Диана 19: другие произведения.

Не время для моей любви!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовь между матерым вожаком стаи и самым непримечательным членом клана - молоденьким омегой.

  Первая
  Жили-были оборотни, альфа и сын его омега. О-папа юноши бросил их сразу после его рождения. Он, как только увидел маленького новорожденного сынишку-омежика, так и сказал:
  - Фу, какая гадость, он же маленький красненький с приплюснутым носом!
  
  Отец-альфа робко вставил:
  - Просто малыш неправильно лежал в животе, это называется "носовое прилежание". За пару дней носик выпрямится.
  
  Но жестокий красавец омега продолжил:
  - Всё, он гадкий! Противный, какой-то весь розовый, посмотри на него, омега покрытый волосами, фу-у-у, волосы даже на плечах и на спине! Я не хочу такого сына! Что это вообще за такое на самом деле!
  
  Альфа безумно любил своего красавца-мужа, знаменитого мистера Винисота 2157 года и никогда не мог ему ни в чем отказать, но боль и обида за маленького сынишку, которого, как ему казалось. он уже любил больше всех на свете заставила его говорить:
  - Ничего подобного, наш сын будет самым красивым в мире! Это же твой сын, он пошёл в тебя! А то что у него волосики, - альфа нежно коснулся бархатного плечика новорожденного, - что ты хочешь, он же оборотень! А как может быть иначе, в конце концов можно сделать эпиляцию, снять все волосы, которые вырастут у него в неположенных местах, ничего страшного. Это наш сын, мы будем его любить! Не бойся, любимый, - это уже было обращено непосредственно к новорожденному отпрыску, - я буду помогать тебе во всём! И никогда тебя не брошу! Вместе мы переживем любые трудности! Самое главное, чтобы у нашего малыша было оба родителя, и отец, и папочка!
  
  Но жестокий молодой омега ответил:
  - Нет! Мне семья не нужна, это изначально было ошибкой, связать себя узами брака с тобой! Такие творческие люди как я, красивые, умные, талантливые должны принадлежать миру! Ты не можешь запереть меня в тесной золотой клетке! И уж тем более, не он, этот маленький уродец, больше похожий на макаку, чем на волка! - омега вскинул вверх прекрасные голубые глаза, поддернутые пеленой влаги ровно настолько, чтобы выглядеть обиженным судьбой, но не настолько, чтобы эти "крокодильи слёзы" потекли и испортили дорогой светский макияж, который мистер омега велел сделать даже перед родами. - Нет, и не смей меня останавливать, я ухожу!
  
  Альфе пришлось несладко растить сына одному, тем более маленького омежика. Он пытался совместить в себе и отца, и папу - иногда быть строгим родителем, а иногда ласковым и добрым, практически другом и ровесником. Конечно, это не всегда получалось, суровая жизнь брала свое - альфа работал врачом в городской больнице и сутками пропадал на сменах, чтобы прокормить себя и сына. От гламурного папы не было ни слуху ни духу, если порой мистер омега и мелькал на журнальных разворотах и обложках, то с возрастом всё реже и реже... Потом он и вовсе погиб от руки пьяного альфы в дешёвом полузаконном клубе, где все члены покуривали кальяны, наполненные марихуаной.
  
  Единственная помощь, которую неполная семья получала, поступала от клана оборотней. Одну из самых слабых семей поддерживали все, кто мог. Соседские омеги приносили свою стряпню, чтобы отец мог не готовить, богатые волчата передаривали свои игрушки. Родители одноклассников подвозили омежика в школу и даже вождь племени передавал им часть пожертвований старейшин для бедных семей. Конечно, такие прекрасные взаимоотношения в городском клане могли только радовать, но омежик рано познал и обратную сторону жизни в поселении, где все всех знают.
  
  - Пугало огородное, говорят твой "милый папочка" бросил вас, как только увидел каким уродом разродился! - молодые альфы на улице открыто смеялись над малышом и откровенно забавлялись с журналами с фотографиями его покойного папы в лучшие молодые дни.
  
  - У меня было "носоное прижалежание" - малыш еле-еле мог выговорить совершенно непонятный ему термин, но свято верил в слова отца, что уродство давно должно было пройти.
  
  - Как было, так и осталось, ишь какая носяра вымахала! - продолжали глумиться старшие оборотни.
  
  Не удивительно, что омежик вырос одиноким, стеснительным и неуверенным в себе. Больше всего времени он проводил в своей спальне за книгами. Чтение старинных любовных романов помогало поверить в чудо, что когда-нибудь найдется пара и для него. Что какой-нибудь скромный и плохо видящий альфа выберет из всех омег именно его, Тису Эспэна.
  
  Отец-альфа Ксир Эспэн давно уже был главой отделения ортопедии, когда в его смену в больницу попал после страшной автомобильной аварии, унесшей жизни всех остальных членов его семьи, тридцатилетний омега Нори Винс. Ксир увидел его и в ужасе выбежал из палаты. Перепуганные медбратья не могли понять поступок своего начальника, потому что они уже не помнили, как выглядел его покойный омега-муж и перебежчик. А вот Ксир прекрасно помнил его вечно волнительно-прекрасное лицо, перекошенное недовольной миной брюзги. Так вот новопоступивший омега Нори был точной копией мистера Винисота 2157 года, только его лицо было перекошено от боли и страданий за своих родных. Конечно, врач тут же вернулся в палату и с удвоенной силой принялся за лечение омеги. Полное восстановление Нори Винса заняло больше года, но выздоровевший омега покидал больницу не один, а за ручку с обожаемым супругом, бывшим главой отделения ортопедии Ксиром Эспэном. Он прекрасно знал, что похож на бывшего мужа альфы, но за долгие часы разговоров, упражнений и массажей понял, что Ксир видит в нём именно Нори Винса, а не бледную копию мистера Винисота. Пусть даже и обратил внимание сначала именно на это удивительное портретное сходство.
  
  Альфа принял решение переехать в маленькое сельское поселение своего супруга, ведь тот и так потерял всех своих родных.
  
  - Я просто обязан помочь ему не потерять хотя бы соседей и друзей! - поэтому Ксир, взяв своего семнадцатилетнего сына Тису переехал в небольшое поселение Мэрибраска на севере страны.
  
  Сборы много времени не заняли, проводы и того меньше. Сделавший карьеру альфа поблагодарил односельчан, протянувших ему в трудную минуту руку помощи и объяснил, что сейчас его молодой муж нуждается в нём не меньше. Вожак клана дал своё согласие на переезд многострадального альфы, который только сейчас, спустя почти восемнадцать лет нашёл свою новую любовь и семью. Тисе новый муж отца нравился, омега с добрым сердцем и крепким характером, силой воли и оптимизмом, которые помогли ему перебороть несчастье и физическую боль после аварии. Но лично омежику Нори никого не напоминал, папу-омегу тот совсем не помнил, да и не хотел вспоминать. Поэтому и не удивительно, что сам Тиса совсем не хотел переезжать, неизвестно какие там нравы в этом волчьем поселении. Тем более там не город, а скорее деревня какая-то. Может и альфы там дикие, на омег бросаются или наоборот, даже близко не подходят. Здешний народ к Тисе не благоволил, но своё знакомое зло как-то спокойнее воспринимаешь, знаешь, чего надо избегать - не гулять после темноты, не отвечать на поддразнивания молодых альф - и вполне можно жить. А там как будет? Страшно всё-таки... Хоть Нори частенько рассказывал супругу и пасынку о своём житье-бытье в клане, и по его рассказам выходило, что там всё по-доброму и справедливому. Вожак терпимый и беспристрастный. Но в конечном счете Тисе ничего не оставалось, как только подчиниться воле альфы-отца.
  
  На снятом в аренду фургончике доехали до поселения за шестеро суток. Супруги вели машину по очереди, но только днём, с ночными переездами Нори покончил после той ужасной аварии, которая и привела его к Ксиру. Оказалось, что в поселении у молодожена есть свой личный маленький домик, там они втроём временно и расположились. Тисе понравилось, что всё сельское поселение находится в густом загадочном лесу.
  
  Деревянные домики коттеджного типа уютно расположились в тени разлапистых елей. И несмотря на то, что каждый из них был оформлен по-другому и под завязку забит самыми последними техническими новинками, посёлок выглядел деревня деревней, что произвело на юного Тису неизгладимое впечатление, которое правильно было бы назвать шоковым. Улицы были построены параллельно друг другу, одинаковыми полукругами, более всего напоминающими радугу с высоты птичьего полёта. Но на самом же деле все параллели стремились к общему знаменателю, и этим знаменателем было жилище вожака, которое находилось в самом центре уютного поселка.
  
  Домик Нори находился ближе к центру поселения с левой стороны и представлял из себя одноэтажное строение с покатой крышей, обложенное красным обожженным кирпичом. С очень красивыми небольшими окнами, которые были полукруглыми сверху и вытянутыми внизу, благодаря чему в дом поступало много света. Сверху на крыше, прямо на дымовой трубе стоял скворечник, в нём Тиса со своими молодыми глазами смог углядеть серенькое птичье семейство. Перед домом в небольшом садике цвели ярко-жёлтые ромашки, а слева стояли огромные горшки с ярко-красными розами. Ни один из домиков, в том числе и Нори, не был обнесен забором, что выглядело очень гостеприимно, оборотни не закрывались друг от друга, а наоборот, каждую секунду готовы были прийти на помощь. Но дом омеги новым не выглядел, вся его покатая крыша была покрыта каким-то зелёным паразитом или грибком:
  - Ничего, - сказал Ксир, - с этой наглой зеленью мы разберёмся!
  
  Внутри располагалась маленькая гостиная и две уютные спальни, в которых едва помещались кровать, шкаф и пара кресел. В гостиной заманчиво горел камин и уютно потрескивали дровишки, видимо, кто-то из соседей озаботился к приезду молодоженов. Открытый Тисой холодильник пугал количеством каш, пирогов и других угощений, любовно предоставленных соседями. Чего-чего, а голод новоприбывшим в ближайшие годы не грозил.
  
  - Ну точно, как у нас, - воскликнул Тиса, - сначала тащат-тащат, а потом обсуждают-обсуждают...
  
  - Ничего подобного! - возразил Нори. - У нас тебя обсуждать не будут, вожак в жизни не позволит! Вообще тут люди хорошие, но любое злословие запрещено советом старейших. А вожак чтит и соблюдает законы, поэтому в жизни никому не даст их нарушить, мы тут живём по-старинке, по правилам написанным ещё пра-пра-дедом нынешнего вожака, которого звали "Кровавым альфой". Так его прозвали за то, что в каждом бою он разрывал противников на куски, вот поэтому соседние племена и боялись с нами связываться.
  
  - Ни фига себе, куда это мы с тобой, отец, попали? - вскликнул поражённый подросток.
  
