Дмитриев Сергей: другие произведения.

Книга Blue Shift

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть моей новеллизации игр вселенной Half-Life Охранник Барни Калхун работает в научном комплексе "Черная Меза" и не знает забот. Всего-то делов что держать себя в форме и слоняться по служебным коридорам. Однако, не без участия его лучшего друга Гордона Фримана, настает день когда охраннику приходится приступить к исполнению своих реальных обязанностей - "Черная Меза" атакована существами из иных миров, а правительство выслало туда солдат, не знающих жалости ни к пришельцам, ни к людям Это - не описание игры, это литературное произведение. Книги просты для понимания даже тому, кто не знаком с Half-Life.


   Blue Shift

Объект: Барни Калхун

Должность: Офицер Охраны

Место Работы: Исследовательский комплекс "Черная Меза"

Работодатель: Засекречен

Доступ: Сектор G, уровень 1-3

Обязанности: Обеспечение Безопасности Персонала; собственная безопасность - в последнюю очередь

   8 ноября 200*** года
   Какой парадокс: человек живет в этом мире, живет и принимает его как должное, и даже не задумывается, кому он обязан за свое пребывание здесь, или почему он все еще здесь, или хотя бы, как прекрасен мир, в котором он живет. И он не думает обо всем этом лишь пока его не забросит куда-нибудь еще. Только там, где-то далеко, можно оценить все, чего ты лишился, все то, что ты имел от рождения, но никогда не ценил, не замечал.
   Каждый раз, проезжая здесь, Барни почти не замечал всего вокруг. Бездонное голубое небо, которое можно увидеть, если только высунешься из окна поезда до пояса. Молодой дежурный, картинно вставший на вытяжку перед поднимаемым американским флагом, чем очень смешит своих товарищей, курящих неподалеку. Одинокий коршун, на миг закрывший солнце, который так ничего и не найдет сегодня в этом палящем зное. Окна общежитий, сменяющиеся столиками кафешки, а затем и стенами темного туннеля. Все это плыло мимо окон без стекла.
   Калхун уже целых десять минут ехал в монорельсовом поезде в сектор G, к месту его работы в исследовательском комплексе "Черная Меза". Ему, как и большинству его товарищей, совсем не нравилась манера поезда ехать медленно, (особенно в те дни, когда ты очень спешишь) и еще при этом читать лекции по безопасности. Как и всегда, когда Калхун зашел в поезд, он сел на сидения для инвалидов. Он делал так всегда, из принципа - ну не было в "Черной Мезе" инвалидов! Их бы просто сюда бы не наняли. Хотя нет, есть один. Барни не так часто его видел, но он вдруг вспомнил, как видел две недели назад мимоходом какого-то научного сотрудника на инвалидном кресле. Кажется, Ричард Келлер? Наверное, какой-нибудь немощный, но очень ценный профессор-консультант ... Но за все годы работы здесь, Барни тогда в первый раз встретил в "Черной Мезе" инвалида. И, может, никогда уже больше не встретит. Так что Барни всегда присаживался на самые лучшие места, демонстративно поставив ноги на то место на полу, где было изображение человека в инвалидной коляске. В контрольно-пропускной это уже стало поводом для классических шуток в адрес Барни, но это его ничуть не смущало.
   Возможно, сегодня он бы, как и всегда, не стал бы глазеть по сторонам во время поездки, а просто почитал бы газету, но сегодня он заметил, что творятся странные вещи. Он уже миновал два сектора, где видел научных сотрудников, которые ожесточенно, сердито и безрезультатно набирали коды на панелях открытия шлюзов. Калхуна этот факт заинтересовал - здесь еще ни разу не случалось никаких неполадок в аппаратуре. И он стал наблюдать, с тайной надеждой, что все-таки все в порядке. Ведь в этом месте все основано на электронике, и если она даст сбой, никто не сможет отвечать за последствия. Его надежды с каждой минутой рушились - везде, через окна поезда он наблюдал ту же картину...
   Но вот уже впереди видна его платформа. Барни встал, потянулся и приготовился выходить. Лениво зевнув - он как всегда не выспался - он глянул на последнюю платформу, которую ему осталось проехать. И вдруг на ней показалась знакомая фигура. Калхун пригляделся и растерянно улыбнулся. Да это же был его хороший приятель - доктор Фриман! И хотя многие ученые здесь заносчиво избегали общения с простецкими охранниками, которые так и изрыгали все особенности аризонского и техасского диалектов, Гордон Фриман был всегда рад обществу Калхуна. Как же частенько они забывали обо всем и сидели за веселыми разговорами в буфете на Уровне 3, попивая холодное пиво...
   Но теперь то, что Барни увидел здесь Гордона, могло означать только одно - Фриман сегодня припоздал - ведь никогда раньше они с Барни не пересекались по пути на работу. Догадку охранника подтверждало хмурое лицо Гордона, который нетерпеливо отбивал такт ногой. Калхун чуть высунулся в окно и ободряюще помахал рукой другу. Тот ответил вымученной улыбкой и вялым кивком. Да, видно, у него и впрямь проблемы.
   Поезд Калхуна проехал чуть дальше и остановился на нужной платформе. Барни вышел - и поезд автоматически запустился снова и отправился дальше, к новым пассажирам, которые уже ждали его уровнем ниже.
   Калхун опасался этого больше всего - дверь отказалась реагировать на его личный пароль. Барни набрал свой пароль на клавиатуре замка - ничего не произошло. Еще раз - тот же результат. Не хватало еще, чтобы он провел полдня здесь, в сыром и холодном туннеле. Калхун принялся молотить кулаком в дверь, и откликнулись на эти призывы довольно быстро:
   - Кто бы это ни был, если ты не прекратишь, я выйду и надеру тебе задницу!
   - Успокойся, Отис, это я, Калхун. Дверь, похоже, сломалась. Попробуй отпереть ее со своей стороны!
   Пока толстяк Отис пытался что-то сделать с дверью, поезд Фримана уже поравнялся с Барни.
  -- Привет еще раз, Гордон! - приветливо крикнул ученому Калхун. - Что такой кислый? Проблемы?
  -- Не то слово! - поморщился Фриман и поправил очки, - У меня сегодня эксперимент всей моей жизни - а я опоздал на целый час! Даже чаю не допил - бросился сюда...
  -- Ничего, друг, - сочувственно сказал ему Барни, - Я тебе могу предложить кое-что получше чая. Сегодня вечерком, как освободимся, приходи в кафешку в Зоне 7- угощу тебя самым отменным пивом.
   Гордон вяло улыбнулся и кивнул. Его поезд отъехал дальше и скрылся за поворотом. Барни усмехнулся и тут же сочувственно покачал головой: уж он-то знал, какое у Фримана начальство. Частенько, когда охранника по служебным делам заносило в сектор С, он натыкался на какого-нибудь профессора, который, брызгая слюной, осыпал Гордона проклятиями за малейшую промашку.
   Воспоминания недолго владели охранником: дверь все-таки открылась.
   - Фу, еле управился! - пропыхтел Отис, вытирая пот. - Сегодня все летит в тартарары: то система полетела, то это, а тут еще и автомат с пончиками сломался! Пора искать другую работу...
  -- Полегче, Отис, - засмеялся Барни, пожимая руку другу, - Где еще ты найдешь такую зарплату и такие простые поручения? Ты ведь, кажется, говорил, что перед "Мезой" работал на кондитерском складе?
  -- Ну еще бы! - горячо подтвердил Отис, - Знаешь, если бы не зарплата, я бы там хоть на всю жизнь остался. Человек с мозгами, такой как я, и на кондитерском складе сделает себе карьеру. Там по крайней мере на меня не ругались непонятными словами пожилые маразматики в халатах, как здесь. А ведь я просто-напросто хотел помочь открыть бутылку...
   Калхун едва удержался, чтобы не хихикнуть, когда вспомнил случай, на который так непрозрачно намекал Отис. Позавчера, когда у доктора Ньюэлла, заведующего сектором G, был день рождения, и старик никак не мог открыть бутылку с шампанским, Отис, полный самых бескорыстных стремлений, вызвался помочь. Еще никогда Барни так не смеялся, как тогда. Пробка выбила лампу освещения, повергнув всех во тьму, а поток шампанского окатил Ньюэлла с головы до ног. С этого дня у старика начал дергаться глаз.
  -- Да забудь ты это! - поспешил подбодрить друга Калхун, - Не вечно же тебе теперь быть дежурным на КПП.
  -- Ну конечно, не вечно! Наверняка Ньюэлл завтра пошлет меня к своим экспериментальным животным, в качестве куклы. Но ты не робей! - воскликнул Отис и наклонился поближе, - Я этому фрукту тоже сюрприз приготовил. Вот пусть только сегодня купит номер "Mesa Times", тогда я хотел бы быть рядом с ним, чтобы посмотреть на его лицо...
  -- Ха! Тебе для полного комплекта осталось только с Магнуссоном поссориться! Ладно, друг, я пошел, а то и так уже припаздываю, - сказал Калхун, стараясь представить, что же такого Отис мог сделать с газетой.
  -- Давай, служи! - попрощался Отис, и, насвистывая какую-то веселую мелодию, беззаботно развалился на лавочке у стены.
   Калхун еще раз улыбнулся бесшабашности своего приятеля и направился в комнату видоенаболюдения - еще вчера он забыл там ключи от машины и теперь не хотел забыть про них снова. Здесь, в охранном блоке, по крайней мере, все работало нормально - двери послушно пропустили его в комнату с мониторами. Сюда по проводам неслись изображения с ближних блоков. На одном из мониторов Барни даже успел заметить Гордона, который очень быстрым шагом шел к лифту. "Надеюсь, успеет..."
  

Глава 1

Синяя смена

   Калхун осмотрел столик - ключи лежали в том же месте, где он их и ставил. Опустив находку в карман, Калхун вдруг увидел на одном из мониторов еще одно интересное изображение. По плохо освещенному коридору молодая женщина в коричневом защитном скафандре катила перед собой странного вида тележку, в которой лежал какой-то огромный желтый кристалл. И даже не кристалл показался Калхуну необычным - он просто очень нечасто видел в "Черной Мезе" женщин. Но что-то было знакомое в этом приятном лице с изящно ниспадающим на глаза локоном... Точно! Калхун теперь вспомнил - он всего раз встречался с ней на испытаниях этого коричневого экспериментального скафандра. Как же ее зовут?.. Кажется, Джина Кросс. Да, точно, и там вроде как была еще одна, Колетт Грин, с которой он часто видел Гордона в его лабораториях...
   Калхун решил больше не отвлекаться на посторонние мысли - ведь впереди был еще длинный рабочий день. Он быстро вышел из комнаты видеонаблюдения и, вежливо здороваясь со встречными научными сотрудниками, направился в персональные секции, где его ждали форменная одежда, бронежилет и каска, на наличии которой убедительно настаивает Администратор, говоря о безопасности во время работы. Но черт возьми, Барни никогда не понимал, что же такого тяжелого ему может свалиться на голову во время охраны лабораторий и склада.
   Путь Калхуна проходил через главный зал службы безопасности, на гладком полу которого красовался огромный белый орел, словно сошедший с огромной долларовой монеты. Сидящий за стойкой офицер окликнул его:
  -- Барни!
   Калхун взял немного правее и отдал честь. Офицер поморщился.
  -- Не надо этого, ты же не президентском приеме. Как поспал?
  -- Как убитый. А вы раньше что-то не интересовались моим сном, господин дежурный офицер, - прибавил Калхун нарочито отстраненным тоном.
  -- Опять ты за свое? - покачал головой офицер, - Вот ведь пацан. Послушай, тут у нас с самого утра проблемы, так что день обещает быть нелегким. Системные крахи, неполадки сети безопасности... Удивляюсь, как это место еще не взлетело на воздух! Ну да ладно, не стоит волноваться, правда ведь?
  -- Не могу знать, господин дежурный офицер, - казенным тоном сообщил Барни.
  -- Да хватит тебе, Барни! - умоляюще произнес офицер, все так же не отрываясь от экрана, - Все никак не можешь простить мне мое повышение? Так ведь ты сам виноват...
  -- Разрешите проследовать в персональные отделения, господин офицер? - перебил его Барни, сжав от злости зубы.
  -- Тьфу, - офицер досадливо поморщился и покачал головой, - И когда ты это прекратишь?..
   Барни развернулся и направился в персональный блок, ругаясь вполголоса. Ну это надо же - прийти с таким неплохим настроением, и вот эта бестия тут же все обгадила! Никак этот парень не может понять, что после доноса на друга он перестает считаться таковым. Нет, он не даст этому негодяю испортить день... Барни решил быть повеселее, чтобы отогнать неприятные воспоминания. Он добавил в шаг легкости и, изобразив на лице улыбку, вошел в персональные секции.
  
   Этот корпус представлял собой лишь две комнаты с меланхоличными рядами железных шкафчиков для униформы, туалет, несколько душевых и рукомойники. Как видно, руководство комплекса "Черная Меза" решило сильно сэкономить на интерьере охранного персонала, но все же не поскупилось на атрибуты национальной (и не только) пропаганды. Полстены завешивал шелковый американский флаг, от гигантских звезд и полос которого у всех охранников уже давно рябило в глазах. То тут, то там висели плакаты, восхваляющие "Черную Мезу" и ее трудолюбивых работников: "Только успех!", "Мы - на вершине научного мира!", "Работаем, как команда!", и последний плакат, изображающий офицеров охраны во время учебных стрельб в оружейном тире, с надписью "Тренировка спасает жизни". Эти полные нестандартной пышности лозунги уже примелькались здесь, и к ним относились с должным юмором. Особенно бережно относились к плакату с охранниками, который был всеобщей забавой, которая никогда не надоедала. Рисовал его художник явно с талантом, так что в лицах трех нарисованных охранников угадывались отчетливые черты сразу всех членов системы безопасности. Офицеры частенько вечерами собирались возле этого плаката и, потягивая в перерыве между хохотом пиво, шумно и весело спорили, кто же все-таки из них здесь изображен.
  
   Барни прошел мимо этого художественного шедевра во вторую комнату, где располагался его шкафчик. Там уже сидел его приятель, Брайан, который зашнуровывал ботинок и при этом умудрялся еще и чесать спину.
  
  -- А, привет, Брайан, - поприветствовал его Калхун, - Ну как, сводил вчера свою Дору в зоопарк?
  -- О, да, - со значением протянул Брайан и поднялся с лавочки, - Это я надолго запомню. Сначала она все время сидела у меня на плечах и смеялась с каждого зверька, которыми там были, да так заразительно, что я и начинал хихикать. Ну, ты понимаешь, какое зрелище мы собой представляли.
  -- Даже представить смешно, - Барни наконец-то улыбнулся искренне.
  
   Нет, все-таки с друзьями ему больше везло, чем наоборот.
  
  -- А под конец, когда я купил ей мороженое, Дора разломила его пополам и одну половину скормила медведю через прутья решетки, а другую отдала сторожу, стоящему рядом с клеткой. Все, кто был тогда рядом, разразились таким нездоровым хохотом, что даже прибежал коп, чтобы их разогнать. Да, вот это дочка! - прибавил он, счастливо улыбаясь, - Вся в отца.
  
   Барни как никто другой радовался дочке Брайана, так как был знаком с ним с семнадцати лет. Молоденькая девушка Брайана родила от него ребенка, а в тот вечер, когда Брайан, вздохнув, пошел делать ей предложение, он нашел в общежитии лишь спящую малышку и записку общего содержания "Прости-прощай". С тех пор он работал на двух, а то и трех работах, чтобы прокормить свою маленькую семью. Родители, узнав, что дочь родилась от внебрачной связи с не-еврейкой, отказались давать какую-либо помощь. Но Брайан был слишком горд, чтобы валяться у них в ногах. Калхун первое время помогал другу и девочке чем только мог, и даже устроил Брайана на очень хорошо оплачиваемую должность офицера охраны в "Черной Мезе". Теперь, когда служба стала отнимать у Брайана почти все время, он то и дело бегал к начальству хлопотать об очередном отгуле.
  
   Калхун, натягивая бронежилет, завел с другом разговор об секторе Е, лабораториях Биокупола. Среди охранного персонала ходили фантастические слухи о том, что там растят каких-то мутантов, или экспериментальных животных. И, хотя на самом деле в эти слухи уже никто по-настоящему не верил, обсуждать эту интересную тему никому ничего не мешало. Еще раз поняв, что здесь по-детски слишком много секретности, друзья оставили эту тему. Барни еще раз окинул взглядом то немногое, что лежало в его шкафчике: набор пластиковой посуды, комплект гражданской одежды и чистого белья да книжки "Правда о пришельцах" и "Правительственные заговоры". Именно за эти книги о Калхуне распространился веселый слух, как о поклоннике зеленых человечков. Получив на день рождения пару кружек или блюдец и рисунками зеленых уродцев, он, улыбнувшись, смирился. Но так и не убрал из шкафа свои любимые книги.
  
   Разговор с Брайаном уже было вернул Барни хорошее настроение, как затем, когда он выходил в главный зал, его снова окликнул ненавистный голос:
  
  -- Эй, Барни, подойди, пожалуйста.
  
   Калхун скрипнул зубами и развернулся к дежурному.
  
  -- Офицер безопасности Барни Калхун по вашему приказанию явился.
  -- Похоже, у нас снова проблемы с системой доступа, на этот раз - в главном лифте сектора G3. Почему бы тебе не пройтись туда и не посмотреть, что можно сделать?
  
   Калхун, отдал честь и понесся прочь. Сектор G3 - ничего себе! Да ведь это аж соседняя станция. "Нежели снова придется садиться в монорельсовик?.." - тоскливо подумал Барни и, прислушавшись, притормозил возле справочной службы.
  
   Возле окошка справочного бюро витийствовал какой-то старик-ученый, сопровождая каждое последнее слово предложений ударом кулака о стойку.
  
  -- Я не могу получить доступ к моим файлам! Я не могу ответить на мою почту! Я даже не могу попасть в свой офис!
  -- Я знаю, сэр, я знаю, - беспомощно оправдывался офицер, видневшийся в окошке стойки, - Мы делаем все возможное, чтобы восстановить систему допуска. Нужно лишь немного времени, и...
  -- Времени!? - снова взвился ученый, - У меня больше вообще нет времени. Если мой отчет не попадет к Администратору через минуту, мое рабочее место очень скоро освободится. И тогда я обязательно удостоверюсь, что это произошло не только со мной!
  
   Старик, бормоча проклятия, отошел, а бедный охранник показал Калхуну взглядом на ученого и испуганно покрутил пальцем у виска. Барни ободряюще кивнул ему и пошел вдоль по коридору. Ну надо же, и сегодня, и опять эти профессора придираются к охранникам, которые провинились лишь тем, что охраняют их жизни? Ничто не огорчало Калхуна так, как вещи, на которые он был не в силах повлиять...
  
   Калхун зашел по пути в оружейную и получил по удостоверению табельную "Беретту" и патроны. За неуставной внешний вид начальство карало строго, вплоть до выговора или лишения зарплаты, так что каждый КПП скрупулезно осматривал каждого охранника на предмет наличия униформы, бронежилета, каски и пистолета. Что и говорить, охрана здесь была поставлена на высший уровень, да и удивляться не приходилось - "Черная Меза" была секретным объектом армии США. Когда Барни, вступая на должность, давал подписку о неразглашении, он лишь саркастично ухмылялся. Но теперь, после двух лет службы, он давно понял, что все эти меры безопасности небезосновательны. Но Калхун не любил думать о том, чем же здесь на самом деле занимаются. Ему об этом никто напрямую не говорил, как и никому другому из охранников, но и он был не слепым и все прекрасно понимал. Но не любил думать об этом. И поэтому просто принимал эти опостылевшие каску и жилет, как сложности профессии.
  
   Пройдя через несколько секций, заполненных аппаратурой научного персонала, Барни совершенно потерял нужное направление. Дело в том, что он не был в секторе G3 больше года. Там находились лишь склады и какие-то анализаторские камеры. Барни остановился и вежливо поинтересовался у проходящего мимо профессора в халате, как пройти к платформе поезда на сектор G3. Ученый лишь сердито отмахнулся и грубо ответил, что у него нет времени на такую ерунду, когда наметился "такой знаменательный эксперимент". Калхун лишь посмотрел в спину удаляющемуся ученому, и в его мозгу автоматически вспомнились слова Гордона Фримана об "сегодняшнем эксперименте всей его жизни". "Да, похоже, Гордон стал большой шишкой...".
  
   Калхун решил полагаться на не слишком услужливую память. Он шел, с трудом узнавая коридоры, в которых так долго не бывал. Через пять минут скитаний он вышел в небольшой зал, примыкающий к коридору. Перед его глазами открылась интересная картина.
  
   Под большой кнопочной панелью одного из приборов у стены на полу сидел член научной команды в белом халате и что-то старательно проворачивал рукой под крышкой панели. Вокруг него аккуратным веером были разложены инструменты, рядом на боку лежал стул. За всем этим великолепием с интересом наблюдал какой-то незнакомый Калхуну охранник и еще один ученый. Барни приветственно кивнул им и подошел поближе.
  
  -- Ну что, док, - с интересом поинтересовался незнакомый охранник, - Нашли, как это исправить?
  -- Конечно, вот, - ответил ему глухой голос из-под панели, - Думаю, это поможет.
  
   И он указал на лежащие рядом плоскогубцы. Охранник улыбнулся, подмигнул ученому и подал плоскогубцы "мастеру". Тот усердно запыхтел, было слышно, как он что-то откручивал. Затем раздался резкий лязг, и на пол рядом с ученым упала какая-то большая микросхема. Незнакомый охранник хихикнул.
  
  -- Послушайте, а вы уверены, что ничего не путаете? - осторожно спросил стоящий рядом профессор.
  -- Конечно уверен... - заверил его глухой голос, звучащий чуть растерянно.
  -- Позвольте вам помочь? - предложил профессор и шагнул к панели.
  -- Ну, попробуйте. Надеюсь, вы знаете, что вы делаете.
  -- Ну конечно! Теоретически, - сказал профессор, приподнимая панель сверху и запуская туда руку.
  
   Калхун и охранник с интересом наблюдали. Профессор, покопавшись в панели с минуту, опустил ее и нажал на ней несколько кнопок. Из-под крышки тут же пошел тонкий серый дымок.
  
  -- Вам не кажется, что пахнет горелым? - поинтересовался наконец охранник.
  
   Ученый, сидевший под панелью, громко чихнул.
  
