Диана 19: другие произведения.

Любовь хранителя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    То, что новый Хранитель будет обладать своими тайнами понимали все, главный маг и защитник Азерота не был простым человеком. Взять, например, Медива. Он долго путешествовал, много знал и умел, и, как оказалось, хранил в себе не просто тайну, а самого сильного демона Саргероса. Королева и главнокомандующие надеялись, что новый Хранитель окажется иным, положительным, добрым и честным, но то, что он не будет как открытая книга, они догадывались.

  "Хранитель, Медив нездоров, он был отравлен скверной".
  Юный маг Кадгар, Кирин-Тор.
  
  Огромный коричневый голем упал так быстро, что демон Саргерас, в которого превратился Хранитель, не успел ничего изменить. Придавив собой Медива, глиняный колосс расплющил его кости и телесную оболочку. Бешеный от злобы демон дернулся раз, другой и затих.
  
  Кадгар дотронулся до головы Медива, вновь ставшего собой прежним в голубых водах источника магии, и произнес самое сильное заклинание, которое узнал от древнего артефакта Алоди: "Из света рождается тьма, из тьмы льётся свет". Юный маг сводил с Медива скверну, как будто забирая её себе, пропуская через себя и исторгая наружу. При этом сам светился как новогодняя ёлка, только свет, который он испускал, был зелёным, но не тёмно-зелёным как молодая листва, а жёлто-зелёным, как языки жалящего пламени. Командующий войсками Азерота, Андуин Лотар в шоке отшатнулся от юного мага, убирая за спину уже протянутую к нему руку помощи, но Кадгар заметил это неловкое движение, поднял глаза и, протянув указующую ладонь в сторону командующего, быстро прочёл заклинание.
  
  Андуин отбежал, но шар магии всё равно поймал его внутрь, прикрылся рукой от страха - каким бы бесстрашным и сильным воином он не был, против заклинаний мага он был бессилен - но оказалось, что юный Кадгар хотел его защитить. Находясь внутри голубой защитной сферы Лотар был в полной безопасности от скверны и смерти, щедро распространяемой ею.
  
  Заклинание освободило Медива от скверны, тем самым высвобождая её наружу. Она огромным зелёным огненным штормом разошлась в разные стороны, поражая Каражан и все его окрестности, превращая всё вокруг в чёрную умершую пустыню ночи.
  
  Самое интересное, что очищение не убило Медива. Освобождённый от скверны добрый маг Медив в последнюю секунду успел произнести заклинание, чтобы спасти короля Ллейна и его легионы от им же приглашенных орков в решающей битве у портала.
  
  "Ше-ше-шервалон кирамас Штормград" - произнёс он, открывая портал в Штормград со слезами в голубых глазах, чистых от скверны.
  
  - Спасибо, хранитель! - сказал король людей Ллейн, хотя знал, что никто не услышит его в шуме битвы с орками.
  
  Воины человеческих легионов начали спасать пленных и переправлять их в столицу. Солдаты во главе с королем Ллейном охраняли портал от армии орков.
  Когда через несколько минут портал в Штормград сам собой закрылся, король печально констатировал:
  - Мы потеряли Хранителя!
  
  Но разве кто-то проверил, умер Медив или просто потерял сознание от сильной душевной и физической боли?
  
  - Никому не устоять против тьмы в одиночку, - это был последний совет, данный Медивом Кадгару.
  
  ***
  
  Кадгар свалился от усталости прямо на бортик бывшего источника силы. Сейчас там на дне было сухо как в пасти давно умершего льва. Больше всего на свете хотелось лечь и уснуть, или хотя бы отдохнуть лет так десять, но нет, было что-то, что не давала Кадгару покоя. Этим чем-то, вернее, кем-то, был Медив. Вроде бы обычный простой человек, но маг такой огромной невероятной силы, который внушал уважение всем вокруг, с ним советовался сам король, призывая его очень редко, только в самом крайнем случае. В любой зале, битком набитой людьми, Хранитель выделялся своей харизмой и был совершенно особенным - стильным, красивым, совершенным! Даже не верилось, что он только человек, но, конечно, простым он точно не был. Великий маг, сам Хранитель, сын первой Хранительница Магны Энгвинн! Поэтому уставший Кадгар вскочил на ноги и начал заклинаниями отламывать от разбитого голема куски, на какие только хватало сил: по десять-двадцать сантиметров. Ему хотелось взглянуть хоть одним глазком, хоть одну секунду на обнаженное тело Медива.
  
  Конечно, глубоко в душе он понимал, что Медив такой же мужчина, как и он сам. Хранитель не был обладателем трёх сосков или двух пупков, или пяти яиц, или, например, шипастого члена. А может быть и был. Медив внушал Кадгару благоговение, уважение, страх, и все эти чувства стояли прямо на грани обожания, даже не любви, а именно обожания.
  
  Поэтому юный маг и раскрошил голема на части. Вытащил из-под его обломков тело почившего Хранителя, оттащил за капюшон плаща и, пользуясь случаем, что он наедине с магом, а все остальные люди заняты битвой с орками и никто не явится сюда несколько дней или, по крайней мере, несколько часов, вытащил почившего мага.
  
  От одних этих пошлых мыслей и желаний у Кадгара не только закружилась голова, но и открылось второе дыхание. Он споро расстегнул плащ Медива, под которым оказалась тонкая воинская кольчуга, но снять её не было никакой возможности, и юный возбуждённый маг сорвал её заклинанием. Под ней обнаружилась шёлковая белая рубаха почти до пят, разорвать её было проще, и вот, наконец, он добрался до обожаемого тела.
  
  Медив был красивым крепким мужчиной, на вид лет тридцати пяти-сорока, хотя на самом деле ему было несколько столетий. Даже сейчас его тело бугрилось упругими мышцами. Грудь была покрыта светлыми волосками, которые были гуще внизу и завивались, украшая пах. Конечно, же сосков было всего два. Также обычным было и количество всего остального, а вот член был крупным, красивой формы, но совсем не выдающимся какими-то нечеловеческими размерами.
  
  Кадгару хотелось не только увидеть всего Медива, но и потрогать то, что его восхищенные глаза видят. Он осторожно провел рукой по груди мага, вниз по бокам, погладил яички, и дальше спустился по ноге. Колено...
  
  Но что-то его остановило, что-то было совсем не так, что-то требовало срочного внимания!
  
  Что? Что было не так с мертвым Медивом? Им же самим убитым, но только не жестокости ради, а человечества для...
  
  Кадгар провел ладонью вверх по груди и прижался ухом к коже между сосками. Услышал слабое биение сердца, то, что было совершенно неощутимо под одеждой. Медив был жив! Быстро сотворив заклинание, поддерживающее жизнь тяжелораненым - это заклинание в Кирин-Торе начинали учить чуть ли не в первый год обучения - которое могло помочь воину до приезда сильного мага и врачей, то, что могло удержать жизнь хотя бы на несколько часов внутри сильно раненого тела.
  Теперь, когда у Кадгара появилась надежда - всего лишь малюсенькая призрачная надежда - что Медив может выжить, появилось и бешеное по своей силе, нечеловеческое желание оставить его только для себя! Чтобы никто не знал о нём, вылечить, выходить, спасти и спрятать для себя, заперев тут в Каражане! При всём при этом зная, что Медив маг намного более сильный и мощный, чем сам Кадгар. Понятное дело, что план был никуда негодным...
  
