Чваков Димыч: другие произведения.

Весна да лето, осень да зима (часть 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Сборник напечатан в журнале "Эдита" НР 74, 2-ой выпуск 2018 года


Весна да лето, осень... да зима

  
      -- ЗИМА
  

В пику осени

(предзимье)

  
   Расцветут цветы в пику осени,
   сединой зима воду выбелит...
   ...на лугу замрёт нежной просинью,
   придавив слегка, чтобы выделить.
  
   Улетит в туман хладной птицею,
   на земле подняв сполох инея,
   затрещав в углу половицами
   да построившись в небо линией.
  
   Обметёт пурга строчкой бледною -
   не успели сшить, как растрескалось!
   А в углу висит солнце медное,
   да за образа? спросить не с кого.
  
   Расцветут цветы вдоль оконных рам,
   где гуляет ночь ежесуточно;
   лишь в канун весны приголубит град,
   будто лета след промежуточный.
  

Зимняя пастораль

  
   зеркалами потеют лужи,
   исчезают под лёд оков...
   ты сказала, тебе я нужен,
   ну а я, как всегда, без слов -
   грею руки своим дыханьем,
   настроенье боясь спугнуть...
   запрягать ещё нужно сани
   и повыть слегонца на луну,
   покричать на хромую лошадь,
   поминая кобыл обман...
   завтра станет безумно тошно,
   что закончился наш роман,
   что промчалась неделя счастья
   здесь на выселках бытия...
   не прошла ты деревней кастинг,
   о, прекрасная из наяд!
  

Зима, повторение пройденного

  
   От вчерашних себя не скрыться,
   не уйти в зиму-замять снежно -
   в голубые, как небо, ситцы
   по земле леденяще грешной.
  
   Только хочется непременно
   угодить в эпицентр событий.
   Жизнь зовёт на большую сцену
   соблазнительной красной нитью:
  
   печь блины да, словами тешась,
   первопутки в сугробах торить,
   чтоб завидовал здешний леший
   и не смел бы, поганец, спорить;
  
   да звенеть с передоза вьюги
   песню звонкую ксилофоном -
   по сосулькам гуляют руки,
   подпевая пурге синхронно.
  
   А зима всё романы крутит -
   новогодние да... колядки.
   На Крещение снежной сути
   спят медведи в берлогах сладко.
  
   Им весна непрерывно снится,
   просыпается в снах природа,
   солнце выглядит свежей пиццей,
   да буянят по рекам воды.
  
   От осенних себя не скрыться,
   не уйти зимовать к медведям
   в тёмный лес, в свежий иней ситца
   разнаряженный, словно леди.
  

Мерзкие зимы

  
   Зимы здесь отвратительно мерзкие,
   по болотам чуть дышат утробно,
   словно гоблины - будто в отместку нам -
   режут овна на месте, да, лобном.
  
   Называется это гулянием,
   где язычники стаями мечутся,
   будто ищут во всём оправдание.
   Это - в принципе - даже не лечится!
  
   Даний всяческих эльсиноровость
   пропадает в развалах бренности;
   не доходят вовремя новости -
   застревают в антропогенности*.
  
   Зимы тщательно оскопляются:
   нет сугробов, заносов снежных,
   зимы лету уподобляются -
   узколобостью все мы грешны.
  
   Спят болота, надуты холодом,
   как спиртовым дождём томаты...
   В эту зиму молчанье-золото
   не дороже промокшей ваты.
  
   * - АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР, АНТРОПОГЕННОСТЬ-влияние, оказываемое человеком и его деятельностью на организмы, биогеоценозы, ландшафты, биосферу (в отличие от естественных или природных факторов).
  

Привокзальная

(рождество)

  
   От метелей в горле перхоть
   отмороженных ветров -
   от низов до входа сверху
   в вестибюлие метро.
  
   Я сегодня взят метелью
   в белоснежно-нежный плен:
   две Снегурочки в шинелях,
   перешедшие на сленг,
   у меня чего-то просят -
   вроде, что-то показать.
  
   Много спеси в их вопросе...
  
   Свой вокзал на их базар
   потихонечку включаю,
   отъезжая в Лимпопо.
  
   Залудит стаканчик чаю
   для божественных господ
   проводник румянолицый...
  
   С виду - чисто Дед Мороз,
   а не лейтенант полиции
   мне подарочки принёс...
  
