Дикарь: другие произведения.

Удар из прошлого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    что происходило в Старой шахте, когда вход в неё завалило, а на нижние уровни хлынула вода? Что стало со всеми, кто там находился? Какие тайны оказались похоронены под толщей камня? Метки для поиска: Готика, Gothic, Мордраг, Морград, Morgrad, Миртана, Myrtana, Хоринис, Khorinis, Миненталь, Minental, Аданос, Белиар, рудокопы, Граймс, Сантино, Гарп, Аарон, Снайпс, Ли

  1. В заваленной шахте
  
  - Долго собираетесь рассиживаться, ленивые скоты? Живо поднимайтесь - и за работу! - нависнув над нами, прорычал стражник. Его голос гулким этом отразился во всех закоулках Старой шахты.
  - Аарон, отвали! Дай немного отдохнуть, мы уже с ног валимся, - попытался отмахнуться от него Снайпс.
  - Это кто должен отвалить? Это я должен отвалить?! Ты с кем так разговариваешь, воровская морда?!! - ещё больше взъярился стражник.
  - Аарон, нас осталось всего пятеро, нужно держаться вместе и помогать друг другу. В самом деле, позволь парням перевести дух... - вмешался призрак Сантино.
  - А ты не лезь, куда не просят, варантский выродок! - развернулся к нему всем корпусом стражник и так зыркнул глазами, что Сантино отшатнулся. - Ты что, хочешь, чтобы мы сдохли в этой белиаровой шахте, как все остальные? Сколько уже времени мы здесь заперты, а? Дни? Недели? Снизу подступает вода, наверху всё вот-вот рухнет окончательно, а эти дармоеды, видишь ли, решили устроить себе отдых! Осталось убрать всего несколько камней, и мы окажемся на свободе! А они... расселись тут!
  - Ты уверен, что этот проход ведёт наружу? - решился подать голос я. - Он вполне может закончиться тупиком, как и два предыдущих...
  - Не каркай, Граймс! - рявкнул мне в ответ Аарон. - Или, клянусь Инносом, я не погляжу на твои седины и сделаю из тебя отбивную!
  Глаза стражника казались красными в тусклых отсветах магических светильников, бледное лицо исказила жуткая гримаса ярости и отчаяния. Мне уже не раз приходилось видеть, как люди в опасном положении теряли присутствие духа. За долгие годы, проведённые в подземных выработках, таких случаев было великое множество. Кто-то в безнадёжных обстоятельствах начинал рыдать и биться в истерике, а кто-то, как Аарон, впадал в неистовство. Но почти всегда это заканчивалось нехорошо.
  - Быстро встали, я сказал! Работать! - продолжал разоряться Аарон.
  - Тебе надо, ты и работай! - огрызнулся Снайпс, который тоже не на шутку разозлился.
  - Что?! Ах ты... - рука стражника скользнула на рукоять меча, на клинке отразилось багровое отблески светильника.
  Аарон ударил умело, быстро, почти без замаха... Но сжавшийся от мгновенного ужаса Снайпс не упал замертво, а так и остался сидеть, обхватив ладонями голову. А поднятая для удара рука стражника замерла на полпути, остановленная силой, которую не могла преодолеть. Невесть когда вскочивший со своего места Гарп неуловимым движением перехватил запястье Аарона и, задрав кверху чёрную бороду, твёрдо уставился ему в глаза.
  Здоровенный стражник глядел на невысокого рудокопа сверху вниз сначала с яростью, затем, как мне показалось, с всё возрастающим удивлением. Он попытался высвободить руку, однако Гарп ловко вывернул её, и меч с обиженным звоном упал на каменный пол. Аарон дёрнулся. Кажется, он хотел ударить рудокопа коленом, но тот плавно сместился чуть в сторону, подсёк стражнику ногу, и Аарон тяжело рухнул на спину рядом со своим оружием.
  Стражник застонал, перевернулся на бок и потянулся к клинку, но опять не успел. Меч уже оказался у Гарпа. Тот отшагнул назад и крутанул оружие в руках. Лезвие оставило в тяжёлом воздухе подземелья несколько багровых росчерков и замерло, направленное острием на Аарона, который едва успел подняться на четвереньки. Глаза стражника испуганно округлились.
  Гарп опустил меч.
  - Так себе железяка, - заявил он. - Только добрую руду извели без толку.
  Аарон, явно до конца не веря в происходящее, с кряхтеньем поднялся на ноги. Доспехи стражника защитили его от сильных ушибов, но ярость с бедолаги слетела напрочь. Он с опаской уставился на Гарпа. Тот провернул меч в ладони и протянул его Аарону рукоятью вперёд.
  - Держи. И чтобы больше не размахивал понапрасну, - сказал он, пряча усмешку в растрёпанной чёрной бороде.
  Аарон принял меч, подержал его перед собой пару мгновений, а затем с обиженным сопением убрал в ножны. Оглядевшись, стражник уселся на пол рядом со Снайпсом и привалился спиной к камню, возле которого лежал арбалет - единственный имевшийся в нашем распоряжении. Гарп покосился на оказавшееся в опасной близости от обиженного Аарона дальнобойное оружие, но предпринимать ничего не стал. Впрочем, тот уже полностью растерял боевой пыл.
  - Да пошло оно всё! - буркнул Аарон и прикрыл глаза.
  - Вот уж не ожидал такой сноровки от простого рудокопа, - подал голос Сантино. Варантец наблюдал за короткой схваткой с острым интересом бывалого бойца, хотя своё оружие достать даже не пытался. - Ты где так драться выучился?
  - Были... учителя, - буркнул Гарп, усаживаясь на прежнее место между мной и Снайпсом. - У нас пожрать ничего осталось?
  - Если не считать уже задолбавших всех адских грибов, то лишь немного сухарей и пара кусков засохшего сыра, - ответил призрак.
  - Тогда давай перекусим, что ли, - предложил Гарп.
  - Вот это дело! - поддержал его уже оправившийся от испуга Снайпс. Неунывающего воришку, кажется, ничто не могло надолго вывести из равновесия.
  Сантино, отвечавший в нашем маленьком отряде за припасы, снял с плеча моток тонкой, но очень прочной верёвки, сплетённой из узких кожаных ремешков. Затем опустил на пол увесистую сумку. Кроме провизии и всяких нужных мелочей, он таскал в ней изрядное количество магической руды - надеялся вернуться в Старый лагерь не с пустыми руками.
  Мы расселись возле прислонённых к стене светильников. Как же нам повезло, что мы отыскали эти штуки в одном из открывшихся после обвала проходов. Не будь их, мы бы остались в полнейшей темноте, как только прогорел последний факел.
  Тем временем все получили по паре сухарей и ломтику сыра. По кружкам разлили набранную здесь же, в полузатопленной шахте, воду, в которую Сантино плеснул немного рисового шнапса, чтобы очистить её от заразы.
  Снайпс толкнул локтем Аарона, который всё так же сидел с закрытыми глазами.
  - Жри, белиаров сын! - проворчал он, протягивая стражнику его долю. - И нечего дуться, как обиженная наложница на рудного барона!
  Аарон открыл глаза, молча принял скудный обед (а, может быть, завтрак или ужин - мы понятия не имели, который теперь час на поверхности) и принялся жевать.
  
