Девятых Анастасия: другие произведения.

Фанфик по One Piece. Данте: судьба попаданки. (Пролог- 15 глава)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 4.89*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нормальные попаданцы попадают туда, куда мечтают, а вот попаданцы, что не ведают даже о самом этом мире, попадают в... неприятные ситуации. И вот уж на подходе Дьявольские плоды, Морской дозор, пираты и приключения! Чёрт! Ну, кто сказал, что я о такой жизни мечтала?! P.S. Впервые пишу что-то подобное, но, надеюсь, не загнусь и всё же допишу это до конца. Текст подкорректирован.

  Пролог.
  
  В принципе, день начался отлично. Птички пели, бабочки летали, а по квартире звонко разносилось кудахтанье будильника. Ну да, поставила петушков на будильник. На свою же голову. Нормальные люди никогда не встают в воскресенье в пол восьмого. Но я не из того типа, а потому, помолившись лежавшим на тумбочке рядом с кроватью, очкам, шатаясь как алкашка и собирая лбом и ногами все выступы какие только можно, и какие только могут быть в квартире, довольно "бодро" стала искать сотовый. Найти его труда не составило, а вот отключая его, я минуты две думала на какую именно кнопку нужно нажать, что бы эта пакость вновь не закукарекала. Но всё же справившись с этой непростой задачей, я, наконец, отправилась принимать необходимые водные процедуры и готовить завтрак. Хотя и было очень лениво. Но то было утром, а стрелки часов уже на четверке, и я собиралась помыть окно. Грязное и пыльное. На подоконнике, к примеру, пара капель застывшего соуса, ещё с Нового года. А на окне с внешней стороны того хуже, голуби знают толк в том, как нагадить людям. И мне предстояло это всё отмыть. Ну, что, Катя, прекратила воротить нос и за дело. С какого ж во мне вдруг трудолюбие проснулось? Квартира просто сверкала чистотой и благоухала сиренью! Не к добру это. Ну и фиг с ним. Есть проблемы и поважнее, над которыми стоило подумать, например, как отмыть голубиный помёт?
  - "Слава, богатство, могущество. Тот, кто достиг всего этого, Король пиратов Золотой Роджер..." - прощай мир. Я лечу с девятого этажа, прямиком к асфальту, из-за какой-то заставки аниме по телевизору. Хорошо ж я задумалась, как гром среди ясного неба для меня прозвучали эти слова про пиратов. Хотя нет, это не какое-то аниме, оно же про пиратов! Как же я хотела посмотреть его. Но увы, не судьба. Быстро как-то мысли проносились... Боли от столкновения с асфальтом я, что странно, даже не почувствовала... - Ну что ж ты, болезная наша, пугливая такая? И как это ты так сюда проскочила? - прозвучал чей-то голос. Сказать что было темно, у меня язык не повернётся. Мягко говоря, тут вообще ничего не было. Даже описать это нельзя.
  - "Это ещё кто?"
  - А ты ещё спрашиваешь? Я... эм... а честно, я вообще кто? - задал вопрос этот некто. Честно, я перед собой вообще ничего не видела, но то, что интонация у голоса была, уже было хорошо. Хотя от вопроса я малость, прифигела. - Впрочем называй меня как хочешь. Вопрос сейчас в другом, что мне с тобой делать?
  - Помиловать? А после вернуть меня туда откуда я? - как я говорила, для меня так же осталось непонятным, тела то я не чувствовала.
  - Ага, счас! Ты сейчас, между прочим, всего лишь жалкая душонка. Которая к тому же непонятным образом попала сюда. И не спрашивай, что это за место, всё равно не поймёшь. Это за гранью твоего понимания. Вернуть тебя в твоё тело я не могу, головы у тебя там, уже, мягко говоря, нет, - Это, судя по интонации, усмехнулось. - А пришивать души к объектам которым расплющило головы, я не умею. Но и переродиться просто так ты уже не сможешь.
  - Ну вот, зря генеральную уборку затеяла, - о да, это волнует меня больше собственной смерти. Супер!
  - Не затеяла, не померла бы, - расхохотался Это. - Но кое-что я сделать смогу.
  - Что?! - куда Это клонит?
  - Просто отправлю твою душонку в другой мир, там помещу в чьё-нибудь тело, и оставлю заново проживать жизнь. Мне немного скучно здесь, да и так будет проще поступить... - Это видимо задумалась, но после продолжило: - В общем вали уже!
  - Лентяй! - как можно почувствовать толчок в спину, если даже тела не чувствуешь? Этого не знаю, но за то знаю, что меня весьма существенно толкнули, и я полетела. Вниз. Снова. Правда на этот раз резко подскочила на месте, жадно хватая ртом воздух и прижимая к груди небольшой сундучок. На осмотр своего внешнего вида и окружающей обстановки времени не было, так как сознание сбежало в далёкие края.
  
  
  Глава 1 или просыпаясь где-то там...
  
  Пробуждение было не из приятных. Сильно болела голова, а тело била мелкая дрожь. В нос же ударил сильный запах дыма, палёного мяса и ещё чего-то тухлого. Сквозь полу прикрытые веки я смогла заметить лишь слабые всполохи огня где-то рядом и бледные коричнево-рыжие облака.
  Пролежав в полу бессознательном состоянии ещё некоторое время, я, наконец, пришла в себя и попыталась подняться. Получилось только с шестой попытки. Однако я зря сразу встала на ноги, нужно было сидеть. Увиденная картина, мягко говоря, не радовала.
  Находилась в какой-то деревне, хотя теперь это можно было понять лишь по ничтожным остаткам, некогда небольших домиков. Практически всё вокруг было сожжено, и лишь некоторые строения просто разрушены по кирпичикам и досочкам. Посреди остатков улицы, со стороны моря, лежала половина деревянного корабля, чуть дальше, в противоположную от моря сторону, валялись жалкие обломки мачты. Ещё одна половина судна, судя по, приличных размеров, воронке, взорвалась, упав на дом. Похоже, что именно после этого начался пожар. Деревенька была маленькой, а потому и уничтожена подчистую. Но как корабль оказался в деревне?..
  Пока я думала над этим вопросом, и пыталась выйти из ступора, обгоревший дом ,метрах в пяти позади меня, обвалился. Подпрыгнув на месте, обернувшись и взглянув на то, что осталось от строения, я медленно попятилась назад. И... споткнулась... об руку...
  - Аааа! - откуда-то из-за деревьев вспорхнули птички, а я едва не полетела в прекрасное царство Морфея.
  На пропитанной кровью земле, валялась чья-то, оторванная до самого плеча, рука. В ранах уже возились опарыши, а кровь потемнела и чёрной коркой покрывала некоторые участки конечности. С трудом подавив рвотные позывы, отползла подальше от чьей-то, ныне оторванной, хваталки. Что же тут, мать вашу, произошло?
  - Да-анте-е! - повернув голову в сторону голоса, я увидела парня лет 14-15. - Данте! Ты жива!
  - Ч-что? - не поняла. - Какая ещё Данте? - я в растерянности посмотрела на подбежавшего парня. Плотного телосложения, с сильными руками, чуть квадратным лицом, носом с горбинкой. Слегка раскосые болотно-зелёные глаза, рыжая шевелюра, торчащая во все стороны, крупные веснушки на щеках и татуировка в форме какой-то хищной птицы на левой половине шеи. Из одежды на нём были широкие зелёные шорты, простые сандалии и майка, сейчас посеревшая и с парой больших пятен крови.
  - А? Но ведь Данте это твоё имя, - в растерянности ткнул в меня пальцем подбежавший Рыжий, я решила назвать его так. По крайней мере, ровно до тех пор, пока он не назовёт своего имени. Главное сейчас не палиться что я вообще... Главное сейчас просто прикинуться жертвой амнезии. Да! Так будет лучше! Положусь на великое русское Авось! Надеюсь, прокатит.
  - Чего?! Но ведь это мужское имя! А я девочка! У меня не может быть такого имени! - валяющаяся рядом конечность была мгновенно забыта, а сама я уже стояла на ногах перед парнем. Который к слову был почти на три головы выше меня. Что же я такой мелкой вдруг стала? Раньше у меня модельный рост был! Хотя нет, забываюсь, во первых: меня назвали не только не моим именем, но ещё и судя по всплывшему в воспоминаниях бреду очередной укурившейся дуры, а во вторых: я... в известном месте, с голой филейной частью и даже она сейчас, вполне возможно, вовсе не моя.
  - Ты забыла? - Рыжий глянул на меня как-то... с грустью и отчаяньем. А после схватил руками за плечи и встряхнул. - И что? Тебя всё равно так назвали! Неужели не помнишь?!
  - Ч-что я должна помнить? И, ты кто такой? - я мотнула головой и попыталась вырваться. Не получилось.
  - Ты правда ничего не помнишь? - парень пустым взглядом посмотрел мне в глаза. Я растеряно покачала головой. А ведь я ещё не всё и не до конца осознала... потом, будет хуже. И я в этом уверена.
  - "Вот влипла. Придется теперь молчать и слушать, что скажут. А ещё играть жертву амнезии, хотя это почти правда. Памяти предыдущего владельца тела, не дали, сволочи,"- с минуту мы стояли молча, не зная что сказать.
  - Ты правда ничего не помнишь? - ещё раз, тихо спросил Рыжий.
  - Н-нет, - сейчас хотелось просто исчезнуть. Да хоть сквозь землю провалиться.
  - Ладно. Пошли присядем где-нибудь, расскажу тебе кто ты... и кто я, - парень, наконец, отпустил меня и, осмотревшись, медленно побрёл к куску мачты, который сейчас превратился в самое обычное, чуть обгорелое и корявое, бревно. Я же зашагала за ним, стараясь при этом не смотреть больше по сторонам, и особенно под ноги. В итоге наступила в кучку протухших водорослей, непонятным образом оказавшихся так далеко от моря. До него, по моим меркам, больше ста метров было.
  Однако осмотреть себя я всё же додумалась и, более того, успела это сделать, ведь до того, что раньше было мачтой, мы шли максимум минуту. А на мне, как оказалось, была широкая льняная рубашка, мужская, которая на мне же выглядела как платье или туника, короткие шорты и сандалии. Наверное девочка, в теле которой я оказалась, спала в такой рубашке. Ну, мало ли... Я в детстве тоже иногда примеряла на себя отцовские рубашки и мамины пояса, что бы платьице получилось. Ерундой маялась... совсем мелкая была... Дура.
  - Ну, в общем, тебя зовут Данте Эванс. Твой отец - Джеймс Эванс, был морским дозорным, но погиб почти десять лет назад на Гранд Лайн, мать - Алисия Эванс, дочь оружейника, пропала два года назад. Ещё у тебя есть младший брат - Меруэм Акагами, он всего на год младше тебя. Извини. Я не знаю где он сейчас. Когда я искал вас, я думал, что вы будете вместе...
  В общем, после смерти вашей матери, вас воспитывал старый почтальон, Ганс Бэннинг. Вы по его поручениям каждую неделю бегали по соседним деревням с почтой... - Рыжий замолчал, пожевал губу, вздохнул и продолжил: - ...в общем-то, я его внук. Мы с вами вот так вот почту таскали. Деревеньки хоть и маленькие, да и сам остров небольшой, но почта у нас тут есть. Ден-ден муши себе мало кто позволить может, а отвлекаться от дел только для того что бы прийти к знакомым в соседнее поселение и потратить на это два дня... В общем так дед и придумал такую вот... почту... Глупость, но людям нравилось, хоть какая-то изюминка...
  - М, а тебя тогда как зовут? И что это за Дозор, ден-ден муши, Гранд Лайн и как называется эта деревня? И, Меруэм... - с каждым разом я понимала всё меньше. Куда я попала?!
  - А? А я Питер Беннинг*, мой отец, как и твой, или ещё и у твоего брата,- я честно, незнаю почему у него другая фамилия,- был дозорным. А Морской Дозор - это правительственная организация, которая борется с пиратами. Гранд Лайн - огромное океаническое течение, пересекающее весь мир с северо-запада на юго-восток. Я пока мало что о нём знаю, но говорят что это кладбище пиратов и самое опасное место в мире. А эта деревня называется Кенси**. Находится с Западной стороны острова. Я был в СауПа***, она на северной части острова. На южной НордПа****, а на восточной ИсПа*****. Кстати, это половина пиратского корабля. Я нашёл порванный флаг на краю деревни. Уж не знаю, что его сюда закинуло, но в живых видимо только ты осталась... Ну, и я. Извини... я правда не знаю где Меруэм. Но, мы найдём его...
  - Понятно, - всё, мне каюк. Даже думать не хочу, что будет дальше. И ещё этот "брат". Странное имя, другая фамилия...
  - Вчера, кстати, жуткая гроза была... хотя... скорее просто ураган. Дождя почти не было, а вот молнии и гром были сильные. А из-за ветра даже носу из дому не высунешь. Было темно как в погребе. Винном. Поэтому никто, наверное, не слышал и не видел взрывов и огня с дымом... - Питер снова замолчал. - Ну, так тебе рассказать всё подробно?
  - Д-да, - ох, чувствую долгим будет рассказ... А он интересно подумал что для ребёнка не очень хорошо находиться на... побоище?
  
  В общем, рассказывал Питер часа три, не меньше. А поскольку очнулась я, как оказалось, в четыре часа дня, небо становилось всё темнее. До того, как солнце полностью скроется за горизонтом, осталось меньше часа, - судя по тому, как скоро начало смеркаться, была либо ранняя и очень тёплая осень, либо ранняя и аномально жаркая весна, хотя это я уже бред говорю, не бывает такого, - и Питер принял достаточно умное решение остаться на ночь в лесу рядом с Кенси. До ближайшей деревни как минимум четыре часа бега. Бежать ночью не стоило, можно было на ядовитую змейку натолкнуться... да и ночи, как сказал мой новый знакомый, в это время тёмные.
  О себе же я узнала много. Телосложение было атлетичное, сказывались частые марш броски от деревни к деревне, с сумкой писем наперевес. Раньше-то я была отнюдь не спортсменкой и бегала очень медленно. Хоть за такой подарок спасибо.
  Основная масса тёмно-каштановых, а в тени казавшихся чёрными, волос была острижена коротким ёжиком, только на затылке оставался тонкий хвостик. Глаза... Слава богу, кроме цвета, они не изменились, оставшись достаточно большими. Хотя теперь вместо карих, глаза были цвета охры, с едва заметным янтарным ободком вокруг зрачка.
  Однако минусы в моей нынешней внешности были. И очень большие. Когда-то овальные, теперь черты лица более острые, даже не смотря на достаточно юный возраст, равный десяти годам. Нос стал чуточку уже, меньше и, как уже стало понятно, острее. Но если с лицом я смирилась, то с фигурой у меня этого не получилось. Не было больше аккуратной талии, округлых бёдер и третьего размера груди, которыми я так гордилась. Хотя нет, вру, талия была, вернее её зачатки, а вот о груди не было даже намёка,- впрочем, большего от десятилетнего тела ожидать было бы просто глупо,- хотя ноги теперь стали на мой взгляд лучше, чем когда я была в своём теле, но всё же... Теперь у меня самая настоящая мальчишеская фигура. И, как я узнала от Питера, незнакомые со мной люди, часто называли меня мальчиком и прочими уменьшительно-ласкательными мужского рода. Ну, супер! Прощайте женские прелести, и привет комплексам и мальчишеской внешности! А ведь пол десятилетнего ребёнка только дурак может спутать. Если конечно это не мой, клинический, случай. Одёжка то, подходящая для мальчишки. Предыдущая хозяйка тела, платья носить отказывалась, и закатывала истерики... Питер когда рассказывал, даже в себя немного пришёл, заулыбался.
  И, к слову, о возрасте. Он мог доставить мне немало проблем. Быть десятилетней девчушкой я желанием не горела. Это было очень... проблематично. Всё же строить из себя ребёнка, пусть и потерявшего память, и у которого вполне могут возникнуть психологические отклонения... трудно. И труднее будет играть именно растерянного, потерявшего почти всё в своей короткой жизни, ребёнка. Чем человека, у которого случилась амнезия. Актриса из меня не самая хорошая, хотя врать я умею. Но если бы у меня была хоть капелька воспоминаний той девочки! Проблемы...
  Пока я, уже придя в себя и осознав всю прелесть своего положения, негодовала внутри и оставалась до крайности спокойной и, скорее даже, отрешённой, внешне, Питер успел найти место для ночлега и провести меня туда. Просто небольшая скала, в плотную к которой умело приставлен шалашик из веток и досок. Внутри на земле так же лежали мягкие молодые веточки и большие пучки травы. На большее я опять же не рассчитывала. Всё же вокруг одна разруха.
  По пояснениям, собственно, Беннинга, на счёт места нашего ночлега, это оказался "штабик",- как часто называли вот такие строения собственного производства мальчишки из моего двора, в моём же детстве,- в котором троица (Данте ака Я, Питер и Меруэм), любили играть. Других детей нашего возраста с которыми можно было нормально поиграть, увы, не было.
  После раннего приступа ностальгии (у меня), и коротких лекционных пояснений (Питера), мы наконец устроились на ночлег. Хотя в итоге несмотря на тёплый бок Питера, уснуть я не смогла. Оторванная рука, обгоревшие дома и половина пиратского корабля по прежнему мелькали перед глазами, стоило мне только сомкнуть веки. Страшно всё же. Что уж тут сказать. Я всегда была малость впечатлительной.
  А таких ужасов я не видела, и видеть не хотела. Хотя на краю сознания и билось настойчивое понимание, что такие картины мне придётся видеть ещё не раз... Пессимизм хренов.
  
  Помучавшись бессонницей почти час, я не выдержала и аккуратно, что бы не разбудить нового-старого знакомого, выползла из шалаша. Тихо, как слон в курятнике. И как Рыжий только не проснулся?
  На свежем воздухе оказалось необычайно хорошо. Пусть сейчас на небе было видно только звёзды, света от которых как от козла молока, но в принципе и так не плохо. Темноты я не боюсь.
  Вокруг разносился приятный аромат ночной свежести и слышалось стрекотание сверчков. Плохое настроение как рукой сняло. Постояв так ещё немного, успев замёрзнуть и даже вспомнить про ядовитых змей, я снова залезла в шалаш. На этот раз уснуть у меня получилось быстро.
  А ближе к рассвету с трёх сторон острова, послышались взрывы...
  
  Примечание:
  Питер Беннинг*- имя взяла из фильма "Капитан крюк", сам персонаж (Питер Пэн, он же Питер Беннинг) будет шаблоном для персонажа фика.
  Кенси**- сокращение от Кенсингтонских садов. Но тут только кусочек названия к самим садам не имеющий никакого отношения, за исключением того же Питера Беннига (Пэна).
  СауПа***- а тут за основу названия взяла сторону света и мультсериал "Саус парк", то есть "Южный парк, а в данном случае деревня.
  НордПа**** и ИсПа*****- у меня не хватило фнтазии и я назвала деревни в честь сторон света и добавила к этому "Парк"...
  Не сердитесь на меня за эту бурду в названиях...
  
  
  Глава 2. Привет из мультика!
  
  Сладко зевнув и потянувшись, я положила правую руку под голову, приняв наиболее удобное положение, и продолжила дремать. Утреннее солнышко, не жалея сил, приятно грело, а иногда даже жгло, спину и ноги. Думать о чём-либо не хотелось, хотя мысли всё же протекали в сознании. Медленно и плавно.
  Внизу, на палубе, копошились матросы. Морской дозор. Эти ребята забрали нас с Питером три дня назад. Оказалось что мы были единственными выжившими на всём острове. В смысле, кроме нас живых людей больше не было. По рассказам Рыжего, в трёх других деревнях картина была почти такой же как и в "нашей". Но меня это уже мало волновало. Случилось... что ж, такого уже не исправить. Хотя жуткие картины разрухи, казавшейся там едва ли не адом(?), по прежнему периодически всплывали в сознании.
  Тогда же, три дня назад, я съела Дьявольский плод. Эту несусветную гадость я обнаружила в сундучке, который прижимала к себе ещё до того, как очнуться во второй раз и забыть про него. Про то с какого перепугу я вдруг сожрала цитрусовый фрукт странного вида я пожалуй умолчу.
  Кстати, о том что эта гадость была легендарным дьявольским плодом я узнала отнюдь не сразу. Ну а о том что я съела дьявольский плод, Капитан корабля на котором мы плыли, часть команды и Питер, узнали когда я, шлёпая по морской воде до лодки, вдруг остановилась и заявила что ноги онемели, а силы словно выкачали. Сдвинуться с места не получалось. До лодки меня донесли на руках. Потом я, как специально, вывалилась из лодки и начала тонуть. Вытаскивать меня сразу почему-то не стали. Наверное после слов Питера о том что я хорошо плаваю. Когда же я с макушкой ушла под воду, до мужчин и одного пацана наконец дошло что меня пора бы спасать, и что самой мне уже не выплыть.
  Вытащили. Я поплевалась немного, морская вода солёная,- да и не кит я, что бы планктоном питаться,- поныла, для профилактики, и всё же решила выяснить а с какого такого лешего, начала топором идти ко дну? В слова Питера о том что предыдущая хозяйка тела хорошо плавала, я решила поверить, сама же я тоже неплохо плавала ещё в прошлой жизни. А потому и заданный ранее вопрос меня интересовал оч-чень сильно.
  Когда же мне задали вопрос, мол, не ела ли я каких странных фруктов, я с самым невинным видом ответила что мол ела странную помелу,- по крайней мере именно на помелу съеденный плод был похож больше всего,- с завитушками на шкурке, и до жути отвратительную на вкус меня... сначала одарили неслабым подзатыльником, а после от Капитана последовала длинная лекция о том, что не следует брать в рот что попало. Что ж, замечание было справедливым, но, увы, когда желудок готов начать переваривать сам себя об этом забудет любой. Да и откуда я знала что это будет какой-то особенный плод?! То что люди как люди, ещё не значит что местная флора будет абсолютно такой же как и в моём мире! И частично это оказалось правдой. Хотя в отличии от меня, местные незнамо что в рот не тащили...
  Уже на корабле, Кэп завёл нас с Питером в свою каюту, капитанскую, ага, достал откуда-то толстенную книгу (невольно вспомнилась трёх томная энциклопедия по биологии), с грохотом опустил книжечку на стол и приказал по картинкам (вообще то там были карандашные рисунки?) искать тот плод который я съела. Искала долго. Нашла только на последних страницах книги. Прочитали. И в результате я получилась обладательницей дьявольского плода с типом парамеции (?!), без названия и совершенно невнятной (на мой взгляд) способностью. Хотя нет, способность то была классная, но мне она не понравилась. Всё же когда особи мужского пола, присутствовавшие в помещении, отворачивались, я успевала прочитать пару строчек по некоторым другим плодам. К примеру, была логия (опять же не знаю что это такое!) льда, владельцем которой был некий Аокидзи. Способность плода Хиё-Хиё, позволяющая замораживать практически всё что угодно мне понравилась. Хотя и у того плода который я съела, способность тоже неплохая. Только читерская. Всё же расщеплять предметы одним только касаниям к ним... В ограничениях в общем-то была масса предмета, ну ещё у меня не получилось бы расщепить воду и некую хрень, название которой было зацензурено. Уж не знаю зачем так...
  После изучений описаний способности, уже моего, дьявольского плода, я принялась повторно выслушивать лекцию Капитана о том, почему нельзя брать в рот что попало, и почему нужно как можно быстрее научиться контролировать, до сих пор не проявившую себя способность. Когда я внезапно зарыдала,- честно, думала что пустить слезу у меня не получиться,- надо мной сжалились, дали конфетку, сухую одежду,- снова мужскую, которую снова пришлось использовать как платье. Задолбалась я уже, ей богу!- и отправили спать в небольшой гамак, в каюте самого капитана. Когда же успокоившийся и довольный жизнью ребёнок, в лице меня любимой, удобно расположился в гамаке, в голову пришла ещё одна мысль, тут же озвученная и из-за которой Питеру пришлось остаться со мной по вине боязни "страшного дяди который ругает маленьких девочек". Справедливое замечание что девочке пора бы уже учиться вести хозяйство, десять лет как никак, и что девочка на девочку вряд ли будет похожа даже в платье, я проигнорировала.
  Утром. А утром пришлось спасаться от чрезмерной заботы Кэпа, Питера и, проникшейся нашей печальной историей, команды. Мужчины видимо осознали, что ребёнок имеет женский пол, и что этому ребёнку сейчас требуется забота, понимание и конфеты, словно сговорились. Всюду сюсюкались и корчили из себя клоунов. На десять я кстати не выглядела, Питер это правильно замечал, потому наверное меня и приняли за совсем уж маленького ребёнка. В общем, странной мужской логики, я так и не поняла. То ли у большинства свои дети были, то ли просто разнообразие хоть какое-то.
  Однако спасаться мне всё же пришлось. И спасалась я способом весьма специфичным, а именно, большую часть времени сидела на рее. Вопреки моим ожиданиям, находиться на ней было не так уж страшно или неудобно. Просто вначале было чуточку непривычно, но не более того. Да и вообще, просиживать пятую точку на рее, мне показалось, наиболее удачным решением, чем забиваться в угол. В конце концов, у девочки откат, шок, психика могла быть внезапно нарушена, и прочее, прочее. Поражаюсь своей логике. К слову, уже на второй день нашего плаванья, дозорные и Питер, перестали лезть ко мне и пытаться заставить спать в каюте, а не на рее.
  - Данте! Спускайся завтракать! - я недовольно поморщилась. Уходить с насиженного места не хотелось, но зато хотелось кушать. Конечно, я могла бы потерпеть до обеда, но не факт, что дотерплю и не начну капать на мозги коку, выпрашивая свою порцию до положенного времени. Впрочем, последнее очень маловероятно. Моему запасу терпения можно позавидовать.
  Однако, плюнув, в итоге на то, что мне безумно удобно лежать на рее, я всё же спустилась на палубу. И едва в эту же мачту не врезалась.
  
  - Когда ты уже перестанешь спать на рее? - недовольно проворчал Питер, отправляя в рот ложку с какой-то кашей. Хоть и ворчит, но волнуется. Это сразу видно.
  - Когда ко мне перестанут лезть со всей этой заботой, - буркнула недовольно и крайне раздражённо. - Кстати, а куда мы идем? - сидя за одним столом с парочкой заядлых морских волков, которые могли с лёгкостью кинуть меня за борт и сказать, мол так и было, я не решилась произнести "плывём". Если другие члены команды корабля, на котором мы плыли, относились к этому слову спокойно, то у волчар был явный бзик. В общем, с той парочкой "викингов - бодибилдеров" я старалась пересекаться как можно меньше. Это же было и одной из причин, по которой я большую часть времени сидела на рее.
  - В Логтаун. Капитан сказал, что знает человека, который был в очень хороших отношениях с нашими отцами, - задумчиво пробубнил мой собрат по несчастью, совершенно не обратив внимания на тон, в котором я с ним говорила.
  Итак, какие делаем из этого выводы? Во-первых, без крова мы не останемся. Во-вторых, если этого человека знает Кэп, то, значит, он тоже служит в дозоре. В-четвёртых, этот человек вряд ли будет низкого звания. Хотя последнее стоило бы отмести, но этого я делать не стала. Интуиции своей, вопреки мнению и принцам большинства нормальных людей, не доверяла.
  - И кто же этот человек? - Ради такого вопроса я даже оторвалась от созерцания каши в своей тарелке. Никогда не любила каши.
  - Вроде как капитан Морского дозора. Только как зовут его, я прослушал, - Питеру кашка видно очень понравилась, так что отвечая, на меня он даже не глянул. С чего бы?
  С большим трудом впихнув в себя, то отвратительно месиво, которое люди гордо именуют кашей, я поспешила к Капитану. Капать на мозги, разумеется. Нашёлся он рядом со штурвалом, мирно стоя и попыхивая сигаретой. Что ж они все такие заядлые курильщики?! Лёгких своих им не жалко?
  - Капитан! - робко позвала я мужчину, который, слава богу, меня услышал и обратил внимание. - А как зовут того, к кому вы хотите нас отправить?
  - А? Джек Симпсон его зовут. А с чего вдруг такой интерес к его скромной персоне? - удивлённо произнёс Кэп. Ну да, так я тебе и ответила. В ответ я просто пожала плечами и поспешила ретироваться на рею. Хотя сама фамилия субъекта, к которому меня отправят, внушала некоторые опасения. Мультик "Симпсоны" я смотрела, и пусть переносить шаблон чьей-то явно больной фантазии на не менее больную реальность было с моей стороны по меньшей мере глупо... не очень хотелось бы находиться рядом с совершенно незнакомым человеком, у которого фамилия Симпсон! Ну не нравиться мне эта фамилия, и всё тут!...
  Плюхнувшись на нагретую солнцем деревянную поверхность, я с наслаждением отметила, что даже сейчас у меня не составит труда лечь в наиболее удобное положение. Однако на данный момент стоило подумать не о том, как бы подольше погреться на солнышке, а о том что делать дальше.
  До неопределённого момента я наверняка вынуждена буду оставаться с Питером и, неким, Симпсоном. Но после, есть только два варианта: Морской дозор или Пиратство. В принципе для меня привлекательнее должен был звучать первый вариант, но, тем не менее, он мне всё равно не особо понравился. Того что я слышала о Морском дозоре, мне хватило что бы понять что более менее спокойная жизнь там может быть только в канцелярии или отделе диспетчеров. Если у них такие, конечно, имеются. Жизнь простого рядового гражданина я отмела. Кэп, во время поучительного ликбеза, проговорился что почти всех фруктовиков которых только удаётся найти, вербуют во флот. Учитывая же необычную способность моего плода, и меня решат начать натаскивать. И плевало командование на то что я девчонка, что у меня может быть психологическая травма! Как сказал капитан, там, если нужно, и не такое забыть заставят. Всех мало-мальски перспективных там тренируют, если делают успехи, холят и лелеют, если нет... Сначала пытаются добиться нужных результатов каким-нибудь другим способом, а когда уж и другие способы не помогают, просто сливают. При чём не факт что сливаемые остаются в живых, фруктовики - кадры ценные, и не столь распространённые. Хотя, как показала практика, всё того же Кэпа, на Гранд Лайн фруктов пруд пруди. Лови, не хочу!
  Но и плюсы в дозоре тоже есть. Фруктовиков обычно кучками посылают воевать, и стараются их сохранять как можно больше и при случае вербовать новых. Пушечного мяса, роль которого играют люди, не обладающие силами дьявольских плодов, много. Хотя есть и такие уникумы как знаменитый герой дозора Монки Ди Гарп, который без плода добрался до звания вице-адмирала, сражался на равных с самим Королём Пиратов, постоянно отказывающийся от повышения и выносящий пиратов как нефиг делать! Но таких уникумов в дозоре не столь много, и обычно выше командующего они не поднимаются. Девушки там только фруктовушки есть...
  В общем понятным мне стало то, что ввиду необычности съеденного мною плода, командование если прознает, то не отстанет. То что верхушка обо мне узнает, понять было легко. Ну а то что пощадить бедного и несчастного ребёнка ни кто и не подумает... Судя по нелестным отзывам Кэпа, они щадить не станут. Хотя....
  На этом "хотя", я и уснула. Прямо на рее. И проснулась только, когда солнце своим кончиком уже касалось моря, а где-то впереди виднелся остров. Ну, и Питер что-то пытался мне втолковать, сидя на мачте, но я не слушала.
  - Да ты меня слушаешь?! - истерично, едва не взвизгнул, рыжий.
  - Нет, - я виновато посмотрела на парня. Хотя ответ был... слишком прямолинеен.
  - Дура, - обижено кинул Беннинг, но уже через пару секунд успокоился и в который раз повторил: - Мы меньше чем через два часа будем в Логтауне, так что хватит спать и слезай вниз.
  - Ладно, - немного приуныла я. Ну конечно, сидеть на рее мне понравилось, никто не трогает, не достаёт и почти нет лишнего шума. - И я не дура...
  - Ага, конечно, - фыркнул рыжий гад, всё же услышавший мою реплику, и стал медленно спускаться на палубу. Я решила пока не злорадствовать, ибо амплуа и маска несчастного ребёнка не позволяют, и, дождавшись пока парень спустится, спустилась сама. Что странно, есть мне не хотелось.
  И правда, примерно через полтора часа неторопливого хода мы были в месте назначения. Одни "матроскины", направились пополнять запасы провизии, другие боеприпасов, третьи осматривать корабль, чем занимались четвёртые, я не знаю, но вот мы - в смысле я, Питер и Капитан - потащились прямиком в, кажется, главное управление Морского Дозора Логтауна. К капитану Симпсону. Боюсь представить, что это за человек.
  Пока мы шли по улицам, я внимательно рассматривала всё, за что могла ухватиться взглядом. Размеры города я оценить не могла, но сам он выглядел приличным. Ну, более менее. Аккуратные кирпичные дома, с двумя, тремя этажами, множество различных магазинов. По улицам, даже в такое время, то есть почти десять часов, сновали торговцы, простой люд, дети, иногда можно было даже заметить пиратов(?!). Порой встречались и дозорные. Однако толкучки не было. То ли улицы достаточно широкие, то ли народа на этих улицах на данный момент уже не так много.
  Здание Морского дозора я рассмотреть не успела. Впрочем, как и половину улицы до этого. Решив, что рассмотрю всё потом, не стала разглядывать и внутренние убранства здания, вплоть до кабинета Джека.
  Сам Капитан Симпсон, был рослым и видным, накачанным мужчиной преклонного возраста, ну вернее сказать ему уже пора бы на пенсию, с седыми волосами, и двумя большими зажатыми в зубах сигарами. Увидев сиё чудище, а грозный взгляд в моём представлении сопоставлялся именно с чудищами, я немножко выпала в осадок. Сам же капитан вальяжно развалился в кресле, читал отчёты и, естественно, курил.
  - Давно не виделись, Симпсон! - весело протараторил Кэп.
  - А, это ты. Да, давно, - приветливо... оскалился, Джек и внимательно стал оглядывать нас с Питером. - А это ещё что за мальчишки с тобой.
  - Да что вы все заладили! Девчонка я! - Вот ведь! Я понимаю у младенца закутанного в пелёнки по самые уши пол не различить, сама никогда не могла этого сделать, но не понять по внешнему виду пол десятилетнего ребёнка... Дибилы. Относительно...
  - Что-то слабо верится. И думай на кого кричишь, не с подружкой треплешься, - на этот раз злорадно, оскалился капитан дозора. Я поёжилась.
  - А, это... - с самым невинным и глупым видом почесал затылок Кэп, явно думая как сообщить "радостную" новость. - Детишки, представьтесь.
  - Вот ведь, - едва слышно буркнул Питер, но вытянувшись "по струнке", начал представление себя любимого. - Питер Беннинг, сын бывшего капитана дозора...
  - Так, ладно, я уже понял! А ты... - Симпсон на полуслове прервал Питера и перевёл взгляд на меня. Теперь у него во взгляде уже не было того ехидства и высокомерия. Был интерес.
  - Данте Эванс, дочь бывшего капитана Морского дозора... - договаривать я не стала. Лень. Ну, почти. Просто не захотелось ему что-либо договаривать. Проинформировать что "мой" папочка был капитаном, меня всё же удосужились.
  - Они единственные выжившие со всего острова. Сам я за ними присматривать не смогу, сам знаешь. Постоянно в море, да с пиратами сражаюсь. А вот ты вполне, - скрестив руки на груди, сказал Кэп. Джек посмотрел на него, как на идиота. Однако, судя по его лицу, задумался он очень серьёзно.- К тому же у девочки дьявольский плод с довольно интересной способностью.
  - Ладно. Присмотрю я за ними. Но только до тех пор, пока они сами не будут в состоянии о себе позаботиться, или пока не станут дозорными, - спустя пару минут снова заговорил Симпсон. При упоминании того что я съела плод, он заметно помрачнел.
  - Стоп, мы что, с вами жить должны будем? - до меня этот неоспоримый факт дошёл не сразу, а потерянный контроль над эмоциями... Ладно, позже разберусь.
  - А до тебя только что дошло? - ехидно ухмыльнулся Питер. Ну да, смейся, смейся, а вот, когда я лучше тебя стану, посмотрим как петь будешь. Петя Петушок, блин.
  - Ну, типа да, - ответила с наикислейшим лицом. Ох чую, будет жарко. Свалить бы только от них побыстрее. Делать мне больше нефиг, как свои лёгкие травить, живя с этим курильщиком!
  - Свалились мне, блин, как снег, на голову, - пробурчал Джек и на мгновение умолк. Ну да, что правда, то правда. Но мы и сами не особо рады.
  В общем, последующую часть разговора я совершенно не слушала. Да она меня и не волновала. Главное было обжиться немного, и свалить. Хотя, когда я такой... такой стала? Но факт остаётся фактом...
  Итить мать! Да почему вся эта чертовщина произошла именно со мной!!!
  
  
  Глава 3. Расставим же точки над "Ы".
  Я говорила, что совершенно не люблю какой-либо физический труд? Нет? Вот и хорошо. Потому что теперь, мне этот самый физический труд нравится! Пофигизм на время оставил мою бренную душу, свалив в далёкие края на неопределённый срок. А физический труд для меня являлся лучшей возможностью думать чуточку меньше. Ибо мозг, думать устал и упрямо бунтовал против такого к нему обращения.
  Так что сейчас, бегу с одного конца города в другой, только из-за того что мне приказали отнести в этот самый конец, какие-то важные документы. Ну, на счёт важных это я немножко преувеличила. На самом деле это были самые простые отчёты и прочая бумажная лабуда, не имеющие никакой ценности. Однако счастливая я, неслась назад в отделение Морского дозора к Симпсону, а не в другой конец города.
  Собственно на этакий курьерско-почтовый бред я согласилась лишь по причине того, что мозг мой, как я уже говорила ранее и повторю ещё раз, от долгих раздумий завял, расплющился и свернулся в трубочку, требуя срочного отдыха. Сидя на одном месте я бы всё равно о чём-нибудь задумалась, без возможности выкинуть навязчивую мысль из головы. Занимаясь же некими физическими упражнениями, или хотя бы просто носясь по городу как нечто неадекватное, думала значительно меньше. Хрень, но факт остаётся фактом, и думать при физических нагрузках, но не при шаге, я не могла. Отчасти это немного удручало.
  - Чего ещё надо?! - изящным пинком ноги, едва не вышибая дверь в кабинет капитана, довольная я по-турецки сажусь на стол, тем самым жутко нервируя Симпсона и мешая ему работать. А ещё ввожу восьмерых младших офицеров дозора в глубокий когнитивный диссонанс. Поведение мне совсем не свойственное, так как девушка я воспитанная, но нынешнее амплуа позволяет. Ребёнок, особенно девочка, существо быстро приспосабливающееся к новой обстановке, окружению и месту своего обитания. К тому же разумно предположить что после недолгого разговора с психологом,- решающим исключительно псих-проблемы взрослых, угу,- дитятко немножко оклемалось и, благодаря удачно подвернувшейся амнезии, и принялось за свою обычную детскую деятельность. То есть надоедание всем взрослым.
  - Для начала, что бы ты слезла с моего стола и встала как положено, - титаническим усилием воли сдерживая гнев, но тем не менее испуская на меня флюиды злобы, обманчиво спокойно попросил/приказал Старый Пень. Мне оставалось только послушно слезть и так же послушно встать "вытянувшись по струнке".
  
