Дэв Ольга: другие произведения.

Хан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.62*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 05.01.2015
    Новый мир, новые герои, новые приключения. Начало моего нового произведения. Для затравки. Пока только черновик, жду ваших отзывов))

  Дэв Ольга
  
  Хан
  
  Пролог
  
   У каждого наступает момент, когда ты начинаешь переосмысливать свою жизнь, думать о том, почему все пошло так, а не иначе. Я всегда и во всем винил императора - вполне реальную личность, на которого действительно можно было спихнуть все проблемы. Это более разумно, чем проклинать высшие силы, которых, возможно, вообще не существует. А император Ориан сделал много для того, чтобы подпортить жизнь людей вообще и мою в частности, пусть он даже и не знал о моем существовании.
   Начнем с истоков.
   Огромный континент занимала Орианская империя, состоящая из четырех доминионов - княжества Берунсон, королевства Мерсавия, королевства Карадона, королевства Киварио и множества провинций. И в каждом доминионе живет своя раса.
   Берунцы с кожей голубоватого цвета, длинными черными волосами, немного заостренными ушами и небольшими клычками. Они очень быстрые и ловкие, обладают отличной интуицией и слухом, могут менять свой голос, подражая услышанным, поэтому среди них много хороших певцов.
   Мерсы - высокие, широкоплечие, всегда светлые - кожа, глаза, волосы. Они отличаются острым зрением, в том числе, и в темноте, долго держат дыхание под водой, отличные пловцы, на коже кое-где видны мелкие чешуйки. Без воды могут продержаться долго, так как извлекают ее из окружающего пространства.
   Карадонцы - невысокие, темпераментные, с хвостом с кисточкой на конце в цвет волос, небольшими рожками на голове, легко передвигаются по деревьям с помощью хвоста. Есть перистые крылья, но в зачаточном состоянии, слишком маленькие для полета, но при балансировке на деревьях помогают.
   Киварийцы - ловкие, стройные, высокие, с длинными заостренными ушами, кожей теплого песочного оттенка, миндалевидными глазами 'чувствуют' землю, сильные менталисты.
   Среди всех рас были силары, обладающие Силой и асилы, которые таковой не имели. Говорят, раньше первые называли себя магами, пока не стали проводить опыты на людях, превратив всех в себе подобных. Асилы стали сбоем в эксперименте, аномалией, с которой силары боролись на протяжении сотен лет, но так побороть и не смогли.
   Впрочем, речь не об этом. Я хотел рассказать о другом.
  Единственной страной на континенте, не входившей в состав империи был Дакинский халифат. Дакинцы обладали крыльями и способностью летать, а также были сильными воинами, и никак не желали терять свою свободу. Они не раз совершали нападения на соседний Берунсон, чтобы доказать императору Ориану, что являются сильным противником. Однако Ориан посчитал, что позволять чересчур сильному противнику подобные вольности, не в его стиле и решил присоединить к себе оставшуюся страну.
  В этом я его и виню.
  Потому что теперь с юга империи бежали женщины и дети, а мужчины оставались защищать неспокойную границу рядом с халифатом. Превратить Дакинский халифат в очередную автономию стало для императора новой навязчивой идеей. С последнего завоевания прошло всего двадцать лет, но снова, как и тогда, огромная армия силаров двинулась на завоевание новой территории.
  Мне исполнилось двадцать*. Совсем еще ребенок по меркам людей. Когда силары несколько столетий назад увеличили срок жизни, и силары, и асилы всех рас стали жить по двести-триста лет. Именно это обстоятельство помогло нынешнему императору так возвыситься и создать поистине непобедимую страну, не думая о том, что через несколько десятков лет империю, собираемую им по кускам, разрушат его бесталанные наследники.
  К сожалению, я и моя мать жили на границе с халифатом, в королевстве Берунсон, которое являлось фронтиром империи по причине своей близости к Дакинскому халифату - единственной крупной стране, все еще не входившей в состав империи. Как только дакинцы начали набеги на границы Берунсона, моя мать решила уехать оттуда в метрополию. Мы собрали с ней свой небогатый скарб, продали дом почти за бесценок и отправились на северо-запад, в столицу Мерсавии Лекенд. Мать сказала, что там живет ее старая подруга, которая и поможет нам устроиться на первое время, пока она сама не найдет работу. Не в характере берунца куда-то срываться и покидать свой дом, потому-то их всегда с удовольствием брали везде на работу, но сейчас, когда многие семьи вынуждены были уехать из своего доминиона, берунцев станет много. Поэтому моя мать спешила как можно скорее оказаться в Мерсавии. Что меня, мальчишку тогда, совершенно не радовало. Пришлось бросить друга, любимый дом, оставить надежду хоть когда-нибудь увидеть отца...
  К чему я начал вспоминать эти события? А что мне еще оставалось делать, пока меня везли на рудники?! Скука, длинная дорога, невозможность поболтать с другими каторжниками, которые, как все силары, презирали асилов. В общем, на ум приходят мысли о том, как я докатился до подобной жизни. Захотелось найти первоисточник всех моих проблем, и, следовательно, проблем моих друзей. Ну, кроме императора, который, как я уже сказал, был всегда и во всем виноват.
  Первопричиной всех бед стало то, что я родился асилом. Быть бессильным в мире, полном обладающих этой Силой, всегда тяжело. Многие дети не доживали до своего совершеннолетия. А часть убивали сами родители, не желая всю жизнь быть привязанным к беспомощным детям. Мне повезло - я был единственным ребенком у матери и единственным близким ей человеком. Отец сделал матери самый оригинальный, по его мнению, подарок - ребенка, и поспешил скрыться в неизвестном направлении, а именно, в халифате, на своей родине. Об этом свидетельствовала моя внешность - я родился полукровкой, наполовину берунцем, наполовину дакинцем. Не самое лучшее сочетание, если ты асил.
  Второй причиной явилась как раз обстановка в халифате и наше вынужденное с матерью бегство. Кто знает, как бы сложилась моя жизнь, если бы я спокойно прожил ее в маленьком городишке доминиона Берунсон. Однако мы все-таки поехали в Лекенд. Путешествие мне запомнилось тем, что я впервые увидел, как выглядит вооруженная армия силаров в своем полном боевом облачении. Она двигалась нам навстречу, в халифат. Тогда я сразу понял, что всё, скоро халифат станет нашим. Ну не могут эти сильные воины в блестящей кольчуге продуть летающим кузнецам! Наивный ребенок. Не знал еще, кто стал инициатором войны, и кто прогнал нас из дома.
  ...На въезде в Лекенд нас остановил дневной патруль.
  - Дакинец? - спросил у матери самый высокий в мире человек, которого я когда-либо видел. Мерсы всегда отличались огромным ростом.
  - Лишь наполовину, - мать притянула меня ближе в неосознанном порыве защитить. - На другую он берунец.
  - Крылья? - продолжал допрос страж патруля.
  - Не появились, он асил, - ответила мать. - Мы можем идти?
  - Извините, сначала пусть покажет крылья. Задерите рубашку.
  Я вспыхнул и отшатнулся назад. Мне показалось унизительным на глазах у всех поворачиваться к стражу спиной и задирать рубашку, чтобы показать уродливые бугорки на спине, из которых у нормальных дакинцев-силаров и их полукровок появляются крылья.
  - Нет, мам, - покачал я головой.
  - Альхан, не упрямься, - мама потянула мою рубашку вверх. - Покажешь, и мы тут же пойдем дальше.
  Расти асилом всегда трудно. А быть таковым среди детей - самых беспощадных созданий, еще труднее. Я привык все решать кулаками. Поэтому и друзей у меня не было. Кроме одного. Клео был единственным, кто не косился на меня с превосходством. И вот сейчас я вновь почувствовал эти презрительно-любопытствующие взгляды. Но страж ждал, позади начала роптать очередь, и я усмирил свою детскую гордость, повернулся спиной к представителю закона, резко рванул рубашку, демонстрируя спину, и буквально сразу же вернул ее обратно.
  - Достаточно?! - зло спросил я стража, глядя ему прямо в глаза.
  - Мадам**, утихомирьте своего сына, - попросил страж мою мать. - Иначе он долго не проживет в столице. Проходите.
  Мать взяла под уздцы лошадку, нагруженную нашими вещами, и потянула меня за собой.
  - Альхан, ты не дома, - прошептала она мне на ухо, когда мы миновали ворота. - Это большой город, с разными людьми. Тебе придется многое терпеть, возможно, даже ходить в школу с силарами. Прошу тебя, просто терпи. Пока не научишься бороться с врагами словом или мечом - терпи. Иначе тебе не выжить.
  - Буду стараться, мам, - пробормотал я, понимая, что терпеть обиду, нанесенную мне или матери, никогда не смогу. Обязательно отвечу обидчику.
  Мы свернули с главной улицы. Мама спросила у прохожего, где находится улица, на которой проживала ее старая подруга, а потом повернула в нужный переулок. Начало темнеть и холодать. Я, съежившись, тащился за матерью, жалея, что у нас не хватило денег на три лошади. Пришлось покупать хотя бы одну, чтобы не тащить все вещи на себе.
  - Альхан, кажется, мы не туда свернули, - пробормотала мать, когда впереди показался тупик. - Давай, вернемся обратно.
  Я послушно кивнул. Мама всегда со мной советовалась или просто говорила. Наверное, потому, что больше не с кем было.
  Только мы развернулись, как впереди, словно неоткуда, появились три мужских силуэта. Просто огромных.
  - Заблудились, дамочка? - шагнул вперед тот, что был посередине. - Подсказать дорогу?
  - Нет, спасибо, - вежливо сказала мама, отодвигая меня за спину. Я почувствовал шевеление ее Силы. Мама готовилась атаковать.
  - А мы - джентльмены, всегда готовы помочь. Нам это ничего не стоит, - с этими словами говоривший поднял правую руку, делая знак одному из стоявших позади подельников.
  Тем временем я заметил слева от себя погнутую подкову. Недолго думая, наклонился и схватил ее. Жизнь уже тогда научила меня пользоваться любым подходящим оружием.
   - Однако будет стоить вам, - продолжал мужчина. Его подельник также шагнул вперед, держа в руке короткую тонкую трость. - Я попрошу вас очистить ваши карманы от ненужных ценностей. Быстрее найдете дорогу обратно.
  - Извините, джентльмены, - холодно сказала мать. - Этого я себе позволить никак не могу. Освободите дорогу, прошу вас.
  - Я давал вам право выбора, - пожал плечами главарь и махнул рукой.
  Недаром берунцы славятся своей быстротой и ловкостью. Мама толкнула меня под брюхо нашей флегматичной кобылы, а сама бросилась на главаря, увернувшись по пути от длинной иглы, которую пустил в нее из тросточки второй грабитель. Я вцепился в передние ноги лошади, судорожно сжимая в руке подкову. Мама раз и навсегда научила меня оставаться на месте, пока она сражается. Вот я и ждал. Она ловко уворачивалась от игл, использовала Силу, оттолкнув от себя главаря, который угодил в стену ближайшего дома. Третий попытался зацепить мать своей Силой, однако она снова увернулась. Второй бросил бесполезную тросточку, и попал в маму Силой. Она замерла на месте, скованная ею. Ее голубоватая кожа как у всех берунцев слегка светилась в темноте из-за того, что она только что воспользовалась Силой.
  - Подними его, - кивнул второй третьему на своего главаря. - Я проверю ее карманы.
  Третий помог своему начальнику встать, привел его в порядок с помощью Силы, убрав с его кожи, покрытой кое-где чешуйками, ссадины и синяки. Второй начал ощупывать мою мать, похабно улыбаясь и доставая у нее мешочки с монетами.
  - Ах, ты ж, сучка! - выругался главарь, подойдя к матери и ударив ее по лицу. - Теперь и не надейся сохранить себе жизнь!
  Я испугался за маму. С криком я проскочил между передних ног лошади и бросился на главаря с подковой в руке. Чувствовал, как мотки Силы разбиваются об меня. Однако на асилов Сила не действует. Единственное наше преимущество. Я со всей своей яростью ударил подковой по ногам главаря. Он с руганью отскочил, схватившись за колено. Я успел его ударить еще и по плечу прежде, чем меня перехватили сзади за руки.
  - Какого халифа на него ничего не подействовало? - спросил второй у главаря.
  - Асил, похоже, - он уже разогнулся, залечив раны Силой. - Редкий экземпляр. Этого просто прирежь.
  Меня потрясли за руки, заставляя выбросить подкову. Потом я почувствовал прикосновение ножа к своему горлу и испугано сглотнул. Но тут же почувствовал, как хватка ослабла. Я вырвался и упал на брусчатку. Снова послышалась ругань. Обернулся и увидел, что мать справилась с заклинанием грабителя и помогла мне освободиться, но там был еще и третий, который и вонзил ей в бедро нож. Она вскрикнула и упала.
  - Ма! - закричал я, вскакивая и бросаясь к ней. Меня не перехватили, позволив подбежать к ней и упасть рядом на колени. Мама лежала на спине, двумя руками зажимая рану на ноге. Для нас было бы все кончено, если бы не голос сверху.
  - Огден, я тебя вижу! - крикнул кто-то. - И вижу, что ты сделал!
  Главарь выругался, выискивая глазами неизвестного на крыше. Я тоже невольно поднял голову, но никого не обнаружил.
  - Это Кот, Огден, - сказал второй. - Я же говорил, он все узнает! Узнает, что мы грабим беженцев!
  - Не узнает! - прикрикнул на него Огден. - Это еще не Кот, а кто-то из его шестерок! Сэм, разберись с этим крикуном! Фил, забираем добро и валим! Кот узнает, что его шестерка погибла, но не узнает от чьих рук! Сэм, увидимся у Ральфа!
  Сэм, который оказался третьим, исчез в темноте, Огден и Фил принялись потрошить наше добро. Я же сидел рядом с матерью, помогая ей зажимать рану. Руки были все в крови, но она не прекращала течь.
  - Мам, Сила! - в отчаянии сказал я со слезами на глазах.
  - Альхан, не могу! Сила не поможет! - мама тоже плакала. - Нож был отравлен. Мне нужен лекарь! Я не справлюсь! Беги, найди лекаря!
  - Нет, мам! Не пойду!
  Грабители успели скрыться, оставив все, что им не пригодилось на брусчатке возле лошади. Я сидел возле истекающей кровью матери и ничего не мог поделать. Подобного чувства беспомощности я никогда в жизни не испытывал. И это меня пугало. Пугало меня и то, что здесь, в абсолютно незнакомом городе, где-то в подворотне, я могу потерять мать.
  - Мэм***! - раздался крик. - Мэм, с вами все в порядке?
  - Ох, Пресветлый, - прошептала мать, поднимая мутные глаза. - Какое уж в порядке, месье!
  К нам подбежал высокий мерс. Я отшатнулся в сторону, давая ему дорогу.
  - Не бойся, я вам помогу, - сказал мужчина. - Я лекарь, возвращался домой, услышал ваш плач. Кто вас так?
  - Грабители, - мама начала заваливаться назад. - Нам вам послал сам Пресветлый.
  - Не то слово, - проговорил мужчина, подхватывая маму и осторожно укладывая на брусчатку. - Ничего, я вам помогу.
  - Там яд, - еще тише прошептала мама.
  - И яд удалю, - заверил ее мужчина. - Ну-ка, помоги мне, - попросил он меня. - Это твоя мама? Хорошо, будем спасать ее! Держи здесь, передави сосуд. Я сейчас яд удалю из организма, а потом Силой залечу рану.
  Я следовал инструкции мужчины, глядя в бледное мамино лицо. Но лекарь действительно помог ей. Уже через пару минут рана зарубцевалась.
  - Я такие ранения уже встречал, всегда с собой ношу противоядие от большинства ядов. Местные бандиты начали использовать против силаров яды. Теперь твоей маме нужно пополнить запас крови. А для этого я перенесу ее к себе. Тебя как зовут?
  - Альхан, - сказал я, вставая, когда мужчина поднял маму на руки.
  - А меня Хэйвуд. Ну-ка, подними вещи на лошадь и веди ее за мной.
  Мужчина внушал доверие. У меня ни на минуту не возникло ощущения, что он может нам навредить.
  - Хорошо, - кивнул я. - Мама будет жить?
  - Конечно, Альхан! Даже не сомневайся! Где же ваш отец? Почему не защищает вас?
  - Мы вдвоем, - хмуро отозвался я, распихивая в мешки разбросанные вещи. Руки все еще были в крови матери, поэтому я успел все перепачкать.
  - Понятно, - вздохнул мужчина. - Идем.
  Хэйвуд помог нам - отвел к себе домой, уложил мать, напоил ее какими-то отварами, накормил меня, а потом завел разговор о случившемся. Я рассказал, как на нас напали, буквально до слова вспоминая, что говорили грабители.
  - У Ральфа? - удивился он. - Это таверна такая. Нужно сказать дневному патрулю, их поймают.
  - Правда? - с надеждой спросил я. - И деньги вернут?
  - Вернут, - заверил меня Хэйвуд, но в его голосе мне послышалось сомнение.
  Я подозрительно посмотрел на него, но лекарь отвернулся. И я понял, что мы так и останемся с мамой бедными. И не защитит нас больше никто, кроме нас самих. Ведь и лекарь обычно деньги берет. Вот вылечит маму, попросит денег, а у нас ничего нет. Тогда в моей детской голове и созрел план, которой стал третьей причиной того, почему моя жизнь превратилась в такую насыщенную.
  Ночью, когда Хэйвуд лег спать, я тихо выбрался из кровати, взял на кухне нож и вышел из дома. Где искать эту таверну я не имел ни малейшего понятия. Но решился пойти. Мне было страшно до дрожи в коленках, но я подошел к первому прохожему и спросил, где находится нужное мне место. Он удивленно посмотрел на худенького мальчишку в окровавленной одежде - я не стал переодеваться, и все же рассказал, как туда пройти. Добраться туда без происшествий мне помог слух и ловкость берунцев. А также огромное везение. Судьба решила, что на тот момент я перевыполнил лимит неприятностей.
  Из таверны доносились громкие голоса и смех. А еще оттуда разило так, что я невольно закашлялся и закрыл нос. Не привык я к запаху спиртного в таких количествах. Я осторожно скользнул внутрь, так никем и не остановленный, у входа спрятался в тени и осмотрел таверну в поисках своих врагов. Их лица я хорошенько запомнил. Есть! Вот они! Все трое пили, ели и громко смеялись. А еще обнимали девушек у них на коленях, лапали их огромными ручищами. Как они терпят это? Но девушки продолжали сидеть и громко смеяться.
  Я решительно пошел туда, прижимая к себе нож за пазухой. Они мне приставляли клинок к горлу, а если я ткну кого-то ножом в спину, они отдадут деньги? Я не буду убивать, мама не одобрит, но ранить можно. Как они маму.
  Только сейчас я понимаю, как это было глупо и наивно. Как я вообще добрался до таверны живым, так и осталось для меня загадкой. Возможно, сама судьба вела меня туда, к этой жизни.
  Я обошел несколько столиков. Как ни странно, на меня мало обращали внимания, занятые своими делами. Я выбрал главаря, Огдена, и обошел его со спины. Вытащил нож и кончиком прикоснулся к его спине.
  - Что за...? - выругался Огден, подскакивая на месте и заводя руку за спину, но как только почувствовал сзади нож, замер на месте и снова выругался. - Кто это? Что тебе надо?
  - Вы вернете наши деньги! - решительно сказал я.
  - ЧТО?! - удивился Огден, услышав позади детский голос. - А ну, отошел!
  Он резко обернулся, использовал Силу. Но все произошло не так, как он ожидал. Меня не отшвырнуло в сторону, поэтому нож глубоко поцарапал ему кожу на спине. Я выронил его и отскочил в сторону, испуганно выронив нож. Окружающие заметили, что Огден, ругаясь, ощупывает спину, и тут же меня схватили другие посетители таверны.
  - Огден, что это ты?! - спросили его, громко смеясь. - На тебя уже дети нападают?
  - Да пошел он!
  - Нет, подожди, - продолжил мужик, который держал меня за руку. - Интересно, за что он тебя.
  - Не интересно! - огрызнулся Огден, успевший залечить себе рану. - Выкини его отсюда! Или я сам!
  - Подожди-подожди! За что ты дядю в спину ножом ткнул? - спросил меня мужик, тоже мерс.
  - Он ограбил меня и маму. И ранил ее, - честно объяснил я. - У нас денег совсем нет.
  - Неужели? - неизвестный мерс серьезно взглянул на Огдена. - Коту не понравится. Похоже, он беженец.
  - Плевал я на вашего Кота! - вскочил Огден. - Мы грабители или нет?! К халифу все эти ограничения! Если грабить, то всех! Он не имеет права...
  - Кто не имеет права? - холодно спросил кто-то.
  В таверне наступила оглушительная тишина. Если до этого еще кто-то продолжал беседы за столами, не вдаваясь в то, что происходит за столиком Огдена, то теперь внимание посетителей было приковано к нам и к тому, кто произнес последнюю фразу. Большинство взоров было обращено на лестницу. Там стоял высокий мужчина, полукровка. Наполовину мерс, наполовину карадонец, о чем свидетельствовал его хвост с кисточкой в цвет каштановых волос и маленькие рожки на голове, которые было хорошо видно из-за коротких волос. Мужчина смотрел на Огдена голубыми льдистыми глазами. Я невольно сглотнул. Грабителя я боялся не так сильно, как этого Кота.
  - Кот, - выдавил Огден. - Ты не так...
  - Я все правильно понял, - перебил его Кот. - Я здесь долго уже стою. Я предупреждал, не грабить беженцев, детей и женщин. Идет война. По законам военного времени ты будешь казнен. Сэм и Фил тоже. Мне буквально пять минут назад сообщили о смерти Рональда и следах Сэма там. Теперь мне кажется, я знаю, что случилось. Разберитесь.
  По его кивку всех троих схватили и потащили к выходу. Они громко кричали, пугая меня еще больше, вырывались, пытаясь использовать Силу, но все было бесполезно.
  - А с этим что делать? - спросил мужик, который меня все еще держал.
  - Асил? - задумчиво посмотрел на меня Кот. - Асилов я еще не встречал. Оставим у себя. А то еще разболтает.
  Так я и оказался в шайке Кота, из-за чего вся моя жизнь полетела вверх тормашками. И я все еще не понял, нравится мне это или нет. Определенно, были моменты, когда я просто балдел от своей жизни. А иногда жалел, что не могу провести дни у камина в тепле и уюте. И это 'иногда' наступило как раз сейчас, когда меня везли как преступника на рудники в бывший Дакинский халифат, который стал новым доминионом империи. Но что поделаешь, такова моя жизнь...
  