  
  2. Преданная дружба
  
  - Гарп, а чего ты в стражники не пошёл или хотя бы в призраки, раз такой боевитый? Который уж год киркой по руде колотишь. Не надоело? - проглотив жёсткий кусок, не выдержал Снайпс.
  Чернобородый сосредоточенно грыз сухарь и ничего не отвечал.
  - Чего молчишь-то? Испытание не прошёл?
  - С Гомезом характерами не сошлись, - нехотя отозвался Гарп.
  - Тоже мне, велико горе! Пошёл бы тогда, к примеру, в Болотный лагерь. Небось, в стражи тебя приняли бы, - не унимался Снайпс.
  - Куда-а? В Болотный лагерь? К этим чокнутым укуркам? - проворчал Гарп. В голосе его слышалось столько презрения, что дополнительных разъяснений не потребовалось.
  - Тогда в Новый. Неужто там не найдётся места для ещё одного наёмника?
  Чернобородый рудокоп тяжело вздохнул.
  - В Новый лагерь мне путь заказан.
  - Почему? - продолжал теребить его Снайпс.
  - Потому что предводитель наёмников - генерал Ли. Мне лучше не попадаться ему на глаза, - словно через силу ответил Гарп.
  - Что ты ему сделал?
  - Не важно, - выдавил из себя чернобородый и отвернулся.
  Но от Снайпса, почуявшего нечто занимательное, было так просто не отвязаться.
  - Давай, рассказывай, раз уж начал! - потребовал он. - Всё равно тут больше развлечься нечем.
  - Отстань!
  Меня тоже разобрало любопытство.
  - В самом деле, Гарп, рассказал бы... - подал я голос.
  Чернобородый в ответ лишь досадливо крякнул.
  - Он, верно, желает, чтобы его тайна была похоронена в этой шахте вместе с нами, - хохотнул Снайпс.
  - Накаркай ещё... - впервые после своего позорного поражения раскрыл рот Аарон.
  - Ворон каркает, а я прошу приятеля поделиться занятной историей, - отмахнулся воришка.
  - Приятеля... Да вы с ним до обрушения шахты и парой слов не перекинулись за всё время. Хотя когда тебе было - ты только и норовил в чужих вещах порыться... - пробухтел Аарон.
  - Всё дуешься из-за своего сундука? Если хочешь знать, то это не я его взломал, а тот новичок, которого Диего присылал к Яну с запиской. Он потом ещё ходил в логово ползунов... - заявил Снайпс.
  - Какая теперь уже разница, - прервал я двух неразлучных недругов, пока они не затеяли очередную свару. - Гарп, я же вижу, у тебя прошлое как камень на душе лежит. Расскажи свою историю, легче станет.
  - А-а, демон с вами! - вновь вздохнул чернобородый. - В общем, Ли отправил меня к королю с донесением, а я его не доставил. Вот и вся история.
  Снайпс удивлённо присвистнул. Его свист дробно отразился от сводов подземелья. Где-то в отдалении послушался шум падающих камней. Мы испуганно притихли.
  - Так ты, выходит, и с самим Робаром Вторым был на короткой ноге? - вновь подал голос Снайпс.
  - Не то чтобы на короткой, но говорить с ним приходилось пару раз, - всё так же нехотя ответил Гарп.
  - А почему послание не донёс? Потерял?
  - Можно и так сказать... Друга детства встретил. Расчувствовался, как последний идиот! - с досадой произнёс чернобородый. Видно было, что давнюю промашку он переживает так, словно допустил её только вчера.
  - Что за друг? И где это всё вообще случилось? - допытывался Снайпс.
  - В пустыне, во время войны с Варантом. А друг... Он был сыном варантского торговца. До войны они с отцом каждый год приезжали к нам в Монтеру и оставались там по нескольку месяцев, пока не распродавали свои товары и не накупали взамен миртанских. Мы тогда крепко сдружились с этим вероломным змеёнышем...
  - И что потом?
  - Потом... Потом началась война, и торговцы из пустыни перестали приезжать в Миртану. А вскоре я решил наняться в королевское войско. Отец был против. Хотел, чтобы я унаследовал его мастерскую - он делал плуги, повозки, шестерни для мельниц и другие нужные вещи. У меня уже кое-что тоже стало получаться. Но много ли на свете молодых идиотов, которые слушают своих отцов?
  - Ясно. А на войне ты, выходит, снова встретил своего друга. И он, конечно, был в войске варантцев?
  - Да. Встретил. Много лет спустя. К тому времени я стал опытным воином и одним из доверенных людей Ли. А мой варантский друг... Он пришёл один. При нём не было ни оружия, ни доспехов. Он уверял, что промышляет контрабандой, а до войны ему нет дела - она лишь мешает его торговле. Близилась ночь, а темнеет в Варанте быстро. Мой проводник из числа местных кочевников ушёл на разведку, но куда-то запропастился. Друг сказал, что ему нужно дождаться в этом месте каравана с серебром и коврами... В общем, мы нашли укромное местечко между барханами, развели костёр, выпили вина и предались воспоминаниям о беззаботном детстве... - проговорил Гарп и умолк. Он потянулся за кружкой, на дне которой ещё плескались остатки разведённой шнапсом воды, и опрокинул её содержимое в рот.
  - А дальше? - поторопил его Снайпс.
  - Дальше... На рассвете я очнулся возле потухшего костра. Один. Друг исчез, а проводник так и не вернулся. Голова разламывалась от боли. Первым делом полез в сумку, но донесения королю там уже, разумеется, не было... - тяжко вздохнул Гарп. - Никогда не доверяйте проклятым варантцам, парни, - заключил он свой печальный рассказ.
  - А ничего, что один из "проклятых варантцев" сидит сейчас перед тобой? - нахмурился Сантино и сердито поскрёб заросший жёсткой щетиной подбородок.
  - Не принимай мои слова на свой счёт. С тобой мы в одном положении. У тебя нет причин предавать кого-то из нас, - миролюбиво произнёс Гарп.
  Призрак бросил в его сторону недобрый взгляд, но ответом, похоже, удовлетворился, а потому не стал продолжать этот разговор.
  - Выходит, когда ты явился к королю без письма, он велел отправить тебя на каторгу? - никак не успокаивался Снайпс.
  - Нет. Мне не достало смелости взглянуть в глаза ни Его Величеству, ни генералу Ли. Не смог преодолеть свой стыд и страх. Просто сбежал. Тайно вернулся в Миртану. Несколько лет бродяжничал - охотился в западных горах, гонял по рекам плоты с лесом, торговал по мелочи... В один "прекрасный" день наткнулся в какой-то корчме на нескольких бывших сослуживцев. Они меня узнали и очень удивились - все считали меня погибшим. А потом один из них догадался, что я дезертир... - Гарп оборвал свой рассказ на полуслове, но всё уже и так было ясно.
  - А как... - снова начал было Снайпс, но его прервал Аарон.
  - Ты оставишь, наконец, человека в покое, воровская морда? - буркнул он. - И вообще, мы собираемся разбирать завал или остаёмся жить в этой норе, как коротокрысы?
  - В самом деле, пора приниматься за работу, - поддержал стражника я. Спрятал кружку и нож в сумку. Встал, потянулся, прогоняя давно ставшую привычной боль в натруженной спине, и ухватился за кирку.
  Следом поднялись остальные. Красноватые лучи магического камня, закреплённого на светильнике, на мгновение выхватили из полумрака лицо Сантино. Его выражение показалось мне странным. Очень странным. Это стоило бы обдумать, однако настало время возвращаться к нашему спасению из проклятой всеми богами шахты.
  
