Гамма: другие произведения.

На перекрестье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:

   Конструкции знакомого здания уже обрисовались вдали, когда ритм движения сбился, впереди была "пробка". Игнат чертыхнулся, он не любил опаздывать, рассчитывал приехать заранее. Впрочем, до времени, назначенного высоким начальством, оставалось около получаса. И тут закурлыкал мобильник.
   Номер звонившего был скрыт. Игнат этого не любил, но все же нажал кнопку, голос был слишком хорошо знаком:
   - Послушай, ты на редкость неосторожен, маленькая дрянь сбросила компромат. Не знаю, насколько это серьезно, и дошли ли уже слухи до нашего любимого. Он ведь послал своих ищеек проследить за твоими действиями. Подозреваю...
   - Лично я подозреваю, что ты ошиблась номером, - сухо сказал Игнат и отключил телефон. Он ненавидел подслушивать, даже тогда, когда это касалось его лично. Но в горле сразу пересохло. Вытащил сигарету, нервно размял ее, но тут застывшая лента машин пришла в движение, Игнат надавил ногой на стартер.
   Совещание затянулось. Хотя босс не любил пустопорожней говорильни, в его команде хватало умельцев потрепать языком. Игнат рисовал чертиков, карикатуры на сидевших напротив и прочую дребедень. Наконец тягомотина закончилась, он встал, собираясь уходить, но начальник махнул рукой, приглашая остаться. Как выяснилось, его заинтересовало брошенное вскользь замечание по поводу концепции интерьера проекта новой гостиницы.
   Декоратор оживился, вытащил несколько листочков бумаги с набросками и покраснел. Он нечаянно прихватил и злополучный лист, измаранный от скуки. Потянулся забрать его, но босс отвел руку, внимательно рассматривая рисунки. Потом поднял глаза:
   - Не думал, что и тебя захватила эта стерва.
   Игнат растерялся, в недоумении уставился на то, что изобразил, не задумываясь ни о чем, и сердце его снова болезненно сжалось. Среди смешных рожиц выделялось красивое женское лицо. Телефонный звонок разбудил слишком многое в его душе. Но когда и как начальник познакомился с нею?..
  
   Она внимательно рассматривала свое отражение в зеркале. Блестящая поверхность ей льстила. Тональный крем лежал ровно и совершенно не был заметен в эти послеполуденные часы, когда беспощадное летнее солнце расправлялось с противоположной стороной дома.
   - Ты прекрасна, спору нет! - С пафосом продекламировал мужчина, лежащий на кровати.
   - Повторяешься, - холодно обронила женщина, нанося очередной слой туши на ресницы. - Это тебе свойственно, в стрессовые моменты грешить логореей, бесконечным пустопорожним словоизвержением.
   - И кто же из нас более многословен сейчас? - Он все еще улыбался, скрывая раздражение.
   Она поправила подводку вокруг глаз, добиваясь наиболее естественного эффекта, и, все так же не поворачивая головы, обронила:
   - Не злись, ты натворил достаточно глупостей, но мы должны думать о другом. На мой взгляд, самый разумный выход из создавшегося положения - устранить препятствие...
   - Даже, если препятствие - человеческая жизнь? - Он приподнялся на локте, внимательно, словно впервые, разглядывая лишь недавно стонавшую в его объятиях женщину.
   Пожав плечами, она аккуратно повязала шарф, потянулась за сумочкой и, направившись к двери, словно между прочим сказала:
   - В противном случае нам придется расстаться. Знаешь ли, я дорожу не только своей репутацией. Самоуважение для меня - не пустой звук. А быть рядом с лузером...
   - Любовь без денег не стоит ни гроша, - съязвил он охрипшим голосом.
   - Совершенно верно. - Она отворила дверь, так и не удостоив его взглядом.
   ......................................................................
  
   Здание в стиле "арт нуво" поднималось полукруглыми уступами, горделиво взирая на мельтешенье людей и машин по просторной Виа Гранде. Оно стояло на пересечении одной из крупнейших артерий Мадрида с небольшой улочкой, потерявшей свое имя на туристических картах. Хорошо знавший город таксист подъехал к отелю именно со стороны этой незначительной извилины, вынес чемоданы и передал их юнцу, выглянувшему из неприметных дверей.
   Они сразу же оказались у стойки рецепшн. Соня машинально откинула упавшую на глаза прядь волос и покрутила головой, поражаясь тесноте и неказистости холла, но затем увидела, что настоящий "парадный" вход расположен на противоположной стороне и просто был полускрыт лестницей. Он оказался презентабельней и просторней. Конечно, не безмерная ширь современных колоссальных гостиничных монстров, просто уютное пространство, добродушно распахивающее свои объятья гостям старых европейских отелей.
   Вполне модерная стеклянная кабинка вознесла их на шестой этаж. От прикосновения магнитной карточки мигнула зеленая искорка, и они наконец вступили в свои временные мадридские владения. Нужно признаться, более чем скромные владения, отметила про себя их новая обитательница.
   Двуспальная кровать занимала почти весь номер. Платяной шкаф представляли два узких пенала со стеклянными дверцами ( "Чтобы даже из дальнего угла было видно, на какой именно полочке лежат мои трусики" - съязвила про себя Соня). На ее взгляд, комнатенка никак не соответствовала понятию аппартаментов в четрыехзвездочной гостинице. Но она не собиралась объяснять мужу, что ей случалось бывать и в номерах люкс действительно высококлассных отелей.
   Очевидно, в данном случае и "звездочность", и цены диктовались, в первую очередь, местоположением, а оно, судя по кропотливому изучению карты города, было просто шикарным. Ибо "Capital Santi" находился в самом центре "Золотого треугольника" музеев Мадрида, можно было пешком дойти и до Прадо, и до музея Тиссена-Бронемиссы, и до Центра искусств королевы Софии. А комната...что комната? Они ведь не собирались сидеть в этих четырех стенах всю эту долгожданную неделю. К тому же, лишь благодаря внезапному подарку небес Игнашке удалось оплатить эту весьма и весьма скромную, "роскошь". Нужно надеяться, что сказочный поворот судьбы оказался не случайным, и открыл новую страницу в их жизни.
   .............................................................................................
  
   Муж, который последние дни находился в подавленном состоянии, сейчас сиял, как новая копеечка, но пытался скрыть распиравшее его самодовольство под напускной скромностью:
   - Конечно, это не те хоромы, в которые мне хотелось бы тебя поселить. Но со временем, я уверен, все будет гораздо роскошней.
   Звонко рассмеявшись, она чмокнула его в щеку:
   - Ты просто не представляешь себе, как мне все здесь нравится! А, главное, мы в Мадриде! Я столько мечтала об этом. И ты со мною рядом. Не могу поверить, все совершенно нереально, как чудесный сон. Нет, правда, может быть, я сплю и выплетаю сновидение из нитей своей заветной мечты!
   Супружник расплылся в улыбке малолетнего дебила. Она тоже улыбалась совершенно искренне. Его наивная доверчивость была не менее смешна, чем нелепые банальности, которые изрекали ее собственные губы.
   "Да, - внезапно мелькнула мысль, - нас, женщин, создают встреченные нами мужчины. Нужно только уметь выбирать и уметь расставаться с теми, кто уже исчерпан до дна".
   Разумеется, этот гостиничный номер был неимоверно далек, например, от президентского номера, в котором ей довелось побывать со Степашкой. Где это было? Кажется, в Сингапуре. А вот название отеля уже забылось. Огромные комнаты (три или четыре?), изваяние Буды на колоссальном балконе... Впрочем, нет, пожалуй, гостиница на Бали впечатляла больше. Небольшое бунгало с бассейном, а за ним террасами ниспадающий райский сад. И ощущение, что это все принадлежит лишь тебе, потому что соседние домики расположены вне поля зрения. К тому же, их совсем немного в этом приюте подлинной элиты, подлинных денежных тузов.
   Скверно было лишь то, что настоящих богачей жены так просто не бросают. А оставаться всего лишь любовницей означало лишить себя будущего. И все же она была признательна Степану, показавшему достойную ее жизнь. Но, конечно же, прошлое и прежние впечатления совершенно не касались мужчин, плененных ею впоследствии.
   - Тебе действительно нравится этот номер? - Муж глядел на нее, ожидая похвалы, словно Тузик, выпрашивающий кость.
   Ее руки обвили его шею:
   - Ты самый замечательный! Самый невероятный! Самый, самый, самый!
   Его руки дрожали от нетерпения, расстегивая кружевной лифчик.
   .................................................................................
  
   - Не понимаю, как включается эта кофеварка?