  - Не бойся, Тиса, - Нори ласково погладил того по голове, он вообще обожал телесный контакт, видимо, после потери близких, омега всё время обнимал и целовал своего мужа, да и Тисе доставалось не меньше нежности от нового папы, - теперь это, конечно, не так. Наш вождь Эльдар в случае чего ведет переговоры, у него полно бухгалтеров и адвокатов, до кровопролития в наше время дело не доходит.
  Примечание к части
  Тиса
  https://a.radikal.ru/a38/1809/dc/69625d4d9b81.jpg
  Деревня
  https://c.radikal.ru/c29/1809/2d/4a9666d7dc2f.jpg
  Дом Нори
  https://c.radikal.ru/c19/1809/15/fc2076e448a7.jpg
  
  Вторая
  Эльдар Рихтер - альфа и вождь небольшого по городским меркам клана оборотней в триста пятьдесят семей. Его отец был вождём клана, дед и прадед - тоже, и так до десяти колен в глубь веков. Один из них, "Кровавый альфа", написал свод законов, по которым оборотни в клане жили до сих пор. Эльдар пытался бороться с некоторыми из правил своего пра-пра-прадеда, но это было нелегко. Совет старейших напротив - боролся против всех новшеств с самим вождём, по их меркам всё должно было остаться по старинке: омегам было запрещено работать, альфа обязан был жениться на омеге, если пригласил того в кино один-единственный раз и тому подобный бред. Не говоря уже о том, что скромный поцелуй в щёчку делал из юного омеги проститута. Первым же указом на посту вождя Эльдар отменил кухонно-постельное рабство омег. Взамен он пообещал Совету старейших, что никогда и ничего не попросит для себя лично. А вот это ему дорого обошлось: по закону вождь мог связать себя узами брака только после тридцати пяти лет. И молодой возлюбленный двадцатипятилетнего тогда Эльдара отказался ждать его десять лет и быстренько выскочил замуж за вождя соседнего клана, где были намного менее жестокие условия соблюдения древних законов. Эта свадьба разбила Эльдару сердце, но и закалила того как вождя принятием того, что своё личное счастье должно уступить почетное первое место благополучию всех остальных оборотней в клане. Так местные омеги начали работать в ближайших к поселению человеческих городах и приносить домой существенную прибыль. Поселение расцвело: местная школа стала богаче, на столах оборотней появилась нормальная еда, а не только мясо убитых в лесу животных, да и вечные скандалы в семьях из-за безденежья и нищеты прекратились. Позже Эльдар начал сотрудничать с людьми в городах, отчего "Кровавый альфа", наверное, восемь раз перевернулся в гробу. Создавались звероводческие хозяйства, обрабатывались поля на исконно волчьих землях, что принесло в поселок богатство и процветание.
  
  Сейчас Эльдару было тридцать семь, теперь он свободно мог жениться, "достаточно вырос для брака" - как было написано в древних книгах. Но и с этим была проблема, вождь мог соединить свою судьбу только с омегой из своего клана или сыновьями других вождей. Разбалованные королевские отпрыски соседей его совсем не привлекали, сколько ни знакомили Эльдара на официальных встречах и совместных праздниках. В своём племени тоже никто не подходил: ровесники Эльдара все уже давным-давно обзавелись своими семьями, молодняк он сам и крестил, и учил, будучи уже на посту вождя, так что чувствовал бы себя педофилом, заигрывая с кем-нибудь из шестнадцатилеток. Замкнутый круг, только ко всему прочему ещё и этот придурок Барон - вождь и старейшина столичного клана северных оборотней - навязывал ему своего младшего сына-омегу: пухлощекого очкарика с брекетами, знакомого уже много лет. А вот был бы у Эльдара жених, то можно было бы на законных основаниях отказать Барону. Хотя некоторые вожди и брали себе больше одного омеги, вероятно, сын великого Барона не прельстится ролью второго младшего мужа и тихо свалит в непроглядный розовый туман.
  
  Нельзя сказать, что Эльдар, просто как альфа, не вызывал желания у омег: высокий, сильный оборотень, смуглый и голубоглазый, лучший бегун и охотник. На Эльдара постоянно вешались омеги всех возрастов и сословий, да только ему самому никто из них не был по душе. Первая любовь и предательство не давали Эльдару посмотреть на омег непредвзятым взглядом, без пелены коварства. Если уж Импэро предал, то что же могут сделать другие омеги...
  
  Сегодня на приём пришел новый член клана Ксир, как его там... Вождь был рад услышать, что несчастный Нори Винс встретил свою пару. Когда случилась та страшная авария, унесшая жизнь родителей и братьев-альф семьи Винс, Эльдар перевёл деньги на лечение омеги из своих личных средств, потребовал омеге лучшего ортопеда местной больницы, а теперь вот этот альфа стал мужем одинокого несчастного Нори - лучше и придумать нельзя было: и семья, и любовь, и врач в одном лице.
  
  - Здравствуйте! - Ксир Эспэн замялся, не зная, как правильно обратиться к новому вождю, прошлого называли просто по фамилии, но не ясно, принято ли такое вольное обращение здесь.
  
  - Добро пожаловать в наш клан, Ксир! - вождь встал со своего почетного седалища во главе собрания и через весь зал сам подошёл к своему новому альфе пожать руку и поприветствовать того. - Давайте отбросим все церемонии, зовите меня просто Эльдаром.
  
  - Нет, что вы! Так не положено, хотя бы "мистер Рихтер", - смутился испуганный предложенной фамильярностью Ксир.
  
  - Называйте так, как вам будет удобнее. "Мистер Рихтер" тоже подойдёт, - улыбнулся альфа, он оказался на голову выше доктора и немного шире в плечах, - я могу вам чем-нибудь помочь? У вас есть жалобы?
  
  - Нет, совсем нет! Наоборот, нас очень хорошо приняли все соседи, я совершенно не ожидал такого. Большое спасибо! Я слышал от супруга, что здесь всё решает ваше слово, так что спасибо вам большое!
  
  - Как и в каждом клане... Разве у вас раньше не так было? - удивился Эльдар.
  
  - Да, конечно, всё так, - ответил смущённый альфа, он прекрасно помнил нападки на сына и насмешки над предавшим его омегой, а вождь клана попросту не обращал на такие мелочи своего "высокопоставленного внимания", не бьют и отлично.
  
  - Мы с Нори нижайше просим вас присутствовать на нашей свадьбе здесь в посёлке, - Ксир поклонился вождю.
  
  - Конечно, а как же иначе! Все оборотни придут на вашу свадьбу. Я знаю, что вы уже оформили свой брак в вашем бывшем клане, но свадьба такое редкое радостное мероприятие, точно обрадует несчастного Нори.
  
  - Да, спасибо за понимание. Я не мог приехать с Нори - шесть ночей вместе в мотеле - до заключения официального брака...
  
  - Я понимаю. Очень хорошо, что вы так тщательно соблюдаете древние нормы поведения оборотней! Здесь, в поселении, это очень важно! Прошу вас, Ксир, узнайте у Нори все правила проведения наших свадеб, тут очень важно соблюдение всех, подчеркиваю всех, традиций! - от шутливого тона вождя не осталось и следа, - Вы были обязаны прийти представиться в первый же день приезда. Почему не пришли, Ксир?
  
  - Простите, мистер Рихтер, я не знал, - альфа поклонился, - у нас в клане не было такого обычая.
  
  - Ничего страшного, я вас не ругаю, со мной можно и без всяких церемоний. Нори нашего не обижайте и будете моим лучшим другом! Но со старейшими это не прокатит, поэтому все остальные правила вам лучше соблюсти от начала и до конца!
  
  - Нори знает, о чем речь? - альфа испугался не на шутку, только приехал и уже нарушил одно из правил нового клана.
  
  - Да, конечно, он вас всему научит. Хорошего дня! - вождь пожал руку Ксиру и повернулся к другим гостям. Поняв, что уже просто мучает своим вниманием испуганного доктора.
  
  Жизнь молодожёнов покатила по вроде бы уложенным стабильным рельсам, но как-то слишком быстро и кособоко... Ксир устроился на работу в городскую больницу, конечно, не главой отделения - это надо заслужить долгими годами усердной и многочасовой работы. Но начало было положено, Тису удалось перевести на ту же специальность на первый курс университета - Автоматические системы управления в сельском хозяйстве. Так что он ничего не потерял. Хотя и приходилось заниматься вдвое больше, чтобы догнать темы, которые они еще не проходили у себя дома. Нори вернулся на своё рабочее место, которое числилось за ним больше года только благодаря усилиям самого вождя оборотней. И всё семейство в общем готовилось к грядущей свадьбе в клане. Многое надо было успеть сделать за два месяца: заказать приглашения, утвердить угощения, приобрести костюмы и, главное, разобраться с клановыми обычаями здесь на новой родине.
  
  На свадьбу в клане было принято одевать бело-красные одежды, которые очень выгодно смотрелись на фоне зелёного леса и травы на поляне, среди цветущих разноцветными цветами деревьев, насыщенными запахами лета и пением птиц. Прямо на голой земле стелили большое белое хлопковое полотенце, которая знаменовало общий быт брачующихся. Альфа надевал белую пышную рубаху и белые штаны, что указывало на чистоту помыслов оборотня. Одежду подпоясывали ярко-красным кушаком, ещё на рубашке у воротника была разрешена алая вышивка, но только если была выполнена нежными ручками самого жениха-омеги. На младшем муже тоже была белая хлопчатобумажная рубашка, больше напоминающее платье, потому что она закрывала тело оборотня ниже колен, сверху одевался ярко-красный передник, символ того, что младший муж будет проводить большую часть своей жизни на кухне. Белая рубаха - это цвет безгрешности и чистоты в постели, длинные волосы омеги украшались искусственными цветами, белыми с красной каймой, в руках он должен был держать букет полевых цветов, повязанных ярко-красной лентой. Венчал оборотней сам вождь, рядом стояли старейшие представители клана, которые следили за соблюдением всех формальностей, чтобы описанное кровавым Королём было исполнено от начала и до конца, иначе брак не считался освящённым.
  
  Основное бремя расходов ложилось на плечи альфы, доказывая, что он сможет содержать новую ячейку общества, станет кормильцем в семье. После произнесения необходимых клятв друг другу вождь связывал руки альфы и омеги жёлтым солнечно-счастливым полотенцем, так брак и считался закреплённым, как и сотни лет до этого. Гости дарили молодым подарки, вещи необходимые для дома и семьи, дарить деньги считалось неприличным, поэтому редкие семьи оставались меньше, чем с тремя тостерами, пятью чайниками и десятком одинаковых кастрюль.
  
  Единственное, что точно не понравилось Ксиру, из всех перечисленных Нори обычаев - это то, что молодым волкам, не достигшим возраста совершеннолетия, то есть восемнадцати лет, категорически воспрещалось присутствовать на этом радостном для всего клана событии. Запрещение детям гулять на свадьбах было связано с тем, что молодым кричали "Горько!" и они прилюдно целовались, а также гостями могли быть отпущены и другие неприличные шутки да прибаутки. Ксира очень расстраивало, что придётся оставить Тису дома. Тому, конечно, это тоже не понравилось, хотелось посмотреть как всё будет происходить. Это была бы его первая свадьба в жизни. У них в поселении семнадцатилетние юноши за пару месяцев до совершеннолетия совершенно точно могли присутствовать на торжестве, на это смотрели сквозь пальцы. Тиса давно ждал этого возраста, а тем более свадьбы своего родного отца, а тут оказывается "строжайше запрещено". Нори долго извинялся, обещал купить пасынку гору подарков. И даже потом позже показать видео со свадьбы.
  
  Но обиженный на все запреты Тиса отказался сидеть дома, и убежал гулять в лес за поселением. На самом деле это было совсем и не опасно, лес вокруг деревни постоянно охранялся дежурными альфами, ни о каких разбойниках не было слышно уже долгие-долгие годы. И омега всё-таки был волком, поэтому встретить человека для него было не слишком-то опасно, другое дело встретить группу хулиганов. Некоторые из них были бы рады обидеть омегу: посмотреть, потрогать и попробовать парня, который как баба может родить ребёнка.
  Третья
  Тиса бродил по лесу в полном одиночестве: во-первых, ему было обидно, что его не взяли на торжество, во-вторых, он очень рассчитывал посмотреть на настоящую волчью свадьбу, в-третьих, всего через пару месяцев ему исполнится восемнадцать, а свадьбы родного отца уже больше не будет... "Этот противный вождь Эльдар, которого боготворит Нори и говорит о нём с утра до ночи, не разрешил... - Тиса тихо бормотал себе под нос. - Ненавижу его, всё должно быть так, как сказал вождь! Это вообще весь мир для альф, а омегам разрешается всего-то дефилировать от кухни и до спальни, или обратно! Почему я не родился вождём или хотя бы альфой?" Конечно, глубоко в душе Тиса понимал, что родился в хорошей семье, где папа-альфа любил его больше всех на свете, и вырос в клане, в котором даже соседи и просто чужие люди заботились о нём. Счастливое детство: отец был полностью его, теперь Нори - омега, который любит Тису наравне с отцом. Хотя, наверно, со временем у них будут свои дети. Новый о-папа был очень хорошим: добрым, нежным, настоящим омегой со всеми этими хозяйственными заморочками.
  
