Луч Диана: другие произведения.

О себе и об искусстве

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.25*9  Ваша оценка:

  О себе и об искусстве.
  
  Пролог.
  
  
   Я не только пишу книги, но и рисую картины. В общем, я - художник. "То есть художница..." - захочется кому-то меня поправить. Предпочитаю первый вариант. Наверное, потому, что в детстве наслушалась от родителей гневных окриков на нашу кошку, оставлявшую на полу дурно пахнущие лужи. "Ты что натворила, художница разэтакая?!" - возмущались они. Если кто-нибудь спросит, чего во мне больше - желания писать книги или картины, то я не сумею ответить на этот вопрос потому, что и сама не знаю. Впрочем, какая разница. Судить о моём творческом продукте всё равно не мне, а вам.
  
  
   Сразу скажу, что мой путь к успеху в художественном творчестве в период, когда я жила в Европе, был коротким и закончился там же, где начался, то есть на нулевой отметке. Большинство картин я написала будучи эмигранткой в одном из европейских государств, но не потому, что именно там у меня проснулось вдохновение. Рисовать мне нравилось всегда, но времени на это катастрофически не хватало. Тем не менее кое-что я успевала сделать: одни работы убирала в стол, а другие дарила друзьям и знакомым. Затем волею судьбы меня забросило в европейское государство, и там я надолго обрела статус безработной. В этот период я начала активно заниматься художественным творчеством и написала довольно большое количество картин, а вслед за этим возник вопрос: "Что с ними делать?" Ответ напрашивался сам собой: "Если картин накопилось - вагон и маленькая тележка, значит, их нужно где-то выставлять".
  
  
   Поначалу я обратилась в частные галереи и выставочные залы, отправила туда портфолио (фотографии) своих работ, но вскоре получила от ворот поворот. Одни сообщали мне, что, несмотря на то, что мои картины показались им интересными, на сегодняшний момент у них нет возможности это выставить. Другие ответили кратким отказом, а третьи разъяснили, что выставляют картины только профессиональных художников, коим я не являюсь. Я понимала, что шансов на этом поприще у меня мало, и что в Европе хотят выставлять картины своих, местных живописцев, а не приезжих. Как говорится, на чужой каравай рот не разевай, а ещё: где родился - там и пригодился. Но не нужно забывать, что из каждого правила бывают исключения. Взять к примеру, вино желтого цвета, которое называют белым, хотя оно сделано из зеленого винограда. Иначе говоря, иногда нужно забыть про логику и настроиться на благоприятное стечение обстоятельств, словом, бросить вызов судьбе. После того, как частные галереи отказали мне в выставке, я решила попытать счастья в государственных выставочных залах, и там показать широкой публике результат своей художественной деятельности, начав, так сказать, с нуля. Эх, знать бы заранее, что это закончится для меня таким же нулём... Впрочем, обо всём по порядку.
  
  
  ******
  Часть первая. Куррикулум.
  
  
   Моя первая художественная выставка состоялась в европейском поселке, в котором я на тот момент проживала. Администрация посёлка выделила мне просторный зал, в котором ежегодно выставляли свои работы местные швеи и вязальщицы, члены кружка мягких игрушек, и т.д. Причем наиболее массово этот выставочный зал посещался сельчанами, когда там вывешивали фотографии победителей конкурсов рыбной ловли, охоты, традиционной кулинарии, садово-огородных достижений и животноводства. Последние назывались: "Лошади тяжеловозных и вьючных пород", "Продуктивные молочные коровы", "Лучшие быки-осеменители нашего региона", "Самые длиннорогие козлы", и т. п.
  
  
   Когда мне разрешили выставить свои картины, то радости моей не было предела. Ура! Свершилось! Наконец-то состоялась моя первая персональная выставка! В мгновение ока я развесила по стенам зала свои работы и села у входа, приготовившись ко встрече с посетителями, однако, то, что произошло далее, меня весьма озадачило, а не воодушевило. К слову сказать, сельчан, впоследствии высказавших свою точку зрения относительно моих картин, я на выставке в глаза не видела. "Когда же вы успели посмотреть на мои работы?" - недоумевала я, и, выяснилось, что происходило это в вечернее время. Когда я закрывала выставочный зал и уходила домой, работник местной администрации открывал его другим ключом и запускал туда сельчан, а я об этом даже не догадывалась. К чему была такая партизанщина - для меня это до сих пор остаётся загадкой. Вместе с тем посетителей, приходивших на выставку в дневное время, было - кот наплакал, и целью визита большинства из них являлось отнюдь не ознакомление с моим художественным творчеством.
  
  
   Одна из сельчанок, заглянувшая на мою выставку, с порога выпалила: "Не нравятся мне твои картины! Не понимаю я, что на них нарисовано". К несчастью, её двухминутного пребывания оказалось вполне достаточно, чтобы выставочный зал впитал в себя запах свежего навоза с коровьей фермы. После визита этой доярки посмотреть на мои работы зашел городской пижон, вероятно приехавший в поселок на выходные. Одетый с иголочки, в начищенных до блеска кожаных ботинках, он сделал по направлению к картинам несколько шагов, но тут же рванул обратно, к двери, на ходу прокричав мне: "Художница, ты что в штаны себе наложила?!" Мне захотелось крикнуть ему вслед: "Это не я, а коровы!", - но он уже выбежал на улицу и моего разъяснения не услышал. Зато третий посетитель, удостоивший в тот день своим вниманием мою выставку, с лихвой компенсировал немногословные комментарии двух предыдущих. Поприветствовав меня, он принялся безотрывно рассуждать об искусстве, затем перешёл к другим интересующим его темам, и это продолжалось два часа к ряду. Позже я узнала, что этого мужчину все в посёлке сторонились из-за его надоедливости и поистине неиссякаемой способности к словоблудию. На следующий день ко мне заглянул сельчанин с прямо противоположной манерой поведения. Он зашел в выставочный зал твёрдой походкой и, не ответив на моё приветствие, направился к картинам. Медленно передвигаясь от одной к другой и вперившись в них изучающим взглядом, он стал совершать молчаливые круги по залу. От его молчания мне стало неловко, и, чтобы разрядить обстановку, я стала задавать ему вопросы: "Вы местный?", "Вам нравится искусство?", "Какая-то из моих картин Вам кажется интересной?", - на которые он отвечал одним единственным словом: "Угу". В последующие дни на мою выставку пришло ещё несколько человек. Низенькая старушка подолгу останавливалась около каждой картины и периодически спрашивала у меня: "Милочка, что именно Вы хотите сказать этим изображением? Каков его скрытый смысл?" Затем пришёл пожилой мужчина двухметрового роста, из категории свежих пенсионеров. Приблизившись ко мне вплотную, он зычным голосом гаркнул: "Ну, что тебе сказать? Бывают картины и получше! А есть и какие похуже! Короче, всё нормально, всё о кей!" В подтверждение своих слов он зажал ладонь в кулак и выставил кверху большой палец. Я не нашлась, что ответить, а пенсионер, почесав в затылке, огорошил меня очередным заявлением: "Хочешь анекдот? Одна девушка очень любила эскимо, поэтому вышла замуж за эскимоса", - и он огласил выставочный зал гомерическим хохотом, от которого картины на стенах задрожали, как при землетрясении. Следующий посетитель мужского пола пришёл, одетым в домашнем халате и на босу ногу, с торчащей в волосах расчёской и улыбкой неописуемого счастья на лице. Когда я его увидела, то пулей вылетела на улицу и оттуда стала наблюдать через большое витринное стекло за его дальнейшими действиями. К счастью, этот психически ненормальный гражданин не проявил буйства и агрессии. Он проделал пару кругов по выставочному залу и вышел на улицу, помахав мне на прощанье рукой и всё также улыбаясь. Ещё мне запомнилась посетительница, у которой, по-видимому, совсем не было подруг, поэтому она пол-дня рассказывала мне про свои душевные травмы и переживания. В итоге, чтобы от нее отвязаться, мне пришлось закрыть выставочный зал на четыре часа раньше и бежать до дома бодрой рысцой, чтобы говорливая дама не настигла меня в пути.
  
  
   Так или иначе, большинство посетителей пожаловали на выставку отнюдь не для того, чтобы посмотреть на мои картины. Среди них были местные пьяницы и выпивохи, которые сходу клянчили: "Слышь, художница, одолжи двадцать евро до получки!" Кроме них, в выставочный зал иногда наведывались сельчане с детьми и с порога заявляли: "Посиди с моим часок-другой! Ты же всё равно здесь ничего не делаешь". Однажды в выставочный зал зашел парень с велосипедом, оставил его у двери и заверил меня: "Я отлучусь не надолго, только в парикмахерской постригусь, и обратно. А ты пока последи за моим велосипедом, ладно? Я бы оставил его около парикмахерской, но там по всей улице припаркованы автомобили, и для велика места нет". Бывало, сельчане заходили в выставочный зал с такой просьбой: "У тебя пары бумажных носовых платков не найдётся? А то я свои дома оставила, да что-то по дороге рассопливилась". Вдобавок ко всему прочему, некоторые решили использовать меня в качестве рекламного агента. Как-то раз на выставку пришёл местный лавочник. С выражением абсолютного безразличия на лице он побродил по залу, а потом приблизился ко мне и заговорщицким тоном заговорил: "Вижу, посетителей тут негусто. А городские к тебе заходят? Дачники, курортники, туристы?" "Иногда, а что?" - ответила я. "Так ты это... - хитро прищурился сельчанин. - Если тебя кто-нибудь спросит, где купить мяса или колбасной нарезки, посоветуй зайти в мою мясную лавку. Так и скажи, мол, у Фернандо самые лучшие мясные продукты во всей округе. И ещё, если кто-то поинтересуется, где лучше перекусить, то направь его в кафе-бар моего брата, который вон там, на углу. Они с женой такие вкусные бутерброды делают - пальчики оближешь!" За две недели в выставочном зале с моими картинами побывало много разношерстной публики. Неожиданно туда пожаловали цыгане, они окружили меня плотным кольцом и наперебой стали требовать позолотить им ручку; заводчики канарских догов, которые долго расспрашивали меня о том, кому из сельчан может понадобиться охранная собака; налоговый инспектор, допытывавшийся, кто в поселке живет на широкую ногу; боголюбивые члены секты "Свидетелей Иеговы"; местный поэт, декламировавший мне свои стихи следующего содержания: "Я умою тебя травою, обмахну мокрой пеленою, на ключ сердце твоё закрою и как волк от тоски завою!"; а также производитель спиртных напитков, устроивший на входе в выставочный зал дегустацию вермута и ликёров. Эта рекламная акция была воспринята сельчанами на ура, и всего за час выставочный зал заполнился таким количеством посетителей, какого не было во все предыдущие дни, правда, все они говорили заплетающимся языком и слегка пошатывались. В общем, можно сказать, что моя первая персональная выставка картин завершилась полным и абсолютным провалом. Одновременно с этим выяснилось, что если кому-то из сельчан и нравилась живопись, то исключительно эпохи классицизма, причем только пейзажи и натюрморты. Как бы то ни было, творческий куррикулум нужно было с чего-то начинать, поэтому я решила не расстраиваться и списала свой неуспех на известное изречение: "первый блин комом".
  
  
  ******
   Следующим пристанищем моих картин стал кинозал, расположенный в Доме культуры соседнего посёлка. Местному люду нравилось где-нибудь вместе собираться, и поводом для этого стал просмотр известных художественных фильмов, как недавнего выпуска, так и кинематографической классики. Кинозал этого Дома культуры был обычным, стандартным и представлял собой просторное помещение с несколькими рядами мягких кресел, установленных напротив большого белого экрана. В то же время, в отличие от других кинозалов, он являлся еще и выставочным залом. Администрация посёлка старалась максимально использовать помещения Дома культуры для нужд населения, поэтому разрешала местным художникам развешивать на стенах кинозала свои картины и приглядывать за ними с одиннадцати утра до пяти часов вечера. Поначалу я обратилась в администрацию с просьбой, чтобы меня внесли в списки желающих выставить свои работы в кинозале, но когда до меня дошла очередь (где-то в середине осени), к тому времени дачники из посёлка отбыли обратно в город, а местные жители не проявили к моим работам абсолютно никакого интереса. По стечению обстоятельств, рядом с кинозалом в Доме культуры располагалось справочное бюро, которое к тому времени было закрыто до следующего лета. Несмотря на то, что основной поток дачников иссяк, в посёлке изредка появлялись туристы. Первым делом они направлялись к справочному бюро, но, увидев, что оно закрыто, проходили в кинозал, в котором сидела я в качестве стража своих развешанных по стенам картин. Спустя три-четыре дня от начала своей персональной выставки я поняла бессмысленность этой затеи, так как посетителей было раз, два и обчёлся, и, когда по вечерам проектировались фильмы, в кромешной тьме на мои работы, разумеется, никто не смотрел. Одним словом, духовно-эстетический контакт с ценителями искусства так и не состоялся, причем трижды мне чудом удалось избежать физического контакта.
  
  
   Первый раз это произошло по причине закрытого справочного бюро. В тот день я просматривала файлы в своем нотбуке, как вдруг услышала гневный окрик: "В конце-то концов, ты можешь к нам подойти?! Мы тут уже несколько минут стоим, а ты всё не шевелишься!" Обернувшись назад и посмотрев в проход между креслами, я увидела молодую пару, стоявшую около справочного бюро. Парень лет двадцати пяти еще громче гаркнул мне: "Эй, ты, оторви своё заднее место от кресла и быстро иди сюда!" Хотя я была готова подойти к ним, чтобы разъяснить, что справочное бюро не работает, однако, после такого грубого обращения решила оставаться на своём месте. Оттуда я ответила молодым людям, что к справочному бюро не имею никакого отношения, и переключила своё внимание на ноутбук. "А ну ты, кусок дерьма! - зарычал на меня по-бульдожьи молодчик, в три прыжка приблизился ко мне и принялся дышать пивным перегаром мне в лицо: - Если ты сейчас же нас не обслужишь, как положено, я тебя урою!" "Молодой человек, - обратилась к нему я в попытке поставить его на место, - Вы неправильно себя ведёте. Я же Вам сказала, что не работаю в справочном бюро". Но расходившийся не на шутку парень не обратил внимания на мои слова, злобно вытаращил глаза и завопил что есть мочи: "Да ты знаешь, кто я такой? Я - полицейский, и, хотя я сейчас в отпуске, не при исполнении, всё равно, я на тебя найду управу, ты...", - и далее последовал ряд матерных слов и выражений, отпущенных в мой адрес. В какой-то момент он даже схватил меня за грудки, угрожая отправить за решётку. Всё это время рядом стоящая девушка испуганно хлопала глазами и просила своего жениха успокоиться. Наконец, из него вышел пар, он немного успокоился, и тогда я получила возможность довести до его сознания, что действительно не имею никакого отношения к справочному бюро.
  
  
   Следующая неожиданная встреча произошла тоже утром, как только я открыла дверь кинозала и присела на стоящее у входа кресло. Через несколько минут после этого туда ввалился мужчина с опухшим красным лицом и сходу огорошил меня вопросом: "Мама, я х-х-хде?" Не являясь его родительницей, тем не менее я поспешила разъяснить: "Вы в кинозале". "А чё я з-з-з-десь делаю?" - завращал глазами этот мужчина, рубашка у которого была полностью расстегнута и ширинка на брюках тоже. "Послушайте, - начала я издалека, - Вам не хочется пойти к себе домой и там часок-другой отдохнуть?" "Не-а", - прогудел он. Я не на шутку испугалась, что этот ненормальный может нанести урон моим картинам, встала в проходе и твёрдым голосом сказала ему: "Будет лучше, если Вы отправитесь на улицу подышать свежим воздухом потому, что Вы не в себе!" "Что-о-о?! - то ли удивился, то ли возмутился он и тут же испуганным голосом прошептал: - Лови их! Лови! Вон они между кресел попрятались". С этими словами мужчина, пошатываясь, зашел в кинозал и начал там бегать, пытаясь схватить какого-то невидимку руками. Меня тут же осенило: "Да у него галлюцинации! Скорее всего это - белая горячка. Что же теперь делать?!" Я выбежала за двери кинозала и оттуда стала наблюдать за происходящим, а представление, устроенное этим сельчанином, только начиналась. Сначала он стал бегать туда-сюда по проходу, размахивая руками так, будто пытался кого-то поймать, затем пополз на четвереньках по рядам откидных кресел, после чего встал на одно из них ногами, в прыжке взмыл вверх и после этого спикировал головой вниз. Этот мужчина был крупной комплекции (на вскидку - весил сто, а может, и больше килограммов), и потому сразу застрял между кресел в положении ногами кверху. "А-а-а!" - завопил он, а я немедля позвонила по мобильному телефону в неотложку. К счастью, врач с санитарами не заставили себя долго ждать. Они вытащили его из устроенной им же самим ловушки и увезли на машине скорой помощи с включённой сиреной.
  
  
   Причиной третьей неприятной истории в кинозале Дома культуры стали мои картины с изображением голых тел. Ближе к вечеру, когда я уже собралась отправиться домой, неожиданно скрипнула входная дверь. "Хоть под занавес, но посетители всё же пожаловали", - воодушевилась я, но, когда встретилась взглядом с вошедшим в кинозал мужчиной двухметрового роста, прилив радости у меня иссяк, уступив место тревожному предчувствию. Этот высокий и плечистый мужчина держал за руки двоих детей: мальчика и девочку, приблизительно восьми и десяти лет. Он подошел ко мне и раздражённо прохрипел: "Это ты что ли художница?" "Да", - пролепетала я. "Вот, - кивком головы он показал на детей, - полюбуйся на пользу от твоего искусства!" "Объясните, пожалуйста, в чём дело", - испугавшись его недовольного вида, проронила я. "В чём?! - свирепо прохрипел мужчина и гневно сверкнул на меня глазами. - А в том, что ты и такие, как ты, художницы, развращаете молодое поколение!" От испуга и удивления у меня пропал дал речи, а отец семейства всё больше закипал от негодования: "Позавчера моя жена пришла с детьми в этот кинозал на просмотр художественного фильма воспитательной тематики, а потом, когда дети вернулись домой, дочь сутки от меня не отставала, всё спрашивала - папа, когда я буду большая, у меня тоже грудь вырастет, как у той тётеньки на картине? Да и сын, не смотри, что несмышлёное дитя, а всё туда же. Сказал мне, что ему очень понравились голые мужчины и женщины. Я спрашиваю, где ты их видел? А он: на картинах в кинозале. Моим детям впору учиться коров доить и на выпас их гонять, а они только и говорят про этот твой нудизм, мать его за ногу!" "Неужели Ваши дети никогда не видели человеческого тела без одежды? - удивилась я. - На фотографиях, в Интернете, по телевизору, на пляже, наконец?" "Ещё чего! - возмутился сельчанин. - Незачем им по пляжам болтаться! У нас коров - пятьдесят голов. Их надо пасти и доить! И ещё двадцать коз. Вот пусть на их вымя и смотрят во время дойки!" Рассерженный сельчанин успокоился только, когда я сняла со стен кинозала свои работы, на которых были изображены обнажённые тела, и пообещала ему больше никогда не устраивать в этом Доме культуры своих персональных выставок.
  
