнала, офицер проорал мне:
  -Мы ещё встретимся, сука! Ты за всё ответишь!!
  И убежал. Воины последовали за ним.
  Девчонка лежала, не дыша, следя за нашей схваткой, и при виде меня её лицо озарила счастливая улыбка. Девчонка?! Я только сейчас обратила внимание на удлинённые ушки. Ё-ка-ла-мэ-не! Где были мои глаза?! Это же натуральная эльфийка! Ладно, пусть эльфийка, но рана на животе горит и углубляется, если не оказать вовремя помощь, она может и умереть. Так, помнится, одна наша сестра попала в лапы чернокнижников. Её вовремя нашли, прервали обряд, но помощь вовремя оказать не сумели, сестра умерла в страшных муках.
  Я достала баночку с лечебной мазью, густо смазала рану и заклеила её. За эту мазь сестрам надо было памятник поставить при жизни! Сколько амазонок мазь спасла от уродств и увечий! Главное - нанести на рану в течении двух-трёх часов после ранений. Потом даже шрамов не оставалось.
  Я отвязала эльфиечку от колец, взяла её вещи - лук, колчан с стрелами, кинжал, - подобрала оброненный меч офицера-чернокнижника - хорошая вещь же! - и, завернув девушку в чёрный офицерский плащ с золотой каймой, отправилась на примыкающую к башне конюшню. Что такое внушённый страх! Никто не осмелился сунуться на конюшню и взять лошадь, а вдруг я услышу! Поэтому я оседлала самого здорового жеребца, остальных коней выгнала наружу и подожгла конюшню. Вскорости огонь должен перекинуться на башню. Места, опоганенные чёрной магией надо очищать, и лучше всего огнём.
  Когда мы покинули конюшню, телеги гнали через таможню сплошным потоком. Крестьяне - люди практичные, они сразу поняли свои выгоды от разгона таможенного поста, и теперь спешили побыстрей миновать его. Помахав рукой, я поскакала прочь.
  ГЛАВА 2
  Эльфийка Ли
  Мы удалились от таможенной башни всего миль на пять, не больше. Там на небольшом лужку на берегу не то большого ручья, не то маленькой речки Дылда (А как мне назвать эту высоченную, как меллорн, девицу?!) прогнала жеребца, ещё раз смазала мне рану, а потом из всяких палок и веток собрала плотик. Погрузила на него меня, наши вещи, взгромоздилась сама и отчалила.
  Этот, так называемый "плот" должен был немедленно развалиться, распадаться, рассыпаться, немедленно пойти на дно, в конце концов! Но нет, "плотик" спокойно плыл вперёд, а сама Дылда устроилась на носу, нацепила на палку кусок коры и гребла себе, как веслом, ещё и напевая приятным голосом. О, сопрано, кажется так называют такой.
  Я прислушалась к слова и едва не сгорела со стыда. Пелось в этой песенке о том, как в деревню, в которой давно не было мужчин, пришло несколько наёмниц и стали устраиваться на ночлег со множеством подробностей. Матерщина, похабщина, непотребство, но очень и очень смешно. Когда же я услышала эпизод, как одна из наёмниц и дочка хозяйки свалились с сеновала в ясли к свиньям, то дико расхохоталась. Дылда только покосилась и продолжала петь.
  -А где такие похабные песни поют? - наконец смогла я говорить.
  -В Амазонии, - коротко ответила Дылда и снова повторила припев:
  Иветта, Лизетта, Мюзетта, Жанетта, Жоржетта -
  Пять весёлых подруг заглянули к нам на огонёк!
  -А где это? - не отставала я.
  -Потом поговорим! - отмахнулась Дылда.
  "Плотик" то пробирался через камыши, то скользил вдоль кустов и росших по берегу деревьев. Через два часа, когда речка стала шире, Дылда остановила "плот" под нависшими над рекой ветвями деревьев, некоторое время рассматривала, потом достала "кошку" и, раскрутив, забросила наверх. "Кошка" за что-то зацепилась, и Дылда, дернув несколько раз, чтобы убедиться, что не сорвётся, полезла наверх. Не успела я обидеться, что меня здесь бросили, как она спустилась, привязала наш "корабль", взяла вещи и меня и взобралась наверх.
  -Тебе словно уже приходилось ночевать в подобных условиях, - сказала я, когда Дылда устроила меня на широкой ветке дерева, а сама принялась плести из веток типа настила.
  -Было дело, - невозмутимо кивнула она.
  "Типа настил" получился у ней не очень большой - шесть на пять локтей. Потом Дылда снова сгинула внизу, а вернулась с охапкой свежей травы, я по запаху узнала полынь.
  -Зачем тебе она?! - изумилась я.
  -Это не мне, - ухмыльнулась Дылда, - а всяким нехорошим насекомышам, которые мечтают нас с тобой погрызть. Можно было бы применить магическую пугалку, но это во-первых, сигнал врагам " Мы тут!", и во-вторых, на кого магия действует, на кого нет, а кого-то и привлекает. Полынь же гоняет всех!
  При этом она раскидывала полынь по настилу, попало несколько горстей и на меня. Я увидела, как всякие мошки, таракашки, гусеницы и прочие клещи прямо таки сыпятся с настила каким-то чёрным дождём. У меня невольно вырвалось несколько наших эльфийских ругательств. Но у Дылды лексикон оказался куда богаче, я нашла там словечки из орчего, гномьего, даже троллинного языков и постаралась запомнить. Наверняка пригодятся.
  -Как твоё имя? - спросила я Дылду.
  -Всеслава, - ответила та.
  -Да нет, - поморщилась я, - полное!
  И, видя её колебания, - зная полное имя, можно нанести огромный вред! - сказала:
  -Клянусь своей душой, я не замышляю никакого вреда тебе!
  -Хорошо! - кивнула Дылда. - Амазонка Всеслава дочь Лады из города Дебрянска Царства Амазонок.
  -А кто у вас главное божество? - продолжила я.
  -Богиня, - ответила Всеслава, - Богиня Амазонок.
  -Я, Лилиариналиэль из клана Цветущей Яблони, клянусь служить амазонке Всеславе дочери Лады из города Дебрянска Царства Амазонок и её потомству, покуда существует Ойкумена! Пусть свидетелями этой клятве будут эльфийская Цавея, Богиня Цветов и Богиня Амазонок! Если я нарушу сию клятву, пусть эти богини покарают меня самым страшным наказанием из существующих!
  Меня охватило золотистое сияние.
  -Богини слышали! Богини утвердили клятву! - воскликнула я.
  -Так! - Амазонка была в полных непонятках. - А теперь объясни, что это за клятва и по какому случаю ты её дала?
  Она, похоже, знала много об эльфах и их обычаях, но вот с таким поворотом встретилась впервые.
  -Ты застала меня в тот момент, когда этот чернокнижник выжигал на моём животе слово "рабыня", и сорвала ритуал чёрной магии, - сказала я.
  -Ну! - подтвердила Всеслава.
  -Так вот, кроме моего тела, этот колдун получил бы и мою душу, - шёпотом сказала я, - а пленение или потеря души для эльфа самая страшная из существующих угроз, даже страшнее смерти, потому что невозможно возрождение. За спасение жизни эльфы просто совершают ответную услугу. За спасение души эльф обязан вечно служить спасителю. Если бы я не дала клятвы, Богиня Цветов покарала бы меня. Да ваша Богиня Амазонок явно была бы недовольна. Кстати, они обе меня посетили. Очень красивые девушки. Богиня Цветов была в платье из цветов, а Богиня Амазонок - в доспехах и с какой-то железякой - что-то вроде глефы, клинок на длинном древке.
  -Я бы не поверила явлению богинь, - сказала амазонка, - если бы ты не упомянула "какую-то железяку". Это вовсе не железяка, а боевое оружие, называется "нагата" - в переводе с древнего на современный означает "меч на длинной рукояти". Нагату часто делают с небольшим, так сказать, отростком на тыльной стороне лезвия, иногда затачивают, иногда нет.
  -Но почему "боевое"? - не поняла я. - Любое оружие боевое.
  -Ты не права, - ответила амазонка. - Есть парадное, красивое, богато украшенное, но по качеству - полное гэ. Есть церемониальное - то же самое, есть учебное, как правило, более тяжёлое, чем боевое и непригодное для настоящего боя, есть детское - вроде боевое, но пригодное лишь для детей. Ну для завершения обзора можно помянуть и гладиаторское оружие, придуманное для нанесения неглубоких ран и продления боя на арене. Давай ужинать, а то со всеми этими таможнями про обед пришлось забыть.
  Она вытащила из своего мешка полкаравая, окорок, полголовы сыра, пару луковиц и всё быстро нарезала, потом достала кувшин и две кружки. Я думала, что вино, но это оказался яблочный квас. Всё-таки квас - не эльфийский напиток, мы не делам квас, не в наших традициях. Всякие соки, морсы, варенья, компоты - это да, а вот квасы не делали. Но разные квасы пила, когда ездила по поселениям людей, и в гости, и в составе делегаций. У Всеславы квас вкусный, с кислинкой, горчинкой, а то попадались, то одна кислятина, то вода водой, плеваться хочется.
  Поели, причём, три четверти сожрала именно амазонка. Я хотела бы съязвить, но вспомнив, сколько сделала она: и сражалась, и гребла, и это место для ночёвки обустроила, да и вон сколько оружия на себе тащит, и роста с телосложением немалого, поэтому смолчала. А Всеслава улеглась и поглаживая себя по пузу, закурила сигару и запела новую песенку, о том, как две подруги, Моника и Эльвира не могли найти места для уединения, то комары мешали, то муравьи, то чересчур любопытные прохожие. И опять, с матами, пошлятиной и безумно смешно. Я не выдержала и опять заржала аки кобыла.
  Отсмеявшись, я спросила:
  -Слушай, а где такие песни поют? Наши во многих местах бывали, но ниоткуда таких песен не привозили.
  -Значит, не везде, - ответила амазонка, - например, их не было в Царстве Амазонок. Правда, их тоже не везде поют, а лишь в армии. Идёт, скажем, полк и около тысячи девичьих голосов горланит песню про "очень добрую девушку Марину", от которой у нормальных людей уши вянут. Или на встрече ветеранов в два часа ночи несколько десятков пьяных женских глоток спивают "Заглянули мы на огонёк", ставя на уши весь квартал. И их успокоить непросто, там все бывалые воины и много сильных магов, способных разнести этот квартал и парочку соседних вдребезги пополам. Слава Богине, это случается раз в году, в специально учреждённый для этого День Полка, когда проводятся встречи ветеранов, марши полупьяных бабищ по ночным улицам с рёвом гимна Амазонии и "Марша Амазонок" и обязательные драки полк на полк. Весёлый денёк, да...
  -Женщины в армии?!! - поразилась я.
  -Милая, - отозвалась Дылда, - у нас Царство Амазонок и ВСЯ армия состоит из женщин. ВСЯ! И простые воины, и командиры, и полководцы. Я сама прошла путь от рядового воина до главнокомандующей армии на войне.
  -А мужчины? - воскликнула я. - Куда вы мужчин дели?
  -Никуда, - пожала плечами амазонка, - живут и работают во имя процветания Царства Амазонок. Даже могут сделать небольшую карьеру, например, стать мастером в ремесленном цехе или даже помощником архитектора или руководительницы строительства.
  -Подожди! - сказала я. -Ты сказала, что была главнокомандующей на войне!
  -Была, - она снова пожала плечами, - правда это было недолго, месяца три с половиной. А потом стала царской наместницей захваченной территории.
  -Расскажи об этой войне! - потребовала я.
  Обожаю истории про войны и сражения! В нашей Роще я все книги про это прочла. Правда, там про Царство Амазонок и войны с ним ничего не было...
  -Пожалуйста! - Всеслава закурила ещё одну сигару. - Сначала небольшая предистория. Несколько больших, средних и примкнувших мелких торговых домов вроде дома Рокфи, Лаки и других решили объеди-ниться и установить торговую монополию с Царством Амазонок. Для первой пробы была избрана торговая республика Нерфи - небольшое по территории, но очень важная по своему значению в торговле. В городе провели внеочередные выборы и к власти пришла антиамазонская группа, которая сразу принялась всячески ущемлять интересы торговцев Амазонии, выгоняя вообще из города и республики, конфискуя при этом всё имущество. Этих беспредельщиков особенно раззадоривало, что всё ближе подходила зима, когда никто не воюет, а значит и возможность наказания откладывалась. Царство Амазонок ограничивалось только посольствами и призывами договориться "по-хорошему", на что в правительстве Нерфи плевать хотели. Хотя умные люди предупреждали, что подобная кроткость вовсе не в стиле Амазонии, следует ждать сокрушительный ответ.
  -И дождались? - спросила я.
  -Само собой! - фыркнула амазонка, выпустив кольцо из дыма. - За нами не заржавеет! Стишок один вспомнила:
  Как ликует заграница
  И от счастья воем воет,
  Что мы встали на колени.
  А мы встали на колени -
  Помолиться перед боем.
  Сразу после выборов и первых антиамазонских действий, был срочно собран Высший Государственный Совет - лучшие политики, полководцы и эксперты. Было решено, что оставлять это безобразие без ответа нельзя, и ответ должен быть грубым и жестким, иначе мужчины не поймут. Но КАК ответить? Вот в чём ответ! Поэтому выбрали пять лучших стратегов Амазонии и поручили им составить план войны с Нерфи. Я, благодаря своим успехам на войне с орками, вошла в пятёрку лучших, и всего за десять дней составила план войны. На новом заседании ВГС его обсудили, признали лучшим и поручили выполнять, присвоив титул главнокомандующей.
  -А что такого хорошего было в твоём плане? - спросила я.
  -Поскольку война давно закончилась, а территория торговой республики Нерфи прочно вошла в состав Царства Амазонок, никакой тайны этот план уже не составляет. Главное, на чём базировалась уверенность хозяев Нерфи в своей неуязвимости - город расположен в устье большой реки, в окружении болот и осада попросту невозможна: от болотных испарений и заразы осаждающие вымрут полностью ещё до того, как смогут приготовиться к штурму города. Но в этом была главная слабость города - отсутствие земли для сельхоз работ и полностью привозное продовольствие. Слышу твой вопрос: "А флот?" Да, у города был большой торговый и сильный военный флот. Был даже заключён военный союз с пиратами, что обосновались на Драконьих островах и носили прозвище "Повелители океана". Но вот -вот должен был наступить "сезон штормов", когда на океане бушую сильнейшие штормы и ураганы, а любой корапь, вышедший из гавани, просто обречён был потопленным. Поэтому все моряки сидели по кабакам, пьянствовали ром и травили байки. А из этого какой вывод?
  -И какой? - спросила я, не зная, что сказать.
  -А вывод такой: флот из войны исключался, - усмехнулась амазонка. - Устраивать налёты на захваченные деревни или перевозить подмогу и продовольствие он не мог, а для сухопутной войны моряки мало пригодны. Сухопутных дорог к Нерфи попросту не осталось: часть оказалось затоплены поднявшими уровень из-за ливней и штормов водами болот, часть были размыты, частью раскисли до полной непроходимости. Кстати, после победы амазонки проложили в Нерфи отличную магистраль: с насыпным полотном, подстилкой из разных камней, внизу большими, вверху меньше, водоотводами, вымощенную гранитными плитами, мостами. Зимние ливни и штормы этой дороге не были страшны.
  -Оставался один путь: по реке. "Гениальные стратеги" из Нерфи считали, что перерезать путь по реке Амазония сможет лишь с помощью большой флотилии речных судов, а с этим у нас была беда. Тащить суда из Амазонии - леса, высокие горы, узкие дороги, обрывы и каньоны. Строить на месте - нужны мастера, материалы и рабочие. А главное - много времени. Только я их обдурила: не стала ни тащить, ни строить на месте речные суда, а захватила небольшой городишко на реке. Амазонки разобрали его по камешку, и из полученного материала построили ниже по течению реки большую крепость, а реку перегородила натянутая цепь. И, плывшие по реке баржи стали одна за другой попадать в наши руки, мы их вытаскивали на берег, а груз перетаскивали в склады.
  -Смеявшиеся над нами до этого нерфианцы поняли, что дело швах, и отправили для прорыва блокады свою речную флотилию и отряд наёмников. Поставленные на берегах реки метательные орудия сожгли и повредили первый десяток из речной флотилии, а отряд наёмников попал в засаду, частью его перебили, частью он угодил в плен, единицы сумели вернуться в Нерфи.
  -И что? - спросила я.
  -Вот именно, что оставалось делать городским властям? - повторила Всеслава. - Продовольствия нет, связи с миром нет, территория республики захвачена, враги у ворот города (это в буквальном смысле - наши развед?группы преодолевали бездорожье и показывались у стен города), население голодает, и очень зло, явно не желая понимать великих причин развязанной войны, один за другим прошли два голодных бунта, их жестоко подавили, но людей это не накормило и вот-вот был готов начаться третий. Так что руководителям пришлось подписать заранее мной подготовленный договор о мире. Там было много слов о мире и дружбе, но главное заключалось в словах, что все наёмные отряды распускаются, обеспечение охраны берёт на себя Амазония. Так что ворота города открылись, наёмники сложили оружие, все укрепления заняли отряды амазонок.
  -А потом царица нанесла удар по союзу торговых домов. Вся собственность арестовывалась, конторы опечатывались, бумаги изымались для изучения. Торговать с этими торговыми домами запрещалось. Следом на филиалы этих торговых домов накинулись и соседи Амазонии, спеша урвать свой кусок добычи. А дальше и все остальные. В нашем мире эти торговые дома перестали существовать.
  -Как же, помню! - сказала я. - У нашей Рощи были большие вклады в дом Мюррей, пропало всё. "Надёжный дом, грандиозные планы!" - передразнила я нашего вождя. - А когда всё рухнуло, нехорошо матюкался: "Проклятые бабы! Вечно все планы нарушат!"
  -То есть, ваш вождь был в курсе об антиамазонских планах торговых домов, - подвела итог Всеслава. - А когда всё провалились, виноваты оказались не устроители идиотской войнушки, а амазонки, не давшие нанести себе вред.
  -Получается так, - вынуждена была согласиться я. И, чтобы отвлечься от этой темы, спросила: - А почему у вас так уцепились за захват Нерфи?
  -Видишь ли, - ответила амазонка. - Хоть Царство и владеет третью континента, настоящих выходов в тёплые моря не было. Или бескрайние болота, или сплошные рифы со скалами. А те порты, что были, работали от силы полтора-два месяца, остальное время толстый лёд, который мог на следующий год и не растаять. И вдруг такой "подарок судьбы"! Антиамазонский переворот в Нерфи. Захватив этот город и порт мы сразу получали несколько плюсов: выход в теплые моря, большую торговую гавань, большой торговый флот, большой военный флот, влияние там, где прежде амазонками и не пахло. Такое впечатление, что союз торговцев заразился поведением шпанёнка, который со "своей территории" может корчить рожи, показывать голую задницу, выкрикивать обидные словечки, но даже мысли не допускает, что обижаемый придёт морду бить. Есть же большие дяди, которые не допустят такого. А в итоге оказалось, что "большие дяди" сами испугались, и за наглого шпанёнка заступаться передумали.
  -А почему раньше никто не додумался блокировать Нерфи? - продолжала приставать я.
  -Потому что это было зимой, - ответила Всеслава. - А это очень голодно и холодно, сильные дожди, переходящие в мокрый снег, дороги, превращающиеся в непролазную грязь, нет корма для лошадей, любая фуражировка превращается в дикий грабёж, резко повышается количество больных и дезертиров, почти до полвины от численности, а то и больше. В Ойкумене армии, способные воевать в таких условиях отыщется крайне мало, двух рук вполне хватит, ну ещё пару пальцев одной ноги. А в нашем мире Верея вообще только армия Амазонии. К примеру, в городе Нерфи из почти 400 тысяч населения нашлось желающих выступить в поход на прорыв блокады не более трёх тысяч, да столько же из 50 тысячного гарнизона наёмников. Естественно, такому маленькому отряду ничего не светило. К тому же наша разведка уже знала, куда и каким маршрутом отправляется этот отряд.
  -А в чём секрет армии Амазонии? - удивилась я.
  -Снабжение, - усмехнулась амазонка. - Надо вовремя поставить в армию, касательно этой войны, тёплое обмундирование, продовольствие, топливо для переносных печек, лекарства, дополнительных лекарей и магов. Были устроены пункты обогрева, каждые десять вёрст. Там были тёплые палатки, горячая пища, лекари, дополнительная выпивка. Я даже использовала дополнительно отряд виверн, людей они перевозить не хотят, но продовольствие, топливо и палатки с одеялами - пожалуйста.
  -Виверны? - изумилась я. - Но эти твари абсолютно не приручаются!
  -Это если брать взрослых, - спокойно сказала Всеслава, - а мы набрали едва рождённых или готовых только вылупиться. Такие виверны легко приручаются и обучаются. Но, несмотря на необычность, реальная польза не так уж велика. Людей они, как я говорила, кроме вожатого, перевозить не хотят. А всё остальное перевозится обычными обозами. Однако в Туманных горах да вот во время Нерфийской войны они здорово выручили. Ради таких вот эпизодов и стоило приручать этих тварей.
  -Ни фига себе! - изумилась я. - Что творится в мире, а мы ничего не знаем!
  -Это потому что вам не положено знать, - спокойно сказала Всеслава. - Все, кому положено - знают. И даже больше - пытаются каким-то образом использовать. Но нам на это наплевать, главное - в этом гадюшнике соблюдать интересы Царства Амазонок. Давай спать, а то пол ночи протрепались.
  И она зевнула во всю пасть. Жуткое зрелище, скажу вам.
  ГЛАВА 3
  Амазонка Всеслава
  Вот не знала я за собой такой страсти к трепотне! Говорила как заводная. А всё почему? Потому что нашла слушальницу, которая не насмехалась, не язвила, а просто внимала тому, что я говорила. И, самое смешное, я не соврала ни слова! Всё было так, как я рассказывала. Просто в мире мужчин об этом не хотят рассказывать. Мужчины вообще не любят , когда подвиги совершают немужчины. Например, наловить в лесу диких баб. Подвиг? Ещё какой! Достойный эпической поэмы и гигантских памятников. А когда эти самые дикие бабы настучали по кумполу этим самым "героям" - ничего такого нет, бывает иногда... И ни поэм, ни памятников это недостойно.
  Вот, к примеру, отрывок из хроники королевства Тверти, что в мире Ирсулл:
  "...Дикая банда амазонок совершила нападение на торговую республику Нерфи мира Верей. Территория республики была разграблена, а город серьёзно разрушен. Амазонки, по слухам, отказываются покидать захваченную территорию и вроде как включили в свой каганат..."
  Как вы можете видеть, правда здесь лишь о захвате республики Нерфи, всё остальное - гнусная ложь. Но больше всего злит не ложь о каганате (Откуда придурок-хронист это вытащил?!), над этим можно только посмеяться, а словечко "дикие". Как изволите понимать это слово? Жестокие? Но те же культурнейшие светлые эльфы из клана "Розового Жасмина" при захвате города людей Эридна устроили страшную резню. Кровь стынет в жилах, когда читаешь описания, как на спор разрубали мужчин, как насиловали и терзали женщин, какими изуверскими способами убивали детей. И ничего, никто этих эльфов дикими не называет. А амазонки, никаких массовых казней не применявшие и ничего не разрушившие, у хрониста "дикие".
  Вообще-то понятно. Мужская армия королевства уже почти девять десятков годов терпит одно поражение за другим, а бабская армия Царства Амазонок выигрывает третью войну подряд, не говоря уж о блистательных победах на суше и на море.
  Да-да, уважаемые слушатели, я не оговорилась. Сухопутные амазонки одержали несколько блестящих морских побед, заявив о себе как о серьёзнейшей морской державе, интересы которой надо тщательнейшим образом учитывать и не злить по пустякам. А случилось это так. Поняв, что их союзник и покровитель торговая республика Нерфи приказала долго жить, пираты с Драконовых островов обозлились и объявили о блокаде Нерфи до восстановления "справедливости". То есть, амазонки должны были из Нерфи уйти и заплатить за это. Не знаю, кто это придумал, но он явно ничего не знал ни о Царстве Амазонок, ни о самих амазонках. Мне нравится такая фраза одной из воевод, одержавшей несколько побед, Камиллы Третьей , если не ошибаюсь, о характере амазонок: "Если мы встречаем реку, то ищем способ как переплыть её, а не бродим по бережку, бросая тоскливые взгляды на другой берег". То есть амазонки не сдадутся, а будут искать способ разгромить пиратов.
  Первые морские схватки закончились победами пиратов. "Повелители океана" смеялись: "Бабы на корабле к несчастью!" Амазонки не стали переть буром, а отступили и стали готовиться к решающему бою. И вот через несколько месяцев навстречу пиратской армаде вышел пока не очень многочисленный флот Амазонии. И к всеобщему изумлению, потопил и захватил две трети пиратского флота. Потом последовали ещё две победы над пиратами. А потом молоденькая адмиральша Аксения совершила рейд на Драконьи острова, взяла штурмом и разрушила пиратские базы и объявила Драконий архипелаг провинцией Царства Амазонок. Это никому не понравилось, но победы флота Амазонок над ранее непобедимыми пиратами, ясно объяснили, что покушений на свои интересы Амазония не потерпит.
  Вы наверняка спросите: "А как неопытные амазонки победили опытнейших пиратов?" Ответ простой: у амазонок была лучшая в Ойкумене пехота, которую догадались применить на море. На вооружение корабля была принята, кроме тарана и метательных машин, ещё и "драконья лапа" - десантный мостик, который крепился к мачте корабля и при схождении с вражеским кораблём, перекидывался на него, и амазонки врывались на вражеское судно, быстро очищая его от врага.
  Только я, как наместница царицы, видела, чего это стоило. Сначала было предложено использование пехоты, на что последовал резонный вопрос: "А как?" И тогда была предложена "драконья лапа". Были проведены испытания, в ходе которых было выяснено, что бегать по мостику тоже надо учиться. И не просто бегать, а соблюдая определённый порядок, не толкаясь и не сталкивая подруг. Были устроены тренировочные площадки, где голые воительницы учились перебегать по мостику над ямами с жидкой грязью. Граждане Нерфи нашли для себя новое развлечение: толпами ходили на эти площадки и угорали со смеха, наблюдая как голые "грозные воительницы" шлёпаются в грязь. А потом прекратили ездить, потому что девушки прекратили шлёпаться с мостиков в грязь и стали бегать одетыми. И уже никто не видел, как амазонки уже в доспехах и с оружием перебегали по мостикам с корабля на корабль. А потом грянули морские битвы, где решающее слово сказали амазонки-пехотинки, умеющие даже в шторм перебегать с корабля на корабль. Решающим стал именно абордаж, а не маневрирование и таран.
  Некоторые стали нам подражать и тоже стали ставить на свои корабли "лапы дракона", но абордажные команды, всей своей лихости и отваге, далеко не тренированная для рукопашного боя пехота, так что часто бывало, что враги захватывали такой корабль. И от "драконьих лап" стали отказываться. Они остались только у амазонок.
  ---------------------------------------------------
  Добавление к имени воеводы порядкового номера, в отличие от заграничных аристократов, означает, что до той же Камиллы Третьей было две победоносных воеводы по имени Камилла. И всё!
  ----------------
  И ещё немного о "диких" амазонках. Какой самый красивый город Ойкумены? По мнению архитекторов, это столица Царства Амазонок - Тимескира. Правда, называя Тимескиру красивейшим городом, архитекторы и хронисты "забывают" указать в каком мире расположена и чьей столицей является.
  Ответьте ещё на один вопрос. Какой город является "столицей моды" Ойкумены? Ответ тот же: столица Царства Амазонок Тимескира. Тут живут самые известные модельеры, здесь расположены самые модные магазины, ювелирные лавки, обувные мастерские. Из самых удалённых уголков Ойкумены именно сюда приходят заказы. И опять же: мужчины "забывают" указать мир и страну "столицы моды". Правда, есть одна проблема: среднее и высшее руководство Амазонии не носят изделия модельеров, предпочитая стиль "милитари": доспехи и груду оружия.
