Кайдалова В., Difa: другие произведения.

Целься в сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Говорят, что если ты не собираешься стрелять, то не смей поднимать пистолет.
      Если не собираешься защищаться, не трогай сковороду.
       А что делать девушкам, попавшим в непростую ситуацию. В наличии у которых только навыки пользоваться шприцами и клизмами?
       Правильно!
       Пользоваться подручными средствами и целиться только в сердце.
      
    relojes para el blog html clock contador de usuarios online
    Завершено  
      
      
      
      

 
 

  
  
     Глава 1.
        
        Анна.
        
        Первые месяцы лета самые долгожданные и довольно теплые. Но, в то же время быстро летящие. Особенно бездельничая под солнцем в шляпке и бикини. Развалившись на шезлонге и, потягивая охлажденный коктейль.
        А какие загорелые и накачанные мачо гуляют вокруг, одаривая ослепительной улыбкой белоснежных зубов. Просто загляденье, на которое хочется смотреть и смотреть.
        Крик чаек, и морской воздух, наполненный солеными нотками, заполняют все пространство вокруг, делая картину наполненной и притягательной. Хочется лежать и получать удовольствие под жалящими лучами солнца, получая настоящий загар на белую кожу с зимы.
         Пользуясь вседозволенностью - зарыться в роскошные волосы обалденного мужчины одетого только в одни низко посаженные шорты, и не важно, что он тут мимоходом и, разносит напитки, для таких же дамочек, как я.
        И под завистливые взгляды остального слабого пола, кто не решился на такую провокацию как я, и противный надрывной рев поросенка...
   Вот зараза! Такой сон был!
        - Кая, убей его, - злобно простонала я, зарываясь лицом в подушку. Сон, в котором я вложила всю свою мечту, уже не вернуть, но и вставать тоже не собиралась. Там обыденность и раннее утро, не предвещавшее студенту ничего, кроме лекций и головной боли на тему: как списать и у кого это достать?
        
    Визг поросенка все продолжался, сбивая все желание дальше спать.  Отрубить бы руки тому, кто так зверски издевается над животным. И включить мозги тому, кто ставил именно эту мелодию на звонок будильника. Но ёкарный анамнез, я же из лучших мотиваций на точный подъем это делала. И попинать стоит именно себя любимую.
        
        - Твой телефон, вот и швыряй его в стену сама, - почти бодро раздалось с соседней кровати. А вслед и подушка прилетела. А что одна подушка, это хорошо, а двумя и уши заткнуть можно. Что и проделала, под недовольную мордочку, с укором взирающую на меня и почти неслышный визг почти зарезанного поросенка. Я даже нахально подмигнула, вставшей с постели подруге.
        
        Кая, конечно, оценила мой поступок с подушками как всегда на одной волне со мной. И вслед за подушкой на меня упала и сама хозяйка, при этом щекоча и угрожая, что мы не успеем на пару. Ой, больно надо на нее успевать. Половину этих пар, это простое просиживание за партой и заполнение дневника, если кто не вел его ранее. Хотя, что там у нас первым стоит?
        
        - У нас первое право, - страшным голосом выдала подруга над моим ухом. От одного понимания, кто ведет эту пару, у меня глаза от страха опоздать распахнулись и увеличились, скидывая дремоту. Даже сон вмиг забылся.
        И началось веселенькое и очень бодренькое одевание и приготовление к одной единственной паре. Которую не прогуляешь ни под каким предлогом. Порой кажется, что достойной причиной не явиться, это попасть в морг, в качестве его пациента, а не практиканта.
        
        - Я шавтак расогеваю, - промямлила с зубной щеткой во рту я, крутясь по комнате в поисках запропастившегося конспекта.
        - Хамшат гашу, - в тон ответила мне подруга, потянувшись к стакану с водой, и сразу полаская зубы. Ванна хоть и одна и маленькая, но нас вмещала очень даже комфортно. Таких прыгающих коз, что угодно вместить сможет.
        
        В общем, на пару мы прискакали раскрасневшиеся и, успевшие до звонка на целых три минуты. На ходу надевая белоснежные халаты, поправляя прическу и доставая из сумки тетрадь и ручку. В общем, мы и прочитать успеем, и если повезет и выучить за такое время.
        А аудитория как всегда, что примечательно встречает нас тишиной и, натужным скрипом ручек по бумаге. Понятно, есть подозрения на проверочную. Шпоры никогда лишнем не бывают.
        
        Переглянувшись с Каей, поняли друг друга без слов. Сразу заняв свои места и достав карандаши, каждая застрочила на парте по половине прошедшей лекции. Ну, а теперь главное успеть написать или не успеть, но не попасться...
        
        Странно, звонок как две минуты назад прозвенел, а нашего любимого душетрепателя и нервошатателя еще нет. Может со старости умер? Нет, такие как он, в виде призрака прилетать будут. Вон, препод по психиатрии с маньяками и воронами разговаривает. Вечно ей кажется, что ее преследуют после пар с нами. А в классе постоянно воняет анашой. И сколько не проветривай, воняет и все! Хотя особого запаха нет. Мы даже эксперимент провели, на какой запах она среагирует нормально, в общем нормальным ей стал после разбрызгивания духов с истекшим сроком годности, запах которых может соперничать с вонью годично нестиранных носков.
   Ну, где же наш обожаемый? Может, заболел? Сомневаюсь.
        Вот даже староста медленно так, как в замедленной съемке, нерешительно отрывается от стула. Поднялась, перекрестилась и сделала один шаг пол направлению к двери. Понимаю, тут сидя страшно его ждать, а выйти из класса после звонка, да на его паре, это кошмар всех будущих врачей.
        Дверь распахнулась, явив нам Василия Сергеевича, улыбающегося так радостно, что группа приуныла. В таком настроении он только тогда, когда предстоит грандиозная гадость.
        - Девоньки, а у меня для вас замечательная новость, - группа начала просчитывать варианты подлянки. Я склонялась, что ничего хорошего, как распускание домой нам не светит, а ломать голову пока он сам не признается, бессмысленно. Кая меня поддержала и расслабилась, исподлобья буравя взглядом нашего правовика. И не одна она так смотрела, я тоже так на него уставилась, хорошо, что руки на груди не сложила, а то вылетела бы за дверь с не допуском к экзамену. Обезьянничать на Василия Сергеевича нельзя, это мы усвоили сразу на третьем занятие. На первом были принудительные обрезания ногтей, а на втором часовое читанее лекций о отличии медиков от путан, и вообще мы должны быть чуть ли не копиями монашек, как сестры милосердия.
        
        - А может не надо? - Робко спросил мужской голос из середины аудитории.
        - Ой, простите, забываю, что у вас тут два индивида мужского пола, - с насмешкой выдал Василий Сергеевич. - Девоньки, сегодня будет зачет на компьютерах за весь прошлый материал. Те кто не сдаст, будут переиздавать в выходные, а кто сдаст, того ждет сюрприз.
        И довольный произведенным на нас эффектом полного диагноза "мы влипли", спокойненько уселся за свой стол продолжая счастливо улыбаться.
        Стон с соседнего ряда, всхлип умирающего с "камчатки" и подлый смешок от преподавателя, отличные звуки для начала дня, ничего не скажешь.
        - В кабинет информатики шустренько потопали. И кроме бахил ничего не берем, - встал из-за стола, беря только ручку и журнал, открыл дверь и пригласительным жестом, дал понять, что у нас выбора нет.
        
        Понуро опустив голову, мы быстро засеменили на выход и на второй этаж. Некоторые были спокойны как патологоанатомы со стажем, некоторые волновались как девушки, словно перед первым посещением гинеколога.
        
        - Кая, что делать будем? - Шепотом спросила, рассматривая стены коридора. В сам кабинет пускали по три человека. Остальная группа толпилась в коридоре. Облепив подоконники и подперев стены.
        - Молиться, - отмахнулась подруга, незаметно протягивая мне тонкую полоску от обычного тетрадного листа.
        Понять что именно за цифры, исписанные на обеих сторонах не трудно. А вот скрыть блаженную улыбку от остальной группы наоборот. Но я справилась, и не выдала себя.
        Рано же радоваться, что шпора есть, теперь бы и воспользоваться.
        
        Стараниями нашими и молитвами всей группы право мы сдали все без исключений. Ура шпорам и храбрости старосты, которая отвлекла правовика!
   А Василий Сергеевич на радостях (действительно радостях) сообщил, что сейчас был экзамен. От осознания даже голова закружилась.
        
        И коридоры нашего института огласил радостный писк и облегченные выдохи, о легком избавлении.
        
        - Кая, а давай прогуляемся сегодня? - Жалобно выла я из вредности, наблюдая за передвижениями подруги. Не люблю без дела сидеть, а в четырех стенах и бездельничая тем более.
        - Что задумала? - С ходу спросила она, не думая останавливаться, продолжая бегать от кровати до зеркала, где скопилось всякой фигни, помимо косметики.
        - Природой полюбоваться, на небо посмотреть, - жалобно перечисляла я, пряча хитрый блеск глаз, за рассматриванием облаков в окно.
        - Ахах, пой птенчик не стыдись, - подошла она к столу с тетрадями, наигранно игнорируя меня и мою уловку выманить ее из общаги.
        Пришлось наглядно потянуться в постели и перевернуться с бока на спину.
        - Ну, плиз? Мне очень надо, - писклявым голоском пропела я, решив хоть так вывести ее из себя.
        - А потом все пошлешь и побежишь быстрее меня обратно домой спать. Плавали - знаем.
        - Не-а, послезавтра конкурс будет, и мы с тобой в нем участвуем, - честно призналась я, понимая, что сейчас будет армагедец.
        - Погоди, ты сказала: конкурс и мы участвуем? - медленно повернула она голову в мою сторону и вкрадчивым тоном уточнила. Ой, кажется, сейчас меня убивать будут. Для душевного спокойствия одеялко поближе потянула, дабы в случае избиения, спрятаться.
        - Да не, тебе послышалось, - невозмутимо отмахнулась, а потом очень громко и четко. - Наши имена в списке участников. И мы туда попадем, не смотря, как ты будешь готова к нему или нет.
        
        Тишина. Странно, но тишина всегда ассоциировалась у меня со спокойствием и умиротворением, но на деле выходит, что это нечто предостерегающее и сулит опасность.
        
        - Что за конкурс? - Обманчивым мягким тоном уточнила подруга. Я этому значение не предала, позу для быстрого "деру" я приняла, от такого одеялко не спасет.
        - Мисс Лето. В купальниках, - последнее я добавила из вредности.
        - Аня! - Вопль, давший команду "валим". И я дернулась.
        Одна нога запуталась в пододеяльник, и я с грохотом под хохот подруги долбанулась на пол. Кая ржет, а я потираю, копчик и никак не могу найти дырку в подлом препятствии.
        - Есть в жизни справедливость, - через смех сказала Кая и поспешила мне на помощь.
        
        
        Глава 2
  
        Кая.
  
        Я была очень зла на Аню за ее проделки.
   Не посоветовавшись со мной, записала на этот конкурс, да еще и в купальниках. Это же надо купить хороший купальник, чтобы скрыл все мои недостатки. А они у меня были. Если у Ани фигура модели, то у меня с этим делом туго.
   Рост обычный, с лишними парами килограммов. Нет, они меня совсем не портили, только украшали. Но, точно не подходит для конкурса "Мисс лета" в купальниках. Поэтому и надо купить достойный купальник. Аня то себе уже купила. Кроваво-красного цвета. Она его как-то одела, что даже я, интересуюсь исключительно мужским полом, пустила слюну.
   Подруга только расхохоталась. Хорошо ей, с такой фигурой только в купальниках и щеголять.
        Сегодня у нас выходной. Аня побежала по своим делам, а я помчалась выбирать купальник. Благо магазин с нужным товаром, был недалеко от нашей общаги. Зайдя в магазин, я сразу объяснила продавцу, что мне надо. Девушка стойко выносила все мои капризы.
        -Девушка, - обратилась она ко мне, с измученным видом, - я уже не представляю какой купальник вам надо. Вы перемерили все, что у нас есть.
        -Жаль, - поджала я губы, - вообще мне нужен закрытый и открытый купальник одновременно, - как можно ясней выразилась, уже собираясь уходить.
        Оксана, как писалось в бейджеке, вздохнула. А потом, улыбнувшись, видно вспомнила о чем-то, попросила подождать секундочку и убежала в подсобку. Вернулась она где-то через минут пять, я уже пожалела, раз пять, что осталась. Довольная собой, она протянула мне фирменный пакет.
        -Вот. Я уверена это то, что вам нужно.
        Я развернула пакет, и ахнула. Это действительно то, что мне нужно. Купальник "Монокини". Он собой представляет сочетание открытого и
   закрытого купальника. Сзади все смотрится как открытый купальник, а спереди, соединяется верх и низ тонкой полоской ткани с переплетенными цепочками. Одев его, я скептически осматривала себя в зеркале.
        -Хороша, чертовка, - подмигнула я своему отражению.
        Скрывает все что нужно. Белый цвет очень гармонично смотрится на моей смуглой коже, подчеркивая аппетитные округлости.
        -Беру, - радостно сказала я, уже переодевшись в повседневную одежду.
        Девушка вздохнула. Видно не каждый день приходят такие зануды как я. Ничего, пусть работает. Ей за это деньги платят. А то сидит, смотрит какие-то фильмы на ноутбуке. Прекрасная работа. И тут я, побегать заставила.
        Отвалив за купальник кругленькую сумму, пошла назад в общежитие. Еще надо успеть к зачету: подготовиться, а время и так поджимает.
        Аня уже была в нашей комнате, и что-то увлеченно читала.
        -Наконец-то ты пришла, - откинув книгу, сказала она, - у меня просто сногсшибательные новости.
        -Я слушаю, - нервно ответила я.
        -Завтра нас освобождают от пар, из-за конкурса! - Радостно захлопала в ладоши Анна, обронив на пол книгу.
        Вот и как ее сейчас не прибить? Что значит, отменяются пары из-за конкурса, и почему он завтра? Ведь должен был быть только через неделю. Если только...
        -За вранье тебе, - начала бить подругу подушкой. В последнее время это у нас вошло в привычку.
        Все закончилось заливистым смехом, и обсыпанными перьями по всей комнате. Успокоившись, и заварив себе по чашке кофе, мы начали обсуждать завтрашний день, игнорируя перья вокруг.
        -Как вообще все будет происходить? - Спросила я.
        -Будет всякого рода испытания, ну, а потом выберут "Мисс лето", и все. Особо никто заморачиваться не будет. Так обычный конкурс. Будет проходить в здании старого кинотеатра. С каждого ВУЗа по два человека.
        -Хорошо, а почему взяли именно нас?
        -Дурында, - пихнула легонько Аня меня, - мы же самые красивые, и самые умные.
        -Ага, и очень скромные, - съязвила я, - все давай спать, уже поздно. Завтра тяжелый день. И убраться не помешает, хотя бы легонько, а то курятник, а не комната.
        -Кая, ты самая настоящая зануда. Только восемь вечера, - возмущалась подруга.
        -Только нам рано вставать. А я хочу выспаться. Не хочу прийти туда с опухшим лицом.
        -Ну и придешь, и что дальше? Там настоящие профессионалы поработаю над твой мордашкой., будешь краше Бабы Яги, - хихикнула эта заноза, пятясь к двери.
        -Короче ты как хочешь, а я спать, - сказала я, и действительно пошла спать. Вот пусть убирает все сама, раз спать не хочет.
        Меня не покидало чувство тревоги. Что-то мне подсказывает, день закончится плохо для нас обоих. Так бывает, встал и на душе как тучи сомкнулись, все тускло и не очень радостно.
        Утро встретило пасмурной погодой. Вот! Даже погода против Аниной затеи. Но ничего не поделать, надо идти. Подруга как всегда умиротворенно спала. Как обычно какие-нибудь мачо снятся. Лучше бы парня завела, а не шарахалась от них, да по ночам во снах слюньки пускала.
   Рассмеявшись своим мыслям, я начала ее будить. Ни в какую. Ладно, значит, переходим к плану "Б". Набрав в кружку воды, я начала поливать на ее лицо. Аня быстро проснулась, и посмотрела на меня озлобленным взглядом. Ой, а кто-то в своем выдуманном мирке дождик не ожидал.
        -Что, подруга, прервала тебе очередное свидание с накаченным красавцем? - Смех сдерживать я не могла.
        -Дура, - надула губы Аня. Такая смешная, надулась как ребенок, вот-вот расплачется.
  
        Позавтракали мы в спешке, больше переживая за дорогу и частые пробки, мы вышли на остановку. Дождавшись нужный нам автобус - сели. Удивительно, но сегодня мы очень быстро добрались до нужного нам места назначения.
   Нас сразу проводили в гримерку, не особо заморачиваясь кто мы такие и какой Вуз представляем. Битый час над нами колдовали парикмахеры и визажисты.
   Девушки с других ВУЗов смотрели на нас с завистью. А я не могла понять. Неужели никого покрасивее найти не могли? Одна страшнее другой. А как надели купальники, так вообще смешно стало. У одной даже кхм... короче девочке стоит познакомиться с депиляцией. Это не конкурс, а шоу "Глухомань в городе".
        На руки нам закрепили номерки. Аня была под номер один, я под номером два. Не повезло, будем выходить первыми.
   Нас очень быстро проинформировали о том, как лучше выходить на сцену. И что самое ужасное, для меня, обязательно надо надеть каблуки. Ходить на них умела, но не любила. Обуви всякой разной было у них много. Причем на каждый размер. Аня выбрала себе самую высокую шпильку. А я пыталась найти что поменьше. Но в последний момент передумала. С более высокой, буду стройней выглядеть.
   По очереди нас начали вызывать на сцену.
   Когда пришла моя очередь, я уверенно прошла на сцену. Сегодня я была уверена в себе. Купальник на мне сидел чудесно. С Аней, конечно, не сравнится, но все же.
        Людей было очень много. Да и жюри, тоже насчитывалось около десяти человек. Аня смотрела в одну точку, с широко распахнутыми глазами от страха. Что происходит вообще? Спросить я не могу. Было видно, что она еле держится. Ладно, потом узнаю. Странно все это и движется она как-то быстро, словно слиняет как заяц, и не заметит что на шпильках.
        Когда все участницы вышли и гуськом стали обходить круг по сцене, а ведущий начал объяснять нам наши задачи для конкурса. Я честно пыталась вникнуть в его слова. Но вдруг меня окатило холодом. Я не могла понять, что происходит, такое ощущение, будто вошла в ключевую воду. Пока не натолкнулась на НЕГО.
   Его глаза... холодные и пустые, перевернули во мне все...
     
        Глава 3
        
        Анна.
  
        Ох, вечно Кая со своими дурными предчувствиями. Но и я хороша, за протяженностью стольких прожитых лет вместе забыла к ним прислушиваться. Да и что могло случиться на этом конкурсе?
   Пройтись в купальниках, да исполнить какой-нибудь номер: стишок там рассказать или спеть - сплясать.
   А какие мы колоритные из всех присутствующих, выделяемся при первом взгляде. Кая: с ее округлостями, темноволосая, загоревшая (хотя смуглый цвет кожи у нее постоянно) и я, осветленная в блондинку. Обе высокие, стройные, на которых любой заглядывается, не то что в купальниках. Но нет, надо было испортить все своим предчувствием. И ведь победа была уже получена, еще до начала конкурса.
        Ядреный градусник, вот что он тут забыл? Какого, он приперся на этот конкурс и почему в этот город?
        А меня он всё же узнал. По глазам видела и по мимике. И еще много чего я там видела, но ничего хорошего для меня. А сколько хищной угрозы и обещания... Прям как тогда... В прошлом.
        Я от испуга даже забыла, как ноги переставлять, да и Кая остановилась. И если бы не позади идущая девушка, задевшая нас плечом и бедром, мы бы и стояли, выпучив глаза, и тряслись как зайцы. Она его тоже знает? Вот бабник!
        Но мы прошли и, обратно дошли свой круг, поближе к кулисам, что бы смыться. И не буду рассказывать, какая истерика подхватила нас в гримерке. Тсс, мы не плакали и волосы на голове не рвали. Мы свои страхи переносим молча, но очень недобро поглядывая на дверь.
        А что, была мысль, одеться и сбежать. Вон Кая со мной солидарна, тоже на свои вещи поглядывает.
        - Мы же не на конкурсе Мисс Вселенная, - все же не выдержала я первая и потянулась к вешалке, на которой весели мои джинсы и футболка. Я не трус, но за сохранность своей филейной части переживаю.
        - Ты права, - как горная козочка подскочила к своей вешалке и подруга, приняв мои слова как сигнал к старту.
        
        Неделя зачетов и неделя экзаменов пролетели в напряженке. Если Кая просто испугалась и успокоилась, забыла, полностью погрузившись в учебу. Правда стала какой-то нервной и постоянно губы поджимает. А это верный признак, что ее что-то беспокоит.
        То я ждала. Ждала, когда он объявится. Даже во снах теперь не было отдыха, а только бег, бег и еще раз бег от НЕГО.
        
        Сдавая экзамен или зачет, постоянно думала, как он меня нашел? Я ведь даже волосы перекрасила в светлый, что меня делало совсем неузнаваемой. Но нет, узнал. Или случайно оказавшись на этом конкурсе, или следил за мной, но ему хватило только взгляда, что бы натянуть мои нервы ТАКИМ ожиданием праведной мести. Нет, наверно это случайность, злая подножка Судьбы. Если хотел - он бы нашел намного раньше, еще до поступления в институт, а тут уже конец обучения.
        
        - Почему Кожемякиной разрешили остаться в городе на практику, а нам нет? - Бушевала Кая, бегая по комнате с блузкой в руках, десятый раз, укладывая ее в сумку и вынимая, не решаясь ее положить и помять другими вещами.
        - Не сравнивай ее с нами! Не забывай, нас считают лесб...
        - Закройся.
        - Ну, короче нас хорошо считают, а ее пользуют, - зло усмехнулась, делая обжигательный глоток горячего чая. Мне то что, вещей мало и, собирать особо не чего, кроме дневников и конспектов.
        - Меняй тему по-хорошему, не то получишь по шее, - схватила она домашний тапочек - зайца и прицелилась. Ой, я вся боюсь, особенно от мягких зайчиков. Тут зверье покрупнее бродит.
        - Короче, едем домой, у нас на обживку неделя и да здравствует год практики, - невесело поджала губы, даже не увернувшись от замаха Каи. Она тоже успокоилась и вернула голубенького красавца к второму, всунув в него ногу.
        Практику я не боялась и действительно только ее и ждала. Но вот после двухнедельного события это ожидание не в радость, а скорее как марш бросок на плаху. Там меня найти очень просто. И прятаться я не собираюсь.
        - А там как?
        - Как и обычно, каждый год же практику проходим.
        -Вот легко тебе.
        Ага, как же легко. Да мне страшно и боязливо домой ехать. Потому что уверена, что он будет меня ждать именно там. Блин, сейчас себя опять накручу и учебу брошу и домой не поеду, забьюсь в какой-нибудь деревеньке и нос до самой старости показывать не буду.
   Конечно план хороший, но недостатков: тьма тьмущая. Во первых финансы, во вторых, как далеко нужно укатить и третье - я учебу ни за какие коврижки не брошу.
        
        - Кая, я тебя хочу о кое-чём попросить, - через силу выдохнула я, решившая совершить еще одну глупость, и по совместительству подстраховаться.
        - О чем?
        - Сохрани вот эту флешку до следующей нашей встречи, - и протянула ей маленький 2х2 см накопитель.
        - Там твоя любовь всей жизни? - с улыбкой спросила подруга. Вот правду я точно не скажу на этот вопрос, чревато нехорошими последствиями.
        - Да,- только и сказала, скрывая за улыбкой страх и волнение.
        
        Душный автобус и, сумка с вещами на коленях. Дорожная сумка сдана в багаж. А я смотрю на белую полосу разделяющую магистраль на полосы, как на змею возвращающую меня обратно. Остался какой-то час пути, и я буду уже в родном городе.
        Но кроме того что я там родилась и выросла, больше родного там ничего нет. Мама у меня конечно была. Вот только как пять лет, у нее больше нет дочери. А напоминать о своем существовании слишком много чести. Отец счастлив давно в другой семье, и его младшая дочка - самая лучшая и роднее.
   А вот и конец пути, здание автовокзала ничуть не изменилось, только забор появился, да и остановку для пригородных автобусов поставили новую.
        Первым делом, сойдя с автобуса, купила газетку с объявлениями, а потом уже и села в такси, стоящее чуть в стороне от автостанции. Попросила отвезти меня в отель, он здесь один и ломать голову, куда ехать не так уж и важно.
        Поживу пока там денек - другой, пока не найду съемную квартиру.
  
   А вот плохое предчувствие не покидало меня, как только я сошла с автобуса. Но ничего так и не произошло. Ни на ресепшене отеля, ни в номере. Такое ощущение, что я сама себя накручиваю.
        
        В отеле первым делом приняла душ и заказала себе легкий обед. И только после этого принялась обзванивать сдающих квартиры.
        Из всего объявления меня привлекло только два варианта. Одно по цене, а другое за отсутствие соседей. Решено было съездить на следующий день и проверить их, вдруг что-то интересное. Находились они не далеко друг от друга, только на разных улицах. И идти до больницы от них по времени не долго, максимум десять - пятнадцать минут.
        
        Потом после разговора с хозяевами, позвонила Кае и проболтав с ней полчаса, задумалась о подготовке к практике. Квартира и практика это хорошо, но нужно поискать и работу. Иначе и квартиру нечем будет оплачивать. Денег осталось мало, если учесть что я их растянула на пять лет, то максимум на полгода потянет, если не меньше.
        Хоть и вечерело, и была вероятность, что большинство магазинов уже закрыты, но я все, же вышла из отеля за мелкими покупками.
        Мне повезло, я успела перед самым закрытием. Но наткнулась на очень недобрый взгляд продавца. Вот и пусть дальше дуется, а я что нужно купила и заодно проверила на наличие слежки, и не заметила ничего особенного.
        
        - Аня, - достиг меня робкий крик, когда я уже спустилась по ступенькам к фонтану, установленному посередине маленького парка. Мне почему-то захотелось пройти через него, проигнорировав короткую дорогу обратно.
        Обернулась, посмотрела на парня, и так и не узнав его, отвернулась, продолжая идти дальше.
        - Ань, - и меня дернули за плечо, останавливая. Медленно повернула голову и посмотрела на нарушителя спокойствия, все тот же парень, что окликал.
        Внешность парня была знакома, но позабыта. Вот только эти глаза забыть невозможно.
        Столько горечи появилось во рту, за мое предательство. Но прошлого не вернуть, и винить никого кроме себя не стану.
        - Витя?- робко выдохнула я, угадав, кто сейчас стоит передо мной.
        
        
   Глава 4
  
        Кая.
  
        Аня уехала, и стало как-то грустно и скучно. Ну, ничего, завтра я поеду к ней. Сделаю сюрприз так сказать. Вот она обрадуется. С руководителем практики я договорилась, что практику мы будем проходить вместе.
        С головы у меня все не выходят ЕГО глаза. И что меня так зацепило? Обычный мужчина.
   Нет.
   Обычный божественно красивый мужчина. Ну, подумаешь, так смотрел меня, и что? Может я ему просто понравилась. Хотя, не верю я в такие симпатии. У меня складывается такое чувство, что он не так прост, как кажется. И с чего вдруг, такие мысли? Я его вообще не знаю. И не увижу больше. Если он живет в этом городе, то точно нет. Завтра я уже буду с Аней и, все мысли о нем приутихнут.
        Надо сходить развеяться перед поездкой. А то со своими мыслями совсем скоро расклеюсь. Выбор упал на нашу с Анькой любимую пиццерию, где мы частенько зависали. Там делают самую вкусную пиццу в городе.
   Сев за любимый столик у окна, я ждала заказ, и переписывалась с подругой, убивая время и выпытывая информацию по крупинке.
        Нюта (я ее так про себя называю, это имя она терпеть не может) уже сняла квартиру, и вся в поисках работы. Денег у нее очень мало, по крайне мере, она ими не сорила, а от родных никогда ничего не получала. Этого конечно она не писала, но я и так знаю. И не скажет же ничего. Гордая.
        Носом я учуяла божественный аромат. Официант поставил это счастье возле меня. Средняя пицца, только что из духовки, с грибами и сыром, сверху посыпанная зеленым укропчиком и петрушкой. Не дожидаясь пока остынет, я оторвала кусочек, но подняв глаза, он у меня упал обратно.
   В кафе зашел мужчина, который был на конкурсе. Взглядом он кого-то искал. Учитывая, что когда его взгляд остановился на мне, искал он именно мою персону. У меня от его взгляда засосало по ложечкой. Но я, как ни в чем не бывало, продолжила есть. Не надо, таким как он, показывать, что я боюсь.
        -Здравствуй, Цыпа, - бесцеремонно сел за мой столик, игнорируя мой враждебный взгляд.
        Я поперхнулась куском. А потом еще поперхнулась, когда он взял кусок моей пиццы. Козел какой. Что он себе позволяет? Я это так не оставлю. Он жрать за мой счет собрался?
        -Во-первых, я не Цыпа, во-вторых положи кусок на место, - рявкнула я, - ты у нас голодающий? Тогда вали работать, нечего отбирать без спросу чужое.
        Ох и разозлил меня этот тип. Какой наглец!
        -И вообще, я не желаю видеть тебя, за моим столиком. Тут много свободных, - и показала ему взглядом, - всего хорошего.
        -А ты мне нравишься, - не унимался этот придурок, откусывая большой кусок МОЕЙ пиццы.
        -А ты мне нет. Ясно?
        -А если мне кто-то нравится, я так просто не отступлю.
        Он что недоразвитый? Вроде нет. Выглядит здоровым человеком, а закидоны, как у последнего болвана.
        -Ты с головой дружишь вообще? - На всякий случай спросила я, - я тебе русским языком сказала, что ты мне не нравишься. И еще ты мне своим видом портишь аппетит.
        На что он только рассмеялся. Когда он так смеется, он становится страшным, и на злодея чем-то похож, может мафиози или бандит? А что, похож.
        -А я не спрашиваю твоего мнения, - высокомерно сказал он, отбив аппетит.
        Во как.
        -Слушай ты, пещерный человек, тебе, что вообще надобно?
        -Мне нужна ты.
        -Какие-то странные у тебя желания, если учесть, что мы незнакомы.
        -Тебя зовут Кая, меня, кстати, Герман, - представился он, продолжая, есть мою пиццу и нагло глазеть на меня.
        И откуда он знает, как меня зовут? Блин, он же был в жюри и мог оттуда все выведать. Ой, не хорошо то как.
        -Не русский что ли? - Решила я его позлить, а что имечко редкое и не попутаешь, если только специально не исковеркать.
        И видно разозлила. Он стал красным как рак. Видно национальность его больная тема, интересно, каких он корней.
        -Слушай, Цыпа...
        -Это ты слушай, Герасим хренов, я тебе не курица понятно? - Перебила его я.
        Опять смеется. Тоже мне, клоун нашелся.
        -Сколько? - Вдруг спросил он.
        -Что сколько? - Не поняла я вопроса.
        -Сколько ты стоишь?
        Я была очень шокирована, даже глаза вытаращила на этого гада. Привстав со стула, я бросила деньги за пиццу и, подарив ему ОЧЕНЬ звонкую пощечину, направилась к выходу. Слава богу, он за мной не пошел, пристукнула бы, чем-нибудь. Да вон хоть той вешалкой.
        Возле общаги, поняв суть произошедшего, меня затрясло. Посидев немного на лавочке, я кое-как собралась с мыслями. Завтра меня тут не будет. Он меня не найдет. Хотя... вот как он нашел меня в кафе? Смутно верю я в совпадение и случайность. Блин, еще одна проблема на мою шикарную голову.
        У входа меня кто-то сильно дернул за руку. Обернувшись, увидела мужчину кавказской национальности, довольно симпатичного, кстати, но очень нетерпеливого.
        -Ты Кая? - Спросил он резко.
        -Нет, - почему-то соврала я, еще одного ухажера я не вынесу.
        -Не ври, - сощурил он глаза.
        -Так если знаете, кто я, зачем спрашиваете? - решила сострить я.
        -Где флешка?
        -Какая флешка?
        -Которую тебе дала Анна.
        Вот только этого мне не хватало. И это любовь всей ее жизни? ХА-ХА-ХА. Нет, он очень симпатичный, но Анька всегда очень плохо отзывалась о таких мужчинах как он. Врала, значит? Или меня на понт берут?
        -Мне Аня ничего не давала, - соврала я не моргнув глазом.
        -Где она?
        -Кто?
        -Флешка и Аня, - он уже выходил из себя.
        -В ж*пе, - напоследок сказала я, и буквально залетела в общежитие, вырвав плечо из захвата кавказца.
        Закрыв дверь нашей комнаты, перевела дух. Да что за день сегодня такой. То какой-то маньяк пристает, теперь этот. Ну, Аня, не завидую тебе, когда увижу. Надеюсь подушки у тебя на квартире прочные...
  
