Даль Дмитрий: другие произведения.

Книга 1 Капкан для Голиафа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Дмитрий Даль

КАПКАН ДЛЯ ГОЛИАФА

ГЛАВА 1

Я понимаю, что это выглядит, по меньшей мере, странно, но ничего не могу с этим поделать. Если в целях безопасности нужно быть странным, да хоть с голым задом по улицам пробежаться в разгар карнавала. Главное - это знать, что ты сделал все что в твоих силах, для того чтобы до тебя не добрались, не дотянулись, не обнаружили твою слабину.

Каждый раз я стригусь в одном и том же месте. Мастер - молодой медлительный парень с аккуратной, но модной прической, короткой бородкой, маленьким золотым колечком в правом ухе и яркими задорными глазами. Его зовут Дима, и он гей. Работает он медленно, но очень аккуратно, и главное получается красиво и стильно.

При моем образе жизни и профессии выглядеть презентабельно, это залог успеха. Все-таки Семен Ардов не кто-нибудь, не хрен с горы, а глава службы безопасности крупной корпорации. Ну, почти глава, скажем так, без пяти минут глава.

Мой шеф Виктор Степанович спит и видит, как уйдет на покой и станет разводить форель в своем имении. Я же, как правая рука шефа, прямая кандидатура на его место. Конечно, этот вопрос в компетенции Совета Директоров Биржи, но у меня с ними хорошие отношения. К тому же другой кандидатуры на ближнем прицеле нет. А была бы, то я бы об этом уж точно знал.

Так что поддерживать свой имидж, это не прихоть самолюба, или причуда зарвавшегося мальчика-мажора, это осознанная необходимость.

Я поменял множество салонов, пока не выбрал "Арлекин", что на Малой Пушкарской улице, в большом новом доме, словно составленном из стеклянных стаканов. Выбрав салон, я на этом не остановился, и не успокоился, пока не перепробовал всех мастеров в салоне. Так вот путем проб и ошибок я остановился на мастере Диме. И пусть он работает медленно, зато его результатом я полностью удовлетворен.

Расплачиваясь, каждый раз я делю деньги на три части.

Первую, как и положено заношу в кассу, жду когда выбьют чек, чтобы скомкать и оставить его тут же на столе.

Вторую часть, отдаю мастеру Диме, так сказать чаевые за хорошо проделанную работу. Первое время он кобенился, словно девочка на выданье, то мол не удобно, то у нас не принято, "за это можно и штраф огрести, мы элитный салон, а не какая-то там забегаловка". Пришлось даже обращаться к третейскому судье, владельцу салона, которому я пообещал закрыть его богадельню, если он для парня не сделает исключение. Помогло.

Третью сумму, самую маленькую, я отдаю администратору. За этот небольшой взнос мне приносят крепкий кофе без сахара, и пока я кофейничаю, собирают небольшой подарок. Когда я допиваю свой кофе, передо мной на столике уже лежит маленький, аккуратно завязанный полиэтиленовый пакетик. В нем мои состриженные за последний сеанс волосы.

Вы можете назвать это придурью, посчитать меня чудаком. Что ж это ваше право. Только для меня это жизненная необходимость. Многие удивляются, когда я прошу их собрать мои срезанные волосы в пакет. Из-за этого я сменил несколько салонов, слишком уж любопытными, насмешливыми и недоуменными были взгляды сотрудников.

Нет, мне никто не отказывал, не говорил ни слова против, и даже не задавал вопросы зачем мне это надо. Только когда на тебя смотрят как на дурака, согласитесь, это не залог долгих и доверительных отношений.

В "Арлекине" к моей прихоти отнеслись с равнодушием, Какая разница, какие тараканы водятся в голове у клиента, да хоть стая жужжащих и жалящих пчел. Главное, что он за это платит. А тут уж как говорится "любая дурь, за ваши деньги". Наркотики я не имею ввиду.

Вот и в этот раз все прошло без сучка и задоринки, ровно в положенное время я был острижен, подровнен, помыт, надушен, расплатился, выпил положенную чашечку кофе, получил пакетик с волосами и направился на выход.

Накинув на плечи черный тяжелый плащ, прикрыв голову широкополой шляпой, я попрощался, получил положенное: "Заходите еще, Семен Георгиевич! Всегда вам рады!", дернул ручку двери на себя и вышел из салона под дребезжанье дверного колокольчика.

Спустившись по ступенькам двупролетной лестницы, я оказался на улице и бегом бросился к машине.

Что за мерзкая погода в последнее время воцарилась в нашем городе. Понятное дело осень, дождь, слякоть, сырость, прелые желтые листья под ногами, словно фантики от конфет. Куда не плюнь уныние и пустота.

Осень в Питере это понятно и предсказуемо. Только вот вчера еще было лето, ярко светило солнце, холодное пиво казалось райским напитком, а сегодня уже пить пиво на улице пальцы морозить о бутылку. Правда мне это уже давно не по статусу, но помню еще, как в босоногом студенчестве просиживали вечера на скамеечках в парках и скверах города, в большой и шумной компании. Теперь Семен Григорьевич у вас другая судьба.

С осенью еще можно было бы смириться, когда не этот мерзкий пронзительный ветер с Невы и ломота в костях, последствия старых травм и ранений. Как осень не наступит, то все тело как скрипка, на которой какой- то коновал выпиливает что-то зубоскрежещущее тупым смычком. Интересно, а смычки бывают острыми. Что за хрень в голову лезет.

Забравшись в салон "BMV-X7", я захлопнул дверь. Задраить все люки! включить обогрев. Наша подводная лодка готова к погружению. Экипаж, занять места согласно штатному расписанию.

Сейчас пять минут, прийти в себя, дождаться пока кофе в животе устаканится, и как говорится "В бой идут одни старики".

Я завел автомобиль. Он привычно довольно заурчал двигателем, когда телефон разразился звонком.

Не люблю я когда по утрам в законный выходной день кто-то пытается до меня дозвониться. А судя по звонку, торжественный и так много обещающий марш Мендельсона, звонили мне именно с работы. Понятное дело, что у замглавы Службы Безопасности такой крупной организации, как Биржа выходной день это вещь относительная. Сегодня есть, а завтра труба зовет, пора в поход.

Только чисто по-человечески. Иногда хочется и просто отдохнуть, посидеть в кресле с интересной книжкой, выпить пару бокалов вкусного, дорогого коньяка, не так по работе с клиентом, а чисто ради удовольствия, посмотреть интересное кино, желательно что-нибудь про простую жизнь, мелодраму там или семейную комедию.

Только никакого фэнтези, космической фантастики или там боевиков про тяжелые полицейские будни, мне этого реализма и на работе хватает. Даже новомодные и бесконечные фильмы про зомби не проканают.

Для кого-то это игра воображения, а для меня суровая правда жизни, жестокая и беспощадная.

Но выходные это что-то несбыточное и недосягаемой. За последние пять лет, у меня не было ни одного свободного дня. Не могу сказать, что я по этому вопросу убиваюсь. Я люблю свою работу, а она любит меня, только очень уж извращенным способом. Но иногда все-таки и совесть надо иметь.

Я всех предупредил, что сегодня меня не беспокоить, у меня планы на вечер, весь день и даже ночь. Но видно дар убеждения подчиненных это не мое.

Распустил я их, сукиных детей. Ничего, проведем профилактически-разъяснительную работу. Будут у меня с красными задами месяц бегать, одними полуфабрикатами питаться полгода, я их научу уму разуму.

Телефон трезвонил не переставая. Была слабость, каюсь грешен, хотел нажать отбой и отключить трубку, но с этим малодушием я тут же справился. Поднял трубку и громко произнес, стараясь в голос подпустить побольше арктического холода.

- Внимательно!

- Семен Григорьевич, не вели казнить, вели слово молвить! - запричитала трубка голосом Сереги Генералова, командира четвертой оперативной группы.

Вот же засранец. От него такой подлянки можно было ожидать. Сложные вопросы решать, не для него. Ему бы в полях мускулами играть, которых у него впрочем нет, зато в избытке у его команды. А разруливать важнейшие стратегические вопросы, это он не может, пасует моментом. Вот же, как судьба к нему несправедлива, носит такую звучную и гордую фамилию Генералов, а сам сморчок, сморчком, щуплый, невзрачный, плевком перешибить можно, правда бабы любят. Он мужик то хороший, только неопрятный какой-то, не люблю я это. Если бы не его талант: с легкостью управлять амбалами оперативниками, которые находятся у него в подчинении, давно бы выгнал его с полной зачисткой памяти.

- Чего совсем без меня справиться не можете? А где Фомич? Он же должен был мне спину прикрыть.

- Мы его найти не можем. На работу не вышел. Пропал куда-то.

- Домой надо гонцов отправить. Может он, свинья такая, опять в запой ушел.

Фомич отличный оперативник, аналитик от Бога, мастер переговорщик, а для нашего дела хорошо подвешенный язык и талант улаживать конфликтные ситуации, это первое дело, самый важный бонус к резюме. Но у Фомича есть один маленький, но суровый изъян, любит он по душам с зеленым змием поговорить. Иногда так задушевная вечерняя беседа получается, а иногда дискуссия затягивается на целую неделю.

До поры до времени мы это терпели, но несколько месяцев назад вопрос поставили жестко: или дружба с зеленым змием или работа. Фомич ни секунды не сомневался, и в тот же вечер прошел все очистительные процедуры и подшился.

Так что версия с запоем выглядит очень неубедительно.

- Так отправили уже. Дома пусто. Квартира перевернута вверх дном. Похоже, Фомич вляпался в какую-то передрягу.

- Ладно, этим потом займемся. Что у вас стряслось? - все больше раздражаясь, резко спросил я.

- Голиаф выдвинул ноту протеста относительно проведенных вчера торгов.

- А что вчера было? Я как-то пропустил?

- Обвелианне получили крупный контракт на поставку в один из третьих миров партии пародвигателей.

- А что этим старьем кто-то пользуется? - удивился я.

- До открытия представительства Биржи там царило глухое средневековье. Да и сейчас не лучше. Согласись, сажать варвара с мечом и дубиной в кресло звездолета, оно как-то нелогично. Зачем вести на забой дойную корову, если ее можно выдоить досуха. А эти варвары готовы платить золотом. Вот из-за этого контракта все терки и начались. Обвелианне на два корпуса обошли Голиаф. Те понятно не довольны. Накатали петицию. Но этим дело может не ограничиться. Ты бы подъехал, поговорил с эмиссаром Голиафа. Может миром удалось бы дело решить. А то Обвилианне уже ответную ноту настрочили. Обвинили Голиаф в покушении на свободу торговли, а также заявили о незаконном проникновении на территорию Торгового Представительства неустановленных лиц. Если мы сейчас не вмешаемся, тут такое завертеться может. Помоги, босс.

- Ладно, ждите. Буду, - скрипя зубами, пообещал я и завершил звонок.

Убрав трубку во внутренний карман, я покосился на соседнее кресло, где лежал пакетик с моими волосами. Сквозь прозрачную пленку мне бросился в глаз седой волос.

Да быть того не может. У меня отродясь седых волос не было. Молод я еще. Тридцатник только разменял. Вероятно, когда собирали с пола, чей-то еще волос затесался.

Тогда я не придал этому значения. Если бы я знал, как дорого обойдется мне моя оплошность, плюнул бы на все торговые дома вместе взятые, вернулся бы в "Арлекин" и раскатал бы его по бревнышку.

Но разве только Мойрам даровано видеть чужие судьбы, а они тетки скверные. К ним просто так не подкатишься.

Я утопил педаль газа, резко сорвавшись с места. Через минуту я и думать забыл о чужом седом волосе.

ГЛАВА 2

"Работа не волк, в лес не убежит", утверждала старая пословица. И отчасти это именно так. Только если за дело берется Голиаф и начинает свою игру на чужом поле, то лучше забыть о лени, и отработать все варианты. Так сказать подстраховаться на всякий случай. А случаи бывают разные.

Центральный офис СББ СББ - Служба Безопасности Биржи находился на последнем сорок втором этаже Делового центра Космос, где располагались офисы и представительства разных торговых компаний, чья деятельность так или иначе была связана с Биржей. Все эти компании принадлежали к земному сектору влияния и входили в холдинговую компанию "Терракорп Интернейшнл".

Мы называли наш бизнес-центр просто Башня. Для стороннего наблюдателя это был обычное деловое здание с обычными офисами и обычными служащими, большая часть которых ничего не делала, прохлаждаясь на работе за игрой в пасьянсы и онлайн-игры, или путешествуя по соцсетями, большой развлекательный тур от Вконтаке к Живому Журналу через Фейсбук и обратно, другая часть конторских трудилась аки пчела в погожий денек, что-то активно продавая и тут же покупая. В общем, ничего необычного, но это только на первый взгляд.

В реальности, если копнуть глубже, и перейти от бумажек с печатями к натуральному товару, то можно обнаружить, что то что значится по товарной накладной как "набор ножей с подставкой, производства Германия", на деле является партией холодного оружия из сверхпрочной стали, направленной с Земли на планету X, где до сих пор царит средневековье и есть потребность в такого рода товаре. Через эти сотни маленьких контор, связанных невидимой сетью, прокачивались миллиарды кредитов, которые шли на закупку внеземных технологий с возможностью последующей перепродажи. Здесь же находились брокерские конторы, представляющие интересы "Терракорп" на Бирже.

Но меня все эти дела волновали мало, по крайней мере сейчас. Предстоящая встреча с представителем Торгового Дома "Голиаф" меня интересовала куда больше. Голиафяне - ребята дерзкие и злые на поворотах. Если уж вцепились в какой-то вопрос, то будут его раскручивать до победного конца, не взирая на затраты и жертвы. Эти уж точно никогда не упускают выгодные контракты. Даже если проиграли торги на Бирже, готовы идти окольными путями, задействовать серые схемы, лишь бы получить свою выгоду. С ними вечно возникают проблемы. К тому же во внешнем мире они вечно влипают в темные истории, что приходится задействовать оперативников СББ, чтобы избежать конфликтов с местной полицией.

Поэтому когда я выходил из лифта на сорок втором, я предчувствовал, что сегодня мне придется попотеть. Правда, когда у нас хоть что-то бывало легко и просто. Мы свой хлеб добываем, танцуя на краю пропасти.

Миновав стеклянную витрину, на которой был изображен герб Службы Безопасности: орел, держащий планету в когтях, я оказался на Трех Ступенях. Так мы называли три ступени безопасности, которые должен был пройти любой оперативник или посетитель нашей конторы.

Мы ребята солидные. Нам есть что скрывать, и есть кого прятать. И хоть наши стеклянные стены выглядят весьма хрупко и прозрачно, на деле просто так нас не взять. Чтобы попасть в сердце нашей службы надо иметь все три ступени допуска и иметь возможность их подтвердить.

Три Ступени заняли у меня десять минут. Время конечно деньги, но безопасность прежде всего.

Первая Ступень - идентификация личности. Гостя просвечивают, сканируют, снимают отпечатки пальцев, берут образцы ДНК и прочие биообразцы и сличают с генетической базой данных сотрудников СББ. После чего компьютер выдает портрет соответствия. Если он положительный, то гость переходит на вторую ступень.

Ступень вторая - идентификация сознания. Гость может оказаться тем за кого себя выдает, только с измененным или замещенным сознанием. Тело одного человека, а разум другого. Для этого проводится психосканирование. Методика обвелианн, принятая на службу СББ.

И, наконец, третья ступень - идентификация индивидуальности. Пожалуй, самая сложная. Цель - выяснить перед нами оригинальный человек, или его копия, выращенная в искусственных условиях. Были прецеденты, когда в контору проникали идеальные копии сотрудников, по сути, представлявшие живые бомбы. Они и сами не знали о своем предназначении, пока программы, к их удивлению, не срабатывали. После двух случаев атаки клонов была введена третья ступень допуска. По какому принципу происходит идентификация, я не знаю, но результат налицо. Нам удалось выявить несколько шпионов и диверсантов, после чего попытки проникнуть в нашу контору прекратились.

После того как я подтвердил все свои допуски, я оказался в центре нашего офиса, где меня уже встречал Бартоломью Фриц Об Ин Баун. Мы все звали его просто Барт. Родом он был с планеты Равена, и представлял в СББ интересы концерна "Равена Групп".

Наша служба и опасна и трудна, но мы не разделяем людей и нелюдей. Наш штат набран из представителей всех торговых домов и концернов, которые работают на Бирже. Основную роль играют земляне, поскольку именно на нашей территории расположена Биржа, и все торговые представительства ее участников-игроков.

Барт внешне ничем не отличить от землянина. Он такой же человек как и я, только у него два сердца, сложная система мировосприятия и свой особый этический кодекс, в котором мало кто разбирался, кроме равенцев.

Наша контора одно из тех мест на Земле, где иномиряне могут ходить без "паранджи". "Паранджа" - маскирующее устройство, позволяющее любому иномирянину жить среди людей. Какой бы причудливой и чужой не была его внешность. Правда равенцам "паранджа" не нужна.

- Семен, ну наконец-то, где тебя черти носили. Голиаф у нас уже больше часа сидит, и с каждой минутой настроение у него портится.

- Генерал где? - спросил я.

Общаться с Голиафом лучше всего заручившись поддержкой пары шкафов-оперативников, а кто как не Генералов может мне в этом помочь. К тому же именно он испортил мне выходной, пусть заглаживает вину.

- Сидит с тремя крепышами в соседнем офисе и отслеживает ситуацию.

- Что хочет Голиаф? - настороженно спросил я.

Лучше заранее узнать подробности и подготовиться ко всему, чем выглядеть глупо в глазах голиафянина, когда его требования поставят меня в тупик.

- Точно не скажу, но у него какая-то заява. И вид весьма недовольный.

- Генерал говорил, что они пытаются заявить о проникновении на территорию их торгпредства?

- Что-то такое слышал? - кивнул Барт и нахмурился. - Во всем виноват Торговый Дом Обвелианн. Они увели у Голиафа из-под носа выгодный контракт, а те убеждены, что обвелианне сыграли не честно, и где-то кому-то сунули. Думаю, что доказательств у них на грош и медную копеечку, но сражаться будут до последнего.

- Твою же мать, и за что мне все это? - тяжело вздохнул я.

В переговорную, где меня дожидался Голиаф, идти совсем не хотелось, но и спихнуть эту задачу просто не на кого.

Шеф еще три дня назад укатил в командировку и прихватил с собой пяток лучших оперативников. Так что как хочешь Семен, так и пляши. Хочешь в гопак иди, хочешь сертаки с кинжалами откаблучивай. Вся надежда на меня. За нами Москва и вся планета. Отступать некуда. Гореть, так гореть.

Мы прошли длинным белым коридором, по стенам которого висели картины сюрреалистов. Безусловно, копии. Были тут и Магритт, и Дали, и Саавегро. И оказались перед дверями переговорной.

Наш офис словно вымер. За все то время, что я общался с Бартом и шагал по коридору, ни одна живая душа не выползла из кабинета. Похоже, о голиафянине все давно знают, и прячутся от греха подальше.

- Скажи Генералу, чтобы был наготове. Если что я врублю тревогу. Распорядись, чтобы мне подготовили крепкое черное кофе, а для гостя мате. Они любят его очень. Пусть напитки нам Генерал сам принесет, - распорядился я.

- Все сделаю, Семен, в лучшем виде.

Барт уже дернулся было исполнять мои указания, но я его остановил.

- Скажи, а Фомич так и не появлялся?

- Никак нет.

- Плохо дело. После голиафянина я сам съезжу к нему на хату. Подготовь группу сопровождения.

- Будет сделано, Семен.

Вопросов у меня больше не было, распоряжений тоже, и я его отпустил.

Сам же набрался с духом, словно перед прыжком с парашютом, и переступил порог зала для переговоров, или попросту переговорной.

ГЛАВА 3

Голиафянин сидел у окна, чинно сложив руки на столе, всем своим видом показывая добрые намерения. Выглядело это забавно. Двухметровый краснокожий гигант в белом кожаном костюме словно первоклассник перед строгой учительницей. А ведь ему ничего не стоит одним только щелчком пальцев дух из человека выбить. Идти на переговоры в одиночку к Голиафу, это как в клетку с голодным тигром заходить без подстраховки. Но у меня-то прикрытие было. Группа оперативников во главе с Генералом ждала только команды, чтобы ворваться в переговорную и спеленать голиафянина.

Ничем не показывая свое волнение я прошествовал к столу и сел напротив визитера. Руки я ему не подал. У голиафян нет такого обычая, мало этого открытая протянутая рука - знак презрения. Ты ставишь себя выше оппонента по социальной лестнице и, протягивая руку, подчеркиваешь это различие.

В общении с иномирянами главное не напутать у кого какие обычаи. Каждый сотрудник СББ перед поступлением на службу проходит двухмесячные курсы, на которых читаются лекции по обычаям и ритуалам торговых партнеров Земли, а также проводятся практические занятия. Только после успешной сдачи итоговых зачетов и экзаменов кандидат получает допуск к работе в СББ.

Хотя и тут без проколов не обходится. Помню, как пару лет назад один из наших оперативников во время допроса свидетеля по делу о краже секретных чертежей автономной солнечной базы, способной работать в ядре звезды, сопоставимой по классу с нашим солнцем, сел в большую лужу.

Свидетель был из равенцев. В начале допроса он приветствовал его тройным поклоном, прикладывая сжатый кулак к сердцу. Только немного ошибся. Это у обвелианн этот жест означает "рад видеть вас, доброго здравия", а вот равенец счел его за сексуальное домогательство. Мог бы разразиться дипломатический скандал. Убереглись чудом, свидетелю очень понравился оперативник, благо свидетель был женского пола. Пришлось налаживать контакт на амурном поле, иначе на одну только компенсацию за моральный ущерб всей конторой лет десять работали бы. Парнишку конечно от оперативной работы отстранили и отправили доучиваться, с остальными сотрудниками провели разъяснительную беседу.

Как сейчас это помню. Сам ведь и проводил.

- Меня зовут Семен Ардов, заместитель начальника Службы Безопасности Биржи. Чем могу быть полезен? - представился я.

Сейчас придется выслушивать про нечестных на руку обвелианн, пытаться юлить, тянуть время, все равно пока не пройдет проверка по последней сделке ничего толком сказать нельзя, а голиафяне ребята напористые, злые, ждать они не любят.

- Меня величают Раджа Сингх, - представился голиафянин.

Его голос, как впрочем и у всех в его расе, напоминал скрежет работающих ржавых механизмов. Это все потому, что их речевой аппарат не приспособлен для разговора на земных языках, пришлось адаптироваться.

Неужели это сам Раджа Сингх, глава Великого Торгового Дома Голиаф. Я много о нем слышал, но вживую не видел никогда.

- Очень приятно, господин Сингх, - лишний раз выразить свое почтение в разговоре с голиафянином не помешает.

Давно заметил, что, когда они работают на Земле, выбирают для себя индийские имена и фамилии. Его, конечно же, зовут вовсе не Раджа и вовсе не Сингх, но настоящие его ФИО для нашего языка труднопроизносимо. Вот и пользуются они индийскими псевдонимами. В их понимании они ближе всего по звучанию к истине.

- Я хотел бы обратиться к вам с неофициальным заявлением. Это очень щекотливый вопрос. И мне нужна ваша помощь.

Интересный поворот событий. Голиафянин говорит, что ему нужна моя помощь, значит, они пришел не от лица Торгового Дома, а обращение носит частный порядок. И что опять у них случилось? В любом случае для нас ничего хорошего это не предвещало.

- Сделаю все, что в наших силах, - заверил его я.

- Несколько недель назад в наше представительство прибыл новый сотрудник. У вас он зарегистрирован как Веселин Ракх. Ничего особенного не произошло за это время. Веселин работал одним из младших брокеров на Бирже, в последнее время прорабатывал сделки с Архаикой. Понятное дело третий помощник пятого подползающего, но как сами понимаете прежде чем заняться по-настоящему серьезным делом надо несколько лет отработать в самом низу. Веселин не стоил бы ни моего, ни вашего внимания, если бы не события трехдневной давности. У нас пропали секретные документы. А на следующие день Веселин не вышел на работу. Сутки мы не беспокоились, мало ли что. Хотя подобное у нас не часто встречается. Вчера отправили сотрудника к нему домой, но там он не появлялся уже несколько дней. Тогда руководство Веселина обратилось в собственную службу безопасности, вопрос дошел до меня. А я уже приехал к вам. Как сами понимаете, работать на вашем поле без соответствующего допуска я не могу.

- Секретные материалы, пропавшие, каким-то образом затрагивали сделку с пародвигателями, торги на которую выиграли обвелианне? - появилась у меня нехорошая догадка.

- Косвенно. Но попав не в те руки, эти документы могли сыграть существенную роль в исходе дела, - уклончиво ответил Раджа.

- Что вы хотите от нас? Только допуск на работу в поле?

- Мы понимаем, что без вашего непосредственного участия это невозможно. Земля принадлежит землянам, мы не имеем право заниматься оперативно-розыскной деятельностью на вашей территории. Мы хотели бы, чтобы вы начали розыск Веселина, и хотели бы чтобы наши сотрудники участвовали во всех мероприятиях, связанных с этой операцией.

Раджа уставился на меня своими красными адскими глазами, сразу стало не по себе. Такое ощущение, что пекло вглядывается в тебя, и все что оно видит, ему очень даже нравится.

- Вы подготовили заявление по всей процедуре? - поинтересовался я.

Великое изобретение человечества бюрократия. Пока все бумажки не заполнишь по всей форме, пока не подпишешь в соответствующих инстанциях, ты лишен каких-либо прав на что бы то ни было. У голиафян в этой ситуации все намного проще. Встретились двое, обговорили вопрос, заключили устное соглашение и вперед в пампасы, осваивать Дикий Запад.

- Оно у меня с собой, - произнесено это было таким тоном, словно Раджа стесняется чего-то.

Я решил не обращать на это внимание. Действуем напролом, а там будет что будет.

- После нашего разговора, зарегистрируете его у секретаря. Завтра мы отправим вам официальное уведомление о начале работы по вашему обращению...

- Я хотел бы не предавать делу огласки. Никакой официальщины, - сказал Раджа Сингх.

А вот это уже интересно.

- Позвольте поинтересоваться, почему?

- Веселин Ракх, сын старейшины клана Дрисколл. И о его исчезновении не знают на родине. Мы хотели бы найти парня, пока эта новость не стала достоянием общественности.

Вот теперь все встало на свои места. Клан Дрисколл, один из пяти правящих кланов Голиафа. Пропажа отпрыска старейшины клана может обернуться для торгового представительства Голиафа на Земле серьезными репрессиями. Кланы могут заменить полностью весь штат сотрудников, или хотя бы тех кто работал вместе с непутевым сыночком и может нести ответственность за его исчезновение. Виновных понятное дело отдадут под суд, и участь их незавидна. Да и у нас тоже ситуация не из лучших. Если выяснится, что к пропаже этого Веселина приложил руку кто-либо из землян, мы наживем массу неприятностей. Кто знает, может, дойдет дело и до разрыва дипломатических отношений с Землей.

Я откинулся на спинку стула, нажал кнопку селектора и попросил:

- Кофе и мате не нужно. Принесите два стакана виски со льдом.

- Мне лучше молока неразбавленного, - попросил Раджа.

- Тогда одно виски, одно молоко.

Для голиафян молоко покрепче любого спирта будет. Они стараются им не злоупотреблять, но выпивают с большой охотой. В барах и ресторанах, куда любят заглядывать голиафяне, молоко держат нескольких сортов с разной степенью жирности.

Через пару минут Барт подставил перед нами напитки и безмолвно удалился. Все вопросы он задаст мне потом. Умучает, зараза, очень уж он любопытный.

Не дожидаясь Раджи я сделал несколько глотков виски. Мне надо было подумать, прежде чем принимать какое-то решение. Ситуация вырисовывалась весьма щекотливая.

На данный момент допуск к торговле на Межмировой Бирже имели восемь Великих Торговых Домов, и несколько десятков мелких компаний и корпораций, которые появлялись и исчезали, иногда представляли интересы каких-то миров по закупке или продаже товаров, иногда действовали на свой страх и риск.

Биржа располагалась на Земле. Так повелось испокон веков, а когда и в какие времена ее основали именно здесь, мало кто знал. За контролем работы Биржи следим мы, земляне. По сути, мы являемся главными управляющими и сотрудниками Биржи, такие полномочия давным-давно делегировали нам остальные Великие Торговые Дома. При этом по уровню развития мы очень сильно отстаем от остальных торговцев. Так что из всех Великих Торговых Домов, работающих на Бирже, "Терракорп" самая молодая и слабая корпорация. Нас вполне могли бы вообще не допускать до торговли на Бирже, если бы мы не управляли ей.

Контроль над Биржей хотели установить все Великие Торговые Дома, но никак не могли договориться, кто именно будет ее контролировать, поэтому и был выбран компромиссный вариант - земляне. Соблюдение наших интересов и есть тот самый компромисс, который позволяет работать Бирже, иначе давно бы началась война, и внешне очень стабильное мироустройство обратилось бы в сплошной хаос. А так все работают, все зарабатывают, идет перераспределение технологий, и в результате все в выигрыше.

Но равновесие это очень хрупко, в любой момент оно может быть нарушено. Если голиафяне обвинят в исчезновении мальчика землян, может начаться перераздел сфер влияния, который вполне вероятно приведет к войне за контроль над Биржей. Так что правильно говорят у нас на службе: "От Голиафа ничего хорошего не жди".

- Поступим так. Ваше заявление заберу я. На всякий случай. Официального хода мы давать не будем. Присылайте сегодня вашего оперативника, который будет работать с нами по этому делу. И нам нужен будет полный допуск к бумагам торгпредства, которые могут иметь отношение к делу.

- Этим делом буду заниматься лично я. Допуск, безусловно в разумных пределах, у вас есть. Все необходимые материалы я привез с собой. Так что готов приступить к делу.

А парень серьезно настроен, это хорошо. Что ж не будем откладывать дело в долгий ящик. Похоже, мне придется на время забыть о выходных.

- Со стороны СББ делом займусь я и лучшие наши оперативники, которые могут только понадобиться.

Я нажал кнопку селектора и сказал Барту:

- Попроси Балу, пусть зайдет.

Зазвонил мобильник, номер не знаком, но я ответил. На другом конце незнакомый голос спросил:

- Это Семен Ардов?

- Да.

- Вас беспокоит Григорий Кобрин, начальник отдела по борьбе с тяжкими преступлениями. У нас тут в холодильнике тело со следами насильственной смерти. При документах. Но все равно требуется опознание. Не могли бы вы подъехать?

- Когда? Я сейчас на переговорах.

Никуда ехать совершенно не хотелось. Меня одолевали дурные предчувствия.

- Чем раньше, тем лучше. Мы нашли документы на имя Фрола Степановича Фомичева. И насколько я понимаю, вы являлись его непосредственным начальником.

Вот и Фомич нашелся. А я чувствовал, что на этот раз мы запоем не отделаемся.

- Буду у вас в течение часа. Диктуйте адрес.

ГЛАВА 4

Посещение морга зрелище не из приятных. Все эти холодильники, за каждой дверцей которого скрывается чья-то разрушенная судьба, кафельный пол, с которого так легко смывать кровь, наводят на невеселые мысли. Не люблю посещать эти заведения, хотя по долгу службы приходится. Но всегда стараюсь не задерживаться надолго. Пришел, сделал дело и ушел, но сегодня схема не сработала.

Капитан Кобрин, высокий, худощавый мужчина лет за тридцать, оказался на редкость въедливым человеком. Фомича я опознал сразу, хотя сделать это было трудно. Кто-то наделал ему дырок в голове, отчего лицо оказалось обезображено до неузнаваемости. Но характерные наколки на спине и груди, отсутствие указательного пальца на правой руке, в детстве на пилораме по неосторожности оттяпали, говорили сами за себя.

Кобрин начал допрос прямо над трупом. Я постарался ответить на все интересующие его вопросы, хотя вид у меня при этом был далек от здорового. Наконец он это заметил, и предложил выйти на воздух.

На улице накрапывал дождик. Мы расположились на скамеечке перед крыльцом морга судебно-медицинской экспертизы. Кобрин достал пачку сигарет и предложил мне. Я отказался, давно не курю, бросил еще три года назад, хотя сейчас бы было самое то.

Никогда не думал, что смерть Фомича произведет на меня такое впечатление. Мы никогда особо не дружили. Все общение строго по работе, но на Фомича всегда можно было положиться. Надежный сильный мужик, профи в своем деле. Если бы еще не пил, так вообще бы цены ему не было.

Фомич возглавлял аналитический отдел в СББ, работал мастером-переговорщиком, когда я и Виктор Степанович были в разъездах, оставался в конторе за главного, решал все вопросы по мере накопления. И решал грамотно. А вот теперь его не стало. Кому-то потребовалось наделать в его голове дырок. При этом мало верилось, что его смерть произошла в результате какой-то бытовухи, или банального гоп-стопа.

Скорее всего, тут дело в работе. Очень уж подозрительно все это выглядит. Сначала Фомич пропал, затем Веселин растворился в неизвестном направлении вместе с секретными документами. Теперь вот Фомич вернулся в виде хладного тела, как бы нам второй подарок не ждать. Надо предупредить группу мимикрии, чтобы готовились за иномирянином следы затирать. Простые обыватели Земли не должны знать о той чертовщине, что творится у них под боком. Меньше знаешь, крепче спишь, здоровее будешь.

- Вы давно Фомичева знаете? - спросил Кобрин.

В сгущающихся сумерках весело мерцает огонек сигареты. В Питере темнеет рано.

- Больше десяти лет.

- Что вы можете о нем сказать? Есть ли какие-то подозрения относительно того, кто бы это мог сделать?

- Никаких подозрений. Фомич мужик не конфликтный. Добрый, компанейский. По-пьяни, конечно, могло быть все что угодно, только он уже давно не пьет, завязал.

- В крови следов алкоголя обнаружено не было, - сообщил Кобрин.

- Вот и я о том же. Врагов у него не было. Про его частную жизнь я мало что знаю. Вроде женат был, давно. Сынишка имеется, двенадцати лет. Но вместе не живут. Не срослось. Но деньги регулярно переводит. Даже больше чем должен по закону.

- А по работе конфликты какие? Ссоры? Может дорогу кому перешел? Вы ведь работаете в службе безопасности торговой компании?

- Да. Фомичев у нас компьютерной безопасностью занимался. Все больше с машинами, да с такими же крейзанутыми контакты имел, - задумчиво произнес я.

Похоже, от полиции не отвертеться. Они наверняка начнут копать версию с работой, значит появятся в конторе, будут опрашивать народ, крутиться, кого-то подозревать. Если следаки хорошие, сразу почувствуют, что именно на нашем поле кость зарыта. Ох, как все это не вовремя.

- Мы хотели бы подъехать к вам в офис, переговорить с сотрудниками, может кто что видел, кто что знает, - заявил Кобрин.

- Да, конечно, я предупрежу охрану. От меня что-нибудь еще надо?

- Так. Чистая формальность. Подписать протокол опознания.

Мы вернулись в морг, где я подписал все необходимые документы и через десять минут оказался на свободе.

ГЛАВА 5

В конторе меня ждал Балу. В миру его звали Балуков Игорь Петрович, но никто его кроме как Балу никогда не называл. Все потому что он был очень похож на мультяшного героя, большого добродушного медведя. Выше меня на целую голову, огромный, как гора, но при этом ни капли лишнего веса, курчавая борода, абсолютно лысая голова и черные, точно два уголька, глаза. На шее татуировка, какая-то арабская вязь. При этом знакомый арабист, работающий в нашей конторе, прочитать ее не смог. На все вопросы, что означают эти письмена, Балу отшучивался "защитное заклинание".

