Дмитренко Татьяна: другие произведения.

Живая душа. Книга 3. Знамение жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Третья книга, в которой Экриме придётся-таки учиться. А не хочется...

   Через две недели в столицу Аргуна отправляется большой караван, и вассалу рода Алмазной Змеи специальным указом было предписано присоединиться к путешествующим, дабы исполнить приказ господина Ревайни. Дурацкую идею путешествия с караваном Ивар отбросил сразу и навсегда и тут же отвоевал возможность добраться до столицы Аргуна грузовым телепортом. Да, дорого, но рисковать Ивар не пожелал. Никому не нужен повтор приключений двухгодичной давности, когда некие силы напали на благополучный караван, а шестеро магов держали одну недокормленную девочку, а...
   Чет громко хлопнул дверью в библиотеку. Мой любимец решил отобрать кое-какие книги, отправляясь в Аргун. Может, помочь? Но Чет решительно отстранил меня от работы и велел разобрать амулеты из Старого города - металл отдельно, камни отдельно, металл плюс камни отдельно.
   Так что я сижу подле разорённого мною сундука с древними артефактами и жду пока Чет соизволит обратить на меня внимание. Маг разложил книги по местам, отдельно отставил отобранное, радостно осклабился и доброжелательно сообщил:
   - Как утверждает наш сюзерен, в славном городе Орсано жизнь продолжается.
   - Осталось только договориться о терминах, - хмыкнула я.
   - О чём договориться?
   - О том, что именно сюзерен называет жизнью, - пояснила я.
   Чет хрюкнул, давясь смехом, собрал металлические пластины и отправился в лабораторию домучивать какое-то заклинание. Мне только и осталось сложить всё ненужное в сундук. Все амулеты давно и прочно разряжены, а уж о том, какой именно тип магии их заряжал, можно только гадать...
   Стоит отметить, что создание личины для бедняжки Экримы закончилось эпическим провалом, стандартные заклинания смены облика с моей недомагией не сочетаются вообще. Стоило призвать Нагайну и четыре варианта иллюзий приказали долго жить, как и вполне добротные заклинания. В свете сказанного не сомневаюсь, что в Аргуне 'бедному ребёнку' придётся маячить в своём настоящем облике и, стало быть, в том же Аргуне меня ждёт горячий приём, особенно если вспомнить сколько больных мозолей я оттоптала. Первым в списке присутствует наш дорогой принц Хайланче (под номером шесть), затем весьма колоритный персонаж из Варкрафта, которому Нагайна явно повредила сухожилия, ну и тот старикан в богатом аргунском халате, оставшийся лежать на ледяном каменном полу подземной тюрьмы, спелёнатый, как колбаса.
   Стоит только вспомнить очаровательное приключение пятимесячной давности с принцем, магом, лекарем, а также малышкой Шу, и у меня сразу начинается изжога. Если тот старый маг выжил, кое-кому из присутствующих мало не покажется. Ну, а как вы хотели? Стукнуть мага по башке, опутать проволокой с головы до ног, отобрать деньги (целый кошель!) магические побрякушки (числом семнадцать) и среди них шесть (шесть, Карл!) именных амулетов. Господа колдуны иногда и за меньшие прегрешения с виновников шкуру сдирают наживую, а тут целых три преступления против их магичеств - принца и его мага.
   Не сомневаюсь, тот старенький дедуля окажется либо придворным колдуном, либо наставником из аргунской маг-школы, а иначе как он попал в те подземелья, из которых я так лихо сбежала? Дедулька шастал по тюрьме не потому, что погулять вышел, вот уж нет! Прибыл он конкретно по мою душу, и осознание сего факта спокойствия тоже не добавляет.
   Прошло уже пять дней, как до Ивара донесли благой совет господина Ревайни отправить вассала Алмазной Змеи на обучение к придворному магу-железяке. Королевство Аргун в лице господина Шеуанше из рода Как-его-там-нафиг спать не может и есть не может без супер-пупер-знаменитой плебейки из Нутавы. Ах-ах, величайший маг современности согласен взять ученика, наконец-то! Это настоящая честь, Экрима, понимаешь?
   И ведь не скажешь посланцу господина Ревайни, что я охотно обошлась бы без этакой чести. Хочется знать, чья это идея, а заодно хорошо бы определить и цену столь щедрому предложению, и неплохо было бы узнать о цели, с которой всё это затевается. Никто пока не заключал с нами договора на обучение, никто не озвучивал цену договора и также никто не поторопился сообщить главе рода Алмазной Змеи (а обо мне и речи нет!) с какого перепугу аргунский маг так возбудился, что затребовал в ученики ребёнка соседней державы, да ещё и через голову сюзерена.
   И в довершение странностей, доверенные лица господина Ревайни предварительно и популярно объяснили сюзерену, в чём именно состоит его выгода. Глава рода Алмазной Змеи отсылает девочку в Аргун, а Ревайни не назначает ему левого опекуна взамен казнённого дядюшки вплоть до его (Ивара) совершеннолетия. Тот факт, что совершеннолетие для дворян наступает в четырнадцать лет, дела не меняет, опекуна назначат, а оно нам надо? До четырнадцати сюзерену ещё год страдать на вторых ролях, так что совет клана долго колебался, но всё же решил ответить на предложение столичного мага положительно, и я отправляюсь в Аргун, выбора нам не оставили. Шантаж удался...
   Но всё это подождёт до Нутавы, а пока в связи с неудачами было решено отставить в сторону дурацкую идею личины. Ведь если подумать, все обиженные мною персонажи прошлых событий вряд ли пожелают обозначить своё участие в похищении вассала Змеиного рода, иначе магу, принцу и достославному орку придётся обнародовать и причины, приведшие к столь печальным итогам. А это, сами понимаете, никому не нужно и аргунцам в первую очередь, верно Кри? С моей точки зрения это слабое утешение, но другого нет.
   Так что Экриме надлежит хорошо учиться, не поддаваться на провокации и вообще держать ухо востро, а в этом ей помогут Шийен (на первых порах), Мэган и Чет. Первый намерен завершить некие дела в родимой столице, второму зачесалось навестить старых сослуживцев с благой целью переманить их на службу к Змеёнышу, а Чет в силу наших близких отношений восхотел защищать девочку просто так, по доброте душевной.
   Отъезд назначен через двадцать дней, больше выторговать не поучилось, так что маги спешно творят амулеты на все случаи жизни, я собираю и разбираю новосшитый рюкзак, пытаясь уложить в него максимум личных вещей, а Ивар и наш шаман посменно дрессируют моего духа, поскольку у меня этот процесс организован из рук вон плохо. Чёртов Дик носится неведомо где и срывается на присутствующих как ему здешний Творец на душу положит. Сам птиц характер имеет склочный, нетерпимый и непредсказуемый. Избавиться от вредного духа не получится, хотя и пытались, а наш штатный шаман только руками разводит в недоумении, мол, у тебя, дорогая детка, даже дух с причудами, точь-в-точь, как твоя магия. А тот факт, что духа призвал сам недошаман, ненавязчиво замалчивается.
   С утра и до обеда меня дрессируют не хуже, чем Дика. Чет срочно вспоминает свои хулиганские заклинания вроде того, что мгновенно расслабляет оппоненту кишечник, устраивает почесуху, белый шум, мигалку и прочее, а я добросовестно нарабатываю автоматическую реакцию на внешние двуногие раздражители. Шумо-световая "граната", а точнее, амулет с этим заклинанием мне вручили ещё вчера, и Мэган обязался заряжать его по мере необходимости.
   На исходе пятого дня Ивар выпустил пар, то есть перестал избивать ни в чём неповинную мишень в подвале, и мы засели в гостиной беседовать и создавать бижутерию на продажу, ибо школа в провинции должна функционировать, дети - учиться, а наставники - учить. Семнадцать колец, полтора десятка диадем-венчиков, браслеты с камнями, без камней, и скань, скань, скань.
   - Как думаешь, камрад, кто именно меня подставил?
   Сюзерен, зачаровывающий очередное кольцо против воров, пожал плечами.
   - Думаю, Ревайни и покойный целитель.
   - Похоже. Как же не хочется ехать...
   - Поедем вместе. Я намерен подписать договор.
   - О намерениях?
   - Что-то вроде взаимных обязательств двух родов в отношении моего вассала. Оплата проживания, еда, амулеты, эликсиры и так далее.
   - Направления обучения, навыки, умение, содержание предметов изучения. И наше громкое "нет" рунной артефакторике, - подхватила я.
   Ивар откинул со лба рыжие пряди.
   - Королевский бастард настаивал именно на ней, но решать твоему наставнику.
   Обрадовал. Впрочем, могло быть и хуже, господа. Скажем, заставят преобразовывать железки в золотые слитки единственно силой разума, да ещё без такой чудной детали, как философский камень. А что, дураков хватает не только в Нутаве. Тот же Аргун в смысле нелепых выдумок и слухов вполне способен переплюнуть и Отран, и Нутаву, и даже княжество Варг, не к ночи будь помянуто.
   - Слушай, а тебе позволят отправиться в Аргун?
   Малец оскалился:
   - И кто мне запретит?
   - А как же школа и пропуски занятий?
   - Ты сама говорила, что деньги решают если не всё, то многое, - сюзерен снова оскалился.
   Вот как у него эта гримаса получается? Стоит Змеёнышу показать зубы, и не слишком высокий мальчишка выглядит небольшим, но очень опасным субъектом. Три раза подумаешь, а надо ли такого трогать? Змеёныш, он Змеёныш и есть.
   Мы пожали друг другу предплечья, и я прилегла отдохнуть в ожидании очередной порции металла и осколков поделочных камней, за ними отправили двух из Шийеновых молодцов. Один из них поедет с нами в Аргун, поскольку до главкома внезапно дошло, что в охранниках должно быть минимум двое людей, а лучше бы трое. Однако маги не сочли возможным настолько оголять резиденцию Алмазной Змеи, так что их будет двое - Шийен и Шаустер. А самого главкома с успехом заменит любой его подчинённый, эти горошины из одного стручка.
   Вот любят в Аргуне звук "ша", правда, там буква называется "шиур", а на востоке страны - "шикр," а сам звук зовётся "ши". По их верованиям все благословенные имена начинаются на эту шипящую, а член рода, подчинённого крупному клану, может иметь "ши" в озвучке или написании имени - Сойрешу, например. Змеиный народец эти аргунцы, Шийен, Шуайшу, Шаутеншау, Шеуанси. Чем древнее род, тем чаще встречается в имени эта самая "ши" и, кстати, прямого запрета на использование этой крамольной буквы в именах не существует. Охота вам шипеть на своих детей, ради бога.
   ...Очнулась я, когда меня тронули за плечо.
   - Госпожа...
   Лайзуна и кухонная девчонка принесли обед на троих. Давно пора, живот уже подводит.
   ...Ещё две недели работы и приличных размеров сундучок набит до отказа вполне себе ликвидной бижутерией. Металлом 'на выезд' меня уже снабдили, а камушков, слава Творцу, и в Аргуне достаточно...
   И вот уже четыре лошади дожидаются всадников. Лайзуна смахивает слёзы, Ивар мрачен, Шийен и его подчинённый деловиты и немногословны, и только Чет радостно ухмыляется, выводя за ворота злобного жеребца чёрной масти - радуется свободе человек. Его чересседельные сумки набиты металлом, кошелями с серебром и дорожной одеждой. Мой рюкзак свисает за спиной 'по правому борту', уравновешиваясь дерюжным мешком с амулетами, эликсирами и тому подобной мелочёвкой, а за пазухой греется кисет с фиалами, наполненными синим порошком, и отдельно глубоко спрятан кошель с драконьей чешуёй. Присмиревший Дик сидит на высокой луке нутавского седла, прислонившись ко мне, и слегка балансирует полураскрытыми крыльями, как славноизвестный Тарх.
   Я оглянулась на закрывшиеся ворота. Двухэтажная резиденция просто купается в ярком весеннем солнце - красота! А я снова еду в неизвестность, но теперь со мной охрана, сюзерен, родовой маг и малость побольше сведений об окружающем мире. Я вздохнула, до стационарного телепорта ещё ехать и ехать, пересекая столицу с востока на северо-запад.
   Ивар оглянулся на меня и подал знак начала пути, воздев к небесам плеть с наборной рукоятью. Привычно заскрипели сёдла, гортанно выкрикнул что-то Дик, а копыта слитно загрохотали по гладкому дорожному покрытию. Нам повезло, ранним утром улицы почти пусты, так что спустя минут двадцать мы уже стояли перед настроенной аркой перехода, а злой и не выспавшийся маг (служитель перехода), невнятно проговаривал для нас технику безопасности при использовании грузового телепорта.
   Не менее раздражённый Чет почти взял юного колдуна за глотку и затребовал повторить всё сказанное на нормальном языке. Маг было заерепенился, но на него оглянулся Ивар, украшенный диадемой главы клана, и колдунишка мгновенно сдулся. Особенно поплохело мальчику, когда на своём сером монстре к нему подъехал Шийен, наклонился с седла и пообещал служителю поправить его перекошенную физиономию, если он срочно не вспомнит о своих должностных обязанностях. Шаустер же красноречиво снял с седла аркан, так что юный маг быстро опомнился, после чего вежливо и нейтрально переправил нашу команду в столицу Аргуна.
   И вот мы все, раздражённые и откровенно злые, стоим на площадке арки перехода в ожидании отмашки принимающей стороны. Через пару секунд ожидания щеголевато одетый аргунец вежливо пригласил следовать за ним, быстро вывел наш караван на смежную с телепортом улицу и пожелал удачного дня.
   Я аккуратно натянула поводья, не торопясь пересекать оживлённую улочку. Сюзерен замер рядом со мной, Шийен насторожил своего духа, а Мэган принюхивается, словно ему подали к завтраку испорченное яйцо. Второй телохранитель сканирует пространство каким-то амулетом.
   Ещё вчера мои спутники решили, что жить будем в доме Шийена, пригласившего всех поселиться почти в центре Канлау, благословенной богами столице государства Аргун, век бы его не видеть. Наш главком, оказывается, владеет здесь недвижимостью, "маленький домик, госпожа, но... нам хватит".
   Маленький домик оказался одноэтажным строением о шести комнатах, не считая кухни, кладовых, помещений для слуг, небольшой конюшни на три денника и весьма приличного приусадебного участка соток этак на десять, да ещё и засаженного фруктовыми деревьями. Учитывая, что земелька в столичных городах стоит дорого, выходит, наш главком далеко не простолюдин, сам обмолвился, что домик получен в наследство. А кто способен завещать недвижимость в центре столицы бастарду? Уж точно не его папаша, но и не пятое колесо в телеге, а, скорее всего, кровный родич. Нам всем уже понятно, Шийен не просто удачливый наёмник, коему повезло выслужить малость деньжат, а затем на сэкономленные средства прикупить домишко, да ещё и в старом центре Канлау. Наш главком принадлежит или принадлежал весьма известной аргунской фамилии, известной даже господину Ревайни, сводному брату нутавского короля.
   Пока я так рассуждала, старенькая суетливая домоправительница быстро расселила дорогих гостей по комнатам. Её супруг, он же конюх, садовник и сторож, проворно увёл лошадей, обещая "хорошо об них попечительствовать, господа".
   Шийен же быстро высвистал соседского мальчишку и через пару часов присланными продуктами забили одну из кладовых, и в данный момент мать мальчишки срочно готовит обед для господ. Две его старшие сестры давно приняты служанками к господину Шийену, а дед, крепкий старикан лет шестидесяти, поступил в распоряжение супруга нашей домоправительницы госпожи Ауземи. Таким образом, быт наладился в течение четырёх часов, я просто глазам не поверила.
   Визит к предполагаемому наставнику назначен на послезавтра. Вот и получается, что у нас почти два дня на акклиматизацию в незнакомой стране, а также три ночи, чтобы согласовать возможные действия и противодействия.
   В ожидании обеда мы собрались в небольшой комнате, носящей громкое название кабинета, и расселись на скамьях, застеленных плоскими подушками.
   Я обвела взглядом четверых присутствующих.
   Сюзерен, демонстративно украсивший рыжие кудри новенькой диадемой моей работы, изучает рисунок старинного ковра. Пока мы добирались до нужного дома, на сияющий обруч бастарда оглядывались все встречные женщины. Капельная скань угольно-чёрного цвета потрясающе смотрится на рыжих волосах. А сейчас сощуренные карие глаза пристально следят не только за узорами дорогущего отранского ковра, но и за каждым моим движением. Не по росту крупные ладони сложены в замок, и за Иваром не менее пристально наблюдает Красотка, приземлившаяся на какую-то лепную штуку прямо над головой Мэгана.
   Мэган... Маг склонил темноволосую голову на грудь и прислушивается к голосу из амулета, которым его предусмотрительно снабдил Герсил. Наш главмаг совместно с Мэганом давно покушался создать амулет двусторонней голосовой связи и теперь их тандем тестирует первый несовершенный образец. Половину слов амулет отсекает по непонятной причине, слышимость отвратительная, а голоса искажаются до неузнаваемости. Бывший имперец, а теперь наш вассал, легко вписался в магическую команду Змеёныша. Как он сам признался, за десять послевоенных лет у него и недели спокойной не было. И пусть камней у него было всего три, каждый из них давил на мозги почище коронного дознавателя. Попробуй поживи спокойно, когда магические возмущения столицы постоянно накладываются друг на друга и не дают спать, есть, отдыхать и выполнять обязанности мага. Эти самые возмущения не позволяют дышать полной грудью, перекрывая доступ воздуха в гортань при малейшем всплеске боевой магии. Так что теперь, с отсечёнными камнями, маг наконец-то расправил плечи, вдохнул не горячий туман, а живительный воздух, оглянулся вокруг и захотел жить. За неполных полгода он даже помолодел, посвежел и, к нашему удивлению, оказался нестарым, вполне привлекательным мужчиной лет сорока с хвостиком.
   Шийен... Явно потомок благородного рода, получивший соответствующее воспитание. Владеющий магией, но не маг. Имеющий силу, но не кичащийся ею в отличие от многих до него и после него. Как и подчинённые, плетёт воинскую косу длиной ниже лопаток, носит мешковатую и очень удобную верхнюю одежду, зимой шлемам предпочитает облегающие вязаные головные уборы. По земным стандартам он по-настоящему хорош холодноватой северной красотой, даром что глаза карие. Немногословен, спокоен, решительно уверен в себе, скала, а не мужик.
   Второй телохранитель с неудобно произносимым именем Шаустер выглядит сущей тенью командира - та же коса, хитро заплетённая в шесть прядей, хмурый взгляд исподлобья, короткие скупые жесты, бесшумная походка. Это единственный среди нас отранец с аргунским именем. Полуровка? Может, он и вовсе не отранец, но воин знатный, а что он с посохом творит - это надо видеть. Не исключено, дал обет молчания. За полгода я услышала от него всего три слова - хм, угу и ха.
   Разбивая непринуждённое молчание, я спросила, адресуясь в пространство:
   - Каковы наши дальнейшие действия?
   - Сначала обед, затем посетим тот рынок, с которого ты так удачно начала возвращение домой, - ответил Ивар.
   - Затем найдём целителя, - буркнул Мэган, - возможно, в своё время он заметил что-нибудь подозрительное.
   - Или незнакомое, - кивнул Ивар.
   ...Обед был выше всяческих похвал, шесть перемен блюд и обязательная варика "для худенького ребёнка", тонкий, еле осязаемый привкус неподдельного гостеприимства, и бездна приветливости в немногих словах девчонок, что неслышными тенями скользили за нашими спинами, меняя тарелки.
   ...Спустя час после обеда мы ехали в наёмном экипаже вдоль набережной. Кто бы мог подумать, что столицу рассекает река, да ещё на три неравные части и что левый берег украшен аж двенадцатью основательными мостами, а правый выглядит почти как Венеция - маленькие горбатые мостики и вода, подступающая к фасадам домов.
   Лекаря мы отыскали быстро. Молодой маг по-прежнему был не очень востребован, что и неудивительно, столица есть столица. Похоже, Канлау, как и Москва, слезам не верит. Вначале и целитель глазам не поверил.
   - Вы, госпожа?!
   - Рада видеть вас, господин Хитоу. Как поживаете?
   - Благодарение Творцу, жизнь налаживается.
   - Прекрасно. Разрешите пригласить вас к ужину сегодня. Я и мои спутники проживаем в доме господина Шийена, - вмешался Ивар.
   - Мой сюзерен, господин Ивар, глава рода Алмазной Змеи, - торопливо представила я главу рода.
   Ивар слегка поклонился, не спешиваясь. В ответ целитель окинул внимательным взглядом нашу компанию и тоже склонился.
   - Почту за честь, господин Ивар, госпожа Экрима.
   - Просто Экрима, если не возражаете.
   - Наш слуга навестит вас вечером и проводит, - Ивар кивнул в знак прощания и развернул жеребца прочь.
   Маг и Шийен сопроводили нас только до главного городского фонтана, после чего сослались на дела и растворились в ближайшем переулке.
   Я, сюзерен и Шаустер, вероломно оставленные спутниками в центре столицы, направились в храм Творца возвести благодарность за благополучно путешествие. Правда, перенос людей и лошадей телепортом сложно назвать путешествием, но кто я такая, чтобы препятствовать религиозному рвению соратников.
   - Чем займёмся, господа? - Ивар оглянулся на телохранителя после беседы со здешним Создателем.
   - Доставьте меня назад, а сами наполните кладовые дома продуктами и, скажем, предметами обихода. Кстати, бытовые амулеты тоже не помешают.
   Ивар стукнул себя по лбу, точно, договаривались же! Я хмыкнула, мужики во всех мирах одинаковы, пока пинка животворящего не отвесишь, с места не сдвинутся.
