Неверная Диана : другие произведения.

Плотник для Немезиды

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нео-Нуар-2021. Ночь. Улица. Фонарь. Финал. Облом...

  Братьев Гроссо никто не видел порознь. Никто и никогда. Они всегда были вместе. Даже в заведение мадам Азуле входили плечом к плечу и вдвоём выбирали пару шлюх. Дважды в неделю, по вторникам и пятницам. Однако в этот вторник у мадам так и не дождались постоянных клиентов - смерть расписалась на их лбах и выбросила на помойку, где дождь холодным языком слизывал кровь с изувеченных физиономий.
  Крупный мужчина склонился над обнажёнными по пояс телами. Проклиная мерзкую погоду и морщась от вони, он раз за разом зажигал спички и разглядывал визитную карточку убийцы. В конце концов ему надоело сражаться с дождём и ветром.
  - Два трупа, Харли, - констатировал он очевидный факт и с нескрываемым злорадством уточнил: - Им даже сдохнуть удалось вместе.
  Человек, стоявший рядом, присел на корточки. Мазнув пальцем по лбу ближнего мертвеца, принюхался.
  - Помада, - он выглядел откровенно озадаченным, когда выпрямился и почесал переносицу глушителем пистолета. - Давай сюда стукача, Борг.
  Здоровяк развернулся, неспешно направился к тощему парню, укрывшемуся от дождя под каменной аркой. Смахнув с его головы шляпу, процедил:
  - Выкладывай, недоносок!
  - Зубы шатаются... - как-то невпопад отозвался тот и прикоснулся к разбитым губам. Затем вдруг занервничал, затравленно оглядываясь по сторонам...
  ...Та миниатюрная блондинка выглядела более чем вызывающе. Она сидела на высоком табурете вполоборота к нему; курила, небрежно стряхивая пепел в полный стакан. "Дюймовочка" тут же окрестил он её и заёрзал, заворожённо уставившись на тонкую полоску атласной кожи над резинкой чулка.
  Красотка погладила колено, обтянутое чёрным нейлоном. Длинные ресницы сомкнулись, кончик языка коснулся верхней губы, а затем ладонь двинулась выше и скрылась там, куда он уже давно мысленно проник.
  Он подался вперёд всем телом, но представление закончилось, так и не начавшись. Девушка вдруг распахнула глаза, окинула его откровенно оценивающим взглядом и направилась к туалету. Она не оглядывалась, но призывный жест рукой был однозначным руководством к действию.
  Он рванулся следом, но едва за спиной захлопнулась дверь, а вспотевшие ладони сжались на женских ягодицах, как вожделение мгновенно трансформировалось в кошмар - блондинка одним ударом отправила его в нокдаун, приложив затылком к стене. Он даже вскрикнуть не успел, как последовало продолжение - его не просто размазали по кафелю вонючего сортира, а проделали это издевательски спокойно и даже с некоторым сочувствием. А вот потом, когда он вновь смог дышать и попытался осознать, что же с ним такое происходит, все опять перевернулось с ног на голову. Длинную тираду бестии в короткой юбке можно было сократить до двух-трёх фраз: "Братья Гроссо. Не дай им сесть в машину. Можешь хоть отсосать у обоих, но они должны идти пешком". Невероятное по своему идиотизму предложение было подкреплено тонкой пачкой банкнот.
  - И без шуток, - предупредила она. - Иначе...
  Он со стоном приподнялся, держась за рёбра. За сотню с растоптанной мужской гордостью кое-как примириться можно, но шутить с Гроссо было сродни безумию
  - Почему бы тебе самой... - не успев закончить, он испуганно икнул.
  Ствол в её руке выглядел очень убедительным аргументом, в корне пресекая любую попытку оскорбления. Тогда он сплюнул тягучую от крови слюну, с опаской вытянул открытую ладонь:
  - Послушай...
  Она сузила глаза:
  - Единственное, что я хочу услышать - это слово "договорились".
  Он дёрнулся - удар носком сапога по голени подстегнул работу мозга, а звук взводимого курка придал мыслительному процессу дополнительное ускорение. Именно в этот момент он зажмурился, закивал китайским болванчиком и остался один на один с ворохом смятых банкнот, брошенных поверх засохшего дерьма.
  Блондинка исчезла, а он вытер окровавленный рот рукавом и сгрёб деньги с изгаженного пола. Деньги... Они ведь не пахнут...