  
   Глава 5     
  
      Анна.

Он почти не изменился, все такой же обаятельный, но уже не мой. Да и не станет он моим, я совершила непоправимую ошибку, решив помочь матери, превысив влюбленность и переступив через себя.
- Теперь я уверен, что не ошибся, - улыбнулся и на его щеках появились ямочки.
- Как узнал? - Не выдержало мое любопытство, говорила я ровно, не давая своему голосу надорваться от вины перед ним. Я же толком и не объяснила ему тогда, почему бросаю его.
- В тебе все изменилось, кроме моего подарка, - и глазами указал на тоненькую цепочку на моем запястье. Его подарок, с которым я так и не смогла расстаться.
- Прости меня, - нашла в себе силы извиниться за мое предательство.
- Я уже давно простил, - и снова улыбка. - Я когда пришел с армии почти год искал тебя и вот нашел спустя годы.
Что он хотел добиться от меня этими словами? Да мне стыдно и горько, что так поступила, но время не отмотать и не вернуть назад.
- Мне нужно было исчезнуть.
- Я это понял, когда ко мне пришли и разыскивали тебя. Да еще и слухи. Понимаешь, сначала я был очень зол на тебя, ненавидел. Но потом когда прошло время, я понял, что просто так тебя бы не искали.
- Зачем ты мне это говоришь? Я сама выбрала себе такую судьбу, - глухо и тихо произнесла уже собираясь развернуться и уйти, не закончив разговор.
- Ань, раз эта судьба снова свела нас вместе, давай начнем все заново?
- Вить как прежде уже не будет, - и развернулась уходить.
- Дай мне свой номер? - Крик в спину. 
Вот блин. Ну, разве так можно? Два противоречащих чувства боролись во мне: уйти и притвориться глухой или остановиться и дать злополучный номер.
Но за столько лет проведенных в одиночестве, когда душа нуждается в поддержке и, понимании и вот теперь за спиной стоит человек, который может это дать, хотя бы иллюзию.
- Записывай, - все же остановилась и повернула я голову к моему бывшему парню.

Продиктовав номер, я ушла, не оглядываясь назад, опустив голову. Желания погулять уже не было, да и отдыхать нужно. Я успела перекусить и уже поднялась в номер, как мой телефон запиликал, извещая о смс. Хм, наверно Кая или оператор. И быстро полезла в сумку за телефоном.
"С возвращением".
   И это все, что было написано в сообщении. Номер не определился. Вызов просто сбрасывают, и на четвертой попытке я прекратила это делать.
Вряд ли это был Виктор, свой номер он мне оставил. Да и писать он не особо любил.

Пожав плечами, отложив телефон на кровать, я пошла в ванную готовиться ко сну. Вот чувствую завтра, будет выматывающий день. Как в воду глядела.

Действительно день начался рано и как всегда с визга поросенка. И как я могла забыть отключить тот чокнутый будильник? Пришлось отключать самой. Раньше это делала Кая, а теперь мне придется самой делать.
С кровати я сползала медленно, примерно через два часа после звона будильника я встала (ноги коснулись пола) и походкой как осужденного на казнь поплелась умываться.

Свежая, накрашенная и сытая, но очень нервная сейчас подпирала стену в одном из подъездов. С хозяйкой первой квартиры мы должны были встретиться уже как полчаса назад возле сдаваемой жилплощади. Но, кажется, женщина попала в пробку (в чем я искренне сомневаюсь) раз так сильно опаздывает. Я уже собралась уходить, как дверь подъезда хлопнула, давая надежду на то, что это может быть хозяйка.
И, о да. Это она. С сумками под мышками, в одной руке пакет полностью забитый покупками и плошка с кактусом в другой, женщина бодро поднялась на третий этаж.
- Вы Анна? - Улыбнулась она мне.
- Да.
Посторонилась я, отходя от двери и задаваясь одним вопросом "Как она дверь в подъезд открыла"? Что бы открыть дверь в квартиру ей потребовалось свою ношу полностью положить на пол.

Квартира поражала своим ремонтом. Но мне почему-то было не комфортно в ней. Такое ощущение, что я в гостях и назвать этот дом своим даже про себя язык не поворачивается. Хозяйка энергично делилась подробностями и показывала каждый угол. Все новое и недавно установленное. Одна комната закрыта, как она выразилась, там хранятся ее вещи. А вот вторая с выходом на балкон меня напрягла. Ну, кому понравится жить в комнате, да еще и не одной. Три односпальных кровати уставлены и небольшой проход между ними. Остальное пространство занимал столик с аквариум, стол для письма и стенка. И это все почти впритык. 
Пообещав позвонить хозяйке позже, я распрощалась с ней и поспешила по второму адресу.
Адрес вывел к частному дому на два хозяина. И если бы не машина, стоящая возле забора, который я приняла за чужой, то никогда не и не отыскала это место.
Возле машины стоял внушительный мужчина средних лет. И так оценивающее смотрел на проходящих.
- Здравствуйте, вы Алексей? - Подошла я к нему. Ну, если и ошиблась, спрошу, как найти мне нужный адрес.
- Ты должна быть Анна?
Кивнула головой.
И снова осмотр и объяснения хозяина. Просторная кухня с минимум мебели. То есть кухонная плита, рядом с ней стол для хранения посуды и у окна обеденный стол. Вторым помещением стала котельная, а потом уже и ванная. Которая немного разочаровала. Старый умывальник и душевая кабинка (явно не новая). Кроме входной двери, в доме их не наблюдалось, только косяки, поверх которых натянуты шторы и то не на всех. Огромный зал с зеркалом и столом, две комнаты с тумбочками и одной кроватью и собственно, комната, где я буду жить. Вот она обставлена хорошо. Большая кровать у стены, напротив диван. У окна стол с ящиками для всяких мелочей и тумба с зеркалом.
- Простите, но зачем еще одна кровать, в соседней комнате? - Мне интересно, вдруг еще кого подселят, а я не очень-то хочу с этим смиряться.
- А вдруг кто из твоих гостей на ночь останется? - Спокойно объяснил он, заняв весь проход своим телом, отчего комнатка показалась такой маленькой. - Так с оплатой все ясно? 
- Да, - кивнула, сама оплата за такой домяра была мизерная, в основную стоимость входили коммунальные, отчего сумма казалось большой.
- Смотри, оплачиваешь квитанции и сразу их вместе с платой заноси мне или моей матери, - и где мое согласие, что я тут буду жить? Хотя я и не собиралась отказываться, но мое мнение тоже важно.
- Когда можно вселяться?
- Да хоть сейчас, держи ключ, - и протянул связку с двумя ключами мне.
- А второй?
- От времянки, но я думаю, он тебе не понадобится, - и улыбнулся. 
- А можно еще вопрос?
- Задавай, - разворачиваясь, на ходу ответил он.
- А почему вы дом больше никому не сдали?
- Скажем так, не понравились остальные визитеры, - и больше ничего не поясняя, вышел, дождался, когда я закрою дверь ключом и передам ему оплату, уехал.

В отель я возвращалась быстро, как и собирала вещи. Вот все-таки есть преимущество, когда вещей минимум. И в съемный дом я возвратилась быстро.
Стою посредине коридора и понимаю, что нужно очень многое купить, или хотя бы на первое время.
Вещи сбросила в зале, как снова запищал телефон. И опять смс " Ты такая сексуальная стала". Текст ввел меня в ступор, что пришлось глупо пялиться в экран и разглядывать написанное, перечитывая по несколько раз. А вдруг показалось? Но нет, я не ошиблась.
Попробовала набрать номер, но опять игнор. Набираю смс " Кто ты?"
И тишина. Настроение уже не такое радостное, но и не "облачное".

В супермаркет я сходила, купила что нужно. Этого нужного оказалось больше чем один пакет, но упертости мне не занимать и три пакета, режущие ручкам ладони, были донесены.
Газету с объявлениями пришлось доставать снова, на этот раз с поисками работы. Но это пришлось отложить, забурчал желудок, требуя еды. А я еще ничего и не готовила. 
Но и эта проблема решилась, в ближайшей кафешке. Конечно не самая хорошая, но с голоду я точно в ней не умру (о получении расстройства желудка, сомневаюсь). 
Попивая зеленый чай и переписываясь с Каей, все никак не могла выкинуть из головы смс-ку. Вот кто еще кроме Витьки и ЕГО может знать, что я тут и узнать меня?
А пообедав, я снова поспешила в свой временный дом. Но или день сегодня такой, или все сговорились, но телефон выдал опять трель.
Странно с Каей мы вроде попрощались, может что случилось? Или это смс - ответ, от незнакомца. Даже сама с собой заключила спор. И не выиграла.
Это был Витька, который пригласил погулять. Некогда мне гулять сегодня. У меня еще пакеты не разобраны, про сумки молчу.
Ближе к ночи все было сделано, полы помыты, суп сварен, а я себя чувствовала маленьким рабочим пони. Даже для наглядности перед зеркалом вывалила язык и закатила глаза. Ого, а это страшнее чем на утро после пьянки. Нужно будет потом при возможности совместить.

А на следующий день меня ждал сюрприз.
     
   Глава 6
  
      Кая.
  
      Утром я проснулась в более приподнятом настроении. Собрала вещи, и ждала в предвкушении увидеть Аню, и... задушить ее. И желательно голыми руками. Конечно не в буквальном смысле, но то, что мозг вынесу это однозначно. А то, дала мне какую-то флешку, из-за которой меня уже возле общаги вылавливают. Нет, так дела не делаются. Я конечно рада помочь подруге, и я натура авантюрная, но не до такой же степени! Хоть бы объяснила, что мне предстоит. Так и до инфаркта и до заикания недалеко.
      Я вертела в руках эту злосчастную флешку. Руки так и тянутся к компьютеру посмотреть, что там такого. Но будь неладно мое воспитание, которое не позволяет мне это сделать. Хотя, я имею полное право знать, из-за чего меня преследует этот тип. В итоге отбросив эти мысли, я взяла туфлю и, оторвав набойку, запихнула флешку в каблук. А потом хорошенько забила обратно набойку. Перед уходом решила выйти на балкончик покурить.
   Я уже как два года не курю, но вчерашний день заставил вспомнить об этой привычке. Анька узнает, убьет. Но она же не узнает. Хихикнув от этой мысли, я достала свою заначку, и, подкурив, высунула голову на улице. Как высунула, так сразу же и засунула обратно и села пригнувшись. Мало того что возле входа стоит Герасим с букетом цветов, так и еще вчерашний второй придурок ходит взад-вперед возле общаги.
      -Вот это ты мать попала, - сказала я себе, со злости туша сигарету.
      И как прикажете мне выйти? Другого входа из здания нет. Но, кажется, я знаю выход из этой не простой ситуации.
      Взяв чемодан, и как говорится, припудрив носик, я как могла смело вышла из здания общежития. Вечерний гость сразу обратил на меня внимание, но я смотрела только в сторону своей намеченной жертвы. Быстро преодолев расстояние от дверей к машине Герасима, я кинулась к нему на шею.
      -Герман, котик мой, - надо мне было все таки в театральный поступать, - я так скучала, - и развернув его в другую сторону, поцеловала.
      Он особо не сопротивлялся. Зато кавказская личность побагровела от злости, и ушла. Я попыталась закончить поцелуй, но мне не дали. Каков наглец! Всеми силами я пыталась оттолкнуть его от себя, но тщетно. Своими лапищами, он прижал меня сильнее к себе.
      Не буду врать самой себе, но поцелуи его просто сногсшибательные. Ноги подкосились, и я готова растечься лужицей перед ним. Нет, все надо прекращать. Извини, Герасим, но другого выхода я не вижу.
      -Ты что дура? - Взревел мужчина, когда я ему прикусила язык.
      -А нечего набрасываться на невинную девушку.
      Мужчина в полнейшем шоке смотрел на меня. Я, воспользовавшись моментом, начала пристально рассматривать его. По сравнению со мной он был огромный. Не толстый. Не скажу что красавец, но очень даже симпатичный, цепляет в общем. Красивые изумрудные глаза, холодных оттенков.
      -Это я набрасывался? - Пришел он в себя.
      -Все отстань от меня. Я спешу, - и, подхватив чемодан, пошла в другую сторону.
      Я же говорила что он огромный? Так вот, этот пещерный человек, одной рукой подхватил меня, и понес к машине. Стоит ли говорить о том, что выбраться я не смогла?
      Грубо втолкнув меня в свое авто, он заблокировал двери. Повернулся ко мне, и, показав свои идеальные ровные белые зубы, спросил:
      -Куда собралась?
      -Не твое дело, - буркнула я.
      -Хорошо. Еще вопрос, что вообще сейчас такое было?
      -А ты не понял? Мы поцеловались, - и откуда во мне такая смелость?
      -Я это понял. Спасибо, не тупой.
      -А так и не скажешь, - ой... я это вслух сказала?
      -Кая, ты сейчас договоришься.
      -Угрожаешь? - Нагло посмотрела ему в глаза.
      -Нет, предупреждаю.
      -Отпусти меня. Я на автобус опаздываю.
      Герасим поднял бровь.
      -У меня практика в другом городе, - разъяснила ему я.
      -Кто тот кавказец, перед которым ты устроила это представление?
      -Бывший, - не подумав ляпнула я. Хотя, что я ему еще скажу. Не правду же рассказывать.
      Мужчина повел себя очень странно. Отвернулся, и разблокировал двери.
      -Ты можешь идти, - спокойным тоном сказал Герман.
      -В смысле? - Недоуменно спросила я.
      -В коромысле, - грубо передернул он меня, - ты можешь идти.
      Ничего не говоря, я пулей вылетела из машины. Не помню, как я добралась до автовокзала. Не нравится мне то, что он меня так спокойно отпустил. Не такой он человек. Хотя, чего я парюсь? Через пару часов я уже буду в другом городе.
      Приехав на место, я сразу же купила объявление с арендой жилья. Очень быстро нашла вариант, который бы Аня выбрала бы сто процентов. Это был огромный домяра. Я даже присвистнула. Заживем, так заживем.
      Дверь, Аня открыла сразу.
      -Сюрприз, - с порога крикнула я.
      -Как ты меня нашла? - Удивлялась подруга.
      Я помахала газетой перед ее лицом.
      -Я очень хорошо тебя знаю.
      Мы посмеялись и прошли на кухню. Пока Аня заваривала чай, я достала флешку.
      -А теперь, подруга, я жду объяснений, - потирала я ручку, пока Аня на глазах, то краснела, то синела, видно её очень напряг мой вопрос и демонстрация самой виновницы все предшествующих событий.
     
     
      Глава 7
     
      Анна.
  
      Ох, ни черта себе подагра! Кая? И как она меня нашла?
      Обнявшись и весело хохоча, мы прошли на кухню. Блин, и как ее угораздило приехать точно не зная, где я поселилась? Адрес то я не давала, только описывала дом и что недалеко от больницы.
      Кая села за стол, так что спина касалось стены. Я же подвинула стул к столу и уже собиралась сесть, как подруга вынула из каблука ту самую флешку. А это значит...
      Сердце рухнуло в низ, а после ее вопроса мне стало страшно и за себя и за Каю.
      - Мляха..., - простонала, закрывая лицо ладонями и сползая на стул. Блин, блин и кактус под задницу.
      - Что с тобой? - Взволнованно спросила подруга, рассматривая меня.
      - Он тебе ничего не сделал?
      - Ну, кроме двух приставаний, то ничего.
      - Хорошо. Флешку оставь у себя. Ты кстати смотрела что там? - И не смогла улыбнуться на кривую улыбку Кае. Значит, хотела, но совесть не позволила. Эх, ну и посмотрела бы фильм. Но лучше пусть будет в неведенье, а для меня это будет блефом.
      - Нет. А вдруг там порочащие фотографии?
      Я улыбнулась, а потом нахмурилась.
      - Милая моя, а скажи-ка, за тобой слежки не было? - Подруга нахмурилась, припоминая, а потом покачала головой.
      - Не обращала внимания если честно.
      - Плохо, ну и ладно. Ты надолго приехала? - Весело спросила, уводя от ненужной беседы.
      - Я практику прохожу здесь и, поэтому, ты просто обязана выделить мне комнату и накормить!- Вздернула она нос к верху. Если бы не смешинки в глазах, я бы поверила сразу.
      - А серьезно?
      - А я не шучу. И вообще могу поклясться, что это чистая правда.
      - И чем клясться в этот раз будешь?
      - Ммм, дай подумать... капельницы были, утки тоже были... о, градусником,- и даже указательным пальцем вверх указала.
     
      Подшучивая меж собой и прикалываясь, мы пообедали. Затем и заселили пустую комнату, вот и пригодилась лишняя кровать.
      К разговору неприятному для меня и опасному для нас обеих, мы не возвращались, но чуйка моя меня уверяла, что это ненадолго. И хоть часть правды, но придется рассказать подруге, как обстоят дела на самом деле.
      Ближе к трем часам дня позвонил Виктор и предложил прогуляться. Я, конечно, согласилась, а узрев еще и любопытную мордочку подруги, так и вообще сказала, что приду не одна.
      - И кто это был? - Скептически заломила Кая бровь, сложив руки на груди.
      - Мой бывший.
      - Кавказец? - Глаза подруги расширились и, почему то стало понятно, если я не скажу что это шутка, то меня придушат уже по-настоящему.
      - Да вроде он русский и родители у него замечательные.
      - Тогда я ничего не понимаю, - замотала она головой присаживаясь на уголок своего дивана, за что и поплатилась со вскриком скатившись, попой на пол. Край, на который она села от тяжести наклонился, поднимая противоположный. А Кая просто сползла от неожиданности и испугалась.
      - А чего ты хочешь понять? - Склонила я голову к плечу, улыбаясь ее выходке пригладить не пострадавшую попу.
      - Знаешь, я пойду с тобой, если ты мне потом все объяснишь.
      - Хорошо, - послушно кивнула и, не надеясь, что она отстанет с расспросами.
      - И идешь со мной завтра по магазинам, за мой счет, - довольно засияла глазками эта лиса.
      - Нет!
      - Да!
      - Хорошо, но ты выполнишь мою просьбу сегодня, - пошла я на поводу этой сумасшедшей. В магазин мне не хотелось, а уж тем более за чужие деньги и подавно. - Ты при встрече с моим бывшем будешь меня ревновать и пыхтеть на него.
      - Ты падала? Или жар?
      - Нет, Кай, мне просто не хочется, что бы и у него были проблемы. А наше с тобой прозвище, натолкнуло меня на эту идею.
      - А может ему в лоб заявить, что ты лесбиянка?
      - Не могу, и так на душе погано стало. Я порчу жизнь не только себе, но и окружающим меня людям.
      - Ладно, посмотрим, - недовольно буркнула Кая и запустила в меня тапкам. Фуф, увернулась. И не дожидаясь полета вторым, рванула к себе в комнату.
     
      Парк.
   Как же я давно тут была. Раньше тут были карусели и поезда, а теперь за высоким забором, дверь которого заперта на замок, яркими цветами разбросаны по всему периметру горочки и качели.
      Фонтан из камня, высох или же специально не включают, абы вода не смыла побелку. Столик, стульями которому служат обычные пни и всего две деревянные беседки, посеревшие от времени, вои и все название от былой красоты. Тьфу, даже жалко стало.
      - Уверена, что он придет сюда? - Не выдержала Кая забравшись на бортик фонтана.
      - Что припрется: уверена, а вот что один - сомневаюсь.
      - Что? Он еще и не один может прийти?
      - Кай, я его шесть лет не видела, и что он сейчас за человек тоже не знаю.
      - Я тебя придушу, - прошипела подруга и, мрачно нахмурив брови, с решительностью в глазах уставилась на вход.
     
      Виктор зашел в главные ворота, и не с пустыми руками. С букетом цветов, состоящим из трех роз нежно розового оттенка. Мне, конечно, льстит его внимание, но как-то неудобно. Кая сразу нахмурилась и громко заявила, отчего ближайшие к нам люди повернули голову:
      - И это тот, ради которого ты решила меня потеснить? И все ради вон того веника?
      Я стыдливо потупила взгляд, и даже румянец вспыхнул на щеках. Теперь я ее придушу. Я просила подыграть, а не позорить. Это ж, сколько людей уши навострили прислушиваться к нам? Блин, больше ни о чем ее просить не стану.
     
      Виктор приблизился с нашим столиком, и преподнес мне букет, улыбаясь при этом. Каю он как специально не замечал, пока я не взяла в руки цветы.
      - А мне? Или ты считаешь, что только ей цветы нужны? - не выдержала Кая, грозно сверля парня взглядом.
      - Извини, в следующий раз и тебе куплю, - нашелся, что ответить он, но растерянность так и читалась на его лице.
      - Не нужно. Я в состоянии купить себе и, тебе цветы, - категорично ответила подруга моему бывшему парню.
      Виктор присел на пень, как раз напротив нас, и внимательно рассматривал нас.
      - Что? - Не выдержала я.
      - Ты хорошеешь с каждой минутой, - за что и получил в ответ пристальный и полный иронии взгляд двух пар женских глаз. Так и хотелось ответить колкость в ответ, но как всегда Кая была первая.
      - А ты нет.
      -Девушка, можете помолчать? - Нахмурился он.
      - Девушка может, а я нет, - фыркнула подруга.
      Нас просверлили хмурым взглядом исподлобья, и так тщательно просканировали. Такими темпами нас или побьют или оскорбят, но ничего из этого не хотелось, и решила спасти и так щекотливую ситуацию.
      - Как родители, как сам?
      - Замечательно, - через сжатые зубы процедил он. - Родные тоже не хворают.
      - Средневековье! Они еще в хворь верят, - фыркнула подруга.
      Парень же начал игнорировать подругу, и все внимание теперь досталось мне.
      - Как сама? Где устроилась?
      Я же не спешила отвечать, лишь хмуро разглядывала бутоны цветов. Цветы как цветы, ничего как раньше не ёкало в груди.
      - Все там же, хорошо устроилась. Живу не одна, - нехотя ответила. Парень от моих слов напрягся, погрустнел, а потом словно через силу спросил:
      - С кем живешь? Я его знаю?
      - Нет, но я вас познакомлю.
      - Даже так?
      - Позволь представиться, Кая - её де-ву-шка. Живём вместе уже шестой год, - выделив каждое слово, выпятила грудь подруга. Что меня удержало не засмеяться, не знаю, но так комично это выглядело.
      - Вот значит как... - задумчиво ответил Виктор, сверля руку подруги, которой она меня приобняла за плечи. Я думала, что он просто уйдет, но его слова задели за живое.
      - Значит, слухи правдивы. А я как глупец оправдывал тебя, - встал и ушел. А мы молча уставились в след. Не хорошо опять получилось.
      Его спина скрылась за воротами парка, а мне было так плохо. Вот почему все вешают на меня этот ярлык. Рука подруги тут же исчезла, и сама она пересела на место ушедшего.
      - А теперь я жду рассказ, - и такая мина у нее довольная, а глаза хитрющие. Стало понятно, что рассказывать придется.
      - А может дома? - Предприняла я попытку.
      - Нее, теперь ты от меня не отвертишься.
     
      - Отец в тот год от нас ушел, и маму это сильно подкосило. Заболела она сильно. Нужны были деньги, очень большая сумма. А где достать ее мне, когда я учусь в школе? Какие только бредовые идеи тогда меня не посещали, то почку продать, то что-то другое.
      - И ты переспала с тем нерусским? - Влезла Кая.
      - Слушай молча, иначе рассказывать ничего не буду, - перебила ее, ведь тема не из приятных, хотя она немного права.
      - Мне предложили выкрасть документы, даже помогли познакомиться с тем, кого должна была ограбить. Знаешь, я тогда чуть не поседела, вздрагивала от каждого шороха. Документы я выкрала, но заказчику отдала лишь половину, вторая... спрятана. То, что я отдала, не сильно могла задеть Рамира, но пострадал бы бизнес. Кстати у тебя утка, так что сильно не геройствуй, но держись как, будто там разработки ядерной мини бомбы.
      Так вот, деньги я получила, лечение оплатила. И в одно из посещений больницы, мать заявила что я шлюха и видеть меня не желает. Видите ли, дядя Саша, рассказал матери, как я их заработала. Два дня меня мучил страшный депресняк. Дома я почти и не была, предпочитая свежий воздух, что наверно меня и спасло, - с каждым словом мне так становилось плохо, что просто остановилась, не желая ничего рассказывать больше.
      - А на той флешке, что за инфа?
      - Хочешь жить? Вот и не интересуйся. Меня всю ночь полоскало от трех минут просмотра.
      - Так в полицию нужно обратиться.
      - И тогда тебя закроют в сизо, там прирежут.
      - Ладно, пошли домой, по пути в магазин заскочим.
     
      Заскочили, скупились и напились. Но последнее уже дома, где кроме стен никто за нами не наблюдал, и осудить уже не смог.
     
     Глава 8
     
     Кая.
     
     Проснулась я с раскалывающейся на маленькие кусочки головой. Аня еще сладко спала, изредка хмуря брови. Везет же некоторым, а мне приходится мучиться с больной головой.
   Кое-как встала, и пошла, искать аптечку. Вроде на кухне была. И почему меня не удивляет, что там только уголь активированный? Придется идти в аптеку. А она, скажу я вам, совсем не близко. Делать нечего придется идти, а то так и умереть можно от головной боли.
     И зачем спрашивается, надо было так напиваться? Наверное, все задают себе этот вопрос, после вечера пьянки на утро.
     До аптеки дошла за сорок минут, и почему не додумалась вызвать такси? Это просто несправедливость и собственная жадность. Сразу выпив таблетку, я решила, что назад надо ехать уже на такси, повторить такой путь обратно я уже не в силах. И как назло ни одного таксиста. Да что за день такой сегодня? Ох, чует моя пятая точка, что-то сегодня произойдет. Придушу Аню, за то, что она так далеко забралась.
     Простояв минут десять, к остановке подъехал затонированный джип. А дальше как в кино. "Крики, автоматы в руках у мужчин, и меня волокут в машину". А я даже кричать не могу. Я просто пребываю в шоке. В машине мне сразу завязали глаза. Что-то спрашивать, я банально испугалась. И зачем им бедная студентка? Только если... флешка!!!! Если это из-за флешки, мне не сдобравать. А потом и Ане, самолично убивать буду.
     Ехали мы долго, навскидку около часа. Все это врем, я тряслась как осиновый листик. Хотели бы убить, наверное, уже убили.
   Господи, о чем я только думаю? Машина резко затормозила, и меня начали грубо с нее доставать.
   Хамы.
   Меня привели в дом, и приказным тоном сказали сидеть и ждать. И привязали к стулу. Боевиков что ли насмотрелись? Идиоты. Я решила молчать. Думаю, тем, что я буду плакать и угрожать полицией, мне будет только хуже.
     Сколько я так просидела, не знаю. Руки затекли со страшной силой. А ко мне так никто и не пришел. Меня похитили. Жесть. Не могу обещать, что даже под страшными пытками, не отдам флешку. Но я буду стараться.
     Где-то вдалеке послышались голоса. Они стали приближаться. Вся жизнь пролетела перед глазами. Вот сейчас точно убьют.
     Один голос показался мне очень знакомым. Но в голову так и не приходила мысль, кому все-таки он может принадлежать.
     -Ну, здравствуй, - произнес мужчина. Наверное, ко мне обращается.
     -Здрасте, - не церемонилась я с приветствием, - что вам нужно от меня?
     Мужчина засмеялся.
     -Не поверишь. Сам пока не знаю.
     -Может, развяжите мне, наконец, глаза?
     -Много хочешь, - его тон стал более грубым, - сейчас я отведу тебя в твою комнату, и сама снимешь повязку.
     Мужчина начал развязывать мне ноги и руки. Наконец-то, а то я уже думала, что лишусь конечностей. Он взял меня за руку, и мы поднялись на второй этаж. Осторожно толкнув меня в комнату, дверь закрылась. На ключ. Я мгновенно сняла повязку. Глаза начали слезиться с непривычки. Подошла к двери, и все-таки проверила дверь. Действительно закрыто. Решетки на окнах. Кто бы сомневался. А за окном огромный забор, и пустота. То есть, я даже предположить не могу, где нахожусь?
     Вообще, комната уютная. Двуспальная кровать, стол, стул. Шкаф с книгами, шкаф купе для одежды. В самом углу я увидела дверь. Это была ванная с туалетом.
     Я присела на кровать, меня всю трясло от пережитого. Что вообще происходит? Если я заложница, то зачем меня держать в таких комфортных условиях? Нет, это все-таки лучше, чем подвал.
     Читать не хотелось совсем. Меня очень напрягала эта неопределенность. Я посчитала, что лучше всего лечь спать. Как говорится, в любой не понятной ситуации, надо ложиться спать.
     Проснулась я вечером. Сама себе удивляюсь. В такой стрессовой ситуации, я еще и сплю. На тумбочке стоял поднос с едой. Теперь я вообще ничего не понимаю. Еда явно из ресторана. Стейк, салат, картофель фри, кола. Термос с чаем и пирог. Странные похитители. Поела я с большим удовольствием. Надо пользоваться всеми благами. Вдруг завтра будет подвал и голодовка?
     И Анька все с головы не выходит. Как она там? Наверное, извелась вся, куда я подевалась. Я тяжело вздохнула и пошла в ванну, расслабиться.
     С ванны я вышла в одном полотенце, и даже не подозревала, что на кровати меня будут ждать. Быстро развернувшись, побежала обратно в ванну, и закрыла дверь на щеколду. В дверь начали барабанить.
     -Кая, не придуривайся, выходи. Ты же не собираешься постоянно прятаться.
     Ну почему его голос мне так знаком? Еще и имя мое знает. Дурдом какой-то.
     -Что вам нужно от меня?
     -Выходи, расскажу.
     Одев халат, я перевела дыхание, и начала открывать дверь. А что? Я же не буду тут прятаться вечно, а узнать, зачем я тут, просто необходимо.
     Я долго смотрела в глаза мужчины, а потом на его самоуверенную усмешку.
     -Герасим?
     -Герман, - поправил он меня, и его лицо стало грубым, словно высеченное из камня.
     Во дела. И что ему надобно? Неужели тоже бандит?
     -Садись, - показал взглядом на кровать, следя за мной: как сокол за будущим обедом.
     Выражение его лица произвело на меня такое впечатление, что я решила, лучше всего сесть.
     -Ты давно Рамира знаешь?
     -Какого Рамира? - Недоуменно спросила я.
     -Не включай дурочку, - на крик перешел Герасим, - я знаю, что у вас отношения.
     -Ты в своем уме? Какие отношения? У меня нет никого!
     -Защищаешь благоверного своего?
     -Никого я не защищаю! Я его знать не знаю.
     -Пару дней посидишь на воде, и быстро вспомнишь обо всем и всех.
     -Спасибо что хоть не утопишь, - съязвила я.
     Он приподнял брови, и смотрел на меня недоуменно. По мере того, как до него начало доходить, лицо его приобретало бордовый оттенок.
     -Не зли меня. Можешь себя поздравить, сегодня ты ела в последний раз, - и, проводив меня глазами, добавил, - похудеть тебе все равно не помешает, - и хлопнул дверью.
     Вот урод.
     