   Лиза наклонилась над машинкой эспрессо и нажала кнопку, умильно смотревшую на них прямо сверху черной блестящей поверхности. Как похоже на Жеку: разбираться в финансовых хитросплетениях и интригах, но не ладить с самыми простыми бытовыми приборами.
   Они смаковали свой кофе, сидя за барной стойкой в торце просторного салона номера люкс. Стену украшала инсталяция из бобин с кинопленкой. Это было забавно. А вообще-то роскошь люкса отдавала китчевостью ("Слишком много мигающих огоньков, режущих глаз пошловатой аляповатостью цветов! И здоровущая ванна как раз посреди гардеробной комнаты. Хоть бы не споткнуться об нее, пробираясь ночью в туалет или в душевую после секса..." ).
   Лиза долго откладывала эту поездку. О Мадриде мечталось давно, но было немного страшно воплощать эти грезы. Столкновение с реальностью, чаще всего, примитивней и проще наших ожиданий. Но вот теперь странный, загадочный, манящий город бурлит прямо за стеной... И у нее было много планов, связанных с ним.
   - Давай погуляем немного.
   - Сначала душ и...
   ... "и..." немного затянулось. Но летний день долог. Они вышли в веселую круговерть Виа Гранде еще в ясном светлом сиянии солнца. И Лиза поразилась, насколько много воздуха и простора в городе, мыслившимся ей чопорной обителью мрачных испанских грандов в черных камзолах, оттененных белизной громоздких воротников.
   Словно читая ее мысли, Жека пожевал пухлыми губами:
   - Как-то иначе представлял себе эту страну. Но, знаешь, я подготовил тебе сюрприз, завтра мы поедем на однодневную экскурсию в Толедо. Славка Захарьянц твердил, что именно там настоящая Испания. И, помню, ты тоже заболела этим городом после той книги. Кажется Петра Вайля?
   Лиза кивнула. Обычная сдержанность покинула ее. Серые глаза сияли, она вся раскрылась, как цветок, впитывая краски, звуки и запахи. Хотелось петь, кружиться в танце. Напряжение последних предпоездных дней наконец оставило ее. Вопреки всем опасениям, кажется, все складывалось замечательно. Она с удовольствием шагала по прогретой солнцем мостовой, ощущая удивительную сродненность с затейливыми фасадами зданий, с приветливыми и спокойными лицами прохожих, с неожиданным "опереточным" чистильщиком обуви возле арки, ведущей в прохладное патио.
   Конечно, из общей картины выбивались многочисленные чернокожие беженцы, раскинувшие перстрый товар на кусках брезента вдоль главных улиц и площадей. Торговали подделками фирменных футболок и сумок, пытаясь превратить роскошную столицу в дешевый базар. Но умалить очарование Мадрида оказалось непросто. Колдовской город сумел перенести немало напастей и, подумала Лиза, переживет и эту.
   Наутро экскурсионный автобус преподнес сюрприз и самому организатору сюрприза.
   - Женька! Павля! - Синие с "чертовщинкой" глаза худощавого блондина на переднем сидении сияли удивлением и восторгом. - Вот как раз тебя и не хватало нам для полного счастья!
   Говорят, потерянных друзей можно встретить именно в самых бойких "топталовках" мира. Евгений Павленко убедился в этом на собственном опыте. Однокашники, которых время и дела совсем было выбросили из его жизни, оказались в том самом автобусе, направлявшемся в Толедо.
   Правда, Белкины, Миша с Ульяной, а заодно Игнат и Соня Лиханские (обе семейки школьного "производства") , заранее договорились отправиться в путешествие вместе. Но встретить здесь еще и Жеку с его новой женой для них тоже оказалось полнейшей неожиданостью. Еще более невероятным было то, что все они остановились в одной и той же гостинице. Впрочем, далеко не в одних и тех же условиях. Все - согласно ранжиру, а ранжир - согласно деньгам.
   Белкины, тот самый синеглазый блондин и эффектная "знойная" брюнетка, еще полчаса назад расписывающие друзьям свой номер "супериор", то бишь полулюкс, теперь примолкли. Понятное дело, более-менее удачливый программист не чета даже только-только раскручивающемуся банкиру. Но Мишка не был бы Мишкой, если бы не нашел чем подковырнуть приятеля. Округлив свои нахальные очи в попытке изобразить невинность, он осведомился с напускной заботливостью:
   - Павля, а что деньги и животик растут в прямо пропорциональной зависимости? Так вот отчего твоя профессия числится среди самых опасных для здоровья.
   Жека лишь усмехнулся краешком губ. Давно миновали времена, когда злоязыкие подначки доводили его до слез и он пытался лестью и услугами завоевать расположение обидчиков. Теперь Павленко снисходительно посмотрел на приличные, но далеко не шикарные часы бывшего тирана. "Oris" - неплохо, но куда им до "Rollex GMT-Master", красовавшихся на его собственной руке.
   - Привет, Жека! - махнул рукой Игнат. Очень высокий богемного вида молодой мужчина, казалось, делал все возможное, чтобы скрыть свою природную красоту. Не слишком ухоженная бородка, длинные волосы, не знакомые с расческой. Он не выказал бурного удивления, но внимательно разглядывал бывшего соседа по парте, отмечая заторможенность движений и понуро опущенные уголки губ. А ведь рядом такая прелестная молодая жена. В аэропорту перед отлетом они как раз обсуждали новый брак Павли, о котором Ульянка прочла в "Одноклассниках".
   Лиза не обладала яркой внешностью его жены Сони, рыжеволосой зеленоглазой "лисички", или завораживающей пластикой и знойной красотой Ульяны, но в ее не слишком правильных чертах, в слегка вздернутом носике с едва проступающей россыпью веснушек была особая прелесть. "Милая", - вот самое верное определение этой симпатичной особы, одетой с изящной простотой.
   Четверть часа в ожидании отъезда автобуса благодаря неожиданной встрече прошли нескучно. Взаимные рспросы, разлядывание "новенькой" и осторожное огибание "острого угла". Однако, Сонька, как всегда, не смогла долго сдерживаться:
   - А как твоя малышка, Жек? Это сколько ей теперь? Около восьми? Помнится, она на пару лет старше нашего Тимки.
   Игнат поморщился и сердито покосился на жену. Его всегда раздражала необдуманность ее слов, зачастую граничащая с бестактностью. Сам он старался почти не говорить о детях при Белкиных, чувствовал, что череда выкидышей, перенесенная Улькой, сделала для них эту тему запретной. Зачем при них спрашивать Павлю о дочери? Да еще и в присутствии новой жены! Ведь похоже, он еще не полностью оправился после смерти первой.
   Впрочем, когда Жека заговорил, это впечатление развеялось. Теперь он разительно отличался и от пухленького нерешительного очкарика школьных времен, и от застенчивого юнца, влюбленно и трогательно смотревшего в рот своей обожаемой Ленусеньке и робевшего в присутствии чужих людей. Павля, хоть и казался не по возрасту постаревшим, все же выглядел вальяжным, самоуверенным, неторопливым. Рассказал о том, что дочка уже почти не говорит о маме, живет с дедушкой и бабушкой, он берет ее к себе по выходным "по обстоятельствам и по возможности" (надо понимать, далеко не всегда).
   Лена Лагуточкина училась в параллельном классе, была девочкой замкнутой, несколько отстраненной, а потому, несмотря на состоятельного отца и симпатичную внешность, не пользовалась особым успехом у мальчиков и со сверстницами почти не дружила. Разве что бойкая Ульянка умудрилась найти к ней подход. Да и то, их связывали лишь приятельские отношения. Подруг у Лагуточкиной не водилось. Поэтому ее скоропалительное, сразу после окончания школы, замужество с не менее замкнутым "ботаном" Павленко для всех оказалось полнейшей неожиданостью.
   Вначале этот брак переменил обоих к лучшему. Они стали немного общительней. Случайная встреча в театре вдруг подружила их с Игнатом и Соней, как раз в то время помирившихся после нескольких лет разлуки. Ребята внезапно по-новому увидели своих бывших одноклассников. Особенно поразила их Лена. Оказалось, у нее чудесный голос, и уроки пения она брала с самого детства, а теперь заканчивала консерваторию. Лена замечательно исполняла русские романсы. Пела, не столько демонстрируя свое мастерство, сколько передавая тончайшие оттенки чувств.
   К сожалению, очень скоро у Ленуськи обнаружили рак мозга. Умирала она тяжело. Не помогли ни деньги, ни связи отца. И сначала это несчастье, а затем развернутый с помощью Лениного отца удачный бизнес, в диком ритме которого Жека "топил" свое горе, снова разделили бывших одноклассников.
