Диана 19: другие произведения.

Дело было в борделе...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Юным омежкам не сладко в борделях... Но иногда может повезти...

  ========== Бета для омежки ==========
  
  Менеджер департамента продаж - так звучно и красиво называлась должность Бальтазара Бэрэра. А попросту говоря этот бета был управляющим публичным домом "Лорд" в старой части города. Само здание сильно выделялось среди покосившихся старых одноэтажных домишек и качеством постройки, и пёстрыми украшениями. Всяк сюда попавший сразу же понимал - перед ним бордель, дом развлечений или, можно сказать, гнездо разврата. Здесь жили и работали омеги всех цветов кожи, роста, веса и вероисповеданий. К услугам изощрённых клиентов были также альфы, беты и даже гаммы - фиг его знает кто это такие... Работали здесь вечером и ночью, отдыхали утром и днём. А вот изменяли, предавали и обманывали - круглосуточно: семь дней в неделю, двадцать четыре часа в сутки, без праздников и выходных. И всем этим вертепом без малого двадцать лет командовал железным кулаком в бархатной перчатке один-единственный человек - бета Бальтазар Бэрэр.
  
   Когда-то он пришёл в этот дом безусым юнцом и предложил свои услуги в любой должности - от проститутки и до менеджера - очень нужны были деньги. Подстилка из него не вышла - надавал по морде первому же клиенту, но по дороге в карцер (маленький тёмный подвал с одним лишь ведром в углу) увидел трудности тогдашнего управляющего с бухгалтерскими книгами и получил разрешение помочь ему. Оказалось, что умненькому юноше всё по плечу: и двойная бухгалтерия, и точные отчёты владельцу, и, главное, психологическое воздействие на буйных клиентов. Так мало-помалу Бальтазар стал сначала правой рукой Питера Бузагло, а потом и его приемником. Единственное, чего напрочь был лишен этот бета так это сострадания и сочувствия к людям. Он не жалел ни клиентов, порой потерявших своих любимых, ни работников, теряющих сознание от боли. Главным критерием были деньги - сколько дохода та или иная дырка могла принести "Лорду". Например, стоило кому-то из омежьего персонала приблизится к отметке в тридцать лет, как Великий БэБэ, как его называли за глаза, искал возможности избавиться от этого старого "балласта" - омег перепродавали в другие места, предлагали клиентам выкупить со скидкой или просто... но об этом вслух говорить нельзя.
  
  - Мистер Бэрэр, привезли новенького, девственный омега, шестнадцать лет, началась первая течка, - в кабинет заглянул исполнительный помощник Бальтазара альфа Чалдон, - его продали ближайшие родственники, - альфа заранее знал все интересующие начальство вопросы и не затруднял бету задаванием их, поэтому и выбился из обычных вышибал в помощники.
  
  - Заводи, - бета не отрывался от подсчета прибыли за прошлые сутки.
  
  Но несдержанный плач зашедшего всё-таки оторвал его от работы.
  
  - Тише-тише, маленький, - Бальтазар поднял взгляд от бумаг и оторопел. Омега был очень красив - длинные волнистые черные как ночь волосы свободно спадали ниже талии, завиваясь на концах - локоны да Винчи - зелёные полные слёз глаза горели страданием, что в сочетании со снежно-белой кожей ранило сердце наповал.
  
  Омежка выглядел на все свои шестнадцать лет, но всё ещё был по-детски пухлым и невысоким.
  
  - Ты посмотри, он весь в складочках как щенок шарпея, - улыбнулся бета. Встал из-за стола, подошёл к омежке и погладил по голой руке, тот был в дорогом голубом брючном костюме с пиджаком с короткими рукавами, - какой милый.
  
  - Пахнет потрясно, явно девственник, - сообщил альфа ту информацию, которой не доставало у беты из-за недостаточного обоняния представителей этого пола.
  
  - Ну тогда объявляй аукцион, пригласи всех постоянных клиентов и поставь рекламу для тех, кто только ищет нас в интернете, - велел управляющий, а сам приказал омежке раздеться.
  
  - Зачем, сэр? Вы хотите меня изнасиловать? Прямо здесь? - новоприбывший был очень испуган, дрожал, плакал и обнимал себя руками, как бы защищая от всех.
  
  - Нет, дорогой, твою девственность мы продадим подороже, сегодня вечером. А сейчас я всего лишь хочу глянуть на товар и переодеть тебя в более подобающую одежду.
  
  - Мой костюм от Армани, он стоил десять тысяч долларов, - возмущался омежка, - он достаточно подобающий!
  
  - Я имел в виду более подобающий для этого места, а твой костюм здесь будет выглядеть слишком скромным, так что это не подходит, - бета подошел к новенькому и сам принялся раздевать его, омежка начал отбиваться, - Чалдон, подержи его, я хочу потрогать дырку.
  
  Альфа схватил омегу за руки осторожно, чтобы ничего тому не повредить, но и не дать отбиваться от управляющего.
  
  - Не надо, прошу вас, - рыдал тот, - что вы делаете?
  
  - Всего лишь проверяю твою дырку, не растраханная ли. Ты любишь засовывать себе игрушки? - поинтересовался Бальтазар, расстёгивая омеге брюки, щёлкнул хитрый замочек.
  
  - Какие игрушки, - удивился тот, - куклы, самолётики и куда их можно себе засовывать, в карманы?
  
  Чалдон заржал, просто не выдержал наивности омеги, Бальтазар тоже улыбнулся:
  
  - Видимо, нет. Судя по твоему вопросу.
  
  Голый омежка оказался сказочно красив, даже нежный светлый пушок в паху и подмышками его совершенно не портил.
  
  - Приказать побрить его? - спросил альфа управляющего.
  
  - Нет, пусть в первый раз будет максимально натуральным, - бета раздвинул округлые половинки и погладил крепко сжатую дырочку новенького, - совершенно нетронутый, вот это удача! Отведи его в комнату, пусть помоют к аукциону.
  
  На омегу больше никто не обращал никакого внимания, несмотря на усилившиеся рыдания, сотрясавшие обнаженное тело. Чалдон приобнял омегу, чтобы не вырвался и не убежал и, поглаживая второй рукой по нежной голой попке, повел в коридор:
  - Ты теперь - наша собственность, так что лучше сразу привыкай. Моё слово для вашего брата закон! Будешь хорошо себя вести - будешь здоров, забалуешь - сразу в карцер, а то и побить могу для острастки, понял?
  
  Дальше беседу Бальтазар из своего кабинета не слышал, да его она и не интересовала.
  
  В следующий раз управляющий встретился с омегой уже вечером на аукционе, новенький стоял совершенно голым, шею и маленький членик украшали шелковые голубые ленточки, завязанные бантиком. Роскошные кудри собрали в высокую прическу, открывающую нежную шейку. Омега - оказалось его звали Мипиэль - смотрел в зал совершенно расфокусированным взглядом, больше он не плакал, и на правой половинке его попы ярко-розовым выделялась крупная ладонь и пять пальцев.
  
  - Пришлось шлёпнуть, иначе не хотел понимать, где он теперь находится, - повинился Чалдон, увидев куда смотрит начальник.
  
  - Не страшно, там невидно, - успокоил его бета, - хуже, что ты накачал его наркотиками.
  
  - Сэр, это только успокоительное, дал два часа назад, чтобы перестал рыдать. Скоро его действие вообще выветрится.
  
  - Ладно, Чалдон, начинаем, - Бальтазар повернулся в зал, там находилось всего пять альф и бет, приехавших лично оценить товар, остальные заявили об участии через интернет. Включили экраны и начались торги. Через десять минут счастливым обладателем девственного омеги на одну ночь стал неизвестный мистер Доу, заплативший в шесть раз больше остальных, но желавший привести ещё двоих друзей. Правилами "клуба" это не запрещалось.
  
  - Отведите Мипиэля в одиннадцатый номер, - приказал Бальтазар, напоследок глянув на можно сказать уже бывшего красавца - жизнь в притоне это быстро изменит...
  
  Через час Бальтазара срочно вызвали в комнату охраны. Во всех номерах "Лорда" стояли скрытые камеры, но не для того, чтобы записывать порно ролики с участием клиентов, хотя однажды именно так добились поблажек в ближайшем полицейском участке с тамошними альфами. Просто охрана следила, чтобы кого-нибудь из работников не прибил клиента, во избежание убытков для бизнеса так сказать.
  
  Зашедший управляющий был в шоке, на весь экран центрального компьютера транслировалась садо-мазохиский фильм с Мипиэлем в главной роле. Трое мужиков, двое из которых были совершенно пьяными или чем-то обкуренными, или и то, и другое вместе, со всей дури били кнутами распятого на подвесном кресте омежку, колени его подкашивались, и он висел только на выгнутых под нереальным углом запястьях.
  
  - Откуда у них кнуты? - заорал Бальтазар. - Убьют его на хрен, бежим, - он мотнул головой только своему заместителю, но вместе с ними ещё трое охранников - накачанных горилл - подорвались в коридор.
  
  Охранники скрутили распоясавшийся клиентов, Чалдон помог Бальтазару освободить покалеченного омегу. У Мипиэля вся спина была в рванных ранах, кровь текла по спине, дальше по попе и на пол. Несчастный уже не мог кричать от боли, а только тихо скулил сорванным горлом.
  
  - Мы за него заплатили! Можем делать, что хотим! - больше всего орали приглашенные мистером Доу пьяные друзья, не давшие за омегу ни цента.
  - Нет, господа, вы заплатили за ночь секса. А вот портить товар вам никто здесь не позволит! Ваша плата пойдет на лечение искалеченного омеги, если не хватит - то мои парни вас найдут! - Бэрэр повернулся к своему помощнику: - Здесь должны были находится только розги или максимум легкий флогер. Где они взяли кнуты?
  
  - Наверное, с собой принесли, - альфа пожал плечами, - сейчас выпровожу господ "по-хорошему" ...
  
  Клиенты оказались бетами, текущего девственного омегу они за целый час так и "не успели" трахнуть.
  
  Бальтазар отнес на руках стонущего дрожащего омежку в свою личную спальню, крикнув напоследок Чалдону:
  - Срочно врача ко мне в комнату.
  
  Он положил безумного от боли омегу на дорогое шерстяное покрывало, успокаивая:
  - Ну, ничего-ничего, Мипиэль, всё кончилось. Сейчас доктор тебя залатает и отдохнёшь маленько.
  
  Малыш лежал на животе всхлипывая и дрожа.
  
  Всё кончилось парочкой швов и сильным обезболивающим, но провалиться в спасительный сон омега не мог - течка и возбужденный, несмотря на страдания, болящий уже член.
  
  - Сейчас отдрочу тебе, - Бальтазар пожалел новенького, засунул ему под живот подушку, развел шире ножки.
  
  Одной руки было мало, управляющий дрочил, омега стонал, но кончить и получить удовлетворение не выходило. Тогда Бальтазар добавил массаж простаты, намочил палец в соках из текущей дырочки омеги и всунул его во внутрь. Зачем он бросил всю свою работу и возился с никому не нужным омегой он и сам себе объяснить бы не смог - наваждение какое-то. Да ещё и притащил того в свою собственную спальню. Течные омеги бетам до жопы, то есть совсем не возбуждают, даже желание помочь... А этот вот не оставлял равнодушным. Бальтазар даже почувствовал себя истинным альфой малыша. Неизвестно, чего вдруг так сильно, непреодолимо, захотелось помочь.
  
  Наконец омега протяжно застонал, вытянулся на животе струной, пытаясь не двигать перевязанной спиной и кончил в кулак Бальтазара. После этого тяжелое дыхание сменилось на более спокойное и мальчик задремал. Бальтазар прошел в примыкающий к спальне его личный душ и помыл руки, хотя больше всего на свете их хотелось облизать.
  
  ========== Трудовые будни ==========
  
  Бальтазар вышел из спальни и снова окунулся в море работы, вечное море работы. Два клиента альфы, бывшие "лучшие друзья на всю жизнь со школьной скамьи" устроили мордобой прямо в коридоре "Лорда". Не смогли поделить омежку-мулата, каждый орал, что заплатил именно за него и трахать после другого не собирается. Пришлось вмешаться управляющему:
  - Парни, в чем проблема? - улыбнулся Бальтазар, становясь между враждующими сторонами. - Не отвечайте, вопрос чисто риторический, я в курсе дела! Поэтому и предлагаю вам обоим трахнуть его одновременно, заодно и побратаетесь членами, будучи внутри, - и он заговорщицки театральным шепотом добавил, - можете даже поцеловаться в это время.
  
  Альфы наперебой заверещали, что они не "такие", но ровно через пять минут из четвёртого номера раздались хриплые стоны и звуки смачных затяжных поцелуев в засос. Конфликт был улажен, бухгалтерия "Лорда" получила двойные деньги за один и тот же час, за одного и того же омегу.
  - Порвут его на хуй, - пробормотал неотступно следовавший за Бальтазаром помощник.
  
  - Ничего не порвут, - управляющий пожал плечами, - сколько Джем здесь? Уже четыре месяца без малого, растянули суки. А нет - то получит пару вечеров отдыха на лечение попы, только спасибо нам скажет.
  
  На том и сошлись, Чалдон вернулся в центральную залу, а бета отправился к Мипиэлю, посмотреть, как он там, не проснулся ли. Тихонько приоткрыл дверь. Омежка всё так же спал на животе, его тяжелое дыхание сопровождалось нервным подергиванием плеч, как будто он до сих пор переживал во сне произошедшее. Бальтазар приоткрыл окно, воздух в спальне был пронизан болью и страхом омежки - это кроме течки - поэтому захотелось глотнуть свежего ветра. Потом - делать нечего - пришлось вернуться к работе.
  
  - Звонил мистер Икс, припрётся в понедельник вместе со всеми своими кинками, - заржал Чалдон, Бальтазар только сдержанно улыбнулся, это была их вечная шутка для своих.
  
