Диана 19: другие произведения.

Мэс наказывает мальчишек

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ о том, что тот, кто в состоянии смириться с обстоятельствами и быть счастливым, несмотря ни на что - действительно везучий человек. Если жизнь посылает тебе одни горькие лимоны - делай из них пикантный лимонад!

  Часть 1
  Первое, что почувствовал Илор, было холодом. Очнулся он полностью обнаженным, связанным и в странно-подозрительной темноте. "Холодно, очень холодно!". Босые ноги на шершавом деревянном помосте. Руки привязаны к цепи, свисающей с потолка или какой-то крыши.
  
  Потом страх! "Где я? Почему связан? Что случилось?"
  
  - Папа! - заорал Илор, как резанный. - Папочка!!! - юноша не на шутку испугался, на маскарад и карнавал это уж точно не походило. Да и на чью-то глупую шутку тоже. Как он сюда попал, Илор совершенно не помнил. Гулял по домашнему парку, повернул к розам, пересёк сосновый барьер и бац - очнулся здесь.
  
  Юноша прислушался, покрутил головой из стороны в сторону - запах! Пахло кислым потом, пригоревшей едой, мочой и страхом. Потом в его голову подобно буре вдруг ворвался шум и речь - непонятно, как он не слышал ничего раньше - говорили грубо, быстро, глотали некоторые буквы и даже слова. Иногда было трудно понять, о чем речь, но два слова Илор быстро вычленил из диалога людей рядом с ним - невольничий рынок!
  
  Он находился на рынке работорговцев и, судя по всему, не в качестве покупателя или продавца!
  
  - Так сколько за этого пацана? - и наглая мозолистая рука провела по спине Илора, парень весь сжался, ожидая удара по ягодицам - непонятно чего вдруг. Но его не последовало.
  
  - Отдам за полцены - десяти золотых хватит. Он тебе нравится? Бери! - в лицо Илора дыхнули перегаром и вонью гнилых зубов, но он постарался не кривиться уж слишком явно - страшно.
  
  Работорговцы очень редко делали скидку, только если "товар" был порченным или от него хотели избавиться подозрительно быстро.
  
  - А почему этот раб со скидкой? Он что слепой? - и по повязке на глазах провели рукой.
  
  - Нет, с ним всё в порядке! - опять тот же "вонючий рот".
  
  - Не ври, что с ним?
  
  - Хочешь - бери уже!
  
  - Нет! Хочу знать почему на него скидка?
  
  - Никакой он не слепой! Молодой, белый девственник и в полном порядке, хочешь - бери. Только быстро! Давай! Не хочешь, иди дальше, такого чудесного юного мальчика продам и без тебя! - Илора привел в ужас этот диалог. Он понял, что говорят о нём, потому что по спине погладили именно его. Кто-то хочет продать его поскорее! Но кто? Почему? В стране нет рабства, наоборот, его родителей выложили бы кругленькую сумму похитителям, лишь бы с его головы не упал ни один волос!
  
  Илор хотел было предложить именно этот вариант событий, но среди прочего вонючая грязная тряпка стягивала и его губы. Юноша натужно замычал, всё-таки хотелось выяснить, что это за люди, почему они пытаются продать его и кому? Всё жутко пугающе, к тому же ещё этот холод и вдруг как-то незаметно юноша описался, моча потекла тонкой струйкой страха по худым белым ногам.
  
  Илор был в шоке от того что обмочился, это в восемнадцать лет-то, но, оказалось, что это была наименьшая из его проблем.
  
  - Так, не хочешь покупать - не надо! Проваливай, найдётся кто-то другой! У меня тут есть белый девственный мальчишка за полцены, отдам первому попавшемуся покупателю! - заорал.
  
  - А почему за полцены? - спросил вновь подошедший, мужчина был высокий, широкий в плечах, явно далеко не молодой. Грубая одежда с меховым воротником выдавала в нём охотника, кожаные штаны и рубаха были далеко не новыми, упрямая челка с седыми прядями все время падала на глаза, но самым выдающимся во внешности нового покупателя были красиво вырезанные по-женски широкие губы.
  
  - А тебе какое дело? Есть деньги - бери! Нет - проваливай!
  
  - С десяток золотых у меня найдётся. И если этого хватит, я его беру, только попу проверю. Один калечный у меня уже есть - хватит, - и вслед за этими словами уже новые руки пробежались по спине и приоткрыли полупопия, - ничего себе какой нежный и приятный. Такого беречь надо!
  
  - Или отстегать кнутом, чтобы перестал быть как ребенок мягким и рыхлым.
  
  - Не смей его трогать, он уже мой! - и с пола послышался звон монет.
  
  - Меня зовут Мэс. Можешь называть меня "Хозяин Мэс", - мужчина завернул Илора в протянутый ему работорговцем серый кусок рваной ткани.
  
  До этого парня освободили от верёвок и предложили счастливому покупателю поставить на новом рабе своё клеймо. На что Мэс ответил, что сделает это у себя дома - Илора переклинило от страха - только клейма ему не хватало, что он животное на скотобойне.
  
  Илор решил сбежать во чтобы то ни стало и вернуться к себе домой. Только в восемнадцать лет ты можешь верить, что легко выберешься из любой передряги, даже в чужой стране, без опыта, денег и документов. Илор понимал, что скорее всего находится не у себя дома - у них не было рабства - язык был похож, видимо, это какая-то соседняя страна: может быть Канпильвани или Келаверу.
  
  К сожалению, убежать сейчас юноша не мог, так как на нём не было одежды, если не считать этого серого грязного куска ткани. Камни мостовой нещадно кололи босые ноги, страх ледяной волной скручивал внутренности, и было непонятно холодно ли снаружи, так жутко зябко было внутри. Пахло весной, первыми побегами и молодой травкой, но Илору не было до этого ровным счетом никакого дела: "Ищут ли меня родные? Волнуется ли папа? Не может быть, чтобы меня до сих пор никто не хватился!" - вот какие мысли роились в его хорошенькой головке.
  
  Дорога пролегала сначала по городу, потом по каким-то бедным поселениям, пока не прервалась неожиданно огромным густым тёмно-зеленым лесом. Высоченные стволы выросли перед усталым путником слишком резко и Илор чуть не упал, врезавшись лбом в переплетение веток.
  
  - Под ноги смотри, глупыш, - улыбнулся счастливый обладатель нового раба, - и перед собой - тоже!
  
  Мужчина потер грубой мозолистой ладонью небольшую шишку на лбу потерпевшего.
  
  - Ничего я не глупыш! Я - принц! - боль вместе с раздражением вылилась в грубый окрик.
  
  - Конечно, все вы "прЫнцы" базарные! - засмеялся Мэс.
  
  И тут в голову Илору пришла мысль, что может быть нельзя признаваться кто он и откуда, чтобы его не прибили ненароком, скрывая похищение особы королевской крови. Может просто тихо подождать, пока отец найдёт и освободит его. Или убежать навстречу посланным за ним рыцарям.
  
  Ещё через час пути перед ними вырос небольшой деревянный дом. Грубо сколоченные стены и окна, забор для скота, сбитый из таких же брусков. Над входом в избушку красовалась голова оленя, сообщая всем желающим о профессии хозяина - охотник. С задней стороны дома начинался крутой подъём в гору, простирающуюся до самого неба, спереди густой лес, сбоку река. Из развлечений только тяжелый труд, скудная трапеза и беспокойный сон...
  
  Илор был в шоке от открывшейся перед ним перспективы, хотя чего ожидать если тебя продают в рабство за пару монет. Но не успел он и слова сказать.
  
  - Ну, прЫнц, мы дома! - в словах Мэса звучал сарказм. - А зовут-то тебя как?
  
  - Называй как сам хочешь, - Илор решил не выдавать никакой информации о себе, да и зачем - через пару часов он всё равно сбежит.
  
  - Забыл добавить "Хозяин Мэс!" - и мужчина отвесил парню подзатыльник.
  
  Ударил он, совсем не вкладывая силу, а скорее обучая как себя вести, но Илору с непривычки было действительно больно, казалось, что в голове, как в полупустой кастрюле с мясом и овощами всё вмиг перемешалось:
  - Ой, больно же! - вскрикнул тот.
  
  - Не забывай добавлять "хозяин", мальчишка! - Мэс посмотрел строго и направил Илора в сторону крыльца.
  
  Из дома выбежал паренёк, ровесник Илора на первый взгляд:
  - Мэс! Мэс! - обнял мужчину и начал об него тереться всем своим худым телом. Парню тоже было лет восемнадцать, выглядел он выше Илора, худее, но при этом был более жилистым и мускулистым. Короткие светлые волосы, глаза карие - "обычный" - подумал про себя Илор, ожидая увидеть какого-нибудь красавчика. - Это он? Хорошо, что ты его купил, он такой хорошенький! А как его зовут?
  
  - Не знаю. В документах жирный прочерк. А представился: "Называй как сам хочешь...", - при этом Мэс неосознанно гладил худую спину юноши и подозрительно посматривал на новенького, - Это Нэй, он тоже мой раб! Только он покалеченный внутри, смотри мне, не обижай Нэя!
  
  - Я и не собирался! Больно надо калечный всяких обижать! Даже дотрагиваться до него не буду! - грубо ответил Илор, демонстративно игнорируя приказ добавлять после каждой реплики "Хозяин Мэс".
  
  Но мужчина только рукой махнул, как будто имел дело с дурачком, а на обиженных Богом чего обижаться?
  
  - Пошли кушать, я кашу сварил! - обрадованно верещал Нэй, проталкивая мужчину ближе к крыльцу. - Ты тоже, наверное, голодный? Так пошли с нами кушать!
  
  Илор не сдвинулся с места, раб будет им, принцем, командовать! Ещё чего не хватало! Но голод полез наружу громким бурчанием в животе, Илор смутился и тоже свернул к дому.
  
  "Ничего, перед дорогой поесть не помешает!" - подумал он.
  
  Внутри жилище оказалось очень скромно обставленным, хотя кашей пахло вкусно до одури или голод превращал этот запах в чудесный. Ели вместе деревянными ложками из общей кастрюли на грубо сколоченном столе, запивали ключевой водой. Нэй весело о чём-то щебетал, не забывая угощаться варевом, а суровый Мэс только спокойно кивал головой на трёп раба. Илор ел молча, прислушивался, пытаясь вызнать о новой семье побольше полезной информации на будущее.
  Примечание к части
  Мэс
  https://d.radikal.ru/d24/1902/76/1bdda61bbe46.jpg
  Часть 2
  После обеда Мэс засобирался на охоту, натягивая кожаный плащ и смазывая меч неприятно пахнущим жиром. Нэй начал прибирать на маленькой кухоньке, чистить и мыть кастрюлю, напевая что-то себе под нос. Заслышав мелодию, Мэс одобрительно хмыкнул и начал покачивать головой в такт нотам. Потом оделся и, не прощаясь, вышел в дверь.
  
