Дил Анна: другие произведения.

Забытыми тропами. Глава 6, ч. 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава шестая. Часть первая, в которой спутники узнают неожиданные подробности из личной жизни графини, Маржана удивляет всех чародейским талантом, а рыцарю представляется возможность продемонстрировать свои навыки сердцееда

  
  Заночевать решено было в леске перед Тайгеном - на ночь городские ворота закрывались, и хотя возле них круглосуточно дежурила охрана, которая должна была после должной проверки и за установленную плату впускать припозднившихся путников, это дела не меняло. Как показывала практика, упомянутая охрана предпочитала скоротать ночь за игрой на нервах незадачливых ходоков, долго и нудно выспрашивая у них доказательства их добрых намерений, а то и вовсе открыто глумясь над людьми.
  Путники, вымотанные тяжелым днем, богатым на впечатления, уснули мгновенно. И лишь Айна осталась сидеть у костра в тишине летней ночи и горевать над своей судьбой. На сей раз ее печалило вовсе не вероломное предательство семьи - от мыслей об этой беде графиню успешно отвлекали более насущные заботы. Нет, зубы и когти оборотней были здесь ни при чем. У страха, как известно, глаза велики - то, что с перепугу представилось Айне рваной раной, грозящей как минимум потерей ноги, на деле оказалось всего лишь глубокой царапиной, саднящей - но не более того.
  Дело было в другом. Сапоги, купленные в Предгорье впопыхах, без должной примерки, оказались малы - они немилосердно жали и за день натерли нежные графинины ножки, еще не отошедшие от скитаний по лесу, до кровавых волдырей, которые вспыхивали болью в ответ на каждый шаг и даже во время отдыха нудно и тягостно ныли, не позволяя забыть о себе ни на миг. Теперь, сидя у ночного костра, Айна шипела и морщилась от боли, осматривая свежие мозоли, но от громких жалоб на жизнь удерживалась.
  "Настоящая графиня, - отметил мысленно Дар. Ему тоже не спалось. - Гордая, как наследная эльфийская принцесса".
  - Помочь? - подходя к костру, негромко осведомился колдун. В руках у него поблескивала склянка темного стекла с подозрительно булькающей внутри жидкостью. На старинных картинах точь-в-точь такие же пузырьки обычно изображали в руках у отравителей королевских особ, для иллюстрации их гнусных деяний.
  Маг присел на корточки рядом с графиней и потянулся было к ее мозолям, но Айна испуганно отдернула ногу.
  - Не бойся, я не предлагаю тебе ничего непристойного, - усмехнулся Дар. - Я не Светомир. Да и он не предложил бы, раз уж на то пошло.
  - Это почему же? - оскорбилась Айна.
  Дар едва не расхохотался в голос над этой загадкой женской психики. Ох уж эти дамы! Приставать начнешь - возмущаются, не начнешь - обижаются: мол, чем это я хуже других?! Маг не без труда подавил приступ бурного веселья и пояснил:
  - Да потому, что все его любвеобильные замашки - не более чем бравада. На самом деле он вполне вменяемый парень и знает, когда можно повеселиться и подшутить над окружающими, а когда есть опасность перегнуть палку. Только вот чувство юмора у него довольно оригинальное, что правда то правда... Так, может быть, примешь все-таки мою помощь? Мне на твои мозоли смотреть страшнее, чем на упыря на заброшенном кладбище...
  На сей раз попытка мага продемонстрировать свои способности мозолеврачевателя увенчалась успехом. Айна покорно кивнула и вытянула ноги поближе к освещенному костром кругу.
  Лечение оказалось немногим менее болезненным, чем изощренная пытка неудобной обувью, но эта боль обещала облегчение, и графиня, сжав зубы, сдерживала рвущиеся с языка проклятия.
  - Когда-нибудь я обязательно вернусь в Предгорье и припомню этому клятому сапожнику свои мучения со всей мстительностью, на какую только способна, - мрачно пообещала Айна костру, когда Дар закончил перевязку. По ступням разливалось приятное тепло, постепенно отвоевывая у боли все больше пространства. Огонь ответил графине одобрительным потрескиванием.
  Дар лишь хмыкнул. Его интересовало другое.
