Диана 19: другие произведения.

Что не знает пощады из тёмных миров? 

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Однажды возвращаясь домой охотник на оборотней подбирает в лесу голодного и замерзающего паренька-омегу. Он должен убить отродье, но жалеет паренька и оставляет жить в клетке.

  ========== Часть 1 ==========
  
  В стародавние унылые времена, когда жизнь простого человека не стоила ни гроша, шёл молодой охотник по тёмному-тёмному лесу. Холодный ветер выл свою заунывную прощальную песню, и противный мелкий дождик лил не переставая, заливая ледяную воду за шиворот.
  
  Война людей против оборотней, с переменным успехом, велась уже долгие годы. Тысячи убитых с обоих сторон. Альфы нападали кланами, последнее такое нападение недавно выкосило маленький город на западной границе. А в том клане было всего ничего - сто альф и полсотни бет. На стороне людей были технологии и численное преимущество - их женщины рожали по одному или двойне каждый год каждому мужчине, а у некоторых было и по две жены, но эта практика осуждалась и считалась незаконной. У оборотней же было не так радужно. Омег категорически не хватало на каждого альфу, они доставались самым лучшим воинам или самым богатым вожакам. Берегли их как зеницу ока, ценили на вес золота, молодые охотники даже никогда в своей жизни не видели парня-омегу волков.
  
  Последнее время война велась руками охотников, молодых парней из бедных необеспеченных семей, или младших детей богатых родителей, которых забирали в интернаты для обучения на охотников и, конечно, детей, брошенных своими родными. Обучение длилось от трёх до пяти лет. Охотились парами или поодиночке, иногда сбивались в более крупные группы по пять-восемь человек. Нападали на одного альфу или бету, отбившихся от клана или отошедших по своим делам. Убивали стрелами с серебряными наконечниками или серебряными ножами. Также в ход шёл волчий аконит, растение, из которого делали настои. Если вколоть такой настой оборотню, то он вызывал нечеловеческие мучения, не давая самцу умереть. Если бы не эти технологические новинки, человек был бы не в состоянии победить альфу, те были намного сильнее физически, быстрее, у них были очень сильные острые когти и зубы. Даже в форме человека оборотни были намного сильнее людей, а в своей родной волчьей форме тем более. Люди собирались в армии и нападали в лесах, в которых, как они точно знали, жило много оборотней кланами. В ход шли и бомбы, начиненные волчьим аконитом, и снаряды, содержащие осколки серебра, и тому подобное оружие для уничтожения целых кланов.
  
  Как легко можно было выследить оборотня в лесу? Кроме охотников, а они все одевались в одинаковые одежды своего сословия: коричневые рубахи из грубого полотна с бахромой по краю и кожаные чёрные штаны, других людей в лесу не было - слишком опасно гулять одному в тёмном запретном лесу - встретил парня одного в лесу ночью - точно оборотень. Да и запахи у них были странные, нечеловеческие: одни пахли хвоей, другие морем, третьи - растениями или приправами - люди так не пахнут. Одевались в шкуры убитых ими же диких животных, хотя иногда и в человеческие штаны да рубахи. Зимой оборотни не мёрзли, у них была температура тела выше человеческой, да и регенерация куда более скорой, чем у и людей.
  
  "Сегодня всё против меня!" - злился Ангустиас, - "Но кушать всё же хоть что-нибудь хочется каждый божий день! А городской голова платит - и не плохо - за каждого убитого альфу или бету! Я и сегодня непременно кого-нибудь добуду!" Он прислушался. В глубине леса раздавался тихий плач, хороший охотник не мог бы заниматься своим ремеслом, если бы не развил чуткий слух и отличное зрение. А Ангустиас был по-настоящему хорошим охотником, не каждый из них доживал до тридцати лет, а ему было уже двадцать семь. Мужчина осторожно двинулся на звук, старался ступать как можно тише, в правой руке наизготовку он держал лук со стрелой с серебряным наконечником, за голенищем сапога торчал небольшой серебряный клинок. Несмотря на капли дождя, звук плача раздавался всё громче, Ангустиас начал сомневаться, что это оборотень - за всю свою карьеру охотника он ни разу не видел плачущего альфу или бету. Даже под воздействием волчьего аконита те орали от боли и извивались на земле, но не плакали. Наконец он осторожно раздвинул ветки и увидел обнажённого паренька, дождь размазывал по нему грязь и кровь. В ту же минуту найденыш его тоже увидел, вмиг перестал плакать и стал отползать как можно дальше от охотника с расширенными от ужаса глазами. У охотника опустились руки, это никак не мог быть альфа или бета, даже молоденький. Тело было слишком хрупким, и дело было даже не в побоях и ранениях, узкие плечи, худое тело, изможденное ненастьем, а тела других оборотней, которых он встречал, даже молодых, были все покрыты перевитыми мышцами.
  
  - Ты кто такой? - удивился Ангустиас.
  
  - А ты? - спросил юноша, но страх в его глазах ответил за него.
  
  - Ты оборотень! - констатировал охотник. - Но ты не альфа и не бета, значит омега! А что омега делает в лесу, вдалеке от стаи, один?
  
  - Ничего, я уже ухожу, - паренёк отодвигался, от страха и шока он даже перестал плакать.
  
  Омег всегда оберегал весь клан, они - способные дарить жизнь - самые ценный ресурс любой стаи. Их категорически не хватает на всех альф. За них даже происходят битвы среди взрослого населения клана.
  
  Ангустиас учили на курсах, что омег нельзя убивать. Если тебе посчастливится поймать омегу, что было последний раз лет двести назад, то его надо захватить и привести в городской совет. Потом его посадят в клетку, которую поставят среди леса, вокруг будут стоять десятки охотников с луками наперевес и с другим оружием наготове. А благодаря запаху со всех сторон будут стекаться альфы и беты в попытке спасти пленного и тогда можно за раз убить двести, а то и триста альф. Те будут нелепо и смело идти на смерть только ради одного омеги и всех его будущих не рождённых ещё волчат. Для любого человеческого города это самая настоящая победа! Но Ангустиасу и никому из его знакомых омеги никогда не попадались. Молодой охотник даже начал верить, что это миф, что кто-то когда-то смог захватить омегу. Конечно, омеги существовали на самом деле, понятно, что это было правдой, иначе откуда брались бы всё новые и новые альфы и беты.
  
  Омега тоже узнал кто перед ним. Охотник! Всех волчат с детства учили не отбиваться от стаи, а то придёт охотник и утащит тебя в волчий рай, то есть убьёт, да ещё и заставит помучиться от волчьего аконита. С детства маленький Майтэ, сын Алина из племени белых волков, знал, как выглядят охотники, как одеваются и как пахнут. Пахнут они жуткими мучениями, смертью и забвением на долгие-долгие годы!
  
  И вот один из них стоял аккурат перед ним, молодой, высокий и сильный как альфа. Кожаные штаны и тёмная рубаха залиты насквозь проливным дождём, но тому хоть бы что, студёный ветер пробирал до самых костей даже оборотня, но человек перед омегой совсем не дрожал. В правой руке лук наготове, левая потянулась к серебряному клинку в голенище сапога. Красивое скуластое лицо с голубыми глазами и вьющиеся каштановые волосы отошли на второй план, на первый вышло ожидание скорой мучительной смерти. Не лучшая перспектива в шестнадцать лет для младшего сына вождя белых волков.
  
  - Можешь убить меня, всё равно некому меня защитить, - сказал омега, но в противоположность своим собственным словам продолжил отползать от охотника в чащу леса, видимо, инстинкт самосохранения никто не отменял.
  
  - Зачем это? - удивился Ангустиас. - Ты мне живым нужен, городской голова выложит за тебя не один десяток золотых монет. Потом ещё долго можно будет не работать по ночам, - охотник вынул из кармана небольшой аркебуз, заряженный капсулами с волчьим аконитом, - сейчас тебя обезвредим и в клетку!
  
  - Волчий аконит? Не надо, я сам с тобой пойду! - запричитал юноша.
  
  - Обернёшься волком, как только я потеряю бдительность и разорвешь меня на куски, нет уж! - отрезал Ангустиас прицеливаясь.
  
  - Как я обернусь? Я истощён, голый, босый*, раненый, у меня даже регенерация не работает, - и омега показал руки в синяках и кровоподтёках.
  
  Охотник присмотрелся. Так и есть - волчонок был сильно избит или ранен, весь в крови, худой и замученный, в глаза бросались только торчащие рёбра, впалый живот и разбитые в кровь коленки.
  
  - Ладно, но смотри мне! Одно неловкое движение не в ту сторону и капсула у тебя в плече! - Ангустиас вынул свой пояс, затянул его на худой шее омеги, другой конец намотал себе на руку, - Пошли!
  
  - Куда ты меня тащишь? - заканючил омега, умирать резко перехотелось, несмотря даже на все свои несчастья.
  
  - Продам тебя завтра с утра городскому голове, посадит тебя в клетку и будут ловить на живца альф и бет оборотней. Как было уже лет двести или триста назад.
  
  - Это называется "не убью" - это ещё хуже!
  
  - Почему? - удивился Ангустиас.
  
  - Я знаю историю того беременного оборотня... Потом он умер в клетке от голода и обезвоживания, через три дня. Нам это рассказывали в начальной школе.
  
  - Я не знал... Омег нельзя убивать, это как вести войну против беременных женщин... Да омеги и не нападали на людей, никогда ни на кого не нападали...
  
  - Но разве омеги люди? Даже беременные? Они скот, животные! Убей меня прямо сейчас, меньше мучений! - ехидно требовал Майтэ, нехотя плетясь за охотником.
  
  - Я никогда не задумывался, почему тогда убили всего триста альф, почему не тысячи и не всех вообще... Вы бы не бросили своего омегу ни за какие коврижки на свете!
  
  - Живого! Своего живого омегу! - подчеркнул Майтэ.
  
  Дальше тащились молча. Охотник обдумывал новую информацию, ему и в голову не приходило, что случилось в конце концов с тем омегой двести лет назад. Майтэ мысленно прощался с папой, с отцом, со всеми своими друзьями, к сожалению, уже и так покойными. Мало того, что он сам умрёт, за него еще умрут и ни в чём не повинные альфа и беты из соседних кланов. Но потом омега вспомнил о том, что вокруг больше не осталось белых волков, их территорию заняли чёрные, победившие в войне и убившие всех его родных. Они угнали в рабство омег белых волков, изнасиловали самого Майтэ, приняв его за бету, потому что у шестнадцатилетнего паренька еще не было течек, вот первая и началась во время группового изнасилования. Ведь первым его изнасиловал вожак чёрных волков, который, судя по запаху, оказался его истинным альфой, но, будучи пьяным после обмывания победы, он не признал в Майтэ своего истинного омегу. Обычно до первой течки у омеги скорее запах ребёнка, чем своего пола. После жестокого изнасилования вождь чёрных волков бросил омежку своим солдатам. Когда же те наигрались, то выбросили полуживого бету, как они думали, умирать в ближайшие кусты, не утруждая себя даже закопать труп, сдохнет так сдохнет, чёрт с ним.
   Комментарий к
   босый* - не является ошибкой
  
  Ангустис:
  https://d.radikal.ru/d33/1804/4f/2a6b4090f3e0.jpg
  Майтэ:
  https://c.radikal.ru/c02/1804/e8/a53a04a2e26f.jpg
  
  ========== Часть 2 ==========
  
  Они всё ближе приближались к черте города. Карс был окружён непроходимой железной стеной в три человеческих роста. В центре стены намертво стояли огромные железные ворота, в тёмное время суток всегда запертые и под охраной лучших стрелков-защитников города, а в дневное время, когда солнце было в самом зените, ворота открывались, чтобы впустить внутрь торговцев и гостей города. Иногда и из самого Карса тоже выходили караваны в соседние поселения. Не доходя ста метров до городской стены стояла небольшая деревянная избушка.
  
  - Нам сюда, - сказал Ангустиас, - я не живу в городе.
  
  - А почему? - удивлённо спросил Майтэ.
  