  Илор сидел в углу стола тихо, как домашняя мышь, ожидающая появления кота с минуты на минуту. Но сам внимательно смотрел по сторонам, прислушивался и внутренне готовился к побегу. Углядев с краю стола неубранный кусок засохшего хлеба, быстро сунул его в карман старых рваных штанов, которые получил от Нэя вместе с такой же старой рубашкой. В дороге еда пригодится.
  
  - Бери-бери! Этот хлеб тебе нужнее. Оголодал небось у работорговцев, - Нэй заметил движение юноши.
  
  Илор промолчал. Ещё чего - с рабом беседовать! Но тому отсутствие ответа совсем не помешало продолжать речь, которая скорее походила на монолог:
  - Я понимаю, что тебе страшно. Но не бойся, Мэс хороший, одинокий только. Он к нашему брату - рабу - справедливо относится. Не будешь шкодить, так и тебе ничего не будет. Только не зли его понапрасну, а то даже не знаю... Я всегда послушным был и старательным, только у Надаффа это совершенно не мешало наказаниям. Ладно, не ко времени сейчас моя болтовня, - и Нэй повернулся к Илору, продолжая перетирать помытый казанок. - Так как тебя зовут? Не знаешь? А как прошлый хозяин называл?
  
  Илор ничего не ответил, но вдруг неожиданно вскочил, толкнул обеими руками в грудь удивлённого Нэя и рванул к выходу. Вдогонку раздавались крики упавшего на попу паренька, а вокруг было прохладное утро, пахло влажной хвоей из леса, солнце светило, но не грело, и впереди была долгожданная свобода.
  
  Мэс успел уйти относительно далеко от избушки и побега Илора не видел. Только услышал вдали крики, хруст веток под ногами и вот уже охотник бежал со всех ног обратно домой, почуяв неладное. Хорошо, что успел.
  
  Двое здоровых соседских мужиков поймали запыхавшегося Илора и допытывались, чей он раб и откуда. В карманах документов не оказалось и из вещей только кусок заплесневевшего черствого хлеба, на "чёрный день", видимо. Разбитые ступни ног кровоточили. Раб затаил дыхание от страха перед чужими мужчинами.
  
  - Клейма на нём нет, значит, возвращать некому. Позабавимся и в землю его, - заметил один из них, зажимая в своей огромной ладони оба тонких запястья раба.
  
  - Ладно, мне что... - согласился второй, оглядываясь на Мэса.
  
  - Здорово, парни, - подбежавший охотник, осторожно подошел к Илору, стараясь не делать резких движений, - это мой раб сбежал. Новенький, только сегодня приобрел.
  Если хотите проверить, то его документы у меня в домике лежат.
  
  - Здорово, Мэс! - парни синхронно ответили и улыбнулись, теперь становилось очевидно, что они братья. - Не надо никаких документов - забирай его. Только ты бы поставил на нём своё клеймо, а то хорошенький такой, так и хочется ему вдуть посильнее, кто-нибудь может и воспользоваться своим типа "незнанием".
  
  - Спасибо, парни, дома поставлю, - Мэс приобнял ошалевшего от страха Илора, который не мог произнести ни слова и только оглядывал огромными пустыми глазами присутствующих, и попятился в сторону своего дома.
  
  - Ты что, сумасшедший что ли? - вопрошал расстроенный охотник своего раба по дороге к избушке. - Умереть спешишь? Ты же без клейма, то есть ничейный, затрахают до смерти и им ничего за это не будет. Найденный раб без клейма - добыча нашедшего! Закон такой.
  
  - Я не знал, - понуро ответил Илор.
  
  Он испугался, перенервничал и всё ещё не верил, что остался жив. Огромные парни выскочили практически из ниоткуда, схватили, больно сжимая тонкие кости. Перед глазами ещё маячил призрачный запах свободы, а уставшие порезанные ноги плелись обратно к дому "хозяина".
  
  - Ты не знал! Незнание законов не освобождает от их последствий! Мотай себе на ус! - Мэс был очень-очень злой, глупыш мог умереть самым жестоким и бесчеловечным образом. - Я попрошу Нэя всё тебе рассказать и объяснить. А пока посидишь в кандалах, пока я не буду уверен, что больше ты не выкинешь никакого фортеля!
  
  Но дома его ждал ещё один сюрприз - плачущий Нэй на коленях:
  - Я не виноват! - всхлипывал он сквозь рыдания. - Он толкнул меня, и я упал! А он убежал! Не наказывай меня! Я... я только встану и побегу его искать! Я его найду-у-у!
  
  - Ну вот, видишь! Ты Нэя напугал! Ему теперь опять кошмары год будут сниться, дурак! - и тут до Мэса дошло, что именно сказал его мальчик. - Ты его толкнул? Ударил? Я тебе велел его пальцем не трогать! Что ты за эгоист такой бесчеловечный? - Мэс схватил испуганного Илора и потащил в подвал по маленькой боковой лестнице.
  
  - Не надо, Мэс, пожалуйста! Не наказывай его! Он больше не будет! Он не знал! - Нэй бежал за ним, подвывая от всхлипываний на каждой фразе.
  
  - Не защищай его! Он жестокий эгоист! Он тебя обидел! Я его предупреждал, что тебя трогать нельзя! - вещал Мэс, разрывая на Илоре одежду и пытаясь всунуть того в странное деревянное устройство с железными наконечниками сверху.
  
  Юноша отчаянно сопротивлялся, а Нэй продолжал ныть, ползал на коленях и хватал Мэса за одежду, пытаясь оторвать от Илора:
  - Он больше не будет!!!
  
  - Конечно, не будет! Я ему больше не позволю! - Мэс заковал обнаженного Илора в колодки, - Посидишь тут ночь, подумаешь, стоит ли нарушать мои требования, сбегать и обижать несчастного Нэя... Который, кстати, тут за тебя плачет и вступается.
  
  Нэй продолжал дёргать Мэса за одежду и рыдать, сидя на полу.
  
  - Он больше не будет, прости его, пожалуйста, Мэс, ну прости его! Я поговорю с ним, ну, пожалуйста!
  
  - Отпусти меня сейчас же! Извращенец поганый! Только попробуй до меня дотронуться! Я тебя сам убью! - орал Илор, пытаясь освободиться, но деревянные колодки сидели плотно.
  
  - Видишь, Нэй, ему дела нет до твоих слёз! Этот раб думает только о себе! Но я заставлю его перед тобой извиниться! "Извращенец" - зря ты это сказал, глупыш! - Мэс начал медленно, но уверенно снимать с себя одежду. Сначала вниз полетела штормовка, потом шерстяной кафтан, овертуника, высокие шнурованные сапоги и в конце концов кожаные штаны. Исподнее охотник не носил.
  
  Мэс обошел деревянную конструкцию с прикованным юношей, чтобы взглянуть тому в лицо.
  
  - Я сейчас тебя сильно накажу, чтобы не повадно было убегать. Тебя же убьют, малыш! И ещё - повторяю в самый последний раз - не смей обижать Нэя! Этого я тебе с рук спускать не намерен! - Илор затаил дыхание от страха. Обнаженный охотник внушал не просто страх, а священный ужас: сильные перевитые канатами мышц руки и ноги, кубики пресса на животе, сильно развитые мышцы груди. Волосы на груди и в паху покрылись первыми побегами седины. Крупный бордовый член полувстал от заинтересованных взглядов мальчишек.
  
  С Нэем произошло настоящее чудо, он резко перестал всхлипывать и на коленях подполз поцеловать мужское достоинство хозяина.
  
  - Нэй, ты знаешь, я так не люблю! - мужчина не сильно оттолкнул коленопреклонённого юношу. - Разденься сначала и мы оба поиграем. Теперь у нас есть ещё одна новая "игрушка", - и указал кивком головы на Илора.
  
  Илор в шоке рассматривал место, в котором оказался: охотника, второго раба и подвал. Хотелось понять, в какие именно "игры" собираются играть с ним. Увиденное его не обрадовало: деревянное помещение без окон было увешено разномастными кнутами, украшено ремнями и плётками. Свет давал только один маленький факел в углу, ужасные тени плясали по лицам и стенам. Нэй к этому времени разделся, обнажая небольшой ровный член и худое жилистое тело человека, привыкшего к физическому труду. Мэс связал ему руки за спиной, объясняя, что раз заключил одного раба в кандалы, так и второго следует привязать для равноправия. Нэй явно не боялся и не возражал, мутный от желания взгляд тянулся невидимой ниточкой к уже полностью вставшему члену мужчины.
  
  - Дам я тебе полизать его, но не сейчас. Сейчас я хочу проучить этого любителя побегов и насилия, - мужчина расположил Нэя таким образом, чтобы член того находился напротив крепко сомкнутых губ Илора, - давай-ка извинись перед Нэем как положено.
  
  Мэс закрыл нос Илору вынуждая широко открыть рот и засунул туда член приятеля по рабству. Илор задохнулся, пытаясь выплюнуть нечаянного захватчика, но Мэс не позволял. Оставалось только неумело мычать.
  
  - Давай-ка, малыш, не балуйся! Нэй за тебя заступался! А ты его оттолкнул, так что будем считать, что ты извиняешься, - Мэс следил за процессом, поглаживая Нэя по плечам, спине, а потом и попе.
  
  Связанный раб резко вздрогнул, когда мозолистая рука хозяина прошла по нежным белым ягодицам:
  - Ой, извини, Нэй, нечаянно дотронулся до раны, засмотрелся на этого глупыша.
  
  Мэс оставил Нэя, изнывающего от ласк, тот аж глаза закатил от удовольствия. Илор раньше ни разу никому не сосал член, но влажный плен чужого горячего рта сделал всё за него. Юноша давился, пытаясь не то лизать, не то сосать непрошенного гостя. Всё равно выпихнуть чужую собственность не получалось, рот наполнился слюной. Нэй начал протяжно постанывать.
  
  - Не смей кончать, пока я не разрешу, понял, Нэй? - картинно строго произнёс охотник и помахал указательным пальцем перед носом старшего раба.
  
