Девиан: другие произведения.

Деревянный негодяй

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 2.41*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ахтунг: эротические сцены!

    Здравствуй стол.
    ты много лет поддерживал мою лампу и книгу
    а также разноцветные котлеты
    Я под тобой ходил не нагибая головы
    собирая подушечки мыслительных коровок

    безумный! что тебе толкнуло
    всё сбросить на пол
    что человек доверил твоему благоразумию
    постой деревянный негодяй

    Ххоермс
    15 апреля 1931 года

 []
  
  
  
  Утром, когда дрожат пальцы, а в голову словно коты насрали, приходит отрезвление от жизни, и тогда ясно понимаешь, в какой жопе ты оказался. Замызганная хрущевка, работа с зарплатой шестнадцать тысяч рублей и единственной перспективой - увольнением, и жена - учитель младших классов, которая трахается только по-миссионерски.
  Однажды под бухлом я предложил ей поиграть в фашиста и русскую партизанку. Она посмотрела, все равно, что в урну плюнула и ответила, мол, не позволит мне надругаться над памятью великого народа.
  Можно подумать, нас в кино снимают.
  
  Некоторые как-то устраиваются, а у меня на работе кульман. Карандашей - их много не сопрешь, сука, поэтому я начал отрываться на туалетной бумаге. Ну, бляха-муха, хоть что-то, а то от этих газет все очко в краске.
  Начальник отдела засекла меня на пятнадцатом рулоне. Сами-то прикиньте, сущий пустяк это: пятнадцать рулонов по восемь рублей за каждые пятьдесят три метра, от которых остается половина метража в лучшем случае.
  Скандал раздули, и я получил под подпись приказ: уволить по собственному желанию.
  
   Выбор остался небольшой: уйти в запой или читать литературу. И то и другое - дорого. Но чтение, оно нам, интеллигентам, всё-таки ближе, да и мозги жена не сношает. Телевизор-то у нас вынесли прошлой весной, но всегда интересно узнать что-то о той, лучшей жизни, которая, падла, стороной проходит.
  
  "Дамы 18-60 лет. Проказницы. Все районы Москвы. Милые красавицы и кокетки. Сладкие девочки. Возбуждаем на все 100%. Быстро, недорого".
  
  Я сидел на толчке и читал газету. "Быстро, недорого" - объявление мне понравилось, и я обвел его карандашом, процарапав бумагу. Зачем? Звонить туда я не собирался, хотя и испытывал приятную теплоту в членах. Живут же некоторые, могут себе позволить.
  
   "Мулатки-шоколадки! Молодые и стройные! Черные пантеры! Выведение насекомых и грызунов. Дезинфекция. Гуманное усыпление, кремация..."
  
  Чего, чего? Тьфу ты!
  Я понял, что съехал на соседнюю колонку, но уже было поздно. Кайф пропал сразу, как только я представил себе этих мулаток-шоколадок с насекомыми и грызунами. А еще, небось, глисты в жопе.
  
  
   - Ты скоро там? - раздался недовольный голос Марты. - Опять с газетой?
   - А решетки на окна кто ставить будет?
  
  Мы жили на втором этаже, внизу пристройка с входом в подвал и крышей на уровне кухонного окна. Ну и хрен ли, вдоль дома шла желтая газовая труба, по которой можно легко добраться до спальни. Я и не думал, что кому-то придет в голову лезть к нам - нищета, но в прошлый огородный сезон, когда мы батрачили на мою тетку, окна ломали дважды. Сначала в кухне - и я ручки окна связал куском толстого кабеля, затем в спальне - тогда и вынесли телевизор.
  
  Разумеется, решетку я покупать не собирался, искал сварочный аппарат на день аренды. Сосед, Васька, подкинул хорошую идею: закрыть окна металлическим поддоном от кровати - не на пружинах, разумеется, а который с сеточкой. Пара таких валялась на чердаке у тетки, через один я просеивал песок, когда хозблок строил.
  Дело в том, уверял Васька, что для домушника главное быстро и незаметно попасть внутрь. И тут уже по фигу решетка на окнах или что иное: при любом раскладе возни и шума много. На том и порешили.
  Тетке я ничего говорить не стал.
  Усадьба-то эта вообще не её, а наша семейная, историческая - от деда и прадеда ещё, писателей. Но досталась она тетке. Отец со всеми рассорился, родил меня, ушел из семьи и сгинул. Мать спилась и упала под электричку, начитавшись Толстого. Нервное мы сословие.
  
  Я спустил воду и вышел из туалета.
  За окном чирикали воробьи, и уже вовсю жарило весеннее солнце. На полную мощь шпарили батареи. Эти хорьки из ДЭЗа дожигали сэкономленное за зиму, когда батареи едва тлели, а фиалки на подоконнике чуть не загнулись от холода.
  