   То вздыхаю, то икаю,
   то от холода дрожу;
   у меня судьба мужская,
   всем известен мой маршрут:
   из вокзала в отделенье -
   обезьянник, вроде, чист.
  
   Вопреки простым явленьям
   дальше может быть сюрприз:
   то ль с вокзальною элитой
   подметать потом перрон,
   то ли переспать с Эвитой -
   незапамятной Перон;
   то ли выпить пинту эля,
   то ли - попросту воды.
  
   Я иду к конечной цели,
   все записаны ходы,
   рождество моё нескоро,
   как и первая звезда!
  
   И сухим храню я порох,
   так Отец предупреждал.
  
  

Звуки зимы

не основано на вирше Поединкова, но возникло ему благодаря

  
   Зимние блюзы
   зубами стучали,
   ползали юзом
   с видом печальным,
  
   лазали в дупла
   к малиновым белкам,
   хрупали клюкву,
   раскрасили мелом
  
   тёмное прошлое
   пращуров наших -
   то-то всем тошно
   от приторной лажи.
  
   Зимним регтаймом
   лёд на речушке,
   тропики лайма,
   застряв на опушке,
  
   славит герой
   неумеренно ловкий -
   вроде, Пьеро -
   зонтик вместо винтовки.
  
   Праздник отменного
   зимнего диско
   выбелил гены
   без страха и риска.
  
   Риской на банке
   отмечена мерка;
   ты хулиганка,
   а не пионерка,
  
   бледная, жёлтая,
   будто старуха...
   ...ария гордая
   сытого брюха,
  
   как в оперетте
   звучит a cappella.
   Сломаны клети
   усталого тела.
  
   Зимние блюзы
   метели уносят,
   снега медузы
   спят на морозе.
  

Недолгий зимний день

  
   Ночной колпак румяного востока
   снимает день спросонья на заре.
  
   Над лесом поднимается сорока
   и на хвосте несёт рекламный бренд -
   мол, пейте спозаранку кока-колу
   без сахара, калорий и тэ дэ
   и заедайте жвачкою с ментолом
   в режиме мультифайловом 3D.
  
   Теснит в сугроб с натоптанной тропинки,
   на дровнях обновляя этот путь,
   моя любовь, Снегурка, половинка...
  
   И я - в плену её коварных пут -
   не смею отказать себе в желанье:
   проказницу за талию обнять...
  
   Но мимо уезжают эти сани,
   чтоб уязвить циничного меня.
  
   Рассеет дымку ветерок подножный,
   поднимет вверх мой откровенный вздох -
   Снегурочка была неосторожна,
   а я, ребята, далеко не бог:
   фантазией либидо распаляя,
   бегу за нею, словно верный паж...
  
   Летит тропинка под ноги, живая,
   взрывая в голове иллюзий блажь.
  
  

Едут сани

   У прометеев не хватает страсти,
   а у Эзопа полны закрома...
   Кого-то рвёт неистово на кастинг,
   а у кого-то в кошельке зима.
  
   Один стучит по челюсти чечётку
   столешницей роскошного стола.
   Второй гондолу называет лодкой,
   и водку жрёт пожарным - из ствола.
  
   И одному - что хлеб, а что мякина,
   другому же - подайте крем-брюле.
   Один в наряде ярком Арлекина,
   второй - Пьеро вполне преклонных лет.
  
   И нет покоя нам от колебаний,
   противоречий мы не лишены:
   опять не едут лыжи, едут сани
   по кочкам и колдобинам страны.
  

Будет зима...

   Выпью я капучино,
   ну, не эспрессо же...
   Этому есть причина
   где-то в моей душе.
  
   Только её не знаю...
   и потому молчу.
   Будет зима иная,
   без наливных причуд,
  
   если достанет смысла.
   если отстанет грязь,
   гендерным коромыслом
   возобновится связь.
  
   Выпью я амаретто,
   горечью выбью грусть.
   Лето - по всем приметам -
   спряталось в снежный куст.
  

Погоня за Новым годом

  
   Неспешно рассуждая о былом,
   я лишь вчера случайно обнаружил,
   в аллее той, где девушка с веслом,
   лежит зима, в сугробах пряча тушу;
  
   а я прошёл свидетелем того,
   как Новый год крадётся мимо тела...
   Зима низверглась, золото погон
   упрятав в память. Радикально белый
  
   ложился снег в натоптанной тропе
   и забирался в зимние ботинки.
   За Новым годом я с трудом поспел,
   как за морозом конфетти да льдинки.
  