  Делиться с Боргом такими подробностями он не желал, тем более не хотел, чтобы услышал Харли. Не мог же он признаться, что дал пятёрку шустрому отпрыску официантки за якобы случайно разбитый телефонный аппарат; что покрышки колёс автомобиля пришлось резать самому - проще было довериться ядовитой змее, чем кому-нибудь из клиентов бара Фрэнсиса. "Откуда мне было знать, что она их прикончит?! - от страха хотелось вопить во все горло". Мелко-мелко затряслись колени. Потом дрожь распространилась на все тело. Стараясь не запутаться в деталях, он срывающимся голосом начал повторять придуманный финал беседы в туалете.
  - Когда очухался, то братьев уже не было, - стукач шмыгал носом и безуспешно пытался унять предательскую дрожь. - Так что я сразу к вам.
  - Шлюха, - вмешался в сбивчивый монолог Харли, ткнув его стволом в живот. - Кто она такая, мать твою?!
  - Не знаю. Никогда не встречал, - он вжался в стену. Голос сорвался в фальцет: - Никогда!!!
  - Ладно, не трясись, - проворчал здоровяк.
  Он сгорбился, подставив спину секущему дождю. Чиркнул спичкой. Сложив ладони лодочкой, прикрыл шипящий огонёк и, прикуривая, внимательно изучил ободранную физиономию перед собой. И если нумерация покойников выглядела для Борга настоящей египетской головоломкой, то здесь всё было ясно - чьи-то кулаки или ботинки действительно позабавились с ублюдком.
  - Это она тебя так? - безразлично поинтересовался он.
  Тот кивнул одновременно с хлопком выстрела и, выпучив глаза, завалился набок.
  - Я за милю лжецов чувствую, - Харли спрятал ствол в карман, брезгливо качнул ботинком голову стукача. - Фрэнсис должен запомнить эту сучку. Придётся вытряхнуть его из постели, иначе у нас будут проблемы.
  - Это у тебя проблемы, - здоровяк выплюнул размокшую сигарету и уставился на раздетых мертвецов. - Я думаю.
  - Интересно, чем? - хмыкнул Харли. - И о чём?
  Борг, даром что был полуграмотным неучем размером со шкаф, в появлении подобных трупов толк знал. Он был абсолютно убеждён, что они столкнулись с кем-то из своего круга, к тому же настроенным очень и очень серьёзно. Обоих Гроссо кто-то прикончил, раздел и подписал. Или наоборот - раздел, подписал и прикончил.
  - Не знал, что у них одинаковые шрамы, - задумчиво протянул он. Разгадывать ребусы Борг не умел, да и не собирался, и всё-таки не мог отделаться от мысли, что именно они стали причиной расправы. - Странные какие-то, будто выжженные клейма.
  - Странное здесь другое, - Харли подышал на озябшие ладони. - Как она заставила их раздеться?
  - Почему - она? - спросил Борг.
  Женщину-киллера он отмёл сразу, несмотря на помаду и калибр оружия убийцы - жестокость, с которой Гроссо отправили на тот свет, никак не вязалась с обликом миниатюрной блондинки.
  - Значит, было двое, - охотно согласился Харли. - Но о её подельнике мы пока ничего не слышали. Отыщем сучку - найдём и его.
  Борг склонил голову набок, заглядывая ему под шляпу, и осклабился в жуткой улыбке:
  - Уверен? А если они и тебе напишут что-нибудь на лбу?
  Харли вздрогнул и отшатнулся.
  - Заткнись, идиот! - прошипел он. - Сосредоточиться не могу.
  Борг с удивлением отметил, как стремительно тот побледнел. То, что яйца у Харли не железные, он давно подозревал, но сейчас на перекошенную физиономию было страшно смотреть - человек, стоявший рядом, был напуган до смерти.
  *
  Щербатый Фрэнсис выглядел таким же огромным, как и Борг. Вытянув перед собой ладонь размером с лопату, он ждал. Вторая рука скрывалась за барной стойкой.
  Харли был вне себя от злости и нетерпения. Никак не мог определиться, что он там прячет - ствол или биту.
  - Десять? - язвительно переспросил он. - Не лопнешь?
