Dim: другие произведения.

Буревестник. Глава3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    По случаю успешной сдачи последнего экзамена - ловите подарок. А я пошел, напьюсь на радостях. 16.06. 21-30.


Глава 3.

  
   Новости 1 канала: "... Срочное сообщение! Очередное бесследное исчезновение в секторе Элегии. Как стало известно журналистам нашей программы, вчера, во время выполнения обычного гиперперехода исчез еще один корабль. Легкий транспортный корабль "Поларис" корпорации ГлобалТрейд следовал курсом на Сигму Дракона, и когда он через трое суток после старта не вышел на связь сотрудники СБ корпорации забили тревогу. Представители компании и руководство Торгового Флота хранят молчание, но как нам стало известно это далеко не первый случай бесследного исчезновения транспортных кораблей в этом секторе галактики за последний месяц. До этого точно при таких же обстоятельствах исчезли как минимум три грузовых корабля Торгового флота Россы принадлежащих различным корпорациям. Что же именно происходит в этом секторе? Стали ли эти корабли жертвой разгорающейся войны между пиратскими кланами? Или эти события никак друг с другом не связаны? И что должно сделать правительство Россы? Смотрите спецвыпуск аналитической программы Саввы Шустрого в шестнадцать ноль-ноль на нашем канале. Далее. Сенсация на рынке товаров и услуг..."
  
   - Началось. - Мрачно подытожил Вице-адмирал ВКС Россы Алексей Тимошенко. - Теперь жди беды.
   На экране, транслирующем один из главных информационных каналов Россы вновь появился анонс сегодняшней аналитической передачи Саввы Шустрого. Один из ведущих аналитиков Россы Савва Шустрый не только обладал обширными связями во всех кругах власти, но и умел в отличие от большей части свои коллег по перу при сложении двух и двух получать совершенно правильный результат.
   Контр-адмирал Альберт Фон Штрауф взял со стола пульт и, нажав кнопку, выключил звук. Но и без звука идущие фоном картинки пропавших без вести грузовых кораблей вкупе со списком личного состава производили должное впечатление. Сомнений у обоих находящихся в уютном кабинете адмиралов не было - пресса, наконец, докопалась до бесследно исчезающих транспортных кораблей и на их головы вот-вот выльется большой ушат того вещества, о котором в приличном обществе не упоминают.
   Контр-адмирал Штрауф взял со стола бокал с красным вином и, любуясь игрой света на преломляющихся гранях бокала, поинтересовался.
   - Ладно, допустим бог с ней с прессой. Повоют, повоют и отстанут. Ты мне, вице адмирал, лучше объясни, почему наши аналитики проворонили исчезновение грузовых кораблей? И, черт побери, кому и зачем они вдруг понадобились в таких количествах? Только не надо говорить мне о пиратах, те бы просто не знали, что с ними делать. Да и портить отношения с нашими концернами им не с руки.
   - Кому и зачем могли потребоваться суда такого класса я, если честно понятия не имею. - Нехотя признался вице адмирал. - Одно ясно - это не пираты. Вернее не Кланы. Те за последнее время настолько сдружились с некоторыми из наших торговых концернов, что я уже не возьмусь судить, кто на кого работает.
   - Это вы на кого намекаете? - Живо поинтересовался контр-адмирал.
   - Да на всё ту же известную вам и мне компанию. Наш с вами любимый "Красный дракон". Кстати, одно из пропавших судов - "Кассиопея" принадлежала именно ей. Говорящее название, правда?
   - А что, вы уже провели расследование? - Еще живее спросил ректор поудобнее устраиваясь в кресле. - И что в результате? Ну же, Алексей, не томите! Я был прав?
   Вице адмирал небрежно хлопнул ладонью по скромно лежащей на краю его стола красной пластиковой папке, с рыцарским гербом на вензеле. Кроме герба папку украшал гриф "Совершенно секретно" и надпись "Красный дракон".
   Контр-адмирал с интересом посмотрел на сей фолиант. Объем документа впечатлял.
   - Сначала, Альберт, позволь я расскажу тебе о самой "Кассиопее". Без этого не обойтись. Итак "Кассиопея". - Пафосно произнес он, и на широкоформатном занимающем всю стену за его спиной мониторе появилось объемное изображение сверхтяжелого транспортного грузовика. - Прошу любить и жаловать. С виду совершенно обычный транспортник модификации Альфа три, построенный четыре года назад на вервях Лиги по спецзаказу Красного дракона. Угу. Обычный. Как бы не так. Мы подняли кое-какие архивы, кое-кого потрясли и выяснили, что Лига не имеет к его постройке никакого отношения. Забавно, правда? Но плевать на производителя. Мало ли откуда он взялся, скажем, купили они этот корабль на распродаже и дело с концом. Но, копнув чуть глубже, выяснился еще более забавный факт. Оказывается, несмотря на Торговое уложение "Кассиопея" была превосходно вооружена. Прямо не корабль, а рейдер. Усиленные силовые экраны, гражданские двигатели сравнимые по мощности с лучшими военными образцами, батареи противометеоритных пушек здесь, здесь и вот здесь и еще пара таких же сверхлюбопытных сюрпризов. Вот, адмирал, полюбуйтесь, на сей занимательный документ. - И Тимошенко подтолкнул к сидящему напротив него контр-адмиралу один из лежащих в папке листков.
   - Что это? - поинтересовался ректор Академии, беря листок в руки.
   - Это список установленного на транспорте вооружения и заодно перечень груза из последнего рейса "Кассиопеи". Советую обратить внимание на пункт номера семь, двенадцать и тридцать четыре. Я их выделил маркером.
   - Так. Ни хрена себе! Пусковые установки "Акула", лазерные кластеры "Тучегонитель", тяжелые танки Фараон и штурмовые абордажные роботы типа "Монах-отшельник" в количестве десяти штук. Чего!? Откуда все это на транспортнике!? И откуда взялись абордажные роботы? Их ведь даже на Флоте раз-два и обчелся!
   - Вот и мы этим заинтересовались. - Кивнул вице-адмирал. - В процессе этого выяснилось, что у "Красного дракона" существует эксклюзивный контракт с одной из дочерних компаний Нового Берлина корпорации GWS - Галактические военные системы на испытание новых моделей штурмовых роботов в условиях максимально приближенных к боевым. И та, по дружески, помогла оборудовать все без исключения суда "Красного дракона" своими новейшими разработками, взамен эксклюзивных прав на установку новых поглощающих щитов, прототипы которых исследовательский отдел "Красного дракона" обещает представить на наш с вами суд через три месяца. Мои ревизоры, когда об этом узнали, чуть в штаны не наделали. Не слабо ребята устроились, да? Хорош финт ушами. И друг другу помогли и денег заработали. И все за счет военного ведомства. А главное ни с одной стороны к ним не придерешься. Нет никакого закона, запрещающего обкатывать новую технику на гражданских судах. А сколько корабль может летать с экспериментальной моделью того или оного оборудования тоже ни в одном нормативном акте не отражено. Что до нарушения Таможенного уложения и прочего так это еще попробуй, докажи. Особенно если вспомнить что "Красный дракон" на том и стоит что помимо перепродажи устаревшей военной техники занимается еще и её производством. И как следствие возит туда сюда очень много всякого разного.
   Альберт Фон Штрауф вновь с изумлением посмотрел на список груза злополучной "Кассиопеи". Чего в нем только не было. Тяжелые танки и легкое оружие, зенитные установки и обмундирование, флаеры и легкие атмосферные истребители. Всякой твари по паре. Алексей Тимошенко чуть подождал, а после вытащил из папки еще один лист.
   - Но самое любопытное выяснилось, когда мы попробовали копнуть саму корпорацию "Красный дракон"... - Произнес он и положил этот лист рядом с первым. - Выяснилось, что контрольный пакет акций "Красного дракона" принадлежит вовсе не Александру ван Нейку, как все вокруг считают, а неизвестно кому.
   Альберт фон Штрауф опешил.
   - Это как!?