кодекс новогодия

  
   луны неразменный пятак
   скатился опять к горизонту,
   а утром всё слишком не так -
   не pro жито будет, а contra...
  
   а утром - долой миражи! -
   приходит - раз! - плата за счастье,
   и сердце в ладонях дрожит,
   горячее только отчасти;
  
   над лесом курится дымок,
   где спряталась чудо-избушка...
   её отыскать я не смог;
   верблюдом в игольное ушко
  
   протиснувшись, как мне велел
   кощей, несомненно, бессмертный...
   луну притянуло к земле
   понятием "кодекс омерты"...
  
   смятение, снег, суета,
   мелькают декабрьские числа...
   луны неразменный пятак
   опять к горизонту скатился!
  

Язычество электричества

  
   От электричества ёлочно,
   такое порой наслаждение,
   что кажется, будто, знаешь, тут рай:
   сверкают стерлингом сволочи -
   как ангелы грехопадения,
   и я бы хотел порою to try.
  
   И я бы летал лягушкой
   у аиста в длинном клюве;
   оттуда - из поднебесия,
   кричал бы земле: "Салют!"
   Да только метель-старушка
   нам всё безнадёжно губит:
   какое-то мракобесие,
   престолы* меня поймут.
  
   Ёлочное электричество
   сверкает, как ауфиром,
   праздником солнцестояния:
   все пляшут, поют, кричат!
   Насмешливое язычество
   по-прежнему правит миром:
   Снегурочку - на заклание,
   чтоб боги спасли очаг.
  
   * - имеется в виду чин в ангельской иерархии;
  
  

Морозное

  
   Насмерть замёрзнуть? Фантазия вянет,
   зусман в округе висит.
   Добрый Господь, полирующий глянец
   по православной Руси,
   вызволит нас из холодного плена,
   трепетно к сердцу прижмёт.
   Добрые ангелы врут вдохновенно,
   а в их дыхании лёд!
  
  

Зазвенело зимой

   осень вслед укором лает...
   ...лед на лужицах не тает...
   снег с утра собрался в стаи,
   с туч сорвавшись, облетает...
  
   ангел в небе пролетит ли
   или ворон спит на ветке -
   это всё - движенье мысли,
   по пространству выстрел меткий...
  
   ...уходящая натура
   свежевыбеленных улиц
   в ранней ночи партитуру
   фонарями жмурится...

_ _ _

  
   ...лед на лужицах не тает...
   только вафлею хрустит...
   окна плотно закрывают,
   дворник в валенцах частит...
  
   здесь лопата, здесь и шкалик,
   а в кармане есть стакан...
   эх, сегодня рано встали
   с резью у виска...
  
   знать - давление скакнуло,
   нужно выпить коньяку...
   ишь, ноябрь пришёл сутулый,
   старый потаскун...
  
   брешут весело собаки,
   не про них печаль...
   дворник примеряет краги,
   изучая даль...
  
   нам сегодня дали право -
   холод на дворе -
   выпьем "сотку" за державу,
   это не во вред!
  

Февраль. Залив

  
   Заря в дозаторе алеет,
   и закипает в колбе суть...
   Помой пробирку поскорее,
   а заклинание забудь!
  
   Сними веслом густую пенку,
   прокипяти седой бульон...
   Хрустит солёная меренга
   на голове сердитых волн.
  
   Зима питается заливом
   не замерзающим в ночи.
   А с неба ангел снежной гривой
   туман по берегу влачит.
  

Скорый поезд зимы

  
   Ибо - погон спорот...
   либо - зима скорым
   поездом мимо мчится,
   будто смерть круглолицая!
  
   Либо зима вторит
   в счастье, любви, горе
   милым таким пейзанам -
   с виду пустым да странным.
  
   Била земля с силой.
   Как метроном, были
   эти удары слева.
   Тянет старик свой невод -
  
   в нём золотая рыбка.
   Счастье же очень зыбко.
  

Увы, зима...

