Диана 19: другие произведения.

Победить себя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гаптофо́бия - (др.-греч. ἅπτω - єприкасаюсьЋ и φόβος - єстрахЋ) - редкая специфическая фобия, навязчивый страх, боязнь прикосновения окружающих людей. У одного молодого симпатичного альфы гаптофобия.

  ========== - 1 - ==========
  
  - Почему вы решились начать лечение именно сейчас? - спросил строгий пожилой бета в белом накрахмаленном халате.
  
  - Эта фобия не даёт мне жить спокойно уже много лет, но на прошлой неделе меня опять уволили. На этот раз из "Глобал Индастриал". Вы знаете эту компанию? Крупнейший конгломерат в области строительства в нашей стране, - альфа печально вздохнул и продолжил, - такую хорошую высокооплачиваемую работу я больше в жизни не найду.
  
  - Ну, не надо, - бета сверился с записями на столе, - мистер Дуани, так пессимистически смотреть на мир, вы ведь совсем молоды, обязательно что-нибудь найдёте.
  
  - Да, "что-нибудь" найду обязательно, но мне ещё папу-инвалида содержать надо, - молодой симпатичный альфа двадцати пяти лет с высшим образованием, правда без опыта работы, должен был найти себя в столице, - я не могу позволить себе потерять ещё одно место. И так пять увольнений в течение двух лет выглядят подозрительно.
  
  Альфа Райзен Дуани принял самое тяжелое решение в своей жизни: начать лечение своей фобии, гаптофобии - боязни чужих прикосновений. Раньше в детстве он даже не осознавал, что это болезнь - просто были неприятны объятия родственников, друзей со двора и их родителей. Потом в школе он старался сидеть один за последней партой, учителя против не были, всё-таки отличник, пусть и со странностями. Зато никого не бьёт и в драках не участвует - поучаствуешь здесь, трогать же всех придётся и друзей, и врагов. Друзей у маленького Райзена - имя отец выбирал, сказал для сильного мощного альфы в самый раз - вообще не было. Их же пришлось бы в дом приводить, а там пьяный отец, избивающий папу - стыд-позор, да и только. Самому Райзену тоже попадало, ещё и как, начиналось с подзатыльника за малейшую провинность, а заканчивалось головой об стенку. Синяки приходилось прятать под одеждой: летом рубашки с длинным рукавом или майки под горло. А вот распухшие шишки под волосами так в глаза не бросались.
  
  Потом случилось непоправимое - пьяный, как и всегда, отец оттолкнул папу, стоявшего на пути к бутылке, и о-папа отлетел к входной двери, неудачно ударился позвоночником об ручку двери и сломал его. В то время Райзен учился уже на третьем курсе университета по специальности Автоматизированные системы производства. Пришлось переводиться на заочный и искать работу. Перед отцом он озвучил ультиматум: или ты совсем убираешься из нашей квартиры и из жизни, или мы с о-папой подаём на тебя в суд за насилие в семье, ставшее причиной полной потери трудоспособности. Отец пытался орать и угрожать самым лучшим в стране адвокатом, но сын напомнил, что тот давным-давно живет за счет заработков мужа-омеги.
  
  Умом Райзен понимал, что такое решение опоздало лет на ...надцать, но сердцем и сейчас было тяжело глядеть, как седой и опухший отец собирает пожитки в старый разваливающийся чемодан. Потом он исчез навсегда, куда пошел и к кому - альфа не задумывался, и так проблем хватало: купить папе инвалидное кресло, зарабатывая кем придется и учиться по ночам. Бросать учебу о-папа запрещал категорически. На старой работе ему заплатили страховку по потере трудоспособности, и Райзен начал оформление небольшой пенсии по инвалидности, денег критически не хватало. Но тут у о-папы открылся новый талант - он начал вязать крючком - для этого здоровые ноги не нужны - и продавать по интернету свои скромные поделки: шапочки, шарфики и узорные салфетки для украшения дома.
  
  Райзен начал искать в интернете причины гаптофобии, способы её лечения и вообще всю имеющуюся информацию только после потери первой серьёзной работы. Устроиться замом начальника отдела на крупный завод оказалось совсем несложно, имея красный диплом, приятную наружность и доброжелательное поведение на собеседовании. Вылететь через полгода ещё проще - пьяный начальник на корпоративе полез обниматься в честь удачно заключенного контракта с американцами. Пьяный высокий альфа, вытянутые вперёд руки и Райзен, вспомнив своё детство и отца, закричал, забился, отбиваясь и размахивая руками. Неприятную во всех отношения сцену кто-то из сотрудников заснял на телефон. Объясняться с главным, рассказывая о побоях отца и боязни чужих прикосновений не хотелось, и мистер Дуани стал "счастливым" обладателем увольнительного письма, где в причинах увольнения значилась драка с начальником отдела. Про то, что тот сам в этот момент был пьяным, в отделе кадров забыли упомянуть.
  
  С другими работами произошло приблизительно тоже самое: или служащие придвигались слишком близко в лифте, или начальники лезли целовать и обнимать своего лучшего работника - результат был тем же самым. Но в "Глобал Индастриал" оказалось достаточно легкого хлопка по спине от главбуха и Райзен сильно скривился - последствия те же самые плюс сплетни, что кто-то знакомый стал свидетелем почти изнасилования мистером Дуани омежки-секретаря, видимо, месть бухгалтера. Короче, полный бред. Но очередное рабочее место было потеряно. О-папа Майлс просил начать лечение, обещал всё оплатить из своих пенсионных фондов, собираемых всю здоровую жизнь, лишь бы Райзен начал нормально общаться с людьми и нашел себе наконец-то пару.
  
  - Хорошо, мистер Дуани, мотивация у вас есть, деньги - тоже, - бета опустил глаза, поправил ручку и карандаши на столе, явно собираясь сказать что-то неприятное, - но наше лечение несколько необычное. Конечно, у нас есть лицензия и наши методы запатентованы, но многие пациенты отказываются после первого сеанса. Мы возвращаем половину суммы за лечение и расстаёмся навсегда. Но те, кто находят в себе силы и не бросают на полпути - излечиваются окончательно и бесповоротно.
  
  - Вы меня пугаете... Как именно происходит лечение? - спросил Райзен, память услужливо подкинула пару поездок на общественном транспорте, когда из-за давки его касались чужие альфы, беты, омеги, и каждое прикосновение будто жгло огнём.
  
  - Длительная психотерапия позволяет глубоко и тщательно проработать все страхи человека. Но на это уйдут годы, у нас же с вами всего три-четыре сеанса. И вы сможете вернуться к нормальной жизни, вернее, окунуться в новую счастливую и спокойную жизнь, которой у вас раньше не было, - врач глубоко вздохнул и продолжил: - "Подобное лечится подобным", наши сотрудники будут к вам прикасаться насильно, против вашего желания до тех пор, пока эти прикосновения будут вас беспокоить. Потом сеанс считается законченным.
  
  - Как именно они поймут, что меня перестали беспокоить их прикосновения?
  
