Чваков Димыч: другие произведения.

Временные неприятности Пети Фастова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Рассказ напечатан в журнале "Эдита" НР 74, 2-ой выпуск 2018 года


Временные неприятности Пети Фастова

  
   Петя Фастов мог бы считаться обыкновенным обывателем, когда б не имел своего маленького, но достаточно прибыльного дела. Мастерская по ремонту бытовой техники давала стабильный доход, поэтому зачастили к нему государевы людишки частным порядком - всяк свою долю от Фастовского пирога укусить старался, компенсируя собственную леность, неразворотливость и некомпетентность дополнительными поборами.
   Долго привыкал Петенька к мздоимству чиновничьему, да так и не привык: всякий раз - будто заново учиться унижению и плебейству приходилось. Но когда-нибудь это должно было кончиться, не так ли?

*

   Передача взятки прошла как по маслу. Бойцы "невидимого фронта" ворвались очень быстро с понятыми, сидящими в специальных заплечных рюкзаках. Удобное устройство, чтобы не тратить времени на поиск случайных прохожих или законопослушных соседей. Говорят, за разработку этих рюкзаков "Мобильный свидетель" член-корреспондент от Академии борьбы с коррупцией (АБыКак - аббревиатура народная) со звучной фамилией Т'Араканов получил государственную премию имени дружбы электората и финансовых кланов.
   И всё бы хорошо, да кругленькая сумма, которую Петя изъял из оборота фирмы для дачи взятки, оказалась арестованной до суда, а взамен работники ФССК (федеральная служба "Смерть коррупции") не смогли ничего предложить. Финансирование департамента было крайне затруднено в связи с тем, что бюджетные средства, направленные на его функционирование, откатывались в виде презентов людям, под чьим патронажем посчастливилось существовать ФССК.
   - Могу лишь дать вам рекомендацию для получения кредита в государственном банке "Принёс-инвест", - сказал немного смущённый командир отряда, осуществившего задержание с поличным. - Надеюсь, это поможет вам выйти без потерь из сложившейся ситуации.
   - Извините, - возмутился Петя, - я давал свои деньги на благое дело, на задержание взяточника! А теперь вы не только не возвращаете моё, но ещё и заставляете взять ссуду под немалый процент! Где справедливость?!
   - За справедливость всегда приходится платить! - посуровел взглядом полицейский. - И нечего здесь... гражданин. Ваша святая обязанность помогать государственной вертикали отчищать днище правопорядка от раковин и скверны.
   Пришлось Пете брать кредит, чтобы заработную плату сотрудникам выплатить и запчастями у фирмачей оптовых разжиться. А куда деваться, если дело на месте не стоит, а суд по делу взяточника ещё не скоро. Ругнулся Фастов в адрес державного флага, не удержался. Тихонько, правда, чтобы бдительные доброхоты не услышали, вздохнул и в банк потащился.

