Береснев Фёдор: другие произведения.

Изумрудный актив

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написан на конкурс "Азимут" в апреле 2011. Тема "Берегите природу"


   Падающее за горизонт, тёплое летнее солнце проложило оранжевую дорожку через пруд. Прямая, как стрела, она соединила небо с землёй, перечеркнув кромку лесопарка на дальнем берегу. Лёгкий ветерок покрыл рябью водную часть закатного шоссе. Так всегда в этой стране: не успеет появиться дорога, как сразу же приобретает антицеллюлитное покрытие. Неверное, от излишней заботы и предупредительности, чтобы не гоняли сломя голову. Страсть к быстрой езде у здешнего народа в крови.
  
   Стас сидел на скамейке и смотрел на реверсивный след, оставляемый проплывающей мимо уткой. После суток в обезьяннике воздух казался лёгким, сладким и кристально чистым, но настроение было ниже плинтуса. Его практически не было, никакого. Апатия, угнетённость, депрессия. Всё напрасно, всё впустую.
  
   Неделю зелёные охраняли многовековой дуб на окраине парка. Ночевали в палатках, дежурили посменно. Стояли стеной, взявшись за руки, не подпуская к дереву рабочих с пилами. Не помогло. Приехали люди в форме, разорвали цепь, упаковали в машины и развезли по клеткам. Когда всех выпустили, от дерева остался лишь пень.
  
   - Вот ты где, - раздался голос за спиной, - Так и знал, что ты сюда придёшь.
  
   Даже не оборачиваясь, Стас узнал Влада, руководителя своего сектора. В полицию тот не попал - пикетировал думу с требованием сохранить уникальный природный объект. Вроде бы и не виноват, а осадочек остался. Что может понимать он, не нюхавший нар и не хлебнувший мерзко-тёплой воды из кулера?
  
   Не дождавшись никакой реакции, Влад подошёл и сел рядом. Помолчали.
  
   - Зачем это всё? - не выдержал Стас. - Результат всегда известен заранее. Мы бы ничего не добились. И не добьёмся никогда.
  
   - Это ты брось. Мы обратили внимание общественности. Да, не достучались, но вода камень точит. В следующий раз, или, может быть, позже, произойдёт, наконец, сдвиг в сознании.
  
   - Не могу я так, - простонал Стас, запустив тонкие пальцы в густую рыжую шевелюру. - Мне нужно видеть результат. Не потом, а сейчас. Я хочу понимать зачем, идти вперёд и отмечать вехи... Всё для людей... А им всё равно. Вон, идут, болтают, как будто ничего не случилось. Хоть кол на голове теши.
  
   Дав члену команды выговориться и, сделав внушительную паузу, Влад тихо произнёс ему на ухо:
  
   - Могу предложить один вариант. У организации есть тайное ядро, "изумрудный актив", как мы себя называем. Мы как раз занимаемся разработкой и проведением секретных акций, нацеленных на немедленный результат.
  
   - А почему секретных? - оживился Стас, подняв голову.
  
   - Чтобы результат был ожидаемым. В большинстве случаев мы имеем дело с людьми. Воздействие на них более действенно, если оно кажется случайным. Да и с законностью местами не всё гладко.
  
   - На что направлены эти акции?
  
   - На создание и сохранение благоприятной, дружественной человеку окружающей среды.
  
   - Рытьё прудов, запуск туда малька, обустройство берегов и подъездных путей?
  
   - Что-то в этом роде, но в социальной сфере, - уклончиво ответил Влад вставая. - Впрочем, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Приходи завтра в восемь в штаб - понаблюдаешь. Готовим операцию в Мотяково. Захочешь - поучаствуешь.
  
   - Но почему я, почему сейчас? - не унимался Стас.
  
   - Мы присматривались к тебе. Вчера на собрании решили, что подходишь, - бросил через плечо Влад и затерялся среди гуляющих пар.
  
   Оранжевый путь к светилу стал казаться не таким уж изрытым. Красный полудиск над горизонтом улыбнулся Стасу мягко и ободряюще.
  