  Мистер Икс, а вернее глава полицейского управления города мистер Бен Мелчиоре, был крупным хищным альфой с полной трансформой. Он превращался в огромного черного волка. Но и будучи человеком, парень был явно не промах. Иначе выходец из "итальяшек", как их обидно дразнили на улицах, не смог бы возглавить такое важное и могущественное управление. Так вот Бен трахался только полностью волком. Своего истинного омегу он не нашёл, да и какой там должен был быть омега! А просто омежки навряд ли бы вынесли такое зрелище. И мистер Мелчиоре придумал следующее: он завалился к Бальтазару, изрёк, что "Лорд" - самое чистое место в городе и он согласен его изредка посещать, только полностью инкогнито, под именем мистер Икс, платить ничего не собирается, но будет лоялен к этому "гнезду разврата", если мистер Бэрэр будет полностью исполнять все его условия. А если нет - можете уже паковать свои жалкие манатки и сушить сухари...
  
  А вот условия были такими. Альфа звонил заранее, извещая о своем визите, и управляющему нужно было освободить кого-то из омежек от работы на весь этот период, пока не появится мистер Икс, чтобы тот был хоть немножко узким. Выбирались самые последние, взятые на работу сотрудники, старое "рваньё" альфа не уважал, и проститут должен был быть без сознания, чтобы не видеть, как его насилует огромный хищник. Но и терять сознание омега должен был не просто так, а только от удовольствия - полицейский в мистере Икс отвергал насилие. За тем как омегу доводили до этой кондиции альфа строго следил в секретный глазок, надрачивая член и медленно обращаясь. Обычно омегу за руки привязывали к кровати таким образом, чтобы ноги свешивались на пол. Лицом к тайному глазку, попа приподнята подушкой, на член одевали тугой ремешок. Сзади его трахал один из альф-сотрудников "Лорда", трахал не просто так, а резко и сильно проезжался по простате до потери омегой сознания, от желания кончить. Потом все покидали помещение и туда врывался бешеный от желания зверюга. За тем, что происходило в комнате, мистер Икс запрещал следить, но, кончив и покинув дырку омеги, он опять становился человеком и, одевшись, спокойно покидал бордель. До следующего раза, примерно через три недели. Омег требовалось всё время менять...
  
  Как-то раз тайно Бальтазар всё же заглянул в глазок во время посещения комнаты мистером Икс, такого откровенного ужаса он больше в жизни не видел ни до, ни после описанных событий. Хотя никто из подстилок полицейского никогда не был ранен, ни царапин, ни разрывов, видимо, это были особые тайны оборотнической любви... Сами сотрудники от мистера Икс никогда не отказывались, хотя и были в курсе только то, что видели, будучи в сознании. А на запах и остатки ни то коротких волос, ни то длинной шерсти шлюхам было совершенно точно плевать.
  
  - Хорошо. Кого бы ему оставить? - задумался Бальтазар.
  
  - Может Мипиэль заживёт к понедельнику? - осторожно бросил Чалдон.
  
  - Не собираюсь отдавать девственника этому зверюге! Да ещё и бесплатно! - несдержанно громко ответил бета, некоторые из гостей в центральной зале обернулись в их сторону и управляющему пришлось кивком головы извиниться за такой неуместный вечером шум. - Пусть берёт Мияра, когда-то он ему нравился.
  
  Но жизнь распределила по-другому. Назавтра днём в "Лорд" заглянул восемнадцатилетний омега и попросил помощи в течку.
  - Все прошлые проходили просто ужасно, - юноша сидел в кабинете управляющего и откровенно жаловался на своих родителей, - они запрещают мне встречаться с альфами, покупать игрушки и даже трогать себя! Мы как будто живем в прошлом веке! В конце концов я должен буду выйти замуж за какого-нибудь старого друга и ровесника моего отца!
  
  - А если мы поможем, то они выгонят тебя из дома! - намекнул мистер Бэрэр.
  
  - Плевать! Мне без них будет только лучше! Все эти их зашоренные взгляды на жизнь!
  
  - Но, как я понимаю, денег у тебя нет? - уточнил бета.
  
  - Нет. Вы мне поможете, какой-нибудь из ваших клиентов трахнет меня, - парень откровенно наслаждался возможностью безнаказанно ругаться при взрослом, - заплатит за это, и вы получите все эти деньги. Немаленькие, я ведь девственник! - на этот раз омежка хитро улыбнулся.
  
  - Идёт! - управляющий встал и протянул руку омеге. - Но мы составим обоюдовыгодный договор, чтобы и ты нас не обманул.
  
  - Я не собираюсь вас обманывать, я сам к вам пришёл!
  
  "Ну и пожалеешь об этом!" - подумал Бальтазар, и они пожали друг другу руки.
  
  - Чалдон, отправь Мияра на работу сегодня вечером, мы получаем в понедельник неожиданный подарок на рождество!
  
  - Но сейчас только август, - удивился альфа.
  
  - Плевать, если подарок настолько стоящий! - засмеялся мистер Бэрэр.
  
  У беты было не просто хорошее, а прекрасное настроение. Всё потому, что он проснулся от глубокого сочного минета.
  
  Беты далеко не так быстро и сильно возбуждаются, как альфы. Работая в "Лорде" Бальтазар раза два в месяц брал себе омегу из сотрудников по имени Шуша. Шуша был не красив, глуп и восхитительно наивен. Вот уж о ком смело можно было сказать, что если судьба обделяет, то обделяет всем: имея безгубое лицо с большим носом и лопоухими ушами, маленькие карие глазки, некрасивые жидкие волосики, которые к тому же плохо и медленно росли, Шуша считал себя невероятным прелестником. Продал его в бордель собственный муж, которому тот надоел, сказав, что таким красавцем как Шуша обязательно нужно делиться, нельзя владеть им единолично, скрывая такую красоту от мира. Шуша поверил и согласился. Толстым он не был, но его тоненькие, как веточки ручки и ножки, крепились к рахитичному вздутому животу. Пресный запах деревенского поля ощущался только в саму течку, вот и сидел себе Шуша каждый вечер на угловом диванчике никем не выбранный. Бальтазар уговорил его, что альфы просто стесняются брать такую красоту и счастливый омега подносил другим напитки и легкий перекус, не требуя за это денег, да и помогал по утрам с уборкой. Другим шлюхам объяснили, что наивный Шуша будет их обслуживать и помогать с пьяными клиентами, если никто никогда не станет открывать ему на глаза на настоящую причину того, почему его не выбирают. А так как другим прислужникам приходилось отстёгивать копеечку-другую из своих личных чаевых (платежи клиентов "Лорд" полностью забирал себе) "красота" Шуши всех устраивала. Вот этого Шушу, свободного и почти не растянутого, и пользовал Бальтазар время от времени, что было ещё одной причиной не выгонять оного.
  
  Только вот сегодня утром кое-кто другой сам, по своей личной инициативе, решил разбудить бету таким восхитительным способом.
  
  ========== Завтрак в постель или брат-подлец ==========
  
  Мипиэль очнулся не то от потери сознания, не то от болевого обморока - сладко выспавшимся он себя точно не чувствовал. Чужая комната была спальней какого-то богатого серьёзного человека, явно немолодого. Дорогая мебель из настоящего тёмного-вишнёвого дерева, скромные серо-стальные шторы на больших окнах, внушительный письменный стол и шкаф до самого потолка. Хозяин обнаружился тут же рядом, спаситель мистер Бэрэр спал с другого края большой двуспальной кровати. Усталое лицо прорезали строгие морщины, полное тело даже не знало адреса спортзала, но отсутствие запаха успокаивало - явно не альфа-самец-насильник и тому подобное.
  
  Мипиэль осторожно, чтобы не потревожить лишний раз горящую огнём спину, на животе подполз как змея поближе - отблагодарить защитника. Поблагодарить тем единственным способом, который сейчас был доступен. Денег, уважения в обществе - ничего этого больше нет, спина болит, но рот и язык хотя бы на месте!
  
  Бальтазар, по привычке спавший полностью голым после душа, проснулся от маленького влажного язычка, юрко снующего в паху, задевая самое дорогое, пока расслаблено-спящее достоинство. Беты медленно возбуждались, но зато потом работали часами без перерывов.
  
  - Мипиэль, ты вовсе не обязан! У тебя ещё, наверное, и спина болит... - сладко замер, предвкушая продолжение, которое не заставило себя ждать.
  
  Омежка промычал что-то, не отрываясь от начатого занятия, и вибрация его рта отдалась сладким удовольствием в паху. "Ладно, хочет, пусть делает, шлюшка маленькая, знает, кто здесь хозяин!" - думал БэБэ.
  
  Член медленно, но верно наливался желанием. Несмотря на отсутствие опыта омега брал желанием и настойчивостью. Бета расслабился, подтянул под спину подушки, свою и Мипиэля, и устроился поудобнее. Тут, как на зло, в дверь постучали и, не дожидаясь позволения, в спальню ввалился Чалдон:
  - Мистер Бэрэр, к вам посетитель. Такого блондина хватать надо двумя ру... - альфа прервался на полуслове, в шоке рассматривая темную макушку, обосновавшуюся в районе паха беты.
  
  Бальтазар спокойно прикрыл омегу простынёй и важно произнёс:
  - Буду, когда закончу. Пускай ждёт!
  
  Чалдон развернулся и удивлённо - таких страстей от рядового беты он совсем не ожидал - поплёлся к двери, вдогонку раздалось:
  - И, Чалдон, в следующий раз спрашивай разрешения войти!
  
  - Надо же! "Спрашивай разрешения войти"! Может мне ещё и попу этой шлюшке Мипиэлю вылизать? Других приказаний не будет, сэр? - кривлялся Чалдон, тихо ворча себе под нос, чтобы уши, которые есть в каждой стене каждого борделя, не донесли управляющему о недовольстве помощника.
  
  Бальтазар наслаждался нежными горячими губками на своём члене и маленькими проворными пальчиками, перебиравшими волосы в паху: "Неплохо получается для первого раза!" Он расслабился, но вдруг вспомнил, что может так лежать часами - беты не альфы - они получают удовольствие от секса, а не только от самого оргазма. А вот у Мипиэля точно сведёт челюсть, если он будет делать свой первый минет так долго. Пришлось напрячься, чтобы побыстрее кончить, бета протянул руки и погладил омежку по плечам и по груди. Тот только потянулся, подползая ближе к гладящим рукам. Вроде как ему и самому нравилось, но сперма Бальтазара точна не пришлась по вкусу, омега закашлялся, напрягся и сплюнул всё, что было во рту.
  
  - Ничего страшно, сперма бет до сих пор никем не оценена по достоинству, - засмеялся Бальтазар, протягивая несчастному казанове влажные салфетки с прикроватной тумбочки.
  
  Шуша, встретивший Бальтазара позже в коридоре по дороге к личному кабинету управляющего, получил приказание принести завтрак на одного в спальню беты. Омега удивился, почему не в кабинет, но молча отправился исполнять порученное.
  
  Зашел в комнату, поставил поднос на прикроватную тумбочку и вдруг услышал довольное:
  - Большое спасибо!
  
  В спальне, мало того, в самой кровати управляющего, оказался неизвестный объект, радостно протянувший свои наглые ручки к чужому завтраку, Шуша размахнулся и сильно ударил омежку по протянувшейся конечности.
  
  - Не смей трогать, шлюха, это мистеру Бэрэру!
  
  - Нет, это мне! Мистер Бэрэр обещал прислать кого-нибудь с моим завтраком, - прозвучало обиженно. Невезучий Мипиэль поглаживал несчастную руку и думал: "Когда же это уже закончится? Сколько ещё раз мне здесь будут делать больно?"
  
  - Я пойду сейчас и проверю всё у мистера Бэрэра! А ты, шлюха, пока здесь ничего не трогай, понял! - Шуша погрозил пальцем наглому захватчику чужой собственности.
  
  - Ладно, - сказал тот, коварно планируя начать есть, как только прислужник выйдет за дверь...
  
  - Нет, лучше возьму поднос с собой, а то я тебя знаю, точно что-нибудь сопрёшь! - Шуша взял поднос с подостывшим завтраком и отправился обратно в сторону рабочего кабинета начальства.
  
  Мипиэль готов был разрыдаться, в животе буркало и настойчиво требовало улизнувших сухариков со сладким джемом и свежевыжатого апельсинового сока. Последняя трапеза была вчера утром, когда он подписывал договор со своим старшим братом-альфой, коварным предателем. Потом, осознав где он находился, аппетит пропал от слова совсем, вечером, честно говоря, не до того было, а вот сейчас Мипиэль готов был продать душу за кофе с булочкой или даже парочку сухариков без ничего. От голода отвлекала разве что боль в пострадавшей спине, да и то уже не так сильно.
  
  - Ты меня совсем не знаешь! - последняя попытка выцарапать первую еду за прошедшие сутки. - Ну, скажи, как меня зовут?
  
  - Не знаю я как тебя зовут! Много вас здесь, уродливых шлюшек, водится! - Шуша не поддался на провокацию и добавил: - Но вы все одинаковые!
  
  - "Уродливые шлюхи" - кто бы говорил! - проворчал Мипиэль провожая печальным взглядом и свой уплывший поднос, и полуобнаженного омегу в одном прозрачном бельишке.
  
  - Шуша? - Бальтазар поднял голову от деловых бумаг и с удивлением уставился на омегу.
  
  - Какой-то шлюх разлёгся у вас в комнате, мистер Бэрэр, прямо в вашей кровати и даже пытался схватить ваш завтрак! Вот же наглец! Велите Чалдону выгнать его взашей! - омега размахивал головой, так как руки его были заняты подносом с злополучным остывшим завтраком, а ощущения неправильности происходящего требовали своего выхода.
  
  - Это Мипиэль что ли? Так ему я и просил принести поесть. Так что быстро дуй обратно и покорми его! Да и, Шуша, мы говорим "сослуживцы", а не "шлюхи" о своих собратьях по ремеслу - это так, тебе на будущее... Иди уже!
  
  Понурый Шуша вернул поднос в спальню и не говоря не слова удалился. Мипиэль успел только бросить вдогонку:
  - Большое спасибо! - и тут же набросился на еду, "покрывшуюся тонкой корочкой льда".
  