  Забыв обо всём на свете, Кадгар бросился к центру комнаты, с трудом собрал последние силы и телепортировал себя в больницу столицы. У врачей там и без него дел было невпроворот, постоянно поступали раненые воины из пограничных легионов. Кадгар бросился к первому попавшемуся на пути человеку в белом халате, прижал уставшего старика к стенке и потребовал отвезти себя к местному магу-врачевателю.
  
  - У нас нет своего мага! Последний скончался две недели назад, а нам так многого в больнице не хватает, полным ходом идёт война с орками, и мы не можем беспокоить короля просьбами. Так что пытаемся обойтись своими силами! А вот вы что, вы же можете быть врачевателем? Вы же сам маг? - с последним предложением лицо старика засияло надеждой.
  
  - К сожалению, я не врачеватель, - ответил Кадгар, - меня готовили в хранители.
  
  - Ничего себе! - удивлённо протянул врач, на минуточку забыв о всех своих делах и взглянул с уважением на симпатичного юношу.
  
  - Тогда у нас есть для вас книга. В ней собраны различные заклинания по здоровью и залечиванию ран, нам она сейчас без надобности, осталась от прошлого врачевателя. Никто кроме мага не сможет в ней разобраться. А вот вы легко всё освоите, и может быть тогда найдёте для нас пару минут из своего драгоценного свободного времени...
  
  - Давайте книгу, и я обещаю, нет, клянусь! Я обязательно вернусь и помогу вам, только разберусь со своей проблемой, - Кадгар больше всего на свете боялся обмолвиться о своем пациенте не важно кому, даже старенький врач мог кому-нибудь рассказать о его секрете.
  
  Вне себя от радости, прижимая драгоценный фолиант к груди, Кадгар нашёл в себе силы создать портал и вернуться в Каражан. Первым делом он перенес Медива в ближайшую спальню, откуда только взялись силы. Там он переложил мага на громадное ложе под балдахином и начал хлопотать вокруг: закрыл тяжёлые бархатные шторы на окнах, оставив лишь небольшой зазор посередине. С помощью магии затопил камин, закутал обнажённое уже любимое тело тёплым пледом. Эта комната оказалась огромной, но полупустой. В дальнем углу стоял большой рабочий стол, заваленный бумагами, документами и чертежами. Рядом висело зеркало в полный человеческий рост, кроме этого из мебели была только кровать с чёрным сундуком в изголовье, но, главное, запах - везде пахло Медивом!
  
  Видимо, Кадгар неосознанно притащил раненого в его же спальню. Раз именно эта комната была обителью Хранителя, то она должна была быть защищена лучше иных дворцов: и заклинаниями, и тяжёлой металлической дверью. Не может быть, чтобы здесь не подумали о собственной безопасности. Когда раненый был уложен и комната согрета, юный маг начал лихорадочно проверять безопасность их временного прибежища. Понятное дело, он не собирался оставлять Медива одного. Из коридора вход в спальню был практически незаметен, как ни странно, разобраться с секретными замками оказалось не так уж и сложно, ведь Кадгар, как и Медив, был магом, их обоих учили одни и те же шестеро лучших магов страны. Поэтому и их знания были в чём-то схожи. Единственный вход в спальню Хранителя был из общего коридора, и он маскировался книжным шкафом. Для всех остальных этой комнаты в Каражане не существовало. Когда все защитные манипуляции были завершены Кадгар ещё раз проверил Хранителя.
  
  Медив был всё ещё жив, но дышал с трудом и, видимо, срочно нуждался в магической подпитке. У Кадгара и самого кружилась голова от голода и жажды, как-то не до еды было последние дни, но, пересилив слабость, он принялся читать заклинания из книги, полученной в больнице. Первым из них он поместил бывшего Хранителя в лечебную кому, теперь можно было не бояться - времени оставалось достаточно много - и спокойно заняться лечением.
  
  Заручившись силой заклинания, Кадгар начал водить руками вдоль раненого тела для того, чтобы как сканером найти повреждения костей или внутренних органов. И, действительно, это помогло. Быстро взяв стило с письменного стола Хранителя, юный маг начал записывать найденную информацию. Были затронуты внутренние органы, сломано большинство костей, в нескольких местах были обширные внутренние кровотечения. Для обычного человека эти травмы были бы несовместимы с жизнью, но Хранитель есть Хранитель - в нём была ещё и магическая сила, оставалось её только подпитать.
  
  Кадгар знал ещё с первых уроков обучения, что источник магии не может высохнуть из-за одного неосторожного использования. Значит стоило только подождать и магия вернётся в центральный зал Каражана. Теперь следовало найти время для себя самого. Кадгар начал ходить из комнаты в комнату - другие опочивальни не были так же сильно защищены - искать еду, напитки, что угодно, что можно было использовать с пользой для бурлящего желудка. Как ни странно, столько дней без еды и воды, а в туалет всё равно хотелось. Поиски закончились неожиданной находкой - Кадгар в одной из спален обнаружил небольшой магический ледник. Особых разносолов там не оказалось, но было несколько кусков сыра, ветчины и холодный чёрствый хлеб.
  
  А запить немудрёный ужин можно было кусочками льда, отбив их от стен ледника и согрев своей магией. В качестве оружия вполне подошёл нож для вскрывания писем. Судя по всему, эта комната была спальней Мороуза, к сожалению, ныне покойного. Он стал одной из жертв скверны, победивший в Медиве. К сожалению, не единственной.
  
  Кадгара каждую секунду тянуло обратно к бывшему Хранителю, самому себе не верилось, что это сокровище принадлежит только ему. Хотя, конечно, когда "сокровище" придёт в себя, ещё большой вопрос, захочет ли оно кому-либо принадлежать.
  
  Утолив первый голод, юноша рванул обратно, но спокойно-прекрасное тело Медива всё так же лежало на мягкой подушке, прикрытое тёплым пледом. Кадгар осторожно расправил солнечные волосы больного и, не выдержав, нежно прикоснулся своими губами к его мраморным, так они были холодны. Конечно, от простого поцелуя Медив не очнулся как спящая красавица. Больной всё так же натужно дышал, поэтому молодой неопытный врачеватель принялся за новые медицинские заклинания. На очереди стояли поломанные рёбра и кровоточащая печень. Потом придёт очередь позвоночника и регулировки сердцебиения...
  
  В древнем фолианте указывалось, что тяжело раненным противопоказано больше двух лечебных заклинаний в сутки. Поэтому Кадгар оставил Медива в покое и, заперев их обоих в спальне Хранителя на парочку самых надежных магических узоров, тоже завалился спать рядом с неподвижным холодным боком.
  