  За ту неделю, что я находилась под попечительством капитана Симпсона, я успела вполне привыкнуть ко всем и начать бессовестно действовать на нервы окружающим меня людям. Совести у меня, вопреки воспитанности и ещё некоторым факторам, не было, и как явление она отсутствовала. Вместо неё был откровенный пофигизм на всё, вся и даже несуществующее. Хотя размышлять на извечные философиские темы это совсем не мешало, как не мешало и расстроиться силам и времени, которые я зря потратила на злополучную весеннюю генеральную уборку.
  Но не о том речь. А повествование сейчас ведётся о том, что я действую на нервы всем дозорным и просто случайным прохожим. Раньше, когда ещё откровенный пофигизм был только в начальной стадии, со мной такое, конечно, тоже бывало, но не так часто, и только когда я ходила в среднюю школу. Но даже при таком раскладе, в этой самой ненавистной школе, людей я доставала крайне редко. Обычно, когда на меня нападали приступы троллинизма, окружающие внезапно начинали верить в бога, конец света и как можно чаще перекрещивались. Правда, левой рукой, но да не суть важно. Ведь важно то, что теперь я доставала окружающих регулярно, совершенно не заботясь о том, что со мной могут сделать доведённые до ручки люди. Как я уже говорила, мне было пофиг. Пока что в мире было довольно мало вещей, на которые пофигизм не действовал. А на данный момент, их не было вовсе. Хотя нет, вру, я боюсь маленьких и настырных детей.
  Капитан Симпсон же, все мои выходки стоически терпел. Я его даже уважать стала. Хотя, впредь до этого, не уважала ровным счётом никого. Даже высокопоставленных личностей политического и творческого характера. Даже старичков... Одним из которых последний и был...
  - Теперь что? - спрашиваю, улыбаясь как дура, но с самым что ни на есть невинным видом. Старый Пень же смотрит на меня пристально-пристально. Нееет, господин товарищ, это не я вчера нашла вашу заначку лучшего ликёра, и это не я вчера полила им все сигары, которые только нашла. Умения искать, вредничать и находить то что нужно, у меня всё же присутствовали.
  - А теперь, бери вон ту красную папку, и просмотри все находящиеся в ней отчёты. Через пару часов, сюда заедет вице-адмирал Гарп, так что мне хотелось бы, чтобы ты вела себя как можно тише, и была предельно занята. Но при этом произвела на него самое что ни на есть лучшее впечатление, как моя воспитанница, - стальным голосом, с грозным видом, и, тем не менее, елейным голосом произнёс Джек. За каким фигом десятилетняя девочка должна сидеть и разбирать отчёты двух дневной выдержки, я так и не поняла, понять или узнать так же не удосужилась. Дозорные, здесь вообще какие-то... странные.
  Вся же моя прыть, "весёлое настроение" и "желание" доводить всех и вся, улетучились. Нет, я, конечно, знала, что сегодня приедет вице-адмирал, и знала, что не следует заливать сигары ликёром... То, что мне влетит я тоже знала, но... Но то, что мне вдруг станет интересно глянуть на вице-адмирала хоть глазком, я не знала. Как и то, что наказание будет именно таким.
  Однако, с какой такой стати я вдруг послушаюсь и буду сидеть тихо и смирно? Кто ему вообще сказал, что я не свалю с ним встречать этого Гарпа?
  - Ага, - на лицо вернулось привычное пофигистичное выражение, и я, взяв папку, села за стол у стены, поставленный как раз для такой вот работы, принялась читать отчёты. К слову, в большинстве своём, очень скучные. И часто написанные очень и очень корявым и крайне не разборчивым почерком. Хотя мой почерк будет похуже.
  - Докладывайте! - спустя три минуты напряжённого молчания рявкнул Джек, заставив меня подпрыгнуть на месте, взвизгнуть как поросёнок, которого уже начали резать, - при всём при том заживо, совершенно несчастную хрюшку не жалея, - и едва не выронить стопку бумаг. Смерившие меня слегка офигевшими (младшие офицеры) и раздражённым (Старый Пень) взглядами, дозорные продолжили свои дела, слушать которые я посчитала делом глупым и совершенно бесполезным.
  О том, что я вступлю в Морской дозор, за меня всё же решили Питер и капитан Дже-ек. Моё мнение их совершенно не волновало. Да, я и не особо возражала. Однако, если Питер уже официально стал служить в дозоре, получив пока что только самое низшее звание, я была просто девочкой на побегушках. Интересного в этом мало, так только, подействовать на нервы могла, но не более. А из работы, которой меня пытались отвлечь, только доставка каких-нибудь маловажных бумаг к дозорным, что были разбросаны по всему городу, оказавшемуся, к слову, не таким уж и маленьким. Вообще я так и не поняла зачем меня стали заставлять читать отчёты... странная логика у них.
  А теперь немного о месте моего проживания...
  Дом у капитана Симпсона был совсем небольшим. Простой, двухэтажный. Вполне себе прибранный, но с приличным слоем пыли на всех горизонтальных, наклонных и даже вертикальных поверхностях. Кстати, в отличие от Питера, мне повезло жить именно в доме, а не в казарме. Но это только до того момента, когда я вступлю в Морской дозор. А вот когда вступлю, стану жить в отдельных казармах с немногочисленными девушками. Честно говоря, я была крайне удивлена, узнав, что и девушки служащие в дозоре и имеющие низкие звания, там тоже есть. Правда их очень мало. И все они были на канцелярии или в диспетчерской. Ну, ещё парочка картографов были. Эти вообще востребованные...
  - Капитан Симпсон! Корабль вице-адмирала Гарпа уже на подходе к докам! - на этот раз я не удержалась и, взвизгнув, свалилась под стол, всё же выронив парочку отчётов. Но внимания на меня никто не обратил.
  - Что?! - раненным зверем взревел Старый Пень, вскакивая с кресла, на котором уже успел вальяжно развалиться, и едва не опрокидывая стол. - Через сколько его корабль подойдёт к пристани?
  - Меньше чем через десять минут! - отрапортовал неизвестный мне морячок. Джек на его слова довольно некультурно выругался,- Эй! Тут дети межу прочим!- выгнал всех, кроме меня, из кабинета, вышел сам и запер дверь.
  - Гад, - вообще-то я не обиделась, но неприятно всё же было. Нет, я, конечно, не собираюсь слушаться его, да и сидеть в душном кабинете тоже не буду, но... Нет, я всё-таки обиделась.
  Осмотрев разок помещение, и не найдя лучшего варианта, кроме как выскользнуть через окно, глубоко вздохнула и... принялась вылезать из окна. Едва не свалившись, но всё же благополучно выбравшись на свежий воздух и забравшись на крышу, бегом побежала в сторону порта.
  Я говорила, что по крышам передвигаться не только приятно, но ещё и гораздо быстрее? Нет? Вот теперь говорю. Всю неделю, большую часть времени, исключая моменты приступы лени, передвигалась, прыгая с крыши на крышу. Как обезьяна. Назвать себя кошкой или ниндзя, при таком способе передвижения, немножко постеснялась. Лучше уж мартышкой быть. Хотя нет, не лучше. Но факт остаётся фактом и я, как в дешёвых фильмах про вышеупомянутых ниндзя, передвигалась, прыгая по крышам... Хорошо хоть что прыгучестью меня не обделили, и что расстояние между домами в большинстве случаев было мизерным.
  
  Очевидно, что до порта я добралась быстро, ещё быстрее нашла удобное место, послужившее мне в качестве наблюдательной площадки. Однако, устроившись на краю крыши небольшого двухэтажного здания и посмотрев на подплывающий корабль, я малость... выпала из реальности. Таких кораблей я ещё ни разу не видела. А видела я их, ещё с прошлой жизни, не так уж и мало. Был у меня такой вот маленький бзик, на кораблики любоваться. Но такого судна, я не видела ни разу. Даже не смотря на то, какие необычные корабли уже видела. Слов для его описания, у меня попросту не нашлось. Не, честно, как так можно стилизовать корабль под пса? Бульдога в шипастом ошейнике и вообще... я в шоке.
  Ещё больший шок у меня был, когда я увидела самого вице-адмирала Гарпа. Он видно очень любит собак, раз даже шапку,- или это шлем? Я немножко не поняла,- в форме собачьей головы на голову напялил! А я вот собак не люблю... Вернее разлюбила, когда одна меня очень сильно покусала в детстве.
  Однако, спустя пару минут наблюдения за адмиралом, я досадливо вздохнула. Возможно, если бы вокруг не было так много посторонних шумов, я могла бы услышать весь разговор Гарпа и Симпсона. Но, по Всемирному Закону Подлости, не смогла услышать ровным счётом ничего. Разочарованная, совершенно забыла о бдительности и осторожности. Итог весьма предсказуемый. Непонятным образом оказавшееся на крыше жестяное ведро с парой галек - и кому эта бредятина в голову пришла? - самым наглым образом упало с края крыши. Звук был очень громкий. И это если не считать рассерженных матросов, которым это несчастное ведро чуть не упало на головы. Могли ведь сотрясение головного мозга заработать.
  - Растяпа, - вполне справедливо обозвала себя в подобной ситуации, наблюдая за тем, как лицо Старого Пня искажается праведным гневом, а Гарп с брезгливым интересом оглядывает бедную меня.
  - Данте! - раненным зверем взревел Капитан Морского Дозора, и этот крик/рык/ор/вой послужил для меня сигналом бежать. Уж не знаю, что на меня нашло, - видимо, опять же стрессовое состояние, выброс адреналина или прочие факторы сказываются, - но забралась я на... рею.- Где вообще моя логика, я вас спрашиваю?! Кто мне мозги промывал?!- На рею грот-мачты корабля вице-адмирала Гарпа. Боюсь даже представить, что со мной сделают эти двое, и сколько адреналина выбросило в мою кровь, раз я всего за пару секунд - или больше, не знаю - оказалась на грот-мачте корабля. Воистину, способности человека в стрессовом состоянии просто безграничны. Я как то по этому пробовала статью написать, но бросила на середине. Просто потому что надоело.
  - Влипла, - констатирую факт, и чувствую как холодеют кончики пальцев. И с места сдвинуться не могу. Хотя и вижу, как неминуемо приближаются к кораблю Вице-адмирал и Капитан, намеревающиеся меня снять.
  - А ну кыш с моего корабля! - вопль вице-адмирала вывел меня из шокового состояния, а всех остальных дезориентировал. Воспользовавшись той единственной секундой, которую получила в своё распоряжение, хотела было ухватиться за мачту и, спустившись вниз, как-нибудь сбежать, но увы, не смогла даже метра пройти. Видимо, в чём-то я ошиблась, а потому не удержала равновесия, вывернулась под немыслимым для обычного человека, коим я была раньше, углом и, успела всё же каким-то неизвестным образом оттолкнувшись от твёрдой поверхности реи прыгнуть вверх и вперёд, метров на шесть-семь. В сторону... земли и мариновцев. Офигевший Старый Пень, офигевший вице-адмирал Гарп и офигевшие рядовые и офицеры, пороняв челюсти наблюдали за моим феерическим падением.
  - Ну почемууу!? - крик перешёл на ультразвуковой писк, но публика на это внимания не обратила, продолжая созерцать чудное, и ранее описанное, зрелище. Рефлексы, маторика... Кто, мать вашу, в меня всё это запихнул?! Не могла десятилетняя девчонка подобному научиться!!!
  
  Удар был существенный, хотя судя по всему, я почти не пострадала. Разве что плечо немного побаливает. На него я, собственно говоря, и приземлилась основной массой.
  При столкновении же с каменным причалом, - или как это называется? - в стороны брызнула каменная крошка, а поверхность подо мной просела - или провалилась? - не суть важно. Важно лишь то, что я была жива. Данное открытие осмысливалось мной до тех пор, пока меня не подняли за шкирку, встряхнули, для профилактики стукнули по голове и что-то крикнули прямо в ухо.
  - Я жива? - я аж прослезилась, поняв сей факт, но, увидев, КТО держит меня за шкирку, трясёт, бьёт по голове и кричит в уши, выпала в осадок. Пофигизм явно решил взять отпуск, и не только на сегодня.
  - Жив, - приветливо оскалился монстр, в простонародье именуемый Монки Д. Гарп.
  - Не-а, жива, - плаксиво так, чуточку обижено, для профилактики шмыгнув носом и пустив слезу, поправила страшного человека. Хотя прекрасно знала, что подобные поправления, в случае предполагаемой неуравновешенности вице-адмирала, могут обернуться для меня плачевно. Господи, у меня уже паранойя!
  - Это ещё почему? - странный дед. Очень странный.
  - Потому что я девочка, - тихо так отвечаю, и обиженно. Совершенно позабыв о грозящей опасности.
  - Э? Правда? - старик видно чуточку прифигел. Опять. А я, ещё раз шмыгнув носом и тихо угукнув, кивнула. Старик отвис, но потом снова загрузился.
  - А Волю где научилась использовать? - весьма неожиданный вопрос. И очень странный. И дед странный. И вопрос. И вообще всё происходящее. И даже то, каким образом я выжила, упав с двадцатиметровой высоты, а может и выше...
  - К-какую ещё, волю? - очень хочется сейчас уменьшиться до размеров амёбы, провалиться сквозь землю, или просто исчезнуть. Я сейчас готова по настоящему разреветься...
  Ох, чую, обернётся это для меня большими проблемами... Очень, большими.
  Интересно, а смогу ли я жить спокойно?
  
  
  Глава 4. Увы, но такое не лечится...
  
  - Эй, Симпсон, ты где такое чудо нашёл? - по-прежнему держа меня за шкирку, как нашкодившего котёнка, коим я полноправно могу являться, ухмыляясь, спросил Гарп.
  - Я её опекун, - коротко ответил, уже успокоившийся Старый Пень. Не сказать, что бы мы привязались друг к другу всего за неделю, но причины волноваться за меня у Джека были. Да и дедка он, в принципе, хороший.
  - Да? Ну ясно, - хмыкнул вице-адмирал и наконец меня отпустил. Став на твёрдую землю, вернее вымощенную камнем дорогу, я сначала слегка пошатнулась. - А теперь, я хочу с тобой, Симпсон, кое-что обсудить, - странно ухмыльнулся Гарп.
  - Ром или эль?- видно под "обсудить", этот странный дед подразумевал пьянку. И плевать ему видно, что все всё слышат, и что Старый Пень его вообще на три звания ниже. Похоже, ему сейчас главное выпить.
  - Ром, - твёрдо сказал Гарп, а после, гад такой, схватил меня за ухо и вместе с Джеком направился прямиком к штабу.
  Так, под удивлённые взгляды прохожих, мы и шли по улицам. Симпсон с Гарпом о чём-то беседовали, а я, быстро перебирая ногами, волочилась за этими двумя. Вернее сказать, меня волочили. За ухо. Мужланы неотёсанные.
  В кабинет прочих дозорных седоволосые не пустили. Так что наша "святая" троица, спокойно расселась в креслах и на диване. Вернее сказать, Гарп и Симпсон заняли кресла, а я вот устроилась в уголочке дивана.
  И так, ром был разлит по бокалам, отчёты со стола убраны, а я благополучно забыта. По кабинету снова разнёсся приятный аромат табака, разбавляемый свежим воздухом, занесённым сквозняком через открытое окно. Обстановку в помещении можно было назвать условно дружелюбной.
  - Я вот что хотел обсудить. Ты Волей не владеешь, а значит, и обучить эту девку должным образом не сможешь. Так что я, что бы талант не пропадал, пожалуй, заберу её и выдрессирую как следует, - что, что, простите? Я не ослышалась? Он сказал "выдрессирую"? Да что это за человек?! Вон, Симпсон от удивления даже свои сигары изо рта выронил, испачкал все в пепле и чуть не прожег белый плащ!
  - Вы хотите лично обучать её? - недоуменно спросил Джек, едва вернув сигары на место и бросив дело с очисткой синих брюк от пепла, ведь он все равно крошился и пачкал сильнее.
  - Лучше всего начать её обучение сейчас, потом может быть поздно, - с неким философским оттенком протянул вице-адмирал. Мы с Джеком зависли. - К тому же, ты ведь не хочешь, чтобы она вдруг переметнулась на сторону пиратов?
  - Ещё чего?! - тут же подскочил мой "опекун".
  - Ну, в таком случае, я её у тебя забираю, - широко улыбнулся этот странный дед. - Первое время, лет пять, думаю, сам буду её обучать, а после уже самостоятельно доучиваться будет. На службе. Ха-ха. Не то в дозоре, что-то маловато девушек.
  - Слушайте, я вам не мешаю? - сказала я это совершенно не подумав. Вернее, даже не сказала, просто ляпнула.
  - Мешаешь, - философски хмыкнул Симпсон, после чего выпроводил меня за дверь.
  Постояв пару минут с непроницаемым выражением лица, я встретилась взглядом с проходящим мимо младшим лейтенантом, по-крокодильи оскалилась, при этом лейтенанта как-то странно передёрнуло. Тоже видимо маленьких детей опасается, и сорвавшись с места понеслась творить бедлам где-то в порту. А если проще, я направилась на поиски Питера.
  Что ж, на сегодняшний день я явно распрощалась со своим пофигизмом. А это не есть хорошо. Да и мысли ненужные в голову лезут, норовя снова превратить мой мозг в кашу, лепёшку или трубочку. Вафельную. Ну да, не суть важно. Главное, что теперь сидеть на месте без дела мне противопоказано. По крайней мере, до тех пор, пока мозг перестанет бунтовать против обилия мыслей. В итоге я всё-таки пропустила момент, когда добралась до порта.
  - Пииитееер! - прокричала я куда-то в прекрасное далёко. Находилось это далёко в стороне моря, кораблей и причала. Почему именно такой порядок слов выбрал мой долбанутый на всю катушку, с недавних пор, мозг, я не знала и ответ получить не надеялась. Он в отпуске, как уже говорилось выше. Ну, а пытаться получить от себя ответ на вопрос о постановке слов в предложении сказанном минуту назад, так же глупо и бессмысленно, как ждать, что кот родит щенков породистой овчарки. Ну или чихуахуа, на крайний случай.
  Бред.
  - Хорош орать. Тебя заживо не препарируют, - раздалось где-то над правым ухом. Вздрогнув от неожиданности, я резко обернулась, и у меня появилось навязчивое желание дать кое-кому в глаз. Ну, или показать фак. Это уж как припрёт. - Что вообще случилось?
  - Да так, ничего, - нет, случиться то случилось, но вот не ответить таким образом, я просто не могу. Мне вообще сейчас не хотелось отвечать как того подобает ситуация. Мало того, я сейчас "на взводе". - А вообще-то да, случилось.
  - И что же? - вопросительно изогнул бровь Питер, на недовольные нотки в его голосе я внимания не обратила. Всё же за эту неделю успела изрядно подпортить ему нервы, настроение и прочее. Да и служба в роли юнги, это тоже, не ахти. Так что вполне справедливо что сейчас он ворчит.
  - Спаси меня, а? - с самым умоляющим видом я посмотрела на Рыжика. - Меня вице-адмирал Гарп хочет на мученье взять...
  - Чё? - Питер, судя по выражению вселенского непонимания и откровенной тупости, меня немножко не понял. Или... Хотя с чего ему меня не понять?
  - Меня вице-адмирал Гарп хочет своей ученицей сделать. А я не очень-то и хочу к нему ставленницей поступать, - предельно спокойно поясняю, задумчиво рассматривая подозрительно довольную чайку, сидящую на ящике стоящем за спиной у Питера.
  - Что? - глубокомысленно спросил Рыжик, набрал в лёгкие воздуха и ещё раз выдал: - Что?
  - Грибочек, Рыжик, Питер... может ты меня заменишь? А? Я не хочу к этому дяде... вернее старику. Он страшный, - для достоверности шмыгнув носом, очень фальшиво и совсем не натурально, пробурчала я наигранно несчастным тоном.
  Возможно, мой собеседник выдал бы ещё что-нибудь глубокомысленное или разразился возмущённой тирадой, но от прослушивания сольных и наверняка очень красивых воплей души Беннинга меня спасли подошедшие Гарп и Симпсон. Первый был определённо довольный до предела, а второй странно притихший и задумчивый. От самого факта и вида задумчивого Джека, я глубокомысленно зависла. Я вообще часто зависать стала...
  - Мелкий, едешь со мной, и это не обсуждается! - Снова оскалился Монки Д, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности, чтобы тут же вскипеть от возмущения, как тот чайник на плите.
  - Я - девочка! - к сожалению вопль моей души был нагло, и уже как-то привычно, проигнорирован. Однако в том, что обращались ко мне, я не сомневалась.
  - Вице-адмирал Гарп, корабль готов к отплытию! - отрапортовал подошедший лейтенант, - ну, по крайней мере, мне так показалось, - попутно прерывая продолжение моих так и не начавшихся воплей.
  - Отлично, отплываем! - полностью игнорируя окружающих, произнёс этот жуткий дед, а после схватив меня за ухо, потопал в сторону корабля.
  - Эй! А как же мои вещи?! - вырваться я уже не пыталась. Бесполезно.
  - Да на кой они тебе сдались? Купишь ещё! - ухмыльнулся монстр, не слушая ни моих возмущённых воплей, ни Симпсона. Питер по прежнему стоял с отсутствующим видом, чем-то напоминая мне сомнамбулу. Хотя не был на неё похож уже по определению.
  - За свой счёт покупать будете! - предостережение увы на Монки Д. не подействовало, и мне пришлось смириться. Ну, а что ещё оставалось? Всю прелесть и откровенную бессмысленность я поняла в полной её красе...
  - Питер! Дядь Симпсон! Как-нибудь встретимся! - крикнула я уже с корабля, когда последний отошёл от причала на добрых двадцать метров.
  - Ты, везучая засранка! - насколько я поняла, это был, вроде как, Питер.
  - Я тоже тебя люблю! - как жаль что мой язвительный ответ не только не будет услышан, но и язык этот Рыжик не увидит. А жаль.
  Остаток дня я провела всяческими способами пытаясь спрятаться от вице-адмирала. Но, к сожалению, он находил меня, где бы я не пряталась. В итоге обзавелась множеством синяков, ушибов, ссадин и царапин. Все мышцы нещадно ныли, болели и грозились лишить меня возможности двигаться как минимум на неделю в лучшем случае. Что могло произойти в худшем, я даже боялась представить.
  - Бедный мальчишка, - услышала сквозь собственное шумное и прерывистое дыхание.
  - Я - девочка! - на хриплый крик и поднятие головы моих сил всё же хватило. Реакции на такое заявление, увидеть, увы, не получилось. Веки словно налились свинцом, и открыть их не представлялось возможным. Хотя, я определённо чувствовала, как меня словно пушинку подняли и куда-то понесли. Пожалуй, последним, что отпечаталось в памяти, была мягкая поверхность подушки под головой и лёгкая качка, как бывает когда ложишься на гамак.
  
  И всё же полностью размышления о моей смерти дошли до меня слишком поздно. Как оказалось, умирать было не столько страшно, сколько обидно. На душе скребли кошки, что я так и не прошла практику... Судьбы же бывших знакомых, родных и друзей, странным образом, совершенно не волновали. Но похоже, моё прежнее спокойствие, - сегодня утерянное, - возвратится ко мне уже совсем скоро, и я снова буду спокойна как удав, в большинстве случаев. А может и не скоро? Не знаю.
  В груди поселилась странная пустота. Новые знакомые полностью отошли на второй план и посерели в моих глазах. Даже постоянно хохочущий и засыпающий в самый неподходящий момент Гарп, казался серым и каким-то чересчур чужим. Все прелести перехода в другой мир, осознание этого и ещё тьма прочих осознаний и ощущений медленно заполняли все мысли. Странная смена настроения...
  Желание что-либо делать и вообще продолжать жить куда-то ушло. Стало странно скучно и грустно. Не как раньше, а хуже. Голова с каждой минутой болела всё сильнее и сильнее. Холодный пот заливал глаза, в ушах звенело, а пространство перед глазами расплывалось.
  Боль помогла забыть обо всём, ровно до тех пор, пока сознание меня не покинуло, помахав ручкой и пообещав вернуться...
  Мне вдруг стало безумно паршиво, во всех смыслах этого слова... Я...
  
  Это были не мои воспоминания...
  
  "Красивая женщина, сидит в кресле качалке и читает книгу. Губы. Она читает вслух, но беззвучно. Лёгкий прохладный ветерок, дующий с моря, осторожно играется с прядями распущенных тёмно-каштановых, почти чёрных волос. Слышится крик чайки, но женщина словно перестала слышать.
  
  ...Название на книге видно, но прочитать не удаётся...
  
  По её губам скользит лёгкая полуулыбка и она, замечая кого-то, отрывается от книги и поворачивает голову... в мою сторону.
  - Данте, ты чего-то хочешь? Иди сюда, - зовёт женщина. И я... иду. Тело не слушается. На краю сознания возникает мысль что это просто сон. Воспоминание. Но не моё. Чужое...
  Я тяну к ней ручки. Маленькие. Ребёнок. А она, усаживает к себе на колени и снова повторяет вопрос. От неё приятно пахнет. Шоколадом, корицей и немножко апельсинами. Этот аромат смешивается с ароматом солёного морского бриза, приносимого чуть более сильным порывом ветра.
  - Мама, а когда папа приедет? - наивный детский вопрос. Мама. Я по-прежнему не вижу лица этой женщины из воспоминания... но она улыбается. Грустно. Это видно сразу. А ещё, всю меня словно внезапно накачивают чувствами. Совершенно разными. Перечисление которых займёт очень много времени.
  - Я не знаю, - наверное, она отвечала честно. По крайней мере, тот край сознания, который по прежнему воспринимал это воспоминание как чужое, говорил именно об этом..."
  
  Глубоко дыша, я подскочила в гамаке и тут же из него вывалилась, довольно существенно ударившись головой. Сейчас она, кстати, болела гораздо меньше, но то ли от удара, то ли старая боль ещё не прошла, а моя буйная головушка продолжала побаливать.
  И всё же... не то воспоминание, не то просто бредовый сон... В голове возникал лишь один вопрос: что это, нахрен, было?! Запахи, звуки, прочие ощущения и даже чувства... всё было как наяву. Неужто у меня скоро может появиться раздвоение личности? Тьфу, тьфу! Не надо мне такого ЩАСтья!
  И без того с голой филейной частью в новый мир попала, так что чужие и совершенно бесполезные воспоминания мне не нужны. Омолодилась, хорошо. Но вот всё остальное очень плохо. Воспоминания вообще казались какими-то через чур сказочными и приторными. Вот всё ведь не как у людей.
  Мне нужно только поспать! И всё! Да! Я посплю, и это всё пройдёт! Хотя сама мысль, что я медленно, но верно, начала впадать в панику казалась... странной...
  А ещё нужно прекращать вести диалог с самой собой, вдруг чего не того ещё подумают?
  
  P.S. В общем большую часть ляпов и ошибок исправила. Надеюсь что хоть часть логики вернула.
  
  
  Глава 5. Пираты, пираты... такие пираты.
  
  ...Я...
  ... вывалилась из гамака и прилично долбанулась головой об пол. Второй раз между прочим! Теперь будет ещё одна шишка. Прекрасно.
  Сев и оглядевшись, поняла, что место мне относительно незнакомо, но тем не менее, по запаху лекарств и лёгкой качке,- странно что я её вообще почувствовала,- получилось определить, что я нахожусь на корабле, надеюсь, что всё ещё Гарпа, и что это каюта судового врача. Оного в помещении не наблюдалось, а потому я позволила себе с чистой совестью и "благими" намерениями выйти из неё и пройти на палубу.
  После полутёмного помещения каюты, солнечный свет просто ослеплял. Неприятно. Очень. Однако навязчивое желание вернуться обратно в каюту пришлось откинуть по причине простой как ясный день и таблица Менделеева - хотя чего в ней простого?
  - Ну, и? - внезапно донеслось откуда-то справа. Это собственно и послужило причиной того, из-за чего я не смогла вернуться назад в каюту. Гарп. Чёрт бы его подрал!
  - М? - единственный звук, который у меня получилось издать, прежде чем, с "кошачьей ловкостью", увернуться от удара и бегом взобраться на мачту. Слишком часто я стала проводить часть своего свободного времени на мачте. Лечиться нужно.
  В общем-то сегодня я была Гарпу не столько интересна, а потому и цеплялся он ко мне совсем недолго. Ну, это зная повадки его, можно сказать "совсем недолго", на самом же деле гоняли меня только до вечера. Но это и правда было совсем недолго. И я опять вымоталась. Хотя на этот раз немного сил у меня всё же осталось. А потому и забраться на рею и поудобнее устроиться на ней я всё же смогла. Эх, главное, что бы в привычку это не вошло.
  А вообще, сложно философствовать, когда тебя то и дело норовят со всей силы впечатать в стену или палубу - не взирая на половые принадлежности и возраст, - или просто-напросто выкинуть за борт. А как я успела узнать, падение в море может быть для меня фатальным, ибо по всем законам подлости, плавать теперь получиться только топориком и только на дно океана, моря или озера. Это уж смотря куда упаду. Но...
  Сейчас меня волновало не то, что теперь я не смогу плавать, в конце концов, с этим всё равно пришлось бы смириться, а внезапная смена места моего обитания. Перемены мне никогда не нравились, разве только в тех случаях, когда могли принести пользу мне и только. А тут... Какую пользу я получу? Научусь драться? Ну, это всегда хорошо. Стану одной из вояк? Зачем мне это? Правильно. Не зачем. Я лучше предпочту стать рядовым врачом, а не рисковать своей жизнью и наживать врагов. А то, что их у меня будет много, я не сомневалась. Ну, враги дело житейское. При особом везении можно даже их по минимуму нажить, оставшись в благородном нейтралитете. Но опять же... Кто позволит мне с Влоей и дьявольским плодом, стать простым рядовым врачом? О Воле я хоть и смогла разузнать совсем немного, но и этого мне хватило что бы понять, что спокойно жить я теперь навряд ли смогу...
  Долго на эту тему я тоже думать не стала, оставив её на потом. Когда смогу более конструктивно мыслить. Сейчас, к примеру, была ещё одна очень важная проблема.
  А именно, воспоминания этой самой Данте. Возможно, амнезия и правды была, а сейчас я, стала потихоньку получать информацию от тела. Не волновать это не могло. Даже такую пофигистку как я. Хотя в последнее время мой пофигизм чуточку ослаб...
  В общем наиболее лучшим сейчас решением, будет просто забить на всё, продолжить жить дальше, попутно думая что в этом "дальше" делать. А проблемы, умные люди решают при поступлении, всегда предполагая их наличие в будущем. В общем-то я не самая умная, но о том что проблемы всё же будут... тупостью не страдаю.
  Пока я тихо лежала на рее, на марс успел материализоваться один из членов команды вице-адмирала, и сейчас пристально меня разглядывал, пользуясь теми халявными минутками когда никто не смотрит и можно чуточку схалтурить.
  - Чё-ё, - наигранно раздражённо протянула я, не выдержав пристального взгляда.
  - Мне тебя даже жалко, - мужчина сочувствующее взглянул на меня, а то, что это именно мужчина, а не парень, коих и в дозоре встречалось достаточно, до меня дошло только спустя минуту. Не сразу я на его внешность внимания достаточно обратила.
  - Больно надо! - снова наигранно обижено фыркнула, параллельно обдумывая, как бы сохранить маску, затратив при этом меньше сил и нервов. Внезапное желание задать дебильный, по сути своей, вопрос, я, увы, не смогла. - А где мы? Ну, в смысле, мы всё в том же самом море? И сколько я спала?
  - Три дня ты спал. Мы за это время уже приличное расстояние в Ист Блю проплыть успели. Скоро, кстати, к родному острову Вице-адмирала Гарпа придём. Он туда каждые выходные ездит, - удивил меня этот явный лентяй, но удивление тут же было перебито злостью. Увы, но кое что я, даже при всём своём почти безграничном спокойствии, вытерпеть просто так не могла. По крайней мере с тех пор как оказалась в теле ребёнка.
  - Я не парень! Ну, сколько можно повторять?! Вы все сговорились, что ли? Или это такой коллективный глюк?! - ну да, сил вместе со злостью прибавилось, а вот нужных мыслей наоборот, поубавилось. Провинившийся скупо буркнул извинение, отвернулся и начал всматриваться куда-то в горизонт, на что мне оставалось лишь надуться как мышь на крупу и устремить взор своих светлых (читай: тёмных) очей в небо. На то, что проспала три дня, и плывём на родину Монки Ди, я забила. От усталости, лени и нежелания себя снова напрягать лишними мыслями, домыслами и всем таким прочим.
  Хотя даже на простой просмотр неба меня не хватило, и я провалилась в короткий и беспокойный сон. Что-то слишком часто я начала вот так вот резко вырубаться... Явно не нарколепсия. Этим у нас Гарп страдает...
  
  ***
  
  На этот раз я спала гораздо меньше и проснулась ещё до рассвета. На горизонте только-только начала алеть тонкая полоска, потому уровень света был более чем приятным. Всё же предутренние сумерки мне нравятся больше чем день или же само по себе утро. И как назло я не могла вспомнить приснившийся мне сон. Понятно мне было лишь то, что он совсем неприятный. О сим факте говорило моё паршивое настроение и ощущение, словно я что-то упустила... Ну, и безмерно струящийся по телу холодный пот. Фу!
  Проснулась я, кстати, не на рее, а всё в той же каюте судового врача. Его там снова не было.
  Однако потом пришлось на некоторое время смириться. К сожалению, моему животу было абсолютно на... буду чуть более культурной и скажу, что ему было всё равно, что скоро от меня может начать исходить "аромат роз". Мой желудок и вообще весь пищеварительный тракт, требовали немедленно получить топливо и желательно побольше, грозясь начать пожирать самих себя. С мнением живота пришлось считаться, ведь не ела я уже четвёртый день. Мысли о том, за каким же фигом я не сообразила поесть и вообще не подумать о еде раньше, пришлось временно откинуть, ибо даже они расходовали значительное количество энергии, которой у меня и так немного осталось. Мысль же о том, что мне может влететь от кока, я так же благополучно откинула в самые дальние и тёмные уголки сознания. Всё же моё нынешнее амплуа позволяет.
  Однако на камбузе меня ждал сюрприз. Странный мужик в чёрных штанах, с покрашенными в чёрный цвет руками, - от плеча до самых кончиков пальцев, ну по крайней мере это мне показалось что руки были покрашены, - оголённым торсом с чётко виднеющимися там кубиками и... в странной шапке панды, не менее странным образом словно сросшейся с его головой в целом и лицом в частности. По крайней мере мне так, опять же, показалось.
  Сей странный мужчина рылся в буфете и параллельно холодильнике. На меня он даже не обратил внимания, пока я не подошла совсем близко и не заглянула в холодильник. Тогда он лишь мимолётом глянул на меня, и чуть подвинулся, предоставляя проход к белому другу. Воспользовавшись шансом, я протиснулась ближе к холодильнику и тоже принялась в нём рыться, выискивая что-нибудь, что будет для еды более пристойным. К сожалению из всего предоставленного ассортимента продуктов, большую часть есть было либо не с чем, либо данный продукт я просто не ела. А потому взяла себе лишь пару яблок, персик и апельсинку. Немного подумав последнее отложила. Иначе от меня потом будет здорово пахнуть апельсинами. А это не есть хорошо. Мало ли, какой у Гарпа с коком нюх, учуют ещё...
  От своих не совсем нормальных мыслей, по моему мнению, хихикнула в ладошку, воровато огляделась и поспешила съесть свой небольшой завтрак и уничтожить улики. Кинула огрызки и косточки в мусорку, и забыла.
  А на палубе... моё спокойствие долго не продлилось. Вставший ни свет ни заря Гарп, заставил меня заняться зарядкой. Ну, это в его понимании было зарядкой. В моём же это был самый настоящий Ад. Вот так, с большой буквы.
  После этого был уже полноценный завтрак, который я смела подчистую. Фруктов мне явно было мало. Хотя и завтрак тоже оказался не очень сытным, так как уже через час я захотела ещё. Растущий организм, как ни как.
  В общем всё утро и один час от дня, - то есть до двенадцати утра, а после и до часа дня, - я провела занимаясь различными силовыми упражнениях и оттачивании неких приёмов рукопашного боя. Они мне давались очень нелегко, и пока что я смогла выучить всего два. Раньше учиться драться мне как-то не приходилось. Но за то сейчас, когда представился такой шанс научиться не только обороняться, но в случае чего и существенно дать в морду обидчик, грех было им не воспользоваться. В прошлой жизни было банально лень, ну а в этой... а в этой меня ещё и заставляли.
  После обеда было полчаса отдыха, а после ещё полчаса тренировок, во время которых Монки Ди старательно пытался вбить мне в голову тактику боя. Получалось не самым лучшим образом, но всё же получалось. Тактика вещь вообще везде полезная. Особенно она полезна для девушек, что бы парни не говорили. Всё же хитрость, оружие перво-наперво, женское. Да и для девушек, оптимальнее будет пользоваться стилями рукопашной борьбы рассчитанными на удары по болевым точкам. В плане холодного оружия,- фанаткой которого я по непонятным причинам являлась ещё с детства в прошлой жизни,- подойдёт нечто вроде саев или узких длинных кинжалов, ну и что-нибудь метательное...
  Мучения мои были прерваны, совершенно внезапно, появившемся на горизонте пиратским кораблём. Осадив своих подчинённых по поводу их лени, Гарп заставил сменить курс и уничтожить корабль, желательно, даже, взяв его на абордаж и схватить парочку "Этих мерзких морских крыс!", как выразился тогда вице-адмирал. Как ни печально, но, по моему мнению пиратов он назвал фразой, вполне себе привычной, хоть и некоторыми другими словами. Мне почему то сразу вспомнились типичные "Тысяча чертей!" и всё в этом духе.
  Пиратский корабль тем временем всё приближался. Ну и мы к нему навстречу тоже плыли. И к сожалению же, назад корабли никакая морская тварь не тянула, а ветер был попутным, потому меньше чем через двадцать минут хода, с кораблей полетели первые пушечные ядра, а ещё через десять экипажы обоих кораблей пошли на абордаж.
  И сегодня же свершился мой самый тупой и нелогичный поступок. Забытая Гарпом в пылу сражения, процесса отдавания приказов и просто поучения неразумных, я за каким-то фигом полезла на мачту. Объяснение конечно могло крыться в том что я, мало того что нахожусь в теле десятилетней, так ещё и частично получила кусочек её памяти, так ещё и классическая попаданка, но тогда мне это в голову не пришло. В который раз усевшись пятой точкой на рею, я сверху вниз наблюдала за разворачивающимся сражением и пыталась понять что же мне делать. Решение нашлось не столь быстро, но аргументы его были железными. Ну согласитесь, не каждый же раз с реи соседнего корабля, какой-то смельчак начинает в тебя целиться, и даже более того, первые пять раз промахивается. Встав же перед выбором: слезть с реи и попытаться незаметно юркнуть во внутрь корабля или остаться сидеть на месте, надеясь что наглец в меня не попадёт... В общем я выбрала первое.
  Несколько раз едва не сорвавшись, всё же благополучно спустилась на палубу. Однако... уж не знаю, когда я успела любимой кошке Боженьки хвост отдавить, но проблемы решили начать сыпаться на меня как из рога изобилия. Незаметно попасть в трюм корабля у меня не получилось. Очень не вовремя замеченная пиратами, я любимая была любезно схвачена за шиворот и поднята над землёй.
  Мне каюк...
  Судорожно хватаюсь за схватившую меня руку и предпринимаю бесполезную попытку вырваться. Взгляд застилает кровавой пеленой, когда вижу безумно улыбающееся лицо того, кто меня держит. Вижу саблю, уже надо мной занесённую. И снова пытаюсь вырваться. Бесполезно.
  В ушах звенит. И этот звон перебивает все остальные звуки. Перед глазами получается увидеть только саблю, по-прежнему занесённую. На мгновение, в поле моего зрения попадают все находящиеся вокруг люди. Всё вокруг словно замедляется, а после и вовсе замирает. Но запомнить ничего не удаётся.
  Страшно. И, отвратительно. Страх пьянит, и перед глазами появляется бело-алая пелена. А чувство отвращения отрезвляет. Сердце едва не до боли колотится в грудной клетке.
  -"Разорвётся же,- возникает на краю сознания абсурдная мысль.- Или нет?"
  Мгновение, когда всё вокруг казалось таким медленным, проходит. Накатывает новая волна страха. Отчаянно пытаюсь разжать пальцы, сжавшие шиворот моей футболки. Спереди, горловина, неприятно давит на шею, но она почти не чувствуется.
  Ещё одна секунда, и сабля начинает приближаться. Но снова медленно, как в замедленной съёмке. После всё вдруг снова начинает идти с привычной скоростью, только вот сабля, вместо того что бы отрубить мне голову,- как банально и нетривиально,- лишь кончиков оцарапывает плечо. Рука, которая сжимала её... от неё остались только кости. Как и от той руки, что держала меня над землёй.
  Внимание моё переходит на то, что ранее было пытавшимся убить меня пиратом. От верхней части тела, и чуть ниже пояса, остались только оголённые кости. Одежда была на месте. Сейчас она пропитывалась кровью убитого. Как раз с тех остатков плоти и органов, что не были расщеплены. Дальнейшее я помнила словно в тумане, а очнулась только в тот момент, когда меня потрясли за плечо...
  
  
  Глава 6. Самовнушение...
  
