Диана 19: другие произведения.

Комар и заяц

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Интересно, кто из них "крыса"? - подумал Кеймрон, оглядывая парней за завтраком в малой гостиной. - Один шпион точно есть. А может быть их несколько?" Эта мысль больно задевала и ранила в самое сердце, со всеми парнями было пройдено немало дорог, некоторых он защищал своим собственным телом от копыт разъярённых животных, некоторые прикрывали его. Почти со всеми он ел из одной походной миски холодный суп на перегонах или накрывался одной попоной на двоих ночью.

  ========== - 100 - ==========
  
  "Интересно, кто из них "крыса"? - подумал Кеймрон, оглядывая парней за завтраком в малой гостиной. - Один шпион точно есть. А может быть их несколько?"
  
  Эта мысль больно задевала и ранила в самое сердце, со всеми парнями было пройдено немало дорог, некоторых он защищал своим собственным телом от копыт разъярённых животных, некоторые прикрывали его. Почти со всеми он ел из одной походной миски холодный суп на перегонах или накрывался одной попоной на двоих ночью. Последним взятым на работу ковбоем был Эдди Перес, тогда восемнадцатилетний пацан, прекрасно умеющий обращаться с ножом и пистолетом. Но с того дня прошло уже три года, неужели именно он продался?
  
  Просто так понять не получалось, все мужчины спокойно ели, переговариваясь за столом, никто "жучков" втихаря не ставил и переписку со стола в кабинете не воровал. Алекс и Дамаркус сидели в разных концах стола - давно уже не ладят - хотя скандалов никогда не затевают. Эдди оживленно что-то рассказывал, Нэт покровительственно улыбался. Тишина и покой, чисто как в том омуте, где черти водятся...
  
  - для справки - Кеймрон Айлифф - альфа, тридцатидвухлетний владелец преуспевающего ранчо в двадцати минутах езды от Денвера, штат Колорадо. В восемнадцать лет, сразу после окончания школы, устроился простым ковбоем на ранчо мистера Маккоя, теперь соседа и наставника. В двадцать, после смерти папы-омеги, получил страховку и, добавив свои честно заработанные деньги, приобрёл заброшенное ранчо по соседству со своим прошлым местом работы. Конечно, пришлось брать огромную ссуду в банке, которую альфа так до сих пор и не выплатил (но по его расчетам должен был закончить платежи до конца этого года).
  
  А потом начались суровые трудовые будни: перестройка хозяйского дома, починка ворот, засев будущих пастбищ. Один компост чего стоил. Ну, теперь-то со своим огромным стадом это не проблема, а тогда чуть ли не сам бегал срать в поля, так всё дорого было.
  
  Из своих двенадцати альф-ковбоев троих, самых старших и опытных, он переманил со своего прошлого места работы, мистер Маккой, кажется, был не против. Так у Кеймрона начали работать братья Алекс и Уго Кэхиллы, и Нэт Агар, также и сегундо*. Первые несколько лет всю работу делили на четверых. Потом Кеймрон съездил в город и привез сразу пятерых парней: пожилого бету Джима Рида - неповоротливого мужчину, но зато отличного повара и кондитера, как только такой умелец остался в самый разгар сезона без места. Остальные ковбои: Уолтер Фридель, Дамаркус Стюарт, Эрни Меола и Том Рейн были молодыми, неопытными, но готовыми начать работать прямо сегодня за еду и крышу над головой. Такой вариант очень подходил небогатому молодому нанимателю. Последние четверо - Пол Лалас, Бобби Келер, Крис Ховард и Эдди Перес пришли наниматься сами в течении последних пяти лет - сезонные рабочие, но потом им понравилось, и все они остались на ранчо "Свобода" до сих пор. Говорили, что здесь самый демократичный хозяин в округе.
  
  Жили все работники вместе в старой двухэтажной постройке в западной части ранчо, по двое в комнате. Там же была и столовая с походной кухней. Только Кеймрон один ночевал в центральном хозяйском доме, но питаться всё же приходил к парням, ибо пироги с грибами Джима Рида ещё никто не смог победить на ежегодных ярмарках сельского хозяйства в самом Денвере.
  
  Рабочие обязанности, хотя парни и могли меняться между собой, были распределены каждому заранее по их предпочтениям: Алекс и Уго больше любили лошадей. Молодые альфы занимались брендингом - выращиванием скота, Нэт, Пол и Крис взяли на себя починку ворот, укрепления загонов и проволочных изгородей, а сам Кеймрон занимался дома бухгалтерией, ну, кто-то же должен этим заниматься. Когда стены вдруг начинали давить на него своей безысходностью, молодой хозяин бросал все бумажки на пол, запрягал своего любимого черного красавца жеребца Гусара и отправлялся помогать на самых тяжелых работах. Сегодня таким делом была охота за стаей волков, повадившихся воровать скот. Почти каждый день не хватало одного или двух телят, или отставшего больного взрослого животного.
  
  - Нэт, кто едет с тобой сегодня на охоту? - допивая кофе, спросил Кеймрон сидящего рядом ровесника и лучшего друга уже многие годы.
  
  - Собираюсь взять молодняк, Пола, Бобба и Эдди. Кем, ты тоже хочешь поехать с нами? - Нэт, высокий накачанный как гора мужчина, повернулся с куском вишнёвого пирога в руке. - Охота может быть опасной... Волки...
  
  - Я что тебе, ребёнок? Хочу поехать пострелять, - Кеймрон улыбнулся, радуясь свободе хотя бы на сегодня, сколько можно перекладывать счета с места на место, как будто их от этого станет меньше.
  
  - Ладно, как хочешь, мы выезжаем через четверть часа, - Нэт пожал богатырскими плечами, - форма одежды парадная, - привычно пошутил он.
  
  А через шесть часов уставшие ковбои возвращались на ранчо несолоно хлебавши. Объездили всю округу и близлежащие леса, но сколько ни искали, ни одного хищника так и не нашли, точно те попрятались в берлоги и пещеры. Зверь сейчас не тот, что раньше, умный зверь пошёл. Парни все были потные, голодные, а потому злые, у Нэта так вообще прихватило спину.
  
  - У тебя, видимо, защемление нерва, - предположил Кеймрон, поддерживая друга в седле.
  
  - А может быть выпадение позвонка, у моего папы-омеги так было. Ему даже операцию делали, - добавил свои "пять копеек" во взрослую беседу Эдди.
  
  - Эдди, не пугай его почем зря, ты что, ортопед? - ответил вопросом на вопрос Кем.
  
  Тот только отрицательно покачал головой, Нэт уже закатывал глаза от боли, но мужественно терпел.
  
  - Надо было отправиться ночью, - подсказал Пол, - так мы их скорее поймаем, а ещё лучше на живца. Привязать к дереву больного телёнка, того, с рыжими пятнами на боку. Он всё равно не жилец...
  
  - Не скажи, Уол кормит его антибиотиками вторую неделю, может и оклемается, - ответил Кем, - но идея поохотится ночью мне нравится. Только вот не сегодня, кажется, мне уже даже штаны натерли, я этой ночью собираюсь только спать.
  
  - Конечно, меня спина отпустит и поедем. Кем, не смейте без меня ехать! - проворчал Нэт.
  
  - Эдди вот поди получше тебя стреляет, отдыхай, мы сами разберёмся, - возразил Кем.
  
  Он прекрасно знал, что Нэт какой уже год без отдыха на него горбатится (кроме еженедельных воскресных поездок всех ковбоев в большой город: в бордели и по мелочам кому что нужно в магазинах). Выгнать его в отпуск насильно, что ли? Взять и купить путёвку на неделю в Мексику.
  
  После душа и запоздалого обеда каждый отправился заниматься своими неоконченными делами, только спину Нэту намазали обезболивающей мазью и отправили лежать перед включенным телевизором. А в девять тридцать вечера Кем присоединился к своим работникам-друзьям в общей гостиной смотреть на огромной плазме финал Кубка НФЛ. Ещё один день, наполненный тяжелым трудом за кусок хлеба с маслом, был позади.
  
  - Кто взял из кухни чипсы?
  
  - Пол, тащи пиво!
  
  - Попкорн? Эдди, ты шутишь, наверно? - раздавалось повсюду, даже бета Рид, оставил свои поварёшки и пришел поболеть за свою любимую команду "Де́нвер Бро́нкос".
  
  Денверцы выиграли у "Цинциннати Бенгалс" со счетом 26:19 и, довольный победой своей любимой команды, немного навеселе после пары-другой пива Кеймрон возвращался к себе домой поздно ночью. "Давно пора уже переехать жить к парням, и так провожу там львиную долю своего времени, только спать возвращаюсь сюда, тоже мне землевладелец хренов. Или перевезти всех сюда, спален вполне хватит... Чего только цепляюсь за эту свободу?"
  
  И тут небеса прорезала огромная молния, раздался гром и сильный ливень обрушился на спящее спокойным мирным сном ранчо. Кем поспешил домой, за секунду одежда стала не просто мокрой, а хоть выжимай. Уже заскакивая в дверь каким-то внутренним слухом он уловил сквозь завывания ветра и шум дождя волчий вой.
  
   Будь Кеймрон трезвым он бы сам ни за какие коврижки в жизни не отправился бы в одиночку в грозу в ночной лес полный неизвестно каких чудовищ. То есть известно каких - волков. Один против стаи с заряженным карабином. Но сейчас окрыленный победой и парой пива ковбой почувствовал в себе суперспособности, чем иначе объяснить его бравую охоту. Первого снежно-белого волка он встретил в лесу с подветренной стороны, поэтому зверь и не почувствовал приближение опасности. Кем вскинул карабин, прицелился и тут хищник обернулся.
   Комментарий к - 100 -
   * Управляющий (по исп. - сегундо, что означает "второй", т.е. второй человек после хозяина)
  
  Кеймрон Айлифф :
  http://s020.radikal.ru/i709/1611/55/498e1903d382.jpg
  
  ========== - 101 - ==========
  
  Волк находился так близко, что Кеймрон видел не только густую белую шерсть с пробивающимися там и тут серыми волосками, но и яркие голубые глаза, редкие, чуть темные волоски усов. Волк не скалился, наоборот, сделал движение более всего говорящее о его страхе - поджал задние ноги и попытался сесть на попу перед более страшным и хищным зверем - человеком. Смотрел он совершенно осмыслено прямо в глаза Кему, потом тяжело опустил голову к земле и завыл "у-у-у" на одной протяжной низкой ноте. Заворожённый красотой сильного мощного животного или затуманенный алкоголем, по той или иной причине, но ковбой не выстрелил в приклонившего перед ним колени хищника, а продолжал смотреть на разыгравшееся перед ним зрелище. А посмотреть там было на что: волк полностью лег пузом на голую землю, поджал под себя все четыре лапы, жутко завыл, как от непереносимой смертельной боли, позвоночник его выгнулся дугой под совсем уж небывалым углом. Голова лихорадочно моталась из стороны в сторону, видимо, желая оторваться от бренной плоти. Остатки алкоголя мигом выветрились из головы Кеймрона, будто и не пил он каких-то пол часа назад пиво с друзьями. Он опустил оружие и собрался бежать без оглядки от того, что видели его глаза, а уставший мозг верить им вот совершенно отказывался...
  
  Но тут произошло уж совсем чудное - на месте шерсти из спины "чудовища" стала показываться нежная розовая кожа, жуткие черные закругленные когти животного обретали очертания человеческих ногтей. Кеймрон напряженно моргнул, как в замедленной съёмке, и уже перед ним на холодной голой земле лежал обнаженный юноша. Человек. Омега, судя по маленькому хрупкому телу и фантастически сладкому запаху. Лежал и дрожал, видимо, от страха или, может быть, от холода. Потом он попытался что-то сказать, но ни одного членораздельного слова у него изо рта не вышло:
  - У-у-у, ах-х-х-ш-ф, - когда попытка не увенчалась успехом, омега склонил голову на грудь и жалобно заплакал, совсем как маленький несчастный ребенок.
  
  И тут мир вокруг Кема взорвался яркими красками. Сосредоточенный только на том, что он видел, альфа не сразу сообразил, что это омега виноват. Его хотелось обнять, приласкать, защитить от всего мира, даже рискуя собой. Сердце за секунду наполнилось им до предела, от самого донышка и обратно, и так восемь раз... Или сто восемнадцать...
  
  "Истинный! Мой истинный омега!" - прозвучало набатом в мозгу.
  
  Много лет назад, когда папа-омега ещё был жив и здоров, пятнадцатилетний Кеймрон всё расспрашивал его, как узнать своего истинного омегу.
  
  - Па, я читал в интернете, что он должен пахнуть, как мой любимый фрукт, например. Или как пирог папы, или как дом в деревне у дедушки, где я проводил лето. Но как узнать точно: я люблю и манго, и бананы одинаково сильно... Пирогов ты не печешь, всё повар готовит, а дедушек своих я в жизни не видел...
  
  - Не волнуйся, мой мальчик, ты не ошибёшься. Встретишь его и как молнией пронзит до самого сердца - он! - улыбка у папы была спокойной и доброй, он никогда не насмехался над молодым и наивным сыном-альфой.
  
  Вот и сейчас его как молнией пронзило, Кеймрон бросил карабин на землю, забыв про остальных волков, снял свою кожаную куртку и накрыл ею омегу. Потом поднял того на руки, прижал к своей груди и успокаивающе зашептал в нежное розовое ушко:
  - Всё хорошо, малыш, я тебя не обижу, не бойся. Пойдем домой, я накормлю тебя, ты согреешься.
  
  - Я, я, я, - омега пытался сказать что-то очень важное для него, но не мог из-за истерики.
  
  - Ничего не говори, береги силы, дома расскажешь, - повторял встревоженно Кеймрон. Надо же, его омега с полной трансформой, такое теперь редко встретишь, да и то только у альф, а тут омега.
  
  Кем за считанные минуты добежал до своего дома - его истинный мёрз без теплой одежды. Первым делом занес того в ванную, осторожно сгрузил на пол в душевую кабинку и включил горячую воду. Омега тут же сгруппировался, подтянув колени к животу и обнял их руками, голову опустил на руки и тяжело надрывно задышал.
  
  - Всё хорошо, омежечка, не бойся! Я только настрою теплую воду, - Кем крутанул тумблер настройки воды, - так сейчас... Готово!
  
  Альфа осторожно направил струю теплого душа на дрожащее тело:
  - Я только хочу тебя согреть, не бойся, маленький!
  
  Но фраза не возымела никакого действия. Омега так же прятался, плакал и мелко дрожал.
  
  - Ладно, так не нравится... - альфа выключил душ, схватил большое пушистое полотенце, своё полотенце, бежать за чистым в спальню к шкафу не хотелось, чтобы не оставлять гостя одного.
  
  Кеймрон завернул парня в полотенце и быстро понёс в свою спальню под теплое пуховое одеяло.
  
  - Сейчас согреешься, маленький, - альфа сел на кровать и прижал к себе комок из завернутого в полотенце и одеяло плачущего омеги, - не плачь, всё же хорошо...
  
  Как и каждый нормальный альфа, встретивший своего истинного омегу, Кем хотел заботится о нем, любить и защищать, но главное, утащить к себе в берлогу и больше никогда не расставаться с ним!
  
  - Вы-ы за-за-застрелите меня? - раздался дрожащий омежий голосок из-под одеяла.
  
  - Что? - не понял Кем.
  
  - Вы застрелите меня из этого вашего оружия? - с каждым новым произнесенным словом омега говорил лучше, чем до этого, чётче и разборчивей.
  
  - Конечно нет! Ты же омега - самое прекрасное сокровище нашей нации! Такой красивый, нежный, пахучий, - Кем нежно гладил своего гостя по спине через одеяло и полотенце, но это всё равно было прекрасно - "Мой истинный омежка в тепле, в моём доме".
  
  - Значит, вы меня изнасилуете? Сам или ещё друзей приведёте? - голос задрожал пуще прежнего.
  
  - Нет! Конечно, нет! Я тебя не изнасилую, ни сам, ни с какими-то ещё друзьями. Где ты вообще это взял, глупости такие? - Кем действительно сильно удивился страху паренька. Пока что он только спас его, согрел и собирался накормить. Не бил, не обижал - откуда только такое недоверие к окружающим?
  
  - Все альфы такие... Меня уже изнасиловали, один, ещё и друзей привел... Сначала они держали меня для него, а потом он и им разрешил "побаловаться", как он выразился...
  
  Омега произнес всю тираду нейтральным голосом, будто рассказывал такие ужасающие вещи о другом человеке, не о себе. Но Кема так легко не обманешь, судя по тому, как омежка дрожал и всхлипывал под его руками, происшедшее не прошло для него бесследно.
  
  - Вот твари, разорвал бы каждого на куски! Зубами рвал бы их глотки! - альфа почувствовал непереносимую боль где-то глубоко в сердце, будто это его изнасиловали. Истинный омега - не могло быть иначе! - Ты рассказал своим родителям?
  
  - Нет, я сбежал, - альфу обдало морозным холодом опять же где-то в районе сердца. Кем почти тридцать два года не думал о своём сердце вообще, а тут столько раз за каких-то пять минут.
  
  - А почему? Надо было рассказать, сбегать - это не выход, это неправильно! - "только бы он от меня никуда не сбежал!"
  
