Береснев Фёдор: другие произведения.

Картман на Луне

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попытка рассказать историю Незнайки на новый лад. Написан в феврале 2012 года на конкурс "Мини-проза 24"


  

Картман на Луне

  
  -- Пацаны, пацаны, NASA объявило набор добровольцев в экипаж на Луну, - вместо приветствия прокричал Картман с порога.
   Стэн и Кайл, заканчивавшие проходить уровень в "Guitar Hero II", даже не обернулись в его сторону. Лишь Кенни перестал жевать попкорн и вопросительно уставился на Эрика.
   Гость, не смутившись, прошёл в дом и встал между друзьями и телевизором.
   - Это шикарно! Мы полетим на Луну, - убеждённо изрёк он.
   Не видя экрана, Стэн пропустил несколько нот. Поняв, что рекорд сегодня уже не побить, он бросил гитару на кровать и воскликнул в сердцах:
   - Да кто нас возьмёт туда, жиртрест?
   - Возьмут, возьмут, - жизнерадостно заверил Эрик. - В последнее время русские носители, которыми хотят отправить экспедицию, падают чаще обычного. Все астронавты уже отказались лететь. Поэтому и объявили набор добровольцев.
   - И зачем это нам? - спросил осторожный Кайл.
   - Как зачем? А лунный камень? Знаешь за сколько его можно продать? Да мы миллионерами станем! Даже Кенни будет жить в собственном дворце, каждый день заказывать обед в KFC и принимать ванны из диетической колы.
   - Наиг ме коа сдаась, - промычал сквозь капюшон Кенни.
   - Хорошо, из фанты, - благодушно уступил Картман.
   - Там, небось, конкурс жуткий. Спортсмены, отличники, королевы красоты, - усомнился прагматичный Стэн. - По-любому не попадём в программу.
   - Я уже разместил на форуме NASA фото всех катастроф, создал в Facebook группу "Правда о космосе" и залил на Youtube нарезку самых чудовищный взрывов летательных аппаратов. Полдня прошло, а уже сто пятнадцать тысяч просмотров. На что угодно спорю, через неделю у них желающих вообще не останется.
   - А мы что, тупее остальных и должны погибнуть за бассейн фанты и ведро крылышек? - скептически протянул Кайл.
   - Я всё продумал. Последние две ракеты упали. Объявлен мораторий на запуски до выяснения причин. Сейчас русские разберутся почему они грохнулись, накажут стрелочников и будут предельно аккуратны при сборке какое-то время. Носители ненадолго перестанут падать. Мы полетим как раз в этот момент.
   - Я а, - неожиданно поддержал Эрика Кенни. - Хоу по уе поить.
   - Я тоже хочу по Луне походить, - согласился с ним Стэн Марш. - Как Нил Армстронг.
   - Точно, Армстронг! - обрадовался Картман. - Можно сделать слепок его следов, забрать Лунный флаг. За них ещё больше чем за камни отвалят.
   - Нет, флаг трогать не будем, - сдался Кайл. - А слепки пойдут. Особенно если не гипс использовать, а что попрочнее.
   - Вот ты и займись поисками гипса. И снаряжением заодно.
   - А почему я?
   - Потому что, с таким скучным и нудным делом лучше всего справится именно скучный и нудный еврейский мальчик, - потирая руки, ответил Эрик. - А ты, Стэн, поможешь мне тролить NASA и добровольцев. Для этого нужны задор и фантазия, Кайл с Кенни нам здесь не помощники.
   Картман был доволен: самое трудное уже позади. Ребят согласились на авантюру. Дело осталось за малым: попасть в группу астронавтов, летящих на Луну.
  