   - Вот еще бы Захарьянца сюда, и - полный комплект, - внезапно скзала Ульяна, тряхнув черной гривой волос, стянутых в конский хвост.
   - Только Славки тут и не хватало. - Соня сморщила острый носик. Мишка с Игнатом лишь переглянулись. Экспансивный всезнайка и всеумейка Захарьянц, заправлявший сетью процветающих турбюро, конечно, вносил "экшн" и заряжал своей кипучей энергией, но и утомлял изрядно. С ним стоило посоветоваться по поводу путешествий, но затем от него лучше было держаться на расстоянии.
   Наконец автобус тронулся.Часовая поездка с опытным гидом показалось недолгой. И вот уже перед ними в обрамлении гор и реки раскинулся старинный город, очаровывая силуэтом средневековых башен и призрачной дымкой легенд. Они петляли узкими улочками реставрированного "еврейского" квартала, покинутого иудеями полтысячелетия тому назад. Любовались сводами собора. Впитывали смесь звуков, запахов, текучих линий мавританских арок и остро пронзающих небо крестов, шпилей, башен.
   - Через час встречаемся здесь на площади возле "Мак Дональдса". - Подуставший экскурсовод явно жаждал отдохнуть от вверенного ему "стада".
   - "Мак Доналдс" везде и всюду, - тихо, словно самой себе, обронила Лиза.
   - Что поделаешь, современный мир унифицирован, - пожал плечами Жека.
   - И очень жаль, ведь исчезает самобытность каждого места, - заметила Соня, рассеянно теребившая огненную прядку. - Ну, куда мы теперь?
   Парни жаждали пивка с мелкими вкусняшками - тапасами, "девочек" тянуло побродить по городу в одиночку без группы. Посему разделились по гендерному признаку. Мишка, как всегда, мгновенно освоившийся в незнакомом городе, повел ребят в какой-то присмотренный во время экскурсии бар. Лиза предложила посетить дом-музей Эль Греко. Но Ульяне хотелось просто как следует осмотреться и неспешно прогуляться, заворачиваявая в подворотни и "ощупывая взглядом" каждую загогулинку. Соня же простодушно созналась, что ей необходимо затовариться сувенирами. К тому же ее детишки ужасные сластены, а Толедо славится марципанами. И каждая из них направилась по своему собственному маршруту.
   Через полчаса, опустошив по паре бокалов неплохого испанского пивка, мужчины тоже выбрались в дышащее жаром переплетение узеньких улочек. Шли неспешно болтая о футболе, но, когда пришло время возвращаться, Игнат и Жека не обнаружили рядом Мишу. Они стали озираться, вернулись до ближайшего поворота.
   - Вот неугомонный! - разозлился Павленко, - всегда ему надо куда-нибудь сунуться, во что-то влезть. Хоть бы предупредил.
   - Ну и не будем его дожидаться. Не маленький, сам найдет дорогу, - сухо обронил Игнат.
   Невдалеке послышались испуганные возгласы. Евгений нахмурился:
   - Идем посмотрим, может, это наш придурок там что-то натворил.
   Вид окровавленной Мишкиной головы был ужасен. Но, хотя губы его кривились от боли, Белкин пытался сохранить свою нагловатую "фирменную" улыбочку. Прислонясь к стене, он сидел в узкой подворотне, ведущей в пустынный патио. Несколько зевак галдели вокруг, обкатывая хорошо узнаваемое слово "полисия".
   - Не надо полиции, - скривился Мишка, он старался бодриться, хотя в синих глазах плескалась боль. - Ребята, помогите встать. У меня все нормально. Просто много кровищи, это пугает, но на самом деле...
   - Ну-ка, дайте посмотреть, я врач. - Невысокий крепыш наклонился над пострадавшим. - Местные эскулапы к вам не подступятся, боятся, вдруг что не так, уж лучше "моя хата с краю"... Мы, русские, без таких заморочек. - Он ловко и осторожно ощупал голову Белкина. Удивленно поднял брови. - Да, ничего страшного, но как вы умудрились так приложиться? Не похоже, что о мостовую. - Он скользнул взглядом по стене в кровавых потеках - Э, да вас кто-то...
   - Оставьте, - резко перебил Михаил. - Я сам такой неловкий, вот и умудрился упасть. - Он уцепился за крепкую руку Игната и начал подниматься. - Поспешим, пацаны, нас уже там заждались, ищут небось...
   - Как знаете, - холодновато и с неким намеком заметил врач. - Вам виднее.
   Хорошо, что идти пришлось недалеко. Окровавленную голову по требованию раненного прикрыли одноразовым носовичком и жекиной панамкой. Уже на подходе к месту встречи их нагнала Ульяна и при виде пятен крови на белой футболке сначала впала в форменный ступор, а затем, отодвинув ребят, сама подхватила своего ненаглядного. Тот кисло пошутил:
   - Совсем как в былые времена. - Он часто не без юмора вспоминал начало их любви. Тогда в туристическом походе по Крыму спортивная крепкая Ульянка в полном смысле слова на своих плечах тащила подвернувшего ногу Мишку с довольно приличной возвышенности.
   Только вечером, выбравшись с приятелями на перекур, Белкин рассказал о странных обстоятельствах своего ранения. Они сидели в баре на открытой террасе седьмого этажа, единственном месте, где дозволялось зажечь сигарету. Некурящие Соня и Лиза пристроились за столиком с наветренной стороны, Ульянка нервно затягивалась куревом вместе с мужиками и с каменным лицом слушала повествование благоверного.
   Оказалось, что сначала он засмотрелся на какого-то старикана, отчего-то показавшегося ему знакомым, а затем немного отставшего от приятелей Мишку кто-то внезапно потянул за рукав. Когда же он оглянулся, крепкие руки вдруг втолкнули (или затянули?) в подворотню, где оглушили сильным ударом по голове. Все произошло так внезапно и быстро, что Миша Белкин не успел даже вскрикнуть, а сейчас был не в состоянии реконструировать события. Да и ушибленная голова, обычно очень сообразительная, сейчас работала не слишком.
   - Господи, хоть бы не было сотрясения мозга! - прошептала его жена, стряхивая пепел дрожащей рукой. - Напрасно ты отказался вызвать полицию и не захотел ехать в больницу. Гид сказал, что вызов "скорой" для туристов ничего не стоит. Хотя, если это и стоит, не имеет значения...
   - Да, разве в деньгах дело, - отмахнулся муж.- Ты прекрасно знаешь, что я ненавижу связываться, как с копами, так и с этими "убийцами в белых халатах".
   - Вы не правы, - внезапно подала голос молчаливая и стеснительная Лиза. - Нельзя огульно считать врагами врачей и полицию. У вас, очевидно, были какие-то неприятные столкновения с ними, вот и осталась психологическая травма.
   - А я думаю, - хихикнула Соня, - наш компьютерный гений и по совместительству злостный хакер имеет основания бояться и тех, и других. Признавайся, Мишель, тебя хотели убрать соперники по сомнительным делишкам? Криминальные разборки? В таком случае полицейское расследование может серьезно повредить.
   - Ты бы не могла помолчать, дорогая, - разозлился Игнат. - Знаешь ли, твои шуточки...
   - Тише, тише, ребята, - взмолился потерпевший, - оставим эту тему, а то мы все тут перегрыземся.
   Вечером, растянувшись на диване своего роскошного салона, Жека приобнял любимую и задумчиво сказал:
   - Знаешь, раньше я завидовал всем этим ребятам. Вроде бы по оценкам был лучшим в классе, но всерьез меня никто не воспринимал, а они - элита! Самые бойкие, талантливые, успешные... А вот теперь все у них через пень колоду. Даже у Мишки не бог весть какие деньги, и с Улькой, вижу, у него какие-то нелады. Совсем не те отношения, что прежде.
   Игнашка и вовсе, считай, никто. Тоже мне - великий художник! Стал аж учителем рисования. Простите! Преподавателем искусства в лицее. И Соньку, за которой столько гонялся, теперь едва терпит.
   - По-моему, сейчас у него другая работа, - заметила его жена. - Соня говорила, что он оформляет сеть каких-то ресторанов. И зарабатывает теперь гораздо лучше.
   - Гораздо лучше с точки зрения нищебродов, - хохотнул ее благоверный и внезапно со злостью добавил.- Кстати, Игнат пялился на тебя. Старался сделать это незаметно, но не получалось. Ты что, была с ним знакома раньше?
