Диана 19: другие произведения.

Солдат войну не выбирает...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Остаться в двадцать пять лет искалеченным уродом с обожжённым лицом не самое большое счастье в мире. Даже если ты - спаситель человечества. А кто спасёт тебя самого?

  ========== Предисловие ==========
  
  - Вот он, наш герой и спаситель человечества от страшных рептоидов с планеты Казтанар из звездной системы Мелидау-Даан, знакомьтесь - Орэн Уоллес Хейли! - новый министр обороны Матиас Леони лично пришел в госпиталь пожать руку раненому герою.
  
  Прошлый министр погиб вместе с девятью миллионами жителей Земли во время первой из многочисленных космических атак пришельцев, чей внешний вид очень напоминал гибрид человека и рептилии. Сами пришельцы сойти на Землю не соизволили и издалека забрасывали планету бомбами и ракетами невиданной до сих пор силы и мощи. Материнский звездолёт инопланетян находился в тысячах и тысячах километров вдали от Земли. Поэтому приходилось только догадываться об их намерениях и целях по отношению к землянам. Перехваченные радиопередачи и видеоматериалы помогли лучшим учёным и инженерам собрать ударное оружие, способное уничтожить материнский корабль этих тварей и одержать полную победу над ними.
  
  Человечество передало сообщение о том, что посылает двух глав Объединённого правительства Земли (жителей на планете осталось настолько мало, что все люди объединились в одну страну) на переговоры с рептоидами с целью полной и безоговорочной капитуляции планеты, пока хоть крохи человечества ещё живы. Рептилии, о чудо, поверили. И вот две недели назад последний оставшийся в живых полковник военно-воздушных сил Максимилиан Силон и его второй пилот лейтенант Орэн Уоллес Хейли отправились на смертельно опасное задание - довезти оружие до главного материнского корабля пришельцев, вступить с ними в контакт и взорвать свой шаттл внутри корабля врагов. Никто из них даже и не мечтал вернуться домой, это было задание смертников. Поэтому оба альфы оставили записанное пятиминутное обращение к народу с призывами к миру и согласию для общей помощи пострадавшим, но выжившим землянам.
  
  Надо признать, что никто не мог утверждать с уверенностью, что впервые созданное оружие такой силы справится с поставленной целью. Были использованы осколки вражеских снарядов и на их основе созданы новые сплавы и химические соединения. Но всё получилось - материнский корабль рептоидов взорвался и атаки на планету полностью прекратились. Матиас Леони, тогда только избранный министр обороны, пошел против желания Объединённого правительства Земли и отправил космолёт на поиски уцелевших героев: "Мы своих не бросаем!". Никто не верил, что летчики могут выжить и многие, как и правительство, считали, что поисковая операция заранее обречена на провал, а значит является расточительной в такое трудное время, когда все силы брошены на восстановление планеты и каждая капля топлива на вес золота.
  
  Матиаса даже заключили под стражу, но через двое суток космолёт вернулся с раненым, сильно обожжённым, но все-таки живым лейтенантом Хейли. Вот тогда он и стал национальным героем всех времён и народов - спасителем человечества и самым знаменитым альфой на Земле. Что самого Хейли совсем не радовало. Остаться в двадцать пять лет искалеченным уродом с обожжённым лицом не самое большое счастье в мире. Полковник и единственный друг погиб, даже в последнюю секунду спасая Орэна. Об этом никто не знал, но Максимилиан попросил захватчиков через компьютер показать Орэну их корабль, чтобы "поговорить без лишних ушей", его вывели из центральной залы корабля, куда рептилии всосали шлюзами их шаттл, и отвели в сторону, что и спасло жизнь лейтенанту. Он вылетел через взорвавшийся люк коридора в открытый космос, там его и подобрали потом спасатели. Орэн был в скафандре и с кислородной маской, так как земляне не знали, какой климат будет внутри корабля пришельцев. Скафандр деформировался и раскалился, но всё-таки помог лётчику выжить.
  
  - Спасибо, господин министр, - голос, раздававшийся через кислородную маску сильно отличался от записанного две недели назад в обращении к землянам, - вы спасли мне жизнь. У меня раньше не было возможности лично сказать об этом, но я знаю, что вас даже арестовали из-за спасательной операции. Спасибо, что вернулись за нами, - одинокая слеза скатилась из-под повязки.
  
  - Не за что, полковник, - министр привёл с собой горстку оставшихся в живых журналистов, и встреча записывалась для трансляции по только вчера восстановленному телевидению.
  
  - Господин министр, кхе-кхе-кхе, я всего лишь лейтенант, - хрипло ответили из-под повязок.
  
  Будучи альфой и военнообязанным Орэн старался не становиться тряпкой, но дикая боль от ожогов на лице и груди затмевала всё на свете: и голод, и жажду, и желание сходить в туалет (альфа даже не чувствовал, что там ниже пояса вообще происходило). Хотя положительный эффект от боли тоже был.Он слышал, как врачи говорили о переломах рук и ног, но никаких неприятных ощущений в конечностях не чувствовал, они просто не двигались, значит боль - нет, вот так - Боль! - затмевала и это. Пошевелиться Орэн не мог, плакать и кричать боялся, в последний раз такая выходка закончилась тем, что его накачали обезболивающими до полной потери сознания и он надолго перестал вообще что-либо соображать. А хотелось оставаться в сознании, чтобы знать, что его ждёт и что сейчас происходит с их родной планетой.
  
  - Нет, дорогой мой, вы - полковник! Ну, перескочили парочку-тройку званий, с кем не бывает, а бывает только со спасителями человечества! Поздравляю вас, полковник Орэн Уоллес Хейли! - журналисты и другие присутствующие в палате начали аплодировать и скандировать "Ура!".
  
  - Рад служить планете Земля! - ответил новым отзывом, появившимся только недавно в военное время, взволнованный новоиспеченный полковник.
  
  - Мы знаем, что вы, полковник Хейли, лежите тут совершенно один, может быть, мы в состоянии чем-нибудь вас порадовать? Чего бы вам хотелось, мистер Хейли? - спросил один из журналистов омега.
  
  - Мне бы хотелось умереть... Но этим вы меня порадовать, к сожалению, не можете. У меня даже элементарного заражения крови не может быть, так меня тут бдят наши уважаемые медики...
  
  Все присутствующие и сам министр замерли в шоке, камера перестала снимать, такие пораженческие настроения нельзя было показывать перед оставшимся населением. Люди ждали не этого...
  
  - Что ты, парень, тебе же только двадцать пять, тебе ещё жить и жить, - начал один из присутствующих.
  
  - Зачем мне такая жизнь, парализованное уродливое чудовище... Ещё две недели назад я мечтал о своём омеге, создать семью после окончания войны, растить детей. Кому я теперь таким нужен, разве что меркантильным, охочим до лёгкой наживы омегам, я ведь теперь "спаситель человечества", - раздался горький смешок, - интервью по телеку и бешеные гонорары за издание мемуаров.
  
  - Нет, вы не парализованы! - вмешался кто-то из лечащих врачей. - С позвоночником у вас всё в полном порядке, а руки и ноги не двигаются только из-за переломов, всего пара месяцев, и вы встанете на ноги.
  
  - Сможете вернуться в строй! - обрадовался министр Леони. - Начнёте преподавать лётное дело подрастающему поколению, например.
  
  - Нет, я не хочу. Никогда в жизни не смогу больше видеть шаттлы и самолёты! Ещё одного раза в небе я точно не переживу! - слова раненого полковника перешли в истерику, и министр понял, что подвиги не проходят без психических последствий.
  
  - Хорошо, и не надо! - министр повернулся к журналистам и гостям героя, и молча, двигая лишь руками и мимикой лица, начал просить всех двигаться к выходу из палаты. - Когда поправитесь, сообщите нам, кем бы вы хотели работать и где. Для вас всегда найдётся вакансия, или, может быть, захотите отдохнуть пару лет - это тоже легко можно устроить...
  
  - Нет, я хочу работать и приносить пользу обществу. Я хотел бы быть воспитателем в омежьем детском доме.
  
