Береснев Фёдор: другие произведения.

Слеза дракона для королевы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Чем ближе Мабир подходил к столице, тем хуже становилась дорога. Когда вдали замаячили городские стены, приходилось не только обходить ямы с водой, но и буквально переплывать целые грязевые озёра. Сапоги намокли и потяжелели. Грязь въелась в плохо выделанную кожу и стала их частью. Попытки уберечь единственную обувь от окончательного разрушения занимали всё внимание, поэтому экипаж, вихрем налетевший сзади, юноша заметил слишком поздно.
  - Прочь с дороги, шваль, - внезапно прогремел над головой голос. Плечи обожгло ударом кнута.
  Мабир отпрыгнул в сторону. Мимо него, обдав запахом конского пота и крепкого табака, пронеслась золочёная карета. В дверном окне мелькнуло узкое, полное презрения лицо. Мабир увидел его мельком, но на всю жизнь запомнил длинный, крючковатый нос, маленькие глаза-бусинки и тонкую ниточку усов на верхней губе. Голову за мутноватым стеклом венчала остроконечная шляпа с узкими, по последней моде, полями.
  Разумеется, это был маг. Кто ещё мог позволить себе такое поведение? До их появления никто не посмел бы ударить и согнать с дороги потомственного дворянина, пусть разорившегося и идущего пешком. Чужаки без спроса вломились к ним из другого мира и вели себя как хозяева. Дракон раздери того дракона, который привёл их сюда.
  Волна ненависти захлестнула Мабира. Рука непроизвольно легла на эфес отцовской рапиры. Но карета была уже шагах в пятидесяти от него.
  Юноша с чавканьем вытащил ноги из грязи, в которую угодил, и решительно направился к крепостной стене. Теперь дороги он не выбирал. Его сапоги спасло лишь то, что вскоре началась мостовая, выложенная булыжником ещё при дедушке нынешнего короля. В старину строить умели, и большая часть камней пока лежала на своих местах, придавая дороге хоть какую-то форму.
  Хмурый стражник на воротах едва взглянул в паспорт Мабира и кивнул за спину.
  - Проходи.
  - Я тоже стану стражником, - поспешил проинформировать его юноша.
  - Я рад за тебя.
  Ни один мускул не дрогнул на обветренном, испещрённом глубокими морщинами лице старого служаки.
  - Правда, правда. Мой отец рос вместе с господином Дуруа, главой королевской стражи. Тот обещал похлопотать.
  - Я бы дважды подумал на твоём месте, папенькин сынок, - в голосе стражника теперь слышались отголоски какой-то эмоции. То ли презрения, то ли отвращения. А может, и того и другого разом. - В мире есть более весёлые способы свести счёты с жизнью. Пьянство, например. Попробуй. Тебе обязательно понравится.
  - Ну знаете... - мгновенно вспыхнул Мабир, хватаясь за рапиру. - Да вы... ты... Когда стану стражником, я заставлю тебя пожалеть об этих словах. Впрочем, зачем откладывать, дракон тебя раздери? Давай отойдём в сторонку и выясним, кто из нас папенькин сынок.
  Ссоры не получилось.
  - Следующий, - глядя мимо юноши, крикнул стражник.
  Он будто не замечал его, и это было обиднее всего.
  Клокоча бешенством, Мабир пошёл куда глаза глядят и опомнился только на рыночной площади.
  Вокруг сновали люди, кричали зазывалы, кудахтала, блеяла и хрюкала продаваемая живность. Кухарки и домохозяйки волочили прочь корзины с закупленной снедью. Пахло специями, фруктами и свежим навозом.
  Обида обидой, а устроиться на новом месте не помешало бы.
  - Эй, парень, не знаешь, не сдаёт ли кто комнату? - спросил он разносчика, торговавшего амулетами неподалёку.
  - А тебе подешевле, или чтобы жить можно было? - ухмыльнувшись, уточнил тот.
  В его словах почудилась издёвка.
  Мабир снова вскипел, но прикинув, что драка с обычным торговцем сейчас не ко времени и уж точно не принесёт ему славы, взял себя в руки и с усилием ответил:
  - Мне подешевле, но чтобы и жить можно было. Желательно со столом. Когда я стану стражником, мне некогда будет по кабакам шляться.
  - Неужели?- хохотнул торговец. - А мне казалось, что они только этим и занимаются.
  Мабир положил руку на эфес, побагровел от возмущения и уже набрал в лёгкие воздуха, чтобы высказать всё, что думает о наглых выскочках, продающих никуда не годные камешки, как разносчик миролюбиво выпалил:
  - Ладно, ладно, не кипятись. Шучу. Тебе к Лайду нужно. У него и комнаты есть, и кормят неплохо. Скажи, Вигар послал. Они меня знают. Только смотри, хозяин ревнив как петух. Увидит, что на его жену засматриваешься - заклюёт.
  - Меня интересуют служба и карьера, а не юбки, - гордо сказал будущий стражник. - Как пройти к этому Лайду?
  Внимательно выслушав пояснения торговца, Мабир тут же заспешил по указанному им адресу.
  Постоялый двор с простым и незамысловатым названием "У Лайда" находился в узком и коротком переулке неподалёку. Стены требовали покраски, входные двери слегка покосились, но в харчевне, не смотря на ранний час, было шумно. На беглый взгляд, кроме торговцев здесь обедали стражники, мастеровые и, даже, дворяне. Довольно пёстрая компания. Это говорило, скорее, об отменной кухне, поскольку расположением или убранством таверна похвастаться не могла.
  - Мне бы комнату с питанием снять, - обратился Мабир к бородатому приземистому мужчине за барной стойкой. - Надолго. Я поступлю в стражу и пока не накоплю на собственный дом, буду снимать у вас угол.
  Бородач оглядел его с ног до головы, в задумчивости остановил взгляд на ножнах, кивнул и зычно крикнул:
  - Рина, покажи гостю нашу лучшую комнату.
  Едва взглянув на хозяйку, Мабир понял, что пропал.
  Мягкий овал лица, крошечный носик, огромные голубые глаза и белые, воздушные локоны волос на плечах. Именно так на картинках в рыцарских романах изображали принцесс, которых нужно спасать. Как много вечеров провел Мабир в дедушкиной библиотеке, разглядывая девичьи портреты в книгах и мечтая о своих собственных приключениях! И вот, не прошло и дня с момента его приезда в столицу, а дама, которой он будет посвящать свои подвиги, у него уже есть.
  - Понимаешь, именно её я видел во сне, - втолковывал он вечером совершенно случайно подвернувшемуся под руку Вигару. - Я, я её придумал. Мой мозг. А теперь она собственной персоной, во плоти стоит передо мной. Да у меня язык отнялся, ноги к полу приросли.
  - Это ты мне рассказываешь? - посмеивался торговец, подливая вина своему новому другу. - Я её с детства знаю, и всё равно во рту пересыхает, когда вижу.