  - Ваше сиятельство совсем не спит? - нарочито безразличным тоном осведомился он, подкладывая веток в костер.
  Айна удивленно моргнула.
  - Я выспалась прошлой ночью.
  - Врать нехорошо, - прищелкнул языком колдун. - Разве знатных барышень не этому учат в первую очередь? Я вчера уснуть не мог от твоего топота в соседней комнате, ты полночи мерила ее шагами.
  - Неправда, - обиженно буркнула Айна, - я тихо ходила.
  - Может быть, - легко согласился колдун. - Но у вампиров, даже у полукровок, слух лучше, чем у людей. Я бы услышал, даже если бы ты коротала ночь на цыпочках.
  - У вампиров хороший слух, отличное зрение, в том числе и ночное, абсолютная память... Есть хоть что-нибудь, в чем вампиры уступают людям? - уязвленно поинтересовалась Айна.
  - Есть. Инстинкт самосохранения. Вообще-то человек на моем месте уже давно бы отправился спать, а я не оставляю надежды уговорить одну упрямую девицу хотя бы подремать перед дорогой.
  - Можешь не усердствовать. Я все равно не лягу. Мне нужно подумать.
  - О чем? Осталось еще что-то, не передуманное за прошлую ночь?
  Айна нервно передернула плечами, досадуя на недогадливость колдуна.
  - О том, как жить дальше. Столько всего изменилось... Мне нужно привыкнуть к этому.
  - От того, что ты будешь усердно размышлять над проблемами, они никуда не денутся, - покачал головой маг. - А выспаться все-таки нужно. С зудящими от недосыпа глазами и чугунной головой думается намного хуже - уж я-то знаю! Завтрашний день обещает быть ничуть не менее трудным, чем сегодняшний. Если ты не выспишься, то будешь задерживать нас всех.
  - Не буду, - упрямо мотнула головой графиня. - Ты ложись. Я не хочу спать. Я посижу здесь, у костра. Да, и спасибо за помощь. Мозоли уже совсем не болят.
  - Ну, как знаешь, - вздохнул колдун, поднимаясь.
  Отойдя на несколько шагов, он обернулся. Айна все также сидела, задумчиво глядя в пламя костра. О чем были ее мысли? О том, что она, графская дочь, без пяти минут наследница огромного состояния, выросшая в неге и роскоши, среди дорогих вещей и самых знатных людей королевства, сидит на чьем-то старом драном плаще у костра в ночном лесу, ест, обжигаясь и жмурясь от удовольствия, походную похлебку-пятиминутку и машет мечом, как обычная наемница из отцовской дружины... и не чувствует неудобств и тоски по утраченному комфорту. Пожалуй, ей даже нравится такое положение дел. Лучше махать мечом, чем плести великосветские интриги, невольно ожидая удара в спину от тех, кто еще вчера считался близким другом. Для прямолинейной натуры графини Ромиайны интриги были тяжелым испытанием. Когда тебя могут заживо съесть, сохраняя на лице любезную улыбку и приветливое выражение... Что в сравнении с этим какие-то оборотни? Им, по крайней мере, можно открыто высказать свое недовольство, подкрепив слова ударом меча.
  Сейчас, сидя на старом плаще у костра, графиня была куда счастливее, чем дома, в роскошном кресле у мраморного камина с дорогой лепниной.
  Дар снова вздохнул, покачав головой. Ну что ты будешь делать с этими графскими дочерьми! Все приходится выполнять за них...
  Легкий пасс рукой - и голова графини начала клониться к груди, а глаза - закрываться против воли хозяйки. Айна попыталась бороться с невесть откуда взявшейся сонливостью, но силы были неравны, и вскоре она тихо опустилась на расстеленный плащ. Через пару мгновений девушка уже безмятежно спала.
  Дар довольно улыбнулся. Вот так-то лучше! Маг тихо подошел к графине и осторожно укрыл ее тонким одеялом. Теперь и он мог спокойно лечь спать.
