Шафф Анна: другие произведения.

Неживая. Часть 1. Ваша маленькая леди (Общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Многие о них слышали, но не знают, что они существуют на самом деле. Может оказаться так, что друзья, находящиеся рядом с нами вовсе и не друзья, а страшные существа, скрывающие своё существование.
    Они закон, нарушение которого несет за собой приговор. Имя им Неназываемые - они и не живы, но и не мертвы, эти существа что-то другое, вне понятия обычного разума. У них много имен, но о них мало что известно и их почти никто не видел, потому что кто с ними встречается - уже просто не живёт.
    •Моя новая задумка. Но предупреждаю сразу, это произведение будет писаться под особое настроение, то есть очень медленно. Сейчас мне важно понять, как вы к такому относитесь. Стоит ли продолжать и так далее, потому что здесь меня может занести в такие дали, что сложно будет выбраться. Поэтому мне важно ваше мнение!
    + Глава 1 Агитки - Статусы для произведенийАгитки - Статусы ;для произведенийАгитки - Статусы для произведенийАгитки - Статусы для произведений

Часть 1

Они совсем рядом, настолько близко, что можно ощутить их присутствие. Кажется стоит только довериться своему внутреннему чувству и мы увидим совсем других, тех кто большую часть времени находятся в тени нашей реальности...
(Записки Видящей).

Пролог

Конец XV века
В последнее время часто шёл дождь, наводя какую-то необъяснимую грусть, что-то умирало и неуловимо менялось. Но в один день неожиданно выглянуло солнце, пытаясь прогреть уже осеннюю природу и подарить хоть ещё немного теплых дней. Обманчивое тепло, как обманчивая надежда, попытка сделать вид, что все хорошо, хотя на самом деле всё большой и страшный обман. Мир настолько шаткий, что достаточно одного фактора и всё рухнет, нарушая необходимый баланс.
В тот день к одной семейной паре приехал друг и так как по причине долгой экспедиции его не было около трёх лет, о некоторых событиях мужчина узнал только по возвращению домой. Одним из таких событий и была шокирующая новость о произошедшей трагедии в семье близких друзей.
В последнее время они все ещё мало кого приглашали в качестве гостей, боясь нарушить и без того шаткую видимость благополучия. Все эти однотипные соболезнования утомляли, не давая до конца зажить ране на сердце, разрывая края раз за разом разговорами и воспоминаниями. К счастью, близкие друзья понимали, что этой гостеприимной семье сейчас не до посторонних людей, такая трагедия просто так не проходит, подобные события оставляют отпечаток навсегда. Как прежде в этой семье уже не будет, слишком больно веселиться и наслаждаться жизнью, когда один из детей погибает. Для отца и матери это вечный траур, тем более о беде есть вечное живое напоминание. За прошедшее время они вроде ожили и улыбаются, но эмоции по-прежнему натянутые, мёртвые.
- Анна, у тебя, как и всегда великолепный пирог. Ты наверняка волшебница! - улыбнулся Карлос, стараясь отвлечь хозяйку от нехороших мыслей. - Ни в одной кофейне я не могу найти хоть немного похожий вкус, хотя иногда, признаюсь, хочется. Расскажешь в чем секрет?
- Это моя маленькая тайна, Карлос, - мягко улыбнулась женщина.
- Эх, секреты, секреты... Кстати, а где Эмили? Я наконец-то вернулся в страну, но так и не видел вашу красавицу. Скоро начну забывать как она выглядит! Сколько ей уже? Восемнадцать?
Женщина судорожно вздохнула и чуть прикрыла глаза, словно борясь с болью. Уже два года прошло, а сила боли всё та же. Она мать и никогда не смирится со смертью одного из детей.
- Шестнадцать, - поправил друга Адам, с тревогой наблюдая за хаотичными движениями рук жены. - Эмили, ещё пока шестнадцать.
- Наверно от женихов отбоя нет? усмехнулся Карлос.
- Кандидаты есть, но Эмили пока не высказала к кому-то свое расположение, - проговорил хозяин дома и, найдя под столом руку жены, незаметно ее сжал.
- Ну это, я скажу тебе, дело с одной стороны и простое, но с другой и ответственное, да и скорей всего просто не влюбилась. Спасибо, Анна, всё, как всегда вкусно, - проговорил друг семьи и поставил пустую чашку на стол. - А всё-таки где ваша юная красавица?
- Эмили сейчас в гостиной, - ответила Анна, смотря куда-то перед собой. - Адам решил заказать портрет, сейчас ее рисуют.
- О, ну так это же здорово! Только почему так невесело? Откуда такая печаль в голосе? - покачал головой Карлос.
- Да, не нравится мне эта затея, тревожно и неспокойно как-то, - вздохнула женщина и машинально налила себе ещё чая.
- Что может быть тревожного в портрете? Неужели, художник попался плохой и как-то внешне испортил вашу девочку? - поднял брови Карлос и тепло улыбнулся, наблюдая за женой друга. Эта женщина иногда забавляла его тем, что верила во всякую мистику и чертовщину. Она пыталась во всём отыскать какие-то тайные знаки и некий смысл происходящему.
- В том то и дело, что хороший. Ее пишет Алехандро, а он лучший портретист современности и сложно найти кого-то, столь же тонко чувствующего образ другого человека. Ты наверняка слышал его имя, Алехандро выставлялся во многих странах Европы и его появление имело оглушительный успех, что неудивительно, - мягко заметила Анна. - Только она там какая-то другая и причина не в Алехандро, словно это она и не она одновременно.
- Не преувеличивай, - покачал головой Адам. - Ничего плохого в этом портрете нет и быть не может, наоборот, это даже лучше, чем я ожидал, она там как живая.
- Вот в том-то и дело! Она там какая-то настоящая, настолько настоящая, что еще немного и я услышу ее голос. Все это под одним словом - "слишком". Будто это жи...
- Все готово! - громко проговорил, зашедший на террасу немолодой, но красивый мужчина, неосознанно прерывая женщину на полуслове и не давая той договорить фразу до конца. - Портрет закончен.
- О доброго вам дня, Алехандро! Я рад новой встречи с вами и просто жажду посмотреть какой же в итоге результат! - потёр руки Карлос и встал из-за стола. - Я надеюсь вы не возражаете? - обратился мужчина к семье и снова посмотрел на художника, тот в ответ лишь неопределенно кивнул в сторону друзей, словно говоря, что решение за ними.
Карлос много слышал о загадочном мужчине и даже видел несколько его картин, от чего до сих пор находился под впечатлением, правда это были в основном пейзажи, но даже то немногое не меняло сути. В обществе также ходили слухи, что он гениально пишет портреты, настолько реалистично, что казалось ещё немного и персонаж сойдет с холста прямо в комнату.
Через минуту, все уже стояли в гостиной и рассматривали только что завершённый портрет. Он на удивление точно передавал идеально красивое лицо девушки, в котором хорошо были видна как ее нежная кожа, так и тонкие правильные черты лица. Мягкие волосы казалось можно ощутить пальцами, а глаза вот-вот моргнуть и девушка задышит, а может и заговорит.
- Милая, тебе нравится? - спросил Адам у дочери.
Девушка нежно улыбнулась и провела пальчиком, по уже высохшему участку лица. Так как портрет писали несколько дней, кое-что уже успело подсохнуть и опасений что-то испортить не было.
- Да. Мне очень нравится, - тихо проговорила она. - Вот только...
