Льюис Диана: другие произведения.

Ястреб. Глава 11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья


   Едва потеплело, Дейк надел военную форму. До побережья по уже знакомой дороге добрался часа за два. Оказавшись в посёлке, ехал медленно, поглядывал по сторонам в надежде увидеть ту девушку с зелёными глазами. И всё время думал, что ей скажет, когда встретит, как объяснит превращение из хааса в офицера. Или, может, она его просто не узнает?
   Люди неспешно занимались повседневными делами, никто не обращал на него внимания. В одном из дворов под навесом Дейк увидел ткацкие станки, в другом - гончарный круг и десятки глиняных мисок и кувшинов, ждущих очереди на обжиг. На пристани расположилась целая артель из женщин и девушек, стирающих чужое бельё. Часть центральной площади посёлка занимал рынок, и торговля там не прекращалась даже на праздники. Подъехав к базару, Дейк спешился. Он мог не тревожиться за свой кошелёк, ведь его у него даже не было. Впрочем, ни воришек, ни нищих он не заметил. Двое солдат, встретившихся на пути, отдали честь и двинулись дальше. Придерживая коня за седло, Дейк прошёлся по всем ларькам, и внимательно рассмотрел каждый. От обилия разнообразных товаров под конец в глазах у него начало рябить, однако зеленоглазую девушку, к своему огорчению, Дейк так и не увидел.
   Выбравшись с рынка, он двинулся дальше вдоль домов. Тишина и спокойствие в посёлке удивили. Дейк ожидал увидеть, как и в Болярии, суету и множество людей. Однако быстро понял: жизнь боляр в Солнцегорье мало чем отличалась от жизни хаасов. Разве что домами, потому что лесные жители их не строили. То и дело на глаза ему попадались настоящие хоромы, и это не удивляло: ведь в Солнцегорье первыми начали переселяться именно состоятельные люди. Дворы таких поместий, как правило, окружали высокие заборы, и это Дейку не нравилось: если хочешь, чтобы в твою жизнь не заглядывали, селись на расстоянии. Здесь, в Солнцегорье, это было несложно.
   Небогатые люди жили по краям посёлка, избы их были простыми: как правило, в один этаж, с малым количеством окон и почти без пристроек, а вот участки их оказались больше по размеру. Наверное, решил Дейк, чтобы выращивать всё самим, ведь возможностей заработка здесь было немного. Тут, на побережье, почва была беднее, чем в долине Барса, содержала много песка, и поэтому посёлок вытянулся вдоль реки: ведь каждый из поселенцев нуждался в обильном поливе своего участка. Тем не менее, земли хватало всем, и нищих, как в Болярии, просто не было. Дейк не понимал одного: кому тогда здесь нужна война? Ведь две народности спокойно могли жить в мире. Так, может, всё дело было в самом Лисе?
   Добравшись до конца посёлка, он остановился. Некуда было торопиться, и он совершенно не представлял, что делать дальше. И в этот момент послышался топот копыт. По дороге от посёлка прямо на него неслась лошадь, всадник едва держался в седле. Дейк в сторону отходить не стал, глянул на кобылу: "Тихо, сестра, тихо". Ошеломлённая встречей с отшельником, лошадь резко остановилась, и всадник-таки не удержался на ней. Успев заметить, что это девушка, Дейк подхватил её, но на ногах не устоял, и на землю они упали вместе. Боль от удара спиной об камень заставила его стиснуть зубы. Девушка тут же вскочила:
   - Вы целы?
   - Надеюсь, - выдавил из себя Дейк. - А вы?
   - Благодаря вам - да.
   Руки-ноги двигались, это главное. Ощущая боль, Дейк осторожно поднялся. Виновница-лошадь тихо щипала травку, и он заметил:
   - С ней-то точно всё в порядке, больше не понесёт.
   - Надеюсь, - ответила девушка. - Вы местный? Я вас не помню.
   - Я тут родился, - пояснил он и представился: - Дейк.
   - Ильяна, - назвалась она, оглядев его с ног до головы. - Служите в форте?
   - Нет. Давайте провожу?
   - Буду вам очень благодарна.
   Девушка была совсем не та, которую он искал, но любое знакомство сейчас только на пользу. Он проводил Ильяну до дома.
   - Будьте осторожнее, - попросил он, прощаясь.
   - А это уж как повезёт, - ответила Ильяна. - Заглядывайте в гости, буду рада.
   - Обязательно.
   Больше в посёлке Дейк задерживаться не стал, лишь заехал к отчему дому. В прошлый раз ведь так и не рассказал родителям, как учился. Он присел под берёзой и начал вспоминать.
  
