Дмитренко Татьяна: другие произведения.

Право на месть. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 4.93*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Руководство издательства разрешило мне выкладывать вторую часть "Права..." небольшими "кусками", я решила что куски будут по 40 килобайт.
    Продолжение будет выкладываться поверх предыдущего текста.
    Обновление 13.03.16

  А вот главным действующим лицам такого счастья не выпало, их новости требовали беседы и обсуждения. Приветствуя прибывших, настоятель Ас-Мэй с удовольствием отметил, что оба путешественника не выглядели усталыми, закалка монастыря Вайн-Тай увеличивала возможности адептов по сравнению с обычными людьми. Принц и брат Зо торопливо умылись с дороги, сменили походную одежду и, повинуясь приглашающему жесту настоятеля, опустились на подушки.
  В глубоком молчании выслушаны странные вести.
  Эльф и Брента скептически поморщились, настоятель остался невозмутимым, наставник Глэдиус выглядел глубоко задумавшимся, чернокожий волшебник отстраненно разглядывал браслеты, отягощавшие запястья.
  - Неистовый Норт настолько подобрел, что отменил карательные экспедиции в поисках стихийных? - Брента покачала головой, сомневаясь, - повеление императора? Насколько этому можно верить? Кто поручится, что это не очередная выигрышная стратегия главы Решающих? Очень похоже, что его преосвященство решил добить недобитых.
  Брат Зо задумчиво покачал головой:
  - Не похоже. Настоятель монастыря Зеленые Горы не скрывал своей радости по этому поводу...
  - Как и его первый помощник - негодования, - вставил принц,руки его мелькали так быстро, что брат Зо едва успевал переводить, - двое несогласных с политикой короны были испепелены мгновенно, едва успели высказать несогласие.
  - Причем, один из них прямо в трапезной.
  Ас-Мэй подобрался:
  - Кто это видел?
  Принц отставил чашечку с кавой, и плавно повел руками:
  - С твоего позволения, наставник, мы оба были свидетелями.
  - Карающая магия главы Ковена, - кивнул брат Зо - магическая татуировка черепа запускает соответствующее заклинание.
  - Надо отдать должное главе Ковена, он гениальный артефактор, - заметил настоятель, - но, увы, не славится милосердием.
  Прерывая воцарившееся молчание, Ас-Мэй откланялся, избавив от своего присутствия принца, донельзя смущенного такой простотой и доступностью настоятеля прославленного монастыря.
  - Отдыхайте, друзья, встретимся завтра, - наставник Глэдиус ушёл в Тень вместе с эльфом и Брентой.
  
  Брат Левэр аккуратно свернул серое монашеское облачение, один Творец знает сколько ему придётся путешествовать в компании 'серых братьев' или в одиночку, так что лучше бы запастись лишней одеждой. Ключарь брат Лугир не слишком жалует посетителей, разгуливающих по его обширным хранилищам, и любая попытка оспорить решение ключаря воспринимается последним, как посягательство на святая святых его ордена, так что подвиг дознавателя произвёл большое впечатление на его спутников - ну как же, целых два дорожных облачения он пакует в заплечный мешок. В отличие от спутников.
  Брат Левэр хмыкнул, по здравом размышлении он собирался переместиться в предгорье Маран-Кух телепортом, а братья-спутники пойдут караванными тропами. Магов среди них мало - несколько братьев могут разве что зубную боль заговаривать да питьё охлаждать, но все они, как один, отличаются незаурядными способностями торговцев, их обязанности - продажа товаров жителям предгорий. Такие задачи, как передача сведений, сбор и анализ слухов подразумеваются, но главное, как определил глава ордена - поиск троп к монастырю Вайн-Тай.
  Брат Левэр поморщился - если 'неистовый Норт' возжелал свести счеты с жизнью, то кто он такой, чтобы встать на пути потока, именуемого 'господин тен Ноор'? Разумеется, его преосвященство не намеревался воевать с Хасуном руками своих адептов или, сохрани Творец, дознавателей, но сама идея погубить двадцать разведчиков, лучших из лучших, не нашла понимания у брата Левэра. Вспоминая беседу с 'неистовым Нортом' накануне отъезда, он морщился, как от зубной боли:
  - Там горы! - вещал его преосвященство - и там не может не быть потайных троп. И предателей, согласных указать такую тропу. Хорошо, пусть не предателей! Уместнее говорить не о чувствах, а о количестве золота, которое мы согласны заплатить тому, кто проведёт хотя бы одного монаха этой тропой.
  - Там не только горы и тропы, ваше преосвященство.
  Глава ордена резко оборвал его попытки продолжить прочувствованную речь о состоянии дел в Хасуне. Вся беда в том, решил дознаватель, что брат Норт был слишком хорошо осведомлен о состоянии дел в Империи и, пожалуй, владел немалыми знаниями о возможностях хасунских волшебников - но и только. Ему не довелось прожить половину жизни в стране, где верность слову - это основа существования, неоспоримая, как привычка солнца вставать на востоке. Верность магической клятве, способной испепелить ослушника, так же непонятна хасунцам, как жителям Империи хасунские иероглифы. Страна, где мужчины и женщины с малых лет владеют самое малое тремя видами оружия, а дети берут в руки клинок с пяти лет... брату Норту лучше бы поостеречься наступать на хвост хасунскому тигру. Небезопасно истому имперцу жить в стране, где каждый житель способен без долгих разговоров отправить в небытие оскорбителя, не особенно заботясь о сохранности собственной жизни. Оскорбить хасунца означает одно - ты самоубийца, повесивший себе на шею полусотню кровных врагов, способных избавить от бремени бытия так же легко, как ты дышишь.