  
  3. Неразлучные враги
  
  Мы направились к груде больших камней, преграждавших проход, и принялись разбирать её, вытаскивая одну глыбу за другой. Стражник и призрак старались помогать, откатывая их назад и укладывая вдоль стен. Но, по правде сказать, толку от этих двоих было немного - непривычные к труду рудокопа вояки пыхтели, ругались, то и дело мешали друг другу. Тем не менее, вскоре впереди зиял чернотой лаз достаточной ширины, чтобы сквозь него мог пробраться даже Аарон. Дальше тоннель становился просторнее, кое-где в нём виднелись остатки полусгнившей крепи.
  - Тихо! - вскинул ладонь вышедший вперёд призрак и прислушался.
  Мы замерли. Наступившую тишину нарушало лишь наше дыхание и стук сердец, да ещё где-то вдалеке мерно капала вода.
  - Показалось... - некоторое время спустя с облегчением пробормотал Сантино.
  - Когда кажется, лучше проверить, - заявил Аарон, снимая с плеча арбалет.
  Он натянул тетиву и положил в жёлоб тяжёлый болт.
  - Дай-ка сюда светильник! - велел он Снайпсу.
  Тот выполнил приказ. Аарон левой рукой поднял повыше тяжеленное древко с магическим камнем наверху и шагнул вперёд. Арбалет он держал в правой ладони, словно тростинку. Я невольно покосился на Гарпа, вновь подивившись, как легко этот невысокий худой человек справился с таким здоровяком.
  Аарон сделал ещё несколько шагов и вгляделся во что-то, видимое только ему. Мы ждали исхода его разведки, оставаясь на месте. Я ощущал какую-то смутную тревогу, но всё никак не мог понять, что меня беспокоит.
  Вот стражник опустил оружие и остановился.
  - Это всего лишь мелкие камни! Они сверху падают! - обернувшись к нам, громко сказал он. - Идите сюда, здесь...
  Слова Аарона заглушил страшный грохот. Поверхность под нашими ногами содрогнулась. Огонёк светильника, который держал в руке стражник, заметался и погас. Мы испуганно отшатнулись от входа в тоннель, вслед за нами оттуда вырвалось облако пыли.
  Затем всё стихло.
  Первым опомнился Снайпс. Шагнув к лазу, он позвал, старательно приглушая голос:
  - Аарон! Аарон, ты жив?
  В ответ раздался стон, а вслед за ним - сдавленные ругательства.
  - Он живой! - обернувшись к нам, воскликнул Снайпс. - Надо его вытащить!
  - Аарон, ты как там? - подал голос Сантино.
  - Похоже, камнем придавило... А, Белиар! Не могу пошевелиться! - прозвучал из темноты голос Аарона.
  Освещая себе путь последним оставшимся у нас светильником, мы двинулись вперёд, переступая через каменные обломки и с тревогой посматривая наверх. Вскоре перед нами оказалось нагромождение глыб, из которого торчали трухлявые обломки крепи и ноги Аарона, обутые в грубые ботинки.
  Каменная плита, которая придавила стражника, попала краем на большой обломок, как на подпорку. Только поэтому Аарон ещё оставался жив.
  - Держись, сейчас мы тебя вытащим! - подбодрил стражника я.
  - Давайте быстрее, шныжьи дети! Тут дышать нечем! - глухо прозвучало из-под камней.
  - Узнаю старого доброго Аарона - дышать толком не может, но всё равно ругается! - хмыкнул Снайпс.
  - Навались, парни! - окликнул нас Гарп, который уже схватился за край плиты.
  Вчетвером мы сгрудились у завала и, напрягая все силы, попытались хоть немного сдвинуть придавивший стражника камень. Но все наши усилия оказались тщетны.
  - Нет, так ничего не выйдет, - проворчал Гарп. Он просунул в щель между плитой и лежащей под ней глыбой конец своей кирки, нажал, напрягая жилы... Прочное древко сломалось с громким хрустом.
  - Нужен длинный и крепкий рычаг, - сказал я.
  - Чего вы там так долго возитесь, демон вас раздери?! Я сейчас сдохну тут! - подал из-под завала голос Аарон.
  Мы переглянулись.
  - Там по пути вроде валялась какая-то балка. На вид прочная, - припомнил Снайпс. - Гарп, идём!
  Чернобородый, с сожалением созерцавший обломки своего верного орудия, отбросил их в сторону и направился вслед за воришкой к выходу из тоннеля.
  - Посвечу вам! - решил я и подхватил светильник. Нести мне его пришлось, навалив на плечо и придерживая обеими руками. Тяжёлая штука.
  - Не задерживайтесь там! - из темноты тоннеля негромко крикнул нам вслед Сантино.
  Аарон поддержал его из-под завала потоком ругательств.
  До нужного места идти оказалось недалеко, и вскоре мы вернулись к завалу. Я пробирался впереди, следом Гарп и Снайпс волокли длинную балку.
  - Наконец-то! - с облегчением встретил нас Сантино. - Аарон там уже все ругательства перебрал, какие знал. Повторяться начал.
  Стражник из-под завала подтвердил его слова очередной затейливой тирадой.
  Мы подсунули конец балки под плиту. Гарп подкатил под неё подходящий обломок камня, чтобы создать точку опоры. Навалившись втроём, приподняли край плиты.
  - Аарон, вылезай! - крикнул Сантино и дёрнул стражника за ногу.
  - Не могу! - отбрыкнулся тот. - Наруч за что-то зацепился!
  - Он же на ремнях у тебя? Ремни перережь! - посоветовал варантец.
  - Умный, да? Мне туда не дотянуться, камни мешают! С другой стороны надо, - глухо проворчал Аарон. - Повыше плиту поднимите - может, сам отцепится!
  Мы приналегли ещё, край плиты дрогнул, а балка опасно хрустнула.
  - Осторожно!
  - Придавит!
  Мы замерли.
  - Сантино, подержи! Я проползу к нему и перережу ремни, - предложил Снайпс.
  Варантец, склонившийся над каменной ловушкой, которая никак не желала выпускать Аарона, обернулся.
  - Он же тебя чуть не убил! А теперь ты больше всех стараешься, чтобы его спасти. С чего бы? - спросил он.
  - Ну, не знаю... Привык я к нему, - хмыкнул в ответ воришка.
  Сантино перехватил выпущенный им конец балки, который с трудом удерживали мы с Гарпом. Снайпс отложил в сторону кирку, до того висевшую в петле за спиной, достал откуда-то из лохмотьев обломок ножа и быстро заполз под плиту. Некоторое время из-под неё виднелись только две пары ног - его и Аарона. Придавленный стражник вновь начал по-всякому поминать богов, гоблинов, демонов, а заодно короля и Гомеза, из-за которых оказался в этой проклятой шахте.
  - Не получается! - прервал его излияния Снайпс. - Там узко слишком, рука с ножом не пролезает. Плиту бы ещё приподнять хоть немного.
  - Рычаг может сломаться! - предостерёг я его.
  - Иннос даст - выдержит, - ответил Снайпс. - Поднажмите!
  Мы изо всех сил навалились на рычаг. Край плиты медленно пополз вверх.
  - Ещё немного! - подбадривал нас воришка. - Почти достал!
  Раздался громкий хруст, и мы все трое повалились на пол тоннеля, вцепившись в обломок балки. Плита с резким скрежетом рухнула вниз. Послышался короткий вскрик, тотчас же заглушённый грохотом посыпавшихся с потолка камней.
  Когда мы вскочили на ноги и бросились к завалу, всё уже было кончено. Лишь слегка подёргивалась нога Снайпса, торчавшая из-под плиты. Рядом - там где лежал Аарон, виднелась лишь куча новых обломков.
  - Вот так... - вздохнул Гарп. Потом нагнулся и поднял кирку Снайпса. - Ему уже не пригодится.
  Нас осталось трое. Проход, поманивший нас призрачной надеждой на спасение, оказался перекрыт окончательно. В угрюмом молчании мы покинули заваленный тоннель и отправились на поиски другого пути из Старой шахты.
  