- Что только? - нахмурился отец, в первый раз видя ее такой напуганной, а то что это было так, мужчина не сомневался.
- Это так необычно, видеть себя не в зеркале, а на холсте. Она такая красивая... - дрожа всем телом, прошептала Эмили. Она до последнего не хотела смотреть на свой портрет, но в итоге любопытство взяло вверх и девушка поняла, что не зря боялась взглянуть на это творение. Ее ли это был портрет на самом деле?
Всему виной была одна-единственная часть лица, которая завораживала и убивала одновременно - это глаза. Эти глаза неосознанно приводили в какую-то необъяснимую дрожь, как будто чьи-то ледяные цепи сковывали и уничтожали всю имеющуюся в тебе жизнь. Кажется, вроде те же синие глаза, но всё равно было в них что-то неуловимо другое, какое-то потустороннее и неживое, что ли, жуткое. Казалось, они смотрели на тебя и знали все твои тайные мысли, жестоко наказывая за всё то плохое, что ты успел совершить. Они знали абсолютно всё! Такие знакомые и в то же время чужие, совершенно другого человека, которого уже нет с ними. А виноват... Эти глаза знают кто виноват, знают и молчат. Только своим молчанием, они наказывают еще больше, жестоко, безжалостно, неизбежно, просто потому что знают.
- Эмили, это ты, - приобнял дочь Адам, стараясь ее успокоить.
- Нет, это совсем не я. Только внешнее сходство, поразительное и такое же невозможное, потому что я не такая как она. Эти глаза такие древние, что кажется видели не только наше прошлое, но и будущее. Видели основание этого мира и всю его гибель, пороки и любые мысли, что когда-то были у нас в голове. Жадные до всего. Словно это мой двойник и словно... Лилли, снова вернулась... - шепотом проговорила Эмили, в шоке смотря на портрет, но из ее глаз потекли слёзы, мешая видеть черты лица. - Да! Словно Лилли снова с нами и она меня ненавидит. Посмотрите! Она всех ненавидит и злится на то, что ее вернули и нарушили покой! Неужели вы этого не замечаете? Так же не должно быть! Папа!..
- Тш-ш, Эмили, успокойся, пожалуйста... Тебе всё это кажется, ты устала и нуждаешься в отдыхе, - говорил Адам, крепко обняв дочь, уводя девушку из гостиной. - Пошли в комнату, ты поспишь и все будет хорошо. Извините нас, - коротко кивнув собравшимся, мужчина вышел, оставив какую-то пугающую тишину
Только девушка не хотела успокаиваться, ее трясло как в лихорадке и в итоге это переросло в сильную истерику. Эмили кричала, что это ее наказание и все ответят за этот поступок. Адаму и самому уже эта идея с портретом начинала не нравиться, столько проблем сразу навалилось, но не это было главное. Так похожа... Слишком больно, но уже ничего не вернешь, а потерять вторую дочь он не готов. Ни он, ни Анна к этому не готовы. Повторно, тот ад они не смогут пережить, подобное убьёт их окончательно.
В это же время, Анна, застыв, настороженно смотрела на этот странный портрет. Да, эта девушка с холста напоминала Эмили и одновременно их погибшую Лилли, но в то же время она также кардинально и от них отличалась. Это не добрая и нежная их Эмили, также это не шумная и весёлая Лилли, какой была их вторая дочь. Это кто-то другой с пронзающими и глубокими, словно необъятная бездна глазами. Они словно живые следили за происходящим в комнате, а губы, казалось, сейчас расползутся в зловещей усмешке и на всю гостиную раздастся какой-то нечеловеческий хохот. Этот портрет рождал волны ужаса и то, что он принесёт немало бед, женщина и не сомневалась. Им Бог дал двоих детей, двух чудесных девочек и одну они не уберегли, дав погибнуть такой мучительной смертью.
- Ситуация, - только и смог выдавить из себя Карлос. Тяжёлый взгляд темных глаз, сильно напрягал и мужчина передернул плечами словно от мороза. Неприятные ощущения...
- Не надо было писать этот портрет, - покачал головой Алехандро, собирая все художественные принадлежности. - Я же вам говорил, что ни к чему хорошему эта затея не приведёт. Вы потревожили мертвый мир и не дали как следует успокоиться ушедшему. Нельзя с такой болью что-то создавать, эта боль создает свой плод в этом мире. Я это всего лишь звено, а основной груз лежит на вас и однажды вы будете расплачиваться за это. Вы сильно исказили действительность, а я делал только то, что вы хотели. Теперь результат перед вами и он совсем не тот, что должно было быть. Это все неправильно. Давайте, я его заберу? Единственное, что я могу для вас сделать, это... закрасить или уничтожить...
- Нет! - воскликнула Анна и повторила. - Нет. В этом нет необходимости. Это наша жизнь. Это напоминание о той, кого мы потеряли. Наказание, которое ещё напомнит о себе, потому что нельзя об этом забывать. Нельзя...

Глава 1

Это совсем другой мир, темный, они его называют Теневой мир. Реальность жестока и прячет самое могущественное подальше от наших глаз, она их скрывает словно любимых детей. Нет, они нас не боятся, они нас практически не замечают, не видят смысла обозначать кому-то свое существование.
(Записки Видящей).
Наше время.
В одном из зданий города, с первого взгляда на которое, что-то плохое даже близко не подумаешь, развернулся своего рода целый судебный процесс. Только не совсем стандартное было это судебное слушание, оно отличалось хотя бы тем, что если подсудимый имел место быть, то роли адвоката и свидетелей безжалостно пустовали. Обвиняемому приходилось самому представлять все эти роли и он до какого-то момента с этим весьма неплохо справлялся. Это был своего рода театр одного актёра, которому больше подходило несколько иное название - театр абсурда. И только господа судьи неизменно были на своих местах, вершители дальнейшей участи, попавших в эти стены существ.
В огромной гостиной около панорамного окна, за длинным чёрным столом, расположилось тринадцать личностей разных возрастов. Напротив них, в одиноко стоявшем кресле сидел молодой мужчина, которому на первый взгляд можно было дать от силы лет двадцать пять, тридцать. Сейчас он мало напоминал себя, положение тела давно уже не было расслабленным, а по лицу то и дело пробегала мелкая судорога, вдребезги разрушая его достойное выражение. Ещё каких-то три часа назад мужчина уверенно огрызался и к вопросам в свой адрес относился с большой долей скептицизма, но со временем это напускное безразличие постепенно пропадало, уступая место нервозности. Вопросы пошли уже по десятому кругу, заставляя его теребить шейный платок и при ответах срываться чуть ли не на крик. Сидящие напротив этого будто и не замечали, казалось, они поставили цель, свести подсудимого с ума своими безразличными и безэмоциональными голосами. Словно это заседание им совсем и не нужно, так, маленькая вынужденная формальность, которая по большей части утомляла. Усугубляло ещё всю ситуацию то, что двери гостиной были приоткрыты и из соседней комнаты доносилась игра на рояле какой-то умалишенной женщины. Как он догадался о ее ненормальности? А разве бывают адекватные люди с пустыми практически безумными глазами и жуткой улыбкой на лице? Это всё при том что она играет какой-то трагический кошмар, который здорово давил на психику.
- Двести пятьдесят человек - это не шутки, далеко не шутки. Город шумит, пошли нехорошие слухи, а это никому не надо. За подобное безобразие спросят в первую очередь с нас, а если это вдруг случится, уважаемый, то никто уже церемониться не будет. Как говорят, чистосердечное признание облегчает наказание? Так вот, не усугубляйте своё наказание, - повторил кто-то из присутствующих. Голоса уже смешались в один надоевший звук и если раньше обвиняемый их как-то различал, то сейчас даже не пытался.