   Пролетев галопом по улицам Канлау, я милостиво отпустила мужчин и водворилась в своей комнате с благой целью подумать. А подумать было о чём, и вечерний визит молодого лекаря, возможно, расставит всё по местам. И кстати, с чего это я разволновалась по поводу старого мага, брошенного в подземелье на произвол судьбы? Если он ещё не помер от прогрессирующей анемии, то борется с её текущим состоянием и, скорее всего, господину Оухэну не до меня. А вот если я не справилась и обобранный мною старичок выжил, то мне придётся учиться противостоять колдунам их же методами, есть же у них тут какое-нибудь магическое кунг-фу.
   Я обернулась на деликатный стук по спинке кресла.
   Никого не вижу.
   Стук повторился. Опять никого! Что за шуточки идиотские?
   Заглянула за спинку кресла.
   - Ты кто такой?
   Маленькое, ростом мне по колено, облезлое существо жалостливо сморщилось, подняв вверх мордашку. Я обогнула кресло и с опаской присела, разглядывая малыша.
   - Чего молчишь? Ты кто?
   Крошечный ротик сложился буквой "о".
   - Я дух этого места. Помоги!
   Ишь ты, помоги ему! Меня даже Трек предупреждал, чтобы не вздумала связываться с незнакомыми существами, особенно, если оные не поддаются известной классификации. А этот на духа вовсе не похож, скорее, на паршивого чертёнка, заболевшего артритом. Вполне себе материальное существо, под его лапкой сминается обивка моего кресла.
   - Помочь, говоришь? - с сомнением спросила я, - а чем докажешь, что ты дух места? Вывески на тебе нет, кто подтвердит твой статус в этом доме?
   - Хозяин давно оставил свой дом... - малыш затянул жалостливую песню.
   - Хозяин уже вернулся, не придумывай, - фыркнула я, - обманывать нехорошо.
   Существо село на попу и негодующе всплеснуло лапками.
   - Да много ли пользы в его возвращении, если он в меня не верит?! Хоть ты ему скажи, что я и такие, как я, тоже кушать хотят.
   - А самому на кухню сходить трудно?
   Малыш посмотрел на меня, как на идиотку.
   - Хозяин сам должен предложить еду, понимаешь, сам!
   Я даже головой потрясла - не снится ли мне - и уставилась на трагически пригорюнившегося домового духа. Значит, дух места? А у Ивара такой есть? Если есть, то почему я не знаю?
   - Так, господин дух, давай садись-ка рядом и внятно излагай, чем я могу помочь.
   И выяснилась интересная штука, этот самый дух места призван предыдущим хозяином дома с добрыми намерениями. Какими? Обеспечить дом хранителем.
   - А что именно ты хранишь?
   Сущность всплеснула лапками в очередной раз, удивляясь моей бестолковости.
   - Дом я храню, девочка, дом! А хозяин нас не кормит!
   - Кого это "нас"? Вас тут несколько?
   - Трое, - понурился дух.
   Понятно. Трое духов типа "домовой", подвид "нечисть обыкновенная" хотят кушать и категорически не желают развоплощаться. А хозяин дома в них не верит, поэтому духов не видит и...
   - Чем ваше развоплощение грозит дому?
   - Так рухнет же всё, клянусь создателем Грани! - завопило существо.
   - Ты прекрати орать и говори чётко, что рухнет, когда рухнет.
   Чертёнок в сотый раз махнул лапками.
   - Так стены же рухнут, уже сейчас в подвале кирпичи крошатся. Ещё пару зим и дом пропадёт...
   - Ты с обитателями дома говорил?
   - Так не слышут они меня!
   - Вот что, друг любезный. После ужина явишься с остальными чудиками в большую комнату. Будем тебя представлять хозяину. А сейчас ступай на кухню и возьми на всех хлеба, что ли. До вечера продержитесь?
   - Продержимся, спасибо! Мы ж не сам хлеб едим, а его..., - замялся чудик.
   - Отражение в мире Грани, так ведь? - ни с того, ни с сего осенило меня.
   Домовой с опаской отодвинулся подальше и ощетинился, как ёжик.
   - Откуда знаешь?!
   - Догадалась! Да не бойся, я никому не скажу. Ступай, хлеб в кладовой на нижних полках, там и окорок есть.
   Существо благодарно поклонилось и сгинуло с глаз долой, а я почесала в затылке, вот вам и первый сюрприз, в этом мире водятся домовые. И тут же имеем второй сюрприз - я их вижу, а Шийен, которого можно назвать магом, собственную нечисть и не видит, и не слышит в отличие от прежнего хозяина дома. И, кстати, прежний владелец дома не родственник ли нашему гостеприимному главкому?
   Отражения, хм... Если следовать логике, то у любого предмета или действия, существующего в нашем мире, есть отражение в мире Грани. Интересно, а такие отражения искажаются Гранью или нет? Кстати, в этом мире не существует термина "магия отражений", по крайней мере, я не слышала, а вот термин "работа с Отражениями" как раз имеется. И мой крестник по имени Хайланче в этой области магии великий спец, по слухам, он самый сильный колдун в королевской семье. Очень мило.
   Надо бы узнать, этот шестой принц, он в очереди на трон шестой или это его порядковый номер при рождении? Жители Аргуна, как и отранцы, имеют по несколько жён, зато института наложниц в Аргуне нет. Небось, насмотрелись на уважаемых соседей, где каждая наложница гарема, стыдливо именуемого "двором", готова подсыпать яду всем прочим претендентам на главенство в клане. И не только яду, могут осчастливить и толчёным алмазом в супчике, а от такой пищевой добавки умирают долго и мучительно, да и магия обезболивания в таком случае не всегда срабатывает.
   Ага, слева глухо бубнят баритоны, мои спутники вернулись? Нет, голоса незнакомые. Гости? Поставщики? Друзья рода? Приглашённые к ужину?
   Устав гадать, вытянулась на узком угловом диванчике и в ногах мгновенно возник Дик, привалился ко мне боком, уронив голову в открытую ладонь. Птиц снова повадился отдыхать вместе с хозяйкой. Ушулай категорически возражал против такого режима, поскольку охранник должен охранять сон госпожи, а не сладко дрыхнуть у неё под бочком. По его мнению, духа я бессовестно разбаловала... Я шаману так и ответила, зачем мне такой охранник, одна Нагайна заменит троих спецназовцев. А вот кстати, что-то моя подруга не подаёт признаков жизни, с чего бы это?
   На мысленный вопрос госпожа Нагайна ответить не пожелала, зато шевельнулся Дик, проклекотал какое-то сообщение и исчез. Я откинулась на подушки, но в дверь постучали и произнесли очень приятным голосом "пожалуйте к ужину, госпожа". Это что же, я заснула? С ума сойти, только голову приклонила, а тут и ужин на носу. Поплескала в лицо водой, привела себя в порядок и в компании молоденькой служаночки отправилась поиски сотрапезников. Хороший у Шийена дом... старый и очень уютный. Жаль, если он разрушится от простого неверия в хранителя этого прекрасного здания. Сразу видно, дом выстроен, если не с любовью, то с желанием сделать его удобным, красивым и тёплым.
   ...Дверь столовой стремительно распахнулась от резкого толчка, не рассчитала усилие и пятеро мирно беседующих мужчин оглянулись.
   Ага, пожаловал дорогой гость и вот он уже вежливо приветствует бывшую пациентку лёгким поклоном, чёрная коса скользнула вдоль шеи. Я с приязнью взглянула на целителя и поклонилась в ответ.
   На господине Хитоу строгий тёмно-голубой халат, слегка расшитый по краю блеклым шёлком. Он простолюдин и ярких цветов в отделке нарядов ему не положено, зато из-под ворота выступают аж три слоя нижнего платья. Помнится, в прошлый раз там наличествовал всего один. Ну и хорошо, значит деньжата у него завелись.
   Первое блюдо пошло под неспешную беседу ни о чём. Маг и главком сошлись во мнениях относительно весенней погоды, неспешно выразили удовлетворение состоянием дорог в Канлау, столице славного Аргуна, а затем встряла я.
   - Господин Хитоу, как поживает ваш уважаемый наставник?
   Целитель едва не поперхнулся, дожёвывая мясо, однако справился с кашлем и нейтрально вопросил:
   - Кого из наставников вы вспомнили, госпожа?
   Поддерживая игру, я вскинула бровь.
   - Удивляюсь такому старательному недоумению, у нас с вами один общий знакомый из числа аргунских магов.
   Хитоу вознамерился было потянуть время, но всё же не выдержал принятого тона и рассмеялся, а затем придал лицу скорбное выражение.
   - Увы, господин Оухэн скоропостижно скончался вскоре после вашего отъезда. Как утверждают некоторые знающие целители, его нашли в... весьма плачевном состоянии и в очень странном месте, после чего он прожил всего четыре дня.
   - Печально.
   - Согласен, госпожа.
   В дальнейшей беседе я участия не принимала, уступив нить беседы сюзерену. Мэган тут же подключился к обсуждению, и в итоге выяснилось, что месяц назад Хитоу в моём организме ничего странного не обнаружил, разве что лёгкое истощение сродни тому, как бывает при выздоровлении после тяжёлой болезни.
   - И ещё..., - целитель отложил в сторону непривычную вилку, - девочка остро реагирует на бытовые заклинания с использованием Отражений.
   Мэган и главком переглянулись.
   - А подробнее? - прищурился маг.
   - Её глаза становятся ярче, а рисунок на щеке чётче.
   Мои спутники снова переглянулись, а я поморщилась, ишь ты, какой глазастый! Впрочем, целителю так и положено. Но вот что делать мне, если кому-то стрельнёт в умную голову использовать магию Отражений в моём высоком присутствии? Сюзерен и Мэган явно озаботились теми же соображениями, вот не было печали! Да ещё и ученичество это... осталось только предъявить всему магическому Канлау серебряные волосы и леопардовые глаза, а затем покорно возлечь на алтарь или ещё смешнее - забеременеть в четырнадцать лет, воплощая в действительность мечты всё равно какого маньяка, как бы его не звали... Ревайни, например.
   Представив оба варианта собственным воспалённым разумом, я едва не застонала в голос. В данной ситуации проще не доводить дело до заказного убийства, а быстренько удавиться самой - и сюзерену облегчение, и господин Ревайни с носом останется. Поймав мой обречённый взгляд, Ивар успокаивающе опустил длинные ресницы, поможем, Кри, не сомневайся. Чет, который с момента прибытия не издал ни звука, только криво ухмыльнулся. Знаю я цену его улыбочкам, вот так он поулыбается, а потом чей-нибудь конь некстати споткнётся, и всадник совершенно случайно вылетит из седла и случайно приземлится виском на некстати подвернувшийся камень.
   Есть сразу расхотелось, и до конца обеда я гоняла по тарелке кусочек хлеба и горошину из гарнира. Чтоб этому Ревайни вино поперёк горла встало, желательно вместе с рыбьей костью! И дёрнул же меня чёрт спасать этого ясновельможного бастарда, будь он неладен! Значит, не мытьём, так катанием? Не магическая школа, так ученичество на другом конце континента! И кем ещё тот наставник окажется... А что там думать, небось, второй Иснор, помноженный на господина Карионга и, если наши маги не придумают как скрыть едва ли не сакральное преображение внешности, то жить мне недолго. Или наоборот, жить буду долго, но не очень весело. Я едва не застонала вслух.
   Наконец-то объявили обеду конец, и сотрапезники отправились откушивать вино в кабинет хозяина. Меня, естественно, не пригласили, ну так не очень-то и хотелось. Можно подумать меня остановит наглухо закрытая дверь и супер-результативный полог тишины. Ага, помечтайте, на Шийеновом камзоле легко устроились аж две иголки, а расстояние до них даже из моей спальни едва ли составит четыре метра.
   Я незамедлительно водворилась в своей комнате, прислонилась спиной к стене и обратилась в слух. Не то, чтобы я не доверяла соратникам, просто интересно, о чём без меня разговаривают и насколько господа соратники фильтруют информацию, предназначенную "для ребёнка". Ну-ка, ну-ка...
   - ... необычный ребёнок, да, - вежливо согласился с кем-то целитель.
   - Именно, - подтвердил Ивар, - поэтому я и сделал вам предложение.
   Предложение. Была такая идея - сделать господина Хитоу моим лечащим врачом на всё время учёбы, но лекарь явно не в восторге от щедрого предложения сюзерена. А что так?
   - Лестное предложение, не скрою, но сейчас мне важнее нарабатывать опыт.
   Шийен хмыкнул.
   - Все мои слуги и гости в вашем распоряжении и, кроме того, я могу порекомендовать вас Морилу из рода Улау. Вижу, это имя вам известно, вот уж кто предоставит вам обширную... обширные возможности.
   - ...для развития, - вставил Мэган, - но мы можем рассчитывать на твоё вмешательство, если Чет не справится?
   - Для маленькой госпожи я сделаю всё возможное.
   - Отчего так? - заинтересовался второй телохранитель.
   - Я предлагаю вам спросить у неё, не сочтите за обиду, - ответил лекарь.
   - Понятно, - проворчал Ивар, - так и сделаю.
   За обедом лекарь-аргунец едва ли не светился от удовольствия видеть госпожу Экриму, ещё бы ему не радоваться! Покойный наставник явно оставил по себе плохую память, недаром же целитель предлагал половину годового дохода тому, кто справится с господином Оухэном. Именно благодаря мне молодой маг заполучил все амулеты старого, а это тоже не кот начихал, как говаривал младший пасынок. Словом, должник у меня есть, это радует. А что способно опечалить?
   Я перестала прислушиваться и шагнула к окну, здесь весна в самом разгаре. Пошла третья неделя как закончилась зима, а в Аргуне она, похоже, и не начиналась. Трава пробилась из-под земли уже на пару ладоней, первые весенние цветы отцветают, здешний не то миндаль, не то сакура роняет розовые лепестки на серо-чёрное покрытие старинных дорог, а богатенькие особняки уже скрываются в зелёной кружевной дымке декоративных насаждений. Окно в моей комнате открыто настежь, да и выходит оно в сад. Красота!
   Дверь едва слышно скрипнула за спиной. Ивар.
   - Что скажешь, камрад?
   - Я отправил сообщение твоему будущему наставнику.
   - О чём?
   - Перенёс время встречи на вторую половину третьего дня, начиная от времени сообщения. У нас почти три дня на решение сложных вопросов. Маги уже думают над этим. Они справятся.
   - А мы?
   - С нами сложнее, но ничего невозможного нет. Хитоу отзывается о господине Шеуанше, как о достойном и разумном человеке.
   - Достойный царедворец! Это что-то новое.
   - И тем не менее. Хитоу учился у него почти два года и...
   - Доверяешь его мнению?
   - Пока да.
   Я пожала плечами, время покажет.
   - Отдыхай, Кри. Встретимся завтра утром.
   Я многообещающе ухмыльнулась.
   - Рано пока отдыхать. Я намерена кое с кем познакомить Шийена, да и вас тоже, если ты не против.
   Сюзерен сделал большие глаза.
   - О ком речь?
   - Не поверишь, о домовых духах. Здесь они называются духами места. Вот Шийен удивится!
   Ивар охотно поддержал мой ехидный смешок.
   - А у тебя такие духи есть, камрад?
   - Нет, я только слыхал о них, да и то в сказках.
   Ага, видите суслика? Не видите? А он есть! Моих спутников пришлось собирать по комнатам, успели попрятаться по своим норкам. Пока
   служанки скликали народ, я успела дозваться того маленького храбреца, что рискнул привлечь моё внимание. И он явился не один. Ещё двое крошечных существ попытались спрятаться за его далеко не широкой спиной.
   - Можно мне взять на руки твоих друзей?
   Маленькие духи, ставшие материальными, проворно взобрались по моей ноге на спину, затем пробежались по спине коготками и основательно расселись у меня на плечах, крепко вцепившись всем четырьмя конечностями в ткань рубашки. Старший удобно устроился у меня на руках.
   - Волнуешься? - я заглянула в глубоко посаженные глазки существа.
   Малыш только лапкой махнул, пошли, мол, что о пустом толковать. Моё явление потрясло только Чета, все остальные хранителей места не видели, в том числе и Мэган, и хозяин дома. Всем трём малышам несказанно повезло, что Чет сумел донести до внимательных слушателей кто такие хранители места, зачем призваны и чем славны. В итоге хозяин нарёк всем троим новые имена, отныне и навсегда разрешил питаться самостоятельно всем тем, что им нравится или полезно. Самого смелого назвали Бук, прочие тоже получили трёхбуквенные имена - Иру и Ток.
   Итогом знаменательного события стал торжественный поход всей троицы в подвалы - укреплять кирпичную кладку дома своими методами. Но сначала расчувствовавшийся Бук указал хозяину дома на клад, замурованный кем-то из прежних владельцев дома где-то в садовых развалинах. Мы хором отказались от счастья наблюдать за вскрытием захоронки, своих проблем выше крыши, а Шийен обречённо потопал за своими хранителями, украсившими шеи цветными ленточками, дабы хозяин видел, где они находятся, а я и сюзерен отправились по комнатам.
   - А вот теперь, Кри, отдыхай.
   - Спокойной ночи и тебе, друг.
   Ивар улыбнулся одними глазами и тихо прикрыл за собой дверь. Я постояла посреди комнаты, так... купальня, остыть после ванны и можно спать. Последним ощущением стало прикосновение шёлковых перьев к щеке, Дик устраивается рядом с подушкой и головой касается шеи... спим.
  
   ***
   ...Утро выдалось прохладным, но солнечным. Как удачно, что широкое окно выходит в сад и смотрит на восток, значит мне суждено просыпаться раньше всех. Хотя полупрозрачные шторы немного смягчают солнечные лучи, в столбе ярчайшего света танцуют сверкающие пылинки.
   Я лениво перекатилась на правый бок лицом к окну. Высокие ширмы, числом пять, разделяют комнату на три части, так что у меня даже своя гостиная есть, ну и гардеробная. На столе со вчера выстроились три фиала, обязательные к употреблению каждое утро, затем с полчаса упражнений, водные процедуры и вот она, свобода! Пока маги будут сочинять заклинание, отсекающее преображение внешности, можно познакомиться со столицей. Шийен говорил, что тут есть на что посмотреть, одних храмов Творца и иных богов более трёхсот, лавки, рынки, даже игорный дом есть!
   Присутствует в столице нечто вроде ипподрома со скачками, букмекерами и петушиными боями, правда, в роли петухов выступают специально выведенные нелетающие птицы, нечто среднее между орлом и индюком. До шпор, надеваемых на лапы, тут тоже додумались, как и до
   металлических сеток, закрывающих птицам грудь и спину. Подобное развлечение приличествует разве что простонародью, зато благородные господа утешаются скачками, гонкам колесниц и демонстрацией фамильных украшений.
   Лежи, не лежи, а вставать надо, да и эликсиры надо пить натощак, соблюдая очерёдность.
   И вообще до завтрака мне положена разминка, и Чет уже ждёт за дверью, нетерпеливо притопывая носком сапога. Здесь есть спортзал? А вот представьте себе, он-таки есть, в подвале. Гантели я привезла с собой, аж четыре штуки разного веса, с целью даже не наращивания, а первоначального создания мышц, как говорит Чет. Так что сначала бегом по периметру зала, затем всё остальное и напоследок растяжки. С этим у данного организма обстоит не слишком хорошо, поэтому Чет зверствует во всю силу воображения. Я вообще подозреваю, что в Нутаве имеется своя Камасутра, иначе откуда он срисовывает эти странные позиции? Акробатов и вообще циркачей в этом странном мире нет, однако и в Нутаве, и в Аргуне растяжки популярны среди воинов, кулачных бойцов и прочих любителей размахивая конечностями. И упражнения одними растяжками не ограничиваются, я сама видела, как Ивар делает сальто назад прямо с места, что неудивительно, он-то пока выступает в петушином весе. Однако то же сальто легко исполняют Чет и Герсил, так что всё относительно.
   Могучий Шийен с места не прыгает, но движется, как капелька ртути, скользит и переливается с места на место. Довелось мне увидеть полноценную тренировку всей команды, зрелище незабываемое. Когда семеро мужчин и семеро духов исполняют боевой танец, совершенствуя связки и взаимодействие в нескольких плоскостях одновременно - это, я вам скажу, картина.
   Чет подтолкнул меня к купальне и жестом показал - быстрее. Я и так тороплюсь, самой интересно поездить по городу и разведать, что тут и где. Завтрак и помывка задержали нас ненадолго и, спустя час я, Шаустер и Чет выехали шагом со двора. Моя верная Нера кокетливо переступает копытами, изредка подбрасывая крупом, застоялась подружка и теперь развлекается за мой счёт, а я, соответственно, злюсь и покрикиваю "не балуй, скотинка".
   Кобылка совсем расшалилась, так что спасибо Чету, вовремя перехватившему повод, а то летела бы я носом вперёд. Шаустер скомандовал "стой", пересадил меня на своего мерина и взялся за Нерино воспитание. Пару взмахов плетью, вовремя задействованные трензельные удила, после чего кобыла угомонилась, и дальнейший поход по городу прошёл без эксцессов. Центр Канлау показался мне похожим на старую Прагу - широкие, мощёные камнем улицы, внушительные балконы-галереи, увитые ранней зеленью и нависающие над головой. Бой старинных часов отсутствует, но его с успехом заменяет звон колоколов многочисленных храмов, раз за разом отбивающих время молитв.
   Шаустер пару раз приветствовал знакомых взмахом руки и единожды швырнул мелкую монетку шустрому оборванцу, вручившему мне первый весенний цветок. Опешив, я свесилась с седла, принимая неожиданный дар.
   - С чего ты взялся оплачивать цветы? - я обернулась к телохранителю.