     
     Глава 9
     
      Анна.
     
      В горле сухо как в пустыне, словно наждачной бумагой обернули. Глаза почти не открываются, но эту проблему я решила, открыв, точнее прищурив только один глаз. Голова на удивление не болит, а вот другие проблемы имеются. Из-за которых я собственно и проснулась.
      - Кай, - позвала подругу, но никто не ответил. Хм, может она на улицу вышла? Да ладно, потом найду или сама придет, а я пока на кухню схожу, выпушу осадки в виде водички в свое горло.
      Выпила две кружки воды, умылась и даже маску освежающую нанесла на лицо, но Кая так и не пришла. Попыталась набрать номер, но механический голос, каждый раз повторял, что абонент вовсе не абонент.
      Бросив затею дозвониться до гулены - подруги, перешла на объявление о поиске работы.
      Просидев на телефоне больше двух часов, рассказав о себе наверно все, что только можно, начиная о месте жительства и о семейном положении, договорилась только на одну работу.
   Вакансий много, но график работы не для меня. Не смогу я с утра до вечера быть на работе, когда у меня практика. Устроила только одна, которая имела гибкий график или точнее "приходи хоть ночью". Конечно зарплата у уборщицы, не ахти, но куда деваться бедному студенту.
     
      Время перевалило за четыре, а Кайи все не было. В душу закрались тревога, смешанная с испугом. Сердце застучало в ушах, а пальцы судорожно вцепились в телефон.
      Вот что за неисправный градусник... Что теперь делать? На флешку мне по большому "глубоко и по шляпке", но если он что-то сделает с подругой, я ему не только должок возвращу, но и сверху добавлю.
      Так, что делать, то?
      В полицию обращаться, так меня и слушать никто не станет. Ладони от волнения мелко затряслись, мысли скакали с бешеной скоростью, как и я, не зная, куда себя деть и за что уцепиться.
      Пометалась я по дому - будь здоров и, уставши, рухнула на постель подруги, тупо смотря прямо в потолок. Заметила муху, только сильнее разозлилась.
      - Кай, я найду! Слышишь? Найду. А тебя крылатая, прибью.
      Прошлая жизнь и такое долгожданное будущее стремительно блекли на фоне нынешней ситуации. Ясно было, что нужно искать этого гада и поставить условие. Но как это сделать?
      Сидеть и ждать когда он объявится или искать самой? Не один из предложенных вариантов не устраивал. А может она загулялась по городу, а телефон просто сел? Может я просто сама себя накрутила, а с ней все в полном порядке? Тогда почему я сама в это не верю и, душа не как не может успокоиться, разрываясь на части, мечась от бессилия?
     
      Звонок телефона стал как взрыв в моей голове. Роняя из ослабевших рук и тут же подхватывая ослабевшими пальцами. Провела по экрану принимая вызов, с разочарованием смотря на вызывающего.
      - Привет Вить, прости, говорить не могу, - быстро надломленным голосом ответила, чувствуя вину за собой в отношении него.
      - Постой, Ань. Нам надо поговорить, - нетерпеливо ответил, наверно почувствовав, что я собралась сбросить.
      - Мне сейчас не до разговоров, - с неохотой пояснила, отнимая от уха телефон и, сбросила, не дожидаюсь уговоров поговорить.
     
      Телефон надрывался, испытывая мои нервы, а я злилась на его упрямство. Раньше приятная для меня мелодия стала раздражать. Скрипя зубами, поднялась, оставив на подушке телефон, проигрывающий Моцарта. Настроение такое, что "Реквием по мечте" стоит заменить "Похоронным маршем".
      Интонации стали слишком мрачными и прежде мелодия, ассоциирующая у меня с триумфом, теперь стала как опасность.
      Успокаивала себя только тем, что пока ничего сделать не смогу. Если только получить обезвоживание и упадок сил, и нервный тик.
      Глубокий вдох, и медленный шумный выдох.
      Все вроде, цель - сходить поужинать, себе поставила. А что дальше делать, буду смотреть по обстоятельствам.
      На собеседование завтра идти уже не хочется, а в полиции заявление примут только после истечения трех дней. Ну, Кая, попробуй, только не найдись. Сама прибью.
     
      Ночь плавно опустилась на город. В домах загорался свет в окнах. А места я себе так и не нашла. Тридцать семь пропущенных от бывшего парня и не единого от подруги.
      Все. Хватит. Мозг уже вскипел. А толку от этого нуль и семь дырочек.
     
      На удивление заснула я быстро, наверно сказывался нервный день. И снился мне Рамир, от которого я опять удирала. То ли через лес прорывалась, то ли через заброшенный сад.
      Кровь бурлила в теле, дыхание сбилось, хотелось отдохнуть. Ноги сводило судорогой, будто это не сон, а явь. Остановиться было страшно. Шум дыхания за спиной казалось, звучал все громче и ближе.
     Затормозила я резко и если бы не сильные руки, схватившие меня за талию, полетела с обрыва. И откуда он взялся, казалось посреди деревьев? Взгляд вниз и мне так плохо стало. Синяя тонкая полоска, еле различимая взглядом и мозг фиксирует хоть приблизительные километры до дна обрыва.
      А потом я проснулась со сбитым одеялом у ног и мокрая как курица перед ощипыванием. Удары сердца отдавали набатом в голове, а я не могла прийти в себя. Даже сама себе не могу ответить, что так сильно меня напугало: чужие руки или обрыв?
      Нужно успокоиться. Валерьяночки или чего покрепче выпить? Первое пить категорически не хотелось. Не поможет, ну если флакончиков десять сразу. Но я не мазохистка себя так на тот свет отправлять.
      Подскочила с постели и оделась я в рекордное время.
      Время на часах еще не позднее, и магазины еще не все закрыты. Во всяком случае, кафешки еще будут открыты часа три, а то и круглосуточно. Надо же было проснуться на ночь глядя.
     Магазинов открытых к моему удивлению было много, а ассортимент шикарный. Купив что хотела, вышла обратно, направляясь домой, как вновь из сумочки послышалась мелодия. Пришлось лезть за ним, но вызов принять не успела.
      Телефон зазвонил еще раз, и опять Виктор. Раздражение поднялось со страшной силой. И приняв вызов, собеседник получил весьма злое с истерическими нотками.
      - Да?
      - Ань, что происходит?
      - Ничего. Что нужно? - Вышло грубо и поспешно.
      - Нам надо поговорить.
      - Поговорить нужно тебе, а не мне. Единственное что мне нужно это найти одну мразь и прикончить.
      - Где ты находишься? - Уже совсем голосом спросил бывший.
      Огляделась, подметив название улицы, по которой шла, и тут же ответила.
      - Стой на месте, сейчас буду.
      И трубка замолчала, а я как вкопанная остановилась, плохо соображая, зачем я это сделала. Второй раз подряд чувствую по отношении к нему дурой.
     
      Черная десятка подъехала минут через пять и остановилась на обочине. Виктор поспешно открыл пассажирскую дверь, не вставая со своего места, просто перевалившись через соседнее сидение.
      - Садись, быстрей. Тут останавливаться нельзя.
     
   Глава 10
     
     Кая.
     
     Вот уже третий день я нахожусь в заточение у этого монстра. И, кстати, насчет голодовки он не шутил. Я уже начинаю ощущать, что силы покидают меня. Хорошо хоть воду приносят. И каждый раз талдычит мне про этого Рамира. Ухх, убью Аньку, как увижу. Надеюсь, что она подняла на уши весь город, чтобы меня найти и спасти от этого бандита. В том, что он из этой братии сомнений не осталось.
     Я легла на кровать, и приготовилась спать. А что тут еще делать? Читать нечего, кушать нечего...
     Послышался поворачивающейся ключ в замке. Я подскочила. Надеюсь это мое спасение. Ан нет, Герасим собственной персоны. И, о, боги, он был с подносом еды. Слюни так и потекли из моего рта. Мужчина лишь противно улыбался.
     -Ну, привет, Кайлея.
     Меня аж покоробило. Откуда он знает? Я даже в паспорте Кая. Сразу же сменила свое имя, как достигла совершеннолетия.
     -Я знаю все, Цыпа, - теперь улыбался очень гаденько, пояснил на мой недоуменный взгляд он.
     -Значит так, петушок мой, - резко начала перебивая. Раз я Цыпа, значит он петушок,- если ты все знаешь, значит, должен был узнать, что я не знаю никакого Рамира. Или твой мозг только бедных собачек топить может?
     Одно мгновенье, и его рука на моей шее.
   Больно. Больно так, что я не могу даже закричать.
     -Это ты послушай, Кайлея, я тебе не мальчик на побегушках, которого ты можешь оскорблять. Я не потерплю от какой-то малолетки подобного отношения к себе. А будешь выпендриваться, быстро организую твои скажем... похороны? - С этими словами он силой бросил меня на кровать, и сел на рядом стоящий стул. Другого я и не ожидала, а малолеткой он зря меня назвал.
     Вдоволь откашлявшись, я с ненавистью посмотрела на него, но как мне показалось, он не обратил на это никакого внимания.
     -Ты больной придурок! - Заорала я, отодвигаясь от него.
     Но он даже глазом на мои действия не повел.
     -То, что ты не знаешь Рамира, я уже выяснил, - как ни в чем не бывало, поведал он, медленно расхаживая по комнате.
     -Так может, отпустишь меня? Я никому ничего не скажу, - молила я, следя за ним.
     -Иди, - махнул он рукой, показывая на открытую дверь.
     -Что честно? - Мне просто не верилось.
     -Да. Ты свободна.
     На радостях я бросилась к двери, но, не дойдя до нее, Герман схватил меня за руку.
     -Но сначала, ты отдашь мне флешку.
     Вот черт. Флешка. Все из-за этой флешки.
   Мужчина взглядом показал мне, что я должна вернуться на кровать. Я с опущенными глазами поплелась обратно. А ведь свобода была так близка.
     -Вернешь флешку, поедешь домой. Обещаю.
     -Я не знаю ни про какую флешку, - как можно убедительнее соврала я.
     -Зря, я знаю, что твоя подруга... - Начал он, и замолчал, посматривая на мою реакцию.
     Очень старалась, чтобы на лице не дернулся не единый мускул, с этого гада станется и Аню похитить.
     -Так вот, - продолжил, - я знаю, что Анна передала тебе флешку, с очень нужной мне информацией. А если совсем быть точным, то я хочу ее уничтожить.
     -Правда? - Невинно спросила я. В моей головушке созрел план. Еще бы знать точно, что флешка у меня он не мог, значит, берет на понт.
     -Правда, милая, правда.
     -Мне нужны мои вещи.
     -Хорошо, я сейчас принесу.
     Герман вышел из комнаты. Я вздохнула с облегчением. Неужели кошмар закончится? И я сегодня буду дома? Не верилось в такое счастье, но чем черт не шутит, вдруг действительно отпустит?
     -Вот твои вещи, - сказал он, и швырнул на кровать мою сумочку, что была со мной, когда меня похитили.
     Я специально отвернулась, и начала копошиться в ней. Где-то в недрах сумки нашла и, достала флешку и передала ему.
     -Я могу быть свободна?
     Мужчина напрягся, и положил флешку в карман.
     -Ты очень умная девочка, - улыбнулся он, и поставил перед о мной поднос с едой, который до этого оставил на стуле.
     -Спасибо, но я лучше дома поем, - твердо сказал я.
     Герасим подошел вплотную и аккуратно взял меня за подбородок.
     -Цыпа, ты мне так нравишься, что я, к сожалению, не могу тебя отпустить, - отпустил мой подбородок, развернулся и, пошел к двери.
     -Ты... ты... - Я была в ярости, он мне соврал, а я наивная поверила.
     -Что?
     -Да я... да я тебя засужу, ты пожизненно сядешь... Я тебя ментам сдам... ты... ты...
     -Я тоже тебя люблю, - и захлопнул дверь.
     Сразу же послышался громкий мужской смех за закрытой дверью.
     Бросив подушку в дверь, я горько заплакала. Но вспомнив, что за флешка попала ему в руки, смахнула слезы. Представила его лицо, когда он увидит что на ней, стала биться в истерическом припадке. Теперь посмотрим, кто смеяться будет.
     Год назад, когда мы с Аней болезненно воспринимали то, что нас считают лесбиянками, мы решили отомстить главному распространителю слухов. У того как раз намечалась вечеринка, на которую нас на удивление пригласили. Его дама сердца, записала какое-то видео с фотографиями. Мы случайно, честное пионерское, случайно, подменили флешку. Было весело. Враг повержен. Про нас почти забыли, переключившись на него.
     Удалять с нее информацию, не было времени, и она так и валялась в нашей комнате. Когда я собирала вещи, я, конечно же, прихватила и ее. Как чувствовала, пригодится. Вот ведь, действительно пригодилась.
     А теперь мой милый Герман, хотела бы я видеть твое лицо, при просмотре гей-порно. В прошлый раз это видео произвело фурор.
     
     
      Глава 11
     
      Анна.
     
      За дорогой я не следила, да и не особо меня это волновало. За окном проносились огни от машин или яркие вывески, приветливо подмигивающие огоньками. Только в салоне было как то напряженно. Молчание нагнетало, и я чувствовала себя не комфортно.
      - О чем хотел поговорить?
      Некоторое время он молчал, а потом ответил, напряженно всматриваясь на дорогу.
      - Ты меня хоть каплю любила, или это была игра?
      Пожалуй, такого вопроса я не ожидала. Что отвечать тоже не нашла, так же замолчав, вспоминая. Тогда я без его звонка и, улыбки не могла обходиться, каждый день виделись, даже первый поцелуй после кино вспомнила.
      Но теперь все это казалось каким-то мутным, бесцветным, как старая фотография.
      От воспоминаний в душе поселилась тоска. Вот почему он задал именно этот вопрос?
      - Любила, - тихо ответила, сама боясь признаться в обратном. Но я действительно его любила, а, то, что сама все разрушила, горьким комом обжигало внутренности.
      - Так что же изменилось?
      - Я, - еще тише ответила и замолчала, погружаясь в вакуумную тишину машины.
      Краем глаза заметила, что машин проезжающих мимо стало меньше и дорога, разобрать которую удавалось с трудом, вела на выезд из города. Внутри все всполошилось, дышать стало трудно из-за короткого испуга.
      - Куда ты меня везешь? - Пристально посмотрела на парня, губы которого были сжаты в тонкую линию, а глаза неотрывно следили за дорогой.
      - Решил поставить точку, - напряженно выдавил он.
      Спросить какую точку и на что не успела, он свернул на повороте. Фары осветили припаркованную машину на обочине, и Виктор остановился возле нее, проехав немного дальше.
      - Куда ты меня привез, - пересохшим голосом от волнения спросила, предполагая самое худшее и не веря самой себе в этих домыслах.
      - Выходи! - Резче, чем обычно ответил он, зло бросив на меня взгляд.
      - Куда ты меня привез? - Четко выделив каждое слово, спокойно переспросила я, оставаясь сидеть на месте.
      - Ты мне врала! Ты никогда меня не любила и вчерашняя выходка тому подтверждение, - раздувая ноздри, прошипел он, положив руки, сжимающиеся в кулак на руль. Вот тебе на!
      - Я... - Было, начала оправдываться, но поняла одно, от меня это не ждут, и если начну унижаться, сделаю только хуже.
      Одарив его еще одним взглядом на прощание, горько улыбнулась и поспешила выйти из машины.
      Воздух стал холоднее, или меня начало бить от всего происходящего вокруг. Вот что у него творится в голове, что - с того ни с сего его как мокрой ветошью между глаз отблагодарили?
   Машина газанула и резко сдала назад, ослепив фарами, и быстро уехала в обратном направлении. Мог и не выпендриваться, на улице темно, а обочина узкая.
      Было обидно до крика, но нервы сегодня и так накрученные до предела. Не обращая стоящую рядом машину, достала из сумки недавно купленную пачку с сигаретами.
      Раньше и подумать не могла, что докачусь до такого, как начать курить. Но с каждым новым эпизодом последних событий это хотелось сделать всё отчетливей и с мазохистским желанием.
     
      Машина, стоящая на обочине от меня в метрах трех - пяти, никаких признаков, что там кто-то есть, не обозначала. Темный салон, выключенные фары. Может, кто просто оставил ее тут?
      Мне до нее дела было, ни какого. Сейчас меня занимала мысль, а правда что если выкурить сигаретку, то становится легче? Щелкнула зажигалкой, и поднесла ее к зажатой между губ палочке.
      Втягивающий вдох и рот заполнился противным дымом. Сглотнуть который, решиться была не в силах, и тут же выпустила его обратно на холодный воздух ночи.
      Может, показалось, но кажется, в машине заметила движение. Ой, да и что, что смотрят? На всякий случай свободной рукой нырнула в сумку к газовому баллончику. Чувствую себя глупо стоя и дожидаясь, что Виктор вернется и извинится за свою выходку. Но ничего не происходило, кроме еще одной затяжки, которую я сделала
   Фу, бяка!
      - Ну, здравствуй, душа моя, - и это было произнесено за спиной, знакомым голосом с акцентом.
   Дым, который я вдохнула, нырнул в гортань, обжигая. На глаза навернулись слезы, и я закашлялась, не понимая, как это может кому-то нравится. Отбросила не потухшую палочку подальше, схватившись руками за грудь, в попытке сбить кашель и неприятные ощущения. Крепкие руки, обхватили, быстро сковав мои запястья в сильном захвате.
      - Рамир? - Глухо выдохнула, сквозь кашель, и неважно, что голос меня подвел, дрогнув, выдав мою обреченность. А следом пришла волна боли за предательство бывшего. Как он только додумался до такого?
     
      Рамир.
     
      Долго я искал свою пропажу, но видимо не там где нужно. И почему я был уверен, что эта падла рванет либо в столицу, либо за границу? Столько лет слабых поисков, и вот она тут.
      В соседнем городишке, где моих знакомых вагон и тележка. Вот как ей так везло остаться неузнанной? Но, похоже, пришла моя очередь на сезон удач. Смотрю на ее ошарашенную мордашку, наполненную ужасом, и понимаю, как мне хорошо. А еще больше будет, когда она будет в моей полной власти и ответит за свое предательство.
      Да она изменилась, стала куда более привлекательней. От груди глаз невозможно оторвать, как и от ее фигуры. Но вот, что она сделала со своими волосами, меня взбесило. Видимо это сильно отразилось на моем лице, иначе от чего она могла еще сбежать?
      Хм, да и не одна. Заметил, как они чуть ли не заручки взялись, когда убегали. Ну не возможно не посчитать побегом быстрый шаг в обратном направлении по залу. Интересно кого так испугалась вторая? Уж точно не меня, я с ней не знаком, хотя не прочь познакомится.
      Обвел взглядом зал, медленно, уделив каждому внимание, запоминая. Только когда увидел здесь Германа, внутри все заскрипело от ярости, убить этого гаденыша.
      Интересно, что он, тут забыл? Не поверю, что как и я был спонсором этого дурацкого конкурса. Хотя может тоже преследовал свои цели, как и я, заполучить красотку в свою постель. Почему то глухое раздражение поднялось вверх от мысли, что эта красотка могла быть Нюркой.
      Убью! И его и ее, но только как она вернет мне долг с процентом.
     
      Выяснить где она учится и где живет, проблемой не стало. Купюра и на листочке уже написан адрес. Даже второй, которая убежала с ней. Сюрпризом стало учебное заведение моей 'убегайки'. Это поставило меня в тупик. Но ненависть от предательства требовала мести. И теперь я не упущу такой прекрасный шанс.
     
      Сильное раздражение и злоба вспыхнули внутри от поведения ее подружки, которая почти прямо послала меня и побежала к недругу.
      Что ж теперь стоит поговорить с Германом.
     
      Анна.
     
      Злость, разочарование, жажда мести, страх, обреченность, упрямство - все это смешалось внутри, убийственным коктейлем. Кашель что душил меня, стал не таким режущим, чем руки, сильно удерживающие меня.
      Рука сама скользнула в сумку, где до подлого кашля удерживала баллончик.
      Как вывернулась, уже и не знаю, но у меня это получилось, как и нажать, выпустив струю перца в его голову. Хоть и не точно в лицо, но его задело, и я оказалась на свободе.
     
     
    Глава 12
     
     
      Герман.
     
      Довольный я вышел из комнаты. Наконец-то я добрался до этой флешки. Надеюсь, там будет то, что нужно, и я смогу 'под насрать' Рамиру. Сделав себе кофе, я сел за барную стойку, где находился ноутбук, и всунул флешку.
      -Ну, что, Герман, сегодня однозначно твой день, - сказал я сам себе, потирая руки и нажимая на просмотр.
      От увиденного меня стошнило. Убью суку.
     
     Кая.
     
      Надо срочно отсюда выбираться. Сейчас этот полудурок посмотрит флешку, и мне конец. Аня со спасением моим не спешит. Да я ее и не осуждаю. Она вряд ли знает где и у кого я. Короче, надо переходить к тяжелой артиллерии.
      Не успела я опомниться, как я оказалась прижатой к стене. И опять меня душат. Вот как я могла профукать его приход? Вот глухая тетеря.
      -Я тебя, мразь уничтожу, - орал этот ненормальный, - ты за кого меня держишь? Думаешь, я с тобой тут шутки шучу?
      Ну, все пора. Вспомнилось как Шрам, беспощадно убил Муфасу. Симба очень плакал, просил папу очнуться...
      -Перестань плакать, - перестал держать меня за горло Герасим, - не люблю, когда бабы плачут. Интересно, а многих он до слез доводил?
      -За что ты так со мной? - Спросила я, сделав глаза кота из Шрека.
      По лицу было видно, мужчина опешил. Он с минуту рассматривал меня как диковинку, не отрываясь. Пытается понять мои намерения?
      -Что за х*йню ты мне подсунула? - Взял себя в руки Герман.
      -Ты же просил меня дать тебе флешку Ани. Я и дала, - опустив невинно глазки, сказала я.
      -Что ты мутишь, Цыпа? Я не люблю, когда меня держат за лоха.
      -Я не держу тебя за лоха, честно. Я не знаю, какая информация тебе нужна. Я не понимаю, зачем я здесь.
      -Пока на руках у меня не будет флешки с нужной мне информацией, ты отсюда не выйдешь.
      -А можно мне хотя бы по дому гулять как нормальному человеку?
      -Чего ты добиваешься?
      Ну почему он такой недоверчивый баран? Могу же я просто быть свободной, хотя бы в клетке?
      -Я? Ничего. Просто мне хотелось бы, чтобы мое проживание было боле-менее комфортным, - призналась. И это была отчасти правда.
      Если мне и предстоит провести тут неизвестное количество времени, то лучше с комфортом, а не с решетками на окнах.
      Герман стоял и обдумывал мои слова.
      -Чего ты хочешь?
      Я опять подняла на него свои глаза. Медленно подошла к нему поближе, и потянула его за галстук на себя. Когда наши губы соприкоснулись, мужчина издал подобие рыка, и поцелуй из нежного перешел в грубый, но страстно-желанный. Его руки исследовали мое тело, я тоже не оставалась в долгу. Вытащив его рубашку из под брюк, я тоже начала исследовать его тело. Была очень приятно удивлена, когда почувствовала что оно не пухлое, а мускулистое. Возбуждение нарастало с каждой секунды. Надо это все заканчивать, пока я не наделала глупостей. Оторвавшись от его губ, я просто его обняла и прижалась к нему. От него исходил приятный запах с нотками бергамота. Я наслаждалась этим запахом.
      Господи, разве так я должна думать о своем похитителе? Еще каких-то пару минут назад, он обещал организацию моих похорон, а сейчас я тут с ним, целуюсь, обнимаю, и наслаждаюсь ЕГО запахом. Я точно схожу с ума.
      Сколько мы так простояли, обнявшись, я не знаю. Каждый думал о чем-то своем.
      -С завтрашнего дня, - нарушил мужчина тишину, и освободился от моих объятий, - ты можешь спокойно передвигаться по дому. Если надумаешь сбежать, я тебя в порошок сотру, Все понятно?
      Я кивнула. В душе было ликование. Ура.
      Герман начал уходить, но в последний момент обернулся.
      -Я очень разочаровался в тебя Кайлея, - ошарашил меня мой похититель.
      -В смысле? - Не поняла я.
      -Как далеко ты можешь зайти, чтобы добиться своей цели?
      Я молчала. А что тут еще можно сказать? Проанализировав свой поступок, я поняла, как жалко это все выглядит. Что на меня нашло? А может это он так на меня влияет? Еще раз, посмотрев на него уже другими глазами, одурманенными после такого страстного поцелуя, я поняла, что он не так уж плох. Красавцем он не стал. Стал более симпатичным, и очень приятным на лицо. А губы... Так и хочется опять припасть к ним снова. Но последние слова, отбили мое желание.
      -Было приятно. А потом противно, - и захлопнул дверь. В этот раз звука проворачивающегося ключа, слышно не было.
     
     
     
     
      Глава 13
     
      Анна.
     

- Ох ты, боже ты мой, ой какая лапулечка,

ути-пути, и сколько же нам годиков?

- Двадцать два.

     
      Как многогранна свобода. Что в моем случае было не долгим. До тех самых пор, пока в темноте попыталась бежать. Только запнулась о то ли камень, то ли мусор, (в темноте не разберешь), недалеко от ругающегося на своем языке парня. Наверно должно было открыться второе дыхание и я не чувствуя боли, поднялась и понеслась дальше?
      Но нет.
      Упала на ладони, царапая и их и колени. Сумочка соскользнула на дорогу, звякнув, тем самым известив, что ключи и, что-то еще выпало из нее. Вот только что? Не особо-то видно, что и куда покатилось. Сумка же на темном фоне выглядела еще темнее.
      Колени и ладони жгло, а из горла вырывалось шипение. А я костерила себя. Вот зачем я взяла трубку? Зачем сказала, где нахожусь? Зачем села к нему в машину?
      Сама виновата!
      И Витька гад!
      Не ожидала, что он может предать. А может и изменился, за то время пока я училась. А может он мне так отомстил за мое предательство? Вот это ближе к правде.
      Шипя и матюкаясь, поднялась. Курлыканья за спиной с особым смаком, меня подбадривали. Фиг с ней с сумочкой и ключами, телефоном, документами и деньгами, мне жизнь дорога. Выберусь и разберусь с этим, а сейчас наметив путь, куда собственно мне стоит бежать, рванула.
      И опять я упала, не пробежав и десятка метров.
      На этот раз я упала всем телом, добавив коленям и ладоням, но еще и одарив локти.
      - (цензура)!
      От души выругалась, повторяя Рамира и крякнула, когда мужской ботинок опустился на мою спину и надавил. Давление было такой силой, что стало трудно дышать, и я сделала попытку вывернуться.
      - Лежи мразь, - злой голос, только это не Рамир, а его дружок, которого я боялась каждым своим волоском.
      Джамиль!
      Та еще гнида. Ему ударить или избить, кого либо, доставляет удовольствие. Видела я его делишки, вот поэтому услышав его голос обмякла, понимая что теперь точно полный песец. А ослушаться, это значит, минимум он меня наградит синяками, максимум посещу реанимацию на неопределенное время.
     
      Пока к нашей композиции подошел Рамир, мне пришлось ощутить телом холод земли и помолиться, что бы у Джамиля было добродушное настроение, и он меня нечаянно не пнул. Мурашки прошлись по позвоночнику табуном, оставив после себя бисеринки холодного пота.
      - Вот ты и попала голуба моя, - рядом со мной опустился на корточки Рамир. Видеть я его не могла, только чувствовала что он рядом со мной, чуть в сторону от головы, но нависает надо мной. Его друг и телохранитель в одном флаконе, продолжал давить на спину.
      Рука прошлась по моим волосам, поглаживая и перебирая их через пальцы. Вроде бы обычная ласка, но я напряглась, ожидая, что он схватит за волосы и причинит боль.
      Так оно и оказалось, только я все равно не была к этому готова.
      Больно. До слез в глазах.
      - Знаешь за что? - Потянул он волосы назад, отчего я выгнулась, втянув через сжатые зубы воздух, но промолчала.
      Давление не прекращалось, оттягивая сильнее. Казалось еще чуть-чуть и мой позвоночник треснет и сломается.
     
      - Давай ее в машину, - обратился Рамир к другу, после того как все-таки добился от меня всхлипа. Тут же выпустил мои волосы из хватки и, поднявшись, отошел.
      Нога не торопилась исчезать с моей спины. Этот гад надавил сильнее. Теперь было не просто больно, но и тошно. Обещаю сама себе, если мне удастся выбраться и из этой передряге, Джамилю я отомщу.
     
      Хлопнула дверь в машину, и только после включения фар, с меня убрали ненавистную конечность и как котенка подняли и потащили к машине. На заднее сиденья меня закинули и закрыли дверь. Сразу раздался щелчок блокировки дверей. И мысль о том, что бы выпрыгнуть во время движения отпала как сама собой не реальная.
      Машина тронулась с места.
      Всю дорогу молчали, то и дело каждый поглядывал на меня. Рамир делал это через зеркало. Уж слишком часто он кидал туда свои взгляды своих темных глаз. Джамиль лишь пару раз обернулся и с гаденькой улыбочкой подмигивал, из-за моей реакции на него.
      А я сжалась в угол, ближе к двери, прижимаясь к ней как к родной. Жалко конечно, что спрятаться за ней нельзя, но я нашла способ как сбавить свой страх и нервозность. Первым делом подушечкой пальца ощупала ладони. Жалящая боль прошлась по коже, нырнув глубже и затею о том, что бы исследовать свои повреждения отпали, зато появилось время обдумать, как снова улизнуть от Рамира.
      Может и не получится, но попробовать стоит.
      Почему то страха не было. Странно но я должна была трястись и от переизбытка чувств грохнуться в обморок. Но не в этот раз. На удивление мне было спокойно, лишь на периферии болела голова, точнее волосяные луковицы. Конечно, я могла кинуться сейчас на одного и попытаться сбежать. Но, на мой взгляд, это безрассудно. Что могу я противопоставить двум здоровым мужикам?
     
