Дил Анна: другие произведения.

Забытыми тропами. Глава 8, ч. 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава восьмая. Часть первая, в которой путники идут на преступление, а хранитель графской библиотеки отважно борется со своими страхами

  
  Как вскоре выяснилось, компания блуждала буквально в трех шагах от владений графа де ла Набирэй. На то, чтобы до них добраться, ушло всего-то полдня быстрой ходьбы (ночью компания не решилась долго идти по оврагам и буеракам. Покинув город, путники успокоились и продолжили путь лишь на рассвете). В свете последних событий долго оставаться на одном месте, да еще в опасной близости от нашпигованного охраной замка было верхом неблагоразумия. Дарилен настаивал на том, чтобы на пару-тройку дней затаиться в какой-нибудь близлежащей деревушке: Айна была еще слаба, а после проникновения в замок путникам, скорее всего, предстояло уносить ноги со всей возможной скоростью.
   - Ты с ума сошел, - качала головой Заринна. - Пока мы будем сидеть в деревне, нас выследят, схватят и перережут в первом же овраге за околицей. На нас объявлена охота - а ты предлагаешь сидеть и ждать облавы?
   - Какой еще облавы? - встрял в разговор рыцарь. - О чем ты?
   - Ты еще не понял? - поразилась Заринна. - Что, у рыцарей способность соображать не в почете? Объясняю популярно. Кому-то еще стало известно о происхождении Маржаны и Вотия. И, вероятно, этот кто-то - из числа жрецов Защитницы. Усек, чем это может нам грозить?
   Рыцарь честно задумался на минуту, попыхтел, изображая напряженную умственную деятельность, и все же отрицательно помотал головой.
   - О боги... Хорошо, разъясню на пальцах. Служители Защитницы - те еще фрукты. С виду они благостны и преисполнены спокойствия, но на самом деле только и ждут возможности возродить свой культ. Былое могущество не дает им покоя. Сила хаяйров для этих типов - настоящий подарок небес, лакомый кусочек. С ее помощью они легко могут не только вернуть прежнее влияние, но и преумножить его. Как именно - несложно придумать. Существует огромное множество вполне безотказных способов, есть где проявить фантазию. Но при любом раскладе для Маржаны и Вотия конец будет один - смерть. Мучительная смерть от истощения, с которым не сравнятся голод и жажда. Никто точно не знает, что чувствуют перед смертью маги, лишенные силы. Но никто не сомневается в том, что их муки ужасны.
   Рыцарь поежился. Маржана нервно сглотнула и обеспокоенно покосилась в сторону Вотия. Хвала богам, тот был далеко и не слышал разговор.
   - Теперь ты понимаешь, почему нужно спешить? Если служители Защитницы напали на наш след (а я в этом почти не сомневаюсь), шансы скрыться от них смехотворно малы. Они не остановятся ни перед чем, пока не добьются своего. Да и возможностей у священнослужителей неизмеримо больше, чем у нас. Еще и поэтому так важно раздобыть хоть какую-то информацию о хайярах - возможно, благодаря ей мы поймем, как спасти Маржану и Вотия. И спастись самим.
  
   Обед, а потом и ужин пришлось готовить на магическом огне. Он грел чуть слабее обычного и цвет имел призрачный голубоватый вместо теплого желто-оранжевого, зато давал меньше дыма и гари и к тому же приглушал запах готовящейся на нем пищи.
   - Конспирация, - вздыхала Заринна. - Как воры, честное магическое...
   Айна загадочно улыбалась в предвкушении ночи. К своему здоровью она отнеслась легкомысленно, заявив: "На ногах держусь - и ладно". А при упоминании о предстоящем "всамделишном приключении", по выражению Вотия, у графини начинали азартно блестеть глаза и от хвори не оставалось и следа.
   "Все-таки она еще совсем ребенок, - думал Дарилен, глядя на веселящуюся графиню. - Никакого опасения за себя и безграничное доверие к окружающим - в сущности, чужим, случайным людям. Как она сумела вырасти такой в высшем свете? Как ее отцу, пусть и приемному, могло прийти в голову ее убить? Да намекни он ей, что хочет отписать наследство сыновьям, - она сама бы все отдала, до последней мединки..."