   - Обычай, - ответил аргунец, - ты приняла цветок, значит спутник должен заплатить.
   Я только глазами хлопнула, ну и народец тут живёт, на ходу подмётки режут.
   - Шустрый малец, - пробормотала я.
   - Тебе ещё предстоит узнать насколько они тут шустрые, - ответил аргунец, - береги кошель во всякое время.
   Я только головой покрутила. Как говаривал покойный муж, бог любит пехоту, а жизнь - лохов. Странный какой-то цветок, на живой совсем не похож, чем-то неприятным от него веет. Вспомнив наставления Чета "не протягивать руки, куда не просят", передумала нюхать подарок и швырнула его подальше, но увы, получилось под копыта моей кобылке.
   И вот вам сюрприз номер один - цветочек оказался с начинкой. Едва коснувшись земли, он тут же полыхнул, как средней величины костёр. Кобыла заржала от боли, брыкнула задом, сделала свечку и это частично защитило нашу группу от разлетевшихся то ли искр, то ли осколков.
   Спрыгнуть не получилось, ноги застряли в стременах, однако неизвестная сила подхватила меня, как воздушной волной и вынесла из седла к чёртовой бабушке. Затем та же сила подбросила вверх и крепко приложила к стене здания. Трудно сказать, чем закончилось бы беспорядочное падение с высоты второго этажа, но спасибо великое Чету, он успел подхватить меня воздушной петлёй, я даже испугаться не успела! Как оказалось, позже, Шаустер успел выставить защиту и упомянутые "искры" безобидно стекли по поверхности щита. Может, среди горожан и были пострадавшие, но это осталось неизвестным, как и осталось неизвестным имя сопляка, подарившего мне цветок. Юнца благополучно настиг Дик и не менее благополучно вырвал ему глотку, потому что оборванец никуда не исчез, а всего лишь спрятался за углом... за что и поплатился.
   Меня и спутников окружили вооружённые мужики, обвешанные железками, вовсе непохожими на оружие. Кто такие? Городская стража? Быстро они! Шаустер расслабляться не спешил, а потребовал предъявить статусные медальоны, которые нехотя показали трое из семи вооружённых людей. Сам он предъявил татуированное предплечье и кивком отослал прочь не идентифицированных мужиков. Четверо "лишних" неразборчиво заворчали и опустили руки на рукояти мечей.
   После вторичной попытки оспорить команду "пошли вон!" Чет зажёг на ладони холодный голубой шар, широко размахнулся, и четвёрка мужиков поспешно отступила, а у старшего из "лишних" все возражения застряли в глотке. Как во сне, я заметила смазанный след движения Нагайны. Змея выбросила вперёд узкую стрелку, и тут же второй слева "стражник" украсился металлической петлёй на горле, захрипел и рухнул на колени. Я мысленно прикрикнула на змею "не вздумай убивать!" и на секунду потеряла сознание, а когда очнулась, то уже сидела под магическим щитом, привалившись к стене, Дик злобно клекотал, прикрывая меня распахнутыми крыльями, а раздраконенный Чет мгновенно скастовал на всех удавку. Теперь при попытке колдовать или включить амулет, неосторожным мало не покажется.
   Тоном, не допускающим возражения, Шаустер приказал старшему стражнику следовать в дом господина Шийена, вассала рода Алмазной Змеи, дабы опросить всех свидетелей прискорбного нападения на гостей столицы славного Аргуна. Волей-неволей старшине пришлось повиноваться приказу, не затевать же расследование на глазах у любопытной толпы, которая не замедлила устроить затор, перекрыв движение.
   Толпа зрителей волновалась, судила-рядила и галдела так, что у меня разболелась голова, а значит пора убираться восвояси, ибо неизвестно как поведёт себя Нагайна посреди чужеродной толпы. Хватит и сиюминутного переполоха, мы тут пока чужаки, по крайней мере я - точно, да ещё и одета по-нутавски. К тому же действие адреналина закончилось, и засаднили ободранные ладони, разболелась ушибленная спина и наконец-то я осознала, что кобылка моя покалечена и не выживет. Кое-как поднялась на ноги, упираясь ладонями в стену, взглянула вперёд и заплакала в голос при виде изуродованной, но всё ещё живой Неры. Бедная кобыла лежала на боку и жизнь медленно покидала её, и моя верная спутница уже не ржала, а горестно стонала, подёргивая ногами. Один из стражников милосердно прирезал кобылу, и я едва не забилась в припадке. Маг подхватил меня на руки, пресекая порыв обнять бедное животное, силой усадил в седло перед собой, махнул рукой старшине "делай, как я", и мы понеслись домой. Шаустер и один из стражников остались разбираться с магическими отпечатками силы, с посторонними свидетелями, мёртвой лошадью и трупом оборванца.
   ... Увидев мою перекошенную физиономию, сторож, он же садовник, распахнул ворота настежь, а Шийен тут же погнал гонца к целителю. С седла меня сняли сразу, а вот в дом увести быстро не получилось - пальцы правой руки намертво вцепились в гриву Шаустерова мерина и разжались с трудом.
   Рассказ много времени не занял. Шийен, сюзерен, старшина стражников и оба свидетеля дополнили моё короткое повествование. К сожалению, биохимия подросткового мозга (и не только мозга) в сочетании с сознанием взрослого человека всё чаще даёт сбой. Стрессы вроде сегодняшнего отнимают силы, провоцируют мышечные спазмы и мне приходится снова пить эликсиры, компенсируя реакцию сердца на разрушительные события, а значительные мышечные усилия, наложенные на хилое тельце, могут в свою очередь уложить на неделю в постель. После излечения магического паразита мне всё чаще приходит в голову, что господин Тин-Е тоже не остался в долгу и кое-чем наградил меня за всё хорошее, как и я его. Этакое магическое алаверды, одним словом.
   Привычный укол в голень привёл меня в чувство. Надо мной с озабоченным лицом склонился Хитоу.
   - Посмотрите на меня, госпожа.
   Я с трудом сфокусировала взгляд на встревоженном целителе, голова упрямо клонилась на грудь, глаза сами собой закрывались.
   - Не спать!!! - лекарь со всей дури встряхнул меня за плечи и кивнул кому-то, - держи её, не давай закрыть глаза, тряси, если надо! Я сейчас!
   В четыре руки меня вздёрнули на ноги и тряхнули так, что клацнули зубы.
   - Голову запрокинуть, живо!
   Кто-то зажал нос и в открытый рот полилась какая-то гадость, обжигая горло и мешая протестовать против столь бесцеремонного обращения с повелителем металла. Судорожно глотая, давясь липкой и противной жидкостью, я почти пришла в себя. Знакомая рука держит мою шею в захвате - это Ивар, в шаге от меня стоит Хитоу, уронивший на пол немаленький кубок, слева от него Мэган с кристаллом-накопителем наготове, справа Шаустер и Шийен, оба в ожидании невесть чего. Все здесь, вздохнула я и благополучно отъехала в страну грёз.
   ... А очнулась от раздражённых голосов, беседующих едва ли не грани возмущённого крика.
   -... моя ученица! - громко заявил хрипловатый баритон.
   - Со всем уважением спешу заметить, - голос сюзерена так и сочился ехидством, - ученицей она станет после подписания соответствующего договора.
   - ...обеими сторонами, - невозмутимо добавил Мэган, - а до тех пор девочка находится на нашем попечении. Кстати, ваши занятия будут полной мерой оплачены, как и проживание Экримы.
   - ... и питание тоже! - закончил Чет, - также будут оплачены и составляющие зелий.
   - Ребёнок поступает на полное наше обеспечение, - решительно возразил старик, - таково решение короля.
   Ишь ты, решение! То есть не приказ, а решение его величества, очень мило...
   - Полное обеспечение с последующей отработкой затраченных на обучение средств? - невинным голосом осведомился Ивар, - увы, так не получится, господин Шеуанше.
   - Король Аргуна не может распоряжаться жизнью и здоровьем человека, принадлежащего другой стране, - возразил Чет, - хотя бы потому, что она вассал рода Алмазной Змеи и не давала клятвы верности королю Аргуна.
   - Да будут долгими его дни! - провозгласил чужой голос, - а если ученица даст такую клятву?
   Ивар хмыкнул без всякого почтения.
   - Я с удовольствием посмотрю на того, кто осмелился удерживать вассала рода Алмазной Змеи. К тому же, моё положение главы рода, как и денежное состояние, позволяют оплатить обучение моего вассала, то есть госпожи Экримы.
   - Сколько бы оно не длилось, это обучение, - заключил Чет, - а заодно позволяют расправиться с желающим навредить упомянутому вассалу.
   Старик мгновенно оборвал народившийся было протест и его можно понять. Девчонка лежит без сознания, жива ли? Опять же, связываться с огневиками дураков нет, а если таковые найдутся, то юный нутавец вправе вершить суд над таким смельчаком. Причём, суд будет не только скорым, но и публичным, даже если обвиняемый родился в семье аристократов. И старикан обязан знать такие вещи, если уж я, простолюдинка, осведомлена о подобном.
   Высокие договаривающиеся стороны одновременно замолчали, зато отозвалась я.
   - Надо думать, вы делите мою шкуру, господа, как шкуру неубитого нурга?
   Водятся здесь по лесам звери нурги, то ли мелкие медведи, то ли крупные росомахи.
   - О, очнулась, не вставай пока, - откуда-то вынырнул сюзерен, - тебе ещё трое суток лежать придётся.
   - Угу, - буркнула я и стукнула кулаком по дивану, - снова-здорово, лежать, опять глотать эликсиры! Да когда же всё это закончится?! И учёба ещё эта! Нечего сказать, гостеприимно нас встречает столица Аргуна.
   Сюзерен тут же подхватил игру.
   - Пока мне не выдадут виновника нападения живым, ни о какой учёбе я и слышать не желаю, - он отмахнулся от открывшего было рот мага, - я сам допрошу виновного и мои родовые маги тоже не пожалеют усилий.
   - А если виновный не найдётся? - поинтересовался невидимый мне маг.
   - Лучше бы ему найтись, - невозмутимо отозвался до сих пор молчавший Шийен, - в противном случае я найму десяток Морила-изверга, вызову из Аргуна свою семёрку и перетряхну все весёлые места славного Канлау, после чего подожгу эти места со всех восьми сторон света и заметьте, сделаю это при непосредственном участии главы рода Алмазной Змеи. Устроит вас такое решение? Если да, мы начинаем.
   Старшина стражников медленно бледнел по мере высказываний Шийена, выкатил на собеседников глаза, затем гулко сглотнул слюну и разразился ответной речью, мол, мы завсегда! Поможем, пресечём, на ленточки порежем!
   - У вас ровно два дня, - тусклым голосом сказал Ивар, - по истечении этого срока я начинаю войну с вашими умниками и поверьте, градоправителю это не понравится.
   - Надеюсь, вы не забудете уведомить нас о результатах, - вкрадчиво добавил Мэган, - я ведь тоже в некотором роде аргунец.
   Старшина и старый маг поспешно откланялись, целитель тоже отбыл домой, пообещав вернуться после ужина. Остальные обступили диван и расселись полукругом вокруг длинного низенького стола.
   - Мне что, правда лежать три дня?
   - Конечно, нет! Но ушедшим гостям этого знать не нужно, - Ивар откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза и сложил ладони на животе, - теперь рассказывай, как именно было дело.
   Как именно... Я сосредоточилась, хотя эликсир, выпитый совсем недавно, уже просился наружу, да и память работает странными рывками, словно ленту кинофильма заедает... так, стоп, не о том думаю! Шаустер отвлёкся на приветствие знакомому, а где Чет? Вот он, справа, чуть впереди. Шаустер же слева позади, затем чумазый подросток вцепился в стремя и бежит рядом, протягивая цветок. Я ещё раздумывала, не дать ли пинка назойливому попрошайке. В воздухе тускло блеснула монета, шевельнулась на талии Нагайна, а юнец, ловко поймав монету, отпустил стремя. Невольно оборачиваюсь, но пацана и след простыл. Я рассматриваю странный подарок, отбрасываю в сторону, вот он исчез, вспышка! Полёт, удар спиной о стену... Вот и все воспоминания.
   - Понятно, - сказал Ивар и повернулся к Чету, - теперь ты вспоминай.
   Чет уставился на свои руки, перебирающие созданные мною чётки из сверкающего капельного металла.
   - Я еду справа и впереди, раздвигая идущих навстречу. Шаустер слева позади. Передо мной только негустой поток встречных всадников. Я почти поравнялся с Экримой, когда сработала вспышка, лошадь встала на дыбы, затем рухнула на левый бок... щит я выставил сразу, а затем перехватил девочку уже в полете. Дальше... а дальше с трёх, нет, с двух сторон появились стражники. Шаустер потребовал статусные медальоны, трое предъявили их после небольшой заминки, у четверых не оказалось ничего. Трое первых отступили в сторону, остальные попытались шагнуть вперёд, я размахнулся ледяным сгустком, телохранитель показал статусную татуировку, а затем... кстати, Шаустер держал левый фланг, я правый. Четверо прочих как-то стушевались и отошли вправо, тут же одного придушила Нагайна. Затем Экрима увидела искалеченную кобылу и кинулась было к ней, однако стражник уже прирезал Неру, чтобы прекратить мучения бедолаги, а я закинул девочку в седло и незамедлительно прикончил арбалетчика. Какого арбалетчика? Так ведь это им озаботилась госпожа Нагайна. Кстати, зарукавный арбалет этого неудачника я уже отдал Шийену. Да. А потом помчался домой вместе со старшиной стражников и Шаустером. Всё.
   Шаустер повторил всё то же самое, однако он видел, как Дик вырвал горло мальчишке, который так мило одарил меня весенним цветком. Пока Чет кастовал нужное заклинание на самых энергичных стражников Шаустер обыскал окровавленного юнца и когда только успел...
   - ... и вот что я нашёл, - телохранитель выложил на стол мешочек медных монет, новенький амулет непонятного назначения, деревяшку, сильно фонившую магией, тонкий кинжал явно двусторонней заточки в ножнах и оберег из глины на тонком волосяном шнуре.
   - Экрима, попробуй разобраться с кинжалом, - Чет передвинул клинок в мою сторону, - а по поводу оберега надо спрашивать аргунцев, у нас такого не делают. Амулет, похоже, сигнальный и разрядился он явно в момент смерти мальчишки, сколы на внутренней стороне свежие. Так что о его кончине уже осведомлён тот, кому следует. Не думаю, что стража найдёт заказчика, но это и к лучшему, наши руки будут развязаны.
   Пока мужчины разглядывали амулеты и прочий мусор, я осторожно обнажила кинжал. Явно недешёвая игрушка, тонкий, заточенный до бритвенной остроты, рукоять явно не под взрослую руку. Что за странный кинжал, да ещё и с эфесом, пусть с нешироким, но всё же эфесом. Я подышала на клинок у основания и под потоком тёплого воздуха засветились две незнакомые руны. И такое оружие найдено у обитателя здешней Попрошаек-стрит?
   - Оружие в магическом плане ничего особенного не представляет, но руны у основания клинка выглядят слишком необычно, посмотрите, Мэган? Это можно и потом, а сейчас мне очень хотелось бы понять, кому я успела так не понравиться в первый же день пребывания в столице? - я осторожно приняла сидячее положение.
   - Вариантов немного, - отозвался Шийен. - как ты любишь говорить, теоретически. Это принц Хайланче, Тариэг Грау, Горбатый Ворон, или два последних в тандеме. Хотя... вряд ли.
   - Согласен с последним утверждением, - отозвался Чет, - Грау и Ворон сработают чище. После их вмешательства мы имели бы только трупы, прискорбно образовашиеся вследствие несчастных случаев.
   - Не обязательно, - ответил Шийен, - в некоторых случаях трупов не находят вообще.
   - Остаётся принц, - я скептически хмыкнула, - хотя тоже сомнительно. Такие, как он... то есть выросшие при королевском дворе, обретают способность к интригам с молоком матери. И свои действия продумывают на десяток шагов вперёд, чтобы выжить, а этот мальчишечка уже прожил самое меньшее четырнадцать лет. К тому же, этот сопляк неслабый маг и шестой в ряду наследников. Представляете, сколько у него там мамок-нянек и прочих телохранителей в наличии? Да ему по нужде не дают уединиться. Так что принца можно исключить из числа подозреваемых.
   Ивар согласился, кивнул Чету и меня препроводили в мою комнату.
   - Отдыхай, дитя, я пришлю служанку.
   - Спасибо, друг.
   Чет потрепал меня по плечу и неслышно прикрыл дверь. В ожидании служанки я сняла испачканную и разорванную верхнюю одежду, уселась в кресло, украшенное двумя подушками и почти задремала. Меня слегка потормошили теплые женские руки и, улышав шум воды, я ожила. Подле меня суетилась очень милая женщина средних лет, немного похожая на Мунису.
   Отлежавшись в тёплой воде, я обрела силы, аппетит и желание жить, эликсиры подействовали, не иначе.
   - Меня Викери зовут, госпожа, - женщина мгновенно извлекла меня из лохани, я и пискнуть не успела.
   - А меня Экрима. И без госпожи, ладно?
   Голос у ребёнка всё ещё высокий, мой-то родной - это самое настоящее сопрано. Шмелиный голос, как говаривал покойный муж.
   - Знаю, детка. Нас ждут в столовой.
   А где тут столовая? Ага... вся команда в сборе, Шийен, оба мага, Шаустер и сюзерен. И ещё двое незнакомых мужиков в добротных кафтанах, с боевыми перстнями на указательных пальцах обеих рук, демонстративно сложенных на груди. И что именно демонстрируют эти двое из ларца?
   - Кри, это тоже твои телохранители, Шийен возвращается с нами.
   - Понятно. Откуда они?
   - Морил прислал, - ответил Шаустер.
   - По доброте душевной и от сердца оторвал? Вот как... а откуда узнал?
   - Я их нанял, - Ивар с вызовом взглянул на меня.
   Я пожала плечами, надо значит надо, да и Морил-изверг - это неслабый бренд. А коли камраду так угодно, то пусть будут - и нам с Четом подмога, и сюзерен хотя бы отчасти успокоится.
   Интересные мужчины... возрастом немного за тридцать, одинаково поджары, скупые жесты, оба привычно контролируют свои секторы ответственности, избегая смотреть в лицо. И правильно, им моё лицо совершенно неинтересно, как и кривые голени, зато Нагайну они согласовано не выпускают из поля зрения - уже осведомлены, что змея в каком-то смысле является индикатором опасности.
   - Но почему вы все безоговорочно решили, что покушались на девочку? - спросил один из телохранителей.
   - А ведь верно, - сказал Ивар, - с Кри было двое мужчин и оба аргунцы, если помните. Мало ли кому Шаустер с Мэганом хвост отдавили... каждый в своё время.
   Собравшиеся переглянулись и Шийен тут же прищурился.
   - Стер, а в этом есть своя правда.
   Шаустер, он же Стер, задумчиво опустил ясны очи долу, затем уставился в пространство, а после и на командира.
   - Думаешь, это Эргале?
   Ивар поднял руку, останавливая малопонятный разговор.
   - Рассказывайте.
   Кровная месть и кровный родич. Всего лишь! Шаустер весьма неосмотрительно обзавёлся врагом полгода назад. Версия звучит неубедительно. Скорее всего, заклятый родич пустил бы стрелу в спину, а не совал цветочек непонятной девчонке в надежде, что кровнику прилетит рикошетом за всё хорошее. И вот ещё что, в мужском наряде меня за девушку не принимают, тоща больно, да и физиономия, не очень похожа на девичью. А это, в свою очередь означает, что неизвестный доброжелатель знал объект охоты в лицо и был прекрасно осведомлен о моей гендерной принадлежности. В самом деле, даже в церемонном Канлау мужчине не будут преподносить цветы, будь он десять раз наёмник и двадцать раз аргунец. Стало быть, Шаустер тут ни причём, охота велась на ребёнка. К тому же, предполагаемый наставник, господин Шеуанше, явился незваным татарином в дом нашего главкома, да ещё и с претензиями на "первородство", в смысле "его величество решил".
   - Не стоит множить сущности сверх необходимого, то есть... не придумывайте лишнего, - медленно сказала я, - это именно меня ждали в столице. Кто именно ждал? Да хватает тут желающих...
   Новые охранники навострили уши. Взгляд на сюзерена, ответный кивок, мол, говори свободно, подруга, можно.
   - К желающим можно отнести Горбатого Ворона или всем известного принца, или господина Тариэга из рода Грау, как вы сами только что решили. Но я думаю, есть ещё кто-то, кому наша нутавская компания очень мешает или пришлась не ко двору. Нет, Шаустер, твой кровник тут и не ночевал. Откуда следует? Как вам такое соображение... цветок кому подарили, Чету или Шаустеру? Правильно, мне. К кому предполагаемый наставник примчался быстрее женского визга, к Ивару, что ли? Ко мне. Кого он там хотел обучать на казённый кошт... то есть взять на полное королевское обеспечение, Шийена, может? Тоже нет. По-моему достаточно аргументов в пользу моего предположения. И последнее, пусть и не по теме нынешней беседы, но поджигать злачные места с восьми частей света я тоже хочу! Надоело эликсирами накачиваться, пора и ответить неведомым шутникам, которые...
   - ... и выманили тебя в столицу Аргуна, - закончил мрачный Шийен.
   - Пусть выманили, но в карательной акции, то есть в вашем походе я участвую!
   Присутствующие переглянулись. Ивар дёрнул щекой, но промолчал, Шийен дипломатично отвёл взгляд в сторону, зато Чет нахально скрутил мне фигу. Очень мило, научила на свою голову.