  Подросток отошёл достаточно далеко в лес от своего поселения. И тут вдруг что-то привлекло его внимание - запах - оборотни могли почуять противника или врага с очень большого расстояния, намного большего, чем обычный человек. Тиса принюхался, судя по всему люди: трое или пятеро не меньше, идут прямо в его сторону, тут уже омега заволновался, вспомнив и в какой счастливой семье он живёт, и каким защищённым чувствует себя в новом клане, где соблюдаются все старинные обычаи, включая уважительные отношения к омегам - "дарящим жизнь". Чужие явно направлялись в его сторону и уже через пару минут замерший Тиса уловил голоса:
  - Да, мы только одним глазком посмотрим, ничего нам за это не будет, никто не узнает! - пятеро человеческих подростков лет семнадцати-восемнадцати, уже физически сильные, как взрослые люди, но глупые как дети - не осознают к чему приведут их необдуманные поступки, не боятся расплаты...
  
  - Зачем так рисковать? - спросил другой.
  
  - Знаешь, у них очень странные обычаи на свадьбах, говорят, их мужики-альфы очень страшные! И самочек-омег трахают прямо при всех, на столе с закусками и шампанским! А кто же не захочет посмотреть на голого омегу, вообще на всё это! Наверное, у них там под яйцами есть ещё одна дырка для родов, во какая огромная! - сказал первый, прыщавый худой парень с нервными руками и ими же показал какая огромная там дырка, еле-еле размаха хватило.
  
  - А, помнишь, наша старая учительница истории Нила, которая засыпала почти на каждом уроке, рассказывала, что у них, у этих перевёртышей, нюх как у собак-ищеек! Учуют нас задолго до того, как мы хоть что-нибудь увидим, - испуганно сказал самый молоденький из подростков.
  
  - Ага, и ноги у них тоже как у настоящих волков! - парень, шедший последним, передразнил испуганный тон прошлого оратора, и все начали смеяться. - Ладно, ничего страшного, прорвёмся! Посмотрим на их волчий секс и как-нибудь удерём!
  
  Испуганный Тиса боялся шелохнуться, узнав, что человекам так хочется поглядеть на голого омегу. Раз так, мимо него тихо и спокойно они точно не пройдут! "Надо не дрожать, а попытаться убраться от них в другую сторону! - подумал омежик. - В какую сторону бежать? К поселению нельзя, они как раз туда и направляются, и он стоит прямо у них на дороге! А бежать в обратную сторону - можно ещё отдалиться от места, где его каждый готов защитить, что же делать?" - Тиса задумался и прямо за его спиной хрустнула ветка.
  
  Эльдар пришел на свадьбу, как и полагалось вождю последним, пришлось ждать пока собрались все пожилые старейшины - "старые пердуны" - как он их мысленно называл, не дай праведный вслух такое сказать, проблем не оберёшься! И только потом его секретарь дал отмашку из окна, что Эльдару можно подходить. Вождя зверски раздражала эта иерархия и необходимость, чтобы всё было именно так, как написал Кровавый король. Ну что поделаешь, он уже давным-давно обещал лично для себя ничего не просить, поэтому прекрасно знал, что не сможет попробовать угощение перед началом свадьбы, хотя умирал с голода после тяжелого рабочего дня. На само бракосочетание Эльдар пришел на поляну в строгом соответствии с требованиями кровавого прадеда: в костюме охотника, со шкурой убитого лично им животного и с кучей брелоков на мощной шее, и ему сразу же вручили папку со словами. Хотя большинство из них он помнил наизусть, всё же лучше просмотреть, чем ошибиться.
  
  Он быстро проговорил необходимые фразы, выслушал трогательные клятвы обоих сторон. Конечно, вождь был рад и счастлив за несчастного Нори, которого уже после свадьбы можно было вполне назвать счастливым, и за альфу, о котором узнал, что его первый омега сбежал, бросив того с грудным ребенком на руках.
  Вождь был рад за них обоих, но всё же где-то на задворках души его грызла совесть, чересчур сильно он завидовал их счастью, тому, что эти двое нашли друг друга, стали парой. Поэтому и ушёл Эльдар слишком быстро, перекусил куриным пирогом со сметаной, произнёс положенный тост за молодых, выпил стакан сладкого как поцелуй русалки красного вина, и откланялся тихонько, заметив боковым зрением, что подвыпившие старейшины одобрительно покивали головами в его сторону. Значит, всё правильно сделал, можно и домой на боковую.
  
  Но лежать не хотелось, хотелось выгулять сытный пирог, пока не осядет полностью на дне желудка, чтобы спать не мешал. Эльдар по дороге домой завернул в лес у окраины посёлка. Прошёлся немного и уже собирался возвращаться, как учуял посторонние запахи - люди! Чего им понадобилось от оборотней ночью? Шли те осторожно, стараясь не шуметь в темноте, но альфу, а тем более вождя, на мякине не проведёшь. Сначала Эльдар хотел броситься вперед, сметая всё на своём пути, чтобы напугать вероломных людишек шумом, но потом передумал, учуяв ещё один запах - юного нетронутого омеги. Что делает омежка с людьми, по доброй воле он с ними или нет? Одни вопросы!
  
  Эльдар начал осторожно подкрадываться к непрошенным гостям, бесшумно обошёл их, по дороге слушая все их неприличные суждения о свадьбе в посёлке. И оказался прямо за спиной дрожащего юного омежика, от которого обворожительно пахло засахаренными розовыми лепестками.
  Треснула ветка и пятеро подростков оглянулись, прямо перед ними стоял, судя по одежде, молодой оборотень. Он испуганно дрожал, но стиснув руки в кулаки, глубоко вздохнул и что было силы заорал, нервно срываясь в истерику:
  - Пошли вон! Не смейте трогать меня!
  
  За его спиной на расстоянии трёх шагов стоял огромный высоченный оборотень, в пугающем одеянии, который фоном тоже заорал:
  - Пошли вон! - но в отличие от молодого, ор старшего оборотня был такой силы и мощности, что сносил всё на своём пути, у подростков и мысли не было что-либо ответить супротив, они развернулись и в шоке бросились в рассыпную, кто куда.
  
  Тиса, который вложил в свой крик всю силу и энергию, что у него осталась, не расслышал и не унюхал никого за своей спиной. Когда молодые люди разбежались, он судорожно пытался сообразить, неужели получилось так удачно крикнуть, что он напугал группу настоящих людей, не совсем взрослых, но всё-таки настоящих. Сам по себе он решил, что это был просто взрыв адреналина в груди, ровно через секунду этот "взрыв" положил ему руку на плечо, наклонился и шёпотом прямо в ухо спросил:
  - Ну как ты, малявка, не испугался?
  
  И только сейчас на Тису хлынули разом все чувства, которые как будто окаменели, пока он был испуган: в нос ударил запах альфы, смесь хвои и сандалового дерева, рядом с ним неожиданно нарисовался огромный оборотень, казалось, что он раза в два крупнее отца-альфы.
  
  - Теперь вы меня изнасилуете? - испуганно спросила Тиса. - Кто вы такой вообще? Что вы тут делаете?
  
  Эльдар Рихтер увидел перед собой юного симпатичного нежного пахучего омегу с огромными зеленовато-бездонными глазами, который в испуге облизывал сочные коралловые губки.
  
  Если бы он знал, как сексуально это выглядит, то точно перестал бы, или наоборот, лизал бы ещё яростнее.
  
  Омега был незнакомым, такого красавчика Эльдар бы точно не забыл.
  
  - Я тебя не трону! Я вождь этого клана, Рихтер! - Эльдар назвал своё родовое имя.
  
  Был уверен, что чужой омежка может быть не в курсе на чьей территории он находится и кто вождь местного клана именно сейчас, но семья Рихтеров управляла этими землями долгие-долгие годы. Сначала это было Элюар Рихтер "Кровавый король", потом Элерон Рихтер, а после него Элиной Рихтер - отец Эльдара. Поэтому было бы странно если бы омежка не знал Рихтеров.
  
  Тиса же напротив слышал от Нори только "Эльдар, да Эльдар", ни про какого Рихтера ничего не было сказано, поэтому он решил, что это какой-то чужой вождь. И когда тот спросил его:
  - А ты из какого клана?
  
  Он ответил:
  - Я не отсюда. Я из нового клана, - и показал в сторону, которая на взгляд Тисы и только его, направляла в поселение и была правильной. На самом деле развернувшись для разговора с Эльдаром, сейчас омежка стоял наоборот, и показал в сторону города, того самого, где руководил небезызвестный вождь Барон. Поэтому Эльдар и решил, что юный омега из городского клана.
  
  На удачу он спросил:
  - Ты случайно не сын Барона?
  
  - Нет, - ответил Тиса, - я сын врача.
  
  Вождь понял, что дальнейшее общение для них абсолютно бесполезно в связи с тем, что жениться он мог только на сыне вождя, а из-за свадьбы с простым омегой из чужого клана старейшие порвали бы его на кровавые ошмётки.
  
  Но что-то держало его, Эльдар не мог просто развернуться и уйти:
  - Давай, я провожу тебя домой. В лесах бывает небезопасно!
  
  - Нет, не надо, - быстро ответил омега, - я сам! - "Объясняй потом всему новому клану, почему вместо спокойного тихого вечера дома юный омега шлялся по лесам с чужим вождём. Может этот Рихтер вообще - враг Эльдара".
  
  Но Тиса и шага не успел сделать, как огромный оборотень нагнулся над его лицом и провел своими теплыми сладкими после десерта губами по закушенным Тисы.
  Примечание к части
  Эльдар Рихтер
  https://a.radikal.ru/a43/1809/05/f71b636bafc5.jpg
  Четвёртая
  Эльдар целовал юного омегу, прижав к себе, сам не заметил, как просунул руки под его хлопковое одеяние и нежно, самыми кончиками пальцев, гладил спину Тисы. Если бы тот сопротивлялся хотя бы чуть-чуть, Эльдар тут же оставил его в покое, вождь ни в коем случае не собирался насиловать или как-либо заставлять, пользуясь своим физическим превосходством, незнакомого, но такого привлекательного парнишку. И даже мысли об этом уже остановили альфу, потому что он понимал, что не сможет сделать никакого решительного шага дальше в этих обреченных с самого начала отношениях. Покрасневший и взволнованный Тиса перевёл дыхание и спросил:
  - Вы всё-таки изнасилуете меня?
  
  Но сейчас в его голосе проскользнул намёк, на то, что он всё-таки был бы не против такого развития событий.
  
  - Нет! - резко ответил Эльдар. - Ни в коем случае! Я на такое не способен, так что, давай, беги домой и никогда больше сюда не возвращайся! Потому что если вернешься и я учую твой сахарный запах, в следующий раз я может быть и не смогу остановиться!
  