  - Не твое собачье дело! - ответил охотник невесёлым каламбуром.
  
  На самом деле он просто не спешил рассказывать каждому встречному-поперечному о своей нетрадиционной ориентации. Сначала это было очень тяжело скрывать в охотничьей академии, а в дальнейшем - прятать от друзей и знакомых. Женщины молодого охотника совсем не заводили, со временем он нашёл решение для этой проблемы: когда у него в кармане звенели золотые монеты, он шёл в Приют Удовольствий и там снимал себе юных мальчиков, иногда и нескольких за раз.
  
  Внутри избушка тоже была вся деревянной. Ангустиас жил очень скромно, домик состоял из небольшой спальни и кухни, которую можно было назвать одновременно и гостиной. Там стоял очаг, деревянный стол и несколько грубо сколоченных стульев. В спальне рядом с большой кроватью стояла пара сундуков, в которых молодой охотник прятал свой нехитрый скарб: сменные рубашки, штаны и другую одежду. Разные виды оружия и запасные патроны Ангустиас хранил развешанными по стенам гостиной, поэтому каждый входящий сразу же узнавал, что это дом охотника. Запах настоек с волчьим аконитом на столе отпугивал оборотней на многие мили вокруг. Другие охотники, заходящие в гости, всегда могли рассчитывать на тёплый приём, тарелку горячего супа и на любую помощь в работе. А больше сюда никто и не заглядывал.
  
  Количество развешенного по стенам оружия сразу напугало омегу, он как-то скукожился и пытался даже спрятаться за спину охотника.
  
  - Не на то смотришь, - сказал ему Ангустиас, и за ремешок, надетый на шею, развернул омегу в другую сторону кухни. Там в углу скромно притаилась небольшая металлическая клетка с огромным замком на передней дверце.
  
  - Я даже сидеть там не смогу! - запричитал Майтэ.
  
  - Ну и не надо, прижмёшь колени к подбородку и уляжешься.
  
  - Господи, почему я сразу не умер? - заплакал омега.
  
  - Ничего, скоро твоя мечта о скорой смерти исполнится! - уверил его молодой охотник.
  
  Он открыл дверь клетки и, болезненно дергая за ремешок на шее, заставил Майтэ согнуться в три погибели и залезть в клетку. Тот лёг на бок, поджимая колени к подбородку и только тогда Ангустиас смог запереть дверь клетки огромным замком. Обратиться в такой позе было нереально, слишком мало простора, поэтому Ангустиас больше не наставлял на омегу оружия. Он поставил на огонь ведро с водой, а когда она закипела, стараясь не обжечься, залил её в деревянную лохань и разбавил несколькими вёдрами холодной дождевой воды, потом с удовольствием разделся и залез в тёплую воду абсолютно обнажённым. Омега как заворожённый следил за охотником. Конечно член хозяина избушки был намного меньше, чем у альф чёрных волков, но все равно омега боялся насилия, попа еще не зажила с прошлого раза, да и ужас от психологической травмы не отпускал. Ангустиас же не осознавал всех нервных метаний своего невольного гостя и искренне наслаждался помывкой.
  
  После Ангустиас поужинал бутербродом с куском вяленого мяса, запил чашкой колодезной воды и пошёл спать, но проспал он недолго, часа через полтора его разбудил плач - омега плакал в своей клетке.
  
  - Ну чего тебе? - сонно буркнул охотник.
  
  - Пить хочу! И вообще, лежать здесь на боку на голой земле очень неудобно, решётки впиваются в кожу, - омега всхлипнул и заныл, - пить хочу!
  
  Молодой охотник нехотя встал, набрал чашку воды из ведра, ворча себе под нос, что кто-то под проливным дождём должен был просто широко раззявить пасть. Подошёл к клетке, наклонился, было понятно, что в такой позе омега напиться не сможет, поэтому он открыл клетку, прикрикнув на омегу:
  - Только посмей мне дёрнуться! - и протянул воду.
  
  Майтэ вылез, начал разминать затекшие руки и ноги, охотник потянулся к настойке волчьего аконита.
  
  - Я просто "залежал" руки и ноги, - после этого омега взял чашку и выпил залпом.
  
  - Ещё!
  
  - Что ещё?
  
  - Ещё хочу пить!
  
  - Скажи мне, тебе тут что, столичная харчевня, к тому же бесплатная? - охотник пошёл, принес ещё воды, после этого запихал омегу обратно в клетку, но Майтэ лёг уже на другую сторону, подтянув колени к подбородку. Он хотел сказать что-то ещё, но не решился. Охотник отправился спать. Улёгся, накрылся небольшим тонким одеялом, только приподнял голову над подушкой для того, чтобы уложить её удобно, как опять раздался плач.
  
  - Ну что еще тебе?
  
  - Есть хочу!
  
  - Скажи мне, омега, ты там не обнаглел? - ворчал мужчина.
  
  - Нет, но есть хочу! Мы - омеги - на вас никогда не нападали! Мы тут в вашей войне ни при чём!
  
  - Конечно! А кто альф и бет рожает каждый год? Обезьяны? - Ангустиас потащился к столу делать бутерброд своему невольному гостю.
  
  Если бы его сейчас спросили, зачем он это делает, то молодой охотник наплёл бы что-нибудь по мешающий спать плач или обычную человеческую жалость к "дарующим жизнь" - всё что угодно, кроме правды. Которая гласила, что Ангустиас уже проникся жалостью к бедному несчастному потерянному пареньку.
  После еды омега напрочь отказался залазить обратно в клетку:
  - Я тебе ничего не сделаю, я слабый омега, можно я лягу с тобой спать? Я там спать не могу, там всё натирает, а у меня и так регенерация сбоит из-за голода и усталости.
  
  - Ну уж нет! Ты - грязный!
  
  - Я помоюсь. Согласен прямо в твоей воде, она, наверное, ещё теплая, - омега уже понял, что охотник не причинит ему вреда, хотел бы - уже давным-давно изнасиловал бы его или убил, или замучил аконитом.
  
  Майтэ просто встал и пошёл в сторону лохани, сонный мужчина промолчал. Омега окунулся, по-собачьи фыркнул и опять нырнул. Ангустиас нехотя протянул ему кусок травяного мыла.
  
  - Спасибо, - сказал омега и намылился целиком, включая запутанные в тёмный колтун волосы на голове.
  
  Ангустиас отправился спать, через пару минут рядом прилезло что-то тёплое и мокрое, но приятный запах затуманивал сознание и охотник, потеряв бдительность заснул, неосознанно прижимаясь к горячему боку.
  
  Мужчина не отдавал себе отчета в том, что успокаивающий омежий запах на него уже начал действовать. Не хотеть омегу было просто невозможно, они приятно пахли, были такими нежными, особенными, поэтому их так защищали и лелеяли все члены волчьих стай. Они были ухоженными, во сне охотник неосознанно прижимал обнаженного омегу к себе. Омега наконец-то поел, напился, помылся, лежал в тепле и уюте, и регенерация начала работать: все раны зажили, кожа опять стала на ощупь нежной, чистые волосы завились волнами за одну ночь. Омега ещё сладко спал в тепле и уюте, когда Ангустиас проснулся, а за окном стояло розовое марево восхода. Рядом притулился нежный, чистый, аккуратный молодой мальчик, который очень завлекательно пах, в голове невольно всплыла информация, которую сказали молодым студентам охотничьей академии в самом начале: "Будьте осторожны с омегами, в них очень легко влюбиться!" Это сказали один раз, больше ничего не объясняли, видимо, потому что не могли привести ни одного примера, никто не знал об охотниках, влюбившийся в омег. Так как никто не слышал и об охотниках, поймавших их, кроме того одного случая, когда пойманного сразу запихали в клетку.
  
  Чужой незнакомый омега был в тысячу раз лучше мальчиков, которых Ангустиас заказывал в приютах удовольствия: нежный, чистый, красивый, с шикарным телом. Охотник смотрел и не мог насмотреться: пухлые розовые губки, огромные глаза на пол лица и аккуратный маленький носик, чётко очерченные скулы. Даже тело изменилось. Как один бутерброд с вяленым мясом мог сделать парня таким соблазнительным? Мужчина и сам не понял, как это произошло, но он начал целовать беззащитное обнажённое тело, в голове билась загнанной птицей лишь одна единственная мысль: "С омегами мы не воюем! Омеги на нас никогда не нападали!"
  
  Майтэ медленно просыпался, было удивительно приятно, он не мог понять, что же такого случилось, почему так спокойной и прекрасно на душе, пока не осознал, что вокруг его маленького, высоко торчащего с утра члена кружат чьи-то влажные тёплые губы. Он попытался было дернуться, но бедра оказались в ласковом плену, его держали самыми кончиками пальцев, но очень сильно. Страха не было, на каком-то подсознательном уровне было спокойно и уютно, рядом был кто-то, кто, судя по ощущениям, всегда защитит и никогда сам не обидит.
  
  Как только Майтэ открыл глаза, он опешил: между его широко разведенными ногами виднелась макушка молодого охотника.
  
  - Что ты там делаешь? - воскликнул омега.
  
  - Да вот испытываю на тебе новое оружие, - ответил весёлый охотник, подняв вверх покрасневшее от стараний лицо, - выпил стакан волчьего аконита, сейчас делаю тебе минет и пытаюсь отравить твоё тело отрыжкой.
  
  - Очень смешно! - заявил всё ещё напуганный Майтэ. - Это мой первый минет в жизни, смотри, охотник, не откуси!
  
  - Ну, уж постараюсь! Хотя тяжело с собой бороться, уж очень ты соблазнительным и сладким стал всего за одну ночь!
  
  - Это регенерация сработала, вот такой я обычно всегда...
  
  ========== Часть 3 ==========
  
  Майтэ знал, что альф всегда ведёт от одного лишь запаха омеги, их нежной кожи. Они всегда желанны, просто никогда не думал, что это сработает и с охотником тоже. Кроме того, последнего раза, младшего сына вождя белых волков всегда боготворили альфы и беты всего племени, строили ему глазки и подносили подарки. В общем, Майтэ знал, что он настоящий сексуальный и желанный приз для любого представителя противоположного пола. Ну, если не считать тот неудачный раз с пьяными чёрными волками. Но чёрные волки и есть самое страшное зло, что живёт в нашем мире. Они воюют со всеми: с людьми, с другими животными, даже с себе подобными оборотнями и друг с другом внутри клана частенько тоже. Сражаются не до первой крови, как принято у оборотней, а до смерти одного из противников.
  
  Омега кончил и с протяжным удовлетворённым вздохом обмяк на кровати. Мужчина проглотил сладкий пряный коктейль до последней капли и вылизал весь омежий пах. Пока омега только приходил в себя, Ангустиас, довольный и удовлетворенный, несмотря на то, что член огромной дубиной упирался в живот, спросил:
  - Как регенерация так быстро сработала с одного бутерброда с вяленым мясом? Может быть это было волшебное мясо? - и засмеялся.
  
  - Нет, я поел и обернулся на пару минут, тихо как мышка, чтобы тебя не будить. А в ипостаси волка регенерация работает в разы сильнее, - ответил тот, валяясь на кровати бессильной куклой после бурного оргазма.
  
  - В кого обернулся, в мышь? - весёлое настроение не покидало молодого охотника.
  
  - Ты сдурел? - обалдело протянул Майтэ. - В волка! Мы не обращаемся в мышей!
  
  - Понятно, а меня спящего почему не разорвал? - резонно удивился Ангустиас.
  
  - Потому что ты теперь - моя стая, никого больше у меня нет! - грустно произнёс Майтэ и отвернулся от всепроникающего внимательного взгляда охотника. - А истинная сила волка не в когтях, зубах и скорости, истинная сила волка в стае!
  
  - А где твоё настоящее стадо? - спросил Ангустиас.
  
  - Какое "стадо"? - обиженный Майтэ подорвался с кровати и грозно встал перед сидящим мужчиной, глядя на того сверху вниз. - Оборотни живут кланами!
  