  Когда Бальтазар вернулся в свою комнату, он первым делом проверил повязки на спине омеги, некоторые из них опять кровоточили и, велев Чалдону позвать доктора, спросил:
  - Мипиэль, тебя родители сдали сюда на работу?
  
  - Нет, наши родители скоропостижно скончались - какая-то лихорадка, которую они подхватили в тропиках на отдыхе, - омега ползал на животе на кровати, спокойно лежать уже совсем надоело и бете пришлось держать того за бока, чтобы не крутился во время разговора - это страшно сбивало с мысли.
  
  - Тогда кто так "постарался"?
  
  - Старший брат-альфа Даниэль.
  
  - Зачем? - удивился бета, для него, одиночки, семья казалась чем-то святым.
  
  - Наследство, - ответил омега, его печальные глаза перестали плакать по каждому поводу, в них просто раз и навсегда поселилась вселенская грусть и признание поражения в этой жизни, - большие деньги: дома, машины, яхты.
  
  - Если все перечисленное правда, то этого могло бы хватить и на двоих? - спросил Бальтазар, вспоминая костюм Мипиэля за десять тысяч долларов.
  
  - Даниэль изначально не собирался делиться. Он поставил меня перед выбором, или он сдаст меня в приют для одиноких омег, или я подписываю отказ от претензий на наследство, и он выдаёт меня замуж за кого-нибудь из своих и так богатых друзей, - омега печально вздохнул. В свете теперешнего его местонахождения печалиться о том, кого именно из них выбрал бы брат просто смешно, - я подписал, нотариус заверил мою добровольную подпись в полном уме и здравии. После этого мои же телохранители, теперь работавшие на Даниэля, затолкали меня в машину и привезли сюда в "Лорд".
  
  - Ну и подлец! - даже повидавший многое на своём веку Бальтазар был огорошен открывшейся информацией. - Такого убить мало!
  
  ========== Волк на омежке ==========
  
  Понедельник. Омега пришёл на два часа раньше назначенного времени, Бальтазар только встал после очередной бессонной смены на посту управляющего "Лорда".
  
  - Пусть подождёт в моём кабинете, кофе выпью и подпишем с ним контракт, - передал бета Чалдону распоряжения на это утро. - И чтобы никто им не занимался до подписания - выброшенное время и деньги.
  
  - Мистер Бэрэр, омежка не в состоянии ждать - течка началась раньше времени - он там "помирает" в вашем кабинете, - Чалдон, как и всегда, встал на полчаса раньше управляющего и был уже в курсе всех насущных проблем заведения, чтобы облегчить жизнь своему начальству. - Могу подать вам черный кофе прямо в кабинет.
  
  - Не надо, пусть Шуша принесёт, а ты пока распечатай типовой контракт, только исправь там то, что я вчера велел, - и Бальтазар отправился к новому сотруднику или вернее волонтёру "Лорда".
  
  Омега откровенно страдал, держась обеими руками за письменный стол Бальтазара, он вспотел, покраснел, крутился на стуле и тихонько постанывал, принюхиваясь к запахам, витавшим в пропахших похотью стенах "Лорда". Но даже такое его болезненное состояние не в силах было изуродовать гордое интеллигентное лицо, копну пушистых пшеничных волос в беспорядочном хвостике на макушке и огромные тёмно-карие глаза.
  
  - Доброе утро, мистер Бэрэр, - омега почувствовал приближение управляющего издалека, - как там наш договор? Всё готово? Честно говоря, я не очень хорошо себя чувствую, и был бы не против начать необходимые приготовления...
  
  - Одну секундочку, мистер Айкам, - Бальтазар обращался к будущей шлюшке со всем уважением, пока тот ещё был свободным человеком, - договор уже готов, мой помощник сейчас распечатает его, подпишете и начнём.
  
  Чалдон зашёл в кабинет и протянул злополучный договор своему начальнику.
  
  - Давайте, я уже подпишу его, - страдающий омега схватил ручку Бальтазара и потянулся к контракту, ведомый каким-то седьмым чувством, он сначала решил прочитать его. - Что? Двенадцать течек провести здесь со всеми вашими клиентами абсолютно бесплатно? Вы что, с ума сошли? Это же рабство какое-то! - заорал, содрогаясь от боли в животе и спазмов в желудке.
  
  - Не хотите подписывать - проваливайте! Вас никто не держит, уважаемый мистер Айкам! - Бальтазар вскочил со стула и навис над сидящим через стол страдающем омегой. - Только далеко не уйдёте, вас уже по дороге все альфы на улице изнасилуют, а беты - заснимут это на мобильники и завтра ваша многочисленная семья рассмотрит во всех возможных подробностях лишение кое-чьей девственности!
  
  - Сволочи вы! - омега протянул руку за договором, низко втянув голову в плечи от сознания своего унижения и зависимости от милости этих ужасных людей. - Где подписывать?
  
  - Вот здесь! - Бальтазар направил трясущуюся руку омеги к птичке внизу договора. - А теперь, Чалдон, отведи Сагива в купальню, - после подписания статус омеги резко упал, и ранее бывшего мистером Айкамом начали называть здесь на "ты" и по имени.
  
  А Бен Мелчиоре в это время тихонько проскользнул никем не замеченный через заднюю дверь "Лорда". Был он одет в линялые болтающиеся джинсы, простую тёмно-синюю футболку, кепку с тёмным козырьком и солнцезащитные очки. В таком прикиде его было не узнать, ведь на работу каждый день Бен ходил в модном импозантном костюме и дорогостоящих итальянских ботинках, не пряча ни от кого своё красивое сексуальное лицо с крупной темной родинкой на левой щеке. Бену было всего тридцать пять лет, но он уже много достиг в своём городе и привык ходить по нему горделиво развернув широкие накачанные плечи. Когда он поводил ими, поправляя пиджаки или рубашку, многие омежки начинали течь вне зависимости от календаря своих течек, другие же просто теряли сознание от восторга, закатывая прекрасные накрашенные глазки. Но начальник полицейского управления презрительно оглядывал их "тушки" у своих ног и шёл дальше на работу. "Знали бы они, какой я хищник на самом деле - вряд ли я был бы им так интересен, даже не смотря на все мои деньги, влияние и власть. Кто в здравом уме захочет трахаться с настоящим животным и вынашивать его щенков?" - думал он при этом.
  
  Сагив Айкам был уже готов к приходу важного гостя. Абсолютно обнаженный омега был привязан за руки к кровати, подушка под животом, тугой ремешок на члене, направление - лицом в "камеру", то есть к секретному глазку в стене над унылым осенним пейзажем. Омега был в полубессознательном состоянии от боли из-за начавшейся несколько часов назад течки, и Бальтазар серьёзно раздумывал над тем трахать его, готовя к волку или уже и так сойдёт.
  
  - Позовите Марка, пусть подготовит новенького к мистеру Икс, - управляющий принял решение не рисковать, никто не должен знать о полной трансформе уважаемого полисмена.
  
  - Будет сделано, - Чалдон исчез в недрах коридора.
  
  - Ну, девственничек, удачи! Тебе она сейчас будет очень кстати... - и Бальтазар, выходя из комнаты, похлопал того по влажной, истекающей смазкой аппетитной "булочке".
  
  Пришедший альфа Марк работал в "Лорде" уже больше трёх лет и ни разу не подвёл ничьих ожиданий. Высокий, крепкий, с поистине огромным членом, он мог работать, часами не кончая - удобное качество для сотрудника борделя. Никого не интересовало, что таблетки для потенции приходилось жрать горстями, главное чтобы причиндалы работали. Альфа проверил растяжку омеги, своему собрату по профессии никто в "Лорде" никогда не причинил бы боли или даже простого неудобства. Марк осторожно, памятуя, что новенький девственник раздвинул розовые половинки, растянул пальцами вход и медленно, сосредоточенно, начал ввинчиваться вовнутрь.
  
  Бен пристально смотрел в глазок. Омега напрягся, плечи вытянулись в линию, голова откинулась назад, стоны перешли в надрывный крик... Впервые в жизни Бен хотел всё бросить и ворваться к омежке просто так в человеческом обличье, в одежде и темных очках - потом обернусь - сейчас спасать малыша! Сердце рвалось к омеге, альфа обратил внимание на то, что привязанный парень новенький, видимо, девственник и, даже не чувствуя запаха на расстоянии, того хотелось обнять и пожалеть...
  
  Альфа разделся и был полностью готов, нетерпеливо ожидая, когда сотрудник "Лорда", трахавший омегу, покинет комнату. И вот через семь минут Марк отпустил протянувшего ноги омегу и с гордо торчавшим орудием наперевес, с которого обильно сочился предъэкулянт, покинул помещение, так и не кончив. Бен отчаянно зарычал, подпрыгнул к потолку комнаты, сильно оттолкнувшись ногами от пола и приземлился уже на все свои четыре лапы, бешено вращая черной мордой во все стороны.
  
  В облике волка Бен не превращался в другую личность, как он слышал в рассказах других оборотней. Он был самим собой, мог слышать, видеть, чувствовать, но не мог рассказать об этом - пасть волка не предусмотрена для ведений длительных учёных дискуссий. Чёрный, как марокканская ночь зимой, волк влетел в комнату, открыл дверь, тыча в неё мордой. Огромный мокрый язык вываливался из пасти, капая слюной прямо в сочную дырочку омеги. Передние лапы держали и без того неподвижную спину жертвы. Волка дурманил запах течки, никогда раньше такого не было - "Обдумаю это потом!" - дал себе команду Бен, - "Сейчас время трахать и наслаждаться!" Но хотелось только дарить удовольствие, вылизывать омегу и разбудить, чтобы стонал от восторга. Альфа с рыком всунул свой член в растраханное отверстие. Всего парочка движений и кончил, беспокоясь только о том, чтобы нечаянно не оцарапать омежку когтями.
  
  "Мой омежечка! Никому не отдам!" - билось в голове набатом. "Истинный!" - озарение пришло внезапно и принесло с собой весь ужас происходящего.
  
  Бордель!
  
  Изнасилование!
  
  Беспамятство!
  
  Пришлось сразу же обратиться, в человеческом обличье легче вести машину домой, а истинного нужно было спрятать дома и НЗ в квадрате: накормить, напоить, заласкать и защитить. Абсолютно голый альфа завернул омежку в одеяло и закинул к себе на мощные плечи, потом вернулся в смотровую, оделся, положив драгоценную ношу на диванчик - не смог расстаться даже на минутку. И никому, не говоря не слова - сами потом разберутся, покинул "Лорд".
  
  Омежка в одеяле лежал на заднем сидении, нервно постанывая, плакал с закрытыми глазами, так и не приходя полностью в сознание.
  
  ========== Будни борделя ==========
  
  Бальтазар вернулся проведать Мипиэля:
  - Ну, как ты, малышик? - после первого неожиданного минета управляющий просыпался так каждое утро, а ночью нежный бочок омеги согревал бету и отгонял плохие сны, поэтому Бальтазар и начал проявлять к сотруднику небывалую щедрость и участие. Недаром в Украине говорят: "ласковое теля двух маток сосёт".
  
  - Спасибо, мистер Бэрэр, намного лучше! - и носом в тарелку, которую принёс управляющий, а там сладкие вафли по-бельгийски с орехами и шоколадом во взбитых сливках.
  
  - Ладно, отдыхай. Смотри не объешься, где я тебя тут лечить буду! - засмеялся бета, покидая свою спальню.
  
  - Спа-мгн-мгм, - прозвучало в ответ с того края тарелки.
  
  Через пару минут дверь опять открылась, омежка даже не повернулся, уверенный, что Бальтазар просто что-то забыл.
  
  - Мистер Бэрэр, что?
  
  - Ничего, Мипиэль, - ответил взбешенный Чалдон, - вижу ты тут жизнью наслаждаешься, а кто работать будет? Я что ли?
  
  Альфа выхватил тарелку со сладким угощением из рук оцепеневшего омеги - раньше помощник управляющего не входил без стука в эту спальню - и поставил на прикроватную тумбочку. Вжикнул молний на своих черных джинсах и выпростал возбужденный член наружу перед самым лицом испугавшегося омеги:
  - Чего вылупился, соси давай! Быстро! - член пах смесью ванили, роз, тюльпанов и других омежьих запахов, личный запах альфы уже за целую ночную смену даже и не ощущался.
  
  - Я не могу! Я ещё не совсем здоров! - испуганный омега попятился на дальнюю от альфы сторону кровати.
  
  - А мне кажется, что всё уже зажило. Ишь ты как ловко уполз от меня, - альфа наклонился схватил омежку за ноги и потащил обратно к своему истекающему желанием члену, - Да и видел я, что ты делал с мистером Бэрэром, и твоё "слабое" здоровье никоим образом тебе не помешало.
  
  - Я не буду! - заорал Мипиэль, будто только что проснувшись от своего оцепенения, - Я не хочу!
  
  - А с Бальтазаром - хотел? - искренне удивился Чалдон.
  
  - Да, я сам предложил, он меня не насиловал! - кричал омега прямо в лицо удивленному альфе.
  
  - А я буду! - засмеялся альфа и вдруг неожиданно гавкнул прямо в лицо плачущему Мипиэлю, - Не забывай, что ты здесь работаешь! Заживёт спина и Бальтазар выбросит тебя в общий зал, так что не обольщайся, ничего хорошего тебя здесь не ждёт! Только члены в рот и жопу: мой, а потом и всех здешних "гостей"!
  
  На этой ужасающей омегу ноте альфа заправил свой всё ещё возбуждённый член в брюки и покинул комнату Бальтазара. Омега разрыдался в подушку, желание наслаждаться сладеньким резко пропало.
  
  Позже Чалдон нашел Бальтазара в центральной зале.
  
  - Мистер Бэрэр, один клиент новенький, некий мистер Хрен, - скривился помощник, - заказал ролевую игру.
  
  - Какую именно? - поинтересовался Бальтазар, эти злоебучие клиенты его уже достали, пора в отпуск. - Чего он хочет?
  
  - В принципе, я и сам могу ему всё устроить, если вы не против, - предложил альфа, - платит двойной тариф. Нужна только ванна и привязанный омега.
  
  - Хорошо, действуй, только смотри, чтобы новенький его не утопил! М-м-м, возьми ему Хонведа, тот хоть воды не боится, как другие.
  
