Кёниг Хейк: другие произведения.

Франсуа Требютор: Багровый закат

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История по серии "Кортес"

  

Рассказ по мотивам серии книг Лысак С.В. 'Кортес'.

  
  

Франсуа Требютор: Багровый закат.

  
  
***
  
   Его имя Франсуа. Он сын ремесленника Бриана Требютора и уроженец портового города Дьеппа, расположившегося на берегу пролива Ла-Манш в устье реки Арк. Его отец, корабельный плотник, владел небольшой мастерской недалеко от пристани у набережной Абль. Дабы прокормить семью он подряжался на любую плотницкую работу, даже не связанную с ремонтом морских судов, а своего сына Франсуа, как самого старшего из детей, всегда брал с собой, чтобы тот постигал азы профессии плотника. Батюшка возлагал на него большие надежды и мечтал в будущем передать ему всё что умел сам и чем владел. Франсуа же раз за разом, оказываясь с отцом на очередном, требующем ремонта, судне, всё сильнее пропитывался морским духом. А его мечты всё чаще и чаще были связаны с морскими просторами и с путешествиями к дальним берегам. По ночам же ему снился океан и палуба его личного корабля, несомненно, самого лучшего корабля во всём мире.
   Будучи пятнадцатилетним юношей, он познакомился со старым капитаном с купеческого галеона 'Ле Бокас' Жаком Шартье. Тот озадачился найти хорошего корабельного плотника, так как его плотник накануне имел несчастье представиться перед господом богом. Бриан Требютор был несказанно рад поступившему заказу, тем более что заказ щедро оплачивался, а сам мсье Шартье оказался его единоверцем, истинным протестантом. А когда работа была выполнена качественно и в срок, в благодарность за это Жак Шартье предложил ему место на судне в качестве судового плотника. Но отец вынужден был отказаться, так как был главным кормильцем в своей большой семье. Зато Франсуа с радостью согласился и, с благословления родителей отправился покорять Новый свет.
   Спустя годы он стал капитаном 14 пушечного флейта 'Сент-Катрин', а совсем недавно сумел заполучить каперский патент из рук губернатора Тортуги, Его Превосходительства Бертрана д'Oжерона разрешающий ему, Франсуа Требютору, за небольшую долю отступных в губернаторский карман, принимать участие в 'антииспанских' экспедициях и вполне законно захватывать суда проклятых папистов по всему Карибскому морю от Маргариты до Флориды.
  
  
***
  
  Карибское море, в 42 милях юго-восточнее острова Гранд-Терк, лето 1669 года.
  
  
   - Парус на горизонте! - громко закричал вперед смотрящий перегнувшись через борт "вороньего гнезда"
  Франсуа Требютор в момент подобрался и расправил плечи.
   - Флаг видно? - спросил он, осознавая, как глупо звучит вопрос. Ясно дело не видно, парус то на линии горизонта.
   - Нет, мсье, не разглядеть!
   - А курс определить можешь?
   - Чей курс? - не поняв вопроса прокричали с фор-марса.
   - Ну не "Сент-Катрин" же! Её курс я и сам знаю. Паруса конечно!
   - Наверняка определить трудно, кажется идет встречным на пересечение курса - прокричал вперед смотрящий.
   - Хорошо, Терри! Смотри за ним и флаг высмотри, флаг!!!- прокричал Требютор.
   Затем он вытащил из-за пояса подзорную трубу и уже сам постарался всмотреться в горизонт, но с квартердека парус был едва различим. Тогда он направил трубу направо. Там, чуть позади в пару кабельтовых от его 14 пушечного корабля "Сент-Катрин", шел 16 пушечный 'Сент-Трефин' Жана Гасконца, его давнего приятеля. Тот стоял на носу своего судна и, скорее всего, пытался разглядеть парус на горизонте. Значит его вперед смотрящий тоже заметил парус.
   'И так, что мы имеем? - думал Требютор, - моя 'малышка' идет правым галсом в бакштаг, причем ближе к крутому. 'Сент-Трефин' на том же курсе и старается не отставать. Возможный приз, господь милостивый, пусть будет так, похоже идет встречным на пересечение, а значит в бейдевинд и, возможно занят лавировкой, из-за чего теряет в скорости. Если он не будет менять курс, то мы его нагоним довольно быстро, так как мы в более выгодном положении. А курс он поменяет обязательно, как учует что жареным запахло. Вопрос как скоро он это сделает? Для нас чем позже, тем лучше. Сегодня у меня должно всё получиться, здесь и сейчас, так как это мой первый рейд в качестве капитана своего личного корабля. У Жана Гасконца, в команде которого я ранее состоял, опыта в качестве капитана посолиднее будет, чем у меня, но зато у меня опытная команда, а у него больше половины команды из 'пушечного мяса''.
   - О чем задумался, Франси? - спросил подошедший помощник капитана Джозеф Брэдли, своим зычным голосом выдернув капитана из глубоких размышлений.
   - Думаю, как галеон брать будем, дружище Джо! - ответил Требютор.
  На что Джозеф хмыкнул и посмотрел на него чуть насмешливо:
   - О, мой друг Франси, мы не ведаем кто эти несчастные, а ты их уже брать собрался, а если тринидадцы? И в миг мы превратимся из охотников в дичь ...
   - Джо, дружище! После того как тебе досталось по затылку в Порт-Рояле, год назад, ты повсюду видишь треклятых тринидадцев! - огрызнулся капитан в ответ, - Нет их здесь и не будет!
   Он вдруг почувствовал всем своим существом, как на его лице появляются, разрезая тонкой полосой, глубокие морщины гримасы выражающей крайнее недовольство своим нерадивым помощником. Тот порядком надоел с этими Тринидадскими колдунами. Чуть парус на горизонте завидит, то обязательно про них вспомнит, а в кабаках одни только разговоры про пришельцев. Оно и понятно, Джозеф Брэдли, в прошлом капитан 14-ти пушечного 'Мейфлауэра', уже встречался с тринидадцами, год назад, в Порт-Рояле. Тогда же он своё 'корыто' и потерял. Причем вместе с командой, или большей её частью. 'Мейфлауэр' сожгли проклятые пришельцы, а та часть команды, кто уцелел, в ужасе разбежалась кто куда. С тех пор истории про тринидадских колдунов он рассказывает, одна страшнее другой. Требютор лично, с этими пришельцами из, якобы, другого мира, как их иногда называют, никогда не встречался. По его мнению - это обычные самозванцы. Да, чертовски везучие, но самозванцы, о которых разный сброд такие басни сочиняет что истории о мерзких и кровожадных вампирах и морских сиренах просто добрая детская сказка.
   Тем временем с фор - марса раздался крик Терри:
   - Испанцы, мой капитан! Идут прежним курсом. Это купеческий галеон, мсье! И похоже аппетитный галеон, мсье!
   Требютор снова посмотрел в подзорную трубу, теперь корабль видно отчетливее, курса не меняет, хотя видно, что идет переменными галсами. Видать разглядели испанцы на их судах флаги с красным бургундским пнистым крестом на желтом фоне и посчитали за своих. Что же, не стоит папистов пока разочаровывать, пусть подойдут поближе.
   У Требютора сразу же возникло ощущение, как будто время замедляется и грозит, вот - вот, остановиться вообще. Но всё же расстояние с каждым мгновением сокращалось. На пару мгновений он отвлекся на 'Сент-Трефин'. Там вовсю 'разгоралась' суета. Гасконец, по-видимому время не терял и готовился к бою, стараясь делать это как можно незаметнее, но получалось у них не очень.
   Следуя закипающему, где-то внутри него, воинственному пылу, Требютор отдал приказ готовиться к бою, но по максимуму незаметнее. И в один миг на палубе 'Сент-Катрины' всё пришло в движение, но его ребята довольно организованно и быстро рассредоточивались, каждый занимая своё место. Расстояние быстро сокращалось. Вот уже видно людей на галеоне с интересом разглядывающих приближающиеся к ним корабли. Было ясно что в данный момент они не чувствовали опасность. И галеон, на борту которого позолоченными буквами красовалась надпись: 'Маравиллас', неминуемо приближался к своему трагическому концу.
   Но вот, когда до 'купца' уже оставалось менее одного кабельтова, на его борту, видно поняли в чём дело, и там тоже началась суета. Люди бросились прочь от фальшборта, разбегаясь по своим местам, а сам галеон вдруг стал заваливаться на бок выполняя разворот вправо. 'Сент-Катрин' тут же предприняла свой манёвр. Двигаясь по дуге, она стала заходить галеону в корму. Сейчас главное не попасть на линию огня бортовых орудий, а их у 'купца', только на одном борту не менее 10-ти. Если долбанёт, то мало не покажется.
   Вдруг, паруса галеона беспомощно 'заполоскали' на ветру. Судно попало в 'положение левентик'. Казалось вот-вот он потеряет ход и останется только взять его на абордаж и праздновать победу. Но 'Маравиллас' и не думал останавливаться, продолжая разворачиваться по инерции, а через несколько мгновений паруса снова 'поймали' ветер.
   Между тем Требютор, увидел своего подручного матроса Терри, который, покинув фор-мачту, крутился рядом с ним и приказал тому поменять флаг. Терри, в свою очередь, протянул ему два заряженных пистолета, которые успел, между делом, прихватить в каюте капитана. Затем, пригнувшись чуть ли не до пола, побежал в сторону кормы. И уже через минуту, вместо еще недавно развивающегося испанского флага, вверх по флагштоку 'Сент-Катрин' заскользило белое полотнище французского стяга. Но с 'Маравилласа' стрелять не спешили, более того, кто-то из команды на борту чего-то кричал, неистово размахивая руками. Этого времени как раз хватило уйти из-под обстрела и, закончив манёвр, пристроиться в корму галеона на расстоянии меньше сотни ярдов.
   Вот тут-то, борт 'купца' попеременно окутался дымом, а через мгновение до слуха докатился грохот пушечных выстрелов. В стороне от 'Сент-Катрин', в 'Сент-Трефин', не успевшей завершить маневр, всё же попало пару ядер. Одно из них проходит чуть выше борта, прорывая паруса, а второе проламывает борт лишь немногим выше орудийных портов.
   Требютор перевёл взгляд на корму галеона и у него застыла кровь в жилах от мимолётного, но всепроникающего ужаса. На корме 'красовались' две 12-фунтовые пушки, а канониры судорожно пытались скорректировать их на 'Сент-Катрин', находившейся от кормы 'купца' всего в двадцати ярдах.
  - У кого мушкеты и ружья? Огонь по кормовым орудиям! Отсекайте канониров, живее, пока не поздно! - взяв себя в руки, во всё горло закричал он команде, затаившейся вдоль фальшборта.
   Второй раз повторять, его ребятам, не пришлось и сориентировались они мгновенно. Прогремел нестройный ружейный залп, и сноп пуль ударил по корме, сметая орудийную прислугу прочь.
   А далее всё происходило как в тумане. Требютор видел как нос 'Сент-Катрин' протаранил, скользящим ударом, угол кормы галеона и как его 'малышка', скребя своим бортом о борт 'купца', пошла юзом далее по его левой стороне. Удар выбил палубу у капитана из под ног и он налетел грудью на фальшборт с такой силой что, от боли потемнело в глазах, а он кулем свалился на пол. Вдобавок кто-то свалился сверху, сильно прижав его к дощатому полу палубы. До слуха донесся многоголосый рёв толпы и перекатные стуки абордажных крючьев и багров. Требютор с силой ткнул локтём в навалившееся на него тело. Тело сухо крякнуло от боли и, освободив Франсуа от себя, перевалилось на бок. Этим телом оказался Терри. Он лежал на спине, и оторопело пялился на своего капитана.
  - Чего развалился, болван?! - заорал ему Требютор, вскакивая на ноги, - за мной!
   А на борту 'купца' уже вовсю 'кипело' сражение. Перескочив через фальшборт, Требютор выдернул из-за пояса пистолеты и тут же разредил один из них в наскочившего на него испанца. Тот, охнул и замертво свалился к его ногам. Более стрелять не пришлось, так как бой оказался скоротечным, но не менее кровавым. Флибустьеры сумели, довольно быстро, оттеснить защищающихся к носу судна и принудить последних к сдаче.
  
