Дмитриев Сергей: другие произведения.

Книга Half-Life Episode Two

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 4.76*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Седьмая и предпоследняя часть моей новеллизации игр вселенной Half-Life. Гордон Фриман пережил взрыв Цитадели, но Альянс уже отправляет сигнал SOS своим соратникам в другую Вселенную. Если новый портал пришельцев будет открыт, землю ждёт новая Семичасовая Война, выжить в которой людей уже нет ни единого шанса. Нужно срочно предотвратить катастрофу, но девушка, в которую Гордон стремительно влюбляется, получает смертельные раны, и помочь ей может только чудо. Всесильный Человек в синем костюме открыто манипулирует им, и его друзьями, а вортигонт, погибший в "Черной Мезе", начинает сводить Фримана с ума только сейчас, спустя двадцать лет. Что делать молодому учёному, когда наступил решающий момент в истории человечества, когда всё зависит только от него? Чем закончится главная операция Сопротивления? Это - не описание игры, это литературное произведение. Книги просты для понимания даже тому, кто не знаком с Half-Life.


   Copyright Сергей Дмитриев

Half-Life 2

Episode Two

Период Полураспада 2

Эпизод 2

  
   С поездами ему совершенно точно не везло. Но, к сожалению, две его научные степени не дали ему ума учиться на ошибках.
   Сначала монорельс двадцать лет назад, который привез его к межпространственной катастрофе. И раз - тысячи смертей.
   Затем тот же поезд, унесший его сквозь пространство и время прямо в руки тому, кто может все на свете, но ни во что не вмешивается. Два - лишился двадцати лет жизни.
   После - электричка, которая привезла его точно в концлагерь для оставшейся издыхающей трети населения Земли. Три - кровавое восстание, и нет пути назад.
   А сколько было промежуточных рейсов, и все они кончались когда стрельбой, когда болью, а когда и встречей с давно умершими.
   И не нужно быть гениальным ученым, чтобы понять, наконец, что от поездов надо бы, наверное, держаться подальше. Так, на всякий случай.
   Но не тут-то было. И, как всегда, награда за упрямство - как русская рулетка.
  

Глава 1

В Белую Рощу

   Гордон очнулся куда быстрее и легче, чем приходил в себя до этого. В прошлый раз, придавленный бетоном и металлом, он был словно побитая собака. Теперь же он открыл глаза резко, как человек, который просто спал и проснулся от дурного сна.
   "Где мы?! Что это было?..", - ученый замотал головой, пытаясь осмотреться. Ничто, впрочем, его не сдерживало. Он нашел себя на одной из скамеек внутри вагона электрички, на которой они унеслись прочь из тлеющего и присыпанного пеплом Сити-17. Несмотря на то, что вагон находился под углом почти в сорок пять градусов, ученый взял себя в руки, расслабился и попытался понять, что же последним запечатлела его память.
   "Так, ну с долгосрочной памятью вроде все в норме, - размышляя, Фриман облокотился на спинку скамьи и осмотрел свой потрепанный, но все же целый костюм, - Все отлично помню - мы побеждали, Брин погиб, но Цитадель перегрелась и должна была взорваться, уничтожить город. Мы с Аликс замедлили этот процесс, выиграв время для всех... Вместе с Барни всех эвакуировали... Точно! Альянс еще хотел передать сигнал бедствия в свою вселенную, усилив его взрывом Цитадели! Так, отлично, все хорошо помню. Но потом - сплошной провал... Так... Нет, погоди-ка... Помню, как мы с Аликс уже отъехали из города и смотрели, как сигнал Альянса отправляется! А потом нас накрыло взрывной волной... Аликс... Где Аликс?! Черт!"
   Гордон вскочил и тут же, поскользнувшись, поехал по накренившемуся салону вагона вниз. Довольно больно врезавшись плечом в дверь, он вышиб ее и ввалился в следующий вагон.
   Этот вагон стоял уже горизонтально. Но по-прежнему никого. Никого из тех, с кем они покинули город на этом поезде. Оружия, без которого ученый уже привык чувствовать себя голым, тоже нигде не было. Вагон был пуст и покорежен так, словно катился с высокой горы. Стекла вышибло при крушении. А может, их тут и не было. Пели птицы, по вагону гулял теплый ветерок.
   - Аликс! Эй! Аликс!
   "Допрыгался, - усмехнулся Гордон, - Слишком часто я умирал. Все решили, что я умер, и просто оставили тут, пока не решат, в чем хоронить... А чем костюм плох? Он и так как гроб, даром что как цинковый... Да что я несу, надо отучаться от тупого юморка... Это всё нервы... Но где же все?"
   Думать о том, что все погибли при аварии, Гордону не хотелось. Да и не мог он представить, что с Аликс что-то случилось. Не мог представить, что тогда делать...
   - Аликс! Я здесь! Ты слышишь меня? Аликс!
   Вопреки хаосу, царившему внутри электрички, снаружи все и вправду напоминало самый настоящий рай. В окнах виднелась свежая зелень, трава, проглядывало солнышко. Но эхо... Какое же оно тут сильное...
   "Вот ты, наверное, и умер, док, - усмехнулся про себя Фриман, - Это точно рай... Хотя с чего я решил, что после того, что я сделал с человечеством, я заслужил рай?.. Голова что-то болит..."
   Ученый поморщился от приступа головной боли, который накатил внезапно, пульсирующей волной. Череп словно сдавливали со всех сторон. Гордон догадывался, что это - симптомы начались еще в Сити-17. А теперь еще, похоже, добавился новый - язвы на коже шеи. Но он словно не хотел признаваться в своем диагнозе, даже самому себе.
   - Гордон?
   Фриман вздрогнул, едва не скинув очки с лица. И, радостно улыбаясь, начал судорожно пробираться через покореженный вагон.
   - Аликс! Я здесь!
   Торопливые шаги - и Аликс, целая и невредимая, тянет к нему руку сквозь выбитое окно вагона. Такое сильное, теплое чувство Гордон, наверное, не испытывал никогда. Он сжал ее ладонь в своих перчатках.
   - Слава богу, ты жив!
   - Аликс, ты цела? С тобой все нормально? У тебя кровь! Я сейчас...
   - Успокойся, успокойся, пожалуйста! - мягко засмеялась девушка, пресекая его попытки ринуться к ней через окно, - Ты не пролезешь... Я цела, со мной все хорошо! Ты как?
   - У тебя кровь!
   - Поцарапалась о куст, - беспечно пожала плечами Аликс, - Ты где был? Мы тебя обыскались! Часа три искали, совсем исчез!
   - Да я... - Гордон неопределенно повел плечом, - Вы-то как? Мы вообще где, далеко успели уехать?
   - Да уж прилично, тут даже пепла от взрыва нет...
   - Так, погоди, я выберусь сначала...
   Пролезть через окно и вправду не получилось - Гордон в своем бронекостюме был слишком широкоплечим. Дверь в конце вагона имелась, но вот дверная ручка отсутствовала. Судя по всему, замок был заперт еще очень давно, четырехгранным железнодорожным ключом.
   - Подожди, у меня тут есть кое-что, - опомнилась Аликс и отбежала куда-то в сторону.
   Фриман увидел, как она забежала за небольшую скалу и вернулась оттуда с его гравипушкой в руках. Тяжелое устройство она несла, явно прилагая некоторые усилия.
   - Надеюсь, она все еще работает... - виновато усмехнулась она Гордону.
   Ученый едва успел отскочить - дверь вагона издала мерзкий скрежет и, помедлив секунду, вылетела наружу. Миг - и Аликс отключила гравипушку, дверь повалилась в траву. Фриман наконец выскочил из вагона и торопливо взял из рук девушки увесистый прибор. Но, опомнившись, тут же повесил его на пояс костюма и обнял Аликс.
   - Я знала, что ты не погиб, - тихо сказала девушка.
   Гордон, смутившись, выпустил ее из объятий и немного отстранился, прогоняя с лица блаженную улыбку.
   - Я так рад, что ты цела, - он все же снова улыбнулся.
   Аликс улыбнулась в ответ. Она прекрасно видела тщетные попытки ученого придать себе напускной серьезности.
   - А я единственная, кто действительно верил, что ты не умер. Когда поезд накрыло взрывной волной, его понесло вперед слишком быстро. Тот парень, Кирпич, сразу дал по тормозам, но это не помогло. Поезд сошел с рельс, когда мы проезжали мост.
   И Аликс показала глазами наверх. Фриман обернулся, задрал голову и даже присвистнул от удивления. А удивляться действительно было чему - в стороне, в паре десятков метров над землей, навис металлический железнодорожный мост с остатками поезда на нем. Локомотив стоял почти поперек путей, позади него в мосту зияла огромная дыра. Вагоны, всё еще сцепленные друг с другом, стояли, покосившись, позади нее. В дыру провалились целых два вагона, которые до сих пор угрожающе свисали с моста над склоном. Еще два вагона, видимо, оторвавшись, упали вниз, съехав по небольшой скале сюда. Вместе с чудом уцелевшим Фриманом. Хотя Гордон уже догадывался об истинном смысле подобных "чудес".
   - Однако, - сглотнул Фриман и вновь повернулся к девушке, - Поездочка... Ну ладно я в костюме, а вы-то как пережили такое падение? Это же непостижимо просто...
   - Нет, нет, что ты, Гордон, только ты был тут, мы-то все были в локомотиве. Просто ты ударился головой, когда ударила волна, и мы положили тебя в отдельный вагон, на всякий случай...
   "Это на какой такой случай она намекает?" - подумал ученый, разминая шею и осматриваясь.
   В конце девяностых, когда произошла судьбоносная для всего человечества катастрофа в исследовательском комплексе "Чёрная Меза", Гордон в последний раз видел красоты природы. Он прекрасно помнил палящее солнце Нью-Мексико, каньон, песок, жару, свежий ветер, горную реку. Разве что насладиться всем этим в последний раз не получилось: трудно оценить очарование Среднего Запада, когда в тебя стреляют отборные спецназовцы, а ты - лишь уставший измотанный ученый, совсем не знавший, что такое жестокость. За исключением разве что нападок хулиганов в школе.
   Потом его новый покровитель, человек в синем костюме, добровольно-принудительно забрал его. Забрал в ничто, в пустоту. И когда Гордон был выпущен, для него прошло не более нескольких часов. В мире же прошли долгие двадцать лет, и все изменилось. С приходом господствующего в большинстве миров Всегалактического Союза, или Альянса, Земля переживала медленное увядание. И хоть стояла календарная осень, даже здесь, в Восточной Европе, должно было быть еще тепло, как летом. Тепло-то было, но вот в остальном...
   Все, что увидел Гордон, угнетало до крайности. Тусклая, почти коричневая травка, чахлые деревца, непонятно как существующие в висящем над улицами смоге. Город накрывала непроглядная равномерная пелена, пасмурно-серая, и лишь изредка проглядывало солнце, так, на пару минут раз в неделю. За городом Гордон почти не побывал, лишь недолго проезжал морское побережье, которое тоже оставляло мерзопакостное впечатление. Море обмелело, воды почти серого оттенка почти не накатывали волнами - отсутствовали течения и сильные ветра. Его друг Илай говорил тогда, что Альянс делает с Землей. Стремительное выкачивание ископаемых ресурсов, осушение морей, модификация атмосферы и прочие гадости.
   И Гордон, отчаявшись, уже думал, что вся планета давно угасла и превратилась в пустошь. Но сейчас он буквально не мог поверить своим глазам. Природа, чудесная, цветущая и играющая всеми красками, простиралась вокруг него.
   - Вам очень повезло, - наконец сказал он, - Но где же все? Все целы?
   Аликс опустилась на большой камень, коих тут было предостаточно - местность вокруг была гористая.
   - Да, как ни странно, особо никто не пострадал, - вздохнула она, - Разве что ушибы... Я очень испугалась, честно. Было так страшно... А потом и ты пропал.
   Гордон присел на другой камень напротив девушки и наконец расслабился.
   - Меня просто мусором присыпало, вот и незаметно лежал себе, - усмехнулся он.
   - Да, тебе легко говорить, - засмеялась Аликс, - А мы с ребятами тебя искали, везде, во всех вагонах на мосту, потом еще целая история была, как мы спускались с него! Потом уже искали тут. А потом Хун сказал, что времени мало и что надо выдвигаться в сторону нашей ближайшей базы. Я осталась, не хотела уходить без тебя. Они пообещали прислать подмогу на поиски, когда дойдут до кого-нибудь из наших.
   - Понятно, - кивнул Гордон, задумавшись, - Ну, в принципе, нормальное решение. Спасибо тебе, Аликс, что осталась. Но, конечно, не стоило. Одна тут, мало ли, вдруг отряды Альянса тут ходят дозором... А Хун что, теперь в нашем отряде главным стал?
   - Да, вроде того, - кивнула девушка, - Как бы негласно, ты же понимаешь. Джеф погиб, Баггз погиб, Шульц уехал с Барни, так что...
   - А кстати! Где же Барни? Он-то хоть доехал, куда хотел?
   - Наверное. Я не знаю, связи с ним ведь нет. Но надеюсь, что с ним все нормально. С ним всегда будет все нормально, для него все эти передряги - так, семечки.
   - Это точно, - засмеялся Фриман, - Барни везде проскочит. Наверное, он уже в Белой Роще. Ничего, узнаем...
   Он осекся, резко повел головой вбок и в сторону, наморщив лоб. Ощущение, пронзившее его голову, было не из приятных. Словно что-то шевелится внутри мозга. Он буквально физически ощутил в голове что-то щекочущее.
   - Что такое?
   - Нет, нет, все окей, - лицо Гордона разгладилось, - Просто голова побаливает. Так о чем мы... Ах да. Интересно, а что теперь с Сити-17? После взрыва...
   - А, - кивнула Аликс и поднялась на ноги, - Пойдем, покажу.
   Она, поманив Гордона за собой, начала пробираться сквозь буйные заросли какого-то колючего кустарника, пробившегося между камней.
   - Ты осторожнее, хорошо? - проворчал Гордон, когда одна из веток стегнула его по лбу и чуть не сбила с лица очки, - А то опять оцарапаешься... Слушай, вот это природа тут! Скалы, холмы, зелень, вон даже цветочки растут. А я думал, за пределами городов все уже давно вымерло.
   - Нет, ну что ты, - засмеялась Аликс, выводя Гордона на сыпучий гравий и поднимаясь по склону холма, - Пустоши есть, но в местах каких-нибудь месторождений, где Альянс добывает ресурсы. Ну или в местах, где Альянс выжег все, в мертвых городах... Но в основном еще природа держится. Красиво тут, да? Так давно не выбиралась за городскую стену, тут так здорово!
   Они наконец взошли на холм, и Гордон даже забыл, что хотел ответить девушке. На миг он потерял дар речи от открывшейся ему с холма панорамы.
   Это была панорама города. Внизу, в ложбине между холмами, лежал город. Точнее, то, что от него осталось. Не нужно было сильно напрягать зрение, чтобы понять - город лежал в руинах. Все дымилось и тлело. Кое-где мелькали огоньки пожаров. Но не было ни крыш, ни целых стен. Сити-17 был стерт с лица земли. И, как мрачный надгробный памятник, посреди руин косо и уродливо возвышались покореженные останки Цитадели. Главная база Уоллеса Брина и Альянса в Восточной Европе уже не пронзала небо, словно исполинский асимметричный инородный на лоне Земли шпиль. Жалкие уродливые развалины, все же гигантские на фоне разрушенного города.
   Но поражало другое. Из руин Цитадели в небо поднимался закручивающийся штопором исполинский поток бирюзовой энергии. Что это было - плазма или что-то иное, не было понятно, но, как показалось наметанному глазу ученого, это была, скорее всего, темная материя. На месте разрушенного реактора.
   - Чтоб меня... - вполголоса выругался Фриман, поднимая голову вслед за потоком энергии.
   Темная материя, завихряясь, уходила в небо, вонзаясь в серые тучи, где ослепительно-бирюзовый поток тонул в озаренных свечением облаках.
   - Какого черта? - уже громче пораженно протянул Гордон, - Что происходит?
   И, словно ему в ответ, небеса полыхали бирюзовым светом в том месте, куда уходил поток энергии. По долине пронесся оглушительный гром, на них дохнуло горячим порывом ветра. Свечение в облаках над лучом нарастало.
   - Гордон! - Аликс уже кричала, - Сейчас что-то будет, осторожно!
   - Прячься! - и Гордон, не раздумывая, схватил ее поперек талии и повалил на землю, укрывшись возле небольшой скалы.
   От потока темной материи во все стороны резко пошла волна - бирюзовая рябь, пронзающая пространство от земли до облаков. Когда Гордона достигла призрачная стена этих сгустков света, он лишь на миг прикрыл глаза - волна прошла, не причинив вреда, разве что в ушах оглушительно зазвенело. Едва не выругавшись снова, Фриман услышал сквозь звон адский гул и скрежет - бирюзовая рябь достигла оставшегося у них позади моста с поездом. Что-то лязгнуло, и мост медленно, лениво обвалился, обрушивая опоры, локомотив и вагоны прямо на то место, где они с Аликс только что сидели на камнях.
   - Ничего себе, - пробормотала Аликс, поднимаясь на ноги, когда все утихло, - Вот это мы везучие.
   - Думаешь? - Гордон отряхивался от пыли, - Что это вообще такое было? Это же не может быть реактор, самого реактора ведь уже нет. Судя по всему, утечка темной материи из тела реактора после нарушения целостности... Не знаю даже, что прогнозировать. Я не работал с темной материей, это вообще не моя область... главное, чтобы не случилась тотальная аннигиляция. Хотя нет, это невозможно, конечно...
   - Я не уверена, но это очень похоже на то, что я видела в детстве, - Аликс смотрела на руины Сити-17 и медленно изгибающуюся спираль бирюзового света, - В смысле, волна эта, сияние и рябь, которая прошла по воздуху.
   - И что же это было?
   - Портальный шторм.
   Гордон снова не удержался и присвистнул от удивления. Неужели Аликс помнит это? Да, тогда это ничего хорошего не принесло. Только разнесло тварей и Зена по всей Земле, где они оказались, словно ребенок на конфетной фабрике. Но что-то не сходится...
   - Погоди, как такое может быть? - поднял бровь Гордон, - В тот раз портальный шторм был из-за смерти Нихиланта и шел из Зена. А тут у нас другое, тут технологии Альянса.
   - Да уж, - кивнула Аликс, - Ты прав. Но, ты знаешь, и правда очень похоже! Рябь эта, свечение... да, наверное, цвет тогда был другой. Я плохо помню, я же маленькая была...
   - А мне уже было двадцать семь... - проговорил Гордон.
   И тут же мысленно вмазал себе оплеуху. Зачем? Ну кто его за язык тянет? Зачем это говорить? Накипело. Сильно. Слишком много мыслей об Аликс было в его голове. И чувств. Много, как никогда.
   Аликс, смутившись, замолчала. Чтобы сгладить неловкость, Гордон заставил себя улыбнуться:
   - Ты так много повидала, замечательно разбираешься в этих вещах, - он взял девушку за руку, - Буду слушаться твоих советов. Такая девушка, как ты, ошибаться просто не умеет, правда?
   - Ну что ты, Гордон, - смущенно улыбнулась Аликс и крепче сжала его руку.
   - Главное, что этот шторм темной материи нам не принесет подарочки из Зена, как тогда. Надо будет спросить доктора Кляйнера, чем такие выбросы нам грозят.
   - Да, доктор Кляйнер в этом лучше всех на свете разбирается, - кивнула Аликс, сбрасывая с плеч смущение и неловкость, - Он полжизни потратил на постижение портальных технологий Альянса.
   Они помолчали, но неловкий момент был сглажен.
   - Ну что ж, - Гордон оптимистично снял с пояса гравипушку, - Думаю, надо что-то делать. Не сидеть же тут просто так, верно?
   - Предлагаю двигаться в Белую Рощу, - с готовностью откликнулась Аликс, - Мы хорошо отдохнули... Ты же хорошо себя чувствуешь, правда?.. Там отец, там все наши.
   - Полностью поддерживаю, - улыбнулся Гордон, - Там они уже и разобрались, как нам продолжить войну теперь, когда главная Цитадель Альянса уничтожена.
   - Кстати, перед тем, как ты нашелся... Я буквально за пять минут до этого слышала голоса вортигонтов, - осенило Аликс, - Они где-то рядом, давай найдем их? Они и дорогу подскажут, и помогут. А может, и с нами пойдут. Нагоним наших. Давай?
   - Есть, мой капитан, - шутливо вскинул руку Фриман, - Единственно верное решение! Мы молоды и наивны, так что - в путь, навстречу опасностям и трехруким чудакам-уродцам!
   - Ты смотри при них так не скажи, - расхохоталась девушка, - Обидятся, перестанут слагать о тебе свои стихи и песни.
   - Да ладно тебе, не скажу, конечно, - махнул рукой ученый, - Просто до конца до сих пор к ним привыкнуть не могу. Пару недель назад они такой ад кромешный в "Черной Мезе" устроили, а потом бах! - и добрые друзья. Но они не так уж плохи оказались, что уж тут сказать...
   - Понимаю тебя, - серьезно закивала Аликс, - Пережить такое... А мне вот так же трудно вообразить то, о чем ты говоришь. Я же с самого детства с ними. Играла с ними, когда была маленькая, они меня так развлекали, смешили... Помню, был один по имени Урия, самый забавный. Он еще с папой много времени проводил, хотел, чтобы его научили основам физики, математики и другим нашим наукам.
   - Серьезно? - улыбнулся Гордон, прохаживаясь, - Ну надо же! Детство у тебя было, конечно, м-да... И что же, где этот Урина теперь?
   - Ну перестань! - Аликс со смехом отмахнулась от ученого, - Он хороший! Он как раз тоже в Белой Роще. Придем туда, я вас познакомлю, он стал настоящим ученым, прямо как ты!
   - Ну до меня ему далековато, скажу я тебе, - горделиво выпрямился Фриман, - Ничего, будет мне кандидатскую защищать, посмотрим, что за товарищ.
   Аликс смеялась так, словно не было рядом руин мертвого города. Словно не было войны, опасности, страха... Гордон невольно залюбовался ею.
   - Ты такой смешной! Я вижу, твоя депрессия совсем прошла, да?
   - Депрессия?
   "Хм, - смущенно подумал Фриман, - А ведь и правда... Загрузил я ее вчера своими заморочками... Депрессия, да, наверное. Но ведь и правда прошла же. Да, да... верно. Просто устал, наверное. Сорвался. Нервы все-таки... Последняя встреча с Брином просто до крайности довела..."
   - Ты прости меня, - виновато отвел взгляд Гордон, - Просто нервы, устал. Вот и вредничал. Но ты права. Все прошло.
   - Как ты говоришь? - подмигнула Аликс, - Мы молоды и наивны?
   - И чертовски полны сил!
   - Тогда пошли скорее. Все будет замечательно.
   - Конечно!
   Тропинка уводила их со склона прочь от города. Пели птицы, пахло травой, цветами, слышался стрекот кузнечиков. Гордону подумалось, что, наверное, только сейчас впервые после "Черной Мезы" он почувствовал себя настоящим, по-настоящему расслабился. После встречи с Нихилантом и человеком в синем костюме все его мировоззрение перевернулось. Картина миропорядка, убеждения, чувства. Затем был шок - попав в Сити-17, он действовал словно по инерции, и сейчас он это понимал, понимал отлично, не чуждый, как ученый, основ психоанализа.
   Ответственность в первые дни тут давила на него. Все ждали от него чуда. Все хотели, чтобы вел их к мечте (или к смерти) именно он, доктор Гордон Фриман, он же Свободный Человек, он же Нарушитель Номер Один, он же Открыватель Пути. Фразочки вроде "Ну вы же доктор Фриман", "Вы же в костюме" давили похлеще угрозы атаки альянсовских солдат. Он делал то, что хотел, казалось ему, но подсознательно он делал то, чего от него ждали. Он и искупал вину за "Черную Мезу", и зарабатывал собственное доверие. Он не чувствовал себя легко, как тогда, двадцать лет назад, когда он тоже проходил через тяжелые события, но еще без груза за спиной, наивный и решительный. Он чувствовал на себе огромную ношу, хоть и пытался вести себя, как ни в чем не бывало. А после правды, которую ему открыл Брин в Цитадели, психологический груз раздавил его окончательно.
   Он сражался с собой недолго, всего один день. И теперь он снова чувствовал себя собой. Свободно, легко, не сорокалетним мужиком, потасканным в передрягах, а на свой биологический возраст. Вчерашний студент, ему ведь нет еще и двадцати восьми. Ученый с двумя научными степенями, его называли гением очень многие светила науки. И нет, конечно, никуда не делось то, что он пережил за последние две-три недели. Никуда не делась и страшная правда, и еще более пугающие новые повороты, и его лично вина за множество трагических событий и смертей. Пусть косвенная, пусть даже меньше, чем халатность по незнанию - но все же вина. Она не исчезла. Просто Гордон, наконец, смог все это переварить.
   "Наверное, учиться жить нормально с ошибками и тяжким грузом - и есть повзрослеть", - усмехнулся про себя Фриман. Так странно. Он никогда не рассматривал себя с этой точки зрения. Не считал себя подростком, юнцом. Молодежью. Не считал себя взрослым. Просто никогда не задумывался об этом. "Наверное, надо подождать, пока не стукнет тридцать, чтобы считать себя взрослым", - шутливо решил он и увидел, как Аликс на ходу достает из куртки свой компактный пистолет-пулемет. Ну что ж, хотя бы у одного из них есть настоящее оружие.
   - Смотри, что это? - Аликс указала на провал в ближайшей скале.
   - Весьма напоминает шахту, - прищурился Гордон и поправил очки, - Только очень старую, судя по опорам.
   - Думаю, как раз тут Хун вел наших. Я помню, что они шли в эту сторону. Пойдем?
   - Я пойду первым. Только не спорь, пожалуйста, - мягко сказал Гордон.
   - Не буду, - пообещала девушка.
   О шахтах в окрестностях города Фриман знал и раньше. Он уже побывал несколько дней назад в шахтерском городке под названием Рэвенхольм, только там он встретил лишь одного выжившего. Альянс такие укромные для беженцев места обрабатывал особо эффективным оружием - капсулами с хедкрабами. А уж эти создания знали, как брать свое.
   Здесь тоже были перерожденцы. Гордон и Аликс по достоинству оценили, с каким размахом маленький отряд Хуна прошелся по шахте. Среди обычного для старых тоннелей бедлама - погнутых рельс, тележек для руды и угля - раньше явно ютились повстанцы. Повсюду были бутылки, бумажки и прочий мусор, кое-где по углам просматривались погасшие керосиновые лампы, скамьи, покореженные железные шкафчики. А потом Альянс добрался и сюда. Хедкрабы уничтожили здесь жизнь в привычном понимании этого слова. И Хуну со своими людьми пришлось прорываться через шахту, полную оживших мертвецов.
   Всю эту историю красноречиво рассказывал погром, который Гордон и Аликс нашли здесь. Тела уже теперь окончательно мертвых зомби, продырявленные пулями хедкрабы, гильзы, кровь, жуткий терпкий запах. Аликс двигалась крайне осторожно, ее передергивало от вида покойников. Фриману тоже было не по себе, его фонарик освещал все более чем в деталях. Он старался не очень активно шарить лучом света по сторонам и углам - хватит, насмотрелась уже Аликс ужасов на всю жизнь вперед.
   - Они тут явно проходили, ты права, - Гордон постарался вложить в голос максимум бодрости.
   - Да уж, мурашки по коже, - пробормотала Аликс, - Давай поскорее уйдем отсюда, ладно?
   - Кто же знает, сколько еще до конца шахты... Эй, смотри-ка!
   Фриман осветил лучом фонарика дохлого муравьиного льва. Гигантское насекомое было еще свежим, хотя предсмертный спазм, как это часто бывает у им подобных, уже намертво сковал покрытое хитином тело.
   - Ого, муравьиные львы! - удивилась девушка, - Они-то тут откуда?
   - Да уж, только их нам не хватало, - проворчал ученый, - Я уже и забыл про них. Много их на Земле уже? Я имею в виду ареал и популяцию.
   - Просыпается научный интерес? - попыталась пошутить Аликс, - Вообще, много, да. По всей планете почти, они очень быстро размножаются. Ну, кроме Антарктиды, наверное, и дождливых зон...
   - Да, и тут ведь шахта, так что логично... - вздохнул Фриман и приободрился, - Ничего, это как раз самые слабенькие из наших врагов.
   Путь продолжился.
   - Как ты думаешь, Аликс, - начал Гордон, чтобы хоть как-то разбавить жуть окружавшего их мрака, - Что нам вообще светит в этой войне?
   - А? - встрепенулась девушка, - Ты хочешь знать, победим ли мы?
   - Не совсем. Я тут много думаю, и мне вот все интересно: на что конкретно мы рассчитываем? У Илая есть какой-нибудь план?
   - У папы всегда что-то приготовлено про запас, - улыбнулась Аликс, - Какой-нибудь хитрый и гениальный ход. Я знаю не больше твоего, Гордон, увы. Слишком круто и резко все изменилось - восстание, взрыв Цитадели, уничтожение города. Я даже мало что знаю про организацию повстанцев за пределами города. Но я уверена, что отец и наши друзья уже давно всё продумали. А что тебя тревожит?
   - Да не то, чтобы тревожит, - торопливо осекся Фриман, уже жалея, что завел этот разговор, - Просто интересно. Да и Семичасовая война - любопытная историческая штука... Особенно из-за названия. Семь часов. А у нас тогда вся военная мощь была, даже ядерная. А сейчас...
   - Зомби!
   Перерожденец выскочил на свет вообще непонятно откуда, взвыв от долгого голода и ран. Он был расстрелян почти в упор, разве что Гордону опять не повезло, и его снова забрызгало кровью и нечистотами. С этого момента решено было пока оставить все разговоры и быть начеку - Хун, похоже, перебил тут далеко не всех, тоже спеша поскорее убраться из шахты.
   Фриман пока что решил не поднимать спорные темы вроде Семичасовой войны. Нервы его еще явно не успокоились. Странный случай это подтвердил: Гордон чертыхнулся, ощутимо задев макушкой подвешенную на потолке шахты старую керосиновую лампу. Но, когда Гордон оглянулся на досадную железку, лампа даже не покачивалась, хотя висела свободно, на гвозде, и ученый готов был поклясться, что точно задел головой именно ее. Галлюцинации - не лучший признак.
   Вышли под открытое небо они, уже "познакомившись" с еще двумя живыми мертвецами. Они могли бы сказать, что эти стычки расшевелили их, ввели в тонус и встряхнули после крушения и вынужденного отдыха, если бы не вечный ужас, жалость и отвращение, которое внушали зомби Гордону. Аликс же чувствовала себя после подобных встреч куда лучше, она давно привыкла к таким зрелищам, с самого детства. Немного труднее пришлось со вторым, так как им оказался зомбайн - мертвый солдат Альянса, зомбированный хедкрабом. Гордону вспомнилось, как легко и с пугающим юморком Аликс восприняла это странное и доселе невиданное никем явление. И, конечно же, все еще корил себя за ту вспышку гнева.
   - Пробыли там не так долго, но все же радуюсь, как ребенок, что мы снова на улице, - улыбался Фриман, окончательно решив отбросить весь свой внутренний негатив, - А это что такое у нас?
   Он указал на небольшую постройку, похожую на сарай, к которой они вышли.
   - Судя по количеству проводов и типу антенны, это альянсовский узел связи! - голос Аликс расцветал радостным возбуждением с каждым словом, - Отлично! Нам везет - сейчас попробуем связаться с нашими!
   - Потрясно, - кивнул ученый, - А это вот что за надпись у входа? Сделано давненько, под трафарет. Даже логотип какой-то есть.
   - Ты же знаешь, Гордон, я тоже не умею читать по-русски, - пожала плечами Аликс, - Я могу только произнести эти буквы, но вот что они значат...
   И она, запинаясь, прочла надпись. Гордон усмехнулся: и правда, просто набор звуков. Начало шипящее, конец на "ы" - точно, как во всех славянских языках.
   - Да уж, ну и язык у них, не самый приятный, - покачал головой Гордон, - Кирпич говорил, что некоторые надписи в городе русские, да и локомотив советский вроде. Но Илай говорил, что мы в Восточной Европе. Не стыкуется что-то.
   - Стыкуется. Если интересно, мы на территории бывшей России. Отец говорил, что Сити-17 до прихода Альянса назывался Ка-ли-нин-град, - последнее слово девушка произнесла с явным усилием.
   - Вот значит как? - с интересном огляделся Гордон, - Сюрприз, однако! Никогда бы не подумал, что когда-нибудь окажусь тут. Это же был довольно интересный пример - маленький кусочек государства, расположенный за пределами самого государства в окружении других стран.
   - Да, доктор Кляйнер мне показывал карты старого мира, я видела, - похвасталась Аликс, - Эх... Пойдем внутрь, посмотрим, работает ли там все? Тебе хорошо, ты словно вчера оттуда... а я вот даже и не помню ни старого мира, ни Америки, где родилась...
   - С Америкой сейчас, кстати, что?
   - Не спрашивай...
   Внутри все выглядело исправным. Всё по стандарту, который Фриман и Аликс уже не раз взламывали и заставляли работать на себя. Стандартная консоль Альянса, панель управления, прозрачные, отливающие бирюзовым мониторы. Пришлось повозиться с проводами - видимо, Хун и его товарищи так и не удосужились наладить связь через этот терминал. А может, просто знаний не хватило. Аликс же с почти любой альянсовской электроникой была "на ты".
   - Ты, главное, осторожнее, - с сомнением протянул Гордон, наблюдая, как Аликс колдует над панелью, и на экранах начинают мелькать помехи эфира, - В условиях войны радиосообщения часто перехватываются врагом.
   - Обижаете, доктор Фриман, - не поворачиваясь, бодро ответила девушка, - Больше года обучения у Барни! Все будет нормально. Да и отец никогда не выходит на связь по незашифрованному каналу.
   - Ну раз у Барни... - улыбнулся он и начал в нетерпении прохаживаться вокруг.
   Осмотрел "интерьер" - все было сделано из полуржавого хлама, листов железа, и техника Альянса тут смотрелась более чем футуристично и странно. Еще раз выглянул в окошки - вроде бы все спокойно, лишь невысокие горы, покрытые густым лесом, холмы, деревья. Благодать. Если бы только не неумолимый счетчик, снова затикавший в голове. И это странное щекочущее ощущение в глубине черепа...
   - Белая Роща! - голос Аликс стал совсем серьезным, когда она повернула к себе микрофон, - Белая Роща, это Аликс Вэнс. Белая Роща, вы слышите?
   Гордон напрягся и встал за спиной у девушки. Помехи на экране приобрели очертания, и ученый с облегчением увидел лицо его друга и наставника - Айзека Кляйнера.
   "Слава богу, хоть у них всё в порядке", - пронеслось в голове Гордона.
   - Белая Роща, слышите меня?
   - Аликс! - Кляйнер, похоже, не знал, что делать - радоваться или удивляться, - Это ты? Боже мой...
   Фриман с улыбкой высунулся вперед и приветливо махнул Кляйнеру рукой.
   - Доктор Кляйнер, здравствуйте! Как же мы ради вас видеть!
   - Да, мы все-таки выбрались из Сити-17, - смущенно развела руками Аликс.
   - Хвала небесам, мы тут уже совсем не находили себе места! - улыбнулся старый ученый и начал неловко поправлять на себе халат, провел рукой по лысине, - Особенно Илай...
   Илаю Гордон был рад не меньше - он действительно скучал по своему другу. Тот, оттеснив Кляйнера, приблизил свое лицо вплотную к камере, и на миг стало видно лишь его глаза.
   - Аликс! - Илай крикнул даже более чем громко, - Наконец-то, слава богу!
   Гордон снова махнул рукой, но на этот раз помалкивал, все-таки невежливо как-то было встревать в воссоединение дочери и отца, который так опекает ее.
   - Мне даже не верится, - растерянно улыбнулся Илай, но голос его звучал чертовски устало.
   - Не волнуйся, папа, с нами все хорошо.
   - Илай, все отлично, - подал наконец голос Гордон, - Привет. Рад тебя видеть и слышать, дружище...
   - В таком компании я никогда не побоюсь оставить свою дочь, - мягко, по-стариковски улыбнулся Илай, - Просто мы не знали, что и думать - город уничтожило, и если бы вы не успели...
   - Успели, успели, разве может быть иначе? - добро ответил Фриман, - С нами-то все отлично...
   Своему другу он, может быть, и сказал бы про свои неутешительные и явно безнадежные симптомы, но только не при Аликс.
   - Вот только с Цитаделью что-то странное происходит, - закончил он, заметив на экране на заднем плане мониторы, где взгляду Илая и его друзей как раз открывался отличный вид на руины города и вихревой поток антиматерии, бьющий в небо.
   - Да, мы здесь постоянно мониторим ситуацию, - встрял Кляйнер, появившийся на экране левее, - Слишком быстрая разрядка реактора при его плавлении породила самофокусирующийся когерентный поток портальной энергии.
   - Замечательно, - задумчиво проговорил Фриман, мгновенно переключаясь, - А с каких, простите, пор темная материя вкупе с антиматерией имеет отношение к телепортации?
   - У Альянса - самое прямое, - поправил очки Кляйнер, - Это у нас с тобой, Гордон, механизм телепортации несколько иной, но если бы антиматерия попала к нам в руки еще в "Черной Мезе", ты бы точно совсем по-другому построил свои исследования. Темная материя дает возможность переправить объект без особых задержек, используя скрытую массу, а антиматерия решает целый ряд проблем...
   - Друзья, сейчас не совсем удачный момент, - деликатно перебил их Илай, - Времени в эфире у нас не так много, чтобы нас не засекли. Самое важное - не техническая сторона процесса, она элементарна на самом деле, а его суть.
   - В чем же она заключается? - вновь обрела интерес Аликс.
   - В том, что это аварийный алгоритм, предусмотренный Альянсом.
   - Они что же, пытаются...
   - Они пытаются открыть свой портал, - слова Илая прозвучали, как приговор.
   - Да, - вставил Кляйнер, наблюдая, как лицо Гордона стремительно мрачнеет, - То, что мы с вами наблюдаем - это зародыш сверхпортала. И если он наберет силу, то...
   - То повторится Семичасовая война? - глухо проговорил Фриман.
   - Да, - серьезно кивнул Илай, - Только на этот раз мы не продержимся и семи минут.
   Гордон ощутил желание стукнуться головой о стену. "Только не это. Тогда нам конец. Только теперь уже окончательно". Аликс оглянулась на него, мгновенно побледнев.
   - Боже мой, - шепот девушки был едва слышен, ее ноги ослабли, и она взялась рукой за приборную панель, чтобы удержаться, - Гордон... так вот почему они отправляли своим так много данных из Цитадели...
   - Так, всем спокойно! - резко сказал Гордон, напряженно сжимая и разжимая кулаки, - Еще не...
   - Данных? - перебил его Илай, и взгляд пожилого ученого устремился на дочь, - Из Цитадели? Что за данные?
   - Из комнаты управления реактором...
   - Подробнее, дочка! - Илай, похоже, взволновался теперь уже не на шутку.
   - Они скармливали гигантские потоки зашифрованных данных прямо в код программы самоуничтожения ядра реактора.
   Илай на миг замолчал. Фриман заходил взад-вперед по сараю, стараясь дышать поглубже и успокоиться.
   - Магнуссон, ты слышал? - Илай отвернулся куда-то в сторону, - Бьюсь об заклад, это был код открытия сверхпортала Альянса.
   Гордон замер, как вкопанный. Он ослышался?
   - Слышал, не глухой!
   Этот сварливый, до боли знакомый голос! Фриман даже разинул рот от удивления и подбежал обратно к мониторам. Он не мог поверить своим глазам и ушам. За спиной Илая появился тот, о ком Гордон уже давно совсем забыл... Но разве такую личность забудешь?..
   Избегая смотреть в камеру и сосредоточенно хмуря теперь уже почти седые брови, рядом с Илаем стоял доктор Арнольд Магнуссон - тот, с кем Гордон работал наряду с Кляйнером и Илаем в Секторе C "Черной Мезы". И тот, кто умудрялся своей склочностью и сварливостью сводить с ума абсолютно всех сотрудников - от светил науки до последнего уборщика.
   "Магнуссон?! - Гордон рассматривал бывшего коллегу, как восьмое чудо света, - Он жив? Я даже думать о нем забыл с тех пор, как грянул резонансный каскад... Но, черт возьми, как? Он постарел... ну конечно, все ведь постарели, это нормально... О чем я думаю?.. Как он тут оказался? Как они его скрывали от меня всё это время? Они что, не могли мне сразу сказать, что и он спасся?!"
   - Зато мне удалось скопировать весь пакет их данных, - осторожно уточнила Аликс, уже предугадывая реакцию Гордона, - Комбины как раз поэтому за нами особо упорно гонялись.
   - Ну еще бы они не гонялись! - голос Магнуссона совсем не изменился за почти двадцать лет, - Видишь, Кляйнер, я же говорил тебе, что вся задумка Альянса как раз именно в реакторе, а не в том, что ты там талдычил!
   - Я всегда все вижу, я никогда и не говорил, что... - раздраженно оправдывался Кляйнер.
   "Магнуссон! - Гордон уже улыбался, на миг забыв о том, что все обречены, - Это он! Ну всё, теперь держитесь все, будет землетрясение! И все так же с Кляйнером ругается, надо же, ну вот ничего на этом свете не меняется!.. Как он оказался тут? Они все всегда были с ним бок о бок с тех пор? Эх, и не завидую же я им... С ним же совершенно нереально работать! Ну сюрприз... сюрпризище! Он жив... Он жив, а Стелли, Мильтон, Майк... хотя, что я такое несу... рад, конечно, по-своему... Хотя прекрасно помню, как я едва унес от него ноги в прошлый раз..."
   - А сообщение ведь ушло, ускоренное взрывом в городе, - Магнуссон не заметил, как в раздумьях подошел к мониторам связи ближе, - Значит, раз мы сейчас наблюдаем то, что наблюдаем, комбинам удалось-таки перебросить ниточку на тот конец...
   Гордон, повинуясь дурацкому импульсу, ненатурально кашлянул. Глаза Магнуссона уперлись в молодого ученого.
   - Добрый день, доктор Фриман, - нехотя проговорил Арнольд, - Точнее, самый отвратительный день из всех... С возвращением. Я рад... то есть... в общем, неважно! Следите за мыслью. Вам, юная леди, в руки попал особый код связи с гипер-вселенной Альянса.
   - Я тоже очень рад, доктор Магнуссон, - немного неровно проговорил Гордон, натянуто улыбаясь и ощущая мальчишеское желание издать неприличный звук или состроить рожу.
   - Замечательно... - послышалось бормотание Илая на заднем плане.
   Аликс, пожав плечами, вопросительно посмотрела на Гордона.
   - Так, - продолжал Арнольд, - И если я прав - а я никогда не имел оснований думать, что я неправ, - у вас на руках тот самый код, который так долго пыталась восстановить доктор Моссман.
   "Да уж, Джудит сейчас явно не до этого, - подумал Фриман, - Однако поистине поражает глубина и размах ее шпионской деятельности! Она и к Брину внедрилась, и фактически украла у Альянса технологию локальной телепортации, и теперь в Арктике или Антарктике там что-то воротит с секретными проектами какими-то... А теперь и это... Не говоря уже про то, что она еще и влюбила в себя Илая... Она девушка не промах! Везучий Илай, чертяка..."
   - Ладно, довольно глупой болтовни, - прервал себя Магнуссон, и его глаза слишком сильно приблизились к камере, - Как скоро вы сможете добраться сюда?
   Гордона, кстати, этот вопрос тоже интересовал.
   - Ну, нам надо сначала немного сориентироваться, - смущенно насупилась Аликс, - Но думаю, что...
   - У нас нет времени на всякую ерунду! - отрезал Магнуссон и от раздражения даже начал ходить взад-вперед перед экранами.
   "Интересно, а Илай разрешает ему хамить всем, или как минимум на Аликс хотя бы срываться не позволяет?" - почему-то подумал Фриман, благоразумно решивший пока сохранять молчание.
   - Нам нужно строго придерживаться графика запуска, - ворчал Магнуссон тем временем, - Все ясно? Пошевеливайтесь там, слышите? Особенно это доктора Фримана касается! Как только вы доставите нам контактные данные, мы перекодируем спутник и запустим наконец эту чертову штуку на орбиту!
   - Какой спутник? - поднял брови Гордон.
   Илай тем временем оттеснил от экранов распалившегося Магнуссона.
   - Приходите сюда как можно скорее, - мягко, но серьезно сказал он, оглядываясь, - Главное только, будьте осторожны. Очень осторожны. Хорошо?
   - Папа... - Аликс приблизилась к экрану и коснулась щеки Илая на изображении.
   Внезапный треск прервал ее, и лицо ее отца исказили телепомехи. Фриман машинально схватился за гравипушку, когда изображение полностью потонуло в помехах, и из динамиков раздался мягкий, но монотонный женский голос:
   - ЗАЧИСТКА ТЕКУЩЕГО СЕКТОРА. БИОТИКА ПОДТВЕРЖДЕНА. ПРОДОЛЖИТЬ ЗАЧИСТКУ СЕКТОРА НА ПОВЕРХНОСТИ. УДАЛЕННОЕ ВЫПОЛНЕНИЕ. ЗАЧИСТКА. ПОИСК ПАССИВНОГО ОТПЕЧАТКА СИГНАТУРЫ. САНКЦИОНИРОВАТЬ СУБУРОВНЕВЫЕ ОРГАНИЧЕНИЯ.
   Сарайчик немного завибрировал листами железной обшивки от сильного ветра, многочисленные провода аппаратуры закачались, экраны заходили ходуном.
   - Это еще что?! - Гордон оттащил Аликс вглубь комнаты, подальше от экрана и от входа, а сам быстро выглянул в окно, - Над нами только что их корабль пролетел! Штурмовик!
   - Видимо, его радиопередача случайно перекрыла нашу...
   - Главное, чтобы они на том конце не услышали нас, как мы услышали их! - быстро проговорил Фриман, осторожно глядя в окошко, - Улетел, вроде бы... Почему они вообще говорят на английском?
   - Напугал он меня, жуть просто, - Гордону даже показалось, что Аликс в запале прошептала короткое, но жесткое ругательство, - Думала, что-то не у нас, а у папы там случилось... Ох... Гордон, да кто же знает-то? Это штурмовик, в нем нет пилота, а сам он - синтет, хоть и живой, но не разумный, действующий по заданным алгоритмам, как робот. Видимо, в нем еще работают программы, сделанные для Гражданской Обороны. Потому и на английском...
   - Ясно, - Гордон наконец отлип от окна и успокаивающе взял Аликс за плечо, - Ничего не бойся. Он уже улетел, значит, нас не заметил. Но думаю, они всё еще ищут нас, судя по этой чепухе, которую мы только что слышали.
   - Как сказал бы Магнуссон, черта с два они бы не искали нас! - улыбнулась наконец девушка, расслабляясь, - Нам еще придется от них побегать.
   - А кстати, - шутливо сощурился Фриман, - Почему мне никто не сказал про Магнуссона?
   - В смысле?
   - Ну, что он жив! И что он с нами!
   - А... - Аликс, задумавшись на миг, вдруг залилась задорным смехом, - Ой, не могу... Ты что же, не знал?
   - Да кто ж мне скажет, дурачку местному, а? - Гордон упер руки в бока.
   - Это... Это самое смешное, что я когда-либо...- Аликс, отдышавшись, наконец подавила смех, - Не сердись на меня, пожалуйста. Я думала, ты знаешь. Думала, тебе папа сказал. Ну, или Барни хотя бы. Ну, или кто-нибудь.
   - Видимо, сочли, что с меня и так хватит шокирующего и адского, - обиженно скрестил руки на груди ученый, - Нет, никто мне не сказал... Я вообще в шоке, вот это сюрпризик... Магнуссон... подумать только. Как они только с Кляйнером друг друга не поубивали за столько лет?
   - Вот именно поэтому все это время Магнуссон жил и работал в Белой Роще, а доктор Кляйнер, как и Барни, папа, Джудит и я - сначала в Сити-49, потом в Сити-17, в общем, держались поближе к Брину.
   - Умно, - кивнул Гордон, вновь возвращая лицу обычный вид, - И что же там у Магнуссона? Над чем он работает? Он о каком-то спутнике говорил, о запуске, а?
   - Да, я слышала что-то об этом раньше, но в основном только обрывки разговоров, - кивнула Аликс, направляясь к выходу, - Доктор Магнуссон и его команда несколько лет трудятся над одним спутником. Он надеялся, что когда-нибудь будет возможность вывести его на орбиту, чтобы... сейчас припомню...
   Они тем временем вышли на улицу. Гордон поглядывал по сторонам, но пока все было тихо. Выбрали направление - через тоннель еще одной шахты, так как по крутым скалам пробираться было бы слишком трудно.
   - Да, вроде бы они говорили, что запуск поможет активировать старую сеть спутников "Черной Мезы"...
   Ее прервало появление в тоннеле шахты пары ядовитых хедкрабов. Гордон, мгновенно сориентировавшись, притянул гравипушкой какую-то железку и метнул ее в одно из существ. Кусок арматуры пробил хедкраба навылет, со вторым быстро разобралась Аликс, все так же ловко обращаясь со своим компактным оружием.
   - Ты сказала "Чёрной Мезы"? - нахмурился Гордон, когда они продолжили путь через тоннель, - Это действительно любопытно! Но разве старая сеть спутников еще существует? Даже если допустить, что они до сих пор совершенно автономно остаются на орбите, в чем я уже весьма и весьма сомневаюсь, разве Альянс не должен был сбить все спутники, захватив Землю?
   - Не знаю, - улыбнулась Аликс, лихо перепрыгивая через небольшой завал из ржавых старых рельсов, - А должен был?
   - Ну это логично, по крайне мере, - развел руками он, - Да и потом, для чего это все Магнуссону? Сомневаюсь я что-то. Тогда, насколько я помню, наша сеть спутников, помимо прочих функций, выполняла одну важную задачу - наведение координат для открытия порталов. Но раз доктор Кляйнер недавно телепортировал нас, значит сейчас это возможно и без всякой сети спутников, так?
   - Ох, Гордон, - покачала головой Аликс, - Ну что ты меня пытаешь? Я же совсем не разбираюсь в этих вещах. Это для вас с папой вся эта телепортация как семечки, а я даже и не пыталась понять, что там да как, слишком сложно.
   - Говоришь совсем как Барни, - засмеялся Гордон, - Ладно, не буду тебя мучить. Придем, спрошу у самого Маг... нет, пожалуй, лучше спрошу у Илая.
   Впереди уже вновь забрезжил свет - шахта оказалась неглубокой и совсем короткой. И, что не могло не радовать, совсем без перерожденцев. Хотя следы отряда Хуна были и здесь. Значит, они на верном пути. Догонят, точно догонят.
   Пробираясь к выходу на свежий воздух, Гордон на пару минут, задумавшись, забыл обо всем на свете: "Значит, сеть спутников "Черной Мезы" либо все еще существует, либо они хотят создать ее подобие. Неплохо это, но зачем? Версия про наведение координат пока не выдерживает критики. Ну это ладно, а вот новая идея Магнуссона уже кажется более осмысленной. Судя по тому, что он говорил, он решил, воспользовавшись кодом открытия портала Альянса, который на флэшке у Аликс, запрограммировать спутник на то, чтобы он этот портал и погасил! А идея-то и вправду неплохая! Если это и правда возможно... Ай да Магнуссон! Кто бы мог подумать. Не знаю даже, что хуже - если его попытка провалится или если увенчается успехом. Если его план сработает, он же теперь до конца времен всем будет только и говорить, что о своей гениальности и дальновидности и о некомпетентности и тупости всех остальных. Попрошу Илая - может, он согласится связать Магнуссона в шкафу и держать его там, ну или бросить его где-нибудь в этих замечательных горах..."
   Значит, предстоял запуск ракеты-носителя. Откуда у Белой Рощи такие возможности и ресурсы, Гордона сейчас не волновало. Ему вспомнилось, как он не так давно уже запускал аналогичную ракету. Тогда это стоило жизни множеству людей. В том числе и хорошему парню по имени Расти, который, не раздумывая, пожертвовал собой ради того, чтобы Фриман нажал на кнопку запуска ракеты. Ракеты, которая в итоге оказалась никому не нужна и так ничего и не исправила...
   Гордон и Аликс вышли на воздух, оказавшись у стен какой-то старой заброшенной фабрики. Скорее всего, это был цех, обслуживающий шахты, или какое-то мелкое производство угля, руды или еще чего-то, что тут добывалось. Самое большое здание увенчивалось все тем же логотипом и той же русской надписью, значения которой Фриман не понимал. Был бы тут Кирпич, перевел бы... Учитывая, что они, оказывается, все-таки на территории бывшей России, Кирпич тут должен прекрасно ориентироваться, так что отряду Хуна было куда легче, чем Гордону и Аликс сейчас.
   Главное здание соответствовало всем законам типичной заброшенной фабрики. Обшитое ржавыми железными листами, с выбитыми окнами, с мелкой растительностью на чуть покатой крыше, оно навевало тоску по старым временам, когда тут еще вовсю трудились рабочие, думающие о... о чем там русские думают все время? Наверное, после смены вернуться к семьям, выпить водки, конечно же, и поспать всласть.
   Подсобных построек и сарайчиков было хоть отбавляй. Все казалось почти нетронутым войной, приходом иноземных рас, а просто покинутым, очень-очень давно. И, что еще хуже, природа вокруг была действительно прекрасна, и стояла идеальная тишина. Сочетание этих двух вещей очень давило на нервы.
   Тишина была даже слишком давящей. От нее звенело в ушах. Подбираясь ко входу на территорию фабрики, Фриман и Аликс синхронно вздрогнули, когда совсем рядом откуда-то из кустов с внезапным резким карканьем выломилась ворона и улетела вдаль, за скалы.
   - Как-то тут слишком тихо, - вполголоса процедил Гордон, притягивая к себе на всякий случай гравипушкой большой ржавый болт.
   - Да уж, даже мурашки по коже, - тихо согласилась Аликс, - Надо быть поосторожнее, мало ли что...
   Они прошли между зданиями рабочего городка, оказавшись на небольшой открытой площадке. Они были как на ладони. Фриман поежился. Слишком уж уязвимо он себя чувствовал. Слишком открытое место, слишком тихо и слишком красиво.
   Где-то справа сверху вдруг послышался низкий утробный звук, похожий на томное мяуканье. Действуя уже на рефлексах, Гордон резко повернулся и, увидев на крыше одной из построек мелькнувшую фигуру, выстрелил болтом. Снаряд резко лязгнул о железный настил кровли и отлетел куда-то в кусты. Все было тихо.
   - Ты это видела? - шепотом спросил он.
   - Нет, что там такое? Я слышала звук какой-то странный...
   - Там кто-то есть... Хотя, может, показалось... Держись рядом. Я тоже слышал это. Значит, мы тут не одни.
   Они, прижавшись спинами друг к другу, замерли, оглядывая крыши и скалы вокруг. Ни души. Тишина.
   Выждав еще пару минут, они двинулись вперед. И почти тут же, за поворотом, наткнулись на трех мертвых муравьиных львов.
   - Наверное, это ребята Хуна постарались, - тихо сказала девушка.
   - Гильз нет, - покачал головой Гордон, - Надо убираться отсюда, и поскорее...
   Заметив ворота, а значит, и выход из заброшенного рабочего городка, они направились туда, решив не задерживаться здесь ни минуты.
   - Заперто... - Аликс тщетно подергала решетку, - Надо, наверное, перебираться через скалы вон там.
   Их заставил вздрогнуть новый, едва уловимый звук. Гордон бы даже и не смог сказать, на что звук был похож.
   - Ну уж нет, через скалы и лес не пойдем, нас там точно уже кто-то высматривает, - сжал губы он, - И это не люди. Смотри, вот тут можно открыть.
   Он указал на стоящую тут же подсобку, сделанную из старого автомобильного фургона, поставленного на кирпичи. Внутри, в его окошке, угадывались остатки былой обстановки - горы мусора, поломанные стулья, чудом уцелевший железный столик и самое главное - ржавая система блоков и шестеренок. Ворота, похоже, поднимались как шлагбаум. И управлялись из этого фургончика когда-то бдительным охранником.
   - Не ходи туда, Гордон, - Аликс взяла его за руку, - Я боюсь...
   - Ничего страшного, Аликс, - он мягко взял ее ладонь, - Ты только оставайся тут, чтобы я тебя видел. Прямо перед окошком. А я быстро. Лучше нам открыть ворота, чем идти через лес.
   Девушка без особого энтузиазма кивнула. Она и сама понимала, что так проще и безопаснее. Да и дело-то за малым - войти, покрутить механизм, и все. Однако войти не получилось - дверь была не просто заперта, а наспех заварена. Кто-то, видимо, не так давно держал тут оборону.
   - Там в полу открытый люк, - бодрым голосом сказал Фриман, заглянув еще раз в окошко фургона, - Сейчас...
   И он, шутливо рисуясь перед девушкой, повесил гравипушку на пояс и, размяв плечи, присел в поисках лаза под фургон. Лаз нашелся сразу же - довольно узкий зазор между разнообразным строительным мусором. Пролезть было не так-то просто - ученый едва протиснулся, царапая и без того уже измученный скафандр. Он невольно подумал, что надо будет похлопотать о подзарядке. И пополз вперед, исчезнув из виду у Аликс.
   - Гордон, как там? - поинтересовалась девушка, - Есть проход?
   - Есть! - оптимистично отозвался он, протискиваясь к люку среди мусора и прелой листвы, - Еще немного, и...
   Ученый с облегчением выбрался наверх и помахал Аликс рукой сквозь окошко фургона.
   - Сейчас посмотрим, не проржавело ли тут все окончательно, - пробормотал он и схватился за рукоятку механизма.
   Первые два-три поворота дались с трудом и адским скрежетом, но затем все пошло, как по маслу. Ворота рывками поднялись на цепных тросах.
   - Есть, получилось, Гордон! - обрадовалась девушка и в нетерпении шагнула к воротам, - Вылезай оттуда скорее, и пойдем!
   - Есть, мэм, - весело ответил ученый и, чертыхнувшись, снова полез в люк.
   Внезапный грохот чуть не заставил его поседеть. Что-то оглушительно лязгнуло по крыше фургона, и тот сильно тряхнуло над головой Гордона.
   - Черт, Аликс! Что это?! Что это было? Ты где?
   - Я здесь! Я не...
   Фриман, прокляв все на свете, лихорадочно пополз вперед. Что-то снова громко лязгнуло, и прямо на глазах у ученого часть фургона просела, едва не раздавив его. Но совершенно точно перекрыв выход наружу. Лаз сделался слишком узким.
   - Аликс! - Гордон изо всех сил уперся руками в землю и попытался приподнять фургон.
   Из щели, где он сидел, он сначала увидел ноги девушки. Аликс нагнулась, чтобы рассмотреть его.
   - Аликс, я застрял! Кто там снаружи? Ты видишь кого-нибудь?
   - О боже, Гордон! Держись!.. Нет, тут никого нет, я не знаю, что это было...
   Фриман, едва не заорав от ужаса за девушку, видит, как откуда-то сверху, за ее спиной, приземляется существо. Бесшумное, массивное - на голову выше девушки, оно переливается на солнце, словно перламутровая раковина.
   Аликс видит, как расширились глаза рванувшегося вперед Гордона, и резко оборачивается. Звенящую тишину пронзает крик ужаса. Гордон тщетно рвется вперед снова - он просто не может пролезть наружу, придавленный просевшим фургоном. Руки нащупали гравипушку, но пальцы не слушаются его.
   Он никогда не боялся так даже за себя.
   Существо ударом ноги сбивает Аликс с ног. Взгляд Фримана мечется, но он не может найти хоть что-то увесистое. Аликс падает на спину и роняет пистолет. С тихим, неразборчивым жалобным шепотом девушка перебирает руками и ногами, пытаясь отползти.
   Жесткий удар конечностью в ее грудь... Аликс хрипит.
   Секунды текут, словно вечность, и Гордон не может выдавить ни звука. И хоть он кричит что есть мочи, из его рта выходит лишь сиплый хрип. Аликс со стоном переворачивается на четвереньки и, глядя ему прямо в глаза, ползет, тянется к нему рукой. Он видит, как слезы катятся из ее глаз.
   Он тянет к ней свою руку... Она уже так близко...
   Миг - и два отростка в руку толщиной, похожие на жала огромного паука, с омерзительным хрустом пронзают спину девушки. Отростки выходят наружу из ее живота, обдавая лицо Гордона брызгами горячей крови.
   Он уже не слышит даже стона девушки. Лишь стук собственного сердца. Он хочет рвануться вперед, защитить... но не может. Момент, когда человек жалеет, что не может покинуть собственное тело - жалкое, зажатое, беспомощное.
   Существо резко выдирает отростки из тела Аликс, подбросив ее над землей. Она падает и, конвульсивно подергиваясь, сжимается, словно эмбрион. Гальку и песок заливает волна темной, со сгустками, крови...
   - Аликс! Аликс!!! - но из его горла выходит лишь сиплое шипение, - Ты, ублюдок, я... ты...
   Безрукое существо склоняется над неподвижным телом девушки, словно наблюдая, как кровь пропитывает песок. Трогает ее ногой, грубо, как кусок мяса. И, словно сомневаясь, уходить ли, отступает на два шага назад. Наконец, резко срываясь с места, оно уносится прочь...
  
   ...Он идет, почему-то совсем легко, как пушинку, удерживая тяжеленный табельный автомат альянсовской армии. Доктор Гордон Фриман шагает рядом, они пробираются через какие-то завалы. Вокруг - ничего, лишь руины и камни. Где-то громыхают взрывы, далеко-далеко свистят пули.
   Ему легко и совсем не больно. Вот только какое-то смутное чувство тревоги давит в груди.
   - Скоро привал, - говорит Доктор Фриман, слегка поворачивая голову, - Сможем отдохнуть. Держишься?
   - Держусь, - он старается говорить как можно бодрее.
   - Ну вот и правильно... Только знаешь что?
   Гордон Фриман замедляет шаг и поворачивается к нему.
   - Что-то нечисто с тобой, приятель, - глаза Доктора недобро сужаются, - Сдается мне, ты, дружок, предатель, а?
   У него холодеет в груди. Он тянет руку ко лбу, чтобы вытереть проступивший пот. В руке уже не автомат. В руке - перепачканный кровью плакат с лицом Консула.
   - Эй, революционер! - из-за завалов выходит Калхун с дружелюбной улыбкой и ведет за собой всех - Джефа, Шульца, Боба, Линду.
   Линда.
   - Ну, выбирай, паршивый предатель, как тебя убивать будем? - легко, в своей обычной манере, говорит Калхун.
   - Нет, не надо, я умоляю... - бормочет он, и на его груди расплывается кровавое пятно, - Я не виноват, я просто пообещал папе...
   - Я очень люблю тебя, - качает головой Линда, глядя ему прямо в глаза, - Лживая мразь!
   И она стреляет в него в упор...
   ... - Не ори ты, тихо! Лежи спокойно!
   - Больно... - простонал Триггер, пытаясь раскрыть слипшиеся веки, - Болит...
   - Конечно болит, - над ним склонился потасканного вида парень в спецовке с нашивкой Сопротивления, - Такое ранение, да еще и так близко от сердца прошло! Не каждый вытянет, скажу я тебе. Ты счастливчик, приятель.
   Триггер разъезжающимся взглядом оглядел свою грудь, которую терзала тягучая, давящая боль. Он был перевязан, на бинтах проступила кровь. На руках - бесчисленные следы недавних уколов. Каждый стук сердца отдает болью. Он в старом гараже.
   "Я жив... Вашу мать... жив... Я обещал отцу... и я сдержал слово. Я сдержал слово, уроды! Жрите, сволочи! Еще поживу, поживу всем назло... Я еще вас всех..."
   Мысли путались, голова закружилась так, что он откинулся на спинку старого автомобильного кресла, в котором лежал.
   - Ты дыши ровнее, - посоветовал повстанец, - Тебе сейчас нельзя много двигаться. Тебе по-хорошему отлежаться бы еще недельку, ну а если серьезно, то...
   Не слушая, Триггер со стоном поднялся и соскочил на пол. На полу валялось тряпье, и он схватил первую попавшуюся промасленную куртку, накинул на плечи. Его сердце билось все сильнее. Он задыхался...
   - Э, э! Ты куда собрался?! - подскочил парень, - Ты не слышал меня что ли?
   - Мне нужно на воздух, - пробормотал Триггер, - Дышать! Дышать...
   И он, шатаясь, бросился к выходу, опрокинув по пути какую-то тележку с инструментами и железками.
   - Тебе еще оправиться надо, я что, зря тебя лечил? - крикнул ему вслед медик и досадливо махнул рукой, сплевывая на пол, - А, ну его... Сам себе дурак. Говорили мне, что он немного с приветом, да...
   Триггер выбежал на улицу и замер, щурясь от солнечного света, который бил в глаза так ярко, что боль пронзила мозг. В его сознание разом ворвались десятки чувств. В нос ударили запахи машинного масла, пороха, вонь гнилых тряпок и благоухание цветов, травы. Его оглушали шум ветра, гомон бесконечных голосов - чей-то смех, веселая брань, лязг, рев каких-то моторов, пение, звон бутылок, карканье вороны. Ступни больно колол острый щебень. Мелькали лица, много лиц, знакомые и не очень.
   - Эй, а ты что за чудо?
   - Откуда вылез, друг?
   - Триггер! Очнулся, да? Поздравляю, парень!
   - Эй, рад, что ты снова в строю!
   - Чего встал на пути, блаженный, что ли?
   - Опа, Триггер выздоровел! Ну Лэнс и кудесник, мля!
   Его ноги подкосились, и он, со стоном зажимая уши, упал на колени.
   - Тише, тише, мой хороший, - голос Линды, так близко, словно голос ангела с небес.
   - Линда...
   - Все хорошо, я здесь, успокойся, милый, - шептала она, обнимая его плечи.
   Линда говорила едва слышно, словно стеснялась своих чувств при всех. Хотя после отключения подавляющего поля почти все повстанцы перестали скрывать свои отношения внутри отрядов: после того, как Кляйнер публично призвал население Земли интенсивно плодиться и размножаться для возрождения вида, у всех как бы появилась уважительная причина.
   - Ты здесь... Прости меня... - простонал Триггер, и у него потемнело в глазах от боли в груди.
   - Ты такой дурак...
   "Значит, она уже все знает? Тогда - всё...".
   - Дурачок ты мой, - улыбнулась Линда, - Ну зачем пошел один? Почему не пошел с нами? Тебя же могли убить. Почти убили... я так волновалась за тебя, у меня чуть сердце не разорвалось, когда я увидела тебя всего в крови!
   "Она не знает! Так... так, отлично... Хорошо. Значит, еще не всё, Триггер. Еще не всё..."
   - Прости меня, - вымученно улыбнулся он, - Я за тебя тоже очень волновался. Но мне нужно было... я увидел, как комбины скрытно обходят вокзал... Я хотел разведать.
   - Я ж говорю - дурак, - покачала головой девушка, - Какое же все-таки счастье, что ты успел убежать, успел на поезд.
   - Я оставил тебе записку тогда... положил ее тебе в вещмешок.
   - Я храню ее. Я сохраню ее навсегда.
   - Что со мной было? Я совсем не помню...
   - Тебя ранили, и ты побежал за первым поездом, который шел из города. Тебя заметил Калхун и помог тебе влезть. Тебя перевязали, но когда донесли сюда, уже было ясно, что ты ум... даже боюсь говорить это слово...
   - Все в порядке, Линда, я жив, все ведь хорошо!
   - Я выпросила, чтобы тебя полечили в регенерационной капсуле Альянса, тут таких целых три штуки осталось с тех пор, как тут базировались их солдаты. Тебя было очень трудно подключить к ней, они же не для людей... Лэнс прогнал тебя по трем сеансам, он говорил, что остался еще один, и ты окончательно выздоровеешь.
   - Да, он явно что-то не доделал, - сквозь боль усмехнулся Триггер, - Спасибо тебе. Без тебя я бы погиб.
   - Обещай, что больше никогда-никогда не оставишь меня, - в глазах Линды дрожали слезы.
   Он погладил ее по щеке.
   - Я обещаю тебе.
   Слеза все-таки сорвалась с ее щеки. Но она смущенно провела по лицу грязной ладонью и улыбнулась.
   - А теперь пойдем обратно к Лэнсу. Нам нужно долечить тебя.
   И она, подхватив его под руку, с усилием повела в старый ржавый гараж...
  