*

   Долго ли, коротко ли, а вещественные доказательства в деле о взяточничестве, коими были финансовые средства Петра Фастова, вернулись к своему хозяину. Петенька обрадовался, даже на государство сердиться перестал, задумав в один момент с банком рассчитаться. И рассчитался.
   А через пару месяцев Петю настойчиво пригласили посетить офис "Принёс-инвеста".
   - Вы не погасили кредит! - огорошил Фастова аккуратный господин, завёрнутый в деловую "тройку", как кубинская сигара: в бумажный ободок-поясок, блестящий целлофан и пластиковый футляр, напоминающий торпеду времён Второй Мировой, только без винтов и двигателя.
   - Как же! Вот у меня и документы имеются... Всё подчистую. Даже переплатил, поскольку у кассира мелочи не нашлось.
   - А вы читали пункт 6.6.6 договора?
   - И что же? - Петя мило улыбался, не ожидая подвоха, а зря.
   - А то, уважаемый, что любое неточное погашение кредита считается некорректным, заёмщик подвергается одноразовому штрафу в размере трёх МРОТ, определённого для свободного предпринимателя в размере запредельно прожиточного минимума, и продолжает выплачивать кредит.
   - Хорошо, но у меня же переплата. Какой может быть штраф, если вы мне должны, а не я вам.
   - С юридической точки зрения совершенно неважно, кто и кому должен, ибо в договоре на сей счёт нет уточнений...
   - Знаете, готов поклясться, что когда подписывались бумаги, этого пункта не было. Я всё внимательно прочитал.
   - Верно, данная сентенция проявляется в лучах люминесцентного света, а договор мы всегда заключаем при естественном освещении, обратили внимание?
   - И вы ещё смеете мне говорить в открытую, что обманываете клиентов?! Это беззаконие!
   - Что вы, что вы, никаких нарушений. Всё очень и очень по букве закона. В Указе президента страны о регулировании в области финансовой сферы деятельности так и сказано, цитирую: "...при заключении договоров о ссудах/кредитах с гражданами банки имеют право один из второстепенных пунктов скрыть от клиента голограммой, печатью, штампом, нечитаемо-мелким шрифтом или иным доступным способом с целью защиты своих интересов..." Вам всё понятно? Подпись видите?
   - Извините, но тому президенту уже год как объявлен импичмент. Его нет в Кремле, он давно уехал на свой остров мечты - куда-то на Мальдивы.
   - И что с того? Президент другой, а Указ прежнего никто не отменял. А то, что не отменено, то действует.
   - И никто в окружении нового лидера не знает?
   - Отчего же, все знают. Но ссориться с банками накануне десятого, юбилейного, мирового кризиса - чистой воды самоубийство, понимаете?
   - Хорошо, а если я не стану платить штраф?
   - Тогда на него начнёт накручиваться пеня... и так до тех пор, пока сумма не превысит двадцати МРОТ. Дальше - известное дело - придут к вам судебные исполнители и добьются своего, хех... Они за свои кровные семь процентов родную маму удавят.
   - Но позвольте, - завопил Пётр, - а каким образом я смогу погасить отрицательный долг, если таких купюр не существует?
   - Теоретически вопрос можно решить очень просто - банк перечисляет вам эту сумму с плюсом, порядок восстанавливается...
   - Вот, хорошо... Давайте я заплачу этот ваш штраф, а вы мне погасите свою задолженность!
   - Это сделать не представляется возможным, поскольку концепция банка такова, что он не переводит деньги на счета нерадивых клиентов, чтобы те не смогли на наши средства решить свои проблемы, возникшие из-за разгильдяйского отношения к финансовым операциям.
   - А как тогда быть? - Петя совсем растерялся и даже не пытался возразить напомаженному и тиражирующему в эфир откровенно абсурдные фразы, пахнущие дорогим парфюмом "unisex for all", клерку.
  
   А тот оказался готовым к вопросу горе-заёмщика, будто только и ждал повода, чтоб проявить смекалку, не часто украшающую умы офисного планктона. Видимо, этот менеджер был специально обучен, чтоб разговаривать с клиентами не только значительно, но в такой доверительной манере, что они принимали его слова за руководство к действию. Психолог же, что и говорить.
   Клерк наклонился к Пете и тихонько прошептал ему прямо в ухо:
   - Я прекрасно понимаю ваши чувства, Пётр, мне и самому очень не нравится такой бессовестный обман населения, но ничего не могу поделать, вы мне верите? Сколько раз говорил начальству, что клиентов нужно любить платонически, а не иметь их безобразным методом демократических недомолвок.
   Но, коль скоро, они нас вынуждают (клерк закатил глаза в сторону лениво вращающейся под потолком голографической камеры наблюдения), то тут уж ничего не остаётся: fraus est celare fraudem*.
   Но... подскажу я вам один способ. Снимите с карточки ещё немного денег, и погасите в тот же день этот долг за минусом отрицательной суммы, которую вы переплатили ранее. Вот всё и образуется. Система придёт в равновесие и вам перестанут досаждать мои боссы. Понимаете меня?
   Петя закивал головой, будто у него внутри сломался стопор, который раньше мешал это делать: вероятно, что-то вроде лома, который как уверяет народная молва, глотают в трудную минуту мягкотелые мужчины.