  А знаменитый Илливайский мост длиной 24.4 мили , справедливо считается одним из девяти чудес Ойку-мены, однако мужчины "забывают" указать адрес этого и других чудес. Например "Сад поющих камней" - извилистая дорожка выложенная камнями. Неизвестно как этого добились мастерицы, но около каждых цветов камни поют свою мелодию. Как не пытались повторить, ни у кого не получалось. Ни у магов, ни у эльфов, ни у гномов, у них камни немного попоют и прекращают. А в Тимескире камни поют уже третью сотню лет.
  Вы ещё не побывали в Музеоне Скульптуры в Тимескире? Зря, очень зря, советую выбрать время и таки сходить. Вы увидите многие скульптуры, по "недоразумению" считающиеся звёздами коллекций других стран и миров. И, конечно, жемчужину собрания скульптуру "Бой амазонки с троллями". Никто не смог превзойти по красоте и драматизму эту работу. Сама мастер, после завершения "Боя..." перестала создавать новые работы и до конца жизни преподавала скульптуру в Академии Искусства. Много раз подражатели пытались вместо амазонки какого-нибудь мужика, но мгновенно пропадали весь накал и драма, и скульптура теряла 9/10 своей привлекательности.
  Очень популярна в Царстве Амазонок картина под названием "Амазономахия" - гигантское полотно "Битвы у Красных Скал" амазонок с орками. Пять художниц двадцать два года работали над картиной, чтобы выполнить заказ царицы к очередной дате этой битвы. На гигантском полотне был изображён момент, когда орки дрогнули и стали отступать под натиском амазонок. Потом десять лет картину возили по другим мирам и странам Ойкумены. Какой ураган критики поднялся! Придирались даже к кустику ромашек в одном из уголков картины. А в Тимескире было построено специальное здание для постоянного показа. И каждый год толпы жителей Амазонии и приезжих приходят полюбоваться "Амазономахией".
  А одна из величайших поэм "Лейла и Дайра", о любви человечки и эльфийки. Как только мужчины не пыта?лись переделать, как только не уродовали поэму, какие только мужские имена не вставляли - ничего не помогало. Сколько раз я была свидетелем, как в местных кабаках, трактирах и тавернах менестрели пели так называемый "мужской" вариант, и публика оставалась равнодушной. Но стоило мне начать декламировать оригинал с женскими героинями, как все всё бросали и слушали только меня. А менестрели и барды просили оригинальный текст. А ведь во многих мирах женский вариант поэмы запрещён, и даже за простую декламацию можно получить несколько лет тюрьмы или каторги. Но списки продолжают расходиться. Пару лет назад на одном аристократическом литературном салоне произошёл скандал. Кто-то начал читать "Лейлу и Дайру" в оригинале с женскими персонажами, другие начали добавлять, кто строчку, кто две, кто строфу. И это в высшем свете!
  Что уж говорить о военном деле!
  -------------------------
  Миля - 1.6 км
  Верста - 1.06 км
  Лига - 4.8 км
  --------------------------
  Большое распространение получил так называемый "девичий" клинок. И это не крохотная железячка, которую можно спрятать даже в детской ладошке, а весьма большой и увесистый меч, которым можно проломить даже латный доспех. О "лапе дракона" я уже говорила, это изобретение произвело целую революцию в морском деле, сделав главным не таран, а абордаж. Арбалет придумали не амазонки, зато они первыми стали его массово применять, вооружая целые отряды, разработали тактику его применения. Ну и новый вид арбалетов применили: "гномий", способный стрелять четыре раза подряд. А создание нагаты - клинка на длинной рукояти, получившей большое распространение в Ойкумене, правда под другими названиями - глефа, нагината, гуань дао, совна и другими. А в Царстве Амазонок нагата стала национальным оружием, владению нагатой обучают всех девочек, а после окончания школы нагату вручают на торжественном собрании каждой выпускнице. Впоследствии нагата хранится в каждой семье. Женщина, не умеющая владеть нагатой - это в Царстве Амазонок что-то невообразимое, как снег в южных джунглях.
  А фортификация!!
  В Ойкумене укрепления, построенные амазонками, считаются самыми лучшими, если обороняющиеся решались защищаться, крепость оставалась неприступной. В других мирах часто нанимают наших фортификаториц, чтобы построить новые и перестроить старые укрепления. Но вот же мужское коварство! Руководили строительством, само собой, наши девушки, но главным назначали мужчину - дескать, он строил! Иногда это приводило к конфликтам, если назначенный слишком серьёзно воспринимал своё назначение. Желающие убедиться в правоте моих слов могут полюбоваться на стены Тимескиры. Красота и мощь!
  Чем ещё обогатили амазонки военное дело? Пресловутым "женским шагом". Нет, это не мелкое семенение три пальца за шаг, это полушаг - полубег, когда лошади только галопом поспевают за колонной пехоты. Не раз "женский шаг" заставал врагов врасплох. "Только же были у горизонта, - делился впечатлением пленный, - и вот уже рядом, перестраиваются для боя!" Правда, в Амазонии, это называется "эльфийским шагом", но в остальной Ойкумене его называют именно "женским", в том числе и сами эльфы. Несколько дней назад иду я по сельской дороге, и меня догоняет толпа пехотинцев. Именно толпа - строем это скопище назвать невозможно. Командовавший сотник внезапно заорал: "Женский шаг!" Толпа немного рассосалась и все побежали. Представляете? "Женский шаг" - это полубег! Уже не ходьба, но ещё не бег. В общем, само собой, далеко они не убежали, вскоре я их догнала, еле брели, язык на плече, оружие многие побросали. Сотник был серо-буро-козюльчатый в крапинку от злости.
  Амазония имеет единственную в Ойкумене кавалерию на единорогах. Это такие кони с рогом во лбу. Весь секрет в том, что единороги очень не любят мужчин. Почему, за что - сиё никому не известно, сразу норовят лягнуть, укусить боднуть рогом или ударить магией. Так что за единорогами ухаживают и ездят на них исключительно женщины. А единороги гораздо лучше, чем кони: и быстрее, и выносливее, и неприхотливее. Правда, требую особого ухода и содержания, но дело того стоит. Удара единорогов не выдерживают даже кентавры, а уж на что свирепые воины!
  О воинском искусстве можно и не говорить. Победы амазонок заявляют сами о себе, причём около 70% из них были одержаны меньшим числом, а командовали врагами признанные талантливые полководцы. Например, герцог Веллингтон, эмир Ашоби, хан Курдюф. С другими противниками они одерживали победы, а вот амазонки их били и не по одному разу. Того же герцога Веллингтона амазонки разгромили аж четыре раза, каждый раз это была другая воевода. В четвёртой битве герцог со всей своей свитой попал в плен, а то бы и в пятый раз был бы назначен командовать армией. И вовсе не из-за своих качеств полководца, просто все другие были гораздо хуже. В Амазонии же надо было не только побеждать врага, но и делать это с минимальными по?терями. Например, моя война с Нерфи может быть идеалом: за три с половиной месяца - меньше двух с половиной тысяч погибших в стычках и от болезней. Ещё одной составляющей дарования полководца считается у нас умение поддерживать дисциплину и не допускать мародёрства, дезертирства и насилия над местным населением.
  И ещё чуть-чуть про "диких" амазонок.
  Каждого, кто впервые приезжает в Царство Амазонок, поражает чистота улиц в городах. Ни навоза, ни грязи, ни бытовых отходов. Есть специальные бригады для уборки улиц и ухода за зелёными насаждениями - клумбами, бульварами, парками. Впервые в Ойкумене в Амазонии были устроены водопровод и канализация. Именно в Царстве Амазонок первыми в Ойкумене появились общественные бани, а население Амазонии заимело привычку хоть раз в неделю мыться в бане. Вся Амазония ржала как ненормальная, когда из герцогства Аттилах привезли записки хрониста, где говорилось, что посольство Царства Амазонок - шайка очень опасных сумасшедших, потому что они два раза в неделю моются в бане. Сами же жители "цивилизованных" стран моются в тазике не чаще трёх-четырёх раз в год, а то и реже. И воняет от них - мама дорогая! Но это же амазонки "дикие", а не они! Кстати, первое, что начали строить в городе Нерфи амазонки - нет, не новую цитадель, не укрепления, и даже не новую тюрьму, хотя старая никуда не годилась, а канализацию. Уж больно воняло из городских каналов, даже рыба не водилась. Сейчас и каналы очистились, и рыба вернулась. И новую тюрьму построили.
  ГЛАВА 4
  Эльфийка Ли
  Всю ночь мне снились разные удивительные вещи. То пенили моря грозные триремы и пентеры, то по до-рогам маршировали непобедимые легионы Амазонии, то я любовалась картина и скульптурами и долго стояла перед "Амазономахией". То кто-то рассказывал про целебные свойства бани и приглашал заходить.
  Проснулась я от пинка в бок.
  Надо мной стояла... правильно! Амазонка Всеслава! Если бы я увлекалась девочками, то непременно бы влюбилась в неё. Длиннющие стройные ноги, широкие бёдра, узкая талия, плоский с "квадратиками" живот, не очень большие, но красивые груди, красивая мордочка. А под левой грудью татуировка: сломанная и увядшая алая роза. Картину портила только лысая голова, но в этом можно было найти свою прелесть. Но амазонка оставалась амазонкой: на руках и ногах были укреплены ножны с боевыми ножами.
  -А что эта тату означает? - спросила я.
  -Эта? - амазонка провела по татуировке пальцами. - Погибшая любовь. Но татуировка магическая. Полюби я кого снова - и роза оживёт и расцветёт.
  -Он погиб? - "догадалась" я.
  -Во-первых, не он, а она, - усмехнулась Всеслава. - Во-вторых, она жива, просто не захотела отправиться со мной во Внешний Мир. Мы тогда очень сильно поругались расстались, вот роза и завяла.
  -А... она тоже амазонка? - продолжала я допрос.
  -Разумеется, - кивнула Всеслава, - и очень неплохой боец. Но главное - она очень талантливый художник. Ей поручили написать мой портрет для Галереи Героев. Там портреты всех воевод, выигравших войны или одержавшие решающие битвы. Ну, почти всех. Портретов первых полководцев нет, лишь через двести лет, когда захваченный городок Тимескира был сделан столицей, была основана и Галерея Героев. В общем, сия девица не пожелала пожертвовать удобствами ради счастья быть со мной. Она вернулась в свою студию, а я отправилась в путешествие. Пошли купаться.
  Купаться мне совершенно не хотелось, поэтому я вспомнила про рану на животе. Но эта стерва тут же проверила её, и вместо раны обнаружилась свежая кожа. Как я поняла, даже шрама не останется. Похоже, у меня даже поводов возражать против купания не осталось. Пришлось встать и спускаться вниз. А амазонка объяснила свои действия:
  -Коль ты решила стать моей подругой и спутницей, то должна быть хорошим бойцом. Сейчас ты с трудом можешь отбиться от одного местного воина, а должна разогнать не меньше пяти.
  -Что, я тоже должна махать алебардой? - испугалась я.
  -Нет, само собой, - усмехнулась Всеслава и нырнула. Вынырнула и продолжила: - Твои главные достоинства - ловкость и быстрота. Будешь прыгать с кинжалами, как мелкий демон Хаоса. Отныне каждые утро и вечер ты по два часа будешь упражнения с кинжалами.
  -А почему с мечом нельзя?! - тут же возмутилась я.
  -Хорошо, - не стала спорить амазонка, - залезем обратно, дам тебе меч. Попробуешь с ним.
  Я уже заметила манеру этой стервы: никогда не спорить. Предпочитает или высмеять, или довести ситуацию до идиотизма, чтобы сам спорщик понял глупость своего утверждения. И, естественно, заподозрила что-то не то. Вполне возможно, Всеслава сейчас подсунет троллий тесак, а они у них здоровые и тяжеленные, не всякий гном удержит, куда уж мне!
  Я открыла рот для возражения, но вместо личика амазонки обнаружила морду какой-то змеюки, которая плыла ко мне явно не доброго утра пожелать. И готовилась броситься. Внезапно между мной и змеюкой из воды вырвалась амазонка. Одной рукой она схватила змею за шею, а второй - вжииик! - ножом снесла башку. Одним ударом! У меня сложилась впечатление, что амазонка могла просто оторвать змее голову, но меня пожалела. Что меня удивило, Всеслава не выбросила змею, а привязала верёвку и затянула змею наверх.
  -Наш завтрак! - объяснила она.
  -Это у вас такая кухня в Амазонии? - в шоке спросила я.
  -Нет, конечно, - засмеялась амазонка. - Просто, когда я училась в школе амазонок, нас забрасывали в малонаселённую местность. Мол, выживай! Ну мы и выживали. Ели всё, варили кору, жрали всяких насекомышей, пару раз я даже серьёзно отравилась, змеи считались деликатесом. Но это в начале. Потом освоилась, набрала камней, сделала копьё, пращу. Так что добыть дичь вполне смогла.
  Амазонка вдруг рассмеялась.
  -Эпизод вдруг вспомнила. Дело в том, что на утреннюю пробежку мы выходили голыми. Просто потому, что маршрут был один: через плац к реке, переправа, вокруг горки обратно через речку и в казармы. А рядом было две деревушки. И вот мужики из этих деревенек стали собираться и скалить зубья, сыпать пошлыми шуточками. А тут зима. К этому времени старшими назначили наиболее успешных амазонок. И меня в том числе над нашей группой в тридцать девок. Значит, мы переплыли через речку, а мужики уже на привычном месте, сидят, смеются, шуточки отпускают. "Девки! - орут. - Идите к нам! Мы вас согреем! Гы-гы-гы..." Тут я скомандовала: "В колонну по одной! Вправо разворот! Снежки! Пли!". И на мужиков обрушился град снежков. Тут ещё пару групп подбежали и к нам присоединились. А кидать нас учили далеко и метко. В общем, побоище получилось. Пошли мужики жаловаться к начальнице училища, но та послала всех очень-очень далеко. А мне потом объявила благодарность перед строем школы.
  -А если бы мужики драться полезли? - спросила я, отсмеявшись.
  -Ничем хорошим для мужиков, - ответила Дылда. - нам хоть и было тогда от десяти до пятнадцати лет, но все знали рукопашный бой, девочек ещё в начальной школе обучают. А потом в школе амазонок более сложным комплексам. В общем, настучали бы мужикам по чайникам. Мужики это знали и предпочли сбежать. Даже шутка ходит. Амазонку спрашивают: "У вас изнасилования есть?" "Конечно есть! - отвечает амазонка. - Поэтому мужчины вечерами на улицах не появляются."
  Я заржала.
  Пока Всеслава это рассказывала, она содрала шкуру со змеи, аккуратно свернула и отложила в сторону. Саму змею она порубила на части, достала из мешка горелку, складную сковородку и часть мяса положила туда. А большую часть мяса уложила в кастрюлю, посолила, поперчила и отставила в сторону. Я тем временем мешала мясо на сковородке. Запах был... ммм... божественным! А когда Всеслава посыпала особыми приправами, аромат вообще сказочным получился.
  Всеслава достала и порезала хлеб, вытащила тарелки, выложила мясо и протянула мне две тонких палочки вместо вилки или ложки. Я слышала, что есть страны и миры, где кушают палочками, но никак не предполагала, что амазонка знакома с этим, не то что умеет управляться. А она ловко бросала в рот кусочек за кусочком змеятины. Немного поупражнявшись, я быстро освоилась с палочками, - эльф всё-таки! - и вскоре ела, догоняя Всеславу.
  -Слушай, - сказала я, - тут мне удивительные сны снились. Ладно, сражающиеся флоты, сходящиеся в битва армии, удивительные статуи и картины, но меня поразило другое. Небольшие деревянные дома, в которых голые мужчины и женщины хлещут друг друга ветками, льют на раскалённые камни воду, обливаются водой, прыгают в реки и пруды, а зимой катаются в снегу или ныряют в прорубь. Что это?
  -Это бани! - заржала амазонка. - Простые деревенские бани! Повтори-ка, я должна это записать!
  И записала таки, и неизменно ржала, перечитывая этот кусочек. И её подруги-амазонки ржали тоже, слушая Всеславу. Я обиделась и потребовала разъяснений. И получила в полном объёме.
  Когда-то в Царстве Амазонок не было бань вообще. Люди мылись в реках, озёрах, ручьях, а зимой грели в чанах воду, наливали в бочки или тазики, и там мылись. Первые бани появились при храмах Богини Амазонок, там жрицы совершали ритуальные омовения. Потом к ним присоединилась храмовая стража, потом бани распространились в армии при госучреждениях, а уж ветеранки разнесли по всей Амазонии. За сотни лет в разных частях Царства сложились разные традиции. Не то что бы кардинально различались, но кое-какие различия всё-таки есть.
  В городах появились общественные бани, где могли обслужить сотни, и даже тысячи клиентов. При таких банях существуют женские и мужские клубы, есть библиотеки, рестораны, и даже театры. А в некоторых банях клиенты могут заказать даже девочек или мальчиков.
  -Мальчиков? - воскликнула я.
  -Не детей, само собой, - поморщилась амазонка, - за торговлю и секс с детьми полагается одно наказание - смерть. И не было случая, чтобы виновные избежали наказания. Мальчики - это в смысле мужчины. И заказывают в основном женщины, которые приходят в баню отдохнуть и расслабиться. Вот и расслабляются на все деньги. Иные по году копят.
  -Ты сказала, что мальчиков заказывают в основном женщины, и амазонки тоже? - спросила я.
  -И амазонки, - пожала Всеслава плечами, - они тоже женщины. Но это в основном, мелкие клерки, средние и высшие руководители любят девушек. Как я. Да, у нас существует дискриминация. Во-первых, на высокие посты не допускаются мужчины, во-вторых, любительницы мужчин. Нет, дело не в мужененавистницах. Просто было замечено, что такие бабы начинают рулить не в ту сторону. Вот и было принято решение: любишь мужчин - на карьеру не рассчитывай.
  -О как! - удивилась я. - Вот оно как оказывается! А мужская любовь есть?
  -Есть, куда же без этого, - ухмыльнулась амазонка. - С этим не борются, но не приветствуется. То есть, трахаешься втихомолку и трахайся, но будешь публично выступать - живо очутишься на каторге. Но это мы не туда завернули, вернёмся в баню.
  -Вернёмся, - согласилась я.
  Проблема гендерного равенства меня никак не интересовала, а тем более судьба несчастных мужчин, осмеливавшихся чего-то требовать. Сами себе злые буратины.
  -Так вот, бани, кроме помывки, обладают колоссальным целебным эффектом, - продолжила Всеслава. - Чистит кожу, прогревает носоглотку, улучшает кровообращение, успокаивает нервы. Да всего не перечислишь! После распространения бань Царство Амазонок стали обходить эпидемии и моровые поветрия. Например, пять лет назад Восходные страны опустошила моровая язва, скончался каждый третий, а в некоторых странах - каждый второй. У нас же затронуло лишь приграничье, да и то лишь места, где бань мало.
  -Со стороны кажется, что жители Амазонии - сплошь извращенцы, - рассказывала амазонка, - потому что секут себя прутьями, обжига?ют паром, прыгают в проруби. Но, с другой стороны они гораздо здоровее жителей других стран. Если пожить в Царстве Амазонок, проникаясь его обычаями и традициями, то очень скоро и баня перестанет быть пыточной, начинаешь находить удовольствие и обнаруживаешь, что стала гораздо здоровее. Между прочим, живущие у нас эльфы тоже завели у себя бани.
  -Ты так увлекательно рассказываешь, - сказала я, - что мне самой захотелось посетить баню.
  -Правда? - прищурилась амазонка.
  -Правда-правда! - заверила я. - И со временем моё желание лишь увеличивается!
  Баня, даже походная - серьёзное сооружение, это не баран чихну, тяп-ляп не построишь, когда Всеслава соорудит баню, я скажу, что у меня терпелка закончилась.
  -Чтож, ловлю тебя на слове, - сказала амазонка.
  Она взяла свой мешок и стала копаться в нём, одновременно рассказывая:
  -За победу в Нерфийской войне Богиня наградила меня несколькими вещами. Первое - это бездонный мешок. В него можно загрузить хоть все баржи с продовольствием, что мы перехватили при блокаде города, и всё равно он останется лёгким и полупустым. Как бы я не хотела избавиться от мешка (А я между прочим, не хочу), избавить меня от него невозможно - мешок намертво привязан ко мне. И хоть я не могу лишиться мешка, всё равно я стараюсь не показывать его возможности на людях, ибо количество желающих завладеть им увеличивается с каждым новым оборотом слухов. И ведь не верят, что я не могу ни продать, ни подарить, ни потерять мешок.
  -Вообще, бездонные мешки не такое уж редкое явление, - продолжила рассказ Всеслава. Я кивнула: мне уже попадались бездонные мешки, например, у наших эльфов бездонный мешок был обязательным принадлежности аристократии. - Но всё дело в размерах. В одни помещается три-четыре мешка для зерна, в других - десять-двенадцать мешков, в третьи - до двадцати мешков. Всё зависит от силы мага. Лучшие получаются у архимагов. Но воистину бездонные мешки, как у меня, бывают лишь божественной работы, их можно посчитать по пальцам.
  -Следующий подарок - "Энциклопедия Ойкумены", - Всеслава достала небольшую книжицу, которая в её руках выросла в здоровенный том. - Эта книга рассказывает обо всём что было и есть в Ойкумене. Животные, растения, насекомые, строения, расы, оружие - всё , всё, всё. Но обращаться с книгой надо уважительно, благодарить и говорить "пожалуйста" и "спасибо". А то "энциклопедия" может обидеться и вообще перестать о чём-либо рассказывать, а то и вообще сбежать.
  На моём личике появилось изумление.
  -Да-да! - заверила амазонка. - Волшебные книги - они такие! Помню, когда осматривали библиотеку Нерфи, попадались кусачие фолианты, с ловушками, бегающие. Идёшь, бывало между полок, а тебе навстречу библиотекарша мчится, а за ней по пятам солидный том на паучьих ножках и клыками лязгает. Я палкой по обложке. Бац, бац! И книга несётся прочь, а я за ней, чтоб не забилась куда-нибудь, а вернулась на своё место.
  -А чем ещё одарила тебя Богиня? - спросила я.
  -Не догадалась ещё? - прищурилась Всеслава.
  Я внимательно посмотрела на амазонку. Знает и умеет очень много, а выглядит слишком молодо...
  -Вечная молодость? - неуверенно спросила я.
  -Именно! - кивнула девушка. - Мне сейчас хорошо за семьдесят, но благодаря Богине, выгляжу едва за двадцать. И буду так выглядеть до самой смерти. Вообще-то среднее и высшее руководство Амазонии живёт долго, сотни, а наиболее заслуженные женщины даже несколько тысяч лет. Например, царица Нина больше тысячи лет назад не только разгромила армию Поларской империи, но, совершив поход на столицу, посадила на трон претендента, чем надолго погрузила империю в междоусобицу. Когда, наконец, сын законного императора вернул трон и столицу, выяснилось, что Царство Амазонок, под шумок захапало почти четверть территории. Он попытался вернуть потерянное, но был разгромлен Ниной и выгнан из столицы, а новый претендент подписал договор о признании утраты и отдавал новые территории. За свои подвиги Нину трижды выбирали царицей, она долго была советницей и до сих пор жива и умирать не собирается. Есть и другие долгожители, кроме армии и правителей. Поэты, скульпторы, архитекторы, кузнецы, даже один садовник есть, его парк стал одной из достопримечательностей Тимескиры, действительно, невероятно красивое творение. В общем, служи честно, шевели мозгами, будешь жить не просто долго, а очень долго. Впрочем, нам обеим беспокоится об этом рано хотя бы из-за возраста: нам ещё жить и жить. Вернёмся, однако, к нашей книге. Всё, что есть о королевстве Лондиунуме, пожалуйста! - вежливо попросила амазонка.
  Открылась первая страница. Я поспешила заглянуть и едва сдержала смех. Там большими буквами было написано: "ПЕСНЮ!" Всеслава хихикнула:
  -Однажды я была в хорошем настроении и напевала "Очень добрая девушка Марина". Книге песня понравилась и она начала требовать подобную песню при каждом нашем общении. Ну что поделаешь... - вздохнула амазонка и объявила: - Солдатская песня "Пошли солдатки в поход!"
  Я была багровой от стыда и смеха. Мат, непотребство и масса смешных эпизодов, как отряд амазонок со-вершал марш, не пропуская ни одной деревни или городка. Никак не привыкну, что Всеслава, вроде бы великий полководец, знает и любит петь такие непристойные песни. Книга, вполне удовлетворённая перелистнула дальше, открыв вполне обычную статью про королевство Лондинум. Мне это показалось не интересным, а вот амазонка прочитала статью внимательно, и задала ещё несколько уточняющих вопросов, типа про торговые пути, типы кораблей, агрессивные секты.
  -А это зачем? - изумилась я. - Ты собираешься с ними воевать?!
  -Я вообще ни с кем воевать не собираюсь, - ответила Всеслава. - Но некоторые секты очень не любят другие расы, например, эльфов или нагов, другим не нравятся и люди, выделяющиеся из толпы, третьи почему-то против владения женщиной грамотой. Кстати, если пойдём в прежнем направлении, нам не миновать города Берест, а там сейчас господствует секта поклонников бога огня Агиника. Они не любят всех подряд и ещё кое-что сверху.
  -А обойти можно? - спросила я.
  -Не получится, - поморщилась амазонка. - Там единственный на весь восход королевства Гномий банк, где я могу получить наличные со счёта. А у меня как раз деньги заканчиваются. Если пропустить этот банк, то другой будет аж в столице, а это как минимум двадцать дней пути, и то если идти с рассвета до заката, не останавливаясь ни на мгновение. А так в три раза дольше.
 -А почему нельзя идти по деревням и помогать крестьянам с ихними проблемами? - поинтересовалась я.
 -Неплохая идея, - согласилась Всеслава, - но у меня есть цель и желательно достичь её поскорее, чем тащиться хрен знает сколько по деревенькам, ища приключения на задницу.
 -Можно подумать, что так приключений будет меньше! - фыркнула я.
 -Честно сказать - в ответ усмехнулась амазонка, - я предпочитаю эти приключения тем. Всё-таки и враги солиднее, и добычи побольше, да и слава погромче, весомее. "Настучала по черепу барону фон Крысу" звучит куда приятнее, чем "Подбила глаз козлопасу Телячий Хвост".
 -А то, у фон Крыса есть дружинники тебя не волнует? - спросила я.
 -Так Телячий Хвост тоже в одиночку не полезет, - ответила Всеслава. - Надо, чтобы все убедились какой он могучий и крутой. Ладно, до крысов и хвостов ещё дожить надо, а у нас ещё кое-какие дела есть.
 -Какие? - вскинулась я.
 -Кто баню хотел? - с ехидством поинтересовалась амазонка. - Желание ещё не пропало?
 -Знаешь, - пошла я на попятную, - немножко того-с, угасло.
 -Ничё, разожжём снова, - ухмыльнулась эта стерва и обратилась к своей "Энциклопедии": - Пожалуйста, ближайший охотничий домик и картинки окрестностей.
 Книга увеличилась в размерах и толстой пачкой рисунков едва ли не в реальную величину. Я некоторое время посмотрела вместе со Всеславой, потом надоело и я отползла в сторону. Амазонка просмотрела все рисунки полностью, разглядывая рисунки едва ли не по фрагментам. Закончив просмотр, она поблагодарила книгу и сказала мне:
 -Не стать тебе великим воином!
 -Это почему вдруг? - возмутилась я.
 -Великие воины всегда обращают внимание на мелочи, - наставительно сказала амазонка. - Вот скажи мне, что ты заметила на рисунках?
 Я перечислила породы деревьев и кустов, зверей и птичек, даже травку вспомнила.
 -Понятно... - кивнула Всеслава. - Трудно заметить то, о чём не знаешь. Это владения паука-охотника!
 Я удивлённо посмотрела на неё. Паук-охотник - что это такое и с чем это едят?
 -Паук-охотник, - объяснила амазонка, - это такие твари ростом с телёнка, которые живут на деревьях в негустом лесу и охотятся на лесных обитателей с помощью сетки, которую бросает на несколько десятков шагов.
 -А откуда тебе это известно? - спросила я.
