Дил Анна: другие произведения.

Забытыми тропами. Глава 9, ч. 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава девятая. Часть вторая, в которой бродят толпы лесных братьев, путникам встречаются оружейник и старьевщик, а хайяри поет песню, вызывающую множество новых вопросов

  
  Около полуночи путников, уставших, как горные тролли после охоты, разбудила захлебывающаяся лаем Фтайка. Когда чародеи зажгли световые пульсары - Дари и Зари одновременно, - взорам проснувшихся предстало весьма любопытное зрелище.
  На ночь вокруг места стоянки были поставлены сразу несколько защитных куполов: чародеи решили подстраховать друг друга, а кроме того, Дарилен, памятуя о том, что лучшее обучение - практика, дал задание ученикам: создать по куполу. Так возле ночевки возникло сразу четыре разномастных защитных купола. Это их и спасло.
  Разбойники напали подло - дождавшись, когда все уснули. Они подготовились на совесть, прихватив с собой деактивирующие амулеты немалой силы - защитный купол, и даже четыре защитных купола для них трудности не представляли. От творений обученных магов в два счета не осталось и следа.
  Но ученики всегда делают ошибки. Вотий что-то напутал в магической формуле, Маржана от волнения под взглядом наставника произнесла заклинание слишком быстро, невольно изменив характеристики созданного. В итоге ученические куполы все же возникли, но от канонических они сильно отличались. Разбойничьи амулеты против них оказались бессильны - чтобы деактивировать заклинание, необходимо знать его формулу. Предугадать набор наиболее распространенных защит нетрудно - а как предусмотреть ошибку или неправильную интонацию чародея?
  Открывшаяся взорам заспанных путников картина была и впрямь занятной. Вокруг уцелевшего внешнего купола стояли человек десять, не меньше. Зверские выражения рож (назвать хмурые, изрядно заросшие оскаленные физиономии лицами как-то не поворачивался язык) не оставляли сомнений в серьезности их намерений. Как и в отсутствии у обладателей щетин интеллекта. Впрочем, для реализации их цели умственные усилия и не требовались. В неверном свете пульсаров тускло поблескивали мечи.
  Бандиты собирались тихо перерезать путников, пока они спали. Их надежды пошли прахом, но отступать от задуманного бородачи явно не собирались. Не получилось тихо - зарежем с боевыми кличами, решили они. И кинулись на купол. С воинственными воплями. Потом еще раз. И еще.
  Защита не поддавалась. Более того - она упруго пружинила, как резиновая, раз за разом отбрасывая назад покусившихся на ее целостность лесных братьев.
  И вот тут-то отсутствие наполнения в черепной коробке сыграло с бандитами злую шутку. От непредвиденной неудачи они озверели, теперь ими двигало лишь одно желание: во что бы то ни стало разрушить купол и меленько нашинковать заказанных "клиентов" с особой жестокостью. И путь к этому нехитрому способу самореализации им виделся только один: продолжать долбить упрямую защиту - авось да поддастся?!
  Упомянутые "клиенты" же вели себя на редкость нахально. Нет чтобы возопить от страха, пасть наземь, обреченно закрыть глаза и ждать неминуемой смерти! Не-е-ет, эта компания, как ни в чем не бывало, удобно уселась, будто на представлении ярмарочных лицедеев, гнусные колдуны добавили еще несколько пульсаров, дабы не пропустить ни единой детали "спектакля", и зрители с интересом уставились на "актеров". Время от времени кто-нибудь из них не выдерживал и выкрикивал что-нибудь вроде "давай-давай!", "поднажми!" или "эх, хорошо полетел!". Другие с восторгом подхватывали и через мгновение все дружно вопили хором.
  Собака лаяла. Кот спросонья шипел, вздыбив шерсть на загривке и нервно подрагивая поднятым к ночному небу пушистым хвостом. Бандиты рычали от злости и извергали отборнейшую брань и проклятия. Зрители улюлюкали.
  Словом, красота!
  Веселье продолжалось около часа. Бандиты с тупой сосредоточенностью попрыгали вокруг купола, постучали о него мечами, попытались процарапать в защите дырку, сделать подкоп, кто-то даже всерьез вознамерился прогрызть "колпак", видимо, воображая себя настоящим берсерком.
  Но купол оказался стойким и усилиям бандитов не поддавался. Те потоптались еще немного, злобно зыркая на несостоявшихся покойников, плюнули и ушли.