   ***
  
   Стэн сел в кресло первого пилота и положил руки на пульт. Кайл устроился рядом. Кенни занял место связиста.
   - Астронавт Марш к взлёту готов, - доложил Стэн.
   - Астронавт Брофловски к взлёту готов, - продолжил Кайл.
   - Аавт Маккик ккоту оов, - отчитался Кенни.
   Стэн быстро защёлкал тумблерами. Раздалось мерное гудение вентиляторов. На пульте замигали лампочки, дёрнулись стрелки приборов.
   - Системы функционируют нормально. Перехожу на ручное управление. Начинаю обратный отсчёт.
   - Ребята, не трогайте здесь ничего, - обеспокоено заозирался экскурсовод. - Ракету уже заправили, она полностью готова к полёту. Вы можете случайно запустить двигатель.
   - Помогите, - плаксиво запричитал вынырнувший у него из-за спины Картман. - Там у Баттерса палец в дырке застрял, а всё вокруг как загудит, как затрясётся. Сейчас ему руку дверью шлюза оторвёт.
   - Где?
   Взрослый дёрнулся, развернулся одним прыжком и бросился к выходу. Эрик бежал следом, подбадривая его короткими истеричными репликами. К входному люку домчались в считанные секунды. Баттерс стоял на четвереньках на верхней ступеньке трапа, его руки были скрыты дверью. Экскурсовод подошёл к нему вплотную, остановился, и наклонился, пытаясь разглядеть защемлённую конечность. Картман с разбега уткнулся в него сзади. Он свою скорость гасить не собирался. В надежде удержать равновесие, мужчина сделал отчаянный шаг вперёд, запнулся о мальчика и кубарем покатился по трапу вниз. Баттерс тут же поднялся на ноги и вскочил внутрь ракеты.
   - Всё погрузил? - деловито поинтересовался Картман.
   - Да.
   - Гипс не забыл?
   - Это не гипс, а специальная смесь. На основе смол.
   - Да какая разница? Задрать люки, свистать всех наверх.
   Баттерс весело принялся герметизировать дверь. Эрик вернулся в рубку.
   - Двадцать восемь, двадцать семь, двадцать шесть... - механически отсчитывал Стэн.
   - Что, чёрт возьми, у вас там происходит? - зло орали динамики.
   - Всё прошло по плану, чужих на корабле не осталось, - сообщил Картман. - Вы взлетайте, а я - в койку. Терпеть не могу перегрузки.
   - Пятнадцать, четырнадцать, тринадцать... - монотонно бубнил Марш.
   - Я вам всем уши надеру! И вам, и вашим родителям! Так выпорю, что месяц сидеть не сможете. Быстро покиньте рубку! - не унимались в центре управления полётом.
   - Три, два, один. Ключ на старт.
   - Есть ключ на старт, - радостно отозвался Кайл.
   Он нажал на большую красную кнопку. Ракета задрожала, двигатели внизу сыто заревели.
   - Поехали, - выкрикнул Стэн древний клич и откинулся на спинку кресла.
   Корабль чуть наклонился, дёрнулся и медленно пополз вверх. Всех ощутимо вдавило в сидения.
   Поначалу полёт проходил штатно. Земля укрылась облаками, уменьшилась, небо из голубого стало чёрным. На смену перегрузкам пришла невесомость. Ребята уже отстегнулись от кресел и бросились к иллюминаторам, когда двигатели чихнули и перестали реветь. По ощущениям астронавтов, сделали они это рановато: Луна хоть и увеличилась, но была ещё намного меньше Земли.
   - Центр управления, что случилось? - спросил Стэн в микрофон.
   - Не отошла вторая штанга, - ответили ему и тут же виновато добавили: - Вы не дали закончить приготовления.
   - С нас всё равно семь шкур слупят, - произнёс в ЦУПе второй голос. - Третья авария подряд. Даже слушать ничего не будут.
   - Но эти пацаны просто угнали аппарат, - возразил ему первый. - Как мы можем за это отвечать?
   - А как глава Гидрометцентра за погоду отвечает?
   - Эй там, постойте! - прервал перепалку Стэн. - А нам-то что делать?
   - Выйти наружу и сбить крепёж, - подсказал первый.
   - Там простая защёлка. Как на бидонах с молоком, - добавил второй.
   - А то американские детишки знают, в каких бидонах у нас молоко возят.
   - Объясни лучше, гений ты наш.
   - Куда уж. После тебя только запутаю ребят окончательно.
   Стэн с Кайлом недоуменно уставились друг на друга, пытаясь понять, что от них требуется.
   - Я виел бион, - подал голос Кенни. - У ас ома ыл. Я оою.
   Он подлетел к шкафу, надел скафандр и выбрался из рубки. Марш и Брофловски прильнули к иллюминатору и, затаив дыхание, смотрели, как их друг выбрался из корабля и, держась за скобы, двинулся к прилипшему к корпусу огрызку стойки.
   В рубку вплыл Баттерс.
   - А Кенни наружу вышел, - пожаловался он.
   К нему никто не обернулся. Ребята, затаив дыхание, наблюдали, как Кенни несколькими неуверенными ударами открыл защёлку и оттолкнул треклятую железяку. Она медленно двинулась прочь от корабля. Отработанная ступень, сдерживаемая ранее этим огрызком конструкции, тоже отделилась от челнока и поплыла в другую сторону.
   - Вы что, совсем охренели? Ни на секунду оставить нельзя. Стоило чуть прикорнуть - вы уже факел погасили и приготовились на Землю падать, - проорал влетевший в рубку Картман, подтянулся к пульту и принялся колотить ладонью по всем кнопкам подряд.
   Двигатели встрепенулись и ожили. Фигурка в скафандре мигом исчезла в столбе рыжего пламени.
   - Ты убил Кенни, - осуждающе сказал Стэн.
   - Сволочь! - поддержал его Кайл.
   - Зато сам жив остался.
   - Да никуда мы не падали, тупой урод.
   - Разве? Значит, показалось. У вас есть что-нибудь пожевать?
   - Поздравляю вас, ребята. Вы справились, - констатировал голос с Земли. - Теперь доберётесь до Луны без проблем. А сейчас начинайте изучать инструкции к луноходу. Вам предстоит большая научно-исследовательская работа.
   - А что нам за это будет? - поинтересовался Картман.
   - Вас не посадят за угон космического корабля и срыв научной экспедиции NASA.
   - Мы виноваты, да? - взорвался Эрик. - Мы, а не эти ублюдки, решившие послать на Луну вместо нас, героев Америки, выигравших общенациональный конкурс, каких-то русских алкоголиков?
   - Не каких-то алкоголиков, а лучших русских космонавтов, элиту Байконура.
   - Да какая разница! Это плевок в душу демократии, плевок в самое сердце американской мечты. Во что верить, если правительство не выполняет своих обещаний, данных прилюдно в прямом эфире?
   Эрик был страшен и величественен: лицо раскраснелось и покрылось капельками пота, кулаки сжаты, капли слюны летят во все стороны. Все присутствующие в рубке мгновенно прониклись его праведным гневом. Даже не видящий его воочию яйцеголовый из ЦУПа сбавил обороты и продолжил уже по существу:
   - Конечно, мы вам заплатим, как положено: зарплату космонавтов в тройном размере. За трудные условия и риск для жизни.
   - Зарплату астронавтов в тройном размере. - Был неумолим Картман. - Знаю я, сколько у русских космонавты получают. И двойные бонусы за важные и интересные находки.
   - Ну, это уж слишком. У нас никому столько не платят.
   - Из тех, кто по договору работает? Да? У вас, наверное, и трудовой договор с моей подписью имеется? Нет? А что тогда раскомандовались? Уговорили, находки я оставлю себе. Хрен с ними, с вашими бонусами.
   На том конце ошеломлённо молчали.
   - Вот и ладушки. За невозможностью скрепить договорённости чернилами, будем считать запись этого разговора устным контрактом. Я уже сбросил по копии в телефон, и на корабельный компьютер.
   В ЦУПе никак не могли отойти от запредельной наглости Картмана. Тот же, весьма довольный собой, замурлыкал под нос весёлую песенку и вышел из рубки. Остальная команда, переглянувшись, принялась готовиться к посадке.
  