  
  4. Проклятые рудокопы
  
  Если бы я шёл впереди, всё могло бы закончиться печально. Но первым со светильником в руках двигался Гарп, а Сантино замыкал нашу почти вдвое укоротившуюся процессию.
  Когда из темноты перед чернобородым появилась чья-то перекошенная фигура со скрюченными, словно когти падальщика, пальцами, Гарп среагировал молниеносно. Он треснул по распухшей, синюшного цвета роже светильником и отскочил назад, едва не сбив меня с ног.
  - Граймс, в сторону! - рыкнул из-за спины Сантино.
  Мгновением позже он оттолкнул меня к стене, а сам оказался плечом к плечу с Гарпом. Тот уже отбросил светильник в сторону и потянул из-за спины кирку. А спереди с хрипом и сипением лезло чудовище, которое несколько дней (или недель?) назад было живым человеком - кем-то из рудокопов, таких же как мы с Гарпом.
  Чернобородый ударил киркой по распухшей голове нежити, а Сантино, ловко зайдя сбоку, подсёк неупокоенному сухожилия под коленом. Превратившийся в зомби рудокоп упал на пол и сипло завыл. Следующий удар Гарпа прервал его мучения.
  - Кто это был? - спросил Сантино. Он подобрал светильник и поднёс к лицу упокоенной нежити. - Не узнать теперь. Крепко ты его изувечил!
  - Что тут вообще происходит, Белиар дери?! - проворчал в ответ Гарп.
  - Похоже, мы не только завалены в этой шахте, но и прокляты, - ответил я, чувствуя, что мой голос готов сорваться.
  - Выходит, все, кто здесь погиб, превратились в нежить? - обернулся ко мне Сантино.
  - Должно быть, так.
  "Боюсь, нас ждёт та же участь", - едва не вырвалось у меня, но я сдержался. В воображении мне уже виделось, как в темноте вокруг нас сжимается кольцо живых трупов, тянущих к последним выжившим людям скрюченные пальцы. Остальные, похоже, представили то же самое, потому что заозирались по сторонам, а Сантино поднял светильник повыше.
  Мы двинулись вперёд, и следующие несколько сотен шагов проделали в напряжённой тишине. А затем я услыхал позади чьи-то шаркающие шаги и хриплые то ли вздохи, то ли всхлипы.
  - Слышите?! - привлёк я внимание Гарпа и Сантино.
  - Идут за нами, - прислушавшись, заключил призрак.
  - Скорее! - потянул его за рукав Гарп.
  Мы заспешили дальше, покинули широкую полость, примыкавшую к главному стволу шахты, и достигли поворота туннеля, сразу за которым неровная поверхность под нашими ногами стала заметно понижаться.
  Вскоре путь преградила тёмная полоса воды, которая медленно изливалась из широкой трещины в стене, постепенно затапливая проход.
  - Скоро здесь всё зальёт, - предупредил Гарп.
  - Как думаешь, тут глубоко? - напряжённо всматриваясь вперёд, спросил Сантино.
  - Сейчас проверим.
  Гарп передал мне светильник и осторожно вошёл в воду. Он почти сразу погрузился по колено, а через несколько шагов - по пояс.
  - Холодная! - проворчал рудокоп.
  Позади, куда ближе, чем в прошлый раз, раздался хриплый стон оживших покойников.
  - Скорее! - нервно обернулся Сантино.
  Гарп сделал ещё шаг, пошатнулся и с плеском ушёл в воду едва ли не с головой, однако тот час же вынырнул обратно. Вскоре глубина стала уменьшаться, и рудокоп, почти не различимый в темноте, обернулся к нам.
  - Граймс! Сантино! Идите сюда! Только осторожнее - там дно неровное.
  Сипение зомби прозвучало из-за самого поворота, и мы, не медля больше, бросились в воду. Когда достигли середины потока, я обернулся, обеими руками подняв повыше тяжёлый светильник, и замер от жуткого зрелища. Из тоннеля позади нас вывалилась толпа скособоченных, искорёженных покойников в драных рубахах и кожаных штанах рудокопов, доспехах стражников и призраков. Среди них я различил раздувшиеся фигуры одного из стражей Болотного братства, убитых по приказу рудных баронов незадолго до затопления шахты, пленного орка, который размалывал добытую нами руду для плавильной печи.
  Нежить столпилась у кромки воды, не решаясь идти дальше. Наши бывшие товарищи по заключению тянули к нам скрюченные пальцы, слепо пялясь бельмами мёртвых глаз.
  - Граймс, скорее! - окликнул меня Сантино.
  Я стряхнул оцепенение и сделал шаг к противоположному берегу. Ноги слушались с трудом - не то от ужаса, не то просто окоченели в ледяной воде. На середине потока я чуть было не упал, но всё же сумел удержать равновесие, а вслед за тем почувствовал на своём плече сильную руку Гарпа, который бросился мне навстречу и потянул за собой. Нежить за спиной разочарованно взвыла.
  - Они остановились! Не заходят в воду, - возбуждённо проговорил Сантино.
  - Мертвецы боятся текучей воды, это давно известно, - ответил я и поразился тому, как дрожит мой голос.
  - Замёрз? - спросил Гарп.
  Я кивнул.
  - Ничего, сейчас согреешься. Идём быстрее!
  Гарп забрал у меня светильник, и мы заторопились прочь от оставшейся позади опасности. Тоннель начал забирать вверх.
  - Неужели впереди выход? - с нетерпением проговорил Сантино.
  - Посмотрим, - отозвался Гарп.
  Мне в жизни слишком часто приходилось поддаваться призрачным надеждам, а потом горько разочаровываться. Поэтому я промолчал. Вряд ли выход наружу, даже если этот путь приведёт нас к нему, окажется таким уж лёгким.
  Как вскоре выяснилось, я оказался прав. Сначала тоннель расширился и влился в естественную полость, каких немало встречается во чревах гор Рудниковой долины. Стены, сплошь испещрённые следами кирок наших неведомых предшественников, которые прорубили этот проход в незапамятные времена, сменились поверхностью, образованной природными изломами камня и потёками известняка. А затем путь нам преградила отвесная стена.
  - Пришли... - разочарованно простонал Сантино и выругался, помянув Белиара и всех его демонов.
  Я тяжело опустился на камень. Ноги дрожали от усталости, холода и пережитого недавно страха. А Гарп тем временем приблизился к стене пещеры и, подняв повыше наш единственный источник света, стал вглядываться во что-то наверху.
  - Эй, Сантино, хватит ныть! Лучше подсади меня, - обернулся он к призраку.
  Тот перестал ругаться и со вновь вспыхнувшей надеждой во взгляде задрал голову вверх.
  - Что там?
  - Похоже, выше тоннель продолжается. Нужно забраться по этой стене, - ответил рудокоп. - Давай верёвку!
  Сантино торопливо снял с плеча моток и передал рудокопу. Тот воткнул между камней светильник, отложил в сторону кирку и, обмотавшись верёвкой, вскарабкался на плечи призрака. Варантец поднатужился и выпрямил спину. Гарп потянулся вверх, стараясь уцепиться за одному ему видимый выступ.
  - Не достаю! - сквозь зубы выдохнул он.
  - Становись! - велел Сантино, подняв руки ладонями вверх.
  Гарп осторожно переставил одну ногу на ладонь варантца, затем другую. Тот с видимым усилием распрямил руки, вознося рудокопа выше.
  - Достал? - дрожа от напряжения, спросил Сантино.
  - Да! - отозвался Гарп и, подтянувшись на руках, полез наверх.
  
