Детектив-Клуб: другие произведения.

Фантастика как будущее классического детектива

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Копия доклада, который должен был прозвучать на конвенте РосКон-17. Почему должен был? На конвент приехали люди, которым была столь интересна поднятая в докладе тема, что буквально на первых минутах доклад превратился в диспут.
    Доклад написан и не прочитан Олегом Мушинским. В первом активно помогали члены правления, со вторым он справился сам.☺

  • Фантастика как будущее классического детектива

      
       Здравствуйте!
      
       Сегодня мы поговорим о классическом детективе и о перспективах его развития. Коль речь заходит о развитии, то всегда на передний план выходит вопрос: а как бы, развиваясь, не потерять первооснову? Ту самую классику жанра, которая, собственно, и делает жанр тем, что он есть.
       И коль скоро речь заходит о сохранении классики жанра, то главным монстром на пути многим представляется фантастика. Причин тут три.
       Первая: обычное неприятие нового. Люди по натуре своей консервативны.
       Вторая: непринятие фантастики в детективе связано с опасением, что фантастика нарушит сложившиеся "правила игры". Она их не нарушит, но дает такую возможность автору, и это, конечно, не может не тревожить.
       И третья: именно фантастика есть неизбежное будущее классического детектива. Неизбежность, конечно, напрягает, но не так всё страшно, как кажется. Всё намного лучше и проще, а как именно - об этом и пойдет речь.
       Для начала надо определиться, а что есть собственно детектив?
      
       Детектив - это художественное произведение, в основе которого лежит интеллектуальный поединок героя (условно - сыщика) с преступником.
       Под преступником понимается не конкретный злодей, а некий собирательный образ. Это может быть один человек. Это может быть группа. Вот, к примеру, в романе Агаты Кристи "Убийство в восточном экспрессе" одно убийство совершают аж двенадцать человек! Это может быть вовсе не человек, а, опять же к примеру, зверь или какое-то особенное стечение обстоятельств. Главное, что преступник есть и его надо найти.
       Вот на последнем пункте остановимся подробнее. Дело в том, что обязательный элемент детектива - наличие в нём загадочного происшествия, обстоятельства которого изначально неизвестны и должны быть выяснены. Наиболее часто описываемое происшествие - это преступление (отсюда и преступник как инициатор этого происшествия!) хотя существуют детективы, в которых расследуются события, не являющиеся преступными. Впрочем, на самом деле это вопрос трактовки, это, как говорил Коровьев в "Мастере и Маргарите": "всё условно и зыбко". Так и тут. Обычно под преступлением подразумевается нарушение общепринятых законов общества: убийство, кража и тому подобные деяния, но законодательство в разных странах может вводить весьма специфические запреты, вроде запрета завывать, подражая волку.
       Соответственно, цель детектива - раскрытие этой загадки, этого преступления путем логического построения, объединяющего все фрагменты головоломки в цельную картину единственно возможным или наиболее вероятным способом. В последнем случае требуется дополнительная проверка, по итогам которой опять же должно быть некое однозначное решение.
       Таким образом, в классическом детективе преступник, совершая преступление, создает загадку, а герой - в идеале, вместе с читателем - эту загадку разгадывает. Разумеется, герою кто-то помогает, кто-то мешает, но в целом это интеллектуальный поединок между двумя полюсами, между борьбой за справедливость и преступным эгоизмом.
      