  Утро следующего дня наступило слишком неожиданно и быстро. Кадгар проснулся от яркого солнечного света, льющегося из огромного с пола до потолка окна. Розовый рассвет играл яркими бликами на прекрасных пшеничных волосах Медива. Сегодня он выглядел немного лучше вчерашнего. Довольный Кадгар спустился к источнику. Тот больше не выглядел дном сухого колодца, скорее напоминал голубой лес, с пробивающимися из-под почвы водоёмами - то тут, то там пробивались наружу магические нити сил. Кадгар ступил внутрь босыми ногами, почувствовав лёгкое покалывание, вливание магии и общее состояние стало намного сильнее. Раньше при нынешнем Хранителе только тот имел право подпитываться силами магии этого источника. Но со вчерашнего дня Кадгар присвоил Каражан себе. Пока что никто не оспаривал его решения. Вокруг стояла такая оглушительная тишина, что становилось страшно.
  
  Но продлилось это недолго, чуткое ухо мага различило шорох крыльев в небе. К башне приближался грифон, его всадником мог быть только Андуин Лотар с известиями о победе над орками. Если бы люди проиграли, командующий первым отдал бы свою жизнь за Азерот, думал юноша. Кадгар вышел на площадь перед входом, где и приземлилась огромная боевая птица.
  
  - Здравствуй, Кадгар, - вежливо произнес тот и неожиданно поклонился, - король призывает тебя! - и протянул юному магу перстень с драгоценным голубым аквамарином.
  - Вы даром беспокоились, Лотар, зачем лететь самому и гнать грифона, вполне достаточно было послать почтового голубя, - ответил юный маг.
  
  - За Хранителем не посылают почтового голубя! - спокойно ответил командующий с легкой полуулыбкой. - За самым главным магом королевства обычно посылают командующего с перстнем самого короля! Кто угодно не может призвать Хранителя в столицу на совет!
  
  - Хранителя? - Кадгар медленно выдохнул. - Но Хранитель Медив мёртв! - произнес с всё нарастающим ужасом юноша, неужели кто-то прознал про его маленький грязный секрет.
  
  - Король Ллейн тоже, - ответил Лотар печально, - новый король, юный Вариан, пока ещё слишком мал. Альянс выбрал меня лидером Штормграда в этой войне. И пока высшие маги не назначили нового Хранителя Азерота, королева и я назначаем тебя. Нам кажется, нет более сильного мага чем ты - победитель демона Медива!
  
  - Но Медив не был демоном, он был болен скверной! - воскликнул тот. - А я совершенно неопытный! И я отрёкся от клятвы!
  
  - Ничего страшного, ты победил более сильного и опытного, - Андуину настолько сильно не хотелось произносить лишний раз имя бывшего Хранителя, как будто тот мог откликнуться и броситься на вызвавшего, - так что мы просим тебя стать нашим новым Хранителем! Поверь мне, ты достоин своей клятвы! Да и Каражан останется тебе. Если я ничего не запамятствовал, - опять улыбался командующий, - тебе тут сильно понравилось ещё в первый раз, когда ты гостил здесь, - Лотар пытался соблазнить Кадгара Каражаном, чтобы тот согласился взять на себя защиту их мира от любой магической опасности. Для юного мага-недоучки это имело большой риск.
  
  - Конечно, спасибо, - ответил Кадгар, вспомнив кого ему надо оберегать от других членов Альянса, в новой должности это будет проще сделать, - почту за честь!
  
  - Так, когда ты сможешь переправиться в столицу? Мне обратно лететь на грифоне или ты сможешь подхватить нас через портал?
  
  На что Кадгар печально ответил, что пока слишком слаб и может перенести только себя самого.
  
  ***
  
  Кадгара приняла заплаканная королева Тарья внутри богато украшенной королевской опочивальни. Они с Лотаром, прибывшим верхом на грифоне, собирались на королевские похороны. Омытое и украшенное тело государя покоилось в золотом гробу на дорогом постаменте в центре столицы, но дела боевые не были отодвинуты в сторону. Принимались решения о битве против орков, обсуждалось предательство двуличной Гароны и Лотар просил помощи нового Хранителя.
  
  - Сделаю всё, что смогу! - ответил тот. - Я всегда в вашем распоряжении!
  
  - Что с магическим источником? - волновалась и без того несчастная королева Тарья. - Брат сказал, что он пересох, тогда где ты сможешь восстанавливаться после особо сильных заклинаний? - ни она, ни Андуин всё ещё не могли называть юного Кадгара уважительно на "вы", даже несмотря на его победу над грозным демоном Медивом.
  
  - С источником все будет в порядке, - ответил тот, - он уже начал вспыхивать магической силой, просто ещё не в полную меру.
  
  - Это хорошо! - Тарья пыталась удержать в голове всю важную информацию, но лихие мысли всё время соскакивали на одиночество и боль от потери любимого супруга. - А что с Каражаном? Ты останешься там или выделить тебе другой, лучший, замок для резиденции?
  
  - Нет! Я остаюсь в Каражане! - Кадгар ни на шутку испугался, что королева потребует его передислокации. - Моё место там! - "И там единственный и только мой всесильный маг, такой слабый и беззащитный!"
  
  Кадгар осознавал, что противоречит сам себе, то Медив всесильный, то слабый, любимый и беззащитный. Но разве не так у каждого любящего существа: сталкиваются "за" и против". Любить за что-то отличное или не смотря на что-то безобразное. Но эти мысли недолго занимали хорошенькую голову юноши, Тарья перешла к более насущным проблемам и Кадгар был вынужден отправиться за ней и её мыслями:
  - Тогда мы наполним его жизнью и людским смехом! Отправим тебе слуг и помощников, чтобы тебе не было там так одиноко.
  
  - У Медива был только Мороуз, - смутился Кадгар, как бы намекая на что-то интимное между теми двумя, хотя все и так знали, что ничего такого там и близко не было.
  
  - И посмотри до чего это довело? - возразил Андуин. - Мы не позволим и тебе скатиться в безумие!
  
  - Медив не был безумным, он был болен... Хотя я повторял это уже сто раз. Мы даже не знаем, где он мог подхватить эту скверну, - Кадгара больно ранило все плохое, что говорили о его собственном маге, - он много путешествовал...
  
  - Вообще неизвестно, где шлялся последние шесть лет! - грубо перебил его Лотар, ни на минуту не забывая, кто пригласил орков в Азерот. Тех самых, по чьей вине погибли и король Ллейн, и сын Андуина Каллан.
  
  Кадгар выбрал из предложенных помощников всего одну супружескую пару в надежде, что эти люди будут заняты собой и друг другом, и будут меньше обращать внимание на периодические исчезновения нового юного Хранителя. Парень, совмещающий должности дворецкого и телохранителя, с девушкой, одновременно и поварихой, и домработницей, поклонились Кадгару и даже схватили поцеловать его руку. Юный маг в шоке вырвал похищенную конечность, а его голову в это время занимали мысли о том, чьи именно губы он бы хотел почувствовать и где.
  