 -Дело в том, - усмехнулась Всеслава, - что эти пауки-охотники водятся у нас в Амазонии. Раньше лес, в котором эти пауки водились, входил в состав нескольких государств и они не могли договориться об уничтожении этих пауков. Начнут уничтожать в одном - пауки перебираются в другое. Когда же эти территории перешли к Царству Амазонок, стали поступать жалобы на гибель людей от пауков-охотников: "Пошёл/пошла в лес и пропали!" Было специальное заседание Высшего Совета, который принял такое решение: "Разумные в лес не лезут, на пауков охота запрещена, охотиться можно лишь на пауков, пытающихся уйти из леса".
 -А чего такое внимание к каким-то паукам? - не поняла я.
 -А того, милая, - сказала амазонка, - что эти пауки являются поставщиками ценнейших алхимических продуктов: жидкости, из которой делается сетка, мешочки с ядом, железы секреции, которой паук метит свою территорию. Они входит в сотни алхимических рецептов. Кстати, даже в рецепт по долговременному восстановлении мужской потенции. Можешь представить, какие деньги это стоит. Так мы же часть зелий сами готовим.
 -А откуда ты столько знаешь про этих пауков? - спросила я.
 -Учениц нашей школы амазонок отправляли осенью стеречь тот самый Паучий лес, чтоб не допустить выхо?да пауков за периметр и спасать тех придурков, что попёрлись туда за зельем для восстановления потенции. Оказывается, эти придурки слышали, что зелье делают из паука и думали, что прибьют паука и сделают зелье. И видишь квадратные глаза, когда этим мужичкам объясняешь, что паук большой, а для зелья нужны только некоторые части, потом нужны ещё полтора десятка ингредиентов, потом варить надо долго - пять или шесть часов, добавляя вещества в строго определённом количестве, далее надо, чтобы отстоялось, не меньше месяца, а то и полтора-два. И пить надо тоже, пока подействует, строго определённое количество три раза в день, а не так, чтобы сейчас выпил, а через полчаса в боевой готовности.
 -Не фига себе! - воскликнула я. - Никогда не думала, что алхимия такая сложная вещь.
 -Что да, то да, - согласилась Всеслава, - причём это зелье не самое сложное. Есть, к примеру, зелье омоложения. Более пятидесяти ингредиентов, варится более трёх суток, настаивается почти полгода, пьётся крохотными ложечками три риза в день. А вкус у зелья самый отвратный, а заедать и запивать нельзя.
 -И бабы идут на это?! - не поверила я.
 -Ну, если хочешь выглядеть молодой и красивой, то приходится, - пожала Всеслава плечами. - Помнится, читала в докладах разведки, что лет сто назад вошла в моду тонкая талия. Дамочки с ума сходили, затягивали корсеты так, что сознание теряли, а некоторые даже задыхались и умирали. Но мода есть мода! Неизвестно, сколько это безумие длилось бы, но тут одна из известных эльфиек появилась на публике с большим пузом беременная и в моду мгновенно вошли беременные женщины. Стали даже делать фальшивые животы.
 -А ваши амазонки тоже подражали? - спросила я.
 -Нет, конечно! Какой ржач стоял в Царстве Амазонок! - фыркнула амазонка. - У нас один стиль - военный. Все амазонки от царицы до последней воительницы всегда цепляют на себя доспехи и оружие, и плевать что кто думает. Они прежде всего воины, а уж потом женщины, матери, подруги. Кстати, сейчас в Амазонии в моде короткие причёски. Это я появилась на параде в Нерфи с такой причёской, ну и армия массово стала стричься "под Всеславу". За армией - столица, за столицей провинция. И вот уже даже царицы стали появляться коротко стриженные.
 -А что, раньше не было стриженных амазонок? - спросила я.
 -Были, - пожала Всеслава плечами. - Это волнами. Появляется стриженная героиня - все стригутся. Появляется длинноволосая - все отращивают волосы. А поскольку эти периоды длятся лет этак пятьдесят - шестьдесят, иногда и до ста, можно даже определять время событий. Однажды я перед серьёзным зачётом перетренировалась с нагатой и не выучила задание по истории. И попался как раз вопрос из невыученной темы. Но хорошо мне на глаза попалась иллюстрация. Гляжу - девки длинноволосые, потом оружие, броня, царица, полководцы. Выкрутилась еле-еле, правда, но от пересдачи спаслась. Кстати, ты шить умеешь? - спросила она вдруг.
 -Я?! - удивилась я. - Умею!
 -Тогда держи! - мне на колени упала берестяная коробка. - Там нитки и иголки. А тут, - рядом упала стопка одежды, - как ты понимаешь, одежда. Тебе надо это подогнать для себя.
 Я перебрала всю стопку и спросила:
 -Эй! А почему нет платья?
 -Потому, что это моя запасная одежда, а я ни платьев, ни юбок, ничего другого подобного не ношу! - отве?тила амазонка. - И, чтобы не было гнусных инсинуации в мой адрес, другие амазонки тоже не носят платьев и тому подобного. Нет таких вещей в наших гардеробах. Связано это с тем, что амазонки - прежде всего воины, а древний закон требует, чтобы по сигналу тревоги все амазонки в течение получаса должны прибежать в пункты сбора. Сейчас, когда Царство Амазонок захватила огромную территорию, и этот закон кажется устаревшим, всё равно раз в месяц-полтора обязательно звучит сигнал, и все амазонки, натянув штаны и схватив оружие, мчатся в пункты сбора. Кстати, именно соблюдение этого закона тридцать с лишним лет назад позволило отразить очень большой набег орков.
 -А как это было? - немедленно спросила я.
 -Наша разведка прохлопала ушами, - начала Всеслава и добавила, заметив, что я обиделась. - Ну не дуйся, не дуйся! Это у нас так говорят. У нас-то уши короткие, - она коснулась своего уха, - особо не помахаешь, тем более не похлопаешь. Говорится в знак того, что допущен большой провал. Эльфы абсолютно не причём.
 -А! Ну тогда ладно, - успокоилась я.
 -Ну так вот, - продолжила Всеслава. - Разведка прозевала сбор орков. И вдруг десятки тысяч всадников нахлынули на наши границы. У нас там было не более пятнадцати тысяч, да и то, разбросанные по разным местам. Просто не успевали собрать в одном месте и подтянуть подкрепления. И тут сыграл тот самый древний закон. Собравшихся по тревоге амазонок через храмовые порталы перебросили в подвергшиеся нападению города.
 -Храмовые порталы? - удивилась я.
 -Ну да, - кивнула Всеслава, - в каждом храме есть портал, а храм есть в каждом городе и поселении, где жителей больше двух десятков, ведь храмовая жрица - это врач, и банк, и магическая почта, и консультант по самым разным вопросам. Так что можно в течение получаса перебросить солидные силы в угрожаемое место. А большие отряды в несколько десятков тысяч воинов можно перебрасывать через временные порталы, которые устанавливают сильные маги.
 -А нельзя... - заикнулась я.
 -Нельзя! - отрубила мгновенно догадавшаяся амазонка. - Тысячу с лишним лет назад, когда порталы только-только были открыты, этот фокус ещё мог сработать. И несколько раз срабатывал. Но враги тоже учатся Заклинание порталов составить так и не сумели, но антипортальное заклинание составить смогли. Предотвратить построение порталов возле своих армий смогли, но от поражений это их не уберегло.
 -Почему? - не поняла я.
 -Потому что наши полководцы лучше, - засмеялась Всеслава. - Потому что наши воины лучше обучены и дисциплинированней, что позволяет проводить сложные маневры. Вообще-то в современной войне очень многое строится на доверии простых воинов к своим полководцам. Наши воины знают, что наши воеводы не убегут и не бросят, останутся до конца, как не раз бывало. К счастью, таких эпизодов было очень мало, наши армии одерживали победы, а не терпели поражения, но всё-таки случалось и такое. А вот вражеские солдаты знают, что ихние полководцы в критический момент сбегут, как было не раз. И поэтому солдаты всюду видят предательство и измену. Надо сказать, что мы пользовались подкупом много раз. То есть полководец заводил свою армию в ловушку, а сам бежал. Или сдавал город или крепость. А потом в каком-нибудь далёком мире появлялся богатый аристократ. Или просто отомстить своему королю за какую-нибудь обиду или оскорбление.
 -А у вас? - поинтересовалась я.
 -У нас такого нет, - ответила амазонка.
 Глава 5
 Амазонка Всеслава
 -Почему? - не отставала эта малявка.
 -Потому что все другие страны наши враги, - сказала я. - ну не друзья точно. Если ты вспомнишь, то любая женщина появляется только в сопровождении мужчин - мужа, охраны, слуг. Даже у эльфов. Ходить в одиночку, владеть оружием, самостоятельно вести хозяйство - это считается неприличным и недопустимым. И тут вдруг государство Царство Амазонок, где женщины играют главную роль, а мужчины отстранены от управления государством и хоть мало-мальски важным делом. Даже война - чисто женское занятие, где женщины добились громадных успехов. Если бы ты знала, Ли, как нас ненавидят! Первые несколько веков любая амазонка, попавшая в плен подвергалась чудовищным насилиям и пыткам. Отрезанные груди, выколотые глаза - это ещё милые шуточки. Судя по записям в хрониках, для врагов Амазонии было милой привычкой сначала насиловать, потом пытать, а потом ещё живых подбрасывать пленниц войску амазонок. Ну и, врываясь на земли Царства Амазонок, устраивали дикую резню, убивая всех подряд: женщин, мужчин, детей, стариков...
 -Однако, - продолжила я рассказ, - амазонки терпеть такое не стали. Во-первых, было объявлено, что солдаты, устроившие такое, в плен могут не сдаваться, всё равно убьют. Во-вторых, поскольку все командиры дворяне, будут истребляться вся родня допустивших это командиров. И слова не расходились с делами. Например, снасильничала пятая сотня третьей тысячи - вся третья тысяча пускалась на убой. А командирами сотен и тысячи были, фон Задрот и Д'Крыс, де Билл и другие ублюдки. Собирался отряд и вперёд по поместьям этих дворян, оставляя только трупы и сгоревшие развалины. Постепенно до дворян стало доходить: если хотите, чтобы ваши поместья были целы, а родня жива и здорова, не стоит пытать и насиловать амазонок. Да и до простых солдат это стало доходить. В общем, через десяток войн, амазонок перестали насиловать и пытать. Любви к девушкам это не прибавило, но главное: из плена они возвращались живыми и здоровыми.
 -Правда, время от времени попадаются недоумки, - после паузы, закурив сигару, я продолжила, - начинают насиловать и пытать, но после показательной резни сразу всё прекращается. Мужики они такие, пока дубиной по башке не постучат - не успокаиваются. Если Амазония ослабеет, её участь будет страшной: горы трупов и реки крови. Так вот, если в окружающих нас государствах не стесняются убивать, зная, что будет возмездие, то бежавшую амазонку-предательницу убьют обязательно. Просто потому, что она амазонка. Было несколько примеров. И власти напоминают, и Богиня: предательство закончится смертью! Урок был усвоен : за последние пять сотен лет случаев предательства не было. О, уже вечереет. Пошли позанимаемся.
 Схватив эльфийку за косу, я потащила её вниз, как она там не пищала, что голая, что устала, что всё у неё болит, и так далее, и тому подобное. Для начала, помня её желание махать мечом, я ей предложила один из своих мечей. Но эльфийка и сама поняла, что ей слишком тяжело. Вампирский "край" был для неё как копьё, парочка других мечей тоже и большие, и тяжёлые. Ли признала, что я была права и с мечами у неё вряд ли что получится.
 На небольшой полянке я показала Ли несколько простеньких упражнений просто для разминки, а сама принялась за "бой с тенью" . Вернее, не с тенью, а с иллюзией. В армии Царства Амазонок давно обратили внимание, что упражнения один на один или бой с тенью не даёт нужного эффекта. И чья-то умная голова создала эти иллюзии в виде двух десятков воинов от слабеньких безоружных до почти непобедимых драконоподобных. Удачный удар иллюзии - тело пронзает сильная боль. Несколько ударов подряд - можно ненадолго потерять сознание. Придумка оказалась такой удачной, что в Амазонии стали проводить национальные соревнования на лучшего бойца.
 Я вызвала так называемых "Лордов Тьмы" - здоровенных, выше меня ростом закованных в сталь с макушки до пяток в чёрных плащах с двуручными мечами. И здорово фехтовали, хорошо взаимодействуя на поле боя. Я неплохой воин, но против пятёрки "Лордов Тьмы" выстоять не могу. Один, два, три "Лорда" - я справляюсь, один раз даже четырёх ухайдокала, но пять - это предел. А ведь есть такие, кто и десяток Драконоподобных одолевал. Но это уже клиника, зацикленность на боях с иллюзиями. Нет, правда, мне несколько раз предлагали участвовать в этих боях, только мол, потренироваться немного надо. Знаю я это "немного", круглые сутки сплошь драки. Особенно перед соревнованиями. У меня возникло подозрение, что дело нечисто, я дала сигнал контрразведке. Расследование выявило обширную сеть подпольных букмекеров, связанную с иностранными шпионами. Громкое дело было.
 Эльфиечка квадратными глазами, забыв о собственных занятиях, смотрела, как я сражаюсь с "Лордами Тьмы". Я крутилась веретеном, отбиваясь от иллюзий. Один повалился, второй, а третий "Лорд" таки достал меня в бок. Вскрикнув, я упала на траву. Тут присоединились ещё два, кроша меня в капусту. Вдруг, издав дикий вопль "Всеслава!!!", ко мне кинулась Ли. Один из "Лордов" взмахнул мечом и эльфийка улетела назад. А "Лорды" продолжили меня крошить. Наконец, поставив на меня ноги, они воскликнули: "Хо-хо!" и растаяли. Я кое-как встала, хоть тело всё ещё болело и побрела к Ли.
 Эльфийка лежала сломанной куклой. Ещё бы, такая сильная боль и без подготовки! Я достала из своего мешка флягу амазонского национального напитка - первача. Крепче гномьего самогона и получше эльфийского здравура. Сами эльфы, скрипя зубами, это признают. Два глотка первача привели эльфийку в чувство, почти как лечебное заклинание.
 -Ну и зачем ты полезла? - спросила я её, подавая кружку с водой.
 -Уфффф! - выдохнула Ли. - Что это было?!
 -Первач, - сообщила я. - Амазонское национальное лечебное зелье. Очень-очень крепкое, если пить, но и очень лечебное, если промывать раны.
 -Я про этих чудовищ, что тебя порубили! - воскликнула девчонка.
 -Это иллюзии для тренировки, - объяснила я. - Удар отмечается красной чертой и сильной болью, можно ненадолго потерять сознание, но не более. А ты едва не умерла, получив удар от одного из высших воплоще-ний. Без подготовки можно и лыжи откинуть.
 -Чего?! - изумилась Ли.
 -Это наше амазонское выражение, - усмехнулась я, - означает, что можешь умереть. Знаешь, если я не даю команду к бою, ты не лезь в драку, и мне не поможешь, и сама огребёшь не по-децки.
 -Но я же видела! - вскричала Ли.
 -Это моя вина, - признала я. - Надо было тебя предупредить, а я забыла, что ты ни сном, ни духом об этих тренировочных иллюзиях не знаешь. Надо будет потом тебе тоже создать одного, чтобы ты могла с ним тренироваться.
 -Такого?! - ужаснулась эльфийка.
 Я хихикнула.
 -Нет, конечно! Для таких как ты есть слабенькие иллюзии. Но тебе придётся с таким повозиться. Для тебя он будет сильный противник. Бить будет несильно, но чувствительно.
 -А ты дралась с этим иллюзом? - спросила Ли.
 -Как? - засмеялась я. -Иллюз? Прелестно! Конечно дралась и не один раз. Только это давно было, ещё девчонкой, в школе амазонок. Когда число побеждаемых (хи-хи) иллюзов дошло до десятка, наставник перевёл меня на новый уровень.
 -А я с теми монстрами драться буду? - не отставала эльфийка.
 -Ты сначала этого победи, - фыркнула я.
 Тренировка продолжилась. Я трижды проиграла "Лордам Тьмы", а Ли - восемь раз "Вертлявому". В отчаянье эльфийка отбросила кинжалы, села и заплакала.
 -Ты чего?! - остановив бой, я подскочила к ней. - Что случилось?!
 -У меня ничего не получается! - обняв меня ещё горче заплакала Ли. - Я круглая бестолочь! Ни на что не способна! Ыыыыы!!
 -Не круглая, а маленькая, - сказала я. - А ещё вертлявая и очень вредная! Вот!
 Эльфиечка посмотрела на меня и робко улыбнулась.
 -Хочешь открою одну тайну? - продолжила я. - За последние пять лет, с тех пор как я поднялась на уровень "Лордов Тьмы", я не выиграла ни одного боя! Первое время они меня просто как муху мухобойкой прибивали, потом я немного подтянулась. Обычно двоих иллюзов убиваю, редко троих, один раз четверых. Но никак не могу всех пятерых убить.
 -Да-а? - удивилась Ли.
 -Да, - подтвердила я. - Тренируйся я побольше, могла бы стать и чемпионом игр Амазонии. Но мне этого не надо. Есть ещё масса дел куда стоит приложить силы. Например победить врагов Царства Амазонок, или спасти мелкую длинноухую эльфийку. - Я щёлкнула Ли по носику.
 Эльфийка неуверенно засмеялась.
 -Ладно, - решила я, - на сегодня всё. Полезли наверх.
 После ужина эльфийка, улёгшись мне под бок, спросила:
 -А как появилось Царство Амазонок?
 -Давно это было, - сказала я, погладив девушку по голове, та едва не замурлыкала от удовольствия. - Оно обстояло примерно так. Дело было в предгорьях Парнесских гор. Жила там девушка Дина. Домашними делами заниматься не хотела, зато с удовольствием лазила по горам, бродила по лесу и как-то набрела на большую пещеру. Когда обследовала пещеру, внезапно обвалилась стена в одном из залов, открыв статую женщины в доспехах. Да-да, это была Богиня Амазонок. Она назвала себя и Дина преклонила перед ней колени. Некоторое время Богиня обучала Дину воинским искусствам, а потом та собрала девушек и сама начала учить их военному делу.
 -Как ей это удалось? - пискнула Ли.
 -Не знаю, - ответила я. - Видимо, Богиня наделила Дину частью своей божественной силы. Когда мужчины решили помешать, было поздно. Девушек уже было несколько десятков обученных воительниц. Они встретили толпу мужиков и набили им морды. К Дине стали приходить девушки из других селений, постепенно их собралось несколько сот. Дина установила свою власть над всей округой, шесть или семь деревень, а может и восемь, источники приводят разные цифры. Но одно гласят однозначно: местный барон, решивший разогнать воинственных баб, попал в засаду, потерял в коротком бою всю дружину и бежал прочь из этих мест. Через некоторое время у Дины было уже больше тысячи воинов. Что интересно, к ней шли и мужчины. Согласно источникам, она из них сформировала ударный отряд, который или наносил решающий удар, или предотвращал прорыв врага.
 -А почему их потом разогнали? - спросила Ли.
 -Слишком много воображать о себе стали, - поведала я. - Их командир почему-то решил, что достоин большего, чем мечом махать. Предъявил ультиматум из десяти пунктов. Кулак из трёхсот опытных воинов - штука серьёзная. В его планах было перебить всё высшее руководство и объявить себя герцогом. Дина поступила как истинная амазонка. Примерно шесть пунктов выполнила: назначила главаря своим советником, увеличила их жалование в два раза, присвоила звучное именование, что вроде "Ночной кошмар" и т.д., а потом разослала по разным землям маленькими отрядами, где их амазонки и разоружали. Разоружили и оставшихся в ставке. Главарь был схвачен и повешен. Остальных разогнали, без командира они были не опасны. Так закончился единственный мятеж в истории Амазонии.
 -А откуда вообще появилось это слово - "амазонка"? - спросила эльфийка.
 -Как считают наши учёные, это слово появилось от оркского "ha-mazon", что означает демоница. Прозвали так орки девушек-воительниц во время Великого Похода. Я как раз подходила к этому, когда ты спросила на счёт мужского отряда. Так вот, - я закурила ещё одну сигару и продолжила. - У Дины было уже более двух тысяч воинов (это без мужчин) она уже прогнала трёх сеньоров и контролировала приличную территорию. Губернатор совершил карательный поход, но, понеся большие потери, был вынужден убраться. Сам король стал собирать армию, чтобы подавить "бабский бунт". Никто не знает, как развивались бы события: возможно, королю удалось подавить "бабский бунт", а возможно Дине удалось бы отбиться, но тут произошло нашествие орков.
 Я прервалась и сделала одну штуку: выпустила пять колец и пропустила свозь них струю дыма.
 -Ух ты! - восхитилась Ли. - Я видела многих курцов, они смолили и самокрутки, и сигары, и трубки, но так никто не мог.
 -Это мы с девчонками баловались в пустыне, - сказала я. - Делать было нечего, вот и придумывали занятия от безделья. Кто-то стал кольца пускать, а я после небольшой тренировки показала эту штуку. И пообещала повторившей её кинжал одного из вождей орков. Зачётная вещица! Так никто и не смог повторить. Ну-с, вернёмся однако к нашествию орков.
 -Так как предгорья Парнесских гор были одной самых отдалённых мест, новости доходили запоздалые и искажённые. Так что, сначала то были слухи о неприятностях где-то на Восходе. Но с каждым разом известия были всё тревожнее и угрожающее. Появилось множество беженцев, все рассказывали жуткие слухи про орков. Пришла новость, что король двинул собранную армию не на Закат против "баб", а на Восход против орков. Потом пришло известие о страшном разгроме королевской армии. А потом появился король с остатками своего войска. И вообще беженцев собралось очень много . Даже так: ОЧЕНЬ много.
 -Было понятно, что защитить всех небольшое войско просто не в состоянии, орки их прихлопнут как комара. Так же было понятно, что и беженцам оставаться нельзя - орки просто часть перережу, а часть угонят в рабство. И тогда Дина объявила о походе за горы. Дорог не было, были тропы. Отряды девушек прошлись по деревням, собирая продовольствие и уводя желающих спастись от орков. Но всё равно очень многие остались. Беженцы потихоньку собирались к началу одной из троп, и вот гигантская колонна устремилась на Закат. В начале шли отряды воительниц, среди прочих телег, была телега со статуей Богини. Девушки охраняли её как величайшую ценность, никого не подпуская. Потом пошли беженцы - женщины, мужчины, дети, старики. Многие шли пешком, держась за телеги или опираясь на палки. Были отряды всяких баронов, маркизов, графов, Пробовали на что-то претендовать, но воительницы живо их ставили на место, разоружая или вообще изгоняя прочь, где их находили орки и истребляли. Был и отряд короля. Сам король прислал своего человека к Дине, предлагая свою помощь в управлении беженцами и руководстве походом. Дина прекрасно поняла, что её лишь чуть завуалированно пытаются убрать от руковод?ства походом.
 -Не, вы видели?! - возмутилась она, не стесняясь присутствия королевского посланца. - Прос***л всё, что мог, даже свою корону, и ещё рвётся чем-то руководить. Передай своему господину, - обратилась Дина к посланцу короля, - что он должен сначала помочь отбивать нападения орков. Только тогда нам будет о чём-то говорить.
 Надо ли говорить, как взбешен был король, тем более, что её слова насчёт короны были абсолютной правдой. А тем временем по всей колонне беженцев разнеслись слова Дины о "прос***ой короне". И все видели полное бессилие короля и нежелание сражаться с орками. От короля ушли последние воины, которые пришли к Дине и заявили, что хотят служить ей. Дина всех посылала в арьергард сражаться с орками.
 -А что с королём стало? - спросила Ли.
 -А ничего. Оказался никому не нужен, как неуловимый Джо.
 -А это кто?
 -Шутка юмора такая, - хихикнула я. - В трактире сидят мужики, пьют пиво, негромко беседуют. Вдруг слышится рёв, вламывается бородатый дядя со здоровенной дубиной, подбегает к стойке выпивает кружку пива и убегает. Никто не обращает внимания. Приезжий спрашивает у местного: "Кто это был?" "Неуловимый Джо". "А почему неуловимый?" "А он никому не нужен!" - Эльфийка захихикала. - Вот и король никому не нужен оказался. Нет, вру, однажды к нему пришли посланцы предводительницы и предложили подписать завещание, что всё, что он владел, переходит к предводительнице амазонок. Король молча поставил свою подпись. Не возражал никто, потому что было ясно, что королевство погибло, а прежняя элита не способна освободить земли от орков.
 -Да, орки. - Продолжила я. - Они быстро обнаружили уход массы беженцев под предводительством отряда девушек. И кинулись в погоню, рассчитывая "на два счёта разогнать баб" и захватить беженцев. Но их ожидало неприятное открытие, что "разогнать баб" не получалось ни на два, ни на пять, ни на двадцать пять счетов. Девушки сражались отчаянно, не бросая оружие, даже окружённые. Орки называли их "ha-mazon", то есть демоницы. Услышали, перевели, руну "h" отбросили, а словечко "амазонки" прижилось. Так стали называть всех, кто служил под командование Дины, а та официально приняла титул "Предводительница амазонок".
 -А девушки действительно сражались яростно и изобретательно, - рассказывала я. - Строили баррикады, устраивали провалы, оползни, наводнения. Хорошо поработали жрицы Богини, делая оркам всяческие магические ловушки и обезвреживая козни орочьих шаманов. Например, идёт отряд орков по краю пропасти. Вдруг участок дороги проваливается, часть отряда летит в пропасть. Или в узком проходе начинают сверху сыпятся камни, часть отряда искалечены и убиты. Через двадцать дней от трёхтысячного отряда орков осталась одна треть. Главный орк посмотрел на очередную баррикаду и катапульту за ней, нехорошо выругался и приказал уходить на восход. Ещё несколько дней боёв и от его отряда вообще ничего не останется. Орк был недалёк от истины. За этой баррикадой была широкая долина, где Дина предполагала дать оркам решающую битву, Но вожак сам признал своё поражение и увёл свой отряд.
 Я закончила рассказ:
 -Через десять дней колонна вышла на равнину. Местные были не очень рады пришельцам, только вот их никто не собирался спрашивать. Местные сеньоры пробовали возмущаться, но три с лишним тысячи закалённых в боях с орками "демониц" - серьёзный аргумент. Впрочем, это совсем другая история о том как гоняли сеньоров, как прогнали здешнего короля, как отбили нашествие орков, как Дина провозгласила себя царицей амазонок.
 -Целый эпос! - сказала эльфийка.
 -А так и есть! - ответила я. - Всё это написано стихами и положено на музыку. Я сама когда-то выступала на концерте, посвящённому основанию Царства Амазонок. А хор девчонок мне подпевал. Народу было - тьма! Но это был первый и последний раз, больше я на это не соглашалась.
 -Почему?! - изумилась Ли.
 -Я не собиралась становиться ни певицей, ни вообще посвящать себя искусству, - ответила я, - хотя все говорили, что у меня хороший голос, что я хорошо рисую и леплю. Я хотела стать амазонкой-воином и стала. Как говорится, "Есть такая профессия - Родину защищать". Вот я и защищала - Восходные и полуденные рубежи от набегов орков и кентавров.
 -Кентавров? - опять удивилась Ли.
 -Да-да, именно кентавров, - подтвердила я. - Лет триста с лишним назад они прислали помощь оркам и были жестоко разбиты. Однако кентавров это не остановило, всё время прибывали новые отряды, и постепенно кентавры оттеснили орков в более засушливые места и пустыни. Ну и стали совершать набеги на границы Амазонии. Пришлось поломать голову, как предотвратить набеги кентавров. Стали устраивать засеки из срубленных деревьев, ловушки, ломающие кентаврам ноги, большие самострелы, пробивающие кентавров едва ли не насквозь, сыплющиеся брёвна, замаскированные "волчьи ямы". И постоянные обстрелы отравленными стрелами. В общем, каждый набег кентавров сопровождался не грабежом владений амазонок, а огромными потерями. Пришлось гордым кентаврам начать торговать с "какими-то бабами". У них строжайший патриархат: самец имеет гарем от 5 до 15 кобыл. И почему-то вообразили, что у нас наоборот: каждая самка имеет гарем из несколько самцов. То, что у нас многожёнство и многомужество мягко говоря не приветствуется, кентавров не волновало. Это скорее было предлогом для совершения набегов. Но коль набеги перестали совершаться, кентаврам пришлось признать, что мужских гаремов у нас нет. Ну и вообще, с амазонками можно иметь дело.
