Desmond: другие произведения.

Алый глаз ворона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.07*50  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Саске Учиха одержим единственной целью - убить человека, уничтожившего его клан. Он готов на всё, чтобы добиться своего. Для этого у него есть игровая система. Она неудобна, неинформативна и весьма нестандартна. Но настоящий шиноби использует любой инструмент для выполнения миссии!

Пролог

Ворон (лат. Corvus corax) - вид птиц из рода воронов.

Ворон - осторожная птица. Умеет хорошо передвигаться по земле. Перед тем, как встать на крыло, ворон делает несколько прыжков. Полёт больше похож на полёт хищной птицы, чем на полёт других врановых. Ворон - одна из немногих птиц, способных выполнять манёвры, аналогичные авиационным фигурам пилотажа: управляемую бочку и полубочку.

Птица обладает терпением; если ожидание перед принятием решения может дать больше, чем какое-либо действие, ворон будет ждать. Терпение его исчисляется в минутах, позволяя демонстрировать эту способность на уровне приматов.

Степень социализации ворона достаточно низкая: в течение года птицы в основном держатся обособленными парами, хотя поздней осенью и зимой могут объединяться с другими птицами своего вида на ночёвку.

То, что осталось после трапезы, ворон припрятывает в укромном месте, при этом приобретает новые навыки сохранения запасов, наблюдая за другими пернатыми.

Добывая пропитание, птица иногда проявляет удивительную находчивость, несвойственную для других видов птиц. Например, ворон уступает песцу по ловкости добывания гусиных яиц. Вместо самостоятельной охоты он может терпеливо наблюдать, как полярная лисица разоряет очередное гнездо и прячет излишки, после чего быстро находит сделанные ею запасы. Клептопаразитизм проявляется и в явном отъёме добычи у хищников - например, у волков.

***

Учиха Саске не любил компьютерные ролевые игры. Не сказать, чтобы в этой области у него был обширный опыт - в своё время он, пытаясь забыться после смерти родителей и всего клана, пытался найти утешение в разных областях. Он читал книги, в итоге осознав, что художественная литература ему не интересна. Он пытался играть с другими детьми, в итоге решив, что они, скорее, раздражают, чем отвлекают его от мрачных мыслей. Он начал смотреть телевизор, но все развлекательные передачи Страны Огня вызывали у него стойкое отвращения, а серьёзные вещи - типа техники, политики или сельского хозяйства, просто не интересовали. Наконец, он купил к телевизору приставку и даже прошёл несколько игр. Поначалу это его увлекло, но потом он понял, что сражения с нарисованными шиноби никак не приблизят его к убийству брата, что высокоуровневый персонаж с огромными уровнями чакры, жизни и сотнями дзюцу, никак не отражает его собственную силу, поэтому приставка со всеми купленными картриджами отправилась в тумбочку, откуда ни разу и не доставалась.

Теперь он генин. Теперь у него есть сенсей и даже команда, состоящая из двоих полубесполезных напарников, а значит единственная игра, которой он посвятит своё время называется "жизнью". И "Жизнь РПГ" оказалась откровенно отстойной штукой.

Саске с отвращением смотрел на таблицу своих характеристик, оформленную в виде традиционного свитка.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Номер ID: 012606

Ранг: Генин

Рост: 150,8 см

Вес: 42,2 кг

Возраст: 12 лет

Сила: 2

Выносливость: 2

Скорость: 3

Интеллект: 2

Ниндзюцу: 2,5

Тайдзюцу: 2,5

Гендзюцу: 1,5

Печати: 3

Общие способности: 18,5

Кеккей генкай: Шаринган (неактивен)

Сейшитсухенка: Огонь

Дзюцу:

E-ранг: Замена, Трансформация, Клонирование, Освобождение от Пут

D-ранг: Теневой Сюрикен, Манипуляция Сюрикеном

С-ранг: Катон: Великий Огненный Шар, Катон: Цветы Отшельника-Феникса, Три Лезвия Управляемой Мельницы

Миссии:

D-ранг - 2

Команда:

Джонин-сенсей: Хатаке Какаши

Напарники: Узумаки Наруто, Харуно Сакура

Система была идиотской. Во-первых, ни в одной игр, в которые он играл раньше, не было дробных значений характеристик. Во-вторых, параметры тела были свалены в одну кучу с навыками, да и дзюцу были в одном разделе, нин- не отделены от обычных техник. И, наконец, многие вещи были опущены - не были указаны навыки в букидзюцу, даже в виде общей цифры, не говоря уже о подробностях, таких как сюрикендзюцу (которым Саске по праву гордился) или кендзюцу (тут у него было разве что "неплохо"). Да чего уж там - множество вспомогательных навыков, какими должен владеть каждый шиноби (кроме Наруто!), и которые он освоил за долгие годы учёбы в Академии, напрочь отсутствовали.

Не было даже уровней, не было очков характеристик, которыми можно было бы скорректировать свои слабости. Единственным способом прокачки навыков была постоянная практика - то, в чём Учиха и так преуспел.

Под таблицей характеристик располагалась диаграмма, схожая с метеорологической розой ветров, которая, пусть и смотрелась симпатично, какой-либо пользы не приносила и не была особо информативной.

Учиха Саске проверил, напоследок, инвентарь. Всё было как обычно - 6 кунаев, 18 сюрикенов, 1 фума-сюрикен, 2 катушки нин-проволоки. В отличие от игр, в которые Саске играл раньше, предметы, за исключением сюрикенов, не складывались, и это тоже было не очень удобно.

Учиха Саске был практиком. Ему было наплевать, какой из богов это придумал, кому он обязан таким сомнительным даром. Его не интересовали обстоятельства появления этой системы. Саске был шиноби, а настоящий шиноби, как недавно ему напомнил один идиот, использует все ресурсы для достижения своей цели. Даже такие глупые и нелепые.

Саске вздохнул и убрал характеристики. Свиток свернулся с характерным шелестом, что тоже вызвало приступ раздражения.

Он понимал, что злится не на систему, которая, даже при всех своих недостатках, была неоценимым даром. Он злится на свою бестолковую команду, ленивого и вечно опаздывающего Какаши-сенсея, на удивительно раздражающую влюблённость Сакуры и на пустую башку Узумаки (он готов был поспорить что стихия Наруто - Ветер, ведь именно ветер гулял между этими оттопыренными ушами). Но больше всего бесили D-ранговые миссии, которые никак не приближали к главной цели - убийству Итачи.

Саске выскочил на улицу, спрыгнул с балкона и побежал по пустому кварталу Учиха, направляясь к третьему полигону. И он знал, что в спешке нет никакого смысла, ведь сенсей обязательно опоздает на добрых три часа.

Квест 1. Знакомство команды

Саске раздражали, бесили или просто не нравились многие вещи. Но если бы кто попросил его составить список особо ненавистного, то сразу же за лидирующим с огромным отрывом Учиха Итачи, шли бы некомпетентность, идиотизм и фанатизм. К сожалению, все три пункта воплощались в его новой команде. Пока они ожидали опаздывающего сенсея, Саске даже потратил добрых полчаса на размышления: "Могла ли ему достаться команда ещё хуже?". И, к его досаде, ответом было твёрдое "нет". Нет, возможно, Яманака Ино была громче и назойливей Сакуры, но она хотя бы владела клановыми хидзюцу, так что между этими куноичи стоял знак равенства. Что касается Наруто... Напарника хуже, чем добе, представить было невозможно. Даже толстяк Акимичи выигрывал у этого крикливого придурка с разгромным счётом. Узумаки и в обычное время был очень громким, но теперь он стал совсем невыносимым.

На обеденном перерыве он умудрился застать Саске врасплох, вырубить его с помощью Теневых Клонов (и то, что придурок знает такое сложное дзюцу, было полнейшей неожиданностью) и связать. Этот идиот использовал Трансформацию и не придумал ничего лучше, чем перевоплотиться в самого Саске и подобраться к Сакуре. И пока Саске использовал дзюцу Освобождения от Пут, придурок умудрился украсть первый поцелуй Харуно. Саске мог вмешаться и раньше, не допустить происшествия, но он лишь стоял и наблюдал, как идиот сам вырывает себе могилу.

Произошедшее полностью себя оправдало. Во-первых, Сакура, увидав настоящего Саске, сразу поняла, что к чему. Во-вторых, у Наруто случился приступ расстройства желудка. И наблюдать, как разъярённый демон, возникший на месте напарницы, обрушивает удары, способные крушить камень, на лицо идиота, пока тот, удерживая штаны, мчится в сторону туалета, как она в щепки разносит дверь туалетной кабинки, чтобы продолжать лупить Наруто, сидящего на унитазе, Саске мог бы бесконечно.

Поэтому, сидя в классе и ожидая сенсея, Саске наслаждался тишиной, перемежаемое тихими охами и стонами заплывшего синяками Узумаки. И эти звуки были воистину небесной музыкой. А потом всё пошло не так.

Для Узумаки огрести от Сакуры было чем-то привычным и обыденным. А вот поцеловать девушку своей мечты - являлось событием всей жизни. Поэтому он, подозрительно быстро оправившись от повреждений, способных отправить иного шиноби на несколько дней в госпиталь, не придумал ничего лучше, чем завести с Сакурой разговор.

И "лучшая куноичи класса", вместо того, чтобы заткнуться, пошла на поводу у Наруто, высказывая возражения к каждому его слову. Саске готов был поклясться, скажи Узумаки, что небо голубое, а огонь горячий, то Харуно всё равно этим бы не согласилась. Понятное дело, что разговор с любимой девушкой для Наруто был как для Саске - вытекающая кровь и выпадающие кишки Итачи, он мог бы этим наслаждаться бесконечно. Слава богам, от этих душераздирающих воплей спас наконец-то явившийся джонин-сенсей, чьего прибытия "напарники" не заметили, и это просто-таки кричало об их компетентности как шиноби. Пришлось прервать идиотов и отправиться за сенсеем на крышу.

Во время знакомства команды, после того как сенсей толком ничего о себе и не сказал, Наруто вызвался представиться первым. Впрочем, "вызвался" - громкое утверждение, такое же громкое, как и этот придурок, вылезший впереди всех.

Сияя всё ещё подпухшим от синяков лицом, Узумаки завопил:

- Я! Я первый! Меня зовут Узумаки Наруто! Я люблю быстрый рамен, но гораздо лучше тот рамен, который подают в Ичираку! Им меня угощает Ирука-сенсей! А ещё мне очень нравится Сакура-ча-а-а-а-ан!

- Заткнись, идиот! - закричала Сакура.

Наруто не обратил на неё внимания. Наверное, впервые в жизни.

- А не люблю я ждать, пока рамен заваривается три минуты! - надрывался Узумаки.

Пф-ф, как и ожидалось от идиота! Интересно, у него есть в башке хоть что-то, кроме рамена и Харуно?

- А ещё у меня есть мечта! Я стану Хокаге! Нет, я превзойду Хокаге, и все увидят, каков я на самом деле!

Саске едва сдержался, чтобы не впечатать ладонь себе в лицо. Вся Академия, да чего уж там, вся Коноха, видели, каков этот придурок на самом деле. И дополнительных доказательств никому не нужно!

- Особых увлечений у меня нет, - чуть приглушил голос Наруто. - Разве что хулиганить. И Сакура-чан!

- Идиот, заткнись! - не подвела Сакура.

Какаши-сенсей одарил её выразительным взглядом, и она замолчала.

- Ладно, следующий!

Саске, с лицом, всё так же спрятанным в ладонях, решил последовать примеру сенсея. Если он и будет раскрывать перед кем-то душу, то уж точно не перед этими двумя ничтожествами.

- Меня зовут Учиха Саске. Существует очень и очень многое, чего я не люблю. А такого, чтобы мне нравилось, нет. Мечты? - уж этим Саске готов был поделиться. - Это, скорее, не мечта, а цель. Я должен возродить свой клан и убить одного человека.

Саске бросил многозначительный взгляд, чтобы эти идиоты прониклись масштабом и мрачностью его задач. Но всё испортил Узумаки.

- Ха, значит тебе повезло, что попал в команду будущего крутейшего Хокаге!

При этом он выразительно смотрел на Харуно и разве что не слал ей воздушные поцелуи. И эта дура не подвела, тут же купившись на подначку.

- Заткнись! Как будто такому крутому шиноби, как Саске-ку-ун, - она так влюблённо посмотрела на Саске, что тому тут же захотелось оказаться в другом конце деревни, - понадобится помощь такого идиота!

- Во-первых, Сакура-чан, настоящий шиноби использует все ре-сур-сы! Так говорил Ирука-сенсей! И чем больше этих ре-сур... штук, тем лучше!

Общеизвестная истина из уст идиота звучала как святотатство.

- Ну а во-вторых это не я, а твой хвалёный Учиха валялся в сарае связанным! И победил его именно я!

Саске едва удержался от стона. Пусть Узумаки застал его врасплох, но подобное никогда не было делом, недостойным хорошего ниндзя. И в словах придурка была доля истины.

- Какаши-сенсей! - воскликнула Сакура. - Ну скажите этому дураку!

Сенсей загадочно прищурил глаз и промолвил с назидательным видом:

- Даже остановившиеся часы иногда показывают точное время.

Узумаки даже подскочил.

- Что, правда?

- Дважды в сутки! - подтвердил Какаши.

Саске не слушал дальнейший разговор, он был занят обдумыванием прозвучавших слов. Да, Узумаки был идиотом. Но он действительно одолел Последнего Учиха, новичка года, а значит кое-какой потенциал у него был. И что касается ресурсов, Узумаки тоже сказал правду. Шиноби не должен пренебрегать любыми средствами, даже такими, как этот идиот.

Саске по-быстрому представил себе несколько удобных способов использования Наруто. Если тот будет, как обычно, ломиться вперёд, особенно используя Теневых Клонов, то под этим прикрытием можно будет произвести скрытную атаку и поразить даже сильного противника. Но была проблема: вряд ли Узумаки будет слушать его, Саске, приказов. В конце концов, он не послушался искреннего совета "больше тренироваться", который Учиха дал ему годы назад, после того как в очередной раз ввалил придурку на спарринге. Это было проблемой. Впрочем, Саске взглянул на Харуно, не очень большой. Сакура сделает всё, что скажет Саске, Наруто сделает всё, что скажет Сакура. В подобной диспозиции были плюсы и минусы. Плюс - что придётся меньше общаться с идиотом, минус - придётся больше разговаривать с фанатичной дурой. Был ещё один неявный плюс. Ещё одним ресурсом, которым обладал Наруто, и который Саске был не прочь заполучить, были Теневые Клоны. И если Харуно попросит его научить Саске, то тот вряд ли откажется. Саске - настоящий шиноби. И для убийства Итачи ему нужны все средства!

Учиха не прислушивался к разгоревшемуся спору, его лишь раздражали громкие крики, ну, может, ещё немного удивляло, почему Какаши-сенсей не прекращает этот балаган. Наконец, он сосредоточил внимание на происходящем.

- ...уто Узумаки покажет всю свою настоящую силу!

- Наруто! Это тебе не игры! - кипела Сакура.

Она что, не понимает, что Узумаки только и нужно, чтобы она с ним разговаривала? И что ему плевать, спорит она с ним, изо всех сил лупит или просто ведёт непринуждённую беседу. Главное ему - внимание. Нет, похоже, от "лучшей куноичи" даже таких простых выводов ожидать не стоило.

Наруто, осмелевший из-за того, что Сакура стеснялась распускать руки перед сенсеем, дерзко ответил:

- А чего плохого в играх? Игры - это круто! В них можно выиграть!

- Идиот! Ты - шиноби! Ты должен относи...

И в который раз Саске отстранился от спора, получив новую порцию для раздумий. Да, жизнь - это не игры. Да, убийство Итачи - серьёзная задача. Но в том и дело, что в тех ролевых играх, что попадались Саске, перед персонажами стояли цели не менее серьёзные. Учиха Итачи по своим злодеяниям, а уж тем более по силе, мало отличался от финального босса, да и убить его следовало точно так же. И если всё настолько совпадало, то и компоненты победы вряд ли отличались. Ему нужно стать сильнее. Ему нужно иметь прокачанную партию, желательно с персонажами получше, чем Харуно и Узумаки. Ему нужны мощные зелья и артефакты.

Он вполуха прослушал окончание спора, совершенно проигнорировал представление Сакуры (словно она могла сказать что-то умнее Узумаки), уделив внимание лишь словам Какаши-сенсея насчёт предстоящего экзамена.

Его голова была занята очень важными вещами. И, пусть Саске этого не осознал, именно сейчас произошло рождение Системы.

Квест 2. Экзамен на генина

Голова Саске была настолько забита различными мыслями, что он спохватился только тогда, когда съел первый онигири. Нет, он смутно помнил, что Какаши-сенсей запретил им всем есть с утра, но раз непоправимое свершилось, то не было смысла себя ограничивать, поэтому Учиха продолжил раздумья, совмещённые с плотным завтраком. Закончив и помыв посуду, Саске стремглав помчался на Полигон 3 - теперь у него была команда и напарники. Теперь ему было кем манипулировать.

Пряча зловещую усмешку, Саске влетел на тренировочное поле, но увидел там одну Сакуру, которая, увидав Саске, активировала своё анти-учиховское додзюцу - её глаза превратились в сердечки, от которых у Саске по спине начал стекать холодный пот.

- Сакура-ча-а-а-ан! - раздался громкий голос, и Саске облегчённо вздохнул. Это был один из редких случаев, когда он действительно рад был видеть Узумаки.

Они расположились на траве, дожидаясь сенсея. Жаль, что совсем не было времени, Хатаке-сан должен был появиться с секунды на секунду, но Саске решил не терять времени зря, а подготовить почву для дальнейшей экспроприации столь ценного дзюцу.

- Сакура... хн... чан!

- Да-а-а-а-а, Саске-кун! - обрадованно завопила Харуно.

- Какие дзюцу ты знаешь? - задал он вопрос в лоб.

- Перечислить все? - удивилась она.

- Давай начнём с ниндзюцу.

- Хенге, Каварими и Буншин! - тут же выложила свой нехитрый набор Сакура.

- Я тоже их знаю! - обрадовался Узумаки. - А ещё я знаю Каге Буншин но дзюцу! Больше дзюцу, чем ты, придурок!

- Наруто, заткнись! А сколько дзюцу знаешь ты, Саске-кун? - спросила, затаив дыхание Сакура.

- Помимо стандартных школьных, я владею двумя стихийными техниками! - с затаённой гордостью сказал Саске. - Так что ещё стоит посмотреть, кто здесь придурок!

- Я надрал тебе задницу! И сейчас надеру! - завопил Узумаки.

Саске сдержался от резкой отповеди, не стал упоминать, что Наруто застал его врасплох, лишь усмехнулся в кулак от предсказуемости идиота.

- Своими великими стихийными техниками? А какой стихией владеешь ты?

- Стихией? - Узумаки захлопал глазами.

- Ты что, не знаешь, что самые крутые дюцу - стихийные? Хару... Сакура, скажи ему.

- Есть пять стихий, Огонь, Ветер, Молния, Земля и Вода. Ими владеют только чунины и джонины. И раз Саске-кун владеет Огнём, значит он очень кру-у-утой!

- Я тоже выучу стихийные дзюцу! - закричал Наруто. - Стану чунином, джонином и Хокаге! Выучу все пять стихий! Нет, я выучу ещё больше стихий!

- Наруто-бака, есть только пять стихий! - возмутилась Сакура. - И ты никогда...

Саске поднял руку, обрывая её на полуслове.

- Чтобы выучить эти "больше пяти", начать хотя бы с одной. А я одну уже знаю.

- Не смей меня недооценивать, теме! Не считай себя...

- И могу тебе с нею помочь.

- ... лучше меня! Я... что? Помочь?

Саске зажмурился и тряхнул головой. Это было слишком легко.

- Может ты и не заметил, придурок, но теперь мы - команда. Сакура, скажи, что должна делать команда?

Харуно покраснела и потупила глаза.

- Помогать друг другу? - неуверенно спросила она.

- Правильно! Мы должны помочь друг другу воплотить в жизнь их мечты! Наруто, ты сказал, что поможешь мне убить Итачи!

- Кто это такой?

- Это нукенин, уничтоживший мой клан. Ты сказал, что поможешь мне. А я помогу тебе стать Хокаге!

Саске не считал, что такой придурок сможет стать хотя бы чунином, но ложь для шиноби была всего лишь инструментом, позволяющим достичь нужной цели. Поэтому это смехотворное враньё далось на удивление легко.

Узумаки не подвёл. Пока Сакура таращилась, словно у Саске выросла ещё одна пара рук, Наруто широко улыбнулся. Учиха выдавил ответную улыбку.

- Ты не врёшь?

- Я, Учиха Саске, помогу своему напарнику Узумаки Наруто стать Хокаге Конохагакуре но Сато. И это правда! - ответил Саске, стараясь не разразиться хохотом.

Его всегда поражало, как люди верят любому, даже самому смехотворному вранью, стоит добавить в конце "и это правда". И на этот раз Это-Правда-но-дзюцу не подвело.

- Саске! Прости, что я считал тебя мудаком! Я помогу тебе с этим... Сакура-чан, как его звали?

- Итачи, идиот! - фыркнула Харуно.

- Точно, Итачи! Давай, учи меня своему крутому дзюцу!

Саске видел, что эта рыба уже заглотила крючок, оставалось только подсечь.

- Конечно! Мы команда! Поэтому с этого момента будем учить друг друга всем своим дзюцу!

Подобное предложение было неслыханным для любого шиноби. Для них дзюцу были настоящими сокровищами, ради техник шпионили, воровали и убивали. И предложить вот такое кощунство было просто немыслимо. Но для Саске главным было убийство брата, а всё остальное имело лишь второстепенное значение. К тому же, он ничем не рисковал - шансы, что Наруто выучит катондзюцу, не обладая сродством с Огнём, равнялись нулю. Именно поэтому его не смущало кажущееся неравенство предложения, ведь он всегда мог отказаться обучать второму дзюцу, пока Наруто не освоит первое. Вызывала опасения Харуно, ведь она не зря была лучшей куноичи класса. Но так как она беспрекословно слушалась каждого слова Саске, знание ею убойных техник пошло бы на пользу именно ему.

- Так чего же ты ждёшь, теме? - завопил Наруто.

- Сейчас должен появиться Какаши-сенсей, а вот после...

- Да он наверняка опоздает, как и вчера! Показывай дзюцу!

- Наруто, а ты ничего не забыл? - внезапно вмешалась Сакура.

- А? Что, Сакура-чан?

- Тебя это тоже касается! Ты тоже должен научить Саске-куна своей технике клонов!

Саске, скрывая лицо в ладонях, слабо улыбнулся. Как и ожидалось от Харуно, она уже начала оправдывать своё существование!

- Сакура... чан, мы - команда! Ну конечно же, мы покажем друг другу все свои дзюцу! - налепив фальшивую улыбку, сказал Саске. - Наруто, а ты, поклявшись помочь мне с убийством Итачи, не соврал?

Саске кривил душой. Слова Наруто даже обещанием можно было назвать с большой натяжкой. Они его ни к чему особо не обязывали и не принуждали. Но Узумаки совершенно неожиданно разозлился.

- Заткнись, теме! Я - Наруто Узумаки! А Наруто Узумаки никогда не отступает от своих обещаний! Это мой путь ниндзя!

- Ладно-ладно, успокойся. Давай я тебе покажу печати Великого Огненного Шара, а ты мне - Каге Буншин!

Как и ожидалось, услышав о новом крутом дзюцу, Узумаки тут же забыл про обиды и с нескрываемым энтузиазмом начал выслушивать инструкции Саске. И если бы не влюблённый взгляд Харуно, который, казалось, пронзал насквозь и выворачивал наизнанку, процесс даже доставил бы ему некоторое удовольствие. Ведь у Саске получилось то, что не выходило даже у Ируки-снесея: Узумаки внимательно слушал.

- А... А я? - подала голос Сакура. - Я не знаю никаких техник, помимо школьных! И мне нечем поделиться с командой!

Саске задумался. Она была права, признавая свою никчёмность. И, пусть манипулировать Наруто оказалось очень легко, ему всё равно нужен был рычаг давления на напарника. Осталось чем-то её занять, желательно, чтобы надолго.

- Как это нечем? - фальшиво воскликнул Саске. - Ты - лучшая куноичи класса! Ты можешь помочь Наруто с дзюцу, которое у него не получается! Научи его Буншин но дзюцу!

Это было решением, воистину достойным гения клана Учиха. С помощью простого воздействия он не только нейтрализовывал оголтелую фанатку, но и убирал из поля зрения раздражающего Узумаки. Того, что у неё что-нибудь получится, Саске не боялся - Наруто не выучил бы это простое дзюцу, даже если бы от него зависела его жизнь.

Какаши-сенсей всё так же опаздывал, и все три часа его отсутствия Саске пытался освоить обманчиво простое (всего одна печать!) дзюцу Теневого Клонирования. Усугубляло положение то, что по словам Наруто, он выучил технику из Свитка Запретных Печатей, сделал это за полчаса и без каких-либо пояснений наставников.

В душе Саске сначала всколыхнулась злость. Ведь не могло случиться, что у добе получилось хоть что-то лучше, чем у Последнего Учиха! Но затем он решил обдумать этот вопрос и пришёл к довольно очевидным выводам.

Узумаки врал. Нагло, неумело и неправдоподобно. Всем было известно, что техники клонирования были слабым местом Наруто, что он был на них катастрофически неспособен. Саске также знал, что Хокаге очень любил подбадривать разных неудачников, давать им ложные надежды. Когда-то он слышал от мамы, что таким неудачником когда-то был Ирука-сенсей, и он сумел стать шиноби только благодаря Сарутоби Хирузену. Неудивительно, что Умино Ирука пытался помочь Наруто, подтолкнуть его вперёд. Он уделял этому придурку больше внимания, чем любому ученику класса. И даже когда Узумаки провалил экзамены, когда, казалось, с его карьерой шиноби было покончено, он всё равно пришёл с протектором Конохи.

Это был не первый случай подобного фаворитизма, так что ничего удивительного, что Ирука научил Узумаки ещё одному дзюцу клонирования. И, судя по тому, какими простыми и доходчивыми словами Наруто разъяснял технику, её описание было специально переделано так, чтобы понять смог даже такой идиот, как Узумаки.

Так что было удивительно не то, что у Наруто есть эта техника, а то, что он в конце концов её освоил, сколько бы лет на это не понадобилось! И, конечно же, гению клана Учиха на неё понадобится не больше месяца!

- Какаши-сенсей, вы опоздали! - завопила Сакура, когда учитель, наконец-то появился.

По мнению Саске, это было самое продуктивное опоздание в его жизни.

Квест 3. Настоящий экзамен на генина

Условия сдачи, которые огласил Какаши-сенсей, были очень жёсткими. Нужно было отобрать два колокольчика у сенсея, причём сделать это до полудня. В иное время он бы попытался сделать всё сам, не полагаясь на горе-напарников, но теперь концепция изменилась. Колокольчиков было два, а, значит, проходили только двое из них. Пусть Сакура была удобна для контроля Наруто, но тот был гораздо полезней для финальной цели Саске, а значит, Сакуре судьбой было уготовано вернуться в Академию. Но ей это предстояло узнать только после успешной сдачи.

- Ребята, помните, мы - команда! - воскликнул Саске. - Мы всё делаем вместе!

К сожалению, его слова прозвучали в удаляющуюся спину Наруто, который, разозлённый словом "неудачник", бросился на сенсея. Ну что за идиот? Как и следовало ожидать, Наруто был мгновенно скручен, одёрнут и отправлен назад, ждать сигнала к началу схватки. Саске и сам бы не сделал лучше.

- Начали! - воскликнул Какаши-сенсей, и началось унижение.

Несмотря на все попытки Саске вразумить напарника, Наруто не слушал. Он незамедлительно атаковал сенсея, что дало Саске и Сакуре возможность спрятаться и хорошо замаскироваться.

Сражение Наруто и Какаши было очень познавательным. Во-первых, оно показало, что значит "джонин". Хатаке не просто отражал все атаки Наруто, но делал это, не отрываясь от чтения книги, которую он извлёк из подсумка. А во-вторых, заставило Саске невольно впечатлиться боевыми возможностями Узумаки. Тот виртуозно использовал клонов, атаковал неожиданно и изобретательно, при этом Саске даже на секунду усомнился, не проиграл бы Наруто, будь на месте Какаши-сенсея он сам. Ну а в-третьих, Саске был рад, что целью "Секретного Тайдзюцу Листа", которое поразительно напоминало игру канчо, оказался не он.

В итоге Наруто совершенно по-идиотски попался в одну из самых очевидных ловушек, попытавшись подобрать подозрительно лежащий колокольчик. Верёвка захлестнула его ногу и вздёрнула вверх, где он мог лишь отчаянно брыкаться и возмущённо махать руками. Саске воспользовался моментом, чтобы не только атаковать подошедшего учителя, но и для освобождения Наруто. Один из сюрикенов перерезал верёвку, и Узумаки мешком бухнулся вниз. Как и ожидалось, учитель воспользовался Каварими, так что сюрикены и кунаи вонзились в возникшее в облаке дыма бревно. Поэтому Саске, напоследок, метнул сюрикен, перерезавший верёвку второй ловушки, в которую снова угодил Наруто, и они вдвоём бросились на сенсея.

Саске не знал, чем занята Сакура, но, судя по её отчаянному воплю, рассчитывать на неё не стоило. Правда, в тот момент это его мало волновало - он был занят атакой Какаши-сенсея. Они с Наруто пришли к молчаливому согласию - пока клоны Наруто и Саске атаковали сенсея в лоб, сам Наруто подкрадывался сзади, чтобы похитить колокольчики. Они нападали вдвоём, и колокольчиков было два, а значит проблем с делением не возникло бы. Саске немного опасался, что Наруто захочет отдать свой колокольчик Сакуре, но откинул опасения как несущественные - всегда можно напомнить Наруто о мечте стать Хокаге и потребовать сдержать слово.

Затея не удалась. Каким-то сверхъестественным способом сенсей заметил Наруто, всё что тому удалось - это слегка дотронуться до колокольчиков, вызвав слабый перезвон. Несмотря на все их козыри, несмотря на использование Саске Великого Огненного Шара, учитель вышел победителем. Он применил дотондзюцу, так что им с Наруто только и оставалось, что вертеть торчащими из земли головами в ожидании звонка будильника, сигнализирующего об окончании экзамена. И об их позорном провале.

Появление Сакуры дало некоторую надежду, что они успеют сделать ещё одну попытку. Но эта дура, вместо того, чтобы немедленно вытащить их из земли, бросилась рыдать и причитать над его головой. А когда, наконец, она сообразила помочь ему выбраться, Саске даже не успел вытащить Наруто. Зазвенел будильник.

- Вам не нужно возвращаться в Академию, - сказал Какаши-сенсей.

- Ура! Ура! Так мы трое... - завопил привязанный к столбу Наруто. Столб был наказанием за попытку похищения клоном двух бенто с обедом.

- Да! Вы трое должны забыть о карьере ниндзя!

- Забыть о карьере? - возмутился Наруто. Да, мы не смогли достать бубенцы, но...

- Вы - слабые изнеженные детки, недостойные называться словом "шиноби"!

Саске вскипел, он думал было броситься на сенсея, заставить его ответить за свои слова, но сдержался. Он ещё раз прошёлся по своим целям. Чтобы убить Итачи шиноби быть не обязательно. Ему просто нужно стать сильным, а узнать новые дзюцу можно не надевая протектор. Также ничто не помешает продолжать использовать Наруто - ведь Наруто Узумаки никогда не нарушает своих обещаний.

- Вы так и не разгадали сути экзамена. Не поняли самое главное. Угадайте, что я проверял? Силу? Знание дзюцу?

Саске кивнул, краем глаза заметив, как кивнули напарники, теперь, скорее всего, бывшие.

- Нет. Суть экзамена - работа в команде. Если бы вы работали втроём, у вас бы получилось достать колокольчики.

- Что вы говорите? - округлила глаза Сакура. - Бубенцов всего два! Так что один всё равно бы провалился.

- Конечно, - согласился сенсей. - Так было и задумано. Два колокольчика были уловкой, и вы на неё клюнули. Саске и Наруто работали вместе, заранее списав тебя со счетов, в намерении поделить колокольчики между собой. Они оставили тебя одну. Да, они следовали правилам, которые я им задал. Шиноби, не следующий правилам - мусор. Но тот, кто оставляет товарища позади - хуже чем мусор.

Саске внутренне выл от разочарования. Он мог бы догадаться! Ведь ответ был прямо перед его носом! Когда сенсей возник за его спиной, впечатал его в землю, приставил кунай к горлу и скомандовал Сакуре убить Наруто, Саске даже не пытался сопротивляться. Он даже не прислушивался воплям Наруто, к рассказу сенсея об именах на монументе. Его душила обида. Но следующие слова Какаши заставили его вскинуть голову в надежде.

- Ладно. Я дам вам ещё один, последний шанс. После обеда я повторю экзамен. Но на этот раз он будет намного сложнее. Так что возьмите бенто и поешьте.

- Ура, обед! - завопил Наруто.

- Да, кстати, Наруто наказан за то, что пытался похитить еду.

- Это был клон! - неубедительно возразил Наруто.

- За действия техник шиноби ответственность несёт сам шиноби! - отрезал Какаши. - Так что Наруто не кормить. Если кто-то даст ему хоть кусок - вылетит сразу.

- Но ведь...

- Здесь я устанавливаю правила! Понятно?

Все трое кивнули, и Какаши-сенсей исчез в вихре листьев.

Саске задумался. Сенсей обещал, что следующее испытание будет ещё тяжелее. От голодного Наруто толку мало, а вдвоём с Харуно им ни за что не справиться. Поэтому, как бы ни сложно это принять, экзамен следует признать проваленным. А раз им не стать шиноби, то следует приступить к минимизации ущерба. К тому же Саске не был голоден.

Он взмахнул кунаем и верёвки, удерживающие Наруто, опали.

- Саске-кун, что ты делаешь? - воскликнула Сакура.

Саске не ответил. У него появилась прекрасная возможность заручиться преданностью Узумаки, уплатив смехотворно низкую цену. Он протянул Наруто свой бенто.

- Ешь!

- Саске-кун, но ведь сенсей сказал...

- Сенсея здесь нет, - отрезал Саске. - Мы - команда. И я не могу позволить члену моей команды умереть от голода!

Это был дешёвый ход, кто угодно услышал бы наигранность его слов. Но, к счастью, Наруто и Харуно приняли всё за чистую монету.

Сакура встала и тоже протянула Наруто свою еду!

- Ешь, Наруто! Как сказал Саске-кун, мы - команда!

Наруто одарил обоих благодарными взглядами и накинулся на еду. Но не успели его палочки сомкнуться на комке риса, как раздался хлопок - в вихре листьев и клубах дыма возник Какаши-сенсей.

- Вы! Вы...

Учиха одарил сенсея тяжёлым взглядом. Не имело значения, что Какаши-сенсей скажет сейчас, это никак не повлияет на цели Саске.

- Вы приняты!

Квест 4. Страна Волн

Сознание возвращалось с трудом, голова была тяжёлой и словно набитой прошлогодней травой.

"Почему я жив? Или я уже мёртв?" - подумал Саске.

Он попытался припомнить все события, произошедшие с ним накануне, но пронзительная головная боль, раскалённым кунаем терзающая его мозг, мешала собраться с мыслями. Титаническим усилием воли Саске попытался вспомнить, что же всё-таки произошло. К сожалению, этому мешала сильная тошнота и вата, казалось, забившая всю голову.

***

Команда 7 оказалась не настолько хороша, как надеялся Саске, но, вместе с тем, не так ужасна, как он опасался. Сакура действительно была глупой фанатичной девчонкой (хуже её была разве что Ино), а Наруто был идиотом. Но он был идиотом, способным создать кучу теневых клонов. Система лжи и манипуляции, на которую Саске возлагал столько надежд, работала безупречно. Этому не стоило удивляться - он был Учиха, но всё равно, иногда его изумляло, насколько легко заставить напарников делать то, что нужно именно ему. Наруто продолжал делиться своим единственным дзюцу, Сакура втолковывала Наруто прописные истины, известные первоклашке Академии, а сотни клонов были прекрасными спарринг-партнёрами, против которых можно было не сдерживаться. Единственной проблемой был сенсей. Он каждый день опаздывал на несколько часов, брал у Хокаге только D-ранговые миссии, и ничему их не обучал.

Нет, опоздания сенсея были поначалу прекрасной возможностью заниматься своими делами, но, вскоре после того, как Саске изучил Каге Буншин но дзюцу (и, к полному разочарованию, оказалось, что ни о каких сотнях клонах для него, Учиха, речи не идёт), они стали тяготить. Всё усугублялось неприглядностью миссий D-ранга, на которых Саске чувствовал, что зря теряет время, которое можно было бы посвятить подготовке к убийству брата. Поэтому, когда Наруто завопил, что ему хватит прополки огородов и поимки кошек, и потребовал настоящую миссию, Саске поддержал напарника. Сакура, конечно же, следовала любому решению, принятому Саске. Поэтому Команда 7 получила задание сопровождения старого алкоголика в Страну волн.

Миссия, поначалу не вызывавшая энтузиазма и обещавшая стать занудной потерей времени, быстро превратилась именно в то, чего так жаждал Саске. Устав от постоянного брюзжания клиента, Саске не сразу понял, что не так с лужей, встретившейся у них на пути. Поэтому двое шиноби в дыхательных масках и в перчатках с устрашающими когтями, стали сюрпризом. Приятным.

Учиха, знакомый с силой сенсея, не слишком поверил в его смерть, да и размышлять было особо некогда. Скоротечный бой завершился даже раньше, чем Саске рассчитывал - мастерски брошенный им кунай, пришпиливший цепь нападающих к дереву, поставил в бою троеточие, а восставший из мёртвых Хатаке Какаши - окончательную точку. Беглый допрос, быстрая консультация с книгой Бинго, и вот старик Тадзуна пытается надавить на жалость, заставить продолжить миссию, которая определённо выросла в ранге, а значит и требовала совершенно несоизмеримых сил и соответствующей оплаты.

Пусть Какаши и обвинял старика, что тот скрыл важную информацию (а сам Тадзуна особо и не отпирался), Саске считал, что дед понятия не имел, что за ним охотятся ниндзя. Ведь вряд ли Гато (который, несмотря на своё богатство и могущество, всё равно оставался угрозой категории "С") делился со стариком своими планами, а если бы Братья-Демоны появились раньше, шансы Тадзуны добраться до Конохи равнялись бы нулю.

Наруто вызвался продолжить миссию, толкнул пылкую речь, что-то там о своём пути ниндзя, но Саске не слушал. Сама мысль бросить миссию, которая стала бы прекрасной тренировкой в боевых условиях, была абсурдной. Да и ради чего? Ради очередных прополок огородов или выгулов собак, которыми так запомнились миссии D-ранга? Решение Саске было однозначным. Ну а Сакура... Сакура очень удобно поддерживала любые его решения. Поэтому они оставили крепко связанных нукенинов и отправились в Страну Волн.

Саске не знал, что дальше будет с Братьями-Демонами, но предположения у него были. Судя по тому, что они обречённо кивнули какой-то тихой фразе Какаши, Команда 7 их больше не увидит, но работу ойнинам Киригакуре никто облегчать не собирается. Под укоризненными взглядами нукенинов Саске натянул на себя их шипастые железные перчатки, смотал длинную стальную цепь и поспешил вслед за командой.

Настоящий шиноби использует любой инструмент, попавший в его распоряжении! Он же не придурок Наруто, чтобы пользоваться чужим оружием, только потому, что оно выглядит очень круто, верно? Верно?

***

После того, как они вышли из лодки и выбрались на побережье Страны Волн, Саске был молчалив и задумчив, ничем не выдав своего изумления. Тадзуна не выглядел человеком, способным слепить пирамидку из грязи, чего уж говорить о том грандиозном сооружении из стали и бетона, что предстало взглядам команды. Этот старый алкоголик умел строить мосты не хуже, чем употреблять саке - а это говорило о многом.

Саске знал, что им предстоит испытание, понимал, что Гато имеет достаточно денег и ресурсов, чтобы не ограничиться двумя чунинами, но как-то подспудно ожидал, что на текущий момент проблема решена. Он заблуждался, и как заблуждался!

Против них, зелёной команды генинов, вышел не кто-нибудь, а Момочи Забуза, один из Семерых Мечников Тумана, А-ранговый нукенин, шиноби, которому даже Какаши-сенсей оказался не противником. Даже Какаши-сенсей, у которого каким-то невероятным, непостижимым и противоестественным образом в скрытой протектором глазнице оказался Шаринган. Полностью пробуждённый Шаринган с тремя томоэ.

Схватка была скоротечной и ожесточённой, и когда столкновение Какаши и Забузы подошло к концу, Саске понял, что можно прощаться с жизнью. Какаши-сенсей был заточён в непробиваемом дзюцу водяной тюрьмы, а новоиспечённые генины не были противниками даже для клонов шиноби А-ранга.

Выход был. Бросить сенсея, прекратить миссию, уйти из области действия дзюцу Водяных клонов. Именно это и предложил Какаши-сенсей. Именно это и, казалось, было единственным, что оставалось делать.

План, предложенный Наруто, был безумным, нелепым и гениальным. Пока жёлто-оранжевая орава занимала водяного клона Забузы, Саске достал свой фума-сюрикен и метнул его в нукенина. Опытного шиноби было сложно обмануть вторым сюрикеном, скрытым в тени первого, и он легко уклонился. А вот того, что этот сюрикен окажется Наруто Узумаки, сменившим облик с помощью Хенге, он никак не ожидал. Саске полагал, что лучшего эффекта можно было добиться, не вопя во всё горло во время броска куная, но своей цели Наруто достиг - Забузе пришлось прекратить действие Водяной Тюрьмы, и Какаши-сенсей выбрался из заточения.

Далее Команда 7 была всего лишь свидетелями столкновения могущественных шиноби. Пальцы синхронно мелькали в Ин, размываясь в неразличимые пятна. Два огромных водяных дракона одновременно метнулись навстречу друг другу, взаимноуничтожаясь при столкновении. Два водяных взрыва прозвучали в унисон. Саске прекрасно знал возможности додзюцу своего клана, так что подобное мастерское владение Шаринганом его несказанно впечатлило. Результат оказался закономерным - обладатель Шарингана, даже не будучи Учиха, победил.

Потом появился ойнин из Киригакуре, убивший Забузу и забравший тело, и, лишь после того как Монстр из Скрытого Тумана исчез, Саске вздохнул спокойно. Со смертью нукенина с их плеч свалилась огромная проблема. А позже, уже в доме Тадзуны, Какаши-сенсей очнулся после чакроистощения и порадовал замечательной новостью. Забуза жив, пусть и на время выведен из строя.

Какаши-сенсей был слаб, но всё равно решил провести тренировку - один из тех небывалых случаев, когда он учил команду чему-то новому и полезному. Пусть хождение по деревьям считалось упражнением, Саске с ходу мог назвать с десяток способов его боевого применения. К тому же упражнение улучшало контроль чакры, а значит делало шиноби сильнее, гораздо ближе к его заветной цели - убийству брата. Саске с энтузиазмом взялся за дело, а Наруто не отставал. Несмотря на все усилия, первой упражнение закончила Сакура, к бурному восторгу Наруто и безмолвному возмущению Саске. Наруто без особых колебаний тут же кинулся к Сакуре расспрашивать, как у неё получилось взобраться. Саске присоединиться поначалу не позволяла гордость, но он быстро одёрнул себя: настоящий шиноби использует все ресурсы, даже если этот ресурс - надоедливая громкая и невыносимая напарница. Через время Саске убедился в правильности решения - объяснения Сакуры помогли понять, что же именно требуется делать. И хоть упражнение все равно не поддалось, прогресс был несомненным.

Вечером случилась драма сельского пошиба. В комнату, где расположилась Команда 7, ворвался внук Тадзуны, ребёнок милой и приветливой Цунами-сан. Этот соплежуй устроил форменную истерику, начав пророчить команде скорую гибель и рассказывать, насколько силён и опасен Гато. Тадзуна-сан поведал историю Кайзы, приёмного отца Инари, которого казнил Гато. Пусть и Наруто и сам Саске пережили гораздо больше, чем этот сопляк, но история впечатлила, и для себя Саске решил, что этого самого Гато нужно по возможности познакомить с хорошим кунаем.

Инари все испортил. Он заявил, что героев не бывает, и это зацепило чувствительную струнку Узумаки. Напарник больше всего в мире хотел признания, стать Хокаге, образцом силы и отваги. Он мечтал стать героем.

Поэтому, не в силах молча сидеть на месте, он отправился на тренировку. В другое бы время Саске оставил бы его наедине с самим собой. Но перед ним стояла цель, а для воплощения требовалось, чтобы глуповатый и простодушный Узумаки ел у него с рук. Поэтому Саске отправился вслед за напарником. И, конечно же, к ним присоединились Сакура.

На удалённой лесной поляне Наруто исступлённо взбегал по дереву, делая отметки кунаем с такой силой, что летели обломки коры.

Саске сложил пальцы крестом и создал троих клонов, тут же чувствуя накатившую слабость - дзюцу было немилосердным по требованию к объёмам чакры.

- Что ты делаешь, теме? - тут же удивился Наруто.

- Хочу проверить одну теорию! - усмехнулся Саске.

- Какую? Это же клоны!

- Помогут ли они в тренировке?

- В тренировке?

- Если при развеивании возвращается память...

- Возвращается память?

- Только не говори, что ты не заметил! Только такой идиот как ты упустил бы очевидное!

Саске кривил душой. Возврат памяти от клона был очень скрытной и коварной штукой. Воспоминания просто возникали в глубинах мозга, без каких-нибудь фанфар или грохота барабанов. И если бы Саске, хорошо контролирующий своё тело, не заметил притока чакры после развеивания, если бы дотошно не стал исследовать её происхождение, была вероятность, что он ничего бы не заметил. Дело осложнялось тем, что клоны обычно делали ту же работу, что и оригинал, а значит различия в воспоминаниях были незначительными. Выяснилось, что дзюцу идеально для разведки и шпионажа. Осталось узнать, поможет ли оно в тренировках. И самым простым способом было...

- Таджу Каге Буншин но дзюцу! - завопил придурок и поляну покрыло оранжевое море.

"Да сколько же у него чакры?" Саске понимал, что ему грех жаловаться, но в этот момент он почувствовал себя позади Наруто.

"Нет, неправильный вопрос!", тут же поправил себя Учиха. "Сколько же чакры в моём распоряжении?"

Тренировка прошла шумно, ярко и утомляюще. В конце концов взобраться на дерево удалось одному из Наруто, а после того как рассеялся дым от сотен Каге Буншин, валящийся с ног от усталости Узумаки, смог повторить подвиг клона.

Итогом вечера стало выяснение двух особенностей клонов: в тренировке они действительно помогают, но по-настоящему полезны для кого-то с морем чакры, как у идиота, и после развеивания вместе с памятью шиноби получает усталость.

Узумаки вновь проявил идиотизм, решив завалиться и уснуть прямо на траве. Сделать это на острове, кишащем бандитами Гато, не говоря уже о Забузе и фальшивом ойнине, было выдающейся дуростью даже для Наруто. Поэтому Саске кивнул Харуно, та с готовностью сжала кулаки и погнала комично выглядящего Наруто домой.

***

Как ни готовься к сражению, настоящее боевое столкновение приносит сплошные сюрпризы. И эти сюрпризы редко бывают приятными. Когда минула неделя, и команда в очередной раз отправилась охранять мост, оставив Наруто присматривать за семьёй Тадзуны (так как накануне случилась ещё одна истерика Инари, Саске и Сакура просто сбросили присмотр за ним на самого глупого напарника), выяснилось, что решающий час настал. Мост был усыпан бессознательными строителями (то, что они были живы, как-то не вязалось с кровожадным образом Забузы), а наползающие клубы созданного чакрой тумана сделали бы ситуацию очевидной даже для Узумаки.

Какаши-сенсей взял на себя Забузу, Сакура охраняла Тадзуну, а Саске достался лже-ойнин, которого, судя по словам Забузы, звали Хаку.

Этот Хаку был хорош. Он не только был очень силён в тайдзюцу, не только виртуозно владел сенбонами, но ещё и умел складывать Ин одной рукой. Саске кое-как держался, он даже начинал одерживать верх, но выяснилось, что Хаку обладает кеккей генкай: Стихией Льда. И в одно из дзюцу Хьётона Саске и оказался заключён.

В каждом зеркале ледяного купола отражался Хаку. Из каждого зеркала он мог атаковать. И пусть у Саске сложилось впечатление, что противник не желает убивать, ситуация все равно выглядела безнадёжной.

Кажущееся спасение в лице непонятно откуда взявшегося Наруто обернулось полным провалом. Этот идиот, вместо того, чтобы атаковать купол снаружи, зачем-то полез вовнутрь, попав в полное распоряжение противника. Саске пытался растопить зеркала огненным шаром, но безуспешно - этот лёд не поддавался даже мощным катондзюцу.

Итог был закономерен - Наруто превратился в подушечку для иголок, да и самому Саске не удалось избежать ранений.

Хаку любил поболтать. Он любезно рассказал об особенностях своей техники, оказавшейся сверхбыстрым перемещением из зеркала в зеркало. Но даже эти знания не очень помогли - оппонент все равно одерживал верх. Саске был на пределе. Но каким-то невероятным и сверхъестественным способом ему удалось этот предел перешагнуть.

Учиха не сразу понял, что случилось. Тело врага окуталось слабым голубым огнём, а движения стали тягучими, словно в замедленной съёмке. И лишь реплика Хаку позволила понять, что случилось то, чего он так долго ждал - пробудился Шаринган.

Противник решил действовать наверняка и атаковал самого слабого противника. Им, конечно же, оказался Наруто - беззащитно валявшийся на бетоне моста. Удар противника был быстр и смертелен, и Саске оставалось только одно - кинуться наперерез, закрывая напарника своим телом. Он успел нанести удар по закрытому маской лицу, отбрасывая Хаку прочь, но непоправимое свершилось: несколько сенбонов поразили жизненно важные органы.

- Саске! - образованно крикнул Наруто.

- Идиот! - прошипел Учиха.

Пусть он ещё мог двигаться и говорить, но его не зря назвали "новичком года". В отличие от некоторых, Саске не прогуливал уроки анатомии и знал, что спасения нет, что от небытия его отделяют считанные секунды. Нет, если бы в данную минуту его доставили в госпиталь деревни, его жизни ничего бы не угрожало - ирьёнины справлялись и с более серьёзными ранами.

"Ты бы ещё пожелал, чтобы лично явилась Сенджу Цунаде", - зло подумал он.

Он не мог понять, для чего отдал жизнь ради этого придурка. Нет, в какой-то момент ему показалось, что те узы дружбы и товарищества, о которых твердили в Академии и которыми все уши прожужжал Какаши-сенсей, умудрились просочиться к нему в мозги, но секунду поразмыслив, он облегчённо вздохнул - это было всего лишь чувством собственности. "Никому не позволено убивать Наруто, кроме меня! Хотя, это, конечно, будет слабым утешением после смерти!"

- Для чего ты это сделал Саске?

Учиха прикусил язык, пресекая готовое сорваться ругательство.

- Ты так и не понял? Мы - команда. И тот, кто позволит погибнуть напарнику - хуже, чем мусор, - усмехнулся Саске, поражаясь лицемерности своих слов.

- Но... Но мы с тобой никогда не ладили!

- Теперь плевать, - прохрипел Саске.

Чувствуя, как темнеет в глазах, он торопливо заговорил о самом главном:

- Ты должен выжить! Это твоя миссия, генин! Ты должен остаться в живых! Мой брат уничтожил клан. И теперь последний Учиха тоже мёртв. Моя миссия провалена. Не провали свою!

- Пока я жив - не провалена! Я обещал помочь с твоим братом, а Наруто Узумаки никогда не нарушает обещаний!

Последние слова были неразборчивыми из-за оглушительного пульса в ушах. Темнеющий взгляд успел заметить, как Наруто о чём-то перекрикивается с Хаку, а затем начались галлюцинации - Саске показалось, что Наруто окутывает алая аура тяжёлой давящей чакры. А затем пришла темнота.

***

Сознание возвращалось медленно. Саске чувствовал себя отвратительно - голова гудела, болело всё тело, а во рту стояла отвратительная сухость. Оглушительные барабаны в ушах не прекращали свой исступлённый бой.

Учиха почувствовал, как ему на лицо упала капля воды. Судя по влаге на щеках, это было не первой каплей, что, в общем-то, было не особо удивительно, учитывая то, что он находился на мосту через морской пролив.

"Что за чушь приходит в голову в такой момент?" - подумал Саске. - "И каким образом я ещё жив?"

Приложив усилие, достаточное, чтобы поднять Монумент Хокаге, Саске открыл глаза. В расплывающемся зрении возникло ярко-розовое пятно. Постепенно сфокусировав глаза, он увидел склонившуюся над ним заплаканную Сакуру.

Саске резко поднялся, чувствуя, как желудок подкатывает к горлу, и попытался осмотреться. Гул в ушах не позволял расслышать радостные выкрики Сакуры, чему он в данный момент был очень рад.

Итак, это не было предсмертной галлюцинацией. Он был жив. Сенбоны, усеивающие его тело, были удалены, а раны умело замотаны бинтами.

Он всё ещё находился на мосту, рядом галдела толпа аборигенов, вооружённых самодельным оружием и различным сельскохозяйственным инвентарём, в сотне метров от него бетон моста покрывало огромное закопчённое пятно. Внутри пятна находились десятки тёмных силуэтов, в которых Саске опознал обугленные трупы. Над перилами моста склонился Наруто и неудержимо блевал в море.

На мокром бетоне лежало тело Момочи Забузы с зияющей в груди окровавленной дырой. Над телом неподвижной статуей замерла склонившая голову фигура - это был Хаку. Или, скорее, была - привычная маска отсутствовала, вместо неё на лице расплылся огромный синяк. Какаши-сенсей прислонился к ограде моста неподалёку и безучастно окидывал окрестности одним глазом.

- Что тут вообще творится? - прохрипел Саске и, не дожидаясь ответа, упал в обморок.

***

Саске смотрел на изменения своих характеристик, даже не пытаясь скрыть от команды, что он занят хоть чем-то, помимо выслушивания сбивчивого рассказа Наруто о происходившем на мосту после его мнимой смерти.

Команда стояла прямо на обрыве, возле могилы Забузы, который вроде бы оказался не таким подонком, каким казался изначально. Впрочем, это Саске интересовало мало, поэтому он особо и не вникал. У него были более важные дела.

- ... и тут я разбил зеркала и вмазал Хаку прямо в морду!

Саске раздражённо фыркнул. Нужно потом будет тихо спросить Сакуру, что же именно произошло на самом деле. Наруто всегда склонен преувеличивать. Саске попытался сосредоточиться на информации из характеристик, но пронзительный голос Наруто вонзился прямо в мозг, минуя уши.

- ... разбилась вдребезги, и увидел, что это девчонка! Но я думал, что она тебя убила, поэтому не остановился, просто перестал бить её по лицу!

- Вообще-то я парень, - прозвучал безжизненный голос Хаку.

Саске удивлённо поднял взгляд и прищурил глаза. Рядом недоверчиво вскинула голову Сакура.

- Серьёзно? - отвесил челюсть Наруто. - Но к-к-к-ак, ты же красивее Са...

Поймав испепеляющий взгляд Сакуры, Наруто заткнулся.

- Враньё, - бросил Саске, с удовольствием активировав Шаринган и закрутив томоэ в зрачках.

- Только идиот смог бы поверить в эту чушь! - поддержала его Сакура. - Твой рост, вес, походка, возраст и голос соответствуют женщине. Если ты не используешь Хенге, то ты - куноичи.

Саске хмыкнул и сделал новую попытку вглядеться в характеристики. И вновь голос Наруто, чуток отошедшего от шока, ворвался в уши.

- ...каши-сенсей убил Забузу каким-то крутым дзюцу, показался Гато! Этот подонок подставил Забузу и Хаку, он хотел, чтобы мы перебили друг друга, чтобы им не платить!

Саске вздохнул и свернул список характеристик. Похоже, пока он не даст Узумаки выговориться, ни о каком анализе собственных данных речи идти не может.

- ... вызвал сотню клонов, и мы использовали огненное дзюцу. Почему в Академии не говорят, что будет так плохо? Они были подонками, особенно Гато, но я выблевал позавчерашний завтрак!

Саске вздрогнул.

- Огненное дзюцу? Ты?

- Ну да, то, что ты мне показал, помнишь? Я всё время тренировался!

Но ведь катондзюцу нельзя использовать, не владея Катоном. Наруто не был ни Учиха, ни Сарутоби, да и за каких-то месяц-полтора освоить стихию невозможно.

- Невозможно, - повторил Саске.

- Ты мне сам показывал упражнения, помнишь?

Действительно, чтобы напарник отвязался, Саске показал ему базовые упражнения по освоению Катона, но всё равно...

- В общем, я воспользовался этими самыми Цветами Отшельника-феникса, кстати, ты мне обещал показать Великий Огненный Шар, они сожгли всех бандитов, а потом прибежал Инари с жителями, а потом ты очнулся, а потом снова упал в обморок, а потом мы принесли тебя в дом Тадзуны, а потом похоронили Забу...

- Наруто, заткнись! - не выдержал Саске.

Подумать только, этот идиот почти догнал его, гения Учиха! Неприятное чувство всколыхнулось внутри груди, медленный яд проник в лёгкие, выплёскиваясь жёлчным горьким привкусом во рту. Как же он в этот момент ненавидел Узумаки!

- ...Хаку сказала, что она - орудие Забузы! И что раз Забуза мёртв, она - ненужный инструмент, сломанное орудие! Я ей пытался сказать, что...

Саске уже не слушал. "Она - орудие Забузы! Какая превосходная, прекрасная и восхитительная концепция!"

Он вновь пристально посмотрел на Наруто, чувствуя, как вся неудовлетворённость, вся злость и лёгкая зависть испаряются, как вновь возвращается прекрасное расположение духа.

"Ну конечно же! Наруто - моё орудие! Он - инструмент для достижения моих и только моих целей! Не могу же я злиться на свой кунай, что тот может резать лучше, чем я сам! Не могу же я злиться на сюрикен, что он летает, а я нет!"

- Эй, Саске, у тебя всё в порядке? Почему ты на меня так уставился? Слушай, то в классе была случайность, во всём виноват Тобио, так что не воображай ничего такого! Я люблю только Сакуру-ча...

Тяжёлый удар по затылку заставил его ткнуться лицом в землю. Сакура размяла костяшки кулаков. Наруто как ни в чём не бывало вскочил на ноги и приготовился что-то вновь тараторить. Саске опередил его.

- Хаку.

Куноичи повернулась и посмотрела на него пустым взглядом.

- Что ты будешь делать дальше?

Саске видел, какими силами обладает эта хрупкая девушка. Он сам прочувствовал, насколько она хорошо тренирована, и какой потенциал скрыт в этом изящном теле. На её фоне Сакура смотрелась настолько блёкло, что Саске едва не заскрипел зубами от разочарования.

- Я уже рассказал Наруто, что я - орудие Забузы-сама. После того, как я его подвёл, я стал ненужным орудием. Мне осталось лишь проститься с мастером и после этого последовать за ним.

Саске поморщился. Поверить в то, что это парень мог бы только идиот или Наруто, что, впрочем, одно и то же. Она будет продолжать ломать комедию? Ну и позволить такому ресурсу бесцельно покончить жизнь самоубийством, для этого нужно быть или идиотом, или Наруто. Кстати о Наруто. Саске поднял руку и сжал в кулак, делая условный сигнал "тишина", тем самым обрывая возмущённую реплику Узумаки.

- Сколько лет ты с Забузой? Сколько лет он тебя обучал?

- Много. Почти сколько я себя помню, - не стала запираться Хаку.

- И ты хочешь выкинуть прочь все его усилия? Ты действительно сломанный инструмент, если хочешь так плюнуть на могилу мастера.

Слова Саске её не задели.

- В моей жизни нет смысла.

- Ты - оружие Забузы. Наруто победил тебя. Теперь ты - его оружие. Ты - его инструмент. Ты - как трофейный меч, или как кунай. Теперь твоя жизнь - служба Наруто.

Саске так и подмывало присвоить этот инструмент себе, но воспоминания о тех десятках фанаток в Академии были до сих пор свежи в его памяти, приближать к себе ещё одну девушку он не был готов. К тому же, представив, как отреагируют фанатки, узнав, что с ним живёт красивая девушка, как отреагирует Сакура, Учиха поёжился. Нет уж! К тому же, вероятность того, что Хаку позволят жить в деревне, была исчезающе малой, так что сбросить заботы по улаживанию вопроса на придурка Наруто - просто мастерский ход. Лично он не знал даже с чего начать.

- Нет, Хаку, ты не инструмент! - решил всё испортить Узумаки. - Ты - личность! Ты рассказала мне секрет настоящей силы!

- Настоящей силы? - навострил уши Саске.

- Только защищая того, кто тебе дорог, ты станешь по-настоящему сильным, - пояснила Хаку. - И я подвёл того, кто мне был дороже всего на свете.

Саске вновь поморщился. Действительно, только Наруто мог поверить в такую глупость.

- Так что ты должна жить ради себя! Ты должна следовать своим желаниям! Мы знакомы недавно, но мы стали друзьями! А Наруто Узумаки не даст своим друзьям умереть!

- Выбирай, Хаку, - повелительно сказал Саске. - Либо нелепая и ненужная смерть, либо новый смысл в жизни. Идиот, похоже, разделяет твои убеждения. Если тебе незачем жить, живи ради него!

Саске не стал дожидаться финала драмы, он развернулся и решительно зашагал прочь. У него оставалось неразрешённым важное дело.

Когда, наконец, смог сосредоточиться на списке характеристик, его лицо озарила непривычная улыбка.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Кеккей генкай: Шаринган (активирован, 2 томоэ)

Дзюцу:

B-ранг: Каге Буншин

Миссии:

D-ранг - 6

С-ранг - 1

Жизнь, похоже, налаживалась.

И действительно, когда Команда 7 направилась в Коноху, за плечами Наруто тенью следовала молчаливая спутница. А за плечами Учиха Саске висел огромный тяжёлый меч.

Квест 5. Скрытый Водопад

Саске не имел понятия, каким образом Наруто уговаривал Хокаге, как решил вопрос с отделом Пыток и Допросов, и как именно проехался по ушам Хаку, чтобы она всё-таки решила последовать за ним. Но свершилось невероятное - после завершения миссии (которой подняли рейтинг до А-ранга, но при этом оплата осталась, как за С) Хаку получила вид на жительство в деревне.

Когда Саске предложил ей "стать инструментом Наруто" - это было броском куная с закрытыми глазами и наугад: он руководствовался лишь доводом "а вдруг?", ведь на пути даже простого визита нукенина в деревню стояло слишком много препятствий, не говоря уже о постоянном проживании.

Итоги мисси радовали. Саске получил бесценный боевой опыт, испытал озарение, обзавёлся прекрасным инструментом (или, скорее, инструментом инструмента), да ещё и стал обладателем легендарного меча Тумана.

Даже глупое и импульсивное самопожертвование ради Наруто обернулось самым лучшим решением из возможных. Он, ничем не рискуя (ведь Хаку почему-то избегала убивать врагов), предстал перед Наруто товарищем, отдавшим за него жизнь, и теперь ради Саске Узумаки пойдёт на всё.

В теории, странное нежелание Хаку убивать могло стать недостатком, но Саске, представив вместо трупа Итачи его утыканное иголками, беспомощное, обездвиженное тело, испытал настолько сильную радость предвкушения, что не сдержался, и мелко по-злодейски захихикал.

Единственным разочарованием миссии стал, к огромному сожалению Саске, Кубикирибочо. И нет, дело было даже не в весе меча - благодаря чакре шиноби мог поднимать и не такие тяжести, а в чистом размере. Эта здоровенная оглобля была длиннее роста Саске, который теперь составлял...

Саске незамедлительно вызвал Характеристики.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Рост: 151,7 см

Вес: 43,1 кг

"Я стал выше почти на сантиметр!" - с ликованием подумал он.

Сам меч обладал уникальными особенностями, но, по мнению Саске, возможность самовосстановления при окунании в кровь того не стоила.

- Са-а-а-а-а-аске! Ты где? - раздался с улицы знакомый вопль. - Ты обещал показать мне крутое дзюцу!

Саске было поморщился, но его лицо тут же разгладилось. Если всё пойдёт удачно, его глупое, но полезное орудие сможет использовать Великий Огненный Шар!

В конце концов, тот, кто пренебрегает прокачкой партии - идиот. И дважды идиот, если не качает пета.

***

Это было всего лишь ещё одной С-ранговой миссией, но Саске, наученный личным опытом, был готов к любым неожиданностям. Клиент и на этот раз был странным, не меньше, чем даже Тадзуна. Во-первых, было непонятно, для чего лидеру другой Скрытой деревни нанимать шиноби Конохи? Странно, что этот самый лидер боится каждого шороха. Ну а самым интересным вопросом стало: "Каким образом такой трусливый человек мог оставаться на своём посту?"

Чтобы получить ответы, Саске решил воспользоваться Сакурой - та в любом случае узнает все детали и радостно ему расскажет, а он при этом может сохранять полный достоинства непроницаемый вид, свойственный настоящему Учиха.

Пусть Наруто всю дорогу кривился и бросал на клиента презрительные взгляды (никогда не сдаваться, не отступать и идти только вперёд было его ниндо), Саске относился к тому с некоторой долей сочувствия. Кому как не ему знать, насколько травмирующими могут быть события, как сложно от них оправиться, и как настойчиво продолжают преследовать призраки прошлого?

Информация, добытая Сакурой, приоткрывала завесу тайны над поведением Шибуки-сана. Оказывается, несколько лет назад Хизен-сан, отец Шибуки, героически противостоял вторжению крупной группы вражеских шиноби. Только благодаря ему деревня была спасена, но он заплатил немалую цену - не смог оправиться от последствий битвы и вскоре скончался. Очевидно, именно после этого сын, унаследовавший пост отца, получил моральную травму и превратился в вечноиспуганное ничтожество.

Саске незаметно закатил глаза - это ещё раз доказывало превосходство Конохи над остальными скрытыми деревнями. Хокаге выбирался среди лучших из лучших, а значит и подобное недоразумение с деревней случится не могло.

Довольно продолжительный путь в Таки многократно растягивался во времени из-за тормозящего продвижение клиента. Учиха готов был поклясться, что даже путешествие с насквозь гражданским Тадзуной было стремительней, чем этот черепаший темп, когда клиент каждую минуту делал перерыв, чтобы сжаться в комок и немножко подрожать.

***

Любое, даже самое длинное путешествие рано или поздно подходит к концу. Не стала исключением и эта миссия. Огромное плато, с которого срывался исполинский водопад, вынырнуло из-за деревьев пусть и не очень неожиданно, но зрелище тем не менее впечатляло.

Навстречу клиенту выбежали, радостно галдя, пара детей. Выяснилось, что мелкие сопляки заняты уборкой окрестного мусора, которого здесь было на диво много.

В этот момент Шибуки проявил настоящие качества лидера - он каким-то образом умудрился переложить уборку на плечи своих сопровождающих, добавляя к миссии C-ранга, ещё одну, тянущую на ранг D. Саске не был против лишней оплаты, вот только заниматься уборкой мусора ему не очень хотелось, особенно, когда в его распоряжении был нескончаемый источник бесплатной рабочей силы.

- Мы не какие-нибудь дворники! Мы - шиноби! - возмущался этот самый источник. - Какаши-сенсей, скажите ему!

- Не беспокойтесь, Шибуки-сан! - сенсей безжалостно вонзил в спину Наруто метафорический кунай и медленно мстительно провернул в ране. - За отдельную оплату мы готовы выполнить любое задание!

Таким образом, всё было решено.

Команда начала собирать битые бутылки, пустые банки, полиэтиленовые пакеты и обрывки бумаги, а Какаши-сенсей занялся самым важным делом - присел неподалёку, чтобы почитать свою любимую книгу.

В своё время Саске было интересно, какой именно премудрости внимает их учитель. Он нашёл книгу в обычном гражданском магазине, сначала было обрадовался, что она написана не кем-нибудь, а Джирайей, шиноби Конохи и одним из Саннинов. Но содержимое разочаровало - это было не просто художественной литературой, а бульварным романчиком, изобилующим весьма графичными постельными сценами, поэтому Саске тут же потерял интерес.

- Наруто! - обратился к напарнику Саске. - Ты бы не хотел закончить уборку побыстрее?

- Конечно хотел! - тут же возбудился Узумаки.

- Сколько ты можешь сделать теневых клонов?

- Я...

Его ответ прервал птичий клёкот - с небес спустился почтовый ястреб и уселся на предплечье сенсея. Тот снял с лапы послание, быстро прочитал, перекинулся парой слов с Шибуки, и сообщил команде, что срочно отправляется в Коноху.

- После того, как закончите, возвращайтесь! - добавил он.

- А можно будущий Хокаге немножко отдохнёт после работы? - переспросил Узумаки.

- Без проблем! Только сначала всё доделайте! - небрежно ответил сенсей, сорвался с места, парой прыжков добрался до лесной опушки и исчез в листве.

Один из детей хотел что-то спросить, но Наруто тут же вцепился в Саске.

- Что ты говорил про "побыстрее"? И про клонов?

- Ты можешь сделать кучу клонов, которые сделают уборку за нас! - тут же предложил Саске.

- Э-э-э, нет! В этом случае получится, что уборку буду делать я один!

- Неужели ты мог подумать, что я бы предложил такую бесчестную вещь? - притворно возмутился Саске. - Каждый из нас исполнит равную часть работы! Просто с твоими клонами на каждого придётся по паре бумажек, и мы мигом закончим! Или будущий Хокаге не справится с такой мелочью?

- Конечно справится! - возмущённый Наруто сложил пальцы крестом, но Саске придержал его за предплечье.

- Подожди! - он понизил голос до неразборчивого шёпота. - Помнишь, Какаши-сенсей сказал, что возле деревни заметили неизвестных шиноби?

- И что?

- После того, как закончишь, пусть клоны не развеиваются, а займутся разведкой.

- Но это же простая миссия по уборке!

- В Стране Волн было тоже простое сопровождение. Сделаешь?

Наруто кивнул. Огромное облако дыма накрыло окрестности и жёлто-оранжевое море, под взглядами изумлённых детей, кинулось врассыпную. Саске подхватил какую-то бумажку и с чувством выполненного долга прилёг на траву, предоставив клонам закончить начатое. К нему тут же присоединилась Сакура.

С армией клонов работа заняла считанные минуты, после чего Шибуки попытался, не слишком выбирая выражения, избавиться от их команды, отправив её обратно в Коноху. Саске догадывался о причинах - очевидно, где-то рядом был вход в Такигакуре, и Шибуки не хотел, чтобы шиноби из чужой деревни, сколь бы она ни была союзной, смогли его обнаружить.

Наруто не подвёл. Пока оригинал с группой поддержки из десятка клон устроил с Шибуки громкий спор, выгадывая клонам время для разведки и осмотра окрестностей, те умчались прочь и споро исчезли среди чащобы.

У Саске не было ни каких-либо подозрений, ни особых надежд. Это был бросок куная наугад - у него был Наруто, а у Наруто - сотня клонов. Глупая детская перепалка Шибуки и Узумаки быстро утратила новизну и Саске уже решил было командовать возвращение в Коноху, как обстановка разом изменилась. Все клоны Узумаки на мгновение замерли, потрясли головой и дружный хор прокричал:

- Саске, враги!

Учиха быстро выхватил и разложил свой фума-сюрикен, готовясь к любым неожиданностям, а Сакура, выхватив два куная, споро прикрыла его фланг.

Шибуки испуганно заозирался по сторонам.

- Что случилось?

- Мой клон уничтожен. И это было очень больно! - любезно подсказал Наруто.

- Вы должны меня защитить! У вас миссия! - попытался надавить на жалость трусливый лидер Таки.

- Напоминаю, что миссию сопровождения мы завершили, как и миссию по уборке, - краешком губ усмехнулся Саске. - А столкновение с враждебными шиноби - это ранг В!

Тем временем из ближайших зарослей показалась пожилая женщина, которая медленным неуверенным шагом направилась к Шибуки.

- Ч-что случилось? - спросил тот.

- Нападение... врага... - прошептала она и рухнула навзничь.

Из её спины торчал неглубоко вонзившийся кунай. Дети и Сакура бросились к женщине (судя по выкрикам - она была мамой одного из них), но Учиха не стал глазеть на окровавленное тело, как какой-нибудь глупый гражданский.

- Саске, водопад! - завопил Наруто.

Но предупреждение было излишним. Учиха уже бросился навстречу фигурам врагов, показавшимся из-за завесы воды. Рука его размылась в воздухе, метая сюрикен. Группа клонов Наруто выскочила вперёд и отработанным на тренировках манёвром выстроились перед Саске, образуя живой заслон, чтобы поймать на себя град вражеских кунаев.

Учиха в который раз сжал зубы. Столько чакры! Такая бездарная трата! Но, к сожалению, у Наруто не было никаких защитных дзюцу, а поджарить врага огнём после Страны Волн тот вряд ли бы захо...

- Катон: Цветы отшельника-феникса! - завопил вразнобой хор клонов.

Ливень мелких огненных шаров вылетел изо ртов Наруто. К сожалению, Узумаки не до конца освоил эту технику, поэтому метаемые им сюрикены полетели вразнобой, вместо того, чтобы скрываться внутри пламени.

Иное дело техники Саске. Неожиданно для врагов фума-сюрикен разделился надвое, сюрикены описали широкие дуги и полетели в противника с разных сторон.

Враг не ожидал такого сильного отпора. Пока шиноби пытались избежать катондзюцу Наруто, сюрикены Саске совершили свою кровавую жатву. Вспыхнули облачками дыма клоны, остановившие вражеские кунаи, но к этому времени с противником было покончено.

Потом Наруто и Сакура долго выпытывали у сжавшегося в комок Шибуки, что же всё-таки происходит, и что делать дальше? Саске тем временем размышлял. Противник не показался сильным, это верно. Но сил у него было достаточно, чтобы напасть на Скрытую Деревню, а значит, миссия могла оказаться не по зубам. С другой стороны, если Шибуки был типичным представителем шиноби Таки, то её захват был по силам даже толпе фанаток из Академии, и сил для этого потребовалось бы совсем немного.

- Наруто! Оставляй клонов для присмотра за женщиной и детьми! - скомандовал Саске. - Шибуки, показывай вход в деревню! Мы принимаем миссию!

***

Команда 7 стояла возле огромной бурлящей стены воды. Исполинский водопад подавлял и завораживал.

- Вход в деревню здесь? - изумился Наруто. - Не может быть!

Саске про себя хмыкнул. Ни женщина, ни дети не были мокрыми, а значит если это и было входом, то лишь для незваных гостей. Для простых жителей, к тому же не шиноби, этот путь был демонически неудобен.

- Вы никому не расскажете об этом пути! - напомнил Шибуки.

- Мы и сами понимаем! - огрызнулся Наруто.

Шибуки повёл их сквозь длинные туннели пещер, подземных гротов и расщелин. Наконец, они добрались до группы водоёмов. Шибуки нырнул в один из них. Сакура и Наруто собрались последовать за ним, но Саске их остановил.

- Наруто, создай наших клонов! - приказал он.

Наруто беспрекословно сложил пальцы, возникли клоны и тут же применили Хенге, превратившись в их с Сакурой копии. Саске раздражённо фыркнул - щёки всех трёх клонов украшали характерные полоски.

- Постарайтесь продержаться подольше и произвести разведку, - велел Учиха.

Клоны кивнули и нырнули вслед за Шибуки. Выждав паузу, Саске дал команду идти следом.

Как он и предполагал, это было путём для незваных гостей. Подводный туннель казался абсолютно естественным и невинным, но активированный Шаринган замечал чакру спрятанных там и здесь взрывных тэгов, а также нарушения рельефа и текстуры камней, свидетельствующие о многочисленных механических ловушках.

"Вы бессильны перед Шаринганом Учиха!", - удовлетворённо подумал он.

Туннель вскоре закончился и Саске придержал напарников, не давая им сразу вынырнуть. Они осторожно подплыли к берегу и всплыли между сваями небольшого причала.

Саске огляделся. Клоны Наруто стояли на берегу с разинутыми ртами. И было отчего.

Вся деревня, с множеством строений, садов, улиц и деревьев размещалась... У Саске возникло желание протереть глаза. Деревня находилась под кроной огромного дерева, на добрую сотню метров возносящегося ввысь. И это впечатляло даже шиноби Скрытого Листа, повидавшего немало гигантских деревьев. Пока напарники глазели на этого зелёного исполина, Саске попытался найти Шибуки.

Лидера Такигакуре нигде не было, клоны, как идиоты, потеряли того, кого обязаны были охранять. Саске активировал Шаринган, чтобы осмотреться по сторонам, и очень скоро заметил небольшое волнение и маленькие пузырьки воздуха. Кто-то плыл по направлению к древесному гиганту.

- За мной! - бросил Саске и нырнул в воду.

Сакура и Наруто послушно нырнули вслед.

Команда проплыла под водой приличное расстояние, пока не показались огромные корни, дерева. В проём между ними нырнул клиент. Команда скрытно последовала за ним. Клиент проплыл между корнями и вынырнул в древесной пещере, образованной стволом дерева. Саске сделал указующий жест, и они проплыли чуть дальше, пока не нашли небольшую заводь, образованную толстым корнем. Внезапно Наруто встрепенулся.

- Один из моих клонов развеялся. На нас напали! Там много врагов!

- А остальные клоны? - спросил Саске.

- Не знаю!

- Ладно, - кивнул Саске. - Следим за клиентом!

Он осторожно выглянул из-за корня. Клиент стоял возле небольшой деревянной часовни...

- Для чего делать в дереве сарай? - раздался громкий голос Наруто.

К счастью удар по затылку от Сакуры заставил его заткнуться.

Шибуки открыл дверцы и достал оттуда стеклянный сосуд в форме тыквы. В нём плескалась жидкость, напоминающая обычную чистую воду. Саске на миг активировал Шаринган и увидел, что жидкость словно светится от наполняющей воду чакры.

Клиент прижал сосуд к себе и начал подыматься вверх через узкий проход в стволе дерева.

Саске, а за ним и напарники, пошли следом.

Поднявшись на приличную высоту, Шибуки расположился напротив огромного дупла и выглянул наружу. С улицы послышался какой-то шум. Шибуки отскочил от проёма, сжался в комок и задрожал.

- Эй ты! Что ты тут делаешь? - бросился к нему Наруто. - Что это за водичка?

Саске раздражённо нахмурил брови. Наруто был идиотом и у него совсем не было терпения. Сакура снова не подвела. Она подскочила к Узумаки и отвесила ему тяжёлый подзатыльник.

- Да, я хотел бы тоже услышать ответ на вопрос, - выступил вперёд Саске.

- Но вы... Но как? А...

Саске осторожно выглянул из дупла. Враги собрались на площади, согнав в кучи и связав жителей. Среди пленников были дети, оставшиеся снаружи, и та самая раненая женщина. Стало понятно замешательство Шибуки. На перекладинах больших врат-тории висела крепко связанная троица клонов, всё ещё не снявшая Хенге.

Учиха подошёл к клиенту и присел на корточки.

- Кто они и чего им нужно?

Шибуки обречённо взглянул на бутыль в руках.

- Внизу - Суйен. Он когда-то был моим учителем, но ушёл из деревни. Ему нужна Вода Героев.

- Вода Героев? Вот эта? - удивился Наруто. - Зачем кому-то нужна простая водичка?

- Это не просто вода! Эту воду добывают из Великого Древа! Чтобы набрать такой воды требуется сто лет!

- Такое большое дерево и так мало водички! Фигня какая-то! - не сдавался Узумаки.

Это, похоже, задело Шибуки.

- Фигня? А ты знаешь, что если её выпить, чакра станет сильнее в десять раз!

Саске, услышав эти слова, застыл в изумлении. Хорошо, что его лицо не было особо эмоциональным, поэтому никто и не заметил.

Усилить чакру в десять раз!

"Колоссальный баф! Жаль, что Система не показывает количество чакры!" - подумал Саске.

Представив, как он отхлёбывает этой воды перед сражением с Итачи и просто разрывает предателя на куски, Саске едва не цокнул языком.

- В десять раз? - подхватила эстафету Сакура.

- В нашей деревне нет шиноби уровня каге. Поэтому перед большой битвой герой выпивает эту воду и сражает даже самых сильных врагов! Только благодаря Воде Героев деревня пережила сражения прошлого!

Шибуки начал разливаться прочувствованным, полным эмоций рассказом, который Наруто и Сакура слушали, разинув рты. Но Саске не особо трогала ни трагическая гибель отца клиента, ни перечисление героических деяний шиноби деревни. Из всего водопада слов лидера Водопада Саске вычленил главное: несмотря на то, что шиноби, выпивший Воду Героев, становится сильнее в десять раз, ему за это приходится платить немалую цену - срок его жизни сокращается, иногда и до нуля.

Саске, открывшимся Шаринганом прочитавший содержимое плиты в подземном храме, знал, что за огромную силу требуется огромная плата. К примеру, высшая форма Шарингана, как и некоторые клановые дзюцу, требовали жертв. И Саске к жертвам был готов - главное, чтобы цель того стоила.

- Шибуки! - раздался голос снаружи. - Не думай, что сможешь спрятаться! Если не выйдешь, я начну убивать заложников. Медленно и по одному! Отдай Воду Героев, и я уйду!

Саске незаметно выглянул наружу. Лидер нападающих, шиноби, с причёской, похожей на дикобраза, стоял на площади. Вокруг него были связанные дети и взрослые деревни, а на перекладинах врат отчаянно трепыхалась троица клонов.

- Шибуки-сан! - закричала знакомая девочка. - Не отдавайте им Воду Героев!

- Мы выдержим! - поддержал её брат.

- Заткнитесь, сопляки! - заорал один из врагов и ударил детей длинным водяным бичом.

Саске нахмурился. Противник неплохо владел суйтондзюцу, нужно было продумать хороший план атаки.

- Шибуки! Чего ты расселся? - заорал Наруто. - Этим детям не нужен нытик! Им нужен герой! Они в тебя верят!

- Они считают, что лидер деревни - обязательно герой! - зарыдал Шибуки. - А я всего лишь получил свой пост в наследство от отца!

- Шибуки! Ты меня знаешь! У меня совершенно нет терпения! - заорал главарь вражеских шиноби. - У тебя осталась лишь минута. После этого я начну убивать детей! Одного за другим! Каково будет знать, что дети, которые тебя так любили, будут тут валяться с перерезанным горлом?

Шибуки вновь сжался в комок.

- Твой отец отдал жизнь за деревню! Он был героем! - продолжал Наруто. - И ты должен...

- Не должен! - оборвал его Саске. - Наруто, ты не забыл? У нас миссия! Мы шиноби Конохи и спасти детей - наша задача! Шибуки!

- Д-да?

- Если бы ты действовал раньше, то мог бы их защитить. Но сейчас остаётся только одно, дать им воду.

- Но Саске! - закричал Наруто.

- Наруто, ты готов рискнуть жизнью маленькой Шизуки? - надавил Учиха на больную мозоль напарника.

Наруто опустил голову.

- Шибуки, после того, как ты отдашь воду, он тебя так не оставит. Оптимальный вариант для этого...

- Суйена, - подсказал клиент.

- ...Суйена - взять воду и убить всех свидетелей. Но мы можем выступить посредниками.

- Но что ему помешает убить нас? - задала вопрос Сакура.

- Например то, что это будем не совсем мы, - усмехнулся Саске. - Каге Буншин но дзюцу!

- Передавать воду буду я! - сказал клон и требовательно протянул руку.

Шибуки опустил голову и передал бутыль с Водой Героев.

- Наруто, создай побольше клонов. После того, как я отдам воду, твоей задачей будет...

- Саске, погоди! - Наруто странно встрепенулся. - У меня есть новый план!

***

Саске медленной походкой с кунаем в одной руке и бутылью Воды Героев в другой приближался к Суйену. Враги отвлеклись от заложников и настороженно следили за каждым его движением. Остриё куная подрагивало в опасной близости от стенок сосуда, одно неверное движение врага - и он разобьёт бутылку, уничтожая вожделенный приз.

- Шибуки решил согласиться с вашими требованиями, - сказал Саске.

Единственная среди врагов куноичи бросила взгляд на свисающего с перекладины Саске.

- А это кто?

- Клон! - коротко ответил Учиха.

Саске-клон улыбнулся широкой идиотской улыбкой и распался облачком дыма, оставляя за собой раскачивающиеся верёвку.

- Отдавай Воду Героев, - велел Суйен, - и заложники будут живы.

- Нет! - ответил Учиха. - Воду я отдам, как только они окажутся на свободе.

- Мы находимся в тупике, - ухмыльнулся противник. - Откуда я знаю, что ты не клон? Откуда я знаю, что это настоящая Вода?

Саске вздохнул и провёл кунаем по руке, сжимающей сосуд. Из разреза тут же выступила кровь и закапала на землю.

Противник кивнул.

Саске спрятал кунай в подсумок и потянулся к протектору. Шиноби противника подобрались и изготовились к атаке. Учиха усмехнулся приподнял руку с бутылкой.

- Вы считаете, что успеете раньше, чем я разобью эту штуку вдребезги?

Враги, повинуясь кивку Суйена, отступили.

Саске снял с головы повязку протектора, вытянул зубами пробку из бутылки и осторожно, стараясь не пролить лишней капли, смочил край повязки. После чего он швырнул протектор Суйену.

Противник усмехнулся и сунул в рот край мокрой ткани. Челюсти его задвигались, горло сделало глотательное движение. Прошло несколько секунд. Суйен распахнул глаза и задрал подбородок. Его тело вспыхнуло голубым сиянием - чакра стала видимой даже без активированного Шарингана. Саске поразился, насколько огромная сила сокрыта даже в маленькой капельке Воды Героев, отдавать такое сокровище подобному ублюдку совершенно не хотелось. Но у Саске была миссия - спасти детей.

Он стоял и ждал, выжидающе глядя на Суйена. Тот уставился на Саске в ответ. Наконец, противник кивнул.

- Мы отпустим заложников. Передавай Воду!

Саске не ответил. Он держал в руке сосуд и пристально смотрел внутрь, не спеша отдавать врагу. Суйен понял причину его колебаний. Он громко рассмеялся.

- Что, нет сил расстаться с таким сокровищем? У тебя нет выбора. Так или иначе я заполучу Воду.

Учиха осмотрелся по сторонам, после чего вздохнул и неохотно сделал шаг вперёд навстречу Суйену.

- На счёт "три"! - сказал он. - Вы отпускаете заложников, я бросаю Воду.

Противник кивнул. Он изготовился к рывку и размахнулся бутылкой. Саске нахмурился. Суйен махнул рукой. Его подчинённые начали развязывать пленников, но не давали им разойтись.

- Раз, два... три! - с этими словами он метнул бутылку по широкой дуге навстречу Суйену, а сам бросился в сторону заложников.

Как и предполагалось, готовность к обмену была лишь уловкой. Как только Суйен поймал бутылку, противники разделились. Часть бросилась навстречу Саске, а часть начала сгонять пленников в кучу и готовить верёвки.

Саске быстро сложил печати и закричал:

- Катон: цветы отшельника-феникса!

Череда огненных шаров вырвалась из его рта и понеслась во врагов.

Шиноби противника были пользователями Суйтона и тут, на берегу огромного озера, имели все преимущества. Раздались выкрики:

- Суйтон: водяная пуля!

- Суйтон: ревущая волна!

- Суйтон: водяной купол!

Огненные шары, столкнувшись с водяными дзюцу зашипели и погасли. Но сокрытые в огне сюрикены продолжили свой полёт. Раздались крики раненых.

- Саске, сейчас! - раздался громкий крик.

Учиха тут же деактивировал Шаринган и крепко закрыл глаза. Он успел заметить взвесь мелких чешуек, которые засияли так ярко, что ударили по глазам даже сквозь зажмуренные веки.

- Настоящие герои всегда идут на помощь! - раздался голос сверху. - У! Зу! Ма! Ки!

Саске открыл глаза. В воздухе парила худощавая девушка с мятно-зелёными волосами. У неё за спиной стрекотали крылья полупрозрачной чакры. В руках был зажат обрывок сети, из которого валились оранжевые мячи с алой спиралью Конохи. В воздухе они превращались в клонов Наруто, чтобы тут же атаковать вражеских ниндзя, оттесняя тех от заложников.

У врагов было плохо со зрением после ослепляющего дзюцу, поэтому план Наруто, который они подробно обсудили с Саске и Сакурой, прошёл на удивление гладко. Появившаясья со стороны гигантского дерева новая толпа Наруто поставила окончательную точку в победе.

Учиха не имел ни малейшего понятия, кто эта девушка, где клоны Наруто её нашли, и какое отношение она имеет к Такигакуре, но в их ситуации было бы глупо пренебрегать союзниками.

- Идиоты! - раздался торжествующий крик. - Вы думаете, что сможете победить?

Саске обернулся. Суйен стоял, сложив руки на груди и с презрением смотрел на разворачивающееся сражение. Его лицо было растянуто в широкой улыбке. Он вытянул пробку из бутылки и сделал глубокий глоток.

Ничего не произошло. Улыбка на лице Суйена померкла, он отхлебнул снова, покатав жидкость на языке. После этого он швырнул бутылку на землю, разбивая её вдребезги.

Саске сожалеюще вздохнул. К его досаде, не получилось подменить Воду каким-нибудь ядом - пусть и свитки по приготовлению зачем-то валялись в подсумке Наруто, не хватало ни времени, ни ингредиентов. Поэтому Саске, втайне от напарников, перелил Воду Героев в свою флягу, вместо неё набрал обычной воды и напитал её своей чакрой, на случай, если враг обладает какими-нибудь сенсорными дзюцу. Немного Воды Героев пришлось пожертвовать, чтобы смочить повязку протектора, которую он передал своему клону.

И вот теперь у Саске-сама появился отличный лут, а он, клон, с честью выполнил свою миссию!

- Вы меня разозлили! - закричал Суйен. - Теперь не надейтесь, что кто-то останется в живых!

Саске ухмыльнулся. Противник уже проиграл, пусть и не знал того. Сейчас с ним сражались только клоны, так что какие бы он техники не использовал, особого ущерба нанести бы не смог.

- Узумаки Наруто, настоящий герой и будущий Хокаге, спешит на помощь! - раздался знакомый вопль.

Улыбка на лице Саске стала ещё шире. Чтобы клоны Наруто, да не вмешались?

- Наруто, стой, ты куда! - раздался крик Сакуры.

Сакуры? Но ведь Сакура не смогла бы создать Каге Буншин, у неё слишком мало чакры! Если эта Сакура настоящая, тогда и Наруто... Саске увидел, что протектор Наруто повязан не на лбу, а опущен на шею - это был условный знак настоящего Узумаки. Идиот! Какой же он идиот!

Их противник был джонином, а значит, столкновение с ним было самоубийством, если, конечно, он не был в десяток раз слабее Какаши-сенсея или Забузы!

Руки Суйена замелькали в очень знакомых Ин.

- Суйтон: Водяной Дракон! - закричал он.

Воды озера вспучились, сформировав огромную длинную рептилию, которая свернулась кольцами, готовясь сокрушить Узумаки. Бросок!

Только в ускоренном восприятии активированного Шарингана Саске заметил, как несколько длинных металлических игл мелькнули в воздухе и вонзились в шею Суйену, без труда пробивая тонкий слой водяной брони. Противник рухнул на землю, как подкошенный. Следом за ним рухнул дракон, рассыпаясь водопадом, безвредно обрушивающимся на ошеломлённого Наруто.

- Хаку, это ты? - завопил тот.

Рядом с поверженным противником возникло ледяное зеркало, из него выступила знакомая фигура, в которой было лишь два отличия со времён Страны Волн - вместо разбитой маски ойнина на Хаку была белая маска лиса, а протектор Киригакуре отсутствовал напрочь.

- Что ты здесь делаешь, Хаку? - вновь завопил Наруто.

- То, что должен делать хороший инструмент, - послышался спокойный ответ. - Как обычно, защищаю мастера.

Хаку вскинула руки, между пальцев которых были зажаты сенбоны, и спокойно пошла в сторону оставшихся шиноби противника.

***

Саске Учиха знал, что Наруто ненавидела вся деревня. Причины ненависти были на поверхности - Узумаки своими выходками мог вывести из себя кого угодно, а если кому и не доставалось персонально, того могла уязвить какая-нибудь масштабная выходка. К примеру, вряд ли хоть один человек в Конохе остался равнодушным (кроме, разумеется, самого Саске), когда Наруто в очередной раз бездарно и оскорбительно разрисовал Монумент Хокаге. Поэтому где бы ни шёл Наруто, за его спиной слышались шепотки, а в спину вонзались злобные взгляды.

Но если отношение к Узумаки было полностью заслуженным - плодом многолетних неустанных усилий идиота, то за что же невзлюбила Такигакуре эту милую приветливую девчонку, которая, к тому же, всех спасла - было выше его понимания. Поведение жителей деревни было самой чёрной неблагодарностью, которую Саске только встречал в жизни. На неё шипели, называли "демоном" и едва не плевали в след. Единственный, кто к ней хорошо относился, так это Шибуки, который после окончания битвы выбрался из своего укрытия. Но, понятное дело, заступиться за неё он не мог - был для этого слишком труслив.

- Наруто, - отвёл Саске в сторону напарника. - А где ты её нашёл?

- В лесу! Она живёт в лесу неподалёку от деревни! - ответил Узумаки. - Мои клоны её нашли, когда отправились в разведку!

Саске окинул его насмешливым взглядом.

- Ну ладно! Это она нашла моих клонов и спросила, не близнецы ли мы и почему нас так много?

- А почему её тут так не любят?

- Потому что идиоты! - уверенно заявил Наруто. - Фуу клёвая!

В кои-то веки Саске был готов согласиться с напарником. Недолгое общение с Фуу показало, что она - очень весёлая и непосредственная девушка. Единственным её недостатком было то, что при взгляде на Саске она краснела и отводила глаза - очень тревожные симптомы, этим Фуу сразу же поставила себя в один ряд с фанатками из Академии. Ну и тараторила она совсем как Яманака Ино, или же сам Наруто, а подобные вещи Саске пугали почище вражеских джонинов.

- Она - шиноби Такигакуре? - спросил Саске. - Я не заметил протектора.

- Она сказала, что скоро станет генином, а пока что нет.

Саске глубоко задумался. Несмотря на то, что девушка не продемонстрировала каких-либо масштабных техник, два её дзюцу производили сильное впечатление. Полёт - это просто очень круто. Но техника ослепления противника, причём (Саске проверил после боя), действующая даже на Шаринган, против Итачи была бы просто бесценной.

К сожалению, это не имело значения. Во-первых, она была жительницей Такигакуре, а значит, жить в Конохе ей вряд ли бы разрешили, несмотря на мир между деревнями. Во-вторых, она была потенциальной фанаткой Последнего Учиха. И в-третьих, она слишком много болтала. Интересно, захочет ли она научить его своему ослепляющему дзюцу?

- Э-эх, как бы я хотел уметь летать как Фуу! - вздохнул Наруто. - Это было так круто!

Саске почувствовал, как совершенно не-Учиховская улыбка расплывается на его лице. Он - шиноби. Всем известно, что настоящий шиноби использует все ресурсы. Но не все знают, что по-настоящему великий шиноби может превратить вопиющие недостатки этих ресурсов в выдающиеся достоинства!

- Эй, Наруто! - окликнул напарника Саске. - Если Фуу тут так плохо, то пусть переезжает в Коноху!

- Точно! - глаза Наруто загорелись. - Я ей сейчас так и скажу!

- Погоди, но ведь ей могут не позволить поселиться в дере...

- А, ерунда! Попрошу дедулю! Фуу! Иди сюда! У меня есть просто гениальная идея!

Не в силах стоять на месте, Наруто бросился к ней навстречу.

Саске злодейски потёр руки, ощупал флягу с Водой Героев, висящую на бедре, и посмотрел в спину Наруто, бурно махающего руками перед ошарашенной Фуу.

"Лута много не бывает!"

Квест 6. Экзамен на чунина. Первый этап

Саске питал много надежд на возвращение Какаши-сенсея. Кому, как не джонину, разобраться со всем тем беспорядком, в который себя втравила Команда 7? Вместо того, чтобы по-быстрому отправиться в Коноху, им с напарниками пришлось связывать пленников, выстраивать их в шеренгу, и гнать, словно пастухи стадо овец. Вышло очень удачно, что лишь немногие враги пережили сражение . Очень плохо - что среди выживших были джонины, в особенности пришедший в себя Суйен.

Хаку не изменила своим привычкам, погрузив врага в состояние мнимой смерти, а значит (Саске не только помнил фальшивую смерть Момочи Забузы, но и испытал подобное на себе), для полного восстановления им понадобится пару недель. Но слабость и низкий уровень чакры не влияли на боевой опыт, так что эскортировать врага было просто-напросто опасно.

К сожалению, вернувшийся Какаши-сенсей, увидав, что ситуация под контролем, сдержанно похвалил команду и снова исчез в неизвестном направлении. Это значило, что вести пленных в Коноху предстояло им самим.

Саске очень хотелось оставить пленников в Такигакуре, но это было бы большой глупостью. Во-первых, Суйен мог проболтаться, что разлитая Вода Героев была не настоящей, и у таки-нинов возникли бы вопросы к Саске, а во-вторых, Водопад был достаточно некомпетентным, чтобы позволить пленным сбежать.

Иногда у Саске мелькало сожаление, что он попросту не прикончил противников, но для того, чтобы хладнокровно зарезать пленных, он был недостаточно Итачи.

На текущий момент всё складывалось почти неплохо. Шибуки был изумлён поведением Суйена, вдребезги разбившего бутылку с сокровищем, а Суйен считал произошедшее хитроумным трюком Шибуки. И Саске не собирался никого разубеждать.

Поэтому Команда 7 под началом Саске занялась эскортом пленных в Тюрьму Строгого Режима Конохагакуре но Сато.

Хаку исчезла так же внезапно, как и появилась, но Саске знал, что она где-то рядом, защищает Наруто (а заодно и его напарников) откуда-то из теней. А когда они отдалились на несколько часов от Такигакуре, послышался лёгкий стрёкот и их процессию нагнала летающая куноичи в белых откровенных одеждах и с огромным красным рюкзаком на спине.

Для того, чтобы безопасно эскортировать пленников, Наруто создал нескольких клонов. Но долго сосредоточиться на миссии у них не получалось - некоторые начали приятно болтать с Фуу, а некоторые - приставать с "Сакуре-ча-а-ан". Подобный непрофессионализм следовало бы пресечь, но в глазах Саске Наруто выполнял очень важную миссию - отвлекал назойливое женское внимание от самого Саске.

Слабиной Наруто попыталась воспользоваться пленная куноичи. Она начала мычать сквозь кляп, привлекая внимание, а когда Наруто освободил ей рот, тут же попросила попить. Попытка освобождения была как по учебнику: получить возможность говорить, вступить в диалог с тюремщиком, использовать несколько известных психологических приёмов с давлением на жалость и сострадание, чтобы выждать момент для освобождения и атаки. Когда куноичи начала беседу с клоном, Саске на всякий случай активировал Шаринган. Как и следовало ожидать, каждое слово пленницы было чистой воды ложью и попыткой психологической манипуляции.

Учиха порой изумлялся, как нечеловеческая проницательность Узумаки и невероятное чувство фальши может соседствовать с детской безоговорочной доверчивостью. Так что он решил позволить куноичи сделать попытку, чтобы Наруто получил ценный жизненный урок.

В итоге урок получил сам Саске. Когда вдали показалась Гора Хокаге, сигнализируя, что до Конохи осталось лишь пара часов пути, беседа всё продолжалась. Но теперь каждое слово пленницы стало кристальной истиной, как беспристрастно свидетельствовал всё ещё активированный Шаринган. Она изливала Наруто душу - рассказывала о своих непростительных ошибках, столкнувших на кривую дорожку нукенина, о безответной любви, о предательстве, а также о суровых нравах Амегакуре под руководством беспощадного Ханзо Саламандры. Если бы речь шла не о Наруто, который не смог бы воспользоваться гендзюцу даже ради рамена и шляпы Хокаге, Саске решил бы что куноичи была подвержена действию изощрённой допросной и промывающей мозги техники. Но Шаринган показывал, что чакру Узумаки не использовал.

И когда широкая дорога вывела их к главным вратам деревни, Саске услышал возглас Наруто:

- Не беспокойся, Хисаме-чан! Дедуля что-нибудь придумает!

***

В очередной раз пересматривая свои Характеристики, Саске решал непосильную задачу. Пусть его Система и отличалась от привычных ролевых правил, но одна вещь оставалась неизменной - в ней были ограничения. Одно из них, неизменное и фундаментальное, в данный момент он прожигал глазами. Количество слотов в партии. Оно настолько выбивало его из колеи, что он несколько раз даже активировал Шаринган в безотчётной надежде на изменения.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Команда:

Джонин-сенсей: Хатаке Какаши

Напарники: Узумаки Наруто, Харуно Сакура

Даже то, что в другой момент вызвало бы искреннюю радость, теперь слабо утешало, пусть для любого генина это было серьёзным достижением.

Дзюцу:

B-ранг: Каге Буншин

Если бы его спросили пару месяцев назад, кто именно вызовет досаду, то он указал бы на Наруто. И это стало бы крупным заблуждением.

С Наруто всё складывалось хорошо. Пусть он оставался идиотом и крикливым дуралеем, но польза, которую он приносил, превосходила любые ожидания. С помощью Наруто даже удалось обойти ограничение Системы на размер партии, ведь Хаку всегда незримой тенью следовала за своим мастером, таким образом на единичку увеличивая размер команды.

Более того! Пусть пока что об этом нельзя было утверждать с уверенностью, но, похоже, в Узумаки был скрыт талант - ему достаточно было побеседовать с куноичи, в чьём прошлом скрывался серьёзный надлом, и она тут же становилась преданной ему душой и телом. Да, пока что было маловато данных для экстраполяции, но три из трёх вполне тянуло на повод для построения теории.

Проблемы были не в Наруто. Наоборот, только с Наруто не было проблем. Сенсей был силён, но для целей Саске более чем бесполезен, а Сакура... Сакура оказалась разочарованием. Изначально ей была уготована роль служить уздой Узумаки, быть неизменной посредницей между Саске и идиотизмом напарника. Но с той самой миссии в Страну Волн, когда пожертвовав собой, Саске сделал серьёзную инвестицию в будущее, Наруто стал слушаться. Да, он иногда переспрашивал, иногда своевольничал, иногда спорил, но, когда речь шла о важном, на него вполне можно было положиться.

Он даже взял на себя важную роль - стал щитом между Саске и потенциальными фанатками. Но, к сожалению, перенаправить привязанность Сакуры на Наруто так и не удалось.

В итоге, уникальный ресурс - ячейка в партии - был занят бесполезным балластом. И это нужно было как-то исправлять. Саске давно, ещё с первых дней свежесформированной Команды 7, интересовался возможностью замены напарников. И, к сожалению, простых вариантов не наблюдалось. Оставалось два варианта - либо смириться, либо сделать попытку превратить Харуно во что-то, достойное быть в одной партии с последним Учиха.

Саске прикинул сильные и слабые стороны напарницы. По словам Какаши-сенсея, у Сакуры был идеальный, или близкий к идеальному контроль чакры. Ещё в моменты ярости (которые почему-то случались вне боя) у неё пробуждалась просто нечеловеческая сила - об этом подробно могло бы рассказать лицо идиота Узумаки.

Баланс в их партии был сильно нарушен. Наруто был танком и неплохим дэмидж дилером. Он со своими клонами мог принять немалое количество урона. Сам Саске был чистым ДД.

Идеальный контроль подразумевал упрощённое продвижение по двум веткам развития - ирьёниндзюцу и гендзюцу. Любая из них прекрасно бы партию сбалансировала, а если вложиться в развитие обеих - то результат стал бы просто превосходным. Гендзюцу - это, прежде всего, крауд контроль, а хороший контроллер незаменим против любых противников, кроме последнего босса (Итачи со своим Шаринганом). Ирёниндзюцу добавляло в партию хилера - что, пусть и не было важным для боя, но позволяло гораздо легче переносить его последствия.