Балу был лучшим оперативником в отделе. При этом он не был прикреплен к какой-либо группе, находился в свободном полете, выполнял особо важные поручения и работал под моим непосредственным руководством. Хотя какое тут руководство. У нас с Балу не было отношений начальник - подчиненный. Мы скорее были напарниками, и это обоих устраивало.

Когда я вернулся с опознания, Балу сидел в моем кабинете и пил кофе, пялясь в экран телевизора, по которому передавали свежие новости.

- Слушай, а что за дрянь ты пьешь, вроде Классик, как раньше, но черта с два это Классик. Силос скорее, - громогласно заметил он мое прибытие.

- Если дрянь такая, чего присосался к кружке? - спросил я.

- Так во всей конторе ни у кого кофе не осталось.

- Или все боятся тебя угощать. Понравится, так начнешь каждый день шастать. Кофеем не напасешься. В тебя же ведрами вливать надо, чтобы ты напился.

Балу довольно разулыбался, словно ему комплимент отвесили.

- Что по новостям? Есть что интересное?

- Майдан, санкции, пожары в Подмосковье. Все как обычно. Вот только в Африке вирус Эбола расшалился. Да исламисты опять голову поднимают.

- Эбола, говоришь, - я налил себе кофе и сел в кресло. - Помнится полгода назад, равенцы выставляли на торги технологию по разработке противовирусных препаратов. Там что-то про Эболу крутилось.

- Я за этим не слежу. Мне своих проблем хватает, - сказал, как отрезал Балу.

- Надо будет эту тему поднять, посмотреть. Было что-то.

Не знаю, чего я уцепился за этот вирус, но мне показалось, что это очень важно, и есть какая-то цепочка между торгами равенскими технологиями и активацией вируса в Африке.

Я сделал пометку в ежедневнике, просмотреть записи по торгам, решил, что займусь этим завтра, и выключил телевизор. Тратить время на ящик, не позволительная роскошь.

Иногда в телеэфире можно выловить крупицы полезной информации, но у нас этим целый отдел занимается. И когда-то его возглавлял Фомич.

- А ты куда пропадал? Я тут с этим голиафянином тер, а тебя нет. Раджа этот похоже тоже напрягся из-за этого, - спросил Балу, ставя на стол пустую чашку.

- Фомича нашли. Кто-то в нем дырок наделал несовместимых с жизнью. И мне это очень не нравится.

Балу от удивления даже присвистнул, покачал головой и тяжело вздохнул:

- Жаль мужика. Хороший был. Думаешь это как-то с проблемой Раджи связано? - выстроил он логическую цепочку.

- Я не удивлюсь этому. Как-то все одновременно. И очень даже не к месту. Удалось что-нибудь полезное у голиафянина узнать?

Балу взял с края стола папку, раскрыл ее и протянул мне фотографию.

- Это пропавший Веселин. Кто он, что он, тут все есть в бумагах. Вкратце, сынок богатеньких родителей. Вырос в роскоши. Решил, что должен тоже что-то сам сделать, своими руками, добился разрешения отправиться на Землю. Образование соответствующее. Его готовили к работе на Бирже, но как я понял, папаша думал, что сынок будет на родной планете процессом руководить, а ему захотелось на передовую. Но это вкратце. Любовных привязанностей не имел. Ни в чем противозаконном замечен не был. Остальное думаю завтра на месте узнаем. Я договорился, завтра в десять нас ждут в Торгпредстве Голиафа. Раджа пообещал, что все необходимые нам сотрудники будут готовы к общению.

- Ну и отлично. Тогда мы к голиафянам, а Барт пусть тут с полицией разбирается. Капитан у них въедливый, будет пытаться найти здесь убийцу Фомича, или хотя бы причину его смерти, - сказал я.

- Может, прокатимся тогда до бара, посидим немного. День суматошный выдался, - предложил Балу.

Я не нашел причин отказываться. Промочить горло и впрямь не помешает. Тем более когда еще удастся тихо посидеть. Я всей шкурой чувствовал, что скоро события так завертятся, что на "просто посидеть" времени не будет.

ГЛАВА 6

Питейных заведений в Питере пруд пруди, на любой вкус и цвет. В одних пасутся простые обыватели. Есть кабачки, в которые ходят только иномиряне, тут как говорится только для своих. Есть и смешанный тип заведений, где есть и те и другие.

Мы обычно любим ходить туда, где ничто не напоминает о работе. Но часто заглядываем и в заведения, где можно встретить краснолицего голиафянина, бледнокожего обвелианнина, или щуплого равенца. Чаще всего мы бываем в "Бродячей собаке", уютная большая таверна на углу Загородного и Гороховой улицы. Нравится нам тут. И контингент иномирян весьма интеллигентный, отморозков здесь не бывает. Слишком скучно для них.

Таверна как всегда в это время была полна, но мэтр на входе узнал нас и поспешил найти место в особой зале, куда простых обывателей не пустят.

Еще лет десять назад я был таким же, как и основная часть человечества. Я знать ничего не знал о Бирже, не подозревал о существовании иных миров, пользовался каждый день микроволновкой, не зная, что технология была в свое время куплена у Кочегаров, любил посидеть в хорошем ресторане, не подозревая что человек за соседним столом и не человек вовсе, а красномордый голиафянин, напяливший маску человека. Так было до тех пор, пока меня не завербовали в СББ. Тогда мне раскрыли глаза на истинное положение вещей. Поэтому мы и называем простых обывателей слепцами, потому что живут они на Земле и даже не подозревают, как крутится эта планета, чем живет, и на кого в итоге все работают.

За пару минут мы определились с заказом и вызвали официанта. Балу выбрал стейк средней прожарки, печеную картошку с овощами, салат Цезарь и литр пива в кувшине. Я заказал карпаччо, луковый суп и темное пиво, кружку.

Пока мы ожидали заказ, я огляделся по сторонам. За соседними столиками сидели трое обвелианн, двое кочегаров, шумная компания из пяти землян и не менее шумная компания гномов. Представители четырех Великих Торговых Домов на отдыхе. С обвелианнами и землянами дело ясное, но вот кочегары и гномы старались держаться от остальных обособленно. Они больше любили посещать места строго для своих.

Кочегары, так мы их называли у себя в конторе, принадлежали к Торговому Дому Нголиан. Высокие, чернокожие, за что и получили соответствующее прозвище, нголиане всегда держались обособленно, рядом с ними кровь в жилах стыла, было в них что-то демоническое. Другое дело гномы, веселые, разухабистые, они управляли Торговым Домом Каррадан играючи, также беззаботно играли на Бирже, но в то же время выгодные для себя сделки никогда не упустят, во всем соблюдут свою выгоду. При этом гномы охотно поддерживали общение с остальными торговыми домами, но в друзья-товарищи не набивались, старались больше своими хирдами ходить, так они называли свои сообщества друзей.

Не прошло и пяти минут, как нам принесли напитки. Балу сразу подобрел, разулыбался, налил себе в кружку пива, и аппетитно облизнулся. По первому глубокому глотку сделали, и отставили кружки в сторону.

- Давно голову ломаю, все эти иномиряне древние, мудрые расы, существ, почему они допустили, чтобы Биржей, основой их цивилизации управляла такая молодая раса как земляне, - поинтересовался Балу.

- Потому что иначе они давно бы уже все перессорились, навоевались друг с другом и не оставили бы мокрого места от своих миров. До того как появилась Биржа и земляне встали во главе ее, наши партнеры вели затяжные войны друг с другом. Эта эпоха именуется у них Темной эрой. Они не очень любят о ней вспоминать. Мы же не представляем для них угрозы, поэтому в качестве управляющих устраиваем всех. Часто они называют нас Хранителями.

К нашему столику приблизился кочегар, поклонился и спросил:

- Разрешите прервать вашу беседу. У меня есть к вам дело.

ГЛАВА 7

Утром мы встретились с Балу перед торгпредством "Голиафа". Оно находилось в деловом центре "Атлантида" на площади имени братьев Стругацких. Голиафянам принадлежало все здание и сторонних фирм, не имеющих отношения к их торговому дому, здесь не было.

Я приехал первый и минут десять ждал Балу. Было время чтобы прокрутить в голове вчерашнюю случайную встречу с кочегаром. Такой ли она была случайной, вот в чем вопрос. Не нравились мне эти совпадения.

Подсевший за наш столик кочегар был настроен решительно. Не смотря на все возражения Балу, а он умеет настоять на своем, кочегар упорствовал и продолжал твердить, что его дело не терпит отлагательств. Пришлось его выслушать.

- Мы давно искали контакт с кем-нибудь из управляющих СББ. Нам нужно передать вам очень ценное послание. Это чрезвычайно важно. Значение необычайное. Вы должны отнестись к нам с наибольшим вниманием и ответственностью, - медленно с жутким акцентом, напоминающим речь выходцев с кавказских гор, говорил кочегар.

- Говори уж, чего тянешь кота за яйца. Давай сразу серпом по шапке, - начал заводиться Балу.

Его можно понять. В кой-то веки решили посидеть тихо-мирно, и тут опять работа подвалила. Да еще такая наглая.

- Мы уже встречались с одним из ваших товарищей. Его звали Фомичев. Мы говорили с ним, назначили встречу, но он не явился, - продолжал кочегар.

Вот тут стало очень даже интересно. Если верить чернокожему, то они имели контакт с Фомичем перед его смертью, назначили ему встречу, чтобы передать что-то важное, но кто-то поспешил его устранить. Похоже у нас в руках ниточка. Либо мы чем-то порадовали вселенную, и она нам улыбается, либо это очередная засада. Главное, вовремя отличить одно от другого.

- Когда вы виделись с Фомичевым? - спросил Балу.

- Два дня назад. Нам показалось, что он заинтересовался нашим предложением. А потом исчез. Нам не нравится такое отношение.

- Фомичев погиб, поэтому и не смог к вам прийти, - сказал я.

- Сожалею, - сказал кочегар без грамма сожаления в голосе.

- Изложите, в чем суть вашего дела, - официально потребовал Балу и жадно отхлебнул пива.

- Некоторое время назад к нам обратилась маленькая торговая компания из Ожерелья Саманты...

Название мира мне ничего не говорило. По всей видимости какой-то отсталый мирок из ведомства кочегаров, но название красивое Ожерелье Саманты. Небось, и легенда соответствующая имеется.

- У них появился интересный продукт. Экспериментальный, но очень ценный. Они хотели выставить на торги свою технологию, но сами участвовать в операции не захотели. Наше руководство приняло их заявку к рассмотрению. Несколько месяцев прошло на то, чтобы все проверить и одобрить сделку. Мы получили лицензию на торговлю технологией в других мирах, и готовили выставить лот на Биржу. Но произошла непредвиденная неприятность. У нас украли технологию. Произошла утечка. Уже здесь на Земле. Не знаю как и что, но эта технология скоро всплывет. У нас возникли проблемы с компанией производителем, но все закончилось. Ключевые фигуры, отвечающие за сделку, погибли, в Ожерелье Саманты произошел переворот, и началась гражданская война. Теперь им не до упущенной технологии. По крайней мере в ближайшее время. Но мы хотели бы предотвратить приход технологии пиратским образом на Биржу, вернуть контроль над технологией в свои руки.

Кочегар внезапно умолк и уставился на нас. В его глазах блестела антрацитовая чернота.

- Это все понятно, но при чем тут мы? - спросил я.

Пока что дело не попадало под юрисдикцию СББ, даже не являлось чем-то из ряда вон. Такое сплошь и рядом происходило вокруг Биржи. Бывало, что один из Великих Домов получит контроль над какой-то технологией, заявит ее на Биржу, но одновременно с этим появятся еще две-три заявки подобного рода, и технология продается за копейки. Что поделать, жестокий мир рынка.

- У нас есть информация, что одна из дочерних компаний "Терракорп" имеет отношение к краже технологий, так что это сразу становится вашей юрисдикцией и прецедентом.

Вот теперь дело значительно ухудшилось. Если и правда кто-то из наших украл технологию, и его поймают на горячем, то тогда на Совете Большой Торговли, регулирующей вопросы работы Биржи, могут потребовать лишить Землю контролирующей функции на Бирже. И это будет совершенно легально. Пожалуй, никто на это не пойдет, но Земле придется выплатить солидный штраф и это создаст прецедент.

Кому это может быть выгодно? Любому из Великих Торговых Домов. Пожалуй, кроме гномов. Они всегда выступали на стороне Земли и никогда не стремились контролировать торги.

- Вы хотите сделать официальное заявление? Почему тогда не пришли к нам в офис? - спросил я.

Балу покачал головой и нахмурился. Всем своим видом он показывал, что не доверяет кочегару и ждет только команды, чтобы взять его в оборот и заставить говорить правду.

- Мы не хотим, чтобы дело приняло официальный ход, поэтому мы хотели бы вас ознакомить с теми материалами, что у нас есть, познакомить с нашими подозрениями. Для этого вы должны встретиться с компетентными нголианами, - сказал кочегар.

- Хорошо. Мы готовы встретиться, где и когда? - спросил я.

- Завтра. Во второй половине дня. Мы вам позвоним.

Я потянулся за бумажником, чтобы дать визитную карточку, но кочегар остановил меня.

- Спасибо. Не надо. Мы знаем ваш номер телефона. Мы сами позвоним.

Вот так поворот событий. Они были готовы к встрече. Они все просчитали заранее. Вполне вероятно, что и наше знакомство в трактире было не случайным. Я с подозрением уставился на Балу.

- Семен, не надо косых взглядов. Я тут не причем, - развел руками напарник.

Мы еще посидели, прежде чем разойтись. Машины бросили возле трактира, заказали у них буксировку. Есть такая услуга. Трезвый сотрудник заведения отгоняет машину по указанному адресу. Никогда никаких накладок не случалось. Хозяева заведения знают, с кем имеют дело.

Ночью я мирно спал под шум осеннего дождя. Выкинул из головы все посторонние мысли. Предстоящий день обещал быть очень насыщенным, и надо быть готовым ко всему, а для этого хорошо отдохнуть. Поэтому анализом встречи с кочегаром я занялся утром, сидя за рулем перед торгпредством "Голиафа".

И сколько я не вращал всю имеющуюся у меня информацию, весьма скудную надо сказать, приходил строго к одному выводу: намечается какая-то большая авантюра, и мы в полной заднице.

Балу появился в четверть одиннадцатого, хмурый, сердитый, но при этом свежий и бодрый. Давно заметил за ним эту особенность, сколько бы он не выпил накануне, как бы не затянулась пирушка, утром ни следа похмелья или помятости. Всегда бодр, свеж и готов к бою.

Припарковав свой "УАЗ - Патриот III", он выбрался из машины и направился ко мне.

- Привет. Всю ночь не спал, зараза этот кочегар. Найти бы его, да морду начистить. Весь мозг сломал, - пожаловался Балу.

- Учись, студент, а я выспался и готов к работе. Тем более что нам с голиафянами предстоит тереть. Проблемы надо решать по мере их возникновения. Вот встретимся с кочегарами вечером, посмотрим что у них есть, тогда и решим как за Фомича отомстить, да как мир от катастрофы спасти, - с важным видом заявил я, направляясь к деловому центру "Атлантида".

ГЛАВА 8

На стойке администрации нас встретила блондинка лет двадцати с очаровательной улыбкой. Увидев ее, Балу растаял, оттеснил меня в сторону и попытался взять крепость на абордаж, но ему удалось узнать только ее имя "Катя", так было написано на бейджике, и что нас ждут на двенадцатом этаже в кабинете номер 1228. Вот и все достижения. Балу пообещал, что обязательно вернется. Катя сказала, что будет его ждать, таким тоном, что сразу становилось ясно на это можно и не надеяться, но Балу намеков не понял.

На лифте мы поднялись на двенадцатый этаж. По пути мы несколько раз останавливались, кто-то входил, кто-то выходил, иногда лифт просто останавливался на этаже, где никого не было.

В основном все, кто нам встретился, были людьми. На всех стояла метка, принадлежности к Торговому Дому "Голиаф": красная раскрытая ладонь, размером с пятирублевую монету, на правой щеке. Особое клеймо, которое видели только те, кто знал о Бирже.

Каждый торговый дом помечал таким образом своих сотрудников землян. С ними подписывался кабальный контракт лет на десять, который по собственной инициативе землянин не мог разорвать, правда работодатель мог прекратить действие контракта в любой момент с большими штрафными санкциями. Самая страшная санкция - смерть, но подобные случаи происходили крайне редко. В основном все отрабатывали свой контракт минута в минуту, за это они получали солидное жалованье, выраженное в среднем в шестизначной цифре, и полный социальный пакет, который был куда более насыщенным, чем в обычном мире. В среднем до шестидесяти процентов сотрудников Великих Торговых Домов были землянами. Только гномы не имели сторонних работников не своей расы, да Черные эльфы держались строго своих.

Раджа Сингх в компании трех голиафянинов, да землянки лет тридцати в строгом деловом костюме на каблуках встретили нас возле лифта. Девушка по всей видимости была секретаршей.

Мы обменялись традиционными приветствиями, после чего Раджа Сингх попросил следовать за ним.

Балу пребывал в своих мечтаниях о Кате, поэтому не обратил внимания на секретаршу голиафян, а она мне пришлась очень по вкусу. Высокая, стройная, кареглазая брюнетка с аппетитной грудью и точеными ножками, выглядывающими из-под строгой юбки, эффектно обтягивающей ее попку. Я бы не прочь был оказаться с ней в менее формальной обстановке, желательно без всяких красномордых. Но это все недостижимые мечтания.

Раджа привел нас в свой кабинет, где занял место за большим столом из красного дерева. Секретарша села по левую руку от него. Остальные голиафяне заняли места в креслах вдоль стен и застыли словно каменные истуканы, не понятно живые они или нет. Нам предоставили места в центре кабинета, два желтых кресла, словно на месте казни.

- Мы подготовились к нашей встрече. Мы предоставим вам возможность поговорить со всеми, кто имел отношение к Веселину. Трое наших сотрудников будут следить за вашей работой, а леди Ульяна окажет вам всю необходимую помощь. Когда вы закончите, мы еще раз встретимся, и обсудим, что вам удалось узнать. Пока что я оставлю вас, пользуйтесь моим кабинетом, как вам будет угодно.

С этими словами Раджа Сингх поднялся и направился к выходу. С каждым шагом ноздри его раздувались, выпуская клубы белого пара. Даже его походка была пропитана высокомерием.

На допрос всех причастных к работе и жизни Веселина мы убили шесть часов. Мы допросили двенадцать сотрудников из ближайшего окружения пропавшего, потратив на каждого в среднем полчаса. Узнали много пикантных подробностей, но в основном сущие пустяки.

Из важного, что могло бы понадобится в поиске, мы узнали список мест, где часто бывал Веселин, список лиц, с которыми больше всего общался Веселин, и самое важное - Веселин на дух не переносил представителей других рас. Был откровенным расистом и никогда этого не скрывал. Правда, последнее утверждение можно было взять под сомнение, голифианин, который рассказал нам об этом, сам терпеть не мог не похожих на себя разумных, а больше всего недолюбливал землян. Он не скрывал своего презрительного отношения к нам, и всячески старался подчеркнуть, что мы личности второго сорта, и считается он с нами только по политическим причинам.

После того как все были допрошены, вернулся Раджа Сингх, прошествовал к своему рабочему столу, важно уселся и потребовал от нас подробного доклада. Еще сорок минут мы убили на то, чтобы вкратце обрисовать то, что нам стало известно, после чего он потребовал у трех присутствующих при нашей работе голиафян подтвердить наш доклад. Что они и сделали, правда с небольшими комментариями.

- Не смею вас больше задерживать. Завтра два моих оперативника поступят в полное ваше распоряжение. Они будут представлять наши интересы в поиске нашего существа.

Когда голиафяне говорили об особи своего рода, то всегда употребляли слово "существо".

Покидая торгпредство "Голиафа", мы чувствовали себя выжатыми как лимоны. Но покой нам только снится. Нам предстояла еще одна важная встреча, которую нельзя было перенести. Уже отзвонились кочегары и назначили место и время.

Осталось только уладить последнее дело, я набрал Барта, и узнал последние новости из офиса. Капитан Кобрин был, облазил всю контору, допросил всех, кого только мог, интересовался моей персоной, видно рассчитывал и меня допросить подробно, очень был зол, что не застал меня, и уехал скорее голодным, чем сытым. Барт отдельно отметил, что отдел мимикрии поработал на славу, слепцы ни о чем не догадались.

Доклад меня удовлетворил, я повесил трубку и сел за руль.

Пора было навестить кочегаров.

ГЛАВА 9

Встреча с кочегарами была назначена на шесть вечера на нейтральной территории. Поскольку по просьбе кочегаров делу не был придан официальный ход, заявляться в торгпредство нголиан нельзя. Это сразу вызовет подозрения. Что могло потребоваться двум оперативником СББ от Великого Торгового Дома. У наших не принято просто так друг к другу в гости ходить.

Местом встречи был выбран ночной клуб "Тарантелла" на Лиговке, принадлежащий Дмитрию Караваеву по прозвищу Глобус. "Тарантелла" популярное заведение. Днем здесь работает ресторан, по ночам шумит дискотека. Но это только прикрытие для слепцов, которые кутят всю ночь, не зная, что на самом деле здесь происходит. Большая часть помещений Глобус переоборудовал для переговорных. Его услугами пользовались представители всех великих домов. Звуконепроницаемые стены, полная гарантия конфиденциальности. Глобус отвечает за все своей репутацией. Здесь вы можете быть абсолютно уверенны в том, что все что будет произнесено в этих стенах, не будет никогда записано на пленку, и не попадет к недоброжелателям. Потому что достаточно только одного эпизода, и все перестанут ходить к Глобусу, и он потеряет свой бизнес. А это солидные деньги.

Количество теневых операций, заключенных в этих стенах, не поддавалось подсчету. Все великие дома без исключения вели свои закулисные игры, интриговали, заключали пакты против кого-то, стараясь увести из-под носа у конкурентов выгодные сделки. Так что Глобус никогда не знал дефицита в клиентах.

До шести вечера оставалось еще солидно времени, поэтому мы заглянули в кафе перекусить. Ничего пафосного, обычная сетевая забегаловка под неброским названием "Первая столовая". Здесь всегда можно было, быть может не очень вкусно, но сытно поесть. Взяв себе котлет по-киевски с жаренной картошкой и солеными огурцами, и крепкий черный кофе, мы расположились за дальним от входа столиком. Ели молча, расправившись с поздним обедом, мы направились на выход. Тут нас и подловили.

Они не стали заходить в кафе, слишком людно, могли быть лишние жертвы, а убивать ни к чему не причастных слепцов никому не улыбалось. Лишние жертвы, лишние проблемы.

Я успел заметить двоих подозрительных типов. Они караулили вход в кафе, и, когда мы показались на улице, устремились к нам. Они еще ничего не сделали, но я почувствовал, что сейчас будет жарко, и успел передать мыслеобраз Балу. Хорошо что перед встречей с кочегарами, мы не стали снимать стандартную сбрую оперативников, которая была оборудована телепатическим блоком. Между прочим особая технология остроухих. Убийцы выхватили пистолеты и открыли огонь, но на прежнем месте нас уже не было.

Я упал на тротуар, уходя с траектории смерти, и двумя точными выстрелами из табельного "Шмеля" урезонил одного из киллеров. Я прострелил ему правую руку, он выронил оружие, и левую ногу для симметрии, это уложило его на асфальт. Балу поступил точно также со своей целью.

Нам надо было взять их живыми, чтобы узнать, кто решил с нами расправиться, но когда мы оказались возле нападавших, они были уже мертвы. Толи сами, толи это была встроенная программа, но после провала миссии запустился процесс самоликвидации. Вскрытие покажет, но я не сомневался, что это был яд мгновенного действия. Что-то из цианидов.

На улице уже стали собираться зеваки, но нам до них не было никакого дела. С полицией мы дело умнем, я успел отправить запрос в отдел мимикрии СББ, и к нам выдвинулась оперативная группа для зачистки местности. Под видом полиции они разберутся с зеваками, заберут трупы, даже официально их оформят через органы МВД, только они будут списаны через какую-то полицейскую операцию. Я никогда не вдавался в подробности работы отдела зачистки.

Пока же ребята не подъехали, мы бегло проверили карманы убийц. Оба были землянами, но это стандартная ситуация. Для грязных операций великие торговые дома всегда старались нанимать наших соотечественников. Дерьмо всегда лучше разгребать чужими руками. К тому же никаких шансов засветиться. А уж среди нашего криминалитета всегда есть желающие подзаработать без лишних вопросов.

Но кое-что мы все-таки обнаружили. В кармане одного из преступников оказалась вакуумная граната. Хорошо что они не решились ее применить, иначе по нам уже можно было бы заказывать панихиду. Если бы они долбанули вакуумкой, то от нас и здания кафе не осталось бы ничего. Нас бы просто перемололо в труху.

- Кажется, сегодня все-таки наш день, - сказал Балу, и вид у него был наредкость счастливый.

Конечно, нам оперативникам не привыкать под пули ходить, но чтобы вот так среди бела дня, посреди улицы, давно такого не было. Кто-то изрядно охамел.

Полиция и наши спецы появились одновременно. Убедившись, что дело в надежных руках, мы поспешили скрыться. Итак, уже катастрофически опаздывали на встречу.

ГЛАВА 10

Глобус лично встречал нас на пороге клуба. Обычно этим занимался кто-то из его сотрудников, но видно ему хорошо заплатили, что он вытащил свой толстый зад из уютного кресла в своем кабинете.

- Нас ждут, - коротко сказал я.

Глобус ничего не ответил. Лишь кивнул, показал нам спину и направился налево по коридору, в сторону от входа в дансинг. Мы последовали за ним.

Он привел нас на третий этаж к кабинету с номером "34", молча указал на дверь, развернулся и направился назад. Таким молчаливым мне еще не доводилось его видеть.

Я не стал терять времени, дернул ручку двери и переступил порог комнаты. Балу следовал за мной.

В кабинете не было ничего лишнего, только стулья и рабочий стол. Четыре стула были заняты кочегарами, три свободно. Физиономии у чернокожих напряженные и свирепые, словно они не на деловую встречу собрались, а как минимум на гладиаторский цирк выбрались.

Не дожидаясь приглашения, мы уселись на свободные стулья. Кочегары хранили молчание, мы тоже не торопились начинать разговор. Игра кто кого переглядит, глупое занятие, но его не избежать. В конце концов, не мы первые подошли, не мы предложили встречу, не у нас проблемы, так зачем нам первым в омут лезть. Прошло несколько минут, прежде чем кочегары заговорили.

- Мы позвали вас сюда, чтобы доверить свою проблему, но случилось не предвиденное, - сказал высокий кочегар с белыми как соль волосами.

- Кто-то пронюхал про ваше предложение, по дороге к вам на нас напали, - перебил я беляка. - Кто-то очень не хочет, чтобы вы копали в этом направлении?

- Мы уже слышали об этом. Нам доложили, - сказал блондин.

Остальные кочегары в разговор не вступали. Они что тут за статистов работают, или это охрана? Проверять не хотелось. Ребята здоровые, а кочегары всегда славились как искусные бойцы.

- Мы предоставим вам документы. Все что у нас есть. Это краткое описание технологии, которую мы представляем, и все что нам удалось узнать о тех, кто ее украл. Этого очень мало.

- А что это за технология? - спросил Балу.

- Если говорить вкратце, то это система биоинженерии, позволяющая изменять живой организм по усмотрению инженера. К примеру, вам нужен суперсолдат с усиленной мускулатурой, с возможностью скоростного анализа информации, с усиленными реакциями. Эта технология позволит вам создать такого солдата. Или вам потребуется человек, способный без дополнительных приборов нырнуть на дно Марианской впадины, мы можем его создать, - ответил на вопрос блондин.

Другой кочегар, сидящий по правую руку от нашего безымянного знакомого, внезапно заговорил:

- Наш бизнес-план включал в себя возможность не продажи всей технологии в целом, а продажи определенных матриц производства. То есть мы не дадим исходных данных, как это работает, а продадим так называемые "Колыбели". Это инкубаторы для выращивания особых существ. Каждая "Колыбель" будет заточена под какую-то одну функцию, или под несколько, в зависимости от желания заказчика и суммы контракта. Но теперь у нас возникла проблема. Мы не можем запустить технологию на Биржу, поскольку она украдена. Эта бизнес-модель не может быть реализована.

- Ну, да, вы мол предлагаете эти ваши "Колыбели". Может и продадите парочку, а тут появится Мистер Очень Умная Задница и сольет технологию все по дешевке. Знаем, проходили, - проворчал Балу.

- Что вы хотите от нас? - спросил я.

- Мы хотим, чтобы вы нашли воров, и забрали у них нашу технологию, - сказал белобрысый.

- Мы не работаем как частные лица, мы сотрудники СББ, вы же не хотите официального расследования. Ваши доводы нам известны. Мы подумаем, как соблюсти компромисс интересов. А для начала ознакомимся с тем, что известно вам, - сказал я.

Другой кочегар поднялся с места, подошел к нам, извлек из внутреннего кармана костюма карточку с данными и протянул ее мне.

- Меня зовут Ратодуи, я буду контактировать с вами по этому вопросу. Все только через меня.

Я забрал карточку с данными, убрал ее в карман пиджака и встал.

Больше нам здесь было нечего делать.

Не прощаясь мы направились на выход. Глобуса за дверями не было, но нам он и не нужен, где двери на улицу в "Тарантелле" мы итак знали.

- И как ты собираешься это провернуть, не засветив тему в СББ? - спросил Балу, когда мы оказались на улице.

- А мы не будем расследовать дело кочегаров, мы займемся поисками заказчиков Фомича. Уверен, что это одни и те же лица, и узнав, кто это был, мы сможем найти пропавшую технологию, да прижать к ногтю воров, - сказал я.

- Умно. Хитрая ты сволочь, Сема, - оценил мою задумку Балу.

ГЛАВА 11

Я отправил Балу в офис, пусть проследит, чтобы все шло путем. Расследование, расследованием, но и о текучке забывать не стоит. Сам же я направился на встречу, есть у меня свой жучок-древоточец на Бирже, который по сходной цене сгоняет мне полезную инфу. Не плохо было бы встретиться с ним, и узнать, что да как творится в датском королевстве.

Хельгу я дозвонился с третьего раза. Голос у него был измученный, словно он полночи вагоны разгружал на Сортировочной. Узнал он меня не сразу, пришлось несколько раз повторить, кто это его беспокоит, что хочу и зачем ему это надо. Наконец, Хельг, в миру Олег Давыдов, соизволил меня признать и согласился на встречу. Договорились на прежнем месте через час. Хельг ныл, что не успеет, что на улице пробки, что ему еще собраться надо, а вечером на работу, но я был не преклонен, и наконец он сдался.

Я приехал первым, припарковал машину в двух кварталах от места встречи и легким прогулочным шагом направился к бельгийской брассерии "Пуаро", что на углу Песочной улицы и Симферопольского проспекта. Место встречи мы облюбовали в свое время неспроста. В трех кварталах отсюда находились одни из врат, ведущие к Бирже. Так что Хельгу и до работы близко. К тому же место уютное, кухня хорошая, да и пиво высшего уровня. Чего еще можно ожидать от бельгийского пивного заведения.

Я занял столик, заказал мясо по-льежски, мясную закуску, и кружку темного аббатского эля, и стал ждать Хельга. Есть один неоспоримый плюс работы на СББ. Я могу пить сколько хочу, когда хочу и где хочу, не обращая внимание на то, что я на колесах. Потому что у меня есть волшебные таблетки. Пара штук и все последствия опьянения как рукой сняло. Вновь трезвый и довольный, готов к любым подвигам.

Хельг появился с опозданием, волосы взъерошены, глаза злые, одежда мятая. Весь в своем репертуаре. Он не сел за стол, а впрыгнул, словно на лошадь. Тут же обвел недовольным взглядом полупустой зал, увидел официанта, махнул призывно рукой и, не заглядывая в меню, сделал заказ.

- Чего ты хотел?- недружелюбно спросил Хельг, покосившись на мое пиво.

Я нисколько не удивился его колючести. Сколько его знаю, Хельг всегда отличался несносным характером.

- А у тебя опять скверное настроение? Проблемы с деньгами? Или бабы достали?

Я знал больные места Хельга. У него была жена и две любовницы. Ни одну из своих женщин он не мог бросить, поэтому ему вечно не хватало денег, чтобы исполнить все их капризы. Вполне возможно, что именно из-за такого дерганого ритма жизни, у него испортился характер.

- Знаешь ты, Семен, как мозоли оттоптать, - сокрушенно вздохнул Хельг. - Катька, жена хочет на Мальдивы махануть, а я ну явно не потяну. У Ольки одно, у Светки другое. Вот и кручусь как белка в колесе. А так хочется рвануть с удочкой на Волгу. Места там есть, закачаешься.

Сколько помню, Хельг все время мечтает на Волгу с удочкой махнуть, но за последние три года ни разу не выбрался дальше Красного села.

- А может тебе с бабами своими все-таки разобраться. Навести так сказать порядок. Зачем тебе три? Ты что предводитель гарема? А если они узнают о твоих амурных похождениях, тут одними Мальдивами не отделаешься. Екатерина женщина суровая, отделает тебя так, что будешь на лекарства работать.

- Не могу я так. Понимаешь, дело у меня такое. Может это призвание моей жизни. Счастье дарить дамам. Всех я конечно не потяну, но хотя бы для троих попробую. Ты лучше мне зубы не заговаривай, скажи, зачем звал?

- Да вот хочу узнать, что у вас интересное на Бирже делается? Чего нового? Кто кого и зачем? - спросил я.

- Так это. Тишина пока. Ну, Голиаф бочку катит. Мол у них контракт из-под носа увели. Но это я думаю проблема мелкая, скоро решат они все между собой. Нас это не касается.

- Ты мне официальные сводки не пересказывай. Сам понимаешь, я их каждое утро у себя на столе вижу, - прервал я его излияния. - Ты мне лучше поведай, что сейчас из себя кочегары представляют?

- Так что представляют, что представляют, вроде как и на Бирже и даже торгуют, только больше закупки сейчас делают, нежели продают. Говорят, они готовят что-то очень грандиозное у себя на родине. Работают над каким-то грандиозным проектом, но что это и как, никто толком не знают, - сказал Хельг.

Перед ним на столе появилась тарелка с ароматным мясом и кружка темного пива. Хельг с жадностью опустошил кружку до половины и сытно рыгнул.

- Это уже интересно. А кто может знать о проекте кочегаров побольше? - спросил я.

- Разве что сами кочегары, - сказал Хельг.

- У тебя есть кто из них на крючке?

- Кочегары держатся вместе. Они друг за дружку горой. Так что даже не знаю. Надо подумать.

Хельг сделался загадочным, сразу стало понятно, что цену себе набивает.

- Я поспрашиваю народ, может и удастся что. Ничего не обещаю, но если получится, то обязательно тебе свистну.

- Только погромче свисти, чтобы я услышал.

Пиво у меня кончилось, и я заказал еще.

- И это все, чем ты можешь меня порадовать? - спросил я.

Информация скудная, не разгуляешься. Оставалось надеяться, что Хельг самое вкусное приберег напоследок.

- Если подумать, - сделал важный вид Хельг, макнул губы в пиво, причмокнул и продолжил. - Была тут одна заварушка у кочегаров. Двое парней сильно нахамили руководству и смылись в неизвестном направлении. Хорошие были кстати торговцы, хваткие. Что уж там между ними произошло, хрен его знает. Однако кочегары объявили вознаграждение за любую информацию о местонахождении беглецов.

