Дмитриева Наталья: другие произведения.

Белоснежка (темная сказка)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:


   Падали снежинки, точно пух, с неба.
   Сидела у окна молодая королева.
   Уколола палец острою иглой,
   Три ярких капли на снег уронила:
   Первую - за белую кожу,
   Вторую - за румяные щеки,
   Третью - за черные косы
   Дочери своей нерожденной.
  
   Эту песню в замке пели на разные голоса, а самый звонкий был у молодой королевы.
   Как громко кричала она в ту зимнюю ночь, когда пришло время родин! Как страшно трещали деревья в морозном лесу, как тоскливо выли волки под обледенелыми стенами! Какие яркие пики пронзали черное небо, каким нестерпимым блеском вспыхивали звезды, выжигая следы на заснеженных склонах гор!
   А замок сиял огнями и гудел, точно улей. И лишь младенец, несмотря на старания повитух, не проронил ни звука. Тогда королева, вся в поту и слезах, прижала дочь к груди и произнесла:
   - Бедное дитя, если у бога не нашлось для тебя души, возьми мою и живи...
   И как только слова были сказаны, принцесса открыла глаза и издала первый крик, а королева упала замертво.
   Не было ни у кого сомнений, что душа матери перешла в дочь, и назвали принцессу Маргаритой в ее честь. Но король-отец не желал видеть дитя, не желал растравлять душу печалью. Не хотел он слышать детского плача, оттого снесли принцессу в самые дальние покои замка и семь долгих лет прятали там от королевских глаз. И когда она вновь оказалась среди людей, все ахнули - будто покойная королева явилась миру в образе ребенка.
   Волосы девочки были темны, как самая беспросветная тьма, а кожа бледна, словно весенний снег. Но когда она сидела у жаркого очага, ее губы и щеки становились красными, будто кровь. И кормилица качала головой в тревоге:
   - Нет хуже огня, тлеющего под гнетом. Бойся его, дитя, бойся, Маргарита.
   Когда девочке исполнилось семь, отец привел в замок новую королеву. Надлежало принцессе быть на свадебном торжестве, и впервые обрядили ее в золотое платье и серебряные туфли и привели в зал, где на возвышении сидели новобрачные.
   Увидев дочь, король словно окаменел, а королева в белом платье, пышном и легком, как лебединый пух, сошла вниз и взяла девочку за руку.
   - Здравствуй, Маргарита, - сказала она ласково, и солнечный свет отразился от ее светлых кос и заиграл на гладких щеках и в глазах, прозрачных, как горный хрусталь. - У меня есть для тебя подарок...
   Она сняла с тонкого пальца кольцо и шепнула так тихо, что никто, кроме принцессы, не услышал:
   - Вспомни о нем, когда твое сердце будет разбито.
   Потом королева поцеловала девочку в лоб и вернулась на возвышение, а король вдруг прикрыл рукой лицо, точно воспоминания жгли ему глаза.
   Вскоре пришлось и принцессе встать на виду у разряженных гостей: Маргариту, единственную дочь короля, обручили с Фебом, принцем соседней страны. Жених приехал в замок на высоком рыжем коне, а сам был еще так мал, что едва доставал с земли до стремени. Но как же он был хорош, как светел! Солнце сияло в нем, в его глазах, живых и блестящих, как горный ручей, в волосах, подобных расплавленной меди, в веснушках, похожих на золотую пыльцу, но ярче всего - в его сердце, горячем, открытом миру.
   Чудной они были парой, когда стояли в тяжелых праздничных одеждах перед всеми: он - румяный и светлый, словно летний день, она - темная и безучастная, как зимняя ночь. Но юный Феб по-детски пухлой рукой бестрепетно надел кольцо на палец невесты, а потом, встав на цыпочки, звонко расцеловал ее бледные щеки. И впервые скрытый в принцессе огонь сам пробился наружу жарким румянцем. А все вокруг радовались и поздравляли детей, и даже король глядел на дочь с улыбкой.