  
  
  Глава 1
  
  Жаркое солнце, открытая местность, пыль, грязь и невозможность воспользоваться Силой. А также надзиратели, постоянно подгоняющие недобросовестных каторжников старым способом - плетьми. В подобных условиях работали силары, недавно обладавшие Силой, а теперь лишенные ее. Император Ориан нашел свой способ экономически выгодной добычи руды - преступники. Всех, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, отправляли в Дакинию на рудники под открытым небом добывать единственный в мире металл, который силары не могли создать - астрен. Также силары были бессильны в его добыче. Приходилось работать, не используя своих главных возможностей, вручную. Из астрена производили монеты разного достоинства, а также ювелирные украшения. По сути астрен стал основной причиной того, что почти шестьдесят лет назад император Ориан решил присоединить к своей территории богатую на залежи этого металла Дакинию.
  Колдер Файн ступил на территорию Дакинии жарким утром первого дня лета. Ему предстояло непростое дело - договориться с одним из самых несговорчивых преступников. Колдер не знал, как изменили его рудники. Вряд ли в лучшую сторону. И будь его воля, глава Императорского Ночного Патруля приказал бы казнить его, но так уж сложились обстоятельства, что у него просто не было выхода...
  Сэра Файна встречал Девен Оддли - главный надзиратель Западных рудников Дакинии. Он построил себе небольшой дом недалеко от казарм надзирателей и в полумиле от самих рудников. Там и произошла встреча.
  - Сэр Файн, рады вас видеть, - поприветствовал его Оддли, будучи не в самом хорошем настроении из-за неожиданного визита этого мерса.
  - Мистер Оддли, я вижу, когда мне лгут. И не жду от вас любезности и радушия, - равнодушно сказал Колдер, следуя за хозяином в дом. - Я знаю, как все относятся к представителям Ночного Патруля.
  - И что я, по-вашему, сэр, должен был вам сказать? - спросил Оддли.
  - Тоже верно, - согласился Файн. - Вы прекрасно знаете, что требуется от вас. Для начала мне нужен беспрепятственный доступ к документам по каторжникам.
  - Вы ищете кого-то конкретного? Я могу его знать? - уточнил Оддли, пригласив Файна в свой кабинет и сделав знак слуге принести им напитки.
  - Это зависит от того, были ли на рудниках за последний месяц странные происшествия, - Файн пристально посмотрел на Оддли. Похоже, у этого мерса в предках отметились киварийцы. Трудно иметь дело с тем, у кого хорошая интуиция от природы, а не как у него - развитая профессионально.
  - Нет, - помедлив, ответил Оддли. - Не припоминаю такого за последний месяц. Все, как всегда.
  - Вы хотите сказать, что среди каторжников не было даже никаких волнений? - не поверил Файн. Зная искомого преступника, Колдер думал, что рудники встанут на уши сразу после того, как он сюда попадет.
  - Все, как обычно, повторяю, - на время Оддли замолчал, ожидая, пока слуга расставит на столе бутылки, тарелки и стаканы. - Каторжники не могут и дня прожить без того, чтобы не устроить драку друг с другом или с надзирателем. Но ничего необычного в них не было.
  - Нужный мне каторжник - асил, - помедлив, сказал Колдер, подозревая, что данный асил явно что-то замыслил. - Его привезли сюда около месяца назад. Вы должны его знать. Не так уж много асилов попадает сюда.
  - Вы правы, - подтвердил Оддли. - Он второй асил на моей памяти на этих рудниках. Тогда зачем вам мой архив?
  - Мистер Оддли, беспрепятственный доступ, - повторил Колдер, намекая, что это не его дело.
  - Да, сэр, - понял главный надзиратель. - Что-то еще?
  - Да, надзиратели, которые обычно дежурят возле Хана. Я хочу знать все о тех, кто окружал его весь этот месяц. А встречу с ним организуете завтра.
  - Да, сэр, - повторил Оддли. Раньше он не задумывался о том, что этот преступник особенный. Кроме того, что он является асилом, конечно же. Но теперь он прошерстит все документы, касающиеся Хана, не менее внимательно, чем глава ищеек из Ночного Патруля. То, что Девен Оддли, находится далеко от центра империи, не должно мешать ему оставаться в курсе всех событий.
  
  
  