  
   Камин потух,
   а пледу веры нет -
   такая, понимаешь, незадача.
   За доброту
   ещё воздастся мне,
   но лишь сперва - слегка переиначит
   мою мечту
   и прочие мечты,
   которые из нежности родятся...
   Камин потух,
   а закрома пусты,
   и стынет взгляд от скверны диффамаций.
   Растает след;
   в подпалинах сугроб
   оставив догнивать в весенних лужах,
   пушистый плед -
   как трёхзарядный троп -
   меня хранит и вдоль сугробов кружит.
   Я очень мал -
   не больше мотылька
   или снежинки завязи морозной.
   Увы, зима,
   увы, стоит река
   в наивности какой-то коматозной.
   Обидно - потерял либидо...
   но не видно!
  
  
  
      -- ВЕСНА
  

Предвестники весны

  
   Зима питается заливом -
   как пьяный дворник, льдом хрустит.
   В туманах тает перспектива,
   и даже есть, о чём грустить.
  
   Но ты бросай пустое дело
   и ветром марево раздуй,
   чтоб мга с бульваров улетела,
   и чтоб хотя б одну звезду
  
   ты смог увидеть над водою -
   как свет зовущий маяка.
   Залив - понятие простое,
   в нём исчезают облака
  
   и корабли... за горизонтом -
   суть поясненье к кривизне
   земли, сегодня это модно,
   как первый прошлогодний снег.
  
  

Увидеть апрель

  
   Я, знаешь ли, тоже увидел апрель
   в прищуре бровей облысевшего леса...
   Крутилась на солнце весна-карусель,
   светилась прореха в кармане в довесок.
  
   Я шёл по ухабам дурацких дорог,
   все беды державы - не вслух - поминая;
   в кармане томился с мякиной пирог,
   прореху от ветра собой согревая.
  
   Я шёл по струящимся руслам ручьёв,
   скользил по лощинам, шлифованным снегом,
   и было макушке моей горячо,
   и душу скитальца исполнила нега.
  
   Я, знаешь ли, нынче увидел весну.
   Такое с угрюмыми тоже бывает.
   Слегка опьянел на десяток минут -
   за руль не спешил, а поехал трамваем.
  

Советы по празднованию виртуальной масленицы

  
   Любите, мальчики, Апдайка,
   любите, девочки, Бронте -
   им ставит в tweeter свои "лайки",
   поклонник "Опытов" Монтень.
  
   Держите полными карманы,
   хватайте вралей за язык.
   В краю резиновых туманов
   на тонком лезвие грозы
  
   точите искренние лясы,
   мотайте что-нибудь на ус,
   поите маркитанток квасом,
   с души снимите тяжкий груз
  
   своим неистовым молчаньем,
   что ледяную тешит страсть.
   Мы все немного англичане,
   когда приходится зачать
  
   сюжет с нелепым удушеньем
   не провинившейся жены...
   Любите, мальчики, движенье,
   любите, девочки, блины!
  
  
  

Поздняя весна

  
   Медиатор меандров - прочерк
   прямо в брод по следам курьи.
   Вечер - время для одиночек,
   вечер - крик у тебя внутри:
   ты - молитва моих соцветий,
   негасимая боль души...
  
   В алом небе гуляет ветер,
   лезет чёртом на этажи -
   рукотворные, кружевные,
   словно сказка иных времён,
   продолжающая поныне
   навевать безмятежный сон.
  
   Ты - сражений моих отвага,
   упоительна, словно хмель.
   Будто веер, летит атака
   снежным комом в гнедой апрель.
  
   Просыпаются в поле травы,
   наплевавши на поздний снег,
   скинет скоро весна свой саван,
   закружит ручейками рек.
  

Поздняя весна (далее)

  
   весна с подмороженным выменем
   гуляет вдоль пряных болот...
   неси меня, форте, неси меня
   туда, куда ветер несёт...
   туда, где кровавые сполохи
   в степи на закате видны,
   где царства небесного олухи
   не ведают чувства вины,
   где тихая пристань уныния
   закрыта на пере-учёт,
   а вместо раздумий - пустыни яд
   забвением бледным влечёт...
   туда, где рождается радуга,
   не радуя здесь никого,
   и дьявол, взирающий свысока,
   торгует налогом с рогов...
   здесь я отдохну от бессилия,
   бессильно упав в облака...
   неси меня, ветер, неси меня,
   пока не накрыла тоска!
  

Весеннее настроение

  
   Выставив крылья по ветру,
   мчится неистовый ангел.
  
