Диана 19: другие произведения.

Бегу за тобой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Акула бизнеса хочет "поглотить" более старого, вышедшего в тираж альфу-бизнесмена и встречается с ним на приёме в посольстве, окруженные телохранителями. Акула и сам накаченный спортсмен, хорошо стреляет - современный бизнесмен. Конкурент со всей семьёй: муж-омега и четверо сыновей-омег. Акула влюбляется в старшего, но парень не хочет слышать об отцовских друзьях себе в мужья.

  Часть 1
  В посольстве Монголии было нечем дышать, хоть топор вешай. Как будто оно на самом деле располагалось в пустыне Гоби, а не в одной из европейских стран, в самом центре материка.
  
  Тридцатипятилетний альфа Данай Верадин был из поколения молодых, но хватких бизнесменов. За глаза его величали "Акулой", именно так, с большой буквы "А". Никто не знал всю его подноготную, историю семьи или откуда бедный юноша взял деньги для начального капитала своего огромного бизнес-центра компьютерных технологий, но поговаривали, что сам великий Стив Джобс давал ему уроки бизнеса, а Билл Гейтс консультировал его инвестиции. Акула был выше метра восьмидесяти ростом, спортивный, смуглый альфа с крупными хищными чертами лица и голубыми глазами, напоминающими по цвету небеса в раннее прохладное утро. Он мало чем отличался от своих же телохранителей, по крайней мере стрелял не хуже их, всегда носил с собой оружие наготове, а в боевых искусствах мог даже положить "на ковер" добрую половину их группы. Единственным отличием был шикарный хвост густых каштановых волос до середины спины, поговаривали, что Данай не стриг их с восемнадцати лет.
  
  Вот такими сегодня стали бизнесмены, готовыми ко всему и на всё.
  
  Пришел Данай на приём в посольство не просто так, а вынудить своего врага и конкурента "сложить оружие" и продать ему по себестоимости контрольный пакет акций компании "Селествир технологии инкорпорейтед". Пятидесятилетний Джон Селествир со всей своей семьёй, супругом-омегой и четырьмя сыновьями были приглашены самим послом в надежде на щедрую финансовую помощь маленькой стране и её посольству.
  
  Для этой цели Данай и привел с собой на приём целую группу телохранителей и охранников - произвести неизгладимое впечатление на пожилого бизнесмена. Который тоже кстати не пришел в одиночку, его с семьёй окружали трое таких же невозмутимых на вид и вооруженных альф.
  
  - Мистер Селествир, добрый вечер! - незамысловато начал Данай, подходя к своему сопернику. - Я дам вам пятьдесят миллионов за вашу фирму и ни гроша сверх этой суммы. А взамен, из уважения ко мне, вы тихо исчезнете с делового горизонта и больше о вас никто никогда не услышит! Договорились?
  
  - Нет, мистер Акула! Я построил свою компанию с нуля, по одному кирпичику в день, - спокойно ответил Джон, - и так просто вы её не получите! А также все наши патенты, так и останутся нашими! - Джон был полноватым пожилым альфой, куда ему до молодого и сильного Даная, но взгляд серых стальных глаз оставался пронзительно острым.
  
  - Неправильный ответ, мистер Селествир! Подумайте пару дней и во вторник жду вас у себя с документами и чеком! - альфа уже разворачивался, отходя от противника, когда к тому подошли члены его семьи, супруг-омега и сыновья.
  
  Акулу развернуло на сто восемьдесят градусов, Данай замер и принюхался. Старший сын-омега Джона даже не успел ничего сказать, подуло из окна и Даная обволокло запахом специй: кориандр, кумин, чёрный перец, немного корицы, кардамона, мускатного ореха и гвоздики.
  
  - Это же "гарам масала", - пробормотал альфа, в шоке осознавая, что нашёл своего единственного истинного омегу. Кому-нибудь другому такое сочетание специй могло даже не понравиться, но у маленького Даная в семь лет единственной едой был домашний хлеб, который пёк его папа-омега. Персидская смесь специй "гарам масала" была его составной частью. О-папа работал на базаре, продавал восточные специи и его руки всегда так пахли, что было особенно заметно в запахе домашнего хлеба на ужин.
  
  - Что вы сказали? - переспросил удивленный Джон Селествир. Его супруг и сыновья с разрешения отца отправились прогуляться на балкон посольства, было слишком жарко.
  
  - Это ваш сын!
  
  - Кто? У меня четверо сыновей.
  
  - Омега...
  
  - Они все омеги.
  
  - Простите, мне надо подумать, - Данай уже протискивался сквозь строй удивленных телохранителей в противоположную от бизнесмена сторону, на ходу доставая телефон.
  
  - Папа, я нашёл его!
  
  - Данай, кого ты нашёл? - удивился пожилой омега.
  
  Сейчас, когда не было необходимости тяжело работать с раннего утра до поздней ночи, чтобы дать сыну образование, старший омега Люсио Верадин проводил вечера, закутавшись в тёплый полосатый плед с рыжим котенком на руках и стаканом теплого глинтвейна.
  
  - Своего истинного омегу!
  
  - О, это прекрасная новость! Сейчас же веди его домой, я буду счастлив познакомиться с твоим будущим супругом!
  
  - Он - сын моего конкурента.
  
  - Ну и что? Сейчас же не время Монтекки и Капулетти, всегда можно договориться... Он совершеннолетний?
  
  - Кажется, да.
  
  - Ну так дерзай, сынок! За свою любовь надо бороться, соберись и придумай что-нибудь. У тебя обязательно получится. Я в тебя верю! Омега тоже теперь жить без тебя не сможет.
  
  - Спасибо, папа. Я перезвоню, - и альфа нажал отбой.
  
  
  Данай вернулся в зал всё так же окруженный своими телохранителями, куда ж их теперь девать... Джон ждал его на том же самом месте, хотя было видно, что пожилой бизнесмен волнуется, он переступал с ноги на ногу, левый глаз дергался, чего сам Джон даже не замечал.
  
  - Я передумал, - начал Данай, наступая на конкурента, - мы будем работать вместе. Объединимся в конгломерат технологий. Название придумаем позже...
  
  - Чего вдруг? - удивился Селествир. - Ваш бизнес намного крупнее моего, вы моложе и богаче. Зачем вам такой как я? Только из-за технологий?
  
  - Нет, - Данай вздохнул, этот альфа предпочёл бы не выдавать ни одного из своих секретов, таков уж характер, но в данном случае "пан или пропал", - ваш старший сын... он мой истинный омега.
  
  - Вы хотите сделать его своим любовником? - гневно спросил Джон, потому что щедрое предложение Верадина выглядело, как попытка купить его сына.
  
  - Нет, конечно, своим единственным супругом! - Данай смотрел на своего соперника как на сумасшедшего. - Сейчас так редко встречаются истинные пары. Нашёл своего омегу, так хватай и тащи в пещеру, защитить и спрятать от всех на свете!
  
  - Ну, надо сказать, что это очень старомодный взгляд на мир, - Джон успокоился и смотрел куда дружелюбнее на своего противника, - хорошо, я не против, партнёр!
  
  - Надеюсь, что стану зятем! - улыбнулся Данай: прошло легче, чем он боялся.
  
  - Да, конечно, - альфы пожали друг другу руки, - пошли знакомиться с Олафом и Ануком.
  
  - Его зовут Олаф, такое красивое имя. Красивый омега носит красивое имя!
  
  Джон посмотрел на того, кого в бизнесе называли "Акулой" с большой буквы и покачал головой:
  
  - Да вы, Данай, оказывается романтик. Вот бы никогда не подумал. Олаф - это мой супруг, а сына зовут Анук.
  
  - Ану-у-ук, тоже очень красиво, - Данай, ободренный прекрасным приёмом родителя, уже видел себя мужем только что обретённого истинного омеги.
  
  Альфы в окружении телохранителей вышли на балкон, где Олаф Селествир с сыновьями дышали влажным вечерним запахом декоративного сада.
  
  - Олаф, познакомься, это мой новый деловой партнёр Данай Верадин.
  
  - Здравствуйте, очень приятно, - известное имя бизнесмена сразу же вызвало широкую улыбку и наигранную радость на лице моложавого, вернее будет сказать, молодящегося омеги.
  
  - Здравствуйте, Олаф, мне тоже очень приятно, - альфа держал в своей руке тонкую ладошку омеги, чей запах так напоминал его любимого, но всё же несколько отличался нотками бергамота и лакрицы.
  
  В это время Джон говорил со своим старшим сыном, стоявшим чуть в стороне, спиной к альфам:
  - Анук, мистер Данай Верадин любезно сделал тебе предложение. Ты, сынок, скоро станешь замужним омегой. Надеюсь, и внуками нас с папой порадуешь. То-то ты не учишься и не работаешь, хоть так принесешь пользу нашему семейному бизнесу.
  
  Не успел альфа закончить предложение, как омега бескомпромиссно возразил:
  - Нет! Я припёрся сюда с тобой и папой, чтобы ты не доставал меня своими нравоучениями ещё как минимум неделю, - омега отвернулся в сторону заката, красиво освещавшего своим зелёно-золотым светом дорожку от балкона в бесконечность и продолжил, - но выходить замуж за твоих вонючих друзей-старпёров я не намерен ни за что на свете! Забудь!
  
  Отец, опозоренный своим сыном-омегой при всём честном народе, а на балконе собралось приличное количество беглецов от духоты в шикарных вечерних нарядах, развернулся и со всего размаха отвесил тому знатную пощечину, из разорванной своими же зубами губы хлынула кровь.
  
  - Не сметь говорить мне "нет"! - заорал альфа. - Сопляк! Ещё молоко на губах не обсохло!
  
  
  Часть 2
  В первые секунды никто ничего не понял, время как будто бы замерло и был слышен лишь легкий трепет тёмных листьев на кустах в саду за перилами. А потом балкон взорвался криками и стонами. Первым закричал Олаф, он бросился к сыну и загородил того своим телом. Данай бросился на Джона и крепко схватил его за руки, не давая возможности ещё раз ударить мужа или сына. Телохранители Джона бросились на Даная, пытаясь оторвать альфу от своего разъярённого хозяина, а охранники самого Даная на тех троих, которые посмели мешать их уважаемому и любимому повелителю. Получилась "куча мала", которая бурно выражала свои чувства матом и кулаками.
  К воинствующим альфам уже бежали охранники посольства, вежливо намекая решать свои разногласия за территорией Монголии на просторах родной столицы. Гости же резво ретировались обратно в душное, но мирное помещение для танцев и деловых знакомств.
  