   Принц оставался в замке ровно год, и целый год в душе принцессы сияло солнце. Они с Фебом взбирались на крышу самой высокой башни и гоняли оттуда ворон, а потом забавлялись, прыгая по гладкой черепице.
   - Счастливая ты, Маргарита, - сказал как-то маленький жених. - Все, что у тебя есть, принадлежит тебе одной, а нам с братом всегда приходится делиться друг с другом. Но я его обошел: у меня теперь есть невеста, а у него нет. Жду не дождусь, когда смогу рассказать ему про тебя - пусть завидует!
   - Разве ты не останешься здесь, со мной? - с тревогой спросила принцесса.
   - Нет, не останусь, - ответил он. - Мне еще многому надо научиться, прежде чем стать настоящим королем.
   - Не уезжай, пожалуйста! - взмолилась Маргарита. - Как же я буду без тебя?
   Но Феб крепко взял ее за руки и сказал властно, как настоящий король:
   - Нет, я уеду! Но когда вернусь, обещаю, мы навсегда будем вместе.
   И вот он уехал, а принцесса осталась в замке ловить редкие солнечные лучи. Случайный отблеск, пламя в очаге, красный бархат и золотая бахрома, звон колокольцев и журчание ручьев - все напоминало ей о Фебе. Она взбиралась на крышу самой высокой башни, садилась лицом к югу и смотрела на дорогу до тех пор, пока глаза не начинали слезиться. А потом наступила зима, все вокруг замело, и уже нельзя было разобрать, где поля, а где дороги. Стены замка покрылись инеем, крыши - льдом, пламя в печах заревело, будто раненый зверь, а колокольцы захрипели простужено. И Маргарита никак не могла отогреться, и люди в замке испуганно опускали глаза, когда она проходила мимо, бледная и застывшая, словно призрак.
   Одна лишь королева продолжала улыбаться и, случалось, гладила темные волосы девочки тонкой белой рукой.
   - Бедное дитя, - говорила она Маргарите и шепотом добавляла: - Не забудь о моем подарке.
   Но сердце принцессы не было разбито, оно лишь заледенело - на семь долгих лет...
   И однажды Феб вернулся, повзрослевший и возмужавший, горделивый, как настоящий король. И когда принцесса, не помня себя от радости, выбежала к нему, оказалось, что он перерос ее на целую голову. Но по-прежнему сияло в нем солнце, и его глаза, и улыбка, и медное пламя волос озаряли все вокруг живым светом.
   - Какой же ты стала, Маргарита! - воскликнул он с радостным удивлением.
   - Какой же? - спросила она.
   Но Феб лишь улыбнулся, и от его улыбки принцессу объял жар, какого еще не бывало.
   Весна в тот год пришла рано. Поля, еще не смыв до конца снег, исходили паром, птицы в лесу заливались на все лады, а в горах грозно грохотали лавины. Солнце светило ярко, но часто бушевали грозы, и молнии раскалывали камни, оставляя повсюду черные отметины.
   А замок стряхнул зимнюю дрему и запестрел, точно майский луг, яркими нарядами, блестящими пряжками, свежими цветами. Куда бы ни отправился Феб, женские взгляды тянулись к нему, будто одуванчики к солнцу. Маргарита, случалось, в кровь искусывала свои красные губы, а принц смеялся:
   - Моя жемчужина ревнует меня к свиньям!
   Они больше не забирались на крышу башни, но, чтобы скрыться ото всех, тайком убегали в горную долину, где тропинки терялись между покрытыми мхом валунами, а на серых россыпях камней цвела нежно-лиловая эрика. Там на берегах мелких бессточных озер стояли сложенные из обломков фигурки, и Феб, забавляясь, сбивал с них каменные колпачки.
   - Не надо, - говорила ему Маргарита. - Пожалей бедняжек. Ведь это не просто камни, а подземные духи, не успевшие скрыться от солнечных глаз. Зимой они вновь оживут, и как же им тогда разобрать, где чья шапочка?
   - Ты веришь в духов, жемчужина? - спрашивал Феб, пытливо заглядывая невесте в глаза.