  
  
***
  Утро первого дня в Сиднаре встретило путников тяжелыми низкими тучами, едва не задевающими макушки деревьев, и настороженной тишиной, обещающей скорый дождь. Впрочем, погода в этой части страны всегда славилась своим непостоянством: утренние тучи к обеду вполне могли смениться ясным небом без единого облачка и солнцепеком, чтобы вернуться вечером с грозовым ливнем и пронизывающим ветром. Злые языки поговаривали, что причина этих метеопрелестей - большое количество магов-погодников на единицу площади. Мол, они так часто измываются над природой в угоду людям, что та не выдерживает и мстит своим неразумным детям. Противники этой теории (состоящие в основном из упомянутых погодников) возражали: погода в Сиднаре всегда была капризна и переменчива, даже в те далекие времена, когда о природной магии никто и не слыхивал.
  Это был один из тех дней, когда все вокруг дышит покоем, а душа замирает от тихой и светлой грусти - еле уловимой, неосязаемой, как туманная дымка на рассвете. В такие дни не хочется шуметь. Скорее всего, после будет дождь, и тишина уступит место множеству звуков: шелесту капель по листьям, пению ветра в кронах деревьев, а может быть, и раскатам грома. Но это будет потом, а пока время будто застыло, и тишина казалась такой хрупкой: одно неловкое движение - и она осыплется тысячей хрустальных осколков.
  Тем разительнее показался контраст между сонной тишиной утреннего леса и бестолковой суетой и гомоном города.
  Несмотря на ранний час, город был похож на растревоженный беспечным прохожим лесной муравейник. Прохожий пошуровал палкой и ушел, а муравьи остались, и теперь они обеспокоенно сновали по улочкам своего муравьиного города, периодически натыкаясь друг на друга.
  - Что у вас тут происходит? - Дар изловчился и поймал пробегавшего мимо "муравьишку" - тощего паренька лет шестнадцати.
  - А вы не знаете? К нам пророк приехал! Всамделишный! Из самого главного храма Светлой Защитницы! Сегодня опосля обеда он на Фонтанной площади проповедовать будет!
  - Всего-то, - хмыкнул колдун, отпуская парня. - А я уж было подумал - сама Светлая Защитница к нам снизойти соизволила!
  Парень суеверно перекрестился и сгинул в толпе.
  Маржана с интересом крутила головой по сторонам. Как все здесь было не похоже на Долину! Узорчатые мостовые, каменные дома - а ведь это даже не столица, а всего-навсего небольшой приграничный городок! Как же, должно быть, красиво в Джайлирии!
  Даже здешние люди были не похожи на долинцев: в большинстве своем смуглые, черноволосые и черноглазые, казалось, они и говорили по-другому, произнося знакомые слова с непривычным акцентом.
  Конечно, на самом деле жители загорской части Сиднара не так уж кардинально отличались от привычных Маржане селян. В море брюнетов с избытком хватало и блондинов, и рыжих, и даже лысых, а смуглолицые встречались ничуть не чаще, чем белокожие, но ошеломленной девушке все они казались существами из другого мира - и на одно лицо.
  Город поразил путников не только шумом и красотой, но и наглостью карманников. Нашелся-таки ловкач, покусившийся на содержимое Маржаниного кошеля - невзирая на опасную близость оного к мечу в новехоньких ножнах.
  Дар первым заметил вора и собирался было проучить его как следует, дабы надолго отбить интерес к чужому имуществу. Но тут всех удивила - да что там удивила! Потрясла! - Маржана.
  - А ну иди сюда, яхонтовый, - медовым голоском проворковала она, притягивая за руку воришку - парня-сверстника, который, вообще-то, и без того был ближе некуда. - Что, денег чужих захотелось?!
  Над ладонью свободной руки девушки зажегся, переливаясь оттенками красного (на поверхности - почти розовый, в глубине - мрачно-багровый), эффектный пульсар. Всего лишь световой, но незадачливый грабитель с квадратными от ужаса глазами принял его как минимум за боевой широкого радиуса действия.
  - Госпожа ведьма! Помилосердствуйте! У меня дома дети голодные!.. Семеро! И жена! И старушка-мать больная!
  - Ага, а еще прапрабабка, дед-инвалид и свора некормленых собак, - вполголоса с усмешкой добавил рыцарь. - Не много ли иждивенцев на одного карманника?