  Возникла пауза - полная мёртвая тишина - никто из присутствующих даже в страшном сне не представлял каким уродливым монстром будет выглядеть герой Хейли после снятия всех бинтов. Сильно обгоревшее лицо и шея, изломанные руки и ноги у двухметрового и стокилограммового накачанного альфы, как такого подпустить к маленьким несчастным омежкам, потерявшим на войне родителей, и так пережившим шок от постоянных бомбардировок инопланетян.
  
  - Очень хорошо, что вы уже определись. Теперь выздоравливайте и сможете приступить к работе, а мы пока найдем вам омежий детский дом поближе к вашему новому дому, - спокойно произнес министр. Сейчас ни в коем случая нельзя было лишить героя единственного стимула к жизни и выздоровлению. Остальные присутствующие молчали, было так тихо, что слышно даже шелест листьев от лёгкого ветерка за окном.
  
  - Вы ничего плохого не подумайте, раз мне не суждено иметь своих детей, то хотелось бы помочь вырастить чужих. Сейчас многие остались без родителей, - голос Орэна ожил и звучал куда более уверенно. И это ощущения счастья израненного героя нужно было сохранить во что бы то ни стало.
  
  - Да, конечно. А теперь отдыхайте, полковник.
   Комментарий к Предисловие
   http://s018.radikal.ru/i527/1610/9c/785112abfb4e.jpg
  
  ========== Глава 1 ==========
  
  Прошло два месяца.
  
  - Нам было бы намного спокойней, если бы он просто умер, - начал следующий выступающий на внеочередной утренней летучке правительства, - его бы запомнили молодым и красивым, как в записанном обращении к народу.
  
  - Что вы себе позволяете! - взбешённый министр Матиас Леони вскочил на ноги. - Интересно, многие тут разделяют эту точку зрения? - и он обвёл обвиняющим взглядом весь зал.
  
  Многие министры и их заместители молчали, низко опустив головы. Тогда вмешался сам президент Объединённого Союза Земли Тосефэт Хинам*:
  - Слава Богу, что полковник Хейли намного порядочнее присутствующих здесь, иначе мы бы давно были бы уничтожены этими злобными ящерами. Не перевелись ещё искренне преданные и порядочные люди на нашей Планете! А иначе нечего было бы нас спасать, да и некого! - президент на секунду прервался, но потом вздохнул и продолжил: - Полковник Хейли получит всё, что пожелает, а как именно меня не волнует! Не даром же именно вас выбрали земляне представлять свои интересы, вот и выполняйте свою работу, так же как полковник выполнил свою!
  
  - Но каких омежек мы можем дать ему на воспитание? - встал министр внутренних дел Бернар Казнев (из бывшей Франции) и бросил перед каждым присутствующим цветную фотографию тридцать на тридцать сантиметров.
  
  На фотографии был изображен полковник Хейли, каким он выглядел вчера: двухметровый накаченный альфа с полностью обезображенным лицом и лысым черепом выполнял стандартный для спецназовца комплекс упражнений в качалке. Переломы его зажили, мышечная масса постепенно восстанавливалась и тело, привычное к сильным физическим нагрузкам, требовало своего. Единственным, что не пострадало на его лице были живые и добрые карие глаза. Губы же, нос, уши сливались с ужасным черепом, обтянутым страшной обугленной кожей.
  
  - Да на него взрослые альфы не могут смотреть без содрогания, а как же дети? Маленькие несчастные омежки, у многих из которых родители погибли, прикрывая детей своими уже мертвыми телами. Как мы можем заставлять их снова страдать, пугая таким образом?
  
  - Может отправить его к грудничкам, они плохо видят и ничего не соображают? - робко раздался с последнего ряда непонятно чей голос.
  
  - Нет, - ответил министр Леони, - он сказал, что не умеет менять памперсы и поэтому хочет работать с детьми постарше...
  
  - А может - к раненым? У нас за городом есть Госпиталь Фонда имени Кайзера, там проходят реабилитацию омеги потерявшие руки и или ноги. Правда, там в основном взрослые пострадавшие, но парочка детей тоже найдётся... - предложение одно безумнее другого слышались со всех сторон.
  
  - А может в Адасу эн Керэм, там лежат омежки в коме. Не увидят его - не испугаются!
  
  - Хватит! Вы что, все ненормальные? - министр Матиас Леони не выдержал и начал орать на выступающих. - Представьте себе, что высшее командование попросило лейтенанта Хейли полететь в космос, отвезти нашу бомбу на материнский корабль инопланетного противника, а Хейли предлагает: "Может Фернандо из столовки отвезёт или ещё лучше Тими, омежка-стенографист?" - все присутствующие замолчали. - У министров и так полно дел, я знаю, - Максимилиан небрежно махнул рукой в пустоту, - но вот присутствующие здесь заместители, все до одного, отправляются на поиски подходящего решения данного вопроса! И я не успокоюсь, пока мы не найдём полковнику Хейли достойную его, интересную работу!
  
  Никто из присутствующих не посмел возразить министру обороны, даже сам президент Союза.
  
  А Орэн в это же время получал документы на выписку из больницы.
  
  - Мистер Хейли, надо бы одеть парадную белую форму, там у входа собралась целая толпа журналистов, - главврач передал альфе последнее сопроводительное письмо.
  
  - Они что же, собираются меня фотографировать? - удивился полковник.
  
  Удивление прозвучало только в вопросе, различить выражение лица героя из-за ожогов было совершенно невозможно.
  
  - Да, конечно, вы же - спаситель человечества! Герой на все времена! - громкие слова, но после потери родных многие люди вкладывали в них всю свою душу.
  
  - Но я же урод...
  
  - Не смейте так говорить! Многие участки кожи со спины уже прижились, остальное добавим позже. Вы у нас станете самым завидным женихом планеты! - врач очень старался поддержать такого молодого, а потому ранимого альфу.
  
  - Прямо-таки самым? - видимо полковник улыбнулся, но видно было только морщинки на нижней части обожжённой кожи лица. - Я себя уже видел... Один омежка в регистратуре не успел спрятать в сумочку маленькое, с ладошку, зеркало...
  
  - Уволю его к чертовой матери прямо сегодня! - разозлился главврач.
  
  - Зачем? Не нужно! Я всё равно выписываюсь. Выйду наружу... Или вы собирались уничтожить зеркала по всей планете? - стоя спиной полковник действительно выглядел хорошо: высокий накачанный альфа с военной выправкой, но надо бы одеть фуражку: лысый череп тоже был обожжён.
  
  У входа в больницу журналисты расположились полукругом, рядом стоял фургон телевидения с записывающей аппаратурой, перед самой дверью в приёмный покой - самодельная трибуна. Высокие гости должны были подъехать с минуты на минуту, даже сам президент должен оторваться от всех своих неотложных дел.
  Через десять минут выходящий из дверей больницы молодой полковник Орэн Хейли был подхвачен толпой. Журналисты и просто прохожие легко подбрасывали стокилограммового альфу в воздух и скандировали: "Спасибо, Орэн! Спасибо, Орэн!". Не было ни воинских званий, ни фамилий - только чистая беззаветная любовь благодарного народа к родному им всем человеку.
  
  Хейли был шокирован, но приятно шокирован, этой встречей. Никто не отводил глаза от его уродства, никто не смущался, каждый человек в толпе норовил дотронуться до него, обнять, пожать руку. Тут и там разносились слова: "Спасибо!", "Ты молодец, парень!", "Всех спас!". Полковник просто физически ощутил, как люди его любят.
  
  После приветствий и объятий началась официальная часть, сам Тосефэт Хинам наградил выжившего героя новым званием и всеми высшими наградами воинской доблести. Среди них был и Орден Святого апостола Андрея Первозванного из бывшей России, и три военные Креста из бывшей Германии, Медаль Почёта - Соединённых Штатов Америки и многие другие ордена и медали.
  
  В своём ответном слове Орэн Хейли поблагодарил командование за высокую честь, оказанную ему и покойному полковнику Максимиллиану Силону, и выразил надежду на мирное решение всех вставших перед человечеством проблем. В конце он весело крикнул: "Победили злобных ящеров - победим и голод, и разруху!". Все присутствующие зааплодировали.
  
