Васильев Дмитрий: другие произведения.

Мориарти Общий файл.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 3.74*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попал в мир Гарри Поттера. Причем в качестве привидения. Магической силы нет, друзей нет, но очень хочеться снова стать живым. Вот только рассчитывать на помощь Дамблдора или Волдеморта не стоит. Придеться все делать самому.

  Мориарти
  
  Глава 1. Я тебя знаю
   - Твою же мать...
  Понимаю, не совсем прилично, но иначе выразить свое отношение к открывшейся моему взору сцене я бы не смог. На полянке, расположенной рядом со старинным кладбищем переливалось сияющее облако казалось бы сотканное из сотен разноцветных лучей. По обе стороны от него стояли связанные друг с другом желтым лучом два очень знакомых персонажа - красноглазый урод со змеиным лицом и мальчик лет четырнадцати в круглых очках-велосипедах. Гарри Поттер и Лорд Волдеморт. Вокруг них собрался десяток Пожирателей Смерти в масках и черных плащах. Хотя нет, это не плащи, а мантии. Волшебники пораженно смотрели на противостояние своего хозяина с мальчишкой.
  - Твою же мать - повторил я, осознав, что для магла находиться на сборище Пожирателей -верный способ самоубийства. Поскорее спрятавшись в ближайшие кусты, примыкающих к ограде кладбища, я начал спешно прикидывать, как выйди целым и невредимым из этой ситуации. Бежать? Ломиться сквозь кусты куда глаза глядят, рискуя привлечь ненужное внимание? Или затаиться, в надежде что меня не заметят? Вот только упустив пацана, Темный лорд наверняка придет в ярость и начнет искать того на ком бы спустить злобу. Хотя, судя по книгам с этим у него проблем нет, - Круцио в первого попавшегося неудачника и стресс снят.
  Поколебавшись пару секунд, я все же решил остаться. Между тем события развивались как им и положено. Вокруг Гарри появились призраки его родителей и Седрика Диггори. Значит, сейчас они примут часть удара на себя, а Поттер рванет к Кубку Огня и вместе с телом Седрика отправиться обратно в Хогвартс . Или не так. Он побежит к телу Седрика, а потом призовет Кубок с помощью заклинания. Какая разница, для меня важно другое. Он отправиться в Хогвартс . Вот мой шанс! В любом случае, лучше оказаться в Школе магии, чем застрять здесь.
  Я начал осторожно оглядываться. На поляне, где разворачивалось противостояние, не было ни трупа, ни Кубка. Так портал сработал прямо к могиле Тома Реддла-старшего. Значит, и Кубок, и бедняга Диггори остались там. Если хочу жить, их надо срочно найти. Впрочем, события активно развивались и без моего участия. Гарри изо всех сил рванул в сторону кладбища, умудрившись по пути сбить с ног двух не ожидавших этого Пожирателей. Так неудачники для Круцио определились, отметил я про себя, побежав следом.
  В погоню за Поттером отправились и Пожиратели. По моему, бегать по кустам в цепляющейся за все подряд мантии - явная глупость, но кажется страх перед повелителем и азарт погони сделали затуманили им мозги. Никто даже не подумал, что можно трангрессировать прямо перед добычей.
  Сзади, что-то в ярости закричал Волдеморт.
  Красные лучи, начавшие бить из-за спины, заставили меня бежать еще быстрее. Поттер уже в десяти метрах от Диггори.
  - Импедимента! - Луч заклинания пролетел рядом с головой. Он что, меня за Пожирателя принял?
  Гарри хватает Седрика за запястье. Быстрее!
  - Акцио! - Взмах палочкой в направлении Кубка
  Нет!!! В длинном прыжке падаю прямо на труп.
  ===
  Ощущения были отвратительными. Словно окунулся в бассейн с какой-то слизью. Вынырнув на мгновение из этой мерзости, еле сдерживая рвотные позывы, я замер позабыв об испытываемых мною секунду назад чувствах. На меня, вернее на нас с Гарри, смотрела с недоумением постепенно переходящим в ужас куча народа.
  Рядом с сидящим на земле Поттером стоял худой старик с длинной седой бородой. Дамблдор.
  - Гарри, ему уже не поможешь. Всё кончено. Отпусти его.
  - Он хотел, чтобы я принёс его обратно, - пробормотал Гарри. - Он хотел, чтобы я принёс его обратно к родителям...
  - Хорошо, Гарри... а теперь отпусти его, ну же...
  Дамблдор аккуратно поднимает Гарри на ноги, а я падаю на землю. Мои глаза обращены к небу, я вижу как в высоте летает стая птиц. Голубей? Скворцов? Не могу разобрать слишком далеко. Что со мной? Почему я не могу пошевелиться?
  - Что с ним? Что с ним случилось? Диггори мёртв!
  К черту Диггори!!! Что со мной?!! В меня попало одно из заклинаний? Мне нужна помощь!
  Надо мной склоняется волшебник лет сорока, в его глазах слезы, он еле сдерживает рыдания. Отец. Какой такой отец? Амос Диггори, понимаю я через секунду. От шока меня едва не выбрасывает из тела Седрика.
  Да, теперь я точно знаю, что нахожусь в мертвом теле Седрика Диггори. Знаю что могу покинуть его в любой момент. Знаю и кое-что из того, что знал сам Седрик. Лица которые, окружают меня перестали быть незнакомыми. Вокруг меня собрались учителя, однокурсники и друзья. В их глазах настоящее горя. Седрик, дружище, мне очень жаль. Такое не подделаешь. Уверен, тебя все любили. Наконец, отец тяжело вздыхает, протягивает руку моему лицу и закрывает глаза. Тьма.
  ===
  Седрика я оставил спустя полчаса в одном из кабинетов Хогвартса. Амос собирался сразу забрать его домой, но Дамблдор уговорил его немного подождать . Тело аккуратно перенесли, а вяло сопротивляющегося отца увели в больничное крыло, явно собираясь напоить его успокаивающими зельями под завязку. Жизнерадостный человек, каким я помнил Амоса из доставшихся мне воспоминаний, превратился в свою бледную тень. Чужие воспоминания казались чем-то давно прочитанным или увиденным, пережитым кем-то другим. Того, над чьим телом я сейчас перебирал в памяти это маленькое богатство. Касались они вещей самых простых, но не менее от того важных. Образ родителей и друзей, счастливые моменты в жизни, привычные вещи. Впрочем, для меня главной ценностью оказалось совершенное владение английским языком.
  Отойдя от тела Седрика, начал более пристально изучать себя. Подняв руки к лицу, убедился, что сквозь них можно различить очертания предметов в комнате. О своем новом состоянии, я стал догадываться еще минут двадцать назад, но одно дело подозревать и совсем другое - видеть своими глазами.
  Потёр ладони - ничего. Попытался себя ущипнуть - тоже ноль. Вот и хорошо, вот и отлично, по крайней мере остается вариант, что я сплю и это все мне сниться. Вспомнился свой сумасшедший бег по кладбищу. Никакого сопротивления воздуха, цепляющихся веток, камней под ногами. Выходит я уже там оказался в таком виде. Тогда понятно почему меня не заметили. Призраки они вообще незаметные. То есть мы, ха-ха. От этой своей примитивной шутки смеялся как безумный минут пять, пока усилием воли не удалось остановить начавшуюся истерику.
  Надо решать, что делать дальше, а не сходить с ума. С Поттериадой я знаком, но откровенным ее фанатом не являюсь. К тому же в книги и фильмы немного отличаются, да и нестыковок хватает. Если все существующее реально, то насколько оно соответствует описанному? Надо осмотреться.
  Первым делом осматриваю помещение, в котором оказался. Ряд парт для учеников и стол преподавателя напротив. Для учеников предусмотрены широкие скамьи, а учитель судя по всему располагается в огромном кресле, больше похожем на трон. Все выглядит достаточно старомодно, но надежно. За спиной у преподавателя располагается, широкий, во всю стену, шкаф. Интересно. Подлетаю к шкафу, уже не удивляясь новой способности. Старый зонт, настольный вентилятор, фонарик, - что за барахло? Стопка газет и журналов. Присматриваюсь к названию. 'Sunday Times' и 'The Guardian'. Какого...? Продолжаю изучать содержимое шкафа, уже догадываясь о предмете, который здесь ведут. Калькулятор, патефон, футбольный мяч, телевизор, клюшка для гольфа...
  Бл*ть! Магловедение, чтоб его. Здесь мне явно делать нечего. В раздражении бью по мячу... и с удивлением наблюдаю как он катиться в сторону. Это я его сдвинул? Пытаюсь повторить. Рука прошла свободно, не встретив сопротивления. Мяч даже не пошевелился. Еще раз, и опять ничего. Минут пять машу руками, то замахиваясь изо всех сил, то пытаясь прикоснуться аккуратно, сдвинуть проклятый мяч хотя бы на сантиметр. Безрезультатно. Либо я выдохся, либо это было совпадение. Может я что-то неправильно делаю?
  Когда я ударил по мячу в первый раз, то сделал это не задумываясь, просто чтобы сорвать злость. Возможно, следует разозлиться и ударить всем что есть. Бью снова, представляя лицо Гарри Поттера. Для меня сейчас Мальчик-который-выжил - живое воплощение дерьмовой ситуации, в которой я оказался. Мяч сдвинулся! Совсем немного, на пару миллиметров, не более, но сдвинулся! Еще удар. Получай засранец. Из-за тебя я здесь. Сдохни тварь!
  Ничего. Даже того мизера, что был в предыдущий раз повторить не удалось. К тому же навалилась какая-то усталость. По-видимому, сегодня я уже ничего не добьюсь.
  Решив отложить на время эксперименты с воздействием на предметы, я отправился на экскурсию по Хогвартсу. Пройдя сквозь дверь и не испытав при этом никакого дискомфорта, я оказался в широком коридоре. Неподалеку толпились несколько учеников, явно чувствующих себя не в своей тарелке. Они о чем-то спорили и время от времени бросали взгляды в мою сторону. Я даже дернулся спрятаться обратно в кабинет, но к счастью мое появление не вызвало какого-либо ажиотажа среди публики. Скорее они меня полностью проигнорировали.
  Занятно. Меня действительно не видно? Сначала Пожиратели, сейчас ученики. Я еще раз посмотрел на свои руки. Если в кабинете их было видно достаточно отчетливо, то теперь едва можно было различить. Получается, я могу изменять степень своей видимости. Хм, полезная способность для призрака. И что делать? Подкрасться к студентам и подслушать их разговоры, или продолжить прогулку по Хогвартсу? Немного помелив, решил прогуляться. Все равно от ничего интересного от учеников сейчас не узнаю. У них все разговоры сейчас наверняка о смерти Седрика и слова Поттера про возвращение Того-кого-нельзя-называть.
  Пролетев мимо по-прежнему не обращающих на меня внимание студентов, направился в сторону... Просто направился куда глаза глядят.
  Мда. Хогвартс оказался не просто большим, а ОЧЕНЬ большим замком. Я прошел не меньше двух десятков различных коридоров, прежде чем добрался до центрального зала. Того самого в котором герои Поттериады завтракают, обедают и ужинают. К тому времени ученики уже начали собираться на ужин. Сам-то догадаться не мог. Вместо того, чтобы блуждать по замку, всего лишь нужно было проследить куда направляются ученики. Могила исправит - выражение явно не про меня.
  Поттера за столом я не обнаружил. Ну да, он сейчас должен быть в Больничном крыле, где бы оно не находилось, и отходить от пережитого. Зато увидел Рона и Гермиону. На актеров из фильмов они походили мало, но принятые от Диггори воспоминания помогли их опознать. Насколько они соответствовали описаниям самой Роулинг непонятно, книги я помнил плохо.
  - Могу я Вам чем-нибудь помочь, молодой человек? - неожиданно прозвучало за моей спиной. Вздрогнув, я резко обернулся. За пару часов пребывания в Хоге, на меня никто до сих пор не обращал внимания. Студенты меня не замечали. Видели, но не обращали внимания. Их взгляды скользили по мне как по привычной детали интерьера, не задерживаясь недолго. Что полнее меня вполне устраивало. Привидения бросали короткие взгляды и летели дальше по своим делам. Магические портреты вообще игнорировали. А тут такое внимание!
  - Э...добрый день
  - Позвольте представиться. Сэр Николас де Мимси-Дельфингтон, к Вашим услугам, - значит передо мной Почти безголовый Ник.
  - Э...кхм. Очень приятно. Меня зовут... Мориарти. Джеймс Мориарти, - назвал я имя одного из любимейших своих литературных персонажей. Получилось почти как хрестоматийное 'Бонд, Джеймс Бонд'.
  - Взаимно, мистер Мориарти. Признаюсь, Ваше появление меня очень удивило. Не часто в наших рядах появляются новички.
  - Ваши ряды - это, как я понимаю...
  - Приведения Хогвартса. Как Вам должно быть известно, Хогвартс основан без малого десять веков назад. За это время он стал домом более чем для трех десятков призраков. Мы являемся хранителями его истории и очевидцами самых знаменательных событий произошедших в этих стенах... - все понятно, Почти безголовый Ник оседлал любимую тему. Теперь этот фонтан не заткнешь.
  В течение следующих двадцати минут я узнал, что Ник 'имеет честь быть фамильным призраком факультета Гриффиндор'. Что под его внимательной опекой рос величайший маг современности Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, который сейчас занимает должность директора. Что под его же, Ника, крылом сейчас растет другой подающий надежды волшебник Гарольд Джеймс Поттер, победивший Сами-знаете-кого в очень юном возрасте, а недавно повторивший свой подвиг. Что Сами-знаете-кто учился здесь же в Хогвартсе, на факультете Слизерин, с которого вышли почти все известные темные волшебники. При упоминании Волдеморта я было навострил уши, может удастся разузнать что-нибудь интересное, но 'сейчас обсуждать деяния этого чудовища и даже упоминать имя считается дурным тоном'.
  Когда сэр Николас перешел к более давним событиям, моему терпению пришел конец. Выслушивать ворох новостей столетней давности не входило в мои планы.
  - Сэр Николас, - призрак прервался и одобрительно посмотрел на меня. Ах да, его же все зовут просто Ник, не привык к уважительному к себе отношению, - не могли бы Вы познакомить меня с замком более подробно? Сыграть роль проводника, так сказать.
  - С удовольствием, мистер Мориарти. Должен признать в нынешнее время приятно встретить столь воспитанного молодого человека. Вот помню при моей жизни...
  ===
  Экскурсия у Ника получилась не сказать чтобы захватывающая, хотя он определенно считал иначе, но с местонахождением основных помещений в замке я был ознакомлен и теперь вполне мог в нем ориентироваться. К тому же от Ника, помимо кучи совершено бесполезных для себя сведений, я узнал одну достаточно важную для себя информацию. Оказывается, привидения, мало интересуются окружающей действительностью. Сказывалось отсутствие жизни. Все их интересы и желания ограничивались тем, что было важно для них при жизни, все остальное они порой просто не замечали. Ну что же, тем лучше для меня. Не хочется привлекать к себе внимания Дамблдора или преподавателей. В конце экскурсии Почти безголовый Ник пожаловался, что ему не кем поговорить, вспомнить былое. Если судить по самому Нику, при жизни он был редкостным болтуном и хвастуном. А болтун, как известно, - находка для шпиона. Разумеется, я с радостью пообещал призраку поговорить с ним... в другой раз. Как ни странно, но сэр Николас таким ответом остался вполне доволен и, попрощавшись, удалился, просочившись сквозь ближайшую стену. Мда, все еще не привыкну.
  Оставшись один, я начал обдумывать свои планы на будущее. Учебный год в Хоге фактически закончился. Завтра ученики разъезжаются по домам. Иностранцы также отправляются к себе на родину. Как быть в этой ситуации мне? Хороший вопрос . Я попал в сказку, но на её героя явно не тяну. Скорее на деталь интерьера. Но впереди Вторая магическая война и я могу спасти многих, просто рассказав директору все что знаю. А взамен? Бесплотному духу ни к чему награды. Слава и благодарность волшебного сообщества мне тоже не нужна. Я хочу одного - жить. Снова обрести плоть и кровь. Вот только подобные чудеса относятся к самой темной магии и Дамблдор на это ни за что не пойдет.
   Обратиться к Волдеморту? Не вариант, с маглами у Темного лорда разговор короткий. Да и использованный сегодня магический ритуал мне не подойдет. Где я возьму кость отца? Да и слуг с врагами у меня здесь нет. Конечно, последние два обстоятельства еще можно как-то попытаться исправить, но с костью я в пролете без вариантов.
  Вот и выходит, что придется что-то самому придумывать.
  ===
  На следующий день, наблюдая за выходящими за ворота Хогвартса детьми с Астрономической башни, я обдумывал последние детали своего плана. Очень приблизительного и во многом основанного на догадках. Моей целью были Дары смерти. Два из них, Бузиновая палочка и мантия-невидимка почти всегда рядом, третий присоединиться к ним через полтора года. Но и после этого не следует торопить события. Уничтожение Волдеморта и иже с ним мне только на руку, значит придется ждать, когда Гарри исполнит пророчество.
  Мне нужно чтобы события шли своим чередом. Но, при этом, я должен в три ближайших года накопить достаточно сил, чтобы вырвать победу у Поттера , вырвать вместе с палочкой Смерти.
  Время подготовиться есть. Для начала продолжим тренировки по перемещению предметов.
  ===
  Распределение оказалось не таким интересным зрелищем как я его себе представлял. Первокурсник подходит к старому пошарканному табурету, одевает не менее старую и пошарканную шляпу, барабанная дробь:
  - Ровенкло! - и очередной зазнайка отправляется за стол к воронам. Аплодисменты.
  Новое имя - и все продолжается по кругу. Иногда кто-то задерживался подольше, видать характер сложный, и шляпа решала, куда же лучше отправить свежее мясо.
  Всего новичков оказалось сорок два. Это учитывая, что в Хогвартсе обучаются практически все юные британские волшебники, за исключением тех, кто выбрал в качестве Alma mater Друмстранг или Шармбатон , а также тех, кто по той или иной причине вынужден обучаться дома. Но и тех и других относительно немного. Обучение для иностранных студентов во всех трех Школах магии платное и довольно дорогое. Чистокровные же рода, у которых в основном и водятся деньги, считают престижным обучать своих детей на своем факультете - Слизерене.
  Домашнее обучение - вообще редкость. Судьба тех юных волшебников, чьи способности или особенности опасны для окружающих. Например, на домашнем должен был обучаться Ремус Люпин. Только покровительство Дамблдора позволило оборотню получить нормальное образование.
  Итак, сорок два новых ученика в год. Это же сколько волшебников в Британии вообще? Даже с учетом более длительного по сравнению с маглами срока жизни получается три-четыре тысячи. Еще один довод в пользу того, что Волдеморт и его последователями - психи, утратившие связь с действительностью. Как можно с такими малыми силами надеяться завоевать весь остальной мир? При этом большинство обитателей магической Британии не являлось сторонниками Темного лорда. Численность Пожирателей Смерти я оценивал для себя в районе двадцати пяти - тридцати человек, включая тех, кто сидел на данный момент в Азкабане. Один процент максимум. С другой стороны, даже столь малая группа имеет все шансы захватить власть, что Волдеморт убедительно доказал в седьмой книге. То есть докажет, через два года. Но мало захватить власть, нужно её удержать. Вот тут и придется пойти на компромиссы.
  Далеко не все магические рода поддерживали идею чистоты крови. Ведь каждый маглорожденный волшебник мужского пола мог основать собственный род . И фактически, более половины существующих родов в Британии основано именно таким образом. Многие из них насчитывали века истории. Начни Пожиратели ущемлять интересы полукровок, и, Волдеморту придется воевать не только с защищающим маглорожденных волшебников Орденом Феникса, но и со всей магической Британией.
  И тут возникает интересный вопрос. Сможет ли психопат с откровенной манией величия пойти на уступки тем, кого считает ниже себя? И насколько долго продержится, получив такое оскорбление? Волдеморт - лидер , но никак не политик. Идти на поводу у кого бы то ни было не в его вкусе. Сама мысль об этом должна приводить его в бешенство. Рано ли поздно, он пожелает уничтожить всех несогласных, а те в свою очередь начнут убивать известных сторонников Темного лорда. Многие, конечно, сбегут, но и оставшихся на Пожирателей хватит с лихвой. Хотя подобный вариант развития событий, даже рассматривать не стоит, все равно Золотое трио всех спасет, добро победит, а зло будет наказано.
  Пока я размышлял о политике, распределение закончилось, и ученики усердно заработали ложками. Даже завидно стало, ей-богу. Во время летних каникул в Хогвартсе почти никого не осталось, и наблюдать, как кто-нибудь принимает пищу, мне не доводилось. Тем сильнее хотелось самому почувствовать ее вкус и запах, ощутить приятную тяжесть в животе. Все-таки неправильное из меня получилось привидение. Остальных, того же Николоса например, существование в виде бесплотного духа нисколько не смущает, и сожалений об утраченных желаниях плоти они не испытывают. Для меня же возвращение в жизни постепенно становиться идеей фикс.
  Прогнав ненужные чувства, сосредоточился на интересующем меня объекте. К мысли о том, что мне нужен помощник из числа живых, я пришел еще в начале каникул, но вот определиться с приемлемой кандидатурой оказалось непросто. Нужен был надежный человек, который не рассказал бы обо мне директору, Гарри Поттеру или кому-нибудь еще.
  Вспомнив всех известных мне, а самое главное, Седрику, учеников, пришел к выводу, что подходящего среди них нет. Содержащиеся в памяти Седрика образы имели довольно расплывчатый и обрывочный характер, и по ним нельзя было составить достоверный психологический портрет.
  Тогда я решил несколько смягчить предъявляемые требования. Нужен человек, готовый оказать мне помощь, желательно безвозмездно, и который ничего не расскажет другим волшебникам. Ага, те же яйца вид сбоку. Как ни крути мне нужен безобидный , но полезный человек, дальше которого информация обо мне не уйдет. Перебрав все варианты, я было решил, что поиск помощника - пустая трата времени, когда в мою голову пришла безумная идея.
  ===
  На самом деле мысль привлечь в качестве добровольца в помощь одному несчастному призраку Полуну Лавгуд была очень даже разумной. Факультет Ровенкло, широкий кругозор и репутация особы, живущей в каком-то выдуманном мире. Все это позволяло общаться с Луной на интересующие меня темы без риска спалиться директору.
  По поводу утечки информации со стороны приведений я не беспокоился. Для того, чтобы призраки что-то рассказали, их нужно было спросить об этом прямо. Возможность, что кто-нибудь заинтересуется привидениями , недавно появившимися в Хоге, я оценивал как крайне низкую. Разве, что первокурсник из маглорожденных поинтересуется у того же Почти безголового Ника. Но и в этом случае обо мне лишь упомянут, мол, последний появился совсем недавно, и только. Как я уже говорил, привидения интересуются лишь тем, что волновало их при жизни. Даже любовь сэра Николоса к пустой болтовне является данью его хвастливой натуре. И говорить он любит только о себе и своей роли в жизни Гриффиндора. Сильно приукрашая и преувеличивая.
  Сейчас кстати, Ник сидел за столом Гриффиндора рядом с Гарри Поттером. Я же занял место повыше, в над главным входом в зал. Из этой точки я мог наблюдать за всеми находящимися в зале, а главное находился на максимальном удалении от преподавательского стола.
  Лавгуд действительно производила впечатление особы не от мира сего. Она сидела за столом, больше не ужиная, а витая где-то в облаках. Не знай я точно, что такое поведение для Луны было нормой, решил бы, что девочка влюбилась. И еще один интересный факт. За обедом ровенкловцы, как и другие факультеты, активно общались, обсуждая последние новости и как каждый из них провел лето. Вот только Луны это обсуждение не касалось. Ее пару раз спросили, она что-то невпопад ответила и собственно все. Нельзя сказать, что Лавгуд игнорировали, ее просто не считали хорошим собеседником.
  Собственно ничего интересного не происходило. В принципе, я мог бы прогуляться вдоль столов, послушать о чем все таки болтают детишки. В 'режиме незаметности', когда я не желал, что бы меня видели, моя фигура была едва различима и деталей, позволяющих опознать во мне чужака, не было видно. К сожалению, для обычного призрака я выглядел слишком уж современно, Ничего сверхординарного, обычные джинсы и пуловер, но на фоне остальных привидений, одетых в камзолы и мантии, я выделялся белой вороной. Невидимость это вопрос решала, для всех я выглядел как расплывчатое пятно, напоминающее очертаниями человека.
  Так вот, я мог бы спокойно прогуляться по Большому залу, послушать о чем ведут разговоры присутствующие, тем более, я что на призраков внимания никто особо не обращал. Но рисковать лишний раз не хотелось, да и лень было, по правде говоря.