  
   Безоружные испанцы сбились в тесную кучку на носу корабля. Их было не менее трёх дюжин. Они со страхом и ненавистью смотрели на своих захватчиков, а те, вооруженные до зубов, обступили их плотным полукольцом. Порядка полусотни человек, но убитыми и ранеными, валялось по всему дощатому настилу палубы. Повсюду раздавались их стоны и всхлипы. В полуметре от кучки пленных стояли два роскошно разодетых испанца. Один был относительно молодым, а второй был пожилым сеньором. Он стоял, безвольно опустив голову, исподлобья взирал на флибустьеров. А молодой сеньор, не скупясь на бранные слова, 'осыпал' бывших противников проклятиями. А те только лишь посмеивались, тыча в его сторону пальцами и отпуская в его адрес скабрезные шутки.
  - Капитан, у нас потери, - сказал подошедший Джозеф, - девять наших уже отдали богу душу, четверо ещё нет, но по всему видно они, безнадёжны...
  - Так прояви милосердие, помоги им как можно скорее увидеться с всевышним, а этих,- Требютор кивнул головой в сторону валявшихся раненых испанцев, - увидеться с дьяволом... и позови сюда Терри. Он неплохо знает испанский, а я просто изнемогаю от нетерпения познакомиться с сеньорами.
  - Хорошо, сделаем, - ответил Джозеф и удалился.
   Тем временем к правому борту подошел 'Сент-Трефин' и через несколько минут Жан Гасконец с небольшой ватагой своих людей вступил на палубу 'трофея'.
  - Ты уже отправил на дно отребья жалких канониров, что осмелились палить по мне из пушек?! - спросил он у Требютора, когда подошёл.
  Сразу было видно, что Жан не в духе. Франсуа хмыкнул в ответ и с нескрываемым сарказмом ответил:
  -Так они тут все 'канониры'!
  - Тогда всем кишки пустить! - со злобой в голосе сказал Гасконец.
  - Не сейчас, друг мой! Сначала познакомиться не мешало бы.
  Подошел Джозеф Брэдли в сопровождении Терри. У последнего лицо имело виноватый и порядком испуганный вид.
  - На 'Катрине' под бортом прятался, пёс трусливый! - пояснил Джозеф.
  Требютор, недолго думая, 'осчастливил' своего подручного смачной оплеухой и, схватив его за шиворот, толкнул вперёд в сторону пленных.
  - Переводить будешь, - сказал он ему, - надеюсь, со страха языки не забыл?
  Терри замотал головой то в стороны, то вверх- вниз. Чем вызвал смех у присутствующих рядом.
   Когда подошли к пленным Требютор резким окриком остановил весь словесный 'понос' исходивший от молодого, богато одетого сеньора и сказал:
  - Добрый день, сеньоры. Не правда ли этот день поистине чудесен? Можете не отвечать! Я вижу, что вы просто в восхищении от нашей встречи, - вокруг раздались язвительные смешки, а он продолжил, - Кто вы сеньоры? И куда путь держите?
   Терри без запинки перевел слова капитана на испанский язык. Отвечал пожилой сеньор, а подручный тут же переводил:
   - Я, купец из Кадиса, Мигель Эмилио Салваторо де Риос. Рядом со мной сеньор Энрике де Вера, капитан моего судна. Мы идём за товаром в Гавану. Уверяю вас, сеньоры, трюмы 'Маравилласа' пусты.
  - Это корыто уже не твоё, старик! - злорадно произнёс Гасконец.
   Тот, которого представили как капитан Энрике де Вера, сделал полшага вперед и громко, с возмущением в голосе стал что-то говорить. Терри, в растерянности, посмотрел на своего капитана явно не уверенный стоит ли это переводить. Требютор чуть заметно кивнул ему, чтобы тот переводил.
   - Он говорит что Франция и Испания не находятся в состоянии войны и мы не смели на них нападать, - перевёл Терри.
   - Спроси его, а разве Испания вступила в союз с Францией?
   Подручный прилежно перевёл капитану де Вера всё сказанное Требютором и, выслушав его очередную возмущенную тираду, перевел:
  - Он сказал, что это не имеет никакого значения, а мы поступаем как варвары, что это не делает чести истинному католику! Говорит, что мы просто обязаны их отпустить.
   Больше Франсуа слушать это не мог. Схватив молодого пленника за шиворот, он притянул того к себе и как можно протяжнее, чтобы этот самонадеянный 'индюк' мог бы расслышать каждое слово им сказанное. И не важно, понимает он французский язык или нет:
   - Я родом из Дьеппа! Я гугенот!
   Глаза де Веры округлились и его самонадеянность, ещё совсем недавно неистово бурлившая в нём, в миг куда-то улетучилась. В широко раскрытых глазах одновременно читались и страх и ненависть. Он сделал слабую попытку вырваться из рук Требютора, а потом истошно заорал:
   - Sobre el diablo, el diablo! Eres un sucio es un hereje!1
   Франсуа встряхнул его и, залепив ему пощечину, громко сказал:
   - Как ты мне надоел! Хочешь, чтобы я тебя отпустил? Не вижу препятствий! За борт его! - И с силой швырнул его в сторону своих людей.
   Четыре флибустьера, подхватив де Веру за ноги и за руки, потащили к борту. При этом гогоча и улюлюкая. Остальные одобрительно загудели. Несчастный же делал неистовые попытки вырваться, но эфес сабли одного из флибустьеров с силой опустился на его переносицу. Из носа хлынула кровь, а тело де Веры тут же обмякло. Через минуту бывший капитан 'Маравилласа' перелетев через борт, с шумом упал в воду.
  - Ещё желающие есть?! - громко спросил пленных Требютор.
   Желающих не было.
   - Жаль, выкуп могли бы за него стрясти...- с сожалением произнёс Брэдли.
   - За этого крикливого индюка?! - Гасконец несогласно покачал головой, хлопнул в ладоши и, схватив за шиворот де Риоса, подтянул того к себе, - вот за кого заплатят выкуп! - и уже обращаясь к посеревшему от страха купцу, - За тебя много золотишка отвалят, а? Чего молчишь?!
   Старик лишь озирался и бормотал что-то несвязное.
   - Терри, переведи ему, пусть отведет нас в свою каюту, - сказал Требютор своему подручному.
   Тот послушно перевел. И сеньор Мигель Эмилио Салваторо де Риос сразу оживился и замахав рукой в сторону квартердека, при этом что-то бормоча, посеменил вперед. Приватиры последовали за ним.
   Обыскивать каюту особо не пришлось. Купец сам открыл свой большой рундук, забитый всяким барахлом и выудил оттуда солидных размеров сундучок, который оказался доверху набит золотыми монетами.
  - О, боже! - воскликнул Гасконец, - сколько же тут золотишка!
   Он с упоением принялся перебирать монеты, а его глаза алчно заблестели. Требютор тоже не удержался и запустил ладони в ворох золотых кругляшек, в эту минуту он бы мог поклясться, что и в его глазах сейчас стоит тот же самый блеск.
   Кроме монет нашелся не менее солидных размеров мешочек наполненный драгоценностями. В каюте капитана также обнаружился сундучок набитый монетами, правда, поменьше, чем первый. Золото и драгоценности решили тут же разделить поровну. Никто не остался обижен. А вот осмотр трюмов принес одни лишь разочарования. На поверку оказалось, что купец не врал, когда говорил, что трюмы галеона пусты. Ну, почти не врал. Нашли только несколько рулонов сукна, атласа, вельвета и бархата. Всё это также поделили и снести в трюмы своих кораблей. Затем забрали всё то, что на их взгляд могло представлять хоть какую нибудь ценность. Пленного купца Гасконец забрал себе, клятвенно пообещав отдать долю Требютора от выкупа.
   Встал вопрос, что делать с галеоном. Достался он фактически невредимым и топить его было откровенно жалко. Но и для 'охоты' он не совсем подходил, так как был неповоротлив и годился лишь как транспорт для переброски крупных сил флибустьеров куда нибудь к побережью с целью захвата какого нибудь богатого припортового городишка. Но такие планы для Требютора пока казались слишком амбициозными. Поэтому решили идти к острову Сен-Круа2 и сбыть приз там. Пленным испанцам, до поры, сохранили жизнь. Так как именно с их помощью они собирались перегнать галеон. А чтобы у тех дурь в головах не взыграла и они не вздумали сбежать, то решили выделить на 'купца' с каждого корабля по две дюжины своих людей.
  