   - Погодку бы поэффектнее, - недовольно протянула Заринна, глядя, прищурившись, на закатное солнце, обещающее назавтра погожий день. - Все-таки не каждый день мы незаконно проникаем в графские замки... Природа должна бушевать, отвечать на наши гнусные деяния бурей, шквалистым ветром, ну или хотя бы ливнем - а ей хоть бы хны! Солнышко светит, птички поют... Издевательство какое-то, даже обидно!
   - Будет тебе погодка, - ухмыляясь от уха до уха, пообещал колдун. Выражение его лица могло служить наглядной иллюстрацией к утверждению: "Все маги - коварные и зловредные существа, хитрые зело". - Будут эффекты - мало не покажется...
  
  
***
   Перебраться через ограду чужого двора - дело нехитрое. Сложнее, если этот двор принадлежит графу, который имеет возможность содержать целый штат охраны. Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Граф Иджи не особенно дорожил имением Набир - оно досталось ему в качестве приданого жены (родовое имя графов поместью присвоили уже после свадьбы), находилось далеко от столицы и никакими достоинствами, кроме обширной библиотеки, не обладало, поэтому на усиленную охрану граф поскупился. Конечно, стражи время от времени прохаживались с дозором вокруг стены, но выбрать время, когда они будут достаточно далеко, перелезть через упомянутую стену, к слову, не отличавшуюся высотой, а потом трусцой перебежать к замку, труда не составило.
   - А как мы попадем внутрь? - поинтересовался Вотий, колупая ногтем каменную кладку. Вид у замка был неприступный и мрачный, отбивающий всякую охоту проникать в него незаконным путем да еще и с преступными намерениями.
   - Идите за мной! - скомандовала Айна, поясняя на ходу: - Вообще-то это что-то вроде черного хода для слуг, к тому же им давно уже не пользуются... Но он выходит в соседнюю с библиотекой залу - как раз то, что нам нужно.
   На маленькой неказистой дверце, почти незаметной в стене, висел огромный амбарный замок.
   - Ха! - бодро сказал рыцарь, видя, как друзья растерянно переглядываются. - Это-то как раз не проблема! Щас я его...
   На глазах у изумленных спутников Светомир сменил ипостась, подлетел к замку, пошуровал в скважине загнутым клювом, помогая себе когтями, - и не прошло и минуты, как замок со скрежетом распался, гостеприимно приглашая посетителей войти.
   - Ну ты даешь! - одобрительно заметила Заринна. - И чего ты в рыцари пошел? Был бы домушником, уже давно сколотил бы себе состояние...
  
   Хранитель графской библиотеки Калимьяс, приступив к дежурству, первым делом, как полагается, прошелся по закутку, предваряющему библиотеку, заглянул в библиотечную залу, проверяя, все ли в порядке, не прокрались ли на вверенную ему территорию воры. В комнатушке хранителя, где ему предстояло провести всю ночь, стояли огромный дубовый стол, хлипкий стул о трех ножках да пара стеллажей с наименее ценными книгами, по каким-то соображениям не помещаемыми в библиотечную залу.
   Калимьясу было семнадцать лет. Он был внучатым племянником прежнего хранителя - Олимена. Олимен был стар и немощен, а близкой родни у него не осталось - ни детей, ни внуков. С согласия господина, графа де ла Набирэй, Олимен передал свое занятие родичу. Он учил его, наставлял, тренировал... И теперь Калимьясу предстояло одному нести дежурства.
   Калимьяс был парнем не робкого десятка. Он не боялся в одиночку пойти на медведя (другое дело, что одного его в лес не пускали) и не давал спуску обидчикам. Но он панически, до дрожи в коленях, до судорог боялся темноты. Она действовала на него угнетающе, вызывая из глубин подсознания какой-то первобытный ужас, возрождая дремлющие днем страхи, заставляя поминутно оглядываться и прислушиваться к неясным ночным шорохам.