- Ещё раз повторяю, я не имею к этому никакого отношения. Никакого, услышьте меня, наконец! Ни-ка-ко-го! - почти прорычал мужчина, обнажая неестественно длинные для человека клыки, хотя он в принципе-то им и не являлся. Вообще, людей как таковых в этой комнате не было, на всех были надеты умелые маски, которые хорошо скрывали их истинную сущность, далекую от привычного, а главное, адекватного восприятия обычного человека.
- Нет, так дело не пойдёт, - вдруг жёстко проговорил сидевший напротив вампира, до этого он не вступал в разговоре, а лишь наблюдал за представлением, расслабленно откинувшись на высокую спинку стула. Надо заметить, что он не единственный пока не участвовал в действии, одна личность всё ещё находилась в тени. - Вы ни при чём, а жертвы сами себя искусали и спокойно умерли? Бесплатный фильм ужасов, какой-то! Представление начинается, места занимайте по согласно купленным билетам. Так, что ли?
- Нет, это невозможно! С ума меня решили свести?! - проорал вдруг вампир и нервно расхохотался. - Вы меня сколько здесь держать собираетесь?! Самим-то не надоело? Вам заняться больше нечем?!
- Спокойнее, уважаемый. Откуда столько агрессии? Берегите нервы, они вам ещё пригодятся, - протянул ещё один из сидящих и с усмешкой посмотрел на мужчину. - Мы же только начали, а вы уже такой агрессивный, боюсь даже представить как вы будете реагировать, когда мы перейдем к самой сути.
- Вы издеваетесь? О какой ещё сути может идти речь, когда и так всё более чем понятно? - прошипел вампир и брезгливо ткнул пальцем в фотоснимки тел жертв, что были разложены на столе. - Я всех этих людей в первый раз вижу, знать не знаю и даже случайно не пересекался! Но почему, скажите мне, почему вы решили, что всё это можно свалить на меня? Давно кого-то не потрошили и стало скучно? Так вот, без каких-либо доказательств моей причастности к этому, вы не имеете права меня здесь держать! Возомнили себя богами?Или это инквизиция в современной интерпретации?
- Сколько пафоса. Его слишком много и он ни о чём, - усмехнулся ещё один голос, обладательница которого всё это время молчала и только изредка ухмылялась на жаркую речь вампира. - Да я почти верю, только вот факты, уважаемый, вам не верят и говорят совершенно обратное.
Все как один повернули головы в сторону говорившей, с интересом ожидая, что скажет эта странная особа. Девушка была тринадцатым судьёй, сидевшим в самом конце стола, чуть поодаль от всех. Та, кто чаще всего выносит окончательный приговор, выслушивая все доводы коллег, она и мужчина, сидящий во главе стола, как раз один из тех, кто стоит с ней на одном статусном уровне лестницы Неназываемых. Никто точно не мог сказать сколько ей лет, или как долго она уже существует, а также как появилась, откуда родом и какая у неё сила. Все Неназываемые или как их называют официально Власти, хоть отдаленно, но знали истории друг друга. Таковыми не рождаются, ими становятся, так сказать, последствия весьма нелегкой жизни, этих постов добиваются большим трудом и кровью, в первую очередь своей. Те, кто не по своей воле попал в этот мир и чей покой был нарушен, те, кому подойдёт прямой смысл слова бездушные, как их часто и называют за глаза. Каждый же что-то, да знал друг о друге, но не об этой девушке, только не о ней. Однажды она просто появилась, нарушив весь ритм их работы в корне, с ее появлением полномочия каждого поменялись кардинально, изменив перестройку Триады. Но ко всему прочему, не смотря на передел власти, девушка довольно быстро и легко влилась в коллектив. Она знала о каждом буквально всё даже то, кем он был в прошлой жизни и по какой причине оказался не среди живых, но откуда вся эта информация им до сих пор было не известно. Факты из жизни о каждом из Властей после вступления в должность старались не распространять и рассказать о них могли только они сами. Как еще один из вариантов, подробное досье хранилось в архивах сектора Второй Триады, куда доступ имели только представители Первой Триады, но никак не представители Второй или по специальным постановлениям. Ее же биография для всех так и осталась тайной, которую, возможно, они никогда не разгадают.
Девушке на вид было лет двадцать, но эти немногочисленные годы ей придавал в основном внешний вид. Без всей этой напускной мишуры ей и семнадцать-то с трудом давали, часто принимая за девчонку, только-только перешагнувшую подростковый рубеж. Но иногда девушка намеренно придавала своему облику некую взрослость, используя дорогую элегантную одежду и макияж. Сейчас она, как и всегда была одета в строгий тёмно-синий костюм, состоявший из приталенного пиджака и юбки-карандаш. Со всем этим шла в контрасте белая блузка, которая выделялся ярким пятном в полумраке. Кто бы мог подумать, что белый может быть настолько ярким цветом. У неё были светлые волосы, всегда строго убраны и даже малейшие случайные пряди были не допустимы. Фарфоровая кожа, немного резковато изломленные брови, яркие, словно накрашенные губы, аристократической нос и синие глаза, которые многих вводили в панику и непередаваемый ужас. Ее можно было назвать обладательницей холодной, точнее, даже ледяной красоты, с множеством разнообразных масок, подходящих под любые случаи жизни и даже самые невероятные ситуации. Чаще всего она хранит молчание и высказывается крайне редко, но если дело имеет какой-то резонанс, то ее голос неоспорим. Да и ее коллеги до конца так и не узнали эту особу, слишком закрытая, слишком недоверчивая и, мало того, от неё никогда не знаешь, чего ждать. Но если девушка берётся за какое-то расследование, то все точно знают, результат определённо будет.
- Какие, к Тёмным Лордам, факты? - вскипел ещё больше подсудимый, судорожно соображая, куда обращаться в случае превышения полномочий Властей. - Нет никаких фактов, потому что я непричастен к этим убийствам! Никаким образом! Я ещё в своём уме, чтобы так в открытую нападать - это же абсурд!
- Ну-ну, ни один из Лордов тут ни одним боком, - мило улыбнулась девушка и всё бы ничего, но ее глаза были настолько безэмоциональными, что в корне не вязалось с жизнерадостной улыбкой на губах.
Взяв со стола довольно объёмную папку, до этого спокойно лежавшую возле ее сложенных в замок пальцев, девушка неспешно поднялась и всё с той же неестественной улыбкой подошла к вампиру. Да, она даже не старалась придать лицу более правдоподобное выражение, это было своего рода издевательство над всей ситуацией в целом. Казалось, ей надоел этот цирк одного клоуна, да так, что даже стараться что-то изображать, было банально лень. Стук ее каблуков, раздающийся в абсолютной тишине, напоминал посмертный ритм, словно приговор уже объявлен и вот он, его палач идёт исполнять предписанное. Интересно, когда прекратилась музыка и наступила такая пугающая тишина? Все настолько погрузились в эту мрачную атмосферу, создающую этим странным существом с лицом непорочного ангела, что даже не заметили как сумасшедшая пианистка перестала играть.
Странная особа, между тем, достигнув цели, раскрыла свою папку и, ловко достав несколько фотографий, аккуратно разложила их перед обвиняемым. Снимки ложились ровно уголок к уголку, словно если разложи их как-то хаотично, произойдёт что-то страшное. Может и правда произойдёт, но никто не проверял.
