Диана 19: другие произведения.

Жизнь соло и в дуэте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - ... И я ухожу к нему! - всё это грубо прозвучало в полутемной кухне, когда детей уже уложили спать, - Ты сам виноват! Чувства наши уже давно умерли! Мы последнее время даже и не разговаривали нормально! Так что ты тоже должен быть доволен, что я тебя бросаю!

  Часть I
  - ... И я ухожу к нему! - всё это грубо прозвучало в полутемной кухне, когда детей уже уложили спать. - Ты сам виноват! Чувства наши уже давно умерли! Мы последнее время даже и не разговаривали нормально! Так что ты тоже должен быть доволен, что я тебя бросаю!
  
  - К кому "к нему"? Мы же истинные! Ты сам говорил! - омега вычленил самое важное лично ему из "рекламной" бравады предателя. - Я даже не знал, что ты мне изменял!
  
  - Ты сам виноват, ты - наивный "простохвост"*! А вот я встретил свою истинную любовь! И я по-настоящему счастлив, впервые в жизни! - улыбнулся альфа.
  
  - А как же наш брак? А как же я? - завыл уже омега, грузно уронив голову на скрещённые над столом руки...
  
  ***
  
  Воспоминания о том роковом вечере пятого августа вставали перед Элисом так ярко, как будто разговор произошёл только что, а не целый огромный год назад. Время пролетело, вернее проползло, наполненное болью и страданиями. Общее имущество было поделено альфой, алименты назначены им же, единственное, за что боролся брошенный омега Элис - дети - остались с ним. Хотя иногда Элису казалось, что и это тоже было заранее срежиссировано бывшим мужем. Трэвис и его новый хахаль не собирались обременять себя потомством, ни заводить новое общее, ни возиться со старым: детьми от Элиса. Хотя омега не понимал, как такое может быть, подростки альфочка и омежка были самыми прекрасными добрыми и умненькими существами в мире. Лишь они примиряли Элиса с необходимостью продолжать жить, дышать и бороться за своё собственное место под солнцем.
  
  Самому себе Элис уже ничего не желал. Как омега, он заметно опустился за это время: наряды и косметика его не интересовали. Да и зачем ему это, своего единственного истинного альфу он потерял. Прощать Трэвиса он не собирался, но скорее всего прощение тому и не надо было. Альфа соединил свою судьбу с новой любовью, даже сделал до противного большую свадьбу, а почему нет - огромная зарплата позволяла, а малюсенькая совесть не препятствовала... Пригласил всех друзей и знакомых, после длительного брака они давно уже стали у обоих общими.
  
  ***
  
  За много лет до описываемых событий.
  
  - Как же так, ты же обещал что мы поженимся! - ныл молоденький омежка, почти ребёнок. - Провел со мной течку, а теперь в кусты? А вдруг я беременный?
  
  - Я предохранялся, так что с этим всё в ажуре. И я не отказываюсь от своих слов, - ответил суровый молодой альфа, - просто мы с тобой поженимся потом, после окончания моей аспирантуры.
  
  - А что мне делать сейчас, пока ты будешь учиться за "тремя морями"? - юноша гладил руку своего истинного альфы и дышал его запахом, предчувствуя близкую разлуку.
  
  - Ты тоже не должен отказываться от учебы! Мне лишь бы какой омега не подходит, только с высшим образованием, красивый и умный! А закончишь университет, можешь пойти учиться дальше или работать и собирать деньги нам на свадьбу! - альфе было двадцать три года, он только что закончил университет.
  
  - Но я буду видеть тебя от силы раз или два в год, когда ты будешь приезжать сюда на каникулы, - омега пытался сломить сопротивление своего любимого и уговорить того на венчание до отъезда на учёбу.
  
  - Да, - альфа жениться совсем не собирался, у него было много грандиозных жизненных планов и канючащий омега в них не входил, даже если он и являлся истинным.
  
  - И твоя семья захочет видеть тебя больше, на меня совсем не будет оставаться времени!
  
  - Ничего страшного, мы будем переписываться, разговаривать по телефону, да и фотографии никто не отменял! - насмешливо ответил тот.
  
  - Я не очень верю в любовь на расстоянии. Боюсь, что там, в столице, ты найдешь себе кого-нибудь получше и погламурней, - омега Элис совсем расклеился и начал подвывать, давясь слезами.
  
  - Не говори глупости! Я еду туда учиться, а не искать себе расфуфыренных глупых омег. И вообще, мой отец считает, что, если ты меня любишь, то не должен губить мою карьеру свадьбой и детьми. Ты должен подождать пару лет и дать мне возможность раскрыть свой потенциал!
  
  - Конечно, я потерплю!
  
  - Да и куда нам торопиться, тебе же всего восемнадцать! - альфа Трэвис насмешливо похлопал рыдающего паренька по щеке.
  
  Альфа сказал отцу, что уломал наивного подождать. А там видно будет...
  
  * * *
  
  Единственное, что беспокоило Элиса, так это здоровье. Чтобы поднимать детей в одиночку надо жить, не хватаясь каждые пять минут за сердце. А двое детей-подростков, постоянно попадающие в разного рода передряги, требовали сильного и здорового родителя. Оставаться простым домохозяином и дальше было невозможно. Первым делом омега нашёл работу на полную ставку - мизерных алиментов ни на что не хватало. Строго поговорил с детьми, объяснил новую ситуацию, при которой папочка не может сидеть дома и выготавливать, как в ресторане "перемену из двенадцати блюд". С уборкой тоже придётся помогать, но дети удивили слитным желанием сотрудничать и готовностью пожертвовать своими интересами для новой такой маленькой, но очень дружной любящей семьи.
  
  - Радоваться надо бы - я избавился от предателя и обманщика, но сейчас в моём сердце боль вместо пустоты, хотя это хоть какой-то шаг вперёд, - печально сообщал омега знакомым, - только детям не говорите, что я страдаю, а то муж не разрешает.
  
  - Да тебе должно быть уже плевать на все его разрешение!
  
  - Да, конечно, но почему-то нет...
  
  Денег стало хватать и на еду, и даже на новую одежду. Пусть и не дорогую, но Элису пришлось поменять гардероб - секретарь в крупной компании не мог приходить на работу в растянутых трениках или старых майках. Для новой должности пригодилось и высшее образование, и интеллигентная речь и свободное время вечерами: личной жизни всё равно нет, а дети-подростки могут побыть вечером и одни дома, не грудные же. Дела пошли в гору, рыдания ночью в подушку - на убыль, и омега стал привыкать к новой реальности: жизни соло.
  
  - Эльфрэр, Кармель, я - на работу. Сэндвичи готовы, в кухне на столе! Вставайте и дуйте в школу! Быстро! - Элис с удовольствием собирал детей утром и потом сам шёл на работу.
  
  Омега начал бегать по вечерам, то есть сначала ходить, а потом и бегать... Похудел, похорошел. Сосредоточился на себе и на детях: то альфа Эльфрэр на экзамен по физике не явился, то омега Кармель с учителем английского поругался - дел всегда хватало. Но вместе с занятостью появилась и усталость, а с ней и сон наладился.
  
  - Здравствуйте! Элис Тривас, если не ошибаюсь? - в секретарскую впорхнуло неземное омежье создание, всё в блестках и стразах не по возрасту и не к месту.
  
  - Здравствуйте! С кем имею честь? - Элис в сером строгом деловом костюме вышел из-за стола навстречу посетителю.
  
  - Матэуш, да и какая тут "честь", я простой сотрудник бухгалтерии, - создание протянуло надушенные пальчики и покружилось вокруг своей оси, распространяя приторные благовония.
  
  - Чем могу помочь? - несмотря на удивление - омега смотрелся мягко говоря странно на рабочем месте: слишком ярко накрашен, слишком броско одет, слишком по-омежьи вел себя - Элис был предельно вежлив и доброжелателен.
  
  - Вы бы не сходили со мной на свидание "в слепую"? - пропело несуразное создание.
  
  - Что, простите? - Элис решил, что на минуточку ослышался - весь в своём разводе и одиночестве, вот и мерещится всякое.
  
  - Вы бы не сходили со мной на свидание "в слепую", спрашиваю? - переспросил Матэуш очень медленно и точно произнося каждый звук в предложении, как будто говорил с умственно отсталым ребёнком лет шести.
  
  Теперь Элис осознал, что и в первый раз всё понял совершенно точно. Удивление, а потом и ужас медленно, но верно перекрашивали строгое светлое лицо секретаря в яро-помидорный цвет.
  
  - Я, конечно, понимаю, что все в этом здании в курсе, что я разведён и брошен своим супругом, своим истинным альфой, за ненадобностью после стольких лет. Все сотрудники до единого, даже самые омежистые омеги, знают, что я целиком и полностью одинок. Но, - Элис выразительно ткнул Матэуша пальцем где-то в середине между переливающимся всеми цветами радуги тонким шарфиком и розовой перламутровой пуговицей на светло-зеленой рубашке, - это не даёт вам права позволить себе так унижать меня, приглашая на свидание с представителем своего пола! Тем более на "свидание вслепую", когда я вас уже имел "счастье" лицезреть наяву! - последние слова строго-невозмутимый ранее секретарь уже проорал в лицо непрошенному благодетелю.
  
  - Что вы, что вы, - Матэуш испуганно замахал руками и сник, даже стал меньше ростом, сантиметра на четыре, - я совсем не собирался вас унижать. Просто у нас в компании только вы и я приблизительно одного возраста омеги-одиночки... Есть ещё и Палий, омега-курьер, но ему всего семнадцать, а Василеус в дизайнерах - так тому почти семьдесят и он никого нового себе не ищет. Вот. Так что я только хотел пригласить вас в нашу группу "Одиноких сердец", там много разных одиночек - холостяков и разведённых - всех полов и возрастов. Мы вместе ходим на концерты, ездим в поездки по стране, встречаемся на семинарах по созданию семьи людьми, не являющимися так называемыми "истинными парами". - К концу длинной речи Матэус восстановил свой, видимо, ничем непоколебимый светлый дух "праздника", и продолжил: - В это воскресенье мы все идём на большое общее "свидание вслепую" в концертном зале "Золотой голос". Там будет по меньшей мере пять сотен альф, омег и бет, что даёт нам с вами реальные шансы найти своего "нового и не очень истинного" альфу. Сходите со мной?
  Примечание к части
  * сама придумала, может оставить?
  
  
  Часть II
  Элису сильнее всего на свете захотелось провалиться под ближайшую стену или под ядро земли, когда он понял, что здорово дал маху: не разобравшись набросился на бедного омегу. Только потому что тот ярко, по-омежьи сексуально, одет на работу. Надо было срочно извиняться и спасать положение или то, что от него осталось... И ничего такого... он ему не предлагал... "Размечтался, ты, Элис" - подумал омега. Краснеть ещё больше было просто невозможно, только поэтому Элис остался того же цвета, что и был раньше.
  
  - И-и-извините, пожалуйста, Матэуш! Я вас не так понял. Это всё мой развод, никак от него не отойду, мысли бродят всякие... - Элис опустил тяжёлую от стыда голову. - Я с огромным удовольствием составлю вам компанию на этом большом свидании "в слепую".
  
  - Отлично, Элис! Я могу теперь называть вас Элис? - обрадованный омега места себе не находил, счастье из него так и рвалось наружу.
  
  - Да, конечно, Матэуш! - секретарь директора смущенно улыбнулся.
  
  - Но так вы, разумеется, идти не можете! Вы, как бы это сказать, одеты слишком пресно! - радостный сотрудник бухгалтерии обежал вокруг Элиса, рассматривая того сверху вниз до самой последней нитки на воротнике. - В вашей одежде всё стерильно одинаковое!
  
  - Ничего подобного! - неподдельно расстроился омега: "Этот наглец только что униженно просил знакомства и дружбы, а теперь самонадеянно указывает что мне лучше, а что - нет! Как будто знает меня лучше, чем я сам" - Это костюм серый с белой рубашкой, а дома у меня есть ещё черный костюм и серые рубашки, - не согласился Элис.
  
  - Вот это я и имел в виду! Это и кошмарно! - озадачил Элиса ещё больше. - Ярких цветов нет, вообще нет!
  
  - У меня есть и другие цвета в одежде, но это для дома...
  
  - На свидание со мной вы пойдете или очень красивым, или останетесь один дома! Вот! - поставил ультиматум Матэуш. Элис так сразу и понял, что легко с ним никогда не будет.
  
  - Отлично, тогда очень-очень красивым!
  
  - Ладно, сойдёт! - разговор, речь и выводы двух омег смогли бы разобрать только такие же два омеги. Остальным показалось бы что разговор ни о чём, а на самом деле нет.
  
  
  Ровно через неделю и пол дня к клубу "Одинокие сердца" направлялись два омеги, одетых как на рекламном щите разноплановой одежды: кеды красные, майки черные, брюки леопардовые в обтяжку, пояса, шарфики и всё остальное всех цветов радуги, причем всех сразу.
  
  ***
  Анонимный клуб брошенных омег, местоположение неизвестно, полгода назад.
  
  - Здравствуйте, меня зовут Элис! - полный омега, ненакрашенный, уставший, в сером спортивном костюме с катышками по всему материалу с трудом встал со стула.
  
  - Здравствуй, Элис! - нестройным хором ответили все остальные сидящие в комнате.
  
  - Я хотел бы поведать вам трогательную историю воссоединения двух любящих сердец, - омега решил сесть и не испытывать на прочность изношенные суставы коленей, - альфа и омега познакомились больше двадцати лет назад в гостях у общих знакомых. У каждого из них к тому времени был свой "молодой человек", - омега показал пальцами кавычки, намекая на словосочетание "так называемый", - они просто хорошо провели вечер и остались друзьями по переписке, по письму в интернете раз в пять-семь лет. Через какое-то время после знакомства они официально соединили свои сердца со своими любимыми, родили детей и прожили в браке долгие годы. Потом через много лет омега ушел от своего супруга, говоря, что никогда того не любил. Прожив на "свободе" пару лет, он опять встретил своего старого знакомца-альфу - того самого друга общих друзей. И тут уже у обоих вспыхнули сильные ничем непоколебимые чувства. Альфа вернулся к себе домой, развёлся, оставив супруга и двоих общих детей и сочетался законным браком с новым омегой, "любимым" в общей сложности уже больше двадцати лет.
  
  - Прекрасная история! - воскликнул руководитель клуба. - Давайте, все поаплодируем нашему новому другу Элису! - раздались жидкие аплодисменты в разнобой, только некоторые из завсегдатаев Клуба улыбнулись.
  
  - А теперь самое интересное! - Элис опять встал, тревожа свои скрипучие суставы. - Я - тот самый истинный омега, которого бросил альфа с двумя детьми через почти двадцать лет брака ради старого знакомца-омеги, друга друзей, более молодого и красивого.
  
  Тишина, вечерние сумерки и в комнате затхлый запах невезения в жизни.
  
  ***
  Альфы, беты, омеги - в концертном зале находилось великое множество людей. Общим знаменателем у них было только одно: все они были одиноки и несчастливы этим. Многие выглядели старше своих лет.
  
  - А хотите я покажу вам свои рисунки? - высокий импозантный альфа, весь седой с умными карими глазами достал из внутреннего кармана дорогой мобильный телефон. - Я начал рисовать после ранения, остался один, мой истинный омега решил не утруждать себя уходом за болезным... Так я стал совершенно не нужен своей семье... Но я не расстраиваюсь, всё ещё впереди...
  