   "Клин клином вышибают, - говаривал дед Олимен. - Если хочешь избавиться от своего страха - приручи его. Сделай темноту привычной. И страх уйдет".
   Калимьяс послушался деда. Он привык слушаться старших.
   Сегодня была первая ночь его одиночного дежурства. Недобрая это была ночь. Небо, чистое днем, к вечеру нахмурилось, луна спряталась за плотным покрывалом туч. Хлынул дождь - такой сильный, что графский сад за окнами мгновенно утонул в мутной пелене падающей на землю воды. Не замедлили явиться и громы с молниями. Поднялся порывистый ветер. Ветви деревьев колотили в окна, словно просясь под крышу.
   Калимьяс обреченно поглядел за окно, потом - на стены библиотеки, которую ему предстояло охранять от проникновения посторонних. Свеча на столе еле теплилась, от ее неровного света по стенам плясали тени причудливой формы. Хранитель с трудом заставил себя оторвать от них взгляд.
   Где-то в глубине библиотеки протяжно заскрипела половица. "Мышь", - тоскливо вздохнув, подумал Калимьяс. "Ага, мышь. Здоровенная такая, с доброго кабана размером", - не без ехидства согласился здравый смысл.
   Что-то стукнуло в оконную створку.
   "Деревья, - нервно облизнув губы, убеждал себя хранитель. - За окном яблоневый сад, а ночь сегодня выдалась ветреная..."
   Встрепенувшись в последний раз, вдруг погас огонек свечи. И сразу вслед за тем с одной из полок, ближайшей к Калимьясу, ни с того ни с сего упала книга. Толстенный фолиант в обложке с металлической оковкой грохнул об пол так, что заглушил очередной раскат грома. Калимьяс вздрогнул, сглотнул и с трудом подавил в себе малодушное желание залезть под стол да там и просидеть до рассвета. На негнущихся ногах, беспрестанно озираясь, хранитель подошел к стеллажу с книгами. Поднял с пола тяжеленный томище, дрожащими руками втиснул его на прежнее место. Повернулся к своему столу... И тут нервы бедолаги не выдержали. Он тонко, по-девчачьи взвизгнул - и было от чего завизжать!
   Перед ним стояло оно. То, чего он всю жизнь боялся. То, о чем ночной порой опасался даже помыслить, чтобы не накликать. Воплощенный ужас, преследовавший его всю сознательную жизнь.
   Привидение.
   Ноги Калимьяса будто приросли к полу. Он стоял, вытаращив глаза и открыв рот глядя на неупокоенный дух, не шевелясь, смутно надеясь, что неподвижного призрак его не заметит.
   Калимьяс не сразу узнал лицо: ужас застилал ему глаза, туманил мозг. А когда наконец узнал, заорал вторично. Это было привидение молодой графини, погибшей незадолго до того в горах, - Ромиайны.
   Лицо графини, при жизни пышущее здоровьем, теперь было бледно и бескровно, белее стен в графском замке - а ведь на них шла лучшая в Сиднаре известь! Распущенные волосы привидения зловеще развевались, извиваясь, как змеи, хоть в комнате не было и намека на сквозняк. Белый балахон призрака тоже колыхался, будто от ветра. Фигуру окружало приглушенное голубоватое потустороннее сияние. Вдобавок ко всему, фантом парил над полом, не касаясь его, отчего Калимьяс, не отличавшийся высоким ростом и бывший ниже графини и при ее жизни, сразу почувствовал себя маленьким и убогим существом.
   А уж когда призрак поднял на незадачливого хранителя глаза, тот на своей шкуре узнал смысл поговорки "волосы шевелятся от страха". Волосы на его голове не то что зашевелились - они так резво задвигались, будто хотели сорваться с места и убежать прочь! Глаза неспокойной покойницы горели красным огнем.
   Минут через пять, когда худо-бедно прошел первый шок, а привидение продолжало стоять, как ни в чем не бывало, и мирно разглядывать хранителя, Калимьяс вспомнил: он слыхал, что с призраками следует разговаривать вежливо и почтительно, а если поинтересоваться целью визита, то приведение может ответить, с доброй вестью оно пришло или с дурной.