   - Нет, - спокойно ответила Лиза, но, взглянув на мужа, удивленно подняла брови:
   - Ты, кажется, ревнуешь, дорогой? Успокойся, такие красавчики не в моем вкусе.
   - Считаешь его красивым?
   - Не придирайся, объективно он действительно красивый парень. Просто меня, во-первых, никогда не интересовал такой тип мужчин, а, во-вторых, чужие мужья мне не нужны. Тем более, что у меня есть свой и очень даже неплохой.
   В номере полулюкс шел иной разговор. Ульяна задергивала шторы пяти окон полукруглой стены. Занавеси еще двух, возле объемистой белой ванны, стоявшей у входа в комнату, и в душевой оставались закрытыми постоянно. Она засмотрелась на вереницу автомобильных огоньков, рекой бежавших по Виа Гранде, и, не оборачиваясь, обронила:
   - Миш, а ты действительно не запомнил нападавшего?
   Муж ничего не ответил, лениво щелкая телевизионным пультом.
   - Ты, что не слышишь? - повысила она голос.
   - Слышу, но не охота отвечать на дурацкий вопрос. Если я сказал, что не запомнил, значит - не запомнил.
   - Ты стал таким грубым. - В голосе Ульяны зазвучали слезы.
   Муж поморщился:
   - Ну, хватит, я неважно себя чувствую, не до разговоров. Лучше позвони на рецепшен, дверца душевой не закрывается.
   - Ты теперь всегда себя плохо чувствуешь. - Жена взяла себя в руки, но чувствовалось, в ней закипает гнев.
   - Разумеется. Все хорошее теперь не в счет. Зачем вспоминать, как еще вчера ты радовалась, что постарался тебе угодить и заказал такой хороший номер. Разве стоит ценить возможность не слишком считать деньги, шопинговать напропалую, - обиженно процедил Михаил.- Как видишь, ты сделала серьезную ошибку, выйдя за меня. В свое время, помнится, ты дурела от Игнашки. Вот и нужно было вцепиться в него посильнее. Правда, с баблом было бы поплоше.
   - А на тебя Сонька вешалась. Спала с тобой, небось, когда они с Игнатом до женитьбы на два года разбежались...
   Михаил закрыл глаза и не видел презрительного, полного ненависти взгляда, которым окинула его супруга.
   Неприятный диалог прервал звонок мобильника.
   - Все в порядке, Захарка! - стараясь звучать оптимистично, сказал Михаил и шлепнул по руке Ульяну, тоже потянувшуюся было к телефону.
   ...Вешая одежду на плечики, висящие неудобно (поперек) в стеклянной коробушке шкафа, Соня чертыхнулась, захлопнула хлипкую дверцу и пожаловалась:
   - Как все здесь не по делу! Тоже мне четырехзвездочный отель!
   - Еще вчера ты писалась от восторга по поводу этого номера. - Игнат меланхолично листал потрепаный путеводитель.
   - Что-то, друг, у тебя нет настроения в последнее время. А тут еще и новая Жекина любовь. Кажется, она на тебя произвела впечатление. Хотя, как по мне, невзрачная особа. Уж лучше по-прежнему пялься на Ульянку. По крайней мере, соответствует твоему возвышенному художественному вкусу.
   - Достала ты меня своей ревностью, я же не устраиваю тебе таких сцен, хотя для этого, возможно, тоже есть поводы. Неужели нельзя просто радоваться жизни на отдыхе?
   - Конечно, можно, только вот, если тюкнут тебя по голове в подворотне...
   - О чем это ты?
   - Да ни о чем. - Соня свернула шарфик розочкой и положила на полочку. - У Мишки с Ульяной отношения давно уже скверные. Она говорит, что подумывает о разводе. Хотя сомневаюсь, что решится на это. Он сейчас неплохо раскрутился. Помнишь, Славка рассказывал, как Белкин на прошлой неделе в казино кутнул.
   Муж только хмыкнул:
   - Привычка к казино - не к прибыли, а к убытками.
   - Не будь таким завистливым, - ощерилась жена. - Я о другом говорю. Ульянке сейчас неплохо бы от Мишеля избавиться без развода.
   - Ну и?
   - А может, это она его, того, выследила, в подворотню затащила и по голове тюкнула. Она же все-таки тренер по карате, баба физически крепкая, сильная, а Мишка вон какой тощий и хлипкий.
   - Да! Фантазия у тебя, что надо! Тренер детского кружка в изящном прыжке пришибла собственного мужа. И он ее, конечно же, не узнал?
   - А даже, если узнал, зачем ему шум поднимать? Он с ней потом втихую разберется. Не удивлюсь, если в ближайшие месяцы с Улькой чего-нибудь приключится. Понимаешь, так надежнее, чем все эти тары-бары с полицией...
   - Хватит, - разозлился Игнат. - Достала ты меня своими выдумками. Считал тебя поумнее... Может, это ты свои мечты мне расписываешь? Может, подруга, у тебя на меня зуб имеется, и прикидываешь, как тихо пристукнуть меня в подворотне?
   - Бывает и такое, - мстительно ответила Соня.
  
  
   Он стоял, прислонившись к дверному косяку, ошарашенно глядя на картину, разрозненные части которой время от времени закрывали головы любителей живописи и туристов, просто ставящих для себя " "галочку". Его толкнули разок-другой, протискивающиеся мимо посетители. Потом негромко, но настойчиво, перекатывая "эр" и смягчая все мягкими знаками, вежливо-строгий служитель не только словами, но и жестом посоветовал освободить проход.
   Слегка протрезвев, Он шагнул внутрь и поискал Ее взглядом. Однако Она уже растворилась в иных измерениях дальних залов. Здесь остался лишь жест, ударом "под дых" сказавший все о Ее сущности. Малолетняя инфанта, не глядя, небрежно протянула руку к кувшину с водой, преподносимому фрейлиной. Эта девочка знала, то, что ей нужно, само собой опустится в ладонь.
   А Она тем временем уже стояла среди странных мрачных полотен, на которые перенесли фрески депрессивного Гойи и, разглядывая мерзкого Сатурна, пожирающего собственного младенца, размышляля о Нем. Одна из ее спутниц (кстати, Его жена) тихо охнула:
   - Чем-то напоминает "Крик" Мунка!
   - Вернее, Мунк написал свой "Крик" под влиянием этого, - прошелестела вторая.
   "Интересно, - подумала Она, - Он тоже сумеет вот так же, захлебываясь то ли от крика, то ли от жадности, во имя власти (денег) расправиться с тем, что должно было бы быть ему дорого?" И ей подумалось - сможет.
   Шагнула в сторону, остановилась перед "Юдифью с головой Олоферна". Ветхозаветная героиня выглядела натуральной ведьмой. Не изысканной булгаковской, а, пожалуй, гоголевской: мерзкой карикатурной, немного смешной. К какой же причислить себя? И снова колокольчиком звякнул вопрос, зачем ей нужен мужчина, которого так непросто заполучить. Но она упрямо тряхнула головой и даже слегка топнула ногой: "Нужен и все!". А раз так, Она его получит, как чаще всего получала то, что очень хотела. Мобильник звякнул, призывая прочесть сообщение: "Милая, ты прекраснее всех ведьм вместе взятых и гораздо страшнее их!"
   Едва сдержав смех, Она подумала, что любит своего избранника именно за авантюризм и непредсказуемость. Это же надо! Объявился здесь, разыскал ее в этих бесконечных залах музея и незаметно наблюдает... Такой не надоест, а остальные слишком скучны и стандартны.
   ............................................................................
  
   Из "Прадо" дамы возвращались молча. Трехчасовое общение с высоким искусством породило эмоциональный шок. Лиза отметила про себя, что даже меркантильная, на ее взгляд, Ульяна и несколько циничная Соня неожиданно для нее созерцали высокие творения вдумчиво и основательно, не силясь объять необъятное, а получая наслаждение от неспешного и серьезного прикосновения к тому, что до сих пор было известно благодаря альбомам и интернету. Обошлось без пустых и фальшивых "охов", "ахов". Разумеется, посмотреть все намеченное не получилось. Просто физически оказалось невозможным. Они, не разговаривая, медленно брели по просторным солнечным улицам, боясь расплескать впечатления. Каждая думала о своем. И мысли одной из них показались бы двум другим страшнее безумных творений самого мрачного периода творчества Гойи.