  Брат Левэр не стал растолковывать положение дел всем двадцати разведчикам, идущим в составе торгового каравана, они не дети, нуждающиеся в наставлениях мудрого отца. Это только его преосвященство мог позволить себе не интересоваться отчего вдруг армия Империи уменьшилась на шестнадцать тысяч хасунских мечей с момента объявления войны стихийным, а вот разведчики брата Левэра, обученные собирать сведения по крохам и терпеливо сносить эти крохи в столицу главе дознавателей и его верным помощникам, способны оценить свое положение правильно, как и расставить необходимые акценты. А уж воздать по заслугам каждому... их не следовало учить.
  Его преосвященство не посчитал за нужное выслушать смиренного брата Левэра, значит, так тому и быть. Но своим разведчикам глава дознавателей приказал всего лишь представить карту предгорий с подходами к монастырю из числа тех, что охраняются монахами, уроженцами тех мест. А если монахи-торговцы станут препятствовать, или настаивать на том, что по их мнению велено господином тен Ноор, то... всякое может случиться с караваном торговых людей в Хасуне. Брат Левэр строго запретил соваться в места, снабженные магическими ловушками, и уж точно не пытаться соблазнять хасунцев золотом, так можно без предупреждения нарваться на кинжал - горцы плохо понимают язык денег в отличие от имперцев. Все доклады разведчиков он соберёт и подвергнет анализу лично и лично же ответит перед патроном, если к тому времени будет перед кем отчитываться. Загубить двадцать тщательно подготовленных разведчиков! Никогда!
  Его преосвященство так и не узнал, что ещё два столетия назад стараниями магов монастыря Вайн-Тай устроены все мыслимые ловушки на тех тропах, которые нельзя назвать караванными. А все 'тайные' тропы давно перестали быть таковыми, ибо настоятель Ас-Мэй не одно десятилетие с маниакальным упорством отыскивал все мыслимые лазейки, ведущие к монастырю. По всем направлениям, отмечая возможные места схода лавин, насторожены чары. Одного слова достаточно, дабы обрушить чудовищные лавины на головы неосторожных путников, если их количество превышает двадцать человек. Если выжившие всё же попытаются пройти, то огненный вихрь испарит всё живое вдоль тропы на половину лиги.
  Одним словом, брат Левэр тщательно подготовился к путешествию, отодвинув на край сознания все мысли о собственной стихийной сущности и дальнейшем существовании. До соседнего города он дойдет в составе каравана, а затем переместится телепортом в пограничный Элат, а уж оттуда опять с торговым караваном отправится в предгорья Маран-Кух, главное - добиться аудиенции у настоятеля Ас-Мэя, найти брата Зо и попросить помощи в трудном деле. Он считал убийство Норта тен Ноор делом трудным, но, несомненно, благим. А благим делам, как известно, сам Творец помогает.
  Как удачно, что его преосвященство возложил на него миссию скоростного гонца. Разумеется, брат Левэр передаст принцу и настоятелю Вайн-Тай настоятельную просьбу отпустить в южную столицу Империи брата Зо, высокообразованного брата Зо, воспитанника знаменитого своими воинами монастыря... и не только воинами.
  Всем планам брата Левэра суждено было свершиться даже ранее ожидаемого срока - уже в предгорьях Маран-Кух он встретил небольшой караван из пяти всадников и пяти заводных коней. Брат Зо в сопровождении немолодой хасунки и перворождённого ехал, покачиваясь в седле, с закрытыми глазами, чуть позади держались два всадника в традиционной сине-желтой одежде монахов Вайн-Тай - не то охрана, не то почетное сопровождение дорогих гостей, а, скорее всего, проводники через те самые 'тайные' тропы.
  Спешившийся брат Левэр подчеркнуто медленно склонился в приветственном горском поклоне, увидев, как охрана непримиримо взялась за рукояти мечей, подвешенных за спиной на хитрых креплениях.
  С высоты конской спины брат Зо поклонился в ответ.
  - Каким ветром тебя занесло в предгорья, достойный брат Левэр?
  - Этот ветер носит имя Норт тен Ноор, уважаемый брат Зо. Он послал меня за тобой.
  - Вот как? Но должен тебя огорчить, принц Эльаглани, да хранит Творец его королевское высочество, совершенно недвусмысленно порекомендовал мне не возвращаться в резиденцию. Он намерен избрать меня вторым наставником, и настоятель Ас-Мэй уже дал свое благосклонное разрешение, увы.
  - Но если так, я прошу разрешения присоединиться к твоему каравану, раз уж ты едешь в столицу.