  Омега опустил голову, явно почувствовав себя печальным и расстроенным, развернулся и побежал, наращивая темп, в сторону, которую считал путём к поселку. Но так как оборотни не обычные люди, у них в голове есть встроенный джи-пи-эс, омега быстро сообразил, куда бежит, развернулся и дальше направился к своей деревне. Прибежав домой, он первым делом обрадовался, что пришел раньше своего отца и Нори, и что его отлучка никого не напугала. Те, видимо, ещё гуляли на свадьбе, поэтому первым делом Тиса сбросил всю одежду и побежал в ванную. Он чувствовал себя вспотевшим от бега, грязным от пережитого страха, и полным возбуждения. Короче говоря, нужно было срочно в душ! Там в гордом одиночестве, не успел он открыть воду, как услышал смех. Дверь в дом отворилась, видимо, отец и Нори вернулись после танцев.
  
  Юноша обрадовался, что всё-таки уже вернулся домой, начал мыться под душем прикрыв глаза и тихонько поглаживая себя мыльной рукой, представляя, что на месте его руки бродит огромная, но такая ласковая и нежная лапа Рихтера.
  
  Эльдар в это время медленно и спокойно шел обратно. Мысли одолевали его. Почему судьба так несправедлива? Сын вождя такого известного, как Барон, получился некрасивым, толстым и отталкивающим, а простой совсем незнатный омега из того же самого клана такой неповторимый, особенный, нежный, волнующий и единственный! Как только Рихтер осознал, что произнёс, пусть даже только в своей голове, слово "единственный", в нём вспыхнуло желание бороться за этого омегу, добиваться его! Хотя он понимал, что Барон ни под каким соусом не даст разрешение на этот брак, пытаясь впихнуть ему своего сыночка. А старейшины - эти старые пердуны - будут только рады быть категорически против. Не исключено, что и родители самого омеги тоже не сильно обрадуются такому союзу. Не очень завидный жених вождь, которого выгнали из своего клана, старше омеги лет на двадцать, да и врачей среди оборотней было не так много, поэтому это было в общем-то, по крайней мере в их деревне, довольно престижная профессия для клана. У Эльдара и мысли не мелькнуло, что врачом может быть о-папа мальчика.
  
  Прошло две недели. Всё это время Тиса каждый день ходил в лес, на место, где встретил Рихтера. Конечно, восемнадцатилетний девственный омега не особо мечтал, чтобы его грубо изнасиловали. Просто Тиса верил, что встретил того самого, единственного альфу, который посчитал его неотразимым. Видел именно его красивым, нежным, пахучим, достойным. Да и сомневался, что спаситель окажется настолько низким и подлым, чтобы изнасиловать более слабого и зависимого члена клана. Там, среди шума листвы и пения птиц, он предавался своим первым любовным мечтам: о ласковых руках сильного альфы на своём теле, о языке, властно хозяйничающем на его губах. Но почти сразу омега понял, что чужой вождь больше не покажется - ведь эта земля принадлежит их клану и Эльдару.
  
  Иногда Тиса задумывался, что делал здесь Рихтер в ту роковую ночь, как и зачем оказался на чужой территории. Он не считал того шпионом - слишком честный и порядочный - может любознательным туристом или поздно засидевшимся гостем на свадьбе его отца и Нори. К концу первой недели Тиса тупо делал домашнее задание в лесу на пеньке и молился о чуде, хотя неизвестно, что он под этим подразумевал.
  
  Эльдар, как более взрослый и мудрый, просто вернулся к своей работе в клане: в течение дня он редко задумывался о том случае и о волнующем и таком запретном омеге. Может быть изредка, перед сном, он позволял себе расслабиться в душе, вспомнив, что именно случилось той ночью. Как парень дрожал его руках, как неумело пытался ответить на свой явно первый поцелуй. Кончалось всё предсказуемо, и вождь обильно выплёскивал на пол в душе следы своей страсти. Иногда днём ему чудился засахаренный запах, откуда именно он мог взяться в его племени было непонятно. Эльдару казалось, что это какие-то шутки его подсознания, слишком сильно хотелось окунуться обратно в ту ночь, чёрную-чёрную ночь. Может он и поступил бы иначе...
  
  Чего Эльдар не знал, так это того, что Тиса ходил по тем же самым дорогам, что и вождь, любовался тем же небом, нюхал те же цветы и дышал одним с ним воздухом. Само послевкусие его запаха просто оставалась на дорогах, в ветках кустов, на маленьких деревянных скамейках у магазинов, поликлиники или в книжной лавке. Тиса расхаживал по деревне мечтая. В его голове вечно как фоном играла тихая музыка и чужой незнакомый Рихтер склонялся к нему сверху прямо из синего-синего неба, поэтому и ходил омега низко наклонив голову, не смотря по сторонам, по привычке избегая взглядов чужих молодых альф, будь то соседи или просто жители поселка.
  
  Эльдар ходил смотря строго вперёд, всегда здоровался со всеми членами клана или отвечал на их приветствия и вопросы. Если кто-то что-то спрашивал даже по дороге, он не требовал специально записываться на аудиенцию. Каким образом он никогда не замечал молчаливого скромного Тису? Ответ на этот вопрос можно получить только от вселенной, запах чувствовал, омегу не видел - может это было связано с тем, что голова его была забита работой или он просто не ожидал встретить того в своем племени, если в далеке мелькал легкий силуэт подростка-омеги. Эльдар каждый день работал в своём офисе и проводил вечера дома за хорошей книжкой или у телевизора с бокалом лёгкого лесного вина. А Тиса днём ездил на учёбу в университет, там же перекусывал в столовой, а вечером ужинал дома прекрасной стряпнёй своего нового папы Нори, который получал огромное удовольствие готовя для Ксира и Тисы.
  
  Прошло две недели. Эльдар не выдержал и решил вернуться в лес, на то самое место, ещё раз вдохнуть настоящий запах омеги, чтобы понять, что сахарные отголоски, которые он всё время чует в поселение - это чей-то другой запах, похожий отдалённо, но не тот. Вечером вождь закончил свои дела пораньше, даже некоторые из них оставил на завтра, и прямо как был, в чёрной майке с длинным рукавом и в светлых джинсах, отправился в лес. На минуточку захотелось обратиться и позволить себе побегать голышом, так чтобы ветер свистел между ушами, как во время охоты. Но та пора еще не наступила, Эльдар не хотел, чтобы кто-то из племени, например, дежурные постовые альфы встретили его без одежды в волчьем обличии. Поэтому пошёл просто так, на своих двоих. Каково же было его удивление, когда знакомый омега быстро нашёлся на одном из лесных пеньков с тетрадками в руках.
  
  - И что ты тут делаешь? - грозно прорычал альфа вместо приветствия.
  
  Тиса испуганно поднял голову, не почувствовавши запаха вождя, подошедшего по привычке хорошего охотника с подветренной стороны. Он сначала смешался, испуганно уронил тетрадки на землю, а потом его лицо расцвело в улыбке, и он поздоровался:
  - Здравствуйте, Рихтер!
  
  Вождь, конечно, собирался отругать его, в голове роился целый улей мыслей, суть которых сводилась к тому, что ему, молодому девственному омеге не место поздним вечером одному в тёмном лесу. Тем более так далеко от своего родного клана, естественно же, что родители не знали где юноша, и для чего именно он пришёл сюда в поисках вождя. Дальше Эльдар собирался поинтересоваться, пришёл ли Тиса первый раз сегодня или приходил все эти дни? Что именно он здесь учит? Не забыл ли поужинать перед прогулкой в лес? И ещё много-много других разных вопросов, но все эти мысли так и остались вертеться на кончике его языка, когда Эльдар сразу же, не задумываясь, запихнул его омеге в рот.
  
  Паренек неловко раскинул объятия, пытаясь встать, но сильные руки уже подняли его высоко в темнеющее небо. Альфа целовал настойчиво, страстно, совершенно по-взрослому, омега и не собирался сопротивляться, даже готов был поспорить своей страстью с более опытным и старшим. Брошенные на полную хвойных иголок землю тетрадки и ручки молча лежали там без внимания. Но силу страсти, бушевавшую в Тисе даже и близко нельзя было сравнить с той, что была в сердце Эльдара.
  Он продолжил целовать шею, беззащитно подставленную пареньком, расстегнул пуговицы рубашки того и начал выцеловать дорожку в сторону пупка, потом дальше, ниже. Пальцы, как будто без разрешения мозга, расстегнули ширинку на штанишках, а вот каким образом омега оказался сидящим снова на своём пеньке никто так и не понял.
  
  - Давай, опирайся руками, руками, - пробормотала Эльдар между поцелуями, внюхиваясь глубже в пах своей жертвы.
  
  У Тисы голова тоже совершенно не работала, он и не понял, что имел в виду вождь, пока тот сам не поставил его руки за спиной, опираясь всем весом об пенёк. Рихтер проследовал поцелуями ниже, обхватил губами маленький розовый бутончик, уже полностью готовый к любви, скромный до этой минуты омежик широко расставил ноги. Движение вождя потеряли плавность хищника, скорее это были нервные потуги новичка, впервые взявшего что-то в рот, но и этого было более чем достаточно, пару прекрасных восхитительных минут и кое-кто кончил в предоставленные в его полное владение жгучие требовательные губы.
  
  Вкус омеги, как и его запах, был сладким до одури и манящим, поэтому неудивительно, что Рихтер выпил всё до капли и вылизал место своего преступления. Ослабевший от восторга омега чуть не упал на землю, но альфа подхватил его. Казалось Тиса потерял сознание, так рвано он дышал. Омега и не думал сопротивляться, наоборот, он опустил голову на плечо вождя и дышал тому куда-то в шею. Альфа, чьё возбуждение зашкаливало, сам не получил разрядки, поэтому потихоньку остановился. Он понимал, что не может переспать с пареньком, иначе его запах останется на том навсегда, а после минета запах девственности никуда не денется, его нетронутость так и будет ощущаться другими оборотнями, поэтому вождь собирался на этом остановиться, и отправить юношу домой как можно скорее и самому тоже отправиться в душ.
  
   - Ну как ты? - альфа был совершенно серьёзен, он уже осуждал себя за несдержанность и клялся самому себе, что это станет первым и последним разом.
  
   - М-м-м, - довольно ответил омега, крепче обнимая Рихтера за шею, - очаровательно для первого раза... Скорее бы второй...
  Пятая
  Первым ушёл домой Тиса. Рихтер порывался проводить его, но омега категорически отказался, думая, что вождю придётся делать огромный круг, чтобы вернуться обратно к себе в клан. Во время свидания они почти не разговаривали, за них это сделали их горячие от страсти тела. Поэтому альфа и омега так и не познакомились, и не узнали, что живут друг от друга всего через пару улиц. Омега спешил домой как на крыльях любви, уже мечтая о новом свидании и планируя всю свою жизнь наперёд, включая свадьбу, троих детей и совместные обеды у обоих родителей. Хотя, на самом деле, они даже не договаривались о следующей встрече на этом же месте в лесу. Тисе это казалось само собой разумеющимся. А вот у вождя Рихтера были совсем другие планы.
  
  Всю дорогу домой Эльдар ругал себя последними словами. Он, взрослый альфа, прекрасно знающий, что эти отношения с почти ребёнком обречены с самого начала, всё равно не сдержался и чуть не откусил этот маленький волшебно-прекрасный бутончик юной страсти. Он так чудесно пах, а вкус - это абсолютно точно был божественный нектар - альфа понимал, что влюбился, и что делать с этим чувством пока совершенно не понимал. Кроме того, что он просто обязан защитить юношу от себя, от своей чрезмерной страстности и силы. Омега, чьё имя он даже не потрудился узнать - стыд и позор! - легко мог пасть жертвой его сексуальных амбиций - нет, этого совершенно точно нельзя было допустить!
  