   Мужья не составили им компании. Игнат заявил, что желает "пообщаться" с музеями в одиночестве. Жека и Мишка предпочли посидеть в баре по-мужски, без баб-с, а затем просто отоспаться, отваляться каждый в своем номере. Вечером же Белкин предложил отправиться в американский ресторан "T G I Fridays", потому что, во-первых, надоели все эти "тапасы" и прочие испанские штучки, включая "хамон", которым он за два дня сыт по горло. Во-вторых, сеть этих ресторанов славится классными свиными ребрышками в соусе "Jack Daniels" и отличными коктейлями для дам, любительниц оных. А в-третьих, мужики с удовольствием посмотрят там футбольный матч "Барселона" - "Реал Мадрид" и поорут вместе с экспансивными испанскими мачо.
   В одном из небольших баров рядом с отелем сидел всего один посититель. Мишка обычно предпочитал заведения, где роилось гораздо больше народу, но Жека-Павля еле волок ноги и выглядел не лучшим образом. Лицо раскраснелось и обрюзгло, движения вялые и какие-то беспорядочные, словно он сначала, скажем, двигал рукою, и только потом думал, зачем это сделал.
   - Слушай! Может, тебе лучше вернуться в гостиницу, отдохнуть маленько? Ты, друг, совсем что-то скис.
   - Да нет, - отмахнулся Жека, - это у меня реация на таблетки. Эти, как их там, побочные эффекты. Доктор сказал, через неделю пройдет.
   В ответ на удивленный взгляд приятеля, неохотно пояснил:
   - Антидепрессанты жру. Бизнес, знаешь ли, - дело стрессовое. Да и, как понимаешь, смерть первой жены в свое время порядком подкосила. - Он смущенно хмыкнул, на мгновение став похожим на себя прежнего, и попытался сострить, - жизня полна огня! Так-то.
   - Но мне казалось, сейчас, когда ты у тебя такая красоточка...- Мишка внимательно смотрел на приятеля, пытаясь подобрать нужные слова.
   Жека посерьезнел:
   - Лиза не только красавица, но и замечательный человек, настоящий друг. Без нее я бы, наверное, погиб. Это она потащила меня по врачам, заставила пройти все проверки. Скажу тебе по правде, всегда недолюбливал всех этих психо... - психологов, психиаторов, психотерапевтов. Считал их шарлатанами. Был уверен, что сам справлюсь со своими трудностями. Теперь понимаю, что ошибался. У меня ведь на нервной почве уже почти что галлюцинации начинаются. Вчера ночью Лиза по пути в туалет споткнулась об эту дурацкую ванну прямо посреди гардеробной, ногу подвернула. Я услышал, как она вскрикнула, а проснуться не мог, мерещилась всякая галиматья, будто она - это Леночка и кричит, потому что бандиты напали. Даже когда наконец встал, ничего не соображал, все перед глазами плыло, не мог выключатель найти. Бежевый мобильник с полу подобрал, и он мне серебристым показался. Да, нужно было давным-давно начать лечение. Но лучше позже, чем никогда.
   Столик в ресторане заказали на полдевятого вечера. Футбольный матч проходил в стране с иным часовым поясом и должен был начаться лишь в девять. Впрочем, летние дни в Мадриде долги. Вышли из отеля еще при свете солнца.
   Ульянка и Соня, подобно героине "Каникул в Простоквашино", решили "проветрить" вечерние наряды. Но Лиза в своем вроде бы незатейливом темно-сером платье вовсе не выглядела простушкой. Скорее наоборот, она казалась великосветской дамой на фоне разряженных провинциалок. И публика в ресторане была одета достаточно просто. Ульянку это взбодрило, придало самоуверенности. На окружающих она смотрела чуть свысока. А вот Соня явно нервничала, чувствуя себя не в своей тарелке, жалела, что так вырядилась, поддавшись на уговоры приятельницы. Длинное, в пол, платье с паетками смотрелось здесь неуместно.
   Официант подвел их к сдвинутым вместе столикам. Мишка плюхнулся на стул и тут же, как обычно, снял часы и положил их рядом с тарелкой.
   - Почему вы всегда снимаете часы за столом? - спросила Лиза.
   - Привычка у него такая, - ответила за мужа Ульяна. - Влетает в копеечку, нужно сказать, уже одни потерял, и недешевые.
   - Но и не слишком дорогие. - В Жекином голосе прозвучали пренебрежительные интонации.
   Делая заказ, Лиза поинтересовалась составом соуса для салата, чуть смущенно пояснила, что у нее аллергия на "морских гадов".
   - У Игнашки тоже, - заметила Соня и сочувственно добавила, - ужасно жаль вас обоих, обожаю креветок.
   - И устриц, и кальмаров, и лобстеров, - плотоядно причмокнул Жека.
   - Тут в основном мясные блюда, - успокоил "страдальцев" Мишка. Он уже пришел в себя. Рана действительно оказалась несерьезной. - Впрочем, есть и морепродукты. Как же без них в Испании!
   Два их сдвинутых вместе столика стояли в уюном укромном уголке прямо напротив большого телеэкрана. Гомон бара и двух ресторанных залов наверху и внизу обтекал их бодрящей, но не мешающей разговору волной.
   Мужчины заказали пиво, дамы блаженствовали с коктейлями. Горячее начали подавать как раз к началу футбольного матча. Правда, не обошлось без "накладки". Вначале вместо свиных ребрышек Жеке подали говяжий антрекот. Когда же принесли нужное блюдо, Ульяна пожаловалась, что ее порция прибыла слишком остывшей, и попросила снова разогреть ее.
   - Молоденькая официантка путалась в английских словах и чувствовала себя неловко от всех этих "сложностей". Подскочила другая, азиатка, довольно страшненькая, но бойкая, с хорошим английским. Все недоразумения быстро уладились. Но тут дружный рев болельшиков возвестил о забитом голе. Мужики тоже заорали за компанию, Мишка взмахнул рукой, его бокал покачнулся и со звоном упал на пол, под ногами хрустнули осколки.
   - К счастью! - Лиза ободряюще улыбнулась покрасневшему Белкину.
   Все засмеялись и признали, что экшн есть экшн, без разбитой посуды не обойтись.
   - А то и без разбитых морд, - шуточки Жеки, как всегда, были плоскими. Но он вдруг округлил глаза. - Эй, Игнаш, что там с твоей мордешней? Что с ним? - Он обвел взглядом окружающих, и внезапно голос его сорвалася на визг, - Лиза! Лиза! Эй, врача! Скорую!
   Лизу с Игнатом удалось "откачать". У обоих врачи констатировали анфилактический шок в результате аллергической реакции на нечаянно попавший в их блюда сильно концентрированный соус из морепродуктов.
   Бойкая азиатка, оказавшаяся начальницей смены в ресторане, поехала с ними, передав бразды правления какому-то смазливому юнцу. Ее желтоватая кожа побледнела. Она уверяла, что виновных накажут самым строгим образом, предлагала в качестве компенсации еще два ужина для всей компании за счет заведения и умоляла не поднимать излишнего шума.
   На следующий день все собрались в огромном салоне номера люкс, который занимали Павленко.
   - Не нравится мне все это, - хмуро начал Миша, - слишком много "случайностей". Такое ощущение, что мы кому-то мешаем . Сначала нападение на меня, потом взялись за Игната и Лизу. Что дальше? Кто следующий?
   - Херня! - отрезал Жека. - Насчет тебя ничего не могу сказать, твоих делишек не знаю. А вот желать смерти Лизе не мог никто (насчет Игнашки опять таки я не в курсе). Обычная латинская безалаберность. Ты же видишь, как все эти испанцы работают. Спустя рукава, вот как! На работу плетутся не спеша и не бог весть как рано. Днем у них сиеста. Аховые работнички! Я бы таких поганой метлой... Вон у нас кран течет, и кофеварка не работает, никак не допрошусь починить. Номер люкс называется!
   - У нас то же самое, - охотно подхватила Ульяна. - Дверца душевой не закрывается, обещают починить уже два дня. И подоконник окна в душевой поцарапан и измазан какой-то дрянью.
   - Оставьте, - поморщилась Соня. - Мне, как и вам, не по себе, но не знаю, стоит ли обращаться в полицию. Думаю, в ресторане действительно случайно перепутали соус, странно только, что Лиза с Игнатом не почувствовали, что со вкусом что-то не так.
   - Ну, знаешь ли, там столько ингредиентов, что сразу не разберешь, - нахмурился Игнат. - К тому же, я эту морскую гадость не ем много лет, так что и вкус подзабылся.
   - А я этого так не оставлю! - Жека хлопнул рукой по журнальному столику. Черты его лица отвердели, в глазах плескалась ярость. - В полицию надо обратиться, пусть прикроют этот сволочной ресторан. Мне жизнь моей жены дороже всего.