- Что это? Мне этих вполне хватает! Я не некрофил, чтобы испытывать удовольствие, разглядывая подобные сним... - начал было вампир, но осекся, внимательно приглядевшись к изображениям.
Он узнал кто изображён на всех фотографиях и от приплывших в его мозг некоторых фактов стало жутко дурно, казалось, что комнату резко лишили воздуха, настолько было трудно дышать. На снимках был он с одной хорошо ему знакомой девицей, которая, похоже, косвенно, но всё же приплела его к совершенным ею преступлениям. А то, что совершила это она, обвиняемый уже не сомневался, иначе никто бы просто так, не обнародовал факт его связи с ней, да и не просто связи. Вампира бросило в жар, потом точно так же резко в холод и он ясно ощутил как всё его тело, сковывает нереально жуткий страх, от которого хотелось орать. Орать так, чтобы стёкла в этом мерзком доме вылетели напрочь, причём все до единого. У них есть шанс доказать его вину, у этих тварей есть повод сделать так, чтобы от него и воспоминаний не осталось.
Чёрт, да он реально боится, потому что Неназываемых боятся все без исключения! Они могут заставить всех существ Теневого мира буквально пожалеть, что вообще появились на свет, а для этого надо просто нарушить один из красных законов. Лучший вариант это попасть к Карателям без какого-либо постановления Триады, то есть по каким-то, нет сомнений ты получишь своё наказание сполна, но хотя бы останешься жив морально, а физическая оболочка со временем восстановится. Пока дело не дошло до верхушки, то можно что-то исправить и главное жить, конечно, не так как прежде, но все же в своем уме. С Неназываемыми, а конкретно с Властями об этом можно только мечтать, эти существа умеют доставать из глубин подсознания такое, что твой личный ночной кошмар обретет материальную форму. В этих стенах теряют себя как личность, сходят с ума и смерть будет сравнима избавлению. Как только ты получишь письмо с вензелем буквы "V" и печатью в виде короны, значит, твои часы отбили и ни одна сила тебя не спасет. Самое плохое, что от них не убежишь и никуда не скроешься, эти чудовища найдут тебя в любой точке земного шара и даже за его пределами. Ты обречен и твой дальнейший путь неизбежен. Пусть в пропасть. И пусть каждый из них купался в крови и их моральный облик хуже всех вместе взятых вампиров, демонов и прочих существ во сто крат, они всё же имеют право следить за порядком этого гнилого мира. Каждый даже готов молиться любым богам, чтобы только не попасть в кровавые лапы Властей. И мысль о том, что вампир до последнего будет отрицать свою ко всему причастность, тут же прочно обосновалась в его голове.
Девушка же, облокотившаяся на стол и, в упор смотревшая ему в лицо, вдруг странно хмыкнула, словно прочитала все мысли, которые пронеслись в голове вампира. Похоже, ей нравится наблюдать за потугами потенциальной жертвы и вскрывать все затаенные эмоции, которые они тщательно прячут. Такая вот как она пугают больше всего, потому что сложились проклятые стереотипы: девочки-ангелы не несут зла, они чисты как слеза младенца. Как же ошибочно это мнение! Похоже, это главный монстр из всех самых жутких созданий, каких только можно представить.
- И что? - мрачно посмотрел на особу вампир, казалось, сейчас она главный режиссёр и сценарист представления, а не тот тип, который сидит напротив него. - Я не понимаю, что значат эти снимки! Я мог пересечься с кем угодно и многочисленные лица своих подруг, увы, не запоминаю!
- Ответ неверный, - тихо проговорила она и как-то грустно улыбнулась. - Но раз вы так хотите, я могу с вами поиграть, хотя все детки уже собрали игрушки и отправились спать, режим, знаете ли. Как это у них называется, тихий час? Я вот не знаю, что это такое, а может и не помню. А вы помните? Когда вы были маленьким, у вас был тихий час?
- Что? - ошарашено переспросил вампир, при этом нервно сглотнув.
- Что-то вы какой-то неразговорчивый стали, а до этого так кричали. А хотите мы сыграем с вами в одну игру? - спросила вдруг девушка, но мужчина был настолько ошарашен резкими переменами в темах разговора, что не смог ответить. - Молчание можно расценивать как знак согласия? Ладно, правила такие: у нас сейчас тихий час, но мы не спим. Нет. Мы спокойно рассказываем друг другу сказки, дети любят слушать различные истории, только тихо и без лишних лживых глав, которые я слушать не хочу. Как только вы уходите в свои фантазии, то есть не по сценарию, детки тут же просыпаются, а вам это, поверьте, не понравится. Надеюсь, всё ясно? - здесь она вопросительно подняла бровь и, увидев согласный кивок, приторно улыбнулась. - Чудно. Начну, пожалуй, я. Вот она, новообращённый вампир, - на этих словах слишком длинный ноготь, окрашенный в синий цвет, постучала по фотографии, указав на изображение девушки рядом с вампиром. - Кто-то очень нехороший взял и обратил девушку, абсолютно наплевав на все законы по этому поводу. Более скажу, новообращённая, а точнее, Низший вампир, будем объективны, так как она не родилась, а ее создали, не попала ни под одну памятку под законом. Печально, правда? Налицо преступление.
Девушка замолчала и, поискав что-то в папке, положила перед вампиром несколько копий, где были записаны законы. В них кто-то заботливый подчеркнул красным маркером особо важные места, на которые, видимо, следовало обратить внимание. На этом девушка не успокоилась и положила новые листы, только уже с памятками, около каждой из которых стоял жирный минус, то есть ни один пункт не подошёл под чью-то систему.
- Видите, уважаемый, своевольное обращение человека в вампира очень сильно карается. Девушка при этом не была при смерти, здорова как космонавт, а значит, ничем тяжёлым она не болела. Да и остальные пункты лопаются как мыльные пузыри, опровергая каждое слово напрочь. Вы любите такую забаву, как мыльные пузыри? - особа снова пытливо уставилась на подсудимого, но так и не дождавшись ответа, чуть прикрыла глаза. - Знаете, а я не люблю это развлечение. Слишком короткая радость, не успеваешь насладиться всем тем весельем, которое эта мыльная радуга обещает. Вот так-то... Как вам первая глава моей сказки?
- Занимательно, только причём тут я? - пожал плечами вампир, пристально разглядывая лицо странной особы, отмечая при этом, что в ней нет ни одного изъяна.
