Дмитриев Павел: другие произведения.

Скрепы нового мира (Анизотропное шоссе, Iii)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 4.62*442  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще продолжение первой главы. Вокзал и все-все, 08.10.17!


Анизотропное шоссе, часть III

Скрепы нового мира

-Что это? - без особого интереса спросила Анка.

- Автомобильный знак, - сказал Пашка. - "Въезд запрещен".

- "Кирпич", - пояснил Антон.

- А зачем он? - спросила Анка.

- Значит, вон туда ехать нельзя, - сказал Пашка.

- А зачем тогда дорога?

(с) братья Стругацкие, 1963 год

   1. Черные корабли
   Москва, февраль 1931, (восьмой месяц с р.н.м.)
   Мы поднимаемся по черной лестнице, парадное не про нас. Перила марают рукавицу застарелой ржой, в потемках я этого не вижу, но знаю точно - буржуйки освобожденного пролетариата сожрали деревянные поручни еще в девятнадцатом. Пятый... осталось два.
   - Осторожнее! - заранее предупреждаю я Сашу.
   - Помню, - задорно смеется в ответ она.
   Окна на шестом этаже нет, неделю назад пьяный в хлам идиот с разбега вынес раму вон. Теперь в щербатом проеме среди серебряного тумана звезд плавает Луна. Внизу двор - бесконечный колодец мрачных стен. Никаких лепных фигурочек, закавычек и закругляшек - Москва не Питер. Ругнувшись, я сплюнул вниз - в далекую смердящую кучу вываренных лошадиных ребер, селедочных хвостов и картофельной шелухи. Негодяи, проживающие поблизости от звезд, теперь выворачивают мусор прямо сюда.
   - Пойдем скорее, - торопит меня девушка. - Дверь верно опять примерзла, мне одной не открыть.
   - В Берхтесгадене нынче скийорингом* балуются, - невпопад отзываюсь я. - Самый сезон.
   Дверь в квартиру и правда не поддается, влажный теплый воздух человеческого жилья нарастил на ней тяжелую шубу из белых ледяных иголок. Но я сильнее.
   - Посвети...
   Мог бы не торопить - Саша уже зажгла трепетный огонек стеаринового огарка. В его неровном свет мы продираемся к своей двери через заваленный соседским барахлом коридорчик. Обидно - электричество в доме есть, но вкручивать исправную лампочку бесполезно - всенепременно сопрут и пропьют. И ладно бы только это! Недоглядишь - инспектор с электростанции увидит пустой, не оклеенный бумажкой с печатью патрон, впаяет немалый штраф. Логика советская - обязанность платить по счетчику сама по себе, категорический запрет подключать мощные устройства, типа утюгов и плиток - сам по себе. Меня, как электрика, потуги контролеров смешат, но покуда население боится темных сил электричества - они с грехом пополам действуют.
   Комната за двумя замками. Noblesse oblige - по местным меркам мы богачи. Ключи, три поворота на одном, два на другом. Еще один поворот, но уже бакелитовой крутилки выключателя, и в глаза бьет ослепительный свет двадцати пяти ваттной лампочки. Ура! Мы наконец-то дома!
   Дом. Странное название для десятиметровой клетушки без всяких удобств, пусть даже она расположена в самом центре столицы СССР. Странное время - февраль 1931 года. Неформального лидера ВКП(б) называют странной фамилией - Сырцов. Странные зарплаты - за первую неделю текущего месяца я получил на "Электрозаводе" чуть более десяти тысяч рублей ассигнациями. Странные цены - залитые сургучем поллитровки рыковки изредка "выкидывают" в госмагах по тысяче. Газеты трубят про странную опасность энтризма,** поливают площадной бранью странный французский "Народный фронт";*** как будто более опасных врагов у социализма не нашлось.
   Хотя о чем я? Для двух миллиардов жителей планеты Земля история течет своими неспешным чередом. Странным все перечисленное кажется одному лишь мне. Алексею Коршунову, обычному студенту, родившемуся двадцать пять лет назад в Екатеринбурге. Один важный нюанс - не том городе, что остался в счастливом имперском прошлом, а наоборот - том, что когда-нибудь случится в будущем. Кто виноват? Выбор широк: дурацкая шутка провидения, игра непостижимых сил природы, демоническая магия или вмешательство высшей технологии. Обычный вечер энергичного 21-го века, обычная прогулка, обычный подъезд обычного дома... секундная потеря сознания. И вот вместо сияющего огнями Петербурга 2014-го года вокруг меня неласковый Ленинград 1926-го.
   Четыре года я кутенком барахтался в старом мире. Не скучал, напротив, приключения вышли на зависть режиссерам Болливуда. Отсидка в камере Шпалерки, побег с Соловков в Финляндию через карельские болота, добыча сокровищ Коминтерна из недр банковской ячейки франкфуртского банка, шальные дни и ночи с Мартой, авантюрная турпоездка из Берлина в Ленинград за оставленным в тайнике смартфоном, безнадежные уговоры изгнанного из СССР Троцкого на правый поворот, медвежья игра на бирже. Говоря проще, есть про что диктовать мемуар.