  -- Подождите-ка... - пробормотал профессор и вновь запустил руку под крышку панели.
  
   Внезапно что-то щелкнуло, пол под панелью на миг осветило маленьким взрывом, который раздался где-то в глубине аппарата.
  
  -- С вами все в порядке? - заволновался Барни и помог ученому вылезти из-под панели.
  -- Господи, кажется да, - неуверенно ответил ученый, стирая с лица черную гарь.
  -- Ну все, доигрались... - изрек охранник, и тут же замолчал - со стороны выхода к ним быстро подошел еще один старик в халате ученого.
  
   Он окинул все критическим взглядам и довольно резко спросил:
  
  -- Ну, и кто ответственный за этот хаос?
  -- Думаю, что я, - тихо ответил охранник.
  
   Ученый, судя по его лицу, едва сдерживался, чтобы не закричать. Наконец он прогнусавил в сторону притихшего охранника:
  
  -- А разве вы не должны в данный момент охранять все эти автоматы с пончиками или что там у вас еще?
  -- Да, сэр, - Охранник, похоже, тоже боролся с собой, - Извините, сэр.
  -- Убрать все! - бросил через плечо уходящий старик.
  
   В комнате, наполнившейся пеленой серого дыма, все заметно приуныли. Один из ученых грустно смотрел на дымящуюся аппаратуру, а другой уже тихо собирал с пола инструменты. Несчастный же охранник с сердцах пнул ногой стенку и проговорил, по видимому, обращаясь в Калхуну:
  
  -- Как же меня он уже достал, лабораторная крыса! - при этих словах оба ученых подняли на него глаза, но все же ничего не сказали, - Представь только, он добился мне двух выговоров за плохо завернутый газовый кран, и теперь только и выискивает возможность для третьего. Теперь мне конец...
  -- Ничего, приятель, я думаю, все обойдется, - умиротворяюще сказал Барни, - Скажи, а как отсюда пройти в этот несчастный сектор G3? Я уже здесь плутаю минут двадцать.
  -- А, конечно, - охранник снова посмотрел бодрее, - Вон там, за правым поворотом будет станция монорельсовика, оттуда спокойно доедешь в этот сектор. Следующая остановка.
  
   Барни пожал ему руку.
  
  -- Спасибо, пойду, там тоже надо что-то починить...
  
   Калхун, как ему и сказали, вышел на платформу. Она уже пустовала - в это время обычно все уже были на своих рабочих местах. И лишь пожилой научный сотрудник одиноко сидел на лавочке под схемой станций, и читал газету. Барни, поздоровавшись (эти старики ужасно злились, когда какой-то там охранник их не замечает), подошел к краю платформы и сплюнул в черную бездну шахты. Кто знает, сколько еще ждать, пока этот поезд приедет...
  
   Прошло около пяти минут, и вдруг ученый на лавочке начал тихо хихикать. Барни удивленно поднял на него взгляд. Тот что-то с увлечением читал в газете. Барни уже начал понимать, в чем дело. Наконец ученый, опустил газету и проговорил:
  
  -- Да, это действительно забавно...
  -- Что, сэр? - как бы не расслышал Барни и подошел поближе.
  -- Тут в "Mesa Times" какой-то охранник, пожелавший остаться анонимным, написал просто забойный стих про нашего Ньюэлла! Вы только почитайте!
  
   По словам ученого Барни понял, что тот - и сам здесь далеко не маленький человек, если так открыто и от души смеется над Ньюэллом. Калхун принял из рук ученого газету и начал читать. По мере того, как перед его глазами проходили все новые строфы стиха, улыбка Калхуна становилась все шире. Это было нечто. Стих, написанный неожиданно талантливо, высмеивал Ньюэлла, являя его этаким карикатурным маразматиком, который то теряет свои очки, то пристает с ухаживаниями к уборщице. Один случай был описан аж в семи строфах особенно подробно: будто бы однажды Ньюэлл, придя в служебную столовую и, заказав там мяса, сел за стол, огляделся по сторонам и достал из кармана вставные челюсти. Затем он, деловито протерев их о рукав, сунул их в рот и начал трапезу. В конце коротко и очень ясно был логически выстроен вывод о том, что Ньюэлл является далеким потомком знаменитого румынского воеводы - графа Влада Цепеша.
  
  -- Да, - смеясь сказал Калхун и возвращая газету, - Очень смешно сочиняет.
  -- Скажу вам по секрету, - доверительно наклонился к нему старик, - Про случай с челюстями этот автор не так уж и сочиняет.
  
   Барни удивленно приподнял бровь, но тут же спохватившись, принял серьезный вид и снова отошел к краю платформы. Не так уж глупо, подумал он, что Отис остался анонимным. В "Черной Мезе" служат сотни охранников, и вычислить виновного Ньюэллу в жизни не удастся. Барни подумал, что эта идея Ньюэлла поставить Отиса на КПП - не так уж и плоха. Теперь все сотрудники, которые проходят через руки Отиса в самом начале рабочего дня, будут заряжаться его хорошим настроением.
  
   От этих мыслей Калхуна снова отвлек голос ученого:
  
  -- А вы что же, ждете поезда в сектор G3?
  -- Да, конечно.
  -- Тогда вам лучше пройтись пешком по подсобным помещениям. Я слышал, что у всех поездов в этом секторе какие-то неполадки...
  
   Калхун чертыхнулся про себя и поблагодарил старика. Подсобки находились этажом ниже платформы и служили для помощи при ремонте рельсы. Лестница вниз была прямо здесь, укрепленная на стене транзитной шахты, и Барни осторожно начал спускаться. Едва его ноги коснулись пода подсобки, он шумно выдохнул и быстро отошел от края бездонной шахты. Все-таки не любил он высоту...
  
   В следующей подсобке не горел свет, и Барни чуть не сломал себе шею, спотыкаясь во тьме о какие-то коробки и трубы. Долгое время в темноте раздавались стуки, глухие ругательства и хруст тараканов под подошвами, прежде чем нашелся выключатель. Но от него было мало толку - он был прямо рядом с выходом. Барни включил свет и оглянулся - после себя он оставил порядочный бардак. "Вот не обрадуются рабочие, когда в следующий раз заглянут сюда..." - подумал Калхун и вышел снова в коридор, находящийся под следующей платформой станции. Лестница, как и в прошлый раз, оказалась неподалеку, и Барни быстро поднялся наверх.
  
   И тут же разочарованно сплюнул - это было всего-навсего пересечение коридора с транзитным туннелем. Калхун все же терпеливо подошел к краю платформы и нажал кнопку на небольшой панели. Но панель в ответ отрицательно пискнула - мост на ту сторону путей не мог выдвинуться, пока через туннель шел поезд. Барни удивленно отступил на шаг и прислушался. Все верно - из-за угла показался монорельсовый поезд.
  
   "Вот черт, ведь мне же сказали, что поезда сломались?.."
  
   Поезд, тем временем поравнявшись с Калхуном, замедлил ход, так как проезжал по опасному участку выдвижения моста. Барни с удивлением заметил внутри поезда единственного пассажира. Было чему удивляться - обычно исследовательский персонал ходил в халатах. Пассажир же был одет в строгий деловой синий костюм. Взгляд человека не выражал решительно ничего, кроме легкого насмешливого снисхождения. Этот взгляд уперся в Калхуна, и тот, не выдержав, отвел глаза. Человек в синем костюме лишь апатично поправил галстук и отвернулся.
  
   Поезд уехал. "Надо же, - думал Барни, пока выдвигался мост, - Никогда этого типа раньше здесь не видел. Кто это?...". Вопрос оставался без ответа, и Калхун перешел наконец на ту сторону. Путь до нужной станции не занял много времени - теперь он пролегал не через подсобные помещения, а через чистые коридоры. Не прошло и трех минут, как Барни уже выходил из платформы в сектор G3, начисто забыв о мимолетной встрече с неизвестным человеком.
  
   Повинуясь указательной линии на стене, Калхун прошел мимо светлых коридоров этого сектора и направился к главному лифту. Еще издали он заметил внутри внушительного элеватора двух ученых, которые в нетерпении переговаривались и прохаживались по лифту. Барни где-то в душе даже порадовался, что заставил их ждать. Они тоже еще издали заметили его. Один ученый перестал в нетерпении прохаживаться, а другой весь подобрался и упер руки в бока.
  
  -- Доброго утра, джентльмены, - картинно поздоровался Калхун и стал у кнопочной панели лифта.
  -- Ну наконец-то! - выдохнул ученый, сухой старик-негр с серебристыми висками - Сколько можно ждать?! Мы вам не платим за то, чтобы вы, охранники, где-то шлялись по своим делам. Заставьте эту штуку работать, чтобы этот убогий день наконец продолжился!
  
   У Калхуна почти отвисла челюсть. Это было последней каплей. До конца растеряв остатки хорошего настроения, Барни собрался начать достойный ответ с хорошего удара кулаком о стену, в котором он выместил всю свою злость. Но этого удара по панели хватило - лифт то час же заработал, двери закрылись, и механизм загудел. Калхун вдруг понял, что все-таки нельзя давать волю эмоциям. Ведь этот старик только этого и ждет, он намеренно провоцирует. Так что, собрав волю в кулак, Калхун все-таки промолчал и заметил, что лифт начал двигаться вниз.
  
  -- Не может быть, - скептически проговорил ученый.
  
   Его коллега по-прежнему молчал...
  
   ...- Все готово! Продолжай, Гордон, вставь тележку в анализирующий порт.
   Гордон, еще раз злобно посмотрев на окно контрольной комнаты, взялся за рукоятку крепче и начал, не спеша, толкать ее к основному образцу. Доктор Стелли, глядя на Гордона, подбодрил его:
   - Да не волнуйся, Гордон. Мы все проверили двести раз. Это абсолютно безопасно.
   "Ну-ну..." - Гордон начал толкать тележку быстрее...
  
   ...Калхун вдруг понял, что этот лифт и его везет куда-то, куда он никак не собирался ехать. Но уже было поздно - в окне лифта проплыла снизу вверх табличка "Сектор G, уровень 4". Затем в окошке показалась параллельная шахта. И вдруг лифт остановился. Свет тут же потух. Калхун немного испугался - застрять тут, а ремонтники поймут, в чем дело только спустя очень многое время... Со стороны раздался испуганный возглас доселе молчавшего ученого, и лифт вдруг осветился тусклым светом аварийных фонарей. Барни служил здесь уже два года, но никогда еще не видел, чтобы в "Черной Мезе" застревали лифты. Его опасения словно подтвердил внезапно раздавшийся отовсюду громогласный механический голос оповестительной системы:
  
  -- Внимание! Авария основного источника питания. Потеря связи с генератором реактора "Лямбда".
  
   Калхун похолодел. Что-то было не так. Как-то все странно.
  
  -- О, нет! - раздался голос седого ученого, - Это, наверное, опять люди из лаборатории Аномальных Материалов! Вечно они что-то мудрят со своей аппаратурой. Я удивлюсь, если среди них окажется хоть один хороший ум.
  
   Калхун наконец проговорил:
  
  -- Сэр, не поддавайтесь панике. Сейчас связь восстановится, и...
  
   Его прервал леденящий душу гул, вдруг лифт нехорошо тряхнуло.
  
  -- Господи, что это было? - истерично поинтересовался молчаливый профессор.
  
   Неожиданно лифт снова поехал вниз, и вздох облегчения вырвался у всех троих. Калхун еще не успел отойти от нахлынувшей было паники, как лифт снова тряхнуло, и раздался звук, с каким гнутся лишь тяжелый чугунные балки. Лифт ехал, дрожа крупной дрожью. Под голос оповестительной системы он снова остановился, давая из окошка вид на транзитный туннель:
  
  -- Опасность! В секторе G на уровне 4 зарегистрированы аномальные электромагнитные поля. Всему персоналу срочно...
  
   Голос с хрипом затих, и внимание Калхуна привлекло движение за окном. Из какого-то коридора в транзитный туннель выбежал охранник, на ходу отстреливаясь от... Барни не поверил глазам. Но нет, это не была галлюцинация. За охранником по коридору бежали два странных существа, напоминающие толстых бульдогов на трех ногах. Калхун никогда не видел ничего подобного, и его сковал страх. Не шевелясь, Барни видел, как тот охранник выбежал на рельсы, и всадил в каждую тварь по пять пуль. Те тут же свалились на пол, и вдруг рядом с охранником заверещал, загораясь красным светом, железнодорожный светофор. Что-то с грохотом приближалось по рельсам в туннеле. Охранник судорожно оглянулся в туннель, из которого доносился нарастающий грохот и призывно замахал руками. В последний момент он понял, что это бесполезно, но не успел ничего сделать: несущаяся по рельсам вагонетка, неся на борту еще одного мертвого охранника, на полном ходу сшибла охранника и, сорвавшись с рельсов, влетала в стену.
  
  -- Боже мой... - прошептал ученый за спиной Калхуна.
  
   Вдруг лифт сильно тряхнуло и он снова поехал вниз. В последний момент Калхун успел увидеть в туннеле выбежавшего откуда-то ученого, которого тут же сбили с ног ударившие ему в спину странные зеленые молнии... И лифт пошел вниз, с каждой секундой набирая скорость. Барни судорожно обернулся - старик-ученый беспорядочно жал на кнопки лифта, пытаясь что-то сделать. Внезапно панель осветилась электрическим разрядом, отбрасывая от себя несчастного ученого. Барни, похолодев, глянул в окошко - лифт уже почти свободно падал в шахту.
  
   "Это конец..." - только и успел подумать Барни, перед тем, как сбило с ног немыслимым толчком. Последнее, что он успел увидеть перед тем, как потерять сознание - огромный кусок потолка обвалился прямо на забившегося в угол ученого...
  
  

Глава 2

Зов Долга

  
   ...Барни очнулся от дикой боли в ноге. Еще не открывая глаза, он поморщился. Пахло серой и еще чем-то еще, невыносимо едким. Откуда-то доносилось странное чавканье, перекрываемое на секунду тихим писком. Калхун с трудом открыл глаза и попытался подтянуть к телу ноющую ногу. Но прежде чем он понял, что на нее обвалилась плита с потолка, он увидел это. Это, с увлечением повизгивая, жрало тело мертвого охранника. Калхун от ужаса резко дернулся, попытавшись отползти назад. Нога была зажата между бетонными обломками, и Калхун громко вскрикнул от новой волны боли. Существо, напоминающее трехногую собаку, удивленно обернулось на крик. Перед тем, как снова потерять сознание, Барни заметил десятки радужных глаз на морде существа...
  
   ...Когда Калхун снова пришел в себя, странной твари уже рядом не было. Только полуразвалившаяся кабина лифта, кровоточащий труп охранника и боль. Калхун, превознемогая боль, выдернул ногу из-под завалов и сел на холодный почерневший бетон. Голова гудела, как после ныряния на большую глубину, нога невыносимо болела, а взгляд отказывался фокусироваться на чем-нибудь. Барни потряс головой, но стало только хуже. Вдруг, словно внезапно вспомнив что-то, Барни огляделся. И тут же опустил взгляд - в метре от него из-под вдавленной в пол упавшей плиты был виден край белого халата и сплющенная рука.
  
   "Вот черт... Как это я только умудрился не переломать ноги при падении... Этим беднягам уже ничто не поможет. Я ведь даже не смогу поднять эти чертовы плиты! Нога-то как болит... Но что же произошло? А, точно, вроде был сбой питания, а затем, оповестили о каких-то аномальных полях...".
  
   И тут Калхун вспомнил все. И миг аварии, и сбитого вагонеткой охранника, и молнии, убившие ученого, и два существа, которые гнались за тем несчастным охранником. При мысли о них он содрогнулся. Точно такое же существо только что он видел перед собой, когда оно...
  
   "Вот черт... Бедняга! - ошеломленно думал Калхун, осматривая безжизненное тело охранника с ужасной раной на боку, - Эта тварь его убила... Но ведь это же бред! Все эти странные существа, словно в каком-то дурацком фильме. Нет, это все бред..." - И Барни со стоном встал. Нога все еще болела, но, судя по ее виду, перелома не было. Калхун еще в детстве научился смотреть на эти вещи просто: если кость не сломана, то все в порядке. В твердой убежденности в том, что боль должна скоро пройти, Барни с трудом проковылял над телом охранника и вышел из разбитого вдребезги лифта. Калхун совершенно не понимал, что все эти загадочные видения в виде странных трехногих собакоподобных существ значат, но сейчас важнее всего было выяснить, где он, и сообщить о происшествии начальству. Добраться до своего сектора, обратиться за первой помощью и наконец растянуться на больничной кушетке. "Эй-эй, - осадил он сам себя, - Не спеши отдыхать. Надо все-таки выяснить, где я...".
  
   Но ни единого намека на указатель или надпись не было. Калхун, чертыхаясь, растолкал нагроможденные в коридоре коробки и осмотрел стены. Никаких указателей. Не зная, что и думать, Барни заковылял к выходу, который, по его расчету, должен был быть за поворотом. Но едва шагнув за поворот, Калхун остановился и ноги его словно подкосились. Возле двери сидели три существа, точь-в-точь такие же, каких он видел перед отключкой. Едва не упав, Калхун успел ухватиться за стену. "Собачки" резво поднялись и, повизгивая, подбежали к нему. Уже второй раз за день Барни Калхун распрощался с жизнью, ожидая, что эти "ожившие видения" сейчас разорвут его на части. Но твари лишь с интересом осматривали его. Одна из "собачек" вдруг легонько куснула охранника за ботинок, и тот в ужасе замахнулся рукой на тварь, не в силах сделать ничего значительнее. Все три "собачки" боязливо отбежали на метр и начали тихо потявкивать. "А может, они не такие уж опасные, и питаются только падалью?..." - мелькнула у Калхуна резонная мысль, но он тут же снова уставился на "собачек", одна из которых вдруг начала тонко выть. Барни задрожал. Вой становился все выше, уже переходя в ультразвук, который давил на уши, словно раскалывая голову пополам. Калхун шестым чувством понял, что сейчас произойдет что-то нехорошее. Он действовал на уровне инстинктов. Машинальным движением он выхватил их кобуры на поясе пистолет и нажал на спуски трижды, и одновременно с этим его словно хлестнуло по ушам. Пули достигли цели, и Барни, отброшенный звуковой волной, полетел к стене, а "собачки" - в противоположную сторону. Но, в отличие от Калхуна, они уже не поднялись. Желтая жижа медленно заливала пол под тремя трупиками.
  
   Барни с трудом встал на ноги и потряс головой. Он совершенно ничего не слышал. В ушах стоял однородный слепой звон. "Какого черта... Я оглох... Нет, не может быть... Эти твари, они меня..." - мысли Барни от страха были совершенно бессвязными. Но пока он пытался привести их в порядок, звон в ушах потихоньку проходил - вернулись звуки. Барни машинально почесал мизинцем в ухе. Вернулся слух. Барни снова воспрянул духом. Но этого воодушевления хватило ровно на три секунды - пока его взгляд снова не упал на трупы "собачек". "Так они настоящие?.. Нет, не может быть... Но откуда они? У них ведь даже не красная кровь... Черт, какая мне разница?! Надо быстрее выбираться отсюда и...". Почему-то у Калхуна вдруг пропала уверенность в том, что добраться в сектор G1 будет просто. Но все же присутствие духа его не покинуло: он перезарядил пистолет - мало ли, сколько этих тварей здесь еще бегает? - и осторожно открыл дверь.
  
   В бывшем офисе царил хаос. Барни с удивлением отметил, что помимо общего разгрома - опрокинутого стола, рассыпанных по полу бумаг и ручек - практически весь пол был залит какой-то терпко пахнущей жидкостью, которая, казалось, даже как-то странно светилась в полумраке освещенной аварийными огнями комнаты. Калхун шагнул в офис, ища взглядом источник странной жидкостью, и тот обнаружился в углу. Все вопросы о происхождении жидкости сразу отпали - это была опрокинутая железная бочка с потертой надписью: "Осторожно! Высокий уровень токсичности". Калхун досадливо сплюнул. "А здесь-то что произошло? Неужели, когда отключили свет, здесь кто-то впотьмах опрокинул стол, стулья, да еще и бочку с отходами, которые еще черт знает как тут оказались? Что-то тут не то...".
  
   И тут что-то сбоку резко прыгнуло на него. Барни, перепугавшись до смерти, упал - это было нечто довольно массивное - и судорожно начал пытаться сбросить это с себя. Цепкие членистые конечности крепко схватились за ремни бронежилета. Такого ужаса Калхун еще не испытывал никогда. Пытаясь сбросить с себя странное существо, напоминающее огромного четырехногого краба, Калхун видел возле самого лица длинные зубы, торчащие из сочащегося отвратительной слизью рта. Существо во время борьбы не издавало ни единого звука, а лишь с нечеловеческим упорством пыталось вцепиться Калхуну в лицо. Барни метался по полу и бился о стены, пытаясь сбросить ужасную тварь с себя, но та, казалось, цеплялась за него еще крепче. "Краб" был размером с кошку, но его силе мог бы позавидовать любой борец. Красные, покрытые коростой, лапы скользили по гладкому шлему охранника, пытаясь уцепиться за волосы. Калхун, уже ничего не соображая от дикого ужаса, перестал кататься по полу и теперь просто обеими руками удерживал "краба" от того, чтобы тот не вгрызся своими огромными зубами ему в лицо. Эта почти недвижная борьба продолжалась уже три минуты, силы Барни начали иссякать, в то время как "краб" продолжал мощно тянуться к лицу жертвы. Рука охранника судорожно нащупала на полу уроненный пистолет. Разумно направив ствол от лица, охранник нажал на спуск. Стены бывшего офиса трижды осветились вспышками выстрелов, прежде чем "краб" ослаб и безжизненно повис в руках Барни. В лицо Калхуна из свежих ран "краба" брызнула отвратительная желтая жижа. Едва смертельная хватка ослабла, Калхун с громким стоном отбросил странное существо к стене и быстро поднялся. Так и не сводя взгляда с недвижного существа, охранник с отвращением оттер с лица желтую кровь и лишь затем оперся о стену и в изнеможении сполз на пол.
  