   ...У него не было мыслей. Он словно превратился в зверя, мыслящего лишь эмоциями, желаниями, побуждениями, чувствами. Он чувствовал только невыносимую боль, в голове, в груди. Он рвался в своем капкане, рвался вперед, к ней, глядя только на то, как ее кровь течет все ближе и ближе. Он что-то кричал, это были даже не слова. Он уже не различал ничего перед собой. И, когда шум крови в висках заглушил даже его собственный крик, он, наконец, потерял сознание.
   Прошло всего минут десять, когда Фриман открыл глаза. И мутный взгляд устремился вперед, к ней...
   Над телом Аликс стояло гигантское насекомое. Муравьиный лев, издавая стрекот, словно обнюхивал ее тело. Нацелился, жадно выдвинул жвала.
   - Отойди от нее... - прохрипел Гордон, слабо дернувшись вперед, - Не трогай ее, ты!
   Муравьиный лев не шелохнулся, еще больше концентрируясь для укуса. И тут же зеленая вспышка отбросила насекомое в сторону. Гордон слабо прищурился, его губы что-то шептали. Он отчетливо услышал до боли знакомые звуки. Звуки, которые не так давно вселяли в него и его друзей ужас. Хриплые, похожие одновременно и на карканье, и на смех, но странным образом складывающиеся в речь, речь нечеловеческую. Речь вортигонта.
   Когда зеленые молнии снова пронзили воздух, послышалось мерзкое хлюпанье. И прямо рядом с телом Аликс появился сухощавый горбатый вортигонт, разминающий кисти в боевой стойке. Его тело заметно напряглось, по спине пробежали зеленые электрические разряды. Выпадом тощих трехпалых рук вортигонт послал ветвистые молнии в сторону муравьиного льва, добивая его. И, расслабившись и сгорбившись еще сильнее, склонился над телом девушки.
   Он сокрушенно покачал головой. Поджал к телу третью руку на груди. Его правую кисть охватило темно-зеленое свечение, и вортигонт несколько раз провел кистью над телом.
   - Аликс Вэнс... - его хриплая речь вдруг плавно превратилась в человеческую, - Беда пришла...
   - Друг!.. Помоги... - прохрипел Гордон, машинально шаркая пальцами по песку.
   Вортигонт поднял голову. Его маленькие глазки были прикрыты, большой же, горящий рубиновым светом, уперся в Фримана.
   - Свободный Человек... - проговорил вортигонт с усилием - было видно, что человеческая речь ему давалась нелегко, - Мы рады, что хотя бы ты остался невредим.
   - Помоги...
   Вортигонт замер, словно раздумывая. И наконец кивнул. Сделав шаг к фургону, пришелец схватился за его нижний край и приподнял. Фриман отчетливо понял, что чувствуют звери, когда их освобождают из капкана. И почему они тут же бегут, бегут прочь, что есть сил. Почувствовав свободу, он, не выпуская из рук гравипушку, судорожно пополз наружу по пропитанному кровью песку. И, наконец, склонился над телом девушки.
   Вортигонт присел рядом, и обе его руки снова охватило зеленое свечение. Существо еще несколько раз провело ими над ранами.
   - Состояние Аликс Вэнс очень тяжелое...
   - Она жива? - хрипло спросил Гордон, с трудом ворочая пересохшим языком.
   - Да, - прокаркал вортигонт, - Но сущность Аликс Вэнс угасает с каждой минутой.
   Фриман, выпустив из рук гравипушку, дотронулся до щеки девушки. Его колотила дрожь.
   - Аликс Вэнс еще можно помочь, - проговорил вортигонт.
   - Да? - ученый поднял на него воспаленный взгляд.
   - Да. Аликс Вэнс еще можно исцелить, и сейчас лишь время - наш главный враг.
   - Исцелить? - повторил Гордон, и его взгляд постепенно начал приобретать осмысленное выражение, - Это вообще возможно? Ее же насквозь ... О боже... Ты! Ты должен это сделать! Скорее!
   - Нам не под силу сделать это одному, - покачал головой вортигонт, - Нам нужна помощь нашего клана. Собратьев.
   - Где они? - Фриман взял существо за руку и сжал ее так, что пришелец даже вздрогнул, - Зови их сейчас же! Ты понимаешь меня?
   - Мы понимаем Свободного Человека, и мы очень сочувствуем его горю. То, что случилось с Аликс Вэнс - горе для всех нас. Мы не можем позвать наших собратьев, они не услышат.
   - Тогда веди! Мы отнесем ее.
   Помедлив секунду, вортигонт снова кивнул. Фриман потянулся к телу девушки, но трехпалая рука остановила его.
   - Нет. Пусть Свободный Человек позволит нам нести Аликс Вэнс. Мы откроем все наши вортальные нити для Аликс Вэнс, и тогда есть шанс, что ее сущность не отлетит ко Всему-в-Едином, пока мы пребываем в пути.
   Поборов себя, Гордон кивнул и отступил на шаг. Вортигонт руками, охваченными зеленым свечением, подхватил тело Аликс.
   - Тогда идем. Только умоляю, скорее. Друг...
   Вортигонт, бережно придерживая Аликс, решительно двинулся вперед, через злосчастные ворота, ради которых Гордон загнал сам себя в эту ловушку. Фриман не отставал. Он до боли в суставах сжимал в руках свое оружие. Бледный, с выступившей холодной испариной, он смотрел только на посиневшие веки Аликс.
   - Долго нам идти? - наконец выдавил он, стараясь вдыхать поглубже.
   - Нет.
   Вортигонт шел чуть впереди, и они явно пошли в обход рабочего городка, куда-то за здание цеха.
   - Ты конкретнее можешь сказать?! - не выдержал ученый.
   - Наши собратья ждут нас в шахтах. Там безопасно. Они ждут нас в безопасном месте под землей. Неглубоко. Совсем недолго идти.
   Гордон вдруг понял, что, наверное, этот вортигонт просто не знает человеческих единиц измерения времени. Если уж он и говорит с трудом...
   От волнения ученый начал забегать вперед, особенно, когда они дошли, наконец, до входа в очередную шахту. Здесь все было куда чище и цивилизованнее - почти сразу же им попался старый, но на вид исправный механический лифт. Перед входом в лифт на полу лежало то, что Фриман никак не мог пропустить.
   "Монтировка... - подумал он, поднимая находку с земли, - Совсем как та, моя... И чего у меня тяга ко всякому мусору?.. Привык я к ней, что ли... Возьму. Каждый раз, когда теряю монтировку, начинается черная полоса. Может быть, хоть теперь начнет везти?.."
   И он повесил монтировку-гвоздодер на пояс костюма, на один из блоков, предназначенных для ношения специнструментов.
   - Скорее! - он оглянулся, чтобы поторопить спешащего за ним вортигонта, и первым шагнул в лифт.
   С адским скрежетом пол на миг ушел у него из-под ног. Ученый со сдавленной руганью повалился на пол кабины лифта, которая стремительно пошла вниз, словно сорвавшись с троса. Он еще не успел понять, что произошло, как вдруг кабина резко остановилась, достигнув дна.
   Судя по всему, ему очень повезло - лифт упал, но глубина его шахты была небольшой, метров пять. Ушибы и боль - слишком малая плата за такую беспечность. Фриман, кашляя от поднявшейся пыли, поднялся на ноги, мысленно ругая себя за неосторожность. Неосторожность, которая теперь может стоить Аликс жизни.
   - Эй! - он неуверенно крикнул, задрав голову вверх, - Эй, друг, ты там?
   - Пусть Свободный Человек не волнуется, - тихо отозвалось сверху, - Беды не случилось.
   - Лифт сломан, я не могу послать его за вами! Жди меня там! Я сейчас попробую выбраться наверх...
   - Время - наш главный враг. Мы отнесем Аликс Вэнс к собратьям другим путем. Пусть Свободный Человек ступает вперед один. Путь его будет недолгим.
   - А как же я... Черт!..
  
   ... "Чертовы вортигонты... слава богу, что он появился... вортигонты... черт... только бы успеть! Если они помогут ей, я их всю жизнь на руках носить буду..."
   Путь через затхлые тоннели шахты был еще более постылым, чем за час до этого, когда они еще шли вдвоем с Аликс. Фримана бесило абсолютно все. Бесил смрад, живущий тут, наверное, десятилетиями. Бесили тускло светящие керосиновые лампы (наверное, их зажгли вортигонты, или их друзья), холодные капли, падающие прямо на макушку с мокрого потолка, бесили следы былой бурной деятельности. Причем, судя по тому, что по пути через тоннели и коридоры видел ученый, сначала здесь располагалась импровизированная база Гражданской Обороны - Гордон увидел терминал связи Альянса. А после это место перешло в руки повстанцев, и далее повсюду были разбросаны обертки от сухпайков, пустые жестяные банки из-под воды "Из личных запасов Доктора Брина", мусор, грязные тряпки, бутылки, почерневшие бинты.
   Кто здесь проходил - то ли вортигонты, то ли отряд Хуна, то ли прежние жильцы, было неясно, но мертвые муравьиные львы и смердящие гнилью останки зомби красноречиво попадались то тут, то там. Попадались и живые перерожденцы, если только к этим беднягам применимо слово "живые". Но Гордон уже расправлялся с ними без всяких эмоций. Его мысли были далеко, в его голове добавился новый счетчик, тикающий все громче: "Скорее! Скорее! Скорее!" Он не вслушивался в стоны живых мертвецов, не смотрел на их гнилую плоть, он метал в них все, что попадалось под руку, уже даже не глядя. В конце концов он начал просто убегать от них, воспринимая их лишь как трату времени. Зомби со стонами тянулись следом, медленно, на подворачивающихся подгнивших ногах, и, конечно, не могли догнать его.
   "Быстрее! Только бы успеть... Аликс... ты не можешь умереть, нет... без тебя ничего не будет..."
   Язвы на шее и под костюмом болели все сильнее, кровоточили. Не сбавляя темп, Гордон нажал пару клавиш на наручном компьютере костюма, и система послушно вколола ему порцию обезболивающего.
   "Только бы не подсесть на эти уколы... Это же наркотик, не забывай..."
   Голова раскалывалась, ее словно сдавливали железным прессом. Но ученому уже было все равно, сколько он протянет. Главное - протянуть достаточно, чтобы помочь спасти Аликс, передать ее Илаю. А там уже и умереть не жалко. Что уж теперь, сам виноват. Нечего было лезть куда ни попадя без шлема... Особенно в ядерные реакторы.
   Лишь одно на миг отвлекло его, сбило с толку. Когда он второй раз наткнулся на бывшую базу ГО с терминалом, в углу среди хлама, оставшегося от Альянса, он заметил три батареи для их энергожилетов. Кляйнер еще давно, проявив чудеса дальновидности, переделал разъем в его костюме под альянсовский стандартный разъем, и такие батареи не раз спасали его. На ходу Гордон принялся заряжать скафандр. Соединив три батареи в цепь, он воткнул свободный конец в разъем и так и пошел, тут же забыв о батареях начисто.
   Странность случилась позже. Вначале он не вспомнил, а словно будто бы почувствовал, что костюм зарядился до отказа. Но это еще не удивило его - он уже знал свой H.E.V. досконально, как и требуемое время заряда. Удивило его то, что он, отсоединив батареи, вдруг понял, сколько в последней из них еще осталось лишнего заряда. Он даже не знал, как именно он это понял. Просто словно почувствовал. Проверить это пока что никак было нельзя, но он был почему-то уверен с точностью до десятой доли...
  
   ... Жизнь отряда после пополнения стала куда интереснее. Эта станция Сопротивления расположилась между скал, поросших лесом, на старой железнодорожной погрузочной станции. Когда Хун привел сюда своих людей, они воссоединились наконец со своими товарищами. Китаец безропотно передал бразды командования снова Шульцу, который обогнал своих, уехав из города на первом поезде. И парни, и девушки были рады долгожданной передышке - наконец-то не нужно бежать под угрозой ядерного взрыва, не нужно стрелять, прятаться, выживать, а главное - ушло наконец так изматывающее всех чувство страха.
   Многие из прибывших на станцию людей покинули город впервые за много лет и буквально не могли поверить в это. Они чувствовали себя, будто попали в райский сад. Волшебная природа вокруг делала чудеса. Теплый ветерок, пение птиц и ещё по-летнему греющее солнышко исцеляли лучше любых лекарств. Здесь можно было наконец выспаться, отдохнуть. Никто никуда не гнал, никто не навязывал опасные бои. Командиры сначала решили разобраться, что, собственно, теперь за ситуация.
   Здесь, конечно, станция была уже давно, с тех пор, как несколько дней назад из нее выбили последних солдат Альянса. И здесь уже был свой командир, но, прибыв сюда вместе с первой группой беженцев, Барни Калхун быстро расставил точки. После объединения сил беженцев с силами здешнего отряда, был сформирован новый, и командиром решено было сделать Шульца. Предыдущий командир Эдвард не очень-то возражал, он совершенно спокойно принял оценку Барни о том, что опыта у Шульца больше, и что Шульц "Белой Роще" нужен не как рядовой. Эдвард именно тем и заработал свой авторитет, что не цеплялся за оный, и даже бровью не повел, когда его сместили и назначили заместителем нового командира.
   Последний, как и Линда, был искренне рад вести о том, что Триггер пошел на поправку. Большинству же было все равно, они были заняты: всем нужно было перезнакомиться, притереться, понять, кто с кем будет воевать в паре.
   Лишь Андрей, как всегда, держался отдельно. Некоторые из "хозяев" станции пытались подойти, познакомиться с ним, но он был немногословен и погружен в себя. Те, кто помнил Семичасовую войну, понимали, что такое бывает - после пережитых ужасов человек может стать себе на уме, и пока он сам не отойдет, лучше к нему не приставать.
   У молодняка же оживленное внимание вызвал тот, с кем Андрей прибыл сюда - живой солдат Альянса. Еще бы, такое не каждый день увидишь. Обозленные и униженные двадцатью годами рабства, люди откровенно срывали на нем весь гнев, ненависть и комплексы во время теперешних боев, и лишь немногие из повстанцев проявляли хоть каплю гуманности и милосердия по отношению к врагу. Ничего удивительного - враг и сам изначально не имел понятия о гуманности. Исходя из этимологии этого слова.
   Бывший друг детства Андрея Станислав, а ныне сержант армии Альянса ТНU191009, здесь сразу стал всеобщим "любимцем". Андрею удалось, конечно, избежать расправы за то, что он сохранил комбину жизнь, хотя угрозы уже гуляли по толпе зевак. Но вот Стаса уберечь от суда Линча было совсем непросто - Андрею приходилось быть все время рядом и волочить его на привязи, иначе толпа обозленных сопротивленцев просто разорвала бы живого врага на части. Самого Андрея не трогали лишь из боязливого уважения - Боб, который видел русского в бою, разнес слухи о том, что Андрей якобы вместе с самим Гордоном Фриманом бежал из Нова Проспект. В чем, по правде говоря, была доля правды.
   Командование в лице Шульца и Эдварда с сомнением, но все же приняло версию Андрея о том, что этот пленный сержант якобы ценный язык, и до поры разрешило держать его в старом ржавом грузовом контейнере. Андрей почти не отходил от Стаса и сидел в контейнере с ним, погруженный в собственные мысли.
   Расположившись возле этого контейнера на поваленных пеньках и бревнах, несколько повстанцев отдыхали после ночного патруля и живо обсуждали странную парочку.
   До Андрея отчетливо долетало каждое слово:
   - Ну, обрадовали меня, конечно, ничего не скажешь, - ворчал потасканного вида мужик в грязной форме железнодорожного работника, - Возвращаюсь с патруля, а мне говорят - на тебе! - тут у нас в лагере теперь живет альянсовец.
   - А чувака этого видели? - подал голос другой, доставая из кармана сверток с сушеной травой, - Его Андрей зовут. Носится с этим синтетом как с писаной торбой, не дает ему даже в морду прописать разок.
   - Да уж, я бы двинул. Но только не разок. И не кулаком, а вон тем куском рельс. Эти твари меня каждый день двадцать лет унижали, убивают сейчас меня каждый день, а я такого, как они, терпеть возле себя должен?!
   - Я вам вот что скажу, - повстанец со свертком закончил делать самокрутку и передал ее товарищу, - Мы тут уже больше двух недель как на войне. А если посудить, то и еще побольше. И войну эту не мы начали. Я считаю, все должно быть в этой жизни по справедливости. Око за око, б**ть. Меня ГО-шники как-то раз раздели догола и избили на площади при всех. И я имею теперь право раздеть и избить одного из них. В меня стреляют, чтобы убить - и я, б**ть, имею право выстрелить в ответ и убить, сука.
   - Ты прав, Поллак, - сплюнул "железнодорожник" после первой затяжки, - Все должно быть по справедливости. Эти твари мою жену, мою Нэнси... ты знаешь, что они с ней сделали тогда. И пусть даже этот комбин и нужен новому командиру как язык - после того, как эта гнида расскажет командирам все, что знает, она должна сдохнуть. Твою мать... Самым нечеловеческим способом. Как собака, да хуже, чем собака!
   - Но не сразу!
   - Ты че, Уил, тоже в любители комбинов записался?
   - В смысле, пусть этот сучонок помучается хорошенько перед смертью. Пусть каждый на нем оторвется по полной. Лэнса попросим, чтобы он не давал ему загнуться, пока мы с ним будем забавляться. А потом уж и кончим.
   - Слушай, а у Лэнса же капсулы ихние есть! Ну, в этих капсулах альянсовцы от любых ран излечиваться могут. Это ж охеренная идея, блин! Позабавиться с этим комбином, а потом, когда он уже загибаться начнет - полечить его, и по новой! И так раз десять можно. На всех точно хватит.
   - В натуре, точно...
   Андрей, усмехнувшись находчивости товарищей, повернулся к связанному по рукам и ногами Стасу. Комбин был связан толстой прочной проволокой, его голову накрывала схваченная на шее тряпка.
   - Слыхал, дружище? - Андрей несильно пнул комбина в бок, - Ты внимательнее их послушай, тебе полезно. Может, хоть теперь допрешь, что вы со своей "высшей расой" натворили.
   - Пошел ты... - хрипло отозвался Стас из-под тряпки.
   Андрей снова усмехнулся и на минуту погрузился в свои прежние раздумья. Резко встал и поднял с пола ржавый амбарный замок. Вышел из контейнера, заставив рассевшихся рядом на пеньках повстанцев многозначительно замолчать.
   Защелкнув замок на дверях контейнера, Андрей направился через весь лагерь в старый гараж, где теперь с комфортом размещался здешний медик.
   - Здорова, Лэнс, - кивнул он, входя в импровизированный медпункт.
   - Ну привет, - Лэнс уже успел познакомиться с Андреем пару часов назад, - Ты что это вдруг решил зайти? Болит чего?
   Андрей, улыбнувшись, покачал головой и огляделся. В гараже, помимо всего, что полагается полевому медпункту, высилась оставленная комбинами инопланетная техника. Три регенерационные капсулы солдат Альянса. Две стояли открытыми, демонстрируя внутри себя кресла и многочисленные шланги и трубки, одна была закрыта.
   - Там у тебя этот, Триггер, да? - Андрей показал взглядом на закрытую капсулу.
   - Ага, - кивнул Лэнс, откладывая в сторону ободранную, невесть откуда взятую книжку, - Через последнюю стадию его прогоняю как раз.
   - Ясно, - весомо кивнул Андрей, - И как, получается?
   - А то как же, - усмехнулся медик, - Я ж еще до восстания с такими штуками работал. Ну, не с такими совсем уж, но с похожими, где ГО-шники лечились. Будет ваш Триггер как огурчик, уже через час, это Я тебе говорю.
   Андрей, помолчав, прошелся по гаражу.
   - Так ты, стало быть, в их технологиях шаришь? - наконец проговорил он и демонстративно оперся спиной о капсулу с Триггером.
   - Ну есть немного, ты говори, что хотел?
   - Тогда скажи-ка ты мне одну вещь. Солдата Альянса в человека обратно превратить можно?
   - Чего? - иронично приподнял бровь Лэнс, мгновенно заинтересовавшись, - Это ты про своего пленника, что ли? Ну ты и...
   - Да погоди ты, я ж серьезно тебя спрашиваю! Лэнс, так можно или нет? Я имею в виду, теоретически.
   Медик, задумавшись, достал из-под стола какие-то консервы и альянсовский сухпаек. Жестом подозвал Андрея, ногой отодвинул свободный стул.
   - Угощайся, - и Лэнс, откусив от сухпайка, принялся задумчиво жевать, - Ну смотри. Теоретически можно даже хрен в палец превратить. Ну, допустим, мозговые импланты... Ты вообще понимаешь, кто такой синтет?
   - Вот ты и просвети меня, давай, я весь внимание, - уклончиво ответил Андрей и, откинувшись на стуле, зажевал консервированную кашу.
   - Синтет Альянса, - задумчивая постукивая пальцами, начал Лэнс, - В данном случае - трансчеовеческая единица, солдат - это модифицированная эта... как бишь ее... особь, вот! Человеческая особь. Кое-что подковыряли на генном уровне, этого уж точно не отнять. Например, конская выносливость, дурь, силища. Часть требухи вынули, а глубоко в мозгу - импланты...
   - Лэнс, - Андрей подался вперед на стуле, - Ты прикалываешься? Ты мне можешь сказать что-нибудь, чего я не знаю?
   Медик, откусив еще один кусочек от сухпайка, усмехнулся. Помолчал, прожевал. И вновь заговорил, только голос его стал чуть жестче:
   - У всех отсутствуют печень, почки, почти весь кишечник. А значит, жизнь без периодического посещения капсулы, такой вон как те, невозможна. Получать чистку организма от шлаков, необходимое питание, обновление, регенерацию, инъекции. Само по себе, как у нас с тобой, ничего не заживает. В туалет по-человечески ходить невозможно. Кожа всегда должна быть защищена от ультрафиолета, иначе - ожоги, несовместимые с жизнью.
   - Так... - Андрей задумчиво смотрел на крышку стола, ковыряя ногтем щель между ее досками, - Уже интереснее... Но больше интересует личность, душа...
   - Какая там нахер душа, - хохотнул Лэнс и, откинувшись на стуле, достал самокрутки и закурил, - А вообще, это все зависит от того, какого поколения синтет.
   - Впервые слышу...
   - Вот то-то и оно, мой самовлюбленный друг, - удовлетворенно крякнул Лэнс, - Тут вся соль в этом. Есть синтеты первого поколения, а есть - второго. Синтетам первого поколения повезло больше, их делали чуть ли не в качестве первых экспериментов, сразу после Семичасовой. Такие затронуты по минимуму. Все, что я сказал про кишки и сладкую жизнь с капсулой - все это и их касается. Вот только личность их несильно пострадала. Силу, ловкость, выносливость им нарастили, конечно, но там не в мозгах дело. Им не вживляли в мозг импланты, им просто все нужные установки поведения и альянсовские директивы в чердак забили с помощью, по сути, гипноза, и всё. Но личность осталась нетронутой, просто изменили приоритеты, цели. Зато осталось все - мысли, эго, эмоции, чувства.
   - Охренеть, - пораженно проговорил Андрей, - Вот про такие тонкости я еще не слышал. Так... что же там со вторым поколением? Нахрена вообще их делали разными сериями?
   - О, тут, брат, Альянс ошибочки-то свои учел. После Первого Восстания, если помнишь такое.
   - Как не помнить, я тогда как раз в деревеньке одной пушки нашим делал.
   - Сечешь, значит, - уважительно качнул головой Лэнс, - В общем, после Первого Восстания решили подзатянуть гайки. И синтетам стали вживлять в мозги импланты, полностью контролирующие их поведение в допустимых рамках и блокирующие часть оставшихся чувств, эмоций - все то, что мы называем человечностью. В итоге мы имеем таких вот сукиных детей, как твой дружок.
   - А ты почем знаешь, что он второго поколения? Может, еще первого.
   - Уж я-то знаю, у меня глаз-алмаз, - довольно улыбнулся медик и затушил самокрутку, - Там, если знаешь кое-какие признаки, отличить сразу можно.
   - Так... - Андрей все еще не мог переварить обрушившийся на него шквал информации, - А что тогда с остальными? Ну, этими - элитными, ассасинами, крематорами и прочими.
   - Это уж, приятель, темный лес, хрен знает, что там у них. Я ж в Нексусе только с такими капсулами работал, как вон те, и все.
   - Там, кстати, Триггер ваш не пережарится? - покосился на капсулу Андрей.
   - Все нормально, - усмехнулся Лэнс, - Ему еще там полчаса примерно сидеть, там процессы еще в самом разгаре.
   Андрей помолчал, прикинув все за и против.
   - Ну описал ты мне все красиво, ничего не скажешь, - наконец начал он, - Ну так что насчет моего вопроса? Можно синтета этого... ну, второго поколения, откатить обратно до человека? Чтоб личность вернуть.
   - А оно тебе надо? - покосился на него медик, - Что тебе с этого? Смысл заморачиваться? Не пойму.
   - Тот, которого я привёл, он же ценный язык, он столько всего рассказать сможет, когда будет способен, - неубедительно парировал Андрей, - Да, к тому же, если нам удастся, представь, какие перспективы! Во-первых, свой, ручной комбин, которого хоть куда заслать, везде у Альянса проверки выдержит...
   - Вот оно ему надо будет, как же! - огрызнулся Лэнс, - Так он и пошёл! Ему бы с ума не спятить после обращения на светлую сторону Луны...
   Но Андрей уже уловил что-то такое в голосе медика. Что-то, что его только подстегнуло:
   - Пойдёт, как миленький, я умею уговаривать, - широко улыбнулся парень, - И, кстати, представь, какая слава тебя ждёт, если получится. В веках останешься. На одну ступень со своими Гиппократами и Спинозами влезешь.
   Лэнс забарабанил пальцами по столу, нахмурился и усмехнулся одновременно.
   - А через месяц такой славы каждый второй алкаш-фельдшер такую операцию сможет забабахать, да? - наконец выдал он.
   - А если у тебя есть фирменный секрет, так ты его держи при себе и не трепись, кому попало, - не растерялся Андрей и, помолчав, добавил тихо, - И ещё... он моим лучшим другом был. Давно. Понимаешь, доктор?
   Лэнс совсем помрачнел и медленно поднялся со стула. По-стариковски ворча и кряхтя, он прохаживался по гаражу, обдумывая услышанное.
   - Так я и знал! - заворчал он вслух, - Санта-Барбара, мать вашу.. Одна прибегает, вся в слезах: "Помогите, умоляю, исцелите моего Ромео в капсуле, которая электричества жрёт как три таких станции!", другой поностальгировать решил, как он с комбином сопляками в мяч гонял... Мне что, по-вашему, заняться нечем?
   Но Андрей уже увидел азартный блеск в глазах медика.
   - Не, ну чисто теоретически, - с хитрой улыбкой подмигнул он Лэнсу.
   - Задницу мою теоретически, - милосердно недоговорил медик и, остановившись у стола, грузно оперся на него руками, - Теоретически... Ну, если чисто теоретически, то можно.
   - Так я его приведу щас, - подскочил Андрей.
   - Да погоди ты! Подготовиться надо. Через часок давай. Теоретически... Только никому не трепись там об этом, слышишь? Если загнется в процессе - я тут не при чем, я вообще сплю в это время. Если дело выгорит - с тебя и Шульца вашего магарыч такой - вовек не отмоетесь у меня! Иди давай, мне покумекать надо...
  

Глава 2

Член Семьи

   - Шекли! У нас муравьиные львы!
   Фриман поморщился в лучах яркого строительного прожектора - плотная стена света заслоняла собой все, не давая рассмотреть говорящего.
   - Идиот! Это Гордон Фриман! Ворт говорил же, что Док скоро придет.
   Свет приглушили, подкрутив димер, и Гордон увидел двух повстанцев средних лет, сжимающих автоматы. Их рукава украшали нашивки - у обознавшегося это была неизменная "лямбда", у того, кого он назвал Шекли - красный крест.
   - Где она? - тон голоса ученого совершенно отбил у повстанцев желание болтать.
   - Там.
   Фриман, без церемоний протолкнувшись между ними, быстро пошел к центру зала, где сияло зеленое свечение.
   Это был крупный, почти круглый зал со сводчатыми потолками, судя по всему раньше здесь был логистический узел, связывающий несколько шахт - их ответвления виднелись чуть ли не со всех сторон. Вверху сиротливо виднелся кусок голубого неба - большой люк в потолке здесь был открыт, чтобы люди не зачахли без свежего воздуха.
   - Привет, - зачем-то сказал Гордон, и вортигонт на секунду поднял на него взгляд четырех маленьких глаз, обрамлявших основной большой, - Как она?
   - Свободный Человек пришел, это хорошо, - с усилием проговорил вортигонт, подбирая слова, - Мы держим Аликс Вэнс, но на самом краю.
   Гордон, сжав губы, посмотрел на тело девушки. Она лежала перед вортигонтом на железном столике, уже окрашенном ее кровью. В груди Фримана сердце сжалось, словно в холодных тисках. Он е видел ничего, кроме ее лица.
   "Она даже сейчас так красива, - его мысли бежали сами, и он даже не слышал их, - У нее даже лицо изранено... Черт... как я... нет... Это я виноват... Я не углядел... Прости меня... Надоело, надоело! Я как всегда цел, а она... Надоело! Если она... то я навсегда уйду, я не смогу... Аликс...".
   Он потянулся рукой к ее лицу, но вортигонт издал резкий негодующий звук, совсем похожий на те, которые Фриман слышал еще в "Черной Мезе", когда эти существа нападали на него. Ученый одернул руку и устало посмотрел на вортигонта. Тот, широко раскинув тощие костлявые руки, продолжал водить трехпалыми ладонями над телом девушки. Его пальцы охватывало все то же зеленое свечение.
   Поняв, что непостижимому, противоречащему всем законам природы процессу лучше не мешать, Гордон стоял и смотрел на нее, на зеленый свет. На миг забывшись, он совсем потонул в этом завораживающем, чуть пульсирующем свечении. Ему вдруг показалось, что он слышит тихий шепот. Шепот, идущий не в уши, а в само сознание, но совсем призрачный, едва слышный. Все это длилось каких-то пар секунд, но эти голоса, шепчущие в его голове, стали множиться, перекликаясь, накладываясь, сплетаясь, и его словно накрыло волной смутных образов, идущих через его создание настолько быстро, что голова начала раскалываться. Не выдержав шепота оглушительного многоголосья, Гордон поморщился и застонал, приложив руку к виску.
   Все мгновенно стихло.
   Вортигонт поднял на него взгляд уже большого глаза и, что-то пробормотав, неопределенно покачал головой.
   - Свободный Человек мешает, ему лучше отойти и не беспокоить нас. Мы должны продержать Аликс Вэнс до прибытия наших собратьев.
   - Долго еще? - безнадежно спроси ученый.
   - Нет.
   Голос существа стал еще более недовольным, и Гордон поспешил шагнуть прочь. Стараясь унять бешено колотящееся сердце и натянутые нервы, он стал прохаживаться неподалеку, рассматривая входы в соседние шахты в стенах зала. Посмотреть было на что - у каждого из тоннелей виднелись невесть откуда принесенные сюда самые настоящие светофоры. Напротив входов в тоннели Фриман заметил еще и альянсовские пулеметные турели. То, что их можно перепрограммировать, для Гордона уже не было новостью - Аликс уже так делала... Но тем, кто ставил эти турели, было явно скучно - турели были раскрашены красками - желтой, черной, красной, белой. На одних были намалеваны осиные желто-черные полосы, на других - скалящиеся акульи морды. Это невольно напомнило Гордону фотографии американских и немецких самолетов времен Второй Мировой, которые раскрашивали подобным образом для устрашения врага.
   "Вортигонты... - рассеянно думал он, поглядывая в центр зала, - Вечно туману напустят. Еще черт знает, сколько ждать его братьев. Где их вообще носит, какого хрена они где-то шляются?!. Только бы успели. Дурацкое чувство, когда хочу чем-то помочь, а не могу, разве что только мешаю... И голова опять начала раскалываться. Уже какая-то слабость подступает, это ненормально. Да ладно, черт с этим, со мной уже и так все ясно... Интересно, как вортигонт ее "держит"? Что конкретно он делает? Знать бы... Может, что-то вроде искусственной комы? Но ее раны, они же несовместимы с жизнью, пусть даже в коме. Не знаю... Бесит, когда не понимаю... Ну не колдуны же они, в конце концов? Должно быть какое-то объяснение...".
   Он очнулся от своих мыслей, когда кто-то картинно кашлянул рядом с ним.
   - Эй, Фриман, ты как? Переживаешь небось?
   К нему подошел повстанец, в запале перепутавший ученого с муравьиным львом.
   - Есть немного, - ответил Гордон.
   - Ну еще бы! - затараторил повстанец, - Когда твою девушку почти что убили, любой мужик будет рвать и метать. Представляю, что ты сейчас чувствуешь. Да уж, у меня приятель был, так он за свою девушку горой стоял, даже от хедкраба ее своим телом один раз прикрыл...
   - Послушай, ты! - не выдержал Фриман, - Не знаю как так тебя, иди-ка ты отсюда, пока я...
   - Григгс, ты совсем дебил, что ли? - подскочил Шекли и замахнулся на повстанца, - Ты что к Доку пристал, придурок, соображать надо хоть иногда! Док, вы это, не обижайтесь на него, он про хорошие манеры вообще никогда не слышал.
   - Грубо, Шекли, очень грубо, - Григгс, нахмурившись, обиженно отошел, впрочем, не очень далеко.
   "Как он сказал?.. - растерянно подумал Фриман, - Мою девушку?..".
   - Шекли, да? - уже спокойнее проговорил Гордон, - Я слышал, он вас так называл. Гордон Фриман.
   И он протянул руку новому знакомцу.
   - Я очень рад наконец-то познакомится с вами, - кивнул медик, пожимая руку ученому, - Да, меня можете так называть, меня так все называют. А тот идиот вон там - это Григгс. Вы простите его, он не плохой человек, просто общается так... Да, даже поверить не могу, сам Гордон Фриман тут с нами! Герой! Вы - пример для всех, Док, вы знаете? Вы молодец.
   - Да чего уж там, я ничего особенного не... - привычно засмущался Фриман, - Как думаешь, Шекли, вортигонты ей сумеют помочь?
   - Это вы про мисс Вэнс? - легко уточнил повстанец, - Обнадеживать зря не буду, но вы не падайте духом раньше времени. Ворты много чего умеют.
   - Один раз я видел, как ворт своим электричеством умирающему дефибриляцию делал, - подал голос Григгс, прохаживающийся на безопасном расстоянии.
   - Правда? - поднял бровь Фриман, - И что, получилось?
   Вопрос он скорее адресовал Шекли.
   - Он не врет, - кивнул медик, - У них и не такое получается.
   - Нет, ну не всегда, - снова отозвался Григгс, - Я бы не был уверен на все сто. Один раз я видел, как ворт случайно поджарил...
   - Он что, напрашивается? - вновь закипая, сквозь зубы проговорил Гордон, дернувшись в сторону Григгса.
   - Григгс, твою мать, иди нахрен отсюда! - рявкнул Шекли товарищу, - Иди вон проверь турели! Что за чушь ты вечно несешь, ей богу...
   - Слушай, - Гордон решил сменить тему, пока не взорвался окончательно, - Что это за надпись повсюду, я ее уже который раз вижу. Может, знаешь, что она означает?
   И он указал на уже знакомый логотип на стене и кириллическую надпись, которую они с Аликс заметили сразу, как только попали в шахтерский рабочий городок.
   - А, это? - усмехнулся Шекли, - Это по-русски, название этих мест. Это переводится "Шахта имени пятидесятилетия победы". Здесь же раньше русские руду добывали.
   - Победы? Хм! - усмехнулся Гордон, - Это какой же, позволь спросить?
   - Ну во Второй Мировой же, думаю, что же еще?
   - Вот это мы попали, - усмехнулся Фриман, у которого, как всегда в нервных ситуациях, начинал прорезаться туповатый юморок, - Значит, будем коммунизм строить?
   - Ага, а тебя - в мавзолей, - хихикнул и дальнего конца зала Григгс.
   - И как он все слышит? - засмеялся Шекли, для проформы метнув в сторону товарища гневный взгляд, - Эй, Док, у вас кровь!
   Гордон, проследив за взглядом повстанца, почесал лоб и поднес к лицу пальцы. На кевларовой ткани его перчаток действительно осталось немного крови и кусочки коросты.
   "Язвы уже на лицо перешли, - мелькнуло в голову у ученого, - Вторая фаза, по всей видимости. Теперь еще денек-два и стану не ходячим".
   - Ерунда, царапина, - отмахнулся он.
   - Нет, погодите, Док! - напрягся медик, - Ну-ка, ну-ка...
   Он подался вперед, чтобы получше рассмотреть лицо ученого.
   - Э, а у вас и на шее...
   - Так, все! Все нормально! - отстранился Фриман, - Аллергия какая-то, ничего страшного, сейчас не обо мне нужно думать...
   - Что-то не похоже на аллергию, - покачал головой Шекли, - Надо будет заняться вами, обязательно.
   - Ну потом как-нибудь, - нехотя ответил Гордон, оглядываясь в поисках темы, на которую можно было бы побыстрее переключиться, - Креативно тут у вас, ничего не скажешь.
   И он кивнул в сторону турелей.
   - А, это? - улыбнулся медик, - Это мы с Григгсом делали, моя идея. Ну, как в старину делали, на пушках, кораблях, самолетах.
   - Я так и подумал, - с улыбкой почесал лоб Гордон, - Просто и со вкусом.
   Из прервал крик Григгса:
   - У нас один сигнал! Вторая шахта!
   Шекли, подобравшись, сразу стал серьезным.
   - Черт, опять... как не вовремя!
   - Что? Что там? - Гордон обеспокоенно оглянулся в сторону вортигонта.
   - Муравьиные львы зашевелились, - мрачно пояснил медик, - Скоро будут здесь. Поможете, доктор Фриман?
   - Несомненно, - ученый поправил очки, радуясь возможности хоть как-то быть полезным, - У вас что за система тут такая?
   - Давайте быстренько расскажу, у нас пара мину всего, - кивнул Шекли, - Наш техник тут постарался на славу, это наша гордость, между прочим. Наша станция очень важна для Белой Рощи, поэтому тут все серьезно. Видите эти тоннели?
   Шекли подвел Гордона к одной из шахт. Здесь тоже был светофор, подключенный к проводам, уходящим вглубь тоннеля. И турели.
   - Все шахту пронумерованы. Это пятая. Провода уходят вглубь, вортигонты помогли, они пробрались туда, в самые норы этих жуков и установили там датчики движения, которые мы им дали. Если там шевеление, значит муральвы снова пытаются пролезть к нам, они постоянно хотят нас сожрать.
   - Мы слишком сильно пахнем! - вставил свое слово Григгс с другого конца зала.
   - Датчики подключены к светофорам. Горит один сигнал - значит, муральвы идут, но их не много. Горит два сигнала - значит, жуков побольше там уже. Ну а если уж горят все три...
   - Это понятно, - кивнул Фриман, - Турели-то помогают?
   - А то как же. В принципе, пока один или два сигнала, они могут сдержать жуков. Но нам тоже надо быть начеку в случае чего. У вас есть оружие?
   Фриман только сейчас вспомнил, что у него только гравипушка и монтировка.
   "Вортигонту нельзя мешать. Выбора нет, сдержать муравьиных львов теперь - самое важное...", - Гордон перецепил гравипушку на пояс за спину.
   - Ничего серьезного. Можете дать что-нибудь?
   - Давайте скорее.
   Шекли подвел Гордона к тяжелым железным ящикам, судя по всему, принадлежавших раньше армии Альянса. Ногой откинул крышку. Фриман азартно улыбнулся. Внутри был настоящий арсенал.
   - Прямо рождество, как сказал бы один мой друг, - довольно крякнул Гордон, начиная вооружаться.
   - Уж вы-то в этом толк знаете...
   Фриман с ироничной улыбкой, устремленной внутрь себя, вешал на пояс костюм гранаты, заряжал тяжелый армейский дробовик.
   "А ведь еще недавно не знал, с какого конца это берется вообще, - подумалось ему, - А теперь даже уже звуки выстрелов не оглушают почти... Да, жизнь, чтоб ее... Мне бы халат да уютный кабинет, а не эти... О, да тут и автоматы есть!".
   Забыв мечты о лаборатории, ученый с энтузиазмом подхватил автомат, какими раньше вооружались члены Гражданской Обороны Альянса. Запасные магазины привычно отправились в отделения на бедрах, которые служили чем-то вроде карманов. Дробовик - за спину, на крепления, предназначенные изначально для кислородных баллонов.
   - Кончайте играться, мы здесь все погибнем! Док, это ты их привел сюда?! - по залу пронесся срывающийся на фальцет голос Григгса, - Вторая шахта, три сигнала!..
  
   ...- Вам не стоило этого видеть.
   - Знаю. Почему ты не сказал ему правды? Почему сказал, что я мёртв?
   - Всё было сделано согласно... изначальному сценарию. Если хотите, считайте это финальным тестом. И ваше недовольство по этому поводу является совершенно... неуместным. Вы прошли испытание с блеском, поздравляю. Потенциал ваш оказался значительно большим, нежели у вашего... будущего подопечного.
   - Гуманист хренов... Удружил... Не каждый день узнаешь, что ты - конченый шизофреник... Не вижу смысла. Одно дело - проникнуть в программный код и менять его. Но реальность ведь не состоит из кода.
   - Реальность устроена гораздо проще, чем вы думаете. И чем раньше вы это поймёте, тем лучше.
   - Чёрт... А что теперь будет с ними? Или они все-таки мертвы?
   - Нет, они живы, как и вы. Думаю, вам будет приятно узнать, что она вполне успешно ведет свою деятельность в Северной Америке. А ваш новый друг... Он пока законсервирован. Но, думаю, он мне не пригодится.
   - Не смей его убивать, слышишь?
   - Вам нет нужды... горячиться. Вопрос с ним пока ещё остается отрытым. Возможно, если вы проявите себя с лучшей стороны, я смогу пойти вам навстречу и в этом, хоть это будет и нелегко.
   - Можешь не беспокоиться... Раз я согласился, значит согласился. У меня свои причины. Тем более, если ты выполнишь то, что обещал.
   - Не думаю, что вы будете жалеть о своём выборе, мистер Шеппард. Учитывая, что вы имеете склонность сочетать... приятное с полезным... А теперь прошу меня извинить. Много дел требуют моего внимания, особенно сейчас. Проверку вы прошли. Время у вас ещё есть. Можете готовиться принимать дела...
  
   ...Бой, точнее, отстрел гигантских насекомых, шел уже полчаса. Муравьиные львы лезли из всех пяти шахт одновременно. Гордон уже устал считать сигналы, устал считать жуков, их переломанные пулями хитиновые трупы загромождали входы в тоннели все больше. То слева, то справа слышались крики его напарников, тонущие в грохоте пулеметных очередей турелей:
   - Первая шахта, два сигнала! Четвертая шахта, три сигнала!
   Фриман с остервенением стрелял, двигался как можно резче, кидался от одной шахты к другой, чтобы вовремя сдерживать натиск гигантских насекомых, если не справлялись турели. Он стрелял, пожалуй, даже больше, чем требовалось, несколько раз тоннели сотряслись от взрывов - он кидал в темноту гранаты.
   Ему просто нужно было забыться. Как медитация, только, в некотором роде, извращенная. Действие, бой, рывки, враг, стрельба, смерть, риск. Все, чтобы время тянулось не так мучительно медленно. Все, чтобы быть полезным. Оправдать хоть как-то себя.
   - Эй, Фриман! - крикнул Григгс, - До тебя все всегда спокойно было!
   Очередное насекомое со стрекотом уже подскочило к ученому вплотную, и резкий залп из дробовика отбросил угловатое тело обратно в шахту.
   "А ведь он в чем-то прав, - подумал Фриман, - Ну ладно, про "Черную Мезу" не будем, но взять даже Цитадель... Если так посудить, попытка освободить моих близких и остановить Уоллеса Брина стоило жизни целому городу. Целый город оказался стерт с лица земли! Такой вот ценой, да... наверное, надо считать, что все те, кто не успел уехать из города до взрыва Цитадели, их всех убил я?.. Так и свихнуться можно... Да будь оно все проклято! Барни сказал бы сейчас мне... Черт... Отца Григория жалко. Он же дал обет не покидать свой городок, пока не упокоит всю свою паству... Значит, он даже и не пытался бежать".
   - Эй, Григгс, ты бы помог лучше! - крикнул он, заставляя себя перестать думать, - Меня сейчас чуть не сожрали!
   - Прости, Фриман, не заметил его!
   - Не заметил?! Да в них по пять футов росту!
   - Третья шахта, три сигнала!
   Гордон, схватив одну из турелей, кинулся к третьей шахте и установил пулемет чуть сбоку. Сам занял позицию у пресловутого светофора.
   Жуки лезли из норы в потолке тоннеля, здесь это было хорошо видно, тем более что строительные прожекторы повстанцы снова включили на полную мощность. Но, когда ученый уже приготовился и сжал оружие покрепче, из норы выскочили совсем не муравьиные львы. С дрогнувшим, как во время турбулентности, сердцем, Гордон наблюдал, как один за другим на пол спрыгивают вортигонты.
   - Они здесь... - прошептал он, и уже громче крикнул, - Они здесь!
   Вортигонтов было трое. Они были похожи друг на друга, но одновременно отличались неуловимыми деталями. Эти существа никогда не носили одежду и не прикрывались ничем, тем более что между ног у них не виднелось ничего существенного. Их объединял рубиново-красный цвет глаз, сухощавость, нездоровая худоба. Разнились только оттенки кожи - у одного из них она была зеленовато-серой, у другого чуть зеленее, у третьего же темно-коричневая.
   Существа, не тратя времени на приветствия и вообще не озаботившись сказать хоть пару слов, тут же подключились к битве. В воздухе запахло озоном. Зеленые молнии пронзали полумрак и изжаривали все прибывающих насекомых. Число лезущих из нор муравьиных львов пошло на спад.
   Гордон снова испытал то странное чувство, когда он сражался бок о бок с воригонтами на улицах Сити-17. Все встало с ног на голову. Те же звуки, ворчащие и каркающие, хриплые голоса, которые звучали в кошмарных коридорах "Черной Мезы" и всегда означали только смерть, теперь были адресованы не ему. Это было так странно. Он почти привык к этому, но воспоминания лезли в голову... Ему вдруг вспомнился один из самых страшных моментов из "Черной Мезы". Когда в комплексе "Лямбда", где вортигонты прошлись с собой жестокостью, он находил спятивших людей. Столько сумасшедших он еще никогда не видел. Он не знал, от чего они сошли с ума. Но в глубине души догадывался. Они жаловались на голоса, которые донимали их. И, когда один вортигонт обезоружил его, и его трехпалая когтистая рука засветилась желтым светом... Не зеленым, как теперь. И когда свет этот почти полностью поглотил его разум. Скорее всего, Гордона постигла бы та же участь, что и тех сумасшедших, если бы он не нащупал тогда монтировку...
   Как ни странно, муравьиные львы словно испугались при появлении бывших обитателей Зена. Еще в Сити-17 Гордону рассказали, что вортигонты столетиями занимаются разведением этих жутких тварей. И, видимо, знают к ним подход. Так или иначе, бой постепенно угас. Муравьиные львы перестали прибывать, и вортигонты сразу же, словно чувствуя, что новые насекомые уже не появятся, поспешили к центру зала, где все так же склонялся над телом Аликс их сородич.
   Фриман запоздало кинулся за ними, и все остальное для него перестало существовать. Он напряженно следил за тем, как существа, уважительно склонялись перед ним и обступили плотным кольцом стол с телом девушки. Гордону едва удалось протиснуться между ними.
   Теперь уже над телом Аликс, чудом не сталкиваясь, гуляли четыре пары трехпалых рук. От зеленого свечения резало глаза. Гордон поморщился, слушая переговоры вортигонтов, их язык был совершенно непостижим.
   - Все как мы думали, - речь одного из существ превратилась в человеческую, когда он вспомнил о стоящем рядом Фримане.
   - Нужно действовать срочно, Аликс Вэнс уже отходит во Все-в-Едином.
   - Эй, - осторожно проговорил Гордон, - Что вы имеете ввиду? Что за "все-в-едином"?
   - Сплетение нитей ушедших вортисущностей, - проговорил один из вортигонтов.
   - Ясно, - скептически сжал губы ученый, - Друзья, я прошу вас, я умоляю, помогите ей. Прошу.
   - Помощь возможна, - ответил другой, - Но нужно глубокое вмешательство в ее вортисущность, непременно...
   - Непременно, - подхватили другие, - Без сомнений...
   Гордон, уже понявший, что вортисущностью эти существа называют то, что у людей попросту именуется душой, покачал головой. Но что же они медлят?
   - Ну что же вы... - не выдержал он.
   - Нужен экстракт, - перебил его один из вновь пришедших вортигонтов, - Личиночный экстракт.
   - Да, - кивнул тот, который поддерживал жизнь в девушке до прихода сородичей.
   - Экстракт, - отозвался еще один вортигонт, глубокомысленно кивая.
   - Э... что за экстракт? - осторожно встрял Гордон, у которого уже начало подергиваться веко.
   - Личиночный экстракт, - посмотрел на него вортигонт, который принес сюда Аликс, - Муравьиные львы, вы их называете... Личинки.
   - Что? Вы хотите дать ей экстракт из личинок этих тварей? - большего безумия Гордон в жизни не слышал, но что-то подсказывало ему, что вортигонты ничего не говорят просто так, - Это же...
   Вортигонты молча продолжали изучать тело девушки, и, хотя было совсем тихо, Гордону казалось, что он слышит их речь, отчетливо и разборчиво.
   - Это действительно необходимо? - помолчав, проговорил он.
   - Да, - ответ был лаконичен.
   - Черт с вами. Только помогите ей, я прошу.
   - Да случится предначертанное, - подал голос вортигонт, который и принес Аликс сюда, - Мы совершим... поход. Глубоко в гнездо. Священный нектариум.
   "Куда? Черт... время же, время дорого!", - поморщился Фриман, слушая, как существо старательно подбирает человеческие слова.
   - Но мы можем не суметь принести экстракт назад... в одиночку.
   Вортигонт повернул кожистую голову к Гордону и широко раскрыл огромный, на все "лицо" рубиновый глаз.
   - Можем ли мы просить Свободного Человека помочь? Отправиться с нами. Наши собраться не могут. Они будут удерживать Аликс Вэнс у края.
   - Я готов, - быстро кивнул Гордон, ощутив зуд язв на шее, - Идем, скорее. Показывай дорогу.
   - Лучшего товарища не найти, - почтительно пригнуло голову одно из существ.
   - Мы благодарны, - слегка кивнул вортигонт и опустил руки, в которых погасло свечение, - Идем.
   И существо, не мешкая, зашагало прочь, в одну из шахт.
   Фриман на секунду задержался. Потянулся к щеке Аликс, но его остановили недовольным звуком. "Я вернусь... Ты только держись, хорошо? Мы вернемся и поможем тебе. Держись...". И он, резко отпрянув, пошел вслед за вортигонтом.
   Повстанцы проводили ученого молчанием и ободряющими жестами. Григгс хотел было что-то сказать, но Шекли успел одернуть его.
   "Так, - думал Гордон, пока они с вортигонтом уходили все глубже в темный тоннель, - Ну, думаю, бесполезно спрашивать его, долго ли нам идти. Как он вообще это себе представляет? Я так понял, нам надо в самое логово муральвов идти? Весело... Плевать конечно. Лишь бы достать этот экстракт... Нам что же, его из личинок этих выдавливать надо будет? Или их подоить можно? Некоторые виды муравьев разводят и доят тлю. Щекочу усиками брюшко, и тля выделяет сладкий фермент... Тоже щекотать будем?.. Опять эти дурацкие шуточки, да что же со мной такое...".
   В тоннеле царил полумрак, причем единственный свет исходил из поросли каких-то светящихся грибков, похоже, плесени. Трупы муравьиных львов встречались и здесь. Но было видно, что тоннель раньше часто использовался. Им даже встретились железные ворота, преградившие путь, и дизельный генератор, приводивший в действие их механизм. Генератор молчал, и вортигонт, ни на секунду не задумавшись, обхватил его руками. По его спине пробежали зеленые разряды, и, через кисти, ушли в корпус генератора. Тот, фыркнув, заурчал заработавшим мотором, и ворота послушно открылись.
   - Очень изобретательно, - проговорил Гордон, - Вы, наверное, очень многое умеете?
   - Больше, чем доступно пониманию Свободного Человека, - бросил вортигонт на ходу, не оборачиваясь.
   - Да уж не сомневаюсь, - буркнул Гордон.
   Его немного нервировала манера речи этого пришельца. Словно он нарочно нервирует человека.
   - Свободный Человек не должен обжаться, нет, - резко обернулся вортигонт, словно угадав мысли Фримана, - Мы не хотели сказать нехорошо... сказать грубость.
   - Да я ничего такого и не думал, - растерялся Гордон, - Все хорошо!
   - Наш народ очень почитает Свободного Человека. Мы любим Свободного Человека. Для нас честь быть рядом, - пристально глядя на него, проговорило существо, - Свободный человек - пример для подражания. Просто нам трудно говорить. Ваш язык сложен. Многое не объяснить.
   - Э... - смутился Фриман - Спасибо. Все нормально.
   Они двинулись вперед.
   - Я вам благодарен, конечно, - проговорил Гордон, - Но вам не стоит так почитать меня. Не за что просто. Я ничего особенного не сделал, Илай, доктор Кляйнер и другие сделали гораздо больше. Любой, кто прожил тут все эти двадцать лет...
   Он осекся.
   - Любой не согласится в этом со Свободиным Человеком, - возразило существо, - Свободный Человек сделал очень многое. И юмор у свободного человека тоже хороший, не стоит сомневаться.
   У Фримана отвисла челюсть, благо вортигонт этого не видел. Ученому стало очень не по себе.
   - Сюда, - существо подвело его к ответвлению в тоннеле.
   Проход отличался от обычных шахт. Это была нора, рыли ее явно не люди - овальная, огромная, метра три в высоту и два в ширину, ее стены были бугристыми, но очень гладкими. Пол, стены, потолок - вся нора изнутри влажно поблескивала. Она была обмазана тонким слоем высохшей слизи. Впереди, а ее поворотом, что-то отбрасывало мягкий желтый свет.
   - Отлично, - кивнул Гордон, не показывая, как он поражен.
   Ученый, в принципе знал, что муравьиные львы живут под землей, но раньше он думал, что они обитают только в песке, ведь там они устраивали довольно ловкие ловушки, за что и получили свое земное название. Но Гордон не думал, что эти гигантские насекомые настолько заполонили земную природу, роют такие огромные тоннели. Было жутковато представить, на что будет похож "муравейник".
   Он пролез внутрь пещеры вслед за вортигонтом и на ходу осторожно потрогал рукой, закованной в кевларовую перчатку костюма, стенку норы. Блестящее покрытие стены было полностью сухим, несмотря на влажный отблеск, в субстанцию были вплетены довольно толстые волокна, похожие на шелк, или паутину.
   За углом обнаружилось то, что озаряло пещеру желтым светом - прямо на полу, перепутавшись в хаосе нитей все той же паутины, сидели две жирные гусеницы. Фриман не сдержал интеллигентское ругательство, которое он подхватил еще на кафедре МТИ. Гусеницы были просто огромны, почти метр длиной, и настолько жирные, что вообще было неясно, как они могли передвигаться. Гордон присел рядом с ними, с интересом разглядывая их мягкое кожистое тело, испускавшее желтый свет.
   "Как те кристаллы в Зене", - вспомнилось ему.
   Гусеницы имели коричневые массивные хитиновые головы с небольшими, как зубы кошки, жвалами. У самого основания голов слабо шаркали по полу тонкие членистые лапки.
   - Это просто поразительно! - тихо восхитился ученый, не решаясь, однако, тронуть огромных гусениц, - А я думал, самые гигантские живут на Мадагаскаре. Но эти... Очень похожи на молодые особи майского жука.
   Он поднял взгляд на стоящего рядом вортигонта.
   - Время, - проговорило существо, - Свободный Человек поистине стремится к любым знаниям.
   - Идем, - кивнул Фриман, поднимаясь.
   Пещера позволяла идти, не пригибаясь. Было немного неудобно, но лишь потому, что пол не был ровным, пещера была идеально овальной в сечении.
   - Это и есть их личинки? - поинтересовался ученый.
   - Да, - кивнул вортигонт, - Свободный Человек поступил мудро, не тронув личинки. Муравьиные львы не должны почувствовать наше приближение.
   - Логично, - отозвался Фриман, поудобнее перехватывая дробовик, - Но почему же мы не добыли из них экстракт? Ты же говорил...
   - Экстракт не в личинках, - вортигонт неопределенно повел средней рукой и сгорбился еще сильнее прежнего, словно напрягаясь, - Он дальше. Он потом.
   - Ясно.
   Чем дальше они продвигались, тем более жутковатое ощущение накрывало Фримана. Пещеры казались бесконечными. Вортигонт вел уверенно, сворачивая на развилках без колебаний. Гордон оценил поистине грандиозный масштаб нор муравьиных львов, он уже увидел больше десятка ответвлений и тоннелей. Временами им попадались странные коконы, сплетенные из все той же блестящей паутины. Шарообразные и тяжелые, они висели на стенах и на потолке по одному или по два. Фриману подавлял свой пытливый научный ум, и благоразумно не касался коконов, которые плавно колебались, словно грудь глубоко дышащего человека. Из хитросплетений их оболочки, мерцая, проступал голубоватый свет.
   Путь освещали личинки, которые попадались здесь довольно часто, мирно сидя на стенах.
   - Это еще что такое? - нахмурился Гордон, сбавляя шаг.
   Около одной из светящихся личинок в ворохе паутины на стене повисли окровавленные останки. Позвоночник, изломанная грудная клетка, человеческий череп. На полу рядом лежали кости рук и ног.
   - Печальное зрелище, - проговорил вортигонт, - Неосторожные люди. Их участь очень удручает наш взор.
   - Вот так, значит? - еще больше сдвинул брови Гордон, отбрасывая наконец все праздные мысли об изучении этих огромных насекомых, - Веселые дела тут творятся...
   - Не будем повторять ошибок несчастных и глупых. Свободный Человек мудр, ловок и силен, он не повторит их ошибок.
   Стычка с хозяевами подземелий произошла совсем скоро, как только они вышли в большой грот с мутным озерцом глубоко внизу, в проеме почвы.
   - Внимание, Свободный Человек! - вортигонт тут же принял боевую стойку, чуть расставив ноги и разведя полусогнутые руки.
   По его телу пробежали зеленые молнии.
   - Черт! - Фриман, ударившись головой о гигантский сталактит, свисающий с далекого потолка, выстрелил в приближающиеся к ним фигуры.
   Пещеры осветились зелеными вспышками электрических разрядов, и одно из насекомых обрызгало желтой жижей стены, взорвавшись изнутри от попадания зеленых молний вортигонта.
   Насекомые наступали. Вдвоем с ними справиться было не так трудно, тем более, что муравьиные львы не могли атаковать на расстоянии. Трудновато было лишь в те моменты, когда жукам приходило в голову передвигаться гигантскими прыжками, планируя на своих коротких крыльях. Гордон заметил среди них незнакомый ему до этого подвид - эти насекомые тоже были около метра ростом, но были не столь угловаты, как их более обычные сородичи. Их блестящее, гладкое тело с небольшими крылышками было совсем белым.
   - Теперь надо быть начеку? - спросил ученый, когда с насекомыми было покончено, - Они теперь знают, что мы здесь?
   - Только те, кто поблизости, - ответил вортигонт, опуская руки, - Свободному Человеку не стоит трогать лишь личинок. Если их ранить, они издают сильный запах. Сигнал.
   - Понял, - кивнул Фриман, - А что это за белые особи? Другой вид?
   - Нет... - вортигонт задумался, подбирая слова, - Другая... форма. Белые львы опасны. Они роют тоннели. Они имеют опасную кислоту. Смерть. Для таких чужаков, как мы.
   - Давай тогда двигаться дальше, - Гордон начал перезаряжать дробовик, - Тут, наверное, важна молниеносность маневра...
   - Свободный Человек сражается достойно.
   Путь через пещеры продолжился. Все чаще стали попадаться личинки, коконы. Все чаще попадались ответвления в тоннелях, иногда по пять сразу. Гордон подумал, что теперь он, наверное, точно знает, как чувствует себя муравей внутри муравейника. Все чаще стали попадаться кости, позвонки, мертвые птицы, опутанные паутиной.
   - И как только вы их разводили? - поморщился ученый, переходя на шепот, - Не обижайся, но они же отвратительны. Мне ваши говорили, что вы содержали их, словно домашнюю скотину. Разводили их чуть ли не столетиями.
   - Тот, кто рассказал подобное, прав, - вздохнул вортигонт и вполголоса проворчал что-то на своем языке, - Они не опасны, если... если они у тебя, а не ты у них... Мы думаем, Свободный Человек понимает, почему наша культура так тесно связана с этими существами.
   - Экстракт?
   Вортигонт молча кивнул.
   Покачав головой, Гордон продолжил путь.
   Пробиваться было нелегко. Тоннели кишели гигантскими насекомыми, и чем дальше спутники шли, чем больше муравьиных львов они встречали. Пока все шло удачно, правда постоянная стрельба в тесных пещерах изматывала. Голова у Гордона уже не просто болела, она раскалывалась - и от запаха гнили, запаха пороха, и от оглушительных выстрелов, и от болезни, подступившей к горлу в буквальном Смысле. Покраснения и язвы начали проступать на его щеках. Подташнивало. Но время не оставляло шансов.
   После вереницы пещер со сталактитами и коконами, после долгих тоннелей, вортигонт повел его через дыру в полу, и они спустились снова в шахты. Гордон вновь увидел знакомый логотип и надпись "Шахта им. 50-летия Победы". Он не спрашивал вортигонта лишний раз, доверяя чутью существа, было видно, что пришелец полагается не только на свое знание тоннелей, но и на запах, улавливая то, что Фриману было недоступно.
   Здесь им снова пришлось столкнуться с зомби, причем живых мертвецов здесь было довольно много. Гордону даже показалось, что вортигонт устал, сам же он уже буквально валился с ног, голова продолжала болеть, а язвы еще больше чесались. Оставив вортигонта на минуту, ученый отошел в ответвление шахты, откуда тянулись провода. Расчет оказался верным, и он нашел зарядник Альянса. Здесь же нашлось и то, что погубило всех тех, кто жил и работал тут раньше. Фриман увидел мертвых личинок - их убили давно, прибив железными кольями к стене.
   - Что Свободный Человек надеялся найти здесь? - послышался сзади голос вортигонта.
   Гордон, обернувшись, показал пришельцу разъемы зарядника, подключенные к его костюму.
   - Воистину Свободный Человек не оставит ни одну тропу неизведанной, - вздохнул вортигонт.
   Гордон сдержанно улыбнулся. Эти афоризмы становились даже забавными.
   - Мне кажется, ты перехваливаешь меня, - мягко сказал ученый, - Мне и правда не по себе даже, я же самый обычный человек, ну не стоит... А вот зарядить костюм мне действительно нужно было.
   - Свободному Человеку не нужно тратить время на поиски машин комбинов. Достаточно только попросить, - и по телу вортигонта пробежали тонкие зеленые молнии.
   Фриман поежился.
   - Хорошо, буду иметь ввиду, - осторожно проговорил он, - У тебя... у вас не кончаются эти силы? Вырабатываемое вами электричество.
   - Это сложно объяснить, - ответил вортигонт, - У нас еще будет время на разговоры. Потом. Сейчас время не терпит.
   - Ты прав, идем, - кивнул Гордон.
   Отключившись, по пути из помещения Гордон заинтересовался идеально квадратным провалом в полу. Это было очень похоже на лифтовую шахту, а лифт сейчас мог бы быть очень кстати, особенно в пути назад.
   Но лифта в шахте не нашлось, лишь небольшая ржавая лестница, приколочнная к стенке, уходило очень глубоко вниз. Потеряв интерес, Фриман уже хотел отступить, но его сапог поскользнулся на круглом камешке, и ученый с криком полетел вниз, в шахту.
   В последний миг Фриман успел выбросить вверх руку и резко остановился, зацепившись за ржавую лестницу. Гордон застонал от досады и боли в руке - костюм все же не смог поглотить всю силу от резкого рывка, когда его пальцы уцепились за перекладину лестницы. Прокляв все на свете, Гордон извернулся, схватился второй рукой за перекладину и, мысленно ругая себя за идиотизм, полез наверх.
   - Господи! - Гордон едва не сорвался с лестницы от неожиданности, когда над ним, буквально в полуметре от него высунулась голова вортигонта.
   - Плоха та яма, из которой не вылезал бы Свободный Человек! - ученому показалось, что в голосе существа мелькнула усмешка.
   Секунда, и Фриману самому вдруг стало смешно. "А ведь он прав, - улыбнувшись, подумал он, - Лезу везде, как ребенок прямо! Время только теряю, дурак дураком. Теперь моя репутация у вортов точно пошатнётся. А у него не так плохо с чувством юмора, ну надо же!".
   Гордон со смехом выбрался наверх и деловито отряхнулся. Снял с пояса оружие.
   - Прошу прощения, - он покачал головой, стыдясь своей оплошности, - Просто устал, наверное. А ты классно сказал про яму, я прямо от души посмеялся!
   - Мы будем рады содействовать Свободному Человеку в его исследованиях, но при более благоприятных обстоятельствах, - проговорило существо.
   Уже не сдерживая легкий смех, Фриман зашагал вперед, жестом поторопив вортигонта за собой.
   Вортигонт пару секунд постоял на месте, молча глядя вслед ученому.
   - Смейся, человек... - проговорило существо на чистом английском, перестав сбиваться и коверкать слова, - Ибо падут оковы, и ярмо Альянса истлеет в этих краях. И отпущенное вам время кончится. И человек в последний раз воссияет, чтобы навеки померкнуть в свете великого Воссоединения...
  