  - Но как? Как она такая и... за такого?
  - Она магу приглянулась, - мигом посерьёзнев, сказал Вигар. - Магистру. Когда ещё девочкой была. Велел её в день совершеннолетия к себе в башню привести. Отец Рины не послушался наглеца и решил дочь замуж выдать, пока ей шестнадцать не исполнилось. Вот только мало кто из женихов готов был против воли мага пойти. А если кто и соглашался, то голытьба всякая, без рода и без племени. Трактирщик Лайд был практически единственной достойной партией. Повздыхал старик да делать нечего, отдал дочь за него. Да и умер прямо на свадьбе, упившись брагой.
  - А дальше?
  - Что дальше? Осерчал магистр, карами страшными грозил, да дело до королевы дошло. Пришлось затаиться магу. Заходит теперь пару раз в месяц, сидит в углу, зубами скрипит, но сделать пока ничего не может. Ждёт.
  - Чего ждёт? - осоловело уставился на собеседника Мабир.
  - Ну, ты даёшь. А говорил, все романы в дедушкиной библиотеке прочитал. Повода, конечно. Предлога. Рина сейчас горничной у королевы работает. Её просто так к себе в логово не утащишь.
  - Не должно быть так, дракон его раздери, - ударил кулаком по столу Мабир. - Да я для неё.... Я.. Я разберусь с этим магистром. Это наш мир, а не его. Какое право он имеет командовать тут?
  - Допустим, разберёшься, но, подумай, кто ты, а кто она? Ты - дворянин без кола и двора. Всего имущества - штаны да папина шпага.
  - Я стражником буду. Я же говорил.
  - А она - горничная у самой королевы!
  - Я десятником стану, капитаном. Дом с садом куплю и перевезу её туда.
  - А тебя не смущает, что она немножечко замужем? - осклабился Вигар.
  - Эту проблему мы как-нибудь решим, - икнув, упрямо заявил Мабир.
   В его голове шумел хмель, а за дверью трактира догорал первые день его взрослой жизни. Разумеется, долгой, счастливой, полной подвигов и славы. Он искренне верил в это.
  ***
  Пробиться на приём к господину Дуруа оказалось делом непростым.
  Сначала секретарь говорил, что тот ещё не пришёл, потом рассказывал, что только что вышел, и, наконец, договорился до того, что глава королевской стражи уже уехал и никого больше принимать не будет.
  Мабир и поначалу метавшийся в четырёх стенах, как тигр в клетке, выхватил рапиру и зажал наглеца в углу.
  - Как, как он мог выйти? - негодовал он. - Я всё время тут был. Я бы заметил.
  - Не имею ни малейшего понятия, - разглядывая странное, явно не металлическое остриё у самого своего носа, оправдывался секретарь. - Может, через окно, как в прошлый раз. А может, через одну из смежных комнат. Он часто так поступает. Конспирация. А шпага, позвольте спросить, у вас из чего сделана? Я раньше не видел таких.
  - Не заговаривай мне зубы. Если его нет на месте - покажи.
  - Не имею права. Мне запрещено заходить в кабинет главы, когда его там нет.
  -А как ты узнаешь, есть он там или нет, если не заглянешь, пустобрёх? Совсем за дурака меня держишь?
  Мабир уже замахнулся, чтобы ткнуть наглеца гардой в лживую физиономию, когда дверь за его спиной отворилась.
  - Что за шум? - спросил строгий голос. - Вы кто?
  Вошедший был низок, худ и необычайно энергичен. Роскошный костюм и старинная шпага не оставляли никакого сомнения в том, что он имеет полное право задавать вопросы.
  - Я Мабир, сын Гаура. Вы должны его помнить.
  Дуруа задумчиво посмотрел на гостя, будто пытаясь что-то припомнить, потом хитро улыбнулся и поинтересовался:
  - Уж не того ли Гаура, который заснул на гулянке и упал лицом в костёр?
  - Такой случай мне не известен, - засмущался Мабир. - Отец рассказывал, что шрамы он получил, спасая хозяйку соседней усадьбы из огня. Но я определённо слышал историю о том, как он в самый последний момент выхватил вас из-под копыт взбесившейся лошади.
  - Значит, тот. Заходи, поболтаем. Меня ни для кого нет, - добавил Дуруа уже секретарю.
  Тем для обсуждения нашлось достаточно: кто из соседей жив, а кто отправился в мир иной, кто переехал в другие края, и кому досталось его имение, какие виды на урожай и что говорит народ в тавернах. Картина складывалась безрадостная. Провинция медленно, но верно перетекала в руки магов. Там кто-то из них удачно женился, здесь - выкупил поместье за бесценок, а тут просто конфисковал земли за участие в заговоре против короны. Редко где поместьем владела семья, получившая его по праву рождения. Даже в совете старшин теперь всем заправляли пришельцы из другого мира.
  - А отец-то как? - спросил помрачневший глава стражи. - Всё ещё выращивает табак на продажу?
  - Нет больше отца, - опустил голову Мабир. - Говорят, с коня неудачно упал, когда к соседу в гости ехал. Но я не верю. Он с детства в седле, не мог вот так на ровном месте себе шею сломать. Тем более, на следующий день после того, как отказался продать магу свою табачную плантацию.
  - И ты сюда приехал правды искать? - покачал головой Дуруа.
  - Нет. Я стражником хочу стать, пришёл просить именем отца.
  - Отомстить задумал? Забудь. И меня подведёшь и себя погубишь. Стражники не для себя, для короля живут.
  - Я тоже буду, дракон меня раздери.
  Дуруа пронзил Мабира взглядом. Казалось, он видит не только его мысли, но и все внутренности до малейших деталей. Юноши съёжился и опустил глаза.
  - Нет у меня сейчас вакансий. Мир и покой в королевстве. Уже лет десять как ни одного, даже захудалого бунта не было. Но ради памяти Гаура... По-моему в городскую охрану люди были нужны. Иди к их начальнику, скажи что от меня. Я и записку тебе сейчас напишу.
  Как на крыльях летел Мабир вечером к таверне "У Лайда". Ему не терпелось поделиться радостной новостью с Риной, Вигаром или, на худой конец, с самим Лайдом.
  К его великому сожалению, Вигар куда-то запропастился, а у хозяев дел было выше крыши: в харчевне как всегда было не протолкнуться.
  Оглядев забитые людьми столы, Мабир обнаружил за одним из них стражника, с которым повздорил, входя в город. Запоздалый стыд волной захлестнул его.
  - Прошу меня простить за неподобающую резкость, - учтиво произнёс он, подойдя к задумчиво разглядывающему содержимое кружки стражнику. - Я был взвинчен безобразной встречей с одним из магов. Впрочем, меня это, конечно, не оправдывает.
  Стражник поднял голову, оглядел Мабира мутным взглядом и, заметив на нём мундир охранника, пьяно улыбнулся.