   ***
  
   Сумерки. Самая унылая часть дня. Тёмные тени выползают из подвалов и неотвратимо поглощают гулкий колодец между стоящими кругом домами. Редкие прохожие испуганно жмутся к стенам. Фонари нерешительно бросают блёклые жёлтые круги на асфальт. Тьма всё плотнее обступает их, грозя раздавить липкими, холодными руками.
  
   Петровна отошла от окна.
  
   Ей не нравилось здесь. Бетонные утёсы новостроек над растерзанной и запертой в асфальт землёй. Сиротливая детская площадка, обрамлённая прутиками свежепосаженных берёз, среди огромного пустого двора. И люди. Чужие, мрачные, колючие.
  
   Медленно и осторожно пенсионерка опустилась в кресло. Взяла пульт, пощёлкала каналами. Ничего интересного не нашла. Взяла вышивку, положила её на колени и, оставив какое-то ток-шоу в качестве фона, погрузилась в воспоминания.
  
   В её родных Вешняках в прежние времена сейчас гремело бы домино и журчали бабские посиделки. Тимофеевна привычно пилила бы мужа. Он бы вяло отбрехивался, забивая козла. Дети деловито возились бы в песочнице, а их мамаши - чесали языками без остановки. Тихая, светлая, размеренная жизнь.
  
   Но нет теперь того двора. Его обитатели разбросаны кто куда по Подмосковью. Петровну швырнуло сюда, в отвесные скалы высотных новостроек. Здесь всё не так. Холодно, чуждо, угрюмо.
  
   Глубоко вздохнув, женщина принялась вышивать красную крышу островерхого, воздушного замка. Погрузившись в работу, она успокоилась и расслабилась. Мрачные мысли покинули её седую голову, на губах появилась лёгкая улыбка.
  
   ***
  
   Сидевший во главе стола Влад оглядел собравшихся. Все на месте. Всегда занятой аналитик Игорь рылся в бумагах, командир технической группы Матвей молча крутил в руках какую-то железку, остальные члены штаба ждали начала, тихонько переговариваясь друг с другом. Приглашённый посмотреть и послушать, Стас сиротливо жался в углу.
  
   - Начнём, пожалуй, - громко, чтобы привлечь всеобщее внимание, произнёс Влад. Все затихли. - Как обстоят дела с изучением объекта?
  
   - Заселение примерно 67% - оторвавшись от бумаг, обстоятельно начал Игорь. - Состав неоднородный, есть льготники, переселенцы, рыночники. Данные, как и всегда по новостройкам, отрывочны и не систематизированы. Пройдёт не менее полугода, пока у местных админов не дойдут руки. Наиболее перспективным кажется дом номер пятнадцать. Первый и второй подъезды. Целесообразно работать сразу по обоим. Вероятность успешности воздействия - 83%, что вполне прилично при такой скудности данных.
  
   - А тебе полный психологический портрет каждого подавай? Перебьёшься. Что с внешними условиями?
  
   - Детская площадка развёрнута, скамейки установлены, погода завтра обещает быть солнечной.
  
   - Хорошо. Обследование коммуникаций провели? - обратился Влад уже к Матвею.
  
   - Да. И на схемах и на местности, - отвел тот. - Вода перекрывается в подвале, сетевое оборудование, включая телефонию, там же. Чтобы добраться до электричества придётся вскрывать будку.
  
   - Отлично, - подвел итог Влад. - Итак, в 19:45 группы один и два проникают в подвалы первого и второго подъезда соответственно. Ключи достали?
  
   - Да, - ответил веснушчатый парень, сидящий у входа. - Поработали в ДЭЗе, есть от всех подвалов, чердаков и от трансформаторной будки.
  
   - Группа три забирается в будку и ждёт отмашки. Когда телефоны будут перехвачены, вырубаете свет. Сидящие в подвале отключают воду, телевидение и интернет. Группа четыре, под видом ремонтников, подъезжает к дому в 20:15 и имитирует кипучую деятельность. Пятая группа на подъездных путях готовится блокировать настоящий МЧС: вдруг кто догадается по эфирному телефону позвонить. Остальные в резерве. Не далеко, но и не на виду. Взять воронок и форму, вдруг понадобится. Вопросы есть?
  
   - Есть, - подал голос Стас. - А я где?
  
   - Со мной на командном пункте. Ты участия в активных действиях не принимаешь. Присматривайся, мотай на ус.
  