   - Я верю в тебя, - отвечала Маргарита.
   И Феб в задумчивости склонялся над водой.
   Однажды он спросил:
   - Почему, Маргарита? Я ведь не дух и не божество. Как можно в меня верить?
   - Нет, ты не дух и не божество, - сказала принцесса. - Но для меня ты выше и важнее всего. Ты - мой свет, мое солнце. Другого я не знаю.
   Она села рядом с женихом, и их взгляды пересеклись на гладкой поверхности озера. Там между перевернутых холмов светилось небо, и две головы, светлая и темная, чуть подрагивая, парили в бледно-голубой вышине. А сквозь них просвечивала со дна покрытая илом галька.
   - Жемчужина в прозрачной воде, - прошептал Феб, коснувшись губами отражения. - Такая светлая, такая чистая. Ее я вижу насквозь, но разве это не обман? Как только я попытаюсь взять ее в руки, она исчезнет, утечет сквозь пальцы.
   - Не смотри туда, - сказала ему Маргарита. - Я здесь и никуда не исчезну.
   - Да, - ответил Феб печально. - Но твоя любовь? Ведь ты любишь не меня, а мечту. Ты придумала ее долгими зимними вечерами в холодном своем одиночестве. А если бы пришел к тебе не я, а другой, обняла бы ты его или оттолкнула с презрением?
   - Нет, нет, нет! - воскликнула Маргарита. - Не говори так! Я никогда не полюбила бы другого!
   - Так ли это, жемчужина? - спросил Феб. - Я и мой брат - точные отражения друг друга. Даже мать и отец, бывало, нас путали... Мы во всем равны друг другу, и не я, а он мог назваться твоим женихом!
   Он ударил по воде, и отражение пропало.
   - Клянусь, - вымолвила Маргарита твердо, - и духов недвижимых беру в свидетели, что узнаю тебя в любом обличие и ни с кем не спутаю! А если нарушу клятву, пусть мое сердце станет, как этот камень - я сама разобью его на тысячу кусков!
   Она схватила обломок и ударила себя по запястью, и алые капли выступили на белой коже.
   Феб со страхом схватил ее за руку, и на глазах у него заблестели слезы.
   - Прости, Маргарита! Не должен был я в тебе сомневаться. Забудь все, что сказано. Будем верить друг другу, как прежде.
   И они вернулись в замок, не проронив более ни слова о том, что случилось.
   День свадьбы приближался, и уже отовсюду стали съезжаться гости. А за нарядными возками серыми стаями потянулись бедняки, хриплыми голосами горланя славу молодым. Завидев жениха и невесту, они тотчас сбегались к ним и протягивали немудреные подарки: кукол из тряпья и соломы, полевые цветы, деревянные бусы. А Феб с Маргаритой смеялись и бросали им серебро и медь, и все вокруг смеялись вместе с ними.
   Только на снежном лице королевы не было видно улыбки, а ее прозрачные глаза светились колко и льдисто, как звезды на зимнем небе.
   В канун свадьбы позвала она к себе принцессу и спросила:
   - Счастлива ли ты, Маргарита?
   - Да, очень, - ответила та.
   От этих слов лицо королевы сделалось холоднее прежнего.
   - Бедная девочка, ты сияешь, словно жемчужина в лунном свете. А на солнце, Маргарита, жемчуг темнеет и крошится. Сколько еще ты будешь наслаждаться счастьем, прежде чем оно рассыплется у тебя руках?
   - Мне все равно, - сказала Маргарита. - Пока Феб любит меня, а я - его, нам ничто не страшно.
   Она хотела уйти, но королева взяла ее за руку:
   - Ты поранила запястье, девочка? Должно быть, больно это было... Но поверь, раны что отметят твое сердечко, будут куда глубже и больнее... Феб любит тебя, но разве живет он только твоей любовью? Ты не единственный мотылек, что вьется вокруг этого огня.