   ...Триггер полчаса назад вышел из регенерационной капсулы Альянса, причем медик по имени Лэнс не просто выпустил его из-под своей опеки, а прямо-таки выпроводил из гаража, потому что к нему на прием торопился какой-то русский. Причем, этот русский, Андрей, видимо был так болен, что Триггеру даже не удалось побыть наедине с Линдой - девушку срочно позвали в гараж Лэнса, помогать. Хотя, по мнению Триггера, русский на вид был здоров, как бык.
   Пожав плечами, Триггер, раздобыв одежду, побродил по станции сопротивления. Жизнь вокруг бурлила, уединенное место отыскать было бы, наверное, очень трудно. Кто-то просто бродил и общался с товарищами, кто-то перетаскивал ящики с припасами, кто-то упражнялся в рукопашном бое, то тут то там слышались лязг и стук - станцию благоустраивали, обживали. Кто-то особо дотошный занимался вскрытием больших грузовых контейнеров - здесь пролегала железная дорога, и повстанцы расположились на старой сортировочной станции. А из ангарчика, оборудованного под автомастерскую, вообще непрерывно доносились и лязг, и грохот, и разговоры, и веселый смех.
   Грудь уже совсем не болела. Триггер не знал, как именно работает регенерационная капсула, и, хоть большинство ее клапанов и трубок остались в его случае без дела, его руки, бока, живот и шея были просто испещрены проколами от игл и катетеров. Тем не менее, от пули комбинов остался лишь свежий красный с прожилками шрам, голова уже не болела, слабость прошла. Этим чудом он был обязан только Линде. Но каждый раз, когда он думал о ней, мир потухал для него. Едкое, мерзкое давящее чувство не оставляло его, не давало думать о будущем, надеяться на счастье. А есть ли оно вообще, это счастье? Он слишком поздно начал думать об этом.
   Бродить по лагерю пришлось долго. Парни из его отряда были рады ему, но каждый был занят делом, а Триггера пока нагружать никто не хотел, все же слишком не верилось в столь быстрое выздоровление после пули плазменной винтовки. Не найдя себе места, Триггер опустился на поваленное бревно у костра, где сидели несколько незнакомых ему бойцов Сопротивления.
   Эти бревна у костра никогда не пустовали, а костер никогда не гас. Так уж повелось, что здесь было место отдыха дозорных лагеря после очередной смены. Дозор шел в три смены, они шли непрерывно, так что костер стал тоже своего рода местом заступления на вахту - вахту отдыха. Дозор считался самой опасной работой здесь - конечно, сражаться с хедкрабами, зомби и иногда даже солдатами Альянса было куда опаснее, чем возиться в гараже, или сколачивать сараи.
   - О, привет! Нормуль, парень, садись,- подсевшему к костру Триггеру кивнул один из повстанцев, негр с седоватой щетиной, и продолжил разговор с остальными, - Ну так я говорю, как тут может крыша не поехать, блин, когда у тебя на глазах живой человек горит?
   - Да ну брось, - сплюнул в костер боец с бородкой "под Фримана", - К нам же тут уже второй день прут свежие зомби из Сити-17, ты ж сам знаешь. Мы с Хачи их поджигали даже пару раз. Мерзко конечно, я как вспомню... Блевануть можно даже. Но, чтобы умом тронуться, нет, это ты загнул.
   - Ну не скажи, - возразил еще один, одетый в импровизированный самодельный камуфляж из сена, лоскутов зеленой ткани разных оттенков, - Одно дело зомби, а другое - нормальный живой человек. Не удивительно, что Хэрри наш сошел с ума... Когда твой напарник заживо сгорает, и ты не можешь помочь, это пи**ц же, черт...
   И повстанец горько выматерился.
   - Да что тут говорить, зрелище охренеть просто, - покачал головой негр, - Волосы прямо на голове, как факел, горят, глаза лопаются... Не у каждого психика выдержит. Чертовы альянсовцы, чтоб им так всем гореть! Тошнит меня от этой войны, сил нет уже...
   - И что теперь с Хэрри будет? Он же уже ни на что не сгодится.
   - Да хер его знает, - пожал плечами негр, - Может, отправят в деревеньку, там, говорят, поспокойнее. Или может, как перестанет в припадках биться, сможет хоть дрова носить, или еще что...
   Триггер поежился. От таких разговоров веселее не становилось. Он и сам за несколько недель в Сопротивлении навидался всякого. И мог подписаться под каждым словом этого чернокожего бойца. От этой мерзкой страшной войны тошнило почти всех. Но все воевали.
   - Я ж неделю назад еще в отряде МакУоррена был, - подал голос повстанец с бородкой, - Там у нас таких вот с поехавшей крышей много было. Был, например, один чувак, однорукий, который по ночам всё орал во сне. Каждую ночь, рядом с ним никто спать не мог, мы его даже били за это. А днем же нормальный парень, блин! И вот хрен знает что там у него...
   - Дык однорукий же! - повстанец в камуфляже подбросил в костер деревяшку, - Ты еще удивляешься? Ясен хрен орет, у них же фантомные боли - просто ад.
   - Ты доктор, что ли? - усмехнулся бородатый.
   - Да пошел ты! Дай курнуть лучше... - камуфлированный потянулся за протянутой ему самокруткой, - Ни хрена ты не понимаешь, а еще под Фримана косишь... Фантомные боли - страшная вещь. Особенно если руку или там ногу не просто разом оторвет, а если тебе ее ампутируют, но ты перед этим с разъё**ной конечностью еще походишь немного - вот тогда ад. Мне один такой рассказывал, тоже без руки, ему ее миной-хоппером оторвало. Говорит, ощущение, что рука будто бы еще есть. И она, эта невидимая рука, значит, болит адски просто! И чешется. И судороги как бы. Воображаемые. Мозг еще не отвык, что там руки нет, или реально крыша поехала, я тут не знаю уже...
   - Да про фантомные боли это уж известная шняга, все знают, - махнул рукой негр, - Ты лучше скажи, как чувствуешь себя, и не поедет ли крыша, когда тебе живьем что-то отрезают. Или протыкают насквозь. У нас тут когда пять дней назад нападение деревенских мародеров было, я как раз в дозоре был. Дебилу Рэю один из этих ублюдков ножик прямо в спину воткнул. Я вообще не понимаю, как он жив остался и в здравом уме, там так хрустнуло при этом, а он еще с этим ножиком в спине часа три пробегал, пока его Лэнс не посмотрел.
   - Чё там, кстати, Дебил Рэй поправляется, или как?
   - Да что ему сделается, с него же все, как с гуся вода! Лежит вон на матрасе, жрет за троих.
   - Ничего, мы еще до этих чертовых мародеров доберемся... - сжал кулаки камуфлированный - Я когда на восстание против Альянса подписывался, уж точно не думал, что придется воевать со своими же, обычными людьми! Этих ублюдков вообще надо вырезать в первую очередь, вперед комбинов, каленым железом!
   - Ну если резать, то это вообще не так просто, - подал вдруг голос молчащий до этого мрачный повстанец с повязкой на глазу, - Человека своими руками резать, это уметь нужно...
   Триггер выматерился в голос так, что все замолчали и обернулись на него.
   - Шли бы к чертям собачьим с разговорами вашими! - под ошалевшими от такой эскапады взглядами Триггер резко встал, - Вы на нормальные темы говорить не можете?! Посидел у костра, блин! Маньяки!
   И он, бормоча ругательства, пошел обратно к гаражам. От всех этих разговоров на душе стало еще более погано. Нужно было как-то определяться, наконец. Что-то решать.
   Он вошел в крытый железом сарайчик с антенной на крыше, где, как он узнал, находился узел связи лагеря. В полном одиночестве, за ржавым железным столом в наушниках сидел его старый знакомый. Триггер повел рукой в воздухе, разгоняя плотную завесу табачного дыма.
   - Кирпич! Вот тебе раз! Не ожидал. Ты что тут делаешь? На рацию посадили?
   Молодой паренек затушил окурок прямо об стол и повернулся.
   - Триггер! Ты прям цветешь и пахнешь! Рад, что ты живой, чувак. Ты молоток, братан. Сижу, как видишь.
   Триггер уселся на свободный стул рядом.
   - Ну а за что тебя сюда сослали? Ты ж не радист.
   - Хех, - тощий паренек довольно усмехнулся и подкурил очередную самокрутку, - Тут у них все рации, какие есть, российского производства. А кроме меня, русских, сам знаешь, у нас нет, а вы ж ни черта не понимаете эти надписи. Вот эта, например, что значит?
   И Кирпич прочел с корпуса радиостанции несколько сложных слов.
   - Еще раз меня так назовешь, я тебя убью! - засмеялся Триггер.
   Кирпич самодовольно рассмеялся.
   - Это ж обычные слова, ну там про частоту, длину волны. Вот вы америкосы, ну что за люди, а? Любую русскую фразу матами какими-то считаете.
   - Звучат так потому что, - отмахнулся Триггер, - А что ты говоришь, русских нет? Как нет? А этот мутный тип, Андрей? Он вроде тоже русский, я слышал.
   - Он со своим комбином нянчится, а я как раз без дела шатался.
   Триггер помолчал, подбирая нужные слова.
   - Слушай, ты наверное устал тут париться уже?
   - Ну еще бы не устал, - Кирпич вмиг стал унылым, - Хата железная же, а солнце жарит, в натуре душегубка, блин!
   - Так ты это, - Триггер подмигнул товарищу, - Сходи, проветрись. Я тут посижу за тебя.
   - Да ну.
   - Да серьезно! Я уже давно оклемался, все давно делом заняты, я слоняюсь туда-сюда, тошно без дела уже! Все думают, что я еще не выздоровел, нагружать не хотят. Давай на часок подменю тебя? И тебе отдых, и мне будет хоть чем заняться. Я же у нас часто на рации раньше сидел, мне это плевое дело.
   Лицо паренька расплылось в улыбке.
   - Ну, Триггер, ты знаешь, как обрадовать. Реально хочешь? Ну смотри, я тебя не заставлял. Давай не час, а минут сорок, я хоть поем схожу.
   - Не вопрос.
   Кирпич в двух словах объяснил, как пользоваться радиостанцией и, довольный собой, ушел, оставив Триггера в одиночестве и табачном дыму.
   Подождав еще минут пять и убедившись, что товарищ не зайдет снова, Триггер прикрыл глаза, вспоминая нужную частоту и кодовые сигналы. С похолодевшей спиной, он покрутил ручку настройки рации. И, сглотнув комок в горле, дрожащими пальцами простукал на микрофоне нужную комбинацию щелчков.
   - Назовитесь! - резкий модулированный голос прорвал мерный треск помех.
   - Это номер G576US, позывной - Гражданин, - срывающимся голосом проговорил Триггер, - База, отвечайте, прием... Номер G576US, позывной - Гражданин.
   Его колотила крупная дрожь. Но он должен был попытаться.
   "Еще не всё, Триггер..."
   На том конце послышалась возня, щелчки. Долго не отвечали, так долго, что Триггер казалось, что у него сейчас выпрыгнет сердце из груди. Наконец рация взорвалась резким голосом:
   - Всегалактический Союз больше не нуждается в твоих услугах, Гражданин. За тобой уже послали.
   Триггер замер, судорожно хватая ртом воздух. Он задыхался. Вот оно... Приговор. Это случилось.
   - Но... - от дрожи его дыхание стало совсем сиплым, - Но как же... как же так, я же... я же все делал, как вы говорили... Я же свой! Я же... Я... Я могу еще быть полезным! Я могу! Я много знаю, я... Вы не можете! Пожалуйста!
   - Забудь эту частоту, насекомое, - желчно проговорил микрофон, - Ты бесполезен. Жить тебе осталось несколько минут.
   Сарай наполнился оглушительным свистом помех. Связь обрубили с той стороны...
  
   ...Тяжело и сипло дыша, Гордон осторожно выглянул за угол. Никого не было.
   - Он отстал! - шепнул ученый вортигонту, - Вроде чисто.
   - Присутствие стража здесь говорит о том, что экстракт близко, - с трудом проговорил вортигонт, сбиваясь, - Свободный Человек снова явил нам свою безграничную мудрость. Если убить стража, экстракт будет потерян... Навсегда для Аликс Вэнс. Разрушен... Они опасаются.
   Последние полчаса они провели в непрерывных боях с муравьиными львами и бешеной гонке. В тоннелях шахт, плавно переходящих в норы насекомых, и обратно им встретилась огромная особь. Фриман уже сталкивался с таким раньше, на побережье близ Сити-17, а после и в Нова Проспект. Повстанцы называли его мирмидонт, вортигонты - страж. Огромное и не поворотливое, в два человеческих роста, это немыслимое насекомое отличалось слепой яростью и просто неимоверной силой. Вортигонт кричал, что надо бежать, и они бежали, прятались. Фриман уже понял, что пришелец хорошо владеет ситуацией, и не стал стрелять, хотя и очень хотелось - мирмидонт защищал подступы к гнезду и, казалось, желал лишь одного - размазать по стене непрошеных гостей.
   Беготня от него вымотала Гордона до полусмерти. Ему становилось все хуже. Голова раскалывалась, в глазах все временами меркло, ноги уже почи подкашивались. Гордону снова начало казаться, что он слышит сотни голосов, видит тысячи образов. Это был предел.
   - Далеко нам еще? - простонал ученый, - Мы уже два часа блуждаем в этих тоннелях!
   - Пусть Свободный Человек не... пребывает в беспокойстве. Страж ушел по неверному пути. Пусть Свободный Человек пройдет вперед, за угол.
   Фриман, бормоча ругательства, пошел вперед. Дыхание все никак не хотело восстанавливаться. Мысли об Аликс не покидали его ни на секунду. Прошло уже столько времени. Жива ли она еще? Вдруг на их базу снова напали муравьиные львы, и лечение Аликс было прервано? Тогда все пропало... Знать бы только...
   За углом он увидел то, что ожидал здесь найти меньше всего - кабину лифта, который раньше перевозил рабочих шахт с уровня на уровень. Вортигонт подошел следом, судя по виду, весьма довольный находкой.
   - Наш путь почти завершен, - сказало существо и запустило небольшой дизель-генератор, питающий мотор лифта, - Мы чувствуем аромат экстракта, он там... внизу. Пусть Свободный Человек не беспокоится. Аликс Вэнс еще не стала частью Всего-в-Едином, мы чувствуем ее вортисущность среди нас.
   У Гордона отлегло от сердца. И как это существо умудряется каждый раз так точно угадывать его мысли?
   - Наконец-то... - проговорил ученый, отодвигая решетку кабины, - Вот только нам еще назад идти... Еще два часа минимум, плюс этот ваш страж...
   Они воли и лифт тронулся вниз.
   - Путь назад будет быстр... Короток. Этот... лифт доставит нас прямо к моим собратьям, удерживающим Аликс Вэнс. Шахта... если ехать вверх, выходит прямо туда, в тот зал...
   Фриман не мог поверить своим ушам. "О боже! Наконец-то! Так все просто? Не может быть! Я даже не заметил там клетки лифта... Но почему тогда... А, ну да, как бы мы оттуда спустились сюда, если мотор лифта был отключен тут, снизу...".
   - Если это так, то это просто шикарные новости, - устало проговорил он, облокачиваясь о решетку кабины, пока лифт опускал их все ниже.
   - Да, - кивнул вортигонт, - Свободный Человек еще раз доказал, что ему под силу любая задача. Жизнь Аликс Вэнс не может быть в более... надежных руках.
   - Это вам спасибо, если бы не вы... - ученый осекся, - Давай сначала доведем дело до конца. Поможем Аликс. А потом и будем праздновать.
   Лифт остановился.
   Фриман невольно залюбовался местом, в котором они оказались. Это была огромная пещера, словно сошедшая со страниц книг о волшебных подземельях и горных королевствах. Голубое и желтое сияние сверкало повсюду, запах стоял приятный и терпкий, огоньки мелькали между десятков огромных сталактитов и сталагмитов. Повсюду, насколько хватало взгляда, Гордон видел нагромождения гигантских сот, словно он оказался внутри пчелиного улья. Некоторые из сот светились изнутри голубоватым светом. От терпкого запаха, удравшего в нос, закружилась голова.
   - Пусть Свободный Человек остается здесь, - тихо прокаркал вортигонт, - Мы возьмем экстракт сами. Нужно проявлять осторожность.
   - Я помогу...
   - Нет. Мы сами. Мы знаем, как. Нужно не нарушать тишины нектариума.
   Вортигонт двинулся вперед, осторожно ступая. Он подавался то влево, то вправо, словно принюхиваясь, и что-то едва слышно бормотал на своем языке. Выбрав одно из самых больших нагромождений сот, существо приблизилось к ним и осторожно положило на них трехпалые руки, все три. Глубоко вдохнув, вортигонт на миг озарил пещеру желтым светом, исходящим из его пальцев. И отчетливо проговорил несколько слов.
   Соты на несколько секунд вспыхнули ослепительным голубым светом, так ярко, что ученый прикрыл глаза рукой. Вспыхнули и погасли. И лишь одна из них осталась охваченной светом. Из нее повалил легкий бирюзовый пар.
   Вортигонт, оторвав руки от сот, осторожно полез на эту громаду, наверх, к светящейся ячейке. Не без удовольствия вдохнул ароматный пар. И почти по самое плечо запустил рук внутрь. Секунда, и он спрыгнул вниз, обратно, сжимая в руках светящийся бирюзовый шар.
   Фриман, пораженный зрелищем, отступил в сторону, пропуская вортигонта обратно в кабину лифта.
   - Это он? - зачем-то спросил Гордон, заворожено глядя на переливающуюся, словно поверхность мыльного пузыря, желеобразную субстанцию.
   - Экстракт... - кивнуло существо, - Такой сильный аромат... Лучший момент... Он созрел... в полную силу... Экстракт...
   Существо, похоже, взволновалось не меньше самого Гордона. Ученый, сглотнув, нажал самую верхнюю кнопку лифта. Так вот он какой, экстракт... То, без чего Аликс не сможет жить.
   Они ехали вверх медленно, старый мотор едва тянул их вес. Каждый думал о своим, но оба они, словно загипнотизированные, смотрели на шар экстракта, который озарял бирюзовым призрачным светом всю кабину.
   - Он точно поможет? - наконец вымолвил Гордон.
   - Да. Из множеств ценных субстанций, что дают нам муравьиные львы, экстракт самый... Он помогает срастить порванные нити вортисущности...
   - Ты конечно не обижайся, - осторожно проговорил ученый, - Вы все время упоминаете вортисущность. Я так понимаю, это то, что мы, люди, называем душой. Но...
   - Свободный Человек мудр, но не сейчас, - перебил его вортигонт, - Нам неизвестно понятие души человека. Не знаем. Не чувствуем. Не видим. Люди заблуждаются...
   - Я, как человек науки, не могу с тобой не согласиться, - усмехнулся Фриман, - Не все люди верят в существование души, а наша наука вообще отрицает наличие таковой. Тут вопрос веры. Так же, как и у вас, наверное.
   - Нет, - твердо сказало существо, поднимая взгляд рубинового глаза на человека, - В отличие от понятия души человека... вортисущность - не вымысел, не вера. Она есть. Мы видим ее. Чувствуем. Знаем. Слышим.
   - Уверен? - с сомнением посмотрел на него Гордон, - Ну спорить не буду конечно, тебе виднее. Хотя это все очень интересно... Погоди! Раз так, то разве вортисущность не должна быть только у вашего народа? У людей не может ее быть, верно?
   - Изначально - нет.
   - Ну а раз так, - продолжал Фриман, пропустив мимо ушей ответ существа, - То почему вы все время говорите об Аликс так? Ну, о ее якобы вортисущности. Как же так?
   - У Аликс Вэнс есть вортисущность. Иначе экстракт был бы бесполезен.
   - Что? - глаза Гордона раскрылись так сильно, что даже очки сползли на нос, - Как? Ты же сам говоришь... Не понимаю...
   Ученый испытующе и пораженно сверлил существо взглядом, ожидая ответа, но вортигонт молчал.
   - Как?! - не выдержал Гордон, косясь на экстракт, - Откуда у нее... Как это возможно? Да нет, сказки все это...
   "Что за чертовщина... Да ну их с их секретами таинственностью, надоело! Вортисущность эта... А что я собственно завелся? Пусть говорят и думают, что хотят, мне-то какое дело? Главное, чтобы Аликс можно было помочь. Они, видимо, слишком сильно погрязли в своих верованиях...".
   - Сказки? - непонимающе прищурил веко вортигонт, - А... истории, которые неправда, для развлечения? Забавно слышать... от человеческого существа, которое тоже обладает вортисущностью.
   Фриман от неожиданности икнул и машинально отступил на шаг к стенке лифта. Такое услышать он точно не ожидал, это было даже смешно, нелепо. А главное, совсем бессмысленно, совершенно!
   - Ведь Свободный Человек помнит, как он получил вортисущность.
   - Нет, - осторожно и медленно проговорил Фриман.
   - Мы видим. Мы помним. Свободный Человек помнит.
   - Нет...
   - Смотри.
   Гордон не хотел этого, он сопротивлялся, но воспоминание насильно вынырнуло из самых дальних уголков его разума. Оно было настолько ярким и осязаемым, словно это происходило сейчас.
   ...Он лежит на полу подземки в "Черной Мезе". Озлобленный, горбатый, раненый и пугающе холодный вортигонт... Гордон беспомощен... сейчас его казнят, как и всех остальных, как и Майка... Это исчадие ада, вортигонт, он что-то говорит, раскрывает когтистые ладони, и в них сияет ослепительно яркое желтое свечение. Его руки касаются головы ученого... Волна невесомости и полета, эйфория. Словно падение в бесконечную бездну... Ослепительное, радужное сияние, яркие пятна всех оттенков, накрывающие сознание волнами... Удар монтировкой сквозь призрачную пелену. Вортигонт падает с пробитым черепом, ученый отшатывается в сторону, но странное чувство пронзает его. Внутри его головы словно что-то шевелится, так, что даже щекотно, где-то очень глубоко в мозгу...
   - Хватит! - Гордон, прижав пальцы к гудящим вискам, рванулся и ударился о клетку лифта, - Прекрати, хватит!
   Вортигонт, покачав головой, опустил взгляд на шар экстракта в своих когтистых руках...
  
   ...- Ты что вообще творишь?! Ты понимаешь, чем это всем нам грозит? Почему нельзя было сначала у меня спросить?!
   - Шульц, не кипятись, чего ты завелся? - Андрей старался придать себе максимально уверенный и убедительный вид, - Я же ради общего дела, так сказать...
   - А то, что прежде чем эксперименты на солдатах Альянса ставить, надо спросить у командования! - Шульц хотел еще что-то сказать, но досадливо махнул рукой и, выругавшись, посмотрел на двери гаража-медпункта, у которого они стояли.
   - Парень, без дисциплины на войне нас враг раком поставит уже завтра, - проговорил как всегда сдержанный Эдвард.
   - А ты со своего медика, Лэнса этого, потом спроси сам как следует, это твой человек, - посмотрел на своего зама Шульц, - Это вообще уже ни в какие рамки. Ладно притащили этого комбина сюда, раз Джеф разрешил, мир его праху. Но вивисекцией заниматься...
   - Да что вы меня, как мальчугана паршивого отчитываете? - взвился Андрей, - У меня и своя голова на плечах есть! Это мой пленный, и я принял решение! А Лэнс ваш вообще до последнего отказывался, я его заставил, можно сказать. Так что вы его не трогайте.
   - Ну твои и мои уже друг за друга горой, это хорошо, - усмехнулся Шульц, обращаясь к Эдварду, - А ты, Андрей, тоже не пори горячку. Тебя никто не отчитывает, есть такое понятие, как элементарная субординация.
   - Щас разберемся... - Эдвард, скорее для проформы, подергал дверь гаража.
   Дверь не поддалась, очевидно запертая с той стороны, но зато изнутри послышался мощный рык:
   - Хватит ломиться, операция идет! Или хотите, чтобы я в башке этого гада месиво понаделал?! Пять минут осталось, вы подождать можете, или у вас понос?!
   Эдвард, усмехнувшись, опустил руку. Врываться внутрь и прерывать эксперимент сейчас было уже бессмысленно, это и так понятно.
   - Товарищи командиры, успокойте свои нервы, - как можно более легким тоном начал Андрей, - Не надрывайте гланды, как говорили у нас в Одессе. Всё же ради общего блага! Я ведь взял его как языка, верно? Ну что бы он нам рассказал сам? Ничего, вы же понимаете, м? Лэнс сказал, что этот солдат - комбин второго поколения, а они преданы Альянсу до конца, им электронная начинка в мозгу просто не дает шанса.
   - А Лэнс болтает, я смотрю, слишком много, - ровным голосом проговорил Эдвард, косясь на двери гаража.
   - Если моя задумка удастся, - невозмутимо продолжал Андрей, - Он станет лояльным. Он станет нормальным человеком. И расскажет все, что знает. А знает он много, можете мне поверить.
   - Ты, Андрей, конечно, извини, - уже более спокойным голосом сказал Шульц, - Но ты дальше своего носа не видишь. Ты хотя бы подумал, что будет, если у Лэнса получится?
   - Я как бы только что и сказал, что будет.
   - Да включи ты мозг, парень! В случае успеха, в чем я, конечно, сомневаюсь, но все же... Ты понимаешь, что будет, если все вдруг узнают, что любого солдата Альянса, а может даже и любого сталкера можно откатить обратно до человека?
   До Андрея начало доходить.
   - У всех сразу голова не в ту сторону работать начнет, - продолжал Шульц, глядя, как мрачнеет его собеседник, - Все только об этом и будут думать, они уже совсем по-другому на врага смотреть будут. Сейчас они...
   Шульц абстрактно указал большим пальцем себе за спину, на лагерь
   - ...Они смотрят на врага как на бездушных роботов, монстров. А если у вас получится, и если все узнают, никто больше не сможет нормально воевать, понимаешь?
   - И Альянс, пока мы будем пускать розовые сопли и сомневаться, размажет нас в один секунд, - подытожил Эдвард, - И, кстати, Андрей, ты не забывай про Белую Рощу и про такого человека, знаешь ли, по имени Илай Вэнс. Не тебе лезть в большие игры. Сейчас переломный момент войны, а ты можешь похерить все наши усилия.
   Андрей мрачно смотрел в стену гаража. Возразить было нечего. Его размазали. Эффектно и бесспорно.
   Двери гаража вдруг распахнулись, толкнув говорящих. Лэнс снял перепачканные кровью резиновые перчатки и бросил их на землю. Достал из кармана самокрутку.
   - Хочу водки, пять дней отдыха и орден. И чтоб вручал лично Доктор Фриман. На меньшее не согласен...
  
   ...- Пульса нет! Аликс Вэнс уходит!
   Фриман резко поднял голову на звуки, доносящиеся сверху.
   "Аликс!".
   Едва дождавшись, пока лифт остановится, Гордон рванулся вперед, силой отодвинул решетку клетки, и подбежал к столу. К маленькой худенькой фигуре девушки, которую обступили вортигонты.
   - Сердце остановилось! - голос одного из них звучал так взволнованно, как ученый не слышал еще никогда.
   Они расступились, пропуская его к столу. Гордон ощутил отвратительный, мощный, ледяной и пронзающий грудь страх.
   - Аликс! - Фриман схватил за руку одно из существ, но тут же отпустил ее и сжал плечо бездыханной девушки, - Вы! Что вы наделали?! Вы...
   - Свободный Человек...
   - Мы принесли экстракт, - громко подал голос вортигонт, подходя к остальным с шаром в руках, - Если мы потеряем Аликс Вэнс, мы потеряем всё.
   - Да что вы стоите?! - Гордон, задыхаясь, кинулся к существам, - Она же умирает! Мы принесли эту штуку, давайте, ну?!..
   - Шанс еще есть, - прокаркал вортигонт, держащий шар, - Но нужен он.
   Существа посмотрели на Фримана так, что тот замер.
   - Что?
   - Нужен человек, - проговорил его недавний спутник, вдыхая пар, который начал идти от экстракта, - Нужна еще одна вортисущность. Он почти пробудился. Мы сможем связать его нити с нитями Аликс Вэнс.
   Существа начали переговариваться на своем языке. Гордон уже ничего не чувствовал, кроме секунд, драгоценных секунд, которые словно утекают сквозь пальцы.
   - Нельзя терять время! - он шагнул к столу и оглядел пришельцев, - Я готов. Делайте, что нужно, только скорее.
   Остальные резко замолчали и, глубоко вдохнув, один за другим начали испускать из тел и рук зеленое свечение.
   - Иначе - никак, - пробормотал вортигонт с экстрактом, сбиваясь, и Гордон понял, что эти слова предназначаются ему, - Связь Аликс Вэнс и Свободного Человека очень сильна. Вортальный ввод человека нарушен... но не твой. Не теперь. Когда рядом экстракт...
   С этими словами существо отделило от экстракта кусочек и протянуло одному из остальных вортигонтов. Тот осторожно взял экстракт средней рукой и прижал его к груди. Каждый из вортигонтов получил по равной части. Когда дошла очередь до Фримана, вортигонт на миг запнулся, вспомнив, что у ученого третьей руки нет и, помедлив секунду, размазал субстанцию по шее Гордона, единственному месту, кроме лица, незащищенному скафандром.
   Фриман слегка вздрогнул, но смотрел он лишь на бледное, совсем исхудавшее лицо Аликс.
   "Только бы получилось... Только бы..."
   Экстракт в руках вортигонтов вдруг сменил цвет. Сиреневые переливы волнами пошли от него, охватывая тела вортигонтов призрачной сияющей пеленой. Вортигонты по очереди начали браться за руки, кольцом обступив стол. Очередь дошла и до Гордона, и к нему протянули трехпалую когтистую ладонь. Ученый, еще раз выдохнув, взял за руку вортигонта справа и, в свою очередь, подал руку вортигонту слева. Круг замкнулся.
   Он вдруг чувствует, как незримые нити тянутся от его сознания к сознанию этих странных существ. Ослепительная радужная волна проходит через его сознание и, разделившись надвое, резко уходит через руки.
   Его голова вмиг переполняется тысячей голосов и образов. Голосов становится все больше, но он слышит и понимает каждый из них. Он чувствует миллионы нитей, тянущихся через пространство, пронзающих его, пронзающих вортигонтов, пронзающих Аликс. И радужная волна снова уходит прочь.
   Существа по очереди отпускают руки друг друга. Они издают звуки, похожие на горловое пение, их рты не шевелятся, но Фриман слышит каждое слово. Они стоят, сложив руки, словно в молитве, мерно покачиваясь вперед-назад.
   Вортигонт, добывший вместе с ним экстракт, плавно разводит в стороны руки и запрокидывает голову. Сиреневое сияние призрачно полыхает на его коже.
   Существо складывает ковшиком пальцы, подносит их к телу девушки и резко возносит ладони вверх - и тело Аликс выгибается вслед за ними. Руки вортигонта опускаются, и тело оседает на стол. По девушке гуляет призрачная волна, Гордон отчетливо видит ее, и...
   Все останавливается.
   Как кино, поставленное на паузу. Вортигонты, сияние, весь мир вокруг - все замирает и теряет краски. Фриман чувствует резкий, животный страх. Но он не может даже закричать. Даже шевельнуться.
   - Доктор Фриман.
   Этот голос. Играющий гаммой неуместных интонаций голос. Неизменно сквозящий превосходством и презрением.
   Голос, звучащий прямо в ушах. И лицо того, о ком он уже успел забыть. Зеленые глаза. Острые скулы, сухая, холодная, едва уловимая ухмылка.
   Человек в синем костюме.
   - Я понимаю, что для разговора с глазу на глаз момент не слишком удачный...
   Этот голос словно возвращает с небес на землю, словно ставит точки и толкает на новую страницу. Спокойно и беспощадно. Что бы ты ни думал.
   - ...но мне нужно было выбрать момент, когда ваши... - Джимен тянет последнее слово, будто подбирая наиболее подходящее, - Ваши друзья не смогли бы нам помешать.
   Гордон уже не видит вортигонтов, не видит Аликс. Он далеко, и с каждой секундой все дальше.
   - Было время, когда им не было никакого дела до мисс Вэнс... А человек казался лишь примитивным и агрессивным существом с монтировкой в руках.
   Человек в синем деловом костюме поправляет галстук и властно кладет руки на подлокотники большого кожаного кресла. За его спиной, на огромном мониторе - эмблема "Черной Мезы". Гордон помнит этот зал. Конференц-зал Сектора В...
   - Когда я спас ее из "Черной Мезы", я действовал вопреки возражениям о том, что она - обычный ребенок, не представляющий практического интереса.
   На мониторе за его спиной мелькают помехи, и появляется Аликс и замершие в процессе исцеления вортигонты.
   - Я давно научился пропускать слова неверующих мимо ушей... И не тратить время на полемику.
   Его пальцы довольно смыкаются, его ухмылка пронзает насквозь. Он стоит в узком коридоре и в полуметре от его лица в воздухе застыли брызги крови из груди прошитого пулей повстанца.
   - Как бы то ни было, я не склонен тратить зря столь ценный вклад. И я уверен в том, что она куда более ценна, чем казалось вначале.
   Гордон даже не слышит своих мыслей. Этот голос заполняет все сознание. Он даже не дышит. Они - в темной пусковой шахте. Ракетной шахте.
   - Поэтому, сейчас я намерен взыскать с вас должок. За то, что вы живы и... здоровы несмотря ни на что.
   Джимен осторожно проводит рукой по телу гигантской ракеты, рядом с которой на помосте застыл, словно манекен, но бесспорно живой и настоящий Арнольд Магнуссон.
   Зеленые глаза, источающие всесилие и презрение, заполняют все вокруг.
   - Доставьте мисс Вэнс в целости и сохранности в Белую Рощу, доктор Фриман.
   Он замолкает, но лишь на миг. И голос его бьет сильнее пули.
   - Я хотел бы сделать нечто большее, чем просто проследить за этим, но... Боюсь, я связан определенными... ограничениями.
   Гордон снова возле неподвижно лежащей в черной пустоте Аликс. И тот, кто не дает ему выговорить ни слова, наклоняется к лицу девушки.
   - Так... А теперь, слушай меня очень внимательно, моя дорогая.
   Он смотрит на ее губы. Его голос звенит, словно металл.
   - Когда увидишь своего... отца, передай ему эти слова... - его губы шепчут ей в самое ухо, - "Будь готов к непредвиденным последствиям".
   И Аликс с хрипом хватая воздух ртом, открывает глаза.
  

***

   ...- Она очнулась!
   - Вортисущность обрела целостность!
   - Мы отвратили немыслимую потерю...
   Гордон не слышал торжествующих возгласов вортигонтов.
   "Так... Потом. Всё потом... Но сволочь... Какая же сволочь!.."
   Девушка испуганно огляделась, попыталась подняться. Со стоном сжала зубы.
   - Лежи, лежи! - сорвался с места Гордон и поддержал руками ее голову и плечи, - Тебе лучше пока не двигаться... Слава богу...
   - Гордон? - Аликс покорно расслабилась в его руках, голос ее был немного хриплым, - Что случилось? Где мы? О боже...
   - Мы в безопасности! - торопливо, сбиваясь, заговорил Фриман, все еще не веря, своим глаза, - Это друзья, они спасли тебя.
   - Без Свободного Человека наши усилия были бы тщетны, - повел кожистой головой вортигонт, и из его дыхательных трубок вышло облачко бирюзового пара.
   - Боже... - Аликс, глядя куда-то внутрь себя, все же начала подниматься и села на столе, - Я... я думала, что умерла...
   - Охотник Альянса нанес тяжелые травмы, - пояснил вортигонт, стоящий рядом с Гордоном, и тот, сжав губы, ткнул его локтем в бок.
   - Но теперь все хорошо, - быстро сказал Гордон, - Вортигонты исцелили тебя.
   Девушка, поморщившись, прикоснулась рукой к груди, посмотрела на свою жилетку под коричневой кожанкой. Она была пропитана высохшей бурой кровью. На некогда белой жилетке виднелись два отверстия толщиной с запястье, в них проглядывала смуглая кожа девушки и два таких же шрама.
   "Твою мать...", - у Фримана сжалось сердце.
   - Как ты себя чувствуешь? - сказал он как можно быстрее, чтобы девушка отвела взгляд от своих ран.
   - Ох... - Аликс посмотрела на него и через силу улыбнулась, - Как... как будто я очнулась от страшного сна...
   Существа дали ей отдышаться и прийти в себя, прежде чем заговорили.
   - Мы собрали раздробленные кости и восстановили циркуляцию вортальной энергии, - снова подал голос сосед Гордона, и ученый, недвусмысленно кашлянув, ткнул его локтем в бок еще сильнее.
   - Ты не думай об этом, хорошо? - как можно веселее сказал он и подал девушке руку, - Всё уже прошло. Все замечательно! Ты жива, я так... Ты можешь сидеть?
   Шекли и Григгс стояли неподалеку и ошалело наблюдали за происходящим. Впрочем, Шекли быстро принял самодовольный вид и, усмехнувшись, покосился на товарища, мол, а что я говорил.
   - Думаю, я и встать могу вполне, - ее голос обретал силы, и она резко скинула ноги со стола и соскользнула на пол.
   - Вау, - не выдержал Григгс, - Мисс Аликс живая!
   - Ты... - Шекли замахнулся на вскинувшего руки повстанца, - Заткнись, мать твою!
   - Кто это? - недовольно шепнула девушка Гордону.
   - Это... тоже друзья, повстанцы, - Фриман покосился на парочку и покачал головой, - Не обращай на того внимания, он манерам не обучен. Ты осторожнее, Аликс, ну ты что? Зачем встала? Не торопись, тебе нужно отдохнуть.
   - Да я... - Аликс наклонила голову набок и, уперев руку в поясницу, выгнула спину, - Я вроде как в порядке.
   Фримана слегка передернуло, когда его взгляд соскользнул на спину девушки, где в ее куртке тоже зияли две большие дыры, пропитанные кровью.
   - Э... ты уверена? - проговорил он, чувствуя, что он уже начинает сходить с ума от бешеного беспокойства за девушку, - Я волнуюсь!
   - Да, - улыбнулась Аликс, пребывая в счастливом неведении относительно своего внешнего вида, - Не переживай, Гордон! Я даже чувствую себя хорошо отдохнувшей, правда! Спасибо тебе... я так благодарна...
   - Аликс, я... Я просто... главное, ты жива... Я...
   Григгс пошло хихикнул и, указав Шекли взглядом на них, ухмыльнулся, складывая руки на груди. Медик, закатив глаза, резко развернул товарища за локоть и повел в сторону, бормоча: "Ну что ты пялишься, как чокнутый, как будто влюбленных не видел никогда, пошляк, блин!".
   Вортигонты продолжали все так же простодушно стоять совсем вплотную, широко раскрыв свои огромные рубиновые глаза. Гордон, покосившись на них, осекся.
   - Давай-ка лучше присядем, отдохнем. Посмотрим, что тут у них есть интересного, развлечем тебя как-нибудь. Сейчас...
   - Гордон, - она осторожно взяла его за руку, - Давай лучше пойдем, хорошо?
   - Что такое?
   - Я... я что-то не хочу сидеть тут... Да и я уже чувствую себя отлично. Мне лучше пройтись, подышать воздухом. Мне это поможет. Лучше потом отдохнем, когда доберемся до Шульца и остальных.
   Фриман на минуту задумался, но не мог противиться взгляду девушки. Он и сам чувствовал себя на удивление полным сил, отдохнувшим, его буквально переполняла энергия и жажда двигаться, а уже подступающее чувство голода пропало начисто. Удивительно даже. Впрочем, подумал ученый, уже ничего удивительного. Коль скоро его хозяин вернулся.
   - Ладно, - сдался он, - Пошли. Только два правила. Первое - ты идешь медленно, не бегаешь. Второе - ты держишься рядом и не участвуешь ни в каких стычках.
   - Есть, мистер Свободный Человек! - лихо козырнула Аликс и сместилась поближе, - Ни шагу без вашего приказа.
   - Ну хорошо хоть не Открыватель Пути, это из моих многочисленных имен мне не очень нравится, - засмеялся Гордон.
   Деликатно покашляв, к ним приблизился вортигонт, который вместе с Гордоном ходил за экстрактом, и Шекли.
   - Доктор Фриман, вы погодите идти, дайте-ка я посмотрю.
   - Что?
   - Язвы ваши, помните, обещали мне. Ну же.
   Фриман, покосившись на всполошившуюся Аликс, нехотя приподнял подбородок.
   - Поразительно, - поднял брови медик, - Язв нет!
   - То есть как?
   - Ну вот так! - растерянно отступил Шекли, - Я и сам не понимаю ничего... Ну вот полчаса назад еще были, а уже нет... все чисто... Вы побрились, док?
   - Что за... - Гордон потянулся рукой к своему лицу и поскреб его пальцами, сдвинув очки.
   Ничего не болело. Не кровоточило. Не чесалось. Язвы и ранки исчезли. Как и двухдневная щетина. В последний раз она так, сама по себе, исчезала, когда вортигонты украли его у Человека в синем костюме...
   Фриман ухмыльнулся. Все понятно. Заботливый начальник, ничего не скажешь. Он же и сам намекнул на здоровье... И голова прошла. Полностью.
   - Да, язв и правда нет, - с улыбкой проговорил ученый, - Ну, наверное...
   - Непреложная сила экстракта, - тихонько проговорил вортигонт.
   - Да боюсь, что нет... Ну да ладно. Значит, не было ничего серьезного.
   - Раз так, Док, ладно, - Шекли растерянно продолжал осматривать лицо Фримана, - Но я реально вообще ничего не понимаю...
   - Ты что, болел? - шепнула Аликс.
   - Аллергия была, уже все прошло, - неопределенно покачал головой Гордон, - Ну что?
   - Я наставлю вас на верный путь, - сделал шаг вортигонт.
   - Двусмысленно, однако, - усмехнулся ученый, - Спасибо, друг. Ты нам и так очень помог. Ты и все твои товарищи.
   Вортигонт повел их к лифту. Все же им требовалась помощь, они ведь теперь уже окончательно заблудились в этих горах.
   Когда решетка лифта задвинулась, и кабина понесла их вверх, к квадрату голубого неба, Аликс тронула тощую жилистую руку существа.
   - Я не знаю, что вы сделали, - проговорила она, - Но я чувствую, что мне очень повезло, что я все еще с вами. Спасибо вам.
   Вортигонт вежливо склонил голову, сгорбившись еще сильнее, и что-то пробормотал на своем языке.
   - Счастливо, Фриман! - послышался крик снизу, - Сохраняй адекватность!
   - Григгс, что это вообще значит?! - донесся голос медика.
   - Не знаю. Что-то в стиле вортигонтов.
   Гордон, засмеявшись, помахал им рукой, и кабина ушла в потолок, в шахту лифта.
  

Глава 3

Выродки

   ...Миниатюрный монитор на наручном компьютере ее боевого костюма показывал жирную красную точку среди схематических очертаний скал. И расстояние до цели - всего каких-то 10 метров. Она неслышно нажала на несколько символов под монитором, отмечая очередную контрольную точку.
   Он был у нее как на ладони. Разжалованный командованием шпион-диверсант Альянса, известный по оперативным каналам (доступным, конечно, только Элите) как "Гражданин", номер G576US. Свои называли его по фамилии - Триггер. Женщина-синтет усмехнулась, наблюдая за ним из своего укрытия в густой кроне дерева. Разве все эти ничтожные люди, этот тупой сброд могли для него считаться "своими"? Он, фактически будучи двойным агентом Альянса, уже множество раз сливал о них информацию, саботировал их боевые и разведывательные вылазки. Хороший мальчик.
   Но Альянс его своим тоже считать не мог, по определению. После нелепого случая с переходом офицеров "Гражданской Обороны" на сторону Сопротивления, было решено прекратить вербовку агентов и осведомителей из числа людей, по причине банальной утраты доверия. А тех, кто уже был завербован, выдоить по максимуму и ликвидировать. Так что этому ничтожеству изначально не светило ничего хорошего, как бы он там ни старался. Прошли те времена, когда очень добросовестных шпионов за особые заслуги принимали в ряды Альянса.
   Но вот ей эти времена застать удалось, благодаря чему она, собственно, и являлась сейчас тем, кем являлась. Единственной, среди женщин-синтетов, которая попала в Элиту не своим чередом, а сразу, минуя звания и промежуточные метаморфозы.
   Она бесшумно и изящно потянулась, не задев ни листочка дерева, на котором сидела. Придирчиво осмотрела свой обтягивающий белоснежный спец-комбинезон. И вновь обратила взгляд на человека там, внизу.
   В общем-то, ей было даже унизительно идти на это задание. Зачем посылать Элитную убийцу, снайпера на уничтожение одного лишь человечишки, да еще и такого безобидного, когда можно послать обычных солдат для зачистки территории? Но приказы не обсуждаются. Здравый смысл в планах командования все же присутствовал, впрочем, как и всегда. Во-первых, человечишка этот хилый, трусливый, но чрезвычайно изворотливый, и в прошлый раз отряд солдат, в том числе и Элитных, упустил его, хоть и ранил. Он может спрятаться, убежать, едва почует неладное. А ее командование хотело полной и железной гарантии уничтожения разжалованного агента. Дело в том, что "Гражданин" знал ряд оперативных радиочастот Альянса, а также владел паролями для доступа к ним. Радиовойна с Сопротивлением набирала обороты, и незасвеченных частот у обеих сторон становилось все меньше. А тем более - знание паролей... Эти частоты были очень нужны командованию.
   Она напряглась, когда объект направился в кусты, за гаражи. Похоже, он собирался справить естественную нужду. Тем лучше, теперь он точно в ее руках.
   Она, включив камуфляж, мгновенно превратилась в едва различимый прозрачный силуэт. И бесшумно соскользнула с дерева...
  
   ...Оказаться снова на свежем воздухе было лучшим подарком сейчас. Особенно для Аликс, которой теперь требовалось восстановиться. Несмотря на то, что девушка борилась и уверяла, что она отлично себя чувствует, Гордон постоянно держался чуть ли не вплотную, на всякий случай.
   Природа была действительно прекрасна. Или так казалось после мрачного полуразрушенного города, затянутого серым смогом? Небо сияло своей голубизной, воздух был свежим и теплым, почти без ветра. Пение птиц смешивалось с лишь одним звуком - гулкими, далекими ударами - топотом страйдеров.
   По огромному железнодорожному мосту, перекинутому через ущелье, маршировала армия Альянса.
   - Ничего себе, - ученый напряженно всмотрелся вдаль, - До них не меньше километра. Смотрите, там прямо каждой твари по паре!
   Армия Альянса сейчас являла все свое многообразие. Через мост двигались колонны солдат и Элиты, вальяжно вышагивали исполинские страйдеры, по бокам следовали бронетранспортеры. Над их головами то и дело пролетали транспортные корабли и штурмовики, мелкими стайками плыли в воздухе черные точки - сканеры.
   - Они все идут из Сити-17? - пораженно проговорила Аликс.
   - Похоже на то, - кивнул ученый, - Не так уж их много на самом деле, группки очень маленькие. Тут скорее дело в другом, в длине этой колонны. Что-то ей не видно конца и края, мда...
   - А это что такое? - девушка указала на массивное сооружение, сопровождающее колонну, - А вон и еще одно! Они тоже движутся.
   - Не знаю, - признался Гордон, - Но вообще очень похоже на штуки, которые я видел в Цитадели, те же формы, линии...
   - Это капсулы советников, - подал голос вортигонт, - Некоторые из них все еще проходят инкубацию. Советники сейчас... объединяют и мобилизуют разрозненные единицы.
   Фриман покосился на своего нового знакомого. Очень много они знают, эти существа. Хотя, может быть тут каждый знает нюансы иерархии Альянса? Столько лет под их властью. Может, ему стоит порасспрашивать кого с пристрастием, и обычный повстанец выдаст ему куда больше "тайн"? Тогда может быть, вортигонты перестанут казаться такими уж таинственными. Но все же многое из того, что он услышал от этого существа, нужно было обдумать. Тщательно и скрупулезно. Слишком много белых пятен.
   - Помню Советников. Это те штуки, с которыми мы столкнулись в Цитадели, - наконец кивнул он, - Это правящая верхушка Альянса?
   - На Земле - да, - кивнул вортигонт, - Их много. Мы чувствуем их. Мы охотимся на них, но нам еще нужно приложить очень много усилий.
   - Вы молодцы, - серьезно сказал ученый, - Вы и правда делаете очень многое в нашей борьбе. Я рад, что мы вместе во всем этом.
   - Пусть так, - существо склонило голову.
   - Видимо не всем Советникам хватило спасательных кораблей в Цитадели, - рассудила Аликс, - Иначе этих бы не доставляли по земле. Но они же идут куда-то конкретно?
   - Знать бы, где их новый штаб, - почесал затылок Гордон и поправил очки, сияющие, чистые, без единой царапины, чего нельзя было сказать о его H.E.V.-костюме, - Хотя, в принципе, штаба как такового у них может и не быть, просто отдельные командные пункты, что-то вроде станций нашего Сопротивления. Я, если честно, полный профан в военной теории.
   - Либо они идут в соседнюю Цитадель, - как бы между прочим проговорила Аликс.
   - Вот тебе раз, - Фриман горько усмехнулся, - Я и забыл даже, что у них не одна Цитадель есть. А где ближайшая?
   - Не помню, - призналась девушка, - Я не все названия городов, какие раньше были, помню. Помню, что одна ближайшая Цитадель есть где-то в Африке, а другая - в Азии. Плюс еще есть совсем маленькие, этажей в тридцать, таких полно, в каждом городе...
   Фриман удивленно присвистнул и мысленно сделал себе зарубку. Это все тоже нужно как следует обдумать. Он и правда во всей этой суматохе совсем забыл, что Альянс-то не только в Сити-17 и окрестностях. Альянс - по всей планете.
   - А если они направляются к Белой Роще? - предположил он.
   - Надеюсь, что нет. Белая Роща немного в другой стороне. Но если по пути встретим узел связи, я обязательно предупрежу отца.
   - Точно, предупредить надо... Ну что. отдохнули? Пойдем? Мы сейчас куда?
   - Свободный Человек и Аликс Вэнс должны следовать за нами, - подал голос вортигонт, - Мы отведем вас в соседний лагерь. Там есть транспорт. Это близко.
   Последние два слова с расстановкой были явно сказаны в сторону Гордона.
   - Спасибо, - ученый не удержался от нотки сарказма, - Как у нас тут замечательно, все всегда так близко...
   Долина между невысокими горами, по которой они продвигались, завораживала своей красотой. Гордон всегда любил горы, это еще одна причина, почему ему нравилось в "Черной Мезе" - вокруг живописные виды, скалы, горные реки. Здесь это все тонко оттенялось зеленой травой, коротенькой, словно газон на футбольном поле, редкими дикими цветами и деревьями с густой листвой.
   Вортигонт вел их к отдаленной скале, покрытой хвойным лесом. Пока они шли через долину, мысли Фримана вернулись к Альянсу и его армии. Эти размышления тяготили его давно.
   Восстание началось две с половиной недели назад, а может уже и три. Сопротивление имело действительно впечатляющий успех, даже если учесть то, что подполье работало, как понимал Гордон, задолго до начала восстания. Как и в любой революции, здесь все решала молниеносность и решительность, полдня промедления на начальных этапах могли означать полное поражение людей. Уже в третий раз.
   "Ну этот успех мы спишем на усиленную умственную работу Илая, Кляйнера и остальных, - продолжал думать ученый, - Как же все-таки мало данных для анализа! Мне бы Барни для этого дела пригодился, он-то в военном деле понимает. Но, черт возьми, никак не могу понять, на что мы надеемся вообще? Хорошо, что я это никому еще не ляпнул в разговоре. Ну действительно: когда Альянс пришел на Землю, вся военная мощь человечества была сломлена за каких-то семь часов. Илай рассказывал, что Цитадели, словно сами по себе, уже готовые, в момент вырастали в городах прямо из-под земли и выпускали все новые орды пришельцев. Нет, ну может, все силы Земли не были уничтожены, просто потом появился Брин и уговорил людей сдаться. Вообще не представляю, как может один человек уговорить все население Земли? Наверное, собрали заседание ООН, или что-то в этом роде... Ну пусть так, даже если не уничтожили всю нашу военную технику и солдат за семь часов, то как минимум половину смели точно, чем окончательно сломили наш дух. Тут еще как бы Портальный Шторм постарался, земляне, как я понял, уже несколько месяцев на тот момент пребывали в панике и на чрезвычайном положении от всех этих пространственных парадоксов и возникающих то тут, то там монстров из Зена. Это-то понятно..."
   Гордону неясно было другое. Во-первых, ему было неизвестно, насколько успешно Восстание в остальных городах и странах. Что если это лишь локальный успех, который, по сути ничего не меняет? Но тут ученый готов был себя успокоить тем, что мозговой центр сопротивления - Илай, Моссман и другие действовали уверено и с претензией на успех, а ведь они далеко не дураки. А значит, Восстание готовилось долго и тщательно не только в Сити-17 и успешно грянуло как минимум по всему континенту, или даже по всему миру. Ну это еще, с натяжкой, Гордон был готов принять за аксиому.
   Во-вторых, уничтожение одной, пусть даже самой главной Цитадели - это еще не победа, а так, небольшой переломный момент, как высадка в Нормандии. Ведь остаются и другие Цитадели. Судя по словам Аликс, их как минимум по одной на каждый континент, плюс по одной "маленькой", величиной с небоскреб, в каждом крупном городе. Если каждая их них ежедневно производит десятки солдат и синтетов по всему миру, то каковы вообще шансы?
   Говоря о синтетах, тут вообще не понятно до конца. Успокаивает тот факт, что теперь Альянс не имел возможности производить новых синтетов-людей, проще говоря, солдат и Элитных солдат. Просто потому, что теперь добровольно к нашим "покровителям" никто не пойдет, а насильно уже никого не вели. Теперь уже всех людей просто убивали при встрече, война есть война.
   А что же тогда с синтетами, которые не люди? Теми наполовину кибернетическими существами, которые получились в результате комбинирования технологий Альянса и других рас, состоящих во Всегалактическом Союзе. То, собственно, почему комбинов и прозвали комбинами. Все эти транспортные корабли и штурмовики (Фриман вообще это казалось дикостью - любой транспортный корабль Альянса был живой и как бы даже разумный!), страйдеры и эти новые штуки, охотники. Плюс еще те, кого он видел в Цитадели, он даже не знал, как они тут называются. Логично, что их штамповать тоже больше не смогут, так как исходному материалу, то есть инопланетным расам, сейчас просто неоткуда взяться.
   А так ли это? Фриман вдруг понял, что вообще абсолютно ничего не знает об Альянсе. Эта мысль даже показалась ему очень забавной. Хотя, знаний от него никто и не требовал, он пока так, просто обычный солдат, фигура пропаганды, просто символ, который одним своим наличием уже выполняет свою роль, мотивирует повстанцев к сражению. Но быть глупой пародией на Капитана Америку Гордон не желал. Надо начинать соображать.
   Так ли, что Альянс не сможет пополнять численность своих войск? Ученый не знал, но предположил, что изначально не-человеческие войска Альянса прибыли на Землю через порталы. Какие это порталы, какова их природа и сигнатура - об этом Гордон мог лишь догадываться. Он знал только одно - портальные технологии Альянса в корне отличаются от земных, и Зеном в качестве оси для пробоя они не пользуются вообще. Суть в другом. Неважно, что за тип порталов это был, но, как Илай говорил, цитадели появились сразу же из ниоткуда, и выпустили орды пришельцев. А значит, скорее всего, цитадели уже переместились к нам с войсками внутри. Разовое перемещение.
   Судя по тому, каких трудов Брину стоило несколько дней назад открыть портал в один из миров Альянса, ресурсы на это нужны немалые. Незаметно и быстро это сделать не получится. А значит, скорее всего, в данный момент никакого портала Альянса нет. И, судя по тому, что комбины отправили сигнал SOS своим, вариантов два: либо комбины не могут открыть портал сами, лишившись главной Цитадели, и просят помощи у своих извне... Либо могут, но на это нужно слишком много времени и ресурсов, и они просят с своих помощи, боясь за это время проиграть войну.
   Все это пронеслось у Гордона в голове за какие-то полминуты. Все было логично и даже слишком складно. И даже очень оптимистично. Но ученый осадил себя, чтобы не уйти со своими рассуждениями не в те дебри, и вернулся к изначальной точке. Если сейчас порталы Альянса не открыты, то численность не-человеческих синтетов пополнять им неоткуда. Изначальная мысль была в вопросе "А так ли это?". Предположение глупое, даже наивное, и Гордон, как человек науки и сам это понимал, но что если Альянс имел возможность воспроизводить своих существ искусственным путем? Клонирование, или молекулярное дублирование, или еще что...
   Так что вопрос о том, а действительно ли Альянс теперь не может пополнять свои войска - это и правда еще очень большой вопрос.
   Пока Гордон находился в раздумьях, вортигонт довел их до конца долины. Предстояло подняться по крутой скалистой тропе в гору, там, по словам существа, была соседняя станция.
   - Осторожно! - Фриман, очнувшись от мыслей, рванулся вперед, и о грудь его костюма с шипением ударился хедкраб.
   Прыгнув откуда-то с дерева, он летел прямо в Аликс. Девушка, вскрикнув, схватилась за оружие, но Гордон уже прикончил неудачно приземлившееся существо выстрелом из дробовика.
   - О боже, - нервно усмехнулась Аликс, бросая взгляд на дерево, откуда прыгнуло существо, - Спасибо, Гордон, ты... Что бы я без тебя делала?
   - Была бы с отцом, отдыхала и занималась бы интересными, а главное, безопасными вещами, - улыбнулся Фриман, пиная тушку хедкраба, который еще и оказался из тех, что ядовиты, - Чем там обычно вы, девушки, занимаетесь?..
   - Ну-ка, ну-ка, - скрывая недавний страх, Аликс с интересом подступила к ученому, - Мне очень интересны твои познания в этой области.
   - Ну... - замялся ученый, виновато разводя руками, - А что я могу знать?.. Ну, что обычно девушки там делают... Собираются на пижамные вечеринки и дерутся подушками. Что еще? Ну ногти красят, обсуждают подруг...
   Он вопросительно посмотрел на нее.
   - Да, именно этим мы и занимаемся, - Аликс расхохоталась так громко, что вортигонт, ждущий в сторонке, недовольно помотал головой, - Гордон, ты просто нечто! Откуда ты узнал такое?
   - Ну как я могу знать, чем вы там на самом деле занимаетесь? - засмеялся Фриман, - Я же ученый, я как-то не сталкивался... Просвети меня.
   - Обязательно, только чуть позже, - Аликс многозначительно глянула в сторону вортигонта.
   - Тогда пойдем, - облегченно кивнул Гордон, - Держись рядом хорошо? Мало ли, что еще тут водится.
   - Как скажешь.
   Они пошли дальше, под сварливое ворчание вортигонта, идущего в нескольких метрах впереди.
   - А ты мне тогда расскажешь, что такое эти пижамные вечеринки, - в глазах Аликс мелькнул задорный огонек, - Я, честно, слышу впервые.
   - Это будет звучать до крайности глупо, - отшутился ученый.
   Их веселое настроение смело начисто то, что они увидели впереди. Среди скал, невдалеке от тропинки, из земли торчал огромный снаряд. Его хвостовая часть была раскрыла, словно цветок, показывая глубокое полое отделение.
   - Сюда забрасывают хедкрабов, - мрачно проговорил Гордон, - Альянс, чтоб его...
   - Она не такая старая, - присмотрелась девушка, - Я бы даже сказала, совсем новенькая...
   - Надо идти. Не дай бог ту самую станцию, к которой мы идем, обстреляли такими штуками.
   Путь по скалистой тропе продолжился. Шли молча, на всякий случай. Нельзя было допустить, чтобы очередной ядовитый хедкраб снова появился из ниоткуда. Фриман с содроганием вспоминал свое знакомство с этим подвидом. Когда несколько дней назад в Рэвенхольме ему достался всего один укус этой твари, он чуть не умер. Если бы не костюм, впрыснувший универсальный антидот и сделавший дефибриляцию...
   Однообразная дорога и тишина снова вернули Гордона к раздумьям.
   "Так, - мысленно проговорил он отчетливо, словно читая лекцию, как когда-то на кафедре МТИ, - Суммируем выводы. Первое: Принято за аксиому, то, что восстание против Альянса прошло успешно по всему миру. Второе: дела Альянса плохи, так как он лишился главной Цитадели и послал сигнал SOS в свои миры. Третье: Порталы Альянса либо невозможно открыть без поддержки из их миров, либо это отберет у них критическое количество времени и ресурсов. Критическое для исхода войны. Это все очень даже хорошо, просто замечательно. Но! Четвертое: численность армии Альянса нельзя пополнить без наличия открытого портала, если конечно комбины не умеют клонировать или дублировать своих синтетов. Это уже было бы не так хорошо... Но не всесильные же они, в конце-то концов...".
   Гордон вдруг вспомнил еще одно важное обстоятельство: по всему миру Альянсу помог появиться Портальный Шторм. И, скорее всего, без этого явления такие масштабы комбинам теперь недоступны! Ученый довольно усмехнулся. Это смело можно записывать пятым пунктом. Максимум на что способны комбины без Портального Шторма - разово отрывать единичные порталы. Отлично!
   Стоп! Фриман нахмурился: ведь то, что происходило недавно у него на глазах, Аликс и назвала Портальным Штормом. Ну нет, решил ученый, тут она точно ошибается. В прошлый раз Портальный Шторм был совершенно другой природы - извне, вызванный смертью Нихиланта. Да и эффект от него другой был, Гордон видел слайды, фотоснимки. Нет, Аликс тут что-то путает. Просто внешние, так сказать, спецэффекты похожи визуально, и все. Значит, пятый пункт пока остается в силе.
   "Хорошо, - подвел итог Гордон, - Значит, теоретически, с порталом и пополнением у Альянса заминка. А значит, вывод один: пока комбины не откроют свои порталы, шанс у нас как бы есть. Как бы. Но, убей меня Магнуссон, не понимаю - на что мы надеемся? Может, кому-то и кажется, что все супер, но я лично так не думаю. Во-первых, Альянс уже отправил сигнал бедствия своим, а значит подкрепление там уже во всеоружии. И, когда оно нагрянет, Илай правильно сказал - повторится Семичасовая Война, только теперь она будет называться Семиминутная. А во-вторых, да даже если план Магнуссона сработает, и портал Альянса не откроется, разве мы сможем победить те силы комбинов, что остались на Земле? Вот, что я вообще никак понять не могу... Готов поспорить, что комбинов больше, чем людей, и оружия у них больше. У нас нет ни тяжелой техники, ни технологий, ни нормального снабжения, ни производства... Что там еще нужно для ведения войн? Черт знает, но у нас вообще ничего нет, бегаем, как дикари по подворотням и горам, стреляем налево-направо, люди вообще напуганные, измученные, истощенные, к войне не готовые... А у Альянса, кроме всего прочего, еще и Цитадели и синтеты... А если у них еще и космофлот тут есть, то...".
   Фриман улыбнулся, подумав, что Альянсу было бы логично за последние двадцать лет оборудовать на подобный случай свою опорную базу на Луне или еще где-то в Солнечной Системе. И, если таковая имеется, то можно было вообще сразу идти в камикадзе, надеясь, что его вспомнят за кружкой самогона прежде, чем человечество обратится в прах.
   Гордон решил, что тут уже все итоги подведены, и гадать дальше бессмысленно. Он и так натеоритезировал сверх меры, а кто знает, как дела обстоят на самом деле. Ученый решил до поры не думать о своих опасениях по поводу этой войны. Вот доберется до Илая, все у него расспросит. Не зря же Илай, а особенно Магнуссон, так оптимистично настроены. Значит, и у них есть козырь в рукаве...
   - О чем думаешь? - мягко заглянула ем в глаза Аликс.
   - Да так, - Гордон засомневался, но продолжил, - Размышляю о наших шансах в этой войне.
   - И что думаешь?
   - Да пока все получается нормально... Не хочу пока озвучивать, мало данных для анализа. Но вроде как неплохо у нас все идет, разве что придется приложить большие усилия, чтобы разбить Альянс после того, как план Магнуссона удастся. Он же, как я понял, хочет помешать открытию портала комбинов.
   - Вроде бы, - кивнула девушка, - А знаешь, что я думаю? Думаю, у нас все получится. Мы уже столько успели, мы долго готовились. Теперь у нас уже нет дороги назад. Я думаю, папа все верно просчитал, они там постоянно заняты всей этой стратегией и тактикой.
   - Нам бы только побольше бывших военных, чтобы людей хоть как-то готовили... Ну или хотя бы ветеранов Семичасовой Войны. А скажи, у Альянса есть космический флот?
   - Ого, как ты крепко задумался, - улыбнулась Аликс, - У них там, в их мирах наверное все есть. А здесь - нет. Не знаю точно, почему, но нет ничего, даже спутников.
   - О, так это меняет дело, - оживился Фриман, - Хотя бы увеличивает наши шансы. Мне кажется, я догадываюсь, почему у них тут нет космофлота. Просто возиться им с нами незачем. Мне Илай говорил, что они из планеты все ресурсы тянут, а это поколение людей должно было стать последним. Они наверное просто хотели Землю или высосать и бросить, или очистить от нас и потом уже осваивать по-настоящему.
   - Кто знает? - пожала плечами девушка, - Я вообще иногда не понимаю их логики. И тем более, зачем им мы. У них там в их Союзе тысячи миров, одним больше, одним меньше - какая разница? Зачем им за нашу Землю так воевать, такие хитрости придумывать? Просто из принципа? Или репутацию непреклонных захватчиков миров берегут?
   - Мне кажется, они не так просты, - усмехнулся ученый, - И мы с тобой просто еще многого не знаем. У них должна быть куда более серьезная мотивация, чем просто принципы и эфемерная репутация среди непонятно кого за мириады световых лет.
   - Ну, может, нам отец потом ответит на этот вопрос, - Аликс покраснела, подумав, что Гордон смеется над ее словами, - Прости меня, Гордон, я чушь всякую несу... Ну я просто не так разбираюсь в этом всем, мне же папа не рассказывает о политике...
   - Ну что ты, - Гордон тепло посмотрел на девушку, - Ты отлично рассуждаешь, и ум у тебя цепкий, и идеи всегда нетривиальные. И вообще потом окажется, что все именно так, как ты говоришь, и тогда...
   Они зашли наконец на территорию станции. И ничем хорошим здесь и не пахло. Двор между сараями и ангарами для сельхозтехники был буквально усеян трупами людей и зомби. Трупы были довольно свежими. Невдалеке виднелись остовы ракет, подобных той, что они видели недавно.
   - Это что же... - Аликс поморщилась, оглядывая омерзительную картину.
   - Комбины наслали... прислали сюда хедкрабов, - проговорил вортигонт, принюхиваясь, - Здесь все ушли.
   - Опоздали, - сжал губы Гордон и скрипнул зубами, - Чертов Альянс, ненавижу...
   Неподалеку нашлась десантная капсула альянсовских солдат. Обычно такие приносил синтет - десантный корабль. По сути он должен снижаться до самой земли, капсула открывалась, выпуская солдат, и корабль вместе с капсулой улетал. Здесь же корабля не было видно, а сама капсула, проломив один из железных сараев, лежала на боку.
   - Как воняет... - Аликс скривилась, и по ее лицу Гордон понял, что ее тошнит.
   - Так, все, здесь не задерживаемся, - резко сказал он, - Идем, друг, может быть транспорт, о котором ты говорил, уцелел.
   Существо повело их вглубь, между ангарчиками, гаражами и мастерскими. По пути встретилось еще несколько мертвых зомби. Не порадоваться возмездию Гордон не мог - это были солдаты Альянса, высадившиеся сюда. Даже им не удалось спастись от своего же оружия. Видимо, хедкрабы были ядовитыми, иначе жертв не было бы столько.
   - Кто же тогда их всех убил? - оглядываясь на ходу, тихо спросил Гордон.
   - Не знаю, - Аликс всматривалась в каждый угол, - Главное, чтобы тут не прятался какой-нибудь уцелевший солдат. А вообще, эти зомбайны могут быть не мертвы.
   - То есть? Вон же, лежат...
   - Они могут как бы спать. Это ядовитые хедкрабы, им требуется много времени, чтобы поднять жертву на ноги после того, как они ее умертвят. Токсины слишком сильно меняют тело.
   - Просто "отличные" новости, - Гордон шепотом выругался, - Тогда лучше вообще поскорее уходить и не трогать тут ничего.
   Вортигонт вывел их из рабочего городка прямо к шоссе, вид которого не мог не вселять оптимизм. Фриман и раньше видел похожее, под Сити-17, там кое-где даже дорожные знаки сохранились. Но все же в этом, совсем новом для него мире, видеть обычное асфальтовое шоссе, с парапетами и разметкой, было довольно необычно.
   На небольшой площадке у дороги громоздились старые ржавые кузовы автомобилей. Здесь, как и раньше, были старые машины, преимущественно русские, однако что-то похожее на "мерседесы" и "форды" тоже виднелось. У некоторых еще остались колеса, некоторые даже с покрышками. Впрочем, со сдутыми.
   - Если это наш "транспорт", - шепнул Гордон девушке, - То надо как-нибудь пояснить нашему другу, что придется заменить пару гаек.
   - Вот, - вортигонт указал куда-то, за кучу искореженных автомобилей.
   Пройдя несколько шагов, Гордон и Аликс потеряли дар речи от удивления. Среди останков старых железных "коней" стоял двухместный спортивный автомобиль. Почти совершенно без кузова (он сохранился лишь сзади), без дверей и капота, он сразу же покорял своими формами, сохранившими былую стать.
   - Ничего себе! - Аликс подбежала к машине и провела рукой по облупившейся желтой краске багажника, - Это же просто отпад! Гордон, ты это видишь?
   - Да это же маслкар! Настоящий! - Фриман восхищенно присвистнул, оглядывая плотно накачанные покрышки без дисков и одну неразбитую фару, - Судя по тому, что осталось от кузова, это "Шевроле Импала", годов так семидесятых! Откуда у вас это чудо?
   Вортигонт что-то неопределенно проговорил, дожидаясь, пока бурная реакция его спутников утихнет.
   - Я такие только на картинках видела! - радовалась Аликс, которая тут же пролезла в салон и уселась на водительское кресло, - Какое мягкое!
   Машина жалобно скрипнула под ее весом, а одна из многочисленных дыр на обивке кресла выдохнула облачко желтой поролоновой пыли.
   - И вы готовы нам ее дать? - Фриман удивленно оглянулся на вортигонта, - Она, конечно, развалина, но разве она не нужна отрядам?
   - Транспорт берегли для важного дела, - снизошел вортигонт, - Дело Свободного Человека и Аликс Вэнс - всегда самое важное.
   - Ого, тут и дробовик есть! - Аликс выскочила из машины с помповым ружьем в руках, - Хотя... тебе, наверное, лучше его забрать.
   И она подошла к вортигонту. Тот лишь отступил на шаг.
   - Нам не нужно оружие, - проговорило существо, склонив голову чуть вбок.
   Фриману было слегка не по себе. Мало того, что наконец-то такой подарок судьбы, и можно не стаптывать до дыр ноги, лазая по этим скалам, и дорога тоже была хорошая. Это было как-то даже слишком. Вдобавок, его не покидало чувство, что за ними наблюдают. Повинуясь какому-то чутью, он резко оглянулся вдоль шоссе назад, где виднелись остатки моста, который когда-то проходил над долиной. И встретился глазами с Человеком в синем костюме.
   Нервно сглотнув, Фриман не увидел, скорее почувствовал холод этих глаз и вечную ухмылку непреклонного превосходства. До Джимена было не меньше ста шагов.
   - Я сейчас, - пробормотал он, хотя Аликс не обратила на это внимания, девушка была вся поглощена новой машиной.
   Гордон осторожно пошел к мосту, не сводя глаз со своего нанимателя.
   "Ну-ка стой, гад, поговорим...", - Гордон шел все быстрее.
   Но он не успел пройти и десяти шагов. Человек поправил галстук и переложил черный кейс из одной руки в другую. И, бросив взгляд на ученого, развернулся и пошел прочь с моста. Секунда, и фигура в синем костюме скрылась за деревьями.
   Фриман прошел еще несколько метров и обреченно остановился.
   "Твою же мать! Вот же сволочь... Как всегда, ищи ветра в поле, разве его догонишь? Привык, чтобы все было по его правилам. И говорить он не будет, нет...".
   Нахмурившись, Гордон пошел обратно. Человек в синем костюме вернулся. И снова наблюдает. Снова держит все на контроле. Снова это давящее чувство того, что ни один шаг не был самостоятельным, свободным. Нужно было подумать. Крепко подумать.
   - Ну что, Гордон? - весело окликнула его Аликс, - Поедем? Ты умеешь управлять этим?
   - Естественно, - все еще не отойдя от своих мыслей, медленно проговорил Гордон и, наконец, оглядел машину, - Четыре передачи, тут просто. Своей машины у меня не было, но уж водить-то кто ж не умеет?
   - Я, - гордо заявила Аликс и бросила дробовик на второе сиденье, - Машины еще ездили где-то у нас, но редко, и я еще маленькая была. А потом... я так поняла, что их просто нечем стало заправлять.
   - Далеко мы уедем с таким корпусом? - Фриман скептически оглядел капот, где все было неприкрыто ничем, - Точнее, с его отсутствием. У нас двигатель наружу, если грязь, пыль или камешки - можем долго не протянуть.
   - Ничего, нам хоть сколько-нибудь, - девушка была настроена оптимистично - еще бы, ведь быть на ногах, бегать уже вторые сутки подряд - это не шутки.
   - Ну окей, - кивнул наконец Гордон, - Ключи там есть? Бензин?
   Он отвернул крышку бака.
   - Вроде полный. А говорите, заправлять нечем...
   Он повернулся к вортигонту.
   - Ты с нами, или как?
   - Мы покинем Свободного Человека и Аликс Вэнс с этого момента, - покачал головой вортигонт, - Мы останемся здесь. Нам и нашим собратьям нужно воссоединиться, чтобы продолжить охоту на Советников.
   - Уверен? Мы же в Белую Рощу, поехали с нами, там хоть отдохнешь по-человечески... Ну или по-вортигонтски, как тебе удобнее.
   - Мы уверены. Нам не нужен отдых, мы вкусили экстракт. Много сил. Чувствуем сильнее. Чувствуем Советников.
   Фриман кивнул. Отдых отдыхом, но это существо дело говорило. Советники - верхушка Альянса на Земле, это сейчас важнее. А уж если вортигонты возьмутся за это, то шансы повышаются. У этих существ - свой подход. И свои, запредельные, похоже, возможности.
   Аликс, шагнув к вортигонту, на миг замерла. И мягко поцеловала существо в лоб.
   Ученый невольно поморщился.
   Аликс отступила на шаг.
   - Спасибо тебе. Я так обязана вам.
   Гордону показалось, что если бы вортигонты могли краснеть, то глаза этого существа сейчас стали бы совсем незаметны. Ученый был готов поклясться, что пришелец смутился!
   - Это была честь, - запинаясь больше прежнего, прокаркал вортигонт и медленно склонил голову, тоже ниже обычного, - Помочь Аликс Вэнс.
   - Мы оба тебе очень благодарны, друг, - Гордон подал существу руку, и оно, видимо, отдавая дань людским жестам, коротко коснулось его перчатки пальцами средней руки.
   - Наши заботы исходят от нашей сути, и не требуют благодарности, - проговорил вортигонт.
   Аликс и Гордон, наконец, сели в машину. Ключ повернулся в зажигании со скрипом, но машина, несмотря на плачевный внешний вид, тут же бодро заурчала мотором.
   - Будьте осторожны! - Аликс помахала вортигонту рукой.
   - Пусть Свободный Человек и Аликс Вэнс будут осторожны тоже! - вортигонт повторил жест, - Прощайте.
   - Ждем тебя в Белой Роще! - поднял ладонь Гордон и мягко нажал на газ, оставляя смотрящее им вслед существо позади...
  