  - Ладно, я пошутил. Знаю, что кланами. Так где они все? Почему не спешат спасти тебя и разорвать меня на тысячу мелких ошмётков? - охотник так же спокойно сидел на кровати - хотели бы прийти и убить его, давно бы уже выследили по запаху и захватили бы.
  
  - Они все погибли, - омега не разделял веселья своего нового друга и печально опустился на пол прямо там, где стоял, - наших победили чёрные волки: альф и бет убили, омег захватили в рабство, а меня... - Майтэ так и не смог произнести этих ужасных слов и заплакал, утыкаясь лицом в колени.
  
  - Изнасиловали! Я уже понял это вчера по разбитым коленям и крови из попы, - молодой охотник встал и, обняв омегу, затащил того к себе на колени, пожалеть и посочувствовать своему новому другу.
  
  - Ты тоже меня сейчас изнасилуешь? - сквозь слёзы спросил Майтэ, чувствуя, что именно упирается ему в бок.
  
  - Нет, конечно, я не насилую детей! - спокойно ответил Ангустиас.
  
  - Я не ребенок, мне почти семнадцать! - разозлился омега.
  
  - Тогда изнасиловать? - опять пошутил мужчина.
  
  - Нет, всё, ладно, я ребенок, - засмеялся сквозь слёзы тот. Ангустиас только прижал его к себе покрепче и продолжил нежно поглаживать спину, успокаивая и жалея.
  
  - У тебя запах молока с мёдом и сытными булочками.
  
  - И подгоревшими булочками, так всегда говорил отец, пока был жив, - печально добавил омега.
  
  - Ты пока полежи, отдохни, а я сгоняю в город, куплю что-нибудь нам на завтрак. Я же не знал, что у меня появится свой омега, поэтому кроме хлеба и вяленого мяса у нас имеется только чистая дождевая вода, - Ангустиас начал напяливать одежду, - а почему ты сказал, что на вас напали чёрные волки? Разве волки бывают другого цвета? Они или чёрные, или тёмно-серые.
  
  - Ничего подобного, - ответил омега, - волки бывают и снежно-белыми, такими как я и всё моё племя. Просто так как мы, белые волки, никогда на людей не нападали, только прятались от вас, вот вы нас никогда и не видели в живую. Вы не с нами воюете - с чёрными волками! Это совершенно другой вид, мы с ними как день и ночь, огромная разница!
  
  - Глупости какие, - ответил охотник, - белых волков не бывает, их никто никогда не видел!
  
  - Бывает! Хочешь, я сейчас обернусь и покажу тебе, что я самый настоящий белый волк?
  
  Обращения оборотней молодой охотник видел уже много-много раз: подстреленные или раненые волки обращались на месте в людей, просто скидывая с себя ненужную шерсть, вместе с когтями и клыками, быстро и споро обращаясь в человекоподобных существ. Или наоборот, парни или молоденькие юноши, которых Ангустиас встречал в лесу в людской одёжке, резко оборачивались в тёмно-серые твари, раскидывая в стороны ошметки разодранной одежды, и пытаясь на четырёх лапах быстрее ускакать от охотничьей стрелы, но такого плавного, спокойного и, главное, красивого оборота мужчина не видел никогда.
  Обнаженный омега качнулся вокруг своей оси, плавно, будто в танце, повёл стройными плечами, и начал опускаться на четыре конечности. Пола достигли уже волчьи лапы, окутав всё молодое тело в снежно-белый мех. Молодой волк смотрел теми же голубыми умными глазами, потом подошёл и, выпрашивая ласку, лизнул охотника в плечо.
  
  - Господи, какой же ты красивый! И запах совсем не изменился, такой же домашний, - улыбнулся мужчина, поглаживая нежный тонкий белый пух под животом, - и вообще, как тебя зовут? Я же должен знать, как зовут моего омегу!
  
  - А я твой омега? Хорошо, я - Майтэ, сын Алина, белый волк, - омега споро обратился в человеческую форму и, наклонив голову, предстал перед охотником. Именно так оборотни представлялись равным по положению.
  
  - А я - Ангустиас, фамилии рода нет, так как я сирота, подкидыш, охотник на ... чёрных оборотней, - мужчина замялся, пытаясь донести до омеги, что он воюет только с теми, кто нападает на людей, так что враг у них с Майтэ общий. И тоже наклонил голову вперед: - Не хочу, чтобы кто-нибудь тебя у меня забрал. Так что я сейчас помоюсь, оденусь и в город, а ты посидишь в подвале! Нет, не в клетке! - ответил Ангустиас на несчастный взгляд Майтэ с выпяченной вперёд нижней губой, - А в тайнике, под полом, рядом с ледником для мяса. Видишь, там у меня самое дорогое! Я просто хочу, чтобы никто из других охотников тебя здесь не нашёл, и не отнял у меня, не убил и не забрал! И, естественно, не хочу, чтобы тебя нашли чёрные волки, раз белых здесь вокруг не осталось! Смотрю сейчас на тебя и даже не представляю, как кто-то может добровольно расстаться с омегой! Теперь ты мой!
  
  - Ты теперь - моя стая! - ответил Майтэ, так было принято отвечать на признания у оборотней.
  
  Ангустиас поднял старую шкуру с выцветшими пятнами неизвестного зверя, которая прятала под собой вход в подвал. Он находился в центре комнаты под столом. Мужчина дернул на себя большое металлическое кольцо и кусок деревянного пола поднялся, под ним оказалась лестница вниз в темноту.
  
  - Давай, быстренько спускайся, - сказал, - я посвечу тебе огнем, - и вытащил из очага головешку металлическими щипцами.
  
  - Не надо! - ответил Майтэ. - Мы прекрасно видим в темноте. Что там у тебя кроме ледника для мяса?
  
  - Кстати, мяса там скорее всего уже не осталось. Посидишь тихо, вот тебе большой замок и ключ от него. Там внутри такие же два кольца, вот ключ, пока мой голос не услышишь - не открывай! Тут внутри в доме волчий аконит отпугивает оборотней, охотники могут пройти, но навряд ли учуют твой запах из подвала. Увидят, что дверь заперта, меня дома нет и уйдут по своим делам. Но на всякий случай... Даже не знаю, какое оружие тебе оставить?
  
  - Никакого оружия мне не надо, со мной не так просто, я могу и сам себя защитить! - Ангустиас печально улыбнулся на эти слова, подумав: "не с охотником!" - Возвращайся поскорей!
  
  - Я сам знаю. Я бы с удовольствием взял тебя с собой, чтобы не оставлять одного в доме! Но горожане к такому точно не готовы! Они поймут кто ты! Я думаю, что со временем тебя можно было бы представлять, как начинающего охотника, дать в руки лук со стрелами серебряными, может кто-то подумает, что запах волка на тебе остался от крови убитых тобой оборотней. Но не сейчас, прежде надо раздобыть тебе охотничью одежду твоего размера, придумать "легенду" как шпиону. Так что давай, спускайся пока вниз, и запирай себя на замок. Пока мой голос не услышишь - не открывай, договорились?
  Когда Майтэ почти спустился, виднелась только светлая макушка, Ангустиас наклонился и чмокнул того в висок:
  - Давай, обязательно запрись! Я постараюсь поскорее вернуться!
  
  - Конечно, ты же будешь скучать по своему омеге... - напомнил Майтэ охотнику.
  
  Молодой охотник задвинул шкуру на старое место, поставил сверху кухонный стол, открыл окна проветрить избушку, чтобы даже запаха омеги не осталось, прислушиваясь как тихонечко щёлкает замок в подвале. Быстро отправился в душ и с удовольствием предался воспоминаниям о своём золотом мальчике. Когда от этих сладких чувств определённая белесая жидкость забрызгала всё вокруг, Ангустиас наконец-то закончил помывку, быстро оделся в свежую одежду и, заперев избушку, отправился в город.
  
  Там первым делом мужчина заглянул на рынок, купил сыра, свежего мяса с маслом и хлеба. Не обошлось и без парочки леденцов на палочке, такое лакомство любому омеге понравится, решил Ангустиас. Дальше были куплены: коричневая рубашка и кожаные штаны с теплыми сапогами "для начинающего студента охотничий академии", маленький лук со стрелами, у которых был серебряный наконечник - всё было готово для превращения Майтэ в "ученика" охотника.
  Обратно Ангустиас бежал так быстро, словно его несли крылья любви. Отпер избушку, бросил покупки на стол, хотел было проверить омегу, постучав и не сказав ни слова, откроет или нет. Но потом понял, что не сможет больше пугать мальчика, который и без этого немало пережил на своем коротком веку, поэтому постучал и громко прокричал вниз:
  - Это я, открывай, давай!
  А дальше омега повел себя как самая настоящая хозяйка в доме: приготовил на сковороде мясо, сочащаеся тёплой кровью, накрыл на стол, разложил угощения, примерил новый наряд, который оказался точно в пору.
  
  И они впервые сели обедать как семья. Омеге человеческая еда была в новинку, он привык есть мясо убитых в лесу животных, приготовленное на костре, а иногда и под горячую руку, сырое. Поэтому жареная и разложенная на тарелках еда Майтэ понравилась. Особенно сладости в конце произвели на омегу неповторимое впечатление, и он лез благодарить своего защитника и спасителя жирными, маслянистыми, и от этого ещё более сексуальными губами.
  
  ========== Часть 4 ==========
  
  Ангустиас допустил сладкие губки только поцеловать себя, хотя омега лез в сторону штанов, пытаясь сделать минет.
  
  - Не нужно! Да и зачем, я не хочу тебя пугать! - говорил мужчина.
  
  - Ничем ты меня не испугаешь, видел я уже твой член, он значительно меньше, чем у наших альф!
  
  - "Главное не размер волшебной палочки, а умение волшебника!" - сказал Ангустиас поучительно.
  
  - Ну это может быть у вас, у человечков, а альфы-самцы постоянно меряются у кого больше член, даже количество выпуклых вен считают, - и он засмеялся, настолько это соперничество показалось омеге ребяческим.
  
  - Сейчас покажу тебе "человечков"! - в шутку обиделся охотник и принялся щекотать омегу.
  
  
  Жить на что-то всё равно надо было, поэтому хочешь не хочешь Ангустиас отправился на охоту. Майтэ очень внимательно собирал того, приговаривая:
  - Белых снежных волков здесь больше не осталось, так что можешь смело убивать любого оборотня в этих лесах. Они все чёрные, может быть сможешь прикончить и тех, кто меня... обидел, - омега так и не смог произнести в этом разговоре слово "изнасиловал". Всё ещё было больно и страшно вспоминать.
  
  - Хорошо, не волнуйся, всё будет в порядке. Но ты, пожалуйста, посиди снова в подвале!
  
  - Конечно посижу, - ответил тот, - куда я денусь. Слушай, у меня есть идея: охота будет намного более скорой - ты быстрее вернёшься ко мне - если тебе не надо будет гоняться за альфами и бетами по холодному дождливому лесу. Будет проще, если они сами будут преследовать тебя. Как ты на это смотришь?
  
  - Что ты имеешь в виду? - спросил удивлённый мужчина.
  
  - Ничего особенного, потрусь о тебя немножко, запах омеги останется. Вот альфы и бросятся "спасать" меня. Вопрос только в том, сможешь ли ты отбиться, не попадешься ли ты сам в плен из-за моего запаха? Или в ловушку?
  
  - Не волнуйся, - ответил охотник, - волчьего аконита и серебряных стрел у меня вполне достаточно.
  
  
  Охота на самом деле оказалось намного более лёгкой. Выйдя из избушки Ангустиас рванул сразу в лес, чтобы не выдавать место своего жилища оборотням, которые бросятся на запах омежки. Направился в самую гущу леса и прислушался. Не успел он и пару минут покрутиться между деревьями, как услышал шаги. На полном скаку на него набросился огромный чёрный волк, но мужчина был начеку - короткий удар серебряным ножом прямо в сердце между передними лапами, и волк свалился замертво. Один готов! Ангустиас быстро связал жертву таким образом, чтобы легко было тащить тушку через лес, как услышал ещё топот. Теперь уже неслись двое, ломая кусты, прямо на него, пришлось воспользоваться аркебузом с серебряными пулями. Теперь сразу троих пришлось привязать друг другу и тянуть по земле в сторону городской стены. Но далеко охотник не ушёл, услышал звук, многократно увеличенный, как будто на него неслась вся стая голодных оборотней. Мужчине пришлось идти так быстро, как только позволял вес добычи. Уже приблизившись к городской стене со стороны максимально далеко расположенной от его избушки, Ангустиас принялся бежать из последних сил, мысленно прощаясь со своим любимым омегой. Добычу пришлось бросить. И вот, когда до городской стены оставалось буквально метров триста, ворота распахнулись, и небольшая группа из восьми охотников бросилась на спасение своего собрата.
  