  Полковника с эскортом из правительственных лимузинов отвезли в тихий спальный район новой столицы, там ему выделили отдельный коттедж, хотя жилья на всех катастрофически не хватало. Целые семьи ночевали на стадионах и в театрах. Продовольствие распределялось по месту работы: каждый альфа, бета и многие омеги работали на заводах и фабриках. Кто-то на стройках - планету надо было срочно возвращать в привычный ритм жизни. Выжившие люди приходили со всех сторон на территорию бывшей Югославии, а потом Сербии, в единственный почти не пострадавший город Валево. Теперь это была столица человечества под названием Город Победителей.
  
  - Вот ваши продовольственные карточки на ближайший месяц, - Матиас Леони протянул Орэну желтую папку, - отдыхайте пока. Мой заместитель свяжется с вами через неделю и даст координаты нового места работы.
  
  - Я могу приступить завтра, - герой снова рвался "в бой".
  
  - Нет, это совершенно недопустимо, вы должны отдохнуть после больницы, - министр обороны пожал Орэну руку, - вам понравится ваша новая работа, я обещаю!
   Комментарий к Глава 1
   * Раньше его звали Барак Обама, но это вызвало политически не корректные отзывы и я поменяла имя.
  
  ========== Глава 2 ==========
  
  Новый дом сверкал чистотой, вся мебель была почти целой, телевизор, холодильник, стиральная машина, но никаких личных вещей прошлых жильцов. Кто-то с любовью набил холодильник домашней едой. Запахи пирогов с мясом, запеканок, борща и пирожных перекликались с нежными омежьими составляющими, видимо, запахи тех омег, кто это приготовил. Приятная замена готовым столовским блюдам из больницы.
  
  Орэн включил телевизор. Единственный канал гордо назывался "Первый" и показывал выход из больницы полковника Хейли. Орэн удивился тому, как хорошо смотрелся на телеэкране: в глаза бросалась его статная фигура военного, красивая белая форма и множество наград со всего мира. Показывали всех министров и президента, улыбки толпы и только обожжённого лица героя не было видно. Его очень аккуратно показывали полу-боком в фуражке или прямо, но издалека. Действительно, самый желанный альфа планеты. Обычно папарацци желтой прессы в поисках дешевых сенсаций пытаются показать истинные лица пострадавших, "как выглядит герой", не считаясь с желаниями самих людей, но сегодня все журналисты были поистине благородными людьми и показывали Орэна только с выгодных ракурсов.
  
  Как ни странно, неделя ничего не деланья пробежала для выписавшегося из больницы Орэна достаточно быстро. Он познакомился с соседями, узнал историю семьи, которой его коттедж принадлежал раньше - муж, жена и двое детей подростков погибли при первых же бомбежках на отдыхе в Португалии. Первый раз за границей стал для них и последним тоже. Новые соседи показали герою пункт первой помощи, продовольственный склад-магазин и красивый парк в десяти минутах ходьбы от их общего района.
  Ночёвки на своей собственной кровати оказались куда приятней больничных. Один только нормальный матрас чего стоил! Залежи холодильника тоже были выше всяких похвал, что и привело Орэна к очередным думам о работе - как же хочется скорее окунуться в среду, наполненную омежьими запахами и голосами. Они такие маленькие, нежные... Дети вообще очень благодарные существа: помог открыть бутылку с водой - "большое спасибо!", донес тяжелый пакет - поцелуй в щечку. Орэн помнил это из своей юности, тогда молодого и сильного альфу соседские детишки часто загружали своими "почти нерешаемыми проблемами".
  
  - Добрый день, полковник Хейли! - на пороге стоял и улыбался во все тридцать два или даже тридцать три зуба заместитель министра обороны Карме Чакон. - Мы нашли вам отличную работу! Приступаете завтра, Омежий Детский Дом на пересечении улиц Максимилиана Силона и Победителей Земли. Вот вам новая карта города, все старые улицы переименованы.
  
  - Огромное спасибо! Не терпится уже приступить к работе... А я даже не знал, что есть уже улица имени полковника Силона, - удивился альфа и пригласил гостя в дом.
  
  - Генерала Силона, очередное воинское звание он получил уже посмертно, к сожалению...
  
  - Да, к сожалению... Он был моим лучшим другом, - Орэн опустил голову.
  
  - Теперь все жители Земли - ваши лучшие друзья, полковник Хейли. Да-да, не удивляйтесь, так и есть. Попробуйте попросить стакан воды прямо на улице у незнакомого человека.
  
  - Я так понимаю, - альфа пытался улыбнуться, - что у меня нет незнакомых людей на нашей планете? Да? Большое спасибо, это на самом деле очень приятно.
  
  - Вы это заслужили, я имею в виду, людскую любовь и благодарность, - Карме встал и пожал руку герою, - удачи на новом рабочем месте!
  
  Назавтра ровно в девять утра Орэн звонил в дверь Детского Дома. После третьего звонка ему открыл молодой и симпатичный бета:
  - Полковник Хейли! - парень смущенно улыбнулся. - Спасибо, что победили этих злобных ящеров -убийц. Проходите! Добро пожаловать к ... нам!
  
  Пауза была подозрительной, бета смутился и покраснел ещё пуще прежнего.
  
  - Не за что, спасибо! - ответил удивлённый альфа. Что юноша-бета может от него скрывать?
  
  Снаружи здание Омежьего Детского Дома более всего походило на большую двухэтажную виллу какого-нибудь нефтяного магната. Колонны при входе в здание, высокие окна и потолки, дорогие росписи и орнамент. Внутри было намного проще, на чуть шершавом паркете по центру коридора была раскатана полуметровая ковровая дорожка, синяя, с золотой кромкой по краям. Сновали маленькие омежки, шли медленно и уверенно подростки, везде валялись брошенные детские вещи и игрушки, раздавались крики: "Милан, немедленно убери за собой!" или "Нолан, а домашнее задание ты уже закончил?". Гостя на пороге, казалось, никто и не замечал. Но главное, что произвело на альфу сильное впечатление это запах: пахло счастливым детством, омежками, молочком и конфетами. "Да, именно здесь я и хочу работать!" - решил про себя Орэн.
  
  - Полковник Хейли! - к Орэну подошел сухопарый бета лет пятидесяти в потертом деловом костюме. - Прошу в мой кабинет.
  
  - Доброе утро, сэр! - сказал Орэн уже в спину повернувшегося чиновника.
  
  - Доброе утро и присаживайтесь, - скромный кабинет, как прочитал Орэн на входной двери, принадлежал директору Детского Дома, - зовут меня Мелрод Филиппин, я здесь директор. Петь вам дифирамбы не буду, уж простите, - бета развел руками, - для меня сейчас на первом месте воспитанники. Альфы у нас никогда раньше не работали, а у вас нет даже опыта работы с детьми. К тому же вы бывший военный, значит не исключен и ПТСР**.
  
  - Никаких нервных расстройств у меня не обнаружено, я только неделю как из больницы. Я очень люблю детей и собираюсь посвятить свою жизнь чужим малышам. Готов выучить всё, что вы скажете, обязуюсь слушаться вас как командира, тьфу ты, - альфа сбился и покраснел, как это было возможно с его кожей на лице, - извините, как директора Детского Дома.
  
  - Ладно, молодой человек, сам министр обороны поручился за вас, я, надеюсь, в вас не разочаруюсь.
  
  - Да, обещаю вам, - обрадовался Орэн.
  
  - Во-первых, вы полностью переезжаете жить сюда: мальчикам нужна помощь и днём, и ночью. Воспитателей катастрофически не хватает, альфы, беты и омеги предпочитают работать на стройках или заводах, там более сытные пайки и можно получить со временем жильё. Деньги сейчас никого не интересуют.
  
  - Я согласен на любые условия, ведь сейчас всем не сладко, - Орэн не выдержал и перебил директора.
  
  - Это да, но продолжим: питание и одежду все воспитатели получают здесь, деньги вам зачисляются на личный счет - может быть когда-нибудь вы сможете получить их и воспользоваться, не знаю... По личным делам отпрашиваться можно, но только в самом крайнем случае. Нам будет некем вас заменить, а оставлять мальчиков одних больше, чем на пятнадцать минут категорически запрещается. Вам всё понятно?
  