  Больше всего на свете новому Хранителю хотелось вернуться домой, проверить Медива. Всё ли в порядке с его личным магом. При мысли о неподвижном могучем теле хотелось забросить к чертовой матери и выбор слуг, и прочие, даже государственные дела, и вернуться в Каражан. Кадгар начал чувствовать себя там как дома. Но по приглашению королевы и главнокомандующего пришлось остаться на торжественные похороны короля Ллейна.
  
  Кадгар появился там впервые в новой должности Хранителя Азерота. Многие важные члены Альянса с недоумением посматривали на столь юного Хранителя, но главным маг Кирин-Тора одобрительно кивнул Лотару. Кадгар еле-еле дождался окончания торжественного события. Ему честно нравился покойный король Ллейн, он был прекрасным правителем, честным и справедливым, но он его почти не знал. И маг отчаянно волновался о Медиве, подумывал отнести его на руках в оживающий источник, подпитать такой полезной для выздоровления магией.
  
  Вернуться в Каражан получилось далеко за полночь. Тарья приглашала Кадгара остаться на ночь в помпезных гостевых покоях, но тот вежливо отказался, ссылаясь на магическую слабость. Первым делом уставший путник навестил свою новую спальню. Там, в тепле шерстяного пледа и мигающего огоньками камина, мерно дышало спящее божество. Никак иначе Кадгар Медива не воспринимал. Он наклонился к мраморным губам и провел по ним горячим языком. Дальше его сорвало с катушек надолго: юноша сбросил на пол одежду и нырнул к Медиву под одеяло. Непослушными от восторга руками он гладил жёсткие волосы на груди, задевая кончиками пальцев соски, пружинил кудряшки в паху, нежно разминал спящий член. Убеждая самого себя, что такой массаж необходим от пролежней, от всей души забывая, что массировать надо плечи и спину, а не пах, член и мошонку.
  
  Своё хозяйство не просто встало, а болезненно ныло, зажатое с одной стороны раскаленным боком, а с другой - холодным. И распалённый ласками Кадгар пошёл с собой на компромисс: "поцелую Медива и поглажу себя, но обоих нужно доставить в источник наслаждений, тьфу ты чёрт, в магический источник!" Хорошо, что супружеская пара помощников ещё не добралась до Каражана, иначе они были бы потрясены открывшейся картиной - два обнаженных Хранителя в полночь ласкаются в голубых водах источника силы. Конечно, на самом деле только Кадгар ласкал Медива, а руки старшего безвольными палками висели вдоль тела, но картина всё равно никого не оставила бы невозбуждённым.
  
  То, что новый Хранитель будет обладать своими тайнами понимали все, главный маг и защитник Азерота не был простым человеком. Взять, например, Медива. Он долго путешествовал, много знал и умел, и, как оказалось, хранил в себе не просто тайну, а самого сильного демона Саргероса. Королева и главнокомандующие надеялись, что новый Хранитель окажется иным, положительным, добрым и честным, но то, что он не будет как открытая книга, они догадывались.
  
  Кадгар старался не вести себя подозрительно. Когда прибыли помощники в Каражан, он предложил им выбрать любую спальню, где им будет удобно, оставил все вопросы и их решения на их суждение: и кухню, и выбор блюд, и очередность уборки помещений... Единственное о чём просил, быть как можно более осторожными с библиотекой, чтобы ни один из книжных фолиантов не пострадал, также просил не заходить к нему в личную спальню, объясняя, что это его убежище от всего мира, что он сам его приберет, сам будет содержать в чистоте, чтобы именно этот приют одиночества оставили ему одному. Естественно, он никому не говорил о наличии там ещё одного живого мага.
  
  Андуин и Тарья периодический вызывали Кадгара в столицу, прося о помощи в подготовке войск к следующим нападениям и будущей войне за полное освобождение Азерота от скверны и её носителей. Он старался изо всех сил и всех своих знаний, но чувствовал, что этих знаний ему катастрофически не хватает, поэтому он зачастил в источник в Каражане. Повторял всё, что выучил за годы учёбы в Кирин-Торе, а свободное время проводил в библиотеке заброшенной башни в перевале мёртвого ветра. Очень много информации почерпнул из личных записей и дневников бывшего Хранителя, тренировал заклинания в источнике, чтобы всегда быть полностью заряженным силой на случай неожиданного нападения орков на Штормград, пытался подготовиться, чтобы быть полезным Лотару и его воинам.
  
  Только ночи полностью принадлежали Медиву. Кадгар подпитывал бывшего хранителя магией, лечил заклинаниями, мотивировал холодное неподвижное тело невероятно горячими ласками, разговаривал с ним и постоянно просил прощения за то, что не может оставить того в покое. Целовал, гладил, ласкал, обнимал, чувствуя себя извращенцем, но не мог оторваться от такого любимого хладного тела, которое в данный момент находилось в его полной власти.
  
  С одной стороны, юноша боялся выводить мага из длительной комы, опасаясь, что сердце может не выдержать, не все внутренние органы полностью восстановились, и что внутренние кровотечения полностью запаяны, с другой - больше всего на свете хотел услышать любимый голос, надеясь, что его не отвергнут. Но сканирование заклинанием показывало, что тело бывшего Хранителя всё ещё отчаянно нуждается в лечении и магической подпитке, Медив не был готов к пробуждению.
  
  Иногда Кадгару мерещилось, что в один прекрасный день, несмотря ни на что, Медив очнется сам по себе...
  
  - Санофрак Мирав Кадор (защитный щит огромной магической силы из голубых молний), - прокричал Кадгар и стиснутым кулаком правой руки ударил воздух чуть пониже линии своего талии.
  
  Но противный щит ни в какую не создавался, сильное магическое заклинание из дневников Медива было отлично описано, но, к сожалению, не нарисовано, и движение рукой у Кадгара не получалось. Он даже не понимал, что делает не так. Юный маг стоял по колено в голубом источнике магической силы и в сто двадцать восьмой или двести шестьдесят девятый раз повторял мощное заклинание. Видимо, оно явно было мощнее самого исполнителя, поэтому и не давалось.
  
  Стюард Сайлас и его супруга повариха Нестла в ужасе убежали от источника, пока на них не брызнуло чем-нибудь опасным, как уже бывало пару раз. Работники из них оказались прекрасными: и еда была вкусной, и комнаты убранными, а, главное, их никогда нигде не было видно - не мешались под ногами.
  
  Расстроенный Кадгар в последний раз повторил заклинание, которое тоже в последний раз решило не выйти. Тогда уставший маг отправился поднимать себе настроение самым простым и верным способом - поцеловать Медива. Это занятие никогда не надоедало и не разочаровывало. Бывший Хранитель неподвижно лежал на белоснежных простынях, и вполне выглядел бы спавшим, если бы не жуткая нереальная белизна его кожи.
  