*

   Петя последовал совету мудрого банковского менеджера: оплатил какую-то пустяковину в гипермаркете посредством кредитки, тут же зашёл в терминал и погасил задолженность (за минусом задолженности банковской) наличными. Пришлось, правда, изрядно попотеть, чтобы найти ту самую пустяковину по нужной цене, чтобы имеющиеся купюры аккуратно прикрыли сумму образовавшегося долга - что называется, копейка в копейку.
   Вечером Петя посмотрел по головизору голых тургеневских барышень из программы "Всё у вас получится" и удовлетворённый заснул. Реклама виагры и других препаратов "первейшей необходимости" для продления сексуальной активности больше его не раздражала. Жизнь снова была прекрасной.
   Прекрасная жизнь длилась недолго - только до утра. Заглянув в Голо-net и проверив состояние кредитного счёта, Пётр понял - что-то не получилось, поскольку за ним числился какой-то незначительный долг.
   - Чёрт! Они успели начислить проценты, пока я возился с терминалом! - догадался Петя и побежал в банк.
   Невозмутимый клерк с глазами голодной не выспавшейся неясыти внимательно выслушал возбуждённого клиента и предложил радикальный способ: не просто погасить кредит, но вовсе закрыть счёт, чтоб уж наверняка. Операция не заняла много времени, но показалась Петру бесконечной. Зато: теперь-то уж точно - всё!

*

   Тот звонок на мобильный застал Петю, как неожиданно разразившаяся гроза среди совершенно чистого неба.
   - Добрый день, это вам из банка "Принёс-инвест" звонят. Пётр Фастов, верно?
   - Верно!
   - Почему вы не погашаете долг вовремя? У вас просроченная задолженность в размере тридцати семи копеек. Если вы не решите свою проблему до вторника, то мы вынуждены будем направить вам представителей коллекторской фирмы для произведения описи имущества.
   - Вы там охренели, что ли?! - не сдержался Петя. - Я три недели назад закрыл кредитный счёт в вашем банке, рассчитавшись под ноль!
   - Значит, некорректно закрыли, уважаемый.
   - Я же не сам, это ваш сотрудник бумаги оформлял...
   - Бывает. Никто не гарантирован от накладок.
   - Знаете что, идите вы в!.. - голос Пети сверкал и переливался дамасской сталью, готовой опуститься на шею неверного.
   - Обращайтесь к старшему менеджеру потребительского кредитования, - сообщил невозмутимый голос в трубке и отбился.
   "Наверное, привык, что его часто посылают, - подумал Петя, - вот и не обижается, а иначе бы давно сидел в том удалённом месте, где обретается несчётное количество чиновников-взяточников, начальников, собутыльников и случайных прохожих, не всегда смотрящих под ноги и по сторонам при переходе улицы".
   Весь день Петя нервничал и даже два раза повысил голос: сначала на мастера, утилизовавшего сданный по просроченной гарантии головизор в печи трансцедентного диполя за час до указанного в паспорте срока; потом - "сорвался с цепи" на клиента, который никак не мог взять в толк, что ремонт трёхпроцессорного флайуокера на дому не производится в полном соответствии с законом об обязательном указании гражданами своих нелегальных доходов в добровольном порядке. Пункт 3.16 этого закона гласит: "...дорогостоящие мувинг-конструктивы (в том числе многопроцессорные флайуокеры) подлежат обязательной регистрации в государственной налогово-фискальной службе... во избежание использования незарегистрированных средств передвижения... любой ремонт проводится в специализированных мастерских с блокировкой нелегально эксплуатируемых аппаратов..."