  - Да, хозяин! - еле ответил тот, перебирая ногами: то подходя ближе к Илору, то отходя от него на пару маленьких шажков.
  
  Сам Мэс обошел деревянное сооружение с обнаженным пленником и, зайдя тому за спину, начал гладить нежную спину и булочки. Просунул руки между ног и приласкал маленький член, тот нехотя напрягся.
  
  - Ты, Глупыш, тоже не смей кончать раньше нас! Я вот тебе сейчас кольцо на член надену.
  
  Но эта предосторожность оказалась лишней, чтобы Мэс не делал, кончить у Илора не выходило, то ли от страха, то ли с непривычки. А делал Мэс много чего...
  Примечание к части
  Мэс
  https://d.radikal.ru/d10/1902/8d/3cc8323b453a.jpg
  Часть 3
  Сначала охотник щедро полил теплое масло на спину зафиксированному рабу и зачарованно смотрел, как оно стекает между белыми нежными булочками. Начав размазывать его, по телу Мэс обратил внимание на две татуировки нового раба: маленький синий овал с короной внутри над копчиком, и вторая такая же - на правой ноге с внешней стороны чуть выше ступни.
  
  - Странные клейма у тебя, без имени хозяина. Да и расположены в таких местах, что под одеждой и не видно.
  
  - Это не клейма. Это татуировки... фамилии, - Илор чуть не ляпнул королевской фамилии, но вовремя остановился, решив ничего лишнего о себе не выдавать.
  
  Сначала - когда только тащили в мрачную темень подвала - Илор собрался любые издевательства терпеть молча, как и положено члену королевского рода в плену врага, будь то порка плетью или изнасилование, или ещё что-нибудь похлеще.
  
  "Не посрамлю Фамилию!" - мужественно решил юноша.
  
  Но он совершенно точно не ожидал нежности: новый хозяин ласково водил ладонью по спине. Потом с умилением - ребром ладони по промежности и обратно, осторожно ощупывал татуировку над копчиком. Во рту чужой член не давил, его хозяин то подходил ближе, то отдалялся. Несдержанные стоны над головой говорили о необыкновенном удовольствии, которое юноша дарил второму рабу. Тому самому, перед кем действительно был виноват - толкнул, обидел калеку. Хотя зрительно ничего не было видно кроме истеричных слёз и стенаний. "Может он душевнобольной? Или помешался от рабства?" - думал Илор, эти мысли совершенно не во время лезли в голову, отвлекая от наглых чужих пальцев, уже вовсю хозяйничающих вокруг плотно сжатой звездочки ануса. Если бы новый хозяин Мэс заставил делать минет себе - взрослому властному мужику с большим надутым членом - Илор бы воспринял это как изнасилование рта, но сейчас всё выглядело иначе.
  
  - Татуировки... надо же... Твой бывший хозяин был тем ещё затейником - татуировки делают свободным и за очень дополнительные деньги. А тут рабу... - удивленно хмыкнул.
  
  Илор промолчал, сосредоточившись на чужих пальцах в попе. Сначала они здорово пугали своим присутствием, потом аккуратно массировали, доставляя настоящее удовольствие. Дальше нервировали, то заходя на полсантиметра вглубь, то возвращаясь обратно. Потом, задев в глубине какую-то струну, начали по-настоящему жонглировать удовольствием. За пару секунд довели до волны настоящего неподдельного восторга.
  
  - Мне больно! - закричал Илор, потому что не кричать не мог, наслаждение становилось невыносимым.
  
  - Так ты не только глупыш, но ещё и врунишка! - засмеялся довольный Мэс. - Я вижу, как тебе "больно": именно поэтому ты сам подставляешься под пальцы и раздвигаешь ножки до невыносимых пределов! Смотри, не упади!
  
  И вдруг несильно хлопнул открытой ладонью сначала по одной половинке попы, а потом по второй, прямо по маслу. Там сразу же расцвели розовые следы ладоней.
  
  - Не смей больше убегать! Тебя могут задрать до смерти, глупыш! Потом некому будет объяснять, что ты сам виноват! У тебя нет клейма хозяина. Я не ставлю на своих рабах клейма, просто потому что не могу вас так сильно ранить... Это очень больно. Не веришь, спроси у Нея, у него в попе как раз и стоит такое клеймо. Бывший хозяин пошутил...раскаленной кочергой по нежной коже.
  
  Мэс рассказывал, поглаживая себя по члену, Нэй стонал от удовольствия и только Илор с ужасом думал о том, какая, наверное, это мучительная боль - клеймение. Только сейчас Илор полностью осознал, что его продали в рабство. Вот он здесь и сейчас стоит прикованный к деревянной подпорке, абсолютно голый, и чужие наглые руки позволяют себе откровенные пошлости. Возможно, родители так никогда и не найдут его. И всё, что ему остаётся - подчиниться и терпеть всю оставшуюся жизнь это или ещё что-нибудь похуже. Тёплые слёзы одиноко стекали по щекам юноши, ничего другого лучше уже никогда в его жизни не будет.
  
  - Мэс, пожалуйста, вставь уже ему. И кончим вместе, мне так тяжело терпеть, - простонал Нэй.
  
  Илор решил, что их общий хозяин разозлится на то, что раб ему указывает. И даже испугался за Нэя, но мужчина только хлопнул его самого ещё раз по попе, отвлекая внимание от своего члена. Илор не почувствовал боли, немного неприятного растяжения, от инородного тела внутри захотелось избавиться, не более того. Видимо, хозяин хорошо растянул своего раба.
  
  - О, Нэй, как давно я никого нормально не трахал! Забыл даже, как это здорово! - Мэс осторожно входил и выходил из растревоженного ануса своего раба-девственника.
  
  Потом, не желая кончать быстро, охотник натянул себе на член тугое кожаное кольцо. Мэс вышел из растраханного зада, обошел конструкцию и, став на колени, принялся целоваться с Илором, соединил свои руки с ладонями того, торчащими из распорки, облегчая боль и деля наказание на двоих. Нэй лез со спины к Мэсу и лизал его плечо, но охотник отталкивал, пытаясь остаться хоть ненадолго с Илором наедине. Новенького освободили, связав руки за спиной, так, как было изначально у Нея, посадили на простой деревянный стул в углу. Мэс с удовольствием сосал у него, обмениваясь впечатлениями с Нэем:
  - Юный, чистый, вкусный.
  
  Илор сходил с ума от желания кончить, но не знал, как, что именно нужно сделать или почувствовать. Потом Мэс поменял их местами, Илор и Нэй встали на полу на колени и Мэс показал им жестами на свои соски. Илор не сразу понял, что охотник имел в виду, но увидев, что Нэй принялся их лизать и сосать, сам стал делать тоже самое. Сначала ему показалось, что это будет противно, но он быстро заразился от Нэя положительному настрою. Мэс дрочил свой член, наслаждаясь ласками мальчишек. Гладил Илора по голове второй рукой, стонал с удовольствием, напрягая мышцы пресса. И кончить решил именно так, спуская на их лица перед собой. Он дрочил уже кончивший член, намеренно делая себе больно, выдаивая до последней капли, и целовался с Нэем. Потом Мэс освободил его, снял кольцо с члена, раб кончил от одних этих манипуляций, Мэс страстно поцеловал его в губы. Вообще Мэс, нарушая все представление Илора - что работорговец обязательно должен быть ужасным - много и с удовольствием целовал то одного из мальчиков, то второго. Илор позавидовал кончившему Нэю, но и сам справился, как только Мэс погладил его член и ласково сказал:
  - Уже можно, - охотник улыбнулся, - а теперь спать. Мы все очень устали - день был долгим!
  
  Но, несмотря на приказ хозяина, Нэй прежде всего остального обработал раны Илора водой с мылом, положил на них одному ему известные травы и крепко-накрепко забинтовал. Наступить на ногу новенький не мог, и Мэсу пришлось нести того на руках до кровати. Илор надулся как мышь на крупу и совершенно точно не собирался разговаривать со своим новым хозяином, сколько Нэй не толкал его в бок и не намекал, кстати, совершенно прозрачно, сказать Мэсу "спасибо". Уже рядом с постелью Нэй протер зевающего и еле-еле стоящего на ногах от усталости Мэса влажной тряпочкой. Потом поменял воду и протер сопротивляющегося Илора, которому сразу стало легче в ноющей попе, туда раб-нянька положил тоже лечебную травку, "чтобы до утра прошло".
  
  Сам Нэй залез прямо внутрь постели, Мэсу под бочок и долго уговаривал Илора лечь со второй стороны рабовладельца, греться теплом его мощного, пышущего жаром тела.
  
  Сначала Илору казалось, что одинокий, опустошенный насилием и безвыходностью ситуации он в жизни сегодня не заснёт. Тем более среди чужих людей, уже обидевших его, сполна насладившихся его бессилием. Но правдой оказалось то, что он мгновенно заснул, лишь только голова коснулась подушки. Проснулся тоже мгновенно, вскочил с кровати и оглянулся - больше никого в комнате не оказалось. Со двора послышались голоса, Мэс уходил на охоту, Нэй провожал его и обещал помочь новенькому ощутить себя дома на своем месте.
  
  Илор чувствовал обиду на Нэя: "Раб еще называется, вечно на стороне хозяина, а не на моей - такого же раба!" Но чувство обиды отошло на второй план, когда из кухни донёсся запах булочек - казалось, так сладко пахло только дома в глубоком детстве.
  
  - Привет, рад, что ты встал! Мы с Мэсом решили дать тебе поспать, всё-таки первая ночь у нового хозяина. Привыкнуть нужно, поэтому и не будили, - Нэй стал у плиты, помешивая что-то аппетитное.
  
  - Мне можно взять булочку? - раздраженно спросил Илор, не привык он спрашивать разрешения на кухне, но теперь, видимо, его будут пороть за малейшую ошибку или, как вчера, заковывать в кандалы и насиловать.
  
  - Конечно, бери! А что ты любишь есть? Я буду тебе готовить то, что ты любишь! Я и Мэсу так делаю. Но Мэс - мужик, что с него взять - ему всё равно что есть, лишь бы сытное, горячее и быстро, - Нэй улыбался, напевал что-то глупое себе под нос, не забывая руками помешивать, мыть или чистить.
  
  Илор беспокойно ел, обдумывая своё новое существование - не жизнь, а ожидание смерти, полное наказаний, унижений и бесправия в чужом не приятном нищем доме.
  
  - И, кстати, как тебя зовут? - пауза, Нэй надеялся на ответ, а Илор как раз и решил, что теперь бесполезно что-нибудь скрывать: "Да и зачем?"
  