  
  5. Спасение и вероломство
  
  Подъём длился мучительно долго. Мы с Сантино, задрав головы, напряжённо всматривались в темноту, из которой доносилось напряжённое дыхание Гарпа, неясные шорохи, а время от времени скатывались мелкие камни.
  - Гарп, как ты там? - не выдержал я.
  - Стена неровная, есть за что зацепиться... Но руки устают... - пропыхтел он сверху.
  - Не отвлекай его! - одёрнул меня Сантино.
  Мы вновь затихли, прислушиваясь к тому, что происходило наверху. Восхождение Гарпа продолжалось. Пару раз он срывался с невидимых снизу уступов, но каким-то чудом умудрялся не свалиться нам на головы. Моя шея занемела от напряжения.
  Бесконечность спустя в темноте наверху всё стихло.
  - Гарп! - окликнул рудокопа Сантино.
  - Погоди, дай отдышаться, - донёсся сверху приглушённый голос.
  Затем под ноги нам свалился конец верёвки.
  - Привяжите мешок, светильник и кирки! - крикнул Грап.
  Я схватил верёвку, сделал широкую двойную петлю и уложил в неё поданный призраком мешок с остатками припасов. Затем пристроил кирки - свою и Гарпа, а заодно и светильник.
  - Давай меч, - протянул я руку к Сантино.
  - Не стоит. Весит он не много, пусть лучше останется у меня, - чуть помедлив, ответил тот.
  - Тащи! - затянув петлю потуже, крикнул я Гарпу.
  Пятно красноватого света от магического камня поползло по стене наверх. Вскоре выяснилось, что стена куда выше, чем представлялось мне в начале. Оставалось лишь удивляться выносливости и смелости Гарпа. Свались он с такой высоты во время подъёма - и мог бы покалечиться или погибнуть.
  Подняв наши вещи, Гарп пристроил светильник так, чтобы его лучи доставали и до нас. На стенах пещеры заиграли красноватые блики. Рудокоп снова сбросил верёвку вниз. Мы с Сантино переглянулись.
  - Лезь первым, - предложил я.
  Варантец молча пожал плечами, пролез в петлю и затянул её поверх оружейного пояса.
  - Держи, я поднимаюсь! - крикнул он Гарпу и начал взбираться по стене.
  Благодаря тому, что светильник теперь находился наверху, карабкаться Сантино было проще. Однако мне показалось, что он не так ловок в скалолазании, как Гарп. Тем не менее, стражник упорно цеплялся за уступы, поднимаясь всё выше. Рудокоп, который встал на колени у самого края, страховал его, постепенно выбирая верёвку.
  Сантино оставалось преодолеть меньше четверти подъёма, когда пальцы его соскользнули с уступа. Он не удержался и, вскрикнув, упал спиной вперёд. Но падение тут же остановила верёвка, которая натянулась подобно струне лютни.
  Снизу я отчётливо видел, как Гарпа поволокло к краю уступа под весом варантца. Сантино болтался в воздухе, ругаясь и размахивая руками, меч беспомощно свисал с его пояса как хвост дохлой ящерицы.
  - Гарп, держись! - не выдержал я.
  Тот ничего не ответил. Да он, вероятно, и не услышал моего крика. Напрягая все силы, чернобородый рудокоп тянул верёвку. Он задержался на самом краю и стал постепенно от него отодвигаться, выигрывая у смерти пядь за пядью. Отчаянно сквернословящий Сантино, который продолжал раскачиваться на верёвке словно маятник, начал медленно возноситься вверх.
  Некоторое время спустя, когда голова Гарпа скрылась за уступом, Сантино удалось вновь уцепиться за стену сначала одной рукой, потом другой, а затем он нашарил подходящую выемку в камне и носком ботинка.
  - Хватит, дальше я сам! - крикнул он. Повисел немного на стене, как видно, успокаивая дыхание, а затем довольно быстро и благополучно завершил подъём.
  Вскоре к моим ногам упал конец верёвки. Я потянул за него, стараясь заполучить кусок подлиннее, сделал тройную петлю и удобно закрепил её на поясе и плечах. А затем закричал наверх:
  - Поднимайте!
  Цепляться за стену и карабкаться мне почти не пришлось - двое сильных мужчин легко втащили меня наверх.
  Оказавшись рядом с товарищами по несчастью, я внимательно оглядел обоих. По смуглому лбу и щекам Сантино разлилась бледность, которую не мог скрыть даже тёплый свет магического камня. Лицо Гарпа, напротив, побагровело от пережитого напряжения, его ладони оказались сплошь покрыты ссадинами от верёвки, а кожаные штаны рудокопа протёрлись на коленях до дыр.
  - Ох и напугали вы меня, парни! - признался я.
  - А уж как мы сами испугались! - ухмыльнулся Гарп.
  Сантино только сплюнул и выругался по-варантски.
  Из темноты за спинами моих товарищей раздался какой-то глухой звук. Умолкнув, они одновременно обернулись и уставились во мрак прохода, который уходил в недра горы.
  - Ну что, идём дальше? - сказал Сантино и принялся сматывать верёвку.
  Вместо ответа Гарп поднял кирку и светильник. Я пристроил на спину своё верное орудие, не единожды перекованное и служившее мне в глубине подземных выработок не первый год.
  Мы вошли в тоннель и осторожно двинулись вперёд. Стены вокруг нас поначалу выглядели нетронутыми человеком, как и в большой пещере внизу. Но вскоре на них всё чаще стали попадаться следы кирок или каких-то других орудий, а дальше - ещё и полуистлевшие балки старой крепи.
  - Как думаете, этот проход выведет нас, наконец, наружу? - оглянувшись, спросил Сантино.