  - Это уже просто оскорбительно, - заметил полувампир, отчаянно пытаясь подавить зевок, - наши неведомые враги нас ни во что не ставят! Подосланные убийцы с каждым разом становятся все тупее и тупее...
  - Если наши неведомые враги и дальше будут подбирать таких дубиноголовых убийц, то рано или поздно они своей цели добьются - мы просто лопнем от смеха! - хихикнула, вновь укладываясь спать, Заринна.
  - А завтра нам еще в лавку идти, - уже находясь на границе яви и сна, пробормотала Маржана. - Надеюсь, они не будут нас у города поджидать...
  
  
***
  Ночных бандитов в городе не оказалось. Да и вообще городок под названием Макхид производил куда более приятное впечатление, нежели встреченные до этого неприветливые селения.
  Хайяри и рыцарь, памятуя о неизбежной конспирации, приоделись так, что от крестьян их не смогли бы отличить и родители. Впрочем, для Маржаны это как раз не составило труда: она просто надела любимый сарафан с васильками и лапти, а на голову повязала цветастый платок, чтобы скрыть от посторонних цвет своих волос.
  С рыцарем проблем было больше: один раз он уже наряжался крестьянином, и тогда его едва не раскусили - ну не бывает у скромных тружеников полей и огородов идеально чистых ногтей и щегольских усиков!
  В конце концов, усы рыцарю сделали накладные, прямо поверх собственных, из-за чего искусственная растительность воинственно встопорщились, а ногти щедро измазали жирной плодородной землей (правда, рыцарь против этого активно возражал, и Дарилену пришлось держать вырывающегося вояку за руки, а Вотию - за ноги, пока девушки, хохоча, свершали свое гнусное деяние).
  Конечно, можно было поступить куда проще и изменить внешность "лазутчиков" магическим способом, но, во-первых, заклинания изменения внешности были весьма нестабильны и без постоянной подпитки энергией могли распасться в любой момент, как правило - в самый неподходящий. Маржане эти заклинания были покуда не под силу, а идти втроем значило вызвать у особо бдительных горожан лишние подозрения. И, во-вторых, действующее заклинание могли учуять городские маги, а это тоже не сулило ничего хорошего.
  Пришлось Светомиру и Маржане довольствоваться подручными немагическими средствами.
  Был еще риск, что неладное заподозрит оружейник - все же не каждый день на крестьян находит блажь приобрести "карающие звезды", - но Светомир заверил спутников, что этого можно не опасаться: оружейники - народ бывалый, видавший всякое. Их неправильными крестьянами не смутить. Кроме того, у оружейников Сиднара существовал негласный закон: не доносить на своих покупателей. Логика была проста: тот, кто покупает оружие, может это оружие повернуть против доносчика. И потом, кто знает, вдруг деревенский недотепа или бродяга в лохмотьях на самом деле - переодетый королевский гвардеец?! Случались и такие капризы у правящей верхушки - надо же как-то выяснять качество обслуживания на вверенных территориях. Донесешь на такого, потом сраму не оберешься...
  
  Оружейная лавка не обманула ожиданий рыцаря и хайяри.
  Ассортимент поразил воображение неискушенной девушки - куда до него было гномьей лавке из Предгорья!
  Были здесь и ножи с изогнутыми фигурными лезвиями, и немыслимой красоты мечи и сабли, были и смертоносные веера, скрывающие в своих складках остро отточенные стальные пластины вместо деревянных полос. Перечислить все имеющееся в продаже было попросту невозможно.
  Светомир посреди этого великолепия едва не позабыл, что вообще-то и он сюда пришел не на товар поглазеть, а выбрать новые ножны для своего меча. Недостатка в ножнах в лавке тоже не наблюдалось, в их разнообразии легко было запутаться, но рассчитывать на помощь оружейника рыцарю не приходилось - тот был занят обслуживанием Маржаны.
  Продавец выкладывал на прилавок коробку за коробкой, но Маржана, лишь скользнув глазами по стали, холодно поблескивающей в свете масляной лампы, качала головой: не то.
  Оружейник взмок от усердия и выбился из сил, но так и не угодил привередливой покупательнице.
  - Ладно, - решился он наконец. - Есть у меня еще один набор. Для особых посетителей, - продавец выразительно подмигнул. - Но он очень дорогой, имейте в виду! Для истинных ценителей держал...