  - Вас можно поздравить юноша? Охрана городского спокойствия важная работа. И не такая опасная, как...
  - Это лишь начало, - тут же вспыхнул Мабир. - Как только освободится вакансия...
  - Ну, ну. Успокойся, верю. Садись, - стражник потянул его за рукав. - Выпьем за тех, кто охраняет покой граждан, несмотря ни на что.
  В руках Мабира тут же оказалась кружка с хмельным зельем, и он щедро отхлебнул из неё.
  - Сморт, - представился стражник.
  - Мабир.
  Они скрепили знакомство рукопожатием.
  - А теперь, брат Мабир, давай выпьем за тех, кого уже нет с нами. Знаешь, скольких друзей я похоронил за время службы? До дна, не чокаясь.
  Пришлось выпить ещё. У забывшего пообедать юноши в голове зашумело. Звуки стали гулче и отчётливее. В полутёмной харчевне будто разом посветлело.
  - Я тебе вот что скажу, - продолжал Сморт, - жизнь она простая и сложная одновременно. Казалось бы, делай своё дело и будешь спать спокойно. Пресекай, охраняй, не пускай и всё. Но как, как можно что-то запретить им, если ты против них как дитё малое? Ты вот в детстве боролся со старшим братом или отцом? Тебе знакомо чувство полной беспомощности? Когда мышцы трещат, дрожь в руках, слёзы из глаз, ты кричишь оттого, что ничего не можешь сделать, а он только ухмыляется?
  Мабир потерял нить разговора, потому что увидел в темном углу знакомое узкое, длинноносое лицо под остроконечной шляпой.
  Поначалу он удивился совпадению, приведшему самое ненавистное ему существо в его дом в первый же день работы в городской охране. Потом он вспомнил рассказ Вигара и понял, что это никакое не совпадение.
  Хмель разом вылетел из головы. Рука сама легла на эфес рапиры. Глаза будто влипли в одну точку. Сердце захлестнула волна ненависти. Мабир рванулся с места, но не смог встать. Сморт стальной хваткой держал его за руку.
  - Пусти, - не отрывая взгляда от мага, прорычал Мабир.
  - Ты плохо слушал меня, юноша?
  - Пусти, дракон тебя раздери. Я научу эту чванливую образину хорошим манерам.
  - Ты знаком с этим магом, несчастный?
  - Его слуга огрел меня кнутом, когда я подходил к городу, а ещё он домогается хозяйки этого заведения. Я поклялся проучить его.
  - Если лежать в канаве с обугленными внутренностями по-твоему называется "проучить", то ты на верном пути, парень.
  - Но...
  - Никаких "но", - в голосе Сморта не осталось ни капли хмеля, он был твёрд и яростен. - Тебе дважды повезло при встрече с ним. В первый раз, что отделался всего лишь одним ударом, а сейчас потому, что я оказался рядом и не позволил тебе совершить непростительную глупость.
  Маг, меж тем, встал со своего места и медленно побрёл к выходу. Мабиру показалось, что он заглянул ему в душу и вывернул её наизнанку, на самом же деле, тот лишь скользнул по юноше полным безразличного презрения взглядом.
  Разговоры в харчевне замерли, посетители скукожились и вжались в скамьи, боясь привлечь внимание могущественного и опасного гостя. Когда за магом закрылась дверь, все вернулись к прерванным занятиям. Шум стал даже громче. Будто люди стремились наверстать упущенное.
  - Зачем ты меня остановил? - спросил Мабир с сожалением и обидой, но без злости. Пелена ярости спала с его глаз, и он мог рассуждать более-менее здраво.
  - Чтобы ты ещё немного пожил, разумеется, - Сморт был спокоен и даже благодушен. - На что ты надеялся? На магическую защиту своего мундира?
  Мабир промолчал, но по его глазам стражник определил, что угадал и расхохотался.
  - Ты, парень, крайне наивен, - отсмеявшись, сказал он. - А кто ставил эту защиту? Знаешь? Правильно, маги. Неужели ты думаешь, что они не смогут разобраться с плодом своих же заклинаний?
  - Маг магу рознь, - возразил Мабир.
  - Согласен, на королевских мануфактурах работают отличные заклинатели. Колдовство рядового мага их детище вполне способно нейтрализовать и поглотить. Но ты, мой дорогой, умудрился записать в недруги одного из самых могущественных магистров королевства. Самого Фуршера. Он испепелил бы тебя вместе с мундиром. Походя, просто между делом, даже не останавливаясь.
  - А твой мундир смог бы тебя защитить? - практичный ум Мабира искал выход из ситуации.
  - Сомневаюсь.
  - Тогда почему бы магам не прийти в ваши казармы и не вырезать вас как цыплят? Что мешает им захватить власть в королевстве?
  - В корень зришь, парень, - Сморт плеснул себе вина из кувшина и сделал большой глоток. - Ничего. Однажды так и будет.
  Мабир ошарашено смотрел на собеседника.
  - Да. Нас спасает только то, что в их рядах нет единства. Маги - эгоисты до мозга костей. Каждый из них интригует и воюет, прежде всего, против своих соплеменников. Нас они и в грош не ставят. Трое-четверо магистров, объединившись, камня на камне не оставили бы от наших укреплений, но в одиночку... пожалуй, мы бы и с Фуршером справились. Половину стражи потеряли бы, но справились... Пока части магистров выгодно служить королю мы будем жить. Но когда...
  Сморт замер, погрузившись в свои мысли. Если судить по гримасе боли на его лице, они были не особенно радостными. Спустя долгое время, когда Мабир собрался уже уходить, Сморт встрепенулся, поднял кружку и провозгласил:
  - Обязательно придут и вырежут, это только вопрос времени - когда. Так выпьем же за то, чтобы произошло это как можно позже.
  Мабиру ничего не оставалось, как поддержать тост. Его хитрый план, с которым он пришёл в столицу, казался ему смешным и наивным. Жизнь из простой и понятной превратилась в бессмысленную и беспросветную.
  Что делать, если ты намного слабее своих врагов? Если вдруг осознал, что всех твоих усилий не хватит даже на то, чтобы испортить им настроение. Ты даже не комар, могущий пустить кровь, а назойливая муха, которую легко прихлопнут одним ударом. Как поступить в этом случае? Смириться, выбрать навозную кучу подальше и тихонько жужжать в своё удовольствие, пока один из этих гигантов не раздавит тебя мимоходом? Или броситься на защиту того, что они уже считают своим и погибнуть в то же мгновение?
  Слушая полный пессимистичного фатализма монолог Сморта, Мабир всё больше и больше проникался мыслью, что тот не прав и надо бороться. Затаиться, наблюдать, делать выводы. У магов должны быть слабые стороны. Их просто надо найти, и, пользуясь ими, выгнать непрошенных гостей обратно в мир, из которого они пришли. Вместе с их хвалёным драконом. Почему эта рептилия не следит за теми, кто просочился с ним сквозь границу миров?