  Окликнули меня, когда схватка уже закончилась. Пиратов уничтожили, выживших арестовали, корабль потопили, ибо после нескольких метких попаданий, был уже непригоден к дальнейшему плаванию. К слову, из дозорных погибли всего двое новичков, остальные отделались ранами и оплеухами от Гарпа. У кого, более серьёзные, у кого менее, это если говорить о ранениях...
  Вынырнув из беспамятства, можно даже сказать бреда, обнаружила себя в каюте судового врача. Инстинктивно, я, видимо, побежала именно по известному мне направлению, а не куда глаза глядят...
  Лицо всё в слезах, соплях... не лучший вид у меня был, это уж точно. Хотя, раз я ребёнок, то мне это позволительно. Хотя даже так, стыдно. Реветь я отвыкла. Ещё где-то в конце младшей школы отвыкла. Там позориться не хотелось, и здесь не хочется... Но раз разрыдалась, то делать уже нечего. Валерьяной меня напоили, я успокоилась. А валерьяночки то, - ну или что мне там успокоительного налили? Я на вкус внимания не обращала, - мне, видимо, шибко много налили. И наливал, явно не судовой врач. Он в это время был занят лечением довольно серьёзно раненного дозорного. Так что я, успокоилась слишком сильно. Ходила с отсутствующе-сонным взглядом. И напрашивалась в помощницы.
  Со скрипом, но, некто, кто обрабатывал небольшие ранки, скорее даже царапины, всё же позволил мне помочь, показал, что нужно делать и продолжил заниматься своими делами. Бинтов я не наматывала. Мне этого не доверили. Зато активно уничтожала запасы пластырей и йода, на автомате промывая ранки и залепляя их пластырем. Собственно, обеззараживание йодом было вполне обоснованной мерой предосторожности. Как я поняла, пираты не особо заморачивались с чисткой и правильным хранением оружия. Да и на самих пиратских кораблях порой мог быть обустроен самый натуральный свинарник. Именно на таком извазюканом и плыли пираты, часть которых ныне уничтожена, а сам корабль потоплен. Вообще, чистота, по рассказам, которые мне удалось либо услышать, либо подслушать, была в основном привилегией более известных и уважающих себя пиратов. Этаких гордецов, которые не могли позволить себе жить в помойке. Были и простые чистюли, и пираты которые просто заботились о сохранности своего корабля. Покупка нового стоила очень недёшево, и не факт, что пираты смогут угнать чей-нибудь корабль. При угоне корабля, дозорные предпочитали не церемониться, с места давая по беглецам из всех орудий. При таком раскладе, легче просто купить корабль, хотя пираты и не везде могли позволить себе такую роскошь. Была вероятность получить либо дрянной корабль, либо же просто его не получить, вместо этого отправившись в тюрьму.
  Короче, пока я над этим размышляла, на автомате обрабатывая царапины, главный судовой врач уже успел подлатать всех тяжело раненных, со словами "Жить будут" отправил по кушеткам, наличествовавшим в специально оборудованной для этаких вот случаев, каюте, и принялся за раненных со средней тяжестью. Их хоть и было больше, но врач, опять же был не единственный, потому и обработали всех быстро и качественно. Царапины, некоторые больные, обработали себе сами, не маленькие, а некоторым больным эти царапины обрабатывали. Всё же не очень-то просто обработать ранку находящуюся где-нибудь на плече, самостоятельно. Царапину на плече мне залепили пластырем, ещё когда я успокоительное допивала...
  - Талант, - хмыкнули приятным мужским голосом где-то у меня за плечом. Хоть из-за успокоительного и клонило в сон, но за то я была спокойна как тот удав, и ничуть не испугалась внезапно прозвучавшего голоса. Хотя обычно даже от таких мелочей, если задумаюсь, шарахаться и пугаться начинаю.
  Налепив последнему своему пациенту пластырь, - меня за это по головке погладили, и взъерошили волосы, без того стоящие торчком, - повернулась в сторону говорившего и слегка удивлённо посмотрела на него. С виду мужчине можно было дать лет 45. Спокойный, как и полагается быть таким врачам как он. Плотное телосложение. Тёмно-русые короткие волосы, смуглая кожа, грубые черты лица. Небольшие, болотного цвета, миндалевидные глаза, на носу с горбинкой "сидели" квадратные очки в тонкой оправе. Пожалуй, самой запоминающейся деталью его внешности были не очки, не взгляд, а брови. Зигзагообразные брови. Первый раз такие видела. Каких только бзиков у людей не бывает.
  Врач, мигом понявший, что я выпила успокоительного, решил немного прояснить ситуацию.
  - Хорошо пластыри лепила. Температуры сейчас нет? - спросил наклонившийся ко мне врач.
  - М, нет, - буркнула я и широко зевнула, не прикрыв рот, совсем забыв о правилах приличия.
  - Ладно, девочка, ложись, давай на гамак, поспи, - по-отечески улыбнулся мужчина. Кажется, его звали Морз?
  - Угу, - согласилась. Дурацкое успокоительное. Хотя... мне по любому нужно отдохнуть. Слишком много потрясений за несколько... часов? Возможно. В любом случае, если вовремя не предпринять меры, то у меня точно крыша может поехать. Сейчас я лишь благодаря действию всё того же успокоительного могу более-менее трезво мыслить. Сомневаюсь, что если бы мне его не дали, я вообще могла бы адекватно мыслить.
  Забралась в гамак, в котором к слову, и спала всё время этого короткого плаванья. Не сама туда заползала, меня на него укладывали. К слову, я снова не понимаю... А, ладно. С этим потом разберусь. А сейчас нужно поспать...
  
  
  Сколько проспала, понять не то, что не удосужилась, мне было и не интересно, и не до того. Не о времени сейчас нужно было думать, а о том, как привести себя в порядок. Хотя бы самовнушением.
  К смерти я, в общем то относилась, и по-прежнему отношусь, философски. Считая, что не умерли сейчас, умрём потом, но при этом умрём обязательно. И желательно умереть позже, а не раньше срока положенного. Зависеть это должно, в принципе, от того человека, которому эта самая жизнь (но только его), принадлежит. Я предпочту умереть позже, чем скажут врачи. В плане предсказания смерти, врачи вообще полные профаны. Всё от человека зависит.
  И я думала, даже не предполагала, что чужая смерь, будет волновать меня столь сильно. Даже если умер конченый подонок и психопат (хотя точно судить, что попытавшийся меня убить психопат, я не могу, но на тот момент, да и сейчас, именно психопатом его и считаю). Но умер он, как раз таки от моей руки. Не совсем предумышленно, но убила его я. Убила зверски. Чувства вины не было. Скорее просто противно было. И противна я была сама себе. Ведь на торакального хирурга я пошла как раз для того, чтобы людские жизни спасать. А сейчас...
  Может, я и покажусь эгоисткой, если начну говорить, что раз человек умер не от моей руки, то мне на это почти плевать, но эгоистов среди людей много. По крайней мере, я только на таких и натыкалась. Я, наверное, могу даже идеалисткой показаться, говоря, что люди недостойны смерти. Но лучше уж пусть смертей будет поменьше. Если уж избежать её нельзя, то хотя бы сократить это влияние...
  - Данте, ты уже проснулась? - голос Гарпа раздался откуда-то со стороны двери.
  Честно, я себя лучше чувствовала. Хотя бы потому, что кроме самого осознания того, что убила, и пары то и дело всплывающих в воспоминаниях картинок из того... боя, особо ничего не помнила. Защитная реакция организма. Неприятные воспоминания исчезли, но не насовсем, а лишь погрузились в самую глубину воспоминаний, затерявшись среди них. Можно сказать, я легко отделалась. Раз уж сейчас не начала, к примеру, истерить, и вполне адекватно мыслю. Плевать, что мысли эгоистичные немножко...
  - Данте, я знаю, что ты не спишь, - немного недовольно произнёс Гарп, судя по звуку шагов, приближаясь.
  Странно ещё то, что я веду себя как ребёнок, спокойный и хоть с капелькой воспитания (?! Абсурд!), но мыслю при этом, так же как мыслила раньше. До попадания. Во всяком случае, мне так кажется.
  - Не сплю, - переворачиваюсь на другой бок, что бы видеть лицо вице-адмирала. Видно. Но довольно плохо. Всё же единственным, что освещало сейчас каюту, была одна лампа, да солнечный свет, пробивающийся в помещение через круглые и грязные окна-иллюминаторы.
  - Хватит уже в постели валяться! А ну живо поднялась и на тренировку! Чтоб даже думать ни о чём не смела! А мой Кулак Любви тебе в этом поможет! - рявкнул Монки Ди, командирским тоном.
  От неожиданности, я взвизгнула и вывалилась из гамака. А после, пулей вылетела из каюты. Спасибо, но я как-нибудь и без Кулака Любви проживу! И вообще! Я, блин, ребёнок, у которого совсем недавно произошёл серьёзный шок и возможная ломка шаблонов! А он тут...
  С досады, хлопнула себя по лбу, и принялась наворачивать круги по палубе. Сил полно, и пока я их все не исчерпаю, пока сознание от усталости не потеряю... не прекращу! Это дедок хорошо придумал. Во время каких-либо физических нагрузок, желательно сосредотачиваться на исполнении упражнения, а не на посторонних мыслях.
  Так, в постоянной беготне, выслушивании лекций по теории ведения боя и прочей тактике, я смогла без лишних мыслей прожить ещё, почти три дня. Мне всё же соврали, когда сказали, что мы скоро прибудем на родной остров Гарпа. Хотя родной ли? Но, в принципе, для меня эти "почти три дня" пролетели совершенно незаметно.
  Как раз, спустя вышеназванные П.3Д. мы прибыли к берегу острова, на котором располагалась небольшая деревушка Фуша. Там мы с Гарпом посреди ночи завалились к хозяйке небольшой таверны "PARTYSBAR". Хозяйку таверны звали Макино, красивая молодая девушка, располагающая к себе и вообще добрая. Несмотря на поздний час, она приняла нас радушно, и мы, ни на чём не зацикливаясь, завалились спать.
  Зато утром я встала необычайно поздно. Аж, в полдевятого. Хотя обычно Монки Ди будил меня либо при первых лучах солнца, либо в седьмом часу утра. Быстро позавтракав вкусной стряпнёй Макино, которой я к слову успела пожаловаться на то, какой же Гарп всё-таки зверь и изверг, на что она, кстати, только посмеялась, отправились куда-то в... в общем прочь из деревеньки.
  Макино мне, кстати, постирала одежду и дала запаску, а Морз (главный судовой врач на корабле вице-адмирала) снарядил меня небольшим общим справочником по медицине, бинтами с зелёнками и ещё парой неких скляночек, назначением которых было самое простое обеззараживание. С Макино всё было понятно, а вот Морз... я решила, опять же, не заморачиваться.
  Шли мы часа четыре. К слову, выносливость у моего нового тела была скорее уже от природы. Ну и, развитая в результате постоянной беготни. Компьютеров тут не было, впрочем, как и телевиденья. Так что единственными занятиями детей были чтение и подвижные игры. Учитывая же, что некоторые дети не могли не то, что минуту на месте усидеть, им постоянно нужно было именно бегать весь день, то неудивительно, что тело было атлетичным, и выносливость имелась в наличии приличная. Хотя, что меня огорчало, для своих лет девочка была довольно низкой, и на первый взгляд очень хрупкой. Ощущение хрупкости создавалось в основном узкими плечами и острыми чертами лица, даже в таком юном возрасте. Но я отвлеклась.
  Шли мы по холмам, а после того и по лесу. Но в итоге пришли к небольшому двухэтажному деревянному дому с чёрным флажком на крыше. На изображение на флажке я не заостряла внимания.
  - Дадан! Выходи! - не удивлюсь, если Гарп вот уже не первый раз таким вот образом долбиться в дверь.
  - Ну, кого опять принесло?! - рявкнула большая, толстая, не самой приятной наружности женщина с сигаретой в зубах. Правда, увидев Монки Ди, она быстро стушевалась и поспешила извиниться, после чего заметила меня. - А это ещё кто?! Ты мне ещё одного привёл?! У меня же этих бесенят сейчас целых три! Зачем четвёртого приволок то? Лучше бы Эйса, Луффи и Сабо забрал...
  - Во-первых, Сабо я не приводил, во-вторых, это я тебе девчонку привёл, в-третьих, нет, и в-четвёртых, ты же не хочешь, что бы я засадил тебя в тюрьму? - а вице-адмирал то, шантажист оказывается!
  Стоп, кажется, она имела в виду трёх мальчишек... Я же с парнями не уживусь! Да и с какого фига я должна жить с личностью бандитской наружности, о которой совершенно ничего не знаю?!
  - Данте, ты теперь будешь жить здесь. Для вступления в дозор ещё слишком маленькая, - обратился ко мне Старик, тут же переводя взгляд куда-то за мою же спину. - О! Эйс, Луффи, Сабо, вижу, вы уже вернулись! Я подарю вам свой Кулак Любви!
  Обернувшись, я увидела испуганно попятившихся назад, троих мальчишек. Первый, был брюнетом моего возраста, жаль только что по внешности это не так просто понять будет, в майке, шортах и чём-то на подобии сандалий. Лицо его было всё в веснушках, что меня сильно позабавило, раньше веснушчатых парней я не видела. Узкий разрез глаз, сами глаза были чёрного цвета, и с острыми чертами лица. Прямо как у меня.
  Второй оказался блондином, может чуть ниже первого, с цилиндром на голове, подранном синем пиджаке и выцветших грязных шортах.
  Ну, а третий был мелким пацаном лет семи, в соломенной шляпе, майке и синих шортах. Как и первый мальчишка, он был черноволосым и черноглазым. Но у всех троих были длинные железные трубы, уж не знаю от чего, и где они их достали.
  За разглядыванием мальчиков, пропустила момент, когда Гарп молниеносно оказался рядом с ними (мальчиками) и каждому дал кулаком по голове. Все трое ойкнули, схватились за головы, возмутились по поводу излишней жестокости к детям, и я была с ними солидарна, а после, наконец, обратили внимание на меня.
  - А ты ещё кто? - немного грубо спросил первый брюнет. От такого я опешила, как и подобается в подобных ситуациях. Не оригинально, зато жизненно.
  - Н-ну, я - Данте,- ответила, заикаясь, и почувствовала, как правое веко начало нервно дёргаться. Спросивший, с усмешкой изогнул бровь, видимо недовольный таким ответом.
  - Данте, знакомься, это - Эйс, - Монки Ди дал неслабый подзатыльник парню, который спрашивал у меня кто я такая. - А это Сабо, и мой внук Луффи, - называя мальчишек по именам, вице-адмирал, посредством подзатыльников, указывал, кого как зовут. Мальчишки возмущались. - И вы тоже, знакомьтесь, Данте теперь будет жить с вами, - приветливо оскалился Гарп.
  - Чего?! - я, наверное, только за компанию выкрикнула вопрос... но всё равно... чего?!
  
  
  Глава 7. Рептилия.
  
  - Сабо-кун, а Гарп, всегда такой? - сейчас, я и три моих новых знакомых, в кустах прятались от старшего Монки Ди. С одной стороны, вопрос был глупым, ведь я уже успела провести чуть больше недели под чутким взором этого страшного старика. Но спросить, хотя бы для профилактики, не помешало. Кстати, суффикс "кун" я говорила уже на автомате. С одной стороны сказывалось моё увлечение японской культурой, с другой же... мне просто хотелось добавлять это "кун".
  - Ну, я сам толком не знаю. Хотя судя по рассказам Луффи и Эйса, то раньше было так же, - говорили мы шепотом, внимательно следя за окружающей обстановкой.
  Когда Гарп решил сделать нас сильнее, посредством Кулака Любви, мы (Я, Сабо, Луффи и Эйс) побежали в лес. Эйс возмущался, Луффи хотел подружиться, а Сабо было просто интересно. Кроме того, Веснушка всячески старался сделать так, что бы я от них отстала и попалась вице-адмиралу. Удача повернулась к нему задним местом, и все его попытки с треском провались. В итоге за меня заступился Сабо, сказав, что тех, кто младше, обижать, мол, не очень-то хорошо, да и вообще я девочка. Ответом ему стала моя благодарность и возмущённое заявление что мне, как бы, уже десять лет и я совсем не виновата, что такая маленькая. Мне ответили, что виновата, и предложили быстрее шевелить "ластами", если не хочу попасться Гарпу. Последний нас, к слову, догонял раза три, хотя нам и удавалось сбежать в самый последний момент.
  И вот сейчас, мы расселись в стратегически важных точках среди скал. В лесу-джунглях. Угу.
  - Кстати, ты что умеешь? - внезапно задал вопрос Сабо, краем глаза пытаясь следить за обстановкой вокруг. Выходило у него, хреново.
  - Ну, не знаю, если честно. Но хочу стать врачом, и у меня с собой даже справочник по основам медицины есть! - едва ли не промурлыкала. К слову, совсем не фальшиво. Ну, не могла я не порадоваться хоть чему-то родному в этом безумном мире! Хоть справочник по медицине и был скорее для домашнего пользования человеком в медицине не смыслящим ни на йоту, я была рада даже такой малости. О каких-либо трактатах или объёмных энциклопедиях сейчас можно было даже не думать. Хотя почитать такую прелесть, особенно если она по торакальной хирургии, очень хочется.
  - А ты в медицине хоть немного смыслишь? - скептично хмыкнул блондин, услышав мой почти мурлыкающий тон.
  - Конечно смыслю! - прошипела обижено. Смысл я знаю в торакальной хирургии, - хотя должной практики у меня нет ни капли, - но и поверхностные раны тоже сил и знаний обработать хватит. Хотя первого ему было знатьnbsp; не обязательно.
  Сейчас я, странным образом, могла размышлять и вообще думать, как вполне взрослый человек. Однако вести себя продолжала как ребёнок, соответствующего нынешнему телу, возраста.
  - Валим! Валим! Валим! - крикнул Эйс, вместе с Луффи выбегая из-за одного из камней. В следующие секунд пять, от камня, которому я искренне посочувствовала, остались только маленькие камушки, щебень и прочая пыль. Следом, из клубов пыли, вырвался Гарп.
  Мы... снова убегали. Делать нам было больше нечего! И к тому же, насилие не приведёт к консенсусу! Ай!
  
  
  - Ну, и как из вас, таких слабаков, получатся элитные солдаты Морского Дозора?! - Гарп грозно нависал над нашей маленькой и совсем не могучей кучкой. Эйс приглушённо зашипел от боли, пока я обрабатывала ему не хилую такую царапину, и зло уставился на вице-адмирала.
  - А если мы не хотим становиться дозорными?! Мы хотим быть пиратами, и только! - начал возмущаться Веснушка, сидя на удобном камне около кустов с ежевикой, которую активно поедал Луффи. - И вообще, Старик, почему это ты вдруг стал тащить в дом ещё других детей, словно пёс мусор?! Чёртов Старик!
  - Это так ты меня благодаришь за то, что я тебе твои ссадины и ранки обрабатываю?! - Возмущению моему не было предела. Неблагодарный маленький засранец! Парень одарил меня презрительным взглядом, и я не нашла ничего лучше, кроме как налить ему в открытую ранку побольше йода. Ранка была даже побольше прежней, навернулся мальчик на камнях и все, что можно и нельзя, себе расцарапал в пышных ежевичных кустах. Видимо, ранку даже не просто щипало, потому как сам Эйс, помимо того, что едва не вскликнул от неожиданности, ещё и одёрнул руку. Пришлось вытаскивать его оттуда и налеплять пластыри. Месть можно считать совершенной.
  - Ну, раз ты хочешь стать пиратом, то я стану дозорной! - выпалила, не выдержав в итоге уничтожающего взгляда парнишки.
  - Я решил, что она станет моей внучкой! - Гарп едва не прослезился. От увиденного, я почти подавилась воздухом, но за то подавилась слюной. Бывает.
  - Ты что, Старик, решил каждого ребенка в родню приписывать?! - недовольно сказал Эйс.
  - Просто, в отличие от вас, болванов, она хочет стать великой дозорной! Кулак Любви! - я понимаю, за что досталось Эйсу, Луффи и Сабо, но мне то за что?!
  - Предательница, - обиженно пробурчали трое мальчишек.
  - Мне вообще-то тоже досталось! - к сожалению, на моё возмущение новые знакомые отреагировали не так, как я хотела бы. Вместо того, чтобы подумать, они лишь с некоторым злорадством показали языки, - при всём при том синхронно! - и с видом оскорблённых невинностей отвернулись. Тоже мне...
  - А теперь, марш спать! - мы получили по очередному тумаку и спешно отправились по постелям.
  И, кстати говоря, спать мне пришлось в одной комнате с мальчишками. Надеюсь, они не станут мне ещё мстить. Знаю я таких... обидчивых. Вот только уснули они даже быстрее меня. Хоть я и устала, но сон не шел.
  
  
  Пробудка была весьма оригинальной. Для меня. Сомневаюсь, что для мальчишек это было впервой. Хотя, не каждый день же тебя выкидывают из окна второго этажа? Даже не смотря на наличие под этим самым окном каких-то грязных тряпок. Ощущения всё равно не самые приятные.
  - Старик! - возмущались дети, но, увы, их не слышали. Себя я к ним не приписала, но поддерживала хмурыми взглядами и недовольным пыхтением.
  - Вы должны стать сильными, даже ты - Данте! Как вы собираетесь путешествовать по морю, если настолько слабы?! - в словах Монки Ди старшего есть доля истины... но не таким же способом!
  В общем, нас жестоко разбудили, для профилактики стукнули Кулаком Любви и снова отправили бегать по лесу. Надо ли говорить, что побежали мы с непередаваемым энтузиазмом. Любой бы на нашем месте так побежал, если бы за ним гнался Монки Ди Гарп, вопящий что-то про морской дозор, нас слабаков и прочую мутотень. Собственно, пользуясь древней мудростью "Враг моего врага, мой друг", я объединилась с мальчишками. Они не возмущались (кроме Эйса), справедливо решив, что лучше убегать от вице-адмирала вместе, при этом не ожидая никаких подлянок друг от друга. Хотя судя по вчерашнему проколу, даже такое объединение усилий мало помогало. Разве что доставалось всем, и ни кто в обиде не оставался. Мне, опять же, приходилось после таких вот "тренировок", лепить на своих собратьев по несчастью пластыри и лить йод с прочими обеззараживающими мазями. Не нужно быть гением, что бы догадаться, что, не смотря на всю приложенную мной экономию, к концу третьего дня осталось совсем немного пластырей и по капле йода и мазей.
  Однако. Постепенно, всё подходит к концу. Безупречно "весёлые" дни, являющиеся выходными у Монки Ди старшего, и ускоренными курсами прохождения всех кругов ада, для нас, мелких и несчастных детей, которым вот такие вот тренировки нафиг не сдались... в общем всё закончилось. Гарп ещё пару раз ударил нас Кулаком Любви, наказал становиться сильнее и мечтать вступить в морской дозор и, помахав на прощанье лапкой, неспешно удалился.
  Угу. Так я и начала мечтать становиться одной из "морских солдафонов". Я вообще хочу жить тихо и мирно. Хотя сомневаюсь, что данная антисоциальная личность (это Гарп, если кто не понял), от меня так просто отстанет. С учётом моего заявления и силы, которая не нужна мне и даром. Жалко сбагрить никому нельзя. Не хочу я быть сверхсильной, - а именно такой меня видимо и могут захотеть сделать в будущем, помимо этого сделав "цепной собачкой". Откуда такие выводы? Просто Гарп очень много трепался о войне пиратов с дозором, и постоянно упоминал, как в такое вот военное время необходима сила. При этом он та-ак подозрительно на меня смотрел. Ради самозащиты, я готова обрести силу, но не для того чтобы выполнять чьи-то чужие приказы!
  - Ну ладно, раз Гарп ушёл, нам нет больше смысла с тобой нянчиться! - грозно посмотрел на меня Эйс. Рассчитывал, видимо, что я обижусь на него и не буду приставать. Верх наивности! Ну, или это я наивная, и не так поняла взгляд и слова паренька.
  - Вредина! Я, тебе, между прочим, только по доброте душевной ранки промывала! А ты!.. - возмущаться я умею. Несмотря на всё своё спокойствие, порой терпение кончалось и у меня.
  Когда это происходило, обидчики, и иногда даже просто случайно попавшиеся под горячую руку, люди, узнавали о себе много нового и не очень приятного. К слову, я не всегда выходила победительницей из таких вот ситуаций, но за то уже на следующий день забивала на то, что с кем-то там поссорилась, и ходила распространяя вокруг флюиды счастью пополам с весельем, и одаряя случайных прохожих лучами любви (прохожие ничего не видели/не замечали, но это уже их проблемы, что они себе жизнь не продлили)...
  - Да ладно тебе, Эйс, подумаешь, с нами ходить будет. Ты сначала так же против Луффи был. А в итоге прижились, - Сабо определённо очень добрый. Ну и воспитанный. Если сравнивать с двумя брюнетами, в этой троице.
  - От неё пользы никакой не будет! Начнёт ещё постоянно под ногами мешаться. У нас и так с пиратами Блюджема проблемы, лишнего балласта только не хватало, - настаивал на своём Портгас Ди. Интересный момент, кстати. И у Луффи с Гарпом, и у Эйса, в имени есть это Ди. Только сомневаюсь, что они такие уж близкие родственники. Хотя всё возможно.
  - Ну, этот Блюджим обо мне по любому не знает, так что если вы мне его покажите, то я смогу играть роль разведчицы, - попробую-ка я себя в роли авантюристки, - что я несу?! По крайней мере, к будущим неприятностям лучше подготовлюсь. За авантюрами по следам идут проблемы, которых, зачастую, в обычной жизни не встретить. Мне же кажется, что я их нахватаюсь по самое "не хочу".
  - Она же правду говорит, - блондинчик меня решил поддержать. Спасибо! Я тебе теперь шоколадку должна! Портгас Ди поморщился, смерил меня очередным презрительным взглядом и, повернувшись, зашагал в сторону леса.
  - Если ты попадётся, я не стану тебя вытаскивать! - холодно бросил паренёк.
  - Ура! - наконец-таки ожил Луффи, до этого сначала гонявшийся за бабочкой, - несчастное насекомое не знало, куда деться от назойливого мальчишки, но в конце всё же сообразило упархать куда-то в лес, - сейчас лучился счастьем. Оптимизм пёр из всех щелей, явно не намереваясь останавливаться или кончаться. Не понимаю таких людей.
  - Пошли, - махнул рукой Сабо, философски посоветовав не обращать внимания на поведение черноволосых, мол, они всегда такие. Совет к сведенью приняла, поблагодарила, и подумала, что блондин производит впечатление самого адекватно человека встреченного мною в этом дурдоме. Исключая конечно Питера и Доктора Морза. Во всяком случае, эти трое вели себя поспокойнее остальных...
  
  
  Нет, я ошиблась. Сабо такой же сорвиголова как и Эйс с Луффи. Нет, ну кто, вот кто их просил их тормошить улей с пчёлами! А вдруг у них анафилактический шок будет? Или аллергия на пыльцу или пчелиный яд? Они вообще, о чём думали?!
  - Вы о чём думали, когда решили улей растормошить? - грозная я нависла над болезненно морщащимися и шипящими от боли, мальчишками. Те обиженно на меня глянули, но говорить пока не спешили. Оно и понятно. Не слишком приятно разговаривать, когда щёки опухли и болят. Сейчас лица парней вообще не были похожи на лица. Я свою дозу пчелиных укусов тоже получила. Мне покусали руки, и посреди лба была большая такая шишка. Красная.
  - Я пфосто захотел мёда, - брякнул Луффи, держась руками за распухшее лицо.
  Жест "рукалицо", как нельзя кстати помог выразить все мои эмоции всего за пару секунд и без лишних слов. Что теперь делать с укусами диких пчёл, я решительно не могла вспомнить. Ну, или просто не знала, что так же вполне возможно. Хотя память подводила меня меньше минуты. И, к сожалению, лекарств подходящих против таких вот укусов под рукой не было. Соды, льда, чистой воды с мылом так же, только уже относительно, отсутствовали. Остаются только календула, алоэ или луковица. Первого и третьего поблизости, опять же, не наблюдалось. Но за то нашлось алоэ. Алоэ древовидное. Учитывая, что о данном мире совсем ничего не знаю, то наплевала на климат и прочую дребедень, тем более что в географии не сильна.
  Под удивлённые взгляды мальчишек, внимательно осмотрела большой куст с красным цветком, отломила (!) один из листочков, внимательно всё проверила, - мало ли, вдруг я обозналась, - спустя ещё минуту удовлетворённо кивнула и внимательно оглядела предоставленных мне пациентов. Всё же хорошо, что в прошлом опыт устранению мелких последствий пчелиных укусов в домашних условиях у меня был. Хотя кусали не меня.
  - Показывайте, куда вас укусили, и обязательно говорите, если вдруг станет трудно дышать. Я читала, что от множественных укусов пчёл дети могут умереть, а вас много покусали, - шутки в сторону, это действительно серьёзно. А парни моей серьёзностью и устрашающим голосом прониклись. Даже Веснушка.
  К счастью, аллергии ни у кого не оказалось, да и жала пчёлки тоже с собой унести. Так что вполне хватило просто примотать бинтами кусочки листьев алоэ. После я ещё около получаса не давала мальчишкам ходить, мотивируя это тем, что они всё равно могут умереть. Мне поверили. Хотя я и соврала.
  И только спустя полчаса мы, предварительно избавившись от бинтов с прилипшими к коже листьями столетника*, отмылись от сока растения и отправились в путь. Куда и зачем идём, я не интересовалась. Интересно мне стало лишь, когда мы подошли к небольшому озеру, заросшему камышом и ряской, в котором обильно плавали... крокодилы. Большие, зелёные и явно голодные.
  - Ну и зачем же нам понадобились эти рептилии? - не люблю крокодилов. При чём не просто не люблю, боюсь.
  - Это будет наш обед! - широко улыбнулся Луффи, вызвав у меня очередной жест "рукалицо". Похоже, я только начала понимать о том, насколько безумен и нелогичен этот мир! Ну как, вот как дети, могут прибить крокодила, метра два длинною?! Я, конечно, знаю, что в некоторых странах и крокодилье мясо едят, - те же китайцы жрут всё, что ползает, - но я даже не предполагала, что подобное будет и здесь...
  - Куда я попала? - на меня посмотрели как на дуру. Что ж, я уже привыкла.
  - Д-Данте... - трое мальчишек от чего-то вдруг начали трястись от страха, смотря мне куда-то за спину. Странная тень. Мы сейчас не под кронами деревьев, солнце не с той стороны, что бы дикая зелень скрывала нас от него...
  Я стояла как пыльным мешком из-за угла стукнутая. Ме-едленно так, без лишних движений, обернулась, что бы успеть взвизгнуть, прежде чем оказаться в пасти огромной зелёной рептилии. Вот же! Почему мальчишки меня сразу не предупредили?! Кстати, в пасти крокодила я оказалась целиком и полностью. Хотя по логике вещей, должна была быть схвачена либо за нижнюю, либо за верхнюю, часть тела.
  Не знаю, наверное, я снова слишком сильно испугалась, и, наверное, я всё же слишком сильно боюсь смерти, - тем более в пасти рептилии, которую теперь начинаю ненавидеть, - но, как и в тот раз на корабле Гарп, я каким-то образом вновь использовала способность дьявольского плода. От крокодильей головы остался только череп, передняя часть туловища, так же лишилась кожи и плоти.
  От останков отскочила как ошпаренная. Волна страха накатила во второй раз, и я попятилась назад, в конце запнувшись о корень дерева. И, хорошо, что запнулась. Могла ведь в прудик с рептилиями упасть. А под ныне мёртвым крокодилом, сейчас расплывалась лужа крови. Всё же это реальность.
  - Данте! - передо мной возникли обеспокоенные и ошарашенные мальчишки. Я отчётливо чувствовала, как дрожу. И щёки снова посырели, от слёз. Реву. Одежда в нескольких местах порвана, но не было даже царапин.
  Странно вообще, рассуждать более-менее спокойно, или даже здраво, получалось даже во время таких вот "приливов". Хотя после, могло быть ещё хуже.
  - Опять... - я не выдержала, и разревелась в голос. Видно, после мне хуже уже не будет. Раз начала истерить сейчас, значит, рыдать в подушку тоже не придётся... Фигово. Если у меня появиться возможность, не находясь в морской воде, заблокировать эту силу, я ей воспользуюсь.
  Я не убивать хотела.
  
  
  Глава 8. Без названия.
  
  Я продолжала реветь. Вообще, сейчас было хреново. Очень. Вроде просто крокодил, ан нет. Тогда у меня было состояние аффекта, защитная реакция организма и меня напоили успокоительным. Сейчас, ничего из перечисленного под рукой нет...
  - Заткнись! - очень странно, но бестактный крик напугано-растерянного и находящегося в смятении Эйса, заставил меня замолчать, стыдливо уткнуться носом в коленки и устремить взор светлых очей куда-то в землю. Однако слёзы литься не перестали, шмыганье и всхлипы не прекратились, а я боялась даже шевельнуться.
  - Что это было? - Сабо отошел от шока первым. Ну, если не считать Эйса.
  - Это... была способность... дьявольского плода... - говорить получалось с трудом. То и дело, в горле вставал комок. Слова же, которые всё же удалось выдавить из себя, были тихими. На мгновение даже показалось, что голос надорвала...
  - Так ты тоже фруктовик? - Луффи буквально засверкал. Чего он, блин, радуется?!
  - Да чему ты тут, нафиг, радуешься?! - внезапный порыв гнева и обиды, пополам с досадой, сдержать, увы, не удалось... Ну и что, что он тоже фруктовик?!
  - Но это же круто, - в голосе мальчишки послышались нотки обиды и непонимания.
  - Круто, да?! А по мне так совсем не круто! - на лицах снова недоумение. - Ты тупой, Луффи, имбецил! Неужели ты не понял?! Я его убила! Зверски! Я...
  - Да уймись ты! Дур-ра! - уж не знаю, что именно разозлило Портгаса, но... хотя нет, знаю. И это точно не моя истерика.
  Я пристыжённо замолчала, чуть покачиваясь, начала отходить назад, пока не упёрлась спиной в ствол дерева. В голове творилось чёрте что, мысли беспорядочно носились туда-сюда, как те тараканы. Одновременно с самым настоящим ураганом чувств и эмоций, при испытывании которых хотелось волком выть, на стены лезть и ломать всё, что только попадётся под руку, желая выпустить пар. Так отвратительно, я себя, наверное, никогда ещё не чувствовала. Навязчиво продолжали прибывать и вертеться воспоминания о том, что осталось от пирата, попытавшегося меня убить.
  Ну, почему всё это случилось именно со мной?! Кому я не угодила?! Что мне сделать, что бы это всё закончилось?!
  - "Ну, к примеру, перестать ныть, и начать строить свою жизнь заново. В этом мире уже давно идёт, и продолжает идти, война, так что советую постараться стать сильнее, чтобы не помереть раньше времени. Тебе, дорогуша, с твоей-то нелепой смертью, дали просто замечательный шанс стать кем-то более значимым, чем была в прошлой жизни. Советую этим шансом воспользоваться. Если помрёшь, я тебя снова куда-нибудь отправлю. И тебе придётся проходить всё это заново. Просто так ты уже переродиться не сможешь, - голос, возникший в голове совершенно неожиданно, был знакомым. И сейчас, сочился ехидством, вперемешку с сочувствием, скукой и весельем. Не представляю как такое возможно. Насмехался. - Мне просто стало немного скучно".
  Странно, но испуга или чего ещё, не было. Ха! Да на меня просто накатилась новая волна бешенства, злости, обиды и истерии. Ну да, я становлюсь истеричкой... Ан, нет, внезапный прилив негатива сошёл на нет так же быстро и внезапно, как и появился.
  - Сам ты, дурак, - я медленно сползла по стволу вниз, обняв себя за плечи. Никогда не думала, что меня могут успокоить слова о том, что я просто игрушка в руках кого-то! Или я начала сходить с ума. Главное сейчас, конечно, что я резко успокоилась. Не истерила, слёзы не лила и ближних своих не оскорбляла. Почти. - Ребята, извините, - ненавижу извиняться, перед кем бы то ни было. Даже если я виновата, мне всё равно будет противно извиняться.
  Напряжённую обстановку развеял, как не странно, Луффи.
  - Ну, раз ты извиняешься, то так уж и быть, прощу, - да он, по-моему, уже изначально не обижался на обидные... обзывательства. Вот ведь... оптимист.
  - Я вообще ни чё не понял, - блондинка! Сабо, блин! Тут такой трагичный момент, такая драма! А он... Они! Ну, неужели нельзя было поддержать драму?! Эх, полетели все мои сдержанность и спокойствие, к черту на куличики.
  - Мне пофиг. Главное, что обед мы себе добыли, и ты перестала реветь как девчонка, - я думала, что у Веснушки есть достаточно логичности...
  - Я и так девчонка! А ты... ты Веснушка! - дети, они дети и есть. Очередная ломка шаблонов у меня. Внезапная и всё в этом духе. Побудем детьми. Пока есть на то возможность.
  - Что-о?! - раненым зверем взвыл Портгас. - Ты у меня получишь, Таша...
  - Ты хоть знаешь, что именно значит "Таша"?
  - Нет! И что с того?! Буду звать тебя как хочу! К тому же мне твоё имя не нравится...
  - Вот и я тоже не зна-а... Тебе права давать мне новое имя не давали! К тому же мне и со старым неплохо!
  - Ты девчонка! Почему у тебя имя мужское?
  - Мне-то откуда знать?!
  - Может, вы уже замолчите, - ковыряясь в ухе, лениво спросил Сабо. Несмотря на повышенные тона, на которых мы с Эйсом только что препирались, услышать его не составило труда.
  - Давайте уже поедим! - Луффи это отдельная история. Кто о чём, а Монки Ди младший, о еде.
  К слову, стоило ему только напомнить нам о том, что мы с самого утра не завтракали, как коллективное урчание животов послужило сигналом к прекращению споров, препирательств, и побудило нас к бурной деятельности. Ну, вернее будет сказать, мальчишек. К мёртвому крокодилу я подходить отказалась наотрез, до того момента, когда он не перестанет быть похож сам на себя.
  Не знаю, может я стала не впечатлительным ребёнком, может опять некая реакция организма, может, потусторонние силы виноваты, - как я могу думать о такой чепухе?! - но сейчас, странным образом, я не могла понять, что волновало меня больше. Загадочный голос в голове, таинственные способности, обед-завтрак, или всё сразу, но в необычайно малых количествах и равных пропорциях.
  Плюнув в итоге на всё и сразу, попробовала забить. Получилось не самым лучшим образом. Попробовала отвлечься, как ни странно и не банально, получилось.
  - Таша, а ты когда-нибудь пробовала рамен? - вот, собственно, и причина, на которую я отвлеклась. А я только привыкла к имени Данте!
  - Нет, - морда-лица кирпичом. - Я же просила звать меня моим именем, а не тем которое ты придумал! Чёртов, Веснушка!
  - Вы опять начинаете? Я есть вообще-то хочу! - Луффи! Я тебя люблю! Умеешь же ты влезать в разговор, когда надо! Ну и когда не надо, тоже.
  - Сомневаюсь, что у нас получиться продать такого потрёпанного крокодила, - блондин почесал затылок, и вопросительно посмотрела на Эйса, Луффи и, собственно, меня любимую.
  - Давайте тогда нового прибьём. А этого как приманку используем, - немного подумав, выдал Портгас.
  - Сразу говорю, я в этом не участвую! Даже не просите! Вы уже видели, к чему подобное может привести, - отрицательно замотала головой. По спине пробежало целое стадо мурашек.
  - Ну, тогда и есть ты не будешь, - скрестил руки на груди старший из двух имеющихся в наличии брюнетов.
  - Ты что, хочешь, что бы я ещё одного крокодила запорола? - Веснушка не нашелся, что ответить на веский и очень аргументированный довод, махнул рукой, бросил что-то вроде "Хорошо, я понял" и... вся троица парней, подхватив мёртвую тушку рептилии, отправилась на охоту. Ну как, охоту. Это было просто избиение ещё одной рептилии. Мальчишкам тоже досталось, так, пара синяков и по ушибу. Если не считать царапин. Откуда ж они, такие сильные и мега живучие, взялись? Боюсь даже подумать, какие у них могут быть родители.
  