   Четыре долгих года под чудовищным грузом ответственности за десятки миллионов до срока оборванных жизней. Голодомор, Великий террор, Отечественная война - не простые слова. Именно за ними история старого мира прячет непостижимые, абсолютно запредельные гекатомбы. У них нет права на существование - у меня нет права выбора. Нельзя спрятаться, нельзя отойти в сторону, нельзя наблюдать. Только действовать.
   Четыре бесконечных года ушло на понимание старой как пятый элемент истины: хочешь сделать хорошо - сделай сам. Своим умом. Своими руками. Своей жизнью.
   Два фунта лучшего в мире британского тротила, добрая пригоршня пиленых гвоздей, детонатор - и результат неоспорим. Товарищ Сталин лежит в Мавзолее, Киров закопан под газоном у кремлевской стены, Молотов - безуспешно пытается вернуть здоровье на баден-баденских водах. А люди... они по-прежнему работают, спят, пьют горькую; радуются, любят и ненавидят друг-друга. Никто из них не подозревает, что старый мир стерт из реальности. Я верю, новый будет лучше.
   Пока я думал о великом, Саша успела скинуть цигейку. Поежилась:
   - Бр-р-р! Опять холодрыга!
   - Так я ж с утра тебя предупреждал! - Коротко дохнул в сторону: - Видишь? Пара еще нет! Так что не жмись!
   - А мне все равно холодно! - упрямо топнула ножкой девушка.
   Скользнула ко мне под расстегнутое пальто, зарылась было лицом в колючую шерсть свитера, но тут же передумала, потянулась на цыпочках своими губами к моим. Напрасная игра, я знаю прием получше. Подхватить любимую на руки, плотно прижать к груди, так чтобы каждой клеточкой тела слышать стук ее сердца, закружить, захватить жаркое дыхание, и только потом слиться в беспамятстве поцелуя.
   Чудесное мгновение тянулось, тянулось, тянулось... пока разум не взял верх над страстью. Встреченная мной в окрестностях города Глухова дочь профессора-археолога Бенешевича и внучка профессора-филолога Зелинского питает нездоровую слабость ко всему чистому. Чистым чувствам, конечно, в первую очередь. Но еще простыням, белью, рубашкам, волосам и шеям. Ей бы жить в благословенном двадцать первом веке, где после трех проведенных на катке часов так легко закинуть шмотки в стиралку и залезть под душ. Увы, здесь вам не там.
   Простым поворотом крана горячую воду не добыть. Хорошо хоть холодная есть, и то - лишь потому, что за стенкой - бывшая кухня, теперь разделенная на три условно жилых комнатушечки. Проживающие там граждане и слышать ничего не хотят про собственные рукомойники, мне пришлось тайно выпилить кусок паркета, чтобы без их ведома врезаться в стояки воды и канализации. Жаль с туалетом такая афера не прошла, он, к сожалению, тут один и с противоположной стороны общего коридора.
   Весело у нас и с отоплением. В теории дом имеет собственную котельную.**** На практике она едва удерживает батареи от замерзания. Спасибо за это надо сказать родному жилкому. Осенью, в разгар первого кризиса снабжения, они вместо дров, или всем знакомого подмосковного бурого угля, купили ворованный кокс. Идея в высшей степени здравая, уж лучше иметь нестандартное топливо, чем никакого. Однако проинструктировать истопников никто из ответственных домоуправителей не удосужился. Результат не заставил себя долго ждать - от чрезмерной температуры котел, или что там заместо него, буквально стек вниз, заузив топку до смешного размера. Теперь окна топорщатся трубами персональных буржуек.
   Радости данный факт не вызывает - цена дров, истраченных по первому морозу, повергла меня в ступор. В воздух, и надо заметить совершенно буквально, враз вылетела половина получки квалифицированного специалиста. Хотя надо признать, с деньгами тут вообще все сложно.
   Безрассудно энергичную, но абсолютно беспомощную по части экономической науки Яковлеву, невесть каким ветром занесенную прошлой зимой в наркомфины РСФСР, сырцовско-рыковское Политбюро оперативно задвинуло обратно, в вечные замы-по-административной-работе. В свое собственное, насиженное аж с двадцать четвертого года кресло вернулся товарищ Милютин. Профессиональный дореволюционный большевик, участник штурма Зимнего, верный соратник предсовмина Рыкова. По официальной биографии - сын крестьянина-рыбака и кулацкой дочки. По факту новый-старый нарком финансов прекрасно говорит по-французски, по-немецки, и не сильно скрывает своего родства с древним графским родом.