      Поплохело мне, когда машина остановилась и, Джамиль с похабной улыбочкой маньяка что-то сказал на своем языке обращаясь к Рамиру. Только после того как вышел друг Рами пришло понимание, почему я была спокойна.
      Во-первых, суточный лимит истерики был исчерпан. Благодаря событиям сегодняшнего дня мне хотелось только заснуть и проснуться только когда все это закончится.
      Во - вторых, я была уверенна, что Кая тут, в этом доме. И меня специально привезли сюда, что бы таким образом выпытать, где флешка, или отдать ее ему, в обмен на подругу.
     
      Сохраняя спокойствие, вышла из машины, когда открыли дверь, отказавшись от предложенной руки. Вышла, окинула взглядом домик и криво усмехнулась.
     
      Решетки на всех окнах первого этажа, даже на втором пара окон тоже украшены узорчатым железом. Сам домик не сказать что большой, но и маленьким его не назовешь. Четыре окна с лицевой стороны и с боковой два и дверь входа. И того шесть. Внутри оказалось просторно. Свет горел в коридоре, и на кухне. Во всем остальном доме была темнота.
      Удивительно, но кухня оказалась пуста. Я, конечно, ожидала, что тут будут его бугаи, но тишина и только наше присутствие напугало.
      - Где Кая? - Развернулась резко к Рамиру, идущему за моей спиной, почувствовав панику.
      Отвечать мне не торопились, проигнорировали оба мужчины и прошли в глубь кухни. Джамиль сел на диванчик, а Рамир полез в навесной шкафчик. Достав от туда бутылку, поставил ее на стол. Ни один из них не проронил ни слова. Может он не расслышал?
      - Где Кая? - Повторила еще раз и громче.
      Теперь на меня посмотрели.
      - А где флешка? - Последовало от Джамиля.
      Замолчала. Посмотрела на них исподлобья. Пытать меня вроде не собираются. Да и вообще они ведут себя словно я не пленница, а провинившаяся сестренка, которая сбежала из дома. А теперь ее вернули и, ждут когда проснется у нее совесть и она покается в своем поступке.
      Кается, я не собираюсь, а сбежать как раз удобный случай. Вот не помню, что бы входную дверь запирали, а стоять на пороге кухни и смотреть на их безмятежные лица противно.
     
      Решила и, побежала.
     
      Или фортуна надо мной издевается, или действительно цвет волос влияет на разум?
      Побег закончился на последней нижней ступеньки крыльца. Мужики даже и не собирались меня догонять, прекрасно зная, что сбежать у меня не получится. Два здоровых ротвейлера, оскалив свои пасти, рычали на замершую меня.
      А я замерла как статуя, боясь пошевелиться, уж больно агрессивно они смотрели на меня. И вообще я собак боюююсь!
      - Тати, Малыш, фуу, - пришел мне на помощь Рамир спустя наверно часа два. Собачки не отошли, продолжая стоять на своих местах, но рычать перестали.
      Меня же подхватив под руку, развернул и вернул в дом. Проходя мимо открытой кухни, попала под насмешливую улыбку Джамиля.
      Но заходить туда мы не стали. Рамир потянул меня дальше, в темную то ли гостиную, то ли коридор. Это уже потом я поняла, что там находится лестница. Сразу не разобрала в темноте.
      А на втором этаже, хозяин дома соизволил включить свет. Так, а что тут у нас?
      Угу, коридор до самого окна и четыре двери, по две с каждой стороны. Мне досталась первая от лестницы слева.
      Сначала мы переступили порог, а потом в комнате зажегся свет.
      - Прими душ, я скоро буду, - бросил мне Рамир, убирая свою руку и, вышел из комнаты, закрыв за собой дверь и заперев ее на ключ.
      Что он сказал? Принять душ?
      А не много его рожа требует?
      Хм, а теперь осмотримся и поищем, что послужит для треска в надменной морде. И вообще, где Кая?
     
      Рамир.
     
      - Отец, я уже все решил, - твердо ответил, удерживая его взгляд.
      - Я запрещаю! - Грозно поднял он палец, наставляя его на меня.
      - Я услышал тебя, но... я сам в состоянии сделать свой выбор, - поднялся я с мягкого диванчика, заваленного многочисленными подушками.
      - Одумайся! Ты себя погубишь. Остановись.
      - Нет, - мой твердый ответ отцу оставшегося за спиной.
      - Тогда если ошибешься в это раз, не приползай ко мне! - Такой же твердый ответ, произнесенный злым голосом в спину.
      Я понимаю, что моя затея, это танец на краю обрыва. Но я долго ждал, а теперь моя птичка сама летит мне в руки. Злая, предвкушающая улыбка, сама вылезла на мое лицо. Это моя месть ей.
      Пусть оценит
      Тем более уже сегодня я смогу воплотить все, что надумал за прошедшие годы. Ну и конечно она отдаст мне эту (цензура) флешку.
     
      Какие у нее красивые глаза... большие, и сколько там страха и не поддельного удивления. Вот неужели она надеялась и в этот раз сбежать от меня?
      Да ни за что я не допущу этого.
     
      - Я домой поеду. Не буду же завидовать тебе, - с ухмылкой опрокинул в себя стакан с коньяком друг, когда я спустился на кухню.
      - Уверен? - В сомнении посмотрел на него и перевел взгляд на стол, подмечая уже половину пустой бутылки.
      - Нет, но и навязываться не хочу. Ты сколько этого ждал?
      - Оставайся, пусть понервничает, а то спокойна, аж не интересно с ней общаться.
      Раскатистый смех стал мне ответом.
      Можно пока и выпить, а Нюра пусть помучается ожиданием.
     
      Глава 14
  
      Кая.
  
      Так меня еще никто не унижал. Хотя он реально был прав. Как далеко я смогу зайти, чтобы, не подставляя Аню, оказаться на свободе?
      А поцелуи его капец, как приятны. Еще не хватало влюбиться в своего похитителя. А может влюбить в себя? И тогда он меня отпустит? Блин. Не могу я играть чувствами людей. Хотя... он же поступает еще хуже со мной. Похитил, не кормил. Должна же быть компенсация? Правда, теперь я могу спокойно ходить по дому. Нет, это не оправдание.
      Все, надо идти спать. Завтра новый день, и новые возможности в этом доме.
     
      Герман.
  
      Черт. Вот зачем я ей разрешил выходить из комнаты? Эта девушка плохо на меня влияет. Мозги отключаются при виде ее.
   Не спорю, она мне нравится. Безумно нравится. Но отталкивает, то, что она готова сделать все, только чтобы я отпустил ее. А в самом начале, она казалась мне другой. Вся такая эффектная, недоступная, и остра на язычок. Давно таких не встречал. В итоге - она, такая как все.
      Разберусь с этим делом, поеду в деревню, возьму приличную девушку, и женюсь. Пора уже семью заводить, а не с делами возиться, да с Рамиром соревноваться кто из нас лучше.
      Вспомнив флешку, я рассмеялся. Сначала конечно, меня это и стошнило и разозлило. Но теперь мне просто смешно. Особенно, когда решил также поступить с Рамиром, как сделала Кая, подсунув эту туфту.
      -Рамииирушка, у меня есть то, что тебе нужно. Хочешь? - Как можно серьезнее спросил я, - я тебе пришлю ее с курьером. Пока ничего за нее не надо. Я серьезно. Обижаешь, брат. Хорошо, - и положил трубку.
      Вот олень. Неужели он думал, что если бы у меня действительно была эта флешка, я бы ему ее так просто отдал? Я же и говорю: олень.
     
      Кая.
  
      Утро. Настроение просто замечательное. Сегодня я могу выйти из своего заточения. Быстро приняв душ, я вышла из комнаты. Сразу же пошла в гостиную, где я была в день моего похищения. Никого не было. Можно конечно попытаться сбежать... но я этого делать не буду. У меня совсем другие цели.
      Я прошла на кухню. Какая-то она не реально чистая. Как сказала бы моя покойная бабка: "блястит як у кота яйца".
      И так, с чего мы начнем в покорение сердца Герасима. Что я о нем знаю. Он бандит, и мужчина. А путь к сердцу мужчины, лежит? Правильно. Через желудок.
      В холодильнике, слава богу, нашлись яйца, творог. Можно сделать сырники.
      Когда последняя партия сырников дожаривалась, на кухне появился Герасим. Я повернулась к нему, с самой милой улыбкой.
      -Доброе утро, Герман. Как спалось? Я тут сырники пожарила. Чай, кофе?
      -Кофе, - только и сказал он, сев, за обеденный стол, уткнувшись в телефон.
      Что-то пока все плохо. Хотя, чего волноваться? Это вполне нормально, что он мне пока не доверяет.
      Сварив ему кофе, а себе заварила чай, я села напротив него.
      -Приятного аппетита, - сказала я, и принялась, есть, - спасибо, что разрешил выходить.
      -Ага, - не поднимая головы, кивнул он.
      -Что ты там такое смотришь интересное?
      -Ага.
      -Герман! - Повысила я голос, отвлекая его.
      -Что? - Наконец поднял он голову, и посмотрел на меня.
      -Я вообще-то с тобой разговариваю.
      -По утрам я не разговариваю: это во-первых, а во-вторых, когда я ем, я глух и нем, - сказал он, и запихнул целый сырник себе в рот.
      Хам.
   - Когда я кушаю, я разговариваю и, слушаю, - передразнила я тихо, и принялась за свой завтрак.
      Поев, Герман молча вышел из-за стола.
      -Спасибо все было очень вкусно.
      -Пожалуйста, - как можно более безразличнее ответила я, - может кино посмотрим?
      -Что сделаем? - Мужчина явно был удивлен моим предложением.
      -Кино говорю, посмотрим.
      -Какое?
      -Не знаю. Какой жанр ты предпочитаешь?
      -У меня нет времени фильмы смотреть.
      Точно пещерный человек. Фильмы он не смотрит... А в интернете наверно постоянно зависает.
      -Пошли, - сказала я, и взяла его за руку.
      От моего жеста, Герасим поежился. Но послушно пошел за мной в гостиную. Мы сели на диван, я взяла пульт, и стала искать хоть какой-нибудь подходящий фильм.
      -Как относишься к ужасам?
      -Еще раз повторяю, я не смотрю фильмы.
      Все понятно. Врубив на телеке ужастик, я подошла к окну, и закрыла жалюзи. Атмосфера что надо для фильма.
      Конечно же, я включила ужасы для своей выгоды. При каждом, даже совсем не страшном моменте, я кричала как резанная, и обязательно хватала Германа за руку. По прошествии половины фильма, Герман не выдержал, и посадил меня на колени. В такой позе и досмотрели кино.
      Повернувшись к нему, я долго смотрела ему в глаза. Не выдержав, я прикоснулась своими губами к его губам. Ответил он мгновенно.
      Почему мое тело так реагирует на его прикосновения? Да я же лужицей растекаюсь....
      Надо прекратить этот поцелуй. Но я не могу. Хочу целовать его всегда и везде. Чувствовать прикосновения его рук на своей коже....
      Первым поцелуй прервал он. Одурманенным взглядом он что-то высматривал в моих глазах. Я смотрела так же пристально на него, стараясь не моргать.
      -И чего же ты опять хочешь добиться?
      Вот козел. Я мгновенно соскочила с его колен, и, зарядив ему пощечину, и пустив слезу, убежала к себе.
      А с завтрашнего дня, я буду обижена на весь мир. Пока все идет по плану.
     
     
     
     Глава 15
     
     
      Рамир.
     

Познакомил подругу с родителями, а она выдала:

- "Ты на папу похож, а мама у тебя красивая".

     
      Посидели мы с другом не долго, пока не опустошили содержимое бутылки, а усталость, накопившаяся за день, немного притупилась. Джамиль остался в гостиной на первом этаже, захватив с собой еще одну бутылку и закуску. А я медленно стал взбираться по лестнице, в комнату, которая давно ждала свою хозяйку.
      Тихо, старясь не шуметь, открыл дверь. Шагнул в саму комнату, и остановился. В комнате ничего не изменилось, кроме открытого настежь окна. Первой мыслю было, что она снова сбежала. Но мозг не полностью затуманенный алкоголем, остановил от безрассудных действий, таких как: сорваться сейчас во двор и обыскать.
      Я стал думать.
      Мы на втором этаже. Значит, выпрыгнуть она не могла, потому что веревки или связанных простыней не видно.
      Я не слышал лаянья собак, а они как датчик движения, засигналят даже не успевшую слинять вовремя мышку.
      Значит, она еще в доме.
      Поэтому тихо ступая по паркету, направился к еще одной двери в этой комнате. В которую собственно ее и послал. То есть в ванную.
      Но дойти так и не успел. Поскользнулся, с удивительно ставшего скользким покрытием. Но упасть сразу не дала гордость, заваливаясь вперед, махая руками, до последнего надеялся, что смогу устоять. Я проехал по скользкому полу вперед, распахивая незакрытую дверь.
      Со своими переживаниями о желании остаться на ногах, я позабыл об одном, но оно нет.
      Треск, звук удара и всплеска воды, а потом женский визг.
     
      Анна.
     
      Посмотрела на сои грязные ладони и действительно собралась их помыть. В ванной.
      Но зайдя в царство мойдодыра, поняла, что грязные не только ладони, и вся я с одеждой вместе взятые. А из зеркала на меня смотрел трубочист.
      Да, меня такую грязную даже убивать и пытать стремно. Одна жалость и содрогания от смеха. Как еще мужики то сдержались?
      Интересно, когда я успела обзавестись торчащей травой из волос, подчеркивающею мою мнимую родственную связь с кикиморами. Круглое пятно грязи на носогубном треугольнике, мило можно назвать, а-ля - кустистый ус!
      Несколько тонких царапин, сейчас напухших и покрасневших на щеках. Жуть. Но сбрасывать со счетов, что Рамир вернется и стребует, что я ему задолжала, не буду. Похоже, я его довела своим побегом и подставой, что он на мою красоту и не посмотрит.
      Хм, а может, добавит от себя.
      Ведет он себя спокойно, но не верю я в его умиротворенность и радушнее по отношению ко мне радушие. Я бы на его месте, сразу в челюсть, допросила, а потом и пулю в лоб, за доставленные неприятности.
     
      Открыла воду, что бы набрать ванну, до этого заткнув отверстие слива. Отрегулировала температуру воды, сделав ее немного горячее, чем обычно. А потом полезла по полочкам, осматривая банки с солью, гелью и, даже крем для депиляции отыскала.
      Последний я взяла в руки и повертела, прочитала инструкцию и удивленно присвистнула. Значит это самый - самым суперский. Эффект через две минуты. Удивило. Вот зачем ему крем? Или на случай отсутствия бритвы. И да, обведя взглядом полочки, бритву так и не нашла.
      Ладно, фиг с ним и его пристрастиями.
      Перебрала еще пару бутылочек отыскав хоть и не очень подходящий, но все же этот мужской гель для душа можно прировнять к женским. Ладно... детским. Ну, лучше уж веселая обезьянка на этикетке и надпись " с запахом банана и клубники", чем "морозная свежесть с хмелем".
      Мое внимание привлек еще один пузырек, но вот что на нем было написано, осталось без перевода.
      Оставив ванну набираться, пошла в комнату, присмотреть, во что одеться, не забыв прихватить и пузырек.
      Ну что я могу сказать?
      Меня ждали.
      Потому что в шкафу, помимо рубашек Рамира, были еще и женские вещи. Мои вещи, оставшиеся у него после моего побега. Совесть сжала мое сердце, пустив по телу волну смущения и вины.
      Конечно, я постояла красная как рак, боясь снова поднять голову и посмотреть на платья, висящие на плечиках вешалок, или на мои лифчики, с необорванными этикетками.
      Я помню как покупала их, особенно во тот персиковый к черной каемкой вышивки по верхнему краю чашечки. Тогда я его взяла просто так, потому что он был самым красивым. Сейчас он казался самым обычным, да еще и маловатым для моих прелестей.
      Пересмотрев все вещи: и свои и Рамира, нормального ничего не нашла (имеется ввиду, что бы все закрывало и желательно не одним слоем). Но не отчалилась, вытащила футболку Рамира и свои старые лосины.
     
      Вода не набралась и до половины, когда я принесла вещи в ванну, поэтому я опят вернулась в комнату, оставив вещи висеть на сушилке для полотенцев. Тюбик был все так же в руке, потому что я еще не разобралась, что там может быть. Вдруг еще один депилятор, или наоборот крем после бритья?
     
      Меня привлекло окно, к которому я и поспешила, раскрыв его полностью и высунувшись по пояс, посмотрела во двор. Два фонаря освещали часть двора и часть улицы. Вокруг самих фонарей летали комары или мошки, кто их с такого расстояния рассмотрит.
      Сам дворик не большой. Машина заняла почти половину. А вторую половину занимала беседка. Тут мелькнула тень из темного угла, напугав меня так, что я чуть не выпала из окна.
      Тенью оказалась одна из собак, с которыми я по своей глупости и познакомилась. Резко отпрянула от окна, решив, ну его нафиг, еще заметит и облает.
      А по дороге к ванной случился конфуз. Я хотела понюхать, чем пахнет из тюбика, и надавила очень сильно. Мало того, что измазала нос, так еще и пол захватила. Из него (тюбика) брызнул прозрачный с голубым отливом гель, имеющий запах чего-то мятного.
      Теперь я эту гадость несла в вытянутой руке, второй утирая нос. А потом и вовсе запустила его под ванну, как можно подальше.
      А вода уже набралась и, меня ждало небольшое блаженство за весь сегодняшний день.
     
      Но как говорится хорошего понемногу.
      Это я поняла, когда на меня закимаревшую в ванной налетел Рамир. С перепугу заорала, когда темная, непонятно чья туша (на том момент), плюхнулась на меня, придавив ко дну ванны.
      Орать я перестала, когда рассмотрела испуганные глаза мужчины, рванувшего от меня к противоположному концу, скользя руками и смешно размахивая руками, пытаясь, ухватится за мокрую и склизкую плитку.
      Его даже жалко слегка стало, пока этот гад не заговорил.
      - Угомонись уже и помоги. Разлеглась как королева, а голос как у пилы.
      Я обиделась. Причем и на первое сравнение и на второе. Вот не умеет, если делать комплименты, пусть тогда вообще молчит.
      - Ну! - Поторопил меня, а я, стесняясь, закрутила головой в поисках хоть полотенца, который оказался вне досягаемости.
      Подняться и выставить, то, что скрывала пена, не могла. От одной только мысли, что я абсолютно голая нахожусь со мужиком, не могла.
      А тут, словно бес попутал. Я подскочила и, нет для того, что бы ему помочь, а наоборот, кинулась к нему, надавливая на плечи, погружая его голову по воду.
      В тот момент я была уверенна, что поступаю правильно.
      Горький самообман в своей силе и уме. Я надеялась, что смогу сбежать, решив проблему с собаками. Самонадеянная дура. Вот кто я. Рамир не приложил даже максимум своих сил, что бы оттолкнуть и влепить мне пощечину.
   Резкая боль обожгла мою щеку. На глазах появились слезы, а нижняя губа задрожала. Рамир вылез из воды, моча пол стекающими ручьями со своей одежды. Глаза его были прищурены и полыхали злостью. Даже не злостью, а бешенством.
   Стало страшно. А потом появились другие отнюдь не приятные чувства, как стыд, боль, унижение и сожаление о своем поступке.
   Схватив меня за мокрые волосы, Рамир со всей дури дернул на себя, выдергивая меня из воды.
   - Видит Аллах, я хотел быть терпелив с тобой, но ты не ценишь добро, - грубо дернул он за волосы, а я схватилась обеими руками за его руку.
   Слезы текли быстрыми ручьями по щекам, как снег, растаявший по весне. Голова болела сильно. Было такое ощущение, что я лишусь своих волос, и они останутся в его руке.
   - Проостии, - всхлипнула, продолжая хвататься за его руку. Меня даже не послушали, поволокли из ванной.
   - Вижу, ты развлекаешься, - произнес насмешливо Джамиль от открытых дверей в коридор, а потом что-то еще, но уже на своем родном.
   Рамир отвечал резко и коротко. Я не видела стоящего в дверях. Если бы и видела, то не порадовалась точно, и вот последнее, что он произнес уже на русском:
   - Подвал и она в твоем распоряжении, - и меня оттолкнули от себя, в сторону к Джамилю.
   Осознание пришло мгновенно, и крик ужаса застрял в горле.
     
     Глава 16
     
      Кая.
     
      С утра меня ждал сюрприз, в виде объемной сумки с вещами. О, боги, наконец-то он додумался, что я не могу ходить в одних и тех же вещах, и без нижнего белья, которое все же носила, но через день.
      А что, вкус у него ничего такой. И с размером угадал.
      Переодевшись, я направилась на кухню. Проголодалась я жутко.
      Герман стоял у плиты, и что-то выготавливал. Неужели, таким образом, решил грехи замаливать? Я тихонько села за барную стойку, стараясь не мешать. Герасим сразу же обернулся.
      -Доброе утро, - улыбнулся мужчина, как ни в чем не бывало. Словно вчера не обвинял меня в непонятно чём.
      -Утро добрым не бывает. Слышал такое? - С вызовом спросила я, я еще не забыла, что обижена на него.
      -Опять начинаешь? - Зло спросил он, забыв о плите, - я могу тебе устроить комфортное проживание. Скажем, в подвале. Слышала про такое?
      А он не так прост, как кажется. Молодец. Даже поднялся в моих глазах.
      Я высокомерно подняла голову, и стала выходить из кухни. Типа опять обиделась. Но не тут то было. Герман грубо схватил меня за руку.
      -Все играешь?
      -Ты о чем вообще?
      -Пошла, и села на свое место, - грубо сказал он.
      -Кто ты мне такой, чтобы разговаривать со мной в таком тоне? - Прошипела я, крутанув плечом в попытке скинуть его руку.
      -Кайлея, я не знаю, в какие игры ты играешь, но сразу скажу что зря. Я прекрасно осведомлен о твоем характере. Так что не надо тут строить из себя капризную стерву. Тебе это не идет, - вполне спокойно сказал мужчина, - есть будешь?
      Я лишь молча кивнула. А что мне оставалось? Еще отыграюсь.
      Завтракали мы в полной тишине. А как по-другому? Наш "Принц Флоризель" не разговаривает за столом. Доев омлет, я молча поставила посуду в раковину, и пошла к себе в комнату. Не хочу его видеть.
      Лежа в кровати, у меня с головы все не выходили его слова. Как я так могла в нем ошибиться? Ну, выглядит же наивным мужланом.
      Аня не спешит ко мне. А может с ней что-то случилось? Надеюсь все хорошо.
      Ближе к вечеру в дверь осторожно постучали.
      -Открыто, - крикнула я.
      В комнату зашел Герасим. Он и стучится? По-моему это вещи не совместимые. Может в лесу кто сдох?
      -Пошли кино посмотрим,- предложил он.
      Я посмотрела на него из подолба. Он это серьезно мне предлагает, я не ослышалась?
      -И не надо на меня так смотреть. Сама виновата. Пошли, - как ни в чем не бывало, проигнорировал мою удивленную мину, с улыбкой сказал он.
      -У меня голова болит, - соврала я, не моргнув глазом, - я вообще уже спать собиралась.
      Тяжело вздохнув, Герасим подошел к моей кровати, и, взяв меня на руки, понес в гостиную.
      -Герман отпусти меня, - я начала бить кулаками по его спине.
      -Дойдем до дивана, и обязательно отпущу. Кстати, голодовка пошла тебе на пользу. Ты легче стала.
      -Хам,- только и сказала я.
      Не совру если скажу что мне это вся ситуация нравилась. Только, вот чем?
      Герман аккуратно посадил меня на диван. И стал пристально меня рассматривать. Через пару минут мне это надоело. Я не товар, что бы меня так пристально разглядывали.
      -И что во мне такого интересного? - Зло спросила я.
      -Все. Ты очень красива, Кайлея, - совсем другим тоном произнес он, - мне, правда, жаль, что так сложились обстоятельства нашего знакомства. Но, отпустить я тебя уже не могу.
      Я смотрела на него, и не могла понять, зачем он мне все это говорит? Ему жаль обстоятельства, а мне жаль, что он меня отпустить не сможет. Черт. Весь план провалился. Хотя и план то не особо серьезным был.
      -Какие бы отношения нас не связывали, какие бы чувства между нами не были, ты все равно останешься здесь, до тех пор, пока я сам не захочу тебя отпустить. Так что прекращай свои попытки соблазнения, это тебе ничего не даст.
      -Я и не пыталась, - фыркнула я, - ты мне действительно нравишься.
      Господи, что я несу! Язык-враг мой, честное слово.
      -Время покажет, - пробормотал он, и, наклонившись ко мне поближе, поцеловал меня. Сам. Ну, наконец-то!
     
     
      Глава 17
  
      Анна.
  
      Ужас сковал тело, заплетая ставшие ватными ноги. Тугой комок застрял в горле, а я отказывалась слышать, что меня сейчас отдали на потеху монстру.
      Да что за день то такой? То пропажа подруги, то предательство бывшего друга. А в том, что он окончательно бывший, теперь сомнений нет. Теперь это!
      Джамиль беспардонно схватил под руку, не сопротивляющуюся меня, и только Рамир отпустил мои волосы, потащил из комнаты. Действительно потащил, потому что ноги слушаться отказались напрочь, став мягкими как желе.
      Сердце стучало в ушах, а глаза ничего не видели из-за обильных слез. Кажется, я даже попыталась оттолкнуть мужчину от себя, но это все равно, что биться головой об асфальт. Меня за это больно потрусили за плечи, внимательно посмотрели, а я продолжила реветь и всхлипывать.
      Истерика чуть ослабла, когда мне что-то дали в руки и заставили хлебнуть. Выпила и вместо истерики по горлу пронеслась огненная лавина. Плакать резко перехотелось.
      Да чтоб ему...
      - Успокоилась? - Спросил Джамиль, протягивая мне свою рубашку.
      - Отпусти, - жалобно попросила, не надеясь на удачу, натягивая на голое тело чужую одежду.
   - Будешь? - И протянул мне наполненный стакан. Отрицательно покачала головой, продолжая судорожно застегивать мелкие пуговички.
      Стакан просто воткнули в руки, когда я уже закончила застегивать и руки стали свободными.
      Джамиль отошел от меня и я, наконец, смогла осмотреться, где нахожусь.Это точно не подвал.
      Светлые стены с восточными узорами по углам. Окно, занавешенное длинной шторой, напротив двери. Диван на котором я сижу, низкий столик с двумя бутылками водки и тарелка с нарезанными кусочками помидоров и огурцов. Ну и низенький табурет, который в интерьер совсем не вписывается, но вредный мужчина его все равно притащил к столу. И поставив напротив меня и сел.
      - Ты наверно ждешь, когда я тебя начну бить? - Кивнула, сильнее сжав ноги, подтягивая к груди. - Ну, жди! Может, поумнеешь!
      Про себя этим словам возмутилась, но вслух ничего не сказала, только напряженно смотрела за действиями того, кто мог сделать со мной все что угодно. Что-что, а расслабляться в его компании не собираюсь, да и надеюсь, что сбежать у меня получится.
      В тишине, ничего больше не говоря, мы просидели где-то минут десять, прежде чем со второго этажа раздались удары: или в пол, или в стены. Джамиль запрокинул голову к потолку, хмыкнул своим мыслям, и опрокинул целую стопку внутрь.
      - Пей! - Кивнул он, на зажатый в моих руках стакан, и потянулся к ремню на своих черных штанах. Сначала тупо смотрела на то, как он расстёгивает бляху, а затем стягивает его из петель, а уж когда дошло что он хочет меня изнасиловать, стало плохо.
      Водку проглотила как обычную воду, только сморщилась от горечи.
      -Хорошая девочка. А теперь кричи, - и этот ненормальный саданул по столу ремнем.
   Вздрогнула, но не закричала. Вжалась в диван, уж очень хотелось стать маленькой и вообще подальше от этого больного, точнее двух больных.
      - Где флешка?
      - Какая? - Правда сначала хотела сказать, что не знаю, но как я могу не знать, если самолично ее схерила.
      - Не придуривайся, прекрасно знаешь какая! - И ещё один удар по столу, который зацепил полупустую бутылку, а та покачнулась и упала на бок. Из неё тут же полилась водка на пол.
      - Черт, - одновременно кинулись мы спасать спиртное.
      С чего я кинулась, я так и не поняла, даже потом. Водку не пью, предпочитаю что-то менее градусное, Джамиля боюсь. Наверно стало жалко. А вот если бы он меня ударил, ей(водке) все равно было.
      Схватилась я первая за неё, мой тюремщик или собутыльник (нужное выбрать) придержал меня за плечи. Ремня в его руках уже не было, а глаза смотрели не на спасенную, а на мою грудь, полностью показавшуюся из-за оттопыренной рубашки. Под таким взглядом стало не уютно, захотелось прикрыться.
      - Так, где флешка? - Заторможено, спросил он, продолжая смотреть на мои прелести.
      - У Кайи, - осторожно ответила, нащупывая под собой диван, если в случаи чего оттолкнуться и сбежать.
      - А точнее.
      - Не знаю, - приготовилась вскочить.
      - У тебя грудь аппетитная, - это я знаю, но моя грудь против что бы на неё смотрели такими голодными глазами, боится что укусят.
      - Знаю, - все-таки отскочила чуть в сторону. Весь вид самого страшного для меня человека стал хоть и на немного, но очень потерянным, даже скорее обиженным.
      А потом все исчезло, он встал ровно, плечи расправились, ноги чуть расставил, а руки сложил за спиной. В глазах его снова появились огоньки хитрости. А губы презрительно поджаты.
      - Кричать будешь? - Отрицательно махаю головой, пятясь к стене, напряженно наблюдая за мужчиной.
   Ладно, признаюсь, смотрела я исключительно на его голый торс. Сейчас, когда он не сидел, стало хорошо видно его пресс с кубиками и грудь покрытую черными кучерявыми волосками.
      - У тебя грудь волосатая, - кажется, я это произнесла вслух, и, поняв кому это сказала, опустила глаза в пол.
      На Джамиля после своих слов побоялась поднять глаза. Мне элементарно стало стыдно. Но он стоял на месте, молча и неподвижно. Страшно было посмотреть на него. Сначала я побоялась увидеть вожделение в его глазах, потом отвращение. И от обоих чувств смущалась. А потом словно волна прошлась по сознанию, возвращая меня, прежнюю. Теперь я посмотрела на него с вызовом, а он просто захохотал.
      - Где Кая? - Резко оборвал он смех, стремительно приближаясь ко мне.
      - Не знаю, - всхлипнула, выбитая противоречащем поведением мужчины. Не привычно было видеть его так близко к себе, пить с ним.
      - Не ври.
      - А не вру! Я думала она у вас. Вчера с ней квасили, а когда проснулась, ее не было, телефон молчит! - Вышло истерично, даже обвиняющее. Меня нервировало его близкое нахождение почти в плотную ко мне.
      - Проверим! - Выдохнул он и поцеловал меня.
      Как то не привычно целоваться в реале. Сразу видно, что отвыкла я от таких забав. Во снах, все выглядело очень и очень красочно и будоража воображение. А тут горячие губы, совершенно сухие, с горьким привкусом водки и наглый язык, вероломно проникающий за барьер из сомкнутой челюсти.
      Его поцелуй отрезвил, похлеще ледяного ушата воды. Стою тут как дура, трясусь как листочек на ветру, терплю неприятные попытки лобызания.
      И это я?
      Тьфу! Противно стало.
      И не понять от самой себя или чужого языка. Отстранился он сам, противно усмехаясь, а потом снова резко поддался ко мне, так что и отскочить на этот раз не успела.
      -ААААААААыыыыыы, - заорала, на одной ноте, офанаревши смотря на чурку, который меня укусил за плечо, а потом как ни в чем не бывало развернулся и сел за столик, разлил по двум стаканам водку.
      - Пей, - подмигнул мне и опрокинул в себя свою порцию.
      А я к этому моменту пришла к выводу "а пошло оно все - лесом" и тоже подошла к столику, взяв стакан, глотнула.
      - Наливай! - Подсунула пустую тару к Джамилю, а он без слов ее наполнил.
      Я выпила третий стакан, когда в нашем дуэте пополнилось. Я, не стесняясь, села на диван, поняв, что собутыльнику на меня начхать, выпила снова наполненную и с аппетитом уплетала овощи. Надо отметить, стакан пополнялся сразу и никто меня не подгонял.
      В общем мы просто напивались, а после того как забурчал мой желудок, я еще и заедалась.
      Рамир, появился вовремя, с еще двумя бутылками белой, но сам по себе он был третьим лишний в нашем пиршестве. На меня он посмотрел не довольно, но промолчал. Ему наверно не понравился мой внешний вид. Конечно в чужой рубашке, с голыми "на показ" ногами, да и в компании постороннего мужчине.
      - Призналась? - Спросил он у Джамиля.
      А до меня стало доходить.
      Вот *цензура*, а я перепугалась как идиотка и сама, без каких либо пыток все выдала. Опять на его креативный подход повелась.
      А что? Быстро, действенно и труп закапывать нет необходимости.
      - Конечно, - растянул первый слоги, нацелившись на последнюю дольку помидора. А вот шиш ему, я первая.
      - Компенсация морального, - прочавкала, затолкав помидорку в рот.
      - Пошел я и за закуской, - это Рамир.
      И действительно ушел.
      Когда пришел, я дремала, сцапав пустой стакан и пряча его за спиной. Потому что пустым он находиться не должен, но и полным тоже. Вот и где логика?
      Глаза слипались, голова в ровном положении держаться не хотела, то вперед кивала, то наоборот назад откидывалась.
      - Нюр, а может она у парня? - Сквозь завесу пьяного тумана, поступил вопрос.
      - Нет у неё парня, - заплетающим языком ответила, поняв вопрос.
      - Подожди. А Герман кто?
      - А она сама не знает. Прицепился к ней после того грееб... конкурса.
      - Может ты сама - не знаешь, что они встречаются?
      - Не, кроме меня, у нее геморроя больше нет.
      - А Герман?
      - Угу, - буркнула сонно.
      - Она у него?
      - Угу.
      - Ты больше не сбежишь?
      - Угу.
      - Ну, смотри, сама согласилась, при свидетелях.
     