  Примечание:
  1) Sobre el diablo, el diablo! Eres un sucio es un hereje! (исп.) - О, дьявол! Ты грязный еретик!
  2)Остров Сен-Круа - (современный остров Санта-Крус.) С 1665 г. по 1733 г. принадлежал Франции. Ныне инкорпорированная территория США.
  
  
***
  К гавани Бастера подходили с рассветом. Франсуа Требютор уже не спал, а сидел за столом своей каюты перед открытым сундучком и перебирал свою долю с общего куша. Кругляши золотых дукатов, ливров, серебряных песо и талеров приятно позвякивали, проскальзывая между пальцев и падая обратно на кучу таких же кругляшей, радуя глаза своим блеском. Команда надеялась выручить за приз несколько больший куш, но не вышло. По прибытию на остров Сен-Круа они довольно быстро продали ткани и всё то барахло, что имело хоть какую нибудь цену, а вот галеон пришлось продавать чуть ли не за полцены, так как пожелавший купить его для себя местный плантатор Кристиан Даниэль Тома прекрасно осознавал откуда это судно и как оно досталось этим ушлым флибустьерам. Они торговались яростно, но упрямый плантатор остался непреклонен, и им пришлось уступить. Но и то, что они выручили, вкупе с деньгами прихваченными на галеоне, куш вышел очень даже неплохой. А испанцев пришлось отпустить. Правда, немного позже, уже в море. Посадить в шлюпку с одним галлоном воды и распрощаться. Повезёт кто и подберёт, а нет, так судьба у них такая.
   Пробыли они на острове в общей сложности три дня. За это время успели обсудить дальнейший план действий. После долгих, затянувшихся почти на весь день, разговоров и споров договорились разделиться. Гасконец, со своим дорогим, во всех смыслах, пленником сеньором Мигелем Эмилио Салваторо де Риосом, направится в Порт-Ройял решать все вопросы связанные с выкупом, так как там это будет сделать проще, чем на Тортуге, под боком у испанцев. А Требютор вернётся на Тортугу и будет ждать Гасконца там. После чего партнёры 'ударили порукам' и уже на следующее утро "Сент-Катрин" вышла в море.
   Правда, на Сен-Круа всё же без неприятностей не обошлось. Губернатор острова Жан-Ив Дюбуа выразил своё неудовольствие действиями флибустьеров против этих проклятых папистов, так как, по его словам, эта провокация против Испании может развязать войну с, его горячо любимой, Францией. Он потребовал от Требютора объяснений, и тому ничего не оставалось делать как предъявить копию каперского патента за подписью мсье д'Oжерона, чтобы доказать полную законность участия в антииспанской экспедиции. Но этот 'напыщенный индюк' прочитав патент, отказался его отдавать. Он принялся убеждать Требютора, что Франция не входит ни в какие коалиции направленные против Испании. При этом угрожал ему и его людям виселицей. Но и Требютор за словом в карман не лез и сказал всё что об этом думал, правда, дистанцию с этим олухом всё же держал. Не хватало ещё нарваться на серьезные неприятности из-за дикой тупости этого губернатора. После неприятного разговора с губернатором, если эту брань на повышенных тонах можно было назвать разговором, капитана флибустьеров в сопровождении стражи вывели из резиденции прочь.
   И вот теперь "Сент-Катрин", после десятидневного перехода, подходила к главной гавани острова Тортуга, а Франсуа сидел и сортировал монеты по кисетам, предвкушая скорую встречу с местной жрицей любви душкой Клэр.
  Тут в дверь громко постучали, а через мгновение в каюту ввалился Терри и громко, с нескрываемым возбуждением, заговорил:
  - Мой капитан, вы это должны видеть! Скорее! Там, там такое! - Он пританцовывал на месте не в силах стоять спокойно.
   А у Требютора в голове, за один миг, вихрем пролетело огромное количество мыслей и предположений: 'На нас напали? Мы тонем? Дьявол вышел из преисподней, Господь спустился прямо к нам на палубу? Или небо упало на землю?' - он вскочил и, не задавая лишних вопросов, выбежал из каюты и не увидел ничего необычного. Также ясно светит утреннее солнце, зависшее над горизонтом, также дует морской бриз, да шум волн, разбивающихся за кормой.
  - Что я должен увидеть?- крикнул он, начиная злиться на своего подручного.
  - Вон там! - Терри указал рукой в сторону гавани.
  Требютор посмотрел туда и... обомлел! Гавань была запружена судами разных типов и размеров. Он прикинул, на взгляд, общее количество кораблей. Их явно было более трёх десятков. Такого количества судов здесь ещё не было. Франсуа быстро вернулся в каюту, убрал со стола в большой рундук сундучок с деньгами и, подхватив с полки подзорную трубу, снова выскочил на палубу.
   Джозеф Брэдли был уже здесь. Он разглядывал гавань из своей трубы и присвистывал, толи от удивления, толи от восхищения.
  - И что ты об этом скажешь, друг Джо? - спросил его Требютор, когда подошёл.
  - Даже не знаю, капитан!
  - Вот и я не знаю...- сказал Франсуа.
   - Паруса убраны, повреждений нет, да и у форта тишина, - сказал Джозеф, разглядывая гавань в подзорную трубу, - на нападение не похоже. Но что они тут все делают?!
   - Подыщем себе место, встанем на якорь, а там, на берегу, разберёмся, - сказал капитан и указал на свободное пространство у края гавани, между двух судов,- кстати, а вон и место для стоянки, правим туда!
   Через пару часов встали на якорь. По левому борту "Сент-Катрин" стоял кеч с незаурядным названием 'Зэ Фортун', а вот по правому борту расположился знакомый Требютору флейт под незаурядным названием 'Си Леон'. Капитаном флейта был их общий старый знакомый Рок Бразилец, в миру носивший имя Геррита Герритсзоона из Гронингена. Английские приватиры, некогда удачливого, а ныне без вести пропавшего Генри Моргана, называли его как Гэррет Гэрретсон, по кличке Роки. Голландец по происхождению, своё детство он провёл в Бразилии. Отсюда и его нынешнее прозвище.
  - Доброе утро, грешные! - окликнул Требютор людей, суетившихся на палубе 'Си Леон', - позовите своего капитана и скажите ему, что мсье Требютор в гости пожаловал!
  - Утро доброе! - ответил один из флибустьеров, который находился к фальшборту ближе всех, при этом, не отрываясь от своего занятия по скручиванию канатов, - пока мы заняты мелким ремонтом, наш капитан сошел на берег.
  - Узнаю старину Роки! Не подскажешь, где он в селении столоваться может?
  - А я знаю? Слышал вроде как у Лапьера какого-то...
  - В трактирчике Фабриса Лапьера! Знаю! Спасибо, добрый человек! - сказал Франсуа и спросил, - скажи друг, а к чему такое столпотворение?
  - Какое столпотворение? - не понял тот вопроса.
  - Кораблей что так много?
  - Так на Ямайку испанцы нападать собираются, вот мы оттуда, от греха и...
   - Ты уверен?
   - А то!
   Вот тебе и новость! Требютор даже удивился и, откровенно говоря, не совсем поверил в это. Чтобы бравые флибустьеры бежали с Порт-Ройяла, испугавшись горстки испанцев?! Нет, явно должно быть что-то более серьёзное, чем просто нападение папистов.
  