  - Госпожа ведьма! Я же не знал! Уж больно вид у вас неприметный, откуда мне... Ай-ай-ай! Да что же вы делаете, госпожа ведьма?! За что?!
  - За вид. Неприметный, - мстительно отчеканила Маржана, глядя вслед чуток подкопченным босым пяткам карманника. Если с близкого расстояния шарахнуть противника в лоб световым пульсаром, предварительно хорошенько размахнувшись, да еще вослед добавить парочку - можно тоже достичь неплохих результатов в славном деле перевоспитания мелких воришек.
  - Ну надо же, - потрясенно выдохнул Светомир, недоверчиво разглядывая Маржану, как будто впервые ее увидел. - А ты не так проста, как кажешься!
  - Это оскорбление или комплимент? - подозрительно уточнила "госпожа ведьма".
  Светомир ненадолго задумался и честно ответил:
  - Ни то, ни другое. Считай это просто признанием твоих способностей.
  - Идет, - довольно кивнула Маржана, полностью удовлетворенная ответом рыцаря.
  - А скажи-ка мне, Маржана, - протянул с ласковой улыбочкой уже Дарилен, - где это ты научилась создавать такие красивые пульсары? Помнится, Вотию о заклинаниях такого рода я еще не рассказывал...
  Маржана смущенно потупилась. Кажется, она готова была броситься вдогонку давешнему воришке.
  - Я в книге увидела, - наконец виновато призналась она. - У Вотия. В Хворостцах я долго заснуть не могла, вот и взяла почитать...
  Дарилен скептически хмыкнул. Еще никому не приходило в голову использовать "Краткий справочник простейших заклинаний" в качестве снотворного! Хорошо хоть у Вотия не "Большая энциклопедия нежити" в картинках была...
  - И ты так быстро запомнила это заклинание и без тренировки воспроизвела его? - продолжил допрос колдун.
  Маржана удивленно пожала плечами.
  - Да я сама не знаю, как это вышло. Само собой вырвалось, честное слово...
  Вообще-то Маржана рассчитывала этим признанием успокоить мага, но вышло наоборот. Колдун огорченно вздохнул. "Наставницу ей надо, - в который раз сделал мысленную зарубку на память он. - И как можно скорее..."
  
  Как вскоре выяснилось, оживление царило далеко не во всем городе. Свернув на тихую боковую улочку, путники перевели дух: здесь они могли говорить спокойно, не расчищая себе локтями путь в толчее и не переспрашивая тонущие в гомоне ответы собеседников.
  - Айна, зачем тебе понадобилось ехать в столицу? - вдруг поинтересовался Дар.
  - Как это - "зачем"?! - вскинулась Айна. - Там живут мои родные и друзья, там моя родина! Там меня знают и любят! Они будут рады мне!
  - Ты так в этом уверена? Для родных ты мертва, и они не желают видеть тебя живой и невредимой. А друзья... У тебя есть настоящие друзья, те, для которых важна ты сама по себе, без высокого положения и блестящей родословной? Те, что примут тебя безродной и безденежной?
  - Что за вопрос! Конечно, у меня есть друзья! - Айна на пару мгновений замешкалась, припоминая в доказательство имена. Она торопливо перебирала их в памяти: графы, герцоги, князья, баронеты... Нет, нет, все не то... И вдруг опустила голову и тихо, с усилием выговорила: - Нет. У меня нет настоящих друзей. Ты прав, колдун: такая, без семьи и денег, я им не нужна. Они, пожалуй, будут раздосадованы моим "воскресением", - и вдруг бывшая графиня подняла голову, ее глаза просияли догадкой: - Муж! У меня ведь есть муж!
  - Муж?! - возглас получился хоровым.
  - Будущий, - скромно поправилась Айна. - Наша свадьба была оговорена заранее. В день моего двадцатилетия, пятнадцатого сжатня [1], должны были объявить о нашей помолвке.
  - Да, твой папаша ловко все рассчитал! Еще месяц - и плакали бы его денежки! [2] - со свойственным ему тактом брякнул Светомир.
  Дарилен бросил на рыцаря устрашающий взгляд: только попробуй продолжить! К счастью, Айна не обратила внимания на слова рыцаря, она была занята своими мыслями:
  - Он меня так любит, он сам клялся мне в верности до конца своих дней! Вот кто будет рад моему возвращению!