  Оружейник нырнул под прилавок, долго там копался и пыхтел, чихая от пыли, и в конце концов вытащил на свет божий большую коробку, обтянутую кожей. Осторожно подул на нее - в воздух взвилось целое облако пыли. Видимо, истинные ценители давненько не захаживали в эту лавку...
  Тихо щелкнул замок. Продавец откинул крышку.
  Маржана ахнула, впиваясь глазами в выложенные в три ряда смертоносные игрушки, заметно выбивающиеся из вереницы разложенных на витрине ножей, булав и мечей. Кажущиеся удивительно хрупкими, изящные звездочки выглядели в этом окружении, как красавицы-княжны в толпе простолюдинов.
  Северные народы называли это оружие "звездами Белого Волка", жители Востока - "легкокрылой смертью". В Сиднаре прижилось название кэй'ли, а в Долине - "карающие звезды". Специалисты могли назвать еще с десяток-другой названий. Но как бы поэтично они ни звучали, Маржана раньше и вообразить не смела, что это оружие может быть столь прекрасно.
  При одном взгляде на предмет законной гордости оружейника по коже пробегал легкий морозец, предупреждающий о близкой опасности, и становилось ясно - эти диски, и впрямь похожие на колючие звезды с остро отточенными зазубренными гранями, их владелец просто так не достанет. А если достанет - уже не промахнется. Плавные закругленные линии делали вид опасных игрушек удивительно гармоничным, а гравировка по центру лезвий, затейливая вязь, при ближайшем рассмотрении складывающаяся в староэльфийские письмена, создавала вокруг "звезд" таинственный и притягательный ореол.
  В комплекте с кэй'ли шла перевязь - в отличие от самих "звездочек", неброская, без лишних изысков, местами даже потертая. Но, странное дело, никакая другая перевязь, расшитая золотом или еще каким-то образом украшенная, не могла бы подойти к этому оружию лучше.
  Маржана кончиками дрожащих от волнения пальцев благоговейно коснулась стали. Кто бы мог подумать еще месяц назад, что отыщется оружие, способное вызвать у нее священный трепет!
  Девушка несмело протянула руку. "Звезда" покорно легла в ладонь, прильнула доверчиво, как котенок, еще не знающий, что не все существа вокруг добры и ласковы.
  Девушка обернулась к Светомиру, сияя не хуже отполированных до блеска "звездочек":
  - Это они.
  - Ты уверена? - с сомнением поинтересовался рыцарь, с явной неохотой отвлекаясь от созерцания алебард, расставленных у стены.
  Ответом ему был счастливый маржанин взгляд, устремленный на кэй'ли.
  Рыцарь со вздохом полез за пазуху.
  - Почтенный... Вы драгоценности в уплату берете?
  
  
***
  Как бы ни было спокойно в Макхиде на первый взгляд, все же в городе творилось что-то неладное. Как и в других сиднарских городах, в которых путники успели побывать ранее. Кто-то методично вырезал сиднарских приверженцев Светлой Защитницы. Город за городом, день за днем. Нет, не днем. Ночью. Всегда - ночью. Жертвами неведомого убийцы становились священнослужители, оказавшиеся на неосвещенных улицах в одиночестве. Впрочем, проникновением в дома неуловимый противник Защитницы тоже не гнушался - несколько жрецов были найдены зарезанными в собственных постелях.
  Поговаривали, что смерть являлась священнослужителям в виде прекрасной девы, искушающей их и упрашивающей отречься от богини. Если ее мольбы не достигали цели, она хладнокровно убивала своих жертв. Сопротивления ей никто не оказывал - то ли от растерянности, то ли люди просто не успевали отреагировать.
  Как ни странно, жрецам Защитницы жутковатая ситуация была только на руку. Люди, видя повышенное внимание загадочной кровожадной девы к культу, начинали верить в россказни пророков о приходе короля-демона Шарона в новом обличье, вспоминали о том, что их предки были истовыми приверженцами Светлой Защитницы, и сами возвращались в забытую веру. Многие боялись, что, перерезав священников, демон примется за обычных людей, и хотели верить в хотя бы эфемерную защиту, которую сулила кроткоглазая богиня своим почитателям. Впрочем, Сиднар был на редкость демократичным в религиозном отношении государством. Вера в Защитницу в умах простого люда с легкостью уживалась с почитанием десяти богов Верховного Круга и уж тем более - с поклонением четырем богам-стихийникам. Если есть десять главных божеств, рассудил народ, то почему бы не быть одиннадцатой богине, пусть чуть пониже рангом, но от того не менее милосердной к своим детям?
