Марусевич : другие произведения.

Уравнение со всеми известными

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Еще за квартал до нее доносится запах свежеиспеченного хлеба. Корка ломается и крошится, когда в хлебную плоть вонзается нож. От этого запах усиливается. Плиточные мостовые и запах хлеба будет преследовать ее до конца дней. Невыносимо прекрасный запах нового дня...


хlеб + kофе + моrе = счасtье

ураvнение со вsеми иzвестными

   Соленая волна сбивает ее с ног и тащит по песку. Она отплевывается, посылает вслед негромкие ругательства и на четвереньках выползает на берег. Ночь горяча, песок не хочет остывать, капли воды медленно тают на теле. Она черна, как негр, и только белые зубы да белки сверкают на лице. И звезды. Да, еще бесчисленные звезды сверкают в небе. От сияния слепит глаза. Россыпь жемчугов на черном бархате. Она жмурится и бросает тело на песок.
   Она счастлива? Да. Почему? Кто знает ... Тот, кто однажды вырвался из оков суеты повседневной жизни ... работа-дом-работа-дом-снежным комом накапливающаяся усталость ... только тот поймет ее. У нее ни гроша за душой, но она точно знает, что в мире не перевелись еще добрые люди, и она всегда добудет себе кусок хлеба. И кофе. А еще у нее есть море. Вот оно, прямо под ногами, целует отшлифованные песком до мраморной белизны пальцы и шепчет ей слова любви. Как иногда мало нам для счастья. Но мы никогда не получим даже этого малого. Мы слишком заняты. Мы закованы в цепи своих обязательств и можем только мечтать о счастье. И утешать себя, что это придумали авторы романов в мягких обложках, и что счастье в реальной жизни невозможно. И мы правы. В реальной жизни оно невозможно. Оно приходит только тогда, когда мы попадаем в иные миры. Чтобы найти счастье, надо потерять все, что имеешь. Все, чем дорожишь. Потому что дорожить нечем. Есть только люди, которых надо беречь. Но иногда и они уходят. И вот когда мы стоим в конце тупика, голые, потерянные, ошеломленные, мы внезапно ощущаем себя счастливыми. Или кончаем с собой. Уж кто как ...
   Хлеб, кофе и море. Три составляющих счастья.
   Раннее утро. Город спит. Спит крепким предрассветным сном. Во сне ее тело становится невесомым и парит. И вдруг ... захватывает дыхание ... она погружается в воду. Глотая воду и отчаянно работая конечностями, она просыпается. Вокруг смеющиеся выдубленные ветром и солью лица. В это раннюю пору на пляж приходят сёрферы. Они будят ее по утрам. Самый действенный способ побудки, который она когда-либо знала. Ей пора браться за дело. Перекидываясь шутками на жуткой смеси трех языков, они болтают ни о чем, пока она собирается. Собираться недолго. Собирать нечего.