 -Ну их к демонам, этих кентавров! - сказала я. - Наглые, спесивые существа, считающие всех ниже себя. Хотя в последнее время, после нескольких разгромов от амазонок, кентавры стали считать их если и не равными, то достойными уважения, "хоть и бабы". Как всегда с мужчинами, надо настучать по башке, чтоб внушить хотя бы толику уважения. Давай спать, а то опять пол ночи проболтали.
 Утром мы позанимались, искупались в реке и собрались идти. И эльфиечка надела ушитую и подшитую одежду. Я вначале обомлела а потом заржала, да так, что не удержалась на ногах и свалилась на помост. Это надо было видеть! Одна штанина короче другой, плюс одна заужена, друга свободна как на шальварах, один рукав рубахи, задрался до локтя, другой закрывает пальцы. Всё сикось накось.
 -Да... - наконец смогла я выговорить, вытирая слёзы. - Ты свой талант губишь! Тебя надо к врагам заслать, чтобы шить им форму! Враги будут непобедимы, все противники умрут со смеха!
 Гляжу, носик сморщился, губки задрожали, вот-вот заплачет.
 -Раздевайся! - говорю.
 -Зачем? - изумилась Ли.
 -Ты собираешься идти в этом наряде? - съязвила я. - Иди!
 Эльфийка взглянула на себя, подумала и сняла, оставшись в одних кружевных панталончиках. Я кивнула:
 -Вот это другое дело! Пошли!
 До охотничьей избушки было всего с десяток вёрст, которые мы прошли "женским шагом" меньше чем за полчаса. Оказалось, у эльфов тоже есть подобная ходьба, но называется "амазонский шаг", потому что они переняли его именно у амазонок. Умора, да и только.
 По дороге я косилась на идущую рядом эльфиечку. Вот уж воистину лесная жительница! Экономные ладные движения, по густому кустарнику идёт так, что не то что веточка - листок не шевельнётся, поступь такая - сучок не треснет. Впрочем, амазонки (не все, правда) тоже так умеют. Разница в том, что у эльфов это врождённое, а у амазонок - плоды длительной и тяжёлой учёбы. Нас в школе именно эльф обучал, сволочь. Любил лупить палкой просто потому, что мог. Бац палкой: "Дина!" Бац палкой: "Всеслава!" и далее в таком духе. Ну, за нами не заржавело: как-то вечером накрыли его одеялом и палками отходили. Начали вроде искать, но так никого не нашли. Потом нашли другого эльфа, этот оказался более вменяем: хотя нас так же презирал, так же говорил сквозь зубы, но хоть не дрался.
 Наконец я остановила Ли и стала осматривать негустой лес.
 -Мы как раз около гнездовища паука, - объяснила я эльфийке, - сейчас надо его обнаружить и подманить поближе. Ты это сделаешь.
 -Я в качестве приманки буду? - побледнела Ли.
 -Спятила? - я постучала кулаком по лбу. - Лук же может стрелять? Хотя и лук у тебя, и стрелы...
 -Это было всё освящено на алтаре Богини Цветов! - с негодованием воскликнула эльфийка. - Я сама, как жрица богини, провела церемонию!
 -Коль так, - сказала я, - береги, возможно и пригодятся. О, видишь во-о-он тот нарост на дереве? -
 Где? - вскинулась девушка. - А, вижу!
 -Тремя стрелами стукни его!
 Немедленно полетели три стрелы. Я дико позавидовала: три стрелы, несмотря на приличное расстояние - не менее ста с лишним шагов - и мешающие ветки, стукнули паука по спине. Но, как я и ожидала, только потревожили, не пробив шкуру. Паук вскочил, увидел нас и побежал по веткам. Ли снова вскинула лук, но я отрицательно помотала головой. А когда паук шагов за сорок остановился готовясь выбросить свою сеть, я четыре раза подряд выстрелила из арбалета. Паук, замерший после первого болта, покачнулся и рухнул. Ли хотела было подбежать к пауку, но я придержала: должны были произойти посмертные конвульсии, как я помнила по Лесу Пауков в Амазонии. И точно: паук вдруг принялся дрыгать во все стороны ногами, плеваться ядом, щёлкать жвалами. Лишь через полчаса он затих.
 Подождав ещё немного, мы наконец подошли к тушке паука. За время ожидания я поставила новую обойму с болтами на арбалет и приготовила несколько баночек и коробочек для ценных ингредиентов. И тут же принялась вырезать из паука все эти железы, потому что хорошо помнила: чем позже вырежешь их из паука, тем меньшую ценность они представляют. А потом я обрубила лапы паука.
 -А это зачем?! - поразилась эльфийка. - Тоже важный ик... их... как ты его назвала?
 -Ингредиент, - усмехнулась я. - Почти. Лапы паука-охотника охотно берут оружейники. Они делают из них рукояти для мечей, сабель и кинжалов и продают всяким хвастунам. Мол, это они победили этого опасного хищника.
 -А действительно хорошие рукояти? - спросила Ли.
 -Ну, неплохие, - кивнула я, - но на мой вкус, обычные тоже хороши. Но если ты хочешь, сделаем тебе на кинжалы. А теперь ищем пещеру, трещину, вмятину, где паук мог спрятать свою добычу. Он как барахольщик, всё подбирает и прячет. Непонятно, правда, зачем ему это, но факт есть факт.
 Пещеру нашла эльфийка. В здоровенной скале у самой земли было небольшое отверстие. Ли почти не сгибаясь прошла, а мне пришлось протискиваться, чуть ли не ввинчиваясь. Но дело того стоило. Внизу была обширная зала, в одном из углов которой свалена большая куча вещей. Эльфийка уже откопала небольшой сложный лук , и теперь собирала к нему стрелы. Я покачала головой: очень неосторожно! Иногда пауки могли накладывать охранные заклинания, простенькие, конечно, но тем не менее. Мало бы не показалось.
 В общем, я ничего не стала говорить, а тоже стала перебирать собранное добро, в основном оружие, доспехи и деньги с драгоценностями. И нашла нечто выдающееся - охотничье копьё с наконечником в локоть длиной из адаманта - его розоватый цвет ни с чем не перепутаешь! - и древка в три с лишним локтя из "чёрного дуба" - особого дерева, совершенно исключительной прочности. Как только паук затащил это чудо в пещеру?!
 Эльфийка, глядя, как я едва ли не облизывая это копьё, спросила:
 -А чем оно так замечательно?
 -Во-первых, наконечник из адаманта, - объяснила я. - Адамант способен пробить любые доспехи, кроме мифриловых. Но, так как мифрил - ещё более редкий металл, об этом можно не беспокоиться. Второе - древко из "чёрного дуба". Знаешь, чем славно это дерево? Самый прочный топор хоть из адаманта, хоть из мифрила после нескольких ударов тупится. Чтобы срубить "чёрный дуб" такой толщины надо от трёх до шести месяцев. А чтобы обработать - ещё около года. Можешь представить, сколько строит такое оружие? Ещё скажу, что и адамант, и "чёрный дуб" довольно тяжелы. Такой наконечник весит приблизительно около пяти фунтов , а древко почти пятнадцать. В общей сложности получается почти двадцать. Так что это вполне увесистая весчь, а ещё её надо носить, махать и крутить в бою. Ну, я вполне могу это делать, а вот кто заказывал, не вполне соображал. Обычный человек даже таскать это копьё долго не сможет. Только на телеге.
 -А ты можешь показать фехтование копьём? - спросила эльфийка.
 -Что, прямо здесь? - усмехнулась я. - вылезем наружу, тогда покажу. А пока глянь: гномии топор, кирка и сапоги. Похоже, паук скушал гнома. Спрашивается, что гном забыл в этих местах?
 -Мимо шёл? - предположила Ли.
 -Да нет, - ответила я, - гномы "ходить мимо" предпочитают по трактам и в большой компании. А тут один гном и тракта поблизости нет. Что-то он забыл в этих местах... Есть у меня одна мысля...
 Я схватила кинжал и стала прокалывать землю в зале. Ли пыталась мне помочь, но я её остановила:
 -Не стоит, только меня спутаешь!
 -------------------------------------------------------------
 Простой лук делается из одного куска дерева и работает за счёт сжатия и распрямления
 волокон, в результате чего крайне недолговечен. Сложный лук склеивается из разных пород,
 сухожилий, обклеивается специальной обмоткой, так что может сохранять свои боевые качества
 десятилетия и даже столетия.
 1 фунт = около 400 грамм
 ----------------------------------------
 И вот где-то через четверть часа кинжал во что-то уткнулся. Мы с эльфийкой принялись раскапывать и наши сундучок. Чего нам стоило открыть замки на нём! Взглянув на серебристые брусочки, заполняющие сундучок, я рассмеялась:
 -Везучие мы с тобой, Длинноухая! Ты знаешь, что это такое?
 -Неужели это... - у эльфийки перехватило горл.
 -Да, это мифрил - самый дорогой металл Ойкумены. Тут, - я прикинула содержание сундучка, - мифрила миллионов на десять-двенадцать. Это минимум. Если мифрил чистый, без примесей, то сумму смело можно умножать на два, а то и на два с половиной. Нужно только найти хорошего покупателя.
 -А в чём проблема? - удивилась эльфийка.
 -Проблема в том, что у девяти из десяти государств таких денег просто нет! - объяснила я. - А у тех, у кого есть, они расписаны на много лет вперёд. Да и никто не захочет платить за то, что можно взять даром, то есть взять мифрил, а нас с тобой чики-чики. Перевод нужен?
 Нет, Ли перевода не потребовалось. Мифрил был слишком драгоценным ресурсом, чтобы щадить каких-то двух девок, даже если одна была амазонка, за которую могла последовать жестокая месть Царства Амазонок.
 -А что делать? - огорчённо спросила эльфийка.
 -Держи хвост повыше! - усмехнулась я. - Есть идея! Хорошая, очень хорошая идея! Я попытаюсь обменять мифрил на винную компанию. Думаю, Высший Совет Царства Амазонок на это пойдёт.
 -А что за винная компания? - полюбопытствовала Ли.
 -"Кривая бутылка", - ответила я.
 -"Кривая бутылка"? - поразилась девушка. - Это лучшее вино в Ойкумене! После того, как пропали вина из "Закатных", наши дегустаторы признали именно вина "Кривой бутылки" превосходящими даже "Закатные" сорта и рекомендовали их для храмовых ритуалов. А это, оказывается, амазонское.
 -Открою тебе тайну, - усмехнулась я. - В приготовлении вина "Кривая бутылка" участвовали эльфы, готовив?шие вина "Закатное".
 -Да?! - снова удивилась Ли. - Но как?!
 -Очень просто, - ответила я. - Эти эльфы вынуждены были бежать из своего мира. Эльфы из других миров почему-то не спешили приютить беглецов. И тогда им предложили поселиться у себя амазонки. Эльфы немного подождали, но других предложений не было. И они пошли в Царство Амазонок. Лес, правда, достался им не очень, сплошь нежить, нечисть и всё такое прочее. Но эльфы не жаловались, а упорно чистили лес. Сейчас, примерно, треть очистили и даже вырастили два мэллорна.
 -Как, у вас там эльфы живут?! - эльфийка не переставала удивляться.
 -У нас там многие живут, - пожала я плечами. - Эльфы, гномы, кентавры, вампиры, наги или змеелюды. Жили когда-то оборотни, но потом ушли, не вынесли соседства с амазонками.
 -А почему? - не поняла Ли.
 -Общество у оборотней построено на всевластии самых сильных, а это, как ты понимаешь, одни самцы, - объяснила я. - Самки у оборотней целиком подчинены самцам. А тут самцам приходится общаться не с мужчинами, а с доминирующими женщинами. После пары проигранных войн оборотни предпочли переселиться в другой мир, чем терпеть такое соседство. И до сих пор считается верхом доблести принять участие в войне против Амазонии.
 -А змеелюды откуда взялись? - спросила Ли.
 -Не знаю, - ответила я. - Они всегда там жили. Местные их не любили и старались всячески задеть, а перед приходом амазонок постарались нас поссорить. Мол, идут зверские бабы, которые всех на пути уничтожают. На всякий случай, змеелюды приготовились к битве до последнего воина и мага. Но к их удивлению, появившиеся женщины вовсе не стремились резать всех и вся, а старались договориться о мире и дружбе. К тому же, как с восторгом обнаружили змеелюды, у амазонок именно женщины решали всё и вся, как и у них самих. Так что наги-змеелюды стали вернейшими союзниками амазонок. Змеелюды стали составлять ударные отряды в армии Царства Амазонок. Они были небольшие, сто-сто пятьдесят воинов, но нанести решающий удар обороняюще?муся врагу или преградить путь во фланг и тыл такой отряд вполне мог.
 -А какие ещё народы живут у вас? - спросила Ли.
 -У вас - это в Амазонии или в нашем мире? - уточнила я.
 -В вашем мире, - сказала эльфийка.
 -Да много ещё кто, - всех и не упомнишь, - ответила я. - Например, в Туманных горах большое поселение вампиров. Нет, они кровь не пьют, просто очень похожи на пьющих кровь: длинные, тощие, изо рта торчат два клыка, мужчины имеют крылья. Или известно, что в полуденных горах нашего континента живут люди-тигры, люди-обезьяны и люди-кошки. Это не оборотни, они ушли из нашего мира, это народы имеющие внешние особенности как людей, так и тигров, кошек и обезьян. Есть на другом континенте какие-то расы, но я не интересовалась. Если понадобится - просто прочитаю рапорты разведки.
 ГЛАВА 6
 Эльфийка Ли
 Пока Всеслава это рассказывала, она переложила содержимое сундучка себе в мешок, ещё раз перебрала оружие, вручила мне два кинжала, собрала все деньги и драгоценности, и мы, наконец, выбрались наружу. Я ещё раз попросила показать бой с копьём. Всеслава показала. Что значит мастер! Зрелище получилось страш-ное и завораживающее. Я бы ещё посмотрела, но сделав два или три комплекса, Всеслава прекратила и предложила идти дальше. Ну идти так идти, но я бы ещё посмотрела, особенно на амазонку. На что эльфы гибки, но они и в подмётки Всеславе не годятся! Кажется, у неё вообще нет костей, так она изгибалась и прыгала.
 Собственно идти было совсем рядом, несколько сот шагов, где на полянке стояли руины охотничьей избушки. Всеслава сказала:
 -Так, я делаю баню, а ты иди наруби дров, я видела там две сухих берёзы. - И вручила мне пилу и топор.
 А сама взяла что-то из мешка и вошла в охотничий домик. Внезапно послышались треск, грохот и дикая ругань. Хотя нет, это был высокохудожественный мат, моряки с ихними выражениями даже в подмётки амазонке не годились. Я заглянула внутрь и заржала. Оказывается Всеслава вошла в домик, пол не выдержал её веса. Но подпол оказался чересчур мал для неё, из дыры торчали голова и плечи. Услышав меня, амазонка прекратила выражаться и сказала:
 -Что-то странное, Ли.
 -Сгнило и всё! - фыркнула я.
 -Да нет! - ответила Всеслава. - Если бы сгнило, то в первую очередь развалилось бы крыльцо домика, а оно выдержало мой вес. А вот пол в комнате, защищённый крышей и стенами, провалился. Причём, в том месте, куда не доставал дождь из окна. Ладно, иди за дровами, а я тут пошарю.
 -Но...
 -Понимаю, - хихикнула амазонка, - любопытство заело, обещаю, без тебя ничего не изучать.
 Я нехотя пошла в указанном направлении, нашла те самые сухие берёзы, начала пилить. Получалось, плохо, пила не хотела пилить, вырывалась из рук. Появилась Всеслава, посмотрела на мои труды, забрала пилу и стала пилить сама.
 -Великая Богиня! - сказала она. - Шить ты не умеешь, пилить не умеешь, готовить тоже не умеешь! Не даром тебя чёрному магу отдали! Что ты вообще умеешь-то?
 -Стрелять! - с гордостью сказала я. - Я лучший стрелок семи Рощ!
 -А сколько этих самых Рощ в вашем мире? - спросила амазонка.
 -Всего одиннадцать, - вздохнула я. - Было двенадцать, но империя Севартич за пару недель разгромила её. Пока известия дошли до нас, пока собрали ополчение, было всё кончено. Роща уничтожена, а уцелевшие эльфы бежали.
 -Наверняка использовали чёрную магию, - угадала Всеслава, - вождь твоей Рощи решил ответить чем-то подобным, а тебя отдал в оплату как самого бесполезного члена клана.
 -Я лучший стрелок нашего мира! - обиделась я.
 -И всё! - припечатала амазонка. - Так что ваш вашего вождя понять можно. Все эльфы отличные стрелки, одним больше, одним меньше на дело не влияет. Но вообще это очень нехорошо, когда торгуют своими, которые тебе доверяют. И совсем плохо, когда речь идёт о чёрной магии. Но это ему не поможет.
 -Почему? - удивилась я.
 -Просто потому, что эльфы очень тесно связаны с магией жизни, - объяснила амазонка, - а чёрная магия - это магия смерти, которая всё извращает и уродует. Сама мысль, что можно расплатиться соплеменником для любого должна была быть невозможной. Но нет, ваш вождь принимает предложения чёрнокнижников и платит. Да, ты не лучшая представительница светлых эльфов, но и не худшая. Мне встречались такие змеи... - Всеслава передёрнулась. - Так что ваш вождь, может быть в прошлом и был достойным правителем, но сейчас он стал откровенной мразью. У нас за этим следит магическая полиция. Чуть что не так появляются волшебники с отрядом воинов. И начинают тщательно всё обследовать. В трёх из четырёх случаях беспокойство оправдано. Обязательно находят, книги, артефакты, амулеты, какие-нибудь записи нехорошего содержания.
 -А отряд воинов зачем? - спросила я.
 -Ну сама же понимаешь, - поморщилась Всеслава, - что почти всегда при обращении к чёрной магии является как-нибудь тварь из мира Хаоса. "Учитель", ё-ка-лэ-мэ-нэ. И тогда в дело вступают наши девочки. За долгое время составлены справочники какие твари появились, какие против них хороши методы. Но всё равно гибнут и остаются покалеченными девочки. Наша школа амазонок воспитывает бойцов именно для магической полиции. И лишних не бывает. Из тех, с кем я выпускалась, две трети уже погибли или искалечены. Оторваны руки, ноги, повреждены внутренние органы. Я служила несколько лет, пару раз была ранена, так что знаю о чём говорю. Но это у нас в Амазонии, а в остальном мире полный бардак. Так в мире Риссей в герцогстве Марракаш соседям пришлось объединяться, чтобы остановить орду одурманенных. Или то и дело бывают сообщение об уничтожении какого-нибудь гнезда чёрных тварей с десятками погибших.
 Набрав нарубленных веток, мы пошли к охотничьему домику. Но вместо охотничьего домика я увидела свежесрубленную избушку, из трубы которой шёл дымок.
 -Всеслава, но как? - изумилась я.
 -Но это же просто, Ли, - поморщилась амазонка. - Ты же знаешь, что мы, амазонки, особенные. В случае чего мы можем включать эти особенные способности и достигать невиданных результатов.
 У меня отвисла челюсть, а Всеслава заржала.
 -Она поверила! У-ха-ха! И правда поверила!! - гоготала эта гадина. - Ну нет у амазонок никаких сверхъесте?ственных способностей! Нет! Просто перед окончанием школы мы построили баню, хорошенько протопили, наложили заклинание и настругали щепок. Теперь, чтобы получить баню мне достаточно вложить в стены пару щепок и прочесть заклинание. И на несколько часов у нас есть баня, где можно помыться.
 -Гм. Знаешь, - осторожно начала я отступать назад, - я поменяла своё мнение. Я уже не хочу мыться в бане.
 -Твоё мнение не принимается! - отрезала амазонка. - Решаю я. А это значит, что ты будешь мыться. И всё!
 Она подхватила меня, положила на плечо и потащила внутрь, несмотря на мои вопли и дёрганья.
 Описывать процедуру мытья, вполне достойной камеры пыток инквизиции, не буду. Желающие могут сами найти баню и проверить на себе. Уверяю, мало не покажется. Всеслава стегала меня прутьями, запирала в камере и травила паром, поливала горячей и холодной водой. А потом вынесла наружу на крыльцо и с размаху кину?ла в бассейн. Откуда он, кстати появился, ведь не было! Я, визжа: "Я не умею плавать!", шлёпнулась в холодную воду. Впрочем, мои страхи оказались напрасными: в самом глубоком месте мне было по грудь. Побарахтавшись я встала на ноги и пошла из воды - в бассейне оказались широкие ступени, очень облегчавшие подъём.
 Внезапно, когда я уже была по бёдра в воде из леса вышло трое бродяг. Грязные вонючие со страшными харями. Увидев баню, разинули рты. Но тут кто-то увидел меня голую и вся троица с воплями устремилась ко мне скидывая штаны. Я не особенно испугалась: потому что из бани появилась Всеслава с берёзовым поленом и сыграла на черепушках бродяг "Солдатский марш". Бродяги, получив по тыковкам, сразу рванули прочь, позабыв про штаны. А на счёт марша, амазонка сказала, что сыграла известную детскую песенку "Чижик-пыжик":
 -Чижик-пыжик где ты был?
 Я в трактире водку пил!
 Ну, ей видней!
 -А может всё-таки покажешь, что нашла в подвале? - спросила я.
 -В том-то и дело, что ничего хорошего, - сказала Всеслава. - Скелет, обтянутый паучьей сеткой, а при нём некромантские мешок и посох. Дело было, видимо, так: некромант по каким-то своим делам забрёл сюда, паука он не боялся. Но паук был не простой, он подкрался и бросил свою сетку. Некромант выставил защиту, но опоздал на пару мгновений. Сетка накрыла его, он сделал пару шагов и провалился в подпол, откуда не смог выбраться. А паук попытался добраться до жертвы, но не смог преодолеть защиту и забыл про неё.
 -Так, теперь вещи некроманта, - сказала амазонка и шлёпнула меня по руке. - Запомни одну простую исти?ну: никогда не трогай вещи некромантов. Эти некроманты таки сволочи, что вставляют заклинания защиты в любые свои вещи. И тренировка, и гарантия, что никто не тронет.
 -Да? - я спрятала руку за спину и тут же возмутилась: - Но ты же брала их!
 -Я не голой рукой, - Всеслава продемонстрировала перчатку, обшитую каким-то серым материалом. - Это эф... оф... уф... язык сломаешь! Знаю, что там вторая руна "ф", а название вылетело из головы. В общем, этот материал защищает от ударов магией. Это не наше открытие, и не мы начали его первыми использовать в таком качестве. У меня эта перчатка осталась ещё со времён службы в магической полиции. Иногда очень здорово помогает. Так, например, во время Зимней войны с Нерфи, для меня приготовили помещение, охотни?чий домик, бегло проверили на враждебную магию, ничего вроде страшного не было. Но я-то в незнакомом помещении всегда надеваю эту перчатку и всё стараюсь брать именно этой перчаткой. Беру стакан, а он прямо-таки фонтанирует магией! В общем, оказалось, что враги прикинули, где может быть моя резиденция и зачаро?вали мелкие предметы, рассчитывая, что за что-то да возьмусь рукой. Расчёт точный, но не знали, что у меня есть подобная перчатка.
 -Я не знала... - удивилась я.
 -Да, - продолжила амазонка, - я это к чему. Во враждебном окружении следует вести себя максимально осторожно. Вот видишь? - она показа перстень с большим рубином. - Это не просто украшение, это очень мощный артефакт, определяет любые магические и естественные примеси и яды. В своё время меня за один бой предложили наградить по моему выбору. Я попросила из добычи вот этот перстень и уже лет сорок не снимаю, артефакт меня ни разу не подвёл. Вообще есть у меня страсть: собираю драгоценности-амулеты с разными заклинаниями. Специально не ищу, но как попадаются - беру. Но мы далековато ушли от вещей нероманта. Давай вернёмся.
 -Давай! - согласилась я.
 -Так вот, на все вещи некроманта наложены охранные заклинания, - продолжила амазонка, - и их много, - например, на посох наложено не менее пяти штук, а скорее всего, побольше, наверняка есть скрытые.
 -Это как? - не поняла я.
 -То есть какой-нить мастер, снял открытые явные заклинания, решил что дело сделано и тут его - бабац! бьёт чем-то особо вредным, к примеру, "Прах мертвеца". Вылетает горсть пыли и поражает всех стоящих в радиусе пары саженей. Заражённый погибает в жутких мучениях, а его душа достаётся некроманту.
 -А ты не можешь такое распутать? - спросила я.
 -Могу, - ответила Всеслава. - Только мне надо много времени, не менее десяти дней, чтобы разобраться только с посохом. Я всё-таки не практикующий маг. А есть ещё мешок с содержимым. Если расколдовывать и его, то это вообще на полгода затянется. А некроманты, особенно старые, бывают такие искусники, такие затей?ники в обережении своего добра. Помнится, поймали одного такого перца, старый некромант. Не в том смысле, что по возрасту, для них и тысяча лет - молодость, а в смысле опыта и колдовских возможностей. О чём с ним беседовали - не знаю, я только-только поступила в магическую полицию и была никто. Но вот как расколдовывали вещи некроманта - знаю. Это была драма с продолжением. Начали с посоха. Сначала эксперты сняли слой видимых заклинаний защиты, штук восемь или девять, потом стали разбираться с магическими плетения?ми, нашли ещё пять штук скрытых. Но одну молоденькую эксперторшу это не удовлетворило, и она затеяла новую проверку. И нашла ещё три защитных заклинания. Но она снова и снова проверяла и каждый раз находила новые защиты. Всего восемь слоёв!! К некроманту, конечно, обращались, предлагали рассказать о защитах, - добавила Всеслава, заметив мой открытый для вопроса рот, - но он только смеялся, уверенный, что его защиту взломать невозможно. А при попытке - его вещи уничтожатся вместе с чужими магами. И представь его ужас, когда эксперт принесла его вещи и начала подробно рассказывать о защитах.
 -А откуда ты это знаешь? - поинтересовалась я.
 -Просто я потом подружилась с ней, мы сейчас хорошие подруги, - усмехнулась амазонка, - даже когда я ушла из магической полиции в армию, а она осталась работать в экспертизе этой самой полиции. По моему мнению, она лучший специалист в Ойкумене по чёрной магии и всяческим чёрномагическим артефактам. Ну может быть не всей Ойкумене, но изрядной его части точно.
 -Она амазонка? - спросила я.
 -Разумеется, - пожала плечами Всеслава. - Правда, боец из неё никакой, но она не как боец ценна.
 -А что будем делать с этими вещами? - спросила я.
 -Я так подумала и решила, что ничего мы с ними делать не будем, - сказала Всеслава. - Ты в этих вещах вообще ни в зуб ногой, а я могу разобраться, но из-за недостатка опыта и, честно говоря знаний, это займёт у меня чересчур много времени. Поэтому самым разумным будет отправить это к моей подруге. Пусть она разбе?рётся со всеми этими некромантскими штучками.
 -Ты можешь открыть портал?! - изумилась я.
 -Нет, конечно! - засмеялась амазонка. - Я всё-таки боевой маг, а не портальщик. Если надо что-то разбить, разгромить, сжечь - это ко мне. А вот что-нибудь создать или построить - это к другим. Маги-портальщики - особая каста, много о себе воображают, но это всегда так. Я обращусь к Богине, только она может помочь здесь.
 Всеслава встала в "позу почтения", даже и не подумав одеться, лишь прикрыв сложенными руками грудь. И громко воззвала:
 -О величайшая! К тебе взывает смертная, на которую ты уже бросила благодарный взгляд! О приди, моя Богиня, отзовись на мой зов!!
 Неожиданно воздух перед амазонкой сгустился и появилась девушка, вся закованная в доспехи и держащая в руке большую железяку на длинном древке. Как Всеслава её называла? А, нагата! Но я тоже вскочила и поклонилась.