   - Не кипятись, дорогой, - мягко сказала Лиза, - не стоит быть таким мстительным. Со мной все в порядке. Давайте попробуем обойтись без излишних эмоций и подумаем, стоит ли заводиться с расследованием. Боюсь, результатов не будет, а вот застрять здесь мы застрянем, и к тому же надолго. Мадрид красивый город, но торчать здесь долго мне как-то не улыбается.
   Все зашумели. Торчать в Мадриде слишком долго не хотел никто.
   ...................................................................................................
   Бывший любимый стоял возле лифта в одиночестве. У нее невольно что-то дрогнуло внутри. В сексе он, конечно, бесподобен. Самый лучший из всех мужчин, которые у нее были.
   Неслышно подошла и, как прежде, поднявшись на цыпочки, дурашливо дунула ему в ухо. Бывший повернулся, лицо его было бесстрастным:
   - Так хочется держать на поводке всех, кто был, есть и будет?
   Разозлили не слова, а тон, ровный, холодный, отчужденный. Кажется, милый мальчик все-таки вышел из ее власти. Он давно уже был ей не нужен, но, тем не менее, это раздражало.
   - Очень любишь свою сладенькую хорошенькую курочку?
   - Не тебе рассуждать о любви. - Его голос словно прихватило морозом. - Бездушным куклам такое слово неведомо. И держись от меня подальше, потому что кое-что из того, что мне известно, вряд ли порадует некоторых в этой компании.
   Бывший развернулся и пошел к лестнице. Она задумчиво смотрела ему вслед. Мальчик становился слишком опасным. Но ему мешала убежденность в том, что Она ему уже не страшна. Что ж, сильный пол, как правило, губит самоуверенность, вера в свою ясную и четкую мужскую логику, которая поможет сразиться с изворотливой и лживой бабской сутью.
   Она усмехнулась одними глазами.
   "Посмотрим, посмотрим, так ли это на самом дел"е.
   ............................................................................................................
   День выдался особенно жарким и невероятно шумным. Толпа, запрудившая Гран-Виа, напоминала паровой котел. Симпатичная девушка на ресепшн объяснила Соне, что началась неделя гей-парада.
   - Понятненько. - Жека блеснул глазами, расстегнул пуговки полосатой сорочки "поло", потер вспотевшую шею. - Я же говорил, латиносы любят погулять. В большинстве стран эти самые "парады гордости" длятся от силы один день, а тут - "размахнись рука, раззудись плечо"!.. Н-да...
   Они покуривали все на той же террасе седьмого этаж. Миша Белкин твердил, что заполучить ключ от этого запертого в первой половине дня райского уголка ему помогло врожденное обаяние. Жека подозревал, что не обошлось без элементарной мелкой взятки. Игнат и Ульяна посмеивались, им было по фигу, что да откуда, но оба шутливо поддерживали Мишку, дескать, его наглость города берет. Всех радовала возможность выбираться на перекур, не покидая гостиницы.
   Заезженной мелодией зачирикал мобильник Белкина. Он глянул на экран и вопросительно поднял брови, надменно "аллокнул", но, заслышав собеседника, сразу перешел на дружеский тон:
   - Да, все более-менее, Слав. Конечно, неприятно, но, думаем, просто случайные совпадения. Меня с кем-то перепутали, а в ресторане облажалась обслуга. А ты чего с чужой мобилы тренькаешь? Не обращай внимания, женщины в таких делах всегда зря паникуют.
   - Это кто панкует зря? - Сверкнула темными очами Ульяна. - Да, я звонила Захарьянцу, в конце концов, это через его турбюро мы заказали эту поездку. И потом, у него все везде схвачено. Славка лучше всякой полиции во всем разберется.
   - А какой он, этот ваш Захарьянц? - с интересом спросила Лиза, потягивавшая апельсиновый сок за столиком чуть поодаль от курящих.
   - Вообще-то не Захарьянц, а Захаров, - поправил Жека. - Это школьная кликуха у него такая. Славка, в первую очередь, деловой человек. Сеть его турбюро одной из лучших в стране считалась. И бабло он там зашибал то, что надо. Сейчас, правда, что-то у него там не ладится. Парень он проныристый, пытался с самим Степаном Тихоновичем Полторацким в ресторанный бизнес влезть. Но размаха Славке не хватает. Слишком развернутая сеть ему не по зубам. Ну а из положительного еще и то, что Захарчик наш писаный красавец, как вот Игнашка. Но у красавцев, как известно, то, что между ног, сильнее, чем то, что в голове.
   - Здорово переменился ты, Павля, - задумчиво сказал Игнат. Он склонил голову, рассматривая бывшего одноклассника. - И не только вширь. Помню, был ботан ботаном, скромный такой интеллигентный парнишка-отличник. А сейчас, когда денежки пошли, и лексикон стал другим, и унижать других стало нравиться. Если бы не "Rollex" на лапе, никак бы не отличить от какого-нибудь Рафика, торгующего на рынке. Правда, и они теперь такими же часиками обвешиваются.
   Жека Павленко вскинулся с угрожающим видом. Лиза с трудом успокоила его. Игнат затушил сигарету и неспешно пошел к выходу. Ульяна резко отодвинула стул и направилсь за ним.
   - Кажется, твоя женушка по-прежнему неравнодушна к нашему Микеланджело? - Все еще красный от гнева Павля с ехидцей подмигнул Мишке.
   Тот лишь поджал губы, а через несколько минут тоже покинул террасу. Лиза, облокотившись о низкие перила, задумчиво смотрела на людей, сновавших внизу, на пестрые и порою малопристойные карнавальные костюмы участников "парада гордости". Было во всем этом нечто от "черных" фресок Гойи. Но великий художник выплескивал давящее душу лишь для себя самого. Это позднее Кубельс перенес злую карикатурную жизнь на полотна, а его заказчик д'Эрлангер выставил их на всеобщее обозрение.
   Сзади послышались шаги. Лиза обернулась и встретилась взглядом с Соней, за нею виднелось лицо Михаила. На нем снова была написана дерзкая самоуверенность. А вот рыжая выглядела смущенной. Спросила об Игнате, а затем быстро ретировалась. Мишка подошел к парапету и уселся на него.
   - Поосторожней, - нахмурилась Лиза, - полет с седьмого этажа вряд ли закончится благополучно.
   Белкин засмеялся, в его глазах снова плясали чертики.
   Ульяна опять поймала Игната, и на этот раз отвертеться не удалось. Она жаловалась на опять не закрывающуюся дверь в душевой, на то, что Мишка ничего не умеет: ни потребовать от обслуги, ни сам починить растреклятую дверь.
   Игнат нехотя отправился в их номер. С дверью он справился быстро. И потянулся за мобильником, который положил на подоконник в душевой. С раздражением увидел на чехле белые пятна от краски. Ульянка пожала плечами, да, эти придурки испанцы заново покрасили испорченный подоконник, дверцу тоже, вроде как, починили. Но все у них неладно. Дверь опять была неисправна, краска сохнет долго.
   Выйдя в коридор, Игнат присел на небольшую кушетку и задумался. След точно такой же краски он недавно видел на прикроватной тумбочке у себя в номере. Соня сделала вид, что не понимает, откуда он взялся. Но ему показалось, что она смутилась. И у него возникло нехорошее подозрение.
   На следующий день Жека предложил собраться у него в номере. Что и говорить, хотелось человеку похвастаться, хотелось произвести впечатление на тех, кто когда-то помыкал им.
   В огромной гостиной разместились с комфортом. Павля раскупорил бутылки "Remy Martin", "Johnnie Walker", "Van Gogh". Для дам в ведерочках со льдом охлаждалась кава Gran Reserva. На помпезном сервировочном столике стояли изысканные закуски. Ели и пили под бубнящий телевизор.
   Лиза наливала в кофейные чашечки "эспрессо", сытый подвыпивший народ переключился на русский новостной канал.
   - Хватит портить себе настроение, - нахмурился Мишка. - От наших новостей сразу в петлю лезть охота. То малолетку обманом в бордель затащили, то очередной депутат ворюгой оказался, то журналиста кокнули...
   - Не смешно, - Жека даже покраснел от негодования. - Не знаю, что бы я сделал, окажись у меня в руках педофилы и те, кто их снабжает девочками-подростками. У меня ведь тоже дочка растет. Как подумаю!..
   Ульяна, косо глянув на него, обронила, что не стоит сравнивать нормально воспитанного ребенка со всякими маленькими шлюшками. Соня резко оборвала ее:
   - Девочка убежала из борделя и даже успела позвонить родителям, а потом исчезла. Она была там не по своей воле. Только бездетные могут не сочувствовать ребенку, попавшему в такую ужасную историю!