- Я думала вы умнее, оказалось, я всего лишь думала, знаете не очень приятно ошибаться, - на этих словах девушка нахмурилась и, резко выпрямившись, прошлась по помещению, под заинтересованный взгляд сидящих напротив вампира существ. - Мне неинтересна такая сказка без второй, вашей главы, она будет слишком пресной. Правда есть и третья, только вот для вас она не будет столь занимательной, как и первая. Я даже подозреваю, что после неё вы не захотите рассказывать и четвертую, а мне это не нравится. Финал будет слишком близко и тихий час закончится, а это уже не понравится вам. Ну, да ладно, вернёмся к нехорошему. Пусть он обратил... С кем не бывает, правда? На этот случай предусмотрены свои правила, потому как ситуация не всегда однозначная, но опять-таки он снова ведёт себя в болото. Упрямый, что ещё тут скажешь? Почему-то обратив, он забывает о девушке и продолжает жить своей жизнью, в то время как новообращенный, в силу своих некоторых особенностей, не может контролировать жажду крови без Хозяина. Он не регистрирует ее, совершенно никак не помечая, как свою собственность, не вносит налог за своевольное обращение, также не заботиться о ее смертной жизни, то есть не вводит в список умерших и не дает ей новое имя. Плохо, правда? Нет, это уже не сказка, в ней не бывает столько жертв. А знаете, что самое весёлое в сюжете? - на этих словах, девушка остановилась за спиной вампира и вдруг неожиданно схватила того за шею, резко дернула на себя и, чуть ли не вывернув ее, попыталась заглянуть в лицо подсудимому. - Юмор в том, что он уже приговорён, но сидит и строит из себя осла, который в силу своей тупости и трусливости, пытается выкрутиться, только вот у него ничего не получается. Нет! Он ещё больше усугубляет ситуацию, даже не подозревая, что его голова уже лежит на плахе и ждёт своего часа. Нет, чтобы попытаться себе помочь и хоть как-то спасти положение, нехороший делает только хуже и с каждой минутой загоняет себя в какие-то непроходимые дебри. Он дразнит палача, которому этот мерзкий осёл осточертел до такой степени, что он хочет не просто лишить его головы, а разделать на составляющие, чтобы потом заспиртовать и использовать как наглядное пособие. Его шансы на спасение таят как снег в жару, но этот осёл решил, что он самый умный и проведёт глупого палача. Но... Слышишь этот звук? Это лопаются мыльные пузыри, нехороший. Они громко лопаются, отдавая тебя нам в руки.
- Это недоказуемо! - прохрипел вампир. Он чувствовал, что неумолимо тонет, но боялся признаться, потому что признание в его случае ещё более скорая расправа. - Это всё слова! Ничем не подкреплённые слова!
- Неужели ты думаешь, что сможешь провести меня вокруг пальца? Ты серьёзно так считаешь? - ласково протянула она, сжимая в своём кулаке ворот его рубашки, тем самым заставляя задыхаться и судорожно хватать воздух ртом. - Попадаться на такой глупости, как обращение, это надо иметь в голове дырку из которой бы сквозило, но судя по всему я опаздала, у тебя там целое окно, которое растёт с каждой минутой до размера двери. Знаешь, на дураков не обижаются, им спокойно дают дожить свой срок и отпускают с миром. Ты уже дожил, значит, скоро уйдёшь с миром, точнее, из мира.
На этих словах девушка отстранилась и, опять достав из папки очередную кипу бумаг, положила их перед вампиром. Там были многочисленные распечатки, цифры, множество пояснений, заключений, а также показания свидетелей.
- Есть показания свидетелей, что ты довольно продолжительное время был в тесном контакте с девушкой, так же есть показания, что ты от нее питался. Я не спрашиваю у тебя письменное согласие девушки на это, потому что ни в одной даже самой маленькой конторе об этом и не слышали. Так же я не заикаюсь о ее неразглашении вашего существования, этого опять же не обнаружено. По результатам экспертизы, которую мы провели в обязательном порядке, в крови девушки обнаружен твой ДНК-ген, значит, ты и есть тот нехороший беспечный вампир, - рассказывала она будничным голосом, словно речь шла о погоде, но никак не об обвинении в нарушении законов Теневого мира. Обвиняемый что-то хотел сказать, но его ловко заставили молчать, выставив ладонь вперёд, и даже если бы вампир решился что-то произнести, у него бы это не получилось. - Твоё время истекло и шанс лопнул, как ненавистный мне мыльный пузырь, теперь говорю я, а ты сидишь и молча слушаешь, так что будь добр, не мешай. Предполагая все твои возмущения, я тебе скажу больше, чтобы исключить вероятность родства, мы провели ещё ряд экспертиз, потому что всякое бывает, может ты ее далёкий пра-пра-пра и ещё много раз пра... дедушка, имевший связь с ее далекой родственницей. Конечно, это маловероятно, но всё же вампиры в Средние века были крайне неосторожны и имели много связей с людьми. Чего, как я считаю, допускать ни в коем случае нельзя и пресекать надо подобное незамедлительно. Ничем хорошим эти связи, как известно, не заканчиваются и конец у такого, как правило, один. Но сейчас не об этом речь, вернёмся к тебе... Представляешь, вы с ней не родственники! Я тебе больше скажу, эти результаты и ещё несколько таких исследований, полностью подтвердили твою причастность к этому делу. Вот такая печальная сказка, главным героем которой вдруг оказался ты, - закончила девушка, но вдруг она улыбнулась и, словно к чему-то прислушиваясь, покачала головой и правда, ненормальная пианистка опять заиграла, только вот мелодия не предвещала ничего хорошего.
Вампир понял, что дни уже сочтены и его жизнь может закончиться так глупо, немыслимо и страшно одновременно. Да, что дни? Ему осталось жить совсем немного, вполне возможно, что и часа не будет. Жалкие крупицы минут, от которых становится только хуже, потому что ты знаешь, изменить что-то уже невозможно.
- Это Фредерик Шопен и его знаменитая соната номер два. Он ее писал два года. Слышишь этот звук? - вдруг шёпотом поинтересовалась девушка у вампира, развернувшись к нему всем корпусом, но не так и не дождавшись ответа, продолжила: - Кстати, на похоронах Фредерика играла именно эта мелодия. Хочешь на твоих похоронах мы тоже ее сыграем? Уйти в последний путь под такое произведение и в последний раз ощутить себя великим, пусть и на короткий промежуток времени. Что может быть лучше? - на этих словах она вдруг искренне улыбнулась и прикрыла глаза, погружаясь мелодию, доносящуюся из соседней комнаты.
- Какие похороны? - выдохнул чуть слышно вампир, но девушка его услышала и, открыв свои кажущиеся такими непорочными глаза, вдруг нахмурилась.
- А что это я, правда? О каких таких похоронах может идти речь? Вампиров же не хоронят, их кремируют, точнее, кремируют то, что от них остаётся, потому как не всем удаётся посетить кремационную печь в первозданном варианте. Ты не переживай, мы тебя казним под Шопена, будешь умирать и наслаждаться мировой классикой, - вдруг хмыкнула она и, ударив несколько раз ногтями по столу какой-то известный только ей ритм, подошла к окну и посмотрела на город. - Или ты хочешь Моцарта и его знаменитый реквием? Знаешь, в таком случае Матильда не сможет сыграть для тебя, а нам придётся звать оркестр и тайна твоего скорбного ухода будет раскрыта. Нет-нет, мы не можем такого допустить, для нее это так важно, быть еще где-то полезной. Значит, обойдёмся Шопеном. Я думаю, это тоже неплохо...
- Чудовище.
- Ты что-то сказал или мне послышалось? - девушка развернулась спиной к окну и насмешливо посмотрела на вампира. Невероятно, но свечение солнечных лучей, создавало вокруг неё необычный ореол, превращающий девушку во что-то наземное, тем самым делая ее ещё невинней и непорочней. Красота и необъяснимый ужас, вот какие мысли возникали у смотревших на неё в этот момент.
- Я говорю, что ты среди всех этих монстров, - он обвел выразительным взглядом всю компанию сидящих за столом и невольно скривился, - ты здесь главное чудовище и вряд ли найдётся кто-то столь же мерзкий и отвратительный.