  - Уберите от меня свои поганые лапы! - орал разъяренный Джон. - Я его сегодня так отделаю! Этот сопляк у меня неделю сесть на задницу не сможет.
  
  - Ну уж нет! Вы его не тронете! - спокойно, если можно так назвать положение, в котором тебя тянут в разные стороны трое здоровенных охранников, возразил Данай. - Он теперь мой, вы сами мне его обещали! Я никому не позволяю трогать свои вещи!
  
  - Мой сын не вещь!
  
  - Не вещь, согласен, поэтому вы отбивали его, как ковер в снегу? Пыль выбивали?
  
  - Дурь выбивал!
  
  - Теперь он мой, хоть и живёт у вас! Я сам решу, как его уговорить на брак, а пока пусть у вас поживёт один из моих охранников, чтобы вы не били больше моего омегу!
  
  - У него есть свой личный охранник...
  
  - Не подойдёт! Тот, кто получает зарплату у вас, Джон, только вас и будет слушать. А мой человек сделает, как я велю! Ким, отправляйся с Селествирами и ни на шаг не отходи от моего омеги!
  
  - Но, сэр, у меня муж с минуты на минуту родит...
  
  - Вот родит, и я кого-нибудь пришлю тебе на замену! А пока делай, что велели!
  
  - Да, сэр!
  
  
  Анук во время всего разговора не поднимал лица от обнимающего его о-папы, рыдал тому в шею. Остальные мальчики тоже прижимались к папе и брату. После этого разговора семейство Селествиров молча гордо и надменно удалилось с банкета, охранник Даная ушёл с ними, стараясь всё время находиться между бизнесменом и его сыновьями.
  
  - Почему ты отправил с ними именно Кима? - глава охраны был старым другом босоногого детства Даная, что давало ему неоспоримую привилегию называть босса на "ты" и сомневаться в его решениях.
  
  - Потому что кое-что придумал, но мне надо немного времени. Я хочу, чтобы моего омегу защищал кто-нибудь из моих людей, но только до завтрашнего утра. Чтобы завтра утром у меня была возможность сменить его, - улыбался Данай во все "триста" зубов*.
  
  - Не понимаю, каким это образом и зачем? - удивился тот.
  
  - Всё, парни, мы уходим! - крикнул Данай своим людям. - У меня полно работы, а времени всего до утра. Пошли, Джерген, я всё объясню тебе в машине. Не здесь и не при всех...
  
  В своём черном как ночь в пустыне майбахе Данай сразу же приступил к объяснениям:
  - Джерген, я превращусь в тебя, - и улыбнулся.
  
  - Спасибо, босс, но я всё равно ничего не понял! - Джерген называл своего друга и начальника "боссом" только когда злился на последнего.
  
  - Я сам хочу находиться рядом со своим омегой двадцать четыре часа в сутки. Сам буду охранять его от злобнорукого отца, а заодно влюблю Анука в себя. Как тебе план?
  
  - Прекрасный, конечно, план! - с сарказмом поддержал друга телохранитель. - Но есть парочка вопросов. Как-то: тот даже не догадается, что ты и есть Данай Верадин?
  
  - Нет, конечно, он же меня не видел сегодня вечером, стоял спиной к нам.
  
  - А раньше твоё лицо никогда не появлялось на страницах газет и журналов? Не ты ли получил только в прошлом году звание бизнесмена года? - спросил охранник с сарказмом.
  
  - Это я тоже учёл! Как и то, что молодой, но умный Анук - у меня просто не может быть тупого истинного - сегодня же вечером, может быть прямо сейчас ищет в интернете инфу обо мне, о своём будущем муже. Поэтому я изменю себя, - глаза альфы заблестели фанатически хитрым огнём.
  
  - Это как именно? - вздохнул Джерген. - Сделаешь пластику лица и тела?
  
  - Нет, конечно, Джерген, что это с тобой? Как я всё успею за одну ночь?
  
  - Вот и я о том же...
  
  - Просто остригу и покрашу волосы, это очень сильно меняет лицо, да и вести себя буду как ты - переспрашивать каждую фразу...
  
  - Очень смешно, босс, - обиделся Джерген, он понимал, что за образованием и умом друга детства ему не угнаться, не даром же Данай Верадин из бедного района вырос в одного из самых богатых бизнесменов страны, и всё своим умом, знаниями и открытиями, которые и начал продавать интернет разработчикам ещё во времена учёбы в средней школе.
  
  - Ладно, не обижайся, я просто пошутил, - альфа опять стал серьёзным, - как мне одеться? Что это на тебе?
  
  - Костюм, просто не такой дорогой, как твой. Удобные туфли для побега или драки, а не эти итальянские баснословно дорогие башмаки...
  
  - Вот и ты пошутил, - сказал Данай и улыбнулся, - я же не обижаюсь. Папе про волосы ни слова - прибьёт меня за "хвост".
  
  - А узнает потом и "прибьёт" меня, за то, что не предупредил и не предотвратил.
  
  - Тебя нет - он тебя боится. Поэтому и передает тебе всё время свои пирожки с мясом - подкупает.
  
  - Ничего подобного, он всегда делил твою еду нам на двоих, даже в детстве. Но тогда я его побаивался, он же вечно ворчал, что ты вместо того, чтобы хорошо учиться, возишься с болванами типа меня.
  
  - Ладно, подстрижёшь меня и спрячем ему этот хвост в подарок на Новый год, он всегда любил подарки, сделанные своими руками.
  
  - Пусть тебя поварёнок Мэри стрижет, он нас всех корнает "под машинку", так дешевле.
  
  - Вот почему вы всегда аккуратно и одинаково подстрижены, - прозрел наконец-то Данай.
  
  - А тебя кто будет "играть"? Ты же не можешь просто "исчезнуть" с горизонта? - поинтересовался телохранитель насущным, конечно, ему уже виделось в мечтах, как к нему обращается один известный журналист-омега с огромной попой: "Мистер Верадин, можно вас на минутку?"
  
  - Про меня сообщат, что я уехал на другой континент в деловую поездку... Прямо в утренних новостях, сейчас напишу секретарю.
  
  
  Сборы были короткими, Данай побросал в дешёвый чемодан - принадлежащий кому-то из слуг и купленный хозяином - несколько пар трусов и носков, чёрные рубашки, несколько самых своих старых и дешёвых костюмов от Версаче, бритвенные принадлежности, и зубную щетку.
  
  - Всё, Джерген, я спать. Завтра будет трудный день. Меня не "пасти", я и сам разберусь, только следите, пожалуйста, за папой. Ну и никакой информации никому из этих хищных журналюг, договорились?
  
  - Это да, а стрижка?
  
  - Ой, чёрт, забыл. Приведи сюда этого омегу Мэри, чтобы постриг меня быстренько... Он вообще не трепло, этот Мэри?
  
  - Нет, все служащие подписывают билль о неразглашении.
  
  - Соглашение о неразглашении, но не важно, зови его сюда вместе с его оборудованием.
  
  Альфа позвонил и уже через пять минут сонный - был уже час ночи - Мэри, изо всех сил моргая, состриг длинные волосы Даная. Как ни странно, омега легко и быстро соорудил красивую модную стрижку с длинной челкой. Потом у него же нашелся тюбик с краской для волос ярко-черного цвета, отливающего синевой словно вороново крыло. Данай смотрел в зеркало в ванной комнате и не узнавал сам себя: приходилось смотреть чуть подняв подбородок вверх, челка мешала, но голубые глаза сверкали больше обычного из-за контраста с чёрными волосами, выражение лица было совершенно другим, словно найденный омега вдохнул в него новую жизнь, полную романтики и приключений.
  
  - А что делать с компанией? Вдруг возникнет какой-нибудь важный вопрос? Да и деловые встречи у тебя завтра с утра? - Джерген разволновался не на шутку, весь бизнес держался на руководителе и основателе компании.
  
  - Не смейте звонить мне и мешать! Деньги меня больше не волнуют! - строго ответил Данай. - Меня волнует мой истинный омега, Анук должен полюбить и принять меня! Остальное - ерунда! - вздохнул и нахмурился. - Мне уже кажется, что все мои финансовые достижения были просто дорогой к своему истинному, млечным путём к нашей любви...
  
  - Да ты, Данай, не иначе как заделался романтиком? - удивился альфа.
  
  - Да, мне уже это сегодня говорили... Короче, Анхель за меня на всё время моего отсутствия, а когда вернусь, он ответит по полной программе за каждую погрешность или просчет. Так ему и передай, дружище! - и Акула широко и неприлично громко зевнул, прикрывая пасть, полную клыков, плавником**.
  Примечание к части
  * у тигровой акулы - 300 клыков
  ** шутка :)
  
  
  Часть 3
  На следующий день ровно в восемь утра Акула уже стучался в шикарную дверь огромного особняка Селествиров. Начальник охраны подкинул друга по всем известному адресу и вернулся домой на машине.
  
  - Доброе утро, сэр! У вас назначено? - дворецкий-бета в дорогой золотой ливрее был само добродушие и душевность на лице, а вот телом перекрыл дорогу альфе и не собирался отходить ни на миллиметр.
  
  - Доброе утро! Передайте, пожалуйста, мистеру Джону Селествиру, что меня прислал Данай Верадин.
  
  На бету смотрел типичный телохранитель-альфа: в чёрном костюме, в такой же чёрной рубашке, кожаная кобура с пистолетом на боку, грудь бугрится накаченными мышцами, а вот скромный взгляд опущенных долу глаз намекает, что их обладатель всего лишь слуга и на большее не посягает.
  
  - Подождите здесь, я сейчас вернусь.
  
  Дворецкий действительно вернулся спустя пару минут и велел Акуле следовать за ним.
  
  - Простите, сэр, можно мне на минутку переговорить с самим мистером Джоном Селествиром, мой хозяин просил ему кое-что передать.
  
  - Хорошо, - сказал дворецкий скривившись, словно случайно проглотил кусочек яблока, отравленного для Белоснежки, - но вы должны были сразу сказать мне об этом. А то мистер Джон велел вам отправляться прямиком к его старшему сыну.
  
  - Простите, сэр, это моя ошибка. Я не подумал.
  