  - Поверьте, наш персонал очень опытен в этих вопросах и в физической, и в психологической составляющей. Я тоже непосредственно участвую в каждом сеансе. Потом мы с вами обсуждаем сам процесс, и вы уходите домой, так сказать "переваривать" произошедшее. Через неделю следующая встреча и так далее. Потом, даже после лечения, вы всегда можете, уже совершенно бесплатно, обратиться за советом или принять участие в лечении другого больного, конечно, вместе с нашими опытными сотрудниками, которые будут держать весь сеанс под контролем. Некоторые пациенты потом возвращаются и помогают нам с другими, тем самым проходя лечение ещё раз совершенно бесплатно. Мы своих никогда не бросаем, хотя, конечно, не всем это нужно.
  
  Райзен понял, что его обвели вокруг пальца так и не сказав, что именно будет происходить на сеансе, но может это и к лучшему, иначе он бы не рискнул попробовать.
  
  - Хорошо, когда мне прийти?
  
  - В четверг в одиннадцать утра вас устроит?
  
  - Да. Надо что-то принести с собой?
  
  - Нет, ничего, приходите сами с хорошим настроением. Скоро вы будете абсолютно здоровы и начнёте искать работу своей мечты, - врач встал и пожал руку Райзену.
  
  По дороге домой альфа сам себя убеждал, что всё будет хорошо. Естественно, такое лечение будет сложным и потребует много моральных и физических сил. Но выздоровление того стоит - хорошая постоянная работа, финансовое благополучие папы и, может быть, наконец-то своя семья: молодой и красивый истинный и маленькие сорванцы. Райзен очень хотел семью, но пока это были лишь мечты. Не так-то просто подойти к омеге, если все мысли заняты тем, как бы не скривиться при нечаянном прикосновении. А про осознанные прикосновения: объятия и поцелуи даже думать не хотелось. Конечно, запахи свободных омег на улице и на работе завлекали и будоражили, но всё возбуждение пропадало стоило только представить себе, что их придётся трогать, а тем более терпеть их прикосновения в ответ.
  
  ========== - 2 - ==========
  
  Не смотря на всю моральную подготовку альфы - три дня уговоров самого себя перед зеркалом - четверг пришел слишком быстро для Райзена. И вот уже улыбающийся врач пожимает дрожащую руку над столом в своём чисто медицинском бело-сером кабинете.
  
  - Ну-ну, молодой человек, больше оптимизма! Вам обязательно понравится так или иначе...
  
  - Да, конечно, спасибо.
  
  - Пойдемте, мистер Дуани, мы с вами отправляемся в кабинет терапии, - бета обошел письменный стол и направился в коридор, Райзен осторожно семенил за ним, весь всплеск адреналина - ура, мы победим страх - почему-то остался на улице перед зданием больницы.
  
  - Мистер Дуани, вы же сейчас в моём кабинете совершенно спокойно пожали мне руку, без страха и волнений? Как это у вас получилось? Или на рукопожатия ваша боязнь не распространяется? - спросил бета по дороге к кабинету терапии.
  
  - Распространяется, конечно. Но я себя дома морально готовлю к этому. Рукопожатий на работе или в университете не избежать. Я к ним уже привык почти, но всё равно я их чувствую очень остро, так, как будто вы слишком сильно сжимаете мою руку, ощущается сильнее, чем вы жмёте на самом деле.
  
  - Если вы отдаёте себе отчёт, что это только ощущения и я не сжимаю вашу руку сильно - это уже осознание своей болезни, а это само по себе есть половина выздоровления!
  
  - Да это я и сам знаю, но дальше этой половины продвинуться самому никак не получается.
  
  - Значит, пугают и жгут как огнём только неожиданные прикосновения? - подтвердил свою теорию врач. - Так и будем строить наше лечение. Вас ждут совершенное неожиданные прикосновения, это я вам могу совершенно точно пообещать!
  
  Они зашли в небольшой спортивный зал. Окна во всю стену, синие маты сложены в углу ровной стопкой. Но в середине вместо ожидаемого козла стояло современное белое металлическое кресло, похожее на омегологическое.
  
  - Это что значит? Я не омега! - испугался и так будучи на пределе своей выдержки Райзен.
  
  - Успокойтесь, мистер Дуани! Как вы себе представляете прикосновения наших сотрудников? Они вас насильно касаются, а вы их бьёте в ответ? И весь штат моих сотрудников ходит избитым и в синяках?
  
  - Нет, что вы! Я не агрессивный! Я никогда никого не бил, ну, может быть в далёком детском садике или в младшей школе. Но и то в самом крайнем случае... - Райзен выглядел совсем слабым и испуганным, как будто бы его собирались избивать, а не ожидали побоев от него.
  
  - Мистер Дуани, хватит разговоров, полезайте в кресло, - пока альфа осторожно бочком садился, бета лёгкими, почти невесомыми касаниями и только за одежду, направлял ноги пациента в надлежащие металлические желоба, а руки на подлокотники.
  
  Не успел Райзен и пикнуть, как ноги и руки оказались прикованными к креслу широкими самовылезающими металлическими запорами. Потом врач отрегулировал что-то на боковой панели, и ноги Райзена развело в стороны и подняло выше, на один уровень с животом альфы.
  
  - Прекратите немедленно! Вы же заковали меня в кандалы! Вдруг кто-нибудь зайдет сюда! - кричал Райзен и пытался вылезти из кресла, хорошо, что в области талии его ничего не держало. Но оказалось такой свободы мало и встать самому невозможно!
  
  - Всё хорошо, мистер Дуани, оставляю вас наедине с нашими сотрудниками, - спокойно произнес бета и развернулся к выходу, на остальные крики и завывания альфы он просто не реагировал.
  
  Пока Райзен кричал и бесновался, с другой стороны зала открылась неприметная дверь и внутрь скользнул молодой омега. Он подошёл со стороны спинки кресла таким образом, чтобы Райзен его не видел и завязал альфе глаза шелковой красной лентой.
  
  - Кто вы такой? Что вы мне делаете? - альфа бился загнанной птицей, тысячу раз жалея, что сам согласился на это лечение.
  
  - Я, во-первых, омега, не бойтесь! Доктор Бацек говорил, что вы боитесь в первую очередь альф. Это правда, мистер Дуани? - вновь прибывший больше не пытался дотронуться до Райзена.
  
  - Да, вы тоже врач? - в ответ раздался весёлый омежий смех.
  
  - Нет, я только ассистент доктора Бацека. До врача мне как до луны пешком. Кстати, меня зовут Мирик.
  
  - Просто Мирик? Не мистер такой-то? Вы же называете меня мистер Дуани? - альфа хотел отвлечь самого себя от процедуры. Как угодно, отвлечь, даже скандалом с врачом. Привычка самому решать свои проблемы, хотя бы как-нибудь не удачно.
  
  - Скоро у нас с вами сложатся не забываемые отношения... Поверьте, Мирик в самый раз...
  
  Пока омега говорил, задняя дверь открылось и вошел ещё один ассистент:
  - Простите, я опоздал, у меня был важный экзамен, но больше этого не повторится. Мирик, можно начинать? - второй омега подошел к креслу с другой стороны и вдруг запахло розовым чаем. Конечно, на самом деле чая из роз не существует, но если бы он был, то пах бы именно так: сахаром, карамелью и заваренными розовыми лепестками. И если на запах Мирика - приторная ваниль с мёдом - альфа совершенно не повелся, то новый омега его очень сильно заинтересовал.
  