 -И кто же ко мне воззвал? - спросила девушка красивым голосом, будто серебряный колокольчик позво-нил. - А-а, полководец Всеслава, одержавшая одну из самых блистательных побед в истории Царства Амазонии. А так же эльфийка Лилиариналиэль из клана Цветущей Яблони, только пару дней назад поклявшейся вечно служить Всеславе.
 -Но повелительница... - попыталась возразить амазонка.
 -Хочешь сказать, что были и более блистательные победы? - угадала Богиня. - Мне лучше видно, какая победа чего стоит. Да, тут не было кровопролитных битв и страшней резни, и главными противниками стали климат и погода. Но я оцениваю победу не только её итогам, но и по её дальним последствиям. Например, дальними последствиями твоей победы стало создание океанского флота Царства Амазонок и утверждение его как влиятельнейшей морской державы. Можно ещё долго перечислять все последствия. Как бы ни была блистательна победа над орками у Красных Скал, она не сравнится с твоей, хотя бы потому, что это просто эпизод в долгой изнурительной войне, а твоя победа имеет долгие последствия. Ладно, зачем звала?
 -Мы случайно нашли скелет некроманта и его вещи, - указала Всеслава. - Но, зная как умеют и любят некроманты оберегать свои вещи, мы просто не рискнули трогать. Совать их в мешок я боюсь, а оставлять их здесь нельзя - мало ли кто найдёт. Вон прогнали бродяг, а если бы они нашли?
 -Хорошо, я открою тебе портал в Экспертизу магической полиции, - кивнула Богиня, - ну и, чтобы ты не отвлекала меня подобными вещами, вот тебе перстень с десятком порталов. Когда заряды кончатся, просто закачай магическую энергию. Это ты можешь.
 Богиня вручила Всеславе перстень, подмигнула мне и хотела уйти, как амазонка сказала:
 -А ещё мы нашли мифрил...
 -Что?! - развернулась к ней Богиня. - Мифрил? И много?
 -Двадцать четыре гномьих слитков, - сообщила Всеслава, доставая слитки металла из мешка. - Я хотела бы за них получить "Кривую бутылку" с виноградниками и садами.
 -Губа у тебя не дура... - усмехнулась Богиня.
 -А вообще-то именно я основала это дело, - обижено сказала амазонка, - а меня потом деликатно убрали, назначив наместницей на Восход.
 -Получишь, получишь "Кривую бутылку"! Не ворчи только! - засмеялась Богиня. Она с любовью перебрала слитки и сложила в кошель, а потом взмахнула рукой:
 -Порадовала ты меня сегодня, Всеслава. Вот тебе портал! Да, учти: головорезы из "Мёртвой головы" пошли по твоему следу, будь осторожна!
 И Богиня растаяла в воздухе, а на этом месте появилось окно, через которое стало видно помещение , заставленное столами со всякими ванными, ретортами и прочими головоломными штуками. У столов священнодействовали с десяток девушек, одна толстуха сидела за свободным столом, рассматривая какую-то штукенцию и что-то записывая в толстую тетрадь.
 -Слава! - я тронула амазонку за плечо. - Что за "Мёртвая голова"?
 -Потом! - отмахнулась она. - Грузовой портал долго не продержится! - И обратилась к девушкам: - Приветствую вас, Повелительницы Колб! Девушки удивлённо посмотрели на звук и увидели Всеславу и меня, сидящих голыми на крыльце бани.
 -О! - раздался восторженный вопль. - Это же сама Всеслава-Победа!
 -Всеслава-Победа? - прошептала я.
 И вдруг я увидела, что невозмутимая многознающая амазонка отчаянно покраснела, даже сиськи малиновыми стали. В лаборатории (а что это могло быть иное?) это заметили и захихикали.
 -Да, что-то с нашей воеводой твориться неладное, - сказала длинная брюнетка.
 -Я тоже тебя люблю, Эрика, - сказала, возвращаясь к нормальному цвету амазонка.
 -Ой, а кто это у нас такая мелкая ушастая? - внезапно вылезла толстуха.
 Я засмущалась и спряталась за Всеславу.
 -Лисандра, не буди во мне зверя! - грозно сказала она. - Это мой эльфёныш и смущать его могу только я! У нас мало времени. Принимайте вещи некроманта. - Подхваченные магической силой посох и мешок перенеслись в лабораторию на стол толстухи. - Всех целую! - И подула на ладонь. На лицах девушек появились отпечатки губ Всеславы. У кого на лбу, у кого на подбородке, у кого на носу, а у Лисандры на губах. Раздался хор проклятий, но тут портал закрылся. Всеслава захихикала.
 -А чего они ругались? - не поняла я.
 -Это заклинание было придумано для расстающихся влюблённых, - объяснила, хихикая, Всеслава. - Они расстаются на несколько дней и помнят друг о друге. У наших девочек возлюбленные довольно ревнивые, и будет несколько скандалов и парочка драк. Лисандра замужем и она побьёт мужа, за то, что не устроил скандала. В общем, сплошная веселуха.
 -А тебя не побьют за эти штучки? - спросила я.
 -Пытались, - хихикнула амазонка, - но я быстро бегаю. Это у нас такой вид спорта: делаем друг другу мелкие пакости. Наверное, постараются придумать в следующий раз что-нибудь этакое. Но я успею первой. Давай-ка вечерять.
 Я сбегала за мешком и мы поужинали колбасой, маринованными грибочками и квасом, на этот раз грушевым. Потом я спросила, глядя в звёздное небо:
 -Объясни мне несколько вещей.
 -Каких? - спросила Всеслава, закурив сигару.
 Старый сорт сигар, видать, закончился, она достала новый сорт, гораздо более ароматный.
 -Почему Богиня так обрадовалась мифрилу?
 -Потому что в нашем мире мифриловых руд нет, а последние двести лет Амазонии не продают этот металл за любые деньги. А мифрил это особо прочная броня, сверхострое оружие, большие возможности для победы. Нам нужно немного, всего три-четыре таких слитков в год, достаточно несколько крошек, чтобы доспехи стали непробиваемые, но и этого нет. Зато наших врагов снабжают мифриловыми оружием и доспехами. Гномы переплавляют трофеи, добывая мифрил, но его недостаточно, процесс усложняется и очень сильно дорожает. Так что наши двадцать слитков помогут снабдить армию великолепными доспехами и оружием. Ещё что-то хочешь знать?
 -А что за "Мёртвая голова", о которой сказала Богиня?
 -Коротко говоря, это группа похитителей и убийц, - сказала Всеслава. - Но тебе надо больше? - Я кивнула. - Хорошо, Ты слыша про такое государства как Рейх?
 -Да, вроде бы почти рай людей, но подробностей не знаю, - сказала я.
 -Подробностей вообще никто не знает, - сказала амазонка, - потому что они никого к себе не пускают. А кто знает предпочитает молчать, потому что боится, что ему оторвут голову. В прямом смысле. Есть в "Мёртвой голове" так сказать специальные "отрываторы". Так вот, в этом Рейхе очень жестокая диктатура. Не так что-то сказал или сделал - каторга или смерть. Женщины у них стоят ниже животных. Им нельзя прикасаться к оружию, ножом можно пользоваться лишь на кухне в присутствии мужчины. Нарушение - смерть. Им разработали специальные типы одежды, надела что-то иное - смерть. Нельзя разговаривать в присутствии мужчины без его разрешения. Наказание - порка, очень часто заканчивающаяся смертью. Нельзя передвигаться одной, ездить на лошади, управлять повозкой телегой и прочим, нарушение - смерть. Женщину можно продать, поставить в заклад, отдать в счёт долга. Любимая собака мужа может прогнать женщину с её места, а она не имеет право возразить. Процветает многожёнство, богатые имеют десятки жён и наложниц. Как ты можешь понять, жильё у женщин в Рейхе ну очень весёлое.
 -А откуда тебе это известно? - спросила я. - Ты сама ведь сказала, что Рейх никого к себе не пускает.
 -Дело в том, - усмехнулась Всеслава, - что низводя женщин до положения вещей, мужчины и считают их вещами, позволяя себе любые разговоры в их присутствии. Это первое. Второе. Рано или поздно Рейх должен был столкнуться с Царством Амазонок. Просто для Рейха нетерпимо, что есть процветающая страна, которой руководят женщины. Именно они отрезали нам поставки мифрила. Именно Рейх стоял за войной в Нерфи. Ну и наши армии уже пару раз сталкивались в бою. Лет семьдесят назад Рейх хотел поставить нужного им правителя в одной стране, но ещё ранее регентшей был заключён договор о помощи с Амазонией. Претендент поднял мятеж, рейх послал на помощь свою армию. Но прислала свою армию и Амазония. Состоялась пара битв, армия рейха была разгромлена, дружественный правитель был сохранён. И лет двадцать назад, одновременно с войной в Нерфи, отряды амазонок навели порядок ещё в одном государстве. До битв дело не дошло, но помощь правителю оказали изрядную.
 -Это я к чему рассказала? А к тому, что женщины в Рейхе слышат эти разговоры, делают нужные выводы, что есть сила, способная противостоять Рейху, и убегают к нам. Причём, бегут родственницы и рабыни высокопоставленных мужчин, которые слышат много интересного. Женщины необразованные и неграмотные, но с хорошей памятью рассказывают иногда просто потрясающие вещи.
 -А что с ними в у вас? - спросила я.
 -Ничего, - удивилась амазонка. - Осваиваются в нашем мире. Работают, выходят замуж, заводят детей. Одна даже стала известным скульптором. Одно из её изваяний стоит на площади предместья нашей столицы. Ну так вот, именно от них мы и узнали об отряде "Мёртвая голова". Это, как я сказала, похитители и убийцы. И очень умелые. Способны яйцо из-под птицы забрать, а та и не заметит, обучены и тренированы не хуже амазонок. Из недостатков: слабо используют магию, из-за общей отсталости в этой области, а используемые заклинания легко заметить и отразить или развеять. Ничего в этом удивительного нет: половину населения Рейх низвёл до хуже скотского состояния, а магические способности у девочек блокирует. Правда, есть подозрение, что там используют чёрную магию, но мы никак не можем получить подтверждение этому.
 -А почему же Рейх до сих пор существует? - спросила я.
 -Просто потому, что в начале своего существования Рейх смог захватить большие территории с многочисленным населением и теперь может выдвинуть пусть плохообученные, но многочисленные армии. Да у врагов Рейха армии хорошо обученные, но малочисленные, а в ходе войны воины гибнут в ежедневных стычках, приходится заменять необученными новобранцами. И наступает такой момент, когда плохообученная орда Рейха громит вообще необученную толпу врагов. Ресурсов у Рейха гораздо больше, чем у его врагов.
 -Слава, а если будет открытая война, кто победит: Рейх или Амазония? - спросила я.
 -Амазония! - отрубила амазонка.
 -Почему?
 -Потому что ресурсов у нас ничуть не меньше, у нас дисциплинированные хорошо обученные армии, у нас много опытных ветеранов, с которыми мы регулярно проводим учения. У нас много талантливых воевод, как тактиков, так и стратегов. Всё это даёт нам громадные преимущества. Лидеры Рейха отнюдь не дураки, это понимают, проверки боем показали кто чего стоит, так что будет продолжаться война разведок.
 Всеслава закурила и замурлыкала очередную песенку. Всё как обычно: мат, похабщина и непотребщина и масса очень смешных моментов. Три друга на берегу реки, обнаружили купающуюся девушку и решили, что им повезло, но девушка оказалась амазонкой и сама поимела этих похотливых самцов. Я ржала в голос, слушая, как хитроумная девица раздела их одного за другим, а потом заставила их выполнять свои хотелки. В конце концов несчастные мужики еле убежали без одежды.
 На этой весёлой ноте закончился наш длинный сегодняшний день. Утром мы немного позанимались. Мой "иллюз" показал мне комплекс упражнений с кинжалами, я тщательно повторяла за ним. Амазонка опять полу?чила по башке от своих "лордов тьмы". Потом сидела на земле, видать, повторяла в мозгах свой бой с ними и свои возможные ошибки. Потом вскочила и стала опять заниматься. Не знаю, может мне показалось, но рисунок её движений совсем капельку, чуть-чуть, но изменился. Я сказала об этом Всеславе, та кивнула и показала мне большой палец.
 -Так и бывает, - сказала мне она, - когда воин не стыдясь своих неудач, ищет причину своих поражений в своих действиях. Я нашла кое-какие свои ошибки и в соответствии с этим изменила свои действия. А ты молодец, Длинноухая, у тебя зоркий глаз!
 Я аж порозовела от похвалы, не часто амазонка меня хвалила. Ну и воодушевлённая похвалой, я всё-таки смогла победить своего иллюза.
 -Молодец! - снова похвалила меня Всеслава. -= Никогда не забывай этот бой, что ты МОЖЕШЬ побеждать! Но к двум противникам переходить рано. Вот когда ты будешь из пяти боёв пять раз побеждать своего иллюза - тогда и посмотрим.
 Мы умылись, позавтракали и отправились в путь - в этот самый город Берест, где есть нехорошие люди. Чтобы скрасить путь, я стала задавать вопросы.
 -Слав, - спросила я, - а откуда такое название взялось- "Кривая бутылка"?
 -Да очень просто, - фыркнула амазонка. - Я в те годы была наместницей того края и организовала этот торговый дом. Заказала для первой партии бутылки в стекольной мастерской, а один из мастеров перемудрил с формой и бутылки вышли кособокими. Я примчалась, осмотрела бутылки. Стоят? Стоят. Не падают? Не падают. И я приказала для наших лучших вин использовать только такие. И знаешь, расчёт оправдался, клиенты заказывали вино именно в кривых бутылках. Теперь наши вина подают при многих дворах, правда, как обычно, умалчивают о месте производства.
 -Ой, а это что за развалины? - спросила я. - Да там ещё и памятник! Это амазонки?
 Три каменных девушки стояли сжимая мечи.
 -Нет, - усмехнулась Всеслава, - это сёстры милосердия, а развалины - остатки госпиталя. Когда-то местный король в подражание Царству Амазонок создал госпиталь для тяжко больных. Во время очередной войны одна из банд напала на эту больницу. Все мужчины сбежали, а три сестры милосердия Аня, Лена и Алёна остались и оказали сопротивление бандитам. Тут подоспел королевский отряд и уничтожил бандитов. Благодарные больные поставили девушкам памятник.
 -О! - удивилась я. - Героические девушки!
 -Только вот окончание совсем негероическое, - сказала амазонка. - Со временем сестрички охамели и стали не просто воровать, а грабить больницу. Больных не лечили, держали впроголодь, одевали в тряпьё. И закончилось бунтом. Аню и Алёну повесили, а Лену, самую толстую отволокли на кухню и бросили в котёл, мол, так суп наваристее будет. Здание госпиталя подожгли. Больше никаких госпиталей не открывали...
 Мы помолчали, но я всё-таки рискнула задать вопрос:
 -Слава, ты всё время говоришь о возлюбленных. А у тебя мужчины были? Не, ты извини за бестактный вопрос. Если не хочешь, то не отвечай.
 -Вопрос скорее неожиданный, а не бестактный, - ответила амазонка. - Да, мужчины были. Один из древнейших законов Царства Амазонок гласит, что каждая амазонка, каждые десять лет, начиная с двадцати лет, должна возлечь с мужчиной в указанное жрицами время. За неисполнение этого закона лишают всех заслуг и назначают выполнять самые грязные и тяжёлые работы, например, мыть скотобойню. Я шесть раз возлегала с мужчинами, у меня девять детей: три мальчика и шесть девочек. - Всеслава создала девять иллюзий. Девочки были похожи на свою мать, особенно старшие, такие же суровые воительницы лет по тридцать с лишним. - У них уже свои дети, показала на старших дочерей амазонка, - у Эрики двое, оба пацаны, а у Маши трое, две девочки и мальчик
 -А мальчики? - спросила я
 -У двух старших уже семьи, у старшего тоже дети, мальчик и девочка, отчаянная девчонка, хочет быть амазонкой, как бабушка.
 -Они знают про тебя? - удивилась я.
 -Естественно! - в свою очередь удивилась Всеслава. - Я их навещала, дарила подарки, рассказывала разные истории. Позже, когда стала начальницей, брала в свои резиденции. А Эрика и Маша в войне с Нерфи вообще служили при мне гонцами и посыльными.
 -А сыновья? - не отставала я.
 -С сыновьями всё хорошо, - пожала плечами амазонка. - Старший талантливый ювелир, пока подмастерье, но хочет открыть свою мастерскую, средний пока учится в школе, но хочет стать кузнецом-оружейником. А младший ещё без штанов бегает, за ним присматривает младшая сестра последнего мужчины.
 -А она не амазонка? - снова удивилась я.
 -Нет, - ответила Всеслава, - из моих слов ты могла понять, что все девушки мечтают стать амазонками, девами-воительницами. Мечтают-то мечтают, но жизнь вносит свои поправки... Кто больна, есть такие заболевания, которые не вылечиваются даже магией, у кого жизненные обстоятельства не позволяют, кто просто сходит с дистанции, не выдержав трудностей. Амазонками считаются все девушки и женщины, служащие на государство, но на самом деле это только воительницы, служащие в армии и спецслужбах. И их мало, очень мало - несколько сот тысяч. - Заметив мою изумлённую рожицу, она объяснила: - Размеры Царства Амазонок очень велики. Распускать и собирать армию мы не можем, а по всем границам держать невозможно - людей столько нет. Хорошо, порталы спасают, можно перебросить войска туда, куда надо.
 -Так твои дети у отцов жили? - догадалась я.
 -Одну из дочек пришлось отдать в другую семью, - пояснила Всеслава, - потому что семья отца восприняла моего ребёнка очень плохо. Вообще-то иметь ребёнка от амазонки весьма почётно, государство ещё приплачивает, мать подарки привозит, но некоторым семьям не нравится такое прибавление. Я сама воспитывалась в семье отца, до сих пор помню кислую рожу его жены. Потом мама отдала меня в школу амазонок, на этом наше общение прекратилось.
 -То есть, как это - "его семья"? Он что, женатый был? - не поняла я.
 -А что? - удивилась амазонка. - Согласно тому же закону амазонка имеет право выбрать любого мужчину, а тот не может ей отказать. В конце концов речь идёт не о уводе мужчины из семьи, а о нескольких ночах, чтобы забеременеть. Ни о каких последующих свиданиях речи нет: встретились, перепихнулись - и прощай. Мне пару раз и одной ночи хватило, чтобы сделать ребёнков. Потом, правда, кавалер ещё месяц страдал, пока в глаз от моей подруги не получил, а жена не добавила.
 -Так это не награда, а обязанность?! - сообразила я.
 -Ну конечно! - Всеслава поразилась моей недогадливости. - Нафиг мне эти мужики, когда со мной рядом подруги!
 -А почему ты не воспитывала своих детей сама? - продолжала я допрос.
 -Ну, не только я, все амазонки так делают, - сказала Всеслава, - а этому есть простое обоснование: нам надо защищать Родину. А какие из нас защитницы с детьми на руках? Так что хош не хош, а приходится детей остав?лять отцу или тем, кто согласен их воспитывать.
 -А мужчины? - не поняла я.
 -Да квелые они какие-то... - поморщилась амазонка. - Нет того боевого духа, как у женщин. Сразу начинают ныть: "А кто мою семью будет кормить?" Идиоты, не понимают, что если нас победят, о семье можешь забыть! Да и за долгие века привыкли, что в Царстве амазонок воюют женщины. Лет сто назад как-то набрали мужиков в фалангу, научили маршировать, перестраиваться, держать копья, но один раз для тренировки двинули на них конницу, вся фаланга бросилась бежать, бросая копья и доспехи. Покалеченных много было. После этого плюнули и больше... Ша! - внезапно остановилась она. - Посмотри-ка на деревья, ничего не замечаешь?
 Я внимательно осмотрела деревья впереди и сказала:
 -На крайних у тропы сидят семь... нет, девять стрелков. Трое с арбалетами, остальные с луками.
 -Вот что значит эльфийский глаз! - амазонка погладила меня по голове. - Ты сейчас сними арбалетчиков и прячься, не готова ты к рукопашной, с остальными разберусь я сама.
 Она достала цепочку с десятком колец, выбрала и надела два, потом её окружила едва заметная дымка и кивнула мне. Я вскинула лук и выпустила три стрелы. С воплями и ругательствами трое арбалетчиков рухнули на землю. В тот же миг Всеслава выбежала на тропинку, а ей навстречу кинулось десятка два воинов, потрясая мечами, топорами и "утренними звёздами" . Стрелы летели в амазонку, но или просто отскакивали, или же вязли в этой призрачной дымке и падали на землю.
 --------------------------
  "Утренняя звезда" - ядро, усеянное шипами, с короткой цепью на деревянной рукояти. Название - намёк на Венеру. Грубый солдатский юмор.
 ---------------------------
 Если на бой амазонки с "лордами тьмы" было интересно смотреть, то тут Всеслава доминировала, как горный тролль над малолетками. Я не долго наблюдала за этим побоищем, а стала отстреливать лучников. Выгляну из-за дерева, выпущу пару стрел и снова спрячусь. Три раза выглянула - и стрелки закончились. Последний, правда, успел понять, откуда я стреляю, и даже попал в дерево, но я его достала.
 Тем временем на тропинке всё закончилось так, как и должно. Вокруг амазонки валялись трупы, а пятеро уцелевших удирали прочь, побросав оружие. Внезапно Всеслава крикнула: "Удирает же!" - и вломилась в кусты. Я прислушалась: эльфийский слух подсказал мне, что кто-то бежит впереди амазонки и куда именно. Подняв лук, я затаила дыхание и выпустила стрелу. Стрела взвилась и упала, следом послышался вопль, а потом злейшая ругань Всеславы. Вот появилась и сама амазонка, волоча труп атамана банды.
 -Я не хотела... я думала... я больше не буду... - испугано забормотала я.
 -Не дёргайся! - остановила меня Всеслава. - Это был лучший выстрел из всех, что я видела в жизни. Вслепую, на пару сотен шагов и при этом попасть! И не в голову, а в плечо! Но в следующее мгновение он попал в ловушку. Кто-то поставил на его пути настороженный самострел, стрела из которого разворотила ему грудь. А следом я услышала конский топот: убийца ускакал.
 Амазонка закурила свою сигару и продолжила:
 -Я бегло осмотрела место, где держали коней и заметила след. Убийца вляпался в конское дерьмо. - В воздухе появилась иллюзия отпечатка. Рядом возник другой отпечаток. - А это его след из башни таможенников. Он наступил на рассыпанные угли. Ничего знакомого не замечаешь?
 -Это тот офицер-чернокнижник? - "догадалась" я.
 -Мозги включи! - посоветовала Всеслава. - У того офицера гомнодавы минимум в два раза больше. У каждого своя индивидуальная манера носить обувь. У меня, у тебя, у того убийцы. Видишь, у обоих отпечатков скошенные каблуки и стоптанная внутренняя сторона сапога? Это говорит о том, что один и тот же урод побывал и в башне, и тут. И я даже вспомнила его рожу. Небольшого роста, остроносый, плешивый. - Она создала иллюзию. - Почему-то без шлема был, ну и получил по лысине древком боевой косы.
 -О! Так это он с ещё одним помогал тому офицеру. Они сорвали с меня одежду и привязали к тем кольцам! - узнала я.
 -Да? - прищурилась амазонка. - Ну, ещё попадётся. К этому время она успела поправить мою одежду, что я так неудачно ушила.
 -Зачем, Слава? - пробовала я возмутиться. - Сейчас тепло, а в лесу я никогда не поцарапаюсь. Я же эльф!
 -Видишь, ли, эльф женского рода, - фыркнула амазонка, - места пойдут населённые, а местные жители увидят не твой лук, не твои длинные уши, а голые сиськи, причём, очень красивые, и панталончики, тоже весьма соблазнительные, а убеждать всех, что ты не путешествующая шлюха я не хочу, всё равно не поверят. А здесь не Царство Амазонок, где голая девка означает, что это амазонка на пробежке или тренировке, и что можно сильно получить по башке, а не удовлетворение некоторых потребностей.
 Я аж побагровела от этих слов и покорно надела перешитую одежду. Всё было по размеру, аккуратно и красиво. Я спросила:
 -А где ты так шить научилась? -В школе амазонок, милая, - усмехнулась Всеслава. - Нам сказали, что в армии у воинов нет портных. Если что порвалось, зашивать придётся самим. Чтобы не ходить оборванными, как разбойники, надо выглядеть аккуратно и опрятно. А для этого надо уметь шить быстро и по размеру. Вот пришлось учиться шить. И жизнь доказала правоту учителей. Портные берут дорого, нам платят жалование, но не такое, чтобы у портных заказывать одежду. Так что приходилось покупать материю и самим шить. Это когда я стала тысяцкой, находились умелые ручки, кто шил мне, а до того сама. Иголку в руки и вперёд! Настоящий воин должен уметь очень многое: плотничать, уметь ухаживать за ездовыми животными, в случае чего и подковать, шить, уметь сделать обувь. (Бывает же так, что обувь развалится, а сапожника рядом нет). В общем, легче сказать, чего не умеет настоящий воин. Всё, пошли, до города ещё топать и топать.
 ГЛАВА 7
 Амазонка Всеслава
 Нам потребовалось три дня, чтобы дойти до города Береста. Но мы пару раз останавливались поднакопить продуктов, мои запасы немного истощились.
 Задания были несложные. В одной деревеньке в храме дух завёлся, пугал, не давал молебны проводить, а жрец не мог справиться. Там даже драться с ним не пришлось, просто поговорили и всё. Оказалось, недалеко от деревни разбойники убили одного путника, а тело бросили не упокоенным, вот дух и хотел, чтобы его похоронили. Когда кости предали земле на кладбище, дух сам растаял. В другой деревне завёлся живой покойник, вставал из могилы по ночам, гонялся за селянами. Но никого, слава богам, не успел погрызть. Ему хватило освящённой стрелы от Ли и усекновения главы от меня, бегающий мертвец рассыпался на кости. А потом мы навестили деревенского жреца и набили морду, чтобы больше мертвецов не поднимал. А то жрецу показалось, что слишком скудно его селяне одаривают.
 Причём, от денег я отказывалась (какие деньги у крестьян?), а просила продукты, так нам и наносили целую гору. Не будь у меня бездонного мешка, для перевозки понадобилась бы телега. Так что где-то на месяц мы продуктами были обеспечены, а если не обжираться, то на два.
 Чем ближе мы подходили к городу, тем с большим испугом на нас смотрели местные. В предместьях с нами не то что говорить, даже в дома пускать не хотели. Мол, вы нам беду принесёте. Город Берест нам не понравился, Ли - за то что деревьев почти нет, мне - за грязный и какой-то запущенный вид. Оставив её в трактирчике, я пошла в гномий банк. После предъявления медальона клиента банка, ко мне отнеслись с уважением, предложили присесть, налили пива (вина гномы не пьют, а для гномьего самогона ещё было слишком рано), поохали над копьём. Выдали мне деньги, я упаковала их в мешок, продолжая обсуждать достоинства и недостатки длиннодревкового оружия. Я рассказала гномам про встреченные один раз метательные дротики с мягким наконечником - втыкаясь в щит, такой дротик гнулся, отягощая щит и затрудняя его использование. Они были применены в бою против амазонок. Увлекательный рассказ перебил один из гномов.
 -Маленькая эльфийка с луком и в такой же одежде твоя спутница? - спросил он.
 -Да, а что? - не поняла я.
 -Её только что арестовал отряд городской стражи, - сообщил гном.
 -Будем разбираться, - сказала я после короткой паузы. - У вас копьё ненадолго можно оставить?
 Но пошла я не в ратушу, не в магистрат, а в ближайшую кузницу, где за пару золотых купила здоровенную кувалду, которой никто не пользовался, потому что поднять кувалдочку поднимали, но взмахнуть ею уже не получалось. Мне же она оказалась по руке.