  Следовало, обдумать план первого контакта. Объект должен был быть один, не сильно занят, и в хорошем настроении. Идеальным местом была библиотека. В гостиной Ровенкло постоянно кто-то крутился, знакомство в коридоре меня не устраивало в силу некоторой легкомысленности, а врываться в спальню девочек я вообще посчитал моветоном. Подглядывать за девочками - ну уж нет. Я - честный призрак, а не какой-то там извращенец.
  ===
  Подходящий момент представился через два дня. Луна сидела в библиотеке и готовила задание по зельеварению. По-видимому, привычка Лавгуд витать в облаках на занятиях выводила Снейпа из себя, и он отрывался, заставляя ее делать кучу докладов. Кроме Луны в читальном зале присутствовало еще три ученика, но они сидели далеко и не обращали на нас внимания. Мадам Пинс находилась за своим столом и читала что-то романтическо-бульварное.
  - Привет! Я тебя знаю, - Я присел за стол напротив Луны.
   Кстати, почти не взаимодействуя с материальными предметами, духи спокойно могли садиться на те же лавки, не проваливаясь сквозь них. Взаимодействие осуществлялось тем легче, чем меньше призрак сосредотачивался на нем. Словно бесплотное тело само лучше знало как все делать. А привыкший к иному существованию разум все портил. Неудивительно, что Пивз с легкостью швырял в учеников в разные мелочи или обливал их водой. Как полтергейст - духовная сущность, никогда не обдавшая плотью, - Пивз просто делал, не задумываясь о том, как он это делает.
  - Ты - Луна Лавгуд. Ты прогоняешь мозгошмыгов, чтобы они никому не разжижали мозги, - Боже, что за бред я несу?
  - Здравствуйте , - Луна оторвалась от книги, которою читала, и удивленно посмотрела на меня. Хотя у нее всегда вид удивленный, я это еще по книгам помню - Да, это я.
  - Скажи, а мозгошмыги могут разжижить мой мозг? - вот теперь у Лавгуд точно удивленный вид.
  - Они предпочитают настоящие, - смотрю заинтересованно. Луна тут же поправляется - то есть живые мозги.
  - Это хорошо, - обрадовался я - Мозги мне очень нужны. Я же живу в библиотеке, здесь столько всего интересного.
  - Я рада. Это здорово, когда можешь прочитать все эти книги. Ты, наверное, очень много знаешь. А как тебя зовут?
  - Можешь звать меня Джим. Или Джимми. Или Джимбо. Только я книги не читаю, - стараюсь чтобы мой голос звучал как можно более печально.
  - Странно, ты живешь в библиотеке, но не читаешь книги, - кажется, мне удалось ее заинтриговать - Почему?
  Прохожу прямо сквозь стол и сажусь рядом с Луной:
  - Я не могу взять и открыть ни одну книгу, даже просто перелистывать страницы мне очень-очень трудно, Я люблю слушать, как люди читают вслух, или смотреть через плечо. Только книги которые, мне интересны никто не читает.
  - Я могу тебе прочитать? - неужели так просто? Мы с ней минуту разговариваем, а она уже готова мне помочь - Я много читаю. Мой папа - редактор 'Придиры', он постоянно просит рассказать нравиться ли мне статьи, которые пишут в его газете. Раньше они были немного скучные, но теперь папа пишет действительно интересные вещи.
   Хм, это про морщерогих кизляков, или как их там? Неважно, главное, ковать железо пока горячо.
  - Да-да , конечно, я буду очень рад, если ты мне почитаешь. Есть одна книга, которую я давно хочу прочитать, но её никто не берет. Пойдем, я покажу, где она стоит.
   Взлетаю над столом одновременно, немного уменьшив видимость, и лечу в сторону книжных шкафов. Луна, оставив свои свитки, идет за мной. Проношусь мимо стеллажей и достигаю заветной цели. Эту книгу я приметил еще летом когда подробно изучал содержимое библиотеки, включая Запретную секцию. В основном по названиям на корешках книг. Правда с секцией Невидимости познакомиться не удалось. Для меня шкафы в ней были совершенно пусты. Но интересующая меня книга находилась в общем зале и имелась в свободном доступе.
  - Вот эта -показываю на маленький томик в коричневом переплете. Мне почти не приходиться притворяться, я буквально пляшу от нетерпения.
  Луна достала книгу с полки и прочитала название:
  - 'О приведениях, духах и иных бестелесных сущностях'
  
  Глава 2. Познай самого себя
  Кто-то великий сказал: 'Познай самого себя, и весь мир падет к твоим ногам'. Не помню, как звали автора, но готов подписаться под каждым словом.
  Для меня определение своих возможностей было очень важным этапом. Не зная точно, что могут другие призраки , я не знал какими способностями обладаю сам. Воздействие на материальный мир пока оставляло желать лучшего. Я мог подвинуть предмет небольшой и сравнительно легкий предмет. Во всяком случае, мяч, на котором я постоянно тренировался, удавалось откатить в сторону на сантиметров на десять, а количество успешных попыток увеличилось с двух в начале до девяти на этой неделе. И я считал это настоящим прогрессом!
  Я был просто убежден в наличии других, неразвитых навыков. В пользу этой версии говорил тот факт, что я мне досталась часть воспоминаний Седрика. Получить чужие знания, просто побывав пару минут в его шкуре - очень и очень соблазнительно. Ради такого я готов потерпеть возникающие при этом неприятные ощущения. Вот только с живыми этот трюк не срабатывал. За прошедшие дни я пытался залезть в тела нескольких человек, но это ни к чему не привело. Я только ощущал присутствие постороннего рядом с собой. Вернее, посторонним был я.
  Возможности Пивза вообще вызывали зависть. Он спокойно мог жонглировать десятком предметов или поднять человека на пару метров в высоту. Любимым фокусом полтергейста было плеснуть водой из озера на голову какому-нибудь школяру. То есть, телепортировать несколько литров воды на расстояние в сотню метров. Просто так, для развлечения. А еще он мог становиться материальным. Пусть и на время обрести настоящее тело. Неудивительно, что я пожелал узнать как это ему удается . Но тут меня ждал облом. Пивз вообще не представлял, что и как он творит!
  Подобно застигнутому вдохновением художнику, Пивз делал то, что ему приходило в голову, не задумываясь о применяемых им методах. Будь он более жестоким, и пребывание в Хогвартсе стало бы настоящей пыткой для всех. Рано или поздно разбушевавшийся полтергейст изгнали бы, но это не вернуло бы погибших от его розыгрышей. Но, не смотря на свое поведение, Пивз был достаточно разумен, чтобы отличать безобидные, хотя и неприятные шутки от того, что могло представлять реальную опасность.
  Не получив вразумительного ответа от полергейста, я решил найти другие источники информации. Другие привидения в качестве таковых не подходили. Взаимодействовать с предметами они могли на уровне, лишь немногим превышающем мой.
  Тогда-то я и направился в библиотеку. Нет, был я в ней и раньше, но из-за отсутствия возможности взять книги с полок, надолго не задержался. Во второй раз я уже целенаправленно искал то, что могло бы мне помочь. Справочник по всем существующим видам привидений с подробным описанием возможностей и теориями, объясняющими их. Лучше всего подошла бы подробная инструкция, вроде 'Существование в облике призрака для чайников', но встретить подобное я и не рассчитывал.
  Трактат 'О привидениях...' пока являлся единственным, что мне попалось. К счастью, мне удалось уговорить Луну взять книгу из библиотеки, чтобы потом прочитать ее вместе. Лавгуд, как будущий известный натуралист, особо не сопротивлялась. Похоже, помимо увлечения фантастическими созданиями, мне удалось разжечь в ней интерес к потусторонним сущностям. Вот и отлично, подобный энтузиазм мне только на руку.
  Также мы воспользовались картотекой, в надежде отыскать похожие издания. К моему разочарованию, отыскалось всего пять подходящих источников: пара брошюр о загробном мире, одно произведение Гилдероя Локхарта (вот чего точно не надо), уже найденный справочник и неизвестная мне 'Подробная классификация темных существ и сущностей'. Напротив последней стояла отметка ЗС. Поскольку тащить ученицу, только поступившую на четвертый курс, в Запретную секцию было плохой идеей, я решил отложить Классификацию до лучших времен.
  ===
  '... поскольку призраки и духи являются существами нематериальными, то для поддержания своего существования они вынуждены питаться магическими и жизненными силами живых существ. Относительно безобидные их разновидности предпочитают селиться в местах с повышенным магическим фоном, получая необходимое количество энергии из окружающего пространства. Злокозненные же духи и сущности, относящиеся к темным, ведут более агрессивный образ жизни. Нападая на свои жертвы, они высасывают из них жизненные силы. Особенно опасны в этом отношении дементоры, способные выпить саму душу несчастного...'
   Мда, печаль. Вот живешь себе, живешь, и не знаешь, что с точки зрения магической науки ты являешься обычным паразитом. Ну ладно, не обычным паразитом, а паразитом , питающимся магией. Но все равно обидно.
   Мы с Луной прочитали всего половину взятой из библиотеки книги, но кое-что обо мне и моих вероятных способностей уже стало ясно.
   Во-первых, призраки являлись только самыми безобидными из существующих бестелесных сущностей, но и самыми слабыми. Тот же Пивз, как оказалось, был сильнее меня в разы. О могуществе же тех сущностей, что относились к разряду божественных, в книге строились только догадки, но даже они вселяли ужас перед подобными силами. Разгневанное божество вполне могло стереть с лица земли небольшое государство. К счастью, способные на такое духи существовали в каких-то своих сферах, и в мире людей надолго не задерживались. К несчастью, для меня достичь ТАКИХ высот не представлялось возможным. Или это буду уже не я. К тому же, ждать несколько тысяч лет не входило в мои планы. Забавно, но у Пивза шансов достичь божественного статуса было намного больше чем у меня. Как за счет наличествующей силы, так и в силу своего происхождения. Самозародившиеся сущности гораздо лучше оперировали магической энергией и могли собирать ее с большей территории. По сути весь Хогвартс был кормушкой полтергейста. Возможно, лет через пятьсот Пивз станет новым британским богом. Заранее жалею бедных британцев.
   Во-вторых, пожелай я покинуть Хогвартс, ни к чему хорошему это не приведет. Без постоянного притока магической энергии я просто исчезну. В Хогсмид я еще смогу добраться, но вот получиться ли у меня пережить путешествие на поезде? Большинство призраков, оказавшихся в неблагоприятных условиях, прекращали существовать, либо находили альтернативные источники энергии и перерождались.
   Ну и в-третьих. Перерождение. Оказавшись в месте с низким магическим фоном, привидение могло попытаться забрать необходимую энергию у живых. Для этой цели отлично подходили разумные существа, поскольку процент усваиваемой жизненной силы в этом случае был наиболее высоким. Волшебные создания тоже годились, а лучше всех в качестве донора были маги. Подобный рацион не только помогал выжить, но и позволял увеличить свои силы. Призрак, перешедший на такую диету, становился намного опаснее, но при этом со временем терял человеческий облик и разум. Вся плеяда темных сущностей - дементоры, боггарты, баньши, келпи, красные колпаки и многие другие - обязаны своему существованию феномену Перерождения. Среди них постоянно возникали новые разновидности, но, в основном, за счет призраков, начавших вести хищный образ жизни, пополнялись ряды уже существующей нечисти, срабатывал некий механизм подражания.
  Выходило, что если я хочу стать сильнее, то мне придется попрощаться с разумом. Меня такой расклад совершенно не устраивал. О чем, и сказал Луне, умолчав впрочем о причинах, почему я хочу стать сильнее.
  Книгу мы читали в комнате, в которой проживала Луна вместе с тремя своими однокурсницами. Вообще-то, к тому, что Полоумная Лавгуд притащила в крыло для девочек привидение, да еще и мужского пола, они отнеслись негативно. В ультимативной форме мне было приказано убираться вон. Я уж было решил отложить совместное чтение на потом, но Луна проявила себя с неожиданной стороны. Она твердо заявила , что я могу оставаться в комнате до начала комендантского часа, а после сразу удалюсь и не буду появляться до обеда. Что тут началось!
  К чести Луны, крик, угрозы и оскорбления со стороны соседок она полностью проигнорировала. Тогда одна из них решила применить аргументы по весомее. Нет, не начала драку или магическую дуэль. Она вызвала старосту факультета.
  ===
  Падма чувствовала себя как выжатый лимон. Оказалось быть старостой - чертовски трудная работа. Приходилось постоянно проверять, чем занимаются младшие курсы, разрешать возникающие разногласия, помогать в различных вопросах. Но сложнее всего было с шестым и седьмым курсами. Девушки, обучающихся на них, и не думали подчиняться пятикурснице. Интересно, у Энтони те же проблемы? Наверное, да. В вопросах, касающихся чувства гордости люди одинаковы вне зависимости от пола.
  По словам профессора Флитвика на должность старост всегда стараются назначить учеников, обладающих организаторскими способностями и пользующимися уважением у сверстников. Таким образом воспитывают молодые кадры, способные занять хорошее место в Министерстве магии. Вон, Персиваль Уизли чего добился. Только закончил Хогвартс, а уже младший заместитель самого министра. В подобном подходе, по мнению Падме, было что-то слизеринское, но она не могла не признать его рациональность и полезность. Только вот назначение Рона Уизли казалась чьей-то нелепой шуткой. Может Уизли и пользуется уважением как вратарь в квиддиче, но не назначать же за это на такую ответственную должность?
  С другой стороны, ей доводилось несколько раз играть с Роном в шахматы, и играл он превосходно. Их с Парвати отец тоже был заядлым шахматистом, да и они сами играли почти каждый день с самого детства. Шахматы прекрасно организуют ум и позволяют развить тактическое и стратегическое мышление. Может быть, назначение Рона не такой уж и бред, как кажется на первый взгляд.
  Решив не торопиться с выводами, а подождать и присмотреться, как новый гриффиндорский староста будет справляться со своими обязанностями, Падме начала готовиться к завтрашним занятиям, когда в ее комнату ворвалась Аннабель Уильямс.
  - Падма, эта Полоумная Лавгуд совсем сбрендила! Она притащила в нашу комнату призрака и собирается заниматься с ним магией!
  Вздохнув, Падма отложила учебник и повернулась к Энни:
  - Хм, и что с того? Луна, надеюсь, занимается не темной магией? - дождавшись, когда Аннабель отрицательно покачает головой, Падма продолжила - Тогда почему это должно тебя волновать?
   -Этого призрака зовут Джим! Он хоть и мертвый, но парень. А парням в нашем крыле делать нечего.
  Мда, нестандартная ситуация. Немного подумав, староста встала из-за стола и направилась в комнату, в которой жили Уильямс и Лавгуд. За ней пошла Энни и девочки, которые стали свидетелями разговора. Посмотреть, как Патил будет выпроваживать призрака, было интересно всем.
  В комнате Лавгуд что-то увлеченно читала вслух сидя на своей кровати, рядом парил искомый призрак, а Марта Гринвуд и Лиза Браун, еще две соседки Луны, неодобрительно смотрели на открывшуюся картину.
  - Луна, я слышала, ты решила заниматься вместе со своим другом?
  - А, Падма, здравствуй. Да, Джим попросил меня почитать ему, - улыбнулась Луна и посмотрела на пресловутого Джима. Джим подлетел немного поближе и изобразил, что-то похожее на поклон. Рассмотреть детали, как и сам внешний вид привидения, мешала его сильная размытость.
  - Луна, ты же знаешь, что мальчикам запрещен вход в наше крыло.
  - Джим не мальчик, а привидение, - привела очевидный довод Лавгуд.
   -Все равно, его присутствие сильно смущает девочек. Ты могла бы читать ему в гостиной или где-нибудь еще. Чем тебя не устраивает библиотека?
  - Там нельзя шуметь, а в гостиной постоянно находиться много народа. К тому же, Джим будет здесь только до комендантского часа. Потом он сразу же уйдет.
  - Луна, не важно уйдет он или нет. Главное, что ты привела его без спроса. Девочки не хотят, чтобы он был в одной с ними комнате. Он должен уйти.
  Джим покачавшись из стороны в сторону, подлетел к Лавгуд и стал что-то негромко говорить ей.
  - Джим просит его извинить. Он говорит, что хотел немного позаниматься, но не желает никому доставлять неудобств.
  Странно, привидения не испытываю проблем в общении, почему не сказать об этом прямо? Староста хотела было настоять , но любопытная ровенкловская натура взяла свое:
  - Кхм, а чем это, интересно знать Вы занимались? - такой же вопрос в разной степени появился в глазах и остальных присутствующих. Подумать только привидение, которое хочет позаниматься!
  ===
  Вообще-то, надо было больше думать, прежде чем идти вместе с Луной в спальню для девочек. Как-то это двусмысленно прозвучало. Но все обошлось.
  Теперь я официально представлен всей прекрасной половине факультета Ровенкло и даже пользуюсь ее поддержкой. Все-таки к воронам попадают в основном натуры увлекающиеся, для которых что-то новое и необычное всегда на первом месте. И я, при всей своей неохоте, попал именно в эту категорию. Хорошо же у меня получается не привлекать внимание.
  Староста устроила мне настоящий допрос. Зачем я хочу знать больше о привидениях? Что я умею? Как давно тренируюсь? Кем был при жизни и когда стал призраком?
  На последний вопрос пришлось сказать, что я ничего не помню. С одной стороны, это плохо, - я не был уверен бывает ли у привидений амнезия. С другой - чем больше врешь, тем больше вероятность быть пойманным на лжи. Единственное, сказал, что живу в замке уже несколько лет, дабы не взывать ненужных ассоциаций с Седриком. Как впоследствии оказалось, переживал я зря, потеря памяти у призраков - явление достаточно часто встречающееся. Об этом мы узнали, когда продолжили читать книгу 'О привидениях...'
  Разговаривать я предпочитал через Луну. Чтобы говорить нормально со всеми, нужно было стать видимым, а этого я как раз избегал. В 'режиме невидимости' я мог только шептать на границе слышимости. Луна на слух не жаловалась, а заводить разговоры с другими я не собирался. Пусть лучше считают меня очень слабым призраком, который даже стабильную форму не может поддерживать. Свои возможности по телекинезу при допросе я сознательно уменьшил втрое. Так спокойнее и мне, и девочкам. К тому же, получало объяснение мое желание стать сильнее.
  В конце концов, общим голосованием было решено позволить мне появляться на женской половине в дневное время, но не позднее девяти часов и никому не мешая. Ну и ладно, мы не гордые. Надеюсь, это останется нашим маленьким секретом, и профессор Флитвик ничего не узнает.
  
  Глава 4. Питомец Луны Лавгуд
  С приобретением статуса ручного питомца Луны, мое посмертное существование вошло в повседневную колею. Держат же другие волшебники сов и кошек, у Невилла вообще жаба, так почему Полоумной Лавгуд не держать что-то более экзотическое? Не мозгошмыг и не морщерогий кизляк, и даже не взрывопотам - всего лишь слабенький призрак.
  За исключением этого, немного обидного ярлыка, такое положение меня вполне устраивало. Каждый день я, оставаясь невидимым, посещал все интересующие меня занятия. Ну, что тут сказать? Все студенты одинаковы. За лето большинство знаний из их голов выветривалось, и преподаватели, скрипя зубами, повторяли пройденный материал. К чести самих студентов, все что нужно, они вспомнили всего за пару-тройку недель, но и этого времени мне хватило, чтобы разобраться в образовательной системе Хогвартса.
  По вполне понятной причине, лучше всего я разобрался в профильном предмете Ровенкло. Учебная программа зависела от курса, постепенно усложняясь от первого к седьмому. Этот, само собой разумеющийся принцип на Чарах реализовывался следующим образом.
  На первом курсе преподавали простейшие заклинания и их различные модификации. Так же первокурсников основательно запугивали последствиями неправильно произнесенных заклинаний. Чары на первом курсе напоминали уроки каллиграфии в каком-нибудь восточном монастыре. Строгая отточеность движений, правильное дыхание и полное погружение в себя. Разумеется, дети, только потупившие в Хогвартс, подобной техникой еще не владели, но в том, как колдовали второкурсники, уже чувствовался определенный стиль. Как я узнал позднее, подобный подход к обучению новичков служил одной цели - подавить стихийные магические выбросы. Дети просто привыкали колдовать по строго определенному шаблону и другие способы со временем оказывались для них закрыты. Невербальной и беспалочковой магии на старших курсах им приходилось обучаться заново и лишь у немногих получалось вернуть утраченное. Эта на первый взгляд жестокая система снижала потенциал молодых волшебников, но служила гарантией их безопасности. Без нее ученик как пресловутая обезьяна с гранатой представлял опасность для себя и для окружающих.
  Второй курс начинал изучать наложение чар. Тут требовалось не только правильно произнести заклинание, но и учитывать эффекты, которое оно окажет на тот или иной предмет. Например, чинящее заклинание следовало очень осторожно накладывать на органические материалы. Если ученики, только перешедшие на второй курс, довольно быстро научились чинить поломанные глиняные тарелки и кружки, то починка деревянных стульев, заданная Флитвиком в качестве проверки третьеурсникам, прошла очень... познавательно. Только половина учеников справилось с задачей. Остальные при наложении чар заколдовали не стулья, а древесину, из которых они были сделаны. Стул, покрывшийся корой, стул из веток, стул, больше напоминавший поленницу. Таким шедеврам столярного мастерства место в музее авангардного искусства, а не в школе магии. Я порядком повеселился, наблюдая за мучениями горе-чародеев.
  С третьего по пятый курс обучали совмещению и взаимодействию чар, а также основам лечебной магии. Попутно проходили заклинания, требовавшие от волшебника высокой степени концентрации и потому не пройденные во время обучения на младших курсах.
  К сожалению, с третьего курса я переставал понимать, что же студенты делают в том или ином случае. Из объяснений Флитвика и доставшихся от Седрика воспоминаний я знал, что при взаимодействии заклинаний возможны всякие неприятные побочные эффекты, и умение избегать их или сводить к приемлемому уровню очень важно для волшебника. Но понять, как это достигается, было выше моего понимания. Если ошибки первого и второго курса я видел и зачастую знал, где тот или иной ученик допустил оплошность, то на третьем палочка-выручалочка, доставшаяся по наследству от Седрика, начинала конкретно давать сбои. По-видимому, мне передались только простые и наработанные навыки. С другой стороны, я с самого начала ожидал чего-то подобного. Насколько помню, нейронные связи в мозгу человека начинают разрушаться через пять минут после клинической смерти, если не поддерживать кровообращение и дыхание. Уже минут через семь, если и повезет вернуть несчастного к жизни, весьма велики шансы, что он станет пускающим слюни идиотом. А сколько лежал на кладбище Седрик, пока я не попал в его тушку? Чудо, что вообще что-то уцелело. По-моему, знания первого и второго курсов лучше, чем ничего.
  Ну и наконец, старшие курсы. На них, по-моему, проходили самое интересное - ритуалы. Конечно, с моим уровнем знаний, не дотягивающим даже до среднего уровня, ловить здесь было нечего, но для общего развития я посетил и эти занятия. Из вступительной речи профессора, было понятно, что ритуалы нужны для осуществления магических действий, невозможных простым произнесением или наложением чар. При проведении ритуалов активно использовалась нумерология, руны, учитывались положения небесных светил, применялись специальные зелья. То есть, не зная хорошо другие предметы, изучать Чары на шестом и седьмом курсах было нельзя. Неудивительно, что многие ученики решали закончить обучение на пятом курсе.
  Схожим образом, проходило обучение по другим основным предметам, в том числе и удивляющая меня в начале Гербентология. Оказывается, большинство официально безработных волшебников занимались тем, что выращивали те или иные редкие магические растения. Выращенную продукцию сдавали в магические же лавки или продавали практикующим зельеварам. Учитывая какое значение имели разнообразные зелья в жизни волшебников, постоянный приток ингредиентов был очень важным вопросом, как и квалификация тех кто мог эти их вырастить. С той же целью преподавали Уход за магическими созданиями, но количество магических ингредиентов животного происхождения было намного скромнее, а потому предмет оставался факультативным.
  Итак, посетив в качестве вольного слушателя занятия по основным предметам всех курсов, я пришел к следующим выводам.
  Во-первых, я знаю учебную программ на уровне второго курса. Не идеально, на удовлетворительно тяну точно.
  Во-вторых, без волшебной палочки мои знания несут только теоретический характер и уяснить материал средних и старших курсов я не смогу. Вообще. Опять-таки теоретически, будь я не призраком, а живым человеком, из меня вполне мог получиться бы волшебник, поскольку только волшебники могут стать призраками. Но в моем текущем статусе, все магические знания были для меня совершенно бесполезны, поскольку волшебные палочки и призраки - две вещи несовместимые.
   В этом я убедился, пару раз попробовав прикоснуться к палочке Лавгуд. Очень неприятные ощущения. При жизни меня один раз ударило током из розетки - при контакте с палочкой ощущение было похожее. Эксперименты на других палочках также не завершились успехом.