   Калимьяс собрался с духом и произнес дрожащим от страха голосом, отбивая зубами барабанную дробь:
   - З-з-зач-ч-чем т-т-ты яв-в-вилась?
   Приведение смерило хранителя мрачным взглядом светящихся красным глаз. Хранитель похолодел.
   - Поговорить захотелось. Мне, видишь ли, стало ужасно одиноко в загробном мире, там так не хватает душевного тепла...
   - П-п-поговорить?!
   Калимьяс почувствовал подступающую к горлу дурноту. Никогда он не слышал, что призраки могут приходить с того света для того лишь, чтобы потрепаться с живыми.
   - Ну, что ты мне расскажешь? - очаровательно улыбнулось привидение, удобно устраиваясь на хранительском стуле.
  
  
***
   В огромном зале библиотеки пахло книжной пылью. Да так, что у магов тотчас же нестерпимо зачесались носы. Дар зажег небольшой "светлячок" - благо в библиотеке не было окон, хозяева берегли книжные переплеты от выгорания, и подозрительный огонек не могли увидеть со двора.
   - О боги... - ахнула Зари.
   Дарилен полностью разделял ее чувства.
   Вглубь зала уходили бесчисленные книжные стеллажи. Огромные, в два человеческих роста в высоту и немногим меньше в длину, сделанные из драгоценного красного дерева, с многочисленными полками - прочными, толстыми, украшенными резьбой. А на полках... Книги. Фантастическое, не поддающееся счету, невообразимое количество книг. Каких там только не было! Громады в половину человеческого роста - и крохотные, умещающиеся на ногте. Пухлые увесистые томики - и невесомые двухстраничные листовки. С переплетом из кожи, инкрустированной самоцветами, - и простенькие, в бумажной обложке. Бережно упрятанные в тяжелые футляры на замках - и бесстыдно растрепанные, с выглядывающими там и сям кончиками листов. В переплетах с металлической оковкой, деревянных, кожаных, матерчатых... На папирусе, шелке, бумаге, пергаменте... Только разглядывать их можно было бесконечно. А кроме книг были еще и свитки. Целый ряд стеллажей со свитками: и заботливо упакованными в тубусы, и небрежно брошенными на полки, пестревшими рисунками и испещренными ровными рядами строчек, потемневшими, истрепанными от старости и совсем новехонькими, с ровными аккуратными краями и яркой свежей краской... Конец зала терялся во тьме. Да и был ли он? Или, может быть, эта библиотека была бесконечна? На какой-то миг магам показалось, что это хранилище человеческой и нечеловеческой мудрости существовало отдельно ото всего, само по себе, вне времени и пространства. Только книги - и вечность.
   Дар почувствовал подступающее головокружение и решительно встряхнулся:
   - Ну, за работу!
   - Как ты себе это представляешь? - кисло вопросила магичка, заметно подрастерявшая свой пыл. - Тут миллионы... нет, миллиарды... дрыцева тьма книг! Да нам жизни не хватит даже чтобы прочесть названия!
   - Читай названия, если хочешь, - милостиво разрешил маг. - У меня есть идея получше.
   - Дар, - магичка обернулась с выражением искреннего изумления на лице, не веря внезапной догадке, - ты что, знаешь заклинание выбора? Нет, серьезно? - и, видя, как горделиво подбоченивается колдун, восторженно взвизгнула: - Вот это да! И ты молчал! Но - откуда?!
   - Когда-нибудь, когда у нас будет больше свободного времени, я обязательно расскажу тебе об этом, - пообещал Дарилен, складывая руки в жесте призыва. Строки накрепко заученного накануне заклинания сами сорвались с губ.
   С полминуты ничего не происходило. А затем из глубины библиотеки, шелестя страницами, на магов двинулись полчища книг - по-иному и не скажешь. Они плыли по воздуху, и было их столько, что они внушали чародеям невольные опасения за собственную безопасность.
   Маг смущенно кашлянул и слегка подкорректировал формулу. Книг стало чуточку меньше. После еще одной корректировки осталось всего пять разнокалиберных изданий, плавно опустившихся на одинокий столик у входа. Маг возликовал и с царственным видом повел рукой:
   - Прошу!