  Этими соображениями словоохотливый оружейник поделился с покупателями, пока заворачивал их покупки. Он был доволен удачным днем: и кэй'ли, и выбранные странным крестьянином ножны, и кинжал, присмотренный его не менее странной спутницей в придачу к "звездам", стоили немалых денег -отчего же не поболтать со столь щедрыми покупателями? Глядишь, и еще на что-нибудь раскошелятся...
  Щедрые покупатели больше ни на что не раскошелились, но услышанное заставило их призадуматься.
  - Свет, - выходя из лавки, Маржана едва не плакала, - это ведь не я, правда? Я бы не смогла...
  - Конечно, не ты, - успокоил хайяри рыцарь. - Ты ведь была с нами по ночам, никуда не исчезала. Продавец сказал, очередное тело нашли сегодня утром. Если ты еще не забыла, этой ночью на нас напали придурки с мечами - и тебя уж точно все видели. Не переживай.
  - Тогда... Тогда почему они говорят, что убийца - девушка?
  - Мало ли на свете девушек... Не принимай это на свой счет, вот и все. Выбрось эту ерунду из головы.
  - Как я могу об этом не думать?! Я убила восьмерых - там, на поляне! Откуда мне знать, может быть, остальные убийства - тоже моих рук дело?!
  - Не говори чепухи, - беспечно отмахнулся рыцарь. Но сразу вслед за тем нахмурился, обеспокоенно огляделся и произнес, понизив голос: - И лучше вообще ничего не говори. Здесь столько ушей, не приведи боги, услышат... В случае чего долго разбираться не будут.
  Маржана замолчала, но на душе у нее было по-прежнему тяжело. Она очень болезненно переживала случившееся на лесном привале, хоть и не подавала виду.
  И все же, несмотря на то, что Маржана была погружена в свои невеселые мысли, угрозу она почувствовала сразу. Девушка остановилась, стиснув ладонь Светомира.
  - Здесь кто-то есть. Кто-то... недобрый.
  Они стояли посреди тихого переулка - этот путь добросердечный оружейник указал им как ближайший к приличной и недорогой таверне. В переулок не выходили окна домов, проход между глухими каменными стенами был тесен и грязен. Нестерпимо пахло помоями и кошками.
  Светомир растерянно покрутил головой.
  - Да нет здесь никого, - убежденно заявил он. - Тебе померещилось. Идем.
  - Ошибаетесь, милейший.
  Человек появился совершенно бесшумно, с ловкостью лесного зверька выскользнув из-за кучи мусора, возвышающейся у стены ближайшего дома.
  Маржана от неожиданности взвизгнула, скользнула за спину рыцаря и уже оттуда рассмотрела незнакомца.
  Человеку было лет сорок, может, чуть больше - точному определению возраст не поддавался. Невысокий, худой и гибкий, с мелкими острыми чертами лица, он и впрямь напоминал какого-то небольшого хищного зверька - хорька или куницу. Длинная рыжая челка, падающая на глаза, меняла положение при каждом движении незнакомца, не позволяя как следует рассмотреть его лицо. "И как она ему не мешает?" - мелькнуло в голове у хайяри. У нее помимо воли зачесались руки - так хотелось откинуть волосы со лба куницеобразного. Впрочем, тот, по-видимому, не испытывал ни малейшего неудобства. Он оглядел рыцаря, решительно сжавшего рукоять меча, пока еще покоящегося в новехоньких ножнах, и девушку, испуганно спрятавшуюся за спиной воина. Как-то нехорошо оглядел. Нахально. По-хозяйски. Так, словно за поимку этих двоих лично ему пообещали крупную награду, и он уже прикидывал, на что потратит деньги.
  "Вот оно что, - догадалась Маржана. - Он тоже слышал проповеди. И каким-то образом догадался, что ищут меня. Наверное, услышал наш разговор. Какая же я дура, не могла промолчать!"
  Предчувствие не подвело Маржану. Незнакомец, рассмотрев их, удовлетворенно кивнул и произнес:
  - Позвольте представиться - Алгер, старьевщик. Глубоко верящий сторонник Светлой Защитницы, - старьевщик выдержал многозначительную паузу. - Я вам зла не желаю, ни в коей мере. Но, видите ли, мне очень нужны деньги. А за каждую подозрительную девушку, похожую по описанию на демона, полагается хоть небольшая, но награда. А кто может быть подозрительнее приезжих девушки и рыцаря, гуляющих в глухом переулке? Так что - сами понимаете, - Алгер виновато развел руками, словно извиняясь за свой будущий поступок. Рыцарь напряженно следил за его движениями. Куда клонит старьевщик, он понял сразу, и теперь мучительно раздумывал: ударить сразу или еще подождать?