- Ошибаешься, Роберто. Ох, как ты ошибаешься. И если ты таким образом хотел достучаться до моей совести или того хуже попытаться обидеть меня, то у тебя это не получилось. Ну да ладно, себя-то мы как всегда предпочитаем не замечать и считаем, что мир крутиться вокруг нас, знакомая позиция, но не совсем верная. Видишь ли, не ты первый здесь сидишь и не ты последний, так что хватит строить из себя страдальца. Если бы это было в первый раз, то мы бы ещё подумали, но подобное происходит не единожды. Вспомнить хотя бы тысяча восемьсот пятьдесят второй год и в какую историю ты тогда вляпался, произошедшее не просто не входило в рамки закона, оно из него выпирало с особым энтузиазмом. По идее, надо было ещё тогда говорить о казни, но тебе дали шанс исправится и ты его так бездумно спустил.
- Тогда вина была, я не отрицаю, но сейчас наказание слишком жестокое! В конце концов, у меня есть определённые права и моё исчезновение не останется незамеченным. Кстати, почему заседание закрытое и больше похожее на совет? Господства и Силы знают о ваших так называемых заседаниях и судебных приговорах, которые чаще всего заканчиваются казнью? Скучно стало и решили развлечься за мой счёт?
- Опять двадцать пять! Да, конечно, мы целыми днями только и делаем, что развлекаемся! Ах да, в перерывах между весельем мы строим коварные планы и решаем кто же будет следующий на очереди, - расхохоталась девушка и похлопала в ладоши. - Слушай, ты всерьёз считаешь, что остальным ничего об этом неизвестно и мы такие нехорошие решили устроить самосуд? Роберто, тебя жизнь ничему не учит, потому что даже сейчас, в такой плачевной ситуации, ты не признаешь свою вину и пытаешься выкрутиться, при этом несешь такую ахинею, что даже я нахожу это верхом идиотизма. Хотя о чём это я? Ты и на прошлом судебном заседании орал, что ты ни в коем случае не виноват и тебя, О Боги, подставили, когда никакой подставы не было. И что я слышу? Ты признал это только спустя сто шестьдесят с лишним лет, так занесем это в протокол, как великий день. И пожалуйста, не надо сейчас о правах, они закончились ровно в тот момент когда ты решил, что твоё беспечное поведение сойдёт тебе с рук. По твоей вине умерла целая прорва народа, твоя обращённая передавила их как цыплят, извини, но даже для такого города, как этот заметно. Или ты что ожидал? Мы тебя поругаем как пятилетнего ребёнка, погрозим строго пальчиком и отпустим? Да как бы не так! Открытого слушания не будет, потому что ты его просто недостоин и обрубил все попытки тебе хоть как-то помочь.
- Это всё похоже на какой-то страшный сон...
- Утешай себя, утешай, только уже всё решено, - на этих словах она словно из воздуха образовала свиток, развернув его и перечитав текст, девушка кивнул самой себе и, подойдя к столу, протянула лист вампиру. - На вот, ознакомься со своим будущим, а то ничего другого в ближайшее время не предвидится. Дальше продолжать дело, я не вижу смысла, вина доказана, приговор вынесен и обжалованию уже не подлежит, нет на это определенных условий. Так и напишем на твоей баночке с прахом: "Слишком много врал".
- Но здесь ни слова не написано о казни! - воскликнул вдруг вампир, внимательно прочитав текст.
- Ты всерьез считаешь, что выдержишь это? Ну что ж, надейся, только не заблуждайся, не путай эти две грани. Знаешь, я даже пожелаю тебе удачи и если ты выживешь, то я пожму тебе руку. Но позволь тебе напомнить, что казнь, казни рознь и не всегда стоит радоваться ее отсутствию в приговоре, точнее, этого заветного слова. Так что ни обольщайся, Роберто, красные законы, они на то и красные. Это тебе не детская забава и они написаны не просто так, - заметила она и, поставив печать на листе, протянула его и папку с доказательной базой через стол сидящему ровно по центру мужчине. Тот, прочитав и изучив внушительный объём содержимого, бросил последний взгляд на побледневшего вампира и тоже поставил печать, ненароком заметив:
- А всё бы могло быть по-другому и ведь шанс был, но... - он перевел взгляд на девушку и, протянув обратно свиток, выразительно поднял брови.
- Что ты, нам по нраву больше полное отрицание действительности. Так легче, ведь можно натворить дел, а потом сидеть, изображая из себя святого мученика и хлопать глазками. Теперь активнее придется хлопать, лучше старайся, - протянула девушка, открывая один из шкафов, стоящих у стены и положив в него папку с документами, закрыла его обратно на ключ. - Ты здорово умеешь утомлять, Роберто, поэтому наш сеанс психотерапии закончен, впрочем, твои жизненные часы тоже отбили. Кстати, о часах... Твоя девочка оказалась очень не живучая, я даже как-то разочарована. Такое многообещающее начало и такой скудный финал даже обидно как-то, зацепиться совершенно не за что, слишком маленькая гамма эмоций, сплошной негативный спектр, а этого у нас предостаточно. Знаешь, ты сможешь понаблюдать процесс сожжения и представить себя на ее месте. Стража! - в помещение зашли двое мужчин в чёрных масках и коротко кивнули собравшимся. - Уведите в пятый сектор и выполните всё что полагается согласно приговору! - на этих словах она протянула документ с вынесенным приговором на котором уже алели две именные печати.
- Что? Это несправедливо и незаконно, доказательства все вытянуты из пальца! Вас всех за это покарают и вы ещё ответ те за все свои развлечения! Всех! - орал вампир, убирая от себя чужие руки, которые упорно пытались его поднять с кресла. - Уберите от меня свои руки! Никуда я не пойду! Кара ждёт каждого и вы пожалеете о каждом совершенном судебном процессе, но будет поздно! Вы все ещё ответите, слышите!
- Всё непременно будет! И всех обязательно покарают, даже и не сомневайся, каждого из нас ждёт страшная расплата, но начнём мы с тебя, - проговорил один из стражников и вытолкал вампира из комнаты.
Какое-то время ещё были слышны его крики, но и они вскоре затихли, заставляя девушку, облегченно вдохнуть и покачать головой. Развернулись на каблуках, она снова подошла к окну и едва заметно усмехнулась, наблюдая, как солнце закрывает большая дождевая туча.
- Да, чем дольше я за этим наблюдаю, тем яснее понимаю, что этот мир гниет изнутри, то есть весь смрад в душах детей этой планеты. И это Высший вампир, так сказать, вершина развития на планете Земля, одна из главенствующих форм жизни в этом мире, да не только в этом и так низко пасть. Отвратительное существо. Нет, от таких надо безжалостно избавляться, иначе, миру придёт конец и человечество дождется настоящего апокалипсиса. Только естественный отбор и по-другому никак, - покачала она головой и, мельком взглянув на присутствующих, закончила: - Заседание объявляется закрытым.
- Он всего лишь хотел спастись и уйти от наказания, - пояснил мужчина, сидящий во главе стола. - Это естественно для любого живого существа.
- Если бы он на самом деле хотел спастись, то грыз бы эту землю, - проговорила она, смотря на стекло перед собой, точнее, на капли дождя, что уже стекали по нему, образовывая бесконечные водные дорожки. Только что было солнце, радуя своими теплыми лучами, но в один миг погода резко изменилась и странность была в том, что резкая перемена погоды уже не в первый раз совпадает с очередным вынесенных приговором.
- В какой-то мере он ее действительно грыз, - возразил мужчина и, поднявшись с кресла, подошёл к девушке.