   * * *
  
  Солнце палило нещадно. Даже в тени при такой жаре можно было получить тепловой дар. Земля нагрелась, как раскаленная сковорода, и сквозь подошвы сапог подогревало ноги надзирателей. Но допекала не только жара, а мухи и пот, которые не позволяли заживать открытым рубцам от плетей на спинах каторжников. Пот постоянно катился по спине, соленый, едкий, разъедал едва поджившие рубцы, заставляя чувствовать постоянный зуд. Мухи, прельстившись 'ароматной' трапезой на спинах каторжников, не спешили покидать это место, не обращая внимания на постоянные взмахивания в попытке прогнать их. Они жалили так, что, казалось, вместо них сидит, по меньшей мере, огромная оса.
  - Халиф им в горло! - выругался рядом со мной Тейгу. - Нас быстрее убьют мухи и жара, чем надзиратели!
  - Вам сколько осталось? - поинтересовался я, удаляя кисточкой с астрена остатки пыли и грязи.
  - По сравнению с тем, что было, совсем немного - всего два года, - поделился Тейгу.
  - Вам грех жаловаться, - заметил я. - Осталось два года, работаете сидя, а не постоянно махая киркой. Чем не жизнь?
  - Хан, твоя черта всегда и везде находить хорошее, просто бесит, ты знаешь?! - сквозь зубы процедил Тейгу.
  - Думаю, если бы я каждый день твердил вам, что здесь отвратно, вы бы вообще со мной не разговаривали, - хмыкнул я.
  - Скорее всего, - Тейгу сортировал астрен и, почти не глядя, раскидывал на несколько кучек. - А как ты умудрился попасть в группу 'счастливчиков'? - спросил он. - Давно хотел спросить. Ты не пробыл здесь и десяти дней, как тебя определили к нам - на последнюю обработку астрена.
  - О, друг, сие есть тайна, - протянул я.
  - Хочешь сказать, не для моих ушей? - спросил Тейгу.
  - Если они вам дороги, то не для них, - я посмотрел на горизонт. До полудня оставалось чуть меньше часа. А потом перерыв на обед, когда можно будет поговорить с Алимом. Если уж и он ничего не знает, то делать здесь больше нечего.
  - Понятно, - вздохнул Тейгу. - Не буду тогда спрашивать. Хочу провести последние годы в относительном комфорте. Пусть и на жаре, но не под плетками надзирателей.
  - Правильное решение, - одобрил я. - Я с вами на обед не пойду. Есть дело. Надо к дакинцам подойти.
  - И про это спрашивать не буду, - повторил Тейгу. - Тебе прихватить со стола хлеба?
  - Буду признателен.
  Дальше мы работали в тишине. Тейгу - молодой мужчина всего на десяток лет старше меня, попал сюда из-за того, что был застукан в постели с любимой фавориткой императора Ориана. Тейгу зарабатывал на жизнь тем, что развлекал публику при дворе императора. Он был берунцем, но родился в Мерсавии и имя получил мерсавийское. Да, не зря мне Клео твердил, что всему виной женщины. Так произошло и в случае Тейгу. На него сразу посыпались обвинения в преступлениях, которые он не совершал, а потом он, не успев одуматься, оказался в тюрьме, а вскоре и на рудниках. Тридцать лет жизни он потерял благодаря тому, что покувыркался почти на глазах императора с его любимой женщиной.
  Сначала веселого берунца напрягало то, что я ко всем обращаюсь подчеркнуто вежливо, не переходя на 'ты'. Он даже обижался первое время, пока я доходчиво не объяснил, что такая уж у меня манера общения. Я разделил свое окружение на два лагеря. Ближний круг - те несколько человек, которым я полностью доверяю, и остальные. Соответственно, к тем, кто состоит в ближнем круге, я обращаюсь на 'ты' и считаю их свой семьей. Остальные... Остальные - это остальные. Больше добавить нечего.
  Подошло время обеда. Со всех сторон начали стягиваться каторжники в сопровождении надзирателей. К пещерам они двигались гораздо быстрее, чем на рудники. Впереди ждал двухчасовой отдых, а потом снова работа. За 'счастливчиками' приходили в последнюю очередь. До этого времени мы продолжали свою работу.
  - Заканчивай, Хан, - Тейгу поднялся со своего камня и потянулся. - Вон наши уже идут. Что-то в этот раз их больше.
  - Их и в прошлый раз было больше, - заметил я. - Опасаются.
  - Тебе не следовало устраивать драку на прошлой неделе, - Тейгу продолжал наблюдать за приближением двадцати надзирателей. Многовато для пяти десятков 'счастливчиков'. - До этого за нами приходило всего пятеро.
  - Меня вынудили, - пожал я плечами. - Вы же знаете, Тейгу, я стараюсь избегать конфликтов.
  - Ты их обычно организовываешь, - пробормотал Тейгу, но я услышал и хмыкнул.
  - Построились в две колоны! - привычно закричал старший смены. - Первая пара вперед!
  Мы с Тейгу оказались последними. Так я мог свернуть к дакинцам, которые предпочитали обедать только со своими в отличие от других рас. Они все еще считали себя и империю двумя разными полюсами.
  - Каторжник Хан, вы пройдете с нами, - ко мне подошли три надзирателя. Многовато для одного меня. Хотя один из них, кивариец, присутствовал на устроенной мною публичной демонстрации силы, чтобы теперь остерегаться моих выходок. Два других, карадонец и мерс, были мне не знакомы.
  - Вы приглашаете меня на обед, джентльмены? Заманчиво, - наш отряд уже увели. Тейгу, помедлив, все же пошел с остальными, когда один из надзирателей красноречиво поднял плеть. Мою фразу никто из каторжников уже не слышал. Чего я и хотел - не стоит унижать надзирателей на глазах у заключенных.
  - Вперед! - жестко и непреклонно приказали мне.
  - Если вы настаиваете, - сдаваясь, поднял я руки.
  Это что-то новое. Каторжников забирали лишь в нескольких случаях - перевод на другие рудники, казнь и освобождение. Я пока не давал сигнала своим для перевода, для казни не так уж много я нашалил здесь, а освобождение мне не светило в любом случае - госпожа обвинитель добилась того, что мне дали шестьдесят лет на рудниках. Если бы только она знала, что я и не собирался здесь проводить весь срок...
  Тем не менее, мне оставалось только гадать, куда меня ведут. Первый надзиратель прошел мимо пещер, где были оборудованы спальные места для каторжников, а также кухня, где их кормили. Оттуда с любопытством смотрели на то, как три надзирателя сопровождали одного беспомощного асила. Остальные же пошли с 'счастливчиками' к пещерам. С недавнего времени надзиратели не доверяли обычно спокойным обработчикам астрена. Нужную для этого атмосферу создал, конечно же, я.
  Мы минули пещеры и направились в сторону казарм по пыльной раскаленной дороге. За казармами, насколько я знал, находился дом главного надзирателя. Да, с ним я дела еще не имел. Даже не видел, но знал всю его подноготную - где родился, кто его родители, где учился, как попал сюда. Стоило узнать о будущем 'хозяине' все, что возможно. Поэтому Беккай и собрала для меня всю информацию прежде, чем я 'попался' Ночному Патрулю.
  Перед тем, как завести меня в дом, надзиратели решили немного облагородить полуголого каторжника. На заднем дворе для меня подготовили бочку с холодной водой, принадлежности для бритья, чистую одежду, обувь и еду. А также полчаса на то, чтобы привести себя в порядок под пристальными взглядами надзирателей. Они-то знали, что я могу и одной бритвой убить их всех. Однако этого мне как раз и не надо было. Потому что главный надзиратель сумел разбудить мой интерес к тому, что будет дальше. Поэтому я не воспользовался столь щедро предложенной возможностью для побега. Но, тем не менее, пока мылся и брился, успел просчитать несколько возможностей для побега.
  - Готов? - грубо спросили меня, когда я неспешно доедал положенную мне порцию обеда.
  - Господин надзиратель, - вежливо не в пример ему начал я, - мы с вами вместе за столом одну бутыль не распивали. Попросил бы вас удержаться от грубостей и фамильярностей.
  - С тобой?! - удивился надзиратель - не очень высокий карадонец. Его хвост возмущенно задергался, показывая его гнев.
  - Тихо-тихо, - осадил его второй, кивариец, которого я до этого видел. Это он на той неделе был в группе тех, кто разнимал организованную мной потасовку. - Не наговори лишнего.
  - Лишнего?! - рявкнул карадонец. - Это каторжник, преступник! Я могу говорить ему все!
  - Джентльмены, - оборвал я их перепалку. - Я готов. Не соблаговолите ли проводить меня?
  - Северо, ты останешься здесь, - обратился знакомый кивариец к хвостатому. - Мы сами его проводим. Я потом все тебе объясню.
  Северо зло посмотрел на меня, однако товарища послушался. Дальше меня провожали двое. Мы прошли через заднюю дверь, потом по коридору, после чего остановились. Кивариец коротко постучался в дверь.
  - Входите, - глухо ответили с той стороны.
  Кивариец открыл дверь и жестом пригласил меня войти внутрь. Я кивком поблагодарил его за любезность и перешагнул через порог.
  Да, его я здесь встретить никак не ожидал. Неожиданность, других слов просто нет. И я не знаю, хорошо ли для меня, что он здесь или же...
  - Сэр Файн, - сказал я, пока дверь сзади закрылась. Надзиратели остались с той стороны. - Какой приятный сюрприз для меня.
  - Ваша единственная положительная черта, Хан, - начал Колдер, - это то, что вы никогда не лжете в лицо собеседнику. Не договариваете, да. Но лгать... Как это вам удается?
  - Как правило, я стараюсь не раскрывать своих секретов, - улыбнулся я, присаживаясь в кресло напротив главы Ночного Патруля. - Чем я обязан вашему визиту? Не поверю, что за месяц моего отсутствия в столице стало скучно, и вы решили меня вернуть.
  - Вы правы, в Лекенде стало на порядок спокойнее за этот месяц, - Колдер Файн откинулся в кресле и зажег сигару. - Говорят, Туз не так жесток, как его правая рука, и в его отсутствие придерживает своих людей на коротком поводке.
  - О, да, без меня и вор не крадет, и убийца на дело не выходит, - согласился я. - Туз - добряк, а я страшный хитрый маньяк, жаждущий крови. И как вы только умудрились поймать меня?
  - Сам удивляюсь, - ответил Колдер Файн. - Я не верю в везение. А вот в твои ошибки - верю.
  - Да, ваша взяла, - покровительственно согласился я. - А я сплоховал, расслабился. И все же, вы через два месяца после приговора решили навестить меня здесь. В чем причина? Не скажу, что я не рад вашему визиту. Мне повезло принять первую за месяц вполне нормальную ванну и побриться. Мешали пристальные взгляды надзирателей, но я привык к вниманию публики.
   Колдер Файн помедлил, стряхивая пепел и делая новую затяжку.
  - Императору Ориану угрожает опасность, - начал он, глядя на огонек сигары. - Даже не лично ему, а всей империи.
  - Я не ослышался? - подался я вперед. - Вы хотите, чтобы я помог императору?
  - Империи, а не императору, - уточнил Файн.
  - Сэр Файн, я не наивный и глупый юнец. Я прекрасно понимаю, что империя всегда подразумевает императора лично. Особенно, если вспомнить, что вы начали именно с императора, а не с угрозы нации. А помогать нашему уважаемому монарху я никогда не рвался.
  - Вы даже не хотите услышать продолжение? - спросил Файн, не выказывая и тени беспокойства.
  Значит, у него в рукаве припрятан козырь. Я все же рискнул, чтобы дать ему возможность воспользоваться им.
  - Мне не интересно все, что касается империи, императора и спасения нации в целом, - ожидаемо произнес я, ожидая следующего хода от Файна.
  - Тогда я предлагаю сделку, - продолжил Колдер. - Ваша полная свобода взамен помощи мне.
  - Сильно вас прижало, да? - хмыкнул я. - Столько лет выслеживать меня, наконец, поймать, а потом отпустить, потому что императору понадобилась помощь.
  - Не думайте, что я не испробовал все, прежде чем поехать сюда, на рудники, - поделился сэр Файн.
  - Не думаю. Я уверен, что вы напрягли всех ночников. И все же, вы здесь. И не зацепили меня нисколько. Меня не интересует свобода, потому что меня привлекает это место - приятные люди, великолепные условия и время для раздумий, которого мне раньше так не хватало.
  - Я не озвучил все условия, - продолжил Колдер. - Имя Вистан Гилл вам ни о чем не говорит?
  - А должно? - не выказал я ни капли беспокойства.
  - Уверен, что да, - Колдер так старательно сдерживал свое превосходство над ситуацией, что оно невольно проступило на его лице. - Вы столько спрашивали о нем за последний месяц.
  - Это ошибка, уверяю вас, - улыбнулся я. - Я ни разу не упоминал имен.
  - Конечно, вы же осторожны, - Файн затушил сигару. - Но мне не составило труда узнать, о ком вы так старательно выспрашивали. И я помогу найти интересующую вас персону. Взамен я требую помощи от вас.
  Я помолчал, обдумывая его предложение. Вистана я искал уже месяц и тщетно. По последним данным его отправили на Западные рудники. Не так просто найти каторжника на огромных рудниках, особенно, когда твою свободу ограничивают надзиратели. Мне удалось узнать то, что его переправили на Восточные рудники за неделю до моего появления здесь. Но данные были не точными, ведь надзиратели говорили о том, что три месяца на Восточные рудники никого не переправляли. Однако часть каторжников вернули обратно в Мерсавию, а другую часть отправили на самый юг Дакинии, на границу с пустошью. Мои действия ограничивались еще и тем, что я не должен был упоминать каких-либо имен или же быть слишком навязчивым. За мной всегда и везде следили. Как оказалось, я был не достаточно осторожен. Колдер Файн как всегда оказался в курсе событий.
  - Какого рода помощи? - наконец, спросил я.
  Сэр Файн заметно расслабился.
  - Месяц назад пропал принц Ясуши - старший сын короля королевства Киварио Кэтсеро. Конечно, король обратился к императору и к Ночному Патрулю за помощью. Через три дня после этого пропал наследник и короля Диего Басилио II из Карадоны. Император забил тревогу. Но исчезновения детей королей не прекратились. Началось все с наследников, а потом стали пропадать и другие дети. Пока никто не в курсе. Император объявил всему миру, что решил организовать летнюю школу для детей королей доминионов. Поэтому официально все дети находятся в летней резиденции императора, которую тщательно охраняют. Мне нужно, чтобы вы расспросили своих. Возможно, они знают что-то об этом. Еще двадцать лет назад я мог надавить на кого-либо из шайки Кота. Но после того, как его сменил Туз, я бессилен. Он держит своих людей на коротком поводке.
  - Он это может, - согласился я. - Вы считаете, что кто-то из нас причастен к этому?
  - Я уже ничего не считаю, - покачал головой Колдер. - За месяц поисков и расследований, я продвинулся совсем недалеко.
  - В таком случае, что требуется от меня? Чтобы я просто добыл вам сведения? - спросил я, переходя на деловой тон.
  - Нет, - Колдер положил руки на стол. Ошибка с его стороны. Руки прекрасно отражают эмоциональное состояние людей. Или же сэр Файн решил намеренно открыться мне. - Я хочу, чтобы вы нашли этих детей.
  - Неужели? - вздернул я брови. - Вы хотите, чтобы я работал с Ночным Патрулем? Мир сошел с ума за месяц моего отсутствия?
  - Нет, пока все по-прежнему, - улыбнулся Колдер. - Вам не надо работать с Ночным Патрулем. Будете работать самостоятельно, по своим каналам. А я тем временем займусь Вистаном Гиллом.
  - Когда вы освободите его?
  - Через три дня он будет дома со своей семьей, если вы согласны на сделку. Я еще утром послал запрос и выяснил, где он находится. Он будет освобожден от всех обвинений. И я даже не буду подробно копаться в его биографии, чтобы узнать, зачем вы его ищете.
  - Где гарантия того, что вы не вернете его в тюрьму, когда все закончится?
  - Моего слова и документа с подписью императора будет достаточно?
  - На первое время да, - согласился я, нисколько не веря в то, что он не будет копаться в биографии Вистана. Будет, еще как. Успеть бы подправить ее до этого. Иначе пострадают многие. - От меня же требуется найти королевских детей. А что если они уже давно мертвы? Столько времени прошло...
  - Император полагает, что тому, кто похитил этих детей, они нужны живыми.
  - И вы не расскажете, почему он так считает? - спросил я.
  - Это не пригодится вам в поиске детей. Я так и не услышал ответа, хотя рассказал вам практически все про сделку.
  - Вы прекрасно знаете мой ответ. Я согласился уже тогда, когда вы упомянули имя Вистана Гилла, - сказал я. - Я могу набирать свою команду?
  - Да, всех, кого посчитаете нужными. Только я должен как-то вас контролировать. Один человек будет мой.
  - Спасибо, что упомянули об этом заранее, - съязвил я. - Я его знаю?
  - И неплохо, - Колдер получал удовольствие от того, что говорил. - Арселия Эвита Марин де Ариас, императорский обвинитель. Та, которая отправила вас на рудники на шестьдесят лет.
  - Очаровательно, - протянул я. - Тогда я не отвечаю за ее безопасность, если моя команда решит разорвать ее на кусочки.
  - Этого и не нужно, - покачал головой Колдер Файн. - Она прекрасно может позаботиться сама о себе.
  Она просто не знакома с моими друзьями. Но этого я сэру Файну предусмотрительно не сказал. У меня были свои счеты с госпожой императорским обвинителем. Еще один повод согласиться на приключение, организованное главой Императорского Ночного Патруля.
  
  Глава 2
  
  * * *
  
  На улицах Лекенда нищие, как и везде, занимались своим обычным делом - просили милостыню. С одним значительным исключением - тридцать лет назад, когда теневым королем столицы стал Туз, он взял всех нищих и попрошаек под свое покровительство. И лишь представители банды Туза знали об этом факте. Хотя с некоторых пор бандой эту организацию стали называть все меньше и меньше. Все чаще звучало другое слово - Гильдия. Теневая гильдия, если быть точным. Каждый из попрошаек стоял на своем месте, играл свою тщательно проработанную роль. Именно это обеспечивало стабильный заработок для самих попрошаек и уверенность Гильдии в том, что все заработанное на улицах столицы идет в ее карман.
  Соответственно к новичкам на улицах относились подозрительно, пару дней присматриваясь к ним, а потом отправляя к 'начальству'. Работать 'без лицензии' никому не позволялось.
  Поэтому нового персонажа на улице Строителей заметили почти сразу. Но вспомнить, откуда он появился, так и не смогли. Казалось, минуту назад его не было, но вдруг горбатый неряшливый карадонец с обрубком хвоста, скрытыми под грязной накидкой крыльями и огромной шапкой, надвитой на глаза, медленно проковылял по улице, вытянув вперед трясущуюся грязную руку. Пара попрошаек, обычно занимавших эту улицу, тихо зашептались между собой, но решили пока не заострять на нем внимания. Пусть походит, покажет себя, и только вечером они сообщат о нем старшему.
  Новичок прошаркал до таверны 'У Ральфа', потоптался там, дрожащим голосом выпрашивая монеты у клиентов таверны, потом вернулся обратно, доплелся до помоста, который воздвигли в начале улицы Строителей. Там он вновь остановился, протягивая руку.
  - Вы его видели?! - внезапно схватил он за рукав проходящего мимо мужчину.
  - Безумный, что тебе надо?! - брезгливо вырвал рукав дородный торговец-берунец в красном парчовом камзоле.
  - Вы должны были его видеть! Он убьет здесь всех! Он вернулся!!!
  Торговец выругался, отмахнулся от попрошайки и поспешил уйти отсюда подальше, тяжело отдуваясь.
  'Местные' нищие - берунка, женщина-вдова с влажными от слез глазами, которая испытывала перебои с Силой после страшной болезни, а детей кормить детей чем-то надо было, и старик-мерс, почти потерявший Силу по причине преклонного возраста - обменялись настороженными взглядами. За предыдущими новичками признаков безумства не наблюдалось. Женщина среагировала первой. Она подала знак старику оставаться на месте, а сама медленно приблизилась к источнику возможных неприятностей.
  Неряшливый карадонец только больше возбудился после поспешного бегства торговца. Он быстро зашарил руками по одежде, будто что-то выискивая там. Нашел. Он достал треугольник - символ Пресветлого Бога, осенил себя его знамением, поцеловал треугольник и быстро зашептал молитву. Быстро, но громко - так, что слышали все.
  - Пресветлый Бог Всемогущий, сохрани нас, рабов своих от гнева злых сил и последователей их. Да будет Свет и Добро, да сгинет Мрак и Зло, побежденные Силами Твоими.
  Прохожие с удивлением и толикой страха поглядывали на молящегося попрошайку. После того, как к власти пришел император Ориан, он проповедовал отказ от религии. Пресветлый Бог и его рай, Черный Бог и его царство ада, черти и ангелы - все это он категорически не признавал, полагая, что подобная ерунда только засоряет умы людей. Атеизм считался нормой, а религиозность, конечно, не наказывалась, но не поощрялась уж точно. В огромном Лекенде по указу императора снесли десятки храмов. Осталось всего три, на разных концах города. Входить туда разрешалось лишь тайком, чтобы не пропагандировать среди населения религиозность открытым посещением храма. А чтобы громко и в открытую молиться на улицах столицы... Нужно быть воистину сумасшедшим.
  - Эй-эй, - тихо зашептала ему вдова. Неприятности не были нужны никому. - Не нужно вспоминать Пресветлого.
  - Только Пресветлый спасет нас сейчас!!! - безумным взглядом посмотрел на женщину карадонец, хватая ее за руки. Она невольно отшатнулась, мельком заметив рассеченную бровь попрошайки и нетипичные для карадонца черты лица. - Он здесь! Снова в Лекенде!!
  - Да кто?! - от испуга женщина перешла на крик, потому как мужчина не отпускал ее рук, продолжая удерживать запястья сильной хваткой, на грани боли. - Кто такой он?!
  - Он!!! - повторил карадонец, повысив голос. - Хан вернулся!!! Он в Лекенде! Он убьет всех, кто виноват!!!
  Женщина вырвала руки и отступила назад, с благоговейным ужасом глядя на попрошайку. Ситуация требовала срочного решения. Хан вернулся?! Ох, посыпятся головы!
  
  
  * * *
  
  - Очень остроумно! - столько яда и сарказма в голосе Валентина я не слышал никогда. - Просто верх твоей гениальности! Дальше расти уже некуда!
  - Спасибо! - искренне поблагодарил я, привстав и приложив руку к груди в легком поклоне. - Твоя похвала много для меня значит.
  - Я в этом не сомневаюсь! - сердито заерзал в кресле Валентин. - Выйти на улицы, переодевшись нищим карадонцем, и кричать, что ты вернулся!
  - Самый лучший способ сообщить о своем прибытии, сделать это лично, - заметил я.
  - Но не так же! - от избытка чувств Валентин грохнул ладонями по столу.
  Я поморщился, когда на столе подпрыгнула моя любимая чернильница в виде головы собаки.
  - Однако теперь многие в Гильдии напряглись, - резонно возразил я, снимая старую шапку с головы и взъерошивая волосы. Я всегда предпочитал переодеваться в карадонцев. Чтобы стать дакинцем, у меня не было их огромных крыльев - лишь уродливые бугорки на спине. Для мерсов и берунцев у меня слишком смуглая кожа, а киварийцы уникальны сами по себе, чтобы попытаться походить на них. - Начали оценивать все свои грехи, лихорадочно шарить в своих домах на предмет неучтенки. Я взбодрил их.
  - Ты взбодрил не только Гильдию, твою мать! - никак не утихал Валентин. - Ты взбодрил оба Патруля до такой степени, что мы едва успели замести за тобой следы!
  - Валентин, - простонал я, запрокидывая голову на спинку кресла. - Не будь занудой! Меня не было в городе месяц, плюс месяц я шатался по тюрьмам Лекенда. А ты встречаешь меня обычной истерикой! Имей совесть, я устал, решил немного расслабиться в родном городе. Плюс немного разнообразил жизнь императору. Готов поспорить, ему уже докладывают о всплеске религиозности почти в центре столицы. И единственное, о чем я действительно жалею, что не вижу в этот момент его лица.
  - Ты неисправим, - закатил глаза Валентин, успокаиваясь.
  Спорить со мной всегда было бесполезно. Особенно, когда я прав. Чего уж скрывать, я никогда ничего не делал что-то просто так. Если я решил выйти в тряпье на улицу Строителей, чтобы помолиться Пресветлому на глазах у всех, то значит это зачем-то нужно. А возмущался он для проформы. Показать мне, что пока я там, на рудниках отдыхал, он здесь трудился в поте своего немаленького лица, чтобы держать всю 'шайку' в уважении и страхе. Конечно, скинул все дела на бедного Туза и свалил в отпуск.
  - Ты хотя бы предупредил о своем возвращении, - ворчливо произнес Валентин Мора - мой старый друг карадонец, отличающийся своей значительной корпулентностью и добрым нравом. - Тебя бы встретили, как положено. Беккай собиралась организовывать побег через пару недель.
  - Я знаю, - я встал со своего кресла, подошел к бару с напитками и налил себе стакан любимого дакинского вина. - Но открылись новые обстоятельства. Я внезапно стал нужен Колдеру Файну и императору. Вот меня и вытащили оттуда раньше срока.
  - А как же Вистан? - забеспокоился Валентин, вытирая лоб и маленькие рожки платком. - Ты так и не нашел его?
  - Я нет, а вот Файн сделал это за день, - я плюхнулся в кресло со стаканом в руках. - Он будет дома уже завтра, если меня не обманули.
  - Расскажешь или не моего ума дело? - поинтересовался Валентин.
  - Ох, Валентин, зачем тебе лишние заботы? - поморщился я, делая глоток. - Меня попросили об услуге, взамен обещая полную свободу Вистану. Я согласился, теперь улажу здесь все дела, съезжу в Тамир, а потом заберу с собой Беккай и отправлюсь выполнять свою часть сделки.
  - Заберешь Беккай? - Валентин возмутился так, что все его многочисленные подбородки затряслись. - Да я без нее, как без рук! Найди мне тогда еще одного помощника, если заберешь ее!
  - Беккай посоветует, - заверил я его. - Думаю, у нее есть на примере пара смышленых юношей или девушек. Как вообще дела? Проблемы были?
  - Нет, все спокойно, - заверил Валентин. - Беккай следила за всем больше меня. Поступало несколько заказов к убийцам. Беккай отклонила два. Как ты и сказал, Колдера Файна и Арселию Марин трогать не стали.
  - Превосходно, - протянул я. - С Марин у меня свои счеты. А Файн - единственный человек, который может нормально и адекватно управлять Ночным Патрулем.
  - Немного контекста здесь бы не помешало, - как бы между прочим заметил Валентин.
  - Тебе мало сказанного мной? - удивился я. - Валентин, все, что я не говорю тебе, только ради твоего же блага.
  Друг открыл рот, чтобы возмутиться моей скрытности, но в дверь после короткого стука влетела высокая девушка.
  - Хан, вы вернулись! - пискнула она, бросаясь ко мне. Я едва успел встать с кресла, чтобы быть тут же заключенным в ее объятия. - Как только я узнала об этом, я тут же примчалась с другого конца города, - призналась она, отстраняясь.
  - Рад слышать, Беккай, - улыбнулся я. Невозможно быть серьезным с этим вихрем энергии. Светловолосая, голубоглазая мерсавийка, с миловидным личиком и постоянной улыбкой на губах, когда она общалась с кем-то из моего окружения. И жесткая и несгибаемая с подчиненными Туза.
  - Почему вы не сообщили мне об изменении своих планов?
  - О, они изменились не по моей вине, - заверил я девушку. - Поступило предложение, я согласился, и уже на следующей неделе мы отправляемся в путешествие.
  - Путешествие? - удивилась Беккай. - Вы только вернулись, куда вы снова собрались?
  - Еще не знаю, - признался я. - Сначала соберу нужную информацию здесь, и только потом решу, куда следует двигаться дальше. Но в любом случае ваша помощь мне очень пригодится.
  - Я очень рада буду вам помочь! - искренне обрадовалась Беккай.
  - Но прежде вы должны найти Валентину нового помощника. Он жалуется, что не справится без вашей помощи.
  - Конечно! - воодушевилась Беккай. - Я сейчас же возьмусь за это!
  Беккай махнула нам рукой и тут же упорхнула из комнаты.
  - Ты не даешь ей жить своей жизнью, - со вздохом сказал Валентин. - А девочке уже пора замуж. Ты не даешь ей дышать.
  - Валентин, - серьезно посмотрел я на него. - Не нужно лекций. Никогда. Мне кажется, мы обсуждали уже это. Извини, я должен привести себя в порядок, а потом съездить во дворец к императору. Много дел. До встречи.
  Я подхватил с кресла шапку и вышел за дверь под осуждающим взглядом Валентина. Терпеть не могу, когда мне говорят, что делать. Особенно так, как это делает Валентин.
  Я прошел по коридорам вырытой в подвале таверны штаб-квартиры Туза, размахивая шапкой. Колдер Файн предоставил мне неделю на то, чтобы я подсобирал информацию в Гильдии по поводу пропажи детей королей. Со своей стороны он уже предоставил мне все сведения о том, кто, как и когда исчезал. Список пропавших впечатлял. Там были не только принцы и принцессы, но и дети герцогов и маркизов. Не всех, правда, но все же... Не знаю, чем руководствовались похитители, как отбирали детей дворян. Файн лишь покачал головой, как бы говоря, что есть у него версия по этому поводу, но говорить о ней с преступником он не будет. Полагаю, именно для ее проверки ко мне и будет 'приставлена' сеньорита Марин.
  Великие дела империи могли подождать, пока я был занят своими. На ближайшие два часа я постарался забыть о них. Ну а после этого займусь другой маскировкой. Я хмыкнул, предвкушая веселье.
  