  - А ты? - заинтересовалась Маржана. - Ты его любишь?
  - Да, - пожалуй, чересчур поспешно ответила Айна. На минуту запнулась и поправилась: - То есть нет. Не знаю... Честно говоря, меня и не спрашивали об этом. Герцог Сольри - подходящий мне по статусу и состоянию жених, вот и все. Но он хороший человек! - Айна с жаром кинулась защищать жениха, предупреждая возможные обвинения. - И он мне нравится. Пожалуй, со временем я смогу полюбить его так же, как и он меня...
  - Герцог Сольри? - вновь подал голос Светомир. - Это который? Не Диклим, часом?
  - Он, - несколько растерянно подтвердила Айна. - Ты знаком с ним?
  - Нет, - покачал головой рыцарь. - Я его не знаю. Но во-о-он там висит объявление о его помолвке.
  Айна, не веря своим ушам, перевела взгляд в указанном направлении. На круглом толстом столбе приспособленном под объявления, и впрямь белел бумажный листок. Графиня подошла ближе. На гладкой поверхности кружились в танце уменьшенные копии младшего герцога Сольри и незнакомой Айне рыжеволосой девушки - явно из очень знатного рода, ее платье и украшения говорили сами за себя. "Наверняка чужестранка, - отстраненно подумала Айна. - Иначе я была бы с ней знакома". Крошечные фигурки точь-в-точь повторяли оригиналы, даже движения их были как у живых людей - заказчики не поскупились поручить изготовление листовок настоящему мастеру магических объявлений. Над танцующей парой мерцала крупная надпись: "Герцог Сольри спешит обрадовать подданных вестью о помолвке своего младшего сына, отважного Диклима, и старшей дочери киварнского князя Айдена, прекрасной Лиманы".
  Весть о трагической гибели дочери графа де ла Набирэй уже наверняка обсуждается высшим светом столицы, но Тайген находится слишком далеко оттуда, объявления не успели бы доставить так быстро. Значит, все было решено заранее. Герцогу Сольри подвернулась более подходящая партия, к тому же - княжна соседнего государства, с которым лишь недавно установлен мир, поддерживаемый королевой Халиссой всеми силами, а это обещает немалые политические выгоды... Ехать в столицу больше незачем. Там живую графиню де ла Набирэй никто не ждет. Похоже, гибель Ромиайны и впрямь оказалась для многих выгоднее ее жизни...
  Губы Айны жалко искривились в безуспешной попытке скрыть горечь обиды. Ее лицо стало вдруг таким жалобным и растерянным, что Дарилен с немалым удивлением ощутил нестерпимое желание немедленно накостылять по шее обидчику графини.
  - Ну что ты расстраиваешься? - преувеличенно бодро заявил маг. - Радоваться нужно! Ты видела его отца?
  Айна убито кивнула, с трудом понимая, что от нее нужно этому невыносимому колдуну.
  - Так вот, - жизнерадостно продолжил Дарилен, - этот Диклим уже сейчас вылитый папаша - а представь, что будет с ним лет этак через двадцать! Его родитель - человек выдающийся во всех смыслах, особенно в ширину! - пояснил маг остальным спутникам, не имевшими удовольствия лицезреть герцога Сольри-старшего. - Говорят, что он не появляется на приемах в домах с недостаточно широкими для его видной персоны дверями. На одном балу с ним случился конфуз, сделавший старшего герцога Сольри весьма предусмотрительным - его светлость застрял в дверном проеме и долго-долго там пыхтел на потеху собравшимся. Двери, кстати, пришлось сносить. Вместе с косяком и частью стены...
  Слушатели захихикали, представив красочную картинку. Даже Айна благодарно улыбнулась. Ей было по-прежнему обидно, но уже не так беспросветно тяжело - вовремя сказанная шутка невесть как снизила трагизм ситуации.
  - Вы как хотите, - вновь подал голос Светомир, - а лично я хочу есть. Из этого очаровательного трактирчика у дороги так аппетитно пахнет жареной картошкой, что голод становится просто невыносимым!