  Борг насупился. Он не понимал упорства Харли, но и вступать в драку не желал. Может быть, Фрэнсис с возрастом слегка и размяк, но его репутация от этого никак не пострадала. Он действительно хотел много, но из кармана стукача они выгребли гораздо больше.
  - Хорошая цена, - примирительно сказал он. По его мнению, каждый имел полное право заработать, продавая сведения.
  - Нет! - отрезал Харли.
  - Тогда иди и спроси у кого-нибудь другого, - насмешливо предложил бармен и приподнял локоть второй руки.
  "Всё-таки ствол, - скривился Харли". Он сунул десятку в растопыренную пятерню и облегчённо выдохнул, когда бармен затолкал оружие под фартук и придавил столешницу могучими кулаками.
  - Она пришла вчера вечером, - сообщил Фрэнсис, указав квадратным подбородком куда-то за плечо Борга. - Сидела с одним стаканом часа два. Шикарная девочка. Правда, мелковата на мой вкус.
  - Твой вкус меня интересует меньше всего, - оборвал Харли. - Она была одна?
  Бармен утвердительно кивнул:
  - И очень печальная. Может, обрюхатили, а, может, кто из родственников помер. Думаю, у неё серьёзные проблемы
  - Эта шлюха ещё не знает, что такое проблемы, - процедил Харли.
  - Корин не проститутка, - снисходительно заметил бармен.
  Борг опешил, а Харли уставился на выпирающий бугор под фартуком Фрэнсиса и потянулся за своим стволом.
  - Не дёргайся, - предупредил тот, вытряхнув из рукава второй пистолет. - Наделаю дырок - не заштопают.
  Пять долгих секунд, показавшихся Боргу вечностью, Харли смотрел на подрагивающий палец на спусковом крючке. Затем медленно опустил руку и просипел:
  - Мы же договорились. Хорошая цена.
  - Справедливая, - согласился Фрэнсис. Он потёр пальцами и вновь двинул ладонь в сторону Харли. - Ещё две такие бумажки, и я подскажу, где искать вашу красотку.
  Борг раздражённо засопел и подтолкнул спутника под локоть, но в этот раз убеждать его не пришлось.
  - Если её там не будет... - Харли скрипнул зубами.
  - Ты не вернёшься, - бармен прищурился. - И лучше не настаивай на встрече, потому что я могу осчастливить многих хороших парней, прикончив тебя прямо сейчас.
  Харли попятился от угрожающе приподнятого ствола. Борг переступил с ноги на ногу и громко кашлянул. Ему совсем не хотелось переключать внимание на себя, но он не мог допустить, чтобы Фрэнсис трепался на весь город, что Харли обделался у него на глазах - всё-таки они работают вместе почти полгода, промышляя мелким рэкетом. Правда, им пока не очень везёт, но не настолько, чтобы не хватало на выпивку и девочек мадам Азуле.
  - Ты сказал - не шлюха, - он поскрёб подбородок, не решаясь прямо обвинить Фрэнсиса во лжи. - Один ублюдок недавно утверждал обратное.
  - Только для тебя, Борг, - хмыкнул бармен, заталкивая гонорар под фартук. - Она отходила к телефонному аппарату, а у меня есть вторая трубка. Заплатил за неё кучу монет, но, как видишь, не зря. Так вот, наша печальная крошка назвала собеседника доком, а ни одна продажная девка по этому номеру звонить не будет - там не лечат триппер.
  - Почему? - Борг недоумённо наморщил лоб. - Все врачи это делают.
  - Потому что, придурок, это был номер военного госпиталя, - Фрэнсис растянул толстые губы в презрительную гримасу. - Корин Тибо. Так она представилась. А человек на другом конце провода обратился к ней: "лейтенант". Ты когда-нибудь называл шлюху лейтенантом?
  *
  Серый день угасал. Ветер гонял по лужам опавшие листья, гремел крышкой мусорного бака и бросался на окно с мокрыми кулаками.
  Молодая женщина рассматривала своё отражение в стекле и курила уже третью сигарету подряд. Пальцы второй руки бесцельно возили по подоконнику армейским жетоном. "Зачем... - в сотый раз подумала она, и её лицо стало таким же мрачным, как и поздний вечер за окном. - Зачем мне это было знать?!".
  Старый Тибо вытирал полотенцем стаканы - до открытия бара оставалось всего ничего.
  - Вот, плесень появилась, - раздражённо ворчал он, разглядывая белёсое пятно на потолке. - А утром окна всегда мокрые. Чёртов дождь. Льёт и льёт.