   На своей исторической родине Дейк до этого не бывал. Болярия встретила дождём. Запылённые серые улочки, залитые водой, запруженные экипажами и толпами людей, привели его в шок. Он ещё не видел ни такого количества людей, ни настолько резких контрастов в одежде и манерах. Сливки общества, разодетые по последней моде, выделялись надменной напыщенностью, среднее сословие выглядело немного приятнее, но вид имело такой же запылённый, как и улицы портового города. А на бедняков до того жалко было смотреть, что Дейк постарался покинуть город поскорее.
   Военное училище находилось за чертой серенького городишки, что несказанно обрадовало юного Саймора. Ряды курсантов, чеканящих шаг под дождём на широкой площади училища, ошеломили Дейка. Та же участь, видимо, в недалёком будущем ждала и его. Впрочем, с этим он готов был смириться, было зачем.
   Курсанты жили в общежитии по одному, но комнатушки были крохотными: шкаф для одежды, кровать, стол да камин. Заселившись, Дейк переоделся в сухое и разжёг огонь. Вроде лето, а он замёрз, как зимой. Что же будет дальше? Пока не начался учебный год, приходилось присматриваться и осваиваться.
   Новички выделялись гражданской одеждой и отсутствием оружия. К концу лета их ощутимо прибавилось. Многие курсанты смотрели на новеньких свысока, то и дело возникали потасовки. В один из вечеров, ещё до наступления учебного года, Дейк бродил по окрестным лугам. Он заметил, как за ним увязалось двое курсантов. Это не пугало: он умел постоять за себя. Не зря же мальчишки-хаасы прозвали его Ястребом. Он легко мог уйти от слежки, но не видел смысла: всё равно достанут. Не сегодня, так потом. Дейк сознательно направился к дальнему озеру, ведь большинство потасовок случалось именно там.
   Он не ошибся, человек пять вышло навстречу. Дейк узнал главаря: отучившись только пару лет, забияка-дуэлянт Стевенсон стал известен всему училищу. Некоторые старшие курсанты, не желая связываться, обходили его стороной. Что уж говорить про новичков?
   - Кто такой? - остановил он Дейка.
   - Саймор, - ответил Дейк, взглядом изучая компанию.
   - А я - Стевенсон, слыхал?
   - Слыхал, и что?
   Ответ Дейка удивил забияку.
   - Ты дурак, - не понял он, - или прикидываешься?
   - Дурака здесь вижу только перед собой, - огрызнулся Дейк.
   - Да ты откуда такой взялся? - воскликнул Стевенсон. - Вроде на одном языке говорим, да тебя фиг поймёшь. Чужой ты здесь. К тому же дерзкий слишком, но это как раз мы быстро поправим. - Он ухмыльнулся. - Драться-то умеешь, или только зубы скалить?
   Дейк улыбнулся:
   - А ты проверь.
   Мысль о драке неожиданно принесла ему удовольствие. Дейк понял, чего ему не хватало последние два года: всё детство он дрался со сверстниками. Как он был бы рад сейчас увидеть тех мальчишек живыми! Это ведь благодаря им он привык быть настороже, а слух его обострился до предела. Ему не было нужды оборачиваться, чтобы понять, откуда придёт удар, он его просто слышал. К тому же Саймор-старший многому успел научить: Дейк понял это, когда с лёгкостью уложил четверых, а остальные в нерешительности остановились.
   - Что, - в запале спросил он, - желающих больше нет?
   Стевенсон, сплюнув, отступил:
   - Встретимся, когда меч получишь.
   Мечи получали в начале осени. На плацу возле парадного входа выстроились все курсанты. Разумеется, настоящее боевое оружие ученикам не выдавали: вплоть до последнего года обучения курсанты носили малый меч, который с улыбкой называли "Джо". Сражения среди учеников случались нередко, начальство этому не препятствовало. Но за ранение на дуэли из Георгиевки исключали. При таких условиях весьма популярны стали традиционные бескровные поединки: срезавший оружейный пояс противника считался победителем.
   Путь за мечом лежал перед строем старших учеников и преподавателей. Новоиспечённый курсант, чеканя шаг, проходил длинный путь, присягал императору, получал оружие и потом так же возвращался в строй. Тогда Дейк впервые увидел императора Георга. Белые одежды, белый ремень, разукрашенная золотом рукоять меча, на ножнах - герб царствующего дома Болярии. И жёсткий взгляд, которому хотелось подчиниться. Принося присягу, Дейк осознал, что помимо долга перед родителями есть не менее важный долг перед страной. Правда, родиной его была не Болярия. Он хорошо помнил тот день, но не только потому, что получил меч и увидел Георга. Тем же вечером Стевенсон постучался в дверь его комнаты.
   - Дуэль, - коротко сказал он, когда Дейк открыл. - Сейчас. У озера.
   Поединки в день посвящения случались крайне редко, за дуэлянтами увязалась толпа. Дейк волновался: это был первый в его жизни настоящий бой на мечах. Тренировки с отцом, хоть и до седьмого пота, в счёт не шли. Сотоварищи Стевенсона предвкушали победу, кричали обидные слова, но Дейк не обращал на них внимания.
   "Не смотри в глаза противника, - учил его отец, - не принимай всерьёз его слова и не говори лишнего сам. Не смотри на его меч, иначе этот меч убьёт тебя". А ведь это непросто. Одно дело, когда рядом отец. Или брат. В этот момент Дейк остро ощутил отсутствие друзей. Возможно, кто-то из зрителей ему сочувствовал, большинству же было просто интересно.
   Он удивился, насколько нетрудно оказалось отражать атаки опытного дуэлянта, поединок даже увлёк его. Похоже, Стевенсон совсем не знал, чему учил Дейка отец. С лёгкостью уходя от нападения в очередной раз, Дейк успокоился и даже начал улыбаться. Стевенсона же это разозлило:
   - Долбаный дрок!
   Принадлежность к роду дроков в Дейке выдавали синие глаза: все знали, что это передаётся по наследству. Сказания гласили, что в прежние времена с дроками во владении мечом не было равных. Более того, много веков назад вместо нынешней Болярии существовала Великая Дрокия. Ничего обидного Дейк в этом не видел, однако промолчать не смог.
   - Трус! - крикнул он в ответ.
   Серия яростных ударов заставила Дейка отступать. До него вдруг дошло, что противник бьётся уже не просто за ремень. На кону была репутация, проиграть Стевенсону не позволила бы гордость. Но Дейк тоже уступать не собирался. Оба раскраснелись и взмокли от пота, бой шёл всерьёз. К чему он мог привести, никто так никогда и не узнал: дуэлянтов растащили подоспевшие преподаватели.
   - Мы не закончили! - тяжело дыша, Стевенсон безнадёжно пытался вырваться из рук офицеров.
   - Убивал я таких, - в тон ему ответил Дейк. И это не было ложью, Стевенсон это понял.
   Их обоих привели в кабинет управляющего. Стевенсон досадовал, но в присутствии старших сдерживал себя. У Дейка причин злиться не было, однако он понимал, что без внимания его слова, хоть и произнесённые сгоряча, вряд ли оставят. Они долго ждали командора, а когда тот появился, Стевенсона и сопровождающих офицеров отпустил довольно быстро. Они с Дейком остались в кабинете вдвоём.
   - Как зовут? - спросил командор.
   - Дейк Саймор.
   - Первый курс?
   - Да.
   - Приезжий?
   - Да.
   - А ты знаешь, что я могу тебя исключить?
   - Я ведь его не ранил!
   - А ты помнишь, что ты сказал?
   Дейк опустил взгляд. Он много раз успел пожалеть, что не сдержался:
   - Помню.
   - Повтори.
   - Я сказал... Я сказал, что убивал таких.
   Командор долго молчал, изучая его. Дейк на него не смотрел. В его понимании Стевенсон недалеко ушёл от Лиса, оправдываться он не собирался.
   - Объясни.
   Вместо ответа Дейк расстегнул верхние пуговицы рубашки и отвернул ворот, показывая шрам на груди. Поднял взгляд на командора:
   - Я защищался.
   - Здесь нет врагов, - тихо напомнил тот, - только курсанты. Прошу подобных слов больше не произносить.
   За всё время учёбы Стевенсон к нему больше не приставал. Их обоих тогда, конечно, наказали. В течение недели, в личное время после учёбы, определили на кухню помогать поварам. Носить дрова, топить печь, мыть посуду и полы. Стевенсону та неделя далась с большим трудом, Дейку он этого никогда не простил.
  