*

   В банке Фастов чётко ощутил упоительное благоухание наживы, смешанное с ядовитым амбре чего-то палёного - не то шерсти, не то резины, не то целлулоида. "Вот же, ёксел, а кондиционеры на что?" - подумал Петя, но мысль развить не успел, поскольку его уже подхватили под руки улыбчивые служащие. Встретили как родного: угостили зелёным чаем с протеиновыми добавками и сушками "Век на воле" производства недавно закрытой судебными исполнителями кондитерской фабрики "Таганская баранка". Пётр отказывался, но на него так наседали две смазливые девицы в зелёных галстуках и фиолетово-синих чулках, намекающих на незабываемый интим с одинокими по жизни барышнями (у них каждый раз - будто последний), что устоять просто не представлялось возможным.
   Старший менеджер оказался тем самым "кубинцем", с которым Петя встречался самый первый раз, когда возникло финансовое недоразумение.
   - Здравствуйте, помнится, у вас возникла какая-то проблема с погашением кредита, верно?
   - Верно. И я по вашему совету попробовал погасить всё подчистую, а после и вовсе закрыл счёт, рассчитавшись с банком через вашего сотрудника.
   - Да-да, нам это известно. И что же?
   - Как это что? Вы должны быть в курсе - я не сумел погасить кредит с точностью до копейки, как предусмотрено в договоре... эх, не видел я того пункта, а то бы и вовсе не стал у вас деньги брать...
   - Напрасно вы так, дорогой Пётр. Другие банки - настоящие волки империализма. Они могут разорить клиента при желании, припрятав от глаз такое...
   - Это вы о скрытии от клиента второстепенного пункта договора?
   - Именно о нём. Мы-то - банк государственный, не можем себе позволить ничего экстраординарного. Лишь привлечение большого числа клиентов к пожизненному пользованию нашими кредитами, помимо их воли. Вот и всё.
   - Позвольте, что-то я не понял о пожизненном пользовании банковскими кредитами. Это ка-а-ким способом?
   - Сейчас поясню. Думаете, у вас одного не получается счёт кредитный закрыть должным образом? Это всеобщая беда... причём безо всяких исключений, голуба вы наша.
   - Не говорите загадками... Я чувствую, здесь снова какой-то подвох.
   - Разумеется, именно, всенепременно, так точно! Как же без подвоха-то, уважаемый? Без этого банк - не банк, а богадельня. И подвох-то - вот он, на самом виду: все лицезреть изволят, а никто внимания не обращает. В общем, всё на законах физики основано. Читайте пункт 7.1.4!
   - "Договор по кредитованию считается закрытым, как только средства поступают на счёт заёмщика и покрывают в полном объёме задолженность и сумму начисленных процентов на момент фиксации зачисления по мировому времени..." Это, что ли?
   - Да, именно!
   - И что же здесь необычного?
   - А вспомните, чему вас в школе учили. Идентифицировать время в любой точке пространства возможно лишь с определённой точностью.   Это удивительное явление квантовой арифметики называется t-зазором. Кроме того, существует даже принцип неопределенности, по которому нельзя зафиксировать значение и точный момент времени измерения. Понимаете, о чём я?
   - Вы хотите сказать: невозможно погасить задолженность по процентам, поскольку нельзя синхронизировать время зачисления средств и время начисления процентов? Что обязательно окажется либо мизерный долг, либо незначительная переплата, как бы мы не старались внести точную сумму?
   - Поразительно, душа моя, как вы точно всё сформулировали! Браво!
   - Так ведь это обман! В масштабах всей страны! За такое сажать... - взорвался Петя. - И отчего власти бездействуют?! Я немедленно сообщу...
   - Хм, кого сажать? Правительство? Ведь именно ему перепадает твёрдый процент с ваших платежей, молодой человек...
   - Хорошо, - пролепетал убитый новым знанием Петя, - а есть ли выход из ситуации?
   - Разумеется. Вы просто всё время должны снимать деньги со счёта, а погашать долг с процентами. Вот он и возникает так называемый постоянно действующий кредит с пролонгацией - что-то вроде публичной бессрочной оферты.
   - Получается, я пожизненно попал в вашу кабалу, и чтобы не платить большие штрафы, буду вынужден всё время брать и брать деньги под проценты?
   - Всё верно, только кабала здесь ни при чём. Речь идёт о взаимовыгодном сотрудничестве. Схему кредитования придумал наш председатель правления. Он и заручился поддержкой президента... за некоторую долю.
   - Позвольте, я опять слышу о президенте, которого уже нет в стране. У нас другой руководитель!
   - И что с того - президент новый, а долю же никто не отменял, понимаете?
   - И отчего вы сразу мне не объяснили? Заставили ещё пожужжать, как муху?
   - Всё очевидно. Раньше вы были просто не готовы понять, что выход единственный, и могли натворить разных противоправных глупостей в ущерб себе.
   - Полагаю, нас много - тех, кто угодил в ваши ласковые сети?
   - О, да! - усмехнулся менеджер. - Их много у нас. Только тайна сия зело велика есть, хи-хи!
   - А как же вы заставляете клиентов молчать, чтобы те не разоблачили весь механизм... афёр... оферты вашей... своим знакомым?
   - Нет ничего проще, Пётр, вы и сами будете молчать, когда сообщу вам радостное известие.
   - Какое?
   - Если вы никому не будете ничего рассказывать, мы заключим с вами дополнительное соглашение, по которому процент, выплачиваемый за кредит, будет снижен...
   - Вот как?
   - Совершенно верно. Скажу больше, если вы приведёте к нам нового клиента, мы снова снизим вашу процентную ставку.
   - Так у вас нечто вроде финансовой пирамиды, такие были в конце XX-го века? И никто не пробовал вас остановить?
   - Может быть, вы рискнёте? Не испугаетесь? - Слова человека-сигары прозвучали вызовом.

