Дилетант: другие произведения.

Пв-16. Деликатное дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:


   Нервический вид посетительницы никак не соответствовал образу серьезного клиента, в офис Здановича ее явно занесло по ошибке случайным капризом весеннего ветра. Ничего страшного, как занесло, так и вынесет, лишь бы не забыла визит оплатить - репутация богадельни консалтинговому агентству "Деликатное дело" и его единственному представителю Матвею Здановичу совсем не нужна.
   -Думаю, вы напрасно волнуетесь. Если я вас правильно понимаю, вчера утром вы не обнаружили на обычном месте пальто. Пришлось надеть другое. Это так вас расстроило, что, уходя, вы не выключили свет, что и увидели, вернувшись сегодня и взглянув на свои окна. И это почему-то напугало вас. Так с ваших слов получается.
   Испуг натурально плескался в ее распахнутых глазах, но другие штрихи нарушали цельность портрета беззащитной сиротки. Слезы брызгали без ущерба для макияжа. Плечи не поникли, спина прямая, как у королевы на троне. Мех неописуемого окраса на фасонистой амуниции не примят и не вздыблен, воздушный шарфик -- и тот не сбился с места..
   -Вы не понимаете, это не пальто, а дизайнерская модель - шубка из медвежат. Ее нужно носить всегда, для рекламы... А ее украли!
   В ответ на его недоуменный взгляд потыкала разрисованными ноготками смартфон, показала картинку-- плюшевая куча-мала с торчащими мордами, лапами, хвостами непонятной принадлежности и дичайшего цвета. А он еще думал, что на ней сейчас самое безумство надето. Поистине, нет предела совершенству. Зданович едва удержался от художественной оценки, высказался по существу:
   -Нарядно так. Главная загадка - кому надо это красть. Ни носить, ни продать, ни на выставку...
   Интересно, откуда такой экземпляр на его голову свалился. Чужих машин у подъезда не видно, а сапоги у куколки чистые -- значит, не издалека топала. Окрестное население наперечет знакомо, за исключением разве что жильцов новой элитки. Ну что ж, из всего нужно извлекать пользу, отличный предлог для экскурсии на неосвоенные территории.
   -Если хотите, могу проводить вас до квартиры, чтобы вам спокойнее было, - предложил Матвей.
   Нет, с головой у нее порядок -- все поняла правильно, купюрами зашелестела, но успокоиться никак не могла:
   -Вы не понимаете, там кто-то был!
   -Я не понимаю, с чего вы взяли, что кто-то посторонний вообще присутствовал. Никаких других недоразумений, кроме пропажи э...э...наряда вчера утром не случилось. Или у вас там что -- королевские апартаменты, можно не заметить человека?
   -Нет, что вы, какие апартаменты, просто студия... - как-то не очень уверенно ответила посетительница.
   -Ну вот, видите. Это все нервы. И весна...
  
   "Какая весна, такие и клиенты", - меланхолически думал Зданович по пути через двор в кляксах оттаявшего собачьего дерьма и свежего голубиного помета.
   Площадка перед элиткой, встроенной между двух старых кирпичных пятиэтажек, радовала цветной тротуарной плиткой, возле входа зеленели растения в кадках, весна здесь была совсем другой. И новая клиентка уже казалась вполне себе ничего, под стать этой другой весне.
   -Где ваше окно? - спросил Зданович голосом доброго доктора.
   -На самом верху. Видите, свет горит?
   На самом верху располагался стеклянный купол, венчающий цилиндрическую башенку, хотя, возможно, ее следовало называть мезонином. Архитектурный изыск действительно слабо светился, в сгущающихся сумерках это было видно отчетливо.
  
   На входе в квартиру Зданович по-киношному отстранил хозяйку, шагнул первым навстречу неведомой опасности и застыл на пороге. "Просто студия" представляла собой хаотично заставленное вещами пространство. Прозрачный купол потолка впускал небо, что значительно увеличивало и без того немаленькую высоту помещения, гарантированно обеспечивая всем входящим ощущение песчинки на дне стакана. Понятно, с чего здесь черти мерещатся.
   -Стесняюсь спросить, что это за стиль. Вы коллекционер ненужных вещей?
   -Нет, я хореограф, - она все никак не могла обойти застывшего в дверях Здановича, и они так и стояли на пороге странного этого жилища.
   "Богема! - обреченно понял Матвей. - Это ж надо было связаться..."
   -Проходите же, что вы встали в дверях, - сказала из-за спины Здановича богема.
   -Не очень понятно -- куда, - отозвался на приглашение Зданович, с первого же шага уткнувшись в портновский манекен. - Вы не это приняли за злоумышленника?
   -Это вешалка, - хозяйка продемонстрировала назначение манекена, надев на него свой меховой жилет. - Здесь шубка из мишек висела, а когда я собралась уходить, оказалось, что ее нет.
   -А в другом месте посмотреть не пробовали? Как вы вообще что-то находите в этом... вернисаже? - Зданович не был уверен в правильности выбранного обозначения, но под впечатлением от обстановки более подходящего слова не вспомнил.
   -Это только на первый взгляд кажется беспорядком. На самом деле эргономичное расположение предметов задает направление движения. По крайней мере, так считает дизайнер интерьера. По условиям контракта здесь нельзя ничего менять без согласования. Но меня все устраивает. Все равно, дома не часто бывать удается.
   Зданович попытался обойти манекен в меховом жилете и оказался перед большим зеркалом. Очевидно, неправильно выбрал курс. Изменил направление движения - и едва не запутался в распластанном по веревочной сетке растении. Далее подчиняться воле неизвестного устроителя этого бедлама Матвей не захотел, сдвинул в сторону сеть вместе с лианой и двинулся напролом, стараясь выдерживать направление на голос хозяйки и при этом ничего не раздавить в нагромождении дизайнерского бреда. Оказалось, он был не первым, кто посчитал путь по прямой самым разумным. На этот вывод Здановича навела композиция из коробок и керамических черепков, из-под которой торчали ноги в красных мокасинах. Однако, сурово здесь наказывают за отклонение от маршрута.
   -Э...как вас там... синьорита! Тут у вас, сдается, несогласованные изменения в интерьере!
   Синьорита возникла совсем не с той стороны, куда он обращался. Он еще надеялся, что она небрежно скажет, что и это в порядке вещей, но она только коротко вскрикнула и упала в обморок. Эргономика, очевидно, предполагала высокую вероятность обмороков на научно организованном пространстве, и внезапное падение хозяйки произошло аккурат на мягкий стул-мешок, продуманно оказавшийся кстати и к месту.
  