  Маржана выбрала третий вариант. Она ждать не хотела. Биться - тоже.
  - Пойдем, - потянула она рыцаря за рукав.
  - Э, нет, - весело оскалился похожий на хорька человек. - Вы мне слишком дороги, мои золотые, я вас не отпущу так просто!
  В этот день рыцарь понял, что гибкость и ловкость с успехом могут заменить силу, высокий рост и крепкие мышцы. Юркий, вертлявый Алгер с удивительной легкостью умудрялся поднырнуть под руку рыцаря в самый неожиданный момент, уйти от удара и мгновенно вынырнуть из-за спины.
  В пылу сражения рыцарь почти забыл о Маржане, прижавшейся к холодной каменной кладке. А вот куницеообразный старьевщик о девушке не забывал и, улучив подходящий момент, когда рыцарь, тряся головой, отходил от чувствительного удара под ребра, прыгнул к ней.
  Маржанины попытки отогнать от себя назойливую мысль о лежащих в коробке под мышкой "звездах" пропали втуне. Стоило человеку сделать шаг в ее сторону, как руки сами потянулись к свертку. Глаза заволокло знакомым туманом, в ушах зашумело. О боги, да что же это такое?! Опять?!
  Додумать Маржана не успела. Когда в ее руках оказалась уже раскрытая коробка, она не поняла. Кэй'ли сама ткнулась в ладонь, просясь в несущий гибель полет. "Звезде" хотелось чужой крови и чужой смерти. Маржане, вернее, существу, завладевшему ее телом, - тоже.
  Легкое, неуловимое движение, солнечный блик на отточенной грани. Всхлип крови и хруст дробящейся кости под натиском вгрызающейся в тело "небесной кары". Эти звуки девушке с выбившимися из-под платка светлыми волосами, со странно жесткими глазами на побледневшем лице показались прекраснее сладкозвучной музыки.
  Алгер медленно перевел взгляд вниз. Его рука судорожно зажимала глубокую рану. "Звезда" вошла чуть ниже ключицы, одним своим "лучом" задев кость. Сквозь пальцы толчками, пульсируя, текла темная кровь. Вместе с кровью из тела уходила жизнь. Старьевщик рухнул на колени. Покачнулся, будто в нерешительности, и тяжело завалился набок.
  Светлокосая склонилась над ним, с интересом разглядывая.
  - Передай привет своей Богине, когда встретишь ее, - прошептала она. Алгер вздрогнул: в голосе девушки ему послышалось змеиное шипение. - А теперь скажи: кто ты? Кто послал тебя?
  Алгер умирал. Он стоял на грани, готовый отправиться к Престолу Богов. Но что-то не давало ему уйти, что-то цепко держало в этой жизни угасающее сознание и не желало отпускать. Боль становилась нестерпимой, как и желание отрешиться ото всего, уйти, умереть - только бы не чувствовать больше этой боли, не видеть этих колючих злых глаз, вытягивающих душу. И тогда он, не в силах больше терпеть, выдохнул имя. Одно-единственное - вместе с последним вздохом.
  Девушка наклонилась над телом еще ниже. Осторожно пошевелила пальцами. Дождалась, когда из раны, повинуясь ее ворожбе, выскользнет окровавленная "звезда", аккуратно вытерла ее об одежду убитого и вернула назад, в коробку.
  И только тут душащая, клокочущая ярость схлынула. Хладнокровие ушло вместе с нею. Маржана снова стала сама собой и в тот же миг поняла, что она наделала. Перевела взгляд на скорчившееся на мостовой бездыханное тело. И завизжала так, словно убивали ее саму.
  Светомир, до того остолбенело таращившийся на нее, дернулся от крика, одной рукой ловко перехватил обезумевшую от ужаса девушку, другой крепко зажал ей рот. Маржана билась в его руках, как выброшенная на берег рыба, но сила у нее была снова обычная, девичья. Рыцарю без особого труда удалось оттащить хайяри подальше от злосчастного переулка, в другой - столь же безлюдный - и там, встряхнув ее пару раз за плечи, привести в чувство.