   За что тут же схлопотал дружеский подзатыльник от напарницы:
   - Размечтался! Знание редких заклинаний еще не освобождает тебя от работы!
   - А вознаграждение за догадливость, сообразительность и предусмотрительность?! Я, может быть, смертельной опасности подвергался, когда искал текст заклинания!
   - Ладно, выйдем отсюда - получишь конфетку. А сейчас - за работу!
   Времени пролистывать все подряд и перечитывать найденное у чародеев решительно не было. Им нужно было торопиться, а потому не оставалось ничего иного, кроме как воспользоваться старым, проверенным способом. Во время обучения именно этот прием выручал целые поколения юных непоседливых магов. Дарилен и Заринна, в отрочестве весьма неусидчивые и озорные, в свое время собаку съели на этом фокусе.
   Прием был прост, как все гениальное. Для него требовались лишь два заклинания. Первое произносилось над раскрытой точно на середине книгой и было призвано найти нужную информацию. Черед второго наступал чуть позже. Когда нужный кусок текста был найден, чародей клал на требуемую страницу лист чистой бумаги (или любого другого писчего материала, какой был под рукой) и произносил другое заклинание, тщательно следя за интонацией и четким произношением. Итогом становилась копия страницы - более или менее точная, в зависимости от умения мага. Конечно, придирчивый глаз мог отыскать в подделке тысячу и один недостаток, отличающий ее от подлинника, как то: некоторая нечеткость рисунков, расхождение в оттенках цветов, упрощенное воспроизведение некоторых каллиграфических изысков - но ведь копия делалась не для услады взоров, а ради информации, так что все недостатки способа мало кого останавливали.
   И закипела работа! В полутьме библиотеки зашуршали страницы, зазвучали вполголоса произносимые заклинания. Лица чародеев то и дело озарялись мягким светом, льющимся со страниц во время копирования.
   Маги спешили. Праздность была для них непозволительной роскошью.
  
   Привиденистая Айна с аппетитом грызла здоровенное яблоко (нисколько не смущаясь тем фактом, что привидениям еда без надобности), сидя верхом на библиотекарском столе. Вид у нее был плутовской - и очень довольный.
   Рядом, на стуле, на самом краешке, примостился перепуганный до полусмерти бледный хранитель. Он внимал графине, в перерыве между укусами вещающей замогильным голосом:
   - И тогда Черный Всадник снял шлем, и увидели люди, что нет у него головы...
   Хррум! - яблочный хруст прозвучал особенно зловеще.
   Калимьяс тихо икнул. Зарина, крадучись выбирающаяся из библиотеки, сдавленно хрюкнула, рискуя свести на нет всю конспирацию.
   Рядом с библиотекой не действовали маскирующие чары - маги, нанятые хозяевами замка в стародавние времена, добросовестно заговорили помещение, обезопасив его от незаметного проникновения подозрительных личностей. Более того - вход в сокровищницу знаний, как высокопарно выразился Светомир, заговорили отдельно - на кровь рода Старого Книжника. Это создавало определенные трудности, поскольку с появлением новых членов семейства приходилось подновлять заклинание, зато во стократ усиливало защиту - заклинания на кровь всегда считались одними из самых надежных, их не так-то легко обойти. Посторонние могли проникнуть в библиотеку не иначе как имея при себе пару капель графской крови - да не абы какой, а добровольно отданной и особым образом заговоренной. В общем, библиотека могла не опасаться нашествия орд жадных до знаний читателей - в противном случае членам немногочисленного графского семейства грозила потеря крови, не совместимая с жизнью.
   Путникам, понятное дело, проникнуть внутрь труда не составило. Айна с легкостью пожертвовала своей кровью - да не одной-двумя каплями, а целым десятком! При заговоре крови на открытие дверей ей уже не раз приходилось присутствовать в бытность свою полноправной владелицей замка, формулировку она знала назубок.