   Лиза переводила взгляд с одного разъяренного женского лица на другое. Ее губы тронула невольная улыбка.
   Игнат зло прикрикнул на жену. Хорошо начавшийся вечер был испорчен.
   Два последующих дня бывшие одноклассники почти не встречались. Даже в столовой. Михаил с Ульяной были ранними пташками. Игнат и Соня выходили к завтраку позднее. А Жека, обычно просыпавшийся рано, из-за своих антидепрессантов совсем расклеился. Он и Лиза появлялись в столовой за пару минут до окончания завтрака, усаживались за столик, сопровождаемые не слишком приветливыми взглядами официантов.
   Но в предпоследний день все заскучали. Очевидно, поэтому за завтраком они все наконец встретились, а затем и снова сошлись на излюбленной террасе.
   Солнце двигалось к зениту, палило нещадно, но внизу на улице раздавались крики и визг гордых представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, а заодно и глазевших на них зевак. Внезапно в общий гам вплелось чудесное сопрано. Судя по всему, это была аудиозапись. Русский романс, трогательный и полный пронзительной грусти совершенно неожиданно и необычно зазвучал в этом ярком чужом городе. Игнат и Соня невольно вздрогнули. Этот чарующий голос невозможно было спутать ни с одним другим.
   Жека приподнялся, прижал к груди руку.
   - Господи! Это же Ленуся... Отчего вдруг... здесь?.. - Он на подгибающихся ногах бросился к бордюру балкона, наклонился. Все столпились у низкой баллюстрады. Мишка уселся на каменное ограждение, разглядывая толпу. Жека взгромоздился рядом на основание парапета и сильно наклонился вперед, разглядывая тощую фигуру в костюме шарманщицы с черепом, наполовину закрывавшим лицо.. Ряженая кривлялась и жестами изображала певицу.
   - В час роковой, когда встретил тебя...
   - Осторожно! - закричала Соня.
   Остальные тоже подскочили к покачнувшемуся Жеке. Многорукое движение не столько задержало, сколько, казалось, подтолкнуло его. Грузное тело вдруг стремительно перевалилось через невысокое ограждение. Раздался крик множества людей.
   ...Задержаться в Мадриде бывшим одноклассникам и вдове погибшего довелось основательно. Но против большинства из них не нашлось никаких улик. Одна из видеокамер на террасе не работала, на другой запись велась в таком ракурсе, что практически не захватила столпившихся у парапета. А странные происшествия, о которых теперь пришлось сообщить, ясности не внесли.
   Только Игнату пришлось пережить несколько неприятных моментов. В его мобильнике полиция восстановила стертую sms-ку от погибшего, которую тот отправил ему после ссоры на террасе: "Не надейся, что спущу твою наглость. По возвращению тебя ждет неприятный сюрприз. Будь здоров, нищеброд!".
   Полицейские раскопали, что Павленко с недавних пор стал компаньоном владельца сети российских ресторанов Степана Тихоновича Полторацкого, у которого теперь работал Игнат. Следовательно, у "синьора Лихански" были все основания желать гибели "синьору Павленко".
   Самое удивительное, что сам Лиханский совершенно не помнил этого сообщения, хотя систематически просматривал все мессенджеры, потому что родители жены посылали им "отчеты" об оставшихся с ними малышах, Выручила его случайность. За несколько мгновений до трагической гибели Жеки Игната окликнул официант, чтобы отдать ему мобильник, упавший на пол, когда тот вскочил, услышав романс. К счастью, в момент их разговора Лиханский оказался в поле зрения работавшей видиокамеры, зафиксировавшей и вопль ужаса, прозвучавший в то время, когда официат передавал Игнату мобильник. Так что, в результате, у него единственного из всех было стопроцентное алиби.
   Прилетел личный адвокат Павленко. Захарьянц тоже подсобил друзьям, попавшим в беду, и прислал очень приличного адвоката. Судебно-медицинская экспертиза показала в крови погибшего наличие антидепрессанта, что нередко на начальной стадии приема, как в данном случае, приводит к нарушению коррекции движений. Все сходилось к несчастному случаю. Ну а предыдущие подозрительные события в Толедо и в ресторане полицейские сочли непонятными случайностями, тем более, что потерпевшие не заявили о них своевременно, а постфактум о таких вещах судить сложно.
   Примолкшие и подавленные путешественники сидели в аэропорту. Адвокаты, как оказалось, уже знакомые прежде, устроились в стороне от клиентов. Хотя один был достаточно молод, а другой явно приближался к пенсионному возрасту, их объединял лоск успеха и самоуверенность, присущие всей изворотливой братии, свободно передвигающейся в хитросплетениях законов.
   Юристы о чем-то оживленно беседовали. А вот спасенные ими пятеро обитателей "Capital santi" подавленно молчали. Наконец, Ульяна не выдержала:
   - И все-таки не верится мне, что все произошедшее не связанно между собой. Чем и кому могли помешать Миша, Лиза, Игнат и Жека?
   - Тебе, по мнению некоторых, например, мешал Мишка, - хмыкнул Игнат. - Высказывалась версия, что именно ты затащила его в подворотню и хватила по голове.
   - Если бы мне надо было его прихлопнуть, то, наверное, я бы довела это до конца, - с вызовом парировала Ульяна и с намеком посмотрела на Соню. - А чем же мне не угодили остальные?
   - Ну, к Игнашке ты всегда была неравнодушна, а он тебя отверг, - задумчиво сказал ее муж.
   - К тому же он как-то неровно дышал к нашей новенькой, Лизе, - поддакнула Соня, искоса, по-лисьи, косясь на Игната.
   - А Жеку я, значит, пришила, чтобы опять-таки подставить твоего муженька и его любовницу, дорогая? - "знойная" дама с интересом посмотрела на свою рыжеволосую приятельницу.- Кстати, зная твою запредельную ревность, предоложу, что именно тебе было желательно уничтожить новую соперницу.
   Лиза возмущенно вскинула голову:
   - Хотя бы из уважения к моему горю, оставьте меня в стороне от ваших разборок!
   - И хотелось бы, да не получится, - откликнулся Игнат. Он оживился, утратил свой обычный отрешенный вид. Почти весело обратился к Мише:
   - Ну-ка, дружище, дай мне на минутку свои часы. На минутку, говорю тебе, не собираюсь умыкать их на глазах у всего народа. - Хиповатый красавец повертел неохотно переданные ему часы и, склонив голову набок, все тем же веселым тоном спросил: - Если не секрет, что ты делал у моей супружницы, когда положил эти часы на прикроватную тумбочку? Не отпирайся, вон сбоку и на ремешке еще следы белой краски, которой ты испачкал их, я не раз говорил, что привычка снимать и класть часы рядом при всяком удобном случае тебя погубит. Понимаю еще, что в душе ты ткнул их на подоконник, не обратив внимания на свежую краску (кстати, часики водоотталкивающие, не обязательно было это делать). А вот, навещая Соньку, можно было бы и без этого обойтись. Теперь в отеле помянут тебя недобрым словом за испорченную мебель.
   - Ты с ума сошел! - Сонино лицо пылало. - Мне просто нужно было посоветоваться с Мишей...
   - И заодно ты дала ему мой мобильник, чтобы он покопался в нем, поворошил стертое, проверил, нет ли любовных посланий? Подозревала одну из наших подружек или обеих сразу? Вот тогда и поступило с мобильника покойного то самое роковое послание, а Мишка стер его. Мы с вами отлично знаем, что sms-ка была совсем не в стиле Жеки. При всех его недостатках не был он ни подлым, ни мстительным. Трюк с сообщением преследовал одну-единственную цель - бросить на меня подозрение, ведь полиция может восстановить даже стертую переписку в мобильника. То есть, Мишель, ты знал, что Павле предстоит безвременная гибель? - Он обвел взгляом оцепеневших приятелей, жестом остановил начавшего возмущаться Михаила. - Погодите, ребята, пока сидел сутки в местной тюряге, много чего передумал, а сейчас вот из разборок наших милых дам нашел недостающий кусочек пазла.
   С Белкиным у меня никаких столкновений не случалось. Значит, действовал он по чужому наущению. И стиль того, вернее той, которая его на это подбила, мне хорошо знаком. В твоей ревности был некоторый резон, моя Сонечка. В юности мы с тобой рассорились именно из-за того, что мне встретилась одна милая дамочка. Интересно, Мишка, что тебе наплела эта смущающаяся вдовушка Елизавета? Небось, обещала любовь до гроба и возможность погасить все твои карточные долги, когда муж преставится?