  С таким количеством врагов мужчина бы точно не справился в одиночку, между высокими разлапистыми соснами показались чёрные морды, на первый взгляд их было около сотни. Отстреливаясь и завалив большое количество противников, охотники заставили остальных вернуться обратно в гущу леса.
  
  - Да, такой охоты у меня еще не было, - сказал один из пришлых, мужчина, чья шевелюра щедро отсвечивала седыми прядями над высоким красиво расчерченным морщинами лбом.
  
  - У меня тоже, - ответил Ангустиас, - спасибо, что подсобили! Поделим добычу поровну.
  
  - Связанные твои, а остальных поделим поровну. Всё равно такого щедрого "улова" у нас ещё не было! - самый старый из охотников насчитал двадцать восемь черных голов. - Чего это они все на тебя набросились? Может ты их вожака убил? Или омегу?
  
  - Сам не знаю, - ответил Ангустиас, надеясь, что запах Майтэ уже перестал ощущаться на рубашке и охотники его не почуют.
  
  ***
  - Мне столько заплатили, Майтэ, ты не поверишь! - сказал охотник, выпуская омегу наверх из убежища. - Правда, если бы не помощь других охотников, живым бы я точно не вернулся.
  
  - Ангустиас! Как ты мог рисковать своей жизнью! Если бы с тобой что-нибудь случилось, я бы тоже умер от голода и жажды в твоём грязном подвале! - расплакался Майтэ.
  
  - Ничего подобного! Вылез бы сам и убежал в лес! Я всё продумал! Ты стал пахнуть намного сильнее, теперь никто не ошибётся, приняв тебя за бету.
  
  - Не хочу никого другого! Теперь ты - моя стая! И береги себя, понял! - омега продолжал рыдать, обнимая своего любимого охотника. - Ты за меня в ответе!
  
  - Ладно-ладно, этих денег нам хватит надолго! - успокаивал его мужчина. - Больше никаких охот!
  
  ***
  Когда через две недели Ангустиас всё-таки согласился, и они попробовали сделать друг другу минет, то всё получилось очень ласково, нежно и понравилось обоим. Сначала омега очень стеснялся, сдвигал ноги в угол кровати, но желание погладить Ангустиаса по обнаженному телу победило: сильные плечи, выпуклые мышцы, впадинка пупка, омеге всё было интересно. Оборотни выглядели иначе, Майтэ рассматривал даже подмышки. Загривок поцеловал так же, как и его плечи, пытался заглянуть охотнику за уши.
  
  - Что ты там ищешь? - спросил Ангустиас, сам он балдел даже от простых поглаживаний мягкой до прозрачности омежьей кожи. "Нежная, совсем как у ребёнка!" - думал охотник.
  
  - А вдруг... вдруг у вас там есть что-то, чего нет у наших, и это ваше секретное оружие. Теперь я узнаю, как вас победить! - в ответ на эту фразу мужчина начал щекотать его, и омега захихикал. - Нет-нет, я сдаюсь!
  
  Ангустиас взял в рот маленький розовый членик, омегу аж лихорадило, его как будто било током от восторга. Но как только первое состояние эйфории отпускало, он сразу тоже набрасывался на пах охотника, целовал всё, что только попадало под руки, гладил. Взять член полностью в рот у омеги не получалось, поэтому он активно помогал себе обоими руками. Ангустиасу размер члена явно не мешал, ему казалось, что он может заглотить всё вместе с яичками, что он и пытался сделать. Майтэ потряхивало от удовольствия, руками Ангустиас ласкал нежные половинки попы, омега направлял его пальцы поближе к дырочке своего желания.
  
  Мужчина предложил пока остановиться именно на таких развлечениях, не делая попыток пойти дальше. Так и продолжалась некоторое время их совместная жизнь. Человек уходил в город только для того, чтобы купить поесть, при этом запирая омегу в подвале, всё остальное время они проводили вместе. Ангустиас знакомил своего любимого с человеческим миром: едой, историями и даже через месяц они рискнули пойти в город первый раз вместе. Омега хорошенько помылся пахучим человеческим мылом, одел одежду начинающего охотника, Ангустиас собрал его пышные волосы в маленький хвост на затылке. Потому что люди не ходили с такими сильно распущенными волосами, боялись болезней или какой-нибудь заразы, только волки жили в гармонии с природой и не задавались такими вопросами.
  
  Охотник взял с собой чуть ли не всё оружие, которое у него имелось дома. И с ужасом думал - неужели придётся повернуть его против своих же, против людей, но защищать Майтэ готов был даже ценой собственной жизни. Держась за руки, они отправились в город. Одежда омеги смотрелась очень чистой и новенькой, и Ангустиас испугался, что это может вызвать какие-то подозрения, поэтому было принято решение срочно "состарить" внешний вид Майтэ. Охотник со своей старой рубахой потёрся о новенькую рубашку оборотня, тоже самое сделали и со штанами, потом они стряхнули пыль с ближайших кустов на брюки и рубашку омеге, пытаясь сделать все вещи поношенными. Что касается обуви, то грязь на входе в город им удачно подсобила.
  
  Защитники города на входе не обратили на двух охотников совершенно никакого внимания. После первой такой маленькие победы Майтэ шумно выдохнул: "Ура!". Дальше они отправились обычным маршрутом. Купили немного мяса с хлебом, захватили приправы, запаслись разными корешками для чая. Майтэ долго ныл, чтобы Ангустиас согласился купить ему парочку леденцов на палочке, как и всегда. После этого они отправились обратно домой. На омегу никто никакого внимания не обращал, ни один человек к нему не принюхивался - обоняние людей не было настолько сильно развитым, чтобы почуять оборотня - тем более парень, шедший за руку с охотником, которого многие знали в городе хотя бы в лицо, здоровались и кивали, совсем не вызывал подозрений.
  
  Так под вечер они вернулись домой и наконец-то, когда заперли избушку на большой висячий замок, оба вздохнули с облегчением.
  
  ***
  А тем временем увеличилось количество сообщений о нападениях волков на человеческие города, особенно пострадали приграничные поселения. Чёрные совсем совесть потеряли, поговаривали, что их вожак сходит с ума, потому что он потерял своего истинного омегу. Никто из людей точно не знал, что произошло: или это оборотни нечаянно убили того самого омегу своего вождя, не то произошло еще что-то ужасное. И только Ангустиас и Майтэ знали правду - у вожака племени был секс со своим истинным омегой, который превратился в изнасилование, потом омегу выбросили, и кто-то его забрал. Когда волк протрезвел, то унюхал на месте оргии запах своего истинного, но ни самого оборотня, ни его следов было не найти. Поэтому альфа и сходил с ума, мучился, искал своего омегу, но не мог найти, поговаривали даже, что он собирается уничтожить всех людей до единого, что это человечки прячут особенного омегу.
  
  В свете всего вышесказанного Ангустиас, как альфа их маленькой ячейки общества, решил, что пора поговорить с головой города. Майтэ сможет им помочь, вместе с омегой они решили, что и как нужно сказать, попытаться объединить белых волков и людей, и выступить единым фронтом против чёрных, пока человечество еще живо, пока есть еще племена белых волков где-то на севере, пока еще не поздно. Пока чёрные не захватили весь мир и не превратили его в территорию тьмы.
  
  Охотник сам отправился к городскому голове, спрятав омегу как всегда в подвале. Начал издалека, с того что после охоты на одного бету, тот кое-что выдал охотнику, в надежде спасти свою жизнь.
  
  - После каждого нападения на город людей стая чёрных волков ворует женщин для своих племен, потому что женщина от альфы тоже может родить волчат, точно также, как и омеги могут родить от человека, но в обоих случаях буду только щенки, что отлично устраивает оборотней. Как бы если один из двух родителей оборотень, то человек простой уже не может родиться, потому что они - волколюди - более совершенные, более сильные, быстрые, умные, не подверженные природным и климатическим условиям, более выносливые. Просто им всегда приходилось от нас прятаться, они не учились так как должно и не развивали свои технологии и знания.
  
  - Ты имеешь в виду, что есть ещё какие-нибудь волки, кроме чёрных? - удивился городской голова, но внимательно выслушал известного охотника, которому сам платил за огромное количество убитых альф и бет.
  
  - Да, есть ещё снежные волки. Мы раньше не слышали про них потому, что те мирные охотники и земледельцы, на людей никогда не нападали. Только скрывались от наших стрел и ножей.
  
  На самом деле эту информацию Ангустиас получил от Майтэ и всё с первого слова до последнего было абсолютной правдой.
  
  ========== Часть 5 ==========
  
  - Объединяться с белыми волками против чёрных? А если те не захотят? Всё-таки чёрные собратья им ближе чем мы? - городской голова Сэбэл Рокайо добился таких карьерных высот не потому, что слепо доверял первому встречному.
  
  - Это оставьте мне. Я смогу с ними договориться. Дело в том, что чёрные оборотни убивают и своих белых собратьев тоже. Белые для них источник плодородных земель и плодоносных омег. Они затевают междоусобные войны ради потомства и новых омег, чтобы угнать тех в рабство и занять новые территории, - ответил Ангустиас, он стоял перед городским головой и выкладывал их с Майтэ идеи объединения людей и волков против общего зла.
  
  - Не слишком ли ты много знаешь для того, кто просто убил пару разговорчивых бет? - подозрительность городского головы могла стать притча во языцех. - Ты подружился с кем-то из белых оборотней? Признавайся! И все эти мысли они "всунули" тебе в голову? Может это полная чушь, навязанная для того, чтобы покончить с человечеством?
  
  - Нет, что вы, - запротестовал Ангустиас, - вовсе нет! Не верите мне? А потом может быть поздно!
  
  Но тут дверь из коридора распахнулась и заглянула супруга Марта Рокайо, которая спросила:
  
  - Дорогой, могу я с тобой переговорить пару минут? - Ангустиас сразу вышел в коридор и захлопнул за собой дверь.
  
  
  - Тело моей сестры так и не нашли после нападения оборотней на военную базу её мужа, - произнесла опухшая от слёз Марта, обвиняя своего мужа во всём происходящем с ней.
  
  - Да, я всегда помню об этом! - он вздохнул, мало ему было проблем с городом, так ещё и личные всё время приходилось решать. - Но, Марта, то, что осталось от Раймонда,
   было настолько ужасным, что я даже не искал тело Марии, просто чтобы не пугать тебя ещё больше!
  
  - Но я хочу хотя бы похоронить её! Как это ты не искал? Она моя сестра, прикажи тогда срочно найти! - женщина перевела дыхание и выпалила: - Я слышала слова того охотника - может быть Мария жива и тогда я просто обязана освободить её из рабства!
  
  - Это непроверенная информация! Может быть он врёт, перекупленный нашими врагами! А может он сам стал жертвой обмана и искренне верит в свои слова! - городской голова тяжело вздохнул. - Обещаю тебе, Марта, я всё проверю. И мы вернёмся к этому разговору. А теперь позови охотника, я хочу ещё кое-что уточнить у него.
  
  
  - Ангустиас, где я смогу тебя найти? Где ты остановился? Я знаю, что в моём городе ты не живешь постоянно.
  
  - Я живу за городской стеной. Кроме охотников там никого не бывает.
  
  - Да, и кроме оборотней...
  
  - Любой из охотников легко доставит ваше послание или приказ. Все знают где я живу.
  