   "Боже, что... что это было?... - Барни покосился на тело поверженного врага, - Черт, ну и сильная же эта тварь... Поздно я догадался про пистолет... Стоп, а кто же эта тварь?... Бред какой-то. Сначала эти "собаки", теперь - это... Наверное, я сошел с ума... Эти твари не похожи ни на что, словно с другой планеты... Что-то произошло, пока я был в отключке, но что именно? Судя по разгрому, что-то серьезное". Калхун поднялся. Еще раз обдумав свое положение, он решил сначала узнать, где он находится, затем найти кого-нибудь из людей и подробно и с пристрастием расспросить о том, что же здесь происходит. План и собранные мысли снова вернули Калхуну его уверенность, и он направился к небольшой двери в углу офиса. У самой двери он обернулся на странный звук, словно смесь треска молний, и очень громкого тонкого и толстого жужжания. Прямо за его спиной в воздухе с этим странным звуком возникло облако зеленого газа, извергающее во все стороны тоненькие зеленые молнии. Что-то подсказало охраннику, что это облако опасно - и он сразу же выстрелил по нему. Секунда - и из этого облако прямо на пол вывалился еще один "краб", но уже едва дергающийся от полученных пуль. Облако исчезло. Барни, уже устав удивляться, медленно подошел к мертвому крабу и осторожно провел рукой в воздухе, в том месте, где только что было странное зеленое облако. Ничего не происходило. Калхун уже в полном состоянии апатии пожал плечами и толкнул дверь.
  
   Если, не считая тех странных существ, до этого момента все выглядело сравнительно обычно, как и бывает при неполадках системы. Но сейчас Калхун окончательно убедился в том, что сложилась далеко не обычная ситуация. В миниатюрной комнатке, где всего-то было пространства не больше двух кубометров, здесь в виде бесформенной кучи лежало все то, чего не хватало в офисе, залитом отходами. В беспорядке лежали сваленные в угол карандаши, ручки, папки, тетради, банка "Колы", небольшой диктофон, дискеты. На маленьком стеллаже у стены лежал пистолет, уставившись на Барни поблескивающим стволом. Калхун пригляделся: в куче канцелярского хлама на полу торчала табличка и именем: "Доктор Бэйли". Калхун с волнением нагнулся, вытащил из кучи табличку и рассмотрел ее. Неужели это был офис доктора Бэйли, того самого, с которым Барни познакомился позавчера на вечеринке у Ньюэлла? Но тогда где же он сам? Калхун отбросил табличку и взял с полки невесть откуда здесь оказавшийся пистолет. До этого Барни не издавал ни звука, но когда "Беретта" тяжело звякнула о железную полку стеллажа, откуда-то сверху донеслось чье-то тяжелое дыхание. Барни, уже не зная чего ожидать, резко обернулся на звук. Странно, он совсем не заметил эту лестницу, уходящую куда-то в трубы под потолком. Еще раз проверив патроны - найденный пистолет оказался пустым - Барни осторожно полез наверх, прислушиваясь к чьему-то лихорадочному дыханию. Этот кто-то тоже явно слышал его - дыхание становилось все сбивчивее, наверху послышалась возня. Калхун, решив не тянуть, быстро забрался наверх и выполз на какую-то большую трубу. И чуть не подпрыгнул от страха - в темноте, забившись в угол и осветив себя фонариком, сидел человек. Барни, заметив белый халат ученого, облегченно вздохнул и пополз по трубе к человеку.
  
  -- Доктор Бэйли, это вы? - крикнул он, еще издалека.
  
   Человек осторожно взял фонарик с пола и осветил подползшего Барни. Ученый близоруко прищурился и удивленно поправил очки.
  
  -- Мистер Калхун, это вы?! - как вам удалось сюда добраться?
  -- По лестнице, - усмехнулся Барни, - Так же, как и вы.
  -- Но ведь вы же работаете в секторе G1!
  -- Долго рассказывать, доктор. Я здесь по служебным делам. Зов долга, так сказать.
  -- Как хорошо, что это вы... - как-то странно проговорил Бэйли и облегченно облокотился на соседнюю трубу. - А я уж думал, это опять они...
  -- Кто? - насторожился Калхун и не выдержал: - Доктор, что здесь происходит? Какого черта никого нигде нет, везде разгром?! Где я вообще, что это за сектор? Почему какие-то сюрреалистические существа бегают по комплексу?! Почему вы сюда залезли? Что происходит?
  -- Ох, мистер Калхун, - вздохнул ученый и придвинулся поближе, - Хотел бы и я знать, что здесь происходит. И говорите потише, у них очень хороший слух.
  -- У кого? Доктор, почему... - Калхун замолчал и попробовал взять себя в руки, - Скажите сначала, где я?
  
   Доктор Бэйли потянулся к фонарику и выключил его.
  
  -- Это сектор G10, самое дно "Черной Мезы". Канализация.
  -- Вот это сюрприз... А как вы здесь очутились? Что произошло?
  -- Вы что же, сами не видите, мистер Калхун? У нас тут чрезвычайное происшествие произошло.
  -- Да ничего я не видел. Я, кажется, без сознания был...
  -- А, ну тогда понятно. Вы наверное знаете, что два часа назад произошла авария в лабораториях Аномальных материалов. Вы что-нибудь необычное видели?
  -- Да уж видел... - задумчиво проговорил Барни, - Только что в вашем офисе какой-то мешок с зубами чуть не вцепился мне в голову.
  -- Вот-вот, в этом-то и как раз и состоит проблема. Они начали появляться из порталов, таких знаете ли, облаков зеленого газа, и как раз после того, как произошла авария. Здесь были Роджер и Крис, но они побежали в сектор H за помощью. А я залез в эти трубы. Здесь эти "крабы" меня точно не найдут.
  -- Ничего себе дела... - прошептал Калхун и облокотился на трубу, - Значит, авария... Надо узнать, как там остальные... Слушайте, доктор, это все понятно, но что это за твари? Уверен, таких не показывают в фильмах о животных.
  -- Хотел бы я знать... - Бэйли включил фонарик и, осторожно осветив все вокруг, снова спрятал его. - Я знаю лишь отдельные слухи. Ну, будто бы эти существа на самом деле... Хотя нет, это все вздор.
  -- Чертовщина какая-то... Что же теперь делать? - спросил Калхун, обращаясь к самому себе.
  -- Если хотите, составьте мне компанию. Вдвоем как-нибудь отобьемся, а? - оптимистично предложил ученый.
  
   Калхун помолчал, обдумывая что-то. Затем опомнился и привстал.
  
  -- Нет, что вы, мне надо к своим, узнать, как там вообще. Скажите, как отсюда можно попасть в сектор G1?
  -- Проще простого - на лифте.
  
   Калхун мрачно усмехнулся.
  
  -- Это вряд ли. Лифт разбит.
  -- Что вы говорите? - Бэйли задумался, - Тогда вы туда никак не доберетесь.
  -- Как это? - опешил Барни.
  -- Очень просто. Здесь же вокруг канализация. Этот лифт был единственным путем наверх.
  
   Калхун в сердцах стукнул кулаком о стену и взмолился:
  
  -- Но хоть как-то отсюда уйти можно?
  -- Ну, теоретически, да, - заявил ученый, - Внизу, в моем офисе есть дверь, ведущая в служебные коридоры систем водяных насосов. Оттуда можно легко добраться... точно, можно добраться до канала, а по каналу - на поверхность. Как же это я раньше не догадался?
  -- Ну тогда что же мы сидим? - всполошился Барни, - Другой дороги отсюда нет, так что пойдемте быстрее.
  -- Э, нет, Барни, я останусь. Я еще не сошел с ума, чтобы бродить там, среди этих тварей. Мне нужно ждать моих коллег, они скоро вернутся. А вы идите. Может, и скажете кому-нибудь, что мы тут застряли...
  
   Барни встал и пожал руку Бэйли.
  
  -- Тогда всего хорошего, - бодро сказал Калхун, - Пойду, узнаю, что же все-таки творится. Куда, вы сказали, надо идти?
  
   Ученый усмехнулся и покачал головой.
  
  -- Вниз, в мой офис.
  -- Ну, тогда до встречи!
  
   Барни пополз обратно к лестнице, обдумывая услышанное. Но едва он дополз до края, его окликнул голос Бэйли.
  
  -- Забыл вас предупредить, мистер Калхун! Я слышал, что сюда должны прибыть особые войска, за которыми закреплена "Черная Меза", так что будьте настороже!
  -- Отлично! - крикнул в темноту Барни, - Как раз помогут очистить комплекс от этих существ и эвакуировать пострадавших.
  
   Раздался тихий смех.
  
  -- Не думаю, что они явятся сюда, чтобы защитить нас... Помните, Калхун, если хотите сбежать, идите через канал!..
  
  
   ...Уверенно ступая по железному полу склада, Калхун все думал над словами доктора Бэйли. "Если хотите сбежать... Сбежать... Хм, а от чего бежать? - Барни старался рассуждать спокойно, но какое-то странное чувство уже начало охватывать его, - От этих зверюг, которые только что появлялись из ниоткуда и пытались меня убить? А может, от чего-то еще... Что он там пытался сказать про солдат? Черт, пока не пойму, в чем дело, никуда бежать не собираюсь! Может, остальные участки базы целы, а мы тут с Бэйли панику подняли"...
  
   Больше всего Калхуну не нравились три вещи. Он совершенно не представлял, куда идет. Он не знал, что с остальными его товарищами. Он не понимал, что происходит. Последнее его просто бесило. Калхун был из тех людей, которые становились просто безумными, когда чего-то не понимали. Не хотелось чувствовать себя идиотом. Но это чувство все же неотрывно следовало за Барни. Шло время, уже многие коридоры и склады остались позади, а происходящее все так же было покрыто мраком. Потихоньку вскипая от злости, Калхун шел и шел, лишь изредка отбиваясь от атак "крабов" и "собачек" внезапно появляющихся из этих, как их... да, порталов. Коридоры и склады выглядели, словно ничего и не произошло. Никакого намека на аварию, о которой рассказал Бэйли, не было, если не считать редких стычек с невероятными тварями, вид которых никак не укладывался в голове у охранника. Казалось, "собачки" не были приспособлены к бегу по земле, и вообще к ходьбе. Когда они неслись на него, огибая коробки и ящики, их заносило на поворотах, они едва не падали - трех ног им, пожалуй, было маловато. "Крабы" тоже казались мягко говоря не совсем обычными существами. Когда природное любопытство Калхуна взяло верх над отвращением, он присел и рассмотрел только что застреленного "краба". Только овальное жестковатое тело и четыре мощных конечности. Ничего похожего на глаза, уши и нос не нашлось. В тельце существа вообще не было никаких отверстий, кроме ротового. Зато это было огромным, около двадцати пяти сантиметров в диаметре, занимало всю брюшную часть. За длинными и острыми зубами виднелся хаос их каких-то кишок, сухожилий и хрящей. Калхун сморщился и ногой отбросил мертвого "краба" в угол.
  
  -- Ну ты и урод! - не удержавшись, воскликнул Барни вслух.
  
   Он пошел дальше, но мысли его все еще цеплялись за непонятные и неясные вещи. Казалось, например, очень странным то, что эти самые "крабы" нападали, стараясь уцепиться именно за голову, а не за тело или ногу, например...
  
   Внезапно раздавшийся крик, полный ужаса и отчаяния, заставил Калхуна схватиться за пистолет. Он инстинктивно пригнулся и прислушался. Еще не успело стихнуть эхо, гуляющее по длинным канализационным коридорам, как раздался второй крик. Теперь Барни понял - это где-то впереди. Барни сорвался с места и побежал, словно пытаясь обогнать эхо. Пробежав около ста метров, и так ничего не обнаружив, Калхун остановился и, стараясь не дышать громко, снова прислушался. Ничего. Последний крик оборвался быстро, словно кричащему заткнули рот. Калхун, который уже теперь не знал, чего ожидать, отчаянно огляделся и снова пошел вперед. Кто знает, может, ему это только послышалось. После крушения лифта голова все еще болела, и вполне возможно, что это - всего лишь шутки его поврежденного при крушении мозга.
  
   Но не успел он пройти и десяти шагов, как за углом темного коридора послышался тихий булькающий звук. Калхун, сжав пистолет медленно подкрался к повороту и выглянул за угол. Там, в полумраке, что-то шевелилось. Что-то белое. Барни пригляделся и вдруг побежал туда. Это был человек.
  
   Барни, еще не дойдя до него двух метров, понял, что опоздал. Пожилой мужчина в халате научного сотрудника лежал на боку, сжимая в руках помповое ружье. Горло его было грубо разворочено, и из кровавой дыры с торчащими артериями, булькая, толчками на пол выплескивались кровавые сгустки. Тело еще подрагивало, но остекленевшие, полные ужаса глаза уже слепо смотрели в стену. Калхун, оцепенев, зажмурился. Этого не может быть. Барни не знал его, но все же что-то перевернулось в нем. Это была уже третья смерть. Надежды на то, что все в порядке, разрушились в один миг. Три смерти - это значило, что все далеко не в порядке. Калхун, стараясь не смотреть мертвому в лицо, взял из его рук ружье.
  
   "Его кто-то убил. Он успел лишь крикнуть. Кто-то подкрался к нему и разорвал горло. Даже не перерезал, а разорвал. Но чем? Не руками же?.."
  
   Калхун вдруг обернулся и, сжимая дробовик, обвел им все темные углы.
  
  -- Выходи, сволочь! - крикнул охранник в темноту, - Я знаю, ты здесь! Я достану тебя!
  
   Пот катился по его лицу. Руки лихорадочно тряслись. Тишина. Лишь где-то далеко журчит вода. Калхун утер пот и взял себя в руки. Он не знал, что тут произошло, но тот кто убил ученого, был рядом. Калхун понял, что он тоже станет жертвой, если не обретет вновь способность к решительным действиям. И он шагнул вперед.
  
   И тут же встал, как вкопанный. За пеленой пара, шедшего от труб отопления, смутно виднелась сгорбленная фигура. Она возникла из темноты так тихо и неожиданно, что Барни на секунду нешуточно испугался, но затем подступила легкая растерянность. Мысль о хладнокровном убийце, чуть не оторвавшем голову невинному старику, снова вонзилась в голову охранника. Он сжал дробовик и выкрикнул в темноту:
  
   - Выходи, я вижу тебя! На счет три я стреляю...
  
   Последние слова получились почти растерянными. Калхун даже еще не начал отсчет, как из завесы пара раздался тихий звук, показавшийся тихим смехом. О пол шаркнули жилистые ноги, и на свет тусклой лампочки медленно вышел... вышло...
  
   Резкий страх хлестнул Калхуна. На лбу мгновенно выступила холодная испарина. Ствол дробовика беспомощно опустился.
  
   Существо, отдаленно напоминающее человека, да и то лишь по положению конечностей, сделало еще один шаг вперед. Тонкие мускулистые ноги шкрябнули о пол массивными когтями, похожими на копыта. Тонкие, но, видимо, очень мощные руки феерично взмахнули трехпалыми кистями, точно разминая их. На запястьях слабо сверкнули зеленые браслеты. Третья, маленькая рука, растущая из груди, мягко взбивает воздух. Голова, увенчивающая короткую горбатую шею, мелко затряслась, и огромный красный глаз глянул в лицо застывшего человека.
  
   И даже не огромный зеленый ошейник, а гигантский красный глаз притягивал взгляд Калхуна словно магнитом. Этот взор, полный демонической притягательности, словно заглянул в самые потаенные уголки души, словно нащупал самые сокровенные страхи, и этот взор не оставлял выбора, манил, звал... Не владея собой, Барни сделал неуверенный шаг к этой загадочной красной глубине. Существо снова издало странный звук и как-то напряглось, даже закрыв на мгновение глаз. Этой секунды было достаточно, чтобы отделаться от наваждения, и Барни, ощутив предательский холодок по спине, начал медленно отступать.
  
   Он видел, как по зеленым браслетам скользнули молнии, которые тут же ударили в стены и пол вокруг сжавшегося существа. События следующей секунды произошли одновременно. Существо сделало резкий выпад вперед, выбрасывая перед собой руки, с кистей которых сорвались несколько зеленых молний. Одновременно с этим Калхун инстинктивно отшатнулся влево и выстрелил. Вспышка! Молния, почти пошедшая мимо, изгибается в его сторону, и одна из ее веточек вонзается в плечо охранника. И голова существа разрывается на куски под дождем дроби. И оба стрелка падают на пол.
  
   Калхун пробыл в шоке около минуты. Все тело ныло от волны электричества, прошедшего через мышцы. Голова гудела. Плечо жгло, словно огнем. Калхун метнул взгляд на поверженного врага, и лишь затем - на раненое плечо. На месте удара молнии прожженная насквозь форма дымилась, показывая обугленную рану. "Ну, хотя бы, рана уже стерильна" - горько усмехнулся про себя Калхун и тяжело поднялся.
  
   Еще никогда Барни не был так напуган, как сейчас. Игрушки во "внезапный инцидент" кончились. Только сейчас охранник понял, что все серьезнее, чем можно себе представить. И это уже не просто авария и пострадавшие от ее последствий. В глазах Барни, идущего на звук шумящей воды, все еще стояла горбатая фигура. Калхун не знал, кто это был и откуда он пришел. Но он уже понял - они словно на охоте. Люди - достойная дичь. Пришедшие из ниоткуда существа превратили "Черную Мезу" в смесь заповедника с полигоном.
  
   Калхун уже не тешил себя надеждой, что все скоро закончится. Эти твари были везде, их присутствие буквально пропитало пространство. Барни отчаянно тряхнул головой и недобро засмеялся. Нет, не такой он человека, чтобы стать дичью в силках неведомых охотников. Страх - плохой советчик. Барни улыбнулся. Он все-таки охранник, человек ответственный за безопасность в комплексе. Его, как и его товарищей, держали в "Черной Мезе" как раз ради такого случая. Когда безопасности комплекса будет что-то угрожать. "Что ж, - снова усмехнулся Барни, - Пришло время отрабатывать зарплату". В него вселилось доселе незнакомое чувство веселой ярости. Он выйдет отсюда. Он разберется в том, что же произошло на самом деле. Он защитит персонал базы. И если эти твари решили закусить им, то они подавятся! Он еще никому не был по зубам.
  
   И Калхун, сжимая ружье, ускорил шаг. Через минут пять блужданий по канализации он вышел к большому каналу, по которому медленно катились мутные зеленые воды. "Похоже, я добрался, - Барни прошел по мостику над мутной водой, - Вот только теперь - куда?" Мостик расходился влево и вправо. Калхун выбрал левое направление, машинально вспомнив все эти истории, когда персонаж оказывается на перепутье. За поворотом он уперся в стену. Ржавая лестница на ней уходила куда-то под потолок. Барни с тоской посмотрел на раненую руку. Может, лучше пойти в другую сторону? Рука уж очень болит. Но странный шум сверху развеял его сомнения. Барни, пересиливая боль, полез. Наверху кто-то был. Однако на середине лестницы Барни приостановился и замер - не послышалось ли ему? Сверху вдруг донесся сдавленный стон, и Барни полез в два раза быстрее. Встав наконец на твердый пол, он побежал по коридору вперед, на звук. За поворотом обнаружилась широкая шахта с подвесным мостом через нее. Вбежав на мост, Барни прислушался. Звуки раздавались совсем рядом. Словно в двух шагах. Барни повертел головой. И замер. Справа, на параллельном мостике стояли три человека. Барни пригляделся - его от них отделяло лишь шагов десять, но из-за канализационного сумрака было очень плохо видно. Сначала ему показалось, что двое ведут под руки третьего, который был без чувств. Но, приглядевшись, он содрогнулся.
  
   Двое держали за руки третьего. Двое держат его за руки и тянут каждый к себе, словно дети, спорящие из-за плюшевого мишки. Третий, похоже, какой-то охранник, безжизненно повис в их лапах. Именно в лапах... Да, это были люди, но... Это были не люди. Из-под окровавленных разорванных штанин виднелись жилистые ноги, покрытые язвами. Из-под халатов, какие здесь носят лишь научные сотрудники, торчали не по-человечески мускулистые руки, покрытые гигантскими гнойниками. В некоторых местах кожа лопнула, обнажив кровавую кашу. Кисти непропорционально удлинились, пальцы выросли раз в два длиннее, и их увенчивали длинные прямые когти. Под окровавленными халатами этих людей рубашка разошлась, показывая развороченный торс, который словно разорвало изнутри - во все стороны торчали разломанные ребра, на пол брызгала красно-желтая жижа, вываливались кусочки внутренностей. А голова...
  
   Калхуну стало совсем не по себе. Он понял, почему те "крабы" все время пытались атаковать его именно в голову. Этого он не смог бы предположить никогда....
  
   Внезапно охранник в лапах живых мертвецов очнулся и застонал. Зомби начали рвать его каждый к себе все яростнее, и из-под "краба" одного из них начали доноситься душераздирающие стоны и истерический плач... Барни хотел крикнуть, но крик застрял в его горле. Он хотел убежать, но ноги не слушались его. Он хотел отвернуться, но тело отказывалось повиноваться. Он хотел выстрелить, но оружие намертво застыло в его руках.
  
   Охранник застонал и, приложив немалые усилия, рванулся. Один из мертвецов, тянущий его к себе, выпустил из когтей его руку и по инерции упал на спину. Другом все же удалось устоять на ногах. Охранник безумным взглядом посмотрел на стоящего рядом зомби. И его ноги подкосились. Зомби потянулся к нему, но не успел. Охранник, закатив глаза, перевалился через перила мостика и полетел в черную бездну.
  
   И только тогда Барни закричал. И в этом крике вылилась вся боль, весь страх, вся жалость. Зомби как-то медленно повернулся на крик, но тут мощный удар когтистой лапы второго мертвеца обрушился на его "голову". Барни, проверяя патронник, побежал вперед и не видел, как длинные когти сорвали "краба" с головы мертвого ученого, обнажая изуродованное окровавленное лицо. Мертвый захрипел, колени подогнулись, и он, словно кукла, рухнул на пол. В эту же секунду раздалось три быстрых выстрела - и оставшийся зомби, разбрызгивая слизь, полетел через перила вниз. Калхун, содрогнувшись, подошел к недвижному мертвецу с развороченной головой. И отвернулся.
  
   "Нет... это все - лишь дурной сон... проснись! Проснись..."
  
   Калхун вздохнул и быстро зашагал вперед. Ему казалось, что он заново родился...
  