  - Ты видел это? - захлебываясь слезами, выдавила Маржана, вновь обретя способность говорить. - Видел?! Я снова убила человека, я - убийца! - ее речь стала прерывистой и неразборчивой. Маржана уткнулась лицом в ладони. Ее трясло. У нее начиналась истерика.
  В конце переулка показались прохожие - благообразный старец и дородная женщина, ведущая за руку мальчонку лет пяти. Сзади за ними семенил хиленький мужичонка. Светомир торопливо прижал девушку к себе, чтобы люди не заметили ее слез, наклонился к ее лицу. Со стороны казалось, что влюбленная парочка слилась в страстном поцелуе. Почтенное семейство величественно проплыло мимо. Дама возмущенно пропыхтела что-то о распущенности нравов современной молодежи, но Светомиру в эту минуту не было дела до мнения посторонних, а рыдающая Маржана попросту ничего не заметила.
  И только когда Маржана немного успокоилась, вдоволь наплакалась и пришла в себя, она увидела темное пятно, расплывающееся на груди Светомира.
  
  
***
  Первыми их увидела Айна. Будь у графини нервы чуть слабее, она непременно хлопнулась бы в обморок, как это любили делать ее знакомые аристократки. С нервами у Ромиайны было все в порядке, но все же струхнула она не на шутку.
  Вернувшиеся из Макхида Светомир и Маржана выглядели так, что любой ужаснулся бы.
  Хайяри была перепугана чуть не до полусмерти, лицо ее заливала мертвенная бледность, глаза покраснели, на щеках блестели дорожки слез, на васильковом сарафане темнела россыпь кровавых пятен. У графини мелькнула несвоевременная мысль о том, что, если бы не заклинания очищения ткани, у Маржаны не осталось бы одежды без следов крови.
  Рыцарь был еще бледнее, он еле держался на ногах, но мужественно шел, вернее, передвигал ноги, поддерживаемый своей спутницей. Рубашка Светомира из белой превратилась в темно-бордовую, почти черную.
  - О боги! Что с вами случилось?! - Айна едва успела подбежать, чтобы помочь Маржане поддержать рыцаря - он медленно заваливался на бок.
  - На нас напали, - чужим голосом отозвалась Маржана. - И все из-за меня!
  - Перестань винить себя. Я же просил... - прохрипел рыцарь, теряя сознание.
  
  К счастью, рана оказалась не роковой, жизненно важные органы не были задеты. И все же Дарилен и Заринна колдовали над ней два часа кряду. Рыцарь потерял много крови, к тому же была опасность заражения крови.
  Чародеям прежде не доводилось лечить такие раны. Они давно усвоили, что целительство к области их талантов не относится. Но раньше они могли обратиться к профессиональным лекарям. Сейчас выхода не было - пришлось осваивать новую ворожбу на ходу, вспоминая когда-то слышанные наставления учителей и доверяясь интуиции.
  Они здорово рисковали. Оборотничий организм многие зелья и заклинания переносит иначе, нежели человеческий, реакция могла быть непредсказуемой. Но, к счастью, обошлось.
  - У нас прямо передвижной лазарет какой-то, - хмыкнула Заринна, когда стало ясно, что их с Даром старания увенчались успехом. Светомир крепко спал, и сон его обещал исцеление.
  Спасители выглядели едва ли не хуже раненого. На Маржану вообще было жалко смотреть. Она упорно твердила, что Светомир едва не погиб исключительно по ее вине, и перестала рыдать, только когда Айна насильно напоила ее успокаивающим отваром. Правда, с дозировкой графиня немного перестаралась, и в лагере стало на одного спящего больше - но разве кому-то вредил крепкий здоровый сон?
  
  
***
  Когда вечер раскрасил небо, будто умелый художник провел кистью с акварелью по листу мокрой бумаги, компания собралась у костра. Светомир то и дело с восхищением дотрагивался до перевязанной груди: импровизация чародеев явно была удачной, утром рыцарю можно было трогаться в путь вместе со всеми, правда, соблюдая осторожность.
  Вотий с не меньшим восторгом разглядывал подаренный Маржаной кинжал с простой, но со вкусом оформленной рукоятью в форме драконьей головы, с гравировкой на клинке - опять-таки в виде дракона со сложенными на спине крыльями, судя по всему, вошедшего в штопор. Хаяйри сумела-таки угодить брату.
  Чуть в отдалении от компании, привалившись спиной к дереву, сидела Айна. Весь ее вид выражал крайнюю степень усталости: глаза прикрыты, руки бессильно брошены на колени, плечи поникли.