  - Спасибо, мистер Бэрэр, я быстро!
  
  
  - Хонвед, - Чалдон быстро нашел нужного омегу в левом углу зала возле кадки с фикусом, - ты идёшь со мной! Будешь послушным мальчиком, получишь большие чаевые и пару дней отдыха.
  
  - Пара дней отдыха говорит о том, что меня там покалечат? - омега собирался отказаться и отправиться прямиком в карцер, всё лучше увечий!
  
  - Нет, это просто ролевая игра. Альфа хочет "поработать", - Чалдон показал пальцами в кавычках, - в омежьей тюрьме. Суть в том, что он там фильмов голливудских насмотрелся и хочет помыть новоприбывшего в тюрьму голого омегу струёй воды из шланга. Ты кричишь, отворачиваешься и просишь его остановиться, а он только увеличивает напор, а потом, пожалев тебя, помогает кончить, отдрочив быстренько.
  
  - Очень увлекательно, - сарказм сочился литрами из каждого слова омеги, - но я соглашусь только, если вы или мистер Бэрэр будите присутствовать. Он же пустит струю мне в лицо и прощай, Хонвед, закажем тебе, утопленнику, самые весёлые похороны. А я на такое не подписывался!
  
  - Не бойся, я там буду. Объясним мистеру Хрену, что полицейские нашего штата всегда работают парами, чтобы их не обвинили в сексуальных домогательствах, - заржал Чалдон.
  
  - Куда идти? - спросил повеселевший омега.
  
  - В подвал, в душевую для новичков, там больше всего места, чтобы развернуть пожарный шланг.
  
  Мистер Хрен, как он, смущаясь, просил "величать" себя, был по-омежьи мелким, невысоким и худым. Но жилистым, со злобными бонопартовскими глазками начальника армий империи. Он уже стоял в полицейской форме, купленной на распродаже карнавальных костюмов за бесценок и прикручивал шланг к крану с помощью нескольких переходников.
  
  - Мистер Хрен, - начал Чалдон, вживаясь в сегодняшний образ, - меня прислал начальник тюрьмы вам в помощь.
  
  Альфа кивнул и зыркнул на зашедшего Хонведа.
  
  - Это преступник Хонвед, он пытался ограбить банк спермы, получил пятнадцать лет в нашей, то есть в вашей, тюрьме, - Чалдон козырнул как старшему по званию, - сейчас его разденут и прикуют к стене. Потом он ваш, вымойте его хорошенько. А то вдруг он грязный там, или клещи у него...
  
  Клиент плотоядно усмехнулся и начал пускать воду, для начала маленьким напором. Хонвед, прикованный прислужниками к стене за руки и ноги, железными наручниками, подозрительно поглядывал на "тюремщика" - не направит ли воду прямиком в рот или нос предполагаемого арестанта. Но мистер Хрен метил аккурат в одно единственное место, в длинный тонкий член Хонведа. Вода была ледяной и омега закричал. Клиент обрадовался и добавил мощности, омега начал вырываться, но железные наручники не отпускали. Он орал и требовал адвоката - чаевые зарабатывал, не смотря на боль во всё ещё стоящем члене. Зато вода от напора подогрелась и больше не была ледяной. Мистер Хрен довольно метил только в уже красный распухший хуй, омега огрызался и пытался прикрыться, поворачиваясь бедрами.
  
  - Так его, мистер Хрен, будет знать, как нашу сперму воровать! - подначивал Чалдон - клиент должен уйти домой довольным.
  
  - Хватит! Я во всё признаюсь! - орал омега, игра перестала быть томной.
  
  - Поздно! Мы и так всё знаем! - зловеще улыбался мистер Хрен.
  
  - Может и попу ему промыть, шлюхе такой? - поинтересовался Чалдон. Прошло только десять минут, а член Хонведа уже выглядел не лучшим образом.
  
  - Ладно, помощник, поверните его спиной, - милостиво согласился клиент.
  
  - Всё будет в порядке, приложим к твоему хозяйству лёд, потерпи ещё чуть-чуть, я постараюсь его отвлечь, - уговаривал Чалдон умаявшегося Хонведа, поворачивая его спиной и заковывая заново.
  
  Противные капли невкусной пресной воды сами попадали в рот, нос, в слезящиеся глаза и уши.
  
  - Ладно, уж, только уберите его поскорее. Член болит, сил нет! - омега терпел сколько мог, да и заручиться хорошим отношением помощника управляющего было ему только на руку.
  
  Дальше напор воды направлялся на красные опухшие яйца в просвете между ногами, на растраханную дырку и нежное местечко под коленями. Брызги воды неприятно секли кожу, она начинала неметь и стягиваться коркой. Омега кричал, переходя на всхлипывания и плач, прижимался щекой к холодной плитке душевой, чтобы напрячься и терпеть, теряя нить происходящего. Больше он клиенту не подыгрывал. И в конце концов того удалось уговорить закруглиться через сорок минут вместо часа, потому что омега уже терял сознание от боли, и мистер Хрен понимал, что игра становится опасной для жизни омеги. Чалдону пришлось волочить Хонведа обратно в его комнату практически на руках, по дороге требуя принести побольше льда с кухни, успокоить натруженные член и яйца. Помощнику пришлось самому вытребовать чаевые для омеги, так как будучи весёлым и довольным мистер Хрен не спешил расстаться даже с мелочью в карманах...
  
  ========== Сэр Сэдрик Бондэйл младший ==========
  
  - Что, Чалдон? Опять новенький? У нас в последнее время прорвало плотину поступлений? Так нам скоро комнат не хватит для сотрудников, будут принимать посетителей подвое в каждой, - улыбнулся Бальтазар.
  
  - Этот омега не очень, честно говоря, Мистер Бэрэр, - Чалдон скривился и добавил, сев на кресло посетителей у стола управляющего, - но семья заплатила сто тысяч, чтобы больше никогда о нём не слышать.
  
  - Сто тысяч? Похоже на заказное убийство... Что такого он им сделал? Это вообще омега? - Бальтазар поднял голову от заполнения счетов из ближайшего овощного магазина.
  
  - Да, позор семьи, черная овца, наркоман, пьяница и полубомж, живший под мостом. Семья богатая, и уже несколько раз пыталась избавиться от него законными методами: дорогостоящие клиники - оттуда он сбегал. Встречи взаимопомощи бывших наркош - не соизволил явиться и на первую. Вырвался однажды даже из психушки, просто "чудесное возвращение блудного сына" - заржал Чалдон, - Омегу этого выгнали из дома, поэтому он и жил под мостом. Но это не заставило его одуматься и бросить наркотики. Мост, видимо, находился не далеко от его настоящего дома и соседи, друзья и родственники видели его там. Он им был как "бельмо" на глазу. Вот они и решили от него таким образом избавиться уже навсегда.
  
  - А теперь что будет? - поинтересовался Бальтазар, даже счета бросил, что редко бывало.
  
  - Семья объявит его погибшим. Пышные похороны и забвение на веки вечные.
  
  - А вдруг его узнает кто-то из наших клиентов?
  
  - Его семья родом с другого полушария, хорошо, что он владеет нашим языком - издержки дорогого частного образования. Но теперь все его друзья и знакомые остались на противоположной стороне земли. Главное, чтобы он от нас не сбежал...
  
  - Не сбежит, уж этого мы точно не допустим, за сто-то тысяч, - гаденько заулыбался управляющий, - теперь к делу, Чалдон. Такого вот богатенького придурка сначала надо обломать, а только потом выводить к клиентам. Он уже и так не девственник, раз бомжевал под мостом.
  
  - Ясно, сэр, сломаем! - весело подытожил помощник.
  
  - Но только аккуратно! Никаких травм! Искалеченным он нам будет ни к чёрту! Сломайте его психологически, воспользуйся его задранным семейным богатством носом и тягой к наркотикам.
  
  Чалдон кивнул, уже не так весело, как прежде - его ждало полным-полно работы - простым избиением не отделаешься.
  
  
  Два охранника притащили матюгающееся и отбивающееся грязное, вонючее тело в душ.
  
  - Босс, мы его такого, фу-у-у, трахать не хотим! - скривился левый из них. А правый поддакнул: - Я не засуну свою "сосисочку" куда попало, может там уже плесень от обилия "грибков".
  
  - Помоете его прежде всего везде, а потом придётся трахать в "подгузниках", чтобы ваших "малышей" ничем не заразить! - Чалдон выразительно тыкнул обоим в ширинки. - А если он не заткнётся, позовёте всю смену, чтобы ни один охранник не ушёл домой, не трахнув эту сучку.
  
  - Ладно бос, но церемониться с ним никто не будет!
  
  - ОК, но так, чтобы он хотя бы через неделю смог выйти к клиентам. Никаких переломанных костей! Надеюсь, всем ясно? Парни, я загнусь всё делать сам! - с этой обвиняющей репликой Чалдон покинул душ и вопящего вонючку.
  
  - Моя семья заплатит за меня огромный выкуп! Вы даже не представляете, как я богат! Отпустите меня и никогда в жизни не будете работать! Я обеспечу всю вашу семью и даже внукам останется, - орал омега, руки его дрожали, видимо последняя порция героина ещё полностью не вышла из организма.
  
  Охранники знали, что новенького никто не похищал, но не потрудились объяснить тому что к чему. Омега всё ещё верил, его семья не знает, что с ним произошло, и только ждёт сообщения о выкупе, чтобы спасти родственника от страшной участи стать дешёвой шлюхой в городском борделе. Разоблачение этой аферы станет ещё одним гвоздиком, заколоченным в "гроб" новенького омеги.
  
  Когда через два часа Чалдон освободился для обломки бывшего богатенького бомжа, того, уже изнасилованного почти всеми охранниками, привязали в одной из многочисленных спален вверх ногами к кожаному креслу. Руки омеги всё ещё нервно подрагивали, но больше он не плакал и не орал - громко дыхнуть боялся...
  
  - Вот и отлично, - похвалил его Чалдон, погладив по скуле, - люблю тишину. Теперь будем учить тебя принимать клиентов с радостью, - Чалдон начал расстёгивать ширинку.
  
  - Опять? Нет!!! - заорал омега как контуженный. - Они меня всего порвали! У меня кровь течёт из попы!
  
  - Ща зыркну, что там, - альфа обошёл кресло и раздвинул уже чистые розовые полупопия, - ничего непоправимого они тебе не сделали, - Чалдон порылся в ящике прикроватной тумбочки и выудил самый дешёвый омежий гель для заживления ран.
  
  Потом он осторожно, кончиками пальцев, намазал разорванный, вывернутый наружу "усердными" альфами, розовый от смеси крови и спермы сфинктер омеги и всю его промежность. Тот стонал, подрагивая от болевых ощущений.
  
  - Нравятся мне порванные омежьи жопы, - разоткровенничался альфа на ухо омеге, - ничего не могу с собой поделать. Но тебя я замазал гелем, как там тебя, не помню было в документах...
  
  - Сэр Сэдрик Бондэйл младший, - вздохнул омега, Чалдон заржал.
  
  - Сэр Сэдрик, не соблаговолите ли вы скромно отблагодарить своего верного оруженосца, - Чалдон смеялся без остановки, продолжая гладить раны омеги, - вернее, "геленаносца" глубоким минетом?
  
  - Добровольно? Да перестаньте уже трогать меня! Своими касаниями вы делаете мне ещё больнее! - в ответ Чалдон, который до этого только осторожно поглаживал разбухшие розовые стенки, со всей дури всунул внутрь омеги сразу три пальца. - А-а-а! - заверещал тот на одной ноте бесконечной боли.
  
  - Здесь я заказываю музыку! Всё ещё не уяснил себе, Молли? - Чалдон нагнулся прямо к его лицу, резко вытянув пальцы из раны, - БэБэ велел придумать тебе новое имя, ничего общего с твоим настоящим, так что начинай представляться: "Я - Молли".
  
  Потом Чалдон иронично продолжил, похлопывая омегу по надутым щекам:
  - Это твои "любимые" родственнички заплатили "Лорду", чтобы избавить семью от тебя и от позора, связанного с тобой. Ты для них умер и похоронен на семейном кладбище, рядом с папочкой-омегой. А сейчас, Молли, "весело и с песней" будешь мне делать "добровольный" минет, да побольше стараний язычком, - омега округлил удивлённые глаза, но вслух ничего не сказал, слишком уж было похоже на правду.
  
  Чалдон, не раздеваясь, выпустил наружу свой полувозбуждённый член, уже наказавший не один десяток омег, достал из кармана пакетик с кокаином и, щедро сыпанув себе на ладонь, размазал.
  
  - Я думал тут кокаин на завтрак не подают, - речь омеги так и "кишела" иронией.
  
  - Я быстро отучу тебя от наркотиков. Тут у нас наркош нет! Но завязка будет постепенной, мне трупы с сердечным приступом не нужны. А дальше началось самое интересное - Чалдон вымазывал свой орган снова и снова в кокаине, Молли вылизывал его и сплёвывал на пол, так как принимать его просто неразбавленным в рот очень жгло и было невкусно.
  
  - Уже начал вести здоровый образ жизни, - ржал Чалдон, он вообще чуть что любил посмеяться, - так, гляди, и станешь образцовым членом общества! Ха-ха-ха, членом...
  
  Но как только омега переставал старательно лизать, альфа начинал гладить пальцем края разорванной раны, в которую превратился сфинктер омеги после многочисленных изнасилований, намекая болью на старания. Чалдону очень нравилось представление, вылизанный член приятно тяжелел в руке. Омежий язычок старательно гладил натруженный орган.
  
  Молли лизал и беззвучно плакал. Со слезами, стекающими по молодому лицу, к нему приходило понимание того, что это навсегда. Такая жизнь не закончится. У него за двадцать четыре года было чуть больше миллиарда шансов построить свою жизнь иначе, он даже родился совершенно здоровым в очень богатой семье. Но все свои шансы омега прокутил, гоняясь за удовольствиями: шопинг, разврат, выпивка и, наконец, наркотики и жизнь под мостом. Но то была хотя бы свободная жизнь...
  