      Рамир.
     
      Длинные волосы, ранее как шоколад, а теперь пародия на песок, рассыпанные на подушке изрядно бесили. Да за одно это издевательство с тем, что мне дорого, хотелось ее наказать. Но нет, сейчас слишком многое поставлено на карту. Пусть расслабиться и привыкнет.
      Ей вообще пить нельзя. Конечно, завтра ей будет плохо, но что поделать, кому сейчас хорошо. А послезавтра будет видно, что делать. Ибо завтра она будет не в том состоянии.
      Рубашку что прикрывало её тело, снимал с нее сначала бережно, а потом кусок смятой ткани закинул за спину, не оглядываясь. Сразу бросился в глаза красный круг от укуса, потом грудь. В прошлый раз она была аккуратненькая, как раз для моей ладони, а теперь и двумя полностью не обхватишь.
      Сейчас она выглядела беззащитной и ранимой, как ангелок. А вот на самом деле это стерва, которая уже один раз предала. А за такое не прощают.
      Накинул на неё покрывало, что бы ни мозолила глаза своим обнаженным телом, тем более - сейчас, когда выдержка почти на нуле.
      - Сама виновата, - снова посмотрел на нее и вышел.
     
      - Сдержался? Уважаю, но для меня это испытание брат, - встретил меня Джамиль, а потом внезапно ударил.
      Конечно, для него сдержаться и не стукнуть Нюрку, было посильно с чем-то невыполнимым. Я помню, когда она сбежала, как он меня поддержал, пообещав "грохнуть шлюху".
      Ушел из под удара, пропустив подсечку. Упал, но сразу же вернул себе стоячее положение, тоже замахиваюсь для удара, особо и не целясь куда.
     Два взмаха и потасовка закончилась, теперь нужно посидеть и подумать, как быть дальше.
      Заснуть сегодня так и не получилось. После драки, поставив друг друга по паре ссадин и синяков, выбив напряжение последних нескольких часов, принялись за дела.
      - Как думаешь, ее подруга у Германа? - Раздумывал я, крутя в руках телефон, дожидаясь, когда позвонит мой человек.
      - Почти уверен. Эта крыса сделает все что угодно, что бы насолить тебе. Может даже и использовал Нюру, подослав к ней эту Каю, что бы все разнюхать, - продолжил потрошить сумку брат, подобранную на асфальте.
      На стол полетела пачка сигарет, а я досадливо поморщился. Не люблю когда девушки курят. Потом расческа, ключи, кошелек и всякая мелочь, функциональность некоторой была нам не понятно. Проверив даже подкладку, ничего не нашел и откинул от себя сумку.
      - Паспорт в том кошмаре есть? - Проследил за образовавшейся горой барахла, которая реально не могла вся уместиться в такой сумочке.
      - Был, на вот, - и в меня полетел паспорт Анны.
      - Телефон её проверь, - напомнил я.
      Вдруг действительно там есть что интересного.
      Мой человек от звонился ближе к утру, подтвердив, что ребята Горыныча, действительно вчера взяли девчонку. И это подтверждало слова Нюры, что Кая пропала. Только известие, что флешка у нее заметно испортила настроение. Если она его человек, то инфа будет донесена в рекордные сроки, или использована для шантажа.
      - Рамир, у нее тут смс, и одно не прочитанное, которое я открыл, - сбил меня с неприятных дум Джамиль.
      - И что?
      - А ты слушай! " Ты все равно моя! И тот хмырь, к которому ты так неосмотрительно села в машину, пожалеет что не проехал дальше".
      - Номер подписан? - заинтересовался, скидывая сонливость. Интересно же узнать кто такой смелый покушаться на мое.
      - Нет, но сообщения от него недавно стали приходить.
      - Ладно, позже с этим разберемся. Давай в душ и думать, что делать с Германом.
      - Валить нужно. И его и этих двоих.
      - Нам флешка нужна, а не трупы. Сейчас приводим себя в порядок и дожидаемся шага от Горыныча, - потер уставшие глаза руками, поднимаясь с дивана и, шатающей походкой пошел в душ.
     
     
     
     Глава 18
     
   Кая.
  
      -Герман, ну пожалуйста, пусти меня во дворе погулять, - умоляла я его, уже не первый час. Но все мои мольвы как о каменную стену, прилетают и рассыпаются в прах.
      -Нет, и еще раз нет, - резко сказал мужчина.
      -Ну, Герман, - подошла я к нему вплотную, и обхватила его талию руками, - я уже кучу дней не была на свежем воздухе. Куда я денусь?
      -Я приеду с командировки, поговорим об этом.
      -Давай я с охранником схожу, - предложила я.
      Герман расхохотался на мое заявление. Веду себя как девчонка, для убедительности губ надуть не хватает.
      -Ты думала, что я тебя одну пущу? Только с охраной, и только на пятнадцать минут.
      -Честно? - И увидев кивок, стала прыгать от радости, и целовать мужчину,- спасибо, спасибо.
      -Вьешь ты из меня веревки, Кайлея, - усмехнулся Герман, - скучать хоть будешь?
      -Конечно, - быстро ответила я, пока он не передумал.
      -Врушка, - улыбнулся он, и, поцеловав меня в лоб, ушел.
      Наконец-то, Герман свалил в какую-то командировку, а я добилась посещения улицу. Главное, придумать, как сбежать отсюда. Конечно, жалко, но оставаться я тут тоже не могу. И никакая влюбленность к Герману, меня тут не удержит. Представляю, как он во мне разочаруется, если мой побег удастся. Если у него ко мне хоть что-то чувствует, то он все поймет, и может на свободе у нас что-то и получится. Вот, только, получив желаемую свободу, захочу ли я с ним быть? Может это мне кажется, что я влюблена? А на самом деле для меня это совершенно чужой человек, который меня похитил, и морил голодом три дня.
      "Все, Кая, хватит. Не о том думаешь. Надо бежать отсюда, как можно быстрее".
      -Ты когда хочешь на улицу? - Прервал мои мысли мужской голос.
      Я обернулась. Этого охранника я еще не видела. Какой-то щупленький, обвести его вокруг пальца, проще пареной репы.
      -Во-первых, здравствуйте, - решила включить я стерву, - а во вторых, на брудершафт мы с вами не пили, и на "ты" не переходили.
      Охранник стоял и смотрел на меня безумными глазами. Главное, чтобы все получилось.
      -Что ты вылупился на меня? Ты вообще, сколько тут работаешь?
      -Месяц, - неохотно ответил охранник.
      -И Герман доверил охрану своей жены, тебе? Он, по-моему, свихнулся. Ты хоть школу закончил?
      -Кая, я знаю кто ты, и для чего ты здесь. Так что не надо ломать тут комедию.
      -Это ты тут комедию ломаешь. Ты знаешь кто я такая?
      -И кто же? - Прыснул от смеха этот недоумок.
      -Змеина Кайлея, - улыбнулась я. Надеюсь, угадала.
      -Как ты сказала? Змеина?
      -Да. Олух.
      -Откуда ты знаешь эту фамилию?
      -В своем паспорте увидела, представляешь?
      -Но как же....
      -Милый, у нас с моим птенчиком, настали не очень хорошие времена, в интимном плане. Вот мы разыграли с ним эту комедию. Новые ощущения... Ролевые игры, в общем.
      Охранник смотрел на меня и не верил. По лицу было видно, что он сомневается, верить мне или нет.
      -Ты извини, что так с тобой разговариваю. Просто волнуюсь за мужа. Да и план наш с ним пока не удался, из-за его неотложных дел.
      - Мне надо начальнику охраны позвонить. Он точно должен тебя знать.
      -Позвонишь потом, Фома неверующая, а сейчас выведи меня, наконец, на улицу.
      -Только я должен надеть на тебя наручники, - с сомнением сказал он.
      -Я думаю, Герману вряд ли это понравится.
      -Ладно, пошли, - сдался этот недоумок.
      Вот и кого Герман берет в охрану? А то, что мне пригодится Германа фамилия, я чувствовала своей пятой точкой. Зря ли я информацию о нем собирала?
     
      В день встречи Германа в пиццерии.
      -Ярик привет. Как ты?
      -Было хорошо, пока ты не позвонила.
      -Дурак, - обиделась я.
      -Шутка. Что надо? - Грубо поинтересовался Ярослав.
      -Можно и повежливей быть.
      -Кая, у меня нет времени, честно. Что тебе нужно?
      -Я тебе сейчас скину фото одного упыря. Мне надо вся информация по нему, которую сможешь нарыть.
      -Ты же понимаешь, что это не за просто так? - Тяжело вздохнул старый друг на другом конце.
      -Конечно, понимаю.
      Скинув фотку, я села на лавочку, и принялась ждать. Не зная чем себя занять, я пошла в ближайший киоск. Купила там сканворды, ручку. Хоть чем-то полезным пока займусь.
      Время тянулось очень медленно. Я то и дело поглядывала на часы. Прошло уже два часа. Тут три варианта: либо Ярик про меня забыл, либо тот мужик из самых обычных людей, в чем я сомневаюсь, либо он очень крутая шишка. Ни один вариант мне не нравится. От одного его взгляда хочется зарыться под землю. Самовлюбленный идиот. Это же надо у меня спросить, сколько я стою. Неужели я похожа на барышню легкого поведения?
      Все-таки что-то в нем есть. Или нет? Он совершенно не в моем вкусе. Не красив, но и не урод. Слишком огромный. И не понятно, то ли перекачался, то ли переел. Но что-то в нем цепляет.
      Короче, надо узнать, что за тип, и какие у него есть секреты, чтобы потом легко было от него отвязаться.
      Как только я подумала напомнить о себе, мне позвонил Ярослав. Ура! Свершилось чудо!
      -Наконец-то, - пробурчала я, у меня уже попа затекла сидеть.
      -Ты мне, красавица, лучше расскажи, откуда ты знаешь этого человека?
      -Германа, что ли?
      -Кая, откуда?
      -От верблюда. Не знаю я его, пристал ко мне в кафешке. Теперь хочу знать что за он.
      -Я могу тебе сказать только одно, не связывайся с ним.
      -Это я и без тебя знаю, умник. Ты узнал что-нибудь?
      -Да. И ты мне будешь очень много должна за эту информацию, - проворчал Яр, - основное я тебе скинул на почту. А в общих чертах, криминальная личность....
      -Я так и знала, - радостно завопила я.
      -На твоем месте я бы так не радовался. Так вот, папаша можно сказать криминальный авторитет. Ни одна сделка, ни одна постройка, без ведома папика, либо твоего Германа не проходит. Старик уже дышит на ладан, так что скоро сын унаследует, целую империю.
      -Ни хрена себе.
      -Я о том же. Был женат. Детей нет.
      -А лет ему сколько? Так, женское любопытство.
      -Для тебя староват будет. Тридцать три.
      -А по-моему самое то, - рассмеялась я.
      -Дура ты. Не связывайся с ним.
      - Я пошутила. А фамилия его?
      -В своих кругах он известен как Горыныч. Фамилия Змеин. Но ее знают только приближенные и налоговая.
      -Ну и ты.
      -Я знаю все, - похвастался парень, - ладно, Кая, у меня дел очень много. Потом позвоню.
      -Хорошо.
      Хорошо иметь такого друга. Интернет для него как вода для рыбы. Узнает все-все-все.
     
     
      Мой нос не мог поверить. Свежий воздух. Никогда не думала, что буду радоваться улице.
      -Как хоть тебя зовут? - Спросила я у охранника.
      -Саша, - буркнул тот недовольно.
      В обиде, наверное. Ну, все мы знаем, что с обиженными делают.
      Вокруг коттеджа стоял высокий забор. Это плохо. Шанс побега становится все меньше. Мы тупо ходили по кругу. Саша смотрел за мной, а я искала лазейки удрать.
      -Пятнадцать минут прошло, - сказал он, - пора возвращаться.
      -Я хочу еще погулять, - закапризничала я, - а то пожалуюсь Герману на тебя. Например, что ты ко мне приставал.
      Саша только сжал зубы. И мы опять ходили вокруг дома. На четвертом круге, я поняла, что останусь я тут, пока Герасим сам меня не отпустит. Но, после того, что я наговорила охраннику, по головке меня не погладят. Так что все-таки надо сматываться.
      -Саша, стой, - обратилась я к нему, - ты все-таки прости меня, за мою резкость.
      -Ничего страшного.
      -Все-таки прости, - настаивала я, приближаясь к нему все ближе, и стала гладить рукой в районе груди, - просто ты мне очень нравишься.
      -Опять твои шутки? - Спросил он, но руку мою не убрал, а дыхание его стало частое. Я даже чувствовала, как стало быстрее биться его сердце.
      -Какие шутки? Поцелуй меня, - попросила я.
      -Что? Ты с ума сошла? Что ты несешь? Если Герман Петрович узнает, мне конец.
      -А мы ему, не скажем, - проговорила я, и начала целовать его.
      Этот доверчивый придурок даже не сопротивлялся. Мало того, его руки начали блуждать по моему телу. Такое даже Герман себе не позволял в первый поцелуй. Я начинаю чувствовать, что меня сейчас стошнит. Это самый противный поцелуй в моей жизни. Особенно после поцелуев Германа. Моего Герасима....
      Решив не терять времени, я аккуратно засунула руки в карман шорт охранника, в поисках ключей. Когда ключи были у меня, паренек был на грани... кхм... Девственник что ли? Что за стоны?
      Согнув ногу, я что есть силы, ударила Саше между ног. Он сразу же начал кататься по земле, и ... плакать? Вот тебе и охрана. И где вообще Герман его нашел?
      Я что есть силы, рванула к калитке. Открыла дверь, и выбежала на пустынную дорогу. Свобода. Это так прекрасно.
      Не успела я обрадоваться, как кто-то зажал мне рот рукой.
      -Рыпнешься, прибью, - послышалось сзади едва заметный акцент.
      Я его не послушала, потому что я очень хочу на свободу. Через пару минут, я почувствовала дикую боль в голове, в ушах зазвенело, а в глазах потемнело.
     
      Герман.
  
      Я ехал в машине, а все мои мысли были о Кайлеи. Я уверен, дурит меня эта девчонка. Но хочется ей верить. Влюбился как мальчишка. Не помню, чтобы я сходил с ума от одного только поцелуя.
      С ней интересно разговаривать, она отлично готовит. Вот только обстоятельства, и мой образ жизни... Не могу позволить себе слабость. Не могу подвергать Кайлею опасности. Надо ее отпустить. Приеду, и сразу отпущу.
   Мысли прервал телефон. На экране номер охранника, которого я поставил в охрану к Кайе. Трубку я взял моментально, не раздумывая, что можно проигнорировать или перезвонить позднее.
      -Да, Саш. Что? Еду. Дима разворачивайся, едем домой.
     
   Вот только дома меня уже ждали понурые охранники, а вот Цыпа - упорхнула.
      -Что значит, ты ее упустил?
      -Ваша жена оказалась очень хитрой и проворной, - оправдывался этот с позволением сказать охранник.
      -Какая на х**, жена? - Взревел я.
      -Кая сказала, что она ваша жена, даже фамилию вашу назвала.
      -А ты, мой начальник охраны, как ты мог допустить, чтобы этот мальчишка охранял Каю? - обратился я к Сергею, стоящего тут же.
      -Герман, мы все поехали к Щербатому... и...
      -Уведи его, - показал я на Сашу.
      Вот тварь. Сбежала.
      -Герман Петрович, - ворвался в кабинет Вася, - я тут посмотрел внешние камеры, вам стоит взглянуть.
      Я запустил бутылку виски в стену. Вася прижался к стене, опасаясь за свое здоровье.
      -Тоже, мне охрана бл*дь, нашлась. Если это не касается той суки, что жила тут, мне не интересно.
      -Касается, - заикающимся голосом проговорил охранник.
      -И что там? - Немного остыл я, - удачный побег?
      -Нет, Герман Петрович. Там был Джамиль. Он оглушил ее по голове, и увез.
      -Свободен, - прорычал я.
      -Что ты наделала, Кая?- Спросил я, глядя в пустоту, когда в кабинете никого не осталось.
     
      Кая.
  
      Холодно. Голова болит. Руки затекли. Я открываю глаза. Боже, где я? В каком то подвале. Я стою, прижатая к стене, руки подняты вверх, в наручниках, ноги тоже. На мне, только нижнее белье. Слезы потекли по щекам. Ну почему мне у Германа не сиделось?
      Послышался противный скрип открывающейся двери. С ведром зашел мужчина, которого я раньше не видела.
      -Ну, здравствуй, красавица.
      Я молчала. С этой бандитской рожей я точно разговаривать не буду.
      -Не буду ходить вокруг да около. Где флешка?
      -Не знаю, - что есть силы, крикнула я,- вы меня все достали с этой флешкой.
      -Не советую тебе, так со мной разговаривать. За каждый неправильный ответ, - начал он, и подошел ближе ко мне, доставая из кармана зажигалку, - я буду делать это, - и поднес горячую зажигалку к моей коже.
      -ААААА, - закричала я, плача, - пожалуйста, пожалуйста, не надо.
      -Остудись немного, - сказал он, убрав зажигалку, и выплеснул на меня ведро ледяной воды, - а я приду завтра. Или сегодня. А ты подумаю над правильным ответом.
     
      Глава 19
     
      Анна.
  
      Четвертый день, в гостях у Рамира.
   Ну как в гостях, скорее в заключении. Выйти из дома не могу, позвонить не могу, но по дому: шляйся где хочешь, кроме кабинета, конечно. Чем я сейчас и пользуюсь.
      Нет не шляюсь и не подмечаю нюансы для побега, пока хозяин дома мучается от головной боли и расстройства кишечника. Я сижу себе спокойно в кабинете Рамира, за его компом и скачиваю на его (теперь уже бывшую) флешку понравившиеся мне документы. Повторяюсь конечно, но увы, пусть это будет моей гарантией, так на всякий случай.
      Вон Кая левой флешкой переданной трехголовому, который поделился и с Рамиром, заслужила спасение. Как там выразился Джамиль... "Надо её по тихому брать", ну и пару эпитетов совсем не читаемых я пропущу.
      Это он свое красноречие выражал, когда думал, что меня нет рядом, а я за дверью зараза такая сидела, подслушивала. Интересно же было знать, как они на видео отреагируют.
      Но я немного промахнулась! Они сначала посмотрели сами, наклюкались немного, а потом уже и меня пригласили посмотреть и поинтересоваться что ЭТО?
   Привели меня в холл с телевизором, включили, а сами сели как то бочком к экрану и ждут. Я же нет фильм - смотреть, хотя пока шла, трусилась, увидеть то, что передала Кайи.
      Ну не смогла я ей дать оригинал, когда сама не имею его на руках.
      А жить хочется.
      Я еще тогда поняла, что в этот раз встряну не одна я. А увидев её в своем городе, поняла, что кирдык. Мы две лягушки, попавшие в сметану. И грести нам надо быстро и, слажено. Но как это делать когда Кая неизвестно где, плюс еще и у конкурента Рамира.
      Стон с противоположной стороны от мужчин, которые как по команде спрятали свои глаза совсем в другом направлении. Медленно поворачиваю голову к телевизору, где один парень на коленях, перед другим. Первый голый и медленно приближается на коленках к первому.
      Не скажу что прям тошнотворики от просмотра, но не приятно. Морг сделал свое дело и, на это я смотрела как просто на мельтешение красок.
      Да не смотрела я, что там они делали. Просто пыталась вспомнить, где же это могла видеть.
      Вспомнила.
      Улыбнулась.
      И с этой улыбочкой повернулась к мужчинкам, которые, как и прошлые просматривающие на вечеринке, были зеленоватые.
      Улыбка исчезла, обнаружив еще к цвету лица, что эти гады не смотрят, но им плохо.
      - Вы Геи? - Скромненько так спросила и, взгляд такой понимающий сделала.
      А что, им значит, меня пугать да похищать можно, а мне издеваться нет? Да и утро, точнее день пробуждения тоже помню. Эти гады даже водички не оставили, больной мне. Чуть позже, когда встала, истерики не было, была злость. Меня развели как малолетку, надавив на слабость и усталость.
      - Урою!
      - Убью! - Слились в одну ноту два голоса и неГеи, подскакивали с мест, намереваясь меня поймать.
      Бегали не долго, до двери моей комнаты.
      Попасть внутрь два бугая, не пытались, наверно думая, что я слабая и нервная. Так я не против, что бы так считали. Вот отдышусь и выйду, пойду доказывать, что еще и голодная.
      Вместо завтрака, я услышала разговор этих двоих за дверьми кабинета, который был постоянно закрыт. А что закрыто, то очень любопытно. Осталось выцепить ключик, и пробраться внутрь.
      С ключом мне повезло сегодня, напоив двух запойных водичкой с секретом из домашней аптечки. В обычной таких таблеток и не встретишь, а уж о таких узкоспециализированных и не в каждой домашней.
      В общем, я на месте. Рамиру, Джамилю и их другу Исламу, сейчас не до меня, чем я и пользуюсь. Шкафчики и ящички я пролезла сразу, отыскав в одном свой паспорт. Обрадовалась и полезла дальше. Но ничего интересного для себя не нашла и переключилась на ноут.
      Пароль опять не поставил. Жизнь ничему не научила.
      Ключи вернула когда снова принесла болезному воды, на этот раз самой обычной. Он лежал на кровати, смяв покрывало под собой. На мой приход поморщился, а заполучив стакан, заговорил.
      - Признавайся, твоих рук дело?
      - Что именно? - Ухмыльнулась, пользуясь, что на меня не смотрит.
      - Моё состояние.
      - Виновата водка, - еще шире растянула губы.
      - Ты! Думаешь, тебе это сойдет с рук, когда я поправлюсь?
      - Не думаю, знаю что сойдет, я же не при чем, - угу, попробуй, докажи.
      - Ань, тебя Джамиль за это закопает. А он не дурак и все понял. Водка никогда так не действовала, - показалось или нет, но, кажется он улыбнулся.
      - Вот, - подняла указательный палец перед лицом и сама на него уставилась, раздумывая как переждать гнев злой няньки.
      - Ложись рядом, - отодвинулся на кровати, предлагая мне место. Весьма сомнительное и компания не та.
      Помотала головой отказываясь. Рамир тут же изменился в лице, выражение глаз стало хищным, а болезненные гримасы сменились на злость.
      - Это была не просьба. Легла, - приказным тоном, ставя меня на место, что бы ни забывала, что я тут не на отдыхе.
      Скривилась, но не показала внешне как мне неприятно. Понимаю что сейчас, пока флешка не у него, я нужна ему и для меня продолжат играть роль милого парня, а после ...Даже думать не хочу.
      После - для меня будет ярким и счастливым. Мой бумеранг возвращается, а теперь от меня зависит, поймаю я его или пригнусь.
      Всем видом продемонстрировав, как я этого не хочу, прилегла на краешек постели. Легла я на спину, и для пущего эффекта сложила руки на груди, крест-накрест. Рядом хмыкнули, и одной рукой притянули ближе, нависнув надо мной.
      - Что ты делаешь?
      - Лежу, - пояснила очевидное.
      - Как ты лежишь?
      - Как все, - а про себе еще и добавила, - как все отстрадавшие.
      - Ань, хватит играть, ты не девочка давно, - теперь он навис надо мной полностью, придавив телом к жесткой кровати.
      - Спорный вопрос! - Слегка нервно ответила, немного пошевелившись. Вес мужчины причинял дискомфорт, непривычно и неудобно, но, кажется, такое уже было и с тем же мужчиной.
      - Ты девочка?
      - Я лесбиянка! - Возразила, поворачивая голову набок, лишь бы не смотреть в его пронзительные шоколадные глаза с крапинками янтаря.
      - Врешь, - выдохнул он в моё ухо, теплый воздух.
   Волна непонятного холода пролетела по телу от его действий, а когда он прикусил мочку уха, то стало душно. Тугой комок застрял в горле, временно лишая голоса.
      - Правда, - хрипло и не убедительно промямлила, не предпринимая никаких попыток отстранить его.
      Нас с Каей считали лесбиянками, это правда, а вот то, что на самом деле между нами, ему знать не положено.
      - Поверни голову, - и снова приказ, который тут же и выполнила.
   А затем он меня поцеловал. Напористо, грубо, не принося удовольствие, а наказывая. Пытка поцелуем, все длилась и длилась, начиная приносить удовольствие.
      - Рами, я убью твою суку, - ввалился в комнату Джамиль, прерывая нас. Увидев нас он осекся, застыв истуканом в дверях, и спохватившись, скорчил морду кирпичом.
      И опять у них свой диалог на своем языке, а я себя чувствую полной дурой. Вдруг они сейчас меня обсуждают, а я тут лежу, лицо прячу как застуканная в детстве за воровством конфет.
      Меня выпустили сразу, как пошевелилась. Вскочила и под смех Рамира скрылась из комнаты, краем глаза мазнув по сжатым кулакам Джамиля, именно тогда, когда мимо пробежала я.
      Фух, я отделалась от них.
      А теперь надо приготовить все для побега. А для этого нужно затаиться в своей комнате, и... забаррикадировать дверь. Ага, и в ванну спрятаться.
      План A,B и C, составила, и с чистой совестью легла спать, упустив из виду маленький нюанс, в лице своего прошлого.
      - Ммм, ты меня ждала? - Назойливой мухой пролетели слова над ухом. Пришлось перевернуться и потянуть плед на голову.
      Плед не поддался, а просыпаться не хотелось, только заснула и вообще мне сон красивый снился. Плед пополз вниз, оголяя плечи, а потом все остальное снизу.
      Проснулась я быстро, и очень недовольная. А узрев перед собой довольного Рамира, не поверила своим глазам. Я же стул к ручке двери приставила. Посмотрела на дверь, стоит мать её, а спинка стула сломана.
      Вот тебе силушка богатырская! Богатырь только подвел.
      - Чо приперся? - Недовольно зыркнула на него и, потянулась к пледу, кусок которого, сейчас в руках незваного гостя.
      - Соскучился, - тихо и очень трогательно прошептал он.
   Именно этому я поверила, и поцеловала сама. Сколько раз я представляла это, как только не моделировала в своем сознании, но реальных эмоций я там не испытывала. Время замедлилось, оставив нас обоих в одном коконе, огибая его, не мешая нам.
     
      А после я лежала рядом с ним, закрыв глаза и, притворялась что сплю. Стыдно смотреть на него и ожидать едкого слова. Просто я уверена, что он ударит, обязательно нанесет мне удар за прошлое. Не физический, а именно моральный.
      Дождалась когда он уйдет, и пошла в ванну.
     
      Вечером машина с мужчинами уехала, в доме остался только Ислам за охрану. Но мне это не понравилось, и я решила выбраться из комнаты на разведку.
      В доме было тихо, но меня насторожил поход Ислама с миской в подвал. Конечно, там могут держать и собак, только я сомневаюсь. Следом я не пошла, прошмыгнула в кухню, и заметалась по шкафчикам в поисках сковороды. Спускаться в подвал к собакам без оружия страшно.
      Ислам вернулся быстро, и сразу направился на кухню. Я в это время выглядывала с лестницы на втором этаже, прячась и наблюдая. Удостоверившись, что путь чист, рысью кинулась вниз, размахивая оружием.
      Тишина, тишина и еще один шаг, послышалось или нет, но за вон той дальней дверью, которая не должна вести в подвал, раздался мат и стон. Шагать стала быстрее, начиная различать голос. А его я узнала сразу, даже искаженный.
      Дверь оказалась заперта, подергала еще раз, не поддалась. Осмотрелась, вдруг ключ спрятан поблизости. И ещё одна неудача. Кричать Кае побоялась, не хочется привлекать внимание охранника. И еще немного потопталась, покрутилась, пошла обратно на кухню, добывать ключи.
      Я его, козла убью!
      Зачем он лгал, что Кая не у него? И я сидела тут как дура, не сном и не духом, пока эти мрази над ней издевались.
      Ненавижу.
      Кая висела на цепях, волосы мокрыми паклями закрывали лицо, голова повисла на уровне груди, кожа на запястьях была содрана в кровь.
      Мне стало плохо.
   Ох, мамочки.
   Впервые не знала что делать, руки тряслись, в голове пусто. Как Каю отсюда выводить ума не представляю. Я не справлюсь.
      - Кай, очнись, - дрожащим голосом попросила, поднимая ей голову.
      - Долго ты шла меня спасать, - немного хрипло, но ответила мне подруга сама, поднимая голову.
      - Ты в порядке?
      - Ну, - потянула она, - как посмотреть.
      - Так чего повисла тут, сваливать надо! - На нервах, уже рявкнула я.
      Сейчас главное выбраться, а все остальное, потом.
     