*

   Из банка Петя выходил, будто оплёванный. Он, разумеется, подписал дополнительное соглашение, а куда деваться - гордость гордостью, но кошелёк-то не беременеет спроста. Фастов завернул в ближайший бар и излился там желчью в коньячный бокал.
   Когда пьяная слеза тройной крепости оросила донышко снифтера, Петя вспомнил, что у него есть одноклассник, который непременно поможет, стоит только попросить. Мефодий Соблаков, именно так звали ныне секретного физика, а раньше сотоварища Петеньки Фастова по школьным проказам, в свои неполные сорок лет получил уже две государственные премии и стоял в очередь за "нобелевкой", но тут всё дело упиралось в традиционализм и старорежимность комитета по вручению мирового гранта в области физики. Вручение откладывалось из года в год, гранты доставались другим.
   Соблаков был одним из соучредителей Института Сохранения Трансцендентных Общностей и Контактов (сокращённо - ИСТОК), там же и работал ведущим хронадмином Первого Круга. Для простого человека название звучит достаточно дико, но Петенька прекрасно представлял, что в закрытом учреждении занимаются "хранением времени". По крайней мере, так ему сообщил Мефодий, когда они года три назад зацепились языками и просидели за один раз половину месячной прибыли Фастовской мастерской в ресторанчике "Охотно - в ряд!"
   Каких-либо подробностей Петя уже не помнил, но знал твёрдо одно - время можно остановить... нет, не навсегда, помилуй бог, а на какое-то мгновение. Сбылась мечта литературного героя, вручающего свою судьбу Мефистофелю? Нет... Учёные не могли с достоверной точностью предположить, что же случится, если сделать попытку остановки времени, а потому охраняли секрет... но охраняли неважно, если судить по тому, как нетрезвый Соблаков всё рассказал пьяному Пете. Не первому встречному, конечно, но всё-таки... Рассказал под клятвенное заверение "никому и никогда". Фастов и молчал. А вот теперь вспомнил.
   Соблаков приехал на удивление быстро - словно какой-то фатум тянул его на свидание к школьному приятелю.