  - Отличная погода, - возразила женщина. - Да и вид на помойку не хуже. Прекрасное место, чтобы сдохнуть.
  Раздавив окурок, она подбросила на ладони переполненную пепельницу и запустила в стену. Старик от неожиданности уронил стакан, а она отправила вслед за пепельницей жетон и уткнулась лбом в скрещённые руки.
  - Господи, почему я?!
  До Тибо донеслись сдавленные рыдания. Несколько секунд он беспомощно смотрел на её вздрагивающие плечи, затем нашарил за спиной табурет, но так и не присел.
  - Корин... - он откашлялся. - Что в госпитале?
  Женщина молча глотала слезы. Два часа назад для неё все закончилось. Ни единого шанса!
  ... - Как там мои акции, док? - попыталась она пошутить, но голос дрогнул. - Растут?
  Врач прихватил за уголки ещё мокрый рентгеновский снимок. Внимательно изучив одному ему понятный узор из расплывчатых пятен, развернулся вместе с креслом к лампе и помрачнел. Затем он положил тонкий лист целлулоида на стол так аккуратно, словно тот был хрупким старинным манускриптом. Медленно снял очки, так же медленно принялся протирать стекла платком.
  Она всё поняла по выражению его лица, а скорбное молчание было красноречивее прошлого злого вопроса: "Где же вы были раньше?".
  - Сколько? - прошептала она, судорожно проталкивая в горле горький комок. - Год? Меньше?
  Врач тяжело вздохнул, с досадой подумал, что за полвека в медицине так и не нашёл слов, которые могли бы примирить пациента со страшным вердиктом - жить этой красивой девушке оставалось не больше недели. Две, если повезёт.
  - Меньше, - глухим голосом отозвался он и покачал головой. - Мне очень жаль, очень.
  То, что она услышала после этих слов на какой-то миг ввергло в ступор. Ослабевшие пальцы разжались, выронив сумочку. Мир вокруг стал чёрным, пустым и гулким, а сама она превратилась в камень; глаза, распахнутые до предела, смотрели на человека в белом халате, как на апостола Петра, нетерпеливо позвякивающего ключами...
  - Что в госпитале? - повторился старик.
  - Ничего! - Корин врезала по подоконнику. Потирая ушибленную руку, буркнула: - Хорошего ничего.
  Выцарапав из пачки очередную сигарету, она замерла, прислушиваясь к самой себе. В последнее время приступы участились и настигали внезапно. Вроде бы всё нормально, а в следующее мгновение в груди вспухала крохотная капелька и лопалась, разливаясь внутри сводящей с ума болью. Вот, как сейчас... Закусив губу, она вытряхнула из сумочки шприц.
  Ноги подкосились. Корин сползла со стула, со свистом втягивая воздух, которого вдруг стало катастрофически не хватать.
  Старик трясущимися пальцами закатал ей рукав.
  - Сама... - хрипло выдохнула она, отталкивая его руку. - Я ещё могу сама.
  Боль отпускала. Медленно, неохотно, но отпускала. Корин материлась сквозь зубы, проклиная себя за слабость. Ругань превратилась в привычку с того самого первого приступа, стала неотъемлемым ритуалом борьбы за жизнь, но уничтожить болезнь словами невозможно - исправить её лёгкие не мог никто, даже Господь, если бы и пожелал.
  Наконец дышать стало легче. Она осторожно разогнулась: надо было прекращать поливать себя бранью - пора закончить начатое, тем более, что времени было отпущено обратно пропорционально содержимому шприца.
  Выплюнув напоследок парочку грязных эпитетов в свой адрес, Корин дотянулась до цепочки жетона. Больше всего на свете она боялась умереть, не доведя задуманное до конца.
  *
  Ночь стонала от холодного ветра и секущего дождя. Корин сжала коленями полы плаща, запоздало подумала, что надо бы найти такси - зонт в такую погоду бесполезен. Возвращаться назад к телефону не хотелось - старик опять начнёт бубнить про плесень и, как их там, стропила.
  Крыша вспомнилась совершенно некстати. Развернувшись спиной к болтающемуся на столбе фонарю, Корин подняла голову, вглядываясь из-под ладони в плюющуюся дождём темноту. Ничего не видно, да и не понимает она в этом - здесь нужен плотник.