Что-то такое я слышал. В сводках новостей с Биржи проскальзывала эта информация несколько дней назад, но тогда я не придал ей значения.

- А ты знаешь, где я могу найти этих беглых? - поинтересовался я.

- Семен Семеныч, совсем меня обижаешь. Если бы я что и знал, то тут же постарался бы доложить кочегарам. Лишняя монета мне никогда не помешает.

- Плохо, Хельг, очень плохо. Совсем ты меня разочаровываешь. Я к тебе пришел, думал, что ты что-то умное мне скажешь, а тут как обычно море мусора, а толку пшик, - разочарованно протянул я.

- Ардов, не хами. В этой тонне мусора есть очень ценные жемчужины, которые стоят солидных денег. А я с тебя практически и не беру ничего. Аж жадность душит. Вот думаю, надо поднять цену со следующей встречи. Как считаешь? - глаза Хельга озорно блестели.

- Дорогой, ты меня за дурака не держи. Я за те деньги, что плачу тебе, найму себе парочку брокеров помоложе. Они мне с радостью будут сливать всю информацию. А из тебя надо по клочкам все вытаскивать. Так что тебе надо еще постараться мне доказать, что я тебе не переплачиваю.

Эта наша классическая перепалка. Каждый раз наше общение заканчивается торгом. Все остается, как и прежде, но удовольствие получаем.

- Ладно, Семен, пора мне. Сегодня остроухие собираются заявить пару интересных тем.

Хельг отставил в сторону тарелку, сытно облизался и встал из-за стола. Он протянул мне руку, и когда я ее пожал, сказал самое важное.

- Не знаю, может это тебе поможет. Попробуй найти гнома Сигурда. Он может, что и знает о местонахождении беглецов. Только я тебе об этом не рассказывал.

- Где я могу его найти? - спросил я.

- Попробуй в корчме "Подгорный мастер", там коротышки любят собираться.

Хельг направился к выходу, а я решил задержаться немного. Еще оставалось мясо в тарелке, да пиво в кружке, и подумать было о чем.

ГЛАВА 12

Я вышел из "Пуаро", набрал Балу и выслушал его короткий рапорт. В офисе полный порядок, люди работают, все под контролем, никакого аврала не намечается. А раз машина работает слаженно, то может сегодня и без меня обойтись. До конца рабочего дня оставалось несколько часов, а у меня неизрасходованный выходной между прочим, да и Сигурда надо было бы выловить. Чувствовал я, эта ниточка могла оказаться очень удачной. Кочегары кастовая раса, живут кланами, подчиняются вышестоящим безоговорочно, а тут беглецы. Очень это на них не похоже.

Я закинулся протрезвином и направился к тому месту, где оставил машину. Через минуту и следа от выпитого пива во мне не осталось. Очень удобная штука.

Моя тачка уже показалась в поле зрения, когда я почувствовал, что за мной следят. Этого следовало ожидать. Я засветился уже во многих злачных местах, нас с Балу уже пытались убить, так что появление хвоста было предсказуемо. Я резко обернулся и осмотрелся по сторонам. Ничего и никого. На улице полно прохожих, но все они спешат по своим делам, все заняты сами собой. Слепцы не ведают, кто вершит судьбы этого мира, что творится у них под носом. Когда-то и я был таким. И кто более счастлив, они в своем неведении, или я со своим знанием? Вот это хороший вопрос.

Хвоста я так и не заметил. Я сел в машину, завел двигатель, чувство, что за мной следят никуда не делось. Ладно, мне не жалко. Пусть и дальше следят, к тому же сейчас я поеду домой. А где я живу, известно самому последнему гному на Бирже.

По дороге домой я заехал в супермаркет, купил продуктов, чтобы на скорую руку приготовить себе чего-нибудь, да бутылочку односолодового виски на вечер.

Я еще не решил, стану ли сегодня искать Сигурда. Гномы ребята специфические, бодаться с ними сегодня я не в настроении. В любом случае дома жрать нечего, так что заполнить холодильник, дело полезное.

Моя берлога находилась на углу Варшавской улицы и Новоизмайловского проспекта, в одной из башен Близнецов. Если смотреть на памятник дедушке Ленину, окруженный фонтанами, где заканчивается Ленинский проспект, то мой дом по правую руку.

Лифт мгновенно вознес меня на последний этаж. Оставив сумки возле двери, я потянулся за ключом, когда сзади меня окликнули. Эта встреча навсегда изменила мою жизнь.

ГЛАВА 13

Я очнулся с дикой головной болью. Кто-то сильно тряс меня за плечи, словно пытался вытряхнуть все мозги. Я с трудом разлепил глаза. Электрический свет больно резанул по нервам. Такое чувство, что у меня в голове взорвался еж и иголками истыкал всю внутреннюю сторону черепа.

В моей квартире было полно народу. Они что-то осматривали, ходили из стороны в сторону, переговаривались, что-то записывали, измеряли какими-то приборами, фотографировали. Вспышки фотоаппаратов мелькали то тут, то там. В дальнем углу стоял оператор с видеокамерой и производил съемку. Похоже на привычную работу нашей службы. Только вот что делать оперативникам родной конторы у меня в квартире. Я же нигде не накосячил, ни в чем замечен не был. Душа чиста как у младенца.

- Шеф, он очнулся, - резанул по слуху знакомый голос.

Только сейчас я разобрал, что надо мной склонился Барт и усиленно пытался привести меня в чувство.

- Слава Всем Светлым, - прорычал суровый голос начальства, и из тумана, который не спешил рассеиваться, появился Виктор Степанович Петухов, директор Службы Безопасности Биржи, мой непосредственный начальник.

Высокий, широкоплечий мужчина, больше напоминающий скалу, массивный череп, покрытый короткими черными волосами с проседью, жесткие густые усы, полностью скрывающие верхнюю губу, острый взгляд зеленых холодных глаз, точеный орлиный нос и лишь одно ухо, правое, от левого остался жалкий огрызок. Потерял на оперативной работе. Таким сразу запоминался Виктор Степанович каждому, кому выпадал шанс с ним общаться.

- Что здесь за мясорубку ты устроил?! - нависнув надо мной, спросил Виктор Степанович.

Разговаривать в позе снизу вверх было очень неудобно, и я постарался встать. Я сразу обнаружил две вещи. Первое, я лежу на своей кровати в подушках, и это удобно. Второе, мир почему-то качается, словно моя квартира находится на борту пиратского корабля, попавшего в легкий шторм. Но я все же нашел в себе силы и занял вертикальное положение на кровати.

- Какую мясорубку? - с трудом укрощая хаотичные мысли спросил я.

Осмотр комнаты из нового положения показал, что мне есть чему удивляться. Такое ощущение что по моей квартире прошлись с огромным миксером. Все перевернуто вверх дном, расколошмачено, переломано. Здесь что два демона в смертном бою сошлись. Кое где на стенах и на полу я заметил брызги крови, их было немного, и я не придал этому значения.

- Так. Кажется, пациент тяжеловат, - задумался Виктор Степанович. - Семен, ты вообще что-нибудь помнишь?

- Я помню, что я Семен Ардов. Это точно, - я покопался в своих воспоминаниях и извлек кое что. - Я у себя дома. Вчера завалился домой. Много продуктов. Кажется, виски было. Я встретил кого-то. Кто-то ко мне пришел. Не помню кто.

- Уже лучше, - кивнул Виктор Степанович. - А что-нибудь еще есть?

- Это что? Я так нажрался что ли? На меня совсем не похоже. Кажется, пора в себе разочаровываться. Самое время, - сокрушенно вздохнул я.

- Если и нажрался, то виски к этому не имеет никакого отношения. Бутылка целая, неоткрытая на кухне стоит.

- Плохо. Виски нормальное, с него я бы себя так хреново не чувствовал. Виктор Степаныч, а чего вы все ко мне таким гуртом завалились, еще и аппаратуры натащили. Неужели меня от похмелья лечить, или из запоя вытаскивать? Последнее точно еще рано. Нельзя вытаскивать оттуда, куда я еще не провалился.

- Ну, если пытаешься шутить, хотя и хреново получается, то, Слава Всем Светлым, не все еще потеряно. Ты лучше, Ардов, вспомнить попытайся, кто к тебе пришел? Важно это. Очень важно.

Выражение лица у шефа было донельзя серьезное. С таким лицом на охоту ходят, да шпионов допрашивают. Кажется, что-то серьезно хреновое случилось, и видно я в этом виноват. Правда, хоть убейте, ничего не помню.

Прежде чем ответить, а для того чтобы ответить, надо знать ответ, я окинул взглядом, разгуливающих по моему жилью людей. Столько знакомых лиц, но кое кого мне все же не хватало.

- А где Балу? - спросил я.

- Хрен его знает. Два дня как пропал, на связь не выходит, в офисе не появляется, - рассеянно ответил Виктор Степанович.

Чувствовалось, что судьба Балу его мало волнует.

- То есть как два дня. Фигня какая-то. Я с ним вчера разговаривал, даже встречался. Он потом в офис поехал, - ковыряясь в памяти, заметил я.

- Серьезно тебя, Ардов, по голове шарахнули. Ты два дня как пропал. В отключке провалялся. Мы тебя только сегодня нашли. Думали сперва, загулял. Не придали этому значения. Вроде аврала нет. А тут я Барта к тебе отправил. Не порядок это, два дня филонить. Барт воспользовался своими навыками в хату проник, а тут это. Жуть. Так что тебя на два дня раскатало, аккурат столько и Балу нет.

- Хрень какая-то, - оценил я услышанное и тут же поделился жалобой. - Остро хочется выпить, так что сейчас стошнит.

- Не уверен, что это тебе сейчас поможет, - скептически осмотрел меня Виктор Степанович, затем перевел взгляд куда-то за спину. - Барт, сходи на кухню, сделай ему ромашкового чая. Пусть желудок согреет.

Барт поспешил исполнить просьбу шефа.

- Так ты хоть что-нибудь помнишь? - спросил настойчиво Виктор Степанович. - Кто к тебе приходил? Это был один человек, существо? Сколько их было? Это очень важно. Постарайся хоть что-нибудь вспомнить.

Я напрягся. Пытаясь вспомнить, кто ко мне приходил. Вот я снова стою перед своими дверями, поставил пакет с покупками на пол, потянулся за ключами, меня окликнули, я оборачиваюсь. Белое пятно. Я ничего не вижу. Только белое пятно вместо лица, да и фигура какая-то смазанная.

- Нет. Я ничем не могу помочь. Да что тут стряслось? - не выдержал я и зарычал.

- Спокойнее. Ты так не нервничай. Хотя какой там не нервничай. Есть от чего, надо сказать. У тебя там в соседней комнате тело лежит, мертвее не бывает. Горло перерезано, многочисленные раны по всему телу. Кто-то изрядно порезвился.

- Балу? - в ужасе выдохнул я.

- Да ну тебя, к дьяволу, какой в задницу Балу. Где бы не шлялась эта сволочь, уверен, что он жив живехонек. Нет. Мертвый... в общем он галиафинянин, мелкая сошка, но мы навели справки, он - древнего рода...Так что однозначно будут проблемы и серьезные... Мы должны как можно быстрее...

- Это Веселин Ракх? - озвучил я страшную догадку.

- Ты что-то вспомнил? - насторожился Виктор Степанович.

- Ничего ровным счетом. Но я уже слышал про сына очень влиятельных родителей, который пропал из родного гнезда. Голиаф неофициально начал розыски. Но я не ожидал, что эта пропажа найдется у меня на хате.

Появился Барт с кружкой горячего ромашкового чая. С похмелья эта штука не помогает, плавали, знаем. Но теперь я сомневался, что у меня похмелье. Три дня в отключке рядом с трупом, это сколько же надо выпить.

- Вы уже доложили Голиафу о случившемся? - спросил я.

- Пока нет. Постараемся раньше времени не светить. Пара дней у нас есть, разобраться в этом вопросе. К Голиафу надо идти с ответами. Потому что выглядит это, сам понимаешь, прескверно. Из сложившейся картины можно сделать только один правдоподобный вывод. Встретились вы с этим Веселином. Ты его искал по просьбе Голиафа, а тут он сам тебя нашел. Посидели крепко. Между голиафянами и землянами такое иногда случается. Выжрали неизвестную дрянь, что-то не поделили. Может, ты его уговаривал вернуться под крыло папочки, а Веселин ерепенился. Тут уже точно не скажешь. Ты вспылил, ну и покромсал парня на антрекоты. Видно решил, что так его проще будет транспортировать. Вот такая неутешительная картина складывается.

Виктор Степанович умолк. Картина и правда складывалась отвратительная. Мне ли не знать. И что самое ужасное. Теперь Голиаф может выдвинуть официальную претензию, и попытаться надавить на управляющий совет Биржи, чтобы пересмотреть долевое участие землян в управлении предприятием. Получится у них или нет, дело третье. Но скандал будет в любом случае знатный.

- Ты веришь в это? Ну что это я его... покрошил?

- Семен, честно, я сейчас не знаю во что верить, - признался Виктор Степанович. - Могу сказать одно, ты явно влез в какое-то ужасное дерьмо. И нам теперь всем это дерьмо расхлебывать. А тут еще Балу пропал. Это все звенья одной цепи. И я ничего хорошего не вижу и не жду.

Я отхлебнул ромашку. Знатная гадость в нынешнем состоянии. Остается поверить, что это магическое зелье, которое вернет меня в боевое состояние.

- Что делать намерен? - спросил я.

- Мы заберем тело. Комнату опечатаем. Ты временно отстранен от должностных обязанностей. Я помещаю тебя под домашний арест. От греха подальше. А то еще ломанешься собственное расследование проводить. С тебя станется. До окончания следствия ты эту квартиру не покидаешь. Продуктами и всем необходимым тебя будут снабжать. Два наших сотрудника будут постоянно находиться рядом с тобой. Пока так. Да и молись постоянно, чтобы мы побыстрее нашли сволочь, которая у тебя в квартире похозяйничала, да тебя подставила. Надеюсь, что нам удастся тебя отмыть.

Вот так судьба-засранка. Еще три дня назад я был на коне, возглавлял могущественную контору, а теперь под домашним арестом без права голоса и под подозрением в убийстве. Да уж, прошляпил на ровном месте. Сам виноват. Надо было не по магазинам шляться, а к гному этому ехать, тогда бы точно избежал беды.

- А это точно Веселин? - спросил я.

- Сомнений быть не может. Мы сверились с его личным делом, и образцами генетической карты, которую сдают все участники Биржи. Это он.

- Дрянь, - оценил я.

- Согласен с тобой. Ладно. Ты отдыхай, набирайся сил. Постарайся хоть что-то вспомнить. Я пришлю к тебе через несколько часов мозгоправа. Много не пей. До его прихода лучше вообще воздержись. Попробуем восстановить отсутствующие фрагменты пазла.

Виктор Степанович с сомнением оглядел меня, сокрушенно крякнул и, не прощаясь, направился на выход.

- Ну, ты, Семен, дал жару, - сказал Барт. - Мы тут несколько дней как на иголках. Шеф с переговоров на переговоры. Голиаф словно что-то знает. Вовсю давить начал. Даже официальный запрос сделали на поиски этого Веселина. Ладно. Я тебе пару ребят из команды Генерала выделю. Они ребята молчаливые. Тебя отвлекать не будут. Отдыхай.

Барт направился вслед за шефом.

Вляпался я конечно знатно, все понятно, вопросов нет. Но меня смущало другое. Куда пропал Балу? Не мог он просто так взять и сквозь землю провалиться. Балу мужик серьезный. Если бы я не стал отвечать на звонки, на работу не вышел, он тут же отправился бы на мои поиски. Чуяло мое сердце, что Балу в еще большей заднице, чем я. Он скорее всего побывал у меня, увидел всю картину, и если не разбудил меня от тяжелой спячки, значит, ему самому пришлось худо.

Виктора Степановича я, конечно, уважаю. Но сидеть под замком мне нельзя. Надо самому во всем разобраться. Если не я, то больше некому.

ГЛАВА 14

Два оперативника играли в карты в соседней комнате. Там где еще остались следы убийства. Группа зачистки должна была прибыть вечером. Судя по довольным голосам и азартному смеху, они добрались до моего виски, и игра складывалась удачно.

Я прошел на кухню. Голова чугунная, руки налиты свинцом. По хорошему надо бы пару деньков отлежаться. После того что было, отдых просто необходим, но у меня нету этих пары дней. Скоро голиафияне потребуют мою голову на золотом подносе, и Виктор Степанович ничего не сможет с этим сделать. Стало быть время поджимает, и надо действовать.

На кухне я намолол себе кофе и поставил турку на огонь. В комнате стихли голоса, раздались шаги и в кухню заглянул Седов, оперативник из команды Генерала. Убедившись, что со мной все в порядке, и я не собираюсь совершать ничего противоправного, он молча ушел , и игра возобновилась.

Итак, меня пасут и надо сказать плотно. Парни крепкие орешки, профессионалы до мозга костей, жалеть не станут, а драться с ними мне не улыбалось. Хотя видно придется.

Кофе готов, я налил себе большую чашку. Не люблю полумер, и сел за стол. За чашкой кофе всегда хорошо думается. Итак, я влип. Это констатация факта. Кто-то очень основательно подготовился и хорошо меня подставил. Зачем и кому это нужно, вопрос другой. Но последствия этого действия могут быть весьма и весьма непоправимые.

Что мы имеем на сегодняшний день. Негласное противостояние Голиафа и обвилианн из-за спорного контракта на паровые двигатели. Исчезнувший голиафянин Веселин Ракх, отпрыск могущественного торгового клана, который был найден у меня в квартире со следами насильственной смерти, так обычно пишут сухим протокольным языком. Главный подозреваемый в его убийстве - я. Кочегары, у которых кто-то, предположительно из дочки "Терракорпа", увел крупный проект по созданию модифицированных созданий. При этом предположительно эта технология в полном варианте попадет на рынок, что может обозначать сильные финансовые потери для кочегаров. Два пропавших кочегара, предположительно ответственных за кражу и передачу технологии, гном Сигурд, который может знать, а может и не знать, где находятся беглецы кочегары. И последнее исчезнувший в неизвестном направлении Балу. Хочется надеяться, что он просто исчез, а не ему помогли исчезнуть. Судя по тому, что кто-то уже пытался отправить нас на тот свет, второй вариант также возможен, только верить в него не хотелось.

Я допил кофе, отставил в сторону чашку, скользнул равнодушным взглядом по холодильнику. Конечно, подкрепиться надо бы, только вот есть совершенно не хотелось. Ничего, приду в себя, наверстаю упущенное. Хотя силенок у меня не много.

Я направился в спальню. Надо было собрать эвакуационный чемоданчик. Каждый оперативник негласно имеет походный набор на случай если придется делать ноги. Я понимал, что если сейчас рвану на волю, то тем самым поставлю себя вне закона. СББ объявит на меня охоту и возможно повесить на меня смерть Веселина, остановив расследование. Хотя тут можно надеяться на порядочность шефа. Но у меня нет другого выхода. Только я могу во всем разобраться.

Эвакуационный чемоданчик, по сути походный рюкзак с заранее подготовленной сменой одежды, медикаментами, сухпайком, холодным и огнестрельным оружием, несколькими запасными обоймами, пятью пачками патронов, парой запасных сотовых и ноутбуком с подключением к мировой паутине. Рюкзак хранился у меня в укромном месте, оперативники СББ при обыске квартиры не смогли его найти. Что мне на руку.

Я наскоро переоделся в более удобную для бегства одежду. Серые плотные джинсы, плотная рубашка, джинсовая куртка и удобные ботинки. Ничем не примечательный человек из толпы. В куртке я нащупал укромные карманы и проверил запасы. Все на месте. У меня одежда с сюрпризами. Есть чем народ порадовать, если припечет.

Теперь надо продумать пути отступления.

В соседней комнате опять стихли голоса. Я бросил рюкзак под кровать, рухнул сам на нее и завернулся в одеяло, так чтобы не было видно, что я одет. В спальню заглянул Седов, увидел меня комком под одеялом и застеснялся. Еще бы. Еще вчера мы были на одной стороне баррикад, а теперь я преступник, пусть мне и не предъявили обвинения.

- Семен, а у тебя пожрать есть? - спросил он.

- В холодильнике посмотри, - из-под одеяла я дал ему разрешение на разграбление своих съестных запасов.

Седов убрался в кухню, а выбрался из постели. Сейчас ребята приступят к обеду, а я попытаюсь уйти незамеченным. Не хочется их обижать, хорошие мужики.

Я забрался в платяной шкаф, выдвинул нижний ящик, где у меня была свалена всякая всячина, начиная от саморезов россыпью, обрывков каких-то проводов и шнуров, заканчивая тюбиками с клеем. Удобная штука эта полка. В ней среди мусора можно смело прятать полезные вещи, никто никогда не найдет. Я откопал ключи зажигания на связке с другими ключами, не выясненного назначения. Уходить на своей тачке, слишком приметно. Ее сразу вычислят. На этот случай у меня были альтернативные колеса. Они стояли в гараже в двух кварталах отсюда.

Теперь я был готов к бегству.

Я закинул рюкзак за плечи, подтянул чтобы удобно было лямки, вытащил из кармана шоковую гранату, на всякий случай, открыл дверь и шагнул наружу.

Парни учинили форменный пиратский набег на холодильник. Таким шкафам целого амбара будет мало, не то что моих хилых запасов холостяка. Они были очень увлечены поеданием колбасы, сыра и холодного супа, да и не чувствовали с моей стороны никакого подвоха, так что не заметили как я испарился из спальни. Я смог беспрепятственно дойти до входных дверей и думал, что уже ничто не угрожает, но предательский металлический скрежет ключа в замке привлек внимание моих сторожей.

- Семеныч, ну ты чего? - раздался расстроенный голос позади меня.

На диалоги времени нет. Я резко развернулся и прыгнул к Седову. Время для меня замедлилось. Он ничего не успел сделать. Короткий рубящий удар в шею. Седов валится на пол без чувств. Теперь он будет долго в отрубе.

Слон, второй оперативник, подорвался с кухни на шум схватки. Он был на пороге коридора, когда я резко ударил его дверью. Раз, другой. Затем рубящий по горлу, и он уже на полу. Грубо конечно, но на церемонии нет времени. Скоро будет перекличка, а когда они не выйдут на связь, за мной организуют погоню.

Я покинул квартиру, запер за собой дверь и побежал вниз по лестнице.

Оказавшись во дворе, я остановился, осмотрелся. Никого подозрительного. И зашагал по направлению к улице.

Но, похоже, я еще не выбрал лимит приключений на свою задницу. Свернув в проход между домами, я увидел, как дорогу мне заступили двое амбалов. Пути к отступлению тут же оказались перекрыты. Приглядевшись, я определил, что снаружи меня пасли голиафяне. Значит, шефу не удалось скрыть тот факт, что Веселина все же нашли.

- Привет, Ардов. Нас прислал Раджа Сингх. Он хочет тебя видеть, - сказал один из громил.

- Если хочет видеть, чего сам не пришел. Обязательно было цепных псов присылать, - ответил я.

Надо потянуть время и прикинуть, что я могу сделать в сложившейся ситуации.

- А ты явно борзый, мужик. Давно видно уму разуму не учили, - голос принадлежал явно землянину.

- Не тебе меня учить, сопляк. Когда подрастешь, научишься со взрослыми дядьками разговаривать, так и быть приходи, - парировал я.

Ситуация складывается не из приятных. Вырваться из капкана без потерь мне вряд ли удастся. Они меня мигом скрутят. Один на один я еще что-то могу, но их тут пятеро. А это перебор. Я потянулся за шоковой гранатой. Надо попробовать их шандарахнуть, может что и выгорит.

Но я ничего не успел сделать. Два амбала впереди внезапно пришли в движение, словно их подхватил ураган, и сильно столкнулись лбами друг с другом. Послышался треск ломаемых костей. Парням не позавидуешь.

Они упали и из-за их спин выросло новое действующее лицо, которое, не дав опомниться третьему громиле, вырубил его тремя точными ударами.

Я резко развернулся и вовремя. Парочка, что контролировала пути отступления, поспешила на помощь своим поверженным собратьям. Первый был голиафянин под "паранджой". Я вывел его из строя за несколько секунд. Короткий танец, обернувшийся сломанными ребрами, вывихнутой челюстью и травмами черепа. Второй парнишка, наш землянин, даже не успел сообразить что к чему, как оказался на асфальте. Понимая, что дальнейшее сопротивление грозит перерасти в серьезные проблемы со здоровьем, он закрыл лицо руками и заголосил:

- Сдаюсь. Не бейте меня.

И где голиафяне набрали таких неумех.

Я не расслаблялся. Оставался еще незнакомец, так нежданно пришедший ко мне на помощь. Что ему надо? Явно не просто так он здесь оказался.

Я уже был готов к тому, что это уличное прикрытие СББ, и мне придется идти на отрыв, когда незнакомец заговорил.

- Семеныч, долго я тебя ждать буду?

А голос-то знакомый. Зря я о Балу беспокоился. Не найдется такого иноземца и нашего соотечественника, который сможет совладать с Балу.

- Да я все ждал, когда ты в гости поднимешься, - отозвался я.

- Давай быстрее. У меня на улице тачка. А то сейчас шухер поднимется. Будем со всем миром воевать. А я пока не готов.

Мы перешли на бег. Машина и правда была рядом. Темно-зеленый "Патриот". Оказавшись внутри, Балу резво взял старт, и вот мы уже катимся вперед по улице, все дальше удаляясь от моего логова.

- Что у тебя стряслось? Шеф сказал, что ты пропал, - спросил я.

- Завалить меня пытались. Похоже, те же ребята. Только на этот раз действовали более профессионально. Насилу унес ноги. Все бы ничего. Только там было что-то странное. Существо, похоже внешне на человека, только вот оно такие выкрутасы со своим телом делает, что ужас на голове шевелится. У него тело, словно жидкое в одно мгновение, а в другое тверже стали. Вот тут попотеть пришлось изрядно. Одолеть тварь мне не удалось, а сбежать получилось. Покоцали меня сильно, пару дней я отлеживался, а когда приехал за тобой, обнаружил, что тут полный шухер. Вся наша команда в сборе. Я нашу волну послушал, а там оказывается ты голиафянина какого-то порешил. Поскольку на тебя это не похоже, я решил дождаться как там дальше повернется. Вот все разъехались, я решил двинуть за тобой, а тут такая встреча.

- Похоже теперь мы оба в бегах. Наши считают, что ты как-то замешан в истории с этим галиафянином. Хотя можешь сдаться и попробовать все объяснить шефу, он мужик понятливый, во всем разберется. Я бы тебе этот выход порекомендовал.

- А ты?

- А мне надо разобраться, кто мне такой подарок подложил, ну и по возможности ответить тем же.

- Тогда я с тобой, - сказал, как отрезал Балу.

ГЛАВА 15

Машину Балу мы бросили в нескольких километрах от моего дома, добрались на попутке до гаража, где стояла моя заначка на черный день. Водила попался на редкость разговорчивый. Балу взял удар на себя. Меня болтать не тянуло. Голова раскалывалась от боли. Я еще от предыдущих приключений не отошел, а тут пришлось сначала со своими сражаться, потом с наемниками голиафян отношения выяснять. Слишком много для одного дня.

Водила был переполнен тревогами и впечатлениями. Он переживал по поводу очередной гражданской войны на Украине, где у него жили родственники. Раньше они были не разлей вода, все отпуска и каникулы детей вместе проводили, теперь же в одночасье стали врагами. Причем водила заверял, что ему положить на политику, а вот родственники обвиняли его во всех смертных грехах. Его это сильно напрягало.

Балу ему сочувствовал. Балу его поддерживал. Тут же сочинил своих родственников на Украине, и они стали шумно делиться мнениями, обсуждать политическую ситуацию, советовать друг другу, как быть дальше.

Я слушал их вполуха. Сам же думал о своем. С чего начать расследование. Тут было о чем подумать. Единственная оставшаяся зацепка это гном Сигурд, но соваться сейчас в "Подгорного мастера" слишком рано. Сейчас там кроме пройдох, да утренних пьяниц, заглянувших снять похмельный синдром, никого нет. Надо дождаться вечера, а там уж идти на свидание. Только вот как с этим Сигурдом разговаривать. Гномы сами по себе народ сварливый, да колючий, а про этого Сигурда такие байки ходят, что заслушаешься. К нему без хорошей поддержки бесполезно идти.

И тут у меня родилась хорошая идея. Безумная, правда все что сейчас происходило со мной напоминало безумный аттракцион, но она могла выгореть. Если я не смогу расколоть крепкий орешек, надо найти того, кто это сможет, а у меня была такая кандидатура на примете. Правда, в последний раз когда мы разговаривали, Кибур обещал меня убить, разорвать на части, скормить диким буйволам, отдать на съедение драконам и прочее, прочее, прочее. Мы тогда были изрядно навеселе, и только-только выбрались из одной очень опасной заварушки, в которую угодили по мнению Кибура из-за меня, я же считал из-за него. Правда же лежала где-то посередине.

Кибур был гномом из колена Глоина Основателя. Когда-то один из самых отмороженных агентов службы безопасности Великого Торгового Дома Каррадан, который вынужден был оставить службу и попросить на Земле убежище. И в этом он винил меня, хотя на мой взгляд сам дурак.

Я поделился с Балу своим смелым планом, когда мы выбрались из попутки в нескольких метрах от гаражного комплекса. Балу сразу сказал нет, выразил свое возмущение, заявил, что я сошел с ума, и такой бред мне мог только после травмы башки в голову прийти. Его конечно понять можно. В последний раз, когда нам довелось работать с Кибуром, Балу долго валялся на больничной койке. При чем я составлял ему компанию, а Кибур ходил к нам каждый день, пользовался тем, что мы не могли и слова сказать против, и честил нас на чем свет стоит.

- Он единственный, кто может уговорить Сигурда сотрудничать с нами. К тому же он такой же изгой, как и мы.

Я пробовал уговорить Балу, но он отчаянно сопротивлялся.

Пройдя будку охраны, я показал пропуск на территорию гаражного комплекса. Хмельной мужик, зачитывающийся потрепанной книгой в мягкой обложке об очередных похождениях агента ФСБ Кости Рыка, лишь мельком взглянул на меня и махнул рукой, мол проходи.

Это был типичный гаражный кооператив, построенный на заре перестройки. В свое время за это место боролись, платились большие взятки. Каждый, кто имел стального четырехколесного коня, хотел, чтобы он стоял под крышей, но не у каждого была такая возможность. Теперь же по Питеру шла волна сносов гаражей, хозяева бетонных коробок возмущались, администрация города оставалась глуха к праведному возмущению. Но до нас пока это не добралось.

Мой старенький потрепанный годами Форд Фокус, начало двадцать первого века, стоял на месте. А что ему будет. Как я его купил несколько лет назад, так и не пользовался ни разу. Не пришлось.

Балу залил в бак бензин, положил запасную канистру. Я тем временем залез в багажник и пополнил арсенал. Останови нас кто-нибудь из полиции и устрой обыск, проблем не миновать. Пара помповых ружей, автомат, несколько гранат и пистолеты, запасные патроны ко всему оружию. Солидный арсенал для охоты, и ни на один ствол нет разрешения. Правда, нас вряд ли кто станет проверять. У нас есть волшебные удостоверения СББ, оно любые двери открывает, и успокаивает любого служителя закона. Лучше прикрытия не придумаешь. Конечно, мы теперь отстранены, но рядовой полицейский проверять нас по базе не станет, козырнет и отпустит.

- Зачем тебе этот мохнатый стервец? - спросил Балу, садясь рядом на пассажирское кресло.

- Он наш пропуск в мир иноземцев. Никто не сможет нам лучше помочь, чем он. Я сам, брат, не хочу с ним иметь ничего общего, но придется, - разъяснил я свое решение.

- Ну, раз ты так решил, то сам за все в ответе. Тогда едем к нему, - решительно сказал Балу. - Ты знаешь, где он живет?

- По последним данным все в той же дыре.

Балу поморщился, словно нырнул с головой в выгребную яму.

Воспоминания о Логове Кибура у нас были не самые приятные.

ГЛАВА 16

Кибур жил на окраине города. За его домом начиналось Пулковское шоссе, и всем известное кладбище гипермаркетов. Так называли горожане длинный участок дороги, ведущий в сторону Пушкина, по правую сторону которого один за другим стояли круглосуточные гипермаркеты, большая часть из которых была с утра до вечера пустынна. Ну не могут люди съесть столько продуктов, купить столько косметики и выпить столько пива, сколько стояло в этих магазинах, поэтому и прозвали кладбищем.

Я обогнул Площадь Победы, оставив позади каменные скульптуры героических защитников города, проехал мимо гостиницы и ресторана Пауляйнер, свернул направо и въехал во дворы. Еще пять минут, и мы были на месте.

Возле типовых панельных многоэтажек стоял неприметный маленький дом, огороженный глухим зеленым забором. Овитое густым плющом здание было невидимым для слепцов. Вернее они видели на его месте какое-то хозяйственное строение, и никто не знал для чего оно предназначено. Вот бы они удивились, что в этом домике проживает мятежный гном, закатывает регулярные оргии, да и ведет себя всячески непотребно. Но на то они и слепцы, что реальная жизнь проходит мимо них.

- Ты вообще готов? - спросил Балу, внимательно осмотрев меня с ног до головы.

Я припарковал машину у обочины, и заглушил мотор. Судя по озабоченной физиономии Балу, предстоящее посещение безумного гнома его сильно беспокоило.

- Признаться честно, я бы лучше сунулся с головой в пасть дракона. Если бы они конечно существовали, - сказал я.

- Говорят на родине остроухих драконов полно, - вспомнил Балу.

- Нам туда путь заказан. Так что считай, что их нет. Ну что, пошли?

Я первым выбрался из машины, захлопнул дверцу и, не дожидаясь Балу, направился в сторону дома.

Я уже и забыл, что за заноза в заднице этот Кибур. Ну, форменный псих, связаться с ним вероятно самая большая ошибка в моей жизни, если припомнить на какой ноте мы расстались, но другого выхода я не видел.

Кибур открыл дверь сразу, стоило нажать на кнопку звонка, словно все это время ждал под дверью. Увидев нас, скорчил рожу, узнал, таки зараза, зачем-то понюхал воздух вокруг, словно ищейка, и яростно захлопнул дверь прямо перед моим носом.

Надо признаться эта заноза в заднице ничуточки не изменился. Полный коротышка, метр пятьдесят в прыжке, густая рыжая борода и копна огненных волос, глубоко посаженные глаза прожигают насквозь зеленым пламенем, из бороды торчит трубка, которой он время от времени попыхивает. Кибур был одет в кожаные штаны, кожаную куртку с металлическими заклепками, из-под которой выглядывала футболка с надписью IRON MAIDEN и изображением скелета, взбирающегося с дырявым флагом на горы трупов.

- Кажется, встреча не задалась, - оценил Балу. - Пошли назад. Я же говорил тебе, что это дурацкая идея.

Сдаваться так просто я не собирался, думал поколочу в дверь что есть силы, если не поможет выбью дверь тараном, Кибур был нужен мне позарез, но ничего этого не пришлось делать. Дверь открылась сама и на пороге показался рыжий гном, на голове его красовалась рогатая каска, помесь шлема байкера и киношных викингов, в руках же он сжимал помповое ружье.

- Как давно это началось? - деловито осведомился он.

Даже здороваться зараза не стал, не удивился, чего мы к нему приперлись, просто собрался на войну.

- Что началось? - недоумевая спросил я.

- Зомби апокалипсис, я знал, что рано или поздно это случится, век пещер не видать. И кстати, почему не по форме одеты. Не порядок.

- Нет никакого апокалипсиса, и зомби никаких нет, - раздраженно заметил Балу.