  - Да, господин Филлипин.
  
  - Называйте меня Мелрод, как все воспитатели.
  
  - Хорошо, спасибо, тогда и вы зовите меня Орэн.
  
  - Отлично, Орэн! Пошли знакомиться с твоими новыми воспитанниками. Первое время с вами поработает Джереми Мериленд, он скоро уходит на пенсию, и вы займёте его должность и комнату.
  
  - Не надо из-за меня никого увольнять! - расстроился альфа.
  
  - Я не увольняю Джереми, - ответил Мелрод, - ему через месяц стукнет семьдесят. Он ещё до начала войны с пришельцами собирался на пенсию. Министерство образования очень удачно прислало вас именно сейчас.
  
  Бета шел впереди по узкому коридору, Орэн за ним, затаив дыхание, как мальчики-омежки его примут, не испугаются ли уродства и обожжённой кожи.
   Комментарий к Глава 2
   ** Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) - тяжёлое психическое состояние, которое возникает в результате единичной или повторяющихся психотравмирующих ситуаций, как, например, участие в военных действиях, тяжёлая физическая травма, сексуальное насилие, либо угроза смерти.
  
  
  
  ========== Глава 3 ==========
  
  Они зашли в третью дверь справа. Альфа увидел большую, метров пять на пять светлую комнату с телевизором, радио и музыкальным центром на полу. Ещё там были мягкие голубые диваны, несколько письменных столов у стены с огромным окном, видимо, это была гостиная или комната для свободного времяпровождения. В разных концах комнаты обнаружились пять воспитанников - мальчики лет пятнадцати-шестнадцати. Все в одинаковых белых рубашках и серых классических брюках. Подростки были между собой совсем не похожи, но все красивые и пахучие.
  
  Мальчики повернулись на звуки открываемой двери и подбежали, задевая столы и стулья к Орэну.
  
  - Вы наш новый воспитатель? - увидев Орэна, мальчик улыбнулся.
  
  - Вы правда полковник Орэн? - лицо второго тоже расцвело улыбкой.
  
  - Вы наш герой! - затараторили мальчики наперебой, восхищённо улыбались.
  
  Омежки гладили альфу по рукам, пытались заглянуть в лицо и вообще находились слишком близко, но никто из них не кривился, не отворачивался в ужасе. Более того, они вели себя так будто Орэн - самый красивый альфа на Земле. Новый воспитатель смутился и непонимающе уставился на директора Мелрода.
  
  - Мальчики, ну-ка, видите себя прилично! Разве можно говорить всем одновременно?
  
  - Извините, - ответил самый высокий из них, остальные смущённо отошли на несколько шагов назад.
  
  - Это Эммануэль, - Мелрод показал на самого высокого омегу, - ему уже семнадцать.
  
  Мальчик помахал рукой, но как-то странно - влево, мимо Орэна.
  
  - Это Шакед, Юваль, Астар и Джури, им по шестнадцать, - мальчики мило улыбались, а последний из представленных протянул руку Орэну, но также странно, мимо протянутой в ответ руки героя. Тот аккуратно пожал протянутую ладошку, решив прояснить данное несоответствие позже.
  
  - Мальчики, займитесь пока своими делами, мне надо ввести воспитателя Хейли в курс дела. Познакомитесь с ним попозже, сможете задать все свои вопросы, - подростки боком отошли вглубь комнаты, тихо переговариваясь.
  
  - Я им, кажется, понравился, - удивлению Орэна не было придела, - по-моему, они не против того, чтобы я стал их новым воспитателем, - и он провел ладонью у своего обезображенного лица.
  
  - Орэн, они вас не видят. Они - слепые.
  
  - Что? - яростно зашептал Орэн на ухо директору детского дома, - как это слепые? У них же есть глаза и они на меня смотрят...
  
  - Они все родились слепыми, и родители их оставили. Некоторых сразу же в роддоме, некоторых подбросили потом. Эммануэля вообще оставили возле мусорного бака.
  
  - Убил бы его родителей, просто своими руками задушил бы за такое. У вас родился сын, дети - это самое большое счастье в мире, как его можно было выбросить? Слепым и так тяжело по жизни, - Орэн посмотрел на мальчишек и обратил внимание на то, чего не замечал раньше: омежки разговаривали друг с другом, но не смотрели в глаза собеседнику, их глаза были расфокусированы.
  
  - Рад, что тебя так взволновала их судьба, чувствую, что оставляю омежек в надежных руках. Запомни, самое главное - чтобы мальчикам было хорошо. Уроки, воспитание, распорядок дня тоже важно, но любовь к ним - прежде всего, - альфа кивнул. - Так они самостоятельные, сами ходят в туалет, едят, купаются и переодеваются, но ты всегда должен быть по близости, вдруг кому-то из них понадобится помощь. Иногда они падают, тогда мгновенно теряют ориентацию в пространстве и их надо поднять и помочь им. Джереми смотрел с ними фильмы и рассказывал то, что они сами не в состоянии увидеть. С остальным разберешься по ходу дела, сегодняшний день Джереми проведёт с тобой, поэтому поедешь спать домой. Соберешь всё необходимое и завтра ты вселяешься в свою новую комнату, она рядом со спальней омежек, - альфа выглядел испуганным такой большой ответственностью. - Да не бойся ты так, тут есть и другие воспитатели, в случае чего спрашивай - всегда помогут.
  
  В комнату зашел пожилой омега в тяжелых роговых очках с толстыми круглыми линзами.
  
  - Доброе утро, Джереми! Как ты сегодня себя чувствуешь? - озабоченно спросил Мелрод.
  
  - Сегодня получше, спасибо. Кашель вот совсем отпустил, - старичок улыбнулся и подошел к Орэну. - Добро пожаловать, молодой человек! Рад, что оставляю мальчишек с таким выдающимся человеком, как вы, полковник Хейли.
  
  - Спасибо, господин... Джереми? - альфа забыл фамилию омежьего воспитателя.
  
  - Достаточно Джереми, я же не совсем старик, - улыбнулся воспитатель и пожал руку герою.
  
  Мальчики-омежки сбились в стайку и тихонечко перешептывались, бросая невидящие взгляды в сторону взрослых.
  
  - Давайте знакомиться, - произнес Джереми Орэну, - мальчики могут до вас дотронуться? Только до рук, плеч, может быть потрогать спину, чтобы они вас всегда смогли узнать.
  
  - Да, конечно.
  
  Омежки радостно бросились обратно к взрослым и начали гладить Орэна по рукам, спине, плечам.
  
  - Вы такой сильный, полковник Хейли, - выдохнул самый высокий из омежек, Орэн вспомнил, что его зовут Эммануэль. Белокожий, с вьющимися каштановыми волосами ниже линии плеч, с огромными круглыми светло-карими глазами мальчик водил руками по всему телу альфы, но скромно останавливался у кромки пояса джинс.
  
  - А где ваш любимый омега? Он не против, что вы будете жить здесь? - спросил другой. Темно-русые волосы в толстой длинной косе, ярко-зелёные глаза с более темной полосой вокруг зрачка, маленький прямой нос и коралловые губки. - Меня, кстати, зовут Юваль, - омега тоже гладил Орэна по плечам и спине.
  
  - У меня нет омеги, я одинокий, - ответил Орэн, ему были приятны касания мальчиков и вообще близкое общение с кем-то кроме медбратьев с их профессиональными деловыми прикосновениями. Поэтому альфа вытянул руки вперед и чуть вверх, чтобы мальчишкам было удобнее. Лёгкие, нежные касания были скорее познавательными, чем сексуальными, но возбуждающие омежьи запахи всё портили. Мальчики пахли нежно, как омеги до первой течки, но всё-таки это были омежьи ароматы.
  
  - АстАр, - шепнул Орэну на ухо третий мальчик, - меня зовут Астар.
  
  Третий мальчик, единственный их всех, оказался мулатом, смуглый, крепкий, черные волосы с более светлыми каштановыми завитками на концах и темно-карие глаза. Никто из омег не носил темные очки.
  