  - Гроб сколотить, стропила заменить, - раздражённо выдохнула себе под нос. - Проклятый дождь, чёртова крыша!
  Она тряхнула головой и осмотрелась, внимательно изучая колеблющиеся тени на пустой улице. Корин никогда бы не рискнула работать в одиночку, тем более приманкой - это было смертельно опасно, но желание завершить начатое зашкаливало. "Да и какая разница, - с горечью подумала она. - Неделей позже, неделей раньше? Все равно количество прожитых лет так и останется неизменным".
  Дверь бара распахнулась, выплеснув из тёплого нутра такую же тёплую и громогласную компанию. Корин со злостью вогнала кулаки в карманы - Фрэнсис, наверное, уже выблевал всё, что услышал из телефонного разговора, так что времени практически не осталось. Надо идти. За углом у аптеки телефонная будка. По крайней мере, сегодня утром телефон там работал.
  Сделать удалось всего пару шагов. Корин чертыхнулась. При полном попустительстве полиции старый город давно превратился в клоаку. Даже в такую мерзкую погоду нос на улицу невозможно высунуть, чтобы не нарваться на сутенёра или наркодилера. Вот и этот здоровенный бугай не стал счастливым исключением. Отлепив широченные плечи от стены, вразвалку двинулся к ней.
  - Десятка, - предложил он, вытирая мокрое лицо.
  - Сгинь, - Корин напряглась. Палец привычно сдвинул предохранитель.
  Вновь грохнула дверь. Из бара вывалился очередной пьяница. Изрыгая ругательства, втянул голову в плечи и, шатаясь, двинулся прямо по лужам в их направлении.
  - Десятка, - повторился Борг. - Тебе понравится.
  Она отвлеклась на долю секунды, чтобы разминуться с пьяным, как тот вдруг выбросил руку и залепил ей рот вонючей тряпкой.
  Корин отреагировала мгновенно; стреляла, чуть приподняв ствол в кармане, но "эфир" подействовал ещё быстрее. "Ошиблась..." - мелькнула вялая мысль, прежде чем второй вдох отправил в небытие.
  Борг подхватил беспомощное тело на руки. Харли отшвырнул платок, размахнулся, но здоровяк подставил под удар каменное плечо.
  - Зачем? - угрюмо спросил он. - Она без сознания.
  - Сука... - тот скрипнул зубами. - Чуть правее и... все! Тащи её в машину.
  *
  Старик Эртон служил сторожем уже лет двадцать. Совершив обход, он пристроил чайник на плиту и собрался перекусить. Развернув газету, потянулся за бутербродом и замер: из-за двери в "Зал прощания" донёсся то ли шорох, то ли шёпот. Потом что-то упало, кто-то выругался.
  Эртон поскрёб затылок. То, что никого из служащих ночью там быть не может, он знал точно, но и мысль о звонке в полицию отбросил сразу - кому придёт в голову грабить крематорий? Правда, прошлой зимой он столкнулся с шайкой бродяг, ломившихся погреться, но они вряд ли рискнут ещё раз сунуться. Хотя... Он снял с пожарного щита багор, - так, на всякий случай.
  Решительно распахнув дверь, Эртон шагнул через порог, держа багор наперевес, как копье.
  - Где этот чёртов рубильник? - неожиданно громко прозвучало над ухом.
  Старик онемел от ужаса и выронил багор. Сокрушительный удар в висок швырнул его на пол.
  Борг приблизился к неподвижному телу. Присев, нащупал сонную артерию. Всё было кончено
  - Ты говорил, что здесь никого нет, - мрачно произнёс он. - Никого!
  Харли досадливо дёрнул плечом. Распахнул дверцу электрощита, включил печь. Отрегулировав подачу газа, окинул Борга насмешливым взглядом и развёл руками:
  - Больше никого, как видишь.
  - Мы так не договаривались, - Борг выпрямился, напряг скулы. - Зачем нам печь?
  - Это стимул, - Харли подбил шляпу на затылок, постучал ногтем по термометру, будто подгоняя столбик подкрашенного спирта, медленно ползущий вверх. - Если сучка поверит, что немые отправляются отсюда прямо на небеса, то остановить её красноречие будет невозможно. Ты же хочешь знать, зачем она раздела Гроссо?
  - Все-таки - она? - переспросил Борг.