   Желающих что-либо уточнить больше не оказалось.
  
   - Раз всё ясно - расходимся, - закрыл собрание Влад. - Командиры групп, скачайте у Матвея карты и схемы, возьмите микрорации. Работаем на седьмом канале. Позывные "пруд один" тире "пруд пять" и "запасное ведро". Я буду "лягушка".
  
   Сказав это, он с улыбкой посмотрел на Стаса. Тот без труда связал позывные со своим вчерашним предположением о сфере деятельности актива и поджал губы. Подколок в свой адрес он не любил.
  
   - Ну, не дуйся, - сказал, хлопнув его по плечу, подошедший Влад. - Я ж беззлобно, по-дружески. Тем более, заниматься будем именно этим. Пускать малька в пруд.
  
   Последние слова утонули в ровном гуле голосов. В комнате внезапно возникла дружественная и непринуждённая рабочая обстановка. Ребята галдя согласовывали стартовые позиции, очерёдность действий и возможные маневры. На лицах читались радость и охотничий азарт. Все с нетерпением ждали завтрашней операции.
  
   ***
  
   Когда пропало электричество, Петровна кипятила чайник. Она всегда пила травяной сбор перед сном. Он успокаивает нервы, улучшает пищеварение. В её возрасте любое подспорье начинающему разваливаться здоровью не лишнее.
  
   Плита, как и во всех новых домах, была электрической. Свисток чайника, начавший было сипеть, обиженно зашипел змеёй и успокоился.
  
   Прикинув, что вода почти достигла нужной температуры, а свет ещё неизвестно когда дадут, женщина заварила чай. Подождав немного, наполнила чашку. Ароматный напиток обжигал рот. Петровна попыталась разбавить его из крана. Воды тоже не было.
  
   Однако, мало найдётся препятствий, способных остановить людей, родившихся в перестройку. Наливая чай в блюдце, и шумно из него отхлёбывая, пенсионерка гордо завершила свой ежедневный ритуал.
  
   Встала, походила по квартире. Занять себя было совершенно нечем. Попробовала вышивать - вечернего света уже не хватало для её подслеповатых глаз. Свеча, как и следовало ожидать, тоже не спасла: в закатном полумраке она не делала светлее, а только раздражала мельтешением теней по стенам.
  
   Петровна позвонила в службу спасения. Бодрый юношеский голос сообщил ей, что бригада уже выехала.
  
   Подошла к окну. У подъезда стояла ярко-красная машина спасателей. Вокруг неё неспешно ходили люди в комбинезонах. Из дома начали высыпать жильцы.
  
   Помаявшись ещё немного, пенсионерка решилась. Набросила на плечи ярко-зелёную шаль, подаренную невесткой на день рождения, и направилась к лифту. Там, внизу, она хотя бы будет в гуще событий и сможет узнать, когда же это безобразие закончится.
  
   Жильцы, взяв машину спасателей в полукруг, тихо переговаривались, наблюдая за их неторопливыми действиями. Все незнакомые, чужие. Петровна узнала только сухонького старичка в очках (сталкивались несколько раз у почтовых ящиков) и тётку в красном, которая жила на её площадке. Всклоченная, остроносая та производила впечатление отъявленной склочницы. Она-то и не выдержала первой:
  
   - Ну, что вы тут бродите как малахольные? Электричество когда будете чинить?
  
   - Мы по поводу воды приехали, - ответил голосу толпы угрюмый парень в каске. - Электричество в другом месте, им вторая бригада занимается.
  
   - Ладно, воду. Когда воду-то почините? - не унималась старушка.
  
   - Вот как начальник из ДЭЗа с ключами вернётся, так сразу и приступим.
  
   - Безобразие какое, - поддержала соседку Петровна. - У нас в Вешняках такого сроду не было. Ремонтники всегда сначала заезжали в ДЭЗ, а потом уже выдвигались по адресу.
  
   - Так Вы из Вешняков? - обрадовалась соседка в красном. - А я с Выхино. Соседи, значит. Меня Тамара Михайловна зовут. А Вас?
  
   - Надежда Петровна. Вы где на Выхино жили?
  