Остальные присутствующие продолжили заниматься своими срочными делами, пока есть свободное время, его старались заполнить с большими результатами. Кто-то разговаривал и советовался с сидящими рядом в каком-то вопросе, кто-то изучал уже готовые документы и делал в них пометки, готовясь к очередному слушанию, правда, не к такому громкому, но не менее важному. Но каждый из них старался не упустить суть разговора, слишком неоднозначным было решение и сам неожиданный ход в расследовании.
- Что? Не смеши меня, если он ее и грыз, то только не с той стороны и не тем местом. Он даже вину свою не признал. О чём ещё можно говорить, если он не хочет бороться за себя и свою жизнь? Слишком быстро сдался и это не потому, что виноват, а потому что просто слаб.
- Ну знаешь, он по-своему боролся, - возразил мужчина, посмотрев на профиль девушки.
- Языком. Он только и делал, что огрызался, но ничего путного я не услышала. Стандартный набор смертника: "Вы не имеете права, это недоказуемо, вы все чудовища..." Я устаю, Бенджамин, от этих однотипных завываний, они их повторяют как под копирку и хоть бы один из них был оригинальным, но нет. Никакой гордости и никакого даже захудалого ума, одно лишь смирение и обреченность, но их слишком много для одной личности, - покачала она головой и положила ладонь на стекло, разведя пальцы в стороны.
Какое-то время девушка молчала, смотря то ли на пальцы, то ли куда-то в пустоту, казалось, что разговор закончился, но убрав руку, и развернув ее ладонью вверх, она продолжила наблюдать за оставшейся влагой от дождя уже на ладони. Магия? Может быть, здесь нет обычных и каждый имеет свои особенности.
- Почти никто из них не осознает к чему может привести тот или иной поступок, мы ведь несколько раз были на грани глобальной катастрофы, а об этом даже и не догадываются. У меня иногда такое ощущение, что для них это черновик и они в любой момент могут переписать историю своей жизни, но хуже всего не это. Порог для меня это когда не могут раскаяться и признать свои ошибки, что был не прав. Я всего лишь несколько раз за всё это время видела реальную жажду жизни и желание что-то изменить в себе, как только этот момент происходил, всё сразу же менялось и угроза исчезала. Эти же все сдаются с только им в руки попасть наше "приглашение". Они себя хоронят заживо, рисуя нас главными злодеями, перелом еще при начальной стадии. Этот уже мысленно себя не только казнил, но и закопал в ближайшем сквере, кстати, у него очень неприятная аура и поврежденная душа. Девочка вытянула из него слишком много энергии и наложила отпечаток своих действий.
- Но ведь она не так долго была обращенной, знаешь, мне вообще кажется она была психически нездорова, - заметил мужчина, задумчиво смотря на то, как дождевая влага на ладони девушки испаряется. Как только ладонь стала опять сухой, то снова оказалась на стекле, но в этот раз забава не повторилась, произошло другое, на той стороны стекла, что была со стороны улицы, образовался отпечаток ладони, но долго он там не задержался и стек вместе с другими водными дорожками.
- Да так и есть. Обращение уничтожило ее мозг, оставив какие-то жалкие частички, если говорить начистоту, она умерла ещё в тот момент, когда протекала последняя стадия. Это произошло, потому что этого идиота не было рядом, я не спорю, ее это не оправдывает, но именно он не довел ритуал до конца и не объяснил правила, бросив ее одну. Ты видел в каком состоянии она оставляла своих жертв? Столько негатива при убийстве, а ведь она всё это впитывала, но в силу своих особенностей не могла использовать так, как надо и весь этот смрад копился в ней достаточно продолжительное время. Отвратительная особа. Я давно не ощущала такую жестокость в обращенном, всё-таки они следуют своим показателям и редко отклоняются от нормы. Безумную жажду крови, да, тоску по хозяину, да, тоже встречала, но чтобы человек, пусть он и мертвый, совершил такую мясорубку, в первый раз. Это больше похоже на демонов или рожденных вампиров и то очень редко такое можно встретить, ну или у...
- Или у закона, то есть у нас, - усмехнувшись, закончил мужчина.
- Ни одного невиновного, не переворачивай факты и смотри в глаза действительности. Все осужденные получили то, что заслужили, а расплатились они согласно законодательству Теневого мира, сама же суть уже никого не волнует. А ведь у многих этих идиотов есть шанс, конечно, если это не касается особых случаев, когда нарушены главные заповеди, все же остальные могут покинуть эти стены живыми. Скучно. Слишком много страха, он мне становится неприятен и я им настолько приелась, что уже тошнит. Я устала до такой степени, что ещё одно такое заседание и будет очень много жертв, а это никому не надо. Я уже была на этой грани и теперь точно знаю, когда надо изменить курс, чтобы не было того сумасшествия и безумия.
- Значит, ты уже точно решила, что берешь перерыв?
- Точнее некуда и мы же говорили об этом. Я не хочу снова объяснять причину своего временного отъезда, но скажу одно, мне нужен этот перерыв, Бенджамин. А вы тут прекрасно справитесь и без меня, дела остались легкодоказуемые и проблем с ними быть не должно. Так что я здесь пока не нужна, а если случится что-то экстраординарное, вы знаете, как меня вызвать. Насчёт всего остального вы можете пока не переживать, всё должно быть тихо, но если что, то Матильда вам в помощь.
- Не доверяю я ей больше, слишком много в ней безумия.
- Ну, ничего не поделаешь, Бенджамин, пока что она единственная Видящая и других не предвидится ещё много лет. Те кто есть ещё не готовы, многие вообще не прошли обряд, а кто-то совсем пропал без вести, поэтому слушайте нашу дорогую Матильду, она плохого не посоветует.
- Только у тебя выходит нормально с ней разговаривать, всех же остальных она считает недостойными ее внимания. Мания величия в прогрессирующей степени, - вздохнул он и покачал головой.
- Это всё потому, что вы видите в ней безумную женщину и не стесняйтесь об этом говорить, на самом же деле она много чего знает и реально может помочь. Просто зафиксируй у себя в голове один факт: столько сколько видит она, не выдержит ни одна психика, вот ее и ведёт время от времени не туда. Это надо просто переждать. Я наблюдаю только поверхность мира, то есть то, что реально случится, а не колебания из одной крайности в другую. Она же видит глубокое познание слоёв мироздания, всё прошлое, настоящее и будущее в одной точке. В большинстве случаев важно знать именно переходные события, ведь они и строят этот мир. Иногда можно предотвратить серьёзные разломы в настоящем, а для этого тебе лишь надо знать их предысторию, потому как на прошлом и построено наше будущее.
- Я слышал, как она говорила тебе о какой-то расплате, что наступает новая эра правления.
- Да, тяжелое ожидается время. Пока говорить об этом рано, но над этим висит знак неизбежности, мы можем это только принять. Это действительно расплата и расплачиваться будут все, как виновные, так и невиновные. Я тоже это видела и она знает, поэтому и доверяет мне. Я ее чувствую и мне доступны ее эмоции, а значит, я знаю, что она переживает каждый день, - хмыкнула девушка и, переведя взгляд на мужчину, прищурила глаза. - Тебе передали для меня послание?
- Ах, Фернандо! Да, он передал для тебя пакет и я, кажется, догадываюсь о его содержимом, - кивнул мужчина и, подойдя к шкафу, вытащил из ящика ярко-зелёный пакет. Вернувшись к окну, он передал его в руки девушки, обдумывая ситуацию с ее отъездом. Казалось, что это был всего лишь порыв и она не серьезно, но похоже что-то все-таки толкало ее на этот шаг и это была не усталость.