   Шляпой гасконского фетра
   крестится в темпе фанданго
   старенький мастер-келейник,
   музыку взяв за основу.
  
   Клининг почти, как и тренинг:
   чистка и кармы, и слова.
  
   Рядом сидит подмастерье,
   розов, наивен, прекрасен:
   будто осколок империй,
   сброшен оборванный хлястик.
  
   Ангел несётся по небу,
   словно бы супер-комета.
  
   Хочется зрелищ и хлеба,
   счастья да скорого лета.
  
  
  

Жернова весны

  
   А, ну-ка дай весне дорогу
   и на обочине замри.
  
   Зиме - тропинку меж сугробов
   февраль измотанный торит.
  
   Его следы почти незримы -
   с эфирной поступью внутри.
  
   А жажда всё неутолима
   с засохшим привкусом воды,
   как мнимой болью Новогодней.
  
   И Рождества пастельный тон -
   моим видениям в угоду -
   нарядный высветит фронтон
   ветхозаветного веселья.
  
   Простыл винтажный карнавал,
   когда зима за речку села -
   в весны тугие жернова.
  
  

Апрельские антитезисы

  
   Ленина славлю из всех орудий -
   субботник рождением красен, -
   который есть и который будет,
   а не то, что товарищ Красин.
  
   Бесплатный труд, надувное бревно,
   романтики выше крыши там.
   Корона империй - просто венок
   да шарфик с узором вышитым.
  
   Сраженье на поле, тамтам трибун,
   фанаты горланят речёвки...
   А в поле пасётся гнедой табун -
   как чёрные дьявола чётки.
  
   Экстаз революций, бумажный пожар -
   усилие воли вечности;
   и в ней постановщик - Морис Бежар -
   явление скоротечности!
  

Грозы предчувствие...

  
   Грозы предчувствие неслышно,
   озоном выедая мозг.
   Забраться стоит мне на крашу,
   как с неба тут же слезет лоск
   благопристойных настроений...
   Ударит сверху тонной вод
   какой-то поднебесный гений,
   а я, обняв громоотвод,
   стеку бесформенною массой
   к твоим божественным ногам.
   В палитре вряд ли хватит красок,
   чтоб одомашнить ураган!

Весенняя элегия

  
   Зима ушла лыжнёй, по закоулкам
   оставив в лужах отраженья туч
   и отворивши дивную шкатулку;
   под крышкой - видно даже за версту -
  
   весны приход, прилёт грачей на базу,
   плакатных землепашцев торжество,
   мелодию весеннего экстаза
   и бравого майора сватовство.
  
   Раскрылись почки, нежностью - улыбки,
   и распахнулись влажные глаза.
   Играл всю ночь как каторжный на скрипке
   под окнами у девушки пацан.
  
   Такой любви уже почти не встретишь
   и с мартом на двоих не воспоёшь.
   Но всё-таки живёт на белом свете
   романтика, сметая песней ложь
  
   рутины и уныния мирского...
   А за окном - капели хоровод
   и райских птиц ветхозаветный гомон,
   с элегией беспечной вешних вод
  
   сплетающийся в чудо-партитуру
   оркестрика ликующей весны.
   Она пришла де-факто и де-юре,
   и мы опять прекрасно влюблены!
  

Весна с отгрызенным бочком

  
   От луны кусок отгрызен -
   пошалил здесь, видно, кот,
   покачался на карнизе,
   растопил на сердце лёд
   кошке - рыжей хулиганке...
   Значит, в мире скоро март!
   Выйдут с мявом на гулянки
   под призывный звон гитар
   и мальчишки, и девчонки,
   и на крыше сизари...
   Берегите перепонки
   вплоть до утренней зари!
   Берегитесь стрел Амура,
   берегите свой покой...
   Эх, весна - мультикультура!
   А-а-а... на всё махнув рукой,
   выходи скорей к феминам
   раз уж бес в ребро летит.
   Эх, весна, ты - паутина:
   раз попался, не уйти!
  

иду на свет

  
   пустая кошёлка, весна за окошком...
  
   ещё один год просвистел в синеву...
  
   и в небо к луне синий выстрел дорожки,
   которую нам завещал Голливуд,
   уехав куда-то из плена иллюзий,
   оставив шедевры "минувшего дня"...
  