Кибур смерил его презрительным взглядом с головы до ног, пыхнул два раза трубкой и заметил резонно:

- И чего вы тогда ко мне приперлись? Делать что ли нечего.

- А чего по старой дружбе уже и нельзя тебя проведать? - развел я руками в удивлении.

- Кто же в гости пустым ходит, а у вас с собой даже пузыря завалященского нет. Разве это порядок, - проворчал рыжий гном. - Ладно. Не убивать же вас за это. Проходите, чего на пороге стоять. У папаши Кибура всегда есть что-нибудь в загашнике. Так уж и быть, угощу.

Кибур посторонился, пропуская нас в дом. Когда я переступил через порог, он внезапно хищно осклабился, вскинул ружье и пальнул в сторону забора. Грохнуло знатно, аж уши заложило. От забора в стороны полетели щепки. Балу пригнулся и выхватил пистолет, готовый отразить атаку хоть чертей из ада. Кибур же выглядел разочарованным.

- Опять промахнулся. Ну что за сволота. Ходят ко мне в огород гадить. Убил бы всех.

- Это ты на кого охотишься? - вежливо поинтересовался я.

- Как на кого, на зайцев конечно. Развелось их в округе, хоть косой коси. Мне их соседи подбрасывают, чтобы они у меня капусту жрали. Сепаратисты проклятые.

Балу выразительно уставился на меня. В его взгляде читался призыв "делаем ноги, пока не поздно", но я все-таки решил рискнуть, и вошел в дом.

Гостиная, куда нас провел безумный гном, представляла собой типичную берлогу холостяка. Коробки из-под пиццы с недоеденными кусками и обгрызенными корочками, пустые пивные банки, куча каких-то бумаг, книжек, журналов. По центру комнаты стоял большой диван прямо напротив огромной плазменной панели с застывшим стоп-кадром из какого-то фильма с участием Брюса Уиллиса.

Кибур бросил дробовик в угол на груду тряпок в углу. Я внутренне напрягся ожидая выстрела. Мне даже показалось, что тряпки зашевелились, будто под ними кто-то спал, но был разбужен столь бесцеремонно. Но вероятно все же показалось. Гном плюхнулся на диван, водрузил ноги в кожаных сапогах на журнальный столик, с которого на пол посыпались чипсы, газеты и желтый песок.

- Рассказывайте, канатоходцы, зачем пришли? - спросил он, начав поиск пульта управления от плазмы.

Задача была трудная, поскольку в этой свалке найти что-либо - героический подвиг.

Интересно, а почему он назвал нас канатоходцами. Подумалось мне, и эта мысль начисто вынесла из головы все что я собирался у него спросить и предложить.

Положение спас Балу.

- Ты вообще помнишь нас, ржавая задница?

Кибур нахмурился, откуда-то на носу у него появились очки, может выпали из копны волос, и он принялся нас разглядывать с видом патологоанатома, обнаружившего во вскрытой человеческой грудной клетке птичье гнездо.

- Как же не знать, Семен Георгиевич и Балу. Помнится, в последний раз когда мы виделись, я говорил, чтобы вы больше не попадались мне на глаза.

Кибур с сожалением посмотрел в угол, где лежал его помповик.

- Не горячись, в прошлый раз между нами возникло недоразумение. Мы пришли его уладить, - я примирительно воздел перед собой руки.

- Недоразумение, это когда вы меня бросили в башне Воротил одного против пары десятков зубодеров? Или когда отказались помочь мне с гражданством? Или может когда я оказался по вашей милости в ловушке Медузы?

Кибур кажется помнил все или почти все.

- Ты сам попал в эти передряги. Мы тебя предупреждали, что добром это не кончится, но ты всегда все знаешь лучше других, - сурово заметил Балу. - И вообще в этой келье отшельника есть какой-нибудь стул? Задрало стоя разговаривать.

- Сходи на кухню, там были табуретки, - гостеприимно предложил Кибур.

Балу что-то прорычал нечленораздельное себе под нос, но все же отправился за табуретками.

- Там где мы могли тебе помочь, мы всегда тебя вытаскивали, - заметил я. - Ты, Кибур, всегда был занозой в одном месте, поэтому тебя и выгнали торговцы.

- Меня выгнали, потому что я поставил истину выше интересов своей расы. Потому что я с вами засранцами согласился сотрудничать и помог вам упрятать в вакуум Камнежора. Старейшины кланов восприняли это как предательство и изгнали меня. Теперь я не могу вернуться в Арнорию. И даже Даригар мне не доступен.

- Ты выбрал свой путь. Мы в этом не виноваты. Ты поставил справедливость выше шкурных интересов.

- Лучше бы я тебя, Семеныч, тогда из своего дома выставил, здоровее был.

Из кухни появился Балу с двумя массивными табуретками. Одну он протянул мне, вторую установил на свободный пятачок пола и уселся сверху. Сидя разговаривать, куда комфортнее, хотя на таких табуретках все равно что медведю на курином насесте.

- Ладно. Прошлое не будем ворошить. Зачем пришли, выкладывайте, - потребовал Кибур.

Он приподнял задницу и стал шарить под ней. Через мгновение он извлек металлическую флягу, радостно ухнул, отвинтил колпачок и жадно приложился. По комнате поплыл аромат настойки на травах, крепкая гномья горилка. Они называли ее "давилка", поскольку из неподготовленного человека мигом выдавливала все сопли.

- Дело у нас к тебе. Тут заварушка готовится, мы оказались с краю, но засосало нас плотно. Без тебя не справится, - начал я издалека.

- Три года о папаше Кибуре никто не вспоминал, а теперь хвост прижало, вспомнили старых друзей. Ну, рассказывайте в какое дерьмо вляпались.

Я начал рассказ. Занял он у меня полчаса, можно было и покороче, но Кибур постоянно перебивал меня встречными вопросами. Наконец, я закончил, в горле пересохло, захотелось выпить. Кибур словно мысли прочитал, протянул мне флягу. От одного глотка "давилки" в глазах померкло, по телу разлилось живое пламя, стало хорошо. Я протянул флягу Балу.

- И вы значит хотите, чтобы я перетер с этим гномом, Сигурдом. Кажется, мы раньше встречались, - задумчиво сказал Кибур.

Некоторое время он молчал, уставившись в одну точку, только дымом пыхающая трубка указывала на то, что он еще дышит. Наконец, он отмер и решительно заявил:

- Нет. Я в этом не участвую.

- Но почему? - удивился я.

- Потому что вы предлагаете мне гнилые огрызки, а сами собираетесь схомячить ароматное яблоко. Если я в деле, то на полных правах, а не как попка дурак.

- Что это значит? - подозревая худшее уточнил я.

- Это значит, что я на равных правах буду это дело расследовать. И никто мне не будет мешать. Мы трое, напарники. И баста.

Кибур протянул мне волосатую руку для рукопожатия.

Балу выглядел так, словно готов был сожрать меня вместе с ботинками, даже пуговицами от куртки не подавился бы.

Дрянь, конечно, дело. Замешать в это дело, сумасшедшего гнома - это шаг отчаянья, но с другой стороны на нашей стороне никого нет, так что глупо от союзников отказываться.

И я пожал рыжебородому засранцу руку.

- Семен, ты явно рехнулся, - резко заявил Балу, вскочил с табуретки и бросился на выход.

- Чего это с ним? - удивленно проводил его взглядом Кибур.

- Свежим воздухом пошел подышать, ты заметил, что у тебя здесь ужасный гадюшник. Не пробовал хоть иногда прибираться?

- Так вот сегодня только собрался, как вы пришли, - развел руками Кибур. - А теперь уже и времени нет. Работы много. Поехали Сигурда этого за задницу брать.

ГЛАВА 17

Сигурд оказался седовласым гномом без вредных привычек. Он чем-то напоминал трезвого байкера, в особенности когда вылетел в ореоле стеклянных брызг через окно корчмы "Подгорный мастер". Рыжий против седого. Один - ноль.

Из окна высунулся Кибур, пыхнул трубкой, он похоже ее даже во сне не выпускает, и довольно хмыкнул.

Сигурд зашевелился на мостовой в двух шагах от нас. Ему серьезно досталось, но он все же поднялся на ноги. Потряс головой, словно выгонял из черепа рой надоедливых ос, и свирепо сдвинул брови. Если к нападению в корчме он был не готов, то теперь изрядно рассвирепел и собирался весь мир порвать на лоскуты.

Из "Подгорного мастера" на улицу высыпали посетители. Все как один гномы. Очень пестрая компания. Я насчитал двенадцать мужчин и трех женщин. Все как один рослые, метр шестьдесят, метр семьдесят, для гномов это великаний рост, но для работы на Земле старались отбирать самых высоких, чтобы в глаза не бросались. Все как один затянуты в кожу с металлическими заклепками. Еще один предмет одежды, который сразу бросался в глаза, это пестрые шейные платки, по которым они вычисляли к каким подгорным кланам принадлежат гномы. У одних платки были повязаны на голову на манер банданы, у других свисали с шеи, третьи обматывали ими запястье. Еще они очень любили курить. Почти каждый не выпускал из зубов трубку или сигарету, даже женщины дымили как паровозы.

Мы с Балу переглянулись. Взгляд у обоих встревоженный. Договаривались же, что Кибур разговорит Сигурда, о мордобитие речи не было. Надо бы вмешаться и выяснить, что к чему, но лезть в разборки двух гномов совсем не хотелось. Прилетит ненароком, мало не покажется. Да и любопытствующая толпа зевак будет недовольна. Им не понравится, если люди в разборку гномов полезут.

Расталкивая в стороны гномов, перегородивших проход в корчму, на улицу вышагнул Кибур. Вид у него был донельзя довольный, словно ему только что удалось сорвать большой куш в игре на Бирже.

- Ах ты, горная крыса, - взревел Сигурд на иргмаре, языке гномов.

Я его прекрасно понял. Каждый сотрудник СББ обязан был знать базовые языки народов Биржи. Для этого проводился специальный недельный тренинг. По сути новобранцев вводили в состояние транса, и специалист, обычно из остроухих, проводил запись напрямую в разум всех необходимых знаний.

- От такого и слышу, - радостно завопил Кибур.

Похоже, все происходящее ему нравилось. Он просто упивался ситуацией, а я наблюдал за ней с нарастающей тревогой. Чувствовал я, что пахнет жаренным. Если мне не изменяет память, то эта парочка готовилась к ритуальному поединку, который обычно предваряет обмен взаимными оскорблениями. Дуэли между гномами, дело распространенное. Только у них на родине, у нас же на Земле любая драка строго запрещена. Правда гномов это никогда не останавливало. Эти забияки рубились друг с другом с утра до вечера, а иногда и с представителями других торговых домов. Когда же их ловили на горячем, то нагло заявляли, что им скучно, и они так развлекаются.

Меж тем пикировка вошла в стадию обострения. Кибур и Сигурд честили друг друга на чем свет стоит, поливали такими отборными помоями, что хотелось оглохнуть и ослепнуть, чтобы все это не слышать и не видеть. И ведь подходили к процессу изобретательно. Чего стоил хотя бы оборот "гнойный конец подгорного тролля", или "ржавая отрыжка дракона".

Первым оружие достал Сигурд. Не выдержал, правой рукой взмахнул и прямо из воздуха выхватил огромную секиру. Кибур в долгу не остался и также из пустоты выдернул двуручный меч размером с него самого. И как только такие коротышки могут управляться со столь громоздким оружием, поразился я в который раз. Но этими мыслями с гномами лучше не делиться. Обидятся сильно, а нет ничего хуже обиженного гнома. Разве что гном шкодливый.

Тем временем секира Сигурда и меч Кибура столкнулись, выбивая искры. Пошла потеха.

У каждого гнома есть свое фамильное оружие. На Земле его использовать нельзя, но попробуйте это объяснить гномам. Его даже хранить на Земле нельзя, но гномы не могут расстаться ни на миг со своим оружием, поэтому они носят его с собой, только оно находится в недалеком будущем, или в параллельной реальности, отстоящей от нашей на несколько секунд. Тут как кому нравится. В минуту опасности или самодурства гном активирует браслет перемещения на руке и отбирает оружие у самого себя в будущем. Таким образом эти ребята научились обходить один из важнейших земных запретов. Надо сказать, очень искусно. Сколько раз в Великий Торговый Дом Каррадан обращались с официальным запросом выставить на торги технологию перемещения во времени, но гномы под разными предлогами отказывались. Основная причина отказа в том, что технология не изучена до конца, работы над ней ведутся до сих пор. Хотя умные люди говорят, что гномы просто делиться не хотят, жадные очень. Эта технология их преимущество над остальными расами, не хотят они терять свое преимущество.

Сигурд и Кибур отчаянно рубились на потеху публике. Гномы из "Подгорного мастера" разбились на группы болельщиков и эмоционально поддерживали своих фаворитов. На улицу вытащили даже столики и предприимчивые официанты разносили охваченным азартом гномам любимое ими пиво, а пиво надо сказать лилось рекой. И не только в жадные рты гномов. Кружки сдвигались вместе, напиток выплескивался на тротуар, на одежду. Кружками бухали по столам, заливая все вокруг.

Хорошо, что "Подгорный мастер" находился в глухом дворе, скрытом от слепцов. Они сюда даже случайно заглянуть не могли. Все вокруг только для посвященных, а то по городу поползли бы нездоровые слухи, а газеты захлебывались бы от сенсаций.

- Ты вообще понимаешь, что происходит? - спросил меня Балу.

- Если честно, то не очень. Кажется, Кибур должен был для нас кое что узнать, а он устроил средневековый турнир. Нельзя на гномов надеяться.

- Это, между прочим, твоя идея, - упрекнул меня Балу.

- Каюсь, грешен. Но мы бы сюда даже не прошли, а так у нас уже какой-то результат, - я попытался смягчить острые углы.

- Так что делать будем? - спросил Балу.

Разыгрывающееся перед нами представление его откровенно нервировало.

- Наслаждаться процессом.

Я остановил официанта и попросил принести две кружки темного пива, да жареного картофеля с луком для закуски.

- Пошли присядем. Боюсь это может затянуться.

Мы заняли место под солнцем за одним из уличных столиков. Вскоре нам принесли пиво, и процесс пошел. Я следил за битвой двух гномов, а Балу достал планшет, запустил какой-то детективный фильм, вставил один наушник в ухо и увлекся искусством.

- Эй, горячие парни, кончайте дурить! - Раздавалось то и дело со стороны гномов, но увлеченные схваткой Сигурд и Кибур не обращали на них внимания.

Я уже думал, что это никогда не закончится, хотел было предложить Балу бросить эту гнилую затею, и уехать куда глаза глядят, когда бой внезапно остановился. Кибур убрал в будущее меч, Сигурд спрятал секиру в прошлое, и они обнялись, словно не видевшие друг друга несколько десятилетий братья.

Зевакам такой исход поединка понравился. Они принялись с шумом обсуждать увиденное, пива полилось куда больше, чем во время зрелища. Официанты только успевали принимать и разносить заказы.

Кибур же в компании Сигурда направились к нашему столику.

- Приветствую честную компанию, мой друг сказал, что вы хотели со мной поговорить, - радостно заявил Сигурд, плюхаясь напротив меня.

Кибур сел рядом с Балу и попытался его обнять. Балу от такого обращения покраснел, и еле сдержался, чтобы не засветить рыжему промеж глаз. Он отодвинулся в сторону, снял наушник, убрал планшет и уткнулся в кружку с пивом.

- Да вот познакомиться хотели. Да спросить кое о чем, - уклончиво ответил я.

Разобраться в том, что сейчас происходило, сложно. Только что эти два дикаря бились друг с другом, разрушая все на своем пути, а теперь сидели рядом друг с другом, тянули пиво, как ни в чем не бывало, и вообще выглядели старыми друзьями.

- Кибур сказал, что вы ищете двух кочегаров, которые свою контору обуть пытались.

Я кивнул.

- В общем, могу вам помочь за умеренную плату, - хитро прищурился Сигурд.

- Договоримся, - ответил я, прикидывая сколько может запросить за свои услуги жадный гном, и есть ли у нас в распоряжении такие средства. - А что это между вами там было?

Спросил я, намекая на поединок гномов.

- А. Это, мы просто так здоровались. Ритуал, так сказать. Ну что, вы готовы платить за информацию?

ГЛАВА 18

Сигурд привез нас на окраину города, в район Поклонной горы, где находился Бункер, облюбованный беглыми кочегарами. Правда как потом выяснилось, не только кочегары там прятались, а многие выходцы из великих домов, которые были несогласны с официальной политикой своей родины. По сути этот Бункер был логовом диссидентов, убежищем политических беженцев. По другому и не выразиться.

- Все мужики, место я вам показал. Дальше уж сами, - заявил Сигурд, когда мы выбрались из машины и встали напротив невысокого строения, больше похожего на водонапорную башню из красного кирпича.

- Что за фигня? Мы так не договаривались, - возмутился Кибур и хлопнул со всей дури Сигурда по плечу.

- А чего мы договаривались, что я за вами в пасть дьявола полезу? Ищите дурака. Тоже мне нашли чего удумать. Проспитесь, кажется вы пьяны, - заявил Сигурд, не обратив внимание на дружеское похлопывание Кибура.

- Договаривались, не договаривались, но с нами ты пойдешь. У нас нет гарантий, что ты не решил нас просто кинуть. Так что показывай кочегаров, и можешь гулять на все четыре стороны, - твердо заявил я.

Сигурд смерил меня грозным взглядом, но смолчал. Пожалел видно. Вид у его секиры очень грозный. Если бы он захотел уйти, то мы вряд ли смогли бы его удержать.

- Ладно. Чего там. Хельево отродье, пошли что ли, - мрачно заметил он и первым зашагал к водонапорной башне.

На дверях висел ржавый амбарный замок. Вообще складывалось впечатление, что эту дверь давно никто не открывал. Вокруг валялись пустые пивные бутылки, мятые упаковки из-под чипсов, использованные презервативы и море хабариков. Судя по вони это место использовали в качестве общественного сортира. В глазах Балу появились сомнения, он начал недоброжелательно коситься на Сигурда.

- Мне кажется, или кроме бомжей да алкашни здесь никто давно не бывал? - спросил я.

- Местечко явно заброшенное, - согласился Балу.

Кибур взъерошил рыжие волосы, пыхнул дымом, но промолчал.

- Это все обманка. Для таких дубин как вы. Потопчутся, да мимо пройдут. Если бы все так просто было, в Бункере было бы не продохнуть, - ехидно заметил Сигурд.

Что он там с дверью делал, я не видел, но после его колдовства на месте ржавого замка и ничем не примечательного куска железа вместо двери красовалась кирпичная арка с двумя деревянными створами, которые были приветливо распахнуты.

- Добро пожаловать в Бункер, - сказал Сигурд и первым вошел внутрь.

Мы последовали за ним. Другого проводника у нас не было.

В Бункере было темно. Сигурд и Кибур достали из карманов фонари, и вскоре лучи света заплясали по стенам и полу. Гномы привычные к путешествиям по подземельям, поэтому у них всегда с собой есть гномий огонь, некое устройство, очень похожее на наши фонарики.

- Запомните. Ничему не удивляйтесь. Нам надо спуститься вниз. Этажей так на пять. По пути может случиться разная неприятность. Так что не расслабляйтесь, - предупредил Сигурд.

Я на всякий случай достал пистолет. Смотрю, Балу тоже вооружился. Лучше быть готовым к нападению, чем проспать тот момент, когда тебе горло рвут подземные монстры. Правда я в монстров не верю. Монстры они больше по поверхности ходят.

Как я себе видел эту встречу. Найдем мы беглых кочегаров, которые спрятались от всего остального мира, чтобы их не наказали за попытку промышленного шпионажа. В их родном торговом доме за такое по головке не погладят. Сигурд договорится о сотрудничестве, мы наладим общение, и возможно появится хоть какая-то информация, которая прольет свет на события последних дней. Эта была реальная ниточка, которую следовало проверить.

Но я не был готов к тому, что с виду безобидный разговор обернется такими проблемами. Знал бы, куда иду, прихватил бы с собой роту солдат, вооруженных до зубов.

А пока мы, ни о чем не подозревая, спускались в пасть дьяволу.

Вниз вела широкая каменная лестница, которая мало чем напоминала советскую архитектуру. Было в ней что-то от средневековых казематов, хотя откуда им взяться в Питере. По всей видимости, Бункер построили иномиряне. С каждым новым витком открывались новые уровни, куда вели черные двери, обитые железом. Но нам туда путь был закрыт. Любопытство конечно играло, что скрывается за этими дверями. Но Сигруд четко обозначил:

- Не трогайте, если проблемы лишние не нужны. На Бирже очень много недовольных официальной политикой. И здесь они находят убежище. Если разрушить их уединение, мало ли что может случиться.

Несколькими ступеньками позже он добавил:

- Бункер, это теневая сторона Биржи. Здесь вершатся темные дела, крутятся большие деньги. Нам до этого дела нет. Наша задача найти беглецов.

- А ты знаешь где искать? - усомнился я.

Если в Бункере так много уровней, и на каждом полно народу, как в этой вавилонской башне найти нужного индивидуума.

- Когда мы в последний раз общались, они шли в Сады Грез, там заправляет всем Слепой Али. Он уж точно в курсе, куда эти супчики делись.

- Слепой Али? Чего-то мне уже заранее не нравится этот тип, - заявил Балу.

- Он голиафинян, так что норов у него адский. Лучше его не злить, - предупредил Сигурд.

- Если здесь такой перекресток миров, почему освещение не проведено. По этой лестнице в темноте спускаться, без головы остаться можно, - проворчал я.

- Чтобы посторонние не совались, а то ходят тут всякие, - возразил Сигурд.

Спуск на пятый этаж прошел без осложнений. Никто нам по пути не встретился. Бункер встречал нас холодно и выглядел безлюдным.

На пятом этаже горел свет. В стены из красного кирпича были вставлены факела. Они изрядно коптили и потрескивали. Сигурд остановился возле двери и постучал условным стуком. Долго дверь не открывали. Я даже начал сомневаться если кто там живой, но вскоре послышались старческие шаркающие шаги, из-за двери раздался скрипучий голос:

- Какого лешего вам надо?

И дверь открылась.

Встречать нас вышел лично Слепой Али. Об этом можно было догадаться по его глазам. Их просто не было. На их месте находился ровный кусок кожи. Складывалось впечатление, что Али вообще родился без глаз. Помимо этой особенности он мало чем отличался от своих собратьев. Массивный, краснокожий с копной черных кудрявых волос, подбородок и щеки покрывала вязь татуировки, которая заканчивалась там, где у нормальных голиафян находились глазные впадины.

- А ко мне пришел сам Сигурд? И что тебе на этот раз надо кровопийца? Я же сказал денег нет, появятся отдам.

- Да не за этим я. Помнится я тебе недавно двух кочегаров на постой определил, не подскажешь как нам их найти. Нам бы парой слов перекинуться.

- Кочегаров помню. Как же не помнить. Они меня разорят в конце концов. Зачем ты привел их ко мне? Ты вводишь меня в нищету, Сигурд. Они давно проели все деньги, что заплатили, а платить по новым счетам не торопятся.

- Али, мы так и будем на пороге толкаться, или может ты нас впустишь?

Слепой Али нерешительно помялся на месте, но все же отступил в сторону, открывая проход.

- Добро пожаловать в Сад Грез!

ГЛАВА 19

- Сад Грез - это рай для контрабандистов, - шепотом заметил Кибур.

Сигурд и Али ушли вперед, о чем-то увлеченно разговаривая. Али требовал компенсации за причиненные неудобства, а также выплату неустойки за морально-нравственные потери. Сигурд держался твердо на позиции: "Это твои проблемы. Знал на что соглашался".

- Откуда ты знаешь? - спросил я.

- Слышал. На прежнем месте работы. Была у нас одна проверка. Через этот садик утекали кое какие незаконно ввезенные товары. Мы тогда вычислили, что Сад под прикрытием вашей корпорации находится. Земляне его крышуют. Очень уж им выгодно получать передовые технологии в обход Биржи. Только дальше делу ход не дали. Начальство поспешило его замять. Думаю, кто-то вовремя занес хорошее предложение с круглыми цифрами в высокий кабинет.

Мы шли длинной галереей, которой казалось не будет конца и края. Кирпичные стены, завешанные гобеленами, рисунок на которых давно выцвел от времени, изредка попадалась какая-то мебель, кресла и стулья, которые казалось рассыплются от одного только взгляда. Но меня волновало не это. Было ощущение тревоги, которое не отпускало меня. Оно появилось, только мы переступили порог. Я чувствовал, что с каждым новым шагом мы все больше приближаемся к источнику опасности. И выбора у нас нет.

Слепой Али привел нас в большую залу, заставленную книжными стеллажами. Между стеллажами то тут, то там стояли кресла и диваны. Большая часть из них пустовала, но кое где виднелись люди. Они увлеченно читали книги. Давно я такого зрелища не видел. Были здесь и обвилиане и остроухие, и голиафяне, и даже парочка гномов, увлеченно штудирующих комиксы про Средиземье.

- Это что за читальный зал? - удивился я.

- Это место встречи. Здесь решаются деловые вопросы. Здесь можно уйти в прогулку по вымышленным мирам. Не буду говорить, что это за технология, но она позволяет очутиться в ином мире, и пережить необычайное приключение, - сказал Сигурд.

- Ждите здесь. Я сейчас вернусь, - сказал Слепой Али и скрылся за книжными стеллажами.

Мы расположились на диване, заняли собой все свободное пространство. Я осмотрелся и от нечего делать взял в руки томик, лежащий сверху остальных книг на журнальном столике. Открыв его, я оказался в ловушке.

Я никогда с таким не сталкивался, даже слышать не приходилось. Видно это имел ввиду Сигурд, когда рассказывал о прогулках по другим мирам. Новая технология, которая может задвинуть на задворки истории телевидение и кино. Только вот одна беда, как из этого выбраться. Меня никто не предупреждал, что книга может оказаться ловушкой.

Я стоял возле деревянной барной стойки, за которой орудовал толстый неопрятный мужик с длинными засаленными волосами в кожаном фартуке. За его спиной возвышались полки с разноцветными бутылками. Он время от времени брал одну из них и наполнял рюмки и стаканы, кружки и кубки, которые разносила проворная девушка. Выглядела она пышно, но аппетитно: тугая русая коса, пышная грудь, задорные глаза.

У стойки толпился жаждущий народ. В основном люди, но встречались и гномы. Последние казались сердитыми и неудовлетворенными. Того и гляди хватят лишку, а потом начнут выяснять отношения с окружающими, кто не так посмотрел, кто шутканул не в тему, кто криво улыбнулся. Огромные секиры и топоры, висящие у них за спиной выглядели устрашающе. Увидеть их в действии хорошо на экране кинотеатра, а не в живую. У одного из гномов за спиной болтался внушительных размеров молот.

Кабатчик успевал обслуживать всех, так что недовольных не было.

Я заказал кружку темного стаута, чтобы зря не сидеть, и осмотрелся по сторонам. Кабак представлял собой типичное заведение из романов фэнтези. "Гарцующий пони" из "Властелина колец". Мне даже показалось, что я вижу за одним из столиков компанию хоббитов, но это были всего лишь чьи-то дети. Они пили из глиняных кружек что-то веселящее и громко смеялись. Вряд ли им налили хмельного, но обстановка располагала к веселью.

Картина ясна, я провалился в какой-то вымышленный мир. Теперь осталось сообразить как отсюда выбраться. Если я правильно разобрался в замысле, то это всего лишь средство развлечения, уход от реальности. Книга, которую можно не просто прочесть, а оказаться внутри нее. Стало быть если есть вход, то есть и выход.

Тут передо мной выросла глиняная кружка с шапкой темной пены, выпирающей из нее. Пахло медом и свежим хлебом. От искушения не удержаться. Не успел я сделать первый глоток, как на табурет рядом со мной взобрался грузный гном, пахнущий лесом и самогоном. Он хлопнул меня по плечу и радостно заявил:

- Какими судьбами в Акрахольме?

Удар был не слабый, хотелось развернуться и двинуть в лицо наглецу. Но когда я на него посмотрел вся решимость куда-то делась, и дело тут было не в тяжелой секире, выглядывающей у него из-за плеча, просто физиономия этого гнома была мне очень знакома. Передо мной на табурете с голодным видом восседал Кибур собственной персоной.

- Кибур? - не смог сдержать я удивление.

- Откуда ты меня знаешь переросток? - спросил гном и запустил руку в рыжую бороду.

Расчесывание бороды помогало ему сосредоточиться на мыслительном процессе. А ему было о чем подумать.

- Встречались ранее, - уклончиво ответил я.

- Если бы встречались, я бы тебя запомнил. Я только два дня как прибыл из Всхолмья, а там никого из переростков нет. Так что не пудри мне мозги, Хельмово отродье.

Я прильнул к кружке и сделал два глубоких глотка. Пиво было отменное. Надо успокоиться и решить, как отсюда выбраться. Злить книжного Кибура занятие неблагодарное. Он и в драку полезет без задней мысли. В кабаке слишком много гномов, завяжется знатная потасовка.

- Да ладно, не бери в голову. Лучше скажи, зачем в такую даль поехал? Может я тебя пивом угощу? - предложил я в знак примирения.

Кибур обрадовался.

- Это я не откажусь, это я завсегда рад.

Кабатчик оказался тут как тут, и сразу выставил перед довольным гномом большую кружку темного. Неспешно завязалась беседа. Я и не заметил, как растворился в дружеской атмосфере. Я уже и не вспоминал, что все это не настоящее. А настоящий мир находится сейчас далеко. Я сижу в кресле и читаю книгу, которая медленно, но верно поглощает меня. Дьявольская ловушка, нечего сказать.

Я узнал, что Кибуру принадлежит небольшая делянка по добыче черного праха. Что это такое я так и не понял, а переспрашивать было не удобно. Все-таки признаваться в том, что ты чужак в этой стране, опасно. Мало ли какая тут политическая обстановка. Может тут к чужакам как к шпионам на границе относятся. Без лишних разговоров к стенке и всего делов.

Кибур большую часть жизни потратил на то, чтобы сделать свое дело прибыльным. Вкалывал с рассвета и до заката. Из подгорного мира почти и не выбирался, света белого не видел. Наконец накопил денег, оставил шахту на младшего брата Рабура и отправился в путешествие.

Первая остановка славный город Акрахольм, о котором Кибур столько слышал, что уже даже начал грезить о нем по ночам. Программу себе гном запланировал обширную, но начал с таверны "Рогатый конь", слава о которой шла по всему Армалану.

Я и сам не заметил, как мы перебрались за дальний стол, как вокруг нас образовалась шумная компания. Веселье разливалось рекой, я и думать забыл о том, что застрял в вымышленном мире. С каждой минутой я растворялся в нем без надежды выбраться из ловушки.

В какой-то момент я вырубился. Произошло ли это из-за того, что я перебрал, или из-за усталости, но это меня спасло.

Очнулся я в библиотеке, с книжкой на коленях. Балу тряс меня за плечи, пытаясь привести в сознание.

ГЛАВА 20

Я еще не успел до конца отойти от знакомства с древними книгами Сада Грез, очаровательное и губительное как наркотик чтение, как меня атаковал расспросами Балу. Он сильно перенервничал, когда я не реагировал ни на что, сидел, уткнувшись в старую книгу, да чуть ли не слюни пускал от умиления. Объяснять ему что-либо не хотелось. К тому же на глазах у Кибура и Сигурда. Судя по их довольным и хитрым физиономиям, они знали, с чем я столкнулся. Могли бы и предупредить, подгорные черти.

Но рассказать Балу я ничего не успел. В Библиотеке появились кочегары. Двое. Высокие, чернокожие, глаза блестят фиолетовым. В скупых движениях скрыта угроза. Синие джинсы, черные камзолы с золотым плетением и закатанными до локтей рукавами и высокие сапоги. Правую руку одного из кочегаров окольцовывала золотая змея, спускаясь из-под рукава камзола к запястью. Выглядело это так, словно из развернутой змеиной пасти торчит ладонь. Я окрестил его Змеем. Второго же назвал Кувалдой. Руки у него были как кувалды. Такой один раз двинет и можно собирать шмотки на тот свет. Пепельно-седые волосы Змея были сплетены в тугую косу. Лысину Кувалды скрывала бейсболка с надписью "Смерть оккупантам!". Где он такую интересно достал?

- Человеки! - потянул ноздрями Змей, обвел презрительным взглядом Библиотеку и шумно выдохнул. - Что вам надо? Зачем пришли?

- Если уж быть точным, то люди. Хоть бы говорить правильно научился, - не смог я сдержаться.

Не лучшее начало для знакомства. Змей побагровел от злости, а Кувалда был готов перейти к решительным действиям и наказать насмешника. Но тут вмешался Сигурд. Не зря мы его с собой на дело взяли.

- Чего расшебуршились, ребята. Не видите люди к вам с миром пришли. Поговорить хотят. А вы тут кипятитесь. На вашем месте я бы себя тихо вел, да старался не высовываться. У вас положение не ахти какое. Так что подумайте стоит ли затевать драку. Может и миром можно обойтись.

- Зачем ты их привел, Сигурд? Что им от нас надо? - уже более спокойно произнес Змей.

- Поговорить надо. У вас есть нужная нам информация. Так что делитесь, если хотите и дальше делами заниматься, так чтобы вас никто не трогал, - пообещал Сигурд.

- Спрашивайте. Если ваши вопросы понравятся, то я отвечу. Если нет, то посмотрим. Может и заставлю вас их проглотить, - зло ответил Змей.

- Ты присаживайся. На Земле говорят: "В ногах правды нет", - предложил я.

- Не тебе, человек, меня учить, - заявил Змей, но все же сел в кресло, продемонстрировав висящий у пояса мачете.

Сомнений никаких он умеет с ним обращаться. Проверять на деле не возникало желания.

Кувалда встал у него за спиной. Оперся огромными кулаками на спинку кресла, и уставился на меня так, словно сожрать заживо хочет. Неприятное чувство.

- А я никого учить не собираюсь. Я только спрошу, вы ответите, и мы разбежимся. Все просто. Чем вы занимались в корпорации?

Кокетничать с двумя здоровыми амбалами ни настроения, ни сил не было.

- А тебе какое дело, человек? - насторожился Змей.

- Давай проясним ситуацию. Я вопросы задаю, ты отвечаешь. Вот и все.

- А мне какой резон отвечать? Что я с этого иметь буду?

- Безопасность. Если нам не удастся договориться, то ваши соотечественники узнают о вашем местонахождении. А там уж сам можешь представить, что будет с предателями.

Мои доводы оказали нужное действие. Змей задумался.

- Похоже, ты знаешь, чем нас заинтересовать, человек, - признал Змей. - Только подумал ли ты о том, что мне проще убить тебя, чем заниматься философией. Даже если я отвечу на все твои вопросы, где гарантия, что после этого ты не побежишь в корпорацию с точным адресом, где нас искать.

Змей подался вперед. Его глаза налились желтым соком, все тело напряглось, готовясь к битве. Сразу стало ясно, что мачете на пояс он не для красоты повесил.

Кувалда вышел из-за кресла, расправляя плечи.

- Дорогой, ты кажется что-то забыл, -вкрадчиво заявил Сигурд. - В Бункере нельзя воевать. В Бункере нет места дракам и крови.

- И что?! - взревел Кувалда. - Нам не писаны законы.

- Каждый нарушивший законы Убежища подлежит казни. Само Убежище приведет приговор в исполнение. И поверь, мне это будет очень долго и больно. Лично я бы не рискнул.

Кибур посмотрел с тревогой на собрата. Видно он уже собирался размять кости и оказался недоволен таким поворотом событий.