   При всемерной поддержке союзного коллеги Брюханова, сей двуличный господин не замедлил провернуть фарш назад, благо, официально НЭП в СССР отменить не успели.***** Его логику понять не трудно. Совсем недавно, еще буквально вчера, пролетариат не голодал, нивы колосились, гиганты индустрии послушно вздымали к небу стены и трубы. Всего-то претензий да желаний было - назло буржуям ускорить процесс. Не вышло - что ж, не повод унывать. Под старым лозунгом "эмиссия - опиум для народного хозяйства" большевики вернули коммерческий кредит и вексельное обращение. В рамках борьбы с головокружением от успехов обнулили дополнительный "антикулацкий" налог. В попытке удержать курс закупили за границей серебро и нашлепали новеньких монет.****** Довели до разумных величин процент подоходного грабежа частников. И уж совсем невесть зачем, разукрупнили главки обратно в хозрасчетные тресты.*******
   \\\*Скиоринг сейчас известен как катание на лыжах за мотоциклом. Однако в 1928 году этот вид спорта (как катание за лошадью) был очень популярен (особенно в Баварии), даже включен в программу Олимпийских игр - как демонстрационная дисциплина.\\\
   \\\**Энтризм - тактический прием, при котором политическая организация призывает своих членов вступать в другую, обычно большую, организацию с целью распространения своего влияния, идей и программы.\\\
   \\\***Народный фронт - коалиция левых политических партий (ФКП, СФИО и Партии республиканцев, радикалов и радикал-социалистов). В реальной истории образован в 1933 году, находился у власти во Франции с 1936 по 1937 год.\\\
   \\\****Основная масса жилых домов города имела печное отопление, но большие дома уже имели свои котельные. Центральное отопление от ТЭЦ только начали внедрять - как раз с 1931 года.\\\
   \\\*****В реальной истории основная часть финансовой и налоговой реформы пришлась на сентябрь 1930 года, в альтернативной версии мира этого, разумеется, не произошло. Сам по себе НЭП был юридически прекращён в реальной истории только 11 октября 1931 года (постановление о полном запрете частной торговли в СССР).\\\
   \\\******В реальной истории наркомфин СССР Брюханов 18 июля 1930 года выходил на СНК с требованием 4 миллионов золотых рублей на покупку импортного серебра. Тогда, под давлением Сталина, Политбюро сделало выбор в пользу репрессивных мер - усиления борьбы со спекуляцией серебряными монетами.\\\
   \\\*******Интересно, что это произошло и в реальной истории, но только в 1931-1932 годах.\\\
   Ложечки нашлись, но осадочек остался; в смысле, доведенные до полного разорения нэпачи и крестьяне возвращаться на рынки, в лавки и мастерские не спешили. Тем более что о компенсации понесенных убытков и возврате разворованного имущества никто из партийных сановников не побеспокоился. В результате даже самое простое и жизненно необходимое, то есть продовольственное снабжение городов,* налаживаться само по себе не пожелало.
   Впрочем, до продотрядов, как в девятнадцатом, дело не дошло. Рекордный урожай зерна** позволил увеличить рабочие пайки, до нового года поговаривали даже об отмене карточек; и отменили бы, верно, да побоялись, что дешевый хлеб сразу пойдет на прокорм скота. Так что нэпачам-спекулянтам приходится отрываться на "роскоши": дровах, молоке, яйцах, самогоне.
   Цены беспощадны, но горожане не ропщут.
   Благодаря газетам и радио каждый знает наверняка: просочившиеся на ключевые руководящие посты троцкисты решили бросить молодую Советскую республику в глад и хлад новой войны. Не просто так - а для захвата власти через дискредитацию настоящих большевиков. Сложная задача, однако злодеи измыслили хитроумную комбинацию - под прикрытием левацких лозунгов растратить все ресурсы народного хозяйства на вредительский план сверхфорсированной коллективизации и индустриализации. Осталось совсем чуть-чуть... но тут товарищ Сталин, великий вождь пролетариата, распознал суть нависшей над страной угрозы. За что и был убит, прямо перед обличительным выступлением с трибуны съезда. Хорошо что коварные враги прочитались. Чекисты недрогнувшей рукой вскрыли заговор предателей коммунизма, напряглись, и с помощью трудящихся масс таки вырвали наполненное ядом жало из гидры мирового троцкизма. То есть вычистили из рядов ВКП(б) двести тысяч пособников и соглашателей.*** Теперь же - и в этом нет ни малейших сомнений - партия под мудрым руководством ЦК уверенно ведет народ к победе. Надо только чуть-чуть потерпеть. Хотя бы до весны.
   Хорошо что никто не догадывается спросить: до какой именно?