       Соответственно, если копать глубоко вглубь, то детектив есть набор удачно сошедшихся архетипов: борьба добра со злом, поединок, тайна. Благодаря этим универсальным понятиям классический детектив можно создать практически на любом материале, от пропажи копья у питекантропа до сложнейшей интриги в мире звездных войн. Казалось бы, в чём, собственно, проблема? Как можно потерять детектив, имея под ним такую основательную базу?
       А проблема в том, что универсальность детектива не только позволяет прописать его по любому адресу, но и приводит к постепенному размытию классического образа, подменяя его литературным произведением "про преступления", про трудовые будни полицейских и тому подобное. Разумеется, любителей загадки очень не радует, когда у них отбирают загадку и объявляют это развитием.
       Однако, чтобы читать классические детективы, нужно чтобы кто-то писал классические детективы. Чтобы их писать - нужно знать, что есть классический детектив. Причём в дебри теории полезет один автор из тысячи, да и тот по дороге заплутает. Нужны четкие, яркие ориентиры. Такие, как Шерлок Холмс или Эркюль Пуаро. Это как вехи на пути: Холмс - детектив, а Люк Скайуокер - не детектив, хотя там и загадка есть, и преступлений хватает, и поединок со злом на световых мечах аж два раза.
       И вот чтобы эти вехи-образы были, их нужно постоянно создавать, а вот здесь без поддержки фантастики вырисовывается полный тупик. Почему так? Чтобы разобраться в этом вопросе, надо внимательно взглянуть на эволюцию детектива, на тот путь, что уже пройден.
      
       В изначальном, классическом детективе, как было отмечено выше, шёл поединок двух интеллектов. Сыщик против преступника. Шерлок Холмс против профессора Мориарти. Вся, так сказать, старая гвардия: Пуаро, миссис Марпл, патер Браун и другие, все они сражаются со злом, можно сказать, один на один. Конечно, у них есть помощники, но они сильно уступают сыщику в интеллекте, а полиция зачастую там и вовсе на подтанцовке. Закончив дело, сыщик сдает преступника полицейским, которые занимаются чисто формальной стороной дела или распутывают преступления попроще, на которые жаль разменивать гений подлинного титана сыска.
       Однако постепенно роли начинают меняться. Полиция развивается. Технический прогресс вооружает ее всё новыми и новыми средствами борьбы с преступностью. Накапливается и систематизируется опыт, и в конечном итоге разношерстная полицейская организация превращается в единую систему. Вместо сыщика-интеллектуала на поединок с преступником выкатывается огромный паровой каток.
       Для общества это, разумеется, прекрасно. А вот для нашего сыщика-одиночки - совсем наоборот. Чем совершеннее полицейская машина, тем тяжелее частному сыщику с ней конкурировать. Как говорят немцы: "система бьет класс". Там, где Холмс побеждал преступника своим интеллектом, полицейская машина просто раскатывает злодея в хлам. Дешево и сердито.
       Причем ключевое слово тут "дешево". Разумеется, всё относительно, но услуги частного сыщика рядовому обывателю встанут дороже, да и система постоянно норовит крылья подрезать. Например, в ряде стран частный сыщик не имеет права расследовать особо тяжкие преступления, такие как убийство. А убийство - самое распространенное преступление в детективе. И куда деваться нашему сыщику? Ему приходится меняться, приспосабливаться к новой действительности и это в конечном итоге уводит его в сторону от классического образа.
      
       Первым литературным ответом на вызов системы стал полицейский детектив. Сыщик пошёл на службу в полицию. Это комиссар Мегрэ, это инспектор Морс, это знатоки, которые ведут следствие, и многие другие, кто принял систему и стал ее частью.
       Самым первым полицейским детективом были, пожалуй, мемуары Аркадия Францевича Кошко, изданные в Париже в 1926 году (Мергэ появился на свет в 1929г.). Хотя Аркадий Францевич - лицо реальное, пусть и, в какой-то степени, легендарное. Затем волна полицейского детектива прокатилась по всей Европе.
       В США позиции сыщика-одиночки оказались крепче. Во-первых, там у него нашлось прочное основание. Романтический образ частного сыщика наложился на не менее романтичный образ благородного шерифа, а старые корни так просто не выдернешь! Во-вторых, Великая депрессия ударила по США сильнее, чем по Европе. То есть, удар по экономике и промышленности оценивается примерно как равный, однако на волне кризиса и сухого закона в США вовсю развернулась мафия. Ослабленная полицейская машина не могла дать ей отпор. Опять же, проблема коррупции встала в полный рост.
       Такая обстановка требовала героя, который готов бросить вызов не только преступности, но и продажной системе правосудия. Читатели сказали надо, писатели ответили есть! Так на свет появился черный или, как его еще называют, крутой детектив, где сыщик-одиночка бросает вызов преступной системе, по какую бы сторону закона она не пряталась.
      