  - Устала? - участливо спросил Дарилен, присаживаясь рядом. - Тяжелый был день...
  Реакция девушки его удивила. Графиня встрепенулась, испуганно взглянула на Дара и торопливо замотала головой.
  - Нет-нет, нисколько!
  Колдун нахмурился.
  - Ты чего-то боишься?
  - Боюсь? Ну что ты, вовсе нет...
  - Не спорь. Я не слепой. Что случилось? Чего ты испугалась?
  Айна низко наклонила голову - так, чтобы не видно было выражения ее лица. Ее волосы пахли ромашкой. Это зариннина настойка для мытья волос, она сама ею пользуется и снабжает всех желающих. Знакомый с детства запах. Почему же раньше он не вызывал в душе колдуна никаких чувств? И почему сейчас он для него дороже самых изысканных ароматов мира?
  Ответ Айны прозвучал так тихо, что маг едва различил ее голос в треске костра.
  - Не прогоняй меня.
  - Что?
  Он расслышал. Просто не сразу смог поверить своим ушам.
  - Не прогоняй меня.
  - О чем ты? Я вовсе не...
  Айна его не слушала. Она торопливо заговорила, сбиваясь и глотая слова, словно боясь, что Дар вот-вот перебьет ее и велит замолчать.
  - Я... Я знаю, что я - изнеженная графская дочка, которую зачем-то научили махать мечом - должно быть, потехи ради. Я ничего не знаю, ничего не умею и слишком быстро устаю от ходьбы. В походе от меня мало толку, зато неприятностей сверх меры. Я - обуза для вас. Но пока я иду с вами, мне есть для чего жить. Мы куда-то идем, что-то ищем - и все просто и понятно. Есть цель, есть путь к ней. Я не знаю, что будет, когда мы достигнем цели и получим ответы на все вопросы. Но... не прогоняй меня. Хотя бы пока. Пожалуйста...
  - Глупенькая... - теплая усмешка. Айна подняла голову. Что это - нежность в его глазах или причудливая игра отблесков костра? - Никто не собирается тебя прогонять. Я благодарен судьбе за то, что она свела нас с тобой. Это лучшее, что она могла для нас сделать. Помни об этом и не верь никому, кто скажет, будто кто-то из нашей компании думает иначе. Этого просто не может быть. И не смей называть себя обузой! Ты - славная девушка, хоть еще и сама этого не понимаешь.
  
  Словно зверь на мягких лапах, готовящийся к решающему прыжку, подкрадывалась ночь. Где-то в лесу тоскливо затянул лунную серенаду волк. Ему вторил другой, в противоположной стороне. Компания у костра поежилась. Маржана зябко передернула плечами.
  - Говорят, летом волки не нападают на людей, - изрекла в пространство Заринна.
  - Не забудь сообщить об этом самим волкам при встрече, - откликнулся Дарилен.
  - Вам что-нибудь говорит имя Шайнмар? - невпопад спросила Маржана, глядя в огонь.
  - Шайнмар... Шайнмар... Что-то знакомое... - маг задумчиво потер подбородок. - Нет, не припоминаю. А где ты его слышала?
  - Тот человек, который... ну, которого я... он сказал мне это имя.
  - Что, так прямо и сказал? - недоверчиво протянула Заринна. - Сам?
  - Нет. Я его... - Маржана запнулась, - попросила. Убедительно.
  У костра снова повисло молчание.
  Когда сидеть у трепещущего пламени, слушать шум ветра, запутавшегося в кронах могучих деревьев, и волчий вой стало совсем невмоготу, Айна попросила Маржану:
  - Спой, пожалуйста. Ты так красиво пела в трактире в Верхних Фумках...
  Маржана, вспомнив, что именно она пела в памятную ночь в трактире, зарумянилась, но просьба Айны была и впрямь как нельзя более своевременной. Иногда песня - лучшее лекарство от грусти. Много лучше слов.
  Маржана помолчала, прикрыв глаза, вслушиваясь в свое состояние. О чем же спеть? О долге? О грусти? О первой любви?
  Слова пришли сами собой. То ли вспомнились, всплыли откуда-то из глубин памяти, то ли сами на ходу сложились в песню. Маржана об этом не задумывалась. Она пела, отдавая песне всю душу, растворяясь в ней и забывая себя.