   Вместе с летом ушло тепло. Пригревало всё ещё ласковое солнце, хотя северный ветер явственно холодил. Ощущалось приближение зимы. По небу тянулись низкие тяжёлые тучи. Казалось, тронь их, и, как пух из перины, посыплет снег. Но снег не сыпал пока, тучи проливались дождём. Бывали дни, когда земля не просыхала, от промёрзлой сырости жухла трава, желтели и опадали листья деревьев. Привыкать к этому Дейку было тяжело. На его родине зима коротка, а дожди льют только ночью. Днём же солнце радует и землю, и людей. Не зря материк называли Солнцегорьем.
   Даже в дождь занятия не прекращались. После уроков, порой вымокшие насквозь, курсанты спешили в свои маленькие комнатушки, где каждого ждал камин. Дейк чувствовал, что ещё придёт время, когда без постоянного огня в доме будет совсем никак. Кое-кто из первокурсников бросал учёбу и уезжал домой. Для Дейка возврата не было.
   Вот уже несколько дней стояла ясная погода. Он лежал на ветвях одного из многолетних узловатых дубов, затерянных на территории училища. Листва уже пожелтела, но упрямо держалась. Занятия оказались очень насыщенными, а выходных от учёбы не было. Мышцы болели при каждом движении, мозг отяжелел от обилия новой информации. Ни думать, ни шевелиться не хотелось. Отдыхая, Дейк просто лежал и смотрел, как где-то в вышине ветер гоняет маленькие облака.
   Под тем же дубом пристроился один из первокурсников. Парень увлёкся чтением, и компанию Стевенсона заметил, лишь когда те оказались совсем рядом. Дейк решил не вмешиваться: с земли его всё равно не было видно. Ну, подерутся они, срежут ещё один ремень. Опыт ведь нужно как-то получать. Одногруппника Дейка это тоже касалось.
   - Что читаем? - один из курсантов вырвал из руки парня книжку. - О, про лошадей! Неужели интересно?
   - Отдай, - попросил парень, поднимаясь.
   - А ты поймай, - хохотнул курсант, перекидывая книгу одному из своих приятелей.
   Дейк скривился: дальше по сценарию парень должен был бегать за книгой от одного курсанта к другому. К его удивлению, одногруппник повёл себя иначе.
   - Придурок, - еле слышно сказал он.
   Курсант сжал кулаки:
   - Что ты сказал?
   - Что слышал. Сам-то, наверно, только драться и умеешь.
   Курсант растерялся. Вмешался Стевенсон:
   - Ты-то кто такой?
   Ответу парня Дейк улыбнулся:
   - Первокурсник.
   - Что ты чайник, я и так вижу. Джо у тебя есть, или ножны для красоты носишь?
   Парень промолчал, и тут Дейк сообразил, почему: его одногруппник с мечом пока не дружил, вызвать его на поединок было равносильно издевательству. Вот только Стевенсон этого не знал. Обречённо вздохнув, Дейк почти бесшумно спустился с ветвей на землю, оказавшись между одногруппником и курсантами. Узнав его, Стевенсон отшатнулся:
   - Дрок! И ты здесь?
   - Как видишь.
   Как Дейк и надеялся, забияка решил с ним не связываться. Ни слова не говоря, Стевенсон подал знак сотоварищам, и компания удалилась. Дейк повернулся к одногруппнику: лицо того было бледным, но в глазах страха он не увидел. И это вызвало уважение. Он протянул руку:
   - Дейк.
   - Дани, - ответил парень. - Я видел тебя у озера, когда ты надавал этому идиоту. Это было здорово. Я вот вообще раньше меч в руки не брал.
   - Ты бы так же смог, если бы учился у моего отца, - подбодрил его Дейк.
   - Ты меня научишь?
   - Конечно.
  