  
  Не знаю, хорошо это было, или плохо, но наши последующие действия мне понравились.
  Для начала, мальчишки подыскали мне "оружие".
  Эйс с ехидным торжеством протянул мне трубу, такую же, как у него и Луффи с Сабо.
  - Если в следующий раз тебя кто-нибудь проглотит, вставь поперек горла, авось подавится, - хмыкнул старший брюнет.
  - Прямо посвящение, - пробормотала себе под нос. Ну ладно, хоть теперь не с голыми руками ходить буду... вернее драться.
  Потом отправились дальше, достали откуда-то длинный чёрный плащ, больше напоминавший простой кусок чёрной ткани. Сабо сел на плечи Луффи, а на плечи Сабо сел Эйс. Я немного офигевшим взглядом наблюдала за троицей этих чертенят, после чего помогла им закутаться в тот самый типа плащ, оглядела с ног до головы получившегося человека, с почти полностью закрытым капюшоном и воротом лицом, подтвердила, мол, всё нормально. После, скрепя сердце и тихо про себя ругаясь, залезла под плащ, к Луффи. К счастью кусок чёрной ткани, гордо именуемый плащом, просто напросто волочился по земле, так что вряд ли прохожие испугались бы человека с четырьмя ногами. Короче, картина маслом!
  А после, уже в городе... Ну, меня чуть не убили. Я слабая маленькая девочка, у которой по вине трёх любителей находить приключения на свои драгоценные... кхм, задницы, опять начались проблемы. Нет, я никого не убила, и даже меня ни разу не ударили и не убили. Зато моими скромными трудами, у кое-кого из предполагаемых грабителей, был сломан нос. Откуда ж я знала, что меня пытались ударить со спины? Ну, это, по правде говоря, был мой единственный удар. А дальше я только мешалась под ногами, - слава богу лишь у антисоциальных личностей бандитской наружности, - периодически успевая каким-то чудом всё же увернуться от того или иного удара.
  Мальчишкам после этого был устроен пятиминутный ликбез, на тему того, что маленьким девочкам драться не пристало и почему этих маленьких девочек нужно предупреждать, по крайней мере, о предстоящих возможных мордобоях. На пятой минуте совершенно бесполезный и откровенно тупой ликбез был прерван Эйсом, которого я откровенно достала, и Луффи, который банально хотел есть. Сабо лишь тихо стоял в сторонке, качал головой, - не то, соглашаясь, не то, отрицая, не то и вовсе просто от досады, - и устало вздыхал.
  Потом мне в голову пришла замечательная идея добить Эйса, и я заявила, что мне понравилась драка. Веснушка громко хлопнул себя по лбу и изобразил знаменитый жест "рукалицо", Сабо, после минутного ступора, рассмеялся, а Луффи начал возмущаться, что хочет попробовать рамен.
  Крокодила мы продали без приключений. Они, приключения, начались в большом ресторане, в котором, по словам Портгаса, готовят рамен. Откуда знает? Я не стала спрашивать. В сам ресторан тоже прошли без особых приключений. Помогла некая блестяшка, которую Сабо у кого-то спёр. По крайней мере, он нам так сказал.
  На счёт же того самого рамена. Я наелась двумя тарелками, а мальчишки продолжали мучать несчастную официантку, заказывая ещё и ещё. Как в них столько влезает? И, наверно, они бы продолжали поглощать рамен с тем же усердством, если бы мы не спалились. Спасибо Луффи. Ну, вот зачем нужно было тянуть свою чудо-руку из резины, что бы взять поднос с кушаньем?
  Проще говоря, официантка завизжала, убежала, а спустя минуту вернулась в сопровождении, не то поваров, не официантов. Скорее, конечно, вторых. В ресторанах связь повара и посетителей идёт только через официанта, и выходить с кухни поварам запрещается, пока есть посетители. Как то так.
  И вот тут то и начался экстрим. Сначала выпрыгивать в окно четвёртого этажа, а потом убегать подальше от ресторанчика... нашей удаче можно только позавидовать. Полицейские за нами почти не гнались.
  - Снова эти трое! - раздосадовано крикнул было полицейский, - или как их здесь называли, - но заметив меня, - вот как спрашивается раньше не видел? - поправился. - А, нет теперь четверо... Четверо?! Да нам же их троих много было!
  В общем, побег оказался гораздо веселее, чем я могла предположить. Прохожие лишь оборачивались и удивлённо смотрели нам вслед. Кто-то с усмешкой, кто-то с насмешкой, а кто-то и с презрением. Вот если б не последние, так всё было бы шикарно. Для меня, по крайней мере.
  Отвлекаясь на рассматривание взглядов прохожих, я несколько раз споткнулась, едва не упав. Спасало либо то, что вовремя успевала среагировать, либо бегущие рядом Эйс с Сабо, за которых я и хваталась, сохраняя относительно вертикальное положение. Парни возмущались, но особо против не были. Луффи из-за наполненных раменом щёк, тоже спотыкался на каждом шагу. Сильно же у него щёчки растянулись, раз он не просто на хомяка похож, но ещё и неуклюж, не хуже меня.
  - Сабо? Сабо, это ты? Так ты жив! Вернись домой! - окрикнул блондина, странный мужчина, в синем костюме и таком же синем цилиндре, с какими-то украшениями.
  - Эй, Сабо, похоже, он тебя знает, - сказал Портгас, когда мы остановились. Лучше бы дальше пробежали.
  - Кто это? - Луффи тоже подключился.
  - Валить нужно! А не смотреть на всяких мужиков! - я толкнула Монки Ди в спину. Мужчина в тёмно-синем костюме мне очень не понравился. Хотя бы своей рожей.
  - Он меня просто с кем-то спутал, - ага, так мы тебе и поверили! - Данте права, бежим!
  И без лишних слов, мы побежали дальше, оставив синецилиндрового позади. Из города выбежали так же, без приключений. А вот когда добежали до моря, то Сабо устроили качественный допрос. Я тихо сидела в сторонке и пыталась прийти в себя после грандиозной пробежки, не желая в этом участвовать. Да и лень мне было. Бывают у меня такие вот приступы лени... Собственно, я бы в школе отличницей была, если бы не лень...
  - Выкладывай! - хором выкрикнули Луффи и Эйс, заставив меня подпрыгнуть на месте. Сабо помялся немного, поломался, да и выдал...
  - Сын знати? - переспросил Эйс.
  - Кто? - при новом синхронном вопросе Портгаса и Монки Ди, я едва удержалась что бы не захохотать голос. А вот Сабо было не до шуток. Он сначала насупился, потом резко выкрикнул:
  - Я! Кто ж ещё?! - если Веснушка и Луффи продолжат в том же духе, я приобрету ещё +100 единиц жизни... то есть ещё на сто дней дольше буду жить. Хотя я не против!
  - И чё? - Луффи и Эйс синхронно начали ковыряться в носу мизинцами и состроили идентичные выражения лиц.
  - Вы же сами спрашивали! - возмущению единственного блондина в нашей маленькой шайке просто не было предела.
  - Аха-ха-ха-ха-ха! - я всё же не выдержала и засмеялась в голос. На меня посмотрели возмущённо и удивлённо. Но успокоиться я не могла долго. Очень.
  - Может, хватит ржать? - раздражённо дёрнул плечом Эйс. Я помотала головой, продолжая хихикать, периодически переходя на громкий смех. Портгас обречённо закатил глаза. - Ладно... Пойдёмте.
  - К-куда? - спросила сквозь смех, едва поднявшись и еле стоя на ногах. На меня выразительно посмотрели. Больше из суфлёрской будки не вякали и даже не хихикали...
  
  
  И так. Этот день прошёл весело. Очень весело. Ага. Луффи, Эйс и Сабо теперь братья. Ровно с того момента как они разделили, как выразился Сабо, "бухло Дадан". Меня тоже заставили сделать глоток, и теперь я их "сестра". Горькое пойло я едва смогла проглотить, и до сих пор не понимаю логики этих мальчишек. По сути, я им чужая, ни кто, а они вот так просто приняли как сестру. И это если учесть ещё и то, что по тому обычаю, который описал Портгас, мужчины разделившие выпивку становятся братьями. Про девушек там упоминания не было. Потому и мои вялые попытки отмахаться от употребления алкоголя и прочего, были пропущены мимо ушей. Короче, я снова ничего не понимала, чувствовала себя сволочью и предательницей, параллельно мечтая хоть сквозь землю провалиться, лишь бы свалить из этого дурдома местами не поддающегося совершенно никакой логике. Даже если она алмазная или женская. Вот понимаю, если бы я парнем была, так нет...
  А ещё, день удался, если конечно не считать того, что вечером я всё же упала, и разодрала коленку. Начала ныть, бессовестно пользуясь своим положением и старательно изображая умирающего лебедя. В общем, от нелёгкой работы в лице переноса туши очередного оленяшки, которому не посчастливилось попасть на глаза Луффи, и который уже через пару часов должен будет стать нашим ужином, я избавилась. Да, я знаю, что ленивая и вообще сволочь! Но сил под конец не было даже на то, чтобы долго ныть. Собственно, парни тоже устали, именно поэтому-то они и не стали затягивать спор. И, к слову, остатки сил были потрачены на погоню за оленем, во время которой я так не вовремя споткнулась о корень и налетела на небольшой камень. Относительно плоский, и не менее относительно травмоопасный.
  В общем, конец дня удалось провести частично халявно, периодически постанывая и шипя сквозь зубы. Коленка болела сильно. Первое время. А на следующий, вся троица старательно отыгрывалась за оленя. Более хорошая реакция, которой я в свой прошлой жизни похвастаться не могла, спасала меня от многих ударов. Но отнюдь не всех. С Эйсом я выиграла один бой, за счёт того что тот отвлёкся на Луффи. С Сабо выиграла аж два боя, благодаря корням и его шляпе. Ну, а победить Луффи не составляло труда даже для меня. Либо сказывается его возраст, либо... либо его возраст. Больше причин мне в голову не приходит. И вот как? Ну, как он может долбить металлической трубой здоровенных мужиков, иногда даже выходя победителем, и не справиться со мной? Может, всё дело в трубе, может в комплекции, а может, и в уже упоминавшемся возрасте. Кто знает?
  Главное, что мальчишки отыгрались. Скидку на то, что я девчонка, может только Сабо и делал. Эйсу я откровенно не нравилась, и он постоянно на меня от чего-то злился. Потому и бил сильнее. Луффи... этот кун просто ходячий позитив и самый дружелюбный на свете мальчик-одуванчик! Я в шоке.
  Полуторамесячную идиллию нарушил Гарп, появившийся вечером, в тот же день когда в гости к Луффи явились Макино и староста деревеньки Фууша, в которой ранее упомянутый жил первые семь лет своей жизни. Нам подобрали новую одежду. Чи-истую. Эйс раскраснелся от такой заботы. Мы (ну в смысле я, Луффи и Сабо) посмеялись. Нам пообещали задать трёпку. Мы не поверили. А потом нас накормили! Нормальной едой! И как раз тогда, когда мы мирно ели стряпню Макино, Луффи с Эйсом завели очередной разговор о том, как сильно хотят стать пиратами, и что в будущем ими обязательно станут, появился Гарп. Брюнеты получили Кулаком Любви по своим буйным головушкам, после всю нашу компанию отчитали. А ещё немного после, началась ночная тренировка. На этот раз нас мучали совсем недолго. Всего на всего часов пять. Итогом стало то, что мы еле-еле доползли до "дома", а потом, на скорую руку придумав план побега от субъектов бандитских и порядкозащитных, завалились спать.
  Проснулись, едва только солнце появилось на небе, собрали небольшие пожитки и... сбежали. Сабо, успел даже написать небольшую записочку, содержанием которой я не интересовалась. О том, что нас услышат или проснуться раньше времени, мы не волновались. Стойкий запах перегара и громкий храп, свидетельствовали о похмельном утре, которое должно было наступить не раньше часа дня, и невозможности нормально соображать хотя бы полчаса.
  Место, где мы могли бы построить себе новый небольшой домик, искали долго. Нашли только на второй день, перед этим успев основательно намокнуть и замёрзнуть. Хотя место для постройки нашёл Сабо.
  Следующую неделю наша маленькая семья-компания провела в поиске строительных материалов в Сером терминале и постройки дома на дереве. В детстве всегда о таком мечтала! Жизнь налаживалась. Троекратное "Ура!", как учили нас на выступления смотра песни строя!
  
  
  Глава 9. Без названия.
  
  Как прекрасна зимняя пора! Всюду снег, всё белое, красивое... И только я не могу любоваться на эту красоту.
  - Апчхи!
  - Будь здорова.
  - Апчхи!
  - Будь здорова.
  - Апчхи!
  - Будь здорова.
  - Апчхи-и!
  - Да ты прекратишь или нет?! - возмущённо крикнули мальчишки, на что мне оставалось лишь обиженно шмыгнуть, пожать плечами и отвернуться. И так уже два часа!
  Но, с чего всё началось? А началось всё с того, что я провалилась в сугроб, из которого не могла выбраться минут двадцать. Вытащил меня Луффи. Но это мало помогло, так как я успела основательно замёрзнуть и отбивала зубами чечётку. Не помогло даже горячее мясо и чай, который мы, опять же, спёрли у Дадан. Она его всё равно не пьёт. В общем, на следующий день я проснулась с высокой температурой, больным горлом, не дышащим носом, и не могла говорить. Сейчас температуры уже нет, да и говорить кое-как могу. Но носом дышать всё равно не получалось.
  - Ладно. Мы пойдём, поесть чего достанем, - вздохнул Эйс, немного нехотя вставая с тёплого, насиженного, места и направляясь к выходу из дома на дереве.
  - Постой! А как же Данте? - Сабо остановил Портгаса перед самым выходом.
  Луффи, мучавшийся голодом ещё со вчерашнего дня, молчал. Вчера они поймали двух мишек, одного у парней спёр огромный тигр, а второго они прошляпили на мосту. У меня же просто аппетита не было.
  - Да ничего со мной не случиться. Идите, давайте, - мой голос напоминал воронье карканье.
  - Точно? - подозрительно сощурился блондин, я погрозила ему кулаком, и он, пожав плечами, направился вслед за двумя брюнетами.
  - Апчхи!
  - Будь здорова! - послышались с улицы голоса мальчишек. Неужели я так громко чихнула?
  
  - Ты чего так ргано? И где Сабо с Луффи? - надеюсь, что я говорю более-менее понятно. Потому как говорить с больным горлом и, что называется, в нос, не очень удобно.
  - Скоро придут, - буркнул Эйс и дал мне большой кусок жареной рыбы.
  - Спасибо, - правила хорошего тона нужно хоть иногда соблюдать. И плевать, что я сейчас каркаю, а не говорю.
  Лениво начала поедать рыбу. Аппетита, как я и говорила, не было. Но кушать нужно. И я упрямо продолжала глотать рыбу, ставшую уже такой противной и невкусной.
  - Ты чего тагой хмурый, - я не выдержала и всё же отложила недоеденный кусок. Эйс хмуро посмотрел на меня и продолжил заниматься своими делами.
  - Ничего, - буркнул спустя минуту, даже не посмотрев на меня. Ну и ладно.
  Глубоко вздохнув, я обречённо посмотрела на рыбу и продолжила есть. Хотя очень не хотелось.
  - Эйс. Сгоди, пожалуйгста, принеси мегда? Или маглины. Или шиповнига,- я умоляюще посмотрела на парня.
  Рыба мне надоела, да и полезного в ней сейчас для меня практически нет. Уж лучше я мёд, шиповник или малину поем. Но только не молоко!
  - И где я их, по-твоему, возьму? - возмущённо спросил парень. Получив в ответ устало-умоляющий взгляд, мальчишка сдался. Ну, или просто не хотел тут рядом со мной сидеть и слушать, как шмыгаю носом или чихаю. - Ладно, ладно. Я постараюсь быстрее.
  Портгас ушёл, а я снова осталась одна. Делать было нечего, а для скорейшего выздоровления лучше всего будет поспать.
  
  Надеяться на то, что всё будет как у людей мне, наверное, не стоило. Разбудил меня не совсем Эйс, вернее не он один. Нет, мёд и шиповник я получила, но вместе с тем потратила так же и довольно много своих нервов. Поссорившиеся мальчишки, подрались и отказались быть братьями, - умные и логичные дети, ничего не скажешь, - полностью забывая, что тут есть как бэ ещё один член "семейки Адамс". Впрочем, я сама не вмешивалась. Так что и особо злиться мне на них не нужно.
  К слову, мёд и ягоды шиповника, а так же крепкий и здоровый сон своё дело сделали, так что уже через три дня я выздоровела. И попыталась помирить мальчишек. Не вышло. И, судя по всему, не выйдет.
  В общем-то Луффи не появлялся в убежище с того самого момента, как поссорился с Эйсом и Сабо. Мои попытки его найти успехом не увенчались, а гоняться за гигантским Тигром с двумя моими одногодками... нет уж, увольте. Мне моя жизнь ещё ой как дорога. Тем более, что третий шанс я вряд ли получу.
  Ещё мне постоянно стали сниться сны, в которых было прошлое бывшей хозяйки тела, в котором я сейчас. С одной стороны это радовало, с другой огорчало, ну а с третьей... это было очень и очень плохо. Я совсем не глупая, так что додуматься до того, что именно из-за этих воспоминаний-снов я стала постепенно забывать свою прошлую жизнь... Это и хорошо, и плохо. С самого начала своей карьеры попаданки я не чувствовала, что скучаю по прошлому и оставшимся в этом прошлом, людям. Даже страха, как такового, не было. Было только непонимание и шок от всего происходящего. Но вот сейчас, с этими воспоминаниями. Если подумать и побредить, то получается, что старая часть личности той девочки накладывается, частично выжигая, переплавляя и заменяя, на мою. Как бы эгоистично это не звучало, но сейчас меня больше волновала я сама, чем приключения мальчишек, которые порой были весьма опасными. Постепенно начал появляться страх.
  От мрачных мыслей меня отвлёк стук топора, откуда-то совсем неподалёку, можно даже сказать рядом. А мы люди любопытные, пошли на свою голову и филейную часть, искать приключений, то есть посмотреть, кому же взбрело в голову рубить гигантские деревья. Покажите мне этого ненормального!
  - Луффи, - назвать данного мальчика-одуванчика ненормальным... на данный момент это не потребует особого таланта или старания. Но согласитесь, семилетний пацан, вполне успешно рубящий огромное дерево это не то, что нам прописывал доктор Быков. Ну, или кто там ещё... Додумать, кто ещё и что прописывал, мне, что вполне ожидаемо, не дали.
  - А ты ещё кто такой? - всегда ненавидела падать лицом в снег, и падать вообще.
  - Не "такой", а "такая"! - надеюсь, что мои слова сквозь снег всё же были услышаны. - И вообще, - я, наконец, вынула морду-лица из сугробика, - подходить к девушкам со спины, очень неприлично!
  - Данте-е! - меня снова повалили в сугроб. А ведь только встать успела. Не дай бог я из-за Монки Ди младшего опять заболею!
  - Так ведь имя мужское, значит парень, - снова сказал незнакомец, судя по голосу старик, из-за которого я плюхнулась мордой в снег.
  - Да что вы все к моему имени прикопались! Я - девочка! - увы, увы, я снова оказалась лицом в снегу. Сомневаюсь, что меня слышали.
  - Данте, а почему ты так долго не приходила? - оу, как всё запущено.
  - Луффи, я как бы даже не знала, где тебя искать, - ну хоть на этот раз меня в снег не уроните. Надоело.
  - Так вы знакомы? - ещё один дед на мою голову. В плаще, шляпе, с большим молотком. Прочую одежду его я не стала рассматривать. С меня и плаща его хватит.
  - Ну да! Она моя сестра! - и почему Луффи так прямолинеен? Да ещё улыбается во все зубы. Ну, почти, во все.
  - О-о, вот, значит, как, - улыбнулся старец.- Ладно, Луффи, продолжай рубить дерево.
  - Ага! - видимо это чудо-резиновое, совсем не волнует, что я особо не считаю его своим родственником. Хотя с него станется. Начну ещё братом младшим считать. Жуть!
  - Зачем рубить деревья?..
  
  И так, с того момента, как я нашла Луффи, прошло ещё четыре дня, и он продолжал рубить деревья. Меня тоже к делу припекли. Ну, не совсем делу. По словам того старикана, Нагури, мне лучше развивать ловкость, выносливость, ум и скорость. Физически я по любому буду уступать парням, так что я вполне успешно бегала, прыгала и уворачивалась от ударов старикашки, который уже много лет в одиночку строил корабль. Я снова в глубоком культурном шоке.
  На четвёртый же день, когда Луффи в очередной раз, срубил очередное дерево, то чуть не задавил Эйса и Сабо. Я им благополучно не говорила о том, где Монки Ди младший, и что с ним. Вместо этого приходила в домик на дереве и сразу заваливалась спать. Выматывалась я, мягко говоря, сильно. Вопросы мне задать мальчишки не успевали. Приходила и вырубалась, просыпалась и сваливала, быстро и незаметно. Они мне, конечно, устроили допрос, когда всё узнали, я всё на Нагури свалила, он, слава богу, всё понял и поддержал.
  В конце концов, Эйс с Нагури подрался и проиграл, что вполне ожидаемо. Итогом стало то, что его, Сабо и всё же меня, приплели помогать ему достраивать корабль. Луффи уже помогал, так что он не в счёт. Параллельно с постройкой (читай: Эксплуатацией детского труда) мы как-то успевали тренироваться. Таким вот образом прошло ещё три месяца. Наступила весна, которую я ждала столь долго.
  Корабль Нагури мы достроили, так что оставаться на острове ему уже не было смысла. Но, тем не менее, он остался и соизволил помочь мальчишкам в поимке гигантского тигра. Это было... эпично. Сначала порознь, а потом и вместе, они всё же победили тигра. Я в этом не участвовала, так как - нефиг! Во-первых: я не собираюсь становиться ничьим капитаном, а во-вторых: мне моя жизнь ещё дорога. Хотя за Эйса, Луффи и Сабо, признаться честно, волновалась. Получили они не слабо, - как только живы остались? - и мне снова выпала честь обрабатывать многочисленные кровоточащие ссадины. Кто будет капитаном, они так и не выяснили.
  
  Я вообще-то не из романтичных людей. Мне, сопливая романтика, не нравится совсем. Не нравятся все эти романтичные ужины со свечами и прогулки под луной, на закате, не люблю цветы и я совсем не любительница сюрпризов. Вместо этого я большая поклонница красивых пейзажей. Как раз по последней причине, мною и был посещён небольшой пляж, вечером, когда солнце уже касается кромки моря. Мысли о том что подобные вечерние прогулки по пляжу могут быть романтичны, я старалась откинуть подальше. Ну не нравится мне романтика! Не люблю я её, и всё тут!
  Собственно, романтика и не состоялась. Вряд ли трупы и обломки корабля, в обилии разбросанные по пляжу, могут как-то способствовать романтическому настроению. Живых не было. Удручающая картина. Хотя вид всё равно не портит, а даже привносит свою изюминку. Вот умела бы я хорошо рисовать, и были бы у меня краски...
  - О чём я думаю? - наверное, я слишком сильно хлопнула себя по лбу. Больно. Но отрезвляюще. Не время сейчас думать о картинах! Не время, я сказала!
  Мародёрство это плохо. Но, если я обыскиваю обломки корабля, а не трупы, это же не мародёрство? Ведь так? Нет, наверно, для начала стоит похоронить тела погибших, а уже потом осматривать останки корабля... - М? - внимание привлекла большая ракушка, конической формы. Интересненько...
  
  
  Глава 10. Перед отъездом.
  
  Отвратительно. День не удался для меня еще с самого начала. Но ладно я, мне это уже привычно. А вот мальчишек жалко. И даже не то чтобы жалко, просто виноватой себя чувствовала я, хотя моей вины, тут как раз таки не было. Да и их тоже. Мы ведь просто пошли набрать стройматериалов для того что бы починить домик на дереве, после вчерашней бури. Ничего необычного или сверхъестественного. Никто не предполагал ничего плохого, и даже моя интуиция, которой я в последнее время стала доверять, молчала. А я понадеялась.
  Мы разделились, и, когда я нашла мальчишек, предупреждать об опасности было уже поздно. Подло подкравшиеся со спины пираты легко скрутили детей. Высовываться было небезопасно. Кидаться на амбразуру тоже слишком опасно. Оставалось только сидеть в тени и наблюдать за происходящим, лихорадочно продумывая план действий. Всё же я ещё не обезумела, и некоторая расчётливость во мне присутствовала. Оставалась со мной и моя сдержанность, как и терпение. Вот только страха не было. То есть, никакого. Ни капли. А это плохо. В каком-то смысле...
  На возмущённые крики парней пираты не обращали внимания, лишь криво усмехались. Не думала, что смотреть на такое будет для меня отвратительно. Это не фильм - это реальность. И очень паршивая. И ещё паршивее она стала, когда на поле брани появились новые действующие лица. С десяток человек в странных костюмах с преобладанием серого цвета, в противогазах, и, разумеется, с ружьями. А так же, в мгновение опротивевший мне, аристократ в синем цилиндре с какими-то украшениями. Уже одно его лицо противно.
  - Похоже, я вовремя, - ублюдок презрительно-брезгливо осмотрелся.
  - Отец, - даже из своего укрытия я услышала Сабо. Вот так новость. Луффи и Эйс не меньше меня удивились. Ох, чую, не доведёт это до добра.
  - Он цел и невредим, Господин, - Блюджем. А вот тебя, товарищ, я начинаю ненавидеть всё больше. Может, мальчишек я и не хочу считать семьёй, но чувство благодарности у меня есть. Да и понравились мне ребята. - Эй!
  - Чёрт! Ах ты... - пират, державший парня, пошёл к "шишкам".
  - Сабо! - ох, Эйс, извини, не могу я сейчас вмешаться. Иначе вообще шансов у нас не будет.
  - Так это они дурно повлияли на Сабо, - взрослая "наивность", пополам с идиотизмом. Убить бы.
  - Отпусти его! - Луффи! Не подливай масла в огонь!
  - Что значит отпустить?! Сабо мой сын. Дети должны жить так, как велят их родители, ведь именно родители подарили им жизнь! - мр-разь. Ненавижу таких. Уж тебе-то твой ребёнок ничего не должен. Хреновый же из тебя папаша. Даже мои родители лучше были! Если... были. - Как вы посмели уговорить Сабо сбежать из дома?! Малолетние бандиты! - сам ты бандит!
  Медленно меня начала охватывать злость. Я редко злюсь, а когда злюсь, свои действия порой совсем не контролирую. Здравый смысл, инстинкт самосохранения и прочие думалки отвечающие за мою адекватность почти полностью отключаются. Бывали случаи, когда я совершенно не помнила произошедшего. Сейчас я близка к подобному. Это может плохо кончиться, как для меня, так и для всех остальных. Мало ли что я могу учудить, особенно с силой дьявольского плода. Только сейчас мне пришла идея использовать его осознанно. Раньше я старалась просто забыть о ней. Этой долбанной силе.
  - Хотели заполучить мои деньги? - три "ха"! они только тебе и нужны, жадный ты наш.
  - Что ты сказал?! - Эйс за свою борзость поплатился. Его с размаху впечатали лицом в землю. Ублюдок. Эйс же ещё ребёнок! Хотя... мои мысли вряд ли кто слышит. И хорошо, что не слышат.
  - Эй, пират, будь аккуратнее когда бьёшь ребёнка! Теперь моё лицо испачкано его грязной кровью! - а рожу-то как перекосило! Могла бы, утопила в крови тех пиратов, которые сейчас на тебя подрабатывают. Вот уж у них-то кровь ну точно грязная.
  - Эйс! - не место тебе здесь, Луффи. Не место. Сабо попытался вырваться и вполне удачно.
  - Эй! - не поймаешь ты его. Пират.
  - Хватит! Никто меня не уговаривал! Я сбежал из дома по собственной воле! - бесполезно. Он тебя не услышит. Такие ублюдки не слушают.
  - С тобой мы после поговорим! Эй! - на крик "барина", местные органы, отвечающие за "закон", подхватили МОЕГО брата за ткань на плечах, явно не собираясь отпускать. Ну, всё, господа, я в ярости! Не знаю почему я так злюсь, но злюсь! Ладно, на сегодня, пусть побудут моими... братьями. За тех, кого не считаю своей семьёй, я бы так не злилась. Только за себя, любимую.
  Снимаю с плеч свой небольшой рюкзачок и достаю оттуда ракушку, после, нажимаю на вершинку и снова кладу назад. Замечательная вещь! Аналог диктофона моего родного мира. Надеюсь, что прослушать запись, потом удастся без проблем.
  - Позаботьтесь об остальных, пираты, - брезгливо поручает синецилиндровый.
  - Конечно, Господин. Плату мы уже получили, - гадко усмехается Блюджим. - Мы с радостью позаботимся об этих двоих. Больше они никогда не посмеют приблизиться к вашему сыну, - вот тут-то я и срываюсь. Хватаю первую попавшуюся палку, оказавшуюся острой с обоих концов, благополучно забывая свою, и кидаюсь на того кто ближе ко мне. Не повезло пирату. Я метила в шею, в шею и попала. Без разницы, сонная артерия или крупный кровеносный сосуд, ему всё равно не прожить долго, если уже не помер.
  - Только попробуйте! - срываюсь на крик, бросаясь на следующего, вполне успешно втыкая палку тому в живот. Печень. Это я определила уже автоматически. Кровь, хлынувшая из раны была чёрного цвета. Верный признак повреждения печени, в большинстве случаев заканчивающийся летальным исходом. Мне анатомию знать положено по профессии, на которую я почти доучилась. Голова кружиться, в ушах звенит, перед глазами встаёт кровавая пелена. Неужто, отсутствие страха так на мне сказалось? Безумство? Для материнского инстинкта, должно быть рановато, по меркам нынешнего тела. - Только попробуйте причинить вред моим братьям! Головы поотрываю! - следующему пирату везёт больше, я промахнулась, вскользь попав в плечо.
  Из непонятного наваждения, отскакиваю от того места, где только что стояла. И правильно сделала. Пристрелить решил, Блюджем, чёртов пират!
  - Данте! Беги! - Эйс снова пытается вырваться. Не выходит. Хотя нападать на меня не спешат. Только ружья наставили.
  - И как же ты нам головы отрывать будешь? А? - начинает ржать капитан пиратов. Я начинаю злиться всё сильнее. Но выходить из себя таким вот образом больше нельзя. Компромат ценен. Уж я то вам отомщу. И подкупить вы никого не сможете.
  - Дворянин сговорился с пиратом. Как мило. Жаль, морской дозор об этом не знает, - нервы на пределе. Хочется на всё плюнуть, но нельзя. А всё новые и новые варианты плана мести, то и дело всплывают в голове. Хочу отомстить - отомщу! И к чёрту всякую логику! Я зла, а значит, не способна мыслить адекватно и идти на компромисс. А значит...
  - И что с того? Морской дозор здесь редкость, а сдать нас некому. Тебе не поверят. В отличие от меня! Я владелец Гоист-Дорской* торговой компании, а ты, всего на всего сирота с улицы, - презрительно корчится этот дворянин.
  - Да неужели? Есть ведь и среди дозорных, такие фанатики, которые за любую нить уцепятся, но найдут и пиратов, и тех, кто с ними связан. Не страшно? - что я несу? Нарываюсь же... ну пофиг! Хотя в принципе он уже сказал то, что нужно, пора бы и валить.
  - Данте! Быстрее, беги отсюда! Мы сами справимся! - Портгаса за его крики снова впечатали лицом в землю.
  - А! - да что ж такое! Больно-о. С пулей в плече далеко и быстро не побегаешь. Блюджем... убью! От попадания в грудь меня спасло лишь то, что я сошла с места, в попытке подбежать к тому пирату, который держал Эйса, и долбануть по нему посильнее.
  - Данте! - боль действует, в какой-то степени отрезвляюще. По крайней мере, кидаться на всех плохих парней по малейшему поводу, желания уже не было. Я просто выронила палку и, споткнувшись и упав на колени, зажала рукой небольшую, сквозную, рану. Повезло ещё, что пуля прошла насквозь, не задев кости, иначе доставать замучалась бы. Но это ещё и плохо. Кровь обильно стекала по руке. Хотя никаких особо крупных сосудов вроде не задело.
  - И как это такая мелочь смогла убить, а? Мне мои люди ещё нужны, так что за их смерть, я убью тебя, - чего? Убила? Убьёт?..
  - Данте, беги! - Сабо... Выбора, вроде как, и нет. Остаётся лишь затравлено кивнуть и броситься бежать. За горами мусора скрыться легко. Главное - не потерять сознание от боли, не завопить благим матом или просто не наткнуться на тех, кто может представлять опасность.
  
  " - Данте! Ну зачем ты снова опрокинула на него тарелку?! - меня поднимают на руки, держа чуть выше пояса. Лица держащей меня женщины, снова не видно. Черты его расплываются, очень похоже на то, как если капаешь большую каплю воды, на рисунок, написанный простой гуашью или акварелью.
  - Ничего страшного, Мая, за два дня я уже к этому привык, - меня снова усаживают за стол, на высокий стул. Мая, кажется, это именно она мать Данте, а теперь уже и меня. - Данте-тян ведь ещё совсем ребёнок, - меня треплют по голове, а взгляд падает на красноволосого парня в соломенной шляпе..."
  
  Так, если я ничего не путаю, то это воспоминание если не младенчества, то уж раннего детства точно. И вот как это, спрашивается, называется? А шляпа того красноволосого? Что-то она мне напоминает. Вроде у Луффи такая же...
  Стоп. Луффи?
  - Да твою же!..- резко, из горизонтального положения, принимаю вертикальное, тут же хватаясь за рану на руке. Больно, зараза. Перед тем как рухнуть в обморок, я всё же успела остановить кровь и наложить повязку. Жаль только, всю мазь истратила. Хорошая была...
  Хмуро посмотрела на маленькую печужку. Посверлив её пару минут взглядом, я сдалась, и устало прикрыла глаза. Пора искать дорогу... в дом на дереве. Судя по свету, сейчас часа 4 утра, может чуть больше. Медлить нельзя.
  Пришлось, конечно, немного просто постоять на месте, чтобы избавиться от лёгкого головокружения и ряби в глазах, кроме того, безумно хотелось есть, да и лёгкая слабость в теле была. Неприятно, но терпимо. Хотя сейчас нужно подумать о том, смогли ли парни сбежать?
  Хотя, нет, для начала нужно ещё выяснить, где я? Наобум идти в лес, куда глаза глядят, не стоит. Искать что-либо знакомое, бесполезно, только время потеряю. Придётся лезть на дерево. Опасно, но зато смогу хотя бы приблизительно понять своё местонахождение.
  Вопреки моим опасениям, слабость на подъём сильно не влияла, голова не кружилась, а ветки под ногами не хрустели и совсем не норовили сломаться в самый неподходящий момент. Само дерево оказалось довольно высоким, и с него легко можно было увидеть то дерево, на котором был построен наш домик. Ну или база. Не суть важно. Достаточно проблематичным было после спуска разобраться среди бурной растительности, в какую сторону, всё же, переться. Но, с горем пополам, справилась я и с этим. Настоящие проблемы начались, когда пришлось пробираться сквозь буйную лесную растительность. Это было не то что бы неудобно, скорее, просто неприятно. А неприятным казалось всё, начиная от простого кустика, маленького и неприметного, заканчивая пауками с их паутиной.
  Паршивое настроение, из-за которого противным было всё и вся, улетучилось, когда удалось добраться до дома на дереве и убедиться что Эйс с Луффи целы и относительно в порядке. Ребята даже не проснулись когда я пришла. Монки Ди младший ворочался во сне, постоянно бормоча что-то про Сабо. Эйс с хмуро-задумчивым видом спал рядом. Мне бы так... хмуро-задумчиво спать. Или он не спит?
  - Эйс, ты спишь? - спрашиваю шепотом, боясь разбудить Луффи, но всё же на носочках подхожу к Портгасу.
  - Уже нет, - вполне бодро ответил мальчишка, принимая сидячее положение. - Где ты пропадала?
  - Извини. Бежала куда глаза глядят, отрубилась где-то в лесу, перед этим едва повязку на рану наложить успела, - пристыжённо отвожу взгляд в сторону, чувствую как краснеют щёки, а в глазах чувствуется неприятное тепло. Так у меня всегда бывает, когда хочется зареветь, а сама сдерживаю слёзы как могу.
  - Врёшь. У тебя щёки красные.
  - Да и что с того?! Ты хоть понимаешь, насколько сентиментальной я с вами тремя стала? Я же сейчас... сейчас разревусь... - вот что, что, а корчить плаксивые мордашки я умею. Хотя они конечно больше напоминают какие-то странные гримасы, но всё же.
  - Тихо! Успокойся! Я не то имел в виду! Да прекрати уже! Луффи разбудишь, - отчаянно замахал руками, тут же подскочивший ко мне парень. В отличие от меня, говорившей почти в полный голос, он просто перешёл на громкий шепот. Однако, как не странно, его замечание про Луффи меня успокоило, заставив даже задержать дыхание.
  - Эйс, лучше расскажи, что вчера произошло? - спросила спустя минут пятнадцать, когда, наконец, успокоилась.
  - Ну, если кратко, то тогда, когда ты убежала, Сабо увели, а нас, приволокли на корабль Блюджема. Он предложил нам сделку, - Портгас задумчиво куснул губу, а после, наконец, продолжил: - Мы вступаем в его команду, и сегодня помогаем ему разнести какие-то ящики по всему Серому терминалу, а он за это не причиняет вреда ни нам, ни тебе.
  - Выбора значит, как такового, не было, - в голове роятся мысли. Хочется плюнуть на всё, голова начинает болеть, а нельзя. На этот раз мы так просто сухими из воды не выйдем. Хотя, выходили ли мы хоть раз, не намочившись хоть каплей?
  - Да, - брат морщится, как от зубной боли. - Можно и так сказать.
  Детская наивность у Эйса может и осталась, но вот ума и рассудительности у него достаточно. Всё же, если вспомнить как он жил... Сабо был его первым другом, первым кому было на него не наплевать. По крайней мере, сам Эйс наверняка так считал... Потом, потом появился Луффи, а после и я. А я не люблю привязываться к кому-либо. Но к этой троице всё же привязалась. Плохо. Уж лучше бы так одна и оставалась.
  - Ты чего опять реветь вздумала?
  - А? Н-нет, ничего. Просто... - смущённо шмыгаю носом и протираю глаза тыльной стороной ладони. - Я, пойду, найду Сабо, посмотрю что с ним. А потом, придумаем что-нибудь.
  - Ты с ума сошла?
  - Ага. С вами тремя это сделать проще простого!
  - Данте...
  - О! Ты наконец то назвал меня по имени! Свершилось чудо из чудес!
  - Может, ты уже прекратишь этот цирк? - Портгас посмотрел на меня зло и устало. Я тут же заткнулась.
  - Ладно, ладно. Но ты меня всё равно не остановишь. От тебя упрямством заразилась, так что даже не надейся, что я тебя послушаюсь. Мне этот, так называемый, "отец" Сабо, противен. А для меня и этого хватит, чтобы рискнуть и попытаться вытащить его из того гадючника, - я поморщилась, устало махнув в сторону Эйса рукой.
  - Тоже мне, спасительница сирых и убогих нашлась, - фыркнул Портгас, скрестив руки на груди и отвернувшись.
  - Для моей будущей работы - полезно. Я с ней, уже определилась. В дозор всё же пойду, - гнусавеньким таким голосом сказала, а от интонаций парня вообще передёрнуло.
  - Ну и вали тогда уже! - зашипел мальчишка, отправляя в полёт подушку, так удачно окончившую борьбу с гравитацией посредством резкого торможения о моё лицо.
  - А вот и хрен с тобой, золотая рыбка! Луффи не говори даже о том, что я приходила...
  