  Элис с ужасом понял, что похвалить эти "шедевры творчества" будет не просто, картинки выглядели так, будто принадлежали перу, вернее кисточке, десятилетнего ребёнка:
  - Дерево выглядит замечательно! - "ура, получилось". - И дом в лесу очень похож, особенно там, где падают тени заходящего солнца! - Элис вежливо улыбнулся альфе лет шестидесяти.
  
  - Нет, присмотритесь, это утро! - возразил альфа.
  
  - О, простите, я не специалист, поэтому и не разобрался, конечно же, это утро!
  
  В это время к их столику вернулся Матэуш:
  - Ну, Элис, вижу вас уже можно поздравить...
  
  - Ну, мы пока просто разговариваем, - омега незаметно толкнул ногой под столом бестактного служителя бухгалтерии.
  
  Но долго Элис не выдержал и сбежал от одинокого раненого альфы, слишком старого и слишком нудного. Потом к нему подошла странная пара: альфа и омега, держащиеся за руки - это в клубе одиноких сердец - и альфа подозрительно быстро поздоровался:
  - Привет, ты - Элис? Да, мы слышали, ты новенький. Тебя Матэуш привел, - альфа дебильно улыбался, омега, которого он держал за руки наоборот, хмурился.
  
  - Привет! - ответил Элис и с ужасом ретировался, подозревая, что не то дебильная, не то подозрительная парочка ищет третьего соучастника в свою супружескую кровать, а для старомодного Элиса это было неприемлемо.
  
  За вечер к Элису подходил познакомиться ещё один седой и рыхлый старик. Приглашал на свой, отмечаемый в Клубе, день рождения.
  
  - Так сколько вам стукнет? - полушутя спросил омега и в шоке узнал, что общительный "старик" моложе самого Элиса на полгода.
  
  Можно было сказать, что вечер знакомств "в слепую" совершенно полностью не удался, это кроме того, что теперь Элис боялся, что все эти подозрительно-дебильные альфы могут раздобыть его адрес и телефон из анкеты члена Клуба, которую секретарь заполнил ещё на входе у устроителей мероприятия.
  Элис вернулся домой уставший, раздражительный и мечтающий об одинокой, но хотя бы тихой и спокойной старости.
  
  Грусти, тоски и печали хватило ровно на три дня. В четверг Матэуш рассказал о поездке группы "Одиноких сердец" к святым мощам. Оказалось, святой Маломудий помогает найти пару на всю жизнь тем, кто потерял своего истинного. В группе он очень ценится...
  
  - Говорят, после каждой такой поездки по две-три свадьбы в год. Вот!
  
  - Тогда почему туда не ездят каждый год? - удивился Элис, даже составление квартального отчета шефу бросил, чего раньше никогда за ним никогда не числилось.
  
  - Не знаю, может, билеты все раскуплены вперёд, али мощи работают только изредка... - взгляды и жизненная философия Матэуша настолько сильно отличались от Элиса, как небо и земля, нет, даже ещё больше. Но новой дружбе это не мешало.
  
  - Хорошо, я поеду с вами, но только чтобы доказать какой это бред сивой кобылы! - возмутился Эли. - "Мощи изредка работают"! А что они делают в остальное время?
  
  - Просто лежат в земле? - попробовал наугад скромный "теолог" бухгалтерии.
  
  - Да ты вообще в курсе, что "маломудие" - синоним импотенции? - высшее образование за косметикой, особенно дешёвой, не скроешь.
  
  - Да причем тут это? Имя у него такое Маломудий... Ты что, сам себе имя выбирал? Какое дали, то и носишь! Вот! - указательный палец правой руки Матэуша показал в небо.
  
  На что Элис обреченно махнул рукой, всех идиотов в мире не переспоришь, но всё же мужественно решил поехать с группой.
  
  Почему?
  
  Во-первых, потому что надо выходить из дома и налаживать новую жизнь, а не только страдать о потерянной. Во-вторых, оказалось, что общаться с новыми людьми, которые тебя понимают, приятно, хотя и реальной пользы от этого нет - Элис не представлял, что кто-то из группы может ему понравиться настолько, чтобы... чтобы... чтобы... - дальше Элис придумать не смог.
  
  Через неделю, взяв три дня за свой счет по семейным обстоятельствам, Матэуш и Элис ждали рейсовый автобус до места сбора Клуба или тех его членов, которые отважились на поездку к святому Маломудию. Матэуш был одет как всегда или почти всегда: обувь яркая, косметика броская, нос и взгляд в небеса. Элис нашёл общий знаменатель своей деловой скромности и яркой броскости свободного от семьи и брака, ищущего приключений на своё одно место, омеги. Этот знаменатель заключался в фиолетовом брючном костюме, розовой рубашке на пуговицах и тёмных туфлях на невысоком каблуке.
  
  
  Часть III
  Десять месяцев назад. Тайный дом организации ОПЭОМ.
  
  - Здравствуйте, меня зовут Зин, проходите, - седой омега без косметики, одетый в простой голубой балахон, пожал руку Элису, - кушать хотите?
  
  - Нет, спасибо, - удивился тот, - я пришёл поговорить.
  
  - Да вы не стесняйтесь, у нас тут есть своя кухня, - улыбнулся тот, - а переночевать вам есть где? Мы предоставляем возможность так же поспать и отдохнуть.
  
  - Благодарю вас, но мне не надо, у меня есть своя квартира, - Элис застеснялся того, что настолько обеспечен, что ему есть где переночевать. Видимо, не всем протеже Зина так повезло. - Мне неудобно отнимать ваше драгоценное время, меня альфа не бьёт. Мы развелись, но он приходит ко мне домой, устраивает скандалы, пугает детей, и я не знаю, как себя вести с ним. Это как бы не простой развод...
  
  - Видите, вы с одной стороны считаете себя недостойным нашей помощи, а с другой стороны считаете, что обстоятельства вашего развода какие-то особенные, "только вам так ужасно не повезло в жизни". - Зин улыбнулся, взял маленькую школьную тетрадку, Элис даже успел углядеть, что она в клетку, и принялся там что-то яростно записывать, приговаривая: - Наша организация называется "Организация помощи омегам, пострадавшим от насилия в семье", сокращенно ОПЭОМ.
  
  - Извините, что перебиваю, - смутился Элис, - но, кажется, это не все буквы. Должно быть что-то типа ОПОПОНАВС.
  
  - Да, вначале так и было. Но омеги называли нас сокращенно ПОНОС, а альфы читали наоборот и говорили: "Организация свинов", так что теперь мы называемся ОПЭОМ. - Зин опустил глаза в свои записи и продолжил: - Насилие в семье бывает разного рода, это не обязательно избиения, может быть и моральное насилие, или насилие альфы в его бывшей семье, как у вас. Это всё попадает под нашу юрисдикцию. Так что вы совсем не отнимаете моё время, даже наоборот - моя обязанность - помочь вам и вашим детям стать счастливыми, обрести покой и умиротворение. Так что давайте начнём нашу встречу, - улыбка и прямой взгляд глаза в глаза, - у нас всего час. Так кто дал вам мой номер телефона?
  
  - Мой парикмахер Дариус, то есть мой бывший парикмахер, теперь он мне не "по карману", - смутился Элис, - мой муж, бывший муж, хорошо зарабатывал... А вот теперь я один... Я разговорился на стрижке в прошлый четверг, расплакался и мне посоветовали обратится к вам.
  
  - Правильно посоветовали, Элис. Так вы сказали по телефону вас зовут?
  
  - Да, совершенно верно.
  
  - Расскажите, Элис, что вас привело ко мне.
  
  Через час Зин в шоке признался:
  - Вы такой вербальный, Элис! Из других слова не вытащишь, мне приходится "клещами" вытягивать информацию по полслова в час. А вы мне рассказали так много для первого раза - я очень рад - надеюсь, что и вам тоже было полезно выговориться. Но, увы, наше время истекло, сейчас придёт мой следующий подопечный. Так что предлагаю встретиться через неделю, - Зин проверил свой ежедневник, - здесь, в это же время.
  
  - Да, спасибо! Сколько я вам должен? - Элис полез в сумочку за кошельком.
  
  - Оставьте, - Зин легко коснулся руки Элиса, многие его клиенты боялись даже таких прикосновений, - вы мне ничего не "должны"! Но если вы можете себе позволить, то мы принимаем пожертвования: деньгами, едой, одеждой. К сожалению, некоторые наши протеже живут здесь и не могут прокормить себя и своих детей.
  
  - Я тоже пока не работаю, но легко могу принести довольно хорошие детские вещи, своих детей, которые уже малы, - обрадовался Элис.
  
  - Отлично! Детских вещей нам всегда не хватает! - Зин встал и пожал руку смущённому Элису. Тому казалось унизительным расплачиваться поношенными детскими вещами за полезную беседу, психологи обычно стоили бешеных денег и это в час.
  
  Но Зин почему-то выглядел вполне довольным...
  ***
  Следующий раз с Зином проходил совершенно иначе:
  - Сначала мы с вами успокоимся! - начал тот с порога, - Вы - я вижу все симптомы - очень нервный, вот-вот расплачетесь.
  
  - Так этот... бывший звонил, устроил скандал по телефону, при детях на него и не наорёшь! - Элис действительно еле-еле сдерживался чтобы не расплакаться.
  
  - Мы с вами оба сейчас удобно сядем, расслабим руки и ноги, голову - на изголовье, глаза можно закрыть или оставить открытыми, как хотите, - все эти манипуляции Зин проделывал вместе с Элисом настолько привычно, будто в тысячный раз, - почувствуйте, как расслабляется правая нога... Почувствуйте, как расслабляется левая нога... Расслабьте плечи...
  
  Оба омеги сидели в одной из приемных комнат на потёртых, но очень мягких и удобных креслах, Элис повторял всё, что говорил и делал Зин. Тело слепо поддавалось тихому уверенному голосу специалиста по семейному насилию.
  
  - А теперь, когда все наши члены полностью расслаблены, мы начинаем дышать, тридцать вдохов и выдохов. Постарайтесь сосредоточиться на самом процессе дыхания, думайте только о том, как воздух проходит через дыхательные пути к вам в легкие, потом, отдавая весь кислород, выходит обратно. Вдох через нос, раз, выдох ртом... Вдох через нос, два, выдох ртом.
  
  Элис и сам не заметил, как расслабился настолько сильно, что чуть ли не начал засыпать прямо на приёме в ОПЭОМ. Когда омега очнулся, то увидел, что Зин тоже впал в некое подобие транса, в которое сам себя загнал.
  
  - Простите, вы уже закончили? - сонно улыбнулся Зин. - Я уже так привычно успокаиваюсь, так как проделываю эти манипуляции со многими нашими подопечными.
  
  - Да, спасибо, мне намного легче. Зин, раз вы так много знаете и умеете, может посоветуете мне что-нибудь, чтобы легче засыпалось, а то меня постоянно одолевают тяжёлые думы именно в кровати перед сном.
  
  - Так это же упражнение и делайте! Тридцать вдохов и выдохов в кровати перед сном, сами не заметите как уснёте! - с Зином было удивительно легко и просто.
  
  - А ещё я не могу понять, бывший муж, он же любил меня в начале, переживал, если я себя плохо чувствовал, дарил подарки, учил ставить машину... Почему же сейчас он смотрит на меня как на врага? Больше не переживает за меня, не думает, что со мной будет? - некоторые вопросы не давали Элису ни минуты покоя. - Я ему ничего не сделал! Ничего плохого!
  
  - Элис, простите меня, но я вынужден сказать вам правду, лучше я сам, чем вы будете долго переживать по этому поводу, - Зин уверенно и спокойно смотрел прямо Элису в глаза. - Раньше ваше лицо было подсвечено для альфы лампочкой любви, а сейчас, когда он любит другого, ваше лицо для него не только не на свету, а как бы в темноте. Вот оттуда вы и выглядите для него врагом. Он уже не видит вас так, как раньше.
  
  ***
  Следующая встреча произошла аж через три недели - всё это время пожилой Зин проболел.
  
  - Здравствуйте, Зин, ну как вы себя чувствуете? - Элис был очень рад видеть старого друга.
  
  - Уже лучше, спасибо, Элис, - но Зин все же быстро опустился в потертое кресло, видимо, ноги не держали, - мне передали, что вы принесли нам огромное количество детских вещей, большое вам спасибо. Зря вы не согласились на другого куратора, пока я болел, жалко, что это время вы были наедине со своими проблемами!
  
  - Нет, что вы, это было бы предательством по отношению к вам! Я так не могу! - Элис уже твердо стоял на ногах - нашёл работу - и спешил поделиться этим радостным событием с Зином.
  
  - Вовсе нет, но я рад, что вы остались со мной! Хотя все наши сотрудники одинаково чудесно относятся ко всем своим подопечным! - слабый после продолжительной болезни омега перевёл дух и продолжил: - сегодня мы с вами поиграем в игру и заполним социологическое исследование.
  
  - О, здорово, что-то новенькое! - обрадовался Элис и произнёс: - Спешу поделиться с вами, просто если не расскажу прямо сейчас, то точно лопну от переполняющих меня новостей: завтра я начинаю работать! В уважаемой строительной компании, концерне "Навис".
  
  - У нас в городе все знают этот концерн, так что поздравляю! В какой должности?
  
  - Пока в секретариате, но для бывшего домработника без опыта работы - это просто отличная возможность!
  
  - Ещё раз поздравляю! - улыбнулся Зин. - А теперь к "нашим баранам"! Вот вам бумага, - Зин неожиданно громко вырвал лист из своей же постоянной тетради, - и ручка, напишите десять поступков вашего бывшего мужа, которые ранили вас сильнее всего.
  
  - Ну, это легко, тут даже думать сильно не надо, - Элис положил лист на подлокотник кресла и ручка запорхала, вдохновленная страданиями, - во-первых, он изменял мне! Во-вторых, он предал меня и детей, в-третьих бросил нас...
  
  Зин молча выслушал жаркую исповедь и спокойно продолжил:
  - А теперь представьте себе, что всё перечисленное выше вы сами сделали ему!
  
  - Как так, я бы никогда ему не изменил! Даже если бы изменил один раз по ошибке, то никогда его не бросил бы и детей тоже, конечно! - Элиса оставила жалость к самому себе и во взоре возобладал праведный гнев.
  
  - Прекрасно, Элис! Так и надо! Не смейте жалеть себя! Вы освободились от предателя, которого сами бы никогда не оставили! Так радуйтесь жизни! Пусть всё написанное вами здесь и сейчас тут и останется, сложите лист напополам и разорвите на мелкие кусочки! - Зин задорно улыбнулся, дирижируя пальцем поступками брошенного омеги. - Сложили? А теперь рвите!
  
  Через час Элис уходил от Зина в приподнятом настроении, пока тот ожидал следующего подопечного. Каково же было удивление омеги, когда в дверях он столкнулся с альфой, молодым, смущенным, но всё же альфой, омежий нос-то не обманешь...
  
  Интересно кто это и что с ним произошло?
  
  
  Часть IV
  В автобусе омега-распорядитель, один из тех, кто записывал Элиса в члены Клуба "Одиноких сердец", сразу же взял себе слово и старенький дешевый микрофон:
  - Всем внимание! Здравствуйте! Многие тут знают друг друга не первый год, но всё же среди нас появились новенькие, поэтому предлагаю... Сейчас мы все между собой перезнакомимся. Начну с себя, меня зовут Урбин, пятьдесят лет, и я секретарь Клуба! - омеге было и на вид лет пятьдесят, низенький, полный, его чёрная прямая челка была настолько короткой, что перерезала лоб почти пополам, - Теперь вы! - и он протянул микрофон альфе на первом сидении.
  
  - Здравствуйте, я - Ник, работаю бухгалтером, разведен, есть сын четырнадцати лет. Но он живет с о-папой, - альфа назвал возраст ребёнка, а не свой не просто так, не хотел "светить" свои "почти" шестьдесят.
  