  
  * * *
  
  Император Ориан созвал в свой дворец верхушку Сыскной полиции, а именно глав Ночного и Дневного Патрулей, императорских обвинителей и старших смен. Его шаг был связан с последними волнениями на улицах Лекенда, когда на самой оживленной улице столицы какой-то сумасшедший начал прославлять Пресветлого Бога, а также кричать о появлении Хана, который убьет всех виноватых. Император не придал бы этому инциденту такого внимания, если бы не тот факт, что безумца так и не предали правосудию. Он просто куда-то испарился после последней своей сокрушительной фразы о грядущих переменах. Ориан приложил много усилий, чтобы информация о пропаже наследников великих родов не просочилась в массы, а тут еще это... Времена действительно наступили неспокойные. Кто-то настойчиво и целеустремленно подбирается к его трону. Ориан не для того собирал империю по кусочкам, чтобы позволить неизвестному забрать то, что принадлежит ему.
  Поэтому он решил взять дело в свои руки, а не скинуть все на своих советников.
  'Беседа' с представителями власти продлилась более трех часов. Ориан внимательно выслушал каждого, не понимая, как эти светлые умы упустили обычного бродяжку, а потом долго делал внушения им всем, показывая, как он недоволен их работой. После чего из большого зала совещаний законники вышли хмурые и взмокшие. Зная крутой нрав императора, они еще удивлялись тому, что никто из них не был уволен или казнен. Так сказать, отделались одним легким внушением.
  - Сэр Файн, - рядом с мерсом незаметно появилась невысокая темноволосая карадонка. - Я слышала, вы только сегодня вернулись.
  - Арселия, - тепло улыбнулся Колдер. Эту молодую женщину он знал еще с тех времен, когда она работала в Ночном Патруле под его началом. Потом молодой специалист решила податься в Дневной Патруль Сыскной полиции после позорного случая с кражей из императорского банка. Там она целеустремленно начала взбираться по карьерной лестнице, вскоре став самым молодым Императорским Обвинителем в свои шестьдесят восемь лет. И вся титаническая работа была проделана для того, чтобы засадить за решетку того, кто так подорвал ее карьеру в Ночном Патруле. - Да, меня вытащили во дворец через час после того, как я прибыл домой. Даже не успел, как следует, пообедать. Не составишь мне компанию?
  - С удовольствием, сэр Файн, - согласилась Арселия Марин. Однако ее беспокойство отчетливо читалось по едва заметным вздрагиваниям ее хвоста. Но начинать опасный разговор во дворце, где каждая из стен имела уши императора, никто не осмелился.
  Сэр Файн взял под руку Арселию и повел ее по коридорам дворца, начав ни к чему не обязывающую беседу об общих знакомых. Мимо прошагал дворцовый слуга, держа в руках поднос с письмами для императора. Колдер невольно задержал на нем свой взгляд. Что-то показалось ему подозрительным в нескладной фигуре карадонца. Какое-то движение сбило с толку главу Ночного Патруля. Но Колдера отвлекла Арселия, не обратившая на слугу никакого внимания. И сэр Файн тут же забыл о несуразице.
  ...Они заняли места в ближайшем к дворцу ресторане, заказали еду и напитки и только после этого начали беседу.
  - Сэр Файн, - пристально глядя на бывшего шефа, начала Арселия. - Я думаю, только мы с вами знали, о возвращении какого Хана кричал попрошайка. И меня пугает тот факт, что он снова на свободе. Нельзя ли было решить проблему без него?
  - Арселия, - покачал головой Колдер. - Ты сказала, дать тебе две недели для того, чтобы найти следы наследников. И только в том случае, если тебе не удастся это, я могу ехать на рудники. Я так и сделал. Признай, сейчас мы бессильны. И чтобы империя не развалилась на составляющие, мы должны использовать все ресурсы.
  - Я не могу относиться к Хану, как к ресурсу, - невозмутимо призналась Арселия. - Это стихийное бедствие, главный враг императора после самого Туза, угроза всей безопасности, но никак не обычный ресурс. Поймите, как бы после вашего обращения к нему за помощью, он совсем не сел на шею всей Сыскной Полиции.
  - У меня есть свои методы давления на него, - покачал головой Колдер. - Я впервые за последние годы нашел его слабое место и намерен и дальше давить на него. Если мне повезет, скоро я узнаю о Хане гораздо больше, чем он сам хочет раскрыть.
  - Вы уверены? - усомнилась Арселия.
  - У каждого есть, что скрывать. Хан - не исключение. У него тоже есть своя больная мозоль. Он в любом случае не останется на свободе после того, как выполнит свою часть сделки. Я прослежу за этим.
  - Хорошо, - опустила ресницы Арселия.
  Принесли их заказ. Они поблагодарили официанта, после чего приступили к трапезе.
  - Вы ему сказали о моем участии в деле? - после паузы спросила Арселия.
  - Да, еще на рудниках, - кивнул сэр Файн. - Скажем, он не был воодушевлен этой новостью. Сказал, что не отвечает за твою безопасность перед лицом своей команды.
  - Я сама позабочусь о себе, - непреклонно заявила Арселия.
  - Я так ему и сказал, - уголком рта улыбнулся Колдер. - Надеюсь, с тобой действительно все будет в порядке. Думаю, в списке врагов Хана ты занимаешь одну из первых строк.
  - В моем он вообще лидирует, - заметила Арселия. - Я не позволю какому-то асилу помыкать мной, а тем более угрожать.
   - Не сомневаюсь. Но тебе можно только посочувствовать - провести время с Ханом и его ближайшим окружением, постоянно опасаясь за свою жизнь... Если бы я не знал тебя, то ни за что не отпустил бы в стан врага.
  - Все только к лучшему, - вздохнула Арселия. Внутри она такой уверенности не испытывала, но сэру Файну об этом знать не следовало.
  Они закончили обед более приятной беседой - о последней награде Арселии. Солнце уже давно скрылось за горизонтом. Сэр Файн поспешил откланяться, извинившись перед Арселией, что не может ее проводить. Ему срочно нужно было забежать на работу, а потом, наконец, появиться перед женой и детьми, которых он еще после приезда не видел. Арселия уверила бывшего босса, что она прекрасно сама доберется до своей квартиры. Тем более, здесь не так уж и далеко - всего пять кварталов. Дойдет за пятнадцать минут.
  Карадонка вдохнула свежий вечерний воздух, встряхнула небольшими перистыми крыльями, пригладив волосы и в который раз поблагодарив высшие силы, что на лбу у женщин карадонок нет рожек, как у мужчин, и двинулась по улицам Лекенда, продолжая думать о предстоящем деле. Пропажа наследников действительно важное дело. И здесь не место чувствам. Но что поделать - и у нее, и у Хана были личные счеты друг к другу. Он разрушил ее карьеру, когда она только начинала ее в Ночном Патруле, а она отправила его на рудники на долгие шестьдесят лет. Из которых, к слову сказать, он отбыл всего один месяц! Говоря откровенно, Арселия собиралась подавать прошение судье об увеличении срока пребывания Хана на рудниках, но еще не сделала этого. И слава Пресветлому, иначе счет к ней возрос бы еще на несколько пунктов.
  Арселия в силу своей профессии знала, какие улицы безопасны вечером, а какие лучше не посещать в это время суток. Молодая женщина шла по освещенным улицам и скверам столицы. Ее путь пролегал через городской парк, который также в любое время суток был многолюден. Родители выгуливали детей, парочки обнимались на скамейках. Арселия провожала и тех, и других равнодушным взглядом. У нее были родители и старшие братья, но свою семью молодая женщина заводить не собиралась. Арселия была убеждена, что она будет ей только мешать выполнять свою работу, а с этим она мириться не собиралась.
  - Дорогая, извини меня за опоздание! - внезапно кто-то подхватил ее под правую руку и быстро поцеловал в щеку.
  Арселия опешила от неожиданности и наглости и попыталась вырвать руку из хватки незнакомца.
  - Извините, мистер, - возмутилась она. - Вы меня с кем-то...
  - Арселия, ты такая остроумная! - перебил ее высокий незнакомец, приблизив к ней свое лицо. - Это же я!
  - Ох, черт, - вырвалось у Арселии, когда увидела смуглое лицо, темные глаза и рассеченную бровь незнакомца.
  - Что вы, сеньорита**** Марин, - тихо шепнул ей на ухо мужчина. - Это всего лишь я. Вы скучали?
  - Отпустите меня, - также тихо сказала Арселия, прекрасно зная, что ее Сила здесь полностью бесполезна. - Иначе я закричу.
  - Вы меня боитесь? - Хан увлек Арселию вперед, по освещенной дорожке парка. - А я так надеялся на взаимные чувства после месяца разрыва.
  - Что вам надо? - сердито спросила карадонка, смирившись с тем, что асил будет и дальше держать ее за руку, как влюбленный жених.
  - Хотел убедиться, что с вами уже поговорил сэр Файн.
  - Убедились?!
  - Еще как! - хмыкнул Хан. - Я даже посмотрел, как вы мило беседовали в ресторане.
  - Подслушивали? - подозрительно посмотрела на него Арселия.
  - Нет, что вы, - невинно посмотрел на нее Хан. - Я всего лишь смотрел, как вы разговариваете.
  - Подслушивали, - убежденно повторила Арселия. - И что же нового вы узнали про себя?
  - Ничего, чего бы уже не знал, - признался асил, увлекая карадонку направо. - Сэр Файн рано или поздно начал бы копать под меня. Но можете быть уверены, много он не узнает. Я уже все предусмотрел.
  - Вы меня успокоили, - ядовито сказала Арселия. - Чего же вы хотите от меня сейчас?
  - Сеньорита Марин, за кого вы меня принимаете? - возмутился Хан. - Я всего лишь провожаю вас до дома! На улицах столько грабителей, маньяков и насильников!
  - И в компании с главным из них я буду в безопасности?! - с сарказмом произнесла Арселия.
  - Вы обидели меня до глубины души, - с чувством произнес Хан, прижав правую руку к груди. - Как вы так можете?
  - Хан, прекратите паясничать, - поморщилась Арселия. - Я прекрасно вас знаю.
  - Не думаю, сеньорита Марин, - серьезно сказал Хан. - Но если уж вы решили перейти к более серьезным темам... Я пришел, чтобы убедиться, что вы действительно решили отправиться со мной и моей командой.
  - А почему бы нет? - вскинула подбородок Арселия.
  - Потому что в моей команде, кроме меня один женоненавистник, второй терпеть не может законников, которые отправили его в тюрьму по ложному обвинению, а третий просто маньяк и психопат. И это не считая меня. Я вас убедил?
  - Нет, Хан, - улыбнулась Арселия. - Вы не избавитесь от меня, как бы ни старались.
  - Очень жаль, - вздохнул Хан. - Но знаете, стоило попытаться. Думаю, дальше доберетесь сами. Я уже вижу ваш дом. Будьте готовы к концу недели. Я зайду к вам.
  Хан коротко поклонился Арселии, развернулся и скрылся за поворотом. Карадонка судорожно пригладила волосы. Она его боялась. И тщательно скрывала свой страх все то время, что разговаривала с ним. Хан может быть милым, добрым и любезным, но это всего лишь его маска. Истинное лицо правой руки короля Теневой Гильдии знали немногие. И Арселия до сих пор боялась вспоминать, как она попала в это число.
  
  
  
  Глава 3
  
  Поездки в Тамир всегда давались мне нелегко. Но без них нельзя было обойтись. Я взял себе за правило появляться там хотя бы раз в полгода. И если я вновь собирался уехать неизвестно куда на неопределенное время, то сначала я обязан съездить в небольшую деревеньку недалеко от Лекенда. Там предстояло еще одно сражение - маленькое, но не менее напряженное.
  Благодаря Файну я пользовался услугами конюшни Ночного Патруля, где стояли измененные лошади. Поездка в Тамир заняла у меня всего пару часов вместо обычных пяти на нормальной лошади. Я проехал по главной улице деревни, сопровождаемый любопытными взглядами. Ко мне не привыкли за все время, пока я сюда ездил. Иногда мне казалось, что они просто никому не рассказывали о том, кем я прихожусь их семье.
  Небольшой домик построили почти в центре деревни с расчетом, чтобы каждый при необходимости мог добраться до лекаря. Дом воздвигли двухэтажный, на большую семью. Так оно и вышло.
  Я остановил коня возле деревянного забора, спешился и подошел к калитке. Во дворе было пусто. Я толкнул калитку, которая оказалась не запертой, и вошел внутрь вместе с конем, потом привязал его к перилам на крыльце. Меня не ждали хотя бы по одной простой причине - никогда не предупреждал о своих визитах.
  Я коротко постучал во входную дверь. Спустя несколько секунд услышал шаги в доме, а потом дверь открыли. Мужчина, появившийся на пороге, замер. Улыбка, которой он встречал неизвестного посетителя, медленно угасла на его губах.
  - Альхан, - медленно проговорил высокий мерс. - Мы тебя не ждали.
  - Впрочем, как и всегда, - заметил я. - Мне уйти?
  - Нет, прости, - хозяин попробовал изобразить улыбку, но у него не вышло. - Проходи. Надия и девочки будут тебе рады.
  Они будут, а вы нет. Для вас было бы намного лучше, если бы пятьдесят восемь лет назад меня убили.
  Хозяин пропустил меня внутрь и закрыл за мной дверь. Я услышал из столовой женские голоса и направился туда. Девочки как всегда болтали, не замолкая, а женщина в центре внимательно выслушивала каждую. На скрип половиц она обернулась.
  - Альхан! - ее лицо расплылось в улыбке, она вскочила со стула и бросилась ко мне. - Тебя давно не было!
  - Привет, ма! - я крепко обнял Надию Дарем в девичестве Форе и свою мать.
  За ее спиной запищали девчонки - Шена, Адель и Кива.
  - Хан! Хан! Приехал!
  Они тоже кинулись меня обнимать.
  - Шена, тебе уже пора замуж! Адель, скоро будешь отбивать женихов у сестры! Кива, какая ты уже большая! - я по очереди обнял каждую из своих младших сестричек.
  Моя семья. Я потерял их и нашел тридцать лет назад, когда умер Кот.
  