  - А вас как зовут? - спросил альфа, расслабляясь, он бы с удовольствием расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и снял галстук, но делового костюма на нём не было и Райзен просто улыбнулся в медицинском кресле.
  
  - Меня зовут... Дю... Адель, - замешкался парень.
  
  - Ты же знаешь нельзя представляться настоящими именами, - зашипел Мирик.
  
  - Да, да, извините, - сказал второй омега.
  
  - Почему это нельзя называться настоящими именами? - грозно спросил альфа, он мотал головой из стороны в сторону, принюхивался, но совершенно ничего не видел через повязку. - Что тут у вас за "шарашкина контора*?" Немедленно развяжите меня и не смейте до меня дотрагиваться!
  
  - Уважаемый мистер Дуани, наша работа такова, что мы должны, просто обязаны до вас дотрагиваться. Не всякий порядочный омега захочет здесь работать - дотрагиваться до чужих альф. Вот поэтому в штате омег-ассистентов принято называться ненастоящими именами. Издержки профессии... Вы бы хотели, чтобы ваш о-муж здесь работал?
  
  - Естественно, нет!
  
  - Вот поэтому замужние у нас и не работают, а не замужние - скрывают свои настоящие имена. Иначе доктор Бацек совсем не нашел бы себе омег-ассистентов. А этого требует курс лечения.
  
  - Но можно же платить больше...
  
  - Мы и так очень неплохо получаем, намного больше ассистентов-альф. И всё же здесь нет очереди из желающих работать на такой должности.
  
  - Так что же вы будете со мной делать, Мирик?
  
  - Готовьтесь, мистер Дуани, мы уже начинаем...
  
  - Адель, снаружи вовнутрь, - скомандовал Мирик что-то совершенно не понятное Райзену и осторожно дотронулся до кончиков пальцев левой руки альфы.
  
  Райзен вздрогнул, скривился, но терпел молча. Места касаний жгло огнём. Потом дотронулись до пальцев правой руки, видимо, Адель. Касания второго омеги горели меньше, может быть и не удивительно, раз альфе понравился его запах.
   Комментарий к - 2 -
   *Шарашкина контора (прост. пренебр.) - несолидное, не вызывающее доверия учреждение, предприятие, организация. Притяжательное прилагательное шарашкина объясняется диалектным шарань "шваль, голытьба, жулье". Шарашкина контора буквально - "учреждение, организация жуликов, обманщиков". Из оборота, в свою очередь, образовано слово шарага "подозрительное место или группа людей
  
  
  
  ========== - 3 - ==========
  
  Сначала омеги касались по очереди, потом одновременно, альфа отбивался как мог, сопел, чем-то нереальным угрожал, потом вдруг закричал, как будто жизнь оставляет его бренное тело, а затем и вовсе заплакал. Солёные капли катились из-под повязки, застревали у ноздрей и дальше проторённой дорожкой текли в рот или на шею. Омегам было жаль всех своих клиентов, побороть страх и победить себя просто так не получается. Каждый больной вел себя по-разному, общим было только ощущение полной потери себя, но у каждого это проявлялось по-своему.
  
  - Когда же вы перестанете, Мирик? - Райзен сразу догадался, кто из омег главный.
  
  - Мистер Дуани, мы гладили только пальцы ваших рук. В общей сложности минут десять, это даже не середина сеанса, так... вступление. Раз вы смогли задать свой вопрос, мы переходим к дальнейшим процедурам, - касания полезли вверх по рукам, по двум голым рукам одновременно.
  
  Райзен за свои двадцать пять научился терпеливо переносить чужие касания, но по одному за раз и только через одежду. Он кривился, вздрагивал и старался не кричать, хотя это не всегда получалось. Того, что происходило сейчас, в его практике раньше не случалось. Сегодня Райзен оделся в простую белую майку с короткими рукавами, джинсы и кроссовки, омеги продолжили дотрагиваться до обнаженных рук, по самые плечи, залезая даже под рукава майки.
  
  - Всё! Всё-всё-всё! Что я должен спросить? Вы прекратите, когда я задам какой-нибудь вопрос? Что именно я должен спросить дальше? - Райзен выгибался, пытаясь уйти от прикосновений, дул на руки, дул на омег, как будто мог выдуть их из этой комнаты пыток.
  
  - Ничего! Дело не в вопросах. Чтобы мы прекратили, вы должны доказать, что перестали бояться наших прикосновений и чувствуете себя хорошо.
  
  - Я чувствую себя прекрасно! Хватит! Прошу вас! - в противоположность своим словам Райзен крутился на кресле, всеми возможными способами пытаясь уйти от жгучих прикосновений или нежных ожогов, кому как.
  
  - Мы сами поймём, когда хватит, но в среднем сеанс длится около трёх часов, - говорил с Райзеном в основном Мирик, Адель только поддакивал.
  
  - Три часа я не выдержу! - простонал альфа, когда омеги начали гладить его по груди через майку и по ногам, обтянутым джинсами. Прошлые прикосновения ещё жгли остаточной реакцией, а новые горели огнём и самое страшное - Райзен никогда не догадывался какое следующее место выберут омеги.
  
  Постепенно кончики пальцев успокоились и Райзену, отвлекающему себя разными мыслями, чтобы не сойти с ума, казалось, что дотронься Мирик сейчас до пальца, альфа бы даже не скривился. Но касания перешли на всё тело, омеги менялись местами, и альфа перестал различать прикосновения Мирика или Аделя на своём теле.
  
  - А-а-а-а! - заорал Райзен в ответ на очередное прикосновения, Адель пробрался рукой под майку и погладил голый живот альфы.
  
  - Нежная кожа, - тихо прошептал в ответ.
  
  - Адель! Что за глупости ты говоришь! Лечению это совершенно не помогает! - зашипел Мирик, но альфе стало приятней.
  
  - Спасибо, - тоже прошептал тот.
  
  - Извините, - уже громче сказал Адель, но его прошлый шепот стоял в ушах Райзена, отвлекая от боли, за такой приятный комплимент можно и потерпеть.
  
  - Теперь Адель сам, без моего разрешения, начал третий и последний уровень нашего сеанса. Так сказать, поднял планку до полностью голого тела.
  
  - Что вы имеете в виду? - от очередного испуга альфа наоборот, заговорил спокойнее и перестал кричать и выворачиваться.
  
  - Мы не будем срывать с вас одежду, просто задерем майку и расстегнём штаны, - в соответствии со своими словами Мирик начал быстро раздевать Райзена.
  
  - Зачем это? Я не боюсь, - активно врал Райзен, - там меня вообще никто никогда не трогал.
  
  - Вот мы и будем первыми, - сообщим Мирик, - я говорил вам, мистер Дуани, у нас с вами сложатся незабываемые отношения.
  
  - Не хочу!!! - заорал альфа с новой силой, видимо, открылось второе дыхание. - Отпустите меня немедленно! - но ноги и руки полностью удерживались в соответствующих выемках или желобах.
  
  Один омега трогал обнаженный и поэтому беззащитный живот, второй начал гладить член, приспустив трусы. Альфа почувствовал себя не только обнаженным, но и уязвимым, и беззащитным, прикосновения к голой коже уже не просто жгли, а взрывали мозг волной чистой боли.
  