   - А вот так. Мы провели небольшую проверку. Господин ван Нейк на деле всего лишь крышует "Красный дракон". За скромный процент он помогает им, чем может, является их полномочным представителем и все такое. Конечно, помимо процентов ему принадлежит небольшой пакет её акций, и он имеет весьма неплохой доход со всего этого предприятия, но контрольным пакетом там и близко не пахнет. Совет директоров принимает решения самостоятельно, но в самом крайнем случае в их решения вмешивается некто третий.
   - Алексей, вы хоть понимаете что говорите? Вы хотите сказать, что одна из наших самых перспективных корпораций принадлежит неизвестно кому? И кому же именно?
   - О, тут загадка на загадке. - Развел руками вице адмирал. - Мои ребята так и не смогли ничего выяснить. Более того, как только заходит речь о "Красном драконе" большая часть моих информаторов по ту сторону забора делает вид, что впервые слышит это название. Что наводит на определенные размышления. Одно могу сказать точно - это не соларианцы.
   - И что, нет никакой возможности подкопаться под владельцев "Дракона"? - Задумчиво поинтересовался Альберт Фон Штрауф. - Со стороны налоговой инспекции, к примеру?
   - Не а. Мои парни проверили - с финансовой стороны здесь все чисто. Единственная зацепка - это возникновение их исходного капитала. Официально деньги пришли с одного из счетов на Пандоре, но вы не хуже меня знаете, что такое Пандора.
   Контр-адмирал недовольно поморщился. Пандора. Вот уж действительно ящик с неприятностями. Крохотный астероид, все достоинство которого состоит в том, что он находится в экстерриториальной зоне у черта на куличиках и через который проходит большая часть нелегального оборота наличности галактики. Деньги за оружие, наркотики, корабли и прочее, что имеет свой денежный эквивалент, стекались именно на Пандору и после прохождения сложных финансовых манипуляций прочно оседали на различных счетах различных банков чистыми, как стеклышко. И банкиры Пандоры, беря с вас свой неслабый процент, давали гарантию, что никто и никогда не сможет определить происхождение ваших денег.
   - Знаете, Альберт, я вообще все больше склоняюсь к мысли, что за этой корпорацией стоит кто-то из наших ближайших соседей. - Задумчиво произнес Тимошенко. - Причем, этот кто-то очень не любит соларианцев. Скажем Густав Андерманн.
   - То есть как? - Изумленно приподнял брови Альберт Фон Штрауф. - Но зачем? И вообще что у них может быть общего?
   Вице-адмирал развел руками.
   - Не знаю. Знаю только, что в последнее время Красный дракон активно форсирует производство легких истребителей, а кроме этого скупает современную военную технику предыдущего поколения и боевые корабли высочайшего класса оснащения.
   - Боевые корабли!!? - Невольно поперхнулся ректор Академии при этом известии. - Боги, а их то они где берут?!!!
   - А вы угадайте. - Предложил вице-адмирал, с усмешкой посматривая на позеленевшее лицо своего собеседника. Его собственная реакция сначала была примерно такой же, но когда он узнал все обстоятельства этой аферы, его восхищению не было предела.
   - Ну не знаю. - Задумался контр-адмирал. - Сами производят?
   - Не а. Ответ неправильный. - Радостно произнес Тимошенко. - Еще попытку?
   - Наверное, покупают, у кого нибудь и перепродают. - Постарался угадать его собеседник, хмуро перебирая в уме варианты.
   - Не мучайся, Альберт. Все равно не догадаешься. - Сжалился вице-адмирал Тимошенко. - Представляешь, они их берут со свалки.
   - То есть как со свалки. - Озадаченно спросил Альберт Фон Штрауф. - С какой еще свалки?
   - А со всех сразу. - Радостно обрадовал Тимошенко Альберта Фон Штрауфа. - У "Красного дракона" есть небольшое дочернее предприятие, занимающееся утилизацией отслуживших свое космических судов. Я долго не мог понять, зачем им понадобились эти мизерные доходы от госзаказов, но когда я узнал, что все утилизационные конторы на самом деле давно скуплены на корню и гонят всю продукцию транзитом через Новый Берлин и верфи на Раноре, меня вдруг осенило. "Дракон" попросту не утилизирует их, а наоборот модернизирует их на своих орбитальных верфях Нового Берлина и Раноры после чего продает за полцены на сторону, сдавая государству купленный на бирже металл по весу кораблей. И все довольны. Мы - потому что устаревшее судно более не требует обслуживания и не занимает полезное место в отстойниках, "Дракон" - получает сверхприбыль от продажи боевых судов несравнимую с их затратами на модернизацию и закупку металлолома, ведь построить судно с нуля гораздо сложнее чем модернизировать уже имеющееся. А покупатели - получают практически новехонькое с иголочки судно после капремонта по сравнительно небольшим деньгам. Суперсхема, по которой уже ушли несколько десятков не самых старых судов последних моделей классом от фрегата и выше. Дружно скажем спасибо политикам из Сенатской комиссии по вооружению и нашему первому министру. Видите ли "в бюджете нет денег на консервацию и вообще непонятно, нафига нам такой огромный флот. Можно подумать, мы воевать собрались". Идиот несчастный. А ребята из "Дракона" этим вовсю пользуются. Скупают все, до чего могут дотянуться за бесценок. Гениально придумано.
   - И что, их никак нельзя прижать?
   - А смысл? Во-первых, они практически полностью работают по-белому, а во-вторых, не думаю, что они имеют какое-то отношение ко всей это заварушке. В этом деле они нам скорее союзники, чем враги. Так зачем портить отношения?
   - То есть ты уверен, что это не Кланы стоят за происходящим?
   - Я в этом практически уверен. Им сейчас не до этого. Ничего, Альберт, рано или поздно те, кто заварил всю эту кашу, должны будут вылезти на свет. А мы пока будем думать, подключим агентурную сеть. Если это пираты - дело одно, если это дело рук наших соседей - другое, но я бы не стал сбрасывать со счетов и вариант господина Шустрого с началом новой торговой войны. В общем, вариантов развития событий масса и прежде чем предпринимать какие-либо действия необходимо понять, с чем или кем мы имеем дело.
   - А как же "Красный Дракон"? - Полюбопытствовал Альберт фон Штрауф, постучав пальцами по лежащей перед ним папке. - Мне ведь надо будет что-то доложить его величеству.
   - А что тут сделаешь! - Пожал плечами вице-адмирал. - Доказательств их противоправной деятельности у нас нет. Ну, вложили они деньги в перевооружение своих кораблей - так это только на пользу нашей же экономике, а все остальное наши с вами домыслы. Тем более что все свои сделки по поставке нейтралам вооружения и техники Красный Дракон проводит официально и под контролем комитета по вооружению. К тому же ГлобалТрейду с его "Поларисом" об исчезновении которого все утро вопят наши новостники или корпорации Энрон с её тремя бесследно пропавшими посудинами, у меня лично, есть гораздо больше вопросов...
  
  
   - Разрешите, кэп? - Протиснулась в приоткрытую дверь стройная фигура старшего помощника Пегаса.
   Тот на мгновение оторвался от изучаемых бумаг, кивнул головой и вернулся к своему занятию.
   - Пытаетесь понять, как он это провернул? - Тихо поинтересовалась старпом.
   - Угу. - Буркнул капитан "Пегаса" и вдруг резко столкнул всю кипу документов со стола. - Ну, Лютый, я тебе это попомню. На, мол, Саша, глядишь, ты мне еще спасибо скажешь!!!
   - Да будет вам, шкипер, парень действительно хотел как лучше. - Спокойно отмахнулась старпом. - И потом, не пойман - не виновен. - И понизив голос тихонько осведомилась. - Документы я так понимаю в полном порядке?
   - Это-то меня и бесит. - Честно признался капитан. - Я сам трижды все проверил. Везде где надо есть соответствующие допуски, коды, опознавательные шифры. Причем все это совершенно подлинное. Ничего. Никаких зацепок.
   - Большой мастер. - Уважительно покивала Элизабет Манн. - Виртуоз. Надо будет при случае попробовать узнать по нашим каналам чем он занимался до Академии... Наверняка не мелочь по карманам тырил.
   - Да какая разница. - Фыркнул капитан.