   Чуда не случилось, инфляцию в новой версии мира большевикам удержать не удалось. Годом бы раньше... тогда, осенью двадцать девятого, имелись все шансы восстановить доверие к ассигнациям: залить рынок серебром по твердому курсу, пустить по миру спекулянтов цветметом. Запоздавшие полумеры больше походили на тушение пожара керосином. К новому году осознавший всю глубину падения наркомфин призвал зайти с козырей, то есть провести интервенцию золотом, но был резко осажен с высот Политбюро. Подорванная безудержным импортом станков кубышка госрезервов показала дно.
   Сегодня за один серебряный целковый дают порядка пяти сотен бумажных, к лету, судя по взятому темпу, дойдет тысяч до десяти. Граждане принимают происходящее со стоическим спокойствием: "пережили романовки, керенки, пятаковки, совзнаки трех мастей,**** переживем и червонцы". Главное что снова, совсем как пять лет назад, работают биржи, публикуется официальный курс к золоту и серебру. "Все, как было, только хуже" - написал в двадцать пятом году Василий Шульгин. Сегодня, из тридцать первого, впору рекурсировать его слова на зарождающийся НЭП версии 2.0.
   ... За размышлением о природе денег я не забывал про растопку нашей чудо-печки.***** В двадцать первом веке такие агрегаты называют буржуйками длительного горения и втихую, сторожась рейдов пожарнадзора, продают на оптовках. В Москве 30-х годов ничего похожего мне найти не удалось, хотя сама по себе конструкция необычайно примитивна. Последнее легко понять по цене: заводской слесарь справился с халтурой за три бутылки казенки, материалы с доставкой обошлись в червонец серебром.
   Основа - толстобрюхий ацетиленовый баллон со срезанной верхушкой, чуть меньше метра в высоту, в диаметре сантиметров сорок. Внутри - главный и единственный секрет, подвижный поршень. Он делит топку на две части; внизу под ним горят дрова, над ним - догорают пиролизные газы. Воздух поступает сверху через трубу, которая заодно служит штоком для поршня. По мере выгорания топлива, очаг горения неторопливо ползет вниз. Одной загрузки с запасом хватает на целый день. КПД - заметно выше среднебуржуечного. Золы практически нет, вытряхивать остатки приходится не чаще, чем раз в две недели. Но самое важное достоинство в условиях пораженного кризисом индустриального города - вместо дров можно использовать любой горючий мусор. Как правило - условно бесплатный, то есть честно скоммунизженный с "родного" завода.
   Минус один - процесс запуска выходит уж больно мешкотный. Нельзя просто так взять и свалить в топку старые, пропитанные маслом трансформаторные обмотки, отходы тарного цеха и кипу непроданных газет. Приходится аккуратно чередовать слои, по возможности перемешивая их друг с другом. Ведь печь в жилой комнате вообще штука опасная, а кустарная, да еще длительного горения - опасна втройне. Попадется в небрежной укладке насквозь пропитанная водой чурка, остановит поршень, как результат - обратная тяга и полная комната дыма. Это в лучшем случае, в худшем - можно серьезно, а то и до смерти, угореть.
   Огонь ровно загудел в трубе минут через двадцать.
   - Ну вот, теперь можно и... бодро начал я, но обернувшись, враз осекся.
   Александра спала, свернувшись клубочком под пуховым одеялом. Тазик с ледяной водой оставлен на видном месте, рядом расплывшееся в брусок шоколадного цвета мыло. Бессловесный намек на нелегкий выбор - моржевать прямо сейчас, или подождать часик, пока прогреется комната.
   Выбрал первое. Надо успеть получше выспаться, и непременно, на зависть соседям, "доделать" с утра то, что мы не успели сегодня. Следующую пару дней будет не до любви - завтра вечером, сразу после работы, мы едем в Ленинград за спрятанным пять лет назад паспортом 21-го века. Не потому, что он нам позарез понадобился - просто я боюсь, что фантастический документ случайно найдет кто-то другой.
   \\\*Роль частного торговца в снабжении населения в те годы была огромна: из 551,6 тыс. предприятий розничной торговли, работавших в 1927 г., на долю частника приходилось 410,7 тыс. - около 75%.\\\
   \\\**Урожай 1930 года и правда был рекордным - по годам, в млн. тонн: 1928 -72,3; 1929 - 71,7 1930 - 83,5; 1931 -69,5; 1932 - 50,1.\\\
   \\\***В реальной истории имел место обратный процесс: в 1929-1931 гг. из рядов ВКП(б) исключили около 250 тыс. человек, значительную часть - за принадлежность к "правому уклону".\\\
   \\\****Хождение "совзнаков" продолжалось пять лет, с 1919 по 1924 годы. Если не учитывать две деноминации, то совзначный рубль обесценился за это время в 50 миллиардов раз.\\\
   \\\*****За основу конструкции взят котел "Бубафоня". Как ни странно, но устройства подобного типа появились только в конце 20-го века.\\\