  Голос хайяри то звенел, как первые трели весенних птиц, то затихал, становясь почти не слышным, как шепот легкого ветерка. Были в нем и напевы веселого летнего дождя, льющего сквозь солнечные лучи, и шелест листвы, и неспешный полет тающих под солнцем, словно сахарная вата, облаков. Песня уносила слушателей невообразимо далеко, туда, где нет тревог и проблем, где круглый год светит ласковое солнце и цветут луговые травы, где нет зла, боли и грязи. А еще в этой песне была горечь - от того, что сказочный край навсегда потерян и потомкам его счастливых обитателей суждено вечно скитаться по чужим краям в тщетной надежде вернуть утраченную родину.
  Когда песня отзвучала и последние слова растворились во тьме за освещенным костром пространством, притихшие слушатели еще долго сидели молча. После столь проникновенного исполнения продолжение беседы казалось кощунством.
  - О чем эта песня? - тихо спросил, обретя наконец способность говорить, Светомир.
  Маржана открыла было рот, досадуя на недогадливость рыцаря, но сестру опередил Вотий.
  - Она о крае, где рождается радуга, - заявил он.
  - И на каком же это языке? - вкрадчиво поинтересовался рыцарь.
  Вотий удивленно моргнул. Маржана округлила глаза:
  - То есть как - на каком? На сиднари, разумеется! - и осеклась. Песня была не на сиднари, только теперь она это отчетливо поняла. Слова были на другом языке, которого Маржана не знала. Селянские девушки не изучают иностранные языки, они и родным-то в его письменном применении не всегда владеют. Откуда же тогда она знает эту песню? И почему понимает ее слова? И Вотий... Он ведь тоже все понял!
  Маржана в замешательстве оглянулась на брата. Тот был озадачен не меньше.
  - Мои ученики удивляют меня все больше и больше, - вздохнул Дарилен. - Что ни день, то новые сюрпризы. Я правильно понял, что вы оба этот язык никогда не учили, но понимаете его не хуже родного?
  Подопечные мага синхронно кивнули.
  - Потрясающе, - сказала Заринна с непонятным выражением: то ли мрачно, то ли просто устало. - Ты прав, Дар, тебе достались не ученики, а коробка с сюрпризами! Ты уверен, что их ищут лишь потому, что они хаяйры? Может быть, кому-то известно о них что-то такое, что пока не известно нам?
  Маржана почувствовала укол жгучей обиды. Она шмыгнула носом, изо всех сил стараясь не разреветься
  - Я же не специально...
  - Ладно-ладно, не огорчайся ты так, - поспешил утешить ученицу колдун. - Никто не хочет обидеть ни тебя, ни Вотия. Вы ни в чем не виноваты. Но вы и впрямь подкидываете нам столько загадок - и ни единой зацепки для разгадки! Вас ищут служители Светлой Защитницы, которые только и думают, как бы вернуть себе прежнюю власть над умами людей. На вас имеют виды какие-то ненормальные маги-сектанты, озабоченные спасением мира. Периодически возникают посыльные некоего "хозяина", требующего отдать ему моего ученика. Кто-то из вышеперечисленных, а может быть, некто неучтенный, время от времени присылает каких-то совсем уж кретинских наемников. При этом я - единственный в мире маг, ставший наставником двух учеников одновременно, моя ученица, - милая скромная девушка, которой снятся странные сны, - если ее хорошенько разозлить, обращается с оружием получше многих профессиональных бойцов, и в довершение ко всему мои ученики распевают песни на незнакомом им языке, - Дарилен помолчал. Его подопечные пригорюнились. И тут маг хитро улыбнулся: - Нет, определенно, день, когда я принял Вотия в ученики, был счастливейшим в моей судьбе! А иначе разве смог бы я жить такой интересной, насыщенной жизнью?
  
  
***
  Ночь вступала в свои права. На бархатное иссиня-черное небо высыпали крупные летние звезды, казавшиеся искрами одинокого догорающего костра, улетевшими слишком высоко. В лунном свете в траве поблескивали крупные тяжелые капли ночной росы.
  У костра на окраине березовой рощицы кружком сидели люди, нелюди, белая с рыжими пятнами собака и черный пушистый кот. Сколько таких ночей у костра было в их жизни? Сколько еще будет? Куда приведет их дорога? И что найдут они там, в конце пути? Этой ночью они предпочитали не задумываться.
  Над одиноким костром, березовой рощей, Сиднаром, всем миром звенела песня. Песня о потерянной родине на неизвестном певице языке.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"