   Женщины мгновенно выпали из происходящего. Быстро перейдя на ты, они некоторое время уточняли место предыдущего жительства друг друга. Потом стали искать общих знакомых. Таковые даже нашлись: Люсю с рынка помнили обе, да и толстый Женя-участковый был известен всей округе, включая Рязанку и Кусково. Незаметно к ним присоединилась Глаша с четвёртого и Катерина Матвеевна с пятнадцатого. Несколько женщин помоложе стояли рядом, почтительно прислушиваясь к разговору.
  
   Обратно, в объективную реальность, соседок по подъезду вернуло, замеченное краем глаза активное движение у машины спасателей. Начальник вернулся с ключами, и бойцы, подхватив инструменты, двинулись к подвалу.
  
   Собравшаяся толпа всколыхнулась и потекла к месту действия. В подвал её не пустил оставшийся у двери спасатель. "Куда вы все? Там и без вас тесно", - беззлобно осадил он. Жильцы обступили дверь полукругом, жадно всматриваясь в темноту. Какое-то время ничего не происходило. Народ начал недовольно роптать.
  
   Наконец, из подвала показался первый спасатель, за ним ещё один, потом ещё.
  
   - А это кто? - подала голос бдительная Михайловна.
  
   Последний спасатель вместе с остальными в подвал не входил.
  
   Парень, почуяв неладное, пытался вернуться в подвал, но крепкие руки, выбросившиеся ложноножками из толпы, не дали ему этого сделать.
  
   Признанные народом ремонтники, споро побросали инструменты в машину и, мгновенно погрузившись, покинули двор. Защитить самозванца никто из них не попытался.
  
   Между тем, толпа была настроена решительно. Не смотря на отдельные возгласы, исходящие в основном от молодых парней, все жаждали крови. Что происходит за плотным кольцом обступивших его жильцов, пойманный с поличным вредитель не видел, но закладки инквизиторского костра вблизи детской площадки совсем не исключал.
  
   Дело принимало нешуточный оборот. Ощутимо запахло жареным.
  
   ***
  
   Для командного пункта был выбран межэтажный балкон пожарной лестницы третьего корпуса семнадцатого дома. Он стоял через двор от пятнадцатого и предоставлял прекрасный вид на него.
  
   На место Влад со Стасом пришли заранее, почти за полчаса. Кроме них в оперативный штаб вошёл Матвей, отвечающий за техническую сторону операции. Он появился практически сразу за ними. Заблокировали двери, заляпали стёкла побелкой. Теперь никто не помешает, можно спокойно располагаться.
  
   Любящий удобства Влад принёс плотный плед. Аккуратно расстелил его в углу балкона, бросил поверху пару надувных подушек. Матвей разложил переносной стол и, водрузив на него семнадцатидюймовый таблет, тут же принялся вклиниваться с сети МЧС и МВД. Стас ограничился вчерашней газеткой. Усевшись на неё по-турецки, он посмотрел на старших товарищей.
  
   Те устроились поудобней, сунули горошины раций в уши и достали бинокли. Стас последовал из примеру. Осмотрелся. Тихо, безлюдно. Интересующие подъезды как на ладони. Трансформаторная будка где-то за углом, но там будет спокойно, и, по уверению Матвея, ребята сами прекрасно справятся.
  
   Влад провел перекличку. Все оказались на местах, готовы выступить по первому слову. Сверившись с часами, Влад дал приказ действовать согласно утверждённому плану и принялся наблюдать.
  
   Поначалу всё шло как по нотам.
  
   Первая и вторая группа проникли в подвалы. Замыкающие групп повесили замки на место и покинули поле зрения, чтобы потом, по приезду машины, вернуться и смешаться с толпой. Черед десять минут обе группы доложили о взятии телефонов под контроль.
  
   Удовлетворённый Влад дал сигнал к отключениям. В окнах обоих подъездов погас свет. Где-то в глубине стен по трубам перестала бежать вода. Аккумуляторные телеинтернет приёмники начали показывать серые полосы. Из подъездов повылазили первые жильцы.
  
   Через пятнадцать минут подъехали ребята, изображающие МЧСовцев. Они уверенно расположились у дома и умело начали валять дурака.
  