   ...Он сам не знал, почему полез так глубоко в кусты. Обычно повстанцы не стеснялись ходить в туалет прямо на каком-нибудь углу, или же предпочитали отходить не так далеко. Мало ли - всегда можно напороться на солдат Альянса, или Охотников. Но Триггеру сейчас очень хотелось залезть куда-нибудь подальше и спрятаться. Засесть в какой-нибудь расщелине, словно моль, обхватить голову руками... Было страшно. Чертовски страшно. Он лихорадочно соображал, что делать, но паника просто отняла последний разум, он не мог сосредоточиться на своих мыслях. Он был на грани истерики.
   Ведь все было кончено. Если они так сказали, значит... Конечно вряд ли стоит буквально понимать, что альянсовцы нагрянут действительно с минуты на минуту. С момента связи по секретной радиочастоте прошло самое большее минут десять. Но все же время его давно вышло.
   Что делать? Открыться Шульцу? Нет... плевать на то, что он давний друг, на нем ответственность перед всеми, он не простит... Сразу разорвут, расстреляют. Триггеру вспомнились жутковатые разговоры озлобленных повстанцев отряда, к которому он, Шульц и еще несколько их товарищей недавно присоединились. От тех разговоров шел мороз по коже. Страшно представить, что они сделают с ним, если узнают... А Линда... Нет, это было выше его сил. Он не сможет смотреть ей в глаза.
   Триггер еще не успел застегнуть штаны, когда что-то тяжелое ударило его по затылку. У него потемнело в глазах. От следующего удара, который пришелся аккурат по печени, перехватило дыхание. Затем незримая рука зажала его рот. Но он уже не смог бы издать ни звука - от удара по голове сознание ускользало, муть в глазах превратилась в цветной кружащийся калейдоскоп.
   Цепляясь за остатки сознания, он почувствовал, как его подняли, словно пушинку, и понесли, очень быстро понесли. Ни один кустик не зашелестел, не скрипнул.
   И его бросили на землю.
   Он приглушенно застонал, и тут же получил тычок ботинком по почкам. Он не понимал, от удара по голове ли, или ему просто кажется, но перед собой он видел лишь деревья, кусты, траву и размытый прозрачный силуэт.
   - Еще хоть звук вякнешь без разрешения, и он станет последним в твоей жизни, - тихо прозвучал женский голос, пропущенный через модулятор.
   Силуэт перед ним дрогнул, подернулся рябью, и на его месте материализовалась изящная женская фигура в белом спецкостюме. Ботинки с приспособлением для прыжков и гашения ударов, белоснежные перчатки, заметно выделяющаяся грудь под эластичной броненашивкой. Эмблема Элиты Альянса. И шлем Элитных войск, красный окуляр на месте глаз.
   "Это она?.. - Триггер едва смог вернуть себе способность соображать, - Опять она... Элитная убийца... Только не это...".
   - Лежать, - голос из шлема был лишен эмоций.
   - Это вы? - шепотом, сбиваясь, заговорил Триггер, - Я в-вас у-узнал... Вы.. В-вы меня помните? Т-там, в Сити-17... Послушайте, вы же з-знаете, я верен, я... Я очень верен! Я... Я могу...
   Женщина-синтет села на его грудь с грацией прыгнувшей кошки. Ее пальцы сжались на горле человека.
   - Правильно, что говоришь шепотом. Я прекрасно осведомлена о твоей верности. Успокойся. Раз ты помнишь меня, то должен понимать: если ты честно ответишь на все мои вопросы, ты - свободен.
   - Они... они сказали, что в-вы убьете м-меня...
   Убийца улыбнулась, но шлем не давал этого разглядеть. Ее недаром считали одной из лучших. Она была синтетом еще первого поколения - прекрасно понимала значение эмоций и чувств людей. К каждому объекту, подлежащему допросы и ликвидации, всегда нужен особый подход. Досье "Гражданина" она изучила досконально. Слишком цепляется за жизнь. Дай ему крохотную надежду - и вот он, весь, с потрохами.
   - Командование передумало, - спокойно проговорила она, - Тебе дается еще один шанс. Я пришла просто получить информацию. Ответь на вопросы, и можешь продолжать свою деятельность. Быть искренним тебе поможет вот это...
   Свободной рукой она достала из снаряжения на поясе инъектор с толстой иглой и, резко повернув голову Триггера, ввела содержимое ампулы ему в шею.
   - Ты знаешь, неправду я почувствую сразу, - почти добрым голосом продолжила убийца, - А будешь выделываться...
   И ее пальцы, налившись вдруг нечеловеческой мощью, стальной хваткой сжались на горле человека.
   - Я понял... - прохрипел тот, - Понял...
   Элитная бегло пробежалась свободной рукой по бокам и карманам Триггера.
   - Оружие или передатчики есть?
   - Нет...
   - Хорошо...
   Триггер не верил ей. Почему-то он не верил ни одному ее слову. Он уже потерял надежду. Но его зрачки расширились, голова "поплыла". Сыворотка начала действовать.
   - Итак, - тихо проговорила убийца, - Ты кому-нибудь из людей говорил о своей работе на нас?
   - Нет...
   - Хорошо, - кивнула она, - Видишь, ничего страшного... Ты кому-нибудь сообщал частоты и пароли, которые ты можешь использовать для связи с нами?
   Триггер отрицательно замотал головой. Его несло, ему хотелось говорить и говорить, рассказывать и рассказывать, делиться всем, что у него на душе... Но каким-то чудом он сдерживался. Страх сковывал его. Но не отвечать на прямо поставленные вопросы он не мог.
   - Так... Ты хранишь информацию о работе на нас и о частотах и паролях в каком-либо виде, носителе, или же в записи, шифровке, разрозненных кодированных фрагментах?
   - Нет, что вы, я никогда бы не...
   - Простого "нет" достаточно, - усмехнулась Элитная, - Ты честный... человек, я довольна.
   "Как бы у него не случился сердечный приступ, пульс просто зашкаливает", - с опаской подумала она.
   - Вы... вы отпустите меня?..
   - Конечно. Но сначала еще один вопрос. Известно ли тебе что-либо о местонахождении и планах следующих лиц: Илай Вэнс, Аликс Вэнс, Гордон Фриман, Арнольд Магнуссон, Айзек Кляйнер, Эдвард Лоренс, Джудит Моссман, Барни Калхун, Джина Кросс?
   Триггера начало трясти. Она перечислила всю верхушку Сопротивления, и даже кого-то, о ком он вообще никогда не слышал.
   - Н-нет...
   - Ой-ой, - Элитная чуть склонила голову вбок и ее пальцы на шее человека усилили хватку.
   - Нет, подождите! Я хотел сказать... Я... Я знаю, но совсем немного. Я знаю, что Г-Гордон Фриман и Аликс Вэнс планируют по-поскорее добраться до Бе-белой Рощи, там сейчас штаб С-сопротивления...
   - Отлично, - кивнула убийца и чуть ослабила пальцы, - Ты молодец. Тебе известно, что они планируют делать по прибытии?
   - Не знаю... Честно!
   - Спокойно, спокойно. Тише. Что еще?
   - Я... я все сказал, все... Все сказал, что знаю! Ну я же все сказал, честно, я...
   - Тихо ты! - рявкнула Элитная, - Успокойся. Ты молодец. Если все сказал, то молчи, пока я не спрошу.
   Триггер резко закивал.
   Она, не убирая руки с горла жертвы, чуть запрокинула голову и начала сеанс связи через встроенную в ее шлем радиопередатчик. Согласно инструкциям, все ценные сведения нужно было сообщать командованию незамедлительно, так как на войне никогда не знаешь, что произойдет через пять минут. Ее модулированный голос зазвучал приглушенно, язык комбинов заструился, словно ручеек.
   В этот миг разум Триггера отключился окончательно. Нервную пружину сорвало, и чистые инстинкты вышли на передний план.
   Молниеносным движением он вырвал все еще торчащий в его шее инъектор. И что было сил всадил длинную толстую иглу в ложбинку между ключицами Элитной.
   Поток ее речи прервался, она отрывисто вскрикнула - скорее удивленно, чем от боли. Триггер не видел, как ее зрачки сузились до предела, но ощутил, как ее пальцы сжались на его шее с просто нечеловеческой мощью.
   Он захрипел, извиваясь под женщиной синтетом. Она больше не издавала ни звука, лишь сжимала железную хватку. И, когда его глаза с лопающимися капиллярами уже начали вылезать из орбит, ее пальцы вдруг стремительно терять силу. Почувствовав, что рука Элитной уже едва держится на его шее, Триггер рывком повалил ее.
   Элитная рухнула на спину и попыталась встать, но тело уже не слушалось ее. Триггер жадно и сипло вдохнул воздух. И, подскочив к убийце, кулаком вогнал торчащий из шеи Элитной инъектор внутрь целиком.
   Женщина-синтет уже не двигалась.
   Ничего не соображая, Триггер стоял рядом с ней на четвереньках и хрипло дышал, дышал, дышал... Он долго и сильно кашлял, так сильно, что повалился на землю рядом с посланной за ним комбином.
   Он лежал так долго, почти полчаса. И только потом, повернув голову, он уперся взглядом в жирную красную точку на мониторе наручного компьютера Элитной...
  
   ...Несмотря на то, что машина жалобно скрипела и лязгала на каждой колдобине, руля она слушалась прекрасно. Фриман испытывал истинное удовольствие - за рулем он не ездил уже больше года, с тех пор как ездил в отпуск в Канаду, там пришлось арендовать автомобиль. Но если там повсюду прятались полицейские, норовящие оштрафовать "этих наглых американцев", то здесь ему была предоставлена полная свобода. Встречных машин не было, дорожных знаком не было, да и правил и законов, естественно, уже тоже не было. Не нужны ни права, ни доверенность. Просто садись и езжай, как хочешь - прямо как это представлялось в глубоком детстве, когда еще играл в машинки и смотрел старое кино.
   Ветерок приятно обдувал лицо, двигатель довольно урчал, иногда, все же, постреливая выхлопами. Солнышко грело, а природа вокруг была просто сногсшибательна. Скалы, поросшие травой и дикими цветами по одну сторону, долина с измельчавшей горной речкой по другую. Прямо у журчащей воды высились небольшие ели, в кустах возились птицы.
   - Словно и нет никакой войны, - покачал головой Гордон, не заметив, что сказал это вслух.
   - Да, остаться бы тут насовсем жить, - мечтательно ответила Аликс, держась рукой за верхнюю раму, чтобы не слететь с кресла, - Здесь так красиво! И таких мест все меньше, знаешь? Чудом сохранилось, наверное потому что в Сити-17 переехал доктор Брин, и пожелал хотя бы тут оставить что-то родное... Да, жить здесь было бы просто как в раю...
   - Может, когда все закончится, поселимся на природе? - улыбнулся Гордон и вдруг прикусил язык, поняв, что болтнул лишнее.
   - Может быть, - Аликс, поняв невольный намек, с улыбкой покосилась на Гордона, внутренне ликуя, - А знаешь, есть те, которые так делают.
   - В каком смысле? В смысле сейчас?
   - Ну да. Знаешь, просто уходят, ну или сбегают, из городов на природу, подальше от Альянса и его режима.
   - А так можно? - Гордон ошарашено посмотрел на нее, и даже чуть не соскользнул на обочину, - Что-то я не...
   - Нет, но конечно Альянс и в деревнях есть. Но либо там просто ГО-шники были, которые следили за порядком и никого особо не мучали, либо вообще никого не было, только камеры понатыканы везде, для контроля. В деревнях гораздо проще. Работаешь целый день спокойно, никто тебя не трогает, вечером - отдых, есть личное время. Нет ни облав, ни пропаганды, ни допросов, ни пыток, ни отравы, ни доносов...
   - Ну надо же, - поразился ученый, - Я и не думал как-то о том, как тут живут за городом... И много деревень таких?
   - Не очень. Только там, где нужна работа. У шахт, например, или еще какие ресурсы добывать, я не знаю.
   - Что ж тогда все в городе страдали? - усмехнулся Гордон, вглядываясь вперед, где, как ему показалось, начинался тоннель через скалы, - Разъехались бы по деревням, жили бы куда проще.
   - Кто же их отпустит из города? Численность контролируется, в каждом гражданине - чип. А в деревнях живет ровно столько людей, сколько там нужно для работы, ни больше, ни меньше.
   - Веселые дела, - покачал головой Фриман, - Могу себе представить, какая драка начиналась, когда в деревне освобождалось вакантное место.
   - Не можешь, - улыбнулась девушка.
   Тоннель впереди был, но сюрприз их ждал неприятный - проезд был завален обрушившейся аркой ворот. Пришлось съезжать на бездорожье, ехать в объезд скал. Впереди за деревьями маячила далекая гора, пронзая небо своей снежной вершиной. Единственная высокая гора здесь, она высилась мощно и величаво, словно Олимп посреди мира жалких людишек. Аликс просила держать курс чуть левее горы и сказала, что этот пик видно и из Белой Рощи, причем примерно на таком же расстоянии. А это означало, что ехать им было не так уж далеко.
   По гальке и траве езда оказалась не столь комфортной. Корпуса у машины не было, и все камешки и пыль полетели прямо в открытый салон. Отсутствовало и лобовое стекло, так что Гордон скептически поморщился, когда произошло то, что он предсказывал.
   - Даю следующее предсказание, - мрачно сказал он Аликс, чихнув от поднявшейся пыли, - Когда доберемся до Белой Рощи, нас примут за големов.
   - И сразу подарят много-много мыла! - весело поддержала его Аликс, не давая настроению упасть, - Смотри, вон, видишь?
   - Что? Где?
   - Вышка вон там, за деревьями. Это радиовышка! Давай завернем туда, может быть удастся связаться с папой.
   - Отлично. Только если там не наши, то не будем их трогать и просто поедем дальше... Если только не будет шанса накрыть их всех разом, например...
  
   ...База с радиовышкой представляла собой лишь старый ангар, пару сараев с дизельными генераторами. Однако вышка была вправду впечатляющей. Метров под двадцать в высоту, она по внешнему виду напоминала младшую пра-правнучку Эйфелевой башни. На ней все еще гнездились ржавые спутниковые тарелки, давно не работающие и утратившие следы логотипов их хозяев. Кое-где были видны разбитые красные лампы габаритов.
   Обходя ржавые кузовы старых грузовиков "ЗиЛ", Гордон оглянулся, устремив взгляд вниз с холма. Отсюда все так же хорошо было видно то, что осталось от Сити 17, исковерканный взрывом скелет Цитадели и ослепительно-бирюзовый поток энергии, по широкой спирали устремляющийся в черные тучи, собравшиеся над руинами города.
   - Похоже, никого нет, - окликнула его Аликс.
   Фриман повернулся на голос и увидел ее, стоящую над телами двоих, судя по виду, повстанцев. Всматриваться не хотелось, и угадать, как давно они умерли, сразу было невозможно. От голов несчастных не осталось практически ничего.
   Взглядом предлагая девушке отойти от тел, Фриман повлек ее за собой, к ангару.
   - Интересно, кто их так? - вопрос был риторический, - Значит, по крайней мере, раньше тут были наши.
   - Патрулей нет, и мы живы, значит, Альянс тут тоже не стал задерживаться, - кивнула Аликс.
   - Согласен. Но... мне не нравится тут что-то. Давай по-быстрому сделаем, что нужно, и поедем. Думаю, в этом ангаре и должен быть твой уел связи, пойдем.
   - А провода? - оглянулась на вышку Аликс, - Провода где же? От вышки вообще ничего не тянется, странно...
   - Их могли проложить и под землей, - здраво рассудил ученый, - Не будем мудрствовать излишне, дабы не огорчить душу свою разумением, как сказал один умный человек.
   - Ты с этим умным человеком случайно не работал в "Черной Мезе"? - прыснула Аликс.
   - Кто знает, может, это я сам на ходу придумал, - шутливо пожал плечами Фриман.
   Подойдя к ангару, он с трудом откинул тяжелый железный засов и взялся за ручку ворот.
   - Сейчас мы и...
   Дверь скрипнула, и слова Гордона заглушил душераздирающий визг девушки. В дверях, прямо перед ними стояло переливающееся на солнце трехногое существо. Точно такое же совсем недавно едва не отправило Аликс на тот свет.
   Фриман, мгновенно среагировав, схватил девушку за руку и рванул ее в сторону, одновременно другой рукой с силой захлопывая ворота и накидывая засов обратно.
   - Гордон! - голос Аликс еще никогда не срывался настолько сильно, - Охотник!
   - Вижу!
   Ученый, в два шага домчавшись до угла ангара, метнулся туда, лихорадочно ища любое подходящее укрытие. Сзади послышался грохот, было понятно, что ворота долго не выдержат. Глаза Гордона метнулись по сторонам, и сердце заколотилось еще сильнее - здесь совершенно негде было спрятать Аликс. Единственное, что нашлось - огромная яма, заполненная сухими и прелыми листьями.
   - Туда! - рявкнул он и силком подтащил девушку к яме, - Заройся в листья и сиди, не шевелись!
   - Гордон, но я... - девушка, пытаясь совладать с испугом, уже держала в дрожащих руках свой пистолет-пулемет.
   Грохот сзади повторился, доски затрещали еще громче.
   - Аликс, пожалуйста! - Фриман быстро посмотрел ей в глаза, - Я за тебя в ответе, хватит с тебя и...
   Договаривать не нужно было, девушка сдалась, судорожно кивнув. Она соскочила с края ямы в листья, и Гордон уже готов был искать место для следующего маневра.
   - Гордон... - послышался из листвы голос Аликс.
   - Аликс, сиди там тихо и не высовывайся, - Фриман лихорадочно соображал, что сейчас лучше предпринять - играть ли с существом в догонялки вокруг ангара, или же метнуться на крышу.
   - Гордон! - голос девушки звучал все громче и взволнованнее, - Тут что-то... оно шевелится! Гордон!
   Девушка сорвалась на визг. Фриман, похолодев, обернулся. На его глазах девушка поднималась из листвы, поднималась сама по себе. Что-то большое двигалось под ее ногами.
   - Скорее! - ученый, взяв себя в руки, рванул Аликс прочь из ямы, и быстро огляделся, - Вон туда, на дерево! Повыше! Там тебя не достанут!
   Решение было нетривиальным, и единственно верным. Фриману вспомнилось, что на охоте, когда ты один на один с разъяренным раненым зверем, а спрятаться негде, именно этот способ и советуют чаще всего.
   Аликс побежала к большому ветвистому дубу, веток на котором было достаточно, чтобы влезть под самую крону.
   Грохот ворот, которые старалось вынести трехногое существо, звучал уже совсем угрожающе. Услышав лязг сорванного засова, Фриман сорвал со спины дробовик. И тут же обернулся на мягкий шорох сухой листвы.
   Листья, поднявшись над краями ямы, посыпались в стороны, обнажая покрытый коростой панцирь. Огромная хитиновая членистая конечность вонзилась в землю, приминая траву.
   Гордон не мог поверить своим глазам. В двух метрах от него из ямы с листьями на свет вылезал гигантский хедкраб.
   Хрипя, существо выбралось на траву, грузным движением стряхивая с себя листья и комья земли. Гигантский угловатый панцирь, местами поросший мхом и поганками, был испещрен выбоинами и застарелыми глубокими трещинами. По земле волочилось неимоверных размеров шарообразное брюхо.
   Ученый, от ужаса впав в ступор, смотрел на исполинского хедкраба. Дыхание застряло в груди. Он не заметил, как позади него в землю воткнулись три шипастые иглы, отливающие голубым и сиреневым. Секунда - и иглы почти одновременно взорвались призрачным голубым пламенем. Фримана отбросило в сторону.
   Это помогло.
   Гордон, вскочив, быстрее ветра помчался к противоположному концу ангара.
   "Да что за херня тут творится?! Хедкраб два метра ростом!.. Боже, что за..."
   Все, что происходило сзади, Гордон не слышал из-за свиста ветра в ушах. Домчавшись до угла ангара, он резко забежал за его, присел и затаился, пытаясь унять готовое выпрыгнуть сердце.
   Скафандр запоздало запищал, и Гордон привычным движением выключил сигнал, ударив по ручному компьютеру. Мельком бросил взгляд на давно треснувшее стекло экрана. "Заряд энергоконтура 70%". Терпимо.
   Фриман, перехватив дробовик, осторожно высунулся за угол, откуда доносился странный шум, мощный топот, похожий на конский.
   Огромный хедкраб метался из стороны в сторону, взрывая комья земли своими острыми членистыми ногами. Тот, кого все называли "Охотником", уклончиво гарцевал вокруг. Два страшных существа сошлись в схватке.
   "Этого не может быть... - пронеслось в голове ученого, - Они дерутся!.. Хедкраб, такой огромный, как это вообще возможно?! Черт... Я даже... черт...эта тварь там спала, и мы ее... Аликс! Главное, она в безопасности, пока что... Взорвалось... что это вообще было? Хорошо хоть не задело осколками никакими... Но они дерутся... Дерутся!".
   На лице Фримана появилось подобие злобной ухмылки.
   Он видел, как охотник, сохраняя дистанцию, бегает вокруг хедкраба. Гигантская тварь, примерившись, метнулась вперед и отбросила комбина мощным ударом панциря. Мгновенно вскочив на ноги, охотник, впрочем, прихрамывая, отбежал на несколько шагов назад и выпустил по хедкрабу несколько шипастых стрел, которые оставили за собой в воздухе едва заметные бирюзовые трассы. Несколько стрел достигли своей цели и, вонзившись в панцирь и брюхо хедкраба, взорвались несколько мгновений спустя. Взрывы были несильные, словно от новогодних петард, хотя бы и очень больших. Гордону с его позиции было не видно, наносят ли эти стрелы хедкрабу какой-либо урон, казалось, что они лишь злили гигантское существо.
   Отсюда Фриман смог, наконец, хотя бы немного рассмотреть синтета Альянса. Таких он не видел даже в Цитадели. Почти двухметровые членистые ноги в количестве трех штук и округлое паучье тельце со жвалами делали его похожим на страйдера, только в уменьшенной версии. Ничего похожего на лицо или морду не было. На небольшом теле спереди лишь сияли голубым два вертикально посаженных окуляра, похожих на объективы телекамер. Были и другие детали, которых Фриману уже было не разглядеть - например, откуда охотник выпускает стрелы. Однако в том, что это живое существо, а не робот, не было сомнений. Помимо отливающей чуть ли не всеми цветами радуги кожей, бугристой и фактурной, виднелись небольшие шипы, наросты, ноги имели интересную, но вполне достоверную анатомию.
   "И откуда они их только берут? - научный интерес на миг заглушил страх и адреналин, - Тоже ведь вид, и тоже, как и все синтеты, разумный... Откуда они, с каких далеких планет? И почему вообще воюют за Альянс? Может быть, им тоже промыли мозги? Может быть, они до порабощения Альянсом были вполне добрыми и милыми созданиями?..".
   Над его головой в стену амбара воткнулось несколько шипастых стрел. Вскрикнув, Фриман резко обернулся и рванулся в сторону. Сзади ухнули взрывы. Ученый в панике огляделся. Со стороны леса прямо на него мчался еще один охотник.
   Выругавшись, Гордон понял, что отсидеться не удастся. Убегая от охотника по кривой траектории, он дождался, когда расстояние между ним и синтетом сократилось до нескольких шагов, и дал несколько оглушительных залпов из дробовика. Синтет пошатнулся и сбавил темп, хотя Фриман готов был поклясться, что дробь и пули просто отскочили от переливающейся кожи комбина. Не замечая, как он вслух бормочет ругательства, Гордон на бегу сунул руку в отделение на бедре скафандра, доставая патроны. Секундная заминка обошлась ему очень дорого - охотник, нагнав его, сделал мощный выпад ногой. Ученый отлетел на несколько метров, перепачкав зеленью травы грудные щитки костюма.
   - ЗАРЯД ЭНЕРГОКОНТУРА СОРОК ПРОЦЕНТОВ!
   Простонав что-то неопределенное, Фриман поморщился от боли в спине, куда пришелся удар. Перекатившись по земле в сторону, он сделал еще несколько выстрелов из дробовика, но, похоже, охотнику это было, в буквальном смысле, что слону дробина.
   "А если так?.."
   Заметив что синтет вновь собирается броситься на лежащую на земле жертву, Гордон незаметным движением сбросил с пояса две гранаты. Выждав, когда синтет понесся на него, ученый вынул предохранители и сорвался с места, оставив в траве два тяжелых цилиндра.
   Охотник как раз пробежал над ними, когда грохнул двойной взрыв. Фриман едва успел кинуться на землю и свернуться в позу эмбриона, зажимая уши и закрывая руками голову. По его спине и ногами короткой дробью полоснули осколки.
   Он не видел, как взрыв подбросил охотника на пару метров вверх. Когда он, наконец, опустил руки и оглянулся, синтет лежал в горящей траве. Охотник не шевелился.
   Со стоном ученый поднялся на ноги. Болело абсолютно все, но костюм выдержал. Хотя это и стоило ему последних остатков заряда. Он почувствовал, как скафандр заботливо запустил охлаждение мест ушибов. Ученый слегка вздрогнул - костюм вколол дозу обезболивающего.
   Трава быстро потухла. Синтет не двигался, хотя видимых повреждений на нем совсем не было. Фриман, подумав, что охотник либо мертв, либо хорошенько контужен, поспешил обратно к своему укрытию.
   Порождение Зена и синтет Альянса озверело наносили друг другу удары невероятной силы. Фриман невольно поразился мощи и живучести гигантского хедкраба. Охотник едва держался. Синтету сильно досталось - одна из ног подворачивалась, на сверкающем теле появилось несколько вмятин. Все решил случай. Охотник во время очередного выпада споткнулся раненой ногой о ком земли. Этого хватило, чтобы схватка закончилась. Хедкраб мощным ударом панциря повалил синтета на землю и, замахнувшись, пронзил его тело острой конечностью.
   "Отлично, - пронеслось в голове Фримана, - Еще одним меньше... Но с этой тварью мне уже не справиться, даже пытаться, наверное, глупо...".
   Пытаться и не пришлось. Пока Гордон лихорадочно думал, чем он может противостоять монстру, огромный хедкраб сбросил с ноги мертвого синтета. Существо, резко потеряв прыть, словно немного осело под собственным весом. Конечности чуть согнулись, огромное шарообразное брюхо коснулось земли. Помедлив полминуты, хедкраб уполз прочь, в лес, проламывая кусты.
   Когда треск от ломящегося через заросли хедкраба утих, Фриман еще раз огляделся. И, облегченно выдохнув, вышел на поляну. Переступая через комья земли, вывороченные ногами монстра, Гордон осторожно обошел мертвого охотника и приблизился к большому раскидистому дубу.
   Аликс уже слезала вниз.
   - Гордон, я так испугалась за тебя, - девушка прижалась к ученому, и он даже через скафандр ощутил, как она дрожит, - Эти охотники... этот... и ты...
   - Ну-ну, все уже хорошо, - Гордон успокаивающе погладил Аликс и улыбнулся, - Понравился фейерверк?
   - Это было просто нечто, - улыбнулась в ответ девушка, - Как ты это сделал? Взрыв, наверное, даже в Белой Роще слышно было! Ты видел, как тот охотник подлетел?
   - Главное, чтобы он не ожил, - Гордон оглянулся в сторону амбара, но синтет, который попал на гранаты ученого, был все так же недвижим, - А то у него там ни крови, ни ран... Да что там эти охотники! Ты эту тварь видела? Это вообще что такое было?
   - Да, это вообще настоящее чудо, - нервно хохотнула Аликс, - Я чуть не умерла, когда он подо мной зашевелился!
   - Ты видела, какой он огромный был? Я даже не знал, что они в таких вот тварюг вырасти могут!
   - Я тоже не знала, - кивнула девушка и невольно оглянулась в сторону, куда уползло существо, - Такой большой. Даже изменился немного, не похож уже на обычных, и тело угловатое стало, и вымя вон какое висит...
   - Вот что значит лоно природы, - покачал головой Фриман, - Он, наверное, тут в лесах живет еще со времени Портального Шторма. Ты видела, какой он старый? Он уже мхом даже порос... И шрамов столько... Мы вообще, похоже, ничего о них не знаем. Видимо, просто ни один нормальный хедкраб не умудрялся до этого так долго прожить, вот и не видели мы таких огромных.
   - А чем он питался? Кого он зомбировать мог, с такими-то размерами?
   - Не знаю, - задумался ученый, - Доктор Кляйнер ведь кормит свою Ламарр арбузами? Вот, видимо хекрабам не обязательно только людьми питаться, зомбировать. Они, похоже, всеядны.
   - Надо будет рассказать доктору Кляйнеру. Что будет, если его Ламарр до такого размера вырастет? Придется ему отдельный загон строить.
   Машинально представив Кляйнера около конюшни, где в стойле покорно стоит такой вот гигант, Фриман улыбнулся.
   - Пойдем в ангар. Ты, кажется, хотела с Илаем связаться?
   - Ах да! А я уже и забыла совсем...
   Они дошли до ангара. Прежде чем пустить внутрь Аликс, ученый сам вошел туда и все осмотрел. Терминал связи присутствовал. И, слава богу, больше никаких неожиданных встреч.
   - Я тебя снаружи подожду, - сказал Гордон, приглашая Аликс внутрь, - Ты пока поговори, а я тебя поохраняю, мало ли что.
   - Спасибо, Гордон! Я быстро.
   Фриман остался на воздухе. Прислонился к стене амбара, наконец, расслабившись. Сорвал несколько травинок, задумчиво пожевал их. Все было тихо. Можно, наконец, отдохнуть.
   Ждать пришлось совсем недолго, Аликс вышла, впрочем, слегка в замешательстве.
   - Ну что, удалось? Что Илай сказал?
   - Сигнал был очень слабый, - поморщилась девушка, - Помех очень много. Я сказала доктору Магнуссону, что Альянс выводит армии в сторону ближайшей Цитадели, но я не уверена, что он услышал все, что я говорила.
   - Может, Альянс подавляет радиосигнал? - предположил Гордон и жестом позвал Аликс за собой, к машине.
   - Не знаю, но помехи были ужасные. Я тоже не все их слова разобрала.
   - Магнуссон ругался, как обычно? - ухмыльнулся Гордон.
   - Как обычно. Сказал, что нам с тобой влетит за то, что мы так копаемся.
   - Было бы странно, если бы он сказал что-то иное, - засмеялся Гордон, - Кажется, я теперь понимаю, почему у нас именно Белая Роща - самая успешная опорная база. Там, наверное, у Магнуссона все по струнке ходят.
   - В точку, - Аликс подмигнула Гордону и залезла в машину, - Когда я ему сказал, что Альянс ведет армии, я так поняла, что он не удивился. Сказал что-то вроде "Естественно, а как иначе?".
   - А Илай что?
   - Не знаю, Гордон. Мы с папой не успели поговорить, помехи подавили сигнал, связь совсем пропала.
   - Нет, точно Альянс глушит, - кивнул ученый и занял место водителя, завел двигатель, - Больше не будем на связь выходить. Чтобы они лишний раз нас не отслеживали. Хорошо?
   - Думаю, да, - девушка ухватилась за верхнюю раму машины, когда они тронулись с места, - Нам уже надо к ним, мы с ними уже вроде бы все обсудили...
  
   ...- Ну что, он уже готов?
   - Щас, еще одна минута осталась, - лениво поморщился Лэнс, - Что ты как маленький, все время спрашиваешь? Тут точность важна, это тебе не пирожок в печку засунуть, и достать, когда в голову взбредет.
   - Ясен пень, - хмыкнул Андрей, поглядывая на капсулу с бывшим сержантом армии Альянса ТНU191009, - А что так быстро? Триггера этого ты там не один час выпекал.
   - О, брат, тут совсем другое дело, - Лэнс после проведенной им уникальной операции выглядел, словно довольный, вальяжный кот, - Триггер же человек, а это - комбин. Он комбином и сейчас ведь не перестал быть. И тело приспособлено к этой капсуле, и разъемы в боку и шее есть для всех проводов.
   - Тем лучше, - кивнул Андрей, - Так и нужно...
   - Эх, парень, возьмет ваш Шульц нас с тобой теперь в оборот, ох как возьмет... - покачал головой медик, - Я отсюда все слышал. Нельзя, чтобы все узнали о том, что комбинов можно психологически откатывать обратно до людей... Тут он прав, у него голова на месте, точно тебе говорю. И нас с тобой молчать заставят, и этого черта после всех допросов, скорее всего, пристрелят, от греха...
   - Это мы еще посмотрим... - нахмурился Андрей, - Может, он им наоборот пригодится... Открывай уже, не томи!
   Лэнс, сверившись с таймером и жизненными показателями, начал отключение оборудования капсулы. И, после нужных манипуляций, ее створки плавно разъехались в стороны.
   Комбины без своей брони и шлемов-респираторов вообще представляли своеобразное зрелище. Разъемы на теле, сухая, тонкая серая кожа, нездоровая худоба и вздутые мышцы, почти черные губы и синие круги вокруг запавших глаз. А тут еще и добавились совершенно бритый скальп, испещренный шрамами от недавней операции. Впрочем, капсула сделала свое дело, и шрамы уже совсем зажили, приобрели белый оттенок.
   Окна заранее зашторили тряпками, чтобы не пропускать солнечный свет, который грозил коже комбинов тяжелыми болезненными ожогами. Рядом поставили лампу холодного света - благо, после того, как с этой станции выбили комбинов, таких ламп тут осталось в избытке.
   По команде Лэнса капсула произвела укол нужного вещества, и бывший альянсовец медленно открыл глаза.
   - Ты нас видишь? - Андрей приблизился вплотную к комбину и всмотрелся в его глаза.
   Тот молча кивнул, но брови его дрогнули и поползли вверх.
   - Кто ты, как тебя зовут?
   - Сержант армии Альянса ТНU191009, группа армий "Восток"... - проговорил бывший альянсовец, тихо и сипло.
   Андрей покосился на медика.
   - Так! Напортачил?
   - Не гони, парень! - возмутился Лэнс, - Я никогда не ошибаюсь, запомни! Ты погоди...
   И он обратился к комбину:
   - Как тебя звали до того, как ты вступил в Альянс?
   Бывший солдат словно не услышал вопроса. Затем медленно наморщил лоб. На его лице отразились одновременно и боль, и недоумение, и страх.
   - Меня... Меня звали Станислав...
   Он, оскалившись, склонил голову и прижал руку к виску.
   - Слушай, Лэнс, - Андрей отвел медика чуть в сторонку, - Ты посиди пока там, у себя за столиком. Ну там, почитай книжку свою, покури. Мне с ним наедине поговорить нужно, понимаешь? Он же моим другом был...
   - Мы таких друзей скоро на большой волосатый кукан насаживать будем, - проворчал Лэнс, но все же отошел за свой стол и рухнул в кресло, изображая полную незаинтересованность.
   - Ты гений, мужик! - крикнул ему вслед Андрей, показывая большой палец.
   - Поговори у меня ещё...
   Андрей вернулся к Стасу, который с едва различимым стоном массировал виски и тяжело дышал.
   - Узнаешь меня? - тихо проговорил повстанец.
   - Ты что со мной сделал? - на миг поднял взгляд Стас.
   - В человека тебя превратил.
   - Что за чушь...
   - Была операция, - спокойно, но твердо сказал Андрей, - Мы удалили микрочипы в твоем мозгу, блокировавшие твои эмоции, чувства, свободу воли. Технически ты все еще комбин. Но в голове - уже нет. Остались некоторые ментальные блоки, которые тебе поставили, когда подвергали этому вашему гипнозу. Но они несильные, ты сможешь их побороть.
   - Вашу мать... - Стас дернулся, но его держали провода, к которым он все еще был подключен, - Помоги...
   Андрей торопливо отсоединил разъемы, и Стас резко шагнул из капсулы. Его ноги сразу же подкосились, и он упал на пол. Повстанец помог ему сесть.
   - Спокойно, - Андрей постарался смягчить свой голос, хоть это и далось ему с трудом, - Не торопись. Все постепенно.
   - Да пошел ты к черту, придурок, - простонал Стас и поднял на него покрасневшие глаза, полные слез, - Ты не знаешь, что я чувствую сейчас...
   Они молча сидели прямо так, на полу. Андрей задумался, ему вдруг вспомнилось то, как Стас пытал его там, в Нова Проспект. Он понимал, что все не так просто, и для него, и для его бывшего друга. Но он слишком далеко зашел не для того, чтобы отступиться.
   Полчаса пролетели как одна минута. Лэнс поглядывал в их сторону, но, конечно же, не трогал их. Все это время по щекам Стаса катились слезы. Медик заранее ввел ему антидепрессанты и успокоительные. Если бы не они, Стас мог бы сразу же сойти с ума.
   - Ты хотя бы помнишь? - осторожно спросил Андрей.
   - Я помню все, - хмуро выдавил бывший альянсовец, - И до, и после...
   - Морду я тебе, конечно, набью. Но попозже, - уточнил повстанец, - Когда она заживет...
  
   ...Дорога снова пошла размеренно. Поначалу Гордон был напряжен, мало ли какая еще встреча могла ожидать их в таком, как оказалось, непростом месте. По после нервы поуспокоились. Немного поболтав с Аликс, ученый снова погрузился в раздумья.
   Встреча с гигантским хедкрабом не прошла для него зря. Странное ощущение после напоминания о том, как же все-таки изменился мир после всего, что случилось. И природа уже не так - изуродована Альянсом и населенная тварями из Зена. И жизнь другая, и люди - не те. До сих пор было ощущение, что все это - лишь какой-то отпуск, временное приключение, а прежняя жизнь, которая для Фримана была так недавно, вернется. Но самообман он уже давно перерос. Пока есть цель - хорошо, можно двигаться, делать что-то, "сохранять адекватность", как выразился Григгс. А что потом? Потом друзья, которым уже по пятьдесят и по семьдесят, умрут, а он останется, молодой, здоровый. Последняя ниточка, связывающая его с той, прошлой, нормальной жизнью, оборвется. Войну выиграют, и цели уже не будет. И как жить в таком мире? Где нет совершенно ничего, камня на камне, а люди все - чужие, с чужими мыслями, чужим менталитетом.
   Если конечно его снова не заберет Джимен. И тогда Гордон снова может очнуться несолько десятков лет спустя, и очнуться даже не здесь, а совсем в другом месте, и снова - делать то, что нужно Человеку в синем костюме. Но уже без какой-либо личной заинтересованности.
   Такой вариант казался, мягко говоря, печальным. Не хотелось думать об этом, но от мыслей уже было никуда не деться, особенно после последнего демарша его "нанимателя".
   А подумать было о чем. Фриман еще никогда раньше не испытывал такой ненависти к своему, чего уж теперь, хозяину и покровителю. Одно дело, когда Человек в синем костюме манипулировал им и судьбами абстрактных людей и народов. Статистика, как говорится. Но теперь он протянул свои щупальца прямо к ней, к Аликс. Осознавать это Гордон просто не мог, не сжимая кулаки в бессильной ярости. И самое главное, он ничего не мог сделать.
   А действительно ли - ничего? - подумал ученый. Вортигонты в буквальном смысле утащили Гордона из-под носа Джимена, украли его. Достали его даже в том самом месте, где Человек в синем костюме прятал Фримана вдали от времени и внешнего мира. И вортигонтам не просто повезло. Они делали это целенаправленно. И теперь Джимен боится их. Нет, конечно, такие как он не боятся ничего, стоит только вспомнить выражение его глаз, полная уверенность во всесилии и безнаказанности. Но он их опасается. Не зря же он сам признался, что для разговора с Фриманом он выбрал момент, когда вортигонты в трансе и не могут ему помешать. Значит, в теории, могли бы!
   Так-так, уже интереснее.
   По старой привычке, прежде чем строить какие-то новые выводы, Фриман решил суммировать уже имеющуюся у него информацию.
   Первое: Джимен, с его слов, работает не по собственному наитию. Он имеет нанимателей. Причем, отношения его и нанимателей были, скорее всего, не самыми благостными. Суммируя все то немногое, что Гордон услышал от Человека в синем костюме, можно было предположить следующее - Джимен выполняет приказы, от которых он иногда и сам не в восторге. Его отношение к нанимателям весьма скептическое, его самолюбие и уверенность в собственной гениальности распространяется и на них. Причем, чем дальше, тем больше. И Джимен не стоит на месте, он движется вперед. По только ему и его начальству ведомой иерархической лестнице. Ведь ранее он говорил, что рекомендует услуги Гордона своему начальству, позднее, после успешного взятия Цитадели и ликвидации Брина - что теперь уже он получает от кого-то интересные предложения относительно Фримана. Сначала они выдавали ему санкции на задействование Гордона, теперь же он сам задействует Аликс вопреки мнениям начальствующих лиц. И делает это с явным удовольствием. Доказывает свою правоту кому-то. Из простого менеджера становится руководителем направления, выражаясь канцелярским языком.
   А значит, можно попробовать сыграть на его честолюбии.
   Второе: все, что произошло в "Черной Мезе", произошло под строжайшим контролем Человека в синем костюме, и он "вел" Гордона с самого начала и до момента "найма" к себе на службу.
   Третье: возможности его, похоже, безграничны, однако он связан определенными ограничениями и вынужден действовать через третьих лиц, интригуя, направляя и контролируя.
   Четвертое, и самое интересное: Джимен планировал снова "законсервировать" Фримана после ликвидации Уоллеса Брина, но вмешались вортигонты, которые украли ученого из черного Ничто. И, после некоторой потери контроля (а может быть, просто потребовалось время разложить партию по-новому), Джимен снова начал игру, но на этот раз роль Гордону он отвел минимальную, и всю ставку делает на Аликс.
   Оставался без ответа целый ряд вопросов. Например, что за цели преследует Человек в синем костюме? С одной стороны, итогами "Черной Мезы" он был доволен, а после - послал Фримана разобраться с Брином и уничтожить Цитадель. Уже противоречие. Кто вообще такой Джимен и кто его наниматели? Отчего он ведет игру тайно? Какая роль в конечном итоге отводится Гордону и Аликс? В чем смысл слов, которые Аликс должна передать Илаю? Может быть это какой-то вербальный код, активирующий заложенный в Илая заранее определенный алгоритм поведения?
   Знать бы ответ на самый первый вопрос, подумал Гордон. Это сразу расставило бы многое на свои места. Но слишком много было белых пятен. Железные выводы строить больше не на чем, а без толку теоретизировать ученый не видел смысла. С одной стороны, не в его положении было беспокоиться в принципе - сам согласился на некую работу в обмен на жизнь, вроде делает что-то, что нравится нанимателю, претензий нет, жизнь при нем, но... Бессловесным болванчиком Гордону не хотелось быть, эта роль не для него. Одно дело, когда ты соглашаешься на нечто под угрозой смерти, и когда по сути иного выхода нет. И совсем другая ситуация, когда уже есть время подумать. Он подписался на работу, но не на рабство.
   И тем более теперь, когда выясняется, что Человек в синем костюме не так уж и всесилен. Есть все же те, кто способен если не противостоять ему, то хотя бы мешать, сдержать на время, спутать карты. Вортигонты. Грех не использовать такое преимущество.
   Когда и если ситуация накалится. Многое, конечно, нужно было узнать, многое обдумать. Конечно, в первую очередь попытаться поговорить, добиться объяснений, договориться. Может быть, все не так плохо, как кажется. Ведь Аликс он все-таки спас... А ведь выходит, что не Илай ее спас из "Черной Мезы"... Но если Джимен откажется от контакта, откажется раскрывать карты, если снова вознамерится забрать Фримана от друзей и Аликс, если захочет избавиться от нее или ученого... Фриман уже довольно ухмылялся. Человек в синем костюме опасается способностей вортигонтов. Похоже, теперь против него наконец-то есть козырь в рукаве.
   Но действовать нужно будет с умом. Быть может, будет достаточно намекнуть на наличие этого козыря, чтобы Джимен стал сговорчивее. Если же это только разозлит его, использовать козырь нужно будет совсем не так, как предположил бы Человек в синем костюме, и только тогда может что-то получиться. Хотя Гордон пока не понимал, как именно можно использовать свое преимущество, над этим предстояло думать, думать и думать.
   Тем временем он и Аликс уже проехали значительную часть пути. Иногда удавалось выехать на остатки шоссе, и путь становился более чем приятным. Иногда приходилось снова съезжать в долину. Но все было по-прежнему спокойно. Пока Фриман думал, Аликс успела задремать. Ученый, пожалев девушку (она ведь все-таки так устала!), притормозил и осторожно переложил ее так, чтобы она случайно не выпала из машины во сне - двери ведь напрочь отсутствовали. И снова дал по газам. Курс примерно на снежный пик - и ладно, сойдет. Хотя, конечно, нормальная карта не помешала бы.
   Что до пресловутого козыря и вортигонтов, с ними тоже все довольно интересно. Ученый откладывал мысли об этом, как мог, но теперь уже никуда не деться.
   Как успел убедиться Гордон, вортигонты могли очень и очень многое, в частности благодаря той самой вортисущности. Которая, как они утверждают, есть у него, и у Аликс. С одной стороны, похоже на типичные суеверия, этот народ склонен к мистицизму и передаче древних верований и традиций из поколения в поколение. С другой - Фриман отчего-то им поверил. Ибо доказательств было более чем достаточно. Оставался вопрос: какие для него и Аликс теперь будут последствия? В меркантильной форме - а что, как говорится, Гордон с этого будет иметь?
   Ученый припомнил то, как он тактильно ощутил керосиновую лампу, даже не коснувшись ее. Как ощутил заряд батарей, их емкость. Это ощущение было мимолетным и давно прошло, но след оставило довольно глубокий. Ученый усмехнулся, подумав, что такие "сверхспособности" ему бы весьма пригодились. Особенно в бою. Научиться бы еще управлять этими ощущениями, "включать" их когда потребуется, усилием воли или как-то еще. Быть может, вортигонты могли бы научить его?
   Тот вортигонт сказал, что вортисущность Гордона спала и начала пробуждение, когда ощутила поблизости экстракт. Было очевидно то, что она пробудилась не окончательно, и, возможно, экстракт в этом деле можно и нужно использовать в качестве своеобразного допинга. Но это - потом. Гордон еще не был уверен, нужно ли ему это вообще. Он прекрасно помнил тех сумасшедших из комплекса Лямбда, спятивших после контакта с вортигонтами. Все они твердили о тысяче голосов в их головах. Фриман уже и сам услышал эти голоса. Он и раньше догадывался, что вортигонты имели между собой невербальную связь. Они говорили, что общаются через некие вортальные нити.
   Перспективы вырисовывались одновременно и радужные, и пугающие. Наличие той самой вортисущности позволяло Гордону не сойти с ума под напором гигантских потоков информации, поступавших по вортальным нитям, но сможет ли он когда-нибудь ощущать эти "голоса" без адской боли в голове? Хотя, в последние разы, боль стала послабее. Значит, наверное, можно адаптироваться. Но все же он человек, и его мозг не предназначен для всех этих вортигонтских штучек. Вряд ли он сможет хоть как-то всем этим пользоваться. Голоса шептали одновременно, язык пришельцев был непостижим, а разум тонул под толщей образов и силуэтов.
   Судя по поведению Аликс, с ней все обстояло проще, никакие голоса ее, скорее всего, не донимали, странных ощущений не было. И то хорошо, подумал Фриман. Ей сейчас это точно ни к чему. Ему и самому было, по правде говоря, не до этого. Тут насущных проблем вагон и маленькая тележка - война, Советники, портал Альянса, Джимен, да и просто элементарное выживание. И Аликс...
   Подумав, Гордон решил, что не будет пока трогать тему вортисущности. Странные ощущения утихли, и слава богу. Конечно, было ясно, что наличие этой мистической субстанции означает как плюсы, так и минусы, и без последствий для него точно не пройдет. Но лучше, чтобы это все случилось потом. Когда придет время, он как следует попытает вортигонтов на эту тему. Быть может, окажется, что есть способ избавиться от этого подарочка, и Аликс заодно избавить - вот это было бы, конечно, лучше всего. Ну и попутно, из чисто спортивного интереса, постигнуть, наконец, что это вообще такое, из чего состоит. Как человек науки, Фриман решительно не понимал, ни что такое вортисущность, ни как она функционирует. И, как и любому ученому, понять это очень и очень хотелось. Это ведь может открыть для человечества новые, невиданные горизонты.
   Но все это после войны.
   И вообще, Фриман понял, что его место совсем не здесь. Не в полях с противником. Дело было не трусости, вряд ли кто-то мог бы упрекнуть ученого в подобном качестве. Просто - постреляли, поигрались - и хватит. Его место там, среди коллег и друзей. Не из пушки палить, а работать над задачами чисто научными, трудиться, так сказать, по своей прямой специальности. Страсть к работе, к исследованиям подавить было невозможно, а тем более сейчас, когда условия для работы были просто великолепные - телепортация достигла невиданных ранее масштабов, но и проблемы остались, трудиться было над чем. Да и столько теперь в мире появилось нового, небывалого, неизведанного!
   Решено. Как только приедет в Белую Рощу, навсегда сменит бронекостюм на белый халат. Так он принесет куда больше пользы.
   Завидев впереди дым, Гордон сбавил ход. Поправил очки, начал напряженно всматриваться вперед. Ничего похожего на солдат или других противников, не было видно. Как впрочем и следов пребывания повстанцев. На расстоянии понять было сложно, впечатление было такое, как будто жгут костер. Свободной рукой нащупав дробовик, Гордон продолжал движение, мысленно готовясь ко всему.
   Наконец он остановил машину у самого пепелища и вышел. Аликс, сквозь сон почувствовав, как автомобиль встал, резко подскочила и испуганно заоглядывалась по сторонам. Заметив стоящего рядом Гордона, она немного расслабилась и тоже вышла из машины.
   - Прости меня, я что-то уснула... - рассеянно пробормотала девушка, - Что это?
   - Вот и я пытаюсь понять.
   Перед ними на поляне, через которую шла проселочная дорога, в овале выжженной воронки дымились останки чего-то очень большого. В том, что раньше это было живым существом, не оставалось сомнений - виднелись сверкающие на солнце останки панциря, искореженные обгоревшие членистые ноги. Гордон различил в обломках фасеточный глаз, в котором, впрочем, уже не было жизни.
   - Комбин, похоже, - Фриман сделал шаг и нагнулся, чтобы рассмотреть останки получше.
   - Точно, - кивнула Аликс, - Очень похож на транспортные корабли Альянса.
   - Потерпел крушение, - решил ученый, обходя воронку и вглядываясь в изломы инопланетного тела, - Знаешь, кого он мне больше напоминает? Те спасательные шлюпки, которые мы видели в Цитадели. Которые потом начали покидать ее перед самым взрывом.
   - Шлюпки Советников! - догадалась Аликс и сама испугалась своей догадки.
   - Вот это находка, - Гордону стало не по себе и он опасливо огляделся по сторонам, всмотрелся в продолжение дороги, в деревья и скалы, - Не долетел, значит. Самого-то Советника нет.
   - Думаешь, он где-то поблизости?
   - Надеюсь, что нет. Скорее всего, шлюпка упала не только что. Может быть, Советник уже далеко.
   - Если увидим его, нужно постараться его убить, - нахмурилась девушка, - Советники очень важны, это главы Альянса на земле. Смерть даже одного может серьезно изменить все в нашу пользу.
   - Все рвешься в бой? - улыбнулся Фриман и двинулся обратно к машине, - Тебе теперь надо очень беречь себя. Давай не будем тобой рисковать лишний раз?
   - Гордон, - мягко сказала девушка, забираясь в салон автомобиля, - Ты так оберегаешь меня. Спасибо тебе. Просто Советник - это такой шанс... Все равно что вражеский генерал, представляешь? Нас все просто на руках носили бы!
   - Ты вся в отца, - засмеялся Гордон, - И, сдается мне, Барни тоже иногда говорит твоими устами.
   - Ну так, а кто воспитывал? - гордо вздернула нос девушка.
   Путь продолжился, на душе было легко и спокойно. Казалось, весь мир наконец-то забыл о них. Тишина и покой. Погода просто изумительная.
   - Хотя по возможности остановку надо будет сделать, - задумчиво проговорил Фриман, поворачивая руль, - Подержишь дробовик?.. Спасибо. Просто костюм разрядился, да и патроны... Хорошо, если встретим базу наших, у них можно будет разжиться всем, чем нужно. Ты есть не хочешь?
   - Пока нет, - вид у Аликс был очень и очень довольный, словно они были на веселой загородной прогулке, - Можем еще и у комбинов остановиться, у них тоже все есть.
   Фриман с улыбкой покачал головой. Все-таки она неисправима.
   Впереди за деревьями показалась вдруг красная черепица и труба из грязно-белого кирпича.
   - А вон как раз и то, что нужно, - ученый сбавил ход, - Какое-то здание, наверняка там кто-то есть.
   Он остановил машину поодаль, чтобы ее было не видно за деревьями тем, кто может оказаться возле здания.
   - Побудь здесь, - подумав, сказал он, - А еще лучше, опять залезь на дерево. Так безопаснее. А я схожу.
   - Вот уж нет! - девушка добро вскочила с кресла и бросила дробовик Фриману, - И не проси даже.
   - Аликс...
   - Я тебя одного не отпущу.
   Под ее взглядом ученый сдался.
   - Ладно, - поморщился он, - Только от меня ни на шаг. Все время держись сзади. В случае чего - сразу кричи и прячься за меня, хорошо?
   - На это я соглашусь безо всяких условий, - улыбнулась девушка, - Главное, что вместе...
   Гордон, ворча, словно старик, двинулся через деревья, прикрываясь их стволами и листвой. Это было большое здание, здесь, судя по всему, раньше была ферма. В стороне виднелась конюшня, сараи. Самое большое здание не охранял никто. Снаружи никого не было, однако от крыши в лес тянулись провода. Подумав, Фриман начал обходить здание по широкой дуге, передвигаясь, пригнувшись между деревьями и через кусты. Это заняло какое-то время, но все же таким образом они обошли здание вокруг - по-прежнему не было ни души.
   - Идем, - тихо сказал Гордон и, выпрямившись, двинулся прямо ко входу в здание.
   Дверь поддалась легко. Похоже, раньше здесь было жилое здание. Быть может, гостиница, или просто большой загородный коттедж. Остатки быта - бумажки, осколки посуды, поломанная мебель. Обои давно отстали от стен и валялись вдоль них почерневшей бесформенной массой.
   Фриману вдруг показалось, что кто-то словно приглушил свет. Все вокруг стало темнее на несколько секунд, краски словно выцвели. Он вздрогнул от шума крови, застучавшей в висках.
   - О... - тихо простонала Аликс и схватилась за руку ученого, - Что это было?
   Краски вернулись, вновь посветлело.
   - Черт... Ты тоже это почувствовала?
   - Да...
   Они осторожно двинулись через гостиную. Здесь все было пусто, люди покинули это место уже давно. Предварительно вынеся все хоть чем-нибудь полезное. Здесь буквально были лишь голые стены. Когда после осмотра здесь нашлись лишь две также пустые комнаты и заваленная гниющим хламом кухня, было решено подняться на второй этаж. Там, согласно логике, обычно располагались спальни, детские, и прочие помещения для отдыха. Ванные комнаты и туалеты.
   В повисшей тишине лестница под их ногами скрипела более чем мерзко.
   И снова - шум, ударивший вдруг в уши. Цвета потускнели. Фриман застонал, поморщившись - в глазах стояла кроваво-красная пелена. Все вокруг стало размытым.
   - Опять, Гордон!
   Наваждение пропало так же быстро, как и возникло. Гордон сглотнул вставший в горле комок.
   - Мне кажется, я знаю, что это... - пробормотал он.
   - Что? - от былой уверенности и веселости девушки не осталось и следа.
   - В Цитадели было то же самое, помнишь?
   - Советник...
   Девушка нервно огляделась и шумно выдохнула.
   - Спокойно, - тихо сказал Гордон, - Он нас уже заметил. Не бойся. Он сам боится. Только спокойно...
   Он не говорил бы так уверенно, но... Проснулось вдруг то самое чувство, щекочущее глубоко внутри черепной коробки. Он чувствовал Советника. Он чувствовал его страх. Это ощущение было таким же явным, как собственное осязание или обоняние. Только исходило оно буквально отовсюду. Тянулось через незримые нити...
   Он осторожно продолжил идти по лестнице, ощущения вели его выше, мимо коридора второго этажа на чердак. Чердак занимал все пространство под крышей, прохудившейся, с местами обвалившейся внутрь черепицей.
   Все встало на свои места.
   В углу, под потолком нависала железная громадина невероятной, нечеловеческой архитектуры. Угадывалась продолговатая форма, ряд щитков, словно чешуя гигантского доспеха, отливающего бирюзовым. Щитки закрывали содержимое конструкции, от которой вниз тянулся жгут толстых прорезиненных кабелей. Кабели соединяли конструкцию с терминалом Альянса - стандартной компьютерно-сенсорной панелью, какие были теперь во всей Земле, везде, где располагались опорные точки комбинов. Для связи, для контроля прилегающих территорий, и бог весь для чего еще. Например, для оперирования подключенными устройствами.
   Около консольной панели терминала лежал мертвый человек, облаченный в засаленную куртку, штаны, виднелись нашивки Сопротивления.
   - Боже, Гордон! - Аликс невольно сделала несколько шагов к терминалу, - Там, наверное...
   - Там Советник, - едва заметно кивнул Фриман, и почувствовал, что его голова уже раскалывается, не выдерживает этого призрачного ощущения другого существа.
   - Он внутри? - пораженно проговорила девушка, - И живой?
   - Похоже на то, - Гордон взял ее за руку, не дав отойти от себя, - Держись рядом, помнишь? Думаю, это что-то вроде капсулы. Может быть, система жизнеобеспечения. Мне кажется...
   Он, поморщившись, приложил руку к виску.
   - Мне кажется, он ранен, после того крушения... Выздоравливает.
   - С ума сойти, - Аликс пораженно смотрела то на ученого, то на металлическую конструкцию под черепицей крыши, - И его никто не охраняет?
   - Да, вот это точно странно, - проговорил Фриман.
   Ментальный удар обрушился на них снова, и был он уже намного сильнее. Когда красная муть в глазах рассеялась, стало понятно, что время на исходе.
   - Есть идея, - со стоном выдавил Гордон, выпрямляясь, - Давай-ка попробуем вынуть вилку из розетки.
   - Ты имеешь ввиду...
   - Точно. Если это система жизнеобеспечения, так отключим ее, и всё. И - ходу отсюда, пока его друзья не нагрянули... Ты вроде бы понимаешь в их технике?
   - Немного, - кивнула Аликс, и ее глаза загорелись, - Сейчас все сделаем! Сейчас мы его...
   Она, осторожно переступив через тело повстанца, приблизилась к терминалу и начала нажимать клавиши. Экраны из голубоватого прозрачного стекла тускло засветились, на них показались вереницы непонятных Гордону символов и кодов. Язык Альянса. Аликс, конечно, не владела им - скорее всего он в принципе не поддавался речевому аппарату человека, но она давно уже усвоила некоторые термины и ключевые слова.
   Потребовалось лишь несколько секунд.
   - Да, Гордон, ты прав, - кивнула девушка, - Это что-то вроде медицинской капсулы.
   - Тогда отключаем его. Тварь Альянсовская...
   - Сейчас... сначала надо открыть капсулу... И запустить самоподдерживающийся процесс перегрева!
   Она ввела несколько команд, и железные щитки начали с монотонным гулом приподниматься, являя на свет того, кто был заключен внутри.
   Но едва они увидели зеленое, покрытое складками, тело Советника, новый ментальный удар сбил их с ног. Со сдавленным стоном Фриман упал, в глазах резко потемнело. Казалось, что померк сам дневной свет. Краски мира снова угасли. Он захотел рвануться к Аликс, но просто не получилось. Нет, не так, как при разговорах с Джименом. Он мог двигаться, он бешено двигал ногами, пытался ползти, но его словно что-то держало - ноги и руки просто скребли по полу.
   - Аликс! Не двигайся! Я сейчас...
   Он подавился собственным дыханием. Грудь внутри скафандра сжало, словно огромной незримой рукой. И он начал медленно подниматься в воздух.
   Над полом, словно в невесомости, начало подниматься все, что не было закреплено. Вместе с обломками мебели, обвалившейся черепицей, бумажками и хламом, поднялась в пространство ржавая пустая бочка, тело мертвого повстанца, сам Гордон и отчаянно сопротивляющаяся Аликс. Все пространство чердака пронизывали едва заметно струящиеся тонкие зеленые разряды. Все они исходили из тела Советника.
   Фриман перехватил дробовик, взялся за цевье и прицелился. И неведомая сила медленно, но мощно отвела ствол вниз. Под ноги Гордону грохнул выстрел, и оружие вырвало у него из рук и отбросило в сторону. То же самое произошло с оружием Аликс. Все, что висело в воздухе, потянулось к капсуле Советника и зависло перед комбином.
   - Аликс, только не шевелись... - шептал Гордон, замерев в смеси ужаса и гипнотического транса.
   Голоса в его голове подняли неимоверный вой, но что-то извне давило, заглушало их. Что-то, исходящее от Советника. Комбин чуть пошевелился, его тело, напоминающее гигантскую зеленую личинку, извернулось. Один из толстых кабелей, подключенных прямо к его туловищу, задымил изоляцией и выбросил сноп искр.
   Мелкий мусор, окружавший их, посыпался на пол. В воздухе перед Советником остались лишь бочка, мертвец, девушка и ученый. Существо словно осматривало их, придирчиво, неторопливо, хотя глаз не было видно, лишь спаренные линзы небольших объективов, вживленных в головную часть комбина. Гордон отчетливо видел странные символы, которые покрывали ошейник, наброшенный на тело Советника. И они были совсем не похожи на те, какими пользовался Альянс.
   Существо издало шипящий звук, и из его "головы" начал вытягиваться слизистый отросток. Извиваясь, словно щупальце, отросток вытянулся и медленно ощупывал воздух, поворачиваясь то к Фриману, то к Аликс, то к мертвецу.
   - О боже... - Аликс в ужасе застыла, сжавшись и вскинув руки, - Гордон...
   Фриман уже не мог даже двигать руками, что-то незримое держало их на уровне его груди.
   - Не делай резких движений! - на всякий случай крикнул он, бешено соображая, что же делать, - Оно боится нас! Оно ранено...
   Бочка, висящая рядом с ними в пространстве, вдруг издала жалобный лязг и резко смялась, словно бумажный пакет. И тут же с силой отлетела в стену, оставив на досках глубокую выбоину. Отросток Советника повернулся в сторону мертвеца... И Аликс, вскрикнув, зажмурилась. С телом повстанца случилось то же, что и с бочкой.
   - Сволочь! Тварь! - не выдержав, заорала Аликс, срываясь на хрип, - Тварь!...
   Дымящийся провод, подключенный к телу комбина, снова выпустил сноп искр, и существо дернулось, издав мерзкое гортанное шипение.
   - Больно тебе, гад? - тихо проговорил Фриман.
   Датчики и экраны термина внизу окрасились багровым, замигали. Система начала издавать тревожный надрывный писк.
   Комбин дернулся, и новые фонтаны искр посыпались уже из места, где в его тело входил пучок проводов. И Фриман буквально кожей ощутил на себе взгляд существа, хоть по его окулярам и невозможно было понять, куда оно смотрит.
   Тело Гордона поплыло в воздухе и приблизилось вплотную к существу. Отросток потянулся к лицу ученого.
   - Говорят, вы - высшая раса, - процедил Фриман, чувствуя, что его собственный страх уходит, - Сейчас увидим, насколько вы цивилизованы.
   Отросток повис напротив его лица. Так близко, что он видел слизь на нем, чувствовал запах.
   Все произошло мгновенно.
   Все потонуло в адском электрическом треске. Кабели выплюнули новые фонтаны искр, и Советник одернул щупальце. Ослепительно сверкнуло голубым - и мощные электроразряды, окутавшие кабели, вонзились в тело комбина.
   Зашипев от боли, существо рванулось внутри своей капсулы. Сила, удерживающая Аликс и Фримана в воздухе, исчезла, и они резко полетели на пол. Ученый сразу рванулся к стонущей девушке.
   Советник, раздираемый разрядами, рванулся еще сильнее. Плоть не выдержала. Кабели повисли, вырванные из тела вместе со вживленными в пришельца разъемами. Комбин рванулся вверх, разбрызгивая желто-зеленую кровь из ужасной раны.
   Убедившись, что Аликс не пострадала, Гордон кинулся в сторону за оружием. Сверху струилась кровь, ученый поскользнулся в ней и упал прямо к останкам повстанца. Выматерившись, он судорожно отпихнул их от себя ногой и рывком оказался у дробовика.
   Советник поднимался все выше. Сила, окружающая его тело, волной сорвала черепицу с крыши над ним. Комбин завис, и рой черепицы вихрем закружился вокруг него. Гордон снова чувствовал его страх. Ученый, перекатившись на спину, вскинул оружие и дал по комбину двойной залп картечи.
   Тело пришельца брызнуло новыми потоками крови, которая тут же влилась в общий вихрь досок и черепицы, кружащий над Советником. Существо поколебалось секунду, и, наконец, зашипев, умчалось через дыру в крыше, словно пробитый воздушный шарик.
   Черепица и доски градом посыпались вниз. И только когда все стихло, Фриман вскочил.
   - Аликс! Все хорошо? Ты как?
   - Вроде бы нормально, - девушка с усилием поднялась, на ее руках, которыми она прикрылась от падающего сверху мусора, виднелись кровоподтеки и ссадины, - Я просто очень испугалась...
   - Ты точно цела? Ничего не болит? - Гордон постепенно успокаивал колотящееся сердце, но возбуждение после стычки все еще давало о себе знать, - Отлично... Ничего, оно еще больше нашего испугалось. Мы его отлично потрепали...
   - Ты такой смелый, - робко проговорила девушка, - Я думала, он убьет тебя...
   - Это не так просто, - хорохорясь, улыбнулся ученый, - Он был сильно ранен, да провода эти... Нам вообще очень повезло. Думаю, он не долечился, или что-то вроде того.
   - Но он просто скомкал этого паренька, и...
   - Не смотри, - Гордон отвернул за плечи Аликс, которая невольно покосилась в сторону останков, - Не надо. Он был уже мертв... Советники и правда могут многое, я даже и не думал... Поразительно! Это же либо телекинез, либо какие-то магнитные поля, что по сути одно и то же...
   - И еще они летают, - вставила Аликс, уже отходя от пережитого шока.
   - Левитируют, - поднял палец Гордон и поправил очки, - Кстати, то же умели контроллеры, то же умел Нихилант...
   - А кто такие контроллеры? - заинтересовалась девушка.
   - Ну это... еще давно, в "Черной Мезе"... Они и Зена, это как бы генно-модифицированные вортигонты, что-то вроде элитных стражников Нихиланта, если вкратце.
   - Ого! Я даже и не слышала о таких!
   - Много разных я видел... - Фриман на миг замер, погружаясь в тяжелые воспоминания, - Ну ладно... Но наш Советник все-таки убежал! Это непорядок...
   - Думаешь, он может вернуться с подмогой?
   - Ну, не думаю, - потер бородку ученый, - Советники, как я понимаю. слишком крупные фигуры, чтобы сражаться самолично, да и не приспособлены они для этого - вон, мягкие, словно гусеницы.
   - Значит, может прислать солдат, - кивнула Аликс.
   - Ты права, надо торопиться.
   Фриман вдруг заметил в углу гору табельных автоматов армии Альянса. Оружейная стойка на стене для них тоже имелась, видимо, автоматы сорвало ментальными полями Советника. Гордон не упустил возможности поживиться. Дробовик полетел в сторону. Патроны к альянсовским штурмовым винтовкам тоже нашлись, причем в избытке. Приятным сюрпризом оказался и внушительный запас аннигиляционных сфер - специальных зарядов из антиматерии, которые также можно было использовать в автомате Альянса в виде одиночных залпов. Фриман уже успел оценить их жутковатую эффективность - при попадании в цель, аннигиляционная сфера буквально испаряла всю органику. В пределах определенной весовой категории, конечно.
   Рядом с напрочь выгоревшей панелью терминала нашлось и то, зачем они пришлю сюда с самого начала - зарядник Альянса. Костюм, почувствовав, что батареи снова заряжены, тут же развил бурную деятельность - включил внутреннее охлаждение тела Гордона, просканировал состояние его здоровья. Фриман с улыбкой отметил, что наручный компьютер скафандра остался, по большому счету, доволен, и прописал ученому лишь укол витаминного коктейля. Держать оружие теперь тоже стало легче - костюм при заряде батарей более семидесяти процентов включал подпитку сервоприводов в суставах конечностей, они активировались при превышении уровня стандартной нагрузки. Изобретательница костюма H.E.V. и безвестно пропавшая коллега Фримана Джина Кросс в свое время недоработала систему сервомоторов, и они работали от случая к случаю, но доктор Кляйнер, судя по всему, исправил это, поработав над костюмом еще до прибытия Гордона в Сити-17.
   В машину вернулись молча и быстро. Решено было ехать как можно быстрее, ведь не исключалась погоня. И, до ближайшей базы своих - никаких остановок, тем более, что теперь все поводы к остановкам были исчерпаны.
   Но передышка была недолгой. Утробный гул вскоре стало слышно даже сквозь шум мотора. За деревьями в небе показалась черная точка, которая неумолимо приближалась с каждой секундой.
   - Это за нами, - нахмурился Фриман и, скрипнув зубами, сжал рулевое колесо, - Вертолет, что их...
   - Сбить не получится?
   - Ну ты точно неисправима, - устало улыбнулся ученый, - Нет, не получится, нечем... Ну-ка, держись покрепче...
   Маслкар взревел, впервые за много лет высвобождая все свои лошадиные силы. Взрыв покрышками землю, автомобиль рванулся вперед, по просеке. Фриман, оглянувшись, направил машину между деревьями.
   Вертолет стремительно нагонял их. Станковые орудия ударили гулко, прокатившись эхом по окрестным скалам.
   Фриман рванул машину круто вправо, с расчетом на то, чтобы нырнуть за близлежащие сосны. Несколько плазменных пуль дробью ударили по багажнику, и ученый едва не потерял управление.
   - Держись!
   Он сделал еще один маневр, но неизбежно пришлось снова вернуться на дорогу. Вертолет уже висел в метрах в двадцати за ними, матово поблескивая на солнце черным металлом обшивки. В отличие от кораблей Альянса, вертолеты синтетами не являлись, и управлялись опытными пилотами.
   Когда несколько пуль просвистели прямо над головой, Фриман начал по-настоящему беспокоиться.
   - Пригнись! Мне на колени, быстро!
   Аликс послушно спряталась под его локтями. Так было спокойнее. Теперь он хотя бы сможет защитить ее от пуль своей спиной. Несколько попаданий костюм должен выдержать.
   Гордон снова вильнул машину в сторону, уходя за гряду мелких скал. Маневр удался, и вертолет унесся слишком далеко вперед. Пилот, поняв свою ошибку, направил аппарат по широкой дуге на новый заход.
   Аликс подняла голову, стараясь оглядеться по сторонам.
   - Передышка, - шумно выдохнул Фриман, - Но ненадолго... Не знаю даже, долго мы так от него не пробегаем...
   - Смотри!
   Из-за деревьев в небо взмыла красная сигнальная ракета. Фриман чертыхнулся - такими же сигналили войска Альянса на подступах к Нова Проспект. Но секунда - и показалась фигура человека, именно человека, который отчаянно махал руками, привлекал внимание.
   - Наши!
   Гордону показалось, что голос Аликс еще никогда не звучал так красиво и звонко...
   Ухмыльнувшись, ученый вдавил педаль газа в пол, дернул ручку передач. Еще несколько мгновений, и - по тормозам.
   - Доктор Фриман! - повстанец тяжело дышал, за его спиной приближались еще несколько бойцов с "лямбдами" на рукавах и груди, - Ворты сообщили, что вы будете поблизости.
   - Мое почтение, - Фриман, нервничая, протянул одну руку для приветствия, вторую же не опускал с руля, - За нами вертолет.
   - Вы как всегда в приличной компании, - хохотнул повстанец, - Вертолет мы берем на себя, но нужно, чтобы вы нам подыграли.
   - Не вопрос, - кивнул ученый, - Аликс, давай-ка на выход, побудь с ними. Пусть кто-нибудь из ваших уведет ее в укрытие.
   - Конечно.
   Девушка покинула машину, успев бросить на Гордона тревожный взгляд. Тот лишь улыбнулся и чуть заметно кивнул: "Все будет хорошо". И девушку увел за деревья один из подоспевших повстанцев.
   Вертолет приближался.
   - Поллак, Уил, у вас все есть? - оглянулся повстанец, который, похоже, был за главного.
   Повстанцы предъявили ручные гранатометы.
   - Отлично, вперед!
   Парни скрылись в том же направлении, откуда пришли.
   - Доктор Фриман, будете приманкой, - обратился он к ученому, - Езжайте вон по той тропинке, побыстрее. Окажетесь среди ангаров - покружите на этом пятачке, на видном месте. Дальше ребята все сделают.
   - Понял, - кивнул Фриман и вновь ударил по газам.
   Контейнеры и площадка оказались совсем недалеко. Но вертолет уже снова навис над Гордоном. Ударив по тормозам, ученый крутанул руль, уходя в дрифт. Тяжелая боевая машина Альянса зависла над площадкой.
   "Ну же, ребята, давайте...".
   Воздух пронзил выстрел гранатомета, оставив за собой тонкий дымный след. Но вертолет резко вильнул в сторону и вниз, словно падающий сухой лист. Ракета ушла в небо. Грохот пулеметов заглушил биение сердца Гордона. По плечу и груди мощно ударило несколько раз.
   - Вашу мать, вы там что, пьяные, что ли? - сдавленно крикнул Гордон, морщась от дикой боли, - Дайте мне, я сам...
   Он грузно рванулся из машины, но после пережитых попаданий голова мгновенно "поплыла", и ноги его подкосились. Мешком учёный вывалился из машины. Инстинктивно перевернулся на спину, лицом к нависшему над площадкой вертолетом. И в хвостовую часть машины влетела новая "ракета".
   - О господи, вашу мать! - со сдавленными ругательствами Фриман, словно заяц, рванулся с места, буквально затылком чувствуя, как вертолет над ним вспыхивает от мощного взрыва.
   Он едва успел юркнуть в кусты, которые над его головой тут же аккуратно срезало со свистом летящим обломком хвостового винта. Пилот слишком поздно начал уклонный маневр. Машина, лишившись хвоста, описала в воздухе кривую спираль и, накренившись, ушла вбок, прямо навстречу скалам. Топливные баки рванули прежде, чем голова пилота размозжилась о лобовое стекло и камни.
   Когда грохот и лязг металла утихли, Фриман осторожно выглянул из-за ровненько срезанных кустов и, нервно икнув, поправил очки. Повстанцы тут же высыпали на площадку, хлопая в ладоши, свистя и улюлюкая.
   - Так его!
   - В жопу Альянс!
   - Как ты смачно попал!
   - Зато ты смачно промазал, черт ты драный!
   - Пошел ты!
   Несмотря на внешнюю грубость, голоса эти были веселы, как никогда. Лица повстанцев, набежавших сюда со всех сторон, сияли непомерным счастьем.
   Гордон, покачав головой и нервно рассмеявшись, поднялся на ноги и, наконец, вышел из кустов к остальным.
   - Тихо, это Фриман! Фриман идёт!
   - Смотри, он щас чё-то скажет...
   Гордон замер - все молча уставились на него. Ученый вздохнул.
   - Спасибо ребята, - совсем уж ненатурально сказал он, - Удружили.
   Секунда тишины - и маленькая толпа взорвалась восторженными криками.
   - Да!!!
   - Молодец, Фриман! Так их!
   - Крутой сукин сын Фриман здесь!
   К ученому, который вдруг почувствовал дикую усталость, подлетела не менее восторженная Аликс.
   - Гордон! - девушка пылко обняла его, - Ну ты даешь, ты как всегда! Просто слов нет... Я все видела, это было просто... Просто нечто! Ты... тебе не больно? Ты целый?
   - Целый, целый, - Фриман обнял ее и наконец-то улыбнулся искренне и спокойно, - Все нормально, Аликс...
   К ним подступил и деликатно кашлянул уже знакомый им повстанец, который и придумал план ловушки для вертолета.
   - Доктор Фриман. Мисс Вэнс. Я - Эдвард, второй командир отряда "Удар-2". Добро пожаловать, как говорится...
  