*

   - Понимаешь, Мефодий, перестану себя уважать, если наглецам банковским козью морду не сделаю. Остановить бы время на пару минут... да, впрочем, и одной хватит, чтоб оплату произвести с учётом зафиксированной на этот момент суммы процентов.
   - А ты, дружок, готов к тому, что может случиться? - увещевал Петю Мефодий, хотя по его глазам было видно, что ему так и хочется "жахнуть" вопреки здравому смыслу, должностным обязанностям; вразрез клятве, которую дают хронадмины при получения допуска к самостоятельной работе. Хочется, да решимости всё не хватало, а внешнего фактора, могущего переломить патовую ситуацию, ему пока не встретилось. Пока...
   - А что такого может случиться, если на сотню-другую секунд всего-то?
   - Этого никто не знает... Вот представь себе, летит время в пространственном континууме, будто поезд, в котором не счесть вагонов - временных квантов. А если локомотив вдруг встанет?
   - Ну и?
   - Хорошо, поясню. Допустим, остановим мы время... и события примутся из прошлого наезжать в настоящее, будто помянутые вагоны. Часть событий с рельсов сойдёт, часть уедет обходным неведомым манёвром... часть затеряется в континууме, будто иголка в стоге сена, тогда целые фрагменты истории пойдут коту под хвост. Но это всё в теории. Что случится на самом деле, неизвестно никому.
   - Помоги, в долгу не останусь... Всё, что хочешь, для тебя... Авось, пронесёт.
   - Ой, попрут меня с работы после таких экспериментов?
   - Компенсирую... материально. Устрою тебя, мне как раз сейчас консультант по техническим вопросам требуется.
   - Да пались оно огнём - мне всё по бурелому. Не дали, суки, "нобелевку" - теперь расхлёбывайте!
   - Хорошо, тогда определимся, как станем синхронизировать наши действия.
   - Об этом не волнуйся. Я буду на дежурстве, подключусь к банковской системе наблюдения - возможность имеется. При твоём появлении в офисе у меня сработает звуковой сигнал, а дальше уж я прослежу, чтоб в момент оплаты время было остановлено.
   - А мне-то что делать?
   - Иди домой. Отоспись хорошенько и сухари суши...
   - Чего?
   - Ничего, шутка! Её доля. Поскольку - приход рая на земле, так же, как и конца света, следует по традиции начинать с закупок соли, спичек, круп, свечей и керосина...
   При расставании Соблаков спел куплет из своей любимой песенки студенческих времён:
   - Жили у бабуси два буддийских гуся. Один Шива, другой Кришна, хоспадя исуся...
   Петя понял, что Мефодию страшно, он волнуется, но решение уже принял; и Соблаков отступать не намерен.
  

*

   Фастов быстро расписался на официальном бланке.
   Быстро, очень быстро. Уффф!
   И ничего, ничего не случилось... А что со временем? Соблаков останавливал его? Нет? Может быть, передумал... струсил в самый последний момент?
   Взгляд на электронный хронометр в банковском холле. Нет, так ничего не понять, ведь, наверное, вместе с часами оста...
   Тоскливо и пронзительно запахло жжёной резиной, аромата наживы уже не чувствовалось. Воздух задрожал, Петю обдало жаром, резкость пропала, в интерьере банка фрагментарно возникло некое присутственное место начала прошлого века с покосившимся портретом на стене. Господин в золочёной раме глазами напоминал позапрошлого президента, но отличался от того хронической небритостью. "Николай Александрович Романов", - сообразил догадливый Петя.
   Наложение декораций выглядело не слишком органично, как если бы манный пудинг украсить столовскими котлетами с непропечённым хлебом по углам. На дальнем плане ещё видны были банковские менеджеры, когда вблизи Фастова вызрел ледяной революционный патруль дюжины равноапостольных палачей. Самый главный, похоже, с мессианским мандатом в потрёпанном планшете, обосновался во главе огромного стола со столешницей морёного дуба. За плечом у него толкся, как слюнявый телок возле коровы, дюжий молодец в форме матроса. Остальные десять из прибывших апостолов, упакованные в серые солдатские шинели угрюмо рифмовались с неприличными образами на фоне затемнённой стены и никак себя не проявляли.
  