Змей нахмурился, услышанное ему не понравилось. Кувалда же вообще похоже не понял о чем говорил гном. Он сделал шаг к диванчику, на котором расположились гномы, но Змей остановил его взмахом руки. Золотая змейка ярко блеснула.

- Хорошо. Я отвечу на вопрос.

- Вернемся к нашим баранам. Чем вы занимались в корпорации? - повторил я вопрос.

- Мы служили в охране.

- И как случилось, что вам пришлось спешно покинуть корпорацию?

- Подвернулось одно выгодное дельце, от которого мы не смогли отказаться, - уклончиво ответил Змей.

- Побольше подробностей, или мы бездарно тратим здесь время, - потребовал я.

- Мы занимались сопровождением грузов, которые приходили с Норвоса. Так называют наш родной мир. Мы встречали груз сразу после перехода через врата и сопровождали его до складов. Работа простая с виду. Склады корпорации находятся в разных частях города. Переезды длинные, но по обыкновению все проходило гладко. В этот раз все должно было пройти как обычно. Но за несколько дней до прибытия груза Х, на меня вышел человек, не пожелавший назвать свое настоящее имя. Он попросил звать его Тень. Он предложил нам кругленькую сумму, если мы поможем ему в одном деле.

- И это дело касалось груза, который вы должны были в целости и сохранности доставить до склада? - я уже догадывался о дальнейшем развитии событий.

- Его интересовал только один контейнер. Он сказал, что хорошо заплатит, если мы доставим ему без пыли и шума контейнер, помеченный специальным кодом. Тень дал нам задаток. Даже если бы мы отказались, его можно было бы не возвращать.

- Но вы не отказались.

- А зачем? На деньги, которые мы заработали, можно жить до конца дней в собственное удовольствие. И ничто нам не может помешать, - глаза Змея вспыхнули алым.

- Как же. Только вы не учли, что отступников будут искать. Что корпорация не отступится, и будет рыть землю хоть до самого ядра, пока не найдет негодяев. Вы не учли этого, - заметил я.

- Нет. Об этом я как раз позаботился. Я слишком давно работаю на корпорацию и знаю, на что она способна. Но из Бункера выдачи нет, здесь можно спрятаться. Мы планировали здесь какое-то время провести, после чего на вырученные деньги переехать в более теплое местечко. Только не на Земле.

- Хорошо. Что было в контейнере?

Выслушивать глупые мечтания охранников о райском острове и толпе красавиц вокруг не входило в мои планы. Да и просиживать штаны в библиотеке, когда меня искали по всему городу за убийство, которое я не совершал, безумное расточительство.

- Кто его знает. Только тяжелый он был, сил нет. Намучились мы. Сопровождали машину четверо наших, и трое землян. Надо было аккуратно изъять груз и перегрузить его на другой транспорт. Без шума и пыли не получилось. Землян пришлось убить, а нашего вырубили, чтобы не путался под ногами. Контейнер перегрузили на заранее подготовленный транспорт, а остальной груз бросили. Возвращаться в корпорацию нам было нельзя.

- И что Тень остался доволен вашей работой? - спросил я.

- Мы встретились в условленном месте. Он забрал контейнер, отдал нам кейс с деньгами и уехал. Сказал, чтобы мы не пытались его найти и никому не рассказывали, - Змей откинулся на спинку кресла, всем своим видом демонстрируя, что разговаривать больше не о чем.

- Сможете описать, как выглядел этот человек - тень? - поинтересовался я.

- Слишком много хочешь от нас, человек. Мы не должны никому о нем рассказывать.

- Но все же рассказали.

- Это мы как-нибудь переживем.

- Что вам известно о грузе, который так заинтересовал Тень?

Я понимал, что вряд ли узнаю что-нибудь полезное, но должен был спросить.

- Его сильно ждали. Какая-то новая дрянь для наших лабораторий. Больше ничего не знаю.

- Где вы встречались с Тенью? - мой последний вопрос.

- На пустыре возле северной скотобойни, - зло ухмыльнулся Змей.

Место мне незнакомое. Я уже хотел было спросить, где это находится, но Кибур состроил зловещие глаза. По его ухмылке я понял, что гному координаты понятны.

- Тогда, пожалуй все. Свободны, ребятки. Только далеко не уезжайте. Если вы мне потребуетесь, я обязательно вас найду и из-под земли достану. Все ясно? Считайте, что свободны под подписку о невыезде.

- Не сильно-то перегибаешь, начальник? - с угрозой в голосе спросил Змей.

- Я беру на себя ровно столько, сколько смогу унести. И тебе того же советую. Когда вы согласились выполнить просьбу Тени, вы втянулись в очень крупную игру, в которой вы пешки. Вы вовремя сошли с доски, так что сидите тихо в Бункере и никуда не высовывайтесь. И быть может тогда останетесь целы.

Я поднялся и направился на выход. Разговор окончен. Все что я мог, я уже узнал.

- Будь осторожен, человек. Когда мы встретимся в следующий раз, ты заплатишь за все.

- Я привык платить по счетам. Будь готов к тому же, - ответил я, покидая библиотеку.

Балу и гномы прикрывали мой уход.

ГЛАВА 21

- Наконец- то мы избавились от этого заносчивого говнюка, - смачно выразился Кибур, переступая порог своего Логова.

Нам идти было некуда. Нас везде ищут, и мы приняли приглашение гнома расквартироваться на его законных метрах до наступления лучших дней.

Сигурд посчитал, что его миссия выполнена и откланялся. Вид у него был такой, словно он только что выбрался из сточной канавы. Неприятный тип. На душе полегчало, когда он сел в такси и отчалил

Кибур сбросил кожанку в кресло и прошествовал на кухню. Откуда тот час раздался грохот посуды и невнятные ругательства.

Мы с Балу прошли в гостиную, если так можно было назвать тот свинарник, что предстал перед нашими глазами, и сели друг напротив друга за большой стол, заваленный чем попало. Тут было все: и стопки книг, часть из них лежали раскрытые на какой-то странице, и вавилонские башни документов, какие-то карты и чертежи, коробки из-под пиццы и китайской кухни. Чувствовалось, что здесь живет типичный гном. На это намекали ножи, которые выглядывали из-под завалов то тут, то там.

- Зря, мы отпустили этих кочегаров. Надо было выпотрошить из них, все что они знали, - сердито заметил Балу. Всю дорогу чувствовалось, что он чем-то недоволен, и теперь решил высказаться. Облегчить, так сказать, душу.

- И как мы это сделали бы? Ты же слышал, что Бункер место где нельзя творить кровь, - ответил я.

Балу нахмурился и упрямо возразил:

- Брехня это все. Суеверия дикие. Надо было брать чумазых в оборот, точно бы узнали все обо всем.

- Ардов прав, нельзя тревожить Бункер. И Сигурд кажется убедительно это объяснил, - Кибур появился в гостиной с упаковкой баночного пива и сковородкой, на которой запеклось что-то напоминающее позавчерашний омлет.

Он бросил сковородку на стол прямо под нос Балу. Ему это не понравилось. Казалось, все кучеряшки на бороде разом расправились. Он уже поднимался со стула, чтобы высказать все свое "фи" невоспитанному гному, когда Кибур поставил перед ним банку с светлым чешским пивом. Это мигом его остудило.

- Что такое Бункер? Откуда он появился? Почему официальные власти о нем ничего не знают? - спросил я.

Эти вопросы меня сильно волновали. По сути, в строгой иерархии мира Биржи, существовал свой собственный подмир, не подчиняющийся никаким законам, кроме своих собственных. И об этом мире никто толком ничего не знал. Как же я тогда ошибался.

- Нечто подобное Бункеру существовало всегда. В разные времена это место называлось по-разному. Бункер, Убежище, Лежбище, Нора, Крысятник. Мало ли было названий. Все время пока существует Биржа, есть подпольный мир, который живет по параллельным законам, действует на свой страх и риск. Это большая власть и большие деньги. Теневые воротилы всегда оказывали влияние на деятельность Биржи. Они очень могущественны, и их никто не знает в лицо. Но они всегда знают, как и когда и на кого надавить, чтобы было принято то или иное решение, которое им выгодно. Они лоббируют нужные им решения и действия. Так что солидный процент от всех сделок, совершаемых на Бирже, уходит им в карман. В Бункере вершатся теневые дела, и по сути Бункер это тайная армия тех кто всегда находится в тени.

- И как Великие торговые дома это допустили? И почему СББ ничего об этом не знает? - предела моему удивления не было.

Раньше мне казалось, что только слепцы не видят истинного положения дел на Земле, а теперь выясняется, что и мы, работающие на Биржу, находимся в неведении. Где жизненная справедливость?

Я открыл пиво, на этикетке призывно улыбалась огненно-рыжая девица с двумя большими кружками пива в руках, от такого предложения трудно отказаться. Пиво оказалось вкусным и освежающим. Самое-то после тяжелого рабочего дня.

- Великие торговые дома также заинтересованы в деятельности Бункера. Тут дело в чем, - Кибур взгромоздился на стул и довольно почесал живот. - Откуда появился Бункер, и все те организации, что были до него. Как только родилась идея создания Биржи, одновременно с этим появились первые контрабандисты. Сами понимаете, где устанавливаются законные торговые отношения мигом появляются контрабандисты. От этого никуда не уйти. А вслед за контрабандистами рождается организованная преступность, надо же кому-то контролировать это дело. Первые Убежища, или как они там назывались, были уничтожены совместными усилиями великих торговых домов. Они мешали, разрушали сделки, строили интриги, в общем тихо и по-мелкому гадили под ковер во время званого ужина. Когда чаша терпения переполнялась, их уничтожали. Но свято место пусто не бывает, появлялись новые ребята, которым казалось, что мир устроен не справедливо, и все надо взять и поделить. И появлялись новые контрабандные ходы, и новые преступные организации. Бункер как феникс возрождался из пепла. Тогда не знаю уж кто, но кто-то очень умный и влиятельный из торговцев решил, что если зло нельзя уничтожить, его надо контролировать. На Торговом совете было принято решение в кратчайшие сроки взять Бункер под свой контроль. На это ушли большие деньги и много времени, но постепенно среди верхушки теневых боссов появились свои агенты влияния, которые смогли направить теневые процессы в нужное торговцам русло. И оказалось, что и волки могут быть сыты, и овцы целы. Львиная доля прибыли корпорации получают от этих теневых сделок. Но знает об этом только элита элит.

- А почему СББ не в курсе? - спросил я.

- Это ты не в курсе, да Балу. А Виктор Степанович обо всем очень даже знает, но не разглашает тем у кого допуска нету, - заявил Кибур.

Да, тут было о чем поразмыслить.

Кибур был доволен собой. Как же, ему удалось утереть нос самому Ардову. Можно выгравировать памятный знак на золотой табличке и повесить над каминной полкой. Вот это достижение так достижение. Но мне еще не все было ясно.

- И неужели все эти закулисные игры не мешают нормальной работе Биржи? Ведь сплошные интриги, постоянно попадающие на рынок контрафактные товары, срывы контрактов, спад легальных продаж это все должно мешать торговле.

- С одной стороны да, но с другой стороны Бункер оказался инструментом для регулирования баланса сил на Бирже. У Голиафа сорвался контракт, он в убытке, на подъем пошли обвелианне, а в следующий раз бац и удар пришелся по обвелианнам, они в упадке, Голиаф на подъеме. Вечное колесо сансары, мать его так.

Кибур выхлебал пиво, смял пустую банку, швырнул ее через левое плечо и тут же потянулся за добавкой.

- А ты откуда все знаешь? Почему такой умный? - спросил Балу.

Он тоже расправился с первой банкой, но швыряние мусором явно не одобрял. Пустую тару отставил в сторону и взялся за следующую порцию.

- Когда мне показали на дверь в Великом доме Каррадан. Вернее я понял, что лучше уйти, пока меня бездыханного и обезображенного не нашли на дне какого-нибудь водоема с бетонными кандалами на ногах, на меня вышли представители Бункера. Люди Слепого Али из Сада Грез. Они предложили мне убежище, и какое-то время я жил там. Та еще житуха. Пока я там обретался, много чего насмотрелся и наслушался. Было время и поразмыслить. Бункер тоже не однородная масса. Там свои кланы, свои семьи, у каждой организации свой этаж, но все подчиняются Администрации, тем самым теневым боссам, часть из которых на прикорме у великих торговых домов. На одну из таких акул мне удалось выйти. Я долго следил за этим типчиком. Надо же было, куда девать свои профессиональные навыки. А то, как у наркомана со стажем, могла и ломка начаться. Но вскоре мне пришлось прервать это бессмысленное занятие, когда я понял общую схему механизма.

- И в Бункере нельзя никого убить? Как это регулируется? - уточнил я.

- Бункер это семья. Все люди, остроухие, гномы, голиафяне, кочегары и прочие братья. Бункер принимает изгоев, которые начинают работать на него. И неоспоримый закон гласит, кто пролил кровь в Бункере, повинен смерти. Время от времени встречаются недоумки, которые пытаются оспорить этот закон, но они недолго живут. Если есть какие-то разногласия добро пожаловать на воздух. Город большой, назначай время и место дуэли. Решай свои проблемы вне дома, вне семьи, нельзя пачкать там, где ты живешь.

- Занимательная астрология, черт меня побери, - выругался Балу.

- Библиотека это что такое? Удивительное место. Та книга, я словно наяву переживал то, что читал. Полное погружение в вымышленную реальность, - поделился я с друзьями впечатлениями.

- Слепой Али удивительный человек. Никто не знает, сколько ему лет. Он коллекционирует разного рода интересные вещи, которыми когда-то владели представители гномов, остроухих и других рас. Книга, которая попалась тебе в руки, когда-то принадлежала нашему подгорному народу. Долгие века гномы всю свою жизнь посвящали работе и редко когда могли позволить себе заняться чем-то кроме этого. Тогда и появились подобные книги, позволяющие отвлечься, вырваться за пределы привычного мира. Очень приятная штука, надо сказать. Мы называли эти книги - Дарящие мир. Но постепенно мы развивались, росли наши знания. Мы вырвались за пределы родного мира, появилась Биржа, а книги исчезли. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил Дарящего мир на полке у Слепого Балу. Теперь время от времени заглядываю на огонек, чтобы почитать.

- Я уж думал, никогда оттуда не выберусь, - поделился я своими страхами.

- Дарящий мир может свести с ума, заставить поверить в свою реальность, и проглотить сознание. Поэтому читать книгу должен только подготовленный человек, или гном, - с важным видом заявил Кибур.

- Вот так, так. Жили мы с тобой, Семен, и думали, что все про все знаем, а оказывается на каждое знание есть свое невежество. Так и хочется этому всезнайке между глаз засветить, чтобы не зазнавался, - заявил Балу.

- Это ты поосторожнее. Я же могу и ответить, - осклабился довольный Кибур.

Все-таки дикий гном уделал нас по всем статьям. В этом ему не откажешь.

Я хлебнул пива и отставил пустую банку в сторону.

- После разговора с кочегарами у нас не густо, господа. Мы так и не знаем, кто убил голиафянина, кому понадобилось меня подставлять, почему убили Фомича, что украли у кочегаров и чем это все может нам угрожать.

- Ардов, ты еще про Тень забыл. Вот уж хмырь, так хмырь, ни имени, ни вероисповедания, - напомнил мне про новое действующее лицо Кибур.

- Точно так. Еще и Тень нарисовалась непонятная. Что будем делать со всем этим? - спросил я

- Я предлагаю драку, - заявил Балу и хлопнул кулаком по столу.

От удара пустые банки попадали и раскатились по полу. Я посмотрел на Балу с осуждением.

- Подраться мы всегда успеем, горячая голова. Тут понять надобно, как весь клубок этот распутать. Вот это задача, - осадил его Кибур. - Про Тень надо справки навести. Думаю, он фигура заметная. Верняк где-нибудь еще засветился. Надо вычислить, кто тебя подставил и как.

- Мне вот непонятно, парнишка этот Веселин Ракх. Мажористый парнишка спер какие-то документы, что позволило обвелианнам выиграть крупный контракт. Это похоже на деятельность Тени. Схема таже. Но как этот парень на тебя вышел? Зачем он к тебе пришел? Ведь он сам пришел? - Балу посмотрел на меня с вызовом.

- Сам. Я его возле квартиры встретил. Ему что-то нужно было, только вот в упор не помню что.

- Проблемы обозначены. Острые углы отмечены. Сейчас пиво допиваем и разбегаемся. Завтра все решим, - приказным тоном распорядился Кибур.

- Чего это ты тут раскомандовался? - тут же возмутился Балу.

- Кибур прав. Пора разбегаться. Завтра ищем Тень. Наведем справки, что в большом мире делается. Будет день, будет и пища, - сказал я.

ГЛАВА 22

Встречаться в людном месте было опасно. Сейчас когда меня ищут все гончие великих торговых домов мне вообще лучше держаться в тени, поэтому для встречи с Хельгом я выбрал место поукромнее. Старые заброшенные скотобойни подходили для этого идеально. Недаром для своих свиданий их использовал человек, скрывающийся под маской Тени. Впрочем он вполне мог быть и не человеком. Его расовую принадлежность мне еще предстояло выяснить.

Когда я только заикнулся о том, что мне необходимо перекинуться парой слов со своим осведомителем, Балу и Кибур в один голос заявили, что никуда меня одного не отпустят и разговора об этом быть не может. Зная Хельга, я мог предположить, как он отреагирует, когда мы заявимся к нему при полном параде. Из него и слова калеными клещами будет не вытянуть. Так что тащить за собой вооруженный хвост - не вариант, а поговорить надо. Я должен иметь представление, что делается в большом мире, чем дышат торговые дома, и сколько на меня чужих грехов уже успели повесить.

Мы долго спорили, но как водится спор закончился ничем. Пришлось искать компромисс. Договорились, что они поедут со мной, только я их высажу из машины чуть раньше, чтобы они на глаза верному мне языку не попадались. Балу конечно пытался возразить. Если Хельг задумает меня сдать с потрохами голиафянам или кому бы то ни было еще, они окажутся слишком далеко, чтобы вмешаться. Но тут неожиданно Кибур встал на мою сторону, заявил, что ничего страшного, поймают, мол, так потом отобьем.

Так и договорились.

Старые скотобойни располагались на юге города. По кольцевой полчаса, и двадцать минут петляний по старой промзоне. Достаточно близко. Есть время чтобы подготовиться.

Асфальт сменился проселочной дорогой, раскисшей от затянувшихся дождей. Машина переваливалась с кочки на кочку, я крутил руль, выписывая сложные кренделя, чтобы не въехать ненароком в яму, в которой можно и застрять на неопределенное время. Наконец, мы приехали. Я высадил Балу и Кибура на горушке возле заброшенных цехов с выбитыми окнами и дырами в стенах. Постапокалиптический пейзаж. Балу потребовал, чтобы я не лез на рожон, и не тянул, если случится беда, а сразу поднимал шум. Кибур пожал руку, пожелал удачи, и заявил, что если я провалюсь и меня казнят на месте, они обязательно отомстят за меня. Нечего сказать, очень воодушевляющее напутствие.

Оставив друзей на обочине, я спустился с горушки, подъехал к зданию скотобойни и заглушил мотор. Хельга нигде не было видно, и я решил пока не вылезать из машины. На улице слякотно и холодно. Можно что-нибудь и отморозить ненароком, так что лучше не рисковать.

Ждать долго не пришлось. Издалека я заприметил красный джип, который сбежал с горшуки, где в заброшенных цехах оборудовали наблюдательный пост Балу и Кибур, и неспешно подкатил ко мне. Первым из машины выбрался Хельг, брезгливо осмотрелся по сторонам, достал из кармана пачку сигарет и закурил. Я хлопнул дверцей и показался на улице.

- Ардов, ты совсем из ума выжил? Ты куда меня затащил? Здесь же идеальное место для съемок фильма ужасов. Пила часть двадцатая: Никто не хотел умирать, - недовольно заявил Хельг.

- Ты проницателен как всегда, - спокойно ответил я, оглядываясь по сторонам.

Нигде не было видно ничего подозрительного. Хельг по всей видимости приехал один. Если он и сдал меня, то ловушку заранее подготовили. Место встречи я назвал ему всего час назад, так чтобы он успел доехать, но не смог подлянку подготовить.

- Сам знаешь, какие сейчас времена. Опасно в кафе штаны просиживать, можно и схлопотать ненароком, - сказал я, подходя поближе к Хельгу.

- Да. Наделал ты делов. Вся Биржа на ушах стоит. В СББ завелась крыса, говорят. Всех провел. Сделал отличный гешефт для себя и смылся. И как теперь жить, если никому верить нельзя. Я даже думал, послать тебя подальше. Я ведь с СББ сотрудничал, а теперь ты на вольных хлебах, так что какой мне толк так подставляться.

Хельг смерил меня оценивающим взглядом. Цену себе набивает. Его право. Расклад в игре и правда изменился, можно попробовать поторговаться. Только я сейчас не в том положении, чтобы играть в игры. Мне результат нужен.

- Может, потому что у тебя выбора другого нет. Платят на Бирже, конечно, хорошо. Не буду кривить душой. Но для твоего аппетита все-таки несколько маловато. А у тебя большие запросы, и очень стервозные женщины.

Хельг тяжело вздохнул и весь налет отчужденности исчез.

- Черт, как же ты хорошо меня знаешь, Ардов. С тобой страшно иметь дело. Ладно, говори, что тебе надо? У меня мало времени. Надо с бумагами повозиться, а времени нет.

- Рассказывай, что в миру делается. А то я оказался от жизни оторван. Вот хочу узнать, кто чем дышит.

- О главном ты наверное догадываешься. Тебя ищет каждая собака. Голиаф выставил официальную ноту протеста СББ, обвиняет тебя в убийстве их подданного и краже каких-то важных документов, требуют аннулировать несколько контрактов. Обвелианне, которых это напрямую касается, возмущаются, протестуют, но тут все решит Большой совет. А ты сам понимаешь, голиафане умеют играть на интересах. Так что есть большая вероятность, что партию они сыграют в свою пользу. СББ держит оборону. Официальное решение не принято по твоему вопросу. Но они тебя тоже ищут, и не для того, чтобы по голове погладить.

- Есть ли новости на Бирже? - спросил я.

- Ничего, что могло бы заслужить твое внимание. Все как обычно. Мелкие подковерные интриги. Торговля, торговля и торговля. Никаких интересных сделок не проводилось и не предвидится. Есть ощущение, что Биржа замерла в предвкушении чего-то, но никаких предпосылок для этого чего-то нет.

- Доводилось тебе слышать имя Тень? - перевел я разговор в другую сторону.

Хельг задумался. Он не спешил с ответом. Было видно, что он сомневается, стоит ли говорить, о том, что он знает.

- Не знаю, поможет тебе или нет, но я слышал про Тень. Правда, ничего толком не знаю.

Хельг замялся, пытаясь сформулировать мысль. Я его не торопил.

- Толком ничего не скажу. Про Тень эту ничего и не известно особо. Некая сущность, человек это или иномирянин, никто не знает. Он скупает артефакты и технологии, до которых может дотянуться. В основном по мелочи, но иногда ухватывает и жирный кусок. Потом перепродает заинтересованным лицам. Контрабандой тоже не брезгует. На него работает несколько людей постоянно. Дорогу никому не перебегал, под ноги не лез. Темная лошадка, потому и Тенью называется. Есть мнение, что за этой маской скрываются разные личности. Но ничего не могу сказать, не проверял.

Хельг выкинул скуренную до фильтра сигарету и потянулся за новой.

- Как я могу встретиться с Тенью? - спросил я.

- Тебе оно надо? - удивился Хельг так, что даже забыл о сигарете.

- Есть у меня пара вопросов. Хотелось бы прояснить.

- Тень не так просто найти, на то она и Тень, - задумчиво произнес Хельг.

- А что делают люди, у которых есть деловое предложение для Тени? Вероятно, есть способ связаться с ним?

- Есть, конечно, один способ, - Хельг задумался, почесал щетину на подбородке и изучающее уставился на меня. - Давай так. Я справки наведу. Все разузнаю. Завтра созвонимся, и я тебе обо всем расскажу. Если получится, то завтра утром ты выйдешь на связь с Тенью.

- По рукам, - согласился я.

- Учти, за это я возьму по двойному тарифу.

- Меня это не пугает.

На том и расстались.

ГЛАВА 23

Когда я вернулся за своим прикрытием, то обнаружил, что вместо того чтобы охранять меня, Балу и Кибур развлекаются, устроили поединок на холодном оружии, видно об заклад побились, кто окажется более умелым рубакой, разделись по пояс и давай друг дуга по пустырю гонять с молодецким гиканьем и хрюканьем. Зрелище надо сказать не для слабонервных. А если кто из слепцов увидит это развлечение, то будет совсем не хорошо. Кибур то принципиально "паранджу" не носит. Я дескать никого не стыжусь, сам собой доволен, и вообще идите все лесом в Хельмову пядь, если вам так приспичило. Если еще в одежде он мог сойти за невысокого, но очень крепкого неформала, то без кожанки и футболки "IRON MAIDEN" скрыть гномью сущность стало совсем сложно. Торс Кибура покрывала густая бурая шерсть, на груди курчавая. Если бы не мелькающая в воздухе секира, то можно было бы подумать, что за Балу носится медвежонок, вставший на задние лапы и зачем-то напяливший на себя кожаные штаны.

- Я вам тут не помешаю? - спросил я, выглянув из машины. - Вы вроде бы тут важным делом занимаетесь. Охраняете одного товарища от опасностей тяжелой жизни.

Игры тут же закончились. Неуловимым движением Кибур спрятал секиру за спину, в будущее или прошлое, кто его знает. Ту же процедуру он проделал с молотом Балу. Похоже наш безумный гном носит с собой целый арсенал. Я даже представил себе Кибура из будущего, у которого Кибур из настоящего постоянно таскает оружие. Грозный такой гном до зубов обвешанный оружием. Как же его вероятно злит, что у него кто-то постоянно что-то ворует из-под носа.

- Да мы тут чутка поразмялись, пока ты за дело тер с тем хлюпиком. Ничего такого, за что можно было бы схлопотать по чайнику, - принялся оправдываться Балу, натягивая на себя футболку. - У нас все под контролем. Можешь не беспокоиться. Случись что, мы бы в любом случае, тут же как грибы из-под земли под радиоактивным дождем.

- Лезьте в машину, джедаи вездесущие, сейчас не ровен час вас кто увидит, так потом позору не оберешься. Реконструкторы переростки.

Кибур подхватил кожанку под мышку, с неожиданной ловкостью перекувырнулся через капот машины и тут же оказался рядом со мной в кресле, демонстративно пристегиваясь ремнем через волосатую грудь.

- Балу, а чего это Сема нас какими-то грязными словами обзывает. Джедаи какие-то, реконструкторы, ничего не понимаю. За что мы такое заслужили. Можем мы его проучим как следует. Топор в руки и пусть от нас побегает. И ему полезно физкультурой позаниматься, а то за бумажками совсем форму порастерял.

- А ты чего, гномья твоя морда, "Звездные войны" не смотрел? - удивился Балу, забираясь на задние сиденье.

- А что такое "Звездные войны"? - заинтересовался Кибур.

- Слушай, а ты одеться не хочешь? - я с подозрением покосился на гнома.

Проехаться по городу ничего, а вот если дорожная полиция остановит, от сенсационных заголовков в завтрашних газетах будет не отбиться. "Детеныш снежного человека найден в северной столице". "Гномы среди людей!" Ну, или что-то в этом духе.

- Мне жарко. Сейчас бы купнуться где, да пива холодного, а после можно и на эти "Звездные войны" глянуть. Хотя не доверяю я этому буржуйскому кинематографу.

Идея искупаться в сентябре тут же нашла поддержку у Балу. Он нервно заерзал на заднем сидении, отчего авто стало качаться, словно в сильный шторм.

- Где я вам сейчас озеро найду, очумелые? - возмутился я, но мое возмущение не нашло поддержку.

Делать нечего, пришлось ориентироваться на местности и искать ближайший подходящий водоем, желательно чтобы народу было поменьше, да местечко уединенное. Правда об этом можно было не волноваться. Купальный сезон давно закончился, и только такие безбашенные богатыри как Балу и Кибур могли отважиться на подобный подвиг.

По дороге эти два чудака потребовали, чтобы я завернул до ларька. После тренировки на пустыре им захотелось холодного пивка испить. Я, конечно, сперва хотел возразить, какое пиво может быть в час дня, когда еще столько дел. Но меня никто не стал слушать. Жажда превыше всего. Как тут откажешь, таким богатырям.

Из магазина я вышел с двумя пакетами, в которых призывно звенели бутылки. Вот так мы неожиданно организовали стихийный пикник, внеочередное собрание клуба любителей острых ощущений, или как там оно называется. За нами охотится половина города, великие торговые дом мечтают заполучить наши головы, чтобы повесить над каминными полками, а мы с пивом, сушенной рыбой и охотничьими колбасками завалились на берег озера Ройка кормить комаров. Это попахивало безумием, кабы не было так прекрасно.

Сперва я, конечно, напрягался. Столько проблем на голову и с каждой минутой их все больше и больше. А мы тут в ледяной воде плещемся, да вокруг костра хороводы хмельные водим. Но потом успокоился, расслабился, и даже тал получать удовольствие от отдыха.

Кибур в воде выглядел потешно. Пивная волосатая бочка, покачивающаяся на волнах. Раньше я думал, что гномы воду не любят, но тут у меня на глазах рушились все стереотипы. Этот чумовой гном обожал воду. Его огненно рыжая голова то и дело выныривала из черных вод озера, отфыркивалась, отплевывалась, издавала победный рык, хрюканье и погружалась под воду.

Для меня водичка оказалась слишком холодной, поэтому я сидел и смотрел на их чудачества с берега. Сперва думал, что просто посижу, дождусь пока у этих дуриков закончит играть детство в одном месте. Потом мне надоело просто сидеть, решил сложить костер и погреться. Пока складывал костер, я подумал, пропади оно все пропадом, нет ничего страшного в том, чтобы немного отвлечься.

Я открыл бутылку с чешским пивом, и вскоре яркие языки пламени уже плясали в костре.

- Эх, знатная водичка, - заявил Балу, первым выбравшись на берег. - Чего сидишь бирюком. Пошел бы купнулся.

- Правильно мыслишь. Если меня не замочат голиафяне, не посадят за решетку свои, не казнят остроухие или кочегары, то верное дело сдохнуть от воспаления легких. Запасной вариант всегда должен быть на уме.

- Ардов, ты всегда такой ворчливый. И я начинаю подозревать, что мамочка твоя из наших, из гномьих жен, иначе откуда у тебя взялись эти повадки, - сказал Кибур, оказавшись на берегу.

От воды он отряхивался, как лохматый сенбернар. Брызги летели во все стороны, и чуть было не затушили костер.

- Да куда мне до вас. Еще расти, и расти, - поскромничал я.

Кибур плюхнулся на песок и важно потянулся, по-царски. Тут же сграбастал бутылку пива, пару колбасок и стал чавкать ими с наслаждением.

- Ух, как хорошо! - важно похлопал он по своему волосатому животу.

Балу нашел где-то в лесу сухое дерево, приволок его и тут же соорудил из него скамейку. Некоторое время мы молча сидели, пили пиво и любовались природой. Спустя четверть часа, ребята решили повторить подвиг и полезли в воду.

Говорить о делах совсем не хотелось. Но как бы мы не избегали старательно острых тем, каждый из нас понимал, что никуда от них не деться. Нам есть что обсудить, и чем раньше мы это сделаем, тем лучше.

- Что тебе удалось узнать о Тени? - спросил Балу, оказавшись на берегу.

- Ничего толком. Деловой человек. Решает разные вопросы. Принимает заказы на разные технологии. Занимается промышленным шпионажем. Как-то так. По всей видимости, это он похитил технологию "Колыбелей" у Кочегаров.

- То есть, ничего нового узнать не удалось. Хорошо хоть покупались, а то получилось бы что зря съездили, - заявил Кибур и повторил трюк с избавлением от избыточной влаги.

- Мой человек знает Тень лично, обещал поспособствовать встрече, - возразил я гному.

- Опасное дело. Тени может не понравится, что мы про него прознали, и он может попытаться убрать свидетелей, - сказал Балу.

- Это ему конечно будет трудно сделать. Но то что он попытается это факт, - поддержал Балу Кибур.

- В любом случае надо идти на встречу. С вашим прикрытием. Мы втроем любой Тени свет на уши натянем, - бодро заявил я.

- Так-то оно конечно так. Только думаю я надо от истока плясать. Сейчас мы преступники и в глазах Голиафа, и в глазах Земли. Нам надо разобраться в этой ситуации, и обелить себя в глазах наших ребят. Тогда мы сможем заручиться поддержкой серьезной конторы, а уж с такой страховкой никакая Тень нам не страшна.

Мысль Балу была верной. Тут даже и спорить было не о чем. Только вот как вернуть доверие бывших соратников? Вот в чем вопрос.

- Надо тебе, Ардов, вспомнить, за каким лядом к тебе этот голиафянин в гости ходил, - сказал Кибур. - Тогда мы сможем понять, кто его убил.

- Ты что думаешь, что я совсем дурак. Не понимаю. Я уж, как только вспомнить не пытался, ничего не помогает. Белое пятно, ничего не помню.

Я злился на себя. Опытный оперативник, а дал себя провести как мальчишку.

- А может попробовать тебя к Скорпиону отвести? - задумчиво предложил Кибур.

- Скорпион? Кто это? - спросил Балу.

Я тоже про такого ни разу не слышал. Вероятно, какой-то гномий маг-целитель, предположил я. И попал в точку. Почти.

- Один хороший человек. Специалист по выпрямлению мозгов. Если уж кто может помочь, то только он.

- Не доверяю я этим мозгоправам. Шарлатаны они, - сказал я.

- Скорпион проверенный человек. К его услугам Каррадан часто прибегал на моей практике.

- Думаю, что надо попробовать. Пока мы ожидаем встречу с Тенью, - поддержал Кибура Балу.

Больше мы о деле не разговаривали. Пили пиво, грелись возле костра, да байки травили на отвлеченные темы. Кибур по нашей просьбе рассказывал о своем родном мире, да разные смешные истории, которые с ним когда-то приключились. Балу тоже свои пять копеек вставил из армейского прошлого. День плавно склонился к вечеру. Пиво закончилось. Комары в конец озверели, и мы стали собираться домой.

Мне предстояло сесть за руль, поэтому я закинулся протрезвином, и вскоре все последствия нашего пикника испарились. Я был трезв как стеклышко, бодр и свеж. Пора было и честь знать.

Балу собрал весь мусор, упаковал по пакетам и закинул в багажник. Кибур пока туши костер, сделал несколько звонков и договорился о приеме у Скорпиона, о чем тут же поспешил доложить мне.

- Завтра утром нас ждут. Надеюсь, это поможет.

Мы уже собирались уезжать, когда в кустах на берегу раздался шорох, грозное рычание и к нам на встречу вышагнуло странное существо, смесь человека и волка. Оно отрезало нам путь к бегству. Длинные руки с грозными когтями безвольно болтались вдоль тела, а тусклый взгляд серых глаз веял скукой. Только вот внешность обманчива, чувствовалась в нем угроза. На нас вышел серьезный противник. И мало нам не покажется.

Кибур и Балу были со мной солидарны. Надо либо делать ноги, либо принимать бой, но первое все-таки предпочтительнее.

ГЛАВА 24

Такие твари мне раньше не встречались. И на Земле такие не водились. Я бы знал. Я люблю смотреть передачи "National geographic" и "Animal planet", когда время есть и руки доходят. Но ни разу такое чудо природы мне на глаза не попадалось. И уповать на то, что чудище просто вышло погулять на берег озера и по настроению покупаться не стоит. Оно явно по наши души.