  Элис сразу догадался "где собака зарыта" и потерял к альфе всякий интерес, другие альфа-самцы тоже не произвели на владельца фиолетового брючного костюма никакого впечатления.
  
  Один "забыл" как его зовут:
  - Сэрхио, сорок лет, нет простите, Джон, - в автобусе дружно рассмеялись.
  
  И потом на протяжении всей поездки весело обращались к этому альфе: "Сэрхио-Джон, можно пройти?" или "Сэрхио-Джон, передайте, пожалуйста, вперед сумку"...
  К концу поездки альфа неуместно распалился и всем подряд объяснял, что он "просто Джон!"
  
  Омеги смущались, альфы опускали глаза долу, но одновременно с этим все претенденты выставляли себя напоказ, что претило высокообразованному интеллигентному Элису. Скупые представления скоро закончились и настало время конкурсов и игр, чтобы скоротать необходимые на дорогу шесть часов.
  
  - Вопрос к вам, Матэуш, - порезанный челкой секретарь клуба вынул свернутую трубочкой бумажку из своего серого котелка и тыкнул пальцем в соседа Элиса, - пошли бы вы на свидание с альфой на десять лет моложе вас?
  
  - Нет, - ответил тот, но не успел секретарь обвиняюще тыкнуть наманикюренным пальчиком в грудь, как омега продолжил предложение, - не пошел бы, а побежал, и на любых условия!
  
  - О, как! - обрадовался ведущий. - Альфы, прошу вас, тут у нас сидит видный кандидат в о-мужья, обратите внимание!
  
  - Теперь вы, - и Урбин протянул шапку с вопросами Элису, - тяните себе вопрос!
  
  - Пошли бы вы на свидание с альфой, у которого есть восьмилетний сын? - прочитал Элис, но ответить не успел.
  
  - Имеется в виду, что этому альфе ещё десять лет платить алименты! - объяснил ведущий.
  
  - Ну да, - ответил Элис, сам он имел в виду, что альфа ещё достаточно молод, если имеет такого ребенка.
  
  И не успел секретарь обратить внимание всех альф в автобусе на "правильного" омегу Элиса, как тот добавил:
  - Если альфа, конечно, достаточно красив! - что повергло ведущего в стопор и он продолжил.
  
  - Нет, альфы, сидите спокойно! Такой ответ не считается корректным! - Элис как по команде покраснел.
  
  Потом были "резвые игрища": ведущий бросал мягкий плюшевый мячик, а поймавшие его говорили, что хотели бы увидеть в своём новом партнёре.
  
  - Честность, порядочность и чувство юмора, - скороговоркой сказал Элис, когда выпала его очередь для ответа.
  
  Но большинство отстаивали именно приятную внешность и некое неосознанное чувство под названием "сексуальное притяжение".
  
  
  Наконец-то приехали.
  
  Альфы медленно выгружались из автобуса, помогая слабому полу, один молодой омега подхватил чемодан Элиса, совершенно точно выбив того из колеи:
  - Спасибо, но не надо! Это вам должны помогать!
  
  - Что вы, я всегда помогаю старым и немощным! - весело ответил тот.
  
  - "Спасибо"! - Элис уж точно не воспринял сказанное как комплимент, только расстроился и покраснел, подозревая, что все до одного в автобусе слышали их "милый и славный" диалог.
  
  В холле гостиницы прибывших уже ждали охлажденный чай, сладкая вода и лёгкие закуски за шведским столом у стойки администратора. Целый автобус гостей надо было оформить и расселить по номерам. Урбин ловко отправлял готовые пары с чемоданами на лифте в сторону спален. По негласному закону в этой группе альф и омег не селили вместе, чтобы не провоцировать необузданные половые сношения - альфы и омеги должны были влюбиться и пожениться до этого самого акта.
  
  Матэуш и Элис, конечно, попали в одну комнату.
  
  - Надеюсь, ты не храпишь? - не слишком вежливо поинтересовался Матэуш у друга.
  
  - Что ж ты только сейчас вспомнил озаботиться таким важным аспектом совместной жизни? Не поздновато ли? - саркастично ответил вопросом на вопрос второй.
  
  - Да ладно, у меня есть беруши. На случай удачи в личной жизни!
  
  - Что же это за удача, если альфа храпун? - засмеялся Элис.
  
  - Это значит, что он будет сильным воином и защитником семьи! - бросился на защиту своего будущего избранника омега.
  
  - Конечно, ночью в лесу будет своим храпом отпугивать от вашей семейной пещеры хищников и заодно разных злых духов!
  
  - Может быть... - и омеги начали разбирать вещи, готовясь к вечерней трапезе и общему балу знакомств. Святые мощи могут и до завтра подождать - не убегут - а вот любовь - нет!
  
  
  В танцевальном зале яблоку негде было упасть, большинство омег облачилось в розовые и пурпурные наряды, альфы были сплошь и рядом в чёрном. Но принарядились все гости святого места. Да, и многие позабыли о скромности в таком достопримечательном городе.
  
  Включилось яркое праздничное освещение: подмигнуло бронзовым, подразнило ядовито-алым, вспыхнуло золотым и мгновенно погасло до полной немой темноты.
  - Всем внимание, нет нужды опускаться до банальной паники, у устроителей мероприятия просто выбило электричество. В момент всё исправим! - Урбин спасал положение своим очаровательным оптимизмом, но не помогло.
  
  Все стали шепотом переговариваться, боясь помешать рабочим, бешено снующим между приглашенными. Через шесть минут печальный Урбин сдался на милость победителя - полной немой тишины:
  - Всем внимание! Уважаемые гости вносим капельку ночного сексуального очарования! - сначала в зале появились свечи в изящных голубых подсвечниках, каждая пара получила свою. Потом в зал, освещаемый только огненными тенями, потянулись маленькие квадратные столы и стулья.
  
  - Делать нечего, придётся проводить "слепые прослушивания" или "глухие свидания", - пошутил Урбин, - альфы становятся по правую сторону от столов, омеги - по левую. Когда звучит первый удар гонга, все занимают свои места за столами, свечи ставят в центре, между собой. Знакомство и беседа длятся по пять минут, потом по тому же сигналу альфы встают и пересаживаются на один стол вперед. Омеги остаются на своих местах. Так что у каждой пары есть возможность понравится друг другу, обменяться телефонами и попытать счастье заново. И так много раз, времени у нас полно, а потом в конце вечера будут обещанные танцы. В качестве награды выдержавшим спонтанные "дэйты".
  
  Зал загудел: омеги обиженно заявляли, что одевались не для бесед, альфы возмущались, что не подготовили каверзных вопросов и не принесли с собой домашних заготовок искромётного "спонтанного" остроумия.
  
  - Так начинаем! - раздался удар гонга, Урбин как будто обладал выборочным слухом и жалобы до него вообще не доходили.
  
  Как ни странно, все замолкли и бросились выполнять полученные указания так быстро, будто от этого зависела их жизнь.
  
  Перед Элисом, севшим на один стол позади Матэуша, возник импозантный альфа лет шестидесяти в дорогом навороченном костюме и проволок по столу в сторону омеги шуршащую бумажку:
  - Добрый вечер! Это вам и большое спасибо! - улыбнулся.
  
  - За что? - удивился тот и быстро спрятал руки за спиной, чтобы и соблазна не было схватить лежащие перед ним сто евро.
  
  - За одну ночь со мной, прямо здесь в отеле. У меня своя отдельная комната!
  
  - Нет! - строго и решительно.
  
  - Почему? Никто не узнает, да и вы, судя по всему уже не девственник, что вы теряете? А приобрести сможете многое, ведь это только начало, - и альфа выразительно указал на денежку, лежащую между ними.
  
  - Нет! Просто нет! Я потом сам себя презирать буду, это идёт вразрез со всеми моими личными, - сказал, чтобы альфу не обидеть, - нормами морали! - Элис почувствовал себя в лапах инквизиции, где юного и неопытного праведника пытают искушением. Но дух его всё ещё силён и крепок! Хотя надолго ли? Альфа вдруг стал выглядеть чуть-чуть моложе и симпатичнее...
  
  Раздался звон гонга, альфа гордо встал, ловко - как будто не в первый раз - смахнул купюру себе в карман и перешел на один стол вперёд к Матэушу. Элис, занятый разглядыванием бывшего собеседника, не заметил нового альфу, упавшего на стул перед ним. А тот был хорош: высокий, плечистый, густые каштановые волосы рассыпались по бокам, черты лица будто дровосек высекал из огромной грубой сосны. Элис залип взглядом на крупных сочных губах нового собеседника. Тот в свою очередь напряженно всматривался в глаза Элиса и вдруг, словно, на что-то решившись быстро спросил по-русски:
  - Вы говорите по-русски?
  
  Детство, проведённое в Украине, снова пахнуло зелёными кислыми яблоками с сахаром, запекаемыми покойным о-дедушкой в духовке. Как же давно Элис не говорил на своём самом родном языке!
  
  
  Часть V
  - Э-э-э да, просто давно не говорил! А так - да!
  
  - Многие здесь не говорят... Я думал нашего брата везде хватает, - альфа широко улыбнулся и продолжил: - Я совсем недавно сюда перебрался, язык ваш пока не выучил. Но всё равно на работу устроился. Мне бы теперь омегу найти хорошего, домашнего...
  
  - Но вы же молодой, - Элис смутился, альфа не выглядел молодым, но как раз сорокалетние альфы каждый день женились на омегах вдвое моложе себя. Для альфы сорок лет - самый сок: сделана карьера, устроен быт. Не то, что для омеги - пожилой возраст - детей уже скорее всего не будет в новообретённой семье.
  
  - Сороковник уже, где молодой? - альфа весело засмеялся, откинув голову назад, и, на взгляд Элиса стал, ещё моложе. Прозвенел гонг.
  
  - Я здесь остаюсь! - альфа совершенно по-детски схватился руками за стол с боков, можно подумать кто-то такого "медведя" сдвинет с места не по его доброй воле. - Вы теперь мой! - сказал уверенно и четко, омега аж зарделся от удовольствия, действительно захотелось стать его, но так не бывает.
  
  - Так не положено! Вы должны освободить место для следующего претендента, - выдавил омега.
  
  - Вовсе нет! - ответил и громко крикнул на весь зал, опять же по-русски: - Мы тут нашли друг друга! И выбываем из "боёв"!
  
  - Какое "выбываем из боёв"! Вы о чём? - Элис не знал куда себя деть от стыда за разыгранное альфой представление. - У нас всё в порядке, - перевёл на улийский, - простите, нам надо выйти на минутку, - обращаясь к организаторам, подумал и добавил, - срочно в туалет.
  
  Только спустя пару минут, когда Элис тащил за собой как на буксире довольного альфу, до него дошло как глупо и пошло это было сказано. Но делать нечего - поздно, спустились на первый этаж в туалеты:
  - Здесь у нас, в Улемане, не принято вести себя так по-варварски и кричать на языке, которого никто кроме вас не понимает! - наставительно сказал довольному своей выходкой альфе.
  
  - Главное сработало, и никто новый к вам не подсел!
  
  - Можно подумать, принц заморский! Никому я не нужен!
  
  - Мне нужны! Я как зашёл, сразу вас увидел, вы там самый красивый сорокалетний омега в зале! Я сразу вас выбрал!
  
  - А меня спросить слабо, альфа-самец? - Элис обиделся на "сорокалетнего омегу", хоть это и было почти правдой.
  
  - Я ж спросил, говорите ли вы по-русски!
  
  - По-русски говорю! Но я имел в виду другое! Хочу ли я "выйти из боёв", как вы неудачно выразились? - причитал расстроенный омега. Сначала "дивный" диалог в автобусе, теперь это, что подумают другие приличные альфы и организаторы Клуба.
  
  - Захотите потом, я очень хороший! Я всё-всё для вас сделаю! - альфа очень комично "продавал" себя, вспоминая все свои достоинства и нечаянно проговариваясь о недостатках. - Завожусь с полоборота! Тьфу, это не считается, вычеркните из протокола, - крикнул кому-то в пространство будто играя на публику, но в коридоре у туалета они были совсем одни.
  
  Казалось, что альфа, неуверенный в себе, в своих силах и возможностях в новой обстановке, в новой стране, старался в первую очередь убедить себя самого, что он достойный перспективный, подходящая партия для любого омеги. Прятал за весельем и бравадой самого себя настоящего, какого именно и не поймешь сразу...
  
  - Как вас зовут? - начал успокаиваться обычно серьёзный и уравновешенный даже в самых неожиданных ситуациях Элис.
  
  - Андрей, приятно познакомиться! А вас как? - улыбка делала его грубое лицо неожиданно приятным: теплым и домашним, как буханка обжигающего черного хлеба.
  
  - Элис.
  
  - Вы поменяли имя, когда переехали сюда? - он точно знал, как действует его улыбка на окружающих или неосознанно пользовался этим, омега успокоился и расслабился - этот альфа не обидит.
  
  - О-папа поменял мне ещё в аэропорту, я сразу получил документы с новым местным именем.
  
  - А как вы к этому отнеслись? Ну, что решают за вас!
  
  - Не помню, мне было три. Я даже не помню, как меня называли другим именем.
  
  - А как вас звали?
  
  - Не важно... Олег. Никто не знает этого имени, я даже детям своим не сказал. Давайте вернёмся в зал. И ещё одно - я не ваш! Хотите меня - потребуется приложить усилия: цветы там, конфеты, свидания - альфы знают лучше, как делать подобные вещи!
  
  Альфа забавно закивал, словно китайский болванчик и пошёл за Элисом будто на привязи. Омега извинился перед устроителями вечера и отправился с альфой в бар, знакомиться поближе. Конечно, немолодому разведённому омеге льстило внимание ровесника, который мог найти себе собеседника и моложе, и постройнее, и красивше.
  
  
  Андрей оказался интересным альфой, который много знал и весело рассказывал о своей жизни и работе в прошлом на родине. Естественно, при ближайшем рассмотрении, альфа показался Элису не таким уж и красавчиком: слишком крупным, слишком высоким и "грубо сколоченным", более всего напоминающем медведя или же воина-викинга из старого сериала.
  
  - Так вот, я и говорю начальнику: "Притормози, не лес рубишь!" - альфа засмеялся.
  
  - А откуда вы, Андрей?
  
  Альфа замялся, занервничал:
  - Да какая уж разница? Я же теперь здесь, да, это главное!
  
  - Странно, - смутился уже Элис, - не хотите говорить - не надо! Но в следующий раз подготовьте какую-нибудь версию, просто наугад, чтобы хоть что-то ответить. Например, "я из Киева", хотя нет, многие не поверят, тогда - "из Черновцов", здесь многие родом оттуда.
  
  - Нет, тогда начнут спрашивать, где я жил. А я там даже никогда не был. Буду говорить из... Кургана, там я хоть улицы знаю... - как ни странно, общая глупая ложь как-то неожиданно перетекла в общую волнующую тайну и сблизила альфу и омегу.
  
  
  - Ещё одна жертва твоего обаяния, притягательности и кармы? - спросил Матэуш позже вечером, видя Элиса с альфой в баре.
  
  - Пока нет, но я надеюсь... - ответил Андрей, подумав, что вопрос к нему: омега из группы, проходящий мимо, заметил парочку за коктейлями.
  
  - Ты хороший парень, в общем-то... - произнёс альфа тоскливо, недоверчиво, даже с упрёком.
  
  - Знаю, я располагаю людей к себе, - ответил омега с юмором.
  
  - У тебя совсем нет попы.
  