  - О-папе на меня наплевать, его интересуют только украшения, косметика и наряды - в любом порядке. А отец сам и отдал меня ему, - заплаканное личико вылезло из-под одеяла и доверчиво посмотрело на Кема прекрасными как весеннее небо ясными голубыми глазами. - После первой течки отец решил выдать меня замуж за сына своего делового партнёра для укрепления коммерческого союза между конгломератами. Я, конечно, не обрадовался этому, но молча согласился. Отец всегда всеми командовал: "Деньги и власть" такой у него девиз. Мой несостоявшийся жених тоже ,как выяснилось, не обрадовался. Но отца своего он боялся, а вот мне, молча согласившемуся на брак, решил отомстить и заодно сразу же указать "моё место" ...
  
  Омега замолчал, вздохнул и прижался к альфе, неосознанно почувствовав в нём своего защитника, хотя бы временного.
  
  - Это было ужасно, даже вспоминать страшно...
  
  - Тогда не надо, не вспоминай, забудь.
  
  - Когда наконец-то всё закончилось, они так и бросили меня голого, раненого на полу в гостиной холостяцкого бунгало моего "жениха", куда отец привез меня знакомиться... Тогда я и обратился впервые в жизни, зализал свои раны и убежал. В городе меня чуть не подстрелили, хорошо, что это было под утро, на улицах было мало прохожих, с огнестрельным оружием так всего один человек... До этого я даже не знал, что могу так... Взять и превратиться в волка.
  
  На каком-то подсознательном уровне омега тоже понял, что Кем его истинный альфа, иначе бы в жизни не доверился постороннему человеку. Может запах посодействовал или ещё что-нибудь.
  
  - Есть хочешь? Пошли я тебя покормлю, и ты мне расскажешь, что с тобой было дальше, - альфа с улыбкой посмотрел на своего успокоившегося, тихого омегу.
  
  И только собрался признаться, что они истинная пара, как раздалось:
  - Самое смешное, что он всё время твердил, что он, мол, мой истинный альфа. Разве истинный изнасиловал бы меня и отдал на потеху своим дружкам? - омежка вздрогнул как от непереносимого холода и поёжился.
  
  Кеймрон закрыл рот и из него так и не раздалась правда об их истинности. "Потом, успею ещё" - решил он.
  
  ========== - 102 - ==========
  
  - Да, большое спасибо, запеканка очень вкусная, - омега старался есть медленно, аккуратно и воспитанно, но получалось с трудом, уже несколько дней у него в желудке не было даже маковой росинки. То есть ни куска сырого мяса, человеческой еды там не было более двух месяцев.
  
  Омегу звали Дакота Чарльз Брайант, он был единственным сыном и наследником нефтяного магната Чарльза Брайанта. Казалось бы, живи припеваючи, когда ты богат, молод, красив (стройный голубоглазый блондин пяти футов роста - 152,4 см), но жизнь Дакоту сильно не баловала. С младенчества его окружала толпа нянек, в общем-то чужих равнодушных людей, у папы вечно не хватало времени на единственного сына между косметическими салонами и ювелирными магазинами. А отец его просто презирал - омега же. Сын альфа у Чарльза так и не родился, пять беременных в разное время любовниц подарили магнату только омежек, и мистер Брайант ограничивался большими отступными, а вот видеть своих сыновей не желал. Законный муж отказывался портить фигуру во второй раз, разводиться с ним было бы не выгодно, обойдётся в четверть состояния, если не больше. Поэтому Чарльз и решил породнится со своим старым деловым партнёром Дэвидом Форосом. Сам решил...
  
  - Извините, я тут накрошил, но я сейчас всё уберу, - Дакота сидел на кухне в спортивном костюме хозяина дома и в его же теплых красных шерстяных носках.
  
  - Омежечка, ничего не нужно, отдыхай! Я сам всё сделаю, - Кеймрон наливал гостю чай с мятой и лихорадочно придумывал, как бы оставить своё сокровище навсегда в этом доме. Запереть своего истинного, прикрутив проволокой к батарее - не выход. Про "истинность" пока лучше не вспоминать, что же остаётся...
  
  - Ну что, маленький, ты не голодный? Согрелся уже? - альфа с улыбкой присел рядом на стул.
  
  - Да, большое вам спасибо! - Дакота грел руки, обнимая чашку с горячим чаем.
  
  - Теперь можно и поговорить. Меня зовут Кеймрон Айлифф, а тебя как?
  
  - Мне, сэр, не хочется вам врать. Но, пожалуйста, можно я не буду отвечать на ваш вопрос. Отец и мой жених, наверное, ищут меня, - в глаза омеги опять вернулась только что подсохшая влага, - я просто не смогу прожить всю жизнь с этим альфой. Лучше я сразу же тут повешусь на люстре.
  
  - Ни в коем случае! - Кем снова схватило сердце, так и до инфаркта не далеко. - Ты мне нужен!
  
  - Зачем, сэр? - опять испуг и мелкое подёргивание рук у чашки чая.
  
  - Ну, ты же воровал мой скот, на пожрать, будучи волком, я прав? - идея вспыхнула мгновенно, и альфа в Кеме коварно заулыбался.
  
  - Да, сэр, несколько раз. Я очень извиняюсь за это, - омежка даже пить чай перестал от испуга.
  
  - Так тебе придется это отработать! Каждый теленок стоит недешево...
  
  - Но, сэр, то есть мистер Айлифф, вы же обещали меня не насиловать и не отдавать своим друзьям?
  
  - Конечно обещал! Я и не собираюсь этого делать! Фу! Но мне нужен кашевар на ранчо. Сколько можно покупать еду в ресторанах и кафе, я эдак вообще разорюсь! - "только бы омежечка не узнал о Риде, и о его звании Лучший повара года".
  
  - Это что значит, готовить еду на тринадцать альф? И они все будут приходить сюда обедать, - Дакота задрожал пуще прежнего, - кто-нибудь из них меня обязательно изнасилует, а потом убьёт!
  
  - Нет! Готовить только на меня одного! Ну, на нас с тобой двоих. Остальные ковбои питаются сами, где и как хотят. Меня это совершенно не волнует, я лишь работодатель... - Кем скрутил за спиной пальцы крестиком, так много и подробно он уже долго не врал.
  
  - Хорошо, мистер Айлифф. Конечно, я всё отработаю. Я понимаю, что должен вам много денег, - несмотря на слова о долге Дакота вздохнул с явным облегчением.
  
  - Да, - "ура, всё получилось!" - Но как мне теперь называть своего нового сотрудника? "Омежечка", конечно, звучит неплохо...
  
  - Называйте меня пока Дак.
  
  - Отлично, Дак! Теперь давай допивай чай и спать, уже почти два часа ночи. Я покажу тебе твою комнату, это голубая гостевая спальня.
  
  Омега робко зашел в последнюю по узкому коридору комнату. В двери был врезан замок.
  
  - Если захочешь можешь на ночь от меня закрыться, но знай, я тебя не обижу никогда в жизни, клянусь!
  
  - Я уже понял, мистер Айлифф, я вам верю и не буду, ну, запираться, - омега робко улыбнулся и зевнул.
  
  - Называй меня Кем и на "ты", как и все ковбои на ранчо, ладно. Мистер Айлифф... я же ещё не совсем старик.
  
  - Нет, что вы! Вы совсем не старый, мис... Кем.
  
  - Вот и отлично! Спокойной ночи, Дак! - альфа ласково погладил омегу по светлым, давно нестриженым волосам, совсем как ребёнка, и вышел из комнаты.
  
  
  Дакота осторожно присел на край застеленной теплым голубым пледом двуспальной кровати, но усталость и нервное напряжение не отступали. Он вроде бы и доверял Кеймрону, но альфа всегда остаётся альфой. "Альфа не опасен только когда спит зубами к стенке" - подумал омега. Тут он и сам не заметил, как заснул. Во сне пришли старые привычные уже кошмары - высокие, плечистые альфы наступали. Дакота отступал, отступал, отступал, но почему-то ужасно медленно. Тяжелые, как свинцовые, ноги не желали двигаться быстро. Но вот и каменная кладка за спиной, дальше отступать не куда... Дакота начал кричать, звать на помощь, но сколько он не старался из широко открытого рта не вырвалось ни звука. Альфы глумливо засмеялись и самый высокий протянул руку к горлу Дака... Сдавил...
  
  - Просыпайся! Дак! Просыпайся, омежечка! - Кем тряс орущего и отбивающегося Дака за плечо. - Это сон, просто кошмарный сон.
  
  - Не трогайте меня! Пожалуйста! - омега отбивался изо всех сил и продолжал вопить, но глаза его были закрыты.
  
  Кем прижал его к своей груди и обнял, обездвиживая:
  - Кончай драться, Дак, это я!
  
  - А? Что? - омега наконец-то открыл глаза и с удивлением уставился на Дака. - Вы не Джеральд!
  
  - А кто такой Джеральд? Твой бывший жених? - Кем разозлился. - Убил бы его! Он даже во сне не оставляет тебя, паскуда такая!
  
  - Простите меня, Кем, я вас разбудил, - омега перестал кричать и отбиваться, наоборот, он сник, как будто из него выпустили весь воздух и сдался, прижимаясь к Кеймрону.
  
  - Ничего страшного, Дак, это просто плохой сон, - альфа гладил омегу по влажной от пота спине и тихо радовался, что тот успокоился и больше не страдает. - Всё хорошо, теперь ты со мной. Я никому не дам тебя в обиду, омежечка моя.
  
  Дак прижался к голой груди Кема ещё сильнее, стук сердца альфы успокаивал и вселял уверенность.
  
  - Пожалуйста, сэр... Кем, не уходите, посидите со мной, только пока я не засну, всего пару минут, пожалуйста!
  
  - Конечно, Дак, я останусь с тобой. Спи, не бойся, я никому не дам тебя в обиду, омежечка моя маленькая, - альфа продолжил успокаивающие поглаживания.
  
  Дак так и заснул сидя на коленях Кема и прижимаясь грудью к груди альфы, под мерный стук его большого доброго сердца.
  
  "Завтра на работу, подремлю-ка и я не много" - подумал Кем. Он осторожно переложил омегу на подушку, сам лег рядом и, накрыв обоих одним пледом, мгновенно уснул. Дакота тоже проспал всю оставшуюся ночь совершенно спокойно, видимо, запах и присутствие истинного альфы подсознательно защищали его и отгоняли кошмары последних месяцев подальше.
  
  ========== - 103 - ==========
  
  Ожидаемо первым проснулся Кем, обычно работа на ранчо начинается с рассветом и заканчивается с закатом. Иногда она заканчивается чуть-чуть за полночь. Но подъемы с восходом солнца никто не отменял. Альфа тихонько, чтобы не потревожить сон уже любимого мальчика, встал с кровати и отправился на кухню варить кофе и соображать что-нибудь на утренний перекус. Обычно Кем вставал и сразу же после утренних водных процедур и отправлялся на завтрак к Джиму Риду. Но сегодня приходилось придумывать что-то на ходу и самому.
  
  Но Кема такое положение дел совсем не расстраивало, сегодня ничего не могло повлиять на его отличное настроение - истинный омега спал в его доме, в спальне за стенкой, в тепле, защищенный и очень-очень любимый, хотя даже не знает об этом. Альфа напевал какой-то прилипчивый мотивчик, который услышал пару дней назад по радио и кружил по кухне с банкой черного кофе, как с омегой в страстном медленном танце.
  
  - Красиво танцуете... танцуешь, - альфа оглянулся - заспанный омега стоял в проёме входной двери всё в том же спортивном костюме с закатанными рукавами и штанинами, - доброе утро, Кем.
  
  Дакота пытался обращаться к Кему на "ты", как тот и просил, но получалось не сразу. Впервые видя своего защитника при солнечном свете, он оценил и литые мышцы сильного красивого тела, высокий рост и широкий разворот плеч:
  - Ты высокий...
  
  - Доброе утро, Дак, шесть футов и два дюйма*. Тебе не нравятся высокие? - спросил альфа, наливая кипящий кофе в чашки.
  
  - Не в этом дело... Я их просто боюсь... - тень пробежала по нежному личику омеги и затаилась в печальных глазах.
  
  - Больше никого не бойся! Я тебя в обиду не дам! А чего ты так рано вскочил? - альфа собирался быстренько сгонять к Риду и притарабанить им обоим вкусный сытный завтрак, но теперь это было невозможно без палева.
  
  - Почувствовал, что остался один в постели и испугался. Кем, спасибо, что остался со мной. И большое, нет, огромное спасибо, что не тронул меня**... - смущенный омежка сел к столу и притянул к себе ближайшую чашку кофе, обнял ладонями и вдохнул бодрящий запах, - по кофе я скучал больше всего... ну, будучи волком... за настоящим свежим черным кофе с молоком и ложкой сахара.
  
  - Сейчас добавлю сахар, но вместо молока у меня есть сливки, даже лучше, - проходя мимо Дака к шкафчику с сахаром альфа не выдержал и погладил нежные запутанные блондинистые локоны, - не благодари меня ни за что, омежечка.
  
  Сердце ёкнуло в очередной, наверное тысячный раз: "Истинный омега благодарит, что ты его не изнасиловал. Ужас просто. Куда катится мир?" - думал Кем, садясь рядом с Даком к столу.
  
  - Фух, фух, фух, чую я омежий дух! - басовито раздалось из коридора. - Никак у тебя, Кем, неожиданно началась течка? Может ты оказался омегой? Читали мы басни разные про такое в интернете...
  
  В кухню ввалились смеющиеся ковбои. Балагурил как всегда Нэт, у него как у сегундо был запасной ключ от хозяйского дома. Рядом с ним стояли братья Кэхиллы и весело оглядывали кухню.
  
  - Раз течки у тебя нет, покажи омегу, - потребовал Нэт и не успел удивленный Кем даже моргнуть, как тот расстегнул ширинку на джинсах, приспустил трусы и достал полувозбужденный член, толстый и длинный, перевитый яркими бордовыми венами и с каплей предэякулята, свисающей с обрезанного конца.
  
  - Ты чего, Нэт, с ума сошел? Убери его сейчас же! - Кем оглянулся, рядом никого не было, но под кухонным столом Дак испугано прижался к его коленям.
  
  - А чего? Ты что же, не поделишься с лучшим другом? - удивился теперь уже Нэт. - Заказал омежку в эскорте, так поделись с друзьями. Не бойся, мы ему доплатим. Замученная дырочка в обиде не останется, да, парни?
  
  И все трое громко несдержанно засмеялись.
  
  - Это мой омега! А ну все вон отсюда! - приказал красный от гнева и злости Кем, ведь Нэт так и стоял с голым, уже полностью возбужденным членом наружу, мацал его правой рукой, а бедный несчастный Дак затаил дыхание от страха под столом.
  
  - Твой? Что значит твой? Твой истинный? - переспросил пораженный Нэт. - Где ж ты его взял всего за одну ночь? Люди годами специально ищут и все мимо, - Нэт смутился и принялся засовывать член обратно в штаны. Это было очень неприятно, мягко говоря.
  
  - Выйдите все, на улице поговорим! Вылазь, Дак, не бойся, омежечка, - и альфа погладил под столом трусишку. - Они, конечно, все глупые необразованные ковбои, но никто никогда бы тебя не тронул. Они не такие, не преступники, а это было бы как раз преступление.
  
  - Да, конечно, извините, мистер Айлифф, - Дак вылез из-под стола только тогда, когда смущенные ковбои вышли на улицу: хлопнула входная дверь.
  
  - Опять "мистер Айлифф", Дак, мы же договаривались! Что же ты за заяц такой трусливенький! Ты же настоящий волк, ничего не бойся, я же рядом! - альфа встал и прижал испуганного тяжёло дышащего мальчишку к своей груди.
  
  - А это правда? - смущённо спросил омега. - Я действительно ваш... твой истинный омега? Или ты просто так сказал, чтобы меня защитить?
  
  - Правда, омежечка, ты мой истинный. Я вчера не решился тебе сказать, чтобы ты не принял меня за второго этого, Джеральда что ли.
  
  - Ты не Джеральд! Ты совсем не Джеральд! - омега развернулся в кольце обнимающих его рук и в порыве благодарности поцеловал альфу в живот, куда достал, прямо через майку.
  
  - Спасибо, любимый, - Кем прижал мальчика к себе, самое важное в отношениях, это когда твой омежка тебя принимает, - ты пей кофе, а я выйду к парням, дам задания на сегодня и сразу же вернусь к тебе. Не бойся, мой зайчик.
  
  - Хорошо, Кем, - но отлипнул омежка не сразу, сначала ещё раз обслюнявил майку альфы от наплыва счастья.
  
  Кем вышел во двор дома к ожидающим его ковбоям:
  - Нэт, блин, что это было сейчас на моей кухне? - Кем сказал эту фразу на расстоянии, не подходя к своему сегундо, чтобы сдержаться и не вмазать по смеющейся физиомордии друга.
  
  - Да ну, чего он так испугался? Он что, члена толстого никогда не видел? У тебя не меньше, насколько я помню по нашим совместным посещениям борделей и писанью в костер на переходах...
  
  - Да, но у меня интеллигенции побольше. Я не совал молодому омежке свой член под нос в первый же день знакомства.
  