  
  - Я хочу отдать Шену учиться в столицу, - после долгого молчания сказал, наконец, Хэйвуд Дарем. - Ей этой осенью уже пятьдесят два. И она с отличием окончила школу.
  - У нее получится, - кивнул я и замолчал. - Я оплачу ее учебу.
  - Нет, Альхан, - Хэйвуд выпрямился в кресле. - Я говорю тебе об этом не затем, чтобы просить у тебя денег. Я просто хотел убедиться, что с ней ничего не случиться в столице из-за... твоей работы.
  - Не случится, - уверенно сказал я. - В этом вы можете полностью на меня положиться.
  - Хотелось бы верить, - вздохнул Хэйвуд.
  ...Первые три года после моего исчезновения мать искала меня по всей столице. Надия Форе всегда была целеустремленной и упорной. Хэйвуд помогал ей в этом, но он уже через месяц поисков был уверен, что я погиб. Просто в оставшееся время поддерживал в матери надежду. А она докопалась до того, что обнаружила реальные следы моего местонахождения. Вот после этого забеспокоился Кот, который не хотел терять новую интересную игрушку. Он принял меры и подбросил изуродованное тело мальчика с моими яркими приметами на одну из мусорок. Его способностей с лихвой хватило на то, чтобы сделать тело мертвого мальчика похожим на асила. Эта наживка сработала. Мать убедилась в том, что я мертв, и больше не могла оставаться в этом городе. Она переехала в Тамир, нашла там работу. Вскоре туда приехал и Хэйвуд с предложением руки и сердца. Мать согласилась. Через четыре года у них родилась Шена, а еще через двадцать один год - Адель.
  А когда тридцать лет назад убили Кота, я всерьез занялся поисками матери. И нашел ее в Тамире, замужем и с двумя детьми. Скажем, моему счастливому возвращению была рада только мать. Хотя и не сразу узнала в подростке своего сына. Хэйвуд сначала отнесся ко мне настороженно. Возможно, наши отношения не стали бы столь натянутыми, если бы я не имел глупость признаться, где я пропадал все это время, и что я собираюсь вернуться туда.
  - Хэйвуд, - начал я. - Я должен вас предупредить. Меня могут искать. Если начнутся расспросы в Тамире, пришлите мне весточку по тому адресу, что я вам давал.
  - Мгновение назад ты говорил, что можешь гарантировать моей дочери безопасность, - сердито посмотрел на меня Хэйвуд. - Черт тебя дери, Альхан! Надия не хочет переезжать в другой доминион, а я все больше убеждаюсь, что в Мерсавии из-за тебя моей семье угрожает опасность!
  - Это не так, - покачал я головой. - Здесь вы в большей безопасности, чем где-либо. Искать могут меня и только меня. Даже если вас найдут и узнают, как вы связаны со мной, вас не тронут. За Шену я заплачу, предоставлю ей жилье и все, что ей еще понадобится. Приеду за нею осенью.
  Я поднялся с плетеного кресла на террасе, где мы проводили время с моим отчимом. Мама с сестрами ушла к соседке на пару часов, оставив нас с Хэйвудом наедине. Она видела, как мы общаемся, и пыталась как-то наладить наши отношения. Но тщетно.
  - Я вынужден уехать сейчас, - сказал я. - Передайте маме и девочкам подарки. Я оставил их в коридоре. Не хочу расставаний. Мама снова будет плакать.
  - Альхан, - Хэйвуд тоже поднялся. - Постарайся приезжать реже. Надия каждый раз сама не своя после твоих визитов.
  - Вы меня больше не увидите, Хэйвуд, - решился я. - Шену отвезите в город сами. Я узнаю, куда она поступит, и все оплачу. Считайте, что меня не было в вашей жизни.
  Я спустился по ступенькам на задний двор, обошел дом, отвязал коня и вышел через калитку. Хэйвуд не сказал ни слова. Мне было жаль рвать эту связь, которую я упорно поддерживал все эти годы, но на кону действительно стояли их жизни, а не моя, пусть я и не признался в этом Хэйвуду. Хватит самообмана. Они - мое больное место. А с моей жизнью на него рано или поздно наткнутся.
  Я не планировал возвращаться в Лекенд рано. Но если так вышло, то уже завтра нужно отправляться в другой город Мерсавии, а потом в Киварио - ведь именно там пропал первый наследник.
  
  
  * * *
  
  Арселия проснулась от того, что кто-то упорно пытался связаться с ней по внутренней связи. Она недовольно заворочалась, пытаясь избавиться от навязчивого зуда где-то внутри головы. Ментальная внутренняя связь в середине ночи. Арселия недовольно застонала и ответила.
  - Да?
  - Арселия, это Колдер Файн, - после секунды паузы услышала она голос своего бывшего босса.
  - Сэр Файн, доброго времени суток, - не могла удержаться от сарказма в голосе.
  - Прошу прощения, Арселия, но дело не терпит отлагательств, - Колдера Файна нисколько не смутил тон сеньориты Марин. - Я всего пару часов назад узнал, что Хан уехал из города.
  - Что?! - Арселия резко села на кровати. - Как уехал? Окончательно?!
  - Да, - подтвердил сэр Файн. - Вернулся прошлым вечером, как мне доложили в конюшнях патруля. Куда он ездил, так выяснить и не удалось. Хорошо скрыл все следы.
  - Как узнали о том, что он уехал во второй раз? - вздохнула Арселия. Она почему-то не сомневалась в том, что с Ханом все будет легко и просто.
  - На заднем дворе постоялого двора 'Для путников' нашли связанные и полуголые тела стражников Ночного патруля. Они поведали очень занимательную историю о том, как им в ноги упала девушка и просила помощи, после чего отвела стражников на задний двор, где на них вероломно напали и связали. Измененных лошадей и одежду у них забрали. А кто и как - они так и не смогли сказать внятно. Знакомый почерк, не так ли?
  - Сэр Файн, я вам с самого начала говорила, что привлечь к этому делу Хана - плохая идея. Я боюсь, что ваша затея потерпит крах.
  - Арселия, он за три дня узнал больше, чем мы за прошедшее время, - сказал Колдер Файн. - И это дало мне понять, что Темная Гильдия намного опаснее, чем мы думали.
  - Вы что-то планируете?
  - Не сейчас. Главное - догнать Хана. Он недавно прислал записку, что отправляется в Киварио. Но перед этим, я более чем уверен, что он заедет в городок Перистон. Найди Вистана Гилла.
  - Да, сэр Файн, будьте уверены, - решительно сказала Арселия, вставая с кровати и начиная собираться. - Я разберусь с ним.
  - Я верю в тебя.
  
  
  * * *
  
  Моя так называемая 'команда' состояла из четырех человек: Беккай, Вистан, Клео и Таро. И, конечно же, я сам.
  Беккай мне была нужна как неиссякаемый источник информации. Девушка обладала феноменальной памятью, окончила школу за несколько лет, прочитав при этом практически все книги из школьной библиотеки, а потом решила, что идти учиться дальше нет смысла. Она считала себя слишком умной для того, чтобы начать зарабатывать деньги. И Беккай решила начать с самого простого способа - воровства. Однако же считала ниже своего достоинства обычную карманную кражу. Беккай устроилась в столичную ратушу посыльной - в ее юном возрасте на более серьезную работу не брали - и втайне от всех занялась подделкой документов, направляя поистине огромные суммы на свой счет. Там я ее и нашел. В ратуше у меня были свои люди, один из которых и обнаружил странную утечку денег. Ведь часть из них уже в течение многих лет переправлялась сначала Коту, а потом Тузу. За то, что главарь Темной Гильдии прикрывал неприятные грешки некоторых чиновников. Я посчитал, что талантливая девушка пригодится нам больше, чем Ночному или Дневному патрулю - зависит от того, кто первый ее поймает.
  - Хан, а у вас есть уже план? - спросила девушка, пока мы медленно продвигались по городку Перистон. Беккай знала все, что могло помочь ей в поиске.
  - Относительно продуманный и разработанный, - уверенно сказал я. - Но сначала мы заберем Вистана. Надеюсь, ему хватило пяти дней для того, чтобы намиловаться с женой. Беккай, вы не заметили здесь ничего странного?
  - Очень мало людей, - нахмурилась девушка. - Улицы почти пусты. Этот город всегда такой?
  - Да нет, - нахмурился я. - Обычный городок недалеко от границы с Карадоной. Заедем сначала в трактир. Узнаем последние новости.
  Улицы Перистона, где обосновался Вистан несколько лет назад, были действительно непривычно пусты. И стражники на въезде на нас косились странно, но не остановили. Если здесь что-то и происходит, то началось это недавно. Буквально два дня назад пока я нахожусь в дороге. Неиссякаемый источник информации - любой трактир, бар или постоялый двор. Нет, можно отправиться прямиком к Вистану, но профессиональный нюх звал меня завернуть в общественное место.
  ...Которое оказалось совсем не общественным - за столиком уныло сидели лишь постоянные клиенты, которых от выпивки могла отвадить только их собственная смерть. За стойкой хозяин мрачно обводил глазами пустое помещение. Я предусмотрительно оставил Беккай снаружи возле лошадей, полагая, что там ей будет безопаснее. Впрочем, девушка всегда могла постоять за себя. Недаром она помогала Валентину в мое отсутствие сдерживать натиск целой шайки.
  - Здравствуйте, уважаемый, - обратился я к хозяину, подойдя к стойке и облокотившись на нее. - Налейте пива, будьте любезны.
  Хозяин, не переставая хмуриться, кивнул, достал снизу стакан и кувшин, налил мне пенистый напиток и толкнул стакан в моем направлении. Пиво оказалось теплым, невкусным, но оно и не предназначалось для того, чтобы я его пил.
  - Как-то у вас здесь тихо, - завязал я разговор. - В прошлые мои визиты в ваш замечательный городок, на улицах людей было больше.
  - Боятся, - буркнул хозяин.
  Я сделал удивленное лицо, хотя на самом деле играть почти не приходилось.
  - Чего же? - спросил я.
  - Чего-чего, - хозяин схватил первый попавшийся стакан из-под стойки и начал остервенело его тереть, чтобы хоть чем-то занять руки. - Хватило одного сумасшедшего, чтобы люди перестали выходить из дома.
  - Любезный, звучит устрашающе, - осторожно проговорил я.
  - Черт бы все побрал! - в сердцах воскликнул хозяин, со стуком поставив стакан на стойку. - Выскочил на площадь, начал кричать о том, что император убивает все народы, что у империи нет будущего. Объединение грозит нам смертью! А потом признался, идиот, что принес в город лихорадку! Раз никто не хочет бороться с властью императора, то нужно бороться с людьми!
  - Лихорадку? - насторожился я. Что-то император Ориан в последние годы начал упускать власть из своих рук. Сдает старик.
  - Да, чертову лихорадку савэру! Карадонец кричал на площади, что ею уже заражены водоемы возле города!
  - Да неужели? - скептически посмотрел я на хозяина трактира. - И все люди просто попрятались по домам? А карадонца так и не схватили?
  - Схватили, - подтвердил тот. - Но наутро, говорят, он исчез чудесным образом. Власти ищут его, но никак не найдут. Отправили в столицу запрос о помощи.
  - Вот значит как... - я покрутил стакан в руке, отставил его и положил на стойку монету. - Спасибо! Буду осторожен.
  - Да уж будьте! - хозяин убрал стакан и вытер стойку.
  Я молча пошел к выходу. Думаю, хозяин не узнал во мне асила по причине того, что я повесил за спиной риото - два киварийских парных клинка, плюс прикрыл их плащом. Они немного выпирали и походили на не очень большие крылья дакинцев. Дакинца с небольшими крыльями боялись меньше, считали практически безобидным. Подобным трюком я не раз уже пользовался, чтобы походить на силара хотя бы на первый взгляд.
  Беккай у входа пыталась отбиться от попыток двух дакинцев завязать знакомство. Крылатые смуглые мужики настойчиво добивались внимания моей высокой помощницы. Девушка же с каменным лицом внушала им, что она - совершенно не то, что им сейчас нужно. Беккай заметила меня, но взглядом показала, что моя помощь будет совершенно лишней.
  - Извините, я не местная, поэтому вряд ли покажу вам лучший трактир в городе. Но можете заглянуть и в этот - я думаю, что он вам подойдет.
  - Драгоценная, - дакинец справа расправил крылья, намекая на то, что они у него очень большие. - Нам не столько надо выпить, сколько вашего внимания.
  - Мое внимание не входит в меню ни одного трактира, - холодно отметила Беккай. - Поэтому прошу вас, оставьте меня в покое.
  - Бриллиантовая ты наша, - шагнул к ней ближе второй дакинец, раскрывая шире крыло над девушкой. - Нам не нужен трактир. Нам нужна ты. Мы из страны, где женщины нужны нам, как воздух. Ты - наш воздух. А когда нам что-то необходимо, мы берем это. Как сейчас с тобой. Яшар, мы ее забираем. Она понравится ему.
  Я сразу напрягся. Беккай как всегда хотела разобраться сама. Но ситуация требовала немедленного вмешательства. Доказательством тому служили следующие действия дакинцев. Первый схватил Беккай за запястье правой руки, а второй решил использовать Силу.
  - И это в городе, где распространена лихорадка савэра, - скучающе произнес я, подходя к троице.
  Дакинцы подобрались и повернулись ко мне.
  - Шел бы ты, - хмуро сказали мне, окинув тяжелым взглядом с головы до ног. Дакинца во мне признали, пусть и с натяжкой - слегка заостренные уши берунцев и черты лица также выдавали во мне полукровку - иначе вообще бы не заговорили со мной.
  - Я бы посоветовал обратить внимание на мои слова, - заметил я. - Как я понял, вы новички в этом городе и не в курсе того, что с недавних пор здесь появилась савэра. Надеюсь, в вашей отсталой стране знают, чем она грозит?
  - В нашей? - недоверчиво спросил тот, кого звали Яшаром. - А не в твоей тоже отсталой?
  - У меня нет собственной страны, но есть свое королевство, - сказал я, снимая плащ. За плечами мелькнули рукояти парных мечей. - Как видите, мне до лихорадки совершенно нет дела. А вот вам...
  - Какая лихорадка? - возмутился второй. - Что несет этот асил?
  - Я пытаюсь внести в ваши головы хоть немного света, но, видимо, не доношу, - вздохнул я. - Перистон подвергся распространению лихорадки савэры - смертельно опасной для силаров и совершенно безопасной для асилов.
  - Надир, - кивнул своему напарнику Яшар, а сам бросился ко мне.
  Я выхватил мечи, в то время как Яшар попытался сбить меня Силой, но сразу же осознал, что это бесполезно, поэтому решил воспользоваться холодным оружием. Дакинцы - единственная раса, у которой всегда было с собой оружие. У этого оказался скимитар - изогнутая дакинская сабля, отличающаяся от ятагана заточкой на внешней стороне, которая у ятагана проходит на вогнутой стороне. Все это я заметил мельком, отбивая первый удар скимитара правым клинком, а потом ставя блок на второй левым. Я позволил дакинцу нанести и третий удар, и благодаря этому взял в клещи его скимитар, совершил резкое движение вбок, и клинок выпал.
  Я локтем ударил его в зубы, дакинец упал на землю, ругаясь на своем языке. Мне оставалось только шагнуть вперед и наступить ему на основание крыла. Он ругнулся еще сильнее - я узнал, где расположены болевые точки у дакинцев, прожив в их доминионе несколько лет.
  - А теперь вы с другом собираете свои конечности в кучу, - начал я, - и убираетесь из города куда подальше, не приставая по дороге ни к одной девушке. Это для вашей же безопасности, уверяю вас. Лихорадка не щадит ни одного силара.
  Я медленно убрал ногу и повернулся ко второму дакинцу. Беккай справилась с ним так же ловко и быстро, как и я. Однако воспользовалась Силой. Жаль, она не восприняла мои слова о лихорадке всерьез. Хотя я и сам сомневался в ее наличии, пока сам не найду доказательств этому. Но поостеречься стоило бы.
  - Отпусти его, - приказал я Беккай. Она повязала на рослом дакинце невидимые плети и уложила его у своих ног. Почти как амазонка из дальних земель.
  - Только после того, как мы удалимся отсюда, - сказала девушка.
  - В твоих словах есть смысл, - резонно заметил я. - Идем.
  Я вернул мечи в ножны, поднял с земли плащ и подошел к своему коню. Не знаю, как его звали раньше, но я дал ему имя - Ориан. Люди называли в честь императора своих детей, а я решил коня. Почему бы нет? Беккай бросила на дакинцев последний взгляд, полный превосходства, и с королевской грацией вскочила в седло. Я хмыкнул и последовал ее примеру. Дакинцы настороженно следили за нашими движениями. Они оставались на месте, хотя могли бы броситься в драку. Они умнее, чем я думал.
  Мы отъехали от трактира и двинулись по пустым улицам в сторону дома Вистана. Он снимал с семьей дом недалеко от центра. Скорее всего, 'благодаря' этому местный чиновник и заметил его жену. Слишком уж понравилась градоправителю красавица берунсонка. Он буквально за три дня нашел на Вистана ложное обвинение, и, минуя суд столицы, отправил моего друга на рудники. Черт, даже я не успел узнать вовремя о том, что он попал в тюрьму. Только после того, как Вистана 'проводили' на юг, ко мне дошло письмо от Флави - его жены. К сожалению, из-за того, что я не мог воспользоваться Силой, мне не были доступны быстрые способы переписки. Мне ничего не оставалось, как броситься в погоню. Не догнал. А рудники оказались закрытой территорией, куда проникнуть не смог даже я. Пришлось подставиться главе Ночного Патруля.
  Мы спешились у небольшого домика. Я повел обоих коней за собой и привязал возле дома у коновязи. Чересседельные сумки бросил на крыльцо и открыл перед Беккай двери. Девушка немного помедлила, недоуменно прислушиваясь.
  - Заходи, не бойся, - шепотом пояснил я ей. - Тишина в их доме в это время - явление обычное. У них маленький ребенок.
  Беккай кивнула и вошла, я же прикрыл за нами дверь. Тишина не была полной. Из глубины дома раздавались голоса. Пока маленькая Фанни спала, родители коротали свое время на кухне.
  Я знал их дом так же хорошо, как свой, поэтому уверенно проводил Беккай на кухню. И замер на пороге. В компании Вистана и Флави сидел совершенно посторонний персонаж. И все было бы хорошо, если бы я его не знал.
  - Здравствуйте, госпожа обвинитель, - протянул я, с удовлетворением заметив, что сеньорита Марин вздрогнула.
  