  И всё же, я погорячилась, когда решила так опрометчиво кинуться не только искать Сабо, но ещё и придумать, как его освободить. Для начала необходимо было ещё пробраться в город, а уже потом искать нынешнее местообитание блондина. Хотя сейчас, блондинкой в том понимании, в котором все блондинки тупые, себя чувствую я. А ведь Сабо не тупой. Хотя и наивный, малость.
  Чёрт. Как же мне надоело прятаться за горами мусора. Вот бесит, и всё тут! Не хочу прятаться! Надоело! А надо, блин. Как бы в город пробраться? Начала оглядываться в поисках чего-нибудь или кого-нибудь, что помогло бы мне пройти в город незамеченной. Почему-то я была уверена, что просто так мне в него уже не войти. А рисковать слишком сильно не хотелось. Моё положение спас медленно приближающийся к городским воротам человек, полностью закутанный в чёрный плащ. За горами мусора стражи не могли его видеть, меня, естественно, не видели тоже, так что, образно выражаясь, запаковавшись в предварительно взятый с собой кусок чёрной материи, который вполне успешно заменял плащ, двинулась за незнакомцем, когда тот прошел мимо меня. Шла не слишком близко, но и не так что бы далеко. В общем-то, создавалось впечатление, что шли мы вместе.
  Охранники, стоявшие возле ворот, лишь подозрительно посмотрели на нас, но останавливать и задавать вопросов не стали. И слава... хорошо, в общем!
  - Иди за мной, - чуть повернув голову, грубым низким голосом бросил мне мужчина, которого я так удачно использовала как прикрытие, чтобы пройти в город. Можно было бы и убежать, сомневаюсь, что незнакомец погнался бы за мной, но... что-то не позволило это сделать. И я молча, послушно направилась за этим странным мужчиной. Странно, но его приказу даже противиться не хотелось. А уж в том, что его слова обращённые ко мне были приказом, я не сомневалась, приказные интонации я отличить всегда смогу.
  Спустя пару минут ходьбы, мы пришли к какому-то небольшому зданию, расположенному достаточно близко к городской стене, но вход в него располагался, между двумя домами, что так удачно образовывали "коридор под открытым небом". Проще говоря, нужно было лишь пройти по небольшому проходу между двумя этими зданиями.
  - Заходи, - передо мной открыли дверь, и только тут до меня дошло, что пора бы уже испугаться, да свалить побыстрее. Жаль только, поздно было. Вокруг, кроме нас, ни души, бежать мне хочется, но всё из-за того же странного чувства, я не решаюсь и снова слушаюсь приказа незнакомца, на негнущихся ногах заходя в здание. Теперь я точно попала по крупному. Ну зачем, зачем я решила, как прикрытие, использовать именно этого человека?! - Да не беспокойся ты, ничего такого я с тобой не сделаю, - хмыкнул зашедший следом мужчина.
  - Ну да, конечно, очень обнадёживающе, - ответила я дрожащим голосом. В голову мне успели прийти как банальные варианты изнасилования или убийства, так и совершенно глупые, нелепые и нереальные, типа попить чайку и сыграть в дурака. nbsp;- Да неужели? Есть ведь и среди дозорных, такие фанатики, которые за любую нить уцепятся, но найдут и пиратов, и тех, кто с ними связан. Не страшно? - что я несу? Нарываюсь же... ну пофиг! Хотя в принципе он уже сказал то, что нужно, пора бы и валить.
&
&
&
&
  - Поясни. Зачем тебе понадобилось вдруг следовать за мной, что бы войти в город. Именно за мной, не одной даже, и не с кем-нибудь другим, - мужчина прошёл в противоположную часть небольшой полутёмной комнаты, в которой мы сейчас находились, и сел на, ранее мной не замеченный, стул возле грубо сколоченного стола. Я же в нерешительности так и осталась стоять посреди комнаты. Плаща, и даже капюшона, незнакомец не снял, и моему взору доставались лишь жалкие клочки его лица. Нос, рот, подбородок, щёки и татуировка. Это можно было разглядеть достаточно легко.
  - Не знаю, - от пристального взгляда, мне стало не просто не по себе, мне стало очень страшно за себя, любимую. Во вчерашней стычке с пиратами, я страха не чувствовала, может просто крыша чуточку в сторону съехала, может ещё чего, факта это не отменяет. Сейчас же... От того, за кем я пошла, может против своей воли, может даже и нет, определённо веяло силой. Я не столько знала что то, что чувствовала помимо страха, было именно чувством силового превосходства, сколько просто осознавала это задним умом. Затворками сознания. - Паранойя в свой зачаточной стадии... Может лучше представитесь. Неуютно отвечать на вопросы человека, чьего имени даже не знаю.
  - Драгон. Революционер, - вот это номер! О революционерах этого мира я знала мало. А проще говоря, почти ничего. Так, только то, что это, мол, очень сильные и злые дяди, которые корабли морского дозора и королевские армии на раз-два выносят. Короче, всё сводилось к огромной силе и даже безжалостности революционеров. А их, революционников этих, было, как я поняла, достаточно. - Теперь и ты, в таком случае, представься.
  - Дуантаре** Эванс, - и пусть только попробует хотя бы усмехнуться! Плевать что он дофига сильный и...
  - Ясно. Зачем тебе понадобилось проникать в город скрытно? - и снова эти вопросы! Всегда ненавидела, когда мне задавали вопросы.
  - Паранойя? Меня бы не пропустили. Даже пытаться не стоило. Тот дворянин наверняка заплатил стражам у ворот, чтобы не пропустили меня. А почему... долгая история, - я замолчала, не зная, пояснять ли что именно произошло и зачем мне в город понадобилось. Ведь фактически, на вопрос Драгона я не ответила. - Вчера, дворянин, забрал моего друга. Он был сыном того самого дворянина. Но сбежал. Вчера тот дворянин забрал Сабо, а я попыталась помешать этому. Напала на пиратов, нанятых тем дворянином, одному проткнула шею, острой палкой, другому попала в живот. Я... я не думала, что могу убить их... просто Сабо... они хотели забрать его и причинили вред Луффи и Эйсу. Стражи далеко были, у них ещё ружья, я до них даже добежать не пробовала. Мне капитан пиратов, Блюджем, попал в плечо. Я не смогла ни Сабо помочь, ни Эйсу с Луффи, - руки начали дрожать, вокруг глаз снова почувствовала неприятное тепло. Вот же ш!
  - Хочешь вернуть своего друга назад? - после минутного молчания спросил Драгон.
  - Да, - ответить получилось только шепотом.
  - А ты не думаешь, что так возможно было лучше для него? - мне показалось или я услышала понимание в голосе этого человека?
  - По вашему, Сабо должен был отказаться от своей мечты, только потому, что какой-то ублюдок, называет себя его отцом и заставляет делать то, что принесёт богатство и процветание ему, а сам Сабо должен будет мучиться до конца жизни?! - в конце я уже сорвалась на крик. Вот и распрощалась со своим хвалёным самообладанием.
  - Вот значит как... - тихо сказал себе под нос Драгон, даже не обратив внимания на мою внезапную злость. - В таком случае ты должна быть осторожнее.
  - Можно я уже пойду?
  - Иди.
  - Спасибо...
  
  Млин! Никогда больше не пойду за незнакомцами в чёрных плащах! Даже если от этого будет зависеть моя жизнь! Нервные клетки, они, знаете ли, не восстанавливаются. Да и серое вещество мне ещё дорого.
  Передвигаться приходилось по более-менее безлюдным улицам. Привлекать внимание мне очень не хотелось. В конце концов, мало ли. Хотя я существо, порой, крайне нелогичное, это не мешает мне в определённые моменты рассуждать логически. Всё же, неопознанная фигура по самое "не хочу" замотавшаяся в чёрный плащ, выглядела, по меньшей мере, подозрительно и довольно вызывающе. Среди толпы людей в одежде светлых тонов и, домов и дорог, из камня так же светло-серого оттенка, такая тёмная фигурка казалась пятном грязи. Собственно, именно по этой причине в определённый момент от плаща пришлось избавиться, почти полчаса простояв за углом какого-то дома, обдумывая как бы более незаметно продвигаться дальше. Возможно, я могла бы пойти свободно, ни от кого не прячась и не скрываясь, если бы не большое количество полицейских, коих на каждой улице было как минимум трое. Встречаться с данными личностями мне не хотелось. Женская интуиция и инстинкт самосохранения, это вам не желание левой пятки. К ним нужно хоть иногда прислушиваться. Особенно когда они вопят во всю глотку.
  Решение проблемы, опять-таки, пришло весьма неожиданно. Достаточно мне было увидеть голубя. Ту противную и мерзкую птицу, по вине рода которой я померла, а после оказалась в этом безумном мире. Сама птичка отряда голубеобразных, поймав мой злой взгляд, испугалась и, взлетела и упорхала (словно бабочка, ага) в прекрасное далёко, проще говоря, на крышу соседнего здания. Воспоминание о моём беге по крышам в Логтауне ударило по сознанию не хуже пыльного мешка из-за угла. А что? Стою я за углом, да и прыгаю на довольно большое расстояние, для своих без трёх месяцев одиннадцати лет, а тут, между львиной частью домов, порой, меньше метра проход. Только вот крыши меня малость огорчали. Некоторые из них всё же были, как я привыкла называть ещё с детства, "треугольниками". Бегать по таким очень неудобно, да и спрятаться в случае чего - не получиться. Но риск того стоил. Люди вверх смотрят довольно редко, и я очень сомневаюсь, что местные стражи порядка будут рисковать собственными драгоценными шкурками ради какой-то мелкой и неразумной девчонки-сироты. Я бы на их месте тоже не стала рисковать. Если б ещё была мужчиной.
  Найти способ подняться на крышу ближайшего дома, труда не составило. А вот подниматься было трудно. Даже после смерти наступившей в результате падения с девятого этажа, акрофобии у меня не возникло. И на том спасибо.
  Пару раз чуть не сорвавшись, на крышу всё же залезла и... была приятно удивлена. Макушка крыши была, образно выражаясь, срезанной. То есть идеальной для походов по ней. Вот уж чего не ожидала! На последующем пути по крышам меня ни кто не заметил. Наученная горьким опытом хождения по крышам, что с них может чего упасть, я была осторожна до крайностей. Люди очень редко смотрят вверх. Мне повезло. Очень.
  Везение кончилось когда я наконец нашла Сабо. Парень лишь мельком успел рассказать, где находится дом его... отца. Успел поведать и о вечернем сожжении Серого терминала. А после, нас заметили полицейские, мне пришлось в темпе вальса бежать обратно в Серый терминал, чтобы найти Эйса и Луффи, пока Сабо отвлекал внимание на себя.
  Охранники, стоявшие возле городских ворот, меня не поймали, а после я довольно долго моталась по свалке, пытаясь понять, где могут быть парни. Но всё что мне удалось найти, так это пару ящиков с красными флажками. Выяснять, что в них находится, не очень хотелось, потому я продолжила свои поиски. События все неслись вскачь, до людей обитавших на свалке я не только не добегала, мне было на них попросту плевать. Волновали лишь Эйс с Луффи. Страх, что они могут погибнуть, перекрывал всё остальное. Колени уже были банально разодраны в кровь, так же как и ладони с локтями. Враньём будет, если скажу, что боли не чувствовала. Это только в книжках так бывает. Боль была, но внимания на неё я практически не обращала, привыкнув. Промелькнувшая же в сознании мысль, что я могу так же умереть в пожаре, была тут же откинута. Для такой личности как я, будет невыносимо жить, зная, что умерли почти первые в жизни близкие люди, причём по вине меня же. Оправдание, что не успела предупредить, тут не подействует. Крохотные остатки совести во мне ещё остались. Так же, как и чувство вины. И вот почему я после смерти оказалась не там же, где и все нормальные люди?
  Выстрел из пистолета, а после и взрыв, прогремевший спустя мгновение, совсем рядом. Откуда-то появился столб дыма. Как раз с той стороны, откуда слышался взрыв. Потом, в небо потянулось ещё множество столбов дыма. Пламя распространялось быстро. Очень. Сухого дерева было достаточно, а сильный ветер, всё больше и больше раздувал огонь.
  Осознание же того, что оказалась в ловушке из огня, дыма и мусора, пришло слишком поздно. Страх заполнял разум всё больше и больше. Бежать было просто некуда. События неслись непросто быстро, они мелькали, совершенно не откладываясь в памяти. Лишь иногда удавалось вспомнить или осознать короткий момент. Единственной же мыслью в голове было желание выжить. Эйс и Луффи больше не волновали. Когда же сознание начало медленно покидать меня, ноги подкашиваться, а звуки практически исчезли, появилась огромная фигура в чёрном плаще. На землю я не упала. Но в пепле и собственной крови вымазалась изрядно.
  
  - Ай! - было первым моим звуком, спустя неопределённый промежуток времени, что я пролежала без сознания. Причиной же именно этого звука стало эпичное падение с кушетки.
  - Проснулась, наконец, - констатировал знакомый голос. - Ты зачем в Серый терминал полезла?
  - Братьев искала, - ответила, продолжая сидеть на полу. Деревянном, к слову. - Драгон-сан, а... где я? Что это за место? И кто меня спас?
  - Это мой корабль. А спас тебя Иванков, мой товарищ, - спокойно ответил мой сегодняшний знакомый.
  - Имя мне ни о чём не говорит, - на этот раз всего лишь недовольное бурчание, сопровождаемое тихим шипением. Колени, локти, ладони и вообще всё тело, болели очень и очень сильно. - Мне нужно идти. Я должна найти Эйса и Луффи!
  - Тебе нужно отдохнуть. С твоими братьями всё в порядке, - сухо сказал мужчина. Только сейчас заметила, что он стоит, прислонившись к дверному косяку.
  - Не могу! Да и откуда вам знать что с ними всё в порядке?! - заявление упрямое, бескомпромиссное и крайне необдуманное с моей стороны. Сейчас и правда следовало просто отдохнуть. Вот только духовное состояние для меня немного важнее физического. А всё мои увечья... синяки, царапины, небольшие ранки, несколько ушибов - всё это ерунда. Приятного мало, но терпеть можно.
  - Ты никуда в таком состоянии не пойдёшь. Может я и убиваю людей сотнями, но я не такой зверь, чтобы позволять детям бродить неизвестно где в ужасном состоянии, и тем более, рисковать жизнью, - слова Драгона меня убедили. Почти. Уйти хотелось по-прежнему очень сильно, но что-то снова не позволяло это сделать.
  - Драгон-са-ан, а как вы так на меня влияете. Что я хочу уйти, но меня тело не слушается? Не знаю, как объяснить... как вы это делаете? - пришлось сесть на кушетку. Кстати, суффикс "сан", к имени революционера я добавляла в разговорной речи на автомате.
  - Ты довольно умна для своих лет, - и как это понимать? Стоит тут, ухмыляется. Вот же... взрослый. - Это называется Королевской волей. Если развить её достаточно сильно, то и такое вот подобие человеческого контроля возможно. Хотя действует лишь на слабых людей.
  - Ну ясно теперь, - я обиделась. Мне за братьями нужно, а он тут какой-то Королевской Волей мне уйти не даёт! - А на палубу то хотя бы выйти можно?
  - Можно, - хмыкнул Драгон.
  - Ура! - думаю моей прыти мужчина не удивился. Сидеть в душной каюте, видимо, не хотелось и ему.
  Радостно проскочив мимо революционера, чуть не снеся дверь с петель, и полагаясь на одну лишь интуицию, понеслась в сторону предполагаемого входа. И не добежала. Врезалась в нечто очень большое и явно живое. Если бы это был неодушевлённый предмет, то я очень сомневаюсь, что он стал бы вдруг что-то восклицать. Я даже не прислушивалась.
  - Драгон-са-ан, ну зачем ты выпустил её? Ей же ещё лежать нужно! - наконец послышались внятные предложения от странного субъекта, по нелепой случайности ставшего моим тормозом.
  - Свежим воздухом тоже дышать не помешало бы, - хмыкнул Драгон из-за моей спины. До меня, наконец, дошло что неплохо бы и посмотреть в кого я врезалась, но когда встав на ноги, посмотрела... пожалела об этом.
  - Это чё за трансвестит? - мой мышиный писк, за речь принят не был.
  - Данте, знакомься, это Эмпорьо Иванков. Он спас тебя из пожара, - мда. Я в глубоком когнитивном диссонансе. Никогда не видела людей таких размеров и с такой странной внешностью.
  - Здрасте, - новый писк, но на этот раз за человеческую речь всё же принятый.
  - Тебе... - что там дальше говорил странный трансвестит, не слышала, ибо убежала раньше. Свежий воздух сейчас требовался как никогда сильно. Похоже, что логика и здравый смысл тут в вечном отпуске. Иначе объяснить такое обилие странностей у меня не получается. А признавать себя сумасшедшей... я не сумасшедшая!
  
  Открывшаяся мне картинка удручала. Кроме того что было уже утро, а пожар давно потух, оставив на своём месте мрачное пепелище. Кое-где ещё догорал мусор. Ветер дул в сторону гор, унося запах гари от города и моря.
  - Они не могли умереть...
  
  - Сабо! Вернись, болван! - зачем он поплыл на таком маленьком судёнышке? Вот же. неужели он не подумал о штормах, волнах, нормальных кораблях и прочих неприятностей, поджидающих в море, которые ко всему прочему быстро отправят его на дно?
  - Не могу!
  - Дебил! Возвращайся! Я знаю одного человека, у которого есть большой корабль... он может взять тебя на борт! Хотя бы на первое время! - только не смей отказываться, только не отказывайся. Со дна морского достану, оживлю, прибью, потом снова оживлю и столько тумаков навешаю! Ну как он может быть настолько безрассудным?!
  И всё же повернул. Меньше пяти минут понадобилось Сабо, чтобы вернуть кораблик владельцу и извиниться.
  - Неужели ты не мог дождаться меня? - голос постаралась сделать твёрже, хотя, когда болит голова, это не так-то просто. А в довесок болят ноги и руки. - Идём.
  - Ну извини, - слегка обижено бросил блондин, но за мной всё же последовал. - Что с Луффи и Эйсом?
  - Не знаю. Я искала их в Сером терминале, но начался пожар. Меня вытащили, а что стало с Луффи и Веснушкой я... Я не успела найти их до пожара, - сбивчивые объяснения, но, надеюсь, их будет достаточно.
  - К кому ты меня ведёшь? - Сабо уткнулся взглядом в землю, быстро шагая рядом со мной.
  - Узнаешь.
  
  Когда я вернулась в домик на дереве, то сначала очень испугалась, никого там не обнаружив. Лишь спустя несколько минут оцепенения, в голову наконец пришла мысль, что Луффи и Эйс могут быть у Дадан. Однако ни самой Дадан, ни Эйса, там не было. Разве что Луффи, весь забинтованный, лежал на футоне. Утром следующего дня наконец появились и Портгас нёсший на себе рыжую бандитку. У обоих было множество ожогов по всему телу. А я снова чувствовала себя виноватой перед ними. Не то что бы у меня есть совесть, но для меня видеть, как страдают дорогие люди, невыносимо. И, как бы безумно и глупо это не звучало, но страдать хочется вместо них.
  Потом, ближе к вечеру, пришло письмо Сабо, которое он отправил до того, как я встретила его на причале. Эйс очень злился на меня за то, что я не сказала им раньше об уходе брата. Луффи, наконец, смог нормально уснуть и спал спокойно.
  Мы продолжили жить. Раны вскоре зажили, от ожогов почти не осталось следа. Хотя прошёл всего месяц. С Эйсом я помирилась, хотя по прежнему чувствовала себя виноватой перед ним и Луффи. А по прошествии ещё двух месяцев явился Гарп. Устроил нагоняй Дадан, Эйсу, Луффи и, разумеется, мне. После снова гонял нас троих по всей горе, а на следующий день заявил, что забирает меня с собой.
  - Будешь учиться в новой Академии морского дозора, на Гранд Лайн...
  Надоело.
  - Да вы задолбали меня своими переездами! Ну сколько можно?!
  Меня снова не послушали, и снова повезли не пойми куда. Ненавижу переезды.
  
  *Ни в манге, ни в аниме, не упоминалось о том, как именно называлась компания принадлежавшая отцу Сабо, потому я написала отсебятину, что первее в голову пришло.
  **Данте - это ласковое ( =З ) сокращение от имени Дуантаре. Так что прошу запомнить и впредь не путать. А сама извиняюсь за то, что не пояснила.
  
  
  Глава 11. Академия.
  
  Для начала весомый подзатыльник.
  - Я НЕ ХОЧУ ТУДА!! - уклонилась от подзатыльника следующего, пригнувшись и потирая ушибленное место.
  - А тебя не спрашивают, - подхватил за шиворот Гарп. Всё же успел таки поймать.
  - Где защита прав ребенка?! - вскричала недовольно.
  - Ты моя внучка! Значит, едешь туда и станешь великой дозорной! Как я! - встряхнул как мешок с картошкой.
  - Но я... - пыталась продолжить протесты.
  - Но ты последуешь моему совету. Дедушка плохого не пожелает, - он отпустил меня, отчего рухнула на палубу со вскриком. Уж больно ударилась о пол...
  И это было только началом.
  
  Вы когда-нибудь чувствовали себя нелогичным существом? Если нет - то хорошо. Если да - понимаю и, уже потом, сочувствую. По крайней мере, сейчас я чувствую себя очень нелогичной и левой, во всём том хаосе, что окружает меня на данный момент. С чего бы? А вот просто не в своей тарелке я! Мало того, что на данный момент среди всех окружающих меня детей и подростков, я - самая младшая (по крайней мере, мне так кажется), так в дополнение к тому - самая мелкая!
  К слову, о моём нынешнем месте обитания. Академия Морского Дозора - вот так, всё с заглавных букв. Вспоминать и уж тем более пересказывать те ужасные полторы недели, что мы плыли до острова, на котором расположена Академия - я не стану. Да и интересного там не происходило. Ну, вот что интересного может быть в получасовом пересказе полутора недельного плавания, во время которого меня гоняли в хвост и гриву, параллельно устраивая охоту на Морских Королей? Слава... спасибо Гарпу, что не стал рисковать моей несчастной, и уже продырявленной, шкуркой, используя как приманку для рыб. Сомневаюсь, что Морские Короли млекопитающие. И тем не менее, в коротких перерывах между тщательной промывкой мозгов и избиением младенца (младенцем была, разумеется, я), корабельный врач толкал в мою, и без того готовую взорваться, головушку, новые и новые знания. Фармакология не моё, но улучшить своё понимание данной науки (ведь все мы помним что "логос" переводится как "наука") мне бы не помешало. Умение же правильно фиксировать ногу или другую конечность при переломе, накладывать шину, останавливать кровь в открытых или рваных ранах, правильная перевязка и ещё множество аспектов оказания первой помощи, 1/3 которых я знала, так что разбуди меня посреди ночи всё от зубов будет отскакивать, как заряд мелкой дроби от зубов терминатора, 1/3 необходимо было срочно повторить, а ещё 1/3 я банально не знала. Знания - они лишними не бывают, а уметь оказывать первую помощь должна даже такая малолетка как я. Конечно рваную или глубокую рану зашить не выйдет, а уж если разрыв печени... тут уж остаётся только кровь останавливать, да ждать опытного врача или прихода смерти. Хотя открытый перелом тоже вещь страшная, не успеешь вовремя остановить кровотечение - каюк пострадавшему. С заражением крови тоже страшно, как и с теми же внутренними кровотечениями...
  Проще говоря, за полторы недели я повторила то, что знала, и заучила много нового. Память была просто великолепной, запоминалось всё на раз-два и из головы вылетать не желало. За всё нужно платить - и я поплатилась своим сном. Бессонницы, не самая страшная плата, но наиболее оптимальная. Круги под глазами появились на второй день после открытия феноменальной памяти и использования её на полную.
  Примерно в таком вот, вышеописанном, темпе, прошло полторы недели Удивляться относительно скорому прибытию в место назначения я предпочла ниже своего достоинства, скромно рассудив, что нифига об устройстве кораблей и их скорости не знаю. Хотя корабль вице-адмирала Гарпа нигде не останавливался, и свой ход продолжал даже ночью. В общем - я забила на всё, на что возможно было забить.
  Продолжать плеваться с высоких небоскрёбов и колоколен получилось ровно до того самого прибытия в Академию. Всё же было достаточно того, что могло бы удивить. Начну, пожалуй, с огромной стены вокруг всего острова. Было четверо врат, корабль Гарпа прошёл через четвёртые. Как я узнала? Очень просто - на них была нарисована довольно большая циферка. В толщину стена... ну офигительно толстая! Как та тёща... После меня поразило обилие кораблей морского дозора. Вот прямо приткнуться нам негде было! Однако Гарп проблему решил быстро, всего-навсего едва не потопив штук шесть кораблей. Народ повозмущался, но увидев, кто явил ему свой чудесный лик, быстро затих.
  Следующим, что поразило меня, стало обилие высокопоставленных дозорных, и семенящих за ними детей. После мой мозг был отправлен на свидание к когнитивному диссонансу во время некой регистрации меня любимой. Гарп опять всех растолкал, по-быстрому уладил все бумажные дела и, схватив за шкирку, потащил куда-то дальше. Спустя примерно пять минут ходьбы, завёл в некую комнату, в которой наличествовали дети старше меня, и приказал ждать. Как мне показалось, никто из них и пришедших после, не был со мной одногодкой. Не пожелав ни с кем знакомиться, уселась на один из любезно предоставленных в наше распоряжение стульев, принялась ждать-с, параллельно вспоминая всё, что удалось выучить за четыре дня.
  О Луффи и Эйсе предпочла не беспокоиться. Маленькие, конечно, но уже достаточно самостоятельные, не пропадут. Не стану я за них беспокоиться!.. Ну, да ладно. Сколько я и дети, что присутствовали со мной в одной комнате, ждали - не знаю. Знаю лишь, что с каждым разом народа в помещении всё прибавлялось. У большинства, к слову, были на руках толстые и широкие, не то браслеты, не то части от наручников, - при последней мысли по спине пробежались мурашки, - и выглядели они слегка уставшими и чуточку бледноватыми. Однако ожидание решило не мучить нас долгую вечность, спустя неопределённый промежуток времени всё же позволив какому-то дозорному просунуть голову в комнату и приказать следовать за ним. Всё, разумеется, подчинились.
  И так, не стройная толпа мелких и крайне противных спиногрызов последовала за мужчиной, лет этак тридцати. Шли не очень долго, минуты три, если не ошибаюсь. Когда пришли, мозг, в который раз за сегодняшний день, отказался воспринимать окружающую безумную реальность. Про Главнокомандующего Сенгоку и трех адмиралов мне рассказать успели. Успели и доложить о крайне редком явлении, когда вся четвёрка сильнейших дозорных появлялась вместе, в довольно опасной близости друг от друга. По идиотскому выражению лица узнать адмирала Кизару не составило труда. Так же просто узнать и вечно сонного, а сейчас и виртуозно спящего с открытыми глазами, Аокидзи. Та же лёгкость в узнавании постигла адмирала Акаину, что вечно ходит в кепке и цветастой рубашке. Про Маршала Сенгоку я вообще молчу! Не очень-то много вокруг людей с чайкой на голове, бородой заплетённой в косичку и козой, маячащей поблизости. Данные большие шишки стояли на специально возведённых для них "постаментах". На самой вершинке был маршал, потом шли адмиралы, вальяжно развалившиеся в креслах, гады, после, как я поняла, вице и контр-адмиралы, ну а дальше командующие и прочие капитаны. Раскладку чинов запомнить было легко.
  Так, дальше, по плану, нам почти тридцать минут старательно промывали мозги, при чём промывал не кто-нибудь, а сам Сенгоку! Аокидзи во время данной пламенной речи спал, Кидзару корчил рожи, Акаину сидел с самым серьёзным видом, всматриваясь в толпу детей. Что там говорил маршал, мне удалось благополучно пропустить мимо ушей. Не до речей было. Наблюдать за адмиралами в почти естественной для них среде обитания было куда интереснее.
  После промывки мозгов главнокомандующий и его верные питомцы в лице адмиралов удалились, довольные собой, обещав навестить нас завтра утром. Появился некий субъект, принадлежащий так же из числа служащих в дозоре, начал называть имена и приказал топать куда-то направо, к одному из трёх отставных вице-адмиралов, в зависимости от названной после имени, буквы и цифры. Мне досталась литер "А", так что довольная по непонятным причинам, направила свои стопы к отставному вицу, который стоял возле небольшого стенда, с несколькими помощниками, что-то постоянно пишущими или налепляющими на стенд. Мне вручили ключ от комнаты, дали несколько листов с очень мелким текстом и снова приказали ждать, отправив к кучке таких же несчастных детей с ключами и листами текста в руках. Знакомиться опять не стала. В самом начале же я уже говорила, что чувствую себя не в своей тарелке, а так же существом нелогичным и левым во всей образовавшейся весёлой гоп-компании? Говорила. Ну, так вот, среди могучей кучки детишек я была самой низкой, выглядела на вид наиболее мелкой, тощей, бледной и хрупкой. Завершали картину пластыри на локтях, коленях и один на виске. Я чувствовала себя жалко и побито.
  На этот раз ждать пришлось ещё около двадцати минут, результатом которого стало то, что образовавшуюся группу из десяти человек повели не пойми куда, как позже оказалось, к жилым корпусам. Рассказали об устройстве корпусов, то есть, в каком крыле будут жить мальчишки, в каком девчонки, где души, туалеты и прочее, приказали разойтись по комнатам в темпе танго, предупредили, что нужно бы выспаться, по вине подъёма в семь утра и, удалились. Так же настоятельно попросили никуда не шастать, охрана и патрули в наличии имелись. Парней, что жили в левом крыле, было шесть, девчонок, считая меня, четыре. Не густо, конечно, но и так хорошо. И, тем не менее, комнат было в каждом крыле по десять.
  А какие это оказались комнаты! Большие, с достаточно удобной, но, тем не менее, полезной не только для сна, но и для здоровья, кроватью. Вместительным шкафом для одежды, шкафом для книг, тумбочкой, отдельной ванной комнатой и письменным столом, на котором уже лежал набор тетрадей, карандаши, ручки, линейки, транспортиры да прочая канцелярия. В шкафу для книг обнаружился набор учебников, а в шкафу для одежды удобная и простая форма, да ещё по мелочи. Судя по всему, практически вся одежда являлась учебной. Лампа на столе необычная. Из ракушки. С горем пополам разобравшись в устройстве данного чуда природы, вгрызлась в текст с правилами и прочими аспектами которые должны понадобиться.
  В правилах чётко и ясно говорилось, что ношение учебной формы обязательно, но допускаются какие-либо свои мелкие элементы. Запрещены украшения, их следовало оставлять в комнатах, а ключ на время занятий отдавать дежурному. За пропуск занятий или какое-либо другое нарушение правил, наказание могло быть разным. Как лишение обеда/завтрака/ужина, так и общественно полезные работы. Порча казённого имущества, масштабные разрушения и драки карались особо жестоко. У того, кто написал о жестокой каре, явно было чувство юмора. Там так же написано время подъёма, завтрака, обеда, который был немного поздновато, время, отведённое на занятия, отдых и дополнительные уроки. Много всего там было. С трудом дочитав и запомнив, наконец, легла в кровать, промучилась бессонницей около часа и, наконец, уснула.
  
  Я не сумасшедшая и отнюдь не мазохистка, что бы просыпаться в семь утра от воя самого отвратительного в моей жизни будильника. Хотя, на первом месте всего будет оставаться тот будильник, по вине которого проснулась тем злосчастным утром, хотя вполне могла проснуться и днём. Тем не менее, просыпаться от воя, что выполнял у нас роль будильника, было: неприятно, отвратительно, противно, не хотелось, ужасно и далее ещё два тома "Войны и мира" мелким шрифтом на всех существующих языках! С большим трудом отодрав, в переносном смысле, своё бедное тельце от постели, поплелась в ванную комнату. Все средства личной гигиены там, кстати, уже были заботливо раскиданы по полочкам.
  После водных процедур пришла пора одежды, в которой я так глупо запуталась. Вроде уже и проснулась, но всё равно надела задом наперёд, да ещё снимать замучалась. Вот только со мной бывает такая фигня! У всех всё, блин, нормально!
  Если говорить коротко, то на всё про всё мне понадобилось почти полчаса. Это ещё не считая, что пришлось собирать сумку с учебниками и тетрадями, расписание же и список всего необходимого для занятий был в листочке с правилами. В нём же пояснялось, что первые три дня будет преподаваться только теория, а потом придёт время обучения работы с различными видами оружия и рукопашному бою, почти на практике. Во всяком случае, спарринги для меня были той же практикой.
  Собравшись, спустилась вниз, в холл, где, как оказалось, ждали только меня. После нас сводили в столовую, а потом отвели и в главное здание академии. Там нам во второй раз промыли мозги, да. После этого же, наконец, начались занятия. Во время первого все со всеми, что логично и довольно банально, знакомились. Просто представились, назвали свой возраст и приступили к изучению материала. Из своей группы я и правда оказалась самой младшей.
  - Ненавижу, - хмуро констатировала, когда, наконец, можно было не слушать препода, отставного контр-адмирала, и когда он же ничего не слышал. Из лекционной отошёл в лаборантскую, водички попить, от почти получасовой трепли языком горло пересохло.
  -Алсо*, согласен, - не менее хмуро констатировали справа от меня. А кто у нас там по правую руку сидел-то? А! Точно! Лик... зараза долговязая. Как же я ему завидую. Двенадцать лет, а самый высокий в группе!
  - Как думаешь, остальные занятия в том же ключе пройдут? - завязать разговор мне ничего не мешало.
  К тому же, если парень окажется трудоголиком или хотя бы будет понимать то, чего не понимаю я, а это обязательно будет, то завести с ним дружбу очень даже нужно. Не смотря на зависть из-за роста, да и воспоминания о прошлой внешности, в том самом прошлом, легче для меня было разговаривать именно с парнями. С девушками онлайн-шутеры и ММОРПГ, по крайней мере, среди моих знакомых, было не пообсуждать. Да и общаться на тему оружия, философии да всякой другой маловажной фигни с ними куда легче и интересней. Психологические типы разные, но от того только интереснее. Споры, крики и раскиданные по дому учебники и тетради были привычным зрелищем. В более-менее близком кругу я позволяла себе срываться... м-да.
  -Алсо. Ну, думаю, что все первые занятия будут такими, - скучающим тоном просветил меня долговязый, старательно борясь с желанием зевнуть. Получалось у него фигово. - Кстати, меня вот вопрос мучает, почему у тебя имя мужское?
  - Нашёл о чём спросить, - и вот почему ему нужно было задать именно этот вопрос? И, тем не менее, разговор мне с ним завязать удалось. - Мне не говорили. А если и говорили, то я этого не помню. Амнезия.
  - Алсо. Ясно, - вполне возможно, что Лик хотел сказать ещё что-то, но вошёл преподаватель, испортил всю малину халявы, и продолжил вдалбливать в головы неразумных и глупеньких Нас - знания! К неразумным и глупеньким я себя, конечно, не относила, но на данный момент знала прискорбно мало. Хотя кое-что из разговоров окружающих узнать удалось, но полезного там, мягко говоря, практически не было.
  Примерно в таком же ключе прошёл и весь остаток дня. Не считая визитов адмиралов, которые успешно выносили всем мозги. Сначала нас посетил Сакадзуки Акаину, провёл лекцию, в очередной раз промыл мозги подавляющему большинству, и довольный собой - удалился. Следующим на очереди оказался Кизару Борсалино. Но он, слава... в общем он у нас надолго не задержался. Так только, nbsp;пару минут посмотрел на подрастающее поколение, посетовал, мол, его так не обучали и... вспышкой света исчез из аудитории. Последним оказался Аокидзи Кудзан. Этот тип вполне цивилизовано вполз в аудиторию, попросил ему не мешать и, устроившись на последней скамье и "спрятавшись" под столом, уснул.
  - Алсо. Свой человек, - довольно хмыкнул Лик, сонно-завистливым взглядом посмотрев в сторону, где на скамейке дрых, иначе и не скажешь, адмирал.
  - Согласна, - поддакнула, так же глянув в сторону адмирала. Мне тоже хотелось спать. Но уснуть не получалось при всём желании. А вот Лик весьма виртуозно спал с открытыми глазами, не слушая ничего из того, что нам говорили.
  После посещения нас адмиралами, время потекло медленно, размеренно и крайне скучно. Мы что-то читали в учебниках, конспектировали, слушали лекции... интересно стало лишь на последнем уроке. И интересное заключалось в стрельбе! Уж это-то нам решили провести в первый день вне плана! Лучшие результаты (3 выстрела из 15, ага) я показала лишь по причине частых походов в тир в жизни прошлой, а так же непривычности оружия жизни нынешней.
  После нам предоставили три часа на отдых и обед не в назначенное время, а потом начали развивать в физическом плане. Это тоже, кстати, не совсем по плану. Вспоминать... страшно. Простые пробежки по кругу, полоса препятствий, но самым ужасным были эстафеты. Проигравшие должны пробежать ещё несколько кругов, и только после этого их отпускали спать. Меня тоже. Я оказалась в проигравшей команде, на последних каплях силы пробежала десять кругов, что дали нам в наказание за проигрыш, хотя перегружать не собирались, и отправилась спать. Сил едва хватило на то, чтобы помыться. Лик, кстати, страдал со мной в паре, благодаря чему мы подружились. Ага, нашли прекрасную тему для разговора! Перемывать косточки учителям в компании с человеком, понимающим тебя и частично схожим по характеру, оказалось на удивление приятно и весело. Вот так вот закончился первый и отнюдь не халявный день в самой "чудесной", "прекрасной" и "отличной" академии.
  Да что это за военная академия такая?! Я на такое не подписывалась!.. чёртов Гарп...
  
  
  Глава 12. Живут студенты весело!
  