   Той зимой Дейк заболел. Вот уже несколько дней он чувствовал себя неважно. Саднило горло, подтекал нос. Всё детство Дейк простуду переносил на ногах. Вот и теперь сдаваться болезни не желал, упрямо ходил на занятия. Дни шли, но ему становилось только хуже. И вот однажды он отключился прямо на уроке.
   Он вновь попал в памятный день, когда был ранен, увидел брата перед собой. И вновь, задыхаясь от кашля, наблюдал, как падает подстреленный Волк. Всё тело горело, Дейк метался из стороны в сторону, но кошмар не отпускал. Пока, наконец, несколько тяжёлых пощёчин не привели его в сознание. Ему почудилось, что над постелью склонился брат.
   - Ты жив? - с надеждой спросил Дейк на хаасском, но тут же с горечью осознал ошибку.
   Брата, которого он только что видел перед собой, не было в живых уже более двух лет, во всяком случае, тогда он так думал. Глаза Дейка слезились, кашель рвал на части лёгкие, к тому же его мутило и бросало то в жар, то в холод.
   - Где я? - просипел он, голос почти пропал.
   - В госпитале, - вздохнул Дани, - уже неделю. Я боялся, что не очнёшься.
   Однако радоваться было рано: болезнь брала своё. День за днём Дейку становилось только хуже. Каждый раз, захлёбываясь кашлем, он возвращался в тот самый день и видел брата. В конце концов, Дейк заорал, что было сил:
   - Во-олк!
   Его же крик привёл его в сознание. Дейк сел на постели, сильно перепугав своего друга. Дани подскочил к нему:
   - Что?
   - Почему ты здесь? - вдруг прохрипел Дейк, повернувшись. Ему даже дышать было тяжело, не то, что говорить, но синяки под глазами Дани удивили его. - Ты что же, и по ночам тут сидишь?
   - Мы же друзья, - растерялся Дани. - И вообще, ложись, тебе нельзя вставать.
   Он заметил шрам на груди Дейка:
   - Ты был ранен?
   Дейк лёг, натянув одеяло.
   - Да.
   - А что ты говорил, когда бредил? - глаза Дани светились неподдельным интересом.
   Дейку совсем не хотелось объяснять:
   - Лучше ты расскажи о себе.
   - Ладно, - Дани опустился на стул рядом с кроватью. - Я родился на севере, там, где день встречается с ночью. Зимой солнца почти нет, обычно днём светает лишь на несколько часов, а зима длится целых полгода. - Дани улыбнулся. - Это очень непросто, когда шесть месяцев темно и холодно. Зато летом всё наоборот: светло даже ночью. Пять лет назад в наши края пришёл голод. У нас там и так мало что растёт, а тут еще холодное лето и дожди. В итоге неурожай. Зимой много людей полегло. Мама сильно ослабла, и отец перевёз нас в столицу, где еды было в достатке. Но маму это не спасло, мы всё равно остались без неё. Моя сестра её скоро уже и не вспомнит, ей тогда лишь лет семь было...
   Дани продолжал говорить, но Дейк ничего больше не запомнил. Под негромкий голос друга он погрузился в спокойный глубокий сон. С того момента болезнь начала отступать. А уже через неделю Дейка выписали. Он как раз надевал форму, когда в коридоре к Дани подошёл один из офицеров:
   - Курсант Верес? Вас ожидает командор.
   Недоброе предчувствие заставило Дейка поспешить с одеванием, он направился в кабинет управляющего.
   - Разрешите войти?
   Дела Дани, судя по всему, были плохи.
   - Курсант Саймор, - сказал командор, - я вижу, вы уже на ногах. Очень рад. Готовы приступить к учёбе?
   - Так точно.
   - Тогда приступайте.
   - Разрешите доложить?
   - Что там у вас?
   Дейк понимал, что это не по уставу, но всё же попросил:
   - Пожалуйста, не отчисляйте его.
   И тут же поправился:
   - Курсант Верес весь месяц провёл у моей постели. У него были весомые причины не посещать занятия.
   Дани не отчислили. Как и Дейка в своё время отправили на кухню помогать поварам. Когда в тот же вечер на кухне появился Дейк, его с улыбкой встретила Мэри, подрастающая дочь одного из поваров:
   - Опять что-то натворил?
   - Нет, - улыбнулся Дейк в ответ. - А что, добровольно к вам не прибывают?
   - Ты первый, - призналась Мэри, - но проходи, мы тебе рады.
   Заметивший его Дани удивлённо замер:
   - Дейк? Ты здесь зачем?
   - Мы же друзья, - отозвался Дейк.
  
   Когда подошла к концу первая долгая зима в жизни Дейка, он радовался возвращавшемуся теплу. Бродил по зеленеющим тропинкам окрестных земель, прислушивался к весёлому звону ручьёв, наблюдал, как из набухающих почек на деревьях прямо на глазах распускаются листья. После длинного перелёта возвращались птицы, и только теперь Дейк начал понимать, откуда зимой в Солнцегорье столько птиц. От созерцания природы его отвлекли пробегающие мимо взволнованные курсанты.
   - Что случилось? - остановил он одного из них.
   - Дуэль. Говорят, какой-то первокурсник Стевенсону отпор дал.
   Дейк поспешил следом, ему ведь тоже интересно было посмотреть. Когда он прибыл на место, поединок ещё не закончился. Первокурсник действительно бился неплохо, он довольно умело уходил от ударов. Правда, Дейку почти сразу стало ясно, что силы неравны. Почему Стевенсон не торопился с победой, Дейк понял, когда узнал его противника. Ведь это был Дани. Всю зиму они вместе тренировались с мечом, всего несколько месяцев Дани хватило, чтобы дать достойный отпор на дуэли. Дейк был рад. Для него не имели значения ни торжествующая ухмылка Стевенсона, ни то, что пояс Дани всё же был срезан. И это увидел друг в его взгляде некоторое время спустя.
  
   В последний год учёбы к основным занятиям добавили танцы и классы по этикету. Если с последним, благодаря родителям, у Дейка проблем не возникло, то с танцами сложности начались с первого урока. Он путал шаги, ноги сами вставали в боевую стойку, а руки, до смерти пугая партнёршу, по привычке пытались продолжить и довести до конца начатый приём. Это было настолько позорно, что Дейк на второе занятие просто не пошёл. Тем же вечером Дани появился в его комнате.
   - Ты что это? - начал он отчитывать друга, непривычно валяющегося на постели. - На последнем курсе из-за танцев вылететь захотел?
   - Сам видел, - Дейк отвёл взгляд, - какой из меня танцор.
   - Учитель танцев в детстве был?
   - Нет.
   Дани присвистнул:
   - Да ладно! Я же видел твоих родителей, нормальные люди. Всех детей учат танцам.
   - Мой отец учил меня держать меч. Брат учил бороться. Я дрался всё детство, и никаких других учителей у меня не было.
   Дани был настроен решительно:
   - Зато теперь есть. Я занимался этим с малых лет.
  
   Бальный зал чаще всего пустовал. По вечерам друзья занимали дальний угол, и Дани показывал танцевальные движения. Дейк честно пытался повторять. Сначала медленно и очень осторожно, словно младенец, только начинающий ходить. Учась переключаться с боя на танец, он привыкал к новым движениям. Сбивался с ритма, бесконечно путался во множестве па. Дани терпеливо поправлял его ошибки и раз за разом показывал одно и то же. Однажды вечером Дейк не выдержал:
   - И как ты это терпишь?
   Дани засмеялся:
   - А как ты терпел меня на первом курсе?
   В зал вошла девушка, увидев их, нерешительно остановилась:
   - Господа офицеры, что вы здесь делаете?
   Дейк не сообразил, что сказать, но Дани не растерялся:
   - Танцуем, а что?
   Она смутилась ещё больше, но вдруг их узнала:
   - Ой, мальчики, это же вы?
   - Мэри, - обрадовался Дани, - давно не виделись. Вот, обучаю Дейка танцам.
   - А ты что же, не умеешь танцевать? - удивилась Мэри.
   Дейк чуть сквозь землю не провалился.
   - Тебе, наверное, нужна партнёрша? Могу помочь.
   Друзья переглянулись: с этим было туго. На уроки танцев в училище привозили воспитанниц из пансионата, но те ведь тоже только учились. Дейк согласился, и с того дня дело пошло на лад. Ему понравилось вести партнёршу, приятно было ощущать её руки у себя на плечах. К тому же близость Мэри вызывала прилив особой энергии, после занятий танцами ему казалось, что может горы свернуть.
   Как-то в конце занятия Дейк набрался смелости:
   - Вечером ты свободна?
   - На свидание зовёшь? - улыбнулась Мэри.
   Первый раз всегда сложно, это Дейк понимал. В его жизни ещё не было отношений, однако он преодолел неловкость:
   - Зову. Пойдёшь?
   Мэри глянула на него так, словно провинилась:
   - Дейк, ты хороший, и поверь, я бы не отказалась.
   Он насторожился:
   - Но?
   - Но Дани тебя уже обогнал.
   - Что ж, - Дейк отвёл от неё взгляд, - спасибо за уроки.
   Она расстроилась:
   - Ты больше не будешь заниматься?
   - Нет.
  