  
  
  Глава 4
  
  - Хан? - поднялся Вистан со своего места из-за стола, с подозрением глядя на свою нечаянную гостью. - Что здесь происходит?
  - Вистан, рад, что ты в порядке, - сказал я, мельком отметив бледность друга. Когда силар более двух месяцев носит ошейник, блокирующий магию, восстановление может и затянуться. - Флави, ты хорошеешь с каждым днем.
  - Хан, не заговаривай мне зубы, - процедил Вистан. Флави, тем временем, медленно придвинула к себе чашку. Жена моего друга вряд ли могла считаться беспомощным ягненком. Услышав, что в ее доме государственный обвинитель, Флави решила, что при случае использует не только Силу, но опустится и до простого нанесения физических увечий. - Откуда в моем доме взялся обвинитель, который перед этим представился твоей близкой знакомой?
  - Вистан, я вынужден украсть у тебя сеньориту Марин на несколько минут, - не обратив внимания на его вопрос, сказал я. - А ты пока накорми Беккай. Беккай, Вистана вы знаете, а это его жена Флави. Введите их в курс дела. Сеньорита Марин, я прошу вас о минуте вашего личного времени.
  Арселия Марин возражать не стала, когда увидела решительное выражение моего лица. Она молча встала и вышла из комнаты мимо меня. Я извиняюще улыбнулся Беккай, Вистану и Флави и предусмотрительно прикрыл за собой дверь.
  Арселия стояла в коридоре, в ожидании глядя на меня.
  - Сюда, пожалуйста, - я ухватил ее за локоть и провел в гостиную. Госпожа обвинитель протестующе дернулась, но хватку я не ослабил. Дверь в гостиную также прикрыл, прислонился к ней спиной и сложил руки на груди. - Я вас слушаю, сеньорита Марин.
  - Вы ставите мне в вину то, что сами сбежали из Лекенда? - Арселия подалась вперед и также сложила руки на груди, повторив мою позу.
  - Сбежал?! - удивился я. - Сеньорита Марин, вы принимаете меня за кого-то другого. Я поехал по делам согласно договоренности с сэром Колдером Файном.
  - Без меня?! - возмутилась Арселия. - Вы обещали заехать за мной!
  - Да неужели? - не без иронии произнес я. - Мне казалось, вы поняли мой намек. Я предупреждал, что не хочу видеть вас в своей команде, говорил, что мои друзья не те, с кем вам будет приятно общаться. А вы, не без помощи сэра Файна, как я думаю, узнали адрес одного из них и решили напрямую отправиться к Вистану, который после двух с половиной месяцев в тюрьме и на рудниках просто ненавидит вас всех.
  - Вы говорили, что заедете, - напомнила Арселия вновь. - Сэр Файн говорил, что единственное ваше достоинство - вы никогда не лжете.
  - О, он слишком высокого обо мне мнения, - покачал я головой. - Однако если вы припомните мои точные слова, то поймете, что сэр Файн не ошибся и насчет меня.
  - Вы сказали... - начала припоминать Арселия.
  - ...что зайду к вам к концу недели, - закончил я. - И можете быть уверены, что я у вас был.
  - Что?! - задохнулась от возмущения госпожа обвинитель. - Вы были у меня дома?! В мое отсутствие?
  - Почему же в отсутствие, - невозмутимо ответил я. - Вы там были. У вас очаровательная ночная рубашка зеленого цвета.
  Арселия сжала кулаки, глубоко вздохнула и прикрыла глаза. Я был уверен, что она считает про себя, чтобы успокоиться и не наброситься на меня. Жаль, ее очень трудно вывести из себя. Я уже который раз пытаюсь нащупать ту грань, которая отделяет Арселию Марин от потери терпения. Я часто начинал знакомство с человеком именно с этого. Знать, от чего человек приходит в неистовство и гнев, всегда полезно. Сразу раскрывается личность и характер. Но не с Арселией.
  - Вы смотрели, как я спала? - медленно проговорила Арселия, выбрав самый невинный вариант.
  - Да, всего лишь смотрел, - признал я. - Недолго. И только ради того, чтобы не испортить свою репутацию и не прослыть лжецом.
  - Вы... вы... подлец, - выдавила Арселия.
  - Благодарю покорно, что не придумали чего-то покрепче - наклонил я голову.
  - Как бы вы не старались от меня избавиться, я отправлюсь с вами. За вами нужен глаз да глаз. Когда дело касается судьбы империи и императора...
  Арселия не договорила, прерванная моим громким смехом.
  - Сеньорита Марин, - прекратил я смех. - Вы слишком наивны для того, чтобы занимать столь высокий пост! Судьба императора, да, конечно! Судьба нашего любезного императора Ориана может быть только в его собственных руках.
  - Что вы хотите этим сказать? - насторожилась Арселия.
  - Что за похищениями детей с большой вероятностью стоит сам император.
  - Быть этого не может! - хвост девушки в негодовании задергался. - Император делает все, чтобы...
  - ...чтобы никто в ближайшее время не узнал об исчезновении, - договорил я за нее. - Сеньорита Марин, насколько я слышал, вы неплохо разбираетесь в истории империи. И если мои аргументы убедят вас покинуть нашу чудесную компанию, то я вам напомню некоторые факты. Вспомните, первым защиты у Мерсавии попросили киварийцы, когда всплеск Силы в океане уничтожил большую часть побережья Киварио. Против таких разрушений не помог даже астрен - надежда и спасение всех страждущих. А тут еще и Карадона решила воспользоваться ситуацией и напала на Киварио. Для Мерсавии и Ориана Киварио сначала стала протекторатом, но тут уж Ориан понял, что может присоединить и Карадону. И сделать из стран империю. Поставил ультиматум Киварио - или она становится доминионом в составе империи, или же он отдает ее на съедение Карадоне. Так в состав и вошло первое государство.
  - Зачем вы мне все это рассказываете? - раздраженно спросила Арселия. - Я прекрасно знаю историю и без ваших саркастических замечаний.
  - Следите за моей мыслью, сеньорита, - напомнил я, поднимая указательный палец. - Итак, первое государство стало доминионом, оставив у власти династию своих королей, подчиняющихся императору. Дальше настал черед и Карадоны. Конечно, было несколько боев на границе, пока армия под предводительством лучших главнокомандующих подходила к Карадоне. Она даже дошла до столицы, Фамироса, но тут уж сам король Диего Басилио отдал императору ключи от города и от всей страны сразу с условием, что его род также продолжит править Карадоной. Теперь вы улавливаете мою мысль?
  - Да, - неохотно признала Арселия. - Все короли остались на своих местах. В том числе и князь Берунсона, когда его страна вошла в состав империи.
  - А у него не было выбора, - пожал я плечами. - Набеги со стороны дакинцев грозили обернуться крахом экономики страны. А армия княжества певцов и поэтов никогда не могла похвастаться своей силой и мощью. Здесь император тоже сделал поблажку правящему роду, посчитав, что король Аделард III может помочь ему в завоевании халифата. Ведь он неплохо знает все сильные и слабые стороны своих соседей дакинцев.
  - И что вы хотите этим сказать? - с вызовом спросила Арселия. По выражению ее лица я понял, что девушка сама пришла к нужному выводу, но пока не хочет в это верить.
  - Сеньорита Марин, - вздохнул я, - вполне очевидно, император после нескольких лет затишья понял, что короли могут задуматься, а так ли опасен он, и какой ценой ему достались все эти победы и завоевания. Поэтому он решил действовать на опережение и просто выкосить наследников королевских и княжеских родов. Умирает король, наследников нет. По закону, который император сам и ввел, Ориан имеет право в подобной ситуации сам назвать нового короля. И на этот раз это окажется всей душой преданный ему человек.
  - Похищали не только королевских детей, - заметила Арселия.
  - Заметал следы, - парировал я.
  - А как же Дакиния? Когда Ориан завоевал ее, он поставил своего человека, пусть и дакинца. Но дети короля Эльмира также пропали.
  - Да, Дакиния - единственная страна, при завоевании которой императору пришлось попотеть. Но тоже плюс - доказал свою силу, короли забыли думать о том, как они попали в состав империи. А насчет детей Эльмира... Подумайте сами, пропадают наследники у всех, кроме дакинского правителя. Подозрительно.
  - Тоже заметал следы?
  - Конечно, - подтвердил я.
  - И вы на самом деле верите в этот бред? - искренне удивилась Арселия.
  - Скажем так, это самая правдоподобная версия, из тех, что пришли мне в голову.
  - И как много их?
  - Пятнадцать, - честно сказал я. - Озвучить все?
  - О, нет! - Арселия подняла руки в защитном жесте. - Пожалуй, с меня хватит! Я доложу сэру Колдеру, что ваши услуги нам уже не нужны, и вас снова отправят на рудники отбывать заслуженное наказание.
  - Вы режете меня без ножа, - признался я. - Раз уж вы настроены так решительно, то предлагаю вам отправиться вместе со мной в Киварио и самой убедиться в правдоподобности моей версии.
  - Не верю своим ушам! - с сарказмом произнесла Арселия. - Вы просите меня ехать с вами и вашими сумасшедшими дружками? С чего бы?!
  - Корыстный шкурный интерес, - признался я. - Чтобы вам не врать, я просто не скажу, в чем он заключается. Не хотите ли поделиться, как вам удалось проникнуть в дом Вистана. Что вы сказали ему такого, что он пустил вас в дом?
  - Зная характеристики ваших друзей, а также прочитав дело Вистана Гилла, я поняла, что действовать надо самым радикальным образом, - прищурилась Арселия. Наверное, я в первый раз наблюдал, как во время разговора со мной сеньорита Марин расслабилась и довольно заулыбалась. - Поэтому я сказала, что вы скрываетесь от меня, потому что узнали, что я беременна от вас. И просто не захотели воспитывать ребенка.
  - Что? - поперхнулся я. - Беременны?! - и я расхохотался. - Более неправдоподобной истории вы сочинить не могли!
  - Почему неправдоподобной? - искренне удивилась Арселия. - От вас не могут забеременеть?
  - Вы хотите проверить это? - с улыбкой уточнил я. Госпожа императорский обвинитель заметно смутилась, но я продолжил. - Прошу прощения. Просто то, что я по той или иной причине могу бросить беременную от меня женщину, да еще бегать от нее, никак не может быть связано со мной. Вистан знал это, поэтому и впустил вас в дом - дабы выяснить истинную причину того, зачем вы так настойчиво разыскиваете меня. Идемте, госпожа Марин, убедитесь в этом сами.
  - С ваших слов, вы просто полны достоинств, - с сарказмом произнесла Арселия, следуя за мной обратно на кухню.
  - Что вы! - не согласился я. - Я создан из пороков и недостатков! Само воплощение Черного бога на земле! Исчадие ада и так далее в том же духе.
  - Заткнитесь, - попросила Арселия Марин грубо.
  Я понял, что довел ее до черты, но госпожа обвинитель все еще сдерживается. Улыбнувшись, я открыл перед ней дверь на кухню.
  - Извините за столь долгое отсутствие, - первым делом сказал я, пропуская вперед сеньориту Марин. - Дела. Беккай вам все рассказала?
  - Да, в общих чертах, - признался Вистан. - Что насчет твоей второй спутницы?
  - Да, вы же не знакомы, Вистан, Флави, Беккай, позвольте представить вам Императорского обвинителя Дневного патруля Арселию Эвиту Марин де Ариас, протеже Колдера Файна, Арселия удивленно приподняла брови, когда я назвал ее полным именем. - Именно он настаивал на ее присутствии в нашей компании, и, как бы я не отговаривал ее, сеньорита Марин намерена отправиться в Киварио. И да, она не будет матерью моего ребенка.
  - Хан, а теперь не могу ли я уединиться с тобой?! - язвительно спросил Вистан.
  - Не сейчас, Вистан. Просто скажи, ты в деле или мы с девушками продолжим наш поход втроем?
  - Я только пять дней назад вернулся домой, Сила все еще барахлит, а ты хочешь втянуть меня в какое-то сомнительное дело? Я с тобой. Должен быть кто-то, кто не доверяет всем подряд, - выразительный взгляд в сторону Арселии. - Как насчет Клео и Таро?
  - Клео я отправил записку еще несколько дней назад. Он будет у Таро к тому времени, как мы приедем туда. Да, и чтобы развеять сомнения у вас всех - я не доверяю Арселии Марин ни на йоту. Имейте в виду, сеньорита, если у нас начнут пропадать деньги, я в первую очередь подумаю на вас.
  Обвинитель возмущенно задохнулась, но промолчала, когда я прошел в кухню и опустился на стул. Напряженная обстановка в комнате была свидетельством присутствия в ней постороннего человека. Флави продолжала коситься на госпожу обвинителя.
  - Присаживайтесь, сеньорита, - махнул я рукой на стул рядом с собой. Вряд ли остальные готовы иметь в соседках пусть и за столом законника. - Вистан, что творится у вас в городе? Откуда слухи о лихорадке савэре?
  - В городе лихорадка? - встрепенулась Арселия.
  - Госпожа обвинитель, - вздохнул я. - Если вы все еще жаждете поехать со мной, я попросил бы вас усвоить ряд несложных правил. Одно из самых главных - не перебивать меня и не вмешиваться в мой разговор.
  Я холодно посмотрел на молодую женщину. Пусть вспомнит, что я не такой добрый, каким кажусь на первый взгляд. Недаром я разыграл перед ней представление несколько лет назад, чтобы заставить бояться себя молодую протеже Файна. С тех пор она каждый раз тряслась, разговаривая со мной, думая, что я не замечаю. Но сейчас Арселия порядком расслабилась в обстановке, где я выступал в несколько не свойственной мне и нашим предыдущим разговорам манере.
  - Я... учту ваши пожелания, - с толикой страха в голосе сказала она.
  - Благодарю, - кивнул я, поймав взгляд Вистана. Друг явно хотел сказать мне, что я позёр, но только покачал головой. - Вистан? - напомнил я ему о своем вопросе.
  - Если ты слышал о ней, то должен знать о том, кто принес лихорадку, - сказал Вистан.
  - Какой-то неуловимый карадонец, - сказал я. - Который ускользнул от властей, заразив водоемы савэрой.
  - Да, о нем все и говорят, - подтвердил Вистан. - Но все слухи и слухи. Неизвестно, заразил ли он водоемы или нет. Власти начали проверять их с помощью Силы, но савэра на подобные манипуляции не реагирует. Поэтому воду приходится использовать второй раз, перерабатывая с помощью Силы. Не хотим рисковать здоровьем. Я слишком слаб еще, чтобы выяснить все сам.
  - Это поправимо, - пробормотал я. - Савэра объясняет все немного по-другому. Вистан, будь готов к завтрашнему утру. Флави, прости, что забираю его у тебя.
  - Ничего, - вымученно улыбнулась она. - Я привыкла. Но ты мог бы явиться хотя бы через месяц.
  - Все, что зависело от меня, я сделал, - пожал я плечами. - Обещаю, что скоро верну его.
  Флави прекрасно понимала, что Вистана трудно удержать на месте, когда он собирался мстить. Готов поспорить, друг уже сообщил жене, что просто так дело со своим арестом не оставит. Колдер Файн сказал, что убрал прежнего градоправителя из города. Его дело сейчас ведется в суде столицы в рамках Дневного Патруля. Вистан мог сломя голову броситься в столицу, ища отмщения. И Флави, как мудрая женщина, понимала, что я не допущу его необдуманных поступков и в случае необходимости сам помогу отомстить так, как того заслуживает похотливый градоправитель.
  Далее наш разговор сам себя истощил. Конечно, я мог многое обсудить с Вистаном и Флави, но не в присутствии Арселии Марин. Но я готов был потерпеть до вечера.
  
  
  * * *
  
  Вистан вошел в спальню, которую делил с женой, нежно поцеловал в щеку Флави, которая расчесывала волосы, сидя перед трюмо, и также начал готовиться ко сну.
  - Наговорились? - спросила Флави.
  - Да, - Вистан хмурился, пока снимал камзол и стягивал сапоги. - У Хана, как всегда, императорские замашки. Если бы я не видел его мать и не знал, что его отец из Дакинии, то решил бы, что он внебрачный сын Ориана.
  - Он решил завоевать Дикие земли? - не без иронии осведомилась жена.
  - Не удивлюсь, что в конечном итоге он и до них доберется, - поморщился Вистан. - А пока... Пока мы по его словам 'всего лишь съездим в Киварио'.
  - А что с похищениями? Он вообще не намерен за них браться?
  - Он хочет казаться этой Марин беспечным и самодовольным ублюдком, но в то же время намеренно пугает ее. Все для того, чтобы окончательно ее запутать. На деле же Хану они показались достаточно подозрительными, чтобы он лично решил поехать в Киварио. Иначе послал бы кого-нибудь из своих.
  - То есть, как бы ты не старался уверить меня, что бросил банду, ты все еще принадлежишь ей, - грустно улыбнулась Флави.
  - Дорогая моя, - Вистан встал с кровати и заключил жену в объятия. - Это тоже часть меня. И ты готова была мириться с этим недостатком, когда выходила за меня.
  - Главный твой недостаток - это Хан, - хмыкнула Флави. - И его можно или любить, или ненавидеть.
  - Я знаю, - Вистан выпустил жену из объятий и подошел к окну. - Но именно он двадцать лет назад предотвратил массовые убийства в Лекенде, а еще раньше не раз спасал мою никому не нужную жизнь. А сейчас... - Вистан помедлил, вглядываясь в темноту за окном, - этот придурок перемахнул через ограду.
  - Ты удивлен? - равнодушно пожала плечами Флави.
  - Не этим, - Вистан продолжал смотреть в окно, - а тем, что за ним последовала уважаемая госпожа обвинитель. Я так понимаю, втайне от него.
  - Ты знаешь, куда он направился? - встревожено встрепенулась Флави.
  - К сожалению, да, - мрачно сказал Вистан и начал одеваться. - Я за ним. Не нужно, чтобы императорский обвинитель видел, как Хан вламывается в городскую ратушу.
  - Осторожнее там! - предупредила Флави.
  - Как всегда, моя радость, - Вистан на прощание поцеловал жену, подхватил ножны с кинжалами и уже на пороге обернулся. - Закройтесь тут и запечатайтесь. Проследи, чтобы Беккай не увязалась следом. Ее привязанность к Хану иногда просто ненормальна.
  И Вистан отправился на поиски друга.
  