  Как он будет выгонять всемогущего дракона в невидимые ворота, которые находятся непонятно где, Мабир не знал, но с каждым глотком вина его решимость крепла. Вскоре он уже не сомневался, что однажды сделает это. Он даже поклялся сам себе, что с завтрашнего же утра займётся этой проблемой вплотную.
  ***
  Работа охранника оказалась скучной и однообразной. Знай, ходи по улицам, наблюдай за порядком, да пресекай безобразия. А какие безобразия могут быть в тихом, живущем мирной жизнью городе? Соседки поссорятся из-за кошки или курицы, маленький беспризорник стащит у булочника лепёшку, да подвыпивший кузнец споёт во всё горло у двери зажиточного купца фривольные куплеты. Много ли доблести в том, чтобы разнять вцепившихся друг другу в волосы баб или отодрать за уши грязного, голодного мальчишку?
  Единственной отдушиной среди похожих друг на друга будней были встречи с Риной, обмен с ней взглядами, сдержанные вздохи и случайные касания.
  В своих мечтах Мабир давно соблазнил хозяйку трактира и увёл её из мужнего дома к себе в усадьбу, но на деле пока даже ни разу не заговорил с ней о своих чувствах.
  "Как только увидел вас, я понял, что не жил и не дышал до этого момента", - прокручивал он в голове вступительные слова своей пламенной речи, когда увидел впереди остроконечную шляпу.
  Страшная клятва, которую принёс он сам себе в первый же день пребывания в городе, всплыла в памяти юноши, и, подгоняемый стыдом и раскаянием, Мабир решил проследить за магом. Надо же, наконец, начать искать слабые стороны противника.
  Маг неторопливо шёл к рынку. Это был не магистр, а сошка поменьше. Рядовой заклинатель. Судя по рисунку на шляпе, лекарь.
  Это даже хорошо, подбадривал себя Мабир, с магистрами тягаться пока рано, а лекарь хоть и слабый, но маг. Он тоже может знать какие-нибудь их секреты. Вот только как их выведать?
  Маг, между тем, вывернул на рыночную площадь и пошёл по рядам. Торговцы здоровались с ним, обменивались парой-другой слов, перешучивались. Этого пришельца, похоже, никто не боялся.
  Внутри Мабира всё клокотало. Его возмущало лицемерие мага, и он искал повод, чтобы вывести того на чистую воду.
  Когда пришелец остановился у лотка Вигара, он не выдержал, подошёл к ним и, не скрывая сарказма, спросил:
  - Неужели тебе не хватает своей магии, раз приходится обращаться к амулетам, продаваемым простыми людишками?
  - Иногда мне не хочется готовить самому, и я иду в таверну, - степенно ответил маг. - А вы всегда едите дома? И брагу сами изготавливаете?
  - Это на что ты намекаешь? - вспылил Мабир. - Раз охранник, значит пьяница? Попахивает неуважением к власти. А ну, пройдём со мной для выяснения.
  - Какая муха тебя укусила? - схватил его за рукав Вигар. - Зачем к человеку пристал?
  - А что они здесь как хозяева ходят? - вырвался из рук товарища Мабир. - Кто их сюда звал?
  - Ну знаешь, маг магу рознь. Среди них есть и полезные заклинатели. Вот этот, например, не одного человека вылечил.
  - А хорошие пусть на хороших дровах горят, - вспомнил старую шутку Мабир. - Или ты считаешь, что от них больше пользы, чем вреда? А ты знаешь, что в моей провинции уже вся земля, все пастбища и виноградники им принадлежат?
  Вигар пожал плечами.
  - Но этот конкретный лекарь тебе что сделал? Может, курицу со двора стащил? Или старуху-служанку сглазил?
  - Да ну тебя.
  Мабир поискал глазами мага, но тщетно. Лекарь воспользовался их коротким спором с торговцем и бесследно исчез.
  - Ну вот, и где его теперь искать?
  - Зачем?
  - Допросить хотел. Чтобы бороться с противником, надо знать его слабости и уметь их использовать! - Мабир поднял вверх указательный палец, как это делал отец.
  - Это ты с лекарем бороться решил? - прыснул Вигар, к нему вернулась обычная весёлость. - Достойный противник. Представляю как это будет: фехтование на клизмах, избиение бинтами, меряние слуховыми трубками.
  - Не с лекарем, а магами. И этот лекарь мог бы рассказать много интересного. Откуда они пришли, чего боятся, как их обратно в покинутую ими преисподнюю загнать.
  - О, ты, минуя стражу, сразу в дознаватели подался? - Вигара было не остановить. - А тебе уже выдали инструменты? Покажи мне щипцы, которыми ногти вырывают. Говорят, у них интересная форма ручек.
  - Кончай зубоскалить. Должна же быть у них тайна, которая поможет с ними справиться.
  - Я её тебе скажу. Прямо сейчас и без всяких пыток, - Вигар наклонился к уху Мабира и заговорщицким шёпотом произнёс: - Они такие же люди как и мы. Их можно проткнуть, сжечь или отравить.
  - Да ну тебя. С тобой как с другом, серьёзно, а ты....
  Настроение было безвозвратно испорчено.
  Мабир до вечера слонялся по улицам, разнял две драки, снял с дерева кота и нашёл потерявшегося ребёнка, но душу всё равно будто раскалённым камнем придавило. Грудь сжимало и жгло одновременно, каждый вздох давался с огромным трудом. Хотелось взять кувшин вина и залить им разгоравшийся внутри пожар. Не надолго, но должно помочь. Он знал это.
  В харчевне, как всегда было не протолкнуться. Мабир поискал Сморта глазами и не нашёл. Почти все вечера, свободные от дежурств, стражник проводил тут. Значит, скорее всего, он ушел в ночной караул. Чуть позже подойдёт Вигар, он любит заглядывать перед сном в поисках сплетен, но сегодня торговец знатно взбесил Мабира, и разговаривать с ним не хотелось. Лучше уж напиться одному. Но сначала следовало переодеться и немного освежиться.
  Проходя мимо хозяйской комнаты, Мабир услышал тихие всхлипывания. Он тут же вспомнил, что, не смотря на обилие посетителей, Рины внизу он ни видел. Вот, значит, она где. Но почему плачет, вместо того чтобы помогать мужу?
  Что-то щелкнуло в голове, будто лопнула сдерживающая его нить, и Мабир решительно вошёл в чужие покои.
  - Что случилось? - с порога спросил он.
  Красными от слёз глазами Рина испуганно уставилась на него.
  - Вы не подумайте... Когда я увидел вас... Моя жизнь в ваших руках, распоряжайтесь ею как вам заблагорассудится... - все заготовленные речи разом улетучились из головы, оставив никуда не годные обрывки. Глубоко вдохнув, Мабир собрался и выдал нечто вполне осмысленное: - Вы - самое лучшее и чудесное, из того, что я когда-либо видел. Я жизнь отдам за то, чтобы вы никогда не плакали. Кто посмел вас обидеть?