При здравом размышлении, Саске решил, что не стоит полагаться на силу Сакуры - во-первых, ДД в партии хватало, а во-вторых, эмоции были делом ненадёжным. К тому же, Харуно была фанаткой и добавлять к этому ещё и периодически вспыхивающую ярость берсерка... Нет, вспышками ярости её и так обеспечивал Наруто в достаточном количестве.

Постепенно сложился вполне рабочий план, поэтому Саске побежал на встречу с командой - воплощать его в жизнь.

***

- Неправда! Сакура сильная! И красивая! И... - начал было Наруто.

- Добе, помолчи, пожалуйста! - оборвал его Саске. - Сакура, я не пытаюсь тебя унизить или обидеть. В тебе есть потенциал!

Саске врал лишь наполовину - кое-какой потенциал в ней действительно был. Но заявив, что она - бесполезный балласт в команде, Саске совмещал приятное с полезным: мелкую месть за все невыносимые годы Академии с мотивационной речью.

- Ты так считаешь, Саске-кун? - опущенные к носкам сандалий глаза напарницы расширились, и в них промелькнули тревожно-знакомые сердечки.

- Конечно! У тебя идеальный контроль! Тебе стоит лишь найти точку приложения. Ты помнишь, что говорил Какаши-сенсей?

- Гендзюцу и ирьёниндзюцу?

- Совершенно верно! Наруто, ты говорил, что твоя Хаку разбирается в медицине?

- Ага, но она знает только разные травки!

- Значить и ей полезно стать ирьёнином! Так что Сакура, вы с Хаку пойдёте в госпиталь. Но это позже, а пока что мы навестим Команду 8.

- Но Саске-кун...

- Сакура, ты сделаешь это для меня? - Саске решил действовать наверняка.

- Конечно, Саске-кун!

Саске в который раз был благодарен сенсею за вечные опоздания, ведь более ответственного джонина у них было бы меньше свободы. А с другой стороны, такой джонин обучал бы их дзюцу, так что, наверное, недостатки и преимущества друг друга уравновешивали.

Найти Команду 8, джонин-сенсеем которой был лучший специалист по гендзюцу в Конохе, оказалось нетрудно. Несколько расспросов, несколько визитов на разные полигоны - а там уже можно было сориентироваться по громкому лаю собаки Кибы. И когда партия Саске выскочила на поляну, едва Наруто перекинулся парой слов с одноклассниками, Саске понял, что перед ними встала новая серьёзная трудность.

Хьюга Хината.

Наследница Хьюга была одной из тех фанаток, которых Саске опасался больше других. Если и было что-то ужаснее, чем приветствовать его появление диким визгом и восторженными возгласами, так это поведение Хинаты. Она просто тихо смотрела своими прозрачными глазами, краснела и заикалась. Подобное поведение заставляло волосы на затылке Саске вздыматься, словно перья на утином хвосте - ведь никогда не знаешь, чего ожидать именно от таких тихонь.

- З-здравствуй, Наруто-к-кун! - робко поздоровалась она.

- Привет, Хината-чан! Привет, Киба! - заорал Наруто.

Ситуация была тревожной. Нет, Хината сделала попытку сделать вид, что на самом деле смотрит на Наруто, что разговаривает именно с ним, но неужели она надеялась хоть кого-то этим обмануть? Любой в Академии знал, что все девушки класса влюблены в Саске, да и какой дурак сможет поверить, что Наруто может вызывать хоть что-то, кроме раздражения?

Если Сакура сумеет уговорить Куренай Юхи, то их командам придётся видеться гораздо чаще. И присутствие очередной влюблённой дурочки станет серьёзной проблемой. Пока Хината старательно делала вид, что смотрит на Узумаки, Саске строил планы действий. Взгляд прозрачных глаз очень нервировал, так что ничего толкового в голову не приходило, поэтому Саске решил обдумать задачу в спокойной обстановке. А пока...

- Юхи-сан, добрый день! Мы хотели бы с вами поговорить.

- Поговорить? О чём? - спросила алоглазая куноичи, спрыгивая на поляну.

- Сакуре-чан очень сильно нужна ваша помощь!

То, что в команде джонина, от которого что-то нужно, есть твоя фанатка, иногда бывает и польза. Юхи Куренай, изначально собиравшаяся ответить отказом, уступила мягкой просьбе Хинаты. Саске знал, зачем Хьюга это сделала - таким образом намеревалась видеться с ним чаще. И, с досадой подумал Саске, это сработало.

***

Неспешным шагом, вполуха слушая эмоциональный рассказ Наруто о том, что в очередной раз отмочил Конохамару, Саске поднимался по ступеням Академии. Рядом шла Сакура и постоянно сыпала возражениями. С одной стороны, Саске была не особо интересна жизнь Наруто, возня с сопляками и "игрой в ниндзя", но среди потока слов время от времени попадались крупицы неожиданно ценной информации. К примеру, оказалось, что среди малышни, с которой водится Наруто, есть внук Хокаге. Знание этого факта сразу расставило по своим местам многие непонятные моменты и дало ответ на вопрос: "А чего Хокаге столько возится с этим придурком?"

С другой стороны, слушать, как Сакура отмудохала Наруто и потом долго гонялось за этим самым Конохамару, было действительно смешно. И Саске жалел, что был занят наблюдением за прибытием в Коноху иностранных шиноби, вместо бесплатного циркового представления. Интересно также было узнать, что Хаку, несомненно следившая за всем этим балаганом, не вмешалась и не остановила Харуно. Правда, что делать с этой информацией Саске пока не знал.

Поднявшись на второй этаж, Саске заметил, что возле кабинета 301 собралась толпа шиноби. Гендзюцу, наложенное на помещение, было довольно искуссным, если бы он не знал Академию досконально, мог бы на него и купиться. Но всё равно Саске потребовал охранявших двери замаскированных чунинов отменить технику. Саске догадывался, для чего было нужно это представление, вот только его цели и цели организаторов расходились: последним нужно было устроить предварительный отсев некомпетентных участников, а для Саске чем больше было слабаков - тем лучше.

Потом была короткая драка с интересным парнем в зелёном трико. Тот был одним из участников инсценировки и хотел проверить силу Шарингана Саске. Но, самое главное, он предложил Сакуре стать его девушкой. Если бы затея удалась, то с плеч Саске свалилась бы огромная проблема. К сожалению, Харуно оказалась слишком поверхностной особой - она испугалась причёски, густых бровей и нестандартных ресниц парня, представившегося Роком Ли. Так что все надежды Саске рухнули, не успев появиться.

Рок Ли хотел сразиться с Саске, новичком года. Саске с удовольствием предоставил ему такую возможность, пусть ничего особого от боя не ждал. Но Рок Ли превзошёл все возможные ожидания.

Наруто, разозлённый, что внимание уделяют не ему, напал на Ли, но был с изящной лёгкостью отправлен в нокдаун. Саске знал, насколько сильнее стал Наруто, поэтому утверждение Ли, что он - сильнейший генин Конохи прозвучало вполне убедительно. Так что Саске не стал сдерживаться и сразу же активировал Шаринган - не только, чтобы получить преимущество, но и чтобы скопировать интересные тайдзюцу, таким образом расширяя свой арсенал.

Он проиграл. Перед этим смешным парнем в зелёном костюме он оказался таким же беспомощным, как и перед Момочи Забузой. Ли был генином Листа и старшим товарищем, поэтому он указал Саске на его недостатки.

- Мои приёмы - это простое тайдзюцу. Звучит вроде бы несерьёзно, ему не сравниться с изощрёнными техниками. Шаринган видит все виды дзюцу, он помогает отразить атаку чакрой и противодействующей техникой.

- Но тогда как тебе удалось? - спросил Саске, отлетая от очередного удара.

- Тайдзюцу - иное. Даже если ты увидишь все мои движения - ничего не сможешь поделать! Ведь глаза бесполезны, если скрорость противника настолько велика, что тело просто не поспевает!

Саске хотел возразить, но пример, веско доказывающий правоту оппонента, был перед глазами.

- Люди делятся на гениев и на тех, кто проложил свой путь тяжёлым трудом. Ты - наследник клана и гений. Я же - простой трудяга, у меня есть только тайдзюцу. Но знаешь что? Моё тайдзюцу - худший враг твоего Шарингана! И я докажу, что тяжёлый непрестанный труд способен превзойти любую гениальность.

Саске отпрыгнул, уходя из поединка. Прежде чем Рок Ли смог атаковать его снова, он поднял руку, останавливая бой. Противник дал повод для размышления. Он действительно был очень силён. И если тяжёлый труд может превзойти гениальность, то что же случится, если гениальность умножить на тяжёлый труд? Пусть Саске непрестанно тренировался, но, очевидно, этого было мало. Исход боя был предопределён, а силы следовало поберечь для экзамена.

- Спасибо, Ли-сан! Вы доказали свою правоту! - сказал Саске.

И, чтобы подкрепить свои слова, он протянул руку, сложенную в Печати Гармонии. Рок Ли уставился на него смешно выпученными глазами. Но через секунду он вышел из ступора и протянул руку. Пальцы шиноби переплелись, свидетельствуя об окончании поединка.

Несмотря на торжественное выражение лица, Саске не был доволен боем. И дело было не в том, что он огрёб - победы и поражения были обычным делом на пути шиноби. Шаринган сработал как надо, Учиха помнил в мельчайших подробностях каждый приём, каждое движение, но при этом не имел ни малейшего понятия, как добиться такого результата. Он словно посмотрел на ответ задачи, не зная условий, словно увидел написанную картину, не имея представления, как смешивать краски.

К сожалению, у противника был какой-то пунктик против таких гениев как Саске, так что вряд ли он согласился бы помочь с тренировками. Но, с другой стороны, он с первого взгляда влюбился в Сакуру. И там, где гений Учиха наткнётся на отказ, Команда 7 может получить согласие.

- Ли-сан! Я восхищён вашей силой! Можете мне помочь стать таким же сильным, как вы? - закинул Саске пробный сюрикен.

Как Саске и ожидал, противник застыл, задумавшись, подбирая вежливые слова отказа.

- Что за ерунду ты несёшь? - встрял Наруто, ломая весь план. - Если ты станешь сильнее, то его превзойдёшь! С чего Густобровику тебе помогать?

Сакура среагировала молниеносно. Её кулак тут же обрушился Узумаки на затылок, впечатывая того в стену и эффективно заставляя заткнуться. Но ущерб был уже нанесён.

Рок Ли стоял с привычно выпученными глазами и приоткрытым ртом. Видимо его поразила нелепость просьбы, а уж после реплики Наруто ему лишь оставалось озвучить свой отказ. Саске приготовился вытащить козырь - упомянуть участие Сакуры, правда, не особо надеясь на результат.

- Ты! - закричал Рок Ли. - Ты! Ты хочешь, чтобы я стал твоим соперником?

Саске показалось, что в круглых глазах заплясало иллюзорное пламя. Он попытался мягко сказать, что Ли ошибается, что он не собирается так делать, что Наруто - идиот, но...

- Если ты меня превзойдёшь, я удвою усилия, и снова тебя превзойду! А если я не превзойду...

- Ли! Хватит! Что ты делаешь? - раздался громогласный голос.

Саске обернулся. Сзади из ниоткуда возникла большая черепаха в протекторе Конохи, а у неё на спине в эффектной позе замер мужчина с такой же причёской, как у Ли, с такими же густыми бровями и в идентичном зелёном трико. Единственным отличием новоприбывшего был жилет джонина.

- Гай-сенсей! Учиха Саске хочет стать моим вечным соперником!

Саске ничего подобного не хотел, он попытался сказать что-то в своё оправдание, но Ли не дал вставить ни слова:

- Он хочет, чтобы я показал ему путь! Показал, как с помощью тяжёлой работы превзойти любого гения!

Лицо зелёного сенсея расплылось в улыбке. Его белые зубы блеснули так ослепительно, что это было похоже на боевую технику.

- В юном Учиха неудержимо пылает пламя весны! Юность - это так прекрасно! Учиха-кун, меня зовут Майто Гай. Я рад познакомиться с учеником моего вечного соперника!

- Соперника? - раздался голос Наруто.

- Мы с Какаши тоже вечные соперники! Но на сегодняшний день я сильнее - у меня пятьдесят побед и сорок девять поражений!

Саске знал, насколько силён Какаши-сенсей, так что результат впечатлял. И, судя по Року Ли, Майто Гай не пренебрегал тренировками своих генинов.

- Скажите, Гай-сенсей, - осторожно спросил Саске, - вы не возражаете, чтобы Ли мне помогал с тренировками?

- Возражал? Саске-кун, в тебе пылает молодость! Быть юным - это так прекрасно! Держи!

Майто Гай запустил руку куда-то за спину и жестом фокусника извлёк что-то зелёное.

- Держи, Саске! Мне нравится твой дух, поэтому вот тебе подарок!

Саске пригляделся. Это был такой же ярко-зелёный комбинезон, как на Ли и самом Майто Гае.

- Благодаря ему я стал таким сильным! Изящный, аэродинамичный, великолепный и модный! Как только попробуешь в нём потренироваться, сразу поймёшь, насколько ужасные вещи ты носил раньше!

Насчёт "модный" Саске мог бы и поспорить, хотя он и не особо не интересовался такими вещами. А вот остальное... Если верить словам Гая, то этот шмот имел высокие статы, так что отказаться от него было бы полным идиотизмом. Он низко поклонился Майто Гаю.

- Спасибо, Гай-сенсей!

Наблюдавший за этим Наруто, на пару с Сакурой отвесивший челюсть, встрепенулся.

- Я тоже хочу стать сильнее! Мне нужно превзойти Густобровика, чтобы я смог стать сильнейшим Хокаге!

Улыбка Майто Гая стала ещё шире.

- Кто бы мог подумать, что в команде Какаши так ярко пылает юность?

Саске успел активировать Шаринган, но понять, откуда Майто Гай достал второй костюм, он так и не смог. Это дзюцу был было сильнее Шарингана.

- Держи, Наруто!

Гай-сенсей с изящной лёгкостью одарил их с Наруто настоящими сокровищами. Поэтому Саске решил попытать удачу ещё раз:

- Сакура-чан тоже хочет стать сильнее! Ли-сан, ты поможешь Сакуре с тренировками?

- С-с-сакуре-чан? Этому восхитительному ангелу? - в глазах Ли зажглись сердечки. - Конечно помогу! А если я не помогу, я тысячу раз оббегу вокруг Конохи! Если мне это не удастся, я отожмусь десять тысяч раз на руках и всё равно помогу Сакуре-чан!

- Ли! Как же прекрасно быть молодым! Ли! - закричал Гай-сенсей, раскинув руки. С глаз его обильными ручьями стекали слёзы.

- Гай-сенсей! - Ли кинулся к нему в объятия и тоже зарыдал.

- Ли!

- Гай-сенсей!

- Ли!

- Гай-сенсей!

И пока учитель и ученик обнимались, Саске ухватил застывшую Сакуру, сжимающую в оцепеневших руках непонятно как появившийся зелёный костюм, и потащил за собой на третий этаж. Им предстоял экзамен, который сам себя уж точно не сдаст.

***

Глаз Какаши-сенсея, увидевшего своих генинов с очень знакомыми зелёными костюмами в руках, расширился до пределов, заставляющих выпученные глаза Рока Ли казаться узенькими щёлочками. Он пытался что-то сказать, но времени было в обрез, так что ему оставалось лишь сокрушённо покачать головой и поведать, что это тоже было испытанием - если бы кто-то из команды не пришёл, остальных бы к экзамену тоже не допустили. Никто не захватил сумок и рюкзаков, поэтому Саске, примеру которого последовали Сакура с Наруто, повязал комбинезон вокруг пояса.

В аудитории 301 было очень много людей и не все из них были незнакомцами. На экзамен явились команды 8 и 10, к полной досаде Саске. Нет, он ничего не имел против того, чтобы кто-то из них, а то и все вместе, стали чунинами. Вот только находиться в одном помещении с Яманака Ино, а также выносить взгляд Хьюга Хинаты было тяжеловато.

Ино бросилась Саске на шею, вереща, как она рада его видеть, и если бы не Сакура, тут же вступившая с заклятой подругой в ожесточённую перепалку, Саске не знал бы, что и делать. Не атаковать же одноклассницу боевыми дзюцу и не пырять кунаем! Что касается Хинаты, её покрасневшие щёки, её робко сложенные пальцы, её неуклюжие попытки сделать вид, что она смотрит не на него, а на Наруто, заставляли чувство опасности взвывать и бить тревожным набатом.

Пока Наруто и Киба затеяли глупую бессмысленную перепалку, и, несмотря на то, что ему хотелось вставить пару слов, Саске сдержался. Он заозирался по сторонам, осматриваясь в поисках чего-нибудь интересного.

Этим "интересным" оказался один из шиноби Конохи - очкастый парень лет двадцати с пепельно-серыми волосами. Он прикрикнул на галдящих генинов, одёрнул их, и те неожиданно легко пришли в себя. Парень представился Кабуто, и ответил на ряд осторожных вопросов. К примеру, Саске узнал, что Кабуто принимает участие в экзаменах уже в седьмой раз, что, как и положено хорошему шиноби, он собрал об участниках массу информации, и что хранит её на специальных картах.

- Кабуто-сан, но карты пустые! - удивилась Сакура.

- Для того, чтобы просмотреть данные, нужна моя чакра. Посмотрите, например, на состав участников!

Кабуто коснулся одной из карт и на ней проявилось изображение. И, самое поразительное, картинка не ограничивалась пространством карты, нет, она выходила за его пределы, была полностью трёхмерной. Сами данные вызывали у Саске лишь умеренный интерес - да, полезно знать, что очень много команд из Песка и Дождя, что некомпетентных шиноби из Такигакуре всего шестеро, но внимание было занято совсем не этим:

- Скажите, Кабуто-сан, что вы хотите за то, чтобы научить меня этой технике?

Кабуто очень удивился. Он поправил очки и пристально посмотрел на Саске. Возникшую паузу заполнял лишь гул толпы и громкие вопли Наруто, в очередной раз обещающего кому-то что-то там показать. Наконец, Кабуто что-то про себя решил и медленно кивнул.

- Мы же шиноби Конохи! Мне ничего не нужно, сейчас я помогу вам, а вы как-нибудь потом поможете мне. Когда вы хотите научиться?

Саске поднял голову, в его активированном Шарингане бешено вращались томоэ.

- Сейчас. Немедленно.

Собеседник не удивился.

- О, знаменитый Шаринган Учиха? Тогда времени это займёт не слишком много.

И действительно, сам процесс наполнения карточки чакрой оказался совсем несложным. Формирование изображения имело немало общего с бичом Наруто - техникой клонирования, по крайней мере, способ формирования изображения был тем же. Кабуто даже показал некоторые тонкости, типа кодирования чакры, чтобы обезопасить информацию от попадания в чужие руки и даже как модулировать таким образом, чтобы увидеть её смог только владелец. Пусть он прошёлся по технике вскользь, не вдаваясь в детали, благодаря Шарингану Саске увидел достаточно. В том, что окружающие, жадно уставившиеся на этот аттракцион благотворительности, уловили хоть что-то полезное, Саске глубоко сомневался.

- Сами понимаете, Учиха-сан, тут не время и не место. Но если хотите, чтобы я показал всё подробнее - навестите меня после экзаменов.

- Спасибо, но я, кажется, всё понял.

- Вот как? В таком случае, не хотите ли попробовать создать свою карточку? К сожалению, я не прихватил запасных, но мы можем воспользоваться одной из моих. К примеру, вот шиноби Звука - это новая мелкая деревня, поэтому...

Всё ещё активированный Шаринган засёк движение. Саске увидел, что какой-то шиноби с протектором упомянутого Звука прыгает с парты на парту, с явным намерением напасть на Кабуто. Ну что за идиот?

- Ты назвал Звук мелким? А что ты скажешь на это? - закричал похожий на мумию придурок в камуфляжных штанах.

Второй шиноби, напарник атакующего, если судить по таким же штанам и протектору, подпрыгнул высоко в воздух и замахнулся для броска куная. Сюрикены, пущенные Саске, облетели их по дуге и закрутились вокруг тел, обматывая нин-проволокой. Раздался громкий звук двух падающих тел.

- Продолжайте, Кабуто-сан, - как ни в чём не бывало, улыбнулся Саске.

Кабуто мягко улыбнулся в ответ. Они продолжали до тех пор, пока не раздался громкий окрик и в клубах дыма не появились экзаменаторы. Но самое главное было не это.

В результате действий пользователя интерфейс Системы был обновлён.

***

Сам экзамен был письменным тестом, что, с одной стороны, никак не могло измерять способности генина как шиноби, но если вспомнить, что чунин - лидер команды и ответственный за выполнение миссии, имело смысл. Саске учился хорошо, но фанатом зубрёжки не был, так что список вопросов мог доставить трудности и ему. Беглое изучение показало, что сходу ответить ни на один из них он бы не смог.

Какаши-сенсей говорил, что тест проходит вся команда, но в этом случае смысла в участии не было, ведь Наруто не ответит на вопросы из учебника, даже если от этого будет зависеть его жизнь, а значит, затея изначально обречена на провал. Должен же был способ сдать даже для такого чурбана, как Узумаки! Саске попытался воспользоваться присказкой сенсея и поискать сокрытое в сокрытом.

Ну, по-настоящему сокрытого тут было мало. Тем, что списывать нельзя, но если очень хочется - то можно, Морино Ибики, проктор экзамена, разве что не тыкал участникам в лицо.

К сожалению, Наруто был безнадёжен, так что экзамены будут провалены, с этим нужно смириться. Впрочем, Саске не особо беспокоился - его целью не был чунинский жилет. Он решил сосредоточиться на собственном тесте.

Вычислить подсадных шиноби, бодро записывающих правильные ответы, было совсем несложно. Так что Саске решил для начала осмотреться, посмотреть, что будут делать конкуренты. Увиденное его шокировало. И дело было не в том количестве техник, с помощью которого окружающие добывали информацию (несколько способов Саске скопировал своим Шаринганом), а в том, какие усилия прилагали наблюдатели, чтобы не заметить эти попытки. Если бы Шаринган не показывал, что это не так, Саске решил бы, что те в своих блокнотиках ставят участникам баллы за артистичность. Сам факт, что кто-то попадался на списывании, заставлял заподозрить, что эти генины тоже подсадные.

Даже слепой смог бы заметить на потолке два куная, к которому проволокой было прикреплено зеркало. Не могли не вызвать подозрений насекомые, летающие по странным траекториям, или нинкен Кибы, сидящий у того на голове и лающий явно модулированными сигналами.

Некоторые из участников были более скрытными. Красноволосый паренёк из Суны незаметно управлял песком, формируя из него некое подобие глаза, куноичи из Амегакуре использовала наполненную чакрой водную взвесь, а генин из Кусы - слабое дотондзюцу, которое незаметно покрыло листок с правильным ответом и проявило такой же у него на столе.

Саске решил узнать, как дела у Наруто и с изумлением увидел, что напарник не бьётся в панике, а что-то бодро записывает в свой листочек. Присмотревшись, он увидел маленькое зеркальце у него на столе, а над одним из подсадных генинов - второе такое же. Саске улыбнулся - это была до боли знакомая техника, и "до боли" было совсем не фигурально. Как и положено хорошему инструменту, Хаку помогла своему мастеру.

Дела у Сакуры тоже шли хорошо, новых интересных техник списывания Саске не увидел, поэтому он решил сосредоточиться на своём экзаменационном листе.

Настала пора десятого вопроса. Морино Ибики предупредил всех, что тот, кто не сможет на него ответить, навсегда останется генином. Саске задумался: не блеф ли это, обладает ли экзаменатор такими полномочиями?

"Вполне может быть!", - решил он.

Деревни были союзниками и выводы прокторов принимали во внимание все участники. Так что если в личном деле генина появится запись "в ранге не продвигать", то к ней обязательно прислушаются. Нет, это не будет стопроцентным крестом на карьере шиноби, особенно в случае военных действий, но подобное неумение оценивать свои силы станет обязательным препятствием. Если бы Ибики сказал, что генинами навсегда останутся остальные члены команды - вот это точно было бы блефом.

Саске не пугал десятый вопрос. Его целью была отнюдь не карьера. Наплевать, от чьей руки погибнет Итачи - генина, чунина, джонина, нукенина или каге. А вот Наруто мог и не рискнуть своей мечтой стать Хокаге. Впрочем, даже если их команда не пройдёт во второй тур, ничего страшного не случится - всегда можно сделать новую попытку через полгода. Так что он решил подождать десятый вопрос.

Тем временем, у многих шиноби начали сдавать нервы. И когда некоторые из подставных генинов начали вставать и покидать аудиторию, они решили последовать этому примеру. Подобный отсев слабаков был невыгоден Саске - если они всё-таки ответят на этот пресловутый десятый вопрос, то чем больше противников с ценным лутом и дзюцу, тем лучше!

Он неторопливо встал, ловя на себе удивлённые взгляды Сакуры и Наруто.

- Вы хотели сдаться, Учиха Саске? - спросил Морино.

- Нет, я хотел бы внести предложение. В этом классе вряд ли остался хоть один трус или ничтожество, так что давайте не будем терять время. Можно попросить вас озвучить вопрос?

Как и ожидалось, шевеление в классе прекратилось. Все, кто собрался уйти, уселись на место. Саске про себя скривился. Те, кто купился на настолько дешёвую подначку, кого хоть в малейшей степени волнует, кем их будет считать незнакомец из чужой деревни, уж тем более не заслуживают быть чунином.

Окинув взглядом неподвижную аудиторию, Морино Ибики сказал:

- Поздравляю, вы прошли!

Квест 7. Экзамен на чунина. Лес Смерти

События понеслись стремительной чередой. Вот разбилось стекло, сквозь которое влетела, проявив недюжинное умение и серьёзные акробатические навыки, грудастая куноичи в плаще, представившаяся Митараши Анко, вот она вступила в лёгкую перепалку с Морино Ибики, а вот, едва успев сбегать домой, переодеться и захватить снаряжение, Саске уже стоял возле сетчатых ворот Полигона 44.

Как и Саске, Наруто сменил костюм, а вот Сакура почему-то осталась в своём обычном наряде, совершенно не желая повышать шансы на успешное прохождение экзамена.

Саске проверил слова Майто Гая, сделав лёгкую разминку. Зелёный сенсей был прав - двигаться в таком костюме действительно было легче. Ненамного, ведь Саске и раньше не носил сковывающую одежду, но для шиноби была важна каждая мелочь - запоздавшее на долю мгновения движение могло стать разницей между жизнью и смертью. Саске не стал отчитывать Сакуру - не перед важным испытанием. Он лишь надеялся, что она что-то поймёт и сделает правильные выводы. Ну а если нет - Саске ей поможет прийти к нужному заключению.

Тем временем, Наруто, выслушивая куноичи-экзаменатора (и будучи до мокрых штанов напуганным названием "Лес Смерти"), устроил с той безобразную перепалку. Результат был бы закономерен - Митараши решила поставить его на место. Шаринганом Саске видел, что Наруто вне опасности: лезвие куная, который она метнула, едва бы зацепило щеку. Но раздался громкий звон, и кунай, закувыркавшись в воздухе, упал и воткнулся у самых ног Наруто, а рядом вонзился очень знакомый сенбон.

Куноичи лишь хмыкнула, но не стала продолжать, а вместо этого занялась непосредственными обязанностями - раздала типовые анкеты отказа от ответственности в случае смерти генина и объявила правила теста.

Правила были простыми. Каждой команде выдавалось по свитку. Свитки были двух типов - Земли и Неба. Команде предстояло найти каких-нибудь неудачников, отобрать их свиток и, обладая и Землёй, и Небом, добраться до башни в центре полигона. Пусть расстояние было небольшим - всего десять километров, да и пяти суток более чем хватало, но локейшн был достаточно большим, чтобы для поиска второго квестового предмета пришлось приложить некоторое усилие. В этом случае преимущество получали сенсоры и... "И те команды", - зловеще усмехнулся Саске. - "у чьих лидеров есть орудия, которые умеют сотнями создавать Теневых Клонов!"

- Наруто, - дёрнул Саске напарника, когда они отстояли очередь, получили свиток, прошли через ворота, оказались на территории полигона и спрятались в зарослях. - У тебя важное задание!

- Задание? - нахмурился идиот. - А почему ты раскомандовался?

- То есть ты не хочешь показать, какой ты крутой ниндзя, стать чунином, а потом Хокаге? - насмешливо выгнул бровь Учиха. - Ты прав, шиноби должен трезво оценивать свои силы, так что если ты боишься не справиться...

Это было легко. Это было слишком легко.

- Наруто Узумаки ничего не боится! Я покажу насколько я крутой ниндзя!

- Твоя крутизна будет зависеть от скрытности. План таков...

В том, что Наруто сможет подкрасться незамеченным, Саске не сомневался - ведь как-то ему удавалось скрываться от чунинов Анбу прямо посреди Конохи. А теперь, когда он носил зелёное трико вместо оранжевого комбинезона, скрыться в лесу было легче лёгкого. Труднее всего было убедить Наруто не вступать в бой, а донести сведения до команды - либо вернувшись самому, либо развеяв клона. Ещё одним препятствием было желание Наруто отправиться лично, но Саске напомнил о дисквалификации, если у команды потеряется напарник, ведь тогда некому будет защитить Сакуру-чан.

- Таджу Каге Буншин но дзюцу! - закричал Наруто, и зелёная волна клонов скрылась в глубинах леса.

Сражение не на жизнь, а на смерть началось.

***

Саске не ожидал слишком многого от обычных простых генинов, но улов, полученный от бурной деятельности Команды 7, разочаровывал. Нет, со вторым свитком проблем не возникло - Землю, в пару к доставшихся им Небесам, они добыли в первые же полчаса у незадачливой команды из Аме. Можно было отправляться в Башню, чтобы без толку просидеть там пять дней, но Саске предложил продолжить обследование Леса.

Наруто хотел по привычке что-то возразить, но Саске мгновенно его унял, напомнив, что он хочет стать Хокаге, а значит ему нужен боевой опыт. Сакура удобно соглашалась с любым его решением.

Через некоторое время, команда втянулась в привычную рутину. Либо возвращался клон Наруто, или же его развеивали противники, что приносило тот же результат. Команда, узнав местонахождения врага, устраивала ему засаду, используя различные методы. А потом Саске собирал лут. И кривился от разочарования.

Нет, после нескольких побед они обзавелись избыточным количеством кунаев и сюрикенов. Раздобыли маски для подводного дыхания, зонт, метающий сенбоны, вместе с запасом игл. Получили парочку посредственных мечей, один из которых - более-менее качественный танто - Саске вручил довольному Наруто. Но ничего выдающегося им так и не попалось.

Саске в который раз пожалел, что Система настолько ущербна и предоставляет мизерный Инвентарь, иначе было бы значительно проще. А так пришлось прятать добычу в укромных местах, чтобы вернуться после окончания экзаменов. Если возникнет желание - ведь качество этой добычи не радовало глаз.

Наруто категорически отказался атаковать шиноби Конохи, и Саске с лёгким сердцем согласился. Создавать на ровном месте недоброжелателей прямо в родной деревне было бы не самым умным ходом, а вот качнуть репутацию стоило всегда. Поэтому при встрече с коноха-нинами, они даже делились лишними свитками, по крайней мере с одноклассниками и знакомыми.

Слаженность и взаимодействие команды через время перестали вызывать раздражение. Боевые условия оказались значительно продуктивней ежедневных тренировок. Тут были реальные противники, а не одни лишь клоны Наруто, поэтому все стали гораздо собранней и выполняли распоряжения без лишних вопросов.

Тактика "обнаружил, окружил, натравил волну клонов" оказалась удивительно эффективной для гринда, но они разнообразили методы, проверяя эффективность своих навыков и тактических схем. Сакура несколько раз успешно применяла гендзюцу, пусть эти техники давались ей пока нелегко: помимо контроля ключевую роль играло воображение, а с этим у Сакуры было туговато. Саске иногда прикидывал, что за монстр бы получился, если бы контроль Сакуры получило ходячее море чакры типа Наруто? Но на текущем этапе это были пустые размышления, поэтому он сделал заметку в памяти, с намерением обдумать идею попозже.

В любом случае, Сакура несколько раз укрывала их иллюзией прямо на открытой местности, превращая в кусты и лесную поросль, а один раз у неё вышло наслать на противника кошмарное видение, от которого тот сумел избавиться, укусив себя за руку.

Один раз им пришлось прекратить наблюдение и отступить - команда из Сунагакуре оказалась сильной и хорошо сработанной. И лидер был не только сильным ДД, но и хорошим танком: сенбоны одного из придурочных аме-нинов из нападающей команды бессильно отскакивали от песчаной брони, последовавшая за этим волна песка попросту перемолола противников в мясную пасту.

Через время находить команды стало всё труднее и труднее, поэтому ближе к закату они решили устроить привал.

И в этот момент всё пошло наперекосяк.

***

Атака оказалась внезапной. Из окрестных зарослей метнулось огромное длинное тело, и, едва они успели отпрыгнуть, гигантская змеиная голова ударила в центр поляны, оставляя за собой огромный кратер.

Саске атаковал Великим Огненным Шаром, клоны Наруто использовали Цветы Отшельника-феникса (это дзюцу у него пока что получалось лучше всего), а Сакура метала сюрикены.

Ни катондзюцу, ни метательные снаряды не вызывали у змеи ничего, кроме лёгкого раздражения. Её охваченное огнём гигантское тело встрепенулось и дёрнулось, сшибая пару деревьев. Саске дал напарникам знак отступить - живность Леса Смерти не была настойчивым противником и вряд ли стала бы преследовать, получив такой отпор.

Но рептилия решила покарать обидчиков. Её тело изогнулось, а маленькие глазки (которые были размером с хороший мяч!) зафиксировались, почему-то, на Наруто. Она одного за другим ловила клонов, которые, прежде чем попасть в гигантскую пасть, развеивались облаками дыма, пока её выбор не пал на оригинал. Она бросилась на Наруто, но у неё на пути встала маленькая фигурка в белой маске. Несколько сенбонов вонзились в глаза, блестящие ледяные зеркала за доли мгновения выросли между змеёй и Наруто, но удар огромной головы был настолько силён, что зеркала не выдержали и осыпались ледяными осколками. Змеиная голова вскользь задела Хаку, отшвыривая её прочь, и вновь последовала за Узумаки, видимо её привлекли яркие волосы напарника.

Мелькнула раскрытая пасть и под мучительный выкрик Хаку, Наруто исчез в змеином пищеводе.

Это была катастрофа. Саске метнул фума-сюрикен, не особо надеясь на результат, и начал складывать печати Великого Огненного Шара.

Хаку вытащила кунай и с отчаянной решимостью набросилась на змею. Её вторая рука складывала печати, пока влага из воздуха и окружающих листьев не сконденсировалась в огромную сосульку и та с немалой скоростью полетела в голову змее. Рептилия вновь мотнула головой, и сосулька, столкнувшись с крепким змеиным черепом, улетела, кувыркаясь, прочь.

У Саске не было времени сокрушаться по Наруто, каким бы ценным ресурсом он ни был, и насколько его потеря ни нарушила бы планы. Он выжидал момент, чтобы атаковать наверняка, но тут змеиное тело вздулось и начало биться в конвульсиях. Живот распух, словно змея проглотила медведя, пасть распахнулась и оттуда вырвался бурный поток огня. Змеиное тело растянулось на земле и, совершив несколько последних конвульсий, затихло, замерев вверх брюхом.

Прошло несколько секунд, кожа на нижней челюсти рептилии вспучилась, и оттуда появилось знакомое лезвие танто. Рядом с лезвием появились второе, третье и четвёртое. Тонкая кожа горла поддалась совокупным усилиям и, когда отверстие стало достаточно большим, оттуда выскочили несколько закопчённых и довольных Наруто.

- Мастер, ты жив? - воскликнула Хаку, приземляясь рядом с Наруто.

- Как тебе удалось? - спросила Сакура.

Наруто с пугающей синхронностью улыбнулись и почесали затылок. Наконец, один из них ответил:

- Если бы не клоны, я бы точно сгорел! Они приняли удар на себя! Саске, мне что-то здесь разонравилось, погнали в башню!

Саске хотел возразить, ведь, как он считал, ничего страшного не произошло, но его прервал неприятный голос:

- Ку-ку-ку, не стоит торопиться! А как же веселье?

Команда обернулась, вскинув кунаи. На краю поляны стоял шиноби в конической шляпе и с протектором Травы. На его лице играла скверная улыбка.

- Как я вижу, свитки вам больше не нужны, так что мне нечего предложить. Поэтому просто постарайтесь выжить!

Саске видел, что Наруто хотелось сказать что-то едкое, но тут их накрыло чёрной тяжёлой волной. В ней было всё плохое, что встречалось на пути шиноби - смерть, разрушения, боль, страдания и отчаяние. Саске видел, как пошатнулась Сакура, как сжал зубы Наруто и как блеснули глаза под маской Хаку. Это не было атакующей техникой, а "всего лишь" жаждой убийства. Но сила была такова, что по сравнению с ней жажда убийства Забузы казалась лёгким весенним бризом. Саске не знал, кто их противник, но кем он точно не был, так это генином. Проклятье, этот куса-нин был сильнее всех джонинов, что встречались на их пути. Он наверняка был сильнее даже Какаши-сенсея!

- Хаку! Сенбоны! Боль! - прохрипел он, не в силах самостоятельно выйти из ступора. - Немедленно!

Он не ожидал, что Хаку последует его приказу, но та послушно воздела руку и взмахнула плавным движением. Три сенбона, вылетевшие из её ладони, сорвались в полёт, неглубоко вонзаясь в бёдра: его, Сакуры и Наруто. Хаку прекрасно знала анатомию, поэтому было очень и очень больно. Но, к счастью, стандартный метод развеивания гендзюцу помог и против жажды убийства. Они вновь получили возможность двигаться.

Что за ерунда? Они только начали экзамен, откуда финальный босс в самом начале уровня?

- Отступаем! - воскликнул Саске. - Он нам не по зубам!

- Наруто Узумаки никогда не отступает! - раздался оглушительный вопль. - Таджу Каге Буншин но дзюцу!

Поляну заполнило зелёное море клонов.

- Ну что за идиот! - в сердцах выругался Саске.

Скрыться под прикрытием клонов было бы прекрасной идеей, но он знал, что Наруто не отступит. Впрочем, сила, мимоходом продемонстрированная противником, а также вторая огромная змея, бросающаяся сверху, дали ясно понять, что просто так скрыться им бы не удалось.

- Тогда даём бой! - закричал он, складывая печати. - Катон: Великий Огненный Шар!

- Катон: Цветы Отшельника-феникса!

- Хьётон: Смертельные Ледяные Шипы!

Ураган техник обрушился на куса-нина, превращая поляну в огненный шторм, пронизанный огромными прозрачными сосульками. Но Шаринганом Саске видел, что ни одна атака не достигла результата. Шиноби извернулся, словно в его теле не было костей и прошёл между техниками, небрежно блокируя некоторые из них быстрыми дотондзюцу без печатей.

- Неплохо, неплохо! - мерзко улыбнулся куса-нин и облизнул губы гротескно длинным языком. - Саске-кун, не возражаешь, если мы продолжим?

Он надкусил палец и провёл кровью по запястью, на котором была нанесена какая-то татуировка.

- Только тут слишком шумно, так что давай посмотрим, чего ты стоишь сам по себе? Кучиёсе но дзюцу!

Вспыхнуло облако дыма, укутав всю поляну, а когда оно опало, то оказалось, что противник стоит на голове огромной змеи. Её размеры были таковы, что предыдущая рептилия, которую уничтожил Узумаки, казалась в сравнении маленьким червяком.

- Убей их! - скомандовал куса-нин.

Змея свернулась кольцами и распрямилась с головокружительной скоростью. Пара огромных деревьев на её пути были сломаны, словно тонкие прутики. Саске отпрыгнул с пути удара, брызнули в стороны клоны, Хаку и Сакура. В стороны полетели щепки, камни и комья земли. Некоторые попали в клонов, и те распались облачками дыма. Сакуре тоже не повезло - большой камень нагнал её в полёте, когда она не могла сменить траекторию. Она полетела кувырком и растянулась на земле. Мгновенно подскочили два клона Наруто, один помог забросить тело напарницы другому на спину, и они помчались прочь от преследующей их змеи. Хаку прикрывала отступление - но ни сенбоны со взрыв-тегами, ни кунаи, ни хьётондзюцу не брали монстра. Наруто создавал и создавал клонов, они строили огрызающийся огнём и кунаями заслон, прикрывая отступление собратьев и раненной Сакуры. Когда голова змеи проносилась между двух деревьев, Саске решил: "Пора!"

Кунай, к которому был прикреплён конец цепи Братьев-Демонов пролетел мимо ствола, обернулся вокруг него, захлёстывая петлёй. Второй конец Саске закинул вокруг второго дерева. Змея на всей скорости вонзилась в преграду. Саске думал, что цепь порвётся, но крепкий металл лишь протяжно застонал. Деревья покачнулись, брызнули щепками и обломками коры и с протяжным скрипением начали заваливаться друг на друга. Змея на мгновение остановилась. Саске подпрыгнул вверх, оттолкнулся ногами от нависающей ветви, закрутился спиралью, ввинчиваясь в воздух, и обрушил обе металлические перчатки на змеиную голову. Из-под нижней челюсти рептилии брызнула земля с дёрном. Саске отскочил, в попытке последовать за напарниками.

- Впечатляет, Саске-кун! - вновь жутковато улыбнулся куса-нин, возникая у него на пути.

- Кто ты? - спросил Саске.

- Можешь звать меня Орочимару! - ответил противник. - Не беспокойся о команде, мой друг ими займётся, а пока что покажи, на что ещё способен.

Змея встрепенулась, раскидывая рухнувшие на неё стволы и быстрым броском головы развеяла троих клонов Наруто, бросившихся на выручку Саске.

Учиха понимал, что, действительно, о команде не стоит беспокоиться, ведь ему предстояло выжить в схватке с этим монстром. Он знал, кто такой Орочимару, о Денсецу но Саннин он разузнал, когда интересовался книгой Какаши-сенсея. И пусть стоящий перед ним шиноби нисколько не напоминал изображение предателя из Легендарной Троицы, Саске нутром чувствовал, насколько влип. Это был не босс уровня, перед ним стоял финальный босс всей игры.

- Скажите, Орочимару-сан, - задал он важный вопрос, - а насколько вы сильнее моего брата?

Если они каким-то образом выживут, бой послужит ориентиром, до какого уровня следует вести прокачку.

- Итачи-куна? Ку-ку-ку, нас с ним были разногласия, но я проиграл, лишившись руки. Так что, боюсь, Итачи-кун сильнее меня.

Проклятье, видимо, чтобы убить брата, нужно удвоить, а то и утроить усилия! Если, конечно, сейчас не наступит гейм овер.

Неподалёку вновь раздались выкрики, взрывы и треск горящего огня - Наруто и Хаку пытались остановить чудовище. Узумаки не забывал о напарнике, на поляне время от времени появлялись клоны и кидались на Орочимару. С тем же успехом лёгкий прибой мог бы попытаться разрушить несокрушимую скалу. Даже объединив усилия, Саске и клоны не смогли ничего сделать против этого монстра.

Саске решил продать свою жизнь как можно дороже и показать всё, на что способен. Он ни на мгновение не останавливался, прыгал по деревьям, метал во врага сюрикены и кунаи, опутывал поле боя нин-проволокой, в надежде задержать врага для решающего удара. Но враг был непобедим.

Особо удачная атака, когда сам Саске умудрился метко брошенным сюрикеном захлестнуть ногу Орочимару проволокой, а клон, которого он незаметно создал позади себя, пустил через проволоку Великий Огненный Шар, казалось, достигла цели. Но вместо того, чтобы сгореть в ярком пламени, Орочимару лишь расплылся кучкой грязи. Противник убедительно продемонстрировал, что техниками клонирования он тоже владеет в совершенстве.

- Наруто! Вместе! - закричал Саске.

Он вновь метнул сюрикены, ограничивая нин-проволокой пространство манёвра, а двое клонов Наруто отрезали врагу путь чередой маленьких огненных шаров. Противник на секунду остановился, ища путь к отступлению, но в это время цепь, скрытно подобранная клоном, захлестнула его горло. Благодаря Шарингану удалось просчитать траекторию и заманить противника в ловушку, и вот теперь она захлопнулась.

- Катон: Великий Огненный Шар! - закричал клон и яркое пламя из его рта побежало по цепи и окутало противника.

Саске ожидал, что Орочимару вновь расплывётся грязью, то тот лишь выпрямился и захохотал. Он непостижимым образом выскользнул из обвивающей его цепи, несмотря на вонзающиеся в кожу шипы.

- Я действительно впечатлён! - сказал Орочимару. - Не ожидал, что ты настолько хорошо используешь Шаринган. Воистину, настоящий член клана Учиха. И теперь я хочу тебя ещё больше.

Рука Орочимару потянулась к обожжённому лицу, сдирая с него кожу. Блеснул и упал на землю протектор Травы, открывая такой же протектор, но с символом Звука. Кожа слезла, как порванная перчатка, открывая противоестественно белое лицо.

- Если ты захочешь встретиться со мной снова, сдай этот экзамен и стань самым лучшим!

- Что? Я хочу тебя увидеть примерно через... никогда! - выпалил Саске.

- Ку-ку-ку, захочешь! Ты ищешь силы, и только я смогу тебе её дать. А пока прими маленький подарок!

Инстинкты Саске взвыли, он попытался отскочить в сторону, но Орочимару непостижимым образом оказался рядом. Его шея вытянулась и, обернувшись вокруг тела Саске тугими кольцами, захлестнула, не позволяя двигаться. Клон Саске и клоны Наруто, бросившиеся на помощь, не успели. Удлинившиеся клыки Орочимару вонзились в шею чуть выше ключицы, Саске почувствовал, как его тело скручивает дикая боль. Последнее, что он увидел, это своего развеивающегося клона и Орочимару, проваливающегося сквозь землю. И когда руки клонов Наруто подхватили его за плечи, пришла темнота.

Он не знал, как долго был без сознания, среди одолевающих бредовых видений, где снова видел гибель клана, а гротескно огромные Итачи и Орочимару говорили, что отомстить он сможет лишь прокачавшись до восьмидесятого уровня. Но когда очнулся, то обнаружил у себя на лбу холодный компресс, рядом на небольшом костерке кипел котелок, в котором Хаку заваривала какие-то травы. К соседнему дереву прислонился Наруто, а неподалёку лежала троица шиноби Звука - тех самых придурков, что напали на Кабуто-сана. Они, вместе со своей напарницей с непрактично длинными волосами, лежали утыканные сенбонами, словно дикобраз - иголками.

- Саске, ты очнулся! - заорал Наруто.

- Что со мной произошло? - спросил Саске.

- Змеиный придурок укусил тебя за шею и поставил печать! - ответил Наруто, срывая и протягивая свой протектор.

В неверном свете пламени костра Саске увидел в полированном металле отражение печати: три томоэ, словно полностью активированный Шаринган Учиха.

Обновление: печать неизвестной природы с неизвестными свойствами.

- Вот дерьмо! - не сдержался Саске.

- Действительно, дерьмо! - согласился Наруто. - Может, погнали к Башне?

***

Ранним утром, когда вся команда проснулась, Саске почувствовал себя вполне сносно. За исключением странных отвратительных ощущений, от осознания, что его покусал незнакомец (в детстве о подобных типах предупреждала мама и велела ни в коем случае не брать у них конфеты), долговременных последствий не ощущалось. Наруто хотелось побыстрее попасть в Башню, чтобы показать всем, насколько крут будущий Хокаге, так что его мысли следовало направить в нужное русло.

- Наруто, временно решения принимаешь ты, и как решишь, так мы и поступим! - сказал Саске.

- Но Саске-кун... - попыталась возразить Сакура, но её перебил бодрый голос Узумаки.

- Правильно! Идём в Башню! Наруто Узумаки всем покажет!

- Это первый вариант, - кивнул Саске. - Прийти в Башню и просидеть там четыре дня до окончания второго этапа. Ты сможешь отдохнуть, но чтобы что-то кому-то показать, нужно будет подождать.

- Четыре дня? - выпучил глаза Наруто.

- Ты что, не слышал разъяснения Митараши-сан? - нахмурилась Сакура. - Она говорила про пять дней и один уже прошёл.

- Ладно, ладно! - замахал руками Наруто. - А второй вариант?

- Мы можем пройти по Лесу Смерти и продолжить то, чем занимались. Как думаешь, те неудачники, которым наваляли твои клоны, в курсе, насколько крут Наруто Узумаки, и как будут звать следующего Хокаге Конохи?

- Особенно, учитывая, что об этом ты вопил во всё горло! - фыркнула Сакура.

Наруто задумался. Для усиления мыслительных процессов, он начал чесать затылок.

- Э-э-э, Саске, я тут подумал, может давай немного задержимся? У нас ещё куча времени, да и что делать в этой Башне?

Это было слишком просто. Слишком.

- Ну а пока давайте глянем, чего есть интересного у наших друзей?

Саске подошёл к небольшой кучке снаряжения, которую напарники сняли с тел пленников, пока он валялся без сознания. Свиток Земли, пара свитков с незначительными техниками, которые Саске знал, что-то по общеизвестным ядам и противоядиям, кунаи и сюрикены, сенбоны, нин-проволока, колокольчики... Колокольчики?

Улов был невелик. Интерес вызывал лишь странный наруч с отверстиями, который раньше был на руке мумиеподобного ото-нина с явной патологией позвоночника, если судить по осанке и странному наклону головы.

Ещё в ладонях его напарника находились небольшие отверстия, но это, очевидно, было каким-то хидзюцу типа жуков Абураме - бесполезная вещь для постороннего.

Саске с интересом покрутил в руках наруч, нацепил его на предплечье и несколько раз для пробы взмахнул рукой. В отверстиях неприятно засвистел воздух. Он попробовал подать в руку чакру, направляя её сквозь эти отверстия. Раздался мерзкий оглушительный звук, пробирающегося до самого нутра. Саске, Наруто и Сакура упали на колени, зажимая уши.

Это устройство было довольно эффективным, но им нужно уметь пользоваться, а дзюцу для управления Саске не знал и сомневался, что ото-нин с ними поделится даже под угрозой смерти. Он обкатал в уме идею отдать наруч владельцу, вызвать на бой и подсмотреть Шаринганом, но его глаза недостаточно пробудились, чтобы копировать ниндзюцу, а значит, не было смысла и пытаться. Освоить оружие можно и самому, или...

- Саске, придурок, ты что делаешь? - завопил Наруто.

- Проверяю, как работает твоё новое снаряжение.

- У меня уши чуть не... Стой, ты сказал "моё"?

- А у кого из нас круче получаются клоны?

- Конечно у меня! А зачем эта штука клонам?

- Представь, что будет, если твой клон выбежит на врага и сделает то же, что и я минуту назад! Как думаешь, каково будет несчастным неудачникам?

Глаза Наруто загорелись и на лице расплылась огромная улыбка.

- Только учти, воспоминания клона вернутся, а чтобы их выдержать, нужно быть по-настоящему крутым!

- Крутым, как Наруто Узумаки! - беззаботно махнул рукой напарник.

Наруто нетерпеливо вырвал Наруч из рук Саске и немедленно защёлкнул на предплечье.

- Нужно проверить, полностью ли скопируется оружие у клона и будет ли оно работать? - озвучил Саске свои мысли.

Если затея не сработает, тогда штука всё равно остаётся полезной, ведь её всегда можно подобрать на месте исчезновения клона. Но если копирование пройдёт в полной мере, потенциал клонов-самоубийц будет устрашающим.

- О, точно! Таджу Каге Буншин но дзюцу!

- Наруто, только не вздумай делать это зде...

Ужасающая какофония ударила по барабанным перепонкам и Саске, вместе с Сакурой и остальными клонами, покачнувшись, рухнули на землю, словно скошенные огромной косой Шинигами.

- Идиот! - заорал Саске, но он сомневался, что кто-то его расслышал сквозь оглушительный звон в ушах.

***

К радости Саске, затея сработала как надо, и даже лучше. Выбегающий на врага клон успевал вогнать в устройство достаточно чакры, чтобы команде, заранее заткнувшаей уши, оставалось лишь спокойно спускаться на место схватки и без особых усилий связать дезориентированных противников.

К огорчению Саске, на второй день экзаменов команд в лесу осталось маловато. К тому же, надежда, что с помощью клонов Наруто научится управлять звуковой волной, осталась тщетной, он все так же вредил всем окружающим, включая себя.

После очередной пары команд из Суны и трёх - из Аме, Саске начал задумываться о прекращении блуждания по лесу - затея окончательно теряла всякий смысл.

Последним скудным уловом стали выскочившие на команду генины Кусагакуре. Саске, чьи нервы при виде протекторов Травы немного сдали, похоже, перестарался. Генины были слабаками, но Саске в любой момент ожидал подвоха, поэтому обрушил на них все силы, словно в схватке с Орочимару. Жизнь несчастным ублюдкам спас Наруто. Он, увидав, что напарник перегибает палку, создал клонов, которые встали между Саске и противниками, тем самым позволяя прийти в себя. Участь несчастных была незавидной. Приняв на себя достаточно кунаев, чтобы с гордостью называть манекены Академии собратьями, куса-нины оказались в отчаянном положении. Полигон 44 назывался "Лесом Смерти" не из-за того, что в нём приятно прогуливаться вечерком. И если не случится чуда, то какого-нибудь зверя ожидает вкусный обед с экзотическими иностранными блюдами.

- Где ваш свиток? - спросил Саске. - И почему вас только двое?

Не то, что его слишком уж мучило любопытство, но было непонятно, на что надеялись эти идиоты. Потеря члена команды равнялась дисквалификации, так что, даже если бы удалось найти ещё больших слабаков и заполучить оба свитка, в Башне им бы ничего не светило. Это делало нахождение в лесу абсолютно бессмысленным.

- У нас осталась напарница, - пробулькал куса-нин. - Она слабачка, поэтому мы оставили её со свитком неподалёку.

- Что? Большая слабачка, чем вы? - удивился Наруто.

Те одарили его злыми взглядами, но на это Наруто привычно не обратил ни малейшего внимания.

- Если вы оставите нас здесь, то мы погибнем! - попытался надавить на жалость один из них, пристально глядя на Сакуру.

- Приведите, пожалуйста нас к напарнице! - поддержал второй.

- А с чего бы нам это делать? - удивилась Харуно.

- У неё Свиток!

- Для чего нам какой-то свиток? У нас своих полно! - начал хвастаться Наруто. - Знаете сколько таких придурков нам...

- Хорошо. Мы вам поможем, - оборвал его Саске. - Нам нужен ваш свиток.

Наруто и Сакура одарили его непонимающими взглядами, но он не стал вдаваться в объяснения. Генины стремились к напарнице, словно она могла им помочь. Но против множественных ранений - разрезов мышц, повреждений внутренних органов. раздроблённой ключицы, сломанных рёбер и проткнутого кунаем лёгкого, помочь могла только срочная госпитализация, причём в госпиталь Конохи, славящийся своими ирьёнинами. Даже сама Цунаде-сама (вспомнив, чьей напарницей она является, Саске болезненно скривился), окажись здесь в лесу, смогла бы только их временно подлатать, подготовив к курсу настоящего лечения.

Но эти неудачники отнеслись к своим ранам поразительно несерьёзно. Они хотели попасть к напарнице, словно та решит их проблемы - со слишком явной надеждой смотрели на Саске. И было два варианта. Первый, напарница - ирьёнин, посильнее Цунаде-сама и этот маловероятный случай ничего не дал бы Саске. Второй - у неё есть что-то, способное излечить даже такие тяжёлые ранения - какой-нибудь айтем: артефакт, зелье, таблетки. И ради такого лута Саске готов был тащить придурков хоть через всю Страну Огня.

- Сакура, посмотри, есть ли у них какие-то бинты и помоги им, - скомандовал Саске. Само собой, он не собирался тратить свои запасы.

Сакура и Наруто обыскали пленных, отобрали оружие и снаряжение. Найденными бинтами Сакура ловко, со сноровкой куноичи года, перевязала раны куса-нинов. После того, как им перестала грозить смерть от потери крови, раненные, опираясь на скривившихся клонов Наруто, повели к своей напарнице.

Она действительно была недалеко. Вот только "недалеко" по меркам шиноби, способного мчаться по деревьям на огромной скорости. Но этой процессии инвалидов понадобилось добрых полчаса, чтобы добраться до нужного места.

Красноволосая куноичи, которую они нашли на поляне, при их виде поникла и словно сжалась в комок. Подобное было бы неудивительно при встрече с врагом, но, судя по её взгляду, страх вызывали именно напарники.

- Карин, отдай им свиток и иди сюда! - скомандовал один из куса-нинов.

Та с обречённым видом подошла к нему, доставая и протягивая свиток Земли.

Куса-нин не обратил внимания на свиток, он плотоядно уставился на саму девушку. И когда она оказалась совсем близко, оттолкнул Наруто, сделал неустойчивый шаг вперёд, ухватил девушку за руку и приник зубами к её предплечью. Его тело окутала зеленоватая чакра, и видимая часть ран стала волшебным образом исчезать, словно стираемая невидимым ластиком.

Саске наблюдал за этим широко распахнутыми глазами - дзюцу девушки не только излечивало раны, но и, как показывал Шаринган, восполняло чакру. Это было то, на что он так сильно надеялся, только во много раз лучше. И для Саске оказалось совершенно полностью абсолютно бесполезным. Она - шиноби чужой деревни. Даже если у неё возникло бы желание подать в отставку, перед переездом в Коноху возникла бы огромная куча препятствий.

Саске выхватил кунай, сделал быстрый шаг к куса-нину и ударил тыльной стороной по затылку, точным ударом лишая сознания.

- Наруто, выруби второго! - скомандовал он.

Послышался удар и звук отлетающего тела. Наруто, похоже, перестарался. Впрочем, выживет ли второй придурок, Саске интересовало мало. Ему нужно было серьёзно подумать.

- Скажи... Карин, - начал он. - Что это было за дзюцу?

Девушка блеснула очками и подняла глаза на Саске. Её лицо приняло знакомое восхищённое выражение, а щёки предательски заалели.

- Это... это не дзюцу, - почти прошептала она. - Это особенность моей чакры.

Получив подтверждение своему предположению, Саске кивнул.

- Хочешь выбраться из леса живой? - спросил он.

Девушка часто-часто закивала.

- Расскажи, что умеешь и какие дзюцу знаешь, - приказал Саске. - И не пытайся соврать, мой Шаринган видит ложь.

Девушка восторженно смотрела на вращающиеся томоэ. Для того, чтобы затеряться среди фанаток из Академии, ей достаточно было сказать: "Саске-ку-у-у-ун!", и это очень нервировало. Саске выругал себя - затея чем дальше, тем больше казалась глупой. Ни одно исцеление не стоит второй Сакуры.

- Я... я... сен... - неразборчиво почти прошептала она.

- Что? Говори громче!

- Я сенсор! Могу чувствовать чужую чакру! - ответила она, набравшись храбрости. - И... и всё, больше никаких дзюцу не знаю.

Саске нахмурился. Она не знала никаких дзюцу, и это делало её почти бесполезной. Но дар сенсора встречался очень редко, даже не все джонины могли его выработать и развить. И если она хотя бы на треть такой же сенсор, как хорошо её исцеление, то Саске сорвал джек-пот в лотерее.

- Мне нужно немного подумать, - сказал он. - Наруто, Сакура, позаботьтесь пока о ней.

Сакура одарила девушку злым ревнивым взглядом, но они с Наруто послушались и отвели Карин в сторонку. Саске присел на землю, зажмурил глаза и сжал руками виски, подбивая плюсы и минусы.

Плюсы: беспрецедентный дар исцеления и способность восполнять чакру. Сенсорный дар, бесценный в поисках Итачи.

Минусы: шиноби чужой деревни. Слабачка, не знающая никаких дзюцу. Несчастный сломленный человек. И, самое кошмарное, демонстрирует признаки влюблённости, что автоматически ставит крест на самой идее привлечения в союзники.

Саске думал очень долго, но единственная идея, что приходила в голову - сбросить девушку на Наруто, выставив напарника, как и в прошлые разы, преградой между ними и Саске. Но Кусагакуре была союзником, а Карин - действующим шиноби, поэтому трюк с Фуу, Хаку или Хисаме прокатить бы не смог. Нужен был веский повод, чтобы Наруто Узумаки смертельно надоедал Хокаге и тот пошёл бы на конфликт с чужой деревней.

Саске понимал, что какую бы ложь он ни состряпал, для Хокаге она будет, словно проделки несышлённого ребёнка. Нужно было что-то, нацеленное на самого Наруто, задевающее глубинные струны его души, способное стать его ниндо. Саске представил, чего бы он сам хотел больше всего на свете. Убить Итачи? Да, это было самым главным. Но он отдал бы всё: чакру, жизнь, силу и душу, чтобы вернуть свою семью, вернуть маму.

Наруто был сиротой, не знал своих родителей, а фамилия Узумаки, которую он носил, была той же данью памяти погибшему союзнику, что и красная спираль Водоворота на спинах чунинов. Но горькая правда Саске была не нужна. Из теории дезинформации он помнил, что хорошая ложь - это та, которую жертва хочет услышать. Наилучшая - та, что подкрепляется некоторыми достоверными сведениями, чтобы жертва сама отбрасывала неподхдящие факты и цеплялась за нужные свидетельства. Но существовала ещё грандиозная ложь. Настолько ошеломляющая, что даже если человек ей не поверит, то, решив, что "не бывает взрыва без дзюцу", урежет её в десятки раз, и она все равно останется огромной.

Ложь, которую сочинил изощрённый ум Новичка Года, была величайшей из возможных. Она содержала стратегические крупицы правды, била по самым потаённым желаниям жертвы, а масштабностью затмевала Монумент Хокаге.

Саске помнил, как мама рассказывала Саске о своей подруге "Кушине-чан", погибшей во время нападения Кьюби, и видел её фотографию. Это была очень красивая женщина с роскошными алыми волосами, пусть и не того оттенка как у Карин, но достаточно близкого, чтобы говорить о сходстве. Фамилия у Кушины была Узумаки, и она была последней представительницей великого клана. Судя по всему, статус Карин в Кусагакуре был, мягко говоря, невысок, так что клановой куноичи она вряд ли являлась. Поэтому, даже если она помнит своих прадедушек до восьмого колена, можно было заявить, что она из клана Узумаки и с придурком Наруто они родственники.

Кому-нибудь с аналитическим складом ума, типа Шикамару, это скормить Саске бы не рискнул. Тот упрекнул бы его в недостатке воображения - слишком много параллелей было с судьбой самого Саске: гибель клана, сирота, единственный наследник. Да чего уж там, ленивый Нара нашёл бы с десяток зияющих брешей. Но в том и была вся прелесть, что в ложь должен был поверить простодушный Наруто. Ну а против желающих разоблачить нужно всего лишь принять заблаговременные меры.

- Эй, Наруто! - окликнул он, когда детали плана окончательно уложились в его голове. - Что вы с Карин знаете о своём клане?

Наруто, занятый болтовнёй с Карин, которая изливала свои горести в ворот его зелёного трико (плюс один к теории о Наруто и несчастных куноичи), резко вскочил на ноги и уставился на Саске глазами, округлости которых позавидовал бы Рок Ли.

А когда, наконец, их компания, увеличившаяся на одного члена, покинула поляну, теневой клон Саске вышел из-за кустов и вонзил кунай под подбородок бессознательным куса-нинам. И, делая это нужное, но грязное дело, он чувствовал себя настоящим Итачи.

Квест 8. Экзамен на чунина. Неизбежные заботы

Наличие в команде сенсора и отсутствие в команде сенсора было, словно разница между свитком Земли и свитком Неба. Карин, которая была сиротой, о своих родственниках знала мало, поэтому новость, что не одна на свете, восприняла со слезами радости, поэтому с энтузиазмом оказывала помощь в выполнении миссии. Саске не знал, какими навыками должен обладать настоящий сенсор, но то, что продемонстрировала Карин, было выше любых ожиданий. Она чувствовала чакру за пару километров, могла отличать шиноби по силе (Наруто, по её мнению, был настоящим монстром и самым сильным существом в поле её сенсорных способностей, Саске же был просто "очень силён"), различала людей и животных. Саске был рад, что решил её оставить себе, даже несмотря на побочные эффекты.

Побочным эффектом стало то, что Наруто не затыкался. Он забрасывал Саске новыми и новыми вопросами, так что приходилось либо отмалчиваться, либо выдумывать правдоподобные объяснения, либо откровенно посылать прочь. И если бы Наруто удовлетворился ответами, было бы ещё куда ни шло. Но он заново повторял одно и тоже. Делал это во время бега, во время пауз на передышку, во время атаки противника и даже во время пути в Башню.

Помощь Карин была ценна хотя бы тем, что с её помощью удалось понять, что дальнейшее нахождение в лесу чем дальше, тем имеет меньше смысла. Последние оставшиеся команды расположились вокруг Башни, устроив засаду для генинов, спешащих с обоими свитками для завершения задания. Жалкие, жалкие засранцы.

Неподалёку от Башни они встретили команду Кабуто-сана и предупредили, чтобы к башне те не приближались хотя бы с десяток минут, а заодно чтобы чем-то плотно зажали уши - ведь будет очень громко. А затем волна зелёных самоубийц превратила продуманные засады в кучку стонущих и зажимающих окровавленные уши инвалидов. Оставалось только собрать оставшиеся свитки и снаряжение. Кабуто с благодарностью принял свиток Небес, которого их команде недоставало.

Наруто невежливо назвал Кабуто-сана и его двух напарников "Командой Очкариков", на что тот усмехнулся, и поведал, что такие, как Команда Саске встречаются на каждом экзамене и их называют "коллекционерами". Несмотря на то, что в этом ничего обидного не было, Наруто весь оставшийся до Башни путь хранил обиженное выражение. И, самое главное, молчал.

Но стоило попасть в Башню, решить нехитрую загадку свитков, дождаться появления Умино-сенсея, как Наруто прорвало. Он кинулся к учителю, волоча за руку несчастную Карин, представил её как "свою крутую сестрёнку с во-о-о-от такими крутыми дзюцу", а затем, оказавшись в сравнительном спокойствии Башни, сосредоточил всё своё внимание на Саске. И разговор шёл по кругу вот уже более полутора часов.

Саске подумал, что если бы в создании чакры участвовало умение сохранять спокойствие, то он бы сейчас мог бы убить Итачи одним движением ноздри - настолько этот навык, никак не отображаемый в Характеристиках, прокачался за это время.

- Саске, так ты, говоришь, Карин-чан - моя сестрёнка?

- Нет, идиот! Кузина, дальняя родственница, четвёртая вода из-под лапши!

- Ладно, не злись, я замолкаю. Хотя нет! Скажи, какой была моя мама, красивой?

- Красивой!

- А сильной?

- Мама говорила, что да, её боялся весь класс.

- А я на неё похож? А кто был мой отец? А Узумаки крутые? А какой у нас кровавый поток?

- Кеккей генкай, "лимит крови", идиот! Приставай к Ируке-сенсею, он тебе всё расскажет.

- Ладно, ладно, не злись. А какой была мама? Очень красивой?

- Наруто, я тебя сейчас убью.

- Я клон!

- Врёшь!

- Может и вру, но ты не отличишь. Так что ты говорил про маму?

- Ничего не говорил! Отстань!

- А почему дедуля не говорил, кто моя мама?

Саске давно ожидал этого вопроса и был удивлён, что он возник только сейчас. Ответ был тоже готов.

- Потому что её личность - В-ранговый секрет деревни. И за раскрытие его мне положено лишение протектора и тюрьма. Так что если не заткнёшься, то провалишь экзамен.

- Ты врёшь!

- Вру?

- Моя мама была такой крутой, что у неё не какой-то там В-ранг! У неё А-ранг! Нет, S-ранг! Нет, SSS-ранг!

- Таких рангов не существует!

- Его специально придумали для моей мамы!

- Хн.

- А кто был мой отец? Главой клана Узумаки?

- Не знаю!

- Врёшь!

Саске, конечно, мог что-то придумать, но нужно было пространство для манёвра.

- Наруто! Я узнал про твоих родителей случайно, если я открою секрет твоего отца, тогда меня казнят как предателя.

- То есть мой папа был крутым?

- Да.

- Круче, чем твой?

- Нет.

- Круче-круче! Он был в сто раз круче, чем твой! Даже круче дедули! Даже круче Йондайме!

- Считай, как хочешь!

- Вот ты и подтвердил!

- Нет.

- Подтвердил!

- Как хочешь.

- Саске, а почему ты мне не рассказывал раньше?

- Потому что ты идиот.

- Саске, а какой была моя мама?

- Наруто, я не шучу! Я тебя убью!

- А когда погибла мама?

- Во время нападения Кьюби!

- А какие у неё были волосы?

- Не такие, как у тебя, идиот! Красные!

- Как у Карин-чан?

- Почти. Кстати, а почему ты не с Карин, а надоедаешь мне?

- Потому что с ней клон. Или Босс, а клон - я! - Наруто высунул язык, явно в восторге от своей находчивости. - А мама была красивее твоей?

- Нет, моя красивее!

- Врёшь!

- Правда. Моя мама - самая красивая!

- Только после моей мамы!

- Наруто, не зли меня!

- Потому что это правда!

- Как хочешь, так и думай, только отвали!

- А расскажи мне про папу!

- Ни за что.

- Тогда расскажи снова про маму! Эй, а для чего тебе кунай?

Саске, чей Шаринган грозил пробудить третье томоэ и эволюционировать в Мангекьё, решил, что теперь ему плевать на экзамены, хотелось либо развеять этого клона, либо, если это настоящий Наруто, выпустить ему кишки. Это, конечно, ничего не решит, раны у Наруто заживают быстро, но таким образом можно хотя бы получить немного спокойствия.

- Наруто, угадай, почему я тебе ничего не рассказывал до встречи с Карин?

- Потому что ты засранец?

- Нет.

- Потому что ты унылый?

- Нет.

- Потому что ты унылый засранец?

- Нет. Потому что ты не затыкаешься.

- Ладно, не злись, я замолкаю. А какой была моя мама?

Саске зажмурил глаза и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов.

- Наруто. Я хотел быть твоим другом. Намеревался относиться к тебе, как к напарнику. Я пытался с тобой по-хорошему. Но теперь...

- Саске, да что ты несёшь? Мы же с тобой - лучшие друзья! А расскажи, какой...

- Наруто!

- Что?

Саске понял, что нужно менять подход - бить врага в слабое место, пользоваться уязвимостями. И у Наруто их было полно.

- Наруто, я думал, что ты мне друг. Планировал подарить тебе фотографию твоей ма...

- У тебя есть фотография мамы?

- Да, но теперь я её сожгу.

- Но почему?

- Чтобы ты заткнулся!

- Так я же молчу!

Саске вновь проделал дыхательные упражнения.

- Наруто, давай договоримся. Я обещаю отдать тебе фотографию твоей мамы, при условии...

- Ура! Спасибо, Саске!

- ... при условии, что ты не будешь меня доставать. При этом, решать, достаёшь ты меня или нет, буду я.

- Но Саске!

- Когда ты опасно приблизишься к этой грани, я тебя предупрежу. Но предупреждение будет только одно.

- Да когда я тебя доставал? Это ты всегда ходишь надутый, словно злобный медведь!

- Наруто, это близко, очень близко!

- Ладно, так что ты говорил о фото?

- Сейчас ты пообещаешь мне заткнуться и не поднимать эту тему, пока я сам её не затрону. Дашь мне обещание Наруто Узумаки. И тогда после экзаменов я отдам тебе фотографию. И если ты соврёшь...

- Наруто Узумаки никогда не нарушает обещаний!

- Если ты соврёшь, тогда я буду считать, что ты - лживый пустозвон, которому никогда не стать Хокаге. И приложу все усилия, чтобы ты Хокаге не стал.

- А что насчёт Итачи? Тебе же нужна моя помощь!

- Ты хочешь сказать, что отказываешься от своего слова помочь?

- Н-нет! Я не нарушаю обещаний! Так что насчёт фотографии?

- Сначала повтори обещание вслух!

- Я обещаю!

- Нет, повтори полностью, чтобы я знал, что ты правильно всё понял.

- Ты назвал меня тупым?

- Если не тупой - повтори.

- Ладно! Я тебя не достаю вопросами про семью, пока ты сам не попросишь! Если я начинаю тебя доставать, ты меня предупредишь!

- Верно.

- Ладно, я пообещал, с тебя фотография!

- И никому не рассказывай о своём клане!

- Но почему?

- Чтобы не узнали враги.

- А для чего это врагам?

- Наруто, твои родители - могущественные шиноби. У них было много врагов, и те будут счастливы отомстить! Ты же ниндзя, должен сам понимать!

Это, конечно же, являлось полной чушью. Враги имелись у каждого шиноби, а уж Сарутоби Хирузен за свою долгую жизнь завёл их бессчётное количество. Но при этом его любимый внук спокойно бегал по Конохе и "играл в ниндзя" с Наруто и ещё двумя соплежуями. У клана Учиха врагов тоже хватало. Но тратить ресурсы на бесцельную месть было непрактично - подобный порядок естественным образом вымер с возникновением Скрытых Деревень. К счастью, уроки истории Наруто либо прогуливал, либо на них спал.

- Ладно, я никому не скажу! А можно я расскажу Карин о маме? Она тоже Узумаки!

Саске вздохнул. Пришлось пустить в ход козырь.

- Наруто, предупреждение!

- Всё, понял, молчу! Я даже ухожу!

И он действительно заткнулся, развернулся и побежал к своей "Карин-чан". Но не успели затихнуть его шаги, как раздался другой голос, воплощение ночных кошмаров последнего Учиха.

- Саске-ку-у-у-ун! Вы тоже нашли второй свиток? Ты такой кру-у-утой!

Глядя на радостно несущуюся к нему Яманака Ино, Саске подумал: "Это будут самые длинные три дня в моей жизни!".

***

Яманака Ино и свободное время - устрашающая комбинация. Саске, запертый с ней в одном здании, не имеющий права покидать в течение пары дней - душераздирающая драма для одного отдельно взятого мстителя.

Саске начал прятаться, использовать Хенге под клона Наруто, несколько раз растворялся в углу коридора, спрятавшись с помощью Какуремино но дзюцу. Он одалживал у Наруто Карин, чтобы та предупреждала о появлении Яманака, и всегда пытался убраться в другое место. Но, к сожалению, ни просьбы, ни откровенные угрозы на Яманака не действовали. Более того, Сакура, которая до того немного успокоилась, при виде конкурентки вошла в раж, и они донимали Саске вдвоём.

Когда он поймал себя на том, что начал считать компанию Наруто вполне сносной, жалеть, что при встрече с Командой 10 в лесу не убил одноклассников, и всерьёз начал обдумывать планы незаметного устранения Ино и подделки улик, подставляющих команду из Суны, Саске понял, что занимается чем-то не тем.

Он - шиноби. У него есть верный надёжный инструмент. В партии он играет роль танка, но кто сказал, что танки должны принимать только физический урон? Яманака Ино была неукротимой стихией, а хороший танк должен защищать партию и от стихийных дзюцу!

Положение осложняло то, что Ино не была несчастной сломленной дурочкой. Нет, она была дурой, но холёной и избалованной, наследницей прославленного в узкой области клана. И обычное "сбросить на Наруто, чтобы тот делал свою магию" в этом случае не могло сработать. Саске хотел сделать попытку, и, возможно, Наруто нашёл бы путь к сердцу девушки, но та была знакома с идиотом ещё по Академии, а значит, вероятность успеха была исчезающе малой.

Нужен был другой подход, и подобный подход у Саске имелся. Поэтому настало время проверить эффективность Великой Лжи не на легковерном Наруто, а на куноичи из клана, славящегося техниками, связанными с разумом.

Быстро переспросив Карин и узнав нужное, он отправился на встречу с представителем второго после Итачи злейшего врага. Он, Учиха Саске, в здравом уме, трезвой памяти, не находясь под воздействием какой-то порабощающей техники, добровольно шёл на встречу с фанаткой.

Белокурые волосы Ино мелькнули в конце коридора, и Саске прибавил шаг. Он заметил, что она вошла в одну из комнат, и надеялся, смешно сказать, что останется с ней наедине. Кого ему точно не надо, так это Шикамару, способного проанализировать каждое слово и поймать его на лжи.

К счастью, Шикамару в комнате не было. Саске постучал и дверь открыл Акимичи Чоуджи.

- Здравствуй, Саске.

- Привет, Чоуджи, мне нужна Ино.

- Саске-ку-ун! Ты пришёл ко мне? Ха, выкуси, лобастая!

Ино оттолкнула Чоуджи и распахнула дверь. Саске с любопытством оглядел комнату. Она ничем не отличалась от апартаментов, в которых разместили Команду 7 - те же три койки, несколько шкафчиков, стол, стулья и парочка репродукций картин с видами Конохи.

- Ино, мне нужно с тобой поговорить. Наедине.

- Чоуджи, сходи куда-нибудь!

- Куда?

- Не знаю, куда ты там ходишь! Иди поешь чего-нибудь, тебе нужно готовиться к состязанию!

Чоуджи вздохнул, сочувственно посмотрел на Саске, кивнул и направился прочь.

- Саске-кун! Ты пришёл ко мне! Сам! Я знала, я знала, что...

- Ино! Помолчи секунду! У меня к тебе важный разговор!

Ино широко раскрыла глаза и ухватила руками заалевшие щёки.

- Саске! Только не говори, что ты, наконец решил сделать мне...

- Тишина! Ни слова больше!

- Ой, а оказаться наедине ты хотел, чтобы забрать мой первый поцелуй!

- Ино, стой! Если ты не помолчишь пару минут, тогда я обещаю, клянусь своим кланом, что больше ни разу в жизни с тобой не заговорю. Тебе понятно?

Ино закивала.

- Я хотел с тобой поговорить о важном деле, пусть оно и касается наших взаимоотношений. И хотел задать тебе вопрос. Ты готова его выслушать и ответить, тщательно всё обдумав?

- Саске-кун...

- Готова или нет?

Ино кивнула, и её лицо приобрело серьёзное выражение.

- Готова.

- Тогда вопрос. Почему я?

- Что?

- Ты не даёшь мне прохода ещё с первых курсов Академии. Мы с тобой не были знакомы, между нами ничего общего. Так почему я?

- Потому что ты - самый лучший!

Саске знал, что это истинная правда и простая констатация факта. Но истина - это вещь, сильно зависящая от перспективы. И Саске твёрдо намеревался дать Ино другую отправную точку. И чтобы избавиться от Яманака, он не остановится ни перед чем.

- Ино, давай по пунктам. Почему я, а не кто-либо другой?

- Кто, например?

- Например, Узумаки Наруто.

Ино наклонила голову и посмотрела на него непонимающим взглядом. Утверждение было настолько абсурдным, что её мозг просто отказывался воспринимать информацию.

- Наруто? Придурок Наруто?

- Да, Узумаки Наруто. Почему я, а не он?

- Ты красивый!

- Я не ценитель мужской красоты, но Узумаки тоже очень красив. Возможно, даже красивее меня. Если он отпустит волосы, его легко спутать с девчонкой, а его женская взрослая ипостась свалила не только Ируку-сенсея, но и самого Хокаге.

- Что?

- Я говорю о его Секси-дзюцу. Так что давай примем за данность, что он - красавчик.

- Наруто - болван, а ты - гений и Новичок Года!

- Наруто почти не учился, но смог стать шиноби. За пару часов он освоил А-ранговое дзюцу ещё до получения протектора, а мне на В-ранговую версию понадобился месяц.

- Такого не может быть! - воскликнула она.

Саске был с ней согласен, но в данный момент истина была просто вредна.

- Можешь спросить у самого Наруто.

- Он соврёт!

- Тогда спроси у Ируки-сенсея. Или у Хокаге.

Это был риск, но Саске полагал, что участники заговора, позволившего Наруто стать шиноби, будут придерживаться единой версии событий.

- Что, серьёзно?

- Наруто - гений, который стал шиноби, толком не проучившись ни единого дня. Я же, - Саске беззастенчиво одолжил реплику у Рока Ли, - гений тяжёлого труда. Который тренировался каждый день, чтобы достичь своей силы.

- Но всё равно, ты гораздо сильнее! - мотнула головой Ино.

- Это не так. Если я выйду против Наруто, и он отнесётся к бою серьёзно, мне ни за что не победить. И это правда!

Это-Правда-но-дзюцу сработало и на этот раз. Глаза Ино полезли на лоб. Саске решил её добить несколькими тщательно подобранными фактами.

- У него чакры больше, чем у джонина. Может за день изучить даже сложное дзюцу. В Лесу Смерти мы с Сакурой просто шли и собирали свитки у команд, которые он победил в одиночку.

- Но он же тупой! - не сдавалась Ино.

- Наруто - самый сообразительный ниндзя из всех, что я знаю. Только благодаря ему мы выжили на первой миссии, благодаря его находчивости был побеждён Момочи Забуза, А-ранговый нукенин. Да, знаний у Наруто не хватает, но только потому, что он прогуливал уроки.

Пока Ино пыталась переварить слова Саске и подыскать новый аргумент, Саске задумался, не слишком ли нахваливает Наруто и не сильно ли принижает себя, гения Учиха? Но цель - вожделенное спокойствие - того стоила.

- Ты - наследник великого клана! - беспомощно пролепетала Ино, очевидно, осознавая слабость своего аргумента. - А он - сирота!

Саске внутренне расхохотался. Яманака сама подставилась под удар.

- Я тоже сирота. И мы оба - наследники великих кланов. И сложно сказать, чей клан более велик!

Учиха Ичизоку, конечно же, был величайшим кланом из всех, и сравнивать его с другими было абсурдно, но Саске надеялся, что Ино читала учебник истории и что-то в её пустой голове всё же задержалось.

- Клан? У Наруто? У болвана Узумаки Наруто, последнего в классе? Если он наследник клана, почему он не носит свой камон?

Саске видел, что голос Ино дрогнул из-за слабости довода. В их классе было полно клановых наследников, но камон клана носили отнюдь не все. Но даже тут у него был ответ.

- Он носит. И носил, сколько я его помню.

- Носил? Камон?

- Ино, повтори ещё раз имя Наруто.

- Узумаки Нару... Ты же не хочешь сказать, что он имеет отношение к Узумаки? К тем самым Узумаки?

- Я ничего не хочу. Говорят факты.

- Но все знают, что у Узумаки алые волосы!

Это было самой большой слабостью позиции Саске. Наруто Узумаки не был Узумаки, это очевидно любому идиоту. Поэтому Саске, в полном соответствии с теорией, прикрыл брешь самой огромной ложью, которую смог придумать.

- Волосы ему достались от отца.

- А кто были его родители? - округлила глаза Ино.

- Мать - Узумаки Кушина, последний член клана, подруга детства моей мамы.

- А отец?

- Ино, это SSS-ранговый секрет деревни!

- Такого ранга не бывает!

- Его специально придумали для его отца. Если я его открою, мы оба будем мертвы. Поэтому подумай!

Из теории дезинформации Саске знал, что ложь, которую тяжелее всего поколебать, это та, к которой человек пришёл сам. Обязанностью манипулятора было лишь подтолкнуть жертву к нужным выводам, а уж себя она убедит, что вода - сухая, огонь - холодный, а луна - это тело огромного монстра.

- Не знаю.

- Ну же, Ино, тебя не зря называли самой умной куноичи класса!

Её так никто не называл, но Саске знал, насколько действенной бывает лесть. А соперничество с "Лобастой" напрочь отсекало возможность признать, что лучшей в классе была именно Сакура. Подействовало, Ино задумалась. Саске решил ей помочь:

- Ино, подумай сама. Яркий блондин, голубые глаза, тонкие черты лица. Очень сильный шиноби, настолько, что его отцовство - SSS-ранговый секрет деревни. Ты видела его портрет многократно! Ну же! У кого бы хватило духу завоевать химе клана Узумаки?

Учиха Саске знал более десятка людей, подходящих внешностью и возрастом в отцы Наруто и даже не был уверен, что кто-то из них отцом не является: подонки, бросающие своих детей, встречались всегда. Более того, сама Яманака цветом глаз и волос вполне могла сойти Наруто за сестру, пусть оттенок и отличался. Они были настолько похожи внешностью и характером, что мудаком, бросившим ребёнка в детдоме, мог действительно оказаться Иноичи-сан. Но это не тот вывод, который был нужен Саске, он решил подтолкнуть мысли Ино в нужном направлении, но та, похоже, справилась сама.

Глаза Ино округлились, словно её озарило, но она нахмурилась и мотнула головой, словно говоря себе: "Ну и ерунда лезет в голову!"

Саске нанёс добивающий удар.

- Ино, я дам подсказку, но это уже на грани измены. Что ты видишь чаще всего, глядя на Коноху?

При этих словах Саске ненавязчиво уставился на картины у неё за спиной. Ино проследила за его взглядом, вновь нахмурила лоб и неуверенно сказала:

- Монумент Хока...

Саске со скоростью молнии бросился к Ино и зажал ей ладонью рот. Его голос понизился до шипящего шёпота:

- Хочешь погубить нас обоих?

Если учителя Академии увидели сейчас Саске, они обязательно дали ему высший балл по теории инфильтрации. Ни один актёр не смог бы сыграть лучше! Его ладонь слегка поспешно убралась ото рта собеседницы.

- Ты хочешь сказать, что отцом Наруто является Йон...

Саске вновь зажал ей рот и злобно сверкнул глазами.

- Ино, если что, я тебе ничего не говорил! И когда меня поволокут на допрос, то честно отвечу, что до всего ты додумалась сама. И дальше, если решишь с кем-то потрепаться, то я уже буду не при чём. Спроси отца, что бывает с теми, кто разбалтывает секреты ранга А и выше? Ты меня поняла? Повторяю, ты меня поняла?

Ино кивнула. Саске вновь убрал руку.

- Я неоднократно говорил тебе и Сакуре, что вы мне не нравитесь. Ваши шансы привлечь моё внимание приблизительно те же, что и нам с Наруто - оказаться родными братьями. Так почему бы тебе не выбрать другую цель? Того, кто оценит усилия?

- Но Саске-кун... - прошептала Ино.

- Ты хочешь, чтобы я тебя ненавидел? И, если нам выпадет совместная миссия, опасаться за свою спину?

Ино мотнула головой.

- Тогда я пойду. А ты обдумай мои слова.

Саске развернулся и вышел, хлопнув дверью чуть сильнее, чем намеревался. Разговор дался нелегко.

Но вечером, когда Яманака, встретившись в коридоре с Узумаки, закричала ему: "Наруто-кун, иди сюда, я хочу у тебя кое-что спросить!", лицо Саске озарилось в мягкой несвойственной Учиха улыбке.

Скрытый квест завершён. Награда - душевное спокойствие персонажа.

Квест 9. Экзамен на чунина. Отборочный тур

Окончания второго этапа Саске дожидался с нетерпением. Пусть пребывание в Башне стало сносным, Яманака теперь докучала Наруто, который был только рад вниманию, но Саске хотелось в деревню - тренироваться, изучать новые дзюцу, выполнять сложные миссии. Он едва дождался окончания последнего дня и был приятно удивлён - финалом второго этапа должны были стать отборочные сражения.

Так что когда чунины собрали участников в большом зале со скульптурой огромной Ин, он изнывал от нетерпения.

Митараши-сан объявила результаты этапа и поведала о избыточном количестве команд. Затем слово взял Хокаге, он запугивал восторженных идиотов типа Наруто прописными истинами о положении дел в мире шиноби, поведал, что экзамены - та же битва, только в другой форме, предупредил о возможных смертях и увечьях. Потом вышел очень болезненного вида незнакомый токубецу джонин, рассказал о правилах поединков, критериях отбора и о возможности сдаться прямо сейчас, которой никто из присутствующих не воспользовался.

Из восьми команд, достигших Башни, семь было из Конохи, что ещё раз говорило о силе Великой Деревни. Интересно, если генины из Суны отсеются на этом этапе, будут ли разочарованы денежные мешки, приехавшие пощекотать нервы зрелищем смертей и увечий, битвами коноха-нинов, которые будут сдерживать силу в схватках с братьями по оружию?

Наруто скалился как безумный, он махал руками одноклассникам, Команде Гая, Кабуто-сану и его напарникам, а также двум командам, которые они встретили в лесу и с которыми поделились свитками. И получал приветственные улыбки в ответ.

Наконец, вступительная часть закончилась, и на табло замелькали имена - компьютер начал отбирать кандидатов для первых сражений.

Саске удобно облокотился на перила второго яруса, готовый в любой момент активировать Шаринган. Для него предстоящее стало ярмаркой бесплатных тайдзюцу. Он жалел, что не до конца пробудил свои глаза - в этом случае он смог бы скопировать и ниндзюцу, и даже гендзюцу. Единственная надежда оставалась на то, что большинство генинов являлись шиноби Конохи, так что если у них будет что-нибудь интересное, всегда можно попросить - купить, обменять, или, на крайний случай, затребовать должок.

Шаринган требует много чакры и Саске знал, что поступает опрометчиво, используя перед своим поединком, но вероятность проиграть была умеренной платой за возможный левел-ап.

***

Первый бой - Акимичи Чоуджи против Генная. Саске едва знал второго генина - их познакомила лишь единственная случайная встреча в лесу.

Бой оказался не особо примечательным. Геннай был посредственным ДД, а Чоуджи - прекрасным танком. Дзюцу его Мясного Танка (Саске усмехнулся иронии происходящего) прервало попытку использовать какое-то ниндзюцу (судя по печати Тигра, Геннай намеревался использовать Катон) и впечатало незадачливого противника в пол арены.

Этот бой ничего не дал Саске кроме обычных тактических соображений, поэтому он с нетерпением начал ожидать следующего.

Миноджи, которому выпало стать противником Инузука Кибы, тоже был почти незнакомым генином - членом ещё одной команды, получившей дар благотворительности Саске и Наруто. Учиха видел его неуверенное выражение лица и сразу понял, что Кибе тот не противник, поэтому даже не стал тратить чакру на активацию Шарингана.

Киба, как обычно, вышел на бой со своим петом Акамару.

- Эй! - раздался громкий крик Наруто. - А чего это Киба с Акамару вдвоём? Так нечестно!

Выходка Наруто вызвала тихий гул осуждающих голосов - если Саске привык к групости и невежеству напарника, то у остальных такой устойчивости взяться было неоткуда.

Неожиданно для всех, вопль Наруто не остался без ответа.

Проктор Гекко-сан вопросительно взглянул на Хокаге, дождался утвердительного кивка, тяжело прокашлялся и ответил:

- Нинкены Инузука, как и жуки Абураме считаются оружием шиноби и разрешены.

- Но ведь Акамару умный, умнее Кибы! Только слабоват!

Киба не выдержал подначки, обернулся и закричал:

- Сам ты тупой, Узумаки! И Акамару сильный! Сильнее тебя!

Наруто приготовился что-то проорать в ответ, но Гекко-сан поднял руку, прекращая ненужный спор, и продолжил объяснения.

- Шиноби может использовать множество инструментов. Некоторые из них разумны. Так что призывные звери, марионетки, собаки, насекомые - всё, что есть в распоряжении шиноби, является орудием и разрешено правилами.

- Но ведь...

- Узумаки-сан, пожалуйста, прекратите мешать поединку!

От проктора повеяло ощутимой жаждой убийства, поэтому Наруто, уловив намёк, наконец-то замолк. Он попытался что-то сказать стоящему рядом Саске, но тот лишь прошипел:

- Заткнись и следи за боем!

Наруто скорчил обиженное выражение, но потом ему пришла в голову какая-то идея, лицо просветлело, и он стал подозрительно хихикать.

Сам бой оказался очень коротким. Киба полностью доминировал в тайдзюцу, Миноджи не смог применить ничего, кроме самых стандартных техник, причём делал это на средненьком уровне. Инузука надоело, он баффнул своего пета, тот превратился в звериную копию Кибы, после чего они быстро завершили бой совместной атакой.

***

Следующий бой обещал быть гораздо интересней. Пусть с одной стороны была ещё одна бесполезная фанатка, так что Саске ничего от неё не ждал, но противницей Хьюга Хинаты была Темари - напарница того паренька из Суны с песчаными дзюцу.

Куноичи встали друг напротив друга, и Темари, оглядев неуверенно выглядящую противницу насмешливым взглядом, сказала:

- Маленьким девочкам стоит играть в куклы, а не в ниндзя. Если ты сразу сдашься, то я не сделаю тебе больно! Я вижу, что ты пришла ради команды, но теперь дело сделано, и у тебя нет шансов.

- Нет! - Хината сжала руки в кулак. - Я не сдамся!

- Я же вижу, как бегают твои глаза. Ты вскинула руки в защитном жесте. Неуверенно складываешь пальцы. Ты боишься, а значит, уже проиграла. Не обвиняй меня, если не сможешь пережить этот бой.

Хината неожиданно выпрямилась и сжала кулаки. Её голова повернулась в сторону зрителей, а лицо приняло решительное выражение. Бесцветные глаза словно заглянули Саске в глубины души.

- Вы ошибаетесь, Темари-сан. Я не буду бояться и не стану убегать. Раньше я бы, возможно, сделала, как вы сказали. Но я знакома с одним человеком, который никогда не сдаётся. Который идёт вперёд, несмотря ни на какие препятствия. Я наблюдала за ним. И если мне не хватает своей храбрости, я воспользуюсь его!

Неприятный холодок пробежал у Саске по спине. Хината, глядя прямо ему в глаза, заявила, что подсматривала за его тренировками. Саске был хорошим ниндзя, но он не разу не замечал её преследования, пусть и остальные фанатки были в изобилии. Наверное, она использовала Бьякуган. Да, было похвально, что Хьюга ценит не внешность Саске, а его лучшие качества - упорство, храбрость и целеустремлённость, но способ, которым она выражала восхищение, пугал до мокрых штанов.

Идиот Наруто, стоящий возле Саске, воспринял слова Хинаты на свой счёт, поэтому начал радостно прыгать и вопить:

- Хината! Давай! Сделай её! Ты сможешь!

Саске в который раз поразился самодовольству напарника. Любому дураку было бы очевидно, что если Хьюга говорит о человеке, который "никогда не сдаётся и пробивается сквозь препятствия", то менее подходящей кандидатуры под это описание не сыскать. Наруто сдавался на первых же пяти минутах уроков Умино Ируки, не мог продраться не только сквозь толстые учебники истории и географии, но даже через тонкую брошюрку теории чакры. Сам факт, что он стал шиноби, был чудом - ведь, даже с помощью Ируки-сенсея и Хокаге, Узумаки не удалось сдать экзамен, поэтому ему и устроили особые условия. Нет, безусловно, теперь у Наруто стало что-то получаться, но этот успех являлся заслугой двух факторов: гения Учиха, направляющего усилия идиота в нужную струю, и безумного количества чакры, позволяющего создать много теневых клонов.

Пока Наруто прыгал и орал, как придурок, Хината выжидательно смотрела Саске в глаза. Он боялся давать Хьюга надежду, поэтому ограничился лишь нейтральным кивком. Получив одобрение Учиха, Хината вновь повернулась к сопернице. И пока проктор давал команду к началу боя, Саске мучительно размышлял, как обезопасить себя от новой напасти.

Нет, "что делать" он, безусловно, знал. Нужно было сбросить Хьюга на глупца Наруто, чтобы тот вновь, как положено хорошему танку, закрыл своего мастера от вражеских атак. Можно было провернуть тот же трюк, что и с Ино, но он сомневался в действенности - Хината ценила не внешность и положение, а душевные качества Саске, а значит, затея обречена на провал. После Резни Учиха клан Хьюга стал сильнейшим кланом Конохи, а значит, несмотря на неуверенный внешний вид, Хината не была сломленной и несчастной девушкой, поэтому "волшебные дзюцу Наруто" на ней бы не сработали, так что не стоило и пытаться.

Отложив тревожные мысли на потом, Саске активировал Шаринган и начал следить за боем.

А бой получился познавательным. Как только проктор дал команду, Хьюга сложила несколько Ин, вены на её висках вздулись, после чего она приняла странную стойку Джукена.

- Можешь нападать, я пока даже не буду защищаться! - зло усмехнулась Темари, небрежно придерживая за спиной свой огромный веер.

- Тогда, Темари-сан, вините только себя!

Наруто вновь радостно запрыгал и заорал:

- Да, Хината! Ты сможешь!

Хьюга, словно услышав слова идиота, сорвалась с места. Её движения были плавными и быстрыми, она шла, словно танцевала. Но стоило приблизиться к Темари, Хината отскочила прочь.

Наруто разочарованно забормотал, а зрители загудели. Но Саске лишь одобрительно кивнул. В зрении Шарингана он видел волну чакры, что сорвалась с веера и устремилась в сторону Хьюга. И если видеть всю картину, было понятно, что Хината довольно ловко ушла с пути вражеского дзюцу.

Темари поняла, что трюк не удался и сняла веер со спины и частично раскрыла. На белом фоне веера показался фиолетовый круг.

- Ты меня вынудила показать первую луну. Вряд ли ты увидишь третью, но если увидишь - тебе конец!

Хината атаковала, но противница избегала схватки. Она полностью надеялась на свой веер, не давая навязать ближний бой. К её сожалению, Хината видела дзюцу Ветра и заблаговременно уходила с их пути. Ситуация была патовой.

- Вторая луна! - воскликнула Темари.

Она раскрыла веер ещё на треть и сделала широкий взмах. Дзюцу, которое она применила на этот раз, было гораздо масштабней, и Хинате не удалось полностью убраться с его пути. Пусть её и едва зацепило, но невидимые лезвия стихийной чакры оставили идеально ровные разрезы на рукаве мешковатой куртки. Показалась первая кровь. Это, похоже, ободрило Темари.

- Ну и теперь, третья луна!

Темари взмахнула своим веером, раскрывая на полную, и исчезла. Саске видел применённое дзюцу, но, к сожалению, это был тот же Футон, так что для него пользы не имелось.

- Эй, я зде... - раздался голос.

Саске видел, что Темари возникла в воздухе позади Хинаты, паря на веере, удерживаемом в воздухе ещё одной стихийной техникой. Бой, казалось бы, закончен, ведь Хьюга оказалась застигнута врасплох.

Но та, словно отрастив глаза на затылке, мягко извернулась, потянулась ладонью к вееру Темари. Изящная ладошка едва прошлась по предмету, но Саске видел, как из пальцев полыхнула чакра, нарушая действие дзюцу полёта. Темари вместе с веером рухнула на землю.

Темари была хорошей куноичи. Быстрой, опытной и тренированной. Она среагировала быстро, мгновенно попытавшись уйти от атаки. Но пальцы Хинаты ударили, казалось, безо всякой силы ей в плечо, и рука, держащая веер, разжалась.

Саске с полным восторгом наблюдал, как Хината один за другим накладывает дебафы на свою соперницу, как с каждым касанием та всё больше бледнеет и кривится от боли. Затем, рука Хинаты коснулась груди Темари, и у той изо рта брызнула кровь. Темари рухнула на колени, а Хината вопросительно взглянула на проктора.

- Победитель - Хьюга Хината.

И пока наследницу Хьюга отвлекали вопли его идиота-напарника, Саске пребывал в раздумьях. Тихоня Хината проявила немалую силу, без особых проблем победив сильную куноичи. Она, как и Саске, была новичком, едва из Академии, так что её потенциал был безграничен. Саске был в курсе об особенностях боевого стиля Хьюга, судя по всему, Бьякуган Хинаты пока что не видел тенкецу, но и атака кейракукей производила сильное впечатление. Что будет, когда её Бьякуган окончательно разовьётся? Когда сможет видеть на многие километры вдаль и позволит поражать врага в самые уязвимые места? Саске поймал себя на том, что даже задумался: не дать ли Хьюга надежду на взаимность? Он тут же оборвал эту мысль, не дав ей до конца сформироваться - те глаза, что смогут отыскать Итачи, найдут и его самого хоть на краю света, а те руки, что парализуют ублюдка, смогут сделать то же самое и с ним в случае последующего отказа. Идея была настолько же заманчивой, насколько и опасной. Саске хотел Хинату. Но он ничего не предпримет до тех пор, пока не придумает, как повесить эту ношу на идиота Наруто.

От раздумий его отвлёк голос проктора, оглашающего следующий бой.

- Шикамару Нара против Йороя Акадо!

***

Саске не верил в любовь с первого взгляда, но если такая и существовала, то это была она. Это дзюцу решало столько проблем Саске, что для их перечисления понадобился бы немалый свиток. Это дзюцу позволяло стать сильнее не только за счёт сильных орудий, пусть орудия принимали непосредственное участие, оно делало Саске непобедимым.

Саске с первого взгляда полюбил это дзюцу и решил, что приложит все силы и не пожалеете никаких средств, дабы его заполучить.

Сам бой был бы довольно скучным, если бы не эта великолепная, восхитительная, потрясающая техника.

Началось все незатейливо - Акадо-сан атаковал Шику, метнув в него несколько кунаев. Тот метал кунаи в ответ и уходил от атак, пытаясь поймать противника своими тенями. Но Акадо был шиноби Конохи, а значит и знал о клановых хидзюцу Нара. Саске сказал бы, что, благодаря им, Шикамару стал слишком предсказуемым. Но тот был очень ленив, чтобы осваивать техники, способные застать противника врасплох, и полностью полагался на теневые дзюцу.

И это, вроде бы, дало плоды - пытавшийся приблизиться Акадо-сан не уследил и, после долгого маневрирования, попался в тень Шикамару. Саске считал, что всё закончено - Нара был достаточно умным, чтобы придумать, как подвести противника, вынужденно повторяющего каждое его движение, под верный удар.

А потом Акадо рассмеялся. Его тело окуталось голубоватым сиянием чакры, и сила, удерживающая на месте, пропала. Он сделал несколько быстрых шагов и ухватил Шикамару за голову.

Голубое сияние окутало Нара, его движения замедлились, а руки, сжатые в печати Крысы, опали.

- Твоё дзюцу поглощает чакру! - выпалил Шикамару.

- Верно! И твоя чакра становится моей! - подтвердил догадку Йорой.

Шикамару сделал несколько попыток вырваться из хватки, но силы были неравны, и вскоре Проктор объявил победу Акадо-сана.

Саске застыл, погрузившись в мечтания. Если у него будет такое дзюцу, оно станет не только превосходным дебафом врагов, но и позволит ему пользоваться ходячей батареей чакры по имени Узумаки Наруто. А имея столько чакры, Саске сможет тренироваться в десятки, нет, в сотни раз быстрее, изучить все дзюцу, отточить их до совершенства. Это не отменяло план собрать нужные средства и инструменты - для поиска и сражения с Итачи нужна будет полная партия и даже больше. Нет, подобное дзюцу прекрасно дополняло основной план и кардинально повышало шансы на успех.

Аналитический ум Учиха сделал логичный вывод - если есть дзюцу поглощения, то должно быть и дзюцу передачи. И если такое существует, то, в первую очередь, следовало поинтересоваться в госпитале: ведь чакроистощение - частый спутник жизни шиноби, а значит, должны быть способы с ним бороться, помимо восстанавливающих таблеток. Да, ирьёниндзюцу требует идеального контроля чакры, но для такого дела тысячи клонов Наруто будут круглосуточно тренироваться хоть целый год, особенно если Саске заявит, что это нужно, чтобы стать Хокаге. Возможно, он при этом и не соврёт: чакрамонстр Наруто с идеальным контролем может стать сильнее любого каге, а учитывая дружбу с внуком Хирузена-сама, не исключена вероятность, что старик когда-нибудь выберет его преемником.

Саске лишь краем уха прослушал объявление следующего боя. От техник Абураме ему не было толку, а Инахо - куноичи из ещё одной команды, встреченной в лесу, вряд ли продемонстрировала бы что-нибудь интересное. Саске понимал, что кривит душой, Акадо-сан был точно такой же неизвестной фигурой, но не мог ничего с собой поделать. К тому же, вероятность увидеть вторую жемчужину подряд была слишком мала. Стоило рискнуть.

Он, не мешкая, отправился к противоположному краю балкона, где особняком стояла Команда Очкариков. С ним сердечно поздоровался Кабуто-сан, а его напарники вежливо кивнули.