   зимы окаянной простуженный лузер
   не стал бы в вину свою тяжесть вменять,
   да только весна запоздала отчасти -
   лежит у порога, как вьюги мазки;
  
   хочу подойти, незаметно украсть их,
   вскочив на салазки, отправиться в скит,
   где нету ни слов, ни влияний мятежных,
   что к нам тихой сапой стремятся извне...
  
   а свет в конце марта как бритвою режет,
   и с каждыми сутками только сильней!
  
  

Мартовская дробь

   Звенит дробями мартовская стынь,
   летят сосульки прямо на порог...
   Тебя рисую росчерком простым
   по ширине нетореных дорог.
   Рисую смело снежною рукой,
   отставив ножку, будто дискобол...
   И убегает где-то молок-ой!
   И проступает под сугробом пол,
   на тучу приколочен потолок -
   избушка для продвинутой зимы:
   стоит над степью мги пушистый смог,
   как снегом запорошенный ковыль.
   Иду в поля, где тропки - мне друзья,
   где не хватает только глаз твоих
   а лыжи здесь в оврагах тормозят,
   и кружит в вальсе предвесенний вихрь.
   Ещё немного - я к тебе приду,
   поздравлю с нестареющей весной,
   и отворится с ситцами сундук,
   и распахнётся в молодость окно!
  

Фата-моргана Заполярья

  
   И снова снег, и около нуля.
   "Фата-моргана, - скажут старожилы, -
   сошла в не опылённые поля...",
   и лето снова хладом тянет жилы.
  
   Как далеко от наших палестин
   гроза резвится весело и гулко...
   А здесь лишь дождь из перемёрзших льдин
   по нашим захудалым переулкам.
  
   Но греет хорошо в моём углу
   надёжная походная печурка.
   Вот соберу я поутру золу,
   так почернею - тошно станет туркам.
  
   Пытаться убежать на материк -
   оказий нет как, впрочем, и охоты:
   меня Господь фазендой одарил -
   четыре миллиона мёрзлых соток!
  

Весна-спасение

  
   Года съезжают в саночках под горку;
   ты их поди - попробуй удержать.
   И что-то колко в подреберье торкнет,
   как острый штык примкнутого ножа.
  
   Зима ворвётся ржавою двустволкой,
   винтовочным ружейным холодком.
   Я волка-смерть выцеливаю долго,
   хотя слыву решительным стрелком.
  
   Лежу в засаде, глаз устал слезиться,
   затёк под пальцем ледяной курок.
   Разменных судеб расписные ситцы
   готовят испытания урок
  
   надёжному, как мир, долготерпенью:
   коль сдал экзамен, так и быть - живи!
   А провалил, сиди здесь до успенья*,
   как говорят французы, се ля ви!
  
   Мы ждём весну, как знахарь панацею:
   она придёт - здоровья полон дом...
   вклад каждого в историю оценит
   и истечёт на землю вешним льдом!
  
   * - успение
   , -я, ср.
  
1. Смерть,
кончина (устар. высок.);
   2. (У прописное). Один из двенадцати основных православных праздников (15/28 августа) в память смерти Богородицы. У. Божьей матери.
  
  

Весеннее бегство

  
   Остатки льда хрустят себе,
   что стёкла, под ногой...
   Иду босой по насыпи,
   практически нагой...
  
   И в алый цвет окрасило
   манерные снега.
   Меня весною сглазило,
   отправило в бега.
  
   Сквозь чащу мчусь пораненный -
   и телом, и душой -
   по насту, что как каменный...
   И мне нехорошо.
  
   И мне совсем не пляшется,
   не хочется кричать.
   Весны вскипают капища,
   как сгусток сургуча,
  
   пугая острым запахом
   рыдающей сосны.
   Уйду подальше от греха
   по тропочкам лесным.
  
   Я - йети не изнеженный,
   но тоже человек,
   хотя немного снежный и -
   уже который век.

Весна-блесна

  
   Тату зари не потревожь метаньем
   дрожащей стали в алую мишень...
  
   Я встал сегодня распрекрасной ранью,
   чтоб закрепить весну в карандаше:
   пастельные тона полурассвета
   и отблески неявные зарниц,
   приметы подступающего лета
   под паланкином птичьих колесниц,
   седую прель зимы в лесу далёком,
   ручьёв игривых бурные стада...
  