* * *

   Привокзальная рюмочная уравнивает граждан не хуже бани. В сизом махорочно-папиросном дыме одинаково вяло колеблются треухи мужиков и кепки рабочих. Между ними жмутся обвислые интеллигентские шляпы и каракулевые пирожки мелкоранговых совбуров. В неразличимую массу сливаются сочащиеся клочьями ваты телогрейки, вытертый дореволюционный рубчик, новый английский драп. Все как один запивают собственный пайковый хлеб жидким чаем; отдельно тут можно купить только отвратительные, изготовленные из соевых бобов с сахарином сладости, но каждый недовешенный фунт этого добра стоит дневного заработка.
   Живительная волна второй версии НЭПа не успела докатиться до массового общепита, кое-как возродились лишь первоклассные космополитические рестораны. То есть "Метрополь" вполне доступен и как всегда великолепен, говорят, нежная молодая стерлядь вновь заполнила стоящий прямо в центре зала бассейн. По вечерам там играет джаз ансамбль Уитерса, в составе которого знаменитый на весь мир нью-орлеанский саксофонист Сидней Беше и какая-то негритянская певичка. "Националь" пытается взять свое отечественным теа-джазом с Утесовым и трубачом Скоморовским. "Прага", на что на Арбате, традиционно нажимает на роскошные перфомансы с цыганами и блины с расстегаями.* Есть одна лишь досадная мелочь - за ужин везде придется платить золотом. Столько серебра в кармане не унести.
   Все как было, только дороже. Настолько дороже, что кажется, существует в отдельной, далекой-далекой галактике. За длинным, липки от грязи столом приходится ценить иное: тут по крайней мере дешево, тепло и даже слегка культурно. Вот сосед слева уткнул пропитый багровый нос в подстеленную на манер скатерки "Вечерку", вслух по складам вычитывает криминальные сводки:
   - В Пугачеве арестованы две женщины-людоедки из села Каменки, которые съели два детских трупа и умершую хозяйку избы. Кроме того, людоедки зарезали двух старух, зашедших к ним переночевать...
   Расхожая страшилка, подобные мелькают каждый день не по разу. Но в рюмочной всегда кто-то неправ.
   - Брешут окаянные! - анорексичный очкарик напротив внезапно перекрыл фальцетом гудение толпы. Недопитый чай промочил козлячью интеллигентскую бородку.
   - Неужели?! - быстро вставил я, скорее для забавы, чем желания спорить.
   - Ты че?! - непритворно удивился багровоносый. - Чтоль газете не веришь?!
   - Врут! Все врут кляты жиды! - впряглась в топик буклированная жизнью старушенция.
   - Обкурантка! - подорвался любимым словом Бухарина мокробородый очкарик.
   - Это чтож такое выходит, нам в газетах все жиды врут?! - продолжил тупить любитель прессы.
   Но кого волнуют мелочи, когда дошло до сокровенного?
   - Жиды да большевики, все одна сатана!
   - Старая, ты на себя-то хоть глянь в зеркало!
   - Заткнитесь, товарищ!
   - А вот те кукишь! Мы русский народ!
   - Христопродавцам не место...
   - На все воля Божья, - Александра на всякий случай примирительно положила свою руку поверх моей.
   - Ох, доиграется чертов капитан с огнем, - проворчал я тихо, в сторону от стремительно раскручивающейся на пустом месте перепалки.
   - Поглупели ларионовки, - охотно согласилась моя девушка. - Какую ни возьмешь, все гнусь да грязь.
   - Докатились... фронтовички-галлиполийцы!
   Ведь реально обидно! Эти самые ларионовки, суть сбрасываемые с воздушных шаров листовки, валятся из-за западной границы на поля и леса СССР аж до Смоленска, Брянска и Новгорода именно по моей подсказке. Знал бы результат - обошел Ларионова стодесятой дорогой.