- Акадо-сан, - без обиняков начал Саске. - что вы хотите за дзюцу поглощения чакры? Я готов его купить или обменять на всё, что вы пожелаете.

Он понимал, что поступает опрометчиво, предлагая собеседнику назначить свою цену, но дзюцу было настолько необходимо, что он отбросил обычные правила торговли.

- Ха-ха-ха, Саске-сан, а вы довольно алчный человек! - блеснул очками Кабуто.

- Алчный?

- Сначала дзюцу инфо-карточек, а вот теперь поглощение чакры. Мне казалось, что вы предпочитаете дзюцу Огня, а подобные вспомогательные техники не в вашем стиле.

- Мне просто очень нужно подобное дзюцу. Одно должно помочь мне в тренировках! Я готов взамен научить Цветам Отшельника-феникса!

Он понимал, что требует слишком много и готов был услышать слова отказа. И тогда ничего бы не оставалось, как повышать цену и предлагать все больше и больше.

Акадо вопросительно глянул на Кабуто и тот едва заметно кивнул.

- Я согласен, - неожиданно легко согласился он. - Только к технике добавьте обычную оплату С-рангового задания. Я понимаю, что за тренировочную миссию оплата великовата, но я буду тратить личное вре...

- Я согласен! - выпалил Саске, обрывая объяснения. - Когда сможем приступить?

Цена оказалась неожиданно смехотворной.

Акадо рассмеялся.

- Вы нетерпеливы, Саске-сан! Давайте дождёмся окончания отборочных матчей и встретимся, скажем, завтра.

- Буду ждать встречи! - улыбнулся Саске в ответ.

Когда он возвращался к своей команде, то чувствовал, что ему не понадобится веер, чтобы взлететь.

Бой, по словам Наруто, оказался скучным, и закончился быстрой победой Абураме Шино.

***

Следующий бой не мог не вызвать у Саске интерес. Ещё бы, ведь в нём сражались обладатель такого же как у Саске костюма, самозваный "вечный соперник", Рок Ли и ещё один суна-нин, парень в странном наряде с огромным свитком за спиной.

Если бы сейчас действовал тотализатор, Саске поставил бы на победу Ли всё до последнего рьё - если тот справился с Последним Учиха, то и кого-то рангом пониже уделает в два счёта.

Пусть Саске и знал, что тайдзюцу Ли он неоднократно сможет скопировать на обещанных тренировках, его снедало нетерпение. К тому, же, противник мог выкинуть что-то интересное, наделив Саске новым опытом. Так что он активировал Шаринган, не жалея чакры.

Скоротечный бой укрепил его в правильности решения - отбросить на время клановую гордость и брать от окружающих всё. Один только Ли принёс восхитительный зелёный костюм, чего уж говорить об указании пути, как достичь подобной силы.

Шаринганом Саске видел, что с оппонентом Ли не всё ладно, что нити чакры ведут к сброшенному свёртку, что позволяло предположить, что Канкуро использовал марионетку. У него даже мелькнул порыв предупредить Ли, что против того доллмастер, как называли этот класс в играх Саске. Но предупреждение не имело значения. Ли прошёл сквозь противника вихрем - настоящим Вихрем Листа. Не имела значения сила и крепость марионетки - вскоре после начала сражения та лежала, противоестественно выставив вывороченные суставы. А потом, когда удивлённые круглые глаза Ли зафиксировались на ожившем "свёртке", вслед за куклой отправился и владелец. Саске вполне искренне поздравил Ли с заслуженной победой и стал ждать следующего боя.

Два сражения подряд вышли полным разочарованием. Сакура, которую громкими воплями поддерживали Наруто и Рок Ли, вышла против Комуги, ещё одного генина из Конохи. Саске не знал, чего следовало испытывать больше - удовлетворения точностью своих прогнозов, или разочарования напарницей. Генин с маленькой бородкой был на несколько лет старше, более опытным и тренированным. Несмотря на то, что, благодаря Саске, Сакура в последнее время взялась за ум, этого было недостаточно. Оба соперника показывали обычный набор техник, но преимущество было за Комуги, так что после длительного и скучного боя он одержал победу.

Наруто и Ли бросились утешать Сакуру, а Саске вновь задумался о смене состава партии. И вновь без результата - единственным вариантом оставалась прокачка Харуно.

Дальше шёл ещё один бесполезный бой - против Мицуми Цуруги, второго напарника Кабуто, вышел Шибире, ещё один коноха-нин. Дзюцу Цуруги неприятно напомнили о схватке с Орочимару, его руки и ноги удлинялись до невообразимых пределов, прямо как шея великого предателя. Вскоре он смог захлестнуть противника конечностями и спеленать, обездвижив. За это и получил заслуженную победу. Саске не видел пользы в подобной технике, к тому же она требовала серии операций на суставах и сухожильях, так что даже не стал раздумывать - дразнить ли удачу ради ещё одного дзюцу Команды Кабуто. Услуга, оказанная подаренным свитком, себя исчерпала ещё в прошлый раз.

А затем вновь замелькала табло и выдало результат: "Узумаки Наруто против Хьюга Нейджи".

Саске сосредоточился - бой обещал стать очень интересным.

***

Соперники вышли на арену и встали друг напротив друга, ожидая команды проектора. Наруто улыбался во все зубы, Хьюга хранил презрительное выражение лица.

- Привет! - не выдержал напарник. - Они сказали, ты - Хьюга? Прямо как Хината-чан?

Противник не ответил, лишь едва слышно фыркнул. Как будто таким способом Наруто можно было заткнуть.

- Наверное, её брат? У меня тоже есть сестрёнка, Карин-чан! - похвастался он.

Нейджи продолжал хранить молчание. Бесполезно. Чтобы вести с кем-то непринуждённую беседу, для Наруто не было нужно, чтобы собеседник что-то отвечал.

- Если брат, то я не буду сдерживаться! Хината - крутая, так что ты тоже должен кое-что уметь!

Если Наруто Узумаки и был в чём-то гением, так это в умении за считанные секунды вывести собеседника из себя. Глаз Хьюга ощутимо задёргался и тот прошипел:

- Не смей меня сравнивать с этой неудачницей! Она - позор клана!

Наруто помотал головой и поковыряться в ухе, прочищая его.

- Мне послышалось, словно ты назвал неудачницей Хинату-чан, которая только что наваляла этой девчонке из Суны!

Нейджи фыркнул.

- Было бы чем гордиться! Нет, для такого неудачника, как ты, это может показаться достижением, но...

- Неудачника? Ты назвал меня неудачником? - вскипел Наруто.

Проктор давно дал сигнал, но оппоненты были слишком заняты перепалкой, чтобы это заметить.

- Конечно! Ведь ты никчёмный болван, последний в классе. Я не знаю, как ты стал шиноби, но этот факт - позор для нашей деревни.

Наруто начал закипать. Было видно, что он пытается подобрать слова в ответ.

- Может я и не слишком хорошо учился, но теперь достаточно крут, чтобы навалять кому угодно! Особенно, тебе! Ведь мне нужно стать Хокаге, даттебайо!

- Попробуй, неудачник! Из тебя выйдет такой же Хокаге, как из Хинаты-сама - хороший шиноби.

- То есть ты согласен, что я стану Хокаге? Ведь Хината-чан - отличная куноичи!

- Она слишком мягка и податлива. Всегда избегает конфликтов, говорит, что все должны жить в гармонии. Она всегда идёт на поводу у других и не может им отказать.

Саске навострил уши. Это было очень ценной информацией, возможно, план сбросить Хинату на придурка Узумаки не был настолько уж невыполнимым.

- Она сломленный человек, неспособный поверить в себя. Избалованная и изнеженная представительница главной ветви нашего клана.

Саске Хината не казалась такой уж избалованной, но, наверное, члену клана виднее.

- Она просто притворяется сильной, а на самом деле - слабачка, неспособная даже победить свою маленькую сестричку!

Саске вполуха слушал дальнейший диалог. Нейджи распинался о положении клана Хьюга, рассказывал общеизвестные вещи о разделении двух ветвей, о печати, которую главная ветвь ставит, чтобы поработить побочную. Краешком сознания он отметил превосходство клана Учиха над ничтожествами Хьюга - ни один Учиха не позволил бы другому Учиха стать рабом. Мозг Саске работал на полной мощности, обкатывал великолепную, грандиозную идею. Хината была той самой сломленной куноичи, на которых безотказно действовало волшебство Наруто! Она ни в чём не могла отказать другим, а значит, если Наруто обрушится на неё всем своим напором, та не посмеет признаться, что на самом деле любит Саске! Да, возникали кое-какие незначительные сложности, о которых требовалось позаботиться заранее, но, в целом, всё складывалось идеально!

- Судьбы не существует! - тем временем вопил Наруто. - Я страну Хокаге, вот увидишь!

Наруто сложил руки в знакомом жесте и арену окутали облака дыма. Саске надеялся, что Наруто слушал комментарии Рока Ли во время боя Хинаты, и что в его пустой голове отложились особенности Бьякугана, иначе бой можно было считать заранее проигранным.

Толпа клонов бросилась в беспорядочную атаку, но Нейджи с изящной лёгкостью отбивался, крушащими ударами развеивая клонов одного за другим.

- Говоришь, судьба предопределена?

Нейджи развеял клона, открывшего рот.

- Тогда стать Хокаге мне предопределено судьбой!

И этот клон развеялся облачком дыма.

- А тебе судьбой уготовано позорно продуть!

Ещё один клон оказался уничтожен.

Наруто отскочил, клоны сложили руки в половинной печати Тигра и разинули рты. Саске не знал, что за дзюцу Наруто собирается применить, но, если он что-то и планировал, то это не вышло. Вместо боевой техники на арену начали падать капельки воды, растекаясь по бетону безобидными лужицами. Саске зажмурился и деактивировал Шаринган - сияние чакры, потраченной на это недоразумение, ослепляло.

- И это всё? - насмешливо спросил Хьюга. - Всё, что ты можешь, неудачник?

Один из клонов (или это был сам Наруто?) почесал затылок.

- Э-хе-хе, Хисаме-чан пыталась меня научить, но мне не хватило времени!

Нейджи мигом метнулся к говорившему и ударил его в грудь. Вспыхнуло дымовое облако - этот Наруто всё-таки оказался клоном.

- Я хотел сделать сюрприз Саске и Сакуре-чан! - непринуждённо продолжил следующий Наруто.

Его судьба оказалась идентичной предыдущему.

- Но и так неплохо! - подхватил третий. - Хаку!

Позади заслона Наруто возникла молчаливая фигура в лисьей маске и начала складывать печати одной рукой.

- Стоп! Бой остановлен! - поднял руку Гекко-сан. - Почему на арене посторонние?

Клоны синхронно повернулись к проктору.

- Вы же сами сказали, что разрешены все орудия!

- Это касалось нинкенов и призывных зверей! Помощь других шиноби запрещена!

- Но Хаку - не шиноби! Она считает себя моим орудием!

Гекко собрался с резкой отповедью, но тут раздался голос Хокаге.

- Формально Наруто-кун прав. Хаку-сан отказалась вступить в Регулярные Силы. Чтобы разрешить ей проживать в Конохе, её записали как орудие в личное дело Узумаки Наруто.

По лицу Гекко было видно, что он собирается спорить, но его оборвал Наруто:

- Хокаге сказал, что можно! Продолжаем бой!

Проктор неохотно кивнул и дал сигнал, махнув рукой, и Хаку вновь начала складывать печати.

Нейджи снова обрушился на клонов, выискивая настоящего Наруто, но было уже поздно. Из луж, обильно разлитых по арене, стали подниматься водяные капли. Сверкнула чакра и капли застыли длинными ледяными иголками.

- Хьётон: Летящие Водяные Иглы Смерти, - раздался спокойный голос Хаку.

Ледяные сенбоны сорвались с места и с огромной скоростью обрушились на Нейджи, по пути развеивая нескольких клонов Наруто, не успевших вовремя убраться с пути.

Саске был знаком с этой техникой не понаслышке - в полной мере испытал её действие на мосту в Стране Волн. Он знал, что насколько бы Хьюга ни был хорош и как бы ни владел своим Бьякуганом, отбить все иглы и избежать ранений ему не удастся.

Хьюга считал по-другому:

- Хаккешо Кайтен!

Его тело окуталось голубой чакрой и начало быстрое вращение. Чакра собралась в идеальный вращающийся шар, об который бессильно разбивались ледяные сенбоны.

На среди наблюдающих джонинов и некоторых генинов раздались недоверчивые выкрики. Небесное Вращение было вершиной техник клана Хьюга, одним из самых, если не самым сложным дзюцу. И то, что Нейджи освоил его в таком возрасте, прямо говорило, что тот - гений. Жалко, что Наруто до этого не было дела.

- Катон: Великий Огненный Шар! - раздался выкрик, и один из клонов выпустил изо рта струю пламени.

Пламя окутало шар чакры, но техника устояла, как ни в чём не бывало. Шар продолжал вращаться.

- Катон: Великий Огненный Шар! - крикнул следующий клон, когда первое дзюцу уже прекращало действие.

Новая струя пламени покрыла защитную технику Нейджи. Шар продолжал вращение.

- Катон: Великий Огненный Шар!

- Катон: Великий Огненный Шар!

- Катон: Великий Огненный Шар!

Клоны вошли в размеренный ритм, подхватывая эстафету. Бетон возле Нейджи начал трескаться и рассыпаться песком, и у него не оставалось выбора, как продолжать вращение, чтобы не оказаться зажаренным заживо.

У Нейджи было немало чакры, поразительно много для генина. Но ему не повезло. Против него было верное орудие Саске.

Через некоторое время стенки шара Небесного Вращения стали дрожать и колебаться. Дзюцу вот-вот должно прекратиться, и тогда Нейджи уж точно не поздоровится. Это понимал Саске. Это понимали окружающие. Ото понимал проктор. Но этого не понимал Наруто, продолжающий заливать арену огнём, как ни в чём не бывало.

- Бой окончен! - раздался голос проктора. - Победитель - Узумаки Наруто!

Клоны радостно загалдели и развеялись, оставив единственного Наруто, радостно прыгающего по арене рядом с молчаливой фигурой Хаку. Раздался едва слышный хлопок, шар Кайтена распался, и на горячие камни рухнуло обессиленное тело. Двое ирьёнинов подскочили и уволокли его в лазарет.

Саске было очень интересно, как Нейджи будут лечить от истощения чакры, но это могло подождать.

Важнее всего был Наруто - его следовало осчастливить потрясающей новостью.

***

Наруто сиял, словно начищенный протектор - улыбка на его лице превосходила все возможные анатомические пределы и вполне могла считаться дзюцу. Сияние его самодовольства могло осветить небольшой городок, а если преобразовать в тепловую энергию - расплавить целую гору.

Пока Саске пробивался к напарнику, компьютер высветил следующий поединок. И он оказался очень несвоевременным. "Учиха Саске против Якуши Кабуто".

Как бы Саске ни ждал своего поединка, более неудачный момент представить было бы сложно. Он понимал, что поговорить с Наруто может и позже, что у них бездна времени. Но, как гласила пословица, нужно было "применять дзюцу пока есть чакра", а значит, мешкать не следовало. Саске понимал, что тратить чакру сейчас было даже более опрометчивым, чем использовать Шаринган, тем более в таком количестве. Но противником в предстоящем сражении был Кабуто-сан, генин, с которым Саске прекрасно поладил. И если он проиграет, то хотя бы даст шанс этому прекрасному человеку стать чунином с восьмой попытки. Так что Саске сложил руки в привычном жесте, кивнул возникшему рядом клону, и побежал на арену.

Клон подождал, пока затихнут поздравления, после чего потянул Наруто за рукав, привлекая внимание.

- Саске? - удивился Наруто. - Но ведь сейчас твой бой!

- Я клон, - усмехнулся Саске. - Босс создал меня, жертвуя чакрой перед важным поединком, потому что дело не терпит отлагательств!

- Дело? Какое дело?

- Скажи, Наруто, что ты думаешь о Хьюга Хинате?

- О Хинате-чан? Она клёвая! И сильная!

- Это хорошо, что ты о ней такого мнения. Тебя она тоже считает клёвым. И сильным.

- Меня?

- Тебя! Ты слышал, что она говорила перед поединком? Что она следила за одним человеком и ей он очень нравится. Этот человек - ты!

- Я! - глаза Наруто комично расширились, размером сравнявшись с чашечками для саке.

- Да, ты! Ты замечал, что Хината постоянно отводит глаза, заикается и краснеет?

- Конечно, ведь она странная, но какое отноше...

- Хината в тебя влюблена, но стесняется признаться!

- В меня? Да не может быть!

- Хочешь проверить? Смотри! - Саске помахал рукой. - Хината, привет!

Наруто пристально уставился на Хинату, та повернула голову и, уловив взгляд Саске, ожидаемо отвела взгляд, сложила пальцы и покраснела. И, конечно же, после того, как Саске направил мысли Наруто в нужном направлении, тот всё принял на свой счёт.

- Так что теперь на тебе лежит важная обязанность!

- Обязанность? Какая?

- Конечно же, ответить взаимностью!

Наруто замотал головой.

- Нет, мне нравится Хината-чан, но на самом деле я люблю... - Наруто осёкся.

Да, это было проблемой, но ответ у Саске давно уже был.

- Я знаю, ты любишь Сакуру. Ну и отлично!

Если бы Наруто сумел бы защитить и от Сакуры, было бы действительно превосходно.

- Отлично?

- Наруто, ты же сказал, что Хината тебе нравится. А ты - нравишься ей! Ты вообще слушал, что она говорила этой Темари?

- Слушал! Может не всё запомнил, но слушал! Но на всякий случай повтори!

- Хината сказала, что влюблена в тебя, просто сделала это намёком! Только такой идиот как ты, не смог бы это понять. Я вообще поражаюсь, что для тебя это новость - Хината влюбилась в тебя ещё в Академии.

- В Академии?

- Конечно! Весь класс знал! Да чего уж там, вся Коноха!

- Эй, Коноха знала, что все девчонки влюблены именно в тебя! - резонно ответил Наруто.

Да, это было истинной правдой, но в данный момент правда была последним, в чём нуждался Саске.

- Да! Все, кроме Хинаты! Она смотрела только на тебя! Она делала вид, что смотрит на меня, потому что стеснялась, тем более, что ты сидел рядом со мной. И это правда!

Против Это-Правда-но-дзюцу не было защиты.

- Но что же делать?

- Ты должен познакомиться с ней поближе, никогда её не покидать, помогать тренироваться, быть ей примером! А потом, когда мы все вырастем, и если она не перестанет любить такого идиота - жениться на ней!

Щёки Наруто покраснели, а глаза забегали.

- Ж-жениться? Н-но как же Сакура-чан?

- На ней ты тоже должен жениться!

- На двоих? Но как?

Саске едва сдерживался, чтобы не расхохотаться. Вместо того, чтобы обозвать Саске лжецом и прекратить разговор, Наруто лишь выстраивал робкие возражения, которые Саске громил с всей силой и коварством наследника клана Учиха. Он преувеличенно тяжело вздохнул.

- Добе, ты помнишь, кто я такой? Назови, кто я?

- Теме, Учиха Саске, мой напарник.

- Учиха! Я последний представитель великого клана! Помнишь, что я говорил о своих целях на знакомстве нашей команды?

- Ты хочешь убить Итачи!

- А кроме этого?

- Восстановить клан!

- Вот! Улавливаешь связь?

Наруто отрицательно замотал головой.

- Ты - Узумаки! Последний представитель великого клана! И после того, как истина открылась и тебе, твоей обязанностью будет восстановить Узумаки Ичизоку!

Наруто завис. Шестерёнки в его башке вращались с ощутимым скрипом, а из ушей валил пар.

- Н-но д-две - это против правил! - наконец, выдавил Наруто.

И Саске подлил чакры в своё дзюцу.

- Наруто! Вспомни слова сенсея! Тот, кто нарушает правила - тот мусор, кто бросает товарища - хуже, чем мусор, а тот, кто не отвечает на чувства девушки - тот хуже того, кто хуже, чем мусор! Ты не можешь оставить чувства Хинаты без ответа!

- Н-но... Сакура влюблена в тебя! И её чувства... Почему ты не... - Наруто запнулся.

Это было прекрасной контратакой, оборачивающей слова Саске против него самого. Не мог же он ответить: "потому что она - тупая фанатка"!

- Наруто, вспомни о моей главной цели! Пока жив Итачи, я не могу отвечать на привязанности! Он уничтожил клан один раз, значит снова уничтожит всех, кто мне дорог. Ты должен понимать сам!

Довод был смехотворным, но Наруто, похоже, его проглотил. Он кивнул.

- Тем более, что у меня есть фора, в меня и так влюблены все девчонки, так что проблем не возникнет. А про тебя пока никто не знает, так что возрождение клана - задача такая же серьёзная, как стать Хокаге!

- Я обязательно стану Хокаге!

- Значит, возродишь клан?

- Возрожу!

- Отлично! Ну, тогда беги к Хинате! Она, конечно, будет отрицать, может даже скажет, что влюблена в меня, чтобы скрыть свои чувства, но ты же знаешь, какие эти девчонки стеснительные!

- С-саске, так ты сказал, что я должен взять кучу девчонок в жёны?

Саске мотнул головой. Его посетило вдохновение:

- Конечно нет! Жён должно быть не очень много. Одна, две, может быть три. Остальные пусть будут наложницами! А с женитьбой не торопись до совершеннолетия.

- Наложницами?

- Наруто, ты вообще, читал учебник истории? Слышал про Эпоху Клановых Войн? В наложницы! Это как любовницы, но только официально!

Похоже наплыв информации был слишком велик, особенно для дурной башки Наруто. Он покраснел, закатил глаза и потерял сознание. Упасть ему не дала Хаку, подхватившая мастера под мышки. Саске кивнул ей, глянул на арену, где бой уже закончился победой Босса, и развеялся облаком дыма.

***

Бой с Кабуто-саном был интересным и напряжённым. Саске не мог понять, почему тот до сих пор не чунин - ведь его навыков хватило бы, чтобы одолеть как минимум треть присутствующих, пусть против последнего Учиха он ничего поделать не мог. Саске не стал использовать свои сильнейшие техники, он даже не активировал Шаринган, чтобы сберечь чакру, но всё равно сильно превосходил противника. Кабуто использовал кунаи и сюрикены, продемонстрировал неплохое тайдзюцу, но каких-либо серьёзных техник не применял. Тем не менее, выйди он против Сакуры, Ино, Комуги или там какого-нибудь Миноджи, победа ему была гарантирована. Бой закончился захватом и кунаем, приставленным к горлу Кабуто, после чего проктор объявил победу Учиха. После того, как соперники улыбнулись друг другу и сжали руки в Печати Гармонии (для напарника человека, что будет его обучать важнейшему дзюцу, Саске не сдерживался), он задал важный вопрос:

- Кабуто-сан, скажите, а почему вы не использовали дзюцу?

- На это есть две причины, - рассмеялся собеседник. - Первая, мы - генины Конохи, а значит, должны сдерживаться с братьями по оружию. Ведь ты, Саске, тоже не применил весь свой арсенал.

- Резонно. А вторая?

- Вторая - я не слишком знаком с боевыми техниками. В команде я ирьёнин и играю поддерживающую роль.

Всё стало на свои места. Кабуто был суппортом, у него в команде были контроллер, и ещё один дебафер. Наверняка, Акадо-сан выполнял роль ДД, используя для этого поглощённую чакру. В этом случае их команда была превосходно сбитой - Цуруги обездвиживает врага, Акадо поглощает чакру и наносит урон, а Якуши может отбиться от случайной атаки и помогает справиться с последствиями боя. Более того, Кабуто показал великолепные способности по сбору информации, это значило, что вероятность успеха миссии возрастала многократно. Кабуто-сан был именно тем, чем должна стать Сакура, когда перестанет быть бесполезной. И Саске приложит все усилия, чтобы этот момент настал как можно скорее.

Поднявшись к зрителям, Саске задумчиво ожидал следующего боя. А когда бой начался, то он понял, что по-настоящему значит слово "любовь".

Симпатичная девушка в розовой сорочке, привлекательным лицом и смешными пучками волос, напоминающими ушки панды, вышла против того паренька из Суны, схватки с которым Команда Саске избежала. Грациозно двигаясь, она метнула несколько кунаев и сюрикенов, но те бессильно опали, столкнувшись с суна-нином. Девушка изящно изогнулась, вскинула руку, из которой спиралью развернулся свиток. И тут сердце Саске оглушительно забилось: из свитка ливнем хлынули кунаи и сюрикены.

К сожалению, для девушки, которую, судя по табло, звали Тентен, холодное оружие не могло пробить защитную технику. Песок из тыквы за спиной суна-нина по имени Гаара окружил того плотным коконом, не давая лезвиям проникнуть ни на миллиметр.

Девушка не сдавалась. Она потянулась за спину, вытянула сразу два свитка.

- Танец Дракона! - воскликнула она.

Свитки взвились в воздух, превращаясь в двойную спираль дымных драконов. Тентен взлетела вверх.

Количество кунаев, сюрикенов, танто, кусаригама, фума-сюрикенов, сенбонов и прочего холодного оружия не поддавалось воображению. Возможно, его было даже больше, чем Команда Саске собрала в Лесу Смерти. Но оно не помогло - защитная техника Гаары не давала сбоев.

Тентен увидела, что её усилия пошли прахом, что песок вокруг Гаары собирается волной, чтобы обрушиться на неё, поэтому подняла руку:

- Проктор, я сдаюсь! Мне его не победить.

- Ты пыталась меня убить, - тихим глубоким голосом сказал Гаара. - Теперь мама увидит твою кровь!

Волна песка обрушилась на Тентен, но мелькнула тень знакомого зелёного оттенка, и там, где только что стояла куноичи, возникла песчаная дюна. Джонин из Суны с вуалью, закрывающей половину лица, спрыгнул к Гааре и что-то начал втолковывать своему генину.

- Противник сдался, атаки запрещены! - строго сказал проктор. - Победитель - Гаара из Песка!

Саске не смотрел на Тентен, благодарящую Гая-сенсея за спасение, на Наруто, вместе с Роком Ли подбегающего к спасённой куноичи, он погрузился в глубокие раздумья.

Да, он знал о существовании фуиндзюцу и о возможностях, которые оно предоставляет. Но оно было сложной дисциплиной, требующей массы времени и усидчивости, к тому же, не могло помочь в битве с Итачи, поэтому ещё в Академии он решил в эту сторону даже не смотреть. Но теперь, получив такое яркое напоминание об этом искусстве, он понял, насколько глупым и наивным был тогда. Фуиндзюцу решало не меньше проблем, чем техника поглощения чакры. И было досадно, что эта общеизвестная дисциплина полностью выпала из поля внимания Саске.

"Ошибаться могут и гении! Особенно гении!" - подумал он и решил не предаваться сожалениям. Они были неконструктивными и ничем не помогали. Смотреть нужно только вперёд!

Мысли, где взять дзюцу распечатывания и запечатывания у Саске были, так что изучить их не проблема. Оставалась проблема со свитками - их он в свободной продаже не видел, да и полагаться на невосполнимый или трудновосполнимый ресурс было неразумно. Идеально было бы знать фуиндзюцу самому - но время, потраченное на изучение крафтинга, было бы разумней использовать на прямое повышение собственной силы. К тому же, перед собой Саске не собирался кривить душой - фуиндзюцу было смертельно скучной вещью и выигрывало только у D-ранговых миссий. Казалось, ситуация безвыходная. Но только не для гения последнего Учиха!

Да, фуиндзюцу - сложная дисциплина. Да, она требует много времени на изучение. Да, тут нужны расчёты и понимание формул, а значит, и незаурядный ум. Но что Саске уяснил на примере Наруто, так это что качество можно заменить количеством в большем ряде случаев, чем подсказывает здравый смысл. Даже если усадить мартышку изучать классическую поэзию, то через тысячу лет она заговорит стихами. Наруто был его мартышкой, и у него было всё время мира.

- Эй, Наруто! - окликнул он пришедшего в себя напарника. - Тебе понравилось, как Тентен доставала кунаи из свитков?

Наруто до сих пор пребывал в сумрачном состоянии, поэтому его ответ был тихим и рассеянным:

- Да, это было круто...

- А ты знаешь, что фуиндзюцу - это кеккей генкай клана Узумаки?

Саске понимал, что перегибает палку, в данный момент его уличил бы даже идиот. Умение просчитывать формулы и каллиграфически писать не могло быть генетической особенностью, тем более передающейся по наследству. Узумаки просто накопили много знаний по этой теме, и с гибелью клана они оказались утраченными. Так что Наруто мог и не пове...

- Правда?! - глаза Наруто загорелись, а от былой апатии не осталось и следа.

- Конечно! Когда это я тебе врал?

Наруто почесал затылок, в поисках ответа.

- Так что сам понимаешь, изучить фуиндзюцу - это твоя обязанность как главы Узумаки! Это так же важно, как и возродить клан и стать Хокаге!

Саске был занят разговором с Наруто, он рассказывал о крутизне фуиндзюцу столько, что едва не захотел изучить его сам. В разговорах прошёл весь последний бой, где Яманака Ино проиграла Танзо, Саске перешёптывался с Наруто во время жеребьёвки третьего этапа, так что тот ёрзал в нетерпении, не в силах дождаться возможность прильнуть к чаше вожделенного фуиндзюцу и бросал алчные взгляды на Тентен.

Но когда завершилась заключительная речь Хокаге и генины начали расходиться, когда Саске направился прочь из Башни, его остановил строгий голос Хирузена.

- А вас, Учиха Саске, я попрошу остаться.

Квест 10. Экзамен на Чунина. Подготовка к финалу

Саске знал, что вызов не сулит ничего хорошего, особенно, когда вслед за Хокаге направился и Какаши-сенсей, но такого оглушительного провала не ожидал.

Хирузен-сама позвал их в удалённую комнатку, заполненную кучей дисплеев видеонаблюдения, дал знак дежурному чунину удалиться, и, после того, как они остались втроём, достал трубку.

- Вы не возражаете, если я закурю?

Саске не возражал. Его душу начали терзать нехорошие предчувствия. Хокаге достал из стопки одну из кассет и вставил в видеомагнитофон. Один из дисплеев ожил, показывая полосы, быстро сменившиеся отчётливой картинкой. Место, показанное на экране, было очень знакомым. Не менее знакомыми были и действующие лица.

"Эй, Наруто! Что вы с Карин знаете о своём клане?", - задал вопрос Саске с экрана.

"Каком клане?", - спросила Карин.

"Каком клане?", - эхом повторил Наруто.

"О величайшем изо всех! Узумаки Ичизоку, конечно же!", - ответил он.

Хокаге нажал на клавишу и остановил проигрывание. Картинка застыла, демонстрируя улыбающуюся физиономию Саске, которая в этом ракурсе казалась насквозь фальшивой.

- На твой счёт подозрения начались давно, - пыхнул трубкой Хокаге. - С первой встречи команды ты продемонстрировал несоответствия своему психологическому профилю, записанному в досье. Как там? "Асоциален, одержим местью, лёгкая форма гинофобии". Я был уверен, что вы провалите экзамен, особенно если его принимает Какаши-кун, - взгляд Хокаге укоризненно уставился на джонин-сенсея, - который беспочвенно проваливал все предыдущие команды.

Какаши виновато моргнул глазом.

- Но ты проявил несвойственные ранее попытки социализации. Это было только похвально, пусть и не вписывалось в профиль одиночки-мстителя. Можно было списать на то, что ты разгадал суть экзамена, но тогда в союзники ты пытался бы завербовать не только Наруто. Поэтому неудивительно, что экзамен оказался провален. Впрочем, вторая попытка была блестящей, и экзамен вы всё-таки сдали.

Саске начал внимательно изучать носки своих сандалий - это было самое интересное зрелище в мире.

- Можно было предположить, что ты взялся за ум, понял, что значит Воля Огня, начал ценить товарищей. Но перемены были слишком кардинальными. Бескорыстие никогда даже не мелькало в твоём досье, но с момента поступления на службу, ты проявил его больше, чем когда-либо в жизни. Ты помогал Наруто в тренировках, пожертвовал ради него жизнью, помог получить сначала одного верного друга, а затем, на следующей миссии, сразу двоих. Себе ты не взял ничего, кроме парочки сувениров. Может Кубикирибочо представляет ценность для Киригакуре, но явно не для тебя. Также отмечена твоя необычная терпеливость к поведению Сакуры. Ты помогаешь с тренировками и ей, сделал несколько попыток подтолкнуть к становлению хорошей куноичи, которые, уверен, рано или поздно увенчаются успехом. Если бы твои действия не шли на пользу Конохи, мы заподозрили бы глубокую инфильтрацию. Но нет, один из шиноби деревни стал гораздо сильнее и практически избавился от статуса парии, а вторая начала воспринимать службу значительно серьёзней.

- Я сличил твою чакру с образцами начала академии - полное совпадение, - сказал Какаши-сенсей. - Моторика тела также совпадает. Проверка на гендзюцу дала негативный результат - обнаружены лишь последствия психологической травмы, нанесённой воздействием Шарингана.

- По абсолютно всем признакам ты - Учиха Саске, - продолжил Хокаге. - Но ведёшь себя не как он. Не хочешь что-нибудь сказать о своих мотивах?

Саске скривился в гримасе ненависти.

- Я хочу, чтобы Итачи подох! Я каждый день думаю о родителях, обо всех друзьях, знакомых и родственниках, которых я больше не увижу никогда! И каждый раз, когда выхожу из дому, я вижу их лица! Так что нет, мои мотивы не изменились!

Саске почувствовал резкую боль в ключице и почувствовал, как печать Орочимару начинает невыносимо жечь тело. Он не выдержал и зажал больное место ладонью. Какаши и Хокаге обеспокоенно переглянулись.

- Но при этом ты помогаешь Наруто и Сакуре, - наконец, после паузы, продолжил Хокаге.

- Конечно! Называйте это как хотите - Волей Огня, товариществом, командной работой, мисо-раменом или чем угодно! Да, Наруто, хоть и идиот, но с ним можно иметь дело. Ну и Сакура, пусть и такая же бесполезная, но тоже стала немного лучше. Они - моя команда. Они - всё, что у меня есть. Они - те, кто будет прикрывать мне спину, когда я потребую с Итачи долг за весь клан! И чем сильнее моя партия, тем сильнее я сам!

- Партия? - удивился Хокаге. - Какое-то иностранное слово?

- Это термин из компьютерных игр, - пояснил Какаши-сенсей. - Обозначает команду. Есть какие-то нюансы, но я не особо в курсе.

- Понятно, - кивнул Хокаге и пыхнул трубкой. - Несмотря на то, что я не полностью одобряю твою мотивацию, ведь месть - дело бесперспективное...

- Месть? Мне не нужна месть! Мне нужна справедливость! Итачи должен умереть не из-за того, что он нанёс мне какие-то обидки, а за то, что совершил!

- ... но при этом, твой способ не может не вызвать ничего, кроме одобрения, - как ни в чём не бывало, продолжил Хокаге. - К тому же, твоя искренность заслуживает похвалы. Ну раз мы всё прояснили, давай перейдём к следующему вопросу.

- Следующему?

- Ты рассказал Узумаки Наруто, что его мать - Узумаки Кушина, и что Карин из Кусы - Узумаки Карин, член Узумаки Изичоку. В разговоре с Яманака Ино, ты дал той ясно понять, что отец Наруто - Намиказе Минато, Йондайме Хокаге Конохагакуре но сато. Что ты скажешь по этому поводу?

Саске вновь начал разглядывать свои прекрасные сандалии, ведь лучше зрелища не сыскать во всей Стране Огня.

- Итак?

Саске с трудом поднял глаза и взглянул на старое морщинистое лицо Хокаге, который теперь нисколько не напоминал доброго дедушку, а являлся тем самым Шиноби но Ками, которого боялись враги деревни. Учиха не выдержал и вновь отвёл взгляд.

- Вы разоблачите меня перед Наруто?

- Разоблачу? Саске, ты - не Наруто, и сейчас не экзамен. Договаривай.

Саске чувствовал себя именно Наруто, и именно на экзамене. В сознании было так же пусто, как и в башке напарника.

- Раскроете, что на самом деле он - не настоящий Узумаки, что Карин - не его кузина, что имя его матери неизвестно, а я всё наврал?

Повисшую паузу нарушало лишь пыханье трубки Хокаге. Наконец, когда они с сенсеем вдоволь насладились его беспомощным состоянием, Хокаге тихо рассмеялся.

- Это можно было бы сделать, но... Мы, шиноби, известны своей практичностью. Если бы твоё разоблачение могло принести пользу деревне, тогда, сам понимаешь, у меня не оставалось бы выбора. Но в чём беда, если перспективный шиноби, мечтающий надеть вот эту шляпу, будет считать себя членом великого клана? Что плохого, если Коноха вновь увидит Узумаки Ичизоку? Ну и уж точно ничего дурного, если он будет считать своей мамой лучшую подругу матери своего лучшего друга, к тому же хорошую знакомую сенсея!

Саске вскинул глаза, и бесцеремонно уставился на Хатаке Какаши.

- Вы знали Кушину-сан?

- Саске-кун, - самодовольно прищурил глаз Какаши-сенсей. - Я стал джонином в двенадцать лет! Ну конечно же, я знал всех сильных шиноби деревни!

- Ладно, но как вы объясните Наруто, что его "сестрёнке Карин-чан" придётся вернуться в Кусагакуре?

- А кто сказал, что она вернётся? На тебя совершил нападение известный нукенин, он был замаскирован под шиноби Кусы, поэтому доказывать, что это не было нападением на деревню, а они ничего не знали, придётся именно им. То, что Команда Шиоре убита Орочимару, вполне могло оказаться отвлекающим манёвром. К тому же, команда Карин не выдержала Леса Смерти (кстати, я понимаю твои действия, но одобрить не могу), поэтому Карин останется в Конохе до выяснения обстоятельств. Ну а потом у неё может возникнуть желание стать шиноби деревни. Единственное, её подготовка неудовлетворительна, так что она отправится в Академию вслед за Фуу.

Саске почувствовал, как огромный груз падает с его плеч. Он готов был лететь без дзюцу полёта.

- А что касается Ино-чан, - словно уловил невысказанную мысль Хокаге, - то нет особого вреда, если она будет считать, что цвет волос Наруто схож с волосами Минато-куна. К тому же, она известная сплетница, вряд ли её рассказам кто-либо поверит.

- Я могу идти? - спросил Саске.

- Погоди, Саске-кун. Нужно решить проблему с твоей печатью. Это Печать Небес, скверная штука. Ты не чувствуешь её воздействие?

- Каждый раз, когда я использую много чакры или активирую Шаринган, она жжётся, - признался Учиха.

- Хорошо. Я лично её запечатаю, так что следуй за мной.

Хокаге встал, и направился к выходу.

- Потом найди меня, я познакомлю тебя с человеком, который поможет подготовиться к третьему этапу! - сказал Какаши-сенсей.

- С человеком? - расширил глаза Саске. - А разве нашей подготовкой не будете заниматься лично вы? Мне предстоит бой с Гаарой, и я не знаю ни одного дзюцу, которым смог бы его одолеть.

- С Гаарой? Саске, на жеребьёвке тебе выпал Комуги! - пытался уйти от ответственности сенсей.

- И что? Его я одолею в два счёта! К тому же Цуруги-сану Гаару точно не одолеть. И в финале с ним встречусь либо я, либо Рок Ли. Ну, или может Наруто, которого вы, сенсей, вообще-то тоже должны тренировать!

- Саске-кун не так уж и неправ, Какаши, - рассмеялся Хокаге.

Какаши-сенсей кивнул.

- Хорошо, тогда встретимся на третьем полигоне, - кивнул сенсей и поспешно скрылся в дверях.

Саске, следуя за Хокаге, незаметно развернул Характеристики. Обновлённый интерфейс теперь выглядел как инфо-карточка - радовал цветом, трёхмерными эффектами и столбцовыми диаграммами, но самым главным было другое.

Над карточкой возникло свечение и медленно сформировалось в цепочку иероглифов.

Квест "Отборочные бои" завершён. Следующий квест - "Третий этап". Награда: жилет чунина.

Скрытый квест "Разговор с Хокаге" завершён. Награда: сохранение отношений с Узумаки Наруто, сохранение душевного равновесия.

***

После длительного, не очень приятного, но очень скучного процесса запечатывания (Метод Запечатывания Зла: Проклятая Печать Небес нейтрализована), Саске помчался на встречу с командой.

Он ожидал либо встретить сенсея, либо не встретить никого, но вот привычная картина - скучающие Сакура и Наруто, в сопровождении полного отсутствия Хатаке Каташи на горизонте, его немного удивила. Впрочем, это было к лучшему. Сейчас, когда не давил неосознанный страх разоблачения, Саске решил заняться самыми важными вопросами.

- Наруто! А куда ты дел Карин? - спросил он.

- Отправил с клоном! Мне сказали, что её о чём-то хочет спросить Ибики-сан, а Какаши-сенсей сказал собраться здесь.

- А что с Хинатой?

- Мне показалось, что отправить клона - это как-то...

- Сделай это! - потребовал Саске.

- Но для чего?

- Сделай это немедленно! У неё сейчас трудный период, так что твоя поддержка ей очень нужна. Сакура, ты хотела что-то сказать?

Увидев его жёсткий взгляд, Сакура отвела глаза и покраснела. Видимо, поняла, что не стоит становиться у него на пути и разрушать интригу.

- Нет, - тихо сказала она. - Наверное, Хината заслужила взаимность.

Видимо, Сакура была умнее, чем казалась, уловила недвусмысленный намёк и решила поддержать затею. Этим она заслужила огромный плюс к репе с Саске. Впрочем, недостаточный, чтобы что-то серьёзно изменить, а уж тем более избежать последующего разговора.

- Наруто! Почему я до сих пор не вижу твоих клонов? Или Наруто Узумаки отступает от своего слова?

- Заткнись! Каге Буншин но дзюцу!

Прежде чем десяток клонов успел разбежаться, Саске поспешно сказал:

- Парочка забегите к Ино! Она, скорее всего, где-то с командой, так что поспрашивайте Асуму-сенсея.

- К Ино? А зачем к Ино? - спросил один из клонов.

- А зачем ему к Ино? - повторила Сакура.

- Тебе что, не нравится Ино? - нахмурился Саске, напрочь игнорируя Харуно.

- Ну, раньше она была злой и вредной, но в последнее время вроде ничего, - почесал затылок клон.

- Это потому что раньше она думала, что ты - крикливый придурок, а в Лесу увидела, что можешь вести себя, как настоящий шиноби. К тому же, пусть у её команды уже был второй свиток, но ты успел предложть поделиться.

- Ну-у-у, наверное.

- Тогда чего ты до сих пор здесь? Беги к ней! - скомандовал Саске и клон умчался прочь.

Следом за ним разбежались остальные.

- Наруто! Какие у тебя планы на ближайший месяц?

- Тренироваться!

- Конечно. Но как именно ты собрался это делать?

Наруто почесал затылок.

- Какаши-сенсей...

- ... занимался нашими тренировками каждый день и научил куче крутых дзюцу! - фыркнул Саске.

- Но ведь это неправда! Он нас научил только...

- Это сарказм, идиот!

- Сарказм? Не-а, этому дзюцу он точно не учил!

Саске закатил глаза. Врождённая устойчивость Наруто к Сарказму-но-дзюцу ничем не уступала защите Гаары от кунаев.

- Наруто, - спокойствие удалось сохранить легко, сказывалась сила привычки, - станешь ли ты в таком важном вопросе полагаться на сенсея, или думаешь, что лучше поискать другие варианты?

- Наверное, другие! - незамедлительно ответил напарник. - Эй, а какие у нас варианты?

- Ну, мы просто обязаны навестить Команду Гая и заняться тренировками с Ли, - начал Саске.

- Правильно! А заодно я посмотрю на лицо Нейджи, после того, как я ему навалял!

- Ещё ты можешь спросить у Тентен насчёт фуиндзюцу, - напомнил Саске.

- Ну да, и фуиндзюцу, - повесил Наруто нос.

- А значит, и шляпа Хокаге! - Саске немедленно направил мысли напарника в позитивную струю.

Услышав о воплощении мечты, Наруто мечтательно улыбнулся.

- А если хорошо попросишь, я изучу специальную технику, чтобы помочь тебе прокачивать силу и регенерацию чакры.

- Серьёзно?

- Да! С помощью дзюцу я буду поглощать твою чакру, а значит, она будет быстрее восстанавливаться. Тот же принцип, что и с мышцами, чем больше тренируешься - тем становишься сильнее. Так тебе нужна моя помощь? Время, потраченное на изучение этого дзюцу, я могу потратить на тренировки, но чего не сделаешь ради напарника?

Саске скрестил за спиной пальцы. Даже болван Наруто способен увидеть такую попытку вымазать его уши дерьмом, а Сакура могла неудачной фразой сломать всю затею. Нет, это не будет катастрофой, он всё равно попросит у Наруто чакру, но в одному случае Узумаки будет оказывать услугу ему, а в другом - наоборот. К счастью, Сакура любовалась лицом Саске, вместо того, чтобы слушать, что он говорит Наруто, поэтому не вмешалась.

Саске затаил дыхание. Если Наруто проглотит подобную чушь, то в будущем проглотит что угодно.

- Эй, мне не нужны твои одолжения! - наконец, выпалил Наруто.

Саске глубоко выдохнул. Получилось!

- Какие одолжения, идиот? Мне нужно, чтобы моя команда была круче всех! Я же Учиха, у меня должно быть всё самое лучшее!

- Ну тогда ладно! Стой! А что будет, если Какаши-сенсей всё-таки решит заняться нашими тренировками?

- И что? Тебе что-то может помешать находиться в сотне мест одновременно и заниматься сотней дел?

- Не-а, я самый крутой!

- Положим, самый крутой - это я, но спорить не буду. А теперь, Сакура, давай поговорим о тебе.

- Обо мне, Саске-кун? - удивлённо переспросила Сакура, и её лицо просветлело.

- Да, о тебе. Скажи, Сакура, чем будешь заниматься перед третьим этапом? Что планируешь делать?

- Особых планов у меня нет.

Саске стиснул зубы. Это он и предполагал, но нет ничего хорошего, когда сбываются такие предположения.

- Сакура, для чего ты стала шиноби?

- Что?

- Какова твоя цель? Почему именно шиноби? К чему ты стремишься?

- Саске-кун, я не понимаю твоего вопроса!

Саске медленно покачал головой. Он и раньше не особо сдерживался, а уж теперь, после разговора с Хокаге, было бы глупо не форсировать события. Он демонстративно вздохнул.

- Для чего заниматься делом, которое тебе не нравится?

- Но мне нравится быть куноичи!

- Возможно. Но при этом тебе не хочется стать хорошей куноичи. Посмотри на Наруто. У него есть цель, он стремится к ней. Да, он едва не провалился, да, он не очень умный...

- Заткнись, теме!

- ... но при этом у него есть ориентир. Он хочет стать Хокаге, поэтому делает всё возможное, чтобы заполучить свою шляпу.

Наруто воспринял констатацию факта, как похвалу: гордо выпятил подбородок и заулыбался.

- Моя главная цель, без выполнения которой не стоит говорить вообще ни о чём - это убийство Итачи. Я делаю всё возможное и невозможное, чтобы её достигнуть!

- А я пообещал тебе помочь! - встрял Наруто. - Так что у твоего брата нет ни шанса!

Саске кивнул напарнику, попытавшись выразить на лице что-то типа благодарности.

- Так вот, Сакура, для чего ты стала шиноби? Если тебе не хочется быть хорошей куноичи, тогда может ты выбрала неправильную профессию? Может тебе стоит стать поваром, торговцем, актрисой, медсестрой, да кем угодно! Выбрать ту профессию, к которой у тебя лежит сердце? Вспомни наши миссии! В какой из них ты была незаменима? В которой из них что-то бы изменилось, не будь с нами тебя? Было ли так, что без тебя мы не то, чтобы провалились, но даже просто заметили твоё отсутствие?

Сакура сжала зубы.

- Я хочу быть куноичи! Хорошей куноичи!

- Скажи, Сакура, почему ты не надела на экзамен новый костюм?

Сакура захлопала глазами, не ожидая резкой перемены темы.

- Этот костюм ужасен! - выпалила, наконец, она.

- Да? А мне показалось наоборот! Он очень удобный, эластичный и прочный. Он пережил Лес Смерти и отборочные поединки, не получив ни единой прорехи. Наруто, тебе нравится твой костюм?

- Конечно! Он клёвый! - не замедлил с ответом напарник.

- Он кошмарен не в том смысле, он выглядит, словно...

- Стоп! - поднял руку Саске. - Выглядит! Если одежда помогает исполнению миссии, то хорошему шиноби наплевать, как она выглядит. Он вымажется дерьмом, если это обеспечит достижение цели! Если внешность так важна, то может тебе нужно быть не куноичи, а моделью?

Харуно опустила глаза. Против гения Учиха у неё не было и шанса.

Разговор тёк именно в том направлении, что Саске и желал. Единственным недостатком стало то, что ему пришлось сказать за сегодня больше слов, чем за последние пару недель. Но если слово подействует лучше куная, значит настоящий шиноби выберет слово.

- Сакура, - мягко сказал Саске, дождавшись, пока Харуно дойдёт до нужного состояния. - Я не желаю тебя ни уязвить, ни унизить! Я всего лишь хочу помочь!

Сакура подняла подозрительно блестящие глаза и уставилась на Саске с надеждой. Пусть она и была умнее Наруто, но ложь распознать тоже не сумела.

- Мне нужна твоя помощь. Мне нужна помощь Наруто. Итачи - монстр, и если я буду один, то мне не справиться. Но для того, чтобы помочь, чтобы не быть случайной мимолётной жертвой, тебе нужно стать сильной. А для того, чтобы стать сильной, тебе нужно этого желать. Так ты хочешь стать сильной, Сакура-чан?

Зелёные глаза, неотрывно сверлящие Саске, сузились.

- Да, хочу! Но что для этого делать?

- У нашей команды есть три бесценных ресурса, которые могут позволить нам вырваться далеко вперёд. Это Каге Буншин но дзюцу, мой Шаринган и чакра Наруто. У нашей команды есть недостатки, которые нас тормозят. Это твой объём чакры и контроль Наруто. Эти недостатки поправимы.

- Поправимы? Но чакра...

- Твоя чакра - это совокупность тела и разума. Если с разумом у тебя всё в порядке, то над силой тела придётся поработать. И мы оба знаем, кто в этом вопросе сможет помочь лучше всех!

- Но его брови...

- Сакура, мы возвращаемся к тому, с чего начали? Карьера актрисы - тоже хорошо. Вокруг будут сплошные красавчики!

- Я поняла! - мотнула головой та. - Я буду тренироваться с Роком Ли!

- И не только. Не забывай о Куренай-сенсей и о госпитале. Как только твоя чакра позволит безопасное создание теневого клона, займись остальными дисциплинами!

- И тогда у меня будет шанс? - с надеждой спросила она. - С тобой?

Саске не стал прикидывать идиотом, но и отвечать отрицательно было бы глупо.

- Сакура-чан, я не знаю. Да. Нет. Может быть. Но чего ты уж точно добьёшься, так это моего уважения.

Сакура решительно кивнула.

- Да, я сделаю это!

- Отлично! Ну раз так...

Саске встал и направился прочь, чувствуя между лопатками сверлящие взгляды напарников. Он подошёл к одному из дальних деревьев.

- Прости, Хаку, но это нужно. В том числе и для него.

Хаку, показавшаяся в кроне, блеснула глазами и неохотно едва заметно кивнула. Саске взял Кубикирибочо, прислонённый к стволу так, чтобы не видели напарники, и вскинул его на плечо, после чего направился обратно.

- Держи, Сакура-чан, это тебе! - с этими словами он вонзил меч в землю перед ногами ошеломлённой куноичи.

- Мне? Но я же его даже не...

- Как ты можешь говорить, если не пробовала?

Сакура сделала шаг к мечу, с трудом вытащила его из земли и, пошатываясь, сделала пару шагов. Попытка взмахнуть оказалась провальной - масса занбато увлекла её вперёд, и Сакура растянулась на земле. К её чести, Харуно вновь встала на ноги и вновь ухватилась за меч.

- Сакура-чан, - сказал Саске. - Представь, что вот это дерево - Наруто! И что он делает что-то глупое, к примеру, приглашает тебя на свидание!

Раздался звериный рёв, в воздухе мелькнула смазанная тёмная полоса, и Сакура, запутавшись в ногах, вновь рухнула на землю.

- Прости Саске-кун, но кажется у меня ничего не вы...

Её слова оборвал громкий треск. Дерево, которое они с Наруто едва бы смогли обхватить вдвоём, покосилось и начало крениться, обламывая верхушкой кроны соседей.

Саске задумчиво почесал затылок, глядя на гладкий блестящий срез. Улыбка, заигравшая на его лице, была совершенно не-учиховской. Ещё один ДД в партию? Превосходно!

Сакура ошарашенно смотрела на результат своих действий, на неё со страхом пялился Наруто, а Саске смотрел на команду взглядом собственника. В это время сзади послышался знакомый голос.

- Простите ребята, но я встретил пожилую леди, она сказала, что в её доме прохудилась крыша, поэтому мне пришлось эту крышу чинить!

- Ложь! - раздался привычный хор из голосов Сакуры и Наруто.

Саске едва слышно фыркнул. Некоторые вещи никогда не меняются.

***

Подготовка к экзаменам оказалась странной штукой. Прежде всего тем, что Какаши-сенсей действительно взялся за обучение. И это не было повторением единственного прошлого раза - теперь он продемонстрировал, что может быть прекрасным, чутким и требовательным наставником. Спросите кого угодно в их команде, кроме, конечно, Сакуры и Наруто!

Сакура была отправлена домой под предлогом, что с экзаменов она вылетела. После чего Какаши-сенсей достал два листика бумаги и потребовал Саске и Наруто пустить в них свою чакру.

Саске, который, как и всякий Учиха, считал своей стихийной предрасположенностью Катон, был очень удивлён, когда невзрачный листочек, вместо того, чтобы вспыхнуть, внезапно скомкался. Оказывается, основной стихией Саске был Райтон. Впрочем, это давало ответ на вопрос, почему Саске в детстве так плохо давались огненные дзюцу, что вызывало недовольство отца, и почему ему вечно ставили в пример старшего брата. Оказывается, Саске действительно был гением - достих немалых успехов в чуждой стихии.

Саске строил прогнозы по поводу чакры Наруто и у него были две версии. Первой версией был Футон - ведь в черепной коробке напарника завывал ветер, а любое слово, влетающее в ухо, беспрепятственно вылетало из другого. Вторая - у Наруто легендарный Мокутон. Башка Узумаки была очень похожей на деревянный чурбак и обладала теми же мыслительными способностями. То, что Саске оказался абсолютно прав, он воспринял со всем достоинством Учиха: когда бумажку рассёк идеально ровный разрез, он мелко захихикал.

- Чего смеёшься, теме? - тут же спросил Наруто.

- От радости, идиот! Стихия Ветра - очень круто!

- Сенсей, это правда?

- Да, Футон - очень сильная стихия...

Наруто запрыгал от радости, но слова сенсея вернули его на землю.

- ... но я ей не владею, поэтому с тренировками помочь не смогу.

- Но сенсей!

- Это очень редкая предрасположенность для Конохи, ею владеет только Асума, но он занят подготовкой Чоуджи и тебе откажет.

- А чему вы будете учить Саске? Научите этому и меня!

- Наруто! Освоить чужую стихию очень трудно. Да, я знаю, что тебе удалось, но, значит, ты должен сам понимать сложность задачи.

- Наруто Узумаки не отступает перед трудностями!

- Ты просто не успеешь за этот месяц. Но даже если и успеешь, то для дзюцу, которому я буду обучать, нужен Шаринган. У тебя есть Шаринган?

Наруто замотал головой и опустил нос.

Саске интересовало всё, что связано с его кланом, поэтому он не стал медлить с вопросом.

- А зачем Шаринган?

- Это дзюцу делает шиноби уязвимым. Только Шаринган не даст потеряться в пространстве и успеть отразить вражескую контратаку. Использование обычным шиноби является ничем иным, как самоубийством.

Наруто решил что-то завопить, наверняка что-то о своей крутизне, о том, что он не боится или ещё какую чушь, но Саске его заткнул, сложив знаки "вижу цель" и "изменение планов". К счастью, Наруто всё понял.

Саске не считал суициидальность дзюцу даже малейшим недостатком. Каждый бой заканчивался самоубийством Наруто от десятка до нескольких сотен раз, но если обычно клоны своей смертью бессмысленно рассеивали чакру в пространстве, то теперь станут вкладывать её в технику, способную справиться с Гаарой. Смерть Итачи становилась всё ближе.

Да, Наруто не успеет изучить технику до третьего этапа, ведь у Саске планы на всю его чакру, но спешки нет, и рано или поздно у Наруто получится.

- Ладно, сенсей, а чему вы станете меня учить? - спросил Наруто.

- Прости, Наруто-кун, но я буду слишком занят подготовкой Саске. Зато я подобрал тебе прекрасного наставника. Ты знаком с Эбису?

- Со Скрытым Извращенцем? - округлил глаза Наруто. - Но чему он сможет научить, я победил его даже когда не был генином!

- Он поможет тебе с основами! У тебя не слишком хорошо с контролем чакры, а Эбису - прекрасный наставник.

- Я научил Конохамару Хенге, а у него не получилось! - возразил Наруто. - Так что лучший наставник - это я!

Саске было жалко времени, потраченного на эти пререкания. Он сложил знаки "действуем по намеченному плану" и "согласие". Наруто это не понравилось, но доверие к Саске было настолько велико, что он прекратил дальнейшие возражения.

- Ладно, посмотрим, чему Скрытый Извращенец сможет научить! - наконец, выдавил он.

Сам же Саске не мог дождаться, чему его научит напарник Кабуто. И для этого он с готовностью пожертвовал половиной чакры на создание теневого клона.

***

Если бы Саске кто-то сказал, что он - ленивое и инертное существо, он бы рассмеялся в лицо такому идиоту. Возможно даже познакомил бы с одной из своих техник - не обязательно оставляющей инвалидом, но причиняющей достаточно боли, чтобы собеседник познал всю глубину подобных заблуждений.

Но после того, как он занялся настоящеми тренировками у Какаши-сенсея, понял, что раньше был кем-то типа Сакуры, тренирующейся лишь по необходимости. Наконец, он узнал, что такое настоящие тренировки.

Дело было даже не в том, что сенсей его настолько загрузил. Безусловно, интенсивность занятий была очень высокой - Какаши устроил ему тяжёлые физические нагрузки, показывал, как стихийно преобразовывать чакру в Молнию, отрабатывал тайдзюцу и давал основы своей лучшей техники, которая требовала не что нибудь, а Манипуляцию Формой. Времени было маловато, но сенсей надеялся успеть. В крайнем случае, по привычке, немного опоздать.

Это не стало бы особой проблемой. Трудность заключалась в том, что Саске действовал с половиной запаса чакры - ведь в это время его клон наносил визит команде Кабуто.

Увидав Саске, Кабуто-сан очень обрадовался, но известие, что Саске - теневой клон, почему-то оставило его разочарованным. Саске занимался целый день под руководством Ёроя-сана, но дзюцу поглощения оказалось сложной и неочевидной штукой, отличной от всего, что Саске изучал до сих пор. Поэтому, даже с Шаринганом, многократно улучшающим понимание течений чакры, дело двигалось небыстро.

Саске чувствовал в Кабуто слабину, у того проскальзывало снисходительно-покровительственное отношение к младшему поколению шиноби, поэтому вечером Саске, у которого почти не оставалось чакры, хвостиком увязывался за Кабуто и распрашивал его о разных медицинских техникак и их возможностях. Более всего его интересовала передача чакры и боевое применение ирьёниндзюцу. Он был немного разочарован - передача чакры требовала абсолютного контроля, а значит Наруто её не освоить. Попытаться всё равно стоило, можно будет соврать Наруто что-то насчёт шляпы Хокаге и тогда он бросит на эту задачу хоть тысячу клонов, но делать это следовало лишь после экзамена. Ещё был Скальпель Чакры - ирьёниндзюцу, используемое для операций. Эта техника Саске совсем не впечатлила. Да, она могла делать разрезы, но всего лишь заменяла обычный скальпель - результата ничем не хуже можно достигнуть обычным кунаем. На всякий случай Саске решил следовать за Кабуто ежедневно - каждая крупица чужого опыта складывалась в его личную экспу, и, пусть Система не оперировала подобным понятием, Саске отлично понимал ценность полученных сведений.

Кабуто сильно тяготило присутствие Саске - и тот прекрасно понимал чувства старшего товарища. Достаточно было вспомнить назойливую глупость Наруто (которую он копировал со всей гениальностью Учиха), чтобы не удивляться попыткам Якуши-сана избавиться от ненужной компании.

Над Конохой светила полная луна, Саске уже собрался отстать от своего собеседника, когда произошёл интересный инцидент. Они услышали как с крыш из одного храмов раздался протяжный вой. Саске присмотрелся и увидел, что парень из Суны, Гаара, почему-то залез на крышу и пялится на луну. У подножия храма встретился суна-нин с вуалью на лице - видимо, наблюдал за своим подопечным, чтобы тот не устроил какой-то глупости в союзной деревни. Они вежливо поздоровались, а потом все втроём наблюдали за идиотизмом шиноби из деревни Звука - тем самым похожим на мумию генином с плохой осанкой. Этот придурок не нашёл ничего лучше, чем вызвать Гаару на поединок, с известным кровавым результатом. Когда монстр, в которого превратился Гаара с помощью какого-то затейливого дзюцу (чем-то напоминающего увеличивающие техники Акимичи), разжал свою огромную лапу, остатки ото-нина можно было бы собрать в небольшое ведро.

Техника впечатляла, поэтому Саске не пожалел остатков чакры на активацию Шарингана. Но, к сожалению, как и на отборочных сражениях, увиденное ему ничего не дало. Следовало ждать полноценной активации додзюцу, тогда он сможет скопировать хоть все дзюцу мира.

Саске вежливо поздоровался с Хаяте-саном, проктором второго этапа, который, видимо, тоже присматривал за генинами, после чего развеялся с чувством выполненного долга.

***

На следующий день он создал нового клона, у которого, помимо старых задач, была ещё одна - показать Наруто всё, чему научился у Какаши-сенсея. Пусть Узумаки обучается с небольшим опозданием, но, тем не менее, не сильно отстанет. К тому же, обучать другого легче всего тогда, когда сведения ещё свежи в памяти.

Саске не вкладывал в этот проект много надежд - Наруто всё-таки был не гением, а идиотом, но настоящий шиноби использует каждую возможность, даже если некоторым не суждено принести успех. Так что после того, как Саске в очередной раз заканчивал донимать Кабуто, он не ленился навещать сонного уставшего Узумаки прямо на дому.

Постепенно тренировки стали рутиной. Саске изучал дзюцу поглощения и одновременно тренировался с Какаши-сенсеем. Он видел, что не успевает - сказывалась нехватка чакры, но знал, насколько важно терпение. Ведь если он освоит нужное дзюцу, то сможет взвинтить темп в любое время.

Вечерами Наруто рассказывал о своих успехах. Их с Сакурой тренировки протекали вполне продуктивно, единственное, очень утомляли - Рок Ли был настоящим монстром, да и Гай-сенсей не давал спуску.

Эбису-сенсей обучал лишь базовым упражнениям, но Наруто, которого Саске обещал научит "самому крутому дзюцу", не стал воротить нос и занимался прилежно. Он очень быстро освоил хождение по воде, а затем под руководством Эбису стал корректировать проблемы в своих основах, которых было немало.

Было ещё небольшое происшествие - Эбису застукал какого-то извращенца за подглядыванием в онсене, но тот оказался не промах и быстро навалял токубецу-джонину. По описанию Наруто, извращенец был из незнакомой деревни (если судить по диковинному протектору с надписью "масло"), а значит, явился посмотреть на третий этап. Со стороны Эбису было глупостью провоцировать иностранных джонинов. Впрочем, подобная глупость осталась без последствий - отряд клонов Наруто подхватил учителя и, прикрывая отступление, оттащил того в безопасное место.

На пятый день занятий техника Чакра Кьюин окончательно поддалась гению Учиха. Да, пока что результат был плох, поток чакры - слаб, а сопуствующие потери - велики. Но в любом случае, приток поглощённой чакры немного превосходил затраты на саму технику, так что Наруто предстояло присутствовать на тренировках Какаши-сенсея.

Впрочем, с этим прекрасно справлялся и клон - ведь у каждого Каге Буншин чакры было столько же, сколько оставалось у оригинала. Уговорить Наруто создать единственного "утреннего клона" было совсем не сложно. Гораздо сложнее было с нытьём клона, который постоянно упрекал Саске, что тот плохо старается, и если он будет поглощать чакру в таком темпе, Наруто станет Хокаге лишь на старости, в возрасте Какаши-сенсея.

Какаши не был особо счастлив от появления Наруто, но своё недовольство выражал лишь прищуром глаза. Сенсей пребывал в полной уверенности, что Наруто не сможет выучить райтондзюцу, ведь это была не его стихия, а Саске не стал никого разубеждать. Постепенно Саске улучшал владение дзюцу, потери чакры уменьшались, а эффективность возрастала. Так что темп тренировок удвоился, утроился, а к концу месячного перерыва, десять клонов уверенно оставляли в окрестных валунах огромные отверстия.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Сейшитсухенка: Огонь, Молния

Кейтайхенка: Молния

Дзюцу:

D-ранг: Распечатывание, Запечатывание

С-ранг: Чакра Кьюин

А-ранг: Чидори

Следующей целью было сокращение количества Ин для активации Чидори - с текущих девяти до приемлемых трёх.

Ещё следовало проверить успехи Сакуры, которую клон Саске научил Чакра Кьюин, поэтому она тоже начала использовать клонов. Об успехах Наруто Саске знал и так, ведь напарника было сложнее заткнуть, чем заставить говорить о себе. И пусть Чидори у того пока не получалось, но это было вопросом считанных дней, особенно под руководством Хисаме, второй стихией которой был именно Райтон.

Но не это вызывало ликование Саске, и даже не большой свиток с чуть кривоватыми иероглифами за спиной.

Обновление: В результате действий пользователя Инвентарь увеличен.

С довольной улыбкой Саске позволил характеристикам, замерцав, исчезнуть.

Квест 11. Экзамен на чунина. Финальный тур

Если бы кто-нибудь поинтересовался, каким образом Саске удалось освоить такую сложную технику и попросил выделить один-единственный фактор, он бы затруднился с выбором.

На самом деле факторов было три. Каждый из них внёс весомую роль в успешное освоение Чидори, и без любого из них Саске бы просто-напросто не успел.

Талант Последнего Учиха. Если бы не талант Саске к ниндзюцу, для подобной техники пришлось бы потратить не жалкий месяц интенсивных тренировок, а гораздо, гораздо больше. Дзюцу использовало одну из самых сложных дисциплин ниндзюцу - Манипуляцию Формой, что вкупе с Преобразованием Природы Чакры в Молнию, делало технику недоступной не только генину, но и иному джонину.

Теневые Клоны. Если бы не десяток клонов (больше Саске старался не создавать - слишком велика устлалось после развеивания), Саске никак не смог бы успеть вовремя. Может шиноби деревни и привыкли к опозданиям Какаши-сенсея, но, если бы на бои с опозданием от пары часов до пары дней пришёл он, ему была бы обеспечена дисквалификация.

Чакра Наруто Узумаки, пусть её использование можно считать ещё одним свидетельством гения Саске. Если бы он не додумался использовать ходячую батарею чакры, даже успей он изучить Чидори, то недостаток практики поставил бы успешное использование под сомнение. Собственной чакры Саске хватало на использование жалкие три-четыре раза, что, конечно же, вызывало уныние. С помощью чакры Наруто можно было пользоваться дзюцу десятки раз. Чем больше шиноби отрабатывал технику, тем меньше чакры рассеивалось зря, тем улучшался контроль над чакрой. И за счёт постоянной практики Саске довёл свой счёт до семи раз в день, и это настолько впечатлило Какаши-сенсея, что он показал, запретив применять, Райкири - улучшенную версию Чидори. Сам Какаши-сенсей мог применять Райкири только четыре раза в день - это прекрасно демонстрировало разницу в мощи двух дзюцу.

И вот теперь Саске стоял и с нетерпением ждал, когда можно будет проверить дзюцу на практике. Безусловно, он не собирался тратить чакру на слабаков, да и против боевых товарищей использовать эту технику было бы неосмотрительно, так что Саске никак не мог дождаться боя с Гаарой. В том, что этот бой состоится, Саске не сомневался.

А пока приходилось выслушивать речь Хокаге, терпеть выкрики Наруто и кривиться от надоевшего ещё на втором этапе кашля проктора. К сожалению, надежда, что к третьему этапу назначат нового проктора, оказалась тщетной.

***

Саске повезло, первый бой выпал именно ему. Противником был Комуги - вечно прищуренный генин с маленькой бородкой. Саске считал, что не стоит тратить чакру, даже несмотря на возможность её быстро восполнить с помощью Наруто.

Быстро бой заканчивать тоже не стоило - следовало показать свою силу и мастерство, дабы впечатлить экзаменаторов. Поэтому бедному Комуги предстояло поработать манекеном.

Разница в уровне таланта и подготовки была слишком велика. Даже без активации Шарингана, Саске видел все движения и стойки, уходил от сюрикенов и кунаев, а также метал свои. Для Комуги он даже не стал распечатывать из Инвентаря свою любимую цепь, ограничившись лишь нин-проволокой, кунаями и сюрикенами.

Через пять минут боя Комуги лежал на арене, словно куколка опутанный нин-проволокой и ему не оставалось ничего, кроме как признать поражение.

Саске не торопился возвращаться к команде на трибуны. Да, он бы мог обсудить кое-какие стратегические задумки с Наруто, но рядом с Узумаки постоянно отирались Фуу, Карин, Ино и Хината. Пусть Саске и сумел переключить внимание этих дурочек на напарника, но не стоило искушать судьбу своим присутствием. Поэтому Саске по-быстрому нашёл подпольный тотализатор (которым, к его изумлению, заправляли придурки из Кусагакуре) и сделал ряд ставок на исход ближайших матчей, основываясь на своей оценке противников. Саске не собирался лезть в клановые счета, поэтому использовал лишь наличность, оставшуюся от последних миссий. И если его прогнозы окажутся верными, он сможет отбить стоимость обучения Чакра Кьюин.

***

Как и ожидалось, бой Гаары и Цуруги-сана закончился, не успев и начаться. Техники коноха-нина против песка ничего поделать не могли, а от метательного оружия и взрыв-тэгов Гаара был всё так же прекрасно защищён. Так что для порядка метнув несколько кунаев и устроив ряд взрывов, Мицуми Цуруги объявил о своём поражении. Денег этот бой принёс, к удивлению Саске, немало. Участники тотализатора почему-то посчитали, что у низкорослого Гаары маловато шансов против старшего и более опытного шиноби, так что ставили на генина из Конохи. Саске слегка удивила настолько плохая работа по сбору информации об участниках, но на страдания куса-нинов ему было наплевать.

В следующем бое сражались Инузука Киба и Акимичи Чоуджи. Несмотря на то, что сам он симпатизировал Акимичи - ведь Инузука слишком напоминал характером Наруто и был чересчур громким, Саске был реалистом. Так что, когда Киба сначала использовал свою звериную трансформацию, а затем они вдвоём с Акамару - Звериных Клонов, после чего атаковали Мясной Танк Чоуджи Двойным Клыком, Саске лишь удовлетворённо кивнул. Разница в ставках на этот бой была незначительной, так что заработок Саске был невелик.

Следующий бой оказался абсолютно предсказуем, но, одновременно, очень выгоден финансово. Все толстосумы ставили на куноичи из известного клана, а безымянного генина не воспринимали всерьёз. Возможно, им удалось заполучить инсайдерскую информацию из Академии, по которой один из бойцов был полным провалом и худшим учеником класса. Саске не знал точно, чем обусловлен такой порядок ставок, но его это и не особо интересовало. В бою Хинаты Хьюга и Рока Ли он поставил все деньги на Ли, надеясь, что у этих придурков хватит наличности, чтобы покрыть ставки. Хината была хороша. Она продемонстрировала силу, отвагу, мастерство и волю к победе. Вот только всё это ничего не значит, когда приходит он - Зелёный Зверь. Саске сочувствовал наследнице Хьюга - ведь он сам побывал в её шкуре - но не настолько, чтобы немедленно не забрать свой выигрыш.

Возвращаясь, он заметил, что Хината вернулась на трибуны, и что её подбадривает и утешает не только Наруто, но и Рок Ли, и (Саске захотелось протереть глаза и активировать Шаринган на случай воздействия гендзюцу) Нейджи. То ли гений Хьюга был не настолько расстроен предыдущим проигрышем, то ли разногласия ветвей клана были не настолько велики, то ли волшебство Наруто действовало и на мужчин, но теперь он вполне нормально общался с той, которую как бы ненавидел и считал слабачкой. Саске мотнул головой и вернулся к наблюдению за поединками. Тем более, что на арену как раз вызвали Наруто.

Всей деревне было известно, что Наруто - жалкий неудачник и закончил Академию лишь чудом, а значит, то же самое стало известно и иностранцам. Почему-то то, что Наруто находился в команде с гением Учиха, не насторожило никого. Поэтому ставки были шесть к одному не в пользу Наруто. Саске знал, что Узумаки, с его объёмом чакры - самый неудобный противник для Акадо-сана. Поэтому он поставил на Наруто все деньги, полученные с предыдущих выигрышей.

Наученные горьким опытом, генины Кусагакуре пытались пойти на попятный и отказать в приёме ставок. Саске колебался - он не знал, повлияет ли ухудшение отношений с этими придурками на репу с Кусагакуре, но быстро себя одёрнул. После убитых куса-нинов и похищенной Карин репа с Кусой и так была глубоко отрицательной, да и демонстрация слабости в таком вопросе её уж точно не поднимет. И, самое главное, Саске было плевать на Кусагакуре ровно так же, как и на остальные мелкие гакурезато - на главную цель они никак не влияли. Так что всего лишь после пары сломанных конечностей куса-нины поняли, что дела стоит вести честно. По крайней мере, по отношению к Учиха.

За боем Саске следил с огромным удовольствием. Человека, лучше знакомого с этим дзюцу с принимающей стороны, в Конохе просто-напросто не существовало. Наруто ежедневно подвергался воздействию Чакра Кьюин целых три с половиной недели, причём половину этого срока Саске оттачивал боевое применение на сопротивляющейся жертве, так что Наруто было приказано противиться поглощению. Наруто научился защищаться, а Саске - продавливать эту защиту. У Акадо Йороя подобной практики не было.

Клоны Наруто маневрировали, удерживая дистанцию, забрасывали противника метательным оружием, несколько раз применили Великий Огненный Шар, намеренно направляя дюцу в сторону, чтобы не покалечить товарища, а единственный раз, когда Йорою удалось наложить руки на клона, оказался бесплодным - тот расставаться с чакрой не пожелал.

Лица у куса-нинов были очень кислыми, они неохотно расставались с деньгами, но провоцировать Учиха ещё раз они не рискнули.

Последний бой одной восьмой финала происходил между Танзо и Шино, сюрпризов не принёс никому и закончился предсказуемой победой Абураме, так что выигрыш оказался более чем скромным.

К сожалению, дальнейшему обогащению воспрепятствовали два фактора: куса-нины свернули свою затею и скрылись в неизвестном направлении, а самого Саске вызвали на арену - открывать бои четвертьфинала.

К сражению с именно этим противником Саске готовился целый месяц, именно этой битвы он жаждал более всего. Его оппонентом выпало стать Гааре.

***

Саске не собирался недооценивать противника, а уж тем более в его планы не входил проигрыш. Поэтому он подготовился по полной программе - тело почти парило над землёй от переполняющей его чакры, на руках надеты перчатки Братьев-Демонов, а вокруг одной из них была смотана цепь, так хорошо показавшая себя в сражении с Орочимару.

Та битва заставила сделать правильные выводы. Саске не собирался снова становиться беспомощным, поэтому в высокий воротник его зелёного комбинезона была вшита пластиковая ампула с небольшой дозой Воды Героев. Правда прибегать к ней Саске не собирался, равно как и пользоваться печатью Орочимару - это были средства на крайний случай, когда речь пойдёт о жизни или смерти.

- С правилами вы знакомы ещё по отборочному туру, - пояснил, откашлявшись, проктор. - Матч продолжается до тех пор, пока один из вас не умрёт или не сдастся. Если победитель окажется очевиден, матч может быть остановлен.

Гаара, глядя исподлобья на Саске, мелко и злобно захихикал. Было очевидно, что у этого парня совсем непорядок с головой, поэтому Саске следовало быть осторожней.

- Выходите вперёд и начинайте бой! - скомандовал проктор и взмахнул рукой.

Саске не стал ждать, пока проктор уберётся с арены. Его рука нырнула в подсумок, металлические пальцы звякнули о металл оружия, в полёт отправились заведомо бесполезные сюрикены, вслед за которыми полетела, разворачиваясь, цепь.

Реакция Гаары оказалась мгновенной. Волна песка вырвалась из тыквы за его спиной и рванула вперёд, защищая от оружия Саске. Песок сформировал точную копию Гаары, сюрикены ударились о тело клона и бессильно опали на землю.

Цепь захлестнула песчаного клона и Саске сильно дёрнул, подтягивая себя к противнику. Песчаный клон занёс руку, чтобы встретить Саске ударом, но именно этого Учиха и ожидал. Цепь была полезным инструментом - звенья неплохо проводили чакру, а значит, служили отличным проводником для дзюцу. Голубое сияние окутало цепь, и Саске почувствовал небольшой приток чакры. Место, в котором звенья касались клона, начало осыпаться. Саске ещё раз дёрнул цепь, голова отделилась от тела и упала, рассыпаясь песком.

Саске дёрнул цепь на себя и вновь её метнул, на этот раз целясь в настоящего Гаару. Цепь захлестнулась вокруг лодыжки суна-нина. Ещё один рывок, Саске воспользовался получившейся опорой, чтобы зайти за спину потерявшему равновесие противнику и нанести мощный удар ногой в затылок.

- Песчаная броня? - ухмыльнулся Саске. - Она тебе не поможет!

Он вновь дёрнул за цепь, позволяя ей обернуться вокруг перчатки, и отпрыгнул прочь. Вовремя. Туда, где он только что стоял, обрушился песок, прямо в полёте принимая форму острых кольев.

Песок развернулся и ударил длинными полосами. Саске знал, что попасть под дзюцу было бы плохой идеей, но после месяца тренировок его скорость настолько увеличилась, что избежать атаки не составило особого труда даже без активации Шарингана. Он помчался наперерез Гааре, уворачиваясь от песка, проскользнул по земле под песчаной полосой, после чего ударил Гаару ногою в живот. Не давая ему далеко улететь, он вновь хлестнул цепью, оборачивая звенья вокруг шеи противника, и дёрнул на себя, заставляя потерять равновесие и тяжело грохнуться на землю. Дзюцу поглощения чакры вновь сработало как надо - пусть Саске не рисковал оставаться на месте достаточно долго, но некоторое количество чакры удалось поглотить, восполнив потраченные силы.

Песчаная броня Гаары странно вспучилась, скидывая с себя цепь, и Саске бросился добивать противника, не давая прийти в себя. Но было поздно - Гаара сложил пальцы в Ин Тигра, и рассыпанный вокруг песок обернул его плотным коконом, образуя большой песчаный шар.

Вновь взметнулась цепь, но поверхность шара была гладкой и звеньям зацепиться оказалось не за что. Саске сложил печати:

- Катон: Великий Огненный Шар!

Струя огня изо рта ударила в песок, но, вместо того, чтобы запечь противника, как картошку в земле, бессильно разбилась о песчаную защиту. Саске метнулся вперёд, сосредотачивая чакру в ногах.

Как он и предполагал, защита Гаары была не глухой. С помощью этого дзюцу он мог не только танковать, но и наносить урон. Как только Саске приблизился на расстояние пары метров, раздался звон и поверхность шара осыпалась осколками стекла, и из гладкой сферы выстрелили острые шипы. В зрении активированного Шарингана их движения были медленными и хорошо различимыми, вот только Саске не хватало скорости, чтобы уйти ото всех атак. Чтобы избежать ранения, Саске рискнул. Он ударил перчаткой по самому ближнему шипу и, воспользовавшись его скоростью, сильно оттолкнулся, уходя из области поражения. Саске мельком взглянул на ладонь - металл выдержал, дзюцу нанесло лишь глубокую царапину, правда злоупотреблять подобным не стоило, дабы не портить оборудование.

Саске увидел, как над песчаным шаром собирается песок, формируя висящий в воздухе глаз. Гаара не предпринимал активных действий, сосредоточившись на роли танка. Что же, на подобные действия у любого уважающего себя геймера был свой ответ - нужно ввалить столько дэмиджа, чтобы защита танка не справилась!

Саске отбежал к стенке арены. Руки его замелькали в Ин (перчатки мешали, но не слишком - сказывались тренировки), он позволил своей чакре стать непокорной и хаотичной, после чего усилием воли сосредоточил вокруг своей ладони. По металлу перчатки стали проскакивать молнии, тело наполнила небывалая мощь, а стены и земля рядом с ним начали крошиться и осыпаться, не в силах выдержать разрушительную мощь дзюцу.

Вся чакра Саске сосредоточилась на цели, зрение зафиксировалось на Гааре, мешая видеть окружающий мир. Какаши-сенсей был прав, если бы не активированный Шаринган, он бы стал лёгкой добычей после удара. Но он - Учиха, и Шаринган у него есть. Додзюцу замедляло размытый мир за стенками незримого туннеля, краем глаза Саске видел взволнованных зрителей на трибунах. Но ему не было до них дела - сейчас существовали только Гаара, голубое сияние на ладони и противный звук, напоминающий свору галдящих воробьёв.

Саске подбежал к песчаному шару, проскользнул между выстрелившими шипами и обрушил свой удар.

- Чидори!

Рука беспрепятственно пробила песок и Саске почувствовал лёгкое сопротивление. Получилось!

Чувство опасности взвыло, Саске активировал Чакра Кьюин, и песок, обволакивающий руку, стал осыпаться. Он упёрся ногами в песчаный шар и изо всех сил оттолкнулся, успевая заметить, как та самая чудовищная лапа, что он видел на крыше храма, устремляется вслед за ним. Но было уже поздно, Саске вышел из пределов досягаемости техник Гаары.

По нервам Саске ударила сильная жажда убийства. Пусть Саске встречал нечто подобное во время боя с Забузой, да и в бою с Орочимару это чувство было многократно сильнее, но и теперь приятного было мало.

Учиха настороженно наблюдал за противником, готовясь действовать в любую секунду. Но Гаара не двигался. Песчаный шар подёрнулся рябью и начал осыпаться струйками песка, открывая стоящего на колене Гаару, ухватившегося за окровавленную грудь. Несмотря на то, что любого другого подобное ранение отправило бы в могилу, Гаара был ещё жив. Он тяжело дышал, воздух со свистом и бульканьем вырывался из пробитого отверстия, а глаза, исподлобья сверлящие Саске, горели чистой ненавистью.

- Я тебя убью!

Слова Гаары прервал раздавшийся неподалёку взрыв. Саске удивился - судя по дыму, он произошёл в ложе каге. Творилось явно что-то не то, и, судя по тому, что на арену спрыгнули напарники Гаары, Суна имела к этому непосредственное отношение. В воздухе замелькали полупрозрачные перья - происходящее напоминало гендзюцу, и, если бы не активированный Шаринган, Саске, возможно, стал бы его жертвой. Он сложил пальцы в Ин Тигра.

- Кай!

- Сейчас ты умрёшь! - прорычал Гаара странным звериным голосом.

- Гаара, помни о миссии! - попыталась его урезонить напарница.

Чтобы не понять, что происходит, нужно быть или идиотом, или Наруто. Саске не был ни тем ни другим. Он вновь начал складывать Ин, готовясь ещё одним Чидори окончательно покончить с врагом.

Но на арену спрыгнул знакомый джонин Суны с вуалью на лице.

Рядом с Саске приземлились двое джонинов Конохи - кашляющий проктор и незнакомый шиноби с сенбоном во рту.

Саске не терял времени. Гаара был опасен, а происходящее вокруг слишком напоминало вторжение, поэтому он бросился вперёд, чтобы покончить с противником, не дав прийти в себя после тяжёлого ранения. Джонин из Суны взмахнул рукой и Саске отпрыгнул в сторону, избегая полупрозрачного лезвия острой чакры Футона. Он вновь бросился в атаку, но было уже поздно. Напарники подхватили Гаару под мышки и умчались прочь.

- Саске, теперь всё серьёзно! - сказал шиноби с сенбоном. - Это не матч, экзамен окончен. Мы остановим Баки, твоей миссией станет не дать уйти Гааре. Справишься?

- Конечно справлюсь! Гаара не тянет даже на мид-босса! - самодовольно сказал Учиха.

- Ты один, а у него партия, к тому же он неслабо танкует и дамажит! Так что не вздумай расслабляться!

Саске уставился на джонина, словно у того выросла вторая голова.

- Чего? - тот фыркнул, увидав его изумлённый взгляд. - Я прошёл "Последнего Шиноби 6" на харде! Дважды! Двигай, генин, у тебя миссия!

Саске кивнул и парой прыжков вознёсся на стену. У него действительно была миссия. А ещё у него были активы, которые следовало защитить. Поэтому, когда он спрыгнул со стены, его теневой клон уже мчался в сторону команды, вытаскивать одного идиота из гендзюцу, в которое тот, безусловно, попался.

Квест 12. Защитить Коноху

Пока Босс преследовал Гаару, Саске не терял даром времени. Он пробежался по краю стены, меткими бросками кунаев убил пару шиноби в протекторах Звука (очевидно, в нападении участвовал не только Песок), и направился в сторону трибун.

По всей Конохе слышались взрывы, где-то вдалеке было видно, как рухнул огромный сегмент городской стены, а над крышей рядом с ложей каге вспыхнул куб фиолетового огня - нечто, похожее на барьерное дзюцу, о которых Саске читал, но вживую никогда не видел.

Словно рассерженные кузнечики, по крышам прыгали нападающие и шиноби в плащах и масках Анбу, мелькали вспышки различных дзюцу и слышались тяжёлые звуки ударов.

Саске ворвался на трибуну, его цепь хлестнула суна-нина по горлу, сокрушая кадык, а сам он помчался в сторону знакомых жёлто-зелёно-розовых пятен.

- Саске, ты здесь! - завопил Наруто. - А Какаши-сенсей дал нам миссию тебя догнать! Это А-ранг!

- Идиот, я клон! - фыркнул Саске. - У Босса миссия остановить Гаару!

- Тогда тебе нужна помощь! - улыбнулся Наруто. - Помощь будущего Хокаге!

Саске не стал спорить с придурком. Он поймал взгляд Какаши-сенсея и тот кивнул.

- Тебе действительно понадобится помощь, Саске!

- Но ведь я почти победил Гаару! - возразил Учиха.

- Если он тот, кто я думаю - то никакая помощь не будет лишней. Он - большее, чем кажется на первый взгляд.

Саске устал от загадок, он бы предпочёл, чтобы сенсей прямо сказал, в чём дело. Но пререкаться времени не было.

- Тогда пойдём!

- Шика, ленивая задница, вставай! - прикрикнул Наруто. - Я знаю, что ты не спишь!

- Разбудите Ли, - распорядился Саске. - Его помощь будет неоценимой!

- Ли мне нужен будет здесь, как и Нейджи с Хинатой. Четверо шиноби - максимум, который будет передвигаться достаточно быстро, но при этом не привлекать слишком много внимания, - возразил сенсей.

- Фуу тоже сможет помочь! Фуу защитит свой дом!

- Прекрасно! Хаку, Наруто и Сакура, вы отправляетесь за Саске!

- Отлично, побежали! - сказал Саске, но его остановил сенсей.

- Саске, ты - дзюцу, поэтому не считаешься. Четвёртым будет Паккун!

Какаши мигом сложил печати и призвал маленького мопса в протекторе Конохи.

- Карин, ты можешь указать точное направление? - спросил Саске.

Карин сложила половинную печать Тигра и прикрыла глаза. Внезапно её веки задрожали, а лицо исказилось в ужасе.

- Т-там! - она указала куда-то вверх сквозь крышу. - Что-то очень плохое и скользкое!

- Хината, Нейджи! - распорядился Саске.

Он не ожидал, что его послушают, но Хьюга синхронно сложили печати и активировали Бьякуган.

- Хокаге! - воскликнула Хината. - Он сражается!

- Неизвестный шиноби, - подтвердил Нейджи. - Очень сильная чакра.

- Дедуля! - завопил Наруто. - Мы должны помочь дедуле!

- Наруто, у тебя миссия! - возразил Какаши. - Ты должен найти Саске и помочь ему!

Наруто упрямо сжал челюсть.

- Тот, кто нарушает правила - мусор. А тот, кто не защищает дорогого человека - хуже чем мусор!

- Наруто прав, - кивнул Саске. - Я не собираюсь по-глупому рисковать. Если ситуация станет безвыходной - отступлю. К тому же, эту миссию мне поручил джонин.

- Какой джонин?

- С сенбоном!

- Ширануи Генма. В любом случае, за Хокаге есть кому присмотреть.

- Все Анбу стоят возле куба и не могут проникнуть внутрь. Один из них погиб - столкнулся с барьером и сгорел, - поправил сенсея Нейджи.

- Я должен помочь дедуле! - упрямо стиснул зубы Узумаки.

- Идиот! - фыркнул Саске. - Пошли в разведку нескольких клонов! Узнаешь, что к чему, а если понадобятся какие-то дзюцу, клоны справятся не хуже!

- О, точно! - обрадовался Наруто. - Каге Буншин но дзюцу!

Радом с Наруто возник десяток точных копий. Один из клонов махнул рукой.

- Саске, ты с нами, или погонишься за собой?

- Конечно с вами! Без меня ты не сможешь найти собственную задницу!

Не дожидаясь, пока Наруто соберётся с ответом, Саске несколькими прыжками преодолел трибуну, убил очередного шиноби Звука и помчался по крыше к фиолетовому кубу.

***

- А тебе, чтобы найти свою жопу, нужен Шаринган! - ответил Наруто, когда они, наконец, остановились.

Саске царственно проигнорировал реплику (не показывать же придурку, что шутка получилась удачной), а внимание сосредоточил на барьере.

Фиолетовый куб занимал изрядный участок крыши, накрывал огромный объём, достаточный, чтобы внутри без стеснений сражались два шиноби запредельного уровня. Одним из шиноби был Хокаге, вторым оказался слишком хорошо знакомый нукенин. Орочимару.

- Орочимару! - заорал Наруто. - Он с дедулей! Мы должны что-то сделать!

Саске сомневался, что генины, а уж тем более их теневые клоны, могут хоть чем-то помочь. Он вопросительно взглянул на застывшего рядом Анбу. Этот шиноби выделялся из десятка собратьев белым плащом, поэтом Саске решил, что перед ними главный.

- Это Шиши Энджин, - бесстрастным голосом пояснил тот. - Мощное кеккай-дзюцу. Снаружи его не снять.

- Саске, ударь его Чидори! - предложил Наруто.

Клоны собрались в одну шеренгу и начали складывать печати.

- Катон: Великий Огненный Шар!

Комбинированная техника десятка клонов ударила в барьер, расплескалась по фиолетовым стенкам, не причинив никакого вреда. Несмотря на то, что черепица у подножия оплавилась и потекла от безумной температуры, сам барьер даже не дрогнул.

- Это не имеет смысла, - повторил Анбу. - Снаружи барьер неприступен. Если хотите чем-то помочь, лучше идите защищать деревню!

Саске не слушал, он, не отрываясь, наблюдал за битвой. Шиноби двигались запредельно быстро, лишь активированный Шаринган позволял уследить за их движениями. Хокаге применил какую-то технику, поднявшую черепицу с крыши и метнувшую в противника. Орочимару избежал атаки, его язык выстрелил длинной змеёй и ударил в ключицу Хокаге. Саске не верил, что всё закончилось так просто, и оказался прав - Хокаге оплыл грудой грязи, оказавшись какой-то разновидностью клона. Пока Орочимару пытался обнаружить противника, тот возник у него за спиной. Руки Хокаге сложились в печать Тигра, и крыша потекла селевым оползнем, сбивая Орочимару с ног. В ответ Орочимару ответил какой-то техникой, что она делала, Саске так и не понял, но земляная лавина остановилась. Противники понеслись друг на друга, стремительно сокращая расстояние. Хокаге метнул сюрикен, руки замелькали в печатях, и тот превратился в целую лавину летающей смерти. Орочимару ответил своим дзюцу - на крыше появились лужи света, из которого выскочили ящики, поразительно напоминающие гробы. Один из ящиков был снесён сюрикенами и исчез, видимо, Хокаге нарушил действие дзюцу. Но два гроба остались.

- Не может быть! Он не посмеет! - поражённо воскликнул Анбу.

Крышки гробов опали и оттуда выступили двое шиноби со смутно знакомыми лицами.

- Эй, так нечестно! Втроём на одного! Кто эти придурки? - вопили Наруто.

Внутри Саске всё похолодело. Эти шиноби были знакомы. Слишком знакомы.

- Идиот, это Шодай и Нидайме! - прорычал он.

Узнав двух Хокаге, Наруто впал в неистовство.

- Мы должны помочь дедуле!

- Невозможно. Барьер неприступен. Это разработка Конохи, у него нет слабых мест, - пояснил Анбу.

- Я могу спуститься и пробиться снизу! - предложил Наруто.

Саске качнул головой. Если бы было так просто, Анбу давно бы обрушились на Орочимару всеми силами.

- Барьер закрывает пространство и сверху, и снизу, - подтвердил догадку собеседник.

- Тогда давайте я снесу всё здание! Всё рухнет, дедуля немного ушибётся, но эта штука поломается!

Саске, глядя как Орочимару вонзает два куная с красными бирками в затылки мертвецов, навострил уши. Идея была превосходной.

- Не получится. Если бы барьер не был стабилизирован в пространстве, то стал бы бесполезен против любого ниндзя, владеющего Дотоном. Даже если здание рухнет, барьер будет висеть в воздухе до отмены дзюцу.

Мёртвые Хокаге сорвались с места и обрушили град атак на Сарутоби Хирузена. Саске знал, что ему не стоит ликовать, но это был поединок тайдзюцу шиноби каге-уровня, и каждое движение, каждый удар, блок и уворот фиксировались Шаринганом. Саске чувствовал, как с каждым мгновением его тайдзюцу делает левел-ап.

Хирузен разорвал дистанцию и сложил семь печатей. Саске не знал, что это за катондзюцу, но оно было достойно любого каге - пламя, вылетевшее из его рта, было настолько горячим, что глиняная черепица, над которым оно пролетало, начинала пузыриться и кипеть. Пламя сформировало огненного дракона и обрушилось на мертвецов, испепеляя их на месте. Дзюцу взяло свою лепту - Хокаге согнулся и рухнул на колени, пытаясь отдышаться.

В горящем от жара воздуха из ниоткуда стали конденсироваться капли влаги, которые собрались в силуэт дракона. Водяной дракон метнулся вперёд, гася пламя, но при этом испарился сам. Саске был знаком с этим дзюцу, знал не только его разрушительную мощь, но и ограничения. И то, что техника использовалась не только вдалеке от воды, но ещё и в сухом горячем воздухе, ошеломляло.

Неожиданно черепица стала трескаться, оттуда полезли ростки, трансформируясь в узловатые корни, которые мгновенно оплели крышу, превращая её в густой лес. Каким-то образом Шодай умудрился уцелеть в огне.

- Мертвецов, призванных Эдо Тенсей, нельзя убить, только запечатать, - пояснил Анбу.

Корни выстрелили разъярёнными змеями и обхватили Хокаге плотным коконом.

- Дедуля! - отчаянно орал Наруто. - Мы должны что-то сделать!

- Ничего не получится. Барьер не пропускает чакру, он неуязвим для дзюцу, устойчив в пространстве. Он пропускает только свет и воздух.

- Можно позвать Фуу, у неё дзюцу с блёстками! А ещё можно использовать яд! А ещё у меня есть эта штука, что мы отобрали у Мумии!

- Вспышки не помогут - барьер их затемняет и ослабляет, равно как и сильные звуковые волны. Слышишь, как глухо доносятся звуки боя? Что касается яда, любой яд разложится в пламени барьера. Гендзюцу не подействует тоже. Это очень хорошая барьерная техника!

- Но что можно сделать?

- Единственное уязвимое место - это шиноби, удерживающие барьер. И если бы Хокаге сразу атаковал одного из них, барьер бы давно рухнул. Но теперь поздно! - Анбу махнул рукой.

Четверо шиноби сидели, сгорбившись, в углах барьера. Небольшие треугольные плоскости закрывали их от боя, не позволяя проникнуть атакам изнутри. Эти мобы оказались очень предусмотрительными.

Саске пробежался вокруг барьера, осматривая и внимательно запоминая врагов. Их было четверо, три парня и одна девушка. Куноичи была единственной, кто выглядел более-менее хорошо. Ещё относительно нормальным был жирный лысый парень с рыжим хохолком на голове - он чем-то напоминал Акимичи. Остальные двое были настоящими уродами. У одного было шесть рук, а у другого (Саске едва удержался, чтобы не протереть глаза) - две головы. Увидав беспомощные метания Саске, двухголовый мерзко улыбнулся и облизнул зелёные губы отвратительно выглядящим языком.

Тем временем Хокаге каким-то образом вырвался из пут, рядом с ним сражалась большая человекообразная обезьяна в протекторе Конохи. Но, несмотря на подмогу, силы были неравны.

- Что же делать? - убивался Наруто. - Мы как-то должны помочь дедуле!

Саске до сих пор кипел от насмешки двухголового, ему очень хотелось засунуть в задницу уроду Секретное Тайдзюцу Листа: Тысячелетие Боли. Саске понимал, что это мелочное желание, подходящее не действующему шиноби, а ученику Академии, но ничего с собой поделать... Стоп! Академия!

- Наруто! Наруто! Помнишь дзюцу, которым ты вырубил Ируку-сенсея на экзамене?

- Конечно! У меня есть версия даже ещё круче! Я ею вырубил Скрытого Извращенца, и даже деду... Саске, ты думаешь, что...

- Трое из четверых - парни! - подтвердил Учиха. - И они такие уроды, что ни одна девушка им не даст!

- Чего не даст? Ладно, не важно! - Наруто быстро разделились на группы по три и бросились к углам барьера.

- Приготовьтесь! - сказал Саске Анбу. - Сейчас барьер рухнет, нам понадобятся все силы, чтобы справиться с Орочимару и мертвецами.

- Невозможно! - ответил Анбу.

- Когда речь идёт о моей команде, нет ничего невозможного! Что вы теряете? Зовите подмогу, иначе нам не справиться!

Анбу кивнул. Его руки замелькали в печатях, он вытянул ладонь вверх и с неё сорвалась ветвистая молния. В воздухе раздался громкий взрыв и на месте действия дзюцу завис иероглиф, очертания которого отсюда, снизу, были неразличимы. Видимо, это был какой-то условный сигнал - судя по Какаши-сенсею и Майто Гаю, запрыгивающим на крышу.

- Наруто, давай! - закричал Саске.

Клоны, стоящие в углах барьера и корчащие рожи шиноби Звука, кивнули и сложили печати. Их окутали облака дыма, а когда дым опал, на том месте стояли обнажённые красотки с белокурыми волосами, подхваченными в озорные хвостики.

- Эй, красавчик, не хочешь поиграть с сестрёнкой? - донёсся до Саске глубокий грудной голос одной из секси-клонов.

Саске не сильно верил в успех, но резонно предположил, что сбитая концентрация даже у одного из трёх врагов может дать им шанс. Чего он уж точно не ожидал, что на дзюцу отреагируют все трое. Зашипела кровь, испаряясь о стенки барьера, и три фигуры покачнулись. Грани фиолетового куба задрожали. Куноичи пыталась удержать барьер в одиночку, но ей это не удалось. Барьер с шипением лопнул.

- Думающие хуями сраные долбоёбы! - заорала куноичи. - Пиздец! Съёбываем!

Анбу, сенсеи, несколько джонинов, клоны и Саске сорвались с места, не обращая на внимания на барьерную четвёрку. Те спрыгнули с крыши и умчались прочь.

Саске сосредоточился на бое. Он применял свои самые сильные техники, использовал Шаринган, уходил от вражеских дзюцу и атаковал в ответ. Последнее, что он увидел, перед тем как развеяться от недостатка чакры - рослого шиноби с белыми волосами, в гэта и рогатом протекторе с надписью "масло", разворачивающего огромный длинный свиток. А последнее, что он услышал - это слитный вопль клонов Наруто:

- Эй, извращенец! Я тебя узнал!

***

Несмотря на то, что Гаара был тяжело ранен, его команда двигалась очень быстро. Саске смог бы их догнать отчаянным рывком, но делать это было неосмотрительно по двум причинам. Из-за затрат на создание клона у него оставалось не слишком много чакры, и, кроме того, время от времени возникали препятствия. Эти препятствия носили протекторы Звука и, гораздо реже, Суны.

Саске не забывал об основной миссии, но главным было защитить деревню и жителей, в этом состоял его долг как шиноби. Так что встреченных безымянных ниндзя, поразительно напоминавших мобов из игр, Саске подвергал зачистке.

Наруто, использующий Каге Буншин по поводу и без повода, казался Саске читером. Иметь столько чакры, чтобы постоянно использовать эту технику, было просто-напросто нечестно. Сам Саске, чьи объёмы чакры были очень велики, никак не мог привыкнуть быть хоть в чём-то вторым, он хотел использовать такие же чит-коды. И подобным кодом оказалось дзюцу Чакра Кьюин.

Шиноби Звука не были слабаками, но и особо сильными их назвать было нельзя. Поэтому Саске прибегал к разумному риску - метал кунаи, чтобы не убить, а ранить, после чего использовал поглощение чакры, безжалостно добивая противников. Предавая врагов хладнокровной смерти, Саске не чувствовал ничего, кроме спокойного удовлетворения, это не шло ни в какое сравнение с убийством куса-нинов. Те, по сути, не сделали Саске ничего плохого, и при других обстоятельствах они бы просто разошлись в разные стороны. Но на этот раз перед Саске были люди, которые напали на его дом. Они пришли убивать и разрушать, поэтому их судьба была предопределена.

Через некоторое время Саске почувствовал, что его чакра в достаточной степени восстановлена, поэтому создал ещё одного Каге Буншин. Вдвоём с клоном они не только быстрее управлялись с врагами, но ещё и стали успевать собирать лут. Они разделили обязанности: пока один поглощал чакру у недобитых врагов, второй собирал полезные вещи. К сожалению, рядовые мобы комплектовались рядовым лутом - ничего полезного, кроме стандартных наборов кунаев и сюрикенов, Саске так и не нашёл. Впрочем, он ничего особого и не ждал, да и запасы метательного оружия никогда не могли стать слишком велики.

К тому времени, как закончилась жилая часть Конохи, и погоня привела его в глубь леса, в преследовании участвовало уже четыре клона. Как только появилась возможность, Саске прибавил ходу. От группы Гаары отделился парень с марионеткой.

- Темари! Уходи, я их задержу!

- Хорошо! Будь осторожен, Канкуро!

Девушка ускорилась и скрылась в листве.

- Теперь посмотрим, насколько хороши шиноби клана Учиха! - усмехнулся Канкуро, ставя свой свёрток на широкую ветвь.

Саске фыркнул. Как будто этот придурок не видел, как быстро Саске уделал его психованного напарника.

- Нет. Твоим противником стану я, - донёсся бесстрастный голос.

Саске не видел откуда взялся Шино, но был не против любой помощи.

- Оставить клона? - спросил он, благодарно кивая.

- Не волнуйся. Я догоню тебя через несколько минут.

- К этому времени всё будет закончено. Гаара едва дышит! - фыркнул Саске.