   - Ой, не скажите... - Не согласилась старпом. - Для меня это дело принципа. Профессия обязывает. Плюс у меня такое ощущение, что я о чем-то подобном когда-то уже слышала. Но вот когда и в связи с чем - хоть убей, не помню. И, кэп... я так понимаю, отдавать этих птичек обратно вы не намерены? А то смотрите, воплей будет - не отпишемся.
   - Вот еще! - Искренне возмутился тот. - С какой это стати? Не, что к нам попало - то пропало. А если что прикроемся приказом первого Космос-лорда. Режим максимального содействия это им не хухры-мухры.
   - Я так и думала. - Наполовину укоризненно и наполовину одобрительно подытожила Элизабет Манн. - Ладно, пойду мурыжить стажеров. Пусть изучают матчасть. Только что с нашим юным гением делать?
   - Ничего, что-нибудь да придумаем. - Пообещал капитан и погрозил кулаком невидимому стажеру. - Я его научу Родину любить! Он этот полет будет в кошмарных снах видеть! А пока давайте устроим марафон.
   - Марафон... - Мечтательно протянула старший помощник. - А что, я только за. Кстати, кэп, а что такого важного хотел вам сказать полковник Стивенс. И чем это мы так заинтересовали отдел "К"?
   - А вот здесь загадка на загадке. - Развел руками капитан. - Контрразведка прислала нам особые инструкции. С забавной такой надписью - вскрыть в случае возникновения неприятностей. Как вам такая формулировка?
   - Вот ...! - Выругалась старпом. - Опять двадцать пять. Снова контрразведка шпионов выискивает. И кого мы ловим на этот раз? И почему нам не прислали полномочного представителя?
   - А черт его знает. Насчет этого - полное молчание и всякое отсутствие комментариев. В личной беседе мне было приказано, цитирую "во время полета аккуратно поглядывать по сторонам и если что произойдет - немедленно сообщать в РУФ". Вот так. Нравиться?
   - Ага. Понятно. Что ничего не понятно. - Медленно подытожила Элизабет Манн. - Толи Разведуправление Флота ловит шпионов, толи просто развлекается от нечего делать, рассылая свои директивы всем кому не лень. Я так понимаю, что будь у них что-то конкретное - формулировка была совсем другой. А, тьфу на них, на всех. Шкипер, может, пойдем лучше пообедаем? Говорят, сегодня на обед обещали что-то вкусненькое...
  
   ... Что за люди... Вот и делай им доброе дело, вздохнул я, подкидывая в руке напильник и окидывая взглядом десятиметровый чугунный якорь предвкушал несколько часов тупой работы.
   По традиции оставшейся еще со времен до начала колонизации на каждом космическом корабле был такой якорь. Типа символ продолжения славных традиций ВМФ России праматери Земли и всего такого.
   - Здорово беглый каторжник. - Поприветствовал меня Гром, вваливаясь в отсек. - Допрыгался, умник? А ведь я тебя предупреждал!
   Ответную мою фразу приводить не буду. Все равно кроме отдельных междометий в ней не было ни единого приличного слова. Один мат и сопровождающие его энергичные жесты обеими руками.
   - Вы пожрать принесли? - Поинтересовался я, утыкаясь мордой в монитор новенького с иголочки компьютера. Тоже в некотором роде боевой трофей. Где взял - не скажу. Все равно там больше нет.
   - Держи. - Гром протянул мне бутерброд и, устраиваясь рядом со мной, полюбопытствовал. - Чем занимаешься? - Полюбопытствовал он, увидев на мониторе навигационную карту сектора. - Кстати, ты слышал о последних новостях? Нам приказано максимально форсировать освоение новых машин. На все про все у нас ровно семьдесят два часа.
   - Логично. - Кивнул я. - Только вот сомневаюсь я, что нам это сильно поможет. Ладно, пошли что ли, выспимся напоследок.
   Оптимист, блин. Выспимся. Как же. На полпути к каютам нас перехватила старпом и отправила на тренажеры. Эх, знал бы я, что меня ждет в следующие трое суток - застрелился бы и не мучился.
  
   ...Орбитальная станция наблюдения "Толмач" одиноко плыла в мрачной пустоте космоса. Станцию сопровождали только автоматические форты да несколько эсминцев таможенной службы время от времени совершающих резкие рывки то к одной, то к другой намеченной цели. Ни одно судно не могло покинуть систему Эревана или наоборот приблизится так чтобы его не заметили без ведома операторов станции. Столь большой радиус слежения станции обеспечивали несколько сотен беспилотных разведывательных платформ разбросанных по всей системе. Разумеется, в любой системе есть свои бреши, но с учетом того, что платформы меняли направление и вектор своего движения несколько раз в сутки можно было говорить о практически полном контроле над движением вокруг и внутри системы.
   - Эреван-контроль, говорит "Пегас", бортовой номер БГР-45-00-98. Просим разрешения на переход в гипер. - Послышался в наушниках дежурного оператора запрос от пилота одного из покидающих систему кораблей.
   Оператор сверил полученные с борта крейсера данные с имеющимися в архиве и несколько раз проверив текущий допуск, недоуменно пожал плечами.
   - Борт БГР-45-00-98. Это Эреван контроль. Переход разрешаю. Удачного похода, Пегас.
   Крейсер и сопровождаемый им легкий транспортник давно ушли в гипер, а оператор продолжал недоуменно смотреть на данные на мониторе.
   - Стэн, ты прикинь, какая хрень. - Поделился он с напарником своим недоумением. - Тут мимо нас только что такая хреновина пролетела, что я просто в ауте! Во, глянь сам! Такого я еще не видел.
   Его напарник нехотя оторвался от разглядывания комикса и бегло посмотрел на переброшенные на его монитор данные, после чего подумал и удовлетворенно хмыкнул.
   - А, так это военная разведка развлекается. Только их посудины при сканировании дают подобные эффекты. Видишь значок в углу? Это значит без права досмотра и остановки. Потому таможенники и не рыпаются. Точно разведка, больше некому. На охоту собрались. Видишь вектор входа - как раз в сторону Мидгарда. А это значит, что конечная их цель будет где-то в секторе Элегии.
   - Думаешь?
   - К гадалке не ходи. Наверняка на пиратов идут охотиться. А то они в последнее время вообще обнаглели. Слышал, небось, новости? Вот их и послали. Блин, да кончай ты прыгать. Что, опять?
   - Слушай, Стэн, ты меня не прикроешь? - Поинтересовался дежурный диспетчер станции наблюдения за космическим движением Эревана, неловко переминаясь с ноги на ногу.
   Его сменщик вопросительно посмотрел на него и, подумав, пожал плечами.
   - Не вопрос. Только ты давай не долго.
   - Да я быстро. - Обрадовался диспетчер. - А то, понимаешь, в обед в столовке что-то нехорошее съел и теперь вот, мучаюсь, бегаю каждые полчаса.
   - Да иди уже! Забодал.
   Диспетчер выскочил из рубки и бегом побежал в сторону туалета. Вбежав в туалет, он зашел в кабинку и, достав из кармана коммуникатор, набрал на клавиатуре длинный код. Долгое время на том конце была тишина, а потом после двух длинных гудков экран засветился сплошным черным цветом.
   - Слушаю вас. - Произнес чей-то обезличенный компьютерный голос.
   - Сэр, это Эрик. - Волнуясь сказал диспетчер, испуганно озираясь по сторонам. - У меня сообщение для мистера Карпентера.
   - Говорите. - Согласился голос.
   - Интересующий вас корабль в сопровождении крейсера только что прошел мимо нас курсом на Мидгард. Судя по сопроводительным документам их конечная цель где-то в секторе Элегии. Код опознания корабля сопровождения БГР-45-00-98, "Пегас". Класс - "легкий крейсер".
   - Вы уверены, что это тот самый корабль? - Полюбопытствовал голос.
   - Да, сэр, уверен.
   - Хорошо, большое спасибо. - Произнес голос и экран погас.
   - С облегченьецем! - Встретил его возвращение радостный голос напарника. - Ну что, сходил на свидание с белым другом?
   - Да иди ты. - Отмахнулся диспетчер и, усевшись в кресло, решительно взялся за работу.