   Каждый шаг пляшет эхом в гулких каменных стенах по обе стороны улочки, по которой она поднимается. Ей нравится прыгать по маленьким плиткам, которыми выложена дорога. Так же в детстве она играла в классики. На одной ноге прыг, прыг, замереть, два прыжка, нарушена невесомость, она смеется сама над собой и опускает вторую ногу. Еще за квартал до нее доносится запах свежеиспеченного хлеба. Корка ломается и крошится, когда в хлебную плоть вонзается нож. От этого запах усиливается. Плиточные мостовые и запах хлеба будет преследовать ее до конца дней. Невыносимо прекрасный запах нового дня. Все булочные открываются рано. Но она выбрала именно эту. На перекрестке, в зелени пальм, усаженных заботливым хозяином по обе стороны входа. Розовая мордашка жены хозяина. Ее голова едва видна над прилавком. У них тяжелая жизнь, но они ею вполне довольны. У них взрослые дети, Сын, подающий надежды адвокат, и дочь, талантливый дизайнер. Поэтому она и выбрала именно эту булочную. Они счастливы, и она может поделиться с ними и своим счастьем тоже. Перекресток. Жена хозяина приветственно машет ей рукой и бежит навстречу. Чтобы обнять. Ей так нравится эта странная русская девочка, живущая у моря. Девочка улыбается и рассказывает о проделках сёрферов. У нее ужасный акцент и жутко хромает грамматика, но совершенно очевидно - на этой неделе она говорит лучше, чем на прошлой. Лучше всего учить язык на улице. Хозяйка знает, что выберет девочка. Те, непомерной длины батоны, вот эти смешные булочки с отрубями и те, темной муки, с тмином. Они самые дорогие. И безумно вкусные. Их хорошо подавать в перемене блюд и к холодным закускам. И еще они прекрасно оттеняют вкус масла, гордость ресторана, для которого девочка покупает хлеб. К приготовлению масла старый суровый повар с большим сердцем не допускает никого. Разве только ту странную русскую девочку. Она сидит на столе, болтая ногами (вопиющее нарушение всех правил, но у повара большое доброе сердце) и смотрит, как он колдует над маслобойкой. Это будет чуть позже, а пока что девочка сгребает в охапку огромные бумажные пакеты с хлебом ... они очень неудобные, но ей так нравится хруст бумаги в сочетании с запахом хлеба ... расспрашивает о детях и ругает не проходящую даже по ночам жару. Хозяйка встревожено всплескивает руками и в очередной раз предлагает комнату над булочной. Но девочка ни за что не променяет шелест волн по ночам и огромное звездное небо над головой на маленькую чистенькую комнатку с видом на школьный стадион. Хозяйка это знает, но она добрая женщина и искренне беспокоится о здоровье этой странной беловолосой русской девочки. Волосы просто выгорели под лучами солнца. Совсем. И теперь ее подруга, смешная толстушка из парикмахерской возле автобусной станции, демонстрирует девочку как живое свидетельство действия новой супер краски для волос. Конечно, это обман. Но это для подруги из парикмахерской возле автобусной станции. Смешной толстушки, которой нельзя отказать. Ее муж погиб в автокатастрофе год назад. Ей невесело. По выходным вечерами она сидит у витрины, посматривая на улицу зорким соколиным глазом. Ждет девочку. А когда придет девочка, она закроет парикмахерскую, и они вместе направятся в бар, где девочка работает по выходным. Для смешной толстушки из парикмахерской возле автобусной станции всегда готов столик рядом со сценой и Martini Dry с зеленой оливкой, а поздно вечером, когда группы заканчивают свои выступления, девочка знакомит толстушку с музыкантами. Толстушка улыбается. И девочка тоже.
   Запах свежего хлеба бьет прямо в нос, заполняет все ее существо, она улыбается и на ходу уминает пончик, подаренный напоследок розовощекой женой хозяина булочной. В ресторане ее уже ждет суровый повар. Хлеб немедленно заворачивают в белые льняные салфетки, чтобы он сохранил свою свежесть, а девочка принимает от молодого шустрого поваренка стакан свежего апельсинового сока и садится завтракать. Поваренок души в ней не чает, и иногда она позволяет ему угостить ее стаканчиком джина в маленьком рок баре на центральной площади. Но, боже, он такой подвижный, как ртуть, все время размахивает руками и тараторит. У него нет никаких шансов на взаимность. Они одногодки, но он выглядит намного старше. Южане быстро матереют. Внешне. А в душе до глубокой старости остаются детьми. Как тот владелец маленького рок бара, где она работает по выходным. Ему за шестьдесят, а он требует, чтобы она научила его играть в классики. И прыгает на одной ноге с удовольствием, смеется заливистым детским смехом. Потом приходит метрдотель, и с двумя чашками кофе они усаживаются за крайний столик, у самого края пирса. Официантам не разрешается обедать в ресторане, у них есть отдельная каптерка, где они галдят и кидаются друг в друга виноградом. И где девочка завтракает. Но метрдотель очень любит Россию, он шесть лет провел в Москве и до сих пор бредит Красной площадь и Третьяковкой. Поэтому, когда в ресторане мало посетителей, он самолично готовит кофе и приглашает девочку за крайний столик, чтобы забросать ее вопросами. Потому что потом начнется обычная ресторанная кутерьма, и им уже некогда будет поговорить. Метрдотель маленького роста, его лысина блестит на солнце, у него весьма представительный вид и лукавые глаза. Он прекрасный психолог и знает всю конфликтологию не понаслышке. Запах кофе одурманивает, опьяняет, кружит голову и дарит надежды на нечто, что никогда не сбудется, но от этого еще более прекрасное. Она обхватывает чашку обеими руками, подносит к носу и втягивает будоражащий аромат. Никогда она не будет пить кофе с таким благоговением, как сейчас. Тихо шепчут волны, скрипят снасти, яхты трутся друг о друга бортами. Охранник приветственно машет им рукой и что-то кричит, но ветер уносит слова ему же обратно.