   ...Через несколько минут небольшой лифт остановился, и Барни шагнул на маленькую платформу. И справа и слева она обрывалась - стен не было. Осторожно заглянув через край, Барни увидел уходящий вниз туннель. Еще одна шахта. У другого края журчала вода - похоже, продолжение канала. В его конце массивно гудели железные лопасти, взбивающие воду. Видимо, фильтрующая система. Барни задумался. Ведь именно об этом месте ему говорил доктор Бэйли. Идти через канал... Через. Плыть, что ли? Похоже на то. Барни уже почти приготовился промочить ноги, но вдруг сплюнул в мутный поток и отступил от края.
  
   "Я еще не сошел с ума! Эти лопасти меня на части разорвут! Вот черт..."
  
   Сзади раздался нарастающий механический гул - Калхун вздрогнул и вскинул ружье. Нет, это всего лишь лифт едет по шахте. Лифт? Сам он запуститься не мог. Калхун ухмыльнулся и приготовился ждать гостей. Он-то знал, что это может быть кто угодно. Даже не-люди.
  
   И лишь только показалась часть элеватора, и Калхун увидел жилистые ноги, он приготовился и выждал, пока лифт опустится так, чтобы показалось тело - по ногам стрелять бессмысленно. Секунда - и четыре выстрела пронзают туннели канализации. Лифт остановился. Среди ящиков и контейнеров лежат двое убитых трехруких существа. Барни улыбнулся. Он всегда был неплохим стрелком, но никогда его огневые подвиги не радовали его так, как сейчас. Нет-нет, есть еще порох... Забывшись, Барни засвистел какую-то песенку и медленно зал в лифт. Все-таки Калхун был оптимистом - даже сейчас. Поразительная ясность стояла в его голове. Удивительно, но он уже перестал гадать, что это за твари и откуда они взялись. Он не даст себя в обиду. И людей здесь - тоже.
  
   Кнопки поднятия лифта нигде не нашлось. Внезапный оптимизм Барни начал таять, когда вдруг его взгляд уперся в контейнер с кричащей пометкой "Крайне Взрывоопасно!". Он усмехнулся. Вот и решение. "Если эти самые трехрукие зверюшки доставили этот ящик сюда именно для меня - примите мои благодарности!" - подмигнул он мертвым монстрам и начал толкать контейнер к каналу. Он помнил эти ящики. Он когда-то лично следил за безопасностью их погрузки в грузовые поезда - те отправляли эти контейнеры в Зону 7 - к шахтам испытания ракетных двигателей. Внутри такого контейнера был еще один - медный, с покатыми стенками, что образовывало в совокупности нечто вроде гигантского термоса, и к тому же предохраняло от статического самовозгорания. Это был самый совершенный на сегодняшний день способ транспортировки топлива для баллистических ракет.
  
   Прикинув все в уме еще раз, Барни столкнул ящик в воду и тут же взял его на прицел. Контейнер, покачиваясь, быстро поплыл к фильтрующим лопастям. Прошло несколько секунд и, когда ящик вплотную приблизился к ним, Барни нажал на спуск. Взрыв! Пол слегка тряхнуло, Калхун инстинктивно пригнулся и прикрыл лицо. Когда эхо стихло, Барни посмотрел сквозь пелену дыма туда, где были лопасти. Были. Искореженный, словно облысевший вал, застыл, и мелкие обломки контейнера уносились по течению за поворот, туда, откуда дул свежий прохладный ветерок.
  
   Барни подошел к краю зловонного потока. Шумно чихнул и выругался - дым ел глаза. Начал шарить по карманам - вдруг что-нибудь ценное? Нет. Как и всегда, на работу он взял с собой лишь документы, немного наличных, ключи, которые он забрал из видеокабинета, да расческу. Мобильник здесь всегда был бесполезной игрушкой - глубина около двух тысяч футов под землей. А может, и больше. Насколько он понимал, за оружие можно не беспокоиться: его "Беретта" стреляет даже под водой. Документы тоже в порядке - ничего с магнитной пластиковой картой под водой не сделается. Расческа - смешно даже. Деньги... кто знает, нужны ли они теперь вообще? Немного подумав, Барни все же спрятал свои семьсот двадцать долларов под подкладку шлема. Раздеваться почему-то даже и не пришло в голову. Зачем?
  
   Там, за изгибом канала могло быть все, что угодно. От спасательной бригады до новой системы фильтров, рубящей все твердое на куски. Калхун изобразил для самого себя беспечность, махнул рукой. У него было давнее правило - если что-то долго делал, а потом начинаешь в этом сомневаться, то плюнь на все и делай дальше. Не очень-то мудро, но спасает от лишней головной боли.
  
   И он прыгнул.
  
   Вода оказалась неожиданно теплой, разве что пахла отвратительно. Барни, перебирая ногами, чтобы держаться на плаву, поморщился - неприятное ощущение, когда вода постепенно мочит тебя до нитки. Плыть было легко, течение само несло вперед...
  
   ...Плавание длилось уже минут двадцать. Барни раньше даже и не подозревал, что под "Черной Мезой" есть такая система "рек". Вода все несла и несла вперед, из одной камеры в другую. Никаких фильтров не было, что уже радовало. Конец заплыву был положен еще через минуту. "Река" вдруг уперлась в глухую стену. Здесь было очень светло, воздух заметно посвежел. Барни понял, что поток теперь уходит вертикально вниз - туда можно было соваться, только если имеешь акваланг или что-то в этом духе. Калхун огляделся. Невысокие бортики - уже хорошо. Можно вылезти, обсохнуть. А это что? Лестница, укрепленная на стене, вела куда-то вверх. Только теперь Барни заметил, что здесь не потолка - круглые стены тянулись и тянулись вверх, напоминая туннель. В конце этого туннеля сквозь редкую решетку был виден кусок ясного голубого неба. Это было подарком свыше.
  
   Барни удовлетворительно крякнул и начал выбираться на бортик - нужно было хотя бы выжать одежду от этих помоев. Вдруг сверху послышался шум. Стало темнее. Калхун задрал голову: на решетке стояли две фигуры в сером камуфляже.
  
   "Спасатели!"
  
   Военные завозились, протискивая что-то между прутьев. Барни отпрянул к стенке - в воду грузно упало тело мертвого охранника. Брызги еще не успели осесть на стены, как туда же плюхнулся труп в окровавленном белом халате.
  
   "Что за чёрт?.."
  
   - Дай и мне закурить, Стив, - голос, резонируемый в трубе, звучал, как раскаты грома.
  
   - На, держи.
  
   Последовало недолгое молчание. Затем военный заговорил снова:
  
   - Черт, Стив, почему именно мы должны делать эту грязную работу? Только потому что не уцелела команда Шеппарда?
  
   - Не знаю. Думаешь, мне это нравится? Но я знаю одно - приказы не обсуждаются. Особенно - приказы сверху. Все, заканчиваем. Давай еще этого последнего, и сваливаем отсюда.
  
   Вниз полетел еще один труп. Стало светлее - военные ушли.
  
   Шоком Состояние Барни было трудно назвать. Скорее это была обида. "Почему? Это же они их убили... Халатность? Вряд ли. У них же какой-то там приказ. Но за что? Что сделал тот старик? Ведь так не бывает. Мы здесь все в беде - почему же они так? А ведь Бэйли был прав. Черт, как же он был прав... Но с другой стороны, все понятно. Док говорил, что после аварии твари начали появляться по всему комплексу. Значит, не после аварии, а из-за аварии. Ведь "Черную Мезу" финансирует правительство, Пентагон. Если все произошедшее привело к тому, что нас здесь жрут эти существа, то, если делу дать официальный ход, пожизненное светит не только кое-кому из персонала, на и верхам. Приказ сверху... Теперь понятно. Кто-то наверху не хочет, чтобы его халатность всплыла. Кто-то хочет спасти свою задницу, спасти, убив всех свидетелей произошедшего, стерев с лица земли всё о катастрофе. Скорее всего, они оставят несколько свидетелей, по одному-двум представителям здешних должностей. Подкупить, запугать человек двадцать - пустяковое дело. Подкупить, чтобы молчали. Запугать, чтобы взяли всю вину на себя. Чтобы дело официально закрыли, а руководство вышло чистеньким..."
  
   Но нет, он не собирается стать жертвой ради спасения чьей-то чиновничьей задницы. Исправить ошибки - это всегда похвально. Замести следы - это тоже можно понять. Но не убийства. Не смерть седых стариков. Не гибель невинных, сотен - ради спасения десятка преступников. Барни ухмыльнулся. Кто-то там наверху не учел, что некоторым не понравится умирать. Некоторым хочется жить. Всем хочется жить. Если сюда прислали убийц в камуфляже - он не будет сдаваться. Он прорвется. И всякий, кто захочет отправить его к праотцам, пусть сам отправится туда же. Ничего личного. Просто в порядке самообороны. В порядке кары для убийц стариков. Опасность в "Черную Мезу" пришла от своих же. Как сотруднику службы безопасности, Калхуну это не нравилось. Он медленно закипал. Он выйдет из базы живым. Не такой он человек, чтобы пойти на корм правительству.
   О том, чтобы выжать одежду, Барни уже не думал. Он лез так быстро, как только мог, наверх. Ведь где-то там сейчас убивали его друзей. Он не думал о себе, куда он идет, и что будет дальше. Барни, как истинный фаталист, полагался здесь целиком на судьбу. А ведь он так и не доучился в колледже Мартинсон. Ведь он и не собирался два года назад наниматься сюда, и именно дерзкий случай, судьба направили его. И он знал, что, если надеешься на судьбу, нужно просто приспосабливаться и не упускать свой шанс. Но мысли его то и дело возвращались к близким ему людям. Никого во внешнем мире у него не было. Старики-родители давно умерли, а единственная его сестра укатила в Париж со своим звездно-блестящим молодым мужем. Все его друзья работали здесь же, в "Черной Мезе". Вечно переисполненный заботой о дочке Брайан. Стэнли, ученый среднего возраста, который был очень рад иметь у себя другом такого оптимистичного человека, как Калхун. Да и Барни очень нравился Стэн, как начитанный и веселый приятель. Толстяк Отис, который дружил не только с Барни, но и вообще со всеми, кто подворачивался ему по руку. Барни невольно улыбнулся, когда вспомнил жизнерадостного толстяка (хотя Отис всегда на замечания о его полноте радостно замечал, что он "не толстый, а просто ширококостный"). Бьющие из него фонтаном шутки и нечеловеческий оптимизм импонировали всем охранникам в "Мезе", ученые же избегали его, отзываясь о нем, как о пустобрехе и болване. Невольная улыбка Калхуна при воспоминании тут же сменилась тихой грустью. Барни всем сердцем надеялся, что Отис все-таки уцелеет во всем этом хаосе. Как и Брайан, Стэн. Как и Гордон Фриман.
   "Ну вот Гордон, насколько я его знаю, уж точно не даст себя сожрать этим тварям! - тоскливо подумал Барни, и сам не смог бы точно сказать, кого он имел ввиду под словом "твари", - Да... дай-то бог...".
  
  

***

Глава 3

Перевозка Пленных

   Решетка поддалась сразу. Барни, зная, что военные близко, старался двигаться как можно тише. Откинув решетку в сторону, Барни выглянул из люка. Чистое голубое небо. Солнечный свет льется на раскаленные красные скалы и небольшое асфальтовое шоссе, которое начиналось где-то за скалой и кончалось, упираясь в кладку из мешков с песком. За сделанной наскоро кладкой высился кузов легкого армейского грузовика. И ни души.
   Калхун нахмурился. Может, его заметили, и теперь - засада? Может быть. Вылезти открыто могло означать смерть. Нужно было сделать хоть что-нибудь. Барни заметил, что все еще держит в руках пустой дробовик. Решение пришло мигом. Через секунду дробовик полетел на дорогу. Трюк вобщем-то дешевый, но сейчас военные явно уверены в собственной всесильности, и любой посторонний шум мог заставить их раскрыться. Но результат превзошел все ожидания. Послышалось жужжание, вроде того, которое издает электродрель. И длинная очередь ударила в летящий дробовик. Барни, нешуточно испугавшись, пригнулся. Прямо в воздухе пули превратили дробовик в исковерканную железяку и отбросили его куда-то на скалы. Огонь прекратился, но механическое жужжание не смолкало. Изредка слышалось короткое пиканье.
   "Ничего себе! - подумал Калхун, засунувшись снова под землю, - Что же это за снайперы там сидят - ружьё-то даже упасть на землю не успело...". Но кое-какие подозрения все же начали закрадываться. Эти шум и пиканье - не случайны. Барни уже догадывался, но нужно было проверить. Очень осторожно.
   Барни, ступая очень мягко, вылез из люка, стараясь как можно ближе прижиматься к земле. И он по-пластунски пополз к мешкам с песком. Стреляли оттуда. Путь в пять метров казался вечностью. Но пока все было в порядке. Лишь мерное жужжание и короткие сигналы. Догадка Барни начала терять правдоподобность, и пиканье не учащалось. Хотя, наверное, он двигался слишком для этой штуковины близко к земле. Калхун, поглядев в голубую высь, вздохнул и выглянул за груду из мешков с песком. Он успел лишь понять, что оказался прав. Сигнал запищал часто-часто. Мгновенная раскрутка стволов - и последнее, что увидел Калхун перед тем как снова нырнуть вниз, был сноп пламени. Сердце охранника сжалось и заколотилось даже быстрее этих выстрелов. Что-то сильно ударило его по голове - в глазах потемнело. Барни зажмурился и мысленно распрощался с жизнью. Когда он наконец снова открыл глаза, был лишь звон в ушах да мерное жужжание барабана. Ощупав голову, Барни не нашел на ней никаких следов крови, но и шлема тоже. Зато на его макушке покоились три кусочка стодолларовой купюры. Барни оглянулся - шлем валялся сзади него, пробитый парой путь. Калхун сглотнул, представив, что было бы с его головой, не будь на ней каски. И задумался.
   Это была самая обычная автоматическая турель. Изобретение совсем не новое - Калхун еще год назад читал о презентации таких на оружейной выставке в Лос-Анжелесе. Три пары стволов. Триста патронов калибром в десять и два миллиметра. Детектор движения. Все предельно просто. "Просто, да не просто! - тоскливо подумал Барни и достал пистолет, - Обойти ее не получится. Но отвлечь-то ее можно? Наверное...".
   Другого выхода он не видел. Осторожно повернулся, нащупал исковерканный шлем. Да, это должно сработать. Собравшись с духом, он подбросил вверх шлем и тут же выскочил прямо к турели. Машина есть машина: первая мишень - прежде всего. Не замечая Барни, все шесть стволов ударили по летящей каске. Мгновение - и удар ноги сбил пулемет с треножника, и он отлетел к подножию скал. И снова - тишина.
   Барни усмехнулся и утер пот таким видом, будто всю жизнь только и занимался тем, что сражался с автоматическими турелями. Но теперь - куда? Калхун сперва решил проверить грузовичок. Как и следовало ожидать , ключей в замке зажигания не было. Хотя, ехать по "Черной Мезе" не имело смысла. Это было бы все равно что повесить на себя мишень. Но все же грузовик был ценной находкой. Барни порылся в бардачке - ничего. Ни документов, ни других бумаг. Лишь здоровенный и отполированный до зеркального блеска револьвер. Калхун присвистнул от удивления и взвесил находку в руке. Таких огромных револьверов он в жизни не видел. Оружие было именное - на рукоятке с накладками из черного дерева была видна изящная тесненная надпись: "Капралу Даби Ингу от товарищей. 04.18.99". Интересно, знали ли товарищи Даби, что их подарком капрал обрывает жизни невинных людей? Калхун вздрогнул, вспомнив те трупы в канализации. Нахмурился, поискал еще. Ага, а вот и патроны. Всего двадцать, но под та-акую пушку, что Барни даже злобно ухмыльнулся, заправляя барабан: "Пора нам поменяться ролями...". Он не был мясником. Но и мясом быть тоже не собирался.
   Грузовичок оказался просто каким-то рогом изобилия. В кузове среди солдатского хлама, вроде ботинок, посуды и палаток, нашлись два автомата МР-5 и целых десять рожков к ним. Магазины еле поместились в карманах и за пазухой. Один из автоматов пришлось оставить - рук не хватает. Но оставить, конечно же, не целым. Калхун, злорадно ухмыляясь, вытащил из ствольной коробки направляющий стержень для пружины затвора и забросил его на скалы. Настроение совсем поднялось, когда в небольшом камуфлированном ящичке нашлось три гранаты. Затем Барни серьезно задумался. Может, переодеться в форму этих солдат - ее тут было целых десять комплектов - тогда он сможет подбираться к ним вплотную, его могут принять за своего. Но Барни все же решил остаться в своей форме охранника - из принципа. Нет, он не оденет форму этих уродов... Пораздумав еще немного, он все же снял свои брюки и натянул камуфлированные штаны. В них, как и положено армейским штанам, оказалось множество карманов - все десять рожков тут же удобно разместились.
   Весь увешанный оружием, Барни спрыгнул с грузовика на землю. Было немного тяжело: еще бы, килограмм пятнадцать железа! Но эта тяжесть придавала уверенности. Калхун перезарядил автомат и еще раз оглядел себя. И горько усмехнулся. Он, одинокий и никому не известный охранник, теперь один против всего света. Правительство его родной и когда-то любимой страны дало добро на убийство мистера Калхуна. И еще несколько сотен таких же. Справедливый суд теперь просто смешная ироничная сказка. Но глупо даже пытаться что-то с этим сделать - страну не переделаешь. Но если все эти десантники и солдаты не смогут пристрелить его, а он сможет уйти живым и помочь таким же, как он, то он сможет считать, что прожил свою короткую жизнь не зря.
   Барни искренне пожалел о том, что не разбирается в автомобилях - тогда бы он непременно как-нибудь вывел грузовик из строя. А гранату тратить как-то жалко. И Калхун двинулся вперед, по шоссе, зажатым между массивными скалами. Солнце мягко припекало. Теплый ветерок ласкал волосы. Откуда-то издалека доносится крик горного орла. Словно все было в порядке. Как будто ничего не случилось. Природа живет по своим законам.
   За поворотом ждал не очень приятный сюрприз - дорога упиралась в приоткрытые массивные ворота туннеля в скалах. Очевидно, военные сюда и ушли. Вот здесь-то нужно быть настороже. В туннеле было прохладно и тихо. Где-то капала вода. Барни, сжав автомат, медленно подошел к повороту. Заглянул за угол. И вышел, уже не таясь. Здесь не было ни одной живой души. Но мертвец сразу бросался в глаза. Мертвый охранник с раной в животе лежал на полу возле открытой дверцы джипа, стоящего посреди туннеля с зажженными фарами. Калхун тихо подошел. В салоне джипа сидел, склонив голову, убитый пожилой ученый в белом халате. А ведь они просто хотели уехать отсюда, подальше от этих странных существ, открывших в "Мезе" сезон охоты. Похоже, неудачливых беглецов расстреляли через лобовое стекло... Барни скрипнул зубами и отвернулся.
   Рядом были лишь грязные промасленные бочки, пара ящиков и какой-то ржавый люк, очевидно, в подвал.
   Внезапно, впереди, за поворотом послышались приглушенные голоса. Калхун, вздрогнув, быстро побежал к углу и заглянул на поворот, трясясь от злобы. Эти убийцы там. Барни успел лишь увидеть медленно закрывающиеся ворота, и в них промелькнули двое военных на фоне большой автостоянки. И ворота сомкнулись. Барни осторожно, но быстро подошел к ним. Глухо. Пульта управления воротами не было. Он был в тупике.
   Калхун на мгновение задумался. Ну конечно же, так даже лучше! Если он спустится в подвалы, то сможет обойти их с тыла и напасть внезапно. Именно напасть. "Нет, конечно это будет самооборона, - подумал он, - Повод обороняться найдется, уж поверьте мне!". И он побежал назад, к ржавому люку.
   В туннеле было по-прежнему тихо. Никто не шел за ним следом, не строил засады. Мертвые люди так и лежали, застыв в вечном сне. Барни вздохнул и нагнулся к охраннику. Осторожно снял с груди табличку с именем. "Картер Баррет". Барни вернул табличку на место и снова вздохнул. Он запомнит это имя. Калхун в глубине души порадовался, что рана у охранника не на голове, и снял с холодного тела шлем. Он был немного великоват, а в остальном - порядок. Барни никогда не страдал предрассудками.
   Крышка люка поддалась нелегко. Вся в ржавчине и масляных пятнах, он развеяла последние сомнения. В подвалах военных не было. Путь по лестнице - всего пять метров. Но в глубину, это даже многовато. В подвалах было почти тихо. Лишь шум воды и газа в трубах по стенам. Калхун заметил грязную табличку на стене: "Подвал складского двора". Что ж, для начала неплохо. Он уже знает, что у него над головой. Решив, что пора двигаться, Калхун развернулся. И тут откуда-то сверху на него свалился "краб". Калхун едва не подпрыгнул от неожиданности, и вовремя сообразил не стрелять в пустоту. Острые когти и зубы скользнули по гладкому шлему - и напавши монстр упал на пол, наконец, показываясь на глаза жертве. Барни ухмыльнулся возможности опробовать автомат в действии. Грохнула очередь, и прошитый пулями "краб" отлетел в угол. Калхун тряхнул головой и ошарашено посмотрел на автомат. Мало того, что отдача была просто дикой, так Барни даже и не представлял себе, что автомат стреляет так громко. Да, охранник привык к пистолетным выстрелам, меланхоличным и тихим. Но автоматный выстрел оказался агрессивным и невероятно оглушительным. Что ж, придется губить уши. Это только в боевиках герой стреляет направо и налево, даже не поморщившись от оглушительных выстрелов, и держит стреляющий без всякой отдачи пулемет так легко и изящно, словно это не пулемет, а флейта. Придется привыкать к реальности. Забавно, что телевидение довело уже и до этого. В конце концов, эти военные как-то к автомату привыкают? Военные... Барни презрительно сплюнул и бодро, но осторожно, зашагал по коридору подвала...
  