   Принцесса вспыхнула, а королева обняла ее и зашептала на ухо:
   - Хоть ты и родилась в замке, Маргарита, но всех его тайн не знаешь. Под северной башней есть коридор - пройди его до конца и увидишь зеркало. Оно вытесано из черного камня, тысячу лет пролежавшего в леднике. Лед сделал его грани ровными и гладкими, как он сам. Солнечный свет ни разу не потревожил их темной глубины. Это зеркало не знает обмана, оно показывает лишь то, что есть на самом деле. Загляни в него, и узнаешь правду, если только не боишься.
   - Мне нет дела до твоих советов, - сказала Маргарита и ушла так быстро, как могла.
   Но сердце ее билось, как пойманная птица, и яд коварных речей проникал в кровь, отравляя радость. Как ни затыкала она уши, ей всюду слышался вкрадчивый шепот королевы, и сколько бы свечей принцесса ни зажигала, тьма надвигалась на нее со всех сторон.
   Тогда Маргарита взяла светильник, отправилась в северную башню, спустилась вниз и увидела длинный коридор. Показалось ей, будто глядит она в бездонный колодец, а оттуда кто-то смотрит на нее мертвыми глазами. Хотела принцесса уйти, но ноги ее не послушались, тогда она поставила светильник на пол и шагнула вперед, в темноту.
   Она не увидела зеркала, но почувствовала его, как чувствуют смертельное дыхание ледника. Из непроглядной черноты выплыл к ней призрак, всклокоченный и бледный, и в нем с содроганием узнала она себя.
   Но не вскрикнула Маргарита и не отступила, лишь сильнее стиснула руки и пристальней вгляделась в черную глубину. Над правым плечом своим она увидела свет и Феба, смотревшего вокруг с удивлением и испугом. Но вот что-то замерцало за ним, как снег в лунном свете, и тонкие белые руки обвили его грудь, и испуг сменился улыбкой, а удивление - желанием. Две силуэта, золотой и белый, слились в один и исчезли, а огонь потух. И призрак в зеркале беззвучно вскрикнул и хотел бежать за ними, но путь ему преградила старая нищенка. Вырвав у себя сердце, она протянула его Маргарите и оскалила длинные желтые зубы. А потом превратилась в королеву и сказала:
   - Это плод с дерева любви и надежды. Одна половина его пропитана тоской, другая - ядом. Выбери ту, что тебе по душе.
   И Маргарита увидела у себя в руках спелое яблоко.
   Точно во сне, принцесса завязала его в платок, спрятала на груди и вернулась к себе. Сердце ее пылало, а мысли стали черны, как то зеркало. Когда пришел Феб, Маргарита не улыбнулась ему - лишь огонь, сжигавший ее, разгорелся жарче.
   Она спросила:
   - Ты веришь в духов, мой принц?
   - Нет, не верю, - ответил он с улыбкой.
   - А все же они есть. Невидимые, они вьются рядом и ждут часа, чтобы наброситься на нас и растерзать.
   - Что за странные речи? Ты не больна ли, Маргарита? Твое лицо пылает.
   - Нет, - сказала она. - Но мне страшно. Духи не терпят чужого счастья. Боюсь, они захотят нас разлучить.
   - Не бойся, жемчужина, - рассмеялся Феб. - Я их всех прогоню.
   Принцесса заглянула ему в глаза и увидела там себя, будто в зеркале.
   - Я знаю, как их отвадить. Вот яблоко с дерева любви и надежды - смотри, я разрежу его на две половинки. Одну съешь ты, а другую я, и никто уже не сможет причинить нам вреда.
   - Пусть будет так, как ты хочешь, - сказал Феб. Он взял половину яблока из ее онемевшей руки, а она только и успела подумать: "Пусть будет мне яд, а тебе тоска".
   Но едва лишь они откусили по кусочку, как принц побелел и рухнул замертво, а через мгновение и принцесса упала рядом с ним.
   Когда их нашли, оба были бездыханны. Им растерли щеки, расшнуровали одежду, стали брызгать водой и вином. Но Феб оставался холодным и недвижимым, а Маргарита, хоть и открыла вскоре глаза, но казалась еще мертвее его.