  - Вот, - сказал я, - нашел! Завтра поеду за кроватями!
  - Езжай сейчас. - Скривилась Марта. - Завтра у тебя на неделю растянется, если не на месяц.
  
  Я немного помялся, но спорить не стал, даже как-то приободрился, почувствовал зуд в мускулах, когда представил себе как бодро и весело я несу поддоны. Физический труд, он, бляха-муха, вырабатывает эндорфины - гормоны радости.
  
  ***
  
  Так всегда бывает. Реальность ломает крылья мечте.
  Один поддон поднять-то можно, но тащить его заколебешься - здоровый он, неудобный, спину режет. Я пристроил к нему лямки из плоской брезентовой веревки, но поддон либо цеплял за землю, либо мне приходилось кланяться в пояс. А тащить эту срань в позе раком два километра до электрички - задача для интеллигента непосильная. Хотя бы с моральной точки зрения. Эх! Надо было бы Ваську с собой брать! Вдвоем бы справились.
  Можно пристроить поддон на тележку, но с ней в электричку хрен пустят, а бросить - тетка прибьет. Засада, в общем.
  Провозившись около часа с поддоном, я плюнул на свою мечту, сел на ступеньки и закурил. Ну, что делать, обратно все на чердак тащить надо - перекурить, значит, обязательно.
  
  Поднимаясь по лестнице, оцарапал стену, затолкал звенящие железяки на чердак, и уже совсем собрался уходить, как увидел старинный ореховый столик - круглый такой, на трех фигурных ножках с эротическими изгибами. За ним еще дед с бабкой чай пили. Нашел его дед на чердаке старинного замка. Затем они поругались, и дед отнес столик на чердак. Этим все и кончилось.
  Столик стоял во всей своей антикварной красе - старое байковое одеяло сползло на пол, когда я возился с поддонами, зацепил, наверное.
  Тут-то я и понял, что уехать без него никак не могу. Ясное дело, что пустым к Марте возвращаться не хотелось, опять посмотрит как на дебила и от супружеской постели отлучит. Но чем-то он меня еще купил. Красотой, думаю. И опять какое-то тепло по членам разлилось, аж до мурашек.
  
  ***
  
  Марта стояла на пороге и смотрела на меня с недоверием.
  - Вот, - сказал я. - Стол...
  - А кровати где?
  - Ну, нету кроватей, - промямлил я и развернул одеяло. - Стол...
  
  И тут лицо Марты как-то изменилось, не то что подобрело, а чуть опухло, порозовело, приобрело такой вид... ну, как при приближении оргазма. Глаза туманно заблестели.
  - Красота-то, какая! - Охнула она и всплеснула руками.
  
  Пока я устанавливал столик на кухне, подкладывал бумагу под ножки - пол-то неровный, клеенка, она прыгала вокруг со скатертью и вазочкой.
  Я рассказал историю с поддонами и некоторое время недоумевал, что Марта так быстро успокоилась и не пилила меня. Потом подумал, ну а хрен ли у них, баб, по семи пятниц на неделе. Не угадаешь. Чего голову ломать, раз все зашибись вышло.
  
  Стол приобрел равновесие, Марта, наконец, накинула на него скатерку и водрузила вазочку с икэбаной в самом центре.
  - А давай чай пить! - произнесла она томным голосом.
  Мы уже года три не устраивали семейных вечеров с чаепитиями.
  - Ладно, - согласился я без особого энтузиазма, - давай. Но сначала я освежусь. Вспотел, пока столик волок.
  Отправился в душ.
  
  ***
  
  Из кухни доносились странные звуки. Они настолько не вязались с обстановкой квартиры, что я тихонечко подкрался к двери и заглянул через стекло.
  Марта сидела за столом, полулежа, растопырившись, ерзая на стуле.
  По чуть приоткрытым губам её скользила улыбка, на лице застыла маска сладострастия.
  И она натурально мяукала.
  
  Дверь скрипнула, Марта дернулась и, чуть смутившись, вскочила из-за стола.
  - Знаешь милый, - затараторила она, - это все-таки антиквариат, не думаю, что стоит пить чай на нем, пусть стоит так, для украшения, ты иди, почитай газеты, а мне надо в душ.
  Марта проскользнула мимо и скрылась в ванной.
  
  Я стоял как памятник. До меня не сразу дошел смысл произошедшего, но в голове, словно сонные черви копошились разные сомнения. Сердце почему-то заколотилось.
  Осторожно подошел к столу, наклонился и посмотрел между ножек - ничего.
  Встал на колени, осмотрел столешницу - старое потемневшее дерево местами потрескалось. Стол себе, как стол.
  Пододвинул стул, который чуть ли не отшвырнула Марта, сел.
  
  Что-то легко и неуловимо быстро коснулось тыльной стороны бедер, и через мгновение я почувствовал необычайно приятную теплоту, разлившуюся по моему телу.
  Я откинулся на спинку стула и застонал.
  