   На душе у него пели птицы. Только что он стал еще на пять тысяч кредитов богаче, а это значит, что он наконец-то может позволить себе купить давно вожделенный "порше" последней модели со всеми наворотами...
  
  
   ... Следующие три дня стали одним из худших кошмаров в моей жизни. У меня было ощущение, что я вновь поступил на первый курс. Лекция, тренажер, тренировочное задание, снова лекция, опять тренажер и так пока я не падал от усталости.
   Разумеется, я был не одинок в своих мучениях, но только мной занимались сразу двое мучителей. С одной стороны меня долбала старпом, а с другой мне изрядно помотал нервы наш корабельный спец по артиллерии и по совместительству мой куратор на все время практики капитан-лейтенант Макс фон Райях.
   Ну, старпом еще понятно - у неё работа такая - воспитывать нас, обормотов, тут я все понимаю и уважаю. Но вот кап-лейт меня просто забодал. Таблицы прицеливания, характеристики пусковых установок, куча головоломным тестов на знание техники и парочка экзаменов типа "мама роди меня обратно" и "спасибо, но лучше просто пристрелите". Въедливый, как и все Райяхи он оказался жутким занудой. Въедливость и дотошность, по-моему, вообще одна из основных отличительных характеристик этой аристократической семейки. Впрочем, доставалось не только нам троим, но и всему экипажу. Учебные тревоги следовали одна за другой. Пожар в реакторном отсеке, отражение внешней угрозы и тому подобные фокусы нашего бесстрашного капитана превратили эти трое суток в оживший кошмар для всех.
   Единственные кто особо не напрягался, были десантники - вот кому синекура подвалила - лети себе куда везут и больше никаких проблем. Танки на консервации, а традиционное их развлечение по сборке-разборке оружия это дело привычное. Нам же времени не хватало даже на то чтобы просто как следует выспаться. О такой роскоши как душ я и не вспоминаю. Все на что меня хватало - это доползти до кровати и постараться не упасть мимо неё.
   И вот первая самостоятельная вахта в качестве одного из старших офицеров крейсера. Вообще то, насколько я в курсе царящих на Флоте традиций, такие фокусы особо не поощряются. И на месте нашего шкипера любой другой капитан допустил бы меня до пульта офицера корабля не раньше чем через три месяца, но похоже наш кэп из тех садистов, что считают, что члены его команды должны огребать по полной программе с первого же дня службы.
   Как бы там ни было, я оказался в рубке практически один. Дежурный и мичман связист - не в счет. У них своя головная боль - у меня своя. Зато вид с моего места - охрененный. На душе гордость пополам с некоторой боязнью. Случись что - крайним окажусь я. Капитан с остальными представителями офицерского состава уже час как заперлись в кают-компании. Все остальные заняты делом. Бортинженеры в компании десятка техников вообще сбрендили - разобрали одну из передних турелей и с любопытством чего-то там выискивают. Вот, блин, энтузиасты, заняться им больше нечем. Все ведь и так прекрасно работает - так нет, нашли какой-то там глюк с неизвестно куда исчезающей мощностью. Я вообще подозреваю, что они сами её и сломали - чтобы было чем заняться во время долгого перехода. Скука она в полете самое опасное дело.
   - Ну что, как у нас дела? - поинтересовался вошедший в рубку Сергей. Правое плечо его формы со вчерашнего дня украшали две широкие полосы со звездой сверху. Признак официального статуса первого пилота крейсера. На моем плече над полосками вместо звезды красовались две перекрещенные ракеты.
   - Как, как. Никак. - Отозвался я. - А ты куда пропал? И почему до сих пор не проставился?
   - Ящик пива устроит?
   - Светлого. - Согласился я. - Ладно, плюхайся вон туда и смотри, как работает мастер. Кстати, а куда Ленка запропастилась? Вторые сутки нигде не появляется. Опять, небось, несчастный тренажер мучает?
   - Угу. - Кивнул Сергей, плюхаясь на свое законное место. - Последний раз я её видел когда она, прихватив комбинезон, двигалась в сторону тактического центра. Сам то ты как, отошел от учебы? А то я слышал, тебе досталось от Райяха. Искренне сочувствую. Он мужик сюрьезный. И к своей работе относиться чуть ли не с фанатизмом. Кстати, а он в курсе, что ты на первом курсе с его младшей сестрой встречался, а?
   Я вздрогнул, судорожно огляделся и, убедившись, что никто не мог его слышать, поспешно принялся плевать через левое плечо.
   - Молчи, придурок. - Злобно прошипел я и трижды постучал по пульту перед собой. - Думай о чем говоришь. Не буди лихо. Лучше порадуемся тому, что мы через это прошли и все еще живы.
   Эта сволочь ненаглядная глядя на мои судорожные метания из угла в угол, только улыбался своей отеческой улыбкой. Конечно, если что, то морду набьют не ему, а мне. У, гад, попадись ты мне в лапы.
   - Ладно, не боись. - Успокоил меня он. - Я тебя не сдам. Лучше скажи как тебе новый интерфейс наших пташек?
   - Вещь! - Согласился я и восхищенно вздохнул, вспоминая свой первый полет.
   Торнадо действительно оказались потрясающими машинами. Как истребитель среднего класса "Торнадо" на голову превосходил всю то, на чем нам довелось летать в Академии. Все эти "Бури", "Ураганы" и "Штормы" на которых нас учили летать и в подметки не годились этой машинке. Охренительная скорость, усиленные регенерирующиеся щиты, противорадиационная полимерная броня из чистого титана-Т и целых восемь импульсных пушек вместо стандартных четырех, просто вопили о своем превосходстве. А о возможности использовать все это в атмосфере я и не вспоминаю. Это целая песня получается. Правда в атмосферном режиме щиты больше мешали, чем помогали, да и толку от них оказывалось - тьфу и растереть, но зато какой кайф!
   Так что, состыковавшись с крейсером, я еще долго сидел в кабине не в силах отпустить рукоять управления. В конечном итоге старпом, отчаянно матеря меня на все лады, заставила вылезти из пилотского кресла, но, увидев мою глупую улыбку, махнула рукой и оставила в покое. А я и не возражал. Более того, вряд ли в обитаемой вселенной могла найтись сила, способная оторвать меня от такого чуда. Ути моя маленькая... Ути пути моя хорошенькая...
   - Шеф! Очнись! Через двадцать минут смена коридора! - Наконец пробился сквозь пелену воспоминаний упрямый голос Клео. - Босс! Босс! Босс, твою мать!!
   Я дернулся, и с усилием прогнав с глаз картину прошлого, поглядел на показания приборов. Клео оказалась права. Через двадцать минут мы должны были произвести необходимую корректировку, и вынырнуть для последующего перехода в другой гравитационный поток и ориентировки.
   - Экипажу приготовиться к смене курса. - Брякнул я в микрофон, поглядев на показания дисплеев отражающих техническую готовность основных узлов крейсера. Все датчики светились умиротворяющим зеленым светом.
   - Сэр, мы готовы к смене курса. - Доложил я, предварительно связавшись с главным инженером и переглянувшись с Громом.
   "Лунный принц" также готовился к смене курса.
   - Действуйте, стажер. - Разрешил капитан и я, кивнув Сергею, с наслаждением принялся скармливать главному компьютеру "Пегаса" команды на активацию различных систем. Обожаю этот момент. Момент выхода и перехода из одной волны в другую. И дело даже не в цветных спецэффектах за бортом. Тем более что по большей части их можно увидеть только в записи. Дело в другом. В эти мгновения вся охрененная мощь способная при необходимости испепелить половину планеты, подчинена одному единственному человеку. А где-то на заднем плане маячит мысль, что если ты сделаешь что-то не так то твой корабль превратиться в консервную банку размером чуть больше крышки из-под бычков в томате. Разумеется, подобный результат маловероятен, но не исключаем. Отсюда и дикий прилив адреналина, ради которого собственно и идут в пилоты. Что спрашивается, может быть приятнее. Разве что только полет на атмосферном истребителе на бреющем полете дает человеку похожие ощущения, но истребитель - это не крейсер. Здесь другой масштаб. Совсем другой.