Глава 4

Сжигая Мосты

   В отряде Гордона приняли так, словно он лично уже выиграл войну и похоронил каждого отдельного альянсовца. Мужчины наперебой жали ему руки, хлопали по плечу и напористо хвалили. Женщины и девушки буквально протирали взглядом дыры на молодом докторе, подходили знакомиться, чем порядком бесили стоящую рядом Аликс. Конечно, слух о том, что Аликс и Гордон, якобы, в известном смысле вместе, дошел и сюда, но останавливало это далеко не всех представительниц женского пола.
   Гордон едва успевал подавать руку, скромно выдавать дежурные фразы и благодарности. Терпение Аликс лопнуло, когда какая-то девушка, лет тридцати на вид, схватилась за монтировку, висящую на поясе ученого, и чуть не завладела ей в качестве сувенира.
   - Так, ну все, хватит! - даже слишком резко отрезала Аликс и довольно жестко шлепнула по руке наглую девушку, - Гордон, может, пойдем куда-нибудь, отдохнем? Тут так можно весь вечер простоять!
   - Ты права, - Гордон даже с облегчением принял ее предложение, ему всегда становилось немного не по себе от этого всеобщего почитания, - Может, у них тут есть умывальник, или душ? Мне кажется, эта дорожная пыль у меня уже даже во рту.
   В небольшой толпе, собравшейся вокруг них, ученый заметил знакомые лица. Эти повстанцы не спешили хватать его за руки и лезть с приветствиями. Но, почувствовав на себе взгляд Гордона, все же шагнули вперед.
   - Привет, док, помнишь меня?
   - Хун? - улыбнулся ученый, - Ну конечно помню! О, Боб, и ты добрался?
   - А ты думал, я сдох? Нет уж, док, не надейся! - хрипло засмеялся Боб, горячо пожимая руку Гордона.
   - Небось, он тут у вас уже навел свои порядки? - весело спросил он стоящего рядом Эдварда.
   - Да, мы тут все по струнке ходим, у него не забалуешь, - не моргнув глазом, серьезно ответил Эдвард, хотя видел Боба чуть ли не впервые.
   Фриману отчего-то было приятно видеть старых знакомых. Феномен, который действует всегда и на всех, каким бы черствым человек ни был - если повоевали вместе, пусть даже несколько часов, после этого люди как-то сплачиваются, в чем-то даже становятся близкими друг другу.
   - Мы думали, вы погибли, - сказал Хун, - Хотели по прибытию сюда послать за вами, но почти сразу ворты сказали, что все хорошо.
   - Все отлично, даже не переживай, - махнул рукой Гордон, - А этот ваш Кирпич где, нам машинист?
   - Довезу в ад и обратно, - ухмыльнулся паренек, проталкиваясь вперед.
   - Я действительно очень рад вам. А остальные, которые шли первым поездом? Они добрались сюда?
   - Да, Барни всех привел без потерь, - кивнул Хун, - Часть осталась тут, часть ушла с ним в сторону Белой Рощи. Осталась только Линда, за Триггером ухаживать.
   - О, так он нашелся?
   - Да. Его ранили, он сейчас где-то тут отлеживается, уже идет на поправку.
   - Я с этим Триггером был еще несколько дней назад знаком, - шепнул Гордон Аликс, которая уже совсем закипала.
   - Так, народ, давайте заканчивать, - Эдвард первым заметил выражение лица девушки, - Поздоровались и будет, доктору Фриману нужно отдохнуть, привести себя в порядок. Оставьте человека в покое, еще успеете наговориться. Джаспер, ты разве не должен патрулировать сейчас южную сторону?
   Все, как это обычно бывает, начали незаметно расходиться, пока и им не влетело за безделье. С инспекцией, которую провел Барни и с приходом Шульца к командованию Эдвард поднажал на дисциплину внутри отряда и не скупился на наказания.
   Умывальник и бочка с водой нашлись за двухэтажным сараем, в котором располагался штаб. Фриману не нужно было долго отмываться, достаточно было обычного умывания. Но случилось то, о чем он втайне мечтал уже не первый день. Убедившись, что вокруг лагеря все тихо, а дозорные в случае чего предупредят о появлении Альянса заранее, Гордон попросил у Эдварда какую-нибудь временную одежду. Повстанец по имени Томаш тут же притащил невесть откуда взятые комбиновские солдатские штаны и подранную майку без рукавов с выцветшей надписью латиницей "Ne zabudem ob America!", из которой Гордон понял только последнее слово и остался весьма удовлетворен. Венцом нового образа стала видавшая виду кожанка неопределенного цвета с пышным овчинным воротником.
   Гордон с наслаждением наконец-то снял свой скафандр. Без костюма, с которым он уже почти сросся, ощущения были совсем непривычные - дышалось неимоверно легко, полной грудью, в теле чувствовалась почти что невесомость, как когда снимают гипс, в котором проходил несколько месяцев. Жадно ловя кожей ветерок и солнечные лучи, Гордон даже на пару минут забылся. Аликс во время этого моциона деликатно ушла за угол сарая. Но, когда Гордон закончил водные процедуры, облачился в новый наряд и позвал ее, реакция девушки была более чем красноречивой.
   - Господи, Гордон! - давясь от смеха, Аликс согнулась и ухватилась одной рукой за стену штабного сарая, - Я не могу... Я сейчас умру прямо тут! Какой же ты смешной!
   - А мне нравится, - Фриман все же сам не удержался от смеха и посмотрел на свое отражение в бочке, - Да уж, я похож на какого-то бомжа. Мне еще тележку с тряпьем и матрасом, бутылку в бумажном пакете, и я мог бы сойти за своего на ближайшем вокзале.
   - Тебе очень идет, - серьезно проговорила девушка, и тут же, не удержавшись, снова залилась хохотом.
   - Аликс, ну не смейся так громко, меня сейчас весь отряд на смех поднимет!
   - Ты теперь прямо так воевать будешь?
   - Да зачем, пойду сразу пить неразбавленный джин, буду разбивать комбинам бутылки о головы, сдам Цитадель на металл... Может, тогда на фургончик насобираю, поселюсь в нем... - насупился ученый, - Ты вроде купаться хотела, или нет?
   Аликс требовалось куда больше времени, ей хотелось основательно отмыться. Для нее принесли ширму из тряпья, которую здесь обычно использовали девушки, когда мылись, чтобы отгородиться от посторонних взглядов, и она с истинным наслаждением предалась приятному занятию. Гордон же собрал в два холщовых мешка свой скафандр и оружие, отправился в штаб, где его уже ждали...
  
   ...Лэнс с облегчением рухнул в свое кресло, вырванное кем-то из его предшественников из какого-то грузового автомобиля. Наконец-то можно было расслабиться. Он свое дело сделал, операция худо-бедно удалась, альянсовец вроде на ногах. Пусть пока с ним его дружок Андрей побудет, бывшему комбину так, наверное, проще будет осознать, что вообще творится вокруг. Знакомое лицо как-никак.
   Медик с наслаждением закурил и достал погнутую банку консервов. Положил сверток с сушеными листьями, которые он курил, перед собой. Открыл банку ножом и принялся жевать, поглядывая в окошко.
   Линда тоже молодец, неплохо держалась, хотя ей еще учиться и учиться. Теперь можно было отдохнуть и подумать, наконец, об обещанном ему магарыче - Лэнс был не таков, чтобы продешевить. Идей была масса. Мало того, Лэнс обеспечил себе исключительное место в истории - во время операции он использовал интересное сочетание препаратов, которое, насколько ему было известно, в учебниках по медицине не значится. Его ход, сделанный на свой страх и риск, возымел успех, и теперь Лэнс точно мог сказать, что подобную операцию вряд ли сможет повторить кто-то, не знакомый с его идеей. А значит, он обеспечил себе не только громкое имя в новой медицине, но и достойные гарантии относительно светлого будущего лично для себя. Всё, можно почивать на лаврах.
   А еще - нужно будет завтра снова осмотреть бывшего альянсовца, мало ли что...
   Дверь вдруг резко распахнулась, и в его гараж с шумом влетел Триггер. Оглянувшись на улицу, Триггер с грохотом захлопнул железную дверь, подтянул ремень болтающейся у него на плече холщовой сумки и шагнул к столу Лэнса.
   - Да что вы все сегодня, с ума посходили, что ли? - вальяжно поморщился Лэнс и, затянувшись, блаженно прикрыл глаза, - Что там у тебя? Раны опять беспокоят? Так все должно быть нормально, мы тебя в капсуле прогнали по всем сеансам...
   - Ты... ты должен помочь.
   Лэнс открыл глаза. Банка консервов выпала из его рук вместе с ножом.
   На него в упор смотрел ствол пистолета.
   - Парень, ты... Ты чего, парень?.. - медленно проговорил медик.
   Вид у Триггера был и правда не из лучших. Бледный, осунувшийся, с синяками под покрасневшими глазами, с него градом катил пот, пропитавший насквозь волосы и воротник. Рука, сжимающая пистолет, была до локтя перемазана в крови.
   - Хоть один звук - и я убью тебя, - глухим, срывающимся голосом проговорил Триггер, - Я убью...
   - Полегче, сынок, ты чего? - Лэнс сглотнул комок в горле, - Ты, никак, не в себе? Я могу помочь, ты только пушку опусти, не нужна она.
   - Не вздумай... - Триггер, не договорив, нервно оглянулся в сторону окна, - Ты мне должен помочь... Сейчас... Прямо сейчас...
   - Окей, - Лэнс чуть выпрямился в кресле и покосился на нож, валяющийся у его ботинка.
   - Во мне... во мне жучок... Ты... ты должен вырезать... удалить его, понял?
   Лэнс отчетливо видел, как побелел от напряжения палец Триггера на спусковом крючке. От дрожи руки пистолет ходил ходуном.
   - Хорошо, парень... Только знай, ты сейчас совершаешь большую ошибку. А если выстрелишь, сюда прибегут раньше, чем ты успеешь...
   - Заткнись, твою мать! - простонал Триггер и, резко шагнув вперед, с силой ткнул стволом пистолета в лоб медика, - Я сказал, вырежи его!
   - Где именно в твоем теле жучок? - осторожно проговорил Лэнс, незаметно начиная двигать ногой нож на полу.
   - Я не знаю...
   - Парень, у меня тут рентгена нет, а я тебе не супермен, чтоб насквозь видеть, - повел головой Лэнс, - Как по-твоему я найду этот твой долбаный жучок?
   - Вот как.
   Триггер опустил пистолет, резко сорвал со своего плеча сумку и опрокинул ее над столом. Прямо на книжку, которую Лэнс почитывал еще утром, тяжело упала человеческая рука в белой перчатке, грубо откромсанная чуть ниже локтя. На ее запястье, на небольшом экранчике наручного устройства, слабо мерцала красная точка...
  
   - Ого! - Фриман растерянно улыбнулся, замерев от неожиданности, - Коллеги, не стоило...
   Для него накрыли настоящий банкет. Железный столик, который Эдвард использовал для работы с картами района, перетащили в центр комнаты, соединили с еще одним, деревянным, и накрыли всем, что смогли найти. Здесь были и консервы с тушенкой (видимо, еще двадцатилетней давности), сушеное и вяленое мясо, копченая на костре рыба, тушки каких-то небольших птиц, вкусная питательная масса из сухпайков армии Альянса. В погнутые эмалированные кружки налили чай, заваренный из горных трав. Такой пир был грандиозным, наверное, даже по меркам самых состоятельных членов Сопротивления - Илая и прочих.
   - Мы знали, что вы идете, и подсуетились немножко, - чуть склонил голову Эдвард, - Прошу вас, доктор Фриман, присаживайтесь, посидим, отдохнем, поговорим.
   - Мне даже как-то неловко, - замялся Гордон, ощутив вдруг, что ему очень стыдно, - А как же остальные?..
   - У остальных этого добра тоже в избытке, - раздался вдруг знакомый голос.
   По лестнице с верхнего этажа спустился Шульц.
   - Так вы тоже здесь? - Гордон, не скрывая радости от встречи, пожал повстанцу руку, - А я думал, вы ушли вместе с Барни.
   - Хотел, но Калхун приказал мне остаться, - кивнул Шульц, - Я очень рад видеть вас, доктор, рад, что вы как всегда в первых рядах.
   - Вот тут готов с вами поспорить, - усмехнулся ученый, - Скорее уж, в последних.
   Поняв, что он мог прозвучать некорректно, ученый замолчал.
   Шульц еще раз пригласил его за стол. Мимоходом вместе посмеялись над весьма непривычным для всех обликом Гордона. H.E.V.-костюм в разобранном виде разложили тут же, в углу, выставив внутренние части на проветривание, а аккумуляторный блок - на подзарядку. Хотя, проветривание костюму было, по сути, ни к чему. После разговора с Джименом гигиена ученого пришла в идеальное состояние во всех аспектах.
   Все, наконец, расселись за стол, оставив свободный пенек, служивший стулом, для Аликс.
   - Надеюсь, мисс Вэнс все же посетит нас, - заметил Эдвард.
   - Она очень устала, - объяснил Гордон, - Я постоянно нахожу на свою голову слишком большие неприятности. Они изматывают.
   - И не говорите, наслышаны чуть ли ни с детства, - позволил себе улыбнуться Шульц, - Доктор Фриман, вы меня уже знаете, я вокруг да около не очень люблю ходить, спрошу прямо.
   - Конечно.
   - Вам сколько лет было, когда бабахнула "Чёрная Меза"?
   Фриман усмехнулся. Он все время избегал этой темы, благо никто из его близких друзей его не особо мучил на этот счет - видимо, просто хотели расспросить его попозже, в более подходящее время. А может, и нет. Правду, они, конечно, точно не знают, но какое-то объяснение у них в головах скорее всего было, ведь в действительности ни Калхун, ни Кляйнер, ни Моссман, ни Илай не особо удивились тому, что Фриман спустя двадцать лет после известного инцидента не постарел ни на год. Ведь кто знает, какие методы у Джимена? Гордон прекрасно помнил свое прибытие в Сити-17 и еще тогда сразу понял, что его ждали: Барни с готовностью встретил его, доктор Кляйнер заранее подготовил H.E.V.-костюм. Скорее всего, Человек в синем костюме перед заброской ученого в город окольными путями каким-то образом предупредил всех о его прибытии. Как именно - вот вопрос. Послал письмо от "неизвестного друга", в котором сообщил, что пропавший уйму времени назад доктор Фриман едет на таком-то поезде, не состарившийся "не-спрашивайте-почему"? Версия конечно дурацкая, но Гордону на ум не приходило ничего лучше. Но факт оставался фактом - никто не был в курсе того, где на самом деле был ученый все эти двадцать лет, и почему он сохранил свой прежний возраст. И Фриман отчетливо чувствовал незримый палец Человека в синем костюме, грозящий ему, словно шкодливому ребенку: "О, нет, доктор Фриман, болтать лишнее - не в ваших интересах..."
   Но и врать о том, что ему на момент резонансного каскада было много меньше, чем на самом деле, тоже было глупо.
   - Так вот, что вас занимает, - улыбаясь одними лишь губами, проговорил Гордон и потянулся за кружкой с чаем, - А я-то думал...
   - Доктор Фриман, простите, мне не стоило...
   - Нет-нет, все в порядке, - Гордон отпил чай, который оказался таким крепким и ароматным, что у ученого слегка закружилась голова, - Мне было двадцать семь.
   Шульц и Эдвард переглянулись.
   - А я тебе говорил, - негромко и сварливо сказал Шульц своему заму, и, уже обращаясь к Гордону, развел руками, - Просто вы очень молодо выглядите, док. В чем секрет?
   - Никакого секрета нет, Шульц, - Гордон отставил кружку, наслаждаясь ощущением горячего чая в желудке, - Просто я из тех, кто хорошо сохраняется. Да и костюм колет мне разные транквилизаторы, гормоны...
   - Ну ладно, - ухмыльнулся Шульц и снова переглянулся с предельно спокойным, как всегда, Эдвардом, - Не хотите говорить - не надо. Я вообще-то не люблю в чужие дела нос совать, но тут такое дело, не держался. Угощайтесь.
   За еду принялись с энтузиазмом. Было видно, что командиры заранее специально поголодали в ожидании гостей. Повстанцы готовили на совесть, хотя по отряду и пошли недовольные разговорчики о том, что командование решило обожраться на эксклюзивной вечеринке с самим Фриманом за счет честного труда обычных бойцов. Но Эдвард потому и занимал свой пост целый месяц (а по меркам происходящего это был внушительный, едва ли не максимально продолжительный срок), что умел разбираться с подобного рода проблемами быстро и просто.
   - Просто поразительно, - похвалил Гордон обжаренное на костре мясо птицы, - Что это?
   - Вроде бы, перепела, но я не уверен, - спокойно отозвался Эдвард.
   - Подождите, у меня кое-что есть, - Шульц встал, отправился к покосившемуся шкафу с разбухшими от времени и влаги досками.
   На стол опустилась поцарапанная трехлитровая пластиковая бутылка.
   - Еще в городе чехи из дружественного отряда подарили, - пояснил он, - Брага отличная, они в этом толк знают. Сказали, что она на диких яблоках и тростнике.
   Фриман слабо запротестовал, когда рядом с его кружкой поставили хорошо отмытую консервную банку и налили бурой густой жижи до краев. Отказываться наотрез он посчитал неприличным, да и обстановка удивительно расслабляла. Он успокоил себя тем, что знакомый ему лишь понаслышке напиток, наверное, должен быть по крепости почти как пиво, а пиво они с Барни раньше частенько попивали в кафетерии "Черной Мезы". Да и сытной еды было много.
   Разлив всем, Шульц снова поднялся.
   - Давайте стоя, парни. Помянем всех наших друзей, которые погибли на этой чертовой войне. За Джефа, который отдал жизнь за то, чтобы я сейчас сидел здесь...
   Выпили, не чокаясь. Гордон сел на свое место, понимая, что лучше пока помолчать. Шульц сам избавил всех от неловкости:
   - Ну что ж, помянули, теперь можно и расслабиться. Не будем грустить, для этого будет еще время, когда победим.
   Гордон почувствовал, как у него в голове зашумело, и намного ощутимее, чем от крепкого горного чая.
   "Эта штука как минимум в два раза крепче любого пива, - подумал ученый, - Не буду налегать слишком сильно".
   - Так, где тут у нас рыбка... - потянулся к столу Эдвард.
   В дверь вежливо постучали, и в комнату вошла Аликс. После мытья, веселая и свежая, она то и дело поправляла мокрые волосы и, смущенно улыбаясь, приняла приглашение за стол. Фриман невольно засмотрелся на нее, что, конечно же, не осталось незамеченным командирами отряда. Они, многозначительно переглянувшись, подождали пару минут, и теперь уже встал Эдвард.
   - Теперь предлагаю выпить за нашу скорую победу, - повстанец был как всегда лаконичен.
   Выпили. Гордон немного напрягся и покосился на девушку, которая смело взяла кружку и сделала добрый глоток, не поморщившись.
   "Ну а что ты хотел? - подумал он, слегка усмехнувшись, - Ты вспомни, где она росла и кто ее воспитывал...".
   - Шикарный стол, - похвалила Аликс, пробуя наперебой то одно, то другое блюдо, - Мы вам очень благодарны, да, Гордон? Не стоило так беспокоиться для нас.
   - Ерунда, - махнул рукой Шульц, - Все это не так уж трудно достать здесь. Да и в городе всегда было, чем разжиться, если знаешь, как и где.
   - Точно, - кивнула девушка, - Я еще с детства знала места, где растет кукуруза, пару ребят, которые выращивали картошку в палисаднике у себя во дворе.
   - Я тут недавно узнал, что хедкрабов можно употреблять в пищу, - осторожно вставил Фриман, - И даже попробовал.
   - Да, если не брезговать, то можно, - кивнул Эдвард, - Способов приготовления множество.
   - Тут главное - удалить жало и яд, - поддержал Шульц, отпивая из кружки с чаем, - Кто же вас, док, этим накормил?
   - Вортигонты их жарят, - уклончиво ответил ученый, - И очень вкусный суп был у священника из Рэвенхольма, Отца Григория.
   Командиры отряда привычно переглянулись.
   - Рэвенхольм, - покачал головой Шульц, - Такое не забыть, конечно. Большая трагедия была для всех, у кого там были друзья и родственники. И про священника я слышал, верно, был там такой. Так и остался там, да?
   - Да, - кивнул Гордон, - Жалко его. Наверное, погиб при взрыве Цитадели.
   - Что поделать, его выбор, - проговорил Эдвард, - А вы, доктор, отчаянный человек, если пошли в Рэвенхольм. Это впечатляет.
   - Ему пришлось, - вставила Аликс, словно оправдываясь, - Тогда как раз напали на "Восточную Черную Мезу", и другого выхода просто не было...
   Фриман решил сменить тему.
   - Все же пир у нас шикарный, господа, - он снова отпил браги, - Потом познакомьте нас с поварами, чтобы мы их отдельно поблагодарили. А ничего, что мы тут так расслабляемся? Выпивка, и все такое... Война все же, дел невпроворот.
   - Все отлично, можете не беспокоиться, - заверил его Шульц, - Мы сейчас здесь крепко окопались, сюда до сих пор приходят беженцы, нас все больше. Эта база уже становится стратегически важным перевалочным пунктом. У нас хорошие, бывалые дозорные. Больше их повидали только, наверное, вы, док. Если что - мы будем предупреждены заранее. Разведчики шерстят всю округу, наш Кирпич на рациях сидит, сообщает, что все спокойно. А вам с мисс Вэнс отдых нужен. И не спорьте, доктор Фриман, даже не пытайтесь!
   - Но я мог бы пригодиться в дозоре, или...
   - Никаких возражений, док! - улыбнулся Шульц, - Отдыхать. А насчет выпивки не переживайте, пейте смело, не отравитесь. Здесь хороший горный воздух, практически целебный. Голова на утро болеть не будет - обещаю.
   - Даже не знаю, просто как-то сложно, уже давно на другой темп настроен, - Фриман с улыбкой оперся локтями на стол, - Все время на ногах, все время бежать, спешить...
   - Сейчас мы можем позволить себе отдохнуть несколько часов, - веско ответил Эдвард, - Альянс сейчас занят реорганизацией сил, планированием новой стратегии, реформами, чистками своих рядов. Мы связывались с Белой Рощей, и нам было велено пока что ожидать приказа. Как я понимаю, мисс Вэнс, ваш отец сейчас тоже решает вопросы тактики и стратегии?
   - Если честно, я часто держусь в стороне от его дел, - осмотрительно уточнила Аликс, - Пока я здесь, мне почти ничего не известно. Но понятно и так, что сейчас время больших перемен. И сейчас как раз время для быстрых и решительных действий.
   - Вы правы, мисс Вэнс, - кивнул Шульц, - Нам всем надо быть готовыми в любой момент пожертвовать собой, вложить все свои силы.
   - Тут важно понимать, как все выглядит в целом, господа, - поднял палец Гордон, - Одно дело - наша победа здесь, в Сити-17, другое дело - в масштабах планеты. Есть еще не одна Цитадель, тысячи городов.
   - Я, конечно, всего не знаю, но точно могу вам сказать, что взята Цитадель в бывшем Париже, несколько мелких у Средиземного Моря, и одна в бывшем Нью-Йорке.
   - О, а вот это вообще отличная новость! - обрадовался Фриман, - Будем надеяться, что мы действительно многого не знаем. В хорошем смысле.
   - А как вы думаете, - обратился Шульц к гостям, - Что Белая Роща предпримет прежде всего?
   - Не берусь предсказывать, - покачал головой Фриман, который придерживался правила "Если в чем-то не разбираешься, что лучше промолчи и сойдешь за умного", - Слишком многое нужно взвесить, оценить, перебрать тонны данных, снять показатели...
   - План есть, и вы совсем скоро все узнаете из первых уст, - Аликс решила поддержать ученого и тоже напустила туману.
   - Дай-то бог, - покачал головой Эдвард.
   - Тут гораздо интереснее, что теперь предпримет Альянс, - продолжил Гордон, - У них всем заправляют Советники. А они могут очень многое. Но при этом уязвимы, что характерно. Будет хуже, если они сами пойдут в первых рядах, и при этом обеспечат себя достойной защитой.
   - Не знаю я насчет Советников, это для меня - темный лес, - признался Шульц, - Ими ворты занимаются, и хорошо. У них там, как я понял, свои счеты. Ворты же от Альянса натерпелись куда больше нашего.
   - Точно не знаю, - поделилась Аликс, - Но помню, что они страдают от Альянса уже больше трехста лет.
   - Что не совсем понятно, учитывая их широкие возможности, - вставил Эдвард, - Мне известен случай, когда несколько вортигонтов воскресили своего мертвого собрата. Реанимировали, хотя тот до этого уже несколько часов лежал убитый.
   - Ну, видимо, у Альянса возможностей побольше, - развел руками Шульц, - Сейчас нам главное - не дать Альянсу очухаться, а бить, бить и бить, верно я говорю, док?
   - Истинно так, - кивнул Гордон, с интересом пробуя губчатую массу из сухпайков комбинов, - Нам надо держать их силы разрозненными, это тоже немаловажно. Еще интересно, много ли во Вселенной таких вот отщепенцев, как мы? Которые не покорились, борются.
   - Не удивлюсь, если мы одни такие. Ну, и ворты тоже, - хмыкнул Шульц, и встал, чтобы подлить всем новую порцию браги, - Все остальные, небось, слишком пришельцы. Слишком рациональное мышление.
   Гордон мысленно сделал себе зарубку поговорить с Илаем на эту тему. Ведь, если можно было бы использовать Зен в качестве канала связи с другими сопротивляющимися мирами, борьбу можно было бы вывести на вселенский уровень.
   - Насколько я знаю Альянс, они сейчас должны активно приняться за пропаганду, - рассудил Фриман, - Они ей придавали большое значение: плакаты, видео-обращения, слоганы и так далее.
   - Вот это очень правильное замечание, док, - кивнул Шульц, - Я тоже об этом постоянно думаю. Нам надо поскорее налаживать свою пропаганду, информационную войну еще никто не отменял. А сейчас народ еще больше в смятении, чем когда-либо. Раньше все видели только Альянс, и мечтали о чем-то другом, о лучшем мире, и все было проще. А теперь, когда Восстание состоялось, есть те, кто испугался воевать, насмотрелся новых смертей.
   - Значит, есть сомневающиеся? - поднял брови Гордон.
   - Больше, чем вы можете себе представить, - кивнул Эдвард.
   - На самом деле, даже я пару таких видел уже... Знаете, это вообще ни в какие рамки... - возмутился ученый, и даже поперхнулся сухпайком от избытка чувств, - Как же так? Разве можно сомневаться? Разве можно хотеть, чтобы Альянс угнетал нас и дальше? Люди, что, любят чувствовать себя скотом? Как?! Они вообще понимают, что Альянс хотел, чтобы наше поколение людей стало последним на Земле? Как можно не хотеть свободы, не хотеть дать отпор врагу, не желать бороться? Это же предательство!
   - Не устаю восхищаться вашим чувством долга и железными принципами, док, - покачал головой Шульц, - Всем бы такую волю и дух, как у вас. Но, к сожалению... Это всего лишь люди. А дурь человеческая, как известно, неистребима.
   - Вот благодаря этой дури Альянс и смог прийти сюда, на Землю, - сжал кулак Гордон.
   - Всегда есть малодушные, эгоистичные, да и просто жестокие люди. Боремся, как можем, давим, но...
   - Не буду, конечно, призывать расстреливать таких, - тихо сказал Гордон, - Но по большому счету... Да как минимум хотя бы арестовывать, и заставлять работать. Физический труд на благо Сопротивления... Я еще с Илаем обсужу этот вопрос. Насчет контрпропаганды. Пока эти сволочи не начали самоорганизовываться.
   - Уже начинают, - вновь подал голос Эдвард, - Дезертиры-то еще ладно, хрен с ними. Они думают, что Альянс их с распростертыми объятиями примет. Как бы не так. Ну, пусть думают, если хотят, нам же работы меньше. Хуже с разными мародерами, преступниками. Они уже начинают сбиваться в довольно организованные банды.
   - Что? - теперь уже удивлению Гордона не было предела, - Вот это новости... Это вообще непостижимо, господа... В такой ситуации, когда весь мир восстал, когда нам надо... Черт, даже думать не хочу! Да и подумать логично - какой вообще смысл в их деятельности? Они грабят всех? Продать, сбыть награбленное все равно некому, негде. Зачем?
   - Это просто ублюдки, док, обычные выродки, - вздохнул Шульц, - Я таких еще в Сити-17 навидался, еще когда Сопротивление было в подпольной стадии, а я занимался рекрутингом и пропагандой. Это сволочи, которые просто любят наживаться за чужой счет. Богатств ни у кого нет, это да, но разве еда, разве удобные практичные вещи, развлечения - не богатство? Вот и воруют, частенько могут и убить. Просто так, походя. Просто садисты, которые дорвались до пушек и ножей, до анархии. Им все равно - Альянс, или наши, им лишь бы самим пить-есть, иметь мелкую власть и развлекаться.
   - Я, конечно, видела в жизни что-то такое, - растерянно проговорила Аликс, - Но не до такой степени... Как же так? Мне даже стыдно за всех нас. Так не годится, мы должны их остановить, честно...
   - Делаем все, что в наших силах, мисс Вэнс, - развел руками Шульц, - В любом случае, слишком уж беспокоиться о них не стоит - их все равно в сотни раз меньше, чем нас. Но, доктор, даже не пытайтесь меня отговаривать, не знаю как в остальных отрядах, а здесь я распорядился таких вот сволочей расстреливать. Слишком уж сейчас особый момент в нашей войне, слабину давать нельзя ни в коем случае.
   - Даже не знаю, господа, даже не знаю, - развел руками Гордон, - Я всегда против насилия, но тут даже не берусь советовать. Не знаю, конечно, но расстреливать...
   - Я вам одну историю расскажу, док, - доверительно нагнулся над столом Шульц, сузив глаза, - Мне наши рассказывали, как они однажды пришли на станцию. Одну из станций Сопротивления. Все там отлично, их встретили тоже наши вроде как, с нашивками, все как полагается. А потом, когда все расслабились, эти хозяева станции - пушки стволами вперед, и говорят "Гоните оружие, припасы, все вещи, да одежонку скидывайте. И девочку вашу, вон ту, сюда давайте, мы ее всем обществом будем...". Прошу прощения, мисс Вэнс.
   Аликс закусила губу и взяла Гордона за руку.
   - Ну что, док, еще будете говорить о гуманном отношении к таким "товарищам"?
   Ученый, скрипнув зубами, промолчал. Лишь быстро взял свой стакан и осушил его до дна.
   - И часто вы таких ловите? - проговорил он.
   - Мы тут не так давно, но несколько раз уже сталкивались. Наши ребята, патрульные, с ними встречались. Мародеры как раз в соседней деревеньке базируются.
   - И они убивают их прямо так, сразу?
   - Они калачи тертые, у них рука не дрогнет, - кивнул Эдвард, - Я их набирал из бывалых людей - давние деятели подполья, ветераны Семичасовой, люди, потерявшие родных и близких.
   - Хотел бы я одному из таких мародеров в глаза посмотреть, - Гордон сжал свою консервную банку так, что она еще больше погнулась, - Многое я сказал бы им, ох многое...
   Его вдруг прервал звук выстрела, донесшийся с улицы. Ученый было подскочил, но Шульц остановил его жестом.
   - Не нервничайте, доктор. Просто наверное кто-то дичь заметил. Или случайно выстрелил. Бывает.
   - Вдруг что-то случилось? - Гордон с сомнением опустился на свое место.
   - Все в порядке. Если что-то серьезное, нас предупредят.
   За окном раздались еще несколько одиночных выстрелов, крики и автоматная очередь.
   - А вот это уже ненормально, - поднялся Эдвард, и жестом позвал всех на улицу. Гордон, резко поднявшись, кинулся было к дверям вместе со всеми, но его остановили.
   - Доктор Фриман, не надо выходить в таком виде, - быстро бросил Эдвард, - Лучше наденьте костюм.
   - Я и без него не такая уж легкая добыча, - огрызнулся ученый, нервно вслушиваясь в нарастающий снаружи переполох.
   - Возможно, вы этого до конца не осознаете, но вы сами по себе - еще и важный элемент нашей пропаганды.
   - Ваш образ очень мотивирует наших ребят, - торопливо бросил Шульц, - Догоняйте!
   Они быстро вышли на воздух, оставив Фримана одного. Ученый, сварливо ворча, быстро начал скидывать одежду и облачаться в H.E.V.-костюм, благо, тренировки в "Черной Мезе" научили его это делать быстро и не задумываясь.
   Захватив из своего мешка дробовик, Гордон запоздало выскочил на улицу. В стороне уже собралась небольшая толпа, по которой гулял негромкий, но оживленный гомон. Гордон кинулся в сторону столпившихся людей и резко растолкал их, пробираясь вперед.
   - Что тут у вас? - быстро спросил он.
   - Вон там, док! У деревьев, за камнями! - один из повстанцев вытянул руку, указывая, куда нужно смотреть.
   Из-за камней показалась рука с пистолетом, и, сделав несколько беспорядочных выстрелов в сторону толпы, исчезла. Пули прошли над головами людей. Пара повстанцев потасканного вида уже встали на колено и взяли большой камень под прицел. Один из них, пожав плечами, полоснул по скале короткой очередью.
   - Вы чего стоите? - вспылил Гордон, - Женщин уводите отсюда, а если их зацепит?! Шульц, вы же тут главный, ну!
   - Так, - собрался командир, - Женщины, подростки и все отдыхающие - вон отсюда! Быстро, я сказал! По гаражам - разойтись! Здесь должны остаться только свободные дозорные.
   - Приказ слышали? - резко вторил ему Эдвард, - Ну! Шевелимся, давайте, давайте, ну! Быстро!
   - Аликс, - Гордон повернулся к девушке, но она резко покачала головой, - Ладно, найди безопасное место, спрячься хотя бы вот тут, за этой балкой, хорошо?
   - Хорошо.
   Со стороны камня грохнуло еще два выстрела, и раздался сдавленный крик:
   - Вы..! Даже не думайте! Я просто... Вы... Сволочи!!!
   - Кто это там? - удивился Фриман, голос ведь был не модулированный, и даже знакомый.
   - Да это новенький, Триггер, блин! - один из дозорных, держащих камень под прицелом, выругался и сплюнул в траву.
   - Триггер, - поднял брови ученый, - Он что, спятил?!
   - Ага, - кивнул кто-то, - Совсем башню сорвало братану...
   Шульц, Гордон и Эдвард укрылись за бетонным блоком, брошенным здесь бог знает сколько лет назад, еще при устройстве станции. Остальных распределили на левый и правый фланги, неподалеку, за контейнерами и ближайшим гаражом. Камни, из-за которых иногда раздавались разъяренные стоны и одиночные выстрелы, взяли под прицел.
   - Это ваш товарищ, - веско сказал Эдвард Шульцу.
   - Что с ним случилось? - тот растерянно поглядывал на камни у деревьев, - Я его давно знаю, он мой друг... Он всегда был нормальным, вместе бок о бок столько...
   - Я помню его очень хорошо, - кивнул Гордон, - Мы с ним много раз сталкивались, еще в Сити-17, хороший парень, мне тоже не раз помог. Может, не выдержал? Бедняга. Нервы сдали?
   - Похоже...
   Шульц придвинулся поближе к краю укрытия и крикнул:
   - Триггер, дружище, ты что? Это я, Шульц! Ты чего тут устроил?
   - Пошел ты! - голос Триггера дрожал, - Ненавижу! И Альянс! И вас всех! Думаете замочить меня?! Я не верю! Всем не верю!..
   Командир, покачав головой, подвинулся обратно к ученому.
   - Неадекват, - вздохнул Шульц, - Доктор, может, вы попробуете? Вы его знаете, да и все-таки ваш авторитет...
   Гордон усмехнулся и кивнул. Хотя внутри он был совершенно растерян и не представлял, как справляться с подобными ситуациями. Хотя, кое-какой опыт по "Черной Мезе" был.
   - Триггер, не стреляй, подожди! - крикнул ученый и поднял голову из-за укрытия, - Говорит Гордон Фриман. Ты же классный парень! Тебя никто не обидит, ты только обожди, не горячись. Посидим, отдохнем, я тебя такое расскажу, не поверишь...
   Его прервала пуля, просвистевшая в метре над ним.
   - Ничего себе, - возмутился ученый, спрятавшись обратно, - Он мне чуть голову не снёс! Надо продумать тактику...
   - Мы таких раньше просто по е***лу били, от души, всегда помогало, - подал голос один из повстанцев.
   Обитатели лагеря, все, кто не был в дозоре, все равно держались неподалеку. Все-таки такое не каждый день случается - самый тихий и безобидный из всех вдруг взял и спятил. Повстанцы собрались в нескольких метрах от командиров, благоразумно прячась за железным контейнером.
   Протолкнувшись через их толпу, один из них, пригибаясь, перебежал к бетонному блоку и опустился на землю рядом с Гордоном.
   - Привет, Фриман! - Андрей улыбнулся уголком губ, - Как жизнь?
   - Андрей? Ты откуда? Как всегда, в гуще событий...
   - До тебя мне в этом далеко, - хохотнул повстанец, - Рад, что ты, как обычно... Что тут случилось? С вами поспать по-человечески совсем невозможно!
   - Парень, ты что тут забыл? - раздраженно проговорил Шульц, - Док, это же ваш протеже?
   - Ему бесполезно что-либо говорить, он упертый, - покачал головой ученый.
   - Слушайте умного доктора, - подмигнул Андрей командирам.
   - Может, наконец, о деле? - встрял Эдвард, - Здесь все очевидно. Надо, чтобы кто-то заговаривал Триггеру зубы, а его в это время можно будет обойти с флангов и схватить.
   - Согласен, - кивнул Шульц, - Только место тут открытое. Чтобы обойти его незаметно, и выйти, к примеру, из-за деревьев у него за спиной, надо довольно много времени, минут десять, а может и больше. Не так-то просто, когда он в таком состоянии, забалтывать его столько времени. Кто-нибудь вообще в курсе, как это делается?
   - Я что-то читал о таком, - Гордон потер бородку, - Давно еще, в институте. Только там была статья про переговоры с суицидником, но, думаю, это по сути то же самое... Там вроде четыре основных шага. Сначала надо установить эмоциональный контакт...
   - О, док, это то, что надо, вот и займитесь.
   - Я?! Хотя, можно подумать, могло быть иначе... Окей. А кто его будет хватать?
   - О, это я умею, - потер руки Андрей.
   - Мои ребята уже ждут сигнала, - возразил Эдвард.
   - А твои ребята уже брали языка? - окрысился повстанец, - А такого, как мой, смогли бы взять, аккуратненько?
   - Он прав, Эдвард, тут нужно более ювелирно, чем твои костоломы работают, - развел руками Шульц, - Все-таки, это не враг, а свой... Пусть они лучше Андрея прикрывают. Мало ли что, вдруг Триггер ловчее окажется...
   - Обижаешь, командир, - Андрей ухмыльнулся, и Гордон заметил в его глазах хищный огонек, совсем как тогда, на вокзале Сити-17.
   Ученый наморщил лоб. Надо собраться. И как угораздило Триггера сорваться? Отчего? Что такого могло произойти? Неужели то, что он пережил, когда его ранили? Нормальный же парень был, дружелюбный, всегда хотел быть полезным, помогать. Тоже, как и Андрей, себе на уме, но без маниакального блеска в глазах, как у этого русского...
   Гордон напряг память. Времени было совсем немного. Что там было в той статье? Она запомнилась ему только потому, что он потом пытался понять, для кого описанные в ней методы подходят больше - для суицидников, террористов или просто буйных пациентов психиатрического отделения. В общих чертах все четыре этапа ему удалось припомнить. Первый - эмоциональный контакт. То есть дать пациенту выговориться. Нужно установить доверительные отношения, сопереживать, завоевать доверие. Затем второй шаг. Нужно путем правильных вопросов установить полную последовательность событий, которые привели Триггера к такому состоянию. Нужно, чтобы он понял, что именно его привело в отчаяние. Третий шаг - помочь пациенту представить, что он мог бы делать, если бы все закончилось хорошо, если бы проблему можно было бы решить. И затем четвертый - побудить его к рациональному решению, гарантируя, что все будет отлично, а также любую помощь и поддержку.
   В теории - все красиво, но как это на деле будет - еще большой вопрос. Придется импровизировать. Жалко, что непонятно, может ли вдруг Триггер взять и выстрелить в себя? Ведь, одно дело, если нет такого риска - и тогда разговор можно строить гораздо свободнее. А вот если он уже на грани, то тут все гораздо сложнее. И ответственность, опять же, просто гигантская...
   Он не успел продумать, с чего начать - его мысли прервали женские крики со стороны небольшой толпы повстанцев.
   - Пустите, да пропустите же меня!
   Девушка, силой вырвавшаяся из толпы, открыто, не пригибаясь, бросилась прямо к камням, за которыми прятался Триггер. Фриман едва успел рвануться и схватить ее за руку. Он с силой втащил ее за свое укрытие.
   - Пустите! - по щекам Линды бежали слезы, - Где он?! Он там! Пустите!
   - Тише, тише, - Гордон жестко держал ее руки, не давая вырваться, - Линда, спокойно! Не надо, успокойся, ну что ты...
   - Что еще за сопли? - брезгливо поморщился Андрей, - Я пошел его брать, или как?
   Девушка зло посмотрела на повстанца красными от слез глазами и кинулась на него с кулаками.
   - Ты! Не смей!.. Не трогайте его!
   - Линда? - из-за камней у леса прорвался глухой голос, - Это ты?.. О, нет... Нет!!! Прости, прости меня!..
   Девушка снова рванулась. Фриману едва удалось ее удержать.
   - Линда, ну держи хотя бы ты себя в руках, - мягко обратился к ней Шульц, - Ты зачем выбежала? Он тебя ранить может, он сейчас совсем не в себе.
   - Если они близки, она может помочь, - рассудил Эдвард.
   Девушка, выбившись из сил, обмякла и теперь, закрыв лицо руками, тихо всхлипывала.
   - Не будем пока ее впутывать, - покачал головой Шульц, - Андрей, не спеши, пусть док сначала начнет общаться с ним. Хоть, может быть, поймем, что к чему.
   - Лэнс, - взглядом указал Эдвард.
   К ним, разумно держась поближе к гаражам и контейнерам, бежал, прихрамывая медик.
   - Похоже, собирается консилиум, - пробормотал Гордон.
   Медик, тяжело дыша, опустился на землю рядом с Эдвардом. Одна из его штанин была мокрой от крови. Из руки выпал нож.
   - Тебя еще не хватало, - покачал головой Эдвард, - Что это? Кто тебя так?
   - Он, - Лэнс посмотрел в сторону укрытия Триггера, - Я попытался его обезвредить, но он успел пальнуть... Зацепило, но не сильно. Он, по ходу, обосрался и убежал сюда.
   - На кой черт ты к нему полез?! - вспылил Шульц, - Иди быстро туда, к остальным! Ты же медик, перевяжись, не мешай нам сейчас...
   - Да послушайте вы, командиры хреновы! Ваш Триггер - предатель!
   - Чего?!
   - Он пришел ко мне, весь в кровище, пушку наставил на меня сразу. Притащил с собой отрубленную руку Элитной убийцы Альянса! Я так понял, она была послана за ним сюда, а он ее каким-то образом грохнул. В ее руке - следящий детектор, а Триггер заявил, что в нем - чип, по которому Альянс его отслеживает. Пушку наставил, хотел, чтобы я вырезал чип из него...
   Линда подняла глаза, жадно ловя каждое слово врача. Ее лицо не выражало совершенно ничего.
   - Триггер навел нас на такую убийцу, когда мы вызволяли доктора Фримана из плена, - тихо проговорил Шульц.
   - Слушайте дальше, - Лэнс, поморщившись, потер раненую ногу и сплюнул на землю, - Он на нервах весь был, словно чокнутый, почти бредил. Я чип вырезал, но сам уже прикидывал, как мне его получше оприходовать... У меня ножик был припрятан. Пока я момент прикидывал, он от нервов и обезболивающих разболтался. Несвязный бред, в общем-то, но я кое-что смог понять. В общем, выходит, что он еще до начала Восстания начал работать на Альянс. Потом к нашим внедрился. Он сказал, что дохрена натворил, что из-за него отряд всегда был в жопе, что подвел под смерть кучу народу, и что сдал комбинам Аликс Вэнс и Гордона Фримана...
   - Твою мать! - рявкнул Шульц, - Нет, этого не может быть, чушь собачья!
   По толпе повстанцев прошелся рокот недоумения, мгновенно переросший в недовольные и резкие реплики, пока еще вполголоса.
   - Ты точно не ошибся? - медленно проговорил Гордон, сжимая и разжимая кулаки.
   - Он не сумасшедший, - кивнул Лэнс, - Я это как врач говорю, психи не так всё рассказывают, там свои особенности есть. Он, конечно, был почти в бреду, но... Разве что что-то приукрасить мог, но суть... Да и гнать про себя такое никто напрасно не станет.
   - Этого быть не может, я же так давно его знаю, я так верил ему, - прошептал Шульц, которого как будто вдруг покинули и силы, и былая уверенность.
   - Еще как может, - сжал губы Андрей, - Пленника моего видел? Тоже мой дружок когда-то был. А потом взял и ушел в Альянс. Сам. Никто его силком не тянул.
   - Но так предать... - скрипнул зубами Гордон, - Это же сколько людей он...
   Все вдруг сошлось воедино. Подробности, которые Фриман уже и забыл, вдруг всплыли в памяти и сложились, словно мозаика. Когда он впервые встретил Триггера в подземке Сити-17. Когда он сказал Триггеру, куда он идет, и где его будет ждать Аликс. Там-то ее и взяли.
   Весь недавний хмель моментально выветрился из головы.
   Линда просто смотрела перед собой. Слезы уже не текли из ее глаз. Но губы дрожали, а веки стали пепельно-серыми.
   - Теперь понятно, что он там только что орал, - пробормотал Эдвард.
   Весть облетела отряд мгновенно. Неуверенные и пораженные голоса переросли в злобный, разъяренный гром.
   - Сука!
   - Так эта б*** предатель!
   - Я его порву сейчас!
   - Грохнуть эту гниду! Я прямо сейчас пойду!
   - Я с тобой, я этому сучонку еще в глаза посмотреть хочу! Падла!
   Проклятия, перешедшие в открытые яростные крики, изрыгали даже Боб и Кирпич, и лишь Хун не проронил ни звука.
   Гордон оглянулся. Аликс смотрела на него из толпы повстанцев. Он давно не видел такой взгляд. Ученому вдруг вспомнился Мильтон...
   Крики толпы окончательно сорвали планку нервов Триггера. Он с громким стоном высунулся из-за своего укрытия и сделал еще несколько выстрелов, лишь чудом не задев никого. Люди бросились врассыпную. Несколько человек ударили автоматными очередями по предателю, и тот мгновенно исчез за камнями.
   - Оставьте меня в покое! Твари! - его крик стал пронзительнее и звонче, - Быдло уродское! Скоты! Быдло чертово, как же я ненавижу вас всех! Вы не лучше их! Вы - такие же!
   - Сейчас тебя о-о-очень долго резать будем, говнюк! - отозвался кто-то.
   Шульц изо всех сил зажмурился и резко открыл глаза. Взял за плечо Гордона.
   - Так, док. Психотерапия отменяется.
   - И что теперь? - мрачно спросил Фриман, - Брать его все равно надо ведь.
   - От самосуда я их не удержу, - посмотрел на него Эдвард.
   Гордон нечасто испытывал в жизни такое. Когда он действительно разрывался между двумя такими сильными чувствами. Нельзя допустить зверство. Нельзя по-скотски... Нельзя простить предателя. Простить - предать своих.
   Люди уже были готовы в любую секунду кинуться на штурм.
  
   ...- Простите меня! - крикнул Триггер, и к его ногам упал пустой пистолет, - Линда, прости меня!.. Что вам всем от меня надо... Я просто хочу жить! Я просто жить хочу, слышите?!
   Он так хотел услышать ее голос. Он скорее застрелился бы, чем взглянул в ее глаза...
   "Кажется, всё, Триггер..."...
  
   - И вы позволите им, вот так...? - пересиливая себя, выдавил Фриман.
   - Я потерял друга, - отвернулся Шульц.
   Андрей усмехнулся и на миг ушел в воспоминания.
   - Да, - бросил он, - Предатель должен искупить...
   Шульц повернулся, уперев в повстанца покрасневшие глаза. И рванулся вперед, хватая его за куртку.
   - Ты вообще заткнись, понял?! Ты, б***ь, кто такой?! Тебя вообще не спрашивают, придурок, пошел вон отсюда!
   - Эй, эй, стоп! - Гордон вклинился между ними и оттеснил Шульца в сторону, - Хватит! Вы чего, парни? А ну-ка всем успокоиться!
   Шульц отстранился и снова отвернулся. Андрей, сбросив едкую ухмылку, покачал головой и молча стал смотреть в сторону, где засел Триггер.
   Вокруг уже снова заговорили автоматы и помповые ружья, поливая свинцом камни у деревьев. Не встретив ответных выстрелов, вперед начали пробираться несколько крепких парней.
   "Он прав, - подумал Гордон, и посмотрел на повстанцев, - Мы не лучше их".
   И ученый, резко поднявшись, вышел из-за бетонного блока. Часть выстрелов стихла, люди боялись задеть Свободного Человека.
   - Тихо!!! - резко крикнул он и поднял разведенные в стороны руки, - Прекратить, я сказал!
   Выстрелы смолкли.
   - Я уже видел такое, и не желаю видеть это снова! - голос ученого звенел, как металл.
   - Док, да вы чего...
   - Я сказал, самосуда не будет! - рявкнул Фриман.
   По толпе пробежал недовольный рокот. Гордон резко шагнул вперед и встал между повстанцами и укрытием, из-за которого в повисшей тишине слышалось прерывистое дыхание Триггера.
   - Док, но он же предатель! - подал голос один из дозорных.
   - Через мой труп, - отрезал ученый.
   "После войны мне спасибо скажете..."
   Все молча смотрели на живую легенду. Никто не осмеливался перечить Свободному Человеку.
   - И что тогда? Нахер он нам нужен такой?
   - Пусть идет.
   Казалось, кто-то сейчас не выдержит. Это было слишком.
   - Но...
   - Я сказал, пусть идет! Кто-то хочет со мной поспорить?! - резко бросил Фриман, - Ну?!
   Смельчаков не нашлось.
   Аликс смотрела на Гордона, словно видела его впервые. Его плечи, спину. Взгляд, пробивающий насквозь.
   Фриман, не сводя глаз с толпы, сделал два шага в сторону Триггера. И тихо проговорил.
   - Вставай и сейчас же уходи. Сразу в лес.
   - Фриман... - ученый увидел мокрые насквозь волосы и провалившиеся глаза, - Я...
   - Никто тебе ничего не сделает. Даю слово.
   Триггер медлил лишь секунду.
   - Сп... спасибо...
   - Иди уже!
   Гордон шагнул обратно к напряженно сжимающим оружие повстанцам. Сгорбленная фигура за его спиной медленно поднялась из-за камней и шагнула в кусты.
  
   - Подожди!
   Триггер обернулся на ее голос. Рука Линды сжала его окровавленную ладонь.
   Он увидел ее глаза, в которые так боялся посмотреть.
   "Я с тобой"
   "Не делай этого. Ты не должна ..."
   "Я не должна... но я с тобой"
   Оглянувшись в последний раз на спину в оранжевом бронекостюме, закрывающую их от разъяренной толпы, они скрылись в зарослях горной рощи...
  
   ...Толпа начала расходиться. Гордон, сцепив зубы, шел обратно, к своим.
   К нему сбоку подступил повстанец. Ученый сразу узнал его. Тот самый, которого он за глаза прозвал "Нервным". Который был в числе тех, с кем Гордон покинул Сити-17 в злополучном вагоне.
   - Ты! Фриман, ты тряпка, я так и знал! - брызгая слюной, выпалил "Нервный", - Ты отпустил предателя! Одного из этих уродов! Может, ты и сам скоро к комбинам побежишь?! Ты...
   Круто развернувшись, Гордон, молча, и изо всех сил двинул повстанца кулаком в челюсть.
   Рухнув на землю с окровавленным лицом, повстанец со стоном вскинул руки.
   Фриман тяжело дышал, глядя на него, сжал кулаки. Но его плечи обхватили мягкие ладони подоспевшей Аликс.
   - Тише, Гордон, тише... Не надо. Пойдем...
  
   ...Андрей стоял под ночным небом и слушал пение сверчков. Со стороны скал доносился и далекий стрекот муравьиных львов, но местные повстанцы, которые провели тут уже несколько дней, давно успокоили его на этот счет - муравьиные львы, обитавшие там, никогда не выбирались из своих пещер. Видимо, в пище у них недостатка не было.
   Он любил ночь, ночью думалось в разы легче. Нет назойливых лиц, нет шума, суеты. Большинство повстанцев, за исключением дозорного патруля, спали, мирно и не очень: из гаражей и ангаров иногда слышались тихие стоны и даже громкие выкрики. Кошмары мучали большинство людей, измученных внезапной войной, к которой психологически готовы были только старожилы, помнившие еще Семичасовую и Первое Восстание.
   Свет от свечей и керосиновых ламп горел только в штабном домике. Андрей усмехнулся - Шульцу и Эдварду явно было о чем поговорить с таким высоким гостем, как Гордон Фриман. Быть может, Свободный Человек передает командирам отряда последние распоряжения из Белой Рощи, ну или еще что-то там. Особенно ввиду того, что случилось сегодня вечером.
   Его план еще только созревал. Это был еще не плод, а так, семя, еще даже не проросшее. Но пока все шло хорошо. Он знал, чего хочет. Он знал, что сделает это. Не знал еще, как именно. Но это уже дело техники, жизнь подскажет, как говорится.
   Посмотрев на луну, Андрей решил, что пора. Тихо, чтобы не потревожить вечно сидящих у костра патрульных, он пробрался к пристройке у медпункта Лэнса. Подаренный медиком ключ со скрипом повернулся в ржавом амбарном замке, и Андрей юркнул внутрь, не забыв снаружи создать видимость того, что замок на месте и закрыт.
   Стас отдыхал внутри на подстилке из тряпок. Он лежал на боку, лицом к стенке, лежал уже несколько часов. Андрей попросил Лэнса, чтобы тот сдержал интерес Шульца и Эдварда до утра. Да у них и так сейчас было чем заняться.
   - Спишь? - тихо спросил он, всматриваясь в темноту.
   - Нет.
   Андрей нащупал в темноте клеммы и надел их на автомобильный аккумулятор. Тусклая лампа холодного света выхватила из темноты серую фигуру комбина. Стас поморщился и резко накрылся одной их тряпок, как одеялом. Все эти часы он напряженно думал. Вспоминал. Понимал заново. Проживал заново последние несколько лет. Забытые много лет назад эмоции.
   - Ты как? - Андрей перешел на родной русский язык.
   - Никак...
   Андрей помолчал.
   - Стас...
   Комбин резко сел. В полумраке его голова казалась черепом с глубоко сидевшими в глазницах призрачными огоньками.
   - Лучше пристрели сразу... Я не смогу...
   - Сможешь, друг. Не сразу, но сможешь.
   Стас молча смотрел в пол.
   - Что со мной будет? - глухо спросил он, - Только не ври, что ваши пощадят меня. Не ври, я уже не тот ребенок, какими мы с тобой расстались у Цитадели...
   - Не пощадят, врать не стану, - кивнул Андрей, и его голос снова стал жестким, как обычно, - Тем более, после сегодняшнего... Допросят и пристрелят. Не командиры, так остальные, ночью, пока мы спим. И меня заодно, за то, что тебя покрываю.
   - Зачем же ты...
   - Потому что у нас двоих, у тебя и у меня - другой путь. Понимаешь?
   - Ты... Ты всегда был таким...
   - Мы всегда были, - Андрей сделал ударение на первое слово, - Так что выбирай, Стас. Либо нас с тобой не сегодня-завтра прикончат, либо ты со мной.
   - Хороший выбор, ничего не скажешь... - поднял брови комбин, - Ты-то не виноват ни в чем, откажись.
   - Не могу, Стас. Я слишком долго тебя тащил на себе. И слишком верю в нас, и в то, что было с нами, и в то, что будет.
   Стас помолчал. Встал, прошелся. И остановился у зашторенного Андреем окна. На тряпке, закрывавшей доступ солнечного света днем, сидела невесть как залетевшая сюда большая ночная бабочка. Комбин осторожно протянул к ней дрожащий палец. Насекомое, отчего-то не испугавшись, перебралось на палец, немного поползало и замерло, медленно разведя в стороны крылья. Стас долго, почти минуту, смотрел на эти крылья, на пятна и полосы, яркие и хрупкие.
   - Хорошо... Я с тобой.
   Андрей кивнул, и впервые он не стал прятать в себе свою улыбку.
   - Упертый ты... - покачал головой Стас, - Ладно. Все равно мне ни к вашим, ни в Альянс уже хода нет.
   - А вот тут ты ошибаешься, дружище, - сузил глаза Андрей.
   - То есть?
   - Так... До рассвета еще четыре часа. Уходить надо затемно, чтобы вышло по-тихому. Три часа у нас есть. Так что теперь садись и слушай, по какую мы теперь сторону баррикад...
  