  - Как же вы собираетесь защищать мистера Анука, если не думаете? Вы вообще не способны к такому "сложному" действию?
  
  - Нет, сэр, способен, - и Данай так опасно улыбнулся, что дворецкий вмиг сник и перестал паясничать, строя из себя самого умного в доме.
  
  - Мистер Джон пьёт утренний кофе в своём кабинете, - только и сказал.
  
  На вежливый стук дворецкого из кабинета раздалось недовольное:
  - Ну, что там ещё?
  
  - Мистер Селествир, новый охранник вашего сына... - бета даже не успел договорить, как дверь распахнулась, и Джон уставился на Даная:
  
  - Это вы?
  
  - Мистер Селествир, мы можем поговорить внутри? - и альфа уже заталкивал удивленного бизнесмена обратно в его же кабинет, затворил дверь.
  
  - Данай, вы как-то иначе выглядите? Что вы с собой сделали? - пожилой бизнесмен обеспокоено смотрел на своего будущего зятя.
  
  - Джон, я сам буду охранять моего истинного омегу. Так и влюблю его в себя.
  
  - Как бы вы сами в него не влюбились! Мой сын, ой, как не прост! - содрогнулся Джон.
  
  - Да я уже... Раньше надо было беспокоиться. Я бы и правую руку отдал, не только волосы, чтобы быть рядом с ним. Очень надеюсь, что сейчас Анук меня не узнает. Скажите ему, что я простой охранник Джерген. Ну и чтобы никто в доме ничего не знал, соответственно.
  
  - Хорошо, Данай. Я могу уже называть вас на "ты"? - и когда Акула кивнул, продолжил: - Мой старший ребёнок, к сожалению, знает, что я хотел сына-альфу вместо него. Да и вместо любого из сыновей. Но судьба решила иначе. Поэтому он мстит мне и супругу, и всему миру: пару часов с Ануком и его хочется убить, поверь мне!
  
  - Мне не захочется! Я его истинный, и я его люблю! - альфа был уверен в своих словах на все сто процентов.
  
  - Мы тоже его любим, он - наш ребёнок, наш первенец! - и Джон ухмыльнулся. - Но тебе, правда, есть от чего его защищать...
  
  После этого двусмысленного заявления альфа повернулся к письменному столу из массивного светлого дуба и набрал что-то на переговорном устройстве у стола:
  - Позовите ко мне Анука!
  
  Акула сел на дорогой кожаный диван в углу кабинета и опустил голову: "Во что я сейчас ввязываюсь? Что это - чёрт возьми - будет?"
  
  Раздался осторожный стук в дверь и просунулась чья-то всклокоченная после сна голова:
  - Ты меня больше не ударишь! - смешок. - Мой женишок - твой дружбан - подарил мне игрушку-охранника. Так вот он сейчас здесь со мной, - смех.
  
  И омега зашё в комнату. Альфа вскочил с дивана. На Даная смотрели самые прекрасные глаза в мире, огромные, цвета бушующего моря в дождливый день, густые - совсем не по-омежьи брови, аккуратный носик, полные губы, но главное взгляд - он обжигал не хуже тысячи свечей за раз:
  - Это ещё кто тут у нас?
  
  У омеги были длинные прямые волосы тёмно-каштанового цвета, ростом он был почти как беты, не ниже метра семидесяти. Но Акула был намного выше и сильнее.
  
  - Твой новый телохранитель. Его прислал твой...
  
  - Знаю, женишок. А почему этот простой охранник сидел при том, что ты, отец, стоял? - спросил омега подозрительно.
  
  Акула испугался, спалиться так глупо и, главное, неожиданно быстро... Но альфы даже ничего не успели сказать, как Анук добавил:
  - А со старым что? Я ещё им не наигрался. Или пустим его "в расход"? - лукаво и ехидно поинтересовался омега.
  
  Данай посмотрел на Джона, и альфа сказал:
  - Кажется, он замужем, и его супруг должен вот-вот родить. Поэтому Данай Верадин и прислал ему замену. Нового телохранителя зовут Джерген. Правильно? - и Джон посмотрел на Акулу.
  
  Тот качнул головой, но больные от любви глаза не отрывались от Анука.
  
  - Этот, смотрю, тот ещё болтунишка, - засмеялся Анук, - ладно, Джерген, пошли знакомиться поближе!
  
  - Смотри мне, Анук, без глупостей! А то выпорю, и телохранитель меня не остановит! - опять рассердился Джон, ему было стыдно за поведение сына перед новым деловым партнёром и членом семьи.
  
  Но Данай сразу же преградил ему дорогу своими широченными плечами, а смотрел всё так же только на омегу взглядом несчастного ослика Иа-Иа.
  
  Анук развернулся и упорхнул в свою комнату приводить себя в порядок. За дверью Данай встретил своего телохранителя:
  - Ким, я сам тебя меняю, - приложил палец к губам, мол "тихо, не комментируй" и продолжил, - муж твой ещё не родил, с ним всё хорошо, он дома. Езжай к нему.
  
  - Спасибо, босс, - шепотом ответил охранник, - вы уверены, что он ваш истинный омега? Он истинный кошмар, поверьте мне! Он лёг спать и среди ночи вдруг начинал орать: "Отец, не бей! Я больше так не буду!" Я вскакивал, сломя голову бежал к его спальне, врывался, а Анук там один и полуголый и, главное, ржёт что есть силы, видя моё испуганное лицо. И так за ночь четыре раза! Я только успевал заснуть, как опять! Я уже спал в одежде и с пристёгнутой кобурой. За двенадцать часов я успел возненавидеть его двенадцать раз!
  
  - Всё, Ким, я понял! - альфа махнул рукой в сторону выхода из особняка. - Ты свободен! Возьми выходной, посиди с мужем, успокойся! - никто не любит, когда осуждают их истинных и говорят о них гадости, вот и Данаю такой подход Кима не понравился. Но только он реально боялся, что всё это правда и омега действительно такой и есть.
  
  
  Дворецкий пригласил всю семью к завтраку в центральной гостиной. Данай повернулся в сторону кухни, но Джон его окрикнул:
  - Джерген, я хочу, чтобы вы всегда ели с нами за одним столом! - дворецкий чуть не упал в обморок от такого масштабного нарушения этикета, но промолчал: воля хозяина - закон в доме!
  
  - Это чего он с нами за одним столом сидит? - удивился только Анук, супруг-омега и младшие дети побаивались отца и никаких вопросов тому не задавали.
  
  - "Это" - чтобы я тебя не прибил за наглость и хамство за столом! - рявкнул отец. - А то уж очень хочется!
  
  Вслед за Джоном все начали есть, только Данай боялся двинуться, чтобы не показать, что он прекрасно владеет этикетом высшего общества: что чем и как есть.
  
  - Джерген, тебя это тоже касается! - строго сказал хозяин. - Ешь, давай, силы и энергия тебе сегодня, ой как, понадобятся!
  
  - Спасибо, сэр, - ответил альфа и осторожно положил себе ложку салата на тарелку.
  
  Но только открыл рот, как Анук заверещал:
  - Там жук! Не ешь, в салате жук!
  
  Альфа выронил ложку и вилку, и вообще в лице поменялся.
  - Джерген, перестань обращать на него внимание! - спокойно ответил Джон - Ты дёргаешься, пугаешься, а он рад стараться! Смотри, все едят - никаких жуков - и ты ешь, давай!
  
  Омега продолжал ржать, откинулся на спинку стула, закинув ногу в дорогой туфле прямо на стол, весьма довольный своей выходкой.
  
  
  Часть 4
  После завтрака омега засобирался на занятия в университет. Оказалось, что Данай станет так же и водителем Анука. Обе эти должности всегда совмещал один человек. Дворецкий проводил новенького в комнатку за кухней, но не успел Данай бросить свой чемодан на диван, как Джон велел перевести нового телохранителя своего старшего сына в гостевую спальню на втором этаже рядом с комнатой Анука.
  
  - Чтобы Джерген всегда находился между мной и этим маленьким наглецом! А то может и не успеть спасти своего подзащитного от моего праведного гнева.
  
  
  Новая комната оказалась в три раза больше прошлой, обклеенная голубыми обоями с синими занавесками, она была намного уютнее. Да и отдельная ванная была совсем не лишней.
  
  - Эй, как там тебя, я опаздываю на первую лекцию! Профессор Уркиола убьёт меня! - крикнул Анук Данаю.
  
  Акула бросил вещи на кровать, так и не разобрав их, бегом спустился по ступенькам ко входной двери. И был перенаправлен дворецким через кухню к выходу в гараж, там стояли машины семейства Селествиров. Данаю выделили чёрный кроссовер Вольво Экселенс, на подъездной дорожке уже ждал принарядившийся омега. На Ануке были бордовые клетчатые брюки, тёмно-синий пуловер поверх белой классической рубашки на маленьких перламутровых пуговицах. За плечами кожаный рюкзак.
  Акула не мог вымолвить ни слова, истинный омега - когда не строил из себя чёрт знает что и с боку бантик - был обворожительно красив и серьёзен. Он сразу же сел на заднее сиденье, пристегнулся ремнём безопасности.
  
  - Университет на улице Вальядолис семнадцать, подъехать с центрального входа и вернуться домой. Потом забрать меня в пятнадцать тридцать семь с того же самого места, - только и сказал, затем достал из рюкзака толстую тетрадь и начал что-то там разбирать чуть шевеля коралловыми губами.
  
  Данай знал, где находится университет, поэтому ехал быстро, не включая программу-навигатор. Он читал там лекции прошлым летом студентам, изучающим последний год менеджмента, которым хотелось дополнительно заниматься. Альфа надеялся, что никто его не успеет узнать на подступах ко входу в университет. Время от времени Данай поднимал глаза к зеркалу заднего вида и любовался своим суженым. Омега на него даже не смотрел, а то увидел бы затравленный несчастный взгляд альфы. Обычно Акула таким не был, но не каждый день тебя не принимает собственный истинный омега. Это всегда больно.
  
  Альфа мог понять, что омега - его истинный сразу, лишь уловив запах юноши, а вот омегам было сложнее. Они признавали альфу своим истинным только после секса, когда запахи пары смешивались, образовывая общий привлекательный аромат.
  
  Ровно в пятнадцать тридцать семь Данай ждал омегу у выхода из университета, раньше приезжать побоялся - могли засветить бывшие студенты, но и опаздывать не собирался, чтобы Анук не был один на улице средь бела дня без защиты, ведь вокруг полно чужих и опасных альф и бет.
  