       Родоначальниками крутого детектива стали Дешил Хэммет и Реймонд Чандлер. Третьим к ним называют Джеймса Кейна, но больше из уважения к его мастерскому роману "Почтальон всегда звонит дважды". Кейн активно работал в жанре, но создавал отдельные произведения, а не образы, и, так сказать, не потрудился на дальнейшее развитие жанра.
       Именно Дешил Хэммет создал новый образ борца с преступностью: крутого частного сыщика. Это не гениальный мыслитель типа Пуаро, а куда больше человек действия, легко пускающий в ход кулаки и пистолет. В романе Хэммета "Мальтийский сокол" частный детектив Сэм Спейд уверенно идет к цели, если надо, конфликтует с полицией, однако честно выполняет взятые на себя обязательства. Да, он может нарушить закон, но в итоге справедливость восторжествует.
       Этот новый образ оказался настолько удачен, что послужил прототипом для всей, так сказать, второй волны сыщиков, да и сам Хэммет написал еще три произведения о Спейде, выведя его за рамки героя одного романа. Тут еще такой момент: пока герой остается в пределах одного произведения, нельзя судить - кто "матери-истории более ценен"? Персонаж или всё-таки само произведение? А вот когда появляется серия, когда персонаж выходит за рамки одного произведения, можно утверждать однозначно: образ состоялся.
       И он состоялся. Следуя за образом Спейда, Реймонд Чандлер создает Филиппа Марлоу, частного детектива из Лос-Анжелеса. Марлоу циничен и не колеблется, когда надо прибегнуть к насилию, но вместе с тем ему не чуждо благородство и он рискует жизнью если не ради торжества закона, то ради торжества справедливости. Этакий современный рыцарь с пистолетом в одной руке и бутылкой бурбона в другой.
       До абсолюта образ одинокого борца с преступностью довёл Микки Спиллейн. Созданный им частный сыщик Майк Хаммер не просто ведет расследование, в романе "Суд - это я" он выступает и как самозванный прокурор, и как судья, и как палач. Там, где правосудие бессильно, Майк Хаммер сам вершит суд, выступая в роли эдакого мстителя.
       Однако всё правосудие в руках одного человека - это всё-таки перебор и за пиком быстро следует спад. Идейный наследник Хаммера, полицейский Гарри Каллахан по прозвищу Грязный Гарри из одноименного фильма поначалу действует столь же жестко. Как говорил Глеб Жеглов в "Место встречи изменить нельзя": "вор должен сидеть в тюрьме". Ну а убийца, продолжая ту же логику, должен лежать в могиле, и Грязный Гарри с этой логикой вполне согласен. Его коронная фраза, обращенная к преступнику: "повезет ли тебе?" подразумевает: "остался ли еще патрон в барабане револьвера Гарри?" потому что сейчас Гарри будет стрелять.
       Однако уже в следующем фильме под названием "Высшая сила" противником Гарри оказывается еще более отмороженный мститель, который неизвестно где остановится и остановится ли вообще. Когда цель оправдывает средства, то и лес рубят - щепки летят, и появляется реальная опасность, что увлекшийся мститель постепенно превратится в того, с кем он боролся поначалу. Как было сказано в "Зловещих мертвецах": "плохой, хороший... главное, у кого ружье".
       Понимая это, Грязный Гарри выступает против своего подражателя. Как Шарапов спорит с Жегловым, так и Гарри по сути спорит с самим собой, выстраивая некую линию, за которую борец с преступностью переступать не должен.
       Позднее эту идею развивает сериал "лейтенант Коломбо". Будучи гениальным сыщиком, но уже полицейским сыщиком, Коломбо почти всегда с самого начала знает, кто преступник, однако он не выхватывает верный магнум, чтобы завалить мерзавца на месте. Он терпеливо собирает доказательства, выстраивает преступнику западню и разоблачив его, передает дело в руки суда.
       Собственно, подобный "перевертыш" также изначально был придуман Ричардом Остином Фрименом для сыщика классического образа - доктора Торндайка. Однако позднее, как мы видим, метод подхватил полицейский. Да и сам доктор Торндайк примкнул к полиции в качестве судмедэксперта.
       Т.о. повсюду сотрудник полиции постепенно перенимает эстафету у частного сыщика.
      