  
  ******
   Следующим этапом активного поиска зрительных симпатий стало участие в коллективных выставках, организованных администрациями близлежащих городов и поселков. Одно из таких мероприятий проводилось в большом спортивном зале местного колледжа. В летний период его делили высокими перегородками на четыре равные части, и каждая из них предоставлялась для персональной выставки художникам на срок около трёх недель. В самый разгар лета мои картины заняли одну четвёртую часть этого пространства, а на оставшейся территории вывесили свои работы другие художники. В первый день выставки я решила представиться своим коллегам по художественному ремеслу и прошла в ту часть выставочного зала, где были развешены их работы. В первом зале я увидела коренастого мужчину в возрасте за шестьдесят, у которого была такая густая и торчащая во все стороны борода, что невольно подумалось: "Сразу видно - настоящий художник! Или старик-лесовик..." В общем, мнения на этот счёт могли разделиться. По стенам его части выставочного зала были развешены малоформатные рисунки, выполненные карандашом, на которых были изображены горные пейзажи. Я представилась ему и заметила: "Сколько у Вас красивых пейзажей!" Художник бросил на меня грустный разочарованный взгляд и изрёк: "Вот только продать бы их кому, а то дома два шкафа битком забиты этими рисунками! Жена уже грозится половину выбросить на помойку. Я же пенсионер и рисую постоянно: сидя, стоя, во время еды, в тишине, с включенным телевизором. Мне ничего не мешает. Я даже на кричащую жену не обращаю никакого внимания. Каждое утро ставлю перед собой какую-нибудь открытку или фотографию из журнала и срисовываю с неё на бумагу очередной пейзаж". Затем художник тяжело вздохнул, немного помолчал и с ещё большей грустью добавил: "К сожалению, на картинах в наше время не заработаешь, а жаль. Деньги - это отличный стимул для оттачивания художественного мастерства. Если твои работы покупают, есть смысл писать новые, так ведь? По правде говоря, были у меня хорошие времена... Помню, на одной выставке я аж двадцать пейзажей продал. Но с другой стороны, если за картины получишь хорошие деньги, то нет смысла писать новые. Зачем? Деньги-то уже в кармане!" Окончательно запутавшись в его объяснениях, я спросила: "А почему тогда Вы столько рисуете?" "Так я же тебе говорю, - недовольно буркнул в густую бороду художник. - Чем ещё на пенсии заниматься? Больше и нечем. Вот то-то".
  
  
   В другой части этого зала были выставлены работы художницы средних лет, как выяснилось позже, колкой на язык женщины с мёртвой хваткой ко всему, что пахло деньгами. Выглядела она немного старомодно, и в то же время вызывающе. Её длинные волосы были убраны назад, в большой гладкий пучок, а грудь едва прикрывала блуза золотистого цвета с глубоким декольте и крупные тяжеловесные бусы из самоцветов; длинная юбка с тёмными аляповатыми разводами волочилась по полу; при этом двигалась художница быстро, стремительно, громко стуча тонкими и высокими каблуками. Стены выставочного зала этой дамы были завешены огромными полотнами с изображениями тропических цветов по типу лотоса, но почему-то не яркой, а темной и довольно хмурой расцветки. Я поздоровалась с этой художницей и только приготовилась ей представиться, как вдруг ко мне подошла элегантно одетая пожилая женщина, на руках у которой сверкали прозрачными камнями несколько перстней. "Извините за беспокойство, - любезно обратилась ко мне она. - Мне сказали, что в том выставочном зале висят Ваши картины, это так?" "Да", - ответила я. "У Вас очень интересные работы! - продолжила посетительница выставки. - Я, знаете ли, иногда приобретаю что-нибудь из современной живописи, и на этот раз мне очень понравилась Ваша картина под названием..." Не успела она договорить, как между нами протиснулась автор картин цветочной тематики и, отодвинув меня от посетительницы, неожиданно зычным голосом гаркнула: "Эта девушка свои картины не продаёт, а только выставляет! Она сама мне сейчас об этом сказала!" Услышав это, я остолбенела, а художница схватила потенциальную покупательницу под локоть и повела по своему выставочному залу, оглашая его комментариями: "Вот, посмотрите на мои последние работы! Все они продаются, и, если Вы будете моей первой покупательницей, то я сделаю Вам пятипроцентную скидку". Наконец, я пришла в себя и решила подождать ухода посетительницы, чтобы поставить нахрапистую коллегу по выставке на место. В конце концов, назойливой художнице удалось втюхать коллекционирующей живопись женщине одну из своих картин, та с ней рассчиталась, попрощалась и вышла из зала. Тогда я подошла к художнице и с негодованием сказала ей: "Послушайте, так нельзя. Вы же здесь не одна. Я тоже не прочь заработать на продаже своих картин, тем более, что покупатели заходят сюда нечасто. Да и вообще, существуют правила хорошего тона". "Чего-о-о? - уперев руки в бока, смерила меня ехидным взглядом художница. - В бизнесе - одно золотое правило: у кого золото, у того и правила! Хочешь продавать свои картины - отправляйся в свою часть зала, а на моей территории деньгами посетителей распоряжаться буду я, понятно?", - с этими словами она затолкала в декольте своей кофты взятые за проданную картину деньги и, недовольно хмыкнув, повернулась ко мне спиной.
  
  
   Третьей участницей коллективной выставки была девушка, учащаяся в университете на дизайнера. Когда я прошла в ее часть зала, то мне сразу бросилось в глаза, что некоторые ее картины были не закончены. Хотя и в таком виде художественные работы выглядели свежо и оригинально. Молодая и симпатичная студентка в скоростном темпе развешивала свои картины по стенам, когда я представилась ей и сказала: "Ну и соседка у нас с тобой, врагу не пожелаешь..." "А... эта "акула бизнеса"? - криво улыбнулась девушка. - Её тут все знают. Ничего интересного за всю свою жизнь не нарисовала, но как увидит покупателя, набрасывается на него и силком тащит к своим картинам, поэтому и продаёт больше остальных художников". Я обрадовалась установившемуся с первых минут общения с этой девушкой взаимопониманию и заодно решила у неё поинтересоваться: "Слушай, у тебя работы немного не закончены, или мне это только кажется?" "Между нами говоря, не немного, а как следует, - дружелюбно отозвалась она. - Меня время поджимает. Дипломный проект доделываю семимильными шагами, а тут ещё всему нашему курсу вменили в обязанность, в качестве зачётной практики, провести персональную выставку. Вот я и принесла из дома, что было". "А мне и так твои картины нравятся!" - призналась я. "Спасибо за комплимент! - весело тряхнула чёлкой студентка. - Я бы с удовольствием посмотрела на твои работы, но, извини, у меня совсем не осталось времени. Развешаю до конца свои и помчусь домой".
  
  
  ******
   Проживая в европейском государстве, на своем опыте я убедилась в том, что отягощающим жизнь художника фактором может быть не только коллега по ремеслу, но и работники выставочных залов. На следующей коллективной выставке, организованной в здании Дома культуры прибрежного городка, за порядком в трёх выставочных залах следила женщина в униформе охранника. Эту задачу ей существенно упрощало то обстоятельство, что все залы были смежными, и обойти их можно было в считанные минуты. Вечером перед инаугурацией выставки я стала развешивать свои картины на стенах одного из этих трех залов, а женщина-охранник все это время прохаживалась около меня с гримасой неудовольствия и глубокого скептицизма, то и дело повторяя: "Ну-ну". Не понимая, чем вызвана такая реакция, я вежливо ей представилась, ожидая, что она сделает тоже самое. "Ну-ну", - отчеканила женщина-охранник и, повернувшись ко мне спиной, вышла из моей части зала. Через две недели выставка подошла к концу, пришла пора снять свои работы и уступить выставочное пространство другим художникам. Я прошла в свой зал и принялась упаковывать свои картины так, чтобы они не пострадали при транспортировке домой. Но тут в глаза мне бросилось, что у некоторых из них были надломлены рамки, а на двух полотнах какой-то шутник начеркал что-то ручкой поверх моей подписи. Меня это огорчило, но время поджимало: нужно было успеть освободить выставочный зал от своих работ. Я продолжала снимать картины, ставить их в ряд у стены, а затем упаковывать, как вдруг из соседнего зала до меня донеслось сказанное кому-то женщиной-охранником: "Вон, видишь, русская пришла за своими художествами. Пусть забирает их и проваливает отсюда на все четыре стороны! Выставляем тут всякую шваль! До чего же мы докатились... Своих художников девать некуда, а разрешаем вывешивать картины эмигрантам! Между прочим, я ни разу в зал с её картинами не заходила. Да и с какой стати?! Мне государство платит за охрану работ наших отечественных художников, а не всяких там приезжих!" Так я поняла, что все выставочное время за состоянием моих картин никто не следил, поэтому некоторые из них оказались испорчены.
  
  
   Признаться, всякий раз, когда я заходила в этот Дом культуры, чтобы посмотреть на выставленные там работы, увиденное меня разочаровывало. Картины местных художников чаще всего походили на иллюстрации книг и энциклопедий, поскольку представляли собой рисунки стандартной тематики: домик на полянке, пахари в поле, реки с бурными течениями, деревенька на высоком бугре, семейство косулей в еловом лесу, и т.д., и т.п. Все они были выполнены в стиле, который так и тянуло назвать "заунывным штамповочным реализмом". Когда мне самой представилась возможность выставить в том Доме культуры свои работы, то в соседнем зале, помимо трёх пейзажей елово-косульной лесной тематики, все остальное выставочное пространство занимали картины парусных кораблей. Хотя эта тема могла быть представлена в виде разнообразных изображений, однако, написанные художником корабли были похожи друг на друга как две капли воды и отличались лишь цветовой гаммой. Один парусник и бурлящее под его кормой море были бежево-коричневой тональности, на другой картине всё это имело красноватые оттенки, на третьей - желто-оранжевые, на четвёртой - сине-зелёные, и т.д. При виде совершенно одинаковых картин я едва сдержалась, чтобы не спросить у их автора: "И не надоело Вам рисовать одно и то же?" Впрочем, ответ на этот вопрос стал очевиден после того, как я познакомилась с самим художником поближе.
  
  
   Дело было так. Перед началом выставки, когда я развешивала свои картины на стенах отведенного мне Домом культуры зала, кто-то окликнул меня сзади. Я обернулась и увидела пожилого мужчину, в одной руке у которого была сумка из продуктового магазина, а другой он держал за руку молодого человека, выше себя на две головы и к тому же очень крупных телесных пропорций. Внешний вид самого художника напоминал персонажей из фильмов, посвящённых событиям XIX - начала XX века. Его костюм, состоящий из брюк, пиджака и жилетки, изрядно полинял и потерял былую форму, на запястье у него были стародавние часы с большим циферблатом, а на носу сидело пенсне в стальной оправе (хотя, может быть, раньше ими были обычные очки, у которых отвалились обе дужки). "Приветствую Вас, милейшая дама, - под стать своему внешнему виду, огорошил меня этим устаревшим обращением художник, и, не дождавшись ответа, продолжил: - Как Вам погодка и наш чудесный прибрежный городок?" Я немного растерялась, а затем попыталась собраться с мыслями, чтобы ответить ему чем-нибудь столь же любезным. Только я открыла рот, чтобы это озвучить, как мой коллега по выставке широко улыбнулся и достал из продуктовой сумки завёрнутый в целлофановую обёртку бутерброд с колбасой, протянул его грузному молодому человеку и галантно пояснил: "Позвольте Вам представить моего сына по имени Эдуард", - и обратился к нему: "Кушать хочешь?" В ту же минуту существо мужского пола, своими размерами напоминающее кита и одетое в штаны по типу бермудов и клетчатую рубаху, вырвало из его рук бутерброд, освободило от обертки и моментально его проглотило. "Детей надо кормить", - подытожил художник и, любезно со мной попрощавшись, покинул зал, держа своего ребенка за руку. Впрочем, не прошло и десяти минут, как он снова предстал передо мной в сопровождении сына и с той же сумкой в руке. "А хотите посмотреть на мои картины?" - предложил он. "Спасибо за приглашение. Не откажусь", - ответила я и прошла в его зал, стены которого были увешаны парусниками-близнецами. Первым моим желанием было выяснить, чем обусловлено клонирование кораблей, но художник опередил меня и задал тот же самый вопрос, что и ранее: "Скажите, как Вам погодка и наш чудесный прибрежный городок?" Сразу после этого он повернулся к сыну: "Кушать хочешь?", - и достал из сумки очередной бутерброд, который моментально слопал его китоподобный отпрыск. "Детей надо кормить!" - с серьёзным выражением на лице изрёк художник, а я задумалась о том, как на эту ситуацию правильнее всего отреагировать. Через некоторое время я вернулась в свой зал и продолжила развешивать оставшиеся картины, но вскоре это занятие было прервано вежливым обращением пожилого художника: "Как Вам погодка и наш чудесный прибрежный городок?". Я повернулась к нему, и тогда он добавил: "Позвольте Вам представить моего сына по имени Эдуард". Художник дружелюбно мне улыбнулся, а я растерянно на него посмотрела, в недоумении развела руками и издала звук: "Э-э-э-м-м-м". Впрочем, пожилого художника моя реакция нисколько не удивила и не обидела. Он снова одарил меня своей кукольной улыбкой, затем обеспокоенно обратился к своему сыну: "Кушать хочешь?", - и в ту же минуту полез в сумку за бутербродом. Ноги у меня дрогнули и согнулись в коленях, но я всё же сумела устоять на месте. За пару часов пожилой художник задал мне этот самый вопрос ещё несколько раз, и тогда я окончательно поняла причину того, почему он написал бесчисленное множество одинаковых парусных кораблей. Патологическая зацикленность на одном и том же могла объясняться только болезнью Альцгеймера или каким-то другим заболеванием головного мозга.
  
  
   Еще одним моим соседом по залу на этой коллективной выставке был мужчина в возрасте сорока с небольшим лет, очень энергичный резвый молодчик. Проследить за его траекторией было сложно, поскольку перемещался он по выставочному залу семимильными шагами. Его работы были выполнены в абстрактном стиле на крупных полотнах, и в небольшом зале они висели впритык друг другу, на расстоянии в несколько сантиметров. Глядя на эти картины с изображениями толстых полос серого, коричневого и чёрного цвета создавалось ощущение, что автор этих работ по профессии - маляр, так как человеку, натренированному в малярном деле, не составляет труда закрасить светлой краской поверхность полотна и провести по нему толстой кистью несколько широких ровных полос в разных направлениях. Вопреки этому предположению, энергичный художник по профессии оказался не маляром, а сварщиком. Побродив около работ художника-абстракциониста, я предложила ему пройти в мой выставочный зал. Он согласился и принялся быстро и зигзагообразно перебегать от одной моей картины к другой. По кислому выражению его лица было заметно, что мои работы ему совершенно не понравились. "Ну что же, - наконец, вынес он свой вердикт, - каждый человек волен рисовать, что ему хочется, однако, мои картины мне кажутся гораздо более актуальными, чем Ваши". Сказав это, художник бросил на меня победоносный взгляд и, активно жестикулируя, продолжил: "Я вообще не понимаю, зачем над творческим продуктом пыхтеть по несколько недель или месяцев. Кому это надо? Картина должна радовать глаз, и всего-то. Для этого, во-первых, она должна быть большой, а, во-вторых, простой для понимания. Вот, к примеру, как у меня. Посмотришь на широкую полосу и в голове возникает вопрос: что это? Доска от забора? Ствол дерева? Полотенце? Оторванный от кофты рукав? Пила без зубьев? Носок без пары? Длинная свая? Распиленные вдоль оси пополам безнапорные трубы, которые можно использовать в качестве водосточных желобов? А может, что-то другое? Я так думаю: в каждой картине должна быть изюминка, мистицизм, сложная для отгадывания загадка. Тогда это - настоящее искусство! А рисовать людей, цветы, натюрморты, пейзажи... Какой в этом смысл, если всего этого полным-полно вокруг нас!" "Ну да", - промямлила я ему в ответ, понимая, что вдаваться в дискуссии с этим напористым мужчиной выйдет себе дороже.
  
  
  ******
   Следующую персональную выставку картин мне разрешила провести администрация небольшого провинциального городка. Проходила она в большом здании Дворца молодёжи, культуры и спорта, где помимо всего прочего размещалась библиотека и кинозал. Несмотря на огромное количество помещений, для выставочного зала мне выделили небольшую часть вестибюля у входной двери. Там на широком стуле восседал консьерж - мужчина среднего возраста, худощавого телосложения. То, что он был чрезвычайно озабочен уровнем сахара у себя в крови, выяснилось за день до выставки, когда я пришла в Дворец молодёжи, чтобы развесить свои работы по стенам вестибюля. Вдруг у меня за спиной раздался страдающий плач с подвыванием: "А-у-а-у-а!" "Что с Вами? - забеспокоилась я и, отложив картины в сторону, приблизилась к консьержу. - Вам плохо?" "А-у-а! - взвыл он ещё раз и трагическим голосом пояснил: - Ой, чую, конец мне приходит! Сахара в крови совсем не осталось!" "У Вас сахарный диабет?" - спросила я. "Скорее всего, - закивал консьерж. - Стоит мне не позавтракать, как живот начинает крутить и мутить". "Так пойдите, скушайте что-нибудь", - посоветовала я. "А кто тогда на входе останется?" - умоляюще посмотрел он на меня. "Вы идите, а я здесь побуду за Вас, все равно мне нужно развесить картины, и на это уйдет время", - сказала я. "Только ты это, за порядком смотри, как следует! - добавил консьерж неожиданно твёрдым, без болезненной интонации голосом. - Если сюда заявится какой-нибудь алкаш или ненормальный, то гони его сразу в шею! А не то натворит дел, а мне потом от директора влетит по первое число". "Хорошо, так и сделаю!", - кивнула я и стала вешать в вестибюле картины. Несмотря на то, что консьерж отпросился у меня "только на минутку", вернулся он на работу спустя час, немного навеселе и с крепким запахом пива изо рта.
  
  
   Консьерж был тем ещё хитрецом и пользовался любой возможностью, чтобы улизнуть со своего рабочего места. Я появлялась во Дворце молодёжи в вечернее время, когда там было много народа, и консьерж всякий раз принимался меня умолять, чтобы я его заменила. Ему нужно было то купить хлеба к ужину, то принести своей заболевшей матери лекарство из аптеки, то забежать за дочерью в музыкальную школу, то отдать какую-то вещь своему другу, то забрать у подруги жены рецепт торта для тёщи, то быстро накачать шины у велосипеда для воскресной прогулки, и т.д. В общем, чего он только не придумывал, а я, махнув рукой, отпускала его на все четыре стороны, садилась на его место и посвящала это время наблюдению за посетителями выставки. Поскольку это был вестибюль, а не выставочный зал, большинство людей поглядывали на мои картины мимоходом. Лишь некоторые притормаживали и начинали обмениваться мнениями вслух. "Интересно". - "Ну да, оригинально. А кто автор?" - "Смотри, тут рядом, на афишке написано, что эта выставка работ русской художницы". - "Она что сама всё это нарисовала?" Этот и некоторые другие вопросы отдавали такой абсурдностью, что я терялась и не знала, как на них ответить, когда меня спрашивали об этом напрямую. "Вы это сами придумали или так рисуют художники России?" - ошарашивали меня очередным вопросом посетители зала. Узнав, что я - эмигрантка, местным жителям не терпелось узнать, как в прямой, так и в завуалированной форме, являются ли мои картины копиями работ других авторов, и если да, то российских или европейских художников? В конце концов, мне надоело выслушивать намеки на якобы присутствующий в моих работах плагиат, и последнюю неделю выставки я там не появлялась.
  