   ***
  
   Поверхность Луны ничем не удивила путешественников. Серая, вся в воронках кратеров, равнина, торчащие то тут, то там угловатые глыбы, черное небо и яркие звёзды. Ничего интересного. Всё как в 5D фильме Бостонского планетария.
   Однако, наскоро изучив ландшафт сквозь иллюминаторы, ребята выскочили наружу уже через пять минут после прилунения. Всем хотелось размяться.
   Баттерс неистово крутил головой в поисках жизни. Он был уверен в существовании лунатиков и подтрунивания товарищей не могли его разубедить. Стэн обошёл корабль, придирчиво ища повреждения, и начал тестировать системы жизнеобеспечения, Кайл пытался извлечь из трюма и запустить луноход, а Картман принялся забивать кладовую разнокалиберными осколками скал и метеоритов.
   - Сомневаюсь, что они имеют какую-то ценность, - бросил через плечо Стэн. - На вид - обычные камни.
   - Много ты понимаешь, - обиделся Эрик. - Они целебные. Карму чистят и от всех болезней методом магнитного резонанса лечат. На Луне других не бывает. Я их на eBay продавать буду. С сертификатами и фотографиями. Впрочем, ты прав. Хватит пока. Пойду, следы Армстронга поищу. Заодно, может, что-нибудь более экзотичное попадётся. Эй, Кайл, бросай ерундой заниматься, тащи гипс.
   - Это не гипс.
   - Да какая разница? Вечно ты умничаешь.
   Картман повернулся к кораблю спиной и, бодро подпрыгивая, понёсся к ближайшей скале.
   - Я сейчас поднимусь повыше, местность изучу, а ты давай, раствор готовь.
   Обходя глыбу в поисках пологого подъёма, Эрик заметил щель у её подножия. Лаз в пещеру лежал в тени, прячась за дугообразным выступом, и был едва заметен. Безопасного пути наверх не нашлось, и мальчик решил заняться пока подземельем.
   - А вдруг там клад? Или рудник инопланетян. Или база странников. Обязательно надо исследовать. Это шанс, - бормотал он себе под нос, пытаясь увидеть внизу хоть что-нибудь.
   Луч фонарика растворялся в пространстве будто его и не было. Тьма казалась густой и незыблемой. В какой-то момент Картману привиделось что-то вдали, он наклонился, чтобы получше всмотреться в темноту, рука соскользнула с пыльного камня и мальчик провалился в лаз.
   Летел он долго, но движения не чувствовал. Вокруг стояла плотная чернота. Не раздавалось ни звука. Даже крик о помощи испуганно заглох в двух шагах, не вызвав отзвука. Когда Эрик мысленно простился с мамочкой уже в пятый раз и немного заскучал, он пробил что-то белое и рыхлое, выскочил на свет и мягко приземлился на лугу полном цветов.
   - Вот что значит повышенная парусность в сочетании с низким тяготением, - глубокомысленно пробормотал землянин. - Но откуда здесь воздух? Ведь, он здесь есть. Иначе трава с цветами не росли бы. Может, и милые сердцу Баттерса лунатики в наличии?
   Говорить с собой в привычку у него не входило, но после пережитого хотелось услышать хоть чей-нибудь голос.
   Картман поднял забрало шлема и вдохнул полной грудью. Воздух внутри Луны оказался свежим, сладким и чистым. После затхлой атмосферы корабля хотелось хватать его ртом ещё и ещё. Мальчик сбросил тяжёлый скафандр. В нём было жарко. Пухлое тело вспотело и ужасно чесалось.
   - Какая у тебя милая голубенькая шапочка. Можно её померить?
   Задавший вопрос малыш стоял в трёх метрах от Эрика. Одет он был в комбинезон и панамку мышиного цвета. Светлые волосы аккуратно подстрижены, накладные карманы на штанинах и груди топорщатся горбиками. Видимо, там лежали все сокровища ребёнка. Лунатик чем-то неуловимо напоминал Айка, сводного брата Кайла.
   - Тебя как зовут? - взял разговор в свои руки пришелец.
   - Тихоня.
   - Меня - Эрик. Что ты тут делаешь?
   - Работаю. Слежу за лугом: выпрямляю травинки, опыляю цветы, считаю кузнечиков.
   - Зачем?
   - Как зачем? У каждого должно быть занятие. Тунеядство - признак болезни. Кто не работает, тех помещают в больницу.
   - Бросай всё, пошли к людям. Соберёшь соседей, знакомых. Посидим, поговорим. Не всякий день гости со звёзд прилетают.
   - Нельзя: рабочий день ещё не закончился, старшие узнают, будут недовольны.
   - Старики?
   - Старшие.
   - Их я беру на себя, - самодовольно пообещал Картман. - Никто не умеет общаться со стариками лучше меня. Стоит мне протянуть "мяяям" и посмотреть взглядом кота из "Шрека" - мигом становятся на задние лапки.
   Тихоня никакого Шрека не знал, но обещание землянина решить возможные проблемы его убедило. Общаться со старшими он не любил. Они, конечно, добры и справедливы, но под их взглядом из головы почему-то улетучивались все мысли, во рту пересыхало, а ноги подгибались. В ответ на любой вопрос малыш начинал беспомощно пыкать и мыкать, отчего смущался ещё больше, краснел и покрывался потом.
   Радостный лунатик аккуратно сложил инструменты в сумку, повесил её на плечо и весело зашагал по тропинке. Землянин деловито двинулся следом. Контакт налажен. Можно переходить к плану Б.
  