  - Вряд ли люди, которые его вырыли или расширили, каждый день карабкались по отвесной стене. Да и отвалов породы на дне пещеры я что-то не заметил. Стало быть, копали с другой стороны, и мы сейчас идём по штольне, которая рано или поздно приведет нас к свободе, - поделился я своими соображениями.
  - Граймс верно говорит. Он у нас в горном деле самый опытный, - согласно кивнул Гарп. - Главное, чтобы штольня впереди не оказалась завалена.
  Вскоре по сторонам стали попадаться боковые ответвления. Мы заглянули в два из них - это оказались забои глубиной в десяток-другой шагов. В одном из них поблёскивала, наискось перерезая поверхность камня, синяя жила магической руды.
  Несколько раз нам встречались завалы. Но все они оказались небольшими, и мы смогли, оттащив в сторону часть камней и треснувших балок, пробраться дальше.
  Из очередного бокового прохода наперерез нам выскочили три ползуна. Шипя и угрожающе растопырив жвала, они бросились на нас, но быстро убедились, что добыча умеет больно кусаться. Одно из гигантских насекомых почти сразу пало под ударами наших кирок и меча варантца, следом с визгливым скрежетом умерло второе. Последний ползун получил несколько ран и лишился передней ноги, которую ему ловко отсёк Сантино, после чего счёл за лучшее убраться восвояси.
  Мы прошли вперёд ещё немного, как вдруг Гарп резко остановился.
  - Мне кажется, или воздух стал свежее? - сказал он.
  Я вдохнул поглубже, сосредоточился на своих ощущениях, и понял, что Гарп прав. Здесь уже не было прежней сырой затхлости, дышать стало заметно легче.
  - Идём скорее! - нетерпеливо воскликнул Сантино.
  Мы, где скорым шагом, а где и бегом, поспешили дальше. Вскоре впереди замаячило светлое пятно. Оно становилось всё ярче, так что заслезились отвыкшие от солнечных лучей глаза, и вот вы уже оказались у выхода из штольни, которая вывела нас на крутой склон горы. Мы замерли на узкой площадке, озирая окрестности.
  Близились вечерние сумерки, лучи закатного солнца с трудом пробивались сквозь мутную пелену облаков. Отсветов магического барьера, много лет назад устроенного над Рудниковой долиной проклятыми колдунами в красных и синих мантиях, видно не было. Если бы я не знал со всей определённостью, что навечно отрезавший нас от всего мира купол висит над головой, то решил бы, будто он исчез.
  Внизу под нашими ногами извивалось глубокое тёмное ущелье, на дне его звонко журчал ручей. Противоположный склон весь изрезали широкие уступы, на которых кое-где росли корявые деревца. Обнаружились там и обитатели - целая колония крылатых существ, телами и лицами похожих на отвратительных старух, но с когтистыми птичьими ногами. Они сидели на уступах или тяжело кружили возле них в воздухе. Нас чудовища пока не замечали.
  - Это ещё что за твари? - прошептал Сантино.
  - Гарпии, - ответил я и обернулся к Гарпу. - Тебя не в их честь назвали?
  Тот в ответ весело хохотнул.
  - В честь прадеда. А откуда ему такое имечко досталось, не знаю.
  - Если они нас заметят, нам несдобровать. Надо вести себя потише... - заметил Сантино. - Кстати, а как сюда поднимались те, кто прорыл эту штольню?
  Действительно, как? Я внимательно посмотрел направо, затем налево и указал на цепочку широких отверстий в камне. Одни из них зияли пустотой, в некоторые набилась земля, на которой выросли пучки травы, а из иных торчали гнилые остатки толстых брёвен.
  - Здесь был деревянный настил, устроенный вдоль склона, - понял я. - А во-он там, похоже, начинается уступ, по которому проходила тропа. Если доберёмся до неё, то сможем спуститься вниз и вернуться в Старый лагерь. Но сначала нам надо отдохнуть и как следует выспаться.
  - Верно, - согласился Гарп. - Скоро стемнеет, а мы устали. Давайте расположимся в штольне.
  Он повернулся в том направлении, откуда мы только что пришли, и оказался спиной к нам с Сантино. У варантца в руке я вдруг заметил обнажённый меч. Неужели он так боится гарпий? Но Сантино смотрел вовсе не на тварей по ту сторону ущёлья. Недобро сузив глаза, он уставился в широкую спину чернобородого.
  Я хотел крикнуть, предупредить... но не успел. Клинок глубоко вонзился под левую лопатку Гарпа, похоже, не встретив заметного сопротивления. Бедняга, не успевший ничего понять, только охнул и сразу же начал хрипеть, корчась в агонии. Сантино схватил свою жертву за ворот ветхой рубахи, развернул лицом в сторону пропасти, упёрся коленом в поясницу и вырвал меч. Беспомощное тело полетело в пропасть, а камни у входа в штольню окрасились алым.
  Снизу донёсся глухой звук падения и короткий звон кирки о камни, который сразу же заглушили мерзкие вопли гарпий.
  - Ты... Ты что наделал?! - с трудом выдавил я, отступая к самому краю площадки.
  - Поверь, он заслужил свою участь, - убирая меч, жёстко произнёс Сантино.
  - Но как же...
  - Не бойся, против тебя я ничего не имею, - добавил Сантино и с тревогой посмотрел куда-то мне за спину. - Давай уйдём поглубже, пока они нас не заметили, - кивнул он в сторону ущелья, откуда доносились отражённые скалами голоса чудовищ.
  Я обернулся и увидел, что над местом падения тела Гарпа, постепенно снижаясь, кружат несколько крылатых тварей. Сантино, подхватив тощий мешок с припасами и светильник, уже скрылся в штольне. Мне пришлось последовать за ним.
  