- Мужик, у нас пиво кончилось, и мы уже уходим, - примирительно сказал Балу, делая шаг в сторону машины.

Человек-волк покосился на него, но промолчал. Тело его подернулось зыбью, словно это и не живое существо вовсе, а голографический объект. Волчья морда сменилась человеческим лицом. Не старый и не молодой, средних лет, невзрачный, увидишь и не запомнишь. В общем, зацепиться не за что.

- Эй, кто бы ты ни был, проваливай отсюда. Тебя сюда не звали, - грозно потребовал Кибур.

Но требование гнома осталось не замеченным.

- Все мы уже уходим. Хочешь резвись здесь. Поляна свободна.

Балу непринужденно направился к автомобилю. Правильный ход. Надо показать твари, что мы не видим в ней угрозу. Не стоять же весь день друг напротив друга столбом да в гляделки играть. Тут действовать надо. Самому нападать на странное существо. А вдруг это и правда не известный науке вид обитателя нашей планеты. Оборотень обыкновенный. А мы его на лоскуты покрошим, так еще и первые свару начнем. Гринпис нам это не простит. А вот вынудить тварь действовать, это наш метод. Тогда у нас отмазка знатная будет. Мы тут ни причем, оно само напало.

Человека-волка стало корежить. Он согнулся к земле, обращаясь обратно в волчью шкуру, на спине выросли костяные гребни, вспоров джинсовую куртку. К волчьему облику они явно не шли, да и человеку лишние. Природа что-то напутала. Только претензию выставить некому. Он часто-часто задышал, при этом глаза налились кровью, а вокруг тела словно сконденсировался туман. В следующее мгновение он прыгнул к нам, вытягивая вперед руки-лапы с огромными когтями.

Кибур крякнул от удовольствия, выхватывая из-за спины любимую секиру. Балу успел открыть багажник, откуда на свет извлек пистолеты и стал палить с двух рук. Я же подхватил с земли корягу и тут же сломал ее о хребет странного оборотня, который первым напал на меня. Я показался волку недружелюбным. Моя коряга его не остановила. Только разозлила. Он саданул лапой слева наотмашь, словно отмахнулся от назойливой мухи, и я полетел на песок. Но это меня спасло от скорой расправы, а тварь задержало на мгновение и этого хватило, чтобы Балу прицелился.

Человек-волк поймал три пули. Две в грудь и одну в голову. Я уже готов был начать читать поминальную молитву. Пусть и чудище, но все же живое существо. Только вот мои надежды не оправдались. Вместо того чтобы упасть замертво, человек-волк припал к земле и стал на глазах обрастать панцирем. Не танковая броня конечно, больше черепашек-ниндзя напоминает. Но примета плохая, если оборотня серебряная пуля не берет, значит надо делать ноги и прятаться в самом глубоком бункере из доступных.

Кибур не дал непрошенному гостю закончить апгрейд. Ринулся в бой, как в былые времена его предки на драконов ходили. С яростным рыком, с секирой наперевес, голову напрочь потеряв. Ему удалось дотянуться секирой до твари. От человека-волка уже почти ничего не осталось. Теперь наше бедствие больше напоминало динозавра, стоящего на двух ногах и сплошь покрытого роговым панцирем с шипами. Секира ударила бывшего волка в голову и сбила его с ног. Тварь покатилась кубарем в воду. Когда она оказалась в воде, раздалось шипение, и столб пара окутал ее.

- Сматываемся! - крикнул Балу, продолжая палить по твари. Только пули не причиняли ей вреда, отлетали в разные стороны, как от танковой брони.

Просто сказать "сматываемся", вот только не так просто сделать. В особенности, если кто-то имеет сильные возражения, а наша искупавшаяся тварь имела возражения, еще какие возражения. Балу успел заскочить на водительское сидение и усиленно шарил по замку зажигания в поисках ключей. Только вот беда ключи от машины были у меня в кармане. Другое дело Кибур. Он воодушевился на битву, возгорел сердцем, да с дикими криками бросился в озеро. Прекрасное зрелище. Богатырский вид. Только Кибуру не повезло. Он и опомниться не успел, как вылетел из озера пушечным ядром. В полете секиру потерял и воткнулся головой в песок. Полет гнома и его безрассудная храбрость дала мне небольшую фору. Этого времени мне хватило добраться до багажника, где я схватил первое попавшееся оружие и не преминул им воспользоваться.

Мне повезло, и в руки мне угодила "карусель". Страшно подумать, если бы я швырнул в тварь "ворчуном" или "пыхтелкой". Тут легким испугом мы бы не отделались, а группа зачистки задолбалась бы последствия расхлебывать. Хотя с другой стороны, откуда у меня "пыхтелка" в багажнике. Для того чтобы ее получить, надо оформить такое количество бумажек в родной службе безопасности, получить такое количество подписей, что раньше поседеешь и внуки появятся, чем "пыхтелкой" обзаведешься. А с моим нынешним послужным списком мне теперь ее разве что на блошином рынке из-под полы купить можно.

Я размахнулся и швырнул "карусель" в вылезающую на берег тварь. "Карусель" - это граната, созданная по технологии обвелианне. Она создает возмущения пространственно-временного континуума в эпицентре взрыва. Словно смерч взялся из ниоткуда и завертел в вихре чудовище. Внутри серого вихря творилось черте что. Там перемешивались словно в огромном миксере и пространство и время, там больше не работали законы физики, привычные нам со школьной скамьи, вернее они начинали действовать по-другому, шалить, выбиваться из привычного ритма. Я не знаю как эта штука действует, но одно могу сказать точно, нашей твари сейчас не позавидуешь.

Я сомневаюсь, что "карусель" сможет уничтожить чудовище. Задержит на некоторое время. А нам нельзя терять ни секунды. Я схватил Кибура и вздернул на ноги. Гном гневно сверкал глазами и пыхтел как паровоз. Его всклокоченная борода раздувалась парусом. Того и гляди лопнет он как перекаченный воздушный шарик. Нас всех забрызгает. Этот точно в покое тварь не оставит, пока ей все кишки наружу не выпустит, не успокоится.

- Мотаем отсюда! - окрикнул я гнома и бросился к машине.

Все что я мог я для него сделал. Если этот безумец решил оседлать молнию, пусть с этим сам разбирается.

Я хлопнулся на соседнее с водителем сидение и протянул Балу ключи.

- Вот жеж. А раньше не мог их отдать! - проревел здоровяк.

Он вставил ключ в замок зажигания и повернул. Машина задорно заурчала. Хлопнула задняя дверь, и в спину мне ударила волна презрения и возмущения. Казалось, пространство позади меня раскалилось до невозможности. Это Кибур почтил нас своим присутствием. Он был очень не доволен, что ему не дали надрать задницу мерзавцу, который осмелился помешать нашему отдыху.

- Жми! - приказал я.

Но Балу опередил меня. Машина уже выруливала с пляжа. В зеркале заднего вида было видно как тварь упорно пытается выбраться из серого смерча, в которого ее закрутила "карусель".

Меня немного отпустило, только когда мы выбрались на автостраду. Все мерещилось, что обросшая панцирем тварь скачет за нами с резвостью необъезженного мустанга.

- Что это за хрень была? - выдохнул вопрос Балу. - Мне такой дряни видеть не доводилось. Из какого болота она выбралась?

Кибур резко выдвинулся между креслами, мне даже показалось что он хочет отобрать у Балу руль, и авторитетно заявил:

- У нас о таком рассказывали. Это порождение адского пекла. Хельмово отродье. Век пещер не видать.

Кто бы сомневался, что в критической ситуации гном начнет вспоминать свой легендариум. Они гномы такие. Вроде рационалисты до мозга костей, а как хвост прищемит сразу в мистику впадают, и начинают во всем происки сатаны искать, по их версии Хельма.

- Я не знаю, что это дрянь. Но она явно по наши души пришла. Вопросов тут два. Первый, кто на нас ее натравил. Вариантов много. Под подозрение попадает каждый, кто с Биржей связан. Второй вопрос, как нас эта тварь вычислила.

- Это твой крысеныш с Биржи тебя заложил. Я никогда не стал бы доверять брокеру. Гнилой народ, - тут же вынес приговор Кибур.

- Я Хельга давно знаю. Он не стал бы меня продавать.

- Вчера не стал бы. Ты для него авторитетный человек, не последнее лицо в службе безопасности, а сегодня кто? Загнанный зверь, отыгранная карта из колоды, которую надо бросить с руки, иначе в дураках остаться можно.

Слова Балу заставляли задуматься. Уж очень убедительно он говорил. И ведь доводы какие железные привел, не подкопаешься, на хромой собаке не объедешь. Только вот не верилось мне, что после стольких лет хорошего знакомства Хельг мог меня продать. Ничего мы и эту версию рассмотрим, и если Балу окажется прав, то правосудие восторжествует.

- Куда едем? - спросил Балу.

- Рули к дому. В моей хибаре нас ни одна тварь не найдет. Надо отдышаться, да раны зализать. И я бы сейчас кордовского двойной бы выдержки выпил за милую душу, - мечтательно закатил глаза Кибур и встопорщил рыжую бороду пятерней.

О кордовском двойной выдержки я никогда раньше не слышал. Оставалось только догадываться, что гном имел ввиду.

- А ты уверен, что эта тварь нас не найдет в твоей лачуге? - спросил с сомнением в голосе Балу.

- Если она найдет нас у меня, то и из любого пекла выцарапает. Тогда самое разумное дать ей бой и глаз на жопу натянуть, так чтобы мало не показалось. А не шхериться по углам и щелям, - тут же ответил Кибур.

- Нам только этого бронезавра не хватало. Голиаф нам на голову. СББ по следу, и тут еще это. Кажется, мы еще не все мировые силы разозлили. Нам есть еще куда развиваться, - сказал я.

- Нравится мне твой оптимизм, - оценил Балу, выруливая на кольцевую автодорогу.

ГЛАВА 25

Я проснулся поутру от дикой вони. Такого смрада я на свой памяти и не помню. Словно стая дохлых кошек ожила и забралась ко мне в комнату. Правда помнится было нечто похожее по молодости. Отправили меня на студенческую практику в детский оздоровительный лагерь. Проживали мы вместе с другом в тесной комнатке и вели разгульный образ жизни, насколько позволял нам строгий распорядок лагеря. Вещи у нас лежали на полу, под столом копились пустые пластиковые бутылки из-под пива, да стояли наши рюкзаки, частично распакованные и выпотрошенные. Первые две-три недели все было прекрасно, а потом ко мне девушка приехала навестить, попробовала войти в комнату, да не смогла. Душман стоял знатный. Мы его с Димоном не чувствовали, притерпелись за три недели-то, а вот не подготовленному человеку как боксерской грушей по ноздрям. Девушку я отправил погулять, а мы стали прибираться. Грешили на грязные носки, которые мы горкой складывали под столом, только вот дело было вовсе не в них. Когда мы отодвинули в сторону наши рюкзаки, то обнаружили скончавшуюся от тяжелой полевой доли мышку. Бедолага забралась к нам в комнату, видно решила поживиться вкусненьким, только смерть свою нашла. Пахло конечно от нее. А вот почему она умерла, вопрос. Толи в голодную ловушку попала. Забраться сумела, еду не нашла, а пути назад нет. Толи наши носки на нее такое неизгладимое впечатление оказали. Мышку мы с почестями похоронили на заднем дворе нашего дома, потом еще целый день комнату проветривали, память о запахе не хотела уходить.

Сейчас в моей комнате запах стоял в сто раз сильнее и удушливее. Я подумал было, что это голиафяне решили ударить по нам новым оружием, но потом принюхался, и понял, что тянет откуда-то с первого этажа.

Я выбрался из постели и как был в одних трусах, вылетел из комнаты. В коридоре я столкнулся с Балу. Под крышей Кибура мы жили в соседних комнатах. Вид у Балу был взъерошенный и разгневанный. Видно проснуться посреди скотомогильника ему не понравилось.

- Что это за мрак? - взревел он.

Но я ему не ответил.

Балу первым слетел по лестнице вниз. Мне осталась только участь дышать ему в спину.

Вонь шла с кухни. Тут сомнений быть не могло. Мы влетели на кухню и остолбенели. Голый Кибур, не считать же за одежду зеленый фартук, который он на себя напялил, стоял на табуретке возле газовой плиты. На ней возвышался огромный чан, кастрюлей это сооружение сложно было назвать. В чане что-то варилось, при этом булькая. Тошнотворная вонь шла из чана. Кибур активно мешал свое варево огромным деревянным ковшом.

- Ты что здесь творишь? Головы своих врагов вывариваешь, каннибал проклятый? - зажав руками нос, возопил Балу.

- Вы уже проснулись, - обернулся к нам Кибур. - Какие молодцы. Скоро все будет готово и можно будет опробовать, так сказать, мой священный напиток. Собственного приготовления, надо похвастаться.

Так эту дрянь еще и пьют. Только тут до меня дошло. Я думал, что Кибур какое-то средство от вредителей варит, тараканов травить по особому гномьему рецепту, который передается из поколения в поколения, от отца к сыну. А он тут бражку решил забодяжить.

Балу видать та же мысль посетила. Воображение включилось, он представил, как хлебает первач из рук гнома, и мой друг сперва побледнел, потом позеленел.

- Отличное пойло выходит. Первостатейное кордовское двойной выдержки, - с гордостью заявил Кибур.

Он что зараза запах не чувствует, или нос чем-то заткнул?

Балу в полемику решил не вступать, бросился вон из кухни. Раздался хлопок входной двери. Я позавидовал другу. Он уже свежим воздухом дышит. Я решил последовать его примеру, но не успел. Кибур зачерпнул варево своим громадным черпаком, втянул аромат ноздрями, спрыгнул со стула и направился ко мне, неумолимо как палач к своему пациенту, а я остолбенел, не в силах был сдвинуться с места. Знатно меня парализовало. Очнулся я только тогда, когда черпак уткнулся мне в нос, обдав зловонным жаром.

- Пей! - приказал Кибур. - Это очень вкусно!

Какие же мы с гномами разные. Верно пословица говорит, что для гнома вкусно, то для человека смерть. Я вдохнул вонь полной грудью, голову повело, и я рухнул на табуретку, с трудом удержавшись в сознании.

- Какие вы люди слабаки! - заявил Кибур. - Это же вкуснятина знатная. Ее главное не нюхать. А пить.

Я пригляделся и обнаружил, что из ноздрей гнома торчали два ватных тампона. Вот же шельма сам нос заткнул, а нас и не предупредил.

Кибур отпил из черпака, закатил глаза в блаженстве и зачмокал губами.

- Какая прелесть. Ничего к вечеру запашок выветрится. Можно будет и без тампонов пить, - пообещал он.

ГЛАВА 26

Выветривалось долго и неохотно. Нам даже полдня пришлось провести с Балу на крыше дома. На улицу идти, внимание привлекать. Не будешь же полдня сидеть возле хозяйственного строения не ясного назначения, да книжки почитывать, сидя в шезлонге. Сюрреалистическая картинка из постапокалиптического мира. А вот на крыше в самый раз. Для таких случаев Кибур там оборудовал открытую веранду и выдал нам переносной мини-бар, вдруг захотим горло промочить. Правда просил не налегать особо, впереди нас ждет незабываемая встреча с кордовской жутью двойной выдержки.

Загорать прохладно. Как-никак сентябрь месяц не сильно подходит для голого лежания под солнцем. А вот почитать книгу в приятной компании Балу и мини-бара удачное решение начавшегося столь неудачно дня.

- Время уходит, а мы ни на миллиметр не продвинулись в нашем деле, - ворчал Балу, сжимая в руках банку с пивом.

В его огромной неуклюжей лапе она выглядела столько хрупкой и драгоценной, что хотелось вырвать ее и спасти.

- Хельг должен сегодня позвонить, и мы встретимся с Тенью. А уж от этой встречи будем плясать, - попытался я его успокоить.

- А пока мы сидим и ничего не делаем. Точим лясы, да вяжем косы.

Интересно о чем это он?

- Мы же не виноваты, что Кибур весь дом провонял. Так что у нас только это место осталось для спасения.

- Может тогда мотанемся к Скорпиону. Это перспективная ниточка. Ее есть смысл раскрутить.

Балу с вызовом посмотрел на меня.

- Что мне может дать эта встреча? Не верю я всяким оккультным шарлатанам. Крутят, вертят, мозги пудрят, а толку пшик на донышке. Даже не разговеться.

- Скорпион, проверенный мастер. Он поможет прочистить твои мозги от ваты. И ты сможешь вспомнить, зачем к тебе приходил это голиафянин, и кто его убил. Давай сейчас рванем, пока время есть.

- Я жду звонка Хельга, - отрезал я.

- С тем же успехом ты можешь его ждать у Скорпиона на приеме. Сотовые никто не отменял.

- Только вот я там буду в отключке валяться, пока какой-то неизвестный мне мозгоправ будет разбираться в моем сознании, рыть в моей памяти. А Хельг с чужими людьми разговаривать не будет. Сорвется ниточка, что делать будем. Чую я эта ниточка самая важная, раскрутив Тень, мы узнаем, куда ушли "Колыбели" и кто за этим стоит.

- Да причем тут "Колыбели"? Это дело Кочегаров. Тобой же Голиаф занялся. Нам Голиаф копать надо, - возмутился Балу.

- Не прав ты, Балу. Совсем не прав. Учи матчасть. Голиаф всего лишь проиграл торг на интересный контракт. Какой-то там паровой мир. Подумаешь, да у Голиафа этих контрактов по сотне в год. Все не выиграешь. Подняли пыль, пошумели, претензии выставили. Все как по нотам.

- А парнишка этот? Которого как все думают ты убил.

- Тут сложнее. Веселина этого нам нарочно подсунули под нос. Чую. А потом слили, сбросили с игровой доски, как ненужную фигуру.

- Ни хрена себе ненужная фигура, - удивился Балу. - Мальчик не из простой семьи.

- Тем сильнее можно раздуть скандал в случае его гибели.. И отвлечь внимание от наиболее серьезных проблем. К тому же в лучшем раскладе удастся сбросить конкурента, или сильно его ослабить. В данном случае Земную корпорацию.

- К Скорпиону все равно ехать надо. Нельзя Голиаф сбрасывать со счетов. Такого врага за спиной не оставляют. Чую, это они ту тварь послали. Один раз мы от нее отбились, а второй раз, кто его знает. Мне эта гадость покоя не дает. Выворотень, при изменении ситуации в любую гадость выворачивается, в какую только захочет.

Балу нахмурился, допил пиво и смял пустую банку в руке.

- В этом домике мы как в ловушке. Если нас здесь выворотень накроет, то тяжко нам придется отбиваться.

- Не переживай. Кибур выльет на тварь свое отличное пойло, и она просто сдохнет от переживаний, - попытался я разрядить обстановку, но штука не прошла.

- Если выворотень нашел нас на берегу озера далеко за городом. Он нас и здесь найдет. Можешь не сомневаться. Поэтому считаю, что мы должны подготовиться. Этот дом должен не ловушкой нам стать, а нашей крепостью. Ты как хочешь, можешь сидеть здесь и дальше, а я пойду займусь делом.

Балу встал, посмотрел на меня с вызовом.

- Там же дышать нечем, - попытался я возразить.

- Сейчас может и нечем, а вот если ничего не сделаем, то и не придется.

Балу покинул крышу с видом богатыря, идущего на заклание.

ГЛАВА 27

Недовольство Балу мне было понятно. Сидеть сиднем, и ждать, пока кто-то что-то для тебя сделает, это задача для офисного клерка, но никак не для оперативника. Но легко в бой взяться, не разобравшись где свои, где чужие, куда сложнее потом раны залечивать. Слепой человек может таких бед в посудной лавке наворотить, если он имеет неправильное представление о том месте, в котором он очутился. Поэтому я и сидел на месте ровно, в ожидании пока на меня выйдет Тень. А в том что он захочет со мной пообщаться я почему-то не сомневался. Кем бы ни был этот человек, или иномирянин (тут пока твердого мнения нет), ему совсем ненужно, чтобы вокруг его персоны кровавая вакханалия закрутилась. Пока он в тени, может спокойно крутить свои дела, как ему угодно, но если Тень вывести на свет, то он совсем тогда пропащий человек. Его дело рухнет, и он вместе с ним. Так что если Тень не дурак, он попытается выяснить что мне известно, и чем ему это грозит. Есть правда вариант, что это его последнее дело, на котором он решил джек-пот сорвать, но тогда его и след простыл. Ищи ветра в поле. В любом случае Хельг все узнает.

Сидеть на крыше в одиночестве было уже не так интересно, и я решил помочь Балу. Заняться укреплением нашей берлоги, лучшее занятие для того, чтобы убить время.

Когда я превозмог отвращение, и спустился на первый этаж, то обнаружил Кибура и Балу схлестнувшихся в неистовой словесной потасовке.

- Ты чего тут удумал, верзила, мой дом ломать? Не позволю! - ревел Кибур, потрясая кулаками.

Какое счастье, что он натянул на себя одежду. Второй раз увидеть волосатую задницу гнома, я бы уже не выдержал. Мне точно потребовалась бы консультация мозгоправа. Интересно, а этот Скорпион, может в воспоминаниях кое что откорректировать, я бы дорого заплатил, чтобы забыть утренний фартук Кибура.

- По какому случаю скандал? Есть ли возможность присоединиться к веселью? - поинтересовался я.

Но на меня никто не обратил внимания, словно я пустое место или на худой конец привидение. Уверен в этом домишке полно потусторонних личностей. Не удивлюсь, если Кибур периодически устраивает с ними дружеские попойки. Это вполне в его духе.

- Если эта тварь заявится, мы тут как на ладони. Бери, не хочу. Надо подготовиться к атаке, - упорствовал Балу.

- Я не дам мою хижину разворотить, - возмущался Кибур.

- Да кто тут говорить, что разворотить. Так парочку перестроек, парочку изменений. Кое где гранаты заложим, пяток растяжек на улице, кое что из особых закромов. У меня есть. Ничего страшного.

- А если на улице, не тварь твоя вляпается, а детишки, случайно забредшие? - выпятил грудь Кибур.

- И много к тебе случайных детишек заходит в гости? - удивился Балу.

- Никто ко мне не заходит. А вдруг?

- Да ты небось по периметру столько обманок поставил, что к тебе только разве что пьянчуга поссать зайдет.

- Никаких пьянчуг, пусть только попробует, такой ужас увидит, что забудет зачем пришел. В мой дом никто не сунется, тут и без твоих ручонок кривых много чего поставлено. Думаешь, я бы здесь смог так долго прокантоваться вдали от любопытных глаз? Да если бы я не позаботился о безопасности убежища, меня давно бы на суд Каррадана на цепи притащили. Так что не лезь, куда не следует. Тут и без тебя с безопасностью полный гуд.

Но Балу просто так сдаваться не собирался.

- Выворотень, который нам чуть было перья не почистил на озере, вовсе не пьянчужка, да и на рядовых гномьих псов не похож. Он твою защиту, как карточный домик, раз и в лоскуты. Нам надо укрепить периметры, если мы не хотим оказаться на вертеле с голым задом.

- Да с чего ты решил, что нам что-то угрожает? Та тварь надолго запомнит наше знакомство. Да и озеро с другой стороны города. Мы оторвались от нее.

Рыжая борода Кибура горела как революционный флаг.

- Я бы на это не надеялся, упрямая гномья задница. Если она смогла нас найти там, то рано или поздно выйдет на твою берлогу. И тогда тушите весла, гасите свет.

Казалось, Балу сейчас схватит Кибура за бороду и начнет таскать в разные стороны, уму учить. И как только он сдерживался, удивительное дело.

- Молчать! - крикнул я.

И как ни странно они меня послушались.

- Чего разошлись? Кибур в твоем профессионализме никто не сомневается. И это твоя берлога, никто не собирается ее у тебя отбирать. Но мы столкнулись с нестандартной ситуацией, поэтому надо нестандартно мыслить и действовать. Балу в этом мастер. Дозволь ему посмотреть, что у тебя и как, а потом вместе мы подумаем, как охрану усилить. Ты же не хочешь ночью проснуться и увидеть над собой того бронезавра?

Кибур нахмурился и выдал неожиданное:

- Я вот чего думаю. Та тварь она вообще из каковских? Из людского племени или кого другого изуродовали?

- Это значит ты не против вместе помозговать над проблемой? - уточнил я.

- Только если мне что не нравится, сразу на фиг, - поставил условие Кибур.

- Вот же наглая рыжая морда! - изумился Балу.

Кибур на это не ответил.

- По рукам! - заключил я соглашение.

В гостиной мы расчистили большой стол. Задача тяжелая, с трудом справились. Кибур его несколько лет захламлял, а нам разгребай за четверть часа. Применили методику все на пол, там пусть сам разбирается.

Гном принес схемы и чертежи дома, и мы несколько часов проторчали над ними, изучая систему безопасности, которую установил Кибур. Системой это можно было назвать с большой натяжкой. Когда мы во всем разобрались, настала пора апгрейда. Балу уселся в позу мыслителя и усиленно мозговал, что и как, где взять и куда поставить. Кибур несколько раз сбегал на кухню, судя по грохоту крышек, успел таки приложиться пару раз к своему адскому пойлу. Я же старался никому не мешать, и с нетерпением смотрел на телефон.

- Эврика! - вскричал в восторге Балу, воздев к потолку указательный палец правой руки.

Кибур потянулся за спину. Того и гляди достанет секиру для того чтобы выразить свое недовольство.

А у меня зазвонил телефон. На экране отразилось имя "Хельг", сердце радостно ойкнуло, и я потерял интерес к разборкам Балу и Кибура. А они уже склонились над чертежами и что-то увлеченно обсуждали.

Я поднял трубку и услышал голос своего информатора:

- Тень ждет тебя завтра в половину второго в "Пуаро".

Короткие гудки. Вот так ни здрасьте, ни до свидания. Совсем Хельг уважение потерял, надо ему денежное довольствие урезать. Но дело сделано. Результат налицо. Теперь можно и Скорпиона проведать.

ГЛАВА 28

Ребята постарались на славу. Нечего сказать. Обложили наш дом по полной программе, комар не просочиться, мышь не проскользнет. Вроде все предусмотрели. Разобравшись с работой, завалились на кухню, где принялись дегустировать гномье варево, да меня к себе звали, только я не пошел. Совместная работа видно сближает. Еще утром пойло Кибура у Балу ничего кроме рвотного рефлекса не вызывало, а сейчас сидит, пьет из большой кружки, да нахваливает. Спелись два одиночества.

Я поднялся в свою комнату, достал ноутбук и включил его. Вечер за серфом по всемирной паутине. Время идет, надо быть в курсе событий в мире, в первую очередь меня интересовала жизнь Биржи и кругов вокруг нее, а то вернешься в большой мир и поймешь, что ничего о нем не знаешь.

Сперва я просмотрел обычную новостную ленту. Ничего интересного и захватывающего. Все как обычно. Террористы, кризис, нехватка продуктов, революции, политические скандалы и грязные сексуальные сплетни. Мир если вдуматься, с веками не меняется. Меняется только осведомленность индивидуумов о том, что происходит в мире. Закончив с чтением обычной новостной ленты, я переключился на изучение специализированных новостей, доступных избранным. Я загрузил портал birzha.torg, даже взгляда не удостоил страницу, которая появилась на экране. Котировки валют, индексы и прочее прочее, это все для слепцов, пусть они это кушают. Я нашел окно личного кабинета, ввел пароль и логин и оказался на истинном портале нашей Биржи.

Первая новостная строка: "Разыскивается подозреваемый в убийстве сотрудника ТД Голиаф бывший заместитель директора СББ Семен Ардов" и моя довольная физиономия на пол-экрана. Это ничего интересного. Это можно пролистать. Хотя я из любопытства все-таки заглянул. Не каждый день обо мне в прессе пишут, пусть и в таком криминальном ключе. Из статьи ничего нового я не почерпнул. Журналюга переливал из пустого в порожнее. Строил догадки, выдвигал версии. Одна другой бредовее. Но общий тон вырисовывался - за убийством стоят земляне, которые хотят урвать от общего пирога кусок пожирнее.

Другая новость. 30 сентября Торговый Дом Голиаф проводит свой ежегодный осенний бал. Вход строго по приглашениям. В программе праздничный концерт. Звезды рок-сцены Земли и традиционный театр масок Красного мира.

Я пролистал новостную ленту. В общем потоке информационного шума меня заинтересовало только два сообщения. Первое освещало скандал вокруг непотребного поведения группы голиафян. Четверо сотрудников ТД Голиаф в свободное от работы время, читай вечером после трудового дня, забрели в ночной клуб "Протуберанец", где после потребления горячительных напитков закатили скандал с администрацией клуба. Им не понравилось обслуживание и предвзятое к ним отношение. Хозяин клуба обвелианнин и это известно каждой собаке на Бирже. Голиаф обычно стороной обходит это заведение. А тут четыре красные горячие головы решили права покачать. Закончилось все хорошей трепкой и погромом в клубе. Неожиданно на помощь забияка появилась группа трезвых и хорошо подготовленных голиафян. Что они делали возле клуба? Каким чертом их туда занесло? Следствие пока устанавливает. Но лично мне это совпадение показалось чересчур наигранным. Усмирение забияк выросло в хорошую кабацкую драку. Приехавший по вызову особый отряд СББ унял драку и скрутил зачинщиков. В происходящем разбирается следственная группа.

Закончив читать эту новость, я подумал, что тут все не спроста. Не станут голиафяне заглядывать в клуб к своим злейшим конкурентам. Да и погром этот напоминает больше карательную акцию. От него больше всего пострадали обвелианне. Да и клубу нанесен большой урон.

Вторая новость касалась внеочередного созыва Совета Большой Торговли, который был назначен на начало октября. Программа встречи не оглашалась, как и не озвучивались причины досрочного созыва. Вроде новость как новость. Ничего важного на первый взгляд. Только в свете всего, что мне известно, вывод напрашивался один. Грядут большие перемены, намечается что-то важное, что пока держится от простых сотрудников в тайне. Чувствовал, что впереди большая дележка. И добром это не закончится.

ГЛАВА 29

К Скорпиону собрались рано утром. Я пытался отложить визит, мол на встречу с Тенью можем не успеть, а это сейчас важнее, но друзья не стали меня слушать. Разве мог я что-то противопоставить верзиле и сумасшедшему гному. Они меня и слушать бы не стали, скрутили бы в узел, закатали бы в ковер, да отвезли бы к Скорпиону насильно. Поэтому я поехал добром, чтобы потом не обижаться на весь мир.

Великий и таинственный мозгоправ жил на Парке Победы в доме со шпилем. Хорошо устроился, сукин сын. Богато жить не запретишь. Райончик тут престижный, квартиры серьезные, люди живут важные. Правда из наших биржевых тут никого особо и нет. Раньше вот Коля Баламут жил, да поговаривают, что несколько лет назад уехал в Африку на прииски. Может это и для отвода глаз. Говорили, что Голиаф собирался на черном континенте построить свое производство. Баламута наняли для контроля процесса со стороны Земли. А может и правда золотишка решил помыть. Кто его знает? Вот уже два года ни слуху, ни духу. А ведь раньше дружили.

Идти к мозгоправу я не хотел. Воротило с души, прямо тошно становилось, стоило подумать про то, что кто-то будет в моей голове копаться. Поэтому и откладывал. Думал, что если можно получить результат по-другому, то почему нет. Надо попробовать все способы, а потом уже прибегать к крайнему. Но время не терпит. Не в том я положении, чтобы перебирать харчи. Когда голод случился, тут уж не до гордости и страха.

Кибур и Балу намеревались проводить меня до квартиры Скорпиона. Кибур давно кореша не видел, решил парой слов перекинуться. А то потом скажет Скорпион, был его старый друг Кибур рядом, да не зашел на огонек, чайком побаловаться, да язык почесать за старые дни. А вот Балу пошел из опасения. Боялся он, что если я сам пойду к мозгоправу, без присмотра, то обязательно пропаду по дороге. Сбегу по черной лестнице. Решил он все проконтролировать. Самолично убедиться, что пациент к доктору доставлен.

Скорпион жил на пятом этаже. Не смотря на то, что нам было назначено, встречать он нас не торопился. Минут пять мерзли перед входной дверью, прежде чем он до нас снизошел. Это был высокий бородатый мужик с пронзительными синими глазами и горбатым носом. Больше ничего выдающегося в его внешности не было.

- Проходите, - пригласил он, посторонившись.

Мы вошли в квартиру.

Скорпион закрыл входную дверь и только после этого набросился на Кибура с дружескими объятьями.

- Постарел рыжая бестия! Давно я тебя не видел! Ой как давно!

- Да и ты не помолодел, - хлопая друга по плечу восторженно ревел гном.

Когда первые восторги улеглись, мы прошли в гостиную, где расположились на кожаном диване напротив кресла доктора. Комната была обставлена по-современному. Книжные стеллажи, большой плоский экран ТВ, рабочий стол с компьютером, мини-бар в виде глобуса на колесиках. Типичная обитель холостяка.

- Я уже знаю, в чем ваша проблема. Кибур рассказал в подробностях. Так что можно не повторяться. Так же я знаю, что вас ищут по подозрению в убийстве. Тут вы можете быть спокойны. Все что станет известно в этом кабинете, останется строго между нами. Также я не намерен выдавать вас СББ. Вы друг моего друга. А это священно для меня. То что я могу вам предложить, отличается от всех тех практик, о которых вы слышали, или могли слышать. Эта практика носит внеземное происхождение. Вы не должны ничего бояться. То что вы увидите в этой комнате, всего лишь наваждение, можно сказать лечебный сон.

- Это поможет мне восстановить память? - спросил я.

- Я верну вас в тот день. Вы заново переживете все то, что с вами случилось. Сможете все увидеть. Но память об этом не сотрется после того, как вы вернетесь в реальность.

Предложение дельное. Мне понравилось, и я дал согласие.

Скорпион хищно улыбнулся и обратился к моим друзьям:

- Мужики, это процедура строго индивидуальная. Сходили бы вы на кухню, чаю попили с бутерами. Пока мы тут работаем. Не примите на свой счет, но вас тут быть не должно.

Балу с подозрением посмотрел на мозгоправа. Я прямо видел, как мысли бродят у него в голове. Одно дело на прием друга к неизвестному доктору отвести, можно рядом посидеть, проследить как процесс идет, если что не так прервать операцию, да в бубен настучать шарлатану. Другое дело полностью довериться незнакомому ему специалисту, который носит такое подозрительное прозвище "Скорпион". Но выбора не было. Балу тяжело вздохнул, поднялся с дивана и направился на кухню.

Кибур хитро улыбнулся, сказал:

- Ну, удачи, шугани этого зазнайку как следует.

И пошел за Балу.

Когда дверь в гостиную закрылась за спиной гнома, Скорпион посмотрел на меня внимательно и произнес:

- Сейчас я прочитаю формулу возврата и высвобожу свое духовное "Я" из телесной оболочки. Мой дух станет вашим проводником в прошлое. Прошу ничего не бояться и не сопротивляться мне, каким бы страшным вам не показалась процедура.

Скорпион откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и стал читать какие-то мантры. Я ни черта не понимал, что он читает. Ни одного слова не разобрать. От этого медитативного заунывного чтения только в сон стало клонить.

Неожиданно мир вокруг подернулся серой дымкой, словно я очутился в комнате полной курящих людей. Табаком не пахло, но появилось неприятное гадливое чувство, как всегда когда рядом со мной курили, и в горле запершило. "Ну вот, теперь головная боль обеспечена" - подумал я, и обнаружил, что почти не вижу кресла напротив, в котором сидел мозгоправ. Дым съел человека, проглотил его.