   ...Уснуть не удалось до самого рассвета. Еще часа четыре Гордон сидел с Шульцем и Эдвардом в штабном сарае, больше не ограничивая себя в браге. Эдвард первым пошел спать, а ученый остался сидеть с командиром отряда, смотреть на пламя свечей, расставленных на столе и вполголоса болтать. Вспоминали каждый свое. Шульц вспоминал жизнь при Альянсе и после, уже когда он принял Триггера в отряд. Вспоминал все странные случаи в отряде, все несостыковки и неудачи, все облавы и засады, до сих пор с трудом осознавая, что его почти что лучший друг замешан во всем этом. Фриман, чтобы подбодрить товарища, пытался отвлекать его воспоминаниями об университете и особенно о "Черной Мезе", рассказывал о забавных ситуациях, в которых они раньше частенько оказывались с Барни (авторитет Кляйнера и Илая ученый разумно решил не расшатывать). Но то ли нервы, то ли пережитое, то ли брага брали свое, он постоянно скатывался в мрачные воспоминания момента катастрофы, снова вспомнил Мильтона...
   Под конец удалось все же немного расслабиться, усталость дала о себе знать. Шульцу, конечно, было не в пример тяжелее, ведь Триггер был его другом. Но командир, уходя спать, обернулся и пожал Гордону руку.
   - Спасибо тебе, за то, что ты сделал. Ты не дал мне совершить ошибку.
   - Он хотел жить. Пусть живет теперь со всем этим... Если сможет.
   Проснулся Фриман только к полудню. Голова действительно не болела, как и обещали ему накануне. Его никто не беспокоил, выспаться удалось просто восхитительно. На свежую голову и думалось легче, и совсем другой взгляд на мир появился, как всегда.
   Ученый поднялся в отдельную комнатушку на втором этаже штаба, куда положили Аликс. Тихо толкнул дверь и просунул голову внутрь. Аликс все еще спала.
   "Бедная... - вглядываясь в ее спящее лицо, он сам не заметил, как улыбнулся, - Натерпелась. Конечно, столько всего навалилось сразу. Пусть спит. Нет, не место это для такой девушки, не место... Илай отвратительный отец, так и скажу ему, не постесняюсь... Не дам ее отпустить из Белой Рощи, когда доедем. Нет уж, хватит, и с меня, и с нее. Ничего, пусть поспит. Время, вроде бы, еще есть?".
   Он тихо спустился вниз, облачился в H.E.V.-костюм и вышел на улицу. Прошелся по площадке между постройками, где уже ходили по своим делам люди. Пара девушек жеманно поздоровались, несмотря на то, что их руки были заняты стиркой грязного белья. Встречные повстанцы жали ему руку, похлопывали по плечу. Он чувствовал себя немного странно, словно лишним.
   Не зная, куда себя деть, он подсел к традиционно сидящим у костра (который уже прозвали "вечным огнем") троим дозорным.
   - О, док, привет! Как сам?
   - Здарова, Фриман! Ну ты как, нормально?
   - Все отлично, ребята, - легко кивнул ученый, пристраиваясь к жесткому мшистому бревну.
   Познакомились. Один из дозорных, назвавшийся Джаспером, протянул Гордону самокрутку, но ученый отказался.
   - Спасибо, друг, я не курю.
   - А, ну ты это, молодец, - прокряхтел пожилой повстанец, и закурил сам, - Ты вчера нормально поступил, док. Я с тобой. А кто до сих пор не въехал, я тех вмиг успокою, прямо по головушке...
   - Пустое, - махнул рукой Гордон, - Сами-то как? Сидите?
   - Сидим, - пододвинулся поближе дозорный по имени Поллак, - Ну а чего? Через час уже снова в дозор, а уже выспались давно.
   - Ваш командир рассказывал, жестковато в дозоре приходится, да?
   - Не то чтобы жестковато, но да, - усмехнулся повстанец, - Бывает, пощекочет нервишки. Так, в основном твари разные, пару раз охотники были, с ними конечно не так просто...
   - А я вот недавно вообще видел странную тварь, - отозвался Уил, - Огромная, во! Я таких даже не видел раньше. На двух ногах и с красными щупальцами по всей морде. Как будто осьминог взял, да и ноги отрастил, прикиньте?
   - На кальмара похожа? - оживился Гордон.
   - Ну! Я ж и говорю... Но она, тварь эта, значит, меня даже сильнее испугалась, чем я ее. Пальнул по ней из подствольника, она как ломанулась в лес! И все...
   - Поразительно! - поднял брови ученый, - Мы таких называли буллсквидами! Ну, вы поняли, почему. Я даже не знал, что такие тут еще существуют! Я их еще в "Черной Мезе" видел. Ну надо же...
   - Я тоже перед Семичасовой много разных тварюг повидал, - проворчал Джаспер, - Не завидую вам, док, вы вообще, говорят, в их самом гнезде побывали. Да?
   - Побывал, - Гордон понимал, что вортигонты, наверное, рассказали всем много больше, чем следовало бы.
   - И, говорят, на их планете побывали? Откуда они пришли, то есть, как бы.
   - Верно, - улыбнулся Фриман, - Только не планета это была, а гравитационная система. И там они куда дружелюбнее были, кстати. Не привыкли еще к людям, им все интересно было.
   - Не, ну я просто охреневаю, когда осознаю, - признался Поллак, - Живой Фриман, прямо тут, рядом сидит! Тот, кто в космосе бывал! Кто голыми руками короля вортигонтов, Нигилиста этого раздавил!
   - Что? - расхохотался Гордон, - Как ты сказал? Я такого еще не слышал... Нет, ну ты даешь!
   Продолжая хохотать, он, спохватившись, скромно покашлял и стих, все еще, тем не менее, похихикивая.
   - Док, мало ли что болтают, я понимаю, - осторожно спросил Уил, - А правда, что вы все это время, пока вас не было, с вортами шороху наводили там, на их планете?
   - Да я тыщу раз уже говорил тебе, - сварливо оборвал его Джаспер, - Доктор Фриман был в Америке, в подполье работал. Или ты думаешь, наше Восстание само по себе организовалось?
   Гордон не удержался и снова хохотнул.
   - Да, ребята, чувствую, что только про меня не рассказывают! Скажем так: тут каждый пусть выбирает более интересную версию событий.
   - Понимаю, - кивнул Поллак, - Конспирация? Ну да, ну да... А вы ж вроде ученый? Как вы стали таким крутым?
   - Главное не то, как ты бьешь, а как ты держишь удар, - прокряхтел Джаспер.
   - "Рокки"? - улыбнулся Гордон, - Вы еще помните?
   - Да, очень любил это кино в молодости, - старик расплылся в улыбке, довольный, что хоть кто-то его понял.
   - Мне тоже нравилось, даже пересматривал, хоть и старый фильм, - мечтательно протянул ученый, - Много хороших фильмов раньше было, здорово было после пары недель в лаборатории - на диванчик, расслабиться. И посмотреть что-нибудь, не связанное с работой. А вы, ребята, что любили смотреть?
   - Наши у кого спрашивать, док, - презрительно сощурился Джаспер, - Эти сопляки слишком поздно родились, они разве что мультяшки посмотреть успели!
   - Ни одного фильма, что ли, не видели? - изумился ученый.
   - Ну ни одного, - буркнул Уил, - А чё, я виноват, что ли? Старички достали уже, честно... Россказнями про то, как раньше было хорошо. Нафиг мне нужны ваши фильмы? Баловство...
   - Тебя, мудака, хотя бы они немного уму-разуму научили! - крякнул Джаспер, - Молодежь, пушку носите с горем пополам, там бы хотя бы посмотрели, как врагов мочить надо...
   Гордон с интересом наблюдал за дискуссией.
   - Ну и чё бы я там посмотрел? - взвился Поллак, - Видел я несколько, пока нам в квартирке ток не отрубили... Чё там такого? Актёришки, они в жизни-то кто? Обделались бы эти ваши герои в реальной жизни, сразу бы обделались, если б хотя бы живого сталкера увидели разок.
   - Их имен даже никто не знал и не знает вообще, они никто! - поддакнул Уил, - А мы реально воюем, по-настоящему, да получше некоторых!
   - Кто не знает? - уцепился оскорбленный в лучших чувствах старик, - Я знаю! И Шварценеггер был, и Сталлоне был, и Джеки Чан был...
   - Ну ты сказанул! - возмутился Поллак, - Фашист, макаронник и рисоед! Ничего себе - компашка!
   Уже не сдерживая смех, Фриман слушал увлекшихся спором вояк.
   - Ты не смей! - обиженно бросил Джаспер, - Отличные актеры были, мир их праху... Хоть что-то нормальное в этот мир несли. Они, и Сандра Баллок.
   - Так вон о ком ты постанываешь по ночам во сне, - хлопнул старика по плечу Поллак, - И что бы твой этот Джеки Чан сделал, если б на него реальный комбин пушку наставил?
   - Думаю, он бы об него очень больно ударился, - рассмеялся Фриман, - Зато Лунтгрена взяли бы в Альянс сразу, на его лицо посмотреть - это же готовый комбин, даже менять не надо!
   - Лунтгрен из какого отряда? - поднял брови Уил, - Что-то знакомое...
   - Из дальнего, - усмехнулся Гордон.
   - Правильно, не поддавайся ты этим пацанам, док, - уже серьезным голосом сказал Джаспер, - Мы, старики, кто еще помнит все, нас немного осталось. А ты молодой... Ты должен до самого конца пронести память о нормальной жизни... Кто их потом научит, если не ты?..
   Но, конечно, все было не так плачевно, как сказал Джаспер. И беспокоиться насчет этого Фриман причин не видел. Бывали войны и подольше. И ничего. И хоть здесь трудно сыскать кого-то старше шестидесяти, практически невозможно, но все же и сорокалетние, и пятидесятилетние были в избытке. Но, конечно, только для него вся та, хорошая жизнь, была, словно вчера...
   Их внимание привлекла суета, вдруг охватившая лагерь. Ничего явного не происходило, просто в воздухе вдруг ощутилось какое-то беспокойство, движение. Люди стали выходить из одних гаражей и ангарчиков и вбегать в другие, девушки стали появляться на улице в боевой экипировке.
   Поллак окликнул одного из проходящих мимо парней.
   - Эй, Мориц, что за суета? И когда уже придет первая смена? Должны были уже десять минут назад вернуться, нам в дозор заступать давно пора.
   - Вам что, не сказали? - удивился повстанец, - Всех подняли по тревоге. Что именно - хрен знает, но просто сказали всем экипироваться. Вы идите в дозор, идите, не ждите своих, они там так и останутся, поспать у них не получится. У нас усиление, по ходу.
   Гордон быстро попрощался с новыми приятелями и спешно направился в штаб. Шульца и Эдварда он застал в полном боевом облачении. Командиры склонились над картой местности на столе и что-то обсуждали, водя по ней пальцами.
   - Что случилось?
   - У нас усиление, - Шульц поднял взгляд, - Мобилизуемся.
   - Альянс близко?
   - Не знаем пока, наши разведчики молчат, - отозвался Эдвард.
   - Мы поболтали с Лэнсом, - объяснил Шульц, - Он еще раз в деталях рассказал нам о Триггере... Триггер каким-то образом убил посланную за ним Элитную. Мало того, что Альянс знает, где Триггер и куда послана ассасинка, так их Советники еще и не получили вестей от Элитной о том, что ее задание выполнено.
   - Ясно, - кивнул Гордон, - Ждем гостей, значит.
   - Жаль, неясно, кого и в каком количестве, - сказал Эдвард, - Но со слов Лэнса, да и логически, ясно, что силы сюда будут брошены серьезные. Искать будут ее и Триггера, да и нас заодно всех накроют.
   - А где тот чип, который вырезал Лэнс? - спохватился ученый.
   - Они его сразу же там и разбили, молотком, - махнул рукой Шульц, - Тоже глупость... Гораздо лучше было бы этот чип повесить на зайца или еще какого-нибудь зверя, и отпустить его бегать по лесам...
   - А вы не думаете эвакуировать отсюда отряд? - задумался Гордон, - К чему сейчас неприятности, тем более, что мы не знаем, сколько комбинов и с каким оружием сюда пошлют?
   - Я буду пробовать уговорить Калхуна, но пока нельзя уходить, - покачал головой Шульц, - Эта точка сейчас очень важна для Белой Рощи, по крайней мере ближайшие пару дней, они там готовят что-то важное.
   - Окей, - кивнул Фриман, - Где там мои вещи? Пойду с вашими дозорными, думаю, моя помощь пригодится. Аликс только не будите пока, хорошо?
   - Спасибо вам, док, но вам надо ехать, - посмотрел на него Шульц, - Мы сейчас связывались с Белой Рощей. Там какой-то незнакомый мне голос, из командования, орал, как сумасшедший. Ругался так, что всем нам до конца жизни досталось по полной. Орет, чтобы вы немедленно приезжали к ним.
   - А, Магнуссон, - усмехнулся Гордон, - Ну, с ним лучше не спорить, себе дороже. Он что-нибудь еще говорил?
   - Вроде нет. Поезжайте, доктор Фриман, поезжайте. А мы тут сами нормально управимся. Черт... - Шульц поморщился и зажмурился, - Вообще все так не кстати... Очень не хватает людей, нам еще надо разбираться с комбинами, которые засели на ЖД-станции к северу, и зомби из Сити-17 все прут и прут... И Андрей этот пропал...
   - Что?
   - Да, этот русский исчез, как сквозь землю провалился. Везде уже искали.
   - Вот неугомонная душа, - покачал головой Гордон, - Главное, чтобы с ним ничего не случилось, он парень нормальный, хоть и со странностями.
   - Да скорее всего просто за солдатом своим ушел, - позволил себе усмехнуться Эдвард, - Его пленный альянсовец тоже исчез. Сбежал, наверное, а Андрей этот за ним понесся, искать...
   - И одна из наших раций пропала... - пробормотал Шульц, - Наверное, Триггер унес... Дурдом... В общем, док, собирайтесь. Берите мисс Вэнс и давайте - в большой гараж, тот, который вон там, налево от нас. Там вашу машину уже приготовили.
   Кивнув, Гордон подошел, чтобы пожать руки командирам.
   - Прощаться не будем, - сказал он, - Надеюсь, увидимся в Белой Роще, если что, я отдельно попрошу, чтобы вас отсюда эвакуировали. Огромное спасибо вам за шикарный ужин, отдых, и вообще за все...
   - Это вам спасибо, доктор Фриман. Вам нужно ехать, отдохнуть по-настоящему, а то тут у нас такой дурдом, сами видите, вы уж простите нас.
   Простившись, ученый сходил за Аликс, которая уже успела проснуться из-за охватившей лагерь суеты. Постирать одежду она не успела, и на ее животе и спине все до сих пор было пропитано кровью.
   - Ты как себя чувствуешь? - Гордон покосился на сквозные дыры на ее одежде и пропитанную кровью куртку.
   - Просто отлично, - Аликс выглядела даже слишком бодрой, - Отдохнула, так замечательно поспала! Как заново родилась. А ты как? Чем занимались?
   - Да так, болтали... Нам надо ехать уже. Магнуссон рвет и мечет. Тут еще и наступления Альянса ожидают, все сейчас на ногах.
   - А, это из-за той Элитной? - понимающе покачала головой девушка, - Ну, это естественно. Им наша помощь точно не нужна?
   - Справятся. Пойдем, захватим что-то из еды, и - поехали. Нам машину заправили даже.
   - О, отлично, новая поездка! - как ребенок обрадовалась Аликс, - Нам ехать-то совсем немного, может, час или два, не больше.
   - Вот это самые хорошие новости за сегодня, - улыбнулся Фриман, - Поскорее бы уже...
   Захватив еду, оружие и патроны, они направились в гараж. Парень, назвавшийся Камилем, встретил их более чем радушно.
   - О, какие люди! Прошу вас, проходите! Мы вас давно ждем, все уже готово. Весь наш маленький цех трудился всю ночь. Вы сейчас увидите - просто дара речи лишитесь.
   Камиль повел их через большое помещение. Обстановка и правда впечатляла. Похоже, здесь раньше была автомастерская, так что тут нашлось много чего. Повсюду лежали коленвалы, передние и задние мосты, куски корпусов машин, двери, глушители и другие запчасти. По полкам аккуратно разложены инструменты всех мастей. Люди суетились, что-то свинчивали, крутили, рихтовали, паяли. Было видно, что тут занимаются поистине любимым делом. После многих лет заточения в квартирках и рабочих лагерях автолюбители и их ученики дорвались-таки до вожделенных железяк.
   Гордон с удивлением заметил несколько автомобилей, поставленных на домкраты и кирпичи - вид они, конечно, имели весьма плачевный, но энтузиазм, с которым вокруг них вились механики, внушал оптимизм и уважение к этим почтенным и ржавым ветеранам автопрома.
   - А вон и ваша красавица! - Камиль указал в дальний угол гаража, - Эта машина - просто нечто! Ничего, мы скоро сделаем свои машины, вон те. И рванем прямиком на Гавайи! Солнце, пляж, коктейли и все такое...
   Все то и дело здоровались с Гордоном и Аликс, кто-то без отрыва от работы махал им руками. Парень, лицо которого было скрыто маской для сварки, оторвался от электрода и какой-то железки и, не поднимая маски, приветственно поднял вверх бутылку с самогоном.
   - О, нет-нет, спасибо, я за рулем, - пришлось деликатно отказаться.
   Довольный, словно сытый кот, Камиль подвел их к машине и радостно вытянул руку.
   - Вуаля! - выпалил он, оглядывая плоды многих трудов, - Ваш монстр готов и заправлен!
   - Мы вам очень благодарны, - улыбнулась Аликс.
   - Не стоит, - засмеялся Камиль, - Ваша красавица прокачана от и до. Это уже не та старушка, на которой вы сюда прикатили. Мои лучшие ребята провели тут всю ночь. Мы сняли кое-что лишнее, поставили кенгурятник - теперь зомби и зазевавшиеся бабушки для вас не страшны. Мы починили вам дворники и поставили новые поворотники, заменили бурду, которая была в баке, на отличный бензин, самый лучший!
   Сияя от гордости, повстанец обходил боком автомобиль, словно прирожденный менеджер продаж:
   - Масло залили новое, новый глушитель, новые амортизаторы! А еще - новые покрышки, теперь по бездорожью бегать будет, как горная лань.
   - Вы просто волшебники! - расплылся в улыбке Фриман, - Не знаем, как вас благодарить. Не стоило так с ней возиться.
   - Все путем, доктор Фриман, все путем, - Камиль бодро и ощутимо стукнул Гордона по плечу, - Пользуйтесь. Вы только замолвите за нас словечко в Белой Роще, а? Пусть они нас к себе возьмут, мы им настоящие броневики собирать будем!
   - Непременно, - кивнул Фриман.
   Аликс уже запрыгнула в салон, Гордон тоже опустился на водительское кресло.
   - Вонь эту только отбить не удалось, - Камиль все никак не мог остановиться, - Но это ничего, авось сама выветрится со временем. Кстати, запасной аккумулятор - в багажнике. Там же - запасная канистра с бензином, на всякий случай. Кондиционер, сами понимаете, не было смысла чинить...
   - А это что? - Фриман указал на какую-то новую, инородного вида, панель между сидениями, с вставленным в нее экранчиком и кнопками.
   - О, а это - специально для вас! - торжественно произнес Камиль, и даже парочка невесть откуда взявшихся женщин, вымазанных в солидоле, приблизились, чтобы увидеть реакцию высоких гостей, - Это вам наш подарок, от всего отряда. Это МР-3 плеер, мы у Эдварда отжали. Колонки - сзади.
   Удивлению Гордона не было предела. Ученый так растрогался, что даже выскочил из машины и крепко пожал руку Камилю и всем, кто собрался рядом. И снова юркнул в машину.
   - Ну это точно не стоило! - восхищенно сказал он, оглядывая панель, - А как включается? А, ясно... А Эдвард-то что же не сказал мне про такой подарок, молчал же до последнего, хитрец!
   - Это ж не от него, это от отряда, - усмехнулся Камиль, - Мы все его просили, сам бы он ни за что не отдал. Только сразу говорю: там музыка его, мы тут не при делах. Он черт знает что слушает, сказал, что лет шесть назад закачал, уж не знаю как и откуда... Но хоть что-то, сами понимаете.
   Фриман нажал на кнопку, и в колонках под знакомую музыку запел женский вокал:

Just like the white winged dove

Sings a song, sounds like she's singing

Ooh, ooh, ooh...

   - Это же Стиви Никс! - засмеялся Фриман, - Ничего себе Эдвард что слушает, я бы по нему ни за что бы не подумал...
   - Это же просто потрясно! - воскликнула Аликс, начиная пританцовывать на кресле, - Просто класс!
   Музыка набирала обороты, и все обитатели гаража сгрудились возле машины. Парни тут же подхватили охнувших девушек под руки и закружили их в каком-то подобии быстрого танго. Аликс со смехом захлопала в ладоши, а Гордон сделал погромче, с улыбкой глядя на пляшущих повстанцев. К танцующим подскочил еще один парень и, не найдя пару, просто затрясся в импровизированном танце. Остальные стояли рядом, смеясь и хлопая. Камиль даже лихо свистнул и крикнул что-то веселое.
   "Бедные, - подумал Гордон, улыбаясь, - Как они радуются, обычной музыке.... Так веселятся... Черт, я теперь буду себя чувствовать виноватым, такой плеер для них, наверное целое сокровище...".
   - Можете в пути прямо так слушать, если не боитесь, а вообще - в бардачке пара наушников, пользуйтесь смело, - довольно сказал Камиль, - Только осторожнее все равно будьте по дороге.
   Дав песне доиграть, Гордон выключил плеер и еще раз пожал руку механику.
   - Спасибо вам еще раз! Мы обязательно найдем способ передать вам машину назад, когда доберемся до места.
   - Нет, нет, что вы, не вздумайте! - запротестовал повстанец, - Это же мы для вас...
   - Вы нам сделали подарок, а мы - вам сделаем, - улыбнулась Аликс, - Вам она потом не раз пригодится.
   - Даже не спорьте, - улыбнулся ученый.
   Механик только развел руками.
   Попрощавшись с гостеприимными мастерами, Гордон еще раз проверил все свое снаряжение. Костюм был заряжен полностью. Патроны - в отделениях на бедрах скафандра. Пришлось, правда, оставить пистолет, который Гордону дали еще в шахтах - оружия и так было более чем достаточно. Пистолетом тут же завладел один из механиков, заявив всем, что теперь у него - оружие самого Фримана, и он обеспечен до конца жизни.
   Пожав плечами, они, наконец, выехали.
  
   В пути было решено все-таки не слушать музыку в колонках, и Аликс, достав из бардачка самодельные наушники, откинулась на спинке кресла, насаждаясь музыкой. Гордон предпочел пока следить за дорогой, для него плеер не был такой уж диковинкой.
   С улыбкой поглядывая на кивающую в такт музыке девушку, ученый поистине отдыхал душой. Природа и ее красоты располагали к беззаботно-философским мыслям, опасности словно куда-то улетучились, он был сытый, отдохнувший, ехал к своим друзьям, ехал наконец-то заняться любимым делом, наукой. Перспективу, конечно, омрачал Магнуссон, но даже это сейчас казалось мелочью.
   По дороге снова пришлось свернуть с шоссе на просеку, но теперь машину уже не так трясло, механики не подвели. Правда, пыль все так же летела, и от вчерашнего мытья скоро уже осталось лишь одно воспоминание. Гордон заметил на проселочной дороге старый проржавевший указатель, говоривший о том, что впереди - некий отель "Трактир "Белая Роща". И правда, за деревьями виднелись крыши домов, покрытые почерневшей черепицей.
   Ученый покачал головой "Э, нет, мы из тех, кто учится на своих ошибках!", и с улыбкой свернул на бездорожье, чтобы обогнуть неизвестный отель. Пришлось, конечно, потрястись, проламываться через кусты и молодые елочки, но береженого, как говорится, бог бережет. Да и снова зашевелилось в голове странное ощущение, легонько накатила незримая волна. Буквально всем своим существом Фриман на миг ощутил приток какой-то информации. Но наваждение тут же пропало.
   "Ну вот, теперь тем более, - удовлетворенно кивнул он сам себе, - И хорошо, что не поехал туда. Крюк придется сделать, конечно, но так лучше будет. Кто его знает, что это было - может, моя вортисущность почувствовала других вортов, а может, и Советников... Нет, не нужна нам такая "теплая" встреча сейчас... Вот ведь смешно, если послушать себя со стороны! Я, кажется, уже сам поверил в эти россказни вортигонтов! Вортисущность... ну пусть так. У вортигонтов тут уже бессмысленно расспрашивать, они все заодно, лучше у Илая спрошу, или у доктора Кляйнера, они-то точно должны уже знать, что это и чем на самом деле является...".
   В воздухе вдруг ощутилась дрожь, послышался далекий утробный гул. Гордон инстинктивно напрягся, заоглядывался в поисках вертолета, или еще чего похуже, но небо было чистым. Где-то в горах раскатисто ухнуло - то, что только что летело, явно разбилось, взорвалось.
   "Ну и хорошо! Наши точно не летают, а Альянсу разбиваться не вредно".
   Аликс, потонув в музыке, совсем не слышала всего этого.
   Гордон, свернув в низину, в русло обмельчавшей горной речки, превратившейся в ручеек, окликнул девушку.
   - Ну что, как музыка, нравится?
   - Что? - Аликс подняла взгляд, и закричала, как обычно это делают те, кто говорит при включенных наушниках, - А, да! Музыка просто супер! Я вообще такого никогда еще не слышала!
   Она, спохватившись, выключила плеер и отложила наушники.
   - И что там за песни? - поинтересовался Гордон, лавируя среди крупных камней вслед за ручейком.
   - Наши, американские, - расплылась в улыбке Аликс, - Я вообще таких не слышала. Что-то папа ставил раньше, и в детстве, и уже в "Восточной Черной Мезе", но там другое было, я помню - какой-то Чарли Паркер, джаз, блюз... А тут другое, все про любовь, все такое классное!
   - И все - девушки поют? - усмехнулся Гордон.
   - Ага!
   - Ну Эдвард, ну стервец, - покачал головой ученый, - Вот уж чего не ожидал от него...
   - И правда, забавно, - смущенно улыбнулась Аликс.
   - Хотя, наверное, ничего удивительного. Просто нашел парень хоть какую-то отдушину, среди всей этой адской кутерьмы...
   Впереди за поворотом, совсем близко показался столб черного дыма.
   - Это еще что?
   - Сейчас... Аликс, ты, лучше, достань-ка пушки...
   Остановиться пришлось почти сразу. Поперек русла речушки, которое стало довольно глубоким, лежал мертвый транспортный корабль Альянса. Синтет не двигался, тусклое пламя мелькало в задней его части, где располагались главные двигатели. Тело было покорежено о камни.
   - Так вот что это было! - догадался Фриман, - Я слышал недавно, как он упал!
   - Гордон, смотри, антенна!
   Из-за деревьев виднелась внушительная по высоте и габаритам радиовышка, причем не одна.
   - Это Белая Роща! - обрадовалась Аликс, - Ну, тогда все понятно. Тут работают наши охранные орудия.
   - И, похоже, неплохо работают, - заметил Фриман, осторожно пиная мертвого синтета в огромный радужный глаз.
   Но едва его ботинок ударил по кораблю, тот вдруг медленно зашевелился.
   - Назад!
   Гордон, схватив Аликс за руку, отбежал с ней на несколько шагов.
   - Оно еще живое!
   Синтет, грузно выгнув бронированную спину, приподнялся.
   "Так, вот с этим нам точно не справиться", - мелькнуло в голове у Гордона.
   Нужно было срочно бежать к машине, но Гордон вдруг помедлил, присматриваясь.
   Синтет поднимался, и одновременно кренился набок. Под ним мелькнули шипастые конечности, совсем другого цвета...
   Сбрасывая с себя громадину мертвого корабля, из-под него медленно поднимался страйдер.
   - О, боже... - девушка вцепилась в руку Фримана, - Гордон, это уже совсем-совсем плохо...
   На глазах ученого поднимался самый большой и смертоносный из всех синтетов армии Альянса. Более пяти метров ростом, трехногий синтет медленно поворачивал тело и множество глаз в сторону людей.
   - К машине, скорее!
   Гордону не принес оптимизма посторонний вой, донесшийся откуда-то со стороны. Но возникший с той же стороны лязг железа вдруг вселил искру надежды.
   - Это же...
   С высокого берега, возникнув непонятно откуда, выпрыгнул гигантский робот.
   - Пес! - обрадовалась Аликс.
   "Питомец" девушки в один гигантский прыжок влетел в тушу страйдера. Синтет и робот выбили друг из друга сноп искр, и Пёс грузно свалился на землю, жужжа моторами, проводами и свистя гидравликой.
   - Старый друг, отлично! - усмехнулся Гордон, тем не менее, заталкивая Аликс за багажник машины, подальше от опасности, - Как всегда вовремя.
   Страйдер, оценив опасность, потерял к людям интерес, и, неуклюже спотыкаясь паучьими ногами о крупные камни, резко повернулся в сторону робота. Пёс уже вскочил и примеривался для удара.
   Синтет решил не размениваться по мелочам. Толстое орудие, висящее у него под брюхом, словно гигантское жало, начало светиться ослепительно бирюзовым.
   - Закрой глаза, быстро! - успел крикнуть Фриман и, зажмурился, успев прижать ладонь к глазам девушки.
   Ухнул тяжелый залп, и даже сквозь сжатые веки Гордон ощутил вспышку яркого света. На залп страйдеровской пушки нельзя смотреть - первое правило, которое ученый усвоил еще в Сити-17. Можно ослепнуть. Технология применялась та же, что и в большинстве устройств Альянса - антиматерия. При попадании - полная аннигиляция.
   Аликс взвизгнула, то ли от ударившей по ушам волны, то ли от страха за своего механического любимца.
   Открыв глаза, Гордон по превратившейся в гигантский факел ели понял, что страйдер промахнулся. Робот резко кинулся под ноги синтету, который тут же принялся пытаться пронзить противника заостренными шипастыми конечностями. Удары ног страйдера подняли тучи пыли, бросали во все стороны камни. Робот тщетно пытался обхватить лапищами одну из ног комбина, но тот был слишком увертлив, что было поразительно при его размерах.
   Аликс болела за своего любимца, словно страстный футболист - за родную команду. Ученому были понятны переживания девушки: когда с самого детства вокруг грязь, муки и гнёт, то единственный друг и питомец, пусть даже робот, очень много значит. Банально хотя бы, чтобы не сойти с ума и не впадать в беспросветное отчаяние. Тем более, при отсутствии ровесников, детей в принципе. И в таком мире, каким стала Земля, привязаться к роботу - видимо, уже обычное дело...
   Только эти мысли удерживали Гордона от того, чтобы силком затащить девушку в машину и умчаться отсюда ко всем чертям.
   Пёс вдруг получил мощнейший удар по корпусу. Аликс вскрикнула, когда робот упал навзничь. Страйдер снова осветил все вокруг, и Фриман уже привычно закрыл себе и Аликс глаза.
   Снова промах!
   Робот, резво вскочив, легко прыгнул на ближайшую скалу, а оттуда - ловко и точно прямо на спину синтета.
   "Очень умно, железяка..."
   Страйдер заметался из стороны в сторону, но добраться до собственной спины у него не было ни единого шанса, даже теоретически. Словно опытный наездник родео, Пёс гарцевал на спине существа, цепляясь трехпалыми манипуляторами за края его бронещитков.
   - Давай, мочи его! - не выдержал Гордон, и даже опасно высунулся из-за машины.
   Робот не заставил себя просить дважды. Цепко держась за синтета, он свободной лапой сорвал с комбина головной бронещиток. Блеклая розовая кровь фонтаном брызнула вверх, обливая Пса и окрестные деревья. Страйдер взвыл и заметался еще сильнее, споткнулся о камни, обезумев от ярости и боли.
   Поток крови ослаб, и Пес резким движением всадил кулак в самую гущу окровавленного мяса. Рывок - и робот эффектным прыжком соскочил с синтета.
   Страйдер неуклюже качнулся и, не издав ни звука, грузно рухнул рядом с мертвым кораблем.
   - Пёс, ты молодец! - Аликс сорвалась с места и кинулась к любимцу.
   Фриман, который считал для себя не слишком солидным и разумным разговаривать с механическим аппаратом (если дело не касается постановки задачи), вышел вслед за девушкой, которая уже обнимала своего спасителя за угловатые, собранные из не пойми чего ноги.
   В трехпалой лапе робот сжимал огромный влажный мозг, держа его за ствол мозжечка.
   - Ну-ка, ну-ка... - Гордон с интересом приблизился к роботу и принял из его рук трофей.
   Мозг страйдера был поистине гигантским, размером не меньше баскетбольного мяча. Такое существо уж точно было одарено интеллектом. Сквозь кровь и мозговую жидкость виднелись все еще мерцающие диодами микрочипы. То, что делало это существо комбином. То, без чего оно, возможно, могло бы быть и дружелюбным...
   На миг Фриман почему-то испытал жалость к этому созданию, погибшему столь страшной смертью. Но научный интерес брал свое. Ученый подумал, что жаль, нет какого-нибудь сосуда, или, хотя бы пакета, чтобы завернуть орган. Первым импульсом было желание спрятать мозг в багажник - мало ли, пригодится для исследований в Белой Роще. Понять природу синтетов, понять принцип этих микрочипов, изучить...
   "Да кому это надо?" - вдруг махнул рукой Гордон, - "Не до этого сейчас, да и зачем всё это? Ничем не поможет... Потом, как-нибудь потом...".
   Мозг был отброшен к телу его хозяина.
   - Эй, народ! - донесся крик сверху, с одного из высоких берегов речки.
   Над ними, среди кустов, окрашенных розовым вечерним солнцем, стояли двое повстанцев.
   - Привет! - замахала рукой Аликс, - Вы откуда взялись?
   - Мы из Белой Рощи, вам на подмогу, робот с нами в дозоре! - крикнул один из парней, - Рады, что вы целы! Помощь нужна?
   - Все в порядке, спасибо! - махнул рукой Фриман, - Далеко нам еще?
   - Нет, тут буквально за поворотом! Езжайте на радиовышки, не ошибетесь! Дальше - точно безопасно!
   - Вы с нами, или как? - Фриман указал на машину.
   - Нет, нам надо в дозор дальше, такие дела, - ответили сверху, - Забирайте Пса лучше!
   С трудом оторвав Аликс от робота, Гордон повлек ее за собой в автомобиль.
   - Ну ты видел, как он его? - не переставала делиться впечатлениями девушка, - Это просто высший пилотаж!
   - Да уж, лучше бы он с нами был все время, с самого начала, - улыбнулся Фриман, - Рад, что твой э... друг цел. Но в машину-то он с нами не влезет.
   - Ничего, он в отличной форме, - тряхнула волосами девушка, - Пёс, отведешь нас домой?
   Робот кивнул всем телом и приподнял мертвого страйдера за туловище. Нечеловеческой силы рывок - и синтет полетел в сторону. С некоторыми усилиями, но туда же отправился и мертвый корабль. Путь был свободен.
   Фриман завел двигатель, и робот, явно сгорая от нетерпения, кинулся сразу вперед, вдоль ручья.
   - Смотри, какой шустрый! - усмехнулся ученый, - Ну-ка посмотрим, кто кого...
   Повинуясь ребяческому позыву, словно школьник, он заставил маслкар взреветь мотором на всю округу. Автомобиль рванулся вперед. Аликс, едва удержавшись в сидении, радостно вскрикнула.
   Довольный, Гордон гнал вперед, вслед за бегущим роботом, ощущая азарт и легкость. Впервые машину удалось испытать на все ее сотни лошадиных сил.
   Мимо мелькали кусты, деревья и скалы. Начали проноситься мимо ржавые контейнеры, какие-то постройки. Башни радиовышек и большие железные ворота, освещенные розовым закатом, приближались.
   Радостные крики остающихся рядом повстанцев были слышны даже сквозь рев мотора. Аликс радостно махала им руками, они в ответ весело кричали что-то.
   В последний миг обогнав Пса, Фриман ударил по тормозам. Машина, взвизгнув покрышками, остановилась у железных ворот огромного бункера под названием "Белая Роща".
   - Мы дома...
  
   ...Ночью в горах было тихо. Сравнительно тихо, но все же. Андрею удалось уйти подальше от всех - и от повстанцев, и от альянсовцев. Можно было расслабиться и, наконец, разложить партию. Развернуть полевой штаб, где он - и солдат, и генерал в одном лице. Конечно, был риск нападения хедкрабов и других существ из неведомого ему мира, но этот риск был не больше, чем риск нападения волка или медведя на того, кто ночует в лесу. Быть готовым нужно, но не более. Не страшно.
   Он развел совсем маленький костерок - ровно настолько, чтобы для его дел хватало света, но при этом и не быть заметным для случайных "прохожих". Можно было, конечно, зажечь одну из "холодных" ламп, которые он набрал в лагере Сопротивления, но лучше было экономить заряд автомобильного аккумулятора.
   Развернуть небольшую полевую радиостанцию - дело трех минут. Самодельные наушники из разномастных динамиков, дужка из алюминиевой проволоки. Андрей выдвинул антенну и сверился с часами. Пора.
   Он начал поиск частоты, о которой они со Стасом условились. Одна из тех, которыми раньше пользовались в Нова Проспект.
   - Я на связи. Как слышишь? Приём.
   - На связи, - голос Стаса звучал уже куда живее, чем прошлой ночью.
   - Ну что, как тебя приняли старые друзья?
   - Нормально. Быстрый скан чипа, моя личность подтвердилась. Легенда тоже сработала. Обживаюсь. Мы базируемся там же, в бывшем отеле "Трактир "Белая Роща".
   - Тебя не подозревают? - Андрей не мог отделаться от ощущения, что что-то все слишком гладко.
   - Не беспокойся, все их методы у меня как на ладони.
   Андрей довольно ухмыльнулся: Стас и правда был по этой части профи, ведь в Нова Проспект именно он проводил допросы и пытки политических и других заключенных.
   - Новости? - коротко спросил он, оглянувшись по сторонам на всякий случай.
   - Новости есть. Первое: на Белую Рощу готовят решающую атаку. Детали неизвестны, знаю только, что вся ставка на большое количество страйдеров. Второе: в Арктике наши что-то нашли. Уже несколько дней назад. Повстанцы тоже нашли это, наши сейчас пытаются их выбить оттуда.
   - Что конкретно нашли? - напрягся Андрей.
   - Не знаю пока. Но говорят, это очень важный объект. Вся ставка Альянса - на него.
   - Так...
   Раздумья отняли у Андрея всего пять секунд.
   - Значит так. Наши планы резко меняются. Я продумаю и сообщу. Еще большой вопрос - стоит ли сообщать повстанцам про нападение на Белую Рощу... А ты пока узнай все, что сможешь про объект в Арктике. Следующий сеанс связи... в четырнадцать часов. Если что-то пойдет не так, я буду на связи каждые 15 минут после четырнадцати часов, в течение тридцати секунд. Всё. Отбой...
  