  - Я же думал, что ты заказал шлюху из эскорта и он соблазнится размерами, - Нэт потер правой рукой всё ещё выпуклую ширинку. - А теперь расскажи где ты его вообще взял, мы не видели тебя около шести часов, а ты уже успел обзавестись своим истинным омегой? Люди вот всю жизнь ищут и ничего...
  
  - Ты как-то странно ищешь своего истинного: кроме ранчо с двенадцатью альфами, ты бываешь только в городских борделях. Там ты своего истинного не найдешь.
  
  - Может быть и найду, если он, как и я, зайдет снять шлюшку на ночь.
  
  - Омега омегу снимет на ночь? Ну ты, Нэт, загнул, - Кем покачал головой, не веря в такую возможность.
  
  Всё это время братья Кэхиллы стояли рядом прислушиваясь, но не встревая в разговор. Оба абсолютно серьёзные.
  
  - Нэт, я потом вечером всё тебе расскажу. Парни, я думаю у нас завелась "крыса" - предатель. Поэтому о моём истинном омеге никому ни слова, договорились?
  
  - Да, босс, как скажешь. А кто "крыса" и на кого работает? - спросил Уго.
  
  - Я пока не могу вам этого сказать, но видите себя осторожно. А теперь все на работу, - Кем хлопнул по плечу Нэта и пошел обратно в дом.
  
  - У тебя веснушка на ободке ушка, - Кем поцеловал Дака, пьющего кофе на кухне прямо в выше означенное место.
  
  - Это родинка, - улыбнулся успокоившийся уже паренёк.
  
  - Но зато веснушка в рифму, - возразил Кем, садясь рядом за стол.
  
  - Возьми фломастер и нарисуй мне веснушку, я разрешаю, - счастливо заулыбался Дак, какое же это огромное счастье найти своего истинного альфу - любимого, друга и защитника в таком опасном, одиноком мире.
   Комментарий к - 103 -
   *6 футов и 2 дюйма в см - 187.96 м)
  **Идея взята из отзыва к прошлой главе, пишите отзывы и может быть именно вашу идею я использую в следующий раз :)
  
  
  
  ========== - 104 - ==========
  
  Утро новообретённой истинной пары прошло в гостиной на ковре. Робкие солнечные лучи освещали альфу с маленьким переносным компьютером в руках, спорящего с сидящим рядом омегой:
  - Ничего это не дорого, одного спортивного костюма тебе явно недостаточно! Купим ещё майки, джинсы, кожаную жилетку и чапсы, - Кем кликал мышкой, почти не отрываясь от "переговоров с заложником" омежьей скромности.
  
  - Последнее, что ты сказал - "чипсы" - что вообще такое? Это одежда или еда? - омега потерся плечом о плечо Кема - приятно было чувствовать себя чьим-то истинным: любимым и защищенным.
  
  - Не "чипсы", мой зайчик, а "чапсы". Это же святое у каждого ковбоя! А твой альфа - ковбой! Так что закажем и тебе розовые омежьи "чапсики" - засмеялся Кем, опять кликая мышкой по завлекательным товарам.
  
  - Ну, пожалуйста, хватит, я и так никогда не возмещу тебе все убытки...
  
  - Какие-такие убытки? Мне от тебя ни цента не надо, зайчик! Я просто не хотел, чтобы ты убежал. Вот и придумал про кашевара. Останься со мной навсегда, пожалуйста, омежечка, - свободной рукой Кем прижал Дака к своему плечу.
  
  - Никуда я от тебя не денусь, Кем... Что ж я дурак какой-нибудь, от своего истинного альфы сбегать? - улыбнулся Дак.
  
  - Отлично! - констатировал более-менее успокоившийся Кем. - Наши продукты привезут где-то через час. Ты уверен, что хочешь готовить? Я неприхотливый, согласен и на заказанное меню из ближайшего кафе.
  
  - Нет, что ты! Разве ж я не смогу покормить своего истинного альфу? Я всё быстро-быстро приготовлю, - Дак опять прижался к плечу Кема, стеснялся, но не мог удержаться. Как же приятно чувствовать сильное плечо своего защитника!
  
  Так и прошёл первый день совместного быта альфы-ковбоя и омеги-волка с полной трансформой: то неловкие объятия, то смущающие разговоры. Дак готовил всякие вкусности, а рядом Кем, перетащив всю документацию на кухню, разбирал накладные по клиентским папкам. Альфе было трудно, член вставал на каждую улыбку любимого и на каждое шаловливое слово. А вот обратно он никуда сам не падал, то и дело приходилось бегать в душ. "Вот теперь омежечка точно решит, что я чокнутый на всю голову, раз по тринадцать в день моюсь, повёрнутый на чистоте..." А вечером Кем предложил опять лечь спать вместе.
  
  - Конечно, с тобой я впервые выспался без всяких кошмаров. Представляешь, Кем, - омежка сонно потянулся уже в десять вечера, - мне даже в волчьем обличье снилось страшное: то стая медведей на меня нападает, то...
  
  - Дак, медведи не сбиваются в стаи, - альфа погладил любимого по вставшему дыбом вихру.
  
  - Я так знаю, а вот в моём сне не знал. А то ещё хуже - Джеральд с его гадскими друзьями, с ружьями наперевес идут на охоту! На меня! Охота на меня! - уточнил опять испугавшийся воспоминаний омежка.
  
  - Зайчик мой любимый, не бойся, я всегда сумею тебя защитить, - Кем принёс свои подушку и одеяло в гостевую спальню.
  
  - У них у всех пистолеты, и у отцовских прихвостней тоже! Пожалуйста, Кем, давай просто не будем "светиться", - просьба сопровождалась поцелуем в плечо, и альфа сразу понял, что ни в чем не сможет отказать своему любимому.
  
  - Хорошо! Значит никаких макдональдсов, пицц и ресторанов?
  
  - Ну, можно заказать домой, но сам я туда не пойду!
  
  - Ладно, давай дуй в душ, я за тобой.
  
  - Иди мыться в свой душ, так быстрее ляжем вместе, - мечтательно пробормотал зевнувший омежка.
  
  Альфа даже не стал тратить время на ответ, а тотчас побежал в свою туалетную комнату.
  
  Утром Кем проснулся от стояка. В его объятиях тихонько посапывал Дак и даже улыбался от чего-то настолько хорошего, что точно не могло являться кошмаром. Альфа осторожно выбрался из-под омеги и бегом в туалет - это первый раз сегодня. И сколько таких раз ещё будет в течении дня один бог знает! Он вернулся и лег обратно к своему истинному в тёплый кокон из одеяла. Дак потянулся, приоткрыл левый глаз и улыбнулся.
  
  - До-о-оброе утро, - сладко зевнул.
  
  - И тебе доброе, - ответил Кем и вдруг почувствовал стояк, но уже не свой, - могу я помочь тебе вот с этим? - колено альфы прикоснулось к оттопыренным пижамным брючкам омеги (хорошо ещё, что вчера доставили всю заказанную по интернету одежду для Дака).
  
  - Пожалуйста, не надо! - совершенно в своём стиле испугался омежка-трусишка.
  
  - Не пугайся, зайчик, я просто хочу тебе помочь. Только отсосу тебе, даже пальцем не дотронусь до твоей драгоценной попочки, обещаю! - альфа поднял вверх правую руку, но идеально клятвенно как в киношных судах не получилось, так как она запуталась в пододеяльнике. - Нет, клянусь!
  
  - Кем, я знаю, мы истинные и ты никогда ни за что не обидишь меня, но я просто стесняюсь. Дай мне ещё немного времени, - смущённый омега одной ручкой прикрывал не хило вздыбленное достоинство, а второй - отодвигал альфу в грудь и в сторону.
  
  - Хорошо, договорились, - альфа словами успокаивал Дака, а сам между делом стянул вниз тонкие пижамные штаны на резинке и, не успел заложник омежьей чести охнуть, как его вставшее достоинство оказалось у альфы во рту.
  
  - Ну ты что делаешь? Кем! У-у-у, - выстонал Дак, руки его упёрлись в голову Кема, который крепко, хотя и нежно держал его за бедренные косточки. В ответ раздалось только причмокивание, рот и конкретно язык альфы были сильно заняты доставлением неземного удовольствия своей паре.
  
  Дак чувствовал каждую маленькую жилочку на своём по омежьи небольшом члене, язык Кема надолго останавливался на них и, медленно поглаживая, вдумчиво изучал. Горло двигалось как мощнейший насос, угрожая затянуть всего паренька глубоко в альфью глотку. Учитывая, что это был первый в жизни Дака полноценный минет, нечего удивляться, что он быстро и сильно кончил. Обессиленный, он лежал на влажных простынях, широко раскинув руки и ноги в стороны и дышал тяжёло, как кузнечных мех.
  
  - Ну видишь, ничего плохого не случилось, - довольный альфа не мог оторваться от паха и члена своего истинного, хотя бы потому, что личный омежий запах Дакоты там был особенно сильным, - и тебе приятно, и мне вкусно.
  
  - Ну, а ты сам? Тебе же тоже хочется? - покраснел ещё больше омега, хотя куда уж больше - и так щечки были ярко-клубничные.
  
  - Я потом... Главное, это ты! - спутанно ответил Кем вставая с кровати. - Так, ты идешь к себе в душ, а я - к себе?
  
  - Да, хорошо. Спасибо, Кем! - улыбаясь, омега уже заворачивался в простыни, собираясь идти в ванную.
  
  - Не благодари меня, Дак, я тебе ещё надоем с этим делом... - с порога обернулся альфа.
  
  - Как такой минет может надоесть? - удивился расслабленный, но удовлетворённый по самоё горло Дак.
  
  - Очень просто, если делать его много раз в день...
  
  - То есть как? - спросил тот, последняя фраза Кема поставила его в тупик.
  
  - Давай мы с тобой договоримся: каждый раз, когда у тебя встало - это моё! Не встаёт - я тебя не трогаю, а встало - моё! - заговорщески облизнулся альфа, кто же откажется от омежьей спермы, сладкой как кленовый сироп.
  
  Дакота молча кивнул, ещё не осознавая полностью во что превратится его жизнь, когда сегодняшний договор вступит в силу.
  
  ========== - 105 - ==========
  
  И его жизнь превратилась в кошмар, наполненный ежечасными удовольствиями. Кем ловил своего омежечку за приготовлением завтрака, уборкой, готовкой и даже выходящим из сортира. Достаточно было выразительного взгляда на ширинку и вопросительно поднятых бровей, как там за маленькой застёжкой возбуждение прибывало, как тесто на дрожжах. Тогда Дака нежно хватали, раздевали где стоял - там и попал - и сосали прямо на месте. Куй железо пока горячо, или соси своего истинного омежку сразу, же когда у него встало. И так по многу раз в день, член Дака стал чувствительным до болезненного и даже нежные хлопчатобумажные трусы натирали до ран. Но всемогущий и вездесущий альфа постоянно их зализывал.
  
  - Ну, Кем, что опять? - омега только помешал в казанке рагу из курицы, как пришлось облокотиться обеими руками о деревянный стол на кухне и широко расставить ноги.
  
  - М-м-м, - альфа дурачился и делал вид, что причмокивает при минете, мол, так вкусно.
  
  Кеймрону нравилось просто садитья на пол и стягивать с омеги штаны вместе с трусами, если омега даже хотел помочь, его нежно шлёпали по рукам - моё, не тронь и не мешай. В такие минуты Дак напрягался, ноги его дрожали и ровный красивый омежий член выстреливал вязкую коралловую жидкость прямо в горло своему альфе. Потом Кем обнимал пошатывающегося омегу, прижимал к себе и целовал, делясь его же вкусом:
  - Видишь, как вкусно, разве я в состоянии отказаться от новой порции, - смеялся Кем, но не всё было так просто: альфа стремился поскорее вызвать течку у своего любимого мальчика в надежде получить в свою собственность долгожданное и любимое тело целиком и полностью.
  
  - Что ж ты присосался-то как комар на пикнике, - в другой раз пойманный Дак был прислонён грудью к перилам лестницы, ведущей на второй этаж их общего дома, - и всё тебе мало.
  
  - Комары сосут кровь, Дак, а я только сперму, - смеялся альфа после минета.
  
  "Мой, мой, мой - сладко пело сердце ковбоя, - не испугать, не обидеть, чтобы принял и остался навсегда. Маленький сладкий зайчик - какой там волк..." Но на самом деле омежка ничего против любвеобильного альфы не имел и при каждом удобном случае сам прижимался и лез целоваться. Спали они тоже каждую ночь в обнимку, переплетя руки и ноги в странное китайское дерево. А вот попку свою Дак альфе пока давать отказывался. Хотя первый и сам не настаивал, предпочитая дождаться омежьей течки.
  
  Прошли недели, и зима начала уступать дорогу весне, неуверенно и нехотя вначале. Длинные сосульки на крыше хозяйского дома превратились в нескончаемую капель, и посиделки в гостиной у камина перешли на небольшую веранду за домом. Всё это время Кеймрон работал из дому, стараясь поменьше оставлять своего истинного одного. На все вопросы своих ковбоев скупо отвечал, что у него кое-кто появился...
  
  - Кем, сегодня я попью чай в кухне, ладно? - омега замотался в вязанный розовый с голубыми цветочками шарф.
  
  - Ты что, Дак, заболел? - Кеймрон прижал раскрытую ладонь ко лбу омеги. - Лоб теплый.
  
  - Нет, со мной всё в порядке, замерз просто. Может просквозило где-то.., а вчера вечером на террасе уже прохладно было.
  
  - Тогда и я с тобой тут попью, - альфа расставил приборы на кухонном столе.
  
  Омега пил горячий чай с медом и лимоном, не дожидаясь чтобы тот остыл, и яростно дрожал.
  
  - Дак, ну что это с тобой? Ты так дрожишь, как будто у нас тут землетрясение восемь с половиной баллов, - альфа пересел вплотную к любимому и опять потрогал его лоб, но только уже губами.
  
  - Нет-нет, - дрожал омега, и тут живот скрутило первой судорогой, - ай!
  
  - Да что это с тобой? Попить чай спокойно не даёшь? - пошутил Кеймрон, а сам встал, отодвинул чашку. - Поехали в больницу! До неё больше ста миль...
  
  - Ой-ой-ой, - Дак стонал, крепко ухватившись за живот и махал головой, - в больницу никак нельзя.
  
  - Плевал я на твоего жениха, папашу и их прихвостней, главное - твоё здоровье! - и тут взволнованный альфа обратил внимание на запах.
  
  Омега пах призывно и волнующе, за ночь запах усилился и, казалось, сконцентрировался в паху у альфы твердым клубком нервов.
  
  - Дак, я понял, что это. Ты не волнуйся, это просто течка...
  
  - Как течка, рано ещё... Разве что ты спровоцировал сбой нормального цикла, - омега поднял глаза на своего истинного.
  
  - Может и я, мы же истинные, - Кем заулыбался и прижал Дака к себе, - ну, пошли я тебе помогу?
  
  - Нет-нет-нет, - видимо, внутри Дакоты всплыли старые страхи.
  
  - Милый, не бойся, я буду очень осторожен, - просительные нотки прозвучали у альфы неожиданно ласково.
  
  - Кем, я тебя не боюсь, - омега расслабился в объятиях Кема, - дело в другом: мне ещё рано детей рожать. Я боюсь становиться папой: у меня есть проблемы с родителями и будущих детей я в это вмешивать не собираюсь. Да и личные психологические проблемы никто не отменял: я должен победить свои страхи, чтобы посвятить себя всецело ребёнку. Я хочу стать хорошим папой. В тебе я не сомневаюсь, ты будешь прекрасным отцом, добрым и внимательным, с тобой наш омежка почувствует себя надежно защищённым как в коконе любви, а вот я... Я не хочу его подвести, понимаешь?
  
  - Понимаю я всё, не бойся, - всю большую речь своего истинного Кеймрон целовал его лобик и нежно массировал вздрагивающий живот, по которому как судороги волнами проходила боль от начинающейся течки, - нужны презервативы, но у меня здесь нету, - альфа сократил всё до одной-единственной насущной именно сейчас цели, как и все настоящие альфы. - Ты сходи в душ и ложись, постарайся заснуть, а я сам сгоняю и куплю всё, что нам надо, на ближайшей бензоколонке.
  
  - Нет! Не оставляй меня здесь одного! Вдруг придет этот твой "секунда", как его там зовут, с огромным членом! - омежка опять затрясся от страха. - Ты же не забрал у него ключ от нашего дома? А обещал мне, что заберешь!
  
  - Дак, любимый, не бойся, Нэт не придет, - "сколько надо терпения с этими течными омежечками" - думал Кем, - я действительно не забрал у него ключ на всякий случай, мало ли что может случиться, - Кем имел в виду предателя и то, что тот может напасть на него, не оставлять же своего истинного в таком случае без защиты, а Нэту он доверял как себе.
  
  - Я поеду с тобой! С тобой я не боюсь! Не оставляй меня! - омега уже кричал, боль вперемешку со страхами с угрожающей скоростью переплывала через панику в истерику.
  
  - Ну куда ты поедешь в таком состоянии? Тебе же больно...
  
  - Куда ты, туда и я! - омега ответил всем известной фразой истинных, их отличительным знаком.
  