       Полный триумф системы особенно наглядно виден на примере Ниро Вульфа. Этот частный сыщик, придуманный Рексом Стаутом - последний из независимых титанов интеллекта, однако одиночкой его уже назвать нельзя. В отличие от детективов первой волны, которым спутник нужен лишь для того, чтобы было перед кем демонстрировать блеск своего гения, помощник Вульфа - Арчи Гудвин - полноправный участник процесса расследования. В разговорах с Гудвиным Вульф неоднократно отмечает, что возможности полиции в деле поиска доказательств превосходят возможности частного сыщика, и потому надо идти каким-то другим путем.
       Другой путь, конечно, есть, однако и по нему в одиночку не пройти. Даже помощи Гудвина бывает мало, и Вульф время от времени привлекает к делу и других помощников. Причем если у Холмса тоже была своя агентура: "уличные мальчишки, старьевщики" и прочие любители, то на Вульфа работают профессионалы своего дела - опытные частные детективы. Фактически, Вульф с их помощью создает свою полицейскую машину в миниатюре.
       Еще ближе к "полицейской машине" выглядит детище Дешила Хэммета - сыскное агентство "Континентал". Это опять же крепкая команда профессионалов. На передний план автор выводит одного из оперативников агентства, но в трудную минуту рядом появляются его коллеги. Хэммет даже не дает этому оперативнику имени, подчеркивая тем самым, что тот - один из...
      
       Разумеется, это не означает, что образ одинокого частного сыщика безвозвратно ушёл в прошлое. Нет. Пока еще нет. Авторы старательно ищут пустоты, еще не заполненные полицейской системой, и регулярно их находят.
       Например, адвокат Перри Мейсон из романов Эрла Гарднера формально является частью системы правосудия, однако ради подлинного торжества этого самого правосудия он проводит самостоятельные расследования. Статус адвоката позволяет ему сохранять определенную независимость от полицейской машины.
       Или вот классический частный детектив-одиночка Рик Холман, созданный австралийским писателем Картером Брауном. Он улаживает щекотливые делишки элиты Голливуда, и пока он успешно решает проблемы сильных мира сего, полицейская машина смотрит сквозь пальцы на то, что Холман иногда слегка вольно трактует положения закона.
       Опять же, не обязательно подходить к делу излишне серьезно, что с блеском демонстрирует Иоанна Хмелевская. Ее героиня, пани Иоанна, женщина азартная, импульсивная, но умная, лихо впутывается в криминальные проблемы и с не меньшим блеском из них выпутывается. В принципе, у Хмелевской быстро появились подражатели и тут вполне мог бы сложиться следующий образ одинокого сыщика, эдакий игрок в детектив, однако последователи слишком увлеклись "ироничностью" образа и не смогли создать обойму равноценных героев. А, может, тут нужен гений Хмелевской, чтобы удержать образ на нужной высоте и в недосягаемости. Как бы то ни было, общепризнанного титана сыска, такого как Холмс или Пуаро, этот жанр еще ждёт.
       Еще один вариант сохранения героя-одиночки - это шпионский детектив. На первый взгляд, там тоже своя система, однако в этой системе никто никому не верит. Даже самому себе. Это позволяет разворачивать классический поединок интеллектов агента 007 и очередного злодея, мечтающего завоевать весь мир. Можно даже как в "Пандориуме" побороться с самим собой.
      