   Увы, судьба распорядилась иначе. Мы познакомились совершенно случайно, в Хельсинки, вскоре после моего побега из соловецкого концлагеря. В ту наивную пору я еще надеялся найти силу, способную использовать знание будущего для избавление родины от ужасов голода, войны и репрессий. Бравый капитан РОВС, офицер могущественной белогвардейской организации, объединяющей по штабным реляциям сотни тысяч бойцов, тогда казался чуть ли не идеальным кандидатом в друзья и союзники. Мы поговорили, славно выпили, а вот близких отношений не сложилось. Побоялся я ему доверить тайну послезнания, и как видно, не зря. Однако несколько популярных в будущем** способов пропаганды подсказать успел.
   Кто бы мог подумать, что на этой скудной почве из никчемного диверсанта, "славного" разве что идиотским терактом в здании агитпропа Ленинградской коммуны, вырастет герой Карельского освободительного похода, главный идеолог РОВС, правая рука самого Кутепова, кумир горячих сыновей и дочерей русской эмиграции? И ладно бы дело ограничилось только этим. Новый лидер таки сумел забить в гроб и зарыть на погосте замшелую врангелевскую заповедь "армия вне политики". Конечно, повести за собой весь общевойсковой союз ему не удалось, зато учредить военизированное молодежное движение "Белая идея"*** - вполне. Причем императив данного кружка по интересам звучит зловеще: "армия вне политики - организм без души".****
   В январе, как раз после Рождества, детские шалости внезапно закончились. Рассыпанные по миру осколки империи выстрелили абсолютно не смешным парижским меморандумом об объединении всех русских эмигрантов в единый Российский национальный фронт***** под девизом "Бог, Нация, Труд!". Состав триединого православно-национально-социалистического блока меня откровенно напугал. Среди главных закоперщиков, кроме давно знакомого Ларионова, - некие Родзаевский, Вонсяцкий и князь Ливен. Первый - генеральный секретарь только что созданной Русской фашистской партии из Харбина, второй - скандальный двоеженец, спонсор Кутепова и заодно лидер Российского фашистского союза со штаб-квартирой в Томпсоне, США. Третий в недавнем прошлом руководитель Латвийского отделения откровенно черносотенного Братства русской правды.****** Так что в маскотах сборного шапито ходят свастика, православный крест, двуглавый имперский орел и святой Владимир. Причем все одновременно.
   Общее у них, судя по радиопередачам из Режици и валящимся с неба листкам, только одно: животный антисемитизм.
   \\\*Как ни странно, но примерно так и было в реальной истории, но... только в 1934 году.\\\
   \\\**Скорее просто рассказал о важности пропаганды. Воздушные шары для заброса листовок в тыл противника очень широко использовались во время Первой мировой войны.\\\
   \\\***В реальной истории с таким лозунгом в 1936 году из РОВС выделился РНСУВ во главе с генералом А. В. Туркулом.\\\
   \\\****В реальной истории В.А. Ларионов создал организацию с таким названием в середине 30-х.\\\
   \\\*****В реальной истории Российский национальный фронт, в состав которого, кроме прочих, вошли "Белая идея", Русская фашистская партия (РФП) и Всероссийская фашистская организация (ВФО), был создан значительно позже, в 1937 году.\\\
   \\\******Русская фашистская партия (РФП) была создана К.В. Родзаевским в Харбине чуть позже - в апреле 1931 года. Российского фашистского союза в реальной истории не существовало, вместо него А.А. Вонсяцкий учредил в 1932 году Всероссийскую фашистскую организацию (ВФО).\\\
   Порожденный моим вмешательством Франкенштейн на первый взгляд не вызывал страха. Советская партийно-хозяйственная элита, судя по газетам, вообще не принимала происходящее всерьез. Справедливая оценка для аборигенов эпохи - что могут сделать против огромной страны несколько тысяч экспатов? Мне же послезнание не шептало, а натурально орало в душу: нет и не может быть ничего глупее недооценки идей фашизма. Всего десяток лет, и клевреты дуче, фюреров и вождей зальют землю Европы кровью. Да не в переносном, а в самом буквальном смысле слов.