   Вдруг люди расступились, и вперед вышел принц, одетый, как жених, с волосами, подобными расплавленной меди, с глазами, яркими и блестящими, полными слез. Он приблизился к Фебу и склонился над ним, и оба они были, точно отражения друг друга - живое и мертвое.
   - Брат мой, очнись! - с тоской произнес принц, и в нем Маргарита узнала того, кто был в зеркале. Но она ничего не сказала, а когда принц протянул ей руку, отвернулась от него и спрятала бледное лицо в распустившихся волосах.
   А Феба положили в гроб и оплакивали три дня и три ночи. Когда срок прощания миновал, принцесса вышла из покоев, где сидела, запершись ото всех, и явилась туда, где жених ее лежал на возвышении, убранном еловыми ветками и ягодами можжевельника. Все вокруг было затянуто темным бархатом, и свечи капали на него восковыми слезами.
   При виде Феба, светлого и прекрасного, как летний день, слабый румянец коснулся щек Маргариты.
   Вдруг ледяной ветер погасил свечи. Принцесса подняла голову и увидела королеву, всю в черном, будто смерть - та смотрела на Маргариту из темноты, как из зеркала.
   - Вспомни о моем подарке... - шепнула королева и рассыпалась колючей снежной пылью. Глаза принцессы запорошило, она поднесла руку к лицу и почувствовала на пальце холод серебряного ободка. Тогда Маргарита сняла его и надела Фебу на мизинец.
   - Теперь клятва исполнена, - сказала она тихо. - Тот, кого я считала тобой, был лишь твоим отражением. Я должна была разбить себе сердце, но правда в том, что сердцем моим всегда был ты.
   Вдруг пальцы Феба шевельнулись под ее рукой, и принц открыл глаза, сел в гробу и оглянулся с изумлением.
   - Что случилось? - спросил он. - Где я?
   Принцесса хотела ответить, но не могла произнести ни слова. А Феб вскочил на ноги и воскликнул:
   - Почему так темно? - И сдернул с окна покрывало.
   Но едва лишь луч заходящего солнца коснулись его лица, как он закричал и, отшатнувшись, схватился за щеку. А когда отнял руку, Маргарита увидела на нем черный след, подобный клейму.
   - Что со мной, Маргарита? - крикнул Феб. И она рассказала ему все, как было.
   Когда принцесса замолчала, по обожженной щеке принца скатилась тяжелая слеза. Но глаза Маргариты оставались сухими - она лишь крепче прижала руки к груди, словно хотела облегчить давивший на нее гнет.
   - Это я уговорил брата поменяться одеждой, - сказал Феб. - Он должен был явиться к тебе под видом меня. Я хотел испытать, узнаешь ли ты меня, как обещала.
   - Я не сдержала обещания.
   - Мы оба не сдержали, жемчужина, ведь и я обещал верить тебе. Напрасно ты разбудила меня от смертного сна. Теперь я не живой и не мертвец. Мне уже не выйти на солнце, не жить среди людей. Если они найдут меня таким, то растерзают, а тебя ославят ведьмой.
   - Что мне до людей? - молвила Маргарита с горькой усмешкой. - Они отворачивались от меня с самого моего рождения. Моя мать отдала мне душу, и с той поры я живу, точно взаймы. Что мне до солнца? Ты был единственным светом, который я знала. И если солнце теперь твой враг, значит, оно и мне враг тоже. Спрячемся во тьме. Помнишь ледник, которым мы не раз любовались из долины? Кормилица рассказывала мне, что под ним есть пещера. Ее охраняют подземные духи - люди называют их Семью Братьями и обходят стороной. Там мы укроемся, и никто нас не найдет.
   - Пусть будет так, - сказал Феб со вздохом.
   Когда небо над горами погасло, они тайком вышли из замка и отправились в долину. Столь густая тьма накрыла землю в эту ночь, что не видно было ни дороги, ни гор, ни неба. Никто не заметил беглецов, а спавшие у ворот бедняки ежились, как от холода, когда Феб и Маргарита проходили рядом.