Я решил, что с меня хватит. Поэкспериментировали и пора домой. Я хотел подняться из кресла, но тело меня больше не слушалось. Что за черт! Я дернулся раз, другой, но оставался не подвижен. Только не паниковать. Только без паники. Начал я себя успокаивать. Но зря.

В кресле напротив зашевелился дым и из него появился настоящий гигантский скорпион. Вот такого поворота событий я не ожидал. Теперь понятно почему мозгоправа "Скорпионом" прозвали. Кажись, мне пришел кердык. Скорпион спустился из кресла, загремел лапами по полу и остановился в опасной близости от меня. Он поднял над головой жало, оно дрожало от напряжения и с него капал яд, и молниеносно ударил мне в грудь.

Я почувствовал боль и прекратил существовать в этом времени и в этой точке пространства.

ГЛАВА 30

Пробуждение.

Где я? Кто я?

Лестничная площадка. Знакомая дверь. Я здесь жил, пока не случилась подстава, и я вынужден был бежать.

Я вижу себя со стороны. Необычное ощущение. Я присутствую здесь в реальности, но я не участник, я наблюдатель. Я стою за своим плечом, и вижу как другой я, из отжитого времени, ставит сумки возле входной двери, ищет в кармане ключ, вставляет его в замок и открывает дверь.

- Господин Ардов, - раздается звонкий голос за моей спиной.

Я оборачиваюсь вместе со своим двойником. На ступеньках стоит незнакомый мне парень лет двадцати. Мгновение, и он преображается. "Паранджа" спадает, и я вижу высокого молодого голиафянина. Я его где-то уже видел. Я чувствую, как другой я из этой реальности начинает перебирать кандидатуры в голове, пока наконец не понимает, что видит перед собой пропавшего Веселина Ракха.

- Я тебя знаю. Тебя вся Биржа ищет, - говорю я.

Я вернувшийся в прошлое молчу. Я не произнесу здесь ни слова. Мне не с кем и не о чем говорить. Я молчаливая тень настоящего в прошлом.

- Мне нужно с вами поговорить. Можно я войду? - спрашивает мальчишка.

Я сомневаюсь пускать его или нет. С одной стороны надо бить в набат, хватать парня, да лететь на всех парах в "Атлантиду". Сдать мальчишку с рук на руки Радже Сингху и снять с себя лишнюю головную боль. Но с другой стороны мальчишка хочет поговорить, он что-то знает, он хочет поделиться какой-то информацией. Не просто так он сбежал от Голиафа.

Я открываю дверь и пропускаю мальчишку внутрь. Заношу сумки, ставлю в коридоре возле вешалки. Надо предложить гостю чаю, расположить к беседе. Может, что и покрепче ко двору придется.

Я провожу краснокожего в гостиную. Предлагаю ему виски, водку, пиво, чай. Он от всего отказывается. Выглядит взволнованным. Места себе не находит. Трясется, словно в нервной лихорадке, постоянно оглядывается, точно ждет кого-то.

- Если можно стакан воды, - просит он.

Я ухожу на кухню. Приношу воду. Веселин Ракх сидит в кресле с невозмутимым видом будды. Он спокоен, он умиротворен. Я удивлен этим переменам, но виду не показываю.

- Ты хотел поговорить. Я слушаю.

- Меня разыскивают? - вместо страшного признания спросил краснокожий.

- Твои сородичи обратились в СББ. Пока это неформальное расследование. Но если оно не даст никакого результата, дело будет передано огласке.

- Плохо.

- Зачем ты сбежал? Где пропадал? Что намерен делать?

Веселин Ракх задумался на секунду, но затем мотнул головой, словно пытался избавиться от ненужных назойливых мыслей, которые рассерженным роем гудели в его голове.

- Не в этом сейчас дело. Слушайте внимательно. И ничему не удивляетесь. Я должен это передать. Пока есть время. Пока еще можно. Успеть надо. Замышлена большая игра. Многое на карту поставлено. Я выкрал из Голиафа документы, чертежи, бизнес-проект. Я должен был его подкинуть обвелианнам. Так мне приказали. Но я не стал этого делать. Я спрятал документы на квартире, где последние несколько дней кантовался.

Парнишка неплохо изучил голос улиц.

- Что это за документы? - спросил я.

Зачем Голиафу допускать утечку информации, подкидывать ее своим лютым врагам? В чем смысл?

- Какой-то важный бизнес-проект, технология. Не знаю. Его должны были выставить на торги.

- Почему Голиаф хотел, чтобы эта технология попала в руки обвелианн?

- Мне не докладывали об этом. Она должна была помочь Призракам выиграть якобы выгодный контракт на одной отсталой планете.

Призраками краснокожие звали обвелианн за их мертвенно-бледную кожу. И правда иной раз не понятно мертвеца ты перед собой видишь, или ангела, спустившегося на землю.

- Только я знаю, что это обман, надувательство. Голиаф специально вбросил на Биржу этот контракт. Обвелианне выиграли бы его, втянулись в якобы выгодное дело, наладили бы производство этих паровых двигателей, а когда все вскрылось бы, выяснилось бы, что деньги выкинуты на ветер. Мир есть, он реально существующий. Только там не нужны никакие паровые двигатели. Это обманка. Дымовая завеса. Контракт выполнен, но его некому выкупать. Пока соберется Комитет Добросовестности. Будет проведено расследование, добросовестная ли сделка или нет. Время упущено. Под носом у обвелианн пройдет дорогой контракт, который смог бы приподнять их над другими корпорациями. И этот контракт получит Голиаф.

- Любопытно, - оценил я.

Комбинация серьезная. Непонятно только как служба внутренней безопасности обвелианн это пропустила. Должны были проверить все, все документы вплоть до последней точки.

- Голиаф сработал четко. Мир, для которого работали контракт, был обставлен так, что комар носа не подточит. Несколько лет готовили эту операцию. Через меня должна была произойти утечка. Но я не стал этого делать.

Веселин Ракх опять разволновался.

- Почему? - спросил я.

- Наш мир клановый. Клан, к которому я принадлежу, силен, один из самых сильных. Но в этот раз мы остались в меньшинстве. Мы выступали против проведения этой операции. И нас почти никто не поддержал. Тогда мы присоединились к большинству. Мы вынуждены были признать эту операцию.

- Странно. Как же тогда допустили, чтобы ты самый ответственный шаг делал. Не знали что ли, из какого ты клана? - удивился я.

- Конечно, знали. Как не знать. Но мой отец сумел добиться моего участия в операции.

Чувствовал я, что не все так просто как кажется этому наивному мальчику. Тут сложная многоходовка разыграна. И парнишку с его кланом переиграли по всем статьям.

- Только вот я не слил документы. Но все прошло и без меня. Призраки получили бизнес-план, выиграли торги и теперь готовятся к работе. Они погорят на этой работе. Я поэтому и затаился. Я не знаю, что мне делать. Я единственный из клана Дрисколл, кто находится сейчас на Бирже. Остальных отозвали с Биржи. И теперь люди моего клана заперты на своей земле, без права передвижения. Я остался один, и я не знаю, что мне делать.

- Если ты явишься в Голиаф, то тебя вышлют на родину. Это кажется выход для тебя, - предложил я.

- Может это и выход. Но если меня сошлют, то это значит мы проиграли, - сказал Веселин Ракх. - На меня была возложена такая ответственность. А я все спустил на ветер.

- Ты один хочешь воевать с могущественной корпорацией? - удивился я.

Мне, сидящему в кресле, казалось это громадной глупостью, и было невдомек, что через каких-то несколько дней я сам окажусь один против всего мира. По крайней мере до тех пор пока меня не поддержит Балу и Кибур.

- А разве у меня есть выбор? - удивился Веселин Ракх. - Мне не стоило сюда приходить. За вашим домом могут следить. Но мне некуда податься.

- Сейчас я отвезу тебя в СББ. Мы снимем показания, и я смогу инициировать собрание Комитета Добросовестности. Доказать твои слова вряд ли получится, но заронить обоснованное сомнение получится, - предложил я.

- Вы думаете, это поможет? - спросил краснокожий.

- У нас нет выбора. Сейчас я сделаю звонок своему напарнику, чтобы он бросал все и летел в контору. Минуту.

Я поднялся и направился в коридор за трубкой. Я всегда по возвращении домой, оставляю сотовый на тумбочке в коридоре. Дурная привычка. Но он мне за день так надоедает, что век бы его не видел.

Я уже был коридоре, когда входная дверь распахнулась и в квартиру ворвались несколько краснокожих. Я ничего не успел сделать. В меня выстрелили из парализатора, и я потерял контроль над телом. Меня перенесли в гостиную и положили на диван. Веселин Ракх лежал лицом в пол. На нем сидел здоровый голиафянин и вдавливал в висок дуло парализатора.

Вот и съездили мы в СББ. Вот и собрали Комитет Добросовестности.

Надо же какой я идиот. Как не догадался сразу, что за моей квартирой установлено наблюдение, и появление Веселина Ракха станет сразу же известно его соплеменникам. С другой стороны я же не знал, что мальчишка пошел против своих.

Я на диване уже давно выключился. Я, наблюдатель, смотрел за разворачивающими событиями, но не мог принять в них участия. Меня здесь по факту не было. Это все проделки Скорпиона. Его игрушки.

В гостиную вошел Раджа Сингх, собственной персоной. Ну, кто бы сомневался, что вся эта комбинация была провернута им. Только не понятно, зачем нужно было привлекать меня к поиску Веселина. Они вполне могли обойтись своими силами.

- Мальчик мой, ты оказался строптив. Ты должен был сделать маленькое дело, а ты его провалил. Ты должен был быть верен своему Торговому Дому, а ты пришел жаловаться на нас. Не хорошо, - пожурил Веселина Раджа Сингх. - Но ты глупый мальчик. Ты все сделал правильно. Ты сыграл нам на руку.

Веселин Ракх дернулся на полу, но его плотно держали.

Раджа Сингх посмотрел на меня, презрительно ухмыльнулся и приказал:

- Сотрите память этому землянину. Он нам больше не нужен.

- Что делать с предателем? Везем его к нам?

- Зарежьте его. Пусть все думают, что этот землянин убил его. Мы на этом деле сможем разыграть неплохую комбинацию, - приказал Раджа Сингх.

Он не спешил уходить. Он хотел, чтобы все было исполнено у него на глазах.

Веселин Ракх еще дергался, пытаясь освободиться от захвата голиафянина, когда другой оперативник аккуратно перерезал ему горло. Медленно, наслаждаясь мучениями жертвы. После того как мальчишка перестал корчиться от боли, жизнь уже почти покинула его, его стали резать большими ножами. Одну за другой наносить раны, не совместимые с жизнью.

После того как с парнем было покончено, принялись за меня. Не за меня наблюдателя, об этом фокусе никто в комнате не догадывался. За меня бесчувственного, бревном лежащего на диване. Один из краснокожих принес из коридора черный чемоданчик, отрыл его, подсоединил какие-то проводки к моей голове, долго колдовал над чем-то, мне было не видно над чем, после того как он закончил, смотал все провода, закрыл чемоданчик и вышел из комнаты.

- Это надежно? - спросил Раджа Сингх.

- Он не вспомнит ни нас, ни встречи с предателем.

- Замечательно. Все будут думать, что это он его убил. Перенесите землянина в спальню. Пусть отдохнет в своей кровати, в последний раз. Проверьте квартиру на жучков и камеры. Если найдете, уничтожьте записи.

Какие камеры и жучки? В моей берлоге чистота и порядок. Сам в свое время об этом побеспокоился. Видно зря. Надо было скрытное что-то поставить. Вдруг бы не нашли.

- Извини, - сказал Раджа Сингх моему бесчувственному телу. - У нас не было другого выбора.

Гнев затопил разум меня наблюдателя. Я хотел было броситься на голиафянина, но неведомая, неумолимая сила выдернула меня назад, и я растворился в прошлом, чтобы пробудиться назад в будущем.

ГЛАВА 31

Я очнулся. Скорпион сидел напротив меня, скрестив руки в замке перед лицом, и улыбался. Довольно так. С чувством выполненного долга. У меня было тысяча вопросов, но я молчал. Я видел, как сквозь человеческий облик проступает скорпионья сущность. Кто этот человек? Почему я видел скорпиона? Это было видение? Или он не человек вовсе?

- Я вижу твои сомнения, вижу твои вопросы. Но в них нет смысла. Ты получил то, что хотел. Остальное не важно. Остальное все тлен.

И я замолчал. Хотя я не успел ничего сказать, но я собирался. Теперь же мне было не важно кто такой мозгоправ, человек или правда скорпион, хорошо замаскировавшийся. Главное, я увидел, кто убил Веселина Ракха. И мне теперь хотелось порвать краснорожего мерзавца на лоскуты.

В гостиную вошел Балу:

- Ну, что получилось?

В спину ему дышал Кибур.

- Скорпион работает без осечек.

- Я знаю кто меня подставил.

- Говори, - потребовали друзья.

- По дороге, - отрезал я.

Рассказывать все подробности, называть имя всемогущего голиафянина при Скорпионе я не хотел. Он конечно мне помог и мозгоправ знатный, но вдруг он и с Голиафом работает. Мы за порог, а он на телефон предупредить Раджу Сингха. Нет. Я должен быть осторожен. Я должен перестраховаться.

- Что я должен за помощь? - спросил я у мозгоправа.

- Я помогал другу. И надеюсь, когда мне потребуется помощь, друг не откажет, - сказал Скорпион.

- Можете не сомневаться, - пообещал я, поднимаясь из кресла.

Мы покинули квартиру мозгоправа молча.

В машине я объявил:

- Это был Раджа Сингх. Он убил Веселина.

- Погодь, Сема. Ты хочешь сказать, что голиафянин убил голиафянина. Что за бред?

Балу повернул ключ зажигания, и машина глухо заурчала.

- Зачем исполнительному директору Голиафа убивать своего. Тем более он сам просил его найти?

- Тут все очень сложно.

Я рассказал вкратце все что мне стало известно после путешествия, которое организовал Скорпион.

Автомобиль мчался по Московскому проспекту в сторону Пулковского шоссе.

- Закрученная комедия, - оценил Балу.

- Надо начистить клюв этому краснорожему, чтобы неповадно было. Я предлагаю драку, - заявил Кибур и для наглядности предложения ударил кулаком в ладонь.

- Идея хорошая. Так и поступим. Через два дня у Голиафа большой осенний бал. Заглянем на огонек, поболтать с Раджой. У меня масса вопросов накопилось.

Балу посмотрела на меня как на сумасшедшего.

- Ты совсем поплыл. Как ты собираешься пробраться в "Атлантиду"? Ее будут охранять почище, чем золотой запас страны. Это самоубийство. Нас поймают и вздернут на первом же суку.

- Не бери в голову. У меня есть план. Я должен поговорить с Раджой. Лично.

До встречи с Тенью оставалось несколько часов, и мы решили вернуться домой, да проверить не заглядывал ли кто на огонек в наше отсутствие.

ГЛАВА 32

В "Пуаро" я появился первым. Занял столик, заказал темного аббатского пива, да закусок, и принялся ждать появления Тени.

Помнится на это заведение я наткнулся случайно. Я тогда только познакомился с Хельгом и водил его по разным кабакам, прощупывая почву на предмет сотрудничества. Во время одного из таких походов мы и заглянули в "Пуаро" оценили кухню, отменное качество пенного, но поставили главный и жирный минус: для дружеской попойки место не подходит, слишком тихое и домашнее, так и тянет впасть в уныние и начать вышивать крестиком. Но для себя я отметил, что для деловых встреч нет ничего лучше "Пуаро" и в дальнейшем, когда рыба клюнула на крючок, водил сюда Хельга каждый раз, когда требовалось обсудить то или иное дело.

Когда официант принес заказ, я предупредил его, что жду товарища и попросил, всех интересующихся моей скромной персоной, отправлять к моему столику. Официант широко улыбнулся и заверил, что все будет сделано в лучшем виде.

В обеденный час в брассерии пусто. Влюбленная парочка у окна, да сурового вида мужик за барной стойкой накачивается темным под завязку. К вечеру здесь будет не протолкнуться, но я всегда назначаю встречи днем, чтобы нам никто не мог помешать, да нежелательных элементов будет сложно в толпе замаскировать. А то был случай, когда меня пытались убрать вместе с информатором. Это еще до Хельга было. В кабаке кроме боевой группы Кочегаров никого и не было. Как потом оказалось, когда нас брать начали. Информатора не спасли, а я вырвался. Помощь вовремя подоспела. Группа быстрого реагирования Генерала на улице дежурила. Они кочегарских боевиков на пиксели разобрали. С тех пор я в переполненные кабаки ни ногой, если на работе. Себе дороже.

Пиво порадовало. Я успел сделать несколько глотков, прежде чем входная дверь отворилась и появился человек в черном пальто и широкополой шляпе. Он прошествовал к барной стойке, о чем-то пошептался с барменом. Бармен указал на мой столик. Человек повернулся и направился ко мне.

Был такой фильм в конце прошлого века, "Тень" назывался. Там еще Алик Болдуин играл. Так вот вошедший в "Пуаро" незнакомец очень напоминал главного героя этого фильма. Толи это случайное совпадение, толи принципиальное подражательство, но лицо пришельца было скрыто красным шарфом, только большой острый нос и карие пронзительные глаза оставались на виду и привлекали внимание.

- Вы хотели видеть меня? - сказал Тень, присаживаясь за мой столик.

- У меня есть пара вопросов. Я много о вас слышал, и вот настала пора познакомиться лично, - уклончиво ответил я.

- Я слышал, что вы больше не работаете на Безопасность. Это радует. Если бы вы были сотрудником СББ, я не стал бы с вами встречаться.

- То что я не в погонах, это вовсе не значит, что я не законопослушный гражданин. Я буду защищать интересы Биржи, даже находясь в бегах.

- У нас разные понятия об интересах Биржи, - сказал Тень.

- Может, что-нибудь выпьете? Здесь хорошее пиво и вкусно кормят, - предложил я.

- Спасибо. Не голоден, - отказался Тень.

Кто бы сомневался. Я и не думал, что он ради кружки аббатского будет снимать свою маскировку. Но вежливость всему голова.

- Вы занимаетесь промышленным воровством... - приступил я к основному вопросу нашей встречи, но Тень меня тут же перебил.

- Я не занимаюсь воровством. Вы неверно представляете род моих занятий.

- Тогда что вы делаете? - удивился я.

- Я лишь посредник. Есть люди или нелюди, которые хотят продать что-то, а я нахожу покупателя и обеспечиваю безопасность сделки.

- Вы так это называете. Любопытно. Но вы же размещаете заказы на ту или иную технологию, которую по вашему приказу воруют, и переправляют...

- Опять неверно. Я не приказываю и не размещаю никаких заказов. Я всего лишь информирую круги Биржи о том, что есть люди или нелюди, которые готовы заплатить хорошие деньги за ту или иную технологию. Дальше все дело случая. Обычно мой заказчик получает то, что ему нужно.

Тень говорил вкрадчиво, словно пытался меня загипнотизировать. Только у него это плохо получалось. Я ему не верил. Понятное дело, он сам ничего не воровал, но имел прямое отношение к хищению технологий и срыву множества сделок на Бирже. Как ты это не назовешь, все равно дурно пахнет.

- Меня интересует последняя ваша сделка на технологию, разработанную Кочегарами. Название "Колыбель". Они хотели выставить ее на торги, но произошла утечка.

- Почему вы решили, что я имею к этому какое-то отношение? - спросил Тень.

- Я общался с исполнителями. Они вынуждены скрываться от гнева корпорации, которую обули на приличные деньги. Эти ребята показали на вас, как на источник заказа.

- С теми деньгами, что они получили за сделку, могли бы выбрать любой из темных миров, и стать там если не богами, то повелителями всего сущего, - сказал Тень. - Но эти олухи предпочли скрываться в Бункере. Скоро этот притон накроют и будет всем крышка. Корпорации пока терпят эту червоточину, потому что управляют ею, но с каждым годом она все больше и больше выбивается из-под контроля. Грядет великая чистка.

- Вы не отрицаете, что участвовали в сделке по "Колыбелям"?

- А мы на допросе?

- Что вы. Частная беседа, не более того.

- Тогда скажу так. Я помог заинтересованным людям приобрести то, что они хотели.

- "Колыбели"? - уточнил я.

- "Колыбели", - подтвердил он.

Вот же изворотливый гад. Столько сидим, все вкруг да около ходим и все для того, чтобы получить короткий положительный ответ. Меня это раздражало, но с людьми такого сорта по другому никогда и не получалось.

- Мне нужно знать, кто заказчик этой технологии, - озвучил я свою просьбу.

- Не много ли ТЫ хочешь знать? - отчеканил Тень, делая упор на слово "ТЫ".

- Нет. Достаточно, - отрезал я.

- Ты понимаешь, что это конфиденциальная информация. Я не сдаю своих заказчиков, - ответил Тень.

Конечно, не сдает. Зачем сдавать то, что можно хорошо продать. К тому же еще несколько дней-недель-месяцев и информация станет общедоступной. Это пока она держится в секрете, операция "Колыбель" не вошла в завершающую стадию, но скоро она не будет стоить и ломаного гроша.

- Назови сумму, - потребовал я.

Я конечно не миллионер, но кое-что на черный день припасено. Можно и поторговаться.

Тень молчал. Толи обдумывал цифру, толи выбирал ёмкие выражения, чтобы послать меня куда подальше.

- Мне не нужны деньги, - наконец ответил он.

Вот же засада. Я надеялся на скорую победу, а не на многочасовую торговлю.

- Но ты кое-что можешь для меня сделать.

- Это что же? - осторожно поинтересовался я.

- Мне нужен Черный Горн.

- Что это? - о такой штуке мне ни разу не доводилось слышать.

- Скажем так, некий артефакт, не обладающий особой ценностью, но мне необходимый.

- И где он сейчас находится?

- В торгпредстве Каррадан.

Сказать, что я был удивлен услышать такое, ничего не сказать. Я был ошеломлен.

- Правильно ли я понимаю, чтобы узнать имя твоего заказчика, я должен выкрасть из резиденции гномов некий артефакт?

- Зачем выкрасть, ты можешь выкупить его, получить в подарок. Мне не интересно, как ты его получишь, главное чтобы он оказался в твоих руках, и ты передал его мне. Тогда мы начнем разговор снова.

- Гномы известные скряги, они свое не упустят. Значит, все-таки выкрасть, - размышлял я вслух.

- В твоей команде есть гном, может он сумеет договориться с сородичами.

ГЛАВА 33

- Ты сошел с ума, Сема, какой там договориться! Эти мохнатые ублюдки меня даже на порог резиденции не пустят. В лучшем случае накостыляют от души, да с лестницы спустят. А может чего и похуже сделают! - возмущался Кибур.

Стоило мне только закинуться о предложении Тени.

- Может, есть какой-то способ решить вопрос законным путем? - попытался я выяснить.

- Есть. Сдаться властям, взять вину на себя, и спрятаться в тюрьме, пока эта свистопляска не уляжется, - предложил Кибур. - Это будет лучший выход. И все останутся живы.

- Давай без клоунады. Сам знаешь, нам этот вариант не в гору, - чувствовалось Балу начал заводиться.

- Вы не понимаете, - Кибур нервно расхаживал по своей гостиной из стороны в сторону и теребил рыжую бороду с такой яростью, что начинало казаться, что он хочет вырвать ее клочок за клочком.

- Чтобы мы начали понимать, ты должен нам объяснить. Если твои соплеменники не захотят отдать тебе этот Горн, мы можем его арендовать, можем позаимствовать на время, пока не уладим свои отношения с Тенью, - озвучил я варианты добывания ценного артефакта.

- Хельмова отрыжка, да проще голову в пасть дракона сунуть, чем заставить гномов расстаться с Черным Горном, - отверг разом все предложения Кибур.

- Ты где дракона найдешь? - поинтересовался Балу.

Он всегда испытывал особый интерес к этим чешуйчатым тварям.

- В том то и дело, что заполучить Горн это невозможнее невозможного, - отрапортовал Кибур. - Вы безумцы. Тень поиздевался над вами, когда потребовал такую плату.

- Может, тогда назначим встречу с Тенью, скрутим его, да вытрясем имя заказчика, - предложил Балу. - Я всегда за хорошую драку. Нет ничего лучше.

- Давай оставим этот вариант как запасной, - предложил я и обратился к Кибуру. - Ты лучше скажи, что это за Черный Горн такой?

Кибур смерил меня презрительным взглядом, словно сомневался в моих умственных способностях, но все же снизошел до ответа.

- Ничего особенного. Просто дорогая каменюка.

- Если это дорогая каменюка, то что может быть проще ее позаимствовать? - удивился я.

- Ты где-нибудь видел, чтобы гномы расставались со своими каменюками? - ответил вопросом на вопрос Кибур. - Да мы за камень, тем более за такой готовы войну миров развязать, если потребуется. Ты не смотри на то, что мы низкие ростом, мы очень воинственная раса. Хотя бы взять "Властелина колец", помнишь как там Гимли...

Сейчас начнется трехчасовая лекция о правдоподобности изображения гномов в мировой человеческой литературы на примере книг Толкина и фильмов Питера Джексона.

- Может тогда можно подменить камень? - предложил Балу.

- Вряд ли это удастся, - отверг предложение Кибур.

- Это почему? - спросил я.

- Черный Горн один из первокамней, доставшихся нам от предков, из тьмы веков пришедший к нам.

- А можно без излишнего пафоса? - попросил Балу.

- Можно. Но это не так эффектно, - сказал Кибур.

- Ты по-простому объясни, что такое этот Горн? - попросил я.

Кибуру нравится чувствовать себя самым умным в компании. Когда истину знает только он, а все остальные блуждают во тьме.

- Что же вы за жадный народ гномы. Вам даже каменюку друзья жалко подарить, - сокрушался Балу. - Тоже мне геологи доморощенные. Коллекционеры-любители.

- Балу, успокойся, - потребовал я.

- Черный Горн это не просто камень. Тут я конечно лукавством дал. Это легендарный артефакт, упоминавшийся еще в Летописях Ста Дней.

Мне начало казаться, что после объяснений Кибура, потребуется объяснить объясненное. Вечно с этими гномами сложности какие-то.

- Черный Горн обладает уникальными способностями. Отмечу природными способностями. Вокруг него создается определенное поле, в котором нарушается привычный ход времени. Вместе с Жалом Угорна и Колесом Хельма Черный Горн является краеугольным камнем гномьего могущества, о котором написаны тысячи книг, песен и сказаний. Каждый мальчишка с детства мечтает увидеть Черный Горн вживую.

- Если это такая великая ценнась, зачем вы его на Землю то притащили? - удивился Балу.

- Тот Черный Горн, что из легенд, он хранится в царской сокровищнице в Арнории. На Земле его малый собрат, поздняя копия, одна из нескольких, она позволяет нам создавать устойчивые каналы связи между гномьими мирами и Землей. О том, что в резиденции Каррадан находится Черный Горн знают многие, но то что это поздняя копия не знает почти никто. Но это не значит, что за ним никто не следит, и его потеря не всплывет наружу.

- Если мы выкрадем Черный Горн из резиденции, значит ли это, что связь между родиной гномов и Землей прервется? - уточнил я.

- Нет. Канал может, начнет сбоить, может, будут какие-то погрешности в передаче, скажем это как если бы ты захотел полететь в Москву, в попал бы в Улан-Батор, но в целом связь останется. Система порталов очень сложная, чтобы из-за одной каменюки все полетело к черту. Тут надо целую пещеру стырить, - ответил Кибур.

Да, было о чем задуматься.

ГЛАВА 34

Далеко за полночь сработала тревожная система. Выпороть бы по мохнатому голому заду Кибура за такое чувство юмора. Он вместо сигнализации поставил волчий вой, очень реалистичный. Проснуться посреди ночи под такое заунывное пение нет ничего кошмарнее. Зато быстро приводит в состояние боевой готовности. Я готов был надрать задницу первому кто попадется под руку. Быстро одевшись, я вытащил из-под подушки кобуру с пистолетом, прицепил ее к поясу, как лихой герой Дикого Запада, упал на колени, залез под кровать, вытащил свою сумку, извлек из нее "пояс верности", кожаный ремень, увешанный как новогодняя елка оружием, и набросил его на плечо, одевать его времени не было.

Балу с Кибуром были уже в гостиной, вытащили из-под свалки журналов и газет ноутбук и отчаянно вглядывались в экраны следящих камер.

- Что стряслось? - спросил я.

- Кажется, нас опять нашли, - ответил Балу.

- Опять та тварь?

Он оторвался от компьютера, смерил меня оценивающим взглядом и спросил:

- На войну собрался?

- Кто его знает, - ответил я. - С вами все время как на вулкане. Сегодня мороз, завтра война.

- Это правильно. Надо ко всему быть готовым, - поддержал меня Кибур. - Я вот только не пойму, как эта тварь нас опять вычислила.

- А может эта кошка соседская пробралась, или зайцы соседские твою капусту жрать повадились, - припомнил я нашу новую встречу с Кибуром, когда он по забору из помпового ружья палил.

- Какие такие зайцы? - удивился гном. - Ты чего там сивухи перебрал перед сном. У нас тут нет никаких зайцев и соседей я знать не знаю.

Шутка явно не удалась.

Я приблизился к компьютеру и попытался взглянуть через плечо Балу на экран, но верзила весь обзор перегородил.

- Не видно ни черта. Что у вас там? - пожаловался я.

Балу чуть подвинулся, открывая мне вид на экран, разделенный на десять окошек, на каждое из которых выводилось изображение с одной из камер внешнего наблюдения. Десятью камерами покрывались все подступы к берлоге Кибура. Гном то не из простых, вон как о своей безопасности печется, хотя с тех пор как его из Каррадана вышибли, интерес к его персоне изрядно поутих, только ему забыли сказать, что его давно списали на пенсию.

На камерах все было спокойно. Никакой тревоги. Не видно никого, кто мог бы вызвать срабатывание сигнализации. Спящая улица, пара изрядно подвыпивших мужичков на скамейке увлеченно о чем-то разговаривают. Соседние дома с холодными черными окнами, да раскачивающиеся под воздействием ветра деревья. Улица выглядит безопасной, но доверия все же не внушала.

Меж тем сигнализация захлебывалась в волчьем вое.

- Может, замкнуло где? - с сомнением в голосе спросил Балу.

- Мы же сегодня проверяли. Не могло замкнуть нигде, - раздраженно произнес Кибур.

- Надо на улицу идти, да по периметру еще раз пройтись. Может, где дерево упало, да перемкнул все на хрен, - предложил Балу.

- Мы бы увидели на камере. Но тут чисто, - возразил Кибур.

Перспектива иди на улицу во мрак ночной его не вдохновляла.

- Выбора нет. Надо на разведку идти, - настаивал Балу.

- Вот вы вдвоем идите, а я проконтролирую по камерам. Может, что найду в программе. Может, тут где перемкнуло, - нашел выход Кибур.

Гномы - народ упрямый. Если чего себе в голову втемяшат, то переубедить их очень сложно. Может, это и к лучшему. После волчьего воя заснуть будет сложно, а так прогуляться перед сном милое дело.

- Пошли, Балу, шуганем пьянчужек.

Я направился на выход. Балу прихватил помповое ружье Кибура и догнал меня.

"Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать" - вертелась в голове детская считалочка на блатной мотив, когда я переступил порог входной двери.

Балу дышал мне в спину.

Улица встретила нас дружелюбно. Ничто не предвещало трагедии, даже пьянчужки на скамейки выглядели вполне себе по-домашнему.

- Куда пойдем? Направо или налево? - спросил Балу.

- А что есть принципиальная разница? - поинтересовался я.

- Нет.

- Так зачем мне голову морочить?

Чувствовалось, Балу нервничает. Он помнил ту тварь, с которой мы вступили в неравную схватку на озере, и второй раз встречаться ему не улыбалось. Как и мне впрочем. Но выбора нет. Надо удостовериться, что нам ничто не угрожает.

Мы повернули направо и пошли вдоль дома. Балу выдвинулся вперед. Он внимательно осматривал окрестности, где были расставлены ловушки на непрошенных гостей. Только он знал, где что у него припасено. Я же не видел ничего, кроме запущенного домашнего сада с яблонями и кустами жимолости и шиповника. В некоторых местах путь наш был совсем непроходим, пришлось продираться сквозь кусты, шиповник так и норовил оцарапать, да порвать одежду. Под ногами то и дело что-то скользило, выворачивалось. Такое ощущение, что я иду по старой заброшенной стройке. Какие-то доски (дай бог, чтобы там не было ржавых гвоздей), куски железа, битый шифер (он хрустел под ногами как замороженный шоколад).

Задний двор берлоги Кибура выглядел, как декорации к фильму ужасов. Одна старая пилорама чего стоила. И зачем она нужна Кибуру? А еще ржавый остов автомобиля, стоящий на колодках. В его очертаниях с трудом угадывался желтый "Запорожец". Рядом наковальня на высоком деревянном пне, а в нем торчал огромный нож без рукояти.

- Чего это такое? - не смог сдержать я возгласа удивления.

- Он говорит, что это его коллекция. Пробирает до дрожи? Правда? - ответил Балу, исследовавший связку консервных банок, висящую между двумя сухими деревьями.

- Не то слово.

- Здесь тоже чисто. Ума не приложу, где у нас периметр прорвало, - расписался в собственной беспомощности Балу.

Он готов был признать свое поражение, но вместо этого издал победный вопль, словно обнаружил выигрышный билет в лотерею на пару миллионов зеленых.

- Бинго, мать вашу!

Балу устремился напролом в кусты, словно разъяренный вепрь, и застрял там на четверть часа. Я не стал повторять за ним подвиг. Остался возле скелета машины, даже присел на капот, хотя опасался что это чудо советского автомобилестроения развалится подо мной.

- Ничего не понимаю. Тут какая-то дрянь, - раздалось ворчание из кустов. - Периметр нарушен. Такое ощущение, что кто-то просто напакостил. Ничего серьезного, что могло бы нам угрожать.

В это время внутри дома прозвучали первые выстрелы.

ГЛАВА 35

Ну, конечно. Кто бы мог подумать. Пока мы снаружи искали злодея, не давшего нам спокойно спать этой ночью, он уже проник внутрь, где успел познакомиться с Кибуром. Нас классически развели. Отвлекли, разделили, а теперь пытались уничтожить поодиночке.

Балу выскочил из кустов, как ужаленный, и, не разбирая дороги, ломанулся на помощь Кибуру. Я еле поспевал за ним. Кажется, еще недавно мой напарник утверждал, что терпеть не может этого безумного гнома, и отказывался работать с ним в одной связки.

Дверь черного входа. Заперто. Но Балу это не остановило. Он впилился в дверь тараном и вынес ее, ввалившись в дом. Послышался грохот, отборная ругань моего напарника. Я вошел внутрь, и обнаружил только большой шевелящийся меховой комок. Похоже, гном использовал коридор черного входа для свалки ненужных вещей. Вот в темноте Балу и потревожил духов истлевших, поеденных молью шуб, старых телогреек и прочего хлама.

Я помог Балу подняться. Мы перешагнули завалы и оказались перед новой дверью, тоже запертой. Балу и с ней справился играючи. Мы оказались в доме.

В гостиной раздавался грох, звон клинков, шум переворачиваемой мебели, громкое тяжелое дыхание, больше напоминающее шум стоящего под парами паровоза, и яростные вскрики. Мы бросились на выручку.

Кибур отчаянно сражался с четырехруким мужиком, в каждой руке у которого было по клинку. Ему удавалось сдерживать натиск четырехрукого, но видно было, что он уже на грани, скоро выдохнется, дрогнет и пропустит очередной выпад.