  Омега вышел, весело переговариваясь с одетым в такую же форму альфой. Данай заметил, что сокурснику его истинного тоже лет двадцать, не больше, он молод, весел и беспечен. "Наверное, именно такого альфу Анук желал бы себе в мужья!" - подумал Данай обречённо. Омега сел в машину на заднее сидение, не сказав своему водителю и телохранителю не слова. Данай молча поехал обратно домой. Заметил, что бензин почти закончился и въехал на ближайшую заправку.
  
  - О, отлично! - омега пулей вылез из машины. - Мне надо в туалет.
  
  Данай закрыл машину, так и не заправив её бензином, и отправился за Ануком.
  
  - Ты чего? - удивился тот.
  
  - Я буду ждать вас. Если понадоблюсь, то буду рядом, - альфа смотрел молящими глазами брошенной собаки.
  
  - Ну уж нет! Ты чего, как собачка, будешь теперь за мной бегать? - омега разозлился. - Пошёл отсюда, пёс бродячий! - ещё и ногой притопнул для пущей убедительности.
  
  - Хорошо, я пока заправлю машину, - альфа вернулся обратно.
  
  Данай заправил машину, давно он не держал своими собственными руками грязный, пропахший бензином, металлический пистолет-заправщик. Заплатил за бензин своими деньгами, хотя дворецкий и вручил ему бизнес-карту Джона Селествира. Сел обратно в машину, включил музыку, прослушал пару песен - неудачный выбор прошлого водилы. Анук всё не появлялся...
  
  Заподозрив неладное, Данай вскочил с места и бросился к неприметной двери с обратной стороны заправки - туалету. Все три кабинки были пусты, альфа звал Анука, но всё бесполезно, омега пропал без следа. Первое, что всплыло в воспалённом мозгу Даная - похищение. Его любимого истинного омегу похитили, не известно кто и не известно, что именно сейчас они делали с его милым наивным студентом.
  
  - Джон, Анука похитили! - заорал альфа в мобильный телефон.
  
  - Кто похитил? Где ты сейчас? - спокойно переспросил отец несчастного похищенного цветочка.
  
  - На бензозаправке возле торгового центра Олимпикус. Кто похитил - не имею ни малейшего представления! Джон, у вас есть враги? - Данай мгновенно начал своё собственное расследование. Умение собраться физически и морально в состоянии шока, и потом продуктивно работать - выручало альфу несчетное количество раз в его такой не простой жизни.
  
  - Нет у меня врагов. Кроме Анука, разумеется. Это он сам сделал, - спокойно продолжил альфа.
  
  - Это самопохищение? - переспросил Данай в шоке.
  
  - Нет!!! Это просто побег! Он тебя, Данай, сделал! - и начал заразительно смеяться.
  
  - В каком смысле? - теловодитель (телохранитель и водитель вместе, в одной должности) не мог даже предположить, что Анук просто удрал от него. - Он не выходил из этого туалета. Зашёл и не выходил...
  
  - Переоделся, наштукатурился и удрал...
  
  Данай сел на унитаз в последней кабинке, прямо на полный микробов и отвратительных бактерий белый край, ноги его не держали. Как надо было его ненавидеть, чтобы сбежать от своего телохранителя и куда омега мог поехать? Один, безоружный и беззащитный?
  
  - К дедушке, наверное, отправился! Старик прощает ему все капризы, балует и снабжает деньгами, и революционными идеями против официального государственного режима - меня и супруга.
  
  - И чей отец этот ужасный дедушка? - уже спокойней спросил Данай.
  
  - Как чей? Мой, конечно, о-папа мой, Донован. Живёт в поселке городского типа в двадцати километрах от столицы. Поезжай по четвертой дороге на север, увидишь прямо на дороге указатель "Окситания". Там и сворачивай.
  
  - Джон, вы уверены, что Анук отправился к дедушке и с ним всё в порядке? - последняя попытка обмануть себя - омега не ненавидит, его просто похитили, увезли насильно.
  
  - Да, конечно, это далеко не первый раз. Этот торговый центр находится в десяти минутах ходьбы от станции электрички, которая ходит до Окситании. Ещё сорок минут и Анук у деда в гостиной.
  
  - Ну, это мы ещё посмотрим! - альфа сел в машину и погнал в сторону места проживания крамольного деда.
  
  
  Довольный омега в сиреневом блестящем топе, не скрывающем ничего сокровенного и коротеньких серых шортах поверх тонких сетчатых колготок и в белом парике-каре вышел из стоящего всего две минуты скоростного состава. Поднял глаза и упёрся в грудь своего телохранителя.
  
  - Пёсик? - удивился Анук. - Как ты тут оказался?
  
  Данай мог бы очень подробно ответить на этот вопрос. В частности, рассказать, как сходил с ума в грязном вонючем придорожном туалете в поисках Анука, как ухнуло и куда-то провалилось сердце, когда понял, что его истинного похитили. Как боялся признаться отцу-альфе, что проворонил его старшего сына-омегу, да много чего мог поведать Данай Верадин своему нерадивому подопечному... Но он просто благородно промолчал, открыв дверь машины перед удивлённым носиком омеги. Анук сел на заднее сидение, пристегнулся ремнем безопасности, как бы подтверждая, что сегодняшний раунд остался за телохранителем. И они так же в полной тишине поехали домой. Даже радио не нарушало мёртвую чёрную тишину двух таких разных персон в машине.
  
  
  Джон Селествир злой, как тысяча чертей, ждал сына возле входной двери.
  
  - Какого черта лысого ты вообще отправился к дедушке Доновану? - заорал, как только Анук переступил порог отцовского дома.
  
  Верадин мгновенно вырос между ними, как прыщ на самом кончике носа старой девы перед первым и единственным свиданием в её скучной тухлой жизни. Омега многозначительно помалкивал, смотря на Даная. Альфа прикрывал его широкими плечами от отцовского гнева.
  
  - Ты хоть понимаешь, недоросль зелёная, что он волнуется! Ты пообещал приехать, но так и не появился!
  
  - Скажи "спасибо" своему верному псу, - равнодушно ответил омега, - это он помешал мне пить теплый чай с ромом и медом у дедули. Ты сам его мне навязал!
  
  - Ты хоть понимаешь, что твой жених - а вы стопудово поженитесь, это я тебе обещаю! - прислал своего личного телохранителя, чтобы я тебя не прибил ненароком за все твои дикие выходки. Это ты "скажи спасибо", что Джерген здесь, а то бы твоя наглая розовая попа опять встретилась с молодыми и зелёными розгами. В прошлый раз ты неделю сидеть на ней не мог, паршивец!
  
  Анук молча развернулся и поднялся к себе в комнату. Данай понял, что больше его помощь здесь никому не нужна и тоже отправился к себе, смыть в гостеприимном теплом душе переживания и волнения первого рабочего дня подле своего невыносимого истинного. Вот уж поистине "повезло"!
  Примечание к части
  Данай Верадин в образе Джергена
  https://a.radikal.ru/a34/2001/6a/52df316a9722.jpg
  
  
  Часть 5
  Следующий день начался так, будто ничего необычного вчера не произошло. Или Джон уже простил непутёвого сына, или просто привык к такому поведению своего отпрыска. Утро и завтрак прошли спокойно, молодого студента дизайна и декоративно-прикладного искусства интересовало только вовремя явиться на учёбу, поэтому Данай сделал всё возможное, чтобы истинный не ждал его ни секунды. Быстро схватил что-то в рот, не глядя, и побежал подгонять машину к главному входу.
  Альфа, наученный горьким опытом вчерашнего провала, заправил машину бензином ещё по дороге в университет за Ануком. Ждал его у выхода минута в минуту, и отчаянно боялся поездки домой - что ещё новенького отчудит избалованный омега. И как в воду глядел...
  
  Анук прямо в машине, по ходу движения, начал раздеваться, дразня альфу обнаженными прелестями в зеркале заднего вида. Не просто раздевался, а устроил самый настоящий стриптиз, стонал, гладил себя, дразнил водителя снятыми кофтой и брюками, играл бровями, соблазняя. Данаю пришлось вести машину по самым пустынным боковым улочкам города, чтобы никто не узрел обнаженного омегу в дорогой машине. Посекундно отвлекаясь на своеобразное шоу, альфа плохо следил за дорогой и чуть не врезался в огромный бензовоз, что вполне могло закончится трагически для всех участников невольного "спектакля".
  
  - Ничего себе ты засмотрелся на меня, Пёсик! - восхитился сам собой омега, когда опасность была уже позади и Данай выровнял вильнувшую машину и вернулся на свою полосу движения.
  
  Бензовоз остался стоять там же на дороге, видимо, водитель никак не мог прийти в себя от близости взрыва и своей скорой смерти вместе с ним. Альфу тоже колотило не на шутку: и своя жизнь, и, главное, жизнь любимого были под угрозой.
  
  - Чего молчишь? Нечего сказать, Пёсик? - заливисто смеялся омега. - А твой хозяин знает, что ты в меня влюбился? Может, нищеброд, хочешь отбить меня у богатого женишка?
  
  Данай продолжал хранить молчание, слова омеги ранили в самое сердце. "Да, действительно, я и есть нищеброд" - думал он. "Для таких потомственных богачей, мы с о-папой никто и зовут никак!"
  
  А Анук уже успел забыть об издевательствах над водителем, спокойно красился косметикой из сумки, строя забавные мордочки в карманное зеркало. Накрасил губы фиолетовой помадой, потом перегнулся на сиденье и измазал альфе щеку тем же ярким цветом. Данай пытался вытереться, не отвлекаясь от дороги, и только измазал себя ещё больше, омега весело рассмеялся. Впервые за целый день он был всем и абсолютно доволен.
  
  За пару минут до прибытия в поместье отца, Анук резво оделся обратно и сидел со спокойным выражением лица, будто бы ничего особенного в дороге не произошло. А Даная всё ещё "колотило", нервы "закорачивало" мыслями о том, что они вполне могли не пережить эту поездку, не только сам Данай, но и Анук. Как же нужно было самого себя ненавидеть, чтобы устраивать такие спектакли? Или брак с нелюбимым "другом отца" был Ануку хуже смерти?
  