   Первое время я успокаивал себя: в старом мире коммунизм продержался целых семьдесят лет. Такую махину не сбить с курса пустяком. Мне совсем было удалось преуспеть в деле борьбы с собственными страхами, но тут случайно вмешался Айзек Бабель, наш с Александрой соратник по "тайному обществу посвященных в историю будущего". Он просто, то есть без всякой особой цели, поделился результатами социологических опросов, просочившейся к нему через Алексея Максимовича - как я ни дулся, дружбу со старым лжецом Горьким автор Конармии не оставил.
   Картина настроений в советской молодежной среде выглядела, мягко говоря, не по большевистски.* Только шесть десятых процента юношей и полтора процента девушек мечтали подражать героям революции. То есть они планировали стать кем угодно - более десяти процентов метили в учителя, чуть меньше - в конторщики. Около пяти процентов думали о карьере инженера, богача или даже попа, но только не партийного деятеля. Комиссарский же пыльный френч поставил оглушительный и обидный антирекорд - всего три десятых процента сторонников!
   Государство с такой идеологической дырой способен утопить даже поросший мхом зороастризм. Что уж говорить про молодой и, без всякого преувеличения, модный фашизм? Он угроза реальная и смертельная. Пока Ларионов занят междоусобной борьбой, пока его группенфюреры нащупывают подходы к сознанию совграждан, пока его листовки глупы, примитивны и скучны. Пока... а завтра?
   Посему хоть плачь, хоть смейся, да только теперь в идеологической борьбе мне приходится играть за красных. Не своими руками, понятное дело, но посредством Михаила Кольцова. Руководителя акционерного общества "Огонек", члена редколлегии "Правды", а с осени прошлого года - четвертого и последнего хранителя тайны послезнания. В нашем активе - первая выигранная битва: Кольцов назначен заместителем товарища Рютина, фактического наркома по кинематографии СССР.** Да не просто так, а для реализации важнейшего задания ЦК ВКП(б) - замены показываемых перед фильмом киножурналов с простой и явно туповатой ура-коммунистической хроникой на полноценные кинофельетоны типа позднесоветских "Фитилей".
   Следующим нашим шагом станет...
   - Лешка! - вдруг взвизгнула Саша.
   Багровоносый любитель прессы таки добился своего - нарвался на чью-то плюху, а затем не придумал ничего лучшего, как завалиться на мою жену. Зажатая в руке болвана газета смела жестяную кружку с остатками чая.
   - Что, опять?! - устало пробормотал я, аккуратно выдергивая Александру из-под неуклюже ворочающейся тушки к себе на колени.
   - Не опять, а снова, - со смехом подтвердила успокоившая девушка.
   - В прошлый раз тебя отбивать пришлось, - я не удержался, потер скулу, с которой только недавно сполз синяк.
   - Леш, давай пойдем отсюда! - заметила мое движение Саша.
   - Тебе же тогда понравилось? - притворно удивился я в ответ.
   - Ты такой сильный!
   Совсем девчонка! Ей бы в школу, к куклам и поцелуям в щечку. А сейчас... она делает вид что дурачится, а глаза внимательно следят за полупьяной толкотней поборников расовой чистоты. Тогда, в прошлый раз, только метко брошенная ее рукой бутылка спасла меня от жестокого избиения. Против троих вертких шкетов сила спасовала.
   - Половина восьмого, - взглянул я на часы.
   - Вот! Продажу билетов верно открыли!
   - Кстати да! - спохватился я. - Пойдем же скорее! Сбежит наш Ванька и пропадет выходной.
   Роскошный СВПС до Питера не ходит, а в обычные вагоны*** продажу билетов тут принято начинать за час перед отправлением поезда. Бронь в теории есть, на практике - она возможна только для мягкого вагона СВ, который... доступен исключительно по специальным справкам с места работы. Строго по канонам социализма - все звери равны, но некоторые равнее прочих. То есть для простых граждан выбор сужается всего до двух зол: мягкой купейной и жесткой общей.