  - Пока не сказала, с кем провернула шутку с братьями - она, - отмахнулся Харли. - Аргумент?
  Борг промолчал. Любопытство распирало его, но совсем не в том смысле, который вложил в свой вопрос Харли.
  - Ладно, молчун, следи за термометром, - приказал тот. - Сейчас вернусь.
  Едва Харли скрылся за дверью, Борг выудил из кармана шприц и жетон. Всё, что нашёл у Корин, обыскав её на заднем сидении автомобиля. Ещё был пистолет, но внимания он не заслуживал - игрушка игрушкой.
  Намотав на палец цепочку, Борг наморщил лоб. Он не умел анализировать факты, компенсируя скудный ум физической силой, но сейчас изо всех сил думал о выжженных клеймах у Гроссо, о Харли, а ещё много о чём, что по большому счёту давно перестало иметь смысл. Затем поймал себя на том, что, не отрываясь вглядывается в лицо Корин, пытаясь проникнуть в её забытьё. И понимал, что запросто мог ошибаться где угодно в своих рассуждениях, потому что такие вещи не происходят беспричинно.
  Харли вернулся с газетным свёртком и керамической урной. Водрузив сосуд на полку у печи, подозрительно осмотрелся, зачем-то взглянул на вентиляционный люк в потолке и ухмыльнулся:
  - Тебе всё-таки интересно?
  Борг не ответил. Смотрел, как за тёмным стеклом печи яростно бушует пламя, и, казалось, ничего не слышал.
  Харли запустил пальцы в обед сторожа. Прожевав бутерброд, вытер руки газетой и уставился на Борга - туповатый здоровяк, который только что был в полном порядке и выполнял его указания, внезапно превратился в проблему, устранить которую надо немедленно.
  - Оглох?! - рявкнул он.
  - Оглох, - невозмутимо, но с явной угрозой подтвердил Борг.
  Он покосился на запылённые пеплом ботинки Харли. Заметив, как его рука нырнула в карман, сделал тоже самое. Холодная рукоять оружия придала уверенности.
  - Отойди в сторону, - спокойно предложил он. - Я ухожу.
  - Тогда чего ждал раньше? - вкрадчиво поинтересовался тот. - Объятий на прощание?
  - Сам слезу не пусти, - Борг криво усмехнулся.
  Напряжённость, которая сквозила в каждом слове, когда он принял решение, отпустила, но выражение лица Харли вызвало внутри щемящую тоску - тот выглядел странно возбуждённым.
  - Уже забыл о твоём существовании, - хмыкнул Харли, продолжая делать вид, что позволит ему спокойно уйти - Борг слишком туп, чтобы понять это. - Прощай.
  - Прощай, - эхом отозвался Борг.
  Ему оставалось сделать последний шаг, а дальше мокрая темнота, раствориться в которой труда не составит. Простое, но неосуществимое действие - для этого надо забыть о Корин, повернуться к Харли спиной и переступить через тело сторожа.
  - Ну?! - Харли стремительно терял остатки терпения. - Уходишь или нет?
  По его тону Боргу сразу стало ясно - для девушки всё закончилось. Он, конечно, мог бы выхватить ствол и превратить подельника в решето, но гарантий, что тот сделает тоже самое на секунду позднее, нет. Пятьдесят на пятьдесят. Рисковать он не мог. И вдруг нестерпимо захотелось, чтобы в крематории появился напарник Корин. Кто он такой, Борг и представить себе не мог, как не понимал и ответ на самый важный сейчас вопрос: 'Есть ли у Харли клеймо?'.
  - Я нашёл у неё кое-что, - он разжал кулак, качнув жетон на цепочке.
  - И ничего не понял, - ухмыльнулся Харли. Между ним и Боргом уже было достаточно пространства, чтобы взять ситуацию под полный контроль. - А сучка - умная, связала разорванные нити. Правда, жить с этим знанием будет недолго. Вспыхнет свечкой и на небеса.
  Борг скрипнул зубами. Внезапно вспомнился носатый Юбер. Впрочем, с полной уверенностью его можно было считать и Гансом, и ещё много кем и чем вместе взятым. Он мог быть даже русским Иваном, но, запихивая собственные кишки в разорванный живот, умирал французом и за Францию. "Лучше сдохнуть героем в горах, - хрипел он, - чем скулящей собакой на плацу за колючкой...".