  Каждый день из раза в раз альфу ждало что-то новенькое, не менее неприятное отталкивающее и безумное: омега вредил им обоим. Ненавидел и мучил обоих в равной степени. То есть паскудничал и самому себе! Как же, наверное, ему было больно всё время. Отец-альфа издевался над его жизнью, типа факультет Анука не учёба, а только омежья болтовня и поиск женихов, бизнесу семьи дизайн помещений не интересен. О-папа молчал, интересуясь только собой, ну ещё немножко младшими сыновьями.
  
  Вечером, после ужасной поездки с обнаженным омегой на заднем сидении, Данай отчаянно рвался в ванну. А где же ещё можно спокойно подрочить, а сделать это хотелось до звёздочек в глазах, полувозбуждённый член, придавленный брюками и силой воли альфы, всё время "просился на выход".
  
  Верадин откланялся после ужина и бегом свалил в свою комнату, дверь принципиально не запер. Когда-то очень давно его друг и начальник охраны рассказал Данаю, что телохранитель всегда должен быть готов защитить своего клиента и запертая на ночь спальня с этим обязательством крайне плохо сочетается.
  
  В спальне Данай сбросил всю одежду клубком на кровать и бросился под тёплые ласковые струи душа. Член был счастлив и готов к предстоящему... Каково же было удивление альфы, когда, под собственные стоны и капли воды, он ощутил чьё-то присутствие и пристальный взгляд.
  
  - Я...ты... - голос альфы был настолько смущённым, что если бы он ещё мог краснеть, то точно бы покраснел.
  
  Данай с первого дня почти не говорил с омегой, не знал, что сказать и как выразить всю глубину своей любви и преданности. Вот и сейчас ничего не смог произнести. Юный девственный омега в его ванне, тем более поймал своего "телохранителя" за таким занятием.
  
  - Ой, Пёсик, ты чего остановился - продолжай! Это в честь меня такой огроменный стояк? - омега совершенно не стесняясь рассматривал тело, попавшее в его полное владение. Анук знал, что может крутить этим альфой как захочет, чем и наслаждался. - Я хочу его потрогать! - омега протянул руку и осторожно провел маленькими холодными пальчиками вслед за пухлой каплей, сорвавшейся с матовой головки и покатившейся по тёмному стволу, перевитому тугими венами.
  
  Этого уже Данай не смог перенести молча, он облокотился обеими руками о стену за спиной и кончил фонтаном, орошая всё вокруг, включая тёмные форменные брюки студента, белёсыми доказательствами своей страсти.
  
  - Ничего себе, как здорово! - пораженно произнёс Анук. - Никогда такого не видел! У вас так много этой спермы! И пахнет так завлекающе терпко и правильно! Прямо чувствую себя племенным омегой, приведённым к императору для случки, - после этой тирады омега весело и искренне засмеялся.
  
  Данай отвернулся к стене и попытался смыть с себя следы своего позора на рабочем месте.
  
  - Ну уж нет! - завопил Анук, как раненый детёныш динозавра. - Поворачивайся обратно, я хочу всё видеть! - и топнул ногой.
  
  - Ты уже и так всё видел и всё трогал, - покаянно произнес Данай, разворачиваясь, - может хватит мучить...
  
  - Не ты, а Вы! - строго ответил омега, не давая альфе закончить мысль. - Ты мне служишь, так что изволь говорить мне "Вы"!
  
  Данай не нашёлся, что ответить и просто молчал, вздрагивая под изучающими пальчиками своего истинного. Анук совершенно не стеснялся, гладил мокрый живот альфы, играясь с кубиками пресса, нажимал на возбужденные ягоды сосков, чередуя левый и правый ореолы. Внимательно рассматривал член, скукожившийся от такого пристального внимания к себе. Даже поиграл с яичками, взвешивая мешочек на ладони:
  - Я думал, что у вас, у альф, они как куриные яйца, а вот у тебя - как оливки.
  
  - Это они от страха, - сознался Данай.
  
  - Думаешь, я сделаю тебе больно? - и омега угрожающе начал сжимать ладонь. - Перестань, Пёсик, я не обижаю слабых и немощных животинок. Ладно, было здорово и интересно, спокойной ночи! - и Анук поцеловал ничего не подозревающего альфу в мокрую несчастную щеку, после чего покинул трещавшую от накала страстей комнату.
  
  Данай сполз на дно душевой и несколько минут сидел без движения, обхватив холодными руками мокрые колени и, казалось, без дыхания. Надо было прийти в себя после пережитого. Альфа не знал, где себя закопать и как похоронить.
  
  Данай чувствовал себя совершенно беззащитным перед истинным омегой. Готов был всё ему спустить и простить. А Анук был рад стараться воспользоваться альфьей слабостью. Только чего Анук не знал, так это того, что всепоглощающая безнаказанность связана с неразделённой любовью Даная, а не с трепетом перед важным работодателем. С остальными домочадцами Данай был абсолютно другим - нормальным обычным телохранителем-альфой.
  После того случая в душе Анук позволял себе намного больше свободы со своим личным охранником. Хотя и до - не стеснялся делать всё, что пожелает разбалованная неспокойная омежья сущность.
  
  Каждый день Даная ждали "Новые приключения капитана Врунгеля", из раза в раз всё изощрённее и щекотливее. Однажды омега после завтрака подошёл к собирающемуся ехать в университет Данаю и полез целоваться, альфа от радости потёк как мороженное в жаркий полдень. А вероломный омега просто сплюнул свою жвачку в рот телохранителю и смеясь убежал в гостиную. Влюблённый альфа за ним, думая, что вот свершилось и омега сам признал его. Но потом осознал всю глубину своей ошибки, ощутив странный чужеродный и неприятный объект во рту. Сплюнул на ковер в гостиной, только потом заметив три пары удивленных глаз Джона, его супруга и Анука.
  
  - Фу, как некрасиво, Джерген! Плеваться на дорогой персидский ковер работодателей! Батюшка только в прошлом году приобрёл его по большому блату на королевских торгах в Букингемском дворце, - сердито произнёс старший сын Селествиров. - Телохранители нынче не те! Совсем оборзели, неучи бескультурные!
  
  Данай, у которого было два высших образования, даже не нашёлся, что возразить из-за стыда перед супругами, и покорно опустил голову вниз, чтобы никто не заметил его глаз, полных невысказанной боли и страданий: "А вот и нет, Анук всё ещё меня не принял!"
  
  - Ладно, Пёсик, поехали! Хоть рядом с университетом постоишь, может чему-нибудь научишься! - скомандовал омега с сарказмом.
  
  Джон с супругом молчали, не зная, как возразить омеге, не выдавая Даная. А может быть тихо радовались, что неуёмная агрессия и хамство старшего отпрыска теперь направлены на другого несчастного, а не на них самих.
  
  
  Часть 6
  Следующий случай произошел через несколько дней. Анук решил съездить в торговый центр на шопинг за новомодными вещами. В его шкафах с нарядами уже и места-то не было для новых шмоток, но когда это останавливало хоть какого-нибудь омегу от покупок? Везти его должен был, как и всегда, Джерген.
  
  - Данай, ты там за ним приглядывай, пожалуйста, - попросил Джон в своём личном кабинете за закрытыми дверями, - мало ли куда его потянет "на подвиги".
  
  - Конечно, Джон, не переживайте! Вернёмся живы здоровы! - фантазировал альфа.
  
  - Дай-то Бог, - ответил отец, не слишком доверяя сыну.
  
  
  Поход по магазину прошёл нормально, не считая бешеного стояка телохранителя, Анук всё время вываливался полуголым из примерочных с похожими вопросами:
  - Ну, как тебе, милый, эти шортики, берём или слишком откровенные? Как мне в этой майке? Ничего, что она совсем прозрачная? Этот топ открывает все мои прелести! Ты уже возбудился, Пёсик? - продавцы улыбались, считая их очень милой парой.
  
  Потом истинный потащил альфу, груженного словно баржа кульками, сумками и свертками в кафе "Омежья отрада".
  
  - Я буду латте и пирожок сдобный. А тебе, Пёничка, косточку или миску Роял Канин? - спросил Анук отчетливо, громко и радостно перед официантом, готовым принять их заказ.
  
  - Я ничего не буду, спасибо, - ответил Данай на удивлённый взгляд служащего.
  
  - А почему это, скряга, деньги экономишь? - усмехнулся. - Так это не твои тугрики, а моего отца! - казалось ещё больше опозорить гордого альфу перед посетителями кафе, которые всё слышали, просто невозможно.
  
  - Джерген, ты что родственник своего босса? - спросил омега уже серьёзно, полностью меняя тему и демонстративно не обращая внимания, что альфа ещё от прошлого унижения не отошёл. Или наоборот, используя это состояние своего визави, чтобы выпытать все подробности.
  
  - Нет, а что? - ответил вопросом на вопрос Данай, внезапно падая из состояния смущения в страх полного разоблачения.
  
  - Ты на него очень похож! Я в интернете видел статью о нём, так там было полно фотографий. И ни одной с омегами, он что у вас там, "хитрой ориентации"? Ему альф или же бет подавай? Расскажи мне, хочу всё знать о своём предполагаемом будущем муже!
  
  - Ничего подобного! - гневно отверг Данай все притязания на его золотую правильную ориентацию. - Он просто порядочный альфа, не портил омег просто из бахвальства или для самоутверждения. Он всегда искал только своего истинного омегу!
  
  - И что, это стало быть я? - удивился Анук.
  
  - Да, он считает, что Вы! - подтвердил Данай.
  
  - Странно, но даже ты мне нравишься гораздо больше, - мило улыбнулся омега.
  
  - Это правда? - обрадовался альфа. - Спасибо.
  
  - Сегодня отличный денёк поиздеваться над тобой! - произнёс Анук, бросая Даная то в жар, то в холод своими высказываниями, тот уже был ни жив ни мёртв от волнения.
  
  - У вас каждый день - отличный, чтобы поиздеваться надо мной! - и опустил тяжёлую голову на скрещенные руки.
  
  - Даже не знаю, как так выходит! Магия! - заливисто рассмеялся довольный собой Анук.
  
  
  На следующие выходные, после прогулки в парке альфа открыл перед омегой дверь, приглашая сесть в машину и ехать домой. Анук вежливо кивнул и залез на заднее сиденье, Данай захлопнул дверь и только хотел обойти машину, чтобы сесть за руль, как омега перелез и, открыв заднюю дверь с другой стороны машины, бросился драпать от своего телохранителя. Данай еле-еле успел пикнуть пультом управления, закрывая машину, и бросился за своим подопечным. Омега петлял, удирая от погони, альфа за ним. Но закончилось всё предсказуемо победой сильнейшего - Данай догнал свою жертву через пару минут.
  