   И на подушке твой кудрявый локон,
   и в нотном стане струны-провода
   под гаммою синиц чуть-чуть провисли,
   а март, блесну забросив в мой удел,
   удилищем взмахнул, как коромыслом,
   где на крючке я щукою висел
   и скалил пасть в улыбке неизбежной,
   как будто знал давно, на что иду -
   прекраснодушный, но седой и грешный
   весне на радость, девам на беду!
  
   Я встал сегодня раннею преранью,
   чтобы увидеть мир во всей красе,
   а ты спала, и лёгкий флёр дыханья
   над кисеёй волнительно висел
   и растворялся афродизиаком
   в фантазиях мятежного ума.
  
   Весна была желанной, как Итака.
  
   Неверующий, будто бы Фома,
   к ней приникал и сам себе не верил -
   мол, далеко ещё не всё путём,
   струился звон в распахнутые двери,
   а в них весна балованным дитём
   мне говорила дерзости на ухо
   и отвращала от тебя бедой
   а я, не потеряв ни грана духа
   ни после этой дерзости, ни до,
   спешил в альков, подснежниками вьюги
   готовый разбудить тебя тотчас...
  
   Да только от тепла увяли руки
   и поцелуй от нежности угас...
   Тогда, как лань, рванула ты навстречу
   и приоткрыла дивные глаза!
  
   Нет, от весны врачи пока не лечат,
   и я спешу свой выплеснуть азарт!
  

Другая оттепель

  
   отпела оттепель метель
   ручьями искренних терзаний,
   и во внезапной наготе
   деревья залиты слезами!
  
   мотель мотает меру мачт
   мобильных телерепортёров;
   я помню - thank you very much -
   что обещал вам сдвинуть горы,
  
   да только вышел здесь конфуз,
   Конфуций в этом мне порукой...
   похмелье на чужом пиру -
   с тобой нам быстро станет мукой,
  
   не как Онегину любовь,
   и не Ларисе бесприданность!
   встаю я, небу вновь и вновь,
   свои показывая раны...
  
   отпела оттепель мотель
   тревожной Ярославны плачем...
   пошли домой, бери шинель,
   пока Фортуной нам удача!
  
  

Наблюдая за ледоходом

  
   Торосы корёжит уверенно,
   вскипая весною, река.
   От правого к левому берегу
   макает в поток облака.
  
   Стою в ледоходовом ступоре -
   случился на сердце затор.
   Бутылку с шампанским откупорил,
   а трезвость из памяти стёр.
  
   Сегодня я слишком неистовый,
   что льдины на бурной реке.
   Они ноздревато-бугристые -
   как сыра огромный макет.
  
   Спускается небо под ноги мне
   туманом и серым дождём
   как будто останки чужих планет...
   Сейчас мы их тоже сотрём!
  

Весенняя колыбельная

  
   День весенний выпит жадно
   ртом колодезным, как встарь.
   Под иконою лампада,
   дремлет жертвенник-алтарь.
  
   За оконцем ветер шарит
   в ветках влажной пятернёй.
   Дождь опять, увы, в ударе -
   бьётся в стёкла, вот дурной!
  
   Солнце пало за дорогой,
   прилегло на круглый бок;
   спи, девчонка-недотрога,
   не пришёл покуда срок,
  
   чтобы бегать на свиданья
   по сараям да стогам
   и искать потом, кто крайний,
   да навешивать рога
  
   кавалерам легковерным,
   им сносить потом башку...
   Береги, девчонка, нервы -
   спи-ка лучше на боку!
  
  

Болото, весенняя охота

  
   Веселы сны... снова...
   затянулась капельная сессия,
   весна сеет свет сосновый,
   провалившись в снежное месиво.
  
   Отмятежились крылья невест -
   прилетающих с юга гусынь...
   Пролетаем напыженный лес
   и смеёмся друг другу в усы...
   Нет, охота сегодня для нас -
   небожителей из вертолёта...
   Это, знаете ли, не война,
   а лишь бденье до сизого пота,
   да житьё у поганых болот
   в одинокой и тесной избе...
   Здесь судьба с изумлением жнёт
   содержимое всех моих бед...
   Назареопускается Бог
   и взираетзарёйна туман...
   Мы возьмём его утром с собой -
   нам на это достанет ума.
   Утки, гуси - пернатый народ...
   ...мы хитрим с ним довольно давно...
   На болотах подтаявший лёд
   круглый год как хмельное вино!
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"