  Застоявшийся воздух уже забродил в комнате, Кадгар в очередной раз подумал, что надо бы проветрить. Жар камина, запах неподвижно лежащего человека плюс уже который день не проветриваемое помещение - такой воздух явно не на пользу больному. Но проветривание было отложено на следующий раз - сначала поцелуй, а дальше всё поехало по накатанной дорожке. Одним поцелуем Кадгар не смог насытиться и начал ласкать холодное тело жаркими ладонями, как будто согревая больного, вливая в него живительную силу. Вмиг вспотевшими ладонями Кадгар принялся гладить выпуклую грудь, дальше по кубикам пресса, спускаясь к паху, потом... Расстроенный, что придётся бросить любимое занятие, побежал в свою личную душевую, сбросить напряжение, а в итоге "снятое напряжение" пришлось под душем смывать с живота и бёдер. Когда юноша наконец-то освободился и вернулся в свою или не совсем свою спальню, он наклонился позади кровати над лицом Медива, чтобы осторожно прикоснуться к всегда плотно сжатым губам мага.
  
  - Есть ли причина, почему ты так близко к моему лицу? - как всегда надменно поинтересовался тот, будто бы не он был раненным, практически мёртвым, лежал на несвежих смятых простынях после тотального поражения в войне. Уже не будучи не только Хранителем Азерота, но и просто свободным человеком, Медив - хоть и не по своей воле - стал беглым преступником, которого могла ожидать только смерть, если кто-нибудь узнает, что он её до сих пор избежал.
  
  - Я собираюсь позаботиться о тебе, хорошо? Всё о чём я думал - это ты, - Кадгар и сам чувствовал, как жалко, капризно и по-детски звучат его слова. Будто бы оправдания, будто бы надо просить прощения за то, что спас любимого человека без его на то разрешения.
  
  - Просто заткнись! Это не нормально! - возмутился Медив ощупав своё тело, под пледом он был совершенно голым.
  
  - Ужасно, если я тебя поцелую? - не то спросил, не то попросил Кадгар.
  
  - О, я определенно мёртв! - процедил бывший Хранитель, подразумевая, что попал в свой личный ад, где его каждый день трахает без смазки более слабый и раздражающе юный маг.
  
  - Вовсе нет! Я спас тебя, вытащив из-под развалившегося голема.
  
  - Ну до этого ты убил меня, запамятствовал?
  
  - Не убил, а только пытался... Я хотел убить демона, желавшего погубить наш мир. В тебе был демон Саргерас - губитель миров! Он до сих пор там? - и Кадгар тыкнул указательным пальцем куда-то в сторону груди бывшего Хранителя.
  
  - Нет. Сейчас постараюсь тебе всё объяснить, - и Медив, тяжело стеная, попытался перевернуться на бок, Кадгар сразу же бросился помогать, - в момент смерти - падения голема - я смог увидеть внутри себя Саргераса, время как будто замерло, и я всё понял, увидел со стороны и мой разум стал чистым. Я мог бы изгнать демона из своего тела, но было уже поздно, вы убили меня. Убили демона! Я всю жизнь принимал слова демона за свои мысли - внутренний голос - и потихоньку сходил с ума, - Медиву было тяжело раскрываться перед посторонним человеком, особенно перед юным Кадгаром, который - как подозревал бывший Хранитель - метил на его место.
  
  Но сейчас, полностью придя в себя, маг чувствовал свою вину перед Азеротом и его жителями. Сам того не желая, он пытался уничтожить всё, что поклялся защищать. Он виновен! Так постановил бы любой человеческий суд, так же постановил и сам Медив! Поэтому он принял решение, что должен искупить свой грех, чего бы ему это не стоило! А потом можно и убить себя...
  
  Одним из искупительных жестов и стало признание Кадгару, признание, что он оказался слаб и наивен настолько, что демон захватил его тело и победил его дух.
  
  - Я рад, что теперь ты - это ты! Есть хочешь? - Кадгару всё время хотелось дотрагиваться до Медива, но теперь, когда тот был в сознании, это вряд ли было бы прилично.
  
  - Я уже говорил тебе, что сошёл с ума. А ты собираешься меня кормить? Меня надо прилюдно казнить! Кстати, а король Ллейн в курсе, что я выжил? - бывший Хранитель тяжело дышал, если бы мог бы вскочить с постели так бы и сделал, но сейчас у него не хватало сил даже привстать, опершись на локти.
  
  - Король больше не Ллейн... - повинился Кадгар, будто лично не смог спасти правителя, хотя формально так и было. Когда-то он пообещал Медиву, что позаботится о короле.
  
  - А кто?
  
  - Его сын Вариан.
  
  - Сколько же лет я был без сознания? - удивился Медив.
  
  - В коме... В лечебной коме... Я поместил твое тело в лечебную кому и лечил заклинаниями, и окунанием в целительные воды источника здесь, в Каражане.
  
  - А то я смотрю, я всё ещё в своей спальне! Так сколько времени прошло? - он оглянулся, проверить, что изменилось в его комнате, но так и не нашёл ничего нового.
  
  - Три недели... - Кадгар тихонько присел на край его ложа и поглаживал ногу бывшего Хранителя через одеяло.
  
  - Ну, хотя бы не двадцать лет! А что ещё я пропустил? И почему юный Вариан сменил отца на троне? - Медив рассеяно дернул ногой, смахивая, как назойливую муху, наглую конечность непрошенного гостя.
  
  - Король Ллейн пал смертью храбрых в битве у портала... - Кадгару было тяжело рассказывать последние новости потому, что ничего хорошо не произошло.
  
  - Боже, король мёртв? А Андуин Лотар? Он тоже пал? - не на шутку встревожился Медив.
  
  - Нет, он жив... Он опоздал, мы с ним пытались убить тебя... - покаянно опустив голову.
  
  - Значит и смерть короля на моей совести, - постановил Медив.
  
  - Нет! Что ты! Это не ты, а демон Саргерас виноват! - у Кадгара болело сердце за любимого, такой тяжёлой ноши тот мог и не осилить.
  
  - Демон Саргерас был во мне, использовал моё тело, мою душу и мои магические силы... Это я повинен в смерти тысяч людей и короля Ллейна, и сына Андуина Лотара - это всё моя вина! - Медив отвернулся от пронизывающего взгляда Кадгара, желая провалиться поглубже, желательно в тартарары.
  
  - Ну так зачем ты спас меня на самом деле? - бывший Хранитель был почти "убит" открывшимися новостями, и мелкая месть Кадгара его не волновала от слова "совсем". - Мечтал трахнуть, чтобы доказать самому себе, что ты круче? Давай! Даже сопротивляться не буду!
  
  Сам Медив чувствовал небывалую магическую силу в теле. Он не знал, что юный Кадгар каждую ночь, надрываясь, таскал его на себе до источника, а потом обратно. Магу казалось, что демон Саргерас, будучи в его теле и разуме, отнимал себе часть силы бывшего Хранителя. Поэтому сейчас, оставшись единственным владельцем в своем теле, хоть и был слаб физически - руки и ноги почти не слушались - он ощутил, что магическая сила внутри била ключом. Казалось, любое произнесённое заклинание сотрёт с лица земли целую орду неприятелей.
  
  Но Медив и не думал использовать их против юного и более слабого магически Кадгара, он жаждал боли и унижения, считая их малой толикой расплаты за свои ошибки и грехи.
  