  Юный восторженный Тиса по-прежнему каждый день приходил на тоже самое место в лесу, но теперь перед каждым выходом в лес, он мылся, красиво одевался и пытался накраситься, незаметно таская у Нори его самую дорогую и живописную косметику, естественно и духи тоже. Но время шло, день за ночью, дождь за ветром, закат за рассветом, а такой долгожданный, совершенно необходимый для полного счастья вождь всё не появлялся.
  
  Всё это время Эльдар "забивал" свою голову работой, лишь бы не думать о маленьком розовом бутончике, который как будто расцветал волшебным сладким нектаром в его губах. Вождь верил, что омега больше не придёт, что он напугал его своей страстью, хорошо, хотя бы не тронул девственность. Поэтому Эльдар пытался решить все проблемы своего клана, включая даже те, которые раньше перекладывал на секретарей и помощников. Закрывал все торговые договора лично и немедленно, даже те, что планировал завершить только через полгода. Разобрал завалы старых документов и оказалось, что девяносто пять процентов из них пришлось выбросить из-за срока давности. Если бы не мысли об омеге в лесу Эльдар ещё лет сто как минимум не добрался бы ты этого "делопроизводства". Он приходил на работу на час раньше обычного и оставался до глубокой ночи, возвращаясь домой только ради душа, бутерброда с заплесневевшим от старости сыром, и нервного сна с постоянными побуждениями: то попить, то пописать, то просто тупо пялиться в окно и ругать себя последними словами.
  
  Омега ни в какую не хотел покидать его голову, он как будто пророс там корнями! И вот через неделю в четыре тридцать утра Эльдар Рихтер помчался в лес на встречу как одержимый, ему вдруг пришло в голову, что все эти семь дней юный омега мог приходить на их место. А вдруг ему опять попадутся подозрительные подростки или альфьи дозоры, или вообще неизвестно какие хулиганы, бандиты и преступники. Первым решением Эльдара было немедленно одеться или броситься даже без одежды в лучшем облике на место их встречи, но он понимал, что среди ночи юного омежки уж точно там не будет. Но так как все дела были давным-давно переделаны на полгода вперёд, Эльдар решил обязательно сегодня вечером явиться на место встречи, он очень смутно помнил сказал или нет пареньку больше никогда не приходить, что у них нет никакого общего будущего. И сразу подумал, что даже если и сказал, тот вполне мог и не послушаться.
  
  Первым делом под утро Эльдар что было сил рванул в лес на их место в волчьем облике, решил проверить, что за время его отсутствия ничего страшного там не произошло: не было следов драк, крови или чего-либо еще подозрительного. Но на месте нашлись только несколько пачек чипсов, пустых пачек с остатками сахарного запаха, значит всё было в порядке. Омегу никто не тронул, не обидел, но с другой стороны понятно, что все эти дни паренёк приходил на место встречи, видимо, в обычное время вечером, в надежде новой близости.
  
  Вечерняя встреча не сильно отличалась от прошлонедельной: Эльдар набросился на паренька с поцелуями и объятиями, тот совершенно не отбивался, радовался, постанывал прямо в целующие губы, а потом на удивление шустро раздвинул ножки, тыкая в вождя своим маленьким совершенным цветочком в штанах. Вот только окончание этого свидания было совершенно другим - альфа капитулировал полностью, на тысячу процентов, что показала одна резко брошенная фраза:
  - Завтра здесь в то же время! Только попробуй не прийти!
  
  Уставший Тиса просипел саднящим после стонов горлом:
  - Я и так тут каждый день, это ты приходишь раз в неделю или две...
  
  - Теперь буду приходить каждый день, - ответил вождь.
  
  Настроение у альфы было подавленным, дело в том, что он ощущал себя слабым, побеждённым этим маленьким пахучим цветочком, против которого он был совершенно не в состоянии что-либо предпринять. Эльдар приходил каждый божий день, набрасывался на мелкого как сумасшедший, срывал свое удовольствие по полной: испить этого божественного сладкого нектара. А вот более обыденные удовольствия, которые располагались чуть ниже пояса, он удовлетворял уже у себя дома в душе после расставания с омегой в лесу. Тиса ни в какую не позволял провожать себя домой, сколько альфа не настаивал.
  
  Юноша же наоборот, чувствовал себя как никогда хорошо, новая сексуальная жизнь пусть и не совсем полная доставляла ему море удовольствия. Он пытался не задумываться почему альфа не знакомил его со своими друзьями и семьей, не делал предложений пусть даже и не совсем приличных, и почему не пытается вывести их отношения на новый более высокий уровень.
  
  Но некоторые события неожиданно свели на "нет" все страдания и переживания обоих героев-любовников.
  
  Однажды в среду утром Эльдар Рихтер решил пойти на поводу у своего блудливого распутного сердца: неожиданно, когда на розовой алее сразу за фонтанчиком с писающему малахитовым зайцем, вождь почуял свой любимый сахарный запах, на этот раз он решил уступить своей прихоти, не махнуть рукой как обычно, а пойти за ним. Не догадываясь даже куда, как и зачем он его приведет. Просто шёл, перенюхивая по дороге и все парковые скамеечки, деревья, листочки, даже мусорные баки - на какие-то доли секунды он почувствовал себя полным идиотом - пока не увидел в одной из урн точно такой же на вид пустой пакетик из-под чипсов, которые его любимый омега вечно уплетал на месте их встреч в лесу. За доли секунды - альфа не успел даже задуматься, что такие чипсы продаются во всех магазинах и они могут нравится как альфам, так и бетам, и омегам, к тому же их продают горами, а не производят специально только для его любимого - он бросился бежать на сахарный дух.
  
  Поэтому окрыленный надеждой Эльдар продолжил свои поиски. Он и сам не заметил, что в течение часа обошёл поселок несколько раз, бросался то влево, то вправо, сбил даже одного пожилого омегу с ребенком на руках, но успел подхватить его пока тот не упал на землю. Он следовал за остатками сахарного духа, который прихотливо вился из стороны в сторону, но непоколебимо шёл вперёд.
  
  Его поиски закончились рядом с домиком несчастного, ну то есть сейчас уже счастливого Нори. Так как все дома оборотней не запирались, друг другу верили и доверяли, поэтому может вождь и вежливо постучал. Но ему никто не открыл, видимо, Нори был на реабилитации со своей пострадавшей ногой, а его новый муж хирург на работе. Но так как сахарный запах привёл его именно сюда, Эльдар осторожно нажал на ручку двери. Та поддалась, легко открывшись, и он оказался в гостиной дома. Тут запах ощущался сильнее всего, так и слышался из каждого угла и дивана. Обнюхивая каждую деталь дизайна будь то стол или стул, забытый стакан на столе или чайная ложка, упавшая рядом с ножкой посудомоечной машины, альфа не мог успокоиться, всё пахло сахарным омегой. Неужели новый муж обманывает несчастного инвалида, неужели он изменяет ему прямо здесь: в их супружеском гнёздышке? И не с кем-нибудь незнакомым, а с самим любимым омегой вождя!
  
  Именно в эту секунду, когда Эльдар пришёл к такому неутешительному выводу, Нори не повезло вернуться домой после занятия физкультурой.
  
  - А, здравствуйте, Эльдар, рад видеть вас в нашем доме! Проходите, садитесь, хотите я налью вам чашечку кофе? - Нори, который был поклонником, можно сказать фанатом своего вождя, был рад принять того в своем доме. Хотя и был удивлен, что тот вошёл без приглашения.
  
  - Нет! - грозно прорычал взбешенный альфа. - Я не собираюсь присаживаться! Я зашел сказать тебе, Нори, что собираюсь выгнать твоего нового мужа из племени! Он тебе изменяет, у него появился любовник! Не просто какой-то молодой омега, а несовершеннолетний мальчик! Это вообще попахивает педофилией! - альфа на минуточку забыл, чем он сам занимался с вышеупомянутым омежиком по вечерам в густом подлеске.
  
  Нори побледнел и словно мешок картошки тяжело повалился на кресло рядом с неработающим черным экраном телевизора.
  
  - Эльдар, а вы в этом точно уверены? Мой муж совершенно особенный альфа, таких один на миллион: такой нежный, внимательный, заботливый, любит помогать оборотням. Он ни за что на свете не стал бы изменять мне, у нас даже там, - омега выразительно расширил глаза, намекая на секс с мужем, - всё отлично. Как в первый раз...
  - Тебе-то откуда знать? Может у него со всеми так? Где, например, он именно сейчас? - вождь помахал сжатым кулаком в воздухе, намекая неизвестно на что.
  
  - Ксируш тяжело работает с утра до ночи. Уходит ни свет ни заря, возвращается поздно ночью, чтобы добиться уважения и того же высокого положения, которые у него были на прошлом месте работы в клинике. Которую, кстати, он ради меня и бросил. Приходит уставший как вол...
  
  - Ну уж точно ни как волк! - перебил Эльдар.
  
  Но было поздно, Нори влез на свой любимый конёк: начал хвалить своего супруга, и рассказывать, как тот тяжело работает, какой он нежный, внимательный, и сына своего поднял, и омеге самому ничего не даёт по дому делать:
  - Они даже вместе пытаются мне готовить! Хотя я один могу сварить обед намного легче, быстрее и вкуснее! Они оба не знают, как освободить меня ещё больше, как помочь и как поддержать! Откуда вы взяли, что у моего мужа может быть любовник, Эльдар? Вы что, их видели вместе?
  
  На этот шквал вопросов альфа совершенно твердо ответил, что запахи Нори может быть и чувствует, но точно не может учуять их так точно, как альфа, и тем более вождь племени оборотней:
  - У вас здесь по всему дому засахаренный запах юного девственного омежика!
  
  - Ну да, конечно, - ответил спокойно Нори, - это Тиса.
  
  - Какая такая "киса"? - вскипятился вождь.
  
  - Нет, не "киса", а Тиса, - омега тоже начал говорить на повышенных тонах, удивляясь дебилизму своего кумира.
  
  - Какая "птица"? - орал Эльдар.
  
  - Тихо уже все! - омежик, услышавший только последние слова разговора, зашёл в гостиную и опешил - его личный вождь был там и орал на его любимого мачеха Нори, - Тиса - это я!
  Шестая
  - А ты что здесь делаешь? - Тиса удивленно воззрился на Эльдара.
  
  Конечно, глубоко в душе он надеялся, что любимый чужой вождь пришёл просить его руки у отца и Нори. Но тот факт, что они ругались и явно были знакомы, здорово сбивал с толку.
  
  - Эльдар, - обратился Нори к вождю, - это и есть наш Тиса! Сын Ксира и мой уже тоже! - взрослого омегу удивило панибратское отношение Тисы к вождю, но он не мог так быстро сообразить, что же это значило для их маленькой, но такой сплочённой и любящей семьи.
  
  - Эльдар... Эльдар? В самом деле? Тебя зовут Эльдар? Но почему тогда ты назывался другим именем, Рихтер? Кто такой Рихтер? - Тиса и раньше пребывал в состоянии лёгкого шока, но сейчас его точно накрыло с головой, он потянулся к графину с любимыми ромашками Нори и глотнул из горла старой зацветшей воды. Потом смачно сплюнул её на пол, прямо под ноги Эльдару. - Фу-у-у, какая гадость!
  
  - Меня зовут Эльдар Рихтер! Таково моё имя, отец дал мне при рождении. Рихтер - родовое имя. Эльдар Рихтер - я вождь этого клана и твой, кстати, тоже!
  
  Тут как-то все разом начали осознавать, что ничего не понимают, и от этого ещё сильнее злиться.
  
  Первым пришёл в себя Эльдар, альфа всё-таки и вождь тоже:
  - А ты вообще не назвался! - угрожающе зарычал альфа на Тису.
  