   Зданович занялся телами в порядке очередности падения. При внимательном осмотре инсталляции с торчащими мокасинами он обнаружил еще один доступный обзору фрагмент тела - руку с плетеными феньками на запястье, пощупал пульс и с чистой совестью переключил внимание на хозяйку студии. Очень хотелось ее прибить. Чего уж теперь - трупом больше, трупом меньше. Вот тебе и психичка. Обвела вокруг пальца! А ведь его на районе знают не последние люди. Репутацию трудно выстроить, разрушить можно очень легко. Одним случайным трупом. Кто доверится в сложной ситуации человеку, который себя самого не уберег от встречи с полицией? Матвей от души похлопал обморочную по щекам. Дождавшись осмысленного взгляда, жестко сказал:
   -Вашему гостю что-то нехорошо. Я звоню в полицию, "Скорая" ему уже не поможет.
   -Боже мой, не надо полицию! Придумайте что-нибудь!
   -Времени нет. Камера на входе зафиксировала, когда мы вошли, попробуйте потом объяснить, отчего вы так долго спотыкались о труп и не замечали его. Зря вы не рассказали мне все, тогда можно было что-то придумать... А теперь уже начинается игра не на моем поле. Вызывайте адвоката или что там у вас положено за нарушение интерьера и устроение погребальных курганов.
   -Так вы же мне не верили, а я вам и говорила, что кто-то здесь был!
   Зданович безнадежно махнул рукой и достал телефон.
  
   В ожидании полиции Матвей хотел было поинтересоваться, на какую именно помощь с его стороны дама рассчитывала. Но полиция в лице участкового не заставила себя долго ждать. Участкового Петра Скорика Зданович знал давно и хорошо -- оба выросли в этом дворе, где теперь Петр с семьей обитал на служебной жилплощади, а Матвей так и жил в старой квартире, устроив в одной из комнат офис своего агентства.
   -Выпендрежный ты тип, Мотя, - осуждающе сказал участковый, подведенный к бездыханному телу. - Даже покойники у тебя с вытребеньками. То ли дело -- третьего дня на помойке нашли труп: ни документов, ни мобилы, только алкоголь с клофелином в крови, нормальный такой висяк... А тут тебе и шузы гейропные, и висюльки на клешне приметные, даже на рожу не надо глядеть, можно по прикиду опознавать.
   -Так вперед, покажи мастер-класс, - с интересом откликнулся Матвей. - А если не можешь, то не тарахти попусту.
   -А что здесь вообще за аттракцион? - участковый с недоумением огляделся. - Вроде собирались студию оборудовать, а не квест "Пятнадцать сундуков на одного мертвеца"!
   Красотка ответом не удостоила, но перебралась с мешка для обмороков на относительно похожий на диван предмет. Она размотала элегантно развешанную по плечам блескучую тряпицу, закрутила ей в узел пышные волосы и сразу сделалась трогательно незащищенной, на шее обозначилась пульсирующая жилка. И Здановичу расхотелось ее прибить. Сподручнее придушить.
   А на мешке, с которого она поднялась, обнаружились кожаная куртка и красный шарф.
   -Ваша одежда? - спросил Зданович. - Может, и пропажа лежит в столь же подходящем месте?
   -Это ведь мужские вещи, - удивилась она очень искренне. - Я их первый раз вижу.
   -Так, что тут есть... - Матвей проверил карманы. - Вот, Петро, накаркал -- тоже ни телефона, ни бумажника. Зато ключики имеются. Это ваши ключи?
   -Совсем не похожи даже.
   -Да, в самом деле, ваш ключ подделать сложно, - припомнил Зданович длинный стержень с причудливыми прорезями, открывающий "просто студию".
   -В смысле? - растерялась хозяйка.
   -Не обращайте внимания, Мотю иногда заносит. Трудное детство, плохая компания, - успокоил участковый. - Это все в прошлом, само собой.
   Не найдя понимания аудитории, участковый неуклюже сменил тему:
   -Холодно у вас. Как вы тут живете?
   -Холодно... - эхом повторила хозяйка. - Почему-то холодно, да. Обычно тепло, а сегодня что-то холодно...
   - Не отвлекайтесь, - строго сказал Зданович и показал на торчащие ноги. -Это вы тоже первый раз видите?
   -Как я по ногам могу сказать? - опять удивилась она. - Вроде мужчина какой-то, это его куртка, наверное. Одежда точно мужская, а лоферы унисекс, так что может быть это женщина.
   -Или женщина. Большая. Сороковой размер башмаков. Или гомик-недомерок, - подхватил мысль участковый, прикидывая стильную кожанку к долговязому Матвею.
   -А чего сразу гомик, -насторожился Матвей. -У меня тоже на лето красные мокасины есть.
   -И штаны такие в обтягон? Может, ты еще и ноги бреешь? Смотри, как бы и тебя при случае за бабу не приняли, - разглядывая неизвестные ноги, высказался Петр.
   -Штаны как штаны... Между прочим, качественный деним. Ладно, там еще рука есть, - предложил Матвей.
   -А что рука? Чистая, ногти короткие, колец нет... Маникюр с бесцветным лаком, тоже хоть у кого может быть.
   -Хорошо, давайте посмотрим, где у него лицо.
   -Э, не трогайте ничего, - не согласился участковый. - Сейчас опера приедут, тогда и посмотрите.
   -Мы аккуратно, - отмахнулся Зданович, доставая из кармана латексные перчатки. - Потом все обратно вернем. И даже не наследим.
   -Не трожь, кому говорю! - прикрикнул Петр.
   Возникший было конфликт интересов исчерпал звонок в дверь. Хозяйка побрела открывать под конвоем участкового, а Матвей извлек из кармана в пандан к перчаткам коробочку с пластилином и занялся ключами из найденной куртки.
  