  ========== Счастливая ==========
  
  - Где я? - омега вскочил как ошпаренный.
  
  Вокруг него было четыре белых стены, вернее три, четвёртая была деревянной. Кроме огромной кровати, там ещё висел дорогой телек на противоположной стене и стояли высокие торшеры на тонких белых ножках по обеим сторонам кровати. Другой мебели в комнате не имелось - типичное жильё богатого холостяка.
  
  Сагив Айкам, а это был именно он, крутясь на коленках и перебирая руками по постели, осмотрелся, дырочку в попе прострелило болью, - ох! - наработался же он вчера. На запястьях красные следы от верёвок, и член, который обычно чувствуешь только когда надо в туалет, тоже явно напоминал о себе неуместным сейчас возбуждением: "Течка? Неужели продолжается даже после всего, что было вчера?"
  
  Воспоминания о произошедшем набрасывались словно злобные псы в ночи и рвали сердце на маленькие кровавые кусочки. Его, связанного и распятого на кровати борделя, трахали разные альфы, сколько их было? Единственное, что помогало выдерживать сейчас кошмар в своей голове, этого чьи-то слова далёкие слова: "Мой омежечка... Никому не отдам... Истинный..." Сагив с ужасом думал, что эти слова привиделись ему в жарком беспамятстве течки или, может быть, были обращены кому-то ещё. Неужели тот ласковый и нежный альфа любит другого, этот редкий чудесный аромат будет сопровождать по жизни кого-то ещё.
  
  - Ты проснулся? Привет, малыш! - в дверях показался белый поварской колпак, потом сервировочная деревянная тележка на четырёх маленьких колёсиках, от которой разносились всякие приятные запахи. - Извини, не знаю, как тебя зовут. Я - Бен, можно Бенни.
  
  Омега молча разглядывал широкий разворот плеч высокого мужчины.
  
  - Видишь ли, извиняюсь, но ты - мой истинный омега. Я знаю, что положено медленно ухаживать за понравившимся мальчиком: приглашать его на свидания, дарить цветы и шоколадки...
  
  Сагив молчал.
  
  Видя эту отрешенность, Бен печально продолжил:
  
  - Но я нашел тебя и никому не отдам. Ты мой, извини!
  
  Рассказ альфы прошёл в полном молчании, Сагив и ухом не повёл, ни когда Бен говорил про свою полную трансформу, ни когда объяснял, что не контролируется себя в сексе и всегда обращается в ужасного черного волка. Ни когда обещал всё на свете и извинялся за вчерашнее.... Больше часа один сплошной монолог. Альфа понимал, что не может удерживать своего омегу насильно. Что если тот только попросит, сейчас же вернёт его родителям, кто же захочет такого "истинного" зверя, вот и омежка пришибленно молчит.
  
  А потом вдруг:
  
  - Ты так нежно лизал мне дырочку, будучи волком, можно сейчас так же полизать? Там неприятно, немного жжёт...
  Вместо ответа счастливый Бен споро отодвинул никому ненужный завтрак и уже переворачивал смеющегося омежку попой к верху.
  
  
  - Зря вы его жалеете, мистер Бэрэр, он может полежать и в лазарете, - начал в тысячный раз Чалдон.
  
  - Я жалею только о том, что не сразу понял, что влюбился в него с первого взгляда, - ответил Бальтазар.
  
  - Сэр! - пауза затянулась. - Но вы же не собираетесь его выкупать? Он же...
  
  - Выкупить... Да, его надо выкупить, отличная идея, Чалдон, большое спасибо, - и управляющий резко свернул из общего коридора в свой кабинет.
  
  Альфа тихо выругался. Вместо того чтобы отговорить Б.Б., он сам и подкинул ему эту дурацкую идею, чудовищно дурацкую идею. Шлюхи бывшими не бывают, они навсегда остаются продажными или готовыми к продаже всего святого, если только у шлюх может быть что-то "святое". Такой участи альфа явно не желал своему уважаемому начальнику. Но беты, они такие беты, совсем не разбираются в людях... А кое-кто этим пользуется, так же хорошо, как и своим смазливым личиком с копной черных вьющихся спиральками волос...
  
  - Сэр, это Бальтазар Бэрэр...
  
  - Я тебя узнал Бальтазар, что-то случилось с моим борделем? Кстати, как он там называется?
  
  - "Лорд", сэр! - Бальтазар тяжело вздохнул - никогда за двадцать прошедших лет он ни о чем не просил главного босса - и продолжил: - С ним всё хорошо, прибыли только растут...
  
  - Тогда почему у тебя такой печальный голос? И ты никогда раньше сам мне не звонил?
  
  - У меня к вам просьба, сэр.
  
  - Говори, что! Тебе, Бальтазар, всё что угодно.
  
  - Сэр, я хочу выкупить одного из ваших омег.
  
  - Зачем тебе старая шлюшка, Бальтазар? Захотел женится на старости лет, Кобылина? - саркастический смех с той стороны трубки. - Возьми моего младшего сына-омегу Аквилона. Я даю за него бордель. Можно и "Лорд".
  
  - Нет, сэр, спасибо. Для меня это большая честь... Но я влюбился и хочу одного определённого омежку.
  
  - Ладно, сам потом пожалеешь. Моему Аквилону всего шестнадцать лет. Он молод, нетронут как свежий персик и так же молчалив.
  
  - Он ещё может встретить своего истинного альфу, - заметил с упрёком бета.
  
  - Я не собираюсь отдавать мои бордели всяким проходимцам, приятно пахнущим хвоей и морским бризом. Моего сына и его преданное нужно заслужить!
  
  - Конечно, сэр! - ответил Бэрэр, а сам подумал - хозяин борделей и к своим домашним омегам относится точно так же как второсортным шлюхам - покупает, продаёт... отпечаток профессии. - Сколько мне за него заплатить?
  
  - Бери так, Бальтазар. Для такого примерного работника как ты не жалко.
  
  - Сэр, он девственник, только первая течка прошла.
  
  - Мне всё равно, у меня такого добра по всей стране не меряно... Знаешь, сам заплати в кассу сколько захочешь... - чувствовалась, что разговор перестаёт интересовать по крайней мере одну из сторон.
  
  - Спасибо, сэр, сто тысяч, как всегда за новенького? - Бальтазар затаил дыхание.
  
  - Себе можешь сделать скидку, - но бизнесмен в большом боссе победил альтруиста, - а, впрочем, поступай как считаешь должным! - и связь неожиданно прервалась.
  
  
  Управляющий встал и отправился к своему мальчику, такому любимому, долгожданному и уже точно полностью своему.
  
  - Малышик, что грустишь? - спросил Бальтазар, входя в спальню и видя Мипиэля уже полностью поправившегося, но всё ещё проводящего день полностью голым в постели.
  
  - Нет, мистер Бэрэр, всё хорошо! - вымученная улыбка, человека, восходящего на эшафот. - Я чувствую себя уже лучше, могу вернуться на работу...
  
  Выглядел омега печальным, несчастным, в шаге от депрессии, заканчивающейся самоубийством:
  
  - Я всё понимаю, вы не можете держать меня тут вечно - вам влетит от вашего босса. Ещё небось Чалдон наябедничает, что вы меня прикрываете и у вас будут неприятности... Я знаю, если бы вы могли вы бы спасли меня, но вы не можете...
  
  - Хватит, малышик, - Бальтазар прервал нытьё, угрожающее превратиться в бесконечное, сел на кровать. - Тебе никуда уходить не надо, ты здесь больше не работаешь, ты - мой омега. Просто мой, я тебя выкупил!
  
  Резко покрасневшее чудо перестало дышать, глаза открылись так широко, что угрожали вообще выпасть из орбит:
  
  - А-а-а, спасибо, сэр! Я вам всё отработаю, всегда, сейчас же, совсем...
  
  Бальтазар прервал горячечную речь омеги одним жестом руки, как отрезал:
  
  - Ползи сюда, будем целоваться и отмечать твоё освобождение и моё счастье!
  
  ========== Паскаль ==========
  
  - Здравствуйте, мистер Бэрэр, - пожилой импозантный альфа вежливо пожал руку Бальтазару, - меня зовут Гретц Фишер, и я пришёл к вам со своей проблемой. Вернее, даже не с проблемой, а с "головной болью".
  
  - Мистер Фишер, рад знакомству, - Бальтазар улыбнулся и откинулся в кресле, - сразу скажу, я не удивлён, ко мне все приходят со своими проблемами или "головными болями". И - о чудо! - у меня для всех есть подходящее лекарство! На мой профессиональный взгляд, вам подойдет Мейсон, омега-метис, двадцать три года, четыре из который он провел у нас, но всё ещё стесняется и мило краснеет под каждым новым альфой.
  
  - Благодарю вас, мистер Бэрэр, но речь идёт не обо мне. А о моём племяннике, - альфа вздохнул и как будто постарел сразу на десять лет, - Паскаль - глава нашей семьи. По завещанию прапрадеда контрольный пакет нашего акционерного общества переходит от отца к старшему сыну вот уже более двухсот лет. Теперь им владеет двадцатилетний оболтус-омега Паскаль. Сын моего покойного старшего брата. Он уже всех довёл своими безумными выходками, но последней каплей стало то, что он начал растранжиривать наше состояние. Что, поверьте мне, не так просто сделать...
  
  Весь трагический монолог клиента Бальтазар слушал внимательно и абсолютно спокойно: хочет клиент выговориться - пожалуйста - лишь бы деньги платил. Чалдон стоял за спинкой его кресла, слушал и учился общаться с важными клиентами. Ни для кого уже не было секретом, что ни сегодня, так завтра великий Бэ.Бэ. переложит на него все свои обязанности. Мипиэль в конце прошлой недели переселился в маленький голубой домик с палисадником в тихом спальном районе, и Бальтазар только и ждал переехать к нему. А пока наведывался пару раз в неделю, не в силах мотаться туда-сюда каждый божий день.
  
  - В идеальном обществе и в идеальное время я бы просто нашёл ему мужа, чтобы Паскаль остепенился, занялся семьёй и своими малышами. А такие как я, взрослые умные альфы - нашим семейным состоянием. У меня два высших образования - юридическое и экономическое, а Паскаль бросил школу в тринадцать. Так кому из нас легче управлять семейным концерном? Конечно, вопрос чисто риторический... Не поймите меня неправильно, средств нам и так хватает - только металлургических заводов в нашем концерне двенадцать, а про порты, корабли и другой бизнес я даже сейчас не вспоминаю. Вот искать ему истинного альфу мы уже заморочились: перетаскали всех подходящих по возрасту сыновей деловых партнёров и даже конкурентов...
  
  - Извините, что перебиваю, - Бальтазар улыбнулся, - хотите попрошу помощника принести нам чаю?
  
  - Да, благодарю вас, чай совсем не помешает, - Чалдон немой тенью метнулся к выходу из комнаты, - короче говоря, не буду ходить вокруг да около, я хочу заказать у вас племяннику альфу. Такого, чтобы оттрахал его до потери пульса и выбил, то есть извините, вытрахал тому все мозги. Разумеется, никакого изнасилования, моральных и физических травм, но, - мистер Фишер поднял вверх указательный палец правой руки, прищурился и продолжил, - и никакого сожаления, и сюсюканья, пусть поставит племянника на место! А то Паскаль совсем обнаглел от скуки и вседозволенности, решил, что он король мира, которому всё можно и всё сойдёт с рук.
  
  Бальтазар перестал вмешиваться в монолог клиента и только кивал головой в особо критических моментах. Потом они выпили по чашке чудесного мятного чая с рогаликами, производимыми прямо здесь одним из местных омежек в свободное от клиентов время. Мистер Фишер передал управляющему конверт с деньгами, и они обговорили дату встречи альфы с Паскалем.
  
  - Попросим как всегда Макса, - предложил Чалдон, когда клиент откланялся и вышел.
  
  - Нет, тут Макс не подойдет - слишком привык слушаться приказов омежек-клиентов... Помнишь, в прошлом году у нас выступали братья-ковбои с расслабляющими танцами?
  
  - Да, тогда многие наши постоянные клиенты просто повыскакивали из трусов от "расслабления" и счастья, - заржал Чалдон.
  
  - Да и потрахаться они тоже были совсем не против...
  
  - Собирали деньги на покупку скота на своё новое ранчо и остро нуждались в наличных, не брезговали даже нашими пожилыми клиентами...
  
  - Вот они его точно оттрахают "мама, не горюй", - успокоился Бальтазар - и этот вопрос решён.
  
  
  - Нет, мистер Бэрэр, мы сейчас в такого рода подработках не нуждаемся - у нас с новым ранчо "Яблочный сезон" забот полон рот, - говорил Орелл Салазар.
  
  - Орелл, я на громкой связи? - спросил Бальтазар ковбоя.
  
  - Да, сэр, - прозвучало через секунду и какое-то шуршание.
  
  - Парни, всего делов-то трахнуть одного наглого разбалованного омегу, который утверждает, что не только кончить с альфой не может, но и возбуждается не всегда... Докажите ему, что он просто настоящих ковбоев не встречал! И заберёте пару тысчонок на мелкие расходы. Одна ночь! В нескольких часах езды от вашего дома, - и тут прозвучал главный аргумент, - развлекаться тоже иногда полезно, тем более если за это платят!
  
  В ответ раздалось невнятное мычание, будто бы ковбои решили советоваться со своим товаром, хотя скорее всего братья просто совещались между собой, прикрыв трубку ладонью.
  
  - Мы согласны, мистер Бэрэр, - ответил за всех старший брат Орелл, младшие Остин и Олби в телефонных переговорах участия не принимали.
  
  - Вот и хорошо, назначим на пятницу.
  
  
  Когда выбранная пятница наступила ровно в семь вечера братья Салазары припарковались у ворот усадьбы Фишеров. В своей обычной рабочей одежде, правда свежей и чистой.
  
  - Будут ролевые игры? - удивленно спросил сам хозяин, - Мистер Бэрэр мне не говорил... А впрочем, мне всё равно, делай всё, что считаете нужным!
  
  - Только одна просьба, мистер Фишер, не следите за нами через камеры системы безопасности, это приватное дело.
  