   ...Прошел уже час, а подвалы все не кончались. Барни уже начал тихо паниковать. Может, он ходит кругами? Или это уже не подвалы? Калхун вроде бы пару раз шел по наклонному коридору, наверх. Барни шел всего час, а устал, словно за сутки. И в том месте, где коридор начал расширяться, Калхун в изнеможении опустился на какой-то замшелый ящик. Усталость была не напрасной. Весь последний час автомат охранника почти не замолкал (Барни даже привык к его оглушительным выстрелам). Он истратил пять рожков, да и шестой уже был полупустым. Этот час заставил почти позабыть об убийцах в камуфляже. Все эти странные существа лезли буквально ежесекундно! "Крабы", старающиеся превратить тебя в зомби. Начали часто появляться эти странные трехрукие твари. Калхун, сталкиваясь с ними, удивлялся все больше. Они не тупо нападали. Они прятались, устраивали засады, уклонялись от пуль и даже убегали, если видели, что жертва им не по зубам. Сколько раз за этот час их зеленые молнии сверкали совсем рядом? Калхун даже и не пытался считать. Он боялся предполагать, но факты брали свое - трехрукие существа были разумны. Не давали ему покоя и те газовые облака, из которых они появлялись. Как там их называл Бэйли - порталы? Калхун сердито отогнал мысли об этом. Он всегда бесился, когда чего-то не понимал, так что пока предпочитал не думать об этом. И других проблем было достаточно, чем ломать голову над непостижимым. Барни почесал свежую язву на ноге - полчаса назад на штанину попала слюна, которой в него выстрелила какая-то новая тварь со множеством щупалец и мощным хвостом. Ее успокоила лишь длинная автоматная очередь, и то Барни еле успел выстрелить - тварь после своего плевка помчалась на него, словно танк, и с явно враждебными намерениями. Калхун слишком поздно понял, что пахучая слюна была кислотой, она мгновенно разъела штанину и попала на кожу. Благо, кислота не разъела до кости - но болела нога ужасно, добавив свою долю в боль, которую охранник все еще чувствовал в обожженной руке и гудящей голове. Может, ногу перевязать чем-нибудь?
   Внезапные приглушенный выстрелы заставили его встрепенуться. Откуда-то спереди. Калхун вскочил и напрягся. За этот час ему еще не попадалось ни одного человека. А сейчас стрелял явно человек. Барни даже как-то странно обрадовался. Наконец-то эти солдаты... Он побежал на звуки выстрелов и одновременно вдруг задумался. А вдруг это такой же беглец, как и он? Сумел добыть оружие и теперь обороняется от десантников? Калхун заволновался. И выглянул за угол.
   В шагах десяти от него двое солдат что-то ожесточенно расстреливали сквозь толстое окно какого-то помещения, похоже, офиса. Глаза налились кровью. Пальцы похолодели. Пробежали мурашки. Скрипнули зубы. И с криком ярости Барни нажал на спуск. Солдаты даже ничего не успели понять. Пули прошили их тела сразу в нескольких местах, и они грузно повалились на пол, роняя еще дымящиеся автоматы. Барни подбежал к офису. Сквозь паутину растрескавшегося стекла была видна фигура слабо шевелящегося человека в белом халате научного сотрудника. Барни тихо застонал от злобы и кинулся отпирать дверь, которая все никак не поддавалась. Сзади него вдруг послышался еще стон - один из солдат был все же жив! Калхун с яростью развернулся к стонущему солдату и с силой пнул его носком ботинка в висок. Солдат мгновенно замер и уже больше не двигался. Калхуну сейчас было все равно, но если бы он только знал, как он будет жалеть об этом своем поступке!
   Дверь не поддавалась, и Калхун приложился к ней мощным ударом ноги - замок не выдержал, петли хрустнули, и дверь распахнулась. Посреди офиса на полу лежал окровавленный пожилой ученый.
   Стэн...
   Кахун уронил автомат и кинулся к раненому. Не обращая внимания на кровь, он перевернул лежащего на боку старика на спину. Стэн тяжело открыл глаза и закашлялся.
   - Стэн... - прошептал Калхун, - Подонки... Лежи спокойно, все обойдется...
   Старик через силу усмехнулся.
   - Барни... Так ты жив?... Жаль только я... тут... - и он замолчал, виновато посмотрев на охранника.
   - Ты только не волнуйся, Стэн, друг! Все будет хорошо... - эти слова прозвучали предательски неуверенно, - Я сейчас найду где-нибудь аптечку и ты быстро встанешь на ноги!
   Стэн, наверное, засмеялся, но вместо смеха было слышно лишь нехорошее бульканье в его груди.
   - И не надейся, Барни... Эти гады слишком тяжело меня ранили... Мне конец.
   - Стэн...
   - Барни, послушай меня, - взгляд ученого стал чуть более уверенным, - Не иди на вокзал, там прочно обосновались военные... Они убивают всех, кого увидят, некоторых из наших забрали для допроса... Кх... Мы хотели дойти до лаборатории прототипов, но видишь...
   - Ни о чем не волнуйся, лежи спокойно! - почти умолял Калхун, - Та поправишься...
   - Да послушай же ты... - каждое слово давалось старику с трудом, - Тебе нужно найти одного человека... Кх... Если ты хочешь уйти отсюда...
   - Стэн, я...
   - Найди доктора Розенберга! - голос старика становился все напряженнее и торопливее, - С ним у тебя есть шанс убраться отсюда...
   Последние слова, которые почти сорвались на крик, захлебнулись в диком кашле. Изо рта Стэна пошла кровавая жижа, глаза закатились, и он мелко затрясся. Барни вздохнул и зажмурился. Это был конец. Стэн был его лучшим другом... Был...
   Крик боли и отчаяния разнесся по коридорам подвалов...
   ---
   ...Едва последний из трех военных рухнул на землю с простреленными ногами, Калхун наконец вылез из-под вагона и медленно подошел к солдату, который уже пытался отползти на руках в сторону.
   - А ну-ка стой! - злобно сказал Барни и присел на корточки.
   Калхун проделал долгий путь. Позади были погрузочные доки, наполненные товарными вагонами и контейнерами с оборудованием. Позади были офисы с трупами охранников и стариков. Позади была большая автостоянка, промелькнувшая тогда за закрывающимися воротами. Позади были восемь убитых солдат. Убийца убийц... Калхун не знал, хорошо это, или плохо. Но знал, что это справедливо. Теперь здесь, на одном из отделений вокзала, куда приходили вагоны с оборудованием для "Черной Мезы", ему пришлось прятаться под вагоном, чтобы застать солдат врасплох. Это ему удалось. Теперь здесь, сидя под голубым и чистым небом между двумя железнодорожными путями с вагонами на них, Калхун захотел взглянуть в эти глаза. Этот человек убивал ни в чем не повинных стариков. Калхун должен был взглянуть ему в глаза.
   - Не убивай... - взмолился солдат, едва Барни нагнулся к нему.
   Барни сплюнул. Вояке было от силы двадцать три. Молодое лицо еще не было испорчено той маской бесстрастности, какая бывает у старых закаленных солдат.
   - Что, свидетелей подчищаете, да? - прошипел Калхун и презрительно ухмыльнулся, - Стариков лущим?
   - Нет! - парень дрожал, словно в лихорадке (сказывалось ранение в обе ноги), - Мы же ничего... У нас приказ!
   - Слушай, а у меня ведь тоже приказ! - вспылил Барни и схватил военного за его бронежилет, - Приказ мочить всякого, кто попытается творить в "Черной Мезе" беспорядки! Только вот чей приказ лучше?.. Кто отдал?
   - Я не знаю... Командиры спецгрупп нам объявили. Мне тоже не нравится все это, но что я мог сделать?..
   Так-так, начинает себя выгораживать. Конечно же. Невинная жертва обстоятельств.
   - Заткнись! Сколько вас здесь?
   - Я не знаю, - почти провыл военный, - Наша группа была одной из нескольких десяткой таких же...
   Внезапно из близстоящего вагона раздался глухой стук и не менее приглушенные крики.
   - Кто у вас там? - рявкнул Барни, отбрасывая десантника на землю, - Отвечай, кто?
   - С-свидетель... Ученый какой-то...
   Калхун поднялся.
   - Ну-ка живо под вагон! Все оружие, какое есть, давай сюда! Нет, впрочем, я сейчас сам проверю, что у тебя есть, а чего нет...
   Беглый обыск дал результаты - помимо автомата у военного нашелся пистолет и две гранаты. Все это перекочевало к Калхуну. Небольшая рация была отброшена о стену и разлетелась вдребезги.
   - Прекрасно. Теперь - быстро под вагон, скотина! Хоть слово оттуда вякнешь - тебя первым из вашей братии прикончу!
   Солдат закивал и с тихим стоном пополз под вагон (простреленные и кровоточащие ноги причиняли сильную боль), а Барни уже разбирался с засовами и замками на другом вагоне, из которого доносился стук. Все эти задвижки и блокираторы никак не хотели поддаваться, но Калхун все продолжал пыхтеть над дверью. Наконец последний засов снят - дверь вагона тяжело отъехала в сторону. Внутри, на грубой подстилке из мешковины сидел какой-то ученый, который тут же вскочил.
   - Кто вы? - тревожно спросил он, странно поглядывая на Барни. Охранник вышлядел далеко не однозначно - ниже пояса все армейское, а выше - форма охранника. Шлема на голове уже давно не было.
   - Офицер охраны Барни Калхун, исследовательское подразделение "Черная Меза", - Барни представился в полной форме, - Вы свободны.
   Надо было видеть в этот момент лицо старика. Сначала в его глазах отразилось неподдельное недоверие. Затем этот взгляд уперся на два трупа позади охранника, и лицо ученого вновь ожило.
   - Ваша фамилия не Розенберг? - спросил Калхун, помогая старику спрыгнуть на землю.
   - Что вы, молодой человек! Меня зовут Чак Форман. А вы что, ищите доктора Розенберга?
   - Его самого. Вы его знали?
   - Что значит, знал?! - возмутился Форман, - Вы так говорите, словно он умер. Конечно же, я его знаю. Мы с ним работали вместе, когда вас еще даже на свете не было!
   - Может, вы знаете, где он? - с тайной надеждой спросил Барни.
   - К моему великому сожалению, нет, - развел руками ученый, - Иначе мы с ним уже давно бы занимались подавлением резонансного каскада, дьявол его забери!
   "Да-а, похоже, Чак Форман даже сейчас не забывает про свои научные штучки... - подумал Барни".
   - А зачем вам он? - вдруг спросил Форман, пытливо глядя на Калхуна.
   - А... - Барни не был готов к этому вопросу, - У меня к нему дело...
   Ответ был ужасно глупым. Но, как ни странно, Формана он удовлетворил.
   - Я не знаю точно, но, похоже, военные взяли его одним из первых. Но, может, и дай бог, чтобы я ошибался. Скорее всего, он...
   Глухой выстрел. На лицо Калхуну брызнула кровь. На глазах у остолбеневшего охранника Чак Форман грохнулся наземь с простреленной головой. Охранник в шоке выронил автомат. Но оцепенение длилось недолго. Калхун, научившийся быстрой реакции, юркнул под вагон. Нет... Так не должно быть. У него на глазах убили старика, и он ничего не смог сделать. Чак даже не договорил...
   К неподвижному телу подошел человек. Калхун из-под вагона видел лишь зашнурованные до самого верха армейские ботинки и камуфлированные штаны. Было слышно, как военный усмехнулся. Ногой перевернул труп на спину. С возгласом самодовольного удивления поднял с земли автомат.
   - Ну эти старички дают!
   Похоже, там, откуда стрелял военный, Калхуна не было видно, и солдат сейчас думал, что ученый здесь просто стоял один, да еще и с автоматом в руках. Вокруг лежали еще два тела военных - наверное, солдат справедливо вообразил себе ученого, решившего поиграть в Рембо на старости лет.
   "Ну, всё! - злобно подумал Барни и тихо достал из-за пояса огромный револьвер, - Конец тебе, сволочь!". Военный медленно направился туда, откуда и появился - в железнодорожный туннель. Калхун с трудом взвел тугой курок револьвера. Прицелился - были видны лишь ноги и поясница. Что ж, и этого достаточно. Главное, не промахнуться...
   Выстрел!
   Солдат даже не услышал выстрела - кровь застучала в висках, когда в спину его ударило что-то тяжелое и невероятно сокрушительное. Он успел увидеть, как его живот выплюнул кровавые брызги и куски кишок, и упал на колени. И, уже падая лицом вниз, он попытался потянуться рукой к дыре в спине.
   Калхун присвистнул. Помимо жутчайшей отдачи - ствол резко увело вверх - грандиозный револьвер стрелял не хуже винтовки BFG! Калхун удивился, как он еще смог попасть, и вылез из-под вагона. С сожалением обошел труп Чака и подошел к убитому только что солдату. Надо же - лейтенант. Рыбешка покрупнее рядового. Вот почему он стрелял в Формана так хладнокровно. Лейтенанта просто так, за красивые глаза не дают. Да и лейтенант уже был немолодой. Калхун хотел перевернуть тело ногой, так же, как это сделал лейтенант с Чаком, но сдержался и сделал это руками. Отобрал автомат, повесил на плечо. Обыскал - помимо бесполезной для него мелочевки вроде зажигалки, сигарет и каких-то ключей, он нашел нож и гранату. Гранаты он еще ни разу не использовал, и она отправился к двум своим собратьям. Нож был очень кстати.
   Барни удивленно подумал, почему же тот парень под вагоном не выдал Калхуна, когда тот спрятался под вагон? А ведь мог бы. Легко. Но не стал. "Надо же, какой благородный!" - презрительно подумал Калхун и подошел к вагону.
   - Эй, солдат! - крикнул он, чуть наклонившись, - Спасибо, не выдал. Совесть заела, что ли?
   Никто не ответил. "Неужели смылся?" - удивился Барни и нагнулся, заглянув под вагон. Военный был там. Он лежал в большой красной луже, зажимая ногу, и не шевелился. "Вот черт..." - Калхун вздохнул и поднялся. Поморщился и пусто поглядел на вагон. Этот человек убивал невинных. Ну и что с того, что он истек кровью и умер? Все это было верно, но Барни почему-то было жалко этого паренька...
   Он отогнал от себя эти мысли и, сжимая массивный револьвер, направился в железнодорожный туннель. Там он вновь собрался и сосредоточился. Нет, не то сейчас время, чтобы распускать сопли! Солдаты все еще здесь. Эти существа - тоже. Розенберг - не найден. А значит - рано опускать руки.
   На выходе из туннеля он обнаружил еще трех солдат. Они переговаривались о чем-то, поигрывая оружием в руках. То и дело оборачивались куда-то в сторону - из туннеля не было видно, на что они смотрели. Так, тут надо подумать. Трое. Одним револьвером врасплох их не застанешь. Одного можно убить - но двое разбегутся в стороны, и тогда - из туннеля ему уже не выйти. Автоматной очередью тут тоже вряд ли обойдешься. Барни решился на рискованный шаг и достал гранату. С опаской посмотрел на нее. Он вообще-то неплохо разбирался в оружии, но сейчас, как это всегда бывает - в самый нужный момент - главная деталь вылетела из головы. Он же совсем недавно читал в одном журнале статью об армейских гранатах. Их там было всего два типа. Барни даже знал, какой марки та граната, что у него в руках, но вот совершенно не мог вспомнить, какое у нее время горения запала? В журнале было семь секунд и двенадцать секунд. Вот только которое из них? Если Барни недосчитает лишнюю секунду, то граната успеет упасть к ногам военных, и они разбегутся в укрытие. А если он передержит ее лишнюю секунду, она взорвется у него в руках. Все эти нехитрые размышления пронеслись у него в голове за какое-то мгновенье. И он решил - пусть будет семь секунд. Он подкрался поближе к разговаривающим на выходе из туннеля солдатам и выдернул кольцо. Предохранитель - в сторону. "Один, два, три... четыре...пять" - и Калхун, не зная, чего ожидать, бросил гранату. В ту же секунду стены туннеля содрогнулись - расчет оказался верным. Граната разорвалась прямо над головами солдат и разбросала изуродованные тела в стороны. Когда дым рассеялся, Барни, почесывая оглушенное взрывом ухо, вышел из туннеля. Никого. Калхун довольно усмехнулся и, переступая через очередное железнодорожное полотно, направился к небольшой приоткрытой двери в складском помещении.
   Проходя мимо очередных рельс он присвистнул. Надо же - на небольшой платформе на рельсах стоял танк. "Ну ничего себе! Здорово они здесь обосновались. Словно началась война...". Обойдя танк, он пожал плечами и вошел в склад. Он знал, что война уже давно началась.
   Через несколько минут и спустя несколько офисов и подсобок, он снова вышел под открытое небо. Он оказался в большом дворе доков, куда в один крупный узел стекались шесть железнодорожных путей. На их пересечении располагалась сложная, многорежимная стрелка, еще бы - как минимум девять комбинаций стыка рельс. Барни, осторожно оглядываясь, вышел на середину. Здесь не было никого. "Может, засада?". Внезапный голос заставил его вздрогнуть.
   - Эй, меня кто-нибудь слышит? Я здесь! Эй!
   Голос доносился из какого-то небольшого туннеля, служившего чем-то вроде запасного пути. Там стоял, соединенный с большой автоматической дрезиной, товарный вагон. Голос доносился из него. Все мысли про то, чтобы проверить территорию, быстро исчезли, и Калхун кинулся к вагону. Затем досадливо плюнул и вернулся к стрелке. Разобраться получилось с большим трудом, но он все же привел рельсы в нужное положение. Затем торопливо вошел в туннель, взошел на бортик дрезины и нажал несколько кнопок - такие тележки ему были давно знакомы. Электродвигатель заработал сразу, без разогрева, и дрезина медленно потянула за собой вагон из узкого и темного туннеля на воздух. Барни, осторожно нажимая нужные рычаги, вывел вагон на развилку и, по уже проложенному пути, загнал вагон в одно из приемных отделений, где обычно и производилась разгрузка товаров. Стук в нутрии вагона давно прекратился - человек внутри, очевидно уже понял, что сейчас вагон откроют. Но он знал, что его может ждать что угодно - от спасателей до немедленного расстрела.
   Барни спрыгнул на землю и подошел к двери вагона. Немного возни с замками - и дверь отъехала в сторону. Никто не вышел. Из вагона не доносилось ни звука.
   - Кто звал на помощь? - картинно произнес Барни и влез в вагон. В самом его дальнем и темном углу сидел человек в халате научного сотрудника. Он медленно поднялся на ноги и вгляделся в лицо охранника. Барни подошел поближе...
  