  Обломавшись с палочками, я начинал серьезно сомневаться в выполнимости моего плана. Я был слаб, очень слаб, слишком слаб. Конечно, оставался вариант с перерождением. Но получить силу, лишившись разума. Неравноценный обмен. Я готов уже был плюнуть на все и пойти сдаваться к директору, когда узнал еще об одной возможности.
  ===
  - Джим, я не думаю, что это хорошая идея, - в голосе Лавгуд звучало явное неодобрение.
  - Ну, Луна, мы же уже полностью прочитали книгу о приведениях. Я только одним глазком взгляну, может там что-то новое написано, - начал клянчить я разрешение - ну, пожалуйста!
  - Джим, в Запретную секцию допускаются только старшекурсники.
   -А вот и неправда. Очкарик с пятого курса уже лазил там и даже брал книги, - наябедничал я. Вообще-то, мое поведение трудно было назвать адекватным, но общаясь с Лавгуд, мне специально приходилось вести себя как...кхм, умственно отсталый. Это было непросто, она может и со странностями, но не дура. Так что, главное не переиграть.
  - Гарри Поттер?
  - Угу, он самый. Искал что-то, даже крикунью открыл, - на последних словах я тихонько засмеялся.
  - Что за крикунья? - в общении с ровенкловцами, главное, давать информацию дозировано. Сейчас я бросил наживку, и Луна сразу клюнула.
  - Да есть там одна книжка, чуть что - сразу орать начинает. У Поттера чуть очки не треснули когда она визжать начала. Да и подруга его, тоже туда забиралась. Ну та, которая гриффиндорская заучка.
  - Гермиона Грейнджер - поправила меня Луна, - А что они искали? - все пора подсекать.
  - Ну, не знаю точно, Поттер что-то про философский камень, а эта Гермиона темными магическими созданиями интересовалась. Я же говорю в этой ЗС все кому не лень побывали, близнецы вообще как к себе домой шастают. Луна, ну пожалуйста, - снова завел я пластинку. Вообще-то я уже две недели подталкивал Луну к мысли посетить Закрытую секцию. - Всего одну книжку, всего одним глазком. Мы же 'О привидениях' всю прочитали, вряд ли там много нового содержится.
  Луна наклонила голову в сторону, словно прислушиваясь к чему-то, и надолго задумалась. Я уж было решил, что посещение ЗС откладывается на неопределенный срок, когда Луна посмотрела на меня и сказала:
  - Хорошо, но только одну книгу.
  - Да, конечно, замок открывается заклинанием...
  - АЛОХАМОРА! - по мановению палочки, дверь в Закрытую секцию открылась.
  Удивляясь про себя, откуда столь специфические познания у маленькой девочки, я отправился в поисках 'Подробной классификации темных существ и сущностей'. Вообще-то категория А - 'Не рекомендуется к изучению волшебниками, не прошедшими С.О.В.' - относительно безобидна. Под нее подпадают книги, содержащие информацию из разряда 'Не пытайтесь повторить без специальной подготовки'. Идиоты, данное правило не соблюдающие, попадали в разные неприятные истории, иногда заканчивающиеся летальным исходом. Книги же, содержащие сведения, неправильное или правильное применение которых, может причинить вред не только рискнувшему проверить их волшебнику, но и окружающим, относятся к другим категориям, различающимся по тяжести наступивших последствий.
  Интересующая меня книга оказалась здоровенным томом, раз в пять больше уже прочитанной. В оглавлении, в соответствии с названием, приводились названия известных темных существ и сущностей. Существ пропустим, перейдем сразу к сущностям. Ага, это нам известно, это есть, это читали, это тоже, и это, и это. Так, а это что? Неизвестная мне разновидность называлась просто 'Духи-захватчики'.
  Читать пришлось тут же, на полу Запретной секции. Все хранящиеся здесь книги оснащались специальными магическими метками, благодаря которым, вынести их без ведома мадам Пинс было невозможно. Да и Луна не стала бы этого делать.
  Итак, духи-захватчики. Вселяются в тела живых существ и заставляют их выполнять свою волю, причиняя несчастным жуткие страдания. Чаще всего захватывают людей находящихся на грани умственного помешательства и не способных защитить свой разум. Иногда проникают в тела спящих людей, но вынуждены покинуть их с пробуждением последних. Неожиданные случаи лунатизма у людей никогда подобным не страдавших как раз из этой оперы. Изредка бывает, что одержимые добровольно пускали духа в свое тело. Ага, знаем-читали. Волдеморт в затылке Квирелла - наглядная агитация как не следует делать. Даже в случае добровольного согласия, тело долго не протянет, начнет разрушаться изнутри. Волдеморту для подержания оболочки приходилось пить кровь единорогов.
  Но есть и положительные стороны - сохранение разума и возможность пользоваться доступной жертве магией. Если бы не оговорка про постепенное разрушение тела, этот вариант был бы самым лучшим. Я знаю как минимум двоих авроров, сейчас лежащих в психиатрическом отделении Мунго. Хотя к черту родителей Невилла. Барти Крауч-младший! Оболочка, вообще лишенная души. Вот только, как долго такая оболочка продержится? Не хотелось бы лишиться костюмчика, через полгода после примерки.
  - Фу, какая мерзость. Ты была права, здесь нет ничего интересного. Давай лучше еще чего-нибудь посмотрим, раз уж мы здесь, а?
  - Джим, ты обещал, что мы посмотрим всего одну книгу.
  Убедившись, что 'Прикладная классификация...' меня больше не интересует, Луна закрыла книгу и поставила ее на место, после чего направилась к выходу из Запретной секции. Вздохнув , я направился вслед за Полуной, обдумывая свои дальнейшие действия.
  Думаю, сперва следует потренироваться на кошках.
  ===
  Спустя неделю я так и не приступил к опытам. То говорил себе, что с завтрашнего займусь Живоглотом, то передумывал и решал для начала попробовать на Клыке. Иногда идея стать захватчиком внушала мне отвращение. Но потом я снова убеждал себя, что это лучшее из всех доступных вариантов.
   В этот раз мои терзания отвлек голос Лавгуд:
  - Джим, я иду в Хогсмид. Ты со мной?
  Хм, за три с лишним месяца своего пребывания в Хогвартсе, я ни разу не попытался выбраться в Хогсмид. Не видел смысла. Но и отказываться причин нет. Чем зря мучиться, может сходить на экскурсию?
  Как оказалось в Хогсмид, Луна собралась не одна, а в компании с сестрёнками Патил. Интересно, не замечал, чтобы Лавгуд много общалась с ними. Ладно, Падма - она в конце концов староста Ровенкло, но Парвати? С гриффиндорцами Полуна зато время как я сопровождал её не общалась ни разу, если не считать совместных занятий.
  К тому, что тоже я решил присоединится к прогулке, близняшки отнеслись спокойно. Поздоровавшись для приличия, они активно начали обмениваться новостями. Видимо, для них пребывание на разных факультетах было все-таки неприятно. Это Фреду и Джорджу Уизли повезло, что оба учились на Гриффиндоре. Уверен, сестрам приходилось сложнее, особенно на первом курсе. Но нужно было отметь - характеры у них разные. Живой и самоуверенный у Парвати против немного холодного и рассудительного у Падмы. Это можно было понять из того как каждая из них выражала свои мысли. Оценивающе и не торопясь с выводами, или смело и прямолинейно.
  К тому, что говорили девочки, я особо не вникал. Послушал немного, составил свое впечатление и начал смотреть по сторонам. Осень - моя любимая пора. Сейчас, когда меня не тревожат сырость и слякоть, нет необходимости искать защиту от холодного моросящего дождя и не ощущается утренняя прохлада, можно с удовольствием любоваться увядающей природой. Тем более, что неприятных напоминаний о человеческом пренебрежении к окружающему миру, от сигаретных окурков до пивных бутылок, не было и в помине. Все-таки заботятся волшебники об экологии.
  Подозревать неладное я начал только в самом Хогсмиде. Добравшись до деревеньки, девушки повели себя странно. Не направились на центральную улицу, где по идее и должны были располагаться все заведения Хогсмида, а пошли куда-то на окраину. Ну и какого...? Следовало выбираться из школы, что бы блуждать по всяким подворотням. Наконец, мы достигли цели. Старого паба с кабаньей головой на вывеске. Перед заданием столпилась уже целая толпа учеников.
  Первое собрание Отряда Дамблдора! Вот ведь угораздило оказаться на этом судьбоносном событии. И что мне здесь делать? Ладно, раз уж пришел. Хмыкнув и снова невидимым, я влетел внутрь паба.
  'Старая голова' выглядела как классический преступный притон из детективов жанре нуар. Обшарпанные стены, подозрительные лица под натянутыми до самых глаз капюшонами, грязнее столы, угрюмый бармен за стойкой, протирающий кружку для пива. Это, наверное, и есть Аберфорт Дамблдор. Суровый мужик. Ну да, раз такое заведение держит. Каков поп, таков и приход.
  Впечатление портила только завалившаяся нежданно-негаданно большая группа школьников. Похоже, такого же мнения придерживался Аберфорт, во всяком случае, смотрел он в их сторону явным неодобрением.
  - Пара человек? - прохрипел Гарри - Всего пара человек?
  - Кажется, идея всем пришлась по вкусу, - радостно ответила Гермиона. - Рон, ты не мог бы принести еще стульев?
  Фред заказал сливочного пива на всех, собрал деньги и отдал мрачному Аберфорт, после чего ученики стали рассаживаться вокруг Поттера. Я устроился под потолком, где на меня никто не обращал внимания.
  О чем велась речь на первом заседании Отряда, я совершенно не слушал. Я смотрел как переглядывались между собой Гарри Поттер с Чжоу Чанг и тихонько зверел. Боже, да я был готов свернуть шею мелкому засранцу, разорвать в клочья.
  Вот уже месяц как я всячески старался находиться подальше от девушки. Не смотреть, не слышать голоса, не думать. Воспоминания Седрика, выручавшие меня во всем остальном, когда дело касалось Чжоу превращались в настоящую пытку. Меня просто неимоверно тянуло к ней. Не знаю, насколько сильны были его чувства к ней, но я вовсе не собирался идти на поводу у погибшего хаффлпаффца, и всюду следовать за его пассией. Бывшей пассии. С которой сейчас пытался флиртовать проклятый мальчишка!
  Не в силах больше сдерживаться, я вылетел прямо сквозь стену наружу. Прямо передо мной болталась чертова вывеска. Ударив по ней изо всех сил, от чего вывеска слетела с одного из удерживающих ее массивных креплений. я отправился обратно в Хогвартс. На фига спрашивается, я отправился в этот Хогсмид? Вмешательство в канон, все равно не входило в мои планы. Пусть детки балуются, пусть лезут, куда не стоит. Пусть крестный Поттера вместе с ним самим летит в Арку Смерти.
  У меня есть дела поважнее. Надо научиться управлять чужими телами. Надо придумать, как продлить время, в течение которого я могу распоряжаться оболочкой. Надо организовать базу подальше от Хогвартса с Дамблдором. Надо, наконец , найти того, кто станет моим новым телом.
  А потом я вернусь и с удовольствием отберу у Золотого мальчика Бузиновую палочку.
  
  Глава 3. Спи без снов.
  Торжествующий вой, от которого душа уходила в пятки, раздался над старым заброшенным кладбищем. В нем сливались ненависть ко всему живому, азарт охоты и голодное предвкушение. 'Ты мой!' - слышалось в этом вое.
  Дыхание давно сбилось, каждый новый глоток воздуха разрывал легкие на части. Только не останавливаться. Кровь долбит в висках, и сердце готово выпрыгнуть из груди, но остановиться значит умереть.
  Разросшиеся кусты тянули свои ветви, цеплялись за одежду, пытаясь задержать беглеца. Скинув запутавшуюся мантию, Зак сильнее сжал волшебную палочку. Преследовавшее его чудовище не было видно. Решив ненадолго остановиться и перевести дыхание, юноша, обессилев, сел на землю, прислонившись спиной к одному из надгробий.
  Полная луна над головой не дает надежды спрятаться. Впрочем, преследователю не нужен свет. Он идет по запаху страха, источаемого жертвой.
  Преследуемый осторожно смотрит в сторону, откуда он только что прибежал. Тот, кого он так боится, еще не появился. Выставив вперед палочку и готовясь в любой момент произнести Убивающее заклинание, юноша ждет. Пот крупными каплями катится со лба, мешая рассмотреть цель. Уже не добыча, а затаившийся охотник аккуратно стер его рукавом, не отрывая взгляда от прохода среди надгробий. В тягучем ожидании проходит несколько минут. Тварь, словно почувствовав произошедшие изменения, медлила. Не слышно ни шагов, ни нового воя, также как не видно никаких признаков движения. Может все-таки удалось оторваться?
  Стоило подумать об этом как сзади раздалось рычание. Не успев обернуться, охотник, вновь ставший добычей, был повален на землю мощным ударом. Палочка вылетела и затерялась где-то среди опавшей листвы. Над волшебником, безуспешно пытавшимся нащупать свое оружие, возвышался огромный пес, будто созданный из клубящейся тьмы, с горящими багровым огнем глазами.
  - Заххаррия Смиит, - прорычал ужасающий Грим. Вестник смерти, пришедший за своей жертвой.
  - Нет! Помогите! Кто-ни... - крики о помощи прервали вонзившиеся в горло Захарии острые клыки.
  ===
  - Зак! Просыпайся, Зак! С тобой все в порядке?
  - Эр...кх...ни? Что? - Захария обнаружил, что лежит в своей кровати. Руки сами собой потянулись к шее, проверить. Все было в порядке.
  - Ты кричал во сне. С тобой точно все в порядке, - повторил Макмиллан мысли Захарии. Староста внимательно смотрел на однокурсника, ожидая ответа.
   - Просто страшный сон, - беззаботно попытался ответить Зак .
  - Орал ты так, что мороз по коже. Что приснилось-то? - поинтересовался второй сосед по комнате Эдди Ларнсон.
  - Грим, - дрогнувшим голосом ответил юноша.
  - Нехорошо. Трелони сказала бы, что это к скорой смерти.
  - Трелони сказала бы это и про порхающих бабочек, - возразил Макмилан - Ладно, ночь на дворе. Зак, если ты не собираешься больше будить меня своими криками, то я пожалуй посплю.
  Захария снова вспомнил подробности своего сна. Кладбище, Грим.
  - Кхм...Я лучше посижу в гостиной. Спокойной ночи.
  ===
  - Смит, не спи!
  Отношения Захарии с Джинни Уизли можно было назвать крайне неприязненными. Рыжая до сих пор не могла простить его, зато что он сомневался в словах обожаемого ею Поттера. По правде, он и сейчас продолжал сомневаться. А еще его раздражало то, как все носятся с этим гриффиндорцем. Чуть ли в рот ему не заглядывают. Да и вела младшая Уизли себя слишком дерзко.
  - Отстань, малявка.
  - Как ты собираешься сдавать СОВ, если ни одно заклинание нормально не можешь выучит?
  - Не твое дело, -постарался как можно резче ответить Смит - Сам как-нибудь справлюсь, без твоей помощи.
  - Да больно надо тебе помогать...
  - Достаточно, Джинни позанимайся лучше с Деннисом - пресек начавшую ссору Гарри Поттер. Фыркнув, рыжая направилась к младшему из Криви - Смит, у тебя сегодня действительно ничего не получается.
  - Вот только тебя мне не хватало, Поттер, для полного счастья. Проваливай, я сам справлюсь.
  - Может ты что-то не так делаешь, - проигнорировал грубый тон очкарик.
  - Все нормально, иди лучше кому-нибудь другому своими советами. Я справлюсь.
  ===
  Весь день до самого вечера Захария засыпал на ходу. На занятиях отоспаться не удалось. Истории магии, на которой можно было спокойно вздремнуть, сегодня не было по расписанию, а сон на других занятиях был чревато отработками. Потом были тренировки с этим идиотским Отрядом Дамблдора. Себя Зак к Отряду не причислял, считая, что ходит лишь получать полезные знания. Вся эта чепуха про возрождение Того-кого-нельзя-называть его не касалась. Пусть Поттер вешает лапшу на уши другим. Раздражало только, что Уизли была отчасти права. Сегодня у него ничего не получалось.
  'Надо было все-таки попытаться ночью нормально поспать. Ладно, сегодня нормально отосплюсь' - решил молодой волшебник.
  Переодевшись в пижаму и пожелав соседям спокойной ночи, Захария лег спать.
  Над старым кладбищем раздался протяжный вой.
  ===
  Мучал Захарию Смита в его снах, я не из каких-то садистских побуждений, а преследуя вполне конкретную цель.
  Вернувшись в Хогвартс с первого собрания Отряда Дамблдора, я сразу же направился к домику Хагрида. Следовало осуществить давно задуманное. Как по заказу, Клык дремал на солнышке. Помедлив немного, я погрузился в тело спящего пса.
  И открыл глаза. Было непривычно смотреть на мир так как смотрит на него собака. Предметы расплывались и казались блеклыми, ярких цветов почти не было. Зато запахи окружали со всех сторон. Разобраться, что к чему было непросто. Где-то внутри разума заворочился Клык. Я по-прежнему ощущал хозяина тела, но сейчас не он управлял телом.
  Я осторожно попытался встать на лапы. Получилось без проблем. Пройдемся немного. Сделав первые шаги, я запутался. Падения удалость избежать, пусть и с трудом. Моим движениям явно не хватало координации. Определенно требуются тренировки. Облизнувшись, я попытался еще раз. На этот раз я все таки свалился. На неожиданное падение среагировал Клык. Его сознание дернулось ко мне из глубин разума... И меня выкинуло из наружу.
  Пес вскочил на лапы и начал, принюхиваясь, осматривать окрестности, в поисках того, кто разбудил его. При этом , моя фигура, висящая в паре метров от него, была проигнорирована. Ну да, я и так не слишком заметен, а собаки, как я только что убедился, очень плохо видят. Плюс отсутствие запаха.
  Пришлось ждать пока Клык снова уснет и пробовать еще. Искать другой вариант все равно неохота. Как только пес снова задремал я скользнул поближе и забрался внутрь.
  Следующая попытка удалась намного лучше. Я старался быть осторожнее, внимательно отслеживая реакцию блохастого на каждое движение. В какой-то момент выяснилось, что-то сознание собаки дает небольшие подсказки, помогая мне. Это показалось мне забавным. Владелец любезно подсказывает, как лучше управлять захваченным телом. Внимательно прислушиваясь я продолжил эксперименты. За последующий час я перестал ходить будто пьяный, заплетаясь в четырех лапах. Наконец, обойдя по кругу жилище Хагрида, я оставил пса в покое. Пусть спит. Продолжим завтра.
  Жизни в собачей шкуре я обучался на протяжении всей недели. Главным ограничением было необходимость заниматься, когда Клык спал. Но и в этом случае, занятия прекращались всякий раз, когда пес мог проснуться от резких движений. Да и просто проснуться от того, что выспался. Максимальное время, которое я провел в шкуре пса, не превышало трех часов. В течение которых я не прыгал, не бегал и вообще смирно лежал, никого не трогая и не делая резких движений. Если с людьми будет также, я даже не знаю как быть. Мои планы предполагали активные действия и требовали времени. За пару часов можно и не успеть.
  Еще одним результатом моих экспериментов была способность проникать в сны. Хотя и считается, что собаки снов не видят, Клыку они снились. В них он охотился за кроликами в Запретном лесу, играл вместе с Хагридом и гонялся за миссис Норрис.
  Открыв возможность проникать в сны, я задался вопросом - смогу ли я на них ли повлиять? В результате новых экспериментов, Клык начал охотиться не только на кроликов, но и на белок с ежами и лисами. Для этого достаточно было сосредоточиться на нужном образе и пожелать, чтобы он появился в чужом сне. Сначала, я создавал живность по одиночке, потом представил стаю голубей, которые появились по мановению моей руки. Чувствовал я себя при жтом настоящим фокусником. Куда там волшебникам с их глупыми палочками.
  Под конец я решил полностью сменил обстановку. Вместо Запретного леса появилось кладбище, на котором возродился Волдеморт. Правда, без него самого, Поттера и Пожирателей. Клыку кладбище, к слову сказать, не понравилось. Это я чувствовал, за время тренировок я стал лучше угадывать желания собаки. Не хватало запахов, которые воспроизвести в ощущаемым псом обилии, я не сумел. Ну что же, на всех не угодишь.
  Посчитав, что достаточно подготовился, я начал выбирать себе нового помощника. Луна и другие ровенкловцы в качестве подопытных , меня не устраивали. Не хотелось лишний раз привлекать внимания к странностям на одном факультете. Гриффиндор и слизерин также не подходили. Дамблдор внимательно отслеживает все, что твориться вокруг Гарри, а Снейп является мастером оклюменции и может заметить соответствующие странности в поведении одного из своих учеников. Оставался Хаффлпафф, благо с обучающимися на нем студентами, я был, пусть и заочно, знаком. На кандидатуре Захарии Смита, я остановился, проанализировав информацию, содержавшуюся в воспоминаниях Седрика. Было ее откровенно мало, но один интересный факт все-таки привлек мое внимание. Если, все пройдет удачно, это можно будет использовать в своих целях.
  ===
  Кошмары преследовали Зака в течение всей недели. За это время он умудрился лишиться пятнадцати балов на Трансфигурации, десяти на Чарах и двадцати балов на Зельеварении, а также едва не лишился кожи на руках во время занятий по Гербентологии. Успехи по другим предметам тоже не радовали. Да и собственные слова Поттеру о том, что он сам прекрасно выучит заклинания, начинали казаться пустым бахвальством. Наконец, однокурсники, уставшие от постоянных вскриков Смита по ночам, уговорили сходить его в Больничное крыло.
  Мадам Помфри внимательно выслушала ученика. Темные круги под глазами и изможденный вид не вызывали сомнений в правдивости его рассказа. К тому же Смит постоянно зевал, когда говорил о своих проблемах со сном.
  - Ох, мистер Смит, вам определенно необходимо как следует выспаться. Говорите уже неделю не в состоянии нормально спать?
  - Да, мадам Помфри, - ответил юноша. Кивнуть он побоялся, так сильно шатало его от усталости.
  - С Вами такое уже бывало?
  - Нет, -качать головой тоже не следовало. Все сразу же закружилось перед глазами.
  - Хорошо, мистер Смит, - Мадам Помфри зашла к себе в кабинет. Через некоторое время она вышла оттуда с небольшой склянокй с зельем - Вот возьмите, это снотворное зелье. Примите его перед тем как ляжете спать. Будете крепко спать без всяких сновидений. Завтра подойдите ко мне еще раз.
  - Да, хорошо. Спасибо.
  - Не за что, молодой человек. Не забудьте, подойти ко мне завтра.
  ===
  Перед сном Захария достал полученное от мадам Помфри сонное зелье и выпил его до дна. Вкус у него был неприятным и вяжущим. Смит уже собирался вызвать домовика и приказать ему принести воды, когда глаза начали смыкаться и он без сил рухнул в постель.
  Последнее, что Зак услышал перед тем как уснуть, был тихий смех и едва различимый шепот:
  - Спи без снов, Захария, спи без снов.
  ===
  Наконец-то, я мог управлять телом, не беспокоясь разбудить его владельца. Пока Захария спал крепким сном без сновидений, я мог заниматься своими делами. Снотворное будет действовать часов пять. Вполне достаточно, чтобы бедняга выспался, а я осуществил задуманное мною.
  Я с самого начала собирался заставить хаффлпаффца обратиться к мадам Помфри за снотворным. И навыки отработанные в разуме Клыка оказались тут весьма кстати. Теперь я мог с определенной долей уверенности заявить, что естественные щиты в сознании человека, определяемые его волей, самоконтролем, а также логикой, во сне сильно слабеют. Хотя пытаться получить какую-нибудь полезную информацию в данном случае бесполезно. Спящий разум живет по своим законам и откопать нужные воспоминания довольно трудно. Интересно, легилименты читают спящих или предпочитают не заморачиваться с тем лабиринтом, которое представляет из себя подсознание? У меня, например, сложилось мнение, что проще сломать щиты, когда жертва бодрствует.
  Но, с другой стороны, если не пытаться что-нибудь узнать, а просто заставить спящего увидеть определенный сон, все намного проще. Страхи и желания, сдерживаемые днем, ночью обретают силу и власть. Достаточно придать им нужную форму. А страх смерти - самый сильный из них. Мне почти не пришлось напрягаться. Каждую ночь я в образе Грима гонялся за Захарией, вновь и вновь разрывая его на куски. Для смены облика пригодились тренировки в теле Клыка, также я воссоздал уже знакомое кладбище. Остальное сделал сам Смит. Могу сказать, что было очень просто. И весело.
  Теперь, студент находиться где-то совсем далеко в недрах своего разума. И никакой активности с его стороны. Отлично, можно вставать.