  
  Рядом с трактиром очень удачно обнаружилось еще одно строение, повыше и попросторней, и путники с приятным удивлением узнали, что оба дома принадлежат одному хозяину - в одном можно поесть, а в другом - снять комнату на ночь-две.
  - Когда-то я вполне обходился одним домом, - сокрушался корчмарь, показывая компании постояльцев их "апартаменты" на втором этаже - две небольшие комнаты, соединенные общим закутком: два шага в длину, шаг в ширину - с отведенной под ванную клетушкой. - Да в обеденной части постоянно шумели гуляки, а то и драки случались. Ни дня не проходило, чтоб постояльцы не жаловались. А потом кто-то из них донес на меня городскому голове. Пришлось пристраивать второе здание, исключительно для еды и гуляний. А здесь теперь половина комнат пустует - наш город не очень-то многолюдный, центром торговли его не назовешь, да и конкурентов у меня хватает...
  
  Графиня рвалась поскорее смыть с себя дорожную пыль, но остальные, простые смертные, освободившись от сумок, решили, что недостаточная телесная чистота не может быть серьезной помехой для близкого знакомства с обеденным меню корчмы. Пришлось чистоплотной Айне уступить мнению недостаточного просвещенного в вопросах личной гигиены большинства.
  Трактирчик не подвел: внутри он был не менее уютным, чем казался снаружи. Светомир немедленно заказал себе вожделенной картошки - аромат был и впрямь изумительный, - вдохновив спутников своим примером. К картошке предлагались всевозможные салаты - на любой вкус, и изголодавшиеся путники немедленно загорелись желанием их все перепробовать. Дарилен же вместо салата заказал себе телячью отбивную совершенно немыслимых размеров.
  - Мяса хочется - сил нет, - немного смущенно признался он спутникам, когда разносчица отправилась на кухню передавать заказ.
  Компания расположилась на обед в отдельном закутке, отгороженном от зала занавеской из плотной ткани, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания и иметь возможность спокойно поговорить.
  - Как ты собираешься искать свою подружку? - поинтересовался у Дарилена рыцарь, когда затянувшееся в ожидании заказа молчание стало совсем уж тоскливым.
  - Для начала - расспрошу людей, не заметил ли кто в городе проезжей колдуньи, - пожал плечами маг.
  - Так они тебе и ответили, - хмыкнул рыцарь. - Только подозрение на себя, а заодно и на нас всех, навлечешь.
  - У тебя есть предложение получше?
  - Эх, что бы вы без меня делали? Разумеется, у меня есть замечательный, а главное - безотказный план! Я воспользуюсь силой своего мужского обаяния и незаметно выпытаю все у местных красоток. Когда женщины хотят кому-то понравиться, они становятся ужасно болтливыми. Ты не замечал?
  - Где уж мне, сирому и убогому, не наделенному столь сокрушительным обаянием, тягаться с тобой в наблюдательности? - насмешливо отозвался колдун.
  - Природа жестоко посмеялась над тобой, - вздохнула Маржана, с притворным сочувствием глядя на рыцаря. - Тебе надо было родиться не соколом, а павлином!
  - Да, я сокол! - рассердился рыцарь. - Между прочим, сильная, гордая и красивая птица! Зато ты глупа, как канарейка! Помнится, моя тетушка держала как-то канарейку... Ох и вредная была, зар-раза!..
  - Тетушка или канарейка? - уточнил Вотий, воспользовавшись паузой, пока его сестра, покрасневшая от негодования, возмущенно открывала и закрывала рот, не в силах придумать достойный ответ на столь тяжкое оскорбление.
  - Обе, - немного поразмыслив, честно признал рыцарь. И легкой непринужденной походкой направился в обеденную залу.
  Вслед ему из-за шторы неслось возмущенное:
  - Да ты... Ты... Курица ты, а не сокол! Петух ощипанный!..
  Но, увы, старания Маржаны пропали втуне: Светомир ее уже не слушал. Настал его звездный час! Рыцарь, облаченный в запыленное от воротника до подметок дорожное одеяние, держащий в руках шлем и щит, то и дело поправляющий на поясе ножны с мечом, дабы все окружающие успели их заметить и разглядеть, тотчас привлек внимание немногочисленных посетителей трактира, и в первую очередь - внимание женской их части.