Его не интересовал Канкуро - он был слабаком, а жуки Абураме более чем способны справиться с какой-то марионеткой, тем более, что фактор внезапности Канкуро был исчерпан ещё на отборочных боях. Подобные сюрпризы работали всего один раз, поэтому Саске предпочитал идти путём Рока Ли. Пусть враг знает о всех его способностях, пусть будет знаком со всем его арсеналом - ведь какая разница, если он всё равно не сможет ничего поделать с превосходством в силе, скорости, уме и в дзюцу?

Саске рванул вперёд, а вслед за ним бросились клоны. Через пару минут они нагнали противника. К удивлению Саске, Гаара уже не свисал с плеча напарницы, а стоял на своих двоих.

- Темари! Уходи!

- Что ты хочешь...

- Убирайся вон!

Гаара нанёс в грудь Темари сильный удар, та отлетела прочь, ударилась о древесный ствол и рухнула куда-то вниз на землю. Избавившись от спутницы, Гаара обхватил голову и зарычал.

- Я не знаю, зачем вы напали на Коноху, но мне наплевать, - сказал Саске. - Знай одно, твой путь закончится прямо здесь. Прими свою участь - такова судьба любого босса!

Гаара ухватил себя за лицо. Его глаза горели, а песчаная корка, покрывающая тело, пошла трещинами.

- Ты сильный. У тебя есть друзья. Есть цель. Ты очень похож на меня.

- Похож? На тебя? Ты остался один, а у меня партия! - фыркнул один из клонов.

- Это не важно. Сегодня ты умрёшь. Я убью тебя, разрушу всё, что тебе дорого, окрашу песок твоей кровью.

- Есть ещё один вариант! - усмехнулся ещё один клон. - Мы тебя убьём, спасём Коноху, а послезавтра даже не вспомним твоё имя. Ты решил, что Учиха Саске - твой враг. Но для меня ты всего лишь небольшое препятствие на пути к главной цели. Обычный моб, чуть сильнее остальных.

- Я... Я докажу... Я докажу, что существую! - зарычал Гаара и Саске с удивлением понял, что у того изо рта пошла пена. - А-а-а-а-а-а-р-р-р-ргх!

Саске понял, что этот парень - настоящий псих, причём в медицинском смысле этого слова.

Тело Гаары стало приобретать землистый цвет, а плоть пошла буграми. Половина лица превратилась в звериную морду, а в глазу словно пробудилось какое-то диковинное додзюцу - золотая радужка, чёрные склеры и ромбовидный зрачок. Монстроподобную плоть стали покрывать узоры из тёмно-синих линий. Округу затопила жажда убийства. Гаара сорвался с места и взмахнул своей огромной когтистой лапой. Раздался треск - несколько деревьев переломилось и разлетелось щепками.

Бой обещал стать труднее, чем предполагалось вначале, но у Саске был козырь - клоны, каждый из которых обладал возможностью использовать Шаринган и мог ударить А-ранговым дзюцу убийства. Эти жалкие неудачники связались не с той деревней!

Похоже, Гаара ещё не понял глубины задницы, в которую попал. Он бушевал, истошно ревел и крушил древесные стволы. Пока продолжался приступ безумия, Саске с клонами укрылись среди деревьев.

- Ты боишься... Ты дрожишь от страха... Учиха... Само моё существование несёт твою смерть...

Если бы ситуация была чуть другой, в чём-то Гаара и оказался бы прав. Нет, конечно, Учиха Саске ни в коем случае бы не испугался, но вот разумные опасения мог бы и испытать. Но Саске давным-давно получил от Наруто ценный урок: количество может заменять качество в большем ряде случаев, чем это может представить любой разумный человек. И теперь, с несколькими клонами, на стороне Саске был как численный перевес, так и качественное превосходство.

- Давай, Учиха Саске, покажи свою ненависть, покажи жажду убийства! Покажи, чего стоишь! Покажи, что ты не такой, как остальные слабаки! Покажи смысл своей жизни!

- Смысл моей жизни не в том, чтобы сразиться с тобой. Ты, всего лишь досадная помеха! - послышался голос одного из клонов, сопровождающийся треском тысяч молний. - Чидори!

- Я должен убить кого-то гораздо сильнее тебя! Чидори!

- А ты поможешь мне приобрести опыт! Чидори!

- Станешь безымянным трупом в деревне, на которую вероломно напал! Чидори!

Саске слышал, как клоны один за другим применяют дзюцу убийства, так что был уверен, что с Гаарой покончено. Он осторожно выглянул из-за ствола. Картина, представшая его глазам, ошеломляла. Несмотря на четыре А-ранговых дзюцу, Гаара был всё ещё жив. Более того, он снова изменился. Пусть его чудовищную плоть покрывали пятна крови, но ранения оказались не смертельными. За спиной Гаары развевался огромный хвост, а движения стали настолько быстрыми, что за ними стало невозможно уследить без Шарингана. Клоны маневрировали и уклонялись, пытаясь не попасть под неприятные отростки, что выстреливали из плоти этого монстра.

- Ты слаб! - хохотало чудовище. - Тебе недостаёт ненависти! А если твоя ненависть слабее моей, то ты сам слабее меня. И у тебя нет смысла существовать!

Та трансформация, которую использовал Гаара, была завершена. Теперь он напоминал какого-то енота с длинным беличьим хвостом и диспропорционально длинными когтистыми лапами.

- Атакуем вместе! - закричал Саске и начал собирать в ладони чакру Молнии.

Он понёсся вперёд, отталкиваясь от стволов и ветвей, зрением Шарингана отслеживая атаку своих клонов. Те тоже активировали Шаринган, что позволило безупречно скоординировать атаку.

Саске чувствовал себя богом молний, он сжимал в ладони сокрушительную мощь, перед которой не смог бы устоять ни один враг. Не стал исключением и Гаара. Он пытался закрыться огромной лапой, но дзюцу Саске беспрепятственно прошло сквозь песок, доставая до настоящей плоти. Рядом ударили ещё четыре дзюцу, разрушая вторую лапу, хвост и вонзаясь в тело Гаары. Раздался рёв, и из Гаары во все стороны выстрелил песок. Саске отпрыгнул прочь, отпрыгнули и клоны. Но не все оказались настолько удачливыми - двум клонам убраться не удалось, пронзённые песчаными шипами, они развеялись облачками дыма. Саске почуствовал, как на него наваливается усталость и стиснул зубы. Похоже, дело будет тяжелее, чем кажется.

- Эй, теме, соскучился? - раздался знакомы голос. - Наруто Узумаки идёт на помощь!

Саске бросил косой взгляд в сторону новоприбывших. Хаку, Наруто и Сакуру сопровождал маленький мопс в протекторе Конохи.

- Добе, где ты шлялся так долго? - фыркнул Учиха. - Давай, сделаем это!

С помощью команды дела пошли веселее. Наруто вызвал клонов, они воспользовались Великим Огненным Шаром, Саске поглощал чакру у Наруто и атаковал монстра Чидори. Сакура отбивала некоторые атаки огромным мечом, а Хаку прикрывала Наруто спину. У Гаары была сверхъестественная регенерация, а количество чакры почти не уступало Наруто, так что бой затянулся, но команда Саске неукротимо брала вверх. Результат схватки был предрешён.

А потом всё изменилось в считанные секунды. Гаара подёрнулся песком и исчез. Вместо него возник песчаный гигант, такой огромный, что вековые деревья у его ног казались невысокой травой.

- Вы умрёте! - прорычал гигант.

Волна песка ударила неудержимым приливом, несколько клонов Наруто вспыхнули облачками дыма. Саске увидел, как песок обволакивает оставшихся клонов и почувствовал приток чакры и воспоминаний.

- Учиха Саске! - орал монстр. - Ты умрёшь!

Саске сорвался с места, пытаясь уйти от песчаных лент, он видел все их движения, но просто не успевал. Ему не хватало скорости даже со всеми тренировками последнего месяца. Саске собрал в ладони чакру Молнии, но не для того, чтобы атаковать, ему нужна была вся возможная скорость, которую мог дать Райтон. Но ленты песка метнулись наперерез, отрезая пути к отступлению.

- Саске, уходи! - закричал Наруто.

Клоны Наруто бросились плотным зелёным заслоном, закрывая Саске от песка. Но против такой разрушительной мощи они ничего поделать не могли. Саске понял, что сейчас всё закончится, что слабый промежуточный босс оказался совсем не слабым, и что его партия выбрала квест не по своему уровню.

- Наруто, помни о своём обещании! - крикнул он. - Ты убьёшь Итачи!

- Нет, придурок, это ты убьёшь Итачи! - закричал Наруто.

Он прибавил скорости и встал между песчаной волной и Саске.

- Мастер, нет! - послышался панический крик Хаку.

Перед Наруто возникло ледяное зеркало, из которого выступила Хаку. На этот раз для печатей она использовала обе руки. Её пальцы замелькали с огромной скоростью, исполняя очень знакомое дзюцу.

К сожалению, битва происходила не на побережье, и крупных водоёмов поблизости не было. Недостаток воды всегда можно восполнить чакрой, а чакры она не жалела. Из воздуха сконденсировался купол ледяных зеркал, закрывая их с Саске непроницаемой защитой. Поверх этого купола возник ещё один купол, и ещё один. Хаку пошатнулась - она вложила в дзюцу почти всю чакру. Подобная защита могла выдержать что угодно. Но только не это.

Песчаные колья ударили сквозь зеркала, пробивая слои защиты и лишь немного замедляясь по пути.

- Хаку! - истошно закричал Наруто. - Хаку!

Хаку повернула голову, рука потянулась к маске и стянула ёё вниз. Из горла раздалось бульканье, а из краешка рта потекла струйка крови.

- Я... Я защитила мастера... Я - хороший инструмент!

Наруто в ужасе смотрел на окровавленный песчаный кол, который вошёл ей в грудь и вышел из спины. Саске отлично знал анатомию и понимал, что с такими ранами не живут, что ей остались считанные секунды.

- Хаку! - зарычал Наруто. - Ты не инструмент! Ты мой друг! Гаара!

Саске увидел, как из Наруто выплеснулась алая чакра, почувствовал, как жажда убийства волнами заливает воздух. Черты лица Наруто изменились, заострились, стали звериными. Рот Наруто оскалился длинными острыми клыками, а ногти превратились в длинные когти.

- Гаара! - вновь раздался голос Наруто, но на этот раз он был диким, звериным.

Наруто вскочил на песчаный кол, выходящий из груди Хаку и тянущийся к гигантскому монстру. Мелькнули два алых хвоста за спиной Узумаки, его кулак обрушился на ледяные зеркала, разбивая их водопадом осколков. Со скоростью, которую было тяжело отследить даже Шаринганом, Наруто помчался вперёд и вверх по руке монстра. Кол начал осыпаться песком, но было поздно, Наруто уже был на плече и направлялся к Гааре, который, закрыв глаза, торчал из чудовищного лба.

- Я... защитила мастера... - повторила Хаку. - Моя миссия закончена.

Саске стиснул зубы. Дело было даже не в том, что он терял полезный инструмент. Он знал, что значит терять родных и близких, знал, какая рана остаётся в сердце. И он не пожелал бы подобного никому.

- Нет, Хаку! - сказал он. - Только плохой инструмент ломается в ответственный момент! Ты должна жить! Должна выжить любой ценой!

- Я не смогу... - прошептала она. - Эти раны...

Саске смотрел на огромную дыру, пробивающую лёгкие, и даже видел пульсацию сердца. Он понимал, что Хаку была права.

- Любой инструмент можно починить! - выкрикнул он. - Хаку, продержись хотя бы десять минут. Продержись любой ценой! Поверь мне, пожалуйста! Ты ему нужна!

Хаку слабо кивнула. Её рука поднялась к отверстию в груди. Кровь, вытекающая из пробитых сосудов, остановилась и рану покрыли кристаллы алого льда. Вторая рука Хаку взметнулась вверх. В её ладони сверкнули сенбоны. Она вонзила три иглы себе в живот, бедро и шею.

- Я смогу... недолго... - прошептала она и потеряла сознание.

Саске стиснул зубы. В данный момент он ничего поделать не мог. Над телом Хаку склонилась Сакура, ладони её засияли зелёным светом диагностического дзюцу, и она провела руками над раной. Поймав взгляд Саске, она покачала головой.

Саске вновь активировал Шаринган, сосредоточившись на текущих проблемах. Он успел увидеть, как Наруто, размахивая алыми хвостами, запрыгивает на голову чудовища. Как его когтистая рука хватает Гаару за горло, вырывает изо лба монстра и изо всех сил метает вниз. Как плоть чудовища идёт волнами и осыпается горой песка. Что бы это ни было, всё закончилось. Саске закрыл глаза. И тут же снова открыл. Это действительно знакомый звук или ему послышалось?

Он повернул голову, щурясь от яркого солнца. Мелькнули знакомые мятные волосы, сверкнули невидимые стрекозиные крылья, послышался встревоженный голос:

- Фуу не могла оставаться в стороне! Фуу пришла на помощь друзьям! Карин подсказала...

- Карин! - закричал Саске. - Карин!

Он увидел, что алое пятно за спиной Фуу оказалось не привычным большим рюкзаком, а имело похожий и очень знакомый цвет. На спине Фуу, удобно расположившись между мерцающими крыльями, сидела Карин-теперь-уже-Узумаки.

Девушки сориентировались мгновенно. Фуу сложила крылья и спикировала вниз, резко останавливаясь у самой земли. Карин кубарем скатилась у той со спины, подбежала к бессознательной Хаку и вложила ей в рот запястье. Зелёным светом вспыхнула её чакра, и через мгновение Хаку открыла глаза.

- Нужно убрать лёд! - сказала Карин.

Хаку кивнула и ледяная корка на её ране превратилась обратно в кровь и стекла на землю.

- Кусай! - вновь сказала Карин, и Хаку послушалась.

Саске с изумлением наблюдал за чудом, происходящим у него перед глазами. Кровавые ошмётки на груди Хаку засияли зелёным светом. Края раны стали смыкаться, кровь подсыхать, а отсутствующая плоть зарастать, оставляя за собой бледное пятно незагорелой кожи.

Неподалёку послышались рыдания.

- Гаара! - раздался голос куноичи Песка. - Гаара...

Саске не слишком сочувствовал Темари, Гаара получил то, что заслужил. Но после случившегося его запал иссяк, мысль о убийстве этой дуры встала у него поперёк горла.

- Твоего Гаары больше нет. Мы сохраним жизнь вам со вторым напарником, но вы - наши пленные.

- Это мои братья... - прошептала она.

Саске почувствовал, как в его горле подымается ком. Он превосходно знал, что значит иметь такого брата, как Гаара.

- Сочувствую, наверное, - ответил он.

- Чему сочувствуешь, теме? - раздался знакомый голос.

Саске резко обернулся. На поляну вышел Наруто, а рядом с ним... Саске активировал Шаринган, чтобы убедиться, что это не гендзюцу. Рядом с ним стоял Гаара. И он выглядел как-то... нормально.

- Хаку! - заорал Наруто, увидев, что та жива.

Он сорвался с места, рухнул рядом с той на колени, и крепко прижал девушку к себе.

- Я думал, что ты погибла! Я думал, что Гаара тебя убил!

- Меня спасла Карин, - ответила Хаку.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил Наруто.

Та пошевелилась и попыталась встать. Внезапно её глаза расширились.

- Я не чувствую своих ног!

Обеспокоенные вопли Наруто Саске слушал вполуха. Из раздумий его не вырвало даже появление Канкуро - Саске обезоружил его и связал, продолжая обдумывать новые сведения. Итак, теорию о Наруто и надломленных куноичи следовало дополнить. Волшебство Узумаки работало не только на девушках, но и на парнях - свидетельством этого были Нейджи и Гаара. Нет, у одного были длинные волосы, которым позавидовала бы иная женщина, а у другого - тонкие правильные черты лица, но эти двое точно были мужчинами.

Ну а второй открывшийся факт следовало прояснить немедленно.

- Наруто, что это за алая чакра, с помощью которой ты победил Гаару?

Саске увидел, как от лица Наруто отхлынула кровь.

- Я... Это... Дзюцу! - попытался неумело соврать тот.

- Ложь! Мой Шаринган видит правду! - Саске даже не пытался активировать додзюцу, в случае с Наруто увидеть правду мог и деревянный манекен.

- Э-э-э... Я-а-а-а-а...

- Наруто, говори! Мы напарники, а у напарников нет секретов!

Наруто колебался несколько секунд, а затем кивнул.

- Я - джинчурики!

- Сила человеческого жертвоприношения? Что это значит?

- Во мне запечатан Кьюби!

Саске почувствовал, как у него кружится голова. Наруто не был ценным ресурсом! Он был ресурсом бесценным, абсолютно незаменимым! Ха, да то, что этот придурок попал в команду Саске, оказался, наверное, самым удачным днём в его жизни!

Наруто смотрел на Саске и в его глазах разгоралась паника. Пауза затягивалась, и он не выдержал:

- Саске, ты ничего не хочешь сказать?

Саске ухмыльнулся и твёрдо взглянул Наруто в глаза.

- Спросить. Две вещи. Какие у него абилки, и где мне раздобыть такого же для себя?

Квест 13. Хозяйственные заботы

- То есть ты говоришь, что Йондайме...

- Да! Запечатал в меня Кьюби!

Саске спокойно собирал обломки брёвен, осколки черепицы и куски штукатурки, а рядом тем же занимались Наруто и Сакура. К этому моменту Саске уже не раз слышал историю Узумаки, но повторял вопросы, выпытывая подробности. Наруто, которому больше не приходилось скрывать свой секрет, охотно шёл навстречу.

- Точно так же, как в Гаару - Ичиби?

- Саске, ну ты что, совсем идиот? Йондайме круче идиотов из Суны, моя печать гораздо лучше! Хвостатый придурок пытается мне пудрить мозги, только когда я использую его чакру! Да и то, я использовал всего два раза! А Гааре ублюдочный енот полощет мозги постоянно! Дедуля сказал, что Гаара именно из-за этого такой чокнутый. Извращенец что-то там обследует, поставил какую-то штуку из пяти чего-то там, чтобы Гаара мог, наконец, поспать.

- Кстати, Джирайя-сама - мастер фуиндзюцу. Может он согласится дать тебе пару уроков?

- Но он же извращенец!

- Очень сильный извращенец. Именно он запечатал мёртвых Хокаге!

- Ну, не знаю! Если бы дедуля с Обезьяной-сама их не задержали, ничего у извращенца бы не вышло!

- Ладно, ты говоришь, что у Гаары плохая печать. А что насчёт Фуу? Она лучше ладит с Нанаби, получается, в Такигакуре мастера лучше Йондайме?

Саске до сих пор не мог прийти в себя после открытия, что милая приветливая Фуу - обладатель огромного чудовища, в семь раз сильнее монстра, в которого превратился Гаара.

- Неа! Саске, ну ты точно идиот! Как ты мог подумать, что эти слабаки могут быть круче да хотя бы Ируки-сенсея? Не то, что Йондайме!

- Не называй Саске-куна идиотом, идиот! - раздался рёв Сакуры, и Наруто полетел кувырком.

Узумаки встал, отряхнулся, подобрал разбросанный мусор и как ни в чём не бывало продолжил.

- Йондайме круче! Просто Фуу достался хороший биджу, не то, что этот идиотский комок шерсти!

- Эй, только благодаря ему у тебя такие запасы чакры! - подначил Саске.

- Неа! Скрытый Извращенец-сенсей сказал, что куча моей чакры уходит на поддержку печати, а в награду Кьюби ломает мне контроль! Только недавно я сумел сделать обычного Буншин, которого может делать каждый сопляк в Академии! Хочешь, покажу, какие у меня клёвые клоны? Теперь они не выглядят дохляками!

О чакре и контроле Наруто Саске слышал раз восемь, и у него было чувство, что Узумаки сильно привирает. К сожалению, попытка узнать правду, активировав Шаринган, провалилась - Наруто обиделся и перестал с ним разговаривать. Правда длилось это минуты две, пока его снова не прорвало.

- Я сто раз видел твоих клонов, идиот! - фыркнул Саске. - Лучше расскажи про биджу!

- Мне не нравится говорить о Кьюби! Из-за него меня все ненавидят!

Саске вздохнул.

- А точно из-за Кьюби?

- Конечно! Именно из-за него меня все игнорируют и не верят, что я стану Хокаге!

- А может дело не в Лисе? Я тебя недолюбливаю, хотя узнал о нём только вчера.

- Это потому, что ты - засранец! К тому же, если не из-за Кьюби, то из-за чего?

- Слушай Наруто, я слышал, что какой-то идиот осквернил портреты Хокаге, дорисовал им сопли и расписал обидными надписями! Не пожалел даже Хирузена-сама и Йондайме!

- Серьёзно? Кто это?

- Говорят, он очень хороший парень!

- Хороший? Как может быть хорошим такой подлец? Эх, если бы я его встретил, я бы ему наподдал! Откуда он? Из Песка? Из Звука? Может идиоты из Травы решили отомстить за Карин-чан?

- Говорят, он из Конохи! А ещё я слышал, что он хочет стать Хокаге!

- Да не может быть! Во-первых, Хокаге стану я! А во-вторых, стоит мне найти этого придурка, я ему наподдам так, что он долетит до Страны Нужников! Стой! Это случайно не Конохамару? Он тоже хочет шляпу дедули!

Саске украдкой усмехнулся, а Сакура сдержаться не смогла. Её лицо покраснело, и она прыснула воздухом, стараясь не рассмеяться во весь голос.

- Сакура-чан, тебе плохо? Может тебя отвести в госпиталь?

- Всё нормально, Наруто, это просто пыль попала в горло. Ты продолжай!

- Нет, это не Конохамару, - уточнил Саске.

- Тогда кто?

- Он ещё называет себя самым непредсказуемым ниндзя Конохи!

- Вот ублюдок! Самый непредсказуемый ниндзя Конохи - это я! Саске, рассказывай, кто этот засранец?

- Говорят, что он блондин с голубыми глазами, - вмешалась в разговор Сакура.

- Отлично! Таких людей в Конохе мало, я его мигом найду!

Сакура задумчиво дотронулась пальцем до губы:

- Раньше он носил оранжевое, а теперь носит зелёный костюм!

- Вот сволочь! Мало того, что носит мои любимые цвета, так ещё и осквернил портрет Йондайме! И после этого он ещё надеется стать Хокаге? Как его зовут? Если я его найду, то наваляю так, что он...

- Его фамилия Узумаки.

- Почти как у меня! Только у меня круче! А имя?

- Его зовут Наруто!

- И имя тоже... Стоп, Узумаки Наруто? Это... Это вы что, про меня?

Сакура не смогла больше сдерживаться и громко рассмеялась. Не удержался и Саске, он фыркнул и спросил:

- Как думаешь, за что тебя ненавидит деревня - за Кьюби, или за то, что ты всё время вёл себя как идиот и постоянно обрисовывал заборы и монумент Хокаге?

- Неа! Во всём виноват комок шерсти! - упрямо мотнул головой Узумаки.

- Наруто, а ты ничего не забыл? - спросила Сакура.

- Что?

- Ты обещал наподдать тому идиоту, что покрасил Монумент! Говорят, что Наруто Узумаки никогда не нарушает обещаний!

- К тому же, если кто в Конохе и может надрать задницу самому себе - так это именно ты, - добавил Саске.

Длинная череда D-ранговых миссий обещала стать не такой уж и скучной.

***

Саске не очень любил госпитали. Не то, чтобы он был частым посетителем, но сама атмосфера его угнетала, напоминала о том времени, когда он лишился всего - клана, родителей и брата. Он бы с радостью позволил Наруто ходить туда одному, но это был бы лишь тактический выигрыш, а с точки зрения стратегии - в корне неверным решением. К тому же ему было искренне жаль Хаку, причём сожалел он вовсе не по потере ценного орудия. Она пожертвовала собой, чтобы спасти их обоих, и не оценить подобный поступок смог бы только идиот.

Саске даже пришлось пойти на жертвы, он сопровождал Наруто в цветочный магазин Яманака. Пусть обстановка была напряжённой, и Сакура прожигала Ино злым взглядом, та всего лишь приветливо поздоровалась с Саске и похлопала ему ресницами, но основное внимание сосредоточила на Наруто. Ну а потом она была занята пребыванием в беспросветном ужасе - тот монстроподобный букет, что Наруто собрал для Хаку, оказался кощунственным надругательством над всеми законами икебаны, а если сделать перевод с языка цветов в человеческую речь, то вышло бы что-то похожее на разговор рабочих Тадзуны-сана, когда один из них опрокинул на другого тачку с цементом.

Наконец, ожидание в холле переполненного госпиталя завершилось, и им позволили подняться в палату. Наруто поставил свой жуткий букет в вазу на тумбочку, после чего они болтали ни о чём до тех пор, пока медсестра Отоха-сан не выгнала их из палаты, сказав, что больной нужен покой. Саске с облегчением воспринял эту новость - им с Сакурой пришлось неловко стоять возле кровати и подыскивать неуклюжие ободряющие слова. Особо тягостное впечатление произвело кресло-каталка рядом с кроватью Хаку.

По выходу из палаты, увидав лечащего ирьёнина, Наруто вцепился тому в рукав.

- Ияши-сан! Ияши-сан! Ну как там Хаку! Когда она снова сможет ходить?

- Сакура-сан, - спросил доктор, - а разве вы не рассказали напарнику о состоянии дел?

- Сакура-чан рассказывала, но она что-то напутала! Она сказала, что Хаку не будет ходить! Но это невозможно! Коноха - лучшая в мире деревня и у нас лучшие ирьёнины! К тому же, чакра Карин-чан...

- Узумаки-сан, - прервал его Ияши, - основная проблема именно в чакре Карин-сан. Она действительно превосходна, и только благодаря ей Хаку-сан до сих пор жива. Но её чакра ускоряет до немыслимых пределов регенеративные процессы организма. К сожалению, естественная регенерация сопровождается побочными эффектами. Если говорить простым языком, регенерированные ткани не на сто процентов восстановили прежнюю структуру. Повреждения позвоночного столба были ликвидированы, вот только нейронная структура оказалась нарушена. К тому же, благодаря вторжению инородной чакры, произошли серьёзные аберрации кейракукей, что привело к дальнейшей дисфункции и последующему параличу.

Наруто слушал эту речь, хлопая глазами.

- Ияши-сенсей, вы не совсем понимаете слово "просто" в отношении моего напарника, - вмешалась Сакура. - Наруто, у Хаку повреждён позвоночник, после чакры Карин он неправильно сросся, теперь ничего поделать нельзя!

Из глаз Наруто постепенно стала исчезать пустота, а лицо приняло осмысленное выражение.

- Сакура-сан описала всё предельно сжато, но в целом верно. Если бы мы смогли направить процесс регенерации сразу после самого ранения, то всё обошлось бы без последствий. Теперь уже слишком поздно.

- Но ведь что-то можно сделать! Хаку жива! Значит её можно спасти! Карин-чан сказала, что не пожалеет чакры!

- О, чакра Карин-сан чудесна! Я жду не дождусь, когда она закончит обучение, может удастся убедить её вступить в Ирьё Бутай. Такой талант растрачивать преступно. Более того, способ, каким её чакру использовали раньше... Всё равно, что использовать экран диагностического компьютера для освещения кладовой!

- То есть Карин-чан сможет помочь, только ей нужно научиться?

- Боюсь, это слишком оптимистичный прогноз. Не уверен, что Хаку-сан сможет помочь даже сама Сенджу Цунаде-сама.

- Ну, если уж сама Цуна-а-аде не сможет... А кто это?

Саске, Сакура и Ияши уставились на Наруто. Саске чувствовал лёгкий приступ вины - если бы не помог случай, он бы тоже не знал об этой куноичи, ведь изо всех знаменитых ниндзя его интересовал лишь Итачи, а также обстоятельства его предстоящей скорой смерти.

Наруто, поймав изумлённые взгляды, вытаращился в ответ. Игра в гляделки продолжалась несколько секунд, при этом Наруто не смущало, что он находится в меньшинстве. Сакура не выдержала первой.

- Цунаде-сама - величайший ирьёнин не только Конохи, но и всего мира! Как ты мог о ней не слышать?

Саске тоже никогда о ней бы не услышал, не поинтересуйся он автором книг Какаши-сенсея. Поэтому уставился на Наруто с ещё большим возмущением.

- Э-э-э, то если эта Цунаде такой хороший доктор, то пусть она вылечит Хаку-чан! А Карин-чан ей поможет!

Ияши-сан отрицательно качнул головой.

- К сожалению, Цунаде-сама не посещала Коноху уже много лет. И мало кто знает, как с нею связаться.

Наруто огорчённо опустил нос, но внезапно глаза его блеснули, а лицо просветлело.

- Дедуля точно знает! Погнали к нему, он прикажет этой Цунаде вернуться, вылечить Хаку, а потом пусть где хочет, там и ходит! Только пусть сначала обучит Карин-чан!

***

Несмотря на то, что после вторжения забот у Хокаге было очень много, Сарутоби Хирузен принял Наруто и внимательно выслушал. Пока Наруто, перескакивая с темы на тему, бессвязно и сбивчиво пытался рассказать, насколько нужна именно Цунаде и как много на неё свалится забот, Хокаге достал трубку и закурил, задумчиво пуская клубы дыма.

- ... а потом она должна посмотреть, чтобы у Хаку-чан всё было лучше, чем раньше, научить Карин-чан всем своим штукам, а тогда уже пусть валит куда угодно!

- Это хорошая идея, Наруто-кун. Цунаде-чан давно пора вернуться и заняться чем-нибудь полезным.

- Правильно! Пусть вылечит Хаку! И Карин! То есть пусть научит Карин всему-всему, а Хаку вылечит! Но если Хаку-чан захочет тоже всему научиться, то эта Цунаде просто обязана научить и её! А ещё Сакура-чан хочет стать ирьёнином, так что пусть она учит и Сакуру! А ещё пускай она...

- Наруто-кун, к сожалению, это невозможно!

- ... запишет всё в свиток, чтобы не нужно было...

- Наруто!

- Чего? Почему невозможно?

- Цунаде нету в деревне!

- Дедуля, прикажи ей вернуться! Ты же Хокаге!

- Где моя ученица не знает никто, даже Джирайя-кун!

- Нам не нужна твоя ученица! Нужно найти эту Цунаде!

У Сакуры задёргался глаз.

- Наруто! Цунаде-сама - ученица Хокаге-сама! Как и Джирайя и Орочимару!

- Орочимару тоже твой ученик? Тогда понятно, почему ты не убил этого придурка тогда на крыше! Хотя зря, Орочимару - ещё тот говнюк, он укусил Саске! А кто такой Джирайя? Ты - Хокаге, тебе нужно быть здесь, а он пусть ищет, она же его напарница! Если бы потерялась Сакура-чан, я бы её мигом нашёл!

Из горла Сакуры раздалось тихое рычание.

- Извращенец, - вмешался Саске. - Ты называешь его извращенцем!

- А он себя - супер-извращенцем! Но как по мне, он совсем не супер! Если бы дедуля не навалял мертвецам, извращенец бы позорно продул! А если бы не моя супер-восхитительная-анти-извращенческая-жопонадирающая-техника, действующая на всех врагов, то дедуле пришлось бы избивать Орочимару в одиночку!

- Боюсь, Наруто-кун, я бы проиграл, - усмехнулся Хокаге.

- Враньё! Ты - Хокаге, ты не можешь проиграть какому-то придурку! Удивлён, что ты его вообще отпустил!

- Орочимару-кун очень хорош в умении отступить.

- Сбежать, поджав хвост! Так что насчёт Цунаде? Нужно её искать!

- Наруто, она может быть в любой из Великих Стран Шиноби, находиться в любом из больших и мелких городов. И даже если каким-то чудом получится её найти, она не захочет вернуться.

- Если дело в деньгах, я заплачу! Я сохранил деньги с миссий, распотрошу Гама-чан!

- Наруто-кун, дело не в деньгах. Хаку пострадала при нападении на Коноху. Даже если бы она не рисковала жизнью для защиты деревни, её всё равно бы лечили бесплатно. Всё гораздо сложнее. Но это не имеет значения, ведь мы не имеем представления, где её искать. На всякий случай поговори с Джирайей-куном, он специалист по разведке и сбору информации, может сможет дать какой-то совет!

Наруто уныло кивнул, развернулся и направился прочь. Саске и Сакура попрощались и направились следом.

- Да что может насоветовать какой-то там извращенец? - кипел Наруто, громко топая ногами.

- Ты спрашиваешь, какой совет может дать один из Трёх Легендарных Шиноби и ученик Хокаге? - спросил Саске. - Полагаю, очень ценный!

Внезапно, Наруто остановился и резко обернулся. Угрюмое выражение его лица сменилось хитрой гримасой.

- Если он такой крутой, тогда пусть меня научит крутому дзюцу! Тогда, в онсене, этот придурок крепко задолжал нам со Скрытым Извращенцем!

Саске улыбнулся в ответ. Похоже, Наруто не был окончательно безнадёжным. Впрочем, в команде с гением Учиха это было закономерностью.

***

Если бы Саске обладал даром предвидения, он бы никогда не позволил Наруто заговорить с Джирайей. Если бы он знал заранее, то все переговоры вёл лично. Если бы... Жизнь не знает слова "если". Джирайю они нашли довольно легко - Легендарный Шиноби не изменял своим повадкам, достаточно было обойти места скоплений женщин, как они засекли его в кустах с подзорной трубой, подглядывающего за пляжем с полуобнажёнными красотками. Наруто в своей привычной манере начал орать на легендарного ниндзя, потом у них вышел какой-то спор, потом Наруто применил свою гаремную технику, потом они снова долго спорили. В итоге Джирайя ответил, что не знает, где его напарница, но её возвращению был бы рад, так что постарается что-то разузнать и помочь её найти и вернуть.

А затем Наруто потребовал "научить крутому дзюцу" и категорически отказался изучать это дзюцу в своей секси-форме. Увидев, что Саннин колеблется, Саске сильно воодушевился - на назойливость Наруто можно поставить все деньги и обязательно останешься в выигрыше, а любое дзюцу, которое узнает, он обязательно покажет напарникам.

Саске не насторожился даже после того, как Джирайя призвал большую жабу и взял у неё большой свиток. Дзюцу записывались именно в свитках, к тому же призывать свиток было гораздо удобней, чем постоянно таскать его с собой. Это было настолько прекрасной идеей, что Саске тут же задумался о модификации Инвентаря: пусть доступ к вещам замедлялся и требовал бы чуть больше чакры, зато полностью исключалась возможность повреждения в бою, да и отсутствовала за плечами лишняя ноша.

Саске настолько погрузился в обдумывание идеи, что упустил нить разговора, а когда снова пришёл в себя - было уже поздно. Наруто, увидав на свитке подпись Йондайме, тут же надкусил палец, подписался кровью и оставил отпечаток своей ладони.

В отличие от Наруто, Саске прекрасно понимал, что означает подпись в свитке призыва. Это была не просто возможность получить помощь в бою. Контракты с разумными зверями были большой редкостью, и, позволив подписать контракт, шиноби недвусмысленно заявлял, что берёт себе нового личного ученика. Несмотря на то, что Какаши-сенсей был наставником Саске и научил его своему самому главному дзюцу, только подписание контракта с собаками означало бы настоящее принятие ученичества. Это не было правилом, высеченным в камне, но являлось общепринятой практикой. От Рока Ли Саске знал, что только неспособность использования ниндзюцу остановила Гая-сенсея от передачи Ли контракта призыва черепах. То, что в контракте стояла подпись Йондайме было тоже неслучайным - именно Джирайя являлся учителем Минато Намиказе.

И вот теперь Наруто, сам того не подозревая, стал учеником Джирайи, а Саске лишь узнал, как осуществлять дзюцу Призыва, которое без подписанного контракта было бесполезным. И если бы Саске вызвался первым, то смог бы стать учеником легендарного шиноби вместо этого придурка. Кому-кому, а гению из прославленного клана Джирайя-сама бы точно не отказал!

Оставалось утешаться только одним - все дзюцу, что Джирайя научит Наруто, станут известны Саске.

- Наруто! - сказал Учиха напарнику, когда закончилась череда D-миссий, и они направились на тренировку к Року Ли. - Джирайя-сан, похоже, падок на твою секси-технику. Узнай, сможешь ли ты его раскрутить на Разенган?

- Разенган?

- Да! Легендарное дзюцу Йондайме, которым он поразил тысячу врагов! И, если получится, узнай о Хирайшине.

- Говоришь, Разенган? Круто! А Хирайшин... У меня пока что не слишком хорошо с Райтоном, преобразовывать чакру уже могу, но Чидори выходит плохо! Но всё равно я справлюсь, глазом не успеешь моргнуть! Мои Секси-чан заставят его показать все самые крутые дзюцу!

- Наруто, - попыталась образумить напарника Сакура, - шиноби никогда не выдаёт своих секретов. Джирайя-сама может тебе отказать.

Похоже, смысл подписания контракта от Сакуры полностью ускользнул. Саске видел, что Наруто слишком пылал энтузиазмом, чтобы расстроиться от её слов.

- Наруто, а знаешь, кто ещё может обучить крутым дзюцу? - спросил он напарника. - И при этом ни за что не откажет.

- Кто?

- Жабы.

***

Жизнь потекла своим чередом. Коноха сильно пострадала после нападения, это значило новые миссии D-ранга, множество новых миссий. К счастью, в его команде был Наруто Узумаки, бесценный ресурс и верный инструмент Саске. И у него было множество клонов. А ещё Наруто являлся ходячей батареей чакры, Саске чувствовал, как Чакра Кьюин становится сильнее, привычнее и экономнее с каждым новым использованием. Саске и Сакура использовали способности напарника во всю - поэтому миссии приносили усталость, но протекали очень быстро. Ну а оставшееся время и чакру они посвящали тренировкам.

К сожалению, новый сенсей Наруто появлялся чрезвычайно редко. Он действительно уступил просьбе Наруто показать Разенган, даже рассказал о первом этапе исполнения этого дзюцу. Саске, Наруто и Сакура, благодаря клонам, освоили этот этап за считанные дни, так что Учиха с нетерпением ждал следующего появления легендарного ниндзя.

Саске хотелось стать сильным как можно скорее, но видел, что его текущая стратегия приносит результат, что он уверенно становится сильнее и гораздо опаснее. А с учётом возможностей команды, где даже у Сакуры стало получаться перестать быть балластом, прогресс не мог не радовать.

Саске разлёгся на траве, вольготно раскинув руки. Сейчас, во время перерыва между миссиями и тренировками, было прекрасное время для отдыха и размышлений. Этому способствовали облака, безмятежно проплывающие по небу и привычное переругивание Сакуры и Наруто где-то на фоне. Он заглянул в свои Характеристики и удовлетворённо кивнул. Саске действительно находился на правильном пути, его стратегия оказалась безупречной.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Номер ID: 012606

Ранг: Генин

Рост: 151,9 см

Вес: 43,5 кг

Возраст: 13 лет

Сила: 2

Выносливость: 2

Скорость: 3,5

Интеллект: 2,5

Ниндзюцу: 2,5

Тайдзюцу: 3

Гендзюцу: 1,5

Печати: 3

Кеккей генкай: Шаринган (2 томоэ)

Сейшитсухенка: Огонь, Молния

Кейтайхенка: Молния

Дзюцу:

E-ранг: Замена, Трансформация, Клонирование, Освобождение от Пут

D-ранг: Теневой Сюрикен, Манипуляция Сюрикеном, Распечатывание, Запечатывание

С-ранг: Катон: Великий Огненный Шар, Катон: Цветы Отшельника-Феникса, Три Лезвия Управляемой Мельницы, Чакра Кьюин, Призыв

B-ранг: Каге Буншин

А-ранг: Чидори

Миссии:

D-ранг - 28

С-ранг - 2

А-ранг - 1

Команда:

Джонин-сенсей: Хатаке Какаши

Напарники: Узумаки Наруто, Харуно Сакура

Обновлённый интерфейс

Обновлённый инвентарь

Саске наклонился и погладил свою лодыжку. Пусть пока что под его оранжевыми гетрами скрывались не те чудовищные устройства, что носил Рок Ли, но тот вес, был спрятан в таких безобидных с виду печатях, безусловно делал Саске сильнее и быстрее ежесекундно. Наруто воспринял превосходство "Густобровика" как вызов, поэтому ходил, едва волоча ноги - вес, что он взвалил на себя превосходил разумные пределы, и понадобился серьёзный разговор с Гаем-сенсеем, чтобы Наруто пришёл в себя и выбрал подходящие нагрузки. Сакура всё лучше и лучше осваивалась с мечом, её физические данные тоже улучшались, и, как итог, количество чакры и дзюцу серьёзно возросли.

Саске обдумывал новые пути собственного усиления, он был рад обнаружить новый способ обойти ограничения Системы, вот только пока что этот способ ничего не давал. На текущий момент Саске встречал не так уж и много призывных зверей, многие из них были весьма хороши, вот только хороши они были недостаточно. У Какаши-сенсея был призыв собак-ниндзя. Они могли исполнять функцию сенсоров, но каких-либо дзюцу не знали. В сенсоре Саске не нуждался - в его распоряжении их было двое, так что тратить чакру на призыв стало бы расточительством. У Хокаге-сама был призыв обезьяны. Несмотря на то, что Энма-сан был очень хорош в тайдзюцу, к тому же мог использовать чакру, всё равно это было не то. Он использовал Хенге, чтобы превратиться в огромный посох. Саске попробовал этот трюк с Наруто, но Узумаки оказался слабаком - он сказал, что, когда Саске размахивает им и лупит по дереву, у него кружится голова. Что умеет черепаха Гая-сенсея, Саске не знал, судя по всему, у неё была прекрасная защита, но с ролью танка в партии прекрасно справлялся Наруто. Жаба Джирайи-сама была довольно внушительной, но недостаточно. К тому же, призыв жаб теперь принадлежал Наруто и для Саске был закрыт. Он не огорчался - может, подобные звери и могли что-то показать в бою, но в Лесу Смерти Саске не раз одолевал животных даже большего размера без особых проблем. К тому же, предположение, что разумные жабы накопили много разных дзюцу, которыми с радостью поделятся со своим призывателем, не оправдалось - пока что у Наруто получилось призвать только глупую оранжевую жабу размером с кошку, и всё, что она могла - это вычищать все съестные запасы Наруто, не принося ни малейшей пользы. Впрочем, интеллектуально они находились на одном уровне, поэтому Гаматацу и Наруто неплохо поладили.

Единственным призывным зверем, который произвёл на Саске серьёзное впечатление, была призванная Орочимару змея. Но искать Орочимару (которого Наруто однажды метко назвал "Педомару") было бы идиотизмом, как и надеяться, что он позволит ему подписать свой контракт. Так что Саске собрался выждать и найти себе по-настоящему полезный призыв.

Саске свернул Характеристики и попытался расслабиться. Он собрался полежать ещё тридцать секунд, после чего вновь приступить к тренировке. Но этого не получилось. Из раздумий его вырвал незнакомый грубый голос:

- Эй, парнишка, а ты точно Девятихвостый? Выглядишь полным хиляком!

А ответил ему голос знакомый. Слишком, до боли, до отвращения знакомый.

- Здравствуй, Наруто-кун. Надеюсь, ты не слишком занят, ведь тебе придётся пойти вместе с нами.

Саске вскочил на ноги и уставился на две фигуры в соломенных шляпах и чёрных плащах с алыми облаками.

- Здравствуй, старший брат! - сквозь стиснутые зубы прошипел он. - Я давно тебя ждал!

***

- Привет, Саске! - как ни в чём ни бывало ответил Итачи. - Давненько не виделись! Хочу заметить, что ты выглядишь нелепо. Я думал, твоим сенсеем стал Хатаке Какаши, а не Майто Гай!

Саске был удивлён, что Итачи в курсе его жизни, но ему было плевать как на осведомлённость ублюдка, так и на насмешку над его нарядом. Саске давно убедился в истинности слов Гая-сенсея, этот костюм был превосходен, а мнение тварей, убивающих свою семью, для него значения не имело.

Наруто не сразу понял, кто перед ним, он смотрел то на Итачи, то на Саске, ошеломлённый сходством братьев. Сакура оказалась сообразительней, она тут же отскочила, вскинув Кубикирибочо. Увидав меч, спутник Итачи расхохотался.

- Забуза всегда был слабаком! Но увидеть его меч у такой ссыкухи - это что-то с чем-то.

Напарник Итачи выглядел жутковато, не уступая уродам из барьерной команды Орочимару. Он был настоящим гигантом, на его шее виднелись складки, подозрительно похожие на жабры, как у какой-нибудь рыбы. Острые зубы и маленькие, глубоко посаженные глаза, завершали сходство с акулой.

- Наруто! Это Итачи! Назад, план "бобовая паста"!

Наруто любил эту тактическую схему, ему нравилось создавать армию клонов и укрываться среди них.

- Таджу Каге Буншин но дзюцу, - закричал Наруто.

Полигон заволокло дымом, а когда он рассеялся, поляну заполнило желто-зелёное море Узумаки. Саске не знал, где настоящий Наруто, но ему это было не слишком важно. Он уже складывал печати, активируя Чакра Кьюин, а когда добежал до ближайшего клона, то положил тому руку на плечо, поглощая чакру.

Клон кивнул. В боевой обстановке Наруто не сопротивлялся поглощению, наоборот, старался помочь, поэтому потери были минимальны, а скорость высока.

Когда тело обрело невесомую лёгкость от переполняющей его чакры, Саске нагнулся, расстёгивая утяжелители. С внушительным звуком (пусть и не оставляя кратеры, как у Ли) те шлёпнулись на траву.

Клоны Наруто складывали печати, часть из них готовилась использовать Великий Огненный Шар, а часть решила попытать удачи с Чидори.

Саске активировал Шаринган, приготовившись обрушить на Итачи с напарником всё, что есть в его арсенале.

- Шаринган? Итачи, ты же говорил, что полностью уничтожил свой клан.

- Мой младший брат остался в живых.

Клоны закончили с дзюцу и на Итачи с напарником обрушилось целое море огня. Саске удивился, что всё закончилось так просто, но, очевидно, у S-ранговых нукенинов (которым, безусловно, напарник Итачи являлся тоже) были свои козыри в рукаве.

Пламя подёрнулось дымкой, пошло волнами и опало, посреди него образовалась огромная круглая прореха, посреди которой стоял Акула, сжимая огромную палицу, замотанную бинтами. И Саске видел, как чакра из дзюцу втягивается в эту палицу, в огромную пасть на её конце.

- Самехада очень не любит чакру Катона, - усмехнулся синемордый. - Я думал отрезать тебе всего лишь ногу, чтобы ты не смог убежать. Теперь, на всякий случай, отрежу и руки - чтобы не мог складывать Ин!

Саске почувствовал, как сильное чувство заполняет душу. И это была не ненависть к Итачи, не было страхом перед S-ранговым врагом, и уж точно не являлось опасением за жизнь дру... напар... своего орудия. Нет, в этот момент его душу обжигала изнутри жгучая всепоглощающая зависть. Дубина, поглощающая чакру! Пусть самому Саске гораздо больше нравились мечи, пусть габариты этой штуки мало чем уступали Кубикирибочо, а значит, ходить с ней будет демонически неудобно, но при этом способность не просто ослабить врага, но даже воспользоваться чакрой из уже сформированного дзюцу, стоила любых неудобств. Итачи Саске должен был убить любой ценой - это было его целью. Но Акула тоже должен был умереть, ведь эпический босс означал эпический лут!

Отбросив последние колебания, Саске закусил ворот, чувствуя, как лопается полиэтилен ампулы, как странным образом одновременно горькая, сладкая и солёная вода орошает горло. Он сглотнул, позволяя Воде Героев скользнуть в пищевод.

Мир остановился. Неведомая сила наполнила его тело, он чувствовал себя всемогущим, ощущал, что может разделаться с противниками, словно с назойливыми букашками. Болью запульсировала печать, ограждающая Проклятую Метку, это позволило Саске немного прийти в себя. Он удержался от немедленной атаки на врага, вместо этого сложил пальцы в привычную Ин.

Делить чакру на кучу клонов, вызывая целую армию, было не только глупо, но и опасно. Против этого врага нужна была в первую очередь сила, а уж во вторую - количество. Поэтому рядом с Саске возникло всего два клона - разделить полученную от Наруто чакру, усиленную Водой Героев, следовало не больше, чем на три части.

- Ты знаком с теневым клонированием? - удивился Итачи. - Так мало клонов? Тебе нужно больше тренироваться.

- Да! К тому же, я знаком с ещё кое-чем! - ответил клон вместо Саске. - И этих клонов для тебя будет достаточно!

Постоянные спарринги с Наруто дали очень ценный опыт, поэтому настоящим Саске теперь всегда прикидывался один из клонов. И его задачей было продержаться как можно дольше, не развеиваясь до самого конца. Саске не был уверен, что трюк сможет обмануть Шаринган, Итачи мог проследить за позицией оригинала с помощью додзюцу. К тому же, Команда Саске была застигнута врасплох, и инициатива принадлежала противнику, а значит, некому было ослепить Итачи - Фуу находилась на уроках в Академии.

Саске подал сигналы Наруто и Сакуре, затем сложил Ин, активируя своё самое сильное дзюцу.

Саске рванул вперёд, направляя атаку на Итачи. Мир превратился в полупрозрачный туннель, нацеленный прямо на ублюдочного старшего брата.

- Сакура, Акула назвал тебя сопливой девчонкой! - выкрикнул один из клонов. - Видимо, у нас с тобой нет шансов, твой удел - Наруто! Докажи, что это не так!

Саске понимал, что перегибает палку, но в данный момент ему была нужна наибольшая боеготовность, а с последствиями этих слов придётся разобраться позже. Сейчас главным было разобраться с Итачи.

- Чидори! - прокричал Саске, два идентичных голоса вторили ему эхом.

- Чидори! - завопил хор чуть запаздывающего Наруто.

Синемордый размахнулся мечом, чтобы поглотить чакру и остановить атаку, но ему наперерез бросилась Сакура. Она совсем не по-девичьи взревела и взмахнула занбато снизу-вверх. Единственная чакра, что она использовала - это неосознанная стимуляция кейракукей в мышцах, как не раз показывал на тренировках Шаринган. Поэтому дубина, метнувшаяся навстречу, не могла ничего поделать - ей противостояла лишь физическая сила. Оружие столкнулось и остановилось. Несмотря на непонятную мощь берсерк-режима Сакуры, той противостоял сильный враг, до уровня которого ей было очень далеко. Поэтому через мгновение она отлетела прочь, сметённая как пушинка.

Но этого мгновения оказалось достаточно. Саске бежал, Чидори оставляло в земле глубокую борозду, двое клонов неслись по его правую руку. Сзади нёсся, безнадёжно отставая, с десяток Наруто. Треск дзюцу был настолько оглушительным, что Саске отстранённо подумал, что ему придётся лечить слух, когда это всё закончится.

Итачи попытался уйти от атаки. Но Вода Героев вместе с чакрой Райтона давали кумулятивный эффект, поэтому у него не было шансов.

- Сдохни! - заорал Саске, обрушивая удар в грудь предателю.

- Сдохни! - орали клоны.

Неужели сейчас всё закончится? Неужели тот момент, к которому Саске готовился, настал? Его рука обрушилась на грудь Итачи одновременно с руками клонов.

Алая чакра, напоминающая чакру Кьюби, обернула тело предателя. Чидори, такая надёжная и убийственная техника, столкнувшись с алой бронёй, замерцала и погасла. Скелетообразная рука огромного доспеха, Сусаноо, легендарного дзюцу Мангекё Шарингана, с огромной скоростью метнулась вперёд, безошибочно выхватывая настоящего Саске и сжимая его в огромной ладони. Вторая рука ударила в клонов. Один из них отлетел прочь, развеиваясь облаком дыма, второму удалось уйти. Сусаноо развернулся, закрывая Итачи от волны клонов Наруто. Несмотря на силу Чидори, несмотря на количество этих дзюцу, броня Сусаноо выдержала. Как, к сожалению, и ожидалось от легендарной техники клана Учиха. А затем Итачи приблизил Саске к своему лицу.

- Ты всё ещё слаб, - сказал Итачи безжизненным тоном. - Всё потому, что у тебя недостаточно ненависти.

Томоэ Шарингана в его окровавленных глазницах бешено завертелись, мир замер, и исчез.

Саске охватило чувство падения, он словно летел в пустоту, наполненную алым сиянием Шарингана. Окружающее пространство было выцветшим и инвертированным, словно какая-то дикая негативная копия, но при этом воспринималось во всех пугающе подробных деталях.

Саске вновь был маленьким мальчиком, он стоял в такой знакомой-знакомой комнате, и видел перед собой родителей - строгого отца и любящую мать. Родители сидели в сейза, такие любимые, такие родные, такие живые. Блеснул меч, и под их телами стала растекаться лужа крови, белая, словно свежевыпавший снег, но от этого не менее ужасная.

Позади родителей стоял Итачи, он казался белым силуэтом, словно вырезанным в ткани реальности, а его глаза были единственным пятном цвета в этом мире чёрного и белого.

- Папа! Мама! - закричал Саске.

- Следующие двадцать четыре часа ты проведёшь здесь. Если хочешь меня убить, вини меня! Ненавидь меня! Чтобы справиться со мной, тебе нужно больше ненависти!

Голос ублюдка отрезвил Саске. В чём он меньше всего нуждался, так это в советах человека, которого презирал до всех глубин души. Только идиот будет слушать эти слова и поступать в соответствии с ними. Нет, у Саске был свой путь!

- Продолжай убегать и снова убегать, цепляйся за свою жалкую жизнь!

Саске стиснул зубы, активируя Шаринган. Он не знал, каким образом додзюцу могло работать внутри чужой техники, но ему было наплевать. Он смотрел на проносящиеся перед ним картины умирающих родных, близких, знакомых и почти незнакомых людей, и старался запечатлеть Шаринганом каждую секунду, каждый момент. Он хотел их запомнить в мельчайших деталях, помнить их живыми, помнить их смерть, чтобы потом, позже, сполна предъявить Итачи счёт за содеянное. Он сосредоточился на Шарингане, почувствовал, как глаза обожгла боль, как рывком замедлилось время, а детали происходящего стали гораздо чётче.

- Саске, ты должен ненавидеть! Тебе нужно больше ненависти, только тогда у тебя есть шанс меня убить.

"Нет, ублюдок! Мне не нужна ненависть. Нужно больше экспы, больше лута и гораздо более сильная партия! Испытывать ненависть к финальному боссу станет только идиот!", - подумал он, но ничего не сказал вслух. Ведь настоящий шиноби никогда не выдаёт своих секретов врагу!

***

Саске отпрыгнул, еле избежав костистой руки Сусаноо. Порции Воды Героев, что проглотил Босс, надолго бы не хватило, но он надеялся, что и последствия будут не слишком серьёзными. Наблюдение за Суйеном позволило получить представление об использовании этой жидкости, так что Саске знал, на что шёл, пусть полной уверенности у него не было.

Но практика подтвердила предположения. Вода Героев не только увеличивала количество чакры, но и делала её сильнее. А значит, использование Каге Буншин оказалось полностью оправдано.

Саске не останавливался, он метнул несколько сюрикенов в Акулу, отвлекая его внимание. Преимущество, дарованное Водой Героев, следовало реализовать, пока не закончился срок действия. Он сложил печати, запустил в Акулу Великий Огненный Шар и метнул цепь, не надеясь на результат.

Как и предполагалось, Акула поглотил чакру дубиной и дзюцу распалось. Точно так же гасли Чидори в руках клонов Наруто, не давая тому ни приблизиться к врагу, ни вызволить Саске из рук Итачи.

А затем Акула взмахнул дубиной и клоны стали развеиваться один за другим. Сакура бросились на помощь напарникам, она вновь замахнулась мечом и вновь её отбросило прочь от удара. Она не сдавалась. С трудом поднявшись с травы, Сакура вонзила Кубикирибочо в землю. Она тяжело привалилась к месту и сложила печати, активируя гендзюцу. К сожалению, противники оказались неподходящими - у одного был Шаринган, а другой поглощал всю чакру.

Количество Наруто неуклонно сокращалось, близился момент, когда будет выявлен оригинал. Саске заходил к противнику со спины - у него была лишь одна попытка, пережить столкновение с S-ранговым нукенином для теневого клона было нереально.

Действие Воды Героев подходило к концу и Саске решил броситься в последнюю отчаянную атаку.

- Динамический вход! - раздался знакомый крик, и зелёный ураган ударил в Акулу, сметая того прочь.

В зрении Шарингана Саске отчётливо видел Гая-сенсея, и на этот раз Зелёный Зверь Конохи действительно напоминал монстра. Его тело двигалось с невообразимой скоростью, волосы стояли дыбом, глаза горели демоническим огнём, а тело излучало зелёное сияние.

Тело Акулы сломало несколько деревьев, после чего кубарем покатилось по земле.

Вслед за Майто Гаем на поляну влетел странный шиноби, лишь отдалённо напоминающий обычного Джирайю. Лицо его было деформировано, нос опух и покрылся бородавками, под глазами - тёмные круги и узор из красных полос. Но самым необычным в его облике были две небольшие жабы, торчащие из плеч. Саске не знал, что за технику использует Джирайя, какой это вид комбинированного Хенге, но результат получился ошеломляющий. Джирайя двигался едва ли не быстрее Гая-сенсея, в местах, где он приземлялся, в земле оставались глубокие кратеры. Он подскочил к Сусаноо и обрушил на него ладонь. Перед самым ударом в ладони собралась чакра, образовав бешено вращающийся шар.

- Разенган!

Саске хотел сказать, что это бесполезно, что величайшее дзюцу Учиха неуязвимо для подобных атак, что даже Чидори не причинило ему никакого вреда. Но события происходили слишком быстро, всё, что он успел - это выдать ошеломлённый крик. Дзюцу ударило в Сусаноо, и Итачи отлетел прочь вместе с доспехом. Громадина из чакры покатилась по земле, вместе с катящимся кубарем Итачи, после чего замерцала и распалась, оставив после себя двух братьев Учиха.

Саске дёрнул за рукав ближайшего из оставшихся клонов Наруто.

- Внимательно запомни двух жаб на плечах Джирайи-сенсея! И в следующий раз попытайся призвать одну из них.

Эти жабы были ненамного больше по размеру, чем Гаматацу и его брат Гамакичи, так что призвать их могло вполне оказаться Наруто по силам. Жаль, что техника использует призывных жаб, а значит такому дзюцу нельзя научиться без подписанного контракта. Саске хотелось бы обладать подобной силой самому, но, если она будет в распоряжении его верного орудия - тоже прекрасно.

- Лучше всего призови жабу-женщину!

- Эй, а почему женщину?

Саске не стал отвлекаться на ненужные объяснения и рассказывать Наруто о его прирождённом таланте. Во-первых, рассказав, можно всё испортить - ведь то, что получается бессознательно, при чрезмерном контроле может не сработать. А во-вторых, на поляне появилось третье действующее лицо.

Хокаге-сама был не в привычной мантии и квадратной шляпе. Нет, он выглядел так, как тогда, на крыше арены, когда сражался с Орочимару - чёрный комбинезон устаревшего покроя, кабуто с протектором Конохи на голове, с бронёй, покрывающей одно предплечье.

Акула успел прийти в себя и бросился на выручку Итачи. Но Хокаге метнулся наперерез.

- Его дубина поглощает чакру и дзюцу! - закричал Саске изо всех сил.

Похоже, Хокаге услышал. Он сложил серию печатей, его руки скользнули в подсумок, извлекая оттуда несколько кунаев. Ладони Хирузена-сама затрещали, наполняясь голубой чакрой молнии.

- Райтон: Пронзающий Клинок! - воскликнул Хокаге, кунаи сорвались с его ладоней и понеслись в сторону Акулы.

Тот взмахнул дубиной, пытаясь сожрать чакру из этой техники. Но в него летело не дзюцу, это были разогнанные до скорости, на которой отказывал Шаринган, обычные физические предметы. Попытка уйти провалилась, два куная нашли цель, один пронзил плечо руки, сжимающей дубину, а второй угодил в живот. Оба куная вылетели с обратной стороны, практически не встретив препятствия.

- Кисаме, уходим! Нам не справиться! - послышался голос Итачи.

К удивлению и досаде Саске, дубина, выпавшая из руки этого Кисаме, не осталась лежать на земле. Она издала какой-то странный горловой звук, пасть на её конце распахнулась, показав алый противный язык. Затем дубина немыслимо вытянулась, сбрасывая бинты, и обернулась вокруг тела нукенина, зажимая открытые раны.

Итачи и Кисаме сорвались с места и умчались прочь. Гай-сенсей и Джирайя бросились за ними в погоню. Хокаге одним прыжком очутился возле распростёртого Саске и приподнял того с земли. На старом морщинистом лице были написаны тревога и беспокойство.

Он провёл ладонью над грудью Босса и его ладонь засветилась успокаивающим зелёным светом. Слегка нахмурившись, Хокаге сложил одной рукой несколько печатей. На этот раз ладонь засветилась голубым.

Веки Босса затрепетали и распахнулись. Саске знал, что произошло, именно эту технику он впервые испытал на себе во время Резни Учиха. Помнил тот ужас и беспомощность, которые до сих пор лежали тяжёлым грузом на его душе, то отчаяние, которое он испытывал каждый раз, когда думал о брате. Цукуёми. Самое ужасное гендзюцу в мире.

Но на лице Босса не было ни тени страха. Наоборот, его лицо расплылось в злой торжествующей улыбке. Его алые глаза с бешено вращающимися томоэ, казалось, заглядывают в саму душу. Глаза с тремя бешено вращающимися томоэ.

- Ты соврал, глупый финальный босс, - наконец, сказал Учиха Саске. - Мне нужно больше кача.

Квест 14. Снять блокбастер

Саске стоял в кабинете Хокаге и чувствовал себя не генином, а настоящим шиноби. То, что происходило, напоминало обсуждение итогов сложной миссии, по карйней мере, как эти дела описывались в учебниках и показывались в кино.

Помимо Команды Саске, Хокаге и остальных участников столкновения, присутствовали Какаши-сенсей, чей вид оставлял желать лучшего, и двое джонин-сенсеев, Асума и Куренай. Саске был удивлён, что их троих, всего лишь генинов, допустили на собрание такого уровня, но, понятное дело, такие мысли он держал при себе.

Сжато и по-деловому звучали рапорты шиноби, во всех подробностях была восстановлена вся цепочка событий.

Прогуливающихся по Конохе Асуму и Куренай перехватили двое незнакомцев в чёрно-красных плащах. Ими оказались двое нукенинов S-ранга, Учиха Итачи и Хошигаки Кисаме, один из бывших Семерых Мечников Тумана. Нукенины совершили нападение на коноха-нинов. Несмотря что им противостояли сильные шиноби, силы были неравны, нукенины получили преимущество, а Асума-сенсей получил лёгкие ранения. В разгоревшееся противостояние вмешался Хатаке Какаши, у него почти получилось склонить чашу весов в пользу шиноби Конохи, но Итачи применил Цукуёми, гендзюцу Мангекё Шарингана. После семидесяти двух часов непрерывных иллюзорных пыток, Какаши удалось остаться в живых и даже сохранить разум. Но состояние его оказалось крайне тяжёлым.

Неизвестно каким образом, но дзюцу позволило получить сведения о местонахождении Узумаки Наруто, за которым организация Нукенинов, известная как Акацуки, вела охоту. Им, конечно же, нужен был не сам Узумаки, а содержимое его печати.

- Деду... Хокаге-сама! - закричал Наруто. - Но ведь если им нужны девять, то они захотят и семь, и один! Нужно предупредить...

Он заозирался, прикусив язык, но Хокаге лишь усмехнулся и ответил:

- Не беспокойся, Наруто-кун, все присутствующие знают о Фуу и Гааре. Мы способны защитить сведения о Фуу, а вот с Гаарой сложнее. Я пошлю ястреба с предупреждением в Суну...

- В Суну? Но зачем?

- Верно, ты не в курсе. Оказалось, что Суна - до сих пор наши союзники. Нападение было совершено Орочимару, который убил Йондайме Казекаге и принял его облик. Суна всего лишь подчинялась приказу лидера.

- Так и надо этому ублюдку, за то, что он сделал с Гаарой и его дядюшкой!

Саске не знал, что это за история, он с Гаарой почти не общался. То, что Наруто познакомился с Гаарой достаточно близко, чтобы тот рассказал о подробностях своего детства, не могло не радовать. Пока было рано говорить, но не исключалась возможность, что вся эта ошеломляющая мощь Однохвостого окажется в распоряжении Саске - ведь если Наруто с Гаарой стали такими близкими друзьями, то этот сумасшедший паренёк может не отказать в помощи Наруто. К тому же он обожал кровь, а что может быть лучше, чем отведать крови старшего брата человека, который надрал ему задницу на Чунин Шикен?

- Наруто, суть не в этом. Суна была обманута. Они нашли труп Казекаге и сообщили в Коноху. Мы не стали обострять конфликт, поэтому вернули всех пленных шиноби Песка. Как понимаешь, Гаара, его брат, сестра и их джонин-сенсей, отправились домой.

Саске нахмурился, обдумывая слова Хокаге. С одной стороны, действие казалось глупостью. Баки и остальные суна-нины не выглядели, словно их к чему-то принуждают, наоборот, нападали с пылом и охотой. Но, с другой стороны, уничтожение Суны ничего бы не дало Конохе. Зато теперь у них есть должник, который почувствовал и силу, и великодушие Конохи, особенно после того, как ему надавали по соплям. Саске предпочёл бы решить проблему радикально, но, видимо, у Хокаге были другие резоны.

- Так вот, давайте продолжим с момента, когда нас с таким пылом и заботой о друзьях прервал Наруто-кун!

Доклад продолжил Майто Гай.

Он, узнав о схватке, объявил тревогу и вызвал Анбу, после чего вступил в сражение. Увидав, что за Конохой вновь преимущество, Акацуки отступили. К сожалению, узнать у Какаши-сенсея, где находится его команда, не удалось - к тому времени он потерял сознание.

На место прибыли Анбу в сопровождении Джирайи и Хокаге. Джирайя-сама воспользовался своими жабьими сенсорными техниками, чтобы обнаружить Команду Саске и нукенинов. Они, не мешкая, отправились на подмогу. Первыми на место происшествия прибыли самые быстрые шиноби, которые тут же вступили в бой. Акацуки вновь решили отступить, и, к сожалению, им это удалось. Сначала Итачи использовал гендзцюцу, чтобы запутать след, а затем им удалось добраться до реки Нака. А уже в крупном водоёме преимущество было у Хошигаки Кисаме - каким-то образом он умудрился скрыть себя и Итачи от сенсорных дзюцу.

К сожалению, работа барьерной и сенсорной команд была нарушена вторжением. Итачи воспользовался своим знанием деревни, чтобы проникнуть и беспрепятственно уйти. Повторение попытки в будущем не исключалось, поэтому Наруто следовало быть вдвойне осторожным.

- Пока что я постараюсь присмотреть за ним, - сказал Джирайя.

- Отлично, Эро-сеннин! И ты обещал показать кучу крутых дзюцу! - обрадовался Узумаки, не обращая внимания на насмешливы взгляды шиноби. - И Разенган! И Хирайшин! Я уже знаю Райтон!

- Я не обещал Хирайшин! - закатил глаза Джирайя. - К тому же, это не стихийное дзюцу, и Райтон не нужен.

- Стихийное! Хирайшин - Летающий Бог Грома! А гром - это молния! А молния - это Райтон!

- Наруто-кун, о дзюцу и теории чакры вы сможете поговорить попозже, - вмешался Хокаге. - Давайте перейдём ко второй цели нашей встречи.

- Второй цели? - удивился Наруто. - А была вторая?

- Да, есть и вторая цель. Войдите!

Видимо, Хокаге подал скрытый сигнал, потому что дверь открылась и в кабинет вступили трое шиноби - Митараши-сан, Ибики-сан и Гекко-сан.

Появление прокторов с экзаменов давало недвусмысленный намёк. Поэтому, когда они подошли к Хокаге и встали в шеренгу у него за спиной, в неведении оставался лишь Наруто.

- Несмотря на то, что экзамены были бесцеремонно прерваны, - взял слово Хокаге, - и многие предлагали не оглашать результаты, но некоторые участники произвели прекрасное впечатление. Особенно отличился один участник, которому я присваиваю звание чунина Конохагакуре но Сато. Экзаменаторы со мною согласны, также я получил одобрение от даймё. Поэтому, Учиха Саске, продолжайте работать на благо деревни, нести Волю Огня и оправдайте все наши самые смелые надежды. Поздравляю, чунин!

Саске почувствовал, как в горле подымается ком, как неведомое чувство сдавливает грудь, как звание "генин" в Характеристиках меняется на "чунин", а где-то в грязном вонючем логове от страха дрожит Итачи. Но торжество момента нарушил вопль Наруто.

- Эй, а почему Саске? Почему только он?

На Наруто устремились осуждающие взгляды. Пусть Саске был в чём-то согласен с напарником, ведь Наруто был сильнее не только многих чунинов, но и иного джонина, но ему не хотелось бы разделять это торжество с кем угодно.

- Понимаешь, Наруто-кун... - улыбнулся Хокаге. - Погоди! Чем, по-твоему чунин отличается от генина?

- Чунин сильней! А я сильный! Я навалял куче народу! Я могу даже навалять Саске!

Пусть это было не совсем так, но часть правды в словах Узумаки присутствовала.

- Неверно. Чунин - это лидер команды. Его задачей является планирование миссии, руководство командой, ответственность за принятие решений. Несмотря на то, что ты произвёл сильное впечатление, ответив на все вопросы первого этапа, несмотря на то, что с тактической точки зрения ты продемонстрировал прекрасные задатки, даже несмотря на неоценимый вклад в оборону Конохи... Скажи, Наруто-кун, как ты считаешь, можно ли тебе вручить жилет чунина?

Наруто молчал, потупив глаза.

- Безусловно, ты сильный, очень сильный. Возможно, сильнейший из генинов Конохагакуре. Для того, чтобы стать чунином, тебе осталось совсем немного, причём, в теоретической части и части долгосрочного планирования. Возможно, если бы экзамены не были прерваны, ты бы получил жилет. Но бой с Акадо Ёроем был не тем, чего ждали экзаменаторы и уж тем более не тем, что могло бы впечатлить даймё. Ты согласен со мной?

Наруто неохотно кивнул.

- К тому же, как ты считаешь сам, кто из шиноби на экзаменах наиболее подходит на звание чунина? К примеру, готов ли стать чунином Рок Ли - один из сильнейших генинов?

Наруто рассмеялся.

- Деду... Хокаге-сама, вы бы ещё сказали: "Шикамару"! Густобровик очень сильный, клёвый и добрый! Он пылает юностью как Гай-сенсей и даже круче! Но вести команду... Для этого лучше подошёл бы Нейджи! Из всех встреченных на экзамене лучший чунин получился бы из... да, вы правы, из Саске! Ну и Кабуто-сана, он тоже умеет хорошо строить планы и собирать информацию!

- Наруто-кун, я вынужден тебя огорчить... Якуши Кабуто, как и остальные члены его команды, оказался предателем и шпионом Орочимару. К сожалению, во время нападения им удалось скрыться.

Саске замер, словно поражённый райтондзюцу. Точно так же застыл и Наруто. Неужели такой добрый и надёжный товарищ, как Кабуто-сан мог предать деревню? Это не укладывалось в голове.

- Ничего! Когда я их встречу, то наваляю и притащу в деревню! - недолго горевал Наруто. - А пока что... Саске, ты теперь чунин? Значит сегодня у нас праздник, и ты всех угощаешь раменом! Так что в Ичираку! А я пока что сбегаю за Хаку-чан и за остальными! Каге Буншин но дзюцу!

И пока Саске проталкивался сквозь зелёную белобрысою толпу, заполнившую кабинет, он успел украдкой вызвать Характеристики.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Номер ID: 012606

Ранг: Чунин

Несмотря на предстоящий тяжёлый удар по кошельку, день обещал выдаться просто прекрасным!

***

Саске ликовал. Главное ограничение Системы никуда не делось, но оно перестало быть кандалами, сковывающими и не дающими свободы манёвра. Несмотря на то, что размер партии не изменился, но, как чунин, теперь он мог менять её состав. Иногда миссией руководил джонин, в этом случае состав партии был предопределён, иногда состав выбирался сверху, вплоть до кабинета Хокаге. Но в большинстве случаев чунин мог сам подбирать состав команды под параметры порученной миссии. Конечно же, из имеющихся в распоряжении генинов, но, тем не менее, возможности открывались практически безграничные.

К тому же, одним из доступных генинов стала Хисаме. После нападения на Коноху и серьёзных потерь личного состава Регулярных Сил, она получила разрешение вступить в ряды шиноби Конохагакуре. Пусть она ругалась, что в сравнении с Аме, где она была джонином, это серьёзное понижение в ранге, но Саске знал, что она была рада заниматься любимым делом и всерьёз рассчитывала стать чунином на следующих экзаменах через полгода. Ну а тем временем, в распоряжении Саске появился генин с силой и опытом джонина, пусть и не слишком крутой деревни. Ну а в следующем году Академию закончат Фуу и Карин, а значит у Саске будет два джинчурики, прекрасный сенсор и выдающийся ирьёнин. Саске хотелось убить Итачи как можно быстрее, но он достаточно играл в игры, чтобы знать, что попытка срезать путь и идти прямиком к боссу - это прямая дорога к гибели всей партии. К тому же, Итачи был не один, он был последним из цепочки мид-боссов, которые не слабее его самого.

- ...и старик Генно согласился помочь за совсем смешную сумму! - о чём-то болтал Наруто.

Саске, пребывая в раздумьях, полностью утратил нить разговора, поэтому лишь беспомощно смотрел на Наруто и хлопал глазами.

- Эй, теме, ты меня вообще слушаешь?

- Прости, я слишком задумался.

- О чём?

- О чунинских делах! Тебе пока не понять!

Наруто обиделся и надул губы. Саске отставил опустевшую миску рамена и вопросительно взглянул на Хаку. Он знал, что на эту спокойную девушку всегда можно положиться.

- Мастер рассказывал, что после моего ранения, - она огорчённо опустила взгляд на колёса своего кресла-каталки, - за мной стало нужно ухаживать. Я отказалась оставаться в госпитале, ведь моя жизнь - служба ему, а возможность использовать чакру и складывать печати я не утратила. Мастер уделяет мне неоправданно много внимания, он постоянно прогуливает меня по деревне и заботится обо мне. Но моя комната в общежитии находится на пятом этаже, что теперь доставляет массу неудобств. Поэтому...

- Дедуля предложил Хаку сменить квартиру где-нибудь пониже, но у меня возникла новая прекрасная идея! - Узумаки сделал многозначительную паузу.

- Да, и какая? - послушно спросил Саске.

- Отремонтирую один из разрушенных домов, тех, которые дешевле снести, чем тратиться на ремонт! Дедуля Генно мне поможет, клонов у меня полно, дерева в округе - тоже. Остался вопрос земли, но дедуля сказал, что можно взять эту, чего-то-там-типитеку на кучу лет и потихоньку выплатить заработками с миссий.

Саске был знаком с Генно - этот старый плотник с особой теплотой относился к Наруто и частенько угощал того раменом. Он согласился помочь со строительством, древесины в окрестностях Конохи было действительно навалом, под сушку и распиловку было несложно приспособить некоторые дзюцу, а значит, вероятность, что Наруто преуспеет, была немалой. Если нанять хорошего прораба (а Генно был не только прекрасным плотником, но и замечательно разбирался во многих строительных вопросах), то подобный проект казался вполне осуществимым. Ну а если орудие Саске будет знакомо со строительной специальностью, то это означало бесплатный ремонт порядком обветшавшего квартала Учиха!

- К тому же, у меня просто заоблачные скидки в строительных магазинах, они отпускают мне краску по оптовым ценам ещё с самого детства!

Саске с трудом удержался, чтобы не впечатать лицо себе в ладонь.

- Ладно, допустим. Но для чего ты меня позвал в Ичираку?

- Ну, во-первых, потому что ты угощаешь раменом, а во-вторых... - Наруто уставился на Саске с выжидающим выражением лица.

- Что, во-вторых?

- Саске, ну ты словно свалился с Луны! Во-вторых, сегодня премьера "Принцессы Фуун"! Сейчас придут остальные, и мы идём в кино!

***

В жизни Саске не любил много вещей. Он не любил идиотов, пусть научился ценить некоторых из них. Он не любил фанаток, пусть научился сбрасывать их на некоторых идиотов. Он не любил предателей, убивающих свою семью, и планировал их умертвить спокойно, методично и без особых эмоций - как и полагается хорошему шиноби. А ещё, как оказалось, он недолюбливал некоторых актрис. И холод. Особенно лютый холод. К сожалению, актрисы и холод сейчас были в избытке. И пусть актриса была одна, но это было ровно на одну больше, чем Саске хотелось бы видеть.

Новизна съёмочного процесса, так поначалу обрадовавшая Саске, быстро приелась. Этому способствовали постоянные дубли, делавшие каждую сцену скучным повторением. На текущий момент самым увлекательным в этой миссии было не само её исполнение, а события, предшествующие ему. Саске с теплотой вспомнил, как после такого хорошего фильма, единственным недостатком которого были выкрики сидящего рядом Наруто, они всей компанией отправились обсудить увиденное, и встретили настоящую Принцессу Фуун, за которой гналась орава злодеев. Конная погоня продолжалась ровно до того момента, как её заметила Команда Саске и остальные спутники.

Усилия, приложенные для спасения принцессы оказались чрезмерными, достаточно было бы любого из них. Наруто обрушил на преследователей орду клонов, Рок Ли смёл парочку из них вместе с лошадьми, Сакура сшибла нескольких ударом плоской стороны занбато, Ино захватила одного в своё дзюцу, Хината обманчиво мягкими касаниями останавливала лошадей вместе со всадниками, спина спиной с ней то же самое делал Нейджи, а Хисаме связывала водяными путами и оглушала шоковым райтондзюцу. Даже Хаку, не вставая из инвалидного кресла, метко поражала сенбонами стыки между доспехов.

Силы были избыточны и всё закончилось за считанные секунды. Правда, спасённая принцесса этого не оценила. Оказалось, что генины Конохи под руководством единственного чунина сорвали процесс съёмок. К счастью, никто из актёров злодейской массовки серьёзно не пострадал, так что ничего плохого не случилось. Удивление Саске по поводу отсутствия съёмочного и осветительного оборудования вскоре разрешилось, это была репетиция, максимально приближенная к реальности.

А потом команде Саске выпала C-ранговая миссия - сопровождать Принцессу Фуун, вернее, актрису Фуджиказе Юки, на съёмки за границу. Изначально миссию должны были поручить Какаши-сенсею, но тот факт, что Саске получил повышение, сделал его присутствие избыточным. Так что всё участие Какаши-сенсея заключалось в том, что он принёс спящую актрису на корабль незадолго до открытия. Тот факт, что принцесса не была в сознании сначала удивил Саске, но потом, когда она проснулась, он сразу понял причины.

Наруто и Сакура, так восхищавшиеся Принцессой Фуун, в рекордные сроки начали испытывать желание связать игравшую её Фуджиказе Юки и бросить в трюм. Актриса была невыносимым, надменным, самодовольным человеком, а Наруто, сравнивая её с Саске и называя "давно потерянной сестрёнкой по духу", получил от Сакуры заслуженный подзатыльник. Дальнейшее путешествие оказалось даже ужаснее плавания - на корабле хотя бы было не так холодно, как на этом забытом богами и демонами айсберге.

Саске уже отчаялся встретить на этой миссии хоть что-то пусть отдалённо хорошее, когда произошло нападение. Трое шиноби в затейливых костюмах совершили нападение на актрису, игравшую принцессу и оказавшуюся принцессой на самом деле.

Саске считал, что костюм Гая-сенсея прекрасен, что он бесподобен и сравниться с ним не сможет ничто на свете. Но то, что он увидел на нападающих шиноби, было лутом эпического уровня. И кое-кто совершил большую ошибку, устроив Саске такой приятный сюрприз.

***

Нападение произошло внезапно. Съёмочная бригада не успела отснять первый дубль (который каждый раз оказывался единственным интересным событиям съёмок), не успел злодей Мао (совершенно бестолковый мелкий босс) произнести свою злодейскую речь, и не успела принцесса Фуун вместе со своей партией (ужасно несбалансированной, состоящей из троих ДД) отомстить за погибшего Шишимару (персонажа, вызывавшего у Саске наибольшую симпатию), как раздался взрыв.

- Добро пожаловать в Страну Снега! - сказал шиноби, появившийся на месте взрыва в клубах белого и чёрного дыма.

Простыня, из-под которой он выбрался, была жалким подобием Какуремино но дзюцу, а позы, которые он принимал, толкая свою злодейскую речь, получили бы полное одобрение Режиссёра-сана.

- Принцесса Коюки, - раздался женский голос, - я приветствую вас! Надеюсь, вы принесли Кристалл?

Незваные гости оказались шиноби - об этом говорило не только затейливое снаряжение, но и протекторы с незнакомым символом у них на лбах. Куноичи была словно старшей сестрой Сакуры - такой сестрой, которой всегда завидуют и мечтают стать на неё похожей. У неё были те же розовые волосы, те же зелёные глаза. Если бы Наруто решил использовать в своём секси-дзюцу образ Сакуры и после этого выжил, то конечный результат вышел бы именно таким.

У Саске не было времени предаваться размышлениям. Во время скучного плавания он с командой разработал достаточно схем для сражения с разными мобами, а текущая ситуация неплохо укладывалась в некоторые из них.

- Наруто! - крикнул он. - План "принцесса рамена", план "сюрприз Узумаки"!

Наруто кивнул, создал море теневых клонов, которые применили Хенге. Большинство из них превратились в Юки Фуджиказе, вернее, в "принцессу Коюки", а остальные приняли облик актёров и съёмочной бригады. Клоны навалились дружной волной, а когда она схлынула, разобраться где оригинал, а где копия, не смог бы никто в мире. Единственным демаскирующим фактором оставалась камера в руках настоящего оператора, а также отдающий распоряжения восторженный режиссёр, но целями оказались не они.

Тем временем из сугроба выскочил новый противник - он был грузным шиноби с плоским лицом и маленькими глазками. На его руке было надето какое-то устройство. И пусть Саске не знал, что оно делало, он был уверен, что ему нужно именно такое.

- Фубуки, Мизоре! - сказал предводитель троицы. - Найдите настоящую принцессу!

- Слушаемся!

Все трое бросились в атаку. Саске помчался навстречу предводителю, Сакура взяла на себя свою "сестрёнку", а Наруто обрушились на толстяка.

Саске не знал, что умеет противник, но костюм и какое-то метательное устройство на предплечье намекали, что у того заготовлены сюрпризы.

- Суйтон: Несокрушимые Путы! - закричал Саске, складывая печати и накидывая на противника аркан из сгустившейся воды.

Саске пока не слишком хорошо владел Суйтоном, ненамного лучше Наруто, но ему и не нужна была результативность атаки - это было всего лишь прощупывание перед настоящим боем. К искреннему изумлению Саске, противник не стал уклоняться, а позволил петле охватить своё тело. Не успел Саске обрадоваться лёгкой победе, как петля взорвалась дождём брызг, которые бесполезно пролились на снег.

- Удивлён? - захохотал противник. - Моя Броня Чакры делает неуязвимым к ниндзюцу и гендзюцу.

Саске метнул пригоршню сюрикенов, они облетели противника по дуге и ударили в него с флангов. Саске увидел, как сюрикены отскочили от невидимого барьера и воткнулись в снег.

- Ах да, забыл сказать! Метательное оружие тоже бессильно!

Саске понял, что бой принял совершенно другой, неожиданный поворот. Сдерживаться было нельзя, к тому же, следовало предупредить Наруто и Сакуру об открывшихся вновь обстоятельствах. Саске активировал Шаринган.

- Шаринган? - удивился противник. - Я встречался с его обладателем. Возможно, ты знаком с Хатаке Какаши. В прошлую нашу встречу он позорно сбежал. У тебя это не получится. Надаре Роуга, запомни имя человека, который оборвёт твою жизнь!

Саске не ответил, сейчас самым главным был не бой, в данный момент высшим приоритетом стало предупредить напарников. Саске применил Каварими, заменяясь на одного из клонов Наруто, ухватил за плечо другого, имеющего облик одного из осветителей и закричал тому в ухо:

- Наруто! У противника особая броня чакры! Если ты её поломаешь, то никакого рамена целый месяц!

- Никакого рамена? - изумился клон.

- Никакого рамена, только овощи! - подтвердил Саске.

Он знал, что каким бы ни было мощным устройство, оно уступало Сусаноо Учиха, а значит совместная атака десятка Чидори могла его повредить или уничтожить.

Предупредив Наруто, Саске воткнул тому в задницу кунай, и клон с воплем развеялся облачком дыма. По полю боя послышались возмущённые выкрики остальных Наруто, обиженных таким вероломством.

Саске бросился навстречу толстяку. Тот извлёк из-за спины и разложил на снегу что-то похожее на большую лыжу, ступил на неё и с огромной скоростью сорвался с места.

Саске увернулся от сети, вылетевшей из громоздкого устройства на руке противника, подпрыгнул вверх, пропуская под собой выстрелившую следом металлическую клешню, прокатился по снегу, сложил пальцы в Ин и создал теневого клона. Клон вытянул руку и об перчатку звякнул второй конец верной цепи.

- Привет от Братьев-Демонов, придурок! - закричал клон.

Цепь зацепилась противнику за ноги, их с клоном потащило по снегу, а противник, столкнувшись на скорости с препятствием, полетел кубарем, пропахав лицом сугроб.

Саске воспользовались инерцией, бросились навстречу друг другу, перехлёстывая цепь, и опутали Мизоре руки.

Толстяк взревел, его мышцы напряглись, а кристалл на груди тревожно загудел. Но цепь, способная задержать змею Орочимару, выдержала и эту попытку. Саске не мог допустить, чтобы враг повредил его ценное имущество, поэтому выхватил кунай и приблизил Мизоре к лицу. Преодолевая сильное сопротивление, лезвие продавило невидимую преграду и вонзилось противнику в глазницу. Тот несколько раз дёрнулся и затих, гудение брони прекратилось, а кристалл стал работать в штатном режиме.

Саске кивнул клону. Дальнейшие действия были понятны без слов. Клон захлестнул труп цепью под мышки и поволок на корабль. С тем, как снимается и деактивируется броня, можно было разобраться и позже.

Тем временем битва почти закончилась. Враги использовали что-то, поразительно напоминающее дзюцу Хаку (Саске видел, что вполне может их повторить, а значит, это был не настоящий Хьётон), но против Наруто это оказалось бесполезно. Ледяные ласточки таяли в огне Великого Огненного Шара, снежных зверей разносили в клочья атаки Чидори и крушащий меч Сакуры, а огромного ледяного дракона Наруто встретил непреодолимой завесой из десятков огненных дзюцу.

Наконец, отчаявшись победить, противник решил покончить с проблемой одним махом. Из моря выпрыгнул гигантский ледяной кит и обрушился на айсберг. Раздался треск, ледяная громадина пошла разломами и начала разваливаться на части.

Противник отступил, потеряв одного человека. Потерями Команды Саске оказались несколько развеянных клонов и немало съёмочного оборудования. Саске считал, что заказчик начнёт возмущаться и требовать неустойку (тогда придётся ткнуть его в лицо свитком с параметрами миссии), но, к его удивлению, что Сандайю-сан, что Режиссёр-сан испытывали лишь радостное возбуждение.

- Получились потрясающие кадры! Скажите, шиноби-сан, - спросил Режиссёр, когда они отплыли на приличное расстояние и собрались в кают-компании обсудить недавние события, - получается, вы можете превратиться в кого угодно? Сколько будет стоить нанять вашу команду на следующие съёмки?

- Насчёт стоимости обратитесь к Хокаге. А насчёт возможностей, поговорите с моим напарником! - ответил Саске.

У него был труп моба и лут, который следовало собрать.

***

Всю дальнейшую дорогу Саске был чрезвычайно занят. Он обследовал с таким трудом снятую броню и пребывал в глубоких раздумьях. Не все функции снаряжения были ему нужны, наоборот, наручный метатель мешал складывать печати, пусть и клешня на тросе, которой можно хватать разные полезные вещи ему бы, безусловно, пригодилась. Но самой главной проблемой оказался размер. Мизоре был высоким и толстым, поэтому в его броню можно было бы засунуть четырёх Саске. Постоянно использовать Хенге было бы затратно и неудобно, так что на ношении стоял жирный крест. Нет, от этого костюм ценности не терял, подогнать под нужный размер можно было бы в Конохе, пусть это бы и обошлось в приличную сумму. Но текущая миссия сильно осложнялась. Броня была очень полезной - она действительно поглощала ниндзюцу, преобразуя чакру и передавая владельцу. Она отражала кунаи и сюрикены, могла даже выдержать фума-сюрикен, пусть удар серьёзным мечом лишь замедляла. Ни у какого гендзюцу, даже очень мощного, не было шанса навредить носителю, так что в сражении с Итачи ей не было цены. Нет, броня не была чудодейственным решением всех проблем, как и предполагалось, сильные дзюцу перегружали кристалл-генератор и, как полагал Саске, от пары Чидори тот мог взорваться. Само собой, до конца подобный эксперимент он проводить не стал.

Наруто тратил время на споры с принцессой, он пытался её убедить вернуться к своему народу, взять ответственность за страну. Принцесса Коюки лишь шипела на него в ответ. Саске видел, как творится волшебство Наруто, как простые слова проникают в душу окружающих, как Сандайю, Режиссёр и Оператор внимают ему с восторгом (некоторые фразы Режиссёр-сан записал в маленький блокнотик и собирался использовать в продолжении блокбастера). Но всё было бесполезно. Перед Наруто была не несчастная девушка со сложной судьбой. Нет, несмотря на то, что судьбе Коюки-сан не позавидовал бы никто, она выросла чёрствой и циничной стервой с сердцем, сделанным из камня. Так что все старания Узумаки были напрасны.

Саске, как чунин миссии, принял решение не звать подмогу. Столкновение показало, что его команда прекрасно справляется с задачей, пусть им предстояло столкнуться с силами Дото, то, если они не кинутся в глупую безрассудную атаку, собрав на себя аггро всех окрестных мобов, то шансы на успех были высоки. Миссия продолжалась. Она оказалась даже скучней, чем съёмки особо неудачных дублей - после прибытия в порт съёмочная команда загрузилась на несколько грузовых автомобилей (в Стране Огня такие аппараты встречались нечасто) и отправилась через бесконечную череду туннелей и горных перевалов на следующее место съёмки, чтобы затем навестить одну из деревень знакомых Сандайю-сана - повстанцев, сопротивляющихся тирании Дото.

Дорога была длинной, Саске всё разбирался с чакробронёй, Наруто всё так же пытался переубедить принцессу Коюки свергнуть Дото (над обещанием Наруто помочь и защитить эта дура лишь посмеялась), все вместе выслушивали историю страны, где Дото прикончил своего брата, сжёг дворец и попытался убить его дочь. История о Дото напомнила Саске об Итачи, так что он твёрдо решил, что эту миссию Дото не переживёт.

Наконец, когда они прибыли на место съёмки, выявилась новая проблема. Принцесса сбежала. Саске воспринял своей недоработкой как чунина. Несмотря на то, что поступок был труднопрогнозируемым и очень глупым, ведь этим она обрекала себя на смерть, Саске должен был предвидеть и такой исход - в конце концов принцесса была их объектом охраны и вся ответственность лежала на его команде.

В данный момент очень пригодился бы сенсор, но так как для изначальной миссии он был не нужен, состав партии Саске не менял. Ещё одна ошибка. Впрочем, у него было второе лучшее решение после сенсора. Наруто.

Узумаки кивнул и умчался на поиски принцессы, а Саске и Сакура остались вместе с командой.

- Сандайю-сан, что это такое? - спросил он, когда случилась новая неожиданность.

Из-под плотно утрамбованного наезженного льда возникли два комплекта металлических полос, их удерживали снизу короткие поперечные брёвна. Саске знал, что такое рельсы, но раньше их не встречал, поэтому обратился с вопросом к клиенту.

- Сквозь эти рельсы течёт малое количество чакры, которая протопила лёд. Приближается опасность! Убегайте, иначе все умрёте!

На этот раз Саске не терял бдительности, поэтому попытку Сандайю-сана сбежать за подмогой решительно пресёк. В этом деле имели значение лишь шиноби, а обычные люди стали бы дополнительными жертвами.

- Отойдите и укройтесь! - распорядился он. - Сакура, проследи!

Он упал на колени прямо возле рельсов и положил обе руки на металлические полосы. В рельсах действительно текла чакра. Это был императорский подарок и воспользоваться щедростью врага Учиха намеревался в полной мере.

- Каге Буншин но дзюцу! - воскликнул он и десяток клонов облепили железнодорожное полотно, поглощая чакру и восстанавливая свои запасы.

Не прошло и пары минут, как из дальнего туннеля выбежал Наруто. Саске присмотрелся, что-то в облике напарника было не так. На нём не было привычных утяжелителей. Он нёсся со всей возможной скоростью, а на спине у него сидела принцесса.

- Саске! Там огромная штука! - закричал он, подбегая к Саске.

Принцесса свалилась с его спины и растянулась на снегу.

- Поезд! - подсказал Сандайю-сан. - Это Дото!

Саске кивнул - это значило, что ярмарка бесплатной чакры вот-вот закончится, им придётся вступать в сражение. Саске так и не придумал, каким образом снять броню, не повредив. Пусть у него был один экземпляр, но комплекты остальных противников оказались как лучше по оснащению (имели возможность летать, были лишены монстровидной клешни - вместо них комплектовались аккуратными метателями тросов), так и более подходили по размеру, а значит, требовали меньше усилий по подгонке. Решив, что бой всё покажет, он приготовился встретить противника.

- Наруто! Помни! Костюмы нужны целыми! Иначе никакого рамена! - напомнил он.

- Тогда ты два месяца меня угощаешь в Ичираку! - в ответ крикнул Наруто.

- Не больше двух порций в день! - Саске не был намерен спускать все деньги клана на идиота.

- Двойных!

- Замётано!

Сандайю и принцесса смотрели на Команду Саске с полным непониманием. Очевидно, они считали, что обречены, и просто не осознавали, насколько хороши шиноби Конохи, а уж тем более, на что способна команда под руководством Последнего Учиха.

Впрочем, всё их изумление прервала громадина поезда, вырвавшегося из туннеля. Это был длинный состав, состоящий из нескольких вагонов. На головном тягаче стояли Фубуки, Надаре и третий мужчина, лицом и глазами очень похожий на покойного Мизоре.

- Дото... - прошептал Сандайю.

- В ближайшее время - мёртвый Дото! - заверил его Саске. - Вы не представляете, что значит для Наруто два месяца бесплатного рамена. Кстати, вы не согласитесь считать это премией миссии, когда мы всё закончим?

- Я готов заплатить за весь рамен что он сможет съесть! - опрометчиво бросил Сандайю.

- Ваша страна не настолько богата! - усмехнулся Саске. - Наруто, помни про костюмы!

***

Судя по микрофону в руках, Казахана Дото заготовил, по привычке всех игровых боссов и киношных злодеев, торжественную речь. Рядом с ним стоял, улыбаясь скверной улыбкой, человек, одетый в костюм, который Саске уже считал своим, а значит, прощения за подобный проступок не было.

Дото ошибся в одном - не стоило становиться между Наруто и его раменом. Узумаки создал несколько десятков клонов, некоторые вытянули вперёд ладонь и ухватили руку за предплечье. Постепенно стал нарастать звук галдящих птиц, а ладони Наруто мерцать от изломов Молнии.

- Это дзюцу Хатаке Какаши! - закричал Роуга. - Осторожно!

Тот, кто управлял поездом, похоже, обладал неплохой реакцией. Не успели затихнуть слова Роуги, как поезд рванул с места. Саске с клонами и Сакура помчались прочь, чтобы не попасть под колёса. Один из клонов схватил Сандайю и поволок его за собой.

Наруто целился в головной тягач, но у него не было Шарингана, поэтому изменить направление он не успел. Вместо того, чтобы снести цель, а потом разбираться с ошарашенными врагами, он ударил лишь в первый вагон. Десяток Чидори был ужасной силой. Дзюцу не просто пробило в вагоне дыру, оно прекратило его существование, испепелило и превратило в ничто. Избавившись от длинного состава, поезд рывком увеличил скорость и помчался вперёд, в сторону большого моста. Клоны Наруто, разочарованные уплывающим прочь раменом, недовольно взвыли.

- Катон: Великий Огненный Шар! - закричали они вслед тягачу и поток жаркого огня огромной волной прокатился по рельсам.

Это было глупой и запоздалой растратой чакры: скорость была слишком велика, а дистанция действия дзюцу - слишком малой.

- Хьётон: Снежный Дракон! - закричали клоны Саске, применяя скопированное дзюцу.

Мирно лежащий снег собрался в огромные длинные тела, и они слитным ударом обрушились на поезд. К сожалению, тягач успел уйти, а всё, чего Саске добился - уничтожения моста.

Наруто разочарованно загудели, начали громко топать по земле и слать проклятия вслед таким трусливым придуркам. К сожалению, Наруто забыл о бдительности. Створки оставшихся вагонов поднялись и оттуда выглянули раструбы странных устройств, за которыми сидели юки-нины.

Раздался мерный треск и густой волной, застилающей небо, из раструбов вылетели тысячи и тысячи кунаев. Клоны были застигнуты врасплох, летающая смерть обрушилась на них, развеивая облаками дыма.

- Наруто, сам понимаешь, это провал, - сокрушённо качнул головой Учиха. - А значит - никакого бесплатного рамена.

- А если я их найду и добуду тебе костюмы? - спросил Наруто, вновь сгружая принцессу на землю и ставя её на ноги.

Он с интересом смотрел, как юки-нины пытались убить оставшихся клонов, но наученные опытом Наруто уходили из-под обстрела, а в ответ заливали вагоны огнём.

- Ну, не знаю, это будет уже следующий раз, а значит - следующий договор.

- И ничего нельзя сделать? - умоляюще спросил Наруто.

Саске деланно нахмурил лоб, изображая серьёзные раздумья.

- Ну, кое-что можно...

- Что, что, скажи Саске?

- Будем считать, что ты справился, когда мы получим костюмы, плюс, если... - Саске сделал драматическую паузу. Путешествие со съёмочной группой обогатило его новыми приёмами.

- Если что... Что, Саске?

- Если ты соберёшь все кунаи с этого поезда!

Не собирать же весь лут самому!

- Легко! - закричал обрадованный Наруто и сложил пальцы крестом.

- Узумаки, не забудь упаковать их в свиток! -крикнул Саске вдогонку.

Но Наруто его уже не слышал:

- Таджу Каге Буншин но дзюцу!

В этот момент Страну Снега покрыла буйная зелень.

***

Если Саске и сделал какие выводы, так это то, что миссия успешно завершена лишь после возвращения в Коноху. Стоило им расслабиться и успокоиться, стоило принцессе состроить привычную недовольную гримасу, как всё пошло наперекосяк.

Пусть Шаринган не был активирован, Саске видел всё, словно в замедленной съёмке, но при этом отреагировать просто не успевал. Точно так же замедленно действовал и Наруто.

Из-за соседнего утёса беззвучно выплыла громадина летательного аппарата. Из большого люка в борту гондолы, закреплённой под огромным пузырём, стоял Роуга Надаре. Он направил руку в сторону принцессы, из метателя на предплечье вылетел грузик, за которым тянулся длинный трос. Выстрел был метким, не успел Саске и моргнуть, как связанная принцесса взлетела вверх, устремилась в летательный аппарат и исчезла в проёме люка.

- Принцесса! - закричал Сандайю.

Из проёма вылетело несколько кунаев с прикреплёнными к ним бомбочками, и Саске едва успел спасти клиента от неизбежной смерти. Вместо ожидаемого взрыва, из места падения кунаев выстрелили огромные сосульки, которые, быстро ветвясь превратились в прозрачные ледяные деревья. К счастью, машины съёмочной бригады давно заехали в туннель, поэтому пострадала лишь очередная порция съёмочного оборудования. Режиссёр-сан и Оператор-сан, оказались настоящими счастливчиками - дзюцу прошло в стороне и никого из них не задело, так что съёмки фильма продолжались, не останавливаясь ни на миг.

Наруто первым пришёл в себя. Он метнул кунай с привязанной к нему верёвкой, захлестнул за перила ограждения гондолы, и его подняло вслед за взлетающим аппаратом.

- Наруто! - опомнился Саске и бросил Наруто перчатку с прикреплённой к ней цепью.

Узумаки подхватил перчатку, Саске вцепился во второй конец цепи, и, быстро перебирая руками, стараясь не пораниться об острые звенья, поднялся к Наруто, после чего они вдвоём беспрепятственно поднялись на борт.

Саске был готов к схватке, его Шаринган вращался в готовности встретить любого врага, но, к искреннему удивлению обоих шиноби Конохи, их никто не атаковал. Зашипели невидимые механизмы и люк позади них медленно закрылся.

- Быстрее! Мы должны спасти принцессу! - закричал Наруто.

- Отставить! - зашипел Саске. - И заткнись, нас услышат!

Наруто послушно замолчал.

- Мы не знаем силы противника, не знаем, что у них для нас припасено. Ты хочешь получить ледяную бомбу в задницу? - спросил Саске.

Наруто покачал головой.

- Мы должны себя вести как шиноби, быть скрытными! Ты умеешь быть скрытным?

Саске скинул с плеч плащ и стал напитывать его чакрой, приготовившись применить Какуремино но дзюцу. В условиях узких коридоров это была неважная маскировка, но настоящих дзюцу невидимости Учиха не знал.

- Нам не нужно быть скрытными, - сказал Наруто. - Нам нужно быть неприметными! Саске, я скрывался от чунинов Анбу, когда был сопляком возраста Конохамару!

- То были стажёры, они были даже без масок! - раздражённо бросил Саске, которому не нравилось, что Наруто хоть в чём-то превосходил его ещё тогда. - Ладно, что ты предлагаешь?

- Ты помнишь того придурка из четвёртого вагона, который сидел справа от метателя?

- Идиот! - сказал Саске, раздражённый бестолковостью напарника. - Их лица закрыты масками, так что они выглядят одинаково, словно...

Саске запнулся. Трудно было признавать свою неправоту, но хороший шиноби видит факты, а не тешится иллюзиями.

- Словно клоны! - улыбнулся Наруто широкой зубастой улыбкой.

- Ты гений, Наруто! - сказал Саске.

Похвала ничего не стоила, поэтому он и не сдерживался. К тому же, идея была действительно прекрасной. Они сложили печати, применили Хенге, став неотличимыми от серийных мобов.

- Саске, а что делать, если нас обнаружат, допустим, мы не ответим на какой-то пароль?

- Тогда убей их всех, - оскалился в улыбке Саске, пусть под маской и ничего не было видно.

Квест 15. Спасти Страну Снега

- Ну что, Коюки, Шестигранный Кристалл у тебя? - задал вопрос Дото.

- Да, - бесстрастным голосом ответила принцесса.

- Прекрасно! Отдай его мне!

Принцесса полезла за пазуху и сняла с шеи свой кристальный кулон. Дото схватил кристалл и оскалился в радостной улыбке.

- Превосходно! Ты хоть знаешь, что это такое? - спросил он.

- Нет, - голос принцессы был всё так же лишён эмоций.

- Это ключ! Ключ к сокровищу!

- К сокровищу? - удивилась принцесса.

- К сокровищу? - не сдержался Наруто.

У Саске всё сжалось внутри, но, к счастью, Дото лишь одарил идиота раздражённым взглядом и вернулся к созерцанию кулона. Саске медленно отпустил сдерживаемое дыхание. Вновь пригодилась выдержка настоящего шиноби - он продолжал неподвижно стоять на верхней палубе кают-компании, старательно копируя двух таких же болванчиков. Саске опасался, что в данном месте не положена охрана, тогда пришлось бы действовать по силовому сценарию, но на прибавление числа охранников никто внимания так и не обратил. Так что он внимательно слушал разговор и присматривался к действиям рулевого за штурвалом своего будущего классного корабля для поисков и убийства Итачи.

- Когда я захватил страну и покончил с сопротивлением, то знал, что Сосецу где-то спрятал сокровище. Я долго его искал и, наконец, нашёл место, где сокрыто оружие огромной мощи. Оружие, созданное твоим отцом. Там была замочная скважина, шестигранная замочная скважина! Догадываешься, о чём я говорю?