   - Даже думать не смей! - вскинулся Мэган, до сей поры молчавший, - я и уговаривать тебя не буду, усыплю, как старого нурга. Ничего, сутки поспишь и сразу образумишься.
   Я мрачно уставилась под ноги и, прекращая бесполезное сотрясение воздуха, спросила окружающее пространство:
   - А кормить нас будут?
   Шийен рассмеялся и сделал широкий приглашающий жест в сторону уже накрытого стола...
   Новые телохранители, выкормыши бывшего Шийенова подразделения, назвались короткими кличками. Черноволосый носил имя Том, тот, что посветлее, украшенный шрамом на шее, отзывался на Гэт, и оба явно принадлежали одной семье - проглядывало в их внешности нечто общее.
   После ужина высокое собрание вновь обсуждало происшествие, так и сяк трактуя побудительные причины устранения одной конкретно взятой девчонки.
   Я задала всего один вопрос:
   - А вы уверены, что виновника нам выдадут живым?
   Шийен осклабился:
   - Пусть попробуют предоставить его неживым, да ещё и двум магам. Я бы хотел увидеть этого смельчака в полный рост и желательно при жизни.
   Мэган тут же повторил жутковатую ухмылку главкома, и я заранее пожалела несчастного.
   ***
   Первые сутки срока, назначенного Иваром, миновали без новостей и потрясений. Маги и целитель сочиняли какую-то новую защиту с пока неведомой целью, Ивар тренировался вместе со мной, телохранители бдили, хозяин дома исправно исчезал по каким-то своим делам, а Чет гонял моего духа, как паршивого второгодника, вбивая в своенравного птица дисциплину. Единственное существо, которое пребывало в покое и невозмутимости, звалось Нагайной и благополучно игнорировало все попытки пообщаться.
   На вторые сутки заметно осунувшийся старшина стражников сдал Ивару сразу двух двух персонажей, мужчину из рода Осеннего Водопада и женщину из отранского клана Сао-Митч. Мэган занялся женщиной, а мужчину препоручил Ивару и Чету. Старшина стражников, доставивший криминальный дуэт, присутствовал при допросе обоих и засвидетельствовал излагаемые факты личной печатью. Фигуранты, выпотрошенные до самого донышка, трижды (под запись) и слово в слово повторили свои версии происшедшего, после чего были переданы представителю Тайной королевской стражи. Помимо основной цели, магического шпионажа в пользу работодателей, сладкая парочка решила немного подзаработать и приняла довольно щедрое предложение некоего незнакомца, скрытого заклинанием личины. Им предстояло пустяковое дело - вручить цветок девчонке, только что прибывшей в столицу. Обоим шпионам сообщили, где именно остановится это дитя, так что отследить было легко. А уж нанять совсем постороннего мальчишку за одну серебрушку и вовсе невелика хитрость.
   Попались оба фигуранта на пустяке. Им бы стоило проследить за босяком лично, а не полагаться на магическую клятву, данную из-под палки. Малец и не подумал уничтожать магический след клятвы, а скорее всего, просто не успел - распсихованный Дик поставил точку в этой затее, наградив сребролюбивого сопляка улыбкой от уха до уха. Так что маг-стражник быстро определил местонахождение заказчиков и вот вам оба злоумышленника, получите-распишитесь.
   Единственное, что удалось выяснить наверняка, заказчик говорил с сильным отранским акцентом, с которым не справлялся даже амулет-переводчик, есть тут, оказывается, и такие амулеты.
   ***
   ...Дни, отпущенные мне для восстановления здоровья, миновали. И вот рано утром явился гонец от господина будущего наставника, предлагающего Экриме сотоварищи прибыть для обсуждения условий обучения. Я хмыкнула, ишь ты, об условиях вспомнил, а о планах обучения и не обмолвился. Ну ничего, сюзерен это живо исправит, зря я что ли толковала накануне о некоторых пунктах магического договора, вроде "Права и обязанности сторон", а также "Ответственность сторон", "Перечень услуг" и оплата оных, само собой. Ну и форс-мажор до кучи.
   Я по памяти воспроизводила текст стандартного договора, а Мэган вместе с сюзереном адаптировали его к местным условиям. Так что господин Шеуанше будет приятно удивлён нестандартными условиями двустороннего соглашения, и я уже заранее начинаю ехидно скалиться.
   Шийен мгновенно отразил мою ухмылку, помогая сесть в седло. После спокойной Неры, было очень непривычно сидеть на чужой скотинке. Некастрированный жеребец второго телохранителя тут же начал показывать характер, и я со всей дури натянула поводья, пресекая попытку брыкнуть задом. Соловый засранец едва не взвился на дыбы! Как мне удалось удержаться, сама не понимаю, думаю, Дик помог. Мой птиц, парящий над нашей командой, сорвался в пологое пике, с воинственным криком пронёсся перед носом упрямой скотины, и бешеный жеребец передумал вставать на дыбы.
   Неплохое начало дня, мне только внутричерепной травмы не хватает, ибо всё прочее уже было - это, если судить по состоянию хилого девчачьего тельца.
   Ивар посмотрел на этот цирк, плюнул и спешился.
   - Садись на моего, Кри, Дугар тебя знает и баловать не станет.
   Шийен снова забросил меня в седло, укоротил стремена, и мы наконец-то выехали лёгкой рысью прочь со двора. Я хмуро улыбнулась встревоженному лицу сюзерена, достаётся парню из-за меня по полной программе! Много всякого случилось за год, один только господин Тин-Е способен мозги свернуть, да что там мозги, этот умник едва до исподнего не обобрал Ивара. Жил бы сюзерен один и горя не знал бы, а тут крутись, как ужик на горячей сковородке, только успевай бока почёсывать.
   Пока я казнилась поздним раскаянием, мы прибыли к нужным воротам, ибо господин Шеуанше предпочёл принять нашу банду в собственном доме.
   А ничего так домик, одноэтажный, заросший по самый флюгер каким-то уже вовсю цветущим вьюнком. Крыша огненно-красная, высоким "домиком", явно образующим второй этаж, да, точно - вон и окошки прорезаны. Окна высокие, застеклённые по-аргунски цветными стёклышками, то ли витраж, то ли просто каприз архитектора.
   А вот и хозяин, я обернулась, разглядывая высокого старика в красивом халате, подпоясанном длинным кушаком. Спохватившись, я склонилась в поклоне, копируя манеры сюзерена.
   - Господин ждёт вас.
   Ага, так это не хозяин. Мажордом? Лакей? Интересный персонаж. Открывая дверь, он совершил едва ли не пируэт. Легко и как-то очень ловко старикан вписался в створ входа, а затем пригласил нас в холл и в том же танцующем ритме затворил высокие двери. Тоже оберукий воин? Подчёркнуто гостеприимный жест "следуйте за мной" и вот нам навстречу из глубокого кресла встаёт господин Шаутеншау. Он явно ровесник своего мажордома, сухощавый, даже худой, а ведь на нем не менее трёх рубашек (а на улице, простите, лето!), а сколько шаровар надето - об этом можно только гадать. Принц таскал трое штанов, если я правильно помню.
   Я и старик разглядывали друг друга со взаимным, но не слишком вежливым интересом. Итак, пристальные тёмные глаза, обильно пересыпанные сединой тёмные же волосы, узкое лицо почти без морщин. Неприметное лицо, узкие кисти рук, сцепленные в замок на уровне паха, однако левая нога демонстративно выставлена вперёд, как в стойке "беску", есть тут такое местное кунг-фу, которым маги чаще всего и владеют, ибо оно прекрасно сочетается с невербальной магией.
   В общем, опасный дедуля, как и его дворецкий, который тактично замер за нашими спинами. Голос у хозяина вполне соответствует внешности, почти бесстрастный баритон.
   - Я рад приветствовать в своём доме главу рода Алмазной Змеи и его вассалов.
   Взаимное расшаркивание заняло не менее пяти минут, в продолжение которых я, к своему удивлению, узнала о великой чести, которой удостоился глава рода Алмазной Змеи вместе с вассалами, ибо возможность обучаться у столь выдающегося волшебника, как благородный господин Шеуанше , стоит так дорого, что не может быть оплачена ничем, кроме глубочайшего уважения, испытываемого... и прочая такая же шелуха.
   Я заскучала уже на третьей минуте взаимных уверений в беспредельной преданности. Покосившись на Шийена, отметила бесстрастное лицо, устремлённый в пространство взгляд - спит, зараза, с открытыми глазами. Второй номер глаза чуть прикрыл, но спящим не выглядит, медитирует что ли? Мэган почтительно приложил руку к груди, зажав в руке шаманский амулет, над которым трое суток мучился Ушулай. Вся четвёрка рассредоточена так, чтобы перекрыть большинство секторов, короче, все при деле.
   Поймав мой заскучавший взгляд, маг резко оборвал пространную тираду, рассмеялся и пригласил почтенную публику в кабинет. Мягкий, ставший вдруг приятным баритон, учтивая речь, длинные деепричастные обороты, сходу обещания учить, хранить и защищать, мягко стелет дедуля. А не он ли орал в Шийеновом доме, словно ему прищемили самую драгоценную часть организма? Требовал девочку себе без всяких обещаний, мол, она моя ученица. Я смирно сидела подле Чета, прикрыв глаза, вслушиваясь в интонации незнакомого голоса и пытаясь определить момент, когда нам начнут мягко внушать, что подобные условия обучения не приняты в благословенном Аргуне.
   И точно, началось. Ах-ах, это неслыханно - описывать в договоре обязанности наставника, да ещё и устно определять статусы сторон. Какие- такие статусы?! Это ученик ОБЯЗАН повиноваться мастеру, а не решать, что он, мастер-наставник что-то там обязан в отношении ученика.
   - Со всем уважением, господин наставник... - я включилась в паузу между предложениями.
   Господин Шеуанше , крайне недовольный тем, что ученица остановила его на всём скаку, негодующий жест сдержал, однако внимательно всмотрелся в моё лицо.
   - Вы утверждаете, что ученик никаких прав иметь не может, и обязан выполнять приказы вышестоящих господ, я правильно понимаю?
   Старик согласно наклонил голову.
   - То есть, наставник способен приказать ученику, скажем... выстирать его, наставника, грязное бельё, а ученик обязан подчиниться, верно?
   - Я такого не говорил.
   - А разве не вы утверждали, что должен быть выполнен любой приказ учителя?
   - Вы понимаете слишком буквально.
   - А вот, чтобы этого буквально не было, наша сторона настаивает на подписании договора о сотрудничестве. Я ведь не с улицы пришла и вовсе не рвалась к вам в ученики, если помните.
   Ивар тут же перехватил знамя.
   - Экрима слишком ценное приобретение для моего рода, и я не желаю, чтобы с ней случилась, скажем, трагическая случайность. Слишком много... вложило змеиное гнездо в этого ребёнка. Добавьте сюда аргунских Чичирао, которые не прочь завладеть столь необычным магом, и вы, я надеюсь, меня поймёте.
   Я вбросила пробный мяч в беседу и дальнейшее развивалось уже без моего участия. Чет, Ивар и Мэган мягко, но несгибаемо стояли на своём, и договор был-таки составлен и написан. Ещё бы, я шесть часов сочиняла это безобразие, а Ивар с Гертеном целый час его читали, корректировали и запоминали. Особенно поразил хозяина пункт "Договор может быть расторгнут в одностороннем порядке, если..." и двенадцать подпунктов.
   Тем не менее бумаги были подписаны в трёх экземплярах, магически заверены, по одному - субъектам договора и один в канцелярию градоправителя. А нечего стесняться, морщиться и умничать. Оно мне надо отдать жизнь и яйцеклетку во имя процветания какого-то придурка из аристократического семейства, или того смешнее - пахать за кров и еду.
   Ученичество - это хорошо, но в договоре прописано, что сюзерен и маги должны иметь на руках годовой план обучения (для начала). И если план начнёт систематически нарушаться, договор будет расторгнут и на сей счёт будет составлена соответствующая, бумага. Одним словом, бюрократия, так свойственная Аргуну, в моём случае тоже рулит. Аргун тире родина бюрократии. А к занятиям велено приступать ровно через четыре дня, к этому сроку вернётся из путешествия второй наставник, господин Шайриу из рода Веера Что Колеблется Под Ветром. Ну и мой предполагаемый напарник по обучению подтянется к указанному сроку.
   Приятно, что господин наставник не торопится прижать подопечных разными обязанностями, а тактично даёт время привыкнуть к новым обстоятельствам бытия. Небось, обдумывает дополнения к уже составленному и утверждённому плану, благо, дополнения эти оговорены заранее. К счастью, к рунной артефакторике дополнения никак не относятся
   Ивар и наставник тут же отправились к градоправителю, а Шийен и Мэган усадили меня в седло и решили покатать по городу. Разумно, надо же знать пути отхода в случае чего. Первым делом мы сместились к западной окраине и там мне показали неприметный домишко с неразговорчивой хозяйкой.
   - Это моя кормилица, Экрима, - Шийен крепко обхватил за плечи рослую женщину лет пятидесяти, - запомни дом. Тут живёт Эйрита и её младший сын, в случае беды тебе помогут. Она уже знает о твоей особенности и сможет найти заказчиков на твои украшения, так что без денег не останешься. Я имею в виду неподотчётные наставнику деньги.
   - А он будет контролировать мои расходы? С какого перепугу?
   - Это, как ты говоришь, стандартная процедура. Так что смирись. Эйрита продаст твои украшения без всякой комиссии, я так распорядился. И ещё, её старший сын..., - он поймал предостерегающий взгляд женщины и осёкся, - впрочем, не всё сразу. Эйрита разберётся и...
   - ...скажет, если сочтёт нужным, - спокойно закончила, - рада знакомству, госпожа.
   - Просто Эйрита, без госпожи, - женщина наклонилась голову в лёгком поклоне.
   - Тем лучше, тогда просто Экрима, - я охотно улыбнулась приветливой женщине.
   Даже не верится, что это кормилица Шийена, совсем нестарая женщина, очень приятное, несколько строгое лицо, правда, черты не слишком правильные.
   - Дорогу запомнила? - вмешался Шийен, - найдёшь сама?
   - Найду, если назовёшь общеизвестный в столице ориентир.
   - Лечебница для бедноты западной стороны Канлау. Или пересохший источник.
   - Хорошо. Запомнила.
   Шийен попытался сесть в седло и откланяться, но Эйрита предложила перекусить, мол, как можно отпустить без угощения дорогих гостей, у неё всё готово, как знала, что приедешь.
   Вот и пришлось идти в дом, прямиком в прохладную и очень уютную кухоньку. А Шийена-то и не узнать, улыбка до ушей, и походка изменилась. Даже Мэган заметно расслабился, следуя за проворным мальчишкой, младшим сыном Эйриты. Малец безостановочно вещал о приготовленных к обеду блюдах и под его негромкую болтовню мы расселись вокруг уже накрытого стола.
   К удивлению присутствующих, я сразу задремала, не дожидаясь первого блюда. Как меня перенесли в гостевую комнату, я не почувствовала и проснулась уже в сумерках, укрытая по плечи легчайшим шерстяным одеялом.
   Просторный низкий диван вместил и меня, и Мэгана, безмятежно похрапывающего рядом. И ничего удивительного, магам тоже досталось нервотрёпки не меньше, чем Ивару и мне. Как я понимаю, специально будить "ребёнка" не стали. Наверное, сон лечит не только в моём мире.
   Стоило мне шевельнуться, как заверещал Дик, разбудив мага и, подняв на ноги весь домик. Во всяком случае сынишка Эйриты, именем Вахире (ударение на последний слог, госпожа) примчался первым и потащил меня на кухню, где уже угощалась вся наша команда, не пожелавшая метаться по Канлау туда и сюда.
   Меня усадили за стол, не дав умыться со сна, и закормили всякой вкуснятиной... Заметив, что ребёнка снова клонит в сон, старшие быстро распрощались с гостеприимным семейством, усадили меня впереди Мэгана и позже сгрузили прямо в руки домоправительнице, наградившей наших мужчин званием безответственных мужланов, замучивших бедную девочку до состояния тряпки. Под её негромкое ворчание я уснула. Тем и закончился наш поход по памятным местам столицы государства Аргун.
   Первые два дня Шийен, Мэган и Чет таскали меня по столице, пешком, верхом, в лохмотьях, в парадных аргунских нарядах и без оных, то есть в привычной рубашке на голое тело и лёгком жилете, открывающем пупок. Конечно, длинная рубашка скрывала и пупок, и два метательных ножа без рукоятей, и внутренний кармана жилета, и ещё парочку юморных сюрпризов с участием Нагайниных крючков для желающих пощупать кошель. А Чет с огромным удовольствием познакомился с большей частью злачных мест столицы, он вообще великий знаток психологии так называемого "дна", тут ему и карты в руки.
   Игорные дома в столице процветают (а где их нет?), как и бои без правил, и прочий криминальный бизнес с непременными потребителями здешней дурман-травы, трогательно именуемой "слезами бога". Разные стадии перегонки сока из этих слёз дают наркоту разной "мощности" и разной степени привыкания, а курирует сии прибыльные бизнеса никто иной, как третий принц крови, дитя от второго брака его величества Афиале Кровавого, родившегося (гласит народная молва), 'седым... с кровавым сгустком в ладони детской". Примерно так и писал об Атилле Дмитрий Кедрин, жил такой поэт на планете Земля в целом и на пространстве бывшей великой Родииы,в частности...
   Кровавого в короле не было ничего, кроме дурацкой легенды, озвученной его врагами в недобрый час, но никто из правящего дома сей легенды до сих пор не опроверг. Монарх же он жёсткий и, как говорит нянюшка Шийена, шибко немилостивый, ну так и нутавский правитель тоже далёк от образа агнца божьего. Кстати, оба монарших рода отпочковались от одного клана - Владеющих Всемилостивым Пламенем - ещё лет пятьсот тому, и с тех пор нравы членов сего клана мягче не стали.
   Очень жаль, но сюзерен отбыл домой ещё вчера в сопровождении Чета. И ничего не поделаешь, дела рода не ждут, да и учёба надолго прерываться не должна. Чет вернётся завтра, аккурат перед началом моего обучения. Второй телохранитель остался и отчего-то попросил сменить ему прозвище, на что охотно отозвался Мэган, окрестив мужика коротким именем Энки.
   Шийен воспринял переименование подчинённого равнодушно, и ни разу не ошибся в дальнейшем, называя бывшего Шаустера Энки. Все упомянутые злачные места мне довелось осмотреть только издали, кто бы меня пустил внутрь? Но секретные пароли, для трёх из них, мне велено выучить и никогда не забывать. Эти пароли не меняются от века, но я здесь чужачка, поэтому соответствующие места могут использоваться мною только в самом крайнем случае.
   - В самом крайнем, - подчеркнул Шийен, пристально глядя мне в глаза, - понимаешь?
   - Я поняла. Только при угрозе немедленной расправы или при обстоятельствах, таящих серьёзную угрозу роду Алмазной Змеи. Верно?
   Шийен кивнул.
   - Хорошо бы эти услуги тебе не понадобились.
   - Сама справлюсь, - я успокаивающе прикоснулась к широкому запястью нашего аристократ, - ты можешь быть спокоен.
   Шийен понимающие моргнул и вышел вон, не утруждая себя поклоном и слава здешнему аллаху, еле упростила его не баловаться этикетом в моём высоком присутствии.
   Завтра мой будущий наставник ждёт меня и телохранителя Энки в левом флигеле королевского дворца, где и начнутся занятия вместе с предполагаемым напарником примерно моего возраста. В том, что напарником будет шестой принц никто из нас не сомневается по очень простой причине - других вариантов нет. Как нет сомнений в том, что идея моего обучения в Аргуне принадлежит Ревайни. А вот зачем ему это надо, надлежит выяснить мне.
   - Считай себя разведчиком клана, - полушутя высказался сюзерен.
   Обязательно, согласилась я мысленно, ибо у клана есть серьёзные интересы к торговым представительствам Аргуна, вот только на предмет чего? Сюзерен снова отшутился на прямой вопрос, значит, или контрабанда, или тупое посредничество, ну... и куртаж с каждой из договаривающихся сторон, или и то, и другое вместе.
   Сюзерен решил делать деньги из воздуха, похвально. Идея лежала на поверхности и Шийен её озвучил с моей подачи. Как оказалось, трафик контрабанды может проходить краем ленных земель сюзерена. Это несомненная удача. Если я ошибаюсь, и речь идёт вовсе не о контрабанде, то прочие, полагающиеся за посредничество плюшки, сюзерен стребует и без Шийена, а Тор и Трек сообразят не хуже Гертена, с какого конца репку есть.
   ...Итак, принц Хайланче. Шийен по своим каналам кое-какие сведения собрал. Шестой по рождению из мужского поколения от второй жены короля, четырнадцать полных лет, самый толковый и легко обучаемый из своего поколения. Владеет Отражениями от рождения, повезло мальцу, сработали прабабкины гены, так что на него ныне разве что не молятся. Наследником ему не бывать, маг Отражений не наследует трон, но стоит за троном и всемерно способствует легитимной власти удерживать эту самую власть.
   Тут я едва не села от дурацкой мысли. А на кой тут сдалась никому неведомая плебейка, пусть и с нестандартными способностями? Не исключено, что принц и его наставник осведомлены о носительнице Древней крови и возжелали заполучить малышку с некоей целью. Возможно, но сомнительно, что меня обескровят на жертвеннике... скорее, постараются переманить в Аргун. Но это лично мои домыслы, а Иваровы маги уже мозги сломали, стараясь обосновать причины столь пристального внимания к простолюдинке. Причин насчитали аж двенадцать, четыре из них весьма достоверны, а прочие...
   - ... не так ли, Экрима? - это Шийен внимательно всмотрелся в моё отрешённое лицо, - понятно, ты снова не здесь.