   ...- Слава небесам! - выдохнул человек, оттряхивая колени, - Я уже думал, что это опять военные.
   - Военные больше не побеспокоят, - заверил его Барни, - Я здесь, чтобы помочь. Охрана наконец-то выполняет свои обязанности! - сказал он с иронией, вспомнив вечные придирки ученых к охранникам.
   - Очень рад, - человек, похоже, говорил искренне, - Разрешите узнать имя моего спасителя? Меня зовут доктор Розенберг.
   Барни просто опешил.
   - Вы? Вы - доктор Розенберг?
   - Вы так говорите, - смутился ученый, - Как будто всегда представляли меня двухметровым, толстым и уродливым.
   - А... нет, простите, - спохватился Барни, - Меня зовут Барни Калхун. Стэн Риардон сказал мне, чтобы я вас отыскал.
   Сзади что-то оглушительно хлопнуло, и они погрузились во тьму. Голос снаружи произнес, удаляясь:
   - Ладно, мы взяли этого ублюдка. А как там с Фриманом?
   И все снова тихо.
   - Вот так попали, - медленно проговорил Барни, - Лимит везения исчерпан.
   Повисло тяжелое молчание. Бани был не в силах поверить, что он попался так глупо. "Но что они там говорили о Фримане? Неужели Гордону удалось спастись? Да и видно, он здорово прищемил хвост этим солдатам, раз на него открыли охоту. Вот молодец, парень! Всегда знал, что он настоящий мужик".
   - Мне кажется, я должен извиниться, - послышался голос Розенберга, - Ведь это из-за меня вы влезли сюда.
   - Вы не виноваты, - мрачно ответил Барни, - Я хотел осмотреть тут все, но не стал... Моя вина.
   - Не будем никого винить. Вы сказали - Стэн Риардон?
   - Умирая, он наказал мне отыскать вас, - не слишком-то осторожно ответил Барни.
   - Стэн... Они его убили, так?
   - Да, - выдавил Барни.
   - А ведь он мне о вас рассказывал. Я даже мимоходом как-то вас видел, когда Стэн пригласил меня на ланч в тренировочную секцию. Бедный Стэн...
   Они помолчали.
   - Мне еще о вас рассказывал мой товарищ, Гордон Фриман, - припомнил Барни.
   - Да? - встрепенулся Розенберг, - И что же именно?
   - Ну, что вы его к себе переманивали работать. И что вы... ну, почти гениальны, но в главном ошибаетесь.
   - Ха! - Розенберг даже хлопнул себя ладонью по бедру, - Однако! И в чем же?
   - Ну вы думаете, я запомнил все эти ваши научные штучки? - усмехнулся Калхун.
   - Очень интересно! Не думал, что у доктора Фримана такие вот друзья.
   - Ну какие есть... - Барни почувствовал, что теряет нить разговора, - Но Стэн... Он говорил, что у вас был какой-то план. Добраться до лаборатории прототипов.
   - Да, да, вы правы, - Калхун почувствовал, что Розенберг закивал, - Он что-нибудь еще говорил? Про спутниковую тарелку...
   - Нет. Он сказал лишь, чтобы я нашел вас. Что вы знаете, как можно спастись.
   - Ну, - с облегчением выдохнул ученый, - В какой-то степени. Если мы доберемся до лаборатории прототипов - уйти можно будет незамедлительно. Вы в курсе здешних работ с телепортацией?
   Барни оживился.
   - Да, я кое-что слышал. Вы же понимаете, охранникам никто ничего не рассказывает, но слухи распространяются...
   - И что же вы слышали, мистер Калхун?
   - Ну, - Барни замялся, будто не желая сказать лишнее, - Фриман ведь работает здесь среди научного персонала. Он говорил мне, что занимается телепортацией. Пытался объяснять. Сами понимаете, мне после рабочего дня, сидя в баре, было не до этих лекций. Ну, уловил я разве что то, что Гордон кое-как продвинулся в этом направлении. Из одной колбочки в другую камушки и веточки переправляет... Я тогда сразу ему сказал, что у него этот проект скоро отберут и отдадут воякам на их поганые нужды.
   - Хм! Мало того, что наш юный гений водит дружбу с охранниками, он, оказывается, еще и разглашает им засекреченную информацию!
   - Эй, док, давайте только без этого! Какие тут, к чертовой матери, секреты? Я вам рассказал это не для того, чтобы вы потом моего друга под суд отдавали!
   - Какой там суд, все быстрее гораздо, - пробормотал Розенберг, - Успокойтесь, ничего я не стану никому докладывать. Я слишком уважаю Гордона, без его работ я бы топтался на месте лишних несколько месяцев...
   - Так что же, я верно описал? - Барни облегченно вздохнул, но взял себе на заметку потом еще раз отдельно сделать внушение профессору, чтобы тот не вздумал стучать на Фримана.
   - Отчасти вы правы, - кивнул в темноте Розенберг, - В исследовании природы порталов мы шагнули за последний год далеко вперед, что бы там ни говорил этот фигляр, Кейв Джонсон... Разработки продолжаются, но пока что до военных и прочих нужд еще очень далеко.
   - Надо же, - искренне поразился Барни, пропустив мимо ушей незнакомое имя, - Признаюсь, я всегда считал телепортацию чем-то вроде школьного проекта, экспериментом, гаданием на гуще... А здесь, прямо рядом со мной ее во всю используют!
   - Ну, так категорично тоже нельзя, - мягко возразил доктор Розенберг, - Это же те то, о чем стоит распространяться на каждом углу. Как вы уже поняли, все проекты, связанные с телепортацией, были засекречены.
   - Док, Гордона не вините, что он рассказал мне. Я и сам давал подписку, и уж я еще точно не выжил из ума, чтобы рассказывать об всем этом во внешнем мире.
   - Верю, верю, мистер Калхун, - Розенберг был хорошим политиком, - Я уже забыл, не волнуйтесь. Просто до сих пор поражаюсь, насколько Гордон э... разносторонний человек, если дружит с... Так вот, я работал над эффектом телепортации раньше, еще до доктора Фримана, когда даже не был еще построен комплекс "Лямбда". Я и моя команда работали в лабораториях недалеко отсюда, пока не разработали первый опытный прототип телепорта. Затем, после успешно проведенной презентации, проект перенесли в комплекс "Лямбда", а мою лабораторию законсервировали.
   - То есть как? - поинтересовался Калхун.
   - Очень просто - аппаратуру отключили и разобрали, электропитание перекрыли, входы заложили кирпичами. Оставался еще один вход, через охладительную систему местного генератора, мои коллеги должны были отправиться туда. Я хотел их догнать, но военные... Вы, кстати, не знаете, кто их вызвал?
   - Нет. Но если встречу, ему мало не покажется.
   - Да... - Розенберг запнулся, - Да, вот попадись он только... В общем, план-то у меня простой. Телепортироваться отсюда. Обычными способами нам не уйти живыми. А до телепорта "Лямбда" далеко, да и энергозатраты... Я и несколько моих коллег хотели воспользоваться старой лабораторией, оживить прототип телепорта. И очень быстро и просто унестись от этого кошмара.
   - Унестись? - звучало это как издевательство, - Ага, как на крыльях? Извините, док, я никак не могу поверить, что все эти ваши штуки реальны. Мы же не веточки и камушки в колбочках! Унестись. И куда, к примеру?
   - Проще всего будет открыть портал на шоссе, в восьми милях отсюда. Это для нас самая проторенная дорога, мы много раз на тестовой стадии принимали оттуда грузы.
   Барни покачал головой. Чистой воды бред. Или нет? Может, все-таки, шанс? Розенбергу виднее, да и Стэн не стал бы так шутить, доживая последние секунды. Но сколько же у этих ученых условностей... И даже если бы он не поверил Розенбергу до конца, рискнуть стоило. Хотя бы в память о Стэне. Пройти по соломинке через пропасть. В конце концов, терять им уже нечего.
   - Все это грандиозно, доктор, - уныло сказал Калхун, - Но ничего у нас с вами не выйдет. Вряд ли военные нас отпустят, да еще и проведут за ручку к этой лаборатории.
   Розенберг завозился. Похоже, поднялся снова на ноги.
   - Не советую вам унывать, мистер Калхун. Есть одна идея.
   - И какая же?
   - Надо мной, вот здесь, в потолке, есть люк на крышу. Судя по всему, нас не загнали обратно в туннель. Если вы вылезете отсюда наверх очень тихо, то сможете застать этих солдат врасплох.
   Минуту длилось молчание. Наконец Барни не выдержал:
   - А что ж вы раньше-то молчали?!
   - Раньше я должен был ввести вас в курс дела, - спокойно ответил Розенберг, - Походите сюда, я вас подсажу.
   Барни, у которого настроение поднималось все выше и выше, нащупал руками в темноте люк и полез вверх, не без помощи пыхтящего от натуги ученого. "А все-таки он - голова! - с уважением подумал Барни, - Мне такой план спасения, как телепортация, и в страшном сне не приснился бы!"
   Он осторожно откинул люк. Вокруг было тихо. Их вагон стоял на том же месте. Сначала Калхуну показалось, что военные давно ушли, и лишь спустя секунду он заметил троих солдат, стоящих в стороне, около охранной будки. Долго раздумывать не пришлось - он уже знал время горения запала своих гранат. Выждав несколько мгновений, он бросил к ногам солдат шарик гранаты. На этот раз расчет оказался не очень верным, и солдаты успели еще что-то сделать, а именно ошеломленно посмотреть на гранату и кинуться в разные стороны. Но они смогли сделать лишь шаг - взрыв ускорил их раз в десять и разметал по вокзалу. Калхун покачал головой - еще одна граната безвозвратно потеряна. Неизвестно, что было впереди - может, там даже гранаты не помогут. Например, если привезенный сюда танк, проломив вон ту стену, въедет на вокзал и начнет расстрел из тяжелого орудия.
   Барни вылез, на этот раз осторожно, убедившись, что он действительно один. И только затем открыл дверь вагона. Теперь уже Розенберг стоял у самой двери, и сразу же спрыгнул на землю.
   - Полагаю, все в порядке? - деликатно поинтересовался он.
   Барни удовлетворительно кивнул. Он впервые увидел доктора Розенберга при нормальном освещении. Ученый оказался совсем не из тех стариков, которые и составляли большинство научного персонала "Черной Мезы". На вид ему было от силы лет пятьдесят, никак не больше. Немного лысоватый, как и положено нормальному слуге науки, он носил очки в тонкой оправе, и походил скорее на корпоративного менеджера, чем на ученого, если бы не белый халат. Было заметно, что Розенберг тоже бегло осмотрел Калхуна. Его немного смутили не вяжущиеся с формой охранника камуфлированные штаны, но затем он снова улыбнулся.
   - Мы должны вернуться примерно туда, где был офис Стэна.
   - Подождите, - засомневался Барни, - Я что-то не помню там "охладительной системы местного генератора".
   - Ее там и не должно быть, она очень далеко отсюда, тем более очень глубоко под землей.
   - Но ведь вы же сказали, что единственный официальный вход в лабораторию находится там.
   - Ну да, - хитро подмигнул Розенберг, - Но и про неофициальные забывать не стоит. Недалеко от офиса Стэна находится старый грузовой лифт в лабораторию прототипов. Им не пользовались уже полгода, он законсервирован. Если не знать, то можно даже не заметить, что там кладка кирпичей совсем новая.
   - Док, а вы хитрец! Ну тогда пойдемте, - Барни подмигнул в ответ и направился к туннелю, из которого он сюда пришел.
   - Постойте, мистер Калхун! - окликнул его Розенберг, - Через вон ту дверь немого ближе.
   И доктор почти бегом направился к указанной двери. Калхун лишь вздохнул и последовал за ним. На полпути к двери он догнал ученого и приостановил его.
   - Док, если вы будете бежать впереди, что вы будете делать, когда на вас выскочит солдат с автоматом, или трехрукая тварь, мечтающая поджарить вас?
   Пораздумав секунду, "Док" вежливо пропустил охранника вперед. Но в уме он сделал себе пометку. Этот безрассудный охранник что-то знает о вортигонатх. Розенберг глянул на Барни с еще большим уважением. Он представил, сколько всего навидался Калхун, что так легко и незаметно упомянул вортигонта.
   До места они добрались почти без помех. Пара глупых солдат попыталась преградить им путь, и пришлось немного повозиться. Розенберг, правда, тут же исчез за углом, и, под насмешливый взгляд Барни высунулся, когда все кончилось. Очкарики... Когда они прошли мимо разбитого окна офиса Стэна и повернули за угол, Розенберг остановил охранника.
   - Постойте, мистер Калхун. Это здесь, - и он указал на стену, ничем не отличающуюся от других.
   Барни оглядел стену и с нескрываемым сарказмом посмотрел на доктора.
   - И какие у вас предложения, док?
   - Ну, - замялся Розенберг, - Нет причин для беспокойства. Стенка фальшивая. В том смысле, что за ней - пустота. Можно попробовать проломить ее куском трубы, или чем-нибудь из старой аппаратуры, или...
   - Стойте-стойте, - Барни успокаивающе замахал руками и достал последнюю гранату, - у меня есть идея получше.
   Розенберг понимающе кивнул и пропустил Калхуна к стене. Тот, приспосабливая гранату, повозился немного и буркнул в сторону:
   - За угол!
   Розенберг послушно отбежал, через мгновение рядом возник и Барни.
   - Дальше, дальше отбегайте! - крикнул он и отбежал еще.
   Доктор последовал его примеру. Пол мощно тряхнуло - взрыв оглушал даже на таком расстоянии. Но когда, отмахиваясь от дыма, союзники подошли к почерневшей стене, оказалось, что она почти целая. Сначала Розенберг ошеломленно смотрел на стойкую стену, а Калхун тем временем наклонился к ней поближе и начал подробно изучать. Он почти сразу нашел, что искал - довольно толстую трещину в кирпичах. Он немного отступил и изо всех сил ударил по трещине ногой. Розенберг уже все понял и теперь спокойно наблюдал. Удар, другой...
   - Мы конечно могли бы воспользоваться другим телепортом, там, в комплексе "Лямбда", - извиняющимся тоном сказал Розенберг, - Но он очень далеко отсюда. Мой коллега доктор Келлер вообще предпочел остаться здесь до упора, хочет повернуть вспять эту катастрофу...
   - Смело! - приподнял бровь Барни, - Идеалист он, однако, ваш Келлер.
   - Ха! Просто вздорный старик, не желающий признать, что ошибается. Пусть эти идиоты сами воюют на войне, которую невозможно выиграть! А я просто хочу убраться отсюда.
   Барни усмехнулся и ударил еще раз. Наконец, раздался хруст, и нога Барни прогнула стену так, будто она была сделана из картона. Дальше все было просто - Калхун сильно толкнул один из кирпичей рукой - и вся кладка с грохотом обвалилась.
   Калхун первым пролез в дыру. За ним, чихнув от цементной пыли, появился Розенберг. Света сюда попадало немного, но было видно, что они стоят в метре от массивных дверей лифта. Розенберг подошел к ним и, отыскав на стене кнопку вызова лифта, нажал ее.
   - Лифтом не пользуются, но он все еще должен работать. Его не стали обесточивать на случай аварийной эвакуации.
   - Похоже, сейчас как раз такой случай, - пробормотал Калхун, разглядывая на стене потертый плакат с надписью "Секция А-17. Лаборатории прототипов. Ограниченный уровень доступа".
   В недрах "Черной Мезы" что-то загудело - лифт приближался. В повисшем молчании Барни вдруг понял, что это его шанс. Шанс узнать. Время задать главный вопрос.
   - Доктор, послушайте меня, - он обратился к задумавшемуся Розенбергу, - Я видел сегодня столько такого, отчего даже у лысого волосы бы встали дыбом. Я видел существ, которые появляются из воздуха и убивают все живое. Метают молнии. Оживляют мертвецов. Я просто ехал шел на работу, а потом - какой-то час - и все уже превратилось из мирной работы в настоящий ад! По этих солдат-убийц я вообще молчу! Что происходит?!
   Барни понял, что перестарался, сорвавшись на крик. Розенберг, однако, и бровью не повел. Он пожал плечами и посмотрел на Калхуна так, словно говоря: "Ничего-ничего, это бывает, успокойся...". Двери лифта вдруг открылись, и Розенберг первым вошел в него и жестом пригласил Барни внутрь.
   - Видите ли, мистер Калхун, - начал он, нажимая кнопку, - Не все так просто, даже насколько вы все это описываете. Понимаю ваше нетерпение и даже злость. Я вам отвечу, насколько могу. Видите ли, эти существа, которых вы видели - они мне давно знакомы. Уже год как. Они из другого мира.
   - Чего?! - не очень-то вежливо переспросил Калхун, совершенно сбитый с толку. Сначала фантастическая телепортация, а теперь... - Что значит "давно знакомы"? Из другого мира, они что, привидения, по-вашему?!
   - Я не имел ввиду, что они из мира иного, - рассмеялся ученый, - Из другого пространства. Не понимаете? Ну, считайте, что это иное измерение, если вам так проще, сейчас в моде эта фантастическая чепуха! В общем, они не с Земли, и даже не из нашей Вселенной.
   - Пришельцы, что ли? - тупо спросил Барни.
   - Ну можно и так сказать, - смягчился Розенберг, - Только пришельцам этим просто так, как в кино, до нас не долететь. Они и придумали другой способ.
   - Погодите, док! - перебил его Барни, - И часто вы по другим мирам прыгаете? Что значит "уже год знакомы"?
   - Просто потому что мы, при наших экспериментах с порталами, год назад случайно открыли портал в их мир. Это было поистине потрясающая находка! Как только мы все точно просчитали, то конечно получили задание исследовать их мир, и нам даже предоставили новенький комплекс "Лямбда" и все ресурсы.
   Барни лишь вяло и безучастно кивал, словно ему рассказывали всем давно известную истину. Он слышал о комплексе "Лямбда", ходили какие-то слухи о том, что там сосредоточены основные исследования в "Черной Мезе".
   - Но почему же, если вы еще тогда осуществляли телепортацию, почему никому об этом ничего не известно?
   - Я уже говорил, что проект был засекречен. Пока исследования не завершены полностью, мы не можем ничего раскрывать. Но уже стало возможно отправить экспедицию в этот пограничный мир - мы назвали его Зен. Долго думали над названием, спорили, но один молодой ученый предложил, слишком любит сериалы. Мы решили, что это даже забавно.
   - Если вы меня сейчас разыгрываете, док, - мрачно сказал Барни, - То бросьте это дело.
   - Какие уж тут розыгрыши! Вы же видели вортигонтов, разумных существ из Зена, собственными глазами!
   - Кого я видел? - осторожно переспросил ничего не понимающий Калхун.
   - Вортигонтов. - Розенберг замялся, - Ну, тех существ, которые умеют управлять электроэнергией.
   - А, да... И что же, эта ваша экспедиция отправилась прямо к ним, в их мир?
   - Конечно. И они встретили нас вполне дружелюбно. Мы начали сотрудничать.
   Калхуну показалось, что он спит. Нет, не может быть, чтобы люди мирно сосуществовали с этими чудовищами... Они - разумные?!...
   - Но, - продолжал Розенберг, - Проработав там некоторое время, экспедиция погибла, и, похоже, что от рук вортигонтов. Ворты не признали это, но и не отрицали... Но мы-то знали, что экспедиция была перебита после неудачной попытки выкрасть образцы уникальных кристаллов! Мы отправили туда вторую экспедицию, которая должна была установить одно устройство, работающее с такими кристаллами... Ах, да кристалл... К нам в руки все же попал настоящий кристалл из Зена, до этого мы работали только на искусственно выращенных моделях. Вортигонты хорошо охраняли кристаллы, и я не знаю, каким образом в нашем распоряжении оказался чистый образец, но доставили его сегодня так обыденно, со склада. Словно он там всегда был! И сегодня же с ним собирались провести эксперимент, с целью выяснить, можно ли использовать его в целях прояснения некоторых аспектов природы порталов. Как раз ваш друг Фриман проводил его.
   Барни встрепенулся. Ну конечно же - Гордон утром говорил что-то об эксперименте всей его жизни.
   - Ого! Он не говорил мне, что экспериментирует с инопланетными кристаллами!
   - Откуда ему знать? - пожал плечами Розенберг, - Он и о существовании Зена не знает. Все засекречено.
   - Хм, - Барни нахмурился, - Как же можно работать с каким-нибудь кристаллом, даже толком не зная, что это, и с чем это едят?
   - Еще как можно, - улыбнулся Розенберг, - Большинство из учёных только этим всю жизнь и занимаются! Только вот подвела нас моя... наша аппаратура. И наш Администратор, это вообще отдельный разговор... Эксперимент провалился. Пошел не тот эффект. И теперь эти существа бегают тут, словно по пещерам своего удивительного мира...
   Лифт тряхнуло, и он, наконец, остановился. Двери грузно разъехались, и первым, что бросалось в глаза, была покосившаяся табличка с надписью "Лаборатории прототипов".
   ...
   Они прошли мимо бывшего поста охраны, похожего на старый заброшенный дом. Стойка и стул припали толстым слоем пыли. Дверь в заднее служебное помещение была наглухо закрыта, но через разбитое стекло были видны ряды пустых одежных шкафчиков. Все выглядело так, как будто люди просто пропали отсюда много лет назад, и все осталось в первозданном виде. И только пыль да темнота напоминали о том, что это место уже давно никому не нужно. Света было очень мало - тускло светила запыленная аварийная лампа под потолком, освещая вокруг себя пространства ровно в метровом радиусе.
   Розенберг скорее нащупал, а не нажал кнопку открытия кодовой панели возле небольшой автоматической двери. Барни услышал неохотное жужжание механизма.
   - Пошел не тот эффект, - сказал доктор таким голосом, будто долгой паузы в их разговоре и не было, - Резонансный каскад. Что? Как бы сказать попроще-то? В общем, пространственный разлом. В него и хлынули наши общие знакомые, вортигонты, и прочие.
   Барни машинально кивнул, хотя слабо понимал, как вообще кто-то может хлынуть через непонятно что. Дверь удивительно легко отъехала в стену, почти бесшумно, словно и не весила полтонны. Их взглядам открылся неожиданно хорошо освещенный коридор. Оба поморщились от яркого света.
   - Э, док, - проговорил Барни, доставая револьвер, - Вы ведь говорили, что это место заброшено?
   - Это так, - растерянно ответил Розенберг, - Кто-то включил свет. Может, лабораторию обнаружили военные?
   Барни чуть отодвинул ученого с дороги и осторожно пошел первым. Впрочем, и Розенберг не отставал. И когда они вышли в большой освещенный зал, он первым подбежал к человеку в белом халате, работающем над какой-то аппаратурой.
   - Марк!
   - Доктор Розенберг! - лицо ученого засияло от улыбки.
   - Так ты уже здесь работаешь? - доктор Розенберг выглядел не менее счастливым.
   - Конечно, доктор! - самодовольно ответил Марк, - А вы-то как здесь оказались? Вы ведь были, кажется, в секторе А, в башне спутниковой тарелки?
   - Конечно, конечно, - отмахнулся Розенберг, - Просто там стало... небезопасно.
   - А как же доктор Келлер? С ним что-то случилось?
   - Да что с ним может случиться? - зло сказал Розенберг, - Он остался в лабораториях по собственному почину, чтобы контролировать из комнаты управления действия Колетт и Джины. Решили постараться восстановить сдерживающие поля, представьте себе!
   - Что? - Марк поднял брови, - Да это же невозможно! Резонансный каскад не позволит это сделать. Даже если они усилят излучение с помощью спутника, уже через час пространственный разлом разрастется настолько, что поля окажутся полностью поглощены!
   - Час - это еще смелый прогноз, - усмехнулся Розенберг, - А все из-за дури Келлера! Я ведь работаю с этим уже много лет и знаю, что очень опасно превышать допустимый уровень напряжения в антимассном спектрометре!
   - Келлер конечно тот еще фанатик....
   - Вот точно, подходящее для него определение! А теперь из-за его безумного фанатизма очаровательные доктора Кросс и Грин отправились практически вслепую восстанавливать системы контроля над спутником. Погубит он их...
   - Да, дело их безнадежное, - покачал головой Марк, - Неужели Келлер не понимает?
   - Я говорил, он не слушает! Как всегда!
   - Что толку от спутника, если они не смогут его запустить сами, они же совсем далеко от ракеты! А ведь спутник и нам нужен, без него наши часы сочтены.
   - Но в чем же все-таки состоит проблема, уважаемый? - поинтересовался подошедший Барни.
   - А, мистер Калхун! Познакомьтесь, это мой коллега Марк Норман, - сказал доктор Розенберг, - А проблема состоит в том, что без нашего спутника, который надо вывести на орбиту, погрешность в месте прибытия через портал может составить несколько сотен тысяч миль. Со спутником - несколько дюймов.
   - Я, когда проходил через транзитную систему, - сказал Марк, - Попросил одного рабочего передать кому-нибудь из научного персонала, что спутник необходимо запустить, но я сомневаюсь, что он все передаст... Не хотелось бы телепортироваться куда-нибудь на дно Тихого океана...
   - Может быть передаст, - задумчиво сказал Розенберг, - А может все-таки Келлер как-нибудь умудрится запустить ракету дистанционно. Это тоже в его безумных планах. Хоть что-то полезное сделает, пока ведет себя и девчонок к верной гибели...
   - Я пока подготовлю последнюю энергоячейку, а вы попробуйте запустить прототип.
   Розенберг кивнул, почти бегом отправился к какой-то двери и принялся разбираться с кодовым замком. Барни уныло поплелся за ним, с каждым мгновением все сильнее чувствуя, что он здесь как-то не к месту. Все эти ученые головы вечно что-то мудрят с техникой, а Барни на дух не переносил того, чего он не понимал. А всю эту аппаратуру он не понимал абсолютно.
   Они вошли в зал поменьше. Первым, что привлекло внимание Калхуна, было странное устройство, висящее под потолком и похожее на гигантский патрон от электродрели. Он нависал над странного вида платформой, усеянной лампами и светодиодами. Розенберг придирчиво оглядел эту махину и удовлетворенно произнес:
   - Ну, кажется аппаратура в намного лучшем состоянии, чем я ожидал!
   Он подошел к большому пульту управления рядом с платформой и начал нажимать кнопки одну за другой - лампы на платформе начали переливаться и мигать, где-то зажужжал электродвигатель, послышался мерный гул. Барни все это время деликатно стоял в сторонке, делая вид, что разглядывает всю эту технику, висящую по стенам и на потолке.
   - Видите ли, мистер Калхун, - заговорил ученый, не отрываясь от работы, - Телепортация не так проста, как обычное перемещение из точки А в точку Б. Пограничным миром мы назвали Зен потому, что он является своего рода переходной точкой между мирами, и лежит за пределами всех известных теоретически пространств. И если попробовать телепортироваться, скажем, из одного земного города в другой, то объект сначала попадет в Зен, и только потом, оттуда - обратно на Землю, в пункт назначения. Этот эффект связан и с кристаллами, растущими в Зене, и с банальными законами физики по теории Синус-Гордон. Хотя, теоретически, если действовать по модели многообразия Калаби-Яу, можно будет огибать Зен, не входя в него, но...
   - Док, а что будет, если надо переместиться из Зена сюда? Тоже попадешь в какой-то другой пограничный мир? - Барни, кажется, наконец заинтересовался.
   - Нет, - засмеялся Розенберг и даже на секунду перестал барабанить по клавишам, - Другого пограничного мира нет. В этом случае телепортация будет прямой.
   - То есть, чтобы попасть отсюда к выходу из "Черной Мезы" нужно будет сначала попасть в пограничный мир?
   - Конечно. Не беспокойтесь, если точно рассчитать координаты для провешивания портала, то пребывание в пограничном мире займет не более двух сотых секунды. Мы даже ничего не увидим.
   Барни почесал в затылке. Нет, определенно, все эти научные штучки были для него слишком уж... тяжеловесными. Именно поэтому он и бросил колледж.
   - Одним из наиболее многообещающих исследовательских проектов в "Черной Мезе" была разработка устройства, которое присоединяется к кристаллической породе, и это устройство является своего рода точкой фокуса в ретрансляционной системе. Усилитель кристаллической энергии. Ну, в теории так и есть. Разработка устройства была закончена совсем недавно. Мы отослали его в Зен на днях, вторая экспедиция ученых сообщала, что уже закончила его установку. Я уже говорил, что опыт первой экспедиции был неудачен... И вот сегодня, прямо перед резонансным каскадом наши коллеги не вышли с нами на связь.
   - Подождите, доктор! - Калхун уже начал кое-что понимать, но обилие информации всегда топило его, - К чему вы клоните? Причем тут это устройство и эти парни?
   Розенберг отошел от пульта управления и, наконец, разговор перестал напоминать перекличку с разных берегов реки.
   - Я же говорю вам, - терпеливо разъяснял он, - Любая попытка телепортации перенесет нас в пограничный мир. И чтобы суметь провесить второй портал оттуда обратно до Земли (и НЕ в точку отправления) нужно, чтобы кто-то включил устройство. Без этого сигнал в цепи "Зен - спутник наведения" будет рассеиваться. Все еще не понимаете? О, Господи!!! Чтобы попасть в Зен, можно легко проложить энергетический коридор в пространстве. Но чтобы пробить НОВЫЙ энергетический коридор из Зена к выходу из комплекса, причем пользуясь только здешней аппаратурой, нужно намного больше энергии, чтобы энергия нового коридора была доминирующей. А таких ресурсов у нас тут нет, мы же не в "Лямбде"! И поэтому устройство на Зене усиливает энергетический сигнал от кристаллов, и это помогает пробить коридор просто до нашей планеты. А дальше сигнал ловится спутником наведения и наводится на нужное место.
   - Да... - Калхуну казалось, что он, наконец, понял, хотя он и не был в этом до конца уверен, - Проще и не придумаешь...
   - А что вы хотели? Любая система имеет свои издержки. Калхун, послушайте меня. Нам нужно, чтобы кто-то запустил устройство в Зене. Похоже, с нашими коллегами опять что-то случилось...
   - И вы хотите, чтобы это сделал я?! - до Барни наконец дошло.
   - Ну, - Розенберг немного смутился, - Мы не вправе вас заставлять. Но вы единственный из нас, кто обучен выживанию в экстремальных ситуациях. Вы умеете обращаться с оружием. Вы уже привыкли бороться с Вортами. Вы - наша последняя надежда!
   Последние слова прозвучали почти жалобно. Было видно, что доктор Розенберг говорит искренне. Калхун мрачно уставился в пол. Отправляться в далекий мир Зен, прямо в дом этих тварей, чтобы включить пресловутое устройство, которое еще не известно, работает ли. Но вроде бы это все для общей пользы. Спасутся все. А без этого максимум, что они смогут предпринять - навсегда поселиться в пограничном мире в компании трехруких Вортигонтов и "собачек" с "крабами". Барни вздохнул. В конце-концов, он повидает далекие миры... Барни никогда не думал, что желание, которое он загадал на свой пятый день рождения когда-нибудь исполниться. "В следующий раз буду осторожнее со своими желаниями" - мрачно подумал Калхун и сказал вслух:
   - Ладно, док. Готовьте свой аппарат.
   Розенберг просиял. В его глазах мелькнуло что-то похожее на обожание и уважение одновременно. И он помчался снова к пульту. Вновь начал что-то нажимать. Калхун проверил свое снаряжение. Вобщем-то оно было не таким уж плохим. Патронов и оружия было предостаточно - при нем были автомат, револьвер и пистолет. Вот только гранат больше не было. Барни вспомнил свой старый способ лечения проблем и, беспечно махнув рукой, улыбнулся. Что ж, Зен, так Зен. Будет, что потом в баре рассказать...
  