   В день последнего экзамена их подняли ещё до рассвета. Пока всё училище досматривало последние сны, выпускников выстроили на плацу.
   - Ваша задача, - сказал командор, - найти и взять крепость первыми. Вывесить свой флаг на глазах у Его Величества. Одно вы должны помнить: крепость будут охранять его офицеры. Это значит, - он сделал паузу, - из настоящей боевой армии. Каждый из них будет защищать свой флаг, пока с его плеча не снята белая повязка. Вы должны показать, на что способны. Вы должны доказать, что восемь лет учились здесь не напрасно. Итак, вас двадцать человек. Каждые пятеро - отдельный отряд. Получайте карты и покажите, кто из вас лучший!
   Когда карта попала в руки Дейка, он понял: задача не из простых. Больше сотни километров по болотам и горам. Без снаряжения, еды и воды. А потом ещё и захват крепости.
   - По реке пойдём, - предложил он своей группе.
   - Как? - уставилось на него четыре пары глаз.
   - Что, - удивился Дейк, - в детстве плоты не вязали?
   - Как-то не доводилось, - признался Дани. - Но мне нравится твоя мысль.
   - Ну да, - поддержали остальные, - так и силы сбережём.
   Вот только к вечеру зарядил дождь и лил всю ночь. Они сделали привал после полуночи, всё равно на реке ничего не было видно. В густом ельнике, где посуше, пристроились до утра. К рассвету, когда дождь перестал, Дейк обнаружил рядом целую поляну вешенок. О костре можно было только мечтать, и вешенки были моментально съедены сырыми.
   К полудню расстались с плотом, оставалась лишь пешая часть пути. Больше они не останавливались. Двигались быстро, насколько могли. К рассвету третьего дня голодные, уставшие и злые, они добрались до нужного места. К крепости вёл овраг, который после проливного дождя превратился в мутную грязную канаву. Они прошли по нему до самой стены.
   Нашли все пять дверей, обозначенных на карте. Только одна из них вела внутрь, остальные соединялись лабиринтом. Открыв и внимательно исследовав каждую из дверей, долго решали, какую выбрать. Пока они спорили, другая группа опередила их. Теперь для победы следовало обойти соперников.
   Знамя всю дорогу Дани хранил обёрнутым вокруг груди. Ещё в овраге подобрав подходящую палку, теперь привязал к ней ткань. Соперников они догнали, и обе группы ворвались во двор крепости одновременно. Их ещё не ждали; отрываясь от завтрака, офицеры бросились навстречу курсантам. Почти не встретив сопротивления, оба отряда выпускников оказались на ступенях лестницы, ведущей в башню. Здесь все и сошлись.
   С одежды курсантов стекала вода вперемешку с грязью, каменная лестница моментально стала мокрой. Поскользнувшись, Дани упал. Флаг он не выпустил, но, не удержавшись на ступеньке, скатился вниз на целый пролёт. Дейк подскочил к нему:
   - Ты в порядке?
   Дани рванулся встать, но, застонав, упал обратно. Перелом, сразу понял Дейк. Склонился к другу:
   - Знамя давай!
   Дани передал флаг:
   - Беги!
   Дейк ринулся обратно по лестнице, но его, отрезав от других курсантов, окружили офицеры. Дейк глянул вверх: чужой знаменосец почти поднялся на башню. Пока он тут будет сражаться с офицерами, другая группа победит. Проиграть вот так? Заткнув флаг под рубаху на спине, он прыгнул на стену. Никто этого не ожидал.
   - Стой! - закричали ему офицеры. - Сорвёшься!
   В его планы это не входило. Дейк упрямо полз по стене. Наверху, над ним, развевалось офицерское знамя. Когда-то Волк учил его лазать по скалам, здесь не сложнее. Каждый шаг - три точки опоры. Башня сложена из кирпича, по ней, как по площади, гулять можно.
   Выбравшись на самый верх, Дейк огляделся: защитников башни почти вывели из боя, два отряда сражались между собой за первенство, над коленом Дани склонился врач. А с соседней стены за битвой наблюдал император.
   Дейк выдернул флаг, паривший над башней, и водрузил знамя, что держал у себя за спиной. Тяжёлая ткань никак не хотела расправляться, пока, наконец, резкий порыв ветра не подхватил её, окатив брызгами и так уже мокрого Дейка.
  
   Завтракали все за одним длинным столом. Голодные выпускники накинулись на еду так, что только ложки стучали. На них поглядывали с улыбкой, и Дейк всё ожидал шуточек. Однако старшие офицеры уже приняли их как равных, и ни насмешек, ни колкостей так и не прозвучало. И от этого стало так легко, что после сытного завтрака курсантов, нечеловечески уставших, сморило прямо во дворе. Дейк тоже был бы рад поспать, однако он вырос в озёрном краю и больше всего сейчас хотел освежиться. На карте рядом с крепостью он видел водоём, и теперь мечтал до него добраться. Можно ли курсантам выходить за стены, Дейк не знал, но спрашивать не стал. Выбрав момент, отправился к озеру.
   Раздевшись, он с удовольствием нырнул в воду. Здешняя местность ничуть не походила на родную землю, но это купание хотя бы немного напомнило ему дом. Он прополоскал свою одежду, а потом долго лежал на скальном выступе, греясь и обсыхая. Из полудрёмы его вывели сторонние звуки, и Дейк приподнялся. К противоположному берегу озерца, принюхиваясь, спускался медведь. Несмотря на тёплый день, дрожь пробежала по спине Дейка: он хорошо знал, какими быстрыми бывают медведи. Если тот набросится, то он даже до крепости не добежит. Стараясь не привлекать внимание хищника, Дейк оделся.
   Зверь остановился шагах в пятидесяти. Долго смотрел на человека, а потом поднялся на задние лапы, всем видом показывая, чья здесь земля. Слыша стук своего сердца, Дейк молчал. Он стоял, ощущая знакомый зуд в руках, и точно знал, что не побежит. Рука лежала на рукояти меча: если придётся, то драться он будет до последнего. Наверное, медведь это понял. Опустился на землю и побрёл к воде.
   Сдерживая себя, Дейк медленно двинулся к крепости. Он не оборачивался, слух и так доносил всё, что нужно. Медведь словно забыл о нём. Пофыркивая, занимался своими делами. И всё же Дейк вздохнул спокойно лишь у самой стены.
  