   Проблемы могли возникнуть с хранителем - при всей осторожности магов, не скрытых заклинаниями, он мог услышать скрип половиц, увидеть неясные тени, крадущиеся во тьме - да, в конце концов, просто интуитивно заподозрить неладное.
   Но тут уж за дело взялась сама Айна. "Что ж, - сказала она, - раз все предпочли счесть меня мертвой - не будем их разуверять! Пусть в Сиднаре станет одним замковым привидением больше!" Конечно, графиня не могла знать, что в эту ночь должен был дежурить Калимьяс - это значительно облегчило ей задачу. В эффектности образа Ромиайны была заслуга не только подходящего случаю наряда (его роль исполнила маржанина ночная сорочка) и умелого макияжа (Заринна, как истинная женщина, не могла позволить себе путешествовать без дежурного набора косметики, даром что сама редко им пользовалась, - и вот, пригодился и он). Постарался на славу и Вотий - он был ответственным за спецэффекты вроде горящих красным глаз, незримого ветра и иллюзии левитации - настоящее левитирование ему было пока не по зубам, а простенькие, но зрелищные фокусы дались без труда. Сработал эффект заинтересованности в результате - ведь куда интереснее учить формулы, чтобы поучаствовать в самом настоящем приключении, чем зубрить, скажем, заклинание проверки здоровья.
   Маржана, ни за что не соглашавшаяся оставить брата в одиночестве, вместе с Вотием притаилась за дверью хранительского закутка, наблюдая оттуда за представлением и хихикая в кулак.
   Светомир стоял на стреме под дверью: в случае чего он должен был подать условный сигнал - птичий крик. Все-таки соколу было легче сделать это достаточно достоверно, не вызывая подозрений. Он было пробовал возмутиться - мол, не рыцарское это занятие, на стреме стоять, - но его быстро осадили и пригрозили не взять "на дело" вовсе. Такого Светомир позволить не мог. Пришлось ему мокнуть под дождем на благо коллектива.
  
   Айна проследила взглядом за магами, прокравшимися на цыпочках в сторону выхода (остротой ночного зрения она была обязана выпитой накануне настойке - что и говорить, компания на совесть подготовилась к преступному деянию!), и, услышав условный тройной стук в стену, легко спрыгнула со стола. Внимание Калимьяса было поглощено графиней настолько, что мимо него сейчас могли смело промаршировать несколько боевых орочьих отрядов - он бы и ухом не повел.
   - Ну, бывай, - попрощалась призрачная графиня с хранителем.
   - А... А как же история? Что там дальше было с Черным Всадником?
   Айна на мгновение непонимающе нахмурилась.
   - С каким... Ах, Всадник! Погарцевал он на своем черном коне, дождался, когда люди падут перед ним ниц от страха, - и был таков. Все, пора мне. Как-нибудь в другой раз договорим, - и графиня медленно и величественно проплыла в сторону двери, растворившись во тьме.
  
   С тех пор Калимьяс перестал бояться темноты. Он по-прежнему ждал наступления вечера с волнением и смутным беспокойством - но совсем не тем волнением и не тем беспокойством, что прежде. В глубине души хранитель, хоть он и не признался бы в этом даже самому себе, надеялся, что однажды ночью в библиотеку вновь придет призрак молодой графини, которой захочется с ним поговорить. И тогда она расскажет ему и историю Черного Всадника, и леденящее кровь предание о Ночном Рыцаре и множество других легенд и сказаний. Шли годы, призрак графини не появлялся. Но Калимьяс продолжал верить и ждал до последнего вздоха.
  
   Перед уходом путники решили, раз уж они проникли в замок, заглянуть заодно и на кухню, запастись съестным в дорогу.
   На двери кладовой, правда, висел замок, размерами не уступающий тому, что был на входе.
   - Позовем сокола? - деловито предложила Заринна.
   - Зачем? - искренне удивилась Маржана. Она вытащила из прически шпильку, удерживающую косу, уложенную на затылке, и на глазах у ошарашенных спутников приступила к взлому двери.