  Если вы скажете, что жизнь в роли студиозуса весёлая, то я с вами, пожалуй, соглашусь. Она невероятно весёлая и увлекательная! Всё же, прежде чем говорить, что думаешь, нужно думать, что говоришь.
  - Алсо. Данте, ну, вот сама подумай, ведь всё могло быть хуже! - Лик поковырялся ложкой в своей тарелке с овсянкой и глубоко вздохнул. Понимаю. Мне овсянка тоже не очень нравиться, но это лучше чем манка.
  - Уж лучше бы я осталась на корабле Гарпа. Он хоть не заставлял меня учить весь тот бред из учебников, - вообще-то раньше я не ела никаких каш за исключением гречневой, но... с нынешним распорядком дня я стала есть даже каши. Хотя к печёнке и манке это не относится.
  - Алсо. Весь тот бред нам может пригодиться, а если не пригодиться, то это станет для нас приятной неожиданностью и разочарованием. К тому же, в отличие от меня и большинства других учащихся, у тебя проблем с запоминанием и усвоением материала не возникает, - фыркнул парень, с кислой мордой-лица принимаясь за поглощение пищи.
  - И что?
  - И то! - глубокомысленно изъявил долговязый.
  И если во время завтрака жизнь относительно тихая, мирная и скучная, то во время занятий она становится весёлой, увлекательной и порой продлевающей жизнь. Но всё равно скучной. Тот, кто смеётся - живёт вечно. Эта истина известна многим, но отнюдь не всем. Каждый урок превращается в дурдом на выезде, стоит только кому-либо применить способность, данную дьявольским плодом. К примеру, на прошлой неделе вся наша группа почти час видела всё повёрнутым на 180 градусов. А позавчера Лик не мог даже на стул сесть, не то, что взять в руки карандаш или перьевую ручку. После пары таких вот "демонстраций силы" подавляющее большинство фруктовых детишек обзавелись широкими, от запястья и почти до локтя, наручами толщиной в полтора сантиметра сделанными из кайросеки. Что это за чудо камушек такой нам пояснили ещё на первом уроке по... истории. Я не прочь узнать историю этого мира, но поскольку особо важного в этой истории мало, по мнению вышестоящих, она у нас должна быть только первый год и то вскользь. На второй количество теории обещало сократиться вдвое, на третий её станет ещё меньше. А на четвёртый и пятый будет дан самый минимум, то есть, почти ничего. Во всяком случае, нам так сказали, а навешать нам лапши на уши могли любой, в том числе и быстрого приготовления.
  В остальном же занятия по, как тут привыкли говорить, теории (тем не менее, письменных тестов и конспектов всем хватало) были скучными. Разве что у некоторых учителей весьма смешные привычки, но от этого не легче. Вы ведь поняли, что ранее сказанные мною слова, про то, что во время занятий весело, увлекательно и посредством смеха продлевается жизнь, были с явным сарказмом? Не буду у вас ничего спрашивать...
  После теоретических занятий следовали три часа отдыха, во время которых можно пообедать. Кстати, ещё новость. За несколько недель, что я провела в академии, я не ела ничего жаренного. Варённая, приготовленная на пару, или каким-либо другим способом, еда... но не жаренная! Только пару раз давали копчёное, но и всего-то.
  Едем дальше. Следом за отдыхом шла и физическая подготовка. Первые пару недель нас просто гоняли как проклятых. Но потом со всеми были проведены индивидуальные беседы, результатом которых стал выбор оружия. Мне предложили глефу и рапиру, при этом во всех подробностях расписав преимущества, что я получу, если научусь управляться именно с этими видами оружия (заметьте, про недостатки мне почему-то ничего не сказали, мол, сама их ищи, а мы поглядим, насколько сообразительна). В идеале обоими. Но можно и только с одним. Короче говоря, тренировочное оружие мне выделили, учитель так же был в наличии. Казалось бы, всё есть, иди, учись! Но нет, мне обязательно нужно усложнить себе задачу! Вот кто, кто дёрнул меня за язык попросить научить работать с модифицированной глефой?! В принципе её и так должны в будущем сделать под мой рост, да и весила бы она куда меньше... но факта это не меняет. Я выклянчила глефу с клинками на обоих концах и попросила обучить меня простому бою на шестах. Понимаю, не самая лучшая затея, если учитывать, что пальцы очень уязвимы, да и в случае если бой будет навязан в узком коридоре, шест станет крайне неэффективным. Но логики в моих действиях столько же, сколько разума у инфузории туфельки. Конечно, возможно всё, но наличие разума у этого одноклеточного доказано ещё не было, так что вот.
  - Алсо. Данте, ну вот зачем тебе понадобилась глефа, модифицированная именно таким образом? Неужели недостаточно тебе было того, что лезвие будет из кайросеки, по пожеланию аж самого вице-адмирала Гарпа, да ещё гораздо, подчёркиваю, гораздо меньше по весу? - Лик посмотрел на меня как на недалёкое существо из другой галактики. Логично, ну. - А бой на шестах? У тебя же есть фехтование. Глефа предназначена в основном для рубящих ударов, иногда колющих, с возможностью сохранения хоть какой небольшой, но, тем не менее, могущей оказаться решающей, дистанции, - теперь на меня посмотрели как на дуру. - А бой на шестах? Ну, вот куда ЭТО, годиться? Нет, я не отрицаю, что пригодиться может всякое, сам об этом недавно говорил, но всё же. По пальцам могут ударить с такой силой, что кости в порошок размелет. Тут уж придётся либо по кусочкам собирать, либо ампутировать, либо новые косточки делать. Не факт что донорские, сомневаюсь вообще, что такое возможно, и не факт что из близкого к костям по составу материала, - это был один из тех немногих моментов, когда Лик говорил много, бодро и засыпать не собирался. - Ты девушка, тебе нужно держать дистанцию, для этого вполне подойдёт и обычная глефа, а ещё лучше вообще из дозора удирать, предварительно пятки салом смазав. Да я вообще не понимаю, зачем тебе бой на шестах?! Там же только кости ломать, неприятно, но в большинстве случаев не смертельно. А при наличии у врага огнестрела... палка о двух концах!
  - Я вот тоже не понимаю, зачем он мне. Но отказываться не собираюсь, хотя очень хочется, - меня упрямо начало преследовать чувство, что что-то я в словах Лика упускаю. - А вот скажи-ка мне друг мой любезный, ты откуда узнал, что Гарп мне хочет лезвие для глефы из кайросеки вручить?
  - Да... - замялся. - Есть тут один... информатор. Вот он и узнал, а как? Я и сам не знаю.
  - Так у нас тут что, целая информационная сеть среди учеников академии имеется? - вот уж чего не ожидала! Хотя за полгода... я здесь не пару недель провела. Я пару недель только кратко описала.
  - А ты не знала? - искренне удивился парень. Ну да, я же из жизни с этой учёбой выпала. - Отвечаю на твой следующий вопрос. Нет. Учителя, вроде как, не знают. Хотя, скорее всего, просто не обращают внимания.
  - Ахринеть, - единственное культурное выражение, которое способен был выдать мой мозг.
  - Ну да, - без сарказма согласился мой одногруппник.
  - И всё равно бой на шестах может пригодиться! - скептический взгляд, не та реакция, которую я ожидала от собеседника. - Ну, сам подумай! Вот представь себе ситуацию, что глефы рядом нет, меча или ножа какого тоже, да и с короткими ножами я воевать не умею, а учиться... в общем из возможных средств защиты только металлическая палка длинной около двух метров. Способности... ну, предположим, заблокировали их неведомым образом. Так вот, у противника есть нож, у тебя только палка. Нож против палки, как грелка против Тузика, потому противник берёт ещё другую палку, примерно такую же по составу и свойствам...
  - Необученный бою на шестах не сможет палкой сражаться против того, кто обучен бою с той же глефой! Он же просто будет махать этой палкой, пародируя и подражая! А если с глефой уже обучен драться, то тут уж на мастерство, приспособленность и некоторые другие факторы опираться нужно...
  - Да знаю я! Но ты же опять не думаешь! Вот умеет он так же с применением глефы драться, а с шестом нет. Выиграет тот, кто умеет то, чего не умеет его противник. А вот если он умеет сражаться на шестах, то вот тут-то как раз всё и будет зависеть от опыта, стиля и других аспектов! - отлично. Не только себя убедила, но и собеседника, и дискуссию выиграла. - Хотя на счёт палки о двух концах и огнестреле, тут ты верно сказал. С двух метров трудно не попасть.
  - Хорошо! Я проиграл, - приуныл Лик, взъерошив волосы на голове. Своей, а не моей, как часто бывает. - Однако тебе повезло.
  - В чём? В том, что стремлюсь дробить себе кости и ампутировать конечности? - настала моя очередь к сарказму, хоть и вялому, и вопросительному выгибанию бровей. Как же трудно выгнуть одну бровь так, что бы вторая при этом осталась на месте!
  - В том, что за тебя так серьёзно вице-адмирал Гарп взялся. Оружие из кайросеки... такое так просто не уничтожишь, так что тебе не придётся волноваться за случайное уничтожение оружия, - вздохнул Лик.
  - Ага. Вот только что-то тут не чисто, - можно было конечно списать такую заботу Гарпа на то, что он меня поощряет, ведь Луффи с Эйсом в дозор не хотят. Я тоже не хотела, и сейчас не хочу, Старик это видит и пытается сделать так, что бы я думала, что в дозоре лучше и всё такое. Но что-то не даёт покоя мне эта ситуация. Может паранойя развивается?
  - Да ну, - фыркнул парень.
  - Да ну, - задумчиво повторила за ним. Может Гарп просто очень предусмотрительный? Это конечно так, но зачем ему тратиться? Или все затраты будут не за его счёт? Тем не менее, если лезвие будет из кайросеки, то в случае уничтожения древка, можно будет быстро сделать новое, просто вставив лезвие. А при атаке с применением воли? Лезвие из обычной стали наверняка быстро бы сломалось, при большем опыте и силе у противника, а если оно (лезвие) из кайросеки даже волю особо применять не придётся...
  Кстати, совсем забыла упомянуть о тренировках с Волей. По полтора часа я тренировала именно её, каждый день, но на будущий год это время обещали увеличить. Хотя учитель как-то на днях заикнулся, что возможно увеличат через неделю, может две. По тому-то и уходила спать позже остальных, и на отдых времени у меня тоже было из-за этого гораздо меньше. Способности плода так же пришлось тренировать. На специально оборудованном для этих целей полигоне. Который я не смогла бы уничтожить. Проще говоря, меня, и ещё нескольких таких же несчастных, требующих особого внимания, гоняли без жалости и сострадания.
  А к чему я всё это веду? Да лишь к тому, что относительное спокойствие не может быть вечно. Периодически встряски, несомненно, полезны, но лучше бы они были не такими сильными. Или, по крайней мере, не такими опасными для моего, уже изрядно побитого, тела.
  Как всегда бывает, началось всё с завсегдатых "гениев", которые, видно, не только жизнью не дорожат, но и бегают быстро. И я вполне могла подойти под этот критерий "гениальности", если бы не чувство самосохранение, вкупе со здравым смыслом, что сумел отвлечься от хождения по бабам, выйти из отпуска и отговорить. Нет, вот ей богу, говорю как шизофреничка! Хотя в гениальной идее пошутить над учителем я участвовала, но протестовала активно. Но лучше начать сначала. Нет, не с самого, чур меня, от такой глупости! С того самого момента, когда один "умный" человек решил подшутить над преподавателем.
  Ну-с, начнём! Началось всё тихим зимним днём, хотя на острове всё равно стояла невыносимая жара, когда нас освободили от теоретических занятий, позволив немного отдохнуть и пообедать. Это был шестой месяц моего нахождения в академии. Ничего не предвещало беды, как любят говорить в таких случаях, но беда пришла. Под ручку с ней шёл пиздец, а позади уныло плёлся песец.
  - Да чего вы боитесь?! - Грег гулко шлёпнул по столу ладонями. - Он ничего не узнает!
  - Ты сам-то в это веришь? - меланхолично спросил Лик, сидящий по правую руку от меня. - Он же отставной вице-адмирал.
  - Вот в том то и дело, что отставной, - назидательно поднял указательный палец к потолку, обладатель платиновой шевелюры, то есть, Ганс. - Ему же уже почти семьдесят лет!
  - И что с того? Ты вице-адмирала Гарпа видел? Тот тоже не молодой, а бьёт так, будто тираннозавра хочет в полёт отправить, - я уныло посмотрела на парня, который, как и все в нашей группе, был почти на голову выше меня. - А Сенгоку вспомни, а вице-адмирала Цуру. Да эти старички небольшие армии на раз-два выносят, по одиночке, а вы тут мне говорите об одном, том, что постарше, но отставном, и, тем не менее, вряд ли уступающем по силам, хотя бы Цуру или ещё кого из действующих. Он же нас щелчком пальцев на лопатки уложит, а ты...
  - Да что ты растарахтелась как старуха! - недовольно воскликнул мстительный "гений", пытаясь прожечь меня взглядом. Выходило плохо.
  - Я просто боюсь за сохранность и относительную целость своего организма, - парировала, не меняя "кирпича" вместо лица. Я не мазохистка, знаете ли, и лишние травмы мне ни к чему.
  - Да ты просто боишься, что он узнает и ужесточит тренировки, - гадко ухмыльнулся Грег.
  - Ну, у меня в отличие от некоторых хоть серое вещество имеется в наличии, и оно активно применяется в мыслительных процессах. А тренировки он и так каждый день ужесточает, - вкупе с язвительным ответом, "кирпич" сменился язвительным выражением лица.
  - Тогда ты пойдёшь с нами! - заступилась за друга Катрина, стоявший рядом с ней Ник молча, но уверенно, кивнул.
  - Ладно! Хрен с вами, золотые рыбки, - недовольно отмахнулась. Я в оставшиеся два с половиной часа вообще-то отдохнуть хорошенько хотела, но, в случае чего, надеялась, что свалить успею.
  - Ну, тогда и я с вами, - пожал плечами Лик, в глазах читался слабый интерес. - Если получать, так всем вместе.
  - Отлично! - просиял Грег. - А теперь, слушайте план... - и понеслось.
  Битых полчаса этот "гений" пояснял нам свой план. Я его слушала в пол уха, думая о том, как в случае чего прикрыть свою филейную часть, а если удастся, сбежать, не оставив следов. За Лика не волновалась, он на отговорки мастер. В общем, идея Грега на самом деле своей гениальностью отнюдь не блистала и сводилась лишь к мелкой пакости. Так уж вышло, что учитель, над которым хотел поиздеваться зачинщик сего безобразия, очень любил кофе. Причём не просто кофе, а очень и очень сладкий кофе! Как подобную гадость можно пить, не знаю, но это факт неоспоримый, он прямо перед нами закидывал в кружку со свежезаваренным кофе по восемь ложек сахара. С горкой! Такой вот ужасный напиток Уинстон (так звали будущую жертву, если повезёт) любил до бабочек, порхающих где-то в брюшной области и маниакального блеска в глазах. А ещё он, несмотря на свой возраст, качался на стуле и боялся... числа 666 и кошек. Потому, ему было решено устроить всё и сразу. Сахар обильно смешать с крупно-зернистой солью, ножки стула сделать слегка округлыми, написать на листках 666 и расклеить по всей аудитории, дополнительно вложив "записки чудес" в ящик стола и вообще засунуть их везде, куда только можно. Кошек на острове, во всяком случае, домашних, не наблюдалось, почему мы решили нарисовать много-много кошечек, некоторых вырезать из бумаги, одолжить пару статуэток кошек у ещё одного препода и всю эту прелесть так же растолкать везде, где только можно.
  Лик взялся достать соль и смешать её с сахаром, Грег решил округлить ножки на стуле, ну а мне, Катрине и Нику досталась незавидная участь рисовать кошек и число 666. Рисовала я относительно неплохо, но отнюдь не животных и не всегда людей или пейзажи. На троечку я рисовала, а потому принялась за шестёрки.
  Откуда главные зачинщики взяли так много бумаги, не знала и узнавать не думала. Потому, с чистой совестью принялась за высокоинтеллектуальное рисование цифр. Спустя час, к нам присоединились Лик с Грегом, и над бумагой корпело теперь не трио, а могучая кучка идиотов. Почему так не лестно? Да просто, потому что кроме нас никому больше и в голову не пришло попытаться подшутить над отставным вице-адмиралом! Ну, бред же! Но я, что факт, в этом бреде участвовала, а со временем даже втянулась.
  Когда мы закончили с приготовлениями, всё разложили по своим местам, быстро разбежались кто куда, а перед самым началом урока собрались всей группой и такой вот гоп-компанией двинулись в нужную нам аудиторию. Наша могучая кучка вполне естественно изобразила удивление, а после, расселась по своим местам, с остатками группы. Учитель вошёл спустя минуту, побледнел, остолбенел, задрожал, лоб его покрылся испариной... раздался крик, и препод выбежал из класса, успев нам всё же дать задание убрать всё то безобразие. Не удержаться, если не от смеха, то хотя бы от подлого хихиканья, не смог ни кто. Когда предметы боязни отставного дозорного были убраны, он, по-прежнему нервный, вошёл в аудиторию и сел на стул. И, едва начав качаться, упал вместе со стулом. Мы похихикали, но под уничтожающим взглядом Уинстона, быстро заткнулись. После того, как учитель поменял стул, перед этим проверив ножки, стал привычно качаться и начал заваривать себе кофе, параллельно что-то нам рассказывая. Привычно положив в горячий напиток восемь ложек сахара, размешал и сделал большой глоток, тут же всё выплюнув и закашлявшись. Это стало последней каплей...
  Ох, не знали мы, что Уинстон умеет тщательно проводить допросы. Собственно, узнали. Ему хватило пары ласковых взглядом потомственного маньяка и сильно деформированных лучей любви в нашу сторону, что бы сознались во всём том, что сделали и даже покаялись. Хотя я не каялась. Во-первых: я атеистка, и во-вторых: присутствие у меня совести - явление крайне редкое и только для исключительных случаев. Пришлось, конечно, всячески пытаться сыграть милую и невинную овечку, которая тут как бэ не при чём и вообще мимо проходила, но всё рано во всех своих прегрешениях раскаивается. Сомневаюсь, что мне поверили, но хотелось верить в лучшее. К сожалению, чуда не случилось и мне досталось не меньше чем остальным. Но и не больше, что весьма радует. В итоге, из-за этих шуточек нас стали гонять пуще прежнего, наказывать за самые малейшие провинности, которые ранее всегда оставлялись без какого-либо внимания, и... на том дне кончилась привычная, спокойная и более-менее умиротворённая жизнь в академии.
  Неделей спустя, занятия по медицине*:
  - Что такое чихание? - гениальный вопрос, но и ответы на него не менее гениальные. Причиной вопросы стал громкий чих, донёсшийся откуда-то с задних парт.
  - Выброс микробов? - я захихикала. Кто это там ответил? А-а, Грег, дорогой наш шутник.
  - Ещё варианты, - преподаватель страдальчески закатил глаза.
  - Рефлекс? - лениво спросил Лик. Я тихо хрюкнула от смеха, стараясь не сползти под парту.
  - Дальше, - преподаватель вздохнул, покосился на меня не добро, но промолчал. Хоть бы замечаний делать не начал.
  - Защитный рефлекс? - от смороженной глупости, я ткнулась лбом в парту и зажала рот ладошкой, чтобы самым позорным образом не заржать в голос. У преподавателя предательски нервно дёрнулось правое веко.
  - Одно и то же, - подозрительно спокойно сказал старый врач, а потом тихо чертыхнулся. У меня заболел живот, и я под партой пнула по ноге сидящего рядом Лика, при этом продолжая тихо похрюкивать от смеха. В голову лезли самые неадекватные мысли, но озвучь я их, и пребывали бы все присутствующие здесь в стойком когнитивном диссонансе.
  - Выброс пыли? - спросил ещё кто-то, я так и не поняла кто, но этот вопрос заставил меня повторно ткнуться лбом в поверхность парты.
  - Вы инопланетяне? - язвительно спросил преподаватель. Я не выдержала.
  - Я упоротая пастила, - и расхохоталась, судорожно хватаясь за бока и не поднимая лица. Из глаз даже слёзы уже потекли.
  - Пастила не говорит, - серьёзно заметил Лик.
  - Ну я ж говорю? - спросила сквозь смех.
  - Вы все амёбы! - раненым зверем взревел преподаватель. - Одноклеточные! Беспозвоночные! Плоские черви!.. - да, да, мы знаем, что у плоских червей нет мозга... и у одноклеточных тоже. Бедный преподаватель. Я тихо, но матом, ругнулась, тут же прекратив смеяться.
  - Ты чего? - удивлённо спросил друг, пока старый врач перечислял, кто мы такие из животного мира.
  - Я походу кое-что потеряла, - звуковая ракуша. Я не помню где она. В рюкзаке её точно не было, но тогда где? Чёрт!
  - А? - крики были довольно громкими, но поболтать это не мешало.
  - Забей, - я точно упоротая лохушка. Потерять такой ценный компромат! Ну что за невезение?
  Проще говоря, вот таким вот нетривиальным способом я, спустя полгода, вспомнила о потере компромата. Растяпа. На лучшее даже надеяться не стану, чтобы, если это лучшее всё же случилось, то стало для меня приятной неожиданностью. Вот логично, ну. Хочу татушку, гранатовый сок и хорошую книгу.
  От грохота двери, открытой, судя по всему, ногой, я отвлеклась от своих мыслей, подпрыгнула на месте и громко икнула.
  - А теперь, мои дорогие питекантропы, извольте ответить, является ли икота рефлексом? - язвительно мурлыкнул(?!) преподаватель. На меня посмотрели гневно, я засмущалась и постаралась спрятаться за Лика. Не вышло.
  - К чёрту прелюдия и прочую лабуду! Послезавтра вы, противные мелкие спиногрызы, отправляетесь на военных кораблях с вице-адмиралами, мир смотреть. Будут только силовые упражнения и тренировки с оружием. Отправитесь в ИстБлю, как самое мирное и безопасное море. Причины, полагаю, вам, если и не всем, то хотя бы некоторым, будут понятны, - гаркнул военно отставной кадр, которого я видела всего один раз. Имени не знаю, не слышала, не узнавала, и запомнить не пыталась.
  - Песец подкрался незаметно, - никого не стесняясь, на всю аудиторию, достаточно громко, сказал Лик, когда кадр ушел, громко хлопнув дверью. Аудитория, совместно с преподавателем, согласно закивала.
  - Сволочи! Прямо под Новый Год! - вопль моей души проигнорирован не был, а потому морда-лица моего, встретилась с книжкой, двумя тетрадями и карандашом. Хоть матерные частушки пой!
  А ведь так надеялась, что хоть два-то дня смогу отдохнуть. Я определённо не люблю песцов.
  
  *В академии в которой на данный момент учится ГГ есть занятия по медицине. В них всего на всего оказания первой мед. помощи и всё в этом роде. Умей не только ближним своим первую медицинскую оказать, но и себе. В бою знание медицины тоже может помочь.
  
  
  Глава 13. Практика и подарки.
  
  И вот, наступил этот великий день! День, которого все мы так ждали... и так далее, всё по тексту тех, кто придумывал весь этот бред. Разумеется, на наступившее послезавтра нам никто подобных речей не говорил. Лишь сухо раздали списки с вещами, которые необходимо взять с собой, выделили время на всё про всё и сказали поторопиться. Ну, мы и поторопились. Я едва не забыла тренировочное оружие, кто-то там ещё что-то чуть не забыл. В итоге к кораблям мы бежали, на всех парах и максимальной для нас скорости.
  - Кулак Любви! - услышала я радостный и до боли во всём теле знакомый голос, когда уже оказалась на пристани. Следом получила мощный удар, от которого банально не успевала увернуться, и от которого же отлетела на добрую пару метров.
  - Да сколько можно?! - крикнула, едва отойдя от удара в... живот.
  - Я думал, ты уже сможешь увернуться, - просто сказал вице-адмирал, с самым пофигистичным видом ковыряясь носу. Ну, вот как он так может?!
  - Так не честно! Я же не вы! - на меня посмотрели как на дуру, а после подошли и подняли за шкирку. Ни стыда, ни совести у этого Гарпа! Нельзя так с девушками обращаться. Хотя после мне удалось от его хватки избавиться и в расстроенных чувствах сесть на землю. В стороне от основной группы.
  - Г-Гарп-сан, - тихо и робко сказал очередной кадр, что вёл нас к кораблям.
  - А? - старик продолжал ковыряться в носу но, в итоге сообразив, что это малость неприлично, перестал. - Давай мне эту малышню. И так уже задерживаемся.
  - Д-да, - рассеянно кивнул провожатый, что-то посмотрел в списках, после чего оглядел нестройную толпу детей, отдельно посмотрев на до сих пор сидящую в сторонке на земле, меня, и кивнул, видимо, своим мыслям. - Данте, Лик, Грег и Катрина, вы отправляетесь в ИстБлю с вице-адмиралом Гарпом.
  - За мной, малышня! - весело махнул рукой Гарп, и быстрым шагом направился в сторону своего корабля.
  - За что-о? - стоны и очередная игра роли умирающего лебедя не прокатили. Пришлось бежать следом за одногруппниками и старым гадом. Гад.
  - А чего это ты так расстроилась? Радоваться должна, что нас под свою опеку сам герой дозора взял! - весело протарахтела Катрина, пристроившись по правую руку от меня.
  - Поживи с ним на одном корабле хотя бы день, и твоё мнение на счёт этого кардинально изменится, - хмуро покосилась на девчонку. Не хочу я быть под опекой этого монстра!
  - Но он же наверняка сделает из нас сильнейших дозорных! - мой скептический взгляд встретился с восторженным взглядом девчонки. Неужели ей всё же промыли мозги? Или это природная наивность? Но в любом случае, она явно не знает, что говорит, и по мне это малость ненормально.
  - Данте в академию именно Гарп привёз. Так что советую её словам верить, - встал на мою защиту Лик. Грег подозрительно долго молчал. Обычно его не заткнуть, а сейчас что опять-таки произошло?
  - Но за то там есть очень хороший судовой врач, его Морз зовут, - с глупой улыбкой посмотрела на, идущего по левую руку от меня, Лика. Последний тяжело вздохнул, но продолжать разговор не стал.
  
  Отплытие для меня прошло в весьма нетривиальной обстановке. Не то, чтобы мне было грустно, не то, чтобы я не соскучилась по Гарпу, всё же старичок он весёлый, но академия уже не вызывала первичного отвращения и воспринималась как часть повседневной жизни. Я говорила, что легко приспосабливаюсь к новой окружающей обстановке? Если нет, то информирую, а если да, то... просто напоминаю. Так вот, снова куда-то уезжать не очень хотелось, но пришлось.
  Уже знакомые гигантские врата, медленно отворились, позволяя кораблям выплыть за пределы академии и разойтись в стороны. Курс, насколько я смогла предположить, у всех кораблей разный, и каждый же корабль должен оказаться в своём участке ИстБлю, приблизительно в одно и то же время.
  Помимо меня, Лика, Грега и Катрины было ещё восемь учеников академии, из параллели 1-B и 1-С. Три из класса B и пятеро из класса C.. Итого: двенадцать детей, и ещё непонятно сколько солдат. Вице-адмирала, судовых врачей и коков в расчёт не берём. Это вообще-то отдельные кадры. Но с другими учениками академии, наша маленькая шайка-лейка знакомиться не спешила. Оно и понятно, пары недружелюбных взглядов хватило, чтобы понять, что знакомиться с нами не хотят. Ну, да и мы не горели желанием. А ведь на меня, из-за, можно даже сказать, дружеских отношений с вице-адмиралом, посматривали ещё злее. И завистливее. И почему, спрашивается?
  - Всё тот же информатор, что рассказал мне о том, что Гарп хочет тебе глефу на заказ сделать. Без особого разрешения вице-адмирала, или тех, кто выше званием, ученики получают лишь очень хорошее, сделанное на заказ, но без каких-либо дополнений. Хотя такое оружие позволить себе и так может не каждый, но вот с кайросеки... В общем, кто-то успел растрепаться про тебя, а наши бравые детишки начали завидовать. Мы же из литер "А", у нас всё самое лучшее! Кроме тебя такие подарки сделают ещё Перси, Оливеру и Оливии. Думаю, с ними будет та же история, - пояснил мне Лик, когда мне удалось утащить его на рею.
  Гарп с моего нескончаемого нытья, полностью потерянного уважения к его персоне и так же потерянного чувства страха, сдался, разрешив один вечерок отдохнуть. Да и не до нас ему было. Трепался с кем-то по Ден-Ден Муши.
  - Ну, вот и хрен с ними, - устало махнула рукой, смотря на группку из ребят, что не были с нами в одной параллели. Грег и Катрина сейчас мучили судовых врачей, это я им подсказала.
  - Слушай, а вот что нам завтра от Гарпа ждать? - внезапно спросил сонный Лик, оторвавшись от рассматривания облаков на небе.
  - Полдня будем бегать по палубе кругами, отжиматься, прыгать, махать руками как очумелые мельницы, и пока всё не выполним, еды не получим. Потом нас будут учить с оружием драться, ну и рукопашке. До вечера, - устало вздохнула, продолжая разглядывать облако, похожее на кита. Ага, из сахарной ваты. - Другими словами, мы попали в Ад, - завершила крайне унылым тоном. Нужно ещё слезу пустить, но я воздержалась.
  - Блин, - после от друга я услышала кучу нецензурной брани. Вот уж чего, чего, но этого я от него никак не ожидала.
  - Ты где такие выражения услышал?
  - Да... полно в моём городе таких матершиников было, - отмахнулся парень, вернувшись к разглядыванию медленно меняющего цвет неба.
  
  Следующий день прошёл в точности так, как я и описывала. Для начала нас подняли в шесть утра, потом, после приведения себя любимых в презентабельный вид, отправили на, как выразился вице-адмирал, "лёгкую пробежку". На самом же деле мы до самого завтрака наворачивали круги по палубе. После завтрака следовала прочая физическая подготовка, но нам, девчонкам, разрешили выполнить всего две трети от того, что задали мальчишкам. После этого был перерыв на обед, а дальше следовало обучение бою с оружием и рукопашке. Тут я снова выделилась. К сожалению, из всей академической братии направленной к Гарпу, только я обучалась бою с шестом и глефой, другие девчонки учились фехтованию и стрельбе, главным образом, повезло им с фруктами, позволяющими противника на расстоянии атаковать. Мне же, с моим грёбанным расщеплением, не так повезло. Телосложение тоже хрупкое и, как я уже не раз упоминала, я низкого роста. Несмотря на выносливость, гибкость и реакцию, мне сложнее. Так вот, из-за этих, казалось бы, незначительных причин, Гарп сам решил меня мучать. Лично. Так что после показанных приёмов, все начали заниматься, как положено, а мне пришлось стремительно, в темпе вальса, бегать от вице-адмирала, как-то парируя самые слабые его удары, из-за которых подкашивались ноги. Кому-то из литер "В" не очень повезло, и он спарринговал с лейтенантом, так же дравшимся ну совсем не серьёзно. Остальные как были по парам распределены, так спарринги и проводили. А я опять получила огромное количество ушибов, синяков и ссадин.
  Бороздившие моря под командованием Монки Ди старшего, лишь сочувственно смотрели на нас, но поделать ничего не могли. Кулак Любви, опускавшийся на мою голову с завидной частотой, отбивал всякое желание даже близко подходить. Стоит ли говорить, что когда всё мучение закончилась, я спала как убитая, едва доползя до своего места.
  
  Прибытие в ИстБлю, так же как и прибытие на Гранд Лайн, я пропустила. Остальные, впрочем, тоже. Все же дни до прибытия в это море, шли, так же как и второй день. Ну, а по прибытии, нам дали пол дня на отдых, после чего на вполне внятном китайском пояснили о практике в ловле пиратов. Такое чувство, словно не преступников ловить практикуемся, а рыбку. Тоже мне... рыба-алка. Вице-адмирал предполагал поймать какую-нибудь мелкую сошку, чтобы мы могли отточить свои навыки, ну и прочее, прочее. Подчинённые Гарпа стали с ним спорить, но получили пару тумаков и отстали.
  Вообще, основная задача таких вот практических "занятий", в том, чтобы учащиеся академии знали, что их будет ждать в будущем, и при поступлении на службу, не плошали. В том самом смысле, что на этой самой службе нам придётся не редко убивать, ранить и... забывать обо всех нормах морали, эстетике и прочей лабуде. Либо ты, либо тебя. Таков закон, не столько во всём этом безумном мире, сколько в морях, всем миром отнюдь не являющимися. Кое-какой опыт мы тут тоже должны получить, но, это лишь второстепенная задача, на данном этапе.
  - Вице-адмирал! Пиратский корабль прямо по курсу! - донеслось откуда-то сверху, когда меня в очередной раз впечатали в деревянную поверхность палубы. К счастью, не лицом, но спиной, что тоже не слишком приятно.
  - Отлично! Если это будут мелкие сошки, с вами на абордаж пойдут мелкие, если нет... издалека уничтожим, - оскалился вице-адмирал, от чего по спине прошелся целый табун мурашек, а пальцы похолодели.
  Конечно, несколько разговоров со специально обученными психологами в академии помогли мне перестать бояться убивать, но только в теории. На практике же... не пробовала, не хотела, и было страшно. Психика у детей очень пластична, но в тоже время и хрупка. При должном воспитании, давлении на определённые места, можно вырастить идеальных бойцов, шпионов... да кого хочешь! Хоть психотерапевта очередного выращивай! Стоящие на самом верху пирамиды власти этого мира, это понимают. Но вот на фига им заставлять детей убивать? Где тут логика? Не понимаю...
  - Ну, так кто это? - крикнул Гарп, вот уже три минуты не пытавшийся ударить меня Кулаком Любви. Афигеть.
  - Сошки. Ничего серьёзного, - донёсся ответ, пока я продолжала очумело сидеть на пятой точке. Другие так же прекратили тренировку.
  - Прекрасно! Тогда догоняем их и берём на абордаж, - ещё больше повеселел вице-адмирал, а от его тона и странного блеска в глазах захотелось спрятаться под одеялом и не вылезать оттуда до Судного Дня, в лучшем случае.
  - Мы попали, - невесело буркнул Лик, материализовавшийся по правую руку от меня.
  - Мы попали, - повторила за ним, обречённо вздохнув и постаравшись придумать отговорку, дабы не бить несчастных пиратов. Как на зло, в голову ни что не приходило, и она была девственно чистая от мыслей, словно их там сроду не водилось. С одной стороны жалко пиратов, на чьи головы мы так внезапно свалились, а с другой - себя.
  Всё же очень не хочется мне в очередной раз получать по шее. Могут остаться шрамы. И не то, чтобы я считала их чем-то таким уж плохим или уродливым, просто такое у меня мировоззрение. Они калечат даже не столько тело, сколько душу, не позволяют забыть что-либо. И это-то мне как раз не нравится. Нет, конечно, некоторые, может своими шрамами гордятся, но для других являются наказанием, неприятным напоминанием о плохих событиях.
  - Что, трусите? - спросил подошедший Майк. Вроде так звали этого мальчишку из литер "С".
  - Не особо. Просто получать по шее в очередной раз не хочется, - ответил за место меня Лик. Где-то над головой печально прокричала чайка. Вот ведь, бестия пернатая, только тоску своим криком нагоняет.
  - Да неужели, - противно усмехнулся парень. Этот страха не испытывал, не то по глупости, не то по безбашености своей. Но какое мне до того дело? Правильно - никакого.
  - Не хочу драться, - недовольно свожу брови к переносице. Сказать Гарпу, что слишком сильно вымоталась? Нет, не поверит, да и не правда это. Я совсем не вымоталась. Всего час тренируемся. Сказать, что от прошлого раза не отошла? Нет. Мне просто скажут не убивать, если получиться. Гарп явно против того, чтобы нас учили убивать в таком раннем возрасте, по глазам видно, да сам он это мне тоже говорил. Но, сейчас это не так важно? Ведь, правда?
  - А ещё называете себя лучшими во всём и самыми смелыми, - продолжает гадко ухмыляться Майк. Кажется, я знаю, кого потом следует хорошенько огреть по голове за такие слова.
  - Тебе же уже всё сказали? - устало спрашивает Лик, ероша волосы мне на голове. - Вот и вали. Или тебе так хочется убить? - ехидства у наглеца поубавилось, и он поспешил ретироваться.
  - И так, для начала, проверим ваши навыки стрельбы, - нас всех построили перед Монки Д старшим, пока корабль неумолимо приближался к недругам. - Потом, если до того дойдёт, вступите в ближний бой, но строго под моим присмотром. Позволим парочке особо смелых, забраться на мой корабль, а дальше дело за вами. Но с корабля ни ногой. Вам всё ясно?
  Нестройный хор голосов служил подтверждением о понятливости, после чего всем были выданы винтовки. Учитывая, что корабль вице-адмирала раза в полтора больше пиратского, первое время нам будет стрелять куда удобнее, чем пиратам. К тому же солнце светит с нашей стороны, так что преступникам придётся постараться, чтобы попасть.
  А в руки в этот момент приятной тяжестью легла холодная винтовка. Долго держать её на весу неудобно, руки быстро устают, но именно так мне всегда удобней стрелять. Ещё в своём родном мире, что с каждым днём забывается всё больше, в тире всегда стреляла, держа её на весу. И когда стреляла из спортивной, где-нибудь за городом. А попадание по мишеням, вызывало по-настоящему детскую радость, но волнение перед каждым выстрелом заставляло сердце биться быстрее. Именно из-за этого сочетания чувств, я любила, и продолжаю любить, стрелять. Но не по живым.
  - Будете стоять на носу корабля, с левой стороны. Так пиратам будет слепить глаза солнце, - заявляет Гарп, но уже как-то спокойно и сосредоточено, чтобы в следующую минуту снова расхохотаться, вернув на место приличную беззаботность.
  Но мы, все двенадцать детей, включая меня, послушно встали возле борта. Кто-то поставил на него винтовку, кто-то лёг на палубу (выглядит глупо, но в чём-то полезно), а кто-то, как и я, остался стоять. Но все же, все волнуются, и это видно по глазам, пальцам, что нервно сжимают оружие, лёгкой дрожи, едва заметной, но ощутимой.
  Никогда ещё не стреляла по живым мишеням, тем более людям. И не хочу. А может, ну его, просто взять да и бросить всё? Но ведь хуже от смерти пары тройки людей всё равно не станет. Правда, же? И, я могу промахиваться специально.
  - Мы хорошие ребята, жаль, патронов маловато, - на распев произнесла, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Получилось не очень, просто посмеялись натянуто, да снова затихли, как мыши под мётлами. Утрирую, конечно, но всё же...
  А вот пиратский корабль с каждой минутой становился к нам всё ближе. Как раз подошли на расстояние пушечного залпа, но пытаться атаковать пираты не спешили. Не то пушки у них только по бортам корабля, не то ещё что, но они пытались уплыть. Пока безуспешно. Спустя ещё несколько минут, можно начать обстреливать нерадивых вражин, но нам приказали подождать ещё немного. Подождали. Дождались.
  - Ну! Чего застыли? - рявкнул вице-адмирал, заставив меня подпрыгнуть на месте и громко икнуть, но всё же выстрелить. Упрямо попав точно по пирату, что так неосторожно выполз на открытое пространство. Млять. Я случа-айно.
  - Молодец, Данте! - притворно одобрительно хмыкнул Гарп.
  Кто-то рядом фыркнул, и в тот же момент по пиратам начался активный огонь из ружей. М-да. Но, как бы то ни было, а сейчас я не чувствую приступов тошноты и не хочу биться в истерике, после совершённого злодеяния, выражающегося в убийстве человека. Хотя неприятно. Дальше я продолжила стрелять по пиратам, намерено промахиваясь. Сомневаюсь, что это укрылось от взгляда вице-адмирала, но надеяться на то, что мне не будут читать лекции или устраивать очередные жёсткие тренировки, ничего не мешало.
  Обстрел из ружей продолжался ровно до тех пор, пока пираты не решили, наконец, попробовать отделаться от надоедливых дозорных, взяв их на абордаж. Может, отчаялись, а может просто шарики за роли заехали, кто знает? Проще говоря, на корабль стремительно, с упорством носорогов брачный период, начали пробираться недруги. А нас, детей, в очередной раз направили набираться опыта, посредством избиения взрослых дяденек. При том, что человек шесть, из академической братии, уже выбыли из игры, явно каясь в своих прегрешениях. Короче им было плохо, от того что они убили. Остальные же... Со мной, более менее понятно, с другими... не знаю что и думать.
  А пока суд, да дело, я, как и оставшаяся шестёрка таких же студиозусов что и сама, лупила преступников, пока есть силы. Лупила их, к слову, тренировочной глефой, что мне решили вернуть. Так хоть особо не убью никого. Если конечно по голове слишком сильно бить не буду. Но била, всё же, сильно, а потому сотрясение мозга пиратам точно обеспечено.
  Хотя... после ада устроенного вице-адмиралом, данные преступники кажутся детьми малыми. Казались. Человек десять, что пошли на нас первыми, выражаясь грубо и не по-женски, были "пушечным мясом", только и умеющие, что махать саблями да стрелять из огнестрельного оружия. Но потом пошёл народ посерьёзней. Тут уже опытные, побитые жизнью и сильные головорезы, морские волки, если так хотите. У нас, студиозусов первого года обучения, опыта, ясное дело почти не было. Потому и вынести некоторых невнимательных успели с первых же секунд.
  Вот почему всем так нравиться либо хватать меня за шиворот, либо просто бить по голове?! В любом случае, на этот раз ушами не хлопала, едва увернувшись. В ответ со всего размаху ударила обидчика по седьмому шейному позвонку. Послышался неприятный хруст, заставивший против воли сморщиться. Слишком сильно ударила, но зато одной проблемой меньше. Но больше двух секунд расслабляться не дали. Первым был приказ вице-адмирала "Отступать сопливым хлюпикам, что не могут даже пару жалких пиратов на место поставить!". Следом я упала от банальной подножки, лишь в последний момент, успев повернуться, дабы упасть на пятую точку. После, был довольно ощутимый для моего нынешнего физического уровня развития, удар, принятый на древко глефы. Хотя почти сразу тяжесть от удара прошла, сменившись небывалой лёгкостью и разлившимся по рукам странным теплом, а после лже-холодом. Воля. На тренировках, именно так я чувствовала её, и это значительно упрощало её контроль. Но инстинктивное, про меня можно так сказать, использование воли прекратилось, когда ушла неощутимая на тот момент, но существующая тяжесть давления. Хотя признаю, капля мозгов у напавшего пирата оказалась, ведь иначе он бы продолжил лупить меня, без всякого результата. До поры, до времени. Меж тем тренировочное (ага, как же. Лупить то им всё равно без труда насмерть можно) оружие было отправлено в полёт. Прямо Гарпу по макушке! Ну, хоть что-то не омрачающее эту жизнь у нас имеется.
  - Ой! - громко, так что даже сквозь шум "битвы" слышно, сказал две буквы вице-адмирал. - Данте, я же совсем забыл, тебе там Эйс, Луффи и Сабо подарки передавали!
  - Меня тут убить хотят, а он о подарках думает, - честно, было уже, малость, плевать, что меня же любимую хотят убить. Ну, с кем не бывает? Ко всему нужно относиться философски! Во!
  На этот раз, до Монки Ди старшего дошло куда быстрее, что спасать свою как бэ ученицу, уже пора бы. Ввиду сего простого факта, нападавший отправился в прекрасное далёко, благодаря удару Железного Кулака. Прекрасное далёко длилось секунд семь, пока несчастный с громким "Шлёп!" не упал в море. После эпичного падения в воздух поднялся небольшой и нестройный столбик солёной воды, от которого во все стороны разлетелись множество брызг, и по воде пошли круги, быстро исчезнувшие по вине волн.
  Главную же Гер-роиню данного повествования от первого лица, меня то бишь, ведь я продолжаю рассказывать о себе, рывком поставили на ноги, после швырнув к кучке студиозусов, одной из которых я и являюсь на данный момент. Ударилась, не сказать что бы больно, и не сказать что бы сильно, но вполне ощутимо. Всего лишь звёздочки в глазах заплясали, да появилось стойкое желание отправиться баиньки. Желание, как и звёздочки, почему-то быстро пропали, но появилось новое. Теперь очень хотелось хохотать в голос, до колик в животе, слёз из глаз и сильно так сбитого дыхания. Это желание тоже исчезло не менее быстро, нежели появилось. После захотелось сладкого, потом острого, а дальше солёного. Когда всего этого перехотелось, душевно-психологическое состояние вернулось в относительно спокойствие, ни что не помешало мне выдать:
  - Теперь я точно знаю, что чувствуют беременные женщины, - Лик, до сего момента стоявший по левую руку, параллельно исполнявший роль джентльмена-подпорки-костыли-подставки, держа под локоток, посмотрел подозрительно, но стоять на месте и поддерживать морально-физически продолжил. О! Спасибо тебе друг любезный! Что бы я без тебя делала?!
  - Валялась бы тут рядышком, - закатил глаза парнишка, как раз когда до меня дошло что всё, начиная со звука "О!" я говорила вслух.
  - Психованная, - услышала откуда-то из-за спины, но предпочла выше своего достоинства отвечать, начиная бессмысленную свару.
  - Эм... а мы давно в кают-компании? - день неожиданных открытий, помутнений рассудка и невнимательности с моей стороны. Крепко же меня приложило. Теперь будет шишка.
  - Уже минут пять, - уныло ответил Грег, сидящий поблизости на небольшом диванчике кремового цвета. Когда-нибудь себе такой же куплю. Пожалуй, подчинённые вице-адмирала были приятно удивлены, впервые увидев сей предмет мебели на корабле. Морз мне рассказывал, что диванчику этому уже довольно много лет, и что он был первой подобной мебелью на этом корабле. Не считая достаточно удобного, и более мягкого чем стулья, кресла Старика. Кто-то умело маскирует заплатки.
  - Данте, солнышко, может, ты прекратишь попытки если не впиться в меня своими когтями, то уж сломать руку точно? - язвительно поинтересовался Лик, чью руку пришлось после справедливого замечания отпустить.
  - Извиняться даже не подумаю, - гордо фыркнув, удалилась на метр, прислонившись к стене.
  Вид одногруппников и ребят из двух параллелей весьма удручающий. Удручал он хотя бы тем, что чуть более половины отсутствовало. Догадаться, что все они сейчас в мед части зализывают раны не сложно. У пятерых же присутствующих серьёзных, либо видимых повреждений не наблюдалось. Пара не серьёзных ушибов, синяков, лёгких ссадин или царапин не стоят сейчас такого пристального внимания. Следующим удручающим пунктом стал бледный вид товариСЧей и их унылые лица. Очень похожи на кучку спаниелей, которым разом отдавили все четыре лапки. Пожалеть не хотелось, но пнуть - очень. Хотя для начала не помешало бы их ещё валерьяной, или каким другим успокоительным напоить.
  Голова в очередной раз заболела, принудив отвлечься от рассматривания друзей-товарищей. Конечно. Меня в последние два месяца головные боли мучают раз в неделю, две, но тут явно из-за шишки. А шишка на затылке. И сейчас болит. Копчик не считается.
  - Меня, похоже, слишком сильно головой приложили, - голову пронзила волна тупой боли, итогом которой стало тихое шипение.
  - Ну, мы заметили, - вяло так, без особого желания, попытался съязвить Майк, сидящий в кресле и прижавший колени к груди. Не получив желаемой реакции, "спаниель" вновь умолк, продолжив вглядываться в одну точку перед собой так, словно в ней (точке), есть некий сакральный смысл.
  - Короче, я в мед часть, - поморщилась от очередного перезвона колокольчиков в буйной головушке, направив стопы к двери.
  Дверь встретила меня довольно приветливо, с силой поцеловав лоб, после отправив в короткий полёт на пол. Копчик и шишка на затылке громко, с ненавязчивыми нотками боли, протестовали против такого к ним обращения. Поцелую с элементом стены, предметом мебели (дверью), так же не был рад лоб. Он добавил ещё больше боли, отчего измученное сознание захотело покинуть тело, но осталось на месте. Лучше бы покинуло.
  - Данте, я же говорил тебе не стоять под дверью, - неужели Гарп не может говорить хоть чуточку тише?
  - Ничего вы мне по этому поводу не говорили! - возражение вновь отдалось тупой болью, на этот раз в лобной части головы.
  - Да? Ну, теперь, значит, сказал, - спокойно, говоря на несколько децибелов тише, произнёс вице-адмирал. - Иди за мной! - командно рявкнул Железный Кулак и, подхватив меня за пазуху, твёрдым шагом направился куда-то по коридору. И местом назначения служила явно не каюта корабельного врача. Одного из корабельных врачей, коих в наличии имелось штук десять. Не считая меня, ибо как врача меня могли воспринимать лишь в шутку.
  Спустя неопределённый, пусть и очень короткий, срок времени, стопы вице-адмирала привели его в его же кабинет. В самом помещении царил относительный беспорядок. Бумаги на столе свалены неровной кучкой и одной стопкой, а возле стола замечен сломанный карандаш. Однако посреди стола девственно чисто, лишь небольшой чайничек и две кружки, сиротливо стояли на чистом участке. Дверца в стоящий у стены шкаф слегка приоткрыта, пусть и недостаточно для того, чтобы разглядеть, что в нём находиться. Надеюсь, Нарнии там нет. В общем, относительность беспорядка на столе, с лихвой компенсировалась общей чистотой кабинета.
  Довершить осмотр и найти хотя бы клочок пыли в этом месте, мне не дали, бесцеремонно поставив посреди кабинета, на мягкий ковёр. Интересно, он тут зачем?
  - Тебе Эйс, Луффи и Сабо подарки просили передать, - повторил вице-адмирал фразу, сказанную тогда на палубе. В тот момент, понятное дело, я на неё внимания не обратила совсем, чего уж там. Но сейчас она заставила меня впасть в культурный шок и растянуть губы в идиотской улыбке. Не люблю сюрпризы, да и подарки, если честно, тоже не жалую, но сейчас они меня порадовали.
  Пока я продолжала строить из себя личность не адекватную, пусть тихую, Старик полез в шкаф. Не в прямом смысле! Богатая фантазия, конечно, подкинула весёлую картинку пытающегося пролезть в уступающий ему по размерам шкаф, но смысл фразы то всё равно переносный.
  - Держи, - вашей покорной горничной* протянули один свёрток и две коробки, всё завёрнуто в цветастую бумагу, и два бумажных конверта.
  Свёрток длинной примерно в полтора метра, подозрительно так напомнив мне те самые палки, которыми мы с братьями (ох, как трудно даётся мне это слово!) били неугодных антисоциальных личностей бандитской наружности. Свёрток ярко красного цвета. Как оказалось. На счёт палки я была права.
  После распечатала большую коробку в огненно-рыжей обёртке. Там оказалась шляпа белого цвета с декоративной чёрной лентой, очень похожая на ковбойскую, а главное, простая и не вычурная. К ней так же крепился шнурок, чтобы шляпа не упала. А просто болталась за спиной. На шнурок, кстати, можно было бы что-нибудь прикрепить, но это я сделаю когда-нибудь потом. Если не поленюсь.
  Третей раскрыла небольшую коробочку в синей обёртке. Там оказались очки, примерно такие же какие носил на своей шляпе Сабо. Только они были во-первых: круглые, а во-вторых: чёрно-белые. Интересно, кто с кем сговорился?
  Внимательно рассмотрев подарки, отложила их в сторону, принявшись за распечатывание конвертов, и лежащих в них писем.
  