     
     
     
     Глава 20
     
     Герман.
     
     Я расхаживал по комнате, толком нигде не останавливаясь. Моя охрана стояла в линейку, и я отчитывал их как школьников. Взрослые, ответственные личности, а за девчонкой не смогли уследить.
     -Как можно было профукать ее? А?
     -Герман, ты сам прекрасно понимаешь, что никто в этом не виноват. Зачем ты ей перед отъездом разрешил выходить на улицу? - Как всегда попытался защитить своих подопечных Сергей. Только я с ним не согласен. С такими охранниками она могла и из туалета смыться, где кроме унитаза и двери, только вентиляционный люк тридцать на пятнадцать сантиметров.
     -А это, тебя не должно касаться, - рявкнул я, и ударил кулаком по столу.
     Из-за своих чувств к этой девчонке, я потерял голову. В итоге она у этого садиста, вместе с флешкой. Врагу не пожелаешь. Ну, сама нарвалась. Что ей в моем доме спокойно не сиделось? Ведь я же только решил ее отпустить и тут - на тебе! Из меньшего зла попала к худшему.
     -Нам искать ее?
     -Нет, - сказал я, и показал рукой, что все могут быть свободны.
     Достал из бара водки, и налив в граненый стакан, выпил залпом.
     -Ты влюбился?
     Я обернулся. Все ушли кроме Сергея. Сейчас начнет мозг мне выносить своими расспросами. Достал, хуже отца. Сейчас начнет еще и советы давать, да нравоучения читать.
     -Может быть, - ответил я другу.
     -Ты же сам говоришь, что нельзя смешивать личное и работу. А сам влюбился в свою пленницу. Которая в итоге предала тебя.
   Я же так и думал. Надо ему мне сейчас по открытой ране соль сыпать. Вот зараза.
     -Она теперь и отвечает за свое предательство, - в сердцах сказал я.
     -Может все-таки найти ее?
     -Зачем? Мы же знаем где она. У Джамиля.
     -Не правильно выразился. Может спасти ее?
     -Нет. Она того не стоит.
     -Уверен?
     -Уверен. Можешь идти. У меня много дел, - как можно безразличней ответил, выпроваживая его из кабинета. Я хочу побыть один и немного остыть.
     -Как скажешь, - обиженно сказал Сергей, и ушел.
  
     Кая, Кая, зачем ты сбежала? Неужели все так плохо было? Дурак я. Она меня просто использовала как дурака, а я как мальчишка и повелся. Актриса. Я так и не мог понять, что было правдой, а что нет.
   Повелся блин. Поверил в сказку, которую себе и придумал. Ведь знал же что она такая же, как все, но нет, решил вспомнить, что такое любовь. Глупец.
   Ладно, пусть она будет хоть последняя дрянь, но что бы ей причинили боль тоже не хочу. Так, где этот гребаный телефон?
     -Рамир, здравствуй.
     -Посмотрел, посмотрел. Ориентацию сменил?
     -Я просто пошутил. Ты же раньше любил шутки, - усмехнулся я в трубку, на самом деле свирепея с каждым его словом. Убил бы!
     -То было раньше, а сейчас мне как-то не до шуток. Ты же понимаешь, что информация там, для меня важна, так же как и для тебя?
     -Понимаю. Ты ее достал?
     -Нет. Но я подхожу к цели, - предвкушающее потянул этот урод. Не дай Всевышний, он причинит Кае боль, закопаю. Живого в землю, закопаю!
     -Это хорошо. А вообще я звоню по делу.
     -Дай, угадаю, Кая? - Насмешливо спросил мой лютый враг.
     -Да. Я хочу, чтобы ты ее отпустил, - спокойно и ровно ответил ему.
     -А немного ты хочешь?
     -Ты знаешь, я могу попросить по-плохому, - уже более жестко сказал я.
     -Заброшенный завод в ***.
     -Ты с ума сошел? - Прорычал я в трубку. Да он что действительно думает, что эта сучка столько стоит? Она даже прогнившего гвоздя там не достойна.
     -Посмотри фотки в телефоне. Не забывай, она у Джамиля. Перезвонишь.
  
     Я смотрел в экран, не отрываясь. Господи, что они сделали с моей девочкой? Кая висела в подвале в одном нижнем белье. Она была без сознания. Ее тело было в ожогах. Бл**ь, они что, ее поджигали?
   Перезвонил я мгновенно, как только мозг не смог смотреть на издевательства над Каей. Хочет завод? Пусть подавится!
     -Не думай, что тебе так это все сойдет с рук, Рамир, - гневно сказал я.
     -Ты же знаешь, я на такое не способен, - рассмеялся он, - так что с заводом? - Деловито поинтересовался Рамир.
     -Я согласен, - прорычал я в трубку, поняв, что этот раунд я проиграл.
     -Сдаешь позиции, Горыныч. Ради бабы отдать завод, хоть и заброшенный. Удивил. Вот и появилось у грозного Горыныча слабое местечко, - посмеялся Рамир, и бросил трубку.
     
     
     
     Глава 21
     
     
     Анна.
     
     
     Нервные движения, постоянно косые взгляды в зеркало заднего вида. Хорошо, что на газ не давлю, но нервы на пределе. Додуматься только, мало того, что раньше обворовала его на маленькую флешку с большой инфой, теперь сама сбежала и подругу свою с машинкой прихватила.
     
     Нашем счастьем было что собачки не отошли от успокоительного, коим их сегодня утром кормили. Так еще и машина с ключами под ковриком стояла за двором.
     
     - Ань, какого хрена происходит? Мне всю плешь выел Герасим, что твой любимый... - я чуть руль не выкрутила в сторону, услышав, как она назвала Рамира.
     
     - Какой еще Герасим? Ты у Рамира все время была, - эмоции внутри клокотали, еще чуть - чуть и я зарычу, или зарыдаю.
     
     - Да нет, нерусич меня сегодня похитил. Представляешь, я почти сбежала, а меня эта обезьяна стукнула, - пожаловалась она, потирая затылок.- А потом по-настоящему пытать начала.
     
     - Прости меня, что втянула в это, - крепче сжала руль, мельком глянув на Каю, тело которой покрывали многочисленные ожоги.
     Брр, ненавижу. Даже гадать не буду, кто это сделал. Однозначно Джамиль. Что бы ему самому гореть.
     - Сама виновата, надо было сразу отдать флешку, а не в героиню играть, - сарказм так и веял в её словах, а смех - наигранным.
     
     - Да отдала бы её, чем терпеть это все, - в сердцах бросила я, и поджала губы. Было немного стыдно, что подруга пострадала из-за меня.
     
     - Хо-хо, и все веселье пропустить?
     
     - В ней ничего ценного нет, - наконец призналась я.
     
     - Как это нет? Я тебя убью! Ты знаешь, что я пережила за эти дни? - Наставила она указательный палец себе в грудь. Кажется, меня сейчас будут бить, причем сильно.
     
     - Я за рулем, - попытка вразумить не прокатила, а Кая уже тянула свои руки меня придушить.
     
     - Мне фиолетово! - Рявкнула подруга, но вроде успокоилась и села ровно.
     
     - Так что ты пережила? - Мне-то надо знать, за что ненавидеть. За себя почему-то ненависти вообще не чувствовалось. Только странная грусть и вина.
     
     - Меня с больной головой похитили, голодом морили, держали в одной комнате, так еще и когда получилось сбежать, снова похитили. Ты знаешь, как это на самооценку повлияло? А потом надругались, - на последних словах машина вильнула.
     
     - Кай, ты только ничего с собой не делай, хорошо? - Чувствуя вину, быстро заговорила я.
     У подруги на лице сначала читалось непонимание, но вот когда она поняла, о чем я, как гаркнула.
     
     - Да иди ты, идиотка!
     
     - Не нервничай, - продолжила, хотя заподозрила что сейчас лоханулась именно я. Так, а вот и поворот на дорогу к городу. Чуть сбавила скорость и повернула руль, выезжая на магистраль.
     
     - Ты о чем балбеска подумала, когда я сказала, что надругался? - Уже спокойно спросила она, точнее пропыхтела.
     
     - Ну, о том, - замялась, как это описать, а потом одернула себя. Почему я стесняться стала?
     
     - Нет, не насиловал. Он меня ударил по голове, ледяной водой поливал, а потом огнем сушил, - оскалилась она.
     
     - *цензура*
     
     - Вот, и еще парочку добавь, - с улыбкой подбодрила меня Кая.
     
     
     
     Снова паранойя разыгралась. А как иначе можно охарактеризовать чувство неправильности?
      Вот стою я на пороге дома, который снимаем и не могу толкнуть дверь. В машине ждет Кая, когда я принесу вещи. Не в нижнем же белье из машины выходить?
     
     Блин, ладони вспотели. Что не так то? Оглянулась, вдруг что-то изменилось. Но нет, все нормально и запасной ключ лежал на месте.
     Тьфу, это все нервы.
     
     В дом не вошла, а влетела, даже двери не закрыла. Понеслась в свою комнату. Где свои вещи лежат, я знаю, а где Каи я не смотрела. Во всяком случае, спортивный костюм подойдет ей отлично.
     
     - *цензура*, - громко и емко вышло у меня, остановившись в дверном проеме.
     
     На моей кровати развалившись как хозяин, лежал Рамир. В обуви.
     В затылок уперлось что-то холодное.
     
     - Долго. Где подруга? - Не поднимая на меня глаза, Рамир продолжал что-то рассматривать в своих руках.
     
     - В машине, - все внутри упало, ударяя по нервам.
     
     - Джамиль, сходи, - давление упало, а четкие, громкие шаги за спиной убывали, оповещая об уходе второго мерзавца.
     
     - Отдай флешку, - спокойный голос, расслабленного кота, напряг сильнее, чем звучала бы угроза.
     Нервно мотнула головой. Не отдам. Нету её у меня.
     
     - Почему ты тут? - Вмиг осипшим голосом спросила, а Рамир рывком сел, а потом и встал с кровати, неторопливо приближаясь ко мне.
     
     - Ты обещала не сбегать, - рявкнул так, что стекла задрожали.
     Я вся вздрогнула, сжавшись. Вот теперь я его боялась. Сейчас нужно быть послушной, и увести опасность из дома. Только как это можно сделать? Думай голова, думай.
     
     - Я ничего тебе не обещала, - по слогам каждое слово громко, но не четко вывела я, слыша мат и шаги за спиной. Поджатые губы расправились, превращаясь в оскал.
     
     - Скажешь где флешка? - Отказываться не спешила, замерла, с натянутыми как струна нервами, вот- вот готовая наломать дров. Получишь ты свою флешку, только убирайся подальше от нас.
     
     - Ань, - болезненный вскрик со спины, почти вплотную. Не выдержала, обернулась. Джамиль тянул Каю за волосы, причиняя боль, приставив еще и дуло пистолета к виску. Вот блин!
     
     - Я отдам, только если ты дашь слово, что оставишь нас в покое, - повернула голову обратно к Рамиру.
     Раздумывал он не долго, но нервы ожиданием все равно потрепал.
     
     - Хорошо, - кивнул он.
     
     - Кай? - Требовательно на Джамиля и просительно на подругу посмотрела. В эту минуту мы наверно хотели больше всех избавиться от этой флешки.
     
     - Она у меня в вещах, - дернула свои волосы из лапищ Джамиля подруга и, сцапав меня, потащила в свою комнату.
     
     - Полицию?- Тихо прошептала она, судорожно заламывая пальцы на руках.
     
     - Неа, отдаем и, пусть валят.
     
     - А если не свалят?
     
     - Выход есть всегда, - успокоила скорее себя, чем ее я.
     
     
     
     Флешка торжественно с сотней проклятий (мысленно) была передана Рамиру. Её сразу спрятал он в кармане штанов. Теперь осталось совсем ничего - закрыть за ним дверь.
     
     - Мм, Ань, а тебе придется поехать с нами, - издевается что ли?
     Я уже обрадовалась его отъезду, а он говорит с ним ехать. Да не за что.
     
     - Не поеду.
     
     - А так? - И Джамиль снова нацелил пистолет на Каю.
     
     - Хорошо, - зло согласилась на такое милое предложение покататься.
     
     - За меня не беспокоиться, все со мной будет нормально, как подвернется случай вернусь, - тихо прошипела Кае, косясь на Рамира, ожидающего только меня.
     
     - Пошли уже, - окликнул он.
     
     - Опять? Да сколько можно!
     Как вышел Джамиль, я не заметила, да и всю дорогу обратно не обращала внимание. С Рамиром мы ехали вдвоем, Джамиль же поехал с ребятами во второй машине.
   Всю дорогу мы обменялись только парой слов, а потом молчали. А вот уже дома началось представление и вынос мозгов.
   Рамир все орал, меряя шагами комнату. Я спокойно лежала на диване в одном халате, с бутылкой в руке. Все его претензии и угрозы проходили мимо меня. Правда сначала он пытался надавить на меня через Каю, но фигура из трех пальцев и напоминание и так уже нарушенном слове, его урезали.
     Сейчас угрожают мне и только мне. Да и пусть, все равно у меня нужной флешки нет, а которая есть, сроком давности не сходится.
     
     - Ты меня обманула опять.
     
     - Не правда. Флешку отдала, - настояла я, переворачиваясь на бок.
     Я еще не придумала, как отомстить Джамилю. А ему мстить надо конкретно, что бы раз и больше не потребовалось.
     Что же придумать? Вот так думая, убаюкиваемая под угрозы и оскорбления я и заснула.
     
     А утро началось с крика. И так громко и остро он звучал, что даже я проснулась и, завернувшись в плед, потопала вниз посмотреть на начинающего Витаса.
     Раскоряченного в попытке подняться по косяку мужика в первый раз вижу. Но точно из банды Рамира.
     
     Ой, а на чем он скользит? Яйцо, что ли? Ах вот что это упало, с дверки холодильника. Не нужно было ее так резко закрывать.
     Хотела еще вспомнить, что еще могло упасть, когда я ночью вышла попить водички на кухню.
     
     Да вроде ничего и не падало. Я кофе захотела. И в баночках с кофе запуталась и ссыпала все в одну, что бы фигней не страдали, когда одна не полная. А потом не нашла сахар и выпить кофе уже не захотела.
     
     - Дай руку, - приказал этот раскорячка.
     Вот еще!
     Развернулась и потопала к себе досыпать. Пусть ему другие помогают, нечего по чужой кухне лазить.
     
     Второй раз я снова проснулась от брани, теперь почти без русских слов, но такая насыщенная злобой.
     Думала я не долго, вместе с покрывалом выбежала в коридор. Обиженные мною сейчас поднимались по лестнице, а я уже нацелилась на дверь в комнату Рамира.
     А вот его комната отличалось от моей как день и ночь. Все в красно - золотых тонах, везде узоры и помпоны.
     
     Ощущения, что попала в гарем: какого ни будь хана. Оно почти так и есть, - немного с горечью подумала, напомнив лишний раз себе о Рамире.
     
     Я здесь находилась впервые от нахождения в этом доме. Когда он болел, лежал в другой, а сюда дверь почти всегда закрывал. В редких случаях они были открыты. Точнее когда он был дома и не у меня в комнате.
     Вот теперь и предстал случай побывать в его хоромах. Вот дура, как не крути, а хоромы здесь все его, куда не плюнь.
     
     Кажется, меня снова потеряли. Даже грустно стало. Сижу как кошка на подоконнике, провожаю быстро выезжающие со двора два внедорожника. Позвонить что ли?
     
     В доме не души, на кухне бардак. Яйцо, развезенное лезгинкой ног, в причудливом разводе начало подсыхать. Мне уже искренне жаль, кто это мыть будет. На столешнице разлитое кофе с перевёрнутыми кружками, а одно из них разбитое покоятся на полу, с остатками напитка.
     
     Ммм, а я номер его не помню. Что же делать? Может где то, записан? А что, вдруг домработнице срочно связаться с хозяином нужно.
     Номер нашла, и даже позвонила.
     
     - Что? - Злое в трубку.
     
     - Рамир? Когда вернетесь? Сорвались как на пожар.
     
     - Ты где?
     
     - Где и была. Что тупишь? - Психанула и повысила голос, но тут же успокоилась.
     
     - Тебя в комнате не было, - уже спокойней на том конце провода.
     
     - Я в твоей была.
     
     - Как ты туда пробралась? - Недоуменно.
     
     - Ножками, ножками. Домой быстро, или двери закрою, - пригрозила, отключив вызов и, положила трубку обратно на угловую полочку.
     
     - Тралялям - ралялям, кот несется на парах. Пойду территорию Джамиля посмотрю, - время до приезда еще есть, вот и проведу их с пользой. Жаль что минимальная свобода действий. Но она есть.
     
     Комната как комната, как и все гостевые. Закрыть ее тоже не потрудились, ну и ладно, мне больше свободы.
     Личных вещей минимум, на столике забытая борсетка. Странно такая вещь и не взята в первую очередь.
     Внутри два паспорта, записная книжка, разрешение на оружие. Последнее нечаянно порвалось несколько раз, на маленькие кусочки.
     Что там еще есть? Так пара сим-карт и деньги.
     Сумма была не так что бы большая, но пару месяцев пожить вполне сносно можно. Но деньги я не ворую.
     Ворую я только у одного и принципы ради наживы менять не собираюсь.
     
     Загранпаспорт тоже лишился странички, а больше я ничего кроме как спустить негодные бумажки в унитаз не успела.
     Со двора появился шум приехавших машин. Ну да далеко-то не уехали, вот и вернулись даже быстрей, чем кинулись в погоню.
     Не, ну додуматься пешком бежать от этих бугаев? На машине в прошлый раз виляла и петли нарезала пока не выехала, а тут хоп, в комнате нет, значит - сбежала.
     
     
     Ого, а кричать, то зачем?
     Не успела выйти и смыться, как в дом ворвался Рамир. Его злой окрик застал меня на лестнице, середину которой уже пробежала, а остальную часть не успела.
     
     - Стой на месте, - быстро приближался к лестнице мужчина. И пока он подходил к ней, в дом стала заходить троица.
     
     - Еще чего. Поймай для начала, - и побежала вверх по лестнице, в комнату к Рамиру.
     
     Вот сейчас убегу, но все равно дам себя поймать. Может, и договоримся о моей защите против его цербера - друга.
     
     А в комнате заметалась, куда деться, или спрятаться, что не реально, или на кровать сразу упасть и раздеться. И позу по соблазнительней принят, авось убивать сразу не станет?
     
     Думала я долго и в итоге просто прижалась спиной к стене недалеко от двери. Сначала мне показалось, что пронесло. Он вбежал в пустую спальню и остановился, пытаясь отыскать меня. А я дыхание затаила, ненароком не выдать свое местонахождение и снова попытаться улизнуть.
     Не получилось, он, будто понял, что я позади и обернулся.
      Выглядел он вполне спокойно, что не вязалось с тем криком на первом этаже.
     
     - Почему ты прибежала в эту комнату?
     
     - А мне здесь больше нравится, - ничуть не испугавшись или замявшись, ответила.
     
     - Значит, оставайся здесь, - кивнул он своим мыслям и двинулся ко мне.
     
     - А мое мнение спросить не хочешь? Хочу ли я здесь оставаться? - Негодовала я.
     
     - Ань, я закрыл глаза на опять поддельную флешку, не приказал привезти сюда твою Каю. Сдерживаю Джамиля. И все это твоя оплошность. Заметь! А ты просто не можешь принять мое решение жить в одной комнате со мной, - звучало как нотация. Конечно, он отчасти прав, и да за то, что он не тронул Каю, тоже должна быть благодарна. Но спать с ним снова не могу.
     
     - Я не трону тебя, пока, - неутешительно успокоил.
     
     - Когда ты меня отпустишь вообще? - Не стала с ним спорить по поводу переезда.
     
     - Посмотрим.
  
     
     Глава 22
  
     Кая.
     
     Аню увезли. А я осталась стоять на улице около нашего дома. И что теперь делать? Аню надо спасать, хотя я прекрасно знала, что ей ничего не угрожает. Этот Рамир не даст ее в обиду. По нему прекрасно видно, что он очень зол на подругу, но в глазах его безграничная любовь. Или может мне все это показалось? Но в обиду он ее точно не даст этому садисту.
     А вот что делать мне? Герман, наверное, зол на меня. А я уже миллион раз пожалела, что сбежала от него. Только, сейчас, находясь вдали от него, и понимая, что он вряд ли мне поверит вновь, я осознала что влюбилась. Мне не хватает его нежных рук, которые нагло бродят по моему телу. Его теплые и сладкие губы.
   Черт.
   Ведь я должна ненавидеть его. Он же меня похитил, голодом морил. Вот чем я думала, когда сбегала? И как мне найти дом, где он живет? Ведь я совсем не помню, как меня везли туда.
   Точно. Надо Ярику позвонить. Он точно знает.
     В моей комнате лежал разряженный мобильник. Поставив на зарядку, и включив его, я сразу же набрала заветный номер.
     -Ты куда пропала? - С ходу налетел друг, даже не поздоровался.
     -Никуда. Просто к Аньке погостить поехала, - отчасти сказала я правду.
     -Будем считать, что я тебе поверил.
     -Яр, мне нужен адрес Германа. Срочно. В долгу не останусь.
     -Кая, даже боюсь спросить, зачем?
     -Вот и не спрашивай, а найди. Знаю, только, что частный дом, за городом.
     -Повиси на линии пару минут, - как-то быстро сдался мужчина.
     -Ок. Жду.
     Через пять минут, я крепко держала листочек с адресом Германа.
     Я стояла голая перед зеркалом, и рассматривала свои ожоги. Как таких уродов земля носит? Тело все ныло от боли. На такую красоту, Герман вряд ли поведется. Но, стоит рискнуть. Может, я ему все-таки не безразлична?
     Привела себя в более менее божеский вид. Порылась у Ани в комнате в поисках денег на такси. Наверное, это судьба. Денег было только на одну поездку.
     В такси меня начало знобить. Не от болезни, а от страха. Как он меня встретит? Может вообще пристрелит к чертовой матери за такие выходки.
     Вот я стою около ворот. Как и ожидалось, они были закрыты. На заборе было что-то вроде домофона. Нажала, кнопку, стала ждать. Калитка разъехалась. На ватных ногах я подошла к дверям. Открыла дверь. В холле меня встретил хмурый мужчина. Если не ошибаюсь вроде как начальник охраны.
     -Здравствуйте, - пискнула я, - а Герман дома?
     Почувствовала себя маленькой девочкой, которая зашла за подружкой, чтобы поиграть во дворе.
     Мужчина усмехнулся.
     -Тебе больше делать нечего?
     -В смысле?
     -Зачем пришла? Если не ошибаюсь, ты сильно рвалась на волю. Ты ее получила.
     -Я хочу увидеть Германа, - стояла я на своем.
     -Не стоит.
     -А я думаю, стоит.
     -Далеко пойдешь, - сказал он, и жестом показал в какую сторону идти, - проходи, - так же холодно сказал он, и открыл дверь кабинета.
     Увидев Германа, сердце мое ушло, как говорится, в пятки. Точно влюбилась. Мужчина поднял глаза, и во взгляде его я не увидела ничего хорошего. Там больше не было той нежности, с которой он на меня смотрел перед отъездом в командировку. Там была злость, грусть, и пустота.
     -Чего пришла? - Грубо спросил Герман.
     -Прости, - тихо сказала я.
     -Будем считать, что простил. А теперь, до свиданья. Дверь закрой с обратной стороны.
     -Герман, ну зачем ты так? - На глазах наворачивались слезы.
     -Как? Как Кая? - Мужчина встал, и начал расхаживать по своему кабинету.
     -Вот так. Я уже тысячу раз пожалела о том, что так поступила.
     -Кая, да мне плевать, как ты поступила, - жестко проговорил Герман, - ты мне посторонний человек. Сбежала? Ну и, скатертью дорога. Флешку я нашел. Смысла в твоем заключении больше нет. Я бы приехал и сам тебя отпустил бы.
     Я стояла опешив. Неужели, для него это все игра была? Мой разум точно отключился. Я еще никогда не унижалась ни перед кем. А тут язык сам мелет какую-то чушь. Может потому что я никогда не любила?
     -А как же мы? - Господи, зачем я это спросила?
     Герман расхохотался. А мне было просто больно. Дико больно.
     -Мы? Ты действительно настолько глупая, или прикидываешься? Нет никаких "мы", и никогда не было. И быть не может.
     Я наверное дура. Но я не верила ему. Не может быть все так. Пусть он мне ничего не обещал, но я чувствую, что сейчас в нем говорит обида. Глубоко вздохнув, я подошла к нему. Он не шевелился. Рукой я начала гладить его по щеке.
     -Прости меня. Я действительно не хотела сбегать. Хочешь, мори меня голодом неделю, две, сколько хочешь. Запри в подвале, где живут крысы. Все что угодно, только позволь мне остаться с тобой, - произнесла я, и приблизилась к его губам.
     Этот поцелуй не был похож на те, что были раньше. Это был жесткий, требовательный поцелуй, и не менее страстный. Мое тело пробирала дрожь от возбуждения. Я уже хотела большего. Я хотела Германа. Но, мужчина отстранился от меня, и начал смотреть мне в глаза. Я зыком провел по моим губам, которые были припухшие от его поцелуя.
     -Ммм, сладкая, - нежно сказал он, и, взяв меня за руку, больно сжал ее, - а я не люблю сладкое, - засмеялся он, и оттолкнул меня от себя.
     Что происходит? Зачем он так со мной?
     -Кая, ты еще не поняла? Пошла вон! - Выкрикнул он, и буквально силой выпихнул меня из кабинета.
     Еле сдержала слезы обиды и горечи. Козлина. Ну и я тоже хороша. Ничего, это еще не конец. За свою любовь я буду бороться, заодно придумаю, как Аню спасти.
   Где там моя комната?
     
     
     
     Глава 23
     
     
     
     Анна.
     
     
     За день я трижды пожалела, что согласилась остаться в его комнате. Ощущение что надо мной тактично издевались и проверяли степень моей сдержанности.
     Как еще объяснить поведение Рамира?
     Мои вещи он переносил лично. Было забавно смотреть на его лицо, когда вместо дюжины чемоданов с пожитками я протянула только зубную щетку. Ха, он наверно думал у меня тут вещей море. Да я, между прочим, каждую ночь тихо сатанела, придумывая себе весь позор из-за нижнего белья, которое в это время сушилось, что бы мне было комфортно днем.
     
     
     Так вот, он решил пополнить мой гардероб. И нет взять и съездить в магазин, приобрести все необходимое, он принялся снимать с меня мерки. Угу, с помощью ленты и самолично.
     
     Ленту прикладывали через каждый миллиметр, и снятие мерок превратилась в настоящую пытку. И все это под горячее и щекочущее дыхание прижимающего ко мне мужчины. Дышал он с каждым разом все тяжелее, а ленту стали заменять поглаживания по выпирающим местам.
     
     Пару раз я его одергивала, злясь и, нетерпеливо пыталась вырваться из его жадных рук. В ответ только довольная улыбка и прижатие к его груди.
     
     Вторым испытанием стал приказ приготовить ему какую то фигню, название которой напрочь отказалось заселиться в моем мозгу.
     Да и что это могло быть? Можно посмотреть и в интернете, что это за зверь, только готовить я ничего не собиралась. Я согласилась на спальню, но не в рабство.
     
     Ну, а третьим стало объявление войны.
     Эти два гада меня покрасили!
     В каштановый цвет. Инициатором был Джамиль, это он привез краску для волос и в присутствии меня, подарил её Рамиру.
     Короче козлы они, в общем!
     Справились со мной слабой и беззащитной, в четыре руки меня удерживать и красить.
     
     
     Ложилась я спать злая и обиженная, но жадная. Плед подмяла под себя весь, пусть мерзнет ночью.
     
     - Хомячок, - протянул он смеясь, в упор наблюдая за моим куколкованием.
     
     - Бобёр, - мрачно огрызнулась, рвано поправила подушку и села.
     
     - Я же любя, - продолжал он издеваться надо мной.
     
     - А пыхтя не пробовал? - Заводилась еще сильнее.
     
     - С тобой хоть на край света.
     
     - А можно без меня?
     
     - Нет.
     
     - Вот и вали отсюда, делай свои дела, - и повернулась к нему попой. Смех стал сильнее, его забавляла вся ситуация.
     Он ушел, и тишина стала давить.
     Заснуть не получалось никак, чего то не хватало. Каждый поворот тела приносил злость, что не выдержала и, отбросив плед, потопала босоногая в поисках Рамира.
     
     Дом опять был пуст. Не было даже охранника как в прошлый раз. Последнее было подозрительно. Глупо надеяться, что мне стали доверять, оставив одну. В это не верилось, скорее у них срочные дела, а меня посчитали уснувшей.
     
     Пойти на кухню что ли, кажется, там бутылка масла была, ну и в прачечную загляну. Уверенна Джамилю понравится. И почему губы так нагло разъезжаются в коварной улыбке?
     
     
     
     Как приехали машины - я не слышала, а вот шаги, тяжелые не торопливые по этажу как мышь хомячавшая сухарик на кухне в ночи.
     Я уже уверенно могла сказать кто это, но что-то напрягало, а именно как звучали шаги. Однозначно шли, медленно стараясь не шуметь, с усталостью что ли?
     
     
     Рамир вошел тихо, не до конца открывая дверь. И не включил свет, по темноте потопал в ванну, иначе заметил меня сидячую и укутанную в плед по-уши. Дверь в ванну он закрыл не до конца и сейчас луч света спокойно проходил в спальню и освещал угол.
      Любопытство грызло посмотреть хоть глазком на него в душе, должен же он хоть немного соответствовать мачо из моего сна, но я обиделась.
     И посидела вот так завернутая пока он не вышел бы из ванны, но его стон и шипение изменили мое мнение.
     Подскочила я живо, даже и, не заметила, что плед упал на пол.
     
     Картина голого стоящего под душем мужчины взбудоражило воображение, и я согласилась с собой, мол, да, он соответствует. А вот когда он повернулся и на груди, чуть ниже соска стала видна рана, из которой вода сейчас смывала кровь, окрашиваясь сама, мозг выдал только одно.
     Добью!
     
     - Где аптечка? - Слишком громко и зло прозвучало в ночной тишине, аж сама устыдилась.
     Рамир тоже вздрогнул, резко дернувшись в мою сторону, но осекся, прикрывая рану. Лучше другое прикрыл.
     
     - Не спишь?
     
     - Где аптечка? - Нехорошо прищурила глаза.
     
     - Это царапина, но если хочешь поиграть в спасительницу, то там же где и в прошлый раз. Бинты есть и в шкафу, - смилостивилось.
     
     
     Гад он. Голый, невоспитанный негодяй. Я его спасаю, переживаю, а ему смешно. Вижу же что ему больно, рана хоть и не глубокая, но задела нервные окончания.
     Перевязывала молча, сопя и молча, игнорируя его подколки и подшучивания.
     