  - Неправда, я об этом даже не думал! - на самом деле Кадгар действительно не думал об этом, он об этом страстно мечтал... - Ты сейчас должен отдохнуть, ты только очнулся и все эти новости разом навалились. Я принесу тебе легкого супа или чая. А ты давай не волнуйся, всё как-нибудь разрешится.
  
  Стоило Кадгару выйти из комнаты, как Медив попытался самостоятельно встать. Что оказалось сложно человеку, который был прикован больше трёх недель к постели. Сначала казалось, что это ему вообще не по силам, но потихоньку, опираясь то на одну руку, то на вторую, ему удалось перебросить ноги на пол, и, уперевшись двумя руками о край кровати, встать на подрагивающие конечности. Передвигаясь всё больше по стенкам и держась за разные предметы мебели, бывший Хранитель потихоньку дошёл до своего собственного туалета. Там уже всё было переделано, видимо, Кадгар переставил вещи так, как ему было удобно. Принёс нежные шампуни с запахом фиалки и шалфея, но ничего из этих неуместностей не помешало Медиву с наслаждением помочиться.
  
  Улыбка на его лице говорила, как не хватало ему этого последние три недели, потом всё также аккуратненько и осторожно он вернулся в спальню. Не успел сесть на край кровати, как Кадгар принёс ему горячий куриный бульон.
  
  - Тоже мне еврейская мама, - неудачно пошутил Медив.
  
  - Никакая я тебе не мама, - ответил Кадгар, - просто мне приятно за тобой ухаживать...
  
  - Значит не мама, а девушка. Вот как ты меня воспринимаешь? - улыбнулся.
  
  - И никакая ты не девушка. Ты очень мужественный мужчина, настоящий воин. Лотар должен был взять тебя в свой легион! - Кадгар не знал, куда деваться от смущения.
  
  - Тоже мне, можно подумать, куда его легионером до моей силы! - вопреки своим каверзным высказываниям маг споро уплетал принесенный Кадрагом супчик - "Голод не тетка, пирожка не поднесет" и пощады от него тоже не жди.
  
  "Вот надо же, а теперь что делать, где спать?" - расстроено подумал Кадгар, пока Медив восстанавливал силы после очередной комы, - "И как он отнесется к моему ухаживанию? На самом деле он намного сильнее меня, и если ему что-то не понравится, он быстренько превратит меня в булькающую зелёную жижу или ещё чего похуже... Если подумать, просто непонятно, почему он это не сделал до сих пор?"
  
   - А кто сейчас заменяет хранителя? - поинтересовался Медив, вытирая губы салфеткой после последней ложки аппетитного варева.
  
   - Да как тебе сказать, - замялся Кадгар.
  
  - Ты что ли? - Медив на самом деле был поражён: Кадгар слабый и юный маг. - Неужели никого посильней не нашлось?
  
  - А я, между прочим, здесь единственный победитель демона Саргераса и спаситель человечества... По крайней мере, в этой войне с орками! - обиженно констатировал Кадгар.
  
  - Ну и многие ли заклинания ты уже освоил, "Великий" Хранитель? Как там с "Санофрак Мирав Кадор"? Молнии выходят или только слабый магический всплеск?
  
  - Нет, пока вообще одни брызги. Никак не отработаю, слова выучил, пытаюсь повторить движения. Стою даже по колено в источнике и ничего...
  
  - Конечно, куда там тебе? Ладно, я потом тебя научу, надо же кому-нибудь Азерот защищать... Хотя не мне тебя учить, из меня защитник людей вообще - говно!
  
  - Не говори так, ты не был виноват, это всё демон! - Кадгар придвинулся поближе к Медиву и даже попытался ободряюще похлопать по спине, но тот посмотрел, как на мезозойскую муху.
  
  - Ты уверен, что можешь доверять мне? - внаглую поинтересовалось бывшее вместилище демона.
  
  - Да, я чувствую...
  
  - И что ты там ко мне чувствуешь?
  
  - Я хотел сказать... Не знаю...
  
  - Всё. Я сейчас в купальню... - раздосадованный маг отвернулся, а он-то надеялся на восторженное признание в вечной любви.
  
  - Я могу помочь... - потянулся к нему Кадгар, который горел желанием стать ближе к своему кумиру.
  
  - Нет, я сам. А ты вали из моей спальни! - отбрил Медив, его терпение кончилось.
  
  - Я вообще-то тоже тут живу, - продолжал мямлить Кадгар.
  
  - Так ты со мной спал всё это время? Может ещё и дрочил на меня в коме? Что, правда что ли? Ну ты и извращенец! Недаром тебя из Кирин-Тора попёрли! - заливисто засмеялся Медив.
  
  - Неправда! Я сам ушёл, когда узнал про скверну, предупредить хотел ...
  
  - Кого?
  
  - Хранителя и короля Ллейна.
  
  - Ну всё, предупредил - свободен! - Медив покрутил пальцем у виска и осторожно отправился в купальню, помогая себе левитацией.
  
  Не получив позволения помочь в купальне, Кадгар не сильно расстроился, приблизительно этого он и ожидал, поэтому напряжённо начал думать, как бы напроситься спать с бывшим Хранителем, чтобы быть к тому как можно ближе и желательно постоянно. Первым в голову пришло совершенно простое решение. Он быстренько подкинул дров в камин, прикрыл ставни на окнах, сбегал на кухню за стаканом воды на случай, если Медиву захочется пить. И не зная, чем бы еще себя занять, всё проверил, приготовил, потом полностью разделся и юркнул под тёплый ещё плед, ожидать любимого.
  
  - И какого чёрта ты всё ещё здесь? - поинтересовался тот, показываясь из ванной в одном легком хлопковом халате на голое тело. На причинном месте халат весело топорщился, открывая сверху прекрасный вид на твёрдую выпуклую грудь мужчины. Кадгар облизнулся при виде всего этого богатства.
  
  - Я никуда не уйду, мне негде спать. Я буду ночевать здесь! - вдруг юноша обратил внимание на скромное одеяние Медива - простой серый халат на голое тело. - Медив, а почему ты в этом ничтожном крестьянском халате? Скажи мне где лежит вся твоя одежда, я пойду принесу твою мантию-балахон, или как там называется то шикарное голубое одеяние, в котором ты всегда появлялся во дворце?
  
  - Одежда тут ни при чём... Маги - это единственные люди в любом мире, которым плевать, что надеть. Настоящий маг может просто прикрыться подорожником и все равно останется крут. И как поступаем мы, самые сильные маги? Подобно неодолимому гиганту, гордо шествуем среди врагов, а те дохнут от молний, адского пламени и зависти. Так что моя одежда совсем не важна, - сказал тот, оглядывая распахнувшиеся полы внизу халата.
  
  Кадгар скатился на колени на пол, чем безмерно удивил бывшего Хранителя. Но тот совсем ничего не успел сказать, так как задохнулся поступившим в легкие кислородом, когда юные тёплые губы Кадгара сомкнулись на таком желанном и наконец-то доступном достоинстве взрослого мага.
  