  - Отлично, я собираюсь проверить твои слова. И если всё подтвердится, я пошлю с тобой ещё людей, посольство к снежным волкам. А если нет - лучше бы мои солдаты никогда тебя не нашли... Я достаточно прозрачно выражаюсь?
  
  - Да, конечно, - мужчина поклонился, - спасибо, что уделили мне время. До свидания, - и Ангустиас вышел из кабинета.
  
  Сэбэл вызвал взвод своих лучших солдат и велел их командиру отправляться на места, разоренные последними сражениями с оборотнями:
  - Ваше задание только одно: найти трупы женщин, всех до единой, и привезти сюда. Начинайте с восточного Мелила, потом Верхняя Зарадоза, потом база Гастиз так далее. Обойдите все уничтоженные волками поселения. В открытые столкновения с противником не вступать! У вас другая миссия! Она намного важнее сейчас!
  
  - Слушаюсь, - ответил командир взвода.
  
  
  Ангустиас вернулся домой, и они вместе с Майтэ принялись ждать решение городского головы. По прошествии недели омега уже места себе не находил от волнения, каждое утро начиналось со слез:
  - Может быть нам лучше удрать? Мы еще успеем спрятаться в лесу! Я покажу тебе моё секретное место! Давай уйдём, неизвестно, что выяснит ваш глава!
  
  - Голова не "наш", а городской! Городской голова, - исправляла Ангустиас с терпением святого мученика.
  
  Ещё через десять дней тишины было принято общее решение в спешном порядке собирать манатки и бежать из избушки куда глаза глядят. Раз до сих пор городской голова не принял решение помочь Ангустиасу, то есть все шансы подозревать, что он просто-напросто не смог отыскать подтверждения их сведениям, и собирает отряд для ареста охотника.
  
  В самый разгар сборов раздался стук в дверь, бедный Майтэ аж подпрыгнул от неожиданности. Хорошо, что он уже был облачен в форму охотника и опрыскан туалетной водой Ангустиаса.
  
  - Ангустиас, открывай! Это Ферреро, помнишь, мы недавно вместе охотились?
  
  Ангустиас выглянул в маленькое оконце над кухней. Пожилой охотник, один из тех восьми, что помогли ему в последнюю охоту, стоял перед дверью в прекрасном расположении духа. Не похоже, что его прислали "разобраться" со своим собратом по профессии.
  
  - Помню даже, что ты со своими парнями спас мою жизнь, - ответил Ангустиас открывая большой висячий замок на двери с внутренней стороны, по дороге оглядывая омегу - выглядит ли тот полностью человеком.
  
  Майтэ кивнул на немой вопрос мужчины. И всё же спрятался за его спину.
  
  - Привет! Хорошо вы тут с женишком устроились, - пожилой охотник осмотрелся и только потом переступил порог избушки, - кончай кривиться, я сразу понял, почему ты в городе не живёшь... Чтобы дочки всяких пекарей да лекарей не бегали свататься.
  
  - Здравствуй, Ферреро, проходи, - Ангустиас подошел, пожал руку мужчине.
  
  - Тут так сильно пахнет волками, обалдеть, - поёжился тот, - трахаешь их что ли перед тем как убить? - спросил удивлённо.
  
  Ангустиас закатил глаза, он знал, что некоторые из охотников стреляют в оборотней волчьим аконитом, а пока те мучаются и не могут убежать насилуют их. Но сам он никогда до этого не опускался, считая, что такое поведение не достойно называться Человеческим.
  
  - Да подумаешь, было один раз, - лениво отозвался Ангустиас.
  
  Ведь Майтэ в последнее время стал благоухать сильнее обычного и пришлось каким-то образом объяснять этот запах в избушке. Омега в шоке замер и удивлённо взглянул на своего друга и любовника, но тот незаметно покачал правой рукой на уровне бедра, как бы намекая, что "нет, и всё объясню потом".
  
  - Так чем обязан, Ферреро?
  
  - Городской голова требует тебя к себе! И срочно! Чего именно никто не знает, но поговаривают, что есть у него для тебя какая-то особая тайная миссия.
  
  - Да, знаю уже, - Ангустиас повернулся к омеге, показывая глазами, что всё получилось.
  
  - Молодого с собой не бери - не справится женишок-то! Нас восьмерых возьми - видел же в деле - мы не подведём! Да и заработать больно хочется, у нас у всех семьи, деток малых куча, кормить надобно, - попросил пожилой охотник.
  
  - Сначала я должен получить точные распоряжения относительно этой миссии, а потом уже решу, - Ангустиас взял Майтэ за руку, - пошли к Сэбэлу.
  
  Они вместе появились в кабинете городского головы:
  - Вы хотели меня видеть, Сэбэл? - обратился Ангустиас к мужчине.
  
  - Пусть остальные выйдут! Прежде хочу поговорить с тобой!
  
  Майтэ взглянул на Ангустиаса несчастными глазами, не собираясь отпускать его руку, зажатую двумя маленькими нежными ладошками.
  
  - Ферреро, присмотри, пожалуйста, за моим любимым мальчиком, - попросил Ангустиас, подталкивая омегу к охотнику, в надежде, что пока тот хочет отправиться с ним в поход, то не посмеет обидеть жениха.
  
  - Я послал своих людей во все разоренные города, и они там не нашли ни одного тела женщины. Ни одного вообще! Видимо, те действительно в плену у черных волков, - мужчина тяжело вздохнул и продолжил: - Другую твою информацию - про снежных волков - я проверить не смог. Но, если есть надежда, что сестра моей жены жива, я обязан сделать всё возможное, чтобы спасти её. Они с мужем жили на военной базе Гастиз.
  
  - Я смогу договориться с белыми волками! Но не хочу идти к им в одиночку, нужно бы посольство послать... - Ангустиас тихо удивился, что судьба всего человеческого рода будет решена благодаря тому, что у супруги городского головы сестра тоже пропала.
  
  - Кроме охотников никого не могу тебе дать, не хочу рисковать жизнями гражданских. Но зато охотников возьми сколько хочешь, хоть вообще всю вашу Академию! - вымученно улыбнулся голова. - Сам их просветишь о новых, предположительно, союзниках.
  
  - Такие приказы лучше получать от главнокомандующего! Мне они, чай, не поверят, - молодой охотник пожал широкими плечами.
  
  - Ладно, заводи этих двоих, а остальным уже они сами передадут.
  
  Пожилой охотник был в полном шоке от нового положения вещей, но идти всё равно не отказался. Майтэ просто мужественно кивал, поглядывая с опаской на городского голову.
  
  - Отправляетесь с рассветом и постарайтесь не попасть на вегетарианский ужин к нашим заклятым чёрным врагам! Обратно возвращайтесь с воинами белых оборотней и их вождём, тогда я соглашусь выставить людей в объединенную армию против чёрных. А пока наши женщины томятся в рабстве и рожают там новых щенков, с этим срочно надо что-то делать! - городской голова замолчал.
  
  - А когда родятся волчата, то женщины обычно не переживают роды: умирают от боли или от количества щенков, или просто сходят с ума, - добавил Майтэ и сам пораженно замер: проговорился, выдал себя тем, что слишком много знает о волчьей жизни.
  
  ========== Часть 6 ==========
  
  - Ты тоже слышал рассказы того беты? - спросил городской голова и сам себе ответил: - Понятно. Тем более вы должны поскорее их всех освободить!
  
  Охотники развернулись и вышли из комнаты, Майтэ был красным как рак, и только в коридоре глубоко вздохнул "Пронесло!" Пожилой охотник не обратил внимание на прокол, его больше волновало как вернуться домой, собрать своих напарников и самому собраться в новый длительный поход. Было решено встретиться в избушке у Ангустиаса на рассвете со всеми вещами. Брать с собой только заплечные мешки, в них оружие, минимум еды и воды для путешествия. Ну, а потом можно будет охотиться и искать пропитание в лесу.
  
  - Как ты мог? - закричал Ангустиас на омегу у себя дома, когда они остались наедине. - Как ты мог так проколоться? Держи себя в руках! Не знаешь, что сказать - лучше молчи! Я буду сам говорить, твоё дело поменьше пахнуть и не высовываться!
  
  - Как я могу поменьше пахнуть? Это не от меня зависит... Может я заболел? - Майтэ быстро скинул с себя одежду охотника, чтобы не порвать - он был очень бережливым и экономным, как любой человек, оказавшийся в зависимости от чьих-либо щедрот, ценил подарки и любое имущество - и обратился в волка.
  
  - Что ты творишь? Через пару часов здесь будут ещё восемь опытных охотников, как именно я буду объяснять им запах волка в моём доме? - Ангустиас разозлился ещё больше на волчонка.
  
  - Я понял, что со мной не так, - начал омега через секунду после обращения обратно в человека, - в своей истинной ипостаси легче себя понять и прочувствовать.
  
  - Я думал, что ваша истинная ипостась - это человек, - промямлил охотник обречённо.
  
  - Нет, волк.
  
  - Так что с тобой случилось? Ты, часом, не захворал, Майтэ? - Ангустиас сразу же сбавил обороты и наклонившись к своему любимому омеге, потрогал лоб. - Нет, вроде, не тёплый.
  
  - Ангустиас! - Майтэ сделал огромную театральную паузу.
  
  - Ну, не тяни, что с тобой?
  
  - Я беременный! - сказал гордо, но потом вдруг опомнился и его гордость сдулась, как лопнувший воздушный шарик красного цвета.
  
  - Мы, вроде, как только целовались и лизались, - произнёс ошеломлённый мужчина.
  
  - Вожак чёрных... Это его... Он был первым... или кто-то из его подручных... - омега выглядел так, будто вот-вот расплачется.
  
  - Любимый мой, не переживай! Это же ещё не точно? - мужчина не знал, как именно успокаивать рыдающих омег, поэтому просто обнял и прижал к своему сердцу.
  
  - Точно! - Майтэ вернулся в человеческий облик полностью голым, так и прижимался к Ангустиасу.
  
  - Ты не хочешь этого волчонка? - допытывался.
  
  - "Этих волчат", он же мой истинный, точно будет больше одного!
  
  Ангустиас был в тихом шоке, но сразу же решил: "Омега мой! И только мой! Как захочет, так и будет. Захочет щенков - вырастим как своих детей!" Сам мужчина из-за проблем со своей ориентацией деток заводить вовсе не собирался. Но теперь был не против ещё парочки таких же как Майтэ маленьких омежек: "Любить буду, как и Майтэ! Они же будут частью моего любимого!"
  
  - Я хочу! Они же не виноваты, что их отец меня изнасиловал, бросил своим прихвостням, а потом и вовсе - умирать под кустом, - омега начал успокаиваться и мысли о будущих детках победили страх и печаль.
  
  Это был основной инстинкт каждого омеги: родить и вырастить здоровых волчат. С детства каждый омега мечтал о своём доме, семье и щеночках. Беременные гордились своим состоянием и с радостью замечали гордость в глазах своих мужей и отцов. И тут Майтэ вспомнил, что из всей своей стаи у него остался только Ангустиас.
  
  - Ты, наверное, не захочешь волчат? - не успел тот ответить, как Майтэ продолжил: - Ничего, я уйду и не буду тебе мешать! Сам как-нибудь выращу...
  
  - Я буду с тобой судиться! - воскликнул мужчина, омега даже и не заметил подвоха в этой фразе, ведь и так был до предела на нервах.
  
  - Судиться?
  
  - Конечно, ты же хочешь забрать моих детей! Ты - мой омега и все твои детки - мои! Неважно кто их биологический отец! - Ангустиас улыбнулся покрасневшему от слез оборотню. - Ты их хочешь, значит и я их хочу! Мы вырастим их вместе! Ты же помнишь - я твоя стая! А теперь и их тоже!
  
  - Спасибо, любимый! А теперь поцелуй меня, - попросил успокоившийся омежек, мир превращался в голубой и зелёный - он не будет несчастным одиноким беременным изгнанником.
  