  
  ******
   Если на предыдущей выставке консьерж постоянно отлучался по своим делам, то на следующей всё было с точностью до наоборот. В Доме культуры, где мне позволили вывесить свои картины, располагался просторный и хорошо освещённый выставочный зал, и на входе в него сидел охранник - мужчина средних лет, плотного телосложения, с крупным лицом, обрамленным несколькими подбородками. У этого охранника была большая квадратная и вечно потная лысина, которую он периодически протирал бумажным носовым платком, потом высмаркивался в него же и с глубоким отвращением швырял его в стоящее рядом мусорное ведро. Потел охранник постоянно, и этому было логичное объяснение. По регламенту Дома культуры, одной из его обязанностей являлся ежедневный подсчёт посетителей выставочного зала, общее число которых в конце дня он отмечал на специальном бланке посещаемости. В итоге постоянное напряжение из-за концентрации внимания и сидячая работа сыграли с охранником злую шутку. Он стал злым, ворчливым, толстым и постоянно потел на нервной почве. Когда я привезла туда свои картины, то по привычке сразу принялась развешивать их в выставочном зале. Увидев это, охранник приблизился ко мне и гневно крикнул: "Вы что делаете?!" "Развешиваю свои картины, - растерянно ответила я и пояснила: - У меня здесь будет двухнедельная персональная выставка". "Не надо! - отрезал охранник. - Мы их сами повесим". "Хорошо, если вас не затруднит... - пожала я плечами. - Завтра, в день инаугурации я забегу сюда на пол-часика". "Не надо!" - снова гаркнул охранник. "Ладно, как хотите... - замялась я. - Тогда наведаюсь через пару дней". "Я же сказал: не надо!" - еще раз рявкнул он на меня. "Что это с ним? - промелькнуло у меня в голове, однако, озвучила я нижеследующее: - Хорошо, я зайду на выставку своих картин на следующей неделе". "Не надо, - в очередной раз огорошил меня своим ответом охранник. - Своим присутствием Вы будете мне мешать подсчитывать народ". "Какой народ?!" - оторопело проронила я. "Который сюда придёт посмотреть на Ваши художества", - бросил мне он и, повернувшись спиной, вышел из зала. В действительности так оно и было. Охранник этого зала изо дня в день занимался подсчетом посетителей, а по окончанию выставки протянул мне лист бумаги, на котором цифрами было проставлено их количество. "Видите, - ткнул он пальцем в сводку, - в первые три дня выставки посмотреть на Ваши работы пришло значительно больше народа, чем в последующий период. И хотя в четвёртый и пятый дни основной поток спал, тем не менее народа было больше, чем в шестой, седьмой и в последующие дни". "А разве могло быть иначе? - удивилась я. - Любая выставка в самом её начале, сразу после инаугурации, посещается активнее по причине новизны и интереса к выставленным работам. Разве на выставках других художников происходит иначе?" "Все то же самое; что правда, то правда", - согласился охранник. "Тогда для чего нужно заниматься подсчётом посетителей?" - недоуменно сказала я. "Для статистики", - недовольно буркнул он и вытер струящийся по лбу пот.
  
  
  ******
   После нескольких персональных выставок, в соседних прибрежных поселках и городках обо мне узнали. И вот, в один прекрасный день, я получила по почте официальное приглашение на коллективную выставку под названием: "Рисуют женщины", которая к тому же была конкурсом с тремя денежными премиями. По замыслу устроителей, картины местных художниц вывешивались в выставочном зале, а потом жюри, состоящее из компетентных лиц, решало какие из понравившихся им работ наградить. Каждая участница могла представить на их суд от одной до четырёх своих картин. Недолго думая, я решила воспользоваться этой возможностью и отобрала для выставочного зала четыре крупноформатные работы. В Доме культуры у меня их приняла улыбчивая девушка-администратор и, поблагодарив за участие, предложила посетить выставку сразу после инаугурации. Так я и сделала: пришла в выставочный зал и стала прохаживаться по нему, глядя на работы коллег по кисти и отыскивая взглядом свои собственные. Наконец, я увидела свои картины, и в этот момент меня будто окатили ушатом холодной воды. Все четыре картины висели на стене самого дальнего зала, в таком темном углу, что трудно было различить даже общие очертания изображенного. Причина этого была яснее ясного. На потолке была прикреплена длинная металлическая рамка, на которой висело множество маленьких лампочек, предназначенных для освещения художественных работ, но те, что висели над моими картинами, похоже, все до одной перегорели.
  
  
   Надо было решить эту проблему как можно быстрее, и я отправилась на поиски администратора, которая несколько дней назад приняла у меня картины для выставки. Служащие Дома культуры разъяснили, где находится её кабинет, и я направила туда свои стопы. При моём появлении администратор выставочного зала, до того энергично разговаривавшая с кем-то по телефону, поспешила свернуть разговор и повесила трубку. Когда я пожаловалась на плохое освещение своих картин, она неохотно призналась: "Да, мы в курсе, но, к сожалению, всё не так просто. Наш техник в настоящее время находится в отпуске, и, кроме него, заняться ремонтом некому". "Уверяю Вас, что в этом нет ничего сложного!" - сказала я и вызвалась самостоятельно заменить лампочки. "А-а-а... это невозможно, - огорошила меня таким заявлением администратор. - Я не могу Вам этого позволить, так как официально у техника нашего Дома культуры нет заместителей, Когда он уходит в отпуск, то здесь никто не выполняет его обязанностей. У нас такая норма, так заведено, понимаете?" "Нет, не понимаю. Если в Вашем кабинете перегорят лампочки, Вы же не станете до конца его отпуска сидеть в кромешной тьме, не так ли? - выразила я своё несогласие я и добавила: - Хорошо, тогда перевесьте мои картины на освещённое место". "К сожалению, я этого тоже сделать не могу, поскольку свободных мест на стенах выставочного зала уже не осталось, - сконфуженно пробормотала она. - Вы же видели, что он битком забит! Изначально мы рассчитывали на то, что каждая художница представит на выставку максимум две своих работы, а в итоге каждая принесла по три и даже четыре". "Но Вы же понимаете, что это нечестно: оставить в тёмном углу только мои картины! Почему именно мои, а не чьи-то ещё?!" - возмутилась я. "Ваша обида мне понятна, но если я помещу туда работы какой-нибудь местной художницы, то она мне устроит ту ещё манифестацию с революцией!" - неожиданно разоткровенничалась администратор. "Значит, всё объясняется моей национальностью, - сказала я. - Вы опасаетесь конфликта с местными жительницами, поэтому в роли крайнего оказалась я?" Девушка-администратор ничего не ответила, натужно засопела и выдавила из себя сухую фразу о том, что администрация Дома культуры постарается найти служащего для замены перегоревших лампочек над моими картинами. Как и следовало ожидать, этого не произошло, и жюри конкурса оценивало представленные работы в выставочном зале, где моих картин вообще не было видно.
  
  
  ******
   Следуя логике, не всё всегда заканчивается хорошо, но если что-то и закончилось плохо, тем не менее это ещё не конец. С одной стороны, желание идти наперекор судьбе, которая не раз заставила меня убедиться в том, что только европейцы могут добиться успехов в Европе, шло в разрез с изречением: "Умные ошибаются случайно, а дураки постоянно". А с другой, в душе я надеялась на то, что еще не все потеряно. Недаром кто-то из знаменитостей сказал: "Слово судьба - очень удобно для тех, кто никогда не принимает решений". Так и не получив положительного результата от выставок, я решила пойти другим путем и стала собирать информацию о художественных конкурсах. Их оказалось немало, однако, от участия в большинстве из них меня предостерёг местный художник, специализировавшийся на написании пейзажей и натюрмортов. "На конкурсы живописи с натуры лучше не ходи - там тебя ждет полный провал, - начал он разговор о моих перспективах в мире искусства. - Знаешь, что из себя представляет такой конкурс? Это когда сразу несколько художников рисуют заданный природный или городской пейзаж. Я сам одно время деньги на это мероприятие потратил, а потом выяснилось, что зря... Купил специальный мольберт, переносной чемоданчик с кистями и красками. Поучаствовал в нескольких конкурсах, но там мне не присудили ни одной денежной премии. Потом опытные люди сказали: зачем ты туда ходишь? На этих конкурсах заранее известно, кто победит, какую бы каляку-маляку этот художник на холсте не изобразил. Организаторы таких конкурсов покупают подпись на холсте, а не то, что на нем изображено. Аналогичная ситуация - на конкурсах живописи, где присуждаются крупные денежные премии, поскольку хороший купец заинтересован в покупке только престижного товара. Понятно, да? Проще говоря, даже если членам жюри твоя работа очень понравится, деньги они заплатят только известному художнику. При этом их совершенно не будет интересовать, что изображено на его картине. Именно так формируются музейные и частные фонды. Еще обходи стороной конкурсы, организуемые каким-нибудь учреждением, наподобие института дизайнеров и архитекторов, ассоциацией моряков, военнослужащих, и т.п.! К участию в этих конкурсах будут приглашать всех желающих, но премии дадут только членам своих организаций. Точно так же обстоит дело с конкурсами в тех регионах нашей страны, жители которых говорят на своем национальном языке. Там премии присуждают только художникам из своей среды. И, наконец, не стоит пытать счастья в глухой провинциальщине, поскольку все конкурсы изначально учреждаются там для того, чтобы материально поощрить местных художников". К сожалению, знакомый художник оказался прав. В последующие годы мне не раз пришлось убедиться в том, что в такой творческой деятельности, как живопись, пробиться сквозь незыблемую стену "общепризнанных авторитетов", а ещё "своих до наших" практически невозможно.
  
  
   Другим фактором, ограничивающим участие в конкурсах, являлся возраст участников. Нередко принимались работы художников в возрасте только до тридцати лет, и в этих конкурсах я не могла участвовать, поскольку мне на тот момент было уже больше. Следующим отсеивающим критерием являлся национальный фактор. Для участия в одних конкурсах требовалось наличие гражданства в любом государстве Европейского Сообщества, а в других - конкретно того, где этот конкурс проводился, и эмигранты к участию в них не допускались. Следующим препятствием являлась материальная проблема. Скажем, если вы живёте в Хабаровске, а конкурс живописи проводится в Москве, то представьте, во что вам выльется отправка туда своей картины. А потом её нужно будет оттуда забрать и еще раз заплатить за это транспортному агентству. Хотя расстояние между населёнными пунктами в европейских государствах не сопоставимо с российскими, исходя из собственного опыта, могу сказать, что транспортировка картин тоже влетала в копеечку. Мало того, в период кризиса участие в некоторых художественных конкурсах стало платным, и в отдельных случаях этот взнос был немалым.
  
  
   Как ни странно, даже когда условием конкурса живописи являлась анонимность его участников, всё равно требовалось предоставить о себе полные сведения. Участникам таких конкурсов запрещалось проставлять на картинах свою подпись, поскольку это могло выдать автора и стать мотивом для предвзятого отношения к нему членов жюри. Казалось бы, вот она - настоящая европейская демократия, которая в поиске талантов не обращает внимания на признанные авторитеты в мире искусства, однако, на деле это было не так. Согласно другому условию того же конкурса, на обратной стороне каждой картины должен быть прикреплен конверт с подробным куррикулумом художника и копией его основного документа с содержащимися в нем личными данными (именем, фамилией, национальностью, домашним адресом и т.д.). Теоретически члены жюри вскрывали этот конверт только в случае, если намеревались премировать ту или иную картину, однако, на практике, похоже, всё было иначе. Усомниться в анонимности участников заставлял тот факт, что победителями всякий раз оказывались известные художники. Иногда на "анонимных" конкурсах от художника требовалось представить два таких конверта, один из которых прикреплялся к картине сзади, а другой, при её доставке, вручался обслуживающему конкурс персоналу. Не исключено, что именно они вскрывали конверты и, ознакомившись с информацией о художниках, сообщали членам жюри, какие картины достойны награды. К такому выводу я пришла не случайно. Каждый раз, забирая после участия в очередном конкурсе свои картины, я обращала внимание на то, что сопровождающие их конверты были вскрыты, несмотря на то, что ни одна из этих работ не была награждена премией. Были у организаторов конкурсов и другие методы, нацеленные на то, чтобы создать о себе хорошее впечатление у участников конкурса. Там, где не требовалось предоставить ни куррикулума, ни копии основного документа (паспорта или свидетельства о праве на жительство), а к титулу картины можно было приписать любой псевдоним, тем не менее при заполнении регистрационного конкурсного бланка внизу необходимо было проставить свою подпись и указать настоящее имя и фамилию. Спрашивается, зачем тогда псевдоним? Ответ очевиден: чтобы пустить участникам конкурса пыль в глаза и создать видимость равенства.
  
  
  ******
   Сначала я решила поучаствовать в местном конкурсе живописи. Все вокруг наперебой советовали мне: "Попробуй свои силы - не пожалеешь! Ты же здесь давно живёшь, уже, считай, наш человек. Да и членам жюри, наверное, надоело каждый год присуждать премии одним и тем же художникам". Я отослала свою картину на этот конкурс, ежегодно организуемый местным Домом культуры, но ни одной из пяти премий не получила. На следующий год я повторила попытку, затем еще через год, и в четвертый раз, пока, наконец, не поняла, что это - совершенно бесполезное занятие. Количество участников указанного конкурса было небольшим (около двадцати художников), поэтому все работы, премированные и непремированные, выставлялись в течение месяца в выставочном зале Дома культуры. И вот, когда я приехала туда, чтобы забрать по окончании выставки свою картину, заведующий выставочным залом при виде меня заулыбался: "Посетителям нашей выставки очень понравилась твоя работа. Даже больше тех, которые победили на этом конкурсе. На мой взгляд, ты заслуживаешь приза зрительских симпатий!" "Это, конечно, хорошо, - ответила я. - Но небольшое денежное поощрение в виде премии мне бы не помешало..." "Ишь, замахнулась! - моментально сменил тон с дружелюбного на осуждающий заведующий выставочным залом. - Премии у нас для своих, а ты, милая моя, не у себя дома!" "Тогда, скажите, какой смысл каждый год мне привозить сюда свои работы? - пожала плечами я. - К чему тратить на это своё время и деньги? Исключительно из альтруистических соображений? Извините, но это всё равно, что купить лотерейный билет, заранее зная, что он будет проигрышным. Все, кто участвует в конкурсе или соревновании, надеются на победу, и я не исключение". "Хм, ты неправильно оцениваешь ситуацию, - недовольно ответил служащий Дома культуры. - Польза от нашего конкурса в том, что ты получаешь возможность в нём поучаствовать. Для тебя, как представительницы другой культуры, этого должно быть вполне достаточно". К сожалению, сказанное им мне пришлось услышать ещё не раз на других конкурсах живописи. В большинстве случаев конкурсное жюри, даже не взглянув на картины, первым делом приступало к изучению куррикулумов участников, которые раскладывались в две стопки: авторов, чьи картины были достойны их внимания, и те, чьи работы можно было бы даже не распаковывать.
  
  
   Несмотря на множественные трудности и препятствия, на некоторых конкурсах живописи мои работы были отобраны в числе лучших, и их включили в коллективные выставки. Можно было бы от души порадоваться такому успеху, но указанное достижение стало для меня "потолком" по той причине, что я была эмигранткой. Помню, как однажды я пришла на художественный конкурс, чтобы забрать свою работу, и девушка, ответственная за выдачу картин их авторам, сходу меня поздравила: "Всем членам жюри очень понравилась твоя работа, поэтому они отобрали её для выставки одной из первых". "Отобрали, но не премировали, - вздохнула я. - Хотя на этом конкурсе, если я не ошибаюсь, присуждалось несколько премий". "Отобрали - и то хорошо! - бросила в мою сторону осуждающий взгляд служащая. - Для тебя это должно считаться победой, принимая в учёт, что работы многих наших художников в процессе отбора были ими отсеяны". "Ну да... В то время как для остальных художников победой будет считаться диплом и денежный приз..." - огорчённо закончила я свою мысль. "Ну, знаешь, - хмыкнула в ответ девушка, - если эмигрантам давать премии, то кто будет поощрять наших художников?" В другой раз устроитель выставки отобранных на конкурсе картин, подошёл ко мне, пожал руку и похвалил: "Молодец! Так держать! Поражай своими оригинальными картинами наше жюри и дальше! Между прочим, каждый год в нашем конкурсе принимает участие множество эмигрантов. И некоторые их работы - ну, просто загляденье!" "Только толку от этого для художников-эмигрантов никакого! - разочарованно ответила я. - Из информации, размещенной на сайте вашего конкурса, следует, что за все годы его существования среди победителей не было ни одного эмигранта". "Ну что же... зато участников много, - замялся мой собеседник и продолжил: - Наверное, это не совсем честно со стороны жюри - давать премии только коренным жителям нашего государства. Но не судите нас строго! Привлечение эмигрантов к участию в разных конкурсах прежде всего нацелено на их интеграцию в нашу европейскую среду. У нас демократическое государство, поэтому каждому человеку, независимо от его происхождения, нужно дать шанс выставить свою работу". "Зачем? Чтобы вы почувствовали себя истинными демократами? - слетело у меня с языка. - Хотя о какой демократии может идти речь, если в вашем конкурсе эмигрант не может рассчитывать на победу?" - "Вот ведь заладила: победить, победить... Отобрали твою картину для выставки - и прекрасно! Скажи спасибо! Зачем эмигранту победа? Что он с ней будет делать?! - заговорил на повышенных тонах устроитель выставки и принялся энергично жестикулировать. - Если конкурсное жюри обратит внимание на талант какого-нибудь местного художника, то ему это, разумеется, пойдет на пользу. В галереях искусства его картины станут уходить нарасхват, и, если он станет участвовать в других конкурсных мероприятиях, то жюри непременно примет во внимание его победу на нашем конкурсе. Они обязательно заглянут в куррикулум этого художника и, вероятнее всего, дадут ему следующую премию. А теперь представь, что вашему брату, эмигранту, на каком-нибудь конкурсе присудили главную премию. Как это отразится на его будущем? Да вообще никак! В частные галереи его работы не примут потому, что местное население их не купит, да и при последующем участии в конкурсах живописи вряд ли жюри будет мотивировано его единичной победой. В итоге человек расстроится и мысленно обвинит жюри нашего конкурса в том, что мы посеяли у него в душе надежду, которой не суждено сбыться". Вот говорят же: не родись красивой, а родись счастливой. В данном случае под словом "счастливой" подразумевается: быть коренной жительницей Европы, а красоту надо рассматривать в качестве никому не нужного таланта.
  