  Его слова будто прорвали плотину. Рина больше не сдерживала рыданий. Она плакала так горько и безутешно, что у Мабира буквально разрывалось сердце. Он забыл о себе. Боль дорогого ему человека заслонила собой всё: и обиду, и месть, и далеко идущие планы. Подскочив к Рине, Мабир бережно обнял её за плечи и принялся гладить по нежным и воздушным, словно утиный пух, волосам.
  Слова водопадом хлынули из уст Рины. Казалось, она рада была выговориться и, начав, уже не могла остановиться.
  Мабир услышал историю, рассказанную ему Вигаром в день их знакомства, но в таких подробностях, что кровь стыла в жилах. Узнал её продолжение. Услышал чем, по мнению Рины, всё должно закончиться в самое ближайшее время.
  - Я сделаю всё что, могу, - просипел он севшим голосом.
  Собственная слабость перед лицом сильной, не сломленной невзгодами женщины, взбесила его. Он откашлялся и решительно произнёс:
  - Я достану её, дракон меня раздери. Не ради королевы, ради вас. Не сойти мне с этого места.
  Рина смотрела на него полными слёз глазами с такой надеждой, что в груди защемило, а глаза начало щипать.
  - Ждите, и я обязательно вернусь.
  Мабир выскочил из комнаты Рины и спустился в харчевню. Вигар уже был здесь. Он сидел на обычном месте и медленно потягивал пиво из запотевшей кружки, зорко поглядывая по сторонам. Как всегда его больше интересовали сплетни, чем спиртное.
  - Мне нужны все самые сильные твои амулеты, - уверенно заявил Мабир, плюхаясь напротив.
  - Неужели решил пойти войной на лекаря? - осклабился торговец. - У меня как раз есть то, что тебе нужно: оберег от поноса и запора одновременно. Будешь, так сказать, во всеоружии.
  - Да перестань скалиться, дракон тебя раздери. Дело серьёзное. - Мабир наклонился к товарищу и прошептал: - Надо спасать королеву.
  - Так сразу и королеву? Надеюсь, она сама тебя попросила?
  - Нет, конечно. Но я точно знаю, что верховный магистр невзлюбил её и строит козни. Поэтому королеву срочно надо спасать.
  - Допустим, ты прав. Я даже слышал сегодня кое-что на этот счёт, - вальяжно потешался над приятелем Вигар. - Но какое отношение этот факт имеет к тебе?
  - Как ты не понимаешь? Пропадёт королева - Рина и дня здесь не продержится. Мигом окажется в башне у Фуршера.
  - Логично, - разом посерьёзнев, согласился Вигар. - Но чем можешь помочь королеве ты?
  - Я могу достать слезу дракона, - прошептал Мабир ему в ухо.
  - Откуда ты знаешь про слезу? - вцепился в приятеля торговец.
  - От королевы. Через Рину, разумеется. Ей один верный маг рассказал.
  - И подверг обеих смертельной опасности, - покачал головой Вигар. - Существование этой слезы - одна из главных тайн Магистрата. Он хранит её как зеницу ока. А если волшебник рассказал ей ещё и как добыть её...
  - Да, я знаю и эту тайну, - с вызовом сказал распираемый чувством собственной значимости Мабир.
  Вигар пристально посмотрел на приятеля и с могильной серьёзностью произнёс:
  - Никогда и никому даже не намекай на это. Тот человек, который рассказал мне о слезе, давно мёртв. Мне повезло, что перед смертью он не выдал меня. В противном случае мой труп уже гнил бы в крепостном рву. Страшно подумать, что сделают с тобой, когда узнают, что ты прикоснулся к куда более грозной тайне.
  Мабир расправил плечи и горделиво осмотрел харчевню. "Люди, завидуйте, я знаю самую страшную тайну этого мира", - кричал его взгляд. Но никто не обратил на него ни малейшего внимания. Впрочем, единственный человек, которого он мог бы заинтересовать - магистр Фуршер - в помещении отсутствовал. Его угол пустовал. Не смотря на наплыв посетителей, никто не решался сесть за стол, облюбованный магом.
  Насладившись моментом не замеченного никем триумфа, Мабир вернулся на землю и с нажимом поинтересовался:
  - Так дашь мне амулетов в дорогу или нет?
  - Даже лучше, друг мой. Я лично присоединюсь к тебе в этой экспедиции.
  - Это с чего бы? Ты никогда не покидаешь город и ничего не делаешь просто так.
  - Допустим, я так поражён красотой нашей несравненной хозяйки, что не хочу, чтобы она пропала вслед за королевой. Разве я не рассказывал тебе об этом?
  - Рассказывал, - кивнул Мабир. - Тогда собирайся. Через час выходим.
  Вигар хотел было напомнить ему, что ворота закрыты до утра, но не стал. Из города действительно следовало выбраться как можно скорее. А как это сделать, они придумают на месте.
  Как только Мабир поднялся наверх, торговец вскочил с места и через минуту уже скрылся в дверях. Его походка была стремительной, пружинистой и легкой, как у охотника, идущего по следу. Она совершенно не вязалась с образом вальяжного торговца-зубоскала, но этого снова никто не заметил. Все занимались своими делами, и им было не до спешно покинувших зал приятелей.
  ***
  Уже окончательно стемнело, когда новоявленные охотники за слезой дракона подошли к городской стене.
  Моросил мелкий дождик. Промозглый ветер гулял по кривым, узким переулкам. Вокруг не было ни души. Тишину нарушали лишь крики выпивох у соседнего трактира да перекличка стражников на стене.
  Сморт, как и рассчитывал Мабир, мирно дремал в нише у северных ворот. Других дозорных поблизости видно не было.
  - Что за неотложные дела привели тебя сюда в столь поздний час? - бесстрастно поинтересовался Сморт.
  - Нам срочно надо наружу, - вполголоса сообщил ему Мабир, кивая на стоящего чуть поодаль товарища.
  - Да? И насколько всё серьёзно?
  - Дело жизни и смерти. И не только моей. Магистрат или уже идёт по нашему следу или вот-вот на него ступит. До утра нам в городе не выжить. Единственный шанс - скрыться в лесу за стеной.
  - Дело стоит того?
  - Несомненно. Мы спасём от неминуемой смерти двух прекрасных женщин...
  - Ни слова больше, мне ни к чему подробности. Я знал, что этот день наступит, - лицо стражника оставалось бесстрастным, голос - спокойным. - Но не думал, что так скоро. Впрочем, смерть всегда не ко времени. Из тех, кто пришёл в стражу со мной, в живых остался лишь одноногий Кэп. Видать, настал и мой черёд.
  Он с силой потянул за рычаг на огромном деревянном колесе, тяжёлая кованая дверь посередине ворот со скрипом приподнялась почти до пояса.