  - Илор.
  
  - Странное имя для раба? Да ещё и с буквой "р" - издевательство что ли? Этот звук допустим только в именах королевских особ.
  
  - Знаю, - ответил Илор спокойно и потянулся за следующей булочкой, напрочь позабыв спросить разрешение, но в этой странной семье Нэй даже не заметил злоупотребления своей добротой.
  
  - Давай чаю тебе налью травяного, помогает от нервов. Здесь мята, чабрец и ромашка, - и протянул Илору дымящуюся чашку.
  
  - Спасибо. - Илор сначала испугался, когда осознал, что вторую булочку взял как бы без разрешения, но наказания за это не получил, потом осмелел или вспомнил былую свободу слов и поступков, - Как ты можешь любить его? Он же твой рабовладелец. Он лишил тебя свободной жизни!
  
  - Кто Мэс? - удивлению Нэя не было предела, - Ничего подобного, он меня спас! Я никогда не был свободным человеком. Родился от связи хозяина с рабыней. Отец никогда меня не признавал и не любил. Но хотя бы не продавал, пока был жив. А когда помер, храни Господи его душу, вдова быстро продала и меня, и мою мать. Разным господам... С глаз долой - из сердца вон! С первым ещё ничего было, пороли только иногда, а вот следующий издевался со знанием дела. Чуть не убил, вернее, думал, что убил и выбросил в поля тело. А Мэс нашел, выходил меня, а потом и законно выкупил у прошлого хозяина.
  
  - А что прошлый хозяин тебе сделал? Я не очень понял, - переспросил удивленный Илор, выхаживать больного было не слишком-то похоже на того Мэса, которого видел Илор.
  Часть 4
  - Он любил меня насиловать...
  
  - Твой "любимый" Мэс меня вчера тоже изнасиловал! - злобно ответил Илор, даже жевать такую вкусную булку перестал.
  
  - Чего? - удивлению Нэя не было предел. - Ты даже не знаешь о чём говоришь! Смотри при Мэсе не ляпни! Это его очень обидит!
  
  Потом Нэй вздохнул, потер что-то невидимое под носом и печально продолжил:
  
  - Я расскажу тебе, что такое насилие, если ты сам ещё не знаешь. Радуйся, что так!
  
  - Да всё я знаю! Хотел наказать за побег, заковал в кандалы и насиловал обездвиженного! Разве нет? - раскричался Илор, вскакивая с места и маша кулаками в разные стороны.
  
  - Ты вчера кончал фонтаном, все стены изгваздал, не заметил что ли? - закричал в ответ Нэй. - И ни синячка на тебе нет! Тоже не заметил? А меня бывший господин решил трахнуть со скуки толстым металлическим прутом, которым он клейма рабам ставит. Раскалил его в огне камина и пытался засунуть мне в попу, трое его телохранителей меня держали...
  
  - Кошмар! Ты же мог умереть от боли или от заражения крови потом! Как ты вообще в туалет ходишь? - ужаснулся Илор, пыл битвы против отсутствующего Мэса приутих.
  
  - Вот уже лучше! Заметил разницу с тем, что у нас всех вместе было вчера? - спокойно ответил Нэй, попа до сих пор болезненно ныла при каждом вздохе, но становилось немного легче с каждым прожитым днём. - Он и до этого последнего случая бил и насиловал меня постоянно. Не то, чтобы раб имел право хотеть или не хотеть своего хозяина, - печально улыбнулся Нэй, - дело в другом. В том, что он постоянно портил свою "собственность". Многие хозяева берегут рабов, хотя бы потому что мы им стоим денег. Меня не берегли совсем, никогда!
  
  - Ужас! - в Илоре опять вспыхнуло желание бежать во чтобы то ни стало, но вспомнился вчерашний урок и желание так же стремительно сошло на нет.
  
  - Мэс простой охотник, не образованный как многие рабовладельцы - к слову, таких я боюсь особенно сильно - тихий, домашний и не богатый. Ещё его дедушка и прадедушка владели этим небольшим куском земли, он сам мне как-то рассказывал, смазывая попу лечебным составом, который купил специально для меня! Все они были охотниками и земледельцами или, вернее будет сказать, огородниками, у Мэса совсем немного своей земли.
  
  Удивительно для родившего рабом и нигде никогда не учившегося, Нэй очень красиво рассказывал. Перед Илором вставал как живой высокий, сильный мужчина, который всего добивался своим трудом. Жил честно, по совести и очень скромно. Единственным его недостатком как раз и являлось его "достоинство". Прозвучало странно, но быстро стало понятно, что именно имел в виду Нэй: Мэс был сексзависимым.
  
  - Раньше он много мучился, спал плохо из-за этого, удовлетворял себя по десять-пятнадцать раз в день. Потом чувствовал, что и этого недостаточно, мог навредить себе - как-то раз потянул запястье, например, - на этом месте Нэй бросил свои не очень удачные попытки что-то приготовить и сел рядом с Илором, взяв кусок его булки, - потом начал ходить в бордели. Тратил там все деньги, которые получал, выращивая овощи и охотясь в лесу. И ему всегда было мало, хотелось чего-то особенного, чего именно, Мэс так никогда и не узнал... Потому что на его пути попался изуродованный почти труп мальчишки, то бишь меня. Видимо, судьба подкинула.
  
  - Но ты на самом деле оказался жив и здоров? - догадался Илор.
  
  - Жив - да, здоров - не очень... Но тут уж Мэс взял всё в свои добрые и щедрые руки, и вот я здесь и сейчас почти не чувствую боли, пока до попы не дотрагиваются или до низа спины.
  
  После завтрака Нэй отправился мести двор, предложив Илору в первый день в рабстве отдохнуть и полежать в кровати.
  
  - А потом вечером придёт твой любимый Мэс и хорошенько оттрахает меня за лень и ничегонеделанье? - гневно поинтересовался новенький, подозревая Нэя в попытке подставить его перед хозяином.
  
  - Он оттрахает тебя и так в любом случае! Ты слушаешь меня и не слышишь! Мэс не может без секса! - Нэй в очередной раз оставил все дела и сел с новым другом. - Он и так промучился со мной очень долго - на одном минете и дрочке так долго просто не проживёшь! Это я заставил его купить кого-нибудь здорового, чтобы он мог трахать его в своё удовольствие! Мы уже почти год на всём экономили, чтобы Мэс мог собрать на тебя денег. Я, как ты понимаешь, не могу представить свою несчастную попу в его расположение. Я люблю Мэса, поэтому и хочу, чтобы вы поладили! Ты ему нужен, просто необходим! И ещё я хочу, чтобы ты его полюбил!
  
  - Ты с ума сошёл? Полюбить? Вот уж никогда на свете! Он рабовладелец! Насильник! - Илор снова разошёлся не на шутку. - Да никогда в жизни!
  
  Нэй только рукой махнул и вернулся к прерванному занятию, двор сам себя не подметёт. Потом мальчишки вместе убирали дом, Илор совсем не умел ничего делать, но панически боялся отстать от Нея и помогал ему во всём: стирка грязной одежды у реки, замешивание тёплого сладкого теста на пироги и даже во время чистки отхожего места во дворе.
  
  
  - Привет, мальчики! - Мэс вернулся, когда сумерки уже опустились мягким прохладным покрывалом на сухую землю. - Рад, что вы подружились! Хотя... - и он на миг задумался, - как можно не подружиться с Нэем, он - прекрасный раб!
  
  Мэс думал, что "прекрасный раб" - это отличный комплимент, но Илора от гадливости даже перекосило на минуту.
  
  Но одними словами Мэс не ограничился, он приобнял счастливого Нэя и притянул к себе. Илору же достался сочный проникающий поглубже поцелуй, отбиваться тот побоялся. Охотник был высоким, сильным мужчиной и с огромным охотничьим карабином наперевес.
  
  - Мальчики мои, я так устал, - Мэс передал Нэю связку подстреленных зайцев, - потом разделаю, сейчас купаться. Кто со мной?
  
  - Идите с Илором, я сам зайцев разделаю, чтобы не протухли, - заспешил неутомимый Нэй опять в работу.
  
  - Илор значит? Так тебя зовут? - Мэс обнял задеревеневшего от страха паренька. - Странное имя, хотя всё, что делал с тобой прошлый хозяин, выглядит необычно.
  
  Нэй промолчал, ответил сам осмелевший от домашнего мира Илор:
  
  - Меня украли у родителей, я не был раньше в рабстве.
  
  - Как так-то? Никого из свободных в розыск не объявляли в последнее время... - Мэс пожал плечами, не веря словам Илора. - Пошли мыться.
  
  
  Мылись не в золоченых ваннах на античных львиных ножках, как дома у Илора, а в быстрой мелкой речке, в пяти минутах ходьбы от их дома. Илор, испуганный вчерашним, спорить не посмел, тихо шёл следом за Мэсом. На пологом берегу уставший охотник споро вытряхнул нового раба из штанов:
  - Да не бойся ты так! Просто помоемся, может поласкаю тебя немножко. Попу твою, замученную вчерашним, пожалею, и оставлю в покое! - в прозрачной воде у охотника открылось второе дыхание, усталость осталась в давно забытом прошлом.
  
  Илор был намного ниже и худее своего мучителя и сопротивляться даже не думал, приготовившись терпеть в который раз, но это опять не понадобилось. Помывшись в прохладной воде, песком и травами, Мэс подхватил юношу на руки и присосался к маленькому розовому члену. Уж как Илор просил, стонал и отбивался, но пока не кончил, никто его никуда не отпустил.
  
  - А ты - вы - как? - спросил удивлённый Илор, повиснув тряпочкой на руках "насильника".
  
  - А я потом, дома с тобой и Нэем ещё раз! - и только посильнее обнял раба.
  
  
  Дома сразу же сели за стол. Нэй принес из подвала вяленое мясо, салат из полезных травок и горячий свежий суп из полевых грибов. Илора беспокоило, будет ли Нэй завидовать играм в воде, но Нэй был, наверное, святым: добрым, честным и милым. Он щедро делился любовью своего мужчины, у Илора язык не поворачивался назвать их отношения "рабовладением".
  
  Потом Нэй, как и прежде, весело треплясь, рассказывал, как прошёл день у них с Илором, Мэс посмеивался, гладил ему плечи и спинку, стараясь не опускать руку сильно вниз. Илор помалкивал, наворачивая еду, неизвестно, когда и как покормят в следующий раз.
  