  "Да что же это! - Мелькнула мысль. - Стол меня трахает!"
  Отпрянул назад, оттолкнув его.
  "Не может быть! Я спятил!"
  Снова заглянул под столешницу - ничего, и машинально пододвинул стол обратно.
  Все повторилось. Теперь он хлюпал и чавкал.
  Мне стало тошно, я стукнул по нему кулаком и, взвыв от боли, сложился пополам.
  Эта падла меня укусила!
  
  Наконец поднялся и застегнул ширинку. Все встало на свои места.
  Ну и самое главное - кто или что это? "Стол" - существительное мужского рода, значит - мужчина. Да будь оно хоть среднего - гермафродитом или бесполым, то все равно любой нормальный мужик, такой как я, будет чувствовать себя пидорасом.
  Нет, поймите правильно, я не гомофоб... но пидорасом быть не хочу.
  Бабам-то, ясное дело, все это по хрену - все они латентные лесбиянки.
  
  Ну, и ни фига себе дело!
  Марте я ничего не сказал.
  
  ***
  
  На следующий вечер к жене пришли подруги.
  Меня отправили в магазин и даже дали денег на водку. Я сидел на скамейке, пил из горла и слушал многоголосый кошачий вой, разносившийся из форточки. На душе было мерзко.
  
  Каждый вечер Марта находилась в прекрасном настроении, даже готовила мне ужин. Потом опять приходили подруги. Как супруги мы больше не жили: жена отворачивалась к стене и засыпала крепким сном до утра.
  
  Приходила и моя бывшая начальница, Марьванна.
  Вскоре эти суки вообще перестали меня стесняться. Похоже, им стали доставлять удовольствие не только случки, но и то, что я слышу их вопли и иногда наблюдаю за дикими оргиями за столом - не сидеть же мне каждый вечер на улице. Поверьте, это не оправдание - были бы хоть бабы красивые, то и посмотреть не грех, а так - одно расстройство. Жирные похотливые твари со страшными рожами и грязными волосами. Они извивались, подергивались и вопили. Рычали и мяукали. Исходили слюной и потом.
  Каждый вечер одно и то же. Мне казалось, что я скоро сойду с ума.
  Тогда-то я и решил, что должен избавиться от этого наваждения. "Тварь я дрожащая или право имею?" - подумал и сразу понял как.
  
  Дома у Васьки висели африканские маски, он геолог и как-то раз привез их из командировки. Накануне я купил топор и живую курицу - курицу оставил у него. Васька ничего не спрашивал, он видел, в каком я состоянии, слышал бабий вой и понимал, что происходит что-то неладное. Наш он мужик. Настоящий друг, одним словом.
  
  Тем вечером к Марте собирались прийти Марьванна и моя тетка - сохранить тайну от неё не удалось, Марта ей все рассказала почти сразу. Что же, все складывалось очень и очень удачно.
  
  Они приближались к кульминации, взяв друг друга за руки, воя и дрыгаясь на стульях. Я достал из-под кровати топор. Двигаясь словно в тумане, шагнул на кухню, и почувствовал волны похоти и злобы, исходившие от стола и женщин. Они не видели меня - глаза полузакрыты, тела извивались в запредельном оргазме, но, думаю, они что-то чувствовали.
  В воздухе пахло гнилой рыбой, потом и цветочным запахом духов.
  Размахнулся и изо всех сил ударил по столу, лица женщин посинели, почернели и исказились страшными нечеловеческими гримасами, они сдавленно шипели, скованные словно параличом. Всякая тварь ласку любит, и теперь стол пожирал женские чрева. Щепки летели в разные стороны, а я все бил и бил, хотя с ними было уже кончено.
  Руки дрожали, пот разъедал глаза.
  Я с трудом дошел до Васьки, забрал курицу и маски.
  
  Курицу было жаль.
  Я положил её на стол и отрубил голову одним ударом. Несколько секунд она дергалась, разбрызгивая кровь по искореженной столешнице. Вложил топор в руку Марьванны. На стены повесил африканские маски. Позвонил в милицию.
  
  - Вуду. Черти что они вытворяли, - сказал я.
  Врач диагностировал смерть от сердечного приступа.
  Останки стола я сжег на мусорной свалке, задыхаясь от едкого дыма.
  
  За столы я теперь не сажусь и держусь от них подальше, я точно знаю - это ещё не конец, он не один такой. Теперь они охотятся на меня.
  
Оценка: 2.41*34  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Рыбаченко "Геном Варвары-красы и космические амазонки"(Боевая фантастика) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) О.Герр "Соблазненная"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) А.Джейн "Подарок ангела"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаОсвободительный поход. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЛили. Сезон первый. Анна ОрловаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваМалышка. Варвара ФедченкоТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Турнир четырех стихий-2. Диана ШафранКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаP.S. Люблю не из жалости... натАша Шкот
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"