  С удовольствием поднявшись с постели и потянувшись я начал собираться. Приходилось действовать тихо, чтобы не разбудить соседей, но я справился. Первым делом сложил подушки таким образом, чтобы казалось будто в кровати кто-то есть. Захария к счастью не храпел, и тишина не должна привлечь внимания старосты, если он все-таки проснется. Накинув мантию и прихватив волшебную палочку, я вышел из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь.
  Нельзя передать словами, то удовольствие, которое я испытывал, управляя телом Захарии как своим собственным. Приятно было чувствовать пружинящую мягкость ковра под ногами, прохладу каменных стен. А чувства, которые рождали прикосновения к волшебной палочке? Тепло и легкость, ощущение чего-то живого в руке. Не удержавшись ,я зажег Люмос. Огонек послушно загорелся на конце палочки. На моих губах появилась улыбка. Хм, еще одно чувство, по которому я соскучился.
  Покинув факультет я направился в сторону в библиотеку. При этом я отметил про себя, что ровенкловцы все-таки плохо на меня влияют. Получил, пусть и на время, молодое и сильное тело и вместо того, чтобы отрываться, сразу пошел в библиотеку. Ну и кто здесь заучка? Ничего дело важнее.
  Пройдя мимо школьной кухни и с трудом подавив желание заглянуть еще и туда, я едва не встретился с Финчем. Пришлось прятаться. Все-таки существование призрака имеет несколько плюсов. Например, можно легко спрятаться, укрывшись в ближайшей стене. А так пришлось завернуть в один из ближайших коридоров и затаиться за одним из стоящих там доспехов, молясь чтобы Финч не пойдет в мою сторону. Обошлось, хотя понервничал я изрядно. Надо выучить и отработать дезилюминационные чары, а то Захария ими совершенно не владел. Мне часто придется бродить по ночам, и я совсем не желаю попасться кому бы то ни было.
  Убедившись, что завхоз ушел я отправился дальше. К счастью, дальнейший мой путь до библиотеки прошел без приключений. Библиотека ожидаемо оказалась закрыта. Причем магически и для того, чтобы ее открыть нужно было знать специальное заклинание. Я уже говорил, что существование в виде призрака имеет свои плюсы? Так вот, все заклинания, которыми закрывали свои кабинеты и иные помещения преподаватели, мне были известны. Я просто подслушал их. Исключение составлял кабинет Снейпа, принципиально пользующегося невербальными чарами всегда, когда это было возможно. Мадам Пинс, пусть преподавателем и не являлась, но библиотеку на ночь закрывала. И соответствующее заклинание я, разумеется, знал.
  Проникнув в библиотеку, я направился к каталогу. Мне требовалось найти учебник по зельеварению, содержащий рецепты некоторых специфических зелий. Каталог как обычно не подвел, выдав, правда, одно единственное название. Необходимая мне книга вполне ожидаемо хранилось в Запретной секции.
  Забавно, что дверь библиотеки открываеться специальным заклинанием, а Закрытая секция в ней обычной Алохоморой. Хотя вынести книгу оттуда нельзя, а старшекурсники наведываются в ЗС постоянно. К тому же мадам Пинс всегда на посту. Словом, понадеялись на авось, как же это знакомо. Нужная книга нашлась сразу. Осталось только решить, что именно содержащегося в ней мне подходит.
  Через полтора часа, переписав нужный рецепт на заранее прихваченный листок, я поставил учебник на место и запер Запретную секцию. Перед тем как покинуть саму библиотеку я лег на один из столов и вышел из тела. Следовало разведать дорогу до факультета. Встречаться с Финчем еще раз не входило в мои планы.
  Убедившись, что путь чист, я вышел из библиотеке, не забыв запереть за собой дверь. Теперь ничто не указывало на сам факт проникновения. Осталось только на днях наведаться в кладовку к Снейпу и приготовить первую партию.
  - Эй, ты что здесь делаешь? - раздался резкий голос . Едва не подпрыгнув от неожиданности, я обернулся.- Ты разве не знаешь, что ученикам, ходить по школе ночью запрещено?
  - Пивз, тебе делать больше нечего, кроме как сзади подкрадываться? Отвали, я как раз собираюсь вернуться к себе на факультет.
  - Фу, как невежливо - оскалился полтергейст - Захария Смит, тебе не говорили, что отвечать вопросом на вопрос не вежливо?
  - Я и не собирался отвечать, -пожал я плечами. Задерживаться и спорить с Пивзом не входило в мои планы.
  - А придется, Захария - подлетел почти вплотную дух. Его взгляд был непривычно серьезен - Или вернее сказать, Джим?
   Первым моим желанием было запустить в Пивза каким-нибудь заклинанием. Но вместо этого я пожал плечами и ответил:
  - Не стану отпираться, Пивз, ты меня поймал. Что, теперь будешь читать нотации? Или снимешь балы?
  - Я мог бы сказать все директору, - медленно произнес полтергейст.
  - Мне почему-то кажется, что ты не сделаешь это. Иначе к чему этот разговор. Ты уже мог быть у Дамблодора и докладывать ему про мое... хм... поведение. Но вместо этого решил поговорить со мной. Так чего тебе от меня надо?
  - А ты нахал, - в голосе Пивза ничего не напоминало проказливого духа каким он казался всем остальным.сейчас, это был хозяин, обнаруживший у себя дома мелкого воришку. - Я хочу чтобы ты убрался из Хогвартса по-хорошему. А не то я выкину тебя, и, поверь, для этого мне не понадобится помощь директора.
  - Должен тебя обрадовать, Пивз. Я собираюсь покинуть школу при первом удобном случае. Вот только мне нужно сделать кое-какие приготовления. Неохота переезжать как следует не приготовившись. Обещаю, я уйду сразу же, как соберу вещи.
  - Соберешь вещи? Интересно, и какие же это вещи ты будешь собирать?
  - О мне нужно всего пара-тройка ингредиентов из лаборатории Снейпа. Ну и разумеется, надежный способ вывести их. Я планировал задержаться до рождественских каникул, а потом уехать вместе со Смитом. Все нужное я спрячу в его вещах, - последнюю фразу я произнес как вопрос . Пивз молчал, размышляя над моими словами. То, как легко я согласился с его требованиями, попросив лишь небольшую отсрочку, по-видимому, его озадачило. Пивз уже видел во мне конкурента за главенство над Хогвартсом, а я, оказывается, сам собираюсь отсюда смыться.
  - Хорошо, можешь оставаться до Рождества, - наконец, сказал полтергейст. У меня с плеч словно гора упала. Прикажи он мне убираться немедленно, все мои планы полетели бы к чертям, - но потом ты уедешь, понятно?
  - Конечно, чего не понять. Это наша корова и мы ее доим.
  - Какая еще корова? - удивленно посмотрел на меня Пивз.
  - Не обращай внимания, так присказка. Раз уж мы с тобой договорились, можешь помочь мне с одним делом?
  - Каким еще делом? - безразлично задал вопрос полтергейст.
  - Я же говорил, мне надо несколько ингредиентов позаимствовать. Вот только я не могу проникнуть в лабораторию в этом теле. Ты мог бы...
  - Нет, это твои дела. Запомни, у тебя время до Рождества, - на последних словах Пивз исчез.
  Мда, поговорили. А Пивз-то непрост. Неудивительно, что в Хогвартсе нет других духов, кроме обычных привидений и боггарта, на котором тренируются в применении Редикулюса. Есть хоркрукс, но он вроде как спит. Но ведь был еще один - дневник Тома Реддла. А ведь его действие немногим отличаются от того, чем занимаюсь я. Сначала проникнуть в сознание ученика, а потом завладеть его телом. Правда, сомневаюсь, что смогу воплотиться подпитываясь жизнью Захарии. Хоркрукс ведь был создан специально для этого, у меня возможности скромнее. Но все же, действовать в течении года, позволяя себе дерзкие выходки и оставаясь незамеченным. Как Пивз мог не знать о нем? Или это он сейчас настороже и я просто попал под горячую руку? Ведь пара лет для бессмертного духа - не срок. Вопросы, одни вопросы.
  Ладно, для меня сейчас важно другое. Я не врал, когда говорил, что собираюсь убраться из школы к Рождеству. И что мне нужны ингредиенты на зелье. Но способа проникнуть в хранилище Снейпа я так и не нашел. А ведь еще необходимо сварить нужное зелье.
  Из состоявшейся беседы я сделал для себя два вывода.
  Во-первых, Пивз действительно является сильнейшим из обитающих в Хогвартсе духов. Подозрения у меня появились еще при прочтении трактата о привидениях. Любовь к проказам вместе с показным страхом перед Кровавым бароном лишь маска. Если я стараюсь выглядеть слабее и глупее, почему бы полтергейсту не играть в ту же игру? Не скрывай Пивз свою силу, на него непременно обратили бы внимание и изгнали из Школы магии. Лишиться столь хлебного места было бы по-настоящему обидно. А так директора приходят и уходят, а полтергейст остается.
  Во-вторых, откладывать планы по переезду не стоит. Хогвартс хорош для жизни в роли обычного призрака, которая меня нисколько не прельщает. А терпеть возможного конкурента дольше оговоренного срока Пивз не будет. На его месте, я бы точно не стал. Значит, стоит несколько ускорить ход своих приготовлений. Решив сделать еще одно дело прежде чем закончиться действие снотворного, я направился к башне Гриффиндора.
  ===
  Захарию я оставил мирно спящим в коридоре перед лестницей, ведущей в башню. Затем осмотрел окрестности на предмет подозрительных праздношатающихся личностей, вроде Финча, могущих обнаружить мою оболочку и, никого не увидев, отправился наверх. Гарри Поттер, пора нам познакомиться поближе.
  Я знал, где обитают Гарри и Рон, поскольку уже следил за ними в начале учебного года, пытаясь составить представление о будущих героях Второй Магической войны. Ничего интересного, обычные подростки, помешанные на спорте, своих внутренних разборках и девчонках, конечно же. Только с поправкой на магию. И в ходе этих наблюдении я увидел её. Мантию Смерти. Одна из легендарнейших вещей магического мира хранилась в скомканном виде на дне мятой сумки. Как Дамблдор доверил ее такому оболтусу?! Не знаю, почему это вызвало у меня такое возмущение, но окажись на месте мантии Туринская плащеница я бы отнесся к этому гораздо спокойнее. Но зато теперь подобная беспечность была мне на руку.
  Я собирался на пару дней позаимствовать у Поттера мантию-невидимку. Думаю, он не заметит ее отсутствия.
  Мне всего лишь и нужно, что взять мантию, отнести её к спящему телу Захарии и вернуться обратно. Максимум минут пятнадцать,
  тем более что пароль от гостиной мне известен. Это Вам не вороны с их головоломными загадками, грифы мозги напрягать не привыкли. Однажды я специально потратил несколько дней, чтобы послушать вопросы, который задает бронзовый молоток, выполненный в виде орла, на входе в гостиную. Вопросы не повторялись! Причем их сложность зависела от возраста отвечающего. И если на вопросы для средних курсов я еще мог ответить, то предназначенные для старшекурсников ставили в тупик. Например, что дороже - звон золота, запах моря или вкус ветра?
   Проникнув в комнату, я сразу же направился к Поттеру. Мальчишка крепко спал, но не было похоже, что ему снилось что-то приятное. Прерывистое дыхание, зубы сжаты, кулаки наготове. Кошмары мучают? Жаль, я должен спешить, а то ты бы у меня быстро понял, что такое настоящий кошмар. Но думаю пара минут у меня есть. Посмотрим, что тебе снится, Гарри Поттер.
  ===
  Я сидел в старинном кожаном кресле, расположенном рядом с большим камином. Камин, если не считать его размеры, был самым обычным. В нем весело горел огонь, пожирая сухие дрова. Идущее от открытого пламени тепло приятно разливалось по телу. В правой руке, непривычно бледной и костлявой, с кожей, напоминающей шершавую змеиную кожу, был зажат бокал с огневиски. Из располагавшейся неподалеку волшебной музыкальной шкатулки звучала приятная фортепианная музыка - легкий джаз или блюз. Левая рука, едва согнутая в локте, держала старую потрепанную книгу. Написанную, к сожалению, на французском. Моих с Седриком знаний хватало, чтобы опознать язык, но не понять прочитанное. Хотя в этом странном сне мой взгляд внимательно бегал по странице, явно читая текст.
  Несмотря на умиротворенность обстановки, мое состояние трудно было назвать приятным. Меня почему-то не покидало чувство, что рядом есть кто-то, чье внимание не следует привлекать никоим образом. Наверное, так себя чувствует антилопа, подошедшая к водопою на виду у семейства львов.
  Сзади раздались торопливые шаги и негромкое покашливание.
  - Мой лорд , прошу простить за беспокойство - голос пришедшего был грубым и низким, с отчетливой хрипотцой.
  Я закрыл книгу и, сделав еще один глоток огневиски, медленно произнес:
  - Говори.
  - Вернулся Сивый. У него новости.
  - Приведи его.
  Шаги раздались вновь, теперь отдаляясь. Некоторое время не было слышно ничего кроме музыки и треска пламени, но затем глашатай вернулся в сопровождении гостя. Сивый шел очень тихо, но покрывающий пол комнаты паркет слегка поскрипывал под его весом. Учитывая, что шаги глашатая скрипа не вызывали, вес был очень большим.
  - Мой лорд, я исполнил Ваше поручение, - если голос первого был грубым, то речь Сивого больше была похоже на рычание.
  - Хорошо, Фенрир. Как все прошло?
  - Люпин, - выплюнул Сивый с ненавистью, - он опередил меня. Некоторые стаи отказались принять меня. Эти трусы говорят, что не желают иметь с нами ничего общего. Грязные свиньи считают, что Вы обманите их.
  - Этого следовало ожидать. Дамблдор должен был отправить своего единственного оборотня, чтобы помешать тебе. Надеюсь его точку зрения разделяют немногие?
  - Да, мой лорд. Большинство оборотней готовы поддержать Вас.
  - Превосходно. С Люпином и остальными трусами мы обязательно разберемся. Позднее, - добавил я, когда Сивый попытался что-то сказать. Впервые за весь разговор я повернул голову и посмотрел в сторону посетителя. Внешний вид оборотня вызывал отвращение. Грязные спутанные волосы, налитые кровью глаза, порванная и заляпанная одежда. И ощущение опасности, идущее от этого человека, словно он в любую минуту готов прыгнуть и вонзиться зубами в твое горло. Сейчас Сивый стоял, преклонив одно колено, но в его позе чувствовалось не смирение, а готовность к броску.
  - Скольких ты собрал?
  - Примерно сотню.
  - Нужно испытать верность наших новых союзников. Ты соберешь их всех и отправишься в какой-нибудь магловский городишко. МакНейр, - замеревший на расстоянии нескольких шагов Пожиратель вскинул голову, - проследи, чтобы в живых никого не осталось.
  - Да, мой лорд, - одновременно произнесли палач и оборотень.
  - Можете идти.
  Я налил себе новый бокал и продолжил чтение.
  ===
  В следующее мгновение я очнулся уже лежащим в кровати и судорожно глотающим воздух. Волдеморт! Как меня только угораздило забыть про их с Поттером связь? Если бы он почувствовал мое присутствие... Нет, об этом лучше не думать. Лучше займемся делом.
  Я прислушался. Похоже, соседи Поттера крепко спали. Встав с постели, я достал сумку из-под кровати вытащил из нее мантию, после чего вернул сумку на место. Еще раз оглядевшись и не заметив ничего подозрительного, я одел мантию и направился к двери. В коридоре и гостиной Гриффиндора никого не было. Отлично. Выйдя наружу, я направился к месту, где спрятал Захарию Смита. То продолжал спать как ни в чем не бывало. Укрыв тело мантией, я направился обратно. У портрета Полно Дамы пришлось потратить некоторое время, чтобы разбудить толстуху.
  - Молодой человек, Вам разве не говорили, что ученикам ночью ходить по замку запрещено? - Ну вот, еще одна. Если и она меня сейчас расколет, уйду в монастырь, там привидения тоже вроде бы могут жить.
  - Извините, мэм. Но мне нужно пройти внутрь. Пожалуйста, - постарался как можно вежливее ответить я.
  - Хорошо, Вы знаете правила? - обмахнулась веером Полная Дама - Назовите пароль.
  - Мимбулус Мимблетония, мэм.
  - Правильно, - дверь в гостиную открылась и я поспешил вернуться в комнату.
  Уложив Поттера обратно в постель, я вернулся к телу Захарии и попытался снова войти в него. Но у меня ничего не получилась. Вместо этого я ощутил сопротивление, как если бы был в оболочке. Протянув руки, я поднял с тела Захарии Мантию Смерти. Поднял. Сам. Оставаясь призраком.
  Неожиданное открытие повергло меня в настоящий шок. Я держал мантию в руках и не мог поверить в это. Внимательно рассмотрев ткань как с видимой, так и с невидимой стороны, я накинул мантию на плечи. Она не упала, пройдя сквозь мое тело, как я невольно ожидал. Нет, она осталась лежать на моих плечах, как если бы лежала на плечах самого Поттера. Но главное другое.
  Мое тело стало ощутимо плотнее. Через него уже нельзя было свободно различить окружающее предметы, прозрачность, пусть и в меньшей степени, осталась. Решив проверить появившуюся догадку, я нагнулся и поднял Захарию с пола. И, держа пятикурсника на руках, громко расхохотался. Да! Да, черт возьми, я был прав! Дары Смерти - вот ключ к новой жизни.
  Правда, примерно через полминуты, я почувствовал, что надолго моих сил не хватит. Пришлось снова положить Смита на пол, снять мантию. И уже в оболочке надеть ее снова.
  О-ох, лежание на холодном полу до добра не доведет. Мышцы затекли, отлежанный бок болел и было очень холодно. Надо побыстрее вернуться в Хаффлпафф. Зак явно собирается проснутся пораньше. Видимо холод добрался даже до его затуманенного сознания. Да и оставаться в коридоре неохота. Все-таки хорошо, что привидения не мерзнут.
  
  Глава 4 Прощай, Хогвартс!
  
  Несмотря на наличие в штате Хогвартса настоящего мастера зелий, мадам Помфри готовила большинство необходимых в работе Больничного Крыла зелий самостоятельно. Как и любой другой колдомедик, она была хорошо знакома с зельеварением и старалась поддерживать эти знания на должном уровне. Министерский квалификационный экзамен проводился каждые пять лет, и продолжать врачебную практику без него было нельзя. В данный момент мадам Помфри и ее помощница Ева готовили очередную партию Бодроперцового зелья. Конец осени - самое время для простуд. Пока заболевших было немного, в основном с легким насморком, но в ноябре их число увеличиться. На самом деле приготовлением больше занималась Ева, а целительница лишь наблюдала за ее работой. В Школе магии часто стажировались молодые целители, еще не окончившие специальные курсы. Так что преподавательской деятельностью штатный целитель Хогвартса занималась постоянно, несмотря на отсутствие приставки 'профессор' к ее фамилии.
  Зелье уже было почти готово, когда к мадам Помфри пришел посетитель. Решив, что помощница дальше справиться сама, целительница направилась к ожидающему ее молодому человеку.
  - Как Ваши дела, мистер Смит? - интерес был профессиональным. На этой неделе ученик уже обращался к ней за помощью.
  - Добрый день, мадам Помфри. Я хотел бы попросить у Вас еще сонного зелья.
  - Опять кошмары?
  - Да.
  - Извините, мистер Смит, но применение частое использование подобных зелий опасно для здоровья.
  - Но, мадам Помфри, поймите, я совершенно не могу спать, - в голосе ученика слышалась настоящая мольба.
  Целительница задумалась. С одной стороны, постоянно давать ученику зелья нельзя - возникнет привыкание, да и о побочных эффектах забывать не стоит. С другой, ее долг как медика - оказать помощь больному. Но, прекрасно умея лечить различные травмы и последствия заклинаний, помочь Захарии Смиту она не могла. Постоянно преследующие кошмары - это все-таки не обычное заболевание . Не обращаться же к магловским психотерапевтам, в конце концов! Как любой уважающий себя целитель, мадам Помфри следила за развитием магловской медицины. Даже в магическом мире лечение некоторых заболеваний без серьезного хирургического вмешательства невозможно. Одними зельями не починишь износившееся сердце и не удалишь злокачественную опухоль. В этом вопросе, маглы опережали волшебников. Знакомство с основами их медицины стало обязательным предметом на курсах целителей еще во времена учебы тогда еще мисс Кроткотт. С работами Зигмунда Фрейд и Карла Юнга она познакомилась уже немного позднее по собственной инициативе. И ей было понятно, что обычными методами бедному мальчику не помочь.
  - Подождите, мистер Смит, мне нужно проконсультироваться.
  Оставив ученика в палате, мадам Помфри направилась к декану Слизерина. Возможно, Северус знает способ свести побочные эффекты и эффект привыкания к минимуму.
  Северуса целительница знала еще с тех пор, когда он сам учился в Хогвартсе. Из-за своей глупой вражды, он, Джеймс Поттер и Сириус Блейк, часто попадали в ее владения. Его целеустремленность и несомненная гениальность уже тогда вызывали уважение. К сожалению, характер у юного гения оказался очень уж сложным. Место преподавателя в Хогвартсе явно не соответствовало ни таланту, ни способностям Северуса. Вместо того, чтобы продолжать свою карьеру ученого-зельевара, он оставался в Хогвартсе и преподавал, хотя хорошие отношения с людьми никогда не были его сильной стороной.
  Как и следовало ожидать, зельевар находился у себя в кабинете и проверял работы учеников. Проверенные свитки аккуратной стопкой находились по правую руку от профессора, ожидающие своей очереди слева. Каждая работа проверялась вплоть до орфографии и расстояния между строк и длины самого свитка. Для последнего на столе лежала линейка. Увидев эту картину, мадам Помфри тяжело вздохнула. Северус маниакально придерживался заведенного им порядка и не терпел ни малейших отступлений от него. Такой же аккуратности и точности он требовал и от своих учеников. Разве что слизеринцы могли рассчитывать на некоторые поблажки и то не всегда.
  - Северус, добрый вечер. Я хотела бы попросить Вас о помощи, - несмотря на свой характер в просьбе о помощи, если она была вежливой, декан Слизерина никогда не отказывал.
  Северус решительно поставил оценку в конце лежащей перед ним работы и посмотрел на целительницу.
  - Добрый вечер, мадам Помфри. Я Вас слушаю, - недовольно ответил Снейп.
  - Ко мне за помощью обратился один из учеников. У него тяжелая бессонница. Я уже давала ему стандартное сонное зелье и боюсь у него возникнет к нему привыкание. Но и оставлять все как есть тоже не выход. Мальчику требуется помощь.
  - Вы считаете что я могу чем-то помочь? - в голосе зельевара появилась легкая насмешка.
  Мадам Помфри не собиралась обращать внимание на язвительность Снейпа.
  - Возможно. Вы можете знать рецепт более безопасного снотворного.
  Зельевар встал из-за стола и медленно прошелся по кабинету. Наконец , он спросил:
  - А какова причина бессонницы?
  - Кошмары.
  - Что же, мне нужно самому посмотреть на вашего больного.
  С сожалением посмотрев на оставшиеся непроверенными свитки, вместе с целительницей вышел из кабинета и направился в Больничное крыло.
  Добравшись до палаты, Северус раздраженно посмотрел на студента:
  - Мистер Смит, значит это Вы наш больной.
  - Да, профессор, - появление Снейпа явно смутило ученика.
  - Наверное, это из-за вашей бессонницы, у Вас такие отвратительные результаты по-моему предмету? - в голосе декана не было ни капли участия к студенту - Хотя Вы и раньше не отличались сообразительностью.
  - Северус , прекрати немедлено! Я позвала тебя помочь, а не делать мистеру Смиту еще хуже, - когда дело касалось защиты своих подопечных решимости мадам Помфри было не занимать.
  - Уверен, мои слова нисколько не повредят мистеру Смиту. Итак, мистер Смит, Вас в последнее время преследуют кошмары, из-за чего Вы не высыпаетесь? Что наверняка отражается на вашей успеваемости, - тон, с которым был задан вопрос, можно было назвать угрожающим.
  - Да, профессор, - Захария уже был не рад, что обратился к мадам Помфри. В последнее время он действительно стал хуже учиться и часто засыпал на уроках.
  - И что же Вам сниться?
  - Я... кхм... на кладбище. И за мной гонится Грим... - вспомнились острые белоснежные клыки - Он меня догоняет и разрывает на куски...
  - Весьма познавательно, мистер Смит. Может быть что-то еще?
  - Нет, сэр, это все.
  - Боюсь этого мало, что бы поставить точный диагноз. Впрочем, - профессор достал из кармана мантии свою палочку, - Легилиментс!
  ===
  Твою мать! Когда я снова начал пытать Захарию, то не думал, что все так обернется. Общаясь с Волдемортом, Снейп явно подхватил пару плохих привычек. Например, использовать легилименцию по поводу и без. Еще бы Авадой угостил, что бы от дел не отрывали. Вот зачем ему понадобилось лезть в мозги к парню, а? Раз уж он такой отличный зельевар, сварил бы что-нибудь этакое и отвалил бы по-хорошему...