  
  * * *
  
  Я размышлял над тем, где городские власти могли хранить необходимые документы по неизвестному карадонцу. Лихорадка савэра - достаточно весомый аргумент для того, чтобы я лично отправился в ратушу для выяснения истинной причины визита карадонца. На самом деле он мог вполне быть подосланным или императором, или кем-то из королей. Князя Берунсона и короля Киварио я сразу сбрасывал со счетов. Они никогда не посмели укусить руку, кормящую их. А вот такие смутьяны как дакинцы или карадонцы осмелились бы не только на подобное предприятие. Лишь бы оно действительно не оказалось смертельным для жителей Перистона. Если засланец принес лихорадку, а не просто угрожал ее появлением, то савэра грозила всей империи массовыми болезнями...
  Большое двухэтажное здание с колонами, построенное по образцу тысячи других в разных городах империи, было хорошо мне известно. Прежде, чем Вистан обосновался в Перистоне, я несколько раз посещал этот город, который находился всего в дне пути от Киварио. В ратуше были и мои люди - пара берунцев и один мерс, но в этот раз я решил не вмешивать их в это дело. Во-первых, чтобы быть уверенным в информации, лучше самому отправиться на ее поиски, а во-вторых, у меня была бессонница. Да, с тех пор, как я вернулся из рудников, не мог уснуть раньше утра. Этот способ скрасить ночные часы показался мне не хуже других: чтения, посещения дворца императора или же ночного визита к Арселии Марин.
  Ратушу я обошел в поисках черного входа. Таких оказалось несколько. Воспользовавшись одним из служебных, я начал подниматься по ступенькам. Никакие сигналки, охранки и другие опасные штуки, созданные с помощью Силы, на меня попросту не действовали. Поэтому самым сложным для меня в этом предприятии стал подбор правильной отмычки для двери, что тоже заняло не больше секунды. Служебная лестница для клерков ратуши вела в длинный коридор с разными дверями по обеим своим сторонам. Разные отделы бюрократической системы империи. Этот коридор я миновал, стремясь пробраться в другую часть ратуши, которая примыкала к городской тюрьме. Там располагался Дневной Патруль. Для столь небольшого городка, как Перистон, не предусмотрено было наличие Ночного Патруля. Всеми делами занимался лишь Дневной, если же попадался трудный случай, то в столицу или в ближайший крупный город направляли запрос.
  Так уж повелось, что Дневной патруль занимался делами граждан империи. Ночному Патрулю принадлежали дела, непосредственно связанные с императором, империей, нацией и безопасностью государства, а также внешние дела империи. Отделения обоих Патрулей были созданы во всех доминионах империи, но главное находилось в Лекенде - столице, как самой империи, так и Мерсавии. И возглавлял его сэр Колдер Файн, который не имел права носить титул, но с гордостью ставил перед своим именем обращение 'сэр', пожалованное ему королем за хорошую службу.
  В размышлениях о привилегиях сэра Файна я миновал еще несколько похожих коридоров, спустился вновь на первый этаж и остановился перед более внушительной 'дверцей'. Если раньше я был там, где воровать, кроме бумажек совершенно нечего, то отсюда начиналась зона Дневного Патруля. По эту сторону двери никого из стражников не наблюдалось, но они компенсировали свое отсутствие с противоположной стороны. Там их должно быть не менее четырех. Двое непосредственно перед дверью, а вторая пара - рядом со второй дверью, ведущей уже в обитель Патруля. Пробраться отсюда незамеченным нереально. Однако есть одно 'но'.
  Как бы Сила не облегчала жизнь людей, они все равно уставали, истощались. Поэтому строительство всех домов велось с таким расчетом, чтобы свести использование Силы при поддержании порядка к минимуму. Поэтому в стенах проводили вентиляционные шахты, служившие людям сразу и шахтами, с помощью которых они удаляли мусор из домов, уничтожая его вне стен; средством контроля безопасности дома: в шахты направляли охранки, которые изучали пространство, обнаруживали непрошеных посетителей. Впрочем, это не все функции, которые исполняла вентиляционная шахта. Например, она пользовалась также и популярностью воров, которые проникали через нее в дома, пока не были разработаны сильные ловушки для воров-силаров. Но оставались еще и асилы, которым подобные заморочки были нипочем. Точнее, одному. Мне. Больше асилов в своей 'профессии' я не встречал.
  Я отступил назад, глазами ища вход в вентиляционную шахту. Он обнаружился в стене справа от меня на уровне моих глаз, скрытый темным щитом. К подобному путешествию я был готов, взяв необходимый набор инструментов, освободив себя от мешающих риото и вооружившись только кинжалом на случай непредвиденных столкновений. Я порылся в своих скромных запасах, достал кусачки и осторожно, не производя лишних звуков, отрезал дорогим инструментом из астрена края удерживающих щит заклепок. Тоже из астрена, кстати. Подхватил ничем не удерживаемый щит и прислонил его к стене. Откусанные заклепки собрал и сунул в карман. Когда буду идти обратно, все придется возвращать, как было, запаивая шит обратно. Лишний кусочек астрена в таком случае еще пригодится.
  Я подпрыгнул, уцепившись за край шахты руками в перчатках, подтянулся и забрался внутрь. Теперь надо ползти предельно осторожно, чтобы ни звука не донеслось до охранников подо мной. Моя цель - кабинет главного детектива Патруля. У него должны храниться дела преступников.
  Благодаря наследственным признакам, не зависящим от наличия или отсутствия Силы, я обладал природным ночным зрением дакинцев и хорошим слухом берунцев. Однако не в такой развитой степени, как у чистокровных представителей рас. Что не мешало мне развить их до максимума и использовать при каждом удобном случае.
  Проползая под доблестными стражниками, я перестал даже дышать. Чистокровный берунец мог услышать многое. Особенно если он так же тренировал свой слух, как и я.
  Обошлось. Опасный участок был позади, а мимо меня проплыл светлячок охранного заклинания. Он прошел сквозь мое плечо, как будто я был призраком. В первый раз после подобного у меня был мороз по коже. Но сейчас я просто не обращал внимания на 'домогательства' заклинаний. Плывут себе мимо и ладно.
  Вентиляционная шахта раздваивалась. Мысленно представив в голове план похожих зданий, я выбрал левое ответвление. Впереди в пяти футах я увидел темное пятно на 'полу' шахты. Понять, что это такое в таком ракурсе было трудно. Подполз ближе и обнаружил, что внутреннее покрытие в этом месте отличается от остального. Другого цвета металл. Я не рискнул сразу двигаться дальше, тем более пятно оказалось в диаметре на всю ширину шахты. Сдвинувшись ближе к черному металлу, я протянул к нему руку.
  В следующее мгновение произошло несколько вещей сразу. Пронзительно запищала охранка вокруг меня. Я вздрогнул от неожиданности, не удержался на весу и повалился вперед на темное пятно. Охранка продолжала пищать, как будто внутри моей головы - пространство вентиляционной шахты создавало отличное эхо. Вряд ли уж тот грохот, с которым я головой вперед упал сквозь черный металл, оказавшийся тонкой заплатой в шахте, прямо в коридор отделения Дневного Патруля был таким громким, как шум вокруг, но его услышали стражники. Они как раз спешили выяснить, что обнаружила охранка, и пробегали по коридору, когда им под ноги с ругательствами свалился главный преступный элемент империи. Черт меня дери, в более глупом положении я последний раз оказывался в далеком подростковом возрасте...
  
  
  
  
  Глава 5
  
  Не могу не отметить быструю реакцию патрульных. Они мгновенно сориентировались и запустили в меня поток Силы, который угас, не долетев пару футов. Пока они не предприняли дальнейших действий, я вскочил на ноги, жалея, что не прихватил с собой клинки. Пусть силары и расслабились, в большинстве своем не изучая искусство ближнего боя с помощью холодного оружия, но представители Патрулей таковыми не являлись. Они выхватили свои мечи, не делая больше попыток использовать Силу.
  Мой кинжал? Я мог забыть про него. Против мечей патрульных он был бесполезен. Командир знаком показал большей части своих солдат двигаться дальше, а сам с тройкой остался здесь.
  Командир с нашивкой лейтенанта на плече напал первым. Я уклонился от меча, уйдя влево, но там меня почти задел меч второго солдата. Я присел, перекатился, оказавшись как раз под дыркой в потолке, вскочил на ноги, вновь уклонившись, подпрыгнул и ухватился руками за край вентиляционной шахты и ударил ногами в грудь лейтенанта. Он неловко переступил и повалился назад, но меч так и не выронил. Я спрыгнул, пока мне не отрубили ноги, и сделал кувырок назад. Черт, я так долго не продержусь! Мне нужен меч! Я выхватил кинжал, недовольно поморщившись - сигналка продолжала истошно орать.
  - Вы не могли бы ее вырубить? - попросил я солдат, уклоняясь уже от двух мечей.
  - Нет! - рявкнул лейтенант, вскакивая. Все четверо были мерсами - огромные здоровяки с мелкими чешуйками на шеях. Примерно на полголовы выше меня, хотя я сам не мог похвастаться низким ростом.
  - Ну, как знаете, - проворчал я, с разгона бросаясь под ноги первым двум мерсам. Этого они от меня не ожидали. Пока они падали вперед, я задел кинжалом чью-то ногу. Он вскрикнул от неожиданности и выронил меч. Я уклонился от удара еще одного меча, но все же почувствовал укол в спину. За мечом я ринулся одновременно с его хозяином и успел раньше него, оглушив ударом локтя в лицо. Второй упавший получил ногой под дых. Я схватил меч, но не успел перевернуться на спину, чтобы отбить удар клинка. Кто-то воспользовался ситуацией и оглушил меня ударом по голове.
  