  - Всё, теперь всем спать! - прикрикнул Мэс, заканчивая трапезу куском хлеба, макая его в остатки масла в кастрюле.
  
  Новенький раб понуро встал и повернулся в сторону подвала, где вчера пережил не самые приятные моменты своего свежеиспеченного рабства.
  
  - Гляди, Нэй, кому-то кажется и вчерашнее наказание приглянулось! - улыбнулся Мэс.
  
  - Зачем ты так! - Нэй толкнул веселого охотника-шутника и пошел за Илором. - Вчера - это было наказание. А так вообще мы очень редко там играемся, обычно просто так, в кровати. Пошли в спальню!
  
  Мэс, уже полностью голый, развалился на простыни, ноги раскинул широко в стороны:
  - Ну, кто первым будет меня мучить?
  
  Нэй подтолкнул Илора и начал сам раздеваться:
  - Хочешь первым? - спросил шепотом.
  
  - Я всё слышу! - смеялся Мэс, не мог нарадоваться своим мальчикам - молодым, красивым, и дружным.
  
  Всё равно Нэю пришлось взять игру на себя, Илор только опасливо косился на солидный член охотника. Потом они все вместе баловались, целовались и валялись по кровати. В разгар страсти Илор выяснил, что так просто кончить не получится, Мэс пережал ему член и требовал раньше довести Нэя до готовности, и только потом "стрелять" самому. Себе мужчина перевязал член и яйца замысловатым узлом, явно не собирался рано сдаваться.
  
  - Да, ему не нравится просто кончить, и тупо мало этого, - объяснял довольный Нэй, гладя Илора по волосам, тот даже голову от минета не поднял.
  
  - Эй, рабы, я здесь в комнате! Не смейте говорить обо мне в третьем лице! - злился Мэс понарошку, Нэй не реагировал, а Илор за него испугался.
  
  - Я тебя люблю, мне можно, - отшучивался Нэй, - и Илор тоже, - Мэс перевёл взгляд на новенького, но тут он явно преувеличил.
  
  - Илор - нет! - заметил притихший Мэс.
  
  - Илор, ты что? - уже испугался сам Нэй, глядя на хмурое лицо своего приятеля. - Только больше не наказывай его, Мэс, пожалуйста.
  Часть 5
  Казалось, именно Нэй больше боится наказаний рабовладельца. Он любил Мэса, но понимал, что Илор не любит и новое наказание может его сломить.
  
  - Ладно-ладно, не буду, - Мэс протянул руку к Илору, - иди сюда, глупыш. Поласкай меня, как там в речке. Сможешь своим ротиком сделать мне приятно?
  
  - Конечно, - весело и бодро ответил вместо Илора Нэй, подталкивая товарища вперед.
  
  Тот не отбивался, но и не знал, что делать. Просто наклонился над пахом охотника, поелозил рукой в его густых тёмных паховых волосах и принялся лизать вершину крупного члена. Нэй бросился на подмогу и принялся целовать мужчину и гладить так, как тот любил.
  
  
  Игры в постели были весьма разнообразными, иногда верховодил сам хозяин, но чаще уступал первенство Нэю. Общим и неизменным было только то, что занимались любовью каждый день. Каким бы уставшим Мэс ни приходил из лесу, на поцелуи и объятия его всегда хватало. Мальчишки в течении дня по большей части готовили и убирали в доме, временами занимались садом-огородом. Мэс раз в неделю отправлялся в ближайший город, продавал или менял там свои охотничьи трофеи. Так и жили, в тишине и покое, в гости изредка захаживали только соседи, которые предлагали свои товары и продукты в обмен на мясо и шкурки животных.
  
  Шло время. Илора никто не искал, и он понемногу смирился с новым житьём-бытьём. Перестал бояться хозяина, Нэй стал готовить новые блюда, которые нравились Илору. Вернее, были воссозданы из его воспоминаний о доме. Мэсу тоже нравилось новое шумное оживление и мальчишечья весёлая суета в доме. Новая еда нравилась, новый раб поражал умением приспособиться и стать полноценным членом новой семьи. Нэю стало легче - меньше работы по дому и в постели он больше не переживал, что любимый хозяин не получает полноценного удовлетворения всех своих желаний. Илор стал очень чувствительным, кончал от одного прикосновения к члену, больше не зажимался в кровати и с удовольствием придумывал сам новые игры и забавы. Не мешало даже то, что Мэс запрещал мальчишкам друг с другом "играться".
  
  - Будете кончать только в моём присутствии! Или все вместе или никто! - пригрозил в очередной раз, когда Нэю стало тяжело кончить, шёл третий раунд подряд, - Илор, только я здесь приношу удовольствие, всем ясно?
  
  - Да, хозяин! - ответили хором, Нэй испуганно, а Илор вежливо, он уже понял, что первое наказание являлось и единственным. Нэя вообще никогда ни за что не наказывали, хотя и сбежать, подвергая свою жизнь опасности, он не пытался.
  
  Илор отчаянно сопротивлялся тому, что заботливый строгий, редко улыбающийся, но щедрый и спокойный Мэс начинал ему нравиться. Рабовладельца Илор уже больше по привычке ненавидел, тело его подводило, свой собственный член сводил с ума... Даже воспоминания о первом разе с изнасилованием не помогали, в голове всплывали только яркие феерические ощущения от первого в жизни оргазма, вызванного не своей собственной рукой.
  
  Мэс был в своём праве. Хозяин и рабовладелец, уверенный, что мальчишкам лучше с ним, чем с кем бы то ни было ещё, но и наказывающий иногда, чтобы сами себе не наделали проблем; вынуждающий к сексу, суровый, но и жаждущий тепла, ласки и любви своих рабов. Илор - сильный, уверенный в себе, непокорённый, слишком психологичный и юный, медленно теряющий надежду на спасение. На то, чтобы ещё хотя бы разок в жизни увидеть родителей краем глаза. Нэй - любящий и любимый, но и запуганный, желающий помочь и облегчить Илору рабство у Мэса, жаждущий его любви, раненый внутри и снаружи, с кошмарами и болями, иногда даже просто мучающийся при перемене погоды. Так они и жили в тепле и согласии, спали в обнимку, ели из общей кастрюли, вместе мылись в речке за домом.
  
  Как-то раз Мэс притащил Илору штаны с аккуратно обработанным вырезом в районе попы:
  - Попросил пошить специально для тебя!
  
  - Пошить или порвать? - пошутил Илор, разглядывая аккуратный шов.
  
  - Ну ты, Мэс, и затейник! - улыбнулся Нэй любимому.
  
  - Сегодня же за ужином и опробуем! Не отходя от стола на кухне! - рассмеялся.
  
  
  И вот студёная осень сменилась не менее лютой зимой. За окнами кто-то или что-то завывало жалобно и протяжно.
  
  - Холодно! Мне всё время холодно! - жаловался Илор Мэсу, тот только ближе прижимал к себе несчастного раба и гладил худую спину.
  
  - Окна я утеплил, шубки тёплые вам купил. Что я ещё могу сделать? Иди ближе, буду греть тебя своим телом! - и обнимал жарко-жарко.
  
  В один из таких вот холодных ветреных вечеров, когда в доме потрескивали поленья в камине, вдали раздался стук копыт. Ехали далеко не на одной лошади.
  - Мэс, посмотри, кто там, - попросил вечно за всех переживающий Нэй, - вдруг чужие кто!
  
  Охотник накинул зимний тулуп, взял в руки дробовик и вышел во двор. Подъезжала процессия военных с флагами на высоких штандартах. Не то военные формирования, не то важные полицейские чины, или и те и другие, судя по различному обмундированию и оружию.
  
  - Эй, старик! - обратился один из них, видимо, главный, к Мэсу, - мы ищем местного охотника по имени Мэс. Не знаешь, где он обитает?
  
  - Знаю. А что он уже натворил? - спокойно поинтересовался, зная, что и закон не нарушал, и ни в чём подозрительном не был замешан.
  
  - Он недавно купил нового раба, может он и есть тот, кого мы ищем?
  
  - Мэс - это я! И последнего раба я купил, - охотник тряхнул седой чёлкой и поудобней перехватил оружие, - много месяцев назад.
  
  - Можно нам на него взглянуть? - интересующийся воин спрыгнул с лошади и подошел к Мэсу, остальные напряглись и повернули коней к избушке.
  
  - Зачем? Кого бы вы не искали, этот глупыш - мой! Я его законно приобрёл на рынке. У меня и документ на него есть! Я не собираюсь дарить или перепродавать его никому другому! - Мэс понимал, что не выстоит против всех, но собирался бороться за Илора до последнего вздоха.
  
  Воин не успел ничего ответить, как дверь за его спиной распахнулась и Илор выбежал в одном тонком свитере:
  - Рокдэн, братик, не может быть! - юноша пробежал по снегу и бросился воину на шею. - Вы нашли меня! Спасли! А я даже мечтать об этом перестал! - и отчаянно разрыдался на ветру.
  
  Другие воины спрыгнули с лошадей, скрутили Мэса, отобрав дробовик. Собрались арестовывать, плачущий Нэй выбежал во двор, бросился воинам в ноги, умолял пожалеть калеку, не отбирать кормильца. Сам Мэс даже не сопротивлялся, пораженно следя за радостным Илором и качая головой: "Не врал значит - прЫнц!".
  
  - А это кто будет? Дружок твой или сожитель? - Рокдэн презрительно толкнул Нэя носком военного сапога. - Вместе небось над принцем издевались?
  
  Кто-то из новоприбывших набросил на Илора подбитый мехом тёплый военный плащ.
  
  - Нет! - закричал Илор, закрывая собой Нэя. - Не трогайте его, он тоже раб, как и я! Он кормил меня и помогал во всём!
  
  - Так это только старик виноват? - грозно спросил старший брат Илора. - Он издевался над тобой? Я прикажу заковать его в цепи и посадить на кол на главной площади Азгеды! Это он выкрал тебя?
  
  - Нет, - спокойно ответил Мэс, в свете открывшегося, он был готов к любому концу, включая публичную смертную казнь, - я не причастен к его похищению, я просто купил раба на рынке, в нашей стране это не является преступлением!
  
  - Он спас меня от проходимцев в лесу, - подтвердил Илор, - кормил и содержал меня. Он ни в чем не виноват! Рокдэн, вели отпустить его!
  
  - Но он знал, что ты принц Азгеды? - строго спросил брат уже у Илора.
  
  - Нет, я не говорил ему. Боялся, что не поверит или наоборот поверит и перепродаст за большие деньги. А мне тут хорошо жилось, никто меня не обижал, Рокдэн, честно! Отпусти их и поехали домой, скучаю сильно!
  