   - Аргумент недоказуем, трактуется против обвиняемого... против контрика... - визжал мессия, продолжая ранее начатую, как понял Петя, речь.
   - Это я - обвиняемый? Я - контрик?
   - А кто ж ещё-то! Среди юнкеров тёрся, стало быть - как есть, вражеская контра!
   - Позвольте-позвольте, ни с какими юнкерами я не тёрся. Просто сидел в банке...
   - Ага, в банке, значит? Банки упразднены, гражданин... Нету банков, в светлом будущем не нужны деньги. А здесь у нас наркомат непарнокопытных и фуража.
   - Кого-кого наркомат?
   - Я сейчас точно эту гниду уконтропуплю! - вступил нервным тенорком матрос.
   - Погоди, Саввушка, мы же не анархо-синдикалисты, у нас всё по закону... Спрячь маузер, говорю! Вот ведь, прости гос... реввоенсовет, повадки-то, будто у товарища Железнякова - тому тоже всё не терпелось... А могли бы ещё в демократию поиграть, если б не такие ухари. Впрочем, да... оно и к лучшему, как говорится. Но пистолет-то убери в кобуру, сделай одолжение! Вот так.
   Комиссар карикатурно поправил пенсне "с чужого плеча", повернулся к Пете и заговорил уже вкрадчиво, меняя тактику допроса:
   - Скажите-ка, гражданин, есть ли у вас мандат, и что это за странная картонка с непонятным изображением?
   - Это ... документ, скажем так, атрибут договора...
   - Ты слышал, Савва, что контрреволюционный господин нам пытается за правду вдуть? Будто клочок картона - какой-то договор. Буза да и только!
   Комиссар договорить не успел. В воздухе вновь запахло жареными калошами, атмосфера завибрировала столпом мироздания, и внутри присутствия времён заката Российской империи возникла утроба подъячей избы каких-то странно далёких от реальности навозных расцветок увядающего гаоляна и пареной репы.
   Комиссара скрючило и парализовало в позе "волхвы пришли на поклон к фараону всея Египта", а его натурализованные апостолы дружно закаменели лицом, числом и падежным окончанием, будто групповую статую Командора.
   - Содрать с ентого рубаху вместе с портами, да крапивою сечь по особицам румяным! - голос из новообразованной избы заставил Фастова оторваться от непродуктивных рефлексий и попытаться прийти в себя.
   Петя упал на колени, как учил его вести себя в подобных исторических реалиях голливудский кинематограф, и обратился к кому-то плохо различимому, кто сидел на изрядном возвышении и тихонько кряхтел в ритме доносящихся откуда-то звуков телесного наказания.
   - Ваше благородие, - возопил Петя, - простите холопа сваво верного! Казнить не велите. Не знаю, в чём грешен, токмо... токмо...
   - Хе-хе, эк затомкал, стервец! - ухмыльнулся неведомо откуда взявшийся стрелец и влепил Пете мощную затрещину. - Был у меня, Иван Фёдорович, один такой горячий, плохо кончил: под борону попал.
   - Ты того, Савва, обожди чутка. Сперва допрос супостату учиню, а после уж на правёж ево отправим. Не способно ж понять покуда, холоп он али благородных кровей. Пачпорта ить при ём не было? - голос невидимого казался Пете скрипучим как петли несмазанной двери.
   - Ну, эт-та, есть грамота малая, на бесовский знак похожа! - тот, кого назвали Саввой, протянул Ивану Фёдоровичу кредитную карточку, надрезанную, как и полагалось по инструкции при расторжении договора, но ещё не утилизованную. - Эвон, какая цихирь на ей золочёна, будто купола православны. Искушают, демоны!
   - А ну, покажь! Гляди-тко, и верно - дорогая, видать, бумага. У кого спёр, холоп?...
   - Стойте-стойте!.. - закричал было Петенька. - Я всё объясню...
   Но движение воздушно-пиксельных масс, которое, казалось, только-только стабилизировалось, продолжилось с новою силой. Стереоскопический эффект, наблюдаемый без специальных очков, окрасил синеватой корочкой всё видимое - движимое и недвижимое - вокруг...
   "Вагоны... друг на друга... ка-та-стро-... фффф..." - успел подумать Петя Фастов, прежде чем взлетел следом за разрезанной кредитной карточкой к вра... там...

*

   Неприятности казались временными, но когда они закончатся, не ведала ни одна живая душа за исключением, пожалуй, того господина, которого французский карикатурист Жан Эффель изображал в образе смешного чудаковатого старика. Но тот ни с кем своими соображениями предпочитал не делиться.
  
   * - fraus est celare fraudem (лат.) - сокрытие обмана есть обман;
  


Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"