  - А это Джури, - мальчик был так занят изучением плеч и спины альфы, что его представил Джереми, голубоглазый блондин, нежный, маленький и хрупкий, - и Шакед, - последний из омежек был обладателем пшеничных волос, которые завивались мелким бесом по всей длине, огромных серо-зелёные глаз, прямого носа и небольших сильно покусанных губ. Он тоже задумался, поглаживая альфу по рукам, перешел на грудь и живот.
  
  - Вы такой накаченный и сильный, мечта любого омеги, - сказал Шакед и сам смутился.
  
  - Не прилично такое говорить вслух, тем более по отношению к вашему воспитателю. Да, мальчики, чтобы я не слышал "полковник" - мы ещё поди не в армии, "воспитатель Хейли", вот так надо обращаться. Всем ясно?
  
  Мальчики почти синхронно ответили:
  - Да, воспитатель.
  
  - Теперь все отправляются делать уроки. Шакед, не кривись, ты вчера не закончил обществоведение - кто наши враги, ящеры или крысы?
  
  - Ящеры, воспитатель, я знаю, - но он всё же потащился в сторону письменных столов, ужасно кривясь и будто сам себе что-то шепча под нос.
  
  - Если в двух словах - Эммануэль самый старший и ответственный, он и приглядывает за остальными, - бета сделал знак руками будто заключал слово в кавычки, - "приглядывает" образно выражаясь. Шакед - наоборот, самый тяжелый подросток из них, вечно расстроенный, молчаливый и всем недовольный, тоже молча. Но выражение лица-то не скроешь, особенно гримасы. Часто со всеми ссорится, плачет и сидит один.
  
  - Нет трудных детей, есть дети, которым трудно, - вспомнил Орэн фразу своего папы-омеги из далекого детства, тогда родители были ещё живы. - Я помогу ему, чтобы он больше не оставался в одиночестве.
  
  - Правильный подход, полковник. Я рад, что оставляю их с вами, - старик закашлял и облокотился на вовремя подставленную руку альфы.
  
  Орэн проводил его к одному из диванов, и воспитатель продолжил:
  - Астар спокойный, уравновешенный, дружелюбный, с ним хлопот не будет. Юваль - любопытный и настырный, жить спокойно не даст, но и самый талантливый: поёт, играет на пианино. Просто займите его чем-нибудь, и он перестанет лезть к вам. А то выест мозг чайной ложкой, он это может... Последний Джури - он болезненный и слабый, ему вечно нужна чья-то помощь, но не беспокойтесь, ему и другие мальчики помогают, особенно Эммануэль.
  
  - Спасибо, Джереми, а в чем будут состоять мои обязанности? Я не очень понимаю, как и чем помогать мальчикам, - заволновался альфа.
  
  - Утром вы встаёте по будильнику в семь утра и будите мальчишек. Они знают, что должны сами умыться, одеться и пойти в столовую на завтрак. Ровно в восемь у них занятия с приходящими учителями. Всё это время вы должны быть по близости: подать руку, если кто-то споткнулся или поднять если упал. Помочь с посудой в столовой - вы едите с ними за одним столом. Другие воспитатели садятся вместе, поболтать, а я вот мальчишек никогда не оставлял...
  
  - Здесь все воспитанники слепые, во всех группах? - уточнил Орэн, чтобы другие омежки его не испугались.
  
  - Да, они просто делятся по возрасту, наши самые старшие. Мальчики здесь до первой течки, потом мы сразу же пытаемся выдать их замуж. Слепых тяжело пристроить, особенно сейчас, после войны, по последней переписи населения альф в восемь раз меньше, чем омег.
  
  ========== Глава 4 ==========
  
  - Так, мальчики, бросайте все свои дела, мы идем на обед. Покажем воспитателю Хейли где у нас столовая, - прервал свои объяснения Джереми.
  
  - Я сейчас не могу, я хочу дочитать главу, - заныл Шакед.
  
  Остальные оставили свои дела и собрались в "паровозик" у входной двери.
  
  - Мы никого не ждём! Шакед не голодный - пусть сидит один или потом приходит! - разозлился Юваль.
  
  "Да, не так уж и просто с ними!" - заметил про себя Орэн.
  
  Шакед встал со стула, но, услышав последнюю фразу, сел обратно и опустил голову на согнутые руки.
  
  - Мальчики, не ссорьтесь, - Джереми воспринял недоразумение более спокойно, чем новенький Орэн, - предлагаю компромисс: Юваль, мы все ждём Шакеда, но он читает только до конца страницы.
  
  - Ладно, - согласился первый, может, не хотел ругаться и позориться при полковнике Хейли.
  
  - Хорошо, я быстро, - согласился и Шакед, водя пальцами по белому листу.
  
  Пару минут все стояли в полной тишине, Юваль кривился, другие обреченно молчали. Казалось, их больше раздражала очередная ссора в группе, чем ожидание или чтение Шакеда. Орэн пока присматривался к омегам: Эммануэль стоял первым у выхода, никто его первенство не оспаривал. Джури стоял последним и единственный опирался на стену, совсем слабый и худой.
  
  - Джури здоров? - тихонько спросил Орэн у Джереми.
  
  - Да, мы недавно сделали ему все проверки и взяли анализы, просто нехватка витаминов в организме, - воспитатель замолчал, вздохнул и продолжил, - Орэн, они слышат намного лучше нас с вами... Поэтому если вы хотите поговорить о чем-то наедине со мной - сделайте это наедине со мной.
  
  Орэн кивнул, потом задумался на минуту и ответил:
  - Да, конечно. Видимо и кивать - не лучшая идея.
  
  Джереми кивнул ему в ответ и сам улыбнулся. В это время Шакед закончил читать, встал и подошел к концу живого "паровозика". Эммануэль открыл дверь, и все пошли по широкому, светлому коридору в сторону столовой, которая находилась на втором этаже. Здесь на полу лежали резиновые коврики для лучшей ориентации. Также на стенах на уровне пояса была белая полоса другой фактуры, чтобы ходить прикасаясь, а перед кабинетами директора и воспитателей шрифтом Брайля (точечки и черточки) нанесено название каждого кабинета.
  
  В столовой место их группы находились справа от столов раздачи еды. Когда все уселись со своими подносами, начали подходить другие воспитатели беты и омеги, знакомились с полковником, поздравляли его с новой должностью и приглашали за свой отдельный стол для всего педагогического состава. Орэн даже не успел отказаться, как увидел глаза Шакеда полные слёз, другие мальчики тоже расстроились.
  
  - Огромное спасибо, но я предпочитаю обедать со своими воспитанниками. Так я смогу помочь им в случае чего-то необычного, - Орэн протянул руку через стол и накрыл ладошку Шакеда. Остальные, сидящие за столом вздохнули спокойно, а Эммануэль, сидящий справа от Орэна и Юваль - слева - прижались к Орэну и положили свои хорошенькие головки ему на плечи.
  
  - Надо же, они просто сразу в вас влюбились, - после обеда мальчиков отправили на тихий час, а Джереми и Орэн прошли в комнату воспитателя, - я очень рад. Хотя, чего удивляться, вы - герой. И я вижу репутация эта вами получена совершенно заслуженно.
  
  - Спасибо, Джереми. Я надеюсь, что оправдаю ваше доверие, - альфа помогал пожилому омеге собирать вещи в чемоданы.
  
  - Вся моя жизнь уместилась в трёх небольших чемоданах, обидно!
  
  - Ничего подобного, скольким мальчикам вы помогли? Их любовь к вам, наверное, такая огромная, что и тысячи чемоданов было бы недостаточно, - успокаивал его альфа.
  
  - Да, что правда то правда. Многие пишут мне до сих пор, - когда все вещи были собраны Орэн взял самое тяжелое и помог Джереми перенести вещи в машину.
  
  - Самое главное - любите их, чтобы они всегда и во всём чувствовали вашу заботу и помощь, - напутствовал Джереми напоследок.
  
  Утром следующего дня альфа перевез свои вещи в освободившуюся комнату. Разбирать не стал и в семь утра пришел будить омежек к завтраку. Мальчики спали в одной комнате, кровать к кровати - в прямую линию. Спали в детских пижамах разных цветов и рисунков. Эммануэль тихонечко сопел, остальные спали тихо, в комнате одуряюще пахло молодыми омегами, детством и сладостями.
  