  
  * * *
  
  Вистан продолжал следовать за императорским обвинителем по темным улицам города. Молодая женщина двигалась профессионально, но не так, как сам Вистан или Хан. И он удивлялся, как его друг до сих пор не заметил за собой слежки. Или же заметил, но позволил ей продолжить ее?
  Арселия Марин повернула в сторону главной площади. И тогда Вистан понял, наконец, куда решил отправиться ночью Хан. В ратушу! Ему никогда не сидится на месте! Вистан же говорил, что выяснит все утром. Он работает в ратуше, и ему не составит труда проникнуть в нужный кабинет. Но нет! Хан умнее всех. Хан хочет сам все узнать! Вистан не думал, что у друга всего лишь бессонница.
  Тем временем Арселия подошла к ратуше и скрылась за задней дверью. Служебный вход. Там стоят не очень хорошие сигналки. Для госпожи императорского обвинителя ничего не стоило убрать их. А вот что она будет делать дальше? Хан пройдет везде, где использована Сила, даже не заметив ее следов. Но Вистан прекрасно знал несколько мест, где использованы незаметные для всех сигналки. И если она на них наткнется, на уши поднимется вся ратуша.
  Вистан бегом отправился вслед за Арселией Марин. Машинально убрав на входе сигналку, он забежал внутрь ратуши, понимая, что она и Хан уже где-то далеко внутри. Мерс пробежал по коридорам канцелярии, свернул в пристройку, примыкавшую к тюрьме. Там он и наскочил на Арселию, которая внимательно смотрела в вентиляционную шахту, лишенную щита. Видимо, решала, отправиться ли ей следом за Ханом или же ждать его здесь.
  Вистан пошел к ней, но не успел вовремя. Карадонка протянула руку к краю шахты, когда оттуда медленно выплыл охранный светлячок. Мерс рванул к ней, но не успел. Заклинание соприкоснулось с рукой Арселии, и в здании раздался оглушительный писк.
  - Сеньорита, вы - идиотка! - не сдержался Вистан, хватая ее за другую руку.
  - Вы?! - отшатнулась она от него, но руку ей вырвать не удалось. - Что вы здесь делаете?
  - Хотел предотвратить вашу глупость, но не успел! Вы, сеньорита, только что обнаружили свое присутствие! Идемте!
  Вистан потянул за собой Арселию Марин, лихорадочно вспоминая, где им можно спрятаться. На ум приходили лишь пустые кабинеты отдела канцелярии, но вряд ли это убежище такое надежное. Дневной Патруль обнаружит их всего на пять минут позже. Тем более, у заклинания теперь есть слепок Силы госпожи обвинителя.
  Вистан неожиданно резко остановился посреди коридора.
  - Вы хотите, чтобы ваше начальство узнало о том, что вы были здесь?!
  - Что? - непонимающе переспросила Арселия Марин.
  - Вы только что прикоснулись к охранному заклинанию, - терпеливо объяснил Вистан, в душе соглашаясь с Клео по поводу его мнения насчет всех женщин. - Ваш слепок Силы теперь есть у Дневного Патруля. Они уже к утру будут знать, кому он принадлежит. Вы хотите этого или же нет?
  - Н-нет, - покачала головой Арселия. - Это не совсем в моих планах.
  - Ждите здесь, - Вистан впихнул ее в ближайший кабинет. - Я разберусь. Ради Хана.
  Вистан закрыл дверь у нее перед носом, повесил на нее оповестительное заклинание и попытался вернуться к двери. Но оттуда уже бежали патрульные, прочесывая коридоры. Вистан выругался. Нет, ему не удастся изменить заклинание. Пусть теперь сама расхлебывает эту кашу. Вистан думал, что и Хану не было бы до нее никакого дела. Конечно, его друг что-то задумал, раз решил все-таки взять ее с собой. Он не давал ему никаких указаний насчет нее. И где Хана носит?! Он уже успел узнать все и выбраться из здания? Нужно забирать Арселию и тоже уходить отсюда.
  Вистан вернулся в канцелярию и открыл дверь. Сеньорита Марин оставалась на том же месте, где он ее и оставил.
  - Идемте, мне не удалось исправить, - сказал он. - Уходим отсюда, пока нас не нашли.
  Арселия, не говоря не слова, пошла следом за ним. Вистан только сейчас обратил внимание, что она послушно выполняла все, что он говорил. Чувствовала свою вину?
  Он не стал больше копаться в причинах поступков императорского обвинителя. Патрульные не должны заметить Вистана здесь - ему еще работать в ратуше, а его семье оставаться жить в городе, когда он уедет с Ханом.
  Вистан кивнул сеньорите Марин на лестницу, ведущую на крышу. Так выбраться отсюда безопаснее всего. Они взбежали вверх по ступенькам. Патрульные пока обыскивали нижний этаж, откуда и доносился звук сигналки.
  - С крыши вниз ведет лестница, - пояснил Вистан зачем-то. - Спустимся по ней, нас не должны заметить.
  Ратуша была трехэтажным зданием. Они быстро поднялись по лестнице вверх, где Вистан убрал с входа сигналку, которую сам же и ставил. Еще когда он работал в банде Кота, мерс специализировался на Силе. Он хорошо видел ее узоры, чувствовал ее. Когда Кот заметил в сироте эти способности, он нашел ему лучшего учителя. Так как Вистан был старше Хана, он первым начал вскрывать дома богатых, неплохо ориентируясь в сигналках и охранках. Ни разу не попался. А потом начал сопровождать в эти походы молодого Хана.
  - Слезайте, - Вистан указал Арселии на лестницу.
  Девушка кивнула и направилась в сторону лестницы. Вистан напоследок решил осмотреться. Он подошел к краю крыши со стороны парадного входа. Патрульные суетились на ступеньках лестницы. Двое из них несли человека - один, держа подмышки, а второй за ноги. Вистан даже не присматривался - мерсы прекрасно видели в темноте. Тем более, когда в руках у Дневного Патруля оказался его друг.
  - Черт! Черт! Какой же он идиот! - как бы Хан ни старался казаться всезнающим, Вистан все еще продолжал считать его младшим товарищем.
  - Что случилось? - Арселия собиралась уже спускаться, но заметила задержку Вистана.
  - Сеньорита, вы в состоянии добраться до моего дома без приключений? - спросил Вистан, лихорадочно продумывая варианты по спасению друга.
  - В чем дело? - продолжала допытываться девушка. Она забыла про лестницу и направилась к Вистану.
  Еще и эта баба! Вистан хотел побыстрее от нее избавиться и выручить Хана, но она, похоже, думала по-другому.
  - У них Хан?! - спросила она, когда взглянула вниз.
  - Да, - мрачно заключил Вистан. - И если в этом ваша вина, сеньорита, я вас уничтожу.
  Вистан прямо посмотрел на сеньориту Марин. Она не выказала и тени страха на лице, но зрачки ее расширились.
  - Я буду иметь это в виду, - сказала она. - Вы собираетесь его вытаскивать?
  - Если вы не помешаете мне, - Вистан заметил, что патрульные с бесчувственным телом Хана свернули в сторону тюрьмы. - Идите домой, я прошу вас.
  - Я не так безнадежна, как вы думаете, - Арселия тоже следила за передвижениями патрульных. - Я помогу вам.
  - О, черт с вами! - отмахнулся Вистан. - Мы дольше будем спорить! Они скоро свернут во двор тюрьмы. Там его перехватить будет намного сложнее. Что вы умеете?
  - Отвлекающая Сила и Сила иллюзий - моя специализация.
  - Годится, - заключил Вистан после нескольких секунд раздумий. - Спускаемся.
  Вистан спустился с лестницы первым, следом за ним Арселия.
  - Сеньорита, - Вистан двинулся в обход здания. - Патрульные скоро завернут за угол ратуши. Там темно, фонарей даже нет. Их всего четверо, двое будут заняты Ханом, остальные двое их сопровождают. Отвлеките их, раз вы так сильны в иллюзиях. А я тем временем выведу Хана.
  Вистан предоставил сеньориту Марин самой себе. Не маленькая, если дослужилась до императорского обвинителя, то сможет сделать свое дело правильно. В голове вертелись сотни вариантов того, как Хан попал в руки к патрульным. В каком он вообще состоянии? Его избили или просто вывели из строя? Вистан резко остановился у угла здания. Скоро здесь должны были пройти патрульные с Ханом. Краем глаза он заметил движение слева от себя. Арселия Марин. На мгновение Вистан усомнился в ее способностях, но справиться одному с четырьмя патрульными и унести бесчувственное тело Хана, он был не в состоянии.
  Арселия тоже заметила патрульных. Всегда и во все времена главным отвлекающим фактором был громкий неожиданный звук или яркая вспышка света. Этим девушка и собиралась воспользоваться. Она переместилась ближе к патрульным и облекла Силу в громкий хлопок над головами патрульных.
  Яркая вспышка сопровождалась громким звуком, от чего патрульные вздрогнули и остановились. Те, кто не тащил на себе тело Хана, прикрыли глаза рукой от вспышки, другой уже готовясь высвободить Силу. Остальная двойка отвернулась, защищая глаза от света.
  Этого было мало. Арселия собрала остатки Силы и сделала другую иллюзию. Теперь на патрульных сверху падал огромный камень. В экстренной ситуации каждый готов спасать только свою жизнь. Патрульные так и поступили. Они не разбирались, настоящий это камень или же нет - бросили тело пленника на землю, а сами бросились врассыпную. Арселия не знала, как далеко от Хана находится Вистан Гилл. Чтобы дать ему еще время, она напустила густого тумана, в котором исчезли все патрульные и тело Хана.
  Арселия также не видела ничего в тумане, как и все остальные. Она двигалась рядом со стеной ратуши, чтобы совсем не потеряться.
  - Сеньорита, хватайтесь за руку, - раздался голос Вистана.
  Арселия не преминула воспользоваться протянутой рукой Гилла.
  - Где Хан? - спросила она.
  - У меня, закинул его на плечи. С туманом вы хорошо придумали, я еще добавил в него пару элементов. Наши доблестные патрульные надышались парами и решили отдохнуть. Следуйте за мной.
  Вистан подкинул бездыханное тело друга на спине и пошел вперед. Возвращаться домой он не видел смысла - так или иначе, а на рассвете они собирались покинуть город. До рассвета оставалось не более двух часов. И Вистан не знал, кого благодарить за столь 'полезную' перед расставанием с семьей прогулку - старого друга, которому захотелось вдруг выяснить правду, или же госпожу императорского обвинителя, внезапно заразившуюся острым любопытством.
  Вистан двигался в сторону тюрьмы. Там, держась высокого каменного забора, можно добраться до леса, не попадаясь на глаза Дневному Патрулю. Так он и поступил.
  Арселия держалась позади Вистана, не осмеливаясь спросить, куда он так целенаправленно ведет ее. После недавнего проникновения в ратушу и практически нападения на патрульных девушка начала чувствовать себя преступницей. И это чувство ей совершенно не нравилось. Арселия всегда старалась вести себя примерно. Даже в детстве она была образцом идеального ребенка. После трех старших сыновей-непосед такая дочка явилась для родителей Арселии манной небесной. Она с детства мечтала пойти работать в один из Патрулей. Выбрала Ночной, так как там работал лучший друг отца сэр Файн. Он заразил ее рассказами о своей работе, когда приезжал навестить отца. А потом Хан разрушил ее мечту стать лучшей в Ночном Патруле. Пришлось выбирать другой, чтобы полностью не забросить мечту.
  И даже здесь он успел ей насолить - Арселия совершила нападение на своих коллег, благодаря отпечатку ее Силы уже к утру начальству станет известно об ее участии в этом деле. Оставалось надеяться только на то, что сэр Файн замнет скандал. А для этого Арселии нужно было связаться с ним.
  Тюремная стена уже закончилась, когда на спине у Вистана зашевелился и застонал Хан.
  - Потерпи немного, мы скоро будем в лесу, - попросил его друг.
  - Если ты настаиваешь, - пробормотал Хан. - Но меня сейчас вывернет.
  Вистан выругался, присел и аккуратно снял Хана со спины. Он осторожно поддерживал его за плечи, пока асила рвало на землю. Фактически Арселия знала, что подобное возможно с людьми. Но ни разу не наблюдала и не испытывала подобного - Сила позволяла избавиться от нежелательных осложнений организма в любое время.
  - Кажется, у тебя сотрясение, - сказал Вистан. - Кто это был?
  - Ему повезло, что я его не видел, - прохрипел Хан. - У тебя есть что-нибудь выпить?
  - Нет, я не ношу с собой по ночам бутылку вина! - язвительно ответил мерс. - Пожуй листок какой-нибудь!
  - Ты чертовски приятный собеседник! - ответил асил, с помощью друга поднимаясь на ноги.
  - Мы не одни здесь, Хан, - решил напомнить ему Вистан. - Сеньорита Марин тоже о тебе беспокоится.
  - Неужели? - Хан обернулся, держась за голову. - Какая прелесть! А вы здесь как оказались?
  - Тебе не понравится, - пробормотал Вистан. - Идем, расскажу по дороге. Совсем плохо?
  - Нет, всего лишь кружится голова. Я сам, - Хан вырвал руку у друга и пошел рядом с ним.
  Вистан бросил осуждающий взгляд на Арселию и хмыкнул.
  - Если вы стараетесь храбриться, чтобы произвести на меня впечатление, то это лишнее, - не выдержала Арселия.
  - Не льстите себе, - резко ответил Хан. - Что произошло? - как ни в чем не бывало, обратился он к другу.
  - Сеньорита Марин решила увязаться следом за тобой, я вовремя заметил это и отправился следом. Но не успел. Она прикоснулась к сигналке и подняла на ноги всю ратушу.
  Арселия почувствовала, как краснеет. Действительно, нужно быть честной с самой собой. Если бы не ее глупость, то многих событий сегодня бы и не произошло.
  - А, вот кому я должен быть благодарен своим провалом, - почти равнодушно сказал Хан, но чуткий слух Вистана услышал в его голосе нотки гнева. - У вас еще есть сомнения в вашей полезности, сеньорита? Я бы на вашем месте тысячу раз подумал, прежде чем куда-то отправляться с 'благородной миссией'.
  - Я прошу прощения, что помешала вашему преступлению! - Арселия могла бы смириться, если бы ее ругал Колдер Файн, да даже упреки от Вистана Гилла она принимала сегодня безропотно. Но когда это делал Хан - один из самых злостных преступников Империи... Нет уж!
  - Вы больше помешали нашему дальнейшему путешествию, на котором так настаивал Файн, - злость в голосе Хана стала заметнее. - Я прекрасно понимаю, что вы мне не доверяете, но лезть туда, где вы ни в зуб ногой, извините, - это вверх идиотизма и глупости! Если хотите ехать дальше, то нам стоит все-таки уладить все возникшие недопонимания раз и навсегда!
  Хан остановился, когда они уже были на опушке леса, и развернулся к Арселии. Близкий рассвет сделал сумрак леса более серым и прозрачным. Смуглое лицо асила с резкими чертами дакинского народа прекратилось в холодную маску. Арселия же упрямо сжала губы. Противостоять ему стало для нее делом принципа.
  - Я думаю, что оставлю вас на время, - осторожно вмешался Вистан, пока не разразился скандал. - Заберу Беккай, лошадей и наши вещи из дома и уже через час-два буду здесь.
  - Попроси прощения за меня у своей жены, - смягчился на мгновение Хан. - Я не думал, что так получится.
  - Впрочем, как всегда, - заметил Вистан. - Не бери в голову, она привыкла к твоим появлениям. До встречи. Надеюсь, живы будете оба.
  Бросив напоследок предостерегающий взгляд на Арселию, Вистан отправился обратно.
  - Итак, сеньорита Марин, - продолжил Хан. - Одно из самых главных правил нашего дальнейшего сотрудничества - выполнение моих приказов. Если я вас оставляю в доме моего друга, а сам направляюсь ночью куда-то в неизвестном направлении, то вы, как послушная девочка, надеваете пижамку и ложитесь спать, а не поддаетесь дурному примеру, перелезая через стену следом за мной. Это ясно?
  - Возможно, вы просто напишите ряд ваших требований, чтобы я могла выучить их наизусть? - с сарказмом осведомилась Арселия.
  - Это самая мудрая мысль, посетившая вас в последнее время, - серьезно заметил Хан. - Я поручу это дело Беккай.
  - Еще что-то, сэр? - Арселия с трудом сдерживалась, чтобы не дать сорваться с языка более крепким словам.
  - Второе, не менее главное правило - вы не ищете в моих поступках преступную подоплеку, потому что так или иначе она там будет, предупреждаю сразу. Своими подозрениями, как мы недавно убедились, вы только приносите вред.
  - Если вам станет от этого легче, - подалась вперед Арселия. - Я могу узнать у сэра Файна, появилась ли савэра на самом деле или же это всего лишь слухи.
  - Ах, да, - как будто не слыша ее, продолжил Хан. - Вы не вмешиваете в мои дела длинного носа Колдера Файна. Он и без того неплохо успеет покопаться в них из-за того, что вы находитесь рядом со мной. Все, что мне нужно, я узнаю сам. Ваше дело - заботиться о самой себе. Если хотите, можете связаться с Файном, чтобы он затер следы вашего присутствия в ратуше, но не более того. Или вы собирались посылать ему ежедневные отчеты о моем поведении? Тогда я привяжу вас к ближайшему дереву и оставлю здесь. Вряд ли вы снова так быстро догоните меня.
  - Вы сейчас не в том состоянии, чтобы угрожать мне, - Арселия осмелела до того, что окинула слегка покачивающуюся фигуру Хана жалостливым взглядом.
  Асил на мгновение прикрыл глаза, сглотнул и бросился вперед. Арселия машинально выпустила Силу, ушедшую в никуда, а в следующее мгновение карадонка оказалась прижата к стволу ближайшего дерева. У ее горла был ее собственный кинжал, ноги сжаты ногами Хана, а на грудную клетку с силой давил его локоть. Сердце Арселии пустилось вскачь. Как она могла так опрометчиво забыть, каким беспощадным и кровожадным может быть это чудовище?! Всего лишь минуты его беспомощности и слабости хватило, чтобы расслабиться и потерять бдительность.
  - Не в том состоянии говорите? - прошипел ей в лицо Хан. - Я в любом состоянии могу вас убить, сеньорита. Для вас будет лучше, если вы ни на мгновение не будете забывать об этом. Возможно, по сравнению со своими друзьями, я покажусь вам менее опасным, но поверьте, это далеко не так.
  Хан резко отпустил девушку и вонзил кинжал в нескольких дюймах от ее лица.
  - Идемте, найдем удобную полянку, чтобы дождаться Вистана с Беккай, - как ни в чем бывало сказал он и направился вперед.
  Все еще дрожа от страха и потрясения, Арселия повернулась, чтобы выдернуть из ствола свой кинжал. Ей пришли на ум слова Хана, когда он описывал своих друзей - один женоненавистник, другой ненавидит законников, а третий - псих и маньяк. Арселия потерла горло. Кажется, все эти черты неплохо уживаются и в одном...
  
  
  
  * * *
  
  У Колдера Файна ночка оказалась не менее напряженной, и глава Ночного Патруля чаще Хана поминал его тихим злобным матом.
  Сэр Файн знал, что Хан ездил куда-то на измененной лошади из конюшен Ночного Патруля. И он не мог не воспользоваться подобной зацепкой. Узнать о Хане больше, чем у него есть на него - просто подарок Светлого Бога! Ведь изучение биографии Вистана Гилла ни к чему не привело - сирота, долгое время воспитывался в приюте в Лекенде, пока однажды не пропал оттуда. Мерс с таким именем объявился лишь спустя долгие годы уже в Перистоне, уже будучи мужем и отцом. Где он был до этого момента - неизвестно. Но Колдер Файн не сомневался, что Гильдия сначала Кота, а потом Туза имеет к этому самое прямое отношение.
  Так или иначе, сэр Файн решил копать в другом направлении - в том, куда ездил Хан вскоре после своего возвращения с рудников. Вряд ли это была рядовая поездка по поручению Туза. Сэр Файн приказал найти ему ментального силара, чтобы он мог последовать по памяти оставленной лошади. Таковой обнаружился поздно вечером, но Колдер Файн не захотел отложить процедуру до утра. Вместе со своими людьми и киварийцем- менталистом они отправились в конюшни. Киварийцы всегда отличались своими способностями к ментальной Силе. Этот также служил в Ночном Патруле, но в другом городе Мерсавии. И только к вечеру прибыл в Лекенд.
  - Сэр Файн, я должен найти у лошади воспоминания о дороге? - уточнил кивариец.
  - Да, - подтвердил Колдер. - Вы можете верхом отправиться на ней по этому пути, а мы поедем следом. Вы делали подобное?
  - Да, приходилось, - кивариец был немногословен, что только придавало веру в его силы.
  Лошадь оседлали и вывели из конюшни. Кивариец вскочил в седло, намотал поводья на правую руку, а левую приложил к голове лошади. Колдер Файн сделал знак своим людям приготовиться. Все тут же заняли места на спинах своих лошадей. Не прошло и минуты, как лошадь вздрогнула и резко рванула вперед. Однако кивариец удержался в седле.
  - Едем! - сказал он.
  Лошадь Хана с киварийцем на спине понеслась вперед. Колдер Файн в предвкушении раскрытия новой тайны Хана рванул следом. Лошадь неслась по вечерним улицам Лекенда, едва не сбивая с ног прохожих. Она промчалась через восточные ворота и галопом вылетела в сторону полей и озера за ними.
  Колдер Файн лихорадочно пытался вспомнить, что еще находится в той стороне. Возможно, какая-то маленькая деревенька?
  Измененные лошади были в три раза быстрее обычных. Озера они достигли уже через двадцать минут. Сэр Файн с каждой секундой ожидал, что она сейчас повернет куда-то, но нет. Она резко остановилась перед водой и встала на дыбы. В этот раз кивариец не удержался в седле. Лошадь заржала, отскочила от тела киварийца и уже спокойно принялась пить воду.
  В недоумении Колдер Файн спешился и бросился к киварийцу, имя которого так и не удосужился выяснить. Бедный менталист судорожно дергался на земле, изо рта его шла пена, а глаза были широко распахнуты. Сэр Файн приложил к шее палец. Пульс киварийца бешено бился.
  - Помогите ему! - отрывисто приказал Колдер Файн, направляясь к лошади.
  Его люди бросились выполнять приказание, пока сэр Файн с любопытством рассматривал лошадь, про себя проклиная Хана. Лошадь жадно пила воду, хвостом отгоняя от себя ночных насекомых. Сэр Файн ощупал ее ноги, грудь, поднял голову и осмотрел зубы и глаза. С лошадью было все в порядке. Никаких признаков влияния Силы, которые так заметны на измененных скакунах. Но какого черта она привела их к озеру?!
  - Сэр Файн! - окликнул его кто-то из людей.
  Колдер Файн обернулся. Патрульный держал за шиворот мальчишку-посыльного.
  - Что такое? - глава Ночного Патруля оставил в покое лошадь и приблизился к ним.
  - Этот следовал за нами все время, пока мы ехали за лошадью, - пояснил патрульный. - Говорит, у него к вам срочное послание. Приказали ехать за вами немедленно.
  Колдер Файн нахмурился, предполагая, что в Лекенде или в самой империи могло случиться самое худшее, пока они тут играли в догонялки с тупой кобылой.
  - Давай сюда, - протянул он руку посыльному. Подросток поспешно протянул ему конверт. Колдер Файн сразу отметил, что бумага дорогая. На такой в Патрулях не пишут. Он распечатал письмо и прочитал следующее:
  
  'Доброго времени суток, сэр Файн.
  Я надеюсь, мой намек был предельно ясен. Я не хочу, чтобы вы копались в делах моих людей в целом и Хана в частности. Пока я не считаю вас своим врагом, и советую вам не делать ничего, что могло бы привести к этому.
  С уважением, Туз'.
  
  Колдер Файн выругался и смял письмо. Он ни разу не видел Туза, не знал, в какой манере он говорит. Однако письмо было пропитано духом не Туза, а Хана. Как будто это он писал ему письмо. И сэр Файн не удивился бы, если бы оно так и было. Он снова выругался и сделал знак людям отправляться обратно в Лекенд.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  * Не пугайтесь больших цифр, обозначающих возраст героев. Чтобы перевести его на наши привычные числа, просто делите на три. Это будет возраст нашего мира.
  **Мадам - обращение к замужней женщине в княжестве Берунсон (к незамужней - мадемуазель, к мужчине - месье)
  *** Мэм, миссис - обращение к замужней женщине в Мерсавии, к незамужней - мисс, к дворянке - леди. К мужчине - мистер, сэр, к дворянину - лорд, милорд, в зависимости от титула.
   ****Сеньорита - обращение к незамужней девушке в Карадоне, к замужней - сеньора. К мужчине - сеньор. К высокопоставленным - донья, дон.
  
  
  
Оценка: 3.62*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"