  - Больше всего это похоже на поклонение, или ты меня так готовишь к своей любви? Тогда не над тем местом "колдуешь", сзади растяни! Так, давай, мальчик, отвали, хочу лечь и так еле на ногах стою от усталости, - бывший хранитель осторожно лег на кровать, по ходу дела распахивая халат, раздвинул ноги пошире, приготовился терпеть, мысленно напоминая себе, что это часть наказания. И что он достоин не только этой боли и унижения, но и многих других кар, человечество не должно спускать с рук то, что произошло в Азероте.
  
  Медив не сопротивлялся, одного этого было достаточно для Кадгара, чтобы с горячечным азартом юности наброситься на доступное тело. Он согревал ослабленного мага своим теплом, гладил, обнимал, облизывал всё, до чего мог дотянуться. Но, видимо, это не радовало бывшего хранителя, тому казалось, что нежность только прелюдия к боли, которая последует за ней. Хотя даже эта мысль не вызвала никакого желания защищать себя, Медив мужественно решил позволить юности делать, что хочет: "Я всё это заслужил! Вполне смогу перетерпеть!"
  
  А вот обнаглевший от вседоступности Кадгар уже полностью залез сверху на Медива, согревая его тело своим. Занятый только своими чувствами и мыслями, тот не увидел, даже не заметил, что Кадгар готовил к соитию не его, а себя. Когда же необходимая подготовка подошла к концу, Кадгар обхватил достоинство старшего мага и одним слитным движением направил в себя, он понимал, что будет больно, что надо было осторожно, нежно и медленно входить буквально по миллиметру, но он слишком долго ждал этого счастливого мига единения со своим личным божеством, чтобы не торопиться.
  
  - Ух! Ну ты даёшь! Да потерпи же, ты делаешь себе больно! - от изумления аж ахнул побежденный любовью старший маг. Так пылкость юности и побеждает недоверчивость и предубеждения старины. Медив поддерживал Кадгара и страховал силу его "приседаний" на своем достоинстве, вмиг ставшем непреклонно твёрдым.
  
  На самом деле Кадгару действительно было больно, он распластался на теле своего любимого и мужественно, чуть постанывая, терпел пару минут, пока освоился с членом в своей попе. Медив его не торопил, он был шокирован, что Кадгар выбрал себе роль нижнего, но всё же решил принять такой подарок с честью и достоинством. Хотя на самом деле секса ему уж точно совершенно не хотелось после продолжительной комы, только отдых и сон, набираться сил, а не расходовать их.
  
  - Хочешь, - Медив вымученно улыбнулся, - хочешь, помогу тебе заклинанием?
  
  - Нет, не надо, уже почти не больно... А что, есть заклинания, которые и в этом помогают? - удивленно похлопали на него глазами.
  
  - Как же многого ты не знаешь, придётся немножко подучить тебя, - и бывший Хранитель резво задвигал тазом, придерживая Кадгара на весу левитацией.
  
  Занимаясь втрахиванием друг друга в постель, каждый из них думал о своём. Медив - о неожиданном подарке вселенной, которого он совершенно точно не заслужил, и не был достоин такого поклонения, обожания и жертвенности от юного Хранителя. Каждое движение молодого горячего тела помогало и Медиву согреться, заново поверить в себя и в возможность счастья, пусть даже такого - украденного у судьбы, тайного и недолгого.
  
  А Кадгар наслаждался каждой секундой совместного времяпровождения, каждым движением, даже каждым касанием твердой холодной ладони на боку. До дрожи в коленках хотелось продлить это удовольствие и единение - не кончать, или, может быть просто умереть здесь и сейчас. Раствориться в более опытном и умелом любовнике, которому даже и делать ничего не надо было - тот просто дышал, а Кадгар уже был на седьмом небе от счастья.
  
  Кто из них первым кончил, а кто помогал кончить второму - назавтра никто из них так и не смог вспомнить. И не только на следующий день, но также и через неделю, и через месяц. Оба свалились от переполнявших чувств и так и уснули уставшими, счастливыми и в засохшей сперме.
  
  Наутро пробуждение было ужасным. Чего Медив совершенно не ожидал, так это того, что Кадгар будет спать не просто рядом, а на нём, вдавившись максимально возможно своим юным горячим телом в его уставшее и замученное после невольной комы. И конечно же не лишним будет отметить сухую белёсую корку, подобно клею, навечно соединившую оба тела, а в некоторых местах, где волосяной покров мужчин был особо густой, вообще без боли оторваться друг от друга оказалось невозможным. Бывший Хранитель пытался отдалиться, но всё кончилось только болезненными стонами полусонного Кадгара. Даже самому себе Медив не смог сознаться, что это ночь сильно изменила его мнение о юном ученике. Место разумного недоверия заняла невольная симпатия, а может быть даже и что-то посильнее на чувственном уровне. Юношу совершенно не хотелось будить, но Медив не был уверен, может быть у Кадгара были планы на этот день, что-то важное и полезное для Азерота, что-то, что непременно нужно сделать, если не продолжать дрыхнуть на груди любовника.
  
   - Давай, соня, вставай! - сказал Медив и хлопнул Кадгара по услужливо подставленной попе.
  
  Хлопок отзывался скрипом несмазанной поверхности, остатками засохшего вчерашнего удовольствия:
  - Ой! Мне надо в душ! Приглашаю тебя со мной! Поделюсь шампунем и смазкой! - просипел Кадгар, являя собой дивное зрелище - голос сел после ночных излишеств, глаза сонно моргают, веки опухли, волосы дыбом.
  
  - Ну конечно, "смазкой", понятно, что там будет за купание...
  
  Расклеивались под струями теплой воды в купальне. Медив помогал Кадгару отмыться. И себе заодно. Начинали весело, закончили страстно. Не успели отмыться от вчерашней спермы, как вновь извазились в сегодняшней. Война с орками была напрочь забыта, а также проблемы Альянса и то, что Медив в Азероте - персона нон грата. Маленький островок выстраданной любви и счастья в бесконечном море страданий, которые выпали на долю людей. И ни один из них не знал, что ждет завтра, послезавтра или через неделю. Ну и что...
  
  Никто ещё не знал, что до следующей войны с орками целых шесть лет. За это время вполне можно подготовиться: и заклинание выучить, и насладиться обществом друг друга, но по-настоящему влюблённым и миллиона лет мало, чтобы быть вместе. Кадгар и Медив не могли надышаться друг другом. Сначала, конечно, именно Кадгар безумно, нереально желал старшего мага, любил так сильно, что заразил и того своей страстью. Вместе они много занимались совершенствованием Кадгара. Понимая, что выйти на свет и открыто показаться Альянсу и его членам не могут - сразу казнят - маги верили, что могут принести пользу людям, гномам и эльфам своими знаниями и умениями. И, самое главное, магической силой. Медив начал готовить Кадгара, учить всему, что знал сам, а вот вечера и ночи принадлежали чувствам без остатка. Они с упоением наслаждались каждым прикосновением к друг другу, опасаясь, что любой вечер или ночь могут быть последними. Никто не знал о существовании Медива, разве что его мать Эгвин, которая и помогла Кадгару вернуть Медива к жизни, подтолкнув с той стороны призрачной завесы. Иногда дождливыми вечерами Медив рассказывал Кадгару о своём детстве, друзьях Лотаре и Ллейне. А потом и о своих путешествиях с целью изучения жизни и душ людей, где и подцепил скверну - миазм всей его жизни.
  