   Приехавшая опергруппа обстановку оценила, но паспорт у хозяйки попросить не забыли. И выяснилось, что никакая она не хозяйка - Ева Даниловна Козицкая проживала без регистрации, договор о найме жилья отсутствовал в принципе. Контракт на присмотр за интерьером полицейские достойной заменой не посчитали, ибо заключен он был между Козицкой и дизайнером Авдотьей Стильной (зарегистрированный творческий псевдоним гражданки Авдотьи Семиной) и вопрос о хозяине жилплощади не прояснял. Но старший опергруппы этому обстоятельству явно обрадовался и с облегчением отложил до встречи с собственником помещения дежурный вопрос о пропаже ценностей. По-человечески Матвей вполне его понимал. И это еще опер чудо-шубку не видел.
  
   Зданович краем уха слушал жилищно-канцелярскую тягомотину и следил за разбором завала над телом. Среди разных финтифлюшек не попадалось ни одной, способной своим весом угробить человека. И вдруг под очередной коробкой проглянула жуткая морда. Люди отпрянули, кто-то с нервным смешком сказал: "Не стой под грузом". Каменная уродливая маска мало того, что тяжелая, так еще и с острыми краями, расположилась на месте лица покойника. Вряд ли то, что она прикрывала, годилось для опознания, так что больше смотреть было не на что, и Матвей стал внимательно слушать.
  
   По существу дела Ева Даниловна пояснила, что накануне рано утром ушла из дома и вернулась только сегодня вечером. Она хореограф, готовила постановку самодеятельного номера в фирме, которая в выходные отмечала юбилей на загородной базе отдыха. Добирались туда и обратно по размытой весенней дороге на нескольких внедорожниках все вместе. По возвращении сотрудники компании разъехались по домам, а Ева пошла на работу -- она ведет занятия танцевальной студии в спортивном комплексе на набережной. Вернулась домой, увидела свет, вспомнила события субботнего утра, испугалась и пошла за помощью. Первой на глаза попалась вывеска "Деликатного дела", и только поэтому она туда обратилась.
   -А чего испугалась? Может сама свет и не выключила?
   -Да не могла я сама, чтобы в куполе свет включить, надо на галерею подняться, а я точно не поднималась!
   -Пострадавшего знаете? Вряд ли случайный домушник полез в закрытый подъезд.
   -Вы же видите, чтО у него с лицом...
  
   -Участковый! - приказал старший группы. - Давай по соседям, кто чего знает-видел.
   -Тут всего пять двухэтажных квартир, по одной на площадке, как раз чтобы никто ничего не видел, - не по уставу отреагировал участковый. - Да и людей -- полтора инвалида. Под этим цирком живет чиновник из мэрии, так он уже больше недели в больнице. Как начали мэрию перетрахивать, сразу и слег. Супруга за ним ухаживает, дома практически не бывает. Ниже -- непроданная квартира, в ней никто не живет. Потом многодетная семья, их сейчас нет, в пятницу еще уехали, в школе каникулы начались, путешествуют. Под ними студент, у его родителей хозяйство в деревне большое, так что парень по факту один живет. Вот там всегда праздник и толпа народа. И в самом низу, на первом-втором этажах, пенсионерка с собачкой.
   -Неплохо пенсионеры живут, - подивился кто-то из оперов.
   -Да она присматривает за внучкиной квартирой, та на учебе или на стажировке, - пояснил участковый.
   -Ну вот и начни с нее, - решил старший. - Раз присматривает, может, чего и видела.
   -Сначала бы установить, когда он попал в дом, - не утерпел с рекомендацией Матвей. - Чтобы знать, о чем спрашивать.
   Старший свирепо цыкнул на него, но не прогнал, когда Матвей увязался за ним посмотреть запись камеры на входе в подъезд.
   Ева действительно вышла из подъезда вчерашним утром и обратно вошла вместе с Матвеем. Жена больного верхнего жильца в субботу несколько раз уходила и возвращалась, увешанная пакетами, в воскресенье ушла рано и вернулась ближе к вечеру вместе с высокой девушкой. Пенсионерка с собачкой уходили-возвращались утром, в обед и вечером. Броуновское движение молодняка учету не поддавалось. О более ранних событиях память камеры сведений не хранила.
   -Так чего -- труп у них с пятницы валяется? - поразился полицейский.
   -Может через гараж в цоколе прошел? - предположил Матвей. Подозрения, что Ева морочит им голову у него все крепли, но подтверждение ее причастности явно не в его интересах.
   -У покойника нет ключей ни от квартиры, ни от подъезда, ни от гаражных ворот. Если только кто-то из жильцов его привез...
  