   Последняя группа курсантов добралась только к вечеру. При свете факелов выпускников построили во дворе перед башней, над которой так и развевался флаг, установленный Дейком. Обойдя весь строй, император остановился возле группы победителей.
   - Молодцы, - скупо похвалил он, - учились не зря, вижу. Каждый из команды получает звание бригадира.
   - Да здравствует император! - грянули в унисон четыре глотки. Дани со сломанной ногой мог только наблюдать со стороны.
   - А теперь, - сказал император таким тоном, что лица всех вытянулись, - по существу. Да, вы победили, - сказал он команде Дейка, - но объясните мне, за что вы сражались, когда ваш знаменосец пал со сломанной ногой? Вы потеряли знамя. Вы потеряли товарища. И даже этого не заметили? А что же будет в настоящем бою? - Георг сделал паузу. - Вот уж не знаю, захочу ли увидеть таких бойцов в своей армии.
   Он взглянул на Дейка:
   - Как фамилия?
   Дейк понял, что сейчас и ему персонально влетит. И даже знал, за что. Во-первых, не подчинился офицерам, когда полез на стену. Во-вторых, самовольно покидал крепость. Волосы его после купания предательски торчали во все стороны.
   - Саймор, - ответил он.
   - Выйти из строя.
   Дейк сделал шаг вперёд. Он чувствовал себя неуютно под взглядом Георга. Одно радовало: от его одежды хотя бы не воняло.
   - Обойти всех по стене, - сказал император, - блестящий ход. Порадовал. Не удивлюсь, если сплав по реке - тоже твоя идея?
   От неожиданности Дейк чуть голос не потерял:
   - Так точно.
   Георг довольно улыбнулся:
   - За проявленные находчивость и смелость присваиваю звание командора.
   И собственноручно повязал на его рубаху знак отличия - белую ленту.
   - Служу господину императору!
   Георг вдруг приблизился вплотную, и следующие слова прозвучали очень тихо:
   - Я бы тоже в озеро окунуться не прочь по такой-то жаре. Правильно поступил. Сайморы с Восточного берега - твоя семья?
   Дейк помнил наставление отца. Но ни промолчать, ни сказать неправду просто не смог. Он ответил так же тихо:
   - Нет, мои родители из Предгорий.
   Взгляд императора изменился, и Дейк нутром почуял недоброе. Не произнеся больше ни слова, Георг закончил построение. Курсанты и преподаватели вмиг окружили группу победителей. Кто-то хотел поздравить, кто-то сказать хоть несколько слов. Сквозь шум Дейк всё же услышал, как император приказал своему поверенному: "Глаз с него не спускай".
  