 Дверь в ратушу оказалась заперта, но после удара кувалдой распахнулась. Я шла по коридору и вышибала двери с вопросом: "Где эльфийка?" Если были затруднения с ответом, я сначала ломала мебель, стол там или шкаф, а потом била в стену рядом с тушкой. Иногда получались дырки. После этого у обосравшегося чиновника ответ сразу находился. Примчалась городская стража, но, увидев, как летает в моих руках тяжеленая кувалда, весь энтузиазм исчез, они предпочли наблюдать издали. Главы городского магистрата в ратуше не было, он отбыл домой, обедать. Я на всякий случай проверила, так ли это, разгромив кабинет главы, а потом отправилась к нему домой. Дверь в доме главы магистрата оказалась прочнее, чем в ратуше, потребовалось три удара, чтобы выбить. Не, ну а чё?! Открыли бы сразу, никто бы не пострадал. Один здоровяк с топором, чего-то орал, лез драться, но после удара кувалдой улёгся в уголке и не мешал.
 Я прошлась по первому этажу, посмотрела во всех углах и сундуках, не нашла, поднялась на второй этаж. Глава магистрата обнаружился в спальне под кроватью. Правду говорят, что человек способен на невероятное. Ну вот как эта туша сумела протиснуться в такую щель, куда не всякая кошка пролезет?! Как я его нашла? Ха-ха-ха! Кровать дрожала! Я сначала раздолбала шкафы и сундуки, а потом разломала кровать.
 -Где эльфийка? - спросила, вытащив этот студень из-под обломков.
 В ответ начался словесный понос, о том, какой глава магистрата белый и пушистый и ни в чём не виноват.
 -Где эльфийка?! - рявкнула я и грохнула по стене кувалдой возле его башки.
 -Я не знаю, госпожа! - завопил глава. - Не знаю! Это храмовники! Они! Это по их приказу она была схвачена! Я тут не причём!
 -Где их логово?
 -Серое здание напротив Ратуши!
 -Смотри мне! - я грохнула кувалдой с другой стороны от его тыковки. - Если обманул... Да, я возьму эту саблю! - Я показала ему сабельку, вывалившуюся из разбитого шкафа.
 -Всё, что угодно! - заскулил глава. - Всё, что...
 Я выбила окно и выпрыгнула наружу, оказавшись в переулке.
 -Так, где у нас ратуша? - я сориентировалась. - Это туда.
 Берест - городишко довольно запутанный, блуждать по улицам и переулкам я не имела желания. Поэтому я пошла напрямик, перескакивая или проламывая заборы. Несколько раз меня хотели побить, но останавливал мой рост и кувалдочка. Несколько кабысдохов отправились в полёт - вообще-то с собаками у меня нормальные отношения, но некогда , некогда! И правда, по другую сторону площади, раз в декаду становившейся торговой, возвышался трёхэтажный серый дом с большой башней. Я постояла, рассматривая особняк. В этот момент на площадь выбежал отряд городской стражи, морд двадцать, не больше. Послышались вопли:
 -Вот она! Хватай её!
 Однако приблизиться ко мне никто не решился, наоборот, шарахнулись прочь, когда я двинулась к особняку. Я взошла на крыльцо и постучала специальным молоточком:
 -Тук-тук-тук! К вам гости!
 -Приёма нет! - прозвучало изнутри.
 -К вам гость! - попыталась я образумить запершихся.
 -Проваливай! - со мной не хотели общаться.
 Не хотите и не хотите, но грубить-то зачем? Я плюнула на разговоры и начала действовать. Бум! Дверь дрогнула. Бум! Дверь снова содрогнулась. Бум! Правая половинка двустворчатой двери рухнула внутрь. Я мелькнула и отошла в сторону. Вжиу! Мимо пролетело несколько арбалетных стрел, угодив в стоявших в отдалении стражников. В ответ послышались гневные вопли. Тем временем я уже была внутри, вовсю раздавая удары как кувалдой, так и рукоятью. Расчистив территорию, я схватила за шиворот и приподняла одно тело в сине-жёлтом балахоне, скорчившегося в углу:
 -Где эльфийка?
 -В-в-в ц-ц-цитадели! - с заиканием выговорил он. - Там содержат особо важных преступников!
 От балахонщика начало вонять. Я отшвырнула его и пошла в цитадель. Она мрачной громадой возвышалась на холме в северной части города. Я пошла туда. Не успела я выйти с площади, как услышала гневные крики и топот ног. Это неслась толпа горожан, размахивая всяким оружием, подвернувшимся под руку: дубинами, тесаками, топорами, у одного даже была лопата. Увидев, что я остановилась, толпа стала замедлять свой бег и почти сразу встала в шагах двадцати. Я нехорошо улыбнулась и, взмахнув кувалдой, сделала к ним шаг. Горожане ломанулись прочь, бросая дубины и топоры. Так же осталось четыре башмака, почему-то только правые. Валялась, кстати и лопата. Помахав беглецам ручкой, я снова пошла к цитадели.
 В цитадели тоже никто не хотел общаться. Какие-то нелюдимы в этом городе. Ворота, понимаешь, закрыли, а вот подъёмный мост не смогли. Локтя на три подняли, и механизм заел. Ни вверх, ни вниз. Обычному смертному пришлось бы подтягиваться, чтобы влезть, а я без разбега заскочила на мост и прошагала к воротам. Защита была активирована и стрелы сыпались вокруг, не причиняя вреда. Но вот в бойнице мелькнул арбалетчик. Я вскинула свой "гномий" арбалет и выстрелила. Расстояние было небольшим, шагов семьдесят, не больше, так что стрела попала в цель. Арбалетчика просто снесло со стены силой удара. Не знаю, как это у меня получалось. Наверное, частично опыт, частично интуиция, частично ещё что-то. Другие пробовали подражать, но неизменно промахивались. Так и осталась неразгаданной эта тайна.
 Ворота, как я уже говорила, успели закрыть, и даже решётку опустили. Но сбоку была небольшая калиточка, про которую впопыхах забыли и через которую я попала в караульное помещение. Пятеро стражников, пивших пиво, с изумлением посмотрели на меня. Я грохнула кувалдой по столу. Мужчин словно ветром сдуло, одни взлетели на второй этаж, другие метнулись на наружу, но одного я успела ухватить за шиворот и задала вопрос:
 -Где эльфийка?
 -В Башне Правосудия! - ему не надо было объяснять какая именно эльфийка. - Туда сажают приговорённых к смерти.
 -О как! - удивилась я. - Её, оказывается, успели осудить!
 -Какой суд? - удивился стражник. - То, что она принадлежит к эльфам, богомерзкой расе, уже является приговором! Завтра её должны казнить!
 -Даже так? - опять удивилась я. - Веди!
 Мне, вероятно, попался не рядовой стражник, потому что много знал. Повёл он меня не через двор, а по тайным коридорам внутри стен. Спустя полчаса блужданий, подъёмов и спускания по лестницам, он показал на дверцу и сделал приглашающий жест: мол, пришли! Я в ответ показала ему кувалду и указала на дверь. Ишь какой хитрый, а то я не заметила магической ловушки с заклинанием "Огненная печь". Поняв, что хитрость не удалась, стражник вздохнул, убрал ловушку (там, оказывается был простой амулет направленного действия многократного использования, который я у стражника сразу забрала) и открыл дверь.
 Похоже, нас ждали, но со стороны двора. И дружно ломанулись туда, бросая мечи и алебарды, когда сзади я грохнула кувалдой. Аккуратно заперев за ними дверь, я ещё подпёрла её алебардой, а чтобы вообще невозможно было открыть - загнала в щель между дверью и полом пару топоров. И отправилась искать Ли, потому что мой проводник тоже сбежал.
 Когда я появилась на втором этаже, был слышен лишь топот, надзиратели предпочли не связываться, а сбежать. Нет, ну какие все стеснительные, я не людоедка, людьми не питаюсь, ну стукну разок по башке кувалдочкой и только! Обошла все камеры , шесть штук, только мужские, и рожи - мама не горюй, с такими харями только к палачу! Третий этаж - тоже мужские камеры, тот же самый контингент. Нет, последняя камера отделана облицовкой с амулетами, блокирующими магическую силу, и трое заключённых сидели в антимагических оковах. Сидельцы были: девушка с очень недружелюбным личиком, плевалась далеко и метко, гадина, я утёрлась и погрозила кувалдой; дворянин, ни на что не обращающий внимание, и гоблинский шаман, мерзко хихикающий. Этого-то как сюда занесло?!
 На четвёртом этаже я застала всех надзирателей. Они сбились в кучу и мелко дрожали. Тьфу!
 -Где эльфийка? - спросила я, взмахнув кувалдой.
 -Т-т-третья камера! - ответил один из надзирателей. - Только, госпожа...
 Но я не дослушала, а уже шла по коридору. Так, третья? Не та, здесь несколько старух, похоже простые знахарки. Я перешла к другим камерам. Не то, не то, ага, вот она, третья слева камера. Там сидела моя эльфи?ечка и ещё какие-то мерзкие тётки.
 -Слава! - воскликнула Ли, когда я вынесла дверь и вошла в камеру. - Я знала, что ты придёшь!!
 Была она в каких-то отрепьях и обрита наголо, как приговорённая к смерти, а ещё прикована к стене за шею. Она рванулась ко мне, но цепь не пустила. Я заметила, что бабы стараются держаться от Ли подальше. Я спросила Ли в чём дело. Та захихикала:
 -То, что справа, пьяной задушила двух своих детей, слева - вырезала семью: отца, мать и троих детей. Я сказала, что о них думаю, драться они не могут, так давай пинаться. Но я же эльф! После получаса пинков, у них ноги были синие.
 -Ну что ж, думаю, этим ледям тут самое место, - сказала я, освободив эльфийку от ошейника с цепью.
 -А вы сами-то! - заорала душегубка слева.
 -Вообще-то я амазонка из Царства Амазонок, всю жизнь защищала её границы, - ответила я, - а она впервые надолго покинула свою Рощу. Так что мимо.
 А Ли показала бабе язык. Та попыталась лягнуть эльфийку, но поймала мной пинок. Добротный сапог лучше голой ноги. Баба взвыла от боли, а мы покинули камеру и пошли к выходу. Надзиратели сбежали. Я только пожала плечами. Трогать их я не собиралась, чего бегать-то? Стражники собрались на втором этаже, всего морд пятнадцать, вперед стояло четверо с алебардами.
 -Парни, вам жить хочется? - спросила я.
 Стражники подтвердили - хочется.
 -Тогда, может быть, мирно разойдёмся? - предложила я, помахивая кувалдой.
 Стражники были не против.
 -Очень хорошо, - одобрила я, - Только одно условие: верните вещи эльфийки, одежду и оружие. Я немного подожду, а вы пока принесите.
 Я села на лестнице, Ли прижалась к моей спине. Несколько стражников убежало за вещами эльфийки. Вперёд вышел здоровенный стражник.
 -Слушай, а кто ты такая? - спросил он.
 -Амазонка, - ответила я. - Амазонка из Царства Амазонок.
 -Врёшь! - сказал стражник. -Амазонки не такие! Они... - он попытался изобразить руками.
 -А! - засмеялась я. - Поняла! Амазонки должны быть небольшого роста, со здоровенными сиськами и задницей, у ней должны быть едва прикрыты лишь грудь и писька, и она должна непрерывно трахаться из-за хронического недотраха. Правильно?
 Эльфийка откровенно заржала.
 -Ну, в общем, да... - согласился стражник, остальные засмеялись.
 -Ребята, поймите, жизнь к этим развлекательным картинкам имеет малое отношение, - сказала я. - Ну какой воин напялит только бронелифчик и какие-то трусики. Вы себе мужика можете представить в подобном? А женщин, значит, представляете. Ну-ну...
 -А что, амазонки не сражаются голыми? - спросил кто-то.
 -Было один раз, - признала я. - Отряд амазонок остановился на привал около речки, начали мыться, сти-раться, готовить обед. И тут на них напали. Большая часть амазонок вступили в бой, так скажем, неодетыми, успели только схватить оружие. Бой получился жестоким, но, что удивительно, убитых амазонок не было, были только раненные, зато вражеский отряд полёг почти весь. Бой получил название "Битва у Жёлтой речки". Несмотря на такой результат, командир отряда получила по башке за плохую разведку, потому что могло получиться и по другому. Но битва довольно популярна, стала сюжетом для ряда картин.
 -Но где, где эти амазонки обитают?! - вскричал кто-то. - Почему о них никто не знает?!
 -Обитают амазонки в мире Верей, - спокойно сказала я. - А почему никто не знает? Вопрос не ко мне, но думаю, мужчинам просто не нравится признавать, что их побеждают женщины. Вот и замалчивают или рисуют амазонок совсем дикими.
 -А что, не так? - фыркнул тот же голос.
 -О картинах я уже говорила, упомяну только "Амазономахию", - усмехнулась я и погладила рукав своей куртки. - "Вечная материя", делается только в Царстве Амазонок. "Гномий" арбалет, - показала я, - придуман гномами, наши оружейницы переделали, может выпустить четыре заряда подряд. У вон того, двубородого, судя по рукояти, "девичий клинок". Опять же, придуман в Амазонии, получил широкое распространение в Ойкумене.
 В это время принесли вещи эльфийки, та забрала их и переоделась за моей спиной и вооружилась.
 -Ладно, мальчики, - сказала я, - было приятно побеседовать, но нам пора.
 Стражники расступились и мы прошли к выходу. Задержать нас никто не пытался, наоборот, стремились, чтобы мы убрались поскорее, даже ворота открыли. На краю рва столпились едва ли не все жители города. Наше появление они встретили восторженными криками. Видать, эта секта уже давно сидела у них в печёнках, но никак не могли объединиться и выгнать. И тут нашлась героиня, которая сумела дать в морду.
 Гномы принесли моё копьё, я им подарила кувалду. Нас провожали до городских ворот, наверное, желали убедиться, что мы точно ушли. Потом, как мы узнали, горожане разнесли здание секты вдребезги пополам, сектантов, кого сразу не прибили, вышвырнули из города, немногочисленных защитников из горожан вышвырнули следом.
 -Слава, - спросила эльфийка, - а как ты вообще решилась в одиночку меня спасать?
 -Ничего особенного, - пожала я плечами, - городок небольшой, стражников мало, много городу просто не по карману. Да и воины они не очень, разогнать труда не составило. А сами горожане не шибко геройствовали ради секты. Единственная опасность - могли тебя куда-то спрятать. Но не додумались.
 -Слушай, может быть расскажешь всё-таки, куда идёшь? - потребовала Ли.
 -Ну слушай, - я закурила сигару. - В те дни, когда мир был молод, сошлись три бога: наша Богиня Амазонок, эльфийская богиня Алисар и ныне забытый гномий бог. Они объединили силы и сковали для Богини Амазонок нагату. Но что-то поссорило богов и они разобрали нагату. Клинок взял гномий бог, рукоять - Алисар, Богине Амазонок достался лишь шип с "пятки" рукояти. Вот Богиня перед тем как взять меня в свой избранный отряд, поручила собрать это оружие. Перво-наперво я обратилась к гномам начёт клинка. Те сказали: да, что-то такое когда-то было, но они не в курсе, и посоветовали обратиться в клан "Чёрная кувалда". Я посмотрела, где этот клан и охренела: этот клан расположен в тёмном секторе Ойкумены, туда невозможно открыть портал, надо пользоваться естественными порталами, а между одним и другим иногда тысячи миль, как здесь. Вот я и иду в мир Ерроси, где живёт клан "Чёрная кувалда". Два мира я прошла, это третий. Впереди ещё три, а потом ещё придётся искать место обитания гномов. А там вновь придётся куда-нибудь отправиться. В общем, как некогда было сказано, это всерьёз и надолго.
 -Ладно, это отдалённая перспектива, - сказала Ли, - а какие у нас ближайшие планы?
 Она беспрерывно поглаживала саблю, которую я ей вручила ещё в цитадели. То есть, владеть не умела, но вещь жутко понравилась. Ничего, девочка способная, я её научу.
 -Боюсь, у вас никаких планов не будет, - из кустов вылезли несколько звероподобных мужиков и нехорошо уставились на меня и эльфийку. - Ни ближайших, ни отдалённых.
 И гнусно заржали. Ли спокойно посмотрела на душегубов. Спокойно - это потому что я не волновалась. А чего мне волноваться? Разбойников всего пятеро, четверо передо мной, пятый сзади, они явно не мастера фехтования, по движениям видно. И дураки, были бы умные - близко не подошли. Я кивнула эльфийке за спину, та кивнула.
 -Ну давайте! - нетерпеливо сказал главарь, самый звероподобный.
 -В челюсть или ухо? - уточнила я, вставая.
 Мужики невольно попятились, увидев мою фигуру, а я подхватила копьё и сделала несколько движений, смахнув главарю половину бороды. Вжикнула стрела, сзади захрипел бандит.
 -Раздевайтесь, мальчики, - сказала я. - А то сейчас как дам - три дня летать будете.
 -Уроды, - добавила Ли, - вы знаете с кем связались? Мы амазонки из Царства Амазонок!
 Трое начали снимать одежду, лишь главарь медлил. И получал от меня копьём по шапке:
 -Особое приглашение нужно?
 Когда они остались в чём мама родила, я прогнала их, потом собрала палкой всё их тряпьё в кучу и сожгла, использовав заклинание "Искра".
 -"Три дня летать будете"! - хихикнула эльфийка. - Надо запомнить! Так всё-таки, куда идём?
 -На Закат, - ответила я. - Пойдём тропами в стороне от дорог. Почему? - предвосхитила я её вопрос. - Потому что во-первых, - стала я загибать пальцы, - не забывай про того офицера-чернокнижника, чей подручный организовал на нас засаду в лесу, во-вторых, не стоит забывать королевские власти, им вряд ли понравилось то, что я устроила в Бересте, и в-третьих, не забывай про сектантов. Они наверняка попытаются жестоко отомстить. Ну и на закуску, всякие лендлорды, думающие, что двух одиноких девушек можно безнаказанно обидеть. Так что соваться на тракты не стоит. Нет, что нас схватят речи нет, - усмехнулась я. - но лишние приключения нам ни к чему.
 Первые три дня мы шли лесами, обходя деревни, благо еда была, собирали ягоды, грибы, да и Ли неизменно приносила добычу. Но потом эльфийка закапризничала: ей захотелось поспать на нормальной кровати, поесть вкусной еды, похлебать нормального супчика. Детей надо баловать - я привела её в ближайшую деревню, как оказалось, окружной центр под названием Большой Сундук. Наверное в память об ограбленном здесь некогда купце, обладателе большого сундука. Мы зашли в деревню и прошли до площади, где нашли трактир. Поймав сальный взгляд трактирщика, я поняла, что у нас будут проблемы, небольшие, маленькие, но всё-таки будут. В отличие от местных, у которых проблемы будут большие.
 Мы заказали обед. Пустой трактир стал заполняться людьми, но садились они в другой половине, оставляя нас в одиночестве. Принесли суп. Я коснулась тарелки и сделала знак Ли: не ешь, отравлено! Девчонка заметила мой сигнал и отреагировала правильно: долго дула в ложку, а потом уронила её в суп.
 Именно в этот момент в трактир ввалилась компания молодёжи, человек десять. Они уселись за свободные столы, а главарь, парень лет двадцати, подсел к Ли и попытался обнять её с воплем:
 -Любовь моя, как долго я тебя искал!
 Эльфийка взяла свою миску и надела ему на голову, а потом опрокинула его на пол. Заухмылявшиеся и засмеявшиеся селяне примолкли - такого, видать, здесь ещё не наблюдали. Парень вскочил в дикой ярости, но тут я сказала:
 -Вот, разбудила зверя!
 Ли хихикнула, послышались смешки среди зрителей. "Зверь" оказался смешон: голова мокрая, на волосах и плечах вермишель, капуста, дольки моркови, укроп. Стерпеть этого он не смог - какая-то девка смеет над ним смеяться! - обежал стол и попытался ударить. Я поймала его кулак и сжала. Парень взвыл и попытался освободить руку, но легче было разжать пасть демону из хаоса, чем мои пальцы. Бедолага завизжал и упал на колени. Я отпустила его кулак, драчун уставился на свою руку: она была раздавлена, а кости переломаны. Больше он никогда не сможет пользоваться своей рукой.
 -Кто-то ещё хочет подраться? - спросила я.
 -Ах ты сука! - в дверях трактира появился здоровенный дядя, и ещё пятеро подобных ему мужиков, но по габаритам они до меня не дотягивали.
 Не тратя время на разговоры, они бросились к нам. Я вскочила, а Ли, понимая, что в этой драке её скорее убьют, чем она окажет помощь, нырнула под стол. К ним присоединились дружки покалеченного. Казалось, толпа сейчас погребёт меня, но, с одной стороны им помешал стол, а с другой я двинула вперёд скамейку, разрезав единый фронт нападающих. Я выхватила у одного дубинку и принялась ловко ею орудовать, отбивая удары и нанося свои. С другой стороны стола послышались вопли: это Ли начала колоть своей саблей слишком шустрых нападающих. Тем не менее двоим всё-таки удалось заскочить на стол, но не более: я одной рукой приподняла стол и шустрые парни свалились на своих дружков.
 Когда нападающие отхлынули назад, можно было подвести некоторые итоги. Трое валялись без сознания - я их приласкала дубиной. У одного была сломана нога - получил скамейкой, ещё один баюкал сломанную руку - полез с ножом, у четверых были порезаны ноги - это работа Ли. Ещё несколько получили ушибы.
 Тут распахнулась двери и в трактир вошли несколько стражников во главе с толстым сержантом - главой местного гарнизона. Он оглядел местность и спросил:
 -Кто тут разбуянился?
 -Они! - все указали на меня и эльфийку.
 Сержант, полный важности, подошёл к нам:
 -Вы арестованы! Сдать оружие!!
 -Чего? - спросила я.
 -Сдать оружие!!! - гаркнул сержант.
 -Чегой? - я приставила к уху ладонь. - Ты погромче, я плохо слышу.
 Послышались смешки, сержант не побагровел, а пошёл пятнами, поняв, что я над ним издеваюсь. Он обернулся к своим стражникам:
 -Взять их!
 -Никак не можно, господин сержант! - ответил немолодой стражник. - Это, кажись, та самая девка, что разнесла половину Береста.
 -С чего ты это взял, Стах? - не поверил сержант.
 -Вряд ли найдётся вторая такая же в наших краях, - ответил стражник. - В той бумаге из Пораза говорится: "...агромадного роста, в белом, лысая..." Она!
 Народ шарахнулся прочь. Если я в одиночку способна разнести половину города, что мне стоило перебить деревенских увальней? Мёртвым героем никто не стремился стать. Сержант оглядел присутствующих - никто тоже не рвался в герои.
 -Ну, мы пойдём, - сказала я.
 -А кто заплатит за погром?! - вякнул трактирщик.
 -Кто громил, тот и заплатит! - ответила я. - Мы даже поесть не успели.
 -А этот разгром?! - возмутился трактирщик. - Из-за вас это произошло!
 -Это не разгром, - усмехнулась я. - Это так малое буйство. Если тебе нужен действительно разгром, то стоит только попросить. Будет как в Бересте.
 -Не надо! - побледнел трактирщик.
 -Не надо так не надо, - пожала я плечами и кивнула Ли: - Пошли!
 Провожаемые злыми и испуганными взглядами, мы вышли из трактира. Я огляделась:
 -Так.... Кажется нашему копью приделали ноги. Пойдём искать.
 Я достала амулет. По большому плоскому хрусталю побежал лучик. Вот он остановился и указал направо. Мы пошли направо. Побродив по улицам, мы пришли к богатому дому. Стрелка на амулете указывала именно туда. Я постучала. Раздался лай собак. Я снова постучала. Никакого движения, кроме метавшихся на цепи собак. Пожав плечами, я выбила калитку и вошла. Ли, как привязанная, шла сзади, готовя лук. Когда мы подошли ближе одна из собак кинулась на меня, но, поймав пинок, улетела назад и шлёпнулась на землю. Вторая собака, видя такое дело, заскулила и спряталась в будку. Из дома выскочил старикан и стал орать, что мы живодёры, убили собачку...
 -Копьё верни! - перебила я его монолог.
 -Какое ещё копьё? - заорал старик. - Пошли вон, бесстыже девки! Напялили штаны! Ужо я вас!!
 Я одним махом оказалась рядом, отняла палку, а деда, взяв за шиворот, переставила с крыльца на землю. Пока дедок переживал такое неласковое обращение, мы вошли в дом. Там на нас накинулся с кулаками какой-то паренёк, но, получив в зубы, улетел за печку и больше не выступал.
 -Где копьё? - спросила я.
 -Нет у нас никакого копья! - завизжала какая-то тётка. - Убирайся!
 -Нет? - повторила я. - Ну тогда не обижайтесь!
 Я начала громить хату. Разломала стол и лавки, побила посуду, вытряхнула сундуки и разломала их, проломила бок печи. Всех, пытавшихся мне помешать, я отшвыривала прочь. Когда я двинулась ко второй половине избы, старик сказал:
 -Хватит! - и вытащил откуда-то с печи моё копьё.
 -И стоило это такого разгрома? - спросила я.
 -Копьё бы всё окупило, - буркнул дед.
 -Хочешь обрадую? - спросила я. - За это копьё тебя бы где-нибудь удавили. Вот и вся прибыль. Удивляешься? Не стоит. Наконечник - адамант, древко - "чёрный дуб", да и сама работа о-го-го! Ни у кого таких денег нет, даже торговые дома предпочтут не платить, а отнять. Слишком жирный кусок ты попробовал ухватить, дед, не удержал бы. К тому же вес этого копья - примерно двадцать фунтов, обычному человеку трудно сражаться им.
 -А ты? - вырвалось у парня, получившего от меня в морду.
 -А я амазонка, воин, специально тренированная для боя подобным оружием! - подняла я палец вверх.
 -У тебя и так есть, - буркнул дед.
 -Для разных ситуаций - разное оружие, - ответила я. - В одной подойдёт копьё, - другой - мечи, а в третьей - кинжалы. А где из арбалета пострелять. Недавно в Бересте основная работа пришлась не на копьё, а на кувалдочку.
 -Амазонки... - вдруг сказал патлатый парень. - Это у вас была Нерфийская война?
 Я была ошарашена. Откуда он знает о ней?!
 -У нас, в Амазонии, - подтвердила я. - Но ты откуда это знаешь?
 -А вот! - парень вытащил потрёпанную книгу и прочитал название: - "Мишель фон Платени. Рассказ о Нерфильской войне". Он похоже сам принимал участие в этой войне, очень уж подробно пишет о планах и действиях амазонок и нерфильцев. Отец меня чуть не убил, когда я купил на ярмарке эту книгу. А потом сам читал, не отрываясь.
 Я взяла, полистала и вернула назад:
 -Вообще-то никакого Мишеля в войске амазонок там и близко не было. Да и кто бы его туда пустил? А книга была написана для высшей школы амазонок, в качестве учебного пособия. Там подробно разбирают действия как амазонок, так и нерфильцев. Каким-то образом этому Мишелю попалась эта книга, он и издал под своим именем.
 -А ты откуда знаешь?! - окрысился дед.
 -Я сама принимала участие в этой войне, - усмехнулась я, - и отлично знаю, кто чем занимался. Ладно, мы пойдём. Счастливо оставаться!
 Когда мы ушли из деревни, я рассмеялась, эльфийка удивлённо посмотрела на меня.
 -Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь, - сказала я. - Ну кто бы мог подумать, что в этой занюханной деревушке найдётся моя книга?
 -Твоя?!! - поразилась Ли.
 -Моя, моя, - подтвердила я. - Вскоре после Нерфийской войны меня попросили написать книгу про войну, для читаемого изложения попросили помочь одну писательницу. Но я вышла из положения по-другому: давала прочитать написанное своим детям, если ребёнок поймёт, то взрослый тем более. Некоторые главы приходилось по нескольку раз переписывать для ясного понимания. В Главном Штабе прочитали книгу и решили издать большим тиражом для народа, кое-что убрав и упростив. Именно этот вариант попал к Мишелю фон Платени.
 -Жаль, ты не забрала эту книгу у селян, - посетовала эльфийка. - Я бы почитала.
 -Зачем? - спросила я. - У меня свой экземпляр есть.