   - Это точно, - я развела руками, - извини, друг. Задумалась. А что ты хотел?
   - Желаешь отдохнуть или прогуляемся по столице? Вечер тёплый и безветренный или... можем посетить интересного человека.
   - А он мне нужен, этот человек?
   Я с сомнением повела плечами. Прогулялись тут некоторые однажды, снова драки, нападения, да ещё и укрепляющие эликсиры пить, до сих пор зубы сводит от вкуса некоторых.
   Шийен понимающие хмыкнул.
   - Не беспокойся. На сей раз это нужный человек, а для тебя ещё и полезный.
   - Чем именно он может быть полезен?
   - Он владелец слухов, точнее, повелитель слухов.
   Я поморгала глазами в недоумении.
   - Очень мило. Я повелитель металла, ну... почти. А этот неведомый человек повелевает слухами... зачем ему это?
   - Благородный Шайрешу из рода Молчащих, маг и мой дальний родич по матери, пожелал познакомиться с интересной девушкой из Нутавы. Ты готова получить внятные ответы на свои, скажем так, необычные вопросы?
   - А что твой родич пожелает за, как ты говоришь, внятные ответы?
   - А вот это можешь спросить у него сама. Я всего лишь передаю его просьбу о встрече и полностью гарантирую твою безопасность.
   Я обернулась к Мэгану.
   - Что скажешь?
   - Я бы дал согласие. Если благородный Шайрешу дал слово, можешь принять приглашение без сомнений и вопросов.
   - Знаешь, я не первый год на свете живу, даже не десятый, и жизнь в этом мире мгновенно отучила меня полагаться на слова магов. И потом, лично Экриме никто и никаких слов не давал. Так что...
   - Ты вправе отказаться, но...
   Я резко встала.
   - Если этот маг и родич пожелает меня видеть, то ему добро пожаловать в гости к Шийену. Я и с места не тронусь. Извини, друг, но я не готова принять подобострастную позу по щелчку пальцев. Я себя не на помойке нашла. И закончим на этом.
   Шийен понимающе ухмыльнулся.
   - Именно это я и сказал господину Шайрешу.
   - Но он не внял сказанному, - отметила я, и буркнула по-русски, - его проблемы.
   - Значит прогулка отменяется?
   - Вот именно, - ответила я, - у меня на завтра назначена важная встреча. Наставник, как-никак предполагается, да и его высочество тоже не из простых горожан вылупился. Новые проблемы пополам с загадками мне и с доплатой не нужны. Лучше расскажите об этом господине Шайрешу, что можно.
   Интересная штука выясняется. Господин Шайрешу из рода Молчащих, маг разума не из последних (далеко не из последних) приходился родичем нашему главкому. Та самая родня, про которую говорят 'ваша Арина нашей Катерине двоюродная Прасковья'. Но! Тут Шийен поднял палец горе, родовой артефакт Молчащих среагировал весьма неоднозначно на кровь юного Шийена, показав наличие родни этих самых Молчащих в четвёртом поколении.
   За давностью и отсутствием информации родословную Шийеновой матушки проследили только до второй, как тут принято говорить, родной волны, то есть до единственного кузена, а далее - тишина. Кто с кем согрешил теперь не установить, но Шайрешу официально признал Шийена каким-то там семиюродным кузеном в пику старинному врагу - Шийеновому батюшке. Тут замешана какая-то мутная история с кем-то из предков, в результате которой Молчащие и Шийенов родитель не докатились до полноценной войны только благодаря недвусмысленному приказу ныне правящего монарха.
   А поскольку с Афиале Кровавым шутить не следует, то оба субъекта конфликта поскрипели зубами, побряцали амуницией и холодных оружием, после чего 'зачехлили пушки' и остались заклятыми друзьями. Гадить по мелочи оба недруга гнушались, но ненавязчиво подставить соперника были всегда готовы.
   Кстати, Шийен до сих пор так и не озвучил наименование бывшего рода, но никто из наших не обнаруживал праздного любопытства. Однако Чет этого тихушника точно узнал в лицо, и если судить по Четовой реакции, то Шийен принадлежит какой-то ветви королевского рода Аргуна. И тот же Чет благополучно проболтался, что папенька нашего главкома жив-здоров, чего и всем желает. Впрочем, и сам Шийен об этом сказал прямым текстом.
  
   ***
   Дисциплинированная домоправительница подняла меня с рассветом, ну как же, господин наставник Шеуанше намерен встретиться с госпожой Экримой, великая честь. Известный на всю ойкумену повелитель металла, достойный человек, умнейший из магов, требовательнейший из наставников, разогнавший бездарей из магической академии едва ли не поганым веником и прочее, и прочее. Ага, господина Иснора тоже расписывали кладезем достоинств, и что вышло? Плавали, знаем...
   Отправленная в купальню с большим полотенцем наперевес, я поплелась умываться, причёсываться и примерять новый камзол с шёлковой бахромой по швам, новые слаксы, тоже с почти индейской бахромой и мокасины, расшитые бисером. На каждой бахромчатой висюльке болталась крупная бисерина из заговорённого стекла. Всё вместе издавало мелодичный шум при малейшем движении, зря я что ли два дня пришивала стекляшки, а Чет, ругаясь зачаровывал поднос с купленным ещё в Нутаве бисером. В сочетании с кривыми ногами зрелище получалось убойное, даже невозмутимый Шийен дрогнул лицом в ухмылке, но, как ни странно, наряд одобрил.
   - Толково придумала, госпожа! Ты с первого знакомства заставишь всех присмотреться к ногам, насладиться милым нахальством, с каким ты выставляешь на всеобщее обозрение собственные недостатки. Ну а затем они перестанут обращать на них внимание.
   - Точно. Если хочешь что-либо спрятать, положи это на видное место. Посоветуй, как лучше всего причесаться, волосы немного отросли, но коса всё никак не получается.
   Мэган посоветовал надеть головную повязку поверх распущенных волос, незамужней девушке такая причёска разрешена, так что поверх полуседых волос лёг чёрный хайратник из запасов Шийена. Повязку быстро укоротили под мою голову, я приколола посредине крошечную капельную брошку из серебристого металла и взглянула в зеркало. Мой непочтительный сын сказал бы 'это чума, мазер'.
   Вид и в самом деле чумовой, мелкие черты лица терялись в ворохе волос, переброшенных вперёд, узкие губы кривились в издевательской ухмылке, тёмно-серый камзол с воротником-стойкой полностью скрывал шею, дурацкие бусины стукались, шелестели, надоедливо позванивали. Идиотизм, если подумать. Тощенькая кривоногая фигурка с руками-веточками никак не сочетается с пристальными тёмными глазами. Хорошо ещё, что удалось полностью подчинить себе механизм превращения глаз в леопардовые, хотя стоило это двух обмороков, магического истощения и почти недели, проведённой в постели.
   Я отступила назад, рядом в прохладной глубине зеркала отразился Шийен, затянутый в светло-серый аргунский халат. Привычные мечи исчезли в неведомом направлении, зато тарпари (это здешний пятиметровый кушак), топорщился, распираемый изнутри немаленьким арсеналом. Мечи в городе не нужны, король Афиале под угрозой смертной казни запретил таскать по столице холодное оружие определённого типа, зато ножиками можно обвешиваться со всех сторон. Не брезгуют в Аргуне отправлять народ к здешнему Творцу гарротой, именуемой тут 'служанкой смерти', а также мелкими и крупными крюками, которые здешние господа отморозки мечут с завидной меткостью. Видов разрешённого оружия тут столько, что в мечах вроде как и необходимости нет.
   - Нам пора, госпожа.
   - Я готова.
   Утренняя столица, точнее, её благородный центр, выглядела, как ухоженный парк - столько тут зелени и цветов, весна же! Дома чаще всего одноэтажные, что и неудивительно, ибо Аргун южная страна, летом тут жарко. Так что нет нужды строить второй этаж, а потом разоряться на охлаждающие амулеты.
   Увы, едем мы во дворец. Господин наставник изволит служить при дворе и, соответственно, проживает там же, в Западном крыле, где сосредоточены лаборатории из числа безопасных. А таковых там всего две, первая целительская и вторая, принадлежащая магу-металлисту. Мой наставник не пожелал перенести учёбу в здешнюю академию - это плюс. Но вот наличие напарника, соответственно, минус.
   Нас беспрепятственно пропустили в боковые ворота дворца, стоило Мэгану показать какую-то пайцзу, а расторопный служитель быстро передал коней подбежавшим слугам и повёл нашу троицу в Западное крыло.
   Ну что сказать, на Версаль это крыло никак не тянет, позолоты прискорбно мало, цвета в основном приглушённые серо-сине-розовые. Низкие кресла, диваны причудливых форм, обилие драпировок, в том числе и прозрачных, вазы, выточенные из странного камня, напоминающего цветом разбавленную молоком зелёнку. Прозрачные ширмы, расписанные всё теми же приглушёнными красками. Освещение тоже приглушённое, отчего короткая анфилада явно обитаемых комнат кажется заполненной перламутровым туманом и в центре очередного помещения два силуэта оборачиваются на нашу компанию.
   Слуга незаметно испарился, а господин Шеуанше склонил седую голову, приветствуя званых гостей. Второй силуэт мне отлично знаком, поэтому я склоняюсь в придворном поклоне.
   - Ваше высочество, господин наставник.
   Мальчишка, а точнее, подросток надменно вскидывает подбородок. Они нисколько не удивлён, впрочем, я тоже.
   - Помнится, в нашу предыдущую встречу ты именовала меня несколько иначе. Не напомнишь, как именно? - пацан подчеркнуто внимательно оглядывает мои ноги в индейских мокасинах.
   - Извольте, ваше высочество. Я назвала вас ошибкой природы. И если вы забыли, то и драным аристократишкой тоже.
   - Не было такого! - вспыхнул юнец.
   Я развела руками, склоняя голову и соглашаясь.
   - Вам виднее, шестой принц.
   Маг еле слышно фыркнул, а я покосилась на Шийена, успешно сохраняющего отстранённое выражение на чеканном лице. Вот уж кто красив, а не этот прыщик на ровном месте с его зализанными по последней моде волосами. Они тут причёски маслом смазывают, с ума сойти... буклями завивают, смазывают и укладывают в сложные сооружения. С женщинами понятно, дамская мода может себе позволить многое, но чтобы мужчины отращивали волосы до 'нам по пояс будет', а затем завивали каждую прядь в мелкую пружинку! Он на бигуди их крутит, что ли?
   Наставник заинтересованно взглянул на меня.
   - Как давно вы знакомы с его высочеством, госпожа?
   Уголок рта непроизвольно дёрнулся. Давно ли? Да трёх месяцев не прошло, как свели близкое знакомство! И за всё недолгое время дважды имела честь раздеть его высочество, что называется, до трусов. Очень милое близкое знакомство, если подумать. Даже в прошлой жизни так резво не раздевала мужиков, раненные мужья и малолетние сыновья не в счёт.
   - Господин Шеуанше , если это не противоречит этикету, прошу вас называть меня просто по имени. А касательно вашего вопроса, оставляю ответ на усмотрение его высочества.
   Наставник рассмеялся.
   - Ты можешь не скрывать от меня своих приключений в Канлау, основное я уже знаю.
   Я пожала плечами, ишь ты, размечтался. Много вас тут таких осведомлённых, не хватало ещё в благословенной столице засветиться на полную мощность своими взаимоотношениями с шестым отпрыском. Ведь не просто так пацан смотрит на меня змеиными глазами, верно? Скорее всего, его наставник не в курсе наших общих приключений.
   - Мне нечего добавить, господин Шеуанше .
   Показалось мне или пацан всё же незаметно перевёл дух? Так оно было или не так, но подставлять мальчика я не стану, мне тут жить, учиться и каждый день видеть недовольную рожицу ребёнка номер шесть... поэтому господин наставник, перебьётесь. Мне нечего сказать и точка!
   Принц стоит у стола в пристойной позе, сложив ладони в замок на богато украшенном поясе и всё ещё хранит высокомерное молчание, поэтому я тоже молчу, исподволь разглядывая его причёску. Немыслимая глупость так зализывать густейшие и чёрные, как ночь, волосы. Ему бы очень подошли фэнтезийные китайские причёски с множеством косичек, заплетённых прямо ото лба, а затем косицы надо бы собрать на затылке в воинский хвост и достаточно. Дурацкая причёска у шестого отпрыска, но очевидно против придворной моды не попрёшь. Но почему бы принцу не создать собственную моду? Забывшись, я пристально взглянула на кудри принца, стянутые у основания шеи и украшенные недешёвой заколкой.
   - Я удостоился столь пристального внимания, - хмыкнул принц, - неужели госпожа очарована моим обликом?
   Я дёрнулась, так неожиданно прозвучал баритон принца, вдруг ставший глубоким и ласковым, как шёлк.
   - Скорее, госпожа неприятно поражена столь не идущей к вашему лицу причёской, - я замаскировала нейтральным тоном насмешку.
   - Что доказывает твою неспособность оценить прекрасное, - принц небрежно отвернулся.
   Я снова пожала плечами, вольному воля. Охота ему носить масляные волосы, на здоровье. Кто я такая, чтобы учить стилистов его высочества укладывать волосы?
   Я взглянула на господина наставника. Похоже, он от души наслаждается ситуацией, очень уж глаза хитрые. Мой будущий учитель даже не скрывает смешливого прищура и смотрит при этом только на меня, а я, как и предписывает этикет, скромно опустила взор. Строго говоря, ученикам лучше бы не смотреть наставнику прямо в глаза, это не принято. К счастью, подобное не считается вопиющим нарушением этикета, но на людях лучше вести себя так, как положено. Надо отдать должное проницательности господина Шеуанше , он нисколько не обманулся насчёт моей предполагаемой скромности, вон как его глаза смеются. Весёлый старик, ага.
   Правда, стариком его лучше не называть даже мысленно. Почему? А наблюдательной ученице достаточно присмотреться к почтительной позе принца. Этот непростой отрок носочки тянуть перед кем попало не станет, так что усиливаем градус почтения, глазки в пол, ручки благонравно складываем на пузике и внимательно слушаем сольное выступление наставника.
   Итак, учиться мне доведётся не только в компании принца, увы. А компанию нам составят разные наставники, то есть нас будет пятеро, из них двое отранцев-наставников и один аргунец, не считая ещё какой-то тётки, которая займётся лично мной. Первый из отранцев, он же спец по мёртвым языкам, познакомит нас (а кстати, сколько "нас" намерено обучаться?) с правилами формирования заклинаний на основе всё тех же мёртвых языков, ибо к всеобщему прискорбию, его высочество оным не обучался. На этом месте господина Хайланче слегка перекосило, из чего делаем вывод, что языки эти тот ещё ужас.
   Второй отранец ознакомит меня с основами работы с Отражениями. Конечно, мне манипулировать столь сложными объектами не грозит, но общие понятия усвоить придётся. Тут уже перекосило меня, поскольку на эти сведения принц снова отреагировал подвижной и весьма злорадной гримасой, зато третий наставник-кузнец поверг в печаль уже его высочество. Небось, малец вообразил себя у раскалённого горна с горячими клещами в нежных ручках. Я фыркнула, очень уж забавное выражение мордахи у высочества.
   Ну и напоследок меня познакомили с госпожой Эудару, знатоком здешнего этикета, ибо к занятиям я могу приступить не ранее, чем освою премудрости дворцовых установлений во избежание никому не нужных конфликтов с обитателями аргунского королевского террариума. А среди здешних служителей часто и густо встречаются не только слуги всевозможных рангов, которых всего восемь, но и господа родовые и жалованные аристократы. Стало быть, предстоит выучить изображения более полутора сотен гербов, вышиваемых на плечах их гадских халатов. К тому же следует ещё и учитывать цвета верхней одежды, плюс цвета тарпари, плюс узоры на туфлях, плюс расположение украшений в волосах, плюс дозволенные и недозволенные жесты, которыми господа дворяне могут отдать приказ, передать сообщение или указать твоё (моё, то есть) место, и прочее, прочее, прочее.
   К концу списка я прикрыла глаза, чтобы не выдать истинного отношения к такой учёбе, на что почтенная госпожа Эудару понимающе осклабилась, ну и рожа у этой старушки. Итого, семь часов в день и девять дней из десяти я буду занята изучением этикета, это просто ужас.
   Эта госпожа, длинная, как рыба-игла, сухопарая и подвижная старуха, почему-то сочла нужным разговаривать со мной через губу, норовя обозвать деткой. Ага, будто я не знаю, как тут принято обращаться к магам. Ну, пусть я не совсем маг, но зато мой статус вполне определён - ученица уважаемого наставника Шеуанше , что подразумевает соответствующее обращение.
   - Госпожа наставница, со всем уважением позвольте заметить, что я никак не могу носить наименование "детка". Учитывая подтверждённое звание повелителя металла, вы и все прочие господа наставники можете называть меня просто "госпожа Экрима".
   Краем глаза я поймала понимающую усмешку присутствующих, а дама-наставница слегка побледнела и сузила без того узкие отранские глаза. Бабуля явно гневаться изволит. А вот незачем неизвестную девочку-мага обижать, тоже мне госпожа дуэнья! Да и детку она себе нашла явно не по зубам.
   - Кстати, госпожа Эудару, - мягкий баритон наставника Шеуанше , остановил открывшую было рот мадам, и наставник тут же рефлекторно возвысил голос, - на всех занятиях будет присутствовать телохранитель вашей ученицы. И кроме уже сказанного, позвольте предупредить вас о... скажем, необычном свойстве магии госпожи Экримы. Её защищает любой металл. Я специально выделяю голосом слово "любой". Усвойте, прошу вас, что металл защищает её всегда, везде и от всех враждебных поползновений. И он же нападает без предупреждения, если угроза здоровью или жизни обозначится явно.
   - То есть, вы полагаете, я способна нанести вред вашей ученице? - голос мадам только что не сочился ядом.
   Наставник расхохотался с видимым удовольствием.
   - Степень вреда...а точнее, степень намерения нанести вред буду оценивать не я.
   - А кто сумеет правильно оценить? Неужели ваша ученица?
   - Теперь это ваша ученица, госпожа Эудару, - ехидно добавил наставник, - повторяю в третий и последний раз: упомянутую степень вреда будет определять металл, и он же применит к виновнику необходимое воздействие.
   - Причём, степень воздействия может варьиро... в смысле может находиться между простым, но болезненным уколом и простите за правду, смертью виновника, - дополнила я, тоже не давая открыть рот старухе.
   - Со своей стороны, - отозвался наставник, - могу только сослаться на слова вашего знаменитого предка, госпожа Эудару, который...
   Старик разразился длинной фразой на неизвестном мне языке, не давая собеседнице даже возможности возразить. Он говорил и говорил, а мой телохранитель всё шире открывал глаза, медленно сдвигаясь в мою сторону.
   Мне даже показалось, что воздух в комнате нагрелся! Удивляюсь, как бедную старуху удар не хватил - она побледнела, мгновенно покраснела, снова побледнела, я даже забеспокоилась, не дай бог тётку инсульт стукнет прямо здесь. Столько информации на одну немолодую даму и даже слово вставить не позволяют. Положение явно усугубилось ещё больше, когда господин наставник отпустил нас обеих милостивым, но чрезвычайно небрежным жестом, тем самым поставив меня и старуху на одну доску.
   И вот это явно оказалось последней каплей. Мадам вспыхнула, стиснула руки и тут же с пояса сорвалась Нагайна, перехватив старушку сначала петлёй за горло, а затем спутав взметнувшиеся руки. Вторым среагировал мой телохранитель Энки, пнувший старуху в колено. Мадам завалилась назад и выронила амулет, подхваченный Энки у самого пола.
   - Недурно, - хмыкнул наставник, заполучив бабулину игрушку, - имеем боевой амулет в руках благонравной придворной. Владение подобным, да ещё и использование его в королевском дворце карается смертной казнью. Вам повезло, госпожа Экрима, точнее, повезло всем нам.
   Неторопливо излагая свои соображения, Шеуанше сноровисто помог телохранителю спеленать мадам соответствующими чарами, затем вызвал стражу, передал магический кокон старшему из рук в руки и непререкаемым тоном что-то коротко приказал.
   Я только и успела, что пару раз глазами хлопнуть. Похоже, наставницы у меня уже нет, это радует. Пока соображала что к чему, его высочество, который почему-то вмешиваться не пожелал, милостиво наклонил намасленную причёску и скрылся за дверью. Повинуясь резкому жесту наставника, Энки за плечи развернул меня к выходу и вывел из помещения на крытую галерею, опоясывающую Западное крыло. Я едва успела подхватить из воздуха свою змею.
   - Мы не придём сюда завтра, - тихо проговорил телохранитель.
   - Откуда следует?
   Энки повторил замысловатый жест наставника. Надо полагать, это здешний язык жестов? До чего надоели эти дурацкие отсрочки, то хитрые нутавские маги, выгнавшие меня из школы, то господин Тин-Е, чтоб ему воскреснуть и снова сдохнуть, то нападения бандитов среди бела дня, то вот, как сейчас, мешают жить тупые старухи. Я тяжело вздохнула, жили же, не тужили и нате вам, теперь и Аргун без нас жить не может. А делать нечего, попала собак в колесо, пищи, но беги.
   Помянув заодно господина Ревайни тихим матерных словом, я мысленно пожелала ему покрыться лишаями и облысеть во всех местах, после чего двинулась прочь по коридору. Это ведь трудами признанного бастарда Нутавы мы по Аргуну круги наматываем едва ли не всем списочным составом. Опять же, вроде как этикету обучаемся и дурацкие нападения расследуем, словно нам больше делать нечего. Да холера их всех тряси, когда же нормальная учёба начнётся?!