  - Конечно! Ты меня даже не спрашивал! Тебе плевать было! Лишь бы трахнуть чужого девственного омегу! - обвиняющее произнес омежик из угла кухни, куда его практически сдуло рыком вождя.
  
  У Нори округлились глаза и рот от шока, но сказать что-либо он просто элементарно не успел.
  
  - Что ж тогда я тебя так и не трахнул? - поинтересовался взбешенный вождь.
  
  - А что ты там делал? Это что другое что-то? - и Тиса демонстративно воззрился себе за ширинку.
  
  - Что-то другое! - так же загадочно ответил Эльдар и пораженный Нори как по команде резко закрыл рот, клацнув зубами. - Всего этого можно было избежать, если бы кто-то с сыном пришли представиться своему новому вождю в первый же день прибытия в клан. Как это и положено по древним традициям! А может вы просто не знали, где расположена моя канцелярия? - и Эльдар угрожающе повернулся уже к Нори, упавшему на ближайший диван от страха перед несоблюдением древних традиций. - Всего-то тридцать лет в моём клане!
  
  - Простите, Эльдар, это моя вина! Видимо, в клане у Ксира так не было принято. Я не знал, поэтому и не объяснил ему, не сказал пойти представиться. А юных оборотней официально представляют с восемнадцати лет, поэтому... А Тисе вот ещё не исполнилось восемнадцать!
  
  - Правильно! - альфа медленно начал успокаиваться, никто тут с его мнением не спорит, а только извиняется, как и положено омегам пред альфами, и рядовым членам клана перед вождем, - Но только я и так знаю всех детей в клане, так как иногда преподаю в школе. Я просто обязан знать всех своих оборотней, а вот Тису не знал и с ума сходил по его запаху. И чуть не наделал разных глупостей...
  
  Тут Эльдар осекся и сконфуженно замолчал, никто не должен был знать, что он даже собирался бросить свой клан и сбежать со своей любовью куда подальше в горы. Если им не позволят пожениться здесь. Хотя сейчас эта проблема рассосалась сама собой, Тиса - клановый омежка. Ура!!!
  
  - Каких глупостей? - спросил Тиса из своего угла кухни, по-омежьи почуяв сердцем, что это было сказано о любви к нему лично и отлично.
  
  - Не важно уже! Это всё в прошлом! - раздражённо вспоминая о планах своего трусливого эгоистичного побега, ответил вождь.
  
  - В прошлом? - проскулил Тиса, чувствуя, что вот-вот заплачет. - Значит, я тебе больше не нужен?
  
  - Ещё как нужен! - ответил вождь, удивляясь резким переходам настроения юных омежек от полного всеобъемлющего счастья к таким же объёмным слезам. - Никуда ты от меня не денешься!
  
  Тиса улыбнулся сквозь выступившую на глазах влагу, а так и не пришедший в себя Нори пробормотал, явно не рассчитывая на ответ:
  - Это вы сейчас о чём говорили? Вы вообще знакомы? А как именно вы познакомились? И где?
  
  - Нори, пожалуйста, можно мне чашечку кофе? - взмолился вдруг сразу уставший вождь. - И я все подробно расскажу тебе, - хотя во "всё" он совершенно точно не собирался посвящать и так поражённого Нори. Тот кивнул и отправился к серванту за праздничной посудой, когда ещё вождь будет гонять с ними кофеи просто так, по-домашнему.
  
  А Тиса сидел в углу кухни, дуясь на происходящее: "Эльдар то, Эльдар сё, а сам даже не позволил мне побывать на свадьбе отца: тиран, деспот и угнетатель бедных омежек!"
  
  Пока Нори готовил чай и доставал пирожные из холодильника, Эльдар начал свое повествование о том, что случайно после свадьбы вечером встретил в лесу Тису. А юный омежек в это время начал подавать ему из угла кухни самые разные сигналы, махая руками, ногами и кривя восхитительно розовые губы, спешно требуя не сообщать никаких подробностей их общения, даже самого первого свидания. Ведь пошёл он в лес абсолютно совершенно точно без всякого разрешения родителей. Нори молча кивал и со всем соглашался до тех пор, пока Эльдар не закончил свой рассказ тихим и спокойным вопросом:
  - Ну, а теперь мы с Тисой можем пожениться?
  
  На что сам главный герой вопроса совершенно справедливо заметил:
  - А меня спросить не собираешься?
  
  - "Решение принимают родители", - ответил Эльдар фразой из Древнего Манускрипта Вековых Традиций Клановых Оборотней.
  
  - Как бы не так! - ответил Тиса. - Не пойду за тебя и всё! Ты тиран и всё должно быть только так, как ты хочешь: то хочу жениться, то не хочу жениться, то можно быть на свадьбе родителей, то нельзя быть на свадьбе, ты меня душишь уже сейчас! А что со мной будет после бракосочетания?
  
  Как раз именно в эту секунду Эльдар Рихтер и осознал, что совершенно случайно наткнулся на крепкий орешек, который так легко не пойдёт у него на поводу - клановый омежек или не клановый, а придётся ухаживать, обворожить и добиваться.
  
  Вернулся с работы уставший как мул Ксир, а вождь с омегами всё так же сидел за столом. Больше к теме свадьбы они не возвращались, обсуждая клановые проблемы и дела, а именно новости покупок и продаж с людьми в городе. При виде вождя Ксир вежливо поздоровался и испуганно покосился на Нори, чем таким они вызвали гнев вождя, или наоборот это положительный момент, что он решил лично явиться к ним в гости поздно вечером.
  
  И только в самую последнюю минуту, почти ночью перед уходом, Эльдар Рихтер повторил хозяевам свой самый загадочный и неожиданный для них вопрос:
  - Можно ли нам с Тисой будет пожениться, вы не против?
  
  Совершенно не ожидавший этого альфа медленно осел в близстоящее мягкое кресло, ноги не держали, шок накрыл внезапно.
  
  - Я даже не знаю, - ответил, - а как сам Тиса к вам относится?
  
  - Тиса сам ко мне относится прекрасно! - ответил Эльдар, одним взглядом напоминая покрасневшему омежику о том, чем они частенько занимались в лесу.
  
  - А я всё-таки воздержусь от ответа! - прошептал наглый Тиса. - Не хочу всю жизнь быть в полусогнутом состоянии. Я выйду замуж только за того, с кем буду наравне, равным, кто будет уважать меня и добьётся моего уважения.
  
  - Я как раз именно такой оборотень, - произнёс вождь с нажимом.
  
  - Ну, не знаю, не знаю, - ответил Тиса, - дальше будет видно...
  
  
  А дальше действительно всё всем стало ясно и понятно: вождь забросил все клановые дела, встречи в суде, преподавание в школе, разбор старых документов, и занимался только сбором полевых цветов для любимого омеги и выслеживанием сладко-сахарного запаха, а также другой юношеской мутью, вежливо называемой людьми "романтикой".
  
  Юному новичку завидовали все клановые омежки от мала до велика, даже половина бет, у которых точно на союз с самим вождём Эльдаром Рихтером не было никакого шанса. А сам альфа в это время занимался выслеживанием непокорного сахарного омежика и вручением неожиданных подарков: то букет цветов притащит, то малюсенького плюшевого медвежонка подарит, то браслет серебряный с гравировкой "Единственному во всем мире, моему...".
  
  На что Тиса, не разбалованный счастливым детством и игрушками, неизменно отвечал:
  - Не надо мне никаких подарков! Я же ничего не просил! - но того самого голубого мишку уже прижал к груди и ласково гладил второй рукой. - Надо же какой миленький!
  
  - Вот видишь, он тебе понравился! - отвечал довольный пикапщик. - Также тебе понравится и семейная жизнь со мной! Я сам буду тебя обнимать, целовать и ласкать, как ты эту миленькую игрушку!
  
  - Ты будешь мне всё запрещать: "Тиса сиди дома! Тиса твоё место на кухне! Это нельзя, то не прилично! Тиса, ты не следуешь святому духу Кланового Завещания!"
  
  - Не "Завещания", а Древнего Манускрипта Вековых Традиций! - невозмутимо исправлял уставший от сопротивления вождь. - Всё будет совсем не так: Тиса, именно я первым из вождей разрешил омегам работать, наладил обоюдовыгодные отношения с людьми и тяну сколько могу наше общество в прогрессивное будущее вместе с другими разумными.
  
  Эльдар понимал, что Тиса, выросший в другом клане с другими законами и традициями, пугался будущего здесь. Но так уж получилось, что они с отцом попали именно сюда, в местный клан. Также Эльдар действительно считал себя наиболее продвинутым вождем свободных оборотней. Он собирался позволить своему младшему мужу и закончить учебу в университете, и работать потом по выбранной специальности, и совершенно не собирался ограничивать того кухней и спальней. Но было кое-что, о чём вождь ужасно стыдился сообщать омеге заранее и умалчивал сейчас...
  Седьмая
  Конечно же юный Тиса не смог долго удерживать бастион своей страсти. Уверенные ухаживания Эльдара быстро сломили всякое сопротивление со стороны омежика. Последней каплей в и так переполненном стакане стало прилюдное, вернее, приоборотное, предложение лапы и души.
  
  Эльдар пригласил Тису вечером в парк покататься на местном колесе обозрения. И когда они оказались в наивысшей точке оборота, высоко в вечернем розово-сером небе, аттракцион неожиданно застрял. Кабинку не слабо качнуло и омега повалился на колени к вождю:
  - Что случилось? - испуганно завопил Тиса, мысленно уже представляя свою кончину прямо здесь в парке среди воздушных шариков, фейерверков и гор сладкой ваты.
  
  - Любимый, всё в порядке! Не волнуйся, меньше всего я хотел тебя напугать! - Эльдар пристально смотрел в широко распахнутые глаза юноши.
  
  - А больше всего чего ты хотел? - спросил Тиса неловко скатываясь с колен альфы прямо на грязный пол.
  
  Но Эльдар успел подхватить любимого перед самым приземлением:
  - Я хотел спросить тебя, Тиса ты станешь моим младшим мужем? Клянусь любить тебя сильно-сильно и сделать тебя самым счастливым оборотнем на планете!
  
  - Прямо уж так и на целой планете? - спросил тот.
  
  - Да! - совершенно серьёзно ответил вождь.
  
  - А потом после свадьбы ты резко превратишься в мистера "всё нельзя"? - поинтересовался Тиса.
  
  - Я мистер "всё можно", это господа старейшины "всё нельзя!" Но иногда мне приходится следовать их запретам. Например, я уже десять лет назад поклялся им, что не стану ничего просить для себя лично! За это все клановые омеги получили право работать там, где им захочется.
  
  - Ну тогда ладно, я согласен! - счастливо засмеялся омежек и колесо обозрения, дернувшись ещё раз, начало медленно спускаться вниз.
  
  И только тогда счастливые возлюбленные услышали гром аплодисментов, все оборотни поселка, гулявшие с детьми и внуками в парке аттракционов, выразили свою причастность к такому великому празднику клана - обручению самого вождя.
  
  Омега смутился и жутко покраснел, а альфа задорно помахал рукой оборотням внизу, массовке своего идеального театрального предложения, которое оставалось секретом только от Тисы и его семьи.
  
  Для Эльдара и его жениха начались приятные хлопоты приготовления к свадебным обрядам. Пока счастливый за своего омежика Нори собирал рецепты для свадебного застолья, другие взрослые омеги соревновались в искусстве готовки, варки и жарки, надеясь, что именно их старые семейные рецепты-реликвии станут победителями в гонке за место на можно сказать царском столе вождя. Каждому из них, конечно, хотелось, чтобы именно их сын-омега стал спутником и парой дорогого и любимого Эльдара. Молодые нелюди завидовали Тисе, но все понимали, что ничего не изменишь. Их любимый вождь Эльдар Рихтер выбрал своего Омегу!
  