  - Ну, комплимент так себе, неважнецкий, - омега засмеялся, - зависит от белья, в другой одежде она больше, омегам полагается иметь крутой зад, мягкий и интригующий.
  
  - Дело не в одежде, мне надо прощупать его просто так, голым! - альфа завлекательно поиграл бровями, подмигивая.
  
  - Тогда к тебе! - Элис точно знал, почему предложил секс в первый же вечер, первому альфе.
  
  
  Омега сразу после развода прочитал статью о феномене "прекрасной овцы". Про поганую знают все: "С поганой овцы хоть шерсти клок" - так омеги говорят о бывших мужьях, пытаясь выторговать себе и детям побольше алименты и не отказываясь от помощи и подарков бывших, подло бросивших их. Но оказалось, есть ещё и феномен "прекрасной овцы" - когда на свидании в слепую или простом на первом свидании омега понимает, что альфа слишком хорош для него, и точно не пригласит на второе свидание, тогда можно хотя бы поиметь с него отличный секс, теперь после развода чего "девственность-то" беречь и омежью честь. Да и обоим будет хорошо, что же в том плохого? Откровенно Андрей был слишком хорош для ровесника омеги, выглядел так, что легко мог найти себе моложе и красивее.
  
  - Или к тебе? Хотя можно и ко мне, попросим соседа "погулять" ...- быстро воодушевился Андрей.
  
  Ещё в коридоре, не закрывая дверь, альфа как сумасшедший накинулся на омегу. Начал яростно целовать, ударил об стену, но Элис с удивлением обнаружил, что ему не больно. Вся сила и напор Андрея были тонко рассчитаны и тот успел подставить свою руку между спиной омеги и каменной крепостью стены. Омега задыхался от напора альфы, но так ему ещё больше нравилось. Невидимая забота продолжилась, когда альфа резко бросил омегу на кровать, но словно фокусник, первым опустился на постель, представляя собой подушку для летящего омеги. Поцелуи, объятия, куда делась одежда никто не понял. Альфа сильно крутанул Элиса и тот очутился на четырех конечностях, пара поцелуев у загривка, пока пальцы проверили растяжку. Но взрослый омега, родивший двоих детей, проживший больше года без секса и любви тоже сам отчаянно хотел альфу, что и показала скорая проверка и капающая на простыни пахучая смазка.
  
  - А-а-а, - протяжно стонал омега, пока альфа сильными размеренными толчками ввинчивался внутрь.
  
  - Ты такой маленький... - в кровати альфа сверху, всем своим телом покрыл омегу, чуть не раздавил, остановились всё же в номере Элиса - Матэуш куда-то всё равно запропастился.
  
  - Ничего себе маленький - еле-еле схуд немного...
  
  Но альфа имел в виду совсем другое.
  
  Андрей трахал по-русски сильно, мощно, с оттягом, казалось, совершенно забыв о чувствах второго. Но Элис млел от самой силы здорового крепкого самца. Пара минут - видимо, и у альфы тоже давно никого не было - Андрей ласково проверил возбуждение омеги, и они оба слитно кончили, раньше Элис о таком только в книжках читал. Омега аж задрожал от силы оргазма, его всего качало, как в штормовом океане, колени были ватными. Альфа решил не сцепливаться на всю ночь - слишком интимно для первого раза - повалился на кровать рядом с раскаленным, как горящий костер, телом омеги. Собственническим жестом прижал к себе.
  
  
  Часть VI
  - Какой же ты маленький и узенький, - млел альфа после секса, заинтересованно перебирая волосы омеги, рассыпавшиеся по его плечу.
  
  - Я сижу на диете и бегаю три вечера в неделю, - ответил Элис.
  
  - Нет, я имел ввиду рост, но и вес тоже... Ты как раз хорош в стратегических местах, совсем юный мальчик-с-пальчик умер бы подо мной, - альфа оказался крупным и высоким, и совсем не худым.
  
  - Я - метр пятьдесят пять.
  
  - А я - метр восемьдесят пять.
  
  - Не ври, ты все метр девяносто три.
  
  - Я не вру, так, чуть-чуть преуменьшаю. Ладно, я - метр восемьдесят девять.
  
  - Ты, что меня за дурака держишь! - взревел не по-детски омега.
  
  - Ну, ладно - метр девяносто один! - альфа от удивления даже замер и явно проиграл бой "квадратными" глазами.
  
  - Опять сработало! Меня папа ещё в детстве научил, в любой непонятной ситуации с альфами говори фразу "Ты, что меня за дурака держишь!" - работает безотказно!
  
  - Ах вот как ты выглядишь таким умным, образованным и начитанным - всего-то одной фразой про "дурака", - рассмеялся Андрей.
  
  - А ты... - томно сказал Элис, но так ничего и не придумал, - ты в курсе, что я уже не смогу родить? Возраст знаешь ли.
  
  - Ничего страшного, я из поколения "чайлд-фри", - ответил Андрей как-то даже обрадовано.
  
  - Ты что, против моих детей? - спокойствие омеги как ветром сдуло - дети были смыслом его жизни, целью и главной ценностью.
  
  - Ничего я не против, но как ещё дать тебе понять, что мне хорошо с тобой и я хочу продолжения. Желательно навсегда, ну хотя бы надолго, а ты говоришь, что не можешь мне родить. Мне не ребёнок нужен, а омега, даже не просто лишь бы омега, а конкретно - ты! - и указательный палец показал прямо на сердце, как раз посередине между двумя сосками, показал с хирургической точностью.
  
  Элис прямо почувствовал стрелу Амура, пущенную этим милым забавным уродцем прямо в сердце. После признания альфы стало тяжело дышать - даже если бы Элис был Гарри Потером с волшебной палочкой и мог бы придумать себе самого лучшего альфу, он бы не придумал такого как этот. Ну и конечно, такого настоящего истинного признания в любви. Это вам не флаффно-слюнявое "я буду любить тебя вечно"...
  
  Позже ночью, лёжа один в своем номере, кстати, в полном одиночестве, Матэуш куда-то испарился, Элис заново вспоминал разговор, улыбался своим мыслям и безбожно гнал время вперёд - скорее бы утро, встретиться с Андреем снова.
  
  Поход к святым мощам прошёл для Элиса как-то смазано, дети потом дома спрашивали, но он ничего особенного вспомнить не смог - был и был... А вот время, проведённое с новым альфой запечатлелось досконально, как на новомодной цифровой фотографии - Эли вытягивал из памяти подробности: слова, фразы, жесты и улыбки - и долго смаковал их потом дома. Так маленький неожиданный отпуск и прошёл.
  
  Прощаться оказалось совсем невесело, Андрей завороженно смотрел прямо в глаза, будто чего-то ждал, а Элис не знал, чего. Пригласить мужчину в гости - как-то неудобно. Ну обменялись телефонами, а что дальше? Каждый живёт в своем городе или поселке, как в случае с альфой.
  
  - Ладно, спасибо за прекрасно проведённое время, - омега пожал не протянутую руку, вяло висящую вдоль тела высоченного Андрея.
  
  - И что? - грустно спросил тот. - Это всё?
  
  - Вовсе нет! Мы обязательно созвонимся! - ответил омега, сам не веря своим словам, казалось, что это действительно всё - был прекрасный отпуск, был и подошёл к концу.
  
  Элис сам не мог переехать в другой город или поселок: у него впервые новая хорошая работа, дети потеряли семью, не хватало только перевезти их ещё и в другой город, в другую школу, чтобы они ещё и друзей потеряли... Поэтому и альфа не мог предложить всё бросить и попытаться строить новую жизнь неизвестно где, неизвестно с кем и не известно получится ли...
  
  
  Жизнь вернулась в свою колею, будто и не было никакой поездки, никакого альфы и никакой с ним любви.
  
  - Мальчики, кто забыл свой бутерброд? Опять останетесь голодными! - кричал омега юным умам, которые так спешили в школу к друзьям, что благополучно забывали про еду.
  
  - Ой, папочки, это я! Я забыл, - младший омежка бежал обратно на кухню.
  
  И Элис мог спокойно, без волнений попить утренний кофе. Первый день, второй, третий - если сначала омега и ждал звонка от Андрея, то очень быстро перестал. Заботы о детях, работа, вечером стирка и готовка ловко отвлекли омегу от личной жизни. Иногда он на минуту останавливался, приседал на стул и любовно перекатывал в голове воспоминания о поездке, будто драгоценности в шкатулке перебирал: как сильно альфа сжимал широченными ладонями бока Элиса, пока четко, резко трахал, забывая обо всем на свете или как говорил убедительно и веско: "Ты мне идеально подходишь!"
  
  Андрей не позвонил. Элис сам первый тоже не собирался. Омега даже записался в Тиндер: "А что, все так делают!". Но ровно через неделю в самой середине между "жарким днём" и "прохладным вечером" раздался стук в дверь:
  - Папа, тут какой-то альфа к тебе, - омежка Кармель как всегда быстро открыл входную дверь, не поинтересовавшись "Кто там?" подозрительному незнакомцу.
  "Ну что с ним делать? Глупый маленький омежка!" - подумал Элис и бросился в коридор, проверить кто там.
  
  В дверях стоял взрослый огромный полный альфа, Элис в первую секунду даже не узнал его, помятая одежда, пыль на сапогах:
  - Андрей!
  
  - Привет, Элис! Еле нашёл вас! Тяжко в незнакомом городе и, чего греха таить, вообще в этой стране! - но вот улыбался альфа по-прежнему дружелюбно, весело и открыто. - Можно мне войти? - осторожно спросил, когда понял, что Элис удивленно молчит и только со страхом взирает на огромный чемодан в левой руке и два баула - в правой.
  
  - Да, конечно, входи! - повернулся к замершим в конце коридора мальчикам. - Знакомьтесь, это Андрей!
  
  - На Ролло похож, - удивленно сообщил альфочка Эльфрэр.
  
  - На кого? - недовольно переспросил Элис.
  
  - Ну как же папочка, мы сериал смотрели "Викинги", помнишь? - наперебой закричали уже оба сына. - Там был главный разграбитель сокровищ Рагнар и его брат Ролло.
  
  - Ролло был предателем и обманщиком, - сообщил Андрей, - я тоже смотрел пару серий "Викингов".
  
  - Ага, но он был офигенно сильным воином и крутым тоже, - видимо, младшим отпрыскам фамилии этот самый Ролло явно пришёлся по душе.
  
  - Хорошо, я согласен быть Ролло, - ответили с порога покорно, - а теперь войти можно?
  
  Только сейчас Элис заметил, что долгожданный гость так и остался стоять за порогом со всем своим багажом.
  
  - Конечно, Андрей, проходи, - омега отошёл от двери, пропуская гостя внутрь.
  
  "Детям что сказать? Как объяснить?" - лихорадочно соображал омега. - "Да и потом, что делать, если он меня бросит? Как сказать мальчишкам?"
  
  Альфа вел себя ненавязчиво - сама любезность:
  - Извините за вторжение, - мальчишки испугались, - я просто познакомился с вашим папой в поездке, - испугался уже сам папа-омега при взгляде на удивленное лицо альфы.
  
  - Да, я немного рассказывал им, - смутился Элис, не помня, упоминал ли вообще детям об этом альфе.
  
  Элис засуетился, устраивая альфу: чемоданы на балкон, благо там стоял запасной диван специально для таких вот нежданных гостей-"татар". Элис отправил Андрея мыть руки, и вся семья собралась за скромным ужином. Взрослый омега не то, чтобы готовил совсем впритык на троих, но продукты даром не разбазаривал. Салат, жаркое из курицы с картошкой - Ролло выглядел очень голодным, но даже это не помешало ему вести себя за столом прилично.
  
  Сначала все молчали и кроме просьб передать салат или хлеб, других разговоров за столом не наблюдалось. Но вскоре новоявленный Ролло начал обсуждать с мальчишками тот самый сериал:
  - Ролло в конце концов всё-таки предал своего брата! - заметил Андрей, оглядываясь в поисках вина за столом. Но в семье Элиса и мальчиков алкоголь был под запретом.
  
  - Ну и что, - ответил младший омежка, - зато какой альфа: сильный, высокий и бесстрашный!
  
  - Да, ещё и умный! Обдурил-таки Рагнара с его кораблями! - добавил альфочка.
  
  - Ну, скорее хитрый, - Андрей покачал головой, - но раз он вам нравится, то я не против быть Ролло, - и улыбнулся, обращаясь к старшему омеге.
  
  Элис смутился, эта улыбка сделала гостя ещё моложе и красивее. Дети тоже говорили на русском языке почти не задумываясь, только иногда подбирали не совсем подходящие слова, переводя предложения дословно. Элис с детства учил сыновей двум языкам наравне.
  
  - Ты останешься у нас, Ролло? - поинтересовался омежка после чая с вишнёвым пирогом. Элис всегда пек, привычка, которую ненавидел бывший муж, ссылаясь на и так лишний вес омеги.
  
  А вот для Ролло пирог стал приятным сюрпризом:
  - Мне только покойный - земля ему пухом - о-папа пироги пёк, и то раз в год на день рождения, - облизывая вишневый сок с пальцев, заметил альфа. Этот жест не произвел на омегу неприятного впечатления - все-таки его стряпню этим только ещё больше похвалили.
  
  - Спасибо, Ролло, - подыграл детям о-папа, улыбаясь симпатичному гостю.
  
  Важные разговоры взрослые негласно отложили на то время, когда оба мальчика отправятся спать.
  
  
  Часть VII
  Когда младшее поколение отправилось в кровати альфа сразу же набросился на омегу... с извинениями:
  - Элис, прости, прости, пожалуйста! Я понимаю, ты меня не приглашал, даже не звонил. Но, мне показалось, что нам обоим было там очень хорошо вместе.
  
  Элис расслабился, он собирался ругаться, думая, что альфа обнаглел в конец, даже не позвонил, не пригласил на свидание и тому подобное. Но повинную голову и меч, и секира, и всё остальное не секут, так что делать нечего, придётся прощать.
  
  - Мне тоже было очень хорошо с тобой! - признался омега смущённо.
  
  - Тогда почему ты не позвал меня с собой? - удивился Андрей.
  
  - У меня дети, а это - большая ответственность. Я недостаточно хорошо тебя знаю. Кстати, как ты узнал мой адрес? - заволновался омега - всё может быть, и в первую очередь плохое: может альфа или преследователь, или маньяк, или извращенец.
  
  - Ну, я мог бы сказать: "У альф свои секреты!" и сделать загадочную морду кирпичом, - на самом деле альфа сексуально усмехнулся и продолжил, - но, по правде говоря, выпросил у устроителей встреч в нашей общей группе. В обмен на обещание прислать им фотки нашего счастья для рекламы группы в интернете.
  
  - Ты бросил всё ради меня только из-за одной ночи? Работу, жильё, друзей? - омега вздохнул. - Всё равно пока что будешь жить на балконе! Один!
  
  - Слушаюсь и повинуюсь! Ты совсем не виноват, не особо много было брошено: съемная конура, два на два метра, полная тараканов и грязи, ужасная работа, более всего напоминающая рабство на галерах, разве только на стройке под палящим солнцем или под ледяным дождём. А друзьями я пока что не обзавёлся. Или не так - ты и есть мой единственный друг здесь!
  