  - Я не могу уже! Пустите меня! Я хочу домой! Почему у вас нет стоп-слова? Красный! Красный! Красный! - альфа, казалось, перестал вдыхать и орал уже на одном выдохе всю фразу.
  
  - Ох! - воздух кончился и член оказался в плену нежных омежьих губок.
  
   Секунду назад полностью вялый, сейчас он стоял так крепко, что им можно было бы гвозди забивать в гипсовую стену.
  
  - Адель, что ты творишь? Ты же ему помогаешь! Мы вообще так не делаем на сеансах, - ныл Мирик, пытаясь оторвать Аделя от его "жертвы". Но альфа, казалось, убил бы того, если бы Адель перестал.
  
  - Пусть продолжает! - всё остальное перестало волновать Райзена, как будто это было не его тело. Ожоги от прикосновений остались где-то там, за гранью этой вселенной.
  
  - Хотя бы кончи, Дуани, и так вся терапия к едрени фени, - проворчал Мирик, отодвигаясь от дрожащего в оргазме альфы.
  
  Когда Райзен пришел в себя от первого в жизни оргазма не от своей правой, руки запах Мирика исчез из комнаты. А Адель осторожно заправлял майку в штаны альфе и пытался застегнуть ширинку. Тело было тщательно вымытым и все следы спермы удалены.
  
  - Адель, пожалуйста, развяжите мне глаза, - вздохнул альфа, прикосновения омеги больше не ощущались как касания чужого человека.
  
  - Да, конечно, извините, мистер Дуани, - омега подскочил и развязал ленту на глазах.
  
  - А теперь, пожалуйста, освободите мои руки и ноги, - продолжил Райзен, рассматривая своего визави. Омега был пшеничным блондином лет девятнадцати-двадцати, среднего роста, стройным и красивым. Приятное личико с маленьким вздернутым носиком и розовыми губками, и большие задорные голубые глаза. Портили вид только щечки помидорного от смущения цвета.
  
  - Всё, Мирик ушёл, значит сеанс закончен, - робко улыбнулся блондин. - Вы можете вернуться в кабинет доктора Бацека.
  
  - Сеанс считается законченным, когда Мирик выходит из этой комнаты? - спросил альфа, вставая из кресла и поправляя одежду.
  
  - Нет, когда пациент кончил. Смог кончить - смирился с чужими прикосновениями, - омега робко отошел от кресла.
  
  - И это всё, я здоров? - удивленно спросил альфа.
  
  - Нет, это только один из трёх или четырёх сеансов, как решит доктор Бацек.
  
  - Остальные сеансы проводятся точно так же? - альфа намеренно "мучил" смущенного Аделя.
  
  - Нет, каждый по-своему. Но мне запрещено рассказывать вам заранее как именно. Если хотите - спросите доктора Бацека.
  
  - Ладно, до свидания, Адель, - попрощался Райзен с пахучим ассистентом, руки ему не подал. Альфа был под впечатлением первого в жизни минета, только начиная задумываться, всем ли делают минет во время первого сеанса, и кто именно, Мирик или только Адель.
  
  
  В кабинете доктор Бацек внимательно изучал альфу.
  - Ну, мистер Дуани, что скажите? Как вам наши методы?
  
  - Сеанс считается законченным, когда пациент кончает - это мягко говоря очень неожиданно, - альфа сел в кресло напротив беты.
  
  - Так и должно быть, кончая вы счастливы, и значит теперь чужие неожиданные прикосновения у вас будут ассоциироваться со счастьем. Или другая сторона медали - вас неожиданно хлопнул по спине начальник отдела и вы подумали, что после Мирика и его рук на своём голом теле простое похлопывание по плечу через пиджак вас не испугает.
  
  - Ну, тогда да, ваша система должна сработать, - альфа смутился, зная, что бета в курсе его оргазма в кабинете.
  
  - Ну кто же согласится работать вашими ассистентами при таком труде?
  
  - Практически все наши сотрудники-омеги бывшие работники борделей, поэтому мы и платим им очень дополнительные деньги. А кого ещё я смогу найти на такую должность? - пожаловался доктор Бацек. - Поверьте мне, они большие специалисты и в психологии, и в прикосновениях. Надеюсь, вам не придет в голову обсуждать эту информацию с ними? Ничего преступного здесь нет, все ассистенты проходят полное медицинское обследование и ничем вас не заразят. К тому же это совершенно законно - программа реабилитации для социально слабых слоёв населения.
  
  - Да, истинного омегу тут не найдешь... - протянул Райзен и попрощавшись вышел на воздух.
  
  ========== - 4 - ==========
  
  - Ты чего совсем с ума сошёл, Дюваль? - Мирик был в бешенстве, таких проколов в работе у него никогда не было. - Сначала чуть не назвал своё настоящее имя, потом отсосал клиенту! И кто из нас после этого шлюха?
  
  - Я никогда тебя так не называл, Мирик, - Дюваль, он же Адель во время сеансов терапии, начал переодеваться, вся майка была в засохшей сперме альфы.
  
  - Но ты так обо мне думал, а, маленький послушный студентик? - Мирик уже переоделся и собрал сумку с грязными вещами, пора было идти домой. - Когда год назад после окончания своей терапии ты попросил разрешения участвовать в нашей работе для закрепления результатов лечения, я первым вызвался взять тебя к себе, остальные парни тебе не доверяли. Ты ведь не из наших, папенькин омежечка, никогда даже в глаза не видел борделя, где уж там работать. И как ты меня отблагодарил? Ты сорвал сегодняшний сеанс! Бацек больше не захочет тебя здесь видеть!
  
  - Только если узнает. Ты настучишь ему? - жалобно спросил омега.
  
  - Зачем, клиент, наверняка, уже всё ему доложил, - Мирик начал кривляться, изображая Райзена в пик его шока от лечения. - Доктор Бацек, ай-ай-ай, мне было так больно. Но ваш Дю... Адель мне отсосал. Всё, теперь я больше не девственник! Ура!
  
  - Я нечаянно, даже не знаю, как так вышло. Может он мой истинный альфа? - омега опять покраснел и, казалось, вот-вот заплачет. - Я только вдохнул его чистый как свежий морской бриз запах и подумал, что хочу отдохнуть, полежать под теплым летним солнышком у кромки моря.
  
  - Надо же, какая романтика... У таких как я нету истинных, кто же захочет омегу из борделя...
  
  - У всех есть истинные, ты своего тоже найдёшь. И когда это случится, не если, а когда, - Дюваль шммыгнул носом, но продолжил говорить четко и уверенно, - ты расскажешь ему, что твои старшие братья продали тебя в бордель в погоне за наследством. Но как только ты отработал эти деньги, то встал и ушел, и начал бороться за себя. А потом нашел уважаемую работу здесь и за два года стал старшим смены.
  
  - Это его не заинтересует, альфа сосредоточится только на том, что я три года отрабатывал свой долг в омежьем борделе. Ладно, хватит о моей "несчастной" судьбе, пошли докладывать Бацеку почему мы закончили за час вместо положенных трёх.
  
  
  Дома Райзен первым делом рванул в душ, на ходу обещая папе рассказать, как всё прошло после водных процедур. Но мысли всё время возвращались к одному и тому же.
  