  - Ныряйте, я задержу их.
  Долго уговаривать приятелей не пришлось. Спустя минуту они уже шагали по мосту через ров, осторожно ступая в обманчивом свете звёзд по блестящим от влаги доскам настила.
  - Ничего, что я немного сгустил краски? - почти шёпотом спросил Мабир. - Иначе он не пропустил бы нас.
  - Сгустил? - хмыкнул Вигар. - Я бы сказал, ты даже приуменьшил опасность. Магический патруль, несомненно, уже выпытал у Рины всё, что она знает, и сейчас их ищейки рыщут по улицам в поисках твоего бренного тела с единственной целью - нашпиговать его раскалённым железом.
  - У тебя отличная фантазия. Тебе бы сказки писать. Или скажешь, что ты всё это по костям нагадал?
  - То, что они доберутся до Рины уже сегодня ясно как день, - вздохнул Вигар. - Тут и гадать не надо. Как долго они будут выбивать правду из твоего друга-стражника, вот в чём вопрос.
  - Сморт - крепкий орешек. Старая гвардия, таких теперь не делают. Он скорее погибнет, чем выдаст нас, - с гордостью сказал Мабир.
  - Это мы скоро узнаем, - заключил Вигар. - Надеюсь, он не только за столом воевать мастер.
  В подтверждение его слов за спиной полыхнуло. Голубой язык колдовского огня взметнулся над стеной и наполнил окрестности длинными, зловеще извивающимися тенями.
  Зазвенела сталь, раздались яростные крики. Всполохи бегали от одного края ворот к другому, а потом всё разом прекратилось.
  Замерший у края моста Мабир положил руку на эфес рапиры и, вглядываясь в накрывшую стену темноту, сказал:
  - Надо вернуться, помочь ему.
  - Кому? Там уже некому помогать, - был не преклонен Вигар. - Хочешь, чтобы он погиб не напрасно - шевели ногами, нам надо сбросить погоню со следа.
  Он потянул товарища за рукав, пытаясь стронуть с места, но тот будто врос в доски, не решаясь ни уйти, ни броситься обратно.
  - Идём, они скоро будут здесь. На открытом месте мы долго не продержимся.
  Мабир нехотя развернулся и позволил увлечь себя прочь.
  Вигар явно знал что делает.
  Он довёл друга до ближайшего перелеска и сразу же свернул к деревьям. Под прикрытием ещё не облетевших веток, они пошли прочь от дороги, всё больше и больше забирая на запад.
  Торговец подсвечивал себе магической лампадой, время от времени останавливаясь и производя колдовские пассы, призванные замаскировать их следы.
  Занятый своими переживаниями Мабир, не сразу обратил на это внимание.
  - Где ты этому научился? - наконец, спросил он, наблюдая, как беззвучно разлетаются зелёные искры от очередного амулета.
  - Ты даже не представляешь, сколько всего можно услышать, торгуя на улице, - не отрываясь от своего занятия, сказал Вигар. - Люди почему-то считают торговца продолжением его лотка и зачастую делятся с ним самым сокровенным. Пожалуй, по части хранения всевозможных тайн мы сможем потягаться с врачами и священниками.
  - Это маги с тобой, что ли, секретами делятся?
  - И они тоже. Подержи вот.
  Вигар сунул в руки Мабиру конец верёвки, сам с другим её концом отошёл на три шага в сторону, щёлкнул чем-то металлическим, и верёвка вспыхнула трещащим синим пламенем.
  - Вот и всё, - удовлетворённо сказал он. - Теперь они нас точно не найдут. По крайней мере, по следам. Но задерживаться здесь не стоит. Они обязательно прочешут округу. Пока темно надо убраться подальше.
  Колкость о сопливых командирах с рынка застряла у Мабира на устах. Слишком уверенно вёл себя его друг, слишком хорошо знал, что делать и куда идти. А так ли хорошо он знает Вигара? Откуда он, где вырос, кто его родители, какое образование получил и как попал в торговцы? Ничего этого Мабир, к его сожалению, не знал. Сейчас он уже корил себя за то, что предпочитал рассказывать о себе, а не слушать. Обязательно надо будет расспросить при случае. А пока, наверное, стоит смирить свою гордыню и проследовать за человеком, который знает, что делает.
  Мабир пожал плечами и без лишних возражений подчинился.
  Вскоре они вышли на тракт и всю ночь шли на юго-запад.
  Когда за спиной забрезжил рассвет, они были уже далеко от столицы. Но Вигар и не думал останавливаться. Они шли, шли и шли дальше. Поля, кормящие городских жителей, сменились чередой рощ. Хутора вдоль дороги стали попадаться всё реже и реже. То тут, то там к опушке выходило лесное зверьё и провожало их полными удивление взглядами.
  - Теперь, пожалуй, можно отдохнуть, - сказал Вигар, когда солнце перевалило зенит. - Но недолго. До темноты надо ещё лиг шесть отмотать.
  Рухнувший в траву Мабир, лишь прорычал ему в ответ нечто нечленораздельное. Сил спорить у него просто не было. Глядя на ветки над головой, он гадал, сможет ли подняться сам или придётся прибегать к помощи одного из чудесных амулетов, так хорошо сработавших ночью.
  Будто издеваясь над ним, застучал над головой неутомимый дятел. Заухала сова. Не прекращали стрекотать двужильные кузнечики. И лишь он, считавший себя пупом земли разорившийся мелкопоместные дворянин, лежал безвольной кучей тряпья у дороги, не в силах пошевелиться без магического пинка.
  ***
  На третий день они вошли в густой, дикий лес. Дорога из широкой и укатанной ленты превратилась в две петляющие неразлучной парой тропинки. Длинные ветки сплетались над головой, образуя природный шатёр. Зато погода решила побаловать. Дождь прекратился, небо очистилось от туч и сверкало первозданной голубизной. Идти по пожухшей, примятой недавним ненастьем траве было легко и приятно.
  - Так как, говоришь, нужно слезу добывать? - будто продолжая прерванный разговор, спросил Вигар.
  - Я и не говорил вовсе, - буркнул Мабир, поклявшийся быть осторожным и держать язык за зубами.
  - Так скажи. Должен же я буду тебе помочь.
  - На место придём - скажу. А пока не хочу тебя лишней опасности подвергать. Сам говоришь, это одна из тех тайн, с которыми долго не живут.
  - И то верно, - не стал настаивать Вигар.
  Некоторое время они шли молча, но тут не выдержал уже Мабир:
  - А что ж тебе твои приятели-волшебники её не рассказали? Не совсем, значит, ты со своим лотком сросся?
  - Это, друг мой, такая тайна, что её даже не каждый волшебник знает. Не понимаю как, но чувствую, она может взорвать хрупкое равновесие, царящее сейчас в королевстве. Вот если бы ты мне рассказал...
  - Я же говорю, рано ещё.