  - Мальчики, подъём! - весело позвал альфа, стоя в центре комнаты и так же лихо получил подушкой в голову от Юваля, четко в голову просто на звук - молодец омега!
  
  - Нет, так дело не пойдёт! - грозно ответил герой войны и победитель смертоносных ящериц. - Вы меня одной подушкой не возьмёте! Юваль, вставай! - альфа осторожно потряс омежку за плечо и подошел к следующему: - Эммануэль, вставай, скоро завтрак.
  
  Самое трудное заключалось в том, чтобы вовремя убежать с линии огня - омеги так и "хотели" просыпаться - кто ногой пихнёт, кто тапком с пола бросит, не детский дом, а прямо какая-то передовая, линия фронта. Стоило только отойти от воспитанника как мальчишка засыпал обратно, интересно, во сколько они вчера пошли спать, думал Орэн. На втором круге удалось победить Эммануэля, и он зевая сообщил, что вчера был "вечер прощания с Джереми", вечер этот плавно перешёл в "ночь прощания с Джереми" и омеги ушли к себе далеко за полночь. Они даже вчера впервые попробовали коктейли - бокал какого-то алкоголя разделили на всех, дозаправили соками и отрывались пол ночи.
  
  - Мы его очень любим, он нас вырастил, - сообщил первый из проснувшихся, - вас мы тоже очень любим, но его чуть-чуть больше, - и омежка показал большим и указательным пальцами насколько Орэна любят меньше, чем Джереми.
  
  Альфа был в шоке, понятно, что своего воспитателя мальчишки полюбили за долгие годы, но его смогли полюбить хоть чуть-чуть просто за один день - такая честь!
  
  - Вы же герой, вас все мальчики хотели, а дали именно нашей группе, - во время этого диалога омега встал и начал переодеваться в майку и брючки прямо при альфе.
  
  Конечно, Эммануэль был в трусах, но Орэну от вида его полуобнаженных уже вполне взрослых прелестей, семнадцать лет парню всё-таки, стало не по себе, сильно потяжелело в паху. Орэн быстро переключился на побудку остальных, стараясь не бросать на Эммануэля заинтересованные взгляды. Когда большинство встало, альфа тихо выскользнул из спальни и решил дожидаться воспитанников в коридоре. В ванной пришлось вмешаться: Юваль и Джури одновременно подошли к ближайшему умывальнику, Джури нагло оттолкнули и омежка упал на пол под ноги остальным. Орэн заметил потасовку из коридора, пока подошел Астар успел налететь на Шакеда и оба упали на пол.
  
  - Это что ещё такое, Юваль! - разозлился Орэн, говорил строго, но не кричал. - Ты не имеешь права никого толкать! - альфа осторожно помогал мальчикам подняться и опереться на раковины для устойчивости. - Рот у тебя зачем? Не только же есть в него, а разговаривать не пробовал? И не смей больше распускать тут руки!
  
  Джури сильно ударился и заплакал. Астар встал сам, но никак не мог сориентироваться где раковина, а где кран с водой и как мыть лицо, и тоже расстроился из-за этого. Юваль шипел в сторону Орэна:
  
  - Он первый начал, это моя раковина, я всегда здесь умываюсь, а Астар вообще не должен был вмешиваться, тогда бы и не упал! А Джури всех бесит!
  
  - Не правда! Я ничего не делаю, - захныкал Джури сильнее прежнего.
  
  - Вот тебя никто и не любит такого дебила! - добил его Юваль.
  
  Орэн принялся мирить пострадавших, Эммануэль помогал, успокаивая страсти, и они с альфой стояли бок о бок против остальных.
  
  - Спасибо, Эммануэль, без тебя я бы не справился с утренним инцидентом, - альфа сидел за завтраком справа от старшего омеги и слева от несчастного Джури.
  
  - Не за что, воспитатель, я рад, что все помирились, - улыбнулся тот.
  
  Джури ел совсем плохо и Орэн мысленно сделал себе отметку попытаться достать ему что-нибудь вкусненькое, пока омежка не исхудал окончательно и бесповоротно на одних консервах.
  
  Орэн заметил, что младшие мальчики ставили в еду спичку, в блинчик или шницель, в то, что требовалось нарезать. И ориентировались от неё, но его воспитанники этого не делали и уже ели сами. Конечно, многое выпадало из их тарелок, но ничего более страшного не происходило.
  
  После завтрака группа вернулась в комнату отдыха дожидаться приходящих преподавателей.
  
  ========== Глава 5 ==========
  
  Приехавшие через десять минут учителя беты прежде всего познакомились с героем-победителем инопланетных ящеров. Каждый старался показать себя с лучшей стороны, зная, что полковник пока не женат. "Впервые вижу, чтобы беты красились, - подумал удивленный Орэн, тем более все восемь человек!". Потом они разобрали воспитанников по разным углам гостиной: у Юваля началась математика за письменным столом, у Шакеда - литература на диване, у Астара - философия у окна. Орэна отпустили "на свободу" до часа дня - учителя сами присматривали за своими учениками.
  
  Ещё в столовой Орэн видел, что многие учителя и работники детского дома приглядываются к нему явно оценивающе: стоит ли потерпеть уродство, получая взамен альфу-знаменитость? Такое внимание было неприятным и, можно даже сказать, унизительным для полковника. И вдруг школьные учителя туда же. Орэн решил во что бы то ни стало держаться подальше от такого подозрительного "внимания".
  
  Так как больше заняться было нечем он отправился разбирать привезённые вещи, обживая свою новую комнату. И позвонил министру обороны с благодарностью:
  - Да, господин министр, отличная работа, именно то, что я и просил. Не считайте меня неблагодарным, но ещё я хотел бы обратиться к вам лично с просьбой хотя бы немного улучшить питание этих мальчишек. Тут у многих анемия от нехватки в организме железа и других полезных витаминов.
  
  - Помогу чем смогу, полковник. Мы поставим ваш детский дом в приоритетный список, но многого не обещаю - натуральных продуктов очень мало, грубо говоря, на счету каждая картофелина.
  
  Потом в час дня, как раз перед обедом, Орэн вернулся к своим воспитанникам смотреть, или вернее слушать новости. И опять двадцать пять - Юваль сцепился с Шакедом: каждый хотел сидеть на диване напротив телевизора и слушать программу в гордом одиночестве. Но так как телевизор в комнате был один, ничего не получалось. Орэну пришлось вмешаться:
  - Я сяду на середину дивана, напротив телевизора, - пока альфа говорил, обоими руками приходилось держать мальчиков на расстоянии друг от друга, чтобы не побили один второго, - и что мы получаем? Шакед сидит сам направо от меня - один! А Юваль - слева от меня тоже в полном одиночестве и никто никому не мешает!
  
  Мальчикам такое решение давнего противостояния пришлось по душе и они вместе - не сговариваясь, потому что уже миллион лет были в ссоре - придвинулись к воспитателю обниматься. После новостей шел какой-то танцевальный вечер с участием кадетов-альф и выпускников Института Благородных Омег. Мальчишки не сговариваясь встали посредине комнаты и начали двигаться под музыку. Движений участников они не видели, но плавно изображали что-то своё. С одной только разницей: у Эммануэля это был медленный парный танец, а у всех остальных - нет. Он даже держал руки на уровне талии и плеча, обнимая невидимого глазу партнера. Орэн не смог стоять спокойно и просто зашел в объятия омеги. Дверь в их комнату была приоткрыта, но танцующие не замечали ничего вокруг, а вот их самих кое-кто заметил...
  