  
  На рассвете восемь охотников во главе с Ферреро уже стояли на пороге избушки. Ангустиас с Майтэ тоже были готовы. Омега представлял из себя идеального юного охотника или ученика. Все перезнакомились, пожали друг другу руки, повесили на дверь избушки огромный железный замок и отправились в путь. Пожилой охотник время от времени поглядывала на Майтэ, ему казалось, что молодой разбалованный юноша не сможет пройти целый день по лесу и сразу же начнет жаловаться: то ноги болят, то устал, то возьмите меня на ручки! Но оказалось, что ученик легко даст фору всем остальным участникам секретной миссии. Первый привал сделали через шесть часов, Майтэ за всё это время даже не пикнул об усталости и ни на шаг не отстал. Вроде бы изнеженный молодой человек казалось был источником вечной энергии, совсем не устал, не вспотел, ноги ему не болели.
  
  - Молодец! - не выдержал Ферреро. - Уважаю за такой выбор! - сказал пожилой охотник Ангустиасу. - Твой женишок оказался покрепче многих. Все устали, вспотели, ему хоть бы что!
  
  Мужчина не знал, что ответить на это не выдав оборотня. Единственное, что пришло в голову:
  
  - Так молодой ведь, кипит энергия, силы бьют ключом, каждый день всё новое, занимательное, всё интересно!
  
  - Да-да, - подтвердил Майтэ, широко улыбнувшись.
  
  Наскоро перекусили всухомятку бутербродами с вяленым мясом, сходили по-маленькому, Ангустиас пошел вместе с Майтэ. И через полчаса двинулись дальше, путь охотникам указывал Ангустиас, но на самом деле Майтэ тихонько направлял его в сторону, знакомую с детства, место встречи белых кланов в экстренных случаях. Там всегда кто-нибудь дежурил и мог сообщить остальным.
  
  Заколдованный страшный зелёный лес встречал охотников вовсе неохотно: пахло мокрой хвоей, дул сильный северный ветер, ласковое нежное желтое солнце еле-еле проглядывало сквозь верхушки деревьев. Иногда охотникам казалось, что они шли в никуда, не просто шли, а это "никуда" их заманивало, и тогда становилось так страшно, что мерзкий холод доходил до самого сердца. Охотники с опаской поглядывали друг на друга, они еще не знали, что среди них есть омега - волк в овечьей шкуре - и чёрные оборотни в любую секунду могут его учуять и броситься на группку людей. Запах туалетной воды Ангустиаса потихоньку рассеивался, к середине дня солнце начало припекать, кожа потела под тёплой одеждой и люди начинали пахнуть собой...
  
  К вечеру, когда уже стемнело, приняли решение разбить временный лагерь на опушке леса. Огонь не разжигали, в лесу запах и свет костра сообщит оборотням о людях сквозь многие и многие километры. Скромно перекусили остатками завтрака и запили такой "шикарный" ужин простой ключевой водой. Охотники принялись укладываться на ночлег, Ферреро вызвался дежурить первым. Майтэ потянул Ангустиаса в сторону чащи.
  
  - Вы это куда? - строго спросил пожилой охотник. - Любиться дома будете, когда вернёмся!
  
  - Да мне отлить просто, сам боюсь, - заныл Майтэ.
  
  - Так вроде же все сходили уже...
  
  - Мне опять надо, - ответил юноша извиняющимся тоном.
  
  Они отошли всего на пару метров от лагеря и Ангустиас разглядел между соснами небольшую речку.
  
  - Майтэ, ты же вымыться хотел, вот и вода! - обрадовался.
  
  - Ангустиас, я знал, что тут протекает ручей. Поэтому и вытащил тебя "отлить", - омега начал быстро раздеваться. - Мы с кланом все леса по многу раз исходили, переселялись много, кочевали. Да и на охоту меня папа частенько брал с собой. Покарауль, я только окунусь, запах смою.
  
  Охотнику тоже хотелось расслабиться в водичке и дать уставшему телу насладиться купанием, но самым главным сейчас была охрана беременной драгоценности. Ангустиас представлял себе Майтэ и ещё двух маленьких омежек, все его, его личная стая и ответственность. Ради этого счастья стоило побороться с чёрными волками за мир на земле.
  
  - Ангустиас! О чем задумался? - омега замахал руками в воде. - Рубаху, говорю, подай, пожалуйста.
  
  Мужчина встрепенулся и отправился исполнять поручение. Они быстро собрались, надушили омегу припрятанной туалетной водой охотника и вернулись к остальным. Почти все уже спали и только Ферреро удивленно уставился на снова приятно пахнущего юношу.
  
  - Вы своими любовями нас точно под монастырь подведёте, спать ложитесь! До дома подождать уже не могут, - ворчал себе под нос, - говорил я молодого нечего брать с собой, потрахушки одни, а не военная миссия.
  
  Дальше поход проходил без приключений, охотники тихо переговаривались между собой всю дорогу, Ферреро постоянно оглядывался и принюхивался, Ангустиас с Майтэ шли чуть в стороне от остальных. Но несмотря на потрясающий нюх пожилого охотника и его постоянное внимание к любым мелочам, как и следовало ожидать, чужих оборотней первым почуял именно самый молодой Майтэ.
  
  - Тихо! - омега еле слышно отдал команду, но так как все были настороже в чужом полном неизвестных опасностей лесу, мужчины мгновенно замерли и прислушались.
  
  - Там чёрные оборотни впереди, триста метров, я сам не справлюсь. Отвлеку их, а вы мне поможете, окей? Только, чур, меня не пристрелите! - притихшие охотники и кивнуть не успели, как Майтэ скинул одежду и высоко подпрыгнул в голубое небо, земли коснулись уже четыре снежно-белые волчьи лапы.
  
  ========== Часть 7 ==========
  
  Когда группа охотников наконец-то преодолела расстояние в триста метров, перед их взором открылась огромная фиолетовая поляна. На фоне голубого неба она смотрелась как волшебное пятно с другой планеты. Несмотря на время года деревья стояли голые без листвы, но покрытые мелкими фиолетовыми цветочками, поэтому и вся поляна напоминала светло-фиолетовую с голубыми бликами картину. Прямо в центре тёмно-зелёного леса это место было волшебно пугающим, необычным, неожиданным, поэтому мужчины и не обратили внимание на то, что в центре Поляны стояло четверо огромных оборотней, абсолютно голых в человеческом обличии. Они кружили вокруг Майтэ принюхиваясь, никто из них не пытался дотронуться до омеги, как будто они были в шоке от его красоты или под действием какого-то пьянящего наркотика. А юноша совершенно бесстрашно крутился среди них, смотрел каждому в глаза, не улыбался, но и не пугался их немого обожания. Желания познакомиться на его лице тоже не было, он просто кружился, отвлекая внимание на себя.
  
  Первым лук с серебряными стрелами вытащил Ангустиас, а потом и все остальные. Пока оборотни, а это были альфы, судя по всему чёрные, ведь Майтэ воспринимал их как врагов, отвлеклись на нового незнакомого омегу, охотники молча кивнули друг другу. Одновременно раздалось девять выстрелов. Звуки имели просто ошеломляющий эффект на фоне абсолютной тишины, а девять стрел вонзились в незащищенные смуглые шеи оборотней. Кому по одной стреле, кому и по две, а стоящий впереди всех оборотень оказался обладателем целых трёх стрел. Смертельно раненные оборотни задергались, но было поздно что-либо делать, ни один из охотников не промахнулся, и ни одна стрела даже мельком не коснулась омеги. Как только раненые оборотни попадали на землю, судорожно пытаясь вытащить серебряные стрелы, Майтэ как будто подменили. Он бросился к кому-то в углу поляны, кому-то незамеченному охотниками раньше. Судя по внимательным движениям Майтэ это был друг, охотники спрятали оружие и рванули к омеге на помощь. С краю поляны лежал раненый белый волк, правый бок и морда в крови, на ушах и лапах следы зубов. Волк тихонько подвывал от боли.
  
  - Не трогайте его! Не смейте его трогать! Это друг! - завизжал Майтэ.
  
  Ангустиас осторожно, не делая резких движений, протянул омеге свою флягу с водой.
  
  - Спасибо! - ответил тот и начал аккуратно поить раненого волка прямо со своих ладоней. Когда волк напился, охотники уже протягивали бутерброды с вяленым мясом. Омега взял только мясо.
  
  - Я не отказываюсь от хлеба, просто это он потом, в человеческой форме, съест.
  
  Покормил раненого, которому надо было восстанавливать силы, после этого сразу же на месте обернулся и в волчьем обличии начал зализывать раны своего белого собрата.
  
  Ферреро сказал, осторожно оглядываясь вокруг:
  - Надо быстро уходить отсюда, пока чёрные не призвали подмогу.
  
   - Чёрные мертвы, - возразил Ангустиас, - и никого уже призвать не смогут.
  
  - Согласен, - ответил пожилой мужчина, - но на их запах могут прийти другие, поэтому предлагаю поляну всё же покинуть. А тела закопать как можно глубже в землю, чтобы не воняли.
  
  После этого омегу оставили охранять раненого и помогать ему восстанавливаться, а охотники с помощью подручных средств похоронили оборотней в ближайшим ухабе, лихо закидали землей, сосновыми ветками, камнями и чем придется. Вернулись к Майтэ:
  - Надо двигать быстро и так выбились из графика!
  
  На что Майтэ ответил:
  - Это связной, он отведёт нас к главе снежного клана. В волчьей ипостаси ему будет тяжело идти, сейчас он обернётся и надо будет как-нибудь соорудить носилки, пока в себя не придёт, нести его.
  
   - А как звать-то связного? - спросил Ферреро.
  
   - Не знаю, - ответил Майтэ, - обернется в человека тогда и скажет.
  
  Обернуться оказалось не так-то просто, Майтэ поддерживал волку раненый бок, пока тот пытался превратиться в человека. Когда через десять минут обращение всё-таки удалось, перед ними оказался молоденький мальчик, чем-то даже напоминающий Майтэ.
  
  - Спасибо за помощь! Меня зовут Зэбэль, и я бета. Но я не отведу вас к снежным волкам, пока вы не объясните, зачем это потребовалось десятке охотников и одинокому беременному омеге.
  
  - Мы идем с миром! - сказала Ангустиас. - Хотим предложить белым военный союз против чёрных ради мира на всей Земле!
  
   - А раньше вы нас убивали не меньше, чем чёрных, - возразил Зэбэль.
  
  - Мы раньше разницы не видели, теперь видим: белые - мирные, а чёрные волки собрались уничтожить планету или по крайней мере подмять её под себя. Самим нам с ними не справиться, а у объединенной армии больше шансов: у вас сила, скорость, когти, зубы, а у нас технологии и оружие.
  
  - А что помешает вам разделаться с чёрными с нашей помощью, а потом перекинуться на нас? Победить нас вам будет уже намного легче, мы действительно больше охотники и земледельцы, чем воины.
  
  - Дело в том, что мы, люди, не предатели - помним добро и не бросаем своих, не важно какие они, прямоходящие двуногие или пушистые четвероногие. Друзья - это друзья, а враги - это враги! С этим у нас всё чётко!
  
  - Ладно, сегодня я поверю вам, но я отведу вас к самому Калуму, у него тысячи воинов. Против вашей десятки он точно выстоит если вдруг окажется, что вы обманули.
  
  - Хорошо, спасибо, ты об этом не пожалеешь ни одной секунды! - ответил Ферреро и пожал руку Зэбэлю, немного смущаясь, что приходится общаться с обнаженными бывшими врагами.
  
  
  Они начали продвигаться вглубь волшебного леса по тем тропам, который знал только связной. Он помог им обходить дозоры чёрных волков, не ввязываясь в вооруженные конфликты с противником, идти самыми короткими тропами, помогал заметать следы, проводя по мелководным участкам речушек, протекающих по лесу. Мужчины охотились, оборотни готовили добычу на костре, в пресноводных ручьях пополняли количество питьевой воды. И меньше чем через неделю наконец-то добрались до земель Колума.
  