   Дани отлежал в госпитале до самого выпуска. Кости срослись, но нога до конца не сгибалась. Так и вышел, прихрамывая. Он ждал к торжеству своих родных, однако их всё не было. Дейк своих родителей увидеть на выпуске даже не надеялся. Он и на бал идти не собирался, но Дани уговорил.
   - Последний ведь бал, последний. Девок столько будет! Ты что же, домой хочешь мальчишкой вернуться?
   Дейк усмехнулся:
   - А тебя сейчас только это волнует?
   - Моя карьера, - с горечью напомнил Дани, - на той лестнице и закончилась. Кому теперь калека нужен? Хорошо, хоть Мэри со мной.
   Собирались недолго: все металлические детали начищены до блеска ещё накануне, парадная светло-бежевая форма и такого же цвета ботинки в идеальном порядке.
   Выпускников было всего двадцать, но зал оказался полон: приехали все, кто имел отношение ко двору. Впервые попав в высшее общество, Дейк наблюдал с интересом. Миллионы свечей, как и пышные наряды дам, слепили глаза. Мужчины, как на подбор, поражали подтянутостью. Оружия не было: на императорских балах быть при мечах позволялось лишь охране. Маски хранили тайны половины присутствующих. На первый взгляд все выглядело идеально.
   Торжество открывал сам император. Все королевские балы традиционно начинались с вальса. Георг вывел в центр зала свою жену. Дейк слышал, что она болеет вот уже несколько лет, видимо, не пришёлся ей климат столицы. Невысокая, бледная и какая-то чрезмерно хрупкая, она владела полным вниманием мужа. Дейка удивило, что во время танца во взгляде Георга совершенно не было ни привычной властности, ни жёсткости. Только любовь и забота. И только тогда Дейк осознал: император тоже человек. На мгновение перед ним проявилась картина: ночь, свеча и дружеский разговор с Георгом.
   Вальс отзвучал, унося с собой видение; император с женой покинули зал. Танцевать начали все, даже прихрамывающий Дани ни одной мелодии не пропустил. Он улыбался и шутил, как всегда. Дейк тоже на месте не стоял. Звание командора и белая лента на груди, оказалось, творят чудеса. Некоторые дамы сами подходили к нему, уроки Мэри даром не прошли. Он танцевал, шутил и смеялся. Вот только ни с одной из девушек не хотелось продолжения.
   В очередном перерыве, переводя дух, Дани заметил:
   - Имеешь успех.
   - Тупые все, - пожаловался Дейк, - хоть и красивые.
   - На ту посмотри, в маске, видишь? Весь вечер с тебя глаз не сводит. Раз лицо прячет, значит, известная, а они, говорят, хороши. И фигурка, что надо.
   - Так уж и весь вечер, - скептически усмехнулся Дейк.
   - Да ты сам посмотри.
   Ещё пару мелодий Дейк приглядывался. Девушка в маске танцевала превосходно, держалась с достоинством и, как заметил Дани, только на него и смотрела. Когда он решился её пригласить, пошла навстречу сама:
   - Господин командор, желаете потанцевать?
   Закружив партнёршу в танце, Дейк уточнил:
   - Видимо, не стоит спрашивать, кто вы?
   - Не стоит. - И губы, и глаза её улыбались. - Я наблюдала за вами.
   - Я заметил, - сознался он.
   - Вы неплохо танцуете.
   - Не лучше вас.
   - За что удостоились отличия?
   - Последний экзамен.
   - О, - выдохнула она, - да вы и впрямь хороши. Чем займётесь после училища?
   - Пока не решил.
   - Что девушки у вас нет, я уже поняла, - шепнула она. - Хотите, стану вашей дамой сердца?
   Дейк склонился к её уху:
   - Я же вас не знаю.
   Её глаза сверкнули:
   - Вот и узнаете!
   Она приблизилась вплотную:
   - Пойдём отсюда?
   Кровь ударила Дейку в голову. Ощутив женское тело совсем рядом, он понял: время пришло. Всё остальное вмиг потеряло значение.
   - Идём.
   Сжав её ладонь в своей, он двинулся к выходу.
   - В сад, - успела шепнуть она, - я знаю, где никого нет.
   На улице царил полумрак. Гуляющие парочки, ароматы цветов. В самый раз для романтики. Теперь она увлекла его за собой:
   - Пойдём.
   Среди кустов жасмина, и вправду, было пусто. Дейк не стал больше ждать: развернул девушку и привлёк к себе. Ощутил, как она вмиг ослабела. Её ладонь коснулась его щеки.
   - Хочешь знать, - шепнули губы, - кто я?
   Дейк успел осознать: сказать "это неважно" не просто невежливо. Кровь бурлила в его венах, он вообще не был уверен, что может сейчас говорить. Сожаление в глазах девушки и шорох за спиной резко охладили его пыл. Маска, невероятная уступчивость да отсутствие парочек среди жасмина - не просто стечение обстоятельств. Картина в его голове сложилась, он отпустил девушку:
   - Ты ведь не случайно меня сюда привела?
   - Прости, - шепнула она, - ты мне и вправду понравился.
   - Молодец, кузина, - услышал Дейк знакомый голос, уж Стевенсона встретить здесь он никак не ожидал, - отлично справилась!
   Кузина? Он повернулся.
   - Думал, я забуду? - усмехнулся Стевенсон. - На этот раз нам никто не помешает. Только теперь мне не ремень твой нужен.
   Вооружённые люди со всех сторон обступили Дейка. Страха у него не было. Только сожаление, что так повёлся на женское внимание.
   - А без поддержки, - спросил он Стевенсона, - кишка тонка?
   - Так надёжнее, - ухмыльнулся тот.
   Дейк прикинул: отобрать меч у первого из напавших. Сколько их там дальше будет, неважно. Да хоть сотня, всё равно только по одному полезут. Стрелять они точно не станут, так что шансы есть. Когда первым двинулся один из главарей шайки. Дейк не стал нежничать: шагнув в сторону, просто забрал меч, довернул начинающего лысеть мужика и придал нужную скорость пинком прямо в кожаные штаны. Уткнувшись в землю, мужичок затих. Дейк усмехнулся: нечего было на безоружного лезть. Стевенсона перекосило, остальные, увидев столь быструю расправу над их главарём, замерли. А дальше случилось то, что Дейк никак не мог предвидеть.
   На дорожке, ведущей к жасмину, появился ещё один человек. Дейк узнал его с первого взгляда: поверенный императора. Неспешным шагом месье Леонард подошёл к кустам жасмина. Взгляд его прогулялся по всем присутствующим. Все молчали. Как ни злился Стевенсон, продолжать драку на глазах у поверенного не стал.
   "Глаз с него не спускать", - вспомнил Дейк. Неожиданным спасением, выходит, он обязан самому Георгу. С одной стороны, это даже забавно. Но с другой, получается, за каждым его шагом действительно следят.
   - Господин Стевенсон, - негромко сказал Леонард, отрывая веточку цветущего жасмина, - прошу вас покинуть территорию училища вместе с вашими друзьями. Разве вы не знаете, что на королевские балы с оружием не приходят?
   Он повернулся к притихшей девушке:
   - Мадемуазель, с радостью бы побеседовал с вами, но, к сожалению, вам тоже придётся покинуть это место.
   Шайка исчезла так же быстро, как появилась, не забыв подобрать и унести падшего главаря. Перед уходом кузина Стевенсона подарила Дейку долгий взгляд, но никаких ответных чувств Дейк не ощутил. Леонард повернулся к нему:
   - Зря вы так рискуете. Когда-нибудь удача может и отвернуться.
   - Думаете, я должен вас благодарить? - Дейк всё ещё не мог прийти в себя от мысли, что за ним следят.
   - Что вы, - мягко улыбнулся Леонард, шумно втянув аромат цветка. - Уверен, вы бы справились. Просто будьте осторожнее. И да: друг ваш Дани, кажется, скоро на ногах стоять не сможет. Вы бы увели его в постель. Только сначала отдайте мне меч.
   Дейку безумно хотелось просто исчезнуть, однако он заставил себя сдать трофейное оружие, а потом вернуться в зал и найти друга. Тот раскинул объятья:
   - А, вот ты где!
   - Ты что, - удивился Дейк, увернувшись, - пьян? Где Мэри? Что случилось?
   - Где Мэри? - Дани взмахнул руками. - Ты спрашиваешь, где Мэри? Она ушла.
   Дейк попытался удержать друга от активных движений, на них и так уже начали поглядывать.
   - Куда ушла?
   - Совсем ушла, - всхлипнул Дани. - Никому калека не нужен. Я же говорил.
   - Пойдём-ка, - Дейк обхватил его за плечи, - на свежий воздух, там всё и расскажешь.
   Из зала Дани вышел сам, но дальше до комнаты Дейку пришлось тащить его практически на себе. Он сгрузил приятеля в постель как был: в одежде и ботинках. Ничего, завтра сам разберётся.
   - Никому, - снова всхлипнул Дани, - никому я не нужен!
   - Глупости, - успокоил его Дейк. - Ты ещё найдёшь себе девушку. Вот увидишь.
   - Обещаешь? - приподнялся Дани.
   - Да.
   Язык Дани заплетался, но он всё же спросил:
   - Ты сделал её?
   - Кого?
   - Особу в маске?
   Дейк снова уложил друга в постель:
   - Нет.
   - Почему?
   - Мне не по душе местные девушки. Нехорошие они.
   Дани вдруг обиделся:
   - Ты сестру мою ещё не видел.
   - Я не стал бы спать с твоей сестрой.
   - Знаю. - Дани закрыл глаза. - Просто ты сказал, что местные нехорошие. А это неправда. А знаешь что?
   - Что?
   - Я вас познакомлю.
   - С кем?
   - С моей сестрой.
   - Хорошо.
   - Обещаешь?
   - Обещаю.
   - Вот и отлично. Она без ума от древней Дрокии, ты ей понравишься.
   Дани, наконец, успокоился. Дейк оставил его и аккуратно прикрыл за собой дверь. Едва он отошёл, как услышал на лестнице уже знакомый голос поверенного:
   - Вы, двое, сюда, к семнадцатой комнате, остальные - за мной, к пятьдесят первой.
   Дейк замер: из семнадцатой он только что вышел, а в пятьдесят первую собирался, это был номер его комнаты. Зачем он понадобился Леонарду, ведь они только что виделись? Он тенью выскользнул на соседнюю лестницу. Наверх, на свой этаж, подниматься не стал. В окно его комнаты всегда стучатся ветви деревьев, и если они достаточно крепкие, этого достаточно, чтобы забрать свои вещи. Так и получилось: он перелез в окно прямо с дерева. Когда собирался, услышал голоса за дверью:
   - Может, он уже там?
   - Предлагаешь открыть?
   Дейк не стал дожидаться ответа; подхватив вещмешок, поскорее выбрался наружу. Переодеваться в повседневную форму сейчас он всё равно не будет, чтобы не привлекать внимания. И за пайком в столовую теперь уже точно не пойдёт. Всё время оглядываясь, он быстро двинулся к воротам. Гости понемногу разъезжались; вместе с группой людей Дейк незаметно вышел за пределы училища. Отойдя подальше, обернулся. Его учёба закончилась так же странно, как и началась. К тому же он не попрощался с другом, и даже записку ему не оставил. Завтра Дани проснётся, а его просто нет.
  