  Один из полицейских чинов - в совершенно другом обмундировании - веско добавил:
  - Охотник прав: у нас он закон не преступил! У вашего брата, Ваше высочество, к тому же целы все руки-ноги, вон как резво бегает! Давайте не будем нарушать межгосударственные протоколы и лезть в политику чужой страны. У вас рабства нет - и прекрасно! А у нас - есть!
  
  - Согласен, господин министр! - вежливо согласился Рокдэн, хотя холодное выражение глаз и подрагивающие плотно сжатые кулаки свидетельствовали об обратном. - Отпустите его! Мы возвращаемся во дворец!
  
  Брат посадил Илора впереди себя на лошадь, обнял одной рукой, второй подхватил вожжи и развернулся в сторону столицы. Остальные воины и полиция поскакали за ними. Перед избушкой остался только Мэс, которому кто-то бросил под ноги его дробовик и плачущий Нэй, не в силах осознать потерю - забрали любимого друга и почти брата, по крайней мере члена их маленькой сплочённой любовью семьи.
  
  - Илор даже не обернулся, - констатировал Нэй.
  
  - Видимо, мы его любили, а он нас - нет! - согласился Мэс. - Пошли в дом скорее, простудишься ещё, голый выбежал на мороз!
  
  - А ты теперь как? Тебе же надо... - Нэй никак не мог успокоиться и перестать плакать.
  
  - Никак! - раздраженно ответил Мэс. - Мне будет не хватать его, но не из-за секса. Я успел полюбить этого глупыша, да и тебе с ним было веселее.
  
  - Я тоже влюбился, - Нэй хлюпнул носом.
  
  - Он того не стоил! Видел, "прЫнц" Азгеды даже не оглянулся. Мы были для него так, временным приютом, пока родители не отыщут! - мужчина прижал плачущего мальчика к себе и вместе они вернулись в избушку, которая больше не казалась такой же гостеприимной и теплой, как была с Илором.
  
  Оказалось, в тот вечер Мэс даже не мог вспомнить как именно они жили до покупки "прЫнца" из Азгеды. Наивного, немного нервного юноши категорически не хватало. Нэю опять начали сниться кошмары, да и секс пары превратился в простую, обыденную, банальную необходимость без всякого веселья и удовольствия. Еда потеряла былой вкус, хотя Нэй постоянно готовил блюда, которые предпочитал бывший раб...
  Часть 6
  Илор был счастлив снова вернуться домой. Встречали его очень радостно и весело, король Азгеды устроил знатный пир в связи с возвращением младшего сына живым и здоровым. Родители с трудом сдерживали эмоции, ведь негоже королю и королеве "разводить сырость" при знати и придворных. Все радовались счастливому возвращению "третьего лица" в списке престолонаследования. Илор даже не ожидал, что все герцоги и бароны, ранее не соизволявшие обращать своё драгоценное внимание на самого младшего королевского отпрыска, будут так рады его возвращению.
  
  Из вечерней беседы со старшими братьями Илор узнал, что похищение организовали так, чтобы отвлечь правящую семью от объявления войны соседним государством. Отцу пришлось разрываться между поисками сына и мобилизацией воинов и генералов. Поэтому Илора искали в первую очередь именно в напавшей Триесте, не догадавшись сразу проверить и другие соседние государства. К тому же король боялся афишировать поиски пропавшего сына в других странах из-за боязни политических и военных конфликтов с остальными соседями.
  
  Дальше найдёныша обследовали различные светила медицины. Оказалось, что кроме нехватки витаминов с Илором всё в порядке и физически, и морально. Изнасилования не были установлены, как и свидетельства побоев. Дальше замученного проверками отправили к психиатрам, способным помочь юноше пережить последствия плена и рабства. Илор долго и нудно доказывал, что с ним всё в порядке. Показывали чернильные капли и жутко обижались, когда смеющийся Илор утверждал, что не видит в рисунке ничего, кроме грязных чернильных пятен.
  
  Илор с удовольствием вернулся спать в свою спальню, надел прежнюю дорогую одежду и продолжил обучение с частными преподавателями. Вроде бы всё вернулось на круги своя, всё стало по-прежнему. Только Илор перестал быть тем самым прежним, и прошлая жизнь ему уже больше не подходила. Принц Азгеды сильно скучал...
  
  Говорят, требуется двадцать один день для выработки привычки, а у Илора было гораздо больше, чтобы привыкнуть к каждодневному сексу, любви своих парней и просто, чтобы не ночевать в одиночестве, неприкаянно болтаясь по огромной кровати, как поплавок в океане. Просыпаясь утром, принц по привычке тянулся губами к Мэсу или в крайнем случае к Нэю, а потом с ужасом осознавал, что остался здесь один-одинёшенек.
  
  Многократная дрочка в душе ничего не давала. Нет, конечно, удовлетворение Илор получал и много раз, даже чуть член себе мозолистой рукой не оторвал. Но вот настоящее счастье манило, как стакан холодной воды в жаркой полуденной пустыне, но в руки не давалось. Не хватало парочки пальцев Мэса в попе и горячих юных губ Нэя на яичках...
  
  Родители заметили, что у Илора первые дни радости и даже некой эйфории от возвращения домой постепенно превратились в грусть и тоску. И решили, что у него отходняк от рабства и пережитых унижений, сказался, видимо, фактор времени и теперь их мальчику действительно нужна неотложная помощь. Раньше Илор любил рисовать на веранде модные нежно-розовые пасторали в лучах восходящего оранжевого солнца, а теперь у себя в комнате - всё больше холодные быстрые речки в дремучем лесу. А рядом на сером влажном песке следы босых ступней и раскиданная по всему пологому берегу убогая одежда.
  
  - Решено! Мы все вместе едим отдыхать! - объявил король, в войне наступило перемирие, и в дело вступили политики вместо генералов. - Свободная неделя у нас точно найдется!
  
  - Не хочу я на море, я хочу обратно к Мэсу и Нэю, - печально сказал юноша и мгновенно пожалел о сказанном.
  
  Родители, братья и даже прислуга засуетилась: все начали куда-то бежать, что-то там решать - спасать "мальца" надо, у него чай "стокгольмский синдром". Объяснять, что в рабстве ему было и весело, и приятно пришлось уже самому настоящему совету психиатров со всей страны.
  
  Светилы медицины, конечно, были рады, что юный принц Азгеды не пострадал физически в рабстве, но моральное "разложение" было на лицо - сильное неуёмное желание вернуться обратно в плен и рабство в чужой стране. Более молодые врачи в растерянности пожимали плечами, пожилые - требовали немедленно "запереть" парня в психушку. Никто не понимал его, слово "любовь" даже не всплывало до поры до времени.
  
  - Илор, ты в своём уме? - орал отец-король. - Куда обратно? Они уже, наверное, купили себе другого мальчика для битья!
  
  - Денег у них нет! И никто меня не бил! - обиженно.
  
  - А если бы у них были деньги! - продолжать восклицать король, он носился по всему тронному залу, сметая на своём пути стулья и переворачивая вверх дном столы. - Сейчас я должен служить своему народу на мирных переговорах, присматривая за ленивыми жирными политиками, стремящимися отгрызть лично себе кусок побольше. Никто из них не будет радеть за простой народ, за интересы большинства! Так нет, я дома, бегаю за "страдающим" по рабству разбалованным кутёнком! - и грох ногой по напольной вазе - подарке соседнего монарха - та на пол и вдребезги. - Ты просто не понимаешь, от чего мы тебя спасли!
  
  Но всё было бесполезно, король видел, что ребёнок таял и чах день ото дня, стыдясь этого. Он больше не бывал весел за завтраком, не пел в душе и старался проводить большую часть дня наедине с собой, молча взирая за окно. Грусть-тоска. А прошло каких-то две недели. Королева сразу же выбрала сторону младшего сына и настаивала вернуть "страдальца" откуда взяли на любых условиях:
  - Не могу смотреть как мой мальчик страдает! Он влюбился! Пусть соединится со своей любовью!
  
  И тут наследнику престола, самому старшему брату Илора Якиру, пришла в голову редкой оригинальности идея. Вследствие которой Илор вечером, ложась спать, нашёл в своей постели обнаженную юную красотку лет шестнадцати-семнадцати.
  
  - Вы, извините, кто такая? Из какого дома будете? - поинтересовался удивленный Илор, но так как женщины и раньше его не сильно интересовали, а теперь особенно, парень смотрел прямо в глаза непрошенному гостю, а точнее гостье.
  
  - Милый, со мной можешь не притворяться! - с придыханием возвестило это чудо, сразу становясь на несколько лет старше. - Я была и с твоими братьями, и даже с отцом...
  
  Илору сразу же захотелось стошнить или по крайней мере плюнуть в неё.
  
  - Пошла вон отсюда! Придётся менять постельное бельё. Камердинер! - крикнул он и встал у двери, не желая дышать с ней одним воздухом и даже находится на одной планете.
  
  - Но меня прислал сам наследник! Как ты смеешь идти против воли Якира! - шалава встала на кровати, раздвинув ноги на ширину плеч и уперев руки в боки. - Я буду жаловаться!
  
  - Как бы не так! Иди и жалуйся! Вон отсюда! Фу, провоняла всю комнату своей отдушкой!
  
  И девушке пришлось уйти не солоно хлебавши, но сделала она это высоко подняв голову и широко размахивая своими чуть подвявшими прелестями.
  
  
  Наутро королю стало совершенно ясно, что делать нечего, надо срочно спасать сына. Илор не был прямым наследником и даже вторым в трононаследовании, поэтому семье было проще всего женить именно младшего отпрыска.
  
  - С моим сыном только свадьба! Никаких там вольностей или рабской зависимости! Понятно? - заревел разозленный неповиновением король на весь тронный зал.
  
  
  А в это время на другом конце земли...
  
  Мэс утром нехотя встал на завтрак, было очень неудобно перед Нэем, тот так старался: пахло блинчиками и сильно любимой Илором кабачковой икрой. Так что хочешь-не хочешь, а пришлось уважить своего последнего оставшегося раба и идти завтракать, больше размазывая еду по тарелке.
  
  Мэс нехотя закончил завтрак, выпил стакан горячего чая с мятой и лимоном и повернулся к Нэю:
  - Нет у меня сил, не могу я идти на эту чертову охоту. Не знаю, останусь дома сегодня, слабость какая-то...
  