  На границе белых их сразу же арестовали альфы-дозорные, несмотря на то, что их привёл связной. Сначала охотникам завязали глаза и доставили лично в дом вождя, они сдали всё своё оружие, а Зэбэль подтвердил, что намерения у группы мирные. Когда Ангустиасу развязали глаза, он огляделся. Избушка главного вождя белых кланов оказалась маленьким деревянным домиком в центре леса, внутри было очень чистенько и ухоженно, пахло чем-то вкусным.
  
  - Мира вам! - начал Калум. - Проходите в дом, сначала пообедаем, а потом будем вести все переговоры. В любом случае, обещаю вам, даже если я и не соглашусь на ваши условия, мы вернем вас домой в целости и сохранности, жизнь парламентёров неприкосновенна! - Калум принимал гостей в человеческом обличии.
  
  Он сам и его супруг-омега были одеты в скромные белые рубашки и тёмные штаны. Омега был беременный, обрадованный Майтэ - соскучился по соплеменникам - сразу подскочил к нему, поздравил и начал расспрашивать шёпотом о ходе беременности, детках и делиться своим маленьким счастьем. Мужчинам предоставили возможность вымыться. Они чувствовали себя свободно, но не удивительно, что вокруг дома вождя стояли воины-альфы в полной боевой готовности на всякий случай, хотя охотники и сдали своё оружие еще при входе на территорию белых племен. Ради людей мясо пожарили на костре, во время еды беседа текла вяло, потому что у оборотней и людей было мало общих тем, в основном говорили супруг вождя и Майтэ. Говорили о семье, беременности и уже взрослый детках, выпили домашнего вина за здоровье всех присутствующих.
  
  После обеда все заинтересованные лица перешли в соседнюю комнату для беседы. Начало положил Ангустиас, говорил очень подробно, пересказывал всё то, что узнал от Майтэ, добавил, что омега - его пара. Дальше Ферреро рассказал о соображениях городского головы об объединенной армии. Другие охотники поддакивали и все выступали единым фронтом. Майтэ нервничал, переживал и держал своего любимого за руку, но в беседу не лез, не перебивал, просто давая понять, что он, снежно-белый беременный омега, целиком и полностью доверяет людям, один из которых является его парнем или, если говорить по-волчьи, его парой.
  
  - Я вас выслушал, - ответил Калум, - решение приму завтра! Очень много разных факторов надо учесть, первое - это то, что раньше мы были врагами и ваши собратья каждый день убивали нашего брата, но сейчас я верю вам, омега, которого, как я понимаю, вы привели для убедительности, абсолютно целиком и полностью вам доверяет! Да и связного вы спасли. Но утро вечера мудренее, пока ложитесь спать, мои воины помогут вам расположиться в поселении. Я уверен, наши легко примут по два охотника в дом на ночлег, разделитесь парами, кто с кем хочет спать, - и он многозначительно посмотрел на Ангустиаса и Майтэ.
  
  Мужчины поблагодарили за гостеприимство и потопали за воинами. Ангустиас с омегой остановились в ближайшем к вождю доме. Альфа постучал, потом открыл дверь, на кухне лежало двое снежно-белых волков, видимо, отдыхали после тяжёлого трудового дня. Начальник охраны вождя вежливо попросил принять двоих гостей на ночлег, один из волков, наверное муж, обратился. Это был альфа, который так и будучи полностью обнаженным, предложил гостям перекусить перед сном. Омега в это время зашёл в спальню и через пару минут вышел уже в рубашке и брюках. От еды гости отказались и им постелили в маленькой гостевой комнате одну кровать на двоих, принесли кувшин воды и два стакана, если ночью захочется попить. Туалет, к сожалению, располагался на улице, но после двух недель в лесу это казалось сущим пустяком. Избушка была еще скромнее и меньше, чем у вождя, но гостеприимство ничем не уступало. На своей территории оборотни охотников совсем не боялись, хотя сами гости и не распространялись о теме переговоров с вождём.
  
  Охотникам, как и оборотням, было неуютно рядом с вероятным противником, всё было непривычно. У альф всё время лезли клыки, охотники чуть что касались правого бока, где раньше висел серебряный кинжал или, автоматически, правая рука тянулась к луку на спине, которые на самом деле сдали при входе на территорию поселения. Несмотря на это и те, и другие делали всё возможное, чтобы облегчить гостям из другого мира сосуществование.
  
   Все с нетерпением ждали розового восхода солнца и решения вождя.
  
  ========== Часть 8 ==========
  
  Ангустиас с полуночи не спал - переживал сильно, а с первыми проблесками рассвета вскочил одеваться. Голова безбожно болела, но слишком многое было поставлено на карту, к сожалению, они все "яйца сложили в одну корзину". Если снежный вождь откажет, то будет большой удачей, если оборотни выполнят свое обещание и не убьют визитеров. Тогда мужчине придется во чтобы-то ни стало спасать своего беременного омегу, прятать его от всех, а там еще война с чёрными и неизвестно, что и как повернётся!
  
  Эти и другие мысли не давали не то что спать, даже сосредоточиться на одежде и то стоило огромного труда - Ангустиас трижды не мог попасть ногой в левую штанину. Когда он наконец собрался, сполоснул лицо водой из стакана, прополоскал рот, как раз хозяин-альфа пришёл их будить, сказал, что Калум ждет с ответом. Но на этот раз молоденький муж-омега упёрся рогом, мол, не отпущу без завтрака, хоть по бутерброду и горячему чаю - пришлось уважить парня.
  
  - Вы знаете, что надвигается на нас из тёмных миров? - спросил Калум охотников прямо с порога, не размениваясь на мелочные "здрасте и доброго дня".
  
  - Ненависть, насилие, злость, равнодушие? - решил Ангустиас и внимательно посмотрел на вождя оборотней.
  
   - Ты что, серьёзно? На четырёх ногах? Ненависть и злость на лапах? Племена чёрных волков! Они даже своих насилуют и убивают, иногда за территории, иногда ради омег, или просто используя их как еду на охоте... У нас у всех один общий враг, но тем не менее нельзя недооценивать его силу и мощь! У чёрных тысячи профессионально обученных воинов-альф, кипящих ненавистью и страстью к убийствам и разрушениям!
  
  - Поэтому мы просто обязаны объединиться! - Ферреро поставил огромную жирную точку в прениях человека и оборотня.
  
  - Да, мы согласны! Придется много работать над слаженностью новой союзной армии, но я верю - это поможет нам победить! Иначе только смерть и забвение! Для всех!
  
  После этой речи мужчины и оборотни - вождь пригласил на совещание своих лучших главнокомандующих - начали вырабатывать общую стратегию войны с черным войском.
  
  Через двадцать минут всё было кончено, оказалось, что лучшие человеческие охотники ничего не смыслят в ведении партизанской войны или в секретах открытого боя на пересеченной лесистой местности.
  
  - Мы встретимся с вашими вождями, - резюмировал Калум, - а то так дело не пойдёт!
  
  - У нас не вожди, а правительство, - поправил Ангустиас.
  
  Всё время полемики они с Майтэ сидели крепко держась за руки и тихо празднуя победу - общую жизнь для людей и волков.
  
  - Да, именно с правительством людей нам и надо разработать общую тактику ведения боя против чёрных.
  
  Двинуться обратно на человеческую территорию было решено назавтра прямо с утра. Охотники и так были собраны, по рюкзаку на спину и топай! А волки, как оказалось шли вообще налегке - обратились и готовы! Пошли не только командующие армией и вождь, но также и рядовые воины-альфы. Омег в поселении остались охранять только личные телохранители Калума. Остальным воинам, находящимся сейчас на других территориях, через многочисленных связных было велено явиться на человеческие земли для усиления межрасовой армии.
  
  Обратный путь через лес был совсем другим. Десятка крепких оборотней осталась охранять охотников, остальные на сильных быстрых лапах побежали вперед. Ферреро и Ангустиас обещали, что в главном человеческом городе им будет обеспечен вежливый и безопасный прием. Просто охотники были не в состоянии передвигаться так молниеносно, как армия волков.
  
  Городские ворота охраняли свирепые воины-стражи. Каково же было их удивление, когда в обычную среду в десять утра зелёный лес перед городскими воротами вдруг расцвёл сметанно-белым. Огромные полчища белых волков окружили город. Просто чудо, что стражники не открыли по ним огонь, а сообщили о жутком происшествии городскому голове.
  
  - Отставить огонь! Я сам к ним выйду! - вскочил Сэбэл Рокайо, отбросив насущные проблемы и документы на подпись.
  
  - Странные это какие-то оборотни, белые...
  
  - Так и должно быть! Они ко мне на переговоры!
  
  Но несмотря на всю свою уверенность Голова вышел вперёд с белой рубахой на длинной палке, что символизировало белый флаг и с десятком преданных охотников по бокам.
  
  - Здравствуйте, я городской голова Сэбэл Рокайо... Где Ферреро и другие охотники? - встревоженно поинтересовался первым делом.
  
  - Мира вам, я - вождь снежных оборотней Калум. Ваши переговорщики живы и здоровы, просто отстали от главных сил на несколько суток. Я оставил им защиту в виде своих телохранителей, так что им ничего не угрожает! А вот нам с вами надо срочно решить, как именно объединиться и воевать. По дороге сюда нам не встретилось ни одного чёрного патруля, что свидетельствует об передвижениях их войск. А вот куда и зачем нам непонятно!
  
  - На нас хотят напасть. У нас истинный омега их вождя. К тому же беременный, - ответил городской голова.
  
  - Надеюсь, вы не удерживаете этого оборотня силой? - обратившийся в человеческую ипостась волк стоял совершенно голым, что не мешало ему говорить с остальными свысока. Другие оборотни кружили вокруг в зверином обличье.
  
  - Конечно, нет! Вы же его видели с Ангустиасом и остальными, - спокойно ответил Сэбэл, но взгляд с трудом удерживал в районе глаз собеседника, очень уж интересно было попялиться на "дубину" настоящего стопроцентного альфы, да ещё и вожака.
  
   - Понятно! А я решил, что он беременный от вашего человека.
  
  - Нет! Пока нет, - улыбнулся, намекая на дальнейшее плодотворное сотрудничество и успешную совместную жизнь, - давайте не будем разговаривать здесь. Пройдемте вместе со своими воинами в город. К сожалению, всех мы принять не в состоянии, может быть только вас и ваших телохранителей?
  
  - Телохранителей не надо! Я вам полностью доверяю, - но сам Калум многозначительно обвёл взглядом несметные полчища своих воинов, расположившихся вокруг городских стен, - но возьму с собой главнокомандующих, которые помогут нам с вами составить тактику новой войны. Потому что раньше такого ведения боя еще не было.
  
  - Хорошо, отлично, мы предоставим вам за счёт города гостиницу, одежду и всё что вам потребуется, - городской голова всё же опустил глаза на секунду, и заметил "размеры" - ничего себе орудие.
  
  - Большое спасибо, мы бежали без всяких вещей и остановок, постараемся недолго злоупотреблять вашим гостеприимством.
  
  Через три дня, когда Ангустиас и остальные охотники прибыли в город, переговоры уже подходили к концу. Лучшие воины с обеих сторон должны были начать партизанское движение в лесах, чтобы разведать местоположение чёрных и их планы. А вот остальные совместными силами должны были напасть и окружить врагов. Были посланы весточки с голубями во все человеческие города, там обещали послать своих воинов в межрасовую армию. Точно также белые оборотни из разных кланов, обитающих в разных частях страны, должны были собраться вместе у стен города.
  
  Ангустиас тоже хотел принять участие в войне в первых рядах за мир и безоблачное будущее своей семьи, но городской голова не согласился и отправил его защищать своего омегу и беречь как зеницу ока самое дорогое сейчас и секретное оружие против черных - Майтэ. Их попросили собрать небольшую колбочку секрета омеги для того, чтобы было чем выманить самого главного чёрного вожака. Майтэ сначала надулся, но потом понял, что у него появился реальный шанс помочь общей армии, пусть даже и таким нетривиальным способом. А потом уже омега начал чувствовать себя всё хуже и хуже: слабость, тошнота и рвота по утрам, да и ещё одна новая напасть - болезненно-чувствительные соски. Так что стало не до игр в войнушки.
  