  Борг никогда не хотел стать героем. Ни во время войны, ни после. Впрочем, других вариантов у него не осталось. Никаких! Остался один шанс и одна секунда... И он шагнул мимо двери к рубильнику.
  Хлопок выстрела совпал со звуком разомкнутых контактов. "Зал прощания" погрузился во тьму.
  Борг рухнул, как подкошенный, тут же отполз в сторону и затих - он слишком большая мишень. Над головой в крошево разлетелся бетон. Вторая пуля сбила шляпу и зацепила кожу. Ещё парочка со шлепками вошла во что-то мягкое. "Спасибо, старик, - Борг нащупал его тело. - Хоть какая-то защита".
  Стрельба прекратилась, прозвучало передёргивание затвора. Пустая обойма зазвенела по кафелю, тут же быстрые шаги и вновь тишина. Похоже, Харли занимал более удобную позицию, либо готовился к броску.
  - Эй! Ты ещё жив? - крикнул он.
  Голос прозвучал странно, точно с потолка. Борг не удивился - знал, как ладонью меняют направление звука. Сам так делал в горах, когда вместе с маки сидел в засаде, поджидая колонну грузовиков.
  - Эй! - очередная попытка определить точное место. - Хочешь узнать, зачем она их раздела?
  Борг молчал. Стиснул зубы и ждал. Если в первый раз Харли палил практически наугад, то это скорее его Борга невероятное везение, чем фатальная слепота противника.
  Он вытянул ствол перед собой, приподняв его чуть выше, примерно на уровень живота стоявшего человека, и затаил дыхание. Где-то впереди на линии огня лежала Корин, и он сознательно лишил себя возможности выстрелить в любом направлении, потому что вдруг догадался, куда крадётся Харли, отвлекая его дурацкими вопросами. И когда мрак перед ним уплотнился, плавно потянул спусковой крючок, а в ответ на истошный вопль выпустил по звуку всю обойму.
  Борг не сомневался, что попал, но проверить результат не спешил. Через полминуты оглушающей тишины чиркнул спичкой, поднял рукоять рубильника. Вытянув из кармана нож, направился к Харли. Раздевать убитого он не собирался - просто распорол рукав. Шрама не было - была татуировка на внутренней стороне предплечья. Борг взглянул на жетон... Пальцы хрустнули, сами собой сжимаясь в кулаки.
  От неистовой брани отвлёк слабый стон. Он оглянулся на девушку, ухватил Харли за ногу и поволок за собой.
  *
  Корин выплывала из тумана. Веки дрогнули - сквозь серую муть проступила грубая физиономия... этот... "тебе понравится".
  - Очнулась? - Борг понимал, что ответ будет не таким приятным, как её внешность.
  - Урод... - шевельнулись онемевшие губы.
  - Знаю, - он придвинулся ближе. - Но я не враг.
  Корин зажмурилась. Тут же захотелось вновь провалиться в уютную тьму небытия. Не удалось - в груди лопнула крохотная капелька, скручивая тело в один сплошной узел боли. Пальцы рванулись в карман.
  Иногда Боргу удавалось просчитать ситуацию с полувзгляда.
  - Героин? - он подбросил шприц на ладони. - Давай я, а то в таком состоянии не то что в вену - в меня не попадёшь.
  - Сдохни... - она выгнулась дугой - боль разрывала тело в клочья. - Мразь...
  - После войны многие на него подсели, - проворчал Борг. Сжав её руку тисками, закатал рукав. - Кстати, я был в Сопротивлении.
  Игла пропорола кожу. Корин скрипнула зубами - заткнуть уши и перестать его слышать она физически не могла. "Был ты, как же... - она всхлипнула - даже сил плюнуть в поганую рожу не осталось". Вытягивая шею и отворачиваясь, едва не ткнулась носом в оскаленные зубы мертвеца.
  - Это... - она с трудом сфокусировала глаза.
  - Харли, - подтвердил Борг. - Татуировка с жетоном совпадает.
  Он выпрямился, вытер внезапно вспотевший лоб. Сделав несколько глубоких вдохов, попытался погасить пламя ненависти. А когда представил, что сделал бы с надзирателем концлагеря, попадись тот живым в его руки, то едва не взвыл - мертвецу плевать на его приговор.
  Корин ошеломлённо моргнула. В такой прощальный подарок судьбы верилось с трудом, - слишком мало жизни та ей отмерила, - и вдруг... этот... Говорит, был в Сопротивлении...