     А перевязав пулей, вылетела в спальню, забралась на свою половину кровати и завернулась в плед. Рамир даже прикрыться не удосужился, вышел в чем мать родила, прикрытый бинтом, и не там где надо.
      Кто же девушек таким пугает? Смешно ему, а я смущаюсь. Плед что ли кинуть? Нет, не отдам, пусть лучше голый будет.
     
     - Не сопи.
     
     Молчу, укуталась еще сильнее в плед, невольно косясь на Рамира, похоже он сегодня одеваться и не собирается. Я же не выдержу! Сама ему трусы принесу, и он оденет, даже если они окажутся и не его, вон Джамиль уже обладатель всех грязных. Ой, не о том я.
     
     - Обиделась?
     
     Молчу, от дела не отвлекаюсь, пересчитывая кубики. Один, два, три, шесть, но подкачать стоит.
     
     - Сильно?
     
     - Да, - не стала скрывать правду.
     Конечно, сильно, все обитатели дома лишились своих носков и трусов, разве это не показатель?
     
     - Хочешь, завтра поедем на пикник?
     
     Скосила на болезненного глаза, лежит, лыбится, меня рассматривает. А ведь он заметил как я на его, то есть него смотрю. Тьфу, надо было еще тогда с ним переспать и сейчас такой озабоченной не быть. Странное противоречие, не хочу, а интересно.
     
     - Без твоих амбалов, - я пока не согласилась, но условие то хорошее. Если он их возьмёт, то меня убьют по-тихому и ему не признаются, обставят все как шла, шла и бах, упала сломав себе шею.
     
     - Джамиля возьмем, - да он издевается.
     Не поверю что он не понял про кого я сказала об амбалах.
     
     - Мне гранату для личного пользования тоже, - мрачно буркнула, решив обижаться дальше.
     
     - Ну, хорошо, поедем вдвоем, но ты за рулем, - согласился он после долгого затишья и моего нарочно громкого сопения.
     
     
     Утром, едва начало вставать солнышко, и мы уже загружали в машину нужное, точнее я, на двор выбежал Джамиль в одних трусах, но тело его блестело. И пёр он на меня, с легкостью оттолкнув Рамира, попытавшего заступить ему дорогу и все выяснить.
     
     Пискнула, поняв, что меня не спасет Рамир, выронив на землю коробок с приправой, побежала, не забывая противно визжать.
     Перебуженные моим криком из дома повалили еще двое, тот раскорячка вчера танцующий на яйцах и Исламчик.
     
     - Лови ее, - поддержал дуэт Джамиля, еще сильнее подгоняя меня.
     
     Двор, усеянный постройками и милые собачки, мирно спавшие до моего визга, зарубили побег на корню. Меня загнали в угол за домом и постройкой.
     Я отступала спиной к забору, следя за каждым шагом садиста. Страшно? Нет, я скорее была разочарована в Рамире и была уверена, что ничего мне сейчас не сделают кроме как напугают.
     Почему? Да потому что если хотели выбить силой или отомстить, висеть мне, а не Каи в том подвале.
     Если Рамира я могла сравнить с гепардом, таким быстрым и ловким, то Джамилю больше подходило - медведь. Мощное тело, мышцы перекаченные жгутами перекрученные под кожей. А кубики пресса и черная дорожка от пупка до резинки плавок, будоражили воображение напрочь.
     
     Только уговоры, что это не картинка в журнале и не фотомодель, а самый настоящий бандит, охладили мою расшатавшую гормональную революцию.
     
     - Гордая, не прощающая обиды? - Подошел он в плотную, не предпринимая попыток притронутся до меня. Просто стоял и смотрел мне в лицо.
     
     - Если и так, что отшлепаешь за плохое поведение? - Не показывая страха, гордо посмотрела на него.
     Да и не посмеет, сомневаюсь, что он пойдет против указа Рамира не трогать меня.
     
     - Нет, скорее напомню одно. Мы тоже очень гордые и всегда мстим за обиду. Теперь подумай об этом и не шути со мной, - зашипел он, наклоняя голову чуть в бок, неотрывно смотря на мои губы. Непроизвольно облизнула, и он поддался вперед. Только окрик злого Рамира не дал состояться этому поцелую.
     
     - Отойди от нее, - и он отступил, разворачиваясь, так что бы я прошла.
     -
      Удачного отдыха, - ехидное в след и так, что бы слышала только я.
     
     
     
     Рамир.
     
     
     
     Нужно у Джамиля потом узнать, что она натворила. Наверно что-то очень стоящее, видели же её глаза, когда втирали краску в ее волосы и держали. Надо было заподозрить сразу, что она не ругалась как обычно, а молча сносила наши издевательства.
     Подозреваю и мне бы перепало, не задев меня на стрелке ножом. Определенно ее стоит любить за один только воинственный характер. А вот с Джамилем стоит поговорить, но сначала с Аней.
     
     Если не получится по-хорошему, поставлю перед фактом, ну или заставлю. Ладно, посмотрим и пойдем по течению, будем отправляться от разговора.
     
     Пока Джамиль отвлекал Нюрку, я парням приказал двигаться за нами на расстоянии, так что бы она их не увидела, но не дали ей сбежать там. Хотя я и сам справлюсь, царапина мне не помеха, но ей-то знать не нужно.
     А флешку она рано или поздно отдаст, мне эта информация не нужна, а остальным она не достанется, даже у моей сладкой её не будет.
     Она уже доказала что не смотря на крашеные волосы, ум в его головке есть, но что стоит ум, если хозяин ничего не ведает.
     
     
     
     - Долго еще? - Моей птичке надоело быть таксистом.
      Ммм, какая нетерпеливая, совсем нет, мы могли быть на мести еще полчаса назад, сверни еще на третьим кольце, а не продолжив путь прямо.
     Не мог отказать себе и посмотреть её выдержку, насколько её хватит.
     
     - Километров пять до нужного поворота, - смягчил голос, получая удовольствие от поездки. А ножки у нее ничего, интересно, они такие же упругие, как и на вид?
     
     - Рамир, - прикрикнула она, скидывая мою ладонь со своей коленки.
     Ну - ну, я тебе не мальчик, бегать за тобой и выполнять указания, если захочу, тут же воспользуюсь тем, что мое. А ты - моя. Сама на это подписалась.
     
     - Сворачивай, - указал пальцем, на поворот, с узким спуском вниз. Этой дорогой редко кто ездит, она ведет в лесок, а потом уже и к небольшому прудику.
     
     
     Ей понравилось здесь, запомню на будущее. Теперь бы решить, когда поговорить, до купания или после. Ладно, пусть искупается, а потом и поговорим. Мне по понятным причинам купание противопоказано.
     Так что будем наблюдать за русалкой в нижнем белье.
     
     
     
     Глава 24
     
      Кая.
     
     В комнате моей совсем ничего не изменилось. В шкафу так же лежали вещи и нижнее белье, которое купил мне Герман. Почему я тогда сбежала? Может это был принцип сбежать? Кого я обманываю? Я тупо сбежала от своих чувств. Я никогда никого не любила. А теперь... теперь я схожу с ума от одного взгляда Германа. Безумно люблю его, и я добьюсь его доверия, чего бы мне это не стоило.
     Я прилегла на кровать и закрыла глаза. Как хорошо представлять нас вместе. Герман попрощается со своим прошлым, станет обычным человеком. Жалко, что это все мои фантазии. К сожалению, оттуда не уходят. Единственное что можно воплотить в жизнь, это то, что мы будем вместе. Только будет ли это спокойная жизнь?
     -У тебя есть три секунды, чтобы объяснить мне, что ты тут делаешь? - Прервал мои размышления Герман, врываясь в комнату.
     -Как что? - Состроила я глаза невинной овечки, - живу.
     -Я чет не понял?
     -Герман, что непонятного? Я тут живу. И я знаю, где флешка. Так что можешь попытаться вытащить из меня информацию.
     Мужчина рассмеялся.
     -Кайлея, да мне по барабану уже на эту флешку.
     Черт. И что теперь говорить? Я тупо молчала.
     -Ты свободна. Я тебя отпускаю.
     -Я буду жить до тех пор, пока не освободится Аня. И ты в этом мне поможешь! - М-да, ничего умнее просто не придумать.
     -Ты девочка, ничего не попутала? Я тебе что, мальчик на побегушках? Фильтруй базар свой.
     Я была в шоке. Откуда мой Герман, набрался таких словечек?
     -Еще раз повторяю для особо одаренных, ты свободна. Прошу покинуть мой дом.
     Посмотрев на него, я поняла, что он не шутит. Встав с кровати, я подошла к нему.
     -А я может, не хочу, чтобы ты меня отпускал, - игривым голосом сказала я, и провела ладонью по его щеке.
     Приблизившись ближе, я языком провела по его нижней губе. И не дождавшись никакой реакции, начала целовать его со всей страстью. Бабочки так и резвились в моем животе. Я издала стон. Герман резко отстранился, и посмотрел на меня. Наклонился и языком провел по моим губам. Ура! Лед тронулся.
     -Ммм, какая сладкая, - протянул он, и оттолкнул меня, - только сладкое я ненавижу. Я уже говорил.
     Усмехнувшись, он вышел из комнаты. Я стояла в ступоре. Это что вообще сейчас было? Меня просто унизили. Растоптали. Хотя я не лучше. Откуда я знаю, как на него повлиял мой побег?
  
     Герман.
  
     Из комнаты я вылетел как ошпаренный. Господи, как ее выгнать отсюда? Она же не понимает и не знает, в каких кругах я вращаюсь, и чем это чревато. Если кто-то узнает что у меня есть слабость в ее лице, меня просто на просто погубят и ее тоже. А слабостей у меня быть не должно. Не хочу рисковать ее жизнью. Со мной она всегда будет в опасности. Да и не верю я ей больше. Уверен, весь этот спектакль только чтобы подругу от Рамира освободить. Помогать я не собираюсь. Да и зачем? У них там свои отношения не простые.
     В кабинете я закурил. Надо как то спустить пар. Я до безумия хочу свою девочку. Я уже даже спать нормально не могу. Все мысли только о ней. Влюбился как подросток. А она ведь еще совсем маленькая.
     -Герман, ты, конечно, меня извини, - влетела в кабинет ко мне эта фурия.
     -Стоп, - крикнул я, - давай договоримся, если тебе нужен этот спектакль, и ты хочешь тут остаться, то ты не будешь врываться ко мне в кабинет. Поняла?
     В ее глазах появились слезы. Как бы я хотел не причинять ей боль. Сделать так, чтобы она никогда не плакала.
     -Что ты хотела? - Пришлось смягчить свой тон.
     -Ты зачем за меня завод отдал?
     Вот Серега, удружил. Трепло поганое. Неужели они успели спеться за моей спиной?
     -Тебе какое дело? Радуйся что на свободе. И жива осталась.
     -Значит, я тебе не безразлична? - В ее голосе слышалась надежда.
     Да. Кая. Не безразлична. Я с ума по тебе схожу. Но этих слов я тебе не скажу.
     -Безразлична, - с каменным лицом ответил я.
     -Ясно. Я просто хотела сказать, что меня не отпускали. Я сбежала вместе с Аней. Меня отпустили, а ее забрали. У меня все.
     Девушка скрылась за дверью. Я со всей силы, ударил кулаком в стену.
     -Ты меня что, за лоха держишь? - Зло спросил я у Рамира.
     -Ты о чем вообще? - Весело поинтересовался он.
     -Я про освобождение Каи. Она сбежала, а не ты ее отпустил. Я надеюсь, ты понимаешь последствия?
     -Вай-вай-вай. Успокойся. Ты прекрасно должен знать, что от Джамиля никто не сбегает. Ей просто дали убежать.
     -Я тебя предупредил.
     -Она уже к тебе успела прибежать? Я думал она умная девушка, уедет в другой город. На свадьбу пригласишь?
     -Да пошел ты, - сказал я и кинул трубку.
     Я не сразу заметил, что в дверях стоял Сергей.
     -Лучше уйди. Не зли меня, - прошипел я.
     -Герман, извини. Девочка любит тебя. Страдает.
     -Это ты о Кае?
     -А о ком?
     -Сергей, очнись! - Пытался я достучаться до его разума, - такие как она везде ищут выгоду, и никого не любят. Я поверил ей, и что из этого вышло? И сделай так, чтобы в течение недели она свалила отсюда.
     -Герман...
     -Я все сказал! Свободен!
     
     
     
     Глава 25
     
     
     

  - Как я тебя узнаю?

  

  - Я буду в синих джинсах, рост примерно 165, вес 54...

  

  - Хорошо, а я буду в светлой куртке с весами и рулеткой.

     
     
     
     
     Анна.
     
     
      Пикник оказался замечательным, не смотря на долгую дорогу, могу заявить - оно ого стоило.
     Чистый пруд с песчаным берегом, не далеко душевые будки и даже туалет. Низкая трава, а не заросли по колено, в метрах двадцати от пляжа полоса деревьев, куда мы и поставили машину, спрятав от солнца.
     
     - Ты посинела, - обнял меня Рамир сзади не побоявшись зайти за мной в воду.
     
     - Не правда, вода теплая, - возразила, хотя прекрасно понимала, надо вылезти и обсохнуть на солнце.
     
     - Потом наплаваешься, русалочка - нежно прошептал над ухом, вытягивая меня на берег.
     Какой он милый, когда такой. Пусть завтра я проснусь и разочаруюсь, но сегодня хочется волшебства.
     Меня заботливо усадили на плед, насухо вытерли полотенцем и устроили между своих ног. С блаженством откинулась на его здоровую половину, позволяя поцеловать шею, и замереть, наслаждаясь тишиной природы.
     
     - Хочешь, будем приезжать сюда каждые выходные, - опаляя дыханием кожу за ушком, говорил он нежно, так же наслаждаясь природой.
     Конечно, хочу. Только я и ты. Вот такой ты именно ласковый и заботливый, какой именно со мой и сейчас. Раньше ты был порывист и не уважал никого. Время изменило кардинально нас, почти не оставив от прежних - ничего.
     
     Кивнула, млея от ненавязчивых поцелуев, соглашусь. В блаженстве прикрывая глаза, из под ресниц наблюдая за блесками солнца на воде.
     
     - Рамир, ты это все делаешь из-за флешки? Только честно, - если только из-за нее я пойму, не стану винить или осуждать. Хотя от одних мыслей становится обидно.
     
     - Нет Ань, флешка тут не причем, - обхватил обеими руками, плотнее прижимая к себе. - Я просто не хочу, что бы ее заполучили другие, а они не смогут, потому что она у тебя. А ты у меня, и отпускать тебя не собираюсь. Должна у меня быть уважительная причина держать тебя возле себя?
     
     Логично. А что если она ему и в помине не нужна, и это только повод. Ведь действительно у меня её не требовали, а только расспрашивали, где она и у кого. И забрав её у Каи, они ни разу не спросили про неё.
     Это все, ради того, что бы быть рядом со мной?
     
     Два чувства, сейчас после услышанного и переваренного, требуют выхода. Вмазать по его нерусской харе непреодолимо захотелось, отвести душу за пережитое и потраченные нервы. И расцеловать, за одно то, что я ему нужна.
     
     
     - А если я скажу что и у меня её нет? - Повернулась посмотреть на его лицо.
     Вот он тоже смотрин на воду в пруду, а потом смотрит на меня. По лицу ничего нельзя прочесть, злится или нет?
     
     - Придется начинать тебя пытать, - скорбно возвел глаза в небо и защекотал меня.
     
     Хохотала я долго, а уползти так и не смогла, меня постоянно перехватывали и возвращали на место, на плед.
     
     - Ну, прекрати, - извиваясь, я выставила одну руку: останавливая его. Еще немного и я помру от смеха, нельзя так пытать. - Её вообще ни у кого нет.
     
     Рамир замер, и лениво ухмыльнулся, нависая надо мной, укрывая от солнца.
     
     - Хорошая новость, - и поцелуй в губы. Горячий, долгий и томительный, сносящий крышу за раз.
     
     
     
     - Рамир, почему тут кроме нас никого нет? - Прикрыла свое обнаженное тело полотенцем, с ленцой отломила виноградинку и закинула в рот.
     
     Мужчина лежал рядом, довольно щурясь на солнце, ничуть не стесняясь своей наготы. Сейчас на нем была только бинтовая повязка с желтым следом пропитавшей сукровицы. Надо перевязать и обработать рану, но он даже не пошевелился на мое предложение.
     
     - Частная территория.
     Вот теперь понятно, почему тут так спокойно и никого, хотя место могло быть вполне популярно. Не сильно и удивлюсь, если узнаю, что это его частная территория.
     
     - Ань, выходи за меня замуж? - сердце на секунду замерло, не ослышалась я. Вроде нет и говорил он вполне серьезно, но не вовремя. Может, шутит?
     - Я... - не нашлась что ответить.
  
     Неожиданно все это, конечно я хочу замуж когда ни будь в будущем и с любимом мужчиной. Теперь вопрос люблю ли я Рамира?
     Не могу дать однозначный ответ. Меня тянет к нему, с ним спокойно и я его не боюсь. Но разве эти чувства похожи на любовь? Может я, что и упускаю. Ах да еще тогда он мне очень нравился и, я больше никого из мужского пола не подпускала к себе, ждала его. Так что ответить?
     
     - Понимаю что поспешно, но и ты пойми - я ждал пять лет, не хочу терять больше времени, - опередил он меня. Его слова сломали барьер, и я выбрала ответ.
     
     - Да, - почему то шепотом ответила, с опаской наблюдая за Рамиром.
     
     А он и ждал мой ответ, услышав его, вскочил и, схватив меня на руки закружил. Я орала как резаная, опасаясь что раненный меня не удержит и уронит. А потом смеялась вслед ему от облегчения и счастья.
     
     - Свадьба через неделю, - огорошил Рамир меня, останавливаясь и целуя в губы.
     Смотрелись мы наверно пикантно. Двое голых, целующихся под солнцем голубя, не замечающие похабных взглядов из лесопосадки.
     
     
     
     Неделя летела быстро, Рамир после пикника преобразился, постоянно улыбался, не забывая делать подарки и поднимать мне настроение каждое утро, напоминая - какая я красивая и, вся его.
     После предложения в его доме кроме Джамиля никого не видела.
      При Рамире он даже не смотрел в мою сторону, но стоило столкнуться один раз на кухне, он зарычал как зверь и вылетел от туда пулей. Его поведение было странно, я его таким еще не видела.
     
     Странностью было еще то, что мне не позволили пригласить на свою свадьбу Каю. Я тогда обиделась и хотела послать Рамира в дальний путь вместе со свадьбой. Но он сел на диван, усадил на свои колена и объяснил, почему я это не могу сделать.
     
     Все просто - Кая с его конкурентом, а это опасность.
     
      Перед самим торжеством в дом приехало две женщины с белым платьем и аксессуарами, и вытолкали из дома Рамира, запрещая спать под одной крышей с невестой за день до бракосочетания. Уезжать он не хотел, и всячески пытался задержаться в доме, но все же уехал.
     А у нас случился девичник. Женщины были не многословны, но тосты поддерживали и даже бутылку вина мы прикончили.
     
     Ночью не спалось, постель стала как стог соломы, выпитое не успокаивало нервы. Рамира очень сильно не хватало. Не так я представляла себе свадьбу, не такой девичник. Конечно, я всегда мечтала, какая у меня будет свадьба, но разве она похожа на то, что происходит сейчас? А может она будет еще лучше, чем мне сейчас кажется. Но все равно я хочу, что бы присутствовала на моей свадьбе подруга.
     
     
     Утром меня сноровисто одели в белое платье, сделали прическу и скрылись из спальни, оставив одну. Нервы сейчас были накручены на пределе. С утра все пошло наперекосяк, началось со звонка Рамира, который извинился, что самолично приехать у него не получится, но к самому бракосочетанию будет. Вместо него к десяти приедет машина, которая меня доставит к Загсу. Я все поняла, с кем не бывает, голос его звучал действительно виновато.
     
     Десять часов стремительно приближалось, а машины еще не было. В переживаниях я и заскочила в свою старую комнату, её окна вели на улицу и машину я точно не пропущу. Пальцы нервно сжимали пластиковый подоконник с каждой прошедшей минутой времени.
     
     И вот уже три минуты одиннадцатого, нервы на пределе, а двери во двор отъезжают, пропуская машину. Облегчение пронеслось по телу, отгоняя острый камень от сердца. Рукой нащупала прилепленную на жвачку не так давно утянутую флешку.
     
     Будущий подарок для супруга спрятался в декольте. Машина остановилась, и водительская дверь открылась. Из неё вышел лысый амбал с перекаченными мышцами в белой рубашке с расстёгнутым воротом. Я поспешила на выход.
     
     В машине мне вручили маленький букетик для невесты из темно-красных роз.
     
     - Это вам, - протянул водитель букет, лежащий на переднем пассажирском сидении.
     
     - Красивые, - польщенно вдохнула запах роз.
     
     
     
     Не день, а одни нервы. Стою как дура, дожидаясь свое чудовище. Именно чудовище и никак иначе. Водитель меня высадил возле входа в ЗАГС и уехал, оставив совсем одну.
     Может, что случилось страшное, а я тут психую как истеричка.
     Но вот из-за поворота показался знакомый джип, и я поспешила к нему. Машина остановилась возле ступенек, где становятся лимузины молодоженов, и к моему замешательству вышел Джамиль.
     
     - Где Рамир? - Подошла к машине, взволнованно спрашивая, разглядывая каменную физиономию друга своего жениха.
     
     - Он не приедет, - холодный голос пытался остановить меня.
     
     - Что - то серьезное? - Испугалась не на шутку.
     
     - Ты тупая или глухая? Я сказал он не приедет. Не потому что занят, а потому что ты ему не нужна, - зло схватил меня за плечи, встряхивая доводя информацию.
     
     
     Это был - удар! Подлый, растаптывающий доверие к этому человеку. Воздуха стало мало, его отчаянно не хватало надышаться.
     
     
     
     Джамиль.
     
     
     
     Она заслужила, заслужила. Как не пытался себя уговорить, выруливая к дворцу бракосочетаний, не мог я преподнести ей такую новость. Она виновата, но так не наказывают. Но кто я, что бы лезть в его голову.
     
     Теперь я смотрю на девушку, в чьих глазах медленно тухнет свет, меняя ее. Хочется закрыть её и успокоить, но не могу. Его уроком для неё стало то, как она поступила тогда с ним. Подлость, обман в ожидаемом и лишение самого дорого.
     
     Знаю, что поступлю сейчас как садист, только по отношению к себе, но не могу её видеть такой. И не сопротивляющуюся девушку я повел в ЗАГС.
     
     
     
     Анна.
     
     
     - Согласны ли вы... взять в мужья?
     
     Кого в мужья? Он меня предал, просто и играючи, так зачем спрашивать, согласна ли я, если его нет рядом? Или это нервы и его предательство лишь больное воображение не выдержавших переживаний нервов?
     
     Развернулась к жениху, убедиться, что это не сон. Жених, только не мой.
     Теперь я по-новому смотрю на Джамиля. На его глаза с такой надеждой. Теперь все стало на место.
     
     - Прости, но нет, - как можно мягче улыбнулась, только чувствую, что моя улыбка сейчас смотрится жалко.
     Поспешно развернулась и поспешила на выход. Мужчина догнал меня на улице, грубо дернув за руку.
     
     - Пришла в себя? - Прошипел он зло.
     
     - Если бы не ты, не пришлось и выходить из себя.
     
     - Не я, а ты. Ты получила то, что заслужила, - еще злее, чем раньше заговорил он, а потом и плотину прорвало, ударяя хуже, чем надгробная плита.
     
     - Думаешь что нужна ему и он на тебе женится? Да не когда, на бл..х не женятся. У него завтра свадьба с достойной девушкой, сберёгшей свою девственность до свадьбы.
     
     - Врешь.
     
     - Я вру? Тебя просто использовали, думаешь, на пруду вы одни были? Нет, мы все наблюдали как он тебя трахал как последнюю с...у. А твое согласие? Да мы даже поспорили через, сколько ты согласишься? А ты отдалась сразу. Дешёвка.
     
     Больно, гадко и мерзко.
     Белое платье как пятно моего позора. Разреветься сейчас хотелось больше всего. Какая же я дура!
     
     - Я тебя ненавижу, - гордо развернулась и побрела прочь, закинуть в кусты букет красных роз. И их я ненавижу.
     Надо побыть одной.
     
     Значит дешёвка? Завтра свадьба с достойной. А я не достойна? Получается, что нет. Сердце с каждым сформированным словом сжималось в спазме, затрудняя дыхание.
     
     
     - Я говорил что ты только моя? - Сбил меня с мысли о недостойной и ненужной, не знакомый голос.
     
     Я сидела на заднем сиденье старенькой машины, и куда - то ехала. В голове не отложилось, когда я успела сесть и почему его слова задели что-то из прошлого.
     
     - Мы знакомы? - На всякий случай уточняю, вдруг он ошибся.
     
     - Напряги мозги и вспомни.
     
     Глава 26
     
     Кая.
     
     -Сергей, ну пожалуйста, скажи, что мне сделать? - Ходила я туда-сюда по комнате.
     -У вас секс был?
     -Чтооо? - Округлила я глаза.
     -Ты что девственница? - Заржал этот ненормальный.
     -Да пошел ты, - обиженно произнесла я, и кинула в него подушку.
     С Сергеем мы быстро нашли общий язык. Началось все с того, что я ему рассказала что сбежала, а он в свою очередь поведал мне о 1, что Герман за меня отдал Рамиру завод. В тот момент я была уверена, что он меня простит. Но увы. Пока никаких изменений.
     -Ладно, не обижайся. Попробуй соблазнить его, может, поможет?
     -Вот у вас, мужиков, все сводится к сексу. А других вариантов нет?
     -Кай, я не знаю, честно. То, что он влюблен, это я гарантирую. Но он у нас гордый и принципиальный. Он мне даже сказал, чтобы я сделал так, чтобы тебя тут не было через неделю.
     -Это плохо, - мне стало грустно. Ну почему я тогда сбежала? - Почему ты мне помогаешь?
     -Я просто вижу, как вы любите друг друга. Ты признала это, а он не хочет. И я уверен, что с тобой он будет счастлив. Я пойду. Герман скоро вернется.
     -Хорошо.
     Сергей ушел, а я опять осталась одна. После того поцелуя, я старалась не попадаться Герману на глаза. Он этими словами меня очень обидел. И унизил. Третий день ничего не могу придумать. Может и вправду соблазнить?
     -У меня хорошие новости, - вернулся в комнату Сергей.
     -Какие? - Устало спросила я.
     -Герман сегодня пригласил девочку. Легкого поведения.
     -Ты издеваешься?
     -Нет. Это твой шанс. Приоденешься, я тебе маску дам.
     -Допустим, я согласна. Ты считаешь, что он меня не узнает?
     -Неа, - рассмеялся Серега, - девочка то, очень похожа на тебя.
     -Кто бы сомневался, - съязвила я.
     -Ты мне тут не язви. Лучше слушай внимательно, что надо делать.
     
     Я стояла возле зеркала, и не могла поверить своим глазам. Перед о мной стояла обычная шалава. Короткая кожаная юбка красного цвета, ботфорты (на улице лето), кофта вся усыпанная пайетками, с глубоким декольте. Вызывающий макияж, волосы с начесом. А что под одеждой... Где Сергей это достал я не знаю. Надеюсь, не с проститутки снял. Никогда не думала, что буду прощаться с невинностью в таком виде, хоть и с любимым человеком.
     -Ну что, готова? - Вошел Сергей.
     -Да, - ответила я дрожащим голосом, и повернулась к нему.
     -О, мать, тебе даже маска не нужна. Тебя родная мать не узнает.
     -Надеюсь это комплимент.
     -В данном случае да. И тебе повезло. Босс в не настроении. Болтать он с тобой не собирается. Будь осторожна.
     -Спасибо.
     
     Перекрестившись, я постучала. Услышав разрешение войти, открыла дверь. В его спальне горел ночник. Это хорошо. Больше шансов остаться не узнанной. Любимый сидел на кровати спиной к двери.
     -Раздевайся и ложись, - зло сказал Герман, даже не повернувшись.
     Дрожащими руками я стала снимать одежду. Оставшись в одном нижнем белье, я легла на кровать. Герман встал, и начал раздеваться. Какое у него все-таки шикарное тело. Он повернулся ко мне. Я сглотнула, переведя взгляд вниз. И это влезет в меня? Так, Кая, спокойно. Все девушки через это проходит.
     -Что вы желаете, чтобы я сделала? - Спросила я дрожащим голосом.
     -Чтобы ты заткнулась, и просто лежала, - грубо произнес Герман.
     Стало реально страшно. А вдруг он проституток насилует? А я не хочу этого, даже ради Германа. Сергей пообещал, что придет по первому моему крику о спасении.
     Герман лег на меня, и стал пристально на меня смотреть.
     -Как ты похожа на нее.
     Я молчала. Он же сказал мне заткнуться, значит заткнемся. Герман начал целовать мою грудь. Сначала нежно, потом грубо. Он просто их терзал и кусал. Слезы стояли в глазах. Боль была невыносимая. Хорошо хоть он ожогов моих не видит. Ночник не падает на мое тело.
     -Кайлея, - прошептал он.
     Я сглотнула. Все. Попалась.
     -Меня зовут Эля, - Сергей сказал назвать это имя.
     Герман зарычал, и резко вошел в меня. Я заорала от дикой боли. Слезы не останавливались, а текли градом. Я почувствовала, как по ногам течет кровь. Немного, но она есть. Герасим вскочил с кровати. Уткнувшись в подушку зарыдала. Боль между ног не проходила. Мужчина резко развернул меня. Он включил свет.
     -Кая?
     Я только кивнула, всхлипывая. А что мне оставалось?
     -Ты что тут делаешь? Ты вот скажи мне, ты дура, а?
     -Почему ты меня так называешь? - Спросила я, заикаясь от слез.
     -Ты понимаешь, что я мог беды наделать? Чем ты думала? - Спросил он, и притянул меня к себе.
     Я прижалась к нему всем телом. Боль начала проходить. Я сидела у него на коленях, и вдыхала аромат его кожи. Любимый аромат. Мы просидели так очень долго, обнимая друг друга. Каждый думал о чем-то своем.
     -Герман, прости меня, за то, что я сбежала. Я не хотела предавать тебя.
     -Кая, не надо.
     -Хорошо, - я еще сильнее прижалась к нему, - я люблю тебя.
     Герман резко поднялся.
     -Тебе стало легче? - Спросил он.
     Я кивнула.
     -А теперь иди к себе. Завтра утром, я хочу, чтобы тебя тут не было.
     Я сидела опустошенная. Говорить что-то не хотелось. Хватит с меня унижений. У меня тоже гордость еще есть. Молча собрав свои вещи, я ушла.
     
     Герман.
  