  Больше всего меня нервировала мысль, что Снейпу удастся обнаружить следы моего вмешательства. Не знаю, сможет ли он понять причины, но в том, что воспользоваться телом Захарии, равно как и чьим-нибудь еще, у меня уже не получиться, я был уверен.
  - Северус, что Вы себе позволяете? - мадам Помфри оказывается умеет шипеть кошкой. Макгоннагл есть у кого поучиться.
  - Успокойтесь, я не делаю ничего, что может причинить вред вашему подопечному, - как видно, Снейп сосредоточен на чтении воспоминаий Захарии, но у него хватает концентрации отвечать целительнице. Впечатляет.
  Тем временем лицо Снейпа утратило свое бесстрастное выражение. Чтобы он не увидел, это его крайне разозлило. Зельевар резко разорвал контакт с Захарией, а потом, не дожидаясь, когда тот придет в себя, схвати его за руку и потащил за собой, нисколько не обращая внимания на возмущенные крики ученика и целительницы.
  Довольно быстро стало понятно, куда Снейп направляется. К директору. Тут я начал беспокоится не на шутку. Директорский кабинет был единственным местом в Хоге, куда я не забирался. Мало ли каких охранных чар там навешано?
  Пройдя мимо горгульи, Снейп не переставая тащить за собой Смита, поднялся по винтовой лестнице во владения Дамблдора. Я направиться вслед за ними не рискнул. Вместо этого я остался ждать результатов у входа. Через минут пятнадцать к Дамблдору заявилась неразлучная троица. В то, что им просто захотелось проведать директора, я не верю, значит, внимание Снейпа привлекли не следы моего вторжения, а возглавляемый Поттером кружок по интересам. Ну и отлично. Я, конечно, обеими руками за канон, поскольку события в нем полностью соответствуют моим интересам, но своя шкура дороже.
  Успокоившись, я решил не ждать окончания балета, а отправился в библиотеку. Обычно в это время там сидит Луна, может найдеться что-нибудь интересненькое и для меня.
  Луна Лавгуд в качестве добровольного помощника оказалась на редкость удачным выбором. Мы часто занимались вместе. Обычно это проходило так. Луна делала задания, которое давали ей преподаватели, я же сидел рядом и перелистывал какую-нибудь интересную книженцию и время от времени спрашивал у Лавгуд то, что было мне непонятно. Книги мне обычно выбирала Луна, из тех что были написаны языком попроще, на тему которая могла меня заинтересовать. Поскольку заниматься магией самостоятельно я не мог, то интересовали меня прежде предметы с магией напрямую не связанные. Такие как политическое устройство и законодательство магического мира. Вообще-то в таких вопросах Луна сама не очень разбиралась, поэтому учится по большей части приходилось самому.
  Луна раскрывала учебник на нужной странице и дальше занималась своими делами. Я же, читая книгу, в дальнейшем перелистывал страницы самостоятельно, что требовало определенных усилий. К тому же открытую страницу приходилось придерживать, что так же требовало постоянной траты сил. Выходило одновременно и самообразование и тренировка.
  Пока результаты как в первом так и во втором были скромные. Прочитать больше одной главы за раз у меня не получалось. Уяснил я только основы устройства магического сообщества Британии. И во главе стоит не министр, как можно было подумать, а Визенгамот. Именно он занимается принятием важнейших законов магической Британии. А Дамблдор, если проводить аналогию с магловскими государствами, получается канцлер - первое лицо государство. Так, да не так. Как Верховный судья Визенгамота, Дамблдор руководит соблюдением порядка на заседаниях, но непосредственно влиять на принятие решений не может. Хотя возможностей имеет побольше прочих членов.
  Войти в состав Визенгамота имеют право главы всех магических родов Британии. Правда Поттеру - это пока не грозит, поскольку упомянутый глава должен быть совершеннолетним. Еще одно условие - магическим родом признается семейство существующее на протяжение минимум одного столетия, то есть для маглорожденных такая возможность полностью исключена. Впрочем, как и детям маглов вроде Северуса Снейпа или Нимфадоры Тонкс.
  Ну и наконец, в состав Визенгамота входит пятьдесят членов. Но это вовсе не означает, что в Британии существует всего пятьдесят магических родов. На самом деле, это минимум при котором решения Визенгамота могут считаться легитимными. Они берут на себя обязательство присутствовать на всех заседаниях, причем совершенно бесплатно. Главное в Визенгамоте - уважение и влияние. Разумеется, любой другой глава рода также может присутствовать на заседании и голосовать по представленному вопросу, но вот права высказать свою точку зрения, если это не касается его непосредственно, ему не предоставят. Разумеется, все главы чистокровных родов входят в состав Визангамота, равно как и главы наиболее влиятельных полукровных родов. Исключением являются разве что Сириус Блэк и Рабастан Лестрейндж.
  Существовали и другие правила, но в них я еще не разобрался. Учебник хоть и был написан достаточно понятным языком, но касался истории, а не описывал существующую систему на сегодняшний день.
  Но я нашел кое-что интересное. В учебнике проводилось информация о собрании Визенгамота с участием всех глав родов. Общее количество участников составило без малого двести человек. Причем проводилось оно сравнительно недавно - в начале Первой Мировой войны. Вполне согласуется с моей оценкой общей численности волшебников. Маглорожденных и их детей с внуками вряд ли наберется больше десяти процентов, скорее от пяти-семи. Итого средняя численность магического рода около семнадцати человек. В конце концов, род - это все-таки не одна семья, а несколько объединенных одной фамилией и кровными узами.
  С другой стороны, Первая Магическая война больно отразилась на магической Британии. Если верить источникам, в результате противостояния погибла седьмая часть всех живущих здесь волшебников. Неудивительно, что магический мир находиться в упадке. В этом свете, то смешное количество ежегодно поступающих в Хогвартс детей выглядит вполне понятным. Многие из тех, чьи дети могли бы сейчас обучаться магии, погибли в этой бойне. Да и после исчезновения Волдеморта война не сразу была закончена. Некоторые волшебники, потерявшие своих близких от рук Пожирателей Смерти, и после объявления победы продолжали мстить. Ближний круг может и выжил. Малфою помогли деньги, Снейпу - заступничество Дамблдора, Лейстранжам - стены Азкабана. Кто-то спрятался, кто-то уехал. Но еще оставались шестерки, о которых забыли собственные хозяева. Уверен, на них объявили настоящий сезон охоты.
  В результате многие рода, из тех что принимали активное участие в боевых действиях, существенно потеряли в численности, либо вовсе прекратили существование как, например, случилось с родом Прюэтт. Выходит средняя численность рода где-то двадцать с лишним волшебников. Почему же тогда в стенах Хогвартса так мало учеников с одинаковой фамилией? Этот вопрос меня надолго поставил в тупик. Неужели некоторые крупные семьи предпочитают учить детей дома, хоть это и противоречит статусу о обязательном магическом образовании? Вот тут и понадобилась помощь Луны.
  - Луна, - девочка оторвалась от списка и посмотрела на меня - Луна, скажи, а у тебя много кузенов и кузин с такой же фамилией?
  - Есть Клиффорд, сын дяди Ксанатоса, и Кадмус с Полиной, дети дяди Константа.
  - А сколько им лет? - я и не знал что у Луны столько родственников оказывается. В каноне упоминались лишь отец и погибшая мать.
  - Клиффорду девять, а Кадмусу двадцать, а Полине недавно исполнилось семь.
  - А еще, троюродные например?
  Луна начала покусывать нижнюю губу, как всегда когда задумывалась:
  - Ну, есть еще родственники в Америке, но я с ними почти не знакома. Тобиас Лавгуд, кузен моего отца, переехал туда лет пятьдесят назад. Я должна спросить у отца, они пишут друг другу праздникам.
  - А кто является главой рода?
  - Дедушка.
  - Спасибо, ты очень помогла...
  - Постой, - Лагуд отложила свои бумаги и повернулась ко мне, - зачем тебе это понадобилось?
  Так, что ответить? Что я провожу исследования общественного устройства магической Британии? Как-то слишком заумно для простого призрака. Хотя Луна уже привыкла, что я личность любознательная, постоянно задаю вопросы.
  - Я хотел понять, как часто рождаются дети в семьях волшебников.
  - А ты не знаешь? - по-видимому мне удалось-таки удивить Лавгуд. Конечно, любой волшебник должен знать это. Как бы оправдать свое невежество?
  - Я - маглорожденный. Я просто не знал этого при жизни, - вроде убедительно.
  Лавгуд снова задумалась. Надеюсь, она сейчас не пытается найти слабые места в моей легенде. Что-то посчитав в уме, Луна наконец ответила:
  - Примерно раз в десять лет. Родители стараются ... - девочка немного смутилась, - завести еще одного ребенка после того как старший поступит в Хогвартс. Но некоторые... заводят... раньше. Например, Уизли, - ага, Уизли у нас значит исключение из правил.
  - А сколько детей обычно в семье?
  - Двое или трое. Но бывает и больше, - ну да, опять Уизли.
  Понятно, почему так мало однофамильцев среди учеников Хогвартса. Дети рождаются сравнительно редко, но с учетом продолжительности жизни волшебников, на численности это не отражается. В результате, разброс по возрасту получается достаточно большой. У Луны кузен закончил Хогвартс, когда она училась на первом курсе. Другой поступит на первый курс, когда она сама будет учиться на шестом. К тому же не все студенты продолжают учебу на старших курсах.
  И еще. Род Лавгуд насчитывает по меньшей мере десять человек. Луна, ее отец, ее родные дяди с женами и детьми, а также глава Рода. Хотя об этом лучше спросить саму Луну. Как оказалось существовала еще незамужняя тетя Кристина, которой сейчас двадцать три года. Итого одиннадцать. Плюс заокеанские родственники.
  Вполне согласуется с моими предположениями.
  Прояснив вопрос с численностью рода Лавгуд, я продолжил чтение. Визангамот собирался ежеквартально для принятия законов и внеочередно для судебного разбирательства тяжких преступлений. На этом собственно информация о Визангамоте заканчивалась. Дальше рассказывалось о Международной Конференции Магов. К сожалению, узнать, чем же занимается эта организация, в этот раз мне не удалось.
  Луна достала из кармана галеон и начала срочно собираться.
  - Ты куда?
  - Собрание. Сейчас, - прошептала в ответ девочка. О существовании Отряда Дамблдора я вроде как не должен был знать, но поскольку присутствовал на его первом заседании, скрывать от меня факт существования данной организации было глупо. Впрочем, ничего конкретного Луна мне не говорила. Ровенкло - это в первую очередь умение думать, и попасть под проклятие Гермионы, сказав что-то лишнее, Лавгуд вовсе не стремилась.
  В Выручай-комнату, мы поднимались молча. Луна явно беспокоилась, что же могло послужить причиной срочного вызова. Я думал о Международной Конференции Магов. Наверняка, это аналог Организации Объединенных Наций. Или может она ближе по своему устройству к США? В первом случае, это очередная говорильня, чьи решения имеют рекомендательный характер. Во-втором, это реальная политическая сила. Хотя ко второму варианту я относился скептически. Будь так, Волдеморт никогда бы ни стал тем, кто оно есть.
  В раздумьях я не заметил, как мы добрались до цели. Внутри Выручай-комнаты нас ждали директор, еще более мрачный чем обычно Снейп и непривычно тихая тройка лидеров. При этом Рон с ненавистью косился в сторону Смита. На остальных дамблдорцев, присутствие самого Дамблдора тоже оказало мощный эффект. Смущенными выглядели все, даже близнецы Фред и Джордж. Ей-богу как будто их всех застали за чем-то постыдным. Хотя, я-то ожидал, что все эти и закончится, еще когда увидел, что Поттер с друзьями направляются к директору, а для остальных это полная неожиданность.
  - Здраствуйте, дети, - начал свою речь Дамблдор, - до меня и профессора Снейпа дошли слухи о Ваших собраниях. Похвально, что ученики Хогвартса проявляют инициативу - на этих словах дамблдорцы приободрились, но директор еще не закончил, - но изучение боевых заклинаний без присмотра со стороны преподаваеля недопустимо. Поэтому мы с профессором Снейпом решили, что дальнейшие Ваши занятия будут проводится под его руководством, - на последних словах Снейп скривился, а среди учеников раздался недовольный ропот. Ну, реакция студентов мне понятна, методы обучения у зельевара не очень приятные, но он чем недоволен? Сам же хотел преподавать ЗОТИ. Получите и распишитесь.
  - Гарри, - продолжил между тем директор, - раз уж ты обучал остальных, то будешь помогать профессору Снейпу, - а вот и причина недовольства Северуса, - Надеюсь, Ваши занятия будут проходить успешно. Не секрет, что из-за проблем с преподавателями, подготовка по Защите от темных искусств в последнее время оставляет желать лучшего. Хотя, учитывая известные события, знание защитных заклинаний актуально как никогда. Что ж приятно было увидеть Вас всех здесь. Думаю нам с профессором, следует оставить Вас обсудить новости, - на этих словах Дамблдор и так ничего не произнесший Снейп удалились.
  Как только за ними закрылся проход в Выручай-комнату, Рон подошел к Захарии и попытался врезать ему в лицо. Смиту удалось уклонится, но рыжий не успокоился.
  - Ты,предатель! Это ты все рассказал Снейпу! - крики Уизли привлекли внимание остальных дамблорцев. Некоторые явно хотелит к нему присоединится.
  - Рон, прекрати немедленно! - попыталась успокоить друга Гермиона .
  - Он во всем виноват!
  - Гермиона, если бы не директор, Снейп рассказал бы все Амбридж, - Поттер встал на сторону Рона.
  - Гад, я так и знала, что тебе не стоит доверять, - присоединилась к брату Джинни.
  Остальные тоже смотрели на Смита без всякого одобрения. Во всяком случае, останавливать жаждущего крови Рона никто не собирался.
  - Рон, хватит! - единственным защитником Захарии оставалась Гермиона, - Он ни в чем не виноват! Я могу доказать!
  - Доказать?
  - Да, Гарри. На свитке, который мы все подписывали были специальные чары. Если бы Зак был предателем, это сразу было бы понятно.
  - Рон, хватит! - ого, а в Гарри определенно есть командирские задатки. Рыжий прекратил махать руками, пытаясь достать хаффлпаффца, - Смит, скажи, почему ты был вместе со Снейпом, когда мы пришли к директору? Ты что-нибудь ему говорил?
  - Да пошел ты, Поттер вместе со своим психованным дружком! Ничего я не говорил! Снейп сам меня притащил и рассказал про Отряд
  - А откуда тогда он узнал? Ты знаешь?
  - Я что на допросе Поттер?
  - Мне просто хочется прояснить некоторые вопросы.
  Зак посмотрел на Гарри и Рона. Потом на других учеников. Наконец, не увидев поддержки, он сдался:
  - Я пришел в Больничное крыло. Хотел попросить у Мадам Помфри сонного зелья. Я не могу спать, Эрни подтвердит, -посмотрел на своего старосту Смит. Когда Гарри и остальные посмотрели на него, Магмиллан коротко кивнул, - Она сказала, что не может больше давать мне зелье, и должна спросить совета. Потом она ушла и привела Снейпа.
  - А как Снейп узнал об Отряде? - теперь вопрос задал Рон. Уизли все еще сжимал кулаки и не оставлял желания пустить их в ход .
  - Он как зашел сразу пустил в ход легилименцию. Видать так и узнал.
  - То есть он все узнал от тебя, - продолжал настаивать Рон.
  - То есть я ничего не говорил, придурок!
  Рон собирался еще раз броситься на Зака, но Гарри опять его остановил:
  - Рон, он прав. Зак, извини, просто нам надо было все прояснить.
  - Да пошел ты, - бросил Зак и направился к выходу.
   ===
  Не смотря на произошедшее, а именно преждевременное раскрытие отряда Дамблдора, мои планы не пострадали. Все равно, Дамблдор скорее всего был в курсе происходящего, а Снейп найдет способ вкрутиться перед Волдемортом. Важней для меня было другое. Снейп сварил-таки для своего невольного информатора порцию модифицированного сонного зелья. Не такого крепкого, зато обеспечивающего здоровый сон.
  Поэтому я сейчас занимал место Смита в его собственном теле и занимался делом, тянувшим на небольшой срок в Азкабане. Варил запрещенное зелье Оракула. Именно его рецепт я отыскал в Запретной Секции, а потом украл необходимые ингредиенты из лаборатории Снейпа. Крылья фей, лунная роса, дурман, белладонна и лавровые листья. Последние я позаимствовал на кухне. Все вместе - напиток, применяемый в Древней Греции для усиления способностей прорицателя. Для всех остальных зелье - мощнейший наркотик, погружающий жертву в состояние глубокого транса, сопровождаемого яркими галлюцинациями и эйфорией. Что особенно важно для меня, человек под зельем Оракула теряет контроль над своим телом. Даже сгорая заживо, он не будет замечать ни боли, ни запаха дыма.
  При этом зелье было очень простым в приготовлении. Даже моих познаний хватило, что бы приготовить его менее чем за полчаса.
  Зельеварением я занимался в кабинете магловедения. Занятия здесь я проводил регулярно. Не в магловедении конечно, а своих навыках телекинеза. Как оказалось воздействовать на предметы я могу и не прикасаясь к ним. До уровня Пивза мои навыки не дотягивали, но и совсем жалкими уже не выглядели.
  Доведя зелье до готовности, я использовал Концентрирующее заклинание и вылил получившийся результат на дно заранее приготовленной тарелку. Теперь подождем, когда готовый концентрат застынет. Хранить зелья в концентрированном виде проще и удобнее, чем постоянно держать наготове десятки склянок. Правда, не ко всем зельям этот метод применим, но в моем случае никаких проблем не предвиделось. Зелье оракула я собирался приготовить с запасом. Рецепт предусматривал шесть порций готового напитка. Я же собирался сварить зелье на тридцать. Первая попытка, по-видимому, вполне удалась.
  К сожалению небольшие размеры котла Захарии, не позволяли готовить больше чем предусматривалось рецептом. Пришлось провести друг за другом еще четыре попытки и потратить два часа прежде чем все было готово. В итоге к трем часам ночи передо мной стояло пять тарелок концентрированного зелья. В первой из них концентрат уже застыл и теперь покрывал ее тонким слоем. Разбив получившуюся массу, я полюбовался на результат своих трудов. Казалось, что в моих пальцах , был зажат сияющий тусклым светом кристалл синего льда.
  
  Глава 5 Добро пожаловать домой.
  Ту-дум, ту-дум.
  Перестук колес поезда навевает на меня сон. Скучно. Видом из окна особо не полюбуешься.
  Во-первых, вид этот до ужаса однообразен, одни заснеженные холмы да поля. К тому же, день сегодня выдался солнечный и отраженный от снега свет слепит глаза.
  Во-вторых, клетка, в которой я коротаю время по пути в Лондон, находится у стены вагона, и смотреть в окно у меня получается только вывернув шею под немыслимым углом. Правда для моей нынешней оболочки данная задача вполне по силам. У сов, как я смог убедиться, шея словно как шарнирах... Ага, и глаза очень чувствительные. Поэтому в окно я все равно не смотрю.
  Прося у Пивза отсрочку до Рождества, я и не думал, что оно так быстро наступит. Хотя за прошедшее время я завершил все запланированные дела и смысла оставаться в Хогвартсе дольше не видел. Что толку от магии, если не можешь ей самостоятельно пользоваться?
  Поэтому я добавил в корм Хельги, совы Смита, немного Зелья Оракула и теперь старался пережить дорогу в Хогвартс-экспрессе. Пережить - потому что вне магической области, окружавшей Хогвартс и Хогсмид, мне сразу стало плохо. Ощущения были как у спортсмена после изнурительной тренировки. А ведь я находился в чужом теле! Пусть это тело принадлежало птице, но я мог брать ее жизненные силы, необходимые для поддержания своего существования. Окажись я снаружи в свободной форме, меня бы уже развоплотило. Ужас. Интересно, как дементорам удается существовать в таких условиях?
  Помимо меня в купе находился сам Зак и Ларнсон. Круглое лицо Эдди просто светилось от счастья, что по-видимому весьма раздражало Смита. Впрочем, сосед продолжал болтать про свои планы на Рождество нисколько на это не обращая внимания.
  - В прошлое Рождество мы всем родом отмечали Рождество у дяди Сэма, - услышав такое я чуть не упал со своего насеста, - Эй, Зак, твоя сова, по-моему совсем сонная сегодня, ха-ха. Уже со своей жердочки падает. Вся в тебя!
  Захария в ответ мрачно посмотрел на скалящегося Ларнсона:
  - С Хельгой все в порядке. И это не твое дело.
  - Эй, ты же и мне спать не давал своими кошмарами. У-у-у - попытался изобразить вой Ларнсон. Дилетант, у меня гораздо внушительней получалось.
  - У меня уже больше месяца никаких кошмаров не было, так что можешь отвалить, - пожал плечами Зак.
  - Да ладно, я же пошутил. К тому же, когда они у тебя еще были, ты ходил с таким же видом, - посмотрел в сторону клетки Эдди, - тоже на ходу засыпал. Помнишь, как ты на Зельях задремал, когда мы готовили зелье старения? -ехидно спросил соседа Ларнсон.
  - Ты же знаешь, что не помню, - со злостью ответил Зак.
  Мда, за тот эпизод мне было до сих пор стыдно. Захария к тому времени так не высыпался, что умудрился задремать при приготовлении потенциально опасного зелья. И не убавил огонь в нужный момент. В результате, зелье начало испаряться, не утратив, впрочем, своих свойств. Больше всех досталось самому Заку, которого вовремя успели откачать. Еще немного и молодой парень умер бы во сне от старости. Остальные почти не пострадали - немного седины и пара морщин не в счет. В результате, Снейп снял с факультета тридцать баллов, что можно считать своеобразным рекордом, Даже у Поттера он не снимал столько за один раз. Дополнительно Заку пришлось писать доклад на четырех свитках по технике безопасности и две недели чистить котлы по вечерам. На этом фоне одна ночь в Больничном крыле под присмотром мадам Помфри вряд ли запомнилась. Но Смит вполне мог ее не пережить. Пока не закончилось действие зелья, его жизнь висела на волоске. Зак не просто выглядел старым, он был дряхлым стариком, стоящим одной ногой в могиле. В любой миг могло отказать сердце или случиться инсульт. К счастью, обошлось. Последствием данного инцидента, помимо сурового наказания, была утрата всех воспоминаний о времени, проведенном под действием зелья, - у пожилых людей часто проблемы с памятью.
  - А, ну да, я и забыл, - продолжал подкалывать приятеля Эдди, - Ладно, о чем я говорил? Прошлое Рождество мы отмечали у дяди Сэма. Он живет рядом с Эдинбургом. Разводит келпи.
  При упоминании келпи я сразу же навострил уши. Зака эта тема явно заинтересовала:
  - Келпи? Так они же к темным относятся. Разве их можно держать?
  - Ну так наша семья их с шестнадцатого века разводит. Ну, разводит не то слово. Они же в неволе не размножаются. К тому же демоны. За это сразу в Азкабан можно угодить. Дядя ловит их, а потом держит у себя. Волосы с гривы потом продает. Как только келпи становиться бесполезным, - уничтожает и нового ловит.
  - А зачем уничтожать?
  - А как, на волю отпускать, что ли? Они же человечиной питаются. Дядя их правда обычным мясом кормит, но от этого их волшебные свойства слабеют. Вот и приходиться убивать. Освободить нельзя, кормить нормально тем более. Проще нового поймать. Министерство за это еще и приплачивает. За добровольную помощь в борьбе с темными созданиями.
  Интересно, Министерство оказывается готово платить всяким охотникам на нечисть. Немного, наверное, бюрократы всегда с деньгами неохотно расстаются, но зато с каждой магической твари можно поиметь кучу других полезных плюшек.
  - А келпи меньше не становиться от того что на них постоянно охотятся?
  - Они же демоны - повторил Эдди, - всегда будут, пока есть маглы. Хотя дед говорил, что раньше келпи почти в каждом крупном озере обитали. Сейчас поменьше, но не очень. Я навскидку только в Британии могу озер пять назвать, где келпи точно водятся и еще десять, где они могут быть.
  - Да не надо, верю. Слушай, Эд, твой дядя не говорил как он на этих келпи охотится?
  - Решил попробовать? Не советую опасное занятие, - с видом знатока ответил Ларнсон, - Поймать келпи можно только на суше. Вода для них родная стихия, любого волшебника утопить способны. На землю выходят только за добычей. Приманивают какого-нибудь глупого магла, а потом тащат в озеро. Вот охотники этими пользуются. Выдают себя за таких дураков, а потом одевают уздечку, на которую наложены чары подчинения. Главное, успеть прежде чем он утащит тебя под воду.