  Понятное дело, что долго одинокая жизнь на балконе не продлилась, не успел омега "оглянуться" как сам и перевел гостя жить в свою собственную спальню. А что поделаешь? Андрей, которого очень быстро вся семья полностью стала величать Ролло, вставал раньше всех, помогал собирать мальчиков в школу - делал бутерброды и мыл яблоки младшему поколению. Относился к Эльфрэру и Кармелю как к своим детям: с альфочкой занимался самообороной, а омежку научил бить любого нападающего кулаком в нос или коленом по яйцам. Омежик один раз так удачно выполнил заданное упражнение, что Ролло пять минут катался по полу от боли. Мальчишки его обожали, просили помочь с уроками, водили гулять в парк и вместе они посетили все близлежащие достопримечательности. Конечно, работающему на полную ставку Элису стало намного легче.
  
  Днем, когда Элис был на работе, а мальчишки в школе, Андрей учил язык и день через день вся семья устраивала ему контрольные работы или экзамены. Альфа был прирожденным полиглотом, Элис в жизни не видел, чтобы иностранный язык так легко давался взрослому уже человеку. И Ролло постоянно смотрел на омегу таким взглядом, который иначе чем порочным и многообещающим и не назовешь. Но сам альфа ни о чем не намекал и не торопил обжёгшегося уже омегу и окружающие события.
  
  Вот тот сам долго и не выдержал.
  
  Мальчики восприняли переезд обожаемого уже Ролло в папину спальню с полным восторгом!
  
  - О, здорово! Теперь ты будешь нашим отцом, Ролло? - шепотом спросил младшенький омежка наутро за завтраком, поглощая любимые оладушки с кленовым сиропом и провожая возбужденным взглядом сам предмет разговора.
  
  - Конечно, нет! Ты что, дурак? - встрепенулся альфочка. - Наш отец останется им навсегда, даже если полностью перестанет с нами разговаривать! - вздохнул, съел ложку "Завтрака чемпионов" и продолжил: - А Ролло просто папин бойфренд! Ты даже не знаешь, что это такое!
  
  - А вот и знаю! - запричитал омежка и бросил в брата оладушком.- Вот! Теперь ты жирный!
  
  - Я не жирный! - заорал Эльфрэр, рассматривая пятно жира, растекающееся по форменной куртке.
  
  - А вот и жирный! - раздался победный клич Кармеля.
  
  На этой мажорной ноте в кухню вплыл довольный папа Элис. Увидев Ролло в шоке, застывшего с открытым ртом и ложкой теста, капающей на пол, омега остановился и задал риторический вопрос:
  - У вас здесь всё нормально?
  
  - Конечно! - ответил Андрей и указал той же самой ложкой на соседний стул. - Садись, я тут и тебе испёк...
  
  
  "Мирные" домашние будни.
   Прошло несколько месяцев и Элис предложил Ролло попробовать устроиться на работу на тот же завод, где и сам омега добывал себе деньги на хлеб с маслом.
  
  - У нас семейственность на заводе не поощряется, но, - Эли поднял указательный палец вверх, - ты будешь работать совсем на другом участке завода, в другом отделении.
  
  - Я очень хочу начать работу и не "висеть на твоей шее", Элис, но я же совсем не владею языком... Кто меня возьмёт? Да ещё и без образования?
  
  - Во-первых, ты не висишь на моей шее! Ты мне помогаешь и облегчаешь жизнь! - альфа всё время повторял, что ничего не умеет, но за что бы не брался, всё у него выходило: и туалет протекающий починит, и розетку в коридор перенесет. Потом всегда говорил: "Случайно получилось!" - Во-вторых, ты уже прекрасно для начинающего говоришь, и в-третьих, там легкая работа на производстве. Что-то не требующее "высшего образования", вообще никакого образования не требующее. Хочешь сходить на собеседование? Я только сегодня по просьбе директора напечатал приказ об открытии этой вакансии, так что ты будешь первым соискателем.
  
  Ролло неожиданно приняли на работу, в том числе и потому, что пришел он на собеседование в ту же минуту, как только вакансию вывесили на сайте в интернете. Не в последнюю очередь потому что его резюме принес сам лично секретарь директора завода по имени Элис, но и потому что альфа был согласен работать за самую мизерную зарплату, лишь бы получить эту должность.
  
  Так как начинать надо было с понедельника, вся семья в полном составе отправилась отмечать столь радостное событие сливочным мороженым с шоколадной крошкой и взбитыми сливками.
  
  - Ну, теперь заживём! - мечтательно произнес альфа Эльфрэр. - Две зарплаты в доме - это сколько же игр накупить можно!
  
  - Ага, - добавил Кармель, подстраиваясь к братику, - и косметики, и нарядов с украшениями.
  
  - Я пока что ещё не получил даже аванса, а вы уже строите планы на всю зарплату! - засмеялся Ролло. - А я может быть собираюсь отдавать всё Элису на хозяйство.
  
  - Не надо мне всё, но пару тысяч мне бы не помешало, как бы, - размышлял старший омега.
  
  - Значит решено: пару тысяч Элису, а остальные вам на игрушки!
  
  - Ура! - обрадовалась парочка малолетних бандитов.
  
  - Нечего им деньги давать, Ролло! Припрячь себе на "чёрный день", - мудро посоветовал омега, - вот понадобятся тебе зимой плащ или пальто - пойдёшь и купишь!
  
  - Ладно, понадобятся - тогда и будем это решать, - ответил тот, прогрызая в шарике мороженого дырку насквозь, чтобы развалился.
  
  Теперь каждое утро и Андрей вместе со всеми собирался на работу, так что "заводская сборка кучи бутербродов" легла поровну на плечи всего старшего поколения. Потом они вместе уезжали на предприятие, а малышня отправлялась по месту учебы прямо в школу. Только вечером все опять собирались за общим столом и делились впечатлениями за день: кто что сделал, что где происходило и тому подобное. Время проходило весело и незаметно.
  
  Как раз о такой жизни Элис и мечтал всё время: любящий муж приходит вечером с работы, помогает накрыть стол, вся семья собирается за ужином. Потом вместе с шутками да прибаутками делают с мальчишками уроки. А ночью омегу ожидает неспешный ласковый и нежный секс. У Ролло правда всегда получалось сильно, четко и резко, но надо признать не слишком юному уже Элису так больше всего и нравилось.
  
  - Как я жил без тебя все эти годы? - как-то раз сонно спросил омега после очередного "заезда". - Чувствую я на тебя запал.
  
  - Я тоже "запал" на мирную счастливую семейную жизнь с тобой, - ответил альфа и поцеловал омегу в плечо.
  
  Элис и думать забыл о трудностях жизни одному - Ролло постоянно был рядом, готовый подставить свои плечи под тяжесть любой проблемы. Детки подросли и больше не занимали все свободное время: Элис с Ролло могли и в кино вечером сходить, и кофе в выходные в кафе попить. Четыре года пролетели незаметно. Единственное, о чем они непременно все время ругались, были деньги. Ролло отдавал Элису все кровные заработанные тугрики. Тот же настаивал оставлять часть себе, открыть альфе отдельный счет в банке и там откладывать часть денег.
  
  - Зачем? - гневно спрашивал Андрей. - Будут мне отступные, когда ты меня бросишь? Не хочешь открыть общий счет? Всё моё - твоё, а всё твоё - моё!
  - Нет, Ролло, - отвечал Элис тоже весь на нервах, но решить этот вопрос было важно и ему, - например, моя квартира после моей смерти останется мальчишкам пополам - наследство!
  
  - Прекрасно, умрем в один день, а то мне негде жить будет!
  
  - Зачем ты так? Будешь жить сколько захочешь, ну, а потом - мальчикам.
  
  - А если мне понадобятся деньги, я себе как-нибудь заработаю! Сейчас нечего откладывать, когда ты себе ничего лишнего позволить не можешь! Я же видел, как ты хотел те итальянские кожаные сапоги в торговом центре, тогда почему не купил?
  
  - Они мне даже не нравились, вот нисколечко! - врал-кричал омега.
  
  - Да? Тогда поздно, я тебе их уже купил и собираюсь подарить на Новый Год, - гордо ответил альфа и скрутил внушительную фигу омеге перед носом.
  
  - А чего это на Новый Год? Это же ещё восемь дней ждать! Давай, сейчас дари! А будет считаться на Новый Год! Пожалуйста, - клянчил омега, вдруг "забыв" про все разногласия.
  
  
  Часть VIII
  Элиса взяли прямо в коридоре завода, перед дверью директора. При всех. Утром в понедельник. Подошёл важный альфа в дорогом сером костюме, показал ярко-бордовое удостоверение:
  - Пройдемте с нами, пожалуйста, и тихо! Даже не пытайтесь скандалить, а не то я выведу вас в наручниках.
  
  - Не понял, кто вы такой вообще? - Элис уже не был беззащитным несмышлёнышем - омега за сорок, отвечающий за двоих взрослых детей. - Я ничего не совершал! И вы ничего не сможете на меня повесить! - он нагло остановился, показывая всем своим вызывающим поведением, что ни в чём не виноват и никуда с представителем местного закона в штатском не пойдёт.
  
  - Вас мы ни в чём не обвиняем! Но можем - в пособничестве опасному преступнику, - к суровому альфе подоспела подмога в лице ещё двух "шкафов" в строгих костюмах.
  Они взяли омегу под локти и вроде бы незаметно и спокойно потащили в угловую комнату охраны. Раньше там всегда находился кто-то из альф или бет-охранников, теперь же "как ни странно" комната пустовала.
  
  - Вы, пожалуйста, не скандальте тут! - первый, видимо, главный, альфа сел напротив экранов компьютеров, показывающих виды завода с камер наружного наблюдения. - Мы просто хотим вам кое-что показать, всего пять минут из вашего "драгоценного" времени!
  
  - Нет у меня на вас времени! Ни минуты, я на работу опаздываю! - Элис как чувствовал, что ничего хорошего ему сейчас не покажут, поэтому стоял в центре комнаты, и даже попу положить на вежливо предложенный стул отказывался.
  
  - Никуда вы не опаздываете. Все видели, что вы пришли на рабочее место вовремя, - устало.
  
  - Да, и все они же видели, как вы меня под "белы рученьки" вывели в комнату охранников.
  
  - Никто ничего не понял, мы же вас пока ещё ни в чем не обвиняем! - ответил первый альфа, но два других, в противовес его словам, надежно перекрыли своими тушами единственный выход из комнаты.
  
  - Вы знаете этого альфу? - на экране одного из мониторов возникло лицо Андрея.
  
  Омега присмотрелся, это был Ролло, и в тоже время кто-то совершенно другой. Альфа не был моложе или худее, но одежда, поступки и даже выражение лица были совершенно не свойственными альфе, который каждое утро вот уже более четырёх лет помогал Элису собирать мальчиков в школу и сейчас уже старшего в институт.
  
  Герой роликов, а их было больше одного, бегал по улицам, угрожая кому-то не попадающему в глазок камеры пистолетом, потом пригибался от ответных пуль, грязно ругаясь, и скрывался в глухом тёмном переулке. На других видео альфа сопровождал пожилого богато одетого старика на важных, судя по всему правительственных, если судить по количеству флагов разных стран, встречах. Время от времени прикрывая того собой. На холодном равнодушном лице - острые, следящие разом за всеми, колючие глаза. Он как будто был двойником всегда улыбающегося Ролло, или братом близнецом. Но каким-то гротескно страшным: убийцей или маньяком.
  
  - Так вы знаете этого альфу? - спросил один из "костюмов", видя, что Элис молчит в шоке, но не сводит с монитора встревоженных глаз.
  
  - Не знаю теперь, - ответил омега, имея ввиду, что теперь не понимал знает или не знает Андрея, или всё-таки это был кто-то другой, совсем чужой, только похожий альфа.
  
  Тут на очередном кадре видеоролика коварный преступник, убегая от кого-то, закрыл лицо левой рукой, выворачивая ладонь наружу и касаясь мизинцем верхней губы, жест, виденный Элисом как минимум миллион раз: когда Андрей пугался чего-то неожиданного или чихал. Это точно был его Ролло, и никто иной. Ролло из какой-то другой жизни, из какого-то параллельного мира, может быть герой триллера или детективного романа, только совершенно точно плохой, отрицательный герой.
  
  У Элиса защемило сердце, и он кулем свалился на вовремя подставленный стул. На этого человека он оставлял своих детей, доверяя тому самое ценное - жизнь, свою и своих мальчиков. "Костюмы" вежливо молчали, предоставляя омеге время прийти в себя, вопросы уже отпали: по реакции Элиса было совершенно точно, что он знает данного преступника.
  
  Но тот факт, что ему дали "свободное" время привёл к совершенно противоположному результату: омега вспомнил сколько раз Андрей протягивал ему руку помощи, забирая мальчиков со школы или вечерних кружков. Сколько раз просыпался ночью от боли или плохого самочувствия, Ролло всегда оказывался рядом, жертвуя своим здоровьем и сном, приносил лекарства, варил куриный бульончик или просто ухаживал за больным в доме. Ни разу не подвёл, не потребовал чего-то лично себе, работал, помогал, смеялся, ел, пил и спал рядом, точно также доверяя свою жизнь омеге, как и сам Элис ему.
  
  - Ничего не знаю! Это не мой бойфренд! - нервно оборвал омега.
  
  - Нет ваш, вы его точно узнали! Актёр из вас, Элис, так себе! - снисходительно процедил главный "костюм", - Это Андрей Морозов, племянник Виктора Морозова и член его мафиозной группировки, киллер и телохранитель босса. Ещё известен как Дмитрий Никитин, Георгий Герасимов, Кольо Ангеловски, Радослав Ожешко - польскими и болгарскими псевдонимами пользовался для иностранных операций своего дяди-босса.
  
  - Это Андрей Радомирский, так он мне представился, - ответил "прижатый к стенке" омега.
  
  - И где сейчас находится господин "Андрей Радомирский"?
  
  - У себя на работе, наверное.
  
  - Мы знаем, что вы помогли ему устроиться сюда же на завод в сталелитейный цех. Но Андрея сейчас на работе нет.
  
  - Может дома, - омега скривил полные красивые ярко-накрашенные губы.
  
  - Тоже нет, мы проверяли. Видимо, опытный киллер и шпион заметил нашу слежку и дал дёру. Он не сказал вам куда направляется? - поинтересовался "костюм", который до сих пор так и не представился Элису. И, видимо, не собирался.
  
  - Нет! Вы же видите он мне не доверял. Я его совсем не знал, как оказалось, - расстроился Элис на самом деле.
  
  - Ладно, допустим, это - правда. А где вы со своим сожителем бывали за эти годы: места отдыха, квартиры проживания, деревушки, которые могли бы привлечь его? - главный достал блокнот из внутреннего кармана пиджака, - Наверняка, он давно подготовил себе лазейку для внезапного отступления.
  
  - Я не могу так сразу вспомнить... - напрягся Элис и подумал "что они уже и сами знают?", - отдыхали летом на море последние три или четыре года, ездили в соседний город на выставку цветов в прошлом месяце... Жили три дня у старшего сына в студгородке...
  
  - Это всё мы знаем и уже проверяем, - "костюм" перечислил названия городов из своего широко-открытого посередине блокнота, - хорошо, вот моя карточка, - два тёмно-серых слова: имя и должность на серебристом фоне, - на обратной стороне мой личный номер телефона, вспомните что-либо ещё - всё равно, что именно - звоните в любое время дня и ночи! Мы сами решим важная ли это информация или нет.
  
  - Хорошо.
  
  - Помните, что вы всё ещё под следствием за сокрытие улик! Хотите, чтобы ваши мальчишки сиротами остались? А то и бойфренд ваш "милый" объявится и в фаршок вас всех уделает, ему не впервой! Только мы сможем вас защитить, попытается связаться с вами - вы знаете, что делать! - и тыкнул крупным пальцем с отполированным ногтем в свою же карточку. - Вы свободны пока что! Езжайте домой и перетрясите старые счета, просто забытые чеки, письма, может и вспомните ещё что-нибудь полезное.
  