   Когда сошли на берег было уже далеко за полдень. Франсуа Требютор, в сопровождении Джозефа Брэдли, направился к трактиру Лапьера. Вопреки ожиданиям, на улицах Бастера было хоть и оживлённо, но не слишком многолюдно. Хотя и эта оживлённость в селении была не типична для этих мест. Особенно бросалось в глаза, отсутствие на улице женщин и детей. Оно и неудивительно. От наплыва такого количества разного рода 'персон' можно было ожидать всего чего угодно.
   Трактир находился не так далеко от гавани, и они добрались до него довольно быстро. Народу в обеденном зале было достаточно, но никто не обращал внимания на вновь прибывших посетителей. Стоял разноголосый гвалт, а в воздухе витал запах табака, алкоголя и мужского немытого тела. Перед новоприбывшими гостями, будто из-под земли, возник хозяин трактира Фабрис Лапьер. Этот низенький полнеющий пожилой мужичок, с редкими жиденькими волосами на голове, стоял напротив, скрестив ладони на своём сильно выступающем пузе, и с умилением смотрел на Требютора.
   - Рад вас видеть мсье!- протяжно и со слащавым оттенком в голосе произнёс он, - вы уже вернулись?!
   - Как видишь, мой друг! - ответил Франсуа, - причём, мечтаю плотно отобедать, а ещё хорошо отдохнуть, так что, сообрази чего нибудь на стол и приготовь мою комнату.
   - К сожалению, мест нет, - виновато ответил трактирщик, - сами видите, сколько народу прибыло.
  Требютор взял Лапьера за плечи и, взглянув в его лицо, спросил:
   - Дорогой Фабрис! Скажи откровенно, чем я тебя обидел?
  - Простите, мсье Требютор, я вас не понял, - Лапьер смотрел на него с недоумением.
  - Я не платил тебе за ночлег? Или забывал заплатить за обед? Может, оскорбил тебя недобрым словом?!
   - Нет мсье, такого никогда не было, - оправдывался трактирщик, - мне не в чем вас упрекнуть!
   - Но почему тогда сейчас ты мне отказываешь?!
  Лапьер что-то мычал себе под нос не в силах найти что ответить и беспомощно разводил руками. Но вдруг лицо его просветлело, а уголки губ 'расплылись' в улыбке.
   - У меня есть для вас комната мсье Требютор! Один из постояльцев сегодня съезжает! - он смотрел на Франсуа, а появившаяся было улыбка сошла с лица на нет, так как гость продолжал буравить его пристальным испытывающим взглядом, - один из постояльцев съезжает прямо сейчас, сию минуту...
  - Хорошо Фабрис, по рукам! - сказал, наконец, Требютор и похлопал трактирщика по плечу, а потом спросил, - подскажи дружище, а Рок Бразилец где? Говорят, он у тебя остановился.
   - О, да! - горячо подтвердил Лапьер и, указав рукой в дальний угол зала добавил, - он вон там за крайним столом со своими товарищами сидит! Вы присоединяйтесь к нему, а я вам обед соберу, да комнату приготовлю.
  - Да принеси, что нибудь горло промочить! - добавил Брэдли.
   Лапьер согласно кивнул, и только было собрался уходить, как Требютор его снова спросил:
  - Скажи, а где сейчас душка Клэр?
  - Известно где! - усмехнулся тот в ответ, - ублажает какого нибудь очередного 'сорви голову', в последние деньки она неплохо на этом заработала!
  - Как появиться, направь ко мне, договорились?
  Трактирщик утвердительно покачал головой и пошел выполнять свои обязанности.
  
   Рок Бразилец сидел в окружении своих людей и потягивал из кружки ром. Они вели неспешную беседу между собой, не обращая ни на кого внимания. Но завидев Требютора и Брэдли, Рок расплылся в улыбке и, встав со стула, и поприветствовал их:
  - Друг мой Франси, я рад тебя видеть! И тебя рад видеть, Джо! Прошу вас составить нам компанию, - он повернулся куда-то в сторону кухни и крикнул, - эй, обезьяны, принесите ещё две кружки, и живо там!
   К столу резво подбежал чернокожий подросток и выставил на стол ещё две глиняные кружки. Рок тут же разлил всем присутствующим ром из кувшина.
   - За наших друзей! - поднимая кружку вверх, сказал он и залпом выпил.
  Все последовали его примеру и опустошили свои кружки до дна.
   - Рок, дружище, хочу сказать, что я был немало удивлён, увидев столпотворение в гавани, - сказал Требютор.
   - Так ты ещё не знаешь? - спросил Рок и тут же ответил за него, - ах да, ты же, наверное, только с 'охоты'! Тут такое творится брат! Решились-таки испанцы Ямайку у Карла второго отбить! Вот мы и ушли оттуда от греха...
  - Ты считаешь, что эти проклятые паписты смогут собрать достаточно сил, чтобы сбросить 'бриттов' в море? - недоумевал Требютор.
   - Паписты может и не смогут, а вот тринидадцы... - произнес один из знакомых Рока, - одного их железного корабля нам на всех, по самую макушку хватит!
  - И железного корабля не понадобится! Один их 'Песец' неплохо справится! Ко всем придет разом! - поддержал его другой.
  - Как кучка каких-то удачливых проходимцев смогла вас всех так запугать?! - в свою очередь спросил Франсуа с ещё большим недоумением, - а сколько разговоров о железном корабле?! Причудится со страху неизвестно что!
   - Проходимцы, говоришь? - Рок тяжело вздохнул, - не приведи господь встретиться с ними в открытом море... Я уже встречался и видел на что они способны. Больше не хочу, избавьте! А железный корабль есть! Он стоит на приколе в заливе Париа, у берега Тринидада. Не веришь? Так сходи и посмотри, пришельцы его не прячут! Кстати, знакомься, это Бриттон, - он показал на рядом сидящего, ещё молодого, но уже седеющего человека, - Бриттон из команды Джона Мориса. Ты же помнишь ещё старину Мориса? Его флейт потопили тринидадцы. В живых остались только двое. Я их подобрал среди обломков спустя несколько дней. Сам Джон изволит почивать на дне морском. Вот только Бриттон остался, да бедняга Тодд, который после этого умом тронулся. Ты с ним ещё познакомишься. Он тут постоянно ошивается, еду у людей выпрашивает. Бриттон, расскажи всё нашему другу.
   Взгляд Бриттона в миг потупился, а сам он как-то неестественно сгорбился, будто пытался всем существом сжаться в один большой ком, но быстро справившись с этим, он распрямил плечи и заговорил:
  - Как вспомню до сих пор мурашки по телу... В общем, мы тогда в Порт-Ройял возвращались. Возвращались пустыми. Два месяца проскитались по морю. Воду тухлую пили, мясо гнилое жрали, а всё напрасно... Ни одного достойного корыта так нам и не попалось. А тут, господь всемогущий, испанский 'купец'! Да и ещё всего полусотни миль от Ямайки. Поверить не могли своей удаче, тогда! Глупцы... Знали бы мы что нас ждёт. Словом, Морис решил преследовать 'глупого купца'. Сделали выстрел, требуя лечь в дрейф, и 'испанцы' подчинились, стали паруса убирать. Я своими глазами, через подзорную трубу, видел панику у них на палубе! Не только я видел, многие видели. Ещё посмеивались, мол: обделался испанец! Когда подошли поближе, то разобрали название корабля надпись: 'Pesetz'. А потом...- Бриттон замолчал, собираясь с мыслями. Было заметно как он волнуется, а его ладони мелко дрожат. Он продолжил, - я сразу понял, что тут что-то не так, когда увидел вместо испанского флага с красным бургундским крестом, белый флаг с косым синим, а на палубе людей нет! Только вот были и вдруг, ни одной души! А потом началось! 'Купец' развернулся и пошел на нас! С убранными парусами, против ветра пошел! Морис приказал палить всем бортом. Мы и палили. Но всё без толку, расстояние для выстрела слишком большое было.... А этот 'Pesetz'... Я не понял, чем он стрелял! Никто не понял! Но не бортовыми пушками, богом клянусь! Он в нас попал с первого же выстрела на огромном расстоянии. Меня выбросило за борт с куском борта, за него то я и зацепился! Видать, господь решил, что мне рано ещё к апостолам. Со второго выстрела от флейта ничего не осталось... одни обломки, да Тодд ещё! Одному богу известно, как он от такого взрыва живой остался...
   - А я слышал от одного метиса с Тобаго что значит 'Pesetz'! - вставил своё слово Брэдли, - это их северная...
   Но Требютор прервал его, положив руку на плечо. Рассказ Бриттона всё же произвёл на Франсуа впечатление, и он спросил:
   - А ещё что-нибудь, необычное было?
   - Да, было! 'Pesetz' рядом со мной прошел... я слышал, как у него внутри что-то рычало! Как будто зверь невиданный какой-то... А, за кормой вода бурлила, будто кипела! Я помню, как испугался, что сварюсь заживо!
   Всё это звучало просто невероятно! Но схожие истории он, Требютор, уже слышал, в том числе и от своего помощника Джозефа Брэдли. Он похлопал Бриттона по плечу, а Рок снова разлил всем ром и в этот раз Франсуа, подняв свою кружку над головой, произнес тост за всех и выпил всё одним залпом.
   А далее, закружилось, понеслось! Чернокожие сподручные Лапьера, только успевали обновлять на столе блюда и наполнять кувшин очередной порцией рома. К вечеру Требютор был уже изрядно пьян, но даже и не думал останавливаться. Тем более что в трактире объявилась душка Клэр, которую Франсуа в ту же минуту сгрёб в охапку и усадил рядом с собой, громко, с пьяным гонором, заявив на весь трактир, что убьёт любого, кто хоть пальцем дотронется до его избранницы. Впрочем, покушаться на 'невинность' Клэр никто не собирался, так как жриц любви хватало и без неё.
  