   ***
  
   К пишущему что-то в планшет Кайлу подбежал Баттерс и, задыхаясь, сообщил:
   - Эрик пропал.
   Его голос звучал предельно взволнованно.
   - Куда здесь можно деться? Вокруг равнина одна. Захочешь - не потеряешься, - не отрываясь от своего занятия, ответил Брофловский.
   - Там, у скалы, есть вход в пещеру. Наверное, он туда провалился. Я посмотрел вниз - ничего не видно.
   - Упал - значит выберется. Зная Картмана, я не надеялся бы так легко от него избавиться.
   - А если не выберется?
   - Тогда спустим внутрь управляемый аппарат. - Кайл почесал в затылке. - У нас, вроде, есть ударопрочный пещероход. Сбросим завтра в лаз, поищем Картмана, заодно и обязательную программу исследований выполним.
   - А если Эрик лежит на дне с переломанными ногами? Машина же прямо на него упадёт.
   - Значит, не повезло жиртресту. Если хочешь, покричи в лаз, чтобы отползал. Время у него ещё есть.
   На следующий день, подгоняемый причитаниями Баттерса, Кайл аккуратно спустил в пещеру оснащённый фонарём и камерой аппарат. Картинка с камеры передавалась прямо на корабль, дублируясь на планшет.
   Поначалу ничего не было видно. Сплошной мрак. Потом изображение начало светлеть, но вокруг аппарата стоял густой туман, и непроницаемая чернота сменилась непроглядной белой пеленой. Внезапно, камера вынырнула из облаков и взору астронавтов отрылась красочная панорама. Внизу расстилался усыпанный яркими пятнами цветов луг, справа лежал лес, а слева тянулась узкая лента реки. А прямо перед камерой, не более чем в километре, виднелись аккуратные двухэтажные домишки небольшого поселения.
   - Ничего себе, - присвистнул Стэн, наблюдавший за спуском из кресла пилота.
   Его голос громом раздался в наушниках замерших у лаза товарищей.
   - Угу, - отозвался Кайл, - никогда ни о чём подобном не слышал.
   - А я читал нечто похожее у одного русского детского писателя, - похвастался Баттерс.
   - Когда это детские писатели правду писали? Особенно русские, - отмахнулся Стэн. - Делать-то что будем?
   - Надо спускаться, - уверенно сказал Кайл. - Картман сам оттуда ни за что не выберется. Даже если лифт поставить и лимузин за ним послать. Для местных он герой, покоритель космоса. Будет купаться в лучах славы, пока хоть кто-то им восхищается. Это может длиться вечно.
   - Меня тоже возьмёте? - с надеждой поинтересовался Баттерс.
   - Нет, - отрезал Стэн. - Кто-то должен тут остаться, корабль сторожить.
   - Ты будешь наблюдать за нами, готовый в любую минуту придти на помощь, - добавил Кайл. - Это очень ответственная миссия. Если что - на тебя вся надежда.
   Проникшись собственной важностью, Баттерс просиял.
   Спуск назначили на завтра. Необходимо было как следует подготовиться. В ЦУП о своём открытии решили не сообщать: ещё запретят, чего доброго, контактировать с аборигенами. Тогда о спасении товарища придётся забыть.
  