  - Ладно, поехали, - Кеймрон взял Дака на руки как ребёнка, благо его крупные габариты это позволяли и, заскочив в спальню, замотал в теплый плед, - одевать тебя не будем - некогда.
  
  Потом омега ощутил себя уложенным на заднее сидение черного джипа Тойота Ланд Крузер. Вел довольный (этого не отнимешь) альфа медленно и осторожно, но Дак всё равно постанывал на каждом ухабе дороги и при торможении перед светофором. Через двадцать пять минут они были на месте.
  
  - Лежи здесь, я сам куплю, - начал было Кем, повернув голову к омеге.
  
  - Нет! Я с тобой! Забыл уже: "Куда ты, туда и я!" - простонал Дак.
  
  Зря он так сказал, ох зря...
  
  ========== - 106 - ==========
  
  Маленький магазинчик при заправке работал двадцать четыре часа в сутки семь раз в неделю. Продавали здесь всё: от презервативов до детских памперсов, включая готовые бутерброды, мелкие игрушки, деловые рубашки и горячий, но противный кофе. Всё, что может неожиданно понадобиться водителям, как профессионалам, так и любителям, то есть просто родителям, проезжающим по этой дороге с парочкой вредных неугомонных ребятишек.
  
  Если бы Кеймрон и Дакота просто взяли бы первые попавшиеся презервативы и вернулись домой, ничего из последующего так бы и не случилось. Но именно сейчас всегда спокойный и довольный своей жизнью омега решил взбунтоваться, пользуясь тем, что паренёк-продавец дремал, стоя за прилавком:
  - Эти не надёжные, я знаю фирму Ганзо, у моего одноклассника именно такой порвался на первом свидании, - Дак обвиняюще тыкнул пальцем в жёлто-оранжевую коробочку на ближайшей полке. Сам магазин располагался в угловом помещении и полки стояли совершенно не симметрично, закрывая одна другую.
  
  - Хорошие у тебя одноклассники, если проверяют презики уже на первом свидании, - улыбнулся Кем, - подождали хотя бы второго.
  
  - Я себя вёл в школе очень скромно, - смутился Дак, тяжело опираясь на подставленную Кемом руку, - и на других омег не равнялся.
  
  - Хорошо, тогда возьмём Контекс? - альфа махнул рукой на пачку рядом.
  
  - Нет, Кем, только Дюрекс! Они самые надёжные, да и видов у этого производителя полным-полно. Возьмём с пупырышками или ребристые? - омега даже забыл о боли весь во власти фантазий, большая часть которых была совершенно неприличной.
  
  - Эко тебя на подвиги потянуло... Пока возьмём простые, но побольше пачек, - Кеймрон протянул руку за выбранным товаром...
  
  Тут раздался звон колокольчика перед входной дверью, и в магазин ввалилось двое вооружённых людей в масках, закрывающих лицо до самых сверкающих гневом глаз.
  
  - Гони бабло, быстро! - первый, одетый по-военному просто, в зелёные маскировочные брюки и рубашку, прицелился в голову молодому заспанному продавцу.
  
  - Прошу вас, не надо, не стреляйте, я дам вам денег, - сна как не бывало.
  
  - Не просто "денег", - передразнил парнишку второй, пижон в деловом костюме, - а всю выручку из кассы. И быстро!
  
  Кеймрона и Дакоту они не видели, те стояли, замерев и даже затаив дыхание, за шкафом с напитками, там, где были полки с презервативами. Кем был без оружия и поэтому решил не ввязываться, а защищать своего истинного омегу от опасности. А она была очень даже реальной: запах течного омеги мог привлечь вооруженных альф, и чем бы это закончилось для молодой пары ещё не известно...
  
  Но грабители оказались бетами и оба ничего необычного в магазине не почувствовали, когда продавец передавал им кулёк с выручкой. Первый схватил вожделенные деньги, а второй выстрелил пряма в продавца, который даже пикнуть не успел, и оба выбежали из магазина с противным улюлюканьем и смешками.
  Парень рухнул на пол как подкошенный. Кеймрон сунул свой мобильник обалдевшему от увиденного Даку и бросил на бегу:
  - Дак, звони "девять один один" и не высовывайся - они могут за чем-нибудь вернуться!
  
  Сам альфа бросился вперёд и перемахнул через прилавок, раненный еле дышал и был без сознания. Кем прижал первую попавшуюся под руку тряпку с прилавка и надавил на рану в плече, пытаясь остановить кровотечение.
  
  - Я не знаю где мы находимся, - кричал Дак в отчаянии в телефон, - на какой-то заправке! Приезжайте быстро и спасите нас! Нет, продавец не может объяснить вам как проехать, он без сознания! Вы что там, у вас все идиоты? Найдите адрес по GPS!
  
  - Дак! Дак-Дак-Дак, успокойся! - закричал уже Кеймрон. - Сделай громкую связь и иди ко мне, я им объясню, где мы находимся.
  
  - Да, Кем, иду, - омега шел медленно, как в приступе сильной боли, хватаясь по дороге за все шкафы, полки и ящики. - Говори, Кем!
  
  - Здравствуйте, с вами говорит Кеймрон Айлифф, у нас здесь раненный в тяжёлом состоянии. Мы находимся в магазинчике при бензоколонке на Сто первом километре от Денвера по Шестой платной дороге.
  
  - К вам уже высланы машины скорой помощи и полиции. Пожалуйста, сэр, дождитесь приезда помощи на месте! - с той стороны отвечал монотонный деловой голос беты, привыкшего, наверное, уже ко всему на свете.
  
  - Да, конечно, мы никуда не уйдем, - совершенно спокойно ответил Кем.
  
  - Так же, пожалуйста, не кладите трубку, оставайтесь со мной на линии.
  
  - Да, хорошо, - альфа одной рукой зажимал кровотечение в плече пострадавшего, а второй - обнимал жутко перепуганного истинного.
  
  - Что происходит у вас в данный момент? Сколько человек находится в магазине вместе с вами?
  
  - Раненый продавец, я сам и мой истинный омега, позвонивший вам, всего трое человек, - альфа нервничал всё больше, ощущая себя ответственным и за раненого паренька, и за стонавшего от боли течки Дака. - Сколько ждать приезда помощи? Вы знаете когда они к нам доберутся?
  
  - Полиция приедет к вам через восемнадцать минут, а скорая помощь - через двадцать четыре.
  
  - Так быстро? Вы уверены? - удивился Кеймрон.
  
  - Мы отслеживаем передвижение их машин через GPS-навигатор. Сэр, вы сами не пострадали?
  
  - Нет, спасибо, я и мой омега прятались за шкафом с напитками.
  
  - Отлично, а теперь можете детально описать ограбление... - оператор службы спасения отвлекал Кема от ужаса происходящего и сразу же по прибытии полиции отключился.
  
  - Здравствуйте, где пострадавший? - прибывший наряд полиции состоял из альфы и омеги, первым заговорил старший по званию альфа.
  
  - Вот здесь лежит, за прилавком. Мы боялись переносить его куда-нибудь и беспокоить, - ответил Кем, а Дак только дрожал и прятался за его спину.
  
  - У вашего мужа началась внеочередная течка, - спокойно констатировал полицейский-альфа и, подходя, зажал ноздри затычками из кармана.
  
  - Я в курсе, - улыбнулся Кем, - мы как раз и приехали сюда за средствами защиты, так сказать.
  
  - Мой напарник сменит вас с раненным и окажет помощь вашему мужу, а мне надо опросить вас, так что, пожалуйста, давайте выйдем на улицу? - молодой полисмен не только внушал доверие, но и вел себя четко и профессионально.
  
  - Кем, не броса-а-ай меня, - привычно заныл на одной печальной ноте Дак.
  
  - Дак, прошу тебя, успокойся, я здесь. Только отвечу на вопросы офицера, и мы вернёмся домой. Или хочешь чтобы офицер-альфа (!) меня здесь, рядом с тобой, опрашивал?
  
  - Нет! Ладно, идите.
  
  Через стеклянную дверь Кем видел, как полицейский-омега скормил Даку несколько таблеток успокоительного и весело подбадривал. Подъехали машина скорой помощи и несколько машин полицейского подкрепления.
  
  ========== - 107 - ==========
  
  По дороге домой Дак дремал на заднем сидении джипа, всё ещё находясь под властью успокоительных таблеток. Кеймрон мчался что было силы, стараясь довести Дака поскорее домой и, наконец-то, помочь тому с течкой. На переднем сиденьи, рядом с водителем, покоился огромный прозрачный кулёк, до верха заполненный презервативами всех возможных марок и фирм - благодарность приехавшего с полицейским подкреплением хозяина магазинчика. Раненый паренёк оказался его единственным сыном-альфой.
  
  - Теперь во всех моих магазинах, на любой бензоколонке на триста миль вокруг, с вас и цента не возьмут, Кеймрон! Приезжайте закупаться хоть каждый день, - и владелец протянул Кему огромный чистый мусорный мешок, доверху забитый презервативами и сладостями, так любимыми омегами - всякие там чипсы, бисли, бамбы.
  
  - Мистер Разенфельд, мы не сделали ничего такого, - смущённый альфа на самом деле просто хотел поскорее свалить домой, пока на Дака ещё действовало успокоительное, - любой на нашем месте поступил бы точно так же.
  
  - Офицер сказал, что если бы не ваш своевременный звонок в службу спасения и первая помощь, оказанная моему Винсу, я бы сейчас хоронил своего мальчика, а не договаривался с врачами, - потом оказалось, что кроме сына-альфы у мистера Разенфельда есть ещё пять сыновей-омег разного возраста, и вот когда приехали они, кто сам, а кто уже и со своей собственной семьёй - Кем и Дак быстро ретировались в сторону своего дома со всей возможной скоростью.
  
  - Копию полицейского расследования получите заказным письмом по почте, езжайте уже, - напутствовал их альфа-офицер полиции, - всем полицейским здесь дышать станет в разы легче, - и он задорно подмигнул побледневшему от волнения Даку.
  
  Дома еле терпящего болезненное возбуждение омегу сперва потащили в ванну.
  
  - Да не хочу я мыться, совсем! Кем, трахни меня уже! Хватить мучить! - Дак согнулся буквой "зю" и еле держался на дрожащих от усталости ногах.
  
  - Не-а, я тоже должен сначала помыться, - альфа улыбался, заботливо выколупывая стенающего омегу из порядком взмокшей от пота одежды, - заодно и тебя сполоснём. А то пропах чужими альфами с этой дурацкой бензоколонки.
  
  - А кто в этом виноват? Я что ли? - омега как маленький ребенок отбивался от воды и сражался с душистой мыльной пеной.
  
  Кем воспользовался моментом, разделся сам и начал намыливать Дака подручными средствами. Самыми что ни на есть подручными - просто-напросто руками. Подольше задержался в подрагивающем от возбуждения паху и мокрой душистой попе.
  
  - Палец хотя бы засунь, - продолжал капризничать течный, - да-да, вот так... Обалдеть! Как хорошо! - взмыленный (во всех смыслах) розовый член омеги взорвался фонтаном перламутровых брызг.
  
  - Отлично, первое напряжение снято, а теперь в кроватку-у-у, - пропел Кем.
  
  Расслабленный как ванильное мороженное под щедрыми лучами летнего, дымящегося от жары солнца, омега верхом на своём альфе перекочевал в спальню. Там уже его маленькую не растянутую попу ждало пахучее масло для секса с запахом кокосового ореха и утреннего прибоя. Как ни странно, Дак совсем не зажимался, а наоборот, щедро дарил себя властным рукам главнокомандующего альфы. Или течка диктовала свои условия "ведения боя", или омега действительно доверял своему альфе, но уговаривать его не пришлось.
  
  - Какой же ты сладкий снаружи и бархатный внутри, - альфа вылизывал дырочку выставленной назад попы, а потом пальцами растягивал нежные стенки. - Такой отзывчивый, узкий как девственник, - момент стоил ожидания, даже такого долгого, как получилось у Кеймрона. Омега был чувствительным до умопомрачения.
  
  - Да-а-а, - в ответ Дак стонал и поддавался вслед за дразнящими пальцами.
  
  Боли не было совсем, омега сходил с ума от ощущений, охвативших пожаром всё его тело, и всё приказывал Кему действовать быстрее и сильнее. А когда и простата была найдена Даку оставалось только кричать от счастья и кончать-кончать-кончать.
  
  Вечером следующего дня, после очередной сцепки, сильно вымотанные, но довольные истинные выплыли на кухню перекусить и отдохнуть. Альфа полез в холодильник, омегу посадил за пустой пока ещё стол с холодными столовыми приборами.
  
  - Полчаса у нас точно есть, едим и возвращаемся в кроватку, - оба были после душа в купальных халатах на голое тело, но затрудняться выбором одежды никто и не собирался.
  
  - Вы там одеты? Можно мне зайти на минутку? - раздалось из коридора.
  
  - Нэт? - лениво поинтересовался омега, после получения метки он знал, что перестал интересовать чужих альф в сексуальном плане. - Ты так и не забрал у него ключи?
  Кем лениво пожал плечами, что могла значить всё на свете, начиная с "Да, дорогой, просто забыл..." и до "Нет и забирать не собираюсь!"
  
  - Я принес вам перекусить! - в кухню просунулось встревоженное лицо. - Отдам коробочки Рида и исчезну! Омежка, ты меня больше не возбуждаешь, так что не бойся!
  
  - Спасибо, ты меня тоже! Правда ты и раньше меня не сильно возбуждал! - скривился маленький нахал, власть свою почувствовал - власть любимого мальчика Кеймрона.
  
  - Омега, не борзей там! Получил метку и обнаглел! - засмеялся сегундо.
  
  Через минуту на том же кухонном столе яблоку нигде было упасть: коробочки с салатами, пузырьки с наливкой, баночки с супами, упаковки с котлетами и прочее, и прочее. Сбоку смущённо притулилось блюдо с вишнёвым пирогом.
  
  - Рид совсем сошел с ума, куда нам двоим столько? И половина не влезет...
  
  - Хотел порадовать вас с омегой.
  
  - Нас уже течка порадовала, да, омежечка? - Кем повернулся к Даку хитро улыбаясь, но тот только смутился и веселья не поддержал.
  
  - Можно мне уже что-нибудь из этого попробовать? - спросил голодный Дак, словесные пируэты его совершенно не интересовали.
  
  - Да, конечно, подкрепляйтесь на здоровье, а я пойду, - Нэт развернулся к двери, - а вот вам тут почта пришла. Это что из полиции? Вы чего, трахались в общественном месте и получили штраф?
  
  - Нет, ограбление на бензоколонке. Мы там презики покупали, - Кем буднично сообщил новости, но заметив, как Нэт напрягся добавил, - с нами всё в порядке. Нас грабители даже не заметили.
  
  Нэт успокоился и, кивнув, ушёл к себе в дом. Кеймрон развернул плотный коричневый конверт, и оттуда выпали копии его рассказа о произошедшем на бензоколонке и фотографии с камеры слежения. Грабители, да и сами Кем с Даком, были на них отлично видны. Гадких бет пока не поймали, но с фотографиями это было делом пары дней или максимум недель.
  
  - Давай поедим и в кроватку, тебе скоро опять захочется, - сообщил омеге довольный этим открытием альфа.
  
  - Пока что мне очень хочется только пирога с печенкой и капустного салата, - прочавкал уплетающий гостинцы омега.
  
  - Ладно, посмотрим на тебе через полчаса, - коварно улыбнулся Кем, - ещё умолять на коленях будешь!
  
  - И на колеях, и на спине, и даже боком, - кивал счастливый Дак.
  
  ========== - 108 - ==========
  
  После течки повседневная жизнь Дака и Кема наладилась и успокоилась. Утро молодой пары начиналось с обоюдного минета в любимой позе "шестьдесят девять". Попке Дака после бурной первой на двоих течке давали отдохнуть и восстановиться. А началось всё с того, что Кем по привычке отсосал у своего истинного "то, что встало - то моё!". А Дак попытался вернуть ему алаверды и - о, чудо! - у него прекрасно получилось, ну, как для начинающего. Дальше они решили не тратить время попусту и заниматься таким приятным утренним возбуждением не по очереди, а одновременно. Зарыться носом в чужой пах и дышать им, своим истинным, что может принести больше счастья, радости и покоя, чем это? Разве что лизать, сосать, глотать и наслаждаться не только запахом, но и касаниями, и вкусом.
  
  Потом умиротворённый и счастливый омега отправлялся готовить завтрак, а альфа расслабленный и довольный начинал заниматься заброшенными на время течки делами ранчо. Со своими работниками Кеймрон Дака не знакомил и даже не собирался в ближайшее время. Те работали и вопросов не задавали, сами поступили бы точно так же, встреть они своего единственного и неповторимого истинного омегу: спрятали бы его от посторонних глаз и загребущих лап посторонних альф, от греха подальше, в собственном доме.
  