  - Как-то это слишком легко. Подумаешь, уздечку одел и всего делов, - недоверчиво произнес Зак.
  - А ты попробуй, - обиделся Эдди, - между прочим, келпи так просто на себя уздечку одеть не позволит. Сразу же напасть попробует. На суше они может и не такие опасные, но убить все равно способны. Поэтому охотники на них по одному не ходят. Если на одного нападут, второй сразу патронусом прикроет.
  - Я и говорю. Тебя послушать, так ловить келпи не труднее чем бабочек.
  - Наш род этим несколько столетий занимается, - завелся Ларнсон, - А ты сразу бы в штаны наложил.
  На этой ноте разговор прекратился. Ларнсон явно не желал говорить с Закам после того, как он усомнился в опасности и важности дела, котором занимался его род. Впрочем, Смита испытываемые соседом чувства не беспокоили. Он отвернулся к окну и с отсутствующим видом начал наблюдать за проносящимся мимо пейзажем.
  Возвращение домой не радовало Зака. Чем ближе был Лондон, тем мрачнее и злее становился Смит. Когда Хогвартс-экспресс прибыл на платформу 9 ¾, его взгляд на предвещал ничего хорошего любому, кто окажется на его пути. Схватив свой чемодан и клетку, он, не попрощавшись с Ларнсоном, вышел из купе.
  На платформе было шумно. Волшебники встречали своих детей, вернувшихся домой на каникулы. К сожалению, яркое солнце сильно слепило чувствительные совиные глаза и я почти ничего не видел. Доносящиеся отовсюду звуки только ухудшали мое самочувствие:
  - Папа, я здесь!
  - ... дома. Быстрее не стоит заставлять их...
  - ... увидимся после каникул!
  - ... у меня для тебя сюрприз...
  - ... пошли, Гарри...
  - ... ты подрос, сынок...
  К счастью, это продолжалось недолго. Зак прошел сквозь гомонящую на все лады толпу и не задерживаясь направился к выходу с платформы. В отличие от большинства учеников, которых забирали родители, просто аппарируя с ними, Зак был вынужден добираться до дома через весь Лондон. Мне же только приходилось терпеть. Мантию хаффлпаффец снял еще в купе и сейчас выглядел самым обыкновенным подростком. Правда, с совой в клетке.
  Смит вышел из здания вокзала и направился к остановке. Только не общественный транспорт! Я же свихнусь!!
  Но Зак решил не ждать автобуса, а поймал кэб. За рулем сидел пожилой мужчина, он удивлено посмотрел на меня, когда Смит забрался в салон.
  - Чаринг-Кросс, пожалуйста.
  - Эй, парень, а твоя птица не нагадит случайно?
  - Случайно - нет. К тому же она в клетке, если Вы не заметили.
  - Ну, смотри. Если нагадит заставлю убирать.
  - Все будет в порядке. Вы едете или нет?
  - Совсем молодежь распоясалась, -проворчал шофер и тронулся с места.
  Доехали мы примерно за сорок минут. Могли и быстрее, но на одной из улочек попали в небольшую пробку. Всю дорогу водитель неодобрительно косился в мою сторону. Пребывание в теле совы все более начинало меня раздражать. К тому же заканчивалось действие зелья.
  Наконец мы приехали. Зак расплатился с шофером фунтами стерлингами, чем немного удивил меня. Не знал. что они у него есть. Дождавшись, когда кэб отъедет, Смит собрал вещи и направился в 'Дырявый котел'.
  Да-а, то еще местечко. Конечно, атмосфера проигрывает 'Кабаньей голове'. Чистенько, аккуратненько. Но после улицы Лондона конца ХХ века, средневековый антураж бросается в глаза. Тяжелые деревянные столы и лавки, трехногие стулья, свечи вокруг. Ну и подозрительные личности в непонятных одеяниях. Подозрительные личности, оказавшиеся простыми волшебниками, разом посмотрели на Смита, после чего занялись своими делами.
  Смит тоже не стал отвлекаться, а направился к стене напротив входа в паб. Остановившись у кирпичной кладки, он стукнул палочкой по одному из кирпичей. Казавшаяся монолитной стена разошлась в стороны, открыв за собой проход на Диагон-аллею.
  На Диагон-аллее тоже было очень шумно. Отовсюду лилась рождественская музыка. Продавцы нахваливали свой товар, а волшебники обсуждали свои праздничные планы.
  Все еще мрачный Смит прошел мимо 'Волшебного зверинца', с витрины которого можно было увидеть новых удивительных домашних питомцев (как гласила реклама). Не остановился у магазина 'Все для квиддича', чтобы посмотреть на последнюю модель метлы. Не посетил торговый центр 'Совы', чтобы купить корм для Хельги.
  Захария Смит шел домой, в Лютный переулок.
  Может для кого-то Лютный переулок и самое гнусное место в Лондоне. Место, где собираются воры и убийцы, торгуют запрещенными зельями и продают чужие секреты. Грязная улочка полная грязных тайн. Но именно в Лютном располагался дом, в котором родился и вырос Захария Смит.
  Свернув с Диагон-аллеи, Смит замедлил шаг. В Лютном переулке никто особо за порядком не следил, и неосторожный путник мог легко вляпаться здесь в какое-нибудь дерьмо. Как в прямом, так и в переносном смысле.
  Необходимость возвращаться домой на каникулы было самым отвратительным в учебе. Мысль о жизни на самом дне магической Британии разъедала Смита изнутри. Хорошо еще чистокровные снобы вроде белобрысого придурка Малфоя не интересовались его происхождением. Смита просто не замечали. Ошибки Гарри Поттера Захария повторять не собирался. Приобретать друзей среди грязнокровок и предателей крови в его планы не входило. Смит был даже рад, что слизеринцы так презирают Поттера. Оба их рода возникли в одно и тоже время и насчитывали давнюю историю. Не чета чистокровным, конечно, но все же, все же.
  Выводило из себя то, что Поттеры удалось пробиться в высшие круги магического общества, в то время как Смиты вот уже несколько веков влачили существование, не достойное настоящего волшебника. Конечно, глядя на единственного выжившего представителя ненавистного рода, трудно было поверить, что через несколько лет он станет владельцем целого состояния. Разве богачи ходят в обносках? Но Зак от своего отца знал, что Поттеры - одна из богатейших семей Британии. Деньги давали Поттеру то, чего навсегда лишен сам Зак. Возможность стать чистокровным волшебником. Как только Гарри встретит свое совершеннолетие у егопорога выстроиться очередь из волшебников, мечтающих выдать за него своих дочерей. О том, что мать очкарика грязнокровка сразу же забудут. Да уже бы выстраивались, если бы не его истерика насчет возвращения Того-кого-нельзя-нызывать.
  Едва не поскользнувшись, Зак оборвал свои размышления и начал тщательнее смотреть под ноги. В Лютном переулке дома стояли очень тесно друг к другу. Серые стены поднимались на высоту десяти -двенадцати ярдов, оставляя над головой только небольшой кусочек неба. В самом широком месте стены стояли друг от друга в четырех шагах. Достаточно, чтобы двое могли разойтись по-хорошему. Окон почти не было, только витрины немногочисленных лавок. Все дома имели внутренние дворики, куда и выходило большинство окон. Те же немногочисленные, что выглядывали наружу, скорее напоминали бойницы - узкие и маленькие. Неудобно выглядывать, но идеально подходят при обороне.
  Лютный переулок жил по своим правилам. В случае возникновения разногласий, здешние жители предпочитали решать все вопросы сами, не привлекая авроров. Тем более, что лет пятнадцать назад, сами авроры и нападали на их дома. Зак сам ничего из происходящих тогда событий не помнил и мог судить только о рассказам родителей. После окончания войны, авроры, пользуясь военным положением, начали чистку среди так называемых 'неблагонадежных элементов'. Все это происходила с полного одобрения тогдашнего председателя Визангамота Бартоломеуса Крауча-старшего. Наплевав на многовековые традиции, согласно которым жилище волшебника неприкосновенно, авроры врывались в дома всех заподозренных в использовании темной магии, не стесняясь применять смертельную магию. В свою очередь, обитатели Лютного не оставались в долгу и отбивались всеми силами. По сути, между хозяевами Лютного переулка и Авроратом развернулась маленькая война, оставшаяся незамеченной остальным магическим сообществом. Самое смешное, что среди Пожирателей Смерти не было ни одного из Лютного. Хотя Поттер говорил, что-то про Питера Петтигрю...
  Сзади раздались торопливые шаги. Зак аккуратно поставил чемодан на землю и поудобнее схватил, спрятанную в рукаве палочку. Вряд ли кто-то рискнет нападать на него - негласное правило запрещало трогать детей, но всегда следует быть начеку. Медленно обернувшись, он посмотрел на приближающегося к нему волшебника.
  - А, Заха-ария, рад видеть, - произнес тучный волшебник с небольшой бородкой. Мантия на нем была сильно истрепана, а от самого несло перегаром.
  - Добрый день , мистер Уиттл, - поздоровался Смит, немного расслабившись. Уиттл был безобидным пьянугой. Ни к кому не приставал и куда попало не лез. К тому же, денег больше, чем на очередную бутылку самого дешевого огневиски, у Уиттла отродясь не водилось. Столь никчемная личность могла без опаски для себя бродить даже по Лютному.
  - Ты, я вижу, приехал. Как Хогвартс?
  - Еще стоит.
  В ответ на эту незамысловатую шутку, Уиттл зашелся в приступе гомерического хохота. Эхо от его голоса многократно отражаясь от стен напоминало гром во время сильной бури. Невольно Смит еще раз проверил свою палочку.
  - А ты я смотрю все такой же шутник! - наконец закончил смеяться толстяк, - Скажи, ты на каком сейчас курсе? На четвертом?
  - Вообще-то, на пятом.
  - Ого! Как быстро время летит. Значит, к СОВ уже готовишься. А куда потом собираешься?
  - Еще не готовлюсь, начну сразу после каникул. Поступлю на старшие курсы.
  -Это ты правильно. А потом куда собираешься?
  - Не знаю. Извините, мне надо идти.
  Зак не собирался продолжать разговор. На самом деле любопытство Уиттла начало его раздражать. В Лютном не принято задавать много вопросов.
   -Постой, а правда что с тобой на одном курсе учится сам Гарри Поттер?
  Захария в раздражении резко схватил чемодан и отправился в сторону дома. Оказывается суета вокруг Поттера добралась даже до сюда.
  Пройдя мимо магазина 'Горбин и Бэрк', Смит свернул за угол, едва не столкнувшись с еще одним волшебником. Тот что-то буркнул под нос и пристально посмотрел на Зака. Душа Зака под взглядом разноцветных глаз ушла в пятки. Волшебником был Дьюк Морган, один из негласных хозяев Лютного.
  Растерявшийся Смит попытался отойти назад, но поскользнулся и упал на брусчатку. Прямо перед его носом оказалась зажатая в руке Моргана волшебная палочка. Увидев ее, Смит испугался по-настояшему. Худощавый волшебник с разноцветными глазами считался лучший бойцом в Лютном переулке и вполне заслужено. Грязнокровки здесь считались легкой добычей. Ведь за ними нет семьи, нет Рода. К тому же среди авроров было много маглорожденных. А хуже чем обитатели Лютного к маглорожденным относятся только Пожиратели Смерти.
   В восемьдесят четвертом, когда Морган только появился в Лютном и начал проворачивать свои дела, его решила прижать одна мелкая банда, в состав которой входило и парочка переживших аврорскую чистку Пожирателей из числа рядовых исполнителей. Троих явившихся к нему бандитов Дьюк упокоил за полминуты. Возможно, они и недооценивали того, на кого хотели напасть. Но следующие четверо - оставшиеся члены банды - подготовились как следует. Устроили засаду, применили дезиллюминационые чары и накачались ускоряющими реакцию зельями. И полегли все до одного в ими же облюбованной глухой улочке. Как обычно бывает, никто ничего не видел и не слышал. Но о том, что с Морганом лучше не связываться узнали все. За последующие десять лет Дьюка пытались убить еще два раза. Личный счет Моргана увеличился еще на пять мертвецов, а о том, чтобы убить грязнокровку прекратили думать даже самые отъявленные маглоненавистники.
   Поэтому Зак так испугался. Столкнись он с Морганом, тот мог бы его в тот же момент на одних рефлексах. Между тем волшебник, убедившись, что Зак не представляет опасности, убрал палочку. Юноша не заметил куда. Казалось, только что была в руках, а через мгновение её нет.
   - Куда это Вы так спешите, молодой человек. Неужели на свидание опаздываете? - иронично поинтересовался Морган. Его глаза по-прежнему были обращены на Зака, но создавалось ощущение, что волшебник наблюдает за все происходящим вокруг.
   - Извините, сэр, - поднявшись, постарался как можно вежливее ответить студент, - Я иду домой. Вернулся из Хогвартса на каникулы, - Зак поднял с земли клетку с недовольной Хельгой. На мгновение ему показалось, что от клетки поднялась небольшая дымка, как если бы в ней находилась не сова, а детеныш дракона.
   - Не стоит. Я вижу напугал Вас, так что мы в расчете, - улыбнулся Морган, - Захария Смит, если не ошибаюсь? Признаюсь, я рад, что встретился с Вами..
   На последних словах расслабившийся было Зак снова напрягся. Что может быть нужно от него опытному убийце? Неужели отец совсем пропил свои мозги и задолжал Дьюку больше, чем мог отдать?
   - Полгода назад, во время Турнира трех волшебников, произошли определенные события ,в результате которых погиб один из участников, - продолжал волшебник, - Другой участник тех событий, насколько мне известно, учится на том же курсе что и Вы. Гарри Поттер, Вы ведь с ним знакомы, не так ли?
   От очередного упоминания имени очкарика, Зак скривился не смотря на пристальный взгляд Моргана.
   - Да, я его знаю, -несколько грубовато ответил Зак.
   -Вижу Вы от него не в восторге.
   - Он -выскочка. Воображает о себе непонятно что. Тоже мне, Великий Победитель Сами-Знаете-Кого. Лезет куда попало, мешает преподавателям и другим ученикам, носится вместе со своими прихлебателями, Предателем Крови и грязн... - тут разгорячившийся Смит вспомнил с кем говорит. Выражение лица и поза Моргана не изменились, но теперь в его правой руке опять была зажата палочка, смотрящая прямо в живот Заку. На оскорбительное словечко, едва не слетевшее с губ Зака, Морган мог ответить и каким-нибудь темным заклинанием.
   - Одна заучка, - хрипло закончил Смит.
   Что прикинув, Дьюк кивнул и снова убрал палочку. Зак опять не заметил куда он ее спрятал.
   - А по поводу возрождения Того-Кого-Нельзя-Называть? Что он говорит?
   - Говорит что его против воли заставили участвовать в ритуале по возвращению Того-Кого-Нельзя-Называть и ему едва удалось сбежать после того как Он возродился.
   - Ты ему веришь?
   - Нет, конечно. Выдумывает, что бы на него обратили внимание.
   - Ясно, -произнес Морган и задумался о чем-то. Смит неуверенно переминался с ноги на ногу. Его вроде как не отпустили, а уйти самому могло быть плохой идеей.
   Через минуту Морган снова посмотрел на Зака и спросил:
   - А что говорят по этому поводу преподаватели и директор?
   Теперь пришла очередь Зака задуматься. На реакцию преподавателей на слова Поттера он внимания не обращал и теперь пытался хоть что-нибудь вспомнить.
   - Профессор ЗОТИ говорит что это все выдумки. Поттер с ней даже ссорился из-за этого. Директор его поддерживает. Остальные об этом стараются не говорить. Во всяком случае, я этого не помню.
   - Хм, - опять задумался Морган, - А профессор ЗОТИ. Что ты о нем думаешь?
   - О ней. Долорес Амбридж ее зовут, - Вспомнив Жабу, Захария фыркнул, - Она из Министерства, Только и может говорить какой Фадж замечательный. Практику нам запрещает. Только теорию и зубрим. Нам даже приходиться... - Зак осекся и мысленно проклял свой длинный язык, - ... приходится так учить.
   - Ну-ну, - усмехнулся Морган, - не думаю что Вы много на одной теории изучите. Ладно, благо дарю за содержательный и интересный разговор. До свидания, мистер Смит.
   Морган поправил свою мантию, сделанную по всей видимости на заказ из тончайшей шерсти, и обойдя Зака зашел в "Горбин и Бэркес". Переведя дух, юноша поднял свои вещи, подумав, что если отец предложит выпить стаканчик огневиски в честь возвращения домой, нужно будет согласиться. В течение прошедших десяти минут Зак дважды мог лишиться жизни. Трижды, если заклинание Грейнджер на списке участников Отряда Дамблдора, является чем-то большим нежели обычные школьные шалости. После такого можно и выпить.
   Добравшись до дома, Зак позвонил в звонок и стал ждать. Дом Смитов, хотя и был небольшим, принадлежал только им. В Лютном жили многие семьи делили крышу с соседями, занимая половину дома или только один этаж. Дверь открылась минут через пять. На пороге стояла худая бледная женщина с темными кругами под глазами. Её изможденный вид свидетельствовал о долгой и продолжительной болезни.
   - Здраствуй, мама.
   - Зак, ты вернулся, - тихо произнесла миссис Смит, - Мы думали ты приедешь завтра.
   Зак пожал плечами. Он был уверен, что так и будет. Пройдя в дом он положил вещи и снял мантию.
   - Где отец?
   - Он... спит.
   - Он пьян в стельку,- констатировал Зак, - Наверное, опять весь пол облевал.
   -Зак, прекрати, - попыталась придать строгость своему голосу миссии Смит, - он твой отец и ты не имеешь права так о нем говорить!
   - Да ладно, мам. Как будто я вообще собираюсь о нем говорить. Ты как?
   Мать вздохнула и поправила волосы. Когда-то это были роскошные локоны цвета заката. Зак помнил, как любил играть с ними когда был маленьким. Теперь это были жалкие лохмы цвета ржавчины.
   - Все хорошо. Ты голоден?
   - Да. В поезде только пару шоколадных лягушек съел.
   - Хорошо, давай отнеси вещи к себе в комнату, а я пока приготовлю яичницу с беконом. Я хотела к твоему приезду завтра приготовить яблочный пирог и рагу...
   Захария Смит обнял свою мать и поцеловал ее в щеку
   - Ничего, мам, я съем яичницу. А пирог мы завтра вместе приготовим.
  
  Дом в котором жила семья Смитов производил угнетающее впечатление. Облезлые стены, растрескавшаяся штукатурка на потолке. Половицы скрипели так, что у меня начинали болеть мои нематериальные уши.
  Помимо очевидной потребности в капитальном ремонте, отличали жилище Смитов и скромные по меркам волшебников размеры. В доме было всего два этажа. На первом располагалась прихожая, гостиная, кухня, кабинет , по совместительству библиотека, и небольшой чулан. На втором - три спальни и ванная комната. Одна из спален принадлежала Заку. Узкая кровать занимала всю дальнюю от двери стену, рядом с кроватью, у небольшого окна, располагался небольшой стол, слева от двери стоял большой шкаф. Места еще для чего-нибудь попросту не было. Обстановку нельзя было назвать спартанской, она была просто бедной. Показанная в фильме комната в сиротском приюте, в которой жил юный Том Риддл, была больше этой раза в два.
  Положив сумку с вещами в шкаф, Зак переоделся в домашнюю одежду и отправился на кухню, помогать матери. Домашних эльфов у Смитов не было, и всю работу по дому по-видимому приходилось выполнять бедной женщине. Я был уверен, что миссис Смит серьезно больна, ее вид говорил об этом однозначно. Отца Зака при осмотре дома я обнаружил дрыхнущим без задних ног в кабинете. Кабинет размерами не превышал спальни Зака и большую его часть занимал книжный шкаф. Разумеется, никакой кровати там не было и мистер Смит спал в старом кресле. Рядом стояла пустая бутылка дешевого огневиски. Очевидно, Смит-старший набрался в гордом одиночестве, пренебрегая какой-либо закуской.
  Я так и не узнал имен родителей Зака. Для меня они так и оставались мистер и миссис Смит. Личная жизнь и проблемы в семье Зака, когда я выбирал его не роль моего невольного помощника, меня интересовали мало. Гораздо важнее на тот момент казалось его место жительство. Мне казалось, Лютный переулок - отличное место, чтобы затеряться лицу вне закона вроде меня. Риск привлечь внимание Дамблдора или авроров пугал меня больше, чем возможные проблемы с местными воротилами. Что они могут мне сделать? Убить?
  Сейчас приходилось признать - я не продумал свои дальнейшие действия. Судя по всему, родители Захарии для меня совершенно бесполезны. Сам Зак скоро вернется в Хог, и что тогда делать мне? Следовало разведать обстановку.
  Спустившись на первый этаж, я застал Зака и его мать на кухне. Зак ужинал, одновременно рассказывая матери про жизнь в Хогвартсе. Ничего нового для меня его рассказ не содержал, поэтому я решил подробнее ознакомиться с домашней библиотекой.
  Глава семейства продолжал сладко спать. Интересно, он во сколько начал пить? Вечер только начался, а уже пьян в стельку. Сказать сколько же мистеру Смиту лет я затруднялся. Его опухшее от пьянства лицо избороздили глубокие морщины, но в волосах седины не было видно. Вообще, по внешнему виду о возрасте волшебника судить трудно. Пока магические силы присутствуют, чародей выглядит моложе своих лет. Но стоит магии ослабнуть, и организм быстро начинает догонять реальный возраст. Для магов, перешагнувших столетний рубеж, - это смертный приговор. Насколько я знал, пагубные привычки, тяжелые болезни и некоторые проклятия приводят к ослаблению магических способностей и ускоренному старению. Отцу Зака могло быть и сорок лет, и семьдесят, - зависит от того как долго и часто он прикладывается к бутылке. Миссис Смит выглядела ненамного лучше. Темные круги под глазами, тусклые волосы, слабый голос, болезненная бледность и худоба - явные признаки хронического заболевания. Туберкулез и гепатит волшебники лечат давно и успешно. Может быть рак? Или что-то новое, от чего еще не существует лечения, тот же СПИД например?
  Отогнав от себя мысли о возможных магических способах лечения ВИЧ-инфекции, я направился к книжному шкафу. Библиотека размерами не впечатляла. Книгами шкаф был заполнен примерно наполовину, остальное место занимали фотографии и безделушки
  Полку на уровне глаз занимало собрание сочинений Гилдероя Локхарта. Причем корешки этих опусов были потрепанными. И ведь кто-то же читает этот графоманский бред, и, главное, ПЕРЕЧИТЫВАЕТ. Выше располагались книги с более полезным содержанием: 'Домашний справочник зельевара', 'Медицинская энциклопедия', 'В помощь хозяйке' и несколько других похожих изданий. Ничего ценного для меня, но радует, что здесь не только бульварные романы имеются. А вот полка ниже меня заинтересовала. Выставленные на ней книги можно было отнести к специальной литературе. Особенно меня впечатлил здоровенный том с названием 'Проектирование и создание магических механизмов'. Этого в Хогвартсе точно не преподают.
  Но все же в библиотеке Смитов Меня ждало разочарование. Осилить специальную литературу у меня не хватало знаний, а все остальное мне пока без надобности. В который раз думаю, что именно на факультете Ровенкло мне самое место. Во меркам привидений я настоящий заучка. Вот, спрашивается, зачем мне это проектирование магических механизмов? А руки прямо чешутся.
  Решив отложить ознакомление с магической инженерией, я направился в единственное помещение которое пока не исследовал. Дверь в подвал находилась под лестницей и первоначально меня не заинтересовала. Но теперь, осмотрев дом и убедившись, что ничего интересного в нем нет, я пожелал спуститься туда. То, что магического общество живет натуральным хозяйством, я понял из анализа учебников и своих наблюдений. Каждый род выращивал или производил какую-нибудь магическую дрянь. Все, что к магии не относилось, приобреталось у маглов. Правда, такие контакты не поощрялись Министерством Магии, но тут уж ничего не поделаешь. Должны же маги где-то покупать муку, сахар и другие продукты? Учитывая, что единственным налогом, который существует в магическом обществе, является налог на землю, возникает вопрос - за счет чего Смиты платят за свой дом?
  Вот только ничего из моей затеи не вышло. В подвале было темно. Став призраком видеть в темноте я не научился. Пришлось оставить раскрытие коммерческих тайн Рода Смит на потом.
  Как оказалось впоследствии, главного о Захарии Смите и его семье я не знал...
  Глава 6. Старик
  
  Осмотрев дом Смитов и не найдя ничего интересного, я решил более пристально изучить Лютный переулок.