   Жена больного чиновника посторонних в подъезде не встречала (студенты не в счет, уже примелькались до статуса своих), а подвезти никого не могла, потому что ее машина в сервисе. Дочь вообще оставляет машину на улице, вот и сейчас привезла мать из больницы и уехала к себе. Про обитателей студии тетка отзывалась неодобрительно, но обезличено: "шумят, мусорят".
   Веселая компания затруднилась в пересчете своих, о чужих и речи не шло.
   Старушка обстановку отслеживала, но очень уж бессистемно -- разносчика пиццы вспомнила, но в какую квартиру он шел - сказать не могла, приход ЖЭКовского работника отметила, а уход прозевала. На обитателей и гостей студии не жаловалась -- вежливо здоровались-прощались, не шумели, как студенты над ее квартирой. Никакого мусора от них не заметила, наоборот, после переезда клининговая служба всю лестницу помыла.
  
   Запись с камеры стала единственной добычей полиции, не считая тела неизвестного малорослого брюнета хилого телосложения без особых примет и практически без лица. Еву любезно пригласили "проехать в отделение до выяснения".
   -Можно вы со мной поедете? - испуганно попросила она Здановича.
   -Проше пани, я даже не частный детектив, меня только в качестве задержанного могут прихватить, чего не хотелось бы... Моё дело -- уберечь клиента от неприятностей, а вы сначала увязли в проблемах, а потом только пришли за помощью. Если у вас нет адвоката, позвоните этой вашей Авдотье что ли, может, это ее фанат так неудачно упал. Дизайнера все равно вызовут, будут хозяина помещения искать, так лучше вы позвоните, чем полиция.
   -Да-да, - обрадовалась Ева. - Это вы хорошо придумали.
   Конечно, хорошо. СтОит позвать одного из этой богемной нечисти, тут же слетится стая. Как осы на гниль, как вампиры на кровь, как драконы! Проще с цыганским табором дело иметь, по крайней мере, за ним следом табун адвокатов не прискачет. Матвей даже посочувствовал полисменам. Но лишь бы про него сейчас не вспомнили. Пока он не понял, что произошло, ему все равно сказать нечего.
  
   Участковый остался на пересчет молодежной компании, и Матвею абсолютно некого оказалось спросить, а как, собственно, расследуют случаи типа "а что это вообще было". Впрочем, полицейские методы ему вряд ли бы подошли -- колуном только галочки в отчетах хорошо ставить. В ожидании разумной мысли Матвей не терял времени даром, а шел к знакомому слесарю за дубликатом ключа покойника -- не пропадать же добытому слепку. Вариантов по большому счету всего два -- Ева или врет или нет. Для него разницы никакой -- при любом раскладе ее слова источником информации быть не могут. Так что пусть себе сидит в кутузке и врет там. Ну или не врет. Но отвлекает силы полиции на себя. Хотя скорее всего полиция еще некоторое время вообще не начнет шевелиться -- пока не дождутся заключения медэксперта, пока не поговорят с собственником помещения. Вдруг на удачу смерть признают не криминальной. Но знать покойника хорошо бы не только в лицо, но и по имени. И с учетом состояния его лица, имя важнее. А это задача посложнее, чем перепись нетрезвых студентов.
   -Закрываемся уже, - не обрадовался Матвею знакомый слесарь.
   -Мне срочно надо, - Зданович смотрел грустно и выходить не торопился.
   -Утром приходи, - не проникся слесарь.
   -Утром мне, может, уже не надо будет, - задумался Матвей.
   -И правильно, утра вечера мудренее, - философски ответил слесарь и перестал замечать Матвея.
   -А сейчас надо, - проникновенно сказал Матвей.
   -Тебе говорили, что ты нудный?! - Слесарь прошелся напильником по пальцу и зашипел от боли. - Чего встал на душой! Проще сделать, чем с тобой терки тереть! Ладно, домой буду возвращаться, брошу тебе в почтовый ящик.
   -Спасибо, - с достоинством поблагодарил Зданович.
   -Спасибо -- это много, рубля хватит.
  