   - До чего я дошла, - сокрушенно причитала она при этом. - Я, честная селянская девушка, взламываю замки в графских кладовых!.. Все, готово, - Маржана обернулась и, увидев вытянувшиеся лица друзей, рассмеялась: - Ну, чего вы смотрите? У моего дяди был точь-в-точь такой замок на кладовой с вареньем...
  
  
***
   Путники шли остаток ночи и весь следующий день, лишь немного вздремнули на рассвете, чтобы прогнать свинцовую усталость, - увы, это мало помогло, спать захотелось еще сильнее.
   Погода, слегка "подкорректированная" Даром накануне, похоже, не собиралась улучшаться: дождь лил весь день, то затихая и еле накрапывая, то припуская с новой силой. Путники были мокрее водяных кикимор и злее голодных орков. Никто из них не позаботился захватить в дорогу непромокаемые плащи, а поддерживать купол, защищающий от дождя, можно было лишь на привале. Купол - заклинание статичное, устанавливаемое на определенную территорию, и двигаться вместе с людьми не может. Привалы же были короткими, и хоть сколько-нибудь просушить одежду за это время не удавалось.
   Улучшить погодные условия тоже не представлялось возможным. На одном из привалов Дар попытался было повлиять на погоду магически, но в ответ на его старания небеса щедро сыпанули градом, и колдун почел за благо не вмешиваться в атмосферные процессы вовсе.
   - Это все из-за моей специализации, - пригорюнившись, каялся колдун. - Моя стихия - вода, вот у меня и получается ее призвать. А чтобы разогнать тучи, нужно быть магом-воздушником.
   - В этом тоже есть свои плюсы, - пыталась успокоить друга Заринна. Ее стихией была земля, и магичка влиять на погоду не умела вовсе. - Возможно, в дождь за нами поленятся следить, и мы оторвемся от "хвоста". Да и заметать следы в непогоду сподручнее.
   Если с первым утверждением магички можно было поспорить, то правоту второго понимали все, но настроение у промокших до последней нитки путников все равно было хуже некуда.
   Вечером компания немного приободрилась. Во-первых, на привале маги установили защитный купол, и путники смогли наконец обсохнуть как следует у весело потрескивающего костра. Огонь был вновь, как и накануне, магический (а где вы найдете в дождь сухой хворост?), но теперь он казался скитальцам настоящим спасением.
   Ну и, во-вторых, Дар и Зари приступили к разбору скопированных в графской библиотеке книг, что внесло в вечерние посиделки у костра приятное разнообразие.
   - Ну и язык был у этих хайяров, - поморщилась Заринна, отвлекаясь от очередного свитка. Она бросила быстрый взгляд в сторону представителей древнего народа и поспешно добавила: - Без обид, ребята, к вам это не относится... Нет, вы только послушайте! - магичка откашлялась и прочла с выражением: - "Падут былые храмы, изгнаны и забыты будут жрецы, уничтожены их дети и разрушены жилища. Скорбь по прошедшим дням и гонения станут судьбой их народа. И так будет много веков... Но придет день, когда разгневанное солнце ослепит дом Первого из Последних, и тогда двое станут одним и подарят детям Хайяримы мудрость веков". Как вам это нравится? Неужели нельзя сказать все четко и ясно? Почему все предсказатели считают своим долгом запудрить мозги так, что не разберешь, что они хотели поведать? Их этому специально обучают, что ли?
   - Дай-ка сюда, - неожиданно посерьезнел Дар.
   Колдун взял у магички листок с предсказанием, торопливо пробежал его глазами.
   - Ну, первая часть очень даже понятна, - возразил Дар. - И, кстати, вполне пророческая. Все так и произошло.
   - Он говорит о каких-то жрецах, а вовсе не о хайярах, - заметила Маржана.
   - Он говорит как раз о хайярах. Просто в старину их иногда называли "народом жрецов". Несмотря на тягу к творчеству, они были настолько фанатичны в своей преданности богине Хайяриме, что жрецы прочих народов могли им только позавидовать. Хайяры не занимались специально жреческим служением. Они сообща строили храмы, в которые в любое время дня и ночи мог прийти любой из них и обратиться напрямую к богине. Считалось, что для этого им не нужны посредники - как не нужны они при общении матери с детьми.