   ...Тем временем массивная дрель под потолком уже начала раскручиваться, а платформа под ней засветилась тысячами огней. Из угловых ламп по бортикам платформы в ее центр устремились четыре полупрозрачные желтые молнии.
   - Я постараюсь отправить вас прямо к месту лагеря экспедиции, но, боюсь, резонансный каскад создаст некоторые помехи. Как бы то ни было, когда вы найдете устройство, просто включите его, а я сразу же провешу портал назад, как только получу сигнал от устройства. Но вы должны войти в портал незамедлительно - я смогу удерживать его совсем недолго - электроэнергии, похоже, у нас очень мало.
   - Ясно. Как я пойму, что я нашел именно то устройство?
   - Это будет массивный дугообразный аппарат, оборачивающийся вокруг кристалла. Вы сразу поймете, как увидите его. Все, - Розенберг сделал паузу, - Я сейчас открою портал. Будьте готовы, мистер Калхун. Как только поле инициируется, оно очень быстро может стать нестабильным.
   Калхун вздрогнул. Неужели прямо сейчас?!
   - Док, погодите! Вы что, спятили? Я думал часика два отдохнуть хотя бы! Может, вы мне сначала хоть расскажете что-то про этот ваш Зен? Вы же в другой мир меня посылаете, вы соображаете вообще? Нужна информация, хоть инструктаж, как так и что. Вдруг там дышать нельзя? Что там вообще?
   - Расслабьтесь, мистер Калхун, не отвлекайте меня! - отмахнулся Розенберг, - Если я сейчас стану рассказывать все, что знаю, нам и дня не хватит. Сами на месте сориентируетесь. А если бы там нельзя было дышать нормально, я бы уже выдал вам спецкостюм... черт...
   - Что такое?! - у Барни уже начинали сдавать нервы.
   - Скажите, у вас нет случайно эпилепсии?
   - Что? Нет!
   - А у родственников ваших? - Розенберг на миг замер над клавиатурой и изобразил улыбку.
   - Да нет вроде... - растерянно пробормотал Барни, - Бабушка вроде бы страдала от Альцгеймера.
   - А, ну ладно, - Розенберг махнул рукой и пробормотал уже неслышно: - Черт с ним, и так сойдет... Если что, уже не сможет потом предъявить...
   - Что?
   В зал вдруг вошел еще один человек, который был незнаком охраннику.
   - Да так, ничего... А, Грэг! Привет, привет! - обратился к вошедшему Розенберг, - Рад, что вы тоже здесь. Вы очень кстати - нам как раз нужен кто-то, кто бы активировал напряжение портполя. Калхун, познакомьтесь с моим другом. Это профессор Грэг Белли, отличный специалист в области прикладной физики.
   - Очень рад, - сказал специалист, протягивая Барни руку. Он был почти семидесятилетним стариком, но выглядел при своей внешней дряхлости удивительно подвижным. Словно высохшая кожа и выпавшие волосы и зубы лишь придали его телу еще более воздушную легкость. Он сразу отправился к какой-то лесенке наверх - она вела в небольшую будку управления, висящую под потолком на одном уровне с "дрелью".
   - У Грэга, - доверительно сказал Розенберг, - У единственного из нас - самое интересное хобби. Оно у него с двадцати лет.
   Из "патрона" прототипа в перехлест четырех молний ударила пятая, ярко-зеленая.
   - Правда? - заинтересовался Барни, отвлекшись от своих терзаний, - И какое?
   - Он вычисляет последнюю цифру после запятой у числа ?. Он значительно продвинулся за эти сорок лет, учитывая, что принципиально не хочет пользоваться для вычислений ничем, кроме собственной головы. Включайте, Грэг! - крикнул доктор ученому, уже занявшему место в будке.
   Пол тряхнуло, молнии словно начали издавать рев, который раздавался все громче и громче. Из пространства начали возникать маленькие зеленые шарики и всасываться в скрещение пяти молний. Секунда - и на этом месте повис большой газовый шар, зеленый, но словно одновременно искрящийся всеми цветами радуги.
   - Поле! Оно открылось! Вперед, мистер Калхун! Скорее в портал!
   Барни набрал побольше воздуха в легкие, словно перед прыжком в воду, и шагнул в облако портала.
  

Глава 4

Точка Фокуса

   Яркая вспышка зеленого света. И затем пустота. Странное ощущение, когда пропадает все материальное. Остался лишь разум. Тревожный, метущийся, испуганный разум, который тут же осознает свое одиночество. Мысли шли непрерывной рекой. Обо всем на свете. О море и горах. О любимом Нью-Йорке. О докторе Розенбнрге. О сестре. Словно кто-то в мозгу убрал плотину, и тысяча голосов сразу прорвались в разум. Было легко и приятно думать о чем-то, когда организм не занят процессом усваивания кислорода. Перевариванием пищи. Ходьбой, разговорами. Когда организма больше нет, а есть только сознание, лишенное слуха, зрения и всего остального. Это было так приятно. Словно иной степени свободы уже и не придумаешь. Высшая степень свободы - свобода от самого себя.
   Но это длилось всего секунду. Затем перед глазами снова мелькнули зеленые молнии, и Барни упал с небольшой высоты на что-то довольно мягкое. Калхун рывком вскочил и огляделся. Это было просто неописуемо. Он стоял на большом куске плоской скалы, которая висела прямо в пространстве. Горизонт был в десяти шагах. По сторонам - лишь безграничная пелена космоса, переливающаяся плавно от синего к красному. Земля, на которой он стоял, словно живая, немного мягкая, пористая. Рядом растут растения, похожие на короткие толстые деревья, но только без единой ветки. И со стороны невысокой дугообразной скалы к Барни несутся с радостным визгом три "собачки". Барни почти машинально поднял руку с револьвером и трижды выстрелил. И снова начал оглядываться. Нет, это было чем-то совсем фантастическим. Он подошел к краю островка земли, на котором он стоял, и осторожно глянул вниз. Пусто. Такое же небо, как и вверху, как и слева и справа. Над головой пролетает стайка птиц, похожих на скатов. Тусклое солнце равномерно освещает все вокруг. Еще одно солнце, чуть поменьше - снизу, под скалой. Вдалеке видны висящие в воздухе такие же островки, большие и маленькие. Воздух... Барни с тревогой понял, что дышит уже этим воздухом. Конечно, стал бы Розенберг его сюда отправлять без ничего, если бы знал, что здесь нужен скафандр? Но воздух здесь был каким-то странным. Словно искусственным. Такое же чувство возникает, когда видишь пластиковые цветы. Вроде бы все как надо, но главная деталь все же подкачала. Воздух был каким-то затхлым. Словно здесь живут все те бомжи, что просят милостыню на улицах, в переходах.
   Барни отошел от края земли и перезарядил свой жуткий револьвер. "А ведь этого устройства тут явно нет... - с тоской подумал он, - Прав был Розенберг, придется искать", - и он осторожно пошел туда, куда можно было уйти отсюда - в небольшую пещеру...
  
   ...Оба выстрела грохнули быстро, как один. В тоннеле стало на миг светло, как днем. Фриман едва удержал оружие в руках, оно чуть не влетело ему в лоб, отдача была просто сумасшедшая. С дрожью в груди, он выдохнул и молча сунул револьвер обратно на пояс. Вышел на улицу. Расти вышел следом. Рабочий кругом обошел тела солдат, от голов которых не осталось практически ничего. Покосился на Гордона, который встал в стороне и, отвернувшись, смотрел ввысь, в синее звездное небо.
   Гордон стоял так долго. Он хотел простоять так всю ночь... Он и не заметил, как прошел этот сумасшедший, адский, проклятый небесами день.
   - Док, извини, - деликатно кашлянул подошедший Расти, - Идти наверное надо. Полчаса прошло...
   - Полчаса? - нахмурился Гордон, - Я и не заметил...
   - Вон там, видишь? - указал Расти на вход в скалу, - Там проход на площадку запуска, там же и их, ну то есть ваш, центр управления.
   - Идем тогда. Мы должны запустить эту ракету. На ней спутник наведения. Это поможет.
   Но когда они миновали тоннель и площадку с тяжелыми створками в земле, скрывающими шахту с ракетой, обнаружилась новая беда. Гордон сам не заметил это и уже хотел было подойти к дверям центра управления, но Расти в последний миг остановил его.
   - Стой, дурак! - зашипел он, оттаскивая ученого назад, - Доктор, а туда же... Не видишь разве?
   - Что? - Фриман присмотрелся, и вдруг увидел перед дверью тонкие голубые лучики. Мины...
  
   ...Барни стоял перед огромным желтым кристаллом, опоясанным массивной металлической конструкцией, подключенной к большому блоку с какой-то аппаратурой, к двум высоким антеннам. Рядом стоял небольшой блок питания. Калхун нашел устройство.
   Многое ему пришлось испытать за последние два часа. Дружелюбности, о которой говорил Розенберг, нигде не наблюдалось. Напротив, любой представитель здешней жизни кидался на него, словно щенок на мячик. Он шел через пещеры, полз через какие-то норы в скалах, прыгал с островка на островок, и нигде его не встречало хоть что-нибудь безобидное. Появляющиеся повсюду вортигонты метали ему вслед зеленые молнии, "собачки" норовили укусить, или, что еще хуже - оглушить охранника. Три раза в пещерах на него нападали "крабы", и Калхун спас лишь тот опыт, что он приобрел в сражениях с ними в "Черной Мезе". В пещерах сидели, прицепившись к потолку странные существа, похожие на мешки с зубами. Свесив длинные липкие языки, они выжидали, что что-то зацепится за них. Что-то живое и вкусное. На одном из островков он видел странного вида существо, закованное в тяжелую броню, с третьей рукой и мощными ногами. Барни решил обойти его, не связываться. И что-то подсказывало ему, что он это сделал правильно.
   Было и другое. Часто ему попадались бывшие члены первой и второй экспедиции, посланных сюда. Это были люди, одетые в оранжевые скафандры с пометкой "Лямбда". Сазу вспомнилась та женщина, которую он видел на мониторе видеокамеры еще до инцидента - на ней был точно такой же костюм. Барни уже давно понял, что теперь вся его жизнь будет делиться на то, что было до инцидента, и что после. Он старался не смотреть в изъеденные гнилью лица мертвых исследователей. Некоторые тела были посвежее. Но все так же - мертвы. Этот мир напоминал оставленное поле боя, на котором пиршествуют падальщики. Находясь здесь, приходится выбирать, чем тебе быть - падалью и падальщиком. Жаль, что нет третьего. Недалеко отсюда Калхун наткнулся на странное место. На полянке между живыми скалами, усеянной пустыми банками из-под "Колы", стоял стул и телекамера. Рядом лежал человек. Вернее, то, что от него осталось. Это было памятником человеческой самонадеянности.
   Теперь же Барни стоял перед огромным кристаллом. Вокруг - лишь трупы и следы, какие оставляют люди на природе после большого пикника. Раздумывать было некогда. Калхун подошел к блоку питания и щелкнул тумблером. Внутри его что-то резко загудело, сквозь решетчатую стенку блока были видны проскакивающие внутри искры. Питание было включено. Теперь - устройство. Калхун подошел к небольшому ящичку, в котором располагался пульт управления. Как и во всех прототипах, здесь были сделаны самые понятные пометки, вроде "Включить", или "Активировать первую стадию запуска". Барни на удивление быстро разобрался со всеми кнопками. Нажал первые три - титановое кольцо вокруг кристалла начало вращаться. Еще кнопка - и кольцо начало плавно ходить вверх-вниз вдоль кристалла. Антенны засветились. Кристалл тоже охватило какое-то фиолетовое свечение. На маленьком мониторе пульта управления появилась надпись: "Аппарат включен".
   "И что теперь?" - подумал Калхун, любуясь свечением кристалла.
   И тут со всех сторон начали открываться порталы, на месте которых возникали все представители здешних мест. Из воздуха появлялись каркающие вортигонты, скулящие "собачки", шипящие "крабы". Калхун судорожно заметался, словно пойманная мышь. Такую засаду вряд ли можно предугадать. Охранник спрятал пистолет и открыл автоматный огонь по пришельцам. Три вортигонта рухнули на землю, остальные чуть отбежали назад, видимо, растерявшись. Но они все прибывали и прибывали. По сторонам открывались все новые порталы, в нескольких шагах от Калхуна возникло три таких же твари, что он видел недавно, закованные в броню с ног до головы. Они начали медленно приближаться. Сверху послышался треск - Барни увидел, как в воздухе возникло пять невообразимых существ, в глаза бросалась лишь огромная голова. Барни сжался и снова начал стрелять. Он понял, что что-то сделал не так... Против этой армии ему не выстоять.
   Вдруг среди общего воя, рычания и рева раздался треск открывающегося портала, и откуда-то слева раздался знакомый голос, искаженный помехами, словно вывернутый наизнанку:
   - Мистер Калхун! Скорее возвращайтесь! Я не смогу долго удерживать портал!
   Барни, не веря своим ушам, оглянулся на голос и увидел большой искрящийся шар. И, еще не веря в свое спасение, побежал к нему, уворачиваясь от выпадов трехпалых рук. Он с разбегу влетел в портал, который тут же закрылся. В то место, где он только что был, откуда-то сверху влетели три шаровые молнии.
   ...
   Барни, не успев ничего почувствовать, упал на платформу под прототипом.
   - Калхун, вы в порядке? - это, кажется, доктор Розенберг.
   - О да, - пробормотал Барни, потирая ушибленную ногу.
   - Мы уже начали беспокоиться, что с вами что-то случилось: сигнал все не шел и не шел, а энергии почти не оставалось!
   - Может быть, мне понадобилось совершить небольшое кругосветное путешествие, чтобы найти эту штуку? - Калхун был все еще на взводе, еще бы - только минуту назад на него надвигалась целая армия не-людей.
   - А, понимаю, - протянул Розенберг, - Значит, помехи от каскада все же есть... Придется сделать некоторые поправки в степени ионизации портполя, и...
   - Подождите, док! - остановил его Барни, - Дайте мне очухаться! Меня сейчас толпа уродцев чуть на куски не разорвала! Вы сказали, что у вас кончалась энергия? Вы что же, имеете ввиду, что...
   - К сожалению, вы правы, мистер Калхун, - вздохнул ученый, - На ваше путешествие мы израсходовали последнюю энергоячейку. Теперь мы получаем из Зена очень мощный сигнал, но без электроэнергии для прототипа мы не сможем осуществить телепортацию.
   - Так-так, все ясно... - Калхун уже понял, к чему тот клонит.
   - Кто-то должен спуститься к местному генератору, запустить его и зарядить энергоячейку... - Розенберг умолк, словно понял, что сморозил какую-то глупость.
   "А почему именно я?!" - так и подмывало закричать Калхуна. Хотя ответ был очевиден. Этим профессорам надо готовить оборудование. Если кто-то из них погибнет, то запустить прототип оставшиеся в живых уже не смогут. Идти еще куда-то ох как не хотелось... Калхун впервые за весь день почувствовал, что он смертельно устал... Есть не хотелось - стресс всегда отгонял аппетит. Но второе, чего хотел сейчас Барни больше всего на свете - это поспать. Первое - убраться из "Черной Мезы".
   - Мы уже посылали с этим нашего коллегу ВанБюррена и одного из охранников, Билла, но с тех пор прошло уже слишком много времени. Я боюсь предполагать худшее, но...
   Калхун уже хотел было сам прервать доктора, но тут в зал вбежал Норман.
   - Доктор Розенберг, - сразу заговорил он, - У нас отличные новости! Кто-то, да благословят его боги, запустил спутник наведения на орбиту! Мы заметили, что появился сигнал, очень мощный сигнал.
   Розенберг счастливо улыбнулся.
   - Отлично, Марк! Это же просто чудесно! Теперь, все что нам осталось - лишь зарядить ячейку...
   - Показывайте дорогу, док, - с ходу сказал Барни.
   Ученые посмотрели на него с благодарностью. И Розенберг повел его к небольшому элеватору за углом.
  