  Разрабатывались блюда для свадебного стола, каждый женатый омега поселка считал своим долгом принести Нори свой любимый пирог, закуску или соус для салата, потому что в конечном итоге именно Нори утверждал то, какое угощение будет за свадебным столом клана. У альф были свои неотложные дела: все они каждый вечер поздравляли Эльдара, пили за его здоровье и мужскую силу, да так сильно и от всего сердца, что на завтра некоторые не могли выйти на работу. Дворники начали мести до стерильности аптек парковые дорожки, хозяева магазинов закупались товаром в городах людей, вожди других племен посылали свои самые искренние поздравления и подарки молодым. Эльдар был бы рад пригласить всех соседей на торжество, но кое-что его останавливало, а именно то, что старейшины настаивали на исконном обряде, именно том, который был утвержден ещё Кровавым альфой.
  
  Обряд был призван доказать всем неверующим, что Омега и Альфа действительно любят друг друга, что это их единственный брак, основанной на взаимном доверии и любви без всякой корысти и алчности. Чтобы все недоверчивые оборотни могли своими глазами увидеть отношения Альфы и Омеги. Если бы Альфа не любил своего младшего мужа, у него бы не встал, а если бы младший муж врал про свои чувства, то не смог бы кончить, поэтому настоящий акт любви в первую брачную ночь и был обязан быть прямо на свадьбе при всех желающих свидетелях, как доказательство честности и нерушимости союза Альфы и его избранника. Всё было хорошо может лет эдак двести или две тысячи назад, прилюдный секс тогда не был чем-то особенным, но в наше время технологического прорыва в виртуальную реальность и будущее, победы над многими болезнями и развитий отношений между различными разумными, такой акт вандализма и пережитков прошлого, как интимность полового акта при свидетелях, мог отрицательно сказаться на психике юного омежика-студента.
  
  Обряд не ставил своей целью унижение младшего мужа, наоборот, он должен был доказать всем неверующего красоту и обаяние омеги вождя, что тот выбрал себе достойную пару. Первый попавшийся глупыш или слабак не смог бы пережить такую ответственную брачную церемонию.
  
  В отличие от обычной свадьбы клановый обряд бракосочетания вождя должен был проходить поздно ночью, все присутствующие должны были держать яркие факелы горящими и полукругом обступить центральное место действия, где альфа соединялся с омегой сразу же после брачных клятв в верности и преданности идеям и стилю жизни древних клановых оборотней.
  
  И только тогда, когда гости получали наглядные доказательства: "эликсир жизни" обоих участников, свадебный обряд считался завершённым и можно было переходить к угощению. Такой союз невозможно было объявить неосуществленным или фиктивным, или недееспособным.
  
  И вот эту самую пикантную подробность - публичный секс - Эльдар и упустил, "совершенно случайно", рассказывая любимому о древних обычаях их клана и священных постановлениях самого Кровавого Альфы.
  
  Все остальные клановцы прекрасно знали об обряде и многие честные, и порядочные семьи собирались прочно торчать в баре и пробовать все закуски подряд, лишь бы не смущать своим присутствием на обряде новобрачных. А вот старейшины и высокопоставленные гости из соседних кланов совсем и не собирались делать ничего подобного, они уже вовсю обсуждали обнаженные прелести младшего супруга известного вождя-демократа, спорили о длине его члена так же, как и о крепости его стальных яиц.
  
  Один из таких "правдолюбов" и проговорился, хотя и совершенно не преднамеренно, Тисе о том, что ожидает его в свадебной кутерьме:
  - И рубашку там посексуальнее надень, мальчик, а то Эльдару придётся сорвать с тебя наряд полностью, если тот будет недостаточно открыт и удобен для секса...
  
  - Что? О чем вы, чёрт возьми, говорите, чёрт возьми? - громкий голос омежика неожиданно начал скатываться в истерику. - Что значит "секс"? Какой-такой "секс" на свадьбе?
  
  - Упс! - испугался уже сам старейшина, иметь дело с разъяренным Рихтером один на один он не имел никакого желания, поэтому и ретировался с места "преступления" в городском кафе так быстро, как только позволили старые волчьи конечности. Остальные присутствующие тоже начали исчезать один за одним, как кролики в черном цилиндре умелого фокусника.
  
  За пару мгновений Тиса остался там совершенно один, хорошо ещё, что кто-то из свидетелей происходившего быстро сообщил Эльдару все пикантные подробности "провала операции" по замалчиванию стратегически важных фактов будущей свадьбы.
  
  - Ты в порядке? - через пять минут в кафе вбежал ужасно расстроенный вождь.
  
  - Я-то да! А вот ты "в порядке"? - сарказм словно яд гремучей змеи капал с каждого произнесенного омегой слова. - И когда "Ваше Превосходительство" собиралось сообщить мне, простому смертному, о сексе на свадьбе? Это что, должно быть при всех? Или достаточно вынести свидетелям окровавленную моей девственностью простынь?
  
  - Это должно произойти на глазах у всех желающих свидетелей! - серьёзно ответил альфа. - Мне очень-очень жаль, что ты узнал об обряде таким варварским способом!
  
  - На самом деле тебе жаль только того, что я раньше времени узнал об этом вашем "варварском" обряде!
  
  - А вот и нет! Обряд природно-натуральный, чистый как парное молоко. Им ещё наши предки пользовались для определения честности намерений вступающих в брак оборотней. Когда-то все свадьбы происходили именно так, поэтому у древних и отсутствовали разводы, измены и предательства в семье.
  
  - Я не смогу пережить такое унижение: свой первый раз перед всеми, на потеху старейшинам и завистникам! - ответил Тиса, а глаза защипали предательские слёзы - его самый любимый альфа делился им со всеми...
  
  - Обряд совсем не для унижения: не для потехи перед всеми. Он докажет, что мы одно целое и никто никогда даже и не подумает отнять меня у тебя, а тебя у меня! Мы "скажем" всем смотрите - мы вместе навсегда, мы любим друг друга! Смотрите и завидуйте!
  
  - Я должен подумать! - сказал заплаканный омежек, но по голосу чувствовалось, что переломный момент позади и Тиса почти согласился.
  
  - Думай, пока есть время... Ты же умный парень, студент, поймешь, что это невозможно отменить. Любишь меня? Примешь и с этим первобытным обрядом! А нет - значит нет! - вождь улыбнулся. - Предупреждая твой каверзный вопрос, сразу отвечу "Я тебя люблю, но нет, не могу попросить отменить обряд. Я ещё много лет назад пообещал старейшинам ничего не просить лично для себя, а свадьба-то моя! И это мне как альфе будет тяжело вынести посторонние взгляды на моего младшего любимого мужа! Особенно когда он кончает первый раз в жизни!"
  
  - Ладно, я уже понял, что тебе там будет тяжелее, чем мне! И всё делать придется тоже именно тебе.
  
  - Мы оба обязаны кончить, иначе брак не будет закреплен официально! Нам обоим придется не сладко, мягко говоря! - альфа погладил любимого по гордо расправленным плечам. - Всё обойдётся! Выше нос, избранник!
  Восьмая
  И вот день свадьбы наконец-то настал, вернее, ночь. Весь поселок был освещен ярко горящими факелами, но запах смолы почти не ощущался, везде пахло выпивкой и закусками. В центральном парке столы ломились от кулинарных изысков, все жители поселка, нарядно одетые, с детьми и внуками, пришли на свадьбу своего любимого вождя и его избранника.
  
  Извилистая дорожка терялась где-то в чёрном дремучем лесу, освещённая лишь по краям, казалось бы, живыми фонариками, настолько они были окружены пищащими и жужжащими толпами насекомых. Путь вёл к озеру. Там, на фоне чёрной воды, озарённый тысячью огней, стоял постамент, более всего напоминающий жертвенник для заклания. Именно на нём лежал распростёртый на спине омега, на котором из одежды был только красный балахон, едва прикрывающий тело до колен, широкий, с неровно подшитыми краями, будто волнами, расходящимися в разные стороны. После произнесённых обетов Тиса и Эльдар уже чувствовали себя супругами, для омеги всё происходившее было будто бы в полусне, его мысли занял последний этап их особенного бракосочетания.
  
  На расстоянии десяти метров от брачующихся стояла первая шеренга самых уважаемых гостей. Возглавлял её небезызвестной Барон - вождь ближайшего городского клана, который сам по себе был намного крупнее эльдаровского и территориально, и финансово, и по количеству оборотней они были совершенно несоизмеримы. Поэтому для Рихтера было неразумно ссориться с соседями, он и не собирался этого делать если бы не омега, сын Барона, с котором тот хотел его поженить. Больше всего на свете Эльдару сейчас не хотелось оборачиваться и видеть гостей своего торжества, которых более всего подходило назвать соглядатаями. Но Барон стоял как раз по прямой от взгляда альфы и глаза Эльдара совершенно самопроизвольно устремлялись в неподвижное, будто каменное лицо своего нового врага. "Не время для моей любви!" - мелькнула у Эльдара мысль - "Надо было бы сначала разобраться с Бароном и его претензиями на власть в моей стае, а только потом заниматься Тисой и всей этой розовой романтикой".
  
  Готовить своего любимого омегу к соитию перед глазами всех этих альф и бет было совершенно невозможно. Нори предвидел такой расклад, поэтому помог Тисе подготовиться к обряду заранее, объяснив, что и как сделать. Больше всего на свете Эльдар хотел быть нежным со своим любимым мальчиком в первый раз, но, нервничая перед всеми этими зрителями, он просто не мог нежничать, поэтому принял решение сделать всё как можно быстрее и безболезненнее. Но главное быстро, чтобы закончить эти мучения и унести любимое сокровище в свой теперь уже общий дом.
  
  Омега лежал на постаменте так, как Нори велел ему перед свадьбой: на спине, боком к зрителям, но Эльдара это не устраивало, он быстро перевернул Тису на живот, потянул за лодыжки к себе поближе. Тиса оказался перед всеми в унизительной позе, лицом в стол, руки безвольными плетями лежали рядом, голые ноги свисали с края постамента почти до Земли. Краями балдахина Эльдар прикрыл попу своего младшего мужа и дальше действовал на ощупь, раздвинув ягодицы, пальцем проверил смазано ли растянутое отверстие, потом поднес головку своего налитого, казалось бы, против желания владельца члена, и одним резким ударом вбил его внутрь. Омега сжался от боли, несмотря на все приготовления и растяжки первый раз есть первый раз. Эльдару не хотелось быть грубым, но само собой получилось именно так, язык не поворачивался разговаривать с юношей даже шёпотом перед холодными глазами суровых зрителей, вождей других кланов и старейшин.
  
  Тиса дрожал от боли и страха, сто раз пожалев о своём согласии на этот брак в целом и на варварскую церемонию в частности. Он и раньше догадывался, что приятным этот обряд не будет, но всё же надеялся, что Эльдар по возможности упростит его и поможет омежику пережить унижение. Но вождь, на его взгляд, был грубым и резким, больно сжимая юноше бока своими огромными лапищами, хотя на самом деле Эльдар просто смущался критикующих взглядов, для него тоже было в новинку творить любовь перед всеми, он отчаянно боялся, что другие вожди и старейшины оценивают его самцовые возможности по десятибалльной шкале где-то на два-три.
  Самомнение и страх совершить ошибку, и мысли только о себе, и своих чувствах отпустили Эльдара в ту самую секунду, когда он понял, что Тиса тихо плачет. Настолько тихо, что слышался только шум падающих на стол капель, ни вздохов, ни сопения и никаких-либо других звуков омежек не производил.
  