  
  6. Коварный план генерала Ли
  
  Мы дошли до того места, где штольня делала поворот, и откуда не было видно входа. Голоса гарпий стихли. До слуха доносились лишь падение капель воды и какие-то неясные шорохи.
  Сантино прислонил светильник к стене, уронил мешок и, бросив на каменный пол подстилку, уселся рядом. Я тоже развернул облезлую шкуру неведомого зверя, которая на протяжении последних лет служила мне постелью. Место выбрал почти напротив варантца, но чуть ближе к выходу.
  - Ешь! - протянул мне Сантино несколько адских грибов и пару сухарей - половину остатков наших съестных припасов.
  Я взял из рук убийцы еду и вернулся на своё место. Ели молча. Друг на друга не глядели. Запивая свой скудный ужин водой, услышал, как Сантино делает то же самое, громко глотая из бутылки.
  На некоторое время наступила тишина. Её нарушил варантец.
  - Ты, наверное, хочешь спросить, за что я убил Гарпа? - словно через силу произнёс он.
  - Да уж, объясни, будь любезен! - проворчал я в ответ. - Не хочется, знаешь ли, размышлять перед сном - проснусь я утром или ты ночью перережешь мне глотку!
  - Брось, Граймс! Если бы я хотел тебя убить, ты давно был бы мёртв.
  - А почему же ты тогда убил Гарпа только теперь? Мог бы прирезать неделю или месяц назад.
  - Неделю назад у меня не было причины его убивать.
  - А сегодня, выходит, она появилась?
  - Не сегодня. В тот день, когда Аарона и Снайпса придавило камнями. Но убивать Гарпа сразу я не стал - пока мы искали выход из шахты, он был нужен...
  - Но разве Гарп виноват в смерти Аарона и Снайпса?! - запальчиво воскликнул я.
  - Разумеется, он был ни при чём. Дело не в их гибели, а в разговоре, который состоялся перед этим, - покачал головой Сантино.
  - Разговоре? Каком ещё, к Белиару и всем его демонам, разговоре? - Я попытался припомнить, о чём шла речь перед тем, как мы начали разбирать роковой завал. - Постой... Так ты прикончил Гарпа только за то, что он назвал тебя "проклятым варантцем"?!
  Я вдруг припомнил, что и Аарон незадолго до своей гибели обругал призрака чёрными словами.
  Сантино невесело рассмеялся.
  - Нет, конечно. Меня здесь как только ни называли, - отмахнулся он. - Просто как выяснилось, Гарп - это тот человек, из-за которого умерли многие мои друзья и родственники. А те что выжили, оказались, как и я, в этой каторжной долине.
  Я вовсе перестал понимать, о чём говорит Сантино. Так ему и сказал:
  - Никак не возьму в толк, о чём ты...
  - Сейчас всё объясню, но начать придётся издалека.
  - Времени у нас навалом, так что рассказывай, - пожал я плечами.
  Сантино помолчал, похоже, собираясь с мыслями, и начал:
  - Я, как ты знаешь, родом из Варанта. Мы издавна имели дело с твоим народом - миртанцами, старина Снайпс. Воевали, торговали, заключали и нарушали договоры. Но ни ваши короли, ни наши правители никогда не пытались завоевать соседнюю страну целиком и установить там свою власть. До тех пор, пока на престол Миртаны не взошёл Робар Второй, - Сантино говорил таким тоном, словно рассказывал о ссоре соседей по Старому лагерю или об охоте на падальщиков. А ведь речь шла о событиях, которые, так или иначе, перевернули всё с ног на голову в нашей части мира и привели нас всех в колонию в Рудниковой долине. - Миртанские войска вторглись в пределы Варанта, но мы вышвырнули их оттуда. Мне в этом славном деле участвовать не довелось - слишком молод был. Но потом, когда наши вожди Гелон и Люкор стали собирать под свои знамёна всех мужчин, способных носить оружие, настал и мой черёд взяться за саблю. Мы начали устраивать набеги на южные рубежи Миртаны, грабить, сжигать фермы и угонять в рабство жителей. Однажды даже осадили какой-то замок, но от него пришлось отступить - пришла весть, что Робар собрал много воинов и идёт на помощь осаждённым.
  - А вы надеялись, что он так и будет сидеть в Венгарде, пока вы разоряете его земли? - вставил я.
  - Нет, конечно. Наши вожди рассчитывали выманить его на юг и разгромить, чтобы ни у кого больше даже мысли не появлялось завоевать нас. Главный удар по миртанскому войску решил нанести Гелон со своими людьми. А Люкор встал у самой границы, чтобы в нужный момент прийти на помощь. Поначалу удача была на нашей стороне, но потом всё пошло не так... - вздохнул Сантино. - Людей у Робара оказалось слишком много, и действовали они куда хитрее, чем в прошлый раз. Войско Гелона отрезали от Люкора и прижали к берегу залива, который далеко врезается в сушу между Миртаной и Варантом. С моря им помочь было невозможно, так как там были большие королевские корабли с пушками. В итоге всех воинов Гелона перебили или захватили в плен, а сам он погиб в бою.
  - А ты в это время где был? - решил уточнить я.
  - В войске Люкора. Мы не раз пытались пробиться на помощь Гелону, но ничего не выходило. Куда бы мы ни сунулись, везде нас ждали и били в ответ. Именно тогда я впервые услышал имя Ли. Это он вёл ту часть миртанского войска, с которой мы никак не могли справиться... - Сантино помолчал немного, а затем продолжил свой рассказ: - Когда пришла весть о разгроме Гелона, мы поняли, что дела наши плохи. И верно - миртанцы навалились всеми силами. Люкор приказал отступать в пустыню, заманивая врага в горячие пески. Думаю, мы смогли бы их разбить, если бы не кочевники. Эти грязные бродяги, которые пасут среди барханов свой тощий скот, переметнулись на сторону врага! Они служили миртанцам проводниками и лазутчиками...
  - Погоди, но ведь они тоже варантцы? - на всякий случай спросил я.
  - Да. Но кочевники издавна не любят нас, а мы их, - поморщился Сантино. - Так вот, нам пришлось отступать всё дальше в пустыню, устраивать внезапные налёты на врага, а потом скрываться в оазисах. Нам по-прежнему противостояли в основном отряды генерала Ли, а король тем временем рвался к Бакарешу. Но они не отрывались друг от друга слишком далеко и всегда могли объединиться. А сражаться со всем миртанским войском разом мы не могли - не хватало сил. Тогда Люкор решил разделить врагов. Он послал сильный отряд в тыл миртанцев, к самой их границе. Ли пришлось повернуть назад, а Робар остался на подступах к Бакарешу.
  - Хитро!
  - О, да! Люкор был великими полководцем. Это удивительно - ведь происходил он не из рода потомственных воинов, а из семьи торговцев. Однако боги щедро одарили его талантами и удачей. Лишь измена кочевников не позволила нам победить! - вновь помянул Сантино тех, кого считал предателями. - Я тогда был совсем молодым воином, но Люкор отметил мою храбрость и верность, стал посылать в разведку и гонцом - с важными донесениями... Именно я однажды заметил двух людей - миртанского паладина и подлого проводника-кочевника, которые двигались через пустыню от лагеря Ли в сторону древнего храма Бен Сала - неподалёку от него находилась походная ставка короля Робара.
  - Вы на них напали? - спросил я, уже догадываясь, кто был этим гонцом.
  - Нет. Двигались они медленно, я оставил двух бывших со мной воинов следить за ними издали, а сам поспешил к Люкору. Он выслушал меня, приказал одному из своих помощников возглавить войско и продолжать следить за лагерем Ли, а сам взял нескольких верных воинов и приказал мне вести его туда, где я встретил посланцев миртанского генерала. Удивление моё не имело предела, и я даже дерзнул спросить, почему великий полководец сам решил выслеживать какого-то паладина. Люкор не рассердился, а ответил, что ему был явлен знак - эти люди несут с собой нашу победу или поражение...
  Сантино вновь замолчал, и я, не на шутку увлёкшись этой историей, поторопил его:
  - Что было дальше?
  - Дальше... Когда мы настигли вражеского гонца, солнце уже клонилось к закату. Сопровождавший его кочевник шнырял далеко впереди, а паладин остановился и ждал, когда тот вернётся. Люкор приказал схватить и прирезать кочевника, а тело спрятать в песке. Сказал, что этот человек ему не нужен. Его внимание приковал к себе паладин, - продолжил свой рассказ варантец. - Люкор долго наблюдал за миртанцем издали из-за скал. Потом велел нам оставаться на месте, что бы ни случилось, а сам оставил оружие и пошёл к паладину. Они долго сидели у огня, а когда стемнело, Люкор вернулся к нам очень довольный. Гонец генерала Ли остался лежать у костра...
  - Это был Гарп, - уверенно сказал я. - А его друг детства, получается, Люкор?
  - Да.
  - А послание, которое он нёс? Что в нём было?
  - Мольба о помощи. Ли писал королю, что его войска завязли в песках. Они будто бы нашли небольшой источник, но его не хватит, чтобы запасти воды на обратный переход. Дальше следовало подробное описание местности и даже нарисованная от руки карта. Люкор уверился, что враг попал в ловушку и велел собирать воинов. Это и в самом деле оказалась ловушка, только расставленная на нас! - с досадой проговорил Сантино.
  - И вас победили...
  - Да. Нас заманили в зыбучие пески. Никто из нас прежде не бывал в тех гиблых местах, там бродили только кочевники. Миртанцы засели на окрестных холмах и барханах, перекрыли пути отступления и принялись расстреливать нас из арбалетов. Тех, кто пытался вырваться, кололи копьями, рубили мечами или брали в плен. Я получил удар по голове и валялся без сознания. Когда очнулся, узнал от других пленных, что Люкор тоже попал в лапы миртанцев. А Варант оказался под пятой Робара. Сбросить его власть удалось лишь благодаря оркам. Но, боюсь, союз с ними окажется ещё хуже миртанского владычества... Теперь ты понял, почему я убил Гарпа? Именно он стал главным орудием для исполнения коварного плана Ли. Самого генерала мне не достать... Пока не достать. Но его подручному я отомстил.
  Сантино умолк и опустил голову.
  - А Люкор... - напомнил о себе я.
  - От потрясения наш вождь немного повредился рассудком. Только поэтому его не казнили, а отправили на каторгу, как и большинство из нас. Теперь Люкор живёт в Болотном лагере, курит болотник и насеет бред про какого-то Спящего. Думаю, ты слышал о нём, - с неохотой ответил варантец.
  Я молча кивнул.
  