  - Тодд хочет кушать... смилуйся друг, дай Тодду, что не жалко...- к столу подобрался сгорбленный, в грязной и рваной одежде, человек. Его, изрезанное глубокими морщинами, лицо, с жиденькой 'козлиной' бородкой, имело страдальческое выражение, а во взгляде отражалась пустота с отблеском крайнего безумия.
  - Тодд, дружище! - пьяным басом проорал Рок Бразилец, - вот, Франсуа, посмотри, это Тодд! Иди сюда, безумный старик, я угощу тебя куриной грудкой!
   - Тот самый Тодд? - заплетающимся языком спросил Требютор, - оставшийся в живых после встречи с Тринидадскими дьяволами?!
   Тодд, приняв из рук Бразильца кусок куриной грудки, уставился на Франсуа пустым ничего не выражающим взглядом. И вдруг на какое-то мгновение в его глазах вспыхнул осмысленный огонёк, а затуманенное ромом, сознание Требютора на какой-то миг вдруг оцепенело не в силах хоть как-то мыслить.
  - О нет, не дьяволы! Люди иного мира! - громко запричитал безумный человек, - меч господень! Души грешные карающий! - он выставил перед собой указательный палец и обвёл им весь зал, - и всех ждёт страшный суд! Гореть вам в геенне огненной! - огонек в глазах так же быстро угас, как и вспыхнул.
   - Фу на тебя, скотина безумная - закричал Бразилец и замахнулся на старика, но не ударил, а лишь потряс кулаком перед его носом и угрожающе сказал, - иди отсюда пока зашиб!
  И безумный Тодд спешно удалился под гогот пьяной толпы.
   - Не обращай внимания, - обратился к Франсуа Рок, - безумец и только.
  И пьяный разгул продолжился дальше.
  
  - Друг Франси, есть дело! - пробасил подошедший Брэдли и с шумом 'плюхнулся' на скамейку рядом со своим капитаном, - смотри, кого я привёл!
   Он подтянул за рукав незнакомого юношу метиса и усадил его рядом. Требютор пьяным взором уставился на них. А душка Клэр, прижавшаяся щекой к его плечу, с интересом поглядывала на юного незнакомца. У Франсуа же, перед глазами плавали разноцветные пятна, которые, то распадались на тысячи прозрачных осколков, то снова собирались в одно целое. Голоса звучали как-то неестественно глухо. Мысли же путались, а воображение рисовало образ безумного Тодда, тычущего его в грудь грязным пальцем. Франсуа, время от времени, тряс головой желая прогнать это видение, но помогало не очень...
  - Кто это, Джо? - спросил он заплетающимся языком и, схватив незнакомца за ворот рубахи, притянул к себе.
  - Это, Луиш, он португалец, - сказал Брэдли, освобождая ворот его рубахи от 'мёртвой' хватки Требютора, - и ему есть что сказать. Поверь, тебе понравится! Ты меня слышишь?
  - Угу,- Франсуа сильно мотанул головой и образ безумного старика наконец-то растаял, оставив вместо себя лишь призрачную дымку несвязных воспоминаний.
   - Он только сегодня пришел с того берега, - сказал Брэдли, но осекся и уставился на душку Клэр.
  Клэр всё поняла без слов и, поцеловав Требютора в щеку, прошептала в ухо:
   - Я в уборную, милый, не скучай. Я скоро! - и 'упорхнула'.
  Брэдли проводил её глазами и продолжил:
  - Несколько дней назад он был в Санто-Доминго, где пытался наняться на купеческий галеон матросом, но чем-то не понравился капитану и тот его прогнал. Так вот, этот галеон прибыл туда совсем недавно, а трюмы его полны 'черным деревом'1! Луиш утверждает, что капитан галеона не смог продать весь живой товар в Санто-Доминго и собрался идти в Кубу! Может в Баракоа, а может прямо в Гавану.
   - Ну и что? - Франсуа с трудом понимал его.
  - А то, что это наш шанс! Луиш говорит, что они должны были выйти дня три назад, а если это так, то уже дня через два они будут проходить Наветренный пролив! Нам идти туда всего день!
  Вдруг, как будто из неоткуда появился Терри и стал раскладывать перед пьяным капитаном навигационную карту. А капитан уставился на него пьяным взором, затем перевел взгляд на Джозефа и спросил:
  - Предлагаешь взять 'купца' с его 'чёрным деревом'?
  - Точно так! - воскликнул Брэдли и, склонившись над картой, принялся водить по ней пальцем.
   Он что-то бурчал себе под нос, но Требютор уже был не в состоянии что-либо понимать. Зато он уловил его замысел несмотря даже на то, что был уже сильно пьян.
   - Согласен с тобой! Трясём 'купца'! А его, - я ткнул пальцем в метиса, - берём с собой и не приведи господь, если солгал! Кишки к мачте приколочу и вокруг намотаю! - эта несуразная шутка лично ему показалась смешной и Франсуа загоготал в голос, а Луиш состряпал страдальческую гримасу, стараясь сделать вид, что шутку оценил.
  - Выходить нужно с утра, а то можем не успеть, - заключил Брэдли, - капитан, ты поспал бы, а то завтра совсем плох будешь.
  - Я сам знаю, когда мне хватит, - с пьяным гонором возразил тот.
   Впрочем, Требютора хватило ненадолго. Менее чем через полчаса он, в буквальном смысле, засыпал за столом. Облокотившись локтями о столешницу и подперев ладонями подбородок, он пытался удержать свою голову до последнего 'гордо' поднятой, но усталость вкупе с ромом делали своё дело, и Франсуа потихоньку затухал. А ещё спустя какое-то время он почувствовал, как кто-то заботливо взял его под руки и попытался поднять, сил сопротивляться уже не было, и Требютор безропотно подчинился. Его повели по лестнице наверх, завели в комнату и заботливо уложили на кровать. Очутившись в горизонтальном положении, он мгновенно отключился.
   Ему снилось, что он, как в далёком детстве, лежал в траве посреди зелёного луга, недалеко от берега реки Арк, что в предместье Бутей, пригорода Дьеппа. Ветер ласково обдувал лицо и щекотал ноздри, а душа его находилась в покое. По небу плыли облака, окрашенные во все цвета радуги и, причудливо переливаясь, падали на землю, грозя вот-вот накрыть его с головой. Франсуа протягивал руки вверх с желанием их разогнать, но касаясь его пальцев, облака распадались на мириады разноцветных капель, а капли осыпали траву, росою цепляясь за зелёные стебельки. Но вот небо, густым туманом, окутало его со всех сторон. А потом всё погрузилось во мрак и в ушах загудело. Время как будто остановилось, а потом медленно потекло вспять...
  - Его не разбудить, - раздался знакомый голос из мрака.
  - Он выпил слишком много рома, - ответил кому - то приятный женский голос.
  - Но, если мы сейчас не выйдем, то мы рискуем остаться ни с чем, - донёсся из мрака уже чужой голос, - а ваш капитан, господь даст, только к обеду и очухается...
  - Душечка, могу ли я на тебя положиться? - спросил знакомый голос.
  - Это смотря о чём ты хочешь меня попросить, - снова донесся женский голос.
  - Присмотри за капитаном, пусть он хорошенько отдохнёт, а мы менее чем за неделю обернемся. Обещаю, оплатой не обижу, заплачу золотишком!
  В ушах загудело с новой силой, а мрак, смешавшись с течением времени, напрочь выбил Франсуа из призрачного ощущения реальности...
  
  Примечание:
  
  1) 'Чёрное дерево' (Рабы) - Условное обозначение живого товара, преимущественно невольников из Западной Африки вывозимых в Новый свет в качестве бесплатной рабочей силы.
  