   - Серый, ты со мной? - Полюбопытствовал я, не отрываясь от показаний навигационного компьютера. Пока вроде все шло как по маслу. Никаких неожиданностей в поле зрения датчиков не наблюдалось и в помине.
   - Давай, действуй, маньяк. - Отмахнулся он, берясь за штурвал. - Не боись, если что - я тебя подстрахую. Ну, поехали. И раз...
   Одновременно с этим словом, крейсер вырвался из глубины гиперпространства и, окутавшись облаком света принялся стремительно приближаться к порогу волны.
   Навигационный компьютер быстро произвел необходимые замеры плотности потока, и довольно что-то проурчав, благополучно отрапортовал о проделанной работе.
   - А вот и коридорчик нарисовался. - Радостно сообщил мне Сергей, глядя на показания системы диагностики. - Вроде все в норме. Точка номер один пройдена. Ждем транспорт. Эй, Дим, ты как в порядке?
   Я в это время, согнувшись в кресле три погибели, боролся с внезапным приступом тошноты. Вот гадкий чукотский юноша, ведь прекрасно знает, как я ненавижу последствия скоростного выхода из гипера, и все равно каждый раз интересуется.
   В своем горе я был не одинок. По статистике примерно половина людей испытывает разного рода неприятные ощущения при резком выходе из гипера, оттого-то в большинстве своем пассажирские и грузовые суда предпочитают сначала максимально сбросить скорость, а уже потом совершать переход. Еще говорят к этому чувству тошноты можно привыкнуть, но лично я что-то такого не замечал. Хорошо еще, что я не успел сходить пообедать.
   Короткий писк системы предупреждения не дал мне возможности рассказать этому гаду, успешно притворяющемуся моим другом все, что я о нем в данный момент думаю. Я небрежно нажал клавишу исполнения. Появившийся короткий текст заставил меня подпрыгнуть в кресле чуть не до потолка. Еще мгновение я глядел на монитор, после чего с размаху врезал кулаком по кнопке боевой тревоги. Раздавшийся истошный вой сирен заставил бы подняться и мертвого. Одновременно с воем загорелся небольшой экранчик справа от моего кресла.
   - Доклад! - Рявкнул на меня капитан.
   - Сэр! Торпедная атака. "Дельфины". Цель групповая, пеленг двести двадцать, дистанция двести десять. Источник неизвестен. - Выпалил я в микрофон, одновременно лихорадочно стуча по клавишам активации системы обороны и в авральном порядке загружая в шахты противокорабельные ракеты.
   - Экстренный маневр уклонения! Запустить противоракеты! - Приказал капитан и испарился с экрана.
   Я, перехватывая управление у медленно соображающего компьютера, судорожно рванул на себя обе рукоятки управления. Крейсер на какую-то долю мгновения задумался, а потом разом взбрыкнул и получив хорошего пинка ласточкой рванул вверх разворачиваясь к приближающейся стае одной из наименее уязвимых частей крейсера - дном. Практически сразу навстречу торпедам стартовала и устремилась на перехват первая серия противоракет.
   Вражеские торпеды быстро приближались. Внезапно, компьютер, обработав данные активного радара, снова задушено пискнул. Я вскинулся словно ошпаренный. Согласно этому сообщению с совершенно другого направления к крейсеру стремительно приближалась еще одна партия торпед. Тоже "Дельфинов" и тоже неизвестно откуда взявшихся. На основании чего многомудрый компьютер и сделал вполне логичный вывод о том, что нам противостоит как минимум два корабля противника.
   - Кретинская машина! - Выругался я, отчетливо понимая, что если сейчас точно также из ниоткуда нарисуется еще один торпедный залп мы все гарантированно станем покойниками. - Тормоз!
   И чувствуя, как по моей спине начинает течь предательская струйка пота, вновь принялся нажимать на кнопки. За первым залпом противоракет последовал второй. Только вот хрен я их смогу перехватить на такой короткой дистанции. И без того детонация хоть одной из торпед ближе шестидесяти астроединиц практически гарантированно накроет нас с головой. "Дельфин" штука мощная, и дури в ней до чертиков.
   - Гром, хрен моржовый, делай что хочешь, но найди мне их! - Заорал я на всю рубку, готовясь к активации батарей последнего рубежа и сбрасывая по ходу движения визжащие на всех частотах беспилотные платформы с обманками. Электронные обманки принялись заполнять потоком помех все доступные диапазоны. Бегло оценив полученный эффект я ухмыльнулся. Энергетический сигнал крейсера сначала удвоился, а потом и учетверился. Очередная экстренная смена курса заставила все энергетические сигналы направиться в разные стороны.
   Сергей прекратил ругаться, и поспешно застучал по клавишам компьютера, отстреливая дополнительные разведывательные зонды. Самое логичное решение в нашей ситуации. Так хоть можно было вычислить точку пуска торпед, а то пока противник лежит в дрейфе, его не разглядишь.
   Я, вцепившись руками в джойстики выцеливал приближающиеся торпеды. От компьютера в этом плане толку мало - действуя по заранее заложенному плану действий он зачастую способен выкидывать такие фортели, что не в сказке не сказать ни пером описать. К тому же любой алгоритм, по которому работает руководящий обороной комп, довольно легко поддается анализу и как следствие - с добрым утром, получите торпеду в бок. Оттого за пультом и сидит человек.
   Тем временем торпеды приближались. К моему удивлению "Дельфины" двигались сравнительно небыстро. Примерно треть этих пташек выкосили на подлете запущенные мной противоракеты. Неплохой результат, если учесть, что датчики обнаружили торпеды только тогда, когда те уже вышли на финишную прямую. Еще треть купилась на обманки, потеряла свою цель и отправилась куда-то вдаль, а потом стало уже слишком поздно. Мне стало как-то не до подсчетов. Лазерные установки последнего рубежа, завывая, словно умирающие баньши приступили, наконец, к той работе, для которой их и создавали. Гатлинги вращая не успевающими охлаждаться стволами, разом изрыгали в пространство непрерывный поток лазерных лучей. Но несущуюся к крейсеру смерть не так то просто было остановить. Торпеды стали взрываться одна за другой. Каждая следующая из торпед проходила чуть дальше своих товарок, при детонации выплескивая в космос такой букет излучений, что сенсоры крейсера отказывались корректно работать. Мне оставалось беззвучно материться, отмечая новые несущие смерть разрывы в длинной цепи взрывов. Беззвучность этого зрелища наводила еще больший ужас.
   - Мать твою! Экипажу приготовиться к столкновению! - Заорал я, видя, что в наш борт, вот-вот угодит вся эта куча металлолома, вперемешку с ударными волнами и прочей прелестью. И вновь перехватив управление, успел все-таки, развернулся к ударной волне брюхом крейсера. Благо в силу конструктивных особенностей современных кораблей, что верх корабля, что его низ практически невозможно пробить. И дело тут вовсе не в толщине брони, а в том, что при работающих двигателях на этих плоскостях фокусируется гравитационное поле такой напряженности, что можно даже не думать о попытке его преодоления. Впрочем, и это не панацея. Есть еще такая штука как старый добрый ядерный взрыв. Да и невозможно прикрыть все слабые места. Где-то что-то всегда окажется уязвимым.
   И только я успел развернуть крейсер, как космос пронзили лучи мощных лазеров накачки. Корпус крейсера судорожно содрогнулся от столкновения с взрывной волной рванувшей всего в шестидесяти астроединицах торпеды и на пульте с воем загорелись несколько красных тревожных сигналов, вопящих о разгерметизации и утечке атмосферы.
   - Есть! Нашел! - Закричал вдруг Сергей. - Вижу цель! Сектор 5, дистанция двести сорок единиц, цель номер один - эсминец. Тип - "Стрекоза". Принадлежность - не установлена.
   Я мельком глянул на показания компьютера. Стрекоза. Малый эсминец названный так за четыре выносные надстройки с торпедными установками. Если смотреть спереди - стрекоза и есть. Ну и древность. Их ведь уже лет пятьдесят как сняли с вооружения. Хотя бортовой залп у неё о-го-го по любым меркам. Зато защиты - кот наплакал.