  - Ну, что ты маленький, извини, мы сейчас быстро-быстро закончим и больше это никогда не повторится! Пожалуйста, потерпи, не плачь, я сейчас постараюсь по-быстрому всё закончить.
  
  Альфе стараться не пришлось, запах пары, истинного омеги до безумия возбуждал. Эльдар чувствовал, ещё пара движений и он кончит, поэтому он опустил свою руку, чтобы приласкать маленькое розовое сокровище и кончить вместе с омегой. К сожалению, тот был совершенно не возбужден, не помогал ни запах возбужденной пары, ни по-романтически свадебный настрой. Альфа начал резко дрочить маленький членик, в ответ Тиса заплакал сильнее.
  
  - Я не могу! Ты делаешь мне больно! Я не смогу так кончить!
  
  - Ну, давай, постарайся! - убеждал его Эльдар, не прекращая стараний. - Парочка движений и мы свободны, но все должны увидеть, что мы оба кончили, для этого обряд и создавался, нет оргазма - нет веры в нашу любовь!
  
  - Я не могу! У меня не получается! - плакал Тиса. Он больше не пытался скрыть свою боль, и то, насколько мучительной была для него эта свадьба.
  
  - Давай, постарайся, любимый, представь себе, что мы с тобой тут совершенно одни: секс на природе, пикник со страстью! Я прошу тебя, умоляю, просто кончи! - шептал наклонившийся Эльдар в ухо своему мальчику.
  
  С одной стороны, несчастный альфа сдерживался, чтобы самому первым не кончить, с другой - пытался успокоить омежика, где-то глубоко в душе сердце разъедала мысль, что может быть Тиса как раз и не создан для этого обряда, и не сможет стать полноправным супругом вождю-альфе.
  
  Максимум, чего смог добиться Эльдар Рихтер, это того, что член Тисы встал.
  
  - Ну давай же, давай! - умолял его альфа, больше ни на кого не обращая внимания и думая только о своём юном супруге, едва достигшем совершеннолетия.
  
  - Я не могу, они все на меня смотрят... Мне холодно! - казалось, омежек пытается прекратить эту пытку любовью.
  
  - Ничего тебе не холодно! Ты даже вспотел, течёт по вискам, - сказала Эльдар, целуя своего мальчика и ощущая губами, что пот, заливающий лицо Тисы липкий и ледяной, что ни о чём хорошем не говорило.
  
  - Достаточно! Я не могу больше!
  
  - Что? Что мне сделать, чтобы ты кончил? - умолял уже вождь.
  
  - Губы, хочу твои губы там! Так как мы делали раньше в лесу! Так, как я привык! - вовсю рыдал Тиса.
  
  Молодожены даже не заметили, что продолжали разговаривать в полный голос, и некоторые из гостей вполне могли слышать их перепалку, но тут случилось кое-что неожиданное. Растолкав первую шеренгу самых важных гостей, вперёд выбежал какой-то молодой парень, что было грубейшим нарушением свадебного обряда. Но то, что последовало за этим наповал "убило" и альфу, и омегу, и всех присутствующих. Выбежавший вперёд юноша на полном ходу врезался в ноги Эльдара, упал на спину и откатившись прямо под руку, сжимающую тонкий омежий член, и накрыл её губами.
  
  Опешивший Эльдар даже не успел сообразить, что произошло, он просто вытянул облизанную конечность из-под губ новоприбывшего, послышались ужасные блядские звуки минета, толпа соглядатаев ритмично вдохнула, как будто единым огромным горлом, омега протяжно застонал и кончил, судя по конвульсиях пронзившим юное тело. Выплывший из-под него омега, а новым участником этой драмы был нежно пахучий молодой омежка, развернулся к шеренге самых важных гостей, высунув язык, с которого пошло стекали белые мутные капли. Альфа "оценил" незримую помощь и в два мощных толчка кончил сам, развернувшись к гостям, со своим голым членом на перевес, с конца которого стекало нечто подобное.
  
  Эльдар решил было зарычать на юношу или даже броситься на него с клыками, но неожиданным помощником в церемонии был омега, а не альфа или бета, и поэтому с ним можно было разобраться позже. А не разрывать его на куски перед всеми, как поступил бы вождь, покусись на его младшего супруга кто-то иного пола.
  Первым открыл рот и произнес хоть что-то на человеческом Барон:
  - Что ты себе позволяешь, сын? - заорал он на их невольного помощника.
  
  - Ну я же помог им, отец, омега мучился!
  
  - Да, но ты не имел права вмешиваться в проведение церемонии! Теперь ты тоже их супруг!
  
  Тиса, не выдержав напряжения последних минут, скрутился прямо на постаменте в форму эмбриона спиной к зрителям, прикрылся ошмётками балдахина, и отключился, уплывая не то в сон, не то в лучший бессознательный мир...
  
  - Всё, представление окончено! - провозгласил Эльдар. - Все свободны, дальше по проходу выпивка с закуской. А мы домой!
  
  После этого он схватил на руки драгоценную ношу, которой теперь утягивать плечи всю оставшуюся жизнь. Тиса только вздрогнуть успел, да сонно хрюкнуть, и потащил того в сторону дома.
  
  - Стоп-стоп-стоп, не так быстро! - дорогу ему преградил Барон, недаром сей альфа был вождем огромного городского клана - размером с небольшую гору, высокий и мощный, он стоял с каменным лицом уперев руки в бока. - Вы никуда не двинетесь пока мы не разберемся с этим маленьким недоразумением, - правой рукой из-за спины он вытащил вперед омегу, вмешавшегося в свадебную церемонию пару минут назад. - Вот это юное недоразумение - мой младший сын. Именно с ним, Эльдар, я хотел вас поженить. И связано это желание не с тем - как вы, наверное, думаете - что я решил захватить власть в вашем никому не нужном маленьком деревенском поселении. Извините, конечно! А с тем, что мой младший сын Дарен уже многие годы с вашей первой встречи на каком-то небольшом межклановом торжестве в вас безумно влюблён. И хотя ему уже исполнилось восемнадцать лет, и я вполне мог бы сбагрить омегу кому-нибудь из моих друзей или врагов для укрепления своего влияния в регионе. Но нет же, я вынужден терпеть его присутствие в своём доме, он, видите ли, лучше умрёт, чем станет младшим мужем кого-то ещё кроме вас, Эльдар. И объяснить ему, что вы влюблены и заняты не представляется возможным, этот упёртый тупёныш совершенно отказывается принять такую простую мысль.
  
  Первое на что обратил внимание Эльдар именно сейчас был запах сына Барона. Больше всего на свете он напоминал запах Тисы своей сладостью, просто вместо сахара он был скорее наполнен солнечным мёдом с орешками, что делало его тем не менее таким же сладким, совсем не приторным. Оказалось, что младший сын-омега Барона за прошедшие годы из странного полного мальчика-очкарика, как помнилось Эльдару, превратился в красивого стройного юношу. Такого легко хотелось завалить в койку и со всей силы отлюбить. Так же Эльдара подкупала влюблённость этого прекрасного создания, такого оборотня-омегу невозможно ненавидеть, но он всё же строго ответил:
  
  - Я уже женат!
  
  - Ну, знаешь ли, это всё отговорки "в пользу бедных", - возразил Барон, - в наше время редкий вождь имеет только одного младшего супруга. У меня их пять!
  
  - Тиса, наверняка, захочет быть единственным мужем!
  
  - А мне показалось, что Тиса был абсолютно не против минета, который устроил ему мой ловкий сынишка! Да и о чём теперь говорить, Дарен участвовал в вашей свадебной церемонии, поэтому он вполне может считаться вашим законным младшим супругом, самым младшим супругом. Ты не обязан проводить отдельную свадебную церемонию и отдельный супружеский обряд, мне вполне достаточно того, что все видели сегодня. Я люблю своего сына, поверь, он хороший мальчик, он вам не помешает, благодаря ему в вашей семье будет просто еще больше весёлого смеха, радости, улыбок и, естественно, детей.
  
  - Я не могу принять такое решение в одиночку, - ответил Эльдар, - мы дома с Тисой поговорим и решим...
  
  - Понятно, - ответил Барон, - никаких проблем нет, только Дарен отправляется вместе с вами. В связи с тем, что все решения он принимал со мной не посоветовавшись, и влез в вашу церемонию тоже не подумав дважды, обратно домой я его с собой не беру. Он может у вас спать как собака на коврике перед дверью, есть отбросы с вашего стола, решайте сами, можете сделать его слугой или уборщиком, мне от него никакого толка нет, потому что я не смогу женить его ни ком, раз уж он самовольно вышел замуж за вас. Вырастил я оболтуса, который сам хочет вершить свою судьбу... Вот и делайте с ним, что пожелаете, я оставляю его вам и смирюсь с любым вашим решением относительно этой щекотливой ситуации.
  
  Именно на последних словах Тиса проснулся, повернул голову, уставился сонными осоловевший глазами на Дарена и задал один-единственный вопрос:
  - А давать ты будешь нам обоим или только альфе? Да, ну и конечно, мне так же минет по утрам...
  
  На что Дарен всё это время смущённо молчавший, красный с низко опущенной головой сказал:
  - Да, конечно, на всё "да". Я не подпущу к себе никакого другого альфу кроме Эльдара, а вот омега с омегой всегда смогут договориться...
  
  Эпилог, через девять месяцев.
  
  - Я рожу первым!
  
  - Нет, я рожу первым! - спорили Тиса и Дарен, на что смеющийся и довольный Эльдар только покачивал головой.
  
  - Мне нужен сын-альфа, кто его родит, тот и выиграл ваш глупый неуместный спор! - на самом деле эти разборки повторялись из дня в день уже несколько недель, никто из троих не воспринимал спор всерьёз.
  
  Даже в самый первый день, когда Дарен, уставший и перенервничавший после свадебной церемонии отправился спать на коврик перед входной дверью родового гнезда Рихтеров. Никто ему этого не позволил сделать. Эльдар, ещё не до конца разобравшись в ситуации, пожалел влюбленного юношу и положил спать на диване в гостиной. Но оказалось, что Дарен - обладатель легкого жизнерадостного подхода ко всему - просто незаменимый помощник в доме, он отлично разбирался в бухгалтерии и помогал вождю с бумажной работой в офисе, прекрасно готовил и был рад стараться облегчить юному студенту домашнюю работу. Со временем, потихоньку омеги начали уединяться в ванной и тихонько там баловаться: именно Дарен научил Тису отличным технологиям минета с заглотом, ну, конечно, по возможности: с альфьим членом шутки плохи. Потом они уже вместе штурмовали интернет в поисках "Камасутры для оборотней".
  
  Постепенно Эльдар начал приходовать и юного Дарена, позже, со временем они иногда баловались втроём, а вот сейчас наконец-то ждали прибавления в семействе.
  
  - Ой, я, кажется, поскользнулся, - Тиса неловко подвернул ногу и начал заваливаться на правый бок.
  
  - Сейчас, уже держу! - первым к нему подскочил Дарен, но не выдержав веса беременного оборотня, начал падать сам.
  
  Эльдар подхватил уже обоих, вздохнул и тут обратил внимание, что омеги сцепили пальцы от боли, один вцепился в другого, а потом, ровно через секунду, они единовременно глубоко и громко задышали, постанывая и хватаясь за вздутые беременностью животы.
  
  - Всё, всё понял, везу вас обоих в больницу. Мне срочно нужен наследник-альфа, которому я передам бразды правления в клане, поняли, оба? - строго так.
   Эльдар ещё не знал, что к завтрашнему утру станет счастливым обладателем ещё четверых омежек - двух пар очаровательных сахарно-медовых близнецов.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"