  - Папа, я встретил своего истинного. Истинного омегу. Но я его не хочу! - Райзен вышел из душа в одном полотенце на бёдрах.
  
  - Так не бывает, Раз. Прошу тебя не иди против судьбы, она приготовила тебе что-то необыкновенное, подходящее именно тебе, сынок. И иди оденься, я нарезал салат, подогрел вчерашние котлеты. Ждал тебя с обедом, - папа сам развернулся в инвалидном кресле, - и продал ещё две шапочки: ту розовую, что тебя смешила и зелёную с цветочками.
  
  - Истинный омега... как и отец, который подходил именно тебе, особенно когда бил головой об стену? - спросил альфа и, не дожидаясь ответа, пошел в спальню одеваться.
  
  - Мы с твоим отцом не были истинными, мне казалось, ты знал. Мы никогда не акцентировали на этом внимание, но и не скрывали правды. Хорошо, расскажи пока про лечение. Потом поговорим про истинного, - предложил Майлс, накладывая Райзену в тарелку салат.
  
  - Это одна история, папа. Мой или не мой омега сегодня работал ассистентом врача на сеансе терапии. А знаешь, где доктор Бацек берёт своих ассистентов? - альфа собирался рассказать папе всё, почти всё - ну, кроме нежных розовых губок на своём члене.
  
  
  На следующий сеанс терапии Райзен бежал как на крыльях - вновь увидеть Аделя, вдохнуть свой любимый запах. Он не собирался жениться на таком развращённом омеге, но получить удовольствие от его чудесных губок никто не мешает. Разговор с доктором Бацеком перед сеансом был совсем коротким, но Райзен и не возражал.
  
  - Рад видеть, мистер Дуани, что вы не испугались наших методов и решили продолжить лечение, - бета пожал руку альфе.
  
  - Хочу поскорее закончить и стать совершенно свободным для реально новой жизни, - Райзен даже привстал со стула, так спешил к своему истинному.
  
  В спортивном зале стояло уже знакомое белое кресло и Райзен хотел сразу же сесть, но бета его остановил:
  - Мистер Дуани, я выйду, а вы полностью разденьтесь и только потом садитесь, сегодня на втором сеансе, мы не собираемся возиться с вашими джинсами и майкой.
  - Да, конечно, надо пойти дальше, - альфа так спешил, что начал раздеваться прямо при докторе, Бацек кивнул сам себе головой и вышел в коридор.
  
  Альфа сел и вставил руки и ноги под крепления. Только после характерного щелчка в комнату терапии зашел Мирик:
  - Здравствуйте, мистер Дуани, сегодня вы смелее, поздравляю! Первый сеанс пошел вам на пользу, - омега сразу же погладил пациента по руке от запястья до локтя, руку обожгло касанием, но и член мгновенно напрягся.
  
  Райзен хотел поздороваться в ответ, но теперь было не до разговоров, он просто тупо как собака дожидался своего Павлова и принюхивался. В комнату с шутками и прибаутками начали заходить молодые накрашенные омеги:
  - А вот и наша жертва! Шучу! Мистер Дуани, доброе утро, я - Кристи, тот Ава, Трейси, справа Анжелина, Ники, Джулиет, слева - Ванесса, Клер, Девон, Сибель и Несса. Мирика вы помните с прошлого раза, - один из молодых омежек, весело махая руками представлял остальных, - всего нас сегодня двенадцать ассистентов. Чувствуйте себя как дома.
  
  Остальные не заморачивались формальностями и просто гладили обнаженное тело альфы. Руки, ноги, живот плечи, лицо - всё тело пациента горело огнём, возбуждение быстро спало, будто его и не было. Райзен чувствовал себя разрываемым на кусочки бомбой чудовищной силы: всё тело жгло огнём так сильно, что глаза ничего не видели, в ушах стоял шум голосов, альфа не различал отдельных слов - одна сплошная мешанина звуков. Запахи омег смешивались, но того особенного лечащего все раны среди них не было. Альфа закричал, отбивался, пытаясь уйти от прикосновений, но было уже поздно.
  
  - Где? - орал альфа. - Где Адель? Перестаньте! Прекратите! Что вам от меня надо? А-а-а...
  
  Но никто его не слушал, Мирик подготовил парней, чтобы и второй сеанс не сорвался и каждый из них занимался своими обязанностями: кто-то руками, кто-то ногами и низом живота. Каждые пару минут омеги менялись местами, трогали и руки друг друга, как бы намекая альфе, что ничего особенного в касаниях друг друга нет. Единственное место, которое ассистенты вежливо оставляли нетронутым был полувозбуждённый член больного.
  
  - Так быстро ты у нас не кончишь, - шепнул Мирик прямо в левое ухо Райзену, - сегодня придется постараться, мистер Дуани, - вежливое обращение прозвучало убийственным сарказмом для пациента.
  
  Альфе казалось, что он теряет сознания от обилия чужих рук на своём теле, запахов и звуков. Он закричал, забился, казалось, что может описаться как малый ребёнок, но пытка всё на прекращалась. Кто-то особо умный пытался погладить и расселину между ягодицами:
  - Не трогайте там, вы что с ума сошли! Я - альфа! - Райзен выкручивался, засовы на креслах скрипели, но держали прочно, грозя выломать руки и ноги.
  
  И вдруг альфа вышел в какой-то сабспейс*, оказался далеко от касаний, примерно на другой планете. Теперь эти сумасшедшие уроды трогали не его, мучили и жгли огнём чужое тело. Кислород кончился, а зачем он нужен? - отдалённо подумал Райзен и резко получил пощёчину.
  
  - Не отвлекаться! Мы здесь в кабинете терапии, лечим гаптофобию прикосновениями. Мистер Дуани, как вы себя чувствуете?
  
  - Я себя не чувствую, я умер...
  
  - Прекрасно, смиритесь, час уже прошёл. Одно и тоже место гореть заново не может, а у вас не осталось ни сантиметра голого тела, не покрытого нашими движениями, - четко произнёс Мирик, вырывая Райзена из полусна. - Сейчас будет перерыв, как только я замечу, что ваше тело больше не жжёт, мы снова продолжим.
  
  Мирик поднёс альфе стакан воды, предложил покормить бутербродами, пока омеги высыпали покурить во двор больницы. Вторая часть сеанса, которая началась через полчаса, была веселее. Омега-болтун, который всех представлял, принес крем для тела, и ассистенты сделали альфе массаж. Райзену пришлось согласиться, что так прикосновения меньше жгли.
  
  - Дело не в креме, вы просто выздоравливаете, мистер Райзен, - улыбнулся довольный Мирик, невозможно стать старшим смены, не болея душой за каждого пациента.
  
  Но вот тут-то хитрый омега, который ранее гладил расселину между ягодиц, и вставил жирный от крема палец альфе в анус.
  - Что вы делаете? Это не может входить в лечение! Мне только стало легче! - опять заорал Райзен.
  
  - Успокойтесь, мистер Дуани, кончите без рук - скорее пойдете домой, у нас тут тоже есть свои маленькие хитрости.
  
  - Я не умею кончать без рук, - заныл Райзен, возбуждаясь ещё сильнее от профессионального движения омеги, палец которого каждым движением гладил простату, выбивая из альфы стоны и скулеж.
  