   Как ни странно, наших лошадей подали ко входу всего через пару минут, и до Шийенова дома мы доехали, пусть и шагом, но быстро. Энки хоть и отранец наполовину, но родился и вырос в Канлау, так что кому, как не ему, знать все тутошние подворотни.
   Вернулись мы аккурат к обеду, после которого я наотрез отказалась покидать дом и засела в Шийеновом книгохранилище со здоровенным томом "Правдивые описания отранских земель, составленные смиренными священниками монастыря Хау-Лач, по рассказам путешествующих
   просторами континента". Если правдивость этих описаний следует делить на четыре, то всё равно интересно узнать, что в Аргуне считают отранскими землями, учитывая, что ещё тридцать лет назад часть этих земель отошла Аргуну в виде приданого ныне вдовствующей королевы-матери.
   Чтение затянулось до поздней ночи, настолько интересным оказалось это описание, составленное весьма живым языком, да ещё и написанное всего какую-то сотню лет назад. И пусть последняя великая война перемешала не только континенты, но и языки, и народы, всё равно написано здорово и что особенно приятно - полностью отсутствуют старинные выражения вроде "паки" и "понеже", как в наших старославянских документах. К тому же, читается сей фолиант, как интересный и очень авантюрный роман, поэтому Мэган оттаскивал меня от книги едва ли не за шкирку.
   - Ужинать пора, оставь книгу, она тебя подождёт. А что, так интересна история путешествий?
   - Да как тебе сказать, друг... и да, нет.
   В столовой нынче собрались все, и я обвела глазами присутствующих. Все живы-здоровы, хозяин дома на месте, маги тоже, телохранитель Энки здесь, даже духи места в наличии. Чет ухмыльнулся и отодвинул высокий стул.
   - Садись, завтра у тебя непростой день, так что постарайся хорошо отдохнуть.
   - Опять этикетом пугать станете?
   Шийен подвинул ко мне стопку пышных лепёшек.
   - Я уже договорился с госпожой Баури, моей бывшей воспитательницей. Она прибудет завтра, сразу после завтрака, так что, госпожа, будь готова услышать...
   - ... много нелицеприятного? - поторопилась договорить я.
   Шийен улыбнулся глазами и кивнул, разрезая мясо.
  
   ***
   Утро началось суматошными метаниями моего духа и продолжалось воплями пострадавшего мальчишки, сына нашей домоправительницы, которому позарез понадобилось потрогать крылья Дика, интересно же, госпожа. Дик не преминул долбануть смельчака, пусть и призрачным, но крепким клювом и начался хаос - мальчишка орёт, его мать кудахчет, Дик тоже орёт, немногочисленные слуги сбежались на крик и столпились поодаль, сопереживая мальцу. Никто ничего не понял, но всем весело.
   Я скрылась в своей комнате, пусть без меня разбираются. Этот чёртов птиц поднял госпожу Экриму ещё до рассвета, так что я уже умыта, одета и готова к учёбе.
   Госпожа наставница пожаловала вовремя. Меня церемонно представили стройной пожилой даме, затянутой в халат тускло-розового цвета. Интересный наряд... блеклая, серая, но очень изящная вышивка по длинному подолу, тарпари на тон темнее халата, из-под шёлковых брючек выступают туфельки, тоже расшитые темными шелками. Пристальные и непроницаемые аргунские глаза, тонкие руки, строго поджатые губы.
   Дама прибыла в крошечном экипаже, запряжённом маленькой серой лошадкой, очень похожей на корнуольского пони. Она первым делом приняла полагающиеся приветствия, все прочие славословия отмела властным жестом и пригласила меня следовать за ней.
   Последующие семь часов слились в интереснейшую лек цию о знатнейших родах и кланах Аргуна, в глазах двоилось от мельтешения разноцветных гербов. К завтрашнему занятию мне полагается запомнить все элементы, используемые при начертании клановых знаков, а там дело дойдёт и до гербов.
   Госпожа наставница сразу и наотрез отказалась от угощений, продаваемых во время занятий и согласилась принять только укрепляющее питьё. Крепко подозреваю, что во время занятий госпожа Баури применяла магию для развития моей памяти, ибо с чего вдруг эти разнообразные элементы знаков запоминались с первого взгляда. Подозреваю также, что со второго взгляда я их и не вспомню, но мне чётко было сказано, что учить надо, дабы закрепить уже пройдённое.
   Эти мне элементы! Овалы, щиты, полуовалы, круги, полукруги, квадраты обычные, и квадраты, рассечённые непонятно как и зачем, ромбы прямые, косые, выщербленные и прочие. Затем идут картуши вовсе немыслимых форм и у каждого есть своё значение, а то и не одно.
   Информации много, но значения элементов очень интересные, запоминаются на удивление легко, особенно, после того, как меня познакомили с приёмами этого самого запоминания.
   Я настолько увлеклась чтением книги, оставленный госпожой Баури, что отказалась спускаться к ужину, не желая расставаться с редким фолиантом даже на полчаса.
   Следующее занятие посвятили основным гербам, королевскому и иже с ним, а таковых набралось около полусотни. И дело осложняется тем фактом,
   что тотемных животных на гербах раз-два и обчёлся - королевский беркут, северный кабан королевского кузена, золоторогий олень первого советника и какая-то скотинка, очень похожая на барсука, вот и весь зверинец. Зато сочетаний всевозможных рун хоть лопатой греби. К концу седьмого часа в глазах стояли кресты, косые круги на червлёном поле, багровые полосы, символизирующие мощь клана, ярко-алые звёзды, похожие на горсть рассыпавшейся брусники и прочая символика.
   Госпожа Баури оказалась незаурядным преподавателем. Мне повезло, ибо для быстрейшего запоминания она охотно использовала множество ассоциативных образов, а также чёртову уйму неожиданных и очень ярких сравнений.
   Словом, уроки прошли продуктивно. Мои знания, способности к запоминанию и умение концентрироваться заслужили скупают похвалу наставницы. Зато манеры, а точнее, их полное отсутствие, повергли даму в лёгкий шок. Так что через пару недель мне придётся лихо, поскольку предстоит тренировать разнообразные поклоны, выполняемые с полным соблюдением непререкаемых правил. Госпоже Экриме надлежит также тренировать внимательность (не приведи Творец, ошибиться в последовательности знаков приветствия) и так далее, и тому подобное. Мне не хватило пальцев на руках в попытке сосчитать разделы дворцового этикета. Это точно чума, дорогой отсутствующий сын...
   Я с трудом разогнула спину, сведённую в попытках отдать наставнице правильный поклон. Так что мне уже заранее плохо.
   ***
   День за днём длилась учёба, и передышка наступила на десятый день, когда маги решительно отобрали у меня все книги, велев заняться лёгкими физическими упражнениями. И то правда, свой гимнастический комплекс я уже пару недель как забросила, а для сердечной мышцы это вроде чревато какой-то неприятностью и застойными явлениями.
   И пришлось мне ещё до завтрака заняться собственным дохленьким телом. Шийен внимательно наблюдал за потугами растянуть паховые мышцы и не забывал поддерживать бедную детку при потере равновесия. Затем главком не выдержал и показал пару хитростей для согревания тазобедренных суставов и дело пошло веселее. Постепенно разогреваясь, я добралась и до взрослого тренажёра с упорами для ног. Главком не замедлил оттащить меня в сторону, кивнув на здешний аналог турника. Я обречённо повисла на перекладине, мысленно поговаривая плохие слова. В общем, не тренировка, а просто кусок позора, ибо подтянуться не удалось даже полраза.
   ...Завтрак прошёл в унылом молчании, морально устали все. Наверное, телохранители устали "охранять" ребёнка, на которого пока никто не нападает, маги устали безрезультатно расследовать причины минувшего покушения, я устала с налёта читать гербы, отдавать соответствующие поклоны и тем более устала вести с наставницей светские беседы ни о чём - это я тоже должна уметь.
   На исходе второго десятидневья меня ждёт нечто вроде экзамена, а пока (и это за столом!) Шийен поговаривает ритуально-оскорбительные фразы, за которые мне надлежит сразу давать в морду обидчику, ну или дать посыл Нагайне придушить засранца. За упоминание исподнего передника моей или чьей-то матери следует мгновенное убийство говоруна независимо от его ранга, происхождения и положения при дворе и осудить убийцу не посмеет даже король. К счастью, я не мужчина, поэтому большая часть подобных высказываний меня не касается, но в остальном уши придётся держать востро, ибо ещё три месяца назад я благополучно умудрилась оттоптать не те мозоли.
   Принц Хайланче славится непредсказуемым темпераментом. Чаще всего он холоден, спокоен, невозмутимо безразличен, но иногда его высочество слетает с нарезки и тогда весь младший двор прячется по углам. У каждого королевского отпрыска имеется "свой" двор, полный аналог папенькиного, за вычетом разве что независимого королевского судьи, который принцу не положен.
   Однако же собственное судилище у высочества наличествует, вот только казнить виновников без санкции королевского суда ему не позволено. Приговорённых принцами не казнят на эшафотах, а простенько так забивают до смерти плетьми - это дозволено, и возможность подобного убийства цинично прикрывается наказанием в двадцать плетей. Такое наказание можно реализовать разными орудиями, с разной силой и с уникальными палаческими умениями исполнителей. Вся эта казуистика, которую надо запоминать намертво, означает, что здесь и сейчас имеем средневековье в полный рост, а также абсолютизм и бесправие нижестоящих.
   По слухам, пока не подтверждённым, шестой номер не гнушается выносить соответствующие приговоры и эта способность усугубляется возможностью играть Отражениями... что, в свою очередь, предполагает единственное - принцу лгать нежелательно. Ведь истина всплывёт рано или поздно, а чаще всего именно рано. Запомним.
   За размышлениями я не заметила, как опустел стол и ушли сотрапезники. Очнувшись, извинилась перед домоправительницей за беспокойство и пошла искать Шийена. Главком нашёлся в книгохранилище.
   - Уделишь мне внимание, Шийен?
   Хозяин дома заложил книгу пальцем.
   - Говори, госпожа.
   - Расскажи о шестом принце всё, что тебе известно, ладно? Ты же вырос в столице и в силу происхождения наслышан о королевской фамилии.
   - Происхождение, -- хмыкнул Шийен, - оно, знаешь ли, не столько помогает, сколько мешает...
   - ...особенно, если ты сам вылитый портрет отца в молодости, - закончила я.
   - Совершенно верно, госпожа.
   - Оставил бы ты это титулование в покое. Из меня госпожа, как из тебя придворная дама.
   - Согласен, - улыбнулся главком, - значит, принц... родился пятнадцать лет назад у третьей наложницы короля...
   - ... полагаю, вскоре умершей при невыясненных обстоятельствах, - пробормотала я под нос, но Шийен услышал.
   - Совершенно верно, мать его умерла, когда сыну исполнилось два года. Несчастный случай, лошадь понесла на охоте, и госпожа Форасэ не пережила падения.
   - А сын?
   - Сына воспитали её соплеменники. К огромному сожалению главной жены, то есть королевы, подобное стечение обстоятельств было специально оговорено в брачном договоре, ибо госпожа Форасэ происходила не из простого рода, а считалась, как и её сын, второй наследницей клана Полной Луны Освещающей Путь.
   - С богатым приданым девушка, - кивнула я.
   - И с немаленькими правами на власть. О землях и вассалах можно не упоминать.
   Ещё бы! Клан Полной Луны. Богатейшие залежи свинцовой руды, горные районы, по слухам, забитые золотом под завязку, лакомый кусок для любого авантюриста, пусть он зовётся королём или королевой. Но как прочие гадюки королевского террариума допустили рождение шестого наследника?
   - Вот и я хотел бы знать, как они это допустили, - мрачно ответил Шийен.
   Вот ведь измена, опять вслух подумала!
   - И почему до сих пор не вмешались? Что может быть проще, мальчик неаккуратно воспользовался чарами, получил откат и... всё.
   - Смерть второго наследника Полной Луны королевские чиновники расследовать не будут, - выдал Шийен, - в договоре записано, что подобное событие поднимет на ноги весь клан мальчишки, а там есть кому заняться выяснением обстоятельств гибели наследника страны и рода. Один господин Фарода чего стоит, с его-то способностями играть Отражениями. А вот что касается тебя...
   - Я поняла, попытаюсь помочь наследнику. Уверена, ему не на кого опереться во дворце.
   - За исключением кланников. Помогать не надо, просто постарайся стать мальчику другом.
   - А много ли там кланников?
   - Никто точно не знает. Из известных всем... - Шийен потёр подбородок, - человек пятнадцать наберётся, но зная родню мальчишки, можно предположить, что во дворце есть и другие.
   - Ага, под видом слуг, например. Маги клана опять же.
   - Шаманы, - возразил Шийен, - его отец специально запретил магам клана появляться в столице.
   - А они сразу послушались, - фыркнула я, - спорим, малец в курсе кто, где и как его оберегает. Правда, во время моих здешних приключений его не слишком-то сберегли. Я раз десять могла прикончить этого недоумка, возжелавшего насладиться зрелищем запретных утех.
   Шийен только ухмыльнулся в ответ и продолжил рассказ. Вырисовывалась интересная картина. Официально пацан наследует корону Аргуна шестым в очереди, после него следуют ещё четверо мальчиков, рождённых от наложниц. И есть одно крошечное "но" - если с шестым случится смертельный сюрприз, приданое матери возвращается её родному клану. Король не дурак расставаться с такой мощной кормушкой, поэтому шестого холят и лелеют в той мере, в которой... словом, воспитатели и шаманы клана, если и позволяют аргунцам лелеять высочество, то до определённого предела. Впрочем, влияние клановых шаманов на соплеменника велико и непререкаемо, так что магам Аргуна остаётся только зубьями скрипеть.
   Друзей у мальчишки нет, да они ему, похоже, и не нужны, зато недоброжелателей среди королевского окружения хватает. Опять же семейство его величества тоже отметилось среди неприятелей мальчишки, как без этого. Обстоятельства таковы, что с одной стороны, лишний наследник королеве и наложницам не нужен, причём, не нужен, как говаривал сын, от слова "совсем", а другой стороны, главный аргунец не желает выпустить из цепких лапок сильнейшего мага Отражений и тоже не желает от слова "совсем". И вот в этой мутной водичке пацан плавает не первый год, даже не второй, при этом он не тонет и тонуть не собирается. Молодец, что тут скажешь.
   Можно не сомневаться, король насмерть запытает любого, кто разинет пасть на шестого ребёнка, наследника не самого слабого клана страны, и все это знают.
   В итоге при всём многообразии сведений, положение дел таково - информации много, толку мало, ибо наш фигурант существо на редкость скрытное, задушевных бесед ни с кем не ведёт и в душу никого не пускает. Недоверчив, жёсток, но не жесток, что характерно. В отличие от первой пятёрки наследников собственных слуг до смерти не забивает. Правда, наказывать наказывает, но всегда за реальную, а не вымышленную вину. Поэтому слуги его не то, чтобы любят (этого принц не допускает), но относятся с уважительным почтением.
   Неплохо. Как я поняла, наш принц парнишка кручёный, давно привыкший к абсолютному повиновению окружающих, он ведь и мной пытался командовать, причём, находясь в незавидном в положении побеждённого, а затем и пленника. Кстати, грязных приёмов шестой наследник тоже не чурается, достаточно вспомнить, как он пытался меня усыпить. И если бы не Нагайна, я даже представить боюсь, чем бы закончилась весёлая аргунская эскапада с лекарем, малышкой Шу и досточтимыми наёмниками Морила-изверга...
   Поблагодарив собеседника, я отбыла в свою комнату, эти чёртовы гербы и прочее аргунское непотребство никто не отменял, как и очередную тренировку, на которую меня безжалостно вытащил телохранитель Энки.
  
   ***
   Вторая неделя закончилась обещанным "экзаменом", который я сдала с девятой попытки. С меня спустили не только семь постов, но и семь шкур, так что теперь поднимите меня среди ночи, и я отбарабаню чем именно герб
   клана Быка отличается от герба, подчинённого ему рода Большого Оленя. А уж о том, как приветствовать главных лиц государства, я смогу ответить спьяну, сослепу и спросонья.
   Учёба начинается завтра, три часа мёртвых языков для начала, затем обещали научить магическому зрению и всё в компании его высочества, что в свете полученной информации весьма радует. Кстати, сам принц пресловутых силовых линий тоже не видит. Вот таков мой товарищ по несчастью.
   Энки утверждает, что и наставник, и принц весьма заинтересовались моим Диком и желают с ним познакомиться поближе. Наставник - из научного любопытства, а принц, надо полагать, в силу возраста. Не исключено, что малец захочет и себе такую же птичку. На сей счёт меня подробно проинструктировали не соглашаться ни под каким видом. Ибо если клановые шаманы Ушулая об этом проведают, тому придётся предстать перед судом духов предков, а эти самые духи ребята сплошь несговорчивые и суровые, так что лучше бы мне помалкивать.
   - Возможно, - Шийен многозначительно поднял вверх указательный палец, - возможно, ему и перепадёт подобный защитник, но не раньше, чем он принесёт жёсткую клятву молчания шаману враждебного клана. Понимаешь?
   Чего тут не понять? Кочевники Бронзового Леопарда всю свою писанную историю воюют с Аргуном за лучшие пастбища, и здешние маги чаще всего тамошним шаманам проигрывают. Так что высочеству духа-защитника не достанется, ибо наследник аргунской династии (пусть и под номером шесть) никогда не поклянётся шаману враждебного клана в чём бы то ни было. Как выражался покойный супруг, это вилы.
   В ответ я скроила понимающую рожицу и откланялась. В моей комнате дожидается очередной том истории династии Хаустинов, к которой имеет честь принадлежать и правящий монарх, и все его отпрыски.
   Если внимательно читать между строк, многое становится очевидным. Например, текущий правитель, он же сто семнадцатый правящий потомок легендарного Хаустина (а не правящих там, как собак нерезаных), традиционно является сильным стихийным магом, повелевающим льдом, водой и землёй. Кронпринц Тариашу - аналогично, зато прочие сыновья сплошь разумники и огненные. Феномен? Если бы! Такое положение дел уже шестую сотню лет считается проклятием для династии, которым её наградил шаман племени Западных Волков, давно вымершего племени, кстати.
   С магами Отражений тут сложнее. Правящий монарх может зачать соответствующего колдуна, но только не с уроженкой Аргуна. Вот и появляются в каждом поколении наложницы-аристократки то из Отрана, то кочевницы, то и вовсе девушки каких-то варварских племён. Одна такая варварка-кочевница знатного рода и родила Хайланче. А самое забавное в том, что наличие матери-чужестранки вовсе не гарантирует зачатие мага Отражений. С шестым принцем королю повезло, осталось вырастить пацана в правильном ключе. Но это вряд ли получится, ибо клановые воспитатели вовек не допустят подобного. Словом, это точно вилы, и моя первоочередная задача - под эти самые вилы не попасть, не так ли, Нагайна?
   Верная змеюка согласно сжалась на талии, в последнее время она выступает только в виде пояса из квадратных бляшек. В случае опасности часть бляшек либо срывается в полёт, либо падает наземь и стартует уже с пола. Госпожа Нагайна явно осваивается в Аргуне, чего не скажешь обо мне...
   Незаметно я задремала над книгой и проснулась к только ужину, разбуженная осторожным стуком в дверь.
  
   ***
   Утро следующего дня было тёплым, солнечным и обещало длинный весенний день, украшенный брызгами звонкого дождя, лупившего по черепице добрых полчаса. И теперь мы едем во дворец в маленьком экипаже Шийенова доброго соседа, решившего слегка заработать. Ехать верхом означает пропахнуть лошадиным потом. Не хватало, чтобы его высочество, наставник и разные встречные бездельники воротили нос от вонючей плебейки.
   Сегодня я нарядилась в по-весеннему светлый костюм, то есть в шёлк - брюки, блуза, жилет - всё гладкое, без вышивок, отстрочек и прочей ерунды. На правом запястье широкий капельный браслет, свитый из серебристой, тонко раскатанной проволоки. На талии столь же широкий пояс из квадратных блях, соединённых шёлковыми шнурами, серые мягкие туфли, в таких по здешним булыжникам не побегать, вмиг стопчешь благородную оленью кожу до собственных пяток.
   ... Наставник и принц уже восседали в креслах, явно ожидая нашей реакции на их высокородия. Энки отдал военный поклон, он и одет, как воин на службе, в тёмный костюм, опоясан кинжалом, увешан щитами, браслеты на предплечьях, запястьях и стандартная сигнальная серьга в правом ухе.
   Я поклонилась предписанным образом, причём сразу обоим присутствующим, как старшим, облечённым властью. Наставник понимающе улыбнулся, внимательно взглянул поверх наших голов, и принц галантно уступил мне дорогу.
   За порог я шагнула первой и, подозревая подвох, мгновенно отступила влево на пару шагов. Именно поэтому принц влетел в объятия немолодой дамы, не успевшей посторониться. Пока его высочество отлипал от старухи, я успела поклониться, представиться и аккуратно поддержать высочество под локоток.
   Дама, она госпожа Ша-Эушари из рода Высокой Волны Встающей На Востоке, оказалась преподавателем мёртвого наречия языка, называемого ашуасу и оказалось, что этот самый язык коренным образом отличается от принятого в Нутаве и давно забытого языка. Внятных текстов на ашуасу не сохранилось вообще, зато некоторые слоги и их сочетания как нельзя лучше подходят для вербальных заклинаний аргунских колдунов. При попытке произнести простейший слог я чуть не потеряла сознание, а его высочество вывернуло наизнанку. Парня тошнило так, что я всерьёз забеспокоилась, однако госпожа Ша-Эушари решительным жестом попридержала меня за рукав.