  - А нам расскажешь? И вообще, о какой тайне идёт речь? - спросил один из двух волшебников, внезапно преградивших дорогу.
  Они бесшумно вышли из-под раскидистого дуба и Вигар с Мабиром буквально уткнулись носами в их шляпы. Оба волшебника были одеты в форменные чёрные мантии магического патруля. Вряд ли маги выслеживали именно их, но ухо следовало держать востро.
  - Мой друг отказывается рассказать мне секрет, который поведала ему его замужняя зазноба, - хорошо знакомым и привычным слегка дурашливым тоном сказал Вигар. Он снова был весёлым уличным торговцем магическими побрякушками. - Но говорит, что эта тайна способна озолотить. Неужели у его соперника золотые рога и они с полюбовницей собираются спилить их и продать ювелиру? Как думаете, сколько можно выручить за золотые рога?
  Мабир положил руку на эфес и переводил взгляд с одного волшебника на другого, пытаясь понять, кто из них более опасен. Патрульные не обратили на его угрожающий жест ни малейшего внимания. Они медленно надвигались на Вигара, пожирая его взглядами. Тому пришлось попятиться, чтобы оставить хоть какое-то расстояние между собой и волшебниками.
  - Ты рассказываешь очень интересную историю, но мы хотели бы услышать совсем не это, - вполголоса проговорил один из патрульных, продолжая теснить Вигара к деревьям.
  - Что происходит, господа? - выкрикнул Мабир, в отчаянной попытке привлечь к себе внимание. - У вас есть какие-то вопросы к нам? Мы предписаний не нарушали. Спокойно идём по дороге, любуемся красотами.
  Ближайший к нему волшебник повернул голову и брезгливо бросил:
  - Брысь отсюда, выскочка. Если быстро убежишь, обещаю тебя не преследовать. Нам с твоим приятелем надо кое-что обсудить.
  - Не подходит, - покачал головой Мабир. - У меня есть встречное предложение: если вы сейчас же исчезнете, обещаю вас не искать, а, встретив, сделаю вид, что не узнал.
  Поражённый несказанной наглостью волшебник развернулся в его сторону и шагнул навстречу. Судя по спокойному выражению лица, подобный маневр должен был отпугнуть невежественного охранника, драться всерьёз он не собирался.
  Мабир отшагнул, сохраняя оптимальное для клинка расстояние, и выхватил рапиру.
  Желтовато-белое матовое лезвие произвело на волшебника ошеломляющее впечатление. Он замер, его зрачки расширились, рука, заносимая для сотворения заклинания, застыла в воздухе.
  Замешательство было недолгим, почти незаметным, но и этого короткого мгновения Мабиру хватило, чтобы нанести удар.
  Клинок с хрустом вошёл в грудь патрульного. Вместо крови из раны с шипением ударил белый как молоко пар. Одежда разом занялась голубым пламенем.
  Второй волшебник обернулся на шум.
  Вигар тут же вскинул руку, бросил в его сторону щепоть жёлтого порошка и пробубнил себе под нос что-то неразборчивое.
  Яркая вспышка заставила Мабира зажмуриться. Лицо обдало жаром.
  Когда, спустя несколько мгновений, он открыл глаза, на дороге пылали голубым огнём два огромных костра, ещё недавно бывших патрульными Магистрата.
  - А ты не говорил, что тоже из этих, - процедил он сквозь зубы, заслоняясь от жара ладонью.
  - Ты тоже не рассказывал, что носишь на поясе коготь дракона. Считается, что их все давно прибрал к рукам Магистрат.
  - Не прибрал, как видишь. Но ты не ответил. К чему волшебнику притворяться обычным человеком? Ты изгой, преступник, отщепенец? Что заставило тебя уйти к чужакам?
  - Я обычный человек, как и ты. Местный.
  Вигар подошёл к Мабиру вплотную и, пристально глядя в глаза, со всей возможной серьёзностью проговорил:
  - Это вторая страшная тайна Магистрата. Дракон, придя сюда, изменил законы природы и сделал волшебство в нашем мире возможным, а люди, обычные люди, которые пришли за ним следом, просто знали заклинания, применяемые в их краях. Кто-то знал больше, кто-то меньше, но конкуренции не хотел никто. Поэтому пришельцы договорились убедить местных в своей исключительности. Для подавления слухов и отлова узнавших правду и были созданы Магистрат и его патруль. На самом деле, практически любой человек может обучиться владеть магией в той или иной степени.
  Мабир остолбенел, переваривая невероятную информацию. Пока он прикидывал, насколько можно верить Вигару, тот отошёл в сторонку и уже обычным своим тоном резюмировал:
  - Теперь, когда ты знаешь обе самые страшные тайны Магистрата, я не дам за твою жизнь и медяка. Не удивлюсь, если ты и до вечера не доживёшь.
  - Но с этой парочкой мы же справились.
  - Во-первых, это были так себе бойцы, никто в здравом уме не будет подходить к магу на расстояние вытянутой руки, а то, что я маг они определили безошибочно. У всех патрульных и магистров есть заклинание на этот счёт. А во-вторых, мы застали их врасплох. С более сильными и опытными магами такое не пройдёт. Наш единственный шанс победить магистра - это одновременно напасть на него с разных сторон. Тогда один из нас, возможно, и доживёт до конца схватки.
  - Так вот почему ты всегда ходил со своим лотком, - высказал вспыхнувшую в голове догадку Мабир. - Чтобы те, кто почует в тебе колдовскую силу, думали, что это от амулетов.
  - И потому тоже, - кивнул головой Вигар, глядя на догорающих волшебников. - Но не отвлекайся. Нам надо придумать условный сигнал, чтобы атаковать в следующий раз одновременно.
  - Давай, перед тем как выхватить рапиру я прокричу: "За королеву".
  - Идёт, - ухмыльнулся мнимый торговец. - Тогда я, если ты замешкаешься с условным сигналом, спрошу у тебя, за что ты хотел бы выпить.
  - Или умереть, - добавил не разделявший его веселья Мабир.
  - Или умереть, - согласился Вигар. - Ладно, заболтались мы с тобой. Пора в путь. Дракон сам себя не выплачет и слезы королеве не отнесёт.
  В последний раз окинув взглядом поле боя, он забросил котомку за плечо, перешагнул тлеющую кучку и, не оглядываясь, зашагал по дороге.
  Мабир вздохнул, поправил рапиру и пошёл следом. Натруженные ноги гудели, голодный желудок недовольно урчал, но идти, действительно, было надо. Сначала дело, а всё остальное потом. Если оно наступит это сказочное потом. После скоротечной стычки и рассказа Вигара, он уже начал сомневаться в этом.
  ***
  Вершины горы видно не было. Она терялась в низких осенних облаках. Подножие тоже не просматривалось из-за густого вечнозелёного леса. Но и та часть отвесного каменного склона, испещрённого глубокими расщелинами, которую удалось рассмотреть стоя на открытой равнине перед стеной огромных многовековых сосен, внушала трепет.