  Все поручения передавались через вездесущего Нэта, на то он и есть второй человек на ранчо вслед за хозяином. А после обеда Кем ввел новое правило - итальянскую сиесту - они с Дакотой отправлялись голыми, как папа родил, подремать после сытного обеда. Чем заканчивался такой отдых не трудно догадаться - легким нежным трахом и двумя часами в постельке. Дни были похожи один на другой, с той лишь разницей, что иногда вечером ходили погулять в лес, а иногда - пройтись по полям. Но такое однообразие и спокойная жизнь никого из них не тяготили, жалко только, что продлились не долго... Всего-то недели три, а потом раздался роковой звонок по обычному городскому номеру Кеймрона. Трубку снял Дак, как раз выходящий из кухни в любимом переднике с желтыми лилиями на бледно-розовом фоне.
  
  - Алло...
  
  - Надо же кого я слышу... Оказывается наш маленький глупыш нашел себе другого альфу... Как не стыдно изменять своему жениху, тем более истинному альфе, с каким-то там ковбоем! - ехидно прогнусавил Джеральд в трубку. - Вот уж твой отец не обрадуется. Мы с ним поспорили, кто найдёт тебя первым, тому и металлургический завод в Алабаме. А твой отец его любит, особенно ежегодные барыши с него.
  
  - Ты не мой истинный альфа! - закричал Дак в трубку, он не хотел показывать свой страх, а точнее ужас при голосе бывшего жениха в телефонной трубке, но ничего с собой не мог поделать.
  
  - А кто тогда твой истинный? Уж не..., Джон, как его там зовут? - спросил Джеральд одного из своих подручных. - Ах, Айлиф Айлинн, он твой истинный альфа?
  
  - Кеймрон Айлифф, - произнес Дак не прекращая плакать, вся его счастливая жизнь стремительна катилась под откос, - но ты и сам это уже знаешь, раз даже домашний телефон раздобыл.
  
  - Вот это ты точно заметил, - в трубке раздался ещё один ехидный смешок Джеральда. - Короче, женишок, собирай манатки и выматывайся из его дома. Через десять минут мы с парнями будем ждать тебя у ближайшей автобусной остановке по дороге к городу. Смотри не опаздывай, а то мы можем и его трахнуть все вместе, как тебя когда-то, поди не забыл ни одного из хуёв или как рот порвался и жопа тоже. Помнишь, Дакота? Ему будет ещё больнее, потому что он альфа и к групповому изнасилованию его жизнь вообще не готовила. Любишь его - выматывайся поскорее!
  
  - Хорошо... - ответил Дак и в трубке сразу же раздались гудки, Джеральд не собирался тратить даром ни одной секунды на простую глупую вежливость.
  
  Дак опустился на пол, просто ноги подогнулись, он дрожал от страха как от холода и лихорадочно решал, что из двух выбрать: первое, сразу повесится на люстре в салоне или до этого посоветоваться с Кеймроном, что можно сделать в данной ситуации. В серьёзности угроз Джеральда омега не сомневался ни секунды.
  
  - Омежечка, ты где? - Кем как раз вернулся от Нэта, с которым совещался по поводу болезни их главного осеменителя быка Пекана.
  
  Решение нашлось само собой.
  
  - Кем, нам надо срочно бежать от сюда! Нам обоим! - простонал Дак и почувствовал прилив сил и адреналина - решение найдено. - Берем только самое необходимое!
  
  - Чего вдруг бежать, Дак, что случилось? - удивленный Кем присел на корточки перед малиновым от рыданий Даком.
  
  - Джеральд нашел меня, ну и тебя тоже - короче, нас обоих... - омега поднял глаза, красные, как у белой крысы, на своего альфу любимого, рыцаря и защитника.
  
  - А как именно он нас нашёл? - спросил Кеймрон чтобы в первую очередь отвлечь омегу вопросами и иметь больше времени на обдумывание полученной информации.
  
  - Не знаю, мы же нигде не бываем... - ответил омега и сам задумался, действительно откуда Джеральд узнал их телефон, и именно сейчас.
  
  - А как ты узнал, что он нас нашёл? - следующий вопрос Кема показал Даку, что его откровенно считают сумасшедшим.
  
  - Открытку он мне прислал "С Новым Годом!" - заорал Дак.
  
  - Так сейчас же двадцать первое марта, какой-такой "Новый Год"? - переспросил ещё более раздосадованный Кем.
  
  - Кем, ты что придурок? Или просто издеваешься надо мной? - омегу снова начало трясти. - Он только что позвонил вот по этому самому телефону, - Дак тыкнул нервно дергающимся пальцем в сторону серого домашнего аппарата на деревянной тумбе.
  
  - Понятно, и что сказал? - неспешно продолжил Кеймрон.
  
  - Чтобы я через десять минут, кстати они уже прошли, прибежал на ближайшую автобусную остановку по дороге к Денверу. Вместе со всеми своими вещами, а иначе они с дружками и тебя изнасилуют... все вместе.
  
  - Понятно. Ну, что ты, Дак, не плачь, я же здесь не один. Тут ещё двенадцать ковбоев со мной на ранчо, многие из них имеют ружья и карабины. Мы сможем за себя постоять.
  
  - Ты не хочешь понять, Кем, это очень серьёзно. Это не просто пять-семь разбалованных альф-мажоров с отцовскими деньгами. У них головорезы-бандиты с улицы, вооруженные до зубов. Они вас с ковбоями нафаршируют пулями, а меня всё равно увезут, я им нужен для брака с ублюдком Джеральдом. Самое страшное - недооценить своего противника, - Дак облокотился на плечи Кема и встал на ноги, - они ворочают миллиардами и на законы им начхать. Они обязательно уйдут от ответственности за свои преступления, как было и с моим изнасилованием.
  
  - А вот тут ты прав, Дак, - альфа тоже встал и направился, поддерживая Дака за плечи, в сторону кухни. - Не надо недооценивать своего противника, меня то есть. Я тоже кое-что могу. Даже не просто кое-что...
  
  Альфа налил своему любимому истинному стакан воды из-под крана, потом остаток допил сам, вытер лоб тыльной стороной ладони и сказал:
  - Пошли-ка поболтаем с парнями. Может и решим что-нибудь дельное в этом противостоянии с Джеральдом.
  
  - Не противостоянии, Кем, это ВОЙНА! - поправил уже взявший себя в руки Дакота.
  
  - Ладно, в этой войне...
  
  Кем и Дак набросили одинаковые теплые ветровки и впервые вместе отправились в сторону общежития остальных ковбоев. Дакота даже слезы с лица не вытер.
  
  На пороге их встретил удивленный Нэт:
  - Кем, что случилось? На омеге "лица нет"! У вас всё в порядке?
  
  - Когда все ковбои соберутся здесь? - перебил его Кем, даже не собираясь отвечать на встревоженные вопросы друга.
  
  - Через два часа на обед, а что? - Нэт махнул рукой в сторону гостиной, там стоял единственный телевизор - скоротать время до обеда.
  
  - Я хочу поговорить со всеми сразу. Как раз сейчас ты мне и не подходишь, друг. Мне нужен кое-кто другой...
  
  ========== - 109 - ==========
  
  Два часа пролетели незаметно. Нэт принёс в гостиную черный кофе без сахара для Кеймрона, такой крепкий, что там могла стоять чайная ложка по стойке смирно в густом осадке. И успокаивающий мятный чай для Дака, слабо заваренный и очень сладкий - каждому своё. Сам Джон Рид тихонечко пролез в гостиную всеми своими двумястами килограммами и принес нервничающему хозяину и его истинному заварные пирожные с кремом.
  
  - Ой, большое спасибо, выглядят очень вкусно! - поблагодарил Рида Дак.
  
  - На вкус не хуже, обещаю вам, - тепло по-домашнему улыбнулся Джон и сразу же вышел из комнаты, как и Нэт до него.
  
  Всё это время Кеймрон нервно, со свистом, дыша через рот, рассказывал Даку про свои отношения с отцом.
  
  - Я сам ушёл от него, уходя бросил в сердцах: "Я тебе больше не сын!". "Даже так, - улыбнулся отец своей фирменной улыбкой сытой акулы и добавил, - тогда у меня развязаны руки" И я решил, что он хочет меня убить.
  
  - Боже, Кем, не может быть! Твой родной отец!.. - Дак от удивления, перемешанного со своим собственным страхом, подавился пирожным Рида и закашлял.
  
  Кем постучал его раскрытой ладонью по спине и продолжил:
  - А началось всё с моего самого первого детского воспоминания: мне было лет пять, папочка обычно будил меня утром в садик, а в тот особенный день так и не пришёл. Я встал сам и отправился в спальню родителей. И увидел через приоткрытую дверь своего папу полностью голого, лежащего в луже крови и плачущего. Тихо так, разрывая сердце в клочья. При виде меня он попытался улыбнуться и прикрыть побои на теле одеялом с кровати. Что было дальше я помню смутно, кажется, я сел с ним рядом на пол и тоже начал плакать.
  
  - Это сделал твой отец? Боже, Кем, какой ужас! - Дак совсем забросил пирожные и прижался к груди Кема, выражая таким бесхитростным путём своё сопереживание любимому.
  
  - Или он сам, или велел своим телохранителям... Весь наш дом, а вернее дворец, был нашпигован камерами, вооруженными охранниками и тому подобными системами безопасности. Поэтому мне и в голову не пришло, что папу мог обидеть кто-нибудь со стороны, - Кем говорил с трудом, дышал тяжёло, но пришло время рассказать своему истинному омеге всю правду, так что не стоило ничего приукрашать в данном случае. - Такие побои время от времени повторялись, видимо отец или подозревал папу в измене, или только думал, что тот изменял. Меня отец бил намного меньше, но некоторые его синяки не сходили с тела неделями.
  
  - Твой отец тоже очень богатый бизнесмен? - спросил Дак, дыша Кему куда-то в живот, прижимаясь ещё крепче в поисках защиты и любви.
  
  - Нет, мой - глава мафиозного клана, который подмял под себя весь Чикаго: наркотики, проституция, вымогательства и оружие. Уже больше тридцати лет никто в Чикаго даже не пукнет без разрешения моего отца или его людей. Полиция, налоговая и даже ФБР не смеют ему перечить. Или просто не хотят вмешиваться: мелких конкурентов отец убирает тихо, а крупные и сами не лезут, зная репутацию Джокера при ведении бизнеса. Таким образом в Чикаго тише и спокойней, чем в других американских городах и преступлений меньше.
  
  - А твой папа, он жив?
  
  - Нет, дорогой, мой папа умер, когда мне исполнилось восемнадцать. Я закончил школу, получил его наследство и свалил из дома, порвав с отцом все отношения. Сначала попытка самоубийства папы, которая превратила его в живой "овощ", печальные слова отца: "Зачем ты это сделал, любимый?". А мне больше всего на свете хотелось крикнуть: "Это не он сделал, это ты сделал, ты его довёл!" Короче говоря, ты понимаешь, как я оказался здесь, за тысячи километров от отца и родного дома?
  
  - Да, наверное...
  
  - А вот сейчас мы и попросим помощи моего отца. Раз он не убил меня за целых двенадцать лет, значит не хочет моей смерти и уж точно не позволит никому другому сделать это.
  
  - А если он просто не мог тебя найти?
  
  - Не думаю. За столько-то лет? Бен Ладана нашли за десять. А связей и возможностей у моего отца никак не меньше, чем у тех, кто искал Бен Ладана.
  
  - А мы можем связаться с ним быстро, ведь Джеральд может напасть каждую минуту?
  
  - Вот для этого я и хотел видеть парней - уверен, хотя бы один из них, а может быть и несколько работают на него: докладывают, что у меня и как. Вот и попросим эту "крысу" передать моему отцу нашу просьбу о помощи. А уж у отца не просто бандиты с улицы, у него целая армия наёмников, все бывшие солдаты - спецназ и морские котики, как минимум.
  
  - А в нём самом ты уверен? Нас-то он точно не тронет?
  
  - Кто, "крыса"? - Дак отрицательно покачал головой на вопрос Кема. - Отец, теперь, думаю, да. Он же мой единственный кровный родственник, а в мафии кровное родство - это наше всё!
  
  В столовой начали сбираться ковбои, пришедшие на обеденный перерыв. Те из них, кто замечал в гостевой комнате Кеймрона с Даком, заходили поздороваться и познакомиться:
  
  - Ой, какой красивенький омежечка!
  
  - Молодой совсем!
  
   - Мистер Айлифф, это ваш истинный? - раздавалось из каждого угла.
  
  В ответ Кеймрон осторожно говорил, что хочет поговорить со всеми и сразу в столовой после обеда, чтобы никому аппетит до еды не портить. Но парни требовали сначала разговоры, а поесть можно и потом. Всех слишком сильно интересовало чего же всё-таки хочет их любимый работодатель. Нэт помог Джону Риду быстро накрыть на стол. Сразу же запахло свиными ребрышками только с огня, картошкой, тушённой с грибами и другими редкостными вкусностями.
  
  Когда все наконец-то уселись, оставив два почетных места во главе стола Кеймрону и Дакоте, выяснилось, что никто действительно не начинает есть.
  
  - Добрый день всем! - ковбои радостно загалдели и начали наперебой отвечать с юмором, шутками и прибаутками, кто на что горазд. - Заранее хочу перед всеми извиниться, то, что я хочу сказать относится только к одному из вас, или в крайнем случае к нескольким. Остальные должны меня простить...
  
  - А в чем собственно дело? - Нэт встал со своего места и удивленно посмотрел на Кема. - Я думал, ты нас сначала познакомишь со своим истинным омегой. Ты и так долго прятал его от нас.
  
  - Это сейчас менее важно, - Кем раздраженно махнул рукой в сторону Нэта, - его зовут Дакота, Дакота Брайант, - все зааплодировали и начали наперебой хвалить красоту омеги, и глаза, мол, у него красивые, и волосы пушистые, и сам он миленький и маленький. - У меня мало времени для этих глупостей, дайте сказать главное, - ковбои немного затихли, - нам с ним угрожает реальная опасность.
  
  Эффект от произношения последней фразы был сравним разве что с эффектом разорвавшейся в центре кухни бомбы, все повскакивали со своих мест, забегали. Некоторые из парней повытаскивали "пушки", ножи и даже кнуты, свернутые на поясе брюк.
  
  - Так, давайте, все успокоимся! - начал Нэт. - Парни, пусть мистер Айлифф сначала расскажет, какая опасность им угрожает, а потом мы решим, что можно сделать!
  
  Кема приятно тронуло, что в своей последней фразу Нэт объединил их обоих с Даком в одно целое, требующее защиты всех ковбоев.
  
  - Прежде всего я хотел бы узнать, кто из вас, один или несколько, работают на моего отца?
  
  И вдруг в комнате установилась полная, мёртвая тишина.
  
  - Я хочу знать всех "крыс", всех до одного! Так что поднимайте руки! И только тогда, и только им я скажу, какая помощь мне нужна! Так что, предатель, давай не тормози, а то меня убьют, и мой отец по головке тебя не погладит, уж будь уверен! - ехидно закончил Кем, обводя всех ковбоев напряженным взглядом.
  
  - Мы все хотим, Кем, чтобы с вами обоими ничего не случилось! - Нэт произнес это совершенно спокойно, первым подняв руку.
  
  - Ты! Не может быть! Я доверял тебе, блять, как самому себе или ещё больше! - Кем, который стоял во главе стола неожиданно сел, силы оставили его. - Дальше мне совершенно не важно, кто ещё из вас предатели! - в ответ на последнюю реплику руки подняли все остальные ковбои, даже стоящий в дверном проёме Джон Рид. - Интересно, если бы Джокер приказал меня убить, кто из вас должен был бы это сделать? - спросил Кем, находящийся в полном шоке от увиденного, волна ужасающего смертельного холода прошла по его телу и схлынула где-то в районе живота. Все окружающие его люди были присланы его отцом, чтобы следить за ним и убить в случае чего-то непредвиденного заранее. Даже маленький Дак, прижавшийся к нему в попытке защитить своего любимого альфу, не произвел на него такого впечатления: "Все до одного!"
  
  ========== - 110 - ==========
  
  - Джокер любит тебя, ты же его единственный сын! Мы все здесь, чтобы защитить тебя в случае опасности! - Нэт раскраснелся от волнения, но говорил убедительно, и остальные присутствующие согласно кивали головами. - Да и никто из присутствующих здесь не является наемным убийцей или психопатом-маньяком. Мы все из разных, некоторые из соперничающих, как Алекс и Дамаркус, агентств по охране и защите. Твой отец нанимал нас, задавая единственный вопрос, умеем ли мы ездить на лошадях и ухаживать за скотом, так как именно этим ты и живёшь.
  
  - Джон, и ты тоже телохранитель? - неубедительно прозвучавшая фраза Кема вызвала одинокие смешки парней, своими двумястами килограммами Джон и сам по себе распоряжался не очень уверенно.
  
  - Нет, сэр, я профессиональный повар и кондитер. Джокер хотел быть уверен, что вы правильно питаетесь: полезно и вкусно. Сбалансированное питание - этим я тут и занимался, сотрудники получали вкусные обеды как бонус при работе здесь.
  
  - Вы здесь не работали, я - был вашей работой! Кто отчитывался перед главным босом? Ты, Нэт?
  
  - Да, меня завербовали первым, и я был главой всей группы. Но и ребят спрашивали, их мнение, не тоскуешь ли ты по дому, не одиноко ли тебе...
  
  - Вы все за мной следили, фотографировали небось и сливали все фотки и инфу Джокеру, понятно! - разозлился Кеймрон не на шутку.
  