   ***
  
   В кухню набилось несчётное количество, одетых в такие же невзрачные как у Тихони комбинезоны, малышей. Места на всех не хватило. Многие стояли. Но даже стоя они жадно ловили каждое слово Картмана.
   Это была местная традиция: собираться для обсуждения жизненно важных вопросов именно на кухне. Старшие, борясь с брожением умов, строили пищеблоки всё меньше и меньше. Малыши в ответ убирали с кухонь всё мешающее посиделкам, включая плиту и разделочный стол, и продолжали сбиваться в робкие кучки. Тогда старшие решили вообще упразднить такое понятие как кухня. Последние дома строились вообще без них. Жители должны были питаться в ближайшей общественной столовой. Однако, самые вольномыслящие вешали на чулан табличку "кухня" и собирались там.
   Всё это рассказал Тихоня по пути в посёлок. Естественно, Эрика привели в самую большую псевдокухню поселения.
   Исполненный важности Картман объяснял собравшимся азы денежно-рыночных отношений.
   - А ещё деньги можно копить. Предположим, вы хотите купить себе самокат или драндулет, но не можете достать нужную сумму сразу. Тогда вы заводите копилку и бросаете туда монеты при первой возможности. Чтобы не потратить ненароком. Через какое-то время разбиваете её и всё, вожделенный аппарат ваш. Понятно?
   - А зачем нам драндулет? Мы же не старшие, - подал голос хилый малыш из первого ряда. - Это им он необходим, чтобы быстро передвигаться и всеми управлять. Мы никем не управляем.
   - А быстро передвигаться хотите?
   - Да.
   - Вот и покупайте.
   - Но драндулеты никто не продаёт.
   - Как только появятся деньги, начнут продавать, - заверил Картман. - Спрос рождает предложение. Закон рынка. Да и я могу с Земли привезти.
   - У нас же нет денег.
   - Могу привезти в обмен на что-то. Это называется бартер. Что у вас есть на продажу?
   - Ничего, - развёл руками малыш. Остальные тоже пригорюнились, опустив глаза в пол.
   - Так не бывает. - Катрман поучительно поднял палец. - Человеку всегда есть что продать. Одежду, утварь, свой труд, услугу, почки, печень. Вот что у вас есть своего, личного?
   - Только одежда и зубная щётка. Даже квартиры, в которых мы живём и ложки, которыми едим общие.
   - Общие - значит ваши. Вы можете честно разделить всё общее между собой и распоряжаться им как личным. Обменять, например, на самокаты, драндулеты и другие ништяки. Это называется приватизация и частная собственность. Ну разве не здорово?
   - А можно я обменяю вот эту серебряную ложечку на твою красивую шапочку?
   - Конечно, - просиял Эрик. - Конечно можно. Я могу привезти вам с Земли сотни шапочек различных цветов. Тому, кто заплатит прямо сейчас, дам не одну, а две шапочки за ложку. Это называется кредит и предоплата.
   Малыши дружно загалдели, наперебой предлагая пока ещё общие вещи в обмен на товары сугубо личного пользования. Первый в истории Луны стихийный рынок начал свою работу.
  
   ***
  
   На лужайку под лазом ребята спустились без происшествий. Среди цветов и бабочек сразу же обнаружился местный житель.
   - Тихоня, - представился он.
   - Нам нужна помощь, - сказал Стэн.
   - Всегда рад помочь.
   - Ты случайно, не видел здесь пришельца с Земли по имени Эрик Картман.
   - Разумеется, видел. Отвёл в посёлок, представил обществу. Он вчера до позднего вечера модной одеждой и личным транспортом торговал.
   - И где же он взял столько одежды? - ехидно поинтересовался Кайл.
   - Эрик принимал предоплату по специальным ценам, - важно ответил малыш. - Я купил себе плащ, шапочку и самокат по цене одного самоката.
   Оба гостя прыснули со смеху, но быстро справились с внезапным весельем.
   - А можешь нас проводить к этому выдающемуся бизнесмену? - уже серьёзно спросил Стэн.
   - Конечно, могу. Если вы заступитесь за меня перед старшими.
   - Заступимся. Любому, кто моложе семиклассника запросто по шее надаём, - заверил его Марш.
   При чём здесь шея Тихоня не понял, но поверил уверенному тону пришельцев. Они были очень похожи на старших, только одеты не в малиновые костюмы, а в разнородную одежду. Никаких указаний как трактовать их статус не было. Вот пусть и разбираются между собой сами. Его дело сторона.
   В посёлке их встретил переполох. Все суетливо бегали с места на место, регулярно сталкиваясь.
   Тихоня схватил за руку проносившегося мимо малыша и поинтересовался:
   - Что случилось?
   - Приходили старшие с хранителями. Обещали разобраться с расхитителями общей собственности если она вдруг не найдётся. А Эрик ночью всё спрятал куда-то, никак найти не можем.
   - А сам Картман где? - спросил Стэн.
   - Они его с собой забрали. На комиссию.
   - Допрыгался, жиртрест. А куда его потом? В тюрьму? - полюбопытствовал Кайл.
   - Нет. У нас нет преступников, только больные. Если признают тунеядцем, смутителем умов и возмутителем спокойствия - отправят на излечение.
   - Надеюсь, там лечат током и ведёрными клизмами?
   - Только трудотерапия и образовательные лекции.
   - Аааа, - протянул Кайл. - Тогда это бесполезно. Его только током пронять можно. На уроках он засыпает, а заставить работать его ещё никто не смог.
   - Хватит острить, - оборвал приятеля Стэн. - Надо идти и в очередной раз спасать его толстую задницу. Всегда этим заканчивается. Куда они поехали?
   - Туда, - кивнул малыш в противоположную от луга сторону.
   Переглянувшись и тяжело, почти синхронно вздохнув, земляне зашагали в указанном направлении.
   Тихоня смотрел им вслед, пока они не скрылись из вида, тоже вздохнул и отправился на подшефный луг. Суета в посёлке продолжалась.
  