   Метрдотель кивает ей на новых посетителей, все, пора взяться за работу всерьез. Она относит кофе на кухню, сметает в ладонь пепел от любимых сигар метрдотеля и возвращается в каптерку. Маленький ящичек с номером три на дверце. Все ее пожитки, все, чем она владеет, умещается в этом маленьком узком ящике. Она переодевается, завязывает тесемки передника за спиной. Выходит в ресторан с блокнотом и ручкой за ухом. Многие посетители делают заказы только у нее. Ей это льстит. Она знает, что о ней много говорят, ее даже жалеют, в конце концов, ей нельзя позавидовать. Ей не могут позавидовать те, кто скован цепями повседневной жизни. Но какое ей дело до сплетен? Она поднимает голову и, прищурившись, смотрит на солнце. А потом на море. Когда жизнь с тем, кто увез ее в этот город, город запахов хлеба, кофе и озона, с тем, кто много обещал, но обманул, с тем, кто, отобрав у нее документы, деньги и свободу, посадил на цепь в своем роскошном особняке, с тем, кто кричал на нее и швырял в угол, когда был не в духе, с тем, кто, забыв ее имя, дал ей пошлую кличку, когда жизнь с ним стала невыносимой, она сбежала. Без документов, денег, просто однажды утром закрыла за собой дверь и уже не вернулась назад. Его особняк не виден с портового пирса, но она знает, что, если подняться высоко в горы по аллее, усаженной красиво подстриженными деревьями, аллее с надписью зона частных владений, посторонним вход воспрещен, пройти мимо рядов белоснежных особняков и припаркованных на обочинах машинах прислуги, свернуть за теннисным кортом налево, то можно увидеть парадный вход дома, в который она вошла в первый раз с любовью и надеждой в сердце, и из которого в последний раз ушла с грустью в душе и красными от слез глазами. Но ей надо было уйти, чтобы найти свое счастье здесь, на влажном от волн песке, чтобы встретить людей, которые рады ей и беспокоятся о ее жизни. Беспокоятся искренне. Он искал ее и нашел, он угрожал ей полицией и депортацией, а она спросила его, так уж ли ему это нужно. Он опустил ее туда, откуда ниже уже нельзя. Разве он не доволен? Он подумал ... и больше не искал ее. Только иногда охранник ресторана, в котором она работает, шепчет осторожно, что не пустил ее мужчину, когда тот пожелал отобедать в ресторане, известным своим маслом, которое старый суровый повар с большим сердцем готовит самолично, не подпуская никого, кроме этой странной русской девочки. Ей некуда было идти, но она была молода и наивна, и верила в торжество справедливости и добра. Первое время она делила звездное небо и шелест волн с поляками, такими же бездомными, как она, перебивающимися временной работой, и всегда делившими с ней кусок добытого хлеба. Однажды утром она вылезла из палатки и, гонимая бессонницей, отдала свое тело во власть шелковых соленых волн, где и наткнулась на сёрферов. Они помогли ей заработать первое песо в крохотном рок-баре на центральной площади, где они собирались по вечерам. В том баре она и встретила шустрого поваренка, который, заикаясь, бледнея и норовя опуститься на одно колено, предложил ей место в ресторане, известным своим маслом, которое готовит старый суровый повар с большим сердцем. Если вы верите в торжество добра, вашу жизнь всегда будет сопровождать череда случайных совпадений и встречи с отзывчивыми людьми. Не теряйте своей веры.