  
***
  Проснулся Требютор с дикой головной болью. С трудом поднявшись с кровати, он огляделся. В комнате, никого не было. Окно было приоткрыто и поэтому шум улицы свободно проникал вовнутрь помещения. По всему было видно, что день клонился к вечеру. Франсуа поднялся на ноги и поплелся на первый этаж. Там у входа в обеденный зал его встретила Клэр. Она без лишних слов подала кружку полную темного эля и Требютор залпом опустошил её до дна. Ему сразу же стало чуть полегче, а разум снова слегка одурманило. Обеденный зал уже был полон народу. А в воздухе снова витал запах пота и табака. 'Пробежавшись' глазами по столам он не увидел ни Рока, ни Брэдли.
  - Где Рок и Джо? - спросил Требютор подошедшего к нему трактирщика Фабриса Лапьера.
  - Мсье Гэрретсон с утра отправился на свой корабль, дабы убедится, что ремонт судна будет закончен в срок, - ответил трактирщик, - а где ваши товарищи вы и сами знаете.
  Франсуа озадаченно на него посмотрел и спросил:
  - А что я должен знать?
  - Они ушли, - вставила слово душка Клэр, - и попросили о тебе позаботиться! Джо обещал щедро заплатить мне за это!
  - Куда ушли?! - Франсуа был озадачен ещё больше.
  - В море! - ответила Клэр.
  - В море? Зачем?
  - Не знаю, они не говорили, сказали, что не позднее чем через неделю вернутся...
  - На чём?! - спросил Франсуа. Голова отказывалась что-либо соображать.
  - На вашем корабле! - ответил за Клэр трактирщик.
   И только тут он вспомнил вчерашний разговор с Брэдли и каким-то, толи метисом, толи португальцем. Луиш, кажется. Разговор был о богатом галеоне, который должен скоро пройти Наветренный пролив. Франсуа подпрыгнул на месте, словно ужаленный в причинное место, а голова мгновенно прояснилось и, навалившееся было опьянение, сняло как рукой. И он стремглав, точнее, насколько позволяло измученное последними излияниями его тело, побежал к гавани. Кеч 'Зэ Фортун' и флейт 'Си Лион' по прежнему находились там, где и были вчера, чуть заметно покачиваясь на волнах, а вот его 'малышки' 'Сент-Катрин' на месте не было.
  Джозеф Брэдли ушел в море. Ушел без своего капитана. Обида и закипающая злоба овладели Требютором. Он вернулся в свою комнату, снова завалился на кровать, а Клэр отправил на кухню за едой и очередным кувшином рома. Захотелось снова напиться. Потом, когда ночь опустилась на улицы прибрежного городка, он, снова изрядно пьяный, сидя за столом в своей комнате, вслух костерил Брэдли и этого, непонятно откуда взявшегося, метиса Луиша. А Клэр, удобно расположившись на его кровати, послушно внимала его же словам.
   - Как он посмел уйти без меня, без своего капитана?! Главным себя почувствовал! Забыл, чем мне обязан?! А, что команда подумает, что я никчёмный капитан, раз мой помощник может уйти на моей 'малышке', когда ему вздумается! Да я его на ремни порежу, пусть только явится! - он кричал и возмущался до тех пор, пока его снова не накрыло, и он не свалился, мертвецки пьяным спать.
  
  На следующее утро, точнее ближе к обеду, Требютор был бесцеремонно разбужен мальчишкой лет 14-ти на вид, оказавшимся посыльным от губернатора. Он на словах передал настойчивую просьбу мсье д'Ожерона посетить его бунгало, для решения общего неотложного дела. Франсуа прекрасно понимал какого именно и его настроение испортилось ещё сильнее. Губернатор, скорее всего, был в курсе успешного захвата им и Гасконцем испанского "купца" и явно жаждал отхватить свою долю от приза. Но вот оказия, его доля, скрупулезно подсчитанная Франсуа и собранная отдельно в, шикарного вида, сундучок, в данный момент покоилась на дне судового рундука под надежным пудовым замком, а рундук сиротливо стоял в уголочке капитанской каюты на "Сент-Катрине". Словом, в данный момент, порадовать губернатора ему было нечем...
   Но и не идти нельзя, не поймут. Поэтому Франсуа, с трудом поднявшись с кровати, привел себя в, относительного вида, порядок и отправился в гости к Его Превосходительству Бертрану д'Ожерону.
   Губернатор не заставил себя долго ждать и, как только получил доклад о прибытии Требютора, тут же приказал провести его к нему в кабинет.
  - Проходите к столу, мсье Требютор, не стесняйтесь! - сказал губернатор, наблюдая за тем как гость, на пороге, переминался с ноги на ногу и, не дожидаясь пока тот займёт место на стуле напротив его стола, продолжил, - мсье Требютор, насколько мне известно, ваш рейд, по случаю участия в антииспанской экспедиции, имел успех. Вы захватили галеон шедший из Кадиса в Гавану не так ли?
  - Да, Ваше Превосходительство, мы и вправду захватили купеческий галеон, но об успехе говорить не приходиться, - ответил Требютор усаживаясь, - так как его трюмы были пусты. И вся прибыль состоит лишь из тех денег, что были выручены с продажи самого галеона.
   - При этом, мсье, уже третий день как вы на Тортуге, но за это время не соизволили явиться сюда. Прошу вас объясниться!
   - Это так, Ваше Превосходительство, но поверьте это не по злому умыслу. Дело в том, что ваша доля находится на борту 'Сент - Катрин' в моей каюте. Но на данный момент она ушла в море, так как нам стало известно о ещё одном испанском 'купце', перевозящем 'черное дерево' в Кубу. И мой помощник Джозеф Брэдли вышел на перехват. Спешу заверить вас, Ваше Превосходительство, что вы получите долю сразу за оба приза, в полной мере, в соответствии с нашим договором.
   - Но почему же вы не вышли в море вместе со своей командой? - д'Ожерон пристально смотрел на Требютора, просто буравя насквозь взглядом, будто желая рассмотреть, что там у него внутри.
  - Дело в том, что на кануне мне сильно не здоровилось. А промедление было недопустимо, поэтому было решено, что этот рейд возглавит Брэдли, тем более у него есть опыт управления судном в качестве капитана.
  - Хочется верить в успех вашего помощника, - он, отвел взгляд в сторону, и Франсуа неслышно вздохнул с облегчением, а губернатор добавил, - ведь иначе быть не может! Вы со мной согласны?
   - Полностью согласен, Ваше Превосходительство! - с полной уверенностью в голосе выпалил Требютор.
   - Ну что же, вы свободны... пока, - произнес губернатор и рукою указал гостю на дверь.
   - До следующей встречи, Ваше Превосходительство! - в свою очередь сказал гость и чуть заметно поклонился.
   Но, когда Требютор был уже одной ногой за порогом кабинета, д'Ожерон его остановил:
   - Мсье Требютор, настоятельно прошу вас позаботиться о своём здоровье, думаю, вы и сами не торопитесь на встречу к всевышнему...
   Выйдя на улицу Франсуа тихо, чтобы никто из посторонних не услышал, чертыхнулся. Он прекрасно понял смысл последних слов, высказанных в притворно заботливой манере. Это банальное предупреждение лично ему, что не стоит шутить с людьми из ряда сильных мира сего, а то может всё очень плохо кончится.
   В обеденном зале трактира он застал Бразильца. Тот сидел в полном одиночестве и неторопливо обедал. Требютор тут же направился к его столу и уселся, напротив.
   - Добрый день Рок, как протекает ремонт флейта? - спросил он.
   - Закончили уже, - ответил Бразилец, не отрываясь от поедания сочного куска бекона.
   - Эй, обезьяны! - заорал Требютор в сторону кухни, - жаркое мне и кувшин с вином! Быстро! - потом повернулся к Року и снова спросил, - поможешь мне найти мою 'малышку'?
   Бразилец несколько секунд молчал, тщательно пережевывая мясо, потом произнес:
  - Я так понимаю, если ты меня просишь об этом. То Джо вышел в море без твоего ведома?
  - Всё верно Роки. Ты правильно понимаешь! - ответил Требютор, а затем кратко пересказал ему о разговоре с метисом по имени Луиш, как его назвал Брэдли, и об испанском 'купце' перевозящем 'Черное дерево' то ли в Баракоа, то ли в Гавану.
  - Джо, в своё время, был неплохим капитаном, - выслушав его, сказал Рок, - Я его по Маракайбо помню, где мы с ним и стариной Морганом неплохо повеселились! Смотри как бы он тебя не потеснил!
  - Не потеснит! - зло ответил Требютор.
  - Не заводись Франси, я тебя понял. Но вот мне что с этого будет?
  - Ты в доле! - тут же выпалил Франсуа.
  - А если 'купца' не будет, что тогда? - усмехнувшись, спросил Рок.
  - Не будет?! - не понял его Франсуа.
  - Ну, если полукровка напутал или солгал и галеона не будет, - уточнил Рок.
  - Тогда я тебе заплачу... скажем, 200 ливров.
  - 500 ливров! - лицо Бразильца расплылось в усмешке.
  - Согласен, - Франсуа ничего не оставалось, как согласиться.
  - Ну что же, сегодня мои люди закончат погрузку провианта, а завтра с рассветом выходим! - сказал довольный сделкой Рок и, взяв со стола только что принесенный чернокожим мальчишкой кувшин, разлил вино по кружкам.
   В этот вечер Требютор снова вспоминал Брэдли и клеймил его нехорошими словами, грозя покарать всеми доступными способами. Успокоился он лишь тогда, когда душка Клэр, нежно поцеловав его в губы, взяла за руки и отвела в комнату. Там они предались непотребным взрослым играм, после чего Франсуа в изнеможении уснул неспокойным сном.
  