Саске навострил уши. Оружие, настолько мощное, что даже обладатели чакраброни и летающих кораблей говорят о нём с придыханием. Если Саске получит его в руки, Итачи и всем его Акацуки немедленно придёт конец.

Принцесса молчала и Дото продолжил свою злодейскую речь.

- Если я получу в руки это оружие, то наша страна затмит все Великие Нации, станет сильнейшей! Мы покорим весь мир, получим своё по праву! Твой отец был рохлей и слабаком, он боялся применить свои изобретения! А теперь мы отправляемся прямиком к Радужным Ледникам, где я заполучу сокровище!

- Зачем тебе я? Почему ты меня не убьёшь? - спросила Коюки.

- Всему своё время! К тому же, мы семья, кто-то же должен стать свидетелем моего триумфа!

Дверь в кают-компанию открылась и в помещение вошёл Надаре Роуга.

- Всё готово? - спросил Дото. - Где Фубуки?

- Я велел ей приготовиться к прибытию и оставаться в своей каюте. Сильный встречный ветер, поэтому на Радужный Ледник прибудем лишь через сорок минут.

- Прекрасно! - усмехнулся Дото. - Эй, вы, уведите принцессу!

Саске и Наруто спустились вслед за остальными охранниками. Саске ухватил принцессу за плечо, выдёргивая из роскошного кресла. Та недовольно вырвала руку из его хватки и гордо вскинула подбородок.

- Я пойду сама!

Саске и Наруто встали по обе стороны принцессы, остальные охранники заняли ведущую и замыкающую позиции конвоирования. Расчёт Саске оправдался - если бы пришлось спрашивать дорогу, простой подозрительностью дело бы не обошлось.

Размеры гондолы были не больше корабля, на котором они приплыли, так что идти пришлось недалеко. Ведущий охранник подошёл к неприметной железной двери, снял с замочной скважины листочек с фуин-шики и открыл дверь ключом.

- Дружище, подскажи, а где каюта Фубуки-сама? - спросил Саске охранника сзади.

- Там! - ответил тот и указал на дверь, ничем не выделяющуюся из полудюжины таких же дверей. - Погоди, а зачем тебе...

Саске не стал дослушивать вопрос и вогнал кунай собеседнику в затылок. Одновременно с ним Наруто обрушил удар на шею переднего конвоира, после чего затащил бессознательное тело в карцер.

- Что вы делаете? - воскликнула принцесса.

Спутника Саске окутало облако дыма, он вновь стал привычным Наруто.

- Настоящие герои никогда не бросают принцесс в беде! - ухмыльнулся он во все зубы.

Саске бросил труп в карцер, после чего ткнул кунаем в бессознательного врага, что вызвало укоризненный взгляд Узумаки. Но ему не было дела до обид своего орудия.

- Наруто, создай и развей клона, скажи, что мы летим на Радужный Ледник. А затем побудь здесь, твоя задача охранять принцессу!

- А ты?

- Мне нужно немного прогуляться!

- А трупы?

- Ты же Узумаки! Запечатай их во что-нибудь! - огрызнулся Саске.

Он вышел из карцера, аккуратно вытер с пола брызги крови, после чего закрыл дверь и приладил дзюцу-шики на место.

Пальцы его мелькнули в Ин, а когда клубы дыма развеялись, на месте безымянного шиноби стоял Роуга Надаре. Тонкие губы скривились в злодейской усмешке.

- Ну что, дорогая Фубуки, - сказал он голосом юки-нина. - У тебя есть костюм, который я просто мечтаю примерить!

***

Во время первого боя Саске видел Надаре Роугу Шаринганом, поэтому знал, что может его имперсонировать практически идеально - сокращения мимических мышц, микродвижения тела, походку и прочие повадки. Так что затея, выглядящая на первый взгляд неоправданным риском, была не очень опасной. Опасность представлял задушевный разговор и воспоминания о старых добрых деньках, но Саске намеревался использовать деловой тон, к тому же именно с разговорами он собирался покончить как можно скорее, как и с самой куноичи.

Саске подошёл к нужной каюте и решительно забарабанил в дверь. Возникла пауза, плотные перегородки не передавали ни звука, и на миг Саске подумал, что в каюте никого нет. Но через несколько секунд дверь щёлкнула и плавно отъехала в сторону.

К сожалению, надежда Саске застать куноичи врасплох и без костюма, не оправдалась. Фубуки не стала разоблачаться и до сих пор носила свою броню.

- Чего тебе, Роуга? - спросила она.

- Мы прибудем через сорок минут, - ответил Саске. - А пока надо поговорить.

Он решительно шагнул в её каюту, оттирая куноичи от дверного проёма. К удивлению Саске, та испуганно отпрянула и уступила дорогу. Саске вошёл внутрь и нажал кнопку закрывания двери.

- Роуга, ты сдурел? Нашей броне нельзя соприкасаться! - воскликнула она. - Из-за резонанса кристаллы могут рвануть!

Только выдержка Учиха не позволила Саске захлопать глазами и отвесить челюсть, словно какой-нибудь... Наруто. Также идиотизмом было бы оправдываться и извиняться. Поэтому Саске нацепил на лицо самую мерзкую из увиденных усмешек оригинала.

- Я знаю!

Фубуки посмотрела на Саске злым взглядом.

- Чего тебе надо, Роуга? - спросила она.

Саске не знал, по какому поводу мог бы явиться Надаре, так что не стал сочинять правдоподобную ложь, предоставив куноичи самой придумать причину.

- Ты сама знаешь зачем я здесь!

В глазах Фубуки появился испуг.

- Нет времени! - сказала она, полностью проглотив наживку.

- Сорок минут, времени предостаточно! - ухмыльнулся Саске.

- Что-то я себя неважно чувствую! - последовало новое возражение.

- Меня это не слишком волнует, - ответил Саске.

Он не знал, что могло понадобиться Роуге, но предполагал, что тот стоит в местной иерархии выше Фубуки, а значит, может беседовать с ней, словно с подчинённой. Следовало придумать причины для деактивации чакраброни, но на этой дистанции и в тесноте помещения он бы справился и с активированной. Кунай незаметно скользнул Саске в ладонь.

- Роуга, пожалуйста, не надо! - отчаянно воскликнула она.

- Ты сама знаешь, что этого не избежать! - вновь улыбнулся Саске, приготовившись к атаке.

- Ты мразь, Роуга! - выплюнула Фубуки. - Мерзкое отвратительное насекомое!

- Я очень сильное и умелое насекомое! Чего ты стоишь?

Он отодвинулся от дверного проёма, пропуская куноичи вперёд. Пусть каюта была очень тесной, вмещающей лишь неширокую койку и небольшой консольный столик под иллюминатором, наилучшей возможностью было атаковать в дверях, в месте, где манёвры противника наиболее ограничены.

К удивлению Саске, Фубуки не последовала наружу. Она потянулась за спину, где находился кристалл её брони, и произвела какую-то манипуляцию, деактивируя его. После чего с обречённым видом стала стягивать с себя костюм.

Саске стоял, пытаясь сохранить самоконтроль. Он не был наивным Наруто, теперь знал, что означает происходящее, и какие взаимоотношения связывают Фубуки и Надаре. На душе было очень мерзко. Кунай скользнул обратно в подсумок.

Саске дождался, пока Фубуки не снимет полностью костюм, оставшись лишь в облегающем трикотажном цельном комплекте гигроскопического белья. Бросив ещё один злой взгляд на Саске, она потянулась к оставшейся одежде, с намерением снять и её. Саске ей этого не позволил. Три сенбона, зажатые в ладони вместо куная, ударили потерявшую бдительность куноичи - в шею, живот и бедро. Именно так и туда, как успел заметить и скопировать во время спасения Хаку его Шаринган.

Фубуки не только не успела среагировать, похоже, перед тем, как потерять сознание, она даже не заметила атаки. Саске достаточно общался с Хаку, поэтому знал, что после извлечения сенбонов Фубуки пробудет без сознания минут двадцать, а затем на сутки её чакра станет нестабильной, полностью разрушая контроль и не позволяя использовать дзюцу. Тут не было Карин, чтобы восстановить чакру, а значит, опасности Фубуки больше не представляла. Саске отпустил Хенге и вновь стал самим собой.

Саске положил Фубуки на койку, тщательно осматривая её прекрасную фигуру, пытаясь запомнить каждую деталь, каждый изгиб. Затем он рывком выдернул сенбоны, снял плащ и закутал в него бессознательное тело. Саске вновь применил Хенге, превращаясь в Фубуки, натянул её костюм и активировал кристалл на спине. После этого взвалил тело на спину и потащил в коридор, надеясь, что встречные юки-нины будут бояться задавать вопросы элитной куноичи Дото. К счастью, по дороге им никто так и не встретился.

Саске открыл дверь в карцер, но прежде чем войти внутрь, сказал своим обычным голосом:

- Добе, это я!

Предупреждение было нелишним - Наруто стоял, приготовившись атаковать, обе его руки сжимали кунаи. Трупов юки-нинов не было видно, очевидно, Узумаки о них уже позаботился.

- Саске, кто это? - спросил Наруто, глядя на бессознательное тело.

- Её зовут Фубуки, - ответил Саске. - И она пока что побудет с тобой!

Принцесса, пребывавшая в таком же мрачном настроении, опасливо взглянула на тело.

- Саске, а если кто-то придёт? - спросил Наруто. - Я-то смогу замаскироваться, но что делать с ней? Её сразу обнаружат!

- Всё очень просто! Ты оставишь в карцере клона. Пусть он примет облик принцессы, а настоящей принцессе я присмотрел апартаменты получше. Вы втроём побудете там.

- А ты?

- А у меня есть своя, очень уютная каюта. И человек, с которым я очень бы хотел побеседовать наедине.

***

План последнего Учиха был гениален, как и сам Саске. Он намеревался в облике Фубуки дождаться вызова к Дото, оказаться с ним один на один, и, воспользовавшись моментом, одним махом покончить с проблемой. Ситуация осложнялось тем, что чёрный костюм, который Дото носил под плащом, имел некоторые принаки, заставлявшие подозревать, что это тоже чакроброня. И, конечно же, у мид-босса броня должна была быть самой крутой. Саске не знал, каким образом можно покончить с врагом одним ударом, не повредив броню. Он решил, что чрезмерная жадность - это уже никак не хозяйственность и разумная запасливость. У него было два комплекта брони, причём второй, броня Фубуки, был сделан наиболее разумно. Чакрокристалл располагался на спине между лопаток, был дополнительно защищён выступами крыльев, и, пусть активация и деактивация брони сопровождалась неудобствами, общая компоновка казалась безупречной. Так что, если броня Дото будет уничтожена вместе с самим Дото, ничего непоправимого не произойдёт.

Ещё одной проблемой был Роуга, и Саске надеялся, что его удастся устранить до момента прибытия, но оставалось не более получаса, а значит, шансов остаться с ним наедине практически не было.

Саске вытянулся на койке и закрыл глаза, максимально экономя чакру - столь длительное использование Хенге было затратным, но снимать маскировку стало бы глупостью, которую не совершил бы даже второкурсник Академии.

Его размышления прервал требовательный стук в дверь. Саске вздохнул, встал, подошёл к двери и нажал кнопку открытия.

На пороге стоял Надаре Роуга. На его лице играла мерзковатая улыбка.

- Чего тебе, Роуга? - спросил Саске, повторяя слова куноичи.

Тот не ответил, лишь бесцеремонно шагнул в каюту, едва не столкнувшись с Саске в дверях.

Ситуация вызывала у Саске стойкое состояние дежа вю, словно сейчас происходят съёмки очередного дубля особо неудачной сцены.

- Роуга, ты сдурел? - возмущённо воскликнул Саске. - Нашей броне нельзя соприкасаться! Из-за резонанса криста...

- Как будто я не знаю! - оборвал его Роуга.

Саске зло взглянул Надаре в глаза.

- Чего тебе надо, Роуга? - спросил он.

Роуга лишь ухмыльнулся.

- Ты сама знаешь, моя милая Фубуки-чан!

- Я не твоя! К тому же нет времени! - с испуганным видом возразил Саске.

- Меньше болтай, тогда времени хватит. Мы прибудем не раньше, чем через двадцать минут.

- Но я себя неважно чувствую! - последовало последнее возражение.

- Фубуки-чан, ты же знаешь, главное, чтобы себя хорошо чувствовал я! Поторопись!

Саске вздохнул и потянулся за спину, деактивируя кристалл чакры, после чего стал медленно снимать свою броню. Роуга, увидев такую покорность, ухмыльнулся, потянулся к плечу, на котором располагался кристалл генератора, выключил броню и занялся застёжками комбинезона.

Саске старался снимать костюм как можно медленней, он боялся, что это вызовет подозрения, но Роуга лишь рассмеялся.

- Фубуки-чан, ты же знаешь, что не стоит противиться неизбежному. Поторопись.

Сам он снимал комбинезон с ловкостью и сноровкой - в то время как Саске лишь оголял пышную грудь, Роуга уже вынимал ноги из штанин.

- Роуга-кун, - мягким мурлыкающим голосом спросил Саске, когда Роуга остался в одном термобелье, - я хотела тебе кое-что сказать...

- Чего? - настороженно вскинул глаза Роуга.

- Очень скоро нас будет трое!

- Что? - изумился Роуга. - Фубуки... Ты серьёзно?

- Жаль, что ты этого уже не увидишь!

Роуга ничего не ответил - ведь говорить с подбородком, нанизанным на кунай, оказалось бы очень и очень затруднительно. Саске позволил телу юки-нина сползти на пол и потянулся к его аккуратно сложенному на кровати костюму. Раньше испытывал к Надаре Роуге стойкую неприязнь, но теперь почти его полюбил. Ведь очень сложно ненавидеть такого покладистого моба.

***

Широкая долина имела форму огромного шестигранника. Ледяное безжизненное пространство было ограждено высокими шпилями огромных айсбергов. Если бы не слишком правильное расположение и не слишком большая высота шпилей, можно было бы предположить, что это творение природы. Летательный аппарат приземлился чуть в стороне от этой долины и дальнейший путь Дото, принцесса в сопровождении Роуги, Фубуки и нескольких юки-нинов, проделали пешком.

Местом назначения оказалась маленькая беседка с шестигранной крышей, расположенная в центре долины. Процессия направилась к ней. Принцесса начала сопротивляться, но Фубуки и Роуга подхватили её под руки и поволокли вслед за Дото. Остальные шиноби оставались чуть позади. Дото подошёл к беседке и провёл рукой по шестигранному постаменту, словно стряхивая снег, хотя, странным образом, постамент оставался чистым.

- Обрати внимание Коюки. Это творение твоего отца, и послужит оно на благо семьи и страны, как он и хотел! Не желаешь разделить мой триумф?

Принцесса мотнула головой, но Фубуки и Роуга лишь сжали её предплечья, подтаскивая ближе.

- Что ж, как хочешь. Не буду настаивать! Роуга! Ты верно мне послужил, сегодняшний день - во многом твоя заслуга. Казахана Дото всегда награждает своих верных слуг.

Роуга кивнул, обернулся и указал пальцем на одного из юки-нинов.

- Ты! Держи принцессу! Отвечаешь за неё головой!

Юки-нин коротко поклонился и решительно вышел вперёд, крепко хватая принцессу за плечо. Роуга вышел вперёд и встал рядом с Дото.

- Что должно произойти, Дото-сама? - спросил он.

- Ты сегодня излишне формален, Роуга, - улыбнулся Дото.

- В такой момент нельзя вести себя как обычно! - ответил тот.

- Ты прав, Роуга-сан. Сегодня поворотный миг не только для Страны Снега, но и для всего мира. Я не знаю, как именно это работает, но мы обязательно узнаем!

С этими словами он решительно вставил кристалл в шестигранную выемку.

Из замочной скважины ударил столб фиолетового цвета. От него побежали светящиеся линии, покрывая постамент концентрическими шестигранниками. Свет устремился за пределы беседки, он побежал по льду, образуя узор большой шестигранной снежинки. В местах пересечения в воздух взметнулись гейзеры фиолетовой чакры. Свет добрался до огромных айсбергов в углах долины и те засветились радужными переливами.

- Видишь, Роуга? Видишь всю эту мощь, всю эту чакру? Видишь этот свет? Это свет нашего величия!

Словно вопреки его словам яркость свечения начала спадать и айсберги вновь приняли обычный безжизненный вид. Светящаяся снежинка на земле тоже погасла и исчезла. Ничего больше не происходило.

- Я не понял! - воскликнул Дото. - Где сокровища? Где моё оружие?

- Хотел бы я сам это знать! - ответил Роуга.

Внезапно из айсбергов ударили струи пара. Снег и лёд на земле начали таять, собираясь в лужи, а затем в бурные ручьи. Ледяной покров на камнях стал таять, словно в ускоренной съёмке.

- Так тепло... - сказал юки-нин, конвоирующий принцессу. - Это же... не может быть!

Лицо Дото исказилось в яростной гримасе.

- То, что называют сокровищем Казахана - всего лишь какой-то генератор? Столько лет, столько усилий, и ради чего?

Дото резко повернулся к принцессе, разворачиваясь к Роуге спиной.

- Принцесса! - рявкнул Дото. - Ты! Я хотел, чтобы ты была свидетелем моего триумфа, но не думай, что тебе удастся пережить мой провал! Я лично закончу то, что должен был сделать десять лет назад!

Дото вновь окинул взглядом долину. Айсберги генераторов снова радужно засветились, выходя на штатный режим. Таянье снега усилилось, ручьи превратились в бурные реки.

Дото сделал шаг к принцессе, но в это время шипастая цепь захлестнула его руки, притягивая к телу и мешая создавать печати. Одна из петель цепи обернулась вокруг шеи, скользнула по воротнику брони и безжалостно впилась острыми звеньями в горло.

Дото с трудом повернул голову. Сзади стоял Надаре Роуга, сжимая концы цепи. Он подбил ноги Дото, и тот рухнул на колени.

- Принцесса! - сказал Роуга молодым голосом. - Не хотите ли поговорить с дядюшкой? Потом будет поздно.

Дото уставился на принцессу. Но шаг вперёд сделала не она, а сопровождающий её юки-нин. Подходя к Дото, он стянул капюшон и маску, открывая пышные волосы и красивое лицо.

Казахана Дото рванул вперёд, но цепь, безжалостно впиваясь в горло, пресекла эту попытку.

- Я хотела многое сказать. О том, какой глупой я была, идя на поводу своих страхов. О том, что закрыла своё сердце, вместо того, чтобы чувствовать наслаждение жизнью. О том, что топила своё горе и страхи в алкоголе. О том, что бросила свой народ, пытаясь уйти от ответственности. Но именно сейчас мне не хочется ни о чём говорить, я лучше посмотрю на последнее творение своего отца.

- Роуга - предатель! Фубуки! Шиноби! Убейте их! - закричал Дото.

Фубуки рассмеялась, со стороны шиноби тоже раздался дружный смех.

- Саске! Я же говорил! Ну, кто самый непредсказуемый шиноби Конохи? Кто лучше всех может скрыться где угодно? Чьи проделки - самое потрясающее, что было после Йондайме и рамена?

- Хн, - сказал Роуга.

- Нет, ты скажи, скажи! - продолжала смеяться Фубуки.

- Ладно! Ты, Наруто! Зато я - лидер команды!

- Я тоже стану чунином! Саске, похоже Дото заскучал. Эй ребята, давайте!

Группа юки-нинов, стоящая поодаль, начала стягивать капюшоны, открывая белокурые волосы и ухмыляющиеся физиономии с полосками на щеках. Принцесса рядом с Фубуки окуталась клубами дыма и на её месте возник Наруто Узумаки.

- Эй Дото, знаешь в чём ты ошибся? Ты стал на пути будущего Хокаге!

Настоящая принцесса заворожённо смотрела, как волна чакры прокатывается по долине, уничтожая снег. С изумлением наблюдала, как голая земля с огромной скоростью начинает покрываться густой зелёной травой. Место, на котором стояли клоны Наруто превратилось в огромное озеро, земля оставалась только на небольшом островке возле беседки. Клоны смешно завопили и плюхнулись в озеро, чтобы через мгновение выскочить на поверхность и как ни в чём ни бывало встать на воду.

- Принцесса, - спросил Роуга, - вы закончили с дядей?

- Да, что хотела, я ему сказала.

- Ублюдок, не думай, что тебе удастся... - закричал Дото, но цепь натянулась резким рывком, сокрушая ему гортань и ломая позвонки.

- Эй, Саске, но ты же говорил, что броне нельзя касаться другой брони? - удивилась Фубуки.

Она потянулась за спину, деактивировала кристалл, после чего окуталась облаком дыма, превращаясь в Наруто Узумаки. Наруто был ниже куноичи и уж точно уже в груди, поэтому костюм повис на нём нелепым мешком.

- Наруто, ты идиот. Перед тем, как атаковать, я свою отключил! - засмеялся Роуга и тоже окутался дымом, превращаясь в Саске.

Ситуация с его костюмом оказалась ещё более тяжёлой, он, путаясь в штанинах, начал снимать броню.

Послышался новый голос и Саске замер, настороженно озираясь.

- Верь в будущее! Верь в весну! Если ты не отступишь, то весна обязательно придёт! - говорил мужской баритон. - Коюки, когда придёт весна, что ты будешь делать?

Над долиной вспыхнул сияющий круг, над которым возникла голограмма маленькой принцессы Коюки.

- Я стану принцессой! - ответила малышка.

- И какой же принцессой?

- Сильной и отважной! Принцессой, верящей в добро и справедливость!

Мужской голос рассмеялся:

- Это будет очень сложной задачей! Но если не отступишь и продолжишь верить в свои мечты, ты станешь ей, и весна обязательно наступит!

На голограмме появился рослый мужчина в очках, он подошёл к Коюки и повесил той на шею знакомый шестигранный кристалл.

- Видишь эту прекрасную принцессу перед собой?

- Но я же ещё не стала принцессой! И я хотела ещё много достичь!

- И чего же? - спросил Казахана Сосецу.

- Я хочу стать знаменитой актисой!

Сосецу весело заливисто расхохотался, и маленькая принцесса смеялась вместе с ним.

Саске взглянул на настоящую принцессу Коюки, рыдающую на плече у Наруто, оглянул зелёную цветущую долину, возникшую посреди вечных льдов.

Скрытый квест: спасение Страны Снега выполнен. Награда: лучше не пожелаешь.

Саске запрокинул голову и засмеялся счастливым искренним смехом.

- И-и-и-и-и, снято! - раздался крик очень довольного Режиссёра.

Квест 16. Победить в гонке

Если что и омрачало безграничное счастье Саске, так это невозможность осуществлять теневое клонирование в броне чакры. Нет, теоретически создать клона было можно - что и продемонстрировал Наруто с его читерскими объёмами чакры. Но даже у него в итоге получалось не больше трёх-четырёх клонов. Можно, конечно, было деактивировать броню, тогда расход чакры не отличался от обычного, но при этом включить её обратно клон уже не мог. Это не отменяло бесценности устройства, но серьёзно урезало саму суть теневого клонирования - клон не должен отличаться от оригинала. Пусть отличить невооружённым взглядом их было невозможно, но у Итачи был Шаринган.

Впрочем, это являлось лишь мелким неудобством. Нет, даже не неудобством, а несоответствием слишком жадным мечтам - ведь если бы броня воспроизводилась клонами без ограничений, это стало бы тем самым оружием для завоевания мира, о котором так мечтал Дото, и это оружие целиком и полностью принадлежало бы ему, Учиха Саске! Представив, как орда неуязвимых клонов Наруто, на которых не действуют масштабные дзюцу, которые имунны к гендзюцу и от которых отскакивают кунаи, обрушивается на Итачи, Саске почувствовал сладкий трепет в душе.

Был ещё один способ использовать броню с запредельной эффективностью - надеть её на Рока Ли. И если когда-нибудь Зелёный Зверь согласится помочь с убийством Итачи, Саске намеревался так и поступить. Единственной слабостью Ли были техники чакры, броня защищала именно от них. Единственной слабостью брони был ближний бой, но именно в этом Ли был чудовищно силён. Если прибавить к броне Воду Героев и Технику Врат, а также (если, конечно, Тентен не преувеличивала ту историю с баром) уникальную реакцию на алкоголь, то выпускать Рока Ли на Итачи можно было хоть сегодня. На всякий случай Саске решил приготовить капсулу с Водой Героев пополам с медицинским спиртом - вдруг когда-нибудь представится возможность проверить.

Саске сожалел, что не смог подольше остаться в Стране Снега, к этому времени, наверное, уже Стране Весны (название "Страна Рамена", предложенное Наруто, почему-то было отклонено, то же самое случилось со "Страной Веера" Саске, хотя над "Страной Вишнёвых Лепестков" принцесса серьёзно раздумывала), чтобы вдоволь порыться в цитадели Дото, как полагается игроку, завалившему босса. Но с его стороны жаловаться было не на что.

Кунаями Саске был обеспечен на всю жизнь, броня чакры оказалась тем читом, о котором он так мечтал, репертуар партии пополнился новыми трюками, к тому же он свёл близкое знакомство с даймё целой страны, которая, если генераторы чакры будут всё-таки закончены и разработка доведена до конечного этапа, станет очень сильным союзником клана Учиха. Это если не говорить о не имеющем аналогов транспортном средстве, пилот и штурман которого были намеренно оставлены Саске в живых.

Саске сначала разозлился, когда на предложение Сандайю выплатить вознаграждение за S-ранговую миссию (а именно такими были миссии, влияющие на политическую географию) Наруто разразился возмущённой речью о героях, не требующих награды, но потом был даже рад этому - одно дело выполнение оплаченной услуги, а другое - безвозмездная помощь, после которой ты получаешь вечного должника.

Наруто, похоже, потенциально решил финансовые вопросы своего "клана". Режиссёр-сан был в полном восторге от секси-дзюцу Узумаки, а тот факт, что один-единственный актёр может служить и массовкой, привёл его в экстаз. То, что при этом не стоит тратиться на спецэффекты, пусть даже репертуар дзюцу у Наруто был ограничен, окончательно решило вопрос будущих заказов съёмочных миссий. Режиссёра не отвадило даже то, что актёрские качества Наруто мало отличались от табурета. По приказу Саске, Наруто отказался подписывать длительный эксклюзивный контракт, всего лишь дав предварительное обещание (а Наруто Узумаки не отступает от обещаний!) - с каждым новым блокбастером гонорары актёров увеличивались, поэтому фиксировать сумму в данный момент было бы идиотизмом.

Существование особого дара Наруто теперь можно было считать доказанным и проверенным многочисленными экспериментами явлением. Полчаса в тесной каюте с Казахана Коюки привели к тому, что принцесса полностью отбросила былой глупый фатализм и полностью изменилась, став именно той Принцессой Фуун, которую так все любили в кино. Очнувшаяся чуть позже Какуёку Фубуки тоже пережила катарсис, она решила исправиться и искупить свою вину (в чём бы эта вина ни состояла). Ей претило оставаться в Стране Снега, поэтому, когда Наруто предложил перебраться в Коноху, она с радостью согласилась.

Саске это не понравилось: во-первых, она могла потребовать назад свою чакраброню, тогда пришлось бы ответить резким отказом, а во-вторых, её дзюцу не являлись Хьётоном, а были связаны с манипуляцией уже существующими снегом и льдом. Но, к счастью, она приняла расставание с бронёй спокойно, что же касается дзюцу... Хороший шиноби использует все ресурсы. Так что, возможно, после того как Саске решит проблему Хаку, они с Фубуки смогут использовать совместные техники, и это усилит арсенал обоих.

Саске вспомнил об эпическом луте - чакроброне, кунаях и ледяных бомбах, о прототипе блокиратора чакры, найденном на борту (он очень сильно мечтал познакомить Итачи с этим устройством), счастливо вздохнул и с комфортом растянулся на удобном диване своего нового летающего корабля. Скоро должны показаться стены родной деревни, и Учиха Саске с торжеством вернётся со своей первой самостоятельной миссии. Предстояли переговоры с Хокаге, нанесение на корабль (Саске решил его назвать "Возмездие") дзюцу-шики, позволяющих беспрепятственно преодолевать воздушный барьер над деревней, но это были только приятные хлопоты.

***

Саске предстояло много новых забот и затрат, к примеру, подгонка костюмов обещала занять немало времени. Саске казалось, что Ио, один из ведущих оружейный разработчиков Конохи, немного не в себе, если судить по его идеям типа "приделать сто одно лезвие к кунаю, чтобы кунай в сто раз лучше резал", так что Саске надеялся на его ассистента и ученика Шосеки. Сам он намеревался контролировать каждый момент модификации, чтобы они не устроили столь же странный творческий поиск за его счёт. И, в любом случае, первой он позволит модифицировать броню Мизоре - как наименее ценную.

Ещё немало денег потребовалось бы на оплату миссии для шиноби, владеющих дотоном - для создания посреди кланового квартала скального плато, на которое было бы удобно и безопасно сажать летательный аппарат. Несмотря на то, что миссия была D-ранга - ведь для неё не нужно было покидать деревню, оплата была очень ощутимой - для неё требовались силы нескольких джонинов. Саске хотел построить ещё и большой ангар, но для этого следовало дождаться, пока Наруто не постигнет строительные премудрости. Оплата раменом была дешевле оплаты в рьё, а с Теучи-саном Саске уже договорился существенных скидках за оптовые заказы.

К сожалению, пока что планы откладывались - после вторжения деревня испытывала серьёзный кадровый голод, поэтому услуги шиноби были нарасхват. От одной из миссий - добыть кошачий отпечаток - команда отказалось. Наруто и Сакура до сих пор помнили о жуткой кошке жены даймё, ну а Саске... Возможно, будь это времена Академии, он бы не выдержал и немедленно помчался к старушке Некобаа. Но теперь, когда он стал чунином и нашёл свой путь, у него не осталось никаких причин что-то доказывать Итачи, а единственным незаконченным делом между ними осталось не завершение детской игры, а смерть предателя, желательно как можно более скоропостижная. И только Команда Саске успела немного отдышаться, заняться тренировками и личными делами, как им тут же выпала новая миссия, которую они с радостью приняли.

На брифинге миссии Саске внимательно слушал Хокаге, стараясь игнорировать вопли Наруто по поводу отсутствия Какаши-сенсея. Хатаке Какаши на этот раз не опаздывал, его, как и многих других джонинов, не было в деревне. И так как Саске уже стал чунином, задание вновь доверили именно ему. Это ещё раз подчеркнуло мудрость и прозорливость Хокаге - как и ожидалось от Бога Шиноби, способного оценить гениальность своего подчинённого с первого взгляда. Так что выданная миссия имела ранг В, с потенциальной возможностью повышения до А.

Целью миссии была сопровождение и охрана. Кто будет подзащитным не сообщалось, заказчик собирался уведомить по прибытию. Сама миссия при всей своей кажущейся простоте - сопровождать бегуна от точки старта до точки финиша, была очень важной, ведь предстоящий забег имел решающее значение для целой страны.

Столкновение с вражескими шиноби было подтверждено - на гонцов, направляющихся в Коноху, напали. Злоумышленник носил протектор Аме и использовал для атаки сенбоны. Учитывая, что аме-нины были, как показали недавние экзамены, слабаками, от этой миссии Саске на многое не рассчитывал, разве что пополнить запас сенбонов и раздобыть ещё несколько боевых зонтов.

Миссия имела гриф "срочно", до Страны Чая, где в порту Дегараши предстояла встреча с Джирочо-сама, главой местного клана Васаби, было не слишком близко, да и свой летательный аппарат Саске собирался использовать лишь для по-настоящему важных дел, а не катать на нём довольного Наруто, так что следовало торопиться. Разбежавшись по домам, чтобы упаковать вещи (в который раз Саске благодарил свою гениальность, заставившую Наруто изучать фуиндзюцу - всё необходимое уместилось в небольшой свиток), команда помчалась на задание.

Ввиду срочности задания, Саске приказал снять утяжелители, чтобы бежать как можно быстрее, а питаться прямо на ходу - благо, в свитках было запечатано достаточно рамена Ичираку, чтобы даже Наруто не посмел жаловаться на безжалостность Учиха-тайчо-сама.

После пересечения границы их попытался догнать какой-то идиот, вопящий, какие шиноби - отстой. Наруто собирался что-то доказать своему брату по разуму, но Саске приказал увеличить темп, после чего они оставили этого придурка где-то позади - глотать пыль из-под сандалий команды.

Преследователь был неплохо тренирован, мог бы обогнать какого-нибудь среднего генина, но даже после того, как сбросил грузы со своих ног, не смог сравниться с командой, которая состязается с Роком Ли.

Вскорости Команда Саске прибыла на место - просторное клановое поместье в окрестностях Дегараши. Их незамедлительно провели к главе клана Джирочо, который принял их очень радушно.

- Счастлив, что вы пришли так быстро! - сказал Джирочо-сама.

- В параметрах миссии особенно оговорена срочность, - ответил Саске. - Если вы не возражаете, я хотел бы уточнить цель. Несмотря на то, что моя команда справится с чем угодно, хотелось бы узнать о ней как можно раньше, чтобы спланировать действия.

- Сразу к делу? - улыбнулся Джирочо. - Прекрасно, ценю деловой подход. Хорошо. Усаживайтесь поудобнее, это займёт некоторое время.

Саске, Наруто и Сакура сели на татами, и Джирочо-сама начал свой рассказ. Начал он со старой легенды, когда в древние времена люди страдали от штормов, поэтому жертвовали местной святыне драгоценные камни. Ритуал помогал (или, как думал Саске, они убеждали себя, что помогал), поэтому это действие стало местной традицией. Около десяти лет назад (как считал Саске, всё же двенадцать - ведь действие происходило раз в четыре года) ритуал превратился в состязание по бегу - эти драгоценные камни стали доставлять к храму местные бегуны. Это было не просто спортивным праздником, клан того бегуна, который первым доставит камень, будет управлять Дегараши - процветающим портом, а значит, будет контролировать изрядную часть местной экономики.

Изначально клан Васаби враждовал с кланом Вагараши, каждый из кланов хотел получить контроль над городом. Дошло до вооружённых столкновений и дело даже шло ко всеобщей резне. Даймё осадил кланы, вынудив заключить соглашение, где выигрышем забега стала единоличная власть над городом на последующие четыре года.

В соревновании со столь высокими ставками всегда проявляется тёмная сторона. Не стал исключением и этот раз. На прошлых соревнованиях клан Вагараши, нарушая само понятие "честной игры", воспользовался услугами шиноби, чтобы победить. Клан Васаби получил сведения, что в этот раз ситуация повторится, поэтому они решили ответить тем же - нанять шиноби из Конохи. Но по пути гонцы попали в засаду и были атакованы аме-нином.

Внезапно Джирочо-сама склонил голову в низком поклоне.

- Помогите нам пожалуйста! - сказал он. - Если мы опять проиграем Вагараши эту гонку, нашу семью будут ждать тяжёлые времена!

- Конечно, мы поможем! - радостно завопил Наруто. - Вы наняли самую лучшую команду!

- Сакура! - бросил Саске.

Сакура незамедлительно отвесила Наруто подзатыльник, и он заткнулся.

- Так вот, Джирочо-сама, мы поможем, потому что уже приняли миссию. Но у меня к вам будет несколько уточняющих вопросов.

- Я с радостью на них отвечу!

- Прекрасно. В параметрах миссии стоят сопровождение и охрана. Но, из вашего рассказа следует, что нам предстоит зачистка и устранение. Нет, я понимаю, это больше соответствует В-рангу миссии, ведь охрана - это ранг С, но почему мы? Почему Коноха? Обычно мы выполняем более чистые миссии, а подобными делами занимается Анбу.

- Вы меня полностью превратно поняли! Никого убивать не надо! Нужно остановить тех, кто соберётся чинить препятствия нашему бегуну! Мы - за честное состязание!

- Если противник использует шиноби для нападения на бегуна, то честное состязание подразумевает симметричный ответ. Если вы не хотите применять насилие, то Сакура-сан может поместить бегуна в гендзюцу, пока мы устраним атакующих шиноби. Так что пусть он бегает кругами хоть весь следующий четырёхгодичный срок.

- Нет, что вы, подобных перегибов не нужно. Достаточно, чтобы нашему бегуну не чинили препятствий. И, кстати, вы спросили почему Коноха?

- Второй по близости к вам Скрытой Деревеней является Киригакуре, они очень хороши в тихом убийстве. Но вы уже прояснили вопрос - охрана и защита полностью укладывается в наш способ действий.

- Это верно! Но есть ещё одна причина. Наш клан находится в прекрасных отношениях с одной из ваших высокопоставленных шиноби, я не побоюсь сказать, что нас связывают узы крепкой дружбы. Довериться полностью мы сможем именно Конохе.

- Хокаге-сама будет рад узнать об этом. Кому мы должны быть благодарны за столь высокое доверие? Заранее хочу извиниться - чунином я стал недавно, - Саске не упустил возможности незаметно надавить Наруто на больную мозоль, - поэтому, возможно, знаю не всех джонинов.

- О, о ней вы определённо слышали! Это Сенджу Цунаде-сама, величайший ме...

- Сенджу Цунаде! - вскочил Наруто на ноги и подскочил к Джирочо-сама. - Вы знаете где она? Пожалуйста, пожалуйста, скажите! Она очень нужна Хаку! Без её помощи Хаку никогда не сможет ходить!

Если бы не тот факт, что дело касалось слишком серьёзных вещей, и ответ интересовал самого Саске, он бы дал Сакуре знак вправить мозги идиоту. Но им действительно нужна Цунаде и любые сведения о ней были на вес бриллиантов.

- Не стоит так переживать, юноша, - улыбнулся Джирочо. - Где она находится в данный момент, я не в курсе, но чуть больше месяца назад мы с нею встречались. Она находилась в Танзаку, но собиралась там оставаться не дольше недели.

- Саске, мы срочно бежим в Танзаку! - закричал Наруто.

Это был тот самый момент.

- Сакура!

Тяжёлый подзатыльник обрушился на идиота, и тот растянулся на татами.

- Наруто, - сказала она настолько мягким и ласковым голосом, что волосы Саске почти встопорщились, словно утиные перья, - у нас есть миссия. И эта миссия сама себя не выполнит!

***

Больше всего Саске хотел, чтобы эта миссия прошла, как и предыдущая. Безупречное планирование, разумные и своевременные действия, хитрость, смекалка, и как закономерный итог - гора эпической добычи. Пусть на этот раз ничего стоящего не предвиделось, но статистика послужного списка Саске должна оставаться безупречной. Имел значение лишь идеальный результат: пришли, сделали дело, ушли, оставив за собой счастливого клиента, считающего найм команды Последнего Учиха самым разумным и выгодным вложением своих денег. После того как клон Наруто умчался в Коноху, передать Хокаге новую информацию о Сенджу Цунаде, Сакура и Наруто собиралась отправиться в город, но Саске велел им остаться, чтобы обсудить все детали забега и дождаться самого бегуна, который на данный момент почему-то отсутствовал.

Саске не исключал возможности, что с бегуном что-то случилось, и он, к примеру, лежит где-то в канаве с переломанными ногами, поэтому в планы входило попросить у Джирочо-сама фотографии подопечного. Для любого из команды не составило бы труда принять облик нужного человека, ну а остальным осталось бы только обеспечить благоприятное окончание гонки. Саске даже надеялся на подобный исход - в этом случае не пришлось бы полагаться на третьих лиц, а значит, всё зависело бы от команды - людей, в которых Учиха был полностью уверен.

К сожалению, бегун всё-таки появился. К ещё большему сожалению, Команда Саске была с ним знакома. Это оказался тот самый идиот, который безуспешно пытался догнать их по дороге в Дегараши, и у которого была стойкая нелюбовь к шиноби. Впрочем, учитывая результат прошлого забега, эта нелюбовь имела разумные объяснения. Однако, бегун не перестал издавать возмущённые вопли даже после того, как узнал, что Команда Саске на его стороне и будет обеспечивать его безопасность. Так что с этого момента слово "идиот" стало не оскорблением, а констатацией твёрдо установленного факта.

Как только с планированием миссии было покончено, а команда изучила и запомнила карту предстоящего забега, Саске отрядил отряд из нескольких клонов Наруто, которыми руководил его клон, пробежаться по маршруту. Джирочо-сама безо всяких возражений предоставил бот, на котором клоны отправились на остров Наги, где находилась святыня Модороки. Им предстояло пересечь остров, перебраться по узкому перешейку на остров Оудзу, и завершить свой путь в святыне Тодороки.

Если бы подопечный не был идиотом, можно было бы расставить для противника несколько ловушек, но Саске резонно опасался, что первым, кто туда попадёт, будет их бегун. Подобные действия не являлись нарушением правил: любые препятствия считались волей богов и даже помощь шиноби была в рамках дозволенного.

Ну а тем временем остаток дня команда провела в городе. Произошло несколько мелких стычек, в которых Наруто с клонами под благосклонным взором Саске отметелил нескольких особо развязно ведущих себя членов клана Вагараши. Он купил себе маленькую фигурку, поразительно напоминающую Гамакичи (брата Гаматацу - призывной жабы Наруто) и ещё одну, вылитую копию Паккуна - для Какаши-сенсея. Они выслушали жалобы местных жителей на невыносимое поведение Вагараши, и высказанные надежды на победу бегуна Васаби.

Саске поведение членов Вагараши сильно напомнило повадки головорезов Гато, поэтому он решил, что победу наглому идиоту Васаби он обеспечит любой ценой, даже если Наруто придётся волочь его на загривке, а дорогу пробивать А-ранговыми техниками убийства.

Они рано легли спать - гонка начиналась с восходом солнца, поэтому следовало хорошенько отдохнуть.

***

Церемония, имеющая столь важное значение для страны, была обустроена с подобающим размахом. Несмотря на слишком раннее утро, на причале было не протолкнуться от народу, а единственным свободным местом оставалась не слишком большая площадь перед большими воротами, открытие которых и должно означать старт гонки. На этой площади совершали разминку и растяжку бегуны кланов Васаби и Вагараши. Неподалёку торжественно замер мастер церемоний, он пристально смотрел на светлеющий горизонт, чтобы дать сигнал на старт.

Команда Саске стояла в нескольких шагах от бегуна Васаби и вела непринуждённую беседу. Все планы были давно обговорены, а на самом старте, в присутствии стольких свидетелей, можно было не опасаться нападения. Так что оставалось лишь коротать время, пока не начнётся настоящая миссия. Саске было интересно, кто будет их противником. Он активировал Шаринган и окинул взглядом толпу. Человек с чакрой шиноби, оказался только один. Либо Вагараши наняли одиночку-нукенина, либо, что более вероятно, остальная команда уже была на одном из островов где и организовывала засаду.

- Сакура, придержи Наруто, разрешаю принять любые меры. Теперь медленно и незаметно обернитесь. Семь часов, человек с зелёными волосами и в синем головном платке - шиноби, возможно, наш враг.

- Где? - воскликнул Наруто и попытался резко обернуться, но Сакура вовремя отвесила ему тяжёлый подзатыльник.

Наруто надул губы, но умерил пыл. Саске сделал шаг в сторону и развернулся к противнику спиной. Наруто и Сакура повернулись к Саске и получили возможность смотреть, не привлекая внимания. Саске сомневался, что что-то изменится, даже если Наруто начнёт прыгать на одной ноге и тыкать во врага пальцем, но порядок есть порядок.

- Ваша задача - только наблюдать. Так что не шляйтесь около меня! - послышался недовольный голос бегуна Васаби.

- Что ты сказал? - возмутился Наруто.

- Я сказал, держитесь от меня подальше! Я не хочу, чтобы за мной кто-то таскался.

Саске приготовился к новому витку перепалки, чтобы дать сигнал Сакуре обуздать Наруто. Но, похоже, вчерашнее обсуждение миссии, обязанностей и областей ответственности каким-то образом умудрилось просочиться в черепную коробку Узумаки и осесть в том рудиментарном органе, что заменял ему мозг.

- Ой, простите, Джирочо-сама! - преувеличенно выпучив глаза, завопил он. - Я вас сразу и не узнал! Конечно же, мы поступим так, как вы и велите!

- Что ты несёшь, идиот? - возмутился бегун.

- Наруто мягко намекает, - сказала Сакура, - что заказчиком миссии является Васаби Джирочо-сама. Именно он устанавливает цель миссии и высказывает пожелания. Но при всём этом, способ выполнения выбирает команда. Вы же не являетесь ни заказчиком, ни звеном в цепочке командования, поэтому ваши указания мы исполнять не станем, хотя к советам с благодарностью прислушаемся. Ведь мы стремимся к одной цели, а значит любые ссоры могут лишь помешать её достижению.

Наруто уставился на Сакуру, захлопал глазами, после чего нагло ухмыльнулся в лицо бегуну.

- Точно! Именно это я и сказал!

Бегун набрал в лёгкие воздуха, чтобы вновь вступить в перепалку, но его прервал голос из оживших громкоговорителей. Ведущий церемонии включил микрофон и объявил:

- Дамы и господа! Жители Дегараши и гости нашего города! Гонка святыни Тодороки, которую мы все так ждали последние четыре года, скоро начнётся. Позвольте представить участников. Бегун семьи Васаби - Морино Идате!

Зрители разразились приветственными выкриками и аплодисментами, но Саске нахмурился. Имя бегуна, которым он так и не удосужился поинтересоваться, и который носил кодовое имя "Идиот", ничего ему не говорило, а вот фамилия была знакомой. Морино Ибики был проктором первого этапа чунинских экзаменов и занимал пост главы отдела Пыток и Допросов. Это, конечно, могло ничего не значить, а могло оказаться важной информацией. И то, что он не поинтересовался биографией бегуна, удовлетворившись заверением Джирочо-сама, что тот в нём полностью уверен, было серьёзным промахом.

- Бегун семьи Вагараши - Фукусуке Хикьякуя! - продолжил распорядитель.

Бегун Вагараши вскинул руку вверх и завопил. Донеслись жидкие аплодисменты от членов его клана, остальные хранили гробовое молчание.

Бегуны приняли стартовую позицию и врата медленно распахнулись, явив вид на пристань с двумя пришвартованными одномачтовыми парусниками. Небо продолжало стремительно светлеть и когда над горизонтом показался край солнечного диска, прозвучал сигнал гонга.

Бегуны сорвались с места и понеслись со всех ног. Фукусуке рванул прямиком к своему кораблю, а Идате свернул влево и помчался вдоль берега. Толпа изумлённо ахнула. Саске нахмурился. Не сказать, что он ждал чего-нибудь подобного, но так как они готовились к разным неожиданностям, инцидент не выходил за рамки ожидаемого.

- Наруто! - бросил Саске.

Узумаки ухмыльнулся, создал теневого клона, тот злорадно переглянулся с создателем и развеялся облачком дыма.

- На корабль! - скомандовал Саске, и они помчались к причалу.

Вскоре к ним присоединились два клона Наруто, волокущих бессознательного Идате. Саске надеялся, что идиота оглушили шоковым райтондзюцу, и что Наруто, принявший близко к сердцу проблемы Джирочо-сама и города Дегараши, не нанёс ему слишком тяжёлых телесных повреждений. Впрочем, это никак бы не помешало миссии, а значит, не имело особого значения. У команды Саске всегда был запасной план.

***

Идате очнулся только тогда, когда берег уже казался тонкой полоской на горизонте. Саске не был особым мастером по управлению парусниками, а вчерашнее плавание на остров Наги позволило скопировать Шаринганом лишь основные приёмы обращения с парусами. Но этого и не требовалось. В трюме сидел десяток клонов Наруто, прижимающих к борту ладони и пытающихся с помощью прямой манипуляции Суйтоном придать кораблю постоянное горизонтальное ускорение. В таких условиях справиться с управлением смог бы и Наруто, что уж говорить о клоне самого Саске.

- Что вы наделали, придурки? - первым делом закричал Идате.

- Сакура-сан, - улыбнулся Саске своей самой лучшей улыбкой.

Сакура без слов сделала шаг к привязанному к мачте бегуну и нанесла оплеуху из тех, которые обычно приберегала для Наруто. Голова Идате дёрнулась, и он заткнулся.

- Итак, давай я обрисую тебе положение вещей. Я задаю вопросы, ты отвечаешь. Если ты соврёшь, Сакура-сан, а для тебя - Харуно-сама, поможет тебе найти слова правды. Это понятно? Если понятно, кивни.

Идате часто закивал головой.

Сначала Саске хотел поручить вразумлять пленника Наруто, но тот настолько близко воспринял проблемы мирных жителей Дегараши, настолько поладил с Джирочо-сама и проникся к нему уважением, и настолько переживал за исход гонки, что Учиха опасался за жизнь бегуна. Так что Наруто метался по палубе и испепелял Идате взглядом, пока Сакура, чья рука была набита во всех смыслах на самом Наруто, применяла необходимую дозу насилия.

- Чтобы ты не подумал, что можешь водить нас за нос, сразу предупреждаю - соврать тебе не удастся. Ты слышал о Шарингане? - Саске кратковременно активировал додзюцу, чтобы пленник посмотрел на вращающиеся томоэ.

Идате вновь кивнул. Саске не собирался тратить чакру на это недоразумение, так что не стал утруждать себя постоянной активацией.

- Хорошо, так что заставило тебя пойти на предательство? Для чего ты решил опозорить Джирочо-сама, который так сильно тебе доверял? Почему ты...

- Что вы наделали, идиоты, я...

- Сакура-сан.

Новый удар обрушился на лицо Идате.

- Ты ещё не получил разрешения говорить. Ладно, смысл вопроса ты понял. Что заставило тебя пойти на предательство? Говори!

Идате опасливо покосился на Сакуру, после чего медленно сказал.

- Я не предавал босса Джирочо! Я уважаю его больше кого-либо в мире!

- Хорошо, но почему ты нарушил маршрут?

- Конечно же, чтобы выиграть гонку!

- Подробнее!

- В это время года дует сильный сезонный ветер. Я заметил это по движению облаков. Порт на севере полуострова захватывается сильным океанским течением, которое идёт к острову Наги. Таким образом, если бы вы, идио...

- Сакура!

Голову Идате вновь мотнуло в сторону после новой оплеухи Сакуры.

- Надеюсь, в дальнейшем ты будешь тщательней подбирать слова. Или ты не заметил, что рядом девушка? Ладно, продолжай.

- Если бы вы мне не помешали, я бы добежал до рыбацкой деревушки. Там живёт мой знакомый рыбак, я бы взял у него лодку, быстро доплыл бы к острову Наги. И как только мои ноги ступили бы на землю, победа клана Васаби была бы гарантирована! Никто не может бегать быстрее меня!

- Кроме меня, Сакуры, Наруто и ещё огромного количества людей. Ладно, я принял твои объяснения. Таким образом, ты решил срезать путь. Итак, почему мы узнаём об этом только сейчас? Почему на вчерашнем обсуждении миссии мы не услышали ни слова?

- Это не ваше дело! Вы - просто шиноби, которых босс Джирочо нанял присматривать за гонкой!

- Нет! Мы - шиноби, которым Джирочо-сама доверил судьбу своего клана. В той же мере, что доверял тебе. И пока что ты это доверие полностью попрал!

- Идиот! - наконец, вмешался Наруто. - Если бы ты всё сказал сразу, не пришлось бы тебя лупить! До этого додуматься смог бы даже я! А что, его план действительно был таким клёвым?

- Сакура? - спросил Саске.

Идате рефлекторно втянул голову в плечи. Но Сакура поняла всё правильно. Она расстелила на палубе карту, нахмурила лоб, достала из подсумка карандаш, уверенными движениями начертила несколько линий и подняла на Идате взгляд.

- За сколько времени ты бы добежал до северной деревушки?

- Приблизительно за час.

- Какова скорость попутного течения? Какова скорость ветра?

Идате уставился на неё широко открытыми глазами.

- Чего?

- Ладно, эти подсчёты не настолько важны. Какова временная разница между плаванием к святыне Модороки от порта Дегараши и от рыбацкой деревни?

Во взгляде Идате не мелькнуло ни одного признака мыслительной деятельности. Сакура начала закипать.

- Ты же проверил, сколько времени выиграешь? Значит, сплавал и оттуда, и оттуда! Засекал время? Если прибавить к этому час бега, то какой выигрыш даёт путь через северный порт?

Идате продолжал молчать, но его глаза тщательно избегали взглядов команды Саске.

- Подожди, так ты даже не проверил? - изумился Наруто. - А с чего ты решил, будто вообще будет быстрее?

Затянувшуюся паузу нарушил голос Сакуры.

- Обычно кратчайшее расстояние между двумя точками - прямая, то есть отправиться прямиком из Дегараши на остров Наги. Вариант Идате возможен, но тогда разница между скоростью кораблей, направляющихся из этих двух точек должна различаться кардинально. Разница между курсами составляет не более двадцати градусов, их вполне можно назвать попутными. Корабль, идущий из Дегараши, вскоре должен поймать тот же ветер и попасть в то же течение. Если мы обозначим эти три точки и проведём сквозь них прямые, то всё легко просчитать по обычной формуле произвольного треугольника. И...

- Да! Это наша Сакура-чан! - радостно завопил Наруто. - Формула произвольного треугольника! Круто! Сакура - самая умная куноичи класса! На экзамене чунинов она всё решила сама! А ведь даже Саске списывал!

Сакура, услышав похвалу Наруто, мягко ему улыбнулась. Но от взгляда Саске не ускользнуло, как при упоминании экзамена Идате навострил уши.

- Наруто, - сказал Саске, - целью экзамена было не решение задач, а добыча сведений!

- И я их очень круто добыл, как и положено будущему Хокаге! Но Ибики-сан был очень страшный! Все едва не наложили в штаны, когда он заговорил о десятом вопросе!

Как только прозвучало имя Ибики, Идате ощутимо дёрнулся. Количество совпадений перевалило все возможные границы.

- Ладно, Саске, может отпустим его? Видишь, Идате - не предатель, он просто очень тупой!

- Наруто, я твоём месте не был бы так уверен. Первые подозрения у меня появились, когда я увидел, как он бежит.

- А что тут такого? Бегает, как обычно!

- Как обычно кто?

- Как обычно все!

- Как обычно бегают все, кого ты знаешь. А знаешь ты только шиноби. Идате бегает как шиноби.

- Шиноби? Но ведь он слабак!

- Верно. Ещё я удивился, когда услышал фамилию Морино. Мне это показалось совпадением. Но теперь, когда ты упомянул Морино Ибики, его реакция сказала сама за себя. Похоже, перед нами действительно предатель. Но предал он не клан Васаби, а Конохогакуре но сато. Надеюсь, ты сможешь это объяснить. И на твоём месте, Идате, я бы искал очень хорошее объяснение.

- Это пустые угрозы! Я вам нужен, чтобы закончить гонку! - попытался возразить Идате.

Наруто расхохотался. Его окутали клубы дыма, а когда они рассеялись, на том месте стояла копия пленника.

- Как видишь, твоя значимость сильно переоценена, - сказал Учиха. - Говори!

И Морино Идате заговорил.

***

Саске бежал позади Идате, рядом с ним бежали Наруто и Сакура. Святыня Модороки осталась позади, Идате сжимал в руках большой стеклянный шар, который абсолютно точно не являлся драгоценным камнем, и бежал со всех ног, к святыне Тодороки. Взгляд Саске цепко фиксировал окружающую обстановку, но разумом Учиха был не здесь, он обдумывал рассказ Идате, вернее, одну его часть.

Как верно предположил Саске, фамилия Идате не зря совпадала с фамилией Ибики-сана. Он был младшим братом этого токубецу-джонина и когда-то являлся действующим шиноби Конохагакуре но сато.

Команда Идате участвовала в экзамене, проходившем три года назад, причём, тогда проктором первого этапа всё так же был Ибики-сан. Морино Идате провалился с ответом на десятый вопрос. Вопрос был коварным, и суть его сводилась к "навсегда сломать будущее члену команды, ради возможности стать чунином сейчас, либо отказаться отвечать, провалить экзамен и попробовать снова через полгода". Возможно, оставайся Саске всё тем же человеком времён Академии, он бы пожертвовал кем угодно ради своей цели. Но с тех пор он стал намного опытней, узнал, насколько важна хорошая партия, да и научился "искать сокрытое в сокрытом", чтобы понять, что этот вопрос - всего лишь испытание духа участников экзамена. Так что свой чунинский жилет поверх зелёного костюма теперь Саске носил по праву. Саске полагал, что Наруто, категорически неспособный увидеть второе дно, всегда воспринимающий все слова за чистую монету, тоже сделал бы правильный выбор. Насчёт Сакуры он не был уверен - да, она умна, но тоже несколько наивна, поэтому могла и не разгадать скрытую подоплёку.

После провала на экзамене и резкой отповеди от брата, к Идате подошёл его джонин-сенсей - Рокушо Аой. Он предложил пройти "секретный тест", в котором требовалось выкрасть свиток с запретными техниками и реликвию - меч, принадлежащий самому Нидайме. Несмотря на вопиющую некомпетентность, Идате это удалось. Оказалось, что Аой был предателем, что он воспользовался доверием своего генина, чтобы обманом заполучить ценности и дезертировать в Аме. Вместо того, чтобы отказаться, доложить об обмане и измене, Идате вновь поверил каждому слову предателя, утверждающего, что после совершённого для того нет дороги назад. Он последовал за Аоем в Скрытый Дождь.

Морино Ибики узнал о проступке брата и в компании Анбу бросился в погоню. Всё оказалось хорошо подстроенной ловушкой - они угодили в засаду превосходящих сил аме-нинов. Рокушо Аою требовался не только секретный свиток, но и человек, способный его прочитать. Морино Ибики таким человеком был.

Ибики подвергли жестоким пыткам прямо на глазах брата. Но он оказался настоящим шиноби - не только не сказал ни слова, но и использовал каждую возможность, каждый шанс. Он спровоцировал палача, атаковал его, умудрился не только устроить пожар в доме, где его пытали, но и позволить брату уйти.

Вместо того, чтобы отправиться в Коноху за подмогой, либо попытаться выручить брата, либо сделать хоть что-нибудь, Идате струсил и сбежал. В доме произошёл взрыв, Идате думал, что брат погиб, он бежал сломя голову, скитался неприкаянным и голодным до тех пор, пока не наткнулся на Джирочо-сама, которого попытался ограбить. Джирочо не стал убивать идиота, он его подобрал, пригрел и дал ещё один шанс. Он доверил в этом забеге судьбу всего клана. И вместо того, чтобы ценить доверие, Идате позволил своей гордости, своей личной неприязни, поставить всю миссию под угрозу. Он считал себя очень умным, придумавшим такой прекрасный план. Но он не был единственным человеком, знающим про ветра и морские течения, и, если бы такой путь был действительно короче, бегун Вагараши им бы обязательно воспользовался.

Казалось бы, предыдущие события должны были научить Идате, что мыслительный процесс - не его сильная сторона, что ему нужно слушать более умных людей, типа Джирочо-сама, и сосредоточиться на том, в чём он был действительно хорош - на беге. Но, в отличие от Наруто (которого после встречи с Идате называть идиотом не поворачивался язык), исполняющего приказы и слушающего советы более умных товарищей по команде, Морино-младший решил действовать своим умом.

Саске презирал Идате. Он был всем тем, что Учиха ненавидел - некомпетентным идиотом, трусом и предателем. Он, как и Итачи, предал свою семью, своего брата, предал деревню. Если бы Идате был кому-то нужен, то его бы признали нукенином, и любой, даже самый ленивый ойнин давно получил бы за его голову невеликую награду. Саске считал, что следует задействовать вторую часть плана, где вместо Идате в забеге будет участвовать Наруто. Но Узумаки, неожиданно для всех, проникся к Идате симпатией.

Для Наруто предательство Рокушо было похоже на предательство Мизуки, Идате, как и Наруто, обманом заставили выкрасть свиток. Ну а то, что Идате решил бежать, так не всем же быть такими крутыми ниндзя, как Узумаки Наруто, будущий Хокаге Конохагакуре но сато! Поэтому только по просьбе напарника идиоту дали ещё один шанс.

Одна деталь рассказа Идате очень сильно интересовала Саске. Райджин - знаменитый меч, который создал второй Хокаге. Неприметная рукоять из которой выскакивает созданный из Молнии клинок. Саске очень хотел бы получить этот меч, подобный лут мог бы оправдать необходимость работать на миссии даже с этим с идиотом. Но Саске не обольщался - несмотря на то, что клан Вагараши нанял шиноби из Аме, куда дезертировал Рокушо, то, даже в случае столкновения с ним, вероятность встретить клинок Нидайме была исчезающе мала. Ведь какой дурак оставит в руках предателя меч, который тот должен принести в деревню в качестве вступительного взноса за своё дезертирство?

Саске тряхнул головой, отбрасывая ненужные мысли. Он вновь оглядел окрестности в поисках признаков засады, посмотрел на Сакуру, придерживающую рукоять Кубикирибочо, которая начала подавать первые признаки усталости, на Наруто, который нёсся рядом с Идате и что-то пытался тому бурно втолковать. Всё был спокойно, и это сильно не нравилось Саске - если противник себя не проявляет, значит он готовит какой-то неприятный сюрприз.

Поэтому, когда Наруто поднял руку и велел Идате остановиться, Саске вздохнул с облегчением. Это значило, что развеялся один из клонов Узумаки, которые вчера укрылись на всей протяжённости маршрута, и противник наконец-то себя проявил.

- Саске, а знаешь, кто наш враг? Те самые трое придурков, которых мы отмудохали прямо перед башней в Лесу Смерти! Ну и ещё тот придурок, которого ты видел в толпе!

Саске улыбнулся.

- Наруто, неужели ты не хочешь поприветствовать старых знакомых? Они очень соскучились!

Узумаки рассмеялся, извлёк из подсумка свиток, распечатал из него своё адское устройство и нацепил на руку. Затем достал два комплекта затычек для ушей, один из которых протянул Идате.

- Сунь в уши! - велел он бегуну.

Что ответил Идате, Саске уже не расслышал. Его уши, как и уши Сакуры, были плотно закрыты. Но Саске знал, что даже лучшие беруши Конохагакуре, специальный заказ в магазине принадлежностей для шиноби, не смогут полностью защитить от того, что последует дальше. Увидав, как рядом с Наруто возникает почти сотня клонов, как каждый из них радостно вскидывает вверх руку с адским устройством, Саске не мог сдержать болезненный стон. К счастью, из-за затычек в ушах его никто не услышал.

***

Эпическое превозмогание, битва на пределе сил, ожесточённое сражение, когда от каждого твоего движения зависит, будешь ты жить или умрёшь, стратегия, тактика, хитромудрые дзюцу, и, как итог, - поверженный противник!

Ничего этого не было.

Когда Идате в сопровждении Команды Саске выбежал к месту засады, его встретил тот самый шиноби, которого Шаринган Саске обнаружил в толпе. Позади него стояли трое ниндзя в респираторах и костюмах, очень похожих на пижамы. Их лица были сокрыты под дыхательными масками, но по некоторым признакам было видно, что эта троица - действительно старые знакомые из Леса Смерти.

Шиноби с зелёными волосами тоже оказался старым знакомым, на этот раз для Идате. Им оказался тот самый Рокушо Аой - предатель Конохи и бывший джонин-сенсей этого придурка.

Место засады было выбрано хорошо, правильно и очень, очень предсказуемо. Узкий верёвочный мост, натянутый над глубоким ущельем был первым местом, за которым Саске оставил присматривать клона, так что неожиданностей не случилось.

Саске ждал, что Рокуши начнёт свою злодейскую речь, станет глумиться над Идате и, возможно, расскажет что-нибудь о мече, поэтому приготовился вынуть из ушей затычки - на случай, если прозвучит важная информация. Рокушо не успел раскрыть рот, как из-за пригорка вылетела толпа клонов со вскинутыми руками и, издавая беззвучный вопль, применила технику, которую Наруто называл "Концерт Узумаки". Тройка неудачников поняла, что им грозит, но скрыться не успела - Наруто успели активировать своё адское устройство.

Несмотря на то, что уши Саске были надёжно защищены, несмотря на то, что он прогонял чакру по поверхности тела в попытке максимально защититься от атаки, эффект прочувствовал даже он. Заныли зубы, закололо в ушах, каждая кость в теле противно завибрировала и отдалась болью. Саске не удержался, рухнул на колени, а вместе с ним на колени рухнула его команда.

Противнику досталось гораздо сильнее. Рокушо упал на землю и заколотился в припадке. Из его ушей, ноздрей и глаз потекли ручейки крови. Троица аме-нинов разделила его судьбу.

Дальнейшие действия были отработаны до автоматизма. Осмотреть, есть ли у врагов что-нибудь полезное, воткнуть услужливо предоставленные Аоем сенбоны в нужные точки его тела, обвязать предателя нин-проволокой, ну а троице генинов отвесить (инициатива Наруто) пару смачных пинков по мягкому месту.

Затем вернулся клон, которого Саске послал за зарытым чуть ранее Камнем Дракона (в способности стекла или кристалла противостоять таким звуковым волнам Саске обоснованно сомневался). Напоследок, коноха-нины обрушили мост, оставив маленький сюрприз для бегуна Вагараши и установили несколько простых ловушек, на случай, если Фукусуке умудрится перебраться на эту сторону.

Дальнейшая гонка прошла без происшествий. Ловушки, которые они за собой периодически оставляли, создавались клонами из подручных средств, а также материалов, реквизированных у шиноби Амегакуре. Тащить с собой Рокушо было неудобно, клоны Наруто, волокущие жердь, к которой тот был примотан, непрестанно жаловались, но Саске игнорировал это нытьё. Было решено не останавливаться на ночёвку, а бежать всю ночь (на жалобы Идате последовала та же реакция), поэтому к финишу команда пришла ранним утром.

После того, как Идате пересёк финишную черту, когда стихло всеобщее ликование толпы и отзвучали поздравления, произошёл небольшой инцидент - министр Страны Чая обвинил Идате в жульничестве, в качестве доказательства напомнив, что на корабль он попал не своим ходом. У него даже имелась фотография, где двое довольных собой Наруто волокут бессознательное тело бегуна Васаби. Узумаки, провоцируя международный инцидент, выхватил эту фотографию, правда, не забыв поблагодарить министра за такое свидетельство своей крутизны. Все вопросы по улаживанию скандала этот засранец предоставил Саске.

К счастью, не успел Учиха предъявить официальный свод правил забега, где было отдельно оговорено разрешение использовать транспортные средства (в число которых ничто не мешало включить и шиноби), как появился составитель этого списка - даймё Страны Чая, который предоставил более интересную фотографию. На ней тот самый министр получал от главы клана Вагараши внушительную взятку.
Разгорелся скоротечный коррупционный скандал, в результате которого министр был уволен и отправлен в монастырь, семью Вагараши ждало наказание, вплоть до роспуска клана. Затем начались народные гуляния, в которых Команда Саске участия не принимала - что Саске, что Наруто сильно торопились в Коноху.

Квест: спасение клана Васаби выполнен. Награда: Райджин, легендарный меч Нидайме Хокаге

Саске улыбнулся и погладил шершавую рукоять своего нового приобретения. Миссия оказалась гораздо лучше, чем казалось на первый взгляд.

А когда они добрались до порта, чтобы подняться на борт корабля, направляющегося в Дегараши, команду ожидал сюрприз. Их встречали двое знакомых - Морино Ибики собственной персоной и Джирайя.

Увидев Ибики-сана, сопровождавший их Идате побледнел. Но Саске не было дело до страданий этого идиота. Передав всё ещё бессознательное тело Рокуши Аоя главе отдела Пыток и Допросов, Команда Саске подбежала к Саннину.

- Вы получили наше сообщение, Джирайя-сама? - спросил Саске.

- Конечно! Именно поэтому Хокаге и направил меня сюда - побеседовать с Васаби Джирочо. Правда, не уверен, что даже если я найду Цунаде-чан, она согласится вернуться в Коноху.

- Скажите, Джирайя-сама, - спросил Саске, - можно ли считать Сенджу Цунаде-сама куноичи со сложным прошлым и глубоким душевным надломом, пребывающей в плену собственных демонов?

Улыбка на лице Джирайи померкла, он пристально взглянул Саске в глаза.

- Это довольно точное, пусть и не общеизвестное, описание моей напарницы.

- Захватите с собой Наруто. В таком случае её возвращение гарантировано!

Квест 17. Обрести силу

С момента безупречного завершения ещё одной мисси прошло несколько дней. Несколько дней, как Наруто отправился со своим сенсеем на поиски Сенджу Цунаде, величайшего медика среди всех Великих Наций. Первоначальная эйфория прошла, Саске стали одолевать тёмные мысли.

Он понимал, что Система не была каким-то волшебным Сокровищем Мудреца, она была таким же инструментом в распоряжении шиноби, как кунай, дзюцу или кеккей генкай. Он понимал, что путь, которым шёл, не был неверным. Но точно так же понимал, что этот путь завёл его в тупик.

Да, этот путь вёл к главной цели, он приводил к смерти Итачи. Но при достижении цели, "как" было не менее важным, чем "что". И вот "как" произойдёт смерть Итачи, Саске категорически не нравилось.

Он привык быть сильным. Очень сильным, самым сильным не только среди всех сверстников, но и среди старших шиноби. Но Наруто, слабак и последний в классе, не только догнал, но и перегнал его по силе. Сакура всё ещё была слаба, пусть и научилась приносить пользу. В ушах Саске до сих пор звучали слова Наруто: "Я приведу эту Цунаде, и она станет твоим сенсеем, Сакура-чан! Это говорю я, Узумаки Наруто, будущий Хокаге, даттебайо!". И Саске знал, что Наруто действительно найдёт Цунаде, а значит то, что сенсеем Сакуры будет Саннин, можно считать свершившимся фактом. Двое напарников Саске получили в учителя двух из Троих Легендарных Шиноби. У Саске оставался Какаши-сенсей, который обучал чему-либо лишь на пороге смертельной опасности, а значит, рассчитывать на него было неразумно. У Саске был Шаринган, он помогал решить вопрос с дзюцу. Но Саске знал, несмотря на бытующее мнение, что сила шиноби измеряется в количестве изученных ниндзюцу, настоящее значение имели совсем другие вещи. Сделать по-настоящему сильным шиноби мог по-настоящему хороший учитель, способный помочь ученику преодолеть слабости и отточить до бритвенной остроты его сильные стороны. Саске видел, во что по-настоящему хороший учитель превратил худшего ученика Академии, не имеющего таланта в тайдзюцу и категорически неспособного использовать ниндзюцу и гендзюцу, поэтому отлично понимал, чего в данный момент лишён.

И как он не пытался отогнать эту мысль, но... Наруто и Сакура стали учениками двоих Саннинов. Поэтому выбор, который у него оставался, был лишь один.

Саске дотронулся пальцем ко всё ещё зудящей Проклятой Печати. Она незаметно пульсировала, обещая могущество, пытаясь пробиться сквозь барьер, принести чёрные мысли. Учиха мотнул головой. Сила, обещанная печатью, была привлекательна своей достижимостью, но требовала пожертвовать слишком многим.

Учиха Саске сдвинул дверь и вышел из своей комнаты на террасу. Он окинул взглядом пустующий квартал Учиха, взглянул на Монумент Хокаге вдалеке, поднял взгляд на диск полной Луны. Да, ему нужно решиться. Нужно стать сильным не за счёт инструментов, не за счёт сильной партии. Вернее, не только за их счёт. Он должен стать воплощением силы и могущества, быть лучшим из лучших. Он мог стать таковым и сам, без посторонней помощи, но для подобного требовался опыт сражений, а значит, это заняло бы слишком много времени. Так что оставалось только одно - получить учителя, чей опыт позволит огранить алмаз по имени Учиха Саске, превратив в ослепительный бриллиант. И, сколько бы Саске не раздумывал, вариантов, достойных его гения, не прибавлялось. Выбор оставался одним-единственным.

Приняв столь важное решение, Саске почувствовал, словно с его сердца свалился огромный груз, словно тяжесть, тянущая к земле, исчезает, позволяя взлететь ввысь. Саске окончательно понял, что ему нужно делать, и плевать, плевать на все трудности.

Он вновь поднял глаза к небу, взглянул на Луну и рассмеялся невесёлым смехом облегчения. Но его смех тут же пропал.

Шесть теней мелькнули на фоне лунного диска и шесть фигур приземлилось на ветви дерева напротив его окна. Из шести ночных посетителей Саске знал четырёх. Это были те самые шиноби, что держали углы барьера на крыше ложи каге. Элитные ниндзя Орочимару.

***

Саске внимательно осмотрел своих врагов, отмечая, что двое из них оказались даже уродливей, чем показалось в прошлый раз. Хотя, наверное, иметь шесть рук было бы неплохо - две руки всегда могли складывать печати, а остальными можно сражаться. А уж насколько подобная анатомия могла помочь в обычных бытовых делах - не передать. Да, возникали сложности с одеждой и снаряжением, но они были решаемы. Только с появлением у Саске Каге Буншин пропали периодические сожаления о отсутствии третьей руки.

Для чего могут понадобиться две головы Саске не знал, да и не желал знать.

- Кто вы такие и чего вам нужно? - спросил он.

- Меня зовут Кидомару, хранитель западных врат, - ответил шестирукий.

- Я - Джиробо, хранитель южных врат, - сказал жирдяй.

- А меня зовут Таюя, я храню северные врата, - подала голос красноволосая девчонка.

- Я - Сакон, хранитель восточных врат, - сказал двухголовый.

- Меня зовут Кимимаро, лидер Пятёрки Звука, - ответил парень с белыми волосами, которого Саске видел впервые.

Саске вновь окинул присутствующих взглядом и начал демонстративно загибать пальцы.

- Похоже, в Звуке очень плохо с математикой. Вас тут шестеро.

- Можешь звать меня как угодно, - не купилась на подначку последняя из присутствующих, девчонка с тёмно-синими волосами.

- Её зовут Гурен, - сказал Кимимаро. - Ты спросил, для чего мы здесь? Показать, насколько ты слаб.

Четверо сорвались с места и бросились на Саске. Атаки он ожидал, поэтому не был застигнут врасплох. Но эти четверо были неплохо сработанной командой, так что пришлось нелегко.

К сожалению, Саске собирался ложиться спать, был одет лишь в шорты и футболку, которые обычно использовал вместо пижамы. Поэтому в данный момент оказался абсолютно безоружным - с ним было всего лишь пара кунаев, стопка сюрикенов и один-единственный моток нин-проволоки. В данный момент у Саске появилось ощущение, что именно он - мелкий игровой босс, а ему противостоит игровая партия.

Саске прыгал, убегал, наносил удары, уклонялся, метался среди деревьев, спрыгивал на землю - выкладывался на всю. Он опасался применять сильные ударные дзюцу - как-никак это был его дом, а убийство этих уродов ценой разрушения места, которое он любил, было неравноценным обменом.

Саске активировал Шаринган, отслеживая движения противников. Возможно, будь сейчас времена Страны Волн, эти четверо могли бы победить. Но с тех пор Саске изменился. Он не только пробудил додзюцу, не только узнал новые техники, но и увеличил скорость, силу и выносливость на изматывающих тренировках во время "вечного соперничества" с Роком Ли. Эти четверо были слишком медлительны, слишком предсказуемы и слишком слабы. Эта партия выбрала не того босса!

Саске создал теневого клона, они обошли четвёрку с флангов и метнули сюрикены. Саске потянул зубами за конец нин-проволоки и сюрикены послушно изменили направление, охватывая врагов и приматывая к дереву. Не дожидаясь, когда спадёт маскировка с деревянных чурбаков, на которые эти придурки заменились, Саске оттолкнулся от ветки и подпрыгнул высоко вверх. Он пожертвовал кунаем, на который принял паутину, вылетевшую изо рта шестирукого, проскользнул ему за спину и применил Львиное Комбо - тайдзюцу собственного изобретения, созданное с посильной помощью Рока Ли на основе его Обратного Лотоса. Одним существенным дополнением стало Чакра Кьюин, которым Саске воспользовался во время телесного контакта - это позволило восстановить немного чакры, потраченной на клона.

Кидомару, получив вертикальное ускорение, человеческим ядром выстрелил вниз и ударил в землю, оставляя под собой глубокую воронку. Саске, воспользовавшись его телом в качестве опоры, совершил прыжок, бросаясь на помощь клону. Но тот уже покончил со своим противником - водяное лассо обернулось вокруг обоих шей двухголового, и разряд шокового дзюцу отправил обе головы в беспамятство. Клон увидел прыжок Саске и прыгнул навстречу. Отработанным движением они ухватили друг друга за руки, корректируя направление движения, и обрушились на жирдяя и красноволоску.

Друза розовых кристаллов выстрелила из-под земли, и череда полупрозрачных сюрикенов отрезала Саске путь к отступлению. Учиха оттолкнулся от кристалла, стараясь не поранить босые ноги об острые выступы, отразил сюрикены оставшимся кунаем и приземлился на корточки на террасе своего дома. Рядом с ним приземлился клон, нависая сверху и готовясь отразить любую атаку.

- Так и знала, что этим слабакам понадобится помощь, - поморщилась Гурен.

- Мы бы справились и сами, - огрызнулся Сакон.

Он, как и Кидомару, уже пришёл в себя и вновь готовился к нападению. Саске решил воспользоваться размолвкой врагов, чтобы получить ценные сведения.

- Если достаточно четверых, то почему вас шестеро? - спросил он.

- Орочимару-сама был очень недоволен прошлым разом, - сказал Сакон.

- Если бы не эти хуеголовые долбоёбы, мы бы не обосрались тогда на крыше! - выплюнула Таюя.

- Таюя, девушке не пристало так выражаться! - попытался её пожурить Джиробо.

- Заткнись, жирный кусок говна! Орочимару-сама наказал нас, но дал последний шанс. И если мы не справимся снова - нам пиздец.

- А эти зачем? - спросил Саске, махнув рукой в сторону Кимимаро и Гурен.

- Орочимару-сама знает о дзюцу, из-за которого рухнул барьер, - пояснил Кимимаро. - Мы с Гурен здесь на случай, если ты им владеешь и применишь против них снова.

Огромный фиолетовый бант на заднице вызывал подозрения, но Саске казалось, что это униформа доверенных подчинённых Орочимару, а не свидетельство чего-то эдакого. Саске с подозрением глянул на беловолосого:

- Я понимаю, Гурен, она девушка и на неё дзюцу не подействует. Но неужели ты...

Кимимаро качнул головой. Он окинул своих спутников взглядом, полным презрения.

- Они руководствуются зовом плоти. Но дух - сильнее чем плоть. Я познал, что значит отбросить оковы плоти, обойти ограничения тела. Так что подобные техники против меня бесполезны. Если бы не моё умирающее тело, ты бы, Учиха Саске, был бы не нужен Орочимару-сама. Твоё место занял бы я. Но даже если это станет последней службой моему повелителю, я сделаю всё, чтобы миссия увенчалась успехом.

- А ты? - Саске ткнул пальцем в Гурен. - Для чего Орочимару ты?

Взгляд Гурен был тоже наполнен презрением и высокомерием, но они предназначались не Четвёрке, а Саске.

- С детства я обладала великим даром. Мой кеккей генкай позволял мне управлять кристаллами. Я уникальна, равных мне просто не существует! В родной деревне все меня боялись и презирали. Они ненавидели меня, ненавидели за то, чем я обладала с рождения. И я ненавидела их в ответ. Но однажды в деревню пришёл Орочимару-сама. Он уничтожил это место, убил всех, кто относился ко мне, как к опасному животному! И я увидела ту силу, которой он обладал. Он заметил мой дар и предложил пойти с собой! Он предложил мне стать своим будущим сосудом. Я не знаю, - последние слова она почти выкрикивала, - для чего ему ты, когда у него есть я?!

Не дожидаясь ответа, Гурен бросилась на Саске. Учиха отпрыгнул, и на месте, где они с клоном только что стояли, выстрелила, разрастаясь, ветвь кристаллических шипов, напоминающих действие бомб Страны Снега.

- Гурен! - прикрикнул на неё Кимимаро. - Пока наше дело - наблюдать! Мы вмешаемся лишь когда провалятся эти четверо! Это испытание именно для них, и, если они его не выдержат, разрешаю их убить.

Гурен неохотно кивнула и отпрыгнула, приземлившись рядом с Кимимаро.

Саске не терял времени. Они с клоном бросились в атаку - не оценить подарок врага, разделившего силы, Саске не имел права. На этот раз он не собирался сдерживаться - дом всегда можно отремонтировать потом, а если он проиграет, этого "потом" может и не наступить. Он ухватил себя за предплечье и начал преобразовывать чакру. Затрещали разряды Молнии.

К сожалению, противники знали о дзюцу Саске, как это знали все зрители экзамена. Не успела рука Саске пронзить грудь двухголового, как тот заменился на бревно и пропел несколько нот. Звуковая волна отбросила Саске прочь. Он извернулся в воздухе, используя технику, изобретённую против звуковых дзюцу Наруто, покрыл себя тонким слоем чакры и снова бросился в атаку. Клон последовал его примеру.

Но момент был утерян. По лицам Четвёрки стали расползаться алые светящиеся пятна, застывая чёрными кляксами диковинных очертаний. Скорость и сила врагов мгновенно увеличились, и то, что должно было оказаться сложным, но не безнадёжным боем, стало боем на грани всех сил. Саске ускорился, бросился на врага, умудрился нанести несколько ударов шестирукому и вновь уйти от его паутины. Клону повезло значительно меньше - в тот момент, когда он наносил удары Сакону, сзади его настигла Таюя. Клон развеялся облаком дыма.

Саске зарычал. Он чувствовал, что проигрывает, но был не готов смириться с поражением. Шею обожгло болью, он ощутил, как по ключице на грудь и лицо расползается жгущая лава Проклятой Метки. Внезапно движения противников стали медленными и неуклюжими, он ощутил, как его переполняет неизвестная сила, имеющая чуть холодный и скользкий привкус.

Саске бросился вперёд, ухватил за горло толстяка. Он активировал Чакра Кьюин, чтобы восполнить потраченную чакру, но с изумлением ощутил, что Джиробо пытается применить на нём то же самое дзюцу! Саске расхохотался. Этот идиот не знал, на что шёл. Саске удвоил усилия, замедлившийся было поток чакры толстяка вновь хлынул в каналы Учиха, восполняя потраченные силы. Если бы Джиробо сражался в одиночку, то его участь была бы предрешена. Но, к несчастью, врагов было четверо. С досадой вбив жирдяя в землю, Саске вновь развернулся, блокируя удары и нанося удары в ответ. Его нога ударила в живот Таюйе, отбрасывая ту прочь, а руки приняли на блок удары Сакона и Кидомару. К сожалению, у Кидомару было шесть рук и удар одной из них отбросил Саске на землю. Он мгновенно вскочил и начал складывать печати Великого Огненного Шара, окончательно наплевав на свою собственность. Его разбирало бешенство, эти твари посмели атаковать его, Учиха Саске, на пороге собственного дома! Наказанием за такое была только смерть!

Сакон расхохотался. Его метка вновь полыхнула, покрывая всё тело и превращая в двухголового краснокожего демона. Из каждой головы торчал острый рог. Серая полоса прошла по телу, и он разделился на двух одинаковых демонов, с серой чешуёй там, где когда-то половины соединялись воедино. Кожа Джиробо пошла буграми и тоже стала красной, волосы выросли и вздыбились оранжевой гривой. На голове Кидомару выросли рога, сбрасывая протектор Звука и открывая третий глаз прямо посреди лба. Изменения Таюйи оказались самыми незначительными. Её кожа потемнела, став тёмно-коричневой, а на лбу выросла корона из рогов.

Саске переполняла ярость, он вновь бросился в атаку, но ситуация изменилась кардинально. Враги стали очень быстрыми и очень сильными. Они двигались, словно Ли без утяжелителей, их удары напоминали удары Гая-сенсея, а дзюцу, которые они применяли, словно вышли на новый уровень. Через несколько секунд Саске оказался закутан в бледно-золотую паутину, а его держал за ногу вновь объединившийся в одно существо Сакон.

- Ты довольно неплох, - сказал Сакон. - Как для слабака. Но удивлён, что ты нужен Орочимару-сама, когда у него есть мы!

- Сакон, Укон, вы обсуждаете приказы Орочимару-сама? - донёсся голос Кимимаро.

На обоих демонических лицах мелькнул испуг.

- Конечно нет! - ответили головы хором.

Сакон глянул на проклятую метку, что съёживалась на шее Саске, чтобы снова исчезнуть в круге Печати Подавления Зла.

- Ты зря используешь Проклятую Печать, если не умеешь её контролировать. Если будешь пользоваться слишком долго, она поглотит всё твоё тело, ты потеряешь себя, и больше не останется Учиха Саске. То, что ты использовал -лишь первый уровень печати, и у тебя против нас просто нет шансов.

- Если ты пойдёшь с нами, - сказала Таюйя, - научишься управлять этой силой. Но взамен на силу потеряешь свободу, как потеряли свободу все мы. Решай, что тебе важно, остаться в этой деревне и быть жизнерадостным дружелюбным слабаком? Забыть о своих целях, забыть об Учиха Итачи? Или получить настоящую силу?

- Что ты знаешь... - зарычал Саске.

- Я знаю, что для того, чтобы что-то обрести, нужно что-то потерять. Иногда ты теряешь слишком многое, но иногда потери того стоят.

- В чём твоя цель? - спросил Сакон. - Эта деревня - кандалы, опутывающие тебя по рукам и ногам, как сейчас опутывает паутина Кидомару. Но если пойдёшь с нами, то сможешь разорвать эти оковы! Ты получишь огромную силу! Решай, что для тебя важно - сохранить свободу, или убить Учиха Итачи?

Саске молчал. Слова Сакона слишком хорошо ложились на предыдущие размышления Последнего Учиха, слишком точно били в уязвимое место Саске. Ему действительно была нужна сила, личная сила. И то, что продемонстрировала Четвёрка (это при том, что Кимимаро и Гурен были лишь сторонними наблюдателями), было именно тем, что Саске больше всего желал.

- И, если я пойду с вами, Орочимару научит меня контролировать Проклятую Печать? - спросил Саске.

- Ты научишься её контролировать даже до того, как попадёшь к Орочимару-сама, - впервые за весь бой подал голос Кимимаро. - Но для этого тебе придётся умереть.

- Если решишься, тогда мы тебя ждём! - вновь сказал Сакон.

Сакон отшвырнул Саске, словно надоедливую мошку, и тот, пролетев через двор, рухнул на землю. На фоне полной луны вновь мелькнули шесть силуэтов, и всё вновь затихло.

Саске лежал, укутанный паутиной, словно гусеница в кокон, и размышлял. Но сколько бы он не думал, сколько бы не перебирал варианты, другого выбора не было. Да, придётся оставить всё, что у него есть, да, придётся пойти вслед за подданными Орочимару. А затем уже он получит того учителя, которого заслужил.

Саске попытался разрезать паутину сюрикеном, скрытно зажатом в ладони. Паутина не поддавалась, она была прочной, словно стальной трос. Саске нахмурился, объяснений такому поведению было множество, но он остановился на самом простом. Ладони полыхнули голубым сиянием Чакра Кьюин, и паутина, лишившись чакры, распалась, словно гнилые нитки.

Саске вздохнул и пошёл домой. Ему нужно было собираться.

***

Много времени не понадобилось - всё, что было у Саске, прекрасно умещалось в один свиток. Многие вещи пришлось оставить в Конохе, как бы ни хотелось забрать всё с собой. Саске бы очень пригодилась броня чакры, но до сих пор не было времени заканчивать подгонку, в свиток её запечатать не получалось (видимо, для этого нужны гораздо более сложные печати), а значит, она осталась лежать в одном из тайных клановых хранилищ.

Саске в последний раз окинул взглядом свой дом, то место, где он провёл столько лет - и счастливых, и наполненных горечью потери, после чего направился прочь, к воротам деревни.

Он шёл, не особо скрываясь, ведь вряд ли кому в этой деревне было до него дело. Вот уже показался проём ворот как Саске отскочил, вскинув кунай.

Большое ледяное зеркало вспыхнуло на дороге, из него выехало кресло-каталка. Хаку была без привычной маски, на её бледном лице была написана тревога. Безжизненные ноги укрывал тонкий плед.

- Для чего ты здесь, Хаку? - спросил Саске. - И как ты узнала?

- Он просил всегда присматривать за тобой, ведь ты - его лучший друг! В этом состоянии я могу не слишком много, к тому же, дальность моих дзюцу не очень велика, но кое-что напоследок я увидеть смогла.

От слова "друг" у Саске на душе стало очень тяжело. Пусть от Наруто он добивался именно этой мысли, но теперь это слово стало цепью, приковывающей Саске к Конохе и не дающей совершить задуманное. Теми самыми оковами, о которых говорил Сакон.

- Друг? - усмехнулся Саске. - Я считаю его громким крикливым идиотом!

- Это правда, - слабо улыбнулась Хаку. - Но не вся правда.

- Почему ты пришла сюда, Хаку? Почему решила поговорить со мной, а не позвала Анбу или хотя бы патрульных шиноби?

- Я - его инструмент, а не шиноби Конохи. А он бы этого не хотел.

- И что ты будешь делать?

Хаку невесело улыбнулась и крутнула колёса своего кресла.

- В этом состоянии я не смогу тебя остановить. Но я не имею права дать тебе уйти. Я сообщу о твоём уходе.

- Он вернётся со дня на день с лучшим медиком в мире, тогда ты снова сможешь ходить. И, возможно, мы сможем проверить, кто из нас сильнее.

- Но не сейчас.

- Не сейчас. Хаку, я не хочу сражаться. Это не поможет тебе и ничего не даст мне. К тому же, он бы очень не хотел, чтобы мы сражались.

- Ты сказал, что он вернётся со дня на день. Ты знаешь, что он отправится за тобой? Когда я сообщу Хокаге, он пошлёт ястреба Джирайе-сама, и Наруто будет знать. И тогда он тебя отыщет хоть на краю света.

- Хаку, несмотря на то, что ты душой и телом принадлежишь ему, нас с тобой тоже связывают узы. Я не хочу с ним драться. Ради этих уз, ради того, что мы пережили вместе, не говори ему. Дай мне сутки!

- Могу пообещать лишь двенадцать часов, - ответила она.

- Хорошо, этого будет достаточно!

Саске не стал прощаться, ему не было дела до всей этой слезливой сентиментальной чуши. Он развернулся к Хаку спиной и последовал к воротам Конохи. Кожа на спине чесалась, каждую секунду он ждал, что в спину и шею с безжалостной точностью ударят сенбоны, и следующее, что он увидит - стены тюремной камеры, увешанные шики блокировки чакры. Но сенбоны не прилетели.

Пересекая линию ворот, Саске понял, что в этот момент он пересекает границу своей жизни, что дорога, ведущая прочь из деревни, станет дорогой к могуществу, к новой жизни, где самым сильным персонажем будет он - Учиха Саске. А затем Саске побежал.

Через некоторое время он увидел, что к нему присоединились знакомые шиноби Звука. С ним поравнялся Кимимаро, повернул голову и кивнул, указав направление. Саске повернул в нужную сторону и без слов отправился туда, где его ждала новая судьба.

Как только они удалились от Конохи на приличное расстояние, Кимимаро дал знак остановиться.

- Это место ничем не хуже любого другого.

- Для чего? - спросил Саске.

- Саске-сама, помните, ранее я сказал, что вам придётся умереть?

Саске удивила смена тона, слышать уважительное обращение от бывшего врага было как-то странно. Он кивнул.

- Я говорил серьёзно. Нужно проглотить сейшинган! - Кимимаро протянул небольшой пузырёк с маленькими коричневыми пилюлями.

Саске с сомнением покрутил таблетки в руке.

- Для чего он?

- Ваша печать не полностью развита. Мы называем это состояние первым уровнем. Если принять таблетки, то она достигнет второго уровня. Но преобразование поглощает жизненные силы. И если ничего не сделать, то вы умрёте.

- Тогда какой выход?

- Сакон? Расскажи!

- После того, как вы примете таблетки, - начал рассказ Сакон. - до вашей смерти останется лишь несколько минут. Чтобы полностью контролировать печать, тело должно приспособиться, а для этого необходимы особые условия.

- И в чём же заключаются эти условия?

- Мы используем мощное кеккай-дзюцу, оно ослабит побочные эффекты. Вы не умрёте, а лишь впадёте в летаргический сон!

- Надеюсь, вам не нужно будет поддерживать барьер? - не удержался Саске от подначки. - Ведь если вы увидите красивую девушку, я умру по-настоящему.

- Не беспокойтесь Саске-сама, - сказала Таюйя, - важен только этап установки. Дальше от этих долбоёбов не зависит абсолютно ничего!

- Мы элитные телохранители Орочимару-сама! - обиделся Кидомару. - Мы прекрасно разбираемся в печатях и барьерах! То, что случилось в прошлый раз - непредвиденные обстоятельства!

Саске с сомнением покрутил в руках пузырёк пилюль.

- И как долго продлится летаргия? - спросил он.

- Всего несколько часов! - заявил Кидомару. - Мы даже не успеем покинуть Страну Огня!

Саске решился. Он выдернул пробку, высыпал таблетки на ладонь и решительно их проглотил.

- Очень сильно на это надеюсь, - ответил он.

Ничего больше сказать он не успел. Сильная боль скрутила тело, и он рухнул на колени. Темнеющим взглядом он увидел, как засуетились спутники, как Сакон сорвал со спины огромный свиток и расстелил его на земле. Как применил дзюцу распечатывания, и над свитком возникла огромная бочка, изрисованная сложной вязью символов. Саске закрыл глаза. Последнее, что он почувствовал перед тем, как его сознание охватила темнота - как его подхватывают чьи-то сильные руки.

Квест 18. Найти сенсея

Так плохо, как сейчас ему не было никогда в жизни. Болело всё тело, каждая мышца, каждый кейракукей, даже тенкецу прожигало острой болью. Он шёл, с трудом переставляя ноги, стараясь не думать ни о чём, кроме следующего шага. Невыносимая тяжесть давила на плечи, к горлу подкатывала тошнота, а перед глазами мелькали чёрные пятна.

Помимо физических страданий, Саске чувствовал знакомые симптомы чакроистощения. Но у него была цель, поэтому вместо того, чтобы упасть и неподвижно лежать, он упрямо переставлял ноги. Правую. Левую. Снова правую. Опять левую.

Когда окончился крутой подъём, идти стало легче, но Саске знал, что стоит ему посмотреть вдаль, оторвать взгляд от земли, то он просто упадёт, у него не останется сил на дальнейший путь. К своей цели. К своему будущему. К своему новому сенсею.

- Саске, стой! Остановись, предатель! - раздался знакомый голос.

Наруто. Саске, зажмурив глаза, медленной поступью направился в сторону этого голоса. Неподалёку послышалось четыре негромких звука - характерных касаний земли сандалиями шиноби, которые не стараются остаться незамеченными.

- Саске! - снова закричал Наруто.

Учиха поднял голову. Его взгляд прошёлся по Наруто, скользнул по Джирайе-сама - Саннин находился в своём странном двухжабном режиме, а его нос был всё так же покрыт бородавками. Рядом с ним стояли две красивые женщины, в руках одной из них была маленькая свинка.

Саске взглянул на Сенджу Цунаде. Несмотря на то, что она выглядела намного моложе своих пятидесяти, не узнать её было невозможно. Саске не знал, в чём дело - то ли в легендарных медицинских навыках, позволивших остановить старение, то ли в не менее легендарном долголетии настоящих Узумаки (он освежал в памяти учебник истории совсем недавно, поэтому помнил, что Сенджу - родственный Узумаки клан, а бабушкой Цунаде-сама была Узумаки Мито), но Саске не дал бы ей лет больше, чем Какаши-сенсею. Она была очень похожа на своего дедушку Сенджу Хашираму - те же правильные черты лица, те же тёмные волосы и чёрные глаза, что так часто мелькали на портретах и на иллюстрациях учебников. Саске смутно помнил, что у Цунаде-сама был подписан контракт со слизнями из Леса Влажных Костей, а не с призывными свиньями, о которых он никогда не слышал. Это было не так важно - разве сложно для шиноби такого могущества подписать два или несколько контрактов призыва?

Взгляд Саске скользнул дальше, и его глаза удивлённо расширились. Вторая спутница была значительно моложе Цунаде-сама, и... Саске никогда не встречал эту девушку, но узнал её сразу. Наруто не терял времени зря, он довёл до завершения новую версию секси-дзюцу, как и обещал Саске и Режиссёру-сану. Если бы не белокурые волосы, если бы не два привычных озорных хвостика, если бы не роскошная фигура... Нет, всё равно Саске бы догадался - слишком часто видел внука Хокаге с его друзьями, разрабатывающими всё новые и новые вариации этого дзюцу в попытке сделать его таким же убойным, как техника Наруто. Новая версия секси-дзюцу была действительно потрясающей. Нельзя было сказать, что она на голову превосходит предыдущую, ведь и та была самим совершенством, но у этой были свои выдающиеся, очень выдающиеся достоинства. Вызывало недоумение наличие одежды, но, очевидно, в этом тоже был какой-то замысел - к примеру, в решающий момент она должна будет исчезнуть, чтобы внезапностью атаки не оставить врагу ни малейшего шанса. Саске недоумевал: неужели Наруто настолько недооценивает напарника, что считает, что в драке с ним эта техника сможе принести победу? Неужели Саске не доказал, что устойчив к подобному воздействию? Или, наоборот, это Наруто решил доказать, что его коронное дзюцу когда-нибудь, да и подействует на Последнего Учиха?

Наруто стоял, напряжённо вглядываясь в Саске, и в его взгляде скользило беспокойство. Спутники Наруто тоже молчали.

- Саске... - тихо сказал Наруто.

Саске тряхнул головой, прогоняя непрошенные мысли и поморщился от головной боли. Он повернулся к Наруто и сделал пару шагов вперёд. Взглянув напарнику в глаза, он сбросил с плеч тому к ногам два бессознательных тела. Тяжесть, давящая на плечи, наконец-то исчезла, и он смог свободно вздохнуть.

- Наруто! Это Таюйя. Ей пришлось сражаться за свою жизнь в королевской битве. Она выжила, и Орочимару наградил её Проклятой Меткой. Теперь она считает себя в вечном рабстве, полученном в обмен на силу. А это - Гурен. Её с детства ненавидела вся деревня за силу, которая сокрыта внутри неё. И она ненавидела всех в ответ. А потом Орочимару убил всех её обидчиков и уничтожил деревню. И она, увидав его силу, последовала за ним, чтобы стать такой же безжалостной и жестокой.

- Но зачем...

- Им очень-очень плохо, и они очень несчастны. Так что делай, что ты там обычно с ними делаешь!

- Но я ничего не делаю! - замахал руками Узумаки.

Саске не удержался от насмешливого фырканья. Не делает он! А как же!

- Просто поговори с ними. Ты сделаешь это?

Наруто кивнул. Саске молча поклонился Джирайе-сама и Цунаде-сама, и подошёл к Секси-чан.

- Наруто, я вижу, что ты не терял даром времени, - сказал он. - Ты добавил новый образ в репертуар своих секси-дзюцу!

- Саске, это не... - сказал Наруто.

- Очень хорошо, что ты помнишь обещание Режиссёру-сану! - продолжал Саске, не слушая напарника.

- Саске!

- Ты, наконец, смог создать секси-дзюцу без полосок! - сказал Саске и, чтобы удостовериться, провёл рукой по щеке клона.

Пальцы ощутили лишь гладкую кожу.

- Саске!

Саске не слушал напарника. Отвратительное состояние и затуманенный разум заставили его совершить ошибку. Нельзя было слишком сильно хвалить Наруто - ведь он любит зазнаваться, а когда зазнаётся - становится невыносимым. Впрочем, ничего непоправимого пока ещё не произошло.

- Но, честно говоря, я разочарован, - продолжил Саске как ни в чём не бывало.

У оскорблённого секси-клона на лице стала проявляться ярость. В этом был весь Узумаки - он терпеть не мог, когда кто-то сомневался в его офигенности.

- Саске! - закричал оригинал.

Саске продолжал его игнорировать. Ему было не до выслушивания обид напарника.

- Блондинка? Серьёзно? - фыркнул Саске. - Ты чуть-чуть изменил оттенок волос и решил, что этого достаточно? А причёска? Два хвостика - это всё, на что ты способен?

Лицо Секси-чан исказила злоба, а глаз стал ощутимо подёргиваться. Лицо оригинального Наруто почему-то было сокрыто в ладонях, видимо от стыда, и он тихо стонал. Цунаде-сама стояла, сжав свою свинку, и на её лице было написано сильное удивление, видимо, она считала критику незаслуженной. Зато Джирайя-сама посматривал на сцену с интересом, даже достал небольшой блокнотик и что-то в него записывал. Саске решил, что достаточно пристыдил напарника, а значит, ситуация после чунинского экзамена, когда Наруто целую неделю лопался от самодовольства, больше точно не повторится. Он решил добавить лишь один заключительный штрих.

- А это! - его рука опустилась на объёмную грудь и несколько раз сжала. - Неужели ты думаешь, что чем больше - тем обязательно лучше? Ты даже не пытался остаться в анатомически достоверных рамках! Наруто, если будешь продолжать так легкомысленно относиться к техникам, то тебе никогда не стать Хокаге!

В качестве подтверждения Саске стиснул грудь ещё разок. Главное, чтобы идиот не узнал, что сам Саске считает это очень удачной находкой - несмотря на гигантский размер, конечный результат получился очень красивым и гармоничным.

Он поднял взгляд на лицо Секси-чан и взглянул в её бездонные голубые... Глаза Секси-дзюцу оказались карими! Сердце Саске сжалось, чувство опасности мгновенно заставило кожу покрыться холодным потом, он попытался отскочить, но не успел. Последнее, что он увидел - изящный женский кулачок, который приближался с огромной скоростью, мгновенно заслонив весь мир.

А ещё через мгновение тело пронзила боль и пришла кромешная тьма. Второй раз за сегодня.

***

Сознание возвращалось с трудом, голова раскалывалась даже сильнее, чем в прошлый раз.

Тогда он, покинув бочку, заявил шиноби Звука, что возвращается домой в Коноху. Это им очень не понравилось, эти идиоты решили, что смогут привести его к Орочимару силой. На этот раз Саске не был тем сонным и застигнутым врасплох шиноби, нет, он полностью подготовился и экипировался. Результат получился именно таким, каким и должно было быть каждое сражение, в котором участвует Учиха Саске.

Побочный квест выполнен. Награда: Проклятая Печать Небес достигла второго уровня.

В прошлый раз шиноби Звука устроили Саске испытание, они хотели проверить его силы. Но на этот раз наступил его черёд, теперь силы противников испытывал именно Саске. Учиха не был мастером задушевных бесед, но это был бой, в котором противники наивно надеялись победить, поэтому охотно делились информацией. У Саске имелся серьёзный повод для размышлений.

Кимимаро был очень силён, у него был кеккей генкай потрясающей силы. Но он был предан Орочимару до мозга (ха-ха) костей. Орочимару подобрал его ещё ребёнком, он спас от ужасной участи, научил всему, что Кимимаро знал. Переманить его на свою сторону было не легче, чем убедить Хаку предать Забузу. Если бы Орочимару был мёртв, можно было попытаться, но Саннин был слишком силён. Поэтому Кимимаро был вычеркнут из расчётов.

Сакон и его странный паразитический близнец Укон сильно не нравились Саске, к тому же от их непонятного кеккей генкай, позволяющего проникать сквозь клетки противника и разрушать их изнутри, было мало толку - Итачи просто не позволит подобраться достаточно близко. Саске понимал, что несправедлив, ведь настоящий шиноби придумает применение любому инструменту, что в данном вопросе имеет место личная неприязнь. Но это ничего не меняло. Участь Сакона и Укона была решена.

Гурен обладала действительно потрясающим кеккей генкай. Её Стихия Кристалла, о которой Саске никогда раньше не слышал, была невероятно мощным и гибким инструментом. С одной стороны, она была так же предана Орочимару, как и Кимимаро, а с другой - всё, что сделал Саннин, так это уничтожил её врагов. Её целью была личная сила. Её прошлое скрывало сильную боль и разочарование. Она была очень похожа на Гаару, а Саске видел, что случилось с Гаарой.