  - Я рад, что вам нравится, вот мы и сами справились, без глупостей Аделя, - Мирик надел резиновую перчатки и начал дрочить сильно возбужденный альфийский член.
  
  Райзен сжался, скривился и с громким стоном кончил, последнее, что он услышал были шутливые аплодисменты ассистентов.
   Комментарий к - 4 -
   Сабспейс - особый тип трансового состояния в БДСМ-практике. Термин является транслитерированным заимствованием из английского БДСМ-сленга, англ. subspace - "подпространство".
   В данном состоянии деятельность коры головного мозга затормаживается, а в кровь выбрасывается большое количество эндорфинов. Объективно оно определяется снижением психомоторных реакций на боль или другие негативные раздражители. Как и в состоянии обычного транса, внешними признаками могут быть расфокусированный взгляд и расслабленная лицевая мускулатура. Википедия.
  
  
  ========== - 5 - ==========
  
  После второго лечебного сеанса весь вечерний разговор с папой свёлся к монологу:
  - Жизнь без истинного омеги - ужасна! Особенно когда ты уже его нашел, и он сам, судя по всему, принял бы тебя, попытайся ты хоть малюсенький шажок сделать в его сторону. Например, пригласи его на свидание или своди в кино, - настаивал Майлс, доедая остывший ужин.
  
  - Папа, прошу тебя, хватит! Я не могу! Ты как никто другой знаешь о моих проблемах. И вот, представь себе, истинный омега, такой же мой, как моя правая рука или моя левая нога, будет грязным, затроганным тысячами рук, и не только рук, окружающих чужих альф. Фу, я не могу, это ужасно! - альфа отвернулся, домывая у раковины кастрюли.
  
  - Перестань, Раз! Я тебя умоляю, "затроганным" - нет такого слова! Помылся он уже давно! Может это твоя судьба - очистить его, жениться и родить с ним парочку малышей. Я готов принять его любым...
  
  - Вот и женись на нём сам!
  
  Продолжение последовало в кабинете доктора Бацека. В ответ на просьбу Райзена дать ему телефон и настоящее имя Аделя сурово прозвучало:
  - А зачем вам, мистер Дуани? Вы же не собираетесь с ним встречаться, создавать семью и рожать детей?
  
  - Он мой истинный омега и я просто хочу его видеть...
  
  - И что, перепихнуться? Извините, о таком вежливо не скажешь... Какое-то потребительское отношение к своему омеге...
  
  - Что вы знаете о моей жизни? Разве это вы одеваете мои тапочки по утрам? Вот и не смейте судить меня! Раз ничего не знаете о моей жизни, - альфа встал красный как рак и такой же злой. - Я иду на следующий сеанс!
  
  Не дожидаясь доктора Бацека, альфа сам зашел в кабинет терапии, полностью разделся и сел на кресло, но крепления на руках и ногах пациента так и не захлопнулись.
  - Может, заело? - побурчал сам себе Райзен.
  
  - О, расселся тут, как омега на родах, - послышалось сзади и сильный мускусный запах обогнал появление альфы в помещении, - сегодня постоите. Кресло помогает вам перекладывать ответственность на кого-то другого. Сегодня вы будете один на один с прикосновениями. Можете от нас побегать. У нас по плану спанкинг...
  
  - Что? - вскочил Райзен как ошпаренный. - Вы не будете меня бить! Я не дамся!
  
  - Доктор Бацек прописал на последнем сеансе легкий спанкинг несколькими альфами. Так что будет кому вас держать... Можете и описаться, видел, вы и в прошлый раз планировали. - Райзен увидел ещё нескольких ассистентов-альф заходящих в комнату.
  
  - Я просто испугался - это другое! Вас семеро, а я один. Вы что, будете меня избивать? - сразу вспомнились страшные и унизительные побои отца.
  
  - Нет, мистер Дуани, просто легкий спанкинг, как в БДСМ. Знаете, что это такое? - спросил один из вошедших, поглаживая Райзена по спине.
  
  В шоке от обещанных побоев Райзен на легкое поглаживание вообще не обращал внимания:
  - Ну так держите меня!
  
  - Обойдётесь! - засмеялся альфа, зашедший первым. - Стойте сами! - и Райзен получил первый лёгкий шлепок по правой ягодице, ноги ослабели.
  
  - Побои - это не простые касания, они и так, сами по себе, горят огнём! - простонал альфа и вдруг стушевался, опустив приготовленные для атаки кулаки.
  
  - Вы их боитесь больше всего! Но это уже третий сеанс, надо двигаться дальше, и легких омежьих касаний кончиками пальцев больше не будет. Ведь они вас уже и не напугают? - спросил один из ассистентов.
  
  Альфа не успел ответить, вдруг в одно мгновение ассистенты начали хлопать его одновременно по ягодицам, по груди, по животу, и по спине. Они менялись местами, переговаривались и шутили. Но для пациента всё смешалось в мешанину боли и шока: не то альфы били сильней, чем надо, не то сказывался старых убойный страх перед отцом-альфой и его силой. Райзен опять закричал, начал отбиваться, даже не очень слабо, но это ему не помогало - количество касаний, то нежных по горящим ягодицам, то резких и сильных по спине и животу только увеличивалось.
  
  - Хватит! Перестаньте! Мне больно! - казалось Райзен тоже крутился по кругу, только в обратную сторону, крича каждому из альф прямо в лицо. - Перестаньте! Прошу вас!
  
  Он снова почувствовал себя маленьким мальчиком, который боится идти в школу, ведь его обязательно спросят, что случилось с лицом и откуда все эти синяки.
  
  - Нет! Нет! Перестаньте!
  
  Вдруг Райзен неожиданно почувствовал, нежные касания по щекам и лицу:
  - Иди сюда, всё нормально, ты можешь мне доверять, - один из ассистентов обнял Райзена и посадил рыдающего альфу на горку матов рядом с собой, - всё нормально, отец больше никогда не ударит тебя, ты можешь доверять нам. Поплачь, поплачь, Райзен, тебе станет легче...
  
  Тот же ассистент облокотил не сопротивляющегося альфу животом себе на колени и рукой обнял за шею:
  - Покорись, не сопротивляйся мы желаем тебе только добра, - шлепки по ягодицам продолжались, по красным и горящим половинкам, было действительно объективно сильно больно. И вдруг обнимающий Райзена ассистент расставил свои ноги, обнажая вяло висящий от боли член Райзена.
  
  - Теперь надо кончить! Просто кончить...
  
  - Тогда пусть они перестанут! Пожалуйста! Умоляю вас! - Райзен и так был на пределе своих возможностей. - Я не могу больше!
  
  - Ничего страшного, они продолжат, потерпи, и сосредоточься на члене. Тебе же завтра не надо идти на работу, полежишь пару деньков в кроватке и попа сама собой пройдет. Постарайся кончить, а я помогу тебе. Можешь поплакать, - слова сопровождались нежными плавными движениями пальцев по медленно встающему члену. - Ты можешь! Ты обязательно кончишь! Побои - это ерунда! Ты сильнее их! Ты сможешь!
  
  Райзен напрягся, сосредоточился и даже перестал плакать, только постанывал на особо сильных шлепках:
  - Я смогу! Я сильный!
  