   - И что, ни у кого не возникало соблазна стащить что-нибудь из храма? - живо заинтересовался Светомир.
   Дар смерил его тяжелым взглядом.
   - Красть в храме могут только люди, у которых нет ничего святого. Хайяры были не настолько испорченны. Им и в голову не приходило утянуть что-нибудь плохо лежащее из храма обожаемой богини-матери. Они действительно были очень набожным, свято верящим народом. Впрочем... Если кто-то был столь же смекалист, как ты, то, я не сомневаюсь, это было последнее воровство в его жизни. И расплатился он за него наверняка сполна.
   Рыцарь покосился на Маржану.
   - Охотно верю, - вздохнул он. - По крайней мере, теперь понятно, в кого она такая сумасшедшая...
   Маржана угрожающе засопела.
   - Да молчу я, молчу. Тебя только тронь...
   - А что прикажете делать с этим? - помахала листочком с предсказанием Заринна.
   - Выбрось, - посоветовал рыцарь.
   - Сожги, - поправил его колдун.
   - Съешь, - хихикнула Айна, вспомнив романы про королевских шпионов, популярные среди знатных барышень Сиднара.
   - Еще чего! - возмутилась Заринна. - Чтобы несварение заработать? Да и жаль такую редкость терять... Все-таки образец древней письменности... Оставлю на память, вдруг пригодится.
   Маги вновь углубились в разбор бумаг.
   - А вот еще, Дарилен, послушай, - снова подняла голову Заринна. - "Хаяйра может обучить только хайяр". Как тебе такое утверждение?
   - Вот это новость! По-твоему, я похож на хайяра?
   Заринна на миг сощурилась, будто считывая ауру друга - исключительно для того, чтобы позлить его. Ауру Дарилена она и без того знала досконально.
   - Не похож, - вынесла она вердикт. - Ни капельки... Как же ты учишь Вотия, скажи на милость?
   - Понятия не имею, - огрызнулся Дар. - Как получается, так и учу. Боги доверили мне это - значит, я не так уж безнадежен в педагогическом плане!
   У костра снова воцарилось молчание. Но не прошло и пяти минут, как Заринна гордо объявила:
   - Вот! Послушайте, что я нашла! - и продекламировала хорошо поставленным голосом: - "Рано или поздно, каждого хайяра судьба приводит на распутье. Тогда надлежит ему прийти в Обитель Рассвета, любимый храм Богини, и там, преклонив колена пред алтарем Хайяримы, испросить ее благословения. А затем, свершив обряд, верное дитя Богини узнает свое предназначение, и явным для него станет предначертанное".
   - И что? - скептически поинтересовался Дар.
   - По-моему, у нас как раз такая ситуация. И нам следовало бы наведаться в этот храм.
   - Да ты в своем уме?! Его наверняка уже давно разрушили и по камешку разнесли!
   - Автор называет его нерушимым!
   - Конечно, ведь он жил добрую тысячу лет назад! Когда писали эту книгу, никто и не помышлял о том, что Хайялин будет уничтожен! Тогда на них не рисковали нападать.
   - Откуда ты знаешь, разрушен храм или нет? Кто мешает нам пойти и проверить? Заодно и от слежки, если она есть, оторвемся. Авось служители не потащатся за нами в такую даль.
   - Они потащатся за нами куда угодно. Мы даже не знаем, что это за обряд, о котором говорится в книге. Что он собой представляет? Как проводится? Что для этого нужно?
   - У тебя есть предложение получше?
   У Дара не было другого предложения, но затея Заринны была чистой воды безумством. О чем он ей и сообщил в максимально доступной и образной форме.
   - Ну, как знаешь! - фыркнула раздосадованная магичка. - Если тебя больше устраивает бесцельное шатание по сиднарским лесам - пожалуйста, шатайся.
   - А ты что собираешься делать? - с подозрением покосился маг на подругу.
   - Я?.. Я буду наблюдать за твоими злоключениями и злорадствовать!
   - А-а-а! - успокоился Дар. - Наблюдай на здоровье, я не против! - и вновь углубился в чтение.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"