  Всадники переглянулись, и дознаватель поторопился добавить:
  - Его преосвященство отдал приказ о твоем возвращении, не выбирая выражений, он определённо нуждается в твоих многочисленных талантах, брат Зо.
  - Мы не возражаем против твоего общества, брат Левэр, - маленький монашек слегка поклонился, - присоединяйся. Через три стражи у нас привал. В горах темнеет быстро, поэтому мы торопимся достичь перевала Арташ до темноты. На перевале мы окажемся к середине следующего дня, я так думаю. Так же думают и наши проводники.
  Закутанные в темные плащи спутники слегка наклонили головы в традиционном приветствии, адресуемом незнакомцу.
  Маленькому каравану предстояло преодолеть последний горный хребет на границе Хасуна с Империей через перевал Арташ, после чего начнётся Западная степь, граничащая где-то на юго-востоке с первым эльфийским лесом. Собственно, перворождённые называли эти дикие леса пограничными. Их магия, соединяясь с волей самого леса, образовывала непроходимые заросли. Вот стоит только представить невероятную стену высотой в двенадцать локтей из 'держи-травы', зарослей дикой ежевики, гигантских колючих ветвей неведомого дерева, как мгновенно пропадает охота посмотреть 'одним глазком' на танцы эльфийских детей во время празднования весеннего равноденствия. Или поглазеть на знаменитых эльфийских красоток, одетых в коротенькие наряды из живых цветов.
  До темна качались в сёдлах молчаливые путники, кони то бежали легкой рысью, то шли быстрым шагом по равнинам, усеянным обломками гигантских камней. По преданию именно здесь произошла знаменитая битва богов, в которой победил Творец. Они достигли подножия последнего горного хребта в расчётное время и быстро устроили временное пристанище в естественной пещерке, худо-бедно защитившей маленький караван от пронизывающих ветров, неумолимо стремящихся с ледников в долину. Вскоре в котелке аппетитно булькала походная похлёбка, в магическом пламени быстро расплавили твердый горский сыр и покрыли его потеками тонкие сырные лепешки... Брат Левэр потихоньку распустил верёвочный пояс дорожного облачения - такими вкусными оказались эти лепешки, не говоря уже о похлёбке. Свои миски путешественники насухо вытерли лепёшками, как и котелок.
  После ужина неразговорчивая 'охрана' брата Зо в составе двух щупленьких монахов Вайн-Тай мгновенно уснула. Эльф выставил охранный контур и с помощью Бренты незаметно создал воздушную прослойку над камнями для ночевки. Бен-Асатур, пожелавший выйти поговорить, неожиданно проявился перед братом Левэром. Дознаватель отшатнулся от чернокожей физиономии, украшенной белоснежной улыбкой, хватаясь за оружие.
  Брента замерла от неожиданности, брат Зо понимающе усмехнулся, а эльф, уставший меньше всех, разлил по чашечкам укрепляющий напиток и слегка поклонился в сторону стихийных волшебников:
  - Мои поздравления, господа. Поскольку в вашем спутнике нет ни капли крови перворождённых, то вывод очевиден...
  Брента провела ладонями по лицу, да, это еще один стихийный, снова вполне взрослый и со спящим ранее даром. Что бы это не означало - второй говорящий со стихиями в резиденции его преосвященства - она не собиралась обойти это молчанием.
  - Как именно обнаружился твой дар, брат Левэр? - Брента меланхолично потягивала напиток из крошечной чашечки, эльф возлежал на воздушной 'циновке' на высоте двух ладоней от камней, а брат Зо раскручивал водоворотом напиток в своей чашке, внимательно разглядывая результат усилий.
  Брат Левэр помрачнел...
  Брат Зо понимающе усмехнулся, скорее всего дознаватель неожиданно для себя лишил жизни парочку-другую мошенников из числа подданных досточтимого господина Зиона или неожиданно для собственной персоны переместился на другой конец Империи, попробовал запаниковать... запаниковал и столь же неожиданно оказался в месте, с которого так неосторожно переместился.
  Брат Левэр покосился на спящих, но эльф успокаивающе махнул рукой, и дознаватель заговорил...
  Рассказ оказался сухим и кратким, как официальное донесение посла сопредельной державы монарху чужой страны. Эльф потер подбородок... странно всё это. Эльфийские 'искры' после использования возьмет в руки только идиот, однако брат Левэр сумел. Неизвестно, что подумал тот покойный маг, но он явно понял, кто стоит перед ним и неосмотрительно снабдил иглы собственным заклинанием, посчитав, что убойное действие разрядилось. Оно и разрядилось, но этот самородок, похоже, снова их зарядил... зарядил первым... и получается, что дознаватель походя сломал все до единого щиты имперского мага, первого среди огненных. Но как?!
  Брат Зо тоже был немало озадачен, но по совершенно иному поводу. Для него убийство сильнейшего огненного мага, как таковое, стоило не больше, крупинки пыли, ибо для стихийного волшебника, как он успел понять, ничего невозможного нет. В этом брат Зо убедился во время собственных коротких тренировок с наставником Глэдиусом, который руками разводить не успевал, а уж о том, чтобы объяснить с точки зрения стихийного колдуна всё вытворяемое смиренным братом Зо и речи идти не могло. Пока.