  Один типичный день.
  
  - Медив, давай помогу подстричь ногти. Совсем отросли за время комы, - расслабленный после пробуждения Кадгар перевернулся на постели, поворачиваясь к купальне, из которой вышел Медив, распаренный, словно после занятий любовью, с румянцем на скулах, мокрые волосы цвета меди так и хочется отвести в сторону и поставить на шее засос.
  
   - Длинные ногти и волосы помогают колдовать, но ещё, конечно, и длинный пенис! Этого ты уже не сможешь изменить в себе, тебе не дано его отрастить, - надсмехался Медив над своим учеником и тюремщиком. Хотя на самом деле он всегда мог уйти - самый сильный маг на земле - но сначала хотелось помочь Кадгару с защитой Азерота, а потом уже остаться с ним навсегда на любых условиях.
  
  - А, так ты специально походишь на девушку? - Кадгар умышленно нарывался на шутливую потасовку в кровати.
  
  - Не на девушку, а на сильного мага, но, да, специально, - и Медив начинал заразительно смеяться. Раньше никто и никогда не слышал его смеха. Разве что друзья Лотар и Ллейн в глубоком седом детстве, лет до четырнадцати.
  
  Постепенно Кадгар своей любовью возвращал Медива к жизни, показывая все прелести любви и страсти.
  
  - Не хочешь побывать сверху? - как-то раз спросил Кадгара Медив.
  
  - Не особенно... Может когда освою все заклинания.
  
  - Осиль хотя бы "Ир тала киватаир" (удерживание в потоки силы источника).
  
  - Ну, это мне совсем не дается, - махнул рукой, сразу же запутавшейся в простыне.
  
  - Осилишь - и я тебе дам! - у Медива получился неплохой каламбур.
  
  На самом деле он просто пытался подтолкнуть юношу к серьёзному обучению.
  
  
  Они оба стояли в полночь по колено в голубых водах источника, Медив проговаривал заклинание и показывал юному любовнику движения. Кадгар пытался повторить и проваливался уже в сто восемнадцатый раз.
  
  - Ненавижу тебя! Как так - у тебя заклинание выходит, а у меня - магия как будто издевается и в руки не даётся! - ныл подуставший юноша, опуская их.
  
  - Просто заткнись и продолжай! "Ир тала киватаир!" - и магическая клетка с силой захлопывается, отрезая Кадгара от Медива, даже не касаясь того, хотя между ними всего тринадцать сантиметров пространства и полсекунды времени.
  
  - Как ты это делаешь? - клетка саморастворилась во влажном от усталости воздухе.
  
  - "Ир" и правая рука сжимает силу в кулак. "Тала" и левая - повторяет движение. "Киватаир" руки соединяются, нанося удар по пространству перед магом. Теперь попробуй сам! Разбей простор впереди себя!
  
  Вдалеке разнёсся крик птицы, и шелест крыльев всё ближе.
  
  - Это Лотар! - закричал Кадгар. - Медив, бегом в спальню! Ещё заметит тебя! - и заклинание вдруг само собой получилось, заперев уже Медива в голубую незыблемую темницу.
  
  - Клеть растащи сначала, умник! - засмеялся Медив - у Кадгара впервые получилось! Наверное, страх и отчаяние придали сил. - Вот что необходимо для успешного колдовства, чтобы было что терять!
  
  - Уже! - голубизна растворилась без следа.
  
  - Не бойся ты так! Всегда можно сказать, что это мой дух-призрак блуждает по Каражану. Это же был мой дом, который стал и местом последнего приюта.
  
  - Кто в такое поверит? Не говори глупости! Ещё скажи, что это твой дух обучает меня и помогает в охране Азерота, - Кадгар завозился, убирая в зале и подталкивая Медива обратно в их общую спальню.
  
  - Здравствуй, магус Кадгар, - вежливо произнес Лотар и поклонился, - король призывает тебя! - и протянул юному магу перстень с драгоценным голубым аквамарином.
  
  Главнокомандующего сильно подкосила смерть единственного сына, он постарел, посуровел что ли, лоб изрезали глубокие морщины. Седые волосы стянул тонкий металлический обруч ручной работы, видимо, гномы постарались отблагодарить за помощь в войне. Улыбка больше не таилась в уголке его чувственных губ. Уставший замученный грифон повалился на бок прямо в пыль центрального входа и сразу же закрыл глаза.
  
  - Обязательно сейчас, среди ночи? - Кадгар начал показывать твёрдый характер - Хранитель Азерота как-никак.
  
  - Ты всё равно не спишь... А, кстати, что ты здесь делаешь? - и Лотар обвёл удивленным взглядом тёмную залу с магическим источником в середине.
  
  - Тренируюсь! Я тебе не Медив - он был сыном первой Хранительницы и самым сильным магом в мире. У меня не всё получается с первого раза...
  
  - Перестань нахваливать этого мертвого предателя, будто бы он может услышать тебя и обрадоваться! - Андуин скривился, словно подавился горькой репкой за ужином. - Теперь ты - самый сильный маг в мире! Смерть Медива высвободила в тебе магию Хранителя. Теперь ты - надежда всего Азерота!
  
  - Да, конечно спасибо! - Кадгар поклонился, видимо, выкрутиться не получится. - Когда нужно отправляться?
  
  - Немедленно! - спокойно ответил Лотар.
  
  - Я только переоденусь в спальне, негоже являться так, - и он опустил глаза на своё пижамное одеяние, голубое в мелких красных рыцарях, - подожди меня здесь.
  
  - Да, - Лотар отвернулся к источнику, заглядывая в его стихийные голубые воды, казалось, те глянули на него в ответ.
  
  В спальне юный маг бросился к Медиву. Поцелуй, казалось, длился всего пару секунд, но Кадгар уже опаздывал, если только не хотел дать понять Андуину, что в комнате он был не один.
  
  - Беги уже, любовничек! Король заждался! - засмеялся Медив. - Кстати, я всё слышу, что вы там обо мне говорите.
  
  - Да, знаю я, - усмехнулся Кадгар, заматываясь в чёрный походный плащ.
  
  - Перенесёшься порталом?
  
  - Да, теперь я легко могу перенести даже Лотара с его боевым "самолётом", всё благодаря тебе.
  
  - С грифоном не надо - лишний расход сил и магии. Давай уже, люблю тебя! - и Медив легонько шлёпнул Кадгара чуть пониже спины.
  
  Теперь невозможно было бы поверить, что Медив сначала считал Кадгара своими пленителем и убийцей, ожидая каждую минуту издевательств и боли.
   - И я тебя! Всегда! - счастливо улыбнулся тот в ответ.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"