  Элис вышел из комнаты, как только вторые два "шкафа" расступились, только в коридоре осознав, что его бьёт крупной дрожью по всему телу: от носок ботинок и до самой своей макушки. Нездоровой такой дрожью. Пришлось отпроситься с работы по состоянию здоровья, омега чувствовал, что сосредоточиться сейчас на простых и понятных рабочих заданиях просто нереально трудная тема. Начальник был, видимо, в курсе прихода людей из бравых органов и сразу же отпустил несчастного помощника.
  
  Элис вернулся домой, чтобы в тишине и покое - старший сын в университете, а младший в школе - подумать, во что же такое опасное для жизни он впутался. Повернул ключ, открыл замок и прошел в пустую квартиру, в аж звенящую тишиной столовую. Тихо, но кто-то есть, этот кто-то незримо присутствует в щекотном ощущении на затылке. Элис чувствовал взгляд, но не знал чей он и откуда.
  
  Спросить омега побоялся, остановился в раздумье в коридоре: "может сделать вид, что ничего не почувствовал и быстренько сбежать из квартиры?" Но ноги сами понесли, прямо как за ниточку кто потянул вперёд, на этот странный пугающий взгляд. Элис зашел в свою спальню, опустился на колени и, тяжело вздохнув, заставил себя опустить голову под край серо-зелёного покрывала.
  
  - Я не хочу тебя убивать! - спокойно возвестил Ролло, угрожая пистолетом с глушителем, хотя нет, это не был любимый и любящий добрый Ролло, скорее Андрей Морозов - холодный расчётливый киллер на зарплате у мафии. Альфа, полностью одетый во все тёмно-чёрное, лежал на полу в пыли под кроватью.
  
  Последний год они с Элисом увлеклись здоровым образом жизни, бегали по вечерам, захаживали в качалку и омега отчетливо осознал, что альфа подозрительно быстро накачался - мышцы имеют память. На домашнего, чуть полноватого омегу смотрел тренированный атлет, быстробегающий, сильно бьющий - хорошо накачался с огромными весами - настоящий силач.
  
  - Ты и не должен! - ответил омега, сам не зная, как реагировать на смену "имиджа" своего любимого. - Я тебя не выдавал!
  
  - Знаю, сам видимо, где-то прокололся. Дядя давно искал, вот и нашёл "вероотступника", - спокойно ответил Андрей Морозов, положив пистолет на пол, глушителем в сторону.
  
  - Возьми нас с собой, пожалуйста, - попросил Элис, почувствовав себя жалким никому ненужным брошенным омегой, выпрашивающим ласку у своего бывшего.
  
  - Я не могу, такая жизнь не для вас. Тебе и мальчишкам не приходилось скрываться, лгать, воровать и предавать, не нужно и начинать. Вы ничего не сделали, вы ни в чем не виноваты, вас поспрашивают-поспрашивают обо мне, могут оставить на ночь в каталажке, но предъявлять вам ничего - отпустят, не бойся! А пока отвлечёте внимания от моей персоны, и я тихо испарюсь из страны.
  
  
  Часть IX
  - Нет! - рявкнул Элис, но получилось очень нелепо: слёзы закапали по щекам, нос покраснел, икота стучалась в горле, и, главное, лёжа в глупой позе животом на полу.
  
  - Никогда не отказывай человеку с пистолетом! - наставительно ответил Андрей Морозов, снова хватаясь за оружие и направляя глушитель в сторону омеги.
  
  - Ничего подобного, Ролло, ты не выстрелишь! Ты меня любишь! - Элис произнес эту чушь и тут же сам в неё поверил, настолько сильно, что начал успокаиваться. - Что ты делал сейчас тут, под кроватью? Прятался от полиции?
  
  - Нет. Во-первых, меня ищет Интерпол, а не обычная полиция, - начал альфа, вылезая из-под кровати, оба переговорщика сели по-турецки друг перед другом, пистолет лежал на полу между ними, дулом в сторону, на одинаковом расстоянии от обоих, как знак безгласного доверия друг другу, - во-вторых, я просто полез за своей "секретной сумкой": тут деньги, драгоценности, паспорта, оружие и патроны. Кроме всего прочего, - альфа махнул рукой в сторону серой спортивной сумки, совершенно ничем не примечательной, которую омега вообще никогда не видел в своём доме.
  
  - Хорошо подготовился! - осклабился Элис. - Вот почему ты отдавал мне все свои честно заработанные тугрики - это для тебя "капля в море"!
  
  - Ничего подобного! "Омега всему голова" - так говорил мой покойный о-папа. Он всегда забирал мою зарплату и всё, что нужно покупал нам обоим. Я так вырос в семье, что омега распоряжается альфой, детьми и всеми доходами.
  
  - Меня тут недавно "просветили" в какой семье ты вырос - в мафиозном клане - главой был твой дядя-альфа, кстати! - произнес омега и уселся поудобней, судя по всему разговор коротким не будет.
  
  - Да, семью не выбирают. Где родился - там и пригодился! - альфа тоже сел поудобнее, облокотившись на кровать. - Элис, ты понимаешь, что я другой жизни и не знал - одни мафиозные разборки, деление территории, закупки товара и тому подобные грязные делишки. О-папа всем командовал - единственный, кто смел, не соглашаться с главой "семьи", своим родным старшим братом - дядя вырастил из меня телохранителя и "специалиста" для решения всех его проблем.
  
  - Ты его наследник? Будущий глава клана? - поинтересовался Элис.
  
  - Нет, у него свой сын имеется омега и сволочь по совместительству - достойная смена.
  
  - Так ты поэтому ушёл? Править миром не дали?
  
  - Опять нет! Я жил как жил, продолжал не задумываясь, а потом вдруг прозрение, о-папа умер, теперь бы жить и жить - вся моя зарплата мне, а также наш куш, семейная часть имущества, жениться можно и детей заводить, так нет, я вдруг прозрел и отказался убивать очередного предателя.
  
  - Он был твоим другом? Или твоей любовью?
  
  - И снова нет, ты совсем сегодня не угадываешь - не твой счастливый день! - саркастично ответил Андрей, больше он добряка Ролло вообще не напоминал. - Так только в книжках бывает или в фильмах. Я того парня совсем не знал, просто подумал, что хочу для себя другой жизни, свободы. Мне было почти сорок - переоценка ценностей, переломный возраст, страх, неужели я так и проживу всю свою жизнь, убивая по приказам дяди незнакомых людей, которые мне ничего не сделали, шикарные омеги-проститутки как вознаграждения, нет друзей, семья как террариум единомышленников, нет своего угла... И вот захотелось простой нормальной жизни, где я был бы сам себе хозяином и господином... - альфа вздохнул, удобнее облокотился на кровать и продолжил, глядя вверх, в воображаемое небо, - Из мафии, а тем более самой значительной в России, так просто не выйдешь, надо подготовиться. Благо опыт был - выполнял дядины поручения за границей - умел прятаться, скрываться, распознавать слежку и всякое такое разное. Учителя у меня были самыми лучшими в нашей стране.
  
  - А ты не боишься, что мне велели тебя разговорить и задержать, и сюда уже едут бравые служители закона с наручниками? - улыбнулся омега.
  
  - Нет, тогда бы ты вёл себя иначе, - спокойно ответил "доморощенный" психолог. Он уже полностью успокоился и только хотел продолжать рассказывать историю своей жизни, все люди за сорок это любят, найти бы только благодарных и внимательных слушателей.
  
  - А может актёр из меня "так себе"? - омега вспомнил слова "костюма", произнесённые только сегодня утром.
  
  - Но ты же не совсем дурак, правда? Хотя бы не говорил бы мне этого сейчас? - альфа пододвинул пистолет к себе поближе. - Так на чем я остановился? А да, я пытался сдать своего дядю властям, но они настолько "спелись" задолго до этого, что полковник ФСБ, к которому я обратился, после моего рассказа сам лично пытался меня убить. Так что добровольной сдачи честным властям не вышло, и я покинул эту продажную страну. Приехал сюда, выбирал из парочки стран, где много нашего русскоязычного "брата". Устроился работать охранником, без знания языка обошлось. Через год набил морду одному важному альфе, слишком уж его метод работы походил на методы моего дяди Вити, и остался опять без работы. А дядя-то мой "любимый" искал меня, запросы посылал по всему миру через Интерпол опять же, типа я у него деньги украл.
  
  - А ты их украл? - спросил омега, кивая в сторону серой сумки.
  
  - Опять нет! Что-то ты совсем плохо обо мне думаешь, убийца да, наёмник да, но красть у семьи, я бы никогда не стал! Компромат на дядю собрал - это моё личное - все дела, которые я для него делал, концы подчищал и тому подобное. Думал, что это - моя защита от семьи, а выяснилось наоборот - за этой флешкой дядя Витя и охотится, а до меня ему дела нет. Закопал бы живого в могилу и дело с концом.
  
  - Я тебе зачем? Чего ты вдруг полез в группу знакомств? Продолжал бы себе скрываться, переезжать, убивать... - спросил Элис самое насущное.
  
  - Какой ты, - усмехнулся альфа, - язвительный сегодня! Ты должен был стать моим прикрытием. Легче всего скрыться в толпе, ищут альфу - волка одиночку или максимум со смазливым омегой, но на супружескую пару с двумя взрослыми детьми меньше обращают внимание. Начать новую простую до скучного жизнь, но всегда быть готовым удрать и бросить. Я заигрался, любовь твоя и детей ослабила защитные барьеры, и я был готов остаться с вами на всю жизнь - всё же хорошо было. Удачная пенсия для киллера. Но рассказывать тебе правду я не собирался. Как и защищать вас от своей бывшей семьи, хотя зачем вы им - слишком мелкие сошки. Моя спасательная сумка была всегда наготове, ещё с России: куча паспортов разных стран, куча евро и в долларах, парочка любимых пистолетов и ножи, метательные. А, да, и компромат на главу мафии, на семью и дядю. Всё, что смог достать или участвовал лично, включая наши личные встречи с президентом. Твои копейки тугриков ничего бы не добавили... Погоды бы не сделали. Поэтому и не брал!
  
  Элис сжался от боли, более сильной, чем физическая - от душевной. Очень хотелось плакать, но слёзы высохли, будто бы больше не было в теле жидкости, только смертельная сухость пустыни Сахары.
  
  - Что такое мафия, Элис? - спросил Андрей на полном серьёзе и тут же сам себе ответил: - Семья защищает своих, от правительства, безработицы, голода и войн. Используя других, которых никто не защищает, а я уже там родился и вырос. Это не был мой личный выбор, я только лет в пятнадцать понял, что не все семьи живут и работают так, как наша. И только в сорок - что это плохо и жернова этой мельницы перемелют и мою жизнь тоже, а другой у меня не будет, и я не вечен, значит срочно надо было что-то менять, так-то. Тебе этого не понять! - взгляд Андрея колол омегу, как тонкой иглой, но аккурат прямо в середину сердца.
  
  - А если бы у тебя был выбор, кого бы ты выбрал? Меня?
  
  - Какой выбор, Элис, не смеши меня? Выбрать тебя и умереть?
  
  - Но ты же хотел остаться с нами навсегда - "удачная пенсия для киллера" - ты сам сказал!
  
  - Теперь это невозможно, меня нашли, ваши схватят и передадут нашим на Родину, дяде Вите, чтобы разрезал на кусочки и каждый отдельно закатал в бетон, потом камнем в море...
  
  - А если не выдадут, я, кажется, кое-что придумал! Надо было давно это сделать...
  
  - Невозможно тут ничего придумать, не глупи! Просто отпусти меня и забудь, на самом глубоком внутреннем уровне, забудь! - приказал, как отрезал Андрей Морозов, а Элис вдруг ни к месту подумал, что такой серьёзный резкий Ролло ещё сексуальнее.
  
  - А может рискнём? - попросил омега.
  
  - Кем рискнём? Мной? Тобой? Или мальчишками? - зарычал Андрей, пустой разговор начал утомлять спешащего убийцу, альфа встал, схватил оружие и повернулся к серой сумке.
  
  - Прошу, дай мне ещё минутку! Только выслушай, что я предлагаю и сам решишь!
  
  - Вот теперь, мне действительно кажется, что ты тянешь время и пытаешься сдать меня своим, - альфа был страшен в гневе, глаза сверкали, как алмазы.
  
  - Нет никаких "своих", ты говоришь на нашем языке, живёшь тут много лет... Тут ты никого не убивал! Тут ты не преступник!
  
  - Но я и не могу остаться в твоём "тут" навсегда, дурачок!
  
  - Мы поженимся! И ты станешь гражданином, со всеми вытекающими отсюда привилегиями!
  
  - Я только что признался, что ты - моё прикрытие и я собирался вами пожертвовать... - альфа покачал головой будто не веря во всё происходящее.
  
  - Ничего подобного, не принижай себя! Ты сказал, что с нами ничего не будет!
  
  - Почему ты так хочешь меня спасти? - удивился Андрей.
  
  - Я люблю тебя, любил и всё ещё люблю! У нас всё получится! - теперь мысли Элиса точно оформились во что-то стоящее.
  
  - А вот и нет! Остановись, подумай, зачем тебе такой альфа? - Андрей развел руками, показывая на себя.
  
  - А "зачем" тебе было так хорошо вместе со мной эти четыре года?
  
  - Четыре года, три месяца и восемнадцать дней - я считал, сколько у меня выпало счастливых дней! Я тоже тебя люблю и мальчишек... Но я не готов умереть сегодня, прямо сейчас, самым жестоким в мире способом, только чтобы остаться с вами! Извини!
  
  
  Часть X
  - А умирать и не надо! - Элис уже откровенно настаивал, встал, собирая необходимые вещи,.- Первым делом мы отправимся к адвокату, спросим о наших возможностях в данной ситуации, потом в мэрию - жениться!
  
  - Ты знаешь какого-нибудь честного адвоката, который сохранит нашу тайну хотя бы на время, необходимое мне? - спросил сраженный Андрей, сам себе он дал твёрдый зарок сбежать, как только его жизни будет угрожать реальная опасность.
  
  - Да, тот, который разводил меня с моим бывшим...
  
  - Ты всегда говорил, что тот омега был настоящей сволочью, помогавшей только твоему мужу выйти "сухим из воды" и с наименьшими потерями из надоевшего брака!
  
  - Да, но за того, кто ему заплатит он будет биться, как настоящий ротвейлер - зубами! А в данном случае этими людьми станем мы с тобой! - сказал как отрезал.
  
  - Даже если у тебя всё получится, - возразил альфа - стоящую в углу серую сумку забросил за плечо, встал, готовый не то сигануть в окно с четвёртого этажа, не то расстрелять всех вокруг - и продолжил, - существует ещё возможность экстрадиции. Между нашими странами хорошие отношения, меня же не Сан-Марино какое-нибудь прикажет вернуть, а Россия!
  
  - Хватит бегать! Всю жизнь не пробегаешь! Тогда надо было оставаться у дяди на подсобных работах навсегда! - настаивал омега. - Ты говорил про свою флешку с данными, вот и обменяем её на твою свободу!
  
  - Кому она здесь надо? На территории вашей страны я не совершал никаких дядиных заказов!
  
  - А в каких странах совершал?
  
  - Ну, Франция, во-первых, потом Канада...
  
  - Вот и отлично! - перебил Элис. - Наши найдут как это использовать, помогут там раскрыть преступления, а те нам дадут что-нибудь полезное. Или, в крайнем случае будут должны, для такой маленькой страны, как наша и это пригодится!
  
  - Чем заплатишь адвокату? - спросил альфа.
  