  - Нет проблем, я даже охрану отзову в другое здание, вы там будите с Паскалем совершенно одни.
  
  - Отлично, сэр, спасибо.
  
  - Вы в курсе, что всё уже оплачено? - озаботился заказчик.
  
  - Да, мы тоже получили свой процент, мистер Фишер, так что... мы готовы, - успокоили его.
  
  - Сейчас пойду позову, Паскаль там рыбу ловит в свежевыкопанном пруду. Водолаз, наверное, уже устал щук на крючок насаживать.
  
  
  В огромной светлой спальне солнце садилось через полностью стеклянную стену прямиком за комодом. Его блики отражали целый ряд переливающихся пузырьков духов и другой косметики. Дорогие костюмы валялись неухоженной горой на широкой кровати, видимо, хозяин комнаты запретил их собирать. Всё это бросалось в глаза, пока слуги судорожно чистили место представления для тройки заказанных альф.
  
  Орелл был старшим и самым высоким из братьев - косая сажень в плечах. Остин и Олби были одного роста, чуть ниже, но достаточно высоки даже для своего пола. Все парни были загоревшими до цвета молочного шоколада, с грубыми, как будто высеченными из скалы чертами лица. Но весёлые шутки и анекдоты преображали их настолько сильно, что не трудно было влюбиться с первого взгляда в эти почти одинаковые сочные губы и белоснежные улыбки.
  
  - Спасибо, господа, дальше мы сами, - сказал Орелл пришедшим убираться омегам, как только кровать опустела от одежды. Засмеявшиеся Остин и Олби доставали что-то из брошенных прямо на пол баулов.
  
  ========== Омега и ковбои ==========
  
  - О, новенькие шлюшки прибыли, - в спальню зашел высокий омега-брюнет, симпатичный, но вымазанный в яркой косметике и благоухающий всеми цветами радуги, его родной запах и не ощущался, - давай ты, самый маленький, можешь начинать сосать, - омега обратился к Олби и выпростал наружу свой висящий как сморщенная сосиска розовый член.
  
  - Смотрите какие мы шустрые, - улыбнулся Орелл, схватил омегу за член и споро затянул головку тугим ремешком.
  
  Остин и Олби в это время застегнули на голове зашедшего кляп, закрывающий рот маленьким красным шариком. И не успел омега прийти в себя, как был привязан за руки и ноги к столбикам своей же кровати. Орелл разрезал на нём всю одежду охотничьим ножом с костяной ручкой и ошмётки бросил на пол:
  - Вот теперь я готов вести с тобой диалог, ну, или монолог, - альфа поглаживал бока своего голого пленника и по-хозяйски щипал соски, - заплатить борделю твой дядя уже заплатил, чаевых от тебя мы не дождемся во веки вечные: ты ведь даже не возбуждаешься от альф и тем более не кончаешь под ними... Так что мы притащились сюда практически даром, поэтому мы с братьями просто выебем тебя пару кружков и отправимся восвояси. А что ещё делать?
  
  Пленник пытался что-то ответить, выпучил глаза, но проклятый шарик выпускал наружу только капли слюны. Ему было страшно, так резко с Паскалем ещё никто не поступал. Но с другой стороны это было очень-очень возбуждающе: трое голодных на секс альф рассматривали своего обнажённого беззащитного пленника, потирая ноющие ширинки. И этим кем-то был сам Паскаль...
  
  - Охранники все в другом здании, за нами никто не наблюдает, кричать ты не сможешь из-за кляпа. Так что просто расслабься - сделай себе одолжение! - старший брат приподнял омеге ягодицы, просунул туда подушку и по-хозяйски начал массировать анус Паскаля, помогая расслабиться, рвать племянника клиента никто не планировал.
  
  Омега выкручивался, не желая смириться со своей участью, шипел что-то через шарик и делал страшные глаза, никого при этом не пугая. Два других брата тоже методично отрывались - давно омеги не было. Остин вылизывал обнаженное молодое тело, а Олби - маленький сладкий омежий член, обходя тугой ремешок.
  
  - Остин, подай, пожалуйста масло из сумки. Как там тебя, Паскаль? Моё любимое масло розовое, знаю-знаю, омежий запах, но мне нравится, - Орелл подхватил бутылочку из рук брата, намазал себе пальцы и легко просунул первый в тугую попку омеги. - Приятно, что ты ещё не так растрахан, как наши прошлые клиенты.
  
  Сколько Паскаль ни сопротивлялся, ужасаясь последующему насилию, ни отбивался, куда ему привязанному против троих голодных на молодое тело альф. Братья каждый брал что хотел, крутили соски, щипали попу, получали истинное удовольствие, морща носы только от искусственного запаха дорогих французских духов омеги. Сам Паскаль тоже не оставался равнодушным - сильные мужские тела отдавали мускусным запахом желания с примесью простого шампуня и хвои. Они начали расстегивать рубашки, и омега замер увидев крупные коричневые соски одного, дорожку шелковистых темных волосков, убегающую в плавки другого, но главным оставался запах - их хотелось нюхать беспрестанно, вдыхая сексуальность и не выдыхать обратно ничего вообще.
  
  - Отмыть бы тебя, да лень возиться - стоит уже с первой секунды, - проворчал старший брат.
  
  - Я буду первым? - спросил Остин у Орелла и тот кивнул, вынимая три пальца из разработанной дырки.
  
  Омега заплакал от бессилья, тонкие дорожки слез протянулись из ярких зелёных глаз, через тушь и румяна к измазанным помадой губам. Вспомнилась старая присказка: "И хочется, и колется..."
  
  - Никто тебя бить и насиловать не будет, - Орелл вытер мокрые щеки Паскаля, - потрахаем пару раз и отпустим. Расслабься, не ори, тогда и расстегну "намордник". Олби нравится сосать ваши членики, вот и получишь море различных впечатлений. Главное не сопротивляйся, поранишь руки или ноги верёвкой! - и ковбой погладил стянутые конечности.
  
  В это время Остин, разместившись между широко разведённых ног, пристроил намазанный розовым маслом член к растянутой дырочке и резко вошел сразу на всю длину, омега выгнулся дугой от боли. Но остальные братья придержали его, чтобы не навредил самому себе.
  
  - Паскаль, расслабься, мы всё равно все тебя трахнем, и не по одному разу, так что смирись, может тебе ещё и понравится! А куда ты денешься? - Орелл.
  
  Омега долго бился в путах, рычал, мычал, плакал. Остин старался не добавлять тому лишних мучений, двигался размеренно, придерживал за бёдра и упрашивал:
  - Ну, не сопротивляйся уже, хватит - бесполезно. Сжал член как тисками...
  
  А вот старший брат норовил усмирить бунтарский норов омеги, шепча в ухо:
  - Почему это? Пусть борется - мужик как ни как! Раз с рождения не знал своего места, пусть и дальше ковыряется в своих заблуждениях, как в песочнице, если ему там так комфортно, - Орелл снял с омеги "намордник", но не дал вымолвить ни звука. Только тот открыл рот, альфа в наглую засунул туда свой язык и начал трахать им рот привязанного клиента. Наружу раздавались разнообразные звуки, не вводящие в заблуждение - омеге не нравилось. Олби обсасывал уже полностью вставший омежий член.
  
  - Смотри, Орелл, у него встал! Первая наша победа! - Олби.
  
  Тот только рукой на это махнул, мол ещё и не такие победы будут в этой конкретной битве.
  
  Остин бурно кончил, давненько уж не было у него такого раскрепощённого омеги или не ограниченного доступа в тело, член заменили пальцами:
  - Олби, давай скорей сюда - твоя очередь! Да брось уже сосалку, а то моё всё вытечет. По сперме трахать веселее, так ощущаешь единение с братом!
  
  - Так давай его уже вдвоём выебем! Раз так хочешь объединения! - отозвался Олби.
  
  - Парни, мы обещали его сегодня не рвать! - старший Орелл оторвался от своего конька - безумных французских поцелуев.
  
  - А завтра что? Вы же обещали уйти после пары раз? - омега, паче чаянья не заорал, а вспомнив, что никто его не услышит, решил договориться с этими бандитами, тем более так приятно ему давно не делали, стыдно даже кому признаться.
  
  - Может и уйдем... После твоего утреннего минета... всем троим!
  
  Остин заменил пальцы брата своим возбужденным достоинством и заныл привычное:
  - Ну подрочите ему кто-нибудь, чтобы не упал! А то я себя насильником чувствую...
  
  - Твоё дело трахать. Хочешь побаловать - найди простату! - строго сказал Орелл, а сам вернулся к поцелуям. Омега перестал биться - умненький - бесполезно же. Он постанывал в рот Ореллу, пытался прижаться к нему всем телом, выпрашивая ласку, ужасно захотелось кончить.
  
  Но ковбои, сменяя друг друга, не задумывались о члене омеги.
  
  - Пожалуйста, сэр, снимите резинку с члена, хочу кончить! - Паскаль посмотрел на старшего брата, желание унижаться и просить прошибало впервые и сразу же до кончиков ногтей на пальцах ног - всё тело и разум.
  
  - Это не резинка, а ремешок! - ответил тот, продолжая хозяйственно гладить, щепать, сжимать доступное тело. Ореллу нравилось командовать или даже править властной царской рукой: захочу пожалею, а захочу уничтожу.
  
  - Ну ремешок...
  
  - Нет, так дело не пойдёт! Проси заново полностью и давай умоляй! Просто так ты у меня ничего не получишь! - старший брат специально мучил зазнайку и задаваку омегу, действуя по плану Бальтазара. Остальные жалели юношу, но только не Орелл, имевший дело с такими омегами и раньше.
  
  - Пожалуйста, сэр, умоляю вас, можно мне кончить? Только один раз, прошу! - глаза омеги закатывались, губы дергались и слова выходили неточными. А вот член радостно подскакивал в такт просьбе - тело Паскаля предавало по полной программе.
  
  - Не слышу! Что ты хочешь? - улыбнулся ковбой-мучитель, деньги управляющего "Лордом" надо было отрабатывать.
  
  - Снимите, пожалуйста, ремешок! - можно было совершенно точно сказать, что Паскалю нравилось происходящее, несмотря на то, что его заставили получать это удовольствие. Но это уж такая омежья натура...
  
  - Уже не резинку, да? - член омеги налился багровым и белёсые капли-точки просачивались даже сквозь тугую перевязь.
  
  - Смотри, как ему, наверное, больно, - прошептал Ореллу Олби, - дай, я сниму...
  
  - Не смей трогать, пока я не разрешу! - резко отбрил тот. - Хочешь пососать - вперёд!
  
  - А-а-а, - заорал омега в ответ на нежные губы и юркий язычок альфы.
  
  - Я так только больше его мучаю, - сказал Олби облизываясь, уж очень вкусными были насыщенные до желтизны капли.
  
  - И хорошо! Если не пикнет лишнего - разрешу со мной кончить, может быть.
  
  Старший из братьев обладал самым толстым достоинством, поэтому и позволил младшим начать. Когда Орелл втиснул смазанный маслом член, Паскаль встрепенулся, замычал:
  - Больно, он разрывает...
  
  - Ничего, ты всё-таки омега, а они и не такое принять могут, - сжалившийся альфа осторожно расстегнул замок на члене омеги. И принялся аккуратно разминать застоявшиеся достоинство Паскаля, не переставая размеренно трахать, упиравшись коленом в левое бедро омеги.
  
  Паскаль, уже развязанный - младшие братья растирали затёкшие руки и ноги - запрокинул голову назад, прикрыл правый глаз и тяжёло, отрывисто дыша, поддавался мозолистым ладоням. Кончали Орелл и Паскаль вместе, только первый напряжённо рыкнул, а второй тоненько на одной ноте застонал и потерял сознание от силы молниеносного оргазма. Такого с ним никогда не было, жалко, что, вероятно, больше и не будет...
  
  - Теперь отмыть его, еле-еле вынес этот ужасный химический запах, - Орелл взял на руки омегу и понёс в примыкающую к спальне ванну, Остин и Олби присоединились, благо ванна размерами напоминала небольшой бассейн.
  
  Каждый из братьев норовил погладить омегу мыльными руками и поласкать раскрытый вход в его тело. Мылись все вместе и весело. Орелл рычал, чтобы братья не мучили больше Паскаля. Но те и сами хотели только насладиться и понежить доставившего такое удовольствие омегу.
  
  Отмытые гости с не то дремлющим, не то бессознательным омегой на руках вернулись в постель, которую уже перестелили заново невидимые слуги.
  
  - Мне кажется, он мой истинный, - шепотом произнес Олби, принюхавшись к чистому омеге.
  
  - Мой тоже, - подтвердил Остин.
  
  - Наш, - согласно кивнул Орелл, - хотя раньше об этом можно было только догадываться из-за этих противных отдушек, теперь же, напротив, омегу хотелось нежить в объятиях и задаривать сладкими подарками.
  
  - Нам его не отдадут такие богатые родственнички, - испуганно произнёс Олби.
  
  - Он и сам нас не захочет, - осознал Остин печально.
  
  - Подпишем отказ от претензий на его деньги, и они будут счастливы выпереть его из семьи, - сказал Орелл, поглаживая такие нежные ранимые плечи расслабленного хозяина спальни: "И как только раньше хотелось унизить и обидеть такого сказочного омегу? Ума не приложу!"
  
  - Ага, а сам я с удовольствием перееду к вам... Так сильно меня ещё никто не любил, - сонно пробормотал пришедший в себя омега, - только больше не связывайте, я же ваш истинный, а не просто заказанный клиент, - в душе Паскаля боролись желание не расставаться с ковбоями никогда и подленький страх, что ещё раз он такой сексуальный марафон просто не выдержит - сдохнет. Или выдержит? И как теперь вообще жить без этого? Разве искусственное озеро с фальшивыми беззубыми акулами заменит троих настоящих сильных здоровенных самцов с жаркими объятиями и наглыми языками, орудующими, где сами захотят?
  
  - Что ты, Паскаль, мы теперь с тебя пылинки сдувать будем, - практически хором ответили братья, укладываясь спать с истинным.
  