  - Ладно, ты победил! - задыхаясь от бега прохрипел Анук. - Поцелуй для победителя!
  
  Он схватил удивленного Даная за отвороты пиджака и притянул к себе, не успел альфа моргнуть, как омега уже засовывал свою юный сладкий и наглый язык, пытаясь трахнуть альфу в горло. Данай размяк, расслабился, позволяя омеге крутить собой, как тот только хочет. Руки поднялись сами собой и тепло обхватили талию любимого. Но Анук резко прервал поцелуй и рванул в сторону городского моста. Не успел Данай опомниться, как увидел, что у омеги на пальчике поблёскивали ключи от машины вместе с пультом управления. Анук ярко и радостно улыбнулся, и забросил их подальше в бурные тёмные воды. Данай остолбенел: "Как же вернуться домой?"
  Но Анук уже драпал дальше, поэтому телохранитель собрался с духом, глубоко вдохнул и бросился за своим любимым непоседливым клиентом. Догнал, схватил за руку и упрямо потащил в направлении ближайшего бюро по найму машин. Анук не сопротивлялся, только посмеивался:
  - Что, Пёсик, довёл я тебя до белого каления?! Ну, побей меня! Или трахни на крайняк! Щеночек хочет отдаться хозяину?
  
  Данай заплатил своей кредиткой, взял первую попавшуюся маленькую машину, чтобы держать своего радостного зайца поближе, и они отправились домой. Омега только загадочно посмеивался.
  
  Поздно вечером, когда телохранитель уснул, как всегда с незапертой дверью, к нему в обитель незаконно влез один несознательный юный гражданин. Одетый только в белый шелковый платок до пола. И сразу же в постельку. Данай со сна всхрапнул, пукнул и повернулся лицом к омеге, почувствовав запах истинного, неосознанно прижал того к своей голой груди. Дальше спал ласково, но цепко придерживая рядом с собой любимую драгоценность.
  
  Анук заржал весело, задорно, совершенно не сдерживаясь, как будто на часах десять утра, а не три - ночи:
  - А я не верил, что все альфы пердят во сне, хотя женатые омеги много об этом говорили.
  
  - Что? Кто? - Данай проснулся за секунду, но всё ещё не понимал, как в его кровати оказался обнаженный Анук. - Что ты, Вы здесь делаета-а-а...
  
  Договорить ему не дали настойчивые губы своего повелителя. Наглые руки не отставали от губ, они вальяжно прохаживались по груди, задевая соски, по кубикам пресса на животе, шевеля волосы блядской тропинки, которая вела прямиком в пижамные штаны Даная. Альфа млел, чувствуя себя жертвой изнасилования, но только самого прекрасного, изумительного и волшебного. Нечего говорить, что Ануку всё удалось, он оседлал расслабленного со сна, влюблённого альфу.
  
  - Ну, нет! Подожди! Так нельзя! Тебе будет больно! - альфа сопротивлялся, как мог, пытаясь скинуть с себя наглого завоевателя.
  
  Но, предсказуемо, у него ничего не получилось.
  
  Секс с истинным девственником впервые и без течки - альфе играть труднее, приходилось быть нежнее и аккуратнее, но Данай ни в чем не мог отказать маленькому засранцу. Язык не поворачивался сказать твёрдое "нет!"
  
  "Кто бы мог подумать, что я могу так любить..." - думал альфа. - "Если бы ты был хотя бы на одну родинку менее желанным!"
  
  - Давай сыграем в любовь! А ты, походу, не притворяешься, Пёсик, - смеялся Анук во время того, что они ломали кровать.
  
  - Персик, а я буду называть тебя "Персик", - улыбнулся Данай.
  
  - Вот ещё, не будешь! А то я женишку пожалуюсь! - рассердился омега, нежные поцелуи Даная по всему телу не помешали ему сердиться.
  
  - Нет, ты ему ничего не скажешь, побоишься, что он узнает, что ты уже не девственник!
  
  - Ну и что? Что он мне сделает, чего не делал отец? Если бы на моей коже остались все шрамы, нанесённые им, на мне бы живого места не было! - отбрил Анук и комфорта истинных как не бывало.
  
  - Что? Я его убью и папу твоего тоже! - вскрикнул Данай, когда они оба уже отдыхали обнявшись, успокаивая дыхание.
  
  - Не надо, перестань, а то я сейчас влюблюсь, а ты меня - как и все - предашь и бросишь!
  
  - Я тебя не брошу! Ты мой истинный омега...
  
  - Знаю, я это уже сейчас понял, по тому как смешались наши запахи вместе. Ты на мне женишься? - омег всегда интересовали брак и семья во время того, как руки альф свободно гуляли по ним.
  
  - Да, но если я бедный? Тебя это не остановит?
  
  - Мне не надо денег! Я буду с тобой просто так! Если ты сможешь меня защитить от моего отца. Он точно захочет убить меня, если не выйду за этого его дружбана.
  
  - Как жить будешь голодным и босым? Твой отец не даст денег, если ты не поступишь, как он требует, - проверял альфа своего новоявленного жениха.
  
  - Что, на самом деле, у тебя всё так плохо? Я могу пойти работать баристой, я научился хорошо варить кофе.
  
  - Тебя не возьмут без курсов, а на них тоже нужны деньги. Ладно, расслабься и получай наслаждение, мы не должны ничего решать сейчас, - альфа вернулся к тому, что его волновало сильнее. - А кто тебя предавал и бросал?
  
  - Предавали меня все и всегда, стоило привязаться к няню, как он уходил или его мои родители меняли. Находил друзей в школе, и семья переезжала для продвижения бизнеса, забирая нас, детей, на новое место, и всё - прощайте все друзья!
  
  Анука все бросали, поэтому он никому не верил и хотел - раз всё равно бросят - пусть это случится поскорее, чтоб не мучили. Чтобы и сам не влюбился, а то так терять ещё тяжелее. "Вы ждёте моих промахов, ладно, получайте, я хотя бы хорошо проведу время за этими проделками!". Омега просто боялся привязываться к людям, которые были к нему добры, как няньки-омеги в детстве. Хотел бросить первым того, кто нравился, чтобы не бросили его. Или на худой конец заставить альфу бросить его, признавая негодным, порченым омегой.
  
  
  Часть 7
  - Ну, фурора ты не произвёл! - первое, что сказал омега о сексе, когда Данай проснулся.
  
  Утро стучало в окно холодным ветром. Альфа был вымотан и душевно, и физически, так что неудивительно, что отрубился после такого необычного первого занятия любовью со своим омегой среди ночи.
  
  - Хочешь анекдот? - спросил Анук, омега выглядел свеженьким, как зелёный пупырчатый огурчик прямо с грядки.
  
  Данай кивнул, он был согласен на всё, чтобы не пожелал дать ему его истинный, даже на такую малость.
  
  - Как посадить в шляпу двух кроликов, а вытащить - десять?
  
  Данай просто смотрел в такое родное и любимое лицо, наслаждался и молчал.
  
  - Накормить их виагрой, - заржал Анук.
  
  Губы Данай поневоле растянулись в жалкое подобие улыбки. Ему просто было охуительно хорошо рядом с Ануком, смотреть на него, слушать и дышать с истинным одним воздухом.
  
  "Ни разу не легко завоевать такого омегу", - подумал альфа, но вслух сказал другое:
  - Зачем ты это сделал? - альфа имел в виду отдался незнакомцу-телохранителю без течки даже, будучи девственником и женихом другого.
  
  - Что именно? Трахнул тебя? - засмеялся Анук. - Хотел соблазнить тебя, чтобы досадить и своему отцу, и женишку: завалить обоих одним "выстрелом". Люблю привлекать к себе внимание! Всеобщее внимание!
  
  - Но оказалось, что мы истинные...
  
  - Да, я помню... Мне надо подумать, - и омега, завернувшись обратно в свой платок, покинул спальню.
  
  
  Назавтра Данай с болью вспоминал, как было всё у них красиво, а омега - сюрприз - стал прежним не уважающим, не боящимся никого и ничего, и не желающим принять Даная. Будто разговоров о браке вообще не велось.
  
  - Я тебя немного пофоткал, пока ты спал, - обронил Анук, собираясь на занятия, - скину тебе на Ватсап, - и улыбнулся.
  
  Данай отвез Анука в университет и потом, уже дома, с ужасом рассматривал фотографии себя спящего, полностью голого в омежьем белом парике-каре. Или обложенного вдоль и поперёк мягкими игрушками подопечного. Или ту, где Анук делал селфи со спящим телохранителем в омежьем блестящем фиолетовом топике, открывающем волосатые соски. Стыд и позор, предприниматель мирового уровня в "желтой" прессе. Хорошо, что омега не додумался продать такие "замечательные" кадры, тянущие на Пулитцеровскую премию, в какое-нибудь хитрожопое издание.
  
  Следующие дни потянулись для Даная нескончаемым потоком грусти и самоедства. Омега его почти не замечал, "забыв", что они истинная пара друг друга. Забыв обо всём, что между ними было. Хорошо, что хотя бы остались те ужасные фотографии, напоминавшие Данаю, что это правда, что он себе ничего не придумал об их любви и совместной ночи.
  
  Пока Анук был в университете, глава охраны Джона Селествира пригласил Джергена поучаствовать в тренировке телохранителей. Даже если боссу ничего не угрожало, охрана должна была держать себя в хорошей спортивной форме. Данай собирался отказаться, потому что он здесь находился совсем по другой причине. Тем более это время было свободным для отдыха от вечно недовольного истинного, норовящего попеременно то убежать, то поиздеваться.
  
  "Этот омега - наказание за все мои грехи!" - думал Данай, сидя в кресле в углу гостиной Селествиров.
  
  - Джерген, не хочешь с нами? Мы с ребятами хотим потренироваться перед выходными, мышцы размять, - сообщил начальник с намёком.
  
  Данай понимал, что остальные охранники "спят и видят" надрать ему задницу, ведь только он получил гостевые апартаменты с отдельной ванной в свой первый рабочий день. К тому же босс пригласил его трапезничать за общим столом с его семьёй, раньше такой чести никто из телохранителей не удостаивался. Да и мало ли чего другого: Данай ходил по дому не как обычный охранник, а словно царь египетский, нос задрал до небес и почесал в свои комнаты - ни с кем из охраны не общался.
  