   Тут-то и прозвенел первый звоночек: у толпы слишком быстро образовался руководящий костяк. Старушка в красном свитере и присоединившаяся к ней бабка в едко-зелёном платке, мигом взяли ситуацию в свои руки. Они профессионально распалили толпу и сорганизовали её на подвиги. Благо, какое-то время они занимались взаимным обнюхиванием, но как только вернулся псевдобригадир, снова навострили уши и повели свою армию в бой.
  
   Глядя на волнующуюся толпу, Влад забеспокоился.
  
   - "Пруд один", "пруд два" ответьте "лягушке", - вызвал он главных действующих лиц.
  
   - "Пруд один" слушает.
  
   - "Пруд два" слушает.
  
   - Лов идёт с опережением графика, поэтому долго не задерживайтесь, выныривайте по готовности. Как поняли, приём?
  
   - Поняли хорошо, выныриваем по истечении пяти минут, - почти хором доложились обе группы псевдоремонтников.
  
   Потянулись бесконечные секунды.
  
   Наконец, из подвалов показались спасатели. Из первого вышли штатно, а за второй командой ремонтников увязался кто-то из второй группы. Видимо, очень спешил и не хотел до ночи сидеть под замком. Надеялся, что по невнимательности жильцов сойдёт с рук. Могло и сойти, но не сегодня. Его мигом приметили и взяли в плотное кольцо.
  
   - Твою мать, - выругался Влад, - "Пруд четыре" не отвлекайтесь, следуйте по маршруту. "Запасное ведро"! Вы срочно нужны здесь в таре и оболочке, на втором пруду рыба утащила удочку.
  
   - "Пруд четыре" подтверждает следование по маршруту.
  
   - "Запасное ведро" упаковано и мчится на всех парах.
  
   Машина с эмблемой МЧС, забрав спасателей, медленно вспорола толпу и скрылась за углом. Плотный людской ком, колеблясь из стороны в сторону, начал дрейфовать к детской площадке.
  
   - На пульт МВД поступил сигнал о поимке хулигана-вредителя, - сообщил доселе молчавший Матвей.
  
   - Только этого ещё не хватало, - отозвался Влад, - Как проскочили?
  
   - Видимо, чей-то сетевой телефон переключился на коммутатор соседнего подъезда.
  
   - Вызываю "пруд пять". Над ведром занесён сачок. Замедлите его опускание.
  
   - Про сачок поняли, выполняем.
  
   Где-то в полукилометре от принявшего это сообщение Влада, две легковушки вынырнули из проулка на проспект и незамедлительно столкнулись, перегородив две полосы из трёх. Мгновенно образовалась тягучая пробка, которую даже ревущая в отдалении машина полиции раздвигала с большим скрипом.
  
   Во двор, меж тем, въехала машина с мигалками и голубыми номерами. Из неё вышли двое мужчин в форме. Они незамедлительно вступили в переговоры со старушками-активистками. Переговоры шли трудно. Активная жестикуляция жительниц указывала на объёмность и тяжесть обвинений, и на то, что без полного перечисления местных происшествий за последние полгода они служителей закона не отпустят. Влад начал нервно барабанить пальцами по перилам балкона, ежесекундно посматривая на часы.
  
   Наконец, высокие стороны пришли к соглашению, в машину, кроме приехавших, влезли ещё двое человек, и она уехала. Толпа поредела, расплылась и опала. Двор, напоминающий растревоженный улей, начал возвращаться к своему обычному состоянию.
  
   Через пять минут к дому номер пятнадцать подъехала очень похожая на предыдущую машина. Из неё вылезли братья-близнецы давешних людей в форме. На этот раз к ним подошли всего человек десять, обсуждение прошло быстро и вяло, сотрудники органов уехали одни.
  
   - Слава богу, в подвал спускаться не стали, - пробормотал Влад себе под нос и, уже громче, отчеканил в рацию, - "Пруд три". Говорит "лягушка". Разрешаю иллюминацию и отход. "Пруд один", "пруд два" верните связь и сидите на попе ровно.
  
   - "Пруд три" "лягушку" понял. Уходим.
  
   - Вас поняли, сидим, - ответили по очереди подвальные затворники.
  