  
  ******
   Как бы то ни было, на некоторых конкурсах живописи эмигрантам присуждались призовые места. "Вот видите, Диана, - захочет осадить меня оптимистически настроенный читатель, - настоящий талант не зароешь!" Рада бы с вами согласиться, но дело обстояло совсем иначе. Во избежание голословности расскажу, как именно. Однажды, бродя по просторам Интернета, я наткнулась на информацию о конкурсе живописи, в котором мне сразу захотелось поучаствовать, так как несколько лет подряд главные премии в нем присуждались эмигрантам. Меня это воодушевило, и, недолго думая, я отправила туда свою картину. Её не отобрали даже для выставки, но меня это не слишком расстроило. "Значит, работы других художников лучше моей", - рассудила я и в назначенный день прибыла в место проведения конкурса - Дом культуры небольшого городка, чтобы забрать оттуда свою картину. Там у входной двери, за большим письменным столом сидел вахтёр - латиноамериканец крупного телосложения, лет пятидесяти, а рядом с ним на полу в ряд стояли картины, предназначенные для возврата их авторам. Вахтер сходу принялся меня успокаивать: "Ты только не расстраивайся! Здесь и не таких, как ты, отсеивали, даже именитых художников с куррикулумом, толщиной с Библию..." "А я нисколько не расстраиваюсь, - поспешила его заверить я. - Мне было приятно принять участие в конкурсе, на котором удостоились победы другие эмигранты. Если мне не изменяет память, на сайте вашего Дома культуры указано, что в прошлом году главную премию художественного конкурса присудили румынке". "Так точно, жене брата председателя конкурсного жюри, - радостно закивал вахтер. - Она у него женщина видная: высокая, длинноногая, волосы у нее по пояс, светлые, слегка в кудряшку - в общем, красавица!" Я пропустила его комментарий мимо ушей и продолжила: "Ещё там было написано, что в позапрошлый год первую премию присудили марокканцу, а вторую и третью - латиноамериканцам". Вахтёр затораторил: "Ну да. Этот марроканец - сын крупного дипломата, который в нашем городе купил себе огромную виллу, а двое аргентинцев - дальние родственники директора местного музея. Хотя, по правде сказать, и у меня нет оснований жаловаться на жизнь. Меня сюда родственница нашего шефа пристроила, её сын женился на перуанке, которая доводится мне племянницей, вот она-то и помогла мне с трудоустройством. В тот год на это место претендовало аж сорок человек, и, хотя отбор был на конкурсной основе, мне руководство Дома культуры такой куррикулум смастачило, что лучше меня никого во всей округе не нашлось". "А ещё у вас как-то раз главную премию на конкурсе живописи дали то ли болгарке, то ли польке", - проговорила я в надежде на иное причинно-следственное объяснение происходящему. "Тоже правда, хотя я точно не помню, из какой страны Восточной Европы она была родом, - подтвердил сказанное мною вахтёр, - но факт, что эта девушка доводилась сестрой жены заведующего хирургическим отделением нашей центральной больницы. Он здесь - большой человек, его все в округе знают. Скажу тебе по секрету: картины у этой дамочки были - и смех, и грех. Как у малых детей: разноцветные, в виде пятен, бабочки на цветах, так, что на некоторых трудно было разобрать, где цветы, а где бабочки". "Может, в её художественном стиле доминирует импрессионизм или абстракционизм... - предположила я. - Но неужели на вашем конкурсе присуждались премии только тем эмигрантам, у которых здесь есть влиятельные родственники?" Вахтёр немного задумался, почесал в затылке и ответил: "Вообще-то нет. Доставались денежные призы эмигрантам и попроще. Например, одному венесуэльцу, у которого мать мыла местный кинотеатр двадцать лет подряд, а когда вышла на пенсию, то ещё столько же лет ухаживала за матерью директора этого кинотеатра. Он свою родительницу очень любил! Говорил, что ни за что её в "Дом для престарелых" не отправит! Как сейчас помню: эти две старухи, еле волоча ноги, каждый день гуляли по парку. Одной было семьдесят с гаком, а другой - все девяносто, пока самая древняя - мать директора кинотеатра - не скончалась. Кстати, на следующий год, после венесуэльца главную премию дали украинке, вроде тебя". "Вообще-то я родом из России", - поправила его я. "Ну да, короче, оттуда, - махнул рукой говорливый вахтёр и продолжил: - Я ту женщину хорошо помню. Она в наш городок приехала лет семь назад, когда была замужем за мужчиной своей национальности, а потом с ним развелась и вышла замуж за сына владельца местной мебельной фабрики. Вот его конкурсное жюри и уважило тем, что его супруге, этой украинке, присудило главную премию. Так я тебе скажу, что за десять лет на нашем конкурсе было еще несколько премированных неместного происхождения: бразилец, женившийся на заведующей винного кооператива, экваторианка - супруга директора какой-то крупной международной организации, кениец, который выступал за нашу команду и завоевал в Европе несколько медалей на чемпионатах по бегу, а потом вышел на пенсию и занялся рисованием. Таких людей - грех не наградить! Вот наше жюри их денежными премиями и поощрило!"
  
  
   После многолетнего участия в конкурсах живописи столичного и регионального масштаба я пришла к выводу о том, что, пока живу в Европе, моя художественная деятельность обречена на неуспех. Показательным является случай с картиной, которую я подарила своей знакомой, работающей юристом. Она так обрадовалась этому подарку, что сразу повесила мою картину в своём частном кабинете. По прошествии некоторого времени мы с ней встретились, и она принялась горячо меня благодарить: "Твоя картина вписалась в мою приёмную как нельзя лучше! Посетителям она очень нравится, они спрашивают, кто её написал и..." Внезапно юрист осеклась и прикусила губу, по-видимому, раздумывая, сказать мне правду или нет. "И что?" - я вопросительно посмотрела на неё. "Ты, пожалуйста, не обижайся, но, когда я называла твоё имя и говорила, что ты русская художница, то было заметно, что моим клиентам это не нравится, - неохотно призналась она, - поэтому теперь я всем отвечаю, что эта картина - работа местной художницы. Ты не против?" "Как хочешь, хозяин - барин", - пожала плечами я, разумеется, не испытав радости от услышанного.
  
  
   В этом, априори демократическом, государстве Европы удивительным было не только то, что главные премии на конкурсах живописи практически всегда доставались европейцам, но и то, что подобное происходило даже на конкурсах, посвящённых проблемам эмигрантов. Назывались они: "Искусство против расизма", "Равенство для всех", "Нет - дискриминации", и т.п. Я регулярно в них участвовала, и некоторые мои работы были отобраны в числе лучших, но тем не менее ни одна из них не удостоилась призового места и денежного вознаграждения. Это относилось и к другим эмигрантам, которые принимали участие в такого рода конкурсах. Казалось бы, кому, как не эмигранту, понятно истинное значение таких слов и общественных явлений, как дискриминация и расизм, и кто лучше него может передать драматизм своего положения и глубину своих переживаний? Однако в художественном мире Европы это никого не интересовало, и даже на конкурсах живописи, посвященных проблеме дискриминации, к эмигрантам было применимо известное изречение: на чужой каравай рот не разевай. Как-то раз я участвовала в выставке картин, которая называлась "Рисуют эмигранты". Поначалу она была задумана, как конкурс с несколькими денежными премиями, но поскольку его устроители не нашли спонсоров, поощрительный аспект аннулировался, уступив место выставочно-показательному. Несмотря на это, выставка получила большой общественный резонанс. В день инаугурации выставочный зал был битком набит репортерами с телевидения и журналистами печатной прессы. Они плотной толпой обступили авторов выставленных работ и стали задавать им наводящие вопросы, подразумевавшие ответ в утвердительной форме: "Я вижу, что Вам очень нравится жить в Европе!?", "Правда ли, что пребывание в нашей стране явилось толчком к развитию у Вас художественного таланта?", "Благодаря этой выставке Вы получили прекрасную возможность заявить всему миру о своём таланте, не так ли?", "Надо полагать, что сегодня один из самых счастливых дней Вашей жизни!?" Художники-эмигранты переминались с ноги на ногу и кивали репортерам головами в знак согласия, понимая, что европейцев вовсе не интересует их истинное мнение.
  
  
  ******
   Как-то раз меня всё же наградили художественной премией, но призовой диплом на руки мне получить не удалось. Дело было так. Я отослала свою картину на конкурс живописи, ежегодно организуемый в честь прославленной латиноамериканской художницы. Председателем конкурсного жюри в тот год был директор музея, где находится самая большая коллекция её работ, а также несколько критиков современного искусства, тоже приехавших из Латинской Америки. Полагаю, именно это сыграло решающую роль в том, что моя картина не осталась незамеченной. Как того и следовало ожидать, первая премия досталась художнику-европейцу, но вторую присудили моей картине. В тот день мне позвонил председатель конкурсного жюри, сообщил эту радостную новость и пригласил приехать на инаугурацию выставки отобранных ими работ. Я ответила, что вряд ли это возможно, поскольку мои финансы поют романсы. "Очень жаль, - сказал он, - но мы не можем спонсировать Вашу поездку, так как по условиям конкурса материальная помощь для приезда в столицу и двухдневного проживания в гостинице на эмигрантов не распространяется". "Как бы то ни было, я поздравляю Вас с победой, - продолжил он. - Имейте в виду, что мы уже проставили свои подписи на Вашем дипломе почётного второго места, и в ближайшее время он будет отправлен Вам по почте". Я от души поблагодарила председателя конкурсного жюри и стала ждать получения своего диплома. По окончании выставки работ победителей указанного конкурса я получила назад свою картину, но прикреплённого к ней диплома не обнаружила. Тогда я решила позвонить в Дом культуры, в котором проводилось это мероприятие. "Добрый день, что Вас интересует? - услышала я на другом конце провода доброжелательный женский голос. Однако после того, как я представилась и сказала, что хотела бы выяснить местонахождение своего диплома, в этом голосе появились нотки раздражения: - А-а-а, как же, помню... Вам присудили второе место на конкурсе живописи, но Вы не смогли приехать на инаугурацию выставки. Да, диплом лежит у меня в столе и, когда у меня появится свободное время, я вышлю Вам его по почте наложенным платежом". Прождав ещё полтора месяца, но так и не получив диплома, я вновь позвонила директору Дома культуры. "Опять Вы со своим дипломом?! - рявкнула она в трубку. - Я его уже выслала на Ваш домашний адрес, ждите!" С тех пор прошло ещё два месяца, и я решила окончательно выяснить, почему мне не присылают диплом. "Извините, пожалуйста, но когда я звонила Вам в предыдущий раз, Вы ответили, что мой диплом уже выслан, но я его так и не получила..." - сообщила я директору Дома культуры. "Конечно, - ледяным тоном заявила она. - Я не могу его выслать, поскольку на нем не проставлены подписи членов жюри". "Позвольте, - продолжила я, - но председатель конкурсного жюри сказал мне, что все подписи на дипломе проставлены, и что диплом готов к отправке". "Послушайте, уважаемая, - раздалось на том конце трубки, - мне лучше знать, что и как... А Вам я могу посоветовать только одно: ждите! На следующий год соберутся члены жюри нашего конкурса и подпишут Ваш диплом, тогда я Вам его на домашний адрес и вышлю". К сказанному добавлю, что диплома, свидетельствующего о полученной премии, я так и не получила.
  
  
   На этом мой европейский куррикулум можно считать завершённым в связи с тем, что ноги у меня подкосились, руки опустились, а вера в своё светлое художественное будущее приказала долго жить.
  
  
  ******
  
  
  Часть вторая. Об искусстве.
  
  
   Пофилософствую немного на тему искусства. Причина этого понятна: назвался груздем - полезай в кузов. В моём случае это выглядит так: назвалась художницей - прояви интерес к живописи! Вероятно поклонников какого-нибудь одного жанра удивит, как мне из писательниц удалось переквалифицироваться в художницы? Лично я не вижу в этом ничего странного. Если кого-то интересует балет, то не исключено, что этот человек воспламенится любовью к опере, театру либо станет интересоваться скульптурой, живописью, словом, приобщится к искусству в его многообразных проявлениях. О своих книгах скажу, что писала их от души, а еще "с дырой" в душе: чувством опустошённости и абсолютного жизненного тупика. Получается, что пустота иногда порождает содержание... А бывает и наоборот, содержание - пустоту. Как бы то ни было, большинство творческих трудов, в том числе литературных, создается на душевном порыве и бурлящих эмоциях, в первую очередь, сердцем, а потом они уже доделываются умом и практическим писательским либо художественным опытом. В момент создания текста, картины или другого творческого продукта нужно забыть об осторожности и доказывающих ее правомерность пословицах и поговорках: "Береженого бог бережет", "Лучше поберечься, чем обжечься", "Не узнав броду, не суйся в воду". Конечно, таковы реалии жизни, но и чрезмерной осторожностью можно испортить что угодно: карьеру, любовь, творчество - превратив все это в заунывное и неинтересное занятие. "Зато это правильно! - заметит кто-нибудь. - Надо жить, как все нормальные люди!" Даже если под нормой подразумевается отсутствие движения и саморазвития? Что считать правильным? Слепое следование набившим оскомину истинам, таким как: не плюй в колодец - пригодиться водицы напиться? А если я не намерена приближаться к воде, загаженной смертоносными бактериями... На чужой каравай - рот не разевай. А если на нём не написано, чей он? И голод, между прочим, не тётка. Так ведь не хлебом единым жив человек! В противовес этой поговорке существует другая: где щи, там и ищи. Иногда кто-нибудь скажет: "Я тебя предупреждал!" или "Я тебя предупреждала!". Однако невозможно всё на свете предусмотреть и ко всему подготовиться заранее. Недаром говорят: "Знал бы где упадёшь - соломки бы постелил!"
  
  
  ******
   Кстати, падать - не такое уж бесполезное занятие. Не будешь падать - не научишься вставать! Что правда, то правда. Типичная ситуация: идешь по улице, глядя в мобильный, и, не заметив фонарного столба, вдруг бум! - врежешься в него лбом. Потом трешь ушибленное место и поражаешься: как же это тебя угораздило не заметить такого препятствия на пути, как фонарный столб? Набивать себе шишки, конечно, никому не хочется, но удивляться и поражаться - почему бы и нет? За примерами далеко ходить не надо. Достаточно обратить свой взор на самый популярный вид искусства - кинематографическое, в котором существует множество альтернативных направлений. Взять хотя бы, для примера, японское кино. Только японцам может прийти в голову снять художественный фильм, единственным действием которого является перестановка главным героем столовых приборов с одного края стола на другой, и это "значимое событие" сопровождается постепенным прекращением шума дождя за окном. В другом варианте азиатской кинопродукции, в монгольском кино, главным действующим лицом является погонщик скота, который идет рядом со стадом, щелкает длинным кнутом и поёт, идёт и поёт, идёт и поёт... Индийские фильмы, выпускаемые на кинофабрике "Болливуд" со скоростью гамбургеров в "Макдональдсе", тоже рассчитаны на любителя. Неподготовленному зрителю скорее всего будет сложно сконцентрироваться на событиях такого художественного фильма потому, что сюжетная линия перемежается с выступлениями коллективов фольклорной самодеятельности, участники которых поют и пляшут, кто во что горазд. К списку оригинальных кинематографических шедевров относятся и многочисленные латиноамериканские сериалы, содержание которых, образно выражаясь, напоминает монотонно играющую шарманку. Они настолько однотипны и многосерийны, что задействованные в них артисты наверняка не помнят ни сюжетной линии фильма, ни даже о чем шла речь в предыдущей серии. Впрочем, главное, чтобы зрители остались довольны. Речь идет о тех, кому нравится жевать жвачку, в том числе когда в ней не остается вкуса.
  
  
   Кинематограф европейского государства, в которое меня забросило судьбой, тоже был весьма неординарным. Любой художественный фильм начинался с истошного крика за кадром: "А-а-а!", и вслед за этим показывали людей в костюмах Адама и Евы. Так режиссеры пытались заинтересовать зрителей, и иногда у них это получалось, особенно если актеры были молоды, красивы и обладали телами изумительной формы, отполированными антицеллюлитным массажем и депиляцией. Бывало, что в первом кадре голышом показывали тех, о ком нельзя было сказать ни первого, ни второго, ни третьего, то есть одетыми эти люди смотрелись бы гораздо лучше, однако, режиссеры считали необходимым поддерживать давнюю кинематографическую традицию. В то же время, в зависимости от жанра, начало фильмов варьировалось. Если это был фильм о любви, то в самом его начале влюблённая пара усаживалась на кровать и, держа в руках бутерброды и отхлёбывая что-то из чашек или бутылок, непринужденно о чем-то беседовала. Если художественный фильм по жанру был комедией, то он начинался с сюжета, в котором голые солдаты после выходных на армейской службе стонали от похмелья; либо на передний план попадал толстяк, загорающий нагишом у моря и неожиданно севший на острую ракушку; либо на глазах у лежащих в постели супругов из шкафа выскакивал мужчина и пускался наутёк, и тогда вдогонку за ним бросался разъяренный муж, потом его жена, и все они в чем мать родила. В фильме ужасов актер, голышом либо в разодранной в клочья одежде, выбегал из дома или леса на дорогу, падал в окровавленном виде и тут же, с конвульсиями или без, умирал. Любителям фантастики предлагался несколько иной сюжет. В начале фильма эмоционально неуравновешенная парочка абсолютно голых инженеров-геодезистов, он и она, бежали друг за другом по широкому колосистому полю в ночное время. Затем они падали в глубокую яму, над их головами повисало НЛО, оттуда появлялось существо зелёного цвета и спрашивало: "Скажите, пожалуйста, любезнейшие, как называется ваша планета?" Наконец, типичный боевик, снятый в этом европейском государстве, обычно начинался со следующего сюжета: двое красивых молодых людей активно занимаются сексом, потом он отправляется на задание, а она кокетливо надевает на себя трусы, наивно полагая, что с её возлюбленным ничего плохого не приключится. Если художественный фильм был не боевиком, а детективом, то, когда полицейский, только что выполнивший супружеский долг, отправлялся на исполнение другого - служебного, закрывал за собой дверь и садился в автомобиль, вдруг раздавался громкий взрыв. На следующем кадре весь его дом был охвачен пламенем. Помимо потери всего имущества, это означало еще и то, что кокетливая девушка отправилась в мир иной вместе со своими трусами, после чего главный герой приступал к поиску того, кто совершил это преступление.
  
  
  К слову сказать, показом голых тел в первом кадре обычно дело не заканчивалось. На протяжении всего фильма главные действующие персонажи периодически сбрасывали с себя одежду и в чём мать родила готовили еду, звонили по телефону, писали слёзные письма, а если у них ломался карандаш, то затачивали его и дописывали письмо до конца, даже не набросив на себя чего-нибудь из одежды. На всякий случай уточню, что персонажи этих художественных фильмов не являлись стриптизерами, порноактерами или нудистами. Ими были обычные актёры, которые играли работников банков, магазинов, парикмахерских, министерских чиновников, адвокатов, судей, инженеров, врачей, учителей - словом, кого угодно. Другой неотъемлемой характеристикой фильмов, выпущенных в этом европейском государстве, были резкие перепады звучания. Киноактёры редко разговаривали нормальным тоном. Они то шептали, то неожиданно переходили на крик. Наверное, для пущей убедительности.
  
  
  ******
   Считается, что искусство удовлетворяет любовь человека к прекрасному. При этом невозможно однозначно оценить красоту и содержательность того или иного предмета искусства. Кто-нибудь, посмотрев на картину или скульптуру, скривится в недовольной гримасе: "Ерунда какая-то!", - а другой сочтет её истинным произведением искусства. Сколько людей, столько и мнений. Не нужно стесняться высказывать свою точку зрения. Нужно смело говорить "да" тому, что нравится, и "нет" - тому, что не нравится. Это относится не только к искусству, но и к жизни вообще. Человеку с такой жизненной позицией проще и легче жить: не нужно врать, лицемерить, изворачиваться. Тот, кто не боится высказывать свою точку зрения, решительно отшивает от себя сомнительных личностей и выбирает в друзья только тех, кто этого достоин; получает образование по желанию и призванию, а не по чьей-то указке; он смело потребует у шефа повышения оклада и заставит извиниться того, кто его оскорбил; а все потому, что он умеет жить в согласии с собой и своими убеждениями. Как сказал один шутник, выбирайте то, что вам действительно нравится, а не то, что вы заставляете себя делать, иначе во время утренней пробежки у вас будет такое напряжённое лицо, что со стороны это будет выглядеть, будто бы у вас случился инфаркт, но вы решили сами добежать до больницы!
  