     -Сергей, ко мне, немедленно, - прорычал я в трубку. Не успел я отсоединиться, как Сергей зашел в комнату.
     Не думая, я зарядил ему кулаком в нос.
     -Герман ты что охренел?
     -Это ты бл*дь, охренел. Ты чем думал, когда отправлял ее сюда?
     -Мне стало жалко ее. Она любит тебя.
     -И ты решил, что подложив вместо шлюхи мне Каю, будет лучше?
     -Я никого не подкладывал. Я предложил, она согласилась. Ты же у нас неприступный. А девочка не знала, что делать, чтобы ты ее простил.
     -Ты дибил. Ты знаешь, что сейчас было?
     -Что?
     -Ничего хорошего. Кая оказалась девственницей. Ты не представляешь, какую боль я причинил любимому человеку?
     -Она знала, на что шла. Я предупреждал. Я просто хотел помочь вам обоим.
     -Спасибо помог. Иди, и чтобы я тебя не видел. Каю с утра отправляй домой.
     -Хотя бы ты признал, что любишь ее, - рассмеялся друг, и ушел.
     А себя чувствовал настоящей сволочью. Я причинил ей боль. Невыносимую боль. Прощу ли я себя за это когда-нибудь? А она простит?
     
     
     Глава 27
     
     
     
     Анна.
     
     
     - Только не говори, что ты в меня давно влюблен и поэтому похитил? - Засмеялась, выпуская наружу истерику. Нет ну нормально? День сегодня точно сошел с ума.
     
     - Да, - серьезно ответил парень, выразительно смотря на меня так и не прекратившую смеяться.
     
     - Тебя как звать - то? - Успокаивая свои подвывания и развазюкав некогда идеальные стрелочки и реснички, вытянулась вперед между сиденьями. Парень так стал ближе, но я не помню его - хоть тресни. Нет определенно что - то знакомое есть. Это все равно что сравнить соседских кошек, по весне они горланят одинаково.
     
     - Ань, неужели память такая плохая или я изменился? Макс - я. Восхоинов, - хмуро ответил, наверно насторожился моей веселостью.
     А мне радостно, потому как очень хренова. И если отпущу на волю всю боль, даже и не знаю - чем все может закончиться.
     
     - Не похож, - мотнула носом из стороны в сторону. Не может этот брутальный типчик быть заучкой - Максиком.
     
     - Надену очки и сделаю умный вид, сразу узнаешь, - шутливо ответил и сосредоточился на дороге.
     
     - Пока не увижу, не поверю. Куда ты меня везешь? - Заметила вывеску с рекламой памперсов. Такая вывеска в нашем городке была единственной и располагалась в старой части города.
     
     - Рассчитывал на твою неадекватность и вывезти в поселок, но ты ведешь себя подозрительно спокойно, поэтому домой в квартиру.
     
     - Макс, не поверишь, но мое состояние это и есть неадекват. Вот скажи нормальная девушка сидела сейчас спокойно, когда её жених не приехал на свадьбу и к тому же похищают? Вот и я говорю, что мне так хренова, но жизни я радуюсь, - натянуто улыбнулась и, кажется, этим самым испугала парня.
     
     - Понял, - после небольшой паузы кивнул он, и путь прошел в тишине. Разговаривать не хотелось, думать еще сильнее не хотелось, но гадкие мысли как, издеваясь, лезли в голову.
     Он мне врал. А я как дура, верила каждому слову, лопухнувшись довериться после услышанного и ожидаемого. Нет, определенно он что-то со мной сделал, иначе как объяснить выворачивающее наизнанку чувство отчаяния и боли?
     
     - Подождешь немного? Не убежишь? - Заторможено кивнула, даже и, не вслушиваясь в слова Макса.
      Белое платье нестерпимо раздражало. Нужно срочно найти, во что переодеться или я буду ходить голой.
     
     - Надо же, а я думал, сбежишь, - обеспокоенно покачал головой парень, заводя машину. И мы снова поехали, но не далеко. Свернули на первом же повороте и проехав один дом въехали во двор старых трехэтажек.
     
     - Ты здесь живешь?
     
     - Да.
     
     
     Квартирка, где проживал Макс, была на последнем, третьим этаже. Старость постройки, не смог скрыть даже недавний ремонт.
     Маленькая кухонька, и две жилые комнаты, и ванна, совмещенная с туалетом.
     Только странно, здесь живет парень, а уютно. Маленькие безделушки, на шторах жучки, на стенах полочки со статуэтками. Все здесь было по - доброму, по - домашнему.
     
     
     - Мне переодеться надо, - усталым и надломленным голосом скорее сказала, чем попросила.
      Макс, провел меня в самую дальнюю комнату. Там стоял огромный шкаф из светлого дерева. Парень закопался в него, выудив оттуда женскую юбку и наверно свою футболку.
     
     - Ты обещал доказать, что ты Макс, - напряглась, наблюдая как парень, спокойно и ничуть не стесняясь, зашел мне за спину, там, где была шнуровка. Дернулась чуть в сторону и развернулась, и требовательно посмотрела.
     
     - Ладно недоверчивая, - тряхнул головой обижено сжимая губы в кривую линию.
     Пока он ходил за очками, я нервно металась и билась мыслью, что он маньяк. Ведь я вспомнила, откуда я слышала те слова, сказанные им первыми в машине, точнее виденные.
     Те смс-ки.
      А потом стало все равно, подумаешь маньяк. Меня бросили на собственной свадьбе, обозвав шлюхой. Неужели он действительно считал меня ею?
     
     
     - Есть схожесть, - заметила, рассматривая уже совершенно другое лицо, измененное только одними очками.
     
     - Я же говорил, а ты не верила, - добродушно улыбнулся он, снимая очки и становясь незнакомцем.
     
     - Трудный день, - жеманно проговорила, отводя глаза.
     
     - Давай помогу с платьем, - подскочил ко мне, пока я боролась с не прошеными слезами.
     
     - У тебя ножницы есть? - Улыбнулась, но вышло криво.
     
     - Понял! Поворачивайся, - скомандовал и я повернулась.
     
     Платье затрещало, и противной белой кучей осело возле ног. Я не стеснялась своего тела и теперь еще и так соблазнительно выглядевшего в чулочках и кружевном белье. Зачем это все? Не хочу. И замуж я больше не хочу.
     
     
     Макс рассматривал меня не долго, указав на вещи, которые оставил для меня, ушел. Я не знаю, о чем он думал, но мимика у него говорящая. Он хотел меня, увидев в одном белье.
     Жаль, что раньше я не замечала его. Сначала Виктор, теперь Рамир.
     
     
     Нашла хозяина на кухне, нарезающего колбасу и сыр. А он изменился внешне, как было в душе я не знаю, слишком была занята другим.
     
     - Садись, - заметил он меня, прижавшуюся к косяку и жадно смотрящую на каждое движение парня.
     
     - Ты один живешь? - Чувствовала я себя сейчас неловко, и неуютно.
     Конечно, я рада, что он меня увез от Загса, но и здесь я не хочу оставаться. Хочу быть одна и дать уже волю слезам. Я не каменная и лицо держать долго не смогу.
     
     - Да, мама перебралась в деревню, оставив квартиру мне. Ты садись, давай и рассказывай.
     
     - Что рассказывай? - Прикинулась, что не поняла, но за стол присела, ощущая дискомфорт нижнего белья.
     Чулки и подвязку я сняла, но трусики и лифчик с подарком для бывшего жениха оставила.
     
     - Все, я должен решить для себя кое - что, - тяжело вздохнул, запрокинул голову и зажмурился, а после вернулся к резке уже овощей.
     
     - Но я не кому не должна ничего рассказывать.
     
     - Не должна, но обязана. Иначе натворишь дел. Так что давай рассказывай, все с самого начала, - грохнул на стол две тарелки с нарезкой и потянулся к навесному шкафчику.
      На свет были вытянуты два сто граммовых стакана и также поставлены на стол.
     
     Поначалу я все держала в себе, и даже пить не хотела. Макс просек фишку и поступил хитро, начав разговор со школьных лет.
     Первая стопка полетела при упоминании Юльки, которая уже третий раз вышла замуж.
     Вторая за Витьку, а третья прорвала платину, когда разговор коснулся моей матери и моего исчезновения.
     
     Рассказала все, не забыв поделиться и своими мечтами, своими достижениями, а события последнего месяца почти с подробностями.
     Макс слушал молча, не перебивая. При описании сегодняшнего дня, я рыдала в голос. А пересказывая слова Джамиля еще и причитала.
     
     Закончила рассказывать и замолчала, только всхлипывала, и смотрела рассеянно, сейчас мне было жаль себя, а будущее я не видела. Даже в своей мечте, к которой так стремительно шла.
     
     
     
     Максим.
     
     
     
     Как хитроумно пересечены судьбы. Я слушал историю Анны, рассказанную с такой болью. Ведь я в этом тоже виноват. Я столько раз представлял, что она станет моей девушкой, потом женой, а потом и матерью. Только позабыл о ее чувствах.
     
     Именно я тогда подслушал разговор о ее варианте быстро заработать денег. Тогда мне стало противно, но подойти и остановить, переубедить не решился.
     Именно я тогда рассказал ее матери, как ее дочь заработала деньги на ее лечение. Я ошибся тогда и испортил ей жизнь.
     Сегодня видя ее в платье невесты с пустыми глазами равнодушной куклы, решил обладать ею. Но теперь, услышав все, мне стало стыдно и жалко ее.
     Она сама того не понимает, но любит этого мудака.
     Я с одной стороны его понимаю, но так мстить? Это низко и подло. А она тоже станет мстить? Думаю да.
     
     А сейчас может натворить дел с собой. Уж больно у нее вид потерянный.
     Ничего я все исправлю, но позже, а сейчас то, о чем я так давно мечтал.
     
     
     
     Мягкие податливые губы, сначала приняли с открытостью и я, не ожидая отклика, получил его. Но счастье длилось не долго, и она отпрянула, испуганно смотря на меня и, не понимала, что сейчас происходит.
      Пощёчина стала свидетельством, что до нее все-таки дошло, что я сделал. Это разозлило.
      Почему другим все, а мне ничего?
     
     - Извини, - кто бы знал, каких трудов мне стоило произнести это, - уже поздно, давай спать отведу.
     
     Она напряглась и явно хотела возразить, но шикнув на нее, просто отвел в комнату матери.
      Когда она уснула, я, аккуратно борясь с соблазном, достал флешку из ее потайного женского кармашка.
     
     Ну, а теперь думать.
     Выпил, обдумывая как поступить правильно, как отвлечь ее от Рамира и помочь позабыть о мести. План был конечно не ахти, но уж лучше, чем набить ему рожу. Так последнее вычеркивать тоже не будем.
     
     На случай если она проснется и меня дома не будет, оставил записку. А платье и часть белья собрал и, не заботясь, запихал все в пакет.
     
     Пакет с платьем, отправился с курьером к Рамиру вечером, когда я выяснил, что свадьбы на завтра не планируется, точнее про нее ничего не слышно.
     
     Дома, обнаружил Анну, сидящую за столом, вертящую в руках флешку, вытянутую днем. И, как и я, она игралась с ней: постукивая концами о столешницу, постоянно ее переворачивая.
     
     - Где платье?
     
     - Уехало к Рамиру, - не стал срывать я правды.
     
     - Хорошо. Зачем вытянул флешку?
     
     - Думал. Решал, как поступить.
     
     - Решил? Меня спросить не догадался? - Закричала она.
     
     - Зачем? В том, что произошло, виноваты все. Но вы виновны одинаково. Вам проще опустить и унизить, чем подойти, извиниться и попросить прощение. Гордыня мешает.
     
     - А тебе? Зачем тебе все это? Ты же смотришь на меня влюблёнными глазами, но не убеждаешь меня какой Рамир козел, а наоборот говоришь, что виноваты оба.
     
     - Да я тебя люблю, этого я не скрываю. А еще я хочу видеть - как счастлива моя любимая, а не смотрит как побитая кошка, мечтая вернуться и все исправить. Ты любишь его.
     
     - Чушь, я его не люблю.
     
     Поверил бы, если не боль в глазах. Кого ты переубеждаешь милая, меня? Очень хочется в это поверить, и забить на все и увезти. Только я решил, дать шанс сопернику. И если он им не воспользуется, тогда заберу тебя себе.
     
     - Хорошо, - согласилась она тяжело, - я готова попытаться исправить все. Но не знаю как.
     
     - Для начала признай себя виновной в происходящем и прости его.
     
     - Трудно, но прощаю, - через силу выдала она, заливаясь слезами.
     
     
     
     Рамир.
     
     
     
     Я был уверен, что Джамиль привезет Аню обратно домой, но он приехал один. Приехал и с злорадно выплюнул мне в лицо, то чего надеялся не допустить.
     
     - Она сбежала, сказав, что ненавидит тебя, - и уехал.
     
     - Ислам, найдите ее и привезите сюда, - зло приказал, удивляясь, что она опять сбежала.
     Ведь обещала больше так не делать, но опять обманула. Подумаешь, обманул ее со свадьбой, так и она меня тогда подставила очень сильно.
     
     Кого я обманываю? Не хотел я так поступать. Сначала, да именно так поступить и планировал. Хотел посмотреть, как она отреагирует на предательство. А сейчас дико сожалею, что не оказался от этой затеи.
     Вчера и сегодня, мог все изменить.
      Но ничего ее найдут быстро и привезут. Пусть по психует взаперти и успокоится.
     
     Стоп.
     О чем я думаю? Куда она могла убежать от Джамиля? Домой?
     
   Мои люди прочесали все места, где она могла быть. Её нигде не было. Теперь мысли о наказании исчезли, стало страшно снова потерять ее как в прошлый раз.
     Следующем тревожным звоночком стал курьер с пакетом, в котором оказалось порванное платье и чулки.
     
     Я так разозлился, что и не заметил выпавшего клочка бумаги из платья. Его подобрал Рафиг и протянул взбешенному мне. Первым порывом было порвать на мелкие кусочки, только швырнул его обратно, а этот остолоб его зачитал.
     
     - Вааашай завтрашней наавесте, - недоуменно прочитал он, крутя листочек.
     
     - Что? - Не понял сам, и выхватил из его рук клочок бумажки.
     Все правильно прочитано, но про какую завтрашнюю свадьбу? Головой ударилась от счастья избавиться от меня? Ничего вот доберусь до нее, тогда и спрошу все.
     
     Я даже Горынычу позвонил, угрожал, но его удивленное и решительное, что моей Ани у него нет, но есть Кая, которую, я могу забрать взамен. Вот блин, у этого тоже не все хорошо. Черт бы побрал этих баб.
     
     Второй раз курьера встречал сам, схватив за шкирку и, принялся допрашивать.
     Парень оказался крепким и молчал. Потом признался, что ему это передала девушка на автобусной остановке. Больше он ничего не знал и я его отпустил, отправив с ним своих ребят, что бы показал остановку.
     
     В конверте лежали две флешки и опять записка, только подчерк, другой.
     
     "Прости меня. Мы квиты".
     
     
     Глава 28
     
     Кая.
     
     
     Уже который час, я сижу и смотрю куда-то в пустоту. Слезы закончились. Неужели это все из-за моего побега? У нас же так все хорошо было. И что теперь делать? Вещи собирать? Была бы гордость, так и сделала бы. Но с Германом у меня ее вообще нет.
     -Ты как? - В комнату заглянул Сергей.
     -А ты как думаешь?
     -Думаю, что также как и мне.
     -Тоже досталось? - Посмотрела я на него с сожалением.
     -Ага. Хочешь? - Повертел он перед о мной бутылкой ликера.
     -А мужчины разве пьют ликеры?
     -Мне выбирать не приходиться.
     Через часа два Сергей пошел за новой порцией алкоголя. Мы очень весело проводили время. Прыгали на кровати и пели песню Коржа "Выгоняем алкоголь".
     -Я смотрю, вам тут весело? - Спросил Герман, выключая музыку.
     Мы с Сергеем расхохотались, видя Германа лицо.
     -Я злоой и страаашный серый вооолк, - смеялась я.
     -Сергей выйди, - сказал Герман.
     -Герман...
     -Вышел, - рявкнул он.
     Я спрыгнула с кровати, и стала приближаться к моему мужчине.
     -Почему ты такой? - Спросила я, обхватывая его шею руками.
     -Вредный.
     -Вредный? - рассмеялся он, - так меня еще никто не называл.
     -Почему ты меня все время отталкиваешь?
     -Я не верю тебе, Кая, - строго проговорил Герман, и стал убирать мои руки.
     -Неужели мой побег все испортил?
     -Дело не в побеге. Дело в другом...
     -Тссс, - прижала я свой палец к его губам, и начала страстно его целовать.
     Герман зарычал, и уложил меня на кровать. Мы срывали с себя одежду, не переставая целовать друг другу. На долю секунды он остановился и посмотрел мне в глаза.
     -Только не останавливайся, - попросила я.
     И Герман не остановился. Это была ночь полная любви. По крайне мере для меня. Я до последнего надеялась, что он позволит мне остаться с ним. Я начинала засыпать, а Герман начала одеваться. Приблизился ко мне, и поцеловал нежно в щеку.
     -Мне жаль, что тебе придется уехать.
     Хорошо, что он не видел моих слез, которые начали литься после его ухода.
     
     Герман.
  
     Как тяжело уходить от нее. Но так надо. Так будет лучше для нее.
     Утром мы с Сергеем сидели в кабинете. Он все пытался поговорить со мной о Кае, но я пресекал эти разговоры.
     -Но ты же любишь ее, - не унимался друг.
     -Дальше что? Я не смогу ей дать то, что ей нужно.
     -Ей нужен ты.
     -Слушай, психолог семейный, уймись, а?
     Я подкурил сигарету и подошел к окну. То, что я там увидел, мне очень не понравилось.
     -Кая еще здесь?
     Сергей засмеялся.
     -А ты как думаешь? Сказала, что никуда не поедет.
     -Иди к ней, и скажи, чтобы носа не высовывала из комнаты. Галей приехал.
     -Я вызову ребят.
     -Не надо, я сам с ним разберусь.
     -Герман, он же может...
     -Иди, предупреди Каю. И проследи, чтобы ни один волос с ее головы не упал.
     Сколько говна из-за этой флешки. Самое смешное, что на ней ничего нет. Просто иллюзия, которую мы сами придумали.
     -Здравствуй Герман, - услышал я голос за своей спиной.
     -Ну, привет, Денис. Какими судьбами?
     Я повернулся и опешил. На меня был направлен пистолет. Какого хрена? Куда охрана смотрела?
     -Охраны твоей нет.
     -Ты умеешь читать мысли, - горько усмехнулся я.
     Что с Сергеем? Что с КАЕЙ?
     -Чего ты хочешь?
     -Флешку.
     -У меня ее нет, - развел я руками.
     Денис снял пистолет с предохранителя.
     -Подумай, Горыныч, подумай.
     -Ты же понимаешь, что мое убийство просто так тебе с рук не сойдет?
     -Понимаю. У меня давно на тебя руки чесались. Поверь, я найду, что братве сказать. Где флешка?
     -Я тебе еще раз повторяю, у меня ее нет.
     -Я считаю до трех, и стреляю.
     Я рассмеялся.
     -Дело же не в флешке?
     -Нет. Я просто хочу тебя убить.
     -Ты больной на всю голову.
     -Раз, Герман. Два.
     Распахнулась дверь. В кабинет влетела Кая, и подбежала ко мне. Какого хрена она не в комнате?
     -Что ты тут делаешь? - Зло прошипел я.
     -Я с тобой, - бесстрашно сказала она.
     -А это кто? - Спросил Галей.
     -Никто.
     -Баба твоя? Красивая. И сиськи ничего.
     -Ты за языком следи своим. И пистолет убери, - проговорила Кая.
     Галей только рассмеялся.
     -Кая, отойди.
     -Нет.
     -Отойди я сказал! - Заорал я.
     Кая отошла на пару шагов.
     -Где флешка Герман?
     -У меня ее нет, - сказал я, и закрыл глаза. Послышался крик Кайлеи, она плакала.
     -Три, - произнес Денис и прозвучал выстрел.
     Я ничего не почувствовал. Боли нет. Может умирать не больно? Я открыл глаза.
     -Ну, хоть так, - произнес Галей, но не успел, - прозвучал еще один выстрел, и мужчина замертво упал. Сергей во время подоспел.
     Я опустил глаза вниз. О, боже, нет. Кая.
     -Кая, - начал я бить девушку по щекам, - Кая. Скорую, быстро.
     Зачем она это сделала? Зачем заслонила меня своим телом? И как я мог это не почувствовать?
     -Кая, любимая, девочка моя, очнись, - просил я, целуя ее лицо, - я люблю тебя. Кая!!!!!
     
     Скорая приехала довольно быстро. На вопрос будет ли она жить, врачи разводят руками. Пуля попала в грудь. Шанс маленький.
     
     
     Эпилог.
     
     
     
     Анна.
     
     
     Рамира простила я быстро, но от идеи проучить его не отказалась. Если я ему действительно нужна и дорога, то найдет меня.
     Спряталась я не далеко, но догадаться где, почти не реально.
     От Макса я съехала на следующее утро, когда мы оба протрезвели и более-менее осознали последствия злости Рамира.
      Его остолобы были еще на соседнем дворе, когда мы пили чай на кухне и случайно выглянули в окно, полюбоваться разношерстной компанией подчиненных Рамира.
     
     - Охренеть, - ошарашенно раскрыла рот и резко отстранилась от окна. Вдруг у них там глазастые есть и заметят меня?
     
     - Игры кончались, - мрачное с боку, и поджатые губы.
     
     - Неа, только начались. Макс, мне помощь нужна, - цинично проговорила, теперь сквозь тюль, наблюдая за копошением у соседнего дома.
     
     - А мне она не понадобится? - Хмыкнул рядом парень, и вышел из кухни.
     
     - Медицинская?
     
     - Ага.
     
     - Ну вот, уже оптимистично, не похоронная же? - Под нос проворчала я, считая количество брошенных на мои поиски. Ха, да в прошлый раз я оплошала намного больше, но так меня не искали.
     
     - Ты знаешь, что твой телефон сейчас в сети появился? - Вернулся Макс на кухню с древним телефоном в руках.
     
     - Откуда? У меня еще в первый день сумочку умыкнули.
     
     - Ой, я тебе смс-ку нечаянно отправил, - так неправдоподобно он разыграл сожаление, что меня заинтересовало, что же он мне отправило с такой радостью и детской непосредственностью.
     
     - Что в смс-ке?
     
     - Ничего, - еще шире улыбнулся, демонстрируя очаровательные ямочки на щеках. Вау, и почему я их не видела раньше.
     
     - Дай сюда, - прищурила глаза, смотря в его серые омуты, сейчас сияющие озорством.
     Пчелиный рой опередил его, вылетая как раз из телефона, намекая о входящем вызове.
     
     - Милая, ну как нет у тебя телефона? Видишь, ты меня вызываешь, - и сунул экраном ко мне, но не отдал в руки. Действительно ему звонила "Зайка", но где гарантия, что это я?
     
     - Нет, тебе животное звонит, - серьезно заявила я, хотя хохотать тянуло сильно. Звонок - как приближающиеся пчелы, вызывает вообще крольчиха. Впору заподозрить его в любви к природе.
     
     - Если учесть что телефон находится у твоего Ромика, то и звонит саблезубый крол, - вернул он шпильку, так же серьезно, но не выдержал и засмеялся.
     
     - Трубку возьми шутник, - фыркнула и сложила руки на груди. Схватить телефон в свои руки и, самой ответить как можно скорее было единственным желанием, с которым я отчаянно боролась.
     
     - Не получится, динамик лет пять назад полетел, - переставая подхихикивать, становясь серьезным, ответил Макс, но трубку мне протянул, - читай, и какая еще помощь нужна?
     
     - Хм, - прочитала, долбануть Макса захотелось сильно, но сдержалась. Мог и хуже написать, но тут все невинно и вообще могли номер попутать, когда отправляли. Пчелиный рой опять пошел на вылет подгоняемый "Зайкой" вынес окончательное решение.
     
     - Телефон я тоже заберу, хочу поиграть в "тепло - холодно". А так сущая ерунда: палатка и продукты.
     
     
     
     Палатка на пляже смотрелась жирным инородным пятном. Любой бы отдыхающий, даже не желая, хоть изредка, но косился в ее сторону. Но мне повезло, народу здесь не было. Ни тогда, ни сейчас. Странность, но факт.
     
     С Максом мы прощались, словно в последний раз виделись, даже позволила поцеловать себя. Коротко, но глубоко с таким отчаянием, что самой стало гадко на себя родимую. Какая же я тварь, что думаю только о себе и этом козле Рамире, когда рядом находится такой золотой парень. Но это разум, а сердцу не прикажешь.
     
     - Если не приедет, звони, я заберу тебя, - было последнее, что сказал парень, пятясь спиной к машине, мне на прощание.
      Сначала было тоскливо, но установив палатку и перекусив, я занялась другим делом. Называется оно - доведи Рамира.
     Он наверно и не ожидал, что ему ответят, и уж точно не ожидал, что это буду я. Сколько угроз в мою сторону, когда найдут, сколько уговоров, а потом и шантаж.
     Но ближе к вечеру я дождалась того чего добивалась. Короткое смс в котором просят простить и очень любят, едва не разрушило мою игру. Хорошо, что лесок, из которого за нами наблюдали, вовремя попал на глаза и не дал написать, где я нахожусь.
     
     " Я там, где все началось. У тебя день". А теперь посмотрим, как он меня любит.
     
     Спать я легла рано, но уснуть так и не получилось. Я все обдумывала, что со мной произошло. Почему тогда быстро согласилась на его предложение. И вряд ли он меня найдет здесь. Разве он поймет, что именно началось здесь? Сомневаюсь, но шанс должен быть у всех.
     Когда ясное ночное небо с сияющими звездами устало быть идеальным и фантастическим, а игра сверчков - прекрасной, а воздух становился холоднее, захотелось спать. Можно было лечь и не в палатке, но комары и лягушки отгоняли всякие желания. Ночная прохлада стала прекрасно колыбельной.
     
     А утро встречало духотой и жарой в палатке. Духоту еще можно проигнорировать, а вот горячее тело рядом, нет. К новоприобретенной печке я поворачивалась лениво, уверенная, что это Макс, не выдержал и приехал обратно, даже глаз немного попыталась приоткрыть.
     
     - С добрым утром. Я справился раньше, - заслышав кавказский акцент, распахнула оба, и как филин уставилась на обнаженного по пояс Рамира.
     
     - Ты что тут забыл? - Неуклюже задом поползла к дальнему углу палатки.
     
     - Сама не помнишь?
     
     - Помню, ты должен быть дома со своей женой, а не меня искать, - заорала как резаная, швырнув в него плед, и потянулась к подушке.
     
     - Ни кому я не должен. И я лучше знаю, кто мне нужен, - откинул за спину плед и стал подниматься.
     
      - Неужели я? Что шлюх больше нет, которых ты перед друзьями трахаешь?
     
     - Идиотка, ты что в свою голову вбила? - Помрачнел, и оперся на руки, для рывка.
     
     - Тогда убеди меня, что твоих олухов здесь не было в первую нашу поездку сюда? - Плюхнулась на попу, закрыв глаза. Ни куда я не побегу.
     Надоело.
     Рамир молчал, не обронил не слова в свою защиту, и такая тоска поднялась в груди. Вслед за ней появились и слезы.
     
     - Так зачем тебе шлюха Рамир?
     
      Звонкая пощечина стала ответом, вогнав меня в ступор, и Рамир сгреб меня в охапку, прижимая мои руки так, что бы ни пошевелила ими.
     
     - Еще раз назовешь себя так, пожалеешь. Тот, кто тебе все это рассказал, тоже получит свое. А теперь слушай и запоминай, - грозным голосом, успевшим для меня позабыться начал он. - Ты больше не сбегаешь, это раз. Второе, хватит своих игр, пора думать о семье и детях. И наконец, третье. Я люблю тебя! Будь моей женой.
     
     Когда так просят, кто же откажет?
     
     - Нет.
     
     - Что?
     
     - Ты все правильно расслышал. Я сказала - нет! Я не буду твоей женой.
     
     - Ну, это мы посмотрим, - выдохнул над ухом Рамир, послав стаю мурашек по телу. - А с двумя пунктами ты согласна?
     
     - С первым - полностью. Второе? Подумаю. На третье я уже дала ответ. Теперь моим к тебе требования. Первое, ни каких баб. Второе, никаких бандитских разборок. Три, я продолжаю видеться с Каей. Четыре, я доучиваюсь и работаю. Пятое...
     
     Терпение у Рамира закончилась, ничуть меня не обидев.
     
     - Нюсь, я обещаю только любить тебя, а остальное бонус, - развернул меня к себе лицом и, нагло ухмыльнулся и поцеловал.
     
     Нет, я конечно согласна на все. Только вслух говорить не буду. Точнее буду, но совсем не то.
     
     - Тогда и для тебя будут бонусы, - мурлыкнула в губы Рамиру и поцеловала, уже сама.
     
      P.S. Этот гад нас поженил без моего согласия. Бушевала два дня, нашла паспорт Джамиля, успокоилась. Теперь ищу жертву, тьфу ты невесту для джигита (что б этому орешку белка достойная попалась)!
     
     Кая.
     
     Я проснулась от противного писка. Широко распахнув глаза, я поняла, что нахожусь в больнице. Перед глазами промелькнули минувшие события. Сколько я здесь? Я попыталась сесть, но резкая боль в груди остановила меня, и я вскрикнула.
     -Наконец-то, - услышала я откуда-то сбоку.
     Повернувшись, я увидела Германа, который начал подходить к моей постели. Он изменился. Осунулся, на висках стало больше седых волос, синяки под глазами.
     -Сколько я здесь?
     -Два дня.
     -Господи. Что врачи говорят?
     -Кай, я не знаю. Операция прошла успешно, и сказали, что тебе очень повезло.
     -Ладно, это не важно. Как ты? Что с тем человек, который стрелял в тебя?
     -Все хорошо. Не думай о нем, - Герман провел рукой по моему лицу.
     Я взяла его руку, и поднесла к своим губам.
     -Я очень переживал за тебя.
     -Я вижу. Герман, прости меня за все.
     -Молчи, Кая. Это я должен просить у тебя прощение. Мне жаль, что я не смогу тебе дать то, чего ты хочешь.
     -А ты знаешь, чего я хочу?
     -Ты знаешь сама, в каком мире я живу. Из него выхода нет. Я не хочу подвергать тебя опасности. А ты всегда рядом со мной будешь в опасности.
     -Герман, не беси меня. Во-первых, выход есть всегда, во-вторых, мне все равно, что меня ждет, главное с тобой. Неужели, ты еще этого не понял?
     Герман положил голову мне на колени.
     -Я так тебя люблю, - прошептал он.
     От его признания, моего сердце забилось чаще. Как же долго я их ждала.
     -А я тебя, - прошептала я.
     
     С больницы меня выписали только через две недели. Герман приехал за мной, и повез домой. В наш дом. В дом, который когда-то был для меня тюрьмой.
     Аня ничего не знает, про то, что я лежала в больнице. Я не решилась портить ей медовый месяц. Пусть отдыхают с Рамирчиком.
     -Когда Рамир с Аней возвращаются? - Спросила я любимого, когда мы сидели в машине.
     -А мне, откуда знать? - Разозлился Герман.
     -Так, мы с тобой договорились, по-моему, или нет?
     -Хорошо, любимая, - сквозь зубы произнес он, - я попытаюсь наладить отношения с Рамиром, и по приезду они придут к нам в гости.
     -Я тебе говорила, как сильно тебя люблю?
   -Говорила. Только не сказала, как сильно ты будишь вить из меня веревки, - засмеялся любимый, и завел машину.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 
 

Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"