  И вдруг волна жара затопила всё его существо, сметая на своём пути других альф, комнату, пространство и даже время, будто и не было никого вокруг, и, громко протяжно закричав, Райзен кончил и впервые потерял сознание на сеансе.
  
  Доктору Бацеку пришлось ожидать больше часа, пока еле живой от боли и шока Райзен заполз в кабинет.
  
  - Вы с ума сошли? - альфа так и не опустился на гостеприимно подставленный стул. - Синяки, оставленные вашими ассистентами, сойдут ещё не скоро! Это же было по-настоящему больно!
  
  - Ерунда, через пару дней сможете сидеть, - махнул рукой бета, как бы говоря о чём-то не существенном. - Иногда, как в вашем случае, боль имеет целебные свойства. Клин клином вышибают. Главное в том, что ваше лечение подошло к концу. Идите домой, обдумайте спокойно всё происшедшее и начинайте новую счастливую жизнь. Не верите мне, можете попытаться проехать завтра в час пик в троллейбусе или автобусе. Нечаянные прикосновения окружающих альф или бет, про омег я даже и не говорю, будут напоминать вам о наших сеансах, да... Но по сравнению с ними покажутся просто чем-то несущественным как дуновение легчайшего ветерка.
  
  - Спасибо, я попробую... - Райзен опустил голову глубоко вздохнул и продолжил, - Но один важный вопрос к вам у меня всё-таки остался.
  
  ========== - 6 - ==========
  
  - В каком именно борделе работает или работал Адель? И как его зовут на самом деле? - альфа стоял, но уходить никуда не собирался.
  
  - Мистер Дуани, эту тему мы уже обсуждали... Мы не даем данные своих ассистентов пациентам или другим заинтересованным лицам. Такая у нас политика компании. Всего хорошего и удачи! - бета протянул Райзену руку через стол.
  
  Протянутую руку Райзен не пожал, даже свою навстречу не поднял:
  - Мы с ним истинная пара!
  
  - А как же тот факт, что вы не собирались связывать свою судьбу с омегой из борделя?
  
  - Сейчас, когда я закончил лечение и передо мной весь мир лежит как на блюдечке с розовой каёмочкой, я чувствую, что всё равно хочу только его... В мире миллиарды омег, сотни тысяч из них свободны, но меня интересует только Адель... Почему так? - альфа почесал нос, пожевал верхнюю губу и попытался сесть обратно в кресло, давая понять, что никуда без омежки не пойдет.
  
  - Вы - истинные, это как раз понятно, - констатировал доктор Бацек.
  
  - Вы сказали, что я совершенно здоров. Сам я этого не чувствую... Может быть это и плацебо, но я вам верю. И вот моя первая мысль об Аделе. Ну как первая, вторая, кстати, тоже, и последняя. Все только о нём. И плевать на его прошлое! Мне всё равно! Я просто хочу его найти, - альфа опустил глаза, жалея о своих прошлых высказываниях о местном медперсонале.
  
  - Столичный омежий университет, какая специальность - не знаю. Никогда не интересовался... Дюваль Лярош - наш бывший пациент, вот и приходил пару раз помочь с другими совершенно бесплатно, обновить, так сказать, своё выздоровление, - бета удрученно покачал головой, он поменял своё мнение прекрасно понимая, как опасно стоять на дороге у судьбы, - дальше ищите сами.
  
  Омежий университет через два дня.
  
  - Не подскажите, где находится ближайший Ледроб? - кто-то высокий наклонился из-за спины Дюваля, сидящего в университетском кафе в перерыве между парами.
  
  - Ой, это вы, мистер Дуани? - омега вздрогнул и повторное лечение тоже насмарку, но потом всё же улыбнулся. - А что такое Ледроб?
  
  - Это бордель, только наоборот, - Райзен улыбнулся и подсел за тот же столик.
  
  - Я никогда не был в борделях и даже не знаю, где они находятся. Но если хотите, могу спросить у Мирика. Мы дружим и у меня есть его телефон.
  
  - Да не нужны мне все бордели мира, просто я не знал, как начать с вами разговор, - альфа не мог оторвать взгляд от своего омеги, какой красавчик!
  
  - Я тоже должен вам кое-что сказать, но всё не решался - простите меня, - омега покраснел и опустил взгляд вниз на чашку с кофе, и на круассан с шоколадом. - Тогда, на вашем первом сеансе я всё испортил. Я не имел права мешать вашему лечению...
  
  - Ты не мешал, Дюваль, ты помог! - альфа не заметил как перешел на "ты" и зашептал, наклонившись к лицу омеги, но не касаясь его. - Твои губки на моём возбужденном члене - самое приятное воспоминание в моей жизни. Даже в сравнение не идёт с первым пломбиром и первой каруселью в шесть лет.
  
  - Не говорите так, пломбир и карусель - это, наверное, ваш о-папа вас водил?
  
  - Ага, а твои губки - знакомство с истинным, такое не забывается! - улыбнулся Райзен.
  
  - Хорош истинный, даже не представился, а уже отсосал, - омега покраснел ещё больше, хотя куда уж больше.
  
  - Ну и прекрасно - мечта каждого нормального альфы, не консервативного, но современного, - Райзен подчеркнул это высоко поднятым указательным пальцем и милой улыбкой своему истинному.
  
  - Мистер Дуани...
  
  - Называй меня, пожалуйста, Райзен, а то я тоже буду обращаться к тебе мистер Лярош.
  
  - Нет, не нужно, где вы, а где я... Я просто студент, учусь ещё, - большую часть беседы омега сидел низко опустив голову, практически перетекая в чашку кофе.
  
  - А я лечусь, разрешите представиться - Безработный.
  
  - Это у вас фамилия такая? - омега забыл, что минуту назад обращался к альфе "Мистер Дуани".
  
  - Нет, фамилия у меня Дуани, а вот статус - пока без работы! Хватит о глупостях, как насчет того, чтобы вместе сходить в кино на романтическую комедию, например?
  
  - Я больше люблю боевики, - оживился Дюваль и принялся рассказывать о своем любимом Ван Дамме. Как смог полненький близорукий в детстве омежка Жан-Клод добиться так много в жестоком мире спорта и вообще в жизни.
  
  Договорились сходить на ближайший фильм и обменялись телефонами. Создавалось впечатление, что за признания альфой как истинным бороться не придётся, Дюваль сразу и безоговорочно принимал Райзена.
  
  - Только, пожалуйста, - омежка опять смущенно опустил голову, - можно пока без касаний. Я...
  
  - Да-да, конечно, не бойся, - перебил его Райзен, - я всё и так понимаю, без лишних слов.
  
  - Нет, я хочу сказать, я уже почти не боюсь прикосновений чужих людей, но дальше пока не могу - ну, там поцелуи и всё такое прочее...
  
  - Я и сам не совсем готов к "тому самому прочему". Просто чудесно, что мой истинный не будет меня подгонять. Тебя тоже в детстве отец бил?
  