   В валунах тоскливо гудел ветер, и камни скрежетали, будто кто-то с силой выворачивал их из земли. В озерах громко плескало, и брызги летали вокруг, словно множество ладоней било по воде с размаху. Принц и принцесса шли, крепко держась за руки, чтобы не потерять друг друга.
   Вдруг Феб остановился.
   - Слышишь? - спросил он. - Впереди камнепад.
   - Да, - ответила Маргарита. - Это Семеро Братьев долбят гору.
   Они хотели идти быстрее, но земля у них под ногами ходила ходуном.
   Потом небо начало светлеть, и туман потек с гор, словно река.
   - Скоро рассвет, - сказал Феб.
   - Осталось немного, - промолвила принцесса.
   Они поднимались все выше и выше, а воздух становился все холоднее, и треск стоял вокруг, как в самые лютые морозы. Вдруг Маргарита не удержалась на обледенелых камнях и упала. Она пыталась подняться, но не могла, потому что ее руки и ноги совсем закоченели. Феб глянул на принцессу, а потом на вершины гор, окутанные розовым сиянием.
   - Маргарита, ты еще можешь вернуться! - крикнул он.
   Яркий луч прорезал туман, будто клинок, и высек из ледника белые искры.
   - Я вижу Семерых Братьев! Они совсем близко! - воскликнула Маргарита.
   - Это просто груды камней, - сказал принц.
   - Я вижу пещеру под ледником! Скорее, мой Феб, беги туда что есть мочи!
   Принц бросился вперед, но едва он поравнялся с Семью Братьями, как искристый солнечный поток сбежал с ледника и залил все вокруг расплавленным золотом. В тот же миг Феб вскинул руки и вспыхнул, как свечка, а его крик, пролетев по склону, вонзился в сердце Маргариты. Из последних сил она вскочила на ноги, подбежала к принцу, набросила на него свой плащ и втолкнула в пещеру.
   Тотчас Семь Братьев низко склонили каменные головы, а самый младший ударился о ледник и рассыпался грудой камней, завалив вход так плотно, что ни один луч не проник внутрь.
   Тогда Маргарита сняла плащ с Феба и увидела, что ее принц стал черным, как головешка, а его чудесные медные волосы рассыпались пеплом. Но она ничего ни сказала, лишь поцеловала его в обожженные губы и уложила рядом с собой и обняла так крепко, как только позволили ей замерзшие руки. И они долго лежали в ледяной тишине, тесно прижавшись друг к другу, и смотрели, как наливается светом хрустальный свод пещеры, и как блестит он и переливается, будто серебряная вуаль.
   Потом Феб спросил:
   - Что же теперь, Маргарита?
   - Дождемся зимы, - чуть слышно сказала она. - Тогда Семь Братьев оживут и укажут нам дорогу в край вечной ночи.
   - А что скажут твой отец и мой брат, когда не найдут нас по утру в замке?
   - Они не промолвят ни слова. Но долгими зимними вечерами, когда пламя в печах заревет, будто раненный зверь, кормилица станет рассказывать сказку о черноволосой принцессе, белой, как снег, и румяной, как кровь...
   - О самой чудной принцессе на свете, - подхватил Феб, - и о злой мачехе-королеве, и об отравленном яблоке...
   - И о семерых братьях, давших принцессе убежище... И о принце, прекрасном, как летний день, чья любовь ее оживила. - Маргарита в последний раз поцеловала Феба и сняла с его мизинца кольцо. - И об их свадебном пире, пышнее и богаче которого не знал белый свет...И о том, как жили они долго и счастливо.
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Мистеру "Прятки с Вельзевулом" (Юмористическое фэнтези) | | В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | | Н.Романова "Ступая по шёлку" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | С.Волкова "Жена навеки (И смерть не разлучит нас...)" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Vera "Праздничная замена" (Короткий любовный роман) | | Н.Сапункова "Жена Чудовища" (Любовные романы) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"