Я выхватил из-за пояса метательный нож и отправил его в полет. Клинок ударил четырехрукого в шею и отскочил в сторону. Балу недолго думая выстрелил, перезарядил ружье и выстрелил снова. Похоже, четырехрукого пули не брали, но наше вторжение ему не понравилось. Он повернулся к нам и оскалился в угрожающем рычании. Ну, и рожа у него была, красная, с зубами-пилами, глазки узкие, налитые кровью. Не красавец, одним словом.

Я выхватил из-за пояса силовую гранату, но бросить ее не успел. В спину мне что-то ударило, и я отлетел к другой стенке. В глазах потемнело, уши заложило от звона. Когда мне полегчало, и я смог подняться на ноги, Балу уже вовсю сражался с человеком-волком. Вернее сказать отбивался от него при помощи табурета и крепкого русского мата. Человек-волк кидался на него, наносил удары когтями, рычал, напрыгивал и отскакивал в сторону. Всеми силами пытался продавить оборону Балу. Хотя какой там. У него не получалось даже кончиком когтя дотянуться до нашего верзилы.

Я активировал силовую гранату и метнул ее в четырехрукого. Такого я конечно не ожидал. Эта зараза перехватил свободной рукой мою гранату в воздухе и швырнул ее обратно. Я рванул в сторону и успел уйти из эпицентра, но меня все-таки зацепило силовой волной. Ударило в спину так, что я небо звездное через потолок увидел. Скрипя зубами от боли, я откатился к книжному шкафу, попытался встать на ноги, с первого раза не получилось, но я все-таки сделал это.

Итак, у нас двое не прошеных гостей и оба весьма и весьма опасны. Что же это за твари такие? И как они нас выследили?

Я схватил табуретку, на пол посыпались книги, размахнулся и запустил ею в спину человека-волка, который пытался дотянуться до Балу. Это отвлекло его, чем Балу не преминул воспользоваться. Он размахнулся и обрушил свой табурет на голову волка. Табурет разлетелся в щепки. В голове твари что-то хрустнула, и она повалилась на пол.

Неужели победа? Даже не верилось.

Балу нанес несколько ударов табуретной ножкой по голове образины, чтобы наверняка, и, отступив в сторону, тяжело задышал, словно загнанная лошадь.

Оставался еще четырехрукий. Я снял с пояса шумовую гранату и, не задумываясь, метнул под ноги твари. Кибура, конечно, жалко. Ему сейчас жарко придется, но попробовать стоило.

Жахнуло знатно. Я успел подготовиться, упал на пол, скорчился в позе эмбриона, да уши заткнул руками. Но все равно оглушило. Каково же было бедному гному, не говоря уж о вражине. Когда я поднялся на ноги, не до конца еще придя в себя, то застал чудную картину, достойную кисти художника-абсурдиста. Гном величаво возвышался над поверженным четырехруким и усиленно тряс головой, словно пытался избавиться от воды в ушах, при этом не забывал пинать ногой поверженного врага. Глаза у него были безумные-безумные. Четырехрукий лежал на полу, всеми руками пытаясь заткнуть уши. Больше всех досталось Балу. Он не успел спрятаться, отчего принял весь удар на себя в полной мере. Застыл как столб, руки по швам, а из ушей тоненькой струйкой кровь сочится. И смотрит на меня так жалобно.

Неужели это все. Мы справились, выстояли. Осталось понять, что с тварями этими делать, выяснить, кто их послал.

Я направился к Балу, чтобы помочь ему сориентироваться в пространстве, довести до дивана, да наплескать стакан виски в утешение. Только человек-волк на полу зашевелился. Что-то происходило. Он изменялся. Его очертания поплыли, размылись. Было не понятно, что там происходит. Но вот уже с пола поднимается новое существо. От человека-волка ничего не осталось. Я видел перед собой покрытого шипами бронезавра, мощного, неуязвимого, которому все ни по чем.

Такие же трансформации происходили с четырехруким. Словно из теста лепилось новое существо. И вот уже Кибур летит в сторону, отброшенный мощным ударом, а на меня смотрит шипастое существо, похожее на человека-ежа.

Такое чувство, что эти существа реагируют на изменение окружающего пространства, и в зависимости от степени угрозы модифицируют свое тело. Словно из кирпичиков вылепляют себе необходимые навыки и приспособления, в виде дополнительной пары рук. Модификанты, вот кто они, тогда я и не догадывался, какой точный термин я придумал для этих тварей, ровно как их настоящий создатель из Кочегаров.

Модификант "Ёж" двинулся ко мне. Сомнений никаких, он намерен разорвать меня на части. Да что же это такое, такое чувство что весь мир на меня зуб точит.

Я разозлился. Выхватил пистолет, как заправский ковбой с дикого запада и разрядил всю обойму в лицо "Ежу", единственное место на его теле, не защищенное колючками. Помогло. Завалил модификанта. Теперь уж точно досаждать не будет. Его голову разворотило в лохмотья, кровь, осколки черепа полетели в разные стороны. Кровавое месиво осталось вместо его лица. Бревном он упал на спину и больше не шевелился.

Балу отчаянно махал руками, привлекая мое внимание. Он воспользовался маленькой паузой, пока я разбирался с "Ежом" и разжился вакуумной гранатой, которую очень хотел использовать. Только мы ему мешали.

Я бросился со всех ног к Кибуру, схватил его за плечи и рванул на выход. Балу метнул вакуумную гранату в бронезавра и помчался к входной двери.

Я успел с Кибуром выбежать из гостиной в коридор, Балу оказался на улице, когда граната взорвалась.

ГЛАВА 36

- Вы что же, гады, делаете? Совсем меня без крова решили оставить? Да как у вас рука повернулась, хельмово отродье, после всего того, что я для вас сделал, - сокрушался Кибур, расхаживая по руинам, в которые превратилась его гостиная.

- Да мы ничего. Сам же видел, если бы не мы, то эти твари...

- Модификанты, - подсказал я Балу.

- Вот точно модификанты, они бы все сами тут и разрушили. Не было у нас другого оружия, кроме как вакуумкой их шандарахнуть.

- Тебя бы самого вакуумкой шандарахнуть, чтобы неповадно было чужие берлоги разрушать, - причитал Кибур.

Его можно было понять. От столь любимой гостиной не осталось ничего целого. Вся мебель, предметы обстановки, все что находилось в комнате сжало в одну точку, перемешало на уровне атомов, и выбросило назад. В результате мы имели комнату, усыпанную серым веществом, похожим на пепел.

- Что мы будем делать? - спросил Балу

По привычке хотел было плюхнуться на диван, но обнаружил, что дивана нет, и огорчился.

- Надо найти тех, кто послал этих мерзавцев, и вздернуть на суку.

Кибур выхватил из-за спины секиру и потряс ею в воздухе. Выглядело это устрашающе.

- Мы не можем здесь больше оставаться, - сказал я.

- Что ты имеешь ввиду? - удивился Балу.

- Мой дом, моя крепость! - взревел Кибур.

- Уже нет, друг мой, к сожалению, это не так. Если нас выследили эти два модификанта, то никто не может гарантировать, что нас не найдут другие. Так что мы должны поменять нашу дислокацию. Эта берлога больше не безопасна, - попытался я объяснить ситуацию гному.

Только Кибур не хотел никак успокаиваться.

- Я никуда не поеду. Я останусь в своем доме.

- Мы вернемся сюда, когда все успокоиться. Но сейчас нам надо отступить, иначе мы не сможем продолжить битву.

- Это мой дом. Если какая сволочь придет с мечом, я сумею надрать ему задницу.

Но это уже звучало менее убедительно. Кибур начал сомневаться, хотя его секира выглядела очень внушительно.

- И куда мы можем податься? - поинтересовался Балу.

- Понять бы еще как нас выследили модификанты? - затронул я важный вопрос. - Потому что где гарантия, что на новом месте нас не накроют?

- Выследить нас не могли. С предыдущего места хвоста нам навесить не могли, - рассуждал Балу. - Остается только одно, они чуют нас каким-то образом. Они как гончие идут по нашему следу. Надо замести следы, и тогда нас никто не обнаружит.

- Ты представляешь, какой нюх должен быть у ищеек, чтобы вычислить нас на таком расстоянии. Нас сначала на озере нашли, а теперь и к Логову вышли, - удивился я. - Может на нас кто жучков посадил, а теперь отслеживает?

- Ну-ка раздевайтесь. Буду досмотр проводить на предмет жучков и прочей химии, - потребовал Кибур.

Но его требование осталось без внимания.

- Жучков нам могли разве что СББ подсадить, когда тебя дома накрыли. Если бы логово Кибура вычислили, то не стали бы ждать нашего мини-пикника на озере. Сразу бы всех накрыли разом, - возразил Балу. - Тут что-то еще.

- У обвелианн была технология поиска по генетическому коду. Слышал что-то такое. Может тут корень зла? - высказал предположение Кибур.

Мы с Балу переглянулись. А что это мысль? Если эта версия правильная, то только СББ могла натравить на нас модификантов. Только у нашей бывшей конторы есть образцы наших ДНК. Попасть в чужие руки они не могли, потому что любая информация о сотрудниках безопасности охраняется по высшему разряду.

Тогда получается за похищением технологии "Колыбелей" стоит кто-то из СББ, или кто-то кто имеет своего человека в СББ. Очень недурная комбинация получается.

- Ладно. Подумаем об этом, когда время будет. А сейчас надо смываться, и как можно быстрее. Если кто-то прислал сюда модификантов, то скоро пришлют новых, разобраться что и как. Какие предложения? - спросил я.

- Только Бункер. Из Бункера выдачи нету, - предложил Кибур. - Я поговорю с Сигурдом, и он договорится о месте. Так что лежбище нам обеспечено.

ГЛАВА 37

Искать Сигурда в "Подгорном мастере" в столь поздний час бессмысленное занятие, поэтому мы сразу отправились к гному домой. Хорошо, что Кибур знал место его обитания. Старые дома на Васильевском острове осенней ночью выглядели волшебно. Где обитать гному в нашем городе, как не на Васильевском острове. Самое подходящее для гномов место.

Сигурд нашему появлению не обрадовался. Открыл дверь в домашнем халате на голое тело и в одном тапке. Сигурд был хоть и высок для своей расы, но смотрел мне в подмышку. "Паранджа" делает своего хозяина визуально чуть выше, но сейчас она была отключена, и гному не понравилось, что его застали врасплох. Он разозлился, хотел выхватить из-за спины топор, чтобы покрошить нас в капусту, но от резкого движения халат распахнулся, и нам открылся вид на его густые заросли по всему телу. Казалось, ничто не могло смутить грозного гнома, но Сигурд схватился за халат, как за стропы парашюта в слепом падении с высоты в несколько тысяч метров.

- Что вам надо? Какого черта вы приперлись? - возмутился Сигурд.

- Нам надо попасть в Бункер, - ответил я.

- Вы что издеваетесь? Альцгеймер доканал?! - взревел гном.

- Впусти ты нас в дом, пламя дракона! - оттеснил меня в сторону Кибур.

- Ты не должен показывать чужакам мою пещеру, - упрекнул Сигурд, но в квартиру нас все-таки впустил.

Его однокомнатное жилище больше всего напоминало средневековую харчевню. Деревянные скамейки, столы, заставленные глиняными тарелками, кружками и кувшинами, по стенам, завешанным темными тканями, боевыми плащами и знаменами, висело холодное оружие. Мечи и сабли, топоры и секиры, явно не гномьей работы. Я, конечно, гномью секиру на раз-два не вычислю, но гномам запрещено привозить с родной планеты оружие собственной работы. Так что это явно куплено у местных кузнецов. Гнома хлебом не корми, дай железяками побрякать. Возле дальней стены возвышалась огромная кровать под балдахином. В такой впору Спящей красавице отдыхать, а не гному. Неожиданное явление для уютной берлоги гнома.

- Садиться не предлагаю! - проревел Сигурд, но мы уже удобно расположились за одним из столов.

Балу исследовал кувшины и миски на предмет, чем бы поживиться. Но увиденное его не прельщало, об этом можно было судить по его брезгливой физиономии.

Кибур был менее деликатным. Он уже забрался в холодильник собрата и бряцал бутылками. Ему требовалось снять стресс от изгнания из своего жилища.

- Что у вас случилось? И что мне сделать, чтобы от вас избавиться? - перешел к конструктивному диалогу Сигурд. - Может, вы денег хотите или в рог получить?

- Нам нужно надежное укрытие в Бункере. Так чтобы мы могли продолжить работу. Прежнее жилище, скажем так, требует небольшого ремонта, - тактично, чтобы не задеть чувств Кибура, сказал я.

- Неудивительно, у этой рыжей задницы все время то крыша протекает, то в окна сквозит, - вставил едкое замечание Сигурд.

- Что ты несешь, смрадный ты человек, пухлый ты вротер, - возмутился Кибур, поперхнувшись пивом. Пена фонтаном рванула из бутылки.

- Говорю, что есть. Ни слова от себя. Про этого рыжебородого всегда говорили, что у него руки из одного места растут, там где у почтенных гномов седалищный нерв припрятан, - не испугался грозного Кибура Сигурд. - Что же про ваше дело скажу. Могу вам помочь. К Слепому Али вам идти не стоит. Вам нужна конфиденциальность, а у Али очень болтливые сотрудники. Настала пора вам познакомиться с Кристиной.

Кристина мне понравилась с первого взгляда. Судя по восторженному виду Балу, на него она тоже произвела впечатление. Только Кибур остался равнодушным к ее прелестям. Хотя тут было на что посмотреть. Жгучая брюнетка с аппетитными формами и ярким выразительным лицом она царила на двенадцатом уровне Бункера, который носил негласное название "У мадам Жижинды". Судя по названию, здесь располагался обыкновенный бордель, но когда мы переступили порог этого заведения, начали закрадываться сомнения настолько ли он обыкновенный.

Дверь заведения открыло нам странное бесполое существо, больше похожее на двухметрового богомола в восточном халате и тюбетейке. Такое чудо природы я раньше не встречал. Кажется, в последнее время весь мир ополчился на меня, и только и мечтает, что удивить меня, показать, что я не настолько всезнающее существо, что есть еще чем меня можно поразить прямо в сердце.

Сигурда богомол совершенно не смутил. Он бесцеремонно отпихнул его в сторону и вошел в холл, увлекая нас за собой.

- Где Кристина, противная девчонка? - спросил он у богомола.

Тот только развел руками, но продолжать расспросы не пришлось. Кристина вышла к нам сам. Это появление было подобно снисхождению богини к смертным. Так наверное древние греки трепетали перед появлением прекраснейшими созданиями из других миров, которые любили заглянуть на огонек в наш мир.

- Почтенный Сигурд, что забыл ты в наших краях? - голос у нее был с хрипотцой, очаровывающий и внушающий тревогу, гибель чувствовалась за этим голосом.

- Кристина, душка моя, у меня тут есть трое сорванцов, которых надо спрятать до поры до времени. Они лишились дома и теперь отчаянно страдают без крыши над головой. Репутация у них так себе, поэтому и надо припрятать их задницы, так чтобы никто не нашел место их обитания.

Никогда бы не подумал, что такой гном как Сигурд может быть настолько ласков. С каждым днем жизнь становится все чудесатее, и чудесатее.

- Сделаем все в лучшем виде, - пообещала фея. - Следуйте за мной.

Нам выделили шикарные апартаменты из трех комнат, больше напоминающие будуар наложниц арабского шейха. Все в подушках, коврах и кружевных занавесочках. Кристина пообещала, что нам никто здесь не потревожит, заверила, что мы в полной безопасности, и сказала, что если нам что-то потребуется, то не стесняйтесь, звоните. После этого она покинула будуар. Мы проводили ее восторженными взглядами, напрочь забыв обо всех передрягах, в которые умудрились вляпаться.

Некоторое время даже сидели в молчании, пытаясь собраться с мыслями. Все-таки у меня давно не было девушки, у Балу тоже затишье на личном фронте постепенно перерастающее в засуху. Так нельзя. Вот разберемся со всем этим дерьмом и сразу на амурный фронт подвиги совершать, пообещал я себе.

- Не подскажешь, как там друг Ази поживает? - спросил неожиданно Кибур у Сигурда.

- Я тебе не говорил, что Азинобинокрофт приходится мне троюродным племянником? - поинтересовался Сигурд.

Ну и имена у этих гномов. Просто так и не выговоришь. Интересно, с чего это Кибур интересуется здоровьем неизвестного нам гнома.

- Даже так, - удивленно покачал головой Кибур.

- Вот. Вот. Шалопай еще тот. Недавно жениться удумал. Взял отпуск и свалил на родину. Вот вернулся недавно. Жену дома оставил, а сам назад.

- Скажи, а Ази до сих пор работает в Хранилище?

Вот теперь стало понятно, куда Кибур клонит. Клинья под Хранилище подбивает, почву прощупывает, как Черный Горн достать. Молодец, гном, хитрая жопа. Ничего не скажешь.

- Сидит себе на кухне в ресторане, носу на свободу не высовывает. Я думал после того как он женится, что-то изменится, попросится на передовую, ан нет. Вернулся к себе за плиту, и продолжает чахнуть. А чего это ты вдруг об Ази спрашиваешь? - насторожился Сигурд.

- Дело у нас одно неоконченное осталось. Денег я ему задолжал, подумал, что отдать пора, - неумело соврал Кибур, а Сигурд сделал вид, что ему поверил.

- Ладно, ребятки. Мне уже пора. Славно, что вы мне спать не дали, но завтра работы много, поэтому всем пока.

Сигурд помахал нам волосатой лапой и покинул будуар.

- Так. Всем спать. Завтра начнем готовиться к визиту в Голиаф. Давно я не был на балу. Если честно вообще ни разу. Эй, Балу пойдем на бал, - отдал я распоряжение.

Судя по недовольным физиономиям моих товарищей, идея им не нравилась, но я не видел другого выхода. Очень много вопросов у меня накопилось к Радже Сингху. Я бы даже сказал слишком много.

- Семен, ты думаешь это хорошая идея? - спросил Балу.

- Если у тебя есть другая идея, готов выслушать, если нет, то следуй за мной.

- Может Виктору Степановичу позвонить, да стрелку назначить. Расскажем все, что знаем, а он что-нибудь придумает, - предложил Балу.

Я тоже об этом думал, только вот идея мне не нравилась. Если идти на поклон к шефу, то это значит сдаться, сесть под замок, пока кто-то не решит мои проблемы. Виктор Степанович, конечно, приложит все усилия, чтобы прижать Голиаф к ногтю, но у меня нет никаких доказательств, кроме, пробужденных воспоминаний. Получится мое слово против слова Голиафа, а это гнилой расклад. Вот если мне удастся собрать доказательства против Раджи Сингха, тогда можно и к Степанычу на поклон идти. А лучшее доказательство виновности это чистосердечное признание. Именно за этим я и собирался заглянуть на осенний бал в резиденцию Голиафа.

- Рано пока к Степанычу идти. Сами раскрутим. Так что давайте по койкам.

После нападения модификантов я чувствовал себя полностью вымотанным, поэтому когда я рухнул на кровать, сам не заметил как отключился.

ГЛАВА 38

Проснулся я от истошного женского крика. Ничего не скажешь, отличное начало нового дня. Я вскочил с постели, благо накануне вечером лег спать прямо в одежде, сил не было раздеться, и выскочил в гостиную, где столкнулся лицом к лицу с сонным и хмурым Балу.

- Что случилось? Кого режут? - спросил я.

- Не знаю, - зевнул Балу, почесывая пузо. - Но кажется ничего хорошего нам это не сулит.

- Почему так думаешь? - удивился я.

- Я в комнату Кибура заглянул, его там нет. Так что боюсь, это его рук дело.

Как же он оказался прав. Не прошло и пары минут, как дверь в будуар распахнулась и в гостиную влетел Кибур, позади него виднелась Кристина, вид у нее был очень и очень недовольный. Это еще мягко сказано. Она была на грани, кипела как чайник, того и гляди пар из ушей пойдет. Ну, нельзя женщину до такого состояния доводить.

Балу посмотрел на меня, и в его глазах было предчувствие беды. Его глаза говорили о том, что скоро нас выгонят на улицу, лишат крова, и будем мы скитаться неприкаянные, пока не попадем под горячую руку голиафян, и ли СББ не упечет нас за решетку.

- Следите за своим другом, - потребовала Кристина.

- Ваш друг не умеет себя вести в обществе прекрасных дам, - обвинила она.

- Если он еще раз выползет из своей берлоги и попробует обидеть кого из моих девочек, я ему лично мужское достоинство укорочу, - вынесла она приговор.

- Что случилось? - спросил я.

- Ваш невоспитанный друг пробрался в апартаменты дорогой гостьи и стал домогаться ее. Когда она не ответила ему взаимностью, какая извращенка ответит взаимностью этой рыжей бороде, в которой наверняка водятся разные жучки, он предложил ей деньги за сексуальные утехи. Когда и тут получил отказ, потребовал немедленно выпить и пообещал удавиться с горя, после чего полез целоваться. Мы на силу его смогли унять.

Я посмотрел на Кибура. Эта рыжая бестия даже не раскаивался в том, что сотворил. Он стоял с наглым видом руки в боки, морщил лоб, раздувал ноздри от возмущения и пыхтел как паровоз.

- Это у кого борода грязная? Это у кого тут вши в волосне застряли?! - выдал он гневную трель. - Я чист как болотный мох. Не сметь позорить мое честное имя!

Кристина демонстративно закатила глаза и устало вздохнула.

- Заберите своего друга. Иначе я вынуждена буду попросить Николя выставить его на улицу.

Николя это по всей видимости тот богомол на дверях.

- Не извольте беспокоиться. Мы обязательно разберемся с товарищем, объясним ему как надо себя вести с женщинами, - пообещал Балу, потирая многообещающе кулаки.

Кристина презрительно фыркнула и вышла из нашего будуара.

- Ты чего совсем с дуба рухнул? - спросил я.

Других версий у меня не было.

Кибур уставился на меня как на заговорившее огородное пугало.

- Не, а ну чего они? Если мы в борделе, почему бы не покуролесить? Девочки тут ради этого спрятаны. А они выпендриваются, - обиженно пожаловался Кибур.

- У нас проблемы. Нас ищут. Твой дом засвечен. Нас приютили тут по доброте душевной, а могут и на улицу выставить, если ты не успокоишься. Ты должен извиниться перед дамами и... - попытался объяснить Балу, но был грубо прерван возмущенным воплем Кибура.

- Не буду я ни перед кем извиняться. Ишь фифы какие нашлись!

- Если ты хочешь спокойно пожить, и выпутаться из передряги, не стоит своих сторонников настраивать против себя, - попытался я объяснить гному прописную истину.

Но разве с гномами это возможно. Они же напрочь отмороженные личности, в особенности наш рыжий бородач. Он словно и не услышал меня, даже о том, что его только что выставили с женской половины забыл, раздухарился не в меру и уже бил себя кулаками в грудь и гордо пучил глаза, заявляя, что сейчас он покажет девушкам истинную мужскую силу.

Мы с Балу переглянулись. С горе донжуаном надо что-то делать, пока он нас окончательно крыши над головой не лишил. Будет обидно, если из-за его раздутого любовного пыла, мы окажемся на улице.

- Не до девчонок сейчас. Завтра на дело идти. Надо хорошо подготовиться, - заявил Балу. - Ардов, ты говорил, что Голиаф карнавал устраивает. Нам надо какие-то костюмы и маски раздобыть. Где брать будем? Времени совсем ничего, а в голове пусто, как в высохшем колодце.

Кибур мгновенно забыл о своих намерениях покорить женскую половину берлоги, и тут же включился в работу.

- Что же вы, хлузды ушастые, сразу не сказали, что у нас карнавал на носу. Вы в курсе, что я классно жгу на электрогитаре. Мы с Сигурдом и другими ребятами в свое время группу забацали. Пару концертов дали, аппаратуру пожгли, гитары разбили, морды поквасили друг другу и разошлись. Надо бы нам тряхнуть стариной. А?! Как вам идея?

Кибур светился от гордости и удовольствия. Видел, собака, что ему удалось произвести на нас впечатление.

А я даже не знал, что и сказать. Как представил себе нашу зажигалку на сцене перед толпой голиафян, трясет бородой и лабает хэвви-металл, при этом жутко фальшивит, так стало даже не по себе. Но смотрю на Балу, а у него глаза горят, похоже идея ему пришлась по вкусу.

- А что? Это мысль, - заявил он. - У нас приглашений нет. Можно конечно просочиться, там вроде не строго пускают, но надо чтобы кто-то народ отвлек, пока мы будем Раджу допрашивать. А он парень неразговорчивый. Тут нам и пригодятся вокальные способности нашего доброго друга.

У меня даже челюсть от удивления отпала. Это он серьезно говорит, или поприкалываться надо мной решил.

Кибура поддержка вдохновила. Он уже схватился за телефон и стал названивать Сигурду. Судя по злому голосу из трубки, столь назойливое внимание к его личности, последнему изрядно надоело, но он обещал приехать, чтобы оттаскать наглеца, который посмел его столь рано разбудить, за рыжую бороду. И не преминул выполнить свое обещание.

Мы как раз закончили поиски костюмов. Изначально хотели воспользоваться "паранджой", запрограммировать ее на что-то необычное, но отказались от этой идеи. Обычно на карнавалах, правда мы не такие знатоки, ни разу еще не участвовали, принято использовать натуральные костюмы. Большинство иномирян итак ходят всю жизнь под "паранджой", хотя бы на празднике они должны чувствовать себя естественно и свободно. Так что если мы заявимся под паранджой это будет выглядеть очень подозрительно. Поэтому мы полезли в сеть в поисках проката карнавальных костюмах.

Я выбрал себе костюм мушкетера. С детства мечтал надеть на себя голубой плащ с крестом и шляпу с перьями, и отправиться в погоню за подвесками королевы. Балу решил стать средневековым католическим монахом. Этаким братом Туком в коричневой рясе, подпоясанной вервием с глубоким капюшоном, под которым так легко оставаться незамеченным.

Сигурд ворвался к нам как ураган. Глаза его яростно сверкали, борода топорщилась в разные стороны, словно солома из подранного матраса. Он был готов рвать и метать, но когда выслушал предложение Кибура, успокоился.

- Похоже, вы совсем умом тронулись затевать такое. Сунуть голову в пасть Голиафу и еще с таким амбициозным проектом. Мы же даже не репетировали. Да и в программу не заявлены. И барабанщика у нас нет. Ты помнишь, что ты с Ционом сделал?

Кибур радостно осклабился.

- Я его в бочку с медом засунул во время последней репетиции. А не фиг было молотить так по мозгам. Я думал, у меня барабанные перепонки лопнут.

- Только мед испортил, - погрозил пальцем Сигурд. - А мы собирались из него классную медовуху выгнать. Бить тебя за это палками!

- А можем мы Циона и позовем? Тряхнем стариной? - предложил Кибур.

- Отлично. На барабаны Циона. Клавиши Ковани. Сейчас попробуем собрать. Надо срочно вписать нас в лист выступления. Есть у меня идея. Сам понимаешь, лист выступлений уже составлен. Наш единственный шанс попасть в лист, чтобы кто-то из него выбыл. Я займусь этим. А ты Циона да Ковани собирай. Мужики, - Сигурд повернулся к нам. -Я сейчас выясню, кто выступает у Голиафа, и нам надо одного из артистов отменить, чтобы можно было нас вписать. Вы в этом участвуете. Кстати, вы уже костюмы выбрали? Ах, мушкетер и монах, хороший выбор!

Оценил Сигурд.

ГЛАВА 39

Костюмы мы заказали. Хотели оформить доставку в Бункер, деньги оставить Кристине, пусть оплатит, только Сигурд нас сразу застыдил:

- У вас с головой беда? Или это заболевание какое-то? Мы если что и заказываем, то не в Бункер. Бункер светить нельзя. Можно разве что курьером до ближайшего квартала, а там и выкупить. Так что решайте.

Мы посмотрели адрес магазинчика и решили взять костюмы самовывозом на обратном пути. Сейчас же времени не было, надо идти на дело.

Я себе смутно представлял, что мы будем делать. Руководство операцией на себя взял Сигурд. Он получил лист выступлений, внимательно его изучил, навел какие-то справки и решил, что будем мы устранять группу "Снеговики" из Финляндии. Ребята рубили хэвви-металл, так что наши гномы вполне могли их заменить. Осталось только понять, как этих снеговиков отключить от реальности. Тут у Сигурда созрел гениальный план. Он кому-то позвонил, навел справки, попросил кому-то еще позвонить, потом сидел в гостиной, гонял чаи и ждал звонка. С полчаса где-то. Наконец он дождался, перебросился парой фраз с невидимым собеседником, просиял, и отдал команду:

- Выдвигаемся.

Мы оставили Кибура одного. Скрипя сердцем, оставили. Кристина конечно в случае кризиса с рыжебородым справится. Девочка серьезная, но на душе все равно не спокойно. Оставить волка в курятнике, даже если он в этот момент увлечен игрой на скрипке, очень опасно, но выхода не было.

- И чего это я вам помогаю, - сокрушался Сигурд. - Прибыли с вас никакой. Процент не отжать ни на что. Чистый альтруизм. По-другому и не скажешь. А вот вожусь с вами, как с малыми детьми.

Сигурд ворчал всю дорогу, пока мы поднимались из Бункера на поверхность, пока шли к машине и пока Балу возился с ключом зажигания. Но чувствовалось, что это своего рода игра. Он хоть и ворчит, но наоборот доволен, что участвует в этой игре, что его позвали, он приобщен к истории. Сигурд даже не спрашивал, зачем нам нужно попасть в Голиаф, зачем мы устраиваем концерт на карнавале. Он загорелся идеей, почувствовал, что будет весело, и решил идти до конца.

- Едем на Гельсингфоргскую, - приказал он.

- А что там? - спросил Балу.

- Отель "Мандарин", там "Снеговики" эти остановились. Будем брать тепленькими, пока не очнулись.

- Откуда ты знаешь, что они там? - спросил я.

- Радио гномов никогда не дает сбоев. Я сразу все узнал. Они сейчас еще в номере. Никуда не уехали. Но уже попросили выпить и закусить. Горячие финские парни.

- И как мы к ним попадем? Звезды же? - не понимал я.

- У меня есть план. Я представлюсь как официальный представитель Дома Каррадан. Мол, приехал обсудить условия их концерта на нашей территории. А там дело за малым. Надо напоить ребят, и спрятать до поры до времени. Я своих ребят к ним приставлю, чтобы они никуда не делись. Пока они будут отдыхать, мы выступим вместо них. Чем мы не "Снеговики"?

- С вашими рыжими бородами не очень похожи на финнов, - с сомнением в голосе заметил Балу.

- Главное не внешнее сходство, главное начинка. Вы еще не слышали, как мы "Марш победителей" играем. Вот это бомба. Вот это чума, - гордо завил Сигурд и откинулся на спинку кресла. - Мы зададим жару. Мы им всем покажем.

Оставшуюся часть пути мы проделали в молчании.

ГЛАВА 40

Когда Сигруд сказал, что мы напоим "Снеговиков", он изрядно переоценил свои силы и возможности. Он не взял в расчет, что пить предстоит с горячими финскими парнями, которые как известно пьют все что горит и не меньше цистерны. К тому же их было четверо. Запомнить имена мне не удалось, поэтому я сократил их до Ральф, Ури, Пак и Лайво. У них было более заковыристо. Все как на подбор высокие, метра под два ростом, седые, хотя и молодые лицом, и очень веселые.

Ребята оказались очень душевными. Они с ходу поверили в легенду про предстоящие концерты у гномов, а после третьей рюмки Сигурд так растрогался, что и правда набросал расписание концертов, позвонил в офис Каррадан и отдал распоряжение забронировать концертный зал на ближайшую неделю. Я и не подозревал, что парень имеет такое влияние среди гномов. Надо взять себе на заметку.

Но на этом силы доблестного гнома закончились. Он отрубился на диванчике и тут же захрапел молодецким храпом.

- Позаботься о нашем друге, - попросил я Балу. - А то ему голову напекло.

Балу правильно понял мой намек, сделал вид, что подушки поправляет, а сам накапал отрезвина в раззявленный рот гнома. Проспится немного и будет как огурчик, возможно не в духе, что мы ему кайф сломали, но зато снова в строю, а нам его помощь еще может понадобится.

Ральф единственный из всей группы говорил по-русски. Он с сомнением посмотрел на гнома и сокрушительно покачал головой.

- Слабоват, - оценил он.

Товарищи тут же поддержали его одобрительным гудением.

Водка закончилась. Балу вызвался прогуляться до магазина за добавкой, а я, воспользовавшись паузой, связался с Кибуром, выслушал длинную прочувственную речь о том, что мы сволочи развлекаемся, в то время как он работает над нашим новым проектом. Когда же я сообщил ему, чем конкретно мы занимаемся, Кибур так взвизгнул в трубку, что от неожиданности я ее выронил. Он пообещал, что скоро будет, и тут же разъединился.

В туалете я принял новую порцию отрезвина, пора с этим всем завязывать, лекарство хорошее, но в больших дозах может быть и перебор. Когда я вышел, то обнаружил, что поляна уже вновь накрыта. Довольный Балу откупоривает литровую бутылку "Смирнова", а в углу стоит еще три. И как прикажете завтра допрос Раджи Сингха вести. Как бы нам самих себя не переиграть и не вырубить.

Как оказалось, я зря расстраивался и паниковал. Помощь как всегда подоспела вовремя. Кибур примчался на всех порах. К этому времени господам музыкантам было все равно, кто это, зачем приехал, главное что компания душевная и наливают до краев. Кибур так активно включился в работу, что за сорок минут укатал финнов до состояния мычания. К этому времени проснулся Сигурд, обвел недовольным взглядом поле боя и заявил:

- Хорошо справились. Я бы лучше мог.

После этого он позвонил своим товарищам и вызвал группу поддержки. Трое веселых гномов, больше всего походящих на брутальных байкеров-коротышек, появились незамедлительно. Похоже они сидели где-то в засаде до команды.

- Ребята присмотрят за "Снеговиками", пока мы их заменим на празднике, - сказал Сигурд.

- Что значит присмотрят? - спросил я.

- Поить их будут два дня, чтобы не встали из-за стола.

- А ребята не удивятся, что их какие-то незнакомцы поят? - уточнил Балу.

- Для них все гномы на одно лицо. Так что финны будут уверены, что они отмечают выгодный контракт.

- Ребяток жалко, - сказал я.

- С Голиафом они конечно уже никогда дел иметь не будут. Зато Каррадан теперь станут им верными друзьями. Так что не стоит жалеть. Это выгодная сделка. Всего лишь бизнес, - произнес Сигурд.

Кибур не хотел уходить. Кибур рвался в бой. Кибур хотел праздника.

Он взобрался на стол, скинув все, что стояло на пол, и стал отплясывать, радостно ухая, размахивая руками, в одной была зажата бутылка водки, в другой зеленая вязанная шапка, которую он позаимствовал у Ури. Мы его насилу сняли со стола и утихомирили. Кибур требовал продолжения банкета. Пришлось ему объяснить, что самый главный банкет будет завтра, где он может оторваться по полной. Только вот шапку отобрать не удалось. Кибур отказался с ней расставаться, напялил на голову, схватился руками с двух сторон и набычился, мол не тронь. Пришлось так ехать.

Сигурд остался доволен встречей с "Снеговиками", объявил всем, что они ребята хорошие, будем теперь дружить народами. На том и расстались. Мы поехали в Бункер отдыхать перед карнавалом, а Кибур с Сигурдом на репетиционную точку готовиться к предстоящему концерту.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"