  А самого Даная мучили воспоминания о ночи любви со своим омегой. Прикосновения кожи к коже, свобода дыхания, любовь, ласка. Ощущения полного всепоглощающего счастья. Ничего похожего Данай не ощущал ни до, ни после этого. Конечно, Верадин не был девственником. Но то небольшое количество романов именно по качеству не шло ни в какое сравнение с единственной ночью с истинным. Поговаривали, что даже просто сон рядом с истинной парой лечит все болезни, включая и нервные расстройства.
  
  - Нет, спасибо, я и так в отличной форме, - ответил альфа.
  
  - Никак трусишь? - и сел на подлокотник кресла, специально толкнув Даная коленом в бок.
  
  - Ладно, я понял, что ты не отстанешь. Пошли, но по лицу не бить - я не смогу это объяснить мистеру Селествиру.
  
  - А отбитые почки сможешь? - улыбнулся телохранитель.
  
  - Отбитых почек он не увидит, так что не придётся ничего объяснять. А лицо не скроешь, чадру я тут носить не собираюсь после ваших "вежливых" разминок, - объяснил альфа, как будто разговаривал с малым ребенком.
  
  Вообще создавалось впечатление, что Данай относился к другим служащим Селествиров с пренебрежением, свойственным только миллионерам - вроде и не оскорблял, но говорил с ними свысока.
  
  Парни уже ждали готовые к бою: все в спортивных костюмах и босиком на спортивных же матах.
  
  - У меня нет спортивной формы, - начал Данай, замечая, что его окружают, - но, видимо, тренировки и не будет - будет избиение...
  
  - Нет, зачем же? Это было бы признанием, что ты сильнее нас, а я так не думаю, - начальник охраны повернулся к самому юному члену их команды, - Андреас, ты первый, а мы пока посмотрим.
  
  - Вот, пусть оденет хотя бы спортивные брюки, остались от уволенного Эрика, - ещё один охранник вышел из соседней комнаты - раздевалки.
  
  - Спасибо, - Данай взял брюки и спокойно прошел за дверь переодеваться.
  
  Юного Андреаса Данай положил на лопатки, будто играючи, через пару секунд после отмашки начальника. Со вторым, Ником, было сложнее, но и он захрипел, требуя пощады, скрученный болевым приёмом через пять минут после начала боя. Когда к потному уставшему бизнесмену подошел уже начальник охраны - свежий и с новыми силами - в комнату ворвался сам Джон Селествир:
  - Что это здесь происходит? - закричал тот. - Я не санкционировал избиения и убийства!
  
  - А мы ничего такого и не делаем, просто тренировка перед выходными, - весело сообщил начальник охраны.
  
  - Ну и тренируйтесь сами, а Дан... Джерген пойдёт со мной!
  
  - Ничего, мистер Селествир, я сам хотел потренироваться! - коварно улыбнулся, словно акула перед броском. - Только пусть физиономию фонарями не украшают.
  
  - Слышал, Иниго, лицо не трогать! Чтобы мне не пришлось объясняться с будущим мужем Анука.
  
  - Отлично, сэр, мы можем ему даже поддаваться! - ответил с сарказмом.
  
  - Ещё бы и Андреас, и Ник, конечно, поддавались? - спокойно переспросил Данай и бросился на главу охраны.
  
  Иниго отскочил в сторону и сам нанёс удар ногой в голову, Данай отлетел к стене. Но быстро вскочил и вернулся на маты. Они оба были примерно равны и по силе, и в ловкости, но Данай был хитрее, а Иниго - более опытным бойцом, поэтому некоторое время они боролись на равных.
  
  Данай, во время борьбы с охранниками, рычал, аки дикий зверь, кайфуя от настоящих альфийских упражнений, а тут как раз пришел Анук, которого кто-то из сокурсников подбросил до дома. Последнюю лекцию отменили, преподаватель захворал. И омега воочию увидел, как силён его "Пёсик", Данай наслаждался боем, был в своей стихии и не задумывался, что кто-то очень важный ему смотрит... Любой человек максимально хорошо выглядит, когда занимается любимым делом и полностью захвачен своей страстью. Омега был поражен этим самым "новым" Джергеном - сильным, смелым, опасным и радующимся бою - в самое сердце, что было совсем и неудивительно, если вспомнить, что они были парой и оба знали это.
  
  Анук отбросил рюкзак с учебниками и внимательно следил за боем, гордился тем, что его истинный альфа так силён и по-альфийски красив. Джон боялся шевельнуться, чтобы не разрушить момент, и не спугнуть эту влюблённость в глазах своего сына. Омега яростно болел за истинного альфу, то кивая головой во время боя, то высовывая язык, напрягаясь, когда его телохранитель не мог провести захват или болевой приём.
  
  И тут в самый разгар боя и волнений омеги о своём "принце на белом коне", Данай пропустил подножку и кулем свалился на маты, стеная и хватаясь за правое плечо.
  
  
  Часть 8
  Анук сразу же бросился к Данаю. Растолкал столпившихся телохранителей, Иниго вообще пихнул ботинком под коленку, и громадный альфа, стеная, отскочил в сторону.
  
  - Не трогайте его! Ему же больно! - омега упал на колени и принялся обнимать Даная, стараясь помочь ему прижать больное плечо и руку к центру груди.
  
  - У тебя рука выпадает из плечевого сустава? - спросил Иниго.
  
  - Сейчас не выпала, - ответил Данай, лицо его скрутила мука и невысказанная перед врагами боль, - просто там сустав слабый, разваливающийся, и малейшая нагрузка вызывает застарелую боль.
  
  - Тогда зачем ты с ними дрался, идиот? - рассердился Анук не на шутку.
  
  С одной стороны, Данаю была приятна забота истинного омеги, но с другой - альфа побаивался, что "идиот" теперь станет его новым именем, вместо "Пёсика".
  
  - Я мог бы перебинтовать тебе руку, в таких случаях она прибинтовывается к груди, - начал Иниго.
  
  - Иди на хуй, придурок, - закричал омега, пугая не только телохранителей отца, но и его самого, - я сам его перебинтую! Это вообще ты виноват!
  
  - Анук, успокойся! - начал Джон строго. - Иниго был в армии спасателем, раненых вытаскивал с поля боя. Он умеет бинтовать суставы явно лучше тебя!
  
  - Ну и что? А я его люблю! - на этом возгласе взгляды всех присутствующих обратились на скривившегося от боли Даная. - Отец, мы вообще хотим пожениться! Я думал, что мой истинный слабак, но увидел, что ты настоящий мужчина, Джерген, и хочу быть с тобой всегда! К чёрту Даная Верадина! - просто сказал Анук, дразнилки и издевательства были наконец-то отброшены в сторону.
  
  - Но... - начал удивленный Селествир-старший.
  
  - Никаких "но", отец! - заорал омега, все видели первые признаки истерики и больше влезать в разговор не хотели, остальных телохранителей как ветром сдуло.
  
  - Анук, сходи за бинтами, Джергена перевязать надо! - спокойствие начало возвращаться к пожилому бизнесмену.
  
  Омега вскочил на ноги и резво выскочил из зала.
  
  - Надо ему сказать, - начал Данай, кривясь от боли, и посмотрел на Джона.
  
  - Он сразу же от тебя откажется. Ему лишь бы сделать мне назло, - Джону тоже не нравилось обманывать своего сына, и он признавал, что Данай был прав и добился любви своего истинного, хотя тот и не знал об этом. - Вы пока пообщайтесь, а я схожу за врачом.
  
  - Джон, не уходите! - попросил альфа.
  
  - Ну да, в первую брачную ночь мне тоже сидеть с вами?
  
  - Она уже была, вы опоздали, - ответил Данай.
  
  - "Уже была"... Данай, я был о тебе лучшего мнения! Ты что же это, изнасиловал моего сына?
  
  - Кто кого изнасиловал, ещё вопрос, - произнёс альфа с сарказмом, что плохо сочеталось с лицом, искривлённым болью.
  
  - Анук потом в жизни нас не простит! Что бы такого придумать?
  
  - Его надо шоком брать, шоковой терапией...
  
  - Это ещё как? - недоумённо поинтересовался Джон.
  
  ***
  Когда Анук вернулся в спортивный зал, на матах никого не было. Омега бросился в комнату Джергена, но ни его вещей, ни самого альфы там не оказалось. Спальня и ванная комната были девственно чисты.
  
  - Отец, где Джерген? - омега без стука вбежал в кабинет Джона Селествира.
  
  - Тебя что, стучаться не учили? - гневно произнес альфа. - Вон отсюда! Постучись и зайди как положено!
  
  Омега готов был на всё, что угодно, чтобы найти любимого телохранителя. Анук вернулся в коридор, закрыл за собой дверь, потом вежливо постучал костяшками пальцев:
  - Можно? - максимально вежливо спросил юноша.
  
  - Заходи.
  
  - Отец, ещё раз, где Джерген? Его перевязали?
  
  - Данай Верадин забрал его обратно. Завтра тебе пришлют нового телохранителя.
  
  - Нет!!! Как это "забрал"? Джерген не вещь, он - альфа и мы любим друг друга! - завопил Анук, превращаясь из вежливого омеги обратно в раненого детёныша динозавра.
  
  - Если ты не желаешь Джергену зла, то через две недели станешь законным супругом Даная Верадина. Всё понятно? Или выразиться яснее и конкретно объяснить, что будет с твоим Джергеном... Что именно сделает влиятельный бизнесмен с нерадивым охранником, который пытался увести у него "лакомый кусочек"? - с намёком произнес Джон.
  
  Анук в шоке упал на стул, хорошо, что тот стоял у письменного стола бизнесмена:
  - Он убьёт его?
  
  Альфа кивнул:
  - И ничего ему за это не будет! Что из себя представляет известный миллионер бизнесмен Данай Верадин?.. А кто такой какой-то там Джерген, никому не известный?
  
  - Отец, что мне делать? - удрученно спросил Анук, прижав к зажмуренным векам дрожащие руки.
  
  - Выходи за кого велят и - обещаю тебе - ты не пожалеешь! - строго произнёс альфа.
  
  - Хорошо, отец, но Джерген будет жить? - на омегу было страшно смотреть, горькие слёзы медленно сползали с красных, покрытых нездоровым румянцем щёк.
  