   ***
  
   Уже неделю Картман лечился трудом от тунеядства и помутнения ума.
   Поначалу, успехи были более чем скромные. Покорячившись минут пять он хватался за спину, кряхтел и медленно выпрямлялся. Шел пить и долго сидел у бака с водой, жалуясь каждому встречному и поперечному на жизнь. Однако, у местного врача-садиста, которого все называли "товарищ хранитель", нашлось отличное вспомогательное лекарство: он окатывал "изнемогшего от непосильной работы" мальчика ледяной водой, приговаривая:
   - Что, голуба, разморило? Это с непривычки. Поначалу от работы всех в сон бросает. Ничего, сейчас взбодришься.
   И действительно, обработанному обжигающей жидкостью Эрику хотелось горы свернуть, и он начинал трудиться с утроенным рвением.
   Постепенно землянин втянулся и начал даже получать удовлетворение от хорошо сделанной работы. Единственное что его беспокоили - это полная бессмысленность совершаемого.
   - Ну зачем я перебираю просо, отделяя от него мак, если вечером вы опять их смешиваете? - спросил он однажды у хранителя.
   - Затем, голуба, что именно в этом и таится секрет лечения. Его главный посыл. Пациент должен понять, прочувствовать, что ценен не результат, а сам труд. Научиться, прежде всего, получать удовольствие от самого процесса. Только потом, когда человек постигает азы, можно двигаться дальше.
   Картман, казалось, начал проникаться. Немалую роль в этом сыграли и ежедневные лекции.
   - Труд, труд и ещё раз труд, - бубнил механический голос. - Он создал из обезьяны человека. И только он мешает ему оскотиниться обратно. Вырви производительную единицу из рабочего процесса, помести её в покой и негу, выполняй все её прихоти. Месяца не пройдёт, как в психике особи наметятся почти необратимые изменения. Она искренне начнёт считать себя выше и достойнее других. Станет смотреть на товарищей свысока, будет стремиться унизить их при любой возможности.
   От монотонности и размерности произносимого клонило в сон, но раздача зарядов ледяной бодрости практиковалась и в лектории. Приходилось, стиснув зубы, бороться с непослушным телом. Именно благодаря этой концентрации внимания на мышцах, читаемые мантры, минуя сознание, попадали прямо на подкорку. Идея самоценности труда как такового всё глубже и глубже въедалась в мозг.
   Наконец хранитель решил, что первый этап лечения успешно завершён, и Картману доверили более важное и ответственное дело: ему поручили подвязывать упавшие листья обратно к веточкам и красить их в зелёный цвет.
   Эрик был несказанно рад новой работе. Во-первых, сложно рассмотреть, чем занимается перевоспитуемый в густой листве, а во-вторых, даже уличив в безделье, его трудно окатить из брандспойта. Особенно если он забрался к самой вершине. Картман, едва не полюбивший труд, упивался покоем, спрятавшись густой кроне. Но радовался он не долго.
   - Посмотри, Кайл, какая уродливая груша вызрела там, за забором. Как думаешь, куда лучше послать её фотографию, в журнал "Horror fruit" или в книгу рекордов Гиннеса? - раздалось с соседнего дерева.
   - Пацаны, ну сколько можно? Я из-за вас чуть трудоголиком не стал, - воскликнул Эрик, пытаясь разглядеть товарищей среди ветвей.
   - Мы давно здесь. Но ты занят был, зерно клевал. Не хотели тебе мешать, вдруг, думаем, ещё не наелся.
   - Да хватит подкалывать, Стэн. Как мне выбраться отсюда?
   - Лезь выше. Там, метрах в двух от тебя, верёвка прямо к стволу привязана. По ней и выберешься.
   - Да вы что? В меня руки слабые, я грохнусь.
   - У тебя не руки слабые, а тело жирное. Не дрейфь, там карабин с петлёй. Намотай верёвку на руку и оттолкнись. Само вывезет. Только аккуратней, в наружное дерево не врежься.
   Картман поднялся выше, ухватился за карабин двумя руками, ударил, что есть сил, ногами ствол и мгновенно провалился в неизвестность. Какое-то время он летел спиной вперёд свозь сучья и ветки, выскочил за забор и со всего разгона ударился в дерево на той стороне.
   - У-ё, - только и смог произнести он.
   Проследовавшие следом Кайл и Стэн сняли полуживого, исцарапанного и изрядно помятого Эрика с дерева и потащили в раскинувшийся рядом лесок. Однако, быстро выдохлись. Бросив слишком тяжёлого товарища под деревом, они принялись ждать, когда тот очнётся.
   Картман провалялся без памяти больше шести часов. К тому времени все дороги вокруг были уже перекрыты, а лес, насколько знали ребята, был огромен, дик и тянулся в обратную от корабля сторону.
   - Что такие грустные? - спросил Эрик, очнувшись.
   - Да пока ты в отключке валялся, шансы вырваться приблизились к нулю, - пояснил Стэн. - Кругом заставы и секреты. Без пулемёта хрен прорвёшься.
   - Если основные силы выдохлись, введём в бой резерв, - уверенно предложил Картман.
   - Совсем, толстый, мозги отбил? - огрызнулся Кайл. - Какой резерв, что ты несёшь?
   - Баттерс. Вот наш резерв. Он нас слышит?
   - Должен, вроде.
   - Где микрофон и камера?
   - В значке на шапке Стэна.
   Картман сорвал с головы Стэна головной убор, поднёс его к губам и принялся орать:
   - Баттерс, Баттерс, ты меня слышишь? Приём. На тебя вся надежда. Иди в посёлок, скажи - старшие их обманывают. Говорят о благостности труда, а сами хотят их драндулеты и самокаты присвоить. И те что здесь, и те что я обещал с Земли привезти. Пусть всех угнетаемых поднимают и идут маршем на столицу.
   - Какое присвоить? - не выдержал Кайл. - У них этого добра хоть ротом жуй.
   - Обманутый дольщик - страшная сила, - самодовольно изрёк Эрик. - Думать и смотреть по сторонам не может в силу застилающей глаза ненависти, делает то, что велят вожди, за своё добро глотку любому перегрызёт, даже тому, кто и пальцем его не касался.
   - И что теперь? - поинтересовался Стэн.
   - Только ждать. Пожар народного гнева загорается долго и гаснет мгновенно. Надо поймать момент и успеть сделать ноги.
   На окружавший друзей лес опустилась ночь. Где-то вдалеке заухала сова. Волк тоскливо завыл ей в ответ. Начинались первые сутки борьбы народа Луны за свои гражданские права.
  