  
***
  
   - Франси проснись!- кричала Клэр и неистово трясла Требютора за плечи.
  Он проснулся, схватил женщину за запястья и оторвав её руки от своих плеч, отстранил от себя. Затем, было открыл рот, чтобы спросить что произошло, но осёкся на полуслове. По стенам и потолку комнаты яркими сполохами отсвечивались языки пламени разгоравшегося где-то снаружи дома сильного пожара. Франсуа шумно втянул ноздрями воздух. Гарью не пахло. ' Горим не мы' - подумал он и сел рядом с Клэр. Взглянув в лицо взволнованной женщины, недоумённо спросил:
  - Что горит? Где?!
  - В гавани, кажется...- неуверенно сказала она.
  Он быстро оделся и, уже у двери сказал:
  - Будь здесь и никуда не уходи, а я пойду, справлюсь что происходит!
  Франсуа открыл дверь и, опрометью выскочив в коридор, столкнулся с Роком Бразильцем, чуть не сбив того с ног. Рок громко выругался, едва удержавшись на ногах, и спросил:
   - Что горит?!
   - Сам хочу узнать, кажется в гавани...
   Они оба, не сговариваясь, сбежали по лестнице и выскочили из здания. На улице, хорошо освещённой сполохами пожарища, было многолюдно. Все бежали лишь в одном направлении, в сторону гавани. А на берегу их взору открылась ужасающая картина. В восточной части гавани пылали сбитые в кучу и запутавшиеся снастями суда. Всю эту пылающую кучу ветром сносило на корабли стоящие западнее. Пламя же быстро перекидывалось на новые суда, а команды, не в силах что-то сделать спешно спускали шлюпки или просто бросалась за борт. На берегу же стоял сильный гвалт. Никто не понимал что происходит. Кто-то в панике бегал вдоль полосы прибоя и вопил во всё горло, неистово размахивая руками, кто-то безучастно наблюдал за происходящим, а кто-то усердно молился.
  - Что это?- кричал Рок Бразилец, - как такое возможно?
  - Не знаю! - отвечал Требютор, - может пожар на одном из кораблей?
  - О да! Молодцы! В море, уходите в море, живее в море! - во всё горло закричал Рок и, размахивая руками, побежал в сторону западной части гавани.
   Требютор проследил за ним и сразу же понял, чему тот так радовался. Его команда, не дожидаясь когда сбитые в кучу и охваченные пламенем корабли снесет на них, перерубили якорный канат и принялись ставить паруса. Тоже самое проделывали и на соседнем кэче 'Зе Фортун', а также ещё на двух ближайших к ним малых судах. Казалось, что они смогли обмануть судьбу и вот-вот уйдут от пылающего ада, который неизбежно надвигался на них огненным валом. Но, не случилось. Первое, самое крайнее судёнышко, взяло слишком круто к берегу и, не пройдя пары дюжин ярдов, налетела на мель. Второму повезло лишь немногим больше. Он замер на месте, обогнав первого ярдов десятка так на два. 'Зе Фортун' попытался взять правее, чтобы их обогнуть по дуге но, как будто уткнувшись во что-то носом, кэч развернуло всем корпусом вокруг своей очи и выбросило на мель. Команда на 'Си Леон' сделала правильные выводы и попыталась провести флейт между этими несчастными, застрявшими на мели и неумолимо приближающимся к ним пылающим адом. Их маневр практически удался, что вызвало взрыв восторженных эмоций у Рока Бразильца, он запрыгал на месте, тыча пальцами левой руки в сторону своего корабля, а ладонью правой теребя Требютора за плечо.
   - Ты видел, а? Видел! - радостно выкрикивал он.
   Требютор, поддавшись порыву, тоже начал размахивать руками и кричать. Но вдруг 'Си Леон' как будто напоролся на невидимую стену и встал как вкопанный. Возглас досады вырвался у Рока. Его флейт не миновал участи остальных и прочно сел на мель. Вскоре раздался мощный взрыв, заставивший Требютора упасть и невольно прижаться к земле. В предрассветное небо фонтаном взметнулись окутанные дымом и огнём брызги из деревянных обломков корпусов кораблей. Огонь добирался до крюйт-камер и, раз за разом ставил точку в агонии каждого из пылающих судов.
   Когда солнце поднялось высоко над горизонтом, а его золотистые лучи заплясали на тёмно-синей глади моря, всё было кончено. И лишь местами догорающие на воде остатки от остовов кораблей напоминали о недавней трагедии разыгравшейся тут ночью.
  
  - Говори, Проныра... - сказал Бразилец человеку неопределённого возраста с грязными усами - 'сосульками', неопрятной бородой, едва различимыми глазами-щелками, заплывшими иссиня-черными синяками и, такого же цвета разбухшим носом.
   Проныра, с понурой головой, переминался с ноги на ногу как нашкодивший ребёнок и закатывал под лоб глаза, явно стараясь что-то припомнить.
   - Так я и говорю, - гнусавя себе под нос, пробурчал он, - Я Шарли искал! Ночью это было, незадолго до пожарища! И, недалеко от двора Его Превосходительства, губернатора. Повстречал двоих. Одеты странно, в темноте особо не разглядишь, но одежда в пятнах, будто грязная совсем. Ближе подошел, а это юнцы и, как мне показалось, полукровки...- Проныра снова замолчал.
   - Так, полукровки или показалось? - нетерпеливо переспросил Бразилец.
   - Может показалось, - продолжил Проныра, - я же говорю, темно было!
   - А дальше что? - с тем же нетерпением, спросил Требютор.
   - За ними, двое, волокли третьего, - говорил Проныра, - далеко от меня были, едва видно. Я подумал, что бедняга рому перебрал, ну или эля... и всё! Дальше не помню ничего.
  - Как не помнишь, почему?!-воскликнул Рок.
  - Один из этих юнцов ударил меня, подло ударил, исподтишка... сюда, - Проныра наклонился и ладонью похлопал себя по подколенной впадине, - Я на колени упал, а потом как молотом по голове... и всё! Очнулся, а уже нет никого! Даже поначалу подумал, что приснилось всё...
  Последняя фраза Проныры вызвала нестройный смех у присутствующих.
  - О да, а глаза заплыли, да нос распух, потому что глазки веками прикрыл с размахом! - тут же съязвил кто-то.
  - Глаза заплыли потом! - попытался оправдаться Проныра, - когда я Шарли нашел...
  - Так это его рука?
  - А то! Я с девицы его стащил, только чтобы спросить...
   - Что спросить?!
   - Ну, куда он пропал...
  Новая волна смеха оборвала речь несчастного.
   - Смешно вам?! - громко спросил Требютор и смех разом оборвался, - посмотрите, на гавань, берег усеян мертвецами, а мы заперты тут! И никто не может понять, что произошло!
   - Некоторые из выживших утверждают, что перед пожарищем видели в небе дьявола, - сказал Рок.
   - Что только со страху не померещится! - парировал его слова Требютор.
  День перевалил за полдень, на небе не было ни облачка. Опустевшая гавань была вся как на ладони. Только несколько недавно пришедших от бухты Кайона рыбацких лодок мерно качались на волнах. К берегу прибивало тела тех, кому этой ночью не повезло. Тут же были разбросаны обгорелые доски, обрывки парусины, куски такелажа и разного рода мусор выброшенный волнами, не принявшей всё это, гавани. Вокруг сновали люди, одни из них стаскивали мёртвых под естественный козырёк небольшого обрыва, а там тщательно их обыскивали, забирая всё то, что представляло хоть какую-то ценность. Другие же копались в корабельных обломках, тоже надеясь, чем нибудь поживиться.
   Требютор, Бразилец, Бриттон и группа из десятка приватиров стояли на краю небольшого обрыва, наблюдая за разворачивающейся на берегу картиной, когда к ним подошел человек, в котором Франсуа узнал одного из людей с личной охраны губернатора. Он сухо со всеми поздоровался и спросил:
  - Знаете ли вы, мсье, чьих это рук дело?
  Люди переглянулись между собой, и Бразилец ответил вопросом на вопрос за всех:
  - О, мсье, будто бы вы знаете?
   - Знаю! - огорошил своим ответом человек из охраны и продолжил, - ваши корабли сожгли Тринидадцы! Не удивляйтесь - это правда. Сегодня ночью они выкрали мсье д'Ожерона, а потом сожгли ваши корабли!
   - Но как?! - вскликнул кто-то.
   - Как? Этого не ведаю! Может с помощью дьявола, может - господа бога, но Его Превосходительство мсье Бертран д'Ожерон, всё это наблюдал с борта корабля адмирала Кортеса!
  - Откуда вам это известно? - спросил Требютор.
   - От самого губернатора! Эти мерзавцы высадили его на берегу Кайона сегодня утром.
  Франсуа Требютор, капитан флейта 'Сент-Катрин', был ошеломлен услышанным. И появление рядом с ними безумного старика Тодда было воспринято им как продолжение недавнего кошмара. Сгорбленный старик неспешно осматривал группу людей, молча взиравших на него. Глаза всё также не отображали ничего кроме пустоты. Он выставил вперед грязную ладонь выставленными врозь скрюченными пальцами и произнес:
   -Вы избежали смерти сегодня, но не сможете избежать её завтра! Пламя пожарища съела не только ваши корабли, но и ваши грешные души...
   Рок Бразилец вышел вперед, схватил безумца за шиворот и с легкостью оторвал от земли. Старик захрипел и выпучив на того глаза беззвучно зашлёпал губами.
   - Прежде ты сдохнешь, безумный старик! - прошипел ему в лицо Рок и с силой швырнул его с обрыва.
  Безумец кубарем скатился по склону на уложенные в ряд мертвые тела, но проворно встав на колени, прополз несколько ярдов от обрыва и поднялся на ноги.
   - Покайтесь, и может быть, спасётесь! - задрав голову вверх, заорал он, а потом поковылял вдоль берега прочь, громко причитая, - молитесь и кайтесь, молитесь и кайтесь!
  