   В ожидании ключика Матвей приступил к поискам дверцы. Когда не знаешь, где искомое потерялось, остается искать там, где светлее. Ближайшее подходящее место располагалось на соседней улице, открыто было до глубокой ночи, и народ собирался самый разный. Вводная: мелкорослый чувак с нетрудовыми руками, возможно творческой профессии -- стиль, в отличие от человека, не убьешь. Для офисной креветки слишком неформален, для танцора слишком хилый... Скажем, актер или фотограф. Художник вряд ли -- фенечки на руке краской не испачканы. Официант или бармен -- под вопросом, у этих дресс-код строже, чем у планктона, столько фенечек никакой супервайзер не потерпит, а похоже, объект носил эти тесемки, не снимая. Красные мокасины Матвей после некоторого раздумья в вводную не включил. Тусовка бурлила и плевала ответами, и через пару часов Матвей покинул заведение с косым десятком имен. Это же сколько в городе хиляков и чем только они ни занимаются.
  
   Теперь можно и в интернет, где найдется все и на всех, если правильно спросить -- адрес, место работы, машина, номер банковской карты, предпочтения в еде и прочих радостях жизни, имя стоматолога и фамилия скелета в шкафу. Большой брат может курить над пеплом бумажных доносов.
  
   Проверить весь добытый косой десяток имен не успеть и до второго пришествия. Но иногда удача выпадает в нужное время. Позвонила Ева и в привычной уже бестолковой манере поведала новую нелепицу. В полиции ее продержали недолго, потому что непонятно, как и когда неизвестный проник в студию и сколько он там лежал. Неизвестно, когда открыли фрамуги в стеклянном куполе, а лежать телу в холоде это совсем не то, что в тепле.
   -Рад за вас, - осторожно сказал Матвей. - Впредь будьте внимательнее.
   -Я тоже рада, -- нетерпеливо ответила Ева. - Но я не за этим вас беспокою. Мне в личный кабинет в Сетевом городе пришло извещение о штрафе за превышение скорости.
   -И что тут такого? - не понял Матвей. - Не нарушайте. Сейчас эти камеры на каждом шагу, можно где угодно под них угодить.
   -Вчера! Нарушение вчера зафиксировано! Меня вчера даже в городе не было!
   -Может, это не вы были, в смысле -- не ваша машина?
   -Да в том-то и дело, что мою машину невозможно не узнать!
   "Это не чем же ты ездишь?" - удивился про себя Матвей. Вслух спросил:
   -С какой камеры извещение?
   -На углу Центрального проспекта и Солнечной, в сторону седьмого микрорайона.
   В седьмом микрорайоне, унылом скопище старых панельных девятиэтажек, жил некий Филипп, личность мутная, непонятно с чего кормящаяся - один из обозначенных тусовкой типов, примеряемых на роль покойника из "просто студии".
   -Скажите, имя Филипп вам что-то говорит?
   -Кажется, это кто-то из охраны замка, - неуверенно ответила Ева. - Только не знаю -- настоящее ли это имя. Если вам нужно, лучше у Дуни спросить, я никого там не знаю.
   Час от часу не легче. Все-таки нужно было ее придушить. И прибить. И контрольный осиновый кол.
  
   Седьмой микрорайон потому и седьмой, а не первый или там четвертый, что это кудыкина гора у черта на куличиках. Но когда голова уже не работает, приходится работать ногами. Зданович крутил педали и вычислял вероятность совпадения ключика и дверцы. Выходило совсем мало, да и в случае открытия дверцы за ней могли поджидать разве что неприятности. Оставалось только гадать - будет ли неприятность проснувшимся жильцом со скалкой или сторожевой собакой. Неприятность оказалась куда более непредсказуемой - прямо у входа в крошечной прихожей висела оплаканная Евой одежонка.
  
   Когда Зданович подъезжал к своему дому, весенняя ночь уже бледнела, уличные фонари потускнели, купол башенки не светился. Зданович занес велосипед на балкон и отправился в душ. После душа подумал и позвонил Еве.
   -Алло... - сонно ответила она.
   -Ваша одежда нашлась, можете забирать, - мстительно сказал Матвей.
   -Ой, правда?! А когда забрать можно?
   -После обеда устроит? - Матвей все же собирался поспать, а не общаться. Хватит того, что испортил ей сон.
   -Так долго... А можно сейчас?
   -Если сейчас, то придется вам самой приходить.
   Зданович полагал, что она не захочет выбираться из дома в такую рань, но он ошибся.
  
   "Что ж это за ценность такая?" - озадачился Зданович. В ожидании Евы он прощупал все швы, но ничего не обнаружил. Плюшевые медведи равнодушно таращили мягкие черные шарики-глазенки. Услышав подъехавшую машину, Матвей приподнял жалюзи на окне и от удивления выпустил шубейку из рук. Фантазия интерьерного дизайнера показалась унылой классикой по сравнению с полетом мысли оформителя крошечной праворукой машинки. Мохнатая божья коровка мигнула глазами-фарами, и Матвей подумал, что с такой клиенткой он и сам скоро созреет для психиатра.
  