  - О, хорошо, что напомнил, - коварно улыбнулся Элис, омега был в своей стихии - планирование и учёт - какой омега такого не любит? - давай свои деньги, заплатим адвокату.
  
  - Там очень много...
  
  - Ладно, дай пару тысяч долларов, а там посмотрим.
  
  - Хорошо, - Андрей протянул пару пачек банкнот, перевязанных банковской резинкой, - остальные хранить дома нельзя - конфискуют и добавят срок!
  
  - Положим немножко мальчишкам в личные копилки на всякий случай. Старший про свою уже давно забыл, вот и полежит там...
  
  - Да, вот Кармель удивится, когда решит разбить свою свинку Пэппу... - альфа подошел к Элису, левой рукой обнял его и прижал голову к своему плечу, в правой была боевая серая сумка, - Спасибо, что веришь в меня и любишь! Надеюсь, у нас всё получится, тогда я останусь твоим самым верным и преданным другом, и человеком на всю жизнь!
  
  - Не хочу ни "другом", ни "человеком", хочу мужем и любимым! - спокойно ответил Элис, но в душе его бушевала буря под названием "А если не выйдет? Убьёшь меня?"
  Если бы омега осмелился задать вслух свой самый важный вопрос, то в ответ получил бы: "Нет, только удеру! И всё равно всю жизнь буду благодарен тебе за эту попытку, любимый!" - но омега не решился, а сам альфа уже говорил о другом, более насущном.
  
  - Ты сейчас выходишь через дверь и едешь прямо к адвокату. Не обращай внимания на слежку, они с тобой не поднимутся в здание - они так не работают - просто останутся ждать у входа. А я сам доберусь, только скажи мне адрес твоего знакомого адвоката.
  
  - Я пошлю тебе по телефону... - начал было Элис, но альфа резко перебил его.
  
  - Никаких телефонов и переписок! Всё только тихо и на память. Встретимся там внутри!
  
  - А как ты сам доберёшься?
  
  - Тебе лучше не знать, поверь мне! Со мной всё будет хорошо, обещаю!
  
  Элис кивнул, назвал адрес, и, взяв ключи, от дома рванул на выход. Неприметная чёрная машина встала точно за ним и не отставала всю долгую дорогу через полгорода. Эта же машина припарковалась недалеко от здания, где были расположены адвокатские конторы и другие административные офисы. Элис усиленно пытался не обращать внимание на неё, только проверил, что за ним никто не пошёл. Поднялся на четвёртый этаж, повернулся к входной двери и столкнулся нос к носу с Андреем:
  - Я уже договорился, нас примут без записи заранее. За такое "удовольствие" пришлось немного доплатить секретарю и наши имена неожиданно "нашли" в списке деловых встреч на сегодня.
  
  Через пятнадцать минут, когда они вошли в двери адвоката, омега лет пятидесяти доброжелательно поздоровался и поинтересовался, ради какого именно дела они пришли.
  
  - Как насчет "тайны исповеди"? - сразу же спросил альфа самое главное.
  
  - Такие отношения бывают только со своим оплаченным адвокатом. А я не занимаюсь криминальными правонарушениями, это не ко мне, так что лучше ничего не рассказывайте!
  
  - Посоветуйте нам кого-нибудь подходящего, пожалуйста, - попросил Элис.
  
  - Хорошо, вот вам визитка, - адвокат повернулся к столу и протянул Андрею кусок картона с черными вензелями на темно-зеленом фоне, - молодой бета, пытается сделать себе имя в мире, прочно захваченном альфами. Будет драться за вас как за своего самого драгоценного клиента!
  
  - Спасибо! - Элиса тянуло обнять адвоката за помощь, но он сдержал порыв - совсем не к месту и не вовремя.
  
  - А пожениться? - спросил альфа.
  
  - Вы хотите составить брачный договор? - сразу же оживился адвокат, почуяв запах гонорара. - Это по моей части!
  
  - Не совсем, - объяснил омега, - мы хотим просто быстро пожениться без всяких брачных договоров.
  
  - Очень жаль, я считаю, такой подход большой ошибкой! - начал было адвокат, но был быстро перебит Андреем.
  
  - У нас совершенно нет времени! Можете помочь с быстрым законным браком - мы заплатим за помощь.
  
  - Езжайте в мэрию, я договорюсь, чтобы вас, как моих клиентов, приняли без очереди. Тогда и все ваши тайны сохраню - скажу, что вас сегодня здесь вообще не было. Заплатите секретарю за "юруслуги", он скажет сколько положено и удачи вам обоим! - омега пожал руки "молодой" почти супружеской паре и вернулся к себе за стол.
  Андрей отправился по старой схеме - как, нам доподлинно не известно. А омега вышел первым, сел за руль своей, припаркованной недалеко, машины и отправился в мэрию. Неприметная чёрная тачка за ним.
  
  Через двадцать минут Элис подходил к величественному тёмно-серому полукруглому зданию, окруженному старинными колонами. У входа в комнату для официального обряда уже толпились люди: омеги в ярких праздничных нарядах и альфы в строгих тёмных костюмах, даже парочка - оба в военной форме спецназа.
  
  - Эли! Элис! Элис! Да, повернись ты уже в другую сторону, чёрт побери! - Андрей махал рукой над головами присутствующих, но омега так залип взглядом на военную форму той одной пары, что ничего другого уже не видел и не слышал.
  
  На громкое "Чёрт побери!" в таком торжественном месте счастья и радости, все присутствующие дружно повернули голову в сторону Андрея, только тогда и Элис тоже оглянулся.
  
  - Извините! - улыбнулся уже Ролло и добавил чуть смущенно - чем не Голливудский номинант на Оскар. - Мой жених затерялся в толпе, извините, пожалуйста! - все вернулись к прерванным разговорам, охам и ахам торжественности момента. А Элис, наконец-то, заметил своего альфу в шикарном, черном как ночь, смокинге.
  - Круто выглядишь! Для суда - в самый раз! - прокомментировал омега, обидевшийся, что только он один из всех присутствующих был одет в рабочую одежду - скромный серый брючный костюм с неяркой голубой рубашкой.
  
  - Ну и шутки у тебя! - зашипел Андрей - Большое спасибо! Я тут тебе тоже наряд прикупил, думал, что ты обрадуешься!
  
  - Что? Где? - радостно спросил омега.
  
  - Теперь бы уже и не отдал! - надулся Андрей - Но мы следующие, так что дуй в туалет переодеваться. У тебя всего восемь минут! - и протянул чёрный безликий кулек.
  
  В туалете довольный Элис разглядывал себя в зеркале. На него смотрел моложавый подтянутый омега в шикарном брендовом белом костюме с золотыми нитями. В заветном кульке нашлись так же дорогие туфли на небольшом каблучке подходящего размера и минимум косметики - именно той, что предпочитал Элис в новых запечатанных упаковках: "И когда только Ролло всё это успел купить! А как знал, что именно надо и подойдёт мне? Он меня точно любит, знает он сам об этом или нет! Всего пару минут назад я стоял и завидовал разодетым нарядным женихам и думал, что у меня этого точно не будет! А он вот озаботился..."
  
  Уставший и сильно беременный омега натужно улыбался, проводя официальную церемонию заключения священного брака. Свидетелями выступили два беты, адвокат и его помощник, добравшиеся до мэрии за восемь минут, в надежде произвести положительное впечатление на своих новых клиентов. Андрей ловко, как фокусник кролика из шляпы, достал из кармана смокинга обручальные кольца. На заднем плане грохнул вальс Мендельсона из колонок компьютера, запахло розами и каллами, а Андрей подхватил Элиса под коленями на руки:
  - Теперь ты мой муж! В горести, смерти и болезни! Ура!
  
  "Ну, да, и в тюрьме!" - подумал омега, но вслух не произнес.
  
  Положительные перспективы на горизонте просто не вырисовывались...
  
  
  Часть XI
  Когда счастливые молодожены вышли из здания мэрии - вернее, вышел только Андрей, а довольного Элиса торжественно вынесли на руках - солнышко светило прямо в глаза и даже грело. Самая середина рабочего дня, адвокат, уже обо всём предупреждённый, предложил сразу же ехать сдаваться в полицию, обещал быть рядом и помогать во всём, чем только сможет.
  
  - Не успеем, - констатировал альфа, - мне сейчас нужна явка с повинной. Надо найти первого же полицейского и сдаться ему, так чтобы они сами не успели выслать "вороной экипаж". Горсовет вносит имена новобрачных в компьютер в тот же день! Конечно, человеческий фактор: секретарь попьёт кофе, съест булочку с маком, но потом все же внесет данные.
  
  И бросился вперёд, омега - уже спущенный как линкор на воду - за ним, беты тоже. Первым на пути движения модной и красивой процессии встретился молоденький постовой, видимо, только на прошлой неделе закончивший обучение. Альфа в сверкающей чистотой новенькой форме спокойно стоял рядом с припаркованной полицейской машиной, и, наслаждаясь тишиной и покоем конца рабочей смены, умильно доедал сладкий сочный пончик в кленовом сиропе, облизывая такие же сладкие пальцы.
  
  - Здравствуйте, молодой человек! - обратился к нему Ролло с улыбкой. - Хотелось бы сдаться с повинной в ваши честные служебные ручки.
  
  - Что вы имеете в виду? - закашлял полицейский, давясь угощением. - Я постовой, слежу за дорожным движением возле Горсовета.
  
  - Примите, пожалуйста, мою добровольную сдачу нашим доблестным органам! - потребовал Андрей, протягивая полисмену серую сумку и руки, беззащитными запястьями вверх.
  
  - Ничего не собираюсь принимать! - упорствовал тот. - А вы, собственно, кто будете? Иностранный рабочий с просроченной визой? - сделал вывод, основываясь только на иноземном акценте.
  
  - Нет! Я известный мафиози из России Андрей Морозов, честь имею представиться, - и Ролло весело козырнул у непокрытой фуражкой головы.
  
  - Я вас не знаю и арестовывать не буду! - упорствовал юноша, пятясь от "преступника" к спасительной прохладе машины и брезгливо держа спортивную серую сумку самыми кончиками пальцев. - Пусть хотя бы напарник подойдёт, тогда уже...
  
  - Ну, позвоните там, кому следует, - адвокат пожал плечами, - вот он сейчас уйдёт и вас накажут, за халатность на рабочем месте! - что-то, а пугать адвокаты умеют с рождения, курс проходят, видимо, ещё в утробе матери.
  
  Юный полицейский, открыл машину и нехотя обратился по рации к своему участку:
  - Говорит младший сержант Гур Цуриэль, у меня тут один альфа хочет сдаться... Да, конечно, сейчас спрошу... Эй вы, как вас там, ваше имя и звание? - крикнул, выглянув из окна машины.
  
  - Андрей Морозов - очень приятно - мафиози и наёмный убийца, - ответил всё так же, протягивая руки для наручников.
  
  - Ничего не могу поделать, Андрей, - мне велели забаррикадироваться в машине и ждать направленный уже сюда спецназ. Они вас и арестуют.
  
  - Но я хочу явку с повинной! - настаивал альфа. - А ну не трусь, выходи сюда и надень уже на меня наручники, быстро! Или у тебя их нет? Продал на ибее? Сейчас пожалуюсь спецназу!
  
  - Ничего я не продал! - надулся младший сержант и протянул новенькие, аж блестящие от смазки наручники, явно никогда ранее не использованные.
  
  Андрей передал свою "боевую подругу" - серую сумку - адвокату и сам ловко застегнул их на себе, омега и беты, шокированные этой перепалкой, удовлетворительно вздохнули - наконец-то всё правильно.
  
  Тут подъехал спецназ в огромном чёрном монстре, громко вещая сигналом своего присутствия на всю улицу, и не только звуком, но и светом мигающих ламп и фонарей. Андрей поморщился - как можно быть такими непрофессиональными. Любой другой преступник давно бы уже удрал и был таков.
  
  - Андрей Морозов? - спросил первый боец, покинувший спасительные пределы своего монстра.
  
  - Да, - ответил Ролло и протянул руки, закованные в наручники, - явился сам с повинной!
  
  - Ну это мы ещё посмотрим, - ответил полисмен и резко, ударом приклада в зубы, помог альфе опустится на колени.
  
  - Вы не имеете права! - заверещали оба беты не сговариваясь, - мы его адвокаты и можем зафиксировать явку с повинной! Он не сопротивлялся!
  
  - Ох, уж мне эти демократические законы... - альфа отошел от коленопреклонённого Андрея, но продолжал держать того на мушке своего автомата.
  
  В это время Элис в стороне сжался от боли, Ролло избивали на его глазах, ни за что, прямо среди бела дня на улице, которую пока что успешно оцепили другие спецназовцы.
  
  - Разрешите представиться, Юранд Ключевски, адвокат Андрея Морозова, - бета протянул руку спецназовцу, который её "благодушно" проигнорировал, - Якуб Камински, мой помощник.
  
  Спецназовец молчал, как партизан на допросах Гестапо, только мрачнел всё больше и больше.
  
  - Мы хотели бы составить протокол издевательств над нашим подзащитным! Вы не имели права его бить! Если так будет продолжаться, его придется совсем освободить на основании закона семь-восемь дробь семнадцать от двадцать шестого апреля одна тысяча девятьсот восемьдесят шестого года.
  
  - Что это за закон такой? - нехотя выдавил из себя вопрос полицейский.
  
  - Арест с нарушением принципа соразмерности примененной меры принудительного исполнения объему требований.
  
  - Ничего не понял...
  
  - А вам и не надо - прокурор разберётся.
  
  В это время Андрея, потирающего красную и порядком опухшую щёку, и его адвокатов уже куда более вежливо сопроводили к заднему входу в машину с зарешеченными стеклами:
  - Домой езжай к мальчишкам! - крикнул Андрей Элису. - Со мной всё будет хорошо! Не переживай больше! - и поднялся в машину.
  
  В полицейском участке Андрея и его адвокатов поместили в комнате для допросов и один из детективов весело сообщил:
  - Никакого разбирательства не будет! Депортируем его в страну исхода и пусть они там себе головы "ломают", что с вами делать! Так что, господа хорошие, адвокаты, на выход!
  
  - Нет! Я требую для своего подзащитного суда здесь! - начал адвокат Ключевски.
  
  - Чего вдруг? Он даже не гражданин нашей страны!
  
  - Андрей Морозов же два с половиной часа как супруг гражданина нашей страны, - бета помахал документом перед носом полицейского детектива.
  
  - Брак с гражданином нашей страны - это основание, по которому иностранный гражданин имеет право получить гражданство в упрощенном порядке. Однако получить гражданство по браку сразу после свадьбы или регистрации отношений не получится. То есть гражданство при заключении брака с гражданином нашей страны сразу автоматически не оформляется.
  
  - Я, как его адвокат, уже начал это оформление. Сделаю всё очень быстро...
  
  - А может у него вообще фиктивный брак! - бросил детектив "пробный камень".
  
  - Ничего подобного! Они до этого прожили вместе в гражданском браке более четырёх лет! Вместе растили детей.
  
  - Общих? - печально поинтересовался детектив, понимая, что спокойная жизнь "накрылась медным тазом".
  
  - Нет. Детей омеги от первого брака. Но это не имеет значения, мальчики готовы поддержать Андрея выступлением в суде.
  
  - Сейчас вам всем принесут воды, пока прокурор решит, что с этим делать, с новыми обстоятельствами этого дела.
  
  - Всё получится, - беты похлопали Андрея по плечам, но задели место удара от падения на асфальт после "приветствия" спецназовца, и Морозов скривился от боли.
  