  - Надеюсь, наверх лезть не придётся, - задумчиво протянул Мабир, разглядывая остроконечные пики скал.
  - Нет, - обнадёжил его Вигар. - Говорят, дракон живёт в пещере у самой кромки леса. С другой его стороны, разумеется.
  - И как нам его найти?
  - Нет ничего проще: дорога тут одна.
  - Тогда пошли, что время зря терять.
  Вигар только усмехнулся неожиданной прыти товарища.
  - Так ты собираешься рассказать мне, как будешь добывать из него слезы или нет? - спросил он на ходу.
  - Придём - увидишь.
  - Ты что не доверяешь мне? Да если бы не я, ты бы и от города не отошёл.
  - А как мне доверять тебе, если ты всё время меня обманывал?
  - Не обманывал, а утаивал часть правды.
  - А какая разница?
  - Большая, я делал это для твоего же блага. Разве ты ещё не понял, что есть информация, которая убивает?
  Мабир ничего не ответил, упрямо шагая вперёд.
  Некоторое время они шли молча.
  - Сам посуди, - попытался зайти с другой стороны Вигар. - Если я задумал недоброе, то что меня остановит? Получишь ты слезу, а я раз - и превращу тебя в столб.
  - Не превратишь. Думаешь, я не знаю, зачем она королеве? Одна капля этой слезы даёт защиту от магии и любых ядов. Дракон большой, наплачет и мне немного. Тогда мы с господами магистрами побеседуем на равных. Посмотрим, как владеют шпагой эти изнеженные самозванцы.
  - А если он сожрёт тебя до того, как успеешь что-нибудь сделать? Кто тогда доставит слёзы королеве и спасёт твою ненаглядную Рину?
  - Не сожрёт, - ответил Вигару незнакомый, высокий, слегка хрипловатый голос. - Эта блаженная рептилия и мухи не обидит. А сентиментальна она... Стоит только рассказать ей любовную историю с печальным финалом - рыдает как целый пансион благородных девиц.
  В пяти шагах перед ними проступала сквозь марево распадающегося заклинания невидимости укутанная в плащ фигура в остроконечной шляпе. К концу последней фразы уже можно было различить крючковатый нос, глаза-бусинки и тонкую ниточку усов над верхней губой.
  Перед спорящими товарищами стоял магистр Фуршер собственной персоной.
  - И Рину не надо спасать, - продолжил он. - Она будет счастлива, живя в моей башне. Я как раз отвёз её туда перед тем, как приехать на встречу с вами.
  - Дракон тебя раздери, ублюдок, - выругался Мабир, положив руку на эфес. - Выпусти её или я выпущу твои кишки наружу.
  - А сюда вы каким образом попали? - миролюбиво поинтересовался Вигар, делая шаг в сторону. - Я следы, вроде бы, хорошо замёл.
  - Ты же сам сказал, что здесь только одна дорога и ведёт она к логову дракона. Зачем петлять по вашему следу, если можно подождать в конце пути? А теперь извините, вынужден откланяться. Спешу. Я и так с вами много времени потерял.
  Фуршер приподнял правую руку и слегка шевельнул пальцами.
  Голубой шар тут же возник в паре локтей над ним, ринулся в сторону приятелей и с треском рассыпался оранжевыми искрами перед самым носом Вигара.
  - Неплохо для самоучки, - хмыкнул Фуршер.
  - А так?
  Вигар взмахнул руками и синие молнии сорвались с кончиков пальцев. Они прошли сквозь улыбающегося магистра и ударили в дерево за его спиной.
  - Неужели ты думал, что я, зная слабости дракона, не воспользуюсь ими? Да весь магистрат уже давно выпил по целому стакану его слёз.
  Фуршер поднял руки на уровень груди, нежно погладил невидимую сферу и между его ладонями возник сине-фиолетовый шар. Шар рос, переливаясь и искря, белые извилистые линии бегали по поверхности. Когда он достиг размера человеческой головы, магистр оттолкнул шар от себя, и он, набирая скорость, полетел в сторону Вигара.
  Тот выставил руки ладонями вперёд, прорычал что-то грозное и нечленораздельное.
  Синий шар с громким хлопком взорвался, едва коснувшись рук Вигара, и окутал его фиолетовой пеленой.
  Когда спустя несколько мгновений марево рассеялась, тот всё ещё стоял на ногах, но лицо его покраснело, а на лбу и шее проступили вены.
  - Мабир, - сквозь зубы, будто делая огромное усилие, сдавленным голосом сказал Вигар, - а не хочешь ли ты за кого-нибудь выпить?
   - За королеву! - проорал вышедший из ступора Мабир, выхватил рапиру и бросился на магистра. - И слезу дракона.
  Лениво покосившийся на него Фуршер переменился в лице и отпрыгнул, делая беспорядочные пасы руками. С его ладоней сорвались две серебристые молнии, но их поглотил предусмотрительно выпущенный Вигаром лиловый шар.
  Времени на сотворение более сильных заклинания не было, и магистр, продолжая сыпать россыпью молний, лишь уворачивался от выпадов Мабира.
  - Убери коготь в ножны, - взмолился, наконец, Фуршер. - Давай поговорим.
  - Ага, сдрейфил, выжига. Сейчас мы посмотрим, какого цвета у тебя кровь.
  - Ничего ты не увидишь. Коготь, столкнувшись со слезой, вызовет катаклизм невиданной силы. Да хоть ты ему скажи, - обратился магистр уже к Вигару.
  - У меня нет такой информации, - прорычал тот сквозь зубы, занятый ловлей метаемых Фуршером молний.
  - Зато у меня есть, недоучка. Мы все вместе погибнем в этом проклятом лесу, если ты не остановишь его.
  Магистр так увлёкся беседой с Вигаром, что слегка ослабил бдительность и пропустил очередной выпад настырного Мабира.
  Раздался оглушительный взрыв.
  Дорогу и ближайшие к ней деревья поглотила ослепительно-белая полусфера. Её цвет быстро темнел, а сама она неуклонно сжималась. Став алой и уменьшившись до размеров лошади, полусфера вспыхнула голубым пламенем и тут же рассыпалась фиолетовыми искрами.
  Оглушительная тишина накрыла подножие драконьей горы.
  На земле, попавшей внутрь полусферы, не осталось ничего. Она почернела, разгладилась и стала ровной, как поверхность воды. И так же как озеро в безветренную погоду блестела в робких лучах осеннего солнца её гладкая корочка.
  В ста шагах от центра этого чёрного круга сидел в ветвях развесистого дуба дракон. Положив голову на передние лапы, он смотрел рассредоточенным взглядом на то место, где только что стояли три полных сил человека. По его серым чешуйчатым щекам катились огромные слёзы. Но рядом не было никого, кто мог бы их собрать и отнести королеве.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"