  Орелл лег справа, Остин слева от омеги, а Олби примостился в ногах, поближе к так любимому им омежьему членику. Каждый норовил погладить дорогое тело, поцеловать или минимум лизнуть белую пяточку. Паскаль сопел в чьё-то плечо и довольно улыбался во сне. Пока случайно не пукнул...
  
  ========== Неожиданный волонтер ==========
  
  Чалдон злился как никогда, он вот-вот должен получить должность управляющего в "Лорде" - с соответствующей бешеной зарплатой - старый БэБэ совсем сдал, только о своём Мипиэле и хлопочет. Вчера: "Где взять любимые конфетки Мипиэля?", позавчера: "Мипиэль захочет маленького, надо съездить в банк спермы, договориться...". Но вот сегодня Бальтазар отправил своего помощника принимать заказы на входе - замещать приболевшего секретаря Дэли.
  
  - Здравствуйте, сэр, чем могу быть вам полезен? - Чалдон улыбнулся дежурной улыбкой вошедшему, глаз улыбка не затронула, они так же сверкали раздражением на Бальтазара.
  
  Это был омега, слегка за тридцать, с породистым интеллигентным лицом, если бы не легкая хромота, Чалдон ни за что не поверил бы, что такому красивому омеге приходится платить за секс.
  
  - Здравствуйте, м-м-м, мистер Чалдон, - на помощнике был бейдж с именем, как и у каждого секретаря на входе, просто Чалдону пришлось дописывать своё имя от руки поверх затертого "Дэли", - я хотел бы заказать у вас альфу на дом, на время течки.
  
  - Отличный выбор, сэр. Наши альфы самые чистые в городе, они выносливы и очень нежны.
  
  - Прекрасно, спасибо, так кого вы мне порекомендуете? - вежливо поинтересовался омега.
  
  - Привет, - в дверь на полном ходу залетел молоденький альфа лет двадцати-двадцати трёх, - извините, проспал. Вчерашний клиент заездил меня что надо! - парень, более всего похожий на студента, с бордовым матерчатым рюкзаком за спиной, подскочил к конторке и вперился в бейдж помощника управляющего: - Чалдон, давай я в виде возмещения убытков от своего позорного опоздания возьму заказ этого симпатичного господина?
  
  Шокированный Чалдон не успел возразить ни слова, как омега, уже очарованный молодым альфой и смотревший только на него, не оглядываясь протянул Чалдону платиновую кредитную карту:
  - Возьмите сколько надо, мне тяжело стоять без трости, - молодой альфа без лишних просьб подхватил омегу за плечи, принимая тяжесть его веса на себя.
  
  Чалдон решил сначала принять оплату, а только потом выяснять, что же здесь происходит на самом деле. Второго он уже не успел - альфа выводил омегу за дверь, на ходу засовывая тому в карман карточку, которую вернул Чалдон.
  
  - Чалдон, всем хорошей недели! - прокричал парень, и они скрылись за самораздвигающимися дверями с маленьким колокольчиком сверху.
  
  Через минуту альфа вбежал обратно и запыхавшись произнес:
  - Мистер Чалдон, этот омега - мой истинный. Я почуял его запах через открытое окно автобуса, вышел на первой же остановке и погнался за ним через весь здешний парк, но нагнал только тут, - парень перевёл дыхание и продолжил, неловко упиравшись обоими руками о конторку секретаря, - вы же получили деньги, позвольте мне провести с ним эту течку, а там я постараюсь влюбить его в себя. Говорят, омеги могут почувствовать истинного только во время секса в течку. Не выдавайте меня, пожалуйста!
  
  - Делай что хочешь, парень, мне всё равно. Но если омеге не понравится и он вернётся сюда, требовать свои деньги обратно... Я ему тогда всю правду выложу! - ответил повеселевший Чалдон. И деньги получил, и сотрудники альфы все свободны, можно будет продать их ещё раз сегодня вечером.
  
  - Не вернётся, клянусь вам! - довольный молодой человек уже выбегал обратно к своему истинному омеге.
  
  
  - Мне тяжело уснуть после травмы, - робко начал омега, отводя глаза от молодого человека, - сделайте мне спокойный минет, надеюсь, поможет.
  
  Новоявленную шлюху, а на самом деле студента третьего курса столичного университета по специальности "Новейшие компьютерные технологии" звали Олин Магер. Омега, мистер Этуэль Бланкар, владелец и единственный уцелевший при взрыве на заводе органических удобрений два года назад, разместил его в соседней гостевой спальне. Предупредил, что течка начнётся только через три дня, но начать работать попросил уже с сегодняшнего вечера.
  
  - И да, останьтесь со мной спать, меня мучают кошмары и нужен кто-то, кто разбудит меня. Ненавижу досматривать эти сны до конца, - омега вышел из душа в бежевом махровом халате, плотно запахнутом на груди, всё ещё смущаясь присел на кровать.
  
  - Да, конечно, мистер Бланкар, ложитесь, расслабьтесь.
  
  Олин не был, конечно, девственником. Молодого симпатичного альфу однокурсники-омеги часто приглашали разделить течку. Он был внимательным и нежным партнёром: растягивал даже несмотря на то, что течка сама по себе должна была облегчить проникновение. Да и не забудем, омега сам пригласил его. Но все эти встречи носили бесконтрольный оттенок. Олин был слегка не серьёзен и в его голове частенько гулял ветер. Он не хотел встречаться ни с кем кроме своего истинного. Раньше он иногда мечтал о своём омеге - самом умном, самом красивом, самом добром - но не был готов начать знакомства с минета. Он даже совершенно не по-альфийски растерялся, но тут его взгляд упал на промежность лежащего на спине омеги. Длинные тонкие ниточки шрамов уродовали бедра Этуэля и некоторые, подобно путям метро на карте города, сходились и расходились в паху омеги. Удивительно, что сам член и розовые маленькие как оливки яички не пострадали.
  
  - Физиологическая активность моей половой системы работает процентов на тридцать-сорок не больше. Но желание - на все сто! - смутился омега.
  
  - Да, конечно, - сострадание к своему истинному, ужас от произошедшего - хотя альфа и не знал, что конкретно произошло - затопило Олина и обернулось, точно волшебным покрывалом провели, в страсть и возбуждение.
  
  - К полноценному сексу я пока не готов, без течки. Только минет, пожалуйста! - Этуэль откинулся на спину, уложил голову на подушку и осторожно раздвинул полы халата.
  
  Олин разместился у него между колен и начал целовать низ живота и пах, омега вздрогнул, сжался на долю секунды, а потом совершенно успокоился и на лице его расплылась неожиданная спокойная и довольная улыбка сытого кота перед послеобеденным сном.
  
  Этуэль полностью расслабился и наслаждался медленными нежными движениями своего альфы: "Черт, какой он мой? Что за глупости!" Но даже против своего желая молодой человек ощущался как давний знакомый. Всё: и запах, и движения, и даже некая скованность в постели - всё ощущалось знакомым, домашним, успокаивающим. Впервые за долгое время Этуэль был полностью уверен, что сегодня кошмары отступят и он не увидит в миллионный раз взрыв в цеху удобрений, следующий за этим пожар и десятки обожженных людей, выбегающих на стоянку у главного входя. Этуэль тогда только подъехал навестить родителей, ещё не зная, что больше никогда в жизни их не увидит. Взрывная волна вынесла вперед осколки стеклянных дверей и падая, они распороли лежащему у входа омеге обе ноги, точно вокруг промежности. Стеклянные брызги попали на лицо, руки, грудь, но больше всего пострадали ноги, где острое стекло перерезало кровеносные сосуды и некоторые сухожилия. Он провёл в больнице больше года, куча операций - некоторые из которых были косметическими - спасли в основном лицо и руки. Ноги и днём-то двигались плохо, по вечерам безбожно болели и иногда на перемену погоды вообще отказывались двигаться.
  
  Этуэль и не заметил, как заснул. Кончил или не кончил - не понятно. Его окружала ленивая нега, во сне вокруг кружили танцующие снежинки - б-р-р холодно - но вдруг выглянуло ласковое солнышко и холод отступил. Солнышко омыло омегу лучами добра и, прижав спиной к своей груди, помогло согреться.
  
  Несколько течек назад Этуэль приглашал на такой же период альфу своего делового партнера, вдовца мистера Барреля. Пятидесятилетний Пол Баррель оказался тяжелым на подъем альфой со слабым здоровьем. Будучи отличным деловым партнёром, честным и преданным общему делу, в постели он хоть и не бил Этуэля, не кусал и не оставлял засосов - пугался шрамов, старался поскорее кончить, и ничего не мог поделать со своим родным запахом - тухлых помидоров в летнюю жаркую ночь на севере Кавказа.
  
  После этих неудачных случек Этуэль даже мечтать не мог о том, что с чужим человеком может быть так хорошо. Купленная профессиональная любовь оказалась нежной, внимательной, щедрой в постели и, главное, пахла своим неповторимым запахом: пиццы с кайенским перцем. Такой остренький, многообещающий запах, с ним невозможно будет расстаться на следующее утро.
  
  ========== Подвернувшийся случай ==========
  
  Олин ожидаемо проснулся последним, в одиннадцать часов дня - первая пара в универе уже точно прошла мимо. Покрутился в постели и нашел записку на тумбочке слева от кровати:
  "Олин, большое спасибо, ночью я отлично выспался, и вчера на удивление мгновенно заснул. Кажется впервые за долгое время без всяких кошмаров. Оставляю Вам ключи от дома, я пошёл на работу. В кухне кофе и завтрак, приготовленный моим домработником, он уже уйдет, наверное, но если нет, то его зовут Марит. Ваши чаевые в конверте. Вернусь в 18.00. Надеюсь, что Вы уже будете ждать меня дома. Еще раз спасибо. Этуэль" Рядом примостились ключи на тонком металлическом ободке, один толстый и грозный, явно от виллы, а вот второй маленький и скромный, видимо от забора.
  
  Олин тоже чувствовал себя явно на подъёме, выспался как никогда раньше, хотя и не удивительно под бочком-то истинного омеги, да и почти до полудня. Быстро принял душ в гостевой спальне и помчался к себе домой переодеться, взять сумку с минимумом вещей на неделю и сообщить на курсе в университете, что у его новообретённого истинного омеги начинается течка.
  
  - Нет, папа, я не буду вас знакомить, - о-папочка Алоиз Магер не отставал ни на шаг, ни при переходе из коридора в ванну, ни при ползанье по дну шкафу, - я сам пока ему всю правду о себе не выложил...
  
  - Это ещё почему? Стыдишься себя и своей семьи? - папа обиделся не на шутку. - Мы, слава богу, чужой хлеб не едим. Вся семья с высшим образованием, ты тоже учишься.
  
  - Папа, он старше меня, намного. Инвалид, но для меня это ничего не меняет... А вот для него - не знаю... - пожал плечами альфа.
  
  - Признайся ему до течки, так он сможет проверить твои слова своими ощущениями. Сам он может и не понять, скажи ему первым и до течки! В крайнем случае во время течки, но только не после неё! - не унимался пожилой омега. - Сынок, это важно!
  
  - Хорошо, я понял, - тот бросил в спортивную красную сумку последнюю деталь одежды - свои любимые трусы-талисман с синими звёздочками, - пока, пап, я побежал. Позвоню позже...
  
  - Да, где-то там через неделю, - ответил сам себе Алоиз, запирая входную дверь за единственным сыном-альфой.
  
  
  - Это вы? Здравствуйте! - Этуэль сам открыл альфе после того, как тот несколько раз пытался провернуть ключ в незапертой двери.
  
  - Добрый вечер! - поздоровался запыхавшийся Олин, быстро глянув на часы - без пяти шесть. - Я не опоздал, вы ведь велели быть до шести.
  
  - Написал, а не велел, я вами не командую! - огорченно поправил омега. - Я надеюсь, вы не ходите к другим омегам, пока вы... ну... - омега показал широким жестом на дом вокруг, - ну, со мной? - неожиданная ревность к молодому красивому альфе сжала сердце в тиски, куда ему тягаться с молоденькими омежками, небось пачками виснут на Олине. Их он обслуживает забесплатно, наверняка...
  
  - Конечно, нет, - альфа сбросил тяжёлую спортивную сумку с плеча на пол и легонько сжал плечи Этуэля обоими руками, благо тот был намного ниже, - я был дома, отпросился у папы и взял одежду на неделю.
  
  - Отпросился у папы? - удивленный Этуэль замер в шоке.
  
  - Да, у меня, знаете ли, есть родители. Вы что думали нас, бордельных, шьют на фабриках? Или выращивают из пробирок? - засмеялся Олин с легким оттенком сарказма.
  
  - Простите, пожалуйста, простите! С моей стороны это было верхом бестактности, - смутился Этуэль и отодвинулся от Олина. На самом деле он никак не мог осознать, что какие-то родители отпустили своего молодого сына-альфу работать в бордель. Наверное, ещё и живут за счет этих "грязных" денег, отбирая их у Олина.
  
  Немного погодя омега пригласил Олина на кухню, разделить скромный ужин холостяка. Тот радостно согласился, переживая, что вот сейчас вроде был момент признаться об обмане с "сотрудником "Лорда"", но время уже упущено. "Ладно, до течки ещё два дня, успею!" - думал Олин. На ужин были кусочки жареной индейки с сочными грибами под голландским соусом. Молодой организм Олина настойчиво требовал пищи уже часа три как, но лекции в универе, потом спешка в метро... Альфа наслаждался обществом своего истинного омеги, хоть тот ничего и не говорил, ели вежливо и неспешно. Омега наблюдал за Олином и был приятно удивлен манерами того.
  
  "Откуда у меня только взялись эти глупости, что альфа, работающий "шлюхой", не может прилично вести себя за столом?" - удивлялся Этуэль.
  "Так вкусно, пальчики оближешь, - думал альфа, - а заодно и омегу тоже всего целиком, и полностью, и во всех местах!" - он ждал не дождался начала "рабочей смены".
  
  После ужина омега включил телевизор в салоне, уставший и разморенный сытным ужином альфа плюхнулся рядом.
  