  На деле, Лютный переулок следовало именовать кварталом или микрорайоном. Дома стояли довольно плотно друг к другу без какой либо системы, образуя настоящий лабиринт. От Диагон-аллеи , всю эту криминальную вольницу, отделяла громада Гринготтса. Банк разделял светлую и темную стороны магической Британии, как реверс разделяет две стороны одной монеты. В тоже время, назвать Лютный трущобами не поворачивался язык. Строить волшебники умели. Мрачно, безвкусно, но надежно. Впрочем, с трущобами Лютный равняло наличие притонов.
  К одному из них, примеченному мной еще по пути к дому Зака, я и направлялся. Сие заведение, посетители которого могли предаваться своей пагубной привычке, я опознал довольно просто - по вывеске. Курительная трубка и название 'Остров грез' явно свидетельствовали о роде предоставляемых здесь услуг.
  Дверь, отделявшая серый и унылый магический мир от волшебного царства, по цвету напоминала засохшую кровь, а по габаритам - дверь другую, закрывавшую вход в жилище Хагрида. Такая же высокая, широкая и толстая. Сразу видно - обычной бомбардой не прошибешь. К тому же от этой двери неслабо тянуло магией. Вполне возможно, перед ней и более мощные заклинания окажутся бессильны. Проходить сквозь это чудовище я не рискнул. Тем более, что каменные стены притона такой защитой похвастать не могли. Впрочем, и их уничтожение потребовало бы довольно много времени - ширина кладки составляла больше ярда.
  Интерьер внутри оказался на удивление приличным. Никаких заблеванных полов, вони или грязи. Небольшое фойе со стойкой администратора, диванчиком и двумя деревцами в горшках. Не дать не взять, маленький отель классом три звезды где-нибудь в Баварии. Правда, за стойкой администратора находилось два волшебника. И если один, среднего роста живчик с широким лицом и улыбкой картину дополнял, то его... кх... напарник. Это прямо-таки выделялся своей незаметностью, как бы парадоксально это не звучало. Серое непримечательное лицо, худощавое телосложение, непримечательная одежда - в толпе такого типа очень трудно заметить и еще труднее запомнить. Выдавал волшебника лишь его взгляд. Спокойный оценивающий взгляд настоящего профессионала.
  Сейчас внимание обоих чародеев было направлено на очередного посетителя. Молодой щегол в дорогой мантии и с тростью гордо выпучив нижнюю губу слушал приветственную речь живчика-админис тратора. Тот с радостной улыбкой вещал как ему приятно видеть столь достойного волшебника в их скромном заведении, как им будет приятно ему услужить и какой у них широкий выбор. Наконец, хлыщ сделал заказ (бутылка дорогого вин, ужин, настойка ландиума и 'массажистка') и удалился в выделенные ему апартаменты.
  Улыбаться администратор продолжал еще полминуты после того, как клиент удалился в свою комнату. Наконец, заполнив журнал и убрав монеты (целых семьдесят галеонов) в ящик, он обернулся к своему напарнику и уже другим, злым тоном произнес:
  - Министерский выскочка. К тому же богатенький. Так и хочется, этому шуту какое-нибудь проклятье навесить.
  - Успокойся, Ник. Мы здесь не для того стоим, - голос у невзрачного напарника оказался очень звучным баритоном - К тому же, Старик очень не одобрит, если ты тронешь такого дорогого клиента.
  - Подумаешь, нашелся дорогой клиент. К нам, Сэм, и так половина министерства бегает.
  - Ну не половина, и даже не пятая часть, так что есть куда расти, - улыбнулся Сэм. В отличие от напарника, эта улыбка не располагала к собеседнику, а напротив, словно предупреждала о больших неприятностях, - Во-вторых, этот министерский выскочка носит ту же фамилию, что красуется на твоем любимом огневиски.
  - Огден? Так нас осчастливил своим присутствием...
  - Наследник рода и сын главы комиссии Визангамота по расследованию нарушений Статуса.
  - Ахха! Вот Старик-то обрадуется! Мерлиновы носки!- в возбуждении Ник схватился за голову и начал носится по фойе - А вдруг он больше не придет? Надо все подготовить. Сделать колдографии...
  - Я уже дал все необходимые распоряжения.
  - Когда??
  - Как только узнал его. А номер передал, пока ты копался в своем журнале.
  - Кхм, отличная работа, я ничего и не заметил.
  - На том и стоим. Ты кстати тоже неплохо справился. 'Добрый вечер, сэр. Чем могу помочь, сэр? Прекрасный выбор, сэр'. Если бы не знал тебя без малого двадцать лет, сам бы поверил.
  - На том и стоим, - повторил Ник, подражая голосу напарника, и оба собеседника расхохотались.
  Увы, на этом Сэм и Ник прекратили разговор и занялись каждый своими делами. Хотя мне очень хотелось узнать подробности их бизнеса, в особенности личность упомянутого ими Старика. Подождав немного, я понял, что больше ничего не добьюсь и отправился вслед за Огденом-младшим.
  За дверью, в которую вошел Огден, находился коридор и лестница наверх. Беглый осмотр первого этажа показал, что коридор ведет в общий зал, поделенный на несколько маленьких кабинок. В нескольких из них лежали волшебники и даже один гоблин. Причем их вид говорил о том, что они переживают явно не лучшие времена в жизни. Сильно потрепанная одежда, вонь давно немытых тел, пустые глаза и бессмысленные улыбки - вот это уже явно соответствует моим представлениям о наркопритоне. На моих глазах один из постояльцев начал захлебываться своей рвотой, но вовремя появившиеся домовые эльфы помогли ему и убрали следы. Заботятся здесь о клиентах, однако.
  Лестница вела на первый и второй этажи (в английском первый этаж 'ground floor' - не считается первым как таковой). На первом этаже располагались отдельные номера, вполне прилично обустроенные, некоторые даже с претензией на роскошь. В одном из них нашелся Огден вместе с 'массажисткой'. Мимолетно оценив прелести девушки, я оставил страстную парочку наедине. Вид их пастельных утех меня больше раздражал, чем возбуждал. Неужели смерть сделала из меня ханжу? Не похоже, не припоминаю ничего подобного.
  На втором этаже обнаружился еще один клиент, погруженный в дурман. Помимо него в номере находилась девушка, скорее всего еще одна 'массажистка'. Был велик соблазн проникнуть в разум мужчины, но в присутствие свидетеля это делать было опасно. Вместо этого я отправился исследовать второй этаж. И попал там в ловушку.
  Ловушкой оказалась пентаграмма с вписанными в нее рунами. Знания Рунологии позволили определить, что ловушка должна была поймать, либо задержать любого оказавшегося в ней при помощи встроенных Щитовых Чар. При попытке взломать ловушку изнутри, направленное на нее заклинание отражалось. Своего рода вывернутый наизнанку стационарный магический щит. Оригинально. Такого в Хогвартсе точно не преподавали. В чистом виде, руническая магия не очень-то и удобна, поскольку требует долгих приготовлений, использования большого количества рун для осуществления простейшего заклинания, причем малейшая ошибка сводит работу на нет. Однако сейчас я мог наблюдать результат действия безукоризненно выполненного рунического заклинания высокого уровня сложности. Высокого по сравнению с тем, что преподавали в Хоге.
  К тому же было бессмысленно надеяться, что удастся сбежать, когда закончится действие заложенных в ловушку чар. Помимо прочего, в пентаграмму был встроен механизм оповещения, а значит, скоро здесь появится охрана. Вообще-то, данную ловушку можно было довольно легко разрушить заклинанием большей силы. Только кажется мне, автор этого безобразия подобный сценарий предусмотрел и единственным заклинанием, способным покинуть пентаграмму, является Авада. За применение которой, как известно, без лишних вопросов отправляют в Азкабан. Вот так, сиди и не рыпайся или готовься ко встрече с дементорами. По-видимому, мастера, сотворивший данную ловушку, на это и рассчитывал.
  ===
  - Кто тебя послал? Что ты должен был сделать? Отвечай! - голос старого, но все еще крепкого волшебника обладал такой силой, что хотелось встать в стойку смирно и начать доклад о всей своей жизни, начиная с первого вздоха. Правда, Николаус Голдштейн за долгие годы работы на Старика привык и делать этого не собирался. Тем более, вопросы адресовались не к нему лично, а к пойманному им с напарником призраку. Впрочем, от призрака вразумительных ответов ждать было бессмысленно. Размытая фигура летала внутри пентаграммы и бормотала что-то неразборчивое.
  Пожилой волшебник тоже понял, что ответов ждать бессмысленно и замолчал задумавшись. Через минуту он поднял палочку:
  - КРУЦИО! - на яркий луч заклинания, сорвавшегося с палочки, было больно просто смотреть. Николаус отметил про себя, что слухи о том, что Старик сильно сдал в последнее время явно преувеличены. Хотя на призрака Круциарус не произвел никакого эффекта, - По-видимому, это заклинание действует только на живых. Есть идеи как нам его допросить?
  - Нет, сэр.
  - Что, ни одной?
  - Может вызвать спиритиста или легилимента?
  - Во-первых, легилименция на привидения не действует. Во-вторых, мы не будем привлекать посторонних. Возможно, этого от нас и добиваются. Или это попытка отвлечь внимание.
  - Мы с Сэмюэлем активировали защиту, как получили сигнал о проникновении.
  - Мы уже проверили дом и соседние улицы, - подал голос третий из присутствующих в помещении волшебник, - ничего подозрительного. Мои люди продолжают наблюдение.
  - А где Сэм, дементор его забери? - Старик раздраженно посмотрел на Николауса.
  - Следит за клиентами. Как раз, когда все произошло нас, посетил Огден-младший или кто-то в его обличье. Между прочим, заплатил семьдесят галлеонов.
  - Сколько?! - не сдерживая эмоций, спросил третий, - Это же месячная зарплата аврора!
  (прим. Автора. Для большей достоверности описанной Роулинг денежной системы увеличил стоимость галеона по отношению к фунту стерлингов в 10 раз. Таким образом, 70 галлеонов составляет 3500 фунтов стерлингов - вполне приличная зарплата в тогдашней (да и нынешней) Британии)
  - Видимо, Огден-старший не скупиться на карманные деньги для своего единственного сына, - сухо прокомментировал старший волшебник, - если это действительно он. Я думаю, что это просто совпадение. Скорее всего, призрака направили шпионить за гостиницей или узнать, где находится мой дом. Узнав точный адрес, призрак должен был передать его своему хозяину.
  Ник и оставшийся безымянным волшебник задумались. Ник явно был согласен с выводами начальства, а вот второй сомневался.
  - Слишком сложно. Привидения ненадежны, они быстро забывают, что и зачем делают. Это слишком сложное задание для любого из них.
  - В прошлом веке, во время войны в Афганистане, (прим. Автора: имеется в виду Афганский кризис периода Большой Игры, т.е. 1885 г. Участие магов в данном противостоянии кажется мне вполне допустимым) мне доводилось видеть, как действуют заклинатели духов. Эта восточная разновидность магического искусства совершенно отличается от того к чему привыкли мы с Вами. Они подчиняют своей воле сильных духов, способных к самостоятельному мышлению и заставляют их служить себе. Слышали о джиннах? Сказки о них берут свои корни отсюда. Правда, такой подход очень опасен. Большинство джиннов не любят, когда им приказывают, и при возможности стремятся избавиться от хозяев.
  - Не думаю, что вот это вот недоразумение, - Николаус показал пальцем на продолжающего болтаться в пентаграмме призрака, - тянет на джинна из лампы. И я не знаю никого, кто способен на подобную магию.
  - Что не означает, будто их нет! По крайней мере, я знал в прошлом одного одаренного молодого человека, который вполне мог освоить это искусство.
  - И как его звали, сэр?
  - Его звали Том Риддл, - с ненавистью произнес Старик, - и для всех будет лучше, если он мертв.
  Два волшебника в недоумении переглянулись. Это имя им ничего не говорило. И особенно удивляла отношение их босса к упомянутому Тому Риддлу, судя по фамилии грязнокровке. Чародей, давно перешагнувший столетний рубеж, но все еще крепкий и несгибаемый, никогда не позволял себе открытые демонстрации чувств.
  Неожиданно внимание всех троих волшебников привлек тихий смех, доносившийся из пентаграммы.
  - Вижу, не я один имею счеты к Тому Марволо Риддлу, - произнес призрак, - Думаю, мы можем помочь друг другу. Как говорится, враг моего врага - мой друг.
  - А я вижу, что ты можешь говорить внятно, когда захочешь. Может сначала ответишь на мои вопросы, и тогда я решу, стоит ли иметь с тобой хоть какие-то дела?
  - Что Вас интересует? Кто меня послал и с какой целью? Отвечаю: никто. Я отношусь к той категории духов, что сами ставят себе цели и сами добиваются их исполнения.
  - Да? Сомневаюсь. Такие как ты не остаются на земле после смерти. Ты ведь слышал мой рассказ про джиннов? Я забыл упомянуть, что джинны получаются в результате особого ритуала, в ходе которого специально выбранную жертву, как правило, сильного волшебника, убивают, а его дух, прежде чем он окончательно покинет тело, обращают в рабство. И мне трудно представить, что создание подобного уровня никому не принадлежит.
  - Скажем так, у меня остались незавершенные дела. И Риддл среди них на первом месте. Закончу с ними и начну новую жизнь. А пока приходится терпеть это жалкое существование.
  - И для этого ты проник в мое заведение? - спросил волшебник. Его подручные молчали с тех пор как их шеф начал вести странные переговоры с призраком . Хорошо натасканы.
  - Вообще-то, это случайность я мог зайти в любое другое подобное заведение.
  - Мое заведение - единственное. В Лютном не так много обитателей.
  - К Вам и из Министерства заходят, - пожал плечами призрак.
  - А еще я не терплю конкурентов.
  - О, тогда понятно.
  Повисло молчание. Собеседники рассматривали друг друга, пытаясь решить как правильно вести дальнейший разговор.
  - Так зачем тебе нужно было попасть в мое заведение? Услуги, которые здесь предоставляют, тебе не доступны.
  Призрак снова рассмеялся, а затем умолк, по всей видимости обдумывая ответ. Наконец, когда старый волшебник уже готов был потерять терпение, он произнес:
  - Меня интересуют ваши постоянные клиенты. Те из них, что большую часть времени пребывают под кайфом. Думаю, я смогу управлять ими.
  Старик вонзил взгляд в плавающую перед ним фигуру и задумался. Подал какой-то знак и его подручные, вышли из комнаты.
  - Как долго?
  - Несколько часов.
  - Что ты можешь делать?
  - Полностью управляю телом, как если бы это был сам владелец. Если владелец маг - колдовать.
  - А получить информацию?
  - Только со смертью владельца. Без гарантий.
  - Что ты хочешь? - Старик смотрел прямо в глаза призраку.
  - Жить.
  - Что ж, очень интересно, - усмехнулся волшебник, - думаю я готов тебе помочь, если ты согласишься выполнять для меня кое-какую работу. Что скажешь?
  - Если ваше заведение единственное в своем роде, у меня нет выбора.
  - Хорошо. Как твое имя?
  - Джеймс Мориарти.
  - Очень приятно, Джеймс. Меня зовут Карактакус Бэрк.
  ===
  Карактакус Бэрк сидел перед камином в своем сокрытом Фиделиусом доме, потягивал вино и обдумывал прошедший разговор. Призрак рассказал много интересного, вот только возможности проверить большую часть не представлялось возможным.
  - Что скажешь по поводу нашего нового друга, Аттикус? - обратился Бэрк к волшебнику, присутствующему на допросе призрака вместе с ним и Николаусом.
  Аттикус производил впечатление грубого и вороватого, но в душах читал как в открытой книге. Именно Аттикус Галахад Горбин распоряжался лавкой 'Горбин и Бэрк', через которую проходила основная торговля законными и не очень товарами. Способность отличить прибыльного клиента от агента ДМП была очень кстати в этом деле.
  Прекрасно зная во истину слизеринскую натуру Аттикуса Горбина, Бэрк те не менее нисколько в нем не сомневался. Горбины и Бэрки вели совестно дела на протяжении двух веков и их связывали крепкие семейные узы. Например, Аттикус был женат на младшей дочери Бэрка, Кристине, и со временем должен был принять у него бразды правления. Единственный сын Карактакуса погиб во время Войны Волшебников со смертью старого волшебника его род прекращал свое существование.
  - Я ему не доверяю. Но если Вы считаете, что он будет полезен готов с ним сотрудничать.
  - Он будет полезен. Только представь - вездесущий, неуловимый и абсолютно незаметный шпион. О таком приобретении можно только мечтать.
  - Но ведь мы его поймали.
  - Наш друг просто плохо разбирается в устройстве ловушек. Если научить его распознавать их, из него выйдет толк, - улыбнулся Бэрк.
  - Если честно, я удивлен. Вы впервые на моей памяти оказываете такое доверие постороннему, - как доверенному лицу и приемнику, Аттикусу дозволялась такая вольность как сомнения в правильности принятых Бэрком решений.
  - Кто говорит о доверии? Несомненно, нашего друга нужно будет как следует проверить. Но предоставленные им сведения объясняют многие события последних месяцев.
  Аттикус замер, обдумывая последние слова тестя, потом несколько раз моргнул и спросил уже голосом на два тона ниже:
  - Вы о Том-кого-нельзя-называть? Он действительно вернулся?
  - Да, наш новый друг был свидетелем этого неприятного для всех нас события. И даже в курсе некоторых деталей. Я уже отправил письмо одному своему старому другу с описанием ритуала. Хотя я убежден, что рассказ призрака полностью подтвердится. Дело в том, что три месяца назад меня посетил с весьма необычной просьбой Альбус Дамблдор. И сегодня я понял причины, вынудившие его к этому, - Бэрк с удовольствием наблюдал за выражением крайнего удивления, отразившегося на лице его собеседника. Представить директора Хогвартса заявившимся в Лютный переулок по каким-то таинственным делам было очень трудно. Еще труднее было представить Дамблдора, явившегося к мистеру Бэрку с просьбой.
  - Значит Том Ридлл - настоящее имя Темного лорда? - справившись с собой спросил Горбин. Карактакус не был удивлен этим вопросом - его зять всегда быстро соображал и умел делать правильные выводы.
  - Да. Это, кстати, не такой уж и большой секрет. Том Ридлл работал на меня пару лет после окончания школы. Ты, наверное, не помнишь, но он был старостой школы и лучшим в своем выпуске. Думаю, тебе не стоит объяснять причины моей неприязни к нему, - дождавшись кивка со стороны Аттикуса, Бэрк продолжил - Мы обсуждали, что нам следует предпринять в отношении нового члена нашей команды. Нам следует проверить его в деле. Есть идеи?
  - Можно отправить его к Моргану. Может удастся узнать способ, как получше прижать ему хвост. Говорят грязнокровка совсем обнаглел. Производит магловскую наркоту у нас под носом. Хорошо еще, что ему хватает ума не продавать её нашим клиентам.
  - Кхм, и кому же он её, спрашивается, продает? И почему я об этом только сейчас слышу? - ледяным голосом спросил Бэрк.
  - Так маглам же и продает. Информация непроверенная, я решил сначала удостоверится, прежде чем Вас беспокоить, - начал оправдываться Аттикус, - Говорят, магловские авроры с ног сбились, ища производителя. Наши, правда, тоже интерес стали проявлять. От одного из них информация и пришла. Такое внимание со стороны магловских спецслужб напрягает Департамент, вот они и проводят собственную проверку.
  - Проверяй. По своим каналам. Призрак тоже будет разбираться с этим вопросом. Потом сравним результаты. Лабораторию, если она существует, уничтожить. Хотя нет. Лучше мы отберем у Моргана его новую игрушку.
  - А как же авроры?
  - Будем продавать товар через свои каналы на континенте. К тому же, скоро у авроров будет полно своих забот. Ты разве не слышал? Волдеморт вернулся! - рассмеялся Бэрк.
  ===
   Ночь я провел в пентаграмме. Выпускать меня, во всяком случае сразу, никто не собирался, поэтому пришлось ждать следующего дня, чтобы узнать свою дальнейшую судьбу. Бэрк мог передумать и оставить меня в пентаграмме до лучших времен или использовать какой-нибудь темный артефакт. Возможность того, что у него могла отыскаться подобная вещица, я рассматривал как довольно высокую. Раз уж лавка 'Гоблин и Бэрк' занимается продажей подобных игрушек, то вполне вероятно, что у ее владельца обнаружится что-то подходящее к нашей ситуации. Это обстоятельство меня несколько нервировало, но в остальном меня все устраивало. Я вполне мог себе позволить болтатся в пентаграмме месяц-другой. Магический фон в Лютном, как и на Диагон-аллее, был примерно на уровне Хогвартса, так что прекращение существования от недостатка энергии мне не угрожает. Что касается, скуки - призракам она неведома. Скука - проклятие и спасение живых. Призраки не скучают, но при этом и не горят желанием разнообразить свое убогое существование. На фоне остальных призраков я со своей жаждой жизни- настоящий маньяк. Может поэтому Пивз меня и прогнал? Как бы то ни было, впереди еще много времени, и я могу позволить себе ничего не делать.
   Впрочем, ждать мне пришлось недолго, лишь до следующего вечера. Все это время в комнату, где я находился, никто не посещал. Первым человеком, которого я увидел, оказался вчерашний безымянный маг.
  - Мистер Бэрк рассмотрел твое предложение и склонен его принять. Ты готов?
  - К чему именно?
  - Вчера ты говорил, что тебя интересуют наши клиенты. Мы отобрали трех никому не нужных неудачников. Смотреть будешь? - с иронией спросил волшебник.
  - Ясно, - я пожал плечами - Показывай.
  Волшебник достал из кармана своей мантии маленькое ручное зеркало с серебряной оправой, переходящей в ручку, и показав мне его добавил:
  - Это - зеркало духов, - ну вот и темный артефакт, так и знал. - Что-то вроде лампы джинна. Стоит мне захотеть, и ты окажешься внутри. Так что веди себя прилично. Понял?
  - Понял. Веди, показывай мои тела.
  Волшебник усмехнулся и произнес небольшое заклинание.
  - Все можешь вылезать. Идешь впереди меня, без резких движений. Я буду говорить, куда поворачивать. И не пробуй проходить сквозь двери и стены.
  Я послушно вылез из пентаграммы и спустился вместе с магом на первый этаж, в помещение, где находились мои новые оболочки. Вот только, увиденное мне очень не понравилось. Во-первых, состояние тел. Грязные оборванцы с болезненно бледной кожей и выпирающими костями. По-видимому, никто из них нормально не питался весь этот год. Все без сознания. По тому как скривился и зажал нос мой сопровождающий, от них еще и неслабо воняло. Весело.
  Во-вторых, одно из лежавших передо мной тел принадлежало немощному старику, а второе - женщине лет сорока.
   - Да Вы что, издеваетесь? Как мне с этим работать? Они же и ходить, наверное, не могут.
  - Могут. Во всяком случае, за очередной дозой сами приходили.
  - Почему они в таком состоянии?
  - Если Вас интересует, как они дошли до такой жизни, то мой ответ - не знаю и знать не хочу. А что касается их сна - мы просто дали им морфина побольше.
  - А они не...
  - Обижаете. Не очнутся и не окочурятся, слово даю.
  - Ну ладно, попробуем, - с этими словами я скользнул в сторону третьего клиента, молодого парня с темными вьющимися волосами.
  Ох. Очнулся я уже вне тела наркомана. Калейдоскоп красок и ощущений, бушевавший в его разуме, ударил в меня со всей силой и я сразу же потерял контроль над оболочкой. Можно сказать к счастью. Как только я перестал контролировать тело, меня тут же выбросило наружу. Задержись, я внутри - мог бы остаться там навсегда. Призрак-наркоман - хорошая шутка, не так ли?
  - В чем дело? - посмотрев сначала на меня, а потом на парня, спросил волшебник.
  - Пока они под кайфом, я не могу управлять телом.
  - Ты не можешь ими управлять и когда они в сознании.
  - Ну да, проблема. Хотя я кажется знаю способ. Я с самого начала собирался использовать одно зелье, погружающее принявшего его в глубокий транс. Они будут крепко спать, а я смогу спокойно пользоваться их телами.
  - Ты уверен?
  - Вполне. Я уже тренировался... на кошках, - услышав это, волшебник начал самым натуральным образом ржать, - И ничего смешного, знаешь, как блохи кусаются, - последовал еще один приступ гомерического хохота - Кстати, мы друг другу не представлены.
  Отсмеявшись маг, маг стал смотреть на меня менее подозрительно и назвался:
  - Аттикус Горбин.
  - О, так Вы...
  - Мой отец был компаньоном мистера Бэрка и вместе с ним открыл лавку.
  Услышав такое, я впал в ступор. Если мистер Бэрк открыл лавку в 1863 году, то сколько же ему лет? Этот вопрос я и задал Горбину.
  - В прошлом году Мистер Бэрк справил своё стошестидесятилетие. Не отвлекайся. О каком именно зелье ты говорил?
  - О зелье Оракула. Для его приготовления нам потребуются...