  Дамы, имеющиеся в зале, немедленно отвлеклись от тарелок, торопливо расправили плечи, гордо подняли головы, кокетливо подправляя прически и не забывая посматривать на незнакомца - словом, вели себя мило и непринужденно - так они полагали.
  Рыцарь, же, едва на него устремились женские взгляды, приосанился и неспешно захромал к стойке.
  - Вот зараза, перелом ведь уже не болит, головой ручаюсь! - со смесью возмущения и восхищения актерским талантом рыцаря проворчал маг.
  - Бабник, - вздохнула Маржана. - Какой из него павлин, в лучшем случае - гусь лапчатый...
  - Воин! - уважительно отметил Вотий, ни ихнара не смыслящий в тонкой науке завоевания женских сердец и наивно полагающий, что рыцарь и впрямь хромает от боли и лишь героическим усилием воли удерживает на лице бесстрастное выражение.
  Одна лишь Айна ничего не сказала. Ей было интересно, что рыцарь собирается делать дальше, и она смотрела на происходящее, как ребенок на представление ярмарочного фокусника. Даже личные беды на время забылись, отступили на второй план и потускнели.
  Кисс тоже на минуту отвлекся от своей тарелки, поднял голову и проводил рыцаря внимательным взглядом. Впрочем, оценив открывшуюся взору картину, кот справедливо рассудил, что нет ничего важнее сытого желудка, а потому сразу вернулся к прерванной трапезе.
  Отсутствовал Светомир недолго. Немного покрутился у стойки, перекинулся парой слов с очаровательными местными жительницами, устроившими к упомянутой стойке настоящее паломничество, пококетничал, трепеща длинными ресницами, словно девица на выданье, обворожительно поулыбался дамам и вернулся к столу аккурат к тому моменту, когда разносчица принесла поднос с благоухающей снедью. Улыбнувшись еще и разносчице, рыцарь с завидным аппетитом принялся за еду, словно не замечая устремленных на него выжидательных взглядов сотрапезников.
  - Ну? - не выдержал первым колдун.
  - Фто - "ну"? - невнятно отозвался рыцарь, с видимым наслаждением смакуя мясной салат.
  - А то ты сам не догадываешься! Как успехи? Удалось что-нибудь узнать?
  - Ну что вы за народ? - искренне возмутился рыцарь. - Я, может, работал не покладая рук на благо коллектива - а мне даже поесть спокойно не дают!
  При этих словах Светомир повернулся в сторону выхода и, чуть отодвинув штору, послал в обеденную залу воздушный поцелуй. Судя по тому, что зарделись сразу несколько дам, трудился рыцарь и впрямь не покладая рук - и более чем успешно.
  Повернувшись, рыцарь неспешно промокнул губы салфеткой, выдержал эффектную паузу и, обведя компанию торжествующим взглядом, важно сообщил:
  - Я спас нас всех. Я все узнал, - увы, спутники не проявили должного благоговения перед разведывательным гением Светомира, и ему пришлось пояснить: - Несколько дней назад в городе действительно объявилась ведунья, подходящая под описание Заринны. Она сменила уже несколько постоялых дворов, как будто от кого-то скрывается, и старается не привлекать к себе лишнего внимания - но разве в таком маленьком городке что-то утаишь? Где именно она сейчас - неизвестно, но, говорят, утром ее видели неподалеку от этого трактира. Возможно, она ищет новое место для ночлега. Почему она не уезжает отсюда, если так усердно заметает следы - тоже непонятно, однако горожанки в один голос утверждают, что испуганной она не выглядит. Уставшей и чем-то расстроенной - это да, но никак не дрожащей от страха, - и рыцарь, как ни в чем не бывало, вернулся к внимательному изучению содержимого своей тарелки. За время обеда его спутникам так и не удалось больше вытянуть из него ни слова.
  
  [1] Сжатень - третий летний месяц.
  [2] Согласно законам Сиднара, в день двадцатилетия наследники вступают в свои права. Кроме того, по тем же законам, если после официального объявления помолвки один из помолвленных погибает, все его состояние переходит в распоряжение оставшегося в живых несостоявшегося супруга.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"