   ***
  
   Оборванных, испачканных, осунувшихся друзей втолкнули в кабинет старейшины старших.
   Одетый в золотой с малиновыми вставками мундир тот сидел в высоком кресле и задумчиво смотрел на троицу. Он был одного с ними возраста. Грузный, оплывший, с лицом землистого цвета, правитель Луны представлял собой грустное зрелище. Может быть, чуть менее жалкое, чем выловленные в лесу земляне, но только чуть. Очевидно, последние дни дались ему тоже нелегко.
   - Вот, значит, какие вы. Вдохновители, флаг и символ народного движения, - произнёс он наконец. - Ничего особенного. Обычные мальчишки. Впрочем, этого и следовало ожидать.
   Старейшина встал с кресла, подошёл к окну, отодвинул штору и выглянул наружу. Какое-то время он изучал обстановку за окном, потом обернулся и жестом подозвал друзей к себе. Ребята встали рядом с ним и тоже посмотрели на улицу. Они были на втором этаже резиденции правителя. В зале официальных приёмов. Окна зала выходили на главную площадь.
   Перед дворцом собралась огромная толпа малышей. Все они были в привычных серых комбинезонах, на рукавах у многих - радужные яркие ленточки, в руках - плакаты с призывами. Лозунги "Хотим думать сами", "Садись и езжай", "Нет труду, даёшь бабло", "Нас - много, тебя - один", "Драндулет не роскошь", "Где ж твой странный трактор?" были самыми безобидными среди них. Собравшиеся выглядели радостно-возбуждёнными и готовыми на всё. В передних рядах Стэн заметил Баттерса. Растрёпанный одноклассник держал в руке мегафон и пытался дирижировать толпой. Это у него получалось плохо.
   - Эхххх... Что же вы натворили, земляне, - сказал старейшина, и вышел на балкон.
   Площадь заревела. Не обращая внимания на шум, правитель начать кричать в микрофон короткие, рубленные фразы.
   - Мы спали и проснулись... не знали горя, но и забыли про счастье... настала пора переосмысления... весь опыт прежних поколений... сплав молодого задора и мудрости...- доносилось до ребят сквозь гул.
   Постепенно он завладел вниманием толпы. Его стали слушать, иногда, кивать, соглашаясь. Поняв, что наступил решительный момент, старейшина жестом вызвал ребят на балкон.
   - Вот эти герои. Они пришли и сунули палку в наш сонный муравейник. Открыли нам глаза. Показали, что дальше так жить нельзя. Наметили ориентиры. Теперь я с уверенностью смотрю в будущее. Вооружённые внелунной мудростью, мы смело шагнём в золотой век нашей цивилизации. Даю им слово.
   Площадь разродилась бешенной овацией.
   - Упивайтесь, это ваш звёздный час, - устало сказал правитель уже не в микрофон. - Забирайте всё что успели награбить и убирайтесь. Чтобы через неделю и духа вашего здесь не было. Запоздаете - пеняйте на себя, лично придушу каждого.
   Старейшина медленно, не оборачиваясь побрёл к выходу из зала.
   Толпа на улице не унималась. Картман подскочил к микрофону и принялся орать в него лозунги с плакатов. Ему отвечали яростным рёвом. Вдали раздавались одиночные выстрелы.
  