  Укол сделал мысли прозрачными. Наступило облегчение, которое она ещё в полной мере не осознавала, - всё-таки она пережила Харли.
  Корин смотрела на искажённое бешенством лицо Борга, а видела своих друзей, которые умерли, потому что одна сволочь слишком буквально трактовала законность методов.
  ...Розовощёкий надутый индюк из военной прокуратуры был категоричным:
  - Слова - это слова. Нужен свидетель.
  Корин уставилась на статую Фемиды, словно та вот-вот должна была сорвать повязку, размахнуться и грохнуть прокурора весами по макушке. Но ничего подобного не произошло. Она разочарованно вздохнула.
  Прокурор расценил её вздох по-своему.
  - Живой свидетель, понимаете? - он развалился в кресле, придирчиво осмотрел сигару, чиркнул спичкой. Выпустив струю ароматного дыма вертикально вверх, невозмутимо уточнил: - Так сказать, золотой, вашими же словами.
  - Где его взять? - издевательским тоном поинтересовалась она и сунула ему под нос жетон. - Эта "собачья бирка", всё, что есть.
  Он пожал плечами, давая понять, что разговор окончен. И тогда она высказала ублюдку с большими звёздами всё, что думает по поводу его нахождения в этом кресле. Затем, срываясь на крик, напомнила, что человек, с риском для жизни раздобывший жетон, мёртв, несмотря на все уверения именно его, прокурора, в абсолютной безопасности.
  После её гневной тирады все пошло прахом - отстранение от дел последовало незамедлительно. Правда, период вынужденного бездействия, позволил наконец-то решиться на обследование в госпитале - все у неё оказалось хорошо, за исключением одного... "Шансы приличные, - врач прятал глаза. - Будем надеяться". Она понимала, что ей откровенно лгут, из благих побуждений, но лгут. И в одну из ночей на залитой слезами подушке вызрели зерна мести, а законность методов была упрятана так глубоко, что даже отголоски сомнений перестали беспокоить разум...
  Борг осторожно коснулся её руки.
  - Твой друг, - он покосился через плечо. - Не хотелось бы, чтобы начал палить с порога.
  - Никто не придёт, - обречённо выдохнула Корин. - Некому.
  И Боргу вдруг безумно захотелось, чтобы она сказала: "Мне нужен напарник". Вместо этого услышал: "Надо прибраться".
  - Сейчас, - он засуетился. - Печь запустим, а там и Господь не разберёт, где чей пепел.
  Корин прикрыла глаза - отрешиться от всего хотелось до одури. Она даже не сразу осознала, что мужчина поднял её на руки и направился к выходу. Позади натужно гудела печь, переваривая Харли и несчастного сторожа.
  Снаружи хлестал дождь. Борг на пару секунд задержался на пороге перед лужей. Он не боялся поскользнуться в грязи и искупать девушку в холодной воде - он просто не мог её уронить! "Никто не придёт, потому что некому...". Она ошибается.
  - Кто-то всегда должен прикрывать спину, - уверенно сказал он. - Тебе нужен напарник.
  Корин открыла глаза. Горькие мысли свернули в другую колею, такую же глубокую и безрадостную.
  - Мне нужен плотник, - едва слышно отозвалась она. - Позарез нужен. Кровлю исправить, стропила, или как их там.
  - Видел, - отозвался Борг. - Сгнили напрочь. Даже мауэрлат менять надо.
  Корин закусила губу. Стропила ещё куда ни шло, но эта штука... Она даже выговорить такое слово не могла.
  - Это долго? - отчаянно хотелось услышать отрицательный ответ.
  Борг похоронил её надежду одним коротким словом:
  - Месяц.
  - Месяц... Раньше никак?
  - Нет, - возразил Борг. - Мой старик был плотником.
  - Надо успеть, - прошептала Корин. - За неделю.
  Борг был готов сделать для неё все, что угодно, но такой срок?! Хотя... Ещё оставались друзья, а неделя - прорва времени доказать, что с ним можно работать.
  - Договорились, - он плотнее укрыл её плащом и ускорил шаг. - Я знаю нужного человека. - С меня выпивка, - Корин прижалась к мужской груди. По лицу текли слезы, смешиваясь с дождём. Неделю она протянуть могла. Может быть, две, если повезёт...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"