Глава 5

Жизненная Энергия

   Отбирая автомат у мертвого десантника, Калхун думал, как же хитро все устроено. Чтобы жить, всегда надо убивать. Природа здесь не щадит никого - человек с вызовом берет ее пример. Убивать, чтобы жить. Но есть и другое. Жить, чтобы убивать. Барни никогда не был расистом, женоненавистником или классовым борцом, но сейчас ему казалось, что в солдаты особого назначения идут как раз такие люди. Для которых жизнь немыслима без убийства. Умный психолог сказал бы насчет этого что-нибудь о стремлении к самоутверждению путем конкретизации естественных инстинктов. Кто-то самоутверждается любовными подвигами. Кто-то - когда много ест или спит, кто-то - во время драки, и самые отмороженные - во время убийства. Сейчас Калхун не знал, кто он. Может, он уже давно стал как раз таким отмороженным? Последние двадцать часов он только и делает, что убивает. Но нет, нет той звериной радости при виде очередного свеженького трупа. Нет того невидимого пьедестала, по которому поднимался бы при каждом убийстве законченный негодяй. Было лишь отвращение. Отвращение к самому себе, к тому, что он делает. И еще большее отвращение - к убитому военному, который шел сюда, отнимать жизни, при этом весело шутя и смеясь над теми, кто еще пытается трепыхаться. Калхун знал, что спасение уже близко. И хотел напоследок наказать побольше солдат. Именно наказать. Суд для них - слишком большая честь.
   Район генератора был уже занят военными. Они, видимо, так и не попали в лаборатории из-за того, что не сумели пройти все эти сканеры сетчатки и кодовые замки. Калхун с боем прошел несколько разгромленных офисов, его бронежилет спас ему жизнь уже трижды. Он нашел на одном из убитых охранников шлем и, не долго думая, надел его. Теперь он был защищен так надежно, как только мог быть. Два раза ему попадались автоматические турели - он взрывал их вновь найденными гранатами. Казалось, что солдаты откуда-то узнали, что Барни идет сюда, и основательно укрепились. Теперь он шел по большому мосту, отделявшему офисные секции от генераторного блока. Вдали начали звучать звуки перестрелки, но охранник не спешил вмешиваться. Он медленно и осторожно заглянул за угол и с удовольствием увидел, как три солдата отчаянно отстреливаются от двух вортигонтов и еще одной твари, закованной в броню. Барни даже вышел, и, не таясь, продолжал наблюдать за боем. Огромный монстр в броне мощными лапами отбросил одного из десантников в угол, пока остальные два убили одного из вортигонтов. Автоматная очередь безрезультатно била в броню на твари, пока кто-то не догадался направить огонь ей в лицо. Монстр завыл и рухнул на пол, но в ту же секунду удачный стрелок был убит залпом зеленых молний. Последний, совершенно обезумевший солдат, нервно передергивал затвор, но в механизме что-то заклинило. Вортигонт, угрожающе урча, шагнул к нему и злобно сжал кулаки.
   - Ну все, хватит! - в голос сказал Барни и пошел прямо на двух врагов.
   Те ошеломленно уставились на невесть откуда взявшегося охранника. Барни злобно улыбнулся обоим и расстрелял их почти в упор.
   Калхун вышел к обнадеживающей развилке - массивная механическая дверь слева, и небольшой подъемник справа. Калхун всегда был за тот путь, который побыстрее, тем более что сейчас одна минута могла стоить жизни. Но дверь слева не обнадеживала: кодовый замок висел рядом с ней на одном проводе. На замке можно было различить следы травм различной степени тяжести, несовместимых с жизнью. Попросту говоря, замок расстреляли. "Лихо... Но зачем?..." - подумал Калхун. Ответ пришел сам собой: "Чтобы блокировать мне путь. Именно через эту дверь проходил один, главный путь к генераторной. Головастые ребята среди этих военных! Получается, что солдаты знают, что мне нужно зарядить ячейку? Они знают про лабораторию? Черт! Дай бог, чтобы они еще не нашли входа туда...". Посмотрев вправо, Барни оглядел подъемную площадку на другой ярус. "Ну хоть эту панель целой оставили!" - с облегчением подумал офицер. Ему явно не улыбалось лезть вверх вручную. Немного "подумав" после нажатия кнопки, лифт пошел вверх.
   Еще несколько минут обходного пути по развороченным подсобкам (чего военные явно не предусмотрели), и вот, в следующей комнате нашлось то, что Калхун так долго искал - панель запуска генератора. Почти весь механизм генератора был тут же, за окошком из толстого стекла. Нажав несколько кнопок, Барни с удовлетворением наблюдал, как по массивным металлическим стержням проскакивают молнии, а резервуар с ними заполняется зеленоватым электролитом. Затем внимание переключилось на грязную карту, висящую на стене. "Надо же, как любезно с их стороны оставить здесь карту! Посмотрим... нет, мне определенно везет - комната зарядки ячеек буквально за углом. Давай, иди, осталось совсем немного...". И он вышел из операторской.
   За углам и вправду обнаружилась высокая и широкая решетчатая дверь, похожая на клетчатые железные заботы в парках. Еще подходя к ней, Барни услышал голоса:
   - Билл, открывай быстрее! Нам еще повезло, что мы смогли пробраться мимо военных незамеченными...
   - Да открываю я! Здесь замок насквозь проржавел!
   Треск открывающегося портала заставил говоривших закричать.
   - Спокойно, сэр, я справлюсь с ним! - крикнул Билл, и послышался выстрел.
   Барни уже на полной скорости бежал к железной двери - Люди погибают! Впереди раздалось невнятное ворчание вортигонта и треск выпущенных молний. Короткий вскрик - и ученый уже лежит без сознания с дымящейся раной в груди. Калхун подбежал к двери и навалился на нее - она не открывалась. Сквозь прутья решетки он увидел, как вортигонт замахнулся рукой на замершего в маленьком дверном проеме охранника и ударил его по торсу. Билл свалился со сдавленным стоном.
   - Ах ты сволочь! - заорал Барни, яростно дергая ручку двери.
   Вортигонт повернулся на звук и сразу же ударил. Барни отпрянул назад, но ему повезло - решетчатая дверь приняла молнии на себя, и они мелкими разрядами разбежались по решетке. Барни шагнул вперед, просунул автомат между прутьев. Вортигонт понял свою ошибку и попытался убежать в угол, но автоматная очередь ударила в его спину через секунду, и он свалился на пол, рядом с убитым ученым. Барни еще раз подергал замок - бесполезно. Он вспомнил, что на карте было что-то такое... Да, точно недалеко есть обходной путь в комнату зарядки! Калхун почти бегом бросился туда, на ходу подстрелив попытавшихся напасть ученых, оживленных "крабами". По пути Калхун начинал все больше и больше сомневаться. Что-то было не так - он шел по карте, но и вроде бы шел тем же путем, каким и пришел сюда... Сомнения подтвердились - через минуту обходной путь, который он запомнил по карте, привел его снова к маленькому подъемнику...
   ...А вот и мертвая дверь с расстрелянным кодовым замком. Барни со злости саданул по искалеченной панели кулаком и отошел. Надо вспомнить карту... Был еще какой-то путь...
   Но внезапно за неисправной дверью послышался какой-то шум. Барни, повидавший за этот день очень многое, насторожился. С той стороны по двери осторожно постучали чем-то металлическим, будто проверяя ее толщину. Потом ее начали вскрывать автогеном - проявлялась дорожка из раскаленного металла, медленно идущая по контуру двери. Барни приготовился ждать гостей: он неторопливо зарядил подствольный гранатомет найденной недавно гранатой и сам автомат. Луч автогена дошел до конца и исчез. Дверь содрогнулась от сильного удара, но выдержала. Последовал еще один удар, и дверь с грохотом свалилась на пол. За ней стояли трое солдат. Чмок! - граната стремительно вылетела из подствольника прямо в толпу ошалевших десантников. Калхун присел и прикрыл рукой лицо - взрыв был ослепляющим и оглушительно громким. Затем он посмотрел туда, где только что были солдаты. Сквозь пелену дыма были видны два искалеченных трупа, третьего, похоже, можно было соскребать со стен. Поскальзываясь в крови, Барни собрал магазины для автомата, конечно, лишь те, что уцелели. На одном из них его привлекла бирка: "Полковник Макгвайр". Но это имя ему ничего не говорило. Он сунул магазин в карман бронежилета. Потом Калхун, ступая по-кошачьи мягко, обошел очередные офисные помещения, по пути гася сопротивление инопланетных существ.
   Путь занял минуты три, и вот Калхун уже вбегает в место недавней трагедии. Барни осторожно оглядел всех. Все мертвы. Как скверно... Он ведь мог спасти их, будь он чуть порасторопнее... Барни увидел в стороне энергоячейку, похожую на ту, с которой работал Марк. Индикатор зарядки не горел вообще. Вон за той небольшой дверью есть зарядное устройство. Осталось лишь... Барни подошел к ячейке, взял ее... "Черт, до чего же тяжелая!" - и опустил на пол. Пришлось тащить волоком. Но, когда он подтянул ячейку к двери в комнату зарядки, он остановился. В дверном проеме лежал мертвый Билл. Калхуну было неприятно передвигать тело мертвого товарища, но надо... Вдруг Билл захрипел, конвульсивно дернулся и поднял взгляд на Калхуна. Барни вздрогнул и замер. Билл, выпуская изо рта темную струйку крови, оглядел Барни мутным взглядом.
   - Я... - он с трудом выдавливал слова, - Я знаю, ты должен... зарядить ячейку... Сейчас, сейчас я уйду с дороги...
   Прежде чем Барни сумел как-то возразить и успокоить умирающего охранника, тот с громким стоном поднялся на ноги, шагнул в сторону и тут же со сдавленным хрипом упал. Барни взволнованно нагнулся к нему - поздно. Сердце несчастного охранника уже не билось.
   Калхун, собрав последние силы, навалился на ячейку и втолкнул ее в разъем для подзарядки. Индикатор электроэнергии весело мигал, и, когда Калхун начал заряжать ячейку, та даже засветилась изнутри призрачным голубоватым светом. Секунда - и все готово. Барни оттянул почти горячую энергоячейку в небольшой лифт, предназначенный специально для транспортировки ячеек в лаборатории, и нажал самую верхнюю кнопку. И, не наблюдая, как лифт медленно уносит ее наверх, повернулся и зашагал прочь...
  

Глава 6

Прыжок Веры

   - Калхун, вы сделали это! Мы получили ячейку - она просто светится электричеством!
   Розенберг шагнул в сторону, выпуская Барни из лифта. Калхун, улыбнувшись, кивнул. О смерти его предшественников он говорить не стал.
   - Мы уже начали подготовку прототипа, - с радостным возбуждением увещевал его доктор Розенберг, - С таким количеством энергии он будет работать в два раза мощнее! Я хочу...
   - Э, док, - Калхун, деликатно кашлянув, перебил его, - Есть одна проблема.
   Улыбка медленно-медленно сползла с лица Розенберга. Он побледнел и как-то сразу постарел. Калхуну стало немного неловко.
   - Какая проблема? - бесцветным голосом спросил Розенберг.
   - Ну, не то, чтобы проблема, - Барни уже и сам жалел, что начал эту тему, - Я узнал, что военные пронюхали про нашу лабораторию. И в любую минуту они могут ворваться сюда.
   Розенберг помолчал.
   - Примем меры, - решительно сказал он, снова обретая живость лица, - Грэг!
   Из будки наверху появилось взволнованное лицо ученого.
   - Грэг, перекрой все двери в лабораторию. Сотри все коды из памяти замков.
   - Но доктор Розенберг, мы...
   - Ничего, Грэг, - спокойно сказал Розенберг, - Мы же уже не выйдем отсюда обычными способами, ведь правда?
   Белли кивнул и исчез. Розенберг снова повернулся к Калхуну.
   - Ну, вот и все. Я сейчас подготавливаю оборудование. Пойдемте, поможете мне.
   Калхун кивнул. Он был даже благодарен ученому за это предложение - просто сидеть и ждать было выше его сил. Они подошли к прототипу, и Розенберг снова встал за пульт управления. Платформа вновь стала загораться тысячами огней.
   - Мы начинаем, - голос ученого стал металлическим и беспристрастным, - Я останусь здесь, чтобы контролировать подачу энергии и стабилизировать процесс. Мне нужно, чтобы вы поднялись по той лестнице в контрольную комнату и активировали напряжение портполя, как это делал Грэг перед вашим отправлением в Зен. Там есть большая красная кнопка. Вы будете активировать ее каждый раз, когда я вам скажу, перед тем, как мы будем открывать очередной портал.
   Барни, понимающе кивая, поднялся в будку. Оглядел висящий в двух метрах от него массивный ротор прототипа. "Спаситель ты мой!".
   - Не волнуйтесь, мистер Калхун! Процесс на самом деле довольно прост. И я буду вам говорить, что вам нужно делать.
   - Док, скажите мне только одну вещь. Эта штука правда это может? Она сработает?
   Розенберг улыбнулся.
   - Конечно сработает, - мягко сказал он, - Ведь у меня в ассистентах сам офицер безопасности научно-исследовательского комплекса "Черная Меза" мистер Барни Калхун.
   Барни улыбнулся и стал ждать, наблюдая за раскручивающейся "дрелью".
   - Будьте готовы, мистер Калхун! Когда система будет инициирована, понадобится еще несколько секунд, чтобы распознающие резонансные катушки уловили точку фокуса.
   Калхун уже почти не слышал Розенберга. Свобода. Скоро, совсем скоро...
   - Все кажется нор...
   Внезапно под потолком что-то грохнуло, и из одной из труб повалил белый пар.
   - Калхун! - закричал ученый, - Первичная охладительная линия вышла из строя! Калхун! Быстрее, бегите в дверь справа от вас и поверните кран сброса давления!
   Барни, вера которого начала стремительно угасать, кинулся в указанную дверь.
   - Скорее, пока система не перегрелась! - донеслось ему вслед.
   Калхун вбежал в маленькую комнатку. "Какой кран? Какой кран поворачивать!? Тут нет никакого крана!.. - паника уже колотила его, - А, вот... вот он...". Вентиль поворачивался очень туго. На середине оборота за спиной охранника вдруг раздался знакомый треск порталов. Барни, выпуская из рук кран, судорожно оглянулся - сзади него уже начинали переходить на ультразвук три "собачки". Не найдя при себе автомат, Барни выхватил огромный револьвер и трижды выстрелил. Резко глянулся обратно на кран - тот упрямо и медленно поворачивался назад, в обратную сторону. Барни вскрикнул и кинулся вновь заворачивать вентиль, на этот раз уже до упора. Тот уже больше не пытался открутиться снова. И Барни выбежал обратно в контрольную будку.
   - Замечательно, Барни, - Розенберг впервые назвал охранника по имени, - Мы были почти на грани... Система стабилизировалась и продолжает заряжаться. Когда главный индикатор зарядки достигнет верхней отметки, - ученый показал на небольшой вертикальный экран на стене, - Нажимай кнопку подачи напряжения портполя!
   Калхун кивнул и уставился на экран. Еще немного. Вот-вот... Вот!!!
   - Калхун, включай портполе! Марк, приготовься! - крикнул Розенберг уже стоящему возле платформы ученому.
   Барни, ощутив холодок по спине, нажал. Пол сотрясся, как в тот раз, перед отправлением в Зен. В перехлест пяти молний прототипа начали засасываться зеленые шарики собравшегося вокруг газа, и с яркой вспышкой на платформе появился шар портала.
   - Быстрее, Марк! Вперед! - крикнул Розенберг.
   Калхун видел, как ученый, тряхнув головой, с разбегу прыгнул в портал - и шар исчез. Снова воцарилась тишина - лишь гул работающего аппарата. Экран подзарядки на стене снова показывал зарядку прототипа почти с нулевого уровня.
   - Превосходно! - воскликнул Розенберг, барабаня по клавишам, - Калхун, вы видели, все прошло удачно! Так... теперь очередь за Грэгом.
   - Я нажму, когда увижу, что прототип заряжен, - крикнул сверху Калхун, и Розенберг удовлетворенно кивнул.
   Было в этом что-то завораживающее. Даже не работа прототипа, и не искрящийся шар портала, и не чудо телепортации. Было удивительно видеть настоящего ученого за любимым делом. Наверняка всем хочется почувствовать себя так же когда-нибудь - богом в своем деле. Богом, повелевающим пространством. Калхуну даже стало немножко завидно.
   - Грэг! - позвал Розенберг коллегу, - Готовься, ты следующий. Терпение, только терпение, мы же можем отправлять лишь по одному человеку за раз...
   Следующие три минуты пролетели для Барни незаметно. Он вдруг вспоминал всех своих друзей здесь. Они ведь так и останутся тут, среди инопланетян и солдат. А может быть, они все уже давно мертвы. Возможно, самые непоседливые, вроде Отиса или Гордона, еще поищут приключений на свою задницу. Барни нашел много этих приключений, но он не может сказать, что жалеет о них. Он помог ученым. Убил много солдат. Познакомился с Розенбергом и его друзьями. И он стал взрослее. Неверное, сразу лет на тридцать. Много надежд и вер рухнуло за этот день, много надежд родилось, но все это скоро будет в прошлом. Как страшный сон. Скоро, по ту сторону портала...
   - Калхун, включай напряжение портполя! - крикнул Розенберг и вывел его из раздумий.
   Барни нажал на кнопку подачи напряжения. Знакомые толчки, вспышка - и Грэг спокойно входит в портал. Мгновенье - и Барни с Розенбергом в лаборатории одни. Розенберг уже подготавливает телепорт для следующего этапа. Но что-то не так. Калхун чувствовал это буквально всей кожей. Вдруг он понял - за небольшой дверью возле лестницы вниз, к Розенбергу, были слышны голоса. И, судя, по интонациям, это были не чудом выжившие "свидетели".
   - Доктор Розенберг, - крикнул Калхун, - Нам надо поторапливаться! Военные нашли нас! Они уже за дверью, которая возле лестницы!
   Розенберг стал на удивление еще более четким и конкретным в действиях.
   - Ясно, Барни, - сказал он, не отрываясь от кнопок, но значительно ускоряясь, - Я пойду следующим...
   Барни даже не пришло в голову возразить.
   - ...Но не волнуйтесь, мистер Калхун! Я запрограммировал прототип на еще одно обновление, автоматическое, по алгоритму предыдущих. Как только, когда я уйду, основное устройство снова зарядится, включайте напряжение и бегите вниз. У вас все получится!
   "Дай-то Бог..."
   - Он готов, Калхун! Включайте!
   Снова треск и бьющийся в судорогах комплекс.
   - До встречи, Барни! - Розенберг, словно прощаясь навсегда, помахал ему рукой, - До встречи на той стороне!
   И Барни Калхун остался один. Вначале не было ничего, лишь пустота в душе и смутное ожидание, что вновь что-то случится, вроде перегрева системы, или телепорт не сможет загрузиться сам. И если второе его сомнение развеялось, когда он увидел, что система заряжена на тридцать процентов, то первое лишь подтвердилось вместе с глухим возгласом за дверью:
   - Сержант, эти яйцеголовые там! Они заблокировали панель замка!
   - Вскрывайте!
   Барни почувствовал, как внутри него что-то оборвалось. "Нет, не успею... все напрасно" - подумал он, глядя на экран. Шестьдесят процентов. В дверь знакомо постучали чем-то металлическим, и Калхун услышал шипение автогена. Семьдесят процентов. "А вдруг успею?..". Калхун, трясясь от напряжения, наблюдал за полосой индикатора. Время начало тянуться мучительно медленно, и лишь шипение автогена напоминало, что скоро все так или иначе кончится. Пот струится рекой, дрожащие руки уже еле держат револьвер.
   Сто процентов.
   Барни нажал на подачу напряжения портполя и рванулся к лестнице. Пол тряхнуло и раздался грохот - Барни не был уверен, отчего - от электромагнитного импульса на платформе, или от упавшей вскрытой двери. Он ничего не замечал. Он бежал к шару портала.
   - Стоять, гад!!!
   Это лишь подстегнуло его. Раздались выстрелы - очередь пуль просвистела слева от него. Выстрелы... Ругань...
   И он с разбегу влетел в портал.
   ...
   Зеленые вспышки, пропажа материи и тела - все это было знакомо. Но остался слух. Барни почти оглушило стуком собственного сердца. "Успел? Или нет?". И он почувствовал под ногами твердую почву. Именно почву. Рядом с собой Барни узнал доктора Розенберга.
   - А, вот и он! Калхун, вы прибыли! - радостно воскликнул Розенберг.
   Они стояли на выезде из мощного туннеля с надписью "Южный Туннель "Черной Мезы". Длина - пять миль". Рядом - прогревающийся джип.
   - Мы беспокоились - вас слишком долго не было...
   Калхун попытался шагнуть вперед, но не смог. Тело отказалось подчиняться. Голова вдруг закружилась. Все вокруг вдруг начало пульсировать зеленым светом... Охранник даже не мог открыть рот...
   - О, нет... - Розенберг казалось, сдулся на глазах, - Что-то не так. Марк, подойди-ка сюда! Тут что-то с Калхуном.
   Марк подбежал к парализованному охраннику и нахмурился.
   - Его тело попало в какой-то посторонний пространственный коридор, и...
   Вдруг все исчезло. Словно просто выключили Весь свет. Калхун уже бился бы в панике, если бы мог пошевелиться. Перед глазами снова мелькнули зеленые молнии... Все замелькало с сумасшедшей скоростью. Словно он был в двух местах сразу. Он видел, ясно видел Розенберга и Марка, стоящих перед ним. Но в размытом пространстве вокруг он видел темную, заваленную швабрами и лопатами подсобку. Барни рванулся вперед, комнатка была заперта. Не найдя выхода, он прильнул к маленькому решетчатому окошку под потолком. Окошко было на уровне пола первого этажа, и, сквозь мелькавшие перед ним лица друзей-ученых, Барни вдруг увидел две пары армейских ботинок. Военные тащили по полу тело.
   - Куда несем этого Фримана?
   - Наверх надо бы, на допрос.
   - На кой черт нам с ним говорить? Он столько наших завалил, что я его голыми руками... К дьяволу допрос, давай прикончим его? Прямо сейчас. Сам же говорил, что хочешь! А если что, майору ни слова, что видели его. И порядок.
   - Думаешь? Да, можно... А что, если кто-нибудь найдет тело?
   - Тело? Какое тело? Хе-хе!
   "Они все-таки взяли его... Гордон..." - тоскливо подумал Барни.
   Он успел увидеть, как с пояса Фримана сорвалась монтировка и, звякнув, одиноко осталась лежать на полу. И тут материя снова пропала, свет померк...
   ... Зеленая пульсация и мелькание прекратились. Он стоял возле джипа. За рулем сидел лениво жмурившийся на солнце Грэг. Марк отпирал решетчатые ворота, ведущие на горное шоссе. Вокруг - лишь скалы, солнце и воздух. Свобода.
   Рядом возник Розенберг.
   - О, слава Богу, вы снова здесь! - голос ученого был взволнованным, но постепенно успокаивающимся, - Я боялся, что вы попали в бесконечный гармонический рефлюкс...
   Барни улыбнулся и шагнул к доктору.
   - Выходит, вы очень везучий человек, раз снова стоите здесь, с нами...
   - Мы все здесь очень везучие, - снова улыбнулся Барни, - Но без вашей почти сумасшедшей мозговой деятельности мы бы не были таковыми.
   - А благодаря вам мы смогли осуществить мою сумасшедшую идею.
   Калхун подошел к джипу и погладил его по раскаленной от солнца крыше.
   - Выходит, все закончилось?
   Розенберг посмотрел вдаль, на далекий скалистый горизонт. На солнце. На небо. На мир.
   - Все закончилось. Теперь у нас все будет хорошо.

Объект: Барни Калхун, офицер охраны.

Статус: Вне досягаемости.

Без комментариев.

  

Январь - апрель 2007 года.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Приговорён любить, или Надежда короля Эрланда" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"