  Нэй испуганного закрутился по кухне, то стакан воды предложил, то лоб прощупал на предмет повышения температуры. Но Мэс только отмахивался, как от вредной мухи:
  - Да нормально всё со мной, здоров я. Сил только нет и желания делать что-то, - в подтверждение последнего предложения охотник грузно рухнул на деревянную лавку, которая недовольно тренькнула и продолжил, - от Илора куртка осталась и штаны вроде бы, ты их всё равно не носишь, вот и продадим - хватит на еду на пару недель. А там глядишь и я встать смогу...
  
  - Когда сможешь? Когда Илор к нам вернётся? - устало пошутил Нэй. - Так не жди, Мэс, не будет этого никогда!
  
  - Сам знаю, раб! Не учи меня! - это должно было быть сказано грубо и решительно, но прозвучало слабо и печально.
  
  Нэй в конец расстроился.
  
  За окном раздался характерный звук приближающихся всадников. Окрылённые ожившей надеждой Мэс и Нэй наперегонки бросились к окну. Мэс нечаянно толкнул Нэя плечом, то от неожиданности мявкнул. Но долгожданного Илора там не оказалось, это опять были военные и полицейские в конном сопровождении. Делать нечего, встревоженный охотник отправился во двор.
  
  - Охотник Мэс, король Азгеды Его Величество Ронэль Третий прислал за вами военное сопровождение.
  
  - И зачем это? - Мэс и хотел было испугаться, но был настолько разбит морально, что не получилось.
  
  - В гости приглашает! - спокойно сообщил полковник погранслужбы.
  
  - А если я не хочу? - тут Нэй театрально толкнул Мэса в плечо и жарко зашептал.
  
  - Это же отец Илора! Хоть издалека нашего золотого мальчика увидим.
  
  - Незачем душу бередить, - грустно возвестил Мэс, - тем более не понятно меня одного приглашают или тебя тоже.
  
  - Обоих, - ответил ему уже начальник полицейского управления.
  
  - Тогда может казнить хочет... король всё-таки... а мы его сына в рабство, - Мэс начал осторожно подталкивать Нэя в дом, - я сам поеду, нечего раба брать. Раб мой, только я им распоряжаюсь.
  
  - Король сам всегда и всем распоряжается! - опять вступил начальник полицейского управления.
  
  - Но это же не Азгеда, пусть у себя дома командует! - спорил Мэс.
  
  - Наш король, Его Величество Леер, милостиво разрешил выслать вас обоих из страны в подарок правителю Азгеды! - это уже был полковник погранслужбы.
  Часть 7
  Мэса и Нэя быстро доставили до столицы Азгеды, добрались всего-то за четыре дня. Судя по разговорам охранников, карету за ними послал сам король, но и это не предвещало ничего хорошего. Новых пленников не выпускали даже за порог их загадочного средства передвижения. Еду и питье носили исправно, как и ведро для испражнений, охранники вели себя в меру вежливо, но ни на йоту не уступали в передвижении заключенных. Никаких послаблений!
  
  Илора не поставили в известность, король и так был зол на мятежного младшего сына: "Тебя спасли с такими трудностями из плена и рабства, а ты, понимаешь, выпендриваешься: хочу, мол, обратно! Мне понравилось быть похищенным рабом нищего грязного охотника!"
  
  И вдруг, направляясь вечером на прогулку в дворцовый парк, посидеть и помечтать у розового куста, младший принц заметил процессию. В главный тронный зал под охраной неспешно направлялись уставший Мэс и замученный неизвестностью плачущий Нэй:
  - Что он от нас хочет? Казнить? - всхлипывал раб. - Хоть бы Илора увидеть в последний раз!
  
  - Не плачь, раб! Мы не выказываем врагу своей слабости! - спокойно ответил ему охотник.
  
  - Мэс! Нэй! - Илор со всех ног бросился к ним наперерез. - Вы приехали за мной! Как же я рад!
  
  Но суровая охрана не дала принцу даже приблизиться. Преграждая путь пиками и мечами, они молча отодвигали процессию от престолонаследника.
  
  - Никто за тобой не приезжал! - король специально вышел на шум, чтобы проучить своего непокорного сына. - Они о тебе, небось, вообще забыли!
  
  - Не забыли мы, Ваше величество, - Мэс опустился перед королем Азгеды на колени, - но что мы - простой бедный охотник и его покалеченный раб - могли сделать против полиции и королевских воинов? И на дорогу к вам у нас совершенно не было денег! - Нэй плюхнулся на пол рядом с Мэсом и низко опустил голову, рукой хватаясь за единственного в мире человека, которому было до него дело, за своего рабовладельца.
  
  Илор в это время пытался растолкать стражу и приблизиться к своим любимым, хотя само по себе слово "любовь" он ещё не произнёс даже в мыслях.
  
  - Папа, ну пусть уже меня к ним пустят! - закричал испуганный Илор. - Я хочу к ним! - и продолжал воевать с охраной, орудуя только голыми руками. Конечно, никто из стражников не собирался ранить высокородного принца, но и пускать того к пленникам тоже приказа не поступало.
  
  - А может я собираюсь их казнить? - грозно спросил король.
  
  - Нет! Ты чего? - от удивления Илор даже перестал бросаться на пики охраны. - Я люблю их и хочу, чтобы они тут жили со мной! - и ножкой своей худой и маленькой топ, видимо, для устрашения толпы.
  
  - Нет, ну вы видели, любит он их, понимаешь! А может они тебя не любят? Ты у них-то поинтересовался, любовник великий! - засмеялся король, по выражению глаз всех троих и так было понятно, что они вместе пара, то есть тройка и то, что их связывает, однозначно, любовь!
  
  - Вы меня любите? - спросил Илор, поочередно вглядываясь в глаза то Мэса, то Нэя.
  
  - Конечно любим! - спокойно ответил охотник, благодаря своему возрасту и опыту в житейских делах, ему быстро стало понятно, что никто и не собирался их казнить. Может только проверяли, любят ли они своего бывшего раба. Расстроенный Нэй качал головой так сильно, что она могла оторваться в любую секунду.
  
  - Хватит! - король развернулся и отправился обратно в тронный зал, сел, ударил жезлом по краю трона - была у него такая любимая традиция при принятии важных решений - и провозгласил: - Слушайте и повинуйтесь! Во-первых, ты...
  
  - Мэс, - тут же подсказал подоспевший вместе с процессией Илор.
  
  - Я не собираюсь запоминать их имена, - но было видно, что король Азгеды больше не злится, - у нас здесь нет никакого рабства, поэтому ты отпускаешь своего раба...
  
  На Нэя стало страшно смотреть, его лицо обезобразили страдания, он даже плакать боялся, как и сообщить, что больше всего на свете хочет остаться с Мэсом.
  
  - А потом женишься на обоих!
  
  - На ком? На Нэе и Илоре? - Мэс замер в шоке, такого он совсем не ожидал. - А разве так можно?
  
  - Можно, можно. У нас законом разрешено многомужество и многоженство. А вот рабство запрещено! Боже благослови Азгеду! Всё понятно? Тогда свободны, аудиенция закончена, - охранники начали отпихивать Мэса и Нэя к выходу из тронного зала.
  
  Илор наконец-то смог влезть между ними и схватил обоих за руки, Мэса за правую, а Нэя за левую, и уверенно, как на буксире, потащил к выходу. Потом радостного что-то тараторя отбуксировал в свои комнаты.
  
  - Я не могу тут жить, - расстроился Мэс, - не могу так, - он обвел взглядом дорогую обстановку спальни, - я сам должен работать и содержать вас обоих. А не быть королевским содержанцем.
  
  - Мэс, конечно ты будешь работать. У отца есть дворцовые охотники, которые загоняют дичь и устраивают королевские охоты. Зять самого короля точно сможет с ними работать... Это почетная должность! - Илор радостно носился по комнате, усаживая дорогих гостей и всё говорил-говорил.
  
  - А я что буду делать? - Нэй всё ещё не мог поверить своему счастью и робко стоял там, где Илор его оставил.
  
  - А ты - ничего! Ты младший муж, как и я, - Илор хлопнул себя по груди, подавился воздухом, откашлялся, Мэс стукнул его по спине и тот продолжил, - будем шить, вышивать, цветочки сажать и конфетки розовыми губками смаковать... Да, и найдём тебе самого лучшего доктора в Азгеде! Обязательно вылечим и физическую боль, и душевную!
  
  - А мы из вещей ничего не взяли из Канпильвании, - Мэс только что осознал, что весь скарб остался дома.
  
  - Ничего и не надо! У нас здесь другая мода! - не говорить же Мэсу, что все их жалкие нищенские пожитки не подходят для королевского дворца и над их штанами, с прорезом сзади вся знать будет рада стараться смеяться и зубоскалить.
  
  - Может хоть свои "игрушки" заберём? - спросил Мэс Илора, как хозяина здесь, падая в кресло - ноги уже не держали.
  
  - Эти, конечно, заберём, - тут же воодушевился будущий молодожён.
  
  Видя насколько устали любимые люди, Илор потащил их в соседнюю комнату-купальню. Там в огромной серебряной ванне на фигурно изогнутых львиных ножках всегда дожидалась тёплая вода. Рядом на деревянной подставочке томились ожиданием всякие разные шампуни, крема, масла и, конечно, травяное пахнущее ромашками лесное мыло.
  
  - Быстро раздевайтесь и я с огромным удовольствием вас вымою, - обрадовался возможности потискаться юный принц, он же самым первым скинул всю одежду на пол.
  
  - Нет, мы сами помоемся. Мы грязные, а ты вон какой чистенький весь, прямо глаз не оторвать, - уставший Мэс осторожно снимал одежду, не зная куда её аккуратно положить.
  
  - Да, - Нэй тоже начал раздеваться, поглядывая на охотника и бездумно автоматом повторяя его движения.
  
  - А вот и нет! - Илор первым сиганул в ванну, схватил мочалку - Мэс и Нэй в жизни не видели таких приспособлений - и начал намыливать её лесным мылом, - Нэй, давай руку!
  
  Кончилось тем, что гости, мечтая о теплой водичке, всё же залезли в ванну, Илор мылил их одной мочалкой по очереди, лил ванильный шампунь на волосы.
  
  - Женский что ли? - спросил Мэс, потирая левый глаз, в который попало пахучее безобразие.
  
  - Нет, королевский, - ответил Илор и весело добавил, - купим тебе какой пожелаешь!
  
  - Не надо, мне сойдёт и этот, - ответил Мэс, а уставший Нэй совсем "расклеился" только зевал и поддакивал, а потом неожиданно задремал и провалился под воду.
  