   - Нам следует подождать, госпожа Экрима. Его высочество должен справиться сам.
   - Могу я задать в вопрос, госпожа наставник?
   - Позже. Следите за принцем!
   Я едва не села мимо стула, двое служителей подхватили парня под руки и держали на весу минут десять пока его корчило и выворачивает наизнанку. Двое слуг привычно поставили принца на ноги и отработанным жестом влили в него содержимое маленького флакончика, после чего наставница велела мальчишке отдыхать.
   - Теперь разберёмся с вами, госпожа.
   Я попятилась, когда слуги решительно двинулись ко мне и тут же с невнятными возгласами шарахнулись в стороны. Ещё бы, решительно настроенная Нагайна перехватила обоих за глотки тонкими ошейниками, после чего окутала меня облачком мельчайших иголок.
   - Всем два шага назад! - торопливо выкрикнула я, - принцем займитесь!
   Мужики мешками осели на мозаичный пол.
   Принц откинулся на спинку низенького кресла и резко выдохнул воздух, восстанавливая дыхание. Круто они тут наследников дрессируют, но я решительно не согласна с такой методикой преподавания, о чём тут же доложила мадам наставнице.
   - Госпожа, если такое повторится, то я буду вынуждена прервать обучение в соответствии с составленным договором о намерениях, смотрите пункт 11, подпункт 11.2.
   Прежде, чем наставница успела среагировать, вмешался её служитель.
   - Что ты себе позволяешь, девчонка?!
   И тут же подавился несказанными словами, Нагайна постаралась запечатать ему рот, причём, очень показательно и крайне неприятно - ей понадобились всего две острейшие скобы и мужику полегчало.
   Едва госпожа наставница, впечатлённая увиденным, возвысила голос, дверь распахнулась от молодецкого пинка и в помещение ворвались три телохранителя - мой и двое дюжих мужиков, охраняющих принца.
   Энки мгновенными движением отправил меня к себе за спину, а принцевы бодигарды синхронно заслонили мальчика.
   - Что тут происходит?! - рыкнул старший из них.
   Я хмыкнула из-за спины Энки.
   - Точно не знаю, но очень похоже на попытку покушения на его высочество.
   Наставница и её второй подручный сделали шаг вперёд и встали, как вкопанные. Ха, ещё бы они не замерли! Нагайна резко выбросила вперёд три клубка игл. Поневоле остановишься, если прямо у носа застыла сотня мельчайших стружек, даже на вид очень острых, да и вообще... мало ли что этой плебейке в голову стукнет. Скомандует она этой странной субстанции "фас", замучаешься иглы выковыривать из очень разных и очень труднодоступных мест. А кому это надо?
   - Ваше высочество, вы подтвердите сказанное? - я обернулась к принцу.
   Явно остерегаясь резких движений, парень осторожно покинул кресло.
   - Скорее речь идёт о пытках, а не о покушении, - принц, недолго думая, сплюнул в платок кровавую слюну и показал телохранителю.
   Разъярённый мужик сломал в руках амулет и на присутствующих обрушилась огромная ловчая сеть и спеленала всех, не различая правых и виноватых. Притиснутая этой штукой к полу, я беспомощно распласталась подле Энки.
   Очень мило начинается наша с принцем совместная учёба. Поневоле вспомнишь пункт 12.6 договора, который гласит "если учение будет трижды прервано не по вине ученицы, а паче того, будет сопряжено с опасностью для жизни госпожи Экримы, её сюзерен имеет право прекратить обучение упомянутой госпожи со всеми вытекающими последствиями', а сами последствия перечислены в нижеследующих подпунктах.
   Ну что же, загибаем первый пальчик.
   Не прошло и пары минут, как в проёме двери возникли хваткие ребятишки в тёмно-сером, мигом отсортировали овец от козлищ и, заломив руки за спину козлищам, исчезли в телепорте.
   Последним на зов явился господин Шеуанше и был тут же поставлен в известность относительно опасности для жизни ученицы. Энки апеллировал к мнению принца, и малец честно подтвердил наличие предполагаемого ущерба здоровью бедной девочки. Окровавленный платок сработал как нельзя лучше, наставник мгновенно прикусил язык, подхватил принца и, в свою очередь, исчез в телепорте.
   Энки обернулся ко мне, кивнул головой, указывая на выход. И мы беспрепятственно покинули Западное крыло, а затем и дворец. Выпустили нас с чёрного хода, и я оглянулась в воротах на трёхэтажную громаду белого камня, недоумевая... вот что это было? Энки решительно завернул меня направо.
   - Можешь идти быстрее, госпожа?
   Я прибавила шагу и вскоре перед нами открылась главная королевская площадь. Энки негромко свистнул и тут же из-за поворота вывернулся Мэган, и откуда взялся-то? Маг резко свернул в первый же проулок, усадил нас в экипаж и скомандовал "домой".
  
   ***
   - Ну и как всё это назвать? Сглазили меня, что ли?
   Я злобно уставилась на собственные ступни в домашних сапожках, словно именно в них кроется весь негатив создавшегося положения и сказала противным скрипучим голосом:
   - Следует заняться анализом событий в конце-то концов! Сколько можно плыть по течению?
   Я обвела взглядом собравшихся... Чет, Мэган, Шийен и Энки внимательно слушали. Энки даже правым ухом ко мне развернулся, есть у него такая привычка. Кстати, со слухом там всё нормально, обыкновение у мужика такое. Я тряхнула головой, прогоняя дурацкие мысли.
   - С вашего разрешения, господа, поделюсь наблюдениям, а вы и особенно ты, Чет, скажете мне, где именно я не права или же преувеличиваю собственную значимость. Согласны?
   Собеседники переглянулись и ограничились лёгкими поклонами. Я набрала воздуху в грудь.
   - Начнём с княжества Варг. Тамошний правитель, небезызвестный вам господин Наварг, едва заполучив нестандартного ведьмака, тут же назначил мне наставника, который даже не подумал меня учить хоть чему-нибудь, а незатейливо заставлял преобразовывать металл с утра и до первой звезды. Вскоре Наварг удостоверился, что пользы от меня, как от суслика молока и благополучно сплавил с глаз долой, а заодно постановил, что истинная магия преобразования мне недоступна и поэтому учить меня смысла нет.
   Мэган и прочие переглянулись.
   - Что за истинная магия? - Чет прищурился.
   - Да чтоб я знала!
   - А дальше? - Мэган поудобнее устроился в кресле.
   - А дальше Наварг благополучно отослал ненужную плебейку в Нутаву, обозначив мою особу, как подарок... правда, неизвестно кому, то ли правящей семье, то ли главе того каравана. Теоретически я сопровождала подарочный клинок, предназначенный тестю господина Наварга, а на самом деле меня к этому оружию не подпускали. И только по настоятельному совету своего друга я добилась, хм, "свидания" с этим милым подарочком, который...
   - ... благополучно обезвредила, - задумчиво вставил Чет.
   - Именно. Затем в Нутаве меня отдали в обучение господину Иснору. Чем закончилось это обучение, вам известно. В его владениях я не успевала отмахиваться от нелепых не то покушений, не то дурацких случайностей и, как вы знаете, в той школе обучения не было вовсе. Затем меня передали в столичную магическую школу, где опять пришлось отбиваться от желающих пощупать Змеёнышева вассала, то есть долженствующего обучения тоже не было. Наконец талантливого ребёнка отправили в Аргун и здесь история повторяется с теми же результатами. Нападения наличествуют, а обучение выносится за скобки, то есть благополучно отсутствует. Вам не кажется это странным? Остаётся предположить, что меня столь же стремительно отправят в Отран и хорошо, если не продадут. Магов там покупают, верно? И мне интересно, их покупают по весу или как-то иначе?
   Я сглотнула вязкую слюну. Маги молчали. А что тут скажешь?
   - И кстати, во всех прошлых приключениях я... всегда представляла пострадавшую сторону. Разве нет? Не кажется ли вам, что пора переломить судьбу в нашу, точнее, в мою сторону? Чет, я права?
   Мой любимец аккуратно поставил на стол поднесённую было ко рту чашу, а Шийен стремительно перехватил метнувшегося ко мне Дика, пригладил птицевы пёрышки и передал мне.
   Мэган задумчиво шевелил пальцами правой руки, разрабатывая кисть после падения с лошади. Он как раз предпочитал невербальную магию прочим её разновидностям и обычно оберегал руки, как капризный пианист.
   - В твоих рассуждениях смысл определённо имеется, - Чет разгладил заломленную страницу тоненькой книжицы, - вот тебе пока маленький подарок, почитаешь вечером. Что касается прочего... всё перечисленное выглядит очень зыбким, понимаешь? Положение дел пока не позволяет сделать точных, вернее, правильных выводов. Но я обещаю подумать над этим. Отдыхай пока и заодно выпей эликсиры, они на столе в твоей комнате. Ступай, Экрима.
   Я пожала плечами, моё дело петушиное, я прокукарекаю, а там хоть не рассветай.
   ...Чтение оказалось весьма занимательным - воспоминания прапрабабки правящего монарха о её путешествии к будущему мужу по сопредельным Аргуну странам, в том числе и по княжеству Варг. Судя по написанному, госпожа невеста, чьё имя на страницах этой книги так и осталось неизвестным, обладала незаурядным литературным талантом, острым умом и наблюдательностью. Как я поняла, родня многого ожидала от неё, зато сама госпожа, урождённая Каушивара, с первых строк дала понять, что эти самые Каушивары, любимый и оч-ч-ень знатный отранский род, могут сидеть на попе ровно до конца своих дней.
   Родовитая невеста отринула притязания родного клана, едва ступив за порог отчего дома, о чём глава клана так и не узнал. Спустя всего двое суток после отъезда свадебного поезда, он всем телом напоролся на удачно брошенное каким-то оборванцем короткое копьё. И мгновения не прошло как оборванец испустил дух после нелепой кончины главы клана.
   Дочитав до конца, я крепко заподозрила, что госпожа невеста была магом-железякой. Не понятно? А с какого перепугу некий немытый босяк возжелал метнуть копьё, да ещё и попал в неслабого мага и воина? У папаши этой милой дамы охрана отсутствовала, что ли? Или, на минуточку, заснула в сёдлах? Вся отборная сотня, увешанная амулетами от макушки до пяток? Нет, девочка точно была повелителем металла, но как ей удалось так ловко пристукнуть папеньку, да ещё и дистанционно? И это при том, что отранцы до сих пор ограничивают своих женщин во владении силой, запрещая развивать многое, например, боевые способности. Огненный дар женщинам как-то запечатывают, охотно дозволяя бытовую магию и магические искусства вроде фейерверков, именуемых огненной потехой.
   Я снова перечитала воспоминания и на восьмой странице нашла смутно знакомое имя - Фэншао. Имечко аргунское и где-то я его не то слышала, не то читала. Не утерпев, отыскала в тренировочном подвале хозяина дома. Шийен положил на подставку деревянный клинок и задумался.
   - Знакомое имя. Но вспомнить не получается.
   - Ясно. Если вспомнишь...
   - ...я тебя найду.
   Я извинилась за беспокойство и поднялась в холл. Дик пронзительно вскрикнул, торопясь занять своё место на запястье. Нынче он принял облик сокола-сапсана, рыжеватые перья, нос острым крючком и крепкие когти. Сколько, я помню объяснения старого Сатыбалды, соколы весят немного, полтора-два кило от силы. Зато беркуты, они тяжеловаты, до семи килограммов птичка вырастает, как тот же Тарх. А вот кстати! Я подбросила птица к потолку, лети-ка на кухню и покажи тех, кто там есть. Глазами покажи, а не... есть!
   Меня качнуло лево-право, знакомое ощущение, точь-в-точь, как с Тархом. Могу представить как по-дурацки выглядит тощенькая девчонка, упёршаяся двумя руками в стену, не иначе, как в попытках сдвинуть её с места, да ещё и запрокинувшая голову затылком к спине. И самое главное, я прекрасно вижу всех кухонных работничков, занятых приготовлением обеда, точнее, вижу их бледные, но вполне узнаваемые силуэты, которым очень не достаёт красок. Ничего не поделаешь, у Дика серо-белое зрение. Правда, есть надежда, что это исправится, зато картинки я вижу в движении, пусть и слегка замедленном.
   Усилием воли я прекратила показ и сползла руками по стене, не в силах сделать даже шаг. Прислонилась лбом к прохладной стене и очнулась уже в библиотечном кресле, где меня довольно жёстко приводили в сознание пощёчинами.
   - Открывай глаза! - злобно рычал Чет, - не смей засыпать!
   И бац по морде! Только голова мотнулась вправо, затем с левой - бац! Да чтоб тебе!
   - Нагайна! - я заорала так, что у меня рот наполнился кровью.
   - Что ты там шепчешь?! - голос Чета пробивался, как сквозь вату.
   С неимоверным усилием я сплюнула кровь, да провалитесь вы все в преисподнюю, как же вы мне надоели... и снова темнота.
  
   ***
   Всё самое интересное началось спустя сутки, когда я благополучно очнулась и увидела склонившегося надо мной целителя Гертена. Я даже головой помотала, не веря своим глазам, к тому же рядом с ним стоял Ушулай, свернувший в бараний рог моего Дика. Дух-защитник свисал с его локтя, как мотоциклетный шлем, будучи завёрнут в какие-то прозрачные путы.
   Чет, Гертен, Ушулай и Мэган... я обвела взглядом всю компанию.
   - Что случилось?
   - Это ты нам объясни, - отозвался Чет, едва сдерживаясь, чтобы не сказать лишнее, - зачем тебе понадобилось сливаться сознанием с выходцем из-за Грани?
   Я хлопнула глазами.
   - А что, нельзя?
   Чет беспомощно взглянул на Гертена.
   - Объясните ей, я боюсь не сдержаться. Своими руками ведь придушу.
   Чет резко развернулся в сторону выхода и вслед за ним вышли остальные, оставив близ меня целителя. Господин Гертен уселся поудобнее и заговорил. Интересное дело, оказывается, все духи Грани хищные существа и могут жрать силу реципиента, как в наглую и напрямую, так и благополучно могут довольствоваться теми крохами, которые согласен уделить хозяин. Я же своим неосторожным поступком пригласила Дика на роскошный пир. Вот он и покушал от пуза, а я, его хозяйка, едва не убралась на тот свет и всё из-за собственной глупости. По окончании повествования я только головой покачала, а заранее предупредить не могли? Тот же Ушулай мог бы поставить меня в известность... стоп! Он же не в курсе, что я из другого мира и о таких тонкостях просто не осведомлена. Ну и кто мне злобный доктор? Откуда нашему недошаману знать, что я имела неосторожность летать с Тархом? Правильно, неоткуда, и чья вина в том, что я поторопилась применить это умение здесь, с выходцем из-за Грани? Сама виновата и нечего на зеркало пенять.
   - Отдыхай пока, дитя, - лекарь-маг положил прохладную ладонь мне на лоб. - спи. Набирайся сил.
   - Спасибо, доктор, - пробормотала я, уже засыпая.
   ... Следующий день принёс приятную новость, я полностью здорова, спасибо господину Гертену, его золотым рукам и его же лечебным эликсирам. Я обняла драгоценного старика и от всей души поблагодарила за спасение моей никчёмной жизни.
   Выяснилось, что здешние маги и телохранители запаниковали всем списочным составом, едва девочка потеряла сознание, заодно выплюнув здоровенный сгусток крови. Мэган обратил внимание на изрядно увеличившегося в размерах Дика и заподозрил неладное. Нахальный дух наотрез отказался показывать обстоятельства происшедшего. Озверевший от такой наглости, Мэган спеленал негодяя соответствующим заклинанием, затем метнулся телепортом в Орсано, подхватил Ушулая, отыскал Гертена и шмеликом вернулся назад. Сюзерена не беспокоил, поскольку тот находился в школе, и вскоре шаман допрашивал Дика своими методами, а Гертен занимался мной. Таким образом, после общения с порождением Ушулая мне хватило одного заклинания и трёх укрепляющих эликсиров для восстановления жизненной силы. Наглая сущность из-за Грани обезврежена и дожидается моего решения. А чего там ждать? Развоплотить паразита! Такой предатель мне и с доплатой не нужен. Телепорты, маги, лекарь... не говоря уже о том, что друзьям моя глупость влетела в хорошую копеечку, они ещё из-за меня переволновались, а эта тварь помогать отказалась, затеяв игру в молчанку!
   ... Спустя недолгое время я покаянно опустила голову, принимая на неё все громы и молнии, с которыми поторопились выступить мои соратники, почтительно согласилась с общим мнением относительно Дика и развоплотила его своей волей и с небольшой помощью Ушулая. Наш шаман чувствовал себя весьма неловко, ведь это он подарил мне засранца. Почему Дик не развоплощался ранее, когда Ушулай пытался сделать это ещё в Орсано, так и осталось неизвестным. Зато сегодня обнаглевшая сущность исчезла мгновенно. Туда ему и дорога.
   ***
   Весь следующий день Шийен вместе с Четом составляли дополнение к договору, после чего наставник Шеуанше подписал согласие о "причинении вреда ученице Экриме, вассалу Алмазной Змеи". Подписать подписал и даже личную печать приложил, но опротестовать всё же попытался.
   Через день за мной прислали экипаж, пора учиться, уважаемая госпожа. Наставник, господин Шеуанше , выставить за дверь Шийена даже не пытался. Наверное, сходство с его папенькой, явно непростым вельможей, сыграло в его пользу, зато обоих бодигардов принца маг все-таки удалил под предлогом, что они не колдуны. Откуда он знает, что у нашего главкома маго-потенциал имеется? Похоже на то, что Канлау есть большая деревня, где все знают всех и обо всём.
   Его высочество явился на занятия с чисто вымытыми волосами, заплетёнными в короткую косу. На груди у мальчика вызывающе мерцает та самая побрякушка, которую я зашвырнула в темноту подземного хода. Нашёл он её значит, это хорошо. Стало быть, часть моей виртуальной вины можно списать, а ведь я могла и не вернуть эту золотяшку. В очередной раз поздравила себя с удачным решением, пусть и принятым впопыхах.
   Первые два часа наставник вещал в мою сторону об аспектах дара повелителей металла. Вот вам первые новости - главное отличие железяк от прочих магов суть использование аспекта воли, и это помимо ещё десятка иных аспектов. Интересная штука, маго-способности индивидуума тут называются аспектам и не существует ограничений по количеству, качеству и составу упомянутых аспектов. Очень мило, а ведь никто из наших магов о таком и словом не обмолвился. Не знали? Может и не знали, среди них железяк не было и нет, а то, что я называю воображением, тут именуется аспектом воли. Наставник серьёзно озадачился, когда осознал интересный факт - в моём случае этот аспект не работает без прямого контакта с металлом.
   - Назовём это аспектом волеизъявления, - предложила я.
   Наставник и его высочество едва справились с шоком, когда узнали, что Нагайна способна общаться с родным носителем, хотя и не слишком охотно. К тому же, змеюка всегда имеет собственное мнение об окружающей действительности, самостоятельно определяет и использует стратегию защиты. И самое весёлое - чётко различает эмоции окружающих и поражает насмерть только злоумышленников. Правда, не всех и не всегда, ну... это, если я успею вмешаться, а чаще всего может помиловать обидчика, подчиняясь какой-то собственной логике.
   Далее наставник дал описание почти двадцати аспектов, считающиеся стандартными для повелителей металла, и моя говорилка весь перечень честно записала. Очередной шок постиг наставника, когда я отвергла все перечисленные аспекты, как не существующие в моем случае. А учитывая то факт, что я не вижу силовых линий заклинаний, всё становится ещё интереснее! Имеем невнятную магию, отсутствие магического зрения и способность колдовать силой вообажения.
   И снова прихожу к выводу, что я вовсе не маг в их понимании сущности колдовских аспектов. Я просто субъект, ампутированный в магическом смысле, и, если говорить по существу, просто недомаг. Потирая подбородок, ранее молчавший принц высказал предположение, что аспекты не установились и не развились из-за неправильной инициации. Господин Шеуанше остро взглянул в мою сторону.
   - Это так?
   Я пожала плечами, а мне откуда знать, моя неординарная особа в качестве обитателя данного мира образовалась случайно. Кто и как виновен в данном случае? С такими вопросами не ко мне.
   - Я должен это обдумать, - медленно произнёс наставник, - вернёмся к планам обучения позднее как только я разберусь с аспектами нашей гостьи.
   Следующие три часа господин Шеуанше чертил в воздухе плоские рисунки, вспыхивающие пронзительно-синим колером и называл их значения. На рунные конструкции это совсем не похоже. Угловатые спирали, пересечённые ломанными кривыми, круги, овалы, вписанные в ромбы эллипсоиды, тонкие ленты, завитые против часовой стрелки. Ну да, невербальная магия в полный рост.
   Рисунки возникали, повинуясь движениям пальцев обеих рук, причём кисти почти не двигались, зато пальцы изгибались весьма затейливо. Неужели и нам такое грозит? Принцу оно, без сомнения, грозит, а вот мне вряд ли. Хотя... я покосилась на собственный пояс, с Нагайной же я общаюсь невербально.
   - Разрешите вопрос, наставник, - я благопристойно сложила руки на коленях.
   Маг повернул ко мне массивную голову, слегка приподнял бровь и обратил взор к его высочеству. Это он так хочет сообщить плебейке о неуместности вопроса, что ли? Я тоже уставилась на принца, дозволено ли просторождённой открыть рот в его высочайшем присутствии? Сиятельный подросток милостиво наклонил надменную башку.
   - Объясните мне, наставник, в чём высокий смысл всех этих манипу... э, магических жестов. Половину нынешнего дня мы с его высочеством наблюдаем красивые узоры, выслушиваем значения нарисованного вами и ни слова о том, что именно реали... зачем нужны эти формы. Так зачем они нужны?