Пусть дзюцу Кидомару было немного отталкивающим - отрыгивание и создание из этой отрыжки оружия вызывали отвращение, но неразрушимая паутина делала из него прекрасного контроллера, да и паучий призыв мог здорово пригодиться. Единственной проблемой был характер шестирукого. Он наслаждался обретённой силой, в его душе не было ни капли сожаления по утраченному, он лучился самодовольством. Сожаления были у Саске, выносящего приговор такому полезному и прекрасному инструменту.

Таюйя была не слишком сильной, у неё был острый и грубый язык. Она слишком полагалась на один-единственный инструмент - свою свирель. Но при этом у неё был призыв Доки - троих великанов, которые могли выпускать странных демонических червей, пожирающих чакру. К тому же, она не была счастлива, не была довольна своей жизнью, а лишь исполнена горечи и тоски по утраченному. Обретённая с помощью Орочимару сила была для неё лишь утешительным призом, а не главной целью. И, самое главное, она, как и Гурен, была куноичи.

Дзюцу Джиробо, пусть и повторяли возможности Саске, были полезными и могли хорошо дополнить силу партии. Он был лояльным к товарищам, пусть и не особо сожалел о прошлом. Саске решил, что сделает всё, что возможно, чтобы забрать его с собой.

В итоге, из шестерых шиноби Звука, нужны Саске были только три. Поэтому, активировав второй уровень Печати Небес, Учиха решительно раскусил капсулу с Водой Героев.

То, что случилось дальше, можно было назвать единственным словом - "избиение". Второй уровень давал небывалую мощь, а под действием стимулятора эта мощь кратковременно увеличилась в десять раз.

Да, они оказывали отчаянное сопротивление, но силы были настолько неравны, что напоминали попытку утлой лодчёнки бороться с разрушительным штормом. Саске был богом грома, его руки и крылья были покрыты разрядами Молнии, движения стали столь стремительны, что только активированный Шаринган позволял осуществлять их безупречную координацию.

Пал Кимимаро, всё его костяное оружие, все эти пули, колья, мечи и шипы бессильно разрушались под действием Райкири, а затем рука Саске пронзила его сердце. Пали Сакон, Укон и Кидомару - ни паутина, ни странный кеккей генкай так и не смогли коснуться Саске. Рухнула Гурен - сила Саске была настолько велика, что он разбивал её кристаллы обычным тайдзюцу, так что вскоре она осталась лежать на земле, пронзённая несколькими сенбонами. Вскоре за ней последовала Таюйя - после того, как Саске точным движением отобрал её свирель, она стала почти что беспомощна.

А затем Саске почувствовал, что действие Воды Героев начинает слабеть, что вот-вот должен наступить неизбежный откат. Он не знал, насколько его хватит и насколько тяжёлым окажется его состояние. У него не оставалось выхода, кроме покончить с противником как можно быстрее. К сожалению, земляная броня Джиробо успешно отражала сенбоны, поэтому Саске собрал чакру Молнии и пронзил его грудь Чидори. Потеря полезного инструмента была тяжёлой утратой, но Саске становилось слишком плохо, чтобы предаваться сожалениям.

После того, как действие Воды Героев и Проклятой Метки закончилось, у Саске оставалось совсем мало чакры. Несмотря на успех, результаты этого побочного квеста вызывали разочарование и лёгкое чувство неудовлетворённости. Но Саске помнил слова Какаши-сенсея, когда тот объяснял ценность тела шиноби после первой встречи с Хаку в Стране Волн. Поэтому Саске расстелил большой свиток Сакона и последним усилием запечатал в него тела мертвецов, надеясь получить от произошедшего хоть какую-то выгоду. А затем он повесил свиток на спину, взвалил на плечи утыканных сенбонами пленниц и отправился назад в Коноху, дожидаться возвращения Наруто.

К счастью, Наруто нашёл его сразу по выходу из Долины Завершения, исторического места, где когда-то сразились Учиха Мадара и Сенджу Хаширама. Название "Долина Завершения" оказалось пророческим - именно здесь Саске завершил свои текущие дела. К несчастью, на этом пророчество не закончилось, и та, кого он принял за секси-дзюцу Наруто, завершила уже его.

Саске собрал силы и поднял веки, которые сейчас весили, словно утяжелители Ли. Рядом с ним на корточках присела Секси-чан, её руки были окутаны зелёным сиянием, и там, где они касались Саске, боль бесследно уходила. С противоположной стороны над Саске склонился Наруто, на его лице читалось беспокойство. Чуть поодаль двое клонов Узумаки о чём-то беседовали с очнувшимися пленницами. Саске с одобрением отметил, что Наруто догадался их разделить, чтобы проводить свою промывку мозгов в индивидуальном порядке. Цунаде-сама сосредоточенно наблюдала, как её ученица (никем другим эта девушка быть просто не могла) заботится о Саске и пытается ликвидировать причинённый ею же ущерб, а вокруг неё весело бегал поросёнок. Джирайя-сама почему-то до сих пор находился в своём жабьем режиме, хотя, судя по всему, с момента потери сознания прошло не меньше часа.

Джирайя-сама подошёл к Секси-чан и положил руку той на плечо. Та немного дёрнулась, но Саннин не убрал ладони. Саске увидел, что сухожилья на его предплечье немного подрагивают, было похоже, словно он ритмично сжимает пальцы и делает это по непонятной системе. Это что, какой-то код? Он что-то хочет сообщить Секси-чан, чтобы Саске его не услышал? Но тогда почему он не сделал это, пока Саске был без сознания? Или подобная скрытность предназначалась не для него, а для Наруто?

Как бы то ни было, Секси-чан приняла сообщение и кивнула. Джирайя-сама отозвал в сторону Узумаки, который начал о чём-то беседовать с жабой у того на плече. Секси-чан завершила свои медицинские манипуляции, встала, потянулась и подошла к Джирайе. Они переглянулись.

То, что произошло дальше случилось настолько быстро, что для Саске превратилось в мелькание неуловимых теней. Джирайя сорвался с места и прыгнул, на лету складывая печати. Он приземлился на колено и ударил ладонями в землю, откуда стремительно вознеслась вверх большая скала. Секси-чан уже находилась в прыжке с занесённой рукой, она нанесла сокрушительный удар по скале буквально в ту же секунду. Невероятная мощь её удара размозжила твёрдый камень, во все стороны брызнули осколки, среди которых мелькнуло что-то чёрно-красное. Странный шиноби с наполовину чёрным наполовину белым лицом, одетый в плащ Акацуки, попытался вновь укрыться в земле, но Джирайя-сама был уже рядом. Его волосы удлинились, взметнулись белой колючей волной, ухватили врага и выдернули того из земли, словно генин - сорняк на D-миссии. Подскочившая Секси-чан нанесла по противнику ещё один невероятно сильный удар, и только волосы Джирайи не позволили тому улететь за горизонт. Тем временем, начал реагировать Наруто. Его клоны, с отвисшей челюстью следившие за сражением, ухватили себя за предплечья, собрали в ладони Молнию и метнулись вперёд, пробивая грудь странного противника двумя Чидори.

Похоже, всё, наконец, было закончено. Шпион Акацуки погиб. Джирайя убрал волосы и опустил труп на землю. Внезапно, чёрная половина собралась кляксой, потекла по мертвенно-бледному телу и скользнула в землю, оставив за собой бездыханный белый труп. Джирайя стоял, напряжённо сосредоточившись. Через пару секунд он вновь совершил прыжок и его ладони вновь ударили в землю. И снова кулак Секси-чан размолотил скалу в щебёнку, явив чёрную кляксу миру. Пожилая жаба на плече Джирайи надула щёки, и из её рта ударил поток полупрозрачного Ветра. Вторая жаба, женщина, последовала примеру, и к Ветру присоединился Огонь. А затем изо рта Джирайи ударила струя тёмно-коричневой вязкой жидкости. Три дзюцу объединились в одно, оно накрыло эту кляксу и погрузило в пучину огненного ада. Саске считал, что огненный дракон Хокаге является вершиной разрушения. Но то, что он увидел сейчас, заставило бы то дзюцу казаться "слегка тёпленьким". Огонь был столь горячим, что даже камень кипел, пузырился и испарялся, оставляя после себя лишь обширное озеро бурлящей лавы. Что бы это ни была за чёрная дрянь, ей, похоже, пришёл конец.

Джирайя-сама немного постоял, склонив голову набок, после чего кивнул и повернулся к Секси-чан:

- Всё. Я больше не чувствую аномалии. Он отлично умел скрываться, но не учёл, что сеннин чувствует не только чакру, но и окружающую природу.

С этими словами он кивнул своим жабам, те исчезли в облаке дыма, а Джирайя обрёл свой привычный облик.

- Ну что, Саске, ты видел, как я его? - самодовольно закричал Наруто.

Его клоны вновь подошли, явно красуясь, к Гурен и Таюйе, чтобы те смогли в полной мере ощутить крутизну Узумаки Наруто. И, судя по ошарашенным лицам, те увидели настоящую силу и по достоинству её оценили.

- Саске, чего лежишь? Пойдём, нас ждёт Коноха! Я не ел рамена уже целую вечность!

Саске кивнул, поднялся на ноги, подошёл к отобранному у Сакона свитку, подтащил его к телу Акацуки и расстелил.

Скрытый побочный квест выполнен. Один из Акацуки мёртв. Награда: тело шиноби S-ранга.

- А вот теперь действительно пойдём, - сказал он своему верному орудию.

***

Яростные обвинения Наруто, что Саске ушёл к Орочимару, для того, чтобы получить сенсея получше Хатаке Какаши, были насколько смешны, настолько же нелепы. Если бы Саске ушёл к Орочимару и стал учеником Саннина, то он всего лишь был бы равным Наруто. Саске не собирался быть догоняющим, он привык быть первым. И только один из всех известных Саске людей мог бы Саннинов превзойти. Более того, много лет назад именно этот человек был их учителем.

Саске боялся. Боялся, что Сарутоби Хирузен, Профессор, Шиноби но Ками, сошлётся на свой пост Хокаге, на возраст, на кучу различных препятствий. Он знал и опасался, что Хокаге-сама не одобряет причину, по которой Саске искал силу. Боялся, что отказ будет окончательным, а зудеть и надоедать Хокаге, пытаться взять его на измор, было больше в стиле Наруто. Пока Саске не получил отказа, у него оставалась потенциальная возможность. И после неудачной попытки она окончательно исчезнет.

Саске обругал себя за страхи. Если Хирузен-сама ему откажет, значит он примет это, как положено шиноби. А затем начнёт двигаться дальше, пойдёт своим путём, найдёт своё ниндо. Будет действовать, как прекрасно получалось и до этого момента.

Саске провёл рукой по верному зелёному костюму, который пережил столько испытаний, но не выдержал активации Проклятой Печати. Дотронулся пальцем до большой прорехи на спине, пробитой вырастающими крыльями. После этого выбежал на балкон, оттолкнулся, прыгнул, и помчался в сторону Башни Хокаге.

Хокаге принял его незамедлительно, было впечатление, что он давно ожидал этого визита.

- Здравствуй, Саске-кун, - сказал Хокаге. - В последнее время ты доставил немало хлопот.

- Простите, Хокаге-сама, - ответил Саске, но твёрдо встретил пристальный взгляд.

- Прощения следует просить не у меня, а у Ибики-сана, благодаря тебе, его отделу приходится работать сверхурочно.

- Я извинюсь!

- Не стоит, некоторые хлопоты для него приятны, особенно те, в которых он заинтересован лично.

Саске слабо улыбнулся. Для Рокушо Аоя, похоже, наступили непростые времена.

- Насчёт Цунаде-сама... - начал Саске.

- Наслышан, наслышан! Я получил рапорт от Джирайи-куна. Очень сожалею, что не видел собственными глазами! Если поверишь суждению старика, то знай, ты - самый отважный шиноби в нашей деревне! Из тех, кто сумел остаться в живых.

- Это было естественной ошибкой! Вы же сами видели дзюцу Наруто!

- Конечно! Но мы - шиноби, и прекрасно знаем, что даже безобидные ошибки порой приводят к непоправимым последствиям.

Саске молчал, ведь Хокаге был абсолютно прав.

- Ладно, я отлично понял, о чём ты хотел спросить. Сенджу Цунаде вернулась и приняла пост главы Ирьё Бутай. Она обследовала Хаку-чан и, несмотря на то, что случай действительно тяжёлый, а лечение чревато летальным исходом, благодаря чакре Узумаки Карин, риск снижен до минимального. Прогноз благоприятен и через несколько недель Хаку-чан сможет ходить. Также Цунаде то ли так впечатлена контролем и успехами Харуно Сакуры, то ли так раздражена постоянными настойчивыми просьбами Наруто-куна, так что она согласилась взять Сакуру-чан в свои ученицы. Ты это хотел бы узнать?

- Да, спасибо, именно это! - кивнул Саске. - Но я пришёл не только с вопросом, но ещё и с просьбой.

Хокаге пристально посмотрел на Саске и кивнул, предлагая говорить. Саске собрался с духом и выпалил:

- Сарутоби Хирузен-сама, возьмите меня в ученики!

Просьба была высказана, пути к отступлению отрезаны, и Саске замер, затаив дыхание. Хокаге молчал и о чём-то размышлял. И Саске не собирался прерывать нить его размышлений. Наконец, Хокаге сказал:

- Анбу, оставьте нас одних и позаботьтесь, чтобы никто не побеспокоил.

Из теней материализовались несколько фигур в чёрных плащах и белых масках, поклонились и выскользнули из кабинета.

- Саске-кун, почему именно я? Я давно не беру учеников, к тому же, у тебя есть Какаши.

Саске фыркнул.

- Ты считаешь, что Какаши-сенсей не умеет учить?

- Нет, он может быть прекрасным учителем. Но "может" и "хочет" - разные вещи.

- Я могу ему приказать.

- Разве это поможет? Если и есть что-то, в чём Какаши-сенсей окончательно и безнадёжно проиграл своему вечному сопернику, так это в обучении своих генинов. Нет, я благодарен сенсею за подготовку к третьему этапу, без Чидори моей команде было бы сложно достигнуть таких успехов. Но если я хочу добиться своей цели, Какаши-сенсей - худшая кандидатура.

- И тут мы возвращаемся к твоей цели.

- Да, моя цель остаётся неизменной - уничтожить брата, человека, убившего всех, кого я любил. Он - S-ранговый нукенин, член организации S-ранговых нукенинов. И для того, чтобы у меня появился шанс, мне нужен человек, обучивший трёх шиноби S-класса, ставших легендами при жизни.

Хокаге достал трубку, откинулся в кресле и закурил. Саске молчал, давая ему собраться с мыслями.

- Я тоже не слишком хороший учитель, - наконец, сказал Хирузен. - Да, мои ученики многого достигли, но посмотри, где они сейчас. Орочимару сбился с пути, Цунаде заблудилась среди теней прошлого, и только Джирайя, при всей своей эксцентричности, остался достойным шиноби Конохи.

- Но ведь Цунаде-сама вернулась!

- Теперь да. Но ей для этого понадобилось много лет и один очень громкий и энергичный парнишка, так похожий на её погибшего брата.

Саске задумался, он не знал, какие аргументы смогут убедить старого Хокаге.

- Но с тех пор прошло немало времени. Изменились не только они. Изменились и вы. Может быть новый ученик сможет оправдать надежды учителя?

Хокаге наклонился вперёд, сложил руки под подбородком и пустил изо рта кольцо дыма.

- Саске, твоя цель - убить брата. И ты хочешь, чтобы я научил тебя убивать.

- Мне нужно стать сильным. Для меня смерть Итачи - не цель, а средство. Средство достичь справедливости. Двадцать четыре часа. Ровно столько я пробыл в Цукуёми. Я видел, как умирали родители, как гибли друзья, знакомые и едва знакомые члены клана. Знаете, почему мой Шаринган пробудил третье томоэ?

- Ты активировал Шаринган? Это было очень рискованной затеей.

- Теперь все они взывают к справедливости. Я не знаю, что они чувствуют в Чистом Мире, но пока Итачи жив, покоя мне не обрести.

Хокаге взглянул Саске в глаза и лицо его стало предельно серьёзным.

- А что, если я скажу, что с гибелью твоего клана не всё так просто? Что, если ты узнаешь, что вина Итачи не настолько велика?

Слова Сарутоби-сама ударили Саске с силой S-рангового райтондзюцу. Он почувствовал, как помимо воли пробуждается к жизни Шаринган. Всё спокойствие и уверенность, которую он поддерживал в себе, мгновенно слетели. Он уставился на Хокаге, фиксируя каждое движение, каждую деталь его облика.

- Что вы сказали? - воскликнул Саске. - Повторите!

Саске знал, что совершает огромную ошибку. Активация додзюцу была не просто предельно невежливым поступком. В ряде случаев она считалась открытым нападением. В особенности, если перед тобой находится Хокаге.

- Вода сухая. Пламя холодное. Небо зелёное. Твой отец - Рикудо-сеннин, а мать - Орочимару. Родители Наруто - Узумаки Кушина и Намиказе Минато, а сам Наруто - твой брат-близнец.

Саске смотрел активированным Шаринганом на Хокаге и понимал, что каждое сказанное им слово - истинная правда.

- Пусть я не соглашался стать твоим учителем, но это - твой урок. Шаринган показывает не истину, он показывает то, что считает истиной собеседник. Есть несколько способов обмануть поверхностные допросные техники. Один из них - контролировать мимику, чакру, сердцебиение, сужение капилляров и потоотделение. Этот способ довольно сложен и при его использовании легко допустить ошибку, выдать себя, не учтя какой-то нюанс. Но есть ещё один метод. Шиноби должен искренне поверить в каждое сказанное слово, убедить в том, что это правда, не противника, а себя. Подобными навыками владеет каждый хороший шпион. И против подобного помогают только серьёзные допросные дзюцу. Шаринган - удобный инструмент. Но шиноби, которые полагаются на один инструмент, долго не живут. И если однажды кому-то удастся убедить тебя в своей лжи, это может стать причиной твоего падения.

Саске закрыл глаза и усилием воли отключил додзюцу.

- Сарутоби-сама, пожалуйста, расскажите о моём клане.

- Как ты сам понимаешь, все подробности я раскрывать не буду.

Саске кивнул. Он не был наивным Наруто, так что не считал, что перед ним должны вывалить все секреты.

- Хорошо. Теперь ты - чунин, а значит, можешь выдержать то, что я скажу. Должен выдержать.

- Я справлюсь.

- Несмотря на то, что Учиха Ичизоку был одним из основателей, со времён предательства Мадары, отношения между жителями Конохи и кланом стали прохладными. Но с тех пор, как случилось нападение Кьюби, недовольство кланом стало нарастать. Ты знаешь почему?

Саске мотнул головой.

- Это не является секретом, да и подобное сложно скрыть, но Кьюби напал не по своей воле. Нет, не подумай, он всё то же воплощение ненависти и разрушения. Но в тот раз он был под контролем. Вся деревня видела, что в его глазницах пылал Шаринган. Результат можешь себе представить.

- Наш клан ненавидели! - заявил Саске.

- Скорее опасались, боялись, не доверяли. Трещина между кланом Учиха и деревней росла, напряжение нарастало, и в один не очень прекрасный день члены твоего клана организовали заговор по захвату власти. В то время обстановка была очень напряжённой, если бы переворот случился, то вне зависимости от победителя, ослабленную деревню атаковали бы враги. И, возможно, Коноха прекратила бы своё существование.

Сердце Саске сжалось. Он прекрасно понимал к чему клонит Хокаге. Только титаническим усилием он удержался, чтобы не сказать чего-то, о чём впоследствии будет жалеть. Саске сжал кулаки и сцепил зубы, позволяя Хокаге продолжить.

- Итачи в то время был моим Анбу. Он оказался одним из тех, кто рассказал о готовящемся мятеже. Ещё одним лояльным шиноби был Учиха Шисуи.

- Шуншин но Шисуи? - спросил Саске, в тщетной попытке уйти от столь страшной темы, сосредоточившись на незначительных деталях.

- Верно, он. Деревня была в опасности, поэтому требовалось срочное решение проблемы.

- И вы приказали уничтожить мой клан! - закричал Саске. - Это были вы! Всё вы!

- Потеря столь сильного клана, как Учиха, стала бы тяжёлым ударом для Конохи. А Хокаге должен действовать в интересах деревни. Итачи действительно получил приказ.

Саске вновь зажмурился, обдумывая каждое слово Хокаге. Он попытался представить обстановку тех дней, мотивы и решения Сарутоби Хирузена. Очень не хватало информации. Он уцепился за противоречие в словах Хокаге.

- Так каково было ваше решение?

- Я собирался решить проблему компромиссом. Деревня пошла бы на некоторые уступки, напряжение в клане немного бы спало. Возможно, со временем, ситуация бы уладилась. Возможно.

- Хокаге-сама, какой именно приказ получил Итачи?

- Я приказал ему выиграть мне немного времени. Мы слишком поздно узнали о перевороте и просто не успевали. Но Итачи решил пойти на великую жертву, решить проблему радикально.

- Хокаге-сама, скажите, какое наказание грозит Анбу, саботировавшему прямой приказ Хокаге? Что будет с человеком, убивающим шиноби деревни? Убивающим гражданских, стариков, женщин и детей?

- Ты сам знаешь ответ на этот вопрос. В каждом случае - смерть.

- В таком случае, моя цель не изменилась. Итачи должен умереть.

Хокаге задумчиво покачал головой.

- Ты знаешь, Саске, переговоры могли бы не увенчаться успехом. И тогда Итачи, да и не только Итачи, получили бы иной приказ.

Саске спланировал не одну миссию... он спланировал целых две! Знал, что возможность провала нужно учитывать всегда.

- И каков был ваш запасной план?

- Боюсь, Саске, в этом случае твоему отцу, как и остальным главам заговора, пришлось бы умереть.

Саске кивнул. Это был логичный вывод. Он любил отца, несмотря на непреклонную строгость, но некоторые границы переступать без последствий просто нельзя.

- И как бы это произошло? - спросил он с интересом. - Вместо сироты, которого жалела вся деревня, я бы стал презренным сыном предателя?

- Нет, в этом случае ты бы стал сыном героя, который погиб бы в неравной схватке, отражая внезапную атаку шиноби Ивагакуре. Тогда у нас было подразделение Анбу, способное справиться и с такой задачей. Пойми, Саске, для деревни решение проблемы - не наказание виновных, а снижение напряжённости, мирное сосуществование всех жителей. Для Листа главное - Воля Огня. И на фоне процветания Конохи небольшая ложь была бы только благом. Да, остались бы люди, знавшие о настоящем положении дел, но им бы пришлось помалкивать ради своего клана. Может и в деревне кто-то бы что-то заподозрил, но он бы не осмелился очернять память падших героев.

Саске молчал, погребённый под лавиной впечатлений. Если у него раньше и были какие-то сомнения, то теперь он окончательно понял, что именно этого человека хочет называть учителем больше, чем кого-либо другого. Шиноби но Ками знал каждое дзюцу деревни. Но по сравнению с его жизненным опытом, это были недостойные упоминания мелочи. Именно этот человек мог научить главному - принимать верные решения.

- Но ты знаешь, что многие в деревне ненавидели клан Учиха. И очень многих обрадовало его падение, - нарушил затянувшуюся паузу Сарутоби Хирузен.

- А я ненавидел половину девчонок Конохи, - отмахнулся Саске. - И меня ненавидела половина парней. Если бы эта визжащая толпа в один день куда-то исчезла, я бы тоже обрадовался. И что, меня следует убить?

- Мои советники тоже рекомендовали решить проблему радикально.

Саске пожал плечами:

- Видимо, вам следует подыскать советников получше.

- Что собираешься делать, Саске-кун?

- Стать сильнее, найти Итачи, убить, затем возродить клан. Ничего не изменилось. Анбу нарушил прямой приказ Хокаге, наказание за это - смерть. А теперь, простите, мне нужно тренироваться. Итачи сам себя не убьёт.

Саске развернулся и направился к выходу. Решение Хокаге стало понятно в тот момент, когда речь зашла о клане. Хокаге уж точно не будет обучать шиноби из клана с сомнительной лояльностью, так что на провал вся затея была обречена изначально.

- Саске, - донеслось ему в спину.

- Да, Хокаге-сама?

- Не разочаруй меня.

- Постараюсь, Хокаге-сама.

- Ну, ну, не стоит быть настолько формальным. Зови меня просто - Хирузен-сенсей.

Саске мгновенно обернулся, не в силах осознать, что именно он услышал. Постепенно смысл сказанного начал просачиваться в его разум. Мышцы лица начали болеть, и Саске понял, что это с непривычки - ведь настолько широкая улыбка появлялась лишь на лице Наруто. Саске поклонился, вышел из кабинета и помчался на встречу с командой. У него были новости, которыми он очень спешил поделиться.

Скрытый квест "найти учителя" завершён. Награда: изнурительные тренировки.

Квест 19. Изнурительные тренировки

Учёба у Хирузена-сенсея была совершенно не тем, чего ожидал Саске. В его воображении мелькали изучение каких-то мощных дзюцу, сложные упражнения контроля чакры, запредельные физические нагрузки - всё то, что приходит в голову при упоминании "учёбы у шиноби каге-уровня".

Чего Саске не ожидал, так это того, что ему придётся читать больше, чем когда-либо в Академии. Подтягивать знания, изучать теорию, анализировать информацию.

Перед сенсеем у Саске почти не было секретов - любые недомолвки могли стать препятствием, мешающим раскрыть его потенциал. К тому же, попытка что-то скрыть от шиноби уровня Сарутоби Хирузена было бы наивными мечтаниями глупого сопляка. Поэтому Саске рассказал всё. О своих планах, о путях прокачки, о методах, которые он хотел применить для убийства Итачи, об добытом на миссиях эпическом шмоте и даже о Системе. Хокаге не выглядел удивлённым, видимо, он встречал в своей жизни вещи и поабсурдней. Систему он назвал "неплохим мотивационным инструментом", но советовал применять осторожно - существовала опасность, что в один прекрасный момент все противники и союзники вместо живых людей со своими характерами, желаниями и устремлениями, превратятся для Саске в обезличенный набор свойств, характеристик и чисел. Практикующие такой подход существовали, но многие из них плохо кончили, упустив некоторые психологические нюансы и получив неожиданный удар в спину от тех, кого считали своими верными орудиями. Пусть именно концепция "живого орудия" и была тем, что Саске намеренно исключил из своего рассказа, но, видимо, опыт Хокаге позволял читать между строк.

Все ресурсы, имеющиеся в распоряжении Саске, были тщательно разобраны и проанализированы. Хирузен-сенсей предложил ему самому назвать все плюсы и минусы, а также пути, которыми эти минусы можно ликвидировать, либо закрыть, дополнив другими инструментами. Саске помнил, как был застигнут врасплох при нападении шестерых шиноби Звука, на этот счёт у него были некоторые мысли. Идею создать свиток призыва Инвентаря, причём использовать дзюцу призыва в стиле Орочимару - через татуировку на запястье, Хирузен-сенсей одобрил, ну а слабые стороны подобного призыва Саске понимал и сам.

Только с учёбой у Хирузена-сенсея Саске по-настоящему оценил Каге Буншин. Самым ценным свойством клонов оказалась не способность делать много дел одновременно, не скорость обучения, не ещё несколько пар рук и не дополнительные дзюцу. Каждый клон являлся самим Саске, а значит, обладал его сознанием и его разумом. Так что Саске мог одновременно не только делать, но и размышлять, а уж поводами для размышлений Хирузен-сенсей обеспечил его в полной мере. Саске получал вводные старых миссий, сенсей предлагал ему выбирать способы выполнения с командой и соло, команду нужно было подобрать из сверстников (из-за того, что персонаж Наруто был слишком читерским и рушил напрочь баланс любой миссии, из списка доступных членов был исключён) или использовать заранее предопределённый состав. А потом, Хокаге безжалостно громил планы Саске, помогал скорректировать и устранить недочёты, либо же, гораздо реже, полностью одобрял.

Тренировки и изучение новых ниндзюцу были редким явлением - только по результатам "ролевых миссий" Саске осознавал, каких именно техник ему не хватает. И таковыми были, в основном, не ударные зрелищные дзюцу, а нечто гораздо более тонкое - невидимость, незаметность, сокрытие запахов и следов, дзюцу проникновения сквозь материальные объекты и, главное, способность засекать противника раньше, чем он обнаружит команду Саске. Многие вещи требовали овладения соответствующими стихиями, некоторые - длительных и упорных тренировок в наработке нужного навыка. Да, врождённый дар был важен и мог облегчить и сократить путь, но почти любой кеккей генкай могли заменить мозги и упорный труд.

Изредка у Хокаге находилось время проводить учебные бои. Несмотря на то, что из-за преклонного возраста он не мог создать много теневых клонов, даже трёх-четырёх хватало для имитации вражеской команды. Клоны изображали противника, каждый из них строго выдерживал ограничения отыгрываемого шиноби - не только облик, но и все его дзюцу и способности. После того, как Саске разгромно проигрывал очередной бой, ему давалось несколько для подготовки и работы над ошибками. И, сражаясь повторно, Саске мог устранить собственные недостатки, подобрав и скопировав подходящие дзюцу. Обычно он проигрывал опять, но теперь противнику приходилось потрудиться. Каждый редкий выигрыш приносил не только одобрение Хокаге, но и безудержное ликование самого Саске. В такие моменты он знал, что значить стать по-настоящему счастливым.

Ещё одним неоценимым инструментом оказался Шаринган. Его самым потрясающим свойством оказалась не способность копирования техник, а возможность запомнить немалое количество текста после беглого просмотра, чтобы потом его тщательно обдумать. Параметры миссий, географические ориентиры, свитки с дзюцу и докладами, даже учебники - если бы не додзюцу, только на чтение Саске бы понадобились месяцы и годы. В сочетании с Теневыми Клонами потенциал додзюцу просто ужасал. Жутко болела голова, поэтому приходилось спешно осваивать техники ментальной дисциплины, которых в деревне было изобретено немало.

Таким образом, дни складывались в недели, а недели в месяцы. Саске тренировался с Хокаге - он виделся с сенсеем не чаще, чем пару раз в неделю, но каждая такая встреча, по ощущениям, равнялась тому единственному интенсивному месяцу тренировок с Какаши-сенсеем. В тренировочных поединках Саске сражался с другими командами и даже обучался у чужих джонин-сенсеев. С изумлением Саске узнал, что подобные вещи, когда члена команды обучает чужой сенсей, в Конохе - рядовое явление. Не все джонины обладали требуемыми стихийными предрасположенностями, не все владели нужными навыками, поэтому считалось хорошим тоном "дать ориентиры" генину чужой команды, чтобы потом, возможно, другой джонин помог уже твоему ученику. Выяснилось, что основной задачей лидера команды было не обучать своих подопечных ниндзюцу, а направлять их рост, а для этого искать, договариваться и добывать. Стало понятно, к примеру, почему ни один член Команды Куренай не владеет гендзюцу, несмотря на то, что Юхи-сан - лучший специалист в Конохе, а в Команде Асумы никто не владеет Футоном. Время, которое генин может посвятить тренировкам ограничено, поэтому его лучше тратить на оттачивание и улучшение клановых хидзюцу, становиться сильнее в том, к чему генин был предрасположен изначально.

Это, конечно, не касалось Наруто с его читом бесконечной чакры и теневыми клонами - у него было всё время мира. Соответственно, стали исключением и Саске с Сакурой, имеющие возможность подключиться к этому бездонному источнику. Более того, пока "Возмездие" стоял на приколе в клановом квартале, Саске регулярно опустошал его батареи - кристалл генератора работал круглосуточно, а значит, не использовать эту чакру для рачительного Саске стало бы преступлением.

***

В Конохе, за это недолгое время интенсивного ученичества, случилось много интересного. К примеру, Наруто поучаствовал в ещё одной миссии в паре с Джирайей-сама. Сведения, полученные от Гурен и Таюйи позволили установить местонахождение нескольких тайных баз Орочимару, поэтому Хокаге дал задание нанести по ним удар возмездия. Саске больше всего хотелось присоединиться к этой карательной миссии, он до сих пор не мог простить мятежному Саннину той встречи в Лесу Смерти, но получил твёрдый отказ.

По здравому размышлению, Саске был вынужден признать правоту Хирузена-сенсея. Пока Цунаде-сама с ассистирующими ей Шизуне-сан и Сакурой окончательно не изучили Проклятые Метки, о приближении и потенциальном столкновении с Орочимару не могло быть и речи. Несмотря на то, что Саске был в безопасности на ближайшие три года, здравый смысл требовал признать, что Таюйя и Гурен не обладают всей полнотой информации, а значит, приближение к Орочимару несёт неоправданный риск.

В распоряжении Цунаде-сама оказались три функционирующих экземпляра (которыми обладали сам Саске, Таюйя и, его изумлению, Митараши Анко-сан), а также остаточные следы меток различных вариаций на добытых Саске трупах. Несмотря на это, прогнозы не были радужными, и о каком-то скором избавлении, или (что было бы намного предпочтительней) обезвреживании негативного влияния Орочимару пока что речи не заходило.

Одной из целей Джирайи также являлась вербовка союзников - разумно было предположить, что в Стране Звука, бывшей Стране Рисовых Полей, хватает недовольных действиями Орочимару. Нет, ни один из мелких кланов не рискнул бы вступить в открытое противостояние с Саннином, но и намерением Хокаге не была прямая конфронтация. Таюйя назвала несколько кланов, пребывающих на распутье, навестить их стало второстепенной задачей Джирайи.

Перед отбытием Наруто продемонстрировал Саске завершённый Разенган. Обладая сопоставимой разрушительной мощью, Разенган, в отличие от Чидори, использовал относительно небольшое количество чакры, но при этом требовал запредельного контроля. Саске кипел от досады, что Наруто, когда-то неспособный даже на обычный Буншин, освоил эту технику раньше него самого. Да, он при этом использовал Теневого Клона, но в жизни шиноби "жульничество" - это комплимент, так что в таком исполнении единственным минусом становился нерациональный расход чакры, которой у Наруто было как у дурака - быстрого рамена. Саске решил удвоить усилия, а для самого Наруто приберёг свою лучшую гримасу разочарования, заявив: настолько бездарное исполнение означает, что с таким усердием Хокаге тот станет нескоро. Это распалило Узумаки не хуже, чем Майто Гая и Рока Ли разговор о Силе Юности, так что Саске понял, что ему нужно поторопиться и завершить свой Разенган до того, как Наруто вернётся с миссии.

На всякий случай Саске решил подкинуть в подсумок Наруто ржавый кунай. Он не хотел проиграть в этом негласном противостоянии, так что поспорил с Наруто на двойную порцию свиного рамена, что тот не освоит Дотон до возвращения в Коноху. Джирайя-сама обладал четырьмя стихиями, в том числе и Футоном, так что мог дать все нужные наставления. Саске не было толку от Ветра, а если Наруто освоит Землю, это сэкономит немало средств клана Учиха - создание взлётно-посадочной посадки для "Возмездия" ещё пребывало в стадии общего замысла.

Таким образом, Саске намеревался убить трёх шиноби одним сюрикеном: отгрохать титаническое сооружение, заплатив лишь несколькими мисками рамена, усилить своё орудие, и выиграть в негласном соревновании по изучению легендарной А-ранговой атакующей техники.

Тем временем, Цунаде-сама завершила аутопсию трупа белого Акацуки. В результате анализа выяснилось, что тело состояло из странных клеток, имеющих частично растительное строение. Проба ДНК и поиск по картотеке выдали неожиданный результат: геном полностью совпал со структурой Хаширамы Сенджу - Шодай Хокаге и родного дедушки Цунаде-сама. Несмотря на то, что на вопрос, каким образом это могло случиться, не было ответа, вражеский труп нашёл практическое применение - клетки сохраняли способность Шодай к регенерации и не были мертвы даже после гибели этого странного существа. После того, как минул приступ ярости и стену госпиталя отремонтировали, Цунаде-сама стала разрабатывать дзюцу, способное вывести медицину Конохи на новый уровень.

Сакура, рассказавшая об этом, сбивалась на специфическую терминологию, но Саске понял главное - эти клетки каким-то образом можно культивировать, и что они, возможно, станут ключевым компонентом реабилитации Хаку. Саске очень хотел бы обладать регенерацией как у Наруто, но от мыслей о том, чтобы имплантировать себе частицу этой твари (живое воображение рисовало желтоглазое лицо в обрамлении листьев хищного растения, торчащее из груди), к горлу подкатывала тошнота.

Обнаружение ДНК Шодай Хокаге стало поводом для всеобщей тревоги и повышенной боевой готовности. В памяти Хокаге ещё были свежи эксперименты Орочимару по клонированию, и, если мятежный Саннин вновь взялся за старое, это было скверными новостями. Способность Белого Акацуки к шпионажу была беспрецедентной, из рапорта Джирайи-сама следовало, что того невозможно обнаружить ни одним обычным сенсорным дзюцу. Сеннинами за всё время существования Конохи смогли стать лишь три человека, причём двое из них были уже давно мертвы, так что деревня оказалась почти беззащитной.

Армия клонированных идеальных шпионов стала бы натуральным кошмаром для лидера любой гакурезато, поэтому, ввиду исключительных обстоятельств, Хокаге применил запретную технику Эдо Тенсей. Одним из неизменных компонентов этого дзюцу была человеческая жертва. Несмотря на то, что работа шиноби частенько сопровождалась смертями и убийствами, между "убить противника в бою" и "пожертвовать его жизнью для дела" пролегала некая грань. Саске не понимал в чём разница, но, очевидно, для Хокаге она была чётко различима. В любом случае, для дзюцу было решено использовать приговорённого к смертной казни. Коноха практиковала её в очень редких случаях, и подходящих кандидатур было немного. Предательство, отягощённое убийством лояльных Конохе шиноби, являлось достаточным основанием для приговора, так что Рокушо Аой сослужил своей деревне последнюю службу. Результаты допроса Белого Акацуки строго засекретили, эти сведения получили S-ранговый гриф.

Всё, что Саске узнал - белого шпиона звали Зецу, он обладал способностью проникать куда угодно, поглощать чужую чакру, превращаясь в точное подобие имперсонированного шиноби, двигаться сквозь землю и твёрдые поверхности, избегая при этом сенсорных дзюцу и проникая сквозь сигнальные барьеры. Самые ужасные подозрения подтвердились - Зецу был не один, но к их появлению приложил руку отнюдь не Орочимару. Первопричиной оказался Учиха Мадара, чьё дело после смерти продолжил ещё один предатель - Учиха Обито, напарник Какаши-сенсея, которого тот считал давно погибшим. И именно Учиха Обито был ответственен не только за нападение Кьюби, но и вместе с Итачи участвовал в Резне Учиха.

Благодаря допросу мертвеца, стал известен состав Акацуки и особенности их дзюцу. Саске получил доступ к этим сведениям и стал секретоносителем А-ранга. Такого доверия удостаивались считанные джонины, а уж для чунина это было чем-то беспрецедентным.

Теоретические уроки Хирузен-сенсея немедленно обрели практическую направленность - теперь задачей Саске стало придумывать и разрабатывать методы противодействия каждому из Акацуки. Это было очень непростым делом: ведь с Учиха Обито в своё время не смог справиться его сенсей - Йондайме Хокаге, а ученик другого прославленного учителя, Джирайи, был обладателем Риннегана - додзюцу, существовавшего только в легендах.

По иронии судьбы, имя обладателя Риннегана было Узумаки Нагато - на этот раз настоящий Узумаки и наследник крови погибшего клана. Ещё одну ученицу Джирайи и верную спутницу Нагато звали Конан. Её увлечение оригами стало основой для разработанных ею дзюцу, и после стольких лет совершенствования, эти техники смогли бы поспорить с сильнейшим кеккей генкай.

Оба ученика Джирайи пережили сильную боль гибели верного близкого друга и любимого, и принести эту боль остальному миру Нагато сделал своим ниндо. Они были всемогущи и неуязвимы, и Саске понятия не имел, как организовать им полчаса разговора с Наруто.

Остальные Акацуки являлись целями попроще, если, конечно, между "абсолютно невозможно" и "просто нереально" есть какая-то практическая разница. Нематериальность, способность взрывать что угодно, манипулировать сотнями марионеток, обладание всеми стихиями и способность использовать их одновременно, настоящее бессмертие, поглощение чакры и дзюцу, а также Мангекё Шаринган - вот с чем Саске предстояло столкнуться. К тому же, никуда не делась угроза Орочимару, который, через три года обязательно сделает попытку активировать Проклятую Печать и поглотить тело Саске.

В свете этой информации выяснилось, что Итачи оказался не главным боссом, а чуть ли не мелким мобом. Возможно, конфронтации с остальными Акацуки удалось бы избежать, но Саске резонно сомневался, что те оставят его в покое после убийства Итачи и Обито, так что готовиться следовало к самому худшему.

Тем временем, вернулся Наруто. Его миссия оказалась успешной лишь частично - несмотря на то, что найденные убежища оказались заброшены и ущерб Орочимару был нанесён минимальный, они с сенсеем наладили контакты с парой кланов Страны Звука. Пока Хокаге вёл переговоры с представителем одного из них, его сестре, девчонке с оранжевыми волосами, Наруто показывал деревню, а также знакомил её с друзьями. К огромному облегчению Саске, эта Сасаме заглядывала в рот Узумаки и слушала каждое его слово, словно это была неземная мудрость, а не громкие вопли идиота. Самого Саске она одарила лишь мимолётным приветливым взглядом - для неё главным достоинством Последнего Учиха являлась дружба с Наруто. И подобное положение дел Саске абсолютно устраивало.

- Эй, Саске, а знаешь, кто самый крутой и непредсказуемый ниндзя Конохи? - задал Наруто вопрос, когда команда собралась на полигоне.

- Тот, кто стал чунином на первом же экзамене? - невинно переспросил Учиха.

Наруто обиделся и надулся, но его настолько распирало от новостей, что эти обиды не продержались и минуты.

- Самый крутой ниндзя - этот тот, кто освоил целых четыре стихии даже до того, как стал чунином! И вообще, чтобы стать Хокаге, чунином или джонином быть не нужно! - наконец, выпалил он и начал складывать печати, после чего ударил ладонями в землю. - Дотон: Земляная Стена!

Саске обошёл по периметру правильный параллелепипед, украшенный по сторонам барельефами жабьих голов, и покачал головой.

- Ну, вроде бы неплохо, но ничего выдающегося. К тому же, ты овладел всеми стихиями, но не осилил свою родную. И ты говоришь, что это круто?

- Ха, освою и Футон, не успеешь моргнуть глазом!

Саске задумчиво почесал голову.

- Сакура, как думаешь, хорошо ли Наруто освоил Дотон?

Харуно не знала, к чему клонит Саске, но на всякий случай поддержала тон разговора.

- Не знаю, пока что судить трудно.

- Я имею в виду, способен он на что-то большее, чем на подобные трюки? На что-то значительное, впечатляющее?

- Конечно, я способен! Я - будущий Хокаге и могу всё! - завопил Наруто.

- Насколько впечатляющее? - проигнорировала его Сакура.

- К примеру, создать что-то серьёзное, типа плато размером... Скажем, чтобы там смог спокойно приземлиться "Возмездие"?

Харуно задумчиво осмотрела стену и цокнула языком.

- Саске-кун, сам знаешь, что масштаб дзюцу несопоставим. В Академии у него не получалось высидеть урок, чего уж говорить о настолько грандиозной задаче?

Наруто посмотрел на Саске и Сакуру с совершенно сокрушённым видом. Наконец, он выпалил:

- А вот и сделаю! Будущий Хокаге никогда не отступает!

- А спорим, не сможешь? - нанёс добивающий удар Саске.

- На что спорим? - навострил уши Наруто.

- На десять порций рамена Ичираку!

- Двойных! Любого по выбору!

- По рукам!

Это было легко.

Скрытый квест: "построить ангар для летательного аппарата" активирован. Первая фаза: "возведение фундамента" запущена.

Слишком легко.

***

Несмотря на то, что все три члена Команды Саске теперь имели своих учителей, одной из неизменных традиций, от которой отступали предельно редко, была встреча в семь часов утра для совместной тренировки, обмена знаниями и дзюцу, планирования и спаррингов. Обычно на эти тренировки приходил Какаши-сенсей. И обычно он опаздывал на три часа. Это был настолько устоявшимся порядком, что можно было сверять часы.

Но на этот раз всё было по-другому. Ровно в семь, в момент сбора команды, на полигоне появился Какаши-сенсей. Стоящий на руках. Соревнующийся с Гаем-сенсеем не в какой-то идиотской ерунде, типа крестиков-ноликов, а в физической выносливости. И пусть Какаши-сенсей безнадёжно проиграл, пусть по его закрытому маской лицу обильно тёк пот, а серебристые волосы превратились в слипшиеся сосульки, это было единственным явлением, поддающимся логике. Всё остальное являлось театром абсурда, нарушением каких-то фундаментальных законов мироздания.

Саске активировал Шаринган.

- Гендзюцу: Кай! - раздался выкрик Сакуры.

- Кай! - закричал Наруто, сложив печать Тигра.

Сила его дзюцу была настолько велика, что концентрическая волна чакры даже всколыхнула примятую траву полигона.

Ничего не изменилось. Это был действительно Какаши-сенсей, он действительно пришёл вовремя и действительно усиленно тренировался. Конечно же, в подобную глупость никто поверить не мог. Несмотря на идеальную маскировку, этот самозванец плохо знал настоящего Хатаке Какаши.

- Таджу Каге Буншин но дзюцу! - закричал Наруто.

Клоны возникли перед командой и приняли защитную формацию. Они разбились на пары и в ладонях у каждого второго начала вращаться сфера Разенгана.

Сакура сорвала со спины свой гигантский меч, а Саске выхватил из подсумка Райджин. С треском электрических разрядов рукоять сформировала жёлтое светящееся лезвие. Саске сосредоточился на преобразовании чакры, и лезвие приняло синий цвет, а интенсивность разрядов многократно увеличилась, став напоминать чириканье множества птиц. Этот меч оказался настоящим сокровищем: несмотря на то, что при обычном употреблении от него было немного толку, и он служил скорее электрошокером, чем мечом, лезвие являлось идеальным проводником Райтона, а на создание Чидори чакры тратилось на порядок меньше.

- Густобровик-сенсей! - закричал Наруто. - Осторожней, это не Какаши-сенсей! Это самозванец!

Псевдо-Какаши оттолкнулся руками и приземлился на ноги. Одной рукой он очень правдоподобно почесал затылок, а другой дотронулся до своей маски. Саске с удивлением понял, что по скуле этого шиноби расплылся большой синяк.

- Ха-ха-ха, не беспокойтесь! - сказал Гай-сенсей. - Когда он предложил тренироваться вместе, я тоже сначала не поверил, что это мой вечный соперник! Но, как оказалось, внутри Какаши пылает Сила Юности, он вспомнил, что тоже молод! Ну что, Какаши, я побежал! Быть молодым так прекрасно!

Гай-сенсей вскочил на ноги и умчался прочь. В клубах дыма исчезли теневые клоны, Кубикирибочо вновь перекочевал за спину Сакуры, а лезвие Райджина исчезло в рукояти.

- Что случилось, Какаши-сенсей? - участливо спросила Сакура.

Какаши долго не отвечал. Его взгляд останавливался по нескольку секунд на каждом из них, изучая, словно выискивая одному ему заметные перемены. Наконец, он вздохнул и сказал:

- Простите меня.

Извиняющийся Какаши-сенсей - это было не менее странное зрелище, чем Какаши-сенсей, приходящий вовремя.

- За что? - спросил Наруто.

- Я не был тем учителем, которого вы заслуживаете. Теперь поздно о чём-то говорить, у вас есть свои сенсеи, намного лучше, чем я. И они точно не повторят моих ошибок.

- Что вы говорите, Какаши-сенсей?! Вы были и всегда будете нашим учителем! Вы нас столькому научили! - не унимался Узумаки.

- И чему же именно? - спросил Какаши.

- Вы научили нас ходить по деревьям! Научили меня секретному тайдзюцу, Тысячелетию Боли! И Чидори!

Какаши покачал головой.

- Этого недостаточно.

- А ещё только благодаря вам Сакура-чан подарила мне свой первый поцелуй! Если бы вы пришли вовремя, этого бы никогда...

Сокрушительный удар обрушился на Наруто, он проехался по траве, вспахивая носом дёрн.

- Идиот! Я дарила поцелуй Саске-куну!

Узумаки вскочил, как ни в чём не бывало на ноги, выплюнул землю и траву. Его лицо стало серёзным.

- Только благодаря вам мы стали командой, - тихо сказал он. - Пусть вы всегда опаздывали, пусть вы учили нас только перед смертельной опасностью, но вы - наш сенсей. Именно вокруг вас собралась наша команда. Только благодаря вам у меня появились настоящие друзья!

- Какаши-сенсей, что бы вы ни говорили, вы останетесь нашим учителем, - поддержала Наруто Сакура.

- Нет смысла сожалеть о прошлом, прошлого не изменить, - добавил Саске. - Его нужно помнить и делать выводы, чтобы не повторять ошибок.

Какаши согласно кивнул.

- Ты прав, Саске-кун. Я слишком долго жил прошлым, слишком долго по нему скорбел. И то прошлое, которое я знаю, в которое верил, оказалось ложью. Тот человек, которого я считал своим погибшим другом, не только жив, но и причинил много боли всей Конохе. Именно из-за него ты, Наруто-кун, и много моих друзей и знакомых лишились родителей, любимых, друзей и близких. Именно из-за него я потерял сенсея. Вынести это знание было тяжело.

- Сенсей, а что... - спросил Наруто.

- Его напарником был Учиха Обито, - пояснил Саске. - И он оказался жив. Именно он выпустил Кьюби и именно он помогал Итачи уничтожать мой клан. Наши родители погибли из-за Обито.

- Более того, мой Шаринган... Это было даром, предсмертным даром друга. Обито дал его мне, чтобы из нашей команды выжил хоть кто-нибудь. А оказалось, что погибла лишь Рин. Погибла от моей руки.

- Это печально, но это - в прошлом! - осадил сенсея Саске. - И прошло уже достаточно лет, чтобы оставить её покоиться с миром!

- Ты прав, Саске-кун, ты прав.

- Какаши-сенсей, я правильно поняла, что вы решили больше не опаздывать и не придумывать идиотских оправданий своим опозданиям? - спросила Сакура. - Все равно в них мог поверить только Наруто!

- Неправда! Я и не верил!

- Знаешь, Сакура-чан, а ведь раньше опаздывал и придумывал истории именно Обито. И я таким образом считал, что почитаю его память. А потом это вошло в привычку.

- А он тоже читал книги Эро-сеннина? - спросил Наруто.

Какаши смутился, или сделал вид, что смутился - сложно было сказать по одному прищуренному глазу.

- У этих книг довольно-таки захватывающий сюжет! - попытался оправдаться он.

Сакура и Наруто одарили его прожигающими взглядами.

- И что теперь? - спросил Саске.

- Мне нужно стать сильнее. Мне нужно многое наверстать, нужно стать тем учителем, которым бы вы смогли гордиться. Я понимаю, что многое не вернуть, но, если приложить достаточно усилий, сделать достаточно тяжёлой работы, тогда всё остальное получится.

Наруто и Сакура улыбнулись, и даже Саске почувствовал, что на его лице возникает некое подобие улыбки. Если бы Какаши-сенсей добавил про пылающую Силу Юности, его было бы легко спутать с Гаем-сенсеем в Хенге.

- Отлично! Какаши-сенсей, не волнуйтесь! В любом случае вы уже стали учителем будущего Хокаге! А этого Обито мы найдём и здорово ему наваляем!

- Ты прав, Наруто-кун! Ну что, мои милые маленькие генины...

- И чунин! - невинно вставил Саске.

- ... и чунин! Приступим к настоящей тренировке?

Наруто уставился на сенсея с обидой.

- Вот увидите, Какаши-сенсей, я стану чунином, не успеете моргнуть глазом! Не тем, что под протектором, а обычным! А потом стану Хокаге! А ещё...

- А ещё ты обещал построить посадочную площадку! - напомнил Саске. - А Наруто Узумаки никогда не отступает от своих обещаний!

***

Пусть теперь тренировки Какаши-сенсея не были жизненно необходимы, пусть у Саске уже был учитель, но он воспринял эти перемены огромной радостью. Какаши-сенсей был Анбу, он служил вместе с Итачи, он сражался как с ним, так и против него, и мог подсказать сильные и слабые стороны брата. А ещё он обладал вторым Шаринганом Обито - пусть сказать, что знает напарника Какаши-сенсей уже не мог, но его глаз обладал теми же, или похожими свойствами.

Обновлённый и сбросивший былую апатию, Какаши-сенсей с готовностью делился не только сведениями, по крайней мере теми, которые позволял допуск Саске, но и рассказывал подробней о самом Шарингане. Саске знал о собственном додзюцу преступно мало - то ли в клане не было принято записывать всем известные вещи и оставлять в свитке с подписью "последнему выжившему члену клана", то ли постарались Обито и Итачи, но единственными сведениями, к которым имелся доступ у Саске - это к плите, по легенде, написанной самим Рикудо-сеннином, располагавшейся в месте тайных встреч храма Нака. После того, как Саске полностью пробудил Шаринган, он воспользовался дзюцу когда-то показанным Итачи, чтобы открыть вход и прочитать скрытые надписи. Там рассказывалось о том, как можно получить вершину додзюцу Учиха - Мангекё Шаринган.

Возможно, в былые времена, Саске ухватился бы за подобный путь к могуществу. Но требования для получения додзюцу были слишком неразумны. Для того, чтобы пробудить Мангекё, требовалось убить лучшего друга. Несмотря на то, что Саске считал Наруто своим орудием, он вынужден признать, что тот - единственный, кого можно было назвать кем-то, похожим на это слово. Возможно, так можно было назвать даже Сакуру. Но променять прекрасный многогранный инструмент, с бесконечным потенциалом и не менее бесконечным источником чакры на какой-то набор мощных дзюцу, причём, количество которых было ограничено и вело к слепоте (если Саске правильно понял фразу "терять свет"), мог только идиот. Даже Сакура была неравноценным обменом, в особенности после того, как за её обучение взялся лучший ирьёнин в мире.

На информации с древней плиты основывался один из реалистичных планов сражения с Итачи. Нападать, провоцировать предателя на применение додзюцу, а затем отступать. В один прекрасный момент Итачи просто-напросто ослепнет. Даже в этом состоянии он бы оставался опасным противником, но тогда его левел сильно понизится и справиться с ним будет несоизмеримо легче. Ослабить врага, уничтожив его глаза, рога или тентакли - таким был, по крайней мере, способ сражения с некоторыми игровыми боссами, и Саске не видел ни единой причины, почему бы это не сработало в реальной жизни.

Какаши-сенсей рассказал о двух запретных дзюцу Шарингана, для использования которых не был нужен Мангекё. Обе техники обладали устрашающей властью над реальностью. Изанаги отменяла границу между реальностью, переносила пользователя в идеальное гендзюцу и позволяла именно ему решать, что из этого станет сном, а что - явью. Это дзюцу было чем-то типа сохранения игры, но было даже лучше - ведь загружался только Учиха, а его противник оставался в том же состоянии - с ранами, истраченной чакрой и израсходованными припасами.

Изанами была ещё одной одним дзюцу, созданным, чтобы противостоять Изанаги. Если первое дзюцу позволяло контролировать реальность, то второе заставляло эту реальность осознать. Пользователь, погруженный в Изанами, словно застревал в постоянной временной петле, единственным выходом из которой было принять последствия своих поступков, принять реальность таковой, как она есть. В былые времена именно это дзюцу использовали против членов клана Учиха, опьянённых могуществом Шарингана, которые использовали Изанаги в битвах между собой.

Обе техники стали киндзюцу не просто так - после использования такой мощи глаз окончательно слеп. Это снижало ценность техник практически до нуля.

Рассказывая об этих дзюцу, Какаши-сенсей попросил не поддаваться соблазну и не пытаться применить на Итачи. Саске лишь рассмеялся: ему было наплевать, раскается или нет Итачи в своих поступках, а вместо того, чтобы пользоваться сейвами и терять глаза, Саске лучше станет достаточно сильным, чтобы убить Итачи столько раз, сколько нужно. В конце концов, попыток потребуется не больше трёх.

Какаши-сенсей дал Саске свиток с описанием этих техник. Он верил в здравомыслие Саске, знал, что тот не станет злоупотреблять киндзюцу, но они, возможно, когда-нибудь спасут ему жизнь. Саске был благодарен, он вскользь взглянул на свиток и вернул его сенсею, предварительно активировав Шаринган и запомнив содержимое.

Вновь начались тренировки, Саске изо всех сил пытался освоить Разенган и всячески отвлекал Наруто, чтобы первым успеть в этом состязании.

Наруто построил посадочную площадку, ему для этого понадобился час и две сотни клонов. Это было слишком быстро, поэтому Саске и Сакура нашли в сооружении кучу недостатков. И Наруто пришлось переделывать и переделывать, чтобы сооружение соответствовало строгим эстетическим вкусам Сакуры-чан. Обычный каменный куб обзавёлся несколькими техническими помещениями, удобными лестницами и пандусами, крытой галереей (для остекления Наруто привлёк Гурен), а также несколькими просторными террасами. Сакура разошлась и поймала кураж, так что Саске перестал следить за проектом - он знал, что напарница купит ему времени ровно столько, сколько понадобится для завершения дел. Так что через месяц ожесточённых тренировок, океана поглощённой у Наруто чакры (это тоже прекрасно затягивало строительство), Саске, наконец, освоил создание Разенгана, сначала в версии с клоном, а затем - самостоятельно. Он собирался ткнуть в лицо Наруто своим успехом, но в Конохе случился инцидент с побегом заключённых из тюрьмы строгого режима и Наруто стало не до того.

Саске считал, что с подобными проблемами должны разбираться Анбу, но среди четырёх сбежавших были Суйен и предатель Мизуки, так что принять участие Наруто считал своим долгом. Саске давно было наплевать на разоблачение - Хирузен-сенсей знал о Воде Героев и нехотя принял доводы Саске о том, что с таким лидером утеря Такигакуре сокровища - вопрос ближайшего времени. В качестве компенсации Учиха посоветовал послать к Шибуки-сану Наруто. В прошлый раз они недостаточно долго общались, так что, возможно, его таинственная сила (существование которой вынужден был признать и Хокаге) сможет исправить даже этого труса.

Пока Наруто гонялся за Мизуки, Саске оттачивал Разенган и пытался освоить Дотон, Сакура вновь погрузилась в свою медицину, а также давала Саске уроки полевых хирургических техник, которые, при всей своей сложности, могли быть изучены любым шиноби с хорошим контролем. А над контролем Саске работал особенно тщательно - ведь именно в нём лежал ключ к безупречному Разенгану.

Вскорости Мизуки был пойман, Суйен убит при попытке прорыва из Конохи, а ещё двоих заключённых, поразительно тупых (на их фоне даже Наруто казался гением) и не менее поразительно сильных братьев, заманили обратно в камеру сообщением о наступлении обеда и двойной порции онигири. Наруто что-то рассказывал о новой Проклятой Метке Орочимару, благодаря которой Мизуки превратился в тигра, но это было настолько топорным враньём, что Саске даже не стал активировать Шаринган, чтобы его разоблачить. В конце концов, кто, как не Саске, прекрасно знал о Проклятых Метках, чтобы поверить в такую ерунду?

Наконец, у Саске было всё готово к демонстрации своего превосходства. Поэтому он направился в квартал, чтобы принять постройку и сообщить Наруто, что тот выиграл спор.

Увиденное его поразило. Прекрасное строение из камня и стекла вздымалось ввысь над кварталом Учиха. Вершину его венчал ангар из розоватого кристалла, который прекрасно дополнял мотив барельефов из ветвей сакуры, украшавших всё здание. Оно смотрелось настолько красиво и гармонично, что назвать это "техническим строением" было бы кощунством, в подобном месте не отказался бы жить даже даймё. По одной из сторон сооружения стекал по многочисленным чашам и площадкам журчащий водопад - то ли Наруто хотел показать, насколько овладел Суйтоном, то ли Сакура решила выполнить свою миссию до конца. В пользу последней версии свидетельствовали многочисленные статуи самой Сакуры, стоящей, сидящей и лежащей в непринуждённых позах. Их было так много, что как минимум одну статую можно было увидеть из каждой точки строения. Видимо, Сакура не до конца избавилась от своих попыток заманить Саске в свои сети. Впрочем, она проделала грандиозную работу, поэтому заслужила на сдержанную похвалу. Конечно же, такой ошибки, как хвалить Наруто, Саске больше не совершал.

- Ну что, Наруто, ты справился. С одной стороны, я удивлён...

- Ещё бы! Я - Наруто Узумаки, который, если уж сказал...

- ... а с другой, сам ты сделал не всё - тебе помогали Сакура и Гурен. Но ты не расстраивайся, в следующий раз у тебя все получится! Запомни, Наруто, я верю в тебя!

- Н-но как же... Ведь изначально никто не говорил...

- Наруто, не беспокойся! Пусть ты был не один, но в условиях спора ничего не было сказано о сторонней помощи. Это моя вина, нужно было формулировать их получше. Так что спор ты выиграл, поэтому рамен твой!

Кислое выражение лица Наруто мгновенно сменилось неприкрытым восторгом.

- Ятта! Знай Узумаки! Побежали в Ичираку, мой рамен стынет! Я позову Хинату-чан, они вернулись с миссии, поймали для клана Шино какого-то крутого жука. Киба говорил, что они бились с шиноби Ивы, что там были огромные пчёлы и ещё какая-то фигня. Наверняка врёт, я спрошу Хинату-чан, она расскажет правду!

- Отлично, пойдём. Кстати, как твой Разенган?

Наруто почесал затылок.

- Со всем этим спором как-то не было времени, поэтому я...

Саске положил руку Наруто на плечо и сказал задушевным голосом, тоном, который он скопировал у Хирузена-сенсея.

- Не расстраивайся, Наруто! Если ты будешь стремиться к цели, если вложишь достаточно тяжёлого труда, если в тебе будет пылать Сила Юности, тогда сможешь сделать вот так!

Саске вытянул руку и над ней завертелась идеальная сфера полностью законченного Разенгана.

Квест "возведение ангара" выполнен. Бонусная награда: торжество над верным орудием.

Квест 20. Хозяйственные заботы 2

- Саске, чтобы стать сенсором, нужно пройти долгий и трудный путь, - сказал сенсей. - Со временем каждый сильный шиноби учится чувствовать чужую чакру. И каждый приходит к своему методу. Некоторые используют врождённый дар или кеккей генкай - к примеру, Бьякуган входит в список сенсорных додзюцу. Нюх Инузука или связь с насекомыми Абураме, несмотря на то, что к классической сенсорике не принадлежат, технически могут исполнять сенсорную функцию. Некоторые полагаются на помощь своей стихии - они чувствуют вибрации земли, потоки ветра или даже влагу в самом воздухе. А некоторые, их считанные единицы, ощущают всю окружающую природу.

- Мне бы хотелось научится самой распространённой сенсорной технике. Вы говорили, что подобное освоить возможно.

- Самая распространённая техника означает самые распространённые методы ей противостоять. Поэтому я рекомендую со временем её дополнить чем-то своим.

- Вы правы, Хирузен-сенсей. Но я действительно начал бы с классики.

- Как ты думаешь, Саске, почему сенсорами не является половина шиноби деревни?

- По той же причине, что и ирьёнинами? Для базовых ирьёниндзюцу уровня "срасти мышцу", "останови кровь" или "сомкни чистую резаную рану" не нужен идеальный контроль, достаточно просто хорошего, да и теории требуется лишь самая малость. При этом тестовое задание - реанимация рыбы - довольно непростое.

- Ты прав. Некоторые просто не хотят заниматься делом, в котором заведомо не достигнут хороших результатов и сосредотачиваются оттачивании уже известных вещей. А уже потом, с возрастом, добирают недостающее. Но в случае с сенсорикой, есть ещё один нюанс. Не все могут вынести базовое обучение.

- Мне казалось, что сенсорика никак не связана с огромными нагрузками.

- Физическими - нет. Но кому, как не тебе, знать, что иное слово режет сильнее, чем самый острый кунай? Ты знаком с термином "сенсорная депривация"?

Сенсорная? От слова "сенсор"? Термин-то был знаком, но не в боевой области.

- Я думал, что это как-то связано то ли с психологией, то ли психиатрией. Человека лишают чувств и ощущений, и он погружается в себя. После этого может рассказать доктору, что в детстве мама давала ему мало данго, а папа - много розог, и это значит, что в его проблемах виноват не он сам, а кто-то другой.

- Несмотря на иронию, в целом всё верно. А вот чего ты точно не знаешь - изначально это было пыточной техникой.

- Пыточной? Но ведь гражданские...

- ... используют, и успешно, в мирных целях? С этим всё просто. В полевых условиях кунаем можно провести операцию и он, вместо отнятия жизни, спасёт её не хуже скальпеля. Большинство ядов в терапевтических дозах становятся лекарством. Ну а самые смертельные дзюцу можно использовать в мирных целях. И ты знаешь, как их использует твой лучший друг.

Он поморщился - Хирузен-сенсей уж очень любил ненавязчиво поддевать Саске его отношением к простодушному Наруто. Но Саске знал, о чём говорит учитель. Наруто, пылая энтузиазмом, погрузился в строительство дома. Как Учиха и предполагал, Наруто не стал тратить деньги на те материалы, которые в изобилии росли в округе. Так что первые балки перекрытий Узумаки сделал сам. Саске пребывал в благоговейном ужасе от созерцания двух клонов Наруто, удерживающих струну натянутой нин-проволоки с пущенной через неё чакрой Молнии. Двое других клонов толкали телегу с очищенным от сучьев древесным стволом. Получившийся срез был идеально ровным (насколько ровным мог быть специально подготовленный участок дороги), так что дело продвигалось быстро. А потом пришёл Генно-сан и схватился за голову - балки и доски из сырой древесины являлись прекрасным синонимом слову "катастрофа", так что всю древесину пришлось пустить на дрова, а новые брёвна предварительно сушить.

Саске было больно смотреть на наследие Учиха, приспособленное под настолько низменные цели. Для сушки Наруто использовал именно Великий Огненный Шар, но для того, чтобы понизить интенсивность огня, делал это с намеренно неправильными печатями. И, самое смешное, у него это получилось. Первое бревно полыхнуло и сгорело, второе просто почернело, ну а третьему Генно-сан дал "добро". Шаринганом Саске исследовал получившегося монстра (дзюцу, а не бревно, пусть бревно тоже было огромным). Это дзюцу тратило в полтора раза больше чакры, а полезное действие являлось едва ли одной десятой Огненного Шара. Саске не мог смотреть, как Наруто тратит чакру, которую по праву считал своей, поэтому взял Наруто "на слабо". Они с Сакурой были готовы помочь разработать специализированную технику для сушки древесины, но, к их удивлению, Наруто справился сам. Если отбросить ненужные детали, то задача сводилась не к нагреванию бревна, а к извлеканию влаги, так что ответ лежал не в Катоне, а в Суйтоне. Наруто пропускал через бревно водную чакру, вместо облака пара из торца теперь извергалось несколько вёдер воды, а материал получался даже лучше, чем в самых современных сушилках пиломатериалов.

Саске мотнул головой, возвращаясь к разговору с сенсеем и сенсорным техникам.

- То есть это было пыточным дзюцу, которое переняли психологи?

- Верно. Вражеского ниндзя лишали чакры, тактильных ощущений, света, звуков и запахов. Он оставался наедине с собой. Длительный срок выдерживали немногие. Зачастую они были готовы делиться любыми секретами, лишь бы не возвращаться обратно в камеру депривации. Несмотря на то, что процесс занимал больше времени, чем болевые и калечащие пытки, эффективность была высока.

- Значит, после выхода у жертв пробуждались сенсорные способности?

- Почти. На основе этой техники много лет назад я разработал тренировочную методику. Ты, наверное, знаешь, что в Конохе есть приличное количество заброшенных тренировочных площадок и зданий? К примеру, в одной из них недавно сражался Ирука-кун с предателем Мизуки, когда тот сбежал из тюрьмы. Уверен, Наруто-кун тебе рассказывал.

Саске кивнул. Он решил, что Узумаки немного привирает - в эпическое сражение в заброшенном здании с автоматическими марионетками верилось мало, причём основной претензией было несоответствие "заброшенное" и "до сих пор работает".

- Одним из таких зданий является то, которое я называю "мышиным лабиринтом", а поэтически настроенные шиноби - "дворцом призраков".

- Если бы Наруто услышал это название, он ни за что туда бы не полез, даже за шляпой Хокаге.

- Наслышан. Изумительно, насколько этот отважный парень готов выйти против любой существующей опасности и насколько боится опасностей несуществующих. Так вот, есть старое тренировочное здание. Принцип очень прост. Ты слышал, как у человека, долго пробывшего в темноте, усиливаются все остальные чувства?

- Да, слух и обоняние. Но я также слышал, что эффект временный.

- Верно. Но его можно развить тренировками. Мышиный Лабиринт - очень большое здание, в которое помещается шиноби. У него подавляется чакра до уровня, едва достаточного для нормального существования. Внешняя оболочка здания - лабиринт переходов, в который запускается несколько мышей. Он отделён от шиноби звукопоглощающим кеккай-дзюцу. Ещё один барьер отсекает чакру окружающего мира.

- Кажется я понял. Лишённый обычных чувств, будущий сенсор должен полагаться на новое. Он должен почувствовать мышей во внешних стенах.

- Не только почувствовать, но и различить. Как ты знаешь, чем проще живое существо, тем проще сигнатура его чакры. Рыбы, например, настолько похожи, что их не различают даже лучшие сенсоры. Именно поэтому рыб используют для тренировок ирьёниндзюцу - всегда можно повторить операцию на почти том же пациенте.

- Но ведь анатомическое строение мышей мало отличается от остальных животных! Разве что размером.

- Верно, но не забывай, что и чувствовать чакру шиноби должен у существ, похожих на него самого. Мыши - млекопитающие, просто их мозг недостаточно развит. Мы отказались от использования крыс - те, наоборот, слишком умны. И от хомяков - слишком тупы.

Саске почувствовал укол обиды. Ему нравились хомяки, они всегда делали обильные запасы, позволяющие встретить любой поворот судьбы.

- А что вы скажете о воронах?

- Мы не пытались их использовать из-за практических соображений. Но вороны - одни из самых умных птиц, так что не подходят даже в теории.

Саске удовлетворённо кивнул. Ему нравились вороны и услышать подобную похвалу было приятно.

- И когда я смогу попытаться пройти лабиринт? И сколько это займёт времени?

- Мне нужно подготовить нужные дзюцу. Но я не стану этого делать следующую неделю.

- Но почему?

- За это время ты должен определиться, нужно ли это тебе? И погоди возражать. Ты останешься один. В темноте. Без звуков, запахов и света. Твоими глазами будут лишь тактильные ощущения - на случай, если твоя предрасположенность - сенсорика через колебания земли, или же проявится новое чувство, о котором ты пока ещё даже не подозреваешь. И лишь когда ухватишься за него, тогда можно его тренировать и развивать. Учти, ты не сможешь активировать Шаринган, использовать дзюцу, в том числе любимый трюк с Теневыми Клонами. Там будешь только ты, мыши и демоны твоего сознания. Гораздо более опытные ниндзя не выдерживали, жали тревожную кнопку. И многим из них понадобилась психологическая реабилитация. В итоге метод признали эффективным, но сопровождающимся слишком серьёзными побочными эффектами.

Саске действительно задумался. С одной стороны, с ним была Система и разум игрока. А с другой, демонов в прошлом Саске скрывалось предостаточно и оставаться с ними наедине было бы очень страшно.

- Хорошо, сенсей. Я дам знать через неделю.

- Прекрасно! Ну а пока беги, Наруто-кун хотел тебе что-то рассказать.

***

- Саске, ты был прав! - завопил Наруто при виде напарника.

- Я всегда прав, - фыркнул Саске. - А в каком именно из бесчисленных вопросов я оказался прав и на этот раз?

- Ты зануда! - привычно надулся Наруто, но его не хватило надолго. - Сначала я призвал Фукусаку-сана и он сказал, что мне пока что рано, а затем я призвал Шиму-сан и она сказала, что Фукусаку-сан - старый паранытик и что обучать Джирайю-чан ему ничего не мешало, хотя он был даже младше меня! Прикинь, так и сказала: "Джирайя-чан"!

- Наруто, остановись! Во-первых, параноик, а во-вторых, кто все эти люди? Вернее, судя по "призвал", кто все эти жабы?

- Саске, ну ты даёшь! Я же тебе столько раз рассказывал!

- Ни разу.

- Ну ладно, тогда хотел рассказать. Фукусаку и Шима - две жабы, что сидели на плечах Эро-сеннина! Ты же сам мне сказал призывать женщину!

- И у тебя получилось именно с ней. Ну вот видишь, всё как я и говорил! - удовлетворённо кивнул Саске.

- Короче, Шима-сан заставила мужа согласиться, они меня возьмут на Мьёбокузан и научат сендзюцу! И я стану самым крутым засранцем после Йондайме! Нет, я стану круче Йондайме!

- Ты уже выучил Футон? - подпустил шпильку Саске.

- А вот и выучу! Я спросил, жабы сказали, что научат меня своим дзюцу! Катоном я владею, Футон выучу, а плевать жабьим маслом, как это делал "Джирайя-чан", я точно научусь! Масло - это либо Дотон, либо Суйтон, а их я уже знаю!

Саске представил Наруто с бородавчатым носом и двумя жабами на плечах, который обрушивает то самое дзюцу тотального уничтожения на Итачи, и едва удержался от маниакального смеха.

- Когда отправляешься? И надолго ли?

- Прямо сегодня вечером. Сколько там пробуду - не знаю, "Джирайе-чан" понадобилось почти полгода, но я всё выучу за пару недель! Ведь я - Узумаки Наруто, а он всегда...

- ...идиот!

- ...он всегда идиот! Эй, сам ты идиот! А я буду сеннином!

- Ладно, не обижайся. И это всё, ради чего ты меня искал?

- Неа! Сейчас должна подойти Сакура-чан, и я покажу свой дом! Я как раз всё закончил!

Не то, чтобы Саске было так уж любопытно, но он знал, что если ему хочется похвастаться, то Узумаки не отстанет. Ну, и если быть честным с собой, то некоторая доля любопытства в наличии всё же имелась - когда Саске видел этот "дом" в прошлый раз, это были неприглядные четырёхэтажные руины общежития типовой застройки.

Сакуру долго ждать не пришлось, она появилась через десять минут. Вид у неё был усталым - чем бы её ни загружала Цунаде-сама, это было тяжело если не физически, то уж точно морально.

- Пойдём, Сакура-чан! - радостно завопил Наруто. - Мы с Саске тебя заждались!

Ну, допустим, заждался только Наруто, но поправлять Саске не стал.

- Да пойдём уже! У меня куча дел! - бросил он.

И они побежали.

Место, в котором располагался дом Наруто было неплохим. Не очень далеко от главных мест деревни, с прекрасным видом на Монумент Хокаге, технически это был центр, но немного в стороне, среди густого лесного массива. Саске не имел понятия, что здесь забыли враги и зачем обрушили на здание разрушительные дзюцу, но в результате Наруто умудрился отхватить за бесценок очень неплохой земельный участок. И какое чудовищное сооружение он на нём отгрохал, им предстояло увидеть.

Сказать, что Саске был шокирован увиденным... Нет, это было бы громким словом. Максимум, что можно было бы сказать, что Саске был удивлён. Удивлён, прежде всего, нормальностью здания, отсутствию многометровых статуй Наруто в шляпе Хокаге, какого-нибудь "Монумента Рамену" (и это не было шуткой, в прошлой квартире Наруто плакат с рекламой рамена висел прямо возле кровати), или ещё каких-то ужасов. Вероятно, полёт мысли Узумаки корректировал Генно-сан, человек, отличающийся редким здравомыслием.

С четырёх этажей дом подрос до семи (это было похвально с точки зрения благозвучности, но надёжность решения пугала), был раскрашен в весёлые цвета - оранжевый и зелёный, а сверху увенчан большой надписью из четырёх символов, гласящей, что случайный прохожий не ошибся и здесь действительно находятся Узумаки. Если этот прохожий будет неграмотным, недвусмысленным намёком станет огромная спираль кланового мона.

- Саске, перестань глазеть! Я тебе покажу, как тут внутри! - воодушевлённо вопил Наруто.

Саске, старательно сохраняя выражение недовольства, последовал внутрь.

Наруто действительно проделал грандиозную работу. Общежитие с апартаментами, выходящими на внешнюю лестницу, бесследно пропало. Теперь фронтальную сторону закрывала стена розоватого стекла. На каждом этаже по несколько квартир были объединены в просторные холлы. Вряд ли Наруто догадался бы о расчёте прочности конструкции, видимо, опорные колонны были тоже результатом вмешательства Генно-сана. Внутри оказалось на удивление уютно, пусть обстановка была слегка пустоватой - мебель и прочие элементы интерьера Узумаки ещё предстояло купить. Или, если Саске оказал на него достаточно положительного влияния - забрать из логова очередного злодея на будущих миссиях.

- Эй, Наруто, а ты в курсе, что в доме должны быть различные коммуникации?

Саске знал, что если подобный вопрос Наруто и мог упустить, то Генно - ни в коем случае. Так что ему было просто интере... он просто хотел развеять скуку разговором.

- Комму... что?

- Водопровод, канализация, электричество, - привычно пояснила Сакура. - То, что делает проживание комфортным.

- А, это? Пойдём на крышу!

Саске пришлось приложить некоторые усилия, чтобы поспеть за перевозбуждённым Узумаки. Один за другим мелькали лестничные пролёты, пока, наконец, команда не оказалась на крыше. Или тем, что когда-то было крышей.

Теперь здесь располагалась оранжерея. Половина крыши была накрыта куполом всё того же розового кристалла, под которым был разбит ухоженный садик. Вторую половину занимала просторная терраса, на дальнем конце которой стоял резервуар водонапорной башни, скрытой от внешнего наблюдателя надписью: "Узумаки". Выращивание растений никак не вязалось с Наруто, так что вопрос Сакуры был закономерен:

- Наруто, ты же ненавидишь D-ранговые миссии, тогда почему сад?

- Эй, мне нравятся растения! К тому же, это для Хаку и Фуу, они любят природу. Кстати, когда вы с бабулей выпустите Хаку?

- Не называй Цунаде-сама бабулей, идиот! Она этого не любит и когда-нибудь не рассчитает силы. И тогда на твои похороны я не пойду!

- Возможно, это спасёт Коноху от Хокаге-идиота, - задумчиво сказал Саске. - И всё же?

- Реабилитация входит в завершающую стадию. Пришлось полностью удалить участок позвоночного столба, регенерационная терапия идёт штатно, так что через пару недель Хаку-сан будет полностью в строю.

- Отлично! К тому времени я уже вернусь от жаб! - обрадовался Наруто.

- Эй, добе, я понимаю краска, я понимаю пиломатериалы, но как ты умудрился добыть цистерну для воды? - спросил Саске. - К тому же, для строительства нужны ещё тысячи вещей.

- Цистерну? Так их было полно! Правда почти все смятые и дырявые, мне наоборот были благодарны, когда я предложил утащить их на свалку! А уж выровнять и заделать - проще простого! Ах, постой, ты же не владеешь Дотоном, откуда тебе знать?

Подобную хитрожопость и самодовольство спускать с рук было непозволительно.

- Ты прав, Наруто! - абсолютно фальшиво, так что даже Наруто прочувствовал издёвку, сказал Саске. - Я был слишком занят своими чунинскими делами, так что времени хватило только на создание идеального Разенгана. Хотя откуда тебе, генину, знать о заботах старших по званию?

Наруто уставился на Саске злым взглядом, а тот стал так же свирепо сверлить его в ответ.

- Наруто! Заткнись! - вмешалась Сакура. - И вообще, кто тут будет жить?

- Хисаме, Фубуки, Фуу и Карин уже перенесли свои вещи. Вернее, я им помог перетащить. Хаку вскоре переедет, когда выздоровеет. Сасамее, Котохиме и Кагеро остаются с кланом - Ханзаки-сан и Араши почему-то смотрели на меня, как на идиота. Гурен и Таюйя были здесь почти с самого начала. А когда я предложил переехать Хинате-чан, та упала в обморок. Ино-чан ответила, что...

- Ты предложил Свинье Ино переехать к тебе? - изумлённо вытаращилась Сакура.

- Ну да! Только она ответила, что пока что не готова к таким смущающим вещам и что, может быть, когда-нибудь попозже. Вы, девчонки, такие странные!

Сакура застонала и уткнула лицо в раскрытые ладони.

- Сакура-чан, что с тобой?

- Она хочет напомнить, что ты хотел рассказать о строительстве, о стройматериалах, не являющихся древесиной, краской или цистернами, - напомнил Саске.

- А, так это просто! Фундамент здания я усилил Дотоном, им же пробил скважину до водоносного слоя, краску купил со скидкой, кое-что нашёл среди развалин и починил, доски сделал сам, а панели обшивки поменял на высушенные брёвна! Мне их даже тащить из лесу не пришлось, они уже были на лесопилке!

Саске почувствовал приступ ревности. Наруто был его и только его орудием, нельзя позволять разным ушлым дельцам пользоваться его доверчивостью! Придётся поговорить с этими умниками, не понимающими, где находится грань, за которую переступать не стоит!

- Ещё были разные трубы и провода, но я что купил, что обменял, а что отработал с помощью клонов. Ну а стекло сделала Гурен-чан своими крутыми дзюцу!

Саске кивнул. После смерти Итачи и Обито территорию клана ожидает реновация. И то, что Узумаки достиг немалых профессиональных высот, не могло не радовать. Но предела совершенству нет, и следует поразмыслить над сдачей Наруто в аренду какой-нибудь строительной бригаде. Может стоит поговорить с главным плотником Конохи в самое ближайшее время. Убедительные причины для Узумаки вкалывать бесплатно он уж как-нибудь подберёт. К тому же, трюк "давай на спор" не устареет никогда.

В дальнейшем осмотре не было особых сюрпризов. Масса пустых и полупустых комнат, несколько обжитых помещений, на множестве дверей барьерные офуда - видимо, вытирать пыль Узумаки ненавидел больше, чем изучать фуиндзюцу.

Когда экскурсия подошла к концу и Наруто глазами умоляющего котёнка уставился на них с Сакурой, та сказала:

- У тебя очень миленько!

Наруто просиял. Саске не стал портить ему настроение - в этом не было ни смысла, ни выгоды, так что ограничился нейтральным:

- Неплохо!

- Ты хотел сказать "отлично"? А, теме?

- Отлично будет, когда ты доведёшь всё до конца. И выучишь сендзюцу! И Футон!

- И выучу! Ладно, я побежал! Как вы думаете, жабы умеют готовить рамен? Или взять недельный запас?

- Наруто, на твоём месте я бы взял бы годовой!

- Тогда отлично, что ты не на моём месте, а будущий Хокаге изучит все эти штуки очень быстро! Но кое-что ты заметил верно - рамена много не бывает! Возьму запас на месяц!

***

Когда шумный Узумаки исчез в клубах дыма вместе с жабьим стариком, Саске решительно направился к сенсею. Наруто вновь станет сильнее. А значит, нет смысла колебаться - нужно двигаться вперёд, чтобы не дать ему себя обогнать. Сендзюцу было не просто сильной дисциплиной, оно являлось вершиной вершин искусств ниндзя, поэтому Саске требовалось всё, к чему могут дотянуться его руки. Пусть сенсорные дзюцу не повышали силу шиноби напрямую, но они делали способности многогранней, более гибкими и точными. Как говорил Сарутоби-сенсей, небольшое усилие куная, приложенное в нужном месте, работает лучше, чем сотня S-ранговых дзюцу, не попавших по цели. Что, конечно, не отменяло необходимости этими дзюцу владеть.

- Хирузен-сенсей, мы с вами оба знаем, что всё закончится именно этим. Я готов сейчас и точно так же буду готов через неделю! Тогда зачем терять время?

Хокаге усмехнулся, прикусил трубку и оторвал взгляд от свитка.

- Я думал, ты придёшь чуть пораньше. Но то, что ты проводил Наруто... Я приятно удивлён. Можешь сколько угодно это отрицать, но ты ценишь дружбу со своим напарником.

- Он мне нужен для смерти Итачи! И Обито! Мне выгодно поддерживать хорошие отношения!

- Саске, это правда. Но не вся правда. Полуправда - один из самых страшных видов лжи. И уж тем более, когда она направлена на себя самого. Только глупец будет пытаться уйти от правды, если она ему неудобна или неприятна. Мой ученик - глупец?

- Наруто - самое близкое к другу, что у меня есть. Но это не главное. Главное то, что я могу ему доверить спину, когда наступит решительный момент. И меня устраивает такая ситуация.

- Уже значительно лучше. А меня устраивает ситуация, когда ты начнёшь открывать свой дар сенсора лишь через неделю.

Вместо глупых пререканий Саске задумался. Срок "через неделю" прозвучал дважды. Это могло быть совпадением. Но могло и не быть.

- Что я должен сделать за это время? - спросил он.

Хирузен-сенсей удовлетворённо кивнул.

- Тебя ждёт миссия. Ты когда-нибудь слышал о городке Катабами Кинзан?

- Ни разу.

- Вчера патрульные обнаружили три тела, плывущих по реке на подступах к Конохе. Пострадавшие живы, но в тяжёлом состоянии. Они были доставлены в госпиталь и допрошены. Все трое - шахтёры из Катабами Кинзан. Город находится в Стране Огня, три дня пути от Конохи. Ничем не примечательное место, если бы не золотой промысел. Не особо серьёзный, недостаточно, чтобы считаться стратегическим ресурсом, но, вместе с тем, дающий работу всему городу. Шахтёры направлялись в Коноху за помощью. Около года назад шайка под названием Семья Куросуки подмяла шахту под себя. Тогда их появление встретили с радостью, их приняли, как избавителей - магистрат слишком уж душил шахтёров налогами. Но...

- Бандиты оказались бандитами?

- В точку. То, что сейчас происходит, иначе чем "рабство" назвать нельзя. Причём, главарь шайки любит наказывать за неповиновение одним способом - устраивает пышные похороны, при этом произносит прочувствованную речь над ещё живым телом. Твоей миссией будет оценка или ликвидация угрозы - смотри по ситуации. Даймё подобное терпеть не намерен, миссия оплачивается из бюджета, хотя формально заказчик - шахтёры.

- Почему оценка или ликвидация? Почему не просто ликвидация?

- Есть некоторые подозрения, которыми я с тобой не поделюсь. Вот свиток с параметрами миссии, шахтёров выпишут завтра с утра, у тебя полно времени для сбора нужных сведений.

- Соло или команда?

- Команда. В твоём распоряжении члены команд Восемь и Десять, можешь, как лидер, подобрать состав. Я рассчитываю на тебя.

Саске активировал Шаринган и взглянул в свиток миссии. Всё действительно важное сенсей уже сказал. Единственной зацепкой было название банды, поэтому Саске помчался на вершину Монумента Хокаге - в Архивную Библиотеку.

Когда-нибудь все сведения будут забиты в базы данных компьютера и станут доступны по мановению руки. Ну а пока что Саске пришлось долго рыться в свитках, и, если бы не посильная помощь библиотекаря, не клоны и не Шаринган, это заняло бы значительно больше двух часов.

Но найденное стоило усилий. Семья Куросуки пересекалась с именем из Книги Бинго. Куросуки Райга, Великий Мечник Тумана, обладатель мечей Киба. Возможно, это было всего лишь совпадение, как фамилия Наруто и название клана. Ну а возможно...

Возможно, это был А-ранговый, или даже S-ранговый босс. И лут обещал стать таким же легендарным, как и мечник.

Саске прекрасно понял, что имел в виду сенсей. Он не собирался не только ограничивать миссию разведкой, но и разочаровывать учителя. Поэтому, команда, которую он подберёт, вернётся не только в полном составе, но и без серьёзных ранений.

Квест 21. Похоронный марш

Изначально Саске собирался добавить в команду хорошего сенсора. Он прекрасно знал цену полной информации о противнике и не собирался рисковать понапрасну. Восьмая команда состояла из сенсоров. Жуки Шино тут помочь вряд ли могли, Бьякуган Хинаты... Он являлся идеальным решением и позволял не только издали чувствовать противника, но и видеть конкретные детали. Единственным возражением была личность Хинаты. Нет, идея Саске сработала превосходно, на многочисленных встречах команд она уделяла внимание только Наруто. Но теперь с ним Наруто не было, так что рисковать рецидивом старой влюблённости не стоило. Оставался Киба. Он тоже был сильным шиноби, к тому же их с Акамару было двое, так что этот вариант, пусть и не наилучший, был очень неплохим.

К большой радости Саске, переделка и подгонка первого экземпляра чакроброни была закончена. Это была наименее ценная броня Мизоре. Громоздкий метатель с клешнёй был демонтирован, сделан съёмным и теперь висел за плечом, на спине Ио-сан устроил клапан для крыльев Проклятой Метки, а цвет комбинезона сменил на привычный зелёный. Как оказалось, помимо плюсов в чакроброне были и минусы. Она почти незаметно стесняла движения, а Саске, привыкший к комбинезону Зелёного Чудища, ощущал это всем телом. Но освоиться с подобными неудобствами было несложно. Самым главным недостатком оказался конфликт брони и Шарингана. Тот невидимый барьер, который защищал от вражеских ниндзюцу, был для Учиха вполне видим, он выглядел как мутная полупрозрачная пелена. Ио-сан сказал, что в будущем возможно настроить генератор на сигнатуру чакры Саске и устранить проблему, но это потребует времени. А пока что приходилось удовлетворяться "грязным и быстрым" решением - кнопкой выключения генератора на груди. Так как прекращение работы до исчезновения помехи занимало около пяти секунд, а включение в рабочий защитный режим длилось почти минуту, в бою следовало выбирать: либо пользоваться Шаринганом, либо защитой от техник. Настоящий шиноби использует те средства, которые имеются в наличии, но ситуация изрядно раздражала.

Ещё Саске раздражал Киба. Не сказать, что Инузука был плохим шиноби, наоборот. Но он слишком напоминал Наруто, при этом не имел полезных качеств, которые имелись у Узумаки - океана чакры и того безмолвного взаимопонимания, которое выработалось у Саске с обоими напарниками. Однако, взаимодействие с другими шиноби - знакомыми, плохо знакомыми и незнакомыми - было той самой трудностью, с которой сталкивался всякий лидер отряда. Так что это оказалось полезным опытом, и Саске на миг ощутил досаду, что не подумал получить его гораздо раньше.

Дорога до Катабами Кинзан была быстрой - Саске не собирался тащиться вместе с только вставшими на ноги шахтёрами. В этом команда пришла к полному взаимопониманию. Поэтому, не слушая никаких возражений, они с Кибой и теневым клоном Саске подхватили Рокусуке-сана и его товарищей на закорки и помчались к месту выполнения миссии. Сакура несла на руках Акамару.

Это сэкономило немало времени, но, вместе с тем, стоило ощутимого количества чакры. К тому же приближалась ночь, так что, несмотря на бурные протесты Рокусуке-сана (который считал, что его друга Канпачи можно спасти, даже несмотря на пять дней, прошедших после захоронения), было решено заночевать у старушки Саншо, чей ресторанчик карри находился на тракте, расположенном неподалёку от Катабами. Бабуля заодно сдавала комнаты, так что вопрос с ночёвкой был решён.

Саншо-сан, увидав костюм Сакуры очень обрадовалась. Оказывается, она была знакома с Гаем-сенсеем и Роком Ли. Густобровик был её постоянным клиентом и очень ценил особое карри, придающее энергии. К слову, карри Саске не понравилось - было слишком острым. Энергии оно действительно придавало - насколько бы усталым ты ни был, мог свернуть горы, лишь бы заполучить стакан воды и заглушить пожар, разгорающийся во рту.

А под утро Рокусуке пропал. Если бы не опыт предыдущих миссий, если бы не привычка Саске приглядывать за клиентами, ему бы удалось уйти незамеченным. Теперь же предстояло узнать, кто их клиент - предатель, пытающийся сдать их банде Куросуки, либо же глупец, решивший действовать самостоятельно. Так что Саске разбудил членов команды, и они незаметно последовали за шахтёром.

***

Подозрения Саске в том, что Рокусуке подослан бандитами, оказались беспочвенными. Саске с командой наблюдали, как тот долго и поспешно следовал горными тропинками, пока не добрался до маленькой каменистой долинки, где в окружении сухих мёртвых деревьев располагалось нечто, напоминающее кладбище. От привычных мест захоронений его отличал различный мусор, установленный в качестве надгробий - какие-то куски дерева, искорёженные обломки металла и осколки камней. Место было очень депрессивным, вполне под стать всей творящейся здесь мерзости - неровных холмиков, каждый из которых свидетельствовал о жестоком и хладнокровном убийстве человека, тут было чуть меньше сотни.

Саске наблюдал, как Рокусуке бросился к одной из могил и начал ожесточённо её разгребать голыми руками. Он что-то бормотал себе под нос, не обращая внимание на окружающий мир, но Саске не слышал слов - завывающий ветер заглушал далёкие звуки. Учиха приготовился дать знак команде спускаться, но тут же сжал руку в кулак, просигналив "замри". Появилось несколько закутанных в плащи фигур, окруживших Рокусуке, сосредоточенного на раскапывании могилы друга.

- Мы должны помочь! - тихо выдохнул Киба. - Они его схватят!

Саске мотнул головой:

- Ждём и следим. Ты сможешь опознать их без плащей?

- Запах слабый, - с сомнением протянул Инузука, - и ветер дует не в ту сторону. Нужно будет спуститься, чтобы Акамару взял след.

- Некогда. Следуем за ними!

Двое бандитов подхватили Рокусуке под руки и бесцеремонно поволокли за собой. Дорога была не очень долгой, пусть Рокусуке совсем не помогал - ноги его безжизненно волочились по земле. Бандиты приволокли его к большому деревянному строению и швырнули на землю перед крыльцом. Рокусуке упал на колени и с ужасом уставился на дверь.

- ...айга-сан... - слабо донёсся выкрик одного из бандитов. - ...мали ...суке, одного ...бежавших!

Несмотря на то, что слышимость была скверной, Саске подобрался. Это не могло быть совпадением - они звали кого-то по имени, слишком уж похожему на "Райга".

- Сакура, Киба, с этого момента миссия меняет статус. Наш противник - А-ранговая угроза, возможно выше. Выжидаем, действуем только наверняка. В случае, если противник не по зубам - отступаем.

- Саске, они даже не шиноби! - возразил Киба. - Мы справимся влёгкую!

- Они - нет. А вот он...

Дверь дома распахнулась и оттуда вышла ещё одна фигура в плаще, с лицом, прикрытым высоким воротом.

Один из конвоиров выступил вперёд и пнул Рокусуке ногой. Тот рухнул и распластался по земле. Предводитель вышел чуть вперёд, и взгляд Саске заметил в нём какую-то несуразность. Под широким чёрным плащом находилось что-то большое. Причём, не предмет или горб, это больше всего напоминало вторую голову на голове Сакона. Учиха нахмурился, ни о чём таком в книге Бинго не говорилось, да и обладать кеккей генкаем Райга, как шиноби Кири, не мог. Также это не могло быть его мечом - Куросуки владел парными мечами Киба, которые, в отличие от большинства Мечей Тумана, таких как Самехада или Кубикирибочо, не выделялись размерами. Что бы там ни было на спине у Райги, оно не предвещало ничего хорошего - неизвестно, какие новые трюки освоил нукенин за эти годы.

- Именно из-за него мы должны действовать осторожно, - сказал Саске. - Куросуки Райга, один из Мечников Тумана. Не уверен, что мы справимся, возможно, в итоге придётся вызывать подмогу.

- Ха, не думал, что ты такой трус! - ухмыльнулся Киба. - Не бойся, мы с Акамару всё сделаем сами!

Саске переглянулся с Сакурой, и они с жалостью посмотрели на Кибу.

- Когда мы в прошлый раз наткнулись на Мечника, едва не погибли. А ведь с нами был Какаши-сенсей! - сказала Сакура. - Если бы Хаку не отказывалась убивать...

- В любом случае, ты будешь следовать моему плану, - недовольно оборвал напарницу Саске, которому совсем не понравилось напоминание о своей беспомощности. - По которому мы выжидаем и действуем наверняка. Основная цель - вернуться живыми и в полном составе. Второстепенная - выполнить миссию. А теперь заткнись! Что-то происходит!

Гуляющий ветер мешал расслышать слова, по губам Саске читать не умел, да и лицо главаря было скрыто. Так что всё, что они услышали, это фраза, донесённая случайным порывом ветра:

- ...суке, готовимся к твоим похоронам!

Рокусуке вскочил с земли и попятился назад:

- Нет! Не надо, пожалуйста, не надо! - закричал он.

Но бандиты накинулись на него, вновь повалили на землю и заломили за спину руки.

Главарь вышел вперёд, и Саске активировал Шаринган, чтобы внимательней взглянуть на этот странный горб. Несмотря на то, что чакра Райги мешала разглядеть подробности, увиденного было достаточно. В горбу скрывалась ещё одна чакра. Что это было - призывное животное, какое-нибудь живое оружие или абсурдная мутация, установить не удалось. В любом случае, ситуация осложнялась.

И в то время, когда Саске уже был готов деактивировать Шаринган, у него появилось ощущение встречного взгляда. Райга смотрел в другую сторону, так что взгляд исходил из этого горба.

Это могло быть игрой воображения, но хороший шиноби доверяет своим чувствам.

- Сакура, Киба, похоже, мы обнаружены. У врага есть способности сенсора!

- Что теперь? - спросил Киба.

- Продолжаем наблюдение, - после некоторых раздумий ответил Саске. - Мы должны спасти хотя бы Рокусуке-сана.

***

Команда Саске осторожно преследовала бандитов. Они прятались в скалах, наблюдали, как отчаянно брыкающегося Рокусуке запихивают в гроб, как один из бандитов бьёт в огромный медный диск, оповещая набатом о начале похорон, как гроб вскидывают на носилки, и как процессия с гробом и белыми похоронными флагами возвращается обратно на кладбище.

Бандиты опустили гроб на землю и приняли торжественные позы. Райга не стал спускаться вниз, он стоял наверху со скорбным выражением лица и печально опущенной головой.

Саске проконсультировался с Сакурой, поэтому знал, что время у них есть. Несмотря на то, что воздуха в гробу было немного, и вскоре Рокусуке будет задыхаться, у них всё равно оставалось около получаса, чтобы выкопать и реанимировать "покойника". Если бы не присутствие Райги, никакой угрозы этот сброд не представлял.

Райга поднял голову, и на его лице блеснула слеза. А затем он заговорил. И, благодаря акустике этого места, а также зычному голосу главаря, было слышно каждое слово.

- Сегодня счастливый день! Я счастлив! Мы все счастливы! Мы все вспоминаем день, когда встретили его в первый раз! Когда я сказал ему, что освобожу Катабами Кинзан от налогов магистрата, он был рад! Он весело смеялся вместе с нами! Он был счастлив и беззаботен! Рокусуке был таким замечательным человеком! Так давайте мы все запомним Рокусуке таким, каким мы его знали! Мы не будем по нему горевать, потому что он бы не хотел нашей печали!

Киба бросил на Райгу взгляд отвращения.

- У этого ублюдка здорово не в порядке с головой! - прорычал он.

Акамару тихо гавкнул в знак согласия. Сакура и Саске кивнули.

Райга не стал дожидаться, пока закопают Рокусуке, он развернулся и ушёл. Лучшего подарка не стоило и ждать. Саске выдержал несколько минут, подождал, пока бандиты не возьмут лопаты и не начнут копать яму, после чего шепнул:

- Начинаем!

Они выскочили из укрытия, Саске извлёк из-за спины фума-сюрикен и метнул его по дуге. Затем его руки замелькали в печатях:

- Катон: Цветы Отшельника-феникса!

Несколько огненных шаров вылетело из его рта и полетело в бандитов.

Киба и Акамару, превратившиеся в одинаковых звероклонов, припали на корточки.

- Нинпо: Двойной Пронзающий Клык! - прокричали они хором, и две стремительные спирали устремились во врага.

Сакура сложила печати, после чего потянула рукоять гигантского меча из-за спины, взвилась в воздух и обрушила занбато на одного из бандитов. Захваченный в гендзюцу Сакуры, он упал на колени и закрыл голову руками, оказавшись полностью беззащитным.

За пару секунд всё было кончено. Фума-сюрикен Саске пропорол бока двум бандитам, и они рухнули на землю, зажимая большие кровоточащие раны, скрытые в катондзюцу сюрикены пронзили грудь троим, после чего тела охватил огонь, техника Кибы и Акамару разорвала на части двоих, а меч Сакуры разрубил пополам ещё одного. После этого Сакура махнула занбато по широкой дуге, снося голову ошеломлённому бандиту, а Киба с Акамару повалили на землю ещё одну жертву. Оставался последний враг, тщетно пытавшийся укрыться за одним из мёртвых деревьев.

- Его оставить в живых! - приказал Саске.

Взметнулась кольцами цепь, разматываясь с перчатки. Она захлестнула дерево вместе с трусливым бандитом, приматывая его ко стволу.

Саске неторопливо подошёл к пленнику, и посмотрел ему в глаза. Бандит мелко дрожал. По его плащу стекала кровь, острые звенья нанесли неглубокие болезненные раны, но Саске было плевать на здоровье подонка, ему был нужен только источник информации.

Он шагнул вперёд и откинул капюшон с головы пленника, открывая молодое лицо.

- Чего вам надо? - воскликнул бандит.

- Ты мне расскажешь всё о Семье Куросуки, особенно о Райге, - сказал Саске.

Раздался громкий стук. Саске бросил взгляд мимо пленника и улыбнулся. Сакура, не мешкая, взмахом меча разломала гроб, а теперь они с Кибой помогали выбраться задыхающемуся Рокусуке. Саске решил дать бандиту время поразмыслить и осознать своё положение.

- Рокусуке-сан, пожалуйста, больше никогда так не делайте, - сказал он. - У нас с вами одна цель.

- Простите, Саске-сан, но я наделся, что Канпачи можно ещё спасти! - склонил голову шахтёр.

- Рокусуке-сан, с похорон Канпачи-сана прошло около пяти дней, - покачала головой Сакура. - Даже если бы он был шиноби, без специализированного дзюцу у него не было ни шанса.

- Я просто не мог сидеть и ничего не делать! - воскликнул Рокусуке. - Я лишь надеялся, что... Караши?

Саске проследил за взглядом шахтёра. Тот уставился на пленника.

- Вы его знаете, Рокусуке-сан? - спросил Саске.

- Это Караши, сын бабули Саншо. Я слышал, что он ушёл к бандитам, но...

Саске хмыкнул и начал сматывать цепь. Освобождённый пленник рухнул на землю, зажимая кровоточащие раны.

- Сакура! - приказал Саске.

Сакура подошла к Караши и приложила светящиеся ладони к порезам. Кровотечение постепенно остановилось.

Караши, почувствовав перемену отношения, уселся на землю и гордо сложил руки на груди. Если бы ситуация к тому располагала, было бы смешно. Но десяток окровавленных трупов, разбросанных по округе, не давали повода для смеха.

- Так ты ушёл из закусочной и присоединился к бандитам? - спросил Рокусуке.

- Даже если так, то что? - ответил Караши. - Райга-сама такой сильный! Он освободил Катабами, прогнал всех злодеев...

- Чтобы самому стать ещё худшим злодеем! - оборвал его Киба. - Мы видели, что творится на шахте. Если оглянуться вокруг, можно подсчитать, сколько тут свежих могил. Ты присоединился к убийцам! Ты сам стал убийцей!

- Я мужчина! - дерзко ответил Караши. - А значит, должен быть сильным, а не работать в старой закусочной, в которой почти не бывает людей!

- Сильным? - усмехнулся Саске. - Ты считаешь, что это отребье было сильным?

Саске махнул рукой, показывая на трупы. Караши посмотрел на окровавленные и обугленные тела, на куски того, что недавно было членами его банды, на Сакуру, которая с интересом поглядывала на лезвие Кубикирибочо, с которого исчезали, бесследно впитываясь, пятна крови, и его вырвало.

- Ты встречал по-настоящему сильных людей. Саншо-сан сказала, что вы знакомы с Роком Ли и Гаем-сенсеем. Запугивать шахтёров - не сила, это быть трусливым стервятником и питаться падалью. Даже в своей закусочной ты был сильнее.