  А потом было ещё много-много вечеров, наполненных чарующей музыкой. Из телевизора, радио или же Юваль сам играл что-нибудь грустное и пронизывающее печалью до самого сердца. Омежки обожали танцы. Дни проходили своей чередой: учёба, еда, отдых и сон. Иногда были исключения из правил, такие как поход в близлежащий парк осенью. Омегам приходилось быть очень осторожными, расположение мебели в их комнатах было давно знакомо, а вот расположение деревьев в парке - нет. Орэн в ужасе бегал от одного мальчика к другому, предотвращая столкновения с деревьями и кустами в парке. Шуршание жухлых листьев завораживало омег, а поскрипывание веточек под ногами наоборот пугало. Но в любом случае все присутствующие наслаждались свободой передвижений и чистым кислородом. Нюхали всё, что попадалось под руки: веточки деревьев, листики, цветочки и даже просто прохладный воздух, который пах лесом, приключениями и свободой. Когда осторожные перебежки омег подошли к концу и воспитанники наконец-то уселись на травку отдохнуть и поболтать, Орэн тоже позволил себе передышку, мол с земли никто никогда не упадёт: сидят, значит будет все в порядке. Только сел, в кольцо рук скользнул Джури, засыпающий от слабости и усталости.
  
  - Джури, ты себя плохо чувствуешь? - Орэн потрогал ему лоб раскрытой ладонью.
  
  - Не, устал только, подремать хочу, - последнее слово с трудом вырвалось из почти уже закрытого рта.
  
  - Ну, ладно, дремли, - успокоился альфа, поддерживая парня под мышками и облокачивая на себя.
  
  После парка мальчики отправились в душ, Орэн при этом, конечно, не присутствовал. Но директор детского дома специально оговорил условия работы альфы в таких случаях: альфа должен был находиться в коридоре у душевых. И если кто-то из мальчиков упадёт или попросит другую помощь воспитателя, то тут уж не до стеснения - тот обязан зайти в душевую и помочь.
  
  Но такая помощь понадобилась лишь однажды, когда Джури потерял сознание от духоты в этом плохо проветриваемом помещении, и чудом не упал, Эммануэль, услышав резкий всхлип, подставил руки наугад и помог самому слабому из них. А потом уже Орэн вынес омежку из душа, завернув в огромное купальное полотенце в полоску. А так во всех душевых кабинках на уровне пояса была прикреплена к стене металлическая труба небольшого диаметра, чтобы мальчики могли держаться за неё ("Тоже мне балетный станок", - подумалось тогда мужчине) и ориентироваться в душе, и коврики на полу резиновые специальные.
  
  Спустя пару месяцев самый независимый, то есть наглый, Юваль попросил у Орэна разрешения потрогать его лицо - так слепые "видят" - пальцами. Орэн смутился, но не отказал. Конечно, мальчики знали с чужих слов, что лицо полковника сильно пострадало при взрыве материнского корабля инопланетян, но также они любили и уважали своего воспитателя, и после последнего "зрителя" Джури всеми было высказано общее мнение, что лицо Орэна представляет из себя "ничего страшного".
  
  Орэну осторожные касания нежных омежьих пальчиков, переходящих с щек на глаза и губы понравились, к тому же вызвав лишний в это время дня в детской школе стояк. Уродом он точно никому не показался, слепые омеги просто никогда раньше такие лица не трогали. После этого случая альфа не спал всю ночь и на утро пошел к директору сообщить, что больше не сможет занимать эту должность в связи с влюблённостью в одного из воспитанников. На что улыбнувшийся директор ответил:
  - Очень хорошо! Интересно, в кого ты влюбился, а то ко мне уже приходил Эммануэль, старший из мальчиков, и жаловался на тоже самое - влюбленность в вас, дорогой мой полковник.
  
  - А почему вы так радуетесь, мистер Филиппин? - спросил Орэн обескураженно. - Это же ненормальная ситуация!
  
  - Для кого как... Мне, например, это видится решением - один из моих воспитанников уже пристроен замуж, - с хитринкой в глазах ответил директор.
  
  - Как вы можете такое говорить, я - старый, обезображенный альфа! Разве такой нужен Эммануэлю?
  
  - Омега слепой! Сейчас, когда на каждого здорового альфу детородного возраста в стране приходится восемь молодых и красивых омег, у слепых мальчиков из детского дома не так много шансов. Связей и знакомств у них нет, помощи родителей, соседей и друзей ждать не приходится... Так что видите сами - полковник-герой - лучший кандидат!
  
  - Но на всех я всё равно не смогу жениться! У нас пятьдесят два омеги, включая трёхмесячного младенца, родители которого погибли, - бета кивнул в ответ на проникновенную речь Орэна.
  
  - Возьмите сколько хотите, мы против не будем, а на чужое мнение нужно плевать! Так и говорите всем: "Мне очень важно ваше мнение, настолько, что у меня даже есть специальный палец, предназначенный для выражения моих чувств по поводу вашего мнения - он так и называется - третий палец!"
  
  - Что? - в шоке переспросил резко севший прямо на стол директора пунцовый от смущения альфа.
  
  - Другие воспитатели и учителя тут у меня уже штаны протёрли, ябедничая на ваши действия, прикосновения и танцы с мальчиками, и купание в общем душе...
  
  - Не было никакого общего купания: или они, или я.
  
  - Не обращайте внимания на пересуды, - бета резко махнул рукой куда-то в сторону, как отрезал, - многие любят поболтать за спиной. Министр обороны не против, президент тоже. А многомужество скоро станет нормой в нашем обществе, если мы хотим возродить человечество заново.
  
  - Я один этим заниматься не намерен, по крайней мере пока, - и Орэн выбежал за дверь, весь красный и пышущий праведным жаром, то есть гневом.
  
  - Посмотрим... - бросил директор вслед.
  
  ========== Глава 6 ==========
  
  А вот следующей ночью случилось непредвиденное событие. Была сильная гроза, видимо, инопланетное вмешательство или их постоянные бомбёжки сильно изменили климат планеты. Гроза гремела над самой землей и время от времени появлялись красно-оранжевые молнии. Дождь лил как из водонапорной башни, а в воздухе почему-то пахло пожаром и ветер завывал, казалось, в каждой комнате детского дома, пронизывая бедных омежек насквозь даже под пуховыми одеялами, которых опять же на всех не хватало.
  
  Орэн только начал засыпать, убаюканный ритмичными каплями дождя за окном, как дверь его комнаты натужно скрипнула, и кто-то худенький просочился внутрь. Он неловко, задевая стол и стулья, двигался вперед, ощупывая темное пространство выставленными впереди руками. Не успел альфа повернуться лицом к двери, как этот кто-то, одетый только в пижамку, попытался нарушить личное пространство Орэна и лечь прямо под теплый альфий бок в кровать.
  
  - Нет! Кто это? - Орэн выставил обе руки вперед не давая загадочному кому-то прижаться к голому телу (альфа спал в одних боксёрах, ну не в пижаме же...) и почувствовать резко появившийся выпирающий орган.
  
  Этот кто-то слабо пах ежевикой и лесом, прямо родом из детства в деревне знакомый запах. Перебирая в потёмках руками и ногами, ощупывая всё на своем пути слепец двигался скованно, но решительно - вперёд - не обращая внимания на преграды.
  
  - Джури? Я тебя узнал! Ты почему до сих пор не спишь? Уже почти полночь! - Орэн отодвигал от себя омегу, пока тот изо всех сил пытался захватить кровать.
  
  - Я не мог уснуть, - капризничал Джури, - мне страшно спать одному!
  
  - Это мне страшно! - ответил альфа, осторожно отодвигая юношу от своего сильно торчавшего достоинства - вдруг почувствует и испугается, примерный называется воспитатель с торчком наперевес...
  
  - Я в грозу всегда спал с воспитателем! - заплаканно требовал Джури.
  
  - Это с прошлым, но я же не Джереми...
  
  - А какая разница? Сейчас вы - наш воспитатель! - Джури таки пролез между вытянутых вперёд рук альфы и прижался к правому боку, чудом успевшего перевернуться Орэна.
  
  - Никакой разницы, - выкрутился тот, - ладно, предлагаю компромисс: я пойду с тобой в вашу спальню, сяду на стул у твоей кровати и буду держать тебя за руку, пока не заснёшь. Я тебя не оставлю! - положение было критическим и приходилось ориентироваться на ходу, как и при столкновениях с инопланетными противниками. Хотя нет, сейчас было труднее.
  
  - Но почему? Я не занимаю много места! - чувствовалось, что омежка готов сдаться.
  