   - Гром, не дергайся! - Приказал я и впился глазами в голосферу. Практически в тот же момент эсминец стал быстро набирать ход. Теперь мне стало понятно почему "Дельфины" двигались так медленно - просто начальная их скорость из-за того, что эсминец лежал в дрейфе, была равно нулю. А собственный двигатель этих торпед не такой уж и мощный.
   Эсминец быстро приближался. Я сначала удивился такому развитию событий но, немного подумав понял. Ну конечно, с виду нам досталось, по-самое не могу. Такая куча торпед, да еще на таком расстоянии. Скорость не очень. И парим мы, наверное, здорово. Облака водяного пара и прочие признаки. А что с нами на самом деле не видно из-за помех от работающих глушилок. Ну-ну, добро пожаловать. Милости просим, ждем-с!
   Сергей внимательно поглядел за моими действиями и одобрительно кивнул.
   - Займись лучше вторым! Не видишь, мне некогда. - Нетерпеливо рыкнул я, и с размаху хлопнул по кнопке общего запуска.
   Кормовые ракетные шахты изрыгнули первые ракеты. Не успокоившись на этом я плавным движением чуть изменил вектор движения и, пробежавшись по клавишам поспешно изменил систему запуска ракет. После чего, опрокинув "Пегас" оверштаг разразился ракетным залпом из всех шахт правого борта. За первым залпом практически сразу последовал второй, третий. В итоге, когда эсминец отошел от потрясения вызванного тем что с нами оказывается все в порядке и пульнул в нас следующим бортовым залпом к нему направлялось уже две с половиной дюжины ракет каждая третья из которых была снабжена не боеголовкой, а устройствами для ведения электронной войны. В них то и попали практически все из выпущенных эсминцем противоракет. А настоящие - прошли сквозь защиту, и обрушились на корпус эсминца. Древний эсминец попросту переломило пополам, а потом рванул его реактор. Светофильтры в рубке отсекли поток льющегося света, поспешно затемнив экраны.
   - Корсар! Вижу второго! Сектор два, цель - корвет, принадлежность неизвестна, дистанция триста двадцать и уменьшается. Тип корвета - "Единорог". Вход в зону ближнего боя через восемь минут.
   Я злорадно улыбнулся. Триста двадцать астроединиц. Корвет. Против крейсера. Никаких шансов. Словно услышав мои мысли, корвет лихо развернулся и, выжимая из своих двигателей всю доступную мощность начал драпать. Бо-о-льшая ошибка. Войди он в зону досягаемости лучевого оружия и мы с ним были бы на равных, а так... Как я уже сказал - никаких шансов. А до зоны, в которой можно скакнуть в гипер, еще надо добраться. Это если он еще сумеет разогнаться до нужной скорости. Чего я ему не дам.
   - Связь! Дайте мне канал на корвет! - Потребовал я, запуская в полет первые пробные ракеты.
   - Связь установлена. Картинка отсутствует. - Сообщил связист и я, вперяясь в темный экран стальным взглядом потребовал. - Неизвестное судно! С вами говорит лейтенант Романов с борта крейсера Военно-Космических сил Россы "Пегас". Приказываю заглушить двигатели и приготовиться к принятию абордажной команды! Любое сопротивление будет жестоко подавлено!
   - Да пошел ты, ищейка долбанная! Поцелуй лучше меня в зад! - Зло прорычал в ответ некто и экран связь и заполнился роем помех.
   - Ну, как хочешь. - Зарычал я в ответ и нажатием клавиш открыл беглый огонь по удаляющемуся корвету из всего, что могло стрелять. - Гром, мы должны его достать! Не упусти засранца.
   - Не уйдет. - Успокаивающе кивнул тот. - Не боись.
   "Пегас" рванулся в сторону корвета, словно им выстрелили из пушки. Десять минут до перехвата. Палуба под моими ногами дрожала как осиновый лист на ветру. Не тратя времени на перезарядку, я вертелся как уж на сковородке, паля в корвет сразу из всего, что могло стрелять. Ракеты шли волнами. Одна за другой. Электронные обманки шли первыми, отвлекая на себя противоракеты. Сразу за ними шли настоящие ракеты. Космос наполнился яростными вспышками. Каждую из сбитых ракет я воспринимал как личную потерю. Четыре минуты до перехвата. Одна из слишком близко подошедших вражеских торпед рванула в непосредственной близости от корпуса "Пегаса" разразясь сразу несколькими пучками яростного света. Два из этих лучей благополучно отразились от днища, а вот остальные, прорвав и без того сильно ослабленную силовую защиту, попали в правый бок крейсера. Крейсер передернулся так, что я не усидел в кресле и вмазался головой в пульт. Мостик наполнился клубами дыма. Взвыли сирены, на схеме появились новые участки, свидетельствующие о полученных повреждениях. И хотя ничего важного задето не было, один из силовых генераторов приказал долго жить. В куче с двумя участками силового каркаса. В результате общее ускорение упала вдвое, а о том, чтобы еще раз поворачиваться к противнику этим же боком - лучше было и не думать. Себе дороже.
   - Сволочь! - Высказался Гром. - Одно попадание и треть защиты псу под хвост. - И полуобернувшись, заявил. - Корсар, надо с ним кончать. Хватит с ним возится.
   Я мельком пробежался по показаниям датчиков и, сверившись с данными бортового компьютера удовлетворенно улыбнулся. Яростная бомбардировка защитного поля корвета не осталась без последствий. В защитной схеме обороны корвета появились дыры, а вырывающийся наружу водяной пар явно свидетельствовал о более чем серьезных проблемах.
   - Все, Серый, считай их уже нет. - Пообещал я и, перестроив схему ведения огня, удовлетворенно нажал кнопку общего залпа.
   Вообще, корвет типа "Единорог" несмотря на свою новизну - довольно неудачная конструкция. Очень хорошая скорость и неплохое бронирование при довольно слабом бортовом ракетном вооружении. Зато лучевыми орудиями такие птички снабжались довольно основательно. Но никакое бронирование и никакие лазеры не помогут вам, если вы подошли слишком близко, а мгновенно набрать скорость до величины необходимой для совершения прыжка не удавалось еще никому и никогда. Пиратские канониры сумели сбить примерно половину запущенных мною ракет, а потом космос наполнился лазерными лучами от взрывающихся боеголовок и пухлыми облаками стремительно расширяющихся световых вспышек. Я решил не мелочиться, и примерно половина ракет оказалась со старой доброй ядерной начинкой. В этот момент на мостик вломились капитан, старпом и еще двое офицеров.
   - Романов, доклад. - Приказал капитан, занимая свое кресло. - Что происходит?
   - В принципе уже ничего. - Машинально ответил я, глядя как завороженный на то, как корвет противника прекращает свое существование в этом мире. Хорошая броня ему не помогла, наоборот она только продлила мучительную агонию. Хорошая была машинка - мир её праху.
Две трети корвета вообще перестали существовать как класс, а оставшаяся треть представляла собой зараженную радиацией груду перекрученного космического мусора. Выживших в этом разверзшемся аду не могло быть по определению.
   - Ничего. - Тихо прошептал я, с трудом заставляя себя отпустить рукоятки управления. Руки словно жили своей жизнью. Меня ощутимо трясло. Адреналиновый шок. Отвык я от таких передряг, расслабился. Дополнительную струю в охвативший меня мандраж добавляла мысль о том, что сложись все немного иначе, и у этих красавцев вполне мог получиться их замысел. И то, что только что я в течение пяти минут отправил на тот свет как минимум четыре с половиной сотни человек, из которых согласно данным сканирования никто не выжил, никак не способствовало тому, чтобы успокоиться. Скрючившись, я вжался в свое кресло, борясь с желанием послать своего капитана на три буквы.
   - Старпом! Доложить о повреждениях!
   Капитан-лейтенант бегло пролистала сводный доклад по отсекам.
   - Четверо легкораненых в четвертом, серьезно поврежден шестой лазер, пусковые установки номер пять и шесть. Кроме того, в трех местах пробит корпус. Частично разрушена радиационная защита по правому борту на площади примерно в двадцать метров. Из невосполнимых потерь только третий и четвертые генераторы защитного поля. Мощность оставшихся в строю генераторов уже перераспределена. Еще мы потеряли антенну дальней связи. Силовые агрегаты практически не пострадали за исключением Альфы-три, и Альфы-четыре. Аварийные команды приступили к устранению повреждений. Раймонд говорит, что ориентировочное время завершения ремонта через восемь часов. Хвала Предвечным, ничего непоправимого не произошло. Повезло.