   ***
  
   Корабль легко вспорхнул на орбиту Луны. Рассчитывая корректирующий импульс, Кайл внезапно понял, что горючего на приземление не хватит. Трижды проверив выкладки, он созвал экстренный совет.
   - Из-за барахла, заполнившего трюм под завязку, расходуется слишком много керосина. Мы не сможем погасить скорость у Земли. Нас размажет тонким слоем по поверхности, - доложил он.
   Все посмотрели на Картмана.
   - А что я? - огрызнулся тот. - Сами набрали образцов грунта и для NASA, и для Роскосмоса, а на меня сваливаете. Без них точно всего бы хватило. А ещё луноход запретили мне продавать. Брусок золота, который за него давали, весил гораздо меньше.
   - Не будем выяснять, кто виноват. - Стэн примирительно поднял руки. - Надо решить, что делать дальше.
   - Вернёмся обратно и купим у лунатиков топлива сколько нужно, - предложил Кайл.
   - А на какие шиши? - взвился Эрик.
   - А нас полный трюм барахла, - напомнил Стэн.
   - Не отдам, моё.
   - Тогда высадим тебя вместе со всем скарбом на поверхность. Как думаешь, Кайл, в этом случае горючего хватит?
   - Должно. Сейчас проверю.
   - Ну ладно вам, пацаны. Вы что, шуток не понимаете? Надо - значит надо.
   Картман достал блокнот с описью своих богатств и принялся прикидывать, что можно было бы безболезненно отдать. Кайл погрузился в расчет посадочного маневра.
   Через час корабль прилунился неподалёку от места первой посадки.
   На поляне землян встречала целая делегация. Видимо, в ожидании заказанных вещей лунатики следили за небом непрерывно.
   - Уже вернулись? - спросили из толпы.
   - Ребята, нужна ваша помощь, - сказал Стэн, выходя вперёд. - У нас горючего не хватает. Требуется хотя бы тонн пятьдесят керосина.
   - А что нам за это будет? - спросил малыш в шапке Картмана.
   - Да как ты смеешь. Это ведь я тебе всему научил, - вспылил Эрик.
   - Поэтому никаких кредитов, только наличные.
   - Но у нас нет наличных. Вот вернёмся - заплатим с процентами.
   - А если не вернётесь?
   Малыши, окружавшие переговорщика, одобрительно загалдели.
   - Ээээх, таких мировых ребят заразили корыстью и стяжательством, - горько протянут Кайл.
   - Зато мы многому научились, - начал было Стэн, подняв вверх указательный палец. - Во-первых...
   - Да заткнись ты, - оборвал его Картман и, повернувшись к делегации, продолжил: - Есть серые комбинезоны - пятьдесят штук, ложки - тридцать, небьющиеся тарелки - пятнадцать.
   - Не интересует. У самих этого добра навалом.
   - А больше ничего нет. Разве что ещё сотню панамок могу отдать.
   Хитрый землянин заранее решил самые ценные товары не предлагать.
   - Думай, вспоминай. Иначе останетесь здесь навсегда.
   Эрик пошарил по карманам, прощупал живот и оглянулся на товарищей. Они подавлено молчали.
   - А паренька белобрысенького в рабство не возьмёте? - с надеждой поинтересовался Картман. - Не смотрите, что хилый и глупо улыбается, он работящий и выносливый. Однажды все туалеты в школе вымыл и не употел даже.
   Лунатики в недоумении уставились на выставленного на всеобщее обозрение Баттерса. Что-то подсказывало местным жителям, что им ещё многому предстоит научиться у пришельцев с Земли. Многое перенять и скопировать. Но действительность уже сейчас перестала быть скучной и однообразной, заиграла свежими красками. Это им безумно нравилось. Они, пожалуй, ни за что бы не отказались от этой новой, яркой и разнообразной жизни. И уж тем более, не в пользу прежнего серого, монотонного и беспросветного убожества.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"