  - Кем, ты все перекручиваешь и даром строишь из себя жертву жестокосердного отца. Да, Джокер действительно такой со всеми, кроме тебя. Тебе он прощает всё и заботится, как может. Ты не захотел быть в его бизнесе, и он без проблем тебя отпустил. Ты не желаешь с ним разговаривать, и он тебе не докучает, а ведь мог бы приехать и подмять под себя, и тебя самого и всю твою ферму, зря ты с ним так, Кем! - выступал больше всех Нэт, но остальные дружно поддакивали.
  
  - Много ты знаешь, как он поступил с моим папой!
  
  - Джокер сейчас другой, во многом раскаивается и уж точно хочет получить на старости лет твоё прощение за испоганенное детство. Тогда он строил свой бизнес, много переживал и нервничал.
  
  - Это мафия, а не бизнес!
  
  - Уже нет, он сейчас избавляется от нелегальных прибылей и желает всё вести законными путями.
  
  Нэт решил больше не давить на Кема, потянув за собой Алекса в сторону входной двери, бросил на ходу:
  - Мы пойдем дежурить вокруг дома, остальные остаются здесь, но в полной боевой готовности.
  
  На улице сегундо отправил всего три слова на номер, который давно уже помнил наизусть: "Мы в игре", через минуту получил такой же лаконичный ответ: "Пароль: "Это у вас проходит большой покерный турнир?", отзыв: "Да, но вам он не подойдёт, у нас заоблачные ставки". Одновременно с ним пароль и отзыв получили все ковбои ранчо, Джон Рид и даже Кеймрон.
  
  - Что это такое? - спросил тот сидящего рядом с ним Дамаркуса, показывая на пароль и отзыв, - пришло с неизвестного номера.
  
  - Это прямой телефон Джокера, оставьте в памяти телефона, потом может пригодиться, - в ответ Кем неопределенно пожал плечами.
  
  Пока все обедали, незаметно пряча под сидениями разнокалиберное оружие, прошло минут двадцать и в доме начали собираться войска. Первыми пришли парни в джинсовых костюмах с баулами, полными компьютерного оборудования и прямо перед телевизором начали собирать много экранные системы и мониторы.
  
  - Чтобы Джокер всегда был в курсе наших дел, в реальном времени, - сказал Пит, видимо, глава этой группы.
  
  Потом пришел целый полк солдат, обвешанных оружием с головы до ног, если бы не постоянно звучащие пароли из уст новоприбывших Дак и Кем были бы уверены, что они попали в эпицентр военного-политического конфликта между двумя крупнейшими мировыми державами, такими как Россия и Китай, например. Под обеденный стол кто-то осторожно запихнул целый ящик противопехотных гранат.
  
  После еды Кеймрон и Дак были отправлены в гостиную к мерно жужжащему про посевы весной телевизору, но всем было совершенно не до него. Солдаты в защитных костюмах, постоянно сновавшие туда-сюда по всему дому, одели на Дака и Кеймрона бронежилеты и заняли круговую оборону возле окон. Джон Рид бегал от одного из них к другому, разнося крепкий ароматный эспрессо. Время тянулось удивительно медленно, и Дак опять насмерть перепугался, может никто на них нападать и не собирается, а из-за его страхов тут целая армия в полной боевой готовности.
  
  Вдруг снаружи раздались редкие выстрелы, почти сразу после визга тормозов нескольких машин (солдаты до этого появлялись совершенно бесшумно, просто из неоткуда). Влюбленные напряглись, но входные двери почти сразу с треском распахнулись, как будто им кто-то помог с ноги, и показался Нэт, толкающий впереди себя какого-то высокого худого альфу со связанными за спиной руками и кляпом во рту.
  
  - Это Джеральд Форос, остальных его бандитов сейчас приведут, - связанный альфа отчаянно отбивался, но куда ему против горы мышц, в народе называемых Нэтом.
  Оказалось, что солдаты, прикрывающие ковбоев внутри дома, были лишь малой частью войска, присланного Джокером из Чикаго, тех, кто вместе с Нэтом держали круговую оборону ранчо снаружи. Поэтому полномасштабного вооруженного конфликта с пришельцами и не получилось, их ещё на подступах к дому связали и обезоружили.
  
  Джеральда с дружками нагнули над обеденным столом, ловко спустив штаны до щиколоток и торжественно пригласили мистера Айлиффа и мистера Брайанта проучить зарвавшихся мажоров.
  
  - Фу, - брезгливо ответил Кеймрон, - я не собираюсь мараться об них, - а Дак даже смотреть в сторону стола категорически отказался.
  
  - Ну, как хотите, а мы с парнями давно без слабого пола обходились, так что нам сойдет. Да и Джокер настоятельно рекомендовал проучить их сначала именно так, а потом он лично желает с ними переговорить, - проинформировал Кема один из вооруженных солдат. Разобрать его воинское звание не представлялось возможным, так как все новоприбывшие защитники были без погон и других опознавательных символов.
  
  Нэт и братья Кэхиллы проводили Дака с Кемом обратно в хозяйский дом. Из открытых окон покинутого здания раздавались жалобный скулёж и пронзительные крики отрабатывающих нападение своими задами мажоров.
  
  - Не переживай, Дак, - Кем ласково погладил любимого по отросшим блондинистым локонам, - не думаю, что они тогда за тебя переживали.
  
  - Кем, скажи честно, твой отец их всех убьёт? - осторожно поинтересовался взволнованный омега. Ему не хотелось, чтобы Кем решил, что эти мажоры представляют для него какой-то интерес, но просто так в наше время убить кучу народа... Для Дака это было слишком.
  
  - Дак, Джокер сказал мне, что просто хочет с ними переговорить, - успокоил омегу Нэт, - потом он, вероятней всего, вернёт их родителям за определённое вознаграждение. Ну, не бесплатно же это делать - ловить их было достаточно накладно...
  
  - Да, Нэт, - Кеймрон повернулся к бывшему другу и замолчал ненадолго, - я, конечно, благодарен тебе за спасение нас с Даком, но, определенно понимаю, что не хочу тебя больше видеть. Ни тебя, ни кого другого из парней на своём ранчо.
  
  - Кем, ну не злись, пожалуйста, мы же друзья! Я лично ничего плохого тебе не делал и другие парни тоже. Зачем ты так? Подумай, остынь немного... - заискивающе улыбался тот.
  
  - Нет, нечего мне об этом думать! Я всегда считал тебя своим другом, практически братом, которого у меня никогда не было и уже не будет... - Кем остановился, перевел дыхание и продолжил, - а ты ежедневно докладывал моему отцу сходил ли я в туалет и чем именно.
  
  - Еженедельно, Кем, еженедельно, и только о твоих проблемах и трудностях. Джокер просто хотел помочь. Ты даже не задумываешься почему так легко получил ссуду в банке для покупки заброшенного ранчо, не приносящего ранее никакого дохода. Нашел профессиональных ковбоев, согласных работать за пару центов...
  
  - Сейчас у меня на ранчо самые большие зарплаты во всей округе! - перебил его Кеймрон.
  
  - А раньше, двенадцать лет назад - тоже? - ехидно спросил Нэт.
  
  - Уходи, Нэт! Забирай своё барахло и проваливай, "друг"! Остальным тоже передай, что они полностью свободны! Выходного пособия не будет, вы все и так получали по две зарплаты! - категорически ответил альфа.
  
  - Джокер сразу же наймет тебе новый состав. Он не даст тебе самому жить и работать без прикрытия! - так же ехидно произнес Нэт и, развернувшись, зашагал обратно к общежитию ковбоев.
  
  - Ну и пусть, по крайней мере, я буду знать, что они соглядатаи отца и не буду им открывать сердце и душу, как тебе когда-то, - в сердцах бросил ему вслед Кеймрон Айлифф.
  
  ========== - 111 - ==========
  
  Дома Кем раздел всё ещё вздрагивающего Дака в ванной и помог помыться под тёплым душем:
  - Всё позади, любимый, они тебя больше не тронут, никто из них! После разговоров с моим отцом люди перестают быть прежними, то есть совсем: бывшие дела их не волнуют, проблемы отступают на второй план. На первый выходит единственное - найти в жизни такой путь, который никогда больше не приведёт их к Джокеру, - Кем ласково улыбнулся.
  
  - Надо бы позвонить, поблагодарить его, - заметил омега зевая, вдруг накатила сильная усталость - отходняк, сказалось пережитое днём волнение и давящая на нервы военная подготовка.
  
  - Да-да, но уже завтра, я сам еле на ногах держусь. Все оказались "крысами", все до единого! - альфа покачал головой, было видно, что последнюю фразу он сказал самому себе, от омеги ни подтверждений, ни опровержений не требовалось.
  
  - Ну и прости их, теперь же ты знаешь, что они работают на твоего отца-а-а, - последнее слово прозвучало смазано, и омежка заснул прямо на руках своего альфы, завёрнутым в тёплое махровое полотенце по дороге в их общую спальню.
  
  - Спи, любимый зайчик, трогать тебя сегодня не буду, - противореча своим собственным словам, Кем погладил омегу по волосам и тихонько поцеловал в висок, Дак сквозь сон завозился было, но потом расслабился и продолжил спокойно спать.
  
  Утром, проснувшись первым Кем отправился на кухню готовить завтрак - хотелось как можно на дольше отложить принятие важных судьбоносных решений. Как жаль, что их невозможно не принимать совсем. Позвонил домашний телефон, пока Кем бежал к аппарату в коридоре, не к месту вспомнил, что последний раз по этому номеру звонил Джеральд-паскуда, до смерти пугая Дака, неужели и этот звонок не принесёт ничего хорошего?
  
  - Слушаю...
  
  - Здравствуй, Кем, как вы с твоим омегой себя чувствуете? Всё неприятности, надеюсь, позади? - ровный, абсолютно лишённый эмоций голос с той стороны трубки мог принадлежать только одному человеку в мире - Джокеру.
  
  - Здравствуй, отец! Благодаря тебе все наши проблемы позади, - Кем нехотя отвечал на вопросы этого человека, тяжёло говорить с кем, кого ты уже больше двенадцати лет активно ненавидишь и не просто так - есть за что!
  
  - Дак в порядке? Его не сильно задело это происшествие? Наверное, он сильно испугался, омега всё-таки?
  
  - Если бы я не подоспел вовремя после того телефонного звонка Джеральда-суки, он вполне мог бы опять дать дёру, и я бы искал его всю свою жизнь... Не представляю себе даже такую кошмарную реальность... так что, отец, огромное тебе спасибо!
  
  - Не за что, Кем, рад был тебе помочь. Обращайся, если что, теперь у тебя есть мой прямой номер ... - голос с той стороны трубки замер.
  
  - Подожди, отец... - попросил Кем.
  
  - Да...
  
  - Я уволил Нэта и остальных тоже, наверное, уволю...
  
  - Это твоё дело, только помни, я хотел защитить тебя не от твоей жизни, а от моей. Не только мои враги, но и мои друзья, и партнёры смертельно опасны. Обидеть тебя - моего сына - стало бы для них лакомым кусочком...
  
  - Я понимаю... Отец, Дак, наверное, захочет с тобой познакомиться, можно мы с ним приедем к тебе в Чикаго?
  
  - Да, конечно, мне будет очень приятно познакомиться с твоим истинным омегой... - впервые в жизни Кеймрон слышал в этом равнодушном голосе радость и надежду на лучшее будущее.
  
  - Я не говорил, что он мой истинный... наверное, Нэт доложил... - в голосе Кеймрона прозвучала горечь обиды на самого дорогого ему человека за последние двенадцать лет, не просто друга, но и брата - Нэта Агара.
  
  - Хочешь - уволь их всех! Но найми всё же себе парочку приличных телохранителей, я оплачу... или ты сам, как хочешь...
  
  - Я решу, отец, но не сейчас... Сейчас главное Дак, чтобы у него всё было в порядке. Да и кофе не мешало бы выпить, а то голова совсем не соображает...
  
  - Хорошо, Кем, пока, - отец быстро повесил трубку, боясь лишним словом разбить такое хрупкое счастье общения с родным и единственным сыном, которое наладилось благодаря проблемам его омеги. Джокер готов был расцеловать Дакоту Брайана за это. Он уже заранее принимал того в свою богатую, известную на всю страну семью и без наследства, и без денег, и без связей...
  
  Через пять лет.
  
  Кеймрон Айлифф занимался бухгалтерией в своём новом рабочем кабинете, разрисованные сыном стены перекрасили заново, поцарапанную мебель заменили и даже привезли новый более вместительный сейф, прятать все документы от этого маленького террориста с большими швейными ножницами в руках - контракты на поставку лошадей конной полиции штата пришлось восстанавливать заново четыре раза!
  
  - Мистер Айлифф, звонили с пункта охраны у ворот к вам гости. Впустить? - спросил глава охраны Дамаркус Стюарт (некоторые из старых ковбоев попросили разрешения остаться, но уже в новых должностях - телохранителей и охраны - Кем был не против).
  
  - Кто именно? Мы никого не ждём, Дак должен родить со дня на день, не до гостей сейчас! - разозлился альфа.
  
  - Мистер Чарльз Брайант с супругом, хотят познакомиться с внуками.
  
  - Пусть подождут у ворот, пока не впускайте их! Я спрошу у Дака, не хочу, чтобы он волновался, если вдруг неожиданно увидит своих "любимых" родителей у нас дома.
  
  Кем отправился на кухню, последнее время встретить Дака наверняка можно было только там.
  
  - У вас, Дак, отлично выходит! Чуть левее руку, ещё чуть-чуть... всё, розочка готова, - Джон Рид обучал Дака основам кулинарии и секретам выпечки.
  
  - Нет, Джон, у меня криво вышло, ваши явно ровнее, - капризничал Дак.
  
  - Что вы, Дак, в вашем возрасте я ещё работал у бати в гараже. Я только после тридцати увлёкся тортами и равиоли. Вы у нас далеко пойдёте, ещё не один кулинарный конкурс выиграете, - убеждал бета беременного протеже.
  
  - Дак, любимый, как ты себя чувствуешь? Ложных схваток больше не было? - заволновался альфа о насущном, заглядывая на кухню и кивая головой главному повару.
  
  - А, Кем, у меня всё в порядке, толкаются только сильно. Готов поспорить, эти будут альфами, - весело ответил Дак, даже через столько лет видеть любимое лицо трогало его до самого сердца и разливалось обжигающим теплом по животу - мой альфа!
  
  - Ну и хорошо, первый омежка, теперь альфы-близнецы, всё прекрасно! - ответил муж. - А вот хотел бы ты, для интереса, встретиться со своими родителями? - осторожно спросил Кеймрон своего омегу.
  
  - Нет! Видеть их не могу, даже через столько лет, сволочей этих! - яростно ответил омега и облизал выпачканные в сладком розовом креме пальцы. - А чего вдруг ты спрашиваешь?
  
  - Да так, просто подумал - вдруг ты за ними скучаешь и боишься сказать мне об этом? - отнекивался Кем, решая, как бы бесшумно сплавить родственничков подальше от ворот.
  
  - Ничего я не боюсь... Просто не хочу их видеть!
  
  - Ладно, вы тут готовьте, а я пойду посмотрю, как там наш "террорист" с нянем справляется.
  
  - Не справляется, а расправляется, - пошутил Джон Рид.
  
  - Не называйте его так, надо говорить "любимый сыночек Масяня", - улыбнулся Дак и продолжил выдавливать крем на пирог.
  
  А Кем в это время лично отправился к воротам на ранчо, передать тестям, что их здесь не рады видеть, никто не рад.
  
  - Это ещё почему? - орал мистер Брайант, плюясь слюной и "ядом", - с вашим отцом-мафиози вы общаетесь, а нас, видите ли, не рады видеть!
  
  - Мы сами решаем с кем общаться, а с кем нет, мистер Брайант! - ответил Кеймрон вежливо. - После того, что вы сотворили со своим родным сыном, это и не удивительно. Внука, а потом и остальных, мы вам даже не покажем! Уезжайте отсюда!
  
  - Дайте нам, - Чарльз Брайант повернулся и увидел, что супруг-омега равнодушно подпиливает ногти, даже не глядя на своего зятя, - мне одному поговорить с Даком, он, наверное, даже не знает, что после встречи с вашим отцом Джеральд Форос так и не вернулся домой! Его родители до сих пор его ищут! Может Джокер убил его! Скорее всего убил!
  
  - Езжайте домой, Чарльз, Даку плевать что там с Джеральдом! - спокойно ответил Кеймрон и, повернувшись, отправился обратно в свою счастливую жизнь, к беременному мужу и сыну.
  
  ========== Бонус ==========
  
  Бонус
  
  Нэту хотелось рвать и метать, потом всё порванное и размётанное заново кромсать и разбрасывать. Он был очень-очень зол и в первую очередь на себя самого, давно надо было поговорить с Кемом и во всём сознаться. "Отец не враг ему, даже наоборот, он, не жалея времени и денег, нанимал людей заботиться о Кеймроне. Лучших из лучших! Меня вот тоже нанял двенадцать лет назад", - подумал Нэт.
  