       В целом, несмотря на повсеместное наступление системы, для автора, который действительно задался такой целью, нет ничего невозможного в том, чтобы вписать классического сыщика-интеллектуала в нашу с вами современность. Достаточно постараться и найти незанятую системой область. Какие-нибудь репортерские расследования, борьба с промышленным шпионажем и многое другое.
       Однако это существование "на птичьих правах" - пока не прогонят. А ведь система имеет явную тенденцию к развитию. Сравните возможности полиции в XIX веке и сейчас. Сравните возможности экспертов-криминалистов времен Шерлока Холмса и тот технический уровень, который демонстрируется, к примеру, в сериале "Кости". А что будет дальше?
      
       Впрочем, что будет дальше, можно увидеть уже сейчас. Возьмем, к примеру, детективный сериал "Элементарно". Там Шерлок Холмс перенесся в наше время, и что же мы видим? Он по-прежнему гений, которому под силу решить любую загадку, но каков его статус? Частный сыщик? Независимый гений сыска? Нет.
       Он полицейский консультант. Из титана, который в одиночку противостоял злу, он превратился в еще один винтик полицейской машины, причем самый бесправный винтик, чье участие в расследовании зависит от каприза начальника полицейского участка. У простого регулировщика на перекрестке прав больше, чем у самого гениального сыщика всех времен и народов!
       Аналогичное положение и у талантливого писателя-детектива Ричарда Касла, и у бедолаги Монка, которому садисты-сценаристы для имитации эксцентричности приписали 312 различных фобий, и у других гениев сыска. Отныне их удел: помощь полиции в качестве полезного живого прибора, который в любой момент может быть выброшен на свалку просто потому что разумного начальника сменит на посту какой-нибудь самодовольный формалист. И деваться некуда. Чем совершеннее система, тем меньше у частного гения возможностей ее превзойти.
      
       Думаете, я сгущаю краски? Тогда где новые титаны сыска? Где ходячие архетипы, которые укажут дальнейший путь развития жанра? Их нет, потому что для них нет места в царстве системы. Это место занято крепкой и дружной командой профессионалов. С точки зрения эволюции - это логично и закономерно. Но если мы ставим вопрос о сохранении классического детектива, то тут всё печально.
       И дело даже не только и не столько в изначальной схеме. Когда герой сражается со злом один на один - это драматичный поединок. Когда отряд элитных профи охотится на одинокого дилетанта, едва-едва совершившего свое первое преступление, результат немного предсказуем и накал противостояния стремительно падает.
       Конечно, как уже отмечалось ранее, авторы не сдаются, но тенденция не внушает оптимизма. Частный сыщик уже не превосходит систему, как Шерлок Холмс, он даже не конкурирует с ней, как Спейд и Марлоу. Он уходит от нее в те области, где система еще не представлена. А что делать, когда таких областей не останется?
      
       Да, всегда можно вернуться непосредственно к классике в XIX век и даже раньше - исторический детектив интересен не меньше всех прочих, но если мы говорим о развитии, то оно подразумевает будущее, а полноценного будущего в рамках системы у сыщика-одиночки нет. Ему негде развернуться и, главное, некогда развернуться. Он может удачно выступить раз-другой, но если где-то преступления становятся систематическими, то туда придет система и вновь вытеснит или поглотит одиночку. Для благоприятного развития образа нужно, чтобы отсутствие системы стало системой, а не случайным фактором!
       И вот тут на помощь приходит фантастика. Фантастическое допущение позволяет создать, логически обосновать и удержать ту область, куда еще очень долго не ступит нога нормального полицейского. Т.е. фантастика всё-таки не просто антураж, но антураж функциональный. Помимо красивого фона, она объясняет, почему на некой территории совершаются преступления, а полиция бездействует.
      