От собственных слов Саске скривился. Он не был Наруто, к тому же ему было совсем неинтересно раскаянье этого подонка.

- Я... Я исправлюсь! - ответил тот.

Саске был не нужен Шаринган, чтобы понять, что в словах Караши нет ни капли искренности.

- Хорошо! - ответил он. - Рокусуке-сан, жду вас и Караши в закусочной. У нас остались дела.

Когда они скрылись вдалеке, Киба подошёл к Саске и спросил:

- Саске, ты что, ему поверил?

- Хн, конечно, нет! Либо он забьётся куда-то в угол и не высунет носа, либо соберёт своих дружков, и они постараются на нас напасть. Надеюсь на последнее, тогда не придётся их выискивать по округе. А сейчас... Ты чувствуешь эту жажду убийства?

- Это Райга! - воскликнул Киба и уставился вверх на скалы.

- Киба, Сакура, помните - никакого героизма. Если противник не по зубам, мы отступим.

Внезапно долину стал застилать густой туман. Клубы его были настолько плотными, что видимость упала до пары десятков шагов. Киба удивился:

- Что это? Сейчас утро, туман наоборот должен исчезать!

- Ну что, Сакура, навевает воспоминания? - улыбнулся Саске.

Сакура кивнула.

- Это дзюцу Сокрытия в Тумане. Забуза использовал его для тихого убийства, так что нам следует приготовиться.

Саске знал, что Шаринган Какаши-сенсея не видел сквозь эту технику, но всё равно активировал додзюцу. К его удивлению, среди сплошной мутной пелены, Шаринган различил очаги чакры.

- Девять часов две минуты, двадцать пять метров! - воскликнул он и метнулся к противнику.

Взмах закованной в перчатку руки обрушился на голову врага. Но удар встретил не податливую плоть, а твёрдый камень. Брызнула каменная крошка, а чакра врага пропала. Саске метнулся прочь и оглянулся.

- Трое на одиннадцать часов одна минута, пятнадцать метров! - крикнул он снова.

Киба и Сакура помчались в указанном направлении и чакра врага погасла. Донеслись крики:

- Тут дерево!

- И камни!

- Всем собраться! - воскликнул Саске.

Он оглянулся по сторонам, их окружало множество врагов. Они были вооружены кунаями и мечами. Если они такие же, как предыдущие четверо, вывод мог быть только один.

- Саске, но ведь Шаринган видит сквозь гендзюцу! - поняла с полуслова Сакура.

- Другого объяснения нет!

Он сложил пальцы в Ин, создал теневого клона, после чего нажал кнопку активации брони. Клон кивнул и сказал:

- Контроль! Три часа четыре минуты, тридцать два метра, двое! - после чего осторожно двинулся в нужном направлении.

Раздалось лёгкое постукивание по дереву.

- Гендзюцу!

- Киба, Акамару, проверьте, есть ли враги? - скомандовал Саске.

Инузука принюхался.

- Никого, кроме трупов. Но я чувствую кого-то вверху на скале!

- Видимо, он развлекается. Доставим ему удовольствие! Боссу нужно пятьдесят секунд. Пять часов три минуты, пятнадцать метров! Двое! - сказал клон.

Вся команда, кроме клона, бросилась на невидимого врага.

Клон отдавал команды, шиноби Конохи кидались на невидимых врагов, постепенно приближаясь к вертикальному скальному уступу. Прошло сорок секунд и Саске махнул рукой:

- Атака!

Команда Саске развернулась и помчалась вверх по скале, где в тумане возвышалась смутная тёмная фигура.

- Грозовые Похороны: Банкет Молний! - раздался вскрик, за которым последовало потрескивание электричества.

- Все строго за мной! - закричал Саске.

Команда выстроилась в одну шеренгу за спиной Учиха. Толстый разряд молнии стелился и тёк по скале, пока не ударил в Саске. Несмотря на силу ниндзюцу, броня с ним прекрасно справилась, и Саске почувствовал приток чакры. Превосходно!

Саске выскочил на плато, а за ним взбежали члены команды.

- Куросуке Райга, я полагаю? - спросил он. - Мечник Тумана?

- Вы пережили моё ниндзюцу! - ответил он. - Но вы зря пришли сюда, не надейтесь, похорон у вас не будет.

- Мы уже встречались с Мечниками Тумана! - послышался голос Сакуры. - Шаннаро!

Удар Кубикирибочо обрушился на Райгу, и тот принял его на свои парные клинки. Сила удара была настолько велика, что его отбросило назад. Он перекувыркнулся в воздухе и мягко приземлился на ноги. Его мечи скрестились над головой и окутались разрядами молний.

- Грозовой Шар! - закричал Райга.

С мечей сорвалась шаровая молния и ударила в Сакуру. Саске выхватил рукоять Райджина. Он подпрыгнул и материализованным лезвием дотянулся до голубого шара. Шаровая молния впиталась в клинок и исчезла.

Сакура сорвалась с места и помчалась на Саске. Учиха пригнулся, подставляя плечо, Сакура использовала его как трамплин и взлетела в воздух. Она широко замахнулась мечом и ударила по Райге. Тот не рискнул принимать удар на клинки, а поспешно отпрыгнул в сторону. Кубикирибочо вонзился в скалу. Брызнули осколки камней, а на месте удара меча образовался кратер.

- Это меч Забузы! - сказал Райга. - Похоже, вы заслуживаете похорон!

- Не только меч, - рассмеялся Саске и указал на Сакуру. - Узнаёшь этот костюм? Именно в таком один наш генин перебил четверых твоих товарищей!

Библиотечные изыскания перед миссией принесли много ошеломительных открытий. Тот факт, что отец Майто Гая был генином, не укладывался в голове. И пусть Майто Дай погиб в схватке, но против него вышла вся семёрка, так что эта гибель была оглушительной победой.

- Коноха? Ненавижу Коноху! Сегодня вы все умрёте! Будете убиты безо всяких похорон!

Он уклонился от совместной атаки Кибы и Акамару, двойная спираль Пронзающего Клыка ударила в скалу у него за спиной, проделывая в ней глубокую дыру. Сверху посыпались камни.

- Ты там был! Я читал, что ты там был тоже! Каково это, сбежать, поджав хвост, от простого генина?

- Райтон: Клык Молнии! - закричал Райга, скрещивая клинки перед собой.

Ослепительный разряд молнии совался с мечей, ударил в Саске и отбросил его прочь. Броня вновь не подвела. Саске довольно усмехнулся, почувствовав приток чакры, и вскочил на ноги.

- Тогда ты сбежал от генина, но теперь перед тобой целый чунин!

Райга взревел, он сомкнул рукояти мечей и воздел их над головой. Мечи окутало сияние настолько яркое, что казалось ослепительно белым. Оно перекинулось на Райгу, окутывая ослепительной пылающей аурой.

- Доспехи Молний!

Он бросился на Саске, размахивая мечами. Его движения ускорились, стали резкими и стремительными. Саске понял, что не стоит получать удар подобного дзюцу. Он вытянул Райджин, начал преобразовывать чакру в Молнию и направил её в клинок.

С мечей Райги сорвались два разряда и ударили в Саске. Он принял их на свой меч и отпрыгнул в сторону.

Сакура подскочила к Райге и обрушила на него занбато. Доспех Райги выдержал, раздался треск электрического разряда и Сакуру отбросило прочь. Она покатилась по скалистой земле в сторону края плато. Но перед тем как вылететь и сорваться в пропасть, она сумела вонзить меч в землю и остановить движение.

Саске взметнул левую руку. Цепь захлестнула ногу Райги, по ней побежал электрический разряд, но он быстро погас, впитавшись в чакроброню. Саске воспользовался моментом и применил дзюцу поглощения чакры. Аура Райги замерцала и начала гаснуть. Как только она исчезла, раздался выкрик:

- Гацуга!

Две стремительные спирали ударили в Райгу отбрасывая его прочь. Изо рта нукенина брызнула кровь. Саске, воспользовавшись моментом, сорвал со спины метатель и выстрелил в горб на спине Райги. Механическая клешня ухватила за плащ и то, что под ним находилось, сорвала и притянула к Саске.

Райга взревел, он пребывал в бешенстве. Саске поднял тяжёлый свёрток и метнул Кибе:

- Киба, хватай это и отступай!

- Но Саске!

- Немедленно!

Инузука кивнул, схватил свёрток и помчался прочь.

- Ранмару! - раздался вопль Райги.

Он попытался броситься за Кибой, но ему помешал Саске:

- Катон: Великий Огненный Шар!

Дзюцу ударило наперерез Райге, и тому пришлось сосредоточиться на Саске. Он скрестил мечи и воздел их вверх. С клинков ударила молния, вонзившаяся в быстро собирающиеся грозовые облака, после чего оттуда сорвался целый каскад разрядов. Сияние молний вновь окутало Райгу и он начал вращаться вокруг своей оси:

- Нинпо: Ураган Грозового Дракона!

Чакра закрутилась огромным смерчем и начала приобретать тёмный фиолетовый цвет, формируя длинное драконье тело. Алым цветом вспыхнули светящиеся глаза.

Саске понял, что попадать под это дзюцу не стоит, несмотря ни на какую чакроброню. Ударила голова дракона, Саске отпрыгнул в сторону, но дракон последовал за ним. Как Саске не пытался уйти от дзюцу, оно преследовало его, сокрушая деревья, землю и скалы. Становилось опасно, поэтому Саске воспользовался скрытым ресурсом. Он почувствовал, как его шею обжигает активация Проклятой Метки, как жгущие пятна ползут по телу и лицу, как на спине формируются крылья и прорываются из-под костюма. Продолжая убегать от дзюцу, Учиха деактивировал меч и повесил его на пояс. Он вскинул руку, на которой стал раскручиваться шар Разенгана, после чего оттолкнулся от скалы и кинулся на Райгу. Вращение двух дзюцу столкнулось, Саске отшвырнуло прочь, но, вместе с тем, в теле дракона образовалась широкая прореха.

- Разенган! - раздался знакомый выкрик.

Саске оттолкнулся от земли, взлетая в воздух, чтобы увидеть, как его клон вбивает в эту прореху знаменитое дзюцу Йондайме Хокаге. Райга отлетел, словно стукнутый огромным молотом и врезался в скалу. Посыпались камни и валуны и через несколько секунд на месте противника образовался большой каменный завал.

Саске переглянулся с клоном и бросил тому вопросительный взгляд. Клон рассмеялся и любимым жестом Гая-сенсея показал большой палец, после чего развеялся облаком дыма. Саске рассмеялся вслед - все те дзюцу, которые использовал Райга, были в мельчайших подробностях рассмотрены Шаринганом клона. Пусть они выполнялись без печатей и местами использовали Манипуляцию Формой, но для гения Саске воспроизвести их было вопросом желания и усилий. Учиха подошёл к завалу, Разенганом разбил особо большой валун и вытянул из мёртвой хватки рук нукенина свои новые мечи. После чего ухватил запястье и проверил пульс. Райга не подавал признаков жизни. На всякий случай Саске активировал Шаринган. Чакры в теле Мечника не оставалось. Он действительно был мёртв.

Первая стадия квеста: "Освобождение Катабами Кинзан" выполнена. Главный босс убит. Награда: Легендарные Мечи Тумана Киба.

Саске деактивировал Проклятую Метку, повесил мечи на пояс и подошёл к Сакуре. Харуно ухватилась за протянутую руку и, пошатываясь, встала на ноги.

- Миссия продолжается, - довольно улыбнулся он напарнице. - У нас есть город, который нужно освободить.

***

Таинственный свёрток со спины Райги оказался мальчиком. Все самые смелые теории Саске разбились о невообразимость реальности. Когда вернулся Киба, и они открыли застёжку, под чёрной тканью большой сумки-кокона обнаружился парень со светло-фиолетовыми волосами и тёмно-красными глазами. На вид ему было восемь-девять лет. Когда кокон открылся, парень повернул голову туда, где покоился Райга, и его глаза полыхнули алым светом. Несмотря на то, что между ними был массивный скальный монолит, направление взгляда оказалось безошибочным. Похоже, это было додзюцу, и оно обладало некоторыми свойствами Бьякугана.

- Деактивировать додзюцу, немедленно! - приказал Саске, приставив острый коготь перчатки к горлу парнишки.

Он не чувствовал никакой снисходительности из-за возраста, в конце концов и Какаши-сенсей, и Итачи в свои восемь были действующими шиноби, причём Хатаке Какаши имел звание чунина. Почувствовав серьёзность намерения, пленник послушался, и глаза немедленно погасли.

- Кто ты, что ты делал за плечами Райги, и какие отношения связывают тебя с Мечником Тумана?

- Мы с Райгой одно целое! И были с ним всегда, с того времени, как он забрал меня из деревни!

- Начни рассказ с начала, - приказал Саске, активируя Шаринган.

Парня звали Ранмару. Он жил в отдалённой деревеньке Страны Воды, был полным сиротой и инвалидом. Он не мог ходить и целыми днями лежал в своей хижине. Сердобольные односельчане не давали ему умереть от голода, обеспечивали его едой, присматривали за домом и заботились о нём в меру своих возможностей. Проходили годы, Ранмару не покидал хижины, а на окружающий мир смотрел лишь с помощью своего додзюцу.

Но однажды всё изменилось. Ранмару привычно смотрел сквозь стены хижины, когда один из знакомых крестьян ранил мотыгой ногу. Когда в следующий раз он принёс Ранмару еду, тот не придумал ничего лучше, чем поинтересоваться здоровьем своего посетителя. Крестьянин мгновенно сообразил, что Ранмару не мог знать о ране, так что секрет был раскрыт. Вся деревня стала опасаться и ненавидеть Ранмару, ведь он обладал кеккей генкаем. Несмотря на то, что его не только не убили, но и продолжали кормить (иначе Ранмару давно бы умер от голода), отношение односельчан угнетало.

Прошло пару месяцев жизни в ненависти и презрении. Однажды поздней ночью в деревне появился отряд Анбу Кири под предводительством Мечника Тумана. Они разыскивали шпиона, чтобы его убить. Но Райга не ограничился шпионом, он начал убивать всех подряд, устроил в городке настоящую резню. А затем он ворвался в дом Ранмару. Парнишка был готов к смерти, но по странной прихоти Райга его пощадил. Он взял Ранмару с собой, чтобы тот был его глазами, и ушёл из Киригакуре. Они путешествовали по всему миру, посещали разные страны и города, пока не остановились в Катабами Кинзан.

Саске задумался. История Райги и Ранмару очень напоминала историю Забузы и Хаку, но в ней был один важный нюанс. Жители деревни хотели убить Хаку, а о Ранмару они заботились, даже когда узнали о его глазах, даже когда стали его ненавидеть. Райга убивал без разбору, он наслаждался страданиями и смертями. Забуза не лишал жизни без необходимости, он не заставил Хаку, хотя и мог, убивать своих врагов. Забуза даже пощадил строителей моста, хотя убить их было и проще и рациональней. Забуза единолично покончил с жестокими методами отбора в Кровавом Тумане, он был настоящим человеком. Райга же был подонком и жестоким зверем. Райга слишком напоминал Итачи, он, как и Итачи, безжалостно перерезал кучу людей.

- Крестьяне заботились о тебе, - мрачно сказал Саске. - Их жизнь очень тяжела, всю еду, которой они делились, им приходилось отдавать с собственного стола. Они не бросили тебя даже после того, как узнали о твоём секрете! И ты добровольно ушёл с их убийцей и изо всех сил помогал ему!

- Они ненавидели меня! - воскликнул Ранмару. - А с Райгой мы стали одним целым! Именно благодаря ему я повидал мир!

Саске покачал головой. Благодарности к тем, кто кормил его долгие годы, а также сожалений по их смерти, Ранмару не испытывал.

- Расскажи о своих способностях! И не думай соврать, мои глаза видят правду!

Ранмару вздохнул и начал описывать своё додзюцу. Оно было похоже на Бьякуган, но не обладало круговым обзором. Оно было похоже на Шаринган, вернее, на Сайминган, так как позволяло создавать убедительные гендзюцу. Более того, эти гендзюцу были настолько совершенны, что позволили обмануть Шаринган! Ранмару мог создавать даже иллюзию кейракукей, так что, в теории, даже Бьякуган был перед ним бессилен. И последнее, что Ранмару пытался скрыть, додзюцу позволяло передавать чакру и оживить почти мёртвого человека.

Саске оставил тело Райги ради приманки для остатков бандитов. Он планировал "ненароком" проболтаться Караши и организовать засаду. Но теперь план придётся пересмотреть, труп запечатать, а на месте гибели организовать какую-нибудь фальшивку.

- Сакура, что с его ногами? - спросил Саске.

Сакура склонилась над неподвижным телом, её руки окутались зелёным сиянием диагностического дзюцу. Прошла минута. Сакура прекратила диагностику и глубоко задумалась. Киба и Акамару бросали нетерпеливые взгляды, но Саске сделал останавливающий жест, чтобы они не мешали.

- Очень странно. С его ногами всё в порядке. Нервные окончания и кейракукей в норме. Наблюдается атрофия мышц, но нет ничего, что мешало бы ему двигаться после серии упражнений. У меня есть теория, но она может оказаться ошибочной.

- Сакура, ты ирьёнин. Лучшего, чем твои теории, у нас нет.

- Полагаю, причиной инвалидности Ранмару стало раннее пробуждение додзюцу.

- Мои глаза? - воскликнул Ранмару.

- Верно. Использование додзюцу поглощает чакру. Если бы ты развивался планомерно и использовал свои глаза с осторожностью, было бы всё в порядке. Но так как ты не шиноби, и запасы твоей чакры мизерны, тебя быстро настигло чакроистощение.

Саске задумчиво хмыкнул.

- Дай угадаю! Из-за чакроистощения он чувствовал себя плохо, не мог двигаться, но всё равно использовал кеккей-генкай. Он не умер, так как вовремя падал в обморок. И это продолжалось достаточно долго, чтобы мышцы атрофировались, а он свыкся со своей инвалидностью.

- Да, я считаю именно так. Со временем его тело стало чуть крепче, но без упражнений телесной энергии в нём было немного. Он смог чаще использовать додзюцу, но о тренировках тела даже не задумывался.

- Тогда что мне делать? - спросил Ранмару.

- Изначально я собирался взять тебя с собой, - ответил Саске. - Ты был орудием Райги, а стал бы моим.

- Но я...

- Я передумал. У меня нет причин тебе доверять, я не могу взять тебя в свою деревню и позволить обрести силу. Ты с радостью помогал Райге убивать ни в чём неповинных шахтёров. Ты радовался, когда погибли твои односельчане. Ты планировал оживить Райгу, чтобы снова взяться за старое!

Последнее было броском куная наугад, но, судя по дёрнувшейся щеке, он угодил в цель.

- Но что теперь будет со мной? Вы меня убьёте?

- Это будет зависеть от тебя. И, возможно, от Караши.

***

Саске очень понравилась бабуля Саншо. Она была доброй участливой старушкой, радушно приняла команду и шахтёров, накормила вкусным, пусть и излишне острым карри. Она была знакома с Ли и Гаем-сенсеем и очень их уважала. Менее всего в мире Саске хотел огорчать её известием о смерти сына. Но дальнейшее зависело не от него.

Караши получил дополнительный шанс. Это было больше, чем мог рассчитывать кто-либо в мире, поэтому Саске надеялся, что Караши им воспользуется. Он был молод, ему не исполнилось и двадцати, так что мир не ограничивался бандитской шайкой, либо работой в закусочной. При желании он мог даже освоить чакру и стать настоящим шиноби - ни Ли, ни Гай-сенсей ему бы ни за что не отказали.

К сожалению, воспоминания ещё одного клона, скрытно созданного Саске, показали, что Караши подарок не оценил.

Команда Саске возвращалась к шахте, дабы сообщить шахтёрам, что они свободны. Их встречала целая толпа - откуда-то шахтёры узнали о столкновении. Среди встречавших были Караши и Рокусуке.

Саске мрачно скривился, когда увидел, что попытка Рокусуке о чём-то предупредить команду оказалась пресечена Караши, зажавшим ему рот. Саске дружелюбно помахал Караши рукой и направился в его сторону.

Когда они проходили под высоким скальным уступом, Караши вскинул руку и закричал:

- Сейчас!

Саске вновь помахал рукой и продолжил идти навстречу. Караши задрал голову и уставился на несколько огромных валунов, нависающих на уступе над горной дорогой.

- Ты искал их? - спросил Киба, высунув голову из-за одного из валунов.

Один за одним с уступа начали падать мёртвые тела. Кибе было дано задание обезвредить, но деяния этих ублюдков были столь отвратительны, что тот не стал сдерживаться.

Караши заозирался и попытался удрать.

- Далеко собрался? - раздался у него из-за спины голос Саске.

- Я... Я пошутил! Это была всего лишь шутка! - забегали глаза Караши.

- Ты сломал Санджоу ногу! - сказал пожилой дедуля-шахтёр. - И ты надеешься, что мы тебе поверим?

- Они бы меня убили, если бы я не подчинялся их приказам! - попытался возразить Караши.

Саске качнул головой.

- Ты добровольно пошёл в банду. Я позволил тебе исправиться, дал второй шанс. Но ты сделал иной выбор.

Шахтёры загудели:

- Правильно! Давайте переломаем ему ноги!

- Отомстим за всё, что сделала Семья Куросуки!

- Прикончим его, и дело с концом!

Саске окинул шахтёров строгим взглядом и вопли затихли.

- Да, Караши - преступник. Но это не означает, что преступниками будете и вы. Он сам выбрал свою судьбу, но я не дам бабуле Саншо похоронить своего сына!

- Вы его отпустите? - нарушил тишину удивлённый голос Рокусуке.

- Конечно нет! Он ответит за свои преступления! Караши, я послал сообщение в кабинет даймё, через пару дней прибудет конвой. Они заберут тебя. Возможно, ты будешь казнён. Но, возможно, тебя отправят на каторгу, и через какой-нибудь десяток лет ты сможешь вернуться.

Караши упал на колени и завыл. Сакура подошла к нему и ухватила за предплечье.

- У тебя будет возможность увидеть маму в последний раз. Мы дождёмся исполнителей в закусочной.

***

Саншо-сан встретила известия с неожиданным мужеством. Она не злилась на шиноби Конохи, ни в чём не обвиняла. Наоборот, была благодарна, что они сохранили жизнь её непутёвому сыну. Но от этой благодарности всё становилось только хуже. Караши был всем, что у неё было. И возвращения с каторги она могла и не дождаться.

При этом Саске не мог поступить по-другому. Караши сам выбрал свою судьбу, он сделал это дважды. И отпустить его, оставить на свободе, было бы плевком на могилы всех тех, кого закопала живыми банда Куросуки. Хорошего решения у ситуации не было, только плохие и ещё хуже.

Ещё стоял вопрос Ранмару. Несмотря на то, что тот помогал совершать самые чёрные злодеяния, он был ребёнком. Для шиноби это не было оправданием, но он не был шиноби. Ранмару не принимал прямого участия в убийствах, он никого не убивал, но без его помощи дела Райги не были бы настолько успешными. Осложняло ситуацию то, что парнишка понравился бабуле Саншо, та всячески за ним ухаживала и старалась его накормить.

Пока команда дожидалась конвоиров, Саске мучительно размышлял над решением проблемы. И ни один вариант не подходил.

Наконец, прибыли представители даймё, заковали Караши в кандалы и увезли в неизвестном направлении. А Саске всё никак не мог решить проблему.

Наконец, он понял, что дальше тянуть невозможно. Поэтому он позвал Саншо-сан и Ранмару и огласил своё решение, которое было лучшим изо всех худших.

- Ранмару, ты был соучастником множества преступлений. Тебя не оправдывает возраст, ты помогал убивать невинных людей. Но я готов дать тебе выбор.

- Выбор?

- Ты сказал, что разделишь судьбу Райги. Я могу оборвать твою жизнь, и ты присоединишься к своему мастеру. В конце концов, вы с Райгой - одно целое!

- Нет, Саске-сан, пожалуйста, не надо! О боже, о боже, о боже! Пожалейте, пожалейте ребёнка! - запричитала бабуля Саншо.

- Есть второй вариант. Ты останешься с Саншо-сан. Будешь помогать ей в закусочной. Тренироваться в ходьбе, чтобы не быть ей обузой. Ты заменишь ей Караши до тех пор, пока он не вернётся из тюрьмы. Ты заменишь ей сына, который не ценил её доброту...

- Я останусь с бабулей Саншо! - воскликнул Ранмару.

- Погоди, я не договорил. Но я не могу позволить, чтобы обладатель таких глаз оставался на свободе. Я не могу допустить угрозы своей деревне. Ты лишишься додзюцу!

Саншо-сан ойкнула и обхватила голову.

- Но... Но я не могу... Для чего бабуле Саншо слепой инвалид?

Саске покачал головой.

- Кто сказал, что ты будешь слеп? У меня есть два десятка подходящих глаз, а Сакура - отличный ирьёнин. Она произведёт трансплантацию. Какой бы выбор ты ни сделал, остаться в закусочной или умереть, глаз ты лишишься.

Ранмару зажмурился и зарыдал. Саске смотрел на эти слёзы и не испытывал ни капли жалости. Он и так предоставил маленькой мрази выбор больше, чем тот заслужил.

- Так что ты выбираешь? - спросил он.

Рыдания Ранмару прекратились, и он поднял заплаканное лицо.

- Я останусь с бабулей Саншо!

- Хорошо, - кивнул Саске и достал свиток, в котором были запечатаны тела бандитов. - Сакура, приступай.

Саске развернулся, они с Кибой обхватили за плечи Саншо-сан и вывели её на улицу. Раздался вскрик, после чего наступила тишина. Не прошло и десяти минут, как из закусочной вышла Сакура и вынесла на руках Ранмару. Его глаза были закрыты бинтами.

Сакура отдала Ранмару на попечение Саншо-сан, подошла к Саске, протянула ему свиток и два глазных яблока.

Саске стоял, смотрел то на глаза, то на напарницу, и внезапная идея раскалённой иглой пронзила ему мозг. Сакура изучает гендзюцу. Сакура обучается на ирьёнина. В команде не хватает сенсора. Решение всех этих проблем находилось у него на ладони. Да, использование додзюцу требует чакры, но Сакура далеко шагнула от той слабой дурёхи, что бесполезно таскалась за ними с Наруто. Трансплантация додзюцу требует немалого умения, но сенсей Сакуры - величайший медик в мире, способный устранить все возможные проблемы. Безымянное додзюцу умеет исцелять, оно может смотреть не только сквозь препятствия, но и заглянуть внутрь раненого человека. Гендзюцу этих глаз могут обмануть Шаринган, а значит, Итачи будет перед ними так же беззащитен, как и был Саске. Среди всех известных решений, это было идеальным.

- Скажи, Сакура-чан, - спросил Саске, - тебе сильно нравится цвет твоих глаз?

Сакура посмотрела на Саске, а затем взглянула на глазные яблоки у него на ладони. Её зелёные глаза округлились.

- Ты полагаешь...

- Да, я думаю, что красный цвет тебе тоже очень пойдёт.

Сакура лишь коротко кивнула.

Квест: "Освобождение Катабами Кинзан" выполнен. Награда: клинки Киба, неизвестное додзюцу.

Несмотря на успешное завершение миссии, всю обратную дорогу Саске мучил вопрос: какое бы решение принял Наруто?

Квест 22. Подчистка хвостов

Саске сидел в позе лотоса, зажмурив глаза. Можно было оставаться и с открытыми - никакой разницы в этой кромешной темноте не было. Он не знал, сколько прошло времени - может пара дней, может неделя, а может и несколько лет, время в этом месте измерялось лишь приёмами пищи, питьём воды, и походами в туалет.

Пищей служил бесконечный запас пищевых пилюль, вода поступала в небольшую каменную чашу, а местом оправления нужд служила неприметная дырка в полу.

В этом месте не было ни ветра, ни движения, ни звука. Иногда Саске перебирал пилюли, иногда шлёпал рукой по воде, а иногда - стучал кулаками по полу, лишь бы удостовериться, что он до сих пор жив, а не находится в каком-то странном безжизненном загробном мире.

Саске многократно успел пожалеть, что ввязался в эту авантюру, оказаться наедине с собой оказалось очень и очень тяжело. Тёплый воздух почти не ощущался кожей, камень был разогрет до температуры тела, поверхность его не была ни гладкой, ни шершавой.

В этом месте единственное, чем можно было заняться - это предаваться раздумьям, перебирать воспоминания, хорошие и плохие, и пытаться, безо всякого успеха, почувствовать эту демоническую мышь!

Все безопасные размышления были давным-давно передуманы, все планы пересмотрены и скорректированы, новые цели намечены. Теперь в голову лезли только тёмные мысли и кошмарные воспоминания, и лишь сила воли отделяла Саске от падения во тьму. Та же сила воли, упрямство и гордость, не позволяли Саске нажать тревожную кнопку. Ведь он решил превзойти ожидания сенсея и обнаружить всех восьмерых мышей!

Саске считал, что справится очень быстро. У него были все основания так считать, ведь он и только он знал, что именно ищет. Перед тем, как Хирузен-сенсей отправил его сюда - в старое цилиндрическое здание с куполообразной крышей, он позволил взглянуть на цель поисков, на восемь маленьких мышек, сидящих в просторной клетке. Более того, сенсей дал разрешение воспользоваться Шаринганом, чтобы Саске мог запомнить чакру этих мышей и впоследствии научиться сопоставлять визуальное представление с тем самым непередаваемым чувством, которое вырабатывается у каждого сенсора.

Реальность оказалась жестока. Бесконечность, проведённая с самим собой, во тьме и неподвижности. Подавленная чакра, не позволяющая ни тренироваться, ни использовать дзюцу, ни даже видеть сообщения Системы. Чёрные мысли из подсознания, полные горечи, ненависти и отчаяния. И ни одного проблеска мышиной чакры.

Саске сидел, сложив руки в печати концентрации, пытаясь ощутить хоть что-то, целые дни, годы и века. Он использовал ментальные упражнения, чтобы упорядочить свой разум, не дать себе рухнуть в безумие. Он думал и вспоминал, решал в уме задачи, играл в шоги и перемножал числа. Постепенно он впал в странное оцепенение, перемежаемое шорохами и шёпотами из углов, полотнищами тьмы, черней, чем кромешная темнота, и лицами родных, возникающих перед его глазами.

А потом он что-то почувствовал. Изначально он списал это чувство на очередные галлюцинации - маленький огонёк-не-огонёк двигался где-то у него над головой и пропал, стоило только открыть глаза и поднять взгляд. Но ещё через год неподвижности этот огонёк снова проявился. На этот раз Саске не стал отвлекаться, он отстранённо следил за передвижениями огонька и пытался понять, что же именно он видит. Концентрация на цели сделала огонёк ярче и чётче, а ещё через годы появилось чувство узнавания. Этот огонёк уж слишком напоминал то, что его Шаринган намертво запомнил, как мышь с номером 3, написаным на мохнатом бочку.

С этого момента дела пошли веселее. Саске смог сконцентрироваться на задаче, так как знал, что именно нужно. Со временем он обнаружил огонёк номер семь, затем номер пять, а уж потом и номер два. Дальше дело застопорилось. Чтобы опознать нужную мышь, ему нужно было сконцентрироваться именно на ней, а стоило вниманию рассеяться, как мышь терялась. Саске пытался охватить разумом нескольких из них, но задача оказалась неподъёмной. Прошла ещё одна бесконечность, пока Саске не смог удержать вниманием сразу двоих, троих, а затем и четверых.

Чакра мышей ощущалась по-разному, некоторые были ярче и сильнее, другие - тусклее и слабее. Удерживать таких разумом было очень и очень непросто, но Саске не сдавался - ведь Учиха всегда достигают своей цели! Он удвоил усилия, забыл о воде и еде, концентрировался на чувствах до тех пор, пока сознание не стало уходить от него, а он, впоследствии, не обнаруживал себя на корточках возле колодца, по-животному лакающим тёплую воду.

Сверхусилия дали плоды, Саске ждал настоящий прорыв. Он научился чувствовать ещё трёх мышей, последней из них далась мышь, под номером 8. А дальше он вновь упёрся в невидимый барьер. Сколько бы усилий не прилагал, как бы не сосредотачивался на чакре, мышь номер 4 обнаружить не удавалось. Другой шиноби впал бы в отчаяние. Другой шиноби нажал бы тревожную кнопку. Но другой шиноби не был Учиха. Он не был Саске.

Остатки разума и здравого смысла, перед тем как его покинуть, говорили, что он впадает в состояние одержимости, что подобная сосредоточенность на цели - разновидность психического расстройства, но от отбросил подобные мысли.

Ещё вечность спустя Саске стал чувствовать что-то, непохожее на чакру. Разумом он ощупывал неровную поверхность, по которой бежал странный ритмичный узор. Огоньки мышей бегали чуть дальше этого узора. И в моменты просветления Учиха понял, что эти прямоугольники - кирпичи стен, а мыши, семь из восьми которых ощущались с кристальной ясностью, бегают где-то в проходах позади этих кирпичей. Саске не чувствовал проходов, он не знал, как это сделать. Но четвёртая мышь - его личный враг, сравнимый с Итачи и Обито, была где-то среди них. Мыши бегали по ходам, они ускользали из разума и вновь появлялись, и это очень мешало. Пришлось вцепиться сознанием и не отпускать всех семерых, чтобы затем нащупывать восьмую. Адская демоническая мышь нигде так и не мелькнула.

Саске позволил себе небольшой перерыв. Он расслабился и развалился на тёплом камне, раскинув руки и глубоко вздохнув. Сознание его отслеживало семь целей, пусть теперь, не концентрируясь, он не чувствовал поверхности стен. Саске погрузился в мечтания, он представлял, каким мучениям подвергнет Ши-чан, как долго будет её пытать и истязать. Он обязательно выучит ирьёниндзюцу, чтобы можно было растянуть мучения адской твари как можно дольше. Эта месть, в отличие от убийства Итачи, была исключительно его личным делом, так что привлекать к такому Сакуру будет кощунством. Саске обдумал структуру нового райтондзюцу, которое будет поражать болевые центры этой мыши, бить по нервным окончаниям и приносить невероятную боль. Он будет мучить и калечить, а жизнь, чтобы она не оборвалась преждевременно, станет поддерживать своей чакрой! В жизни Саске появилась новая цель.

Но чтобы воздать этой твари должное, её нужно найти. Можно, конечно, пойти простым путём - нажать кнопку, выйти, а затем совершить месть, но подобное - для слабаков! В конце концов, сенсей сказал: "Постарайся выйти только тогда, когда почувствуешь всех мышей!", и, пусть это было всего лишь пожеланием, Саске твёрдо решил закончить, только когда справится с этой миссией безупречно!

Саске рассмеялся безумным смехом, но звук быстро затих, поглощённый звуковым барьером. Тогда он вновь сложил руки в Ин концентрации и стал действовать методично. Он нырнул сознанием сквозь камень и сосредоточился не на огоньке мыши, а рядом с ним. Саске сидел так до тех пор, пока не нащупал цилиндр, чьи края исчезали в пустоте. Это был мышиный лаз. Саске расхохотался и начал прощупывать края лаза, удерживая его в сознании. Попытка оказалась безуспешной, концентрация сбилась и чувство камня пропало, оставив лишь семь ненавистных мышиных огней, двигающихся вокруг него.

Саске вновь сосредоточился. Если не получается найти подлую тварь, то он ощупает все ходы, найдёт то место, где она прячется, а уж потом принесёт отмщение! Проще простого!

И действительно, это оказалось просто. Понадобилось всего лишь несколько бесконечностей времени, пока Саске не научился не только нащупывать пустоты, но и удерживать их в сознании. Он смог ощутить сначала сектор стены, затем сектор расширился, превратившись в полусферу, а затем в полную сферу. Саске попробовал выглянуть за пределы этой сферы, но пространство снаружи было резко обрезано, словно лезвием Ветра. Очевидно, это действовало кеккай-дзюцу, ведь чувство было чуть схожим со звуковым барьером на внутренних стенах.

Саске усилил концентрацию. Он сжал веки и напряг челюсти. Он сжимал свои пальцы так, что печать превратилась в какой-то болевой приём. Но внутренние ощущения показывали только семерых мышей и ни малейшего проблеска Адской Ши-чан. Взгляд Шарингана намертво запечатал ощущение чакры в память, она была не особо слабее, чем чакра остальных мышей. Более того, чакра мыши под номером семь была даже чуть тусклее, но теперь Нана-чан ощущалась с кристальной отчётливостью.

Саске сцепил зубы. Он дал обещание сенсею найти всех восьмерых мышей! Так что именно восемь он и найдёт! Какая-то неправильность собственных мыслей царапнула сознание, но Саске откинул её, как несущественную. Ему нужно искать Адскую Мышь. Неправильность не отпускала, она начала пульсировать в голове, стучать в мозг и отдаваться головной болью. Саске пытался её игнорировать, но концентрация постоянно сбивалась, так что после ещё одной бесконечности он сдался.

Мысль, трепыхающаяся в углу сознания, всплыла на поверхность и на спине Саске выступил холодный пот. Учиха вскочил на ноги и резким ударом нажал на кнопку выхода, которая так удобно располагалась рядом с контейнером пищевых пилюль.

Водопад чакры, света и звуков мгновенно обрушился на Саске. В одной из стен появилась ослепительная щель, которая за пару секунд расширилась в прямоугольный проём. Свет ударил в глаза, ослепляя, так что Саске зажмурил веки, и, не открывая глаз, помчался прочь.

Его не беспокоило, что сейчас день, что он бежит по Конохе в одних трусах и протекторе. Он мчался по улицам, огибал прохожих и игнорировал удивлённые возгласы. Когда живых препятствий стало слишком много, он лёгким прыжком взвился в воздух и побежал по крышам.

Глаза жгло даже сквозь опущенные веки, так что Саске последовал примеру Какаши-сенсея, опустив на них протектор, после чего прибавил ходу.

Подбегая к Башне Хокаге, Саске взвился в воздух, запрыгнув сразу на балкон. Кто-то попытался его остановить, но Учиха раскидал противников и рванул вперёд. Его путь преграждала дверь, открывать её заняло бы слишком много времени, поэтому Саске, не раздумывая, ударил Разенганом и проскочил в пролом.

Остановился он только перед яркой сильной чакрой. Его пытались задержать, но Саске легко раскидал нападавших и ткнул пальцем в обвиняющем жесте:

- Сенсей! Там было только семь мышей!

***

Не то, чтобы Саске собирался как-то мстить Хокаге или пытаться как-то уязвить старика. Он понимал причины произошедшего и не мог не признать эффективности и результативности подобного обмана. Но всё равно его душила обида, так что маленькие злорадные мыслишки нашли под собой благодатную почву.

Саске зашёл в кабинет Хокаге и встал перед рабочим столом сенсея. Тот был погружён в изучение каких-то бумаг, поэтому бросил на Саске лишь мимолётный взгляд:

- Чем могу помочь, Саске-кун?

Саске набрал в грудь воздуха и выпалил:

- Я ухожу из деревни!

Хокаге, не отрываясь от бумаг, кивнул:

- Хорошо! Тебе нужны какие-нибудь деньги, припасы, оружие или другие средства?

Это была совсем не та реакция, которую он ожидал.

- Хирузен-сенсей, я ухожу!

- Да, я слышал. И предложил помощь.

- А вас не беспокоит, куда я ухожу? - немного обиженно спросил Учиха.

Хокаге вздохнул, положил лист в папку и отложил её в стопку. Теперь на столе царил образцовый порядок.

- Саске! Ты только что пережил одно из серьёзных испытаний. Ты оставался наедине с собой двенадцать дней. До сих пор рекордом было пятнадцать, и этот шиноби подал в отставку. Неужели ты думаешь, что ты первый, у кого случилось душевное потрясение, и кому нужно время, чтобы разобраться в себе? Иногда на это требовались десятилетия.

- Вы говорите о Цунаде-сама?

- Её случай - один из самых тяжёлых. Но отдых и время на приведение себя в порядок требуются каждому посетителю Лабиринта.

- Мне не нужен отдых! - возразил Саске.

- Значит тебе нужно что-то другое. Ты - шиноби Конохи. А значит, ты это получишь.

- Мне нужны Гурен или Таюйя!

- Миссию сопровождения я им оформлю. Или ты решил перейти сразу к восстановлению клана? Но в этом случае тебе следует заручиться их добровольным согласием!

Саске почувствовал, как румянец наползает на обе щёки.

- Нет, сопровождения будет достаточно!

- Хорошо, тогда подойди через пятнадцать минут, забери свиток в пункте выдачи миссий.

Хокаге взял другую папку и начал изучать следующий лист бумаги.

- Сенсей, а вам не интересно, что я буду делать?

Хокаге улыбнулся:

- Я надеюсь, что ты меня удивишь.

- Уж в этом не сомневайтесь!

***

- Учиха, ты ебанутый! Вы, листоёбы, все ебанутые, но уж ты...

- Вообще-то мы все - шиноби Конохи! - напомнил Саске Таюйе.

- Мы, листоёбы, все ебанутые! Но твоя ебанутость находится на особом недостижимом уровне! - ответила Таюйя.

- Я бы подобрала другие слова, но смысл Таюйя передала более чем точно, - согласилась Гурен.

Шёл четвёртый день поисков. Информация, которой обладали девушки, давно устарела. Так как в Отделе Пыток и Допросов они ничего не пытались скрыть, надеяться на быстрое завершение не стоило.

Оставались лишь способы экстренной связи, которыми можно пользоваться, даже если эта информация скомпрометирована и о ней знает враг. Так что Саске с девушками бродил по Стране Звука, оставляя записки, наполняя чакрой печати и выполняя особые дзюцу в самых неожиданных местах.

Раздвинув густые кусты, Саске положил маленькую записку в каменную пасть змеиной статуэтки, показанной Таюйей. Теперь предстояло пройти в место, указанное в записке и снова ждать. Это было скучно и непродуктивно, Саске казалось, что он занимается глупостями, в такие моменты он напоминал себе Наруто, который был готов поверить во что угодно.

Саске кивнул девушкам, они развернулись и собрались отправиться прочь.

Знакомая сильная чакра возникла у него за спиной совершенно внезапно. Саске резко развернулся, но не стал выхватывать ни клинки, ни кунай. Сейчас бы это не помогло, к тому же, он пришёл не воевать.

- Ты очень упорно меня разыскиваешь, Саске-кун, - сказал Орочимару. - А когда я приглашал тебя в гости, ты отказался прийти.

- Хн, - ответил Саске.

- Таюйя, Гурен, вы меня очень разочаровали. Тебе, Таюйя, я давал шанс исправиться, но ты его упустила.

- Почему? - изумилась новоявленная Узумаки. - Вы мне сказали привести Учиха Саске, и вот он, блядь, перед вами!

- Таюйя, девушке не пристало выражаться, - мягко пожурил её Саннин.

- Простите, Орочимару-сама, - опустила голову та.

Глаза Орочимару блеснули, он пристально посмотрел на Саске, Таюйю и замершую в молчании Гурен. Когда взгляд со змеиной неподвижностью остановился на нём, Саске почувствовал, как по спине стекает холодный пот. Он сам желал этой встречи, но в безмолвной неподвижной тьме Мышиного Лабиринта идея казалась в тысячи и сотни тысяч раз логичней и привлекательней.

- Ты, наконец, решил навестить меня, Саске-кун, - улыбнулся Орочимару. - Я очень рад твоему визиту, но скажи, что изменилось с прошлого раза?

- Проклятая Печать, - ответил Саске. - Мне нужна Проклятая Печать.

- Но ведь ты открыл второй уровень, Кимимаро получил строгие инструкции, - взгляд его скользнул на Таюйю. - Или я доверил вам слишком сложную задачу?

- Мы всё сделали как надо, Орочимару-сама! - ответила Таюйя.

- Тогда что же, Саске-кун? Третьего уровня Печать не имеет.

- Меня не устраивают дополнения и обязательства, мешающие пользоваться ею свободно, - ответил Саске.

- Какие же?

- Мне не хочется через три года отдавать вам своё тело!

- Прости, Саске-кун, но у тебя был шанс. Ты мог не использовать Печать.

- И это бы помогло? Вы бы отказались от Шарингана?

- Ку-ку-ку, ты прав. В любом случае, с того момента, как открыл второй уровень - ты мой навеки! И не думай, что теперь тебе удастся уйти!

Саске активировал Шаринган и пронзил Орочимару взглядом. Затем он уставился на дерево неподалёку.

- Я уже не тот беззащитный генин, которого вы встретили в Лесу Смерти! И подобные трюки не сработают!

Саннин хмыкнул и оплыл грудой грязи. В ту же секунду из дерева выплыла фигура настоящего Орочимару.

- Ку-ку-ку, три томоэ? Превосходно! Ты действительно не терял времени зря. Так чего именно ты от меня хотел, Саске-кун?

Саске улыбнулся, вернее, попытался улыбнуться своей самой дружелюбной улыбкой.

- Я не собираюсь отдавать своё тело, поэтому пришёл сделать вам подкупающее предложение. А если вы согласитесь и наша выгода будет взаимной, то Проклятая Печать перестанет представлять для меня угрозу.

Орочимару удивлённо наклонил голову, изучая Саске с кончиков ног до вращающихся томоэ до сих пор активированного Шарингана.

- Вот как? И в чём же заключается твоё предложение?

- Вы перестанете быть нукенином, и вернётесь в Коноху. Прекратите творить разные мерзости, а взамен сможете воссоединиться со своей командой и носить протектор Листа. К тому же, Хирузен-сенсей очень переживает из-за вас, а в его возрасте волнения вредны. Как вам такое предложение, Орочимару-семпай?

Не успел Саске договорить, как Орочимару сорвался с места.

Один! Его шея гротескно удлинилась и выстрелила вперёд. Оскаленный рот впился в шею начавшей двигаться Гурен, вырывая горло. Брызнула кровь, на лету превращаясь в россыпь розовых кристаллов. Тело Гурен пошло трещинами, упало и разбилось на множество осколков.

Два! Из руки Орочимару вырвался пучок длинных толстых змей и обвился вокруг Таюйи. Кольца змей сжались, ломая кости и сокрушая плоть. Раздался мучительный вскрик, Таюйя замерла, вздрогнула, а её тело развеялось облачком дыма.

Три! Полыхнула болью Проклятая Печать, Голова Орочимару повернулась к Саске, его рот распахнулся, вместо языка вырвалась чёрная змея, сжимающая в зубах длинный клинок. Саске, зажимая ладонью шею, попытался отпрыгнуть, но змея извернулась в воздухе и вонзила меч ему в грудь. Учиха почувствовал, как холодное лезвие проходит где-то совсем рядом с сердцем.

Шея Орочимару сократилась и вернулась на своё место. Он посмотрел на Саске ироничным взглядом и спросил:

- Сомневаюсь, что ты пришёл сюда лично, раз уж Таюйя и Гурен - клоны. Но на случай, если это настоящий ты, не беспокойся, рана не смертельна. Теперь у тебя нет выбора и придётся воспользоваться моим гостеприимством. Так чего ты добивался, Саске-кун?

Саске согнулся от боли и рухнул на колени. Его руки схватились за рукоять меча, но сил вытянуть лезвие уже не оставалось. С трудом подняв голову, Саске улыбнулся и спросил:

- Скажите, Орочимару-семпай, вы когда-нибудь слышали о Изанами?

Белая вспышка боли обожгла глазницу, мутная пелена стала заволакивать левый глаз, через пару секунд сменившись полной темнотой.

Глядя на замершего неподвижно Орочимару, Саске успел подумать: "Наконец-то и я стал читером!". Боль была невыносимой, терпеть её дальше не оставалось никакого смысла, поэтому Саске рассмеялся полубезумным смехом и развеялся облаком дыма.

***

"Возмездие" стремительно набирал высоту, выжимая всю скорость из двигателей и чакру из батарей. Саске мрачно зыркал единственным глазом на двух куноичи, одна из которых сидела напротив него, а вторая управляла летательным аппаратом.

- Я повидала много наглухо припизженых людей, очень много. Но по ебанутости ты превосходишь их всех, вместе взятых, - заявила Таюйя.

- Хн, - ответил Саске.

- Нет, серьёзно, Учиха, у тебя что-то здорово не в порядке с башкой! А ведь мною командовал Кимимаро, и в команде были Сакон и Укон! Все шиноби ебануты в той или иной мере, так что когда я говорю, что ты ебанут - это пиздец, какое достижение! - продолжала распинаться Таюйя.

- Склонна с ней согласиться, - сказала Гурен, оторвав взгляд от приборов. - У тебя явно не всё в порядке головой. Впрочем, у нас тоже - иначе мы бы не позволили втянуть себя в подобную авантюру.

- Орочимару-сама провалов не прощает, - возразила Таюйя. - Так что пиздец нам бы был в любом случае.

Саске не ответил. Во-первых, его внимание было слишком уж сосредоточено на небольшом свитке на столе, а во-вторых, очень болела левая глазница. К тому же, он полностью сконцентрировался на своём сознании - ждал прихода воспоминаний клона. О том, что они вот-вот появятся, свидетельствовал возникший на столе кунай с рукоятью, перемотанной оранжевой лентой. Это был один из удачных опытов Саске по созданию призывного свитка. Клон, которого Саске направил на рандеву с Орочимару, воспользовался кровью Саске и призвал кунай. Прекращение призыва означало, что, либо клон развеялся и некому удерживать дзюцу, либо, что действие техники прервано намеренно. В пользу последнего свидетельствовали воспоминание клона, вернее, их отсутствие.

- Эй, Учиха, не молчи! - не сдавалась Таюйя. - Что бы ты делал, если бы мы с Гурен не умели создавать Теневых Клонов? Вернее, если бы твой пиздюк-напарник нас бы им не обучил?

- Хн, - ответил Саске.

- И для чего, блядь, было вырывать себе глаз? Похоже, ты окончательно ебанулся и по возвращению Наруто стоит выписать тебе пиздюлей. Чисто для профилактики, чтобы выбить говно из башки!

Саске абсолютно не задевали ругательства и пренебрежительный тон. В своё время он наелся восторгов и восхищений, так что девушка, поливающая его бранью, была чем-то новым и освежающим. К тому же, в её вопросах было рациональное зерно. Только благодаря лёгкой форме сумасшествия, возникшей во время тренировки сенсорики, он решился на авантюру, граничащую с самоубийством.

- Ладно, по порядку, - ответил он. - Вы согласились, потому что тебя, Таюйя, эта "авантюра" освободила бы из рабства, а тебе, Гурен, позволила убрать нависшую угрозу смерти. К тому же Орочимару - твой кумир, и, если он вернётся в Коноху, ты снова окажешься на его стороне и избавишься от сожалений. А глаз я себе вырвал, потому что хочу стать читером!

- Читером? Что это за хуйня? - спросила Таюйя.

Саске вздохнул. Сейчас ему меньше всего хотелось объяснять сложные концепции.

- То есть сжульничать. Смотри сама. Дзюцу, которое я планирую использовать, ослепит меня на один глаз. Я создал клона, дзюцу использует он, а значит, я останусь с обоими глазами! То есть дзюцу можно использовать не два раза, чтобы остаться слепым, а сколько угодно! И я стану непобедимым!

- А для чего вырывать этот глаз?

- На случай, если назад вернутся не только воспоминания. Вдруг чакра, возвращаясь, меня ослепит по-настоящему? Поэтому, когда пришёл сигнал, я вырвал глаз и запечатал его в свиток. Внутрь свитка чакра не может проникнуть! А ты, - он указал на круг символов, в центре которого лежал свиток, - именно для этого поставила барьер. Это просто подстраховка: чакра не сможет проникнуть ни через барьер, ни внутрь свитка - двойная надёжность!

- А для чего... А-а-а-а! - закричала Таюйя, ухватившись за шею.

Саске тут же почувствовал резкий укол боли - в Проклятую Метку словно вонзили кунай. Учиха отстранился от боли и сосредоточился на своём сознании. Прошло несколько секунд, и Саске, почувствовав нахлынувшие воспоминания, улыбнулся. Получилось! Дурацкая, нелепая, самоубийственная авантюра увенчалась успехом!

Саске выждал минуту. Это было излишней предосторожностью, но он не собирался в таком важном деле полагаться на волю случая.

- Таюйя, убирай барьер! - приказал он.

Та злобно зыркнула на Саске, но послушно сложила несколько печатей. Лёгкое искажение воздуха, окружающее лежащий на столе свиток, исчезло с едва слышимым хлопком. Саске развернул свиток и распечатал содержимое.

Квест: "Беседа с семпаем" выполнен. Награда: использованин Проклятой Печати Небес становится безопасным. Дополнительная цель - сохранение Шарингана - не достигнута.

Саске с возмущением вытаращился на лежащий на свитке глаз. Несмотря на все усилия, несмотря на кучу предосторожностей, несмотря на всю боль, что пришлось пережить, глаз, словно в насмешку, уставился на него безжизненной белой радужкой.

От сетований на мировую несправедливость его отвлёк голос Гурен:

- И что теперь, Саске?

Учиха мотнул головой, прочищая сознание.

- Возвращаемся. Нужно подвезти дорогого семпая - он соскучился по дому. Вот Хирузен-сенсей удивится!

Таюйя убрала руку от основания шеи и внимательно посмотрела на Саске.

- Кто уж точно охуеет, так это Суна!

Квест 23. Контроль повреждений

Саске никогда не любил госпитали. Да, он не был частым гостем, да, они напоминали о гибели клана. Но теперь у него появился новый повод для нелюбви. Два новых повода. И речь шла не о тех двух округлых восхитительных полушариях, которые теперь покачивались у него перед глазами, пусть они и имели с этой неприязнью непосредственную связь.

- Это был очень рискованный и безрассудный поступок, - заметила Цунаде-сама, убрав руку от его левого глаза.

Саске моргнул и повращал зрачками. Глазные мышцы функционировали превосходно, никакого неудобства или последствий травматической экстрипации глазного яблока не ощущалось. Соединение нервных окончаний, по заверениям Цунаде-сама, тоже было произведено абсолютно корректно, хоть она и попеняла на неаккуратное обращение со столь ценным органом.

Но, к сожалению, никакая операция не могла устранить главную проблему - глаз оставался слеп. Это не было каким-нибудь бельмом или катарактой, которую можно удалить хирургически, зрение не было затруднено мутной пеленой. Глаз просто не функционировал, не ловил и не передавал в мозг ни частицы чакры, ни проблеска света. Перманентный неустранимый дебафф.

Саске вздохнул. После известного инцидента ему было очень трудно общаться с Цунаде-сама, и ничуть не помогало, что Цунаде-сама испытывала какое-то извращённое удовольствие, поддевая его при каждой встрече. По каким-то непонятным причинам Саске испытывал ещё большую неловкость при виде Шизуне-сан. А в данный момент Саске обследовали оба медика. Сакура, как ученица Цунаде-сама, тоже присутствовала, но компания напарницы ничуть не успокаивала.

- Это нужно было сделать! - заявил Саске. - С тех пор, как Орочимару поставил на меня Проклятую Метку, наше столкновение стало неизбежным. И если бы место и способ выбрал не я, у меня не осталось бы и шанса.

- Ты сам знаешь, сколько раз всё могло пойти не так, Саске-кун! - вздохнула Сакура. - Ты даже не знал, сработает ли дзюцу.

- Но оно сработало. К тому же, испытать его я не смог бы никак!

- Что ты будешь делать? Нести наследие Какаши-сенсея?

- Ну, я надеюсь, что величайший медик в мире решит мою проблему!

Цунаде покачала головой. Она отошла, вновь провоцирующе качнув грудью, и Саске понадобилась вся выдержка Учиха, чтобы не покраснеть.

- Если бы вопрос стоял в области физиологии, то проблему решить было бы несложно. Сакура, что ты видишь?

Напарница внимательно посмотрела Саске в лицо и её красные глаза засветились алым сиянием.

- Саске-кун, твой глаз не светится, в нём почти отсутствует чакра. То, что я вижу - едва заметные следы, словно... Это как русло давно пересохшей реки, по которому едва течёт слабый ручеёк.

- Ты сказала "почти"! Но ведь если осталась чакра, можно как-то всё вернуть назад?

- Саске, - сказала Цунаде-сама, - твой клан всегда очень трепетно относился к Шарингану. У меня никогда не было возможности провести достаточное количество исследований. Меньше я знаю разве что о Бьякугане - когда речь идёт о додзюцу, Хьюга - настоящие параноики. Так что я могу лишь применить терапию, предназначенную для обычных глаз.

- А регенерация? Я читал, что вы обладаете дзюцу, которое делает вас неуязвимой!

Цунаде покачала головой.

- Технически твой глаз здоров. Моё дзюцу смогло бы ликвидировать физические повреждения, но с этим всё в порядке. Длительное воздействие дзюцу тоже нежелательно - поверь, ты бы не захотел испытать побочные эффекты. Я уже не говорю о том, что оно требует долгого обучения, а этим я заниматься не собираюсь.

- Разве совсем нет вариантов? - с упавшим сердцем спросил Саске.

- Отчего же? У меня есть несколько идей, и мы, - Цунаде-сама повернулась к двери, в которую кто-то постучал, - сейчас испробуем одну из них.

Шизуне-сан открыла дверь, и в кабинет вошла Карин. Она осмотрелась и, увидев Саске, удивлённо округлила глаза. Саске отстранённо подумал, что с новым додзюцу Сакура стала похожа на её сестру.

- Цунаде-сама, вы меня звали?

- Да, заходи, Карин-чан. Я хочу, чтобы ты воспользовалась своими способностями.

- Способностями?

- Да, я хочу посмотреть, как ослепший Шаринган отреагирует на твою чакру.

Карин кивнула, подошла к Саске, закатывая рукав своей курточки. Саске взглянул на запястье перед своим лицом и раскрыл рот, приготовившись кусать.

- Карин! - раздался громовой голос Цунаде. - И что, по-твоему, ты делаешь?

- Но вы же сказали...

- Жаль, ты мне показалась смышлёной девочкой. Чему я тебя учила?

Та покраснела, словно помидор, и убрала руку.

- Успокойся и сделай пару глубоких вдохов, - мягко сказала Цунаде. - После этого начинай.

Та кивнула и последовала совету. Затем Карин сложила несколько печатей, вытянула ладонь и над ней засветилось облачко зеленоватой чакры. Свечение стало усиливаться и концентрироваться, пока, наконец, не превратилось в ослепительную бело-зелёную точку.

- Саске-кун, я не смогу удержать это дзюцу долго, - сказала она. - Пожалуйста, попробуй проглотить чакру.

Саске кивнул и, осторожно приблизившись, заглотил светящийся шарик. В это время у него возникло неприятное ощущение, что он ест у Карин с рук, словно домашнее животное.

Стремительная волна, уносящая усталость и наполняющая энергией прокатилась по его телу, и Саске откинул эти глупые мысли. Он сосредоточился на своём глазу, пытаясь увидеть хоть проблеск света, хоть вспышку чакры. Безуспешно. Этот бафф был либо недостаточно силён, либо не был баффом и вовсе.

- Сакура? - спросила Цунаде.

Харуно вновь активировала додзюцу и сосредоточенно уставилась на Саске.

- Не уверена. Если и есть изменения в чакре, то я их не вижу.

Цунаде задумалась.

- Как и ожидалось. Твой глаз здоров, Саске. Он просто не видит. Было бы неплохо подвергнуть додзюцу длительной регенерации. Но у меня отсутствуют реальные варианты. Если бы не была нужна работающая система чакры, можно было бы поместить глаз в среду из клеток Белого Зецу.

- А сам Зецу? - спросил Саске с надеждой.

- Сам Зецу - мёртв, его плоть - пепел, а все повреждения мгновенно зарастают. Так что буду думать. Жаль, что у меня нет образцов для экспериментов, а на своём глазу ты опыты ставить, полагаю, не дашь.

- Не дам, - кивнул Саске.

- И это возвращает нас в тупик. Если хочешь, могу вместо Шарингана имплантировать тебе обычный глаз. Как минимум, ты получишь бинокулярное зрение. А я, тем временем, всё-таки поставлю на ослепшем несколько экспериментов.

Саске задумался. С прагматической точки зрения, предложение было интересным. Но Саске почувствовал, что вся его натура протестует против подобного. Он - Учиха! Поставить вместо Шарингана что-то другое было бы полным кощунством, не просто отбрасывающим его назад, а превращающим из того, кто он есть, в какую-то насмешку над кланом. Представив, как выходит на бой с Итачи, а из одной его глазницы смотрит самый простой и обычный глаз, Саске вздрогнул. Нет, слепой Шаринган лучше, чем отсутствие Шарингана!

- Есть ещё вариант, - продолжила Цунаде. - Это обойдётся в гору рьё, но ты можешь заказать кибернетический имплант. Тут есть свои преимущества, к примеру, невосприимчивость к большинству гендзюцу.

Саске немедленно замотал головой. Этот вариант был ещё хуже!

- Ну смотри, как знаешь! - пожала плечами Цунаде, и это действие произвело гипнотизирующий эффект.

Саске пристально посмотрел в глаза великому медику, всей своей волей удерживая взгляд, чтобы он не скользнул ниже, и спросил:

- Цунаде-сама, правильно ли я понял? Вся проблема, в отсутствии у вас материалов для опытов?

- Одна из. Но да.

- Тогда я попытаюсь этот вопрос решить.

Квест "Добыть Шаринган" начат. Награда: вариативно.

***

Саске не видел сенсея вот уже несколько дней. Стоило в деревне появиться летательному аппарату с неподвижной статуей Орочимару, стоило барьерной команде засечь чакру одного из главных врагов деревни, как тут же "Возмездие", зависший на площади перед башней Хокаге, оказался окружён несколькими отрядами очень нервных Анбу, сопровождавших очень хмурого Хирузен-сенсея. Саске не знал, что произошло дальше, но, видимо, его поступок добавил учителю достаточно забот, и на личную встречу времени не осталось. Подробный рапорт о миссии принял молчаливый Анбу, который мог быть, а мог и не быть уже знакомым капитаном Зо (активировать Шаринган, чтобы считать моторику тела, Саске по понятным причинам не стал) и с тех пор Учиха оказался предоставлен самому себе.

Даже сейчас он не был уверен, что Хирузен-сенсей у себя. Но ему повезло - Хокаге сидел в кабинете и внимательно изучал знакомый свиток с рапортом.

- Здравствуйте, Хирузен-сенсей!

- Привет, Саске-кун! - ответил Хокаге. - Умеешь же ты озадачить старика. В этом тебе удалось превзойти даже твоего энергичного напарника!

Саске тихо фыркнул. Подобные ачивки ему были совсем ни к чему.

- А ведь знаешь, я было решил, что ты серьёзный и ответственный молодой человек. Но подобная выходка удивила даже меня. И поверь, в своей жизни я повидал немало безрассудных поступков!

Саске почувствовал, что у него начинают гореть уши. Нет, он не ожидал, что Хокаге начнёт рассыпаться в восхвалениях, что тут же присвоит ему звание джонина или передаст свою шляпу... Кому он врёт? Он ждал похвалы и восхищения, ведь его миссия увенчалась оглушительным успехом: самый опасный нукенин в истории деревни не просто повержен, а схвачен, доставлен в деревню и сделан лояльным! Да подобное провернуть не смог бы ни один человек в мире! Ну, кроме, разве что, может быть, Наруто. Да и то, этой единственной миссией Саске превзошёл все свершения напарника!

- Сенсей, но ведь я был осторожным! Не просто осторожным, а сверхосторожным! Я не рисковал ни собой, ни командой - мы использовали клонов! Или вы говорите о потере Шарингана? - Саске ткнул пальцем в прикрытую протектором глазницу. - Но и тут я сделал всё, чтобы минимизировать опасность!

Учиха почувствовал, как горлу подползает горький ком обиды. Это было абсолютно несправедливо!

- Саске-кун, - мягким участливым голосом сказал Хокаге. - Речь не о Шарингане, это мизерная цена за такое достижение. Твой план был безупречен, меры предосторожности, принятые тобой, были продуманы и адекватны.

- Вы имеете в виду реакцию Суны? Орочимару ведь убил их Казекаге!

Хокаге рассмеялся.

- Они напали на нашу деревню. План атаки был составлен задолго до смерти Расы. Им бы пришлось это проглотить. К тому же, возвращение нукенина в деревню - не самое неслыханное дело.

- Тогда в чём дело? Если бы затея с клонами не сработала, нам бы удалось скрыться. Риск для меня, Таюйи и Гурен не стал бы выше - Орочимару и так жаждет их смерти и моей поимки. В крайнем случае я бы провалил миссию, а мой Шаринган Цунаде-сама имплантировала бы обратно!

Хокаге вновь внимательно посмотрел на Саске. Он откинулся в кресле, отложил свиток, неторопливо набил трубку и раскурил. Учиха терпеливо ждал ответа.

- Скажи, Саске-кун, в какой момент ты считаешь миссию выполненной?

Учиха задумался, где-то в вопросе был подвох.

- Наверное, когда достигнута цель миссии? - предположил он. - Но мне удалось подвергнуть Орочима...

- Подумай, Саске-кун! - оборвал его Хокаге. - Ты достаточно умён, чтобы видеть дальше определения из учебника!

Саске наморщил лоб в мучительных раздумьях, шаг за шагом разбирая этапы прошедшей миссии. Ничего не менялось, он продумал абсолютно всё!

- Когда выполнена миссия и отсутствуют потери среди команды! - выпалил он.

- Подумай ещё немного.

Саске ненавидел загадки ещё со времён того самого теста с колокольчиками, но не признать эффективность подобного обучения не мог. Полученные таким образом уроки оставались в памяти навсегда. Он вновь поэтапно начал разбирать миссию, обдумывать свои поступки, слова, принятые меры предосторожности и запасные планы на случай неудачи.

Единственный скользкий момент, который приходил в голову - это если бы Орочимару не был настолько самонадеян и пришёл не один. Но на Саске к тому времени была чакроброня, его прикрывали клоны и две сильнейшие куноичи среди подчинённых Орочимару. В самом крайнем случае им бы не удалось захватить тело - но это повлияло бы лишь на триумфальное возвращение, а осознавший свои ошибки Саннин добирался бы домой самостоятельно. В темноте Лабиринта у Саске была бездна времени, чтобы обдумать все шаги. Он даже прикинул состояние финансов на случай, если придётся оплачивать участие напарников из своего кармана. Саске ухватился за проскользнувшую на краю сознания мысль.

- Миссия выполнена, когда получена оплата! - выпалил он.

- Почти верно, - довольно кивнул сенсей. - Лично я бы назвал конечной точкой возвращение в деревню, но твой вариант даже лучше. А теперь скажи мне, что произошло после эвакуации Орочимару-куна?

- Мы его схватили, закрыли в каюте и направились в деревню на полной скорости! Вы хотите сказать, что его следовало поместить в карцер? Но ведь дзюцу не превращает в какую-нибудь бездумную марионетку! Если бы Орочимару очнулся в тюрьме, он бы просто её разрушил!

- Твой ход мыслей верен, Саске-кун. Вижу, ты уделил некоторое внимание возвращению. Но недостаточно внимания. Ошибка большинства шиноби. Они думают только о достижении цели миссии, дальше этого - совсем нечасто. А ведь возврат домой может сопровождаться несопоставимыми сложностями. Я усвоил этот урок очень рано, ценой жизни Тобирамы-сенсея. Если бы ему не пришлось задерживать врага, чтобы мы смогли уйти... Он, изобретатель Хирайшина, мог скрыться в любое время. Прости за старческое брюзжание, давай лучше вернёмся к твоим решениям.

- Орочимару был под действием дзюцу! Ему бы не удалось выбраться, не осознав своих ошибок!

Хокаге кивнул.

- Оставим в стороне использование непроверенной техники. Просто задай себе несколько вопросов. Что именно Орочимару-кун считал бы ошибками? Если даже он бы исправился, помешало бы это ему убить тебя и твоих напарников? Есть ли у него способы вернуть свою личность к тому состоянию, которое он считает единственно правильным?

Сердце Саске пропустило несколько ударов.

- А такие способы вообще существуют? Они у него были? Я до сих пор так и не знаю, что произошло после возвращения!

- Тебе повезло. Орочимару-кун достаточно долго пробыл в петле, чтобы ты успел добраться до деревни. Что касается способов... Есть несколько вариантов противостоять пыточным техникам и попыткам перевербовки. От запечатывания собственных воспоминаний, до создания копий личности. Лично тебе ничего не приходит в голову?

- Проклятая Печать? - ошарашенно прошептал Саске. - Копии его сознания в Проклятых Печатях?

- В том числе. Но, повторюсь, тебе повезло. Когда Орочимару-кун пришёл в себя, я был рядом.

- И вы оборвали все попытки нейтрализовать Изанами?

- Если можно так сказать. Мы долго беседовали - это было не самое трогательное единение ученика и учителя, и не самый приятный разговор. И поверь моему опыту, ничто так не способствует задушевной беседе, как несколько хороших печатей блокировки чакры! Так что мы пришли к взаимопониманию. В итоге миссия твоя миссия оказалась успешной, но ты прошёлся по краю.

- Значит Проклятая Печать...

- Безопасна. Сейчас Орочимару-кун выясняет отношения с Анко-чан, у неё есть масса вопросов к своему сенсею. Но Орочимару-кун крепкий и может выдержать огромное количество повреждений. К тому же Цунаде-чан не откажется подлатать своего дорогого напарника, хотя уверен, её методы лечения окажутся не самыми безболезненными. Ну а теперь ответь, что ты сделал неправильно?

Ответ был очевиден, пусть и признавать его было неприятно.

- Я слишком сосредоточился на главной цели. Не додумался разработать запасные варианты и предусмотреть неприятности после её достижения. Меры предосторожности на случай, если Изанами не приведёт к нужному результату, оказались далеки от адекватных. В конечном итоге, миссия висела на волоске и закончилась успешно только благодаря удаче.

- И что бы ты сделал теперь?

- В первую очередь, сообщил бы подробности вам. Воспользовался бы вашим опытом для планирования. Транспортировал бы пленника под постоянным надзором и с запечатанной чакрой. Возвращался бы в Коноху пешком, а "Возмездием" управляли бы клоны. Один из клонов находился бы в двигательном отсеке с пачкой кибакуфуда и готовностью их взорвать, чтобы аппарат не достался Орочимару.

- Превосходно! - улыбнулся Хокаге. - Я думаю, в будущем тебе стоит освоить пару вариаций Каге Буншин, одна из них превосходно взрывается без посторонней помощи.

Саске округлил глаза. Взрывчатые клоны? Интересно, идея обучить им Наруто - это самое умное, или самое безумное, что может придумать его мозг?

- Ну а пока что... С миссией ты справился. Так как заказчиком являешься лично ты, то, сам понимаешь, вознаграждение за неё не положено. Но в твоё личное дело она будет записана под рангом S. С Таюйей и Гурен финансовые вопросы ты уладишь самостоятельно, но заранее скажу, что подобная запись в досье для них, бывших врагов, стоит больше, чем все деньги мира.

- А наказание?

- Какое наказание? Саске, пусть ты и очень рисковал, но риск - обычное для шиноби дело. Не бывает безопасных миссий ранга C и выше. К тому же, победителей не судят. Но если полагаешь, что нуждаешься в напоминании о собственных просчётах, то несколько D-ранговых миссий помогут тебе собраться с мыслями. Как ты считаешь?

Саске кивнул.

- Превосходно! А теперь можешь рассказать, для чего ты на самом деле пришёл.

- Хокаге-сама, я пришёл получить разрешение на эксгумацию тел моих родителей.

- Понятно. Ты хочешь найти замену своему Шарингану. Не самый этичный поступок, но и не самый глупый. Вынужден тебя огорчить. Тела всех членов Учиха Ичизоку кремированы, а захоронены лишь урны с пеплом.

Сердце Саске сжалось. Пусть это и было разумным и логичным, но подобного он не ожидал.

- И совсем ничего не осталось? Неужели нигде, даже в тайных лабораториях Анбу, не сохранились их глаза?

- Не скажу, что такая идея никому бы не пришла в голову, но нет. И причина не в излишней щепетильности - когда обнаружили тела, глазницы членов клана были пусты.

- Это Итачи! Или Обито! - воскликнул Саске. - Но что же теперь делать?

- Несколько дней назад я бы сказал, что ничего поделать нельзя. Но с возвращением Орочимару-куна появились варианты. Только учти, Орочимару...

- Да, знаю, он хочет Шаринган! И сомневаюсь, что отказался от этой идеи. Но если найдётся ещё одна пара, я готов ему отдать. В конце концов, я глава и последний представитель Учиха, так что могу принимать подобные решения. К тому же, это будет не единственный лояльный шиноби Конохи с додзюцу моего клана.

- Вот и отлично. Это будет очень рискованной миссией, требующей тщательных разведки и планирования. Очень опасной. Уверен, что ты захочешь принять участие, но я бы не рекомендовал.

Саске не знал, в чём заключается задача, но тут было без вариантов:

- Я хочу участвовать! Это дела моего клана!

- Хорошо. Примешь ты участие, или нет, зависит от тебя. Как продвигаются твои дела с Дотоном?

- Удовлетворительно. Полагаю, что удастся завершить тренировки в течение пары-тройки недель.

- Отлично. Подготовка и разведка займут немногим больше. Ну а пока что тебя ожидает несколько увлекательных D-ранговых миссий!

- Увлекательных?

- На днях в деревню нанесёт визит Шиджими-сама. И ты знаешь, что это значит.

Саске поёжился. У него внезапно заныли давно зажившие царапины от острых безжалостных кошачьих когтей.

***

Дни то бесконечно тянулись в D-ранговых миссиях, то мгновенно пролетали в упорных тренировках. У Саске были разные напарники - Сакура была занята обучением, Наруто всё так же не вернулся с Мьёбокузана, так что пришлось взаимодействовать с разными знакомыми и незнакомыми генинами. Почти каждый из них удивлялся чунину, участвующему в хозяйственных работах и частенько задавал вопросы, но Саске отделывался лишь отстранённым хмыканьем.

С некоторыми случайными напарниками он был более многословен - в тех случаях, когда ему приходилось работать с членами команд Гая, Куренай или Асумы. Опасения Саске по поводу Ино и Хинаты оказались напрасными - то ли их внимание окончательно переключилось на Узумаки, то ли монотонная работа не способствовала флирту и приставаниям, но их, в основном, интересовало, когда вернётся Наруто. И Саске искренне ответил, что его это интересует не меньше.

Дотон не давался. Саске с клонами целыми вечерами сидели на голой земле, пытаясь управлять её формой с помощью чакры. Пересыпали в руках сухую грязь, безуспешно собирая её в монолит. Саске чувствовал, что он где-то на грани, что вот-вот и наступит понимание, что в мозгу что-то щёлкнет и он совершит грандиозное открытие - как раньше это происходило с первыми тремя стихиями. Но пока что озарение не приходило. Сильно не хватало Наруто и его бесконечной чакры - запасы батарей "Возмездия" Учиха выбирал подчистую.

Впрочем, Саске не очень расстраивался. Несмотря на то, что некоторые дзюцу Дотона ему были нужны позарез, и без них не получится отправиться на поиски Шарингана, участие Саске в миссии не требовалось, оно было лишь незрелым желанием оказаться в центре событий. В крайнем случае, он не теряет абсолютно ничего, кроме, разве что, удара по собственному эго. Но Саске - шиноби, а шиноби - значит практичность. С другой стороны, освоение Дотона требовалось ему самому - чтобы доказать сенсею, что тот не зря возложил на него надежды, чтобы показать себе, на что способен. К тому же дотондзюцу имели массу очень полезных применений, поэтому игнорировать их было глупо. В идеале Саске требовалось освоить все пять стихий, ведь только в этом случае он может использовать Шаринган с наивысшей эффективностью и фармить все вражеские дзюцу. Так что черёд Футона наступит немного позже.

Учиха вызвал меню Характеристик. Новый трёхмерный интерфейс был интерактивным, так что Саске отстранённо водил по пунктам пальцем, раскрывая секции и вызывая нужные списки. Да, Итачи стал генином, чунином и джонином раньше его. Да, он был гением. Но Саске его догнал и даже перегнал, как по способностям, так и по достижениям. Для своего возраста, безусловно, но отставание от брата сокращалось стремительно, ублюдку осталось недолго отравлять мир своим существованием.

Характеристики

Имя: Учиха Саске

Номер ID: 012606

Ранг: Чунин

Тип восприятия: Сенсорный (чакра)

Рост: 151,9 см

Вес: 43,5 кг

Возраст: 13 лет

Сила: 2,5

Выносливость: 2

Скорость: 3

Интеллект: 2,5

Ниндзюцу: 3

Тайдзюцу: 2,5

Гендзюцу: 1,5

Печати: 3

Кеккей генкай: Шаринган (полный, 3 томоэ)

Сейшитсухенка: Огонь, Молния, Вода

Кейтайхенка: Молния

Дзюцу:

Общие (перечислить)

Оружейные (перечислить)

Окулярные (перечислить)

Катон (перечислить)

Райтон (перечислить)

Суйтон (перечислить)

Хьётон, псевдо (перечислить)

Дотон (не разблокировано)

Миссии:

D-ранг - 18

С-ранг - 3

В-ранг - 2

А-ранг - 2

S-ранг - 1

Команда:

Джонин-сенсей: Хатаке Какаши

Напарники: Узумаки Наруто, Харуно Сакура

Личное ученичество: Сарутоби Хирузен (Бог Шиноби, Профессор, Сандайме Хокаге)

Обновлённый интерфейс

Обновлённый инвенетарь

Проклятая Печать Небес, 2 уровень (макс), неограниченное использование

Неизлечимые повреждения: Слепота (50%), потеря бинокулярного зрения

Единственным, что отравляло существование, был последний пункт. Но Саске верил в сенсея. К тому же, если миссия провалится, Шаринган Саске вырвет из бездыханного тела брата! Но прибегать к этому выходу не хотелось - Саске презирал Итачи и не хотел, чтобы у них было что-то общее, чтобы из зеркала на него смотрели его глаза.

Идеально было бы восстановить родные глаза, но для этого требовалось тело с регенера...

Саске вскочил на ноги, выпучив глаза. Клоны прервали тренировку, одарили его удивлёнными взглядами и непонимающе наклонили головы.

- Босс, что случилось? - спросил ближайший из них.

- Шаринган! Нам нужна регенерация, верно?

- Регенерация с действующей системой чакры, - подтвердил клон. - Но, к сожалению, Зецу...

- К демонам Зецу! Ну-ка, припомните, чьи раны зарастают очень быстро, не оставляя на коже никаких следов?

Клоны переглянулись, и их глаза заблестели в безумном предвкушении.

- У Наруто! И он - наше верное орудие!

Квест 24. Ловля хорьков

Среди всех D-ранговых миссий, которые когда-либо попадались Саске, только одна состояла не из монотонной неквалифицированной работы, а требовала ловкости, находчивости, настырности и целеустремлённости - то есть для её исполнения был нужен ниндзя. Требовалась команда, и желательно, чтобы среди её среди членов был гений!

Этой миссией, конечно же, была поимка адской Торы-чан, кошки жены даймё. У Саске не единожды возникала мысль, что тварь разумна, что она - одна из ниндзя-котов, и, по сравнению с теми, чьи отпечатки лап он добывал в детстве с ублюдком Итачи, подготовка Торы-чан была гораздо лучше. Если догадка была верна, значит Тору можно лишь поздравить с получением очень удачной и необременительной придворной должности. Поздравить и применить какое-то особо мокрое и холодное суитондзюцу - за мучения всех тех бесчисленных генинов, которым довелось ловить эту тварь.

Новая миссия подразумевала схожие сложности и тоже была D-рангом, пусть и требовала покинуть пределы деревни. Поиски сбежавшего хорька где-то неподалёку от границы со Страной Ветра могли затянуться: ведь всё, что у Саске было - это описание. Учиха не был специалистом-зоологом, но предполагал, что под описание "красные глаза, кремовая шкурка и чёрные лапки" подойдёт чуть ли не половина всех хорьков в мире, поэтому для быстрого завершения миссии ему требовалась специализированное оборудование. Но, к сожалению, Инузука Киба со своим нинкеном то ли был где-то на миссии, то ли занят по делам клана, так что пришлось удовлетвориться вторым лучшим вариантом. И нет, это была не Сакура, у неё проходил какой-то важный этап обучения у Цунаде-сама. И не Хаку - несмотря на то, что та уже полностью выздоровела, опыта ловли животных она не имела, да и шиноби Конохи не являлась. Но Хината обладала Бьякуганом, была способна видеть им на пару километров, так что являлась более чем подходящим вариантом.

Вторым напарником Саске предпочёл бы Шино - из болтовни Наруто он знал, что на одной из миссий тот нашёл какого-то крутого жука, способного вынюхать цель получше любого нинкена. Но, к сожалению, Абураме тоже не был доступен, так что пришлось выбирать из членов Команды 10. Выбор, естественно, пал на Шикамару - Чоуджи годился только для того, чтобы цель раздавить, а Ино... это Ино, куноичи даже более бестолковая, чем когда-то Сакура.

Им повезло. После прибытия в район поисков Хинате удалось засечь цель всего лишь через час. Осталось поймать зверя. И тут выяснилось, что хорёк, этот Неругуи-чан, ничуть не уступает кошке жены даймё в коварстве, хитрости и подлости. Ни одна из многочисленных ловушек не сработала, хорёк не просто избегал их, но и умудрялся похищать приманку. Шикамару начал предлагать новые, более изощрённые ловушки, но Саске был не в настроении развлекать тварь целый день. Можно, конечно, было захлестнуть Неругуи нин-проволокой и одарить шоковым райтондзюцу, но Саске сомневался, что в этом случае миссия будет зачтена. К счастью, с ними был Шикамару - так что следующая приманка перекочевала в тень от раскидистой древесной кроны, а когда хорёк попытался похитить угощение, тут же попался в обездвиживающее дзюцу Нара.

Пусть и на мелком незначительном примере, но Саске в очередной раз понял, насколько в партии важен контролер - если бы на месте животного оказался Итачи, ему тут же пришёл бы конец. С другой стороны, Итачи ни за что бы попался в знакомое дзюцу. В любом случае, Саске собирался по возможности скопировать эту технику, но в идеале следовало найти что-то неожиданное.

Неподвижного хорька подобрала Хината, и после этого миссия фактически закончилась - зверь удобно устроился за пазухой её куртки и больше проблем не доставлял. Оставалось лишь встретиться с заказчиком, отдать хорька и отправляться домой. С этим тоже не возникло трудностей - не считать же трудностью разваливающийся подвесной мост через глубокое ущелье по пути в деревушку заказчика? На мосту истлели лишь доски, так что перебежать по канатам не составило ни малейшего труда.

Встреча с заказчиком, Кахико-саном (красный нос старика напоминал о Тадзуне, пусть выпивкой от него и не пахло), прошла быстро и буднично, он подтвердил выполнение задания и расписался в свитке миссии, а Саске уже собирался командовать возвращение. Но тут с окрестных полей раздались крики, после чего ударил набат тревоги.

То, что произошло дальше было завораживающим и одновременно нереальным. Жители деревни с мрачной деловитостью начали паковать свои пожитки, нагружая их на огромные телеги. Много вещей было оставлено, брали лишь самое необходимое, но подобная слаженность всё равно поражала. Складывалось впечатление, что тренировки по переезду с места на место жители деревни проводили регулярно.

- Кахико-сан, в чём дело? - спросил Саске.

- Уходите, шиноби-сан! Уходите, как можно скорее! Опасность! - невнятно ответил старик и побежал по своим делам.

- Хината! - отдал прика з Саске.

Но та, судя по вздувшимся венам на висках, уже активировала Бьякуган и высматривала врагов.

- Чуть больше полутора километров на северо-запад, - доложила Хьюга. - отряд из двух десятков самураев. Но они... Они странные!

- В чём странность?

- Доспехи похожи на те, что были в учебнике, но есть различия. Меч только у предводителя, остальные пользуются тяжёлой булавой. Но самое странное... Нет, может я недостаточно...

- Хината! - прикрикнул Саске. - Что. Ты. Видишь?

- У них отсутствует чакра! - смущённо потупив взгляд ответила Хьюга. - Я хотела оценить силу нападающих, но ничего не увидела.

Саске качнул головой. Даже если предположить, что это марионетки Суны (близость Страны Ветра наталкивала именно на эту мысль), всё равно не складывалось. Бьякуган видит чакру. Марионетки управляются чакрой, так что нити Хината увидела бы в любом случае. Может это какие-то роботы или демоны?

- Совсем нет чакры? - переспросил Саске, в надежде, что Хьюга всё же ошиблась.

Хината вновь присмотрелась, на этот раз подольше.

- Предводитель. У него есть система чакры, вот только... Только на уровне обычного гражданского.

Саске окинул взглядом Хинату и Шикамару.

- Мы выполнили задание и нас здесь ничего не держит. Мы можем беспрепятственно вернуться в Коноху. Но...

- Это проблемно, но я согласен. Мы должны узнать, с чем имеем дело, - ответил Нара.

- Я согласна, стоит разведать, - присоединилась Хьюга.

Саске улыбнулся кривой улыбкой.

- Прекрасно. В таком случае, нам следует подготовиться! - руки Саске мелькнули в печатях, он надкусил палец и впечатал ладонь в землю. - Нинпо: Кучиёсе но дзюцу!

В клубах дыма среди расползшихся по земле символов возник огромный свиток основного Инвентаря.

***

Отряд возможного противника двигался неумолимым размеренным шагом. Саске не стал дожидаться, пока они доберутся до опустевшей деревни, а вышел наперерез.

Предводитель остановился, а вместе с ним остановились его безжизненные миньоны, ничем не отличающиеся от серийных игровых мобов.

- Здравствуйте! - сказал Саске. - Меня зовут Учиха Саске, я - чунин Конохагакуре но сато.

Красные глаза предводителя блеснули сквозь прорези шлема, но он ничего не ответил.

- Пожалуйста, представьтесь. Кто вы, что делаете в Стране Огня и каковы ваши намерения?

Предводитель, белобрысый парень не старше самого Саске, молчал.

- Вы понимаете язык, на котором я говорю?

- Конечно, - ответил парень и сделал незаметный жест рукой.

Двое лже-самураев с необычайной для такого телосложения и габаритов скоростью метнулись вперёд, легко вскинули огромные булавы и обрушили их на Саске. Во все стороны брызнули ошмётки плоти и брызги крови. Предводитель повернулся к своим воинам, жестами отдавая команды.

- Это было довольно невежливо с вашей стороны, - вновь послышался голос Саске.

Лидер вражеского отряда (теперь враждебность была установлена точно), резко обернулся и уставился на размочаленное окружённое щепками бревно, лежащее на месте окровавленного трупа.

Десяток кунаев с бумажными бирками вылетел из кустов и ударил в самураев. Несмотря на то, что те попытались отпрыгнуть, некоторые кунаи нашли цель.

- Кац! - выкрикнул Саске.

Раздавшийся взрыв уничтожил пятерых врагов, а нескольких отбросил в сторону. Мазнув по телам Шаринганом, Саске удостоверился, что наружу не показалось ни капли крови - это действительно были какие-то марионетки.

Учиха помчался в гущу врага, выхватывая мечи. На кончиках клинков зазмеились разряды Молнии.

Киба не зря считались Легендарными Мечами Тумана. За время тренировок Саске успел к ним привыкнуть и изучить их особенности. Главной из них было то, что для использования Молнии почти не требовалась чакра, то есть шиноби мог ими пользоваться практически бесконечно. К сожалению, скопировать у Райги все его дзюцу не удалось, к тому же копирование вышло неполным, но самое главное - понимание, каким образом можно управлять мечами, Саске получил. Ну а дальше оставался лишь вопрос настойчивости и тренировок.

- Киба: Клык Молний! - воскликнул Саске, взлетая в воздух.

Со скрещённых мечей сорвался бело-голубой шар и ударил в грудь одному громиле. Саске приземлился на плечи ещё одного и вонзил потрескивающие клинки в глухое забрало.

- Киба: Хиен! - закричал Саске.

Это было обычное дзюцу Чакра Нагаши, которое Сарутоби-сенсей показал ему ещё с самого начала ученичества. Поток чакры наполнял лезвие куная. Манипулируя Формой, шиноби мог удлинить кунай до размеров вакизаши, и такой нематериальный клинок резал сталь, как масло. Адаптировать дзюцу к Мечам Тумана, чтобы оно использовало свойственный мечам Райтон, потребовало некоторых усилий, но не таких уж и значительных.

Приземлившись на землю, Саске метнулся вперёд, расставив мечи в стороны. Не встретив никакого сопротивления, клинки чакры рассекли ещё четырёх противников. Саске взмахнул правым мечом, перерубая занесённую над его головой булаву, а левым наискось разрубил нового громилу. Сзади раздались взрывы - напарники, которых он снабдил огромным запасом взрыв-тэгов и кунаев, зря времени не теряли.

- Защита восьми триграмм шестьдесят четыре ладони! - раздался голос Хинаты.

Саске резко обернулся, не забывая рассечь ещё одного увальня. Что эта дура задумала? Для чего полезла в схватку? Враги без чакры и без внутренних органов - отвратительный противник для любого Хьюга, Джукен против них бесполезен! Открывшееся зрелище едва не заставило его замереть: Хината стояла среди врагов, а её руки, за которыми мог уследить лишь активированный Шаринган, летали в воздухе, оставляя за собой тонкие нити чакры, сплетающиеся в густую сеть. Две булавы, обрушившиеся на эту сеть, рассыпались, разрезанные на мелкие кубики, вместе с удерживающими их руками. Хината выскользнула из окружения и занесла ладонь. К изумлению Саске, на ладони завертелась очень знакомая голубая сфера.

- Разенган!

Хината впечатала ладонь в грудь громиле, увернулась от меча предводителя, после чего ударила ещё одним Разенганом следующего.

Раздался новый взрыв, Саске рассёк предпоследнего моба, а Хината добила последнего.

Учиха повесил один из мечей на бедро и потянулся в подсумок. Несколько кунаев полетели в предводителя, но тот вскинул руку и на его предплечье веером разложился щит. Кунаи ударились об щит и, отскочив, упали на землю. Саске помчался на врага. Тот взмахнул мечом, и клинок удлинился - короткий меч разложился и превратился в длинный. Новый взмах - и лезвие окуталось сиянием и с него сорвалась волна бирюзового света. Саске снова выхватил второй меч и принял удар на скрещённые клинки, окутанные разрядами молний.

Несмотря на то, что удар не попал по Саске, сила была такова, что того отбросило назад. В полёте он закинул мечи на бёдра и, удерживая их у тела чакрой, оттолкнулся от земли, перекувыркнулся и превратил полёт в длинное скольжение.

- Теневой захват успешен! - раздался голос Шикамару.

- Ну наконец-то! - ответил Саске.

Убить этого говнюка ничего не стоило, но он был нужен живым - следовало задать парочку вопросов. И теперь он стоял, раскинув руки в стороны, повторяя каждый жест Шикамару.

Саске подошёл к пленнику, вытаскивая кунай. Не было времени разбираться с пряжками и ремнями, поэтому он снимал доспехи самым быстрым образом. Сначала на землю полетел шлем, затем меч, а потом один за другим элементы брони. Шикамару, управлявший пленником, всеми силами помогал - подставлял то один бок, то другой и заблаговременно подымал ноги, чтобы Саске мог снять бронированные ботинки.

- Хината, Разенган? - не отвлекаясь от процесса, спросил Учиха. - Неожиданно.

Защитно-атакующая техника была гораздо интересней, но, очевидно, это было клановое дзюцу Хьюга и её наличие у наследницы клана было само собой разумеющимся.

- У меня никак не получается Кайтен, - мягко ответила Хината. - И Наруто-кун сказал, что Разенган должен помочь.

- Понятно, - ответил Саске.

Было бы удивительно, если бы Узумаки не стал обучать Разенгану своих подружек - как-то Саске видел, что Наруто показывал это дзюцу даже сопляку Конохамару.

- Наруто-кун сказал, что и там вращение, и тут вращение, так что это должно пригодиться.

Саске скривился. Нет, безусловно, Разенган очень хорошо дополнял техники Хинаты и помогал оттачивать контроль, так что косвенно помог бы и с остальными дзюцу. Но Хината создавала дзюцу одной рукой - это значило, что с контролем у неё и так всё в порядке, а значит проблема в чём-то другом.

Тем временем пленник остался босиком и в одном чёрном обтягивающем трико. Он сложил руки за спиной, Саске их туго связал нин-проволокой, обмотал проволокой всё тело, завершив композицию своей шипастой цепью. Пленник гордо молчал, но весь эффект гордой непреклонности пропал зря - ни Саске, ни команде не было дела до разговоров, а допрос следовало начинать в месте, куда не заявятся вражеские подкрепления.

Саске вновь призвал свиток Инвентаря, запечатал в него трофеи, взвалил пленника на плечо и скомандовал отступление.

Не успели они добраться до деревни, как раздался оглушительный грохот. Саске обернулся и удивлённо выпучил глаз: между двух высоких скал, ломая деревья и вызывая обвалы, выплывала огромная металлическая крепость, схожая с сухопутным кораблём.

***

Саске спокойно шёл по переходам металлического самоходного монстра. Он не скрывался, его шаг был твёрд, а взгляд открыт, если, конечно, можно так сказать при глухом шлеме, закрывающем голову. В это время он с теплом вспоминал Страну Снега и... да, и Наруто, который подсказал настолько прекрасную, пусть и очевидную идею. Проблема всех гениев - они слишком уж склонны усложнять планы, в то время, когда простой способ сработает не хуже.

Ноги Саске тяжело ступали, повторяя шаги таких же мобов, как и тот, чей образ он принял с помощью Хенге. Иногда, пользуясь тем, что глаза тварей очень удобно светятся красным, он активировал Шаринган и, убедившись, что вокруг нет посторонних глаз или каких-нибудь камер видеонаблюдения, забирался в просторные вентиляционные трубы. Таким образом он мог попасть в любое помещение передвижной крепости, время от времени оставляя подарки, которыми когда-то его в изобилии снабдил Наруто.

За это время он увидел множество странных, иногда отвратительных, а иногда просто противоестественных вещей. И если непривычные механизмы и непонятная электроника его не особо трогали, то процесс рождения (или, скорее, производства) мобов откровенно вызывал тошноту. Гигантский механизм, представляющей собой гроздь стеклянных сфер, в которых находились живые люди, поглощал их жизненную силу и с помощью сложного процесса превращал с бесформенные комки серой массы, которая впоследствии трансформировалась в новых воинов. То, что люди в сферах были фактически детьми, Саске не особо тронуло - в этом возрасте шиноби как раз заканчивают Академию, но какого-нибудь взрослого гражданского подобное бы привело в ужас.

Среди бесчисленного множества мобов Саске встретил лишь троих людей - все они были женщинами в разноцветных доспехах. Однажды ему даже удалось подслушать разговор двух из них. Те, абсолютно не стесняясь его присутствия, обсуждали цель вторжения. После достижения цели всех этих "детей" предполагалось уничтожить. Что же, судя по измождённому виду, жить им и так оставалось недолго. Так Саске услышал о некоем "Камне Гелель".

Дальше он изучал крепость, искал особо важные и уязвимые узлы, и постепенно продвигался к командной рубке, которая находилась на самом верху крепости. К сожалению, такой уязвимости, как удобно расположенные гигантские воздуховоды, там не было. Зато были две лифтовые шахты, попасть в которые оказалось несложно - достаточно лишь прорезать пятимиллиметровый стальной лист стенки. Дальше просто - Саске добрался до самого верха, вновь сделал кунаем, наполненным чакрой Молнии, большое отверстие и проник на технический этаж. Там пришлось передвигаться ползком среди кабелей, воздуховодов и ещё каких-то труб. Добравшись до центра помещения, Саске отрезал воздуховод и заглянул внутрь сквозь решётку вентиляции.

Если бы Саске не знал, что находится на военной машине, ему бы показалось, что он попал во дворец даймё. И даже там строители проявили бы большую сдержанность. Командная рубка больше напоминала тронный зал - помещение было отделано полированным камнем, изукрашено колоннами и барельефами. Центром композиции являлся высокий помост, на котором стояло то, что можно назвать только троном.

На этом троне сидел пожилой мужчина. Рыжие волосы, грузное тело, странный конический колпак, в одном глазу зажат монокль, а на руках, вернее, почему-то на одной правой руке - белая перчатка. Он читал книгу - на вид очень архаичную, с окованными медью углами и кожаной обложкой. Саске посчитал внешность мужчины отталкивающей, но не был уверен, насколько эта оценка продиктована объективными факторами, а насколько - заведомой неприязнью к лидеру вражеских войск.

Внезапно ожил интерком. К удивлению Саске, им оказался не обычный электрический громкоговоритель, а допотопная переговорная труба.

- Господин Хайдо! У нас проблема! - донёсся искажённый женский голос.

- В чём дело?

- Вторжение в Страну Ветра столкнулось с трудностями. Они контратаковали, и мы несём потери.

Хайдо захлопнул книгу и положил её на подлокотник трона. Он встал и задумчиво прошёлся по залу.

- Есть новости от Темуджина?

- Нет. Ни рапортов, ни вестей не поступало почти сутки.

- Видимо он натолкнулся на то, с чем не смог справиться. Фугаи, выясни, что с ним произошло. Ранке и Камира - отправляйтесь в Страну Ветра и разберитесь с сопротивлением!

- Слушаюсь, господин Хайдо!

Это была прекрасная возможность, так что не воспользоваться ею было бы глупо. Пока шёл разговор, Саске прокрался к участку потолка позади трона, кунаем вырезал большой круг металла, выскользнул из отверстия и, стоя на потолке, вставил вырезанный участок на место. В связи с тем, что он делал разрез под углом и тот имел коническую форму, фрагмент встал на место как влитой. Саске бесшумно приземлился позади трона и занялся необходимыми приготовлениями.

Тем временем, Хайдо подошёл к огромному панорамному окну, закрытому бронированными заслонками. Вздрогнули невидимые механизмы, и жалюзи начали подниматься.

Саске выскользнул из-за трона и встал позади противника. Сейчас тот был совершенно беззащитен, одно движение кунаем - и оккупационные силы будут обезглавлены. Будь Саске до сих пор генином, от так бы и поступил. Но ученичество у Бога Шиноби и изучение кучи примеров реальных миссий позволили переосмыслить множество вещей. Теперь Саске знал, сколько проблем возникло из-за недостатка информации, сколько скоропалительных решений привело к катастрофическим последствиям, и насколько часто те вещи, что на первый взгляд казались такими очевидными, в итоге оказывались своей полной противоположностью. Но также Саске знал, что не менее часто самый простой выход был самым правильным. Поэтому от убийства Хайдо следовало если не оказаться, то хотя бы отложить.

- Здравствуйте, Хайдо-сан! - сказал Саске, активируя Шаринган.

С необычной для возраста и комплекции скоростью тот обернулся. Монокль блеснул и Хайдо уставился на Саске.

- С кем имею честь вести беседу? - быстро оправился он.

- Моё имя не имеет значения. Но можете называть меня Шиноби. Я - ниндзя Страны Огня и меня очень интересует кто вы, что делаете в моей стране и зачем вы здесь?

- Ваш глаз...

- Для моей семьи ничего необычного. Ответьте на мои вопросы.

- Что же. Моё имя вам известно, господин Шиноби. Мы прибыли сюда, чтобы создать Утопию!

- Я незнаком с этим термином.

- Утопия - так я называю мир, которым не будут править сильные, чтобы использовать слабых в своих интересах, мир без войн и насилия. Я пришёл из далёких мест. Моя родина далеко за океаном, и войны там не прекращаются много веков. Война ужасна. Она уродлива и безобразна. Война вызывает во мне печаль, а людям приносит только горе и боль. Так что я решил защитить тех, кто не может себя защитить сам. Создать мир, в котором можно будет просто жить, не сражаясь, работать, творить, растить детей. Поэтому я собрал прекрасных людей, которые разделили мою мечту. Нам понадобилось много времени и усилий, но мы достигли немалых высот! К несчастью, великая цель требует великих жертв, и многие погибли на пути к ней.

Это были прекрасные слова. Они были чистыми, возвышенными и благородными. Они звучали очень искренне и откровенно. И каждое из этих слов сочилось ложью, которую с беспристрастной чёткостью фиксировал Шаринган. Возможно, эта речь тронула бы Наруто. Но Хайдо не повезло, перед ним был не Наруто.

- Господин Шиноби, тот факт, что вы стоите передо мной, говорит о ваших необычайных способностях, о большой силе и отваге. Не хотите ли пойти с нами? Ваша сила понадобится, чтобы сделать этот мир гораздо лучше!

- Если вы хотите прекратить войны, зачем вы пришли туда, где царит мир? Если у вас есть сила, то почему вы не прекратили войны на своей родине? Если вы идёте с миром, для чего вы принесли войну в Страну Ветра, для чего вторглись в Страну Огня? Нет, мне с вами совсем не по пути.

Два маленьких шарика выкатились из-за спины Саске и остановились между ним и Хайдо. Ослепительная вспышка ударила по глазам, а когда Хайдо проморгался, Саске уже ставил на место участок вскрытого ранее потолка.

Учиха залез в подсумок, достал короткий пластиковый стержень, надломил, и несколько раз встряхнул. Хемилюминесцентный фонарик разгорелся быстро, Саске достал из-за спины большую книгу в кожаном переплёте и начал листать. Активированный Шаринган фиксировал каждую страницу, так что понадобилось всего несколько минут, чтобы просмотреть и запомнить её всю. К сожалению, не было времени ни читать, ни уж тем более осознать прочитанное. Но даже беглый взгляд свидетельствовал об огромной важности этой книги. Возможно, у Хайдо осталась копия, может даже и не одна. Но, если Хайдо относился к ней, как в деревнях относятся к свиткам с особо важными киндзюцу, была велика вероятность, что книга существует в единственном экземпляре. В данный момент - в двух, ведь абсолютная копия находилась в памяти Саске.

Саске вытянул ладони с лежащим на них увесистым томом, набрал воздуха в лёгкие и выдохнул. Алая струя огня ударила изо рта, охватила книгу и в считанные мгновения превратила в горстку пепла. Тихо звякнули упавшие металлические уголки, после чего всё, что напоминало о книге - неприятный запах горелой кожи.

Саске подполз к вентиляционной решётке, чтобы вновь взглянуть на Хайдо.

Тот решительной походкой подошёл к своему трону и собрался на него рухнуть, но внезапно остановился.

- Фугаи! Объяви тревогу! У нас завелась крыса!

- Слушаюсь!

Через секунду раздался неприятный звук сирены. Хайдо потянулся к своей книге, но её окутало облако дыма, явив на том месте небольшой деревянный чурбак, густо облепленный бумажными бирками. Край одной из бирок тлел.

Хайдо почувствовал неладное и отпрыгнул прочь. Раздался оглушительный взрыв и зал озарила яркая вспышка. Когда дым рассеялся, от трона остались лишь груда обломков и искорёженный остов.

Всё что нужно, Саске узнал, оставаться тут не было смысла. Поэтому Саске сложил руки в печать концентрации и тихо сказал:

- Кац!

Все те кибакафуда, которые Саске всю ночь раскладывал в уязвимые места механизмов и коммуникаций, высвободили свою разрушительную мощь. Саске слушал взрывы, словно какую-то неземную симфонию, творцом которой он являлся. Это был не просто взрыв - это было настоящее искусство!

Когда отгремел последний отзвук великого творения, и наступила оглушительная тишина, Саске улыбнулся. Теперь сделано было действительно всё. Так что, продолжая улыбаться, Саске развеялся облаком дыма.

***

Пленник стоял, гордо вскинув голову, несмотря на то, что его положение не способствовало надменности. Для допроса Кахико-сан предоставил один из больших фургонов, у которого в качестве тяглового животного служил огромный носорог. Сам Кахико-сан ехал неподалёку на верховом страусе - ему было интересно содержание разговора.

Пленник, о котором стало известно лишь имя, не собирался ни о чём говорить. В связи с тем, что Саске уже отправил клона, не было особого смысла прибегать к пыткам, пока не прибудут результаты разведки. Пусть Саске и знал теорию, к тому же от Хаку имел представление о нужных акупунктурных точках, использовать это средство ему хотелось в последнюю очередь. Сейчас бы очень пригодилась Яманака с её клановыми техниками, но, во-первых, вряд ли она освоила их все, а во-вторых, участие Ино сопровождалось слишком сильными побочными эффектами.