  - Нет, совсем другое. Мой отец спас меня, - омега сам вздрогнул и протянул руку по столу к Райзену, альфа осторожно сжал протянутую "трубку мира", - когда умер мой о-папочка. Врачи сказали "плотоядная бактерия", микроб какой-то опасный и губительный. Где папочка его взял никто не знает до сих пор... Мне было девять, и моя тоска за папой превратилась в страх смерти, страх моей смерти. Вдруг и я подхвачу какой-нибудь вредоносный микроб и умру. Мне так стыдно, вместо того, чтобы плакать за папой, я думал только о себе, не хотел сам умереть. Первое время я боялся выходить на улицу, всё в доме мыл с мылом и протирал спиртом. Потом выходил на улицу только в одноразовых перчатках, нигде ничего не трогал, в троллейбусах и автобусах не садился и, конечно, ни до кого не дотрагивался и другим не давал дотрагиваться до себя. Всё это время отец был со мной, водил к специалистам, лечил меня и, главное, терпеливо сносил все мои заскоки. Постепенно осталась только гаптофобия, и я не собирался что-то с этим делать до универа, где надо мной не смеялся только ленивый. Нет, в конце и ленивые тоже смеялись. Так я и попал к доктору Бацеку.
  
  - А третий сеанс с альфами, тебя тоже били? - Райзен испуганно посмотрел на омегу, неужели этому малышу тоже пришлось пережить такие ужасные унижения и побои.
  
  - Нет, мне требовалось другое и последний, кстати, у меня был четвёртый сеанс, ты вылечился скорее, я провел с грязными, грубыми, пыльными альфами. Один ассистент, Фрости, я до сих пор терпеть его не могу, вымазал меня в земле, то есть в грязи из лужи с землей. Брррр! И именно он в конце терапии заставил меня кончить своими ужасными грязными руками.
  
  - Всё позади, забудь! Теперь мы вместе и будем приучать друг друга к чистым и нежным прикосновениям. Хочешь, я вернусь и набью морду Фрости? - пылко потребовал альфа.
  
  - Нет конечно, это же было лечение, - улыбка Дюваля стала намного спокойнее, теперь есть кому его защитить.
   Комментарий к - 6 -
   Омежка Жан-Клод Ван Дамм - прекрасная идея моей беты, в неё и кидайте тапками.
  
  ========== - 7 - ==========
  
  Эпиложек. Через девятнадцать лет.
  
  
  Дюваль с сыном Базелем накрывали на стол в гостиной, Райзен приносил в дом стулья с веранды. Трое младших мальчишек-альфочек двенадцати, десяти и трёх лет бегали вокруг стола и мешали старшим.
  
  - Значит, говоришь, ему двадцать четыре года, и он нигде не работает? И не учится? Он что, наркоман? - продолжал пытливо выспрашивать глава семьи.
  
  - Нет, отец, я уже объяснял папе, Фрисби лечится, у него много разных фобий и болезней. Большей частью они излечимы, просто требуется время, - шестнадцатилетний Базель пригласил сегодня своего истинного альфу познакомиться с родителями и младшими братьями.
  
  - А на какие средства он живёт? Как он собирается тебя содержать? - строго продолжил Райзен.
  
  - Фрисби живёт с родителями, они заботятся о нём и очень помогают. Мы с ним не собираемся пока съезжаться. Я закончу учёбу в школе, потом университет и когда я смогу работать, тогда мы и будем жить вместе, - молодой омежка уже всё распланировал и решил за них обоих.
  
  - Значит будешь содержать его? Ты - омежка - будешь работать за двоих? - ругался Райзен, расставляя стулья и попутно вытирая их влажными салфетками от уличной пыли.
  
  - Отец, мы любим друг друга! Он мой истинный альфа и я принял его таким, какой он есть! Мне всё равно, я готов всю жизнь работать и на двух работах, и на трёх лишь бы быть с Фрисби. Со временем у нас всё получится, просто дай ему шанс, пожалуйста! - умолял старший сын.
  
  
  Альфа Базеля оказался симпатичным хрупким парнем, больше напоминающем омегу, чем альфу.
  
  - Сейчас я лечусь у доктора Бацека, он отличный специалист в области борьбы с фобиями, лауреат нескольких премий в иннова-ва-ва-ционных решениях, - ко всему прочему альфа заикался и Базель держал под столом его руку, чтобы тот чувствовал себя более уверенно в гостях.
  
  - Странно, что он до сих пор работает, ему же сейчас лет семьдесят не меньше? - Райзен с пристрастием расспрашивал бойфренда сына. - Значит заберёшь Базеля жить с твоими родителями? Они должны будут содержать его и ваших детей? Мой сын привык жить на широкую ногу: у нас трёхэтажная вилла, машины у всех взрослых, каждый год ездим отдыхать за границу, - тон Райзена становился грозным и требовательным, альфа напротив задрожал ещё больше.
  
  - Мой отец очень обеспеченный человек, он может себе это позволить. Но мы с Базелем решили не торопиться и подождать, чтобы он зако-ко-кончил школу...
  
  - Тогда зачем ты сегодня пришёл к нам? - Райзен почти кричал, альфа сына сжимался на глазах и даже начал задыхаться.
  
  - Я просто хотел получить ваше разрешение встречаться и помогать Базелю во время течек. Он рассказал, что первая проходила тяжело и болезненно, - старший омега махнул головой и младших детей ветром сдуло в игровую комнату, они уже давно поели и только ждали разрешения взрослых убраться со стола.
  
  - Значит хочешь трахать моего сына так, без обязательств? - угрожающе зарычал Райзен.
  
  Тут уже Дюваль не выдержал и дернул мужа за руку:
  - Извините нас, мы на минутку.
  
  Супружеская чета вышла за дверь в ближайшую к гостиной комнату.
  
  - Что ты к нему пристал? Базель сказал тебе - они истинные! Нельзя мешать судьбе! - зашикал омега на мужа. - Они всё равно поженятся и будут вместе так или иначе. Смотри на его достоинства, а не на недостатки: он молод, привлекателен, любит нашего сына!
  
  - Но дрыщ дрыщём! Этот Фрисби в жизни не сможет его защитить! Интересно, а трахаться он не боится? Может у него и такая фобия есть? - ехидно поинтересовался альфа.
  
  - Себя вспомни двадцать лет назад! Я и не ждал, что ты будешь меня защищать - ты боялся даже дотронуться до меня на первом свидании, - омега хмурился и шипел на мужа.
  
  - Но я же вылечился, нашел всё-таки работу, а потом и дело своё открыл, моя семья ни в чем не нуждается! - сопротивлялся Райзен.
  
  - Сюда посмотри, бизнесмен нашёлся!
  
  Старший омега выглянул в щель приоткрытой двери, Базель обнимал альфу и шептал тому на ушко слова утешения, а альфа благодарно тёрся щекой о плечо любимого.
  
  - Видишь, они любят друг друга и обязательно поддержат друг друга в трудную минуту, точно, как мы с тобой, именно такого брака я и хотел нашим детям! А теперь отправляйся туда и извинись перед ним, чувствует моё сердце, если альфа уйдёт обиженным, сын отправится вместе с ним. Сына хочешь потерять? - омега ткнул альфу локтем в живот. - Живо извиняйся!
  
  Альфа вздохнул и приоткрыл дверь в гостиную:
  - Фрисби, прости, что-то я погорячился... Ты вполне можешь встречаться с Базелем. Вообще мешать истинным парам - большой грех! - и он подтянул к себе своего любимого уже много лет мужа и чмокнул Дюваля в красную от волнения щеку.
  
  Молодые понимающе улыбнулись, словно осветив своею любовью всё вокруг.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"