  
  Эпилог
  
  Разбудил меня неясный шорох и ощущение близкой опасности. Оно не раз спасало мне жизнь там, где гибли более сильные и ловкие люди. Неужто Сантино всё же решил расправиться и со мной?
  Нащупав рукоять кирки, которая лежала рядом с моей убогой постелью, я осторожно приоткрыл глаза. Магический светильник всё так же разбрасывал вокруг неяркий красноватый свет. Сантино по-прежнему лежал на своей подстилке и, похоже, крепко спал. Разбудивший меня звук издавал ползун. Чудовище, растопырив острые жвала, нависло над спящим человеком. Я заметил, что одной из передних ног у него не было, вместо неё в сторону нелепо торчал свежий обрубок.
  Первым моим порывом было закричать, предупредить Сантино, но... Но перед моими глазами всплыла картина вчерашнего вечера - волосатая рука варантца, крепко стиснутая на рукояти меча... Искажённое последней мукой лицо Гарпа... Залившая камни алая кровь... Потом перед моим мысленным взором всплыла ухмылка Снайспа, с которой он полез под придавившую Аарона плиту. Но сразу вслед за тем я вспомнил, как Гарп, надрывая жилы, тянул сорвавшегося Сантино наверх...
  Коротких мгновений, в которые в моей душе боролись противоречивые побуждения, хватило ползуну, чтобы вцепиться жвалами в тело спящего варанца. Тот мгновенно проснулся, но сделать уже ничего не успел. Он взвыл от ужаса и чудовищной боли, которую, должно быть, испытал в этот миг, а вслед за тем крик его перешёл в хрип.
  Я вскочил и, не разбирая дороги, бросился к выходу из тоннеля. Ползун меня не преследовал - он был слишком занят завтраком.
  
  ***
  Два дня, подолгу прячась среди камней и в кустах от гарпий и прочих недружелюбных обитателей гор, с трёх сторон окруживших Рудниковую долину, я пробирался меж скал и ущелий. Ни разу за это время над моей головой не заиграл голубыми всполохами магический барьер. Небо вообще выглядело непривычно ясным и светлым.
  За долгие годы, проведённые в каторжной колонии, я не раз слышал рассказы о подземных ходях, которые якобы ведут за пределы магического барьера. Эти байки травили рудокопы в душных забоях и у вечерних костров в Старом лагере. Их пересказывали друг другу призраки и стражники. Как-то раз я слышал нечто подобное от одного наёмника, который пришёл из Нового лагеря, чтобы сразиться на арене.
  О подземных ходах на свободу рассказывали все, но никто и никогда их не видел. Неужто нам посчастливилось отыскать такой тоннель, и я нахожусь за пределами накрывшего каторгу колдовского купола? Неужели я на свободе? От таких мыслей сердце моё забилось радостно и тревожно.
  Каково же было моё потрясение, когда на третий день, перевалив через очередной скалистый гребень, я увидел торчащие из-за деревьев башни и ворота Старого лагеря! Я по-прежнему находился в Рудниковой долине. Но куда же делся магический барьер?
  Я поспешил спуститься вниз и вскоре оказался на дороге, по которой на каторгу доставляли припасы из внешнего мира, а назад отправляли добытую в шахте руду. Дорога выглядела так, словно по ней недавно прошло большое количество людей. Вернее, не прошло, а панически бежало. Повсюду валялись какие-то обломки и брошенные вещи, кусты по обочинам были поломаны, а трава вытоптана.
  С опушки леса ветер донёс до меня неприятный запах. Когда я сделал несколько шагов в этом направлении, то наткнулся на чей-то обглоданный скелет. Его кое-как прикрывали обрывки одежды из грубой синей ткани и волчьего меха. Такую обычно носили люди из Нового лагеря... Я отшатнулся со страхом и отвращением.
  - А ну, стой! Ты кто такой? - раздался за спиной чей-то хриплый голос.
  Я резко обернулся. Позади меня стояли два воина в красных доспехах. Они походили на те, которыми рудные бароны снабжали своих стражников. Именно такие носил Аарон, в том числе и в свой последний день. Только те были старые, латаные-перелатаные, а на этих парнях доспехи выглядели как новенькие. Чего не скажешь о рожах их обладателей - помятых, небритых и очень неприветливых.
  - Кто такой, я спрашиваю?! - вновь рявкнул один из них и выхватил меч.
  - Просто мирный рудокоп! Меня зовут Граймс, - невольно вскинув ладони в примиряющем жесте, ответил я.
  - Беглый каторжник? - нахмурился воин. - С беглыми у нас разговор короткий!
  - Давай отведём его к Гаронду. Пусть он с ним разбирается, - предложил второй. - Может, сгодится таскать поклажу. Он хоть седой и тощий, но с виду ещё крепкий.
  - Хм... В самом деле, - согласился хриплый. - Эй, ты! Брось кирку и шагай вон туда, наверх!
  Мне оставалось лишь подчиниться. Меня повели вверх по дроге к месту обмена товаров. Воины сопели позади и время от времени подпихивали меня в спину, но расправой больше не угрожали.
  - Парни, у вас нет чего-нибудь пожевать? Два дня крошки во рту не было, - обернувшись через плечо, решился спросить я.
  - Сейчас придём, там накормят, - проворчал более добродушный из них.
  - Или повесят. В любом случае от голода ты точно не умрёшь, - добавил хриплый. Оба воина заржали.
  - Не знаете, куда подевался магический барьер? И кто такой Гаронд? - снова спросил я.
  - Любопытный какой! Шагай давай! - толкнул меня в спину хриплый.
  Но его напарник всё же снизошёл до объяснений:
  - Барьер исчез. Заключенные разбежались по всему Хоринису. Руда перестала поступать отсюда в королевские мастерские. Робар прислал на остров паладинов под началом лорда Хагена, чтобы восстановить добычу.
  - А Гаронд?..
  - Для тебя - лорд Гаронд. Он командует нашим отрядом. Хаген направил нас в Рудниковую долину, - ответил воин и замолчал. Видно, решил, что сказал достаточно.
  А я шагал по дороге и думал над его словами. Похоже, из одной смертельной передряги я сразу же угодил в новую. Вот тебе и долгожданная свобода!
  Что же будет со мной дальше? Не позавидую ли я вскоре четверым товарищам по несчастью, которые навеки остались в Старой шахте?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"