   В этот день Требютор не вернулся в трактир. Он остаток дня и всю ночь предпочел просидеть на берегу, пристально вглядываясь в горизонт и думая о чём-то своём. При этом он потягивал из кувшина домашнее вино мсье Лапьера принесённое заботливой душкой Клэр и заедал пшеничными лепешками. А с рассветом на горизонте появился парус. Даже на таком расстоянии Франсуа не сомневался в его принадлежности. Это возвращалась его 'малышка' 'Сент. - Катрин'. Но ни ликования, ни радости по этому поводу он не испытывал. Он был внутренне опустошен и отчасти сломлен, поэтому с безразличием наблюдал за приближающимся кораблём.
   - А вот и Брэдли, - сказал подошедший на пару с Бриттоном, Бразилец. Но не получив ответа от приятеля, сел рядом на песок.
   Между тем 'Сент. - Катрин' зашла в гавань и встала на якорь. С неё спустили шлюпку и та, приняв на борт людей, отошла от судна и направилась к берегу. Завидев первый корабль, зашедший в гавань после страшного пожарища, из селения потянулся народ. Вскоре нос шлюпки уткнулся в мокрый песок и на берег спрыгнул Джозеф Брэдли и, сопровождаемый тремя флибустьерами направился к поднявшимся с песка Требютору, Бразильцу и Бриттону. Некоторое время они, молча, разглядывали друг друга, будто не узнавая. Потом Джозеф, не выдержав взгляд своего капитана, отвел глаза в сторону и уставился на ровный ряд мёртвых тел, всё ещё лежавших неподалёку под обрывом, затем оглядел столпившихся людей с интересом разглядывавших его самого и, прежде поздоровавшись, спросил:
   - Что тут произошло? - но ответом ему было лишь молчание. Он, потупив взгляд, заговорил скороговоркой, - надул нас проклятый португалец, не было никакого галеона, время только потеряли. В общем, отправил я его за борт там же...
   - А тринидадцы прошлой ночью все корабли в гавани пожгли, - сказал в ответ Бразилец.
   - Как пожгли?! - Брэдли удивленно таращился то на Рока, то на Франсуа.
   - Вот так вот и сожгли...
   - Вы в Наветренном проливе были? - вдруг спросил Требютор и, получив утвердительный ответ, добавил, - вам несказанно повезло с ними не повстречаться.
  - Мы наблюдали вчера утром, точнее, к полудню, ряд кораблей далеко на горизонте, но приближаться не рискнули, - ответил Джозеф.
   - Ты почему ушел без меня? - спросил было Требютор, но тут же отмахнулся, - впрочем, оно и к лучшему, не то гореть бы 'малышке' синем пламенем...
   Со стороны селения послышался глухой стук копыт и типичное поскрипывание приближающейся кареты. Все, находящиеся на берегу, разом обернулись. К гавани подкатила карета губернатора, сопровождаемая шестью вооруженными всадниками личной охраны Его Превосходительства. Дверца тут же приоткрылась, а в проёме появилось лицо Бертрана д'Ожерона. Выходить из кареты губернатор не стал. Он с места осмотрел гавань, а потом обратился к Требютору:
   - Вижу, ваше судно вернулось в гавань невредимым, мсье Требютор? - Франсуа в ответ лишь кивнул, а д'Ожерон добавил, - что же тем быстрее вы уберётесь отсюда. И вас мсье Герритсзоон, как и ваших форбанов, я настоятельно прошу покинуть Тортугу как можно быстрее. Иначе мне придется принимать неотложные меры.
  - Чем мы вас обидели, Ваше Превосходительство? - поинтересовался Бразилец.
  - То условие не только моё, и не столько моё, но и адмирала Кортеса. Ибо пообещал он вернуться, как недавно в Порт - Ройял. Кстати вам известно, что Ямайка возвращена под власть Испанской короны и не без помощи пришельцев. И повторения этого здесь я не желаю!
  Толпа зароптала, но охрана, сняв с плеч мушкеты, направила стволы на людей и ропот сам собой прекратился.
  - Мы уйдем, мсье, - ответил Требютор, - Не извольте беспокоиться.
  - Что же касается каперского патента с моей подписью, спешно выданного вам, мсье Требютор, - продолжил губернатор, - то с сей минуты, документ этот, считайте недействительным, - он недовольно скривил лицо и раздраженно добавил, - можете подтереть ею свою задницу! И прощайте мсье!
  Дверца кареты с шумом захлопнулась, а лошади с места сорвались в рысь.
  
   Собираться долго не пришлось. Требютор сразу сел в лодку, согласившись взять с собой на борт только Бразильца и Бриттона, отказав остальным в праве на место. Собравшаяся на берегу возмущённая толпа, попыталась взять штурмом шлюпку, но люди Требютора не раздумывая, открыли мушкетный огонь по нападавшим тем самым отбив у последних охоту решить всё силой. К полудню 'Сент - Катрин' покинула гавань Бастер и взяла курс на восток к Азорским островам.
   Под вечер Франсуа Требютор стоял на квартердеке и смотрел на начинающийся закат. Далеко позади, на горизонте, неровной полосой угадывался остров Тортуга. А где то за ним начинал багроветь диск солнца, опускаясь всё ближе к линии горизонта.
   - Капитан, покушал бы? - раздался за спиной голос Брэдли, а через мгновение он уже стоял рядом, - весь день голодным ходишь.
   Требютор на него даже не посмотрел, а спросил только:
  - Джо, что такое 'Песец'?
  - Что? - не понял Брэдли.
  - Название тринидадского корабля, ты как-то в трактире у Лапьера сказал, что слышал от одного метиса с Тобаго что такое 'Песец'.
   - А, ну да! Песец - это снежная лиса в мире пришельцев! Она появляется внезапно и всегда к беде. Пришельцы тогда говорят: 'Песец приблизился незаметно'.
  - Сколько твоих людей погибло тогда в Порт-Ройяле?
  - Почти все... кто был на 'Мейфлауэре'. Дюжин шесть. Спаслись только те, кто удержался на обломках и я в том числе!
  - А твой помощник, Линч, кажется?
  Джозеф ответил не сразу.
   - Да, Пол Линч. Мне пришлось выбирать или я, или он! Кусок доски, за который мы держались, не мог удержать нас обоих и мне пришлось его заколоть...
  - Как всё просто - простонал Франсуа, - шесть дюжин жизней и Линч! - Он резко развернулся к Брэдли, левой рукой схватил его за ворот рубахи и прошипел ему в лицо, - и после этого ты смеешь командовать на моём корабле?! Хочешь меня извести? Так не бывать этому!
  Требютор одним движением правой руки выдернул из-за пояса обоюдоострый нож и вонзил его в сердце Джозефа Брэдли.
  - Ты низложен, Джо! - прокричал Требютор в искаженное болью и удивлением лицо бывшего помощника.
   Он резко выдернул нож из груди Брэдли и, обтерев лезвие об его рубаху, также быстро, убрал за пояс. Затем схватил умирающего одной рукой за штанину, а другой за ворот и перевалил того через фальшборт. Море шумным всплеском приняла в свои объятия тело бывшего капитана 'Мейфлауэра'.
   Требютор огляделся. Часть команды, что находилась на палубе, казалось, ничего не заметила и продолжала заниматься своими делами. Он снова взглянул на запад, где багровый диск солнца уже на половину опустился за горизонт, оставляя на воде, едва заметную, багровую полосу, протянувшуюся до кормы 'Сент-Катрин'. Его 'малышка', подгоняемая ветром, шла на восток, безуспешно пытаясь оторваться от этой багровой дорожки. А с востока на неё надвигалась августовская ночь и неизвестность...
  
   Юджин Т. Хэлк
   21 мая 2018 года
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"