  "Привет, Данте! Я хотел поблагодарить тебя за то, что уговорила Драгон-сана меня учить, и поздравить с днём рожденья! Он, наверное, уже пройдёт, когда и если, ты получишь подарки. Но всё же надеюсь, что очки тебе понравятся. Я просто не знал, что тебе подарить, но потом Ива-сан предложил мне подарить тебе очки.
  Встретимся на Гранд Лайн! Не знаю как, но обязательно встретимся! Ты ведь обязательно станешь сильной и известной дозорной? Это облегчит мне поиски.
  Передавай привет Эйсу и Луффи, если сможешь. До встречи!
  Сабо.
  P.S. Ива-сан передавал тебе привет, а Драгон-сан промолчал. Ха-ха!"
  
  Так, теперь понятно, что никто ни с кем, в общем-то, не сговаривался, и кто решил подарить мне очки. К слову, не для людей с плохим зрением, что радует. Следующее письмо, похоже, от Луффи и Веснушки.
  
  "Привет, Данте!.."
  
  Какое банальное начало.
  
  "Мы с Луффи посовещались, и я решил подарить тебе шляпу. У тебя и так мозгов мало, не хватало, что бы они на солнце совсем выкипели. А Луффи решил подарить тебе свою трубу. Там где-то ещё накарябано послание тебе. (зачёркнуто) Надеюсь, что оба подарка тебе понравятся.
  Кстати, а ты собираешься нас ловить, когда официально станешь дозорной? Ответь на этот вопрос, когда встретимся. Ведь если мы с Луффи станем пиратами, а Сабо хоть и революционер, но всё равно ведь пират, то получается, что мы с тобой если не враги, то соперники.
  И ещё, стань сильнее. Потому что я не собираюсь постоянно спасать тебя! Встретимся на Гранд Лайн, через шесть лет. Жди!
  Луффи и Эйс.
  P.S. Луффи хотел сам тебе написать, но я не дал. Сомневаюсь, что ты бы что-нибудь разобрала в его почерке."
  
  Кабинет Гарпа наполнился моим счастливым визгом, который наверняка было слышно даже на палубе. После ещё несколько минут весело скакала вокруг заснувшего вице-адмирала, в одной руке сжимая палку с письмами, а в другой держа шляпу и очки. Боль, словно по мановению волшебной палочки, исчезла, оставив место относительной неадекватности в поведении.
  Проснувшийся Старик, не дал мне долго изображать из себя укуренную мартышку, дав нехилый такой подзатыльник. Боль, на короткое мгновение вернулась, но тут же исчезла. Ещё немного посидев на ковре, без дела, с глупой улыбкой, принялась присобачивать очки к шляпе, на манер Сабо. Когда сие действие было закончено, напялила подарки на голову и, с палкой и письмами в руках побежала прочь из кабинета. Настроение резко поднялось до отметки "Хочу обнять весь мир!".
  - Спасибо, что передали подарки! - крикнула, уже выбегая из помещения, но, остановившись на полпути, вернулась назад, повиснув у вице-адмирала на шее. Лишь только по прошествии минуты, побежала прочь. Меня совсем не волновало, как Сабо передал ему свой подарок. А надпись на палке я так и не собралась искать...
  Ну, хоть один день для меня закончился хорошо!
  
  
  Глава 14. О белых голубях.
  
  Знаете, одно дело, каникулы нормальные, но совсем другое, когда они каникулами лишь называются, являясь на самом деле очередной практикой перед работой в дозоре, до которой мне осталось ещё четыре года. Почему именно два? Не знаю, но знаю, что не больше четырёх. На службу, кстати, выходить очень не хочется. Хотя ничего не поделаешь.
  Так о чём это я? А, да, о каникулах... так вот. После новогодней практики, во время которой получила подарки от Сабо, Луффи и Веснушки, было ещё две таких вот практики. Две с половиной недели - весной, и последний месяц лета. В итоге, назад в академию мы прибыли только 31 августа. Что не есть очень хорошо, но очень плохо. Приплыли-то в восемь вечера. Так что на нормальный отдых времени не осталось. И да, началом второго года обучения решили обозначить именно первое сентября. Тридцать первое августа, соответственно, было последним днём.
  - Интересно, какие новички будут? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Лик.
  - Вот когда придём, тогда и узнаем, - фыркнула, едва поспевая за другом, что шёл размашистыми шагами. За год я так и не подросла, а, казалось, только ниже стала. Вот блин.
  На точно таком же сборе, как и в прошлом году, практически всё точно так же. Исключая новую форму, выданную всем второкурсникам, к коим я себя и причисляла, и кучку новеньких, потому как их было не столь много. Вообще, не смотря на общие размеры академии, нас, второгодок, было чуть более сорока, а тут ещё примерно двадцать-дридцать новичков., что слегка боязливо жались друг к другу. Сенгоку так же вещал что-то, что я не слушала, Кидзару корчил рожи, Аокидзи спал, а Акаину пристально вглядывался в толпу детей, словно искал кого-то. Хотя, нет. На этот раз сбор занял больше времени. После чего все разошлись по своим общежитиям, ну и на занятия.
  Отдельно про форму. У первокурсников, она была точно такой же, как у нас в прошлом году. Из этого следует предположить, что она каждый год будет меняться. С одной стороны хорошо, но с другой плохо. Чёрт знает, что они в следующем году придумают. Нафиг! Не буду описывать форму. Она ужасна!
  - Данте! - меня грубо потрясли за плечо, заставив вынырнуть из дебрей печальных мыслей, тараканами роившихся в голове.
  - Чего тебе? Не видишь, я в печали, - театрально закатила глаза, приложила запястье руки ко лбу и попыталась упасть. На полпути передумала падать, едва успев схватить Лика за рукав. Парень стоически выстоял мой крохотный вес, даже не пошатнувшись.
  - Мы опаздываем, - заявил друг таким тоном, словно говорил о погоде, изобразив "кирпич" вместо лица.
  - Тогда чего встал?! Уинстон же на нас до сих пор злиться! - отчаянный вопль суслика, а так же то, что парня с силой, вовсе не свойственной хрупкой на первой взгляд девчонке, вразумил его. Так что, чудом вписываясь в повороты, мы побежали до учебного корпуса. В аудиторию, за три минуты до начала, ввалились два запыхавшихся студиозуса, коими были я и Лик. Так как-то. Препод посмотрел недовольно, но промолчал.
  - Я же говорила, что злиться, - шепнула Лику, пока мы пробирались на свои места в аудитории...
  
  Вся теоретическая часть закончилась благополучно, без происшествий и смертоубийств. То есть, проще говоря, очень и очень скучно. Меня то и дело будил Лик, периодически подозрительно поглядывая на преподавателей, что делали вид, словно не замечали, как я отрубаюсь.
  Но, наконец, мучение закончилось. В смысле, мучение теорией, на место него встало мучение физическое. До обеда было ещё достаточно времени, чтобы нас успели хорошенько погонять. Конечно, физические показатели у всех учащихся увеличились, потому после пары часов не сложных упражнений, типа пробежки по полосе препятствий, специально облегчённой, разминочной, никто сильно не уставал. Тяжёлое дыхание, пот и лёгкая, едва ощутимая, слабость. На этом занятия прерывались на три часа, во время которых у нас была возможность смыть с себя первый слой набранной за день грязи, хорошенько поесть, по возможности поспать и подучить некоторую теорию. По истечению же этих грёбаных трёх часов мучения продолжались. Полоса препятствий становилась сложнее, удары учителей жёстче, а усталость сильнее. И ещё я сильно завидовала тем, кто не владел волей, из-за чего заканчивали раньше. Проще говоря, в какой-то момент мне всё стало жутко не нравиться.
  - Данте, ты про новичков слышала? - Лик снова ковырялся ложкой в своей каше. Чего ему вдруг рисовая перестала нравиться?
  - Откуда? Если я не учусь, то тренируюсь, если не тренируюсь, то сплю или ем, не сплю и не ем, то тренируюсь или учусь. Даже с тобой сейчас не так часто поговорить нормально удаётся, а про новости в академии и первокашек я вообще молчу, - хотя меня не очень интересовало, кем были первокурсники. Даже их способности сейчас не волновали. Потом. - А ты разве можешь чего интересного рассказать? Лучше говори, пока время есть, иначе я потом снова не в теме буду.
  - Эх, ладно, - парень отправил в рот ложку с кашей, поморщился, но проглотил. - В общем, интересных нашлось только двое. Близнецы Хоэнхайм и Альфонс Прайм. Родом с Гранд Лайн, откуда точно - не знаю. Но точно знаю их способности. Хоэнхайм управляет пространством, Альфонс - временем. Конечно, их способности сильно ограничены, а путешествовать во времени младший брат, то есть Ал, не способен уж точно. Они, так же как и мы в классе "А".
  - Ахринеть! - я подавилась рисовой кашей. Не думала, что такие существуют. Они же становятся довольно-таки неудобными противниками, с этими способностями.
  - Сам в шоке, - честно признался Лик, заехав мне по носу ложкой. - Извини.
  - Извиняю, - буркнула, держась за пострадавший орган. - Как хоть эти дарования выглядят?
  - У обоих довольно редкий цвет волос. Золотистый. И такие же золотистые глаза. У старшего ещё волосы длиннее и он их в тонкий хвостик на затылке заплетает, а у младшего такой же творческий беспорядок как у тебя, - сказал Лик и навёл в моём творческом беспорядке, беспорядок ещё больший. Я тебе это ещё припомню.
  - Ладно. Пофигу. Давай доедать и отдыхать...
  
  Ну, а дальше всё шло по уже привычному сценарию. Немного отдыха, тренировки, сон, утро, завтрак, теория, тренировки, отдых и обед, учёба, тренировки и... и так по кругу. Кстати, на счёт сна. Я по-прежнему мучилась бессонницами, часто просыпалась посреди ночи и просто засыпала на занятиях. Ещё часто, ну по сравнению с обычными людьми, мучилась от головных болей. Круги под глазами и бледный вид мне были обеспечены.
  
  "-Данте! Данте! Не дёргай меня за волосы! Хватит! - надрывался красноволосый парень, в то время когда я, с весёлым смехом, старательно пыталась выдернуть у него пару прядей. Не смотря на то, что это был сон-воспоминание, осознание реальности было чётким, а эмоции - настоящими.
  - Данте! - раздался вскрик взволнованной матери, откуда-то со стороны двери, после чего меня попытались отцепить. Не вышло. - Отпусти дядю Шанкса!
  - Ла-ла-ла-ла! - весело пищала счастливая и очень довольная маленькая девочка, коей я в этом сне и являлась. - Апчхи!
  - Наконец-то! - обрадовался Шанкс, когда после эпичного чиха, мне всё же пришлось отпустить его волосы. - И почему ей так нравится хватать меня за волосы, играть с моей шляпой и опрокидывать на мою голову еду?!
  - Сам виноват, что так ей понравился, - рассмеялась Мая, беря меня на руки. Странно, но звать её матерью не то, что не хотелось, просто было непривычно и...
  - Странно она проявляет свою симпатию, - проворчал Шанкс, пытаясь пригладить растрёпанные и спутанные волосы. Успех был... переменным.
  - Сянкс! - вдруг вякнула, попытавшись в очередной раз поймать красноволосого, хотя бы за рубашку.
  - Сянкс?! - ужаснулся парень в соломенной шляпе, успевший всё же напялить её на голову, дабы скрыть неподобающий беспорядок. Здорово же я исковеркала его имя. Сякс.
  -Сянкс! Сянкс! Сянкс! - весело залепетала, замахав маленькими ручками. Вот уж велик и могуч детский язык! Если встречу этого самого Шанкса, то обязательно буду называть его Сянкс! Ну, хоть пару разочков назову. Буду выглядеть дурой, но жизнь себе продлю.
  - Ужас! - продолжал сокрушаться несчастный, чьё имя я исковеркала столь нетривиальным образом, под весёлый смех Маи. Ага. Я тоже ржу. Жаль, только, моего хохота сейчас не видно и не слышно. Неужели и такие чудесные моменты были в жизни... ладно, меня."
  
  Из сна вывалилась как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. А добивающим фактором стало вылитое на мою голову ведро воды. Прекрасно. Теперь я мокрая и мне холодно. Неужели не могли воду хоть немного подогреть?!
  Конструкция слов отнюдь не печатного характера оказалась всего в два этажа с кепкой. Вопрос... Его я задала, только получив по голове, после этого кинув в обидчика первым, что попалось под руку. Импровизированным метательным снарядом оказался больничный тапок. В чью голову он врезался?
  - Тебя ведь Хоэнхайм Прайм зовут? - спросила, поднимаясь с холодного, но чистого пола. Сначала хотела попробовать отжать больничную ночнушку, однако почти сразу передумала. А что я, собственно, в больничном крыле делаю?
  Об этом тоже спросила, угу.
  - Ну, да. Хоэнхайм я. Только лучше просто Хоэ, - вздохнул мальчик, садясь на стул возле кушетки и по-прежнему держа в руках пустое ведро. Откуда взял, спрашивается? - И ты тут уже три дня дрыхнешь. Тебя уже даже учителя разбудить пытались... Не вышло. А ещё ты во сне ржала как лошадь!
  - И поэтому, ты испугался и вылил на меня ведро воды? - вопросительно изогнула бровь. Мой новый знакомый недовольно засопел.
  - Во-первых: я не испугался, а во-вторых: вылить на тебя ледяную воду было первым, что пришло мне в голову. Ну и очень действенным, - ой, ну да, не испугался он. А мне теперь мёрзнуть.
  - Кстати, где моя одежда? - и, правда, где? Хачу, именно хАчу, одеть чистую и сухую одежду! Ещё хочу в уборную и жрать. Не есть, не кушать, а именно жрать.
  - В шкафу, - флегматично ткнул пальцем в стоящий у стены шкаф, отвернулся. Что за странные перемены в настроении?
  - В таком случае, сударь, извольте, оказать мну честь, вывалить свою тушку из данного помещения, в котором мы сейчас находимся, и дать же мне, наконец, возможность переодеться, - что, что я только что сказала? Ну, да и пофигу. У меня с чувством юмора всегда было не очень.
  - Можно было сказать короче?
  - Вали уже!
  - Ну, хорошо, хорошо. Зануда.
  - Брысь!
  Относительно спокойное, адекватное и совсем не раздражающее поведение с обоих сторон. Дожили.
  
  - Апчхи!
  - Будь здорова, - Лик опять ковырялся в каше. Всегда, когда на завтрак дают кашу, он всегда сначала в ней поковыряется, и только потом начнёт есть. Что за нелепая привычка? Кстати, да, я в очередной раз простудилась. Трепать языком, определённо, нужно было меньше.
  Но обо всём по порядку. Про простуду я уже сказала, так что начнём с самого начала. После того как меня отвели к... к тому, кто за академию был ответственен, будем звать его просто - ДЕректор (от слова дерево), ибо имя в очередной раз пропустила мимо ушей, мне здорово досталось. Для начала, время на отдых сильно сократили. Ровно на неделю. Потом эти самые тренировки ужесточили, а ещё заставили учить теорию и навёрстывать упущенное. Может показаться, что я легко отделалась, и мне вообще не на что жаловаться, но... я не я, если не буду жаловаться на жизнь, несправедливость и прочие аспекты. Но зато выспалась.
  А сейчас, утро понедельника. Я болею, Лик ковыряется в каше и жизнь, наконец, вернулась в более-менее привычное русло. По крайней мере, время для отдыха мне снова сделали точно такое же, как и у остальных.
  - Слушай, а может, снова чего учудим? - внезапно спросил друг, с крайне сонным видом. Он хоть в курсе, что только что ляпнул?
  - Ты в курсе, что только что ляпнул? - в принципе, я не против повеселиться за чужой счёт, но только в том случае, если мне достанется куда как меньше чем другим, а в идеале не достанется вовсе. Ну, или если я просто буду наблюдать со стороны.
  - Ну, в курсе, и чо-о? - протянул парень и стукнул меня ложкой по лбу. - Втянем во всё это братьев Прайм, с их способностями мы тут такого шороху наведём... Век помнить будут!
  - Ну ладно. Выбора у меня, как я понимаю, по любому нет, - Лик согласно кивнул, довольно и бодро смотря мне в глаза. - В чём вообще идея-то состоит?
  - Да вот, говорили нам пару дней назад, ты тогда снова всё проспала, что на этой неделе приедут несколько членов из специального секретного подразделения мирового правительства CP-9, вместе с адмиралом Аокидзи! Это конечно рискованно, влететь может сильно, но только не от Аокидзи. С ним, может, даже договориться получится.
  - Ну, на счёт Аокидзи, это ладно, но с чего ты так уверен, что от тех самых CP-9 нам не влетит? А про преподавателей ты, надеюсь, не забыл? - покрутила пальцем у виска. Нет, ну честно. Адмирал Кудзан даже ленивее меня будет, с ним правда можно договориться, и я это даже смогу сделать... Но преподаватели и CP-9 явно без дела стоять не будут. Если, конечно, первым не прикажет стоять на месте адмирал, а вторые просто не смогут нас ни в чём заподозрить. О, ужас! О чём я только думаю, а? Аокидзи - адмирал, CP-9 - вообще непонятно кто и непонятно какие у них способности, а преподаватели наши - так те вообще отставные вице и контр-адмиралы. Они, сейчас, конечно, практически не используют свои навыки, но тем не менее... Ну, да ладно. Гарп, если что, вытащит. Где наша не пропадала?
  - Не забыл. Именно поэтому, ты и возьмёшь на себя адмирала, а я и Праймы будем выполнять основную часть плана, - ну да, ведь у Лика всегда с тактикой было лучше, чем у меня. Хотя сейчас, видимо, знания тактики стали ему изменять. - Если узнают, то заподозрят главным образом только нас. Тебя подозревать станут в последнюю очередь.
  - Ты так в этом уверен? - скептицизм, он такой. Не позволяет мыслить позитивно.
  - У меня большой потенциал! Сама Цуру-сан это признала! - и счастья полные штаны. Угу, нашлось, блин, юное дарование. Хорошо хоть, не орал на всю столовую.
  - Да, да, конечно, - обречённо вздохнула. - Говори тогда уж, свой план. Что мне там делать нужно? И... Праймы то хоть знают об этом?
  - Знают. А теперь, слушай внимательно...
  
  В урочный день, в урочный час... нет, не собрал нас джаз, как пелось в гимне КВН, просто приплыли в нашу многострадальную академию адмирал Аокидзи и CP-9. Кто такие эти загадочные CP-9, никто в академии толком не знал, так что я морально настроилась на всё, включая Конец Света и приход Антихриста.
  Но всё оказалось куда банальней и проще. Честь встречать гостей выпала обоим классам литеры "А". С корабля по трапу сошёл сонный Аокидзи, в кои-то веки надевший свой адмиральский плащ, за ним с покерфейсами шли, судя по всему, как раз таки CP-9. Всем лет по двадцать, с кепкой. Черноволосый мужчина в цилиндре и с белым голубем на плече, рядом шёл рыжеволосый с нереально длинными квадратным носом и круглыми глазами, и мужик с прямоугольным лицом (или только подбородком? Фиг поймёшь) и рогами, сделанными из волос. С ними же шла ещё одна девушка. Блондинка, чьим "глазам", я имела полное право завидовать, но на данный момент для такого слишком мала, да и просто с такими не удобно. Короче, впечатление на меня произвели только первые двое, из этих незнакомцев. Как позже выяснилось, они действительно были из CP-9. Дожили.
  Потом, не знаю кому, захотелось похвастаться перед адмиралом нашими боевыми навыками, которым успели научиться. Где тут логика? Ну, нас, вне плана погнали на очередной полигон. Что же началось после... вспоминать страшно.
  Поскольку девчонок в классах, в целом, и в академии в частности, было не столь много, я отличилась. Ну, конечно! Все шишки мне! Сначала поставили на спарринги одной из первых, а потом отдубасили так, что мало не покажется! Вот кто их просил ставить меня против лучшего рукопашника академии? Мне-то рукопашка не столь нужна. Поставила ограничение по массе, полностью убрала его, настроила только на какое-либо определённое вещество и готово. В самом худшем варианте, конечно, может быть кайросеки, но вот откуда? А если и будет, то я просто сверну лавочку и свалю подальше. Если получится.
  Ну да, суть не в том. Я продула. Не с треском, но продула. Обиделась на весь свет, а главным образом на Лика, Хоэ и Альфонса, которые закончили ещё до меня, и сейчас определённо додумывали свой план. Повезло ещё, что после того, как последняя пара закончит спарринг, нам дадут возможность сходить к врачу, ну и просто отдохнуть. Как раз на это время мальчишки и запланировали активировать свою пакость, что уже была ими любезно приготовлена. Что это вообще такое они приготовили, не знаю и знать не хочу. Много чести будет. Диверсанты недоделанные. Тоже мне, партизаны нашлись...
  Пока что был Иванушка не весел, пока головушку повесил... Тьфу ты! Пока я сидела за невесёлыми думами, со скучающей миной на морде-лица, совершенно не обращая внимание на происходящее вокруг, всё успело закончиться. Лик, перед тем как сбежать с братьями Прайм "в туалет", с силой потряс меня за плечо, бросил что-то вроде "Действуй! Мы на тебя рассчитываем!", ну тут я утрирую, и умчался в дальние дали. Прихватив с собой двух блондинов. Зачем я на это согласилась?
  Вздохнула. Со вселенской тоской посмотрела на Аокидзи, что в привычной манере лёг прямо на пыльную землю, тут же уснув, на Роба Луччи, что засунув руки в карманы спокойным и внимательным взглядом осматривал оставшихся на полигоне детей с парой преподавателей, на голубя Роба Луччи, на Калифу, с видом королевы сидевшую на принесённом кем-то стуле и рассматривающую свой маникюр, на Бруно, о чём-то флегматично беседующего с Каку. Вздохнула ещё раз. Ещё раз посмотрела на Аокидзи, изобразила на лице "озарение" и...
  - Аокидзи-сан! Аокидзи-сан! А наморозьте каток! Пожалуйста! - резко встав, побежала к адмиралу, стала скакать вокруг него, пытаясь разбудить и вообще хоть как-то обратить внимание на свою вопящую персону. Первые двадцать секунд на меня обращали внимание все стоявшие вокруг люди, исключая адмирала. Преподаватели и прочие студиозусы смотрели как на полоумную, а члены CP-9 тихо офигевали от такой наглости.
  - Мне лень, - всего два слова, что повергли вашу покорную горничную в пучины отчаяния и заставили едва не рвать волосы на голове. Самобичевание закончилось так же быстро, как и началось, после чего я несколько секунд постояла, надувшись как Реми на Рататуй, продолжая игнорировать направленные на меня взгляды, снова изобразила на лице "озарение", и продолжила совершать изощрённые попытки самоубийства, но теперь уже от рук CP-9.
  - Луччи-сан! Луччи-сан! А вы ведь мастер Рокуф... Рокушики?! Самый сильный из CP-9?! А научите меня геппо?! Мне просто со способностями дьявольского плода не очень хочется в море, в случае чего, падать! - да, да, нам не только представили всех этих правительственных агентов, с которыми в будущем должны будем периодически пересекаться по работе, но и, задолго до этого, рассказали и показали все приёмы Рокушики. Их должны были, если не изучить, то хотя бы начать, в лучшем случае же научившись использовать хотя бы один или два. - Ну, вам же не трудно! - и да, я продолжала выносить мозг окружающим, концентрируя всё внимание на себя. Чувствую себя психом.
  - Ты в курсе, о чём сейчас говоришь? - холодно посмотрел, словно взглядом убить хотел. Голубь на плече тоже принял серьёзный вид. Хотя смотрелось смешно. Может, именно по этой причине, я и не испугалась?
  - Луччи, не убей её. Влетит, - хрюкнул от смеха Кака... прошу прощения, Каку. Млин. Всё равно смешно звучит.
  - В курсе, - кивнула с серьёзным видом. - А вы научите?
  - Молчи лучше, - тихо брякнул квадратноносый, не выдержав и расхохотавшись в голос. Его ситуация сильно забавляла. Вон как хохочет. Калифа лишь с предвкушающей улыбкой посматривала на меня и Луччи, Бруно тяжело вздыхал, прочие из академии продолжали пребывать в стойком когнитивном диссонансе, а Кудзан... а что Кудзан? Это ленивое создание тихо посмеивалось в ладошку.
  - Нет, - сказал, как отрезал. Ну, нет, мы так не договаривались! Сколько же ещё времени мне тут комедию устраивать и пытаться совершить самоубийство?!
  - А разве вы сюда не за этим прибыли? - святая простота и наивность. У большинства девушек женского пола нет логики. Ну, а если и есть... честь и хвала им! Но на данный момент я была как раз из первого типа. Так что Каку продолжал ржать, Бруно - вздыхать, Калифа начала офигевать, Аокидзи - хихикал в ладошку, а у Роба глаз задёргался. Ну, всё, сейчас меня точно убьют.
  - Нет, - как можно сдержанней ответил Луччи. Было видно, что я его сильно злю.
  - Ну, тогда я нажалуюсь дедульке Гарпу, он вынесет мозг маршалу Сенгоку, маршал Сенгоку попытается вынести мозг адмиралу Аокидзи, а в итоге вы всё равно будете меня учить! - построила логическую цепочку, сверкающими от счастья глазами, посмотрела на Роба и широко улыбнулась. Аокидзи и Каку подавились хихиками и хахаками, Бруно и "прочие из академии" пребывали в шоке, а Калифа серьёзно задумалась. Роб Луччи... посылал мне сильно искажённые лучи любви и флюиды чистой злобы. Песец. Толстый, полярный и очень весёлый.
  - Так, я полагаю, мы уже можем продолжить демонстрацию уважаемому адмиралу того, чему вы научились у нас, - громом раздался в повисшей гробовой тишине голос вроде-как-"директора"-академии-а-может-и-не-его.
  - Согласен, - зевнул Кудзан, недовольно на меня покосился, а я спряталась за спину Луччи. Почему-то при одном словосочетании, весь смысл сводился к тому что "Гарп вынесет мозг Сенгоку, а Сенгоку вынесет его ещё кому-нибудь", знакомых с этими двумя основательно так передёргивало, они бледнели и начинали нервно оглядываться по сторонам. Хотя некоторые просто безбожно висли, словно те отделы головного мозга, что отвечали за адекватное мышление, были хорошенько поглажены маршалом и вице-адмиралом, либо же просто, в результате всё того же поглаживания, отсутствовали напрочь.
  - Ты с Аокидзи не договорилась? - спросил подошедший со спины Лик. За всеми спорами и зависаниями так же оказалось, что время, выделенное на отдых давно прошло, а мой дорогой друг-которого-я-кажется-когда-нибудь-прибью и братья Прайм уже вернулись. Так что из-за широкой спины, к сожалению, на данный момент я едва доставала носом до поясницы сильнейшего из CP-9, пришлось уйти, вернувшись в строй.
  - Откуда? Да и лень ему, - ответила, с трудом подавив злость, негодование и экспрессию. - Хотя я всё равно не умею на коньках кататься.
  - Ты просила его наморозить... - парень замолчал, ибо такого слова не знал, но пытался придумать формулировку. Или просто вспомнить название.
  - Каток, - милостиво подсказала, не желая дольше минуты терпеть откровенно странную рожу Лика.
  - Точно! Спасибо, что напомнила. Так ты просила его наморозить каток? - соизволил закончить с вопросом мальчишка.
  - Ага, - горестно вздохнула. - И когда же чудо случиться?
  - Надеюсь, что скоро, - Лик понял мой вопрос правильно. А исходя из его слов, можно предположить, что это чудо вот-вот случиться. Логика, конечно, но мы заранее оговорили варианты ответов и время, которое эти ответы значили бы.
  Потому, обиженная я, стала с едва скрываемым нетерпением, ждать этого самого чуда. Минута, две, первая пара спарринг партнёров всё ещё не сменилась следующей. А следующей будет моя очередь, и ещё одной девки... Ну, же, давай! Где ты, чудо? Я тебя жду-у.
  - Да свершиться это сраное чудо или нет?! - крик мой, возмущённый, совпал с разнёсшемся по периметру академии громким и протяжным звуком, напоминающим вой пожарных серен. Не знаю, понял ли кто, что это я кричала, но точно знаю, что народ понял, пусть и не сразу, а лишь спустя минуту ступора - тревога не настоящая и вообще подстроена.
  Впрочем, для перестраховки, адмирал оставил с нами всех CP-9, а сам отправился выяснять точную причину тревоги. Последнюю, кстати, отрубили почти сразу. Всего пять минут прошло, минутой больше, минутой меньше. Какая разница?
  Пока никто, ну, почти никто, не видел, тихонько переползла, иначе и не скажешь, поближе к Луччи. Опять спрятавшись за его спиной и вполне натурально изображая страх. Меня в очередной раз попытались убить взглядом. Не вышло. Почему-то злить данного представителя человечества, показалось мне забавным и интересным. Ну, и просто голубь у него на плече классный. Белый и с чёрным галстучком. Так и хотелось в руках подержать.
  - Плохо страх разыгрываешь, - цокнул языком Каку, а я одёрнула руки, что против моей воли потянулись к, ничего не подозревающему, голубю. - И, ты это, голубя не трогай. Луччи тебя за него точно прибьёт.
  - Да поняла я, поняла, - недовольно засопела, но поймав очередной уничтожающий взгляд Роба, - так и хочется сказать робы, - заткнулась и к птичке больше ручки не тянула. А ну, вдруг, Луччи или его голубь, вовсе даже умеют кусаться?
  Хотя-я... может, мне всё же удастся когда-нибудь потискать голубя Луччи?
  
  А нас всё же не запалили. Так что все вышли сухими из воды. Ну, почти. Ведь усложнение обучения не такая большая цена? Ну, правда, же?
  
  
  Глава 15. О снах, отсутствии страха и свободе.
  
  Мне снился сон... Такой яркий и запоминающийся... В нём было столько ярких красок и даже чувств. И я, конечно, всё понимаю... но, бля... то есть блин, с какого фига мне стал сниться ТАКОЙ бред?! Ярких красок, экспрессии и запоминающихся моментов было там навалом. Один факт что бред, он бред и есть. Сей факт отменить невозможно, ну или просто слишком проблематично.
  Что мне такое снилось? Ну, мне снились адмиралы, всем составом, то есть контр, вице, просто чудо троица животных адмиралов и маршал, от чего-то в милых розовых платьях и милых хрустальных туфельках на каблучке. Всё действие проходило в огромном зале, не менее огромного замка, в ворота которого я въехала на красном Порше разрисованном чёрными сердечками и цветочками. При том рисовали все явно дети дошкольного возраста или просто начальных классов. Одета ваша покорная горничная была в блестящий на солнце, хромированный, рыцарский доспех, с мечом на поясе, копьём в правой руке и щитом в половину собственного роста на левой.
  Адмиралы в премиленьких кислотно-розовеньких платьицах и премиленьких хрустальных туфельках строили мне глазки, посылали воздушные поцелуйчики, периодически падали в обмороки, к ним тут же поспевали все виденные мною когда-то ученики академии с Ликом, Хоэ и Алом во главе, в белых мантиях с красными медицинскими крестами и носилками. На вычурном троне из чистого золота с красным бархатом и лиловыми подушками, сидел виденный мной в предыдущих снах Шанкс. Одет он был в пушистую чёрно-белую шубу из песца, в которой его фигура практически полностью терялась, на голове была неизменная соломенная шляпа, над ней в воздухе светился золотым светом нимб, а над нимбом левитировала Шапка Мономаха. По правую и по левую стороны от красноволосого, на точно таких же тронах, только поменьше, сидели разодетые в одежду, являвшуюся писком моды в Англии 16 века, Эйс, Сабо и Луффи. На головах Сабо и Луффи были их неизменные шляпы, но у всех было по маленькому светящемуся нимбу, зависшему в воздухе, и у каждого над головой так же левитировали маленькие короны. Или диадемы.
  Пока я шла к четвёрке столь колоритных личностей, мне успели поднести большое, в полный рост, зеркало, в которое я успела полюбоваться на себя несколько мгновений. Оказалось, что поверх рыцарского шлема была напялена моя шляпа, над шляпой, опять же, висел и светился нимб, а над нимбом диадема.
  Когда я подошла ближе к четвёрке, непонятно откуда, появилась Калифа, одетая в... типичный костюм гастарбайтера и выкатила мне ещё один трон, точная копия четырёх других, матерясь, как последний грузчик, голосом поющего бурундучка Элвина. Когда я села на трон, странная Калифа снова куда-то исчезла, но появились Луччи в костюме шута с изрядным добавлением белых перьев. Каку в костюме африканского жирафа, а следом за ним выскочил, на четвереньках, в костюме быка и вполне реально имитирую поведение сего копытного Бруно. Они начали друг друга гонять по залу, адмиралы в премиленьких розовеньких платьицах и премиленьких хрустальных туфельках, громко и заливисто смеялись, прЫнцЫ и кАроль продолжали сидеть с каменными лицами.
  Внезапно, одно из окон в зал разлетелось на мельчайшие осколки, и в помещение влетел дракон, в котором безошибочно узнала учителя Уинстона, на спине его, в обтягивающем чёрном весьма откровенного покроя, платье и пафосно развивающейся чёрной мантии в пафосной позе стояла вице-адмирал Цуру, безумно хохотала и насылала на всех проклятия. Премиленькие адмиралы в своей премиленькой одёжке испугано жались друг к дружке, визжали высокими голосами лучших оперных певиц, в панике кругами бегали Каку, Луччи и Бруно, материлась откуда-то из-за кулис Калифа. Шанкс, Эйс, Сабо и Луффи изумлённо вытаращились на сиё действие, ахнули, закачали головами из стороны в стороны, покивали как китайские болванчики и... потребовали мяса и выпивки.
  Вдруг, раздался звук фанфар и в зал через парадный вход, на белоснежном коне, дико крича низким голосом, с мечом поднятым остриём к потолку, вскакала... Дадан. За ней в белоснежных монашеских робах с топорами и секирами в руках вбежали все её... назовём их подчинёнными.
  Началась эпичная битва добра с бобром, во время которой дракон-Уинстон приобрёл вовсе не драконий, а даже бобровый хвост, и передние резцы. Тоже от бобра. На голове же вице-адмирала Цуру так же появилась шапка в форме головы бобра, напоминающая мне шапку, которую носил Гарп. Сам Монки Ди старший валялся в беспамятстве где-то в уголке, ему к носу прикладывали нюхательную соль, нашатырь, умывали лицо розовой водой и выливали на его голову ведро воды с кубиками льда, что любезно наморозил Аокидзи в премиленьком розовеньком платьице и премиленьких хрустальных туфельках.
  Мозг мой не вынес такого издевательства над собой, когда в тронный зал, в котором проходила эпичная битва, влетела летающая инопланетная тарелка. Как раз на сим интереснейшем моменте я эпично свалилась на пол, запутавшись в одеяле, дико вереща и в холодном поту, от которого тело стало неприятно липким и исходящее амбре не радовало в крайней степени. Мне пижаму жалко.
  Долго валяться на полу в бесполезных попытках выпутаться из одеяла и шипеть себе под нос все услышанные во сне новые слова авторства странной Калифы из того же сна, мне не дали. В комнату, вполне спокойно и без особых неудобств ввалился Лик. Следом за ним прямо посреди моей скромной обители возникли Хоэ и Ал. Ну, а когда эта троица расфасовалась возле стеночек комнаты, дверь была открыта моим "дражайшим" однокурсником и в помещении появился смотритель под ручку с неким незнакомым мне субъектом практикующим искусство лекаря. Короче просто незнакомый мне врач. Я его, конечно, пару раз в академии видела, но конкретно к нему ни разу направлена не была.
  - Что это были за крики? - сурово поинтересовался смотритель. Хоэ и Ал, ввиду однобокости своих способностей были вынуждены спрятаться от злого дяди, который вовсе даже тётя, но фиг поймёшь это, пока не будут продемонстрированы первичные половые признаки или же просто не скажут со вселенской обидой. О том, что в этом мире, возможно поменять пол хирургическим путём, хотя бы с точки зрения пластической хирургии, я сильно сомневаюсь. Проще будет сказать, что смотрительницу я за даму не считала, спокойно называя её смотрителем. Иногда всё обходилось просто матюками и проклятиями в мой адрес, а иногда приходилось удирать со всех ног.
  - Кошмар приснился, - состроить умирающего лебедя и просто несчастную маленькую девочку, просящуюся на ручки, уже не составляло такого труда как раньше. Спасибо Луччи и его голубю. Наверное, голубь Луччи, единственный голубь который мне нравится, и которого я не презираю. Всему виной мягкие белые пёрышки, милый вид и, конечно же, галстук, что иногда дополнялся шляпой-цилиндром и пальто. - Он был ужасен. Ничего страшнее не видела, - пожаловалась, пытаясь выпутаться из одеяла. Лик, спрятавший большую часть тела в стене и наблюдающий за спектаклем с нескрываемым интересом, высунув из части здания только голову, откровенно угорал над ситуацией. Лучше бы выпутаться помог. Ирод.
  - Мик, дай ей чего и вали к себе, - по виду смотрителя, становилось понятно, что данный обоеполый субъект едва сдерживается, чтобы не воспользоваться моей беспомощностью и не навалять по первое число. Ну, хорошо, хорошо. Это я уничтожила весь недельный рапорт из двадцати листов исписанных вручную мелким почерком. Кто ж знал, что я проспорю весёлому трио?
  - Конечно, - тихо сказал врач. Дверь в комнату захлопнулась, мальчишки так и остались незамеченными.
  - Ну, ты и умора! - Лик громко заржал, именно заржал, падая на мою кровать, лицом в подушку. У противоположной стенки, держась за животы и медленно скатываясь по вертикальной поверхности вниз, хохотали Хоэ и Ал. Ну а посреди комнаты пытался не упасть от смеха врач.
  - Гады! Чем ржать тут как кони, доказывая своё родство с копытными, лучше бы помогли мне выпутаться из одеяла! - негодованию моему и экспрессии просто предела не было. Эй, люди!.. то есть копытные кони... я хочу помыться! - У нас сегодня выпускная церемония, если вы не забыли.
  - Умеешь же ты кайф обломать, - надулся Ал. Сей представитель мужской части человечества почти всегда спокоен, но позубоскалить, поиздеваться и от души поржать любит. Пусть и молчит по большей части.
  - Я просто хочу ещё немного поспать, потому что потом мне это вряд ли удастся, и хочу помыться! - ну что в этом факте непонятного? На часах пять утра, церемония, что удивительно, будет только в полдень. Ну да новенькие и прочие, всё равно будут сегодня учиться.
  - Ты же вроде никогда не была такой уж чистюлей, - хмыкнул Хоэ.
  - И что с того? - вопросительно изогнула правую бровь, оставив левую на месте. Долго же я училась так делать. - Я буду первое время под командованием Гарпа плавать! Он же мне и пяти минут отдыха не даст!
  - Ну, хорошо, хорошо! Кончай на мозги капать! - поморщился Лик, предчувствуя бурю. Он так и не привык к моим жалобам на жизнь. Даже жалко стало парня.
  - Я ещё и не начинала, - фыркнула, чувствуя, как мой однокурсник берёт меня за руку, а после резко тянет на себя. Что ж, полезная способность. Осталось теперь только одеяло распутать, и можно в душ идти.
  - Судя по твоему счастливому лицу, успокоительное и прочее на тебя можно не тратить, - подал голос, молчавший доселе, врач, чьё имя мне было лень узнавать. Да и поздно уже это делать.
  - Ага. А теперь всё вон из моей комнаты! - братья Прайм испарились почти мгновенно, врач успел убежать через дверь, громко хлопнув ею, когда закрывал. Лик попытался воспользоваться своими способностями, дабы повредничать мне, ведь как порядочная и приличная девушка, я не стану раздеваться и идти мыться на глазах у парня. Он, конечно, мой друг и всё такое, но не мой парень. Вот был бы моим парнем, я бы, вполне возможно, подумала над тем, показывать ему своё обнажённое тело, бесстыже топая в ванную, или нет. И всё-таки - нет. Не стала бы. Стыда у меня нет, совесть со мной в доле, но моральные принципы и воспитание не такие, чтобы расхаживать перед кем-то, даже другом, хоть один раз, в голом виде.
  - Брысь! - к сожалению, мой дражайший друг забыл, что воля позволяет дотрагиваться до фруктовиков и причинять им вполне весомую боль, даже если их тело нематериально. Этим я и воспользовалась, отправив долговязого в полёт в коридор, прямо сквозь дверь.
  А теперь... душ! Моя прелесть! В душе я всегда сама доброта...
  