       Самое очевидное тут решение - это постапокалипсис. Современная цивилизация разрушена, где-то в руинах выживает более-менее крупная община, в которой время от времени заводится паршивая овца. Соответственно, услуги сыщика востребованы, а полицейская машина вновь будет сформирована ой как не скоро. Если не считать декорации, по своей сути такой детектив не будет отличаться от исторического, где действие перенесено в какое-нибудь средневековье.
       Единственным принципиальным моментом может оказаться наследство из мира до апокалипсиса: например, знание об отпечатках пальцев или какой-нибудь реквизит для проведения несложных экспертиз в полевых условиях. В остальном же для детектива постапокалипсис - это просто другие декорации средневековья, и совершенно не принципиально: осадили замок восставшие крестьяне или оголодавшие зомби. Главное, что на фоне этой осады можно расследовать классическое убийство в запертой комнате.
       Второй столь же очевидный вариант: некая удаленная колония в космосе. Эдакий космический фронтир, куда система с дальними межзвездными перелетами будет дотягиваться еще лет триста. Как это показали в фильме "Пассажиры" - у героя проблемы, он посылает на Землю запрос о помощи, а ему: "спасибо, ваш запрос отправлен, вы получите ответ через 55 лет, с вас штука баксов". И если этим ответом будет "пришлите больше информации", то мало кто доживёт до торжества справедливости. А хотелось бы! И тут на передний план выходит этакий харизматичный шериф с бластером в руке и мозгами под шляпой, а дальше либо крутой детектив, или же чистая классика с поединком двух интеллектов, в зависимости от того, сколько там под шляпой мозгов.
       Или, к примеру, некая виртуальная реальность, до которой властям пока что нет дела, но в этой реальности уже появились люди, которым всё человеческое не чуждо, и появляется потребность в том, чтобы найти в виртуале того или иного человека. Соответственно, нужен тот, кто найдет, нужен сыщик.
      
       В принципе, фантастика дает широчайшее поле для развития классического детектива, позволяя моделировать под него любую реальность. При этом детектив в фантастическом детективе является стержнем повествования, тогда как фантастика - это антураж и средство отодвинуть в сторону систему. Это важный момент и на нём следует остановиться.
       Есть фантастический детектив и есть детективная фантастика. В фантастическом детективе, как, собственно, и в любом другом, разгадка также должна быть достигнута в первую очередь посредством логики. Использование технических новшеств или паранормальных способностей не запрещено, но они не должны играть ключевую роль в расследовании. В противном случае получится детективная фантастика (фантастика с элементами детектива), а не фантастический детектив.
       Пример детективной фантастики из классики - "Человек без лица" Альфреда Бестера. По существу, это остросюжетная криминальная история с фантастическим антуражем далекого будущего (человечеством освоена Солнечная система; для практических нужд используется телепатия и т.п.), где большая часть романа - приключения в поиске юридически значимых доказательств.
       А вот пример фантастического детектива - это "Преступление в заливе духов" чехословацких авторов Иржи Брабенеца и Зденека Веселы (1966г.) Его действие происходит на Луне, которая уже полностью освоена. На базе в Радужном заливе - классическая закрытая комната - убивают радиста Михаля Шмидта. Все члены базы поначалу имеют вроде бесспорное алиби, что характерно для закрытого детектива, а больше на закрытой станции никого не было. Следователю Родину необходимо внимательно проанализировать чувства и переживания обитателей базы, и найти мотивы, которые могли бы привести к преступлению. В конце концов анализ приводит к выводу о виновности астронома Ланге.
      
       Разумеется, включение фантастики в детектив потребует от авторов проделать двойную, а то и тройную, работу - надо объяснить читателю и детективную интригу, и фантастическую составляющую - однако и возможностей у автора при таком раскладе гораздо больше.
       Чисто для примера, застрелили некоего господина Х, и полиция ищет свидетелей, которые слышали выстрел. Обычное дело, рутина. А если господина Х завалили из бластера, то полиция уже ищет не того, кто слышал выстрел, а того, кто его видел. Уже что-то новенькое, хотя по сути своей - то же самое.
       Заснеженное английское поместье, отрезанное от мира в результате небывалого снегопада, ничем принципиально не отличается от одинокого купола на Марсе, отрезанного от внешнего мира в результате падения метеорита. И там, и там обстоятельства лишь моделируют закрытую комнату, исключая из расследования внешние факторы. Однако на Марсе другая гравитация и этот факт может повлиять на ход расследования. Но повлиять только как еще одно обстоятельство, которое сыщику следует принять во внимание.
       Более того, фантастическую составляющую автор хотя бы обязан прописать, а вот в научных детективах Фримера читателю, чтобы быть на равных с сыщиком, надо параллельно с рассказом листать энциклопедию.
      