  Охотник долго ничего не замечал, Майтэ просто стал теплее одеваться, дольше торчать под душем, стесняться непонятно чего. Ангустиас сначала решил, что все упомянутые изменения поведения любимого связаны с раздобревшим пузиком, которое стало мягким и нежным, и которое так хотелось ещё и потрогать, и погладить, но нет - живота своего Майтэ не стеснялся. Легко приподнимал рубашечки или майки, предоставляя Ангустиасу место для поцелуев. Мужчина, разговаривая с будущими волчатами, всегда шутил:
  - Пусть я и не ваш родной папка, но я заставлю вас слушаться! Будете мне ходить на задних лапках и вилять хвостиками! - но говорил он это так забавно, что Майтэ начинал сразу смеяться, это вовсе не выглядело оскорблением.
  
  Со временем Ангустиас окончательно понял, что с животиком это никак не связано. Тогда что ещё? - удивлялся он. Он как-то подошёл к своему омеге днём и спросил откровенно:
  - Вывести тебе бородавки с члена? Я знаю одно замечательное средство! Надо поцеловать двух лягушек в полночь с языком, ну, то есть по-французски. Отлично работает!
  
  - Фу-фу, как тебе не стыдно! - смеялся омега. - Нет у меня никаких бородавок на члене! Какие-такие бородавки? От беременности такого не бывает!
  
  - Как какие бородавки, волосатые! - засмеялся уже мужчина. - Тогда почему ты все время меня стесняешься? Что не так? Раньше ты чуть ли не всё время нарезал по дому абсолютно голым, что теперь изменилось? Хочу чтобы ты понял, что беременные парни самые красивые в мире, прекрасные и таким ты мне нравишься еще больше!
  
  - Спасибо! - заслушался Майтэ. - Я знаю.
  
  Но ситуацию это никак не прояснило.
  
  И вот как-то раз Ангустиас, нарушая все просьбы омеги о личном пространстве и скромности, начал подсматривать за ним во время купания. То, что он увидел, повергло в шок - у омежки опухли и покраснели соски, и он сам себя гладил в душе, маленький розовый член тоже встал. Но руки омеги намного больше интересовали маленькие красные комочки, глаза он закатил и тихонько, стараясь не шуметь, постанывал от восторга.
  
  Когда мужчина рассмотрел, как нежно пальцы перебирают горошины сосков, ему непременно захотелось тоже поучаствовать в этой усладе, и он, быстро скинув с себя одежду, присоединился к Майтэ под струями воды. Они оба совершенно не боялись быть обнаруженными, потому что о них уже знали обе стороны: и снежно-белые волки, и городские власти, которых предупредил голова. Он поставил в известность весь город и о межрасовой армии, и о войне против чёрных оборотней, и о причинах, побудивших заключить такой странный союз.
  
  - Привет, мой маленький, хочешь, я тоже поучаствую? - спросила Ангустиас, несмотря на удивленное и смущенное фырканье любимого.
  
  ========== Часть 9 ==========
  
  Дальше он внаглую залез под воду и они, смеясь и брызгая друг на друга, оба ласкали грудь Майтэ. Только после этого омега признался, насколько ему этого хотелось, и о том, что соски набухли и стали болезненно-чувствительными. Иногда просто болели разбухая, иногда вызывали непреодолимое желание их погладить, что было намного приятнее, когда это делали руки Ангустиаса, а не свои собственные. Мужчина пошёл даже дальше: взял один из них в рот и начал нежно посасывать и похлопывать другой сосок.
  
  Чувствуя явное желание омеги, мужчина впервые и занялся с омегой полноценным сексом. Всё было идеально: губами Ангустиас попеременного ласкал то один, то другой сосок, а пальцами с обычным сливочным маслом растягивал и без того эластичные стеночки заднего прохода омеги. Тот сходил с ума от восторга, стонал и просил поскорее, побыстрее и посильнее! Мужчину долго уговаривать не пришлось, сказалось и так сумасшедшее воздержание и огромной силы желание. Он вставил смазанную маслом головку в растянутое отверстие, медленно и осторожно проникая внутрь. Майтэ постанывал, не зная к чему тянуться: к чужим губам сосками или попой к члену Ангустиаса. Пара минут и несколько событий произошли одновременно: и мужчина кончил, и омега затерялся в волшебных конвульсиях оргазма, и из набухшей груди выступила маленькая прозрачная капля, которая была мгновенно слизана, а сама грудь зацелована. А сколько было невероятных стонов, почти слез от счастья и восторга, вообще не сосчитать.
  
  - Смотри, вторая может обидеться! - сказал Майтэ, когда наконец-то смог говорить.
  
  - Ничего не обидится, - ответил мужчина, - сейчас повторим и займемся ею тоже.
  
  Ангустиасу нравилось всё, чем Майтэ отличался от человеческих парней: более эластичными стеночками заднего прохода, нежной и мягкой кожей, скромностью, смешанной с обнаженной дикостью существа, родившегося и выросшего в дремучем лесу. Даже быстрая регенерация приводила мужчину в восторг: после оргазма Майтэ был снова готов в считанные минуты. Хотелось быть осторожным с беременным животиком, но крышесносные запахи омеги всё портили, и Ангустиас сходил с ума от этого. Такие отношения и близко не могли сравниться с тем, что было у мужчины с другими парнями в борделях. Омеги вообще не похожи на человеческих независимых мужчин: более нежные, отзывчивые, трогательные и в тоже время у них сильные прекрасные спортивные тела.
  
  А тем временем совместными усилиями людей и снежных оборотней на планете воцарился мир и спокойствие. Первые воины, "вымазанные" в омежьем секрете, были схвачены в плен и приведены лично в покои главного вождя чёрных оборотней.
  
  - Откуда на вашей одежде этот запах? - вождь, огромный громоподобный оборотень, специально обратился в человеческую ипостась для допроса.
  
  - Это ваш истинный омега так пахнет? Мы не ошиблись? - воинов было всего четыре, но это были лучшие, специально обученные шпионы снежных.
  
  - Да! Вы можете сказать мне, где он? - оборотня трясло от ревности, но он понимал, что если хочет добиться ответа, то хотя бы не должен разорвать пленников на куски прямо сейчас, чуть позже можно.
  
  - Он в плену у слабых человечков.
  
  - Вы знаете где именно? Помогите мне освободить его, и я озолочу вас! Каждый получит по два омеги или двух пленных женщин, они тоже легко рожают наших щенков!
  
  - Отличное предложение! Бери пару своих воинов, и мы, без пыли и шума, проведём тебя к нему, его зовут Майтэ, ты знал? Он очень страдает без своего истинного альфы. Людишки издеваются над ним, - пленные знали, что межрасовая армия в нескольких километрах на юго-востоке, с подветренной стороны.
  
  - Я готов! Освободите пленных, раскуйте! - крикнул вождь кому-то за пределами палатки.
  
  - Но плату вперёд! Ты обещал каждому по два омеги или кто там ещё может рожать щенков! Мы свои трофеи хотим забрать прямо сейчас! - один из снежный выступил вперёд.
  
  - Приведите мне четверых белых омег и четырёх женщин из последнего похода, ещё не пользованных, - велел вождь своим приспешникам.
  
  И вот странный отряд, к которому присоединились рыдающие омеги в рабских ошейниках и накаченные какими-то снотворными травами женщины, двинулся в сторону человеческого города. Через день они попали в окружение к дружественным войскам межрасовой армии, как и было задумано заранее. Среди освобожденных оказался племянник-омега Калума, которого весь клан уже давно считал погибшим и сестра супруги городского головы Сэбэла Рокайо. Женщину ещё долго придется лечить от шока и посттравматического стресса, связанного с пленом у чёрных волков. Но, главное, сейчас она была с сестрой и родственниками дома в любви и безопасности.
  
  Последнего главного сражения избежать так и не удалось - чёрные всеми силами пытались освободить своего вождя и его помощников. Первыми ринулись в бой оборотни с обеих сторон: полетели чёрно-белые клочья шерсти, обрывки кожи и куски зубов. Чёрные профессионально перегрызали шеи снежным. А те когтями рвали тёмную шерсть на груди противников, пытаясь с мясом вырвать сердце врага. Но в считанные минуты к ним присоединилась вся боевая мощь людей: аркебузы, луки с серебряными стрелами и даже пушки. Белые сливались с вытоптанной землёй, а чёрные словно пятно бросались в глаза, точнее в прицелы и наводки орудий. Сражение выиграли за четыре часа, но это были ужасно кровавые часы. Снежно-белые, хотя теперь правильно было бы сказать грязно-серые с кровавыми разводами, с висящей сосульками шерстью, прихрамывающие на все четыре лапы (ну некоторые так точно), с тяжелой отдышкой, победители оказывали срочную помощь своим раненым собратьям, везде сновали и люди в медицинской форме, бинтовали раненых и давали им обезболивающие средства. Чёрных не лечили и в плен не брали - выстрел в голову и переходили к следующему. Ни люди, ни белые оборотни не испытывали сострадания к тем, кто уводил в плен и рабство самых слабых членов общества: омег и женщин.
  
  Эпилог, через полгода.
  
  На роды Ангустиаса не пустили, здесь уж объединились старые враги: снежный омега-повитух и две женщины-акушерки городской лечебницы.
  
  - А вдруг на родах он станет неадекватным от переживаний? Вон как умирает за своим омегой, - говорили почти хором.
  
  Охотника трясло от страха в коридоре родзала. Когда наконец-то Ангустиаса пустили в комнату, уставший Майтэ уже полусидел на кровати, на руках у него крутился маленький тёмненький щеночек, а рядом в люльке лежали ещё трое младенцев: один пищал, а другие дремали, будто верещание первого никому не мешало.
  
  Омега осторожно понюхал щеночка под маленьким пока ещё безволосым хвостиком:
  - Последний тоже альфа, причем чёрный, - печально сообщил мужчине, - все альфы, двое чёрных и двое белых.
  
  - Не маленькие миленькие омежки, как ты? - удивился тот.
  
  - Отнюдь.
  
  - Ладно, вырастим всех как омег! - тут молодой охотник смутился и поправился: - Я имел в виду, что мне всё равно, всех буду любить одинаково, не омеги и не надо! Следующие будут омежками.
  
  - Хорошо, - улыбнулся Майтэ, - а то я боялся, что ты выставишь меня с потомством на улицу. Ты же так хотел ещё омежечек.
  
  - Какая разница, детки и детки! - улыбнулся Ангустиас и протянул руки к пищащему младенцу, - Не плачь, папка рядом, я не дам тебя в обиду!
  
  - Может и покормишь его своей грудью? - Майтэ засмеялся. - Они все всё время хотят есть, и так будет до старости.
  
  ***
  Ангустиас думал, что родится парочка миленьких омежек, а на самом деле родились четыре брата-альфы: двое белых волков и двое чёрных. Сильных, крепких и здоровых, потому что папа-омега у них был снежный волк, отец-альфа - чёрный, оба потомки вождей своих кланов, а от смешения дальних кровей рождаются по-настоящему сильные и выносливые воины, талантливые вожди и просто красивые оборотни. Братья стали безжалостными охотниками на чёрных волков, их смешанный запах сбивал с толку опытных оборотней, а наука отца-охотника делала их четверку вообще непобедимой. Братья всегда дрались в перчатках, ведь они воевали серебряным оружием, но и сами не могли его касаться.
  
  - Ты любишь меня как омегу? Или как человека? - изредка спрашивал Майтэ своего личного человека.
  
  - И так и так, - смеясь отвечал тот. - А ты меня?
  
  - Только как человека, Ангустиас, ты ведь не омега! - с шутливой печалью вздыхал тот.
  
  Люди и оборотни начали взаимовыгодное сотрудничество. Люди продавали оборотням и хлеб, и молоко, и пироги, а те платили мясом убитых в лесах животных и рыбой. Не успели оглянуться как начались и межрасовые свадьбы: то мужчина с омегой, то альфа с женщиной. Новые союзы обосновывались и в человеческих городах, и в лесных поселениях оборотней.
  
  Но, главное, вокруг был мир, тишь и благодать!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"