- Как это символично, - улыбнулась она, повертев зелёный сверток в руках. - Фернандо по-прежнему видит во всём знаки, даже с цветами и с теми он решил сыграть. Предсказуемо...
Она достала комплект нужных документов и, пересмотрев их, кивнула. Новое имя с которым ей придется жить какое-то время, новая история и новая маска.
- Лилиан Мельхер. Хм, фамилия не совсем подходящая...
- Почему не подходящая?
- Ну, потому что я еду в восьмой сектор, а эта фамилия нетипична для этой страны. Ну, да ладно, если мне не изменяет память, то там и такие встречаются, - пояснила девушка и пересмотрела билеты на самолёт, а также документы на квартиру и наличие ключей к жилплощади. - Так, а вот и моя биография, которую мне надо знать "от и до"... - пробормотала она, читая содержимое листа. - Да уж, интересная у меня жизнь, а главное, поразительно точно перекликается с моей собственной. Мне вот интересно, как я ещё сама в живых осталась, после всего произошедшего, не иначе у меня есть ангел-хранитель, оберегающий от всех бед и невзгод.
- В восьмой? - переспросил мужчина и недоверчиво посмотрел на билеты, что держала девушка в одной руке и перевел взгляд на лист с биографией, который она с интересом читала, прикусив нижнюю губу. - Ты это серьёзно? Послушай, у тебя там не получится просто так скрыться и остаться незамеченной. Если мне не изменяет память, то на территории восьмого находятся одни из крупнейших кланов как вампиров, так и демонов, обвести вокруг пальца которых будет очень сложно...
- Серьёзно? О святые угодники, как же мне быть?! - усмехнулась она и сложила документы обратно в пакет. - Бенджамин, я жила там в середине прошлого века и никто меня не вычислил, а с этого времени вряд ли что-то изменилось. Конечно, утверждать, что я уверена во всём на сто процентов не могу, но и в нашей жизни бывает везение. Если же нет, то рано или поздно я в любом случае вернусь. Вообще, раз там такие крупные кланы, значит, их надо проверить, а то какая-то подозрительная тишина. Не верю я в такой идеализм, так как его просто не бывает, по крайней мере, в этом мире. Признаюсь, я хотела не только отдохнуть и заранее знала, что еду туда не просто так, но существовать же мне как-то надо, согласись, да и потом, мне жутко интересно, как они делают свою жизнь незаметной и такой прозрачной. Знаешь, последние какие-либо изменения, которые я видела насчёт этой страны, были как раз на мой последний визит, а потом как отрубило.
- Наверно, просто некоторые умеют хорошо заметать следы преступления, делая акцент на чем-то другом, ведя нас по ложному следу, - предположил мужчина, пожав плечами.
- Ты не понял, я не вижу их вообще, да и Матильда ни разу не упоминала восьмой в видениях, хотя отчёты приходят регулярно, их я просматриваю с особой тщательностью. Жизнь на их землях кипит и бурлит, только вот неизвестно в какую сторону.
- Вот в том-то и дело, что отчёты есть, а на деле чёрная дыра.
Она лишь усмехнулась и, кивнув каким-то своим мыслям, пошла к выходу, заставляя всех замолчать на полуслове, проводя ее взглядами. Но взявшись за ручку, девушка замерла и, обернувшись, осмотрела всех присутствующих: - Не скучайте. Я не прощаюсь, правда, встреча наша будет нескоро, но однажды я снова появлюсь в этих стенах. Главное помните, закон, это то, за что мы отвечаем. Это наша ответственность и он не подлежит сомнению, критике или послаблению.
Она вышла из помещения, но в тишине комнаты ещё отчетливо слышался стук ее каблуков, который постепенно затихал. Бенджамин же так и остался стоять у окна и наблюдать, как дождь постепенно прекращается, а тучи рассеивается, уступая первенство солнцу. Когда появились первые лучи, из здания вышла светловолосая девушка, с кем-то разговаривая по телефону. Открыв зонт, чтобы спастись от одиноких капель, всё ещё изредка падающих на землю, она пошла по мощной дорожке, ведущей к главным воротам.
- Поразительное существо, настолько двойственное, что иногда заставляет задуматься над её природой, - проговорил ещё один мужчина, подошедший к Бенджамину. - С ней как-то не по себе, но и без неё плохо, словно с ее уходом, из этого дома уходит жизнь. Сколько мы ее знаем, а я всё никак не могу понять, когда она шутит и строит свою легенду, а когда говорит всерьёз.
- В этом вся и она, но в каждой ее шутке, всего лишь доля шутки. Всё остальное суровая реальность, внутри которой мы и вращаемся, - постукивая пальцами по подоконнику, ответил Бенджамин. - Знаешь, у меня такое ощущение будто она с нами прощалась, что ли, а сейчас я вижу ее в последний раз. Как-то даже не по себе от этого, а ведь фактически она мне никто и я о ней ничего толком не знаю. Только жалкие крупицы, которые не дают никакой уверенности в своей достоверности, но что удивительно, волнуюсь, как за свою дочь.
Вдруг дверь в комнату скрипнула и в посещение вошла женщина, на первый взгляд которой сложно было дать больше тридцати, но белоснежные седые волосы ломали это впечатление. Оглядев присутствующих, она приблизилась к окну, шурша своей длинной юбкой. На ее лице блуждала безумная улыбка, а глаза горели каким-то странным блеском, невольно заставляя всех поежиться и отступить от неё на шаг назад. Но как только она увидела в окне силуэт девушки, то вдруг по-доброму улыбнулась и провела костлявой рукой по стеклу, словно желала прикоснуться к так стремительно удаляющийся фигуре.
- Моя дорогая девочка. Значит, не послушала, но тебя можно понять, ты, как и я не видишь выхода. Так надо и с этим спорить нельзя, но есть возможность всё исправить, иначе быть большой беде. Правда, это означает, что ты вернёшься к истокам, но когда-то это должно случиться, так как наступает новый цикл, а в любом новом нет места старому, - прошептала она, но вдруг по ее телу пошла мелкая дрожь и взгляд странно затуманился. - Лилиан не вернётся, по крайней мере, такой она уже не будет, что меня очень огорчает, - после недолгого молчания продолжила женщина, смотря куда-то в пустоту: - Но у вас будет шанс познакомиться с ее другой стороной, той, что скрыта от посторонних, с настоящей Лилиан. С той, кто появилась из ниоткуда в небольшом городке Англии и кого прозвали Маленькая Леди. У каждого своя страшная сказка, но никто ещё не касался еще до столь жуткого повествования. Когда нарушают покой насильно, то, как правило, порождают гнев, а это не есть хорошо. Спящие, на то они и Спящие, что должны спать, но если сон вдруг нарушают, то выпускают на свободу безумие, а это хуже гнева... - на этих словах женщина вдруг ухмыльнулась и, заметив на лицах мужчин непонимание смысла слов, странно повела голову сторону. - Жил да был король один, был не молод, но один. Всё искал свою судьбу, а нашёл лишь пустоту. Есть дворец и слуги есть... - так напевая, она и вышла из комнаты, оставив всех в недоумении.
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Красавица и Дракон" (Короткий любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | Галина Осень "Шаг в новый мир" (Фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Современный любовный роман) | | И.Лисовская "Рецепт (не) счастья" (Современная проза) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | К.Фави "21 ночь" (Романтическая проза) | | С.Казакова "Чайная магия" (Магический детектив) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"