  Но оказалось, что главный прокурор был против проявления милосердия к подозреваемому по причине "зачем это нам?". Даже сокровища вышеупомянутой серой сумки его не тронули за живое. Тогда Ключевский бросил свой самый главный козырь:
  - Главный босс мафии Виктор Морозов, по совместительству дядя нашего подзащитного, ищет его не из-за якобы украденных Андреем денег, а из-за компрометирующих его материалов, собранных господином Андреем Морозовым и находящихся на тайной флешке у моего подзащитного, - детектив заинтересованно опустился на стул и передумал зачем-то куда-то быстро убегать.
  
  - Но ведь Морозовы не совершали никаких преступлений на территории нашей страны?
  
  - Да, но в Европе - полно, и в дружественной нам Америке, и в Канаде - тоже, - детектив побледнел, такую инфу нельзя было упускать из рук просто по глупости.
  
  - Флешка где?
  
  - Не так быстро, детектив! - спокойно с чувством собственного достоинства и меры произнес бета. - Мы требуем сделку! Во-первых, честный суд в нашей стране! Тюремное заключение, в случае оного, тоже здесь. Признание господина Андрея Морозова гражданином нашей страны. И за это он даже согласен помогать следствию и делиться всей имеющейся у него информацией о незаконных военных и гражданских формированиях на территории России и стран, с которыми он "работал".
  
  Меньше чем через четыре часа Андрея, скованного по рукам и ногам, уже вели в следственный изолятор. Адвокаты покидали полицейский участок, весело помахивая подписанным прокурором соглашением. А искомая флешка заранее лежала в секретном боковом, закрытом молнией, кармане заветной серой сумки. То есть уже изначально была в честных и догадливых руках закона.
  
  
  Часть XII
  Элис приходил по четвергам - почти каждый четверг - навещать Андрея, но чаще не получалось. Иногда даже и один раз в неделю не выходило. Тяжело снова быть одному, когда ты уже привык жить в дуэте.
  
  - Я бы тебя бросил, - бросил альфа в первую встречу, - теперь я тебе не выгоден.
  
  - Ты - моя семья и я тебя люблю, какая тут может быть выгода? - ответил омега по телефону через стекло в тюрьме.
  
  - Спасибо, - вздохнул счастливо Ролло и сразу же перевёл разговор подальше от чувств: - Ваши "гаврики" совсем ничего не умеют, во всём помогать надо. А ещё спецназ "Жало" называется, - шутил Андрей.
  
  - Конечно, - отвечал омега обиженно, - деньги наши по-твоему "тугрики", полицейские наши - "гаврики". Что же сидеть у своих не захотел? Ваши поди умнее будут и лучше...
  
  - Ладно, обидчивый ты мой, пошутил я, орлы они высокого полёта. Теперь чего уж там, я тоже один из них, гаврик...
  
  Андрея Морозова приговорили к десяти годам тюрьмы строго режима и то только принимая во внимание новое гражданство, безупречную жизнь и работу четыре года в стране, а также добровольную сдачу и помощь следствию. Благодаря заветной флешке были раскрыты многочисленные преступления на территории Европы, Азии, и на Американском континенте. Заключенный номер 247/18 Андрей Морозов на добровольной основе обучал призывников полицейской академии необычным приёмам самообороны, выживаемости в чуждой среде и работе с взрывчатыми веществами. Его всё чаще вывозили на практические занятия с полицейскими и спецназом "Жало". Тем самым отрядом, который его когда-то арестовывал.
  
  - Ну и чему ты, - презрительный тычок указательным пальцем в грудь, - сможешь нас обучить? Давай, удиви меня! - улыбнулся начальник подразделения.
  
  Учебная тренировка проходила в лесу, подразделение разделили на синих и зелёных, сам главнокомандующий спрятал на участке лесополосы условный флаг. Победителями считались те, кто первым найдёт флаг и доставит его в ставку главнокомандующего. Андрея определили к синим, "свои" тоже косились неприязненно и стратегиями не делились. Больше всего Морозов боялся перепутать "своих" и чужих - галстуки положенного группе цвета сразу же прятались под рубашки. Сами бойцы друг друга знали в лицо не один год. На учения выделили четыре часа, после этого времени - если не было победителей - тренировка считалась оконченной вничью.
  
  Ровно через час Ролло стучал в колокол около ставки главнокомандующего: за пазухой флаг, на плече связанный командир зелёных. Тот самый, что презрительно о нём отзывался.
  
  - А почему не сбежал, Андрей Морозов? - спросил главнокомандующий с улыбкой, развязывая пленного. - Учитывая твои знания и умения, ведь сами мы бы тебя в жизни не нашли?
  
  - Я никогда никуда не сбегу. На гражданке у меня семья: мой омега и двое сыновей. Я им нужен, и чем скорее, тем лучше. Поэтому и помогаю, и примерно себя веду.
  
  - "Примерно себя веду" - передразнил развязанный уже командир зелёных, - тогда зачем в плен меня взял? Не было этого в требованиях к ученьям!
  
  - Чтобы доказать, что могу! - улыбнулся Андрей и протянул руку, к его удивлению "зелёный" её сразу же пожал, - Я же тебя не бил и не пытал! А мог бы...
  
  - Прямо уж "мог бы", - сказал тот, но всё же поёжился от представленной картинки.
  
  Андрея вернули в тюрьму тем же вечером, и некоторые крепкие сокамерники в размере шести человек решили наказать зарвавшегося предателя и стукача, по их мнению. Четверым пришлось сломать носы, двоим челюсти и в общей сложности пять ног и три руки. Надзиратели очень ругались и грозили добавить срок, пока не посмотрели на видео с камер наблюдения, и поняли, что Морозов только защищался и то крайне аккуратно. После этого случая его перевели в другую тюрьму к "белым воротничкам", тем, кто сидел за компьютерные преступления и нарушения прав на интеллектуальную собственность. Там уж точно никто не смел задирать бывшего наёмного убийцу. А сам Андрей Морозов вёл себя идеально: работал в библиотеке, помогал на кухне и даже записался на курсы повышения рабочей квалификации. Выбрал искусство резьбы по металлу.
  
  Через год его впервые отпустили на выходные домой с браслетом слежения на ноге.
  
  - Домой на выходные? - в шоке переспросил удивленный альфа. - Тут что же, у вас пионерский лагерь, оказывается, а не тюрьма?
  
  - Не совсем так. Но в нашей тюрьме не опасных заключенных, которые примерно себя ведут, отпускают домой на "каникулы". Конечно, с браслетом слежения.
  
  Мальчишки были очень рады, они время от времени навещали Андрея в тюрьме, но сначала косились осторожно и всё спрашивали: "Как ты мог такое делать?". Морозов в тысячный раз рассказывал про своё детство и юность. О том, как осознал, раскаялся и пытался выйти из порочного круга своей семьи. Вечер Андрей провел с мальчишками, у старшего студента Эльфрэра появился свой омега - сокурсник. Первым делом он решил познакомить того с Ролло, а уже потом с о-папой.
  
  А вот ночь принадлежала только им двоим: Элису и Андрею. Омега с радостью заметил, что в кровати ничего не изменилось, что говорило в первую очередь о том, что Ролло никогда не притворялся - жил, любил, помогал - всё от чистого сердца. К сожалению, после выходных омега собирал своего уже полностью настоящего мужа - брак наконец-то консуммировали - обратно в тюрьму.
  
  - Да не плачь ты, всё нормально.
  
  - Что нормально? Ты вынужден возвращаться обратно в этот ад!
  
  - Нет, я работаю в библиотеке, книги выдаю, да и мой начальник совсем не дьявол! Так что, - засмеялся Ролло, - до ада тюрьме ещё ой как далеко! - и поцеловал супруга.
  
  Эпилог. Через три или четыре месяца.
  
  Телефонный звонок раздался в самой середине рабочего дня. Омега ответил:
  - Слушаю.
  
  - Приветик! - раздалось с того конца поднятой трубки.
  
  - Трэвис? Ты ещё откуда взялся? - удивлённый омега свалился на стул, хорошо, что не мимо, тревожно прислушиваясь к своему ощущению от этого такого родного, но в тоже время такого далёкого голоса. - От тебя кроме алиментов не было ни слуху ни духу уже который год! Ты даже мальчишек не навещал!
  
  - Извини, виноват, моя вина! Просто жизнь была тяжелая: Ларик, мой муж, оказался не таким уж идеальным! - в голосе альфы проскакивали нотки недовольства, и Элис с радостью отметил, что к нему это недовольство больше не имеет никакого отношения.
  
  - Отлично! То есть, мне совершенно всё равно! Прощай! - только и сказал уже полностью равнодушно.
  
  - Нет, почему, подожди! - закричал альфа в трубку. - Мы обязательно должны встретиться!
  
  - Ничего "мы" не должны! Я тебе ничего не должен! - отрубил.
  
  - Но я же плачу алименты всё это время и ещё полгода осталось! - капризно, словно маленький ребёнок, добавил Трэвис.
  
  - Ну и что? Попробуй, не заплати, и встретимся в суде!
  
  - Так зачем же ругаться? Ты же взрослый человек! - начал альфа привычно и Элис опять почувствовал себя восемнадцатилетним омегой-несмышлёнышем, которым пытаются манипулировать, но теперь это было просто невозможно сделать: Элис чувствовал подвох за километр - жизнь научила. - Я просто хочу поговорить о наших детях. Это очень важно! Какой же ты папа, если не хочешь поговорить о своих детях!
  
  - Ладно! Я заканчиваю в шесть. Так что в шесть тридцать на углу улицы Ваци и проспекта Андраши, там есть кафе "Лола", в нём и встретимся.
  
  - Я могу не успеть доехать, - привычно начал альфа, выбивая себе условия, так как удобно лично ему, - давай в восемь?
  
  - Я приду после работы, ровно в шесть тридцать. Если тебя там не будет, я просто уйду, понятно? - и повесил трубку.
  
  Трэвис был вовремя и даже успел заказать им обоим кофе, а омеге ещё и сладкий пирожок:
  - Привет, любимый! Видишь, я помню, всё как ты любишь! - произнёс, указывая на сладкое угощение. Омега поморщился, уже несколько лет они все в доме вели здоровый образ жизни, Элис похудел и к сладкому не притрагивался настолько долго, что сейчас это вызывало только отвращение и тошноту.
  
  - Даю тебе полчаса и предупреждаю, потом встану, и просто уйду! - резко ответил омега.
  
  - Ты стал другим, Элис! Видно, что ты озлобился! Нельзя так! Нехорошо, - альфа придвинул пирожок поближе к своему гостю на другой конец стола.
  
  Омега проигнорировал и кофе, и ненавистный пирожок - напоминание о лишнем весе и страданиях, заедаемых тоннами сладкого в попытке получить гормон счастья серотонин, хотя бы таким образом.
  
  - Я вот о чём хотел поговорить, - улыбнулся Трэвис, как будто ничего и не было, - пора нам обратно съехаться. Хватит дурить и убегать от своих истинных желаний.
  
  Элис в шоке уставился на своего визави: "дурить", "свои истинные желания", не альфа ли бросил мужа и о-папу своих детей, женившись на любовнике.
  
  - Я вообще не понимаю о чём ты говоришь, Трэвис! - ненавистное имя и манера вести разговор, давая почувствовать собеседнику, что он глупое ничтожество. - Я женат!
  
  - Какое там "женат"! - передразнил альфа, - Мой о-брат рассказывал, что ты спутался с каким-то уголовником. Ещё и в дом его к сыновьям притащил. Знаешь, - многозначительная пауза, - я могу потребовать в суде полную опеку над нашими мальчиками, в связи с твоим недостойным поведением! - ещё и пальцем пригрозил.
  
  Элис смотрел на альфу и глазам своим не верил - как он мог любить и уважать такое ничтожество, подлое и низкое. Они прожили в законном браке больше пятнадцать лет, Элис родил ему детей. Это чертово недоразумение, не появлявшееся уже долгие годы, нельзя было даже назвать человеком.
  
  - Достаточно! Я ухожу! - омега встал - спорить с бывшим мужем себе дороже, да и тот, видимо, уже ничего понять не сможет, сколько не изгаляйся - и заметил Андрея, подходившего к их столику.
  
  Супруг был в нарядной белой военной форме специального подразделения "Жало", к которому он уже постоянно относился, с перевязанной рукой и с наградной ленточкой на груди.
  
  - Всё? Ты закончил с ним? - спросил нетерпеливо и взглянул на Трэвиса, как на маленького навозного жука на именинном торте.
  
  - Мой супруг полицейский, а не преступник! Твой брат "слышал звон, да не понял, откуда он"! Услышал слово "полиция" и сделал свои, как всегда неверные, выводы, - и Элис взял Андрея под здоровую руку, они отправились вместе домой.
  
  - И вообще, лучше быть одному, чем со всяким говном! - бросил Элис напоследок. Сказал негромко, но услышали все в зале: разговоры стихли, взгляды присутствующих обратились к расстроенному альфе, который остался за столиком, и красивая пара величественно удалилась из кафе.
  
  Чего не знал Трэвис, так это того, что на Андрее всё ещё был тюремный браслет слежения под нарядными аккуратно выглаженными брюками со стрелками.
  Окончательное возвращение домой имело место быть всего за три дня до описываемых событий. Элис вечером пересматривал новости в журнале, когда в дверь позвонили:
  - Кто там? - спросил уставший омега, тяжело горбатиться сразу на двух работах, оплачивая и учебу старшего сына в университете, и нормальную жизнь младшему.
  
  - Блудный альфа вернулся, - раздался из-за двери голос Андрея.
  
  - Не может быть, сегодня же только вторник, - у Элиса, наверное, открылось второе дыхание, так быстро он бросился к двери, впуская супруга.
  
  - Меня отпустили насовсем! - обрадовал альфа, обнимая своего омегу, - А где Кармель?
  
  - Ушел в кино с ребятами, - на автомате ответил омега, - ты мне зубы не заговаривай, тебя отпустили? Что произошло? - а сам глаз не сводил с перевязанной руки Ролло.
  
  - Ничего! Я был "хорошим мальчиком" и мне разрешили пойти домой из садика! - но сам альфа поворачивался к Элису здоровым боком, пряча покалеченную руку.
  
  - Что с рукой? - не унимался Элис, обходя уклончивого альфу с другой стороны.
  
  - Уже всё нормально.
  
  - А раньше что с ней было?
  
  - Прострелили.
  
  - Кто? Где?
  
  - На задании, опять ездил с "Жалом". Прикрыл их командира, вот и схватил его пулю, - Андрей пожал плечами, усмехнулся и опустился в кресло, заботливо подставленное омегой.
  
  - И всё?
  
  - Потом уже, из больницы, где меня подлатали, ребята позвонили начальнику тюрьмы, высказали всё, что думают о нашей системе правосудия, и предложили посидеть за меня. Каждый по очереди, - Андрей мягко улыбнулся своим воспоминаниям, - до самого конца срока, все три тысячи сто тринадцать оставшихся дней. Так и сказали: "Если он словил пулю за командира, то уж поработать за него в библиотеке и на кухне, мы точно можем!".
  
  - Поэтому тебя и отпустили? - обрадовался Элис, ему даже не верилось, что любимый Андрей наконец-то останется с ним навсегда.
  
  - Да, официальное досрочное освобождение за хорошее поведение и активную помощь следственным органам. А через три дня будет награждение, всех парней, ну и меня тоже, в министерстве иностранных дел в столице. Так я возьму твою машину, а потом заберу тебя после работы. Хорошо, любимый?
  
  Вместо ответа Элис прижался к милому сердцу альфе и мысленно попросил, чтобы их счастье длилось вечно! А вслух сказал только: - Вот мальчишки обрадуются!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"