Саске вновь взглянул на привязанного к одному из столбов фургона пленника, и без энтузиазма повторил привычную серию вопросов. Его так и подмывало последовать примеру Шикамару, который давно разлёгся на одной из телег и любовался предзакатными облаками. Пленник продолжал молчать. Хината, находящаяся в другом углу фургона, тоже заскучала, поэтому решила заняться тренировками. Саске одобрительно кивнул, сам он тоже собирался последовать её примеру.

Пленник, которого звали Темуджин, заворожённо смотрел, как над ладонью Хинаты возникает бешено вращающийся шар чакры. Хьюга вытянула вторую руку и над ней тоже стало собираться голубое сияние. Два Разенгана одновременно не мог создать даже Саске, сложность не просто удваивалась, а возрастала многократно. Так что результат вышел закономерным: чакра, едва собравшись в шар, рассыпалась голубым облачком. Вслед за ним распался и первый Разенган. В любом случае, это было серьёзным достижением, так что Саске в очередной раз удивился близорукости клана Хьюга - даже если Хината пока не могла сравниться с Нейджи, то уступала ему не слишком уж и сильно. Её нельзя было назвать гением только на фоне своего брата, в остальном она была выдающимся талантом. У неё было много общего с Саске - она стремилась вперёд с той же целеустремлённостью. Ещё, бы, ведь именно он служил ей примером ещё со времён Академии. И именно поэтому она отлично поладила с Роком Ли, когда Наруто их познакомил поближе.

- Это не похоже на Воздействие Гелель! - внезапно раздался голос. - Что это за сила?

Саске обернулся. Пленник наблюдал за упражнениями Хинаты так внимательно, что даже наклонился вперёд, несмотря на впивающиеся в тело острые звенья цепи.

- Твоя сила тоже не является манипуляцией чакрой, - ответил Саске, активируя Шаринган. - Возвращаю вопрос - что это за сила?

Пленник вновь вскинул голову, не удостоив ответом. У Саске вновь возникла мысль воспользоваться пыточными методикам, но это было слишком в стиле Итачи, так что он эти мысли подавил.

- Итак, ты не пользуешься чакрой. Это значит, что у тебя есть другие способы. Я едва знаком с фуиндзюцу, но, возможно, на тебе какая-то печать. Использовать артефакт ты не можешь - мы у тебя всё отобрали.

Пленник продолжал молчать, Шаринган не показывал реакции на слова Саске. Идея с печатью была очевидной - и Наруто, и Саске обладали печатями, дающими огромную силу, так что отбрасывать её не стоило. Возможно, всё дело было в доспехах и мече, но расслабляться, посчитав пленника безобидным, было рановато.

- Хината, проверь его всеми возможными способами. Ищи всё необычное, в особенности печати.

Хьюга кивнула, приложила руки к вискам, и вокруг её глаз тут же проявилась сеточка набухших вен. Саске не ожидал какого-то результата: у того же Наруто печать обычно была невидимой. Так что вероятность обнаружения была невелика, даже если подобной печатью Темуджин обладал.

Но Хината быстро доказала правильность решений Саске - попытка наугад дала неожиданные плоды.

- Левая сторона груди, десять сантиметров от центра, двенадцать - от ключицы. Странное овальное уплотнение, Бьякуган сквозь него проникнуть не может.

Саске вскочил на ноги, выхватывая кунай. Он подошёл к пленнику и сделал надрез на чёрном комбинезоне. На бледной коже показалось странное темноватое пятно, похожее на какой-то непонятный символ. Пленник задёргался в путах, подтверждая верность выводов Хинаты.

- Ты так сделаешь только хуже, - сказал Саске.

Пленник задёргался ещё больше. Показалась кровь там, где звенья цепи раздирали плоть. Саске вздохнул и положил руку на центр груди.

- Райтон: Громовой разряд!

Пленник дёрнулся под действием шокового дзюцу и затих. Саске вонзил кунай ему в грудь и сделал разрез. Кончик лезвия чиркнул по рёбрам. Саске направил чакру и лезвие засветилось мягким светом. Кунай взрезал два ребра не встречая препятствий, после чего Саске развёл их в сторону и запустил руку внутрь, нащупывая между рёбрами и лёгким гладкий овальный предмет. Это был бирюзовый полупрозрачный камень, величиной с куриное яйцо. Он светился мягким светом, а в его глубинах переливались затейливые узоры. Постепенно сияние погасло - камень стал безжизненным, отличаясь от речной гальки лишь формой и необычным цветом.

Учиха, сжимая камень в ладони, положил другую руку на кровоточащий разрез. Он не был силён в ирьёниндзюцу, но и задачи стать великим медиком себе не ставил. К тому же, его не сильно заботило здоровье пленника, а уж тем более - безупречность его кожи. Зелёное мерцающее сияние окутало ладонь и аккуратный разрез стал медленно закрываться, оставляя за собой безобразный шрам. Через минуту, когда дело было сделано, Саске почувствовал себя, словно после тренировок с Гаем-сенсеем - медицинские дзюцу были точно не его призванием.

Закончив, он собрался уйти, но его остановил голос Хинаты:

- Саске, его рана стала меньше!

- Конечно меньше! Мне над ней пришлось немало потрудиться!

- Нет, речь не о том. Рана стала меньше, уже после того как ты её залечил!

Саске вновь взглянул на шрам. Он не заметил особых различий, но Хьюга со стороны могла увидеть больше. Он закрыл глаза, вспоминая силу и длину начального разреза, после чего вновь их открыл. Шрам действительно был короче раны почти на полтора сантиметра.

- Хината, ты думаешь то же, что и я? - спросил он, почувствовав, как бешено заколотилось сердце.

- Да, наверняка дело в камне.

Саске поднёс камень к груди Темуджина и прижал к шраму. Камень вновь стал полупрозрачным и окутался бирюзовым сиянием. Сомнений не осталось - под воздействием камня багровый шрам стал бледнеть, а рубец рассасываться и уменьшатся.

Учиха убрал ценный лут, после чего быстро развязал пленника. Он внимательно осмотрел раны, оставленные цепью. Бесчисленные порезы уже исчезли, оставив только неглубокие ранки там, где шипы в последний раз вонзались в плоть. Саске вновь приложил к ранам камень. Те начали послушно исчезать.

Несмотря на то, что райтондзюцу должно ещё было действовать, Темуджин застонал и начал шевелиться. Видимо, камень помогал переносить и последствия техник. Это делало его бесценным.

Получен предмет: Неизвестный камень с неизвестными свойствами. Побочный квест: собрать информацию о камне. Дополнительная задача: добыть больше камней.

- Саске! - раздался голос Хинаты.

- Что? - вскинул голову он.

- Твоя улыбка немного пугает!

Улыбка? Сейчас Саске едва сдерживал желание, чтобы не расхохотаться зловещим смехом, как какой-нибудь главный злодей из фильма!

- Прости, задумался о миссии. О нашей прекрасной, интересной и результативной миссии. И я приложу все усилия, чтобы ей присвоили ранг А!

Перспектива получить в личное дело подобную запись обрадовала Хинату, и она мягко улыбнулась в ответ.

Саске выпрямился и потянулся.

- Нет смысла что-то предпринимать, пока не пришли результаты разведки. Ложимся спать - завтра ждёт очень насыщенный день.

***

Ночь для Саске прошла беспокойно. Обладание бесценным артефактом, который Саске, основываясь на словах Темуджина, решил назвать Камнем Гелель, прогнало любые следы сна. Саске знал, что ведёт себя глупо, что завтра, когда развеется клон, на него навалится двойная усталость, но ничего поделать не мог. Даже если отбросить в сторону, что Камень давал силу, сравнимую с силой шиноби (на это Саске было по большей части наплевать - своих сил у него хватало), обладатель получал ту самую постоянную регенерацию, о которой говорила Цунаде-сама. Да, возможно у неё были какие-то побочные эффекты, о них величайший медик тоже упоминала. Но возможность получить глаз обратно стоила любого риска. Так что Саске решился.

Завтра ему будет нужна вся чакра, поэтому клона он создавать не стал. Саске вполне доверял Шике и Хинате, но не настолько, чтобы поручить такое важное дело. Пришлось себя контролировать, чтобы боль от разреза и раздвигаемых рёбер не нашла отражения в чакре - ведь в этом случае клон, которому поручена столь важная миссия, мог непроизвольно развеяться. Действовать приходилось одной рукой, было неудобно, но Саске справился и имплантировал Камень в то же самое место, где он был у Темуджина. Ему не сильно нравилось такое расположение - можно было потерять ценный артефакт точно так же, как утратил предыдущий владелец. Но Саске не владел фуиндзюцу, к тому же энергия камня не была разновидностью чакры, так что он мог и не сработать изнутри печати. В любом случае, после завершения миссии стоит обследоваться у Цунаде-сама, а затем побеседовать с сенсеем.

Он не стал пытаться залечивать рану - лишь остановил кровь простым дзюцу первой помощи, после чего, наконец, заснул спокойным сном без сновидений.

Наутро Саске убедился, что затея сработала. Рана бесследно исчезла, и о вчерашних событиях напоминали только подсохшие потёки крови на траве. Он встал и сделал лёгкую разминку. Несмотря на то, что внутри тела находился инородный предмет, дыхания он почти не затруднял и движениям не мешал. Саске попробовал воспользоваться силой Камня, но не имел ни малейшего понятия с чего начать.

Он проведал пленника. Темуджин уже проснулся и привычно бросал злые взгляды. Что-то в его внешнем виде насторожило, и, лишь спустя несколько секунд, Саске понял, что. Цвет глаз Темуджина изменился. Тёмно-красная радужная оболочка теперь была расцвечена изумрудной зеленью. Сорвав протектор, Саске пригляделся к своей внешности. Его чёрный глаз стал красным и теперь напоминал глаза Сакуры. Со вторым глазом ничего не произошло - он оставался белым и слепо таращился с отражения.

Всё утро Саске провёл в тренировках. Он сделал бесчисленное количество попыток, пытался коснуться камня чакрой, телесной и умственной энергиями. Ни чакра, ни сейшин, ни шинтай не помогали, камень всё так же не откликался. Саске не расстраивался - ведь он уже получил регенерацию, а значит, отхватил больше, чем когда-либо рассчитывал. Но он не был бы Учиха Саске, если бы остановился на достигнутом.

От бесцельной траты времени его отвлекла навалившаяся усталость, сопровождаемая потоком воспоминаний. Саске закрыл глаза, выделяя из них самое главное.

- Шикамару, Хината, выдвигаемся, скоро у нас будут гости!

***

Саске опасался, что враг, настороженный пропажей одного из своих командиров, начнёт действовать разумно и осторожно. Что он достанет из рукава какие-то новые козыри, против которых у команды нет способов противодействия. В связи с тем, что дзюцу воинов Хайдо не использовали чакру, а мобы орудовали лишь тяжёлым двуручным оружием, от чакраброни не было никакого толку, и одеждой Саске служил привычный зелёный комбинезон.

Он вооружил напарников новой порцией взрыв-тегов из вновь призванного Инвентаря, пополнил запасы кунаев и сюрикенов, снабдил всех верёвками, нин-проволокой, дымовыми гранатами и прочими полезными вещами.

Не мешкая, они выдвинулись на точку предыдущего рандеву с Темуджином, следуя логичному предположению, что враг начнёт поиски именно оттуда. В связи с тем, что за сутки караван проделал приличный путь, Саске опасался, что они не успеют вовремя. Но Бьякуган Хинаты помог своевременно заметить отряд мобов врага под руководством женщины синих доспехах. Мобы стояли истуканами, а женщина, которую звали Фугаи, осматривала место вчерашнего сражения. Наконец, она наклонилась почти к самой земле, потянула носом воздух, отдала какую-то команду и весь отряд направился в сторону отбывшего каравана.

То, что противник обладал нюхом Инузука, слегка усложняло дело, но не настолько, чтобы это стало проблемой. А вот то, что они двигались в прогнозируемом направлении, являлось бесценным подарком.

К счастью, средства против собак у Саске имелись - не много, и не специализированные, ведь Инузука были союзниками. Так что перед местом столкновения Саске, морщась от отвращения, рассыпал содержимое нескольких зловонных шашек, которые нашлись среди запасов Инвентаря. Ну а дальше у них выдалось несколько минут напряжённой работы для установки серии ловушек. Саске не рассчитывал, что Фугаи в них попадётся, но они могли выиграть время на расправу с рядовыми мобами.

Закончив, Команда Саске спряталась в кронах окрестных деревьев, чтобы терпеливо дожидаться врага.

Фугаи, приблизившись к месту столкновения, повела носом и громко чихнула. Она приказала мобам остановиться и зорко осмотрелась по сторонам. Саске напрягся - если она сменит маршрут, будет гораздо хуже, бой пойдёт не по плану.

К счастью, Фугаи восприняла запах правильно - как попытку сбить со следа, поэтому продолжила двигаться в ранее выбранном направлении. Болваны следовали за ней. Саске дождался, пока она приблизится к безобидной тени от далеко отогнутой ветки и дал знак напарникам.

Дальнейшее произошло очень быстро. Фугаи вступила в тень и внезапно замерла истуканом. Свистнули натянутые нити нин-проволоки, окутывая мобов, распрямились ветви, подымая некоторых из них в воздух припрятанными в земле петлями, раздалось несколько взрывов наверху, обрушивая нависшую скалу на оставшихся болванов, и вот через несколько секунд из десятка врагов на поляне осталось на ногах лишь двое. Свистнули кунаи с кибакуфудами, раздался сдвоенный взрыв - в живых осталась только одна Фугаи, надёжно скованная теневым захватом Шики.

Саске довольно улыбнулся и выскочил из укрытия. Тщательно спланированная атака, никаких неожиданностей и закономерный результат - чистая победа!

Фугаи, судя по глазам, пыталась вырваться из захвата, но безуспешно. Ей удалось только бросать злобные взгляды то на Саске, то на Шикамару, стоящему возле дерева с руками, сложенными в печати Крысы.

Саске оставалось лишь подойти и достать Камень, давным-давно обнаруженный Хинатой. В отличие от камня Темуждина, он располагался на животе чуть выше пупка.

Но внезапно весь план, такой надёжный, простой и безупречно исполненный, полетел к демонам. Фугаи зло оскалилась, и её черты лица стали изменяться. Выросли зубы, уши заострились, вполне симпатичное женское лицо потемнело и вытянулось в чёрную волчью морду, а светло-русые волосы превратились в длинную белую гриву.

Мышцы шеи вздулись, она с трудом повернула голову в сторону противника и издала протяжный оглушительный вой. Звуковая волна ударила в Шикамару, в щепки разнося рядом стоящее дерево. Шика зажал уши, не в силах больше удерживать дзюцу.

Из-под ног Фугаи брызнули осколки камней, она сорвалась с места, подскочила к Шике и нанесла лапой, увенчанной острыми когтями, сокрушительный удар. Шикамару отлетел прочь и изломанной куклой покатился по земле.

Покончив с Нара, Фугаи повернулась к Саске и вновь издала вой. К счастью, Саске давно знал, что делать - предыдущие столкновения с шиноби Звука, а также идиот Наруто, обожающий использовать звуковую пушку, приучили действовать инстинктивно. Чакра защитила от удара, и Саске всего лишь немного поволокло по земле. Вылетело несколько кунаев - Хината не теряла времени зря, но скорость Фугаи увеличилась, и она успела отбить их лапой. Раздалось несколько взрывов. Фугаи рванула вперёд, намереваясь покончить с Саске.

- Ты умеешь превращаться? - оскалился Учиха. - В эту игру мы можем сыграть вдвоём!

Он отпустил Печать Защиты от Зла и без колебаний зачерпнул чакры из Проклятой Метки, чувствуя, как по шее и лицу расползаются обжигающие пятна. Время было дорого, он не знал, что там с Шикамару, поэтому сразу же перешёл на второй уровень Печати. Вновь затрещал зелёный костюм, застёжка, которую Саске когда-то кропотливо вшивал на спину, разошлась, выпуская руки-крылья. Активированный Шаринган отслеживал все движения, а скорость, дарованная Печатью, позволяла за ними успевать. Но был ещё один скрытый резерв. Саске высоко подпрыгнул в воздух и в полёте потянулся к своим гетрам. Щёлкнули замки и два утяжелителя полетели на землю, выбывая в месте падения шрапнель камней.

Саске направил чакру в крылья, сделал небольшой круг и рванул на Фугаи, сбивая её с ног. Та перекатилась по земле, вскочила и занесла когтистую лапу над головой Саске.

Он расхохотался такой наивности. Да, её сила была велика, но он - Учиха! Он - ученик Бога Шиноби! Он - обладатель Проклятой Метки! И это ничтожество хочет превзойти его в силе? Взметнулось крыло, перехватывая лапу, а затем другое ухватило вторую. Саске сжал руки-крылья, выкручивая ей конечности, кажущиеся в огромных ладонях крыльев маленькими и ничтожными. Под ногами Фугаи брызнула каменная крошка, и она, не в силах выдержать давления, рухнула на колени.

- Не знал, что Камень Гелель позволяет подобное! - засмеялся Саске. - Ничего, у тебя будет время всё рассказать. Если захочешь жить, то покажешь мне все свои дзюцу!

С этими словами он вонзил руку в живот Фугаи, вырывая у неё Камень, после чего с интересом смотрел, как рана на животе постепенно закрывается, и одновременно с этим спадает трансформация. Видимо, какое-то количество энергии Гелель в ней оставалось, но она быстро уходила на лечение. Как только Фугаи превратилась в обычного человека, Саске бросил через плечо:

- Хината, займись ею, а я гляну на Шикамару.

Он отшвырнул пленницу на землю, отпустил Проклятую Печать и побежал к напарнику. К счастью, ничего серьёзного не случилось - все шиноби были намного крепче обычных людей. У Шики было лишь четыре глубоких пореза, плюс, возможно, перелом рёбер и небольшая контузия. Ничего такого, что нельзя было бы исправить, если ты обладаешь волшебными камушками.

Саске сунул Нара в руки трофейный Камень.

- Прижми к ране. Когда придёшь в себя, собирайся, у нас много дел.

- Каких?

- Сначала нужно позаботиться о пленнице, а затем мы отправляемся в Страну Ветра.

- В Страну Ветра? Но зачем?

- Нашим союзникам из Суны нужна помощь!

Своими настоящими мотивами Саске делиться, конечно же, не собирался.

Дополнительная задача: "Собрать Камни Гелель". Прогресс выполнения: 2/4

Квест 25. Рука помощи

Меньше всего на свете Саске хотелось оставлять пленников с караваном. Если бы ему не нужна была информация об использовании Камней, он бы не утруждался с захватом в плен, так что и Темуджин, и Фугаи требовались живыми, пусть не обязательно здоровыми. Среди двух вариантов "запереть в какой-нибудь пещере" или "оставить под присмотром людей", Саске нехотя выбрал второй. На всякий случай проверил, надёжно ли те связаны - благодаря умению выбираться из пут, Саске знал, как можно максимально затруднить освобождение. Бьякуганом Хината проверила пленных, на которых остались лишь одинаковые чёрные трико, никаких припрятанных или имплантированных сюрпризов не осталось, а без Камней они могли не больше, чем шиноби без чакры.

Но всё равно, оба являлись тренированными воинами, так что, оставляя их на попечение Кахико-сана, Саске не мог избавиться от мрачных мыслей. К сожалению, поставить в качестве караула он не мог никого из напарников, ведь ему требовались их таланты, ни оставить клона - делить чакру пополам перед важным сражением являлось бы идиотизмом.

Время поджимало. Шиноби Сунагакуре не были слабаками, поэтому каждая потраченная секунда повышала риск опоздания. Лучше всего, конечно, было бы догнать Ранке и Камиру до того, как они достигнут Страны Ветра. Также приемлемым стал бы вариант "Коноха приходит на помощь союзникам". Но вот прибывшим на место битвы иностранным шиноби, ковыряющимся в трупах убитого не ими врага, не были бы рады даже монахи Храма Огня, известные своим смиренным отношениям к человеческим слабостям.

Они успели. Пусть силы врага отправились раньше, пусть Команде Саске понадобилось время на сражение и последующее обустройство пленников, но, видимо, диверсия клона дала необходимую отсрочку, Шаринган позволял великолепно читать следы, а Бьякуган - заблаговременно отслеживать обнаруженных противников. Саске решил обозначить цель в зелёных доспехах как Ранке, а в фиолетовых - как Камира. У одной из них Камень находился сразу под ключицей, а у второй - под правой грудью. К удивлению Саске, рядовые мобы их не сопровождали - то ли благодаря диверсии было подорвано производство, то ли делался упор на скорость, а неповоротливые твари могли задержать.

Ранке и Камира прибыли на побережье Страны Ветра, и Саске выжидал момент, чтобы они разделились - как показывал опыт, в рукавах у воинов Хайдо скрывалось достаточно сюрпризов, так что действовать стоило осторожно.

Когда-то чистый песчаный пляж сейчас выглядел ужасно - на берегу покоились изувеченные остовы огромных кораблей, берег усыпан обломками, осколками стекла и полосами искорёженного металла. Похоже, захватчики наткнулись на тёплую встречу. Саске сложил пальцы в Печать Концентрации, прислушиваясь к своему новообретённому сенсорному чувству. На пару сотен метров его должно было хватить. Хината осматривала берег Бьякуганом.

Старых знакомых они почувствовали одновременно. Гаара и Канкуро затаились среди металлических развалин, готовя сюрприз гостьям. Это одновременно облегчало сражение и осложняло выполнение квеста по добыче Камней.

Противницы остановились, чтобы осмотреть место столкновения. Они о чём-то посовещались, после чего зашли в один из кораблей, внутри которого притаился Канкуро. Саске отдал команду двигаться, в то же время начал движение Гаара.

Несмотря на то, что Саске немного опасался характера джинчурики Суны, к тому же тот мог до сих пор таить обиду на вчерашнего врага, сейчас у них был общий противник. На всякий случай Саске предупредил напарников, чтобы те готовились к отступлению - песчаный пляж был не тем местом, где стоило сражаться с Гаарой.

К счастью, предосторожности оказались излишними. Гаара, увидав Саске, даже не переменился в лице. Учиха знаками показал, что у них общий враг, и предложил совместную атаку. Гаара кивнул. Только после этого Саске понял, что задерживал дыхание, с облегчением выдохнул и в пару прыжков оказался рядом с Гаарой.

- Что вы здесь делаете? - спросил Гаара.

- Полагаю, то же, что и вы с Канкуро. Мы преследуем этих двоих ещё со Страны Огня. Объединим силы?

- Мы справимся и сами.

- Вместе мы сможем захватить их живыми, у Конохи есть к ним несколько вопросов. Эти двое - командиры вторжения, подчиняются непосредственно лидеру захватчиков. О третьей я уже позаботился.

- Хорошо, действуем вместе.

- Отлично. У них странная сила, не связанная с чакрой. Предыдущая умела трансформироваться в волка, у этих тоже могут быть сюрпризы.

- Принято!

Хината, пристально наблюдающая Бьякуганом, встрепенулось:

- Гаара-сан, Канкуро в беде!

Из развалин корабля раздались звуки, напоминающие треск молнии.

Саске, не раздумывая, выхватил клинки, наполнил их чакрой, подбежал к борту корабля и крест-накрест ударил по обшивке. Он приготовился нанести следующий удар, как взметнулась волна песка, устремилась в сделанный им надрез и отогнула броневые плиты в стороны. Саске нырнул внутрь. Ударил очередной разряд молнии, Учиха принял его на меч.

Он перескочил обломки марионетки, подбежал к распростёртому на полу Канкуро. Над ним склонилась огромная обезьяноподобная тварь, в которой лишь по цвету доспехов можно было опознать Камиру. Именно вокруг неё змеились электрические разряды.

Неподалёку с земли поднималась Ранке. Она вскочила на ноги, подпрыгнула в воздух и тоже трансформировалась - её руки стали крыльями, лицо заострилось, а зубы превратились в густой частокол. Саске подскочил к Канкуро и, ухватив за руку, вышвырнул в пролом, где его мягко подхватил песок Гаары.

Саске продолжил движение и прыгнул в сторону летучей мыши - сначала следовало разобраться с лёгкими противниками. Внезапно его зрение окутала тёмная пелена.

- Гендзюцу? Ты владеешь гендзюцу? - воскликнул Саске, группируясь и по памяти отталкиваясь от корабельной переборки.

Даже активированный Шаринган против этой техники был бессилен, глаза Саске ничего не регистрировали. Учиха перекатился по невидимой земле и вскочил на ноги.

Во тьме вспыхнул яркий свет, превращаясь в огромное лицо с широко раскрытыми глазами. Противоестественные яркие цвета заставляли кружиться голову. Внезапно лицо погасло и вновь наступила тьма. Из этой тьмы одно за другим стали появляться лица, искажённые в криках и гримасах страданий.

- Те, кто стал у нас на пути, - прозвучал гулкий потусторонний голос, - обрекли себя на вечные страдания в загробном мире. Ты очень скоро к ним присоединишься.

В кромешной тьме вновь возник калейдоскоп психоделических цветов, из которого выплыло огромное, занимающее полмира, лицо Ранке. Бесформенные комки странной плоти вспучились по бокам от Саске, на них распахнулись бесчисленные глазницы, явив красные глаза без зрачков. Раздалось шипение, и туманные змеи схватили его за руки. Саске почувствовал, как падает в бесконечное море раскалённой лавы.

Змеи были повсюду, они оплетали его тело, прогрызали плоть и ползали внутри тела. Они кусали, били головами и пытались удушить.

- Теперь всё окончено, - раздался голос из пустоты. - Пора умирать!

- Ты права, Ранке, пора!

- Ранке? Я - Камира. Впрочем, для тебя нет никакой разницы.

Огромная рука ухватила за горло Саске и начла душить. Несмотря на боль и нехватку воздуха, Саске рассмеялся. Ран... Камира знала только дзюцу Гелель. И, несмотря на то, что эти техники устрашали и могли обмануть Шаринган (это когда-нибудь очень пригодится против Итачи), но... Камира не имела понятия о чакре, той самой чакре, которой обладают все живые существа. Даже мыши. Даже летучие мыши. Саске закрыл глаза, хоть в мире гендзюцу это ни на что не влияло, и прислушался к ощущениям. Несмотря на падение и меняющиеся местами верх и низ, кое-что в этом мире оставалось неизменным. Чакра. Огромный очаг чакры Гаары находился неподалёку от другого слабого огонька. Два более сильных источника маневрировали рядом с ними, а один застыл неподвижно. И, самое главное, ещё один огонёк замер на расстоянии всего лишь пары десятков шагов от Саске. Камира никак не могла подавить чувство, о существовании которого даже не подозревала!

Учиха сжал рукояти мечей и, отстранившись от ощущений тела, повесил один из них на пояс. Клинки лучше работали парой, но Саске и не была нужна вся эта разрушительная мощь, сейчас требовалась лишь скорость. Новый треск молний присоединился к электрическим разрядам неподалёку - Саске активировал левый меч, одновременно собирая чакру Чидори в правой ладони, после чего сорвался с места, ориентируясь лишь на чакру.

Гендзюцу моргнуло и пропало. Когда зрение восстановилось, первое, что увидел Учиха - отвратительную морду летучей мыши, недоверчиво уставившейся на торчащий из груди меч, до сих пор окутанный разрядами электричества. Рука Саске ударила под ключицу, вырывая из тела Камиры бирюзовый кристалл.

- Но как... - прошептала Камира.

- Настоящий шиноби никогда не выдаёт своих секретов! - ответил Саске, выдёргивая меч.

Саске помнил, что энергия Гелель исчезает не сразу, так что не расслаблялся. Взлетела верная цепь, обматывая за спиной Камиры крылья, уже превратившиеся обратно в руки. Ещё одна петля захлестнула ей горло. Учиха подбил противнице ноги, и она упала на жёсткую палубу лицом вперёд. Вторым концом цепи Саске связал лодыжки, немилосердно выгибая Камиру в спине. Убедившись, что в ближайшее время ей не вырваться, Саске помчался на помощь к Гааре.

Битва была в самом разгаре, Гаара обрушивал на монстра, в которого превратилась Ранке (и на этот раз ошибки в именах не было), целые водопады песка. Он метал в неё град песчаных сенбонов, захлёстывал волнами и таранил шипами. Но противостоящий ему враг был великолепен и почти не уступал в силе.

Ранке разбивала волны разрядами молний, выставляла из молний щиты и защитные сферы, умудрялась атаковать - и защищаться приходилось уже Гааре. Мощь её дзюцу дополнялась огромными физической силой и скоростью, ничем не уступающим действию Проклятой Метки.

Ранке не разбирала препятствий, она пробивала толстые металлическое стены, оставляла в металле палубы и бортов огромные вмятины, походя гнула стальные балки. И молнии! Молнии, которые она выпускала с той скоростью и энтузиазмом, с которыми Наруто поглощает рамен! Молнии, не требующие чакры, которые работают на внешнем источнике силы! Саске не знал, вызывает ли использование Гелель усталость, но это не имело значения. В совокупности с ниндзюцу, эффект бы не просто удвоился, а усилился многократно! Если в этом мире и существовал чит, то это был он.

Саске вырвал себя из ступора. Несмотря на всю мощь Ранке, Гаара являлся джинчурики, к тому же сдерживаться не привык. Теперь Ранке была нужна Саске не только ради Камня, гораздо более ценным являлось содержимое её головы. А уж в нём сможет порядком покопаться либо Ибики-сан, либо даже сенсей. Да чего уж там, Саске лично изучит все нужные допросные дзюцу! Следовало поторопиться и оказать достаточно помощи, чтобы требование отдать пленницу звучало закономерно, а не выглядело капризами идиота.

Саске вновь воспользовался силой Проклятой Метки. Когда прошла боль трансформации, а крылья свободно вытянулись сквозь прореху комбинезона, Учиха вновь выхватил мечи, перехватил их крыльями, поднял над головой и сомкнул рукояти.

- Доспехи Молний!

Ослепительное бело-голубое сияние окутало клинки и перешло на тело Саске. Сила Проклятой Метки объединилась со скоростью Райтона, а движения врагов и союзников безупречно отслеживал Шаринган. Саске на миг задумался, не стоит ли воспользоваться и Водой Героев, но решил пока что этот козырь придержать.

Он сорвался с места и, пройдя сквозь потоки песка и водопады молний, ударил в спину Ранке, пробивая её телом толстый металл борта. Выскочив наружу, он оттолкнулся от земли и вместе с ней вознёсся в воздух, по пути отпуская свой груз. Летать с мечами в крыльях было не очень удобно, но сейчас Саске нуждался в свободных руках.

Ранке, находясь в воздухе, не могла пользоваться своей силой, всё что у неё получалось - это размахивать руками и хаотично выпускать электрические разряды. Она падала с ускорением свободного падения, то есть по меркам шиноби очень, очень медленно. Саске взлетел повыше, сделал петлю и устремился вниз. Раздался треск тысяч птиц, и руку Саске окутало сияние Чидори.

Словно разряд молнии, Саске ударил в тело врага, вонзая руку ей в спину. Отпустив дзюцу, Саске нащупал Камень и рванул его на себя. Рука с зажатым сокровищем вышла из спины Ранке в веере кровавых брызг.

Саске оттолкнулся ногами от тела Ранке, и через мгновение она столкнулась с землёй, взметнув огромное облако песка. Учиха сунул Камень в подсумок, перехватил мечи и повесил их на бёдра. После чего отпустил райтондзюцу, плавно приземлился рядом с поверженным врагом и прекратил действие Печати Небес.

Вскоре к Саске присоединились Гаара в компании с прихрамывающим Канкуро и Шикамару. Через минуту появилась Хината, выводящая из разрушенного корабля Камиру, чьи ноги теперь были свободны, но цепь всё так же удерживала руки и горло.

Повисло неловкое молчание, которое нарушил Саске:

- Гаара, Канкуро, было приятно с вами повидаться, но нам пора. Следует доставить пленниц в отдел Допросов и Пыток и разобраться с остальными делами.

Учиха ожидал возражений, но Гаара просто кивнул. Внезапно у Саске в голове мелькнула прекрасная идея.

- Не хотите ли помочь? Пленниц требуется эскортировать в Коноху, но у нас есть незавершённые дела. Ваша помощь была бы очень кстати!

- Насколько кстати? - подал голос Канкуро.

- На обычную С-ранговую миссию, - пояснил Саске. - Можете оформить у Хокаге, либо же сейчас составим предварительный контракт. Оплату гарантирую лично я.

Гаара наклонил голову.

- Сейчас наша цель - защита побережья.

- Можете расслабиться, - ответил Саске. - С основными силами вторжения мы уже разобрались, осталось лишь подчистить хвосты, и именно этим мы собираемся заняться.

- В таком случае это приемлемо, - ответил Гаара.

Не успел Саске удивиться такой легковерности (пусть он сказал правду, но ведь вполне мог бы и соврать!), как ситуацию прояснил Канкуро.

- Гаара сможет долететь до Конохи за пару часов, так что это лёгкие деньги!

Такое вполне устраивало Саске. Он, наблюдая, как песчаное облако вылетает из огромной бутыли на спине Гаары и образует летающую платформу, почувствовал укол зависти. Затем потоки песка подхватили Ранке и Камиру, окутали их тела, оставляя торчать лишь головы, и водрузили на импровизированное транспортное средство. Зависть Саске усилилась. Как только облако с суна-нинами и пленницами скрылось вдали, Саске пробормотал:

- Зато у меня есть "Возмездие"!

- Что ты сказал? - переспросил Шикамару.

- Я говорю, что пора назад! Нужно прихватить пленников и навестить господина Хайдо!

***

Саске казалось, что у него просто лёгкая паранойя, что дурные предчувствия - обычный пессимизм, ведь если пленники связаны, связаны надёжно, что может пойти не так? Как оказалось, если делом занимаются гражданские - абсолютно всё.

То, что караван не двигается, несмотря на самый разгар дня, а жители деревни носятся, словно пчёлы в развороченном улье, для Саске оказалось каким-то естественным и даже принесло странное облегчение. Если дела идут скверно, но при этом ты предвидел такое развитие событий, это ведь меняет дело! Ну, по крайней мере, должно менять.

Учиха увидел среди членов каравана знакомое лицо и сделал несколько решительных шагов.

- Эмина-сан, что случилось?

Девушка стояла возле верхового страуса, повесив голову. Услышав голос Саске, она подняла взгляд, и в её глазах блеснула надежда.

- Шиноби-сан, вы здесь!

- Что произошло?

- Когда Темуджин освободился, он захватил дедулю Кахико в заложники, развязал женщину и они ушли! Пожалуйста, спасите дедулю!

Саске недовольно скривился. Кое-что было не совсем понятно. Сам он многократно проверял путы, выбраться из них не сумел бы даже он.

- Освободился? Как он мог это сделать?

Эмина замялась и вновь опустила взгляд.

- Эмина-сан, если вы хотите, чтобы я исполнил вашу просьбу, отвечайте честно и без утайки. Как. Освободился. Темуджин?

Она вновь подняла глаза и неохотно ответила:

- Мы его развязали, чтобы он...

- Развязали? Я оставил чёткие инструкции! Рассказал, как кормить, поить и водить в туалет! Почему вы его развязали?

- Неругуи, он...

- Неругуи? Хорёк?

- Да. Темуджин понравился Неругуи, он его признал, прижимался к нему и забирался на руки. Это могло значить только одно... Ой, я не должна этого гово...

- Эмина-сан, вы испытываете моё терпение!

- Это значит, что в Темуджине течёт королевская кровь, иначе Неругуи его бы не признал! Пожалуйста, не убивайте Темуджина! И спасите дедулю!

Саске вздохнул. Его окружали идиоты. Этими идиотами были не только некоторые напарники, не только клиенты, но даже хорьки!

- Я посмотрю, что можно сделать. Куда они направились?

Сам Саске подозревал, что Фугаи и Темуджин вернулись на базу к Хайдо.

- Спасибо, Учиха-сан! Я укажу направление!

- И когда это всё закончится, вам придётся рассказать очень и очень многое. Считайте это оплатой за спасение Кахико-сана. Учтите, я вижу, когда человек врёт, и знаю способы, как его заставить заговорить.

- Спасибо! Но вам лучше расспросить дедулю Кахико - только он знает всё.

- Хината, Шикамару! Мы идём к Хайдо!

Напарники были в курсе похождений клона, от команды, даже временной, у Саске было не слишком много настоящих секретов. По пути в Страну Ветра и обратно имелось достаточно времени, чтобы всё обсудить и поделиться наблюдениями. Разобрали прошедший бой. На сердобольную Хинату, к примеру, произвело огромное впечатление обилие мёртвых детей из знакомых Саске стеклянных сфер, теперь разбитых. Шикамару остался безучастным, как, впрочем, и Саске - для него эти подростки были такими же силами вторжения, как и бронированные болваны, которых те создавали. Теперь рядовых мобов у Хайдо осталось мало, или они вообще закончились - взрывы, организованные Саске, разрушили кучу оборудования и полностью нарушили производственный процесс. Возможно, это спасло подросткам жизнь - иначе они бы умерли от истощения.

- Саске, хорёк! - послышался голос Хинаты, когда они удалились на приличное расстояние от каравана.

- Что, хорёк?

- Он бежит за нами!

Учиха дал напарникам знак остановится. Хината деактивировала Бьякуган, которым вела разведку, а Шикамару прислонился к ближайшей скале. Прошла пару минут, как к команде подбежал виновник всех происшествий. Он не по-звериному внимательно осмотрел шиноби, сделал круг около Хинаты и метнулся вперёд. Заметив, что никто из команды не двинулся, он остановился, с ожиданием на них посмотрел и снова сделал несколько шагов в выбранном направлении. Возможно, следовать за ним было бы потерей времени, а возможно - наоборот. Саске дал знак Хинате, она подхватила хорька и взяла его на руки. Дальше они двигались, следуя повороту головы этого пушистого засранца.

Саске не знал, ориентируется ли зверь по запаху или имеет какое-то особое чутьё, но добираться до крепости не пришлось. Через некоторое время направление движения радикально изменилось, хорёк их вёл куда-то в глубины горного хребта.

То, что следовать за ним было верным решением, стало понятно почти сразу, как только Саске увидел огромные, источенные временем каменные сооружения, прилегающие к скалам возле высокого водопада. В расселине у подножья располагались руины древнего здания. Шиноби спустились вниз и прошли по чудом сохранившемуся каменному мосту в глубины скального массива. Они быстро продвигались по узким переходам, пока не оказались в огромной пещере, внутри которой располагались величественные руины множества когда-то великолепных зданий. Наконец, путь вывел их в огромный круглый зал, где к возвышению в центре вёл узкий каменный мост.

Они успели вовремя. Хайдо, сопровождаемый Фугаи и Темуджином (одетых в новые доспехи) одолели половину пути. Перед собой Темуджин подталкивал связанного знакомой нин-проволокой Кахико.

Саске отдал приказы напарникам и бросился вперёд.

- Хайдо, стой! - закричал Саске.

Троица врагов резко остановилась. Лицо Хайдо исказилось от гнева. Фугаи зарычала.

- Ублюдок, ты украл Книгу! - крикнул Хайдо.

- Я посчитал, что ей не стоит существовать, - усмехнулся Саске. - Если она дорога вам как память, поищите в своей крепости, может найдёте её пепел.

- Это уже неважно! - подавил гнев противник. - Я уже нашёл, что искал. И тебе не выбраться живым!

- Кто-то меня сможет убить? Речь о Темуджине? Или о Фугаи? Вынужден огорчить, теперь с ними справится и восьмилетний ученик из Конохи. Или вы так надеетесь на Камень, который находится в вашей правой руке?

Хината заблаговременно проверила всех противников, и, к сожалению, Темуджин и Фугаи порадовать Саске новыми ценными артефактами не могли. Чего нельзя было сказать о Хайдо.

- Камень? - удивился Темуджин.

- Да, я тоже обладаю Камнем Гелель, - с неожиданным спокойствием признал Хайдо, снимая с руки перчатку и демонстрируя камень в тыльной стороне ладони.

Саске, увидав изумление Темуджина, развил наступление.

- Уважаемый Хайдо скрыл от вас обладание Камнем! Как думаете, чего он ещё вам не сказал? - поймав заинтересованные взгляды Фугаи и Темуджина, Саске продолжил. - К примеру, что все разговоры о Утопии - сплошная ложь!

- Это ты врёшь! - закричал Темуджин. - Мы прошли сквозь многое, чтобы воплотить в жизнь нашу мечту! Мы принесём мир в объятые войной земли, прекратим боль и страдания! И дети больше никогда не будут терять родителей!

Саске активировал Шаринган, демонстрируя Темуджину бешеное вращение томоэ.

- Видишь эти глаза? Это наследие моего клана, Глаз Истины. Обладатель таких глаз всегда видит ложь, насколько бы сильно человек не пытался её скрыть. Я разговаривал с Хайдо. Я знаю, что все его слова лживы. Он жаждет только силы и власти. Фугаи, Темуджин, вы лишь бездумные марионетки в его руках!

Хайдо с интересом слушал слова Саске. Лицо Темуджина приняло ошарашенное выражение. Наконец, когда отгремело эхо последних слов, Хайдо запрокинул голову и громко расхохотался.

- Ты считаешь, что я - бездумная марионетка? - спросила Фугаи и рассмеялась вслед за Хайдо. - Только идиот типа Темуджина мог поверить во всю эту чушь о мире! Я шла за господином Хайдо добровольно, была с ним с самого начала!

- Знаешь, было очень забавно смотреть, как этот глупец так рьяно служит человеку, убившему его родителей! - сквозь смех сказал Хайдо. - Но теперь он исполнил своё предназначение, а значит, нужда в нём пропала!

- Господин Хайдо, о чём вы говорите? - закричал Темуджин.

- Что ты - доверчивый идиот! Фугаи!

Лязгнул извлекаемый из ножен меч, Фугаи ударила спутника в спину, и через секунду Темуджин упал на колени, сжимая руками остриё, торчащее у него из груди. Кахико-сан вскрикнул и рухнул на колени рядом с ним, удерживая того связанными руками и не давая упасть. Фугаи выдернула меч, и занесла его над головой Темуджина. Но Хайдо сделал останавливающий жест.

- Не стоит. Я хочу, чтобы он протянул достаточно, чтобы стать свидетелем моего триумфа. Чтобы член королевской семьи увидел, что жила Гелель теперь в надёжных руках! Ну а пока что пора избавиться от мусора!

Пусть Саске и не ожидал подобной драмы, что разыгралась у него перед глазами, но всё пока шло в соответствии с разработанным планом.

- Третья страница. "И взяв фрагмент от Великого Камня, создали мы Империю Гелель. Послушай, потомок, о нашем былом величии, о нашей гордыне и о нашем падении". Двадцать пятая страница. "Мы создавали новые растения и новых зверей, преодолели голод и болезни. Мы стали равны богам. Мы почувствовали себя ими. И это стало причиной наших несчастий". Сто сороковая страница. "Как только почувствуешь сродство между своей кровью и силой Камня, представь, что тебя омывает волна света. Ты становишься этим светом, а свет - тобой. Он подчиняется твоим мыслям, следует твоим желаниям. Собери этот свет в ладони. Пропусти через каждую частицу своего тела, наполни себя им...". Мне продолжать?

- Так ты не уничтожил Книгу Гелель? - прищурил глаза Хайдо.

- Уничтожил. Но она до сих пор полностью, до последнего слова, хранится в моей памяти! - ответил Саске.

Хайдо расхохотался. Он поднял руку и Камень Гелель засветился ослепительным светом. Вокруг Хайдо взметнулся невидимый вихрь, в клочья разрывая одежду. Черты лица Хайдо поплыли, заострились. С телом начали происходить трансформации. То, что раньше было лишним весом, взбугрилось объёмными мышцами. Его кожа стала серой, волосы побелели, глаза налились краснотой, и их прорезали вертикальные зрачки. Маленькие красные сферы, парящие над его плечами, выстрелили, превратившись в четыре стрекозиных крыла. Хайдо взлетел в воздух и с огромной скоростью метнулся к Саске.

Учиха активированным Шаринганом наблюдал за приближением противника и терпеливо выжидал, сжимая в руках мечи. Судя по реакции противника, копий книги у него всё же не имелось.

Хайдо подлетел к Саске, рука взметнулась, хватая его за горло и поднимая в воздух.

- Несмотря на то, что я достиг своей цели, Книга мне ещё пригодится. Ты проживёшь достаточно долго, так что вини в этом только себя!

- Теневой захват успешен! - послышался голос Шикамару.

Саске усмехнулся. Место, где он стоял, соединялось длинной тонкой тенью с тёмным проходом, и, пытаясь схватить Саске, Хайдо сам захлопнул ловушку.

Но противник лишь расхохотался.

- Неужели ты думаешь, что я не в курсе о тенях твоего маленького друга? Неужели считаешь, что Фугаи и Темуджин не рассказали о ваших возможностях? Фугаи удалось вырваться из теней, а я гораздо, гораздо сильнее Фугаи, - с этими словами он крепче сжал ладонь на горле Саске.

Саске попытался взмахнуть мечами, но с ужасом понял, что руки его не слушаются.

- Не можешь пошевелить и пальцем? Жалкие отбросы, вы думаете, что можете встать на моём пути? Очень, очень наивно!

Саске собрал чакру и преобразовал её в Райтон, пуская сквозь мечи силу Чидори. Лезвия мечей окутали молнии, но это было всё, чего он добился - клинки так же бессильно свисали в обмякших ладонях.

В отчаянии Учиха призвал силу Печати Небес. Проклятая Метка послушно расползлась по шее, лицу и телу, Саске почувствовал, как трансформируется тело, как крылья вырываются из спины, как тело наполняет невиданная мощь.

- Бесполезно! - хохотал Хайдо. - Что толку в твоей силе, если воспользоваться ты ей не можешь?

И действительно, тело не подчинялось - мышцы не слушались и даже крылья бессильно обвисли.

Краем глаза Саске наблюдал, как на мост спрыгивает Хината, как несётся к Хайдо, сжимая в руке вращающийся шар Разенгана. Красные сферы за спиной врага вновь трансформировались, на этот раз в толстые длинные стержни, которые ударили по Хинате. Та гибко изогнулась, уходя от атаки. Стержни втянулись и ударили вновь. Хината снова избежала атаки, и Разенган обрушился на один из стержней. Всемогущая А-ранговая атакующая техника, которой Йондайме Хокаге побеждал в тысячах схваток, на этот раз подвела. Разенган рассыпался вспышкой чакры, не оставив на стержне ни малейшей царапины. Хината потеряла равновесие, сразу два стержня ударили в её тело, и она кубарем покатилась по плитам моста.

Саске почувствовал полное бессилие. В его руках были легендарные мечи, ослепительные молнии из них били во все стороны, но вся эта разрушительная мощь уходила в пустоту. Его тело переполняла сила, способная свернуть горы, но ему она не подчинялась.

- Твоей главной ошибкой стало то, что ты позволил себя коснуться, - оскалил Хайдо острые звериные зубы. - Впрочем, нет. Главная ошибка - ты встал на моём пути!

Неожиданно, Саске почувствовал, как его касается чужая чакра. И, внезапно, его ладони крепко стиснули рукояти мечей, а руки начали двигаться сами по себе. Искрящиеся молниями мечи ударили крест-накрест и обрушились на руку, сжимающую его за горло.

- А твоей главной ошибкой, - послышался голос Шикамару, - стала мысль о том, что я могу использовать свои дзюцу только на врагах.

Хайдо взревел, ухватившись второй рукой за обрубок, из которого выплёскивалась странная чёрная кровь. Саске, почувствовав, что снова может двигаться, сделал шаг вперёд и отрубил вторую руку в плече.

Затем он повесил на пояс клинки, отодрал от горла обрубок руки и, усмехнувшись, вонзил в него пальцы, вырывая из неё камень.

Босс повержен! Получен бонус: дополнительный Камень Гелель.

На этот раз роли поменялись. Саске бросился вперёд, схватил за горло Хайдо и вбил его в плиты моста. Брызнули осколки камней, Хайдо захрипел, и его трансформация стала медленно спадать. Кровотечение из запястья и плеча прекратилось, тонкая новая кожица стала покрывать обрубки. Но, видимо, запасы энергии в теле Хайдо иссякли слишком рано - полностью зарасти раны не успели. Саске бросил рулон бинтов подбежавшему Шикамару и он, кивнув, склонился над Хайдо.

Саске побежал к заложнику. Там тоже уже всё было кончено - над распростёртым телом Фугаи стояла Хината и помогала Кахико-сану выбраться из пут. Саске подошёл к ним и склонился над Темуджином. Несмотря на серьёзную рану, обещающую стать смертельной, тот ещё дышал. Саске выдернул из его спины меч и приложил к ране только что добытый Камень.

Магия Гелель не подвела, кровь, плеснувшая из раны, тут же остановилась. Саске перевернул Темуджина на спину и положил Камень ему на живот. Раздался писк, метнулась кремовая молния, и Неругуи, взобравшись на грудь раненому, свернулся там калачиком.

Саске развернулся к Кахико-сану.

- Спасибо! Спасибо, Саске-сан! - залепетал тот.

- Простого "спасибо" недостаточно. Вы крупно задолжали, Кахико-сан.

- У нас не очень много денег!

- Речь идёт не о деньгах. Вы расскажете всё. Кто вы? Кто такой Темуджин? Что это за место? Чем ценен этот хорёк, в конце концов! И нет смысла скрывать, в моей памяти находится Книга Гелель, осталось её лишь прочитать.

Кахико обречённо кивнул.

- Что будет дальше?

- Я забираю Темуджина, Хайдо и Фугаи в Коноху.

- Но Темуджин - член королевской семьи. Хайдо его обманул!

- Это не важно. Каждое действие имеет свои последствия, а за ошибки и заблуждения часто приходится платить. Не беспокойтесь, если у Темуджина чистое сердце, если он пойдёт на сотрудничество, тогда даже не попадёт в тюрьму. В моей деревне очень не любят подлецов, зато прекрасно относятся к наивным идиотам. Возможно, ему даже удастся стать одним из наших шиноби.

Глаза Кахико загорелись и в них появилась надежда.

- Перед тем, как вы начнёте очень длинный и очень подробный рассказ, у меня к вам будет просьба.

- Да, всё, что угодно, Саске-сан.

- Дети. Подростки из крепости Хайдо. Если их там оставить - они умрут. Если выпустить, то им будет очень трудно на незнакомом континенте. Позаботьтесь о них первое время.

Кахико серьёзно кивнул, после чего начал рассказ. Саске, слушая о былом величие Империи Гелель, о Камнях и дарованных ими возможностях, о войнах и смертях, и о решении спрятать источник силы и уйти на другой континент, дивился глупости предков Темуджина. Они считали, что войны порождает сила, и отказались не только от неё, но и от возможностей, которые она даровала.

Если бы всем шиноби в мире запечатали чакру, войны бы от этого не прекратились. Люди бы не перестали убивать друг друга и топить мир в крови. Только оплоты силы, такие как Коноха, ведомые Волей Огня, могли прекратить страдания. И только такие гении, как Саске, могли правильно силой распорядиться. Ну и ещё наивные, но чистые душой идиоты, типа Наруто. Когда, конечно, слушаются слов таких, как Саске.

Когда рассказ был окончен, Саске отобрал Камень у развесившего уши Темуджина, дал знак команде. В сопровождении пленных, Кахико и хорька, они покинули развалины. И как только они удалились на достаточное расстояние, Саске обернулся, сложил руки в печати и сказал:

- Кац!

Раздалась серия взрывов. Скала, нависавшая над входом в подземный город, начала медленно сползать. Посыпались камни, большая лавина скальных обломков и булыжников устремилась вниз. Когда пыль осела, о проходе уже ничего не напоминало.

Саске обернулся к напарникам.

- Произошедшее является А-ранговым секретом и запрещено к разглашению. Когда мы вернёмся в Коноху, Хокаге оформит вам допуски. Что касается вас, Кахико-сан... Вам лучше как можно скорее позабыть об произошедшем.

Квест "Поимка хорька" выполнен. Побочный квест "Добыть Камни Гелель" выполнен. Дополнительные цели достигнуты. Урок о вреде лишней самоуверенности получен.

- Ну а теперь, наконец-то, мы отправляемся домой!

***

Раскинув руки, Саске лежал на полу просторной комнаты. Вокруг его тела пол был усеян сложными цепочками символов, образующих вызывающий лёгкое головокружение узор. Вокруг ходила задумчивая Цунаде и, время от времени, прикладывала руку к огромной печати или добавляла пару каких-то символов.

Наконец, она закончила обследование, сверилась с показаниями приборов, датчики которых были закреплены на его теле, приняла из рук Сакуры планшет и сделала туда несколько записей.

- Ну так что? - переспросил Саске.

Он задавал этот вопрос неоднократно.

- По сравнению с зафиксированными ранее результатами, никакого прогресса нет, - наконец, ответила Цунаде.

Сердце Саске сжалось.

- Несмотря на то, что ты получил завидные регенеративные способности, восстановлению Шарингана они не помогут.

- Как, не помогут? Но вы же говорили...

- Саске-кун, вспомни, что я точно говорила? Почему нельзя восстановить твой глаз в культуре клеток Зецу?

- Нужна действующая чакросистема! Но у меня она есть! И есть регенерация!

- В том и дело, что твоя регенерация не завязана на чакру. Она использует совершенно иные принципы. И, кстати, в долговременной перспективе могут появиться проблемы.

- Какого рода?

- Ты слышал о лимите деления клеток? О сокращении длины теломер на окончаниях хромосом? Кстати, можешь вставать.

Саске отлепил датчики, поднялся на ноги и начал натягивать верхнюю часть зелёного костюма.

- Нет, я не настоящий медик, мне Сакура только показала пару дзюцу.

- Вкратце, каждая клетка может делиться только ограниченное количество раз. По мере приближения к границе, клетка стареет. Поэтому, чем чаще ты регенерируешь, тем ближе этот предел. В исключительных случаях регенерация естественна и не подвержена этому явлению.

- Значит ваша знаменитая печать... - округлил глаза Саске.

- Да, ты догадался верно. Но в случае, когда выбор - умереть или стать старше, особых вариантов нет.

- А моя регенерация?

- Я взяла нужные образцы твоих клеток. Теперь ты обязан ежемесячно приходить и повторять процедуру, тогда я смогу проследить за динамикой.

Саске задумался, затем улыбнулся довольной широкой улыбкой.

- Это не потребуется. Я, кажется, знаю ответ!

- Тогда просвети меня, - голос Цунаде сочился сарказмом. - Может ты знаешь о медицине что-то, чего не знаю я?

- В медицине? Вряд ли. А вот о Камне Гелель... Цунаде-сама, скажите, этот самый лимит деления, он касается всех животных, или только людей?

- Если не вдаваться в детали, то да. Всех млекопитающих уж точно.

- Тогда нет никаких проблем! Неругуи-чан застал ещё существование Империи. А с тех пор прошло семь сотен лет!

- Неругуи? Кто это?

- Хорёк, которого мы ловили. И он до сих пор чувствует себя превосходно - чтобы его поймать, пришлось сильно потрудиться даже нам. Кахико-сан сказал, что внутри его лба - маленький осколок Камня.

Цунаде отвернулась и протянула планшет затаившей дыхание Сакуре. Когда она вновь встретилась с Саске глазами, её лицо светилось лишь радушием и доброжелательностью. Она подошла к Саске и слегка наклонилась, опустив глаза на один уровень с его. Саске громко сглотнул - открывающийся отсюда вид приводил в беспорядок все мысли и мешал здраво соображать.

- Саске-кун, это очень и очень ценная для науки информация. Так как у тебя есть ещё четыре Камня, не хочешь ли ты оставить один у меня? Для исследований.

Она слегка повела плечами и огромные полушария в глубоком вырезе её хаори призывно всколыхнулись. Учиха закрыл глаза, проделал дыхательные упражнения, и решительно ответил:

- Нет, не хочу!

- Саске-кун, я бы на твоём месте немного подумала.

- Я хорошо подумал! - отрезал Саске.

- Настолько хорошо, что решил расстроить того человека, который когда-нибудь будет пересаживать тебе глаза? Ты знаешь, когда я расстроена, у меня дрожат руки. И в этом случае мало ли, что может случиться!

Саске посмотрел на Сакуру, та бросила ему сочувствующий взгляд, и сказала:

- Ты знаешь, Саске-кун, Цунаде-сенсей во многом права! Вот только я - её ученица и намерена учителя превзойти. Так что, если ты не возражаешь, я хотела бы посмотреть, как действует Камень на молодой растущий организм. Поэтому можешь отдать Камень мне, я, как твой верный друг и напарник, прикрывающий тебе спину в бою, о нём хорошо позабочусь!

Цунаде выпрямилась, повернула голову к Сакуре и одарила её настолько доброй и широкой улыбкой, что будь Саске на месте напарницы, он предпочёл бы оказаться на другом краю мира.

- А знаешь, Саске-кун, Сакура-чан во многом права. Два гениальных ума, работающих над проблемой, лучше, чем один. К счастью, у тебя есть целых четыре Камня! К тому же, ты говорил, что хочешь спрятать камень в печать. Мы с Сакурой разработаем гелель-фуин, специально для тебя. Но, конечно, можешь доверить Камень мне одной - этого будет более, чем достаточно.

Саске обречённо выдохнул. Боевые товарищи? Воля Огня? Когда это ситуация изменилась настолько, что он предпочёл бы выйти против всех Акацуки с запечатанной чакрой, имея в руках только ржавый кунай, чем оставаться в одной комнате с братьями, то есть сёстрами, по оружию?

- Цунаде-чан не зря зовётся великим медиком и умнейшей куноичи в мире! - неожиданно послышался новый голос. - Она абсолютно права! Вот только три гениальных ума, бьющихся над одной проблемой, имеют возможность решить её в кратчайшие сроки. Насчёт печати, не беспокойся! У тебя уже есть печать. После того как ты отдашь мне третий Камень, и я изучу его свойства, то модифицирую Печать Небес, чтобы она работала и с этой новой энергией. Ку-ку-ку, не беспокойся, дарить мне для исследований во благо деревни настолько ценный артефакт совсем не обязательно! Следуй своим желаниям и поступай, как подсказывает сердце! Ведь ты же не думаешь, что я - мелочный и злопамятный тип, и что с твоей Печатью Небес может случиться что-то нехорошее в самый неподходящий момент?

Саске резко обернулся. Возле двери стоял Орочимару, вольготно прислонившись к косяку. Поймав взгляд Саске, он пояснил:

- Я в госпитале случайно, просто проведывал Кабуто-куна на месте его новой работы. Очень талантливый мальчик! Можешь сходить его поздравить с получением звания токубецу-джонина!

Саске беспомощно осмотрелся по сторонам, поймав три очень хищных выжидательных взгляда. Что же, когда настоящий шиноби видит, что обстоятельства сильнее его, он их принимает с гордо поднятой головой.

Учиха подошёл ко стулу, снял с его спинки ремень с подсумком, и достал оттуда три невзрачных бирюзовых камня и положил их на стол.

- Надеюсь, вы не считаете, что подарки подобных масштабов - обычное и незначительное дело? Вы мне крупно, очень крупно задолжали. И, кстати, Сакура-чан, не хочешь ли со мной прогуляться? Прямо сейчас!

Сакура энергично замотала головой.

- Прости Саске-кун, совсем нет времени!

- Сейчас как раз время обеда! Мы можем даже пообедать вместе!

- Я захватила с собой бенто.

- Можешь считать... Демоны, это и будет нашим первым замечательным свиданием!

Сакура смотрела ему в глаза, заворожённо, словно мышь на змею, и даже немного приоткрыла рот. Но всё же чувство опасности, которое вырабатывается у каждого шиноби, взяло своё.

- Прости, Саске-кун! В госпитале очень, очень много дел! И мне отсюда не получится выйти ещё целую неделю! Как минимум неделю!

***

Решительным шагом Саске двигался по Конохе, словно дзюцу, летящее точно в цель. Он мог добраться туда гораздо быстрее, ведь можно было вскочить на крыши, помчаться со всей доступной шиноби скоростью, оказаться в нужном месте меньше, чем через минуту. Но именно сейчас он двигался твёрдым уверенным шагом, символизирующим непреклонность и неотвратимость.

Несколько раз слышались оклики от знакомых, но сейчас ему было не до них. Он зашёл в Башню Хокаге, слегка нарочито топая ногами, поднялся по ступеням и решительно распахнул дверь нужного кабинета.

Хокаге сидел на полу в позе лотоса и водил кистью для каллиграфии по развёрнутому свитку - наверное, снова писал какое-то зашкаливающе мудрое изречение о Воле Огня.

Услышав звук открываемой двери, он отложил кисть, встал и повернулся лицом к Саске.

- Здравствуй, Саске-кун. Ты, я вижу, закончил.

Учиха кивнул, подошёл к сенсею и вручил ему толстую стопку бумаги, над которой работал всю ночь.

- Книга Гелель, от первой до последней страницы.

- Хорошо. Я её изучу, а потом помещу в закрытой секции Архивной Библиотеки. Мне нужно время на чтение и обдумывание, лишь после этого смогу тебе помочь с Камнем.

- Сенсей, насчёт Гаары...

- Ты принял верное решение. Не беспокойся об оплате, этот вопрос уже улажен. Мы слишком мало знаем о состоянии дел на соседних континентах, так что полученные сведения будут нелишними, а затраты пройдут по статьям дальнего шпионажа. Да, кстати, Ибики навести через недельку. Сам понимаешь, его отдел сначала займётся первоочередными задачами. Изучение дзюцу кеккей генкай всегда имели самый низкий приоритет, обычно интересуют их возможности и способы противодействия.

- Кеккей генкай?

- Саске, кроме некоторых специфических нюансов, техники Гелель ничем не отличаются. Это дзюцу, которые обычный шиноби повторить не может. И соответствующие протоколы разработаны давным-давно, ничего заново выдумывать не нужно.

- Что будет с пленными?

Не то, чтобы Саске сильно беспокоила их судьба, но они слишком много знали. Для сенсея мотивы Саске были как на ладони.

- Боишься, что секрет Камней Гелель попадёт не в те руки? Не беспокойся. Насчёт Темуджина ты был прав. Он - неплохой парень, во многом похож на Наруто. Он добровольно пошёл на сотрудничество, сэкономил нам много времени. Несмотря на возраст, он ещё может стать шиноби, так что, возможно, когда-нибудь ты его будешь вести на миссию. Или даже посылать на неё.

- Хирузен-сенсей, вы же знаете, я не собираюсь становиться Хокаге! Оставьте это Наруто!

- Возможно, ты в будущем передумаешь. Остальные пойдут в тюрьму. Что до сведений... Неужели думаешь, что за все годы существования деревни, никогда не возникало ситуаций, когда пленник слишком много знает и может сболтнуть ненужное?

- То есть их всё же убьют? Ну, в тюрьме? Или посадят до конца жизни в одиночные камеры?

Хокаге укоризненно посмотрел на Саске.

- Зачем? Есть методы проще и надёжней. К примеру, тюремная печать, ею запечатывается нужная область знаний. Её обладатель не может сболтнуть лишнего просто физически. Изредка мы их даже ставим оперативникам Анбу перед опасным заданием.

Саске благодарно кивнул. Вопрос, наконец-то был окончательно закрыт.

- И, кстати, Саске-кун, зачем ты пришёл на самом деле?

Учиха скривился. Иногда проницательность сенсея действовала на нервы.

Саске решительно протянул руку, на ладони которой лежал последний Камень Гелель.

- Саске-кун, Коноха не отбирает у своих шиноби добытые в схватках ценности, ты мог бы это уже давно заметить!

А как же, Хокаге-сама, расскажите это своим ученикам!

- Я отдаю Камень не Конохе, а лично вам! Хирузен-сенсей, вы старый! И можете умереть в любой момент! - заявил Саске.

Во всей деревне подобное мог бы сказать лишь Наруто, но доверительные отношения учитель-ученик позволяли и не такие вольности.

Хокаге в ответ рассмеялся.

- Конечно, могу! Я прожил длинную и полную событий жизнь, так что к смерти готов давно. Не беспокойся, даже если это случится, в деревне есть кому подхватить мою шляпу.

- Именно это меня и беспокоит! Поэтому берите! И проживите достаточно долго, чтобы вашу шляпу получил именно Наруто, а не Орочимару или Цунаде.

Квест "Собрать Камни Гелель" провален. Результат: 1/5. Утешительная награда: Недостойное шиноби чувство мелкого злорадства.

Квест 26. Вернуть утраченное

Какой-нибудь ничтожный человек, не обладающий широтой души Саске, наверняка затаил бы злобу и обиду. Учиха решил выплеснуть свою злость в тренировках. У него оставался Дотон, который следовало освоить, да и количества насущных дел хватило бы на несколько жизней. Эти жизни у Саске были - они звались Каге Буншин.

К сожалению, как и с прочими активными источниками силы, надежды на Теневое Клонирование Камней Гелель оказались тщетными. С помощью Темуджина и инструкций из Книги Саске нащупал способ вызвать Резонанс Гелель. Оказалось, взаимодействие с Камнями не имело ничего общего с управлением чакрой, оно основывалось на желании и воображении. Не то, чтобы у Саске с ними были проблемы, но именно в этой области гением он не был. Учиха планировал адаптировать эту силу под принципы ниндзюцу, но, в любом случае, перед ним лежал долгий путь.

Постепенно Стихия Земли стала уступать Саске, его настойчивости и гению. Ему становилось всё легче и легче преобразовывать чакру и манипулировать ею, вплоть до того, что начали получаться самые простые из ранее скопированных дотондзюцу. Не успел Учиха вдоволь насладиться успехом, как пришло сообщение от сенсея. Оказывается, в деревню прибыла жаба-посланник. Наруто возвращался в ближайшие дни.

Не то, чтобы Саске требовалось что-то там доказывать идиоту, или желать провести на него впечатление. Нет, в чакраброню он одет был совершенно случайно - ведь тренироваться её использовать было жизненно необходимо. Протектор на ослепшем глазу Саске заменил, тоже совершенно случайно, на крутую пиратскую повязку. Ну а с мечами Киба Учиха никогда не расставался. Чакру в клинки он пустил чисто от скуки - просто ему нравилось слышать потрескивание молний. Да и выпятил грудь он только потому, что это полезно для осанки.

Сакура, до сих пор сторонящаяся его компании, а во время нечастых встреч избегающая взгляда, теперь таращилась с откровенным восхищением и подзабытым дзюцу "сердечки в глазах". Для большего удобства Саске выставил вперёд ногу. Раз облака сегодня были необычайно красивыми, он смотрел в небо, а значит не было ничего более естественного, чем приподнятый подбородок.

Идиот всё не появлялся. Саске, с выставленной ногой, окутанными райтон-чакрой мечами и задранным носом, начал чувствовать некоторую неловкость. Но он был гением тяжёлого труда - а значит, какой-нибудь опаздывающий идиот не смог бы ему помешать так стоять хоть целый день.

Постепенно восторженные взгляды Сакуры начали превращаться в обеспокоенные. Саске и самому надоела эта поза, да и пропуская чакру через мечи, он стал себя чувствовать глупо. К счастью, наконец-то прибыл Наруто. Он возник в облаке дыма точно в том же месте, откуда исчез после отправления на Мьёбокузан.

Саске не знал, получилось ли у него или нет, накладывает ли сендзюцу какой-то отпечаток на внешность, но Наруто выглядел абсолютно так же, как и раньше.

Увидев напарников, Узумаки очень обрадовался. Небрежно махнув рукой Саске, мечи которого исторгли особо ветвистую и яркую молнию, Наруто уставился на Сакуру.

- Сакура-чан, привет!

- Привет, Наруто!

- А почему у тебя изменился цвет глаз?

Несмотря на то, что вопрос был резонным, Учиха почувствовал раздражение. В этом был весь Узумаки: он никогда не придавал значения по-настоящему важным вещам, сосредотачиваясь только на ерунде. Саске повесил мечи на пояс и недовольно окликнул напарника:

- Привет, Наруто! Ну что, получилось?

Саске подумал, что Наруто попал под какую-то особо ужасную технику Акимичи, настолько раздулись его щёки. Его распирало от самодовольства, и это вызвало у Саске новый приступ раздражения. Шиноби должен быть скромным! Гордиться своими заслуженными успехами, но ни в коем случае не бахвалиться, особенно перед напарниками. Ну, ожидать от Узумаки, что он будет брать пример с Саске, явно не стоило. Если бы Наруто умел равняться на великих людей, он бы никогда не стал последним в классе.

- Получилось? Ты думаешь, что у самого непредсказуемого ниндзя Конохи и будущего Хокаге могло что-то не получиться?

Учиха скривился. То, что у неудачника может что-то получиться без присмотра Саске - это действительно непредсказуемый результат. Наруто истолковал гримасу правильно. Он задрал нос и сложил пальцы крестом. В облаке дыма появились два клона, которые тут же применили Хенге, превратившись в...

- Эй, Наруто, зачем тебе мини-клоны?

Наруто не удостоил Саске ответом, а две его чиби-версии бросили покровительственные взгляды (получить такое от Узумаки было неожиданно обидно), после чего запрыгнули оригиналу на плечи, уселись там в позу лотоса и сложили перед собой руки в странном жесте. Наруто на секунду закрыл глаза, а когда распахнул - их цвет из голубого стал ярко-жёлтым, зрачки вытянулись горизонтально, а вокруг глаз появились ярко-шафрановые пятна, похожие на неумеренный женский макияж.

- Наруто-кун, а что ты делаешь? - спросила Сакура.

Ей Узумаки ответил с готовностью.

- Когда я освоил режим Отшельника, причём намного круче, чем Эро-сеннин, мы с Фукусаку-сенсеем и Ма-сан пытались сделать совместное дзюцу. Но слиянию помешал хвостатый засранец! Я сначала хотел использовать клонов просто для передачи чакры, ведь для сбора природной энергии нельзя двигаться, но потом, когда изучил все нужные техники, сумел воспроизвести даже вот это Дзюцу Надирания Задниц! Смотри, Сакура-чан, и ты, теме, тоже смотри!

Наруто развёл руки и хлопнул ладонями.

- Сенпо: Гоэмон!

Его щёки раздулись, одновременно раздулись щёки и у обоих клонов. Изо рта Наруто плеснул тугой поток бурой маслянистой жидкости. Этот процесс неприятно напоминал обильную рвоту. Изо ртов клонов изверглись две струи: одна - ослепительно яркий Огонь, а вторая - полупрозрачный белёсый Ветер.

В этот момент Саске обрадовался, что Узумаки отправлялся на тренировку не с привычного третьего полигона, а отсюда - с горного плато, где Саске когда-то тренировался с Какаши-сенсеем перед третьим этапом экзамена. Иначе восстановлению бы полигон не подлежал.

Бурая субстанция смешалась с двумя стихиями, порождая нечто большее. То, что видел перед собой Саске, можно было охарактеризовать двумя словами: "абсолютное уничтожение". Огромный поток ослепительного пламени ударил в окрестные горы. Сила самого удара была столь велика, что скала не пережила столкновения, брызнув во все стороны осколками камней. Но это меркло перед тем огненным адом, который разверзся после. Волна жара ударила во все стороны, так что Саске и Сакуре пришлось прикрывать руками лицо. Температура повысилась, камни стали терять свои очертания, обтекая, словно куски масла на сковороде. Через пару секунд от того, что только что было скалой, остался лишь широкий котлован кипящей лавы. Клоны показали знак "победа" и развеялись облачками дыма.

Сказать, что Саске был ошарашен - промолчать. Когда он наблюдал подобное дзюцу в исполнении Саннина, это было само собой разумеющимся и воспринималось вполне естественно. Но теперь дзюцу применял Наруто, вчерашний неудачник!

С одной стороны, Итачи уж точно не поздоровится! А с другой... Непонятное чувство всколыхнулось в душе гения, привыкшего во всём быть первым.

- Неплохо, Наруто, неплохо, - сказал Саске и покровительственно похлопал Наруто по плечу. - Вижу, ты времени зря не терял!

- Ха, это ещё что! - расплылся от самодовольства Наруто.

Он выхватил из-за пояса свиток, разворачивая прямо в полёте, и мазнул по нему ладонью. Не успел Саске моргнуть, как Наруто уже защёлкивал на предплечье выхваченный из облака дыма знакомый наруч. Увидев это, Саске и Сакура одновременно рухнули на землю, крепко зажимая ладонями уши и осознавая, что это ни капли не поможет.

Прошла секунда, вторая, но ожидаемого оглушительного и пробирающего до костей воя не возникло, лишь неподалёку от озера лавы брызнула осколками камней чудом уцелевшая скала.

Наруто опустил руку, и Саске с достоинством встал с земли. Сакура тоже поднялась и уже отряхивала пыль с зелёного комбинезона.

- Наруто, а когда это ты научился пользоваться этой штукой? - удивлённо спросила она.

Узумаки расплылся в широкой зубастой улыбке и ответил:

- Ну, основы мне показала Таюйя-чан! Её дзюцу с дудочкой немного похожи! А потом я тренировался на Мьёбоку! Босс Гамабунта даже сказал, что утопит меня в бассейне с жабьим маслом, если я снова буду шуметь! И даже почти исполнил угрозу, но его уговорили Гаматацу и Гамакичи! К тому же, вы что, не заметили, я освоил Ветер! Ветер, Саске! Теперь Великий Сеннин Узумаки Наруто повелевает всеми пятью стихиями!

- Эй ты, Повелитель Стихий, а что у тебя с Разенганом? - насмешливо спросил Саске.

- С вот таким? - спросил Узумаки, вытягивая ладонь, на которой со свистом возникла вращающаяся сфера.

- Или таким? - он поднял другую руку и над ней возник второй Разенган.

- Или, может быть, таким? - он закинул назад и подогнул ногу, и третий Разенган возник прямо над ступнёй. - Помнишь, Какаши-сенсей говорил, что на ступнях управлять чакрой труднее всего? Ну что, кто величайший шиноби в мире?

Саске почувствовал, как внутри него вновь разгорается непонятное чувство. Да, он не собирался соперничать с Узумаки, это было всё равно, что пытаться доказать превосходство своему кунаю. Но с другой стороны, сбить спесь с этого идиота было жизненно необходимо.

Саске подошёл ко всё ещё стоящему в позе ласточки Наруто и снова покровительственно похлопал по плечу.

- Дружище, ты стал невероятно сильным, мне никогда не сравниться с твоими достижениями! - сказал он, повысив голос, чтобы перекрыть свист сразу трёх Разенганов.

Наруто расплылся в самодовольной улыбке, отпустил дзюцу и встал, выпятив грудь и приняв горделивую позу.

- За время твоего отсутствия, - уже тише добавил Саске, - я занимался лишь мелкими незначительными делами. К примеру, убил ещё одного Мечника Тумана, добыл Сакуре-чан новое и очень могущественное додзюцу, победил и вернул в деревню Орочимару... Ах да, совсем забыл, ещё спас Страну Ветра и Страну Огня от вторжения из-за океана, разгромив армию и победив пятерых обладателей великих артефактов. Несколько S-ранговых миссий, ничего серьёзного. Ну а то, что я теперь сенсор и у меня Киба - легендарные Мечи Тумана, не стоит даже говорить!

- Я... я теперь тоже сенсор! - ответил ошарашенный Наруто.

Но это прозвучало настолько жалко, что Узумаки, обычно не задумывающийся над тем, что несёт, и сам это понял.

Квест "Встреча напарника" завершён. Награда: +500 к чувству собственного глубокого удовлетворения.

***

Чтобы по-настоящему понять насколько ты что-то ценишь, нужно его потерять. Потерять, жить в страданиях, предаваться ностальгии, ну а потом, когда уже привык - снова обрести.

Только сейчас Саске по-настоящему понял, насколько ему недоставало Наруто. Речь, конечно, идёт не о самом Узумаки - тот остался всё тем же болваном, в компании с которым постоянно возникало желание чем-то его огреть (и Сакура, зачастую, даже не пыталась сдерживаться). Нет, Саске не хватало чакры. Такой чудесной, плотной, нескончаемой чакры Наруто, чакры, с помощью которой можно создать не только потрясающие дзюцу, но и целую армию клонов для тренировок.

Разумеется, после такого тренировки Дотона многократно ускорились, вплоть до того, что ограничивающим фактором стало не количество, а способность Саске выносить накатывающую моральную усталость, пусть физическая и быстро проходила под воздействием Камня Гелель.

Как и ожидал Саске, обретение Камня повлияло на его силу. Но, помимо безусловных плюсов, появились и явные минусы. Выносливость Саске многократно увеличились, и это повлекло изменения в балансе энергий его тела. Шинтай, физическая энергия, которая зависела от жизненной силы каждой клетки, достигла небывалых высот. Но в результате способность Саске контролировать чакру сильно ухудшилась. Он мог, пожертвовав контролем, создать гораздо больше чакры, но при этом расходовал её впустую, почти как Наруто. Как пояснил сенсей, теперь у Саске есть немалое преимущество, когда он доберётся до Йотона - эта трансформация природы чакры зависела именно от шинтай. Те же проблемы возникли и у Сакуры, но для неё ситуация стала почти катастрофической, на время поставив крест на гендзюцу и медицинских техниках.

Впрочем, контроль - та вещь, которую обрести гораздо легче, чем ощутимо увеличить объём чакры, так что мысли извлечь Камень ни в голове Саске, ни в голове Сакуры даже не возникли.

Одним из проектов, которые Саске реализовывал втайне от Наруто - способность создавать три Разенгана, стоя на одной руке (то есть два из них - на ступнях). Разумеется, Саске это делал для того, чтобы решить вопрос с контролем, а не из ничтожного и недостойного Учиха желания утереть нос этому белобрысому зазнайке.

Постепенно, в течение недели, окончательно поддался Дотон, и Саске всерьёз задумался над освоением Футона - чтобы, наконец, завершить круг стихий и получить возможность копировать любое стихийное дзюцу.

Квест: "Собери их все!". Прогресс 4/5

Но тем временем, перерыв между миссиями закончился, и Команда Саске получила вызов к Хокаге. У того было новое важное задание.

***

В офисе выдачи миссий, помимо Хокаге, присутствовал ещё один человек. У него было очень знакомое лицо, так что Саске сначала решил, что это Мицуми Цуруги - напарник Кабуто. Но, присмотревшись, понял, что ошибается. В любом случае, сходство было поразительным, казалось, что это то ли брат, то ли близкий родственник.

Саске внимательно вгляделся в лицо сенсея. Он не знал, что собирается увидеть, но картина, запечатлённая Шаринганом вечность назад, в самом начале ученичества, до сих пор была перед глазами. Хокаге не стал моложе, на его пожилом лице не убавилось морщин. Но, тем не менее, Саске отметил, что сенсей выглядит энергичнее, а количество старческих пигментных пятнышек, усеивающих его лицо и руки, несколько убавилось. Замечательно!

- Знакомьтесь, Чишима-сан, это одна из наших лучших команд. А это - Чишима из Страны Птиц, - представил гостя Хокаге.

Саске не позволил чувствам отразиться на лице - всё-таки он был профессионалом. К сожалению, Наруто был падок на похвалу и тут же задрал нос.

Саске вежливо поздоровался с клиентом, после чего поздоровались Наруто и Сакура. Хокаге начал вводить команду в курс дела.

- Как я уже сказал, Чишима-сан - житель Страны Птиц. Не так давно произошли две огромные трагедии - даймё Ооваши погиб, а через полгода внезапно умерла его дочь Токи. В живых остался Саги - брат-близнец Токи, он и занял пост даймё. С недавних пор по ночам возле дворца стал появляться призрак, облачённый в белые доспехи. Вашим заданием будет этого призрака изгнать. Верно ли я изложил, Чишима-сан?

- Да, совершенно верно!

- П-призрака? - вытаращился Наруто.

- Да, призрака. Надеюсь, будущий Хокаге не боится каких-то призраков?

- Конечно нет! - преувеличенно бодро заявил Наруто. - Ни один призрак не устоит против моих дзюцу!

- Замечательно! Миссию осложняют две вещи. Чишима-сан пришёл к нам в деревню в частном порядке. Он вложил все свои сбережения, но этого не хватит даже на миссию ранга С.

- Мне безразлично, - сказал Саске. - Моя команда, конечно, не благотворительный фонд, но кое-что мы готовы предпринять ради репутации. Я хочу, чтобы миссия попала в наши досье под рангом А. К тому же, сенсей, кому как не вам знать, насколько часто подобные безобидные задачи в итоге оказываются очень серьёзными испытаниями? Уверен, что никакого призрака не существует, и что это дело рук вражеских шиноби. Смерть даймё и его дочери без посторонней помощи - слишком нечастое событие. Наруто, Сакура, вы согласны взять миссию?

- Конечно, Саске-кун.

Наруто, услышав о возможном враге, повеселел:

- Мы не боимся никаких призраков! А если это шиноби - так вообще, я лично надеру им всем задницы!

- Хокаге-сама, вы сказали "два осложнения". А второе? - напомнил Саске.

- Возможно, Саске-кун, ты захочешь отказаться!

- Отказаться? - спросил Наруто. - Саске, конечно, засранец, но не трус! Он ни за что не откажется!

Саске на секунду задумался. Просто так сенсей бы не стал поднимать вопрос, а это значило только одно. От предвкушения у Саске замерло сердце.

- Сенсей, зависит ли мой отказ от того, овладел или нет я Дотоном?

- А ты овладел? - спросил Хирузен-сенсей.

- В достаточной степени.

- Саске-куна, - пояснил Хокаге клиенту, - могут задержать клановые дела.

- А они справятся вдвоём? - с сомнением протянул Чишима.

Саске хмыкнул:

- Пусть Наруто и выглядит идиотом...

- Заткнись, теме!

- ... но вдвоём с Сакурой у них достаточно сил, чтобы стереть вашу страну с карты. Причём, Сакура нужна для того, чтобы не дать Наруто сделать это ненароком.

Почему-то подобная рекомендация Чишиму ни капли не успокоила.

***

После краткой проверки способностей Саске, Хирузен-сенсей показал ему дзюцу Сокрытия Крота - технику, позволяющую передвигаться под землёй. Очень похожее дзюцу Саске с Наруто ощутили на своей шкуре ещё во время экзамена с колокольчиками.

Брифинг настоящей миссии происходил в закрытом помещении без окон, находившемся в неприметном здании неподалёку от Академии. Судя по тому, что ощущения Саске обрывались через несколько метров, здание закрывало какое-то кеккайдзюцу.

Компания, которая собралась в этой комнате, была очень примечательной, а местами и неожиданной. Помимо Хокаге и Саске присутствовали все три Саннина, Какаши-сенсей и какой-то незнакомый Хьюга - молодой парень с двумя косичками, обрамляющими лицо. Ещё однин участник собрания не был ни человеком, ни даже живым существом.

Зецу стоял посреди комнаты, застыв уродливой однорукой и одноглазой статуей. У его ног стоял низкий столик, на котором была насыпана груда земли. Орочимару посматривал то на Зецу, то на Саске с невинной улыбкой, и это очень нервировало.

- Миссия, которая вам предстоит, - без предисловий начал Хокаге, - имеет ранг S и проходит под тем же грифом секретности. Ей требуется полная скрытность, боевые столкновения не предусмотрены. Если вы обнаружены - миссия провалена. Чтобы этого не произошло, одним из участников станет Хьюга Токума, как обладатель сильнейшего в клане Бьякугана.

Упомянутый Хьюга кивнул.

- На случай, если все принятые меры предосторожности окажутся тщетными и вас обнаружат, мы будем надеяться на Шаринган Хатаке-сана, обладающий схожими свойствами с Учиха Обито.

- Схожими? - не выдержал Саске.

- Какаши-сан обладает Мангёке Шаринганом, - подтвердил Хокаге. - В связи с тем, что его глаз когда-то принадлежал Обито, их дзюцу взаимосвязаны. К сожалению, пока что мы не имеем возможности гарантировать успех в случае сражения. Несмотря на информацию, предоставленную Зецу, мы незнакомы с природой нематериальности того пространственно-временного дзюцу, которое использует ренегат. К сожалению, с Обито не сумел справиться даже Йондайме Хокаге.

- Но как вы планируете его победить, Хирузен-сенсей? - не выдержал Саске.

- С помощью Какаши-куна я разрабатываю дзюцу, позволяющее либо проникнуть в измерение Камуи, либо хотя бы его блокировать. Но мы отвлеклись. Цель миссии - диверсия и лишение врага материальных ресурсов. Это единственная цель, вам понятно?

Саске непонимающе взглянул на Хокаге. Получив похожий взгляд от Какаши, тот вздохнул.

- Какаши-кун, если столкновение с Обито произойдёт, то помни: теперь он не твой напарник, тебе не важно, что его толкнуло на тёмный путь. Теперь это враг, которого следует устранить как можно скорее. Выяснить отношения ты сможешь и после его смерти - Орочимару тебе в этом с удовольстием поможет.

Глаз Какаши выражал обиду и недовольство, но он всё-таки кивнул.

- Саске-кун, ты мечтаешь отомстить за свой клан. Ты стал намного сильнее, скорость роста вашей команды потрясает воображение. Но пока ты не противник ни для Итачи, ни для Обито. Если Обито появится, твоя задача - уйти живым. Я ясно выражаюсь?

Слушать, как Хокаге поучает, как какого-то студента Академии, было обидно, но, к сожалению, он был прав. Саске ответил кивком.

- Орочимару, именно благодаря твоим талантам, мы получили возможность провести операцию. У тебя всё готово?

Орочимару достал небольшой свиток, пачку фотографий и положил их на свободный от земли край стола. На фотографиях было запечетлено огромное количество стеклянных сосудов, в которых плавали глазные яблоки со свисающими с них ниточками нервов.

- Да, я подготовил все муляжи.

- Замечательно. И не забудь, ты отправляешься не за материалом для экспериментов, так что ни статуя Гедо Мазо, ни дерево тебя не интересует. В идеале стоило бы их уничтожить, но мы не обладаем достаточно мощными дзюцу, к тому же их уничтожение нарушит всю секретность операции. Так что пока что только лаборатория. Ты меня понял, Орочи-кун?

- Ку-ку-ку, только лаборатория, яснее ясного!

- Цунаде и Джирайя, как и Какаши, нужны для силовой поддержки на случай непредвиденных обстоятельств. В идеале для вас это будет простой прогулкой. Как и для тебя, Саске-кун. Твоё присутствие обусловлено лишь тем, что миссия непосредственно касается дел Учиха Ичизоку. Токума, Зецу и Джирайя обеспечивают разведку и обнаружение. Ну а теперь Зецу покажет с чем предстоит столкнуться. Зецу, приступай.

Зецу положил руку на груду земли, и она поплыла, изменила форму и цвет, превратившись в макет горного хребта, вокруг которого торчало нечто, схожее с костями исполинских животных. Одна гора укрупнилась, её верхушка начала исчезать, пока в образовавшемся разрезе не появилась длинная извилистая цепь пещер.

- Место, в которое вы направляетесь находится неподалёку от северных границ Страны Огня, между Травой и Звуком. Вы отправитесь туда... Да, Саске, ты хотел что-то сказать?

Саске опустил поднятую руку:

- Скорее предложить. Мы туда полетим.

***

С тем количеством мер предосторожности, которые предприняли напарники Саске (Ха! Напарники! Три Саннина, джонин и токубецу джонин исполняли миссию наравне с ним!), вероятность провала стремилась к минимуму. Но Саске не обольщался - он знал, что неожиданности возникают в самые непредвиденные моменты, поэтому вместо ожидаемой прогулки по парку, вышла чистка зубов в пасти биджу. Желудок сводило от напряжения, а по спине постоянно бегали мурашки.

Идею воспользоваться летающим транспортным средством после недолгих размышлений шиноби одобрили. Несмотря на то, что в этом способе транспортировки имелись некоторые недостатки, к примеру, летящий "Возмездие" было видно издалека, преимущества всё компенсировали. Джирайя-сама скорректировал маршрут, по мере приближения к цели пришлось опустить аппарат к самой земле, а в самом конце, на пределе видимости Бьякугана, он применил какое-то дзюцу, сделавшее аппарат полностью невидимым. Саске слышал об этом дзюцу, Хокаге полушутя-полусерьёзно утверджал, что его ученик придумал его для подглядывания на горячих источниках. Использовать же технику в подобных масштабах было чем-то невероятным.

После высадки все трое Саннинов применили ещё одно дзюцу. Саске знал подобную технику - это было низкоуровневое Какуремино, которой пользовалась даже малышня. В итоге вся поверхнось гондолы и пузыря покрылась пятнами зелёного цвета, повторяющими очертания и оттенок окружающей листвы. Чуть позже, когда отряд отдалился от места высадки, Саске взглянул на место приземления с окрестных скал - обнаружить "Возмездие" невооружённым взглядом не удалось, лишь активация Шарингана позволила заметить едва заметное свечение чакры.

Молчаливый Зецу вёл отряд запутанными горными тропами и узкими расселинами, пока они не оказались возле ничем не примечательной глухой скалы.

- Внутрь! - коротко сказал он и погрузился в скалу.

Спутники Саске один за другим изпользовали дзюцу и погружались в скалу вслед за Зецу. После того, как зашли Саннины, Какаши-сенсей сделал приглашающий жест, и Саске, глубоко вздохнув, воспользовался изученной техникой.

Чакра Трёх Легендарных Шиноби сияла как маяк, так что Саске не боялся заблудиться. Преодолеть пришлось немного - около сотни метров. Саске вынырнул из скалы вслед за спутниками, рядом возник Какаши-сенсей, а последним появился Хьюга с активированным Бьякуганом.

- Для чего такие сложности? - шёпотом спросил Саске.

- Все проходы к этому месту снабжены ловушками и сигнальными дзюцу, - пояснил Хьюга. - И пока мы не попали внутрь, не было уверенности, что сможем обнаружить их все даже с Бьякуганом.

- А теперь?

- Внутри ловушек нет. Очевидно, что Учиха...

- Предатель! - вспылил Саске. - Он - не Учиха!

- ...предатель Обито в ладах со здравым смыслом и не стал превращать в западню место, где он может появиться раненым или обессиленным. Ты же не устраиваешь полосу препятствий у себя в спальне? Ладно, дальше без разговоров!

Саске согласно кивнул, пытаясь ничем не выдать тот факт, что после предательства Итачи некоторое время он именно так и поступал и прекратил лишь после того, как несколько раз спросонья угодил в собственные ловушки.

Саске осмотрелся по сторонам, пытаясь разглядеть, где очутился. Огромная пещера казалась бы творением природы, если бы время от времени не встречались элементы грубой кирпичной кладки, предметы аскетичной мебели, грубо сбитая деревянная лежанка с грудой мятого белья, и неожиданно мощная и современная металлическая дверь.

Джирайя, выступавший в миссии лидером, жестами отдал приказы. Шиноби рассредоточились, Хьюга указал на дверь и показал жест "опасность". Зецу подошёл к одной из стен. Этот момент был тщательно отработан на брифинге и отрепетирован на макете. Саске последовал за Орочимару и Зецу прямо сквозь каменный монолит. Путь был довольно извилист и проходил сразу в трёх измерениях. Приходилось двигаться в сторону, немного нырнуть вниз, потом подняться вверх, чтобы в итоге выйти из потолка и приземлиться на пол.

Саске с гордостью глянул на висящие на поясе бумажные бирки, которые получил от Токумы. Повод для самодовольства имелся - именно идея Саске с призывом сигнального куная была доработана сенсеем до использования в отряде. Теперь, в случае опасности отрядный сенсор отменит одно из дзюцу призыва, и тогда бумажки из соответствующей пачки исчезнут у всех участников миссии. Пока что было всё чисто.

Орочимару широко разинул рот и языком достал оттуда знакомый свиток. Это было омерзительное зрелище, Саске считал, что в подобной демонстрации не было нужды, но смысл пререкаться отсутствовал. Учиха поднял глаза. Лаборатория была освещена несколькими люминисцентными лампами. И в их холодном свете виднелись сотни стеклянных контейнеров с плавающими в них глазами. Саске до сих пор не слишком доверял Орочимару, поэтому активировал Шаринган, чтобы запечатлеть положение всех глазных яблок, всё запомнить и пересчитать.

Это было огромной ошибкой. Шаринган - величайшее додзюцу в мире. Оно настолько усиливает восприятие, настолько улучшает чёткость и глубину, что любой человек с обычными глазами по сравнению с этой фейерией деталей и цветов, кажется жалким слепцом. Но сейчас перед Саске были не просто человеческие органы. Это были глаза, безжалостно вырванные из тел друзей, знакомых, родных и любимых людей.

Независимо от желания Саске, Шаринган показывал в потрясающих подробностях не только сами додзюцу, но и подписи на колбах с именами, кому эти глаза принадлежали. Добрая и милая Изуми-чан, влюблённая в ублюдка Итачи. Сецуна-сан, член Военных Полицейских Сил, так хорошо владевший кендзюцу. Закадычные друзья Инаби, Текка и Яширо, даже после смерти оказавшиеся рядом. Папин подчинённый Якуми-сан, ещё один полицейский. Дядюшка Теяки и тётушка Уручи, давно подавшие в отставку и открывшие магазинчик, где пекли и продавали такие вкусные сембеи. Ряды и ряды сосудов, сотни и сотни глаз.

Наконец, взгляд Саске зафиксировался на двух парах колб и прикипел к надписям под ними. Папа, такой строгий и непреклонный, и мама - любящая, ласковая и родная. При виде глаз мамы Саске охватил гнев. Мама даже не была Учиха! В ней текла лишь четверть клановой крови, то, что при этом она пробудила Шаринган, пусть даже только с двумя томоэ, было невероятным достижением! Ублюдок Обито забрал даже мамины глаза!

Саске прекрасно знал, что любимые люди мертвы. Он не только видел трупы на улицах, когда возвращался с тренировки, но и многократно наблюдал резню, включая смерть родителей, в двух Цукуёми, в которые его погрузил предатель. Но именно сейчас, когда он смотрел на эти органы, выставленные, словно на витрине магазина, с невиданной силой накатило ощущение потери. Именно теперь Саске полностью осознал, что родители действительно умерли.

Не в силах стоять на ногах, Саске рухнул на колени. Слёзы нескончаемым потоком стекали по его глазам, но ему было плевать, что Орочимару увидит его неподобающее настоящему шиноби поведение. Саске провёл рукой по щеке, чтобы вытереть эти слёзы, а когда отнял ладонь, то увидел блеснувшую кровь.

- Ку-ку-ку, это было неожиданно, Саске-кун, - послышался голос Орочимару.

- Оставьте меня в покое, Орочимару-сан! - огрызнулся Саске. - Тут вся моя семья!

- Нет, ты не понял, Саске-кун! Твои глаза!

- Что мои глаза?

Саске сорвал с головы протектор и вгляделся в отражение на полированном металле. Его глаз пылал алым светом, но вместо привычных вращающихся томоэ его узор представлял собой странный шестилепестковый цветок, чем-то напоминавший стилизованную модель атома из учебника то ли физики, то ли химии.

В результате действий, совершённых пользователем, Шаринган эволюционировал в Мангекё Шаринган.

Со вспыхнувшей надеждой Саске отодвинул повязку со второго глаза. Но чуда не произошло - он всё так же оставался слеп. Внезапно Саске устыдился своего поведения. Он был на миссии, на опасной миссии. Несмотря на горечь потери и радость обретения, он не имел никакого права подрывать доверие и поддаваться чувствам.

- Я в порядке! - сказал он. - Продолжаем.

Орочимару кивнул, вновь омерзительно облизнул губы, расстелил на операционном столе, стоящем посреди лаборатории, свой свиток и сложил несколько Ин. Во вспышке дыма на свитке возникла большая груда глазных яблок. Саске, не показывая отвращения, сложил пальцы крестом и создал десяток клонов. Орочимару одобрительно кивнул и последовал его примеру.

Дальше были десять минут однообразной неприятной работы. Достать колбу, извлечь глаз, положить на соответствующее место ещё большего свитка со множеством ячеек, опустить в колбу фальшивку, вернуть на место. Повторить. Один раз, второй, третий, много, много раз. Работать в перчатках, чтобы не оставлять отпечатков пальцев. Супать осторожно и ничего не касаться, чтобы потом Орочимару сумел подчистить следы каким-то из своих дзюцу. Лёгкое, несложное и неожиданно выматывающее занятие.

Один из клонов неподвижно стоял в стороне и пристально следил за обстановкой активированным Шаринганом.

- Ку-ку-ку, не доверяешь мне, Саске-кун? - спросил Орочимару.

- Простите, но нет, не доверяю! Вы слишком уж хотели заполучить додзюцу моего клана!

- Правильно делаешь, я и до сих пор хочу, - одобрительно кивнул Саннин.

Наконец, когда всё было закончено, Саске запечатал глаза, свернул свиток и спрятал за пояс. Орочимару вытянул руку, она удлиннилась на много метров и стал дотрагиваться до потолка в определённых местах. Там, где его ладонь касалась поверхности, расползались узоры символов. Затем он приложил руку к земле и по полу прошла волна чуть светящейся чакры.

Наконец, все дела были сделаны. Неподвижно стоящий Зецу поднялся по стене и погрузился в потолок. Орочимару и Саске последовали за ним - обратно в пещеру. Когда они вернулись, Джирайя, Цунаде и Какаши заканчивали расставлять похожие печати.

- Мы закончили! - сообщил Саске.

- Мы почти тоже! - ответил Джирайя.

Он решительным шагом прошёл к неприметному каменному параллелепипеду в одном из углов, и снял крышку. Это оказалось саркофагом, в котором лежал высохший труп. Джирайя расстелил свиток, сложил печати, и труп бесследно исчез. Затем он распечатал из другого свитка ещё одно иссохшее тело и уложил на место предыдущего покойника. Заметив недоумённый взгляд Саске, Джирайя пояснил:

- Мадара. Чтобы лишить Обито любых возможностей воскрешения. И, кстати, чтобы у тебя, Орочи, не возникло никаких идей.

- Ку-ку-ку, кое-какие идеи у меня всё же возникли! - заявил Орочимару.

- Миссия завершена, мы уходим! - приказал Джирайя.

- Пока нет. Мне нужно сходить, посмотреть на одно замечательное деревцо!

- Орочимару, ты что, не слышал слов сенсея? - дёрнула бровью Цунаде. - Мы не сможем уничтожить ни дерево, ни статую!

- Кто говорит об уничтожении, Цунаде-чан? - рассмеялся тот противным смехом. - Я пообещал Сару-сенсею не проводить опытов на живых людях, но он ничего не говорил о Зецу!

- Орочимару, ты что, почувствовал себя слишком...

- Цунаде! - оборвал её Джирайя. - Пусть идёт. Орочи, у тебя семь минут.

Орочимару вновь рассмеялся и направился в один из проходов.

- Орочимару! - выкрикнула ему в спину Цунаде.

- Да? - шея Орочимару вытянулась, и голова жутковато развернулась назад.

- Раз уж ты идёшь, раздобудь и мне парочку! Хотя, знаешь, подожди! Я тебе помогу!

***

Из-за нарушения планов миссии Саске не покидало тревожное чувство. Он беспокоился, кодга двое Саннинов ушли, беспокоился, когда они вернулись, сжимая руках и пучках змей грозди белых одинаковых фигур. Волновался, когда команда покидала убежище Обито, когда Орочимару и Цунаде сбросили пленников в корабельный карцер, предварительно усеяв его множеством печатей. Он нервничал даже во время взлёта, поднимая "Возмездие" высоко в воздух.

Успокоился лишь когда Джирайя и Орочимару сложили по длинной цепочке Ин, после чего гора, от которой они удалились, задрожала, с неё начали сыпаться камни, а затем она ощутимо просела.

Токума-сан, наблюдавший за всем этим активированным Бьякуганом, удовлетворённо кивнул.

- Лаборатория уничтожена, пещера полностью завалена. Следов нашей чакры нет. Сработано чисто.

Джирайя покачал головой.

- Не стоит расслабляться. Неизвестно, какими ещё способностями обладает Обито и насколько силён его Шаринган. Но цели достигнуты, так что поздравляю все с ещё одной S-ранговой миссией. Тебя, Саске, с первой в послужном списке.

- Со второй, - скромно заметил Саске. - Моя первая сидит рядом с вами.

- Ку-ку-ку, Саске-кун имеет в виду возвращение твоего заблудшего напарника обратно в деревню!

- Ладно, тогда со второй! - беззаботно поправился Джирайя.

Цунаде, лениво откинувшись на соседнем диване и попивая какой-то напиток из корабельного бара, заинтересованно спросила:

- Миссия успешна, ты получишь второй Шаринган. Не жалеешь?

- О чём? - не понял Саске.

- Додзюцу эволюционировало, но твой второй глаз слеп. И заменить его ты сможешь лишь на обычный Шаринган. Я слышала, что некоторые техники требуют двух Мангекё. И если бы ты не истратил свой глаз на Орочи-куна, тогда обрёл бы огромное могущество.

Саске задумался. Кое-какая истина в её словах была, но всё же...

- Если бы я не ослеп, меня бы не было на этой миссии. Полагаю, её бы провели и без меня, вот только у Хирузена-сенсея не возникло бы причин допустить к участию простого чунина.

Цунаде кивнула, признавая его правоту. Ведь действительно, Саске по сути напросился на миссию, от него бы не было ни пользы при возможном столкновении, ни особой необходимости без него. Эволюция Шарингана стала непредвиденной удачей, сюрпризом, разве что не слишком приятным.

- К тому же, - добавил Саске, - я собираюсь заменить оба глаза!

Все ошарашенно уставились на Саске, словно у него вырос хвост. Но Саске хорошо подумал над своим решением, поэтому голос был твёрд. Он отвернул голову от штурвала и взглянул на Какаши-сенсея.

- Сенсей, вы говорили, что использование техник Мангекё Шаринган приводит к слепоте. К такой же слепоте, как после использования Изанами. Это правда?

Какаши-сенсей кивнул.

- Да, но не сразу, только при длительном использовании.

- После эволюции своих глаз, я чувствую эти новые техники. Величайшее гендзюцу, несокрушимый доспех, неугасимое чёрное пламя. Я ощущаю силу, которую они дают. Мне хочется ими воспользоваться, ведь они выглядят, как простое решение всех проблем. Именно поэтому я не собираюсь их использовать. Никогда.

- И это всё? - удивился Орочимару. - Из подобных опасений ты отказываешься от могущества?

- Какой смысл использовать дзюцу, которые ты не можешь отточить на тренировках до совершенства? Не лучше ли воспользоваться техниками пусть даже ниже рангом, но более привычными? Хирузен-сенсей как-то сказал, что точно нацеленным кунаем можно добиться большего, чем впустую потраченным S-ранговым дзюцу.

- Ну, не знаю, - не согласился Орочимару. - Мощные дзюцу - это мощные дзюцу.

- Орочи, замолчи! - прикрикнула Цунаде. - Возможно, парень прав.

- Я стану сильным и так! Я уже не тот генин, что едва лишь вышел из Академии и практически погиб в схватке с подручным Момочи Забузы! Я уничтожу Итачи, несмотря ни на что! И сделаю это сам! Ведь... а, не важно!

- Что "не важно"? - спросил Джирайя.

Саске замялся, не зная, стоит ли это говорить? Но затем решился.

- Итачи. Он говорил, чтобы я приходил за ним, когда получу такие глаза, как у него. С чего бы это мне слушаться эту мразь?

Голос Саске повышался, пока не перешёл на крик.

Услышав от напарников слова успокоения, Саске пришёл в себя. Да, он говорил правду. Но это была не вся правда. Если выгорит затея с регенерацией, если ослепший глаз восстановится, это откроет безграничные перспективы! Тогда можно будет отрабатывать любые дзюцу, а когда глаза почти что ослепнут, пересаживать их Наруто, до тех пор, пока они не восстановятся. Да, Итачи хотел, чтобы Саске получил такие же глаза, но, во-первых, глупо пренебрегать здравым смыслом, чтобы сделать вопреки словам подонка, а во-вторых, настоящий шиноби использует все ресурсы! К тому же, такой Мангекё Шаринган станет практически вечным, а это намного больше, чем то, что когда-либо будет у Итачи. А против того, чтобы превзойти предателя, Саске ничего не имел.

Получен квест: "Превзойти Итачи". Награда: Вечный Мангекё Шаринган.


Оценка: 7.07*50  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Научная фантастика) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"