  - Неважно это, мне и самому здесь мало места - это какой-то омежий диванчик, а не нормальная армейская походная кровать, - Орэн встал за омежкой и, прикрыв одеялом стратегически важные места - и так весь персонал сплетничает, они отправились в общую спальню старшей группы.
  
  Как только Орэн под руку с Джури переступил порог омежьей спальни впору было вешаться. Запах. Кажется он стал ещё более омежьим и насыщенным, чем пару недель назад. Член грозился порвать не только боксёры, а пробить стены здания напротив... Джури лег в свою кровать, Орэн сел рядом и нежно сжал вытянутую из-под одеяла руку:
  - Спокойной ночи, Джури!
  
  - А если я не смогу заснуть? - сонно капризничал тот.
  
  - Сможешь! Начинай считать капли дождя за окном. Раз, два, три, - Орэн начал гипнотизировать воспитанника.
  
  - Четыре, пять, шесть... - Джури спокойно уснул уже на первом десятке и Орэн вынул свою руку из его расслабленной ладошки.
  
  Альфа встал, потянулся и вернулся к себе в спальню. "Завтрашнюю работу никто не отменял и так буду пол дня клевать носом", - подумал он.
  
  Но сон не шел, возбуждение просто так никуда не исчезало. Только Орэн решил встать и отправиться в туалет, дабы решить слишком уж насущную проблему, как следующий визитёр нарушил его уединение. Дежавю, так же вытянутые вперед руки и напряженная скованная походка, но тут стул отлетел влево, а стол ударился в стену справа. Наконец-то колени уперлись в изголовье чужой кровати.
  
  - Ну вы что, сговорились, в самом деле? Эммануэль, ты тоже боишься грозы? Ты же самый взрослый из мальчиков? - омежка даже не собирался отвечать и просто настырно пролазил между опять вытянутых вперед в защитном жесте рук Орэна поближе к теплому альфьему телу. - Ближе не надо, Эману-у-у! Ну куда ты гладишь меня?
  
  Омега горел огнём, высокая температура чувствовалась даже через одежду. Ещё он тяжело дышал, потел и пах сладко до одури. Голова его крутилась из стороны в сторону, и невидящий взгляд скользил мимо воспитателя. Ничего не говоря он просто боролся с альфой за место под солнцем, то есть за выживание своего вида, а конкретнее - у него началась первая в жизни и поэтому самая болезненная, сводящая с ума течка. Орэн не был очень опытным молодым альфой, но мокрые сзади штаны даже ему открыли глаза на происходящее.
  
  - Хорошо, мой маленький, я понял, тебе нужна помощь, - омега победил слабо сопротивляющегося альфу и прижался всем своим пылающим телом к вожделенному трофею, - сейчас, сейчас я помогу тебе. Только осторожно, не торопи меня, я сам...
  
  В ответ Эммануэль мог только хрипеть и требовательно царапать своего альфу, ещё он остервенело терся своим маленьким возбуждением о живот жертвы. Орэн и сам еле терпел, сначала ежевичный Джури в постели, теперь ванильный течный Эммануэль - это кого хочешь выбьет из колеи. Альфа старался быть нежным и аккуратным, а омега упорно "гнал лошадей", тыкаясь руками и ногами наугад, и сам пытался сорвать с себя пижаму и одновременно выудить Орэна из трусов, наоборот натягивая их выше.
  
  - Осторожно, мой маленький, осторожно, я помогу тебе, не торопись...
  
  Под утро Эммануэль спокойно спал боком, нанизанный на порядком уставший, но честно отработавший своё альфий член Орэна. Ночью каждые три минуты альфа заверял совершенно ничего не соображающего от возбуждения омегу, что женится на нём сразу после течки. И никогда не бросит, и будет всю жизнь заботится, и помогать, и нес тому подобную чушь или не чушь - под утро уже оба точно не воспринимали нормально ничего из происходящего. Хорошо хоть природа довела отношения альф и омег в течку до совершенного автоматизма ещё столетия или тысячелетия назад.
  
  Проснувшийся первым Орэн быстро выключил будильник - нечего Эммануэля беспокоить, и так всю ночь не спал маленький взрослый мальчик. Альфе хотелось гладить и целовать теперь уже точно своего омегу, нежность и любовь наконец-то нашли выход и от этого альфе хотелось петь и танцевать образно выражаясь. А не образно - он осторожно, одними кончиками пальцев водил по уставшей спинке и худым бокам своего любимого омеги.
  
  - Всё, кончилось? - сонно спросил счастливый Эммануэль. - Я могу идти?
  
  - Никуда ты теперь от меня не уйдёшь, "изнасильщик" мой маленький, - ласково прошептал Орэн, - теперь ты весь мой.
  
  - Я вас вчера изнасиловал, воспитатель? - ужаснулся омега, пытаясь повернуться лицом к альфе, но вязка в самом разгаре привела лишь к болезненному всхлипу и Орэн повернул Эммануэля обратно спиной к себе.
  
  - Уже не важно, не переживай, лежи спокойно, скоро узел спадёт. Но ты никуда не идёшь, оставайся здесь, теперь это и твоя комната, любимый, - альфа привычно, за эту ночь, чмокнул омегу в плечо и погладил худое до ужаса тело.
  
  - Вы меня любите, воспитатель? - омега не мог не переспросить такую до крайности важную именно сейчас, во время вязки, вещь.
  
  - Конечно люблю, уже давно, даже ходил увольняться из-за этого. Но директор меня не отпустил, сказал, что и ты меня тоже любишь.
  
  - Зачем он рассказал, как же стыдно, - Эммануэль от смущения попытался зарыться в подушку.
  
  - Почему стыдно? Мне, например, очень приятно, - альфа не мог остановиться всё гладил и ласкал уставшего омегу и не мог насмотреться и надышаться своим личным персональным счастьем, - и давай уже, прекращай это: я для тебя теперь только Орэн. И никакой не воспитатель, понятно?
  
  
  Через два часа в кабинете директора счастливый жених убеждал мистера Филиппина найти ему замену:
  - Я не могу жить с молодым мужем в такой каморке, два на два метра. А на вашей кровати я даже сам с трудом помещался, как же мы с Эммануэлем будем вдвоём там спать? И я не могу быть воспитателем собственному мужу, это вы можете понять?
  
  - Нет! Я сказал нет! Никуда вы не уйдёте, пока мы не найдём вам достойную замену! Я должен думать не о ваших с Эммануэлем личных интересах, а о моих воспитанниках! У меня ещё пятьдесят один мальчик на попечении! Это вам не хухры-мухры! Всех надо вырастить, обучить и выдать замуж! - директор тяжело вздохнул, так один пристроен, как бы ему ещё парочку скинуть.
  
  - А что мне делать если у кого-нибудь ещё из моих воспитанников течка начнётся, пока я здесь единственный альфа? - Орэн решился бросить своего козырного туза на стол переговоров.
  
  - Будете действовать так же - сначала помощь, потом свадьба. Уверен, Эммануэль против не будет, это же его почти что братья с рождения, - у директора давно были готовы ответы на все хитрые вопросы своего единственного сотрудника-альфы.
  
  - Ну не знаю, он там не со всеми хорошо ладит... Юваль, например...
  
  Орэну даже не дали закончить:
  - Юваль омега вредный, я знаю, мне ещё Джереми на него жаловался. Значит женитесь на всех, кроме него!
  
  Орэн и так уставший от бессонной ночи, в ужасе схватился за голову и вылетел в коридор, оттуда донеслось его обращенное в никуда:
  - Быстро ищите мне замену!
  
  Десятую годовщину победы над инопланетными захватчиками ящерами-убийцами Орэн встретил в теплом кругу своей большой и любящей семьи: трёх мужей-омег (и совершенно не важно, что каждого из них нужно было проводить к столу и с помощью спичек помочь нарезать торт) и восьми детей. Большинство из которых были альфами, так как это известный факт - сразу после войны в стране начинает рождаться больше защитников. И сам Орэн, вернувшись в вооруженные силы Земли, обучал новичков не просто летному делу, но и большой ответственности перед возрождённым Человечеством.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"