   На пирсе, возле шхуны, с керосиновым фонарём дежурил матрос, до отплытия оставалась пара часов. Дейк выложил за билет всё, что было в кармане. Матрос деньги брать не хотел:
   - Последняя каюта осталась, господин офицер, вам не понравится.
   - Любая подойдёт.
   - Да там не прибрано, подождали бы до завтра, каждый день ведь...
   - Любая, - прервал его Дейк.
   Притихнув, матрос пересчитал деньги и вернул сдачу. Дейк подвинул её обратно:
   - Если спросят про офицера, скажешь, никого не видел.
   В каюте действительно было грязно: бутылки из-под рома, чья-то драная накидка, пол не убран. Дейк брезгливо присел на койку. Так или иначе, он был на корабле. Ещё немного, и можно будет забыть всё это как страшный сон. На пристани зацокали копыта, и вновь Дейк услышал голос поверенного:
   - Эй, там, на шхуне! Есть на борту командор?
   - Я сам себе командор, - с усмешкой отозвался капитан корабля. - Другой мне не нужен.
   - Среди пассажиров офицеры есть?
   - Дневальный!
   - Да?
   - Офицеры садились?
   - Никак нет!
   Вновь послышался голос Леонарда:
   - Имею приказ осмотреть корабль.
   - Ну, смотрите, - позволил капитан.
   Дейк понял: Леонард опознает его даже в темноте, тем более в парадной одежде. По каютам начали ходить солдаты, нужно было срочно что-то решать. Круглое оконце слишком маленькое, даже если откроется, Дейк не пролезет. Когда в дверь постучали, он отвечать не стал. Пока лихорадочно соображал, что делать дальше, стук повторился.
   - Что тут? - услышал он голос Леонарда. - Заперто?
   - Ничего страшного, - заверил его капитан. - Дневальный, где ключи? Кто в этой каюте?
   - Парень какой-то садился. Ключи вот.
   Не думая более, Дейк одним движением стянул с волос тесьму и встряхнул головой, забрался на постель с ногами, быстро накинул на себя рванину и схватил вонючую бутылку. Когда дверь открылась, перед Леонардом оказался пьянчужка, со сна не соображающий, зачем его разбудили.
   - Ну шо там ишо? - проворчал Дейк с акцентом, до неузнаваемости изменив голос. - Ходют тут, спать не дают. Дверь закрой, гаспадин!
   Едва, закрываясь, щёлкнул замок, Дейк с отвращением откинул тряпьё и бутылку. Теперь, действительно, всё. Вот и матросы забегали по палубе, поднимая паруса, заработал двигатель. За оконцем заметно посветлело, и Дейк увидел, как мимо вместе с причалом проплыло недоумённое лицо поверенного.
   Последующие дни он вспоминал с трудом. Всё это время он либо спал, либо бродил по палубе. Морские пейзажи Дейка интересовали мало, он был слишком голоден и зол.
   Прибыли они вовремя. Толпа встречающих только сначала показалась большой. Дейк долго стоял на палубе, ища взглядом родных. Он надеялся до последнего, что родители появятся. Однако пристань опустела, и он остался один на борту. Матросы уже начинали коситься на задержавшегося пассажира. Дейк спустился по трапу и тут его остановил адъютант:
   - Господин Саймор? Мне поручено передать вам это.
   Он почему-то волновался, разворачивая конверт. Словно предчувствовал.
   - Вы можете остановиться в форте, - произнёс адъютант, - кор ждёт вас.
  
   Что было дальше, родители знали и так. Хаасы верили, что ушедшие не пропадают бесследно, они незримо присутствуют в жизни любимых, охраняют их, поддерживают и ведут вперёд. Дейку повезло жить в двух семьях, он улыбнулся, представив, как где-то там, вне времени, встретились две его матери и двое отцов. Значило ли это, что его опекают вдвое больше, чем других?
  
   Предыдущая глава
  
   Следующая глава
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"