  
   В искусстве, как и в жизни, пути Господни неисповедимы, в том смысле, что неизвестно, какое из направлений искусства станет вам наиболее близким. Скажу о себе. У меня нет музыкального слуха: медведь на ухо наступил. Тем не менее, музыку я слушать люблю, и у меня есть свои музыкальные предпочтения. Это - великие русские классики: Глинка, Мусоргский, Римский-Корсаков, Чайковский, и более молодое поколение композиторов: Прокофьев, Шостакович, Шнитке. У меня с ними одна Родина - Россия, поэтому они мне психологически близки и понятны. Из общеизвестных произведений мне по душе фольклорные темы в оркестровом исполнении, по типу кантаты "Александр Невский", оперы "Садко", "Иван Сусанин", "Руслан и Людмила". Интересны сценические кантаты "Кармина Бурана" и другие, созданные немецким композитором Карлом Орфом. Они тоже глубоко фольклорны и восхищают своей самобытностью, а еще духом творческого экспериментаторства. Если симфония подразумевает собой музыку для большого оркестра, то у Орфа это ещё и театр, и балет, и опера, и месса, и уличный балаган. Создается ощущение, что хоровые композиции построены по принципу: пой, как хочешь и о чём душа пожелает. Всё это в совокупности не только красиво, но и весьма убедительно: народное действо, от которого исходит неимоверная силища и первозданная красота.
  
  
  Именно за это я люблю оркестровый и хоровой фольклор. В такой музыке нет стройности и согласованности, характерной для чего-то застывшего и превратившегося в стандартный эстетический идеал, по типу густо-красного заката или соловьиного пения. Просто невозможно не заметить того, как она рвётся и ломается, а то вспархивает птицей и теряется где-то в облаках, временами светит солнцем и окутывает покоем, а потом обрушивается проливным ливнем с громом и молниями. Все эти энергии: параллельные, дополняющие друг друга, и мятежные (противоположной направленности) - составляют основу представления о гармонии, о которой никто достоверно не знает, что же это такое, однако, это не мешает нам ею наслаждаться. В живописи также, как и в музыке, тоны, мелодии, образы не имеют четких границ и очертаний. Артист в творческом порыве ими взрывается, и в этом потоке одни элементы, единицы и молекулы перекрывают другие, все они спорят, дерутся, каждая из них по-своему досаждает соседней и вместе с тем мутирует, приспосабливаясь к общему и целому, становясь частью художественной или музыкальной композиции. Это и есть неслыханное, невиданное и неповторимое - словом, это и есть настоящее искусство.
  
  
  ******
   Часто можно услышать: "Я ничего не понимаю в искусстве". Это неправильно, поскольку искусство не понимают, а чувствуют. Им заполняют пустоты внутри себя, лечат душевные раны или же просто получают эстетическое удовольствие. Даже если вы попали на выставку предметов искусства, которые вам откровенно не понравились, выплесните свои негативные эмоции! Гаркните в сердцах: "Ну и... всё это!", - и увидите, как на душе у вас полегчает. Выражать своё мнение в эмоциональной форме - полезно для здоровья, и в этом смысле художественное искусство для снятия стресса подходит как нельзя лучше. Хотя скорее всего что-нибудь в музее или на выставке вам понравится. Подобная избирательность нормальна и естественна. Представьте, что вы зашли в магазин. Вам же не захочется купить там абсолютно всё. Точно также после прослушивания оперы или кантаты в памяти у вас остается впечатление лишь от какого-то отрывка этого музыкального произведения, того, который вам больше всего понравился. И в литературе только специалисты в курсе всех написанных тем или иным писателем романов или стихотворений, в то время как остальным достаточно иметь общее представление о его произведениях или прочесть какое-то одно, на выбор.
  
  
   Так же и в восприятии предметов искусства. Пройдешься по десятку музейных залов, но из огромного количества скульптур и картин в памяти останутся лишь некоторые - те, что действительно понравились. От чего это зависит? От того, что все люди разные. Один поддерживает в доме безупречную чистоту и порядок, постоянно дисциплинирует себя и близких, а другой безалаберно относится к окружающей его обстановке, да еще вечно всюду опаздывает, но при этом все свои силы и энергию бросает на помощь близким, друзьям или бездомным животным. Если эти два совершенно разных человека придут на выставку художественного искусства, то их вкусы будут диаметрально противоположными. Точно также характер и темперамент художника отражаются на его творчестве. У некоторых живописцев художественный стиль на протяжении жизни практически не меняется, а других бросает из крайности в крайность: от абстракционизма к реализму, от сюрреализма к импрессионизму. Кто-то оттачивает художественное мастерство в единожды избранном направлении, а кто-то пробует себя в разных жанрах и техниках, не желает останавливаться на чем-то одном и постоянно экспериментирует. Кому-то разнообразие в жизни необходимо, как воздух, а кого-то оно пугает и ставит в тупик.
  
  
   Вот уж чего ни в коем случае не нужно делать, так это - заставлять себя полюбить то или иное направление в искусстве. Наслаждаться тем, к чему лежит душа - вполне достаточно, честно и правильно. К тому же искусство по природе своей открыто и откровенно. Ни один художник не сумеет написать картину, основываясь на видении мира какого-то другого человека. В этом смысле представляется совершенно абсурдным спор художников-реалистов с абстракционистами о том, кто из них наиболее точно отображает окружающую действительность. У всех это хорошо получается, но у каждого видение мира своё. Так и любители искусства: кто-то приходит в музей, чтобы насладиться содержанием картин и пополнить запасы своих знаний (в плане исторических событий, героев той или иной эпохи и т.д.), а кто-то нуждается в эмоциональной встряске и получении эстетического удовольствия. Впрочем, одно другому не мешает, и, как правило, это происходит одновременно.
  
  
  ******
   Разные направления искусства по-своему трактуют отображение формы и содержания объектов. Традиционное классическое искусство предполагает длительную тренировку в точном отображении увиденного, и в нем, как правило, нет места воображению. Так или иначе, у реалистического направления в живописи всегда было много поклонников, поскольку такие изображения близки и понятны практически каждому, причем популярны не только оригиналы, но и копии. Помню, будучи эмигранткой в Европе, я работала в магазине, и там среди моих сослуживцев был продавец, который в своё свободное время занимался написанием картин, похожих одна на другую как две капли воды. Несколько лет он тренировался в тщательном срисовывании пейзажей и натюрмортов с картин известных и малоизвестных авторов, и, когда в этом деле поднаторел, стал предлагать своим знакомым приобрести у него скопированные картины по сходной цене. К его радости, этот товар расходился на ура. Казалось бы, зачем приобретать копию картины, которая к тому же выполнена во множественном экземпляре? Но людям свойственно друг друга копировать: одеваться, следуя модным тенденциям, приобретать похожую технику, проводить отпуска в популярных местах отдыха, и т. д. Человек думает: "У моего знакомого есть, а я что, хуже что ли? И я имею полное право украсить стену моего салона таким же произведением искусства!" Вспоминается расхожая фраза: "Всё, как у людей". Это так. Редко кому безразлично мнение большинства.
  
  
   Именно поэтому когда заходит речь о выражении творческой индивидуальности в искусстве, некоторые недоумевающе разводят руками: "А зачем она вообще нужна-то? Нарисовал картину, чтобы всё на ней выглядело, как на фотографии, и славненько! Это и есть настоящая живопись!" Ан нет, в искусстве без индивидуальности никак нельзя, причем в любой его отрасли. Казалось бы, что может быть проще: сыграть в художественном фильме какого-нибудь пьянчужку! Ходи себе и шатайся из стороны в сторону, натыкаясь на окружающие предметы. Однако любой актер скажет, что это не так, поскольку не одно и то же напиться от безделья, скуки, грусти, или счастья и радости, или от отчаяния, и одно из этих состояний передать в своей роли. К тому же на поведение заложившего за воротник персонажа оказывает влияние его темперамент, возраст, социальное положение, воспитание, образованность и т.д. Вот и художник ищет способы отобразить на холсте различные ситуации и состояния окружающего мира, а также собственное мироощущение. Взять к примеру, военное сражение. Для кого-то это - это тёмная туча или смерч, сметающий всё на своём пути; для другого - доска с шахматными фигурами; у третьего оно ассоциируется со свалкой покореженного металлолома; для четвертого - это толпа призраков, зомби в виде смазанных силуэтов на фоне кровавого пейзажа.
  
  
   Художники, передающие в своих работах мироощущение, идущее вразрез с разного рода стереотипами, в этом смысле схожи с детьми. Вспоминаются детские выражения: "Собачка набычилась, а кошечка легла на диван и ручки раскинула". Дети - артисты, все до одного! Растут, развиваются, совершенствуют своё оригинальное видение окружающей действительности в процессе лингвистических и прочих экспериментов, и ни перед кем в этом не отчитываются, и не оправдываются. Кто-то из писателей заметил: "Представьте на мгновение, какая была бы вокруг тишина, если бы люди говорили только то, что им достоверно известно?" Так же и в искусстве: важен поиск нового и неожиданного. Кто-нибудь добавит: "Ну да, вот есть же абстракционизм". Есть, но иногда абстрактная живопись такая же духовно пустая, что и работы в стиле классицизма: похожие один на другой пейзажи, сцены из жизни богов, застывшие на портретах лица, напрочь лишенные эмоций и глубины чувств. Впрочем, все художники - продукт своего времени, которое диктует определенные правила и расставляет акценты. В прежние века художественные каноны требовали как можно более точного отображения окружающей действительности, поэтому все картины писались в реалистическом стиле, а на сегодняшний день критики искусства проявляют наибольший интерес к работам концептуального направления.
  
  
   Концептуализм подразумевает собой работу с любыми материалами и их презентацию, чтобы она была зрелищной и функциональной. В качестве примера приведу пару экспозиций, которые однажды я увидела на выставке современного искусства и новейших технологий. В состоянии ли вы реально представить себе количество воды, которое тратит всего за сутки семья из четырех человек: отец, мать и двое детей школьного возраста? Наверное, нет. Но если вы увидите стену, выстроенную из ёмкостей, заполненных использованной ими водой, вряд ли это оставит вас равнодушным, и заодно подведёт к выводу о необходимости бережного отношения к водным ресурсам. В следующем зале выставки высилась стена из мешков с отходами, производимыми тем же семейством всего за месяц. Такой вот простой и в то же время эффективный способ продемонстрировать населению актуальность экологической проблемы. На той же выставке повсюду разгуливали экологические машины. Представьте себе гигантскую стрекозу (размером с вагон поезда), сделанную из тряпья по типу мешковины, деревянных обрубков, соломы, палок и прочих натуральных материалов, которая бесшумно движется в низком полёте над землёй. Таких насекомых на выставке было несколько, и все они дефилировали друг за другом между выставочными павильонами. Внутри каждого такого существа был встроен механизм по типу велосипедного, что позволяло десятку молодых парней энергично крутить педалями, и тем самым приводить в движение фигуры огромной стрекозы, муравья, кузнечика и других насекомых.
  
  
  ******
   Искусство - это плод человеческого труда, за исключением тех художественных произведений, которые создаются животными: дельфинами, шимпанзе, черепахами, попугаями и прочими. Но учитывая, что они не осознают, чем на самом деле занимаются, стоит ли воспринимать всерьёз созданные ими "шедевры"? Если животное захотело поиграть с красками и кисточками, то и пусть себе играет. Зачем же приравнивать продукт игровой деятельности к произведению искусства? И всё же лучше увидеть на картине отпечаток лапы или испражнение какой-нибудь зверюшки, нежели наблюдать со стороны, как над животным чудовищно издеваются. Расскажу об одном таком случае. В известной художественной галерее артист перформанса привязал собаку и не давал ей ни есть, ни пить. Несколько суток она мучилась на глазах у любопытной публики, пока, в конце концов, не скончалась. Несмотря на то, что некоторые посетители выставки пытались выкупить эту собаку у артиста и её спасти, однако, восхищенные оригинальностью перформанса работники галереи настояли на том, чтобы несчастное животное погибло. Что же касается самого артиста, то он объяснил это так: "Тысячи собак умирают в городских клоаках от голода и болезней. Так почему бы, собственно говоря, не заморить ещё одну? Пусть она станет символом лицемерия тех, у кого при виде умирающего животного на глаза наворачиваются слёзы, но которые тем не менее за всю свою жизнь не приютили ни одной бездомной собаки!" Возможно, кто-нибудь решит, что его слова не лишены здравого смысла, но ведь и люди погибают от голода и болезней. Что же теперь сделать из их страданий публичное шоу?! В таком случае, почему бы рядом с несчастной собакой не посадить на верёвку того самого артиста? Пусть бы он на своей шкуре ощутил, что это такое: умереть от голода и обезвоживания. Интересно, понравился бы ему такой перформанс? Концептуальная составляющая которого заключается в том, что указанный вид смерти актуален и реален для проживающих в пустынях людей.
  
  
   Искусство стремительно меняет не только свое содержание, но и в нем появляются новые формы. На эту тему есть такой анекдот: "Я совсем не понимаю это современное искусство..." - "Что же в нем непонятного?! Если висит на стене - значит картина. Если произведение можно обойти вокруг - это скульптура. А если можно обойти вокруг, почесывая голову в недоумении, значит, это - инсталляция!" Многое в современном искусстве способно по-хорошему удивить и порадовать глаз. Тем не менее от него принято по привычке отмахиваться, как от назойливой мухи: "Ни за что не пойду на такую выставку! Что я там забыл?" И напрасно, поскольку именно там вы увидите массу интересных вещей, а еще интересный взгляд на вещи, причем иногда совершенно неожиданный. Есть такое выражение - напугать ежа голым задом. Возможно ли это? Да, если указанная часть человеческого тела напомнит ему какого-нибудь хищника, по типу лисы, волка или совы. Вот и современное искусство учит человека оригинальному взгляду на вещи и способности образно мыслить.
  
  
   Для некоторых восприятие абстрактного искусства представляет собой утомительное занятие, поскольку эти люди ищут всему логическое объяснение. Одна моя знакомая сказала об этом так: "Для меня абстрактная живопись... она какая-то никакая... Не понимаю, о чём свидетельствуют пятна с полосками? Если бы они были на обоях, то в большом количестве и в виде ненавязчивого мелкого рисунка, наверное, могли бы понравиться, а так..." Любители абстракционизма отвечают на это: "Все пытаются понять абстрактную живопись. Почему же они не пытаются понять пение птиц или шум прибоя?" Что правда, то правда, несмотря на то, что у каждой из таких работ есть особый, вложенный в них автором смысл, тем не менее главная ценность абстрактного искусства заключается в его психологическом воздействии на зрителя. Оно притягивает к себе как магнит и завораживает так, что хочется подолгу смотреть на картину и зачастую вообще ни о чем думать. Представьте, что перед вами - аквариум с рыбками, и заодно ответьте на вопрос, какой от них толк? Ведь они же не могут поиграть с вами, как собаки, ни помурлыкать и потереться о вас, как кошки. А зачем тогда эти рыбки нужны? Просто потому, что на них приятно смотреть, взгляд на них отдыхает. Вот и полотна мастеров абстрактной живописи приводят в состояние душевного равновесия. Впрочем, спорить об искусстве не имеет смысла. Можно лишь выражать о нем свое мнение.
  
  
  ******
   Многое в искусстве, даже самое неожиданное, повествует об обычной жизни и посвящено теме быта, красоты и любви. Взять, к примеру, работы Эгона Шиле. Этот австриец за свою недолгую жизнь успел написать множество картин, большая часть которых посвящена теме любви, но не такой, как у Густава Климта - в стиле романтического декора, или меланхолически-созерцательного настроения Сальвадора Дали. В работах Эгона Шиле любовь - это взрыв, бег по лезвию бритвы, это чувство начисто лишёно розового, идеалистического, эфемерного, напыщенно-ролевого: "О, боже, как я страдаю, но очень стесняюсь сказать о своих чувствах любимой девушке" (значит, невелики твои страдания, а потому продолжай себе стесняться). Людские тела у Шиле представлены вспышками зелёного, красного, синего. Он как бы выворачивает своих персонажей наизнанку, раскрывает их нутро, их внутреннюю борьбу: хаос, замирание, шёпот, крик, душераздирающий крик. На картинах этого художника нервы и кровеносные сосуды, покинувшие своё привычное место и перекочевавшие на поверхность, являются главной составляющей человеческих тел, наподобие оголенной души. А вы что думали? Что любовь - это вкусные блинчики на тарелочке с красной каёмочкой? Нет, уверена, что это не так. Любовь - это когда нужно отдать, иногда даже всё, и, может быть, получить что-то взамен, а бывает, что и ничего, в том числе и пощечину. И от всего этого то сладко, то больно, то невыносимо больно, то дико сладко, при этом хочется этой самой любовью мучиться-страдать-наслаждаться... Вот говорят же: если кто-то любит вас так, как вам хочется, значит, он не любит вас всей душой, и что растянутые в улыбке губы и состояние радости не одно и то же.. Рано или поздно это закончится усталостью, опустошенностью, изменой, иногда даже ненавистью: "Дорогой, к нам пришло много гостей, не хватает одного стула. Сходи к соседям ... посиди пока у них". Если бы не любовь, ничего стоящего на свете бы не существовало: ни ощущения прекрасной погоды, какой бы скверной она ни была на самом деле, ни гениальных открытий, ни шедевров искусства. Жили бы себе люди и жили, продолжая свой род, как это происходит у животных, по законам природы, не человеческой, а элементарной, биологической. Если вы когда-нибудь любили, любите или надеетесь полюбить, то мой вам совет - посмотрите работы этого гениального художника, Эгона Шиле, хотя бы потому, что они живые, настоящие, как и это прекрасное чувство - любовь!
  
  
   Любить, в понимании Эгона Шиле, непросто, и так же сложны взаимоотношения художника с собственным талантом, с этой сидящей внутри фурией с затравленным взглядом, готовой при первой же попытке вырваться на волю и стать чем-нибудь удивительно прекрасным. Известные афоризмы, как правило, посвящены теме, откуда в человеке берется талант? Родителям медведь на ухо наступил, а их ребёнок поёт как соловей. Все вокруг недоумевают: "Как это? Почему это?" Да не всё ли равно?! Другой вопрос: что со своим талантом делать? Как с ним совладать, вырастить в самом себе, выкормить и вывести в люди? К несчастью, картины Ван Гога при его жизни в люди так и не вышли. Но ведь несмотря на это он не перестал их писать. Да и М. А. Булгаков, когда писал мистический роман "Мастер и Маргарита", вряд ли рассчитывал на его успех в государстве, население которого занималось строительством социализма. Действительно, не всем гениальным произведениям искусства сразу после их создания удалось стать ещё и знаменитыми. К тому же иногда сама матушка-природа ставит, казалось бы, непреодолимые преграды для реализации таланта. Взять, к примеру, великих композиторов: И.С. Баха и Л. Бетховена. Первый - ослепнув, а второй - оглохнув, тем не менее оба они продолжали создавать музыкальные произведения.
  