  Он переступил порог самого дорогого в Денвере борделя "Золотые ворота". Тут уже много лет ничего не менялось: тусклый свет парочки канделябров освещал коричневые с золотыми вставками гардины с темно-бордовыми рюшами по краям. На полу - дорогие мраморные плиты черные с изумрудными прожилками, на которых монументально располагались дубовые столы с дорогими бутылками, как бы приглашающими "присядь в мягкое кожаное кресло, выпей и закажи парочку молодых течных омежек на всю ночь". Повсюду сладкий, почти приторный запах секса и наргилы.
  
  - Где Вилен? - грозно рыкнул Нэт молодому официанту, одетому только в розовые прозрачные чулочки. - Зови хозяина, быстро!
  
  Омежка испуганно ойкнул при виде двухметрового накаченного и альфы, явно не в хорошем настроении, обвешанного оружием. И метнулся за кулисы дома развлечений в комнатку владельца. Через пару секунд оттуда показалась смуглое небритое лицо неопределенной национальности, застёгивая ширинку на ходу, и сам Вилен - хозяин и бог здесь.
  
  - Добрый вечер, дорогой Нэт! Кричать не надо, мы и так все к твоим услугам! - заискивающе улыбнулся он.
  
  - Свои сопливые любезности оставь для тех, кто на них покупается! А мне срочно нужно сорвать злость, так что давай гони парочку течных и выносливых дырок. Да таких, чтобы они там не сдохли подо мной!
  
  - Тебе не нужно старьё-рваньё. У меня есть для тебя что-то особенное! Сегодня утром привезли: течный мальчик с девственной попочкой. Мы его ещё даже не приучали к хуям. Но у тебя и так не побалуешь! - Вилен уважительно окинул взглядом мощную фигуру своего любимого постоянного клиента. - Хочешь трахай, хочешь рви - весь твой до самого утра.
  
  - Красивый хоть? - буркнул Нэт уже гораздо спокойнее.
  
  - Ничего такой... Скорее нежный. Он в седьмом будуаре, помнишь где это?
  
  - Да!
  
  Будуары, а по сути дела обычные спальни, находились на втором этаже, Нэт легко и быстро нашёл дверь с номером семь. При слабом освещении одного напольного торшера виднелся потертый сексуальными утехами комод, жалкие красные занавески на маленьком грязном окне и старенький пятнистый ковер, наверное, ещё Вилена дедушки. Дальше огромная кровать, а на ней с краю сидел дрожащий подросток лет шестнадцати-семнадцати, коротко подстриженный под альфу и по-деревенски простой: светлые жидкие волосики, блекло-зелёные глаза, правильные черты лица. Омега был жутко напуган, настолько, что даже плакать боялся. А ещё он тек прямо сейчас. Будущая шлюшка боялся даже прикасаться к себе - видимо, Вилен запретил - поэтому аккуратно сидел на полностью заправленной кровати, сложив маленькие ручки на таких же узеньких коленях. Одетый только в прозрачные шелковые шортики и маечку до пупка.
  
  - И вправду особенный... Последний раз девственного омегу я видел лет десять назад, а может и больше, - альфа подошёл к кровати вздёрнул испуганное чудо на ноги и строго произнёс, - будешь слушаться - не буду бить!
  
  - Я буду, буду слушаться! Честное слово! - омега испуганно дрожал, но головы не терял, понимая, что здесь и сейчас впадать в безумие течки опасно для жизни.
  
  - Хорошо! Кончишь раза... четыре, и в награду я дам тебе мой большой альфийский член в твою несчастную попку. Хочется моего члена, признавайся? - улыбнулся Нэт.
  
  - Да, сэр, очень надо, - ответило несчастное чудо. - А как я должен кончить? Я не знаю, что делать... - замялся подросток, его тоненькие ручки прижались к бокам, стройный красивый омежий член оттягивал резинку шорт.
  
  - Я, понимаешь ли, люблю омежий сок, - Нэт начал освобождаться от оружия и одежды, сбрасывая с себя оковы цивилизации прямо на ковровое покрытие в леопардовом стиле, - а ещё я лежать люблю, а шлюхи должны всё делать сами. Но тебе, раз ты сегодня первый раз, я немного помогу.
  
  Нэт подложил себе под спину пару подушек и полулег на кровати, омега, не дожидаясь приказа, снял с себя то, что с большой натяжкой называлось одеждой и подошёл ближе. Нэт грубо схватил его за руку, затащил на себя, посадив попой в чашу своих больших ладоней, поднес к лицу и впился губами в истекающий соком омежий член. Омега от неожиданности ойкнул и пытался отодвинуть от настойчивого клиента, но альфа был в разы сильнее. Недоумение застыло на личике, но течка взяла своё, и буквально за пару секунд паренёк кончил, довольный Нэт всё высосал, а саму "ёмкость" от нектара досуха вылезал.
  
  - Это раз! Ещё три осталась, давай, шлюшка, не жадничай, я и близко не напился!
  
  Прикосновения к только что кончившему члену были чувствительно, если не сказать болезненно, неприятны.
  
  - Нет! Я не могу, дайте мне пожалуйста, хотя бы пару минут, - омежка упёрся ладонями в большой альфий лоб, стараясь не пустить свой уставший орган в плен чужих наглых губ.
  
  - Так дело не пойдет! Я плачу Вилену большие деньги постоянно не за то, чтобы ты тут отдыхал за мой счёт! Я хочу ещё сока, давай, милый, доись! И ждать я не намерен! - Нэт строго зыркнул глазами на подростка.
  
  - Да, сэр, конечно, простите, - залепетал тот и убрал руки от своего первого клиента.
  
  - Хорошо тебя Вилен припугнул! Что сказал - выпорет, если не будешь послушным? - ехидно поинтересовался альфа.
  
  - Нет, сказал, что мне ещё предстоит "знакомство с хуями", - омега сам смутился от произнесенного, - это значит, что все здешние альфы-охранники сначала изобьют меня, чтобы был послушным на будущее, а потом трахнут все вместе и сразу по крови или до крови, - омега задрожал и готов был расплакаться прямо сейчас.
  
  - Да, я слышал, что так они заранее дурь выбивают из шлюшек. Но многие заживаю потом, считанные остаются калеками на всю жизнь, и только один у них сразу на месте умер - не выдержало сердце, - омега побледнел и осел на грудь альфы.
  
  - Ладно, зачем мы портим себе настроение, у нас-то вся ночь впереди, не дрейфь, как там тебя зовут? - улыбнулся довольный Нэт.
  
  - Шимми, - смутился ещё больше омежка.
  
  Он так сильно тек, что по рукам клиента стекали тяжёлые пахучие белёсые капли. В попу безумно хотелось настоящего альфьего члена, но ещё больше хотелось любви и ласки от своего случайного партнёра. Думать о том, что его ждёт в будущем было просто-напросто страшно, даже про завтрашнее "знакомство с хуями". Стеснение и смущение отваливались как ненужная шелуха с поверхности. Альфа не бьёт, не насилует, уже хорошо. А то, что зализывает чувствительный член всё сильнее и сильнее можно и потерпеть.
  
  - Давай, Шимми, кончи для меня, моя шлюшка, - Нэт поднял горящие глаза на омежку.
  
  - Я стараюсь, сэр, но ещё немного больно, - Шимми был посажен на грудь альфы, прямо перед его лицом и длинным высунутым наружу языком. Руками он держался за плечи альфы (тот вроде бы ничего не имел против, а литые теплые мышцы было так приятно гладить, этот альфа вообще очень нравился Шимми: пах приятно, был сильным и уверенным в себе, вот бы стать только его личным омегой). Ноги Шимми широко развели с двух сторон от лица Нэта.
  
  Через пять минут течка стала снова управлять телом и, главное, мозгом Шимми, и его маленький красивый член воспрянул духом, образно выражаясь.
  
  - Молодец, малыш, так держать, напои меня своими соками, - Нэт опять всосал в рот любимую конфетку.
  
  Кончить второй раз подряд заняло гораздо больше времени, а вот третий - стал настоящей пыткой. Раскалённый язык альфы жёг натертый орган, омега терял сознания от неутоленного желания в попке, какое уж там кончить...
  
  - Ладно, не плачь, шлюшонок, я тебе помогу, давай попку, - Нэт перевернул безвольное тело и даже пытался честно растягивать мокрую дырку, - теперь всунем осторожненько...
  
  Шимми лежал на боку, Нэт поднял его ногу, приставил налитую головку к влажному желанному входу и начал забуриваться. Омега шумно дышал, стараясь сдержать крики боли и только жалобно постанывал на особо трудных для вхождения участках.
  
  - Теперь не плачь, получил же свой "подарочек", - Нэт почти сразу начал сильно двигаться в тесном горячем теле девственника, - как же ты хорош, мой мальчик! Ты даже сам не понимаешь, как ты прекрасен, когда так лениво подмахиваешь попкой и дрожишь замученным членом, шлюшка моя.
  
  Нэт начал зацеловывать уставшего потного омегу, гладить везде и приговаривать:
  - Никому не отдам, ты только моя шлюшка, никакого "знакомства с хуями"! Я сам тебя познакомлю с моим единственным и неповторимым хуем.
  
  - Да, сэр, большое спасибо, - сонно раздалось снизу, а Нэт уже решил, что омега потерял сознания от усталости и боли.
  
  Потом их надолго связал узел, Шимми спал, нервно подрагивая во сне, как будто ужасающее будущее не оставляло его ни на секунду даже там. А вот Нэт не мог сомкнуть глаз: "Это точно мой истинный омега, запах прожарки и лукового пирога не имеет никакого значения, хотя такой мне и нравится. Главное то, что я просто не могу с ним расстаться. Встать утром и уйти, бросив его на произвол судьбы. Какое там "знакомство с хуями"! Я заберу его с рассветом и, раз Кем не хочет со мной общаться, поедем вдвоём с Шимми искать лучшей доли. Денег у меня накоплено полным-полно, осядем где-нибудь, купим дом с небольшой фермой".
  
  С рассветом Нэт нехотя разбудил главного героя своих мыслей и начал одевать в те единственные вещи, которые нашёл в комнате:
  - Шимми, вставай, парень! Давай я помогу тебе одеться, - Нэт осторожно засовывал безвольные вялые руки в рукава прозрачной майки.
  
  Но тут Шимми окончательно проснулся и начал отбиваться:
  - Нет! Я не хочу, сэр! Я ещё не готов! Ещё есть немного времени! - отбивался он слабенько, по сравнению с силой наёмника Нэта. - Я не пойду на "знакомство с хуями", ну пожалуйста! - зарыдал он отчаянно.
  
  - Никакого знакомства ни с чьими хуями у тебя не будет, Шимми! Я забираю тебя отсюда! Мы едем домой! - Нэт продолжал натягивать шортики на плачущего паренька.
  
  - Вы? Вы меня забираете? Честно? Забираете себе? - не мог поверить замерший от счастья омежка, жалки слезки всё ещё катились по его раскрасневшемуся от сна лицу.
  
  - Да, я забираю тебя себе навсегда! Извини, малыш, что я не сразу сообразил, просто не был готов к этому... - Нэт тяжело вздохнул, самое страшное, что могло с ним сейчас случится это то, что его истинный омега не примет своего альфу. Да и чего тут принимать: Нэт его почти что изнасиловал, снял в борделе за деньги, мучил до слёз, делал больно и практически постоянно называл "шлюхой".
  
  - Огромное-огромное спасибо! Я вам всё отработаю: я могу готовить, убирать, стирать, садить цветы... Сделаю всё, что вы скажете! И у меня есть этот, как его, ну что вы любите, - Шимми ударил себя рукой по лбу, - омежий сок. Будете сосать столько, сколько захотите, честное слово! Я всегда готов, всегда хоть сейчас, пожалуйста... - дальше омежка говорить не мог - задыхался, пытаясь произнести весь монолог на одном дыхании. Руками он тянул гору мышц, называемых Нэтом на себя, выпячивая маленький замученный и совершенно опавший членик.
  
  - Мне ничего не надо, Шимми! Прости меня, я и есть твой истинный альфа... - Нэт тяжело вздохнул и притянул ласкового омежку к своей груди, - Мы поженимся и всё у нас будет хорошо... Только прости меня, пожалуйста, и не бросай!
  
  - Я вас не брошу! И не за что мне вас прощать! Вы, сэр, - Шимми так и не знал, как зовут его благодетеля, - спасли меня! Не придется становиться здесь шлюхой и это делать... ну, с хуями, - последнее слово омега смущённо прошептал куда-то в плечо тяжело вздыхающего альфы.
  
  - Не придётся, ты, Шимми, только мой! Запомни, малыш, никаких других хуёв никогда не будет в твоей жизни! - Нэт поправлял тоненькую маечку, чтобы она прикрыла хотя бы живот омежки от утреннего холода.
  
  - Да, сэр, обещаю! Клянусь! - кричал довольный Шимми, он лез обниматься к своему здоровенному альфе и всё ещё сильно тёк, густые белёсые капли стекали по шортикам на разобранную постель, но никто из них не обращал на это внимания. - Спасибо!
  
  ========== Бонус 2. А куда делся Джеральд? ==========
  
  В этой главе несколько другие предупреждения, а именно: кинк, садизм, ангст и нестандартные альфа с омегой. Я вас предупредила, не нравится такое - не читайте!
  
  - А-а-а! - дико орал Джеральд. Ничего более связного из его рта не выходило во время удовольствий Генерала, который просто приказал так себя называть.
  
  - Отлично, хороший мальчик, - Генерал гладил кончиками пальцев обожжённые участки живота Джеральда и замазывал их оливковым маслом, - покричи ещё для меня, обожаю твои мучения.
  
  Но в ответ тот только тяжело надрывно дышал и пытался освободиться от наручников, стягивающих запястья за спиной, что было, кстати, совершенно бесполезно. Генерал, никто в мире не знал его настоящего имени, даже Джокер, но тому хватало и псевдонима, был самым настоящим садистом. Садистом с совестью, если такое вообще возможно. Он отдавал отчет своим действиям, не боялся их, но применял только по отношению к недостойным членам общества, например, к насильникам беззащитных женихов-омежек, как Джеральд Форос. Тем более что его никто бы в этом и не заподозрил, ведь мистер Форос исчез не после встречи с Генералом, а после личного общения с Джокером, которому никто в лицо не бросил бы подобных обвинений, слишком уж его репутация безнаказанного мафиози была известна в Америке.
  
  Но на самом деле Джокер просто согласился на просьбу Генерала отдать ему Джеральда в безвременное пользование или, называя вещи своими именами, - навсегда. После того, как Генерал вместе с другими наёмниками спас Дака от бывшего жениха. Они ещё тогда нагнули всех мажоров над кухонным столом и отымели по праву победителей. Вот Генерал и решил попросить Джокера отдать ему гадкого Джеральда.
  
  - Если бы ты знал, сколько радости ты мне приносишь, Джер, обожаю тебя! - продолжал Генерал, ухаживая за своим пленником.
  
  - То что? - спросил Джеральд, тяжело дыша. Он точно знал - сегодняшняя встреча ещё не подошла к концу, обычно они, эти встречи заканчивались поцелуями и минетом, вынужденными со стороны пленника. - Умер бы от счастья?
  
  - Я не дам тебе умереть никогда! Готовься, твои мучения продлятся вечно, Джер. Где я ещё найду себе такого мученика как ты - насильника несчастных омежек?
  
  - Я изнасиловал только Дака и всего один раз, а сучки-омеги, так они всегда хотят... - ныл голый Джеральд, извиваясь на кровати. Руки закованы в наручники за спиной - очень тяжело лежать на них всем своим весом, а ноги за щиколотки привязаны к нижним столбикам кровати тугими шелковыми ленточками голубого и фиолетового цвета. Глаза закрыты черной маской для сна, чтобы пленник заранее не догадывался, что именно ждёт его дальше.
  
  - Про других мы пока ещё просто не узнали, хороший мой. И его, своего жениха, ты бросил под пьяных друзей, умник. Групповое изнасилование шестнадцатилетнего девственника! Знаешь, я почти люблю тебя, - полностью одетый Генерал достал из маленького деревянного шкафа ещё парочку толстых праздничных свечей и зажег одну из них, розового цвета с запахом сирени.
  
  - Тогда отпусти, меня наверняка родители ищут, волнуются очень... А-а-а, - Генерал снова поливал расплавленным воском только что смазанные маслом, а до этого обожжённые участки тела пленника.
  
  - Нет, я ещё сегодня твой член не "ласкал" ... - ухмылялся садист.
  
  - Не надо член, умоляю тебя, хочешь, я отсосу тебе? Ты же любишь минеты? Пожалуйста, Генерал, умоляю тебя!
  
  - Умоляй ещё, в твоём исполнении это звучит для меня соловьиной песней, иногда я просто обожаю тебя! Я уже сегодня говорил это, да, Джер?
  
  - Умоляю-умоляю-умоляю! - стонал пленник, пока Генерал любовно гладил новые ожоги на его животе, каждое такое прикосновение приносило пленнику новые страдания. - Найди себе какого-нибудь бомжа, их никто искать не будет, и мучай сколько хочешь.
  
  - Фу, старый грязный бомж! Наверное, никому ничего плохого и не сделал... А тут ты - молодой здоровый и симпатичный богатенький альфа-насильник, да и Джокер велел тебя помучить - ты мой приз и моя работа... Два в одном: и удовольствие, и деньги большие. Да и Дака ты больше никогда не побеспокоишь.
  