  - Да, клянусь! - пообещал Джон.
  
  За эти две недели Анук похудел, осунулся, забросил не только все свои проделки, но даже и важную учёбу в университете. Омега с трудом вставал с постели, еле-еле полз в ванную, завтракал и ложился обратно. Свадебные хлопоты его совершенно не интересовали, казалось, парень смирился и принял жизнь такой, какой она и была на самом деле, вне розовых очков и голубых гиппопотамов, блюющих радугой. Угрозы в адрес Джергена сломали его.
  
  Папа-омега приглашал гостей, составлял списки перемены блюд во время свадебного банкета и выбирал дорогие наряды всем членам семьи. Младшие братья-омеги помогали папе и отцу, и только Анук был совершенно безучастен.
  
  И вот наконец-то настал долгожданный день свадебного торжества.
  
  Центральная лестница поместья была застелена красным ковром, по обоим краям которого стояли омеги-скрипачи из городского ансамбля музыки и пляски, а на перилах стояли вазы с ослепительно белыми хризантемами. Анук был в сопровождении счастливого гордого отца, который вёл его разодетого в пух и прах: розовый с золотом брючный костюм раньше сидел как влитой, но теперь был чуточку свободен из-за того, что омега почти перестал питаться. Свадебный пятиэтажный торт в рост взрослого омеги стоял справа на возвышении и был украшен сладкими планетами и шоколадными звёздами, символизирующими вселенскую любовь между женихами.
  Гости перешептываясь восхищенно оглядывали богато украшенный зал, сидели в шикарных кожаных креслах всех цветов радуги. Но был один-единственный герой свадебного торжества, который ничему этому не радовался - это был Анук. Омега стоял многострадальный, сирый и несчастный.
  
  - Ну, чего пригорюнился, сынок? - весело начал Джон. - Сегодня исполнятся все твои мечты! Сейчас начнётся твоя свадьба - что может быть лучше для омеги!
  
  - Отец, ты хочешь меня утешить или добить? - спросил печальный омега своего отца, папа и младшие братики помалкивали.
  
  Оркестр заиграл свадебный марш Мендельсона, последние гости уселись на свои места, и Джон повел Анука к алтарю по проходу между креслами гостей.
  
  У алтаря спиной к омеге и всем гостям стоял высокий широкоплечий альфа в нарядном чёрном смокинге. Пахло ароматным дымом ладана, чадили стройные декоративные свечи и Ануку вдруг показалось, что он идёт по проходу в ад, где высокие широкоплечие черти будут жарить его на сковородке всю оставшуюся жизнь, весело, с шутками и прибаутками подливая свежего маслица в огонь.
  
  А ведь правда, что он знал о своём свежеиспеченном муже: богатый, влиятельный, даже отец его боится, старый - раз дружит с пятидесятилетним главой семейства Селествиров, опасный - раз хотел расправиться с Джергеном и не терпящий никаких возражений - раз взял и увёз раненого и избитого телохранителя. С этим деспотом и тираном, без любви и малейшей симпатии жизнь станет тем самым адом, который ему и привиделся.
  
  - Мистер Верадин, надеюсь, вы составите счастье моего сына! - сказал Джон альфе, стоящему спиной к присутствующим и до сих пор так и не оглянувшемуся.
  
  
  Часть 9
  - Да, конечно! - Данай широко улыбался, не отрывая глаз от любимого истинного.
  
  - Это ты! - Анук за секунду расцвёл и бросился обнимать своего альфу. - Ты жив!
  
  Тот только постанывал от боли, когда омега дотрагивался до правой руки и больного сустава.
  
  - "Данай"? Почему "Данай", тебя же зовут Джерген? - омега с удивлением смотрел на своего почти супруга.
  
  - Мы как раз собирались тебе рассказать... - смутился тот, - Джерген - мой начальник охраны и друг детства, мы выросли вместе. А сейчас я попросил его одолжить мне своё имя и личность, на время... Чтобы тебя завоевать...
  
  - А сам ты кто будешь? - удивленный омега опустился прямо на красиво украшенное возвышение для колец рядом со своим неизвестно кем, не обращая никакого внимания на золотые дорогущие наряды.
  
  - Меня зовут Данай Верадин, я - твой истинный альфа и суженый. Мы любим друг друга и скоро поженимся... - на этом месте омега размахнулся, явно собираясь съездить "суженному" по наглой и врунливой морде, но быстро передумал и отдернул руку.
  
  - Я видел его по компу, где знаменитая коса?
  
  - Отрезал, чтобы быть с тобой. Чтобы ты сначала влюбился в меня, а потом уже и признал, - каялся альфа, - я бы и правую руку себе отрезал - всё что угодно - лишь бы быть с тобой!
  
  - Руку не надо, сумасшедший! - омега вернулся и опять обнял Даная, прижимая поврежденную руку того к центру груди, чтобы альфе не болело так сильно. - А почему ты посвятил во все тайны моего отца?
  
  - Я не планировал говорить ему, но альфа другого альфу всегда узнает по запаху, тут бы я никого провести не смог. Он меня сам учуял.
  
  - А когда собирались сказать мне, после свадьбы? - обиженно протянул юный жених.
  
  - Нет, сейчас. Собирались и сказали, - произнес Джон осторожно: "Мало ли чего ждать от такого непредсказуемого сына..."
  
  - Я люблю тебя! - жалко и униженно прошептал Верадин, собирая себя самого по осколкам самолюбия.
  
  - Я тоже тебя люблю, дурашка! "Руку себе отрежу" ... - пробурчал омега, передразнивая Даная и тут вдруг как вдарит по жениху букетом отборных дорогущих роз цвета солнечного шампанского, приговаривая: - Ах ты, сволочь, ах ты, паразит! Убью негодяя!
  
  И тут со стороны приглашенных ВИП гостей со смешком раздалось: "Ну всё, пипец котёнку, свадьбу отменят!" Альфа разом побледнел.
  
  На это раскрасневшийся омежка, сдувая выбившуюся из высокой парадной причёски прядь волос, ответил:
  - Ещё чего! Чтобы этот недоумок ходил счастливый и свободный? Фигушки! - а потом обращаясь к священнику: - Я согласен, и в радости, и в печали, и в его богатстве, венчайте нас! - и снова Верадина по хребту остатками букета хрясть!
  
  Уже потом за свадебным столом, прихлёбывая вишнёвый ликёр с орешками, Анук клял своего супруга последними словами, жалуясь, что горевал по его вине, не посещал лекций в университете и вообще был уверен, что они больше не увидятся. Поэтому разгневанный Данай и пошёл выяснять отношения со свежеиспечённым тестем:
  - Джон, вы знали, что Анук переживал, похудел и не сказали мне! Вы обещали сообщить, если что-то пойдёт не так! Вы знаете, сколько ему сейчас материала догонять в университете?
  
  - Да, ровно две недели... - улыбнулся Джон, он считал, что его непослушный сын ещё мало страдал, учитывая сколько кровушки он выпил из родителей и Даная. - Так в чём проблема, я не понял? Это же была твоя идея целиком и полностью! - спорщики не заметили, как со спины к ним подходил омега, который отчётливо услышал именно последнюю фразу своего отца.
  
  Грохнул отлетевший стул, как будто его снесло взрывной волной ядерного взрыва, гости синхронно замолчали, а Анук, что есть силы бросился к выходу из залы. Обернувшийся на звук Данай - за ним, приговаривая:
  - Ну, всё с меня хватит! Ты мне такие "кренделя" больше выписывать не будешь!
  
  Альфа поймал рыдавшего омегу уже у самых ворот на стоянку. Схватил отбивавшегося Анука и с силой потащил к своему серебристому внедорожнику. Открыл заднюю дверь и запихнул туда голосящего Анука. Связал ему руки и ноги своим же чёрным галстуком, яростно разорвав его напополам, и, в ответ на жуткие ругательства, заклеил рот чёрным скотчем. Сел за руль и молча поехал в сторону заката.
  
  Катался долго, пока не остыл, подумав, что о-папа, брошенный на свадьбе, будет волноваться. К Ануку даже не поворачивался. Остановился на берегу у кромки плескающегося океана. Вышел из машины и пошел к Ануку. Открыл дверь, сорвал кляп:
  - Сколько ты можешь мучить меня? Вот пистолет, возьми и стреляй! С меня довольно! - и протянул ствол прямо в связанные руки мужа, Анук тут же направил дуло в любящее сердце.
  
  Эмоции сменяли друг друга в темпе бешеного вальса. Альфа покорился, омега успокоился и, отбросив ненужное оружие, притянул Даная к себе за лацканы пиджака, яростно целуя.
  
  
  Эпилог через десять месяцев.
  
  - Твой о-папа и так думает, что я - мафия, а ты меня крышуешь, - смеялся Анук, одной рукой крутя руль серебристого внедорожника, а в другой - мороженое.
  
  Супруги ехали в машине из торгового центра, где сильно беременному омеге срочно потребовалось шоколадное мороженое с сгущенным молоком внутри. Конечно, такого "сладкого извращения" нигде не оказалось. И один кондитер на кухне в кафе создал этот шедевр на месте, но за очень дополнительные деньги. Данай был безмерно счастлив выложить любую сумму, лишь бы капризный монстр получил желаемое.
  
  - Мой папа ничего такого не думает. Просто у тебя точно будет омежка, - констатировал Данай, - такой же точно "милый", как и ты!
  
  - Сейчас как вдарю мороженым, будешь знать! Такой "милый" ... Ой, кажется, начинается!!!
  
  - Остановись! Я поведу! Едем в роддом, - строго приказал Данай.
  
  - Фигушки! Ой! Я сам хочу вести! - упорствовал непокорённый омега. - И не командуй мне тут! А то стану прежним досвадебным Ануком!
  
  - "Стану досвадебным Ануком" ... Ты всегда им был и остаёшься! После свадьбы ничего не изменилось! Не лги себе! Я вот уже давно перестал! И люблю тебя таким, какой ты есть! И ещё одного такого же любить буду! Всегда! Всем сердцем!
  
  - Я тоже тебя люблю, всегда и всем сердцем! Ой-ой-ой! Быстро давай поменяемся, я же не могу так вести машину! - запричитало капризное чудовище, сходу отбрасывая мороженое в сторону.
   Дорогущий и приторный шедевр угодил Данаю Верадину в левый глаз.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"