  
   Вопрос на засыпку: нужна ли талантливому человеку поддержка со стороны? Ребёнку - да, безусловно, а взрослому? Наверное, кому как. Иногда неверие окружающих в талант подрывает силы, а бывает, что всё происходит с точностью до наоборот. История знает много подобных примеров. Полю Сезанну, родившемуся в семье состоятельных буржуа, родители прочили блестящее будущее в качестве банкира, а он выкинул коленце и решил стать художником. Сколько бы родственники не пытались отговорить Поля от этого "неблагоразумного и бесперспективного занятия", он не сдал своих позиций, и благодаря его "упрямству" на свет появились замечательные работы, которые теперь украшают лучшие музеи планеты. Глядя на картины Марка Шагала, коммунистические деятели искусства откровенно посмеивались, а он, несмотря ни на что, продолжал упорно работать в выбранном направлении. Теперь его картины тоже висят в музеях.
  
  
   Без сомнения, у всех есть свои таланты, но иногда по каким-то причинам люди их игнорируют, и не только таланты, но и общечеловеческие способности. К примеру, такую, как изучение иностранных языков. Если кто-то скажет: "У меня нет способности к освоению иностранных языков", то я отвечу: "Быть этого не может!" Неправомерность этого утверждения, среди прочих ученых, доказал известный лингвист Ноам Хомский. Исследование языка привело Н. Хомского к убеждению, что языковая способность человека детерминирована генетически. Содержание врожденного знания составляет "универсальная грамматика", как набор глубинных лингвистических универсалий, составляющих каркас любого языка. Иначе говоря, любой язык это - схема, которую в состоянии освоить абсолютно все умственно полноценные люди. Различны лишь методы обучения, например, у глухих и слышащих. Еще следует учесть, что учащиеся обладают разными когнитивными стилями. Те, у кого преобладает левое - рациональное, логическое - полушарие, с большей легкостью осваивают такие уровни языка, как морфология и синтаксис. Те же, у кого более развито правое - быстрее осваивают фонологический и интонационный уровни языка. Также и в искусстве: одни художники - музыкальны, другие - исключительно образны, третьи - математически восхитительны, четвёртые - детально-содержательны, пятые - глубоко фольклорны и т.д. Иначе говоря, своё мироощущение в искусстве можно выразить с любой позиции.
  
  
   Талант - это конфликт, не терпящий компромисса, что обязывает его носителя встать либо по эту, либо по ту сторону баррикады. Возникает дилемма - на каком варианте остановиться: посвятить своё свободное время отдыху или полностью отдаться эмоциональному всплеску с последующим разрешением творческим продуктом? Скажу по секрету: как бы вам не хотелось выдвинуть своему таланту условия, ничего у вас не получится, вы всё равно рано или поздно станете на него работать. Он настигнет вас, как страстная любовь, и сначала заставит всеми фибрами души желать появления очередной идеи или нового образа, мучиться в её поисках, а потом воплощать в жизнь, а вскоре вы уже не сможете без этого жить, станете выкраивать каждую свободную минуту и работать на свой талант как вол... Представляю себе обескураженные лица читателей. Не пугайтесь, а постарайтесь ответить самим себе на вопрос: неужели бесцельное пролеживание дивана лучше, пусть и болезненного, но насыщенного смыслом и эмоциями процесса самореализации? Спросите, зачем нужна самореализация? Отвечу так. Приходилось ли вам общаться с человеком, у которого нет вообще никаких интересов, в том числе минимального интереса к собственной профессии? Мне - да. И ситуация эта жутко неловкая, когда понимаешь, что по правилам приличия нужно о чём-нибудь с ним побеседовать, чтобы не сидеть молча, упершись взглядом в пол или предметы окружающей обстановки, но не получается потому, что говорить с этим человеком совершенно не о чем.
  
  
  ******
   Между прочим, задумывались ли вы о том, кто и почему накрепко отбивает у людей желание приобщиться к миру искусства? И в каких ситуациях это происходит? Лично я давно пришла к неутешительному выводу: этим занимаются настоящие профессионалы, поэтому у них так хорошо это получается.
  
  
   Как и прочий жизненный опыт, полученный еще в детстве, первое ознакомление с произведениями искусства происходит в крупных музеях, куда учителя приводят школьников на экскурсию. Вспомните, когда вы были ребенком, и вас с другими детьми возили в художественный музей. Сначала педагоги выстраивали учащихся в ряд по парочкам, и дети, держась за руки, заходили в музей. Там их встречала серьёзного и скучного вида женщина, которая, окатив очередную группу школьников холодным взглядом, приступала к монотонному повествованию: "Дорогие школьники, посмотрите, пожалуйста, направо. Перед вами находится известнейшая картина времён барокко. Её персонажей объединяет идея преклонения перед греческими богами.... Как мы увидим дальше, тема плодородия была популярна у других художников той же эпохи..." Она произносила еще три-четыре фразы аналогичного содержания, и справиться с внезапно навалившейся сонливостью уже не было мочи. В попытке не рухнуть на пол и не забыться там в глубоком сне, взгляд школьников автоматически переключался на саму женщину-гида, как бы ища ответа на вопрос: "Что же ты, тётя, такая зануда, ё-моё?" При более детальном рассмотрении экскурсовода становилось понятно, что по-другому рассказывать об искусстве она просто не умела. Этой даме в полной мере подходил эпитет: "пропахшая нафталином". На ней была длинная тёмная юбка прямого покроя; светлая блуза с воротником под подбородок, застёгнутая на все пуговицы; чёрные лодочки на ногах; волосы разделены на прямой пробор и убраны назад в плотный кулёк; никакого маникюра и макияжа; и, в довершение ко всему прочему, очки в допотопной оправе, придававшие ей вид пожилой женщины, хотя таковой она, возможно, и не являлась. В общем, выглядела искусствовед так заунывно, будто продавала гробы в конторе ритуальных услуг, а не рассказывала об интереснейших, судя по её словам, шедеврах искусства. От неё самой и её речей посетителей музея неминуемо вгоняло в состояние хандры и смертельной скуки.
  
  
   Способен ли такой музейный гид привить хоть кому-то интерес к искусству? Думаю, что нет. А отбить его раз и навсегда? Запросто. Чтобы рассказывать об искусстве, нужно его чувствовать и понимать не только умом, но и сердцем, душой, пропускать его через себя, синхронизируясь с ним, как это делают дыхание с сердцебиением. Искусство любой эпохи по своей природе азартно и темпераментно, но если описывать его стандартным набором безликих, апатичных и напыщенных фраз, это неминуемо вызовет у посетителей непреодолимую скуку и желание убежать из музея куда глаза глядят, причем как можно быстрее. Женщина-искусствовед заунывного вида, строгим голосом разъясняющая что к чему, на самом деле не в состоянии донести до посетителей и маломальской идеи о том, что же такое искусство потому, что ей самой это неведомо. "Но сколько таких экскурсоводов работает в музеях..." - уныло заметят читатели. К сожалению, это - правда.
  
  
   Другой причиной, по которой музеи посещаются нечасто, является отсутствие новизны выставляемого материала. Оставим в стороне музеи, посвященные творчеству какого-либо известного человека, где на зрительский суд представлены только его работы, количество которых, разумеется, ограничено, и обратим свой взор на музеи общей тематики: "Музей мореплавания и кораблестроения", "Археологический музей", "Музей восточных искусств", "Художественный музей", и т.п. Практика показывает, что в музей с постоянной, никогда не меняющейся коллекцией во второй раз никого и на аркане не затащишь. К слову сказать, в музеях, посвященных современному искусству, почему-то чаще всего выставочный материал ограничен работами художников только конца XIX и начала XX веков, несмотря на то, что творческий продукт прошлого и позапрошлого веков не имеет ничего общего с современным искусством концептуального направления. Такое положение вещей как минимум странно, учитывая, что современное искусство многочисленно и разнообразно, и, выставляя работы современных авторов, можно разрешить проблему монотонности выставочного материала. Не только художественные музеи, но и все остальные, необходимо оживлять новым выставочным материалом. Скажем, в одном зале "Музея мореплавания и кораблестроения" показать документальный фильм об истории методов рыбной ловли или новейших технологиях кораблестроения, в другом зале - установить аквариумы с рыбками, в третьем - показать, как решаются экологические проблемы моря, в четвертом - устроить выставку картин современных маринистов и скульптур из разнообразного материала на тему моря и всего, что с ним связано, и т.д. Такой подход позволяет не только разнообразить музейный материал, но и идти в ногу со временем.
  
  
   ******
   Как правило, слово - художник - либо прибавляет человеку уважения и значимости в глазах окружающих, либо отправляет его в разряд эксцентричных личностей. Почувствовать эту разницу позволяет интонация и контекст: "Посмотрите на Петра: он не только ветеринар, но ещё и художник!" и "Вы в курсе, что Петр всё своё свободное время посвящает рисованию павлинов?" В первом случае совершенно очевидно, что речь идёт о всесторонне развитой личности, а во втором - о человеке со странностями. Как бы то ни было, художественный промысел сопряжён с рядом неудобств, то и дело возникающих в общении с окружающими людьми. От профессионального танцора никто не ожидает, что он, услышав музыку, сразу пустится в пляс, а от адвоката - что тот, узнав о судебном разбирательстве своих знакомых, вызовется на добровольных началах, бесплатно выступить на суде их защитником. Но если вы - художник, то добрая половина ваших друзей и знакомых когда-нибудь выскажет вам свое неудовольствие: "Что же ты так никогда моего портрета и не нарисуешь?" или: "Жду - не дождусь, когда ты подаришь мне красивый натюрморт или на худой конец какой-нибудь пейзаж!" Почему-то им не приходит в голову, что картины не рисуются сами собой, что для этого нужно определённое настроение, свободное время, художественный материал: холсты, кисти, краски. Справедливости ради надо сказать, что в этом смысле достаётся и представителям других творческих профессий. К примеру, от юмориста в кругу даже малознакомых людей, не говоря уже о хорошо знакомых, ожидается, что, независимо от своего настроения, он сходу начнет травить анекдоты и сыпать смешными историями. Аналогичная история происходит у врачей. Вряд ли кому-то придет в голову показать свое заднее место знакомому проктологу, однако, прознав, что среди соседей или родственников есть травматолог, все подряд с великим удовольствием станут демонстрировать ему свои больные конечности и замучают жалобами на отложение солей, шишки, боли и т.п.
  
  
  ******
   Согласно энциклопедической формулировке, стереотип - это устоявшееся отношение к происходящим событиям, поступкам и т. д. , которое выражается в конкретных действиях и суждениях. Речевые и поведенческие стереотипы свойственны людям разного возраста, определённого социального статуса, представителям разных профессий, в том числе художникам. Скажем, у некоторых людей искусства начисто отсутствует способность к диалогическому общению. Скорее всего это - врождённая черта характера, возникшая в довесок к таланту и свидетельствующая о переполненности собственным внутренним миром. У них его столько, что общения не получается, и возможно только сообщение. А ещё многих людей искусства отличает экстравагантный внешний вид и улыбка, которая зачастую не сходит с лица в любое время суток. У одних она сдержанная и обращенная в себя; у других - нежная, ласкающая; у третьих - насмешливая, ироничная; у четвертых - беззаботная, как у ребёнка, открытая и наивная, до ушей, хоть завязочки пришей и т.д. Создается ощущение, что это выражение лица не в состоянии изменить никакие внешние обстоятельства, и скорее всего так оно и есть. Однажды я посмотрела оригинальный телевизионный проект. В студию пригласили известных деятелей искусства - актёров, художников, писателей, сценаристов - и выдвинули перед ними задачу: беседовать на любые темы. Они с ней успешно справились, хотя указанное зрелище немного напоминало психиатрическую лечебницу, так как высказывания людей искусства целиком и полностью состояли из душевных порывов, сменявших друг друга с невероятной скоростью. Выражалось это в обрывистости, тематической бессвязности и усугублялось полным отсутствием диалога. Как только один принимался о чём-то рассказывать, остальные либо перебивали его на полуслове, либо выслушивали до конца, а затем переводили разговор на совершенно иную тему. Каждый артист дул в свою дуду, полностью игнорируя тот факт, что собрали их там всех вместе для беседы друг с другом, а не монологических высказываний.
  
  
   Что касается бурного проявления эмоций, то артистам, спортсменам и другим представителям публичных профессий повезло значительно больше, чем всем остальным. Они вправе громко кричать, размахивать кулаками, топать ногами, грызть ногти, карандаши, ковырять в ухе, впадать в истерику или как-то по-другому выражать состояние чрезмерной радости или негодования, - и никого это особенно не удивляет. Широкой общественностью это воспринимается, как нечто вполне приемлемое. Достаточно вспомнить эксцентричную манеру поведения и не менее оригинальный внешний вид художника Сальвадора Дали, его тонюсенькие усы, лихо закрученные вверх. Хотя некоторые считали его сумасшедшим, тем не менее большинство современников относилось к выходкам знаменитого художника снисходительно, наверное, потому, что понимали, насколько труден для него переход из иллюзорного мира в скучную и прозаическую действительность. Этот сюрреалист всю свою жизнь перешагивал грань придуманного им Зазеркалья, по сути, живя там и приспосабливаясь к существованию здесь. А знаете, у кого еще в сознании обыденный мир легко трансформируется в фантастический? Конечно же у детей.
  
  
   Однако люди искусства не однородная масса, поэтому от некоторых стереотипов мне бы хотелось публично откреститься. К примеру, считается, что художники - неисправимые романтики и вечно влюбленные мечтатели. Возможно кто-то, но не я. К себе я бы применила изречение, увиденное в Интернете: "Главное для настоящей любви - это, чтобы ее носили в себе, а не на себе, не за собой, и не носились с ней как курица с ведром". Возможно, поэтому в таком общественном мероприятии, как свадьба, я не вижу ничего, кроме показухи. Не понимаю, к чему эта павлинья напыщенность и пафос? И кто сказал, что платье невесты божественно красиво? Лично мне женщины, завёрнутые в шелка и тюли, напоминают неуклюжие приведения или "бабу на чайник". А уж до чего эти платья неудобные, знают только невесты и их ближайшее окружение. Все, кому доводилось бывать на свадьбах в качестве приглашенных, наверняка замечали, что в определенный момент свадебного застолья выражение лица у невесты с беззаботного и радостного неожиданно меняется на кислое. Возможно гости полагают, что новоиспечённая супруга загрустила по беззаботной девичьей жизни и воле вольной, но на деле это не так. Просто-напросто ей приспичило в туалет, но она стесняется попросить помощи у своих родственниц и подруг. Только когда терпеть уже нет мочи, невеста в сопровождении нескольких женщин несется туда как угорелая, а спустя некоторое время все дамы выходят оттуда с такими же кислыми выражениями на лицах, как и у неё до посещения сортира. Ведь для того, чтобы помочь невесте справить нужду, одной помощнице приходится держать длиннющую куполообразную юбку кверху, другой - подставить свое плечо для опоры, удерживая невесту в полусидячем положении над кружком общественного туалета, а третьей - всё это время держать на вытянутых руках фату, чтобы та не упала на пол и не испачкалась. Причем если невеста - женщина крупных размеров, то удержать ее в таком положении будет не так-то просто, а значит, понадобится большее количество помощниц. Впрочем, это детали. Главный вопрос заключается в том, для чего молодоженам публично признаваться друг другу в любви? Понятно, что любят, а иначе, зачем жениться? Или они пытаются убедить в этом своих гостей? А тем-то не всё ли равно? Если бы внезапно выяснилось, что молодожёны их разыгрывают и на деле не испытывают друг к другу никаких чувств, вряд ли приглашённые на свадьбу все как один встали бы из-за столов и покинули этот праздник жизни, на котором можно вкусно поесть и повеселиться. Да и сам факт письменного заверения в любви и верности в ЗАГСе отдает фальшью и лицемерием. Это всё равно, что сказать: "Буду любить, несмотря ни на что!" А почему тогда так много разводов? Впрочем, недаром о женитьбе и замужестве придумано столько шуток и анекдотов. Например, такой. Один пишет в Фейсбуке: "Дорогие женщины, которых я когда-то обидел, не беспокойтесь, мои хорошие! Нашлась таки та, которая за вас всех отомстила и вышла за меня замуж!"
  
  
   Считается, что представителям творческих профессий присуща спонтанность, и в отдельных случаях так оно и есть. Причем если в поведении малышей спонтанность очаровывает, то у взрослых - как минимум настораживает. Автоматически в сознании возникает образ женщины с непредсказуемым характером, которая поначалу смеется и строит глазки, а потом вдруг набрасывается с грязными ругательствами и отвешивает звонкие пощечины. Судя по всему, мужчины тоже могут быть спонтанными: "Сегодня решил детство вспомнить. Упал лицом в сугроб. Кто же знал, что там лавочка..." Да в общем, каждому своё. Есть такие художники, которые просыпаются среди ночи, встают у мольберта и берутся за кисти, так как их в этот момент посещает гениальная мысль или образ. Лично я работаю только в дневное время, а по ночам сплю. Что же касается художественной деятельности, то по своей природе она спонтанна. Мысль о том, что и как изобразить на холсте, приходит в голову неожиданно, и реализация ее на практике - тоже процесс весьма непредсказуемый. К слову сказать, даже такие направления художественного искусства, как реализм и гиперреализм, не лишены спонтанности, но не на уровне исполнения, а в плане тематики. Гиперреалистов еще называют фотореалистами за то, что они стремятся детально отобразить действительность. При этом сюжеты их картин нередко связаны с движением. Это может быть падающее со стола яблоко, летящая птица, человек, протягивающий руку к какому-то предмету, и т.д.
  
  
  Бытует мнение, что если художник рисует красочные картины, то он - неисправимый оптимист, а если его картины написаны в тёмных тонах, значит, он - пессимист. Это не всегда так. Однажды моя знакомая объяснила, почему она носит одежду весёлых детских расцветок. "Это - лекарство от тяжести на душе, - призналась она. - В последнее время у меня много поводов, чтобы впасть в депрессию, и такой цветной атакой я пытаюсь избавиться от грустных мыслей и настроиться на позитив". Так же и у меня. "Судя по красочным картинам, ты - безудержная оптимистка и все у тебя о кей!" - говорили мне знакомые-европейцы. Да нет же, отнюдь. Яркость и сочность цвета далеко не всегда свидетельствует о внутренней гармонии человека. В моих картинах это чаще всего - крик души, стресс, тупик, пик эмоций и, пожалуй, только в пейзажах - радость и восхищение разноцветьем окружающей природы. Долгое время в эмиграции я ощущала бесконечную пустоту и бесперспективность собственной жизни, мне было очень одиноко и страшно. Именно яркий цвет при написании картин помогал мне нейтрализовать негативные мысли, эмоции и на какое-то время абстрагироваться от происходящего.
  