   Ева казалась абсолютно счастливой.
   -Спасибо вам большое! - радостно поблагодарила она.
   -Не хотите спросить, где я ее нашел? - поинтересовался Матвей.
   -Где? - вежливо спросила она.
   -В квартире чудака, которого вынесли из вашей студии.
   -Да-а? Значит, это был вор? А я его еще пожалела...
   -Конечно. Он сначала унес домой вашу бесценную душегрейку, вернулся и уронил на себя каменюку. Только вот ключа от вашей двери при нем не нашлось. Вы это можете как-то объяснить?
   -А как? - растерялась Ева. - Я не знаю.
   -Вы хоть понимаете, что если бы эту неповторимую вещь в квартире вашего покойника нашла полиция, то никто бы уже не поверил в то, что вы его не знаете? И вам было бы проще признаться, что это вы его успокоили, чем доказать свою непричастность. Так что скажите спасибо ГИБДД.
   -Вот я же вам говорила, что кто-то был! И забрал шубку! А вы мне не верили!
   -Кто?! Кто это мог быть?! Кому нужно подбрасывать вам трупы, и подсовывать полиции улики против вас? - трагическим шепотом спросил Матвей.
   -Вам надо отдохнуть, вы странно себя ведете, - встревожилась Ева.
   -Спасибо за совет, - буркнул Матвей. - А вам надо машину на стоянку ставить, а не бросать без присмотра. Может ее неделю назад угнали!
   -В субботу, когда я уходила, она на месте была. Не верите мне, спросите девушку, у которой родители под нами живут. Ее машина рядом стояла. Если угонять, так уж такую машину, как у нее. А свою я даже не запираю, ее еще суметь завести надо!
   -А маскарад вместо противоугонки? - ухмыльнулся Матвей.
   -Нет, чтобы полиция не придиралась, - простодушно ответила Ева. - Машина старая, поцарапанная вся.
   -Не мое дело, но странно это слышать от человек из дорогущих апартаментов.
   -Что вы, Дуня меня бесплатно пустила!
   -За такие условия она еще приплачивать должна. Зачем вам такое счастье?
   -У меня была комната в аварийном доме, он все-таки обвалился. На компенсацию можно разве что собачью будку купить. Взяла в ипотеку стройку, сдача только в конце года, если повезет. А ипотеку уже сейчас платить надо. Так что спасибо Дуне и за это. Нехорошо, если я бы вместо благодарности ее шубку потеряла.
   -А ключ от студии вы под ковриком оставляли? - зачем-то спросил Матвей. Шубейку он нашел, с Евой можно прощаться, какое ему дело, где она бросает свои ключи.
   -Ничего я не оставляла. У Дуни ключ есть, может еще у кого-то. Еще раз спасибо вам, я пойду. До свидания.
   -А вас под подписку отпустили? - продолжал спрашивать Матвей вместо того, чтобы быстрее запереть за ней дверь. - И студию разве не опечатали?
   Ева ответила добросовестно, но бестолково:
   -Что-то подписывала, да. Студию опечатали, но вещи мои забрать разрешили.
   -И... куда вы теперь? - Матвей погружался в ситуацию все глубже, до полного утопления оставалось совсем чуть-чуть.
   -Ну, на работе есть душ и диван в комнате отдыха. Пока там останусь. Не навсегда же студию опечатали, - безмятежно откликнулась Ева уже из подъезда.
   Пожалуй, шубейка дома у покойника говорит в ее пользу... Хотя могла и сама там оставить, если бывала в квартире... Проверить надо. Нет, сначала надо поспать чуток, думать потом.
  
   Разбудил Матвея истошный вопль Пети-участкового "Возьми трубку!" и стук в окно. За окном капал дождь и трусился сам Петя. Левой рукой он прижимал к уху мобильник, в правой держал пакет пельменей, которым и долбил по стеклу. Матвей нашел свой смартфон, ответил:
   -Воспитанные люди через дверь в дом входят.
   Подумал "Сменю рингтон к черту!" и пошел открывать.
   -Если ты такой воспитанный, то чего мокнуть заставляешь, - ворчал Петр, отряхивая брызги во все стороны.
   -И тебе доброе утро, - кротко ответил Матвей.
   -Какое утро! На часы посмотри, обедать пора! А ты все дрыхнешь, - проходя мимо хозяина в кухню язвительно сказал гость.
   -Я работал допоздна, - с достоинством сообщил Матвей.
   -Ага, он работал, а я так, за пельменями вышел, - согласился Петр, включил плиту и полез в шкаф за кастрюлей.
   -Тебя выгнали из дома, - понял Матвей.
   -У верхних соседей вчера чего-то протекло, аварийщики воду всему подъезду отключили. Сказали "В понедельник придет жэковский сантехник и все исправит". Так тот сантехник до сих пор идет. На работе его нет, домой за ним посылали, там никого. Я своих к теще отвез за реку, а сам вот к тебе пришел...
   -Если в одном месте убыло, значит в другом прибавится. Сантехник пропал, зато труп на помойке появился, - философически рассудил Матвей.
   -Не дай боже! - Всерьез обеспокоился Петр. -Это ж сколько нам тогда без воды сидеть?
   -Да это я так, не бери в голову. Долго вчера студентов считал?
   -A! Ты же не знаешь! - оживился Петр. - У одного из них в кармане ключ от чердака с покойником нашелся! А у другой девчонки -- висюльки похожие на руке.
   -Повышенная концентрация улик на квадратный метр, - удивился Матвей.
   -Много -- не мало, - не согласился Петр. - Ладно, висюльки могут быть случайным совпадением, но ключ -- это убойно!
   -По мне скорее наоборот, - возразил Матвей. - Ключ подбросить легко, а фенечки только самостоятельно завязать можно.
   -Это уже пусть у сыщиков голова болит, - отмахнулся Петр. - Я свое дело сделал.
   -Теперь тебе орден полагается, не меньше, - оценил Матвей. - И как они объясняют?
   -Стандартно -- в первый раз вижу, это не мое. Вспомнит, куда денется. А про висюльки я не спрашивал, пусть специально обученные девчонку пытают.
   -А хозяйка не узнала этого, у которого ключ нашли?
   -Ни его, ни покойника.
   -Может, врет? Чего бы студенту у нее делать?
   -Может, и врет. Проверят, разберутся. Послал же бог такой контингент, чего ей в нашем районе студию устраивать, у нас и оценить некому.
   -И правда -- чего, - согласился Матвей. - Когда она вообще здесь появилась, я и не заметил.
   -Да уж с неделю где-то, как привезла свое барахло. На этом чердаке хотели общий спортзал устроить, но все не могли с места сдвинуться, вот застройщик и нашел арендатора. Жильцы и глазом моргнуть не успели, теперь ворчат. Мадам с верхнего этажа мне весь мозг вынесла. А когда эта новенькая дверь железную на чердак установила, еще и управляющая компания взъелась. В этой башне, оказывается, заслонки водопроводные, к ним доступ закрывать нельзя. Ладно, мне пора.
   Матвей в качестве алаверды отдал Петру нескольких неприятных персонажей из числа добытых в клубе. Пока в этом списке доберутся до Филиппа, остальным профилактику сделают, воздух в городе чище будет.
  