   Мы успели как раз вовремя; окошечки касс только-только открылись. Прямо на наших глазах толпа вздрогнула, уплотнилась, отчетливо выделились первые десятки покупателей - все сплошь великовозрастные беспризорники, честно отрабатывающие стоянием в очереди свою осьмушку, а то четвертину хлеба. Как ни жаль отдавать, но трястись всю ночь в общем - удовольствие крайне сомнительное.
   Ванька не подвел. Через четверть часа мы с билетами и плацкартой в руках выбрались на перрон дебаркадера, прямо в клубящееся на морозе месиво дыма и пара.
   - Черт побери! - не сдержал я восклицания. - Так вот он какой, настоящий стимпанк!
   - У вас не так? - удивилась Саша.
   - Все кругом электрическое. Да ты же наверняка читала!
   - Одно дело читать, другое - видеть своими глазами.
   - Точнее не скажешь...
   Я оглянулся вокруг. По верху, скрывая скаты крышы, стелился жирный дым паровозов. Сизая, остро пахнущая гарь вагонных печек металась между составами. Легкими струйками-усами коптили многочисленные керосинки путейцев. Из-под крана кубовой энергично, жизнеутверждающе вырывался пар, клокочущая вода с напором лилась в медные чайники и котелки. Откуда-то из-под вагонов с шипением ползли плотные белые клубы, в которых безнадежно вязли свистки кондукторов и тяжелый лязг буферов. Пассажиры метались бестолковыми серыми тенями под колеблющимся светом газовых фонарей.
   - Как же хорошо в будущем!
   Саша недовольно поморщилась, но спорить не стала. Дернула за руку:
   - Пойдем уж, янки из Коннектикута!
   Наш шестой вагон оказался седьмым, если считать с головы поезда. Измазанный в саже старик-кондуктор проводил нас со свечой до купе по темному коридору, привычно ворча по дороге:
   - Света у нас покуда нет, господа хорошие, так то во всем составе батареи худые, никак не меняют начальники. Но вы не сумлевайтесь товарищи, вот тронемся, генератор враз закрутится и загорятся лампочки-то. Зато тепло, да-да, прям как в СВ, прицепили-то нас сразу за паровиком!****
   - Темнота друг молодежи, - бодро пошутила Саша.
   - Совсем батареи выдохлись? - насторожился я. - Полчаса продержатся, или на каждой станции повалимся в тьму египетскую?
   - Какое там полчаса, - задребезжал смехом кондуктор. - На эдаком-то морозе!
   - Свечу дадите?
   - Не положено! Если каждому свечу, так то пожара недалече!
   - А если... - я тряхнул карман так, чтобы звякнули монетки.
   Несколько секунд осторожность боролась с жадностью, но победил все же страх:
   - Начальник у нас дюже злой!
   - Ладно, - не стал настаивать я. - Выкрутимся как-нибудь.
  
   \\\*Реальные данные социологического опроса 1929 года.\\\
   \\\**Кинематографические АО контролировались Наркомпросом. М.Н. Рютин заведовал его киноотделом с весны 1930 года, в реальной истории был арестован уже осенью 1930 из-за конфликта со Сталиным (за подпольную пропаганду право-оппортунистических взглядов).\\\
   \\\***Знаменитая "Красная стрела" начала курсировать между Москвой и Ленинградом только летом 1931 года. Время в пути составляло около 10 часов.\\\
   \\\****В России была популярна система отопления Дершау, в которой источником тепла (перегретого пара) служил паровой котел, установленный в специально приспособленном вагоне. На весь состав его не хватало, поэтому жесткие "общие" вагоны обогревались обычными дровяными печками.\\\
  

Оценка: 4.62*442  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | И.Шикова "Милашка для грубияна" (Современный любовный роман) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"