   Капитан внимательно посмотрел на старпома.
   - Нет, Элизабет, вы не правы - это не везение. Просто у нас самая лучшая на всем флоте команда. Громов, Романов - с боевым крещением. Хорошая работа, стажеры. И остальные тоже молодцы. Так держать. А теперь идите, отдохните. Вы это заслужили.
   Я на подгибающихся ногах направился к двери, возле которой меня остановил тихий, но твердый голос капитана.
   - Романов, - произнес он, подойдя ко мне вплотную и глядя прямо мне в глаза, - я хочу, чтобы вы знали, что вы все сделали правильно. Эти люди знали, на что идут. А теперь идите, отдыхайте.
   Я пошатываясь вышел за дверь и, прислонившись лбом к холодному пластику стену замер в бессилии и одиночестве...
  
   ... - Вы думаете, кэп, это было хорошая идея? - Спросила старпом, повернувшись к капитану "Пегаса", когда дверь за тремя новоиспеченными лейтенантами захлопнулась и они остались одни в его каюте.
   - А что, Элизабет, у вас есть возражения?
   Коммандер Манн неуверенно повела плечами.
   - Да в принципе нет, ребята они хорошие. Эрик вон в своей подопечной вообще души не чает. Внешне, разумеется, это незаметно, но мы с ним не первый год служим. Да и Громов тоже на уровне. Алекс за него горой стоит. Говорит, что ему можно хоть сейчас на первые роли. Дело только в недостатке опыта. Я краем уха слышала, у них сегодня намечен сабантуй по поводу повышения. Погоны обмывать собираются. Будут все кроме дежурной смены.
   - Ладно, пусть празднуют. - Махнул рукой Дэвид Александр. - Хотя конечно, после возвращения мне за такое самоуправство с внеочередным присвоением званий кадровики плешь проедят, но сейчас мне, черт побери, нужны эти ребята. Нужны в качестве офицеров, на которых я, если что могу положиться, а не где-то там на подхвате. Так что гоняйте их до позеленения. Пусть попробуют себя на всех командных постах, начиная с простого пилотирования вплоть до командования самим крейсером. Им это в жизни пригодиться. Заодно, коль скоро они будут полностью заняты своими новыми служебными обязанностями - у них попросту не останется времени на разного рода проделки.
   - Ну-ну, поживем - увидим. Кстати, шкипер, нам пора на совещание. Советник ждет...
  
   ... - А теперь, обсудим случившееся. - Произнес капитан "Пегаса" когда офицерский состав крейсера в полном составе подтянулся в кают-компанию.
   Намеченное совещание пришлось отложить до тех пор, пока "Пегас" не вошел в гипер. Несмотря на это ремонтные работы продолжались. Повсеместно сверкали огоньки сварочных аппаратов, разматывались длинные мотки силовых кабелей, сновали юркие ремонтные роботы и бегали техники. И хотя это мельтешение внешне выглядело как хаос, на деле работы по восстановлению боеспособности крейсера были практически закончены. Что-то безжалостно отправили за борт, что-то отремонтировали, что-то заменили. Единственное в чем была загвоздка, так это в скорости. Из-за потери двух силовых агрегатов крейсерская скорость крейсера снизилась почти на четверть, но и это вполне можно было поправить. Главное - без приключений добраться до места, а там, в передвижном ремонтном доке крейсер можно привести в норму за считанные дни.
   - Знаете, господа офицеры, меня никак не оставляет чувство что мы не случайно столкнулись с этими пиратами. - Сказал капитан "Пегаса" озвучивая то, что не давало ему покоя с тех пор, как он переступил порог рубки управления. И за эти часы его подозрения только усилились. - Уж слишком все было спланировано. Всего в двух часах лета до зоны безопасного перехода. Рядом с аномалией. Раймонд, у вас есть идеи, почему мы так поздно заметили их приближение? К примеру, эта чертова Стрекоза, её же должно было быть видно чёрт знает откуда!
   Главный инженер нехотя пожал могучими плечами человека полжизни профессионально занимающегося тяжелой атлетикой.
   - Техники над этим работают, но пока никаких подвижек. Нам банально не хватает людей. Будем разбираться, но не удивлюсь, если у обоих наших нежданных гостей были установлены специальные маскирующие системы. Что нибудь типа "Тени" или "Дымки". А может даже "Черная дыра". К сожалению, так это или нет - проверить не представляется возможным.
   - Жаль, что не удалось подобрать пленных. - Вздохнул командир десанта полковник Эрик Санторин, машинально крутя в ладони форменный кинжал десантников. Зазубренный нож рыбкой скользил в миллиметре над полированной поверхностью стола не оставляя за собой следов. - Вечно вы сначала стреляете, а потом мучаетесь вопросами в кого именно. Кстати, кто-нибудь из вас, флотских, может мне объяснить, как эти не буду говорить кто вычислили место нашего выхода? Они что, телепаты?
   - Твою мать! - Не удержался от выражения своих чувств капитан-лейтенант Райях. - И правда, мало ли где мы могли выйти. Зона Аномалии большая. Блин, шкипер, получается, что вы правы на все сто и эти бравые любители халявы прекрасно знали, куда мы направляемся и ждали именно нас. Ё-мое, выходит нас кто-то сдал!
  
  
  
   ... - Нет, я, конечно, все понимаю - настоящий офицер должен одинаково разбираться и в навигации, и в технике, и даже в том, как набить морду тому, кто плюнул тебе в пиво. Но не до такой же степени! - Бурчал я с кислым видом ковыряясь внутри переплетения разноцветных проводов, модулей управления и корректировки и целой кучи всевозможных активных и пассивных сенсоров одного из зондов.
   На эту работу меня подпрягли в рамках продолжающихся мучений имеющих общее название "практика". Повышение в звании и получение вожделенных погон отнюдь не означало начала легкой жизни. На деле, вещей, за которые я, как член командного состава корабля Его Императорского Величества нес личную ответственность, только прибавилось.
   В принципе устройство разведывательного зонда довольно простое и не больно-то и изменилось со времен Освоения. По конструкции это по-прежнему была все та же несущая рама произвольной формы, на которую устанавливали несколько маневровых и разгонных движков плюс кучу различных сенсоров связанных с передающим устройством. В принципе - вытащи из ракеты боеголовку, напихай туда сенсоров, подвесь его в пространстве на нужную орбиту и вот тебе примитивный, но вполне рабочий зонд дальнего обнаружения. Правда такая собранная на живую нитку хрень долго не проработает, да и радиус их действия будет не очень большим, но это же просто для примера.
   Но то обычный зонд. В моем случае все было намного интереснее. Во-первых, я до этого никогда в жизни не занимался ничем подобным, а во-вторых, эти бяки, я имею в виду команду нашего бесстрашного главного инженера всучили мне зонды которые я видел впервые в жизни.
   Их конструкция, внутри которой я вяло ковырялся, лучше всего охарактеризовало бы слово - кошмар. Представьте себе ребристый круглый шар девятиметрового диаметра из которого торчат выходные отверстия двигателей. Но это полбеды. Под внутренней обшивкой было напичкано такое количество блоков непонятного назначения что я бросив один единственный взгляд тут же понял что зря сюда полез. Разумеется, кое-что из начинки зонда поддавалось идентификации довольно легко, но, по крайней мере, шестьдесят процентов электроники я не то что никогда в глаза не видел, но даже не слышал, что такое в природе существует. Сканирование портативным идентификатором тоже не прояснило ситуации. Но голограмме высветилась компоновка внутреннего содержимого зонда. Часть модулей оказалась закрашена сплошным красным цветом. Короче не опознавалась. И как прикажете разбираться?
   - Долбаный флот. - Вполголоса матерился я, когда меня в очередной раз ощутимо врезало током. - Долбаные конструкторы, долбаные инженеры и долбаные техники. Козлы и уроды. Какому придурку пришло в голову создать такую хрень? Клео! Ты можешь разобраться в том, что здесь навертели?