   - У тебя приступ эксгибиционизма? - Голос Лизы изменился. Исчезла мягкость, прозвучал холод стали.
   - Приступ прозрения, - недобро улыбнулся Игнат и уверенно продолжил. - Вот тут я и понял, что убийство Жеки было задумано заранее. Но, чтобы запутать расследование, стоило вначале изобразить цепь покушений на других. Я уверен, что Мишка сам ускользнул в эту подворотню и стукнулся о стену, чтобы расшибить себе голову. Разумно. Раны на голове выглядят устрашающе, кровищи много, даже если ранение легкое.
   Теперь о двойном приступе аллергии. В свое время подобный приступ приключился у нас двоих, когда мы с нею на пару сожрали блюдо креветок на каком-то фуршете. Говорили, зрелище было жутенькое, но тогда, как и теперь, врачи успели нас откачать. В данном случае, во время нашего с вами ужина, целью было не убивать, а напугать, произвести впечатление покушения на наши жизни.
   В ресторане подсыпать заготовленный заранее концентрат сильнодействующей вытяжки из морепродуктов себе Лиза могла и сама. А мне, должно быть, опять "помог" Миша, недаром он устроил весь тот балаган с разбитым бокалом. Кстати, и раздобыть этот самый концентрат могла только эта милая "скромница". В ее услужении всегда хватало любовников всех мастей и профессий. Почему я уверен, что это был сильнодействующий концентрат? Потому что от небольшой добавки аллергена вероятность мгновенного приступа все же невелика. Поэтому, думаю, не обошлось без более эффективного средства, чем обычный креветочный соус.
   Лиза встала:
   - Прекрати этот дурацкий спектакль, иначе я позову адвоката!
   - Я не против, но ты вряд ли сделаешь это, к чему тебе лишние уши? - Игнат недобо усмехнулся. - Павля рассказывал мне, что после смерти Ленуси ему был прописан этот препарат, но от него пришлось отказаться из-за сильного побочного действия. Однако Лизонька уговорила Жеку снова начать принимать тот же антидепрессант буквально накануне поездки. Все вы видели, как действовало это лекарство на него, нарушая координацию движений, замедляя реакцию.- Взгляды Игната и Лизы скрестились. Женщина, не выдержав, отвела глаза и медленно опустилась на металлическую скамейку. - За приемом таблеток следила милая женушка. Возможно, она давала ему значительно большие дозы, чем надо.
   Ульяна показачала головой, заметила, что не все здесь сходится, и с вызовом спросила, кто, в таком случае, изображал шарманщицу, привлекшую внимание бедняги Жеки? Ведь все, включая Мишу и Лизу, были на террасе?
   - Правильно. Что скажешь, Шерлок Холмс? Говорю вам, это была чистая случайность, - хрипло выдохнул Белкин.
   - Тот самый человек, номер мобильника которого ты не смог распознать. Захарьянц ведь звонил тебе с телефона с закрытым номером, не так ли? Ты еще спросил его, не позаимствовал он мобилу у кого-то, и, думаю, Славка объяснил, что в его личном села батарея, пришлось брать у охранника или что-то в этом роде.
   Белкин молча кивнул, не сводя с Игната пристального взгляда. Тот продолжил:
   - Звони он с открытым номером, ты бы увидел, что телефон находится не в Москве, а здесь, у тебя под носом. А ему вовсе не светило, чтобы ты знал о его участии в этом преступлении. Возможно, вы сначала придумали другой ход, и шарманщица тоже для тебя была сюрпризом. Ты возомнил себя спасителем Лизоньки, вместе с которой вскорости сможешь прожигать Жекины денежки. А на самом деле стал лишь маленькой пешкой в игре Славки Захарова.
   Михаил побледнел. Он молчал, но вдруг вспомнил разговор с Павлей, которому почудилось, будто мобильник жены иного цвета. А что, если это правда? Неужели Лиза среди ночи хотела позвонить своему сообщнику, но избегала делать это по своему обычному телефону, держала запасной, с левой "симкой", от которого потом избавилась. Игнат изучающе посмотрел на него, затем продолжил:
   - Между прочим, мне известно, что наш друг Захарьянц рвался в компаньоны к моему боссу Степану Тихоновичу Полторацкому, предлагал войти в долю в гостиничном бизнесе. Полторацкий, когда узнал, что я знаком со Славкой, расспрашивал о нем. Он как-то обронил, что наслышан о том, что Захарьянц ведет дела не слишком успешно, его туристическая сеть опутана долгами. Тихонович высказал сомнение, что тот сумеет получить кредиты, необходимые для вхождения в долю. Я тогда еще подумал, что Захаров, вероятно, обратится к Павленко, банк которого неплохо поднялся. И вот тут, полагаю, крылась главная причина гибели Жеки. Однажды Лиза позвонила, как я понимаю, Славке, но по ошибке попала на мой номер. Судя по всему, речь шла о той самой девочке, которую обманом вывезли в зарубежный бордель. По словам Лизы, муж ничего не знал, но кто-то из его подчиненных что-то раскопал А если бы Павля проведал, то это грозило им неприятностями. Очевидно, Славка с ведома любимой не погнушался заняться прибыльной торговлей "живым товаром". Ну а Жека никогда не лез в грязные предприятия. Если бы всплыл даже намек на такие делишки, у Захарьянца не было бы никаких шансов получить кредит и войти в долю с Полторацким.
   Между прочим, Степан Тихонович Полторацкий - мужик неплохой и небезинтересный. Мы с ним даже, можно сказать, почти что подружились. Кстати, и о тебе, Лизочка, случилось нам с ним говорить. Показал он мне пару-тройку милых фоток и охарактеризовал тебя, как натуральную ведьму в облике нежной феи.
   В общем, друзья мои, Захарьянц организовал всем нам эту поездку. Он же, на мой взгляд, организовал и наш "веселый" отдых с его последствиями. А, может быть, главным мозговым трестом была нынешняя безутешная вдова. Ну а подтолкнуть Жеку, придать бедолаге последнее ускорение могла и она, и Мишка.
   Жаль, что все это трудно доказать, и "черная вдова" останется безнаказанной. Будем надеяться, что когда-нибудь и ей воздастся.
   Повисло тягостное молчание. В глазах Белкина угас дерзкий огонек, они казались остекленевшими. Ульяна осторожно положила свою руку на руку мужа, тот резко оттолкнул ее.
   - Не будь дураком, Мишка, - Соня покачала головой. - Игнашка прав, ты этой стерве не нужен, да и Захарьянц для нее - только проходной этап. Очень надеюсь, что денежки Павли им впрок не пойдут. А Ульянке, как и в юности, приходится вытаскивать тебя из передряг на собственных плечах. Бог тебе судья, но мне не хочется верить, что ты стал убийцей.
   .............................................................................................
   И все-таки они не смогут ничего доказать. Да и не будут ничего доказывать. Интеллигентные слюнтяи, им претит снова обращаться в полицию, ворошить "грязь", искать реальные зацепки и улики. Что ж, Игнашик оказался догадливым. Но он сейчас всего лишь бьет на совесть.
   Лизе вдруг захотелось расхохотаться, но она сдержалась. Не стоит дразнить собак. "Бог тебе судья!". Да, у Мишки и духу-то не хватило бы на такой серьезный поступок, как убийство. Почти незаметным, но ощутимым толчком отправили мужа в небытие ее собственные руки.
   А рыжая, пожалуй, права, Славка Захарьянц для Нее действительно всего лишь проходной этап. Она сумела подчинить его себе, сумела сделать своей игрушкой. Но у парня нет настоящего размаха, нет стержня, нет истинной хватки. Теперь, когда есть свобода и богатство, нужно выбирать партнера куда осмотрительней.
   Жаль, что Степашка Полторацкий оказался уж слишком прозорливым говнюком. Пожалуй, он все же ей наибольше подходит. Может быть, опять попробовать к нему подобраться?
   ,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
  
  
   Объявили посадку. Лиза встала и, не глядя ни на кого, пошла к входу на посадочную площадку. Адвокаты двинулись вслед за нею. Седой залюбовался легкой грациозной походкой молодой вдовы и с улыбкой сказал своему младшему коллеге:
   - Какая милая женщина!
  
  
  
  
  
  

  • Комментарии: 10, последний от 27/12/2018.
  • © Copyright Гамма
  • Обновлено: 10/10/2018. 68k. Статистика.
  • Глава: Детектив
  •  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

    Как попасть в этoт список