  Оставьте меня ещё на пару лет в академии. Я не хочу быть с этим человеком дольше часа.
  - Ну, всё, Данте, больше тебе поблажек не будет, - я сейчас заплачу.
  - За что мне всё это? - блин, не думала, что могу разочароваться в своей жизни на столько, чтобы прослезиться. Если он продолжит регулярно меня мучить, я точно не выдержу и сигану за борт. Прямо в море. Или начну выносить мозг всем, кто меня окружает. Желательно, конечно, второе.
  - Алсо. Крепись, - Лик, вновь заговоривший своё излюбленное "алсо", похлопал по плечу и двинулся куда-то в сторону, но, куда именно, я не посмотрела.
  - Сначала Сенгоку с его дибильной занудной речью, теперь Гарп... достали, - хмуро посмотрела на вице-адмирала, словно и не заметившего моего бурчания и злого взгляда.
  - Идём уже, - бросил вполне мирно, двинувшись к своей посудине, весьма оригинального дизайна. Ну, я и пошла.
  Пипец быстро детство закончилось. Кому в голову взбрела идея детей воевать отправлять? Курам на смех!
  
  Один залп. Потом ещё три. Все, кроме последнего, вхолостую. Попали совсем рядом, подняв столбы брызг, тут же пойдя на дно. Того единственного ядра, что столь удачно сбило мачту и проделало пару дырок в верхней палубе пиратского корабля, вполне хватило, чтобы снизить его скорость и манёвренность до минимума из возможного.
  - Давайте! Ещё пару залпов, и он пойдёт на дно! - крикнул лейтенант. Я тихо стояла в сторонке и с полным безразличием наблюдала за происходящим. Когда в первый раз наблюдала за тем, как топили корабль, было немного не по себе. Ну, а сейчас, после сорока потопленных кораблей, и это всего за полтора месяца, данное зрелище не вызывало ничего кроме скуки.
  Ещё залп и пушечное ядро пробивает корпус корабля. Пиратов, плававших на том корабле, жалко не было. Сами виноваты. Удирать нужно было, а не переть напролом. И почему у пиратов встречается синдром полного отсутствия мозга, пополам с огромной самоуверенностью? За полтора месяца, из сорока, вернее уже сорока одного потопленного корабля, только на восьми были пираты, способные потопить хотя бы мой линкор. Про Гарпа я молчу, попробуй его на дно пустить, сам пойдёшь. Но, тем не менее, из оставшихся тридцати трёх кораблей, уплыть попытались лишь тринадцать. Остальные шли напролом. Гарп объясняет это тем, что в сражении флотилии пиратов с флотилией дозора, два месяца назад, победили пираты.
  - Лучше бы я всё же стала простым рядовым врачом, - выдохнула устало и безнадёжно.
  Небо над головой серое, тёмное. Капает что-то, подозрительно похожее на морось. А ещё холодно, сильный ветер и волны большие. Несколько чаек, кружат где-то высоко в небе, печально крича. И крики эти раздражают.
  - Да ладно вам, Командующая! Вот как бы вы свою способность в медицине применяли? - весело говорит капитан Монк, имя которого можно перевести как "монах". Странное у него имя, на мой взгляд, и малость ему не подходящее. Внешность у него, кстати, тоже немного необычная. И выражалась она в том, что он негр. Да, да, именно негр. С тёмной кожей, чёрными волосами, заплетёнными в кучу дредов и косичек, черными же узкими глазами и ровным рядом белоснежных зубов, за чисткой которых он проводил как минимум пятнадцать минут, каждое утро. Весёлый чувак. Квинтэссенция позитива, беззаботности и веселья. Но, несмотря на это, он отличный и опытный боец, а так же хороший командир. До моего прихода, именно он имел на корабле самое высокое звание и первый номер. Пришла я, и он стал вторым.
  - Нашла бы. Пойду, посплю, - три дня уже не спала! И всё из-за Гарпа! У меня развивается паранойя.
  - А шоу? - невинно спросил Монк. Совсем забыла сказать, что ему нравится смотреть, как тонут корабли.
  - Какое шоу? Я три дня не спала!
  
  Девять месяцев спустя.
  
  Тяжела жизнь в роли командующего целым кораблём Морского дозора. Особенно когда ты являешься девушкой. Мужланы. Грубые и неотёсанные придурки. Я же говорила не будить меня в ближайшие два дня! Мы ведь уже девять месяцев плаваем! Хотя я на них ору, по сути, не за что...
  - ...Я же говорила вам не будить меня ближайшие два дня! - да, экипаж корабля я покрывала матом долгие пятнадцать минут, во всех красках описывая, как плохо они поступили и как сильно пожалеют за совершённый поступок. Видимо, ни кто из них не ожидал от шестнадцатилетней девчонки такой прыти и наглости, потому все стояли с раскрытыми ртами. Ну, хорошо, хорошо! Народ просто очень удивлён и потерял дар речи.
  - Вообще-то, вас там вице-адмирал Гарп зовёт, - в ответ на слова Монка я тихо взвыла. Нет, как человека, принявшего меня в семью и многому научившего, я люблю и уважаю вице-адмирала Гарпа, но не хочу находиться рядом с ним в моменты, когда дело касается работы, силы или пиратов.
  - Хорошо, хорошо, - вздохнула, собравшись с духом, и подошла к краю борта. Трапом не пользовалась из расчётов, что я всё равно владею геппо. Прекрасно помнивший об этом Монк, да и прочие дозорные из экипажа корабля, трап не протягивали, лишь приблизившись к кораблю старика на максимально допустимое расстояние.
  - Тебя переводят в отдел ответственный за деятельность Шичибукаев, - с ходу начал Гарп, не дав мне переступить через порог его кабинета.
  Сам старик сидел за столом, разливая по двум кружкам чай и доставая печенье и сахар. Рапорты в бумажной форме отодвинуты на самый край стола, так же как и Ден-Ден Муши.
  - С какого перепугу? - плюхнулась в кресло напротив, тут же засыпая в чай шесть ложек сахара, напрочь игнорируя печенье. Я не пью чай с печеньем, только с сахаром.
  Кстати, причину возникновения привычки Монки Ди старшего угощать всех чаем я так и не выяснила. Хотя и было интересно. Но это именно с моих весомых и очень надоедливых скандалов и отказов пить чай без сахара, а в следствиитеряли кучу времени, которое можно было потратить на обсуждение проблемы по работе, Гарп купил сахар. И не раз намекал мне, что могу заработать сахарный диабет в раннем возрасте. Сам он диабетик. Нарколепсик.
  - Лучше кандидатур больше не нашли. Там сейчас обновление состава идёт и многие, кто был в том отделе, либо ушли в отставку, либо подали заявления о переводе. Те, кому эти заявления не одобрили - как раз и ушли в отставку. Чуть меньше половины из всех ушли, так что вот, из вас, выпускников и подбирают новые кандидатуры. Сейчас тебе нужно отправиться в Маринфорд, там Сенгоку посмотрит, что ты умеешь и решит, можно ли тебя назначать контр-адмиралом, на чём я очень настаиваю. А потом отправишься На Мариджоа, там как раз будет проходить собрание Шичибукаев, как раз по этому поводу ну и ещё по одной причине. Знакомиться будете, - не всегда можно увидеть серьёзного Гарпа. Это вообще редкое зрелище. Что оно редкое я поняла быстро, просто проплавав с ним девять месяцев. А раз старик серьёзен, то это значит, что там будет полный... песец. Нормальные девушки не говорят плохих слов, которые можно зацензурить. Вот. - Все необходимые бумаги и прочие распоряжения получишь уже по прибытии. В Маринфорд отправишься одна, у меня совсем другой приказ.
  - А это обязательно? - не то чтобы мне не хотелось уже пожить вдали от вице-адмирала, но я уже к нему как-то привыкла. Да и сейчас он уже куда меньше бьёт меня (в воспитательных целях и чтобы сильней стала, ага), больше наставляя. Его советы очень помогали. Ну, точно дедушкой своим его считать буду! В прошлой жизни у меня оба деда померли ещё до моего рождения.
  - Со старшими спорить вздумала? - меня в очередной раз приложили по голове, ясно дав понять, что пытаться увильнуть будет себе дороже. Опыт-то получать нужно. Хотя знакомиться со знаменитыми Шичибукаями, я всё равно не горю желанием.
  - А команда моя? - меня, если честно, их судьба волновала не сильно, но расставаться с тем, к чему привыкаешь всегда трудно.
  - Их вместе с тобой переводят, - успокоил меня Гарп. - В Маринфорд вам необходимо прибыть в течении полторы недели, там пробудешь дня три, а после и на Мариджоа. Всё, топай.
  - Ну, во-от. Только к одному привыкнуть успела, как уже другое подсовывают, - нет, ну правда, как так можно? Вообще не понимаю, где логика и здравый смысл у этих людей? Мне, конечно, понятно, что на войне все равны, но тут как бы и не совсем война. Просто борьба с пиратами.
  Хотя... Лик вроде должен быть как раз в том отделе. У него талант превосходного тактика, и этот талант был замечен вице-адмиралом Цуру. Это она взяла его под свою опеку и в свой же отдел. В таком случае, хоть одна хорошая новость. Он мне всё разъяснит, покажет и вообще увидеть его я совсем не против.
  - Курс на Маринфорд. Нас переводят в отдел Шичибукаев, - с ходу дала указание, едва вернувшись на свой корабль.
  - Есть! - раздосадовано отчеканил капитан и побежал раздавать приказы навигаторам. А мне предстояло ещё достаточно бумажной работы. Этого всегда хватало. А ведь по пути нужно будет ещё в Импел Даун заскочить, сдать недавно отловленных пиратов.
  
  В Маринфорд прибыли точно в срок. Я, конечно, за девять месяцев службы в Морском дозоре уже успела побывать там, да и Импел Даун не раз захаживала, только на Энес Лобби быть не доводилось, да на Мариджоа, но столько кораблей там видела впервые.
  Корабль медленно подошёл к причалу, на котором уже стоял Лик. С широкой довольной улыбкой. Белый плащ несильно трепал ветер. Ну, как тут можно было устоять и не прыгнуть другу на шею? Так и не дождавшись, пока корабль причалит, и протянут трап.
  - Алсо. Давно не виделись, - меня попытались отцепить. Не вышло.
  - Ну, наконец-то! Хоть один лучик света в этой непроглядной тьме! - отпустить парня, который успел стать хорошим другом, и по которому успела соскучиться, всё же пришлось. Когда он заявил, что я могу сломать ему рёбра и когда тихий, едва слышный хруст, и гримаса боли это подтвердили. Неосознанно использовала волю. С кем не бывает?
  - Алсо. Так, ладно, тебе сейчас к Сенгоку нужно. Вызывает тебя к себе он, - от построения последнего предложения я едва не заржала. Магистр Йода ты ли это?! Стоп! Что он только что сказал?
  -Песец подкрался не заметно... Ну или я просто забыла о его существовании, - я отшатнулась.
  Не то чтобы боялась этого человека, но встречаться с ним лишний раз не хотелось. Язык так и чесался сказать какую-нибудь гадость по поводу его бороды, чайки на голове или козы.
  - Вот так вот, - Лик показал мне язык, потрепав по голове. - Пошли уже. Не то злиться будет, что долго, - меня бесцеремонно схватили за руку и потянули в сторону здания главного штаба.
  До кабинета маршала Лик дотащил спустя почти двадцать минут. С чего такой энтузиазм? Ну, и наглый!
  - Меня что, правда хотят контр-адмиралом сделать? - спросила, когда друг впихнул в помещение, что-то быстро протараторил и убежал. Правое веко начало дёргаться, что не радовало.
  - Да. Гарп попросил провести для тебя экзамен, на звание контр-адмирала, - Сенгоку поморщился. Похоже, старик основательно достал его с этим предложением. - Если не сдашь то, цитирую: "Тебя ждёт Кулак Любви и много жестоких тренировок", - видимо, на то чтобы сохранять полный официоз у маршала просто не было сил.
  - Я согласна, - не хочу никаких Кулаков Любви и много жестоких тренировок. Шикарный он стимул придумал.
  - В таком случае, сейчас полтора часа отдохнёшь, и я жду тебя на восьмом полигоне для тренировок. За тобой зайдут, - маршал устало потёр переносицу, когда в помещение как раз вошёл его... судя по всему секретарь. - Проводите её в комнату отдыха, а после зайдите ко мне.
  - Есть! - секретарь в военной форме отдал честь, и мне ничего больше не оставалось, кроме как попрощаться и пойти следом за... секретарём.
  Комната отдыха оказалась небольшой, но со всеми удобствами. Из всех них меня волновал лишь диван, на котором можно поспать. Так что уснула на удивление быстро. Чтобы через полтора часа проснуться от настойчивости секретаря Сенгоку. Мне дали возможность смыть с лица остатки сна и повели в сторону того самого поля для тренировок, на котором и будет проходить мой экзамен.
  Сенгоку уже терпеливо ждал на краю поля. Рядом с ним стояла вице-адмирал Цуру и Лик. Последний сочувственно улыбался. Ну, спасибо, товарищ, только твоё сочувствие на хлеб не намажешь.
  - Начнём, - с ходу начал маршал, направляясь к центру поля. Зависнув на пару секунд, я отвисла и, прихватив глефу, что мне любезно подал Лик, последовала за маршалом. - Для начала посмотрим, как ты владеешь своей глефой. Потом рапирой, а уже в конце будет рукопашный бой и твой плод.
  Я лишь кивала. Рапира осталась у друга, но драться с маршалом в рукопашную было страшно. Использовать способность своего плода тоже не хотелось. Кстати, про последний. Путём проб и ошибок оказалось, что я могу менять своеобразные настройки, по которым определялось, что именно нужно расщепить. Когда я в десять лет расщепила пирата и крокодила, в результате чего от них остались только кости и та плоть, на которую не хватило лимита, "настройки" были поставлены на вещества определённой плотности и состава. Кости не расщепило именно по этой причине. После я научилась делать так, чтобы расщеплялось всё подряд.
  - Ты готова? - ну, спасибо, что поинтересовались.
  - Да, - ответила, атакуя первой. Разумеется, мою довольно прямолинейную атаку без труда отбили. Хорошо, попробуем по-другому.
  Думаю, лучше будет нападать либо со спины, либо откуда-нибудь с флангов. По ногам или голове. Снизу или сверху. Как мне будет удобнее и как наиболее выгодно. Выбор остановила на атаках с флангов, снизу вверх. Первый режущий удар был снова парирован, от второго Сенгоку уклонился, на третий ему пришлось присесть и тут же уклоняться. Пригодилась физика и инерция.
  Периодически меняла варианты нападения. Все они, конечно, были безуспешны, но это всего лишь экзамен. Хотя, долбануть маршала всё же хотелось.
  - Достаточно, - объявил Сенгоку, спустя двадцать минут. Я не запыхалась, но пульс всё равно был учащённый. - Отдохни немного, и посмотрим на твоё владение рапирой.
  Чёрт, как же меня бесит такое его спокойное, даже пофигистичное поведение. А когда Гарп приходит, всё его самообладание в мгновение ока испаряется! Может, так же, как и старик, ему мозг начать выносить?
  - Молодец! - подскочил подозрительно счастливый Лик, размахивая моей рапирой.
  - Ты знал! Почему мне не сказал?! - от удара ногой под дых парень увернуться не успел, так что вполне естественно, что он согнулся пополам, перестав размахивать моим оружием.
  - Не разрешили мне, - сипло ответил парень
  - Ладно, прощаю, - отобрала рапиру и сунула в руки Лика глефу. - Не размахивай больше моим оружием! Эти вундервафли, между прочим, очень дорогие!
  - Вундер... что? - попытлся спросить Лик, но такнувшись на мой недовольный взгляд, предпочёл не интересоваться. - Хорошо, хорошо, - примирительно выставил вперёд руки, словно пытаясь отгородиться от меня, парень. Его подозрительное счастье так никуда и не делось. Да чего он такой весёлый то, а? Вроде же вечно с мордой кирпичом ходит, а тут вдруг, что случилось?
  - Сенгоку-сан, я готова, - позвала маршала, решив позже допросить друга. Если не сбежит и не объяснит всё сам.
  - Ладно, идём...
  Бой с рапирой прошёл по тому же пути, что и бой с глефой. Примерно та же тактика, но по большей части с колющими ударами и на более близком расстоянии. Волю применяла в обоих случаях. Рукопашный бой вышел сложнее, но в тоже время и легче. Била в полную силу, по наставлению самого Сенгоку. Ни один из ударов успеха не принёс, половина встречала блоки, половина отклонялась. Всё же опыта у меня гораздо меньше, да и по физическим показателям я ему по любому уступаю. Сенгоку же в основном смотрел не столько на силу удара, хотя и на неё тоже, сколько на то, как именно я их наношу. Но зато лучше показала себя на способностях дьявольского плода. Вам мало десяти тонн? Мне хватает.
  - Сдала, - объявил мне маршал, заставив вырваться вздох облегчения. Не будет никаких Кулаков Любви и жестоких тренировок с Гарпом. Ура!.. А вдруг он меня просто пожалел?..
  
  На следующий день Лик выловил меня в городе, когда я без дела ходила по улицам, морально готовясь принять на себя обязанности контр-адмирала. Я не готова к такому! Почему мне раньше не сказали?! Хотя выбора у меня всё равно не было.
  - Алсо. Пойдём, я ещё должен ввести тебя в курс дела, собрание через пять дней на Мариджоа. И мы с тобой будем принимать в нём непосредственное участие. Бумаги получишь сегодня вечером, а отправляемся через три часа, сейчас на это времени нет, - мы быстрым шагом шли в сторону главного здания. Там, как уже, возможно, говорилось, были и залы собрания, и большая часть кабинетов адмиралов и иже с ними.
  На улицах, кстати, царило необычное для этих мест оживление. Всюду сновали рядовые солдаты дозора, а вот простых гражданских, в лице семей солдат дозора, почти не наблюдалось. Внимания на нас как такового не обращали, лишь изредка обращались зачем-то к Лику. Зачем, я не слушала.
  - И что же будет на собрании? Кроме нашего знакомства с Шичибукаями? - как оказалось, суматоха царила не только на улице, но и в самом здании. Оставалось только удивляться.
  - Алсо. Ну, будут так же обсуждаться новые кандидатуры на пост Шичибукай. Всего их трое. Необычайно много, на этот раз. Такого раньше не было, - мы довольно быстро поднялись на нужный этаж и вошли в, не самых больших размеров, кабинет. - Однако выбран будет либо только один, либо вообще никто.
  - Лучше давай с самого начала и по порядку. Кто отсюда свалил, по каким причинам и сколько их было? - опять чай. Лик не спеша разливал по кружкам чай, почти так же как это делает Гарп, только тут чай не зелёный, а чёрный. Ну, или красный, не суть, в общем.
  - Я себя чувствую на допросе, как если бы на меня напали какие бандиты, а ты отвечала за правоохранительные органы. Была сыщиком или врачом, - усмехнулся парень, ставя на стол сахарницу. - Ну, значит слушай. Всего ушли двадцать пять вице и контр-адмиралов, я не стану уточнять, сколько вицев и сколько контров было, это уже не так важно. Из них лишь троим одобрили заявление о переводе, одного перевели без его инициативы. Ещё четверо ушли в отставку после того, как им не одобрили перевод. Двоих отправили в отставку по их же инициативе, а оставшиеся ушли, не прося перевод. Из всех тех, что отправились "на покой", больше половины были старыми маразматиками, ну, и ещё парочка молодых маразматиков. Из всех тех ушедших перспективных не было, хотя были достаточно сильные. Одну треть из них лишили званий и привилегий, одной трети оставили звание, но оставили без привилегий, а оставшимся остались только привилегии, но никаких званий. Тем не менее, пенсию получают все. Смешно, не правда ли? Пятерым не досталось практически ничего, а десяти только по половине. Даже не представляю, как так получилось. Однако из новеньких в собрании будем участвовать только мы с тобой, да ещё пара с нашего выпуска. Остальные уйдут сразу после знакомства. Не считая ещё одного вице-адмирала.
  - Весело тут дела обстоят, - раздосадовано хмыкнула, отпивая сладкого чая. - А что по Шичибукаям? Кто будет на собрании? Поподробнее о них, пожалуйста.
  - Алсо. Будут Донкихот Дофламинго, Бартоломью Кума, Сер Крокодайл, Гекко Мория, Рыцарь моря Джимбей и Соколиный глаз Михоук, проще говоря, шесть шичибукаев, а седьмого как раз выбирать будем. Дофламинго советую опасаться, насколько я знаю, он уже несколько раз устраивал переполох на собрании. Бартоломью Кума стал Шичибукаем не так давно, но, по слухам, вполне адекватен и просто так нападать не станет. Крокодайл тоже достаточно адекватен, но тоже не самый приятный тип. Гекко Мория... я, честно, не представляю, на фига его Шичибукаем сделали?! Хотя его способностей всё же стоит опасаться. Ворует тени. Джимбей добряк, рыбочеловек. Устраивать свары не станет по любому, не тот тип, да и его родной остров ему важен. Ты же слышала про работорговлю? Михоук тоже адекватный, но его так же лучше не злить. В принципе, если его не злить, он ничего не сделает. Как только ему станет скучно, он уйдёт. Своим званием Шичибукая, кстати, не дорожит, - Лик замолчал, с жадностью начав глотать чай.
  - Зверинец. А новые кандидатуры? - куда я попала? Теперь мне ещё больше не хочется идти на это собрание.
  - Первая на рассмотрении - Магна, по прозвищу Кузнец. Награда 240.000.000. Прикосновением раскаляет любой металл или камень. Невысокого роста, но плотного телосложения, предпочитает одевать части доспехов с платьями. К Мировому Правительству или Дозору особой лояльности не имеет, но на рассмотрение попала из-за того, что помогла маленькой флотилии дозора очистить остров, захваченный другими пиратами. Несмотря на то, что она преследовала какие-то свои цели, дозор с ней разошёлся вполне мирно. Дело тогда дошло только до взаимных оскорблений, но драться больше не стали. Терпимая женщина, - друг достал откуда-то из дебрей стола плитку шоколада. Чай уже был допит.
  - А кто второй? - я отломила небольшой кусочек. Молочный шоколад с фундуком и изюмом. Как раз то, что я люблю, хотя горький шоколад всё же лучше.
  - Второй - Мираж. Награда 200.000.000. Высокий, неприятный на внешность тип. Из одежды носит шаровары и какую-то цветастую шапку, ну и кучу украшений. Голосом создаёт иллюзии. По этой причине его и хотят пригласить на пост Шичибукая. Он довольно опасен из-за своей силы, так что, скорее всего, выберут его, - парень пожал плечами, снова роясь где-то в ящике стола. Порывшись в нём немного, он извлёк две небольшие папки и небрежно положил их на стол передо мной. - Тут прочитаешь подробнее, ещё минут двадцать у нас есть. Хотя по мне, Миража лучше устранить. Иначе от него будет больше проблем.
  - Ага... А кто третий то?
  - Извини, забыл, - Лик, виновато почесал кончик носа. По глазам вижу что врёт. - Третья на рассмотрении Императрица Пиратов Куджа Боа Хэнкок. Награда всего 80.000.000. белли. Стерва каких поискать, но, говорят, очень красивая. Вроде как её способность превращать людей в камни. Я толком не стал читать. Помимо того что она пиратка, так же является действующей императрицей острова амазонок - Куджа. По этой причине, её так же прозвали Императрицей пиратов. Или пираток. Фото её, кстати, нет. Так что внешность её описать не могу...
  - И не надо.
  
  Если подумать, то лучше будет поставить на пост Шичибукая Боа Хэнкок. Её способность хоть и не более опасная чем у Магны, но за то менее опасна чем у Миража. К тому же она не абы кто, а действующая императрица на острове амазонок. Есть конечно ещё некоторые причины, но они уже не столь важны. Кажется.
  В большом и просторном зале собраний я села рядом с Ликом. За большим круглым столом. Не вовремя вылезли мысли о короле Артуре и его круглом столе с рыцарями. Только представить, кто же в данной ситуации Артур, у меня не получилось. Зато рыцарей хватало.
  Спустя пять минут в зал вошли шесть весьма колоритных личностей.
  Первым был был Джимбей. Рыбочеловек, именно по этому критерию я его и узнала. Синяя кожа, красное узорчатое кимоно и оби на ногах. Назвать его уродом у меня язык не поворачивается, но и милым его тоже назвать не выйдет. Хотя взгляд и отталкивал, но хотелось верить словам Лика, что этот Шичибукай вполне мирный.
  Следующим, на кого я обратила внимание, стал мужчина, в три-четыре раза больше меня. Блондин, с наглой улыбкой, в солнцезащитных очках и розовой шубе из перьев, поверх белой рубашки. Это, вроде, Донкихот Дофламинго. На фламинго, во всяком случае, похож.
  Следом за блондином зашёл ещё более высокий человек, с библией в руках, белых перчатках, белых же штанах с чёрными пятнами, чёрной куртке с "мишенью" и белой шляпе с... милыми круглыми белыми меховыми ушками на ней.
  Потом мой взгляд метнулся на вполне нормальных размеров мужчину, хоть и, как мне показалось, немного выше, чем обычные люди. Большой меч, закреплённый за спиной, позволил распознать в нём сильнейшего в мире мечника Михоука. Только этот тип с таким ходит. Мне про него рассказывали. И выглядел он как какой испанец из любовных романов или сериалов.
  Следующим был, опять мужик, с золотым крюком вместо левой руки, с большой сигарой во рту и в чёрной шубе. Лицо пересекал шрам, так что, если сильно присмотреться, он напоминал крокодила. Похож на гангстера времён Аль Капоне. Ну, тут тоже особого труда не нужно, чтобы понять, что это Крокодайл.
  Методом исключения поняла, что последним вошёл именно Гекко Мория. Вот про него и правда можно уверенно сказать - урод. Бледная кожа, швы и рожки на лбу, странная причёска, никакого намёка на нормальную шею. Тело напоминало грушу, голова тоже. А уж ноги... вот тут мне сильно захотелось сказать что-нибудь не то и заржать. Мало того, что ноги короткие, обувь была... клоунской. Я правду говорю! В таких ботинках клоуны в цирке на выступлениях ходили! Хотя клоунов я не люблю. Так что ботинки всё равно его в минус ведут.
  - "Куда я попала?" - пронеслась в голове отчаянная мысль, прежде чем вице-адмирал Цуру объявила о начале собрания и завела шарманку с представлениями нас друг другу и объявлении, что мы тут теперь за отдел данный отвечаем. Надеюсь, не головами.
  - Пфф... Что за мелочь? Вы уверены, что они от одного чиха не развалятся? - презрительно-недовольно скривился Гекко Мория, сев на стул, который каким-то непонятным образом выдержал его вес. А ведь по идее не должен выдержать. Но его фраза отчего-то взбесила.
  - Бабайке слово не давали и из под кровати выползать не разрешали, - ну, ничего, мы тоже не лыком шиты, тоже презирать умеем. Хотя то что я сказала прозвучало, откровенно говоря, очень по детски. А сейчас... на полу осталась лишь тонкая полосочка, толщиной с волос, а вот на стуле Гекко Мории больше нет ножек. Они просто развалились на кусочки. Так что Шичибукай с грохотом повалился на пол.
  - Данте, прекрати, - устало вздохнула Цуру, Дофламинго громко засмеялся, Джимбей прикрыл глаза. Михоук и Кума никак не отреагировали, а Крокодайл язвительно ухмыльнулся. Вот теперь чувствую себя в своей тарелке.
  - Он меня оскорбил! Я не виновата, и вообще я ещё ребёнок, - развела руки в стороны, довольно улыбнувшись. Лик упрямо пытался подавить улыбку. Да что же с ним такое?! Второй день весёлый ходит! Это не нормально.
  - Данте, он же сильнее тебя, - пытаясь не засмеяться, сказал Лик. - И ты уже НЕ ребёнок.
  - Кто сказал?! - раздражённо воскликнула. - Он не логия! Так что фигушки! Уж лимита на то, чтобы убить его, у меня хватит! Если доберусь, да...
  - Самомнение чуть ниже опусти, - уже справившись с приступом смеха, буркнул по-прежнему весёлый парень. - Это добром не кончится.
  - Ах ты, чёртова мелкая девка! - у Гекко Мории, наконец, получилось подняться, и сейчас он испускал на меня флюиды злобы, явно думая, каким более жестоким способом убить.
  - Я не мелкая, - презрение вернулось на лицо и во взгляд. Джимбей и Цуру продолжали вздыхать, а Дофламинго откровенно угорать над устроенным мною дурдомом.
  - Я убью тебя, - злобно прошипел непонравившийся мне Шичибукай, доставая откуда-то ножницы.
  - От самого раньше и трухи не останется, - плавно переместилась за спину Дофламинго. Отчего-то именно он показался мне самым лучшим средством защиты от Мории. - Мория-са~ан, вами только пятилетних детишек пугать. Вы случаем не из-под кровати выползли? Хотя, что-то я забываюсь, вы слишком большой для кроватей обычных детей, а дети великанов вас наверняка сами чуть не раздавили, - понимаю, что язвительность моя такая же плоская, как и мой юмор, но этого вполне хватает. - Дофламинго, вы ведь не против если я за вами спрячусь? У вас перья, я себя как за каменной стеной чувствую.
  - А у тебя видимо совсем чувства страха нет, - продолжал смеяться мужчина.
  - Я боюсь только вице-адмирала Гарпа, - честно призналась. - А может уже, в таком случае, начнём собрание? Нормально. Обсудим то, что нужно, и разбежимся. А то мне уже неинтересно так играть, - и уже едва слышно, хотя Дофламинго, скорее всего, услышал. - Прям королевой себя чувствую.
  - К тебе вернулся здравый смысл? - попытался съязвить Лик, когда под грозным взглядом Цуру, Мория, скрепя зубами и ножницами, садился на новый стул.
  - Здравый смысл вернётся ко мне с той же вероятностью, с какой ты станешь балериной и научишься чувству прекрасного или пению, - и всё равно возвращаться на своё место я не спешила. Да, Дофламинго опасен, и я это прекрасно понимала. Но в данный момент интуиция говорила, что убить меня у него нет никакого желания. Так что я упрямо продолжала стоять за спиной пирата, борясь с желанием вырвать из шубы пару пёрышек. Вот за эти пёрышки меня точно прибьют.
  - Может, тогда сядешь на своё место? - спросил парень. Михоуку и Крокодайлу было интересно, Кума никак не реагировал, а Джимбея всё это, таки да, забавляло.
  - Не хочу. Мне шуба нравиться, - я противоречу себе. Села на своё место, скрестив руки под грудью и вернув невозмутимое выражение лица. - Хотя такую же я всё равно не хочу.
  - Что с тобой? - Лик изобразил непобедимый жест рукалицо.
  - Вместе с пиратами в воздухе витает дух свободы, который они принесли с собой. И это необычайное ощущение свободы притягивает... расслабляет и невольно заставляет улыбаться, нести чепуху и веселится от души, - я легко улыбнулась, довольная тем своим бредом, что несла сейчас. - Нет больше стен Академии, преподавателей и студентов, что столь отвратительным гнётом давили на всё тело. Словно вырвалась из клетки, и нет больше никаких рамок и ограничений, - довольно оглядела присутствующих. Кума, наконец-то отреагировал на меня, пристально смотря прямо в глаза. Крокодайл как-то странно ухмылялся, Михоук лишь тихо задумчиво хмыкнул. Мория снова скорчил презрительную мину. С лица Дофламинго на мгновение пропала улыбка, но этого, кажется, кроме меня почти никто не заметил. Цуру едва заметно улыбалась, Лик нахмурился. А вот Джимбей широко улыбался.
  - Я имею право на философию! Пусть и в таком искажённом варианте, - фыркнула, когда атмосфера молчания мне надоела. - Мы тут вообще-то должны обсуждать новых кандидатов на пост Шичибукай.
  - Дети, - фыркнула вице-адмирал. - На пост ещё одного Шичибукай есть три кандидатуры: Магна, по прозвищу Кузнец с наградой в 240.000.000 белли, Мираж, с наградой в 200.000.000 и Императрица Пираток Куджа Боа Хэнкок с наградой в 80.000.000 белли...
  
  Собрание длиться уже почти час. Все Шичибукаи терпеливо сидели на местах, изредка вставляя комментарии, по тому или иному поводу. И за всё это время я лишь пару раз проявляла инициативу, всё остальное помирала со скуки. Потихоньку это начало выводить из себя. Ну, почему никто не дал мне листка и карандаша?! Я бы, может, чего нарисовала. Помню, меня как-то учили рисовать людей в карикатуре. Выходило вполне сносно.
  - Мираж слишком опасен, чтобы держать его так близко. Если он станет Шичибукай, у нас будет только больше проблем с ним, - Лик здесь проявлял самую большую инициативу, споря с тупыми людьми, которые не понимали, что лучше будет взять в Шичибукаи Боа или Магну, а не Миража. Конечно, нельзя исключать вариант, что Магна могла специально помочь, чтобы её сделали Шичибукай. Всё же этот пост даёт много полезных привилегий, а небольшой убыток с добычи для таких сильных пиратов, если они не столь жадны на деньги, убытком как таковым не является. Если Магна хочет получить пост Шичибукай, а получит его Мираж или Боа, то с ней могут возникнуть проблемы. В то же время сама Хэнкок не горит желанием стать Шичибукаем, а может просто не считает это нужным. Но в принципе, для устранения Магны иои Миража можно будет послать кого-то из уже действующих или, если её конечно назначат на этот пост, Боа... Ох, не понимаю я их.
  - А Магна? Она тоже достаточно сильна! - начал было говорить один из контр-адмиралов, что был на этом посту задолго до нас и уходить не собирался.
  - Но её способность не так опасна как у Миража! Что, по-вашему, опасней: способность наводить иллюзии голосом, или разогревать металл и камни до температуры плавления одним касанием? Разумеется, опасны оба, но иллюзии в умелых руках, по-моему, будут всё же сильнее, - сейчас мой бывший одноклассник раздражён. А вместе с ним всё сильнее раздражалась и я. Ну неужели им так трудно решить этот вопрос?! - Но не стоит забывать и политические вопросы... Боа Хэнкок Императрица Куджа, в отличии от тех же Магны и Миража. Выгоднее будет сделать Шичибукаем именно её...
  - Достали, - тихо прошипела себе под нос, чувствуя как щёки, всё сильнее наливаются кровью, а соответственно краснеют. В итоге же не выдержала, в приливе чувств чертыхнувшись, запрыгнула на стол, сняла плащ контр-адмирала и кинула под ноги, уперев руки в бока. - А давайте, я уйду из дозора, и вы сразу из меня Шичибукая сделаете?! И не придётся решать, кого из этих троих брать!
  Минуту в зале было тихо, и слышно лишь моё рассерженное пыхтение. Потом раздался хлопок, Лик, в очередной раз за сегодняшний день, хлопнул себя по лбу и изобразил фейспалм. А после нагло схватил за ногу и дёрнул со всей силы, отчего я упала на стол, лицом вниз. Мой бедный нос. Дальше почувствовала, как меня не менее нагло, опять за ноги, стянули со стола и насильно усадили на стул.
  - Хорошо. Я передумала, - пискнула, зажимая нос. Как же больно.
  Дофламинго, Крокодайл и Джимбей громко расхохотались.
  - Я рада, что вам смешно, - бросила недовольно. - Зато моим нервным клеткам и носу совсем не весело.
  - Я всё вице-адмиралу Гарпу расскажу, - невозмутимо оповестил Лик.
  Злость тут же схлынула, а лицо приобрело мелово-бледный оттенок. Надеюсь.
  - Не надо! - пискнула. Жаль, что за Дофламинго спрятаться сегодня уже не получиться.
Оценка: 4.89*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Эльденберт "Любовница поневоле"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"