 Я полезла в мешок и достала книгу. На обложке была изображена амазонка в доспехах и надпись "Всеслава Дебрянская. Нерфианская война". Ли взяла книгу посмотрела на обложку, на меня, снова на обложку, опять на меня и воскликнула:
 -Слава! Но это же ты! О Богиня Цветов! - эльфийка едва не выронила книгу, когда девушка на обложке вдруг подмигнула.
 -Хи-хи! - не сдержалась я. - Это специальный экземпляр, - пояснила я, - их всего не больше десятка сделали. Три штуки получила я, остальные пошли в библиотеки. Свои отдала: одну в библиотеку родного города Дебрянска, второй - в школу амазонок, где провела столько лет, а третий оставила себе, хотя некоторые личности убеждали меня пожертвовать на благо всяких библиотек. Но я не поддалась. Ладно, потом почитаешь.
 Я забрала книгу, завернула её в "вечную материю" и положила в свой мешок.
 -Ну как, - спросила я, - наелась вкусностей?
 -По горло, - потупилась эльфийка.
 Ты глянь, стыдно стало!
 -А я подозревала, что именно так получится, - сказала я. - Ну не умеют люди думать! Раз одинокие девки, значит, можно безнаказанно ограбить и изнасиловать. Нет чтобы подумать: если их можно безнаказанно ограбить и изнасиловать, то это наверняка бы сотворили задолго бы до них. А раз не сотворили, то наверняка с ними нельзя этого сделать. Но нет, они будут делать одни и те же ошибки. Скажи это им, они только плюнут: "Тю! Да что?бы я с бабой не управился! Пара затрещин и будет смирной!"
 -А зачем ты тому парню руку раздавила? - спросила Ли.
 -А потому что ты у него явно не первая, - пояснила я. - И жест, и возглас явно отработан на других девушках. Вот и отомстила за всех. Надо было бы ему кое-что оторвать, но обстановка была неподходящая. Ладно, пошли дальше, отдохнули.
 Вечером, после тренировки и ужина, Ли вдруг сказала:
 -Слав, я заметила, что ты дико злишься, когда говорят о "диких" амазонках...
 -А в чём наша дикость? - я и правда начинаю возбуждаться, говоря на эту тему. - Всё обычная мужская клевета. Вот, например, известная "Энциклопедия тайн и загадок Ойкумены". - Ли кивнула. - Авторы проделали титанический труд перерыли горы материала, привели массу ценных сведений. Но что мы видим про амазонок? - я порылась в своём мешке, достала тетрадь и прочитала: - "Амазонки - мифические женщины-воительницы, которые живут без мужчин. Раз а год они совершают набег, в котором захватывают мужчин, с которыми проводят три ночи и три дня, а потом убивают. Слово "амазонка" происходит от харарского ха-мазон, что означает "безгрудая", потому что амазонки выжигают одну из грудей, а иногда и обе, чтобы стрелять из лука. Ходят слухи о существовании в Ойкумене Царства Амазонок, но они крайне недостоверны". И это всего сто пятьдесят лет назад, когда Царство Амазонок существовало почти полторы тысячи лет! Зато про всякие княжества, герцогства, графства, которых давным давно нет и про них забыли, много и подробно, приводятся битвы, династии. Почему? Потому что ими управляли мужчины! В общем, целенаправленная ложь.
 -Что да, то да, - согласилась Ли. - Козлы.
 -Пошли они все... - я выдала крайне матерный точный адрес. - Как бы они не злобствовали, а Царство Амазонок существовало, существует и будет существовать!
 На этом я закончила и убрала тетрадку. И вытащила меч, который забрала у офицера-чернокнижника.
 -О! - удивилась я сама. - А я про него совсем забыла!
 -А что в нём интересного? - спросила Ли.
 -Во-первых, название этого меча "край", - поведала я. - Во-вторых, это любимые мечи высших вампиров. В-третьих, они когда никому эти мечи не дарят, все такие мечи у невампиров - трофеи, добытые в жесточайшей схватке, в-четвёртых, обладатели этих мечей великолепные бойцы, лучше меня. Если бы тот офицер-чернокнижник добыл этот меч в бою, он бы может быть победил меня, но было наоборот. И нет, офицер не поддавался, он сражался изо всех сил, - сказала я, заметив, что эльфийка открыла рот.
 Я снова осмотрела меч. Клеймо ни о чём не говорило - обычная гномья работа. Всем известно, что эти мечи вампиры заказывают у гномов, потому что сами не умеют работать с металлом. Этот меч сделал клан "Алмазная кувалда".
 -Хотелось бы узнать, как меч попал к чернокнижнику, - сказала я. - Но где его сейчас найдёшь... Хотя он обещал отомстить, а чернокнижники слов на ветер не бросают. Так что будет возможность побеседовать.
 -А ты уверена, что он решится встретиться? - спросила Ли.
 -Не забывай, - ответила я, - что он считался и сам себя считал непобедимым, и вдруг его побеждают. Если бы его победил мужчина, он бы трезво оценил ситуацию, его и своё мастерство и, возможно, не стал бы нарываться. Но его победила я, женщина, а это страшный удар по самолюбию. Как я понимаю, он женщин в качестве противника даже не рассматривал, и тут я. Амазонка-шамазонка, да хоть королева неба - его победила женщина! Вот что его грызёт и этот чернокнижник обязательно будет искать встречи. Первый его выпад я отбила, буду ждать следующий. Ладно, давай спа-а-ать, - зевнула я.
 ГЛАВА 8
 Эльфийка Ли
 Мы шли не торопясь, в основном с утра и до полудня, а там обедали и тренировались. Но, не "торопясь" вовсе не означает "медленно", до обеда мы успевали пройти столько, что другим бы потребовалось бы два дня. Ну да, пресловутый "женский шаг". И при этом амазонка успевала осмотреть и оценить окружающую местность. И меня учила искать несоответствия, детали, которые не совпадают с данной местностью. Слишком густая листва на дереве? Почему? На других той же породы менее плотная. Слишком густые кусты? Там кто-то скрывается? В других местах кусты менее плотны. Трава примята, кто-то наследил? И дальше в том же духе. Я и правда стала замечать намного больше, хотя и эльф. Никогда бы не поверила, что кто-то может лучше эльфа действовать в лесу, а вот поди ж ты!
 В самые первые дни Всеслава предложила мне применить амазонские способы укрепления костей и суставов. "А то ты такая слабенькая, тебя воробей одолеет". На воробья я обиделась, но согласилась. Амазонка раздела меня, уложила на траву, и принялась водить надо мной руками. От её рук исходило непонятное тепло.
 -Э, подруга! - сказала вдруг Всеслава, задержавшись на груди. - Да тут у тебя блок!
 -Какой ещё блок? - не поняла я.
 -Ментальный! - пояснила амазонка. - Кто-то заблокировал твои магические способности, оставив только часть способностей к природе. И твой дар весьма необычный, судя по тому, что вижу и ощущаю, один из самых сильных. Интересно, для чего это ему понадобилось?
 -Видишь ли, - сказала я, - в нашем мире главой Рощи становится самый сильный маг. По твоим словам, у меня очень сильный дар, и похоже, сильнее, чем у нашего вождя. Вот для того, чтобы я не смогла стать вождём Рощи, он и заблокировал мой дар.
 -И не только, - добавила Всеслава. - Я никак не могла понять, почему именно тебя ваш вождь продал чернокнижнику. Теперь всё сложилось. Чтобы убрать претендента на власть. Мерзкая тварь, ваш вождь, хоть и светлый эльф.
 -Это тоже в наших традициях, - усмехнулась я. - Насколько я знаю, ни один из вождей сам не ушёл, всем "помогали" уйти.
 -Да уж, "цивилизованные" эльфы, - фыркнула амазонка. - Тю, вот же накрутили! Я попыталась проследить этот ментальный блок, - объяснила Всеслава, - но он оказался связан с жизненными струнами твоего организма: сердца, лёгкими, дыханием, ещё чем-то. Любая попытка снять блок неизбежно заденет хотя бы одну из струн и станет причиной твоей смерти. Скорее всего, именно поэтому никто не смог снять блок.
 -Так что, снять блок невозможно? - упавшим голосом спросила я.
 -Ну, обычным методом, когда блок уничтожают одним ударом - невозможно, - подтвердила амазонка.
 Я было отчаялась, но обратила на слова "обычным метод".
 -А что, есть и необычный метод? - поинтересовалась я.
 -Да, есть, - подтвердила Всеслава, - наш, амазонский. Видишь ли, враги Амазонии не оставляли попыток нанести вред нашей стране и ихние маги вкладывали в пленных девушек вредоносные заклинания, а потом отпускали. Бывшая пленная должна была отравить пищу, убить военачальника и мага, ещё какой-нибудь вред причинить. Наши магессы находили эти заклинания, но попытки убрать его приводили к смерти девушек. Но надо было как-то парализовать эту вражескую деятельность. Лучшие маги взялись за эту задачу и смогли найти решение. Было разработано контрзаклинание, оно сначала парализовало вражеское, а потом начинало на него воздействовать, каждый день , если так можно сказать, "отгрызая" по ма-а-аленькому кусочку. И через некоторое время вражеское заклинание убиралось и девушки оставались живы.
 -А ты сможешь его снять? - спросила я.
 -Если бы не могла, я бы ничего не говорила! - веско сказала амазонка. - У нас все командиры владеют этим заклинанием. Часто бывает, что надо его наложить, а мага нет. Приготовься, сейчас тебе будет плохо, потому что будут задеты жизненные струны. Но часа через два всё придёт в норму.
 Всеслава стала что-то шептать и водить руками надо мной. Внезапно от пяток до макушки прокатилась ледяная волна. У меня жутко заболела голова, стало не хватать воздуха, засбоило сердце и вдруг меня вырвало. Тут я потеряла сознание. Когда я очнулась, то увидела, что лежу на берегу ручья, а амазонки меня обмывает.
 -Да, подруга, - сказала она с облегчением, - всякое видела, но такую реакцию на заклинание - в первый раз.
 -А что было то? - встревожилась я.
 -То, что ты вырвала помнишь? - спросила Всеслава, я кивнула. - Потом ты потеряла сознание. Потом тебя начало корчить в судорогах, а я никак их не могла остановить, потом тебя начало знобить, потом ты жутко про?потела, потом ты отписалась и обделалась. Я перенесла тебя сюда и стала мыть. Потом ты очнулась.
 Я жутко покраснела. Так эльфу опозориться... Ужас!!!
 -Да не переживай! - успокоила меня Всеслава. - Я думаю, тебе поставили что-то очень сложное, несколько уровней, возможно даже что-то чернокнижное. Почему и была такая реакция организма. Если бы я подозревала подобное, я бы не рискнула применять это заклинание. Зато есть плюс и довольно значительный: твой дар не только раскроется, но и приобретёт защиту от попыток его заблокировать.
 -Да? - я не могла поверить.
 -Наши маги проверяли, и реальные случаи были, - заверила амазонка. - Вообще заклинания подчинения не действуют. Так, лежи отходи, пару раз, возможно, приступ повторится, но гораздо слабее.
 А сама достала пергамент, чернила, перо и принялась писать письмо.
 -Э! - удивилась я. - А как ты собираешься письмо отправить?
 -Магией, - пожала плечами амазонка. - В тонкостях я не разбираюсь, это к магам надо обращаться. А если по простому, то произносишь заклинание и письмо возникает перед адресатом.
 -О! А мне можно написать письмо? - обрадовалась я.
 -Пиши, - не стала возражать Всеслава.
 Я написала своей подруге, и даже сделала несколько рисунков. Все говорили, что у меня талант к рисованию и советовали стать художницей, но я хотела быть воином и упорно тренировалась с луком. Я отдала пергамент с письмом Всеславе, она что-то пробормотала и письмо исчезло.
 -Вот и всё, - сказала амазонка, - минут через десять письмо будет перед адресатом.
 Я не успела ничего сказать, как меня скрутил второй приступ. Но он был гораздо легче: на этот раз я не потеряла сознания, судороги были гораздо слабее, я только описалась. Всеслава опять меня обмыла, потому что суставы как одеревенели, я вообще с трудом шевелилась.
 -Не беспокойся, скоро пройдёт, - утешала она, - уже сегодня сможешь бегать, прыгать и стрелять из лука.
 Последний приступ был совсем лёгкий: просто помутило и всё. Я по совету Всеславы, просто лежала и смотрела, как она тренируется. Это была одна из самых успешных тренировок на моей памяти. Амазонка одолела четверых "лордов хаоса" и уже добивала пятого, когда один из лежавших вдруг приподнялся и метнул свой меч ей в спину. Упавшую амазонку добил пятый "лорд".
 -Вот так оно в жизни и бывает, - сказала мне подошедшая Всеслава.
 Она взяла кувшин с квасом и влила в себя не меньше половины. Я с завистью посмотрела на неё. Уловив мой взгляд, амазонка налила большую кружку и протянула мне - пей, мол. Я выразила сомнение: не будет ли мне плохо?
 -Пей, пей, - успокоила Всеслава, - ну обгадишься ещё раз и всё!
 И заржала, гадина. Я возмущённо на неё посмотрела, взяла кружку и медленно выпила. Всё-таки амазонские квасы - чудо из чудес. Прекрасно утоляют жажду, освежают, бодрят. И на вкус превосходны. И никаких последствий не было.
 К вечеру действительно всё прошло, я уже спокойно занималась, отрабатывала приёмы с саблей, которые мне показала амазонка. Ставка была не на силу и мощь, а на быстроту и ловкость. Если бы я была человечкой, мне бы пришлось долго разрабатывать суставы, чтобы достичь нужной подвижности, но у эльфийки они изначально разработаны. Сама амазонка сидела на полянке и смотрела повтор свои схватки с "лордами тьмы", записанные на "камни памяти". Смотрела внимательно, некоторые моменты повторяла.
 Вы можете спросить: откуда эти камни? Ответ простой: из разграбленного купеческого обоза. Два дня назад мы вышли на лесную дорогу. Там разбойники заканчивали грузить захваченное добро на лошадей. Увидев нас, они заорал, что боги сегодня к ним щедры и кроме добычи, они послали ещё и баб. И все одиннадцать кинулись к нам. Амазонка, только и сказала, что это богиня мести послала их сюда, чтобы покарать за совершенное ими преступление, и приняла бой. Разбойники набегали по одному, по двое, и не незамедлительно отправлялись на встречу с гуриями. Трое последних увидев гору трупов около Всеславы, кинулись наутёк, но тут вступила в дело я. Три стрелы - и они догнали своих дружков. Внезапно амазонка вскинула арбалет и выстрелила в куст. Оттуда выпал худой мужик в драной мантии.
 -Колдун, однако, - сказала Всеслава.
 Она подошла и обыскала труп колдуна. Добыча была невелика: посох даже без навершия, мешок со сменой белья, но тоже грязным и вонючим, да мешочек с этими самыми камнями. Внешне они блеклые и невзрачные, но, как сказала амазонка, у них есть уникальное свойство: записывать происходящее, при использовании нужного заклинания, естественно. Добывали эти камни в одном мире, крайне недружелюбном к пришельцам. Во-первых, атмосфера там очень ядовитая, надо создавать воздушный пузырь для добытчиков, во-вторых, существа, обитающие там, считают всех разумных особым деликатесом и стараются его съесть. В-третьих, грунт там крайне противный, то и дело проваливаешься, и хорошо, если по колено, а запросто можно провалиться и по пояс, а то и по шею. В общем, каждый камешек обходится четыре-пять жизней. И стоят поболее, чем тот же город Берест со всем содержимым.
 -Кажись, колдун охотился именно за этими камнями, - закончила амазонка.
 -А откуда ты это знаешь? - спросила я. - Участвовала в добыче?
 -Амазония не добывает этих камней, - сказала Всеслава. - Хотя бы потому, что мы не считаем нужным платить за это жизнями разумных. Камни попадают нам в качестве трофеев, контрибуций и выкупов за пленных. Вещь полезная, но не из необходимых. Есть - хорошо, нет - обходимся. Теперь я их использую для себя.
 -А как? - спросила я.
 -Увидишь! - ответила Всеслава.
 И я увидела. Сегодня перед тренировкой с иллюзами, амазонка разложила по веткам деревьев несколько камешков, вызвала своих "лордов" и начала тренировку. Ну и я тоже. После схватки, Всеслава вдруг подозвала меня:
 -Ли, подойди!
 Когда я доковыляла, амазонка показала мне эпизоды моего поединка:
 -Смотри, твоя главная ошибка - ты даёшь противнику восстановить свои силы. Вместо того, чтобы немедленно атаковать, ты чего-то выжидаешь.
 -Но если я устала?! - возмутилась я. - Мне тоже маленькая передышка нужна!
 -Аргумент, - признала Всеслава. - Только не забудь про него, когда будешь являться тенью из мира хаоса. Твой противник вряд ли даст тебе эту самую передышку.
 Я сжала губы, но промолчала - крыть было нечем. Амазонка была кругом права: ввязался в бой дерись до конца. Справедливо решив, что я осознала свою ошибку, Всеслава вновь вернулась к своему бою. Я ради смеха взглянула на запись магическим зрением. И с удивлением увидела меж "лордами" какие-то цветные нити. Вот один "лорд" был сражён амазонкой, немедленно по этим нитям метнулись какие-то сгустки и нити пропали. Я сказала об этом Всеславе, та удивилась и посмотрела на запись магическим зрением.
 -Ах вот оно что! - рассмеялась амазонка. - Ах ты сука!
 И из уст воительницы полилась такая брань! Я была ошарашена и испугана. Но Всеслава погладила меня по голове:
 -Молодец, Ушастая! Я бы ещё долго бы не догадалась. Оказывается погибшие "лорды" передавали живым свою силу и опыт. А я чувствовала, что они становятся к концу схватки сильнее и лучше. Что интересно, магическое зрение во время схватки не действует, так что разоблачить это гадство почти невозможно.
 -А кого ты ругала? - поинтересовалась я.
 -Милиту, моего тренера, - усмехнулась амазонка. - Она всегда считала, что я слишком легко побеждаю и подсунула мне это заклинание.
 -И что теперь будешь делать? - спросила я.
 -Ничего, - пожала плечами Всеслава. - Нет, когда я вернусь, то обязательно набью ей морду. А сейчас я продолжу сражаться, только буду учитывать, что силы "лордов" увеличиваются. Нет, я могла бы вернуть заклинание в "норму", но раз я начала с таким, то и закончу с ним. А тренерше я ещё отомщу. Ой отомщу, ей все эти штучки боком выйдут. За мной не заржавеет!
 Мне стало страшно. Я знала как жестоко и изощрённо могут мстить эльфы, порой десятилетиями выжидая время для удара. Амазонка расхохоталась, заметив гримасу на моём лице:
 -Ты подумала, что я её буду убивать? Свою подругу?! Мы не эльфы! Как я уже сказала - набью её смазливую мордочку. А ещё вызову на поединок и погоняю по площадке на потеху другим амазонкам. На этом всё и закончится, потому что Милита знает, что виновата. Ещё раз говорю: мы не эльфы, все подобные проблемы мы решаем мордобитием или, в крайнем случае, поединком до первой крови.
 -А почему так... э-э-э... до первой крови? - спросила я.
 -Потому что амазонок мало, - объяснила Всеслава, - из сотни женщин - семь-восемь. Я имею в виду воинов, тех, кто сражается на поле боя. А в первое время амазонки стали перенимать привычки знати: чванство, спесь, вызов на смертельную схватку за намёк на обиду. После первых же погибших, вмешалась сама Богиня Амазонок. Она заранее предупредила о своём явлении и появилась одновременно во всех храмах Амазонии. Богиня объявила, что запрещает смертельные поединки, и будет за это сурово карать: несмотря ни на какие заслуги, низвержение со всех постов, отбор всех наград, назначение на самую грязную и непрестижную работу, где заняты одни мужчины. Кое-кто ей не поверил, но после поединков, закончившихся смертью, произошло то, о чём она предупреждала. С тех пор было введено нерушимое правило: поединок только до первой крови.
 -О! - я была поражена.
 До сих пор я была уверена, что у всех были такие же порядки, как у эльфов, отличия встречались, но не сильные. Даже приключения в Бересте и Большом Сундуке не вывели меня из этого убеждения, у нас случались происшествия и похлеще. Но вот известие о том, что вражда может ограничиваться поединком до первой крови выбило из колеи.
 -Не.. но как?! А месть?! А как же честь семьи, рода, клана?! - забормотала я.
 -Оставь! - махнула рукой амазонка. - Попробовали как-то это ввести, но потом оказалось, что обе стороны не раз спасали друг другу жизнь в боях и битвах. Поэтому плюнули и забыли. В конце концов, у нас другая страна, другой народ и обычаи.
 -Но у вас тоже живут эльфы! - воскликнула я.
 -Так скорее мы на них влияем, а не они на нас, - усмехнулась Всеслава. - когда у них погиб в безнадёжном поединке против опытного головореза молодой очень талантливый поэт, наша царица сама съездила к эльфам и посоветовала прекратить эти смертельные поединки.
 -Ребята, вас и так немного, а такими вы вообще вымрете! Мало вам погибших в борьбе с нежитью и нечи?стью, от несчастных случаев, так вы ещё друг друга истребляете! Четыре смертельных поединка за месяц. Это чересчур, благородные господа!
 -В общем, после этого внушения царицы смертельные поединки сошли на нет. Очень редко теперь случаются, и реакция царицы сурова: выживший арестовывается и ссылается на каменный карьер, где занимается обтёсыванием камней, распилкой и так далее. А как известно, эльфы очень не любят работать с камнем, это позор для них. Так что после нескольких случаев эльфы отказались от смертельных поединков.
 -Не поняла! - воскликнула я. - А какое право имела ваша царица вмешиваться в дела эльфов?!
 -Условием для переселения стало принесение магической клятвы о признании царицы Амазонии своей верховной правительницей, - пояснила амазонка. - Так что права были.
 -Эльфы?! - я снова испытала шок. - Магическую клятву?! Невозможно!!
 -А куда им было деваться? - спросила Всеслава. - Никто никуда не пускает, все гонят, и только амазонки предлагают место для поселения. На таких же условиях и гномы поселились. Им тоже особо некуда было идти. Отдохнула? Давай тренироваться, - сказала амазонка, - болтать потом будем.
 Я попробовала через силу не давать "Вертлявому" отдыха. И помогло! Теперь в трёх из пяти схваток я его побеждала! Всеслава посмотрела и сказала, что мне надо увеличить быстроту движений и ловкость, чтобы побеж?дать пять раз из пяти. Сама она продолжала сражаться с "лордами тьмы". Но теперь она немного по-другому строила свой бой. Её движения стали экономными и, как это выразиться, балетными, что ли. Есть у эльфов такой вид искусства танца - балет. Так вот именно балет мне и напомнили движения амазонки. Сначала движения лёгкие, почти небрежные, потом танец усложняется, появляется напряжение, драма, потом должен быть блистательный финал... но нет, какого-то волоска не хватает. Но чувствовалось, что скоро она этот зазор закроет.
 И действительно, через три тренировки Всеслава одолела пятерых "лордов тьмы". Но тут воздух сгустился и появились следующие пять "лордов". Я аж опешила и возмутилась до глубины души, и потому крикнула:
 -Это нечестно!
 -Всё в порядке, Ли, - успокоила меня амазонка. - Они появляются по пять штук, одну партию ухайдокала - получи следующую. Те, кто продвинулся дальше меня, одолевают пять пятёрок "лордов".
 И вдруг рассмеялась:
 -Как-то был случай. Сидим с подругами в одном трактирчике, отдыхает культурно, прикончили пару кувшинчиков винца. И захотелось нам петь. А что могут петь подвыпившие амазонки? Что-то типа "Очень добрая девушка Марина" или "Шли амазонки в поход". Окружающие и так на нас недобро косились, а тут у них начали уши в трубочки сворачиваться. Какой-то дядька встал нас успокоить и, само собой, улетел со свёрнутой челюстью. Тут весь трактир поднялся. Но что такое трактирная толпа для нескольких амазонок? Мы очистили от них трактир и вернулись за стол продолжать отдыхать. Ребяткам бы понять, что их не поубивали просто из доброты душевной. Но нет, жажда реванша затмила мозги, вооружившись дубьём толпа пошла на штурм трактира. Но мы же не убийцы. Я вызвала "лордов тьмы". Ну ты видела их, впечатление не самое приятное. А когда они пошли шеренгой на эту пьянь трактирную, толпа обратилась в бегство. Ещё пару раз они пытались перейти в атаку, но "лорды" неизменно обращали толпу в бегство.
 -А хозяин? - спросила я, трясясь от смеха.
 -А хозяин сидел, забившись под стол и молился всем богам, чтобы его не трогали. Лишь когда мы собрались уходить, он осмелел, выбрался из-под стола и потребовал плату за ущерб. Одна из подруг собралась ему дать в ухо, но я предложила задержаться ещё на пару дней. Трактирщик позеленел и мгновенно всё уладилось. Ладно, давай вечерять и отдыхать...
 Мы продолжили движение на запад, всё так же быстро с утра и тренируясь после обеда. Где-то через месяц я стала побеждать своего иллюза в пяти схватках из пяти, и тогда их стало появляться двое. В начале мне их тоже удавалось побеждать в трёх схватках из пяти, о чём я с гордостью сказала амазонке. Та, щёлкнув меня по носу, объяснила, что мне до победы над этой парой "вертлявых", как до моей Рощи раком. Просто в начале таким зелёным новичкам даётся небольшое послабление, чтоб побуждать их продолжать тренировки. Немного разочарованная, я всё-таки продолжала тренироваться. Всеслава же начала бороться с двумя пятёрками "лордов тьмы", но пока безуспешно. Нет, первую пятёрку она выносила, а вот вторая пятёрка "лордов" забивала её. Но амазонка не унывала. Она тщательно изучала записи боёв и потихоньку совершенствовала своё мастерство. Честно говоря, я, сравнивая её как мастера фехтования с эльфийскими, я отдавала первенство ей, хотя среди эльфов не самые последние мастера были.
 Пару раз мы заходили в лесные деревушки купить свежего хлеба и колбасы. И оба раза местные му-жики воображали, что перед ними беззащитные женщины. Оба раза я и Всеслава объясняли им, выбивая зубья, ломая челюсти, руки и ноги, что это не так. Раз во второй деревушке одна из баб потребовала денег за ущерб здоровью мужа.
 -Денег не будет, - ответила Всеслава, - а вот повторить могу.
 После этих слов толпа местных жителей рванула прочь, единственная улица на два счёта опустела. Засмеявшиеся амазонка положила пару медяков за хлеб и окорок, и мы пошли дальше.
 Однажды после ужина Всеслава, глядя в звёздное небо, сказала:
 -А у нас сейчас зима кончается, скоро встреча Нового Года...
 Я с интересом посмотрела на неё:
 -Да? Расскажи!
 Затянувшись своей сигарой, амазонка выпустила струю дыма и начала:
 -Всё начинается в конце последнего зимнего месяца лютого: строится снежная крепость, собираются дрова для костра, варится особый сорт мёда. Вечером последнего дня народ собирается на площадях, на собранных кострах устанавливаются чучела зимы. Ровно в полночь поджигается костёр, сжигают зиму, народ танцует, водят хоровод вокруг костра, поют песни, играют театры, выступают самые знаменитые певицы и актёрки, причём, не с абы каким репертуаром, а обязательно с шуточным, была как-то одна очень известная певица, на Новый Год ничего не приготовила, спела несколько арий из какой-то оперы, народ её освистал, на этом её карьера и закончилась. А когда чучело зимы сгорит, наступает очередь боевых амазонок. Они сбрасывают одежду и голыми проходят сквозь бушующий огонь.
 -По углям? - уточнила я.
 -Нет, через огонь, - ответила Всеслава. - Угли - это для новичков, настоящие амазонки ходят через пламя!
 -Но как? - опешила я.
 -Широко улыбаясь, - хихикнула амазонка. - Это специальная подготовка. Её проводят со всеми амазонками, что в особых отрядах и школах амазонок. Все это знают и всё равно изумлённо ахают и визжат от восторга. А амазонки, пройдя сквозь огонь, проходят сквозь толпу, показывают, что нигде не обожжены, может только волосы чуток обгорели у кого есть причёска. Но, конечно, это делается не для новогодних представлений и демонстрации возможностей амазонок. Просто в бою иногда бывает, что вражеские маги ставят "стену огня", чтоб отступающие враги могли оправиться и подготовиться к бою. А "Твари Хаоса", что иногда прорываются в наш мир, очень часто используют магию огня. Вот чтобы не дать врагам оправиться и уничтожать "Тварей Хаоса", амазонок и учат проходить через огонь.