  - Простите, может быть вы не хотите, чтобы я тут с вами сидел, - спохватился Олин, запамятовав на минутку, что он здесь просто оплаченная шлюха, а не истинной альфа хозяина дома, - я могу подождать вас в спальне.
  
  - Нет, что вы, сидите, конечно, я только гляну программу новостей, а потом посмотрим всё, что вы захотите, - омега чувствовал себя обязанным - хозяином, пригласившим дорогого гостя, которого, к сожалению, не сможет удержать ни за какие деньги. А как бы хотелось... "Но сегодня он ненадолго, но мой!" - думал радостно Этуэль.
  
  А альфа в это же время обдумывал, как бы сообщить Этуэлю правду о себе. И случай подвернулся несколько раньше задуманного альфой.
  
  
  - Мистер Бланкар, у вас течка началась! - удивлённо констатировал Олин. - На два дня раньше срока! - альфа делал нежный минет Этуэлю, поглаживая попу омеги, как вдруг пальцы оросила влага, сочные пахучие капли хлынули как из открытого настежь окна сильный дождь.
  
  Они оба были далеки от "здесь и сейчас", один наслаждался стонами своего истинного омеги и радостью украденного у судьбы времени со своим единственным. Второй полностью расслабился и отдался наслаждению молодыми и нежными губами того, кого на время украл или "купил" у вселенной.
  
  - Как такое могло произойти? Простите, пожалуйста, я сейчас всё уберу, - омега начал неловко переворачиваться на бок, что было весьма неудобно инвалиду с широко расставленными больными ногами. - Такое бывает только если встретишь своего...
  
  - Истинного альфу! - Олин закончил предложение, начатое Этуэлем. - Простите, прости, но я и есть твой истинный альфа! - влажные губы блестели от неоконченного минета, лицо горело от признания, и весь он дрожал от неуверенности в себе, боясь, что омега оттолкнёт его.
  
  - Не может быть! - скривился Этуэль.
  
  - Это ещё почему? Потому что я - шлюха? Поэтому ты не признаёшь меня? - расстроился Олин.
  
  - Вовсе нет, - омега тоже был сбит с толку, шокирован, да ещё и эта резь в животе, которая никак не помогала собраться с мыслями. - Ваша профессия ни имеет для меня никакого значения! Но вы молоды, хороши собой и, простите, но вы здоровы! Мы не можем быть парой!
  
  - Вселенная выбирает пары не по этому признаку: кто здоров, а кто - нет... Может я твой альфа, чтобы помочь тебе, Этуэль? - Олин чувствовал, что говорит что-то совершенно неподходящее и мучительно быстро пытался исправить положение ... очередной глупостью... - Я всё время врал тебе!
  
  - Что это значит, Олин? Что вы имеете в виду? - "Конечно, врал, не может он быть моим истинным, не с моим "нереальным везением", - думал Этуэль, - а как жаль!"
  
  - Прости, прости, я сейчас всё объясню по порядку. Первое - я вообще не работаю в "Лорде", второе...
  
  ========== Последняя глава и эпилог ==========
  
  Сбивчивые объяснения альфы Этуэль прервал прямо на середине очередного предложения:
  - Это всё совершенно неважно сейчас! Вы поможете мне с течкой? Или уходите? Тогда мне придётся самому что-то с этим делать, - он всё равно не был в состоянии выслушивать чужую исповедь с такой ужасной болью в животе. Накатывающиеся где-то внизу волны скручивали внутренности в тугой моток, потом неожиданно отпускали и тогда боль в онемевших, как будто замороженных ногах, давала о себе знать с новой силой.
  
  - Конечно-конечно, я сейчас, - Олин на полуслове рухнул головой вниз и вернул губы на член истинного, принявшись сосать с удвоенным старанием.
  
  - Не туда, - только и успел простонать омега в болезненно сильном оргазме.
  
  - А куда? - поднял голову Олин, облизываясь на ходу, не хотелось терять ни капли сладкого настоя омеги, или как там называлась их сперма по-научному.
  
  - Сзади... - мямлил Этуэль, последние оковы приличий неумолимо покидали омегу, хотелось выпрашивать ласку и неприлично тереться о такое горячее тело напротив. Гладить сильные мышцы живота, скользя руками по кубикам пресса, облизывать грудь, проходясь по ягодкам сосков и умолять, или наоборот - требовать, чтобы взяли сзади, да посильнее.
  
  - Уже-уже, - отвечая, Олин старался осторожно перевернуть оцепеневшего Этуэля на живот, но каждый болезненный вздох того отдавался уколом в сердце, - или не надо, я и так смогу, наверное...
  
  Альфа вернул бьющееся как в судорогах тело обратно спиной на кровать и пристроился между ног:
  - А растянуть? - альфа спросил, видимо, самого себя, потому что страдающий омега отвернул голову в сторону. - Я сейчас, максимально быстро.
  
  Альфа осторожно пытался всунуть один палец в попу, но оттуда текло горячим напалмом, Этуэль стонал уже не переставая, а сама дырка, влажно поблёскивая чёрным провалом, затягивала палец внутрь против всех законов физики. Альфа почти сразу же добавил второй палец, но дырке всего было мало, и она продолжала втягивать вовнутрь всё, что попадалось на пути.
  
  - Ну, войди уже, Олин, член... всунь в меня свой хуй, - так плохо раньше Этуэлю никогда не было, правду говорят, что с появлением в жизни омеги его истинной пары течки будто с ума сходят.
  
  - Да-а-а, - протяжно на одной ноте прохрипел Олин и наконец полностью с размаху вошел в омегу.
  
  Тот совершенно не сопротивлялся, не сжимался, только сильно дрожал и бился как в истерике. Какофония этих звуков исчезла так же внезапно, как и началась - омега снова кончил и запер внутри своего тела зарождающийся узел альфы.
  
  - Я не могу двигаться, - испугался уже Олин, - отпусти меня! Я никуда не убегу, я твой!
  
  - Знаю! - последние сомнения покинули расслабленное оргазмом тело омеги и вместе со всеми разумными мыслями сделали ручкой. - Повози им туда-сюда...
  
  - Ага, сейчас, - альфа постарался пропихнуть разбухший узел поглубже в омегу, обратно боялся, чтобы не порвать вновь обретённое сокровище. Узел терся о горячие стеночки, разбухая всё больше и грозился взорваться вместе со своим альфой. Взорваться голубыми радугами и разноцветными бабочками, что удивительно нежно порхали в животе Олина.
  
  Очнулся Этуэль плотно прижатый к телу альфы, грудью к животу. Тот каким-то чудесным образом перевернулся во время связки и сейчас, лёжа на спине, удерживал на себе вес омеги. Руками и ногами обнимал, на ушко шептал что-то невозможно глупое и ласковое:
  - Ты мой! Только мой! Маленький, уставший, горяченький...
  
  Этуэль не счёл нужным отвечать на такие неимоверные глупости, важнее было решить, как представиться родителями Олина, что говорить им, и как заставить молоденького дурачка бросить прибыльную, но такую ужасную работу.
  
  - А ты вроде бы сказал, что больше не работаешь в "Лорде"? Ушёл из-за меня? - Этуэль вспомнил обрывки вчерашних признаний.
  
  - Да нет же! Пришёл из-за тебя... - альфа поцеловал любимую "занозу" в плечо и заново начал объяснять своему истинному омеге, как гнался за ним через весь парк, а догнал уже в "Лорде".
  
  Наутро первым очнулся уже Олин, аккуратно переложил Этуэля, снимая с себя его ноги и руки, и бросился на кухню - уставшего за ночь омегу нужно было срочно накормить и напоить, пока течка опять не скрутила. Но на кухне, вернее на кухонных часах, обнаружилось, что уже почти полдень и домработник Марит оставил омлет, тосты, салат и горячий кофе в термосе. Собрать готовый завтрак на поднос и отнести в спальню заняло приблизительно столько же времени, сколько и Этуэлю, чтобы встать с кровати и отправиться в душ. Раздосадованный альфа поставил поднос на стол, украв себе только один помидорчик черри из салата, и принялся ждать своего истинного.
  
  А Этуэль в это время, стоя под душем, пытался смириться с тем, что с сегодняшнего дня в его доме всё время будет кто-то топать, включать посторонние каналы по телевизору и спорить из-за мяса на обед. Но это почему-то совершенно не расстраивало взрослого, сложившегося как личность, одинокая личность , омегу, а почему? А потому что этот кто-то будет подставлять своё плечо, если закружится голова, подавать тёплый плед, когда зимой ноги, страдающие от плохой проходимости крови после операций, будут ненормально мёрзнуть. Ещё будет ласковый и нежный минет, если не сможешь заснуть, да и кошмары отступят из-за запаха истинного альфы и чувства защищённости, которое он дарит. К этому будет совсем несложно привыкнуть... А то и маленькие пяточки в кроватке...
  
  - Олин, ты знаешь, - омега выскочил из душа голый и мокрый, поскользнулся у кровати и упал в подставленные альфой руки, - я не уверен, смогу ли родить тебе ребёночка!
  
  - Ничего страшного, мы попробуем, а если не выйдет, то усыновим, - альфа бережно обнимал омегу и целовал влажные, пахнущие апельсиновым шампунем волосы, - как ты захочешь, так и будет! Я вот просто хочу прожить эту жизнь рядом с тобой, а как именно мы решим позднее, ладно?
  
  - Я не умею готовить, - тяжело вздохнул Этуэль, - не смогу заботиться о тебе, часто плохо себя чувствую...
  
  - Ничего, я буду заботиться о тебе, - засмеялся Олин, - разве важно кто о ком?
  
  - Я старше...
  
  - Прекрасно, научишь меня много чему разному, мне никогда не будет скучно с тобой, - улыбнулся альфа.
  
  - Ты стучишься в открытую дверь, - засмеялся Этуэль, - я не ищу поводов выгнать тебя. Я ищу возможности остаться с тобой на всю жизнь вместе, но честно и открыто.
  
  Дальше они решили использовать свои рты по иному назначению, поцелуи перетекли в поглаживания, ласки и нежности,  о завтраке все благополучно забыли - вернулась течка.
  
  ЭПИЛОГ. Прошло три года.
  
  - Я никуда с тобой не поеду, - ныл Мипиэль, выворачиваясь из рук Бальтазара, - я ещё Келси не докормил.
  
  Омега совершенно не хотел видеть своего гадкого старшего брата, он с любовью поглаживал новорожденного сына. Не мог на него налюбоваться, видел в нём даже черты мужа, хотя Бальтазар - бета и уж точно не имел с новорожденным никаких кровных уз. Когда омега захотел ребёночка, тот сразу согласился на банк спермы. Во время отбора Мипиэль, когда просматривал фотографии возможных биологических отцов для своего сына, искал в донорах-альфах черты своего мужа, чтобы Бальтазару было легче принять нового члена семьи.
  
  - Докормил уже, а если и нет, то Этуэль докормит, он согласился посидеть с Келси, ему самому уже скоро рожать. Пусть опыта набирается, - Бальтазар забрал-таки малыша у супруга и понёс в машину, где уже стояла полностью собранная сумка со всеми самыми необходимыми вещами Келси.
  
  - Это ты познакомил Этуэля с его Олином? - омега вдруг переключился на другую тему. - Давно хотел тебя спросить, вроде Этуэль говорил, что встретил мужа в "Лорде"?
  
  - Нет, тогда Чалдон поработал свахой... Они вообще оба никогда не работали в борделе...
  
  - А как тогда там познакомились?
  
  - Я тебе потом расскажу, после визита к Даниэлю!
  
  - Зачем я вам там? - Мипиэль потащился за своим бетой в машину, поставив пустую бутылочку на стол.
  
  - Я собираюсь предъявить Даниэлю все обвинения в твоём присутствии - отомстить за тебя! Он сядет, и надолго! Но главное - в газете опубликуют статью о том, что он с тобой сделал, чтобы и другим "братишкам" не повадно было!
  
  - Со мной всё хорошо, без грязных делишек Даниэля я бы никогда не встретился с тобой, и упустил бы своё счастье, так что я даже немного благодарен Даниэлю, - расстроенный омега плёлся сзади - не хотелось ничего менять в своем тихом и спокойном мире, любимый пристёгивал малыша в детское кресло.
  
  - Тем трём бетам, которые исполосовали тебе всю спину ты тоже благодарен? Ужасу, который встречают маленькие омежки в борделях - тоже? Тебе повезло, а другим может и не повезти! - настаивал Бальтазар.
  
  - Хотя бы расскажи как ты его прижучил, - попросил омега по дороге.
  
  - Я, как твой супруг, через месяц после нашей свадьбы, добился от него бумаги, доказывающие, что ты сам отказался от родительского наследства. Потом по подписи внизу страниц отыскал нотариуса, подписавшего, что ты добровольно отказался от наследства. Заявился к нему в сопровождении Чалдона и трёх охранников-громил из "Лорда", - Бальтазар негромко включил классическую музыку, под неё всегда легче идут признания, - при виде оружия господин Коста, нотариус, быстро признался, что сразу понял куда и зачем тебя увезли телохранители в тот день. После этого мы с ним пошли к моему, нельзя сказать что другу, но знакомому в полиции, Бену Мелчиоре.
  
  - Ничего себе "знакомый"! Сам шеф полицейского управления! - дёрнулся омега.
  
  - Точно. Я всё ему рассказал, Коста подтвердил, и они начали полицейское расследование. Ведь если человек любит нарушать закон, то он обычно не может быстро остановиться в этом замечательно привлекательном "деле". Сегодня в семь утра ему предъявят все обвинения и арестуют, нам с тобой дали десять минут поговорить с ним до этого. Вот и поговорим. А убежать он уже не сможет - вокруг дома будет полиция.
  
  Мипиэль благодарно кивнул с заднего сидения, но его больше волновали желтоватые пятнышки на ногтях сына, он прекрасно знал, что супруг отомстит за него и сам. Омега вообще больше ни за что не волновался - Бальтазар решал все проблемы их маленькой семьи, и был готов бороться за них даже со всем миром! А деньги родителей его не волновали, Мипиэлю не нужно было совершенно никакого богатства - его муж и сын и есть самое большое богатство в мире!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"