  
   Говоря о стереотипах, упомяну ещё об одном: некоторые считают, что настоящий художник должен выработать свой собственный стиль, который позволит его картинам стать узнаваемыми. Но иногда художественных стилей бывает не один, а несколько, и это не идет вразрез с процессом саморазвития. Вспомним творческий путь художника П. Пикассо. Этот человек не только стал родоначальником кубизма, но и попробовал себя во многих художественных стилях и направлениях, от реализма до неоклассики. Иногда в рамках одного и того же художественного стиля применяются совершенно разные техники. К примеру, есть живописцы, у которых в пейзажных зарисовках преобладают точные линии и безупречно лежащие тени, но при изображении людей и животных эти художники не столь реалистичны, и даже абстрактны, поскольку считают, что это позволяет точнее отобразить внутреннюю сущность моделей и особенности их характера. Когда меня спрашивают, почему мои картины написаны в разных стилях, я задаю встречный вопрос: "А почему вы не говорите всё время одними и теми же словесными формулировками? Наверное, потому, что вы и сами себя устанете слушать, не говоря уже о собеседнике?" Вот и художниками движет желание разнообразия. К тому же не стоит забывать об эволюционном процессе, когда человек в возрасте пяти лет говорит и думает иначе, нежели в десять, двадцать, тридцать и т.д. И, наконец, помимо саморазвития, у творческой личности есть право на эксперименты и поиск самого себя. Впрочем, как и у любого другого человека, не имеющего отношения к живописи.
  
  
   ******
   Часть третья. О моих картинах.
  
  
   В этой книге представлены некоторые мои работы из числа тех, что я нарисовала, находясь в эмиграции. Я не считаю ни важным, ни полезным, ни обязательным комментировать их тематику и содержание, поскольку у каждого человека есть право придерживаться собственного взгляда на вещи. К тому же иногда самому автору сложно объяснить, что и почему он именно так изобразил. В процессе создания картины первоначально задуманное может измениться, а с изменением формы изменится содержание. Лично я далеко не всегда представляю конечную цель своей работы. Картины писать - это не дом строить. Без фундамента, конечно, не обойтись, но все остальное: этажи, двери, окна, крышу - можно доделывать в каком угодно порядке и придавать им какие угодно очертания. И все же для тех же, кому интересно моё авторское мнение, вкратце опишу тематику своих работ. Все картины для простоты понимания я объединила в группы, но эта классификация является ориентировочной. Как я уже сказала, каждый человек волен в интерпретации увиденного, на вкус и цвет товарищей нет.
  
  
   Для начала познакомлю вас со своими пейзажными работами. В них много воды и неба, обе эти материи по своей природе прозрачны, никому не подчинены и неуловимы, как мысль и настроение. Небеса - это свет и воздух, поэтому я часто использую белый цвет. Он у меня везде, поскольку свет не имеет границ (во всяком случае, не должен их иметь), и прорывается во всех направлениях: пучками, полосами, кругами, большими бесформенными пятнами. Другое дело - тень. Она сродни слову темнота, поэтому представляет собой строго очерченное пространство и не выходит за "границы дозволенного". Много темного не нужно, от темноты на душе появляется усталость. В отличие от черного, белое не пресыщает. Так же и воздух. Он не вытесняет прочих изображений, а лишь заполняет собой образовавшееся между ними пространство. Помню, как-то раз в Европе я вышла на улицу, и, увидев забинтованные деревья и кустарники, решила, что на наш поселок напали экологи-анархисты. На самом деле так отмечался праздник под названием Ибисенка. По улицам ходили люди в белой одежде, и всё вокруг: скамейки, кусты и деревья - было обмотано белыми лентами и украшено воздушными шарами белого цвета. Даже лотки и киоски, предназначенные для продажи мороженого и прохладительных напитков, были укутаны в белоснежные бумажные скатерти. Вот так посреди лета все вокруг побелело. И снег тут не при чем. Другая функция белого цвета - роль арбитра. В моих работах много ярких красок, и белый цвет позволяет их уравновесить.
  
  
   Некоторые пейзажи написаны мною с конкретных, реально существующих объектов, а все остальные я выполнила по наитию, и они являются обобщёнными образами. В картине под названием "Паук около музея Гуггенхейм" фигура паука не имеет ничего общего со зданием самого музея. Они такие же разные, как бабушка и внучик. Музей - огромный и неповоротливый гигант, что-то вроде танка с блестящими на солнце стальными панцирями, а паук - тонконогий, шустрый, неуловимый, почти незаметный на фоне музейного здания. Картину "Музей Гуггенхейм в Бильбао" я написала после его посещения, под впечатлением от выставленного там многочисленного и разнообразного художественного материала. Это уже не вид на музей снаружи, а попытка отразить его внутреннюю сущность, поэтому музейное здание, в противовес картине "Паук около музея Гуггенхейм", получилось у меня ярким, живым, светлым, радостным. Его гигантские металлические щиты переливаются на солнце всеми цветами радуги, тем самым отображая интереснейшую подборку разнообразного художественного материала, выставленную в этом музее. Городу Бильбао я посвятила картину с одноименным названием. Этот туманный город атлантического побережья, застроенный зданиями из красного кирпича, пересекает река Нервьон, которая впадает в Бискайский залив, и лишь ее голубые воды вносят разнообразие в монотонную палитру этого мегаполиса.
  
  
   На всех четырёх картинах тетраптиха, посвященного Саграда Фамилия, этот храм изображен с большим количеством повторяющихся элементов. С одной стороны, это - дань многочисленному населению города Барселоны и неиссякаемому потоку туристов, приезжающих со всех концов света полюбоваться на Саграда Фамилия. А с другой, насыщенность мелкими деталями отвечает внешнему облику самого храма. Его скульптурное оформление изобилует декоративными украшениями, не характерными для зданий религиозного назначения, поэтому я украсила Саграда Фамилия жирафами, птицами, геометрическими фигурами и стоящими на переднем фоне деревьями.
  
  
   Картины, созданные без конкретной модели ("Августовский пляж", "Весна пришла", "Горные высоты" и другие), по наитию, описывать не стану, поскольку сама не знаю, как наитие их породило. В противовес этому существует мнение, что все в мире имеет свое объяснение. Есть такой анекдот. Широко использует в своем творчестве образы, взятые из жизни, художник-анималист Федор Бесноватый. Так, в своем монументальном полотне "Змея подколодная" он вдохновенно отобразил образ любимой тещи.
  
  Картины:
  
  - Августовский пляж.
  - Бильбао.
  - Весна пришла.
  - Вход в Пасай-Донибане.
  - Горные высоты.
  - Дерево.
  - Древний город.
  - Лазурь.
  - Монастырь.
  - Морской пейзаж.
  - Мост над рекой.
  - Музей Гуггенхейм в Бильбао.
  - Парк.
  - Паук около музея Гуггенхейм.
  - Прибрежная улица.
  - Редкая растительность.
  - Речные воды.
  - Саграда Фамилия. Весна.
  - Саграда Фамилия. Зима.
  - Саграда Фамилия. Лето.
  - Саграда Фамилия. Осень.
  - Старина.
  - Тишина.
  - Это лето.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Животные и пейзаж нераздельно связаны между собой. В Европе я прожила несколько лет в сельской местности, и этим объясняется написание картин, посвященных коровам. Как известно, буренка - полезное домашнее животное, атлетического телосложения, сильное, крепкое, можно сказать, пышущее здоровьем. Недаром женщинам желают: "Будь здорова, как корова!", а о некоторых мужчинах говорят: "Здоров, как бык!" На картине "Коровы на рассвете" этих животных я изобразила впитавшими в себя утреннюю влагу и отражающими поверхностью своих тел блики восходящего солнца. На картине "Поле" фигуры коров схематичны, с паутиной трещин. Именно так я попыталась отобразить схожесть этих животных с их древними предками - бизонами, наскальные изображения которых находятся в пещере Альтамира. На картине "Весенняя корова" буренка отбилась от стада и наслаждается ароматами цветущего поля. В картине "Стадо" хоть на первый взгляд коровы и лишены индивидуальности, однако, это не так, все они внешностью и характером совершенно разные. На картине "Бурёнки" стадо коров, как и всё остальное, изображены в чёрно-белой гамме. Иначе говоря, коровы являются неотъемлемой частью сельского пейзажа. Важность коровы для крестьянского подворья - главная тема картины "Коровушка", а "Коровы на лугу" - это еще и гимн лету, когда буренки могут в свое удовольствие погреться на солнышке и покушать ароматной травки. Без домашней скотины немыслима жизнь на крестьянском подворье. Тем не менее не стоит воспринимать коров только, как производителей молочной продукции. Буренки, как и прочие животные, не лишены характера и чувствительности. Об этом есть анекдот. Ветеринар проводит в загоне искусственное осеменение крупного рогатого скота. Закончив, он направляется к выходу, а там его плотным кольцом обступают коровы. Он: "А ну идите отсюда! Что вам от меня надо?" Одна корова заглядывает ему в глаза и грустно говорит: "А поцеловать?"
  
  
   Животные - часть нашей жизни и ее важная составляющая. Взять, к примеру, лошадей. Это - прекрасные существа, умные, преданные, удивительно выносливые. Иногда кажется, что у них, как и у людей, есть души ("Лошадиные души"). Другая моя картина, под названием "В сумерках", посвящена духовному контакту людей с лошадьми. В картинах "Пойнтер" и "Овцы" я постаралась передать такую характеристику животных, как слияние с природой. Не только дикие, но и домашние животные являются её частью и дополняют собой пейзажные виды. В индивидуальных изображениях: "Голова жирафа", "Дина", "Охотничий пёс" я попыталась отобразить оригинальность внешнего вида этих животных. Возможно внешний облик длинноухой охотничьей собаки и французского бульдога никому не кажется странным, однако, жирафа заурядным никак не назовёшь. Один весельчак описал его так: "Жираф - это высокий, в меру адекватный зверь с окрасом гепарда, телом большой лошади, змеиной шеей и козлиной мордой".
  
  Картины:
  
  - Бурёнки.
  - Весенняя корова.
  - В сумерках.
  - Голова жирафа.
  - Дина.
  - Коровы на лугу.
  - Коровы на рассвете.
  - Коровушка.
  - Лошадиные души.
  - Овцы.
  - Охотничий пёс.
  - Пойнтер.
  - Поле.
  - Стадо.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   На этом анималистика не заканчивается. Мне очень нравятся кошки, и этим объясняется обилие картин кошачьей тематики. Когда я жила в России, у нас в квартире всегда жила кошка. Кошки к нам прибивались, а потом приживались, и, когда одна умирала от болезни и старости, спустя некоторое время появлялась другая. Все эти животные по характеру были совершенно разными: одна раскормленная и вальяжная, сутками лежащая на диване, другая - ужасная непоседа и прирождённая артистка, третья - из разряда "олимпийских чемпионок", способных одним прыжком взмыть под потолок, чтобы посидеть на шкафу. По моим наблюдениям, истинные любители кошек выбирают их, исходя из минимума критериев. Как-то раз в магазине животных я услышала такой разговор. Продавец спросил у покупателя: "Вам какую кошечку: ласковую или самостоятельную, спокойную или темпераментную, экзотическую или обычной внешности?" "Нам бы нормальную, и, если можно, пушистую", - прозвучало ему в ответ. То, что в людях выглядит отталкивающе (пухлые щёки, округлые телесные пропорции, большие уши, приплюснутый нос, короткие конечности и т. д.), в кошках всё это восхищает и умиляет. Говорят, если вам нравится гладить, но у вас поломался утюг - заведите себе кошку! Но помните, что о кошках нужно заботиться, и кошка отплатит вам тем же. Конечно, она не сможет угостить вас рыбой, и тем более, приготовить яичницу, но от инфаркта в нужный момент сумеет спасти, это точно. Так что берегите своих домашних любимцев. Говорят, что если спящему кошатнику ночью положить на грудь кирпич, то он всю ночь будет заботиться о нем, укрывать и бояться перевернуться. Об этом моя картина "На страже".
  
  
   Все в кошке хорошо, даже лень-матушка, и на морде у некоторых кошек написано: если вы захотите послать меня куда подальше, помните, что я ленива, поэтому вам придется меня туда отнести! Некоторые надеются, что в процессе реинкарнации Господь превратит их в кошку, и тогда они будут спать по пол-дня, есть от пуза, валяться на диване в своё удовольствие, чесаться сами и получать удовольствие от того, что их чешут другие, а всё остальное время болтаться без дела по улице или квартире. И всё же те, кто имел возможность наблюдать за кошками, знают, что по поведению эти животные очень разные. Именно поэтому, когда я пишу кошек, то стараюсь отобразить их характер. К примеру, кота из картины "Белый кот. День" я нарисовала в виде пустой белой формы, и добавила того же цвета в окружающую обстановку, чтобы тем самым подчеркнуть его беспробудную лень и самодостаточность. Даже у комнатной мебели отсутствуют тени. Их поглотила невообразимая кошачья лень. В отличие от него, чёрному коту из этого диптиха ("Чёрный кот. Ночь") присуща ярко выраженная индивидуальность, сложный внутренний мир и некоторая таинственность. Он и в спящем состоянии многолик и загадочен, как ночное время суток. Причем вполне может быть, это один и тот же кот, который днём ведёт себя так, а ночью иначе. Кошки есть повсюду: они лежат на мягком одеяле и с удовольствием бегают под дождем... Им даже не страшна зубастая акула, плавающая в аквариуме. Кошками невозможно не восхищаться и невозможно их не обожать. Бывает, что высокий мускулистый мужчина, которому под стать носить на руках гепарда, прижмет к себе пушистую кошечку с нежными ушками и розовыми пятками, и сам вместе с ней чуть ли не замурлыкает. Словом, кошка - одно из самых удивительных животных! Недаром Господь наградил её девятью жизнями.
  
  Картины:
  
  - Белый кот. День.
  - Кот у боксёра на руках.
  - Лапки-царапки.
  - На страже.
  - Немо.
  - Отдохни!
  - Очень серьёзная кошка.
  - Спящая кошка.
  - Трёхцветная кошка, которая мечтает летать.
  - Чёрный кот. Ночь.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   По правде говоря, я не очень люблю тематику натюрмортов, в том числе никогда не смотрю передачи, посвященные гастрономии. Хоть кто-то и причисляет кулинарные изыски к разряду настоящего искусства, поглощение пищи что ни говори является довольно примитивным занятием, свойственным всем живым существам. К тому же переварить какие-либо продукты желудком гораздо проще, нежели ту или иную информацию - умом. Словом, пищевые продукты, как художественный объект, мне не интересны, поэтому в моих картинах на тему гастрономии всегда присутствует человек или же его присутствие само собой подразумевается. Он - главное действующее лицо: производитель компота, налитого им в банку ("Яблоки из компота"); человек принес домой яблоки, положил их на стол, но в этот момент у него лопнул пакет, и яблоки рассыпались по столу ("Два килограмма яблок"); позже, в ночное время, человек вернулся на кухню и увидел, что яблоки окрасились тенями от падающего на них лунного света ("Яблоки в темноте"). Если хотите знать, почему я так энергично взялась за яблочную тему, отвечу вопросом: "А почему змей-искуситель угостил Еву именно яблоком? Он что не мог дать ей ананас, манго, грейпфрут или банан? Всё это, надо полагать, в больших количествах произрастало в экзотическом библейском саду". Истинная причина того, почему яблоко явилось запретным плодом, никому не известна, но именно этот фрукт привел к появлению первородного греха, и с тех пор яблоко окутано ореолом мистики. Оно притягивает к себе и таит какую-то загадку. Разумеется, не я первая обратила внимание на то, что яблоко - это особенный фрукт с ничем не сравнимым вкусом. Про это и И.А. Бунин писал в повести "Антоновские яблоки". А уж про роль яблока в науке и говорить не приходится! После того, как физику Исааку Ньютону упало на голову яблоко, он сформулировал закон всемирного тяготения. И слава богу, что не кокос! Иначе не было бы ни физика, ни закона.
  
  
   Несколько картин я посвятила теме вина. Аналогично тому, как никто не откажется от аппетитного сочного яблока, во время застолья многие с удовольствием выпивают по бокалу вина. Интересно, что другое значение у этого слова вовсе не напиточное - вина! Будто речь идёт о чьей-то провинности, которая в том числе могла предшествовать вину или же явилась следствием его употребления. Без чего человек не может прожить? Конечно, без воды. Ее, в отличие от вина, необходимо пить помногу, чтобы не произошло обезвоживания и чтобы организм очищался от шлаков. На картине "Бутыли из-под минеральной воды" подразумевается, что кто-то их сплющил, а потом одна выпрямилась и обрела прежнюю форму, а другая осталась немного скрюченной и сгорбленной. Впрочем, процесс возвращения в прежнюю форму еще не закончился, и возможно, что сплющенная пластиковая бутыль еще окончательно выпрямится. Именно поэтому я изобразила эти бутыли набухшими, заполненными той субстанцией, которая позволяет им это сделать, будучи их внутренней силой. Как бутылку не сплющивай, а она все равно выпрямится. Всем бы людям такое свойство характера, чтобы с такой же легкостью восстанавливаться после психологической или физической травмы!
  
  Картины:
  
  - Бутыли из-под минеральной воды.
  - Два килограмма яблок.
  - Дегустация вин.
  - Официант подаёт вино.
  - Яблоки в темноте.
  - Яблоки из компота.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Я свою Наталию узнаю по талии... Есть у меня картины эротической тематики, поскольку без физического тела человека нет и быть не может, а телесное взаимодействие - это еще одна форма общения, помимо речевого. Наше тело независимо от нас сигнализирует окружающим о том, что с нами происходит. К примеру, прямая осанка, плавная походка, поднятая голова свидетельствуют о том, что у человека все в порядке; а сутулая спина, мелкий, семенящий шаг, опущенная вниз голова - о том, что мы не в своей тарелке, чем-то подавлены или чего-то боимся. Язык тела передает гораздо больше информации о нас, хотим мы того или нет: о нашем здоровье, вкусах, профессии, темпераменте и прочих личностных характеристиках. Вместе с тем сообщения, считываемые с позы, жестов и мимики бывают сложны для интерпретации, так как мотивы человеческого поведения иногда спрятаны, завуалированы. Бывает, что "телесное сообщение" опровергает вербальное. Типичная ситуация: кто-то говорит: "Нет", - но всем своим видом выражает согласие. Многие мои картины эротической тематики написаны в черно-белой гамме. Есть такая страшилка: "В черном-причерном городе на черной-причерной улице, в черном-причерном доме, в черной-причерной комнате стоит черный-причерный гроб, в котором лежит черный-причерный мертвец..." Некоторые слушают это, и от страха у них по телу начинают бегать мурашки. Для сравнения предлагаю другой вариант: "В черном-причерном автомобиле едет девушка с черными-причерными волосами, черными-причерными бровями и черными-причерными ресницами, с черным-причерным маникюром, в черном-причерном платье, черных-причерных туфлях..." Согласитесь, что слушать это даже забавно. Невольно задаешься вопросом: "Куда она в таком виде направилась? На концерт тяжелого рока? На бал готов? На праздник Хэллоуина? И вообще, кто эта девушка? Популярная рок-звезда? Ясновидящая или экстрасенс с телевидения? Глубокая пессимистка, которая, в конце-то концов, решила отправиться на приём к психологу?" Аналогично этому, людские тела, изображённые в черно-белых тонах, не пугают, а наоборот, кажутся более реалистичными. Черное и белое подчёркивают чистоту композиции, и реальное становится прекрасным, чем-то вроде иллюзии. Как в том анекдоте: "Шли мы по пустыне, и вдруг на холме показалось десять голых женщин!" - "И что?" - "Я же говорю: показалось!"
  