 -А ты умеешь? - спросила я.
 -Само собой, я не раз принимала участие в прохождении через огонь,- пожала плечами Всеслава. - Но продолжим рассказ про встречу Нового Года. Утром к пылаю?щему костру выходит градоначальница с городским советом. На тройке белых коней приезжает Госпожа Весна с тремя своими дочками: Сушеницей, Брязокой и Тревеной. Градоначальница рапортует Госпоже Весне, что сделано за год, кто отличился, кто провинился и подаёт ей хлеб солью и чашу вина. Госпожа Весна принимает доклад, велит наградить и покарать, пробует хлеб вино, дочки весны танцуют и Госпожа Весна уезжает. А веселье продолжается с новой силой.
 -А вообще, у вас много праздников? - спросила я.
 -Государственных мало, - сказала амазонка. - Новый Год, День создания Царства Амазонок, тогда проводятся военные парады, всюду вешают флаги, устраивают народные гуляния. День Урожая, царица выходит на поле и срезает первый сноп хлеба, и все наместницы и губернаторши тоже. Я, когда была наместницей, срезала корзину винограда или набирала плодов. Ярмарки, народные гуляния и прочее, прочее, прочее. И плавающий праздник - День Рождения Царицы. Существуют ещё много провинциальных праздников, оставшихся со времён, когда это были независимые королевства, герцогства и тому подобные страны. Их всех не перечислишь. Можно отметить Дни Побед Царства Амазонок, начиная с первых, когда царица Дина привела беженцев в новые края. Вообще-то их достаточно много, каждый третий день в году, но торжественно отмечают три или четыре: устраивают костюмированные постановки народные гуляния, амазонки проводят поединки и показательные выступления, и так далее в том же духе.
 Всеслава затушила окурок и душераздирающе зевнула.
 -Давай спать, а?
 Я прижалась к амазонке. Странно, если вначале она мне казалась огромной бабищей, только и могущей, что драться, то сейчас я не представляю себе жизни без неё. С какой радостью я встретила её в тюрьме! А сейчас постоянно ловлю себя на том, что постоянно любуюсь её фигурой, лицом и даже руками. Кажется, грубые, мозолистые от постоянного обращения с оружием. Но очень изящные и красивые. И очень нежные, когда она мне делает массаж после тренировок. Я уснула.
 Последующие дни всё продолжалось в том же духе. С утра шли, после обеда занимались. Я очень продвинулась в рукопашке. И с кинжалами, и с саблей, и с шестом, двое противников теперь для меня не были проблемой. Теперь я тренировалась с саблей и кинжалом. И уже достигла кое-каких успехов. Амазонка продолжала тренировки с "лордами тьмы". Первую пятёрку выносила, вторую наполовину - двух-трёх "лордов", остальные неизменно забивали её. Но Всеслава не унывала, говорила, что скоро всё исправит.
 И вот однажды, после обеда, Всеслава, выкурив свою сигару, отправилась на тренировку. Я, как всегда, чуток помедлила, наслаждаясь обедом. Появились "лорды тьмы". Внезапно амазонка выругалась и начала отчаянно сражаться. Я заметила у неё на руке кровавую полосу.
 -Ли! - крикнула Всеслава. - Ищи амулет где-то здесь, я тебе показывала как. Срочно! Немедленно!
 Поняв, что-то пошло не так, я стала искать амулет. Никаких особых способов мне не надо было, ведь я эльф! Если что не так, трава и кусты сами скажут мне. И точно, шагов через десять я увидела словно выжженное пятно, что-то погубило траву в этом месте. В центре пятна лежал паук из чёрного нефрита с черепом на спине. Красивая штука, аж жаль было её разбивать, но слишком от неё смертью веяло. Я отошла на три шага и выстрелила освящённой стрелой. Послышался жуткий вой, паук подпрыгнул и осыпался прахом. "Лорды тьмы" замерли в тех позах, в которых их застало разрушение амулета. Всеслава снесла их одним движением.
 -Эй ты, Плешивый! - сказала амазонка, обводя взглядом кусты. - Я знаю, что ты здесь. Так вот, я тебя сегодня не буду убивать. Но, если мы ещё раз встретимся, я оторву тебе твои мужские причиндалы и заставлю сожрать. Помни об этом!
 Я услышала какое-то шебуршение в кустах, подняла лук и выстрелила. Послышался вопль, Плешивый подпрыгнул так, что его голова показалась из кустов и помчался прочь, сопровождаемый нашим хохотом.
 -Ты куда ему попала? - спросила, хихикая, Всеслава.
 -В зад! - снова рассмеялась я. - Освящённой стрелой! Поскольку он прислужник чёрного мага, и сам чёрный, я решила, что такая стрела будет ему особенно неприятна.
 -Молодец! - фыркнула амазонка. - Теперь он ну очень долго сидеть не сможет!
 Потом Всеслава достала свою лечебную мазь, и стала снимать одежду, я ей стала помогать. -Я сразу поняла, что что-то не так, - сказала амазонка, когда я стала смазывать мазью её если не царапины, то и не раны, скорее порезы. - Не те движения. А после первого пореза я всё поняла. Понимаешь, у нас тоже одно время было такое - сводить счёты с помощью иллюзов. Вызывает амазонка обычных, а вылезают какие-нибудь чудища. Только Богиня сумела дать укорот убийцам. Учинила несколько таких расправ, так что все содрогнулись. Но память осталась, и методы нахождения улик тоже. Во время службы в магической полиции на дежурствах девчонки занимались кто чем: играли в кости, читали любовные романы, а я читала старые дела, потому что было интересно. Там я и вычитала, что в случаях с изменёнными иллюзами, амулет должен находиться где-то рядом, не дальше двух десятков шагов.
 Я почти не слушала Всеславу, сначала смазывая её руки и ноги, все в порезах, а потом бинтуя. Амазонка выпила стаканчик своего первача, пришла в хорошее настроение и запела свою очередную матерно-юморную песенку. Только мне сейчас было не до казарменного юмора. Я подняла её одежду, всю в крови, и с сожалением посмотрела на разрезы:
 -И что теперь делать? Выкинуть?
 -Ни-ни-ни! - отозвалась Всеслава. - Во-первых сначала прополоскать, ткань опять станет чистой. Во-вторых, высушить и аккуратно сложить. "Вечная материя" стоит огромных денег, даже в таком виде у нас с руками оторвут, так что будет запас на "чёрный" день. Если же мы принесём одежду назад , мастера знают способы починить.
 -Я видела, как эти иллюзы рубили, - сказала я, - но почему таки небольшие порезы?!
 -"Вечная материя" не только не пачкается, - ответила амазонка, - её ещё очень трудно разрубить или поре?зать, за что её так любят армия и всякие спецподразделения. Она спасает от тяжких ран и увечий. Так сказать, "повседневный " доспех. Чтобы прорубить "вечную материю" требуется большая сила, хорошее оружие с добавлением магии. Мечи иллюзов были с чёрной магией. Но даже чёрная магия не смогла разрубить "вечную материю" как обычную тряпку.
 -А почему порезы на руках и ногах? - спросила я.
 -Ты взрослая девочка! - ухмыльнулась Всеслава. - И тебе должно было понятно, что меня хотели взять живой, пусть даже без рук и ног. Зачем - не знаю, но вряд ли для чего-нибудь хорошего. Например для всяческих экспериментов. - Амазонка щёлкнула языком. - Я не утверждаю, но высока вероятность именно этого.
 Тут перед Всеславой упал свиток. Она приложила к печати палец и тот развернулся. Внезапно амазонка затряслась в смехе. Я недоумённо посмотрела на неё. Всеслава отчеркнула пальцем и протянула мне:
 -Читай конец. У-ха-ха!
 Я прочла:
 "Твоя длинноухая спутница совершила самую натуральную кражу! Наши любимые песенки она записала и передала своей подруге, от которой они разлетелись по всей Ойкумене. И теперь культурнейшие эльфы в кабаках и трактирах вместо своих гимнов и баллад поют "Заходите к нам на огонёк" и "Шли амазонки в поход". И даже убеждения амазонок, что это грубые солдатские песни, не заставляют эльфов не петь их".
 Я тоже засмеялась. Ну кто мог такое ожидать? Я - в последнюю очередь. Ну кто бы мог подумать, что эти песни могут так понравится? Вдруг амазонка запела "Очень добрую девушку Марину", я подхватила. Не успели мы закончить припев, как послышался стук копыт. Миг - Всеслава была на ногах с копьём в руках. Я схватила лук и спряталась за куст.
 А в следующий момент на полянку вырвалось десятка полтора всадников: два рыцаря, четверо или пятеро оруженосцев и с десяток просто вояк. Амазонка спокойно стояла, с копьём наготове, ожидая действий всадников. С повязками на руках и ногах, в одних панталонах, но вид был тем не менее внушительный - огромного роста, с чёрным копьём в руках, прямо таки воплощение богини войны. Но это я так видела, знающая Всеславу не один день. Всадники же видели неодетую девицу с дубинкой.
 -Вы пели? - спросил рыцарь, тот, что помоложе.
 -Мы, - сказала амазонка.
 ГЛАВА 9
 Амазонка Всеслава
 -А где вторая? - молодой усмехнулся.
 -Где-то тут бегает, - кончик копья чуть шевельнулся.
 -Ладно, девушка, бросай эту деревяшку, зови подругу и пошли с нами, - продолжил рыцарь. - А то будет по попке а-та-та, а это больно!
 Дружина ответила дружным смехом.
 -Что, знаешь по собственному опыту? - усмехнулась я.
 -Она что-то вякнула? - удивился рыцарь.
 Его дружина снова грохнула. Я поморщилась: парень оказался тупым и не воспринимал реальность, его папаша более понятлив, кстати, его рожа мне знакома. Откуда?
 -Она не хочет, - объявил молодой оруженосец. - Верёвки!
 В воздух взметнулось три аркана, сначала два, потом один. Расчёт, видать, был такой хитрый: я отвлекаюсь на первые два, а меня скручивают третьим. Побывали бы вы на наших тренировках в школе амазонок! Я дважды взмахнула копьём, обрезки арканов упали рядом. Молодой рыцарь побагровел. Господинчик, видимо, закусил удила:
 -Патрик, Освальд, Грюн! Заходите справа! Анри...
 -Все назад! - вмешался старый рыцарь. - Джордж, ты тоже!
 -Но, отец...
 -Я сказал! - веско обронил старый рыцарь и направил коня ко мне. - Я тебя сразу не узнал, ты здорово помолодела.
 -Граф Рудольф фон Диц! - узнала я. - Командир "тяжёлого" отряда в Нерфи! Столько лет прошло!
 Видя, что бой, как минимум, откладывается, а скорее всего отменяется, я положила копьё на плечо.
 -Кстати, - спросил Рудольф. - А какой вес этой штуки?
 -Вес этой штуки, - усмехнулась я, - около двадцати фунтов. Простому смертному не то что махать - таскать тяжко.
 -Можно? - граф протянул руку.
 Я вручила ему копьё, он несколько раз взмахнул, покачал головой и вернул назад.
 -Я приглашаю вас в замок! - сказал граф Рудольф.
 Пока я одевалась и вооружалась, молодой рыцарь спросил:
 -Как я понял, отец, ты её знаешь. - Старый граф кивнул. - И кто это?
 -Амазонка Всеслава, - ответил Рудольф. - Она командовала армией, захватившей Нерфи.
 -Она амазонка?! - поразился молодой граф. - Но амазонки - это выдумки, слухи для возбуждённых юнцов! Ну где это видно, чтобы бабы управляли государством?!
 -В мире Верея, - сухо сказал Рудольф. - Но боги с этими амазонками, не хочешь - не верь. Я вмешался потому, что бы она вас не поубивала.
 -Она нас?! - снова поразился Джордж. - Ну ты, отец...
 -Видишь ли, когда Нерфи сдался, наёмников не сразу отправили из города, - рассказал старый граф, - надо было дождаться конца "сезона штормов". Мне и некоторым командирам моего отряда разрешили свободно ходить по городу. И вот на одной из улиц я случайно увидел, как отряд амазонок оцепляет дом. Я стал спрашивать в чём дело? "Вампиры!" - ответили мне. И точно: из дома выскочили пять или шесть длинных тощих субъектов и накинулись на амазонок. Воины были отличные, в первые минуты были убиты четыре амазонки. Особенно выделялся один длинный вампир с каким-то необычным мечом...
 -Меч "край", - сказала я, - любимый меч высших вампиров. Изготавливается для каждого высшего вампира отдельно. Взять можно только у трупа. Делают гномы по особой технологии.
 -По особой... чего? - не понял рыцарь Джордж.
 -Особыми методами, - перевела я.
 -Понятно, - кивнул рыцарь, - ты говори попроще, не умничай.
 -Поняла, - кинула я.
 -Ну так вот, - поспешил вмешаться сэр Рудольф, - этот вампир с мечом "край" зарубило оду за другой трёх амазонок...
 -Бабы, что сказать! - фыркнул Джордж.
 Я только на него глянула. Если человек дурак - это не излечимо.
 -И тогда появилась их главнокомандущая - амазонка Всеслава. Она вышла со своей нагатой и вступила в поединок. Некоторое время они увлечённо фехтовали, но потом вампир начал теснить Всеславу, зарубил ещё одну амазонку, вмешавшуюся в схватку.
 -Ну бабы же! - опять вмешался Джордж.
 -И тогда амазонка решилась на отчаянный шаг, - продолжил граф Диц. - Она подставила под удар плечо, а потом сама нанесла удар, вампир не смог парировать удар и лишился головы, осыпавшись горстью праха. Из остальных вампиров словно боевой дух выпустили, амазонки их сразу перебили.
 -Это был магистр 2-го ранга, третий или четвёртый в иерархии вампиров, - сказала я.
 -Бабы не могут без всяких фокусов! - пренебрежительно фыркнул молодой граф. - У меня любой воин с трёх ударов бы вынес этого вампира.
 -Да ну! - сказала я. - А давай любой твой воин победит мою ученицу. Ли, иди сюда!
 Из-за куста в шагах двадцати появилась эльфийка с луком. Все притихли, хорошо представляя, какое опустошение она могла произвести. Сэр Джордж пренебрежительно фыркнул, но знак подал опытному вояке с седыми висками. Я вручила Ли шест и шепнула, чтобы больше атаковала справа - похоже, он когда-то был ранен в эту руку и так не разработал её полностью. Эльфийка кивнула.
 И вот они сошлись. На эту схватку было совсем неинтересно смотреть, Ли полностью превосходила воина, Вначале, правда, она только оборонялась, но потом оправилась и перешла в атаку. После того, как она третий раз сбила воина с ног, я сказала:
 -Всё, стоп! На вампира ему рановато выходить.
 Ли пошла ко мне, но воин, разъярённый поражением от какой-то девчонки, пусть даже и эльфийки, с каким-то рёвом кинулся ей на спину. Только Ли показала себя во всей красе: не оборачиваясь, выставила шест, так что воин с ходу напоролся на него. Надо было видеть его лицо: переход от дикой ярости до изумления и страшной боли. Воин даже завизжать не смог, лишь издал полузадушенный всхлип и повалился ничком, зажав повреждённую часть тела. Ему, конечно, помогли, но одобрения не высказали: бросаться на спину что женщине, что мужчине - не самый достойный поступок.
 Сэр Рудольф приказал дать нам коня, я отказалась:
 -Не надо, мы пойдём "женским шагом".
 -Если отстанете, ждать не будем! - бросил рыцарь.
 -Это вы постарайтесь не отстать! - улыбнулась я ему и уточнила: - Замок "Исбель"?
 Не знаю, что думал молодой граф Джордж при словах "женский шаг", но явно не ожидал нашего полушага-полубега. Мы быстро ушли в отрыв, отправившись к замку напрямик через леса и холмы, в то время как граф был вынужден выбирать дорогу. Когда мы пришли/прибежали к замку, отряд графа только-только показался вдали, так что мы вполне успели отдохнуть и его прибытию. И надо было видеть изумление и досаду сэра Джорджа, когда он увидел нас, сидящих на придорожных камнях.
 -Прикажи расколоть и увезти эти камни, - сказала я старому графу.
 Тот кивнул, но немедленно вмешался молодой:
 -Это зачем?!
 -Если будут осаждать твой замок, эти камни могут использовать для метательных машин, - объяснила я.
 -Замок Исбель ещё никто не осаждал! - надменно объявил сэр Джордж. - Он неприступен!
 -Всё когда-то бывает впервые, - пожала я плечами. - Надо учитывать возможные варианты и готовиться к ним. Например, вы поссорились с вашим сеньором, губернатором провинции или, не приведи боги, вызвали гнев короля. Неприступность вашего замка их не остановят.
 -Ладно, - сказал сэр Рудольф, - а что делать с наколотым камнем?
 -Можно вымостит ров, - кивнул я в ту сторону, - и запустить туда какую-нибудь зубастую и кусачую живность. Ещё можно засыпать дороги, чтоб в любую распутицу добираться в любую деревню ваших владений. Ну ещё просто отдать крестьянам, они всё до крошки утащат.
 Граф только недоверчиво хмыкнул. Я рассказала:
 -Когда чистили каналы в Нерфи, то повытаскивали кучи всякого мусора. И встал вопрос: что с ним делать? Надо куда-то отправить, где-то выбросить. Куда, как? А мне доложили, что местные потихоньку разбирают этот мусор. И я приказала опубликовать разрешение, свободно брать всё, что кому надо. Так за два дня эти кучи растащили, местные алхимики даже тину собрали, мол, ценный алхимический реагент. Я уверена, что разреши крестьянам дробить и увозить эти камни, за полгода поля расчистят от всех каменюг.
 -Я подумаю, - сказал сэр Рудольф. - Прошу в замок!
 Мы перешли мост и вошли через раскрытые ворота в Замок. Я без труда шла рядом с старым графом, Ли увивалась за мной. Если Ли смотрела по сторонам с восхищение - ну впервые попала в настоящий замок! - то я едва ли не зевала. У меня самой был замок получше, и этот можно сделать гораздо неприступнее, было бы желание и деньги.
 Нам отвели комнату в донжоне, собачья конура и то больше, мне с моими четырьмя с половиной локтями там было совсем не развернуться. А слуги ещё установили две бадьи, натаскали горячей воды и предложили помыть. Я их послала. Нас двое, обе магессы, так что ни с омовением, ни с горячей водой проблем не будет. Так я и ответила на вопрос эльфийки. Когда мы разделись, Ли вдруг подошла ко мне, провела пальцем по розе:
 -Ты глянь, роза расцвела! Ты влюбилась? А в кого?
 -А ты не догадываешься? - усмехнулась я.
 Ли очень-очень покраснела и начала что-то лепетать. Я подхватила её на руки и горячо поцеловала. Ли обхватила меня за шею и горячо ответила. Некоторое время мы целовались, потом я прекратила это.
 -Не сейчас, моя прелесть, - сказала я. - У нас впереди ещё пир.
 С огромной неохотой Ли разжала руки. Я опустила её в бадью, Она дёрнулась:
 -Ой! Холодная!
 -Сейчас! - я поставила Ли на полотенце и достала из мешка несколько круглых кристаллов. Прикинув объём бадьи, я бросила в воду три кристалла. Вода почти сразу нагрелась и запарила.
 -Что это? - вылупила глаза эльфийка.
 -Это? - уточнила я. - Это так называемые гранулы тепла. Изобретены недавно, лет тридцать назад, продаются в магическом магазине при Академии Магии. Большого распространения пока не получили и-за дороговизны. Ещё основная часть идёт в армию, на продажу идут остатки.
 -Почему вы всё тратите на армию? - удивилась эльфийка. - "Вечная материя" - на армию, эти гранулы тоже, всё лучшее армии.
 -Милая! - я подхватила Ли и опустила её в горячую воду. - Я же тебе рассказывала, как относятся к амазонкам, какие зверства творили вражеские воины. Без армии нас бы даже не завоевали, а вырезали. Не мудрено, что в Царстве Амазонок армия стоит на первом месте, на неё тратят много денег, ей отдают всё лучшее. Да и ветеранки не бедствуют, их привлекают к управлению город, уездов и волостей, некоторые даже делают карьеру в этом деле.
 ***
 Я опустила эльфийку в воду и принялась мыть её, шлёпая по рукам, когда она пыталась мыться сама. Видать Ли мыла только мама в далёком детстве, а с тех пор она мылась сама, и эти ощущения, когда тебя моют, были ей совсем не знакомы. Ли аж мурлыкала от удовольствия.
 -И наша армия вполне оправдывает доверие, - продолжала разговор я.
 -Почему? - спросила Ли.
 -Потому что Царство Амазонок существует до сих пор, - ответила я. - И ненависть к нам существует потому, что мы оказались лучше в чисто мужском деле - войне.
 -А примеры можно? - спросила эльфийка.
 -Пожалуйста, - усмехнулась я. - В битве у Красных Скал полководец Дина Пятая, тёзка первой царицы, видя, что орков в три раза больше, когда орки нанесли удар по центру построения, отвела пехоту в вагенбург , где пехота с успехом отбила три атаки орков. Видя, что орки вот-вот в очередной раз отступят, она бросила в бой свою тяжёлую конницу. Орки дрогнули начали отступать, тут ударила пехота из вагенбурга и отступление орков превратилось в повальное бегство, закончившееся почти полным истреблением. --------------------- Вагенбург - оборонительное построение из телег обоза. -----------------------
 -Или в битве при Лардоке, у противника конницы оказалось в шесть раз больше, чем у амазонок. Нет, предательства не было, просто так вышло. Естественно, их полководец, герцог Труе, собирался просто раздавить конницу амазонок и окружить остальную армию. Но полководец амазонок Лилия Вторая обхитрила герцога. Конница амазонок совершила наскок и стала отходить. Конница герцога кинулась в погоню. Но оказалось, что амазонки отступали не просто так, а заводили врага в засаду. Внезапно со всех сторон на конницу навалились отряды амазонок. Конница герцога была просто перебита, немногие попали в плен. На обнажившийся фланг последовал страшной силы удар, войско герцога было разбито, погиб и сам герцог Труе.
 -А что-нибудь выдающееся ваши полководцы совершали? - спросила Ли.
 -Конечно, - ответила я.
 Закончив мыть эльфийку, я вынула её из воды, закутала в полотенце, а сама с помощью кристаллов подогрела воду в своей бадье и, закурив сигару, погрузилась почти по подбородок.
 -Конечно, - повторила я. - Вот к примеру, взятие столицы королевства Лангердок. Самый злобный и неугомонный противник был, не считая орков. Пять воин подряд они проиграли, но всё никак не могли успокоиться. И вот в ходе шестой войны армия амазонок осадила ихнюю столицу. Проблема была в том, что укрепления столицы королевства Раббаки, были одними из самых неприступных на континенте. Могучие стены и башни на крутых холмах были и правда неприступны. И тогда полководец амазонок Власта приказала копать ров вокруг города. Все, в том числе и амазонки сочли, что она решила отказаться от штурма и приступить к блокаде города. Лангердокцы попытались вылазками помешать рытью рва, но несколько раз попали в засады, понесли большие потери и больше не высовывались. За два месяца ров был выкопан, вал насыпан и укреплён. И вот однажды ночью амазонки пробили перегородки, отгораживающие реку от рва. Река потекла по новому руслу, а по осушенному старому отряды амазонок ворвались в город. На этом история королевства Лангердок закончилась. Сама столица бывшего королевства после трёх мятежей была разрушена, уцелевшие жители расселены в разных провинциях. Но остатки укреплений высятся до сих пор. Наши фортификаторы многому научились там.
 Ли вытерлась и стала мыть меня, я блаженствовала, отдавшись во власть её нежных ручек. Едва мы оделись, как пришли слуги и проводили нас в большой зал. Ли усадили среди прочих женщин, а меня проводили к господскому столу, который стоял на небольшом возвышении. В центре сидел сэр Рудольф, по правую руку его сын сэр Джордж. Слева - красивая дама лет под сорок, в весьма открытом платье. Справа от Джорджа сидел парнишка лет шестнадцати-семнадцати, вроде как оруженосец. Слева от дамы было пустое кресло, видать для меня, а дальше сидела молоденькая девушка лет пятнадцати, не больше.
 -Добро пожаловать! - граф встал. - Господа! Разрешите вам представить амазонку Всеславу, коннетабль царицы Амазонии!
 -У нас такой должности нет, - поправила я. - Если и называть, то наместница царицы.
 -Это мой младший сын мастер Томас. -Юноша встал и поклонился. - Эта моя супруга леди Эльза. - Старшая женщина склонила голову. - Эта моя дочь Матильда. - Девушка встала и сделала книксен.
 Я только щёлкала каблуками и склоняла голову, а дамам я ещё поцеловала пальцы. Девушка при этом жутко покраснела. Достав из мешка две бутылки вина "Кривая бутылка", я их поставила на стол. Младший граф с усмешкой посмотрел на скособоченную бутылку, мол, чего ещё ждать от баб-с? Старший граф взял бутылку и внимательно осмотрел и удивлённо поднял брови.
 -Это же один из лучших сортов вина! - сказал он. - Чёрное полусладкое! Бутылка стоит как этот замок! Даже дороже!
 У молодого графа округлились глаза и открылся рот.
 -Ну, имея некоторое отношение к "Кривой бутылки", я имею право на некоторую долю лучших вин, - усмехнулась я.
 -Что?! - сэр Рудольф замер с бутылкой. - "Кривая бутылка" - это вино из Царства Амазонок?! Но ведь...
 -Тебя уверяли, что это вино не амазонок? - спросила я. - Увы и ах, это вино делают именно амазонки от выращивания винограда, до продажи в бутылках, амфорах, бочках, тоже местного изготовления. Но почему-то не хотят признать, что Царство Амазонок - источник многих хороших вещей.
 -Это каких?! - вскинулся сэр Джордж.
 -"Вечная материя", - улыбнулась я. - "Гномий" арбалет. Достаточно?
 -"Вечная материя"? - удивилась леди Эльза. - Так это тоже ваше? Но почему так мало?
 -Ну, во-первых, льна, из которого делают "вечную материю", выращивают мало, - я села на своё место между матерью и дочкой. - Во-вторых, треть уходит в отходы, в-третьих, лишь половина материала выдерживает техническую и магическую обработку, в-четвертых, основное количество идёт в армию Царства Амазонок, продаются за границу лишь остатки и обрезки.
 -А ты правда амазонка? - спросила меня Матильда.
 -Правда, - ответила я. - Честное пречестное!
 -И тебе не страшно? - продолжала она.
 -Почему? - удивилась я. - Страшно, даже очень. Не страшно только придуркам, которые не понимают происходящего, а нормальные люди испытывают страх. Только одни могут побеждать свой страх, а другие нет. Я могу. Кстати, один противостоящий амазонкам полководец любил говорить: "Дрожишь скелет? Ты бы задрожал ещё сильней, если бы знал, куда я тебя поведу!" Ну, и доводил: в одной из битв его войско было разбито, а сам полководец убит.
 -Томас говорил, что боятся только трусы! - сказала леди Матильда.
 -Боятся все, - усмехнулась я, - и трусы, и храбрецы. Только вот храбрецы умеют побеждать страх, а трусы позволяют страху побеждать себя. Когда я вышла на поединок с вампиром, мне было очень, очень, очень страшно. Но вампир только что убил троих девушек и его надо было остановить. А если не я, то кто бы это сделал? Так что я взяла нагату и вышла вперёд. А Томасу просто хочется покрасоваться перед девчонками. Я сама когда-то так же пыжилась перед подругами.
 ***
Оценка: 5.21*23  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Резник "Наощупь" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Жемчужина гарема " (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | М.Генер "Волк для Шарлотты" (Романтическая проза) | | В.Колесникова "Истинная пара: а вампиры у вас тихие?" (Любовное фэнтези) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Я - твоя королева!" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Я.Ясная "Академия Семи Ветров. Спасти дракона" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "Мы созданы друг против друга" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"