Глава 5

Наш Общий Друг

   Пса было решено оставить у выхода, он еще мог пригодиться в ночном дозоре. Хотя Аликс было немного грустно осознавать, что робот - больше не ее питомец, а боевая мощь Сопротивления.
   Пробираясь в полумраке по коридору старого бункера, Гордону невольно вспомнилась "Меза" и ее катакомбы. Стены, не менее трех метров толщиной, мрачная разметка, указывающая, в какой стороне какой бок находится, тусклый свет ламп, заключенных в стальные клетки-плафоны. Местами горели лишь красные, аварийные огни. Было прохладно, но, очевидно, что работала система климат-контроля. В подобных бункерах, да и в бомбоубежищах, всегда предусмотрена и вентиляция, и нужное направление потоков воздуха.
   Удариться в мрачные воспоминания не давала Аликс, у которой с этим местом были связаны совсем другие ассоциации.
   - Вот тут, у шлюза, я часто сидела в детстве, ждала, пока кто-нибудь выйдет, чтобы незаметно выскользнуть наружу, - увлеченно рассказывала она, - А вон там, видишь коридор? Там был гараж, я там столько историй наслушалась! Когда я была маленькая, я там так часто играла с нашими механиками, у них были и карты, и шашки, и другие классные штуки, представляешь?
   - Да уж представляю, - засмеялся ученый, - Похоже, ты и тогда была такой же, любопытной и безрассудной. Много ли это лет назад было?
   - Да уж предостаточно! - Аликс изобразила сердитое лицо, и тут же улыбнулась, - Мне вообще кажется, что это было вчера. Место тут немаленькое, но тогда оно мне казалось целым миром! Бесконечные лабиринты приключений!
   - Да уж, место и правда впечатляет! - Гордон поднял голову в поисках потолка, который оказался слишком высоким, - Это был военный бункер, да? Как вам удалось его заполучить? Это отличное место!
   - Этого я не знаю, - развела руками Аликс.
   - Так ты, выходит, выросла здесь?
   - Не только, - девушка вела его все глубже, за повороты тусклых и тяжелых коридоров, - Мы с папой сначала были в Америке, но потом там стало совсем плохо, и мы перебрались в Европу, в Испанию. Папа рассказывал, что тогда уже не летали никакие самолеты, и пришлось очень долго плыть, пересаживаться на Гренландии... Потом, когда мне было лет семь, или восемь, мы оказались тут, неподалеку. Как раз после первого восстания папа начал собирать соратников, и совсем скоро мы уже жили с ними тут, в Белой Роще. Потом оказалось, что подполье лучше организовывать в крупном городе, ну ты понимаешь. Перебрались в Сити-17, оставили бункер на попечение Магнуссона и вортигонтов, которые его очень любят. А потом и Брин перебрался в Сити-17, сделал его столицей. Папа говорил, что Брин сделал это нарочно, потому что знал, что мы здесь.
   - Ясное дело, - кивнул ученый, - Не хотел терять вас из виду. Уже понимал, что вы готовите. А ты говоришь, Магнуссона вортигонты полюбили? Это вообще возможно? Он же... несколько нетактичен как бы. А они - народ гордый, своенравный.
   - Этого я и сама не могу понять, - улыбнулась Аликс, - Но они Магнуссона так почитают, что беспрекословно терпят от него всё.
   - У вортигонтов свои причуды...
   Наконец, коридоры перестали казаться безжизненными. Впереди слышался шум, топот, голоса. Показался парень лет тридцати с бородкой "под Фримана", при оружии.
   - А, мисс Вэнс! - широко улыбнулся он, - А я как раз слышал, что вы к нам приехали. Доктор Фриман! Это такая честь для всех нас, вы наконец-то здесь! Дайте я вашу руку пожму, я ваш большой поклонник, вы просто...
   Гордон, привычно улыбаясь, поприветствовал повстанца.
   - Слышал, вам там тяжело пришлось, - понимающе сказал повстанец, - Ничего, тут и отдохнете, и расслабитесь, поспите, ведь ночь уже... А у нас тут опять была ложная тревога во второй пусковой шахте.
   "Точно, у Магнуссона же тут ракета какая-то есть..." - вспомнил Гордон.
   - Да мы как бы уже отдохнувшие, - ответил он, - Нам бы к Илаю поскорее, он не спит?
   - Да какой там! - махнул рукой парень, - Он, я слыхал, вообще только 3 часа в сутки спит. Пойдемте, я вас провожу.
   По пути стало попадаться все больше обитателей бункера. Это были и повстанцы в полной выкладке, и просто какие-то люди, одетые кто в робы городских граждан, кто - в какие-то обноски и лохмотья. Все они неспешно ходили, болтали друг с другом, кто-то нёс какое-то коробки и железки, кто-то просто сидел на полу или ящиках. Иногда на глаза попадалась старая на вид аппаратура - просто блоки с тумблерами и лампами, люди то и дело подходили к ним и щелкали переключателями. Попался и пост охраны - блок с нецветными мониторами, на которых угадывались внешние очертания бункера, вышка радиобашни, деревья. Устроившись на пластиковом стуле, постовой лениво переключал картинки.
   - До меня опять дошли сведения о том, что работа нижнем северном секторе остановилась! - раздался вдруг по селекторной связи резкий и грозный голос, - Во второй шахте была ложная тревога, это что, повод бездельничать?! За работу, живо! Я все вижу!
   Люди начали сновать быстрее, парень за мониторами, поморщившись, выпрямился и изобразил сосредоточенное лицо.
   - Старый добрый Магнуссон, - усмехнулся Фриман.
   - Вечно нас дергает, - начал было ведущий их повстанец, но вовремя осекся, - Не дает нам спуску, да... У меня уже нервный тик начался недавно, так гаркает по своему микрофону, заикой можно остаться!
   - Вы хотя бы иногда слушайтесь его, он высококлассный специалист, как ни крути, - признал Гордон.
   - Да, как же, попробуй его не послушаться...
   Чем дальше они шли, тем более бурная жизнь кипела вокруг. Гордон видел, как в ответвлениях коридоров сверкают вспышки сварочных аппаратов, мелькают люди, катящие тележки с каким-то оборудованием. Попалась и группа женщин, которые занимались отжиманиями с оружием в руках. Что было странно, учитывая, что на рощу спустилась ночь. Видимо, порядки здесь были более чем спартанские.
   И, конечно же, все, чей взгляд падал на Свободного Человека, тут же отрывались от своих дел, глазели чуть ли ни с открытым ртом, махали руками, робко и не очень кричали приветствия.
   А Аликс смотрела на обитающих здесь женщин и девушек уже совсем другими глазами.
   - Вон туда идите, - их сопровождающий указал в конец очередного коридора, - Там лифт, а дальше разберетесь. Увидимся!
   По дороге внимание Гордона привлекла компания рассевшихся на деревянных военных ящиках повстанцев. Разномастно одетые, они с интересом наблюдали, как стоящий перед ними в полной экипировке повстанец распекает сидящего среди них товарища.
   - Ты что несешь? Какая АР-3? Такого автомата не существует в природе!
   - Так я же реально сам стрелял из нее, я в Сити-17 единственный спец по таким пушкам был.
   - Не гони мне, понял?! Вот пушка! Вот это - АР2, видишь?! Других модификаций не бывает! Скажи еще, что ты охотников голыми руками душил, брехло!
   - А вот душил! - огрызнулся насупившийся паренек, - Я вообще радист, нахрена мне эти ваши лекции про стволы?
   Гордон даже сбавил шаг, приближаясь к импровизированному мастер-классу. Аликс с улыбкой закатила глаза.
   - Так, с меня хватит, ты достал меня! - не выдержал экипированный, - Пошел вон отсюда!
   - Но я...
   - Встал и пошел! Я не буду продолжать, пока ты тут!
   Он наконец заметил Фримана и резко сорвался с места.
   - Доктор Фриман! - он подбежал к ученому и даже слишком сильно пожал ему руку, - С прибытием, я рад, очень... Так хорошо, что вы зашли, нужна ваша помощь!
   - Что стряслось-то? - поднял брови ученый, - Ты просто относись к таким, как тот твой друг, немного с юмором, что ли. Не стоит так уж изводить себя. Люди устали, ночь уже ведь, пожалей их.
   - Это я понимаю, - поморщился повстанец, - Ничего они не устали, это ночная смена, они дрыхли полдня, они просто ленивые и тупые... Хер с ним, с этим мудаком, тут другое... Просто надо наших ребят организовывать, понимаете? Делать из них нормальных солдат, а то они в жизни только полы мели и грязь за комбинами подчищали... Есть куча задумок! Надо рассказать им, как важно иметь альтернативное оружие в бою. Надо организовать инициативные агитационные бригады, летучие отряды, понимаете? Надо раскрутить парочку интересных проектов.
   - И вы хотите, чтобы это сделал я? - поперхнулся Гордон, - Сейчас?
   - Ну а как иначе? Время не терпит, каждая минута на счету, война идет! Кто как не вы сможет достучаться до этих ишаков?
   - Мы очень торопимся к моему отцу, - встряла Аликс, - Ты лучше занимайся своим делом сам, если что, тебе выделят помощь.
   - А, да, ну да... - осекся повстанец, возвращаясь с небес не землю, - Понимаю конечно... Ну да. Ладно, док, но вы это, не забудьте потом, я вас потом найду, нам поговорить надо, есть куча задумок!
   - Непременно, - усмехнулся ученый, - Вы только припомните на досуге, что я все-таки ученый, а не солдат. Вам с этим к Барни лучше.
   И он вместе с Аликс, зашагал дальше, к лифту.
   - Вы не ученый, - пробормотал оставшийся позади повстанец, - У меня тоже были в детстве увлечения... А реальное призвание в задницу не спрячешь...
   В паре шагов от лифта Гордон заметил указатели. Стрелками были обозначены направления, все было подписано. Надписи, выкрашенные под трафарет на русском, явно были очень старыми.
   "Бывший российский бункер, значит, - понял ученый, - Теперь понятно, почему такая тяжелая архитектура и расточительная мощь переборок..."
   - Нам сюда, - Аликс пригласила Гордона внутрь просторного грузового лифта с проржавевшей решеткой, - Папа обычно там, в секторе доступа к шахтам.
   Спуск был недолгим. Но ощущение того, что они уже под землей, не давило. Оно даже как-то согревало. Какое-то странное чувство безопасности подступило к ученому. Кто знает, может быть он слишком привык постоянно находиться в подземных комплексах?
   Лифт опустился почти бесшумно, и Илай даже не услышал этого. Аликс деликатно ждала, не издавая ни звука: все-таки она привыкла подолгу не видеться с отцом, иногда даже по целой неделе, когда он был особо занят. И понимала, что тут - другое дело.
   Гордон медленно шагнул из лифта, глядя на спины старого друга и какого-то вортигонта. Здесь явно расположились со спешкой, помещение было каким-то подсобным, предназначенным для обслуживания коммуникаций бункера - освещение было тусклым, вдоль стен шли многочисленные разнообразные трубы и провода. Илай, видимо, не торопился обживаться здесь, а может, он здесь и не так часто бывал. Единственными следами новой деятельности здесь были несколько стульев, пара персональных компьютеров с четырьмя мониторами, да еще один пост видеонаблюдения.
   Не зная, как начать, Фриман замер. Аликс ждала.
   - А ты молодец, Рэнди! - услышали они голос Илая, который обращался к вортигонту, - Только смотри, у тебя тут в коде небольшая ошибка, потому и не запускается. Тут нужно вот как... дай-ка...
   Существо отступило на шаг от компьютера и, не поворачивая головы в сторону гостей, глухо произнесло:
   - Свободный Человек здесь.
   Илай, вздрогнув, резко обернулся. От улыбки друга Фриману стало совсем легко на душе, и была неуверенность испарилась.
   - Привет, Илай.
   - Гордон! Аликс! Наконец-то вы здесь, родные мои!
   Илай, едва заметно прихрамывая на своем протезе, кинулся обнимать дочь, при этом с теплотой глядя на друга. Немолодой уже, лет шестидесяти, ученый, по-стариковски улыбался Гордону. Ему было хорошо. По-настоящему. Для тех, кто пожил достаточно, достаточно повидал и испытал, кто имеет то самое старомодное понятие о чести и долге, настоящая мужская дружба - не пустой звук, это особое явление, против которого почти все бессильно.
   Но не только это осознание так согрело Гордона. Он не мог объяснить этого, и сам бы себе даже не признался, но он почувствовал какую-то особую, родственную связь с Илаем. Это было совершенно новое чувство.
   - Моя девочка, я так рад тебе, рад вам обоим, я так скучал, - голос Илая словно не мог быть счастливее, - Вот, наконец, вы здесь. Как вы добрались?
   - Я тоже так рада наконец-то быть рядом, папа. Мне тебя очень не хватало... Все хорошо, не волнуйся! Гордон отлично обо мне заботился.
   Крепко обнимая дочь, Илай вдруг почувствовал рукой что-то на спине дочери. Медленно отстранившись, он заглянул через ее плечо. И замер, глядя остекленевшими глазами на бурое засохшее пятно крови и две большие дыры на куртке девушки. Он едва тронул рукой спину дочери, и резко, с невыносимой болью в глазах, посмотрел на живот Аликс, где, под курткой, одежда тоже была бурой и порванной.
   - Боже мой...
   Фриман сделал шаг вперед, и опустил руку на плечо Илая. Так и до инфаркта недалеко, нужно срочно объяснить ему.
   - Что с тобой случилось, доченька? - по-стариковски прохрипел Илай, беря ее за руку и с паникой в глазах осматривая ее спину снова, - Что...
   - Илай, я... - начал Гордон, но запнулся, не понимая, как сказать другу, что не уследил за его дочерью так, что она лишь чудом осталась жива.
   - Папа, все хорошо! - Аликс поспешно обняла отца и успокаивающе улыбнулась, - Все уже хорошо, все прошло!
   - Ты уверена?.. Это же...
   Фриман хорошо понимал друга сейчас. Мало того, что она - его дочь, так и в принципе видеть следы таких сквозных ран на человеке - зрелище тяжелое. А тем более немыслимо было глядеть на такого человека, который при этом ходит, прямо держится и говорит, что все хорошо и все прошло.
   - Это не то, что ты подумал, папа, все уже намного лучше, - заверила его Аликс, - Мы теперь вместе, и это - самое главное.
   - Может, мне лучше стоит взглянуть?..
   - Нет, нет, все хорошо, честно! - Аликс подбавила в голос бодрости и задора, - Смотри, я в отличной форме! А всё - Гордон, все благодаря ему!
   Илай снова обнял дочь, и его взгляд стал поспокойнее.
   - Спасибо тебе, Гордон, - он посмотрел на ученого.
   Фриману сейчас хотелось провалиться сквозь землю. Настолько стыдно ему никогда еще не было. Он бы и рад объяснить, что случилось, рассказать в подробностях, разъяснить, что волноваться уже совсем не о чем, но... От стыда за то, что случилось с Аликс он так и не решился вымолвить ни слова. И то, что во взгляде старого друга была видна искренняя благодарность, а не вполне правомерный сарказм и презрение, его очень успокоило.
   - Правда, спасибо тебе, - Илай наконец выпустил дочь из объятий и шагнул к другу, - Я знал, что если вы вместе, вам всё по силам.
   Они помолчали. Илай, наконец, снова улыбнувшись, пожал руку Гордону и они тепло обнялись.
   - Илай, ты все молодеешь! - Гордона словно прорвало, да и он был рад соскочить с неприятной темы, - Ты даже как будто выше стал! Бодрый, подтянутый, просто орел!
   - Все издеваешься над стариком, - засмеялся Илай, - Вот, видишь, ночей не сплю, столько всего навалилось... И молодняк учу потихоньку.
   Он указал взглядом на вортигонта, который молча стоял в сторонке, смиренно опустив голову и сложив руки в почтительном жесте. Фриман приветственно кивнул существу.
   - Столько всего произошло, пока мы сюда добирались! - похвасталась Аликс, - Гордон сражался с охотниками, вы видели гигантского хедкраба, а еще - самого Советника!
   - Даже так? - Илай присел на один из стульев, - Гордон это может, да... А что за Советник? Как?
   - Мы нашли место крушения его спасательной шлюпки, - пояснил Гордон, - А потом и его самого.
   - Как же вы смогли справиться с ним?
   - Просто повезло, - махнул рукой ученый, - Он был ранен, мы его еще больше ранили, и он ушел.
   - Невероятно, - покачал головой Илай, - Я о таком вообще впервые слышу. Чтобы Советник просто так ушел... Нет, Гордон, в тебе точно есть что-то исключительное, я это всегда говорил. И моей Аликс, я это, между прочим, повторяю все время.
   Он весело посмотрел на дочь, и та разом покраснела.
   - Из нас получилась неплохая команда, - смущенно проговорила она, пряча взгляд.
   - Это замечательно, это хорошо, - довольно кивнул Илай, - Потому что... Подавляющее поле снято, и... Мы все должны внести свою лепту.
   И старик хитро подмигнул Фриману, который уже во второй раз захотел, чтобы земля под ним поскорее разверзлась.
   - Папа, - Аликс от смущения пошла пятнами.
   - Ну а что, что? - Илай, бодрясь, встал, и с улыбкой приобнял дочь, - Будешь осуждать старика за то, что он мечтает о внуках?
   Гордон, поперхнувшись, закашлялся.
   - А вот хорошо бы нам всем рассесться, расслабиться и попить чаю! - едва не сорвавшись на фальцет, быстро проговорил он, ненатурально широко улыбаясь.
   - Ах да, что же это я, - спохватился Илай, - Сейчас...
   Он скрылся за углом, но почти сразу же вернулся. Еще через три секунды в помещение вбежали двое парней в гражданских робах. Поставив перед гостями пластиковый столик с выцветшей надписью "Кока-Кола", три кружки и банку с коричневой жидкостью, они так же безмолвно ретировались.
   Расселись, разлили чай. Илай жестом попросил вортигонта вернуться к работе.
   - Может, пригласим его за стол, неудобно как-то, - шепнул Гордон другу, но тот лицом показал, что все и так нормально.
   - Заранее прошу прощения, что чай остыл, - извинился Илай, Мы вас давно ждали, и вот... А Рэнди пусть работает, надо, чтобы хоть кто-то меня подменил, а многие уже ложатся... У нас отбой в час ночи обычно. Для тех, кто не ночной.
   - Сурово, - впечатлено кивнул Гордон, отхлебывая странный травяной чай, - У вортигонта - человеческое имя? Я таких еще не встречал.
   - Это так, условность, - усмехнулся Илай, - Как с китайцами. Просто его имя неудобно произносить, вот и подобрали, что-то примерно похожее. Ну, рассказывайте, как вы?
   - Я уже рассказала все самое интересное, - засмеялась Аликс, - Все как обычно. Вортигонты нам в пути очень помогали. Да и наши у железнодорожной станции тоже, и накормили, и дали отдохнуть.
   - Знали бы вы, каких нервов мне это стоило, - прокряхтел Илай, - Нет, мне-то все равно, я только рад, когда вы, дети, отдыхаете, а вот Арнольд... Еле успокоил.
   - Доктор Магнуссон, наверное, меня так и ненавидит до сих пор? - поинтересовался Гордон, наморщив лоб.
   - Да нет, что ты, - заверил его друг, - Он вообще никого не ненавидит, это так, он просто так общается... Уж если они даже с Иззи поладили. Хотя со стороны покажется, что ругаются они по-прежнему.
   - Вечное соперничество, - кивнул Фриман, - Но при этом, все равно бок о бок, вместе. Есть в этом что-то благородное. Только нервы доктора Кляйнера жалко немного.
   - Да он и не нервничает, - махнул рукой старик, - Разве что я переживаю. За вас.
   - Все просто отлично, Илай, - мягко улыбнулся Гордон, - Все самое ужасное позади. Мы в безопасности, мы наконец все вместе. Кстати, как вам удалось раздобыть этот бункер? Он чем вообще был раньше?
   - Рэнди, Рэнди, нет, стой! - Илай вдруг привстал и потянулся к вортигонту, - Тут надо вот сюда нажать. И держи уровень в пределах двадцати, хорошо? Окей... Гордон, прости, так о чем это мы? А, бункер... Это целая история! Комбины ведь все бункеры и военные сооружения либо разрушали, либо запечатывали намертво. Этот запечатали, но нашим удалось его отбить и распечатать. И с самого Первого восстания мы его держим. Тут мы даже нашли две ракеты, прямо в пусковых шахтах, нетронутые. Это оказалась российская ячейка ГЛОНАСС. Говорят, те, кто этот бункер захватили у комбинов, лично знали Розенберга...
   - Вот уж кого тоже жалко, - покачал головой Гордон, - Мне Барни рассказывал про него. Он инициировал то Первое восстание, да?
   - Не все то, что о Розенберге говорят, соответствует истине, - вздохнул старик, - Он не только за общее благо боролся... Ну да ладно, о мертвых лучше ничего не говорить, чем что-то плохое.
   - Мда, - Гордон был совершенно сбит с толку, - А вообще так интересно получилось, что все наши, все кто из "Черной Мезы", стали лидерами борьбы с Альянсом.
   - Ну, тут просто гигантское чувство вины, ответственности за все, что случилось с миром, - развел руками Илай и отхлебнул чаю, - Что тут скажешь?.. Да и потом, Гордон, ты неправ, не все, далеко не все. Были и те, кто вступил в Альянс, поддались веянию времени, да и уговорам Брина. Помогали ему на первых порах, пока он от них не избавился... Были и есть самозванцы даже. Те, кто говорят всем, что они, якобы, из "Черной Мезы".
   - Да, я о таких много слышала! - засмеялась Аликс, - Вот забавно, да?
   - Ого! Но зачем? Смысл?
   - Для авторитета просто, да чтобы самолюбие потешить.
   - И что, народ им вот так, просто, верит? - поразился ученый.
   - А что народ? Им пару "научных" слов скажи, пару баек расскажи, они во что хочешь поверят, - вздохнул Илай, - Люди-то в отчаянии были. Даже среди мародеров и бандитов сейчас есть пара вожаков, которые выдают себя за членов научно-исследовательской группы "Мезы".
   - О, кстати, о мародерах, - выпрямился Гордон, - Я недавно только узнал о них, хотел тебя просить. Ты же можешь разобраться? Организовать, что ли...
   - Что именно, Гордон?
   - Антипропаганду. Люди же идут к этим скотам просто потому, что они в отчаянии, и потому, что им сладкие речи на ухо напели. Надо работать, просвещать народ, рассказывать об Альянсе ужасы всякие, а о нас, о Сопротивлении - то, что людей привлечет, даст надежду и перспективы.
   - А, ты об этом, - расслабился Илай, - Конечно, я все это понимаю. Мы давно уже обдумали и то в том числе. Сделаем, чуть попозже, но сделаем. Сейчас надо главную задачу решить, не допустить второе пришествие сил Альянса. Справимся - тогда можно будет и сосредоточиться на таких вопросах...
   Гордон заметил, как менялся тон друга, когда речь заходила о руководстве Сопротивлением, о войне, текущих проблемах и делах. Да, все же Илай, наверное, из прирожденных руководителей. Не каждый смог бы потянуть такую ношу. Не каждый опытный политик и военный. А Илай каким-то образом смог. Остается только гадать, каким, и почему именно он стал главой Сопротивления. Только сейчас в полной мере Фриман осознал это. То, что Илай, старый добрый Илай - глава всемирного Сопротивления, самый главный человек на Земле, можно сказать. Правитель. И будущий, пусть, наверное, и ненадолго, до восстановления демократии, правитель Земли. Это было даже жутковато. Но и будоражило одновременно. Ведь этим самым главным был не кто иной, как его близкий друг! Гордону даже стало смешно - он еще тяготится званием героя, а вот, прямо у него на глазах, его старый товарищ достойно несет непосильную ношу, и не жалуется, не скромничает, признает все как есть. А ведь есть еще куча людей, вроде Андрея, которые считают главой Сопротивления самого Гордона. Смех, да и только...
   - Но ты все равно подумай на этот счет, - Фриман снова устроился удобнее, - Ты же тут главный, как-никак. И люди у тебя подходящие есть, вон, один такой этажом ниже лекции у вас проводит с новобранцами... А где Барни, кстати? Почему его не видно, он спит уже что ли?
   - А? А, Барни уже умчался дальше, - улыбнулся Илай, - Все носится, решает вопросы. У него громадная работа, он, считай, всем подряд занимается. Да как и все мы.
   - Где же он?
   - Он сейчас по отрядам ездит, решает кадровый вопрос. На командование нужно поставить правильных, грамотных и проверенных людей. Вон сколько людей уже погибло, просто от глупости и неопытности их новоявленных начальников.
   - Тоже понимаю... - Гордон с улыбкой вздохнул, - И понимаю, что я на самом деле ничего не смыслю в этих военных делах! А еще тебе советы давать пытаюсь. Вы и сами лучше меня во всем разбираетесь. Сколько лет в этом всем... Жалко, что Барни не увижу. Так с ним посидеть охота, вспомнить...
   - Еще насидитесь, Гордон, - сказала Аликс, - Барни все время возвращается, причем внезапно. Уверена, он скоро уже будет снова тут.
   - Гордон тоже умеет эффектно возвращаться, - засмеялся Илай, - Хватит тебе уже воевать, Гордон. Одно дельце только надо будет сделать, и все... Но это потом... Ты все же ученый, и самый талантливый, из всех, кого я знал. Он гений, Аликс, я тебе говорил, помнишь? Настоящий гений, он просто чудеса творил тогда!
   - Я помню, - смутилась девушка, - И нисколько не сомневаюсь.
   - Да какой там гений, - Гордон просто "поплыл" от такого комплимента, - Три недели думал, как квантовое поле на периферию вынести, чтобы моя установка заработала! Там ведь вся загвоздка была со смещением генерирующего поля, объекты горели прямо в порталах!
   - И ты решил эту задачу настолько гениально, что сам Розенберг просил тебя к себе, - Илай, смеясь, утер слезу, - Да, было время... Но для тебя, как я понимаю, это далеко не в прошлом? Теорию одноименного синуса не забыл еще?
   - Помню лучше, чем национальный гимн, - довольно выдохнул Фриман, - Спрашиваешь! У меня даже руки чешутся, так хочется приступить, наконец, к настоящему делу!
   - С тобой на борту Альянсу точно останется лишь бежать за границы всех возможных пространств, - Илай посмотрел на вортигонта, и, убедившись, что тот справляется, снова расслабился.
   - Кстати, Илай, у меня насчет этого куча вопросов.
   - Спрашивай, друг, конечно!
   Фриман покосился на Аликс. Но... А к чему тянуть, вилять? Она наверняка знает и так побольше его, и ее уже ничем не проймешь. Он раньше не делился с ней своими мыслями, опасениями, боялся расстроить. Но теперь, когда он сидел здесь и говорил с Илаем, он понял, что тот не склонен скрывать от дочери ровным счетом ничего. Да ведь и она уже совсем взрослая...
   - Мы на что надеемся, Илай? Ведь я прекрасно помню все, что ты рассказывал о Семичасовой войне. Силы Альянса тогда смели всю военную мощь Земли, за семь часов, а ведь тогда у нас были и танки, и артиллерия, и все, что можно представить! А сейчас у нас что? Просто люди с автоматами, не более. И - как?
   - Я никогда не говорю, что это просто, - Илай подобрался, но взгляд его оставался мягким и доверительным, - Но это вполне реально. Тогда Альянс победил, потому что на его стороне был эффект внезапности. Сейчас - все иначе. Мы знаем, чего ожидать, знаем, где их слабые места. И, чтобы не повторился тот ужас, мы работали все эти годы. Магнуссон не зря готовил ракету так долго. Все было продумано, все события - часть нашего плана. Ты удивишься, но и взрыв Цитадели - тоже. Только так мы сможем сделать то, что нужно. Остался буквально шажок. Использовать данные, которые вы принесли из Цитадели, перекодировать спутник, запустить ракету - и всё.
   - Ты говоришь, что все непросто, но звучит все так, словно осталось лишь кнопку нажать... Вы же не могли спланировать и то, что Аликс случайно найдет эти данные в Цитадели... - Гордон вдруг осекся и посмотрел на Илая, - Не могли ведь?
   - Все было непросто, Гордон. Это стоило долгих лет трудов, многих жизней. Огромных, нечеловеческих усилий для всех нас, и для тебя ведь тоже. А данные - конечно, я не знал, что Аликс так удачно прихватит их. Ты молодец, доченька, вот что значит - моя девочка!
   Аликс, жадно слушая разговор, нашла момент смущенно улыбнуться.
   - Но данные эти мы планировали достать. По-другому, конечно, - загадочно улыбнулся Илай, - Джудит.
   - Доктор Моссман? - поразился Гордон, - Но она же...
   - Знаю, знаю, - вскинул ладони Илай, - Но тут есть нюанс. Это я ее внедрил к Брину. Он питал к ней симпатию, только так можно было подобраться к нему достаточно близко... Ее целью и были эти самые данные.
   - Ничего себе...
   Гордон совершенно по-новому взглянул на друга. Это было действительно новостью, и еще какой. Джудит... Он ведь думал, что она предала, а потом одумалась... А она изначально действовала по плану, и Илай всё знал! Да, наверное, нет смысла упрекать друга в том, что он не предупредил. Тогда Гордон и Аликс не смогли бы натурально держаться перед Брином, и спектакль был бы провален. Но сам Илай-то, вот актёр! Ну, хорош, ничего не скажешь... И внедрить женщину, к которой питаешь романтические чувства, в логово самого своего злейшего врага, внедрить как раз потому, что враг этот тоже питал к Моссман подобные чувства! Это было донельзя цинично... Фриман посмотрел в глаза Илаю. Наверное, только так и выигрывают войны. Он бы так не смог. Он бы не смог послать Аликс к комбину, например, влюбленному в нее... Но, наверное, не ему судить. Победителей не судят. И Гордон наверняка проиграл бы войну, будь он на месте Илая. Потому, что не способен на циничные шаги.
   "Пора взрослеть, ученый..."
   - Папа, как же ты смог? - проговорила Аликс, - Это ведь такой ход, такой риск!.. И ты мне ничего не сказал?
   - Я не мог сказать, доченька, пойми. Ну-ну, не обижайся, так было нужно, понимаешь? Так надо. Джудит сама предложила это, она хотела этого. Понимала, как все может быть... И, ведь все получилось, верно? И мне это было нужно. Я не мог рисковать тобой. Уж лучше ею и собой...
   Аликс взяла Илая за руку. И мягко улыбнулась. Фриман снова поразился, покачал головой. Вот они понимают друг друга с полуслова. Настоящая семья.
   - Илай, я просто поражен, - признал Фриман с улыбкой, - Вести игру на таком уровне... Но что же теперь?
   - А теперь, - оживился Илай, - Теперь у нас есть уникальный шанс, и мы ни за что не упустим его! Альянс ведь не может к нам прийти извне сам, своими средствами, ты забыл? Им нужен импульс, помощь, коридор. Тогда это был Портальный Шторм, сейчас коридора нет, и Альянс сам прийти не может. Он сможет прийти, только если процесс пробоя коридора, запущенный в руинах Цитадели, завершится. И этот процесс мы нашей ракетой и остановим. И все, Гордон! Альянс уже никак не вернется. Останется только добить его остатки тут.
   - Главное, чтобы все действительно было, как ты говоришь, - покачал головой Гордон, - Просто ощущение у меня какое-то... Но ведь и понимаю, что ты прав. Наверное, я просто стал параноиком.
   - Ты многое пережил, друг мой, - улыбнулся Илай и по-отечески похлопал ученого по плечу, - Просто ты под впечатлением, и я тебя очень хорошо понимаю. Но поверь, мы тут не сложа руки сидели. И ты свой вклад тоже внес, огромный, незаменимый, без тебя ничего не получилось бы. Но теперь мы наконец-то на пороге великих перемен. Мы сможем вернуть себе наш мир!
   Гордон улыбнулся и поднял кружку с чаем.
   - Когда ты так говоришь, я в этом точно не сомневаюсь, - и все они торжественно чокнулись кружками, словно в них было шампанское.
   - Скоро, совсем скоро, будем праздновать первую серьезную победу, - заверил Илай и даже заерзал от нетерпения.
   "Надо же, как он все-таки волнуется! - поразился Фриман про себя, - Так предвкушает, так радуется. Наверное, я и правда попусту мотал себе нервы. Все отлично складывается!"
   - У меня конечно столько вопросов, что за один раз и не обсудить, - сказал он вслух, - Например, интересно, что там с Сопротивлением в остальных частях света. И как с самоуправлением. Вдруг кто-то потянет одеяло на себя, как говорится? Ведь раскол может случиться...
   - Э, Гордон, да тебя, никак, в большую политику тянет? - засмеялся старик, - Есть и такие вопросы, и проблемы есть, но тут как раз все не так сложно, как могло бы быть. Именно поэтому мне хотелось бы поскорее, одним махом отрезать от Земли Альянс. Чем дольше тянуть, тем больше риск внутренних распрей, ты же понимаешь.
   - Хорошо, ну а как мы планируем справиться с теми силами Альянса, которые останутся на Земле? У нас только люди, а у них - Цитадели, ядерные реакторы, синтеты, летательные аппараты, артиллерия, хедкрабы, и еще бог знает что!
   - Гордон, друг мой, знай: даже когда противник превосходит тебя и мощью, и численностью, все равно у тебя есть преимущество. Преимущество наше в том, что мы предупреждены. Преимущество в том, что они, как бы ни были сильны, они - на чужой территории, они тут чужие. А мы - у себя дома. И знание это спасёт нас не единожды. Не забывай также, что Альянс - тоже не роботы, у них и интеллект есть, и какие-то свои разумения. Их боевое настроение может радикальным образом измениться, как только они узнают, что своих они больше никогда в жизни не увидят, командование с далеких планет их потеряло навсегда, плюнуло и растерло. Когда они узнают, что воевать больше не за кого, незачем, еще посмотрим, как они заговорят!
   Гордону нравилось, как он распалил Илая. Илай ведь не нервничал, он явно получал удовольствие от своих разъяснений. И только все больше впадал в азарт. У него в глазах Фриман вновь увидел тот блеск, который он не видел уже очень давно.
   - Отлично, если так случится, я - только за! - поднял ладони Гордон, - Первый буду в наших рядах, всегда и при любом раскладе событий. Ну а всё-таки, а если альянсовцы упрутся? Ну, ладно - потеряют командование и дом, так просто захотят воевать дальше, чтобы либо новый способ связи со своими придумать, или просто чтобы выиграть на конкретной планете и жить тут, припеваючи. Ведь мы же их не пощадим, если сдадутся, верно?
   - Не пощадим ни в коем случае, - Илай довольно ухмыльнулся, - Ну а захотят воевать - раздавим эту гадину, как вредное насекомое! Мы это можем, не сомневайся отныне больше ни на йоту. Дочка, я надеюсь, он тебя не заразил этими бунтарскими настроениями?
   Аликс смешно вскинула руки.
   - И потом, Гордон, - со смехом продолжил Илай, - Ты просто многого не знаешь, друг мой. Мы ведь не так слабы, как кажется. Некоторую бронетехнику Альянса мы уже захватываем и ее можно использовать. Бронетранспортеры, вертолеты и другое... Хедкрабов Альянс тоже не любит. Склады с оружием - все новые и новые мы захватываем ежедневно.
   - Так, ну это уже что-то, - довольно кивнул Гордон, - Еще есть идея - вот ваш робот по имени Пёс, он же отличная боевая машина, он и против страйдера идёт хорошо, и против бронетехники, не говоря о солдатах. Сам видел!
   - Вот, ты уже начинаешь понимать, в чем соль, - Илай подмигнул другу, - Ты прав, и мы тоже уже про это думали. Подобных роботов можно легко, в любую минуту, поставить если не на поток, то хотя бы наладить их производство в довольно сносных темпах. Причем - повсеместно. Чем не тяжелая техника, а? Вот как раз готовимся к этому, задачу нашим инженерам я уже поставил...
   - Можно еще телепорты использовать, - подсказал Гордон, - Как тот, что у Кляйнера!
   - Можно, в принципе, да, - кивнул Илай, - Но только очень ограниченно. Два-три на весь мир, не больше. Для снабжения и моментальной рекогносцировки, допустим. Но очень осторожно и ограниченно. У нас пока монополия в этом деле, нельзя Альянсу давать ниточки, никак нельзя... Плюс, у нас еще несколько козырей в рукаве припрятано, не всё успею рассказать, ну ничего, потом сюрприз будет для вас. Тут ещё недавно интересный человек появился, медик по имени Лэнс, любопытную технологию разработал, тоже пригодится... А целые отряды Гордонов Фриманов - как тебе идейка, а?
   - Это как? - хихикнул ученый.
   - В свое время все узнаете, - пообещал Илай, - А пока - надо вырвать Альянсу жало. И сегодня, прямо сегодня - всё решится! Ты не представляешь, как долго мы ждали этого дня...
   - А знаешь, что еще я подумал? - ученый, предвкушая впечатление, которое он произведет на друга, довольно прищурился сквозь очки, - Альянс же большой, не даром же он называется "Всегалактический Союз"? Наверняка есть и другие, вроде нас, кто сопротивляется. Не можем мы быть одинокими в этом! Я имею ввиду, другие виды, другие миры!
   - Допустим, - улыбнулся старик.
   - Ну так вот, - увлеченно продолжал Фриман, - Зен ведь вне досягаемости Альянса, так? И, если можно было бы использовать Зен в качестве канала связи с другими сопротивляющимися мирами, борьбу можно было бы вывести на вселенский уровень! Ну как?
   Гордон довольно откинулся на спинку стула. Илай, усмехнувшись, лишь похлопал друга по плечу.
   - Ну, теоретически, может быть, хотя я бы еще с этим поспорил, исходя из некоторых нюансов подпространств, - ответил старик, - Но... Гордон, это нам не нужно. Нет-нет, не горячись, ты послушай. Думаешь, я не думал об этом? Мы хотим лишь свободы и мира, покоя, а не ввязываться в игры, до которых не доросли. Не нужно нам это. Нам бы только отвоевать собственную свободу, пойми. А Альянс на корню изничтожать нам зачем? Ведь жили мы себе спокойно тысячи лет, не зная об Альянсе, и жили хорошо. Так и будем жить. Просто закрыть Альянсу пути к нам, и все. А насчет связи с другими сопротивляющимися цивилизациями... Нам совсем не нужно превращать планету в глобальный военный лагерь и принимать у себя потоки беженцев из других миров. Нам нужна нормальная, прежняя жизнь, нам нужно счастье для наших детей.
   Что-то такое вертелось на языке у Фримана. Что-то про "трусливо отсидеться" и про "глобальную ответственность"... Но он почти в ту же секунду понял - а действительно, зачем? Не про то ведь речь. И замахиваться на непосильное, а главное - ненужное... Но вот только чувство, то самое, которое толкало Гордона на все, что он делал раньше, ощутило словно удар под дых.
   - Да, Илай, - покачал головой ученый, медленно беря свою кружку снова, - Ты и вправду стал настоящим правителем. Матёрым, чёрт тебя...
   Илай посмотрел на своего друга как бы даже с сочувствием.
   - Ты мне просто поверь, сынок... Это к тебе еще придёт. Со временем, с опытом, с возрастом, я ведь все-таки не так юн, как вы, мои дорогие. Я ведь стар. И только вам потом наше дело продолжать придется.
   Помолчали.
   "Неужели Илай хочет впоследствии поставить меня на свое место?.. Это... Сюрприз, да уж... Не знаю даже..."
   Сказать, что это было неожиданно - значит, не сказать ничего. Гордон понимал, что он, наверное, может отказаться. Быть главой Сопротивления, главой Земли... Это пугало. Он не знал, справится ли он хотя бы с половиной обязанностей. Ведь нужно обладать исключительными качествами, огромными знаниями в таких областях, которых он и не касался даже никогда...
   - Папа, ну ты что? - придвинулась к нему Аликс, - Никакой ты не старый, ты в отличной форме! Люди в твоем возрасте, бывало, только начинали всё!
   - Откуда ты знаешь? - мягко улыбнулся Илай, обнимая дочь.
   - Я ведь много книг читала в детстве, про старую жизнь. Ты меня не пугай! Мы с тобой еще вместе новый Нью-Йорк строить будем!
   - Как же я тебя люблю, - вздохнул Илай, закрывая глаза, - Ты так выросла за эти дни, так повзрослела...
   - И я тебя люблю, папа, - Аликс тоже обняла отца и улыбнулась, - Мы же вам подарок принесли, не хотите распаковать?
   - Ах да, да, - ожил Илай, - Данные из Цитадели! Они у тебя?
   - Да, вот, - Аликс протянула отцу флэшку, - Что теперь?
   - Давайте сходим к ракете? - поднялся старик, - Там как раз сейчас Иззи, отдадим ему ваши данные, он как раз до утра должен с ними управиться.
   - Отлично, как раз уже хотел поскорее и с доктором Кляйнером увидеться, - обрадовался Гордон, и тоже встал.
   - Он будет рад, наконец, выбраться из шахты, ему нужны передышки в его работе с Арнольдом. Если послушать со стороны, как они все время спорят, можно подумать, что они все еще соревнуются за грант.
   - Да, кое-что никогда не меняется, - улыбнулся Фриман, - Кстати, а можно поподробнее, в чем смысл нашего плана? Я в общих чертах, конечно, понял, но, раз уж заговорили...
   - Конечно, Гордон. Ты сам убедишься, что все довольно просто. Как ты помнишь, в "Черной Мезе" мы использовали систему перемещения "Земля - Зен - Земля", задействуя при этом спутник наведения, выведенный на орбиту. Спутник связывался с системами WGS 84 и наводил координаты для пункта назначения.
   - Это я прекрасно помню, - кивнул Фриман, - Правда, такая система использовалась в комплексе "Лямбда" при глобальной телепортации, а в моих моделях я пользовался банальными расчетами силы пробоя, чтобы определить точку, в которой объект окажется после телепортации.
   - О, твои модели локальных телепортов были просто бесподобными! - улыбнулся Илай, - Хотя ты тратил на перемещение огромное количество энергии, и была некая доля погрешности, но сама суть механизма перемещения была уникальна, отличалась от модели Розенберга тем, что ты применял аспекты многообразия Калаби-Яу. До сих пор поражаюсь твоей дьявольской интуиции!
   - Ну что ты, Илай, я же просто, методом тыка, так сказать, путем проб и ошибок...
   - Вот это и называется интуиция! - старик похлопал друга по плечу, - А дьявольская потому, что как раз те же самые аспекты и легли в основу новой модели телепортации, которую мы с Иззи разработали уже здесь, в Сити-17. Ты, как всегда, первым оказался на единственно правильном пути... Так о чем это я? Ах да... Так вот, в "Черной Мезе" при глобальных перемещениях мы использовали для ориентировки сигнала кристаллы из Зена в качестве дополнительного источника энергии. А помогал нам в этом иногда механизм, разработанный тем же Розенбергом - устройство фокальной точки.
   - А вот это новость, - поднял брови ученый, - Ничего не слышал об этом устройстве.
   - Не мудрено, ведь все проекты "Лямбда" были засекречены, а устройство фокальной точки вообще застряло на стадии прототипа. Это устройство, которое мы расположили в Зене еще очень давно, оно помогало усиливать портполе и пробивать канал из точки Б к С, энергетически доминирующий над каналом из точки А в Б, где Б - это Зен, а А и С - это Земля.
   - Все ясно, - усмехнулся Гордон, - Это устройство хорошо, только чтобы придать дополнительный импульс объекту телепортации, если изначальный импульс был невелик. То есть, при дефиците энергии.
   - Вот поэтому устройство и осталось на стадии прототипа, - кивнул Илай, - Потому что потом, когда был построен большой телепорт "Лямбда", подключенный к ядерному реактору, вопрос о дефиците энергии уже больше не стоял. Но не это главное.
   Илай так увлекся, что снова сел на стул, Гордон машинально опустился вслед за ним. Аликс скучающе повисла на спинке своего стула, посмотрела в сторону и закатила глаза. Она, конечно, разбиралась в некоторых технических нюансах, но вникать в научную подоплеку у нее никогда не было ни способностей, ни желания. Сейчас ей лишь хотелось, чтобы они поскорее уже закончили говорить и начали делать хоть что-то. С другой стороны, она понимала Гордона - сейчас он радовался, как ребенок, которому вернули его любимую игрушку, да еще и играют вместе с ним.
   - Погоди, - заметил Фриман, - Ты говоришь, устройство находится в Зене? То есть, до сих пор?
   - В этом и суть, - довольно улыбнулся старик, - Конечно! Оно там, и оно все еще работает. Просто связи с ним нет. А ещё - многие из спутников WGS 84 и GPS, в том числе и тот, который ты запустил из "Черной Мезы", до сих пор на орбите!
   - Что? - Гордону слишком сложно было поверить в такой сюрприз, - Альянс их не сбил?
   - А зачем? Комбины ведь тоже не дураки, понимают, зачем эти спутники нужны были. Они просто отключили их от земных систем и стали использовать их для своих нужд. Для тех же самых - определение координат, местоположения, связи. Им ведь за всей планетой, считай, следить нужно.
   - Мне кажется, теперь я понимаю, почему вы выбрали именно этот бункер, - покачал головой Гордон.
   - Именно! У нас же ракета-носитель спутника системы ГЛОНАСС - редкая удача! - Илай, казалось, распалился настолько, что вот-вот начнет приплясывать, - Запустить ракету, взломать остальную сеть спутников, и подключиться к ней - проще простого, алгоритмы уже написаны!
   - Это все звучит грандиозно, - Фриман скептически приподнял бровь, - Но я все равно не понимаю, в чем суть шаха и мата Альянсу.
   - Все очень просто, - перевел дух Илай, - Арнольд изобрел Зен-резонатор и встроил его в нашу ракету. Как только она окажется на орбите, мы подключим всю спутниковую сеть к устройству фокальной точки в Зене. И тогда резонатор Магнуссона сможет, используя канал из Зена, накрыть через спутники всю планету своеобразным щитом, обладающим свойствами подпространства.
   - Ого! - вот и настал момент, когда у Фримана от удивления и волнения даже запотели очки, - Как это? Свойства подпространства - это же свойства Зена!
   - А Зен, ввиду его свойств, как ты помнишь, для Альянса недосягаем, - Илай чувствовал триумф, как много лет назад, когда защитил докторскую диссертацию.
   - Обалдеть! - не выдержал Гордон, и даже одними губами смачно выругался, - Это же гениально! Никогда бы не подумал... Но это... Это шедеврально, черт!
   - Похвала от тебя, сынок, для меня значит очень многое, - потупился Илай, - Но это все же общая заслуга, и огромного количества помощников, и моя, и Иззи, и Джудит, и Арнольда... И твоя, как ни крути. И даже Барни.
   - Барни? - ожила Аликс, - А он-то каким образом тут замешан?
   - Ведь именно Барни в свое время включил устройство фокальной точки в Зене.
   - Калхун? - глаза Фримана, как говорится, стали совсем квадратными от удивления, - Он, конечно, говорил что-то такое, но чтоб именно это...
   - Еще успеете с ним наговориться, - мягко улыбнулся Илай.
   - Я что-то упустила, наверное, но я так и не поняла, где в нашем плане нужны данные, которые мы украли из Цитадели, - мрачно заметила Аликс, поняв, что старые друзья уже напрочь забыли о том, что они, вообще-то давно собирались отнести ее находку Кляйнеру.
   - А это и венец всего замысла, и проблема одновременно, - кивнул ее отец, - Пока Альянс находится в процессе установления канала связи со своими, щит, который мы собираемся накинуть на Землю, будет незавершенным. Будет риск пробоя, слабая точка, ахиллесова пята. Та ниточка, которую Альянс сейчас пытается перекинуть на свою сторону. Но если нам удастся извлечь из массива украденных вами данных их идентификатор, мы закроем им дорогу к нам навсегда. Мы обратим полярность их портала. И тогда всё. Извне Альянс к нам попасть уже никак не сможет.
   - План действительно гениальный, - Гордон, задумавшись, потеребил бородку, - При условии, что система спутников будет поддерживаться в работоспособном состоянии всегда.
   - Это верно, друг мой, - развел руками Илай, - У меня нет пока оснований сомневаться, что мы сможем поддерживать работу спутников сколь угодно долго. Но ты прав, Гордон, нюансов куча. Как, например, задача впоследствии поддерживать защитный купол вокруг земли на постоянной основе без помощи спутников.
   - Самоподдерживающийся процесс наподобие резонансного каскада? - небрежно предположил Фриман.
   Илай восхищенно стукнул кулаком по столу и встал.
   - Вот видишь, Аликс, я же говорил, что он - гений! - горячо воскликнул старик, - Ведь идеальное решение же, мне бы такое и в голову не пришло!
   - Эй, Илай, стой, я же просто навскидку сказал, как один из вариантов... - запротестовал Гордон.
   - Но это - отличный вариант! Главное, нетривиальный! Ничего, Гордон, вот над такими задачами мы и будем работать, когда запустим ракету. Нюансов множество, и именно тебе придется трудиться над их разрешением.
   Аликс, наконец, не выдержала:
   - Может, наконец, пойдем уже к ракете? - недовольно скривилась она, - Мы же вроде еще десять минут назад собирались?
   - Да, да, конечно! - спохватился Илай, и повел их к лифту.
   Гордон в присутствии друга стеснялся брать Аликс за руку.
   Но, пока они ждали лифт, ученый все еще переваривал то, что услышал только что.
   Фриман понимал, что нюансов действительно много. Сам план отличный и, скорее всего, сработает, если "старая гвардия" "Черной Мезы" не ошиблась в расчетах. Но, план, решая ситуацию с Альянсом, одновременно и усложняет то, что остается в сухом остатке. Понятное дело, что придется решать проблему со спутниками. Илай прав, работы тут непочатый край. работы многомерной и сложной. В самом деле, не век же зависеть от каких-то там спутников. Один выйдет из строя, и всё - щит исчезнет, а Альянс или кто-то вроде комбинов могут только этого и ждать.
   Но вообще, новая задача, над которой предстояло работать, Гордону нравилась. Дело, действительно глобальное и нужное людям, интересное и, главное, связанное с исследованиями всей его жизни - телепортацией. Мечта любого ученого. Да и идея уже была, насчет локального самоподдерживающегося резонансного каскада, а раз идея понравилась Илаю, значит, в ней и правда была какая-никакая перспектива. Фриману припомнилось, как еще в "Черной Мезе", сразу после катастрофы, они с Майком обсуждали, как было бы интересно создать такой резонансный каскад, но уже маленький, в пределах комнаты, например, и посмотреть, сколько открытий такой эффект всем сулит.
   Хотя, если подумать, даже если он разберется, как поставить щит в независимость от спутников, то и кроме этого придется решать еще кучу задач, которые возникнут, как следствие. Как повлияет новое поле вокруг планеты на саму Землю? А главное - можно ли будет, наконец, в телепортации отказаться от Зена и пользоваться подпространством вокруг Земли в качестве оси и ретранслятора? Скорее всего, это в корне изменит технологию телепортации, и ее придется изобретать практически заново. А может, продолжать пользоваться старой технологией, но теперь уже с куда более колоссальными энергетическими затратами? Все эти вопросы порождали новые и новые, и у ученого уже чесались руки от желания приступить, наконец, к работе. Но - еще рано. Пока еще - война.
   После лифта пересели в другой, который повез из вниз по наклонной шахте. Размеры этого места действительно поражали.
   "Ну а что ты хочешь? - усмехнулся сам себе Гордон, - Если ракета-носитель метров тридцать как минимум, а может, и все пятьдесят, плюс различные подсобные помещения, шахты отведения... Весь бункер может быть глубиной от семидесяти метров до ста пятидесяти. А может, даже глубже"
   - Уже много времени прошло, - вздохнула Аликс, - Вы не знаете, сколько у нас еще в запасе? Когда сверх-портал Альянса развернется в полную силу?
   - Не понятно, на самом деле, - признался Илай, - Мы за ним постоянно наблюдаем, но что-то около суток у нас, по прогнозам еще есть.
   Впереди, внизу, уже виднелся большой зал с чем-то огромным посередине. Но уже издалека Гордон догадался, что это - нос огромной ракеты, сидящей в пусковой шахте. Ракета была окружена трапами и помостами, и ученый уже услышал знакомый голос своего старого учителя:
   - Так-так, да... Тут, кажется, все в порядке. Разве что меня беспокоит... - голос Кляйнера, казалось, не менялся никогда за всю его долгую жизнь.
   То же можно было сказать и о Магнуссоне - с "Черной Мезы" его голос не изменился ничуть.
   - О чем я буду беспокоиться в последнюю очередь, так это о твоем одобрении, Кляйнер! Если у нас и есть недочеты, то это - результат только некомпетентности персонала и перебоев с поставками!
   Доктор Айзек Кляйнер, которого Илай по-дружески называл Иззи, еще в МТИ был преподавателем Гордона на кафедре квантовой физики и курировал его дипломную работу. Впоследствии Кляйнера переманили в "Черную Мезу", а тот, в свою очередь, порекомендовал туда и Фримана. Учитель и наставник работали бок о бок и впредь, и Гордон, питая к нему огромное уважение, всегда называл его только на "вы". Магнуссона на "вы" приходилось называть почти всем (кроме Илая, разумеется), ибо никто не хотел нарываться на скандал.
   Лифт высадил их прямо в зале.
   - Ух ты! - восхищенно протянула Аликс, оглядывая величавый нос ракеты, - Какая огромная!
   Илай и Гордон шагнули в зал, и ученый тут же увидел Кляйнера, который, как обычно, был облачен в белый лабораторный халат.
   - Илай! - Кляйнер обернулся, и улыбка сама собой расплылась на лице Гордона, - Почему ты мне не сказал, что они уже прибыли?
   - Не переживай, Иззи, они совсем недавно подъехали, - отмахнулся старик.
   - Доктор Кляйнер, я так счастлив вас видеть! - Гордон шагнул вперед и обеими руками пожал трясущуюся руку старого профессора, - Вы, как всегда, гениальны и полны жизни!
   - Гордон, мой мальчик, наконец-то ты здесь, - Кляйнер по-стариковски отрывисто обнял ученого, - Рад, очень.
   Взгляд профессора скользнул в сторону Аликс.
   - А вы, юная леди, - обратился он к девушке, - Нет способа выразить, как мне приятно снова видеть вас.
   Они обнялись покрепче и продолжительнее. Гордон с пониманием и радостью смотрел на них. Конечно, одно дело учитель и ученик, а другое - практически второй отец, с самых пеленок.
   - Гордон, - Айзек снова повернулся к Фриману, - Я вижу, ты и твой H.E.V.-костюм все так же заботитесь друг о друге, как и прежде!
   - Они уже неразделимы, - засмеялась Аликс.
   - Костюм отлично работает, - кивнул Гордон, оглядывая себя, - Даже лучше, чем до внесенных вами улучшений. Правда, пострадал немного, но его чинил вроде как хороший техник.
   - Да уж вижу, - проворчал Кляйнер, оглядывая грудные и спинные бронещитки скафандра, - Сделано, конечно, ужасно, топорно... Но в целом...
   - Данные, Кляйнер, где данные? Долго я буду ждать?!
   Фриман вздрогнул, когда из-за ракеты к ним подошел Магнуссон, который, казалось, всеми силами оттягивал момент встречи с Гордоном. Арнольд Магнуссон был одет в старый, потертый застиранный деловой костюм, и походил скорее на пенсионера на прогулке, чем на ученого, занятого работой. Только теперь Гордон смог рассмотреть его получше. Магнуссон постарел. Конечно, ведь теперь их разделала пропасть длиной в двадцать долгих лет. Но он не осунулся, как Кляйнер, не сгорбился, держался все так же прямо и энергично. А на лице, среди старческих морщин, все так же бледнели недовольно сжатые губы и блестели острым взглядом маленькие цепкие глазки.
   - Доктор Магнуссон... - проговорил Фриман, чуть склоняя голову.
   Он даже не решился подать старику руку. В "Черной Мезе" у всех с Магнуссоном были натянутые отношения. Хотя, Гордон был одним из тех, кто пытался проявлять хоть какую-то толерантность к сварливому старику, и никогда не говорил о нем плохо, даже за глаза.
   Магнуссон, даже приблизившись, до сих пор избегал встретиться взглядом с Гордоном.
   - Кляйнер, мы будем синхронизировать спутник, или нет? Или мне отложить к черту запуск ракеты, чтобы ваша семейка, наконец, могла воссоединиться?!
   - О, боже, - пробормотала Аликс, отворачиваясь.
   - Доктор Магнуссон, - Гордон постарался напялить самую радушную из своих улыбок, - Я очень рад вас видеть снова, после стольких лет! Вы - замечательный специалист, и отличный ученый. Наша надежда и защита.
   Магнуссон нарочито медленно повернул голову к Гордону.
   - Нет нужды для твоего сарказма, Фриман, моя психика прекрасно выдержит твое реальное отношение ко мне. Встретились, и замечательно, на том и закончим, сантименты не терпел никогда. У нас работы куча. А ты, Кляйнер, держи от меня подальше своего черепно-мозгового паразита, пока я не приказал его застрелить к чертовой матери!
   - Нет, позвольте! - взвился Айзек, - Ламарр - не паразит, а потрясающей природы симбионт! И потом, она совершенно безвредна! Ей тоже нужно внимание! Магнуссон, ты иногда становишься просто...
   - Стойте, друзья, - вмешался Илай, - Нет нужды для резких выпадов. Все согласны?
   И он посмотрел Магнуссону в глаза. Старый склочник, потерпев взгляд Илая пару секунд, сдался, и отвернулся к ракете.
   - Нам нужно продолжать работу, Альянс ждать не будет, - пробурчал он.
   Фриман усмехнулся. Да, тяжело было с Магнуссоном, совсем тяжело. Его не меняло ничто, и даже годы работы бок о бок с этими людьми. Пусть и иногда на расстоянии. Сам Фриман никогда не обижался на старика, скорее, старался относиться с юмором. Главное только, чтобы Арнольд не переключился в своем неконтролируемом потоке желчи на Аликс, уж тогда Гордон понимал, что за себя не поручился бы...
   - Я просто хотел поприветствовать Гордона и Аликс, - уже умиротвореннее проговорил Кляйнер.
   - Красную дорожку им еще постели...
   - Арнольд, ну хватит. Ну, что там у тебя за проблемы с данными?
   - Код недоработан!
   - Сейчас посмотрим...
   Аликс весело глянула на Гордона и развела руками. Он с улыбкой кивнул, мол, "Знаю, знаю...".
   Илай выждал момент и подошел к Магнуссону, который вместе с Кляйнером уткнулся в мониторы небольшой контрольной панели.
   - Арнольд, ты уж извини, мне надо похитить у тебя Иззи ненадолго, - начал он, - Там Аликс и Гордон данные принесли. Ну, которые из Цитадели.
   Магнуссон резко обернулся и уже было открыл рот, но Илай мягко опустил руку ему на плечо.
   - Ладно, забирай, - вздохнул ученый, - Все равно, лучше я тут сам, быстрее получится. А данные Альянса - это хорошо. Они нам нужны.
   Кляйнер, похоже, с облегчением, покинул стойку контрольной панели и принял из рук Илая флэшку.
   - Здесь терабайты информации.
   - И, что самое интересное, к ней было прикреплено сообщение от Джудит, - вспомнил Гордон, - Оно более чем интересное, вам точно нужно взглянуть.
   - Сообщение? - встрепенулся Илай, и его глаза загорелись, взволнованно, тревожно, - От Джудит?
   - Она же его вам отправляла, судя по всему, - растерялась Аликс, - Вы что, его не получали?
   - Нет, - резко ответил Илай и заходил из стороны в сторону, - Должно быть, Альянс успел его перехватить... Мы должны срочно прослушать его!
   - Так и я о том же, - подступил Фриман, - Там что-то очень интересное, она нашла что-то, что-то важное. И, кажется, комбины наступают ей на пятки.
   Лучше бы он этого не говорил. У Илая от волнения даже сбилось дыхание.
   "Да что это я, в самом деле? - мысленно обругал себя Гордон, - Он ведь любит ее... И, кажется, даже не знал, что с ней, как она..."
   Илай заметил взгляд Фримана и остановился.
   - Сразу, как только мы с Джудит оказались здесь, она, не предупредив меня, взяла вертолет, - объяснил он, и его щека дернулась, - От наших ребят я узнал лишь, что она улетела куда-то в Арктику... Нам надо срочно прослушать ее сообщение! Пожалуйста...
   И он посмотрел на Кляйнера.
   - Ясно, - кивнул старый профессор, - Дайте мне только закончить процесс дешифровки. Я пошел.
   И Айзек направился к лифту.
   - Я с тобой, Иззи! - заторопился Илай, - Вместе быстрее сделаем...
   Гордон покачал головой. Похоже, вести от Моссман стали поважнее, чем работа с данными Альянса.
   Помещение вдруг огласил резкий отрывистый рев тревожной сирены. Под потолком закрутились красные аварийные огни. Фриман напрягся, чувствуя, как привычное, даже приятное чувство, наполняет силой его мышцы.
   - Опять тревога? - оглянулся Илай, - Что-то очень часто в последнее время, не к добру...
   - Что случилось? - забеспокоилась Аликс.
   Магнуссон, стоя вдалеке у своих мониторов, взорвался:
   - Да что же на этот раз в этом бесконечном потоке несчастий?!
   Гордон выжидающе смотрел на Илая. Тот - на Магнуссона, который уже пытался связаться с кем-то по интеркому бункера.
   - Алло! Там есть кто-нибудь? Ну?!
   Никакого ответа не последовало, и Арнольд побагровел.
   - Что там, Арнольд?
   - Проклятые ложные тревоги весь день! Чертовы вороны успели сделать в вентиляции гнезда, копаются там, и теперь постоянно срабатывает... Как, скажите мне, я должен, при всем этом бардаке, сосредоточиться?!
   Взгляд Магнуссона упал на Гордона.
   - О, Фриман! Фриман, ты как раз ничем нормальным не занимаешься, выясни, что за хаос там возник! Сделай хоть что-то полезное.
   Фриман глубоко вздохнул и посмотрел на друзей.
   - Гордон, ты вовсе не...
   - Да ладно, - ученый махнул рукой и улыбнулся, - Пойду, посмотрю, что там. Вы пока все равно будете заняты расшифровкой, а мне как раз надо размяться, не привык на месте сидеть уже.
   Аликс с тревогой посмотрела на него.
   - Ты толкьо осторожнее там, хорошо? Недолго, ладно?
   - Окей! Я скоро!
   И он снял со спины дробовик. Так, на всякий случай...
  
   ...Андрей погасил костер и начал осторожно, ботинком, сгребать угли в сторону. Костер был специальным, тут молодой человек применил старую дедовскую методику. Угли тлели, равномерно покрывая площадь примерно в два квадратных метра, теперь земля достаточно прогрета, чтобы можно было на ней спать.
   Спать он собирался недолго, часа полтора, потом наступит условленное время связи со Стасом. А пока он отдыхал, погруженный во впечатления этой ночи. Днем как раз все было спокойно, тем более, что он проводил много времени, забравшись на деревья. Пара ядовитых хедкрабов - мелочи, удалось справиться ножом, без шума. А вот пару часов назад он набрел на что-то совсем необычное. В одной из пещер в скалах он увидел свет. Сначала хотел обойти подальше это место, но любопытство взяло свое. Как оказалось - не зря.
   Осторожно пробравшись вглубь, он увидел вортигонта, который жарил на костре пищу. Судя по обстановке, вортигонт жил прямо в пещере, жил давно. Причем, пещерка была маленькой. Вообще, Андрей слышал раньше истории об отшельниках вроде Отца Григория, которые послали все к черту и жили, припеваючи, скрываясь в лесах и заброшенных домах. Но об отшельниках-вортигонтах молодой человек еще ни разу не слышал. Оно и понятно - вортигонты очень привязаны к своему социуму, и не идентифицируют себя отдельно от собратьев.
   Хотя, оказалось, что и этот вортигонт жил не один. Андрей, у которого даже поднялись брови от удивления, увидел, как пришелец набрал из котла немного еды в миску и пошел в угол. Откинул одеяло, которое Андрей даже и не заметил сперва. Удивляться было чему - под пледом ютилось еще одно существо, создание, каких Андрей раньше никогда не видел. В свете костра было плохо видно, но парень смог разглядеть миниатюрное, словно у младенца, тело, третью руку и непропорционально огромную голову со следами страшной раны.
   Теперь, расслабляясь на теплой земле, Андрей вспоминал это с ужасом и интересом.
   "Любопытные дела творятся, - думал он, - Я о таких даже и не слышал никогда. Кого же это там вортигонт содержит? Может быть, это вортигонтский ребенок? Третья рука была, совсем как у них. Говорят же, что вортигонты хорошенько прячут от нас своих детишек... Вот только что-то больно морщинистый он был, и раненый... И голова слишком гигантская. Хех, что, вортигонтиха ребёнка-дауна родила, а бросить жалко?"
   А еще он услышал то, что вортигонт тихо сказал этому уродцу. Андрей немного понимал язык вортигонтов, и пару слов даже смог разобрать. И этих слов хватило, чтобы он еще больше уверился в правильности своих намерений...
  
   - Обходи, обходи их! - орал Гордон, бешено отстреливаясь из-за переборки.
   Непутевый повстанец, спотыкаясь, старался зайти к солдатам Альянса сзади, пока у него еще было преимущество. Но не успел. Точным выстрелом одного из Элитных его отбросило в сторону с пробитым плечом, которым он прочертил на полу метровую кровавую полосу.
   - Да что ж вы делаете, а?! - выругался Гордон.
   Пришлось отвлечься на миг от рвущегося вглубь бункера охотника и ударить энергосферой из автомата прямо по оставшимся Элитным.
   Попадание!
   Гордон бешено ухмыльнулся, увидев, как комбинов аннигилировало прямо на месте.
   "Ну-ка, охотничек, как тебе вот это?.."
   И он, истошно заорав своему немногочисленному войску "Граната!", выдернул чеку.
   То, что началось, как очередная ложная тревога, оказалось чем-то куда более серьезным. Силы Альянса проникли в бункер прямо через одну из вентиляционных шахт, застигнув дежуривших там расслабившихся людей врасплох. Гордон подоспел вовремя, но нескольких повстанцев уже было не спасти. Комбины как раз продолжали проникновение.
   Бой продолжался уже минут двадцать. Через вентиляционные шахты (немаленькие, к слову сказать, метра четыре диаметром) проник небольшой ударный отряд из солдат, Элитных и пары охотников. Трансчеловеческие единицы обрушились в мощную атаку, охотники, тем временем, пытались под шумок уйти поглубже в коммуникации бункера.
   Командовать Гордону пришлось тем, что есть. Горстка напуганных, наскоро обученных людей, которые еще буквально вчера, как выразился давешний "агитатор", мели улицы. На тренировках им прожужжали все уши насчет охотников, и они кинулись на синтетов всей маленькой толпой. С одной стороны - хорошо, ведь охотников ни за что нельзя было пускать вглубь. Как орал по селектору Магнуссон, даже один из них способен уничтожить ракету, да и весь бункер заодно, стоит лишь попасть одной из взрывающихся шипастых стрел в топливные баки.
   С другой стороны, именно Гордону пришлось ощутить на себе всю огневую мощь солдат и Элитных. Ученый получил пару пуль - пол лопатку и в живот, но костюм выдержал. А вот злости и ярости поприбавилось. Войдя в раж, Гордон, словно призрак, носился от одного укрытия к другому, поражая комбинов из всего оружия, которое у него было.
   К его плачевной гвардии присоединился невесть откуда взявшийся вортигонт, одетый в белых лабораторный халат. Фриман краем глаза видел мелькающие в воздухе зеленые молнии и вздрагивал каждый раз, когда по коридорам проносилось эхо звуков, которые вортигонт время от времени яростно выдавал на своем языке. Снова воспоминания... Снова - масла в огонь!
   Граната добила уже раненого охотника. Фриман, сделав победный жест, перекатился в сторону, чтобы перезарядить оружие. Со вторым охотником повстанцы уже разобрались, нужно было добивать оставшихся комбинов.
   Но перед глазами вдруг знакомо потемнело. Кровь ударила в виски, краски выцвели. Тысячи голосов прорвали сознание.
   - Доктор Фриман, смотрите!
   Кричал раненый только что в плечо повстанец. Гордон, пошатнувшись, едва удержался на ногах. Что-то заслонило небо в проеме вентиляционной шахты. Ученый чувствовал, словно запутался в призрачных нитях, вмиг пронзивших и его, и пространство вокруг. Со стоном подняв взгляд, он увидел нависшего над ними в небе Советника. Фриман сразу узнал его. По шрамам и ранам.
   "Старый знакомый... Выследил..."
   Гордон готов был поклясться, что существо дернулось, словно услышало его мысли.
   Повстанцы, зажав остатки комбинов в угол, истерично палили по ним, уже ничего не соображая от страха и шока. Вортигонт, накапливая заряд, высунулся вперед слишком даеко, и одна из пуль своих же посекла его ногу.
   - Доктор, быстрее! - орал повстанец, - Надо закрыть заслонку шахты!
   - Где?! - очнулся от наваждения Фриман.
   - Вон там, кнопка! Рядом с вами слева!
   Гордон прыжком рванулся влево. Поднявшись на колени у допотопного пульта, свисающего с потолка на грязном толстом кабеле, ученый схватил его и со всего маху двинул по кнопке цевьем автомата.
   Советник почти успел. Две створки люка медленно пускались на горловину шахты, и комбин медленно приближался к ним. Но его сдержала мощная атака вортигонта, который рычал что-то уже совсем яростно, припадая на раненую ногу. Люк успел закрыться буквально в последнюю секунду. Но за миг до этого Гордону показалось, что Советник смотрел на него. Именно на него.
   Ученый очнулся, когда грохнули последние выстрелы, и комбины были уничтожены. Но отчего-то крики повстанцев не стихли. Гордон, заподозрив неладное, вскочил, и понесся к ним. Оттуда слышался злобный рык языка вортигонтов.
   - Нет, Урия, ты что, оставь его!
   - Он не нарочно, Урия! Остынь!
   Фриман продрался через спины парней, и замер на миг, опешив от увиденного. Вортигонт в халате, яростно шевеля отростками у рта, сжимал трехпалую ладонь на горле отчаянно брыкающегося повстанца. Фриман увидел блеск в рубиновом глазе существа. Тот самый блеск, как много лет назад...
   Это сорвало планку.
   Кинувшись вперед, Фриман мощным ударом сапога вмазал вортигонту по черепу и сорвал со своего пояса монтировку. Существо, бормоча что-то, отлетело, разжав мертвую хватку. Вортигонт, качнувшись, вскочил и кинулся на ученого.
   - Стоять! Хватит!
   Фриман увидел, как взявшаяся из ниоткуда Аликс в последний момент появилась между ним и существом. Двое повстанцев, вбежавших сюда вместе с ней, кинулись на вортигонта, схватили его за костистые длинные руки.
   - Гордон, ты что? - ее голос и добрый, обеспокоенный взгляд отрезвил ученого, - Что случилось?
   Монтировка упала на пол. Фриман, тяжело дыша, осунулся. Кинул взгляд на вортигонта, который, уже успокоившись, расслабился в руках повстанцев.
   - Он хотел убить его... Одного из наших! - выпалил, задыхаясь, ученый.
   Повстанец, которого душил вортигонт, кашляя, согнулся в сторонке и пытался прийти в себя.
   - Что тут произошло? - повернулась к остальным девушка.
   - Да все нормально, - покачал головой один из выживших сопротивленцев, - Это Сева, придурок, стрелял в комбинов и Урию случайно зацепил. Вот Урия и обиделся...
   - Со всяким в бою бывает, - подтвердил другой, пожилой повстанец потасканного вида, - Обычное дело, ничего страшного, в пылу и не такое случается. Остынут.
   Повстанцы уже отпустили Урию, и Аликс посмотрела на старого знакомого.
   - Урия, ну что же ты так, - мягко сказала она, - Ты же почти в десять раз старше меня, не надо давать волю чувствам.
   - Мы приносим свои извинения Аликс Вэнс, - проговорил вортигонт спокойно, - Мы не должны были нападать на человека. Мы понесем наказание, которого заслуживаем. Мы искренне раскаиваемся.
   - Никто не будет никого наказывать, - мягко сказала Аликс, - А Сева-то ваш как?
   - Я окей! - высунулся повстанец, - Все путем, я вообще не в обиде.
   - Придурок, смотри в следующий раз, куда стреляешь! - стоящий рядом с пресловутым Севой товарищ отвесил ему звонкий подзатыльник, - Дебил.
   - Я бы на месте Урии тебя бы вообще порвал за такое, - хохотнул другой.
   - Да, Урия - мужик!
   - Ничего, полечим его, перевяжем, все будет зашибись!
   Гордон и Аликс отошли от повеселевших повстанцев, которые громким смехом выпускали пар после боя.
   - Ты тоже прости, - нехотя проговорил Фриман, - Я же не знал, в чем дело, да и после боя тоже слегка не в себе... Слышу крики, панику, вижу - он его душит... Как в страшном сне все было, какая-то пелена а глаза легла... Я столько раз раньше видел, как они вот так, ни в чем не повинных...
   - Ничего, ничего, Гордон, все хорошо. Я понимаю, - Аликс обняла ученого, - Ты ничего плохого не сделал. Забудем, хорошо? Ты-то сам цел? Как только я узнала, что тут творится, я сразу побежала сюда, испугалась за тебя...
   - Тут в целом, все отлично, - усмехнулся ученый и, подобрав монтировку, вернулся к Аликс, - Тревога была не ложной. Но мы справились... Не всем повезло, правда... Тут и моя вина есть.
   - Гордон, нет, что ты, ты ни в чем...
   - Пустое... Это был небольшой отряд, так что нам повезло. И их привел наш Советник, помнишь? Который бы в амбаре.
   - Тот самый? - удивилась девушка, - Ничего себе... Думаешь, он за нами проследил?
   - Может быть, были у меня такие ощущения, - задумался Гордон, - Ну, ничего. Отбились.
   - Я так волновалась, - Аликс снова обняла ученого, - Я так боялась, что тебя... Я так рада...
   - Ну что ты, я целый, все хорошо, - смущенно проговорил Гордон, обнимая девушку в ответ, - Не переживай за меня никогда, разве что-то может со мной случиться?
   - Если с тобой что-то случится, я тебя убью! - весело посмотрела ему в глаза Аликс.
   - Договорились, - улыбнулся Фриман.
   Они неторопливо направились к выходу.
   - Вы только потом с Урией помиритесь, хорошо? Он хороший, правда. Я с ним с самого детства знакома.
   - Да уж хороший, добряк, каких поискать, - покачал головой ученый.
   - Гордон!
   - Ну ладно, ладно, помирюсь. Опыт, как никак, у меня уже есть... Так, ты говоришь, он старше тебя в десять раз? Правда, что ли?
   - Ну, приблизительно, - кивнула Аликс.
   "Интересно, - Фриман мысленно поставил себе очередную зарубку, - Надо будет поузнавать у него, что он делал тогда, в те дни... Ветеран, может быть? Хотя, о чем я думаю? Можно подумать, я хоть раз тут встречал молодого вортигонта. Все ветераны, в какой-то степени... По ним совершенно не понятно, сколько им лет".
   - Послушай, Аликс, - заинтересовался он, - А ты вообще хоть раз вортигонтов-подростков встречала? Детей их... Как они выглядят? Вот это очень интересно, я вообще ничего подобного не видел.
   - Нет, знаешь, я тоже не встречала, - улыбнулась Аликс, - Я еще в детстве папу спрашивала, мне было интересно поиграть с их детишками. Но он сказал, что их детей, как и человеческих, Альянс сразу после прихода сюда перебил.
   - Но живут они долго, как я понял... А как же их самки? Ну, то есть, женщины. А они где? Или, может, я не в курсе, и Урия - женщина? Халатиком прикрывается...
   - Ну, скажешь тоже! - засмеялась Аликс, - Он мужского пола. А халат - просто Урия очень уважает доктор Магнуссона, и, наверное, ему в угоду халат носит. Женщин у них очень мало, и они их тщательно прячут даже от нас. Да я и сама знаю немного, Гордон. Может быть, доктор Магнуссон тебе расскажет больше? Раз уж они так близки.
   - Я, пожалуй, тогда лучше сам как-нибудь узнаю, - хохотнул Фриман, - Ну что, пойдем?
   - Да, папа и остальные как раз сейчас хотели просмотреть то сообщение Джудит...
  
   ...Уже на подходе к комнате, где собрались его друзья, Гордон услышал прерываемый помехами голос Моссман:
   - Полагаю, я обнаружила местонахождение Проекта. На данном этапе сложно оценить размер разрушений и сказать, осталось ли там что-нибудь, что могло бы выдать нашу работу, если Альянс нас обнаружит...
   Айзек и Илай расположились в уютном помещении, которое было обставлено с завидным уютом. Откуда-то сюда были принесены большой старинный ковер с затоптанной донельзя шерстью, горшки с кактусами, потрескавшийся сервиз. На столике и полках красовались различные книги, папки, настольные лампы, тетрадки. В углу, у стола, стоял небольшой, но все еще мягкий и сносного вида диван. Было видно, что именно здесь главы Сопротивления обычно отдыхают, стараются почувствовать себя людьми. Мирная обстановка тут воссоздавалась с явным усердием и любовью. Наверняка, не обошлось и без женских рук. Гордону тут почему-то представилось, как Джудит и Аликс спорили здесь, куда поставить горшки с растениями.
   Но и для работы, точнее, для связи и масштабного мониторинга, тут было всё. На стене рядом с панелью управления, были закреплены шесть небольших квадратных мониторов, каждый и которых мог показывать картинку с видеокамер из любой точки "Белой Рощи". А может быть, и из других станций Сопротивления.
   Сейчас все мониторы показывали совокупно одну большую картинку. Ту, которую Аликс и Фриман уже видели в Цитадели пару-тройку дней назад. Джудит говорила, стоя перед камерой, говорила торопливо, как обычно говорят люди, которые и боятся внезапной опасности, и пытаются успеть сказать многое, но и понимают, что абсолютно всё сказать - просто нельзя.
   - Гордон, ты молодец, что помог с комбинами, - шепнул ему Илай, - Давай к нам.
   Он и Кляйнер жадно впитывали каждое слово Джудит.
   - Конечно, нам нужно будет взглянуть на Проект поближе, - говорит Моссман, кутаясь в теплую куртку с меховым воротником, - Но я смогу сделать предварительное заключение уже через несколько часов. Если объект там, где мы думаем, понадобится не более...
   На заднем плане пробегает человек с оружием и делаем Джудит предупреждающий знак, торопит. Слышно, как нарастает гул, похожий на гул кораблей Альянса.
   Илай скрипнул зубами и посильнее стиснул край столешницы, на которую он опирался.
   - Я вынуждена прервать передачу. Нас могут засечь, - и Моссман уходит из кадра.
   Как раз, когда камеру сбивает со штатива мощный толчок. Перед тем, как сообщение оборвалось, все успели увидеть, как стена, попавшая в объектив, взорвалась осколками бетона, показывая ослепительную вьюгу и покрытые снегом холмы. Последнее, что видно в кадре - подступившего к камере охотника.
   - Черт! - Илай, мигом отступив от экранов, прошелся по комнате, прижав ладони к вискам, - Я такой дурак... Как я мог позволить ей поехать туда?..
   - Илай, не переживай, - подступил к другу Фриман, - Ты же видел, она в порядке, у нее все там под контролем. И она жива, невредима. И она явно очень увлечена тем, что делает.
   Илай посмотрел на товарища с укоризной.
   - Илай, мы бы все равно не смогли ее остановить, - поддержал ученика Кляйнер, не переставая барабанить пальцами по клавишам компьютерного терминала, - Она же улетела, никому ничего не сказав.
   - Но почему? - простонал Илай и закрыл глаза.
   - Может быть потому, что, если бы сказала, то вы бы ее не отпустили, - осторожно сказала Аликс.
   - Почему она вообще захотела туда? Я вообще не знаю...
   - Погодите-ка, - Кляйнер пробормотал это тихо, но Илай, отлично зная коллегу и друга, резко обернулся к нему, - Тут еще кое-что.
   - Что?
   - К сообщению прикреплены данные. Посмотрим...
   Мелькнув помехами, мониторы выдали картинку. В кадре, покачиваясь, возникли странные очертания. Гордон не сразу понял, что это такое. Край борта большого корабля, занесенного снегом. Грузовые контейнеры, тали, блоки, краны... И жирная, хотя и поблекшая, надпись на борту.
   - Боже! - Айзек отступил на шаг назад и поправил очки, - Это же "Борей"!
   Илай, выпрямившись, всмотрелся в искаженные помехами кадры. Такого удивления на лице уравновешенного и спокойного друга Гордон еще никогда не видел.
   - Немыслимо! "Борей"! Она нашла его...
   На экранах продолжали мелькать беспорядочно и криво снятые кадры видео. Погнутые антенны рубки, многочисленные комнаты кают, мощный киль. Все мелькало за плотной суровой снежной бурей. Гордон вглядывался в надписи и логотипы на грузовых контейнерах. "Борей"... "Aperture Science"...
   "Что-то знакомое... Стоп! Точно! Как я мог забыть?! Не может быть, неужели это тот самый пропавший корабль?.."
   Гордон нервно хихикнул.
   - Что? - растерянно посмотрела на них Аликс
   - Да это же почти что легенда, разве нет? - пораженно проговорил Фриман, - Так значит, это правда...
   - Тут еще есть... - пробормотал Айзек, и снова вывел на экран картинку.
   Вот теперь шок достиг своего апогея. На экране замелькали фотографии документов, чертежи, схемы, планы. Все - с пометкой "Aperture Science" и все тем же логотипом, напоминающим стилизованную диафрагму фотокамеры, все с пометкой "Борей".
   - Это же оно! - прохрипел Илай, - Здесь всё, всё! О, Джудит, родная, ты нас всех...
   - Если это то, о чем я думаю, - подал голос Гордон, - То это - золото. Это платина. Это...
   - Что? - уже громче спросила Аликс, - Я вообще ничего не понимаю, объясните же, что тут такого?!
   - Аликс, моя драгоценная, - деловито обернулся Кляйнер и поправил очки, - Когда-то у "Черной Мезы" была компания-конкурент. Инновационный центр, занимающийся исследованием природы телепортации, под названием "Aperture Science". Компанию возглавлял некий Кейв Джонсон.
   - Он был коммивояжером, но потом разбогател на паре удачных маркетинговых идей - отсутствующим голосом продолжил Илай, - И основал эту компанию. Он был шутником, большим шутником, он просто тратил гигантские деньги на сомнительные, по большому счету никому не нужные исследования. Ставил своим ученым совершенно безумные задачи, иногда бессмысленные. Но большие деньги и жесткие методы иногда делают чудеса...
   Гордон, конечно, как и все, что работал с ним, тоже слышал об "Aperture Science", но вот такие подробности из биографии ее руководителя были для него новостью. Он с интересом слушал каждое слово, в то время как Илай становился все мрачнее.
   - "Aperture Science" заинтересовались телепортацией и имели успех, - поддержал Кляйнер запнувшегося друга, - Они использовали совершенно другие технологии, не такие, как у нас, совершенно иной принцип!
   - Ого! - улыбнулась девушка, - А я-то думала, телепортация - это только наш эксклюзив.
   - А вот и нет. Я слышал, они достигли гигантских успехов в телепортации, - вставил свое слово Гордон, - Я всегда интересовался, но никто, собственно, не знал, что у них там за методика, направление. И еще я слышал, ну, это слухи, конечно, но - то, что "Черная Меза" и "Aperture Science" вступили в жесткую конкуренцию за финансирование и гранты. Ни мы, ни они не гнушались никакими методами, от кляуз властям до засланных в персонал шпионов и диверсантов.
   - Это очень низко, - Аликс посмотрела на Гордона с такой иронией, словно это он сам посылал двойных агентов конкурентам.
   - Дело тут в другом, - потухшим голосом продолжил Илай, - "Aperture Science" использовали иные технологии, о которых мы не могли ничего узнать, все было за семью замками. Если бы мы узнали хотя бы часть их схем и методов, для нас в телепортации не было бы ничего невозможного, ничего! В любых масштабах, минимум затрат, миниатюризация телепортационных матриц... Полное всесилие.
   - А дальше - уже из области слухов и мифов, - Фриман слегка растерялся от совсем мрачного вида друга, - Говорили, что "Aperture Science" заигрались, слишком уж хотели обойти "Черную Мезу" на пути к победе. Пренебрегли какими-то мерами безопасности. И у них что-то случилось. Что-то с аппаратурой, какой-то сбой. В результате у них из личного грузового порта исчез целый корабль.
   - То есть как - исчез? - не поняла девушка, - Украли?
   - Да нет, доченька, именно исчез, - Илай, покачав головой, еще раз глянул на экраны, где продолжали мелькать чертежи и документы, - Испарился. Прямо вместе с куском причала, у которого стоял. Как ножом срезало. Исчез вместе с тонной важнейших документов и чертежей, с уникальной аппаратурой и со всей командой сухогруза.
   - Так это и есть "Борей"? - глаза Аликс округлились.
   - Да, - кивнул Кляйнер, - "Aperture Science" тогда замяла этот инцидент, и вообще мы все думали, что это, скорее слухи, выдумка. Но теперь, из сообщения доктора Моссман, видно, что корабль реален! И он, почему-то в Арктике!
   - Как же это? - растерянно проговорила девушка, - Чудеса... Наверное, они его случайно телепортировали туда? Неудачный эксперимент? И что же теперь?
   - "Борей" нашелся, - голос Кляйнера становился все возбужденнее, - Он нашелся, и нашли его мы!
   - Это наш джек-пот, - Гордону хотелось радоваться изо всех сил, - Настоящее сокровище, понимаешь? Моссман уже нашла и прислала кучу чертежей и документов! На этом корабле даже большее! Технологии! Те самые!
   - С ними наши возможности будут безграничны! - поднял палец Кляйнер и, казалось, даже стал на радостях пританцовывать, - Доктор Моссман спасла нас всех! Мы обязаны, нет, просто необходимо использовать эти технологии против Альянса!
   Илай, не разделяя всеобщего ликования, напротив, был мрачнее тучи.
   - Лучше бы этот корабль вовсе не существовал, - проговорил он.
   Он молча подошел к контрольной панели и долго всматривался в кадры видео. Оглянулся куда-то в строну. Гордон перехватил его взгляд. Илай смотрел на фотографию, которая висела на стене в тонкой деревянной рамочке. Он уже видел это фото. То самое, групповое фото из "Черной Мезы", где были все основные сотрудники Сектора С, в главе с Илаем, Уоллесом Брином и самим Фриманом.
   Всмотревшись в черно-белые лица на фото, Илай снова закрыл глаза и опусти голову. Тяжело вздохнул.
   - Эта штука должна быть уничтожена, - наконец, сказал он, поднимая покрасневшие глаза на друзей.
   - Как, Илай, почему? - замер Фриман, - Это же наш шанс!
   - Нет, и даже говорить об этом не хочу, - отрезал Илай и устало посмотрел на Гордона, - Нельзя.
   - Илай, не горячись, - торопливо заговорил Кляйнер, - Давай все обсудим, нельзя сгоряча! Это же такие технологии!
   Старик молчал. Гордон хотел что-то сказал, но его остановил взгляд старого друга. Слишком многое этот взгляд говорил.
   - Подумай, Илай, - продолжал Кляйнер, - Подумай о том, что обретет человечество! Нельзя просто так выбросить, словно мусор, такой гигантский потенциал...
   - Тебя "Черная Меза" вообще ничему не научила? - оборвал его Илай и начал нервно ходить по ковру, - Такую мощь невозможно контролировать! А даже если... она обязательно всё равно попадет не в те руки!
   - Илай, всегда есть риск...
   - Нет.
   Гордон молча смотрел на друга. Аликс приблизилась к нему и взволнованно смотрела на него. Она не знала, что делать.
   - Но боже мой! - Кляйнер почти плакал, трясясь над контрольной панелью, - Посмотри, у нас же всё - координаты корабля, данные, чертежи их устройств... Доктор Моссман так умно зашифровала это все в корневом коде видеопередачи!
   - А значит, и она уже все видела, все прочла, - жестко сказал Илай, - Это какой-то кошмар... Альянс уже там, если они схватят ее, они выбьют из нее всё! Они умеют... Для нее это будет конец...
   - Папа, не переживай, я прошу тебя! - вскинулась Аликс, и подошла к отцу, - Мы поможем ей! Поможем, ведь правда. Гордон?
   - Конечно, - кивнул ученый, - Обязательно, Илай. Тебе не стоит так волноваться, она там не одна. Мы подоспеем вовремя!
   - Нет уж! - развернулся Илай, - Я сам отправлюсь за ней. Я сам... не хватало еще, чтобы и с вами, дети, что-то случилось!
   - Папа...
   - Илай, - голос старого профессора стал тверже, - Да, Джудит знает многое из того, что она нашла на "Борее", да, ужасно, если она попадет в руки Альянса. Но намного хуже будет, если в их руки попадешь ты. Ты ведь знаешь все о Сопротивлении!
   Гордон с укором посмотрел на учителя. Ну зачем же так жестко-то?..
   Илай замер.
   - Послушай доктора Кляйнера, папа, - Аликс взяла отца за руку, - Лучше это сделаем мы с Гордоном.
   - Илай, они правы. Тебе не стоит ехать, сейчас слишком важный этап для всех нас. Мы вернем ее.
   Прервал их вездесущий голос Магнуссона по селекторной связи.
   - Кляйнер, ты где?! Почему до сих пор там?! Еще немного, комбины лично тебя поторапливать будут!
   "Вот же личность какая... - мелькнуло в голове у Гордона, - Интересно, то только здесь его голос слышно, или это по всему бункеру сейчас? Особенно у тех, кто спит..."
   - Ах да... - Кляйнер вздрогнул, - Надо туда, заканчивать с кодом.
   Быстро попрощавшись, профессор вышел. Но Илай, казалось, даже не заметил этого. Он был весь погружен в свои мысли.
   - Илай, ты в порядке? - спросил Гордон.
   - Только не опять... - мучительно пробормотал Илай, держась за висок, - Я не могу допустить, чтобы все повторилось...
   Гордон смотрел, как его друг медленно, совсем по-стариковски, приблизился к столику, взял чайник и наклонил его над кружкой. Чайник оказался пустым, но Илай так и держал его, совершенно не замечая, что вода в чашку не льется.
   - Только не еще одна "Черная Меза"...
   - Пап, - Аликс подступила к нему, - Будь готов к непредвиденным последствиям.
   Илай вздрогнул, словно его облили ледяной водой. И резко обернулся на дочь.
   Аликс, коротко застонав, сгорбилась, приложив руку к виску.
   "Вот оно... - Фриман подступил к ним, пристально глядя в глаза девушке, - Вот оно когда сработало. Зря я надеялся..."
   - Что? - Илай схватил дочь за плечи, - Что ты сказала?!
   Глаза девушки смотрели совсем растерянно и жалобно.
   - Я... я ничего не говорила, я...
   - Что ты сейчас сказала?!
   - Я не знаю... Папа, ты что? Ты меня пугаешь...
   Илай, отпустив ее, вдруг резко осунулся и приложил руку к груди.
   - Сердце? - кинулся к нему Гордон и подхватил друга под руку, - Илай, что с тобой?
   - Папа!
   Ноги Илая ослабли, и Гордон вдруг ощутил, как тяжело навалился на него друг.
   - Всё... всё хорошо, - простонал Илай, делая маленький шажок к дивану, - Мне просто нужно... присесть... Устал...
   Фриман, обеспокоившись не на шутку, аккуратно подвел друга к дивану и усадил его. Аликс вилась рядом, нервничая еще больше.
   - Папа, что с тобой? Не пугай меня, папа, пожалуйста!
   - Все хорошо, доченька, - уже естественнее улыбнулся старик, - Все уже в порядке.
   - Я думала, ты...
   - Я просто устал, - мягко успокоил ее Илай, - Пару минут, и полегчает.
   - Чем я могу помочь тебе? - с болью в голосе проговорила девушка, склонившись над отцом.
   - Аликс... - голос Илая стал хриплым, - Принеси, пожалуйста, чайку мне... Наш-то совсем закончился...
   - Сейчас! - и девушка, схватив чайник, мигом выбежала из комнаты.
   Фриман стоял напротив, оперевшись на небольшой стеллаж с книгами. Он не знал, что и сказать. Но Илай избавил его от этого.
   - Непредвиденные последствия, - проговорил он и посмотрел на Фримана, - Слышал я раньше эти слова. В "Черной Мезе".
   - Что ты имеешь ввиду? - напрягся Гордон.
   Илай вздохнул.
   - Ты как раз зашел в тесткамеру, к антимасс-спектрометру, - старик вздрогнул от тяжелых воспоминаний, - И он прошептал эти самые слова мне на ухо...
   - Что? - Гордон дернулся, и со стеллажа за его спиной на пол свалилась пара книг.
   - Ты знаешь, о ком я. О нашем общем друге.
   "Так я и знал!"...
   - Так ты знаешь? - Фриман подался вперед, лихорадочно соображая, - Давно?
   Старый друг неопределенно повел головой и его взгляд вдруг стал жестче.
   - Когда он принес мне тот самый кристалл, я знал, что...
   Илай поднялся и, мучительно поморщившись, отвернулся к столу.
   - Я знал, что мне надо было отменить этот чёртов эксперимент!
   Фриман замер. У него перехватило дыхание. Нужные слова ускользали от него, он несколько раз двигал губами, порываясь что-то сказать, но не был в силах вымолвить ни слова. "Так вот откуда появился тот кристалл, из-за которого все началось... Чистый образец. Джимен..."
   - Я не знал, Гордон, я не знал, - быстро сказал Илай срывающимся голосом, - Но я догадывался, понимаешь?.. И в тот день весь мир полетел к чертям... А теперь... Он использовал мою девочку... Заставил ее это сказать. Будь он проклят...
   Фримана заколотила нервная дрожь. Дышать было трудно, он словно задыхался в этом скафандре, таком привычном, но ставшим таким тесным. Он шагнул к другу. Илай резко повернулся к нему. В глазах старика дрожали слезы.
   - Я так и знал, что тогда, двадцать лет назад, он спас ее не по доброте, а для каких-то своих мерзких целей...
   Илай дрожащей рукой снял с полки старую фотографию, где он, еще молодой, и его жена Азиан весело улыбались, держа перед собой смеющуюся крохотную девочку в пеленках. Он долго смотрел на выцветшие лица...
   - Илай, ты...
   - Гордон, - старик положил фотографию обратно, - Мне столько нужно тебе рассказать...
   Он не успел договорить - в комнату быстро вошла Аликс, неся в руках чайник и кружку, из которой клубился пар.
   - Папа, как ты? Я принесла, принесла чай.
   - Аликс, - Илай, на миг отвернувшись, украдкой смахнул слезы и повернулся, слабо улыбаясь, - Спасибо тебе, доченька.
   Гордону стоял, в шоке глядя на друга. Он не знал, что сказать. Он не знал, что подумать. Тот самый случай, когда сказать совершенно нечего. Или... "Как всё, оказывается... Эх, Илай что же ты раньше молчал?.. Это же... Я же помню, он еще тогда, после катастрофы, хотел что-то сказать, но... Я же видел, что он что-то знал обо всем этом... Значит, он тогда... Нет... Нам нужно поговорить. Нужно поговорить"
   - Гордон, тут все было хорошо? - Аликс, заподозрив неладное, посмотрела на ученого.
   - Да, конечно, - запоздало кивнул он, - Мы просто болтали... Все замечательно.
   Наверное, он был совсем бледным. Девушка, нахмурившись, косилась на него и помогла отцу снова сесть.
   В комнату, без церемоний, вдруг быстро вошел Магнуссон и встал, как вкопанный, оглядывая всю компанию.
   - Так, чаи пьем, значит? - нахмурился Арнольд, - Ну как обычно, чего я еще ждал? А тем временем мне, пока ты тут отдыхаете, сообщают, что Альянс на рассвете ударит по нам из всех орудий! На рассвете! Это, если вы не в курсе, через пару часов всего!
   - Что? - Илай встрепенулся, и следы недавних мыслей окончательно слетели с его лица, - Каким образом, Арнольд? Говори толком!
   - Сообщили, что Альянс организовывает крупное наступление! На нас пустят целый полк страйдеров!
   "Началось..." - промелькнуло в голове Гордона.
   - Откуда информация? - коротко спросил Фриман.
   Магнуссон поморщился.
   - Фриман, не тебе заботиться, что и откуда... Нашим бойцам по рации доложили, какой-то русский болван, из наших отрядов.
   - Папа, а как же... - забеспокоилась Аликс.
   - Мы еще не закончили с кодами, - нахмурился Илай, - Магнуссон, что там у вас, сколько еще будете готовить спутник к запуску?
   - Вот как раз еще часа три-четыре, до нападения не успеем, - Магнуссон с иронией посмотрел куда-то в пустоту, - Кляйнеру спасибо скажите.
   - Делайте, - отрезал Илай и встал, - Я тоже подключусь, помогу вам. Что вам нужно, вам все предоставят. Нам необходимо закончить с ракетой как можно скорее. Срочно готовить оборону базы. Магнуссон, подними всех, слышишь? Всех! И без исключений, ты это можешь.
   - Женщин?
   - Всех, я сказал! Ни один страйдер даже близко подобраться к ракете не должен! Одного страйдера, одного его залпа достаточно, чтоб...
   - Я все и так понимаю, Илай.
   Фриман поступил к другу.
   - Я помогу. Скажи, что нужно сделать?
   - Так... - Илай задумался, но лишь на секунду, - Гордон, мы с подготовкой спутника справимся сами, там вникать нужно, у тебя сейчас времени на это нет. Ты больше пригодишься при обороне, людям нужен тот, кто их вдохновит, поведёт. Сейчас нам держаться надо любой ценой, насмерть стоять...
   - Понял тебя, дружище. Все будет хорошо.
   - Мои устройства, конечно же, готовы, - Магнуссон многозначительно посмотрел на Илая.
   - Ах да, устройства! Гордон, Магнуссон покажет тебе сейчас кое-что, тебе там, наружи, пригодится. Давайте, ребята, в быстром темпе. Счет пошел на минуты! Аликс, ты мне будешь нужна здесь, побудь со мной, хорошо?
   - Конечно, папа.
   - Всё.
   Магнуссон подобрался:
   - Фриман - за мной, - коротко и деловито скомандовал он и направился к выходу.
   - Береги себя, Гордон, - шепнула Аликс.
   - Мы скоро встретимся, я обещаю...
   Весь бункер пришёл в движение. Где-то слышался тревожный вой сирены, Гордон видел, как вокруг забегали люди, некоторые - даже в одном исподнем. Они даже не замечали его. Каждый мчался кто куда - за одеждой, за оружием, кто-то просто метался, пытаясь узнать, что происходит.
   "Вот и настал ваш день, ребята, - подумал Гордон, следуя за невозмутимым Магнуссоном куда-то в северное крыло бункера, - Жалко их... Сколько же сегодня погибнет людей? Чёрт, как же странно все-таки... Рассвет скоро. Для кого-то он станет последним. А они даже не думают об этом, бегут, верят в нас. Верят Илаю... Нельзя подвести его. Эх, Илай... Теперь я понимаю, почему именно ты решил взвалить на себя эту ношу. Ничего, скоро, совсем скоро можно будет все искупить... Я все время чувствовал, что о Человеке в синем костюме лучше не говорить ни с кем. А он это сделал, сделал так просто, легко... Хотя, какое тут, к черту, легко...".
   - Фриман, пошли сюда, - Магнуссон провел его за дверь с кодовым замком, и они оказались в небольшой комнатке, забитой разного рода инструментами и радиодеталями.
   В углу виднелась рабочая доска и мел, было видно, что Магнуссон тут давно обосновался.
   - Фриман, ты же понимаешь, что, даже если мы успеем закончить с ракетой до конца боя, мы не возьмем на себя риск запускать ее, пока хоть один страйдер стоит у наших стен.
   - Я все понимаю, доктор Магнуссон, - Гордон посмотрел в глаза старому коллеге, - Мне не нужно объяснять, все и так ясно. Сделаю всё возможное.
   - Лучше бы тебе сделать, - нахмурился Арнольд, - Слушай меня, и не перебивай. Ты уже успел хорошо зарекомендовать себя, я наслышан о том, как тебе удавалось совладать со страйдерам и прочими синтетами. Не надо, только не возомни тут о себе невесть что! Я, конечно, сильно рискую, но мне придётся передать оборону "Белой Рощи" в твои руки.
   - Риск-то большой, - не удержался Гордон, - Не боитесь прогадать? Я ж дурачок, каких еще поискать.
   - Да уж боюсь! - огрызнулся Магнуссон, - Но не мне же, старику, там бегать по кустам! А тебя персонал вроде как даже уважает, что странно даже...
   - Да уж куда как странно, - распаляясь, усмехнулся Гордон, - Но это только кажется так. Они, на самом деле, вас уважают. Разве может быть иначе?
   - Хм, действительно, - Магнуссон осекся, сарказм это, или лесть, но спорить с этим утверждением ему явно не хотелось, - Ладно... Значит так, смотри и слушай.
   Он откатил в сторону какую-то металлическую тележку с инструментами и вытащил на свет из груды деталей шарообразное нечто. Выглядело это совершенно неопределенно. Размером и формой походило на мяч для регби, разве что металлический, с несколькими спайками, светодиодами и снабженное ближе к полюсам шершавыми шипами.
   - Мы называем это "Устройством Магнуссона", - старик хотел было протянуть предмет Гордону, но передумал и прижал к груди, - Я сделал много таких.
   - Название останется в веках, - Гордона уже несло, сказывались нервы, и, как обычно, из него полез сарказм и странные несмешные шуточки.
   - Не я это придумал! - окрысился Арнольд, - Просто, как показалось, персоналу приятнее называть их так.
   - Доктор Магнуссон, да какой же это персонал? Мы же не в "Черной Мезе" давно уже. Это же просто обычные ребята, напуганные, смелые, отчаявшиеся.
   - Никакие это не ребята! - отрезал Магнуссон, - Это персонал! Не будешь так думать - войну никогда не выиграешь. И вообще ничего серьезного не добьешься в жизни... Никогда не давай слабину своим сантиментам, Фриман. Ты стал слишком э... известен, чтобы позволить себе подобную чепуху. Так вот, мы тут не сидели, сложа руки, и уже давно успели подготовиться к чему-то подобному. Эти устройства - оружие против страйдеров. Очень мощное оружие. И я даю его тебе, понимаешь?
   - Рассказывайте, - кивнул Гордон.
   - По сути это - та же бомба-липучка, как говорят в народе. Но на самом деле моё устройство куда сложнее, умнее, я бы сказал. Это уникальное творение настроено на особый магнитный потенциал сплава, из которого сделана броня страйдера, и при контакте с ней притягивается, прилипает намертво.
   - Это и правда очень хитро, - улыбнулся Фриман.
   - Вот то-то же! - Магнуссон зарделся от гордости, - Одной такой бомбы достаточно, чтобы уничтожить страйдера. В ход идет не столько ударная сила, сколько особой частоты излучения, настроенные, опять же, на металл, из которого эти синтеты частично состоят. "Устройство Магнуссона" приводится в действие попаданием из любого оружия, достаточно мощного, чтобы пробить его корпус.
   - То есть, еще и оружие специальное прилагается?
   - Нет, - поморщился старик, - Достаточно попадания даже из обычного пистолета, я не говорю уже о... Так, что еще...
   - А в руках случайно не взорвется? Если снайпер комбинов в него выстрелит, пока я держу эту штуку в руках.
   - А вот это - исключено! - Магнуссон снова покраснел от гордости, - Бомба взводится только тогда, когда оказывается примагниченной к телу страйдера, и никак иначе. В этом, в числе прочего, и заключается гениальность моего творения. Пока оно не на теле страйдера, оно совершенно безвредно.
   Старик, наконец, протянул бомбу Гордону. Она оказалась довольно тяжелой.
   - Устройство и вправду замечательное, - Гордон сказал это совершенно искренне, - Но вот к страйдеру как бы не так уж просто вплотную подобраться. Практически невозможно.
   - Тут загвоздка, конечно, - Магнуссон смутился, но лишь на миг, и снова придал бровям сердитое положение, - Специального пускового устройства для метания этих бомб нет. Но я все продумал. Тебе для этого идеально подойдет твой манипулятор гравитационного поля нулевого уровня. Его уже погрузили в твою машину. Она уже готова.
   - Хм, - Гордон не нашел, что возразить, - Ну, в принципе, да, может сработать. Вот только...
   - Да что тебе еще не нравится, Фриман?! Хватит выделываться!
   - Просто с собой много таких штук не унести, - развел руками учёный, - Тяжелые.
   - "Тяжёёёёёлые"! - передразнил его старик, - Вечно вы... В общем, пошли за мной, покажу.
   Он толкнул небольшую дверь, и вывел Гордона на улицу. Фриман слегка замешкался - у небольшого аппарата, о назначении которого он уже догадался по одном виду, стоял вортигонт в белом халате.
   - Привет, Урия, - мрачно махнул рукой ученый.
   Вортигонт, не оборачиваясь, кивнул и продолжил возиться с устройством.
   - Ты понимаешь, что это такое, - Магнуссон указал взглядом на аппарат.
   - Конечно, - кивнул Гордон и поправил очки, - Тем более, что очень напоминает мои модели, которые я разрабатывал у себя в лабораториях.
   - Только не загордись, - проворчал старик, - Да, твои модели сейчас наиболее безопасны, со стратегической точки зрения. Вот через этот и ему подобные телепортационные установки ты и будешь получать все новые и новые "Устройства Магнуссона" прямо на поле боя. Так что, не надорвешься.
   - И что же, по всей роще вокруг бункера стоят такие же установки в качестве принимающих модулей? - усмехнулся Фриман.
   - Да, стоят, представь себе! Я распорядился! Тебе там кто-нибудь из персонала все расскажет и покажет.
   - Ясно...
   Магнуссон замолчал, и Гордон с минуту постоял молча, переваривая услышанное. Вздохнул. Вот теперь - опять в пекло...
   - Давай, Фриман, иди, тебя проводят. Я всё сказал. Мне нужно возвращаться к моей ракете. Иди смело, ничего не бойся, - голос Магнуссона словно бы стал чуть мягче на какой-то миг, - Иди, и не вздумай не оправдать мое доверие.
   - Хорошо, доктор, - Гордон отдал старику бомбу, - Спасибо за разъяснения. Желаю вам удачи с вашей ракетой. Это действительно важно для всех нас.
   И он, замявшись и не зная что еще сказать, замер. И, выдохнув, направился к выходу.
   - Фриман!
   Ученый обернулся.
   - Если у тебя всё получится, я прощу тебе твоё возмутительное фиаско в "Чёрной Мезе".
   - Доктор Магнуссон, то, что случилось в тесткамере...
   - Я имею ввиду инцидент с той микроволновкой в столовой, - старик едва заметно улыбнулся.
   Фриман, усмехнувшись, быстро вошел в бункер...
  