  
  Глава 7. Скелеты в шкафу
  
  Александр Смит проснулся с дикой головной болью. Руки тряслись,а во рту словно нагадила трущобная кошка. Осмотревшись и убедившись, что опять заснул в кресле, Александр проверил содержимое бутылки. Остатков на дне хватало разве что на пол рюмки, но даже такой малостью не стоило пренебрегать в его состоянии. Глава семейства допил остатки огневиски прямо из горла и, удовлетворено крякнув, поднялся. Все в его роду отличались крепким телосложением и высоким ростом. Не в сравнении с Креббами и Гойлами конечно, но тоже ничего. Его шесть с половиной фунтов роста внушали опасение даже сейчас, когда он порядком сдал. Потянувшись, Смит-старший вышел из кабинета и позвал жену:
  - Марта! Где тебя носит?!
  Ответ пришел сразу:
  - Я на кухне - голос жены был какой-то непривычно бодрый - Зак приехал, готовлю ему пирог.
  - Хм, и где этот бездельник?
  - Спит еще.
  - Ха, спит, время уже... - Александр посмотрел на настенные часы, - семь часов. Ладно, пусть спит.
  Зайдя на кухню, Александр направился к морозильному шкафу. После наложения специальных чар, в обычном двустворчатом шкафу можно было хранить замороженные и охлажденные продукты. Говорили, что принцип работы устройства позаимствовали у маглов. Сам Александр в этом сильно сомневался: все маглы - глупые и ничтожные создания, ни способные ни на что путное.
  Достав из шкафа кувшин с пивом, Смит сразу же присосался к нему. Холодный напиток хлынул по внутренностям, смывая похмельные остатки вчерашнего вечера. Ополовинив кувшин, Александр почувствовал себя заново родившимся. Старая поговорка, что у всего есть положительные стороны, не врала. Даже в отношении похмелья. Ради возможности почувствовать как освежает с утра холодное пиво можно и потерпеть.
  Глотнув еще, Александр поставил кувшин на место и подошел к большой печи, сложенной из крупных тщательно подогнанных друг к другу камней, возле которой хлопотала его жена. Домовиков у Смитов не было. Их последний домашний эльф умер от старости незадолго до рождения Зака. Конечно, у многих волшебников нет эльфов в услужении, но все они являются либо безродным отрепьем, либо представителями обнищавших родов. Порою мысль, что он и его семья в глазах всего магического мира лишь жалкие неудачники, доводила Александра до настоящего бешенства. В этот раз, Смит только досадливо поморщился.
  - Скоро будет готово?
  - Нет. Я только поставила . И это не тебе, а Захарии. Лучше возьми мясного рулета, со вчерашнего дня осталось.
  Пришлось снова идти к морозильному шкафу и доставать из его недр мясной рулет, заодно еще раз промочив горло холодным пивом. На этот раз кувшин не вернулся обратно, а был поставлен на стол рядом с будущим завтраком.
  Пока муж завтракал Марта успела ему рассказать все, что выведала у сына вчера. Школьные новости Александра не интересовали совершенно, но и желанием есть в тишине он тоже не горел, так что не стал просить жену замолчать. Смит молча расправлялся с едой, пока Марта не упомянула Того-кого-нельзя-называть.
  - Так, значит, Гарри Поттер и в правду утверждает, что Он вернулся?
  - Да, - не отрываясь от плиты, ответила миссис Смит, - Зак уверен, что Поттер пытается таким образом привлечь к себе внимание. Ну, ты же знаешь, молодежь любит славу и почести. Наверное, этот мальчишка все придумал, - взмахнула руками Марта.
  - Тот-кого-нельзя-называть был очень силен. Возможно, Он действительно нашел способ обмануть смерть, - задумчиво произнес Смит, - Может это и к лучшему. В последние время эти грязнокровки совсем обнаглели.
  - Что ты такое говоришь? - обернулась к мужу Марта, - Он и его Пожиратели убили столько людей.
  - Они убивали только вонючих грязнокровок и их родителей-маглов!
  - А еще их братьев, сестер и детей!
  Александр в гневе ударил кулаком по столу.
  - И правильно делали. Это единственный способ защитить магический мир от влияния этих... - мистер Смит замялся, подбирая выражения, - маглов! Ты же знаешь, если у маглов родился один грязнокровка, то у них вполне может появиться еще один. Этого нельзя допускать! Из-за них многие достойные волшебники не могут устроиться в жизни. Это, между прочим, и нас касается. Если бы не грянокровные выродки, мы могли бы жить как нам и полагается.
  Марта Смит не решилась возражать мужу и поспешно вернулась к готовке. Это полностью устраивало Александра. Он допил пиво в кувшине, встал из-за стола, и снова открыл шкаф. Через пару секунд в руках Смита-старшего оказался еще один кувшин, гораздо больше предыдущего, с плотно запечатанным горлышком. Перехватив кувшин поудобнее, глава семейства не торопясь вышел из кухни
  В прихожей Смит подошел к двери, ведущей в подвал, и открыл её с помощью заклинания. Вниз в темноту спускалась крутая узкая лестница. Из подвала доносился запах гниения, непонятные шорохи и чьё-то нетерпеливое дыхание.
  ===
  Три неожиданно появившихся у меня тела нуждались в заботе и уходе. В первую очередь, помимо приготовления зелья, требовалось устранить последствия употребления наркотических веществ. Полноценное лечение мне пока было не по карману, поэтому пришлось прибегнуть к менее гуманному и эффективному способу. Подождав, когда Горбин не приготовит зелье по моему рецепту, я влил его во всех троих 'пациентов' и попросил Аттикуса приказать домовикам привести их в порядок и подобрать одежду по приличнее. Последнее было откровенной наглостью, но волшебник спорить не стал и все сделал как надо.
  На вопрос, как они так быстро подобрали подходящих клиентов, Горбин пояснил, что выбрили из числа конченных наркоманов. Тех, у кого хватало денег на самую дешевую дрянь, от которой даже организм волшебника отказывает за год-другой. Т
  Под действием зелья, оболочки ничего не почувствуют и не принесут проблем. Использование зелья имело еще одно немаловажное значение. Находясь под его влиянием, отданные в мое распоряжение волшебники не будут испытывать последствий абстинентного синдрома. Думаю, за пару дней ломка закончится, и я смогу насладиться новинками в полной мере. А пока за телами присмотрят домовики, необходимые инструкции я уже дал. Мне же придется отрабатывать оказанное доверие.
  Задание найти и обеспечить захват чужой лаборатории было очевидной проверкой и возможности отказаться у меня не было. Дополнительно осложняло дело внимание к лаборатории авроров. Если они найдут её местоположение первыми, можно ожидать от них вполне определенных действий. Меня же уничтожение лабы, напротив, категорически не устраивает. Значит, надо найти лабораторию раньше авроров, что трудно, учитывая наличествующую у них фору. Об этом я и сказал Горбину, после того как выслушал его рассказ.
  - Фора у них не такая уж и большая, к тому же они не смогут осуществлять поиски в открытую, - пояснил в ответ волшебник. На мой недоуменный взгляд он добавил, - Авроров здесь не любят и помогать им никто не станет, если, конечно, жить хочет. Если Аврорат, что-то ищет в Лютном, то авроры обычно допрашивают на эту тему задержанных. С помощью легилименции или Веритисариума - неважно. Конечно, у тех, кого они допрашивали, могут потом возникнуть проблемы, только авроров это уже не интересует. Еще они частенько отправляют своих под чужим обличием, чтобы разнюхивали. Обычно парами или тройками, среди которых один всегда опытный легилимент. Используют анимагов, наконец. Но все это занимает много времени. Нам проще. Мы уже знаем примерный район поисков и кто за этим занимается. Осталось найти саму лабораторию. Запомни, нас в первую очередь интересует способ приготовления товара. Они гонят магловскую синтетику в сочетании с каким-то зельем. Говорят, эффект потрясающий, хотя сам не проверял, уж извини. Товар расходится мгновенно, берут по двойной, а то и тройной цене. Так вот, мистер Бэрк хочет узнать рецепт этого чуда. Понятно?
  - Не совсем. Сам говоришь, вам известно кто там главный. Могли бы узнать у кого-нибудь из его людей. С помощью того же Веритисариума, например.
  - Не думай, что один такой умный, - набычился Горбин, - Допрашивали уже. Мелкие шавки, знают не больше нашего. А к кому покрупнее так просто не подберешься.
  - Теперь понял. Подожди надо подумать.
  Горбин скептично усмехнулся и отвернулся, углубившись в изучение каких-то записей. Доверять больше, он мне не стал - зеркало духов было при нем, заткнутое сейчас за пояс. Правда и опасности не видел.
  Разговаривали, мы все в той же комнате, где я угодил в пентаграмму. Ничего интересного она из себя, была проходной и вела в кабинет управляющего. Кто был управляющим я так и не понял, поскольку при мне никто в кабинет еще не заходил. Возможно, это был Сэм или Ник, поскольку Горбин занимался делами своей лавки и проходящими через нее товарами, а самому мистеру Бэрку такое было явно не с руки.
  Кого-то из девушек на роль управляющей я даже не рассматривал. Все девушки в 'Острове грез' были родом из-за рубежа, кто из Азии кто с Ближнего Востока или Восточной Европы, и говорили по-английски с акцентом. Кто они - маглы, сквибы или неудачливые волшебницы меня не интересовало.
  Через пару минут я, прикинув ситуацию, задал вопрос:
  - Ну, и с кого мне начать?
  - Что? -раздражённо переспросил волшебник . Он что-то подсчитывал, и был недоволен, что его прервали.
  - Вы не можете подобраться людям покрупнее. Это могу сделать я. С кого мне начать?
  Горбин скорчил задумчивую мину и постучал пальцами по столешнице. Потом махнул рукой словно отгоняя надоедливую муху.
  - Морган. Я уверен, его рук дело. Только у Моргана нюх на неприятности, он сразу почувствует слежку.
  - Пусть чувствует. Меня он все равно не обнаружит.
  - Не будь так самоуверен. Мистер Бэрк рассчитывает на тебя, и если ты провалишь задание, то мигом лишишься предоставленных тебе тел, все ясно?! - повысил голос Аттикус.
  - Это убожество? Я не уверен, что они проживут хотя бы год.
  - Не всё сразу. За год можно найти что-нибудь получше. Конечно, если от тебя будет польза, Так что отнесись к этому заданию со всей серьезностью.
  - Конечно. Вот только мучает меня один вопрос...
  - Всего один? - язвительно поинтересовался Горбин.
  - Да. А если это не Морган, а? Тогда я впустую потрачу время и не смогу опередить авроров.
  .- А вот это уже твои проблемы.
  ===
  Полный человек средних лет в сером недорогом костюме постучал пальцами о косяк двери. Больше из вежливости - дверь все равно была открыта настежь.
   - Разрешите, сэр?
  Хозяин кабинета оторвался от разложенных на столе бумаг и посмотрел на сотрудника поверх очков. К его внешности больше всего подходило слово 'аристократическая', настолько правильной была его осанка и черты лица. Холодные серые глаза, окруженные россыпью морщин, смотрели уверено и немного отстраненно. Их обладателя частенько за его спиной называли Лордом, полагая, что он этого не знает, и не догадываясь, какие чувства он при этом испытывает.
  - Заходи, Майк. Чем порадуешь?
  - Нечем радовать, одни плохие новости, сэр. Поставщика упустили, пушер мертв.
  Инспектор Майкл Стоун был мрачен и винил себя. Впервые удалось выйти на поставщиков новой наркотической дряни на основе 'ангельской пыли', эффект от которой превосходил чистый препарат и даже 'базик', и такая неудача. Распространитель, согласившийся на роль подсадной утки за существенное уменьшение срока, приказал долго жить. Теперь остальные толкачи будут держать язык за зубами. В том, что участь стукача станет известна всем заинтересованным сторонам в Лондоне уже на следующий день, детектив не сомневался.
  Начальство тоже прекрасно это понимало, но отчитывать подчиненного не спешило.
  - Описание есть?
  - Нет, сэр.
  - Докладывай по порядку.
  Стоун принял уставную стойку, уперся взглядом в стенку над головой начальника и ровным голосом начал отчитываться. Суперинтендант на подобный цирк лишь усмехнулся и начал пристально слушать. Рассказывал детектив подробно и обстоятельно, задавать уточняющих вопросов не пришлось, но ситуация вырисовывалась дерьмовая.
  Встреча была назначена в одной из подворотен из Уэйтчапла. Место не очень-то и многолюдное, а в вечернее время там вовсе никого кроме местной шпаны и не встретишь. Пушер, кстати и был одним из местных, а вот поставщик, по словам барыги, по всей видимости был 'пиджаком из Сити', то есть отличить здешних жителей от изображающих таковых сотрудников полиции не должен был. Дополнительно приготовили пару машин на случай погони. Всего в операции было задействовано восемь человек, не считая наживки.
  Появление горячо ожидаемого клиента все позорно проморгали. О том, что рядом с приманкой появился какой-то подозрительный тип, сообщил сотрудник, ведущих оперативную съемку из припаркованного неподалеку автомобиля. Спохватившаяся группа захвата рванула к цели, но та уже скрылась в одной из близь лежащих улочек. Охраняющий то направлении констебль позднее был обнаружен в бессознательном состоянии и доставлен в ближайшую больницу. Как оказалось его жизни ничего не угрожало, чего не скажешь о приманке. Пушер лежал мертвым на месте встречи без каких-либо следов насильственной смерти. Способ, которым он был убит оставался загадкой. На видео была видна только яркая зеленая вспышка за миг до его смерти.
  Выслушав доклад, суперинтендант сначала выругался от души, а потом, прикусив губу, начал напряженно о чем-то думать. Наконец он тяжело вздохнул и, посмотрев на подчиненного, вынес вердикт:
  - Ничего, Майк, твоей вины в этом нет. Отчет готов?
  - Нет, сэр. Решил сперва к Вам зайти.
  - Правильно. Все здесь? - дождавшись утвердительного ответа шеф продолжил, - Напишите все сейчас. Все напишите, понятно? А то завтра нам всем... кх... уши надерут. Где запись?
  - У меня в сейфе.
  - Принеси, хочу ознакомиться.
  - Сэр, мне её еще материалам дела приобщать.
  - Ничего завтра приобщишь, - махнул рукой суперинтендант, - не бойся, никуда я твою запись не дену,
  - Ну... - замялся Майк. Непосредственному начальнику он доверял, но и нарушать установленный порядок не привык.
  - Неси, долго я ждать буду? Завтра заберешь, -повысил голос начальник, и Стоуна словно вымело из помещения.
  Суперинтендант дождался, когда Майк принесет кассету, и отправил его писать отчет. После чего быстро просмотрел запись на установленном в его кабинете видеомагнитофоне и выругался еще раз. Если бы Майк мог видеть дальнейшие действия шефа, то, наверное, вызвал бы скорую помощь. Вместо того, чтобы убрать кассету в свой необъятный сейф, суперинтендант положил её в свой портфель и достал из нижнего ящика стола красивое ручное зеркало. Не даром говорят, что у каждого есть скелеты в шкафу. Даже у высокопоставленного сотрудника полиции с безупречным послужным списком.
  - Внимание! Требуется срочное вмешательство обливэйторов, - произнес суперинтендант и уставился в отражающую поверхность, словно в ожидании ответа. Однако ничего не произошло, и суперинтендант повторил, - Внимание! Срочно требуется вмешательство обливэйторов.
  Суперинтендант повторял одну и ту же фразу в течение десяти минут, пока его отражение не пошло рябью и по ту сторону зеркала не появилось незнакомое лицо.
  - Дежурный Департамент Магического правопорядка слушает. Кто Вы, назовитесь?
  - Теренс Локхарт, сквиб, - произнеся последнее слово суперинтендант слегка поморщился, - работаю в магловской полиции наблюдателем, - представляться по званию Локхарт не собирался, все равно маги в таких вещах, как правило, не разбираются.
  - Что у Вас?
  - Применение заклинаний в присутствии полицейских. Есть одна жертва. У меня восемь свидетелей и запись. Подозреваю, что было применено Непростительное.
  - Какое именно? - быстро спросил дежурный.
  - Авада Кедавра, полагаю. Свидетели видели зеленую вспышку, на жертве нет никаких следов насильственной смерти.
  - Подождите, - связь разорвалась.
  Суперинтендант Теренс Локхарт закурил и вытер вспотевший лоб. Использование магического артефакта вымотало его полностью, при том, что основную нагрузку принял на себя дежурный маг. Наверное, даже намека на усталость не заметил.
  - Мистер Локхарт, Вы меня слышите? - снова заговорило зеркало. Локхарт снова поднял его и увидел на месте отражения лицо незнакомой волшебницы. К его удивлению, её волосы были окрашены в фиолетовый оттенок.
  'Кажется'- подумал про себя суперинтендант - 'панк-культура добралась и до волшебного мира'
  - Да, я Вас слышу... и вижу.
  -Меня зовут Нимфадора Тонкс. Можно поподробнее, что у Вас случилось? - тем временем спросила фиолетоволосая.
  - У меня видеозапись применения Непростительного заклинания в присутствии восьми сотрудников полиции . Это такой магловский Аврорат, - добавил Локхарт, вспомнив с кем разговаривает.
  - Я знаю, кто такие полицейские, - ехидно ответила волшебница. Волосы её, при этом поменяли цвет на малиновый. Метаморф, ахнул про себя суперинтендант. Локхарту, отлученному от магического мира, о таком доводилось только слышать. - Где Вы находитесь? Эти полицейские сейчас с Вами?
  - В Скотланд-Ярде. Наверное, Вы и о нем знаете. Да, почти все здесь, кроме одного, который сейчас в больнице. Более того, они все мои подчиненные.
  - В больнице? Что с ним?
  - Ничего страшного. Наверное, попал под оглушающее заклинание.
  - Но Вы говорили об убитом...
  - Да, есть такой. Мелкий преступник, мы использовали его в качестве приманки для более крупной дичи. Вот только дичь оказалась слишком крупной.
  - Вы уверены, что это был волшебник?
  - Да, определенно.
  - Хорошо мы скоро прибудем к Вам. Вы можете выйти на улицу?
  - Зачем?
  - Проведете меня и группу обливэйторов внутрь. Под дезиллюминациоными чарами, конечно.
  Суперинтендант задумался. Рисковать и пускать волшебника в здание, наполненное следящими камерами не хотелось. С другой стороны, сам он ничего предложить не может, да и дезиллюминационные чары - это не стандартные маглоотталкивающие чары, которые не действуют на камеры и настороженного человека. Поставщик, скорее всего, пользовался ими. Кстати, на сквибов эти чары не действуют совершенно, слишком слабые.
  -Хорошо, я спущусь. Где вас ждать?
  - Возле Вашей крутящейся вывески, - улыбнулась метаморф, - Буду на месте через пять минут.
  Суперинтендант, матеря сквозб зубы чокнутых волшебников и метаморфов, надел пальто и вышел из кабинета, сказав удивленным сотрудникам, что вернется через пятнадцать минут. Все члены оперативной группы еще строчили отчеты. Глядя на них, в душе у Теренса скребли кошки. Пусть парни ничего не вспомнят, но по отношению к ним это было предательство. Не первое и даже не десятое на его совести , но легче от этого почему-то не становилось. В памяти всплыл то ли афоризм, то ли анекдот, про совестливого политика. Совестливый политик отличается от обычного тем, что, обманывая доверившихся ему людей, он каждый раз мучается от угрызений совести.
   На улице уже было темно, к тому же погода не радовала. Дул холодный ветер с мелким колючим снегом, и нормальному человеку стоять здесь в таких условиях было совершенно не зачем. По мнению Теренса, его поведение было по крайней мере странным. Привлекать внимание коллег не хотелось.
  - Мистер Локхарт, - голос раздался неожиданно, казалось из пустоты. Через пару секунд страший инспектор разглядел едва различимый силуэт.
  - Я могу Вас рассмотреть. Вы уверены, что это сработает?
  - На мне еще маглооталкивающие чары, для маглов будет достаточно. А камеры наблюдения все равно будут работать с помехами.
  - Вы неплохо разбираетесь в технике для волшебника, - отметил Локхарт.
  - У меня отец маглорожденный. Он мне много рассказывал, как и что устроено в магловском мире.
  Кивнув, суперинтендант направился обратно в здание. Звуков, свидетельствующих, что за ним кто-то идет, слышно не было. По-видимому, волшебники предусмотрели и это.
  - Сколько вас?
  - Я и четыре обливэйтора, - для Локхарта, еще не отвыкшего от оперативной работы, ответ девушки показался странным. Она почему-то отделила себя от остальных.
  - А Вы разве не обливэйтор?
  - Я - аврор, - последовал немедленный ответ, - мне поручено узнать, применялось ли на самом деле Непростительное заклинание.
  С аврорами Локхарту работать не приходилось встречаться. По возможности, он вообще старался ограничить контакты с волшебниками. Если бы не статус наблюдателя, он давно бы уничтожил все, что его связывало с тем миром. Только вся его нынешняя жизнь - не его личная заслуга, а результат успешной программы по внедрению сквибов в магловские властные структуры. Теренс знал о существовании еще как минимум пятерых наблюдателей, занимающих ключевые посты в разных министерствах и ведомствах. Вообще-то, данная программа являлась грубым нарушением Международного соглашения о невмешательстве в жизнь маглов, но Теренс был уверен - Министерства магии других государств также игнорируют данный запрет.
  Подниматься на лифте с пятью волшебниками, активно использующих магию, суперинтендант не рискнул. Пришлось подниматься на седьмой этаж, где и располагался его отдел, по лестнице. На четвертом этаже, аврор поинтересовалась, можно ли задать ему личный вопрос.
  - Задавайте, - не останавливаясь и не оборачиваясь, разрешил суперинтендант.
  - Гилдерой Локхарт. Кем Вы ему приходитесь?
  Плечи Теренса слегка вздрогнули. В молчании он поднялся еще на один пролет, прежде чем ответить:
  - Я - его старший брат.
  Обливэторы управились за полчаса. Оглушили всех присутствующих, весьма грубо на взгляд Теренса, просмотрели воспоминания полицейских, потом, посовещавшись составили общий план действий. В результате выходило, что полицейские ждали в засаде, когда у пушера случился сердечный приступ. Никто не появлялся и ничего подозрительного не происходило. Осталось навестить криминалистов и всех, кому было известно о реальных событиях. По словам одного из обливэторов, рутинная работа. Проблема была в другом. Необходимо было решить, что делать с видеозаписью.
  При упоминании записи о себе напомнила аврор. Просмотренные воспоминания не содержали только расплывчатое описание подозреваемого, скорее всего из-за действия маглооталкивающих чар.
  Пройдя к себе в кабинет, Локхарт достал из портфеля кассету и попросил у последующей за ним волшебницы:
  - Мисс Тонкс, прошу, снимите все активные чары. Мне не хотелось бы, покупать новую технику.
  - Тонкс.
  - Что?
  - Называйте меня просто - Тонкс. Как делают все мои друзья, -улыбнулась девушка, снимая чары.
  - Ну, мы с Вами, вроде бы не друзья, но спасибо, Тонкс. Меня можете называть Теренс.
  - Хорошо, Теренс. Можете начинать, я убрала все чары.
  Запись Тонкс просмотрела несколько раз и очень пристально. К сожалению, разобрать лицо подозреваемого было невозможно. Широкоугольная шляпа, светлое пальто, худощавое телосложение и рос т выше среднего - вот и все описание. Съемка трупа и момент убийства были разобраны по кадрам, после чего Тонкс вынесла вердикт:
  - Авада Кедавра. Это несомненно оно.
  - Я и не сомневался. Как собираетесь искать? Насколько я могу судить у Вас нет никаких зацепок.
  - Ну почему же нет. Этот волшебник отлично разбирается в том, что носят маглы, во всяком случае, одежда на нем с иголочки. Скорее всего, он из маглорожденных. Опять-таки торговля наркотиками, да еще с маглами. Чистокровные не стали бы этим заниматься, а среди полукровок не так много волшебников настолько хорошо разбирающихся в магловских реалиях. На уроках магловедения такого точно не преподают.
  - Но этого все равно не достаточно.
  - А что делать? - вздохнула Тонкс - Придется работать с тем, что есть.
  - Да, не позавидуешь Вам, - Локхарт вспомнил свою бытность простым детективом, - Хорошо, нам надо решить вопрос с записью. Я полагаю Вы не сможете её подделать?
  Тонкс помотала головой из стороны в сторону, при этом её волосы вновь изменили цвет. На этот раз на зеленый. Суперинтендант задумался. Видеосъемка при таких крупных операциях обязательна на случай задержания с поличным. С другой стороны, никакой попытки задержания вроде как и не было, а пушер умер своей смертью.
  - Надо будет внести дополнительные изменения в память сотрудников. Пусть думают, что видео камера сломалась и им пришлось проводить операцию без неё.
  Аврор кивнула и отправилась к обливаторам. Те, в свою очередь