   Работы очень много. Но девочка не чувствует усталости. Ей нравятся люди, которые знают ее имя и интересуются, как прошел день, ей нравится спрашивать о здоровье их детей и процветании их бизнеса. Это маленький уютный мир, где нет друзей, но есть люди, живущие бок о бок и довольные таким соседством. Ей нравится кивать головой, мол, я помню, что вы заказываете утром, уже все готово. Ей нравится получать щедрые чаевые. Не потому, что это деньги. Но потому, что эта знак внимания. У нее самые высокие чаевые, хотя она коверкает слова и может внятно изъясняться только на английском. Она знает, что она - диковинный зверек, сбежавший из зоны роскошных особняков и живущий на песке под звездами.
   Сейчас, вспоминая то вольное время, она понимает, что только счастливое неведение и безрассудство молодости сделали ее счастливыми. Сейчас на ней лежит груз ответственности перед собой, перед близкими, перед мифическими фигурами, о которых она даже не догадывается, но им она тоже что-то должна. Сейчас она скована цепями суеты повседневной жизни. Счастье не войдет в ее дверь еще раз. Но тогда все происходящее казалось ей естественным и прекрасным. Ведь у нее было море.
   Море. Третья составляющая ее счастья. В ее жилах течет кровь морских пиратов, сумасшедших странников, объединенных любовью к морю и легкой наживе. Она боготворит море. Море - это то, чем она дышит, чем она живет. Отнимите у нее отняли море - вы отнимите у нее ее саму. Нет ничего прекраснее для нее, чем засыпать и просыпаться под шепот волн, стряхивать с черной от солнца кожи песок и просеивать его меж пальцев. Нет ничего прекраснее для нее, чем по утрам оказываться в морских волнах под задорный смех ее друзей. Нет ничего прекраснее для нее, чем, закинув руку за голову, лететь вместе с облаками, проплывающему по покрытому россыпь звезд небу. Она радуется, как дитя, когда приходят к ней в гости ее друзья и устраивают пикники на берегу. Поначалу береговая охрана разгоняла их. А потом перестала. Ведь они приходят к этой странной русской девочке, спустившейся с гор и живущей на берегу. А потом, на день ее рождения, ребята из береговой охраны подарили ей мобильный телефон. Мало ли кто будет к ней приставать ... они сразу придут на помощь. Странные события, случайные встречи, сделавшие ее счастливой.
   В полночь, когда закрывается ресторан, весь персонал собирается в каптерке и, словно пчелиный улей, смеется, горячится, рассказывает, перебивает и не слушает. А она смотрит на них внимательно и пытается выделить знакомые слова из месива речи. А потом те из них, с кем она сошлась особенно близко, те, кого она называла друзьями, отправляются с ней в маленький рок бар на центральной площади. По выходным она подрабатывает в этом баре. Каждую неделю в бар приезжают новые группы, играют живую музыку и она, пританцовывая, лавирует между столиками, не забывая про смешную толстушку из парикмахерской возле автобусной остановки. А потом, уже под утро, когда музыканты заканчивают выступление и раздают автографы, она зовет толстушку, знакомит ее с музыкантами, и толстушка улыбается. А девочка продолжает лавировать между столиками до последнего посетителя. Она знает их привычки, знает, что они любят, в конце концов, это маленький бар, и пришлых в нем немного.
   Свежий хлеб, запах которого разносился по всему кварталу, крепкий утренний кофе за столиком у пирса, и ласки волн. Ее формула счастья.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"