       Собственно, детектив с его условностями практически всегда в какой-то мере нереалистичен. Это признают порой и сами авторы, например, Агата Кристе в "Вилле "Белый конь" говорит устами писательницы миссис Оливер: "Говорите что угодно, а ведь это неестественно, если пять или шесть человек оказываются поблизости от места преступления, когда Б. убивают, и у всех у них есть мотив для убийства. Разве только этот самый Б. препротивный субъект, но тогда о нем никто не пожалеет и всем глубоко безразлично, кто именно убийца".
       Более того, грань между жанрами изначально тонка. Возьмем к примеру рассказ Артура Конан Дойла "Человек на четвереньках" (1903). В рассказе овчарка по имени Рой долгие годы жила в семье профессора Прескотта, но недавно стала бросаться на хозяина, причем в строго определенные дни. С самим профессором происходят необычные и даже пугающие изменения (раздражительность, периодическое хождение на четвереньках и т.п.). Шерлок Холмс, добыв и проанализировав факты (страсть профессора к молодой женщине, таинственная шкатулка и т.п.) приходит к выводу, что профессор Прескотт возжелал омолодиться и принимает некую сыворотку, однако препарат периодически частично превращает ученого в обезьяну (черного хульмана). Выглядит фантастично, но в начале ХХ века подобные сыворотки действительно существовали, их тестировали на людях и верили, что победа над старением уже "завтра". Так что на момент написания рассказ был довольно-таки реалистичным, а фантастичным стал позже, с развитием науки.
      
       Т.о. фантастика - очевидный и давний союзник детектива. Более того, она не просто расширяет возможности детектива, как любой другой жанр. Союз фантастики и детектива позволяет последнему уверенно развиваться дальше, создавая новые образы великих детективов и сохраняя при этом свою изначальную суть.
       Собственно, этот союз уже давно заключен. Авторы, в том числе, именитые, уже работают в этом жанре. Например, Азимов с его "Стальными пещерами", Лукьяненко с "Геномом", Глен Кук с циклом о сыщике Гаррете и другие.
       Более того, уже вырисовывается герой следующей волны. Во-первых, сыщик вновь становится умным и проницательным. В условиях, когда нужно выживать и не щелкать клювом, соображать приходится быстро, а знать надо много. Потому что спросить зачастую не у кого, а принимать решение надо прямо сейчас.
       Во-вторых, те же условия, где приходится полагаться только на себя, требуют соответствующей физической формы. Таким образом, новый, фантастический сыщик, вырисовывается как некий симбиоз из сыщиков первой и второй волны. Такой, например, как Лакки Старр, придуманный Азимовым. На первый взгляд можно полагать, будто бы новый сыщик станет эдаким суперменом, но это не так. Преступники растут в той же среде, что и наш сыщик, и они тоже далеко не плюшевые фантики. Поединок будет вестись на равных, только ставки возрастут, однако накал противостояния всегда шел литературному произведению только в плюс.
      
       На этом у меня всё. Если я кого-то убедил, то в Детектив-Клубе СамИздата, который я тут имею честь представлять, каждую осень проводится конкурс фантастического детектива. С прошлого года он проводится в новом формате, который требует от авторов максимального приближения к классике. Рассказы изначально выходят без финала, позволяя читателям самим вычислить преступника, после чего одновременно оглашаются версии читателей и автора.
      
       Всех милости просим и спасибо за внимание!

  • Комментарии: 67, последний от 19/04/2017.
  • © Copyright Детектив-Клуб
  • Обновлено: 03/04/2017. 28k. Статистика.
  • Статья: Детектив
  •  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

    Как попасть в этoт список