  Брента размышляла в одном ключе с побратимом. Если необученный стихийный волшебник смог послать за грань опытнейшего боевого мага, к тому же увешанного щитами, как хасунская танцовщица бусами... и боевой маг не сумел достойно ответить... или, скажем, просто не успел... воистину собственный дар становится и вовсе незначительным по сравнению с возможностями новоявленных стихийных, именно это и внушает надежду на успех мщения. А если припомнить возможности Оми? Не стоит, решила Брента, не стоит впутывать ребенка во взрослые войны. Малышке вполне достаточно детства, вырванного из её жизни неведомыми злоумышленниками, выбросившими девочку на улицы Тираны.
  Война - это занятие для взрослых. Да и не назовешь войной воздаяние по заслугам, так что площади столицы не наполнятся гудящей и беснующейся толпой, готовой искромсать преступника на тысячу мелких осколков. Из стихийной целительницы воин тем более не получится.
  Стреноженные лошади усилиями Орассэ вели себя спокойно, мирно пережёвывали зерно из походных торб и тихо всхрапывали, не пытаясь покинуть охранный контур. Брат Левэр сидел, опершись спиной о седло и задумчиво разглядывал бездымный магический костер, согревавший в эту ночь шестерых.
  - Я вполне отдаю себе отчет в том, кто я есть, - он поджег веточку, не торопясь, накрыл ладонью вспыхнувшее пламя, и протянул брату Зо невредимую ладонь, - сгореть заживо мне уже не грозит. Ты же не считаешь меня дураком, брат Зо? Твоя спутница - стихийная ведьма. А ваш спутник-эльф и есть тот самый узник, которого его преосвященство страстно желает видеть и не обязательно живым.
  Угрюмо замолчал, заново переживая свои ощущения от хлынувшей вовне силы, вспомнил состояние счастья и упоения собственной мощью и содрогнулся.
  - Я, достойный брат Зо, предлагаю тебе и твоим друзьям лишить орден Решающих его главы. Как мне кажется, брат Норт достаточно потрудился, уничтожая стихийных, теперь время напомнить ему о нашем общем праве на отмщение. Не думаю, что кто-то из вас пожелает захватить главу Ковена с целью рассказать ему о том, каким монстром видит его половина Империи.
  Он обвел взглядом сидящих у костра.
  - А еще дерзаю думать, госпожа, что ты не удовольствуешься простым убийством одного человека.
  Брента вопросительно подняла бровь.
  - Думаю, вы все имеете немалый счет к членам ордена.
  - А ты, брат Левэр?
  - Господин тен Ноор задолжал мне не меньше, чем прочим жителям Империи. И всех, подобных ему, желательно успокоить сразу и навсегда.
  Эльф уставился вопросительно на собеседников.
  - Не сомневайся, достойный Орассэ, господин дознаватель не имеет привычки преувеличивать. Его во многом можно упрекнуть, но всем известна его верность слову.
  - Я согласен подвергнуться магии разума, господин Орассэ может лично заняться этим, - брат Левэр пожал плечами,- и заявляю вам со всем уважением - время вершить месть настало... его преосвященство намерен избавить от бремени бытия правящего императора.
  - Мятеж? - брат Зо скептически хмыкнул, - я считал господина Норта более дальновидным. Не думает же он, что Хасун снисходительно отнесется к ущемлению прав императрицы.
  - Не вспоминая о прочих случайностях, что могут приключиться с неосторожным, поднявшим руку на императора, - добавил эльф.
  - Не думай о нем плохо, брат Зо, его магичество не причинит вреда венценосной Сарикэ. По крайней мере до тех пор, пока она не разрешится от бремени. Сыном.
  Трое заинтересованных лиц переглянулись.
  Брат Зо пытался осмыслить неожиданную новость.
  Брента стиснула зубы - опять смута! Едва-едва жизнь вошла в мирную колею, как его магичеству вновь спокойно не живется. Сомневаться не стоило - брат Норт, сжигаемый изнутри, найдет способ вызвать волнения... и не только в столице. Императора не нужно зрелищно убивать, достаточно возмутить окраины, создать видимость мятежа или пустить слухи о кровожадных стихийных, идущих в столицу с намерением вернуть власть и влияние, а на свете хватает дураков, способных поверить в невозможное и тому были примеры в её недолгой жизни... и во всеобщей смуте и неустроенности погибает император и, без сомнения, виновных не найдут. А если и найдут, то в качестве заговорщиков казнены будут неугодные его преосвященству аристократы, члены Совета - общеизвестная и хорошо отлаженная практика. Брента прикрыла глаза и, ощутив успокаивающее прикосновение Орассэ, не сдержала тоскливого стона.
  Брат Зо прищурился на огонь, он ожидал чего-то похожего на события десятилетней давности, но не думал, что его магичество поторопит события. Что-то тут неладно, сведения брата Левэра не согласуются с ощущениями стихийного волшебника. Впрочем, уже три седмицы брат Зо отсутствует в резиденции, так что всё возможно - от внезапного и решающего известия до сумасшествия главы ордена, а последнее более чем вероятно - только сумасшедший станет пытать эльфа в человеческих застенках.
  Стоит донести до слуха теперешнего главы рода Живущих на краю мира о несчастии с его изгнанным сыном, как оный глава найдёт возможность укоротить господина Норта ровно на одну голову или скормить белоснежным тиграм, которые нисколько не затруднятся сожрать начиненного магией имперского аристократа и будьте уверены - несварение желудка им не грозит. Не исключено, что эльфийские 'невидимки' способны устранить десяток таких Нортов, не особенно сожалея и не доводя дело до пожирания бренной плоти хищниками. В таком благом деле настоятель Ас-Мэй не откажется помочь, он лично передаст главе рода Живущих на краю мира письмо сына-изгнанника с описанием происшедшего по вине брата Норта. А ведь это мысль! Собственно, в таком случае нет необходимости в письмах непочтительного сына и ослушника, достаточно устного рассказа самого настоятеля.
  Сколько я знаю, рассуждал брат Зо, эльф провел не один вечер в беседах с настоятелем, не может быть, чтобы они не обсудили приключения достойного, но неосторожного Орассэ. Прекрасная мысль! Пока эльфийский платунг охотится на господина Норта, монахи Ван-Тай тихо обезвредят 'несогласных' с политикой императора, руководствуясь перечнем имен и титулов. Оные перечни брат Левэр охотно предоставит, надо полагать. Разумеется, каждое имя из списков будет проверено беспристрастными монахами-магами и воинами Вайн-Тай. Но время! Его, как всегда, не хватает.Его совсем мало, учитывая срок беременности императрицы, шесть раз по сорок дней, вряд ли больше.
  Брат Зо вскочил, снова сел, стиснул руки в традиционном замке, приводя в порядок мысли.
  - Господа, получается так, что времени у нас очень мало. Раньше, чем ее величество не разрешится от бремени, глава ордена не рискнет действовать, если я правильно понял.
  Брат Левэр согласно склонил голову, и монах продолжил:
  - Для дальнейшего планирования я хотел бы ясности в единственном вопросе, уважаемая Брента.
  - Я в твоем распоряжении, брат Зо.
  - Вопрос касается вас обоих, побратимы: желаете ли вы лично прикончить главу ордена или предпочтете творить возмездие чужими руками?
  Брента сжала кулаки:
  - Меня устроит любой вариант, если господин тен Ноор отправится на встречу с предками не слишком быстро.
  Эльф взглянул ей в глаза и подтвердил ответ с оговоркой, что желал бы видеть сам процесс и посильно участвовать в нем.
  - Полагаю, нам всем придется вернуться в монастырь и выработать совместный план, заручившись поддержкой обоих наставников, - брат Зо обвел взглядом сидящих у костра, - кто как не наставник Глэдиус сможет разобраться с проснувшимся даром брата Левэра. Оставлять его необученным, возможно, и не опасно, но чревато осложнениями в самый неподходящий момент. Согласны?
  Брента кивнула, эльф тоже не возражал, брат Зо решительно разбудил проводников, оба монаха без возражений начали сворачивать стоянку, а заговорщики подхватили седельные мешки и, спустя мгновение, вышли из Тени в безлюдном и слабо освещенном коридоре перед дверью покоев настоятеля.
  Брента с эльфом уселись по обе стороны от двери, а брат Зо отправился на поиски настоятеля. Брента откинула голову назад, прижавшись затылком к тёплой стене, в этом монастыре все стены тёплые, даже наружные - магия Хасуна. Зато не нужны печи и камины, тёплый пол и стены излучают приятное сухое тепло. Ночь только началась, наставник Глэдиус отдыхает, Ас-Мэй медитирует вместо сна на площадке Западной башни, и только беспокойные гости мучаются бессонницей.
  - Думаю, мы могли бы спокойно подождать до утра, - пробурчала Брента.
  - Да, - кивнул эльф, - вот только брат Зо отчего-то не мог. Оба тихо рассмеялись.
  Через мгновение настоятель отправил всех отдыхать до первой утренней стражи, наставник Глэдиус допоздна работал в библиотеке, так что все разговоры перенесены на завтра.
  - Мир способен устоять до утра? - свысока поинтересовался Ас-Мэй, - ах, вы не знаете? Я знаю, не сомневайтесь.
  Настоятель так величаво и властно отпустил всех с миром, что эльф поёжился и покорно последовал за братом Зо в их общие покои. Бренте осталось ехидно улыбаться в спины обоих мужчин, следуя позади своего проводника - магического огонька, привязанного к ней здешним магом, она круто свернула влево и огонёк погас. Спать пришлось в компании ворчливого Варума, почуявшего хозяйку и не замедлившего воспользоваться Тенью, мангуст свернулся тёплым клубочком под боком - совсем как в минувшие времена.
  
  Глава 18
  
  Его преосвященство аккуратно уложил фамильный меч на подставку, пообещав себе в который раз зачаровать для двуручника новую, более удобную подставку. После утреннего воинского правила и серной ванны кровь быстрее струилась по жилам, ноги пружинили при ходьбе, хотелось бежать, разрывая грудью плотный воздух.
  Недавние потери уже не казались катастрофическими, правду говорил покойный король Фабиан: 'с каждым несчастьем или страхом надо переспать, как с профессиональной шлюхой', истинная правда, ваше величество. Жаль, что вам пришлось уйти так рано, в те годы я еще не слишком владел своей силой и не пытался планировать события хотя бы на несколько шагов вперед.
  Его преосвященство сокрушённо качнул бритой головой, остановив хождение у полукруглого окна, выходящего в обширный сад. Ничего смертельно опасного не случилось, маги обязательно отыщут эльфа, хорошо бы мёртвым, впрочем, его состояние можно было счесть предсмертным, все внутренние органы измолоты почти в кашу. Кто бы его не вытащил из каземата, вылечить изгнанника не сможет, это не менее четырёх стихийных должны поработать над подопытным эльфом. Подопытным? Отчего бы и нет? Должен я на ком-то проверять новые заклинания, или нет? Не моя вина, что эльфов-преступников в Империи не бывает, а вот людишек подлого сословия городское 'дно' поставляет непрерывно, да и столичная стража имеет прямой приказ отправлять наиболее одиозных представителей 'дна' в распоряжение матери-церкви.
  Так глава ордена Решающих успокаивал сам себя, вполне отдавая себе отчёт в том, что ничего не окончено, убийца или убийцы монахов не найдены, а в том, что это работа стихийных он не сомневался. И ничего не мог с собой поделать, ибо боялся собственного пророчества, а ведь отсроченное проклятие последней умерщвлённой ведьмы так и осталось неизвестным. Он вновь стремительно пересёк комнату и резко остановился у бокового зеркала. Бронзовое лицо воина отразилось в равнодушном стекле, бледные губы сжаты в полоску, глаз не видно из-за недоброго прищура, плотно прижатые к голове уши шевельнулись - как всегда, когда он пытается колдовать. Колдовать! Именно ему принадлежит метод мысленного построения заклинаний, трудно постигаемый его магами, привыкшими произносить формулы или выпускать построенную конструкцию жестом.
  Брата Орма похоронили в фамильном склепе вчера, глава рода пребывал в сомнениях - какому похоронному обряду предать мага - огню, воде, земле. Брат Норт настоял на традиционном погребении - установить гроб с телом усопшего в саркофаге, предназначенном для сыновей рода.
  Убийственная церемония - поморщился брат Норт, не то, чтобы он искренне скорбел по усопшему, скорее, остро сожалел о его отсутствии, видит Творец-Вседержитель, как бы ему пригодились умения брата Орма, особенно учитывая теперешние обстоятельства. В задуманном плане смены правящего монарха брату Орму отводилась одна из главных ролей, и вот теперь придется планировать основную интригу, опираясь только на собственные магические силы, накопители энергии и колдовские артефакты.
  В этот раз его преосвященство дал себе слово: никаких слухов, никаких возмущений имперских войск, бунтов гвардии и крестьянских восстаний. Тихо и очень буднично его величество покинет сей мир, окруженный любящим семейством в лице любимой супруги и драгоценного наследника. На этот раз его величество будет уходить за Грань, понимая, что именно он оставляет за собой.
  Брат Норт скрипнул зубами. Дождемся, пока любимая и венценосная хасунская сука императора не разрешится от бремени долгожданным хасунским щенком, и начнем действовать. Всё дальнейшее предстоит обдумать и не один раз. Как же ему не хватало брата Орма с его трезвыми безжалостным разумом ученого фанатика! Некоторые недоброжелатели из магической братии считали брата Орма сумасшедшим, иные честили его садистом, но его преосвященство точно знал - покойному магу мучения других существ не доставляли удовольствия, просто так складывались обстоятельства, Какие? Ну представьте себе - вы маг и создаете пыточные заклинания. Неужели вы будете сочетать карающую магию с блокировкой болевых ощущений? Не получится.
  Однако, досужие рассуждения не заменят решения основной из проблем - кто наследует управление магической разведкой вместо так некстати выбывшего брата Орма? Его преосвященство в сотый раз мысленно прошелся по списку кандидатов на это беспокойное место. Заменить так неосторожно подставившегося по собственной вине брата Орма некем, увы.
  Придется самому справляться еще и с этим, тупым исполнителям приказов нельзя доверить кропотливый анализ созданных главой ордена заклинаний, как и сотворение новых. Сейчас его преосвященство жалел, что не снабдил брата Левэра амулетом-телепортом, десятидневье уйдет на дорогу в предгорья Маран-Кух и примерно пять дней - на возвращение через Хинол, а уж там дознавателя ждёт монах с амулетом. От всей своей магической души глава церкви надеялся, что принц отпустит с миром брата Зо, какое странное имя... Норт тен Ноор в который раз вспомнил о своём желании выяснить, что означает это глупое сочетание иероглифов 'зонн' и 'олив'.
  О чем я думаю, одернул себя брат Норт, провались все эти монахи вместе с их монастырём глубоко под землю, он даже ресницами не шевельнет, но сейчас ему нужны все умения брата Зо, все, сколько их есть... Правда, есть одно крошечно 'но' - этот хасунец до отвращения самостоятелен, умён, в полной мере владеет секретной способностью наносить удары 'отсроченной смерти', и, к сожалению, никто не гарантирует, что этот разносторонний монах будет безропотно творить волю главы церкви, не задавая неудобных вопросов. Слишком долго дела его преосвященства шли, как по накатанному тракту, легко и с предсказуемым результатом. Эти хасунцы с их многомудрыми поговорками всегда оказываются правыми: 'и для упавшего кирпича приходит день, когда его перевернут'.
  Похоже, такой день настал.
  Брат Зо заснул мгновенно, свернувшись в клубок, привычка спать в Тени, закутавшись в легкое покрывало, неистребима. Брента благосклонно объяснила изумленному монаху отчего он никогда не мёрзнет даже в горах, на пронизывающем ветру - за это, как и за многое другое, следует благодарить Госпожу сумрак.
   На соседнем ложе эльф лежал без сна, слишком неожиданным было возвращение, да и множество мыслей одолевали перворождённого. Господин настоятель монастыря заронил надежду на возвращение в род, а ведь, что ни говори, доля изгнанника тяжела. Нелегко смириться с тем, что фамильная магическая защита становится недоступной, и ты остаешься один на один с магами остального мира. А кроме того, все сородичи сторонятся изгнанника, как наказанного преступника, и наказанного без права на помилование.
  Глава рода не планировал прощать ослушника, все-таки второй сын - это не первенец и наследник. В эльфийском роду не принято баловать особым вниманием вторых и третьих детей, в полном соответствии с традициями воспитывается первый сын и первая дочь. Этим нечастным заложникам рода и политических игрищ всегда приходилось несладко, их строго регламентированной жизни в качестве наследников крови не позавидуешь, наследникам состояния рода приходилось еще хуже - первые получают в основном воинское воспитание, вторые заняты финансами рода, что тоже подразумевает немалую ответственность. С малых лет рассчитывать каждый шаг, жест, поступок... не говоря уже о мимике - это способно глубоко опечалить. А что способно порадовать второго сына? В те давние времена его несказанно радовала относительная свобода, не слишком скованная соблюдением священных традиций до того грустного дня, когда юный Орассэ смог договориться с огромной приливной волной, что едва не уничтожила прекрасный прибрежный город Семи волшебных цветов. Последовавшее обучение в Башне эльфов на долгие двести лет оторвала его от семьи, однако, глава рода Живущих на краю мира, потрясенный и обрадованный внезапно открывшимся талантом второго сына, объявил его вторым наследником крови, и вольная жизнь Орассэ закончилась раз и навсегда. А уж, когда после достижения третьего совершеннолетия его поставили в известность о договорном браке на двенадцать лет с юной дочерью рода Лазуритовой чаши, молодой эльф взбунтовался, в длинном перечне обязанностей его особенно поразило главное условие - зачать дитя и передать права на младенца роду матери. С соблюдением всех формальностей Орассэ испросил аудиенцию у главы рода - наедине. Итог аудиенции известен - изгнание из рода, лишение прав на фамильную защиту, юного Орассэ торжественно вывезли за границу владений и отпустили на все восемь сторон света без прощальных слов и объятий.
  Орассэ встрепенулся - уже светает, в приятных и грустных воспоминаниях ночь прошла незаметно, но надежда на возвращение окрыляла. Это не значит, что он покорно отправится в храм праматери рода и вденет шею в супружеское ярмо, однако есть вероятность, что глава рода Живущих на граю мира смягчится и, если не отменит свой приказ, то отсрочит на неопределенное время. Как говорят в Хасуне, если ты споткнулся и упал, это ещё не значит, что ты идёшь не туда. Орассэ переоделся в тренировочный костюм, мимолетно пожалев об отсутствии фамильных мечей-близнецов, хранящихся в только ему известном месте и выскользнул из покоев, направляясь в оружейную монастыря, где присмотрел аналог близнецов, две не заточенные сабли работы монастырских кузнецов.
  
  Брат Левэр спал недолго, привычка подняла его с первыми рассветными лучами, сам рассвет он встретил на восточной крепостной стене и долгие полстражи, затаив дыхание, наблюдал красивейший восход светила, величаво восстающего из-за остроконечных вершин, украшенных сверкающими ледниками и лохматыми снежными шапками.
  Пронзительно холодный горный воздух вливался в легкие без участия разума, и брат Левэр вдруг остро ощутил тщету тревог, стремлений и вожделений тех, чьи жилища остались где-то там, внизу, в теплых долинах и прибрежных городах. Жизнь городов в чаду летних и зимних жилищ, суета вокруг рынков, звон золотых монет, звук льющегося в драгоценную чашу лучшего вина, ласкающее прикосновение ценнейших хасунских ковров, тонкое благоухание изысканной кавы - все это не имело смысла здесь.
  Отстраненные от мелких человеческих тревог, величественные в пронзительной простоте линий, чаще враждебные к случайному путнику... эти горы стояли века до пришествия перворождённых и людей и простоят столько же, одинаково равнодушные к наличию и отсутствию живых букашек, суетящихся у подножия горных хребтов.
  Здесь его и нашел наставник Глэдиус.
  Оба замерли, мгновенно узнав друг друга. Наставник вспомнил своего спасителя, а брат Левэр - спасителя племянницы. Общее прошлое десятилетней давности не помешало им со сдержанной благодарностью приветствовать друг друга.
  - Я рад видеть тебя, наставник Глэдиус, - брат Левэр склонил бритую голову.
  - Я тоже рад оказаться твоим наставником, пусть и ненадолго, уважаемый брат Левэр. Следуй за мной, настоятель Ас-Мэй желает видеть гостя из столицы.
  
  Впервые брат Левэр удостоился чести быть принятым настоятелем широко известного за пределами Империи монастыря, славного воинами, магами, отшельниками и лекарями. Все перечисленные, по глубокому убеждению брата Левэра, были преданными адептами монастыря, ставшего для них больше, чем родным домом. Это обстоятельство частенько недооценивалось многочисленными неудачниками, возжелавшими взять под свою руку монахов и 'драконов' Вайн-Тай. Полагаю, у каждого из адептов наличествует немалое личное кладбище врагов ныне здравствующего настоятеля и самого знаменитого монастыря Хасуна.
  Брат Левэр был поражен атмосферой властности и осознания собственной власти, исходящее от настоятеля Ас-Мэя. Такому монаху невозможно не подчиниться, если он пожелает отдать приказ, аура власти чем-то сродни ауре мага древнего рода, размышлял брат Левэр, склоняясь в почтительном поклоне и был приятно удивлён глубиной ответного поклона. Глубокий низкий баритон, совершенно не вязавшийся с субтильным сложением настоятеля, исполнен приязни:
  - Я рад приветствовать правую руку главы правящей церкви Творца-Вседержителя.
  Брат Левэр поморщился, а сам настоятель позволили себе понимающую улыбку. Что поделаешь, этикет есть этикет, а хорошие манеры ценились во все времена и во всех обстоятельствах.
  - Боюсь, уважаемый Ас-Мэй, я теперь его единственная рука. Моими стараниями брат Орм ушел от нас, и не могу сказать, что я особенно огорчён.
  Настоятель повёл рукой и два проворных монаха сервировали стол для завтрака, брат Левэр сглотнул слюну, размещаясь по обычаю предков прямо на циновках каменного пола, оказавшегося неожиданно тёплым - ах, да, знаменитая магия Хасуна, наставник Глэдиус занял место напротив настоятеля.
  Завтрак завершили в полном молчании, после чего переместились в покои настоятеля, где собрались остальные участники прерванного путешествия в Тирану.
  Глэдиус внимательно взглянул в глаза дознавателю:
  - В целом брат Зо обрисовал нам положение дел, как оно видится ему самому. Что ты можешь добавить, брат Левэр?
  - Если позволите, сначала о его преосвященстве. Две седмицы назад брат Норт пожелал видеть всех до единого адептов, служащих во дворце императора, служащих на благо Империи и ордена, разумеется. Их всего пятеро - двое полукровок-гномов, два человека и женщина-квартеронка. В свое время я озаботился заклинанием 'чуткое ухо' хасунского исполнения и с небольшой помощью поместил его в покоях настоятеля и покойного брата Орма, так что большую часть их разговора я могу повторить почти дословно.
  Брат Левэр перевёл дыхание и продолжил уже не спеша, взвешивая каждое слово и стараясь вспомнить услышанное дословно:
  - ... следует озаботиться сменой династии, ваше преосвященство.
  - Ты уверен, брат Орм, - глава Ковена откровенно посмеивался, - что твое заявление не связано со вчерашним эдиктом? Ведь его величество специальным указом запретил передачу коронных преступников в распоряжение ордена. Это кроме того странного эдикта об ответственности членов ордена за 'необоснованные' обвинения против жителей Империи.
  - Я уверен в другом. Попомните мои слова, ваше преосвященство, скоро наш император пожелает прекратить преследование стихийных колдунов, а там недалеко и расправы над несогласными. Мои маги заметили подозрительную активность монахов на окраинах Империи, хасунских монахов, прошу заметить. Нет нужды объяснять вам, что каждый хасунец, будь он монах или купец, в первую очередь воин, а потом уже монах... или купец.
  - Мы собрались воевать с Хасуном? Или это твоя не осуществлённая мечта, брат Орм?
  Брат Левэр перевел дыхание, сделал глоток кавы и хрипло продолжил:
  - После этих слов воспоследовало странное молчание, и оно показалось мне не то, чтобы обреченным... прошу простить... это трудно объяснить, но меня посетило ощущение... такого... многозначительного взгляда, когда один собеседник удивляется недальновидности другого и при этом думает... примерно так - стареет, сдаёт наставник, уже неспособен правильно оценивать обстановку и принимать верные решения. И знаете, ощущение равнодушной работы хладнокровного разума, твердо намеренного идти к своей цели, невзирая на помехи. Точнее, считая помехи настолько незначительными, что ими можно безнаказанно пренебречь...
  Брат Левэр умолк, приподнял руку жестом 'стоп' и снова заговорил:
  - Спустя седмицу мои агенты донесли, что ее величество в тягости. Она носит под сердцем сына, господа. В тот же день глава ордена приказал удвоить количество агентов возле ее величества...
Оценка: 4.93*15  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"