  Картины:
  
  - Вспышка.
  - Красная фигура.
  - Отдых.
  - Серая комната.
  - Татуировки.
  - Телесная композиция.
  - Чрезмерная.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Не зря один мудрец сказал, что лучше быть любимой и обожаемой врединой, чем никому не нужным совершенством. В следующей группе картин телесные изображения не несут в себе эротической нагрузки. В данном случае речь идёт не о красоте тела, а о психологической сущности: внутреннем росте и самосовершенствовании ("Душа"), об участии в общем деле ("В гору" и "Девушки в красном"), о любви ("Педро, Мария, море" и "То, что осталось от Будды"), о радости слияния с окружающим миром и природой ("Девушка с распущенными волосами", "Дачный бум", "Купание 1" и "Купание 2"). Остановлюсь подробнее на диптихе "Купание 1" и "Купание 2". Тема водных процедур у меня - одна из самых любимых, потому что вода очищает, расслабляет и в то же время заряжает позитивом. Если удалось провести отпуск на море, то воспоминание об этом будет согревать душу ещё как минимум год. Про это есть анекдот. Объявление в санатории: "Господа отдыхающие, фотограф ждет вас на фоне санатория. Кто не сфотографируется, тот уедет от нас без памяти". Вот и меня водные процедуры оставляют без памяти... о плохом, надоевшем, неразрешенных проблемах и накопившейся от всего этого усталости.
  
  
   На картине "Купание 1" женщина стоит в ванной комнате, а на картине "Купание 2" - на фоне морского пейзажа. На одной картине она находится в замкнутом пространстве, в помещении с тусклым светом, в то время, как на другой - в открытом пространстве, на залитом солнцем пляже. Этим обусловлено различие стилей, которыми написаны обе картины. Первая - с четко очерченными силуэтами, строгая и немного зажатая, а вторая - абстрактная и раскрепощенная. Картина "Купание 1" отражает менталитет женщины, для которой материальное стало настолько важным и персонализированным, что напрочь вытеснило нематериальную составляющую её жизни. Именно поэтому вещи на картине занимают не меньше места, чем сама женская фигура, и фокусируют на себе внимание. В картине "Купание 2" все наоборот: материализм утрачивает своё значение, и на передний план выходит духовность, как источник энергии, обновления и внутренней свободы. Взгляд купальщицы обращён к бескрайним морским просторам, а материальные объекты (сумка и полотенца) не контрастируют с фоном окружающей обстановки, поскольку не имеют никакого значения.
  
  Картины:
  
  - В гору.
  - Дачный бум.
  - Девушка с распущенными волосами.
  - Девушки в красном.
  - Душа.
  - Купание 1.
  - Купание 2.
  - Педро, Мария, море.
  - То, что осталось от Будды.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Говоря о схемах, вспоминается чеховское: "Краткость - сестра таланта". К примеру, немногим известно, что полное имя художника Пабло Пикассо звучит так: Пабло Диего Хосе Франсиско де Паула Хуан Непомусено Мария де лос Ремедиос Сиприано де ла Сантисима Тринидад Мартир Патрисио Руис и Пикассо. Вряд ли кто-то в состоянии запомнить и произнести такое длинное имя. Но если эту словесную цепь существенно сократить, убрав в стандартную схему, состоящую всего из двух слов: "имя - фамилия", то задача значительно упрощается, и запомнить, как зовут этого человека, уже несложно. Без акцентировки на главном и упорядочения наше восприятие забуксовало бы в смысловой неразберихе. Некоторые мои картины - это напоминание о том, что схемы в природе существуют, и обобщающее отображение их сущности. Анекдот по теме: "Командир приказывает солдатам: "Так! Копать здесь, здесь и здесь! А я пока схожу, узнаю, где надо...""
  
  Картины:
  
  - Дорожные знаки.
  - Солнечный день с дождем и радугой.
  - Этот сложный мир.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Далее следует группа картин философской тематики. Предчувствую чью-то реакцию в предвкушении длинных и занудных комментариев: "Короче, Склифосовский!" Да я и сама не в восторге от заумных фраз и изречений, которые больше запутывают, нежели что-то разъясняют. В качестве примера приведу два диаметрально противоположных утверждения, каждое из которых по-своему правильно: "Когда двое делают одно и то же, то одному это можно делать безнаказанно, а другому - нельзя" и "Самая большая глупость - это делать то же самое и надеяться на другой результат". Вот и думайте, каким из них руководствоваться! Как правило, люди, не имеющие отношения к живописи, полагают, что картина является точным воплощением первоначального замысла у художника. В принципе, так оно и происходит при написании портретов, натюрмортов, пейзажей и цветочных композиций, выполненных в реалистическом стиле. Однако если вы взялись за работу концептуального характера, то ещё не факт, что в конечном итоге создадите именно то, что было задумано вами ранее. В процессе создания картины концепт может существенно расшириться, сузиться, а может, и вообще переместиться в какую-нибудь другую изобразительную плоскость, при этом от первоначальной идеи не останется и следа. Вообще-то ничего странного в этом нет. Точно также при решении насущных жизненных задач мы их попутно корректируем. С кем не бывало: решили сходить в магазин за хлебом, а вернулись с двумя тяжеловесными и туго набитыми авоськами. Так или иначе, в моих, представленных на ваш суд картинах изначально задуманное воплотилось в жизнь. Как сказал бы философ: "Мысль материализовалась". А уж какова она в каждой картине - поразмышляйте над этим сами, если есть желание. Но если его нет, то можно на эти картины посмотреть и без особых раздумий. Как в том анекдоте: "Кто ты и что делаешь в моей квартире?!" - "Ой, мне вот сейчас не до философии..."
  
  Картины:
  
  - Вечность.
  - We Will Rock You.
  - Дума.
  - Изгнанные из рая.
  - Планеты.
  - Поединок.
  - Рыбьи глаза.
  - Симиос.
  - Таяние льда.
  - Я кукарача, я кукарача, а я чёрный таракан.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   О проблеме дискриминации женщин много сказано, написано и показано. Тем не менее искоренить ее сложно. До сих пор в современном обществе встречаются представители сильного пола, воплощающие в жизнь правило: "Сколько на жену не кричи, а ударить - всё же надежнее". Именно они - те, кто бьёт и кричит, в моём представлении похожи на каннибала, изображенного на картине "Женская дискриминация". Унижение и побои женщин происходят не только при закрытых дверях, но и на глазах у сторонних наблюдателей, которые обычно занимают позицию невмешательства. Однако, если не попытаться остановить человека, обижающего и унижающего женщину, то завтра "чужая проблема" может стать вашей или ваших близких.
  
  
   Похожая ситуация - у эмигрантов: их трудности жизни мало кого интересуют. Но не надо забывать, что всё на свете относительно, и нет никакой гарантии того, что вы сами или кто-то из вашего ближайшего окружения эмигрируете, и там, на чужбине, вместо ожидаемых позитивных перемен в жизни, попадете в рабское и унизительное положение. Обе мои картины ("Одни говорят да, другие говорят нет" и "В тени") были отобраны в числе лучших для коллективных выставок на европейских конкурсах живописи, посвящённых проблеме дискриминации. Замечу, однако, что, ни мои работы, ни работы других эмигрантов конкурсное жюри не отметило дипломами и премиями. В Европе рассчитывать на победу даже на конкурсах, посвященных теме расизма и дискриминации, могли только коренные европейцы.
  
  
   В картине "Одни говорят да, другие говорят нет" я постаралась отобразить реакцию коренных жителей на эмигрантов. Мимика одних свидетельствует о ярко выраженном неприятии этой категории населения, а другие, наоборот, им очень рады. Как правило, доброжелательное отношение к эмигрантам в Европе проявляют лишь выходцы из эмигрантской среды, то есть дети эмигрантов или другие близкие родственники не местного происхождения. На картине "В тени" представлены две наиболее распространенные формы дискриминации эмигрантов: ущемление прав в сфере труда и неприятие иных культурных традиций и религиозного мировоззрения. Персонажей своей картины я изобразила абсолютно голыми, чтобы продемонстрировать их социальную незащищённость. Фигура женщины, пытающейся загородить свое лицо руками, свидетельствует об отторжении европейским обществом мусульман. Причиной этого является страх перед терроризмом и предрассудки относительно низкого уровня культуры представителей этой религии. Таковы главные препятствия на пути интеграции мусульман в европейское общество. Мужскую фигуру я лишила черт лица и вывела на первый план его мускулистое тело, чтобы подчеркнуть существующую в современном европейском обществе тенденцию: принимать эмигрантов лишь на тяжелые и плохо оплачиваемые работы, игнорируя их знания, умения и профессиональный опыт, полученный в других сферах деятельности.
  
  Картины:
  
  - В тени.
  - Женская дискриминация.
  - Одни говорят - да, другие говорят - нет.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Следующую группу картин я назвала "Люди, животные, вещи". Всё просто, обыденно и прозаично. Они - про наше бытие. Работая над этими картинами, мне не раз приходилось размышлять над сущностью того, что нас окружает, и всевозможными параллелизмами. Взять, к примеру, холодильник, о котором говорится, что это - наглядный пример того, что не важно, какой ты снаружи, главное, что у тебя внутри! В картине "Коллаж" одна реальность - обыденная и к тому же слегка наскучившая (унылые дома, причал с лодками, соборная площадь, черно-белые буренки), в то время как другая - вымышленная - позволяет увидеть прекрасную незнакомку, громадного бегемота, разноцветные витрины и животных необычной расцветки. Хотя, что в этом непонятного? Когда быт сидит в печенках и надоевшая рутина "давит на мозги", кто-то садится за написание книги, кто-то принимается за вязку ажурных воротничков, а кто-то просто пьёт чай, смотрит в окно и предается мечтаниям. А бывает, что на человека наваливается состояние запредельной усталости, преследует ощущение безысходности, тупика, и он чувствует себя обессиленным, измученным, разбитым ("Надлом"). В другой ситуации трудно принять важное решение, так как количество "за" и "против" одинаково ("Два в одном"). Хотя считается, что голова болит чаще всего у женщин, в противовес этому стереотипу на обеих картинах я изобразила мужчин. А про женщин расскажу такой анекдот. Одна дама приходит к священнику и давай жаловаться: "Святой отец, у меня вот уже долгое время ужасно болит голова, просто спасу нет, разламывается..." Далее следует подробнейшее описание головных болей, сопровождаемое криками, стонами, слезами и другими эмоциями. Это продолжается два часа. Вдруг женщина прерывается и говорит: "Ой, что это? Святой отец, это просто чудеса! Вы обладаете волшебным даром - благодаря вашему участию моя головная боль бесследно исчезла!" - "Нет, вы ошибаетесь: она не исчезла, а перешла ко мне".
  
  
   В картине "Фотошоп" центральная идея - это компьютерные программы, с помощью которых можно разнообразить, или наоборот, ошаблонить любое изображение. Есть такой анекдот. Заходит в троллейбус девушка в короткой маечке, без бюстгальтера, натянутой на грудь большого размера, а на этой майке в районе груди написано: "Это не Photoshop!" Поразмышляв на тему компьютерных модификаций изображения, я сделала небо похожим на море, море - на небо, а людей - схематичными и похожими друг на друга. В картине "Карманы" - ребёнок и собака воспринимают окружающий их мир, как игру и цветные картинки. Все для них ново, интересно и таит в себе загадку, наподобие содержимого карманов окружающих их взрослых. Когда я писала картину "Большой человек", в мыслях у меня крутились расхожие фразы: "Все мы немного дураки, кроме начальства" и "У начальства, как и у женщин, нет правил, а есть только настроение". Эта картина автобиографична, так как в эмиграции мои жизненные перспективы целиком и полностью зависели от чиновников, принимавших решение о выдаче очередного документа или справки. Жизнь женщины на картине "Мать, сын, собака" проходит в заботах о своих домочадцах. При этом каждый дёргает её за верёвочку, как марионетку из кукольного театра, ставя себе в услужение. Все домашние заботы ложатся на её хрупкие плечи. Спросите, сколько ей лет? Отвечу другим известным выражением: "Возраст определяется не по годам и не по количеству прошедших дней рождений, а по количеству зверски убитых иллюзий". Мир этой женщины ограничен четырьмя стенами и семейными заботами. В общем, ей не до иллюзий. О чём идёт речь в остальных картинах, попробуйте догадаться сами, это несложно.
  
  Картины:
  
  - Большой человек.
  - Два в одном.
  - Карманы.
  - Коррида без шпаг.
  - Коллаж.
  - Коллега.
  - Мать, сын, собака.
  - Надлом.
  - Сидящая перед телевизором пара.
  - Три.
  - Ужин.
  - Фламенко.
  - Фотошоп.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Наверняка кто-то посмотрит на написанные мною портреты и скажет, что тема "людей вообще" у меня есть, но нет "человека в частности". Абсолютно с этим утверждением согласна. Более интересной задачей для меня является изучение человеческой природы как таковой, нежели характеристик отдельных личностей. Приходится выбирать между общим и частным. Опытные портретисты говорят, что, когда пишешь чей-то портрет, необходимо изучить этого человека, разглядеть его характерные личностные черты. Сделать вывод о характере человека можно по его взгляду, осанке, одежде, и даже по рукам. В частности, если они с силой обхватывают ваше горло, это значит, что человек очень расстроен. На вопрос, почему я не пишу автопортретов, отвечу словами известного художника Густава Климта: "Я никогда не писал автопортретов. Меня гораздо меньше интересую я сам в качестве предмета картины, чем другие люди ... Во мне нет ничего особенного. Я художник, пишущий день за днём... Кто хочет что-нибудь обо мне знать... должен внимательно рассмотреть мои картины". (Из сочинения "Комментарий на несуществующий автопортрет"). Полагаю, что картина "Ветер" и прочие дают представление о том, что меня постоянно "уносит" от конкретных портретных характеристик в сторону образности.
  
  Картины:
  
  - Астролог.
  - Ветер.
  - Готика.
  - Дед.
  - Комик.
  - Критик.
  - Курильщик сигар.
  - Музыкант.
  - Наброшенная на плечо шаль.
  - Сатирик.
  - Солнцезащитные очки Терезы.
  - Улыбка. Собирательный образ художницы Н. Гончаровой, испанской королевы Софии и древней римлянки.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  ******
   Триптих под названием "Сближение" я посвятила воссоединению четырех главных мировых религий, коими являются христианство, ислам, иудаизм и буддизм. Я верю в Бога, а ещё в то, что церковь должна верующих всех мастей объединять. Бог един, и он помогает людям управлять своими мыслями и поступками. Как известно, в основе каждого поступка лежит мысль, она первична. Виктор Гюго писал в романе "Отверженные": "Некоторые мысли - те же молитвы. Есть мгновения, когда душа, независимо от положения тела, - на коленях". В этом смысле религиозное воспитание глубже обычной педагогики, нацеленной исключительно на коррекцию поведения. В отличие от неё, религия совершенствует человека изнутри, учит его пониманию, что такое добро и зло. Религия заставляет человека задуматься о собственной духовности, о том, насколько он добросердечен. Тот или иной поступок может быть формально хорошим. Это когда человек что-то делает, понимая, что так надо, что таковы нормы человеческого поведения, но в душе сомневается в правильности своего поступка. Религия помогает очистить мысли от этих сомнений и позволяет стать человеку поистине добрым, сочувствующим и готовым всегда прийти на помощь. Именно этим все религии близки и похожи друг на друга, поскольку подводят к пониманию необходимости сеять добро. О воссоединении главных религий в одну много сказано, написано, и вероятно это когда-нибудь произойдет. Единственным препятствием на этом пути являются различия в религиозных обрядах и обычаях, относящиеся к тому или иному вероисповеданию. Иначе говоря, за каждой религией закреплен ряд культурных традиций, которые соблюдаются верующими и которые укоренились в их психологии. Тем не менее идея сближения храмов разных конфессий реальна, рано как и достижение духовного сближения у людей различных вероисповеданий.
  
  
   На картинах триптиха "Сближение" я изобразила православный храм, буддистский, мечеть и синагогу. Объясню, почему я отдала предпочтение православному храму, а не католической или протестантской церкви. Как известно, основными направлениями в христианстве являются католицизм, православие и протестантизм. С протестантизмом, по правде сказать, я не знакома, а католицизм на сегодняшний день зарекомендовал себя, как шайка мошенников и педерастов. В самом центре Европы процветает государство Ватикан с проживающим там высшим руководством римско-католической церкви, которое умышленно покрывает распространенную в своих кругах педерастию, и никто им не указ: ни широкая общественность со средствами массовой информации, ни полиция, ни служба Интерпола. Как и в прежние времена, наказание "проштрафившегося" педераста ограничивается переводом его на службу в другой католический храм, где о его половых извращениях прихожанам ничего не известно. Лишь в крайнем случае, особо рьяных, неисправимых священников-педерастов католическая церковь высылает за пределы Европы, преимущественно в страны Африки и Латинской Америки, с тем, чтобы руки правосудия никогда до них не дотянулись. Сложившаяся ситуация длится, как минимум, столетие, и верховные правители католицизма напрочь отказываются сотрудничать с полицией, чтобы передать в руки закона всех имеющихся в их среде педерастов. Причина этого ясна как день: если обществу станет известно, какое количество преступников, совершивших и продолжающих совершать насилие над детьми, скрывает в своих рядах католическая церковь, приверженцев у этого религиозного течения просто-напросто не станет. Пока же католические священники-педерасты продолжают совершать свои преступления во всех точках планеты, а папа римский как ни в чем ни бывало вещает о мире во всем мире, необходимости помогать страждущим, о терпении и сострадании, которое, кстати сказать, было проявлено католической церковью по отношению к насильникам и убийцам. За крупные денежные взносы католики отпускали грехи преемникам фашизма, а еще католическим монашкам, которые на протяжении долгих десятилетий крали детей у рожениц и продавали этих малышей в богатые семьи, пополняя тем самым церковную казну. Поразительно... Как же так? Современное общество сумело вылечиться от расизма, шовинизма и других тяжелых "болезней", но с проблемой процветающей среди католических священников педерастии никто справиться не может. Неужели руки коротки? Или нет желания разрешить эту проблему раз и навсегда?
  
  
   И все же воссоединение основных религий нужно начинать уже сейчас. В основе мировоззрения всех истинно верующих лежит идея добра, поэтому необходимость духовного сближения всех верующих является главной темой моего триптиха. На картинах все четыре храма пространственно сближены, но не формируют единого ансамбля, поскольку речь идет о духовном воссоединении в качестве условия для последующего сосуществования в едином религиозном пространстве. Именно духовное сближение должно решить раз и навсегда проблему взаимного неприятия. Люди должны осознать, что только доброе отношение друг к другу, независимо от религиозной принадлежности, изменит мир в лучшую сторону. Иначе говоря, совершать добрые поступки необходимо не только по отношению к человеку своего вероисповедания, но и любого другого: христианин должен помогать буддисту, иудею, мусульманину, и наоборот. Только в этом случае можно говорить об истинной духовности, которая реализуется в повседневной жизни и которая делает человеческую жизнь легче, радостней и счастливее.
  
  Картины:
  
  - Сближение 1.
  - Сближение 2.
  - Сближение 3.
  
  Указанные картины находятся на сайте: https://gallerix.ru/
  Ссылка: https://luchluch.in.gallerix.ru/expo/akril/
  
  
  
  
Оценка: 9.25*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Т.Осипова "Дыхание будущего Сборник фантастических рассказов" (Киберпанк) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 5) Древние боги" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"