  Хорошо хоть Мэс успел подхватить под локоть:
  
  - Всё, мы все идем спать! Утро вечера мудренее, - Мэс привык командовать и не мог перестать, но никто не был против, потому что мужчина всегда в первую очередь думал о своих мальчиках, а только потом о себе и своих желаниях.
  
  Илор помог Нэю вытереться, большое белое махровое полотенце нежно ласкало распаренную горячей водой уставшую кожу. Спать так и повалились кто в чем был: в полотенцах на голое тело. На любовь сил не было, но никто и не настаивал. Счастливый Илор только прижался к Мэсу посильнее, а Нэй уже сопел в подушку.
  
  - Я всегда говорил, что ты, Илор, - глупыш, почему сразу не признался, что любишь нас? - спросил сонный охотник уже с закрытыми глазами.
  
  - Да я и сам не знал! - опешил от претензий Илор.- Я только с вами познал то, чего был лишён в одиночестве: любовь и дружбу. А любовь наркотик! Любовь атакует, только чтобы победить! Но понял я это уже здесь, дома, один!
  
  Наутро рядом с постелью их ждали три расшитых золотом и драгоценными каменьями костюма. Идеально подходящими им по размеру.
  
  - Это кому? Нам? - удивился Нэй, проснувшийся первым по привычке.
  
  - Да. Отец свадьбу откладывать не станет, это чтобы скорее вас приняли знать и дворяне, - Илор уже начал натягивать подштанники, - смотрите за мной, что за чем надевать.
  
  - А готовиться к свадьбе не надо? - Мэс удивлённо рассматривал шитьё. - У нас в деревне за месяц некоторые готовились, а тут свадьба самого "прЫнца Азгеды", - на последний словах Мэс скривился, вспоминая тяжесть одиночества, когда Илор их бросил и уехал даже не оглянувшись.
  
  - Как я понимаю, свадьба будет скромной, - спокойно объяснял Илор, ему и не хотелось пышной свадьбы, лишь бы быть вместе с Нэем и Мэсом, - родители, братья и некоторые из знати, дворцовые, кто прямо сейчас в здании найдётся.
  
  - Негоже принцу соединять свою судьбу с простолюдинами! - важно изрёк Мэс.
  
  - А что поделать? - умильно скривился Илор, разводя руки в стороны - Люблю-то я вас. И ни за кого другого не пойду! - помолчал, потом вспомнив что-то, добавил: - Отец вам потом придумает какие-нибудь звания и сословия.
  
  На самом деле король посвятил Мэса в рыцари прямо в часовне перед началом свадьбы и пожаловал Нэю баронский титул там же, пока ждали последних гостей дворян и советников престола.
  
  Знать шипела и переговаривалась, обсуждая, пока взбешенная королева, стоящая рядом с молодожёнами сама лично не обернулась и не гаркнула, перекрикивая шепотки:
  - Здесь кто-то чем-то недоволен или смеет осуждать решения нашего короля? Тогда добро пожаловать в ссылку! Насильно мы никого не держим! В Канпильвании или Келаверу вас примут с распростёртыми объятиями, а ещё там бытует рабство! Кто-то хочет стать рабом? Это я лично могу устроить!
  
  В дальнейшем любой, кто только пытался оскорбить или унизить Мэса и Нэя, имели дело напрямую с королевой, которая очень любила своего младшего сына. Так что такие проблемы гасились на ходу. Королевские ловчие пытались что-то вякать, когда им в начальники привели Мэса, но услышав, что тот - сам зять короля, быстро заткнулись. А Илор и его супруги жили не тужили, любя друг друга и не обращая никакого внимания на пересуды и их авторов.
  
  Эпилог первый. Через несколько недель.
  
  
  Квадратная комната покоилась в предвечерних сумерках. На дорогой вишнёвой мебели плавали длинные золотые тени от горящих повсюду канделябров. Сладкий запах ванили оседал на языке привкусом необычных особых удовольствий.
  
  - Зачем вам самим-то ехать? Слуги всё доставят! - удивлялась королева, оглядывая комнату. Здесь, в игровой своего младшего отпрыска, она была впервые. - Я даже не представляю какие-такие "игрушки" вы хотите привезти из своей нищей избушки в Канпильвании. Там, вероятно, соседи все давно растащили. Мы же не поставили охрану у домика, - королева криво усмехнулась, - в голову не пришло, что вам могут понадобится оттуда какие-то "игрушки". А что здесь такого добра не сыскать? Национальные достояния рабства? А... точно... сувенирные кандалы?
  
  Смущенный Илор не знал, что ответить, мать, как и всегда, попала в точку.
  
  - И кандалы тоже... И некоторые другие вещи, и приспособления. Нам с мужьями нравится "играться", - остальные решили не присутствовать при таком довольно деликатном разговоре, и правильно сделали.
  
  - Не понимаю, вас и так трое - это само по себе является отличным ассортиментом для веселого и вариативного секса.
  
  - Ну, мама, я не могу говорить с тобой на такие темы - неудобно! Отпустите нас с охраной, если боитесь так! - ныл младшенький. Королева не знала, что два других супруга уже собрали объёмные баулы молодой семьи и при любом решении этого вопроса всё равно выезжали завтра с рассветом.
  
  - Ладно, чёрт с вами! Ой, - смутилась Её величество, - то есть, Бог с вами! Езжайте, но только с охраной!
  
  - "Чёрт" как-то ближе по теме, - прошептал Илор себе под нос и бросился громко благодарить королеву-мать.
  
  Ехали в высокой карете, окруженные двадцатью разодетыми в пух и прах королевскими гвардейцами. С этаким эскортом не только разбойники, но и пограничники побоялись приблизиться. Как только король Леер узнал, что в гости с неофициальным визитом прибывает младший сын короля Азгеды с мужьями, то их тотчас пригласили во дворец на бал, специально устроенный в честь их приезда.
  
  - Чёрт, надо было действительно послать слуг за своими вещами. Теперь проваландаемся в их замке две недели! Мне надо на работу возвращаться! Король мне за что-то платит! - расстроился спокойный обычно Мэс, просто не любил он эти королевские приёмы и фуршеты.
  
  - Ну, положим, король тебе платит за счастье и здоровье своего любимого младшего сына! А мы между делом заедем в деревню и всё заберем, загрузим тут в ящики и сундуки, - а потом помучаемся на приёме один день и домой! - придумал хозяйственный Нэй. Теперь после процедур промывания и внутреннего заживления его совершенно перестали мучить боли, что благотворно сказалось и на его настроении, больше он не стонал и чуть что не плакал.
  
  - Так-то оно так, а как вырваться из-под охраны незаметно? - поинтересовался Илор.
  
  - Зачем незаметно? - удивился Мэс. - Нам нечего скрывать, вещи наши, не ворованные! А там мы что хотим, то с ними и делаем!
  
  - Ага, после таких зрелищ, - улыбнулся Нэй, - никто их левым балом и не прельстится!
  
  - Ну, шоу мы делать не обязаны, заберём всё из подвала и домой. У себя в охотничьем домике разберемся: что обновить, что выбросить, а что и использовать, намазав маслицем... - все трое одновременно не сговариваясь заулыбались.
  
  На бал супруги явились разодетыми в национальные цвета Канпильвании: голубой и розовый. Ведь не даром же Мэс и Нэй были по рождению канпильванийцами. Хотя сейчас у них было двойное гражданство Азгеды и Канпильвании. Все вельможи восхвалили смелое семейство, ведь здесь многомужество и многожёнство были запрещены законом. И никто не посмел гнусно отзываться о гостях короля Леера. По крайней мере во всеуслышание.
  
  Мэс, Нэй и Илор танцевали с гостями и членами королевского дома, было поднято и выпито несметное количество бокалов дорого игристого вина за здоровье короля, местного гостеприимного и заморского уважаемого. Туфли дорогие с застежками у каблука стерли практически до носков, тоже очень изысканных, в розовую и голубую полосочку. А ровно в полночь с последним ударом городских высокобашенных часов любезные гости растворились в ночи. Прямо вместе со своим эскортом и каретой. Но нет, они не превратились в тыкву и лохмотья, а поехали прямёхонько в свою избушку в лесу.
  
  Там в темпе вальса собрали из подвала некоторое количество предметов, более всего напоминающих упряжь скотоводов, экспонаты земледелия и кухонную утварь.
  Командир гвардейцев, не пожелавший отпускать уважаемое семейство без охраны, был шокирован тем, что в подвале вместо ожидаемого им золота и сокровищ, принцы весело и с песней собирали половники, верёвки и кнуты.
  
  - Помнишь, как мы тебя этим в прошлом месяце? - начал Нэй, обращаясь к Мэсу и указывая на вожжи, пропахшие потом и сексом.
  
  - Дома всё заново опробуем! - скромно возразил тот, отмахиваясь от сувенира.
  
  - Тут у нас ничего неприличного! - констатировал Илор, запихивая конский хомут в сундук под передним сидением.
  
  - Точно, - подтвердил Нэй, укладывая рядом лопатку для переворачивания котлет на сковороде, до этого он весело хлопал ею по крутому заду Илора, когда тот наклонился над сундуком.
  
  - И теперь быстро домой, а то я только что привязал наши любимые колодки под дном кареты! И как они только туда влезли? - опять Мэс эдак с хитринкой в глазах.
  
  - Помнишь, Нэй, чем мы занимались с этим "оборудованием"?
  
  Эпилог. Через несколько лет...
  
  - Тише ты, Илор, тише! Ты так стонешь, что несмотря на то что мы не во дворце, сюда, в охотничий домик, сейчас сбежится вся королевская охрана! Решат, что я тебя убиваю, - и командир королевских охотников Граф Мэс дэ Сольньез погладил прикованного к спинке кровати мужа по нежной попке, засунув указательный палец внутрь, - Нэй, ему не яйца надо было перевязывать, а ротик.
  
  - Ротик его я сейчас заполню своим членом, давненько никто мне не отсасывал, - и юный Баронет Нэй де Сольньез исполнил сказанное.
  
  - Конечно, давно - с утра! Сколько часов прошло с утра? Нет, минут, так больше будет, или, давайте, уже секунд! - Илор смеялся и облизывал достоинство мужа.
  
  Вечером, после выполнения всех королевских обязанностей и тронных этикетов можно было наконец-то стать самими собой: обнимать и целовать своих любимых мужей, даже облизывать их и заглатывать.
   Что может быть лучше для бывшего раба и, по совместительству, принца Азгеды!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"