   - Это вряд ли. - С сомнением ответила Клео и наморщила свой безупречный лобик. - Первый раз вижу что-либо подобное. Да и эти маркировки мне тоже ничего не говорят. Это же не истребитель. Между нами девочками, я даже не уверена для чего конкретно всё это хозяйство нужно. Знаешь, думаю нам надо оставить все как есть. По-моему зря мы вообще в него полезли. Провели бы обследование дистанционно. Загрузили тесты, прогнали по антивирусным программам и дело с концом. А с этим шпионским оборудованием мы запросто можем нажить себе кучу геморроя. Давай-ка, поставим бронелисты на место и притворимся, что мы ничего не трогали. Так оно для всех спокойнее будет.
   Надо заметить, что сейчас по корабельному времени стояла глубокая ночь, так что у нас с Клео были все шансы остаться незамеченными. Надо только поставить бронелисты на место и все.
   - Здорово, Корсарчик! Что, тоже не спится? - Полюбопытствовал хорошо знакомый мне голос, услышав который я от неожиданности качнулся и разжал руки. Лист бронепластика вышел за пределы окружающего зонд поля антигравитации и обретя вес с гулким "Бубух" рухнул мне прямо на ногу.
   Я взвыл во весь голос и запрыгал на одной ноге после чего, споткнувшись, со всей дури шлепнулся задницей об металлический пол отсека.
   - Ленка! Блин, тебе что, не говорили, что вот так подкрадываться не хорошо? - Зло проговорил я, и сквозь выступившие на глаза слезы посмотрел на возвышавшуюся надо мной Ленку.
   Та, поняв что ненароком сотворила, бросилась ко мне. Я, вцепившись руками в ногу, сидел и тихо ругался, на весь свет.
   - Ууууу, блин. Все, теперь так и останусь калекой. Ленок, ты не можешь помочь мне поставить на место эту панель? - Попросил я, поднимаясь на ноги и для пробы осторожно ступая на больную ногу. Ступню пронзил острый укол боли. Я снова взвыл.
   - Дим, тебе бы в медотсек надо. - Озабоченно посоветовала Ленка глядя как я, согнувшись буквой зю рассматриваю стремительно опухающую ногу.
   - Сначала надо панель на место поставить. - Отмахнулся я.
   - Да я сама её поставлю. А ты давай, двигай в медотсек.
   - Точно сама поставишь? - Для проформы переспросил я, аккуратно вдевая ногу в ботинок. Магнитная застежка с легким щелчком сомкнулась.
   - Точно, точно. Все, иди.
   Стараясь ступать как можно мягче, я захромал к двери. У двери я снова обернулся.
   - Точно сама справишься?
   - Точно. Все, иди уже! - Командирским тоном приказала Ленка, и я послушно вышел. Спорить в ней все равно бесполезно. А то окажусь еще и со второй больной ногой.
   Добредя до переходника на палубу, на которой располагался медицинский отсек, я остановился. Все это время я старательно избегал встреч со старшим медиком крейсера - майором медицинской службы Флота Анной Волковой.
   - Что встали на пороге, стажер, проходите, коли пришли. - Донесся до меня голос майора.
   Я, чертыхнувшись, переступил порог медотсека и сразу попал под пристальный обзор пары красивых карих глаз. По спине пробежали мурашки. Слишком уж знаком мне был этот взгляд. Блин, неужели я оказался прав? И она действительно родственница того самого...
   - На что жалуемся? - Поинтересовалась майор. - Ага, сама вижу. Что ж добро пожаловать на обследование. Снимайте обувь и садитесь вон в то кресло.
   Я дохромал до указанного места, и скинув обувь, рухнул в кресло.
   Майор с интересом принялась разглядывать мою на глазах распухающую ногу.
   - Как это вас так угораздило? Ухты, какой интересный цвет. А вот так больно? А так?
   Я с опозданием осознал, что попал в лапы настоящего фанатика своего дела. Знаете, среди медиков встречаются такие маньяки, для которых чем хуже - тем лучше. А удирать было поздно. Я попался.
   - Очаровательный ушиб. - Заявила она, обследовав мою ногу с помощью диагноста. - И что мы на себя уронили?
   - Кусок обшивки. - Нехотя признался я, с опаской поглядывая по сторонам.
   С детства, знаете ли, не люблю лазареты и врачей. Вечно они что-то такое в тебе выискивают, а если находят, то радуются как дети. А эти их загадочного вида инструменты мигающих кучей лампочек? А как будто нарочно максимально противные на вкус лекарства якобы крайне полезные для здоровья? Что, нельзя сделать их сладкими? А диагноз, в котором нормальному человеку не разобраться без пары бутылок самогонки, даже если он знает что у него на самом деле?
   Майор взяла со стола какую-то трубку и, понажимав что-то, поднесла её к моей ноге. С торца трубки вырвался луч красного света.
   - Знаете, курсант поправьте меня, если я ошибаюсь, но у меня сложилось такое впечатление, что вы меня нарочно избегаете. - Задумчиво произнесла она, видя трубкой из стороны в сторону. - Я права?
   - Никак нет, мэм! - Выпалил я, чувствуя, как по моей коже начинают бегать мурашки. Отек на глазах стал спадать. Кожа потеряла свой насыщенный красный цвет.
   - Уверены? А у меня сложилось иное впечатление. - Все также задумчиво проговорила майор, выключая прибор. - Похоже, вас что-то смущает. Так, а теперь встаньте и наступите на ногу. Если будет больно - скажете.
   Я встал с кресла и осторожно наступил на ногу. Нога не болела. А оттого, что я избегу этого разговора ничего ведь не измениться. Может лучше сейчас расставить все знаки над И?
   - Простите, мэм, что спрашиваю. Но кем вам доводится бригадный генерал Алекс де Вольф? - Вдруг спросил я. И сам себе зажал рот. Блин, вырвалось таки.
   - Это мой дед. - Спокойно ответила майор, глядя на меня в упор. - А что, у вас с этим какие-то проблемы?
   Перед моими глазами понеслись разноцветные круги света. Услышанное шокировало меня до предела. Одно дело подозревать, а другое - точно знать. Ой, чует моя попа, что добром этот полет не закончится.
   - Нет, мэм. Никак нет! - Выпалил я, как только справился с первым приступом удивления. - Разрешите идти?
   - Да. И если хотите поговорить - вы знаете, где меня искать. Я ясно выражаюсь, лейтенант?
   - Предельно, мэм. - Вытянулся я в струнку и, по-уставному отсалютовав, развернулся и на несгибающихся ногах промаршировал к двери...
  
   ... Не помню, как я попал к себе в каюту. Очухался я, только когда на донышке заначенной на черный день бутылки остался последний глоток. Я вылил остатки коньяка в рот и обвел пьяным взглядом каюту.
   - Клео! - Позвал я, и та немедленно возникла на настенном мониторе.
   - Чего, босс?
   - Ты знала, что наш старший медик является внучкой де Вольфа?
   Та выпучила глаза.
   - Что, правда? А я думала это просто совпадение. Внешнее сходство, конечно, есть, но фамилии у них разные.
   - Правда-правда. Интересный поворот, да?
   - Босс, а что мы будем делать если...
   - Ничего. - Твердо решил я. - Ровным счетом ничего. Будем держаться от неё подальше и все. Кстати, как там мой перехватчик?
   - Да что с ним случится. - Отмахнулась Клео. - Работает как часы. Новая операционная система установлена. Ракеты загружены. Навигация в норме. Осталось еще кое-что по мелочи, но это уже надо руками делать. Кстати, босс, должна вас предупредить, что у нашего командира есть на наш счет особые инструкции...
   - А, плевать. - Отмахнулся я. - Хрен они до чего докопались. Иначе я бы с тобой сейчас не разговаривал. Лучше проверь все еще раз. Сколько нам осталось до точки?
   - Часа два. Босс, тебя вызывают на инструктаж.
   - Твою мать! Клео, у нас еще остался Антихмель? - С вздохом поинтересовался я и аж содрогнулся от заполнившего меня нехорошего предчувствия...
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"