   ...Пять минут до связи со Стасом. Он уже получил от него ранее предварительную информацию по находке Альянса в Арктике, и уже почти все продумал. Собственно, вопрос был только в том, насколько ему эта штука во льдах была полезна. По всему выходило, что полезна, и весьма. Вот только мозгов ему не хватит, чтобы справиться с ней в одиночку. Вся эта заумная техника, да и тем более старая - он в ней бы не понял ни буквы, ни единой цифры. Не хватало еще какой-нибудь взрыв случайно инициировать. А значит, нужна помощь головастых из Сопротивления. И выбор словно сам собой падал на Гордона Фримана. Он уж хорошо разбирается в таких вещах. И, так как он местный сорвиголова, а остальные ученые из "Черной Мезы" - старые развалины, то пошлют в Арктику скорее всего именно его, больше некого. Просто не могут не послать, не могут повстанцы упускать такой шанс.
   А значит, можно было не беспокоиться о том, как с Фриманом встретиться здесь. Лучше будет встретить его уже там, на крайнем севере. Ведь получалось полное совпадение интересов.
   Решено.
   Он покрутил ручку настройки рации и назвал нужные позывные. Стас ответил сразу же.
   - Слушаю тебя.
   - Как служба, солдат? - усмехнулся Андрей.
   - Все путём, - голос Стаса сильно искажался помехами, - На допросы меня больше не таскают... Знаешь, я тут долго не смогу. Противно... Тебе не понять... Я их так ненавижу... Даже за сегодня, я такое навидался и наслушался... Совершенно по-другому теперь всё...
   - Не переживай, дружище, - мягко сказал молодой человек, на всякий случай оглядываясь по сторонам, - Совсем скоро ты искупишь все, что натворил. Так искупишь, что святости твоей даже еще про запас, на века вперед, останется. Ведь без того, что мы делаем, никаких веков и никакого будущего ни у кого не будет.
   - Знаю, - голос Стаса снова стал тверже, - Надеюсь, ты не ошибаешься. Ну, говори скорее, что теперь? У меня одна минута всего, сейчас сюда придут.
   - Значит так... - Андрей на миг задумался, - Говоришь, эта штука в Арктике способна практически на всё?
   - Именно. Я еще много чего о ней узнал, но скажу в следующий раз, когда времени побольше будет.
   - Отлично. Стас, а ваши эти альянсовские вертолеты у вас есть? На твоей базе.
   - На соседней есть парочка.
   - А они двуместные?
   - Да.
   - Отлично. Нам с тобой предстоит небольшое путешествие. Тебе подготовить для нас одну "вертушку".
   - Так... - Стас замолчал, обдумывая услышанное, - Когда вылет?
   - На рассвете...
  
   ..."Я обязательно вернусь. Я обязательно вернусь к ней..."
   В колонках гремела музыка, гремела так громко, что заглушала для него всю ту адскую мясорубку, которая кипела вокруг. Теперь уже в наушников нет нужды. Как говорится, помирать, так с музыкой. Вот только музыку сейчас - можно. Помирать - никак нельзя.
   В руке - автомат, на соседнем сидении и на полу, как яйца в корзине, горы "умных" бомб Магнуссона. Рев мотора и комья грязи. Фриман, словно дьявол, носился на "Импале" среди деревьев, дикого крика, грохота десятков, а может, и сотен стволов, взрывов, огня и трупов. Все это - насколько хватало взгляда, со всех сторон...
   "Устройства Магнуссона" действительно работали - Фриману с ходу удалось метнуть их на троих страйдеров. Один из гигантских трехногих синтетов высадился у старой лесопилки в километре от бункера, еще двое - у заброшенных складов. Лишь чудом ученому удалось вильнуть машиной, чтобы не попасть под залп аннигилирующей пушки. Но устройства работали. Он даже не целился. Одна из двадцати пуль, пущенных примерно наугад, попадала точно в цель.
   Но казалось, этому не будет конца. Ни страйдерам, которых комбины сбрасывали в рощу с транспортных кораблей, ни солдатам, ни охотникам.
   - Вы что встали?! - заорал Гордон, притормозив у кучки повстанцев, - Хотите, чтобы вас на куски разорвало?! Вы не слышали, что я всем говорил полчаса назад?! Живо все - по кустам и бить, бить солдат и охотников, вас этому учили!
   - Фриман, я не уверен, что мы...
   - Я сказал, бить! Парни, - взмолился он, - Держитесь, потерпите, немножко осталось, они уже выдыхаются! Сделайте это. Ну не зря же вы столько страдали, мать вашу?! Они вас мочили, резали, ваших родителей резали!
   Повстанцы, глянув на него исподлобья, метнулись вперед. Гордон вдавил педаль газа в пол, взрывая фонтаны пыли и гальки задними колесами.
   Ему не было стыдно за это. Жестко, но сейчас - никак иначе. И думал он не об этом. А о той, которая его ждет, и которой он обещал вернуться.
   "Она так смотрела на меня... За что ей такое? Я не заслуживаю такой, как она"
   - СТРАЙДЕР СО СТОРОНЫ БОЛОТ! - прогремел голос дозорного из мощных мегафонов, установленных возле бункера.
   Фриман крутанул руль - карта рощи за эти полчаса въелась ему в память намертво. Он уже успел побывать почти во всех ее уголках. Едва успевая объезжать орущих изо всех сил людей, стреляющих буквально во все, что им мерещится, он несся среди редких деревьев, паля из автомата по попадающимся на пути солдатам Альянса.
   Альянс нападал грамотно, высаживая одновременно по две-три десантные группы в разных частях рощи, с разных сторон от бункера. Группы состояли из идущих впереди двух охотников, следующих за ними группы солдат, и замыкающим шествие величавым, грозным и смертоносным страйдером. Повстанцы били в основном по охотникам и солдатам. Били беспорядочно, из всего, что есть, в ход шли пистолеты, ружья, автоматы, пулеметы, гранатометы, гранаты - все, что только существовало. Солдаты и охотники тут же рассеивались по роще под напором огня, и только страйдеры медленно и упорно шли по прямой к своей единственной цели - бункеру и пусковой шахте.
   Завидев за деревьями огромную спину синтета, Фриман сбавил ход. Заорал своим, держащим этот сектор:
   - Ребята, я пошел на него! Прикрывайте, на вас вся надежда! Мы молодцы, мы выстоим! Бейте по солдатам и охотникам! Ловите!
   Он кинул им три патрона с аннигиляционными сферами, которыми был набит его бардачок.
   - Давайте, ребята, мочите их!
   - За Фримана! За Свободу!!!
   Взревев, двигатель рванулся под капотом. Машина понеслась вперед, пули повстанцев словно облетали ее, и Гордону было нестерпимо жарко. В динамиках орала очередная медленная песня Уитни Хьюстон. Что-то про сильную женщину в жестоком мире.
   "Ну, Эдвард, ну удружил с музычкой, как под такое воевать?! Под такое только напиваться..."
   Гордон выкрутил влево руль со злобной, нечеловеческой ухмылкой, и на полном ходу протаранил одного их бегущих охотников. Синтет, не издав ни звука, грохнул по капоту и улетел в сторону. Но ученый не стал оглядываться, он едва успел прикрыть глаза. Ослепительный залп страйдерской пушки. Глаза открылись снова, ветер в лицо, рев мотора - значит, жив. Слева с оглушительным хрустом медленно начали падать вековые сосны.
   Резко затормозив, Фриман схватил гравипушку. Подхватив излучением бомбу, он прицелился. Пули солдат грохотали по корпусу машины, он в этот миг он даже не слышал ничего.
   Выстрел!
   Бомба, повиснув на панцире страйдера, засветилась яркими лампочками. Пора.
   Резко развернув машину, он помчался назад. И, повернувшись, дал по синтету длинную очередь.
   Взрыв был не ярким и совсем не зрелищным. Пламя и ударная волна словно втянулись в тело синтета. Он, брызнув откуда-то розовой кровью, упал медленно и грузно.
   - Чертовы комбины! Суки!!! - услышал он, обретя, наконец, чувство реальности, - Молодец, Фриман! За Свободу!
   "Больше никогда не покину ее. Больше никогда не оставлю. Она больше никогда не возьмет в руки оружия, я клянусь..."
   - НЕМНОЖКО ОСТАЛОСЬ, ПАРНИ, ДЕРЖИТЕСЬ ТАМ! СТРАЙДЕР СО СТОРОНЫ ВОДОНАПОРНОЙ БАШНИ!
   - Вперед, - прорычал Гордон сам себе, и снова вывел машину на крутой вираж.
   - Опять... - услышал он чей-то голос, - Когда же это все кончится?! Я не могу больше!
   - Хватит ныть, мать вашу! - Гордон даже сбавил ход, - Все в атаку! Только вперед, я сказал! Солдаты справа!
   Его крик спас двоим парням жизнь - они успели вовремя спрятаться за грядой валунов.
   "Ну теперь, парни, дальше сами..."
   Водонапорная башня была совсем недалеко.
   Еще одно отключение от реальности. Еще пара пуль, полоснувших его прямо по груди. Граната! Еще одна! Звон в ушах, из которых уже сочится кровь, утекая глубоко под скафандр.
   Он не успел заметить охотника, несущегося на него, когда он остановился и поднял гравипушку. Синтет мощным ударом по корпусу машины едва не опрокинул ее, и Фриман, бросив устройство, схватил автомат.
   - Сдохни уже, сволочь! - заорал он и выпустил прямо в морду охотнику все тридцать пуль.
   Палец сам лег на спусковой крючок альтернативного огня. Его вдавило в кресло, когда из ствола вырвалась сияющая и переливающаяся энергосфера. От охотника не осталось даже пепла.
   Со страйдером было покончено в следующую же минуту. Его разорвало буквально изнутри, и прикрывающие Гордона люди едва успевали уворачиваться от ошметков тела синтета, обшитых металлом.
   - Эй, док!
   Фриман узнал это лицо, пусть оно и было покрыто кровью и грязью.
   - Поллак? Ты как здесь? - от звона в ушах он почти не слышал собственный голос.
   - Всех наших ночью сюда перебросили, вместе с Эдвардом, на усиление! А ваш Шульц там со своими остался! Ну ты крутой, док, я все щас видел, ты просто адский бог, твою мать!
   - Не дай себя убить, парень!
   И машина снова сорвалась с места.
   "Как хорошо, что она сейчас там... Да и не мог ее Илай послать в это пекло... Как хорошо..."
   Затормозить пришлось уже через метров двадцать петляния между деревьями. Впереди царила настоящая мясорубка - два охотника с группой солдат взяли в котел человек десять. Сбив на полной скорости троих Элитных, Фриман ударил по тормозам и соскочил на землю.
   От свиста пуль стало не слышно даже "девчачьих" песен Эдварда. Получив пулю под дых, ученый упал, но тут же перекатился за ближайший камень и яростным криком загрохотал из своего автомата по фигурам с нашивками "Ядра Цитадели". Повстанцам приходилось тут совсем туго. У большинства кончились патроны. Комбины, не переставая стрелять, монотонным шагом наступали со всех сторон, чтобы изничтожить людей.
   Гордон перестал стрелять, потянулся за гранатами к поясу костюма. И вдруг увидел глаза прячущегося за соседним стволом дерева паренька. Ужас, заставший в этих глазах, полоснул его по самому сердцу.
   И в лицо ученому брызнула горячая кровь. Паренек со стоном повалился на землю. Пуля комбина прошла по касательной, распоров ему живот.
   - Твари! Суки!!! - Гордон метнул две гранаты в сторону солдат и рывком, под прикрытием взрыва, метнулся к конвульсивно дергающемуся пареньку.
   - Потерпи, потерпи, парень, ты что... - Горн сам не понимал, что он что-то говорит вслух, его дрожащие руки собирали мягкий и склизкий комок кишок повстанца и прижимали их к телу раненого.
   - Доктор Фриман...
   - Молчи, дружок, молчи...
   Фриман вдруг оставил внутренности несчастного, поняв тщетность своего занятия. Нервы, кажется, уже не выдерживали.
   - Держись, я пошлю за тобой медика!
   - Фриман, сзади...
   Гордон, резко обернувшись, оттолкнул от себя ногой солдата, уже наставившего на него в упор ствол дробовика. Схватил автомат и расстрелял комбина прямо в лицо. Замер, не замечая диких криков и свистящих снарядов. Вытер с лица кровь, чужую кровь. Запоздало повернулся к пареньку. Но тот уже не дышал.
   Залп гранат смог разорвать кольцо солдат, и повстанцы, кто мог, начали отходить.
   Выматерившись изо всех сил, Гордон, подавляя приступы тошноты, рванулся к машине, споткнулся о чью-то ногу, оторванную взрывами выше колена.
   - СТРАЙДЕР НА ЮГО-ВТОСТОК, СО СТОРОНЫ КРАНОВ!
   И снова - лишь рев и музыка.
   "Я всегда буду рядом, я не брошу ее... Я люблю её. Я так люблю её.."
   Здесь свистели пули не меньше, чем в других частых рощи. Стреляли отовсюду, стреляли во всех. Гордон разнес автоматной очередью хребты еще нескольким комбинам, поднял гравипушку - и понял, что здесь он, как ни странно, не нужен.
   Питомцу Аликс совсем не требовалась помощь. Оттолкнувшись от сосны, Пёс уже привычно запрыгнул на спину очередному страйдеру и обрушил на череп существа мощные железные кулачищи.
   - Привет, док!
   Гордон, пригнувшись, чтобы его не задели автоматные очереди солдат Альянса, оглянулся. Опасно высунувшись из-за своего укрытия, ему радостно махал еще один знакомый из отряда - Уил.
   - Рад тебя видеть, друг! - махнул ему Гордон, - Ты что, засунься обратно, тебя же сейчас...
   Уил не успел дослушать своего кумира. Его тело резко рвануло назад, и оно упало, оставив на кустах розоватые кусочки мозга.
   - Уил! - у Гордона уже не было сил орать, он охрип, и вырвалось лишь жалкое шипение.
   "Боже, да что же это... За что?!"
   Полоснув по комбинам очередью, он снова метнул гранаты, теперь уже последние, и побежал к машине только тогда, когда удостоверился, что мертвы все пятеро Элитных, все те, кто мог стрелять в Уила...
   - СТРАЙДЕР К СЕВЕРУ, У БОЛОТ! ДВА СТРАЙДЕРА!
   У болот держали оборону только женщины. Все мужчины уже лежали, кто без лиц, кто по частям.
   Фриман притормозил у группки девушек, которые засели за толстыми стволами сосен и палили по десантной группе Альянса, подступавшей издалека.
   - Держитесь, родные! - Гордон сам не узнал свой голос, - Я с вами! Мы сейчас их с землей смешаем! Все будет хорошо! Я обещаю!
   - Гордон Фриман!
   - Девочки, спасены!
   - Ура Фриману!
   - Боже мой, дождались...
   Улыбнувшись повеселевшим барышням, Гордон проехал чуть вперед, чтобы, если что, взять огонь на себя. Поставив машину боком, так, чтобы, в случае чего, можно было резко уйти в сторону, он зарядил в автомат две энергосферы.
   Выстрел получился так себе, но в целом удачным. Одна сфера испарила охотника начисто, другая не попала в цель, но зато задела по касательной сразу четверых Элитных солдат Альянса.
   - Девчонки, - крикнул он, напрягая охрипшие связки, - У водонапорной башни есть три больших валуна. Если кто есть среди вас медик, давайте тихонечко туда, там раненые...
   Одна из женщин, посмотрев на остальных, кинулась в кусты.
   - Давайте, девчонки, на охотника всё внимание, уже подходят! Вас до конца жизни на руках все носить будут! Я - на страйдеров. Давайте, милые, поднажмём!
   - Окей!
   - Гордон, удачи!
   - Он такой смелый!
   Охотника убили даже раньше, чем он думал. Но солдаты приближались, хотя и не могли пока попасть по кому-либо, слишком далеко. Но страйдеры разделились, и Гордону стало не по себе. Двоих сразу - это уже что-то немыслимое...
   "Где же ты, Пёс, тебя бы сейчас сюда, на подмогу..."
   Ему удалось. Успешно метнув гравипушкой бомбу, он вскинул оружие и взорвал одного из страйдеров, не оставив от синтета буквально ничего, кроме длинных, метров по пять, паучьих конечностей. Солдаты приближались, они уже совсем близко, опасно близко. Но он слишком поздно понял, что потерял второго страйдера из виду.
   Уже зарядив в гравипушку новую бомбу, ученый всей кожей почувствовал, как содрогнулось пространство от залпа пушки страйдера. Он не видел залпа, и не ослеп, но он прекрасно видел, куда угодил выстрел синтета. На его глазах аннигилировало всех пятерых женщин, прятавшихся в лесу. Вместе с деревьями и травой.
   От них не осталось ничего.
   Фриман, взревев, выстрелил по страйдеру и уничтожил его одной пулей. По его костюму, забирая последние остатки заряда, полоснула очередь, но он уже этого не чувствовал. С автоматом в руках он твердо и быстро шел прямо на солдат, обстреливающих его. На лице ученого не было видно уже никаких эмоций.
   Он шел и шел на них, не замечая свистящих у самой головы пуль, не замечая, как он высекают искры, задевая бедра костюма. Подняв оружие, он, не переставая идти, порази плазменным пулями головы солдат, одного за другим. Остался лишь один, но и у него, и у Гордона почти одновременно кончились патроны. Бросив автомат, Фриман шел на него, не сбавляя шаг, шел, сняв с пояса монтировку.
   Солдат выхватил откуда-то пистолет, и в общем гуле этого ада эти выстрелы звучали одиноко и жалко. Он успел выстрелить лишь пару раз, когда ученый подступил вплотную к нему и, не замешкавшись, воткнул кривой конец монтировки в лицо, скрытое за респиратором. Солдат еще не успел упасть, когда Фриман выхватил из его черепа монтировку, и прибил ею к земле то, что осталось от головы бывшего человека.
   Удары сыпались на давно уже мертвого солдата вновь и вновь, и кровь снова и снова брызгала отрешенному от всего ученому на грудь. Потеряв остаток сил, он схватил пистолет солдата, встал и выпустил все пули, одну за другой, в его тело, до тех пор, пока затвор глухо не щёлкнул.
   "Мы сейчас их с землей смешаем! Все будет хорошо! Я обещаю!.. я же обещал... и я не сдержал слово..."...
   Он смотрел то на свои руки, и грудь, забрызганные кровью, то на лес, где дымилось пустое место, туда, где только что росли старые высокие сосны.
   - СТРАЙДЕР СПРАВА ОТ БУНКЕРА, У ЛЕСОПИЛКИ!
   Этот голос вывел ученого из ступора. И он со стоном кинулся к машине.
   По дороге к лесопилке ему пришлось аккуратно объезжать тела своих. Некоторые были убиты пулями солдат, некоторых разорвало стрелами охотников. Один пожилой мужчина лежал без руки, плеча и части груди, всё срезало, словно ножом. Гордон узнал и его. Это был Джаспер, так любивший старые фильмы.
   "Главное не то, как ты бьешь, а как ты держишь удар..."
   Тела комбинов Гордон не объезжал. Даже и не пытался.
   - СКОРЕЕ, РЕБЯТА, СТРАЙДЕР! СО СТОРОНЫ ЛЕСОПИЛКИ! ОН УЖЕ СЛИКОМ БЛИЗКО, РЕБЯТА! НУ ЖЕ!
   Гордон изо всех сил вдавил педаль в пол. Машина рванула вперед, уворачиваясь от деревьев. Автомобиль сильно подскочил, наехав передним колесом на тело одного из Элитных, и гравипушка с сидения полетела в кусты.
   Фриман не стал сбавлять ход.
   - РЕБЯТА, БЫСТРЕЕ! ОН УЖЕ ПОЧТИ У ПУСКОВОЙ ШАХТЫ!
   Музыка в динамиках славила мир, любовь и радость. Женский вокал рассказывал о счастье, о вновь обретенном покое, об улыбке...
   На полном ходу Гордон подъезжал к бункеру справа.
   Страйдер.
   Немногие из тех, кто уцелел, палили по нему из всего, что можно, но пули лишь отскакивали от металлической брони синтета. Тот уже разворачивался к бункеру, разогревая пушку. Ее охватило ослепительное голубое сияние.
   Сцепив зубы, Фриман рванулся рукой между сидений, схватил одну из бомб Магнуссона и затем дернул рычаг передач. Мотор задымил, выдавая все свои лошадиные силы, на которые он был способен. Выправив руль точно на страйдера, Гордон, тихо прошептав что-то, выпрыгнул из несущегося на полном ходу автомобиля, и покатился в кусты.
   На глазах немногочисленных выживших "Импала" мощно протаранила одну из ног страйдера и влетела в одну из бетонных плит забора бункера. Потеряв равновесие, синтет начал медленно падать на поляну перед бункером. Его пушка потухла, не успев накопить заряд.
   Фриман уже несся в сторону гигантского существа, сжимая в руках устройство. И, за миг до того, как страйдер начал пытаться подняться, подбежал и бросил, словно мяч, бомбу.
   - Мочите, парни!!! - с этим хриплым криком он рванулся обратно, к лесу.
   Измученных, израненных и побитых повстанцев не пришлось просить дважды. По синтету, по бомбе на его теле, ударили из всех стволов.
   Страйдер взорвался, так и не успев подняться. Его тело отбросило прямо на покореженную "Импалу", окончательно превращая ее в металлолом.
   Гордону казалось, что наступила ночь. И, хотя уже розовел рассвет, и было совсем светло, он не видел ничего, так и валяясь под каким-то деревцем. Лишь сжимал в одной руке монтировку, а в другой - то, что успел забрать из машины.
   Он пролежал так долго, забывшись, и, кажется, потеряв сознание. Не слышал ничего, что творилось вокруг. Не слышал и радостных криков людей, израненных и окровавленных. Не слышал и громогласного голоса из усилителей.
   - РЕБЯТА! ЭТО БЫЛ ПОСЛЕДНИЙ СТРАЙДЕР, СЛЫШИТЕ? ПОСЛЕДНИЙ! АТАКА АЛЬЯНСА ОТБИТА! МЫ ПОБЕДИЛИ!..
  
   ...На подгибающихся ногах, в костюме, облитом кровью, Фриман шел к уже открывающимся воротам. Споткнулся о какой-то камешек, едва не упал. Кто-то хотел помочь ему, но он сумел удержаться на ногах. Грязной перчаткой утер пот со лба, вздохнул. Пострел на кровь, оставшуюся на пальцах.
   Повстанцы кричали, стреляли в воздух. Они обнимались друг с другом, обнимали дозорных и даже того, кто был у громкоговорителя все это время. Они славили Свободного Человека.
   Проходя мимо одного из них, Гордон на миг остановился.
   - Всё пройдет, - ровным голосом проговорил Эдвард, зажимая раненое плечо, - Пройдёт и это, доктор.
   - На, держи, это, кажется твоё, - и Гордон протянул ему МР-3 плеер с торчащими проводами.
   Створки главного шлюза открылись, и на улицу выбежали люди, многие из которых были с нашивками медиков. Но ученый даже не заметил их. Он заметил лишь Аликс, которая вышла к нему.
   По ее щеке бежали слезы, губы дрожали. Но она улыбалась.
   Фриман обнял ее и прижал к себе...
  
   ...Через полчаса уже заносили последних выживших раненых. Но Фриман и Аликс так и стояли, молча, обнявшись, и закрыв глаза.
  

Глава 6

Т-минус Один

   - Ты уверен, что тебе не надо показаться врачу?
   - Все хорошо, Аликс, просто царапины.
   Они уже пробирались вглубь бункера. Коридоры были удивительно пусты - все, кто остался внутри, отправились наружу, кто-то в дозор, а кто-то - ликвидировать последствия боя. Гордон понимал, что это значит. Похоронной команде сегодня не позавидуешь...
   И наверняка у многих сегодня был траур. Он до сих пор не знал, сколько людей погибло этим утром. Только Аликс, идущая рядом, не давала раскиснуть, не давала уйти в себя окончательно.
   "А что ты хотел, ученый? - думал Гордон, морщась от боли многочисленных ушибов, - Барни бы тебе красноречиво высказал всё... Любой скажет - просто война, что тут поделать? А все-таки погано на душе... Никогда не забуду... Главное, буду держать Аликс подальше от всей этой мерзости, подальше от этого ада. Нельзя, не заслуживает она этого, чтоб и ее вот так же испепелило... Не переживу, точно тогда застрелюсь"
   Ему не хотелось мчаться туда, наружу, помогать с ранеными, убирать тела. Найдутся люди. Его никто и не принуждал к этому. Он бы все равно не смог. Пусть лучше это сделают те, кто не видел, как все случилось. Разве что... хотелось напиться, впервые в жизни хотелось. Он - тут, живой и невредимый, а они там остались, навсегда... Он старательно гнал от себя эти мысли, и, наоборот, приветствовал и пытался усилить мысли дурацкие - о том, что все замечательно, что все-таки победа, что сегодня произойдет историческое событие, то, о чем все так долго мечтали.
   - Ты уверен, что хочешь туда? - девушка поддерживала его под руку, словно раненого, - Может, тебе лучше поспать? Вторые сутки без сна, разве так можно?
   - И пропустить эпохальный запуск нашей ракеты? - Гордон постарался улыбнуться, - Нет уж! А сама-то? Ты ведь тоже не спала.
   - Да, - потупила глаза Аликс, - Я не смогла спать, когда ты там... Я смотрела на то, что там творилось, по мониторам наших камер, но тоже не смогла так... Поэтому пошла готовить нам вертолет.
   - Какой вертолет? - удивился Фриман.
   - Ну, нам ведь скоро за Моссман лететь надо... - Аликс запнулась, - Хотя, тебе отдохнуть надо ведь...
   - Ну какой там отдых, ты о чем? - махнул рукой Фриман, - Посплю немного, и в путь. Не переживай, я же не в первый раз в передрягах, подумаешь! Ерунда. А представляешь, как Илай изведется, если мы будем медлить с отлетом. Ведь он так переживает за Джудит.
   - Понимаю... Папу жалко, столько всего на него навалилось... Кстати, ракета уже на финальной стадии, сейчас запустят, представляешь?
   - Просто замечательно, - мягко улыбнулся Гордон и взял ее за руку.
   - Я узнавала, портал Альянса тоже вот-вот откроется, но Магнуссон говорит, что мы успеем.
   Они как раз оказались около помещения, имевшего, кроме двери, застекленное окошко и приклеенную к нему бумажку, на которой корявым почерком было написано "Комната управления запуском". Писал, похоже, Магнуссон. Сам Арнольд сидел внутри, за огромным пультом, несколькими компьютерами и видеомониторами.
   Фриман приостановился.
   - Телеметрия функционирует? - послышался голос Магнуссона.
   - Работоспособна и проверена, - Кляйнер смотрел на него с экранов монитора, поглядывая куда-то вниз и в сторону, - Предполетная центровка выполнена.
   - Отслеживаем сигнал маяка. На орбите кое-какой мусор до сих пор, но это допустимо... Понижаем энергоснабжение поддерживающих устройств.
   Магнуссон краем глаза заметил Гордона и выпрямился.
   - Погоди, Кляйнер.
   Он вышел в коридор, и ученый поразился - на лице старика было легкое подобие улыбки!
   - А, Фриман! - довольно закивал он, - Как мы все видели, "Устройства Магнуссона" показали себя безукоризненно, а?
   - Разве могло быть иначе, доктор? - Гордон быстро взял себя в руки.
   - Нет, но... - Магнуссон запнулся, - Я очень хотел лично поблагодарить тебя за то, что ты спас мою ракету, так что...
   Старик огляделся в обе стороны коридора и потупил взгляд.
   - ...Спасибо.
   Аликс разинула рот, но тут же поспешно закрыла его.
   Фриман с улыбкой кивнул старику.
   - Эм... Так, довольно дурацкой болтовни, - Магнуссон резко двинул брови и неловко потоптался на месте, и вскинул вверх указательный палец, - У нас запуск на носу!
   Старик резко развернулся и захлопнул за собой дверь.
   - Ничего себе! - не выдержала Аликс, - Мне даже показалось, что он сейчас тебя обнимет!
   - Пойдем, Аликс, - улыбнулся ей Гордон, - Он хороший, просто тщательно это скрывает.
   - Обычно у таких людей за душой какая-то тайна, - заговорщицки понизила голос девушка, - Что-то, что случилось давно и сделало его таким. Что-то очень трогательное и печальное.
   - Кто-то начитался старых книжек, а? - шутливо ткнул ее в бок Гордон, ощущая, что нервы, наконец, начинают успокаиваться.
   - Неправда! - смеясь, отмахнулась она, - Это просто мой огромный жизненный опыт!
   - В таком случае я напрошусь к тебе на приём очень скоро!
   Шутка вышла корявой, но мысли обоих уже бежали далеко вперед. Наступал самый важный момент, важнее которого мог быть только черный день истории человечества - катастрофа двадцатилетней давности.
   Лифт вез их куда-то наверх. Гордон подумал, что он еще ни разу не поднимался в верхние помещения бункера, всё только куда-то под землю.
   - Мы сейчас будем в зале запуска, мне кажется, доктор Кляйнер и папа как раз там.
   - Отлично, - кивнул Фриман, - А что за вертолет ты готовила? Ты что, еще и вертолетами управлять умеешь?
   - А что там уметь? - Аликс довольно скрестила руки на груди и изящно облокотилась на стену кабины, - Ерунда, это намного проще, чем вся наша телепортация. Кнопки нажал, ручки повернул, штурвал крути... Я все отлично умею!
   - Не сомневаюсь, - засмеялся Гордон, - Теоретически?
   - Ну да, - легко согласилась девушка, - Тут вертолеты остались еще с прежних времен, они еще русской армии принадлежали когда-то. Но наши следят за ними, чинят, смазывают и всё такое... Я в детстве всему и научилась.
   - Ты молодец, - искренне сказал ученый, - Честно. Но, похоже, скоро нам нужно будет наверстывать то, что ты упустила в детстве благодаря этим штукам. Уют, покой и мирные, но интереснейшие занятия!
   - Ты угадал, как всегда, - смущенно потупилась Аликс, - Я мечтаю об этом...
   В комнате запуска было просторно и солнечно. Через широкое смотровое окно во всю стену открывался просто сказочный вид - фантастические, словно из детских грез, удивительные горные вершины, с ледников которых ручьи и водопады устремлялись вниз, в гущу тихого зеленого леса. Бело-голубое утреннее небо простиралось насколько хватало взгляда.
   Снаружи, на безопасном расстоянии от специального защитного стекла окна виднелся двустворчатый люк в бетонном основании. Последнее пристанище ракеты перед полетом в холодный космос.
   В зале, увешанном мониторами и аппаратурой, действительно расположились Илай и Кляйнер. Входя, Гордон успел увидеть, как его старый учитель шарит по каким-то коробкам и полкам.
   - Ну где же Ламарр? Куда она опять убежала? - бормотал старик.
   Кляйнер, выпрямившись, подошел к одной из контрольных панелей и нажал кнопку селекторной связи.
   - Внимание всему персоналу! - по всему бункеру загремел голос старика, - Вы не видели Ламарр?
   - Иззи, ну что ты! - Илай торопливо подошел к нему и опустил руку на плечу друга, - Всех переполошил. Найдется твой хедкраб, куда денется? В первый раз, что ли?
   Кляйнер не успел ответить, он заметил, наконец, подошедших Аликс и Фримана.
   - Гордон! - всплеснул руками профессор, - Как я рад тебя видеть, мой мальчик!.. Боже, что с твоим костюмом? Он выглядит ужасно!
   - Доктор Кляйнер, я ведь там, снаружи, был немножко занят, - улыбнулся ученый, - Потом починюсь, попозже.
   - Гордон, - Илай крепко обнял его и тепло пожал руку, - Ты такой молодец. Прости меня за это, это была действительно непосильная работа...
   - Илай, все хорошо. Я сделал все, что смог. Ты был абсолютно прав. Если бы мы хоть чуть-чуть дали слабину, мы бы не выстояли.
   - И, прошу заметить, здесь заслуга не Фримана, а моих замечательных бомб, - с мониторов связи на всех смотрел Магнуссон, - Эти страйдеры ведь не сами по себе взрывались!
   - Арнольд, никто же не спорит, - развел руками Илай, - Но и Гордон постарался, изо всех сил постарался. И остальные...
   - Хорошо, но, может, отложим заседание Клуба Взаимных Восхвалений на потом?! - Магнуссон по ту сторону даже слегка побагровел, - У нас работа! Кляйнер! Мы продолжим, или как?!
   - Да, да, конечно... У нас тут перегруз на восемь фунтов от первоначального веса тела спутника.
   - Вижу... Ничего, это не критично...
   Фриман оглядел внушительное оборудование и довольно упер руки в бока.
   - Впечатляет, - признался он Илаю, - Ну что, у вас уже все готово?
   - Ты не представляешь, насколько, - Илай довольно улыбнулся и похлопал друга по плечу, - Это будет наш триумф, понимаешь? Буквально через минуту! Отсчет уже на Т-минус...
   Он сверился с приборами.
   - Т-минус пятьдесят пять!
   - Ого, - поразился Гордон, - Тогда надо приготовиться! Может, мне убраться отсюда подальше? Мой последний эксперимент закончился не очень успешно.
   - Напротив, - Илай подмигнул ему, - Я наоборот хотел, чтобы именно ты дал сигнал на старт.
   - Не возражаю, - бросил, не оборачиваясь, Кляйнер.
   - Я? - удивился Фриман, - Нет, ну я...
   - Окажи нам честь, - Илай подвел его к огромной консоли у окна и откинул защитный колпак с большой красной кнопки.
   - Ребята, спасибо вам, я даже не знаю, как вас благодарить за такое, - совсем смутился Гордон.
   - Давай, Гордон, мы все тебя просим, - Аликс оказалась рядом с ним, - Ты теперь тут главный!
   "Какие же они хорошие! - Фриман улыбнулся, - Что это, как ни счастье - иметь таких добрых и верных друзей? Тех, кто так верит, кто так понимает... И ту, которая всегда рядом, которая дороже всего, что только у меня было... Господи, как это странно звучит: я - счастлив. Я действительно счастлив! Вот оно какое, настоящее..."
   - Внимание! - голос Магнуссона заполнил все вокруг, - Открыть люк пусковой шахты!
   Гордон увидел, как створки люка за окном начали подниматься. Таймер над кнопкой отсчитывал последние секунды.
   - Все системы активны. Напряжение - на главные ходовые!
   - Давай же - прошептал Илай.
   - Т-минус десять... Девять! Восемь...
   Аликс взяла Гордона за руку, и он на миг почувствовал, что у него кружится голова от нежного взгляда ее глаз. И он смело нажал на кнопку.
   - Сейчас запустим... - не выдержав, пробормотал в динамик Магнуссон, - Три... Два... Отрыв!
   Шахта выплюнула тяжелое черное облако дыма.
   - Один!
   Ракета медленно вышла из люка. От рева двигателей заложило уши, но никто не отвел глаз.
   - Отрыв! - окончательно сорвался Магнуссон, - У нас отрыв! Отрыв!
   Мощное пламя из сопл тонуло в густом черном дыме. Ракета, казалось, медленно и величаво набирала высоту под веселые крики Илая, Аликс и остальных. Фриман, словно мальчишка, кричал и подпрыгивал, чувствуя, как счастье накрывает его своей теплой пьянящей волной. Он обнял Аликс, весело смеялся. Вся "Белая Роща", до последнего дозорного, заливалась радостным криком.
   - Она взлетела! - Магнуссон радовался, как школьник, - Она и правда летит! Моя ракета! Это я сделал! Слышите? Я!
   Несколько секунд, и ракета исчезла в утренней синеве неба. Черный дымный шлейф висел в воздухе, медленно клубясь и вонзаясь в облака.
   Илай кинулся обнимать Аликс, Гордон пожимал всем руки. Вот она, победа.
   - Что это я... - бормотание Магнуссона почти не было слышно за общим ликованием, - Надо держать себя в руках... Позорище...
   - Это было просто фантастически! - воскликнул Фриман, - Ура! Вы - настоящие герои!
   - Спасибо, дружище, - засмеялся Илай, - Но герой здесь только один.
   Магнуссон, услышав это, довольно выпятил грудь.
   - Праздновать пока рановато, - уже спокойнее сказал Илай, - Надо завершить начатое. Магнуссон?
   - Как только ракета наберет нужную высоту и поравняется с порталом Альянса, я включаю резонатор. Минута три секунды.
   - Часики тикают! - даже Кляйнер радовался, как ребенок.
   - Папа, всё ведь сработает, правда? - вдруг заволновалась Аликс, - Ведь правда?
   - Конечно, доченька.
   - Зен-резонатор готов, - сообщил Кляйнер.
   - Пойдемте посмотрим? - предложил Илай.
   - Куда? - подскочил к нему довольный Гордон.
   - На улицу! - Илай выглядел, словно мальчишка, зовущий друзей во двор погулять, - Эх, вот это зрелище будет! Настоящий фейерверк, доложу я вам!
   - Ура! - Аликс захлопала в ладоши, - Пошли скорее!
   лай повел их к небольшой дверце, ведущей на балкончик возле пусковой площадки.
   - Доктор Кляйнер, пойдемте с нами? - позвал Фриман, - Это будет весело!
   - Спасибо, мой дорогой ученик, - улыбнулся старик, - о я останусь тут. Вы наслаждайтесь шоу, а мне нужно будет вместе с Магнуссоном запускать процесс.
   - Ладно, - вздохнул Гордон, - Тогда скоро увидимся!
   - Конечно, мой мальчик.
   Пока они шли по коридору к выходу, Илай повернулся к дочке.
   - Аликс, ты беги, мы с Гордоном тебя догоним, хорошо? Хочу еще раз поблагодарить его...
   Фриман от смущения не знал, куда деваться.
   - Конечно! - девушка чмокнула отца в щеку и побежала вперед.
   Илай остановился.
   - Илай...
   - Нет-нет, дружище, ты просто не знаешь, как сильно я благодарен тебе, - Илай с теплотой посмотрел на него, - Но...
   Лицо Илая стало серьезным.
   - Чем больше я думаю о том, что сказал наш общий друг, - проговорил старик, - Тем больше я думаю о "Борее".
   - Илай, я понимаю твои опасения, - Фриман понизил голос, напрягшись, - Но, может быть...
   - Не сомневайся ни на минуту, - прервал его друг, - Этот корабль никак нельзя использовать. Его нужно уничтожить. Любой ценой, понимаешь?
   Гордон помолчал.
   - Хорошо, - кивнул он и положил руку Илаю на плечо, - Можешь об этом больше не беспокоиться.
   Аликс снова возникла в коридоре на фоне света, бьющего из дверного проема.
   - Ну где вы там? - весело крикнула она, - Быстрее, а то пропустите!
   - Уже идем, милая, - беззаботным тоном пропел Илай, и фигура девушки исчезла.
   И старый ученый посмотрел на Гордона. Тяжело и совсем уже не весело.
   - Гордон... Спасибо тебе за всё, что ты сделал. За Аликс. За всех нас.
   - Илай, ты что же, решил меня обидеть? - совсем смутился ученый, - Что ты, в самом деле? Прекрати. Ты что мрачный такой?
   - Я? Мрачный? Нет, нет... - Илай на миг задумался и снова улыбнулся, - Я весёлый. Просто... я горжусь тобой. Горжусь больше, чем если бы ты был моим собственным сыном.
   - Илай, ты, наверное, знаешь, что я не совсем сам по себе...
   - Знаю. Но это ничего не меняет. Мы с тобой поговорим об этом. Когда вернемся. А сейчас - пойдём, Аликс заждалась.
   Фриман, вздохнув, пошел вслед за другом, который вдруг стал насвистывать какую-то мелодию. "Слишком много на Илая навалилось... - думал Гордон, - Теперь еще и Джимен. Но ничего, раз даже он говорит, что это мало что меняет, то... Главное, мы запустили эту ракету, главное, план работает, и мы и правда можем победить. А остальное - мелочи. А с Джименом разберемся уж как-нибудь!"...
  
   ...- Нас ведь никогда не оставят в покое, верно? - Линда устало откинулась на спинку пассажирского кресла.
   Триггер, нахмурившись, молча правил грузовик, стараясь не наезжать на колдобины. Главное - подальше отсюда. Главное - поскорее. А уж потом - гори оно всё синим пламенем!
   - Любимая, - сдерживая нервы, проговорил он, - Всё будет хорошо, слышишь?
   Линда закрыла рукой глаза, наморщила лоб. Всхлипнула. Оглянулась на то, что грузно покачивалось сзади, в кузове старого покореженного автомобиля.
   - Но ведь нам нельзя к нашим! - она не выдержала, и заплакала, - Они убьют нас! Все уже знают о нас, я уверена! Да еще и эта штука с нами, зачем ты только ее взял оттуда...
   - Успокойся, Линда, я тебя умоляю! - сжал губы Триггер, но все же мягко опустил свободную руку ей на колено, - Я клянусь, что все будет так, как мы решили. Повстанцы нас не тронут, обо мне известно максимум здесь, в окрестностях. В любой соседней стране никто ни сном, ни духом... Нас не тронут.
   - А твои бывшие.... начальники? - с надрывом проговорила девушка, - Пол, они же послали за тобой убийцу! Они теперь ищут тебя!
   - Любимая, я тебе еще раз говорю, всё будет хорошо. Да, ищут. Поищут да перестанут. А если нет - так ведь именно поэтому мы и везем эту штуку с тобой. Нам вообще очень повезло, что мы нашли эту капсулу там. И что Советник внутри все еще жив. Это и есть - наша гарантия.
   Линда опустила руки, постаралась успокоиться. Слезы все еще текли по щекам, но она торопливо утерла их, чтобы не раздражать Триггера.
   - Но я так устала, понимаешь? Я не могу так... - простонала она, - Жить все время в страхе... Мы же решили, что все будет совсем не так! Выброси его, прошу, Пол, выброси!
   Триггер, покачав головой, сбавил ход и остановил грузовик. Повернулся к ней, ласково погладил по щеке. Взял за руку.
   - Я тебя очень люблю, - он робко улыбнулся, - И я обещаю тебе, что все будет так, как мы решили. Всё забудется. Мы всё ещё можем прожить новую жизнь. А этот Советник - наш шанс, поверь. Комбины не посмеют подвергнуть его опасности. А пока он в капсуле, он нам не угроза.
   Линда немного расслабилась и постаралась улыбнуться в ответ.
   - А может, - начала она, - Мы лучше отдадим его "Белой Роще"? Вдруг тогда нам всё простят? Не хочу жить, имея под боком это чудовище... Тебя Альянс может перестать искать, а его...
   - Может быть, ты и права, - на миг задумался Триггер, - Я подумаю. Но все равно, что бы мы с ним не сделали, мы уедем, далеко-далеко. Как мы и хотели, в тихую далекую деревеньку на краю света. Подальше от этой войны. И заживем спокойно, для себя, тебе на радость. Тебе, и нашему малышу...
   И он осторожно погладил живот девушки...
  
   ...- Смотрите, кто тут со мной! - рядом с Аликс на обширном балконе стоял ластящийся к ней Пёс, - Нашёлся!
   - Ему после нашего боя вообще полагается сейчас праздновать в кругу друзей-роботов. Ну, или компьютеров, - Гордон деловито постучал кулаком по корпусу Пса.
   Тот, издав неопределенный звук, вдруг отбежал в сторону и перепрыгнул на ближайшую скалу.
   - Кажется, он воспринял твои слова буквально, - усмехнулся Илай.
   - Эй, Пёс, ты что? Ты куда?
   Но робот уже скрылся где-то за скалой, уносясь по своим делам.
   - Внимание на портал Альянса! - прозвучал голос Кляйнера по селекторной связи, - Мы включаем зен-резонатор.
   - А сработает? - Гордон, надеясь раззадорить, развеселить друга, подзуживал его.
   - Должно сработать... - прошептал Илай, не отрывая взгляда от неба.
   Вдалеке, там, где за деревьями были руины Цитадели, в небо все так же бил ослепительно-бирюзовый, закручивающийся спиралью толстый поток излучения. Зарево в облаках, в которые он вонзался, все так же медленно поворачивалось, словно гигантский, но очень ленивый смерч.
   Но вдруг зарево и сам луч стали оборачиваться вокруг своей оси быстрее. И, резко изменив направление вращения, излучение начало истончаться, угасать.
   - Работает! - воскликнул Фриман, - Вы это видите?
   - Ура!
   - О боже, получается...
   Окрестные горы дрогнули от раскатов грома, такого мощного, что, казалось, что-то взорвалось. Луч, бьющий из останков Цитадели, иссяк, а свечение в небе вдруг озарило всю землю ярчайшей вспышкой. И потухло, оставив лишь голубое небо, да густые облака, которые обрели обычный, белый цвет.
   - О да! Портал нейтрализован! - под крик Кляйнера из всех мегафонов базы, по всей округе разнеслось эхо радостных криков людей "Белой Рощи".
   - О, моя ракета! - Магнуссон тоже забыл отключить свои микрофоны, - Моя ракета работает! Я гений!
   - Папа, всё получилось! Ура!
   Аликс кинулась обнимать отца, а Гордон, весело смеясь, обнял их обоих.
   - А что, и купол вокруг Земли уже есть? - спросил Гордон Илая, который, наконец, выпустил из объятий свою дочь, - Что-то я его не замечаю, а?
   - Есть, есть! - весело отмахнулся Илай, - Конечно есть, ты же видел, всё сработало!
   - Представляешь, что сейчас думают комбины? - хихикнула Аликс, - Они, наверное, в панике!
   - Не то слово, - поддакнул Фриман, - Они сейчас либо будут в шоке и полностью деморализованы, либо в слепой ярости начнут мощную атаку. Илай?
   - Насколько я успел узнать Альянс, не начнут пока, - улыбаясь, заверил его друг, - Они не из тех, кто принимает скоропалительные решения. Им потребуется время, чтобы оценить обстановку... Мы успеем начать действовать первыми, не переживайте.
   - Ну что? Будем праздновать? - улыбнулась Аликс.
   - Да, Илай, смотри, что я предлагаю, - начал Гордон, - Мы сейчас посидим, отпразднуем немного все вместе, потом мы с Аликс пару часов поспим, и в путь, на север. Как тебе?
   Илай лишь с улыбкой развел руками. А что тут возразить? С одной стороны, и дочь и друга жалко, совсем не выспятся, не отъедятся, с другой - Джудит надо было вытаскивать как можно скорее...
   - Ничего, - Гордон угадал его мысли, - Не переживай, мы потом в пути, в вертолёте доспим.
   - Кстати, а давайте я вам его покажу? - загорелась Аликс, - Я его полночи готовила, она просто красавец! Вон же ангар, рядом!
   - Конечно, доченька.
   По пути в ангар Гордон решил, что спать он все-таки тут не будет. Все равно за штурвалом он сидеть не умел, пилотировать будет Аликс, что, кстати, все еще вселяло определенные опасения. В общем, если полет будет нормальным, то хотя бы первые часиков пять вздремнуть в кресле ему удастся без проблем. А здесь... Пока Аликс спит, лучше поговорить с Илаем о насущном. Узнать, что его тревожит на самом деле. С Альянсом всё ясно, наконец-то можно воевать спокойно. Но с Человеком в синем костюме надо было что-то решать. И теперь есть с кем посоветоваться.
   "Он явно не в восторге от нашего покровителя, - думал Гордон, - Так что мы с ним в этом солидарны. Отлично! Расскажу ему свои наработки, а главное - о том, что Джимен опасается вортигонтов из-за их особых способностей. Есть у нас еще порох, прорвемся! И еще хочется узнать, как же Джимен Илая завербовал? А завербовал ли вообще? Наверное, как и меня, заставил. Но чем же он на него давил? Неужели жизнью Аликс?.."
   Они вошли в небольшой ангар. Вертолет был и вправду шикарен. Тяжелая старая русская машина была еще хоть куда. Здешние умельцы подновили на вертолёте краску, теперь он имел черно-серный камуфляжный окрас. На северном полюсе будет, конечно, не очень уместно. Хотя, наверное, вертолет до самих льдов и не долетит, а, скорее, просто до конца материка, а дальше придется менять транспорт.
   - Ну, как? - Аликс гордо подвела их к вертолету, так, словно она лично его сконструировала, - Он уже заправлен.
   - Ты же не думаешь, что я тебя пущу за штурвал? - покосился на нее Илай.
   - Ну папа! - Аликс было пустила в ход капризные интонации, но, посмотрев мельком на Фримана, включила обычный голос, - Я же говорила, я справлюсь.
   - Еще чего, - с напускной суровостью вскинул руки старик, - Ты ни разу не летала. Это перелет на много часов, это не игрушки. Гордон, ну скажи ей, раз она уже собственного старика не слушает!
   - Аликс, тут твой отец прав...
   - Ага, вы уже заодно, - в шутку насупилась Аликс, - Ну всё...
   - Родная, успокойся, ну что ты, - со смехом обнял ее Илай, - Я же говорил. Я дам вам человека, отличный пилот, да и на севере бывал. А вы вдвоем нормально поспите в дороге.
   - Ну ладно, - засмеялась девушка, - Ты умеешь уговаривать.
   - Ты у меня умница. Твоя мать так гордилась бы тобой...
   Гордон деликатно молчал.
   "Вот вернем Джудит... - думал он, - Кстати, интересно, сколько займет поездка... И заживем, наконец, нормальной жизнью... Они будут вместе. Моссман, похоже, станет ее новой матерью. Придется им помириться... А я, наконец, окунусь в сладкие будни научных иысканий, столько открытий впереди... И Аликс будет рядом... Это, и правда, счастье"
   От резкого громкого звука он инстинктивно бросился на пол, увлекая за собой Илая и Аликс. И только затем понял, что это было.
   Большие окна ангара выбило чем-то мощным. Но взрыва не было. Осколки и куски оконных рам медленно плыли в воздухе, лениво поворачиваясь вокруг себя.
   Краски померкли.
   - Папа!
   - Аликс!
   В разбитое окно медленно влетал Советник, раскинув в стороны механические конечности. Зависшие в воздухе осколки, задевая его жирное зеленое тело, отскакивали в стороны, но не отлетали, образовывая вокруг серебристый ореол.
   Фриман застонал от стиснувшей виски боли. Рванулся к друзьям, но что-то с силой придавливало его вниз, не давая пошевелиться. Он ощутил пучок незримых нитей, они, пронзив его, распластали его на бетонном полу.
   - Илай, бегите! Уводи Аликс! - прохрипел он, чувствуя, что задыхается.
   Но едва его друг пробует шевельнуться, из тела Советника вырываются другие пучки зеленоватой энергии. Они прибивают Илая и Аликс к полу, мощно и беспощадно, до крови вдавливая их лица в бетон.
   - Гордон! - голос Аликс не узнать, - Помоги!..
   Комбин совсем близко. С грохотом и звоном вылетает соседнее окно, и в зале появляется еще один Советник.
   "Ну вот и всё... Аликс!.."
   Фриман, не силах выдавить из себя ни звука, тщетно старается вырваться из незримых тисков. Налитыми кровью глазами, оскалившись, он исподлобья смотрит на второго Советника, подлетающего ближе. Его легко узнать. У комбина не было "рук", на брюхе - шрамы от страшных ран.
   Гордона и Аликс поднимает вверх. Незримая сила возносит их в воздух и прибивает к стене. Илай все еще внизу. Нити, тянущиеся к нему, оборвались.
   - Папа! - по щекам девушки бегут слезы, она рвется и бьется, словно пойманная птица, - Папа! Уйдите от него!
   - Не трогай его, сволочь!!! - хрип Гордон звучит, словно под водой.
   Илай поднимает голову. Нащупывает возле себя среди хлама на полу кусок ржавой трубы.
   - Послушай меня! - хрипло кричит он, глядя в глаза Фриману, - Уничтожь тот корабль!
   Старик медленно поднимается на ноги и, сжимая в руке трубу, поворачивается к Советнику.
   - Любой ценой! Уничтожь!
   Гордон не может ничего сделать. Не может выдавить ни звука. На него словно обрушилась огромный невидимый пресс. Костюм, шаркая о стену, начинает натужно скрипеть бронепластинами.
   Илай, выпрямившись, замахивается на существо трубой. Советник делает лишь слабое движение конечностью. Труба отлетает в сторону. Илай падает, выплевывая кровь.
   - Папа! - орёт Аликс, - Нет, не надо! Пожалуйста!
   Механическая конечность хватает Илая, обвивая тонкими длинными "пальцами". Поднимает к "лицу" существа. Второй, раненый Советник наблюдает, и Гордон буквально слышит его эмоции. Злость. Шанс. Ненависть. Победа. Наслаждение.
   - Твою мать, да оставь же ты его! - хрипит Фриман.
   Советник без "рук" перемещается в пространстве выше, прямо к Гордону. Лицом к лицу.
   Новые пучки зеленоватых призрачных нитей пронзают грудь скафандра.
   Краски, на миг полыхнув, исчезают снова. Он едва может держать глаза открытыми...
   "Руки" держат ослабшего Илая за торс, разворачивают лицом к Аликс. Гибкий слизистый отросток тянется из туловища существа.
   - Я люблю тебя, доченька.
   Гордон видит всё. Он всё видит. Он едва может дышать.
   - Папа!
   Но лицо Илая спокойно. Словно он готовился к этому всю жизнь. Он мягко улыбается ей.
   - Закрой глаза, малышка, - мягко говорит он.
   Но Аликс смотрит. Ее глаза, красные от слез, широко открыты.
   - Илай... - хрипит Гордон, и получает невидимый удар, от которого его костюм чуть не разваливается на части.
   Отросток делает замах.
   - Не смотри, дочка...
   И пробивает затылочную кость.
   - Нет!!! Папа!
   Разбрызгав кровь, отросток вырывается из головы Илая. Он повис в этих "руках", мирно закрыв глаза, и уже не двигается.
   Советник отбрасывает его вниз, словно тряпичную куклу.
   Фриман почти не видит этого. В его глазах тоже слезы.
   Он так и не понял, откуда, но в ангар бешено врывается робот, лязгая заржавевшими частями. Пёс с наскока повис на одном из Советников и вонзил ему в бок с размаху всю свою кисть. Железо пронзает мягкую кожу существа, словно нож - масло. Призрачные нити рвутся. Советник падает на пол, и робот молотит по нему кулачищами так мощно, что желтая кровь фонтанами брызгает из огромной раны.
   Раненый комбин все-таки смог вырваться из стальных рук Пса и, едва держась в воздухе, кидается к окну. Фриман резко вдыхает долгожданный воздух, невидимый пресс исчез, и они с Аликс падают на пол. Пёс пытается рвануться ко второму Советнику, но поздно. Оба уже успели исчезнуть в оконном проеме...
   Аликс бросается к Илаю, обнимает его, поддерживает его голову, пачкая руки в крови.
   - Папа, папа! Очнись!.. Папа! Пожалуйста!..
   Гордон подползает к ней. Она отбивается, но он все равно хватает ее за плечи и силой прижимает к себе. Лицо старого друга так спокойно. Он словно спит, тихо и мирно.
   - Папа... Не оставляй меня...
  

***

Эпилог

   ...Под ними медленно плыла грязная, побитая за последние двадцать лет, земля. Сверху они видели всё - и разрушенные города, и все еще горящие кварталы, где до сих пор оставались солдаты обеих сторон. И вполне мирные деревеньки. Все это - его страна, его родная страна, в которой он вырос. Только вот изменилась она, изменилась до неузнаваемости.
   Но шанс еще есть. Еще можно всё вернуть.
   Стас вёл вертолет, не чувствуя усталости. Технически все еще оставаясь комбином, от Альянса он, в числе прочего, унаследовал поистине конскую выносливость. А Андрей, наконец, мог почувствовать себя человеком после трех дней в лесу. И подумать, спокойно подумать.
   Нет, всё было просчитано. Всё должно получиться. Не зря он не стал реализовывать первый этап плана прямо в Белой Роще - его могли схватить, ведь там все нашпиговано камерами и дозорными. И тогда он не смог бы претворить в жизнь вторую часть замысла.
   Потом, когда "Борей" будет у научных светил Сопротивления, он расскажет им всё, как есть. Когда всё уже будет сделано, и не будет пути назад, они поймут его. Они не осудят его. Поймут, что иначе было никак. Он был твердо в этом уверен.
   Но только когда будет реализована первая часть плана.
   Он должен убить Гордона Фримана. Пока ещё не слишком поздно.
  

Продолжение следует...

март - июнь 2017 г.

   Copyright Сергей Дмитриев

   Джимен (G-man, сокр. от Government Man) - в американском сленге употребляется в значении "агент спецслужб", "человек правительства"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Оценка: 4.76*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | И.Агулова "Наследие драконов" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Юмористическое фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | | А.Мичи "Ты мой яд, я твоё проклятие, книга 2" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Жемчужина гарема " (Любовное фэнтези) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"