   Зданович смотрел из окна вслед бегущему под дождем участковому и думал, что если он не отмажется от покойника, то бегать и ему, как бобику, по чужим поручениям. Он уселся за стол и на чистом листке написал:
   Пятница. Все еще живы?
   Суббота. Рано утром из студии исчезает шубейка. При том, что камера показывает только жильцов подъезда. Днем машина Евы попадает под камеру ГИБДД.
   Воскресенье. В студии обнаруживают покойника, который, между прочим, в подъезд не входил.
   Ночь с воскресенья на понедельник. В квартире, открытой ключом из куртки, найденной возле трупа, обнаружена пропажа из студии. Из этого с большой долей вероятности следует, что именно хозяин квартиры и есть покойник из студии. Это если он же хозяин куртки, на всякий случай. А то ведь в этой студии много чего валялось.
   Понедельник. Ровно ничего полезного из всего этого не получается.
   Кроме того, что Ева снова напялила свою драгоценную шубейку, и это, скорее всего, удивит кого-то. Вопрос в том, насколько сильно. Не исключено, что вместо решения проблем Зданович только создал клиентке новые траблы. И теперь безопасность этой холеры -- цена его репутации. Как-то быстро эта цена растет...
  
   Какая у веселой компании связь с Филиппом? Зачем студентам забираться в запертую студию? Украсть что-то высокохудожественное из Дуниных шедевров?
   Только он собрался хорошенько об этом подумать, как телефон заорал "Возьми трубку!".
   -Занят! - рявкнул Матвей.
   -Мотя, ты откуда знал, что труп с помойки -- это сантехник? - осторожно спросил Петр.
   Надо признать, это было эффектно.
   -Я не знал, - буркнул Зданович. - Просто подумал.
   -А может ты еще чего подумаешь? - вкрадчиво продолжал участковый.
   -Я бы лучше про свое подумал, - вздохнул Матвей. - Да ты все равно меня уже сбил.
   -Ну тем более -- раз все равно сбил, давай думай, - потребовал Петр.
   -А тебе вот не странно, что покойник был в летней обувке? - спросил Матвей. -Еще снег не до конца растаял.
   -Ты про другого покойника думай, - поправил Петр.
   Это легко сказать, тут ведь еще важно не проболтаться о чем не надо... Для этого как раз надо не думать про покойников, а думать про что-нибудь другое. Например...
   -Заслонки! - выпалил Матвей.
   -Чего? - удивился Петр.
   -Ты говорил, что управляющая компания доступ к заслонкам требовала. Значит, им должны были ключ от студии дать.
   -Наверное, должны. И что? - не понял Петр.
   -И где тот ключ? В домоуправлении? - развил мысль Матвей. - Бабулька с первого этажа что-то такое говорила про работника ЖЭКа в подъезде.
   -Проверю, - коротко сказал Петр и отключился.
  
   Проверил быстро -- ключ в ЖЭКе был, но теперь его нет. Никаких заявок в ЖЭК из элитки не поступало. Тут уж не до красных башмаков, и вообще не до размышлений -- напряжение нарастало, и снять его можно было только решительными действиями.
   Петр торопился на вскрытие квартиры слесаря, Матвею тоже на месте не сиделось, он прошелся по округе, но ничего интереснее переполненных мусорных баков не обнаружил. От переназначений в мэрии, как водится, страдали горожане. Мусор не вывозили уже несколько дней, контейнеры едва виднелись под завалами. Матвей внимательно разглядывал горы мусора, за этим занятием его и застал Петр. Из интересного в квартире слесаря обнаружилось, вернее -- как раз не обнаружилось спецодежды.
   -Так и должно быть, - сказал Матвей.
   -Почему? - не понял Петр. - Ты чего в мусоре потерял? Тебе трупов мало?
   -Не потерял, найти хочу, - пояснил Матвей. - Только, кажется, в другом месте искать надо. Давай до больницы пройдемся, здесь недалеко.
   -Зачем?
   -Потом объясню.
   В соседнем дворе Матвей снова остановился у мусорных баков. Картина была удручающе похожа.
   -Зови кого-нибудь, что ли. Не самим же в мусоре копаться, - вздохнул Матвей.
   -И чего искать будем?
   -Ты запись подъездной камеры видел? Тетку с пакетами помнишь?
   -Которые она мужу в больницу несла?
   -С чем он там лежит? С язвой? С инфарктом? Что нужно в таких объемах в больнице? Из тех пакетов слон наелся бы.
   Административного ресурса на раскопки не хватило. В дело пошел вчерашний гонорар Матвея. Но в третьем дворе приметные пакеты нашлись. А в них -- жэковская спецодежда и сапоги.
   -Давай, оформляй изъятие и двигай получать ништяки, - подвел итог Матвей.
   -Объяснять как-то придется, - озадачился Петр.
   -Это тетке объяснять придется, - успокоил Матвей. - А нам можно успокоиться и своими делами заняться.
  