  - Я и так сожалею каждую секунду своей грёбаной жизни о том, что вернулся за этим шлюшонком... Я его в жизни больше не трону, так Джокеру и передай, - в тысячный раз за прошедшие два месяца просил Джеральд.
  
  - Не буду, а вдруг он тогда решит тебя освободить, а ты мне ещё нужен, - Генерал начал разминать мышцы ануса своего пленника. Иногда он трахал его без подготовки, иногда - готовил и не трахал - каждый раз мучил иначе, ни за что не предугадаешь, что именно будет сегодня.
  
  - Поцелуй мой член, Джер, пожалуйста, - выходило смешно, ведь Генерал на самом деле не упрашивал связанного пленника, а делал с его телом и душой что хотел, - а то срочно захотелось отлить, - и он пихал свой извергающий мочу член Джеральду в рот, только расстегнув ширинку на линялых джинсах, - целуй лучше, а то я могу снова подпалить твои волосы на лобке, после последнего раза некоторые из них вновь отросли...
  
  Воспоминания о той боли не отпускали Джеральда ни днём, ни ночью, и именно поэтому он с удвоенной силой принялся целовать и лизать член своего личного мучителя. Моча по сравнению с настоящим огнём, лобзающем твоё живое обнаженное тело, просто ерунда, ничего не значащая ерунда.
  
  - Как красиво смотрятся твои влажные губки с каплями мочи и моим членом - загляденье, картина маслом! - Генерал собирал пальцами растёкшиеся по лицу пленника желтые капли прямо в рот Джеральду.
  
  - Я тебя ненавижу! - орал тот. - Ты сумасшедшее чудовище, Генерал!
  
  - Знаю, дорогой, и уже смирился с этим - привилегия возраста! Против природы не пойдёшь! Давай, вставай, я отвяжу тебя минут на десять помыться. Мне потом в Базу надо, встреча однополчан, - Генерал почти нежно снимал кандалы с Джеральда и разминал затёкшие конечности, чтобы они и завтра сильно болели, а не потеряли чувствительность - садист всё-таки. Потом Джеральд, как и всегда, рыдал в ванной под душем, пока Генерал, которому для этого приходилось полностью раздеться, мыл его пахучим гелем для омег и мазал лечебными омежьими кремами.
  
  - Теперь отдыхай, Джер, набирайся сил на завтра, а я пойду уже, - на ночь Генерал пристёгивал одну руку пленника к металлической стойке кровати, чтобы тот мог хоть немного расслабиться во сне. - Покормлю тебя уже завтра - сегодня не заработал... Стакан воды на ночь как всегда на тумбочке, только не выпивай всё сразу, не известно, когда я смогу навестить тебя в следующий раз, Джер... Пока!
  
  - Генерал, присоединяйся! Парни, выпьем за последнюю операцию, чтобы Джокер почаще привлекал нас в свои щедро оплачиваемые миссии, - пятнадцать альф, все по-военному коротко подстриженные, в ярких шортах и майках без рукавов - чтобы омегам были лучше видны их бицепсы - праздновали что-то своё, попивая бурбон и дорогой коньяк, явно непростые бедные дембеля, а высокооплачиваемые профессиональные наёмники.
  
  Да и ночной клуб База был не из рядовых: танцпол на трёх уровнях, везде светомузыка, строго в сиреневом и голубом цвете - цвета Базы - почти голые омеги-официанты, снующие с подносами дорогой выпивки, огромные, до самого потолка, экраны с новыми видеоклипами, живые нанятые танцоры, заигрывающие с богатыми посетителями, модная музыка от самых крутых диск-жокеев и многое другое доступно здесь постоянным ВИП-клиентам.
  
  У бара на высоком табурете одиноко сидел симпатичный омега, лет двадцати на первый взгляд. Генерал не отводил взгляд от вьющихся черных как смоль волос, собранных в толстую косу до середины попы и красивого породистого лица с огромными голубыми глазами и парочкой родинок над верхней губой. И тут кто-то из однополчан грубо предложил:
  - Этого милашку у бара вполне можно пригласить посидеть с нами. Смотрите, какой красавчик, свежий как персик.
  
  - Не надо, Тор, он один, а нас - Питер и Коваль не пришли - пятнадцать альф. Многовато на одного омежку...
  
  - Ну, может он сам себе кого-нибудь выберет... А то зачем он здесь? - спросил Болт, его именно из-за размера члена так и прозвали.
  
  - Не знаю и знать не хочу. Но и тебе не позволю! - спокойно ответил Генерал, но глаза его огнем сверкали, все собравшиеся здесь сегодня альфы прекрасно знали, что нельзя лезть к Генералу, когда он в таком настроении.
  
  - Да ладно тебе, Генерал! Я пошутил, никто его трогать не будет! - сразу же отступил тот.
  
  - Пойду принесу пива, - Генерал встал со своего места во главе стола, - залакировать вечер.
  
  В ответ раздались дружные смешки и весёлые аплодисменты парней. Генерал подошел ближе к барной стойке и принюхался:
  - Кто это здесь пахнет бананами и кокосовой стружкой? - весело спросил он.
  
  - Это я, - омежка повернулся лицом к альфе и стало видно, что ему навряд ли больше восемнадцати, - а почему вы спрашиваете? Вы мой истинный альфа?
  
  - Кажется, да, - Генерал подошел ближе к пареньку и потянул носом воздух за его ухом.
  
  - Точно, да, - ответил юноша и его без того красивое лицо стало ещё прекраснее от широкой белозубой улыбки, - я тоже это чувствую.
  
  - Ты не можешь почувствовать своего истинного альфу просто так, только в течку во время секса ...
  
  - А я могу, я особенный омега, - уверенно продолжил тот, - вы пахнете хорошо выделанной кожей и оружием... Вы военный?
  
  - Может быть... Хочешь, пошли ко мне, познакомимся поближе? - это был явный намёк на секс.
  
  - С удовольствием, только заплачу за коктейль, - омега полез в карман, но Генерал остановил его, протянув поперёк стойки руку.
  
  - Я заплачу за твой коктейль. Кстати, а что ты пил? Надо же мне знать, какую выпивку предпочитает мой истинный.
  
  - Это был коктейль "Сан-Франциско": немного лёгкого сладкого ликёра и фруктовый сок до верха стакана. Я не пью крепкие напитки, - омега продолжал улыбаться. - А как вас зовут? Я - Ирис.
  
  - Ирис, называй меня Генерал, все мои друзья так меня называют, - бросил тот пробный камень, согласится омега или нет.
  
  - Хорошо, Генерал, - улыбнулся тот, - поехали к вам?
  
  - Поехали.
  
  Когда они выходили через вращающиеся двери клуба, им вслед полетели смешки однополчан Генерала:
  - Ишь, смотрите на него, мне не дал познакомиться, а сам увел его сразу на целую ночь поди, - кричал Болт больше остальных.
  
  Альфа привез Ириса к себе в роскошную виллу в дорогом районе.
  
  - Не плохо нынче платят военным, я погляжу, - пошутил тот, озираясь по сторонам в холе, украшенном дорогими полотнами современных художников.
  
  - Не простым военным, а наёмникам в горячих точках нашей такой не спокойной маленькой планеты, - спокойно ответил альфа и открыл дверь в свою спальню.
  
  В небольшой спальне всю видимую площадь комнаты занимала громадная кровать, стоящая напротив огромного, во всю стену, окна, с видом во внутренний дворик с бассейном в форме ступни атланта. На полу деревянный паркет елочкой, желто-золотые шторы и живые цветы в напольной хрустальной вазе - ничего лишнего для спокойного отдыха "скромного" солдата.
  
  - Ну и траходром! Вы часто водите сюда омег? - в словах Ириса проскакивало восхищение, но и ревность тоже, он прыгнул попой на кровать и развалился как на своём.
  
  - Ты первый истинный омега, которого я сюда привел.
  
  - А сколько было не истинных? - сразу догадался о подвохе омега.
  
  - На самом деле сюда к себе домой я никогда никого не приводил. Ты единственный удостоился такой сомнительной чести.
  
  - Почему сомнительной? Я же ваш истинный омега, быть с вами для меня цель и призвание в жизни!
  
  - Ну, ты меня совсем не знаешь...
  
  - Вселенная знает и выбрала меня для вас! - Ирис поднял вверх указательный палец.
  
  - Прописные истины, как банально. Иди уже сюда, буду тебя целовать и обожать, - Генерал ещё не закончил фразу, а омега уже полз к нему на коленях по кровати.
  Генерал медленно поднял его майку и начал расцеловывать живот, дальше полетели на пол джинсы. Ноги аккурат после попы все исцеловали. Омега смеялся от щекотки, улыбался поцелуям и сам пытался гладить и ласкать всё, что крутилось возле губ: грудь, живот, плечи альфы.
  
  - Нетушки, я ещё не растянул тебя до конца, - смеялся альфа, водя тремя пальцами в проходе.
  
  - До какого конца? - смеялся омега. - Дырочка же круглая, нету у неё концов.
  
  - До своего конца, - весело отвечал Генерал и продолжал ласкать омегу.
  
  В процессе растяжки, Ирис кончил уже три раза:
  - А вы? Вы сами, когда? - ныл омега, тяжело дыша. - Вам тоже надо "разрядить обойму"!
  
  - Я не хочу, чтобы тебе было больно.
  
  - Мне не будет больно, ну, Ген, давай уже, - прозвище "Генерал" никто раньше никогда не сокращал, но альфа был согласен - истинному омеге всё можно.
  
  Потом, засыпая, омега слышал, как его альфа удивлялся:
  - Девственник, надо же! Потому как ты резво согласился пойти ко мне домой, я решил, что у тебя уже полгорода альф было.
  
  - Не, я хранил себя для своего интимного альфы, - Ирис перевернулся и устроился носом в подмышку Генерала.
  
  - Ты имел в виду истинного? Тогда жалко, что нам придётся расстаться... - руки альфы неосознанно гладили плечи омеги.
  
  - Как расстаться? Мы обязаны пройти по жизни "рука к руке"! - запротестовал тот.
  
  - Нет, а почему не "нога к ноге"? Шучу-шучу! Просто ты много обо мне не знаешь, со мной не просто...
  
  - Всё я знаю! Ты замечательный! - омега полностью проснулся и вцепился в руки Генерала. - Не бросай меня! Я без тебя не смогу! Не сейчас, когда я уже нашёл тебя, Ген!
  
  - Я наёмник, меня месяцами не бывает дома! - печально сообщил Генерал.
  
  - Я готов ждать тебя не месяцы, а целые годы! - омегу опять понесло в патетику.
  
  - Ты так хочешь переехать в мой дорогой дом? - ехидно поинтересовался Генерал - раз первое не сработало, может быть это его оттолкнёт?
  
  - Не правда, не оскорбляй меня алчностью. У моих родителей дом не меньше, и я их единственный сын. Мы не бедные! И ты мне нужен не ради денег - ты моя жизнь! - омега не выдержал напряжения и расплакался.
  
  - Ну вот, я просто, садист, довел своего омегу до слёз в первый же день знакомства!
  
  - Не правда! Ты самый нежный и внимательный любовник в мире! Мне было с тобой совсем не больно, хотя это и был мой первый раз! Всем больно, а мне нет! - Ирис загибал пальцы пересчитывая одно и тоже достоинство альфы.
  
  - Ладно, тогда я должен тебе ещё кое в чем признаться... Я - садист! Люблю мучить других людей.
  
  - Мучай только меня! - не успел омега договорить, как захлебнулся в крике, альфа сильно выкрутил его сосок. - Нет! Больно! Ты что?
  
  - Вот видишь, да и что тебя мучить, ты же хороший омега, честный и преданный. Так меня совесть совсем заест, - Генерал уже зализывал следы своего преступления, но омега всё же смотрел на него очень подозрительно.
  
  - Ты так сильно хочешь от меня избавиться, что готов даже делать мне больно? Разве у альф нет внутреннего запрета на причинение боли и страданий своим истинным омегам? - Ирис перестал гладить красивое тело рядом и обиженно пытался слезть с кровати.
  
  - Есть, поэтому я и не могу быть с тобой. Это не отговорки - я действительно садист. У меня есть другая квартира, снятая через кучу подставных лиц и там я держу сейчас одного альфу-преступника. Мучаю его, а потом лечу, опять мучаю и так далее.
  
  - Лечишь зачем? - подозрительно спросил Ирис и даже одеваться перестал от любопытства.
  
  - Чтобы не сдох быстро. Ну ещё и потому, что лечить ожоги и другие следы насилия тоже причиняет не хилую боль. Поверь мне! - улыбнулся альфа.
  
  - Я хочу на него посмотреть! - потребовал Ирис.
  
  - Зачем? Чтобы ненавидеть меня ещё сильнее? Или чтобы сдать властям? - спросил Генерал, но тоже начал одеваться. - Он насильник, изнасиловал своего шестнадцатилетнего жениха, девственного омегу, в его первую течку и ещё друзей пьяных с собой привел. Клянусь тебе он не "подарок".
  
  - Я хочу на него посмотреть! - продолжал требовать Ирис. - Не важно зачем!
  
  Омега первым отправился в душ, альфа за ним. Потом Генерал и Ирис отвернулись каждый в свою сторону и молча оделись. Генерала не слишком интересовала, зачем это Ирису, он думал лишь о том, как ужасно, грязно и противоестественно выглядит рабство человека, унижения, страдания привязанного голодного пленника. А Ирис не верил ни единому слову альфы - не мог такой внимательный, нежный и любящий человек намеренно мучить и держать в плену другого, даже повинного в изнасиловании.
  
  - Хорошо, по дороге расскажешь мне, как он к тебе попал и сколько уже живёт у тебя, - омега нагнулся зашнуровать кроссовки и нечаянно пукнул. - Извини, пук сам убежал.
  
  - Ничего - по-доброму засмеялся Генерал, - бывает, - и это сильно разрядило напряжение истинных.
  
  Съёмная квартира представляла собой старую грязную спальню с одним маленьким зарешеченным окном, затхлую ванну и старый коридор. Ничего общего с шикарным богато обставленным домом Генерала. На кровати спал, дрожа от холода болезненно худой голый альфа, весь в ссадинах и синяках.
  
  - Это он? - шепотом спросил Ирис.
  
  - Да, это мой Джер, - альфа почти нежно погладил костлявое бедро, и пленник закричал от страха.
  
  - Это ты, сука? Уже пришёл? - Джеральд боялся открыть глаза и только сжался в позе эмбриона, подтянув колени к животу.
  
  - Да, это я, милый. Пришёл уже опять, не выдержал долго без тебя.
  
  - Почему ты не побил его за мат и оскорбления? - удивился Ирис, не отрывая взгляда от беззащитного дрожащего тела.
  
  - Я наказываю его за изнасилование невинного омеги, а не за оскорбления садиста - тут не за что наказывать, - спокойно ответил Генерал, - правда не оскорбляет, а освобождает. Просто не все это понимают, малышик.
  
  Он думал, что его захлестнёт ревность к другому альфе, но пока ему нравилось, как плотоядно Ирис рассматривает Джеральда.
  
  - Можно его потрогать? - спросил омега, глаза которого загорелись восхищением.
  
  Несчастный пленник, не открывая глаз плакал, слёзы катились по дрожащим щекам, в ожидании новых мучений.
  
  - Давай! - альфа махнул рукой в сторону кровати.
  
  - Не трогайте меня! - заорал пленник, ещё больше сжимаясь в клубок, как позволял наручник, приковывающий его к спинке кровати.
  
  Ирис царапнул по боку, из-под ногтей показалась кровь, Джеральд уже привычно заорал, срываясь в истерику.
  
  - Ген, возьми меня, - попросил Ирис, гладя кончиками пальцев края свежих царапин пленника.
  
  - Второй раз подряд, Ирис, не надо сегодня, - Генерал не хотел причинить боль истинному.
  
  - Возьми, прошу тебя, хочется страшно, - омега гладил свои следы на теле пленника одной рукой, другую всунул себе в трусы и остервенело что-то там дёргал. - Он же в полной моей власти, да? Я могу сделать с ним что хочу и мне ничего не будет? Ох-ох-ох, как здорово!
  
  Генерал в шоке наблюдал за омегой. Пленник попеременно дрожал от страха или орал от боли, омега удовлетворял сам себя правой рукой и еле дышал от возбуждения и радости:
  - Он мой! Я могу даже убить его, правда, Ген? - омега ударил пленника кулаком по ребрам, тот заорал и даже не пытался отбиваться, только - скукожился ещё больше.
  
  - Убьёшь и где мы ещё такого живого добудем? Помучай немного, а потом мы его полечим, чтобы и назавтра осталось, - альфа гладил по спине своего мальчика, занятого таким интересным делом. - Не домучивать, чтобы не свихнулся, а то он перестанет чувствовать боль и страдания.
  
  Пока омега заинтересованно и даже немного влюблённо гладил уже свои следы на теле Джеральда Генерал понял, что судьба послала ему стопроцентно подходящего омегу, такого же, как и он сам садиста и мучителя. "А может даже и побольше моего будет..." - уважительно подумал, когда Ирис сильно сжал в кулаке яйца и без того плачущего альфы.
  
  - Полегче, любимый, добьёшь его сразу за один день!
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"