   В окнах пятнадцатого дома зажёгся свет. Толпа стала рассасываться активней. Пытавшиеся в ходе операции сдерживать толпу, замыкающие бойцы первой и второй групп просочились из двора и скрылись из вида.
  
   - Всем "прудам" и "ведру", - сказал Влад в рацию. - Операция закончена, снимаемся. Повторяю, операция закончена. Как поняли? Приём.
  
   Группы по очереди отчитались о выходе из активной фазы. Последним доложилось "ведро". С ними увязалась свидетельница, еле отделались. Взяли письменное заявление, телефон, сказали, что позвонят. Мол, зачем вам в дежурке ошиваться, пока этих обыскивать и оформлять будем. Поверила.
  
   Влад повернулся к соратникам, улыбнулся и бодро произнёс:
  
   - Поздравляю с успешным окончанием операции.
  
   - Тебя с тем же и по тому же, - в тон ему ответил Матвей. Он уже свернул свою шпионскую деятельность и с любопытством просматривал видео-новости на твитканале управы. Про здешние отключения там не было ни слова.
  
   - А что, собственно, мы делали? - поинтересовался Стас.
  
   - Как что? Знакомили людей, сплачивали коллектив.
  
   - А зачем?
  
   - Ну, ты даёшь. Сам же говорил, пруд, рыбки... Двор это такое место, которое нельзя оставлять без присмотра надолго. Если там не будет бабушек на лавочке, под кустами мгновенно заведутся использованные шприцы и презервативы. А пьяницы и наркоманы не лучшие друзья по песочнице. Особенно детям дошкольного возраста.
  
   - Ага, это и есть обещанная "среда обитания".
  
   - Точно. В социальном смысле.
  
   - И что, теперь они, - Стас кивнул за балкон, - будут сами следить за порядком, сажать деревья, предотвращать "акты хулиганства и вандализма"?
  
   Влад посмотрел во двор. Несмотря на сумерки, не всё люди поспешили разойтись. Несколько мужчин стояли кружком у детской площадки и, активно жестикулируя, что-то обсуждали. Десятка два женщины расселись по стоящим буквой П скамейкам и, казалось, замерли. Впрочем, в наползающей темноте лиц практически не было видно. Возможно, сидящие компенсировали отсутствие телодвижений богатой мимикой.
  
   - Да, - кивнул Влад. - Не сразу, конечно. Пользуясь твоей аналогией, мы только выпустили малька в пруд. Теперь, пока он не станет на перо, его нужно подкармливать, следить, чтобы не пожрала щука, а ближайшие заводы не потравили химикатами. Но начало положено. Сегодня мы сделали социальную атмосферу этого двора капельку лучше.
  
   Замолчав, Влад посмотрел на переваривающего полученную информацию Стаса. Тот сидел, прислонившись к стене, и смотрел перед собой, невидящими глазами. Так прошло несколько минут.
  
   - Ты с нами? - вывел его из транса голос старшего товарища.
  
   - Да. Конечно. До осени я совершенно свободен. Когда следующая акция? - встрепенулся Стас.
  
   - Да хоть завтра. Точечному псевдозастройщику нужны псевдокаменщи. Кирпич класть умеешь?
  
   - Нет.
  
   - И не придётся, - усмехнулся Влад. - Будешь ходить по площадке в каске, создавать рабочую обстановку. Идёт?
  
   - Конечно.
  
   - Завтра в девять на метро Бауманская. Ну, ладно, пошли. Пора.
  
   "Изумрудные" дружно встали, собрали свои вещи и двинулись по лестнице вниз. Светиться у лифта определённо не стоило.
  
   Краешек алого солнца удовлетворённо наблюдал за ними из-за горизонта. Окружающий мир такой, каким мы хотим его видеть, и сегодня он был спокойным и благостным. Мягкий сумрак нежно укутывал квартал, чтобы тот не обкололся о звёзды. Милосердные фонари тактично скрадывали недостатки слабо обустроенного двора. Тот доверчиво замер в ожидании нового, обязательно более светлого дня. Жизнь продолжалась, переливаясь яркими и радостными красками. Их просто надо научиться видеть. И люди, вольно и невольно участвовавшие в сегодняшнем представлении, сделали маленький, неуверенный, но очень важный шаг в этом направлении.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"