   Но успокоение почему-то не наступало. Операция с маскарадом для проникновения в студию предполагала большую ценность ожидаемой добычи. Заказчик не мог не понимать, что наемнику уровня Филиппа не совладать с жадностью, даже на короткое время оставшись наедине с ценным грузом. И вместо покоя наниматель рисковал получить годы шантажа или сказку о пустом тайнике. Но факты упрямы, так что вряд ли жена чиновника отвертится.
   Однако, она смогла это сделать. Позвонил Петр и сообщил, что мадам подумала -- это обитатели студии как обычно намусорили в подъезде, она прихватила пакеты выбросить, но в заботах о больном муже прошла несколько мусорных баков, пока спохватилась. Неуклюже, конечно, но ненаказуемо. И связь с покойником из студии недоказуема. Так что отдуваться студенту.
  
   Да, студенту теперь не позавидуешь. Только если парень смог добыть ключ, напоив сантехника, то рядиться в спецодежду ему нужды не было -- жильцы всю компанию уже считали своими. Так что он бы и без Филиппа обошелся. Девчонка с фенечками в смысле разработки перспективнее. Что-то такое Ева говорила, о ком нужно у Дуни спрашивать...
  
   Зданович поискал на сайте спорткомплекса расписание танцкласссов -- придется идти встречать Еву, не расставшись с запахом помоек. Ему повезло -- Авдотья Стильная как раз занималась в вечерней группе. Матвей ожидал трудных переговоров, однако новая встреча с богемой прошла на удивление легко. Это слегка напрягало -- совсем не хотелось обвыкнуться в сомнительной среде, как потом с реальными людьми общаться. Да и добытая информация того не стоила. Фенечки оказались принадлежностью клана игроков -- замки, рыцари и прочее. Дуня шила для них костюмы, показала в смартфоне кучу фоток. Девушку из студенческой компашки Матвей не увидел. Одно лицо вроде показалось смутно знакомым, но это была не она. Народу в игре тьма, и совсем необязательно, что девчонка знала Филиппа.
  
   Имелся и еще вопрос -- нашел ли Филипп то, за чем пришел? Если нашел, значит его напарник унес находку из студии вместе с формой сантехника. Тогда Ева с Дуней могут спокойно жить дальше. А если нет? Опять же возможен и третий вариант. Еще эти мокасины...
  
   Зданович промаялся пару часов, пока окончательно не понял, что бросить все как есть не сможет. Жалко пацана. Но Петр от соучастия в сомнительной операции отказался, честь мундира и все такое. У Матвея мундира, к счастью, не было.
   Дочку чиновника пришлось поджидать довольно долго, да еще и умолять уделить время. А уж на просьбу проверить, дома ли мамашины красные мокасины, она взвилась как подорванная. Матвей переждал бурю и предъявил ультиматум. Если студента не оставят в покое, ее родители узнают, кто очистил их тайник и заодно оставил подельника в беспомощном состоянии, не найдя ему более подходящей обувки взамен сапог слесаря, чем красные мокасины матери. Ева Козицкая подтвердит, что видела ее машину рано утром в субботу у дома родителей, и мама очень этому удивится. Ведь дочери в ее квартире не было. Когда подельника при невыясненных обстоятельствах придавило каменным изваянием, она похоронила его под грудой барахла, дождалась возвращения Евы, прихватила жуткую, но зато очень приметную одежку и покинула дом на машине матери. В сервисе время ее приезда зафиксировано.
   Матвей почти закончил речь, когда она попыталась его ударить. Фенечки на ее запястье, конечно, не доказательство. Как и фотографии Авдотьи. Но доказательства нужны суду, а родителям хватит его рассказа.
  
   Разговор с Евой он оставил напоследок. Все-таки вероятность третьего варианта совсем не нулевая. Ипотека, бездомность -- можно понять. Он только напомнит, что номера купюр наверняка переписаны, ну и все такое...
  
   Он думал, что готов ко всему. Но когда Ева сказала, что отправила все в детский дом, челюсть у него все же отвисла. Но обзывать Еву богемой больше не тянуло, это в столицах богема, в провинции это, кажется, называется творческая интеллигенция. Совсем другое дело.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Коуст "В объятиях Снежного Короля" (Романтическая проза) | | Д.Дэвлин, "Мужчина с Огнестрелом" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Будь моим тираном" (Современный любовный роман) | | Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Сокол "Наглец" (Романтическая проза) | | Д.Мар "Когда я тебя найду" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | | Ф.Клевер "Улыбнитесь, господин Ректор!" (Попаданцы в другие миры) | | К.Амарант "Будь моей судьбой" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"