   - Ты совсем дикая, - фыркнул принц, - как можно не узнать изначальные формы? Это основа основ!
   - Очень мило, - фыркнула я в ответ, - если можно, ознакомьте меня с основами, ваше высочество.
   - Простолюдинке не стоит забываться в высоком присутствии, - мальчик нарочито медленно оправил халат.
   Я смерила сопляка взглядом.
   - Ваше высочество, кто именно вас заставляет учиться вместе с плебейкой? Нужно ли шестому наследнику всем известного королевского рода пачкаться о недостойную простолюдинку, способную к тому же переиграть наследника на его поле?
   Наставник совершенно отчётливо хрюкнул и отвернулся, скрывая лицо, зато принц всем телом развернулся ко мне. Госпожа Нагайна развернулась не менее стремительно, затем трижды обвилась вокруг правой руки, угрожающе распахнула пасть и клацнула выдвинувшимися клыками. Раздувшийся капюшон мерно раскачивался из стороны в сторону, гипнотизируя движением, и тихим, монотонным свистом.
   Принц опомнился. Очень вовремя опомнился, а то пришлось бы крючки магией выковыривать... из очень неудобных мест. Или случилось бы ещё что-нибудь весёлое. Ведь Нагайна, как всякое существо нечеловеческой природы, внеэтична, и в данный момент ей глубоко параллельно на какую сторону у его высочества сдвинута тюбетейка.
   Наставник прекратил негласное противостояние единственной фразой:
   - Преподаванием основ, ваше высочество, придётся заняться мне. Пока я доверяю эту честь вам и покидаю обоих, попробуйте для начала не убить друг друга.
   За магом с треском захлопнулась высокая дверь, а я опустилась на табурет, уставши стоять, всё-таки последние приключения даром не прошли. К его чести, принц не встал в третью позицию и не поинтересовался отчего плебейка нарушила этикет столь нагло. Поэтому я сама пояснила, в чём дело.
   - Прошу прощения, принц, не могу долго стоять после глупой попытки слияния с духом из-за Грани.
   Его высочество аккуратно постучал себя по лбу и скорчил понимающую рожицу, давая понять, что видывал идиоток и посмешнее. Я пожала плечами в ответ.
   Его высочество тяжело вздохнул и соизволил сказать:
   - Приступать к обучению сейчас не имеет смысла, сама понимаешь. Поэтому попробуем...
   - ... для начала поговорить?
   Мальчик поморщился, явно не привык, когда его неторопливую речь перебивают, но спросил:
   - А тебе есть что сказать?
   - Разумеется. Например, извиниться за грубость.
   Принц демонстративно-заинтересованно вытаращил глаза.
   - Охотно послушаю. Начинай.
   - Весьма сожалею о своём прошлом... необдуманном поведении, ваше высочество. Конечно, отчасти меня извиняют не совсем обычные обстоятельства нашей первой встречи...но только отчасти. Поэтому приношу свои извинения искренне и прямо сейчас в надежде, что вы предадите забвению тот печальный случай, как не стоящий вашего высокого внимания. Кстати, можете быть абсолютно уверены в том, что ни одна живая душа в Аргуне не осведомлена о вашем участии в моих здешних приключениях.
   По мере неторопливо журчащей речи принц всё выше поднимал красивые брови.
   - Наш наставник предложил нам подружиться, у меня возражений нет, ваше высочество. А у вас?
   Мальчишка откинулся на невысокую спинку кресла и вытянул ноги в шёлковых туфлях, пошевелил пальцами.
   - Можно попробовать. С чего начнём?
   - Дружба начинается с открытого разговора. И я, и вы ничего друг о друге не знаем. Если не возражаете, расскажем собеседнику о собственной жизни. Могу начать с себя.
   - Погоди! - принц легко и бесшумно сорвался с места.
   И с разбега засадил ногой по входной двери. Я и пискнуть не успела, а явно усиленный магией пинок вынес на середину коридора любителя подслушивать господские разговоры. Это, кстати, простой слуга в блекло-сером халате и вместо носа у него теперь лепёшка. Тихо воющего субъекта проворно утащили вызванные мимоходом стражи покоев, а принц и я удобно расположились на прежних местах, он в кресле, я на низком табурет, покрытом бисерной вышивкой.
   - Начинай, - скомандовал его высочество, складывая ладони на животе.
   Рассказ затянулся, поскольку большая часть принцевых вопросов и, соответственно, ответов пришлась на житье-бытье недомага-железяки в княжестве Варг. Конечно, план монаршего особняка господ князей остался величиной неизвестной, зато привычка князя Наварга летать со своим соколом весьма заинтересовала принца, как заинтересовала и особа наследника господина Читры из нутавского рода Дейниз. Уважаемый род Дейниз произвёл на свет неслабого огненного мага - это по оценкам господина Иснора, ныне покойного наставника деток знаменитого нутавского бастарда с дурацким именем Ревайни. Как и было задумано Змеёнышевыми магами ещё в Орсано, я честно рассказала о своих общеизвестных особенностях, отдельно упомянув и кое-какие способности Нагайны.
   В качестве ответной любезности его высочество изволили озвучить общеизвестную версию своего происхождения и некоторые возможности. В частности, те, что позволяют управлять Отражениями и не пожалел времени, растолковывая недалёкой простолюдинке суть этих самых Отражений.
   Так вот, если верить мальчику и, если я правильно поняла, то Отражениями здешние маги считают множество вероятностей и/или множество итоговых событий, вызванных всегда определённым или одним и тем же магическим воздействием... на текущее и тоже вероятное событие. Я только головой покрутила, пытаясь осознать сказанное. Похоже, умом не только Россию не понять, а ещё и Канлау. Не сомневаюсь, что теория Отражений столь же понятна, как квантовая физика.
   Его высочество, осознавшее, что плебейка так ничего и не поняла, тяжело вздохнул и потащил меня в книгохранилище, принадлежащее нашему общему наставнику. Тамошний смотритель проворно отыскал затребованные книги, поставил на обложках магические метки и аккуратно завернул два тома в зачарованную шёлковую ткань, мгновенно лишившую книги веса. Приятный сервис, ничего не скажу.
   - На нашем языке читаешь? Вот и читай. Если не поймёшь, наставник поможет.
   - Только наставник?
   Принц поморщился, явно не желая выступать в роли учителя и двинулся по коридору, намереваясь оторваться от меня как можно быстрее. Я прибавила шагу, почти перейдя на бег трусцой, не забывая любоваться чёткими и красивыми движениями своего соученика.
   Кстати, у него и лицо интересное. Если высочество не строит из себя повелителя вселенной и господа бога-младшего, мордаха у него весьма привлекательная, мимика очень живая, да и глаза красивые. С ресницами ему тоже повезло, не то, что мне. Я покосилась на профиль идущего рядом мальчика и почти успела притормозить его за рукав. Впереди целеустремлённо шагала очень знакомая фигура, приехали... князь Наварг собственной персоной!
   Принц яростно оглянулся на меня и большое спасибо, что молча. Я быстро приложила палец к губам.
   - Тише, очень вас прошу! Там князь Наварг.
   Его высочество резво свернул направо, и мы оба нырнули за пышную драпировку, прикрывающую низенькую дверь, как оказалось. На нашем месте слегка завихрился ветерок, шевельнувший легчайшую ткань.
   - Вовремя ты испугалась, - пробормотал принц, - я эту дверь никогда не видел.
   - Откроем? - встрепенулась я.
   Принц скептически хмыкнул.
   - А ключ у тебя есть?
   - Найдётся.
   Я положила руку на дверь и прямо с ладони в замочную скважину скользнула антрацитово-чёрная змейка. Спустя пять секунд дважды очень тихо щёлкнул металлический стержень, запирающий дверь.
   - Прошу, ваше высочество, - лёгкий поклон, и мы оба нырнули в синий туман, такое впечатление, разлитый прямо у входа.
   Полумрак, запах непроветриваемого помещения, пыль, шелест наших шагов, непередаваемый аромат забытого подземелья и тихий свист Нагайны. Я придержала принца за кушак.
   - Змея беспокоится. Тревога... или опасность.
   Мальчишка оттеснил меня в сторону, прикрыл туманной стеной и аккуратно пустил вдоль пола крошечный воздушный вихрь. Неплохо, наш дорогой Хайланче ещё и воздухом владеет. Отражения и разум, воздух и иллюзион, что ещё? Не особо скрываясь, я мягко толкнула вперёд десяток тоненьких стрелок, а принц принял в руки своего посланца. Вихорок мимоходом скользнул по щеке и благополучно исчез.
   - Впереди никого, - еле слышно произнёс принц.
   Я выставила вперёд ладонь, поняла, мол.
   И тут же Нагайна сорвалась с пояса! Глухой стук порадовал не только мои уши. Выбежав из-за поворота, я и принц склонились над поверженным субъектом. В свете магического светильника на полу корчилось нечто странное, карлик-не карлик, но определённо существо маленького роста, оплетённое мелкоячеистой сеткой так плотно, что наружу торчали только лоб, глаза и большие пальцы ног. И при этом пойманное нечто умудрилась изгибать Нагайнин металл так, что звенья сети дребезжали, как ржавая кольчуга. Недолго думая, принц успокоил мятущегося человечка магией и теперь оно лежит смирно и только часто-часто моргает. Змеиные остатки металла знакомо потекли по ногам, щекоча и забираясь под широкие штанины.
   Я присела по другую сторону смирно лежащего карлика, разглядывая этого непонятного бушмена. Точно, бушмен, круглое лицо, приплюснутый нос, живот торчит вперёд огурцом, вместо халата набедренная повязка и никакой обуви.
   - Кто это? - я уставилась на принца.
   - Ручная зверушка второго советника, - скривился малец, - привезённая им издалека.
   - Племя Южного материка?
   - Не уверен, но магией владеет.
   - Отпускаем его? Не убивать же.
   - Пусть сначала скажет, как он сюда попал, - сквозь зубы процедить принц.
   - Думаешь, скажет? - от неожиданности нашего общего приключения я назвала высочество на "ты".
   - Конечно, - осклабился тот, - если не захочет сгнить в этом коридоре.
   - А не опасно?
  Принц фыркнул.
  - Жить тоже опасно. Освободи ему рот. Пусть расскажет, что он позабыл в тайных коридорах Западного крыла.
  Нагайна послушно ослабила хватку, и принц прислонил чудика к стене.
  Существо благодарно вздохнуло и что-то промычало, вцепившись в кожаный ошейник и явно силясь произнести некие слова. На членораздельную речь всё услышанное не похоже, и мы непонимающе переглянулись.
  - И что с ним делать? - я опустилась на корточки напротив чудика.
  - Прикончить разве что.
  Пленник затравленно вздрогнул и поёжился, испуганно скосив глаза на Хайланче. Ага, стало быть, речь понимает.
  - Да он просто говорить не хочет, - хмыкнула я, - и твои слова слишком хорошо понял. А зачем надели ошейник этому существу? Он маг, понятно, но почему в рабском ошейнике, разве в Аргуне так принято?
  - В Аргуне давно отменили рабство, ещё мой прадед запретил подобные украшения, - принц прикоснулся к своей шее.
  - Ага, господин второй советник решил, что закон ему не писан... - проворчала я.
  - Не думаю, - задумчиво отреагировал принц, - если верить господину советнику, этого... ему просто подарили, как главе посольства.
  Ишь ты, подарили, эдак каждый умник наденет на ближнего ошейник с поводком, ну и на голубом глазу скажет, что ему этого... тоже подарили. Вот же твари! Я злобно оглянулась на принца, присевшего за моей спиной и усилием воли стянула с пленника сеть. Оба присутствующих заворожённо наблюдали, как медленно стекает металл на пыльные камни пола, меняя цвет с серебристого на чёрный и особенно их поразило преобразования металлической лужи в элегантно-изящную змеюку.
  - Вставай, - принц пнул носком туфли лежащего человечка.
  Я еле сдержалась, чтобы не пнуть сопляка в ответ.
  - Не спешите обижать разумное существо, принц, - останавливаю вполголоса ясновельможного пинателя, - может статься, что придётся и прощения просить.
  - У кого? - засмеялся мой визави, - ты из ума выжила, плебейка?
  Нагайна приподняла массивный капюшон с моего плеча, метнулась вперёд и предупреждающе зашипела. Парнишка шарахнулся в сторону. Ещё бы не отпрянуть, если здоровенная змеюка неласково уставилась на тебя немигающими красными глазами, в которых дёргается ослепительно-белый вертикальный зрачок.
  - Аккуратнее выражайтесь, ваше высочество. Куда испарилась всеми хвалёная королевская учтивость правящего дома Аргуна?
  - Учтивость? - принц пренебрежительно скривился, - ты ничего не путаешь, девка?
  Я прищурилась. Сказать ему, что девок пусть в своей постели поищет, или на худой конец, в собственном семействе? Ладно, запомним...
  Трудно, почти невозможно объяснить придуркам, в чём именно они неправы. Зато очень просто потянуть из крови железо, например, или металл любимого кинжала, вот как в данном случае. Здоровенный кинжал плюхнулся на пол, а мягкие туфли случайно наступили в разогретую кучку металла, мгновенно застывшего. Вот и всё, дорогой Хайланче, постоишь в обуви, зажатой железными прутьями, чем не тиски? Принц едва не задохнулся от злости. Я резко шагнула в его сторону, и пацан подавился несказанными словами.
  - Помолчи лучше, - мрачно сказала я, - и не зли Нагайну, хуже сделаешь.
  Я повернулась к чужаку.
  - Светильник можешь зажечь?
  Существо покивало, осторожно повело крошечной ручкой, и над головой из ниоткуда медленно всплыли два матовых огонька. Ух ты, это совсем небольшой человечек, немолодой, кстати, ниже меня на голову и предположительно мужского полу. Огоньки создал и получается, что его ошейник бытовой магии не препятствует. Ну, это понятно и без подсказок... Глаза у незнакомца серые, прозрачные, а кожа... кожа тоже серая. Реденькие волосы до основания шеи, паучье телосложение - ненормально длинные ручки-ножки, и набедренная повязка. Неужели, в благополучном Аргуне рабы должны ходить голышом? Второй советник мог бы и на штаны расщедриться.
  - Ты говорить-то умеешь?
  Отрицательный кивок.
  - Меня понимаешь?
  Кивок.
  - Ты немой от рождения?
  Нет.
  - Вырвали язык?
  Существо широко открыло и без того немаленький рот, в глубине слабо шевелился отрезок языка. Меня передёрнуло от отвращения и жалости, вот ведь твари, ну или одна конкретная тварь, именуемая вторым советником.
  - Кто приказал? Старый хозяин?
  Нет.
  - Новый?
  Да.
  Я обернулась к сопляку.
  - Вот и всё, принц. Он говорить не может, а ты тут пинки раздаёшь от нечего делать.
  - Значит, моего гнева ты не опасаешься?
  - А есть причины гневаться, ваше высочество? Я так понимаю, ты уже не хочешь узнать, что этот подарок тут делает. Ах, всё же интересно?
  Я обернулась к незнакомцу.
  - Тебя хозяин сюда послал? Нет. Кто-то из его слуг? Тоже нет. Твой друг? Враг? Ты случайно сюда попал? Ага! Покажешь откуда именно, а мы тебя выведем из этого лабиринта, согласен? Хорошо. Веди.
  Через пару минут маленькое паукообразное потыкало костлявым пальцем в глухую стену. Принц нетерпеливо отодвинул меня с дороги и пока он там ощупывал стену, я подтянула к себе незнакомца и запустила в замочек ошейника крошечную змейку, призывая жестом к молчанию.
  В прозрачно-светлых глазах вспыхнули красные огоньки и погасли. Почти не сомневаюсь, второго советника ждёт неожиданный подарок, это если Нагайнина змейка справится с магической застёжкой ошейника, а она должна справиться. Весёлые времена ждут господина второго советника. Если этот паучок сможет колдовать в полную силу, его благодетелю мало не покажется, а уж если у пленника хватит ума скрыть обретение магии... ага, принц нащупал механизм двери, умничка.
  Не дожидаясь приглашения, паучок благодарно поклонился, незаметно проведя холодными пальчиками по моему запястью. Затем бывший пленник скользнул в дверь, ловко уклонившись от принцевых конечностей и исчез, словно растаял в воздухе. Опережая удивление спутника и отвлекая внимание от странностей паучка, я спросила:
  - Исследуем тайный ход дальше? Или для начала поговорим?
  Вместо ответа шестой наследник прикрыл глаза девчачьими ресницами и что у них тут за манера глазки долу опускать? Возвращаясь к вопросу, имеем два варианта ответов: либо, как выражается младший отпрыск, пацан уйдёт в глухую несознанку, или честно расскажет зачем упрямая и нахальная плебейка потребовалось лично ему, лучшему магу Отражений всея Аргуна - это если принять на веру существующие в народе байки о запредельном даре шестого наследника. Никто из действующих магов таковые байки пока не подтвердил... но и не опроверг. А в том, что вместо реализации далеко идущих планов Змеёныша, я шляюсь по тайным проходам, виновен именно этот сопляк, которому позарез понадобилась мутная простолюдинка. Вот только с какой целью?
  - Ну так что, ответишь, зачем ты настаивал на моём ученичестве? Своих забот мало, ваше высочество?
  Мальчишка поморщился, но видимо, решил проигнорировать нарушения этикета с моей стороны.
  - Как догадалась?
  - Да вот догадалась.
  - Но как?
  - Предлагаю обмен вопросами. Ты отвечаешь на мой вопрос, а я на твой.
  Пацан помедлил с ответом, скривился как-то обречённо и ответил:
  - Хорошо.
  - Но есть одно замечание. Оба отвечаем честно. Если такой ответ невозможен, так и говорим, мол, проехали.
  - Проехали, - хмыкнул мальчик, - согласен.
  - Тогда повторяю вопрос, зачем я тебе понадобилась?
  Вместо ответа мальчик внимательно осмотрелся и подвесил ещё два светильника, а затем начал меняться. Чёрные волосы выгорали прямо на глазах, обретая серебряный блеск, а глаза из тёмных стали ярко-жёлтыми. Зрачок, вытянутый по горизонтали резко расширился и полыхнул оранжевым. От мальчишки вдруг так потянуло непонятной магией, что я покачнулась и сползла по стене, обдирая недешёвое шёлковое шитьё просторной рубахи. Ещё один?! Вот это новость!
  Принц устало присел рядом, тоже опёрся спиной о стену, вытянул конечности в испорченной обуви и пошевелил пальцами ног. Правый туфель, неосторожно продырявленный попыткой вырваться из металлического капкана, явно просил каши...
  - Кто ещё знает о твоей второй испостаси, кроме отца, понятно?
  - Никто не знает, и отец тоже.
  - Ясно, потому меня сюда и вытащили. Чем замотиви... ээ, в смысле, как объяснил необходимость? И кому?
  - Наставник Шеуанше подсказал необходимость.
  - Точнее!
  - Я навёл его на небесполезную мысль, что девочка, способная убить одним присутствием, очень пригодится мне и ему.
  - Размечтались, - хмыкнула я, - даже не думай об этом.
  - Я уже понял, впрочем, это можно обсудить. Да и вообще о сдохшем маге потом. Но помочь сможешь?
  - Не раньше, чем ты озвучишь просьбы в присутствии моего сюзерена. Согласен?
  Мальчишка кивнул.
  - Но ведь это не единственная причина?
  - Нет.
  - Ты управляешь вторым обликом?
  - Скорее сосредоточен на сдерживании.
  - Спрошу ещё. Ты как-то ощущаешь смену внешности? Ну, может, жарко становится или, скажем, холодно.
  - Никаких ощущений.
  - Понятно, а когда у меня заметил эти самые признаки?
  Принц свесил руки меж колен и снова прикрыл глаза, прислонившись затылком к холодной стене.
  - Заметил, когда вышли из подземелья. Хотел было спросить, но не успел, а потом ты вообще исчезла.
  - А искали?
  - Нет, пришлось бы отца привлекать. Доверенных слуг давно устранили, а среди нынешних преданных нет. Откуда они возьмутся, если советники его величества даже постельных девок мне лично приводят. Заботятся, отродья Бездны.
  Мальчишка передёрнулся от отвращения. Понимаю, ваше высочество, вот это и называется 'влип'. Надо же, шестой в очереди на трон, в перспективе сильный маг, а теперь ещё и проклятие Древней крови и сказать об этом некому. А если и есть кому, то такие новости не стоит озвучивать даже близкому другу, целее будешь. Папаша у нашего высочества та ещё фигура, ему пустить в расход сыночка, пусть и мага, так же трудно, как чихнуть и даже не обязательно говорить "будь здоров", этих деток у него, как на барбоске блох.
  - Ваше высочество, - тихо позвала я.
  Мальчик приоткрыл глаз, взглянул вопросительно.
  - Давай договоримся, что общаемся на "ты", если свидетелей нет. Меня можно называть Кри.
  - Согласен, - устало буркнул принц, - я отзываюсь на Че.
  - Договорились. Ты в состоянии беседовать или расходимся до завтра?
  - Поступим так. Я вызову наставника, объясню ему необходимость изучения базовых основ теории Отражений с недоучкой из Нутавы. Согласна?
  - Ладно.
  - Утром за тобой прибудут двое моих телохранителей из рода Бронзового Леопарда. Узнаешь их?
  - Конечно, солнечные мальчики в синем. Видали уже.
  - Тогда возвращаемся.
  Помогая друг другу, мы поднялись на ноги.
  - Значит, поможешь?
  - Сделаю, что смогу. Но только если сюзерен одобрит.
  - Согласен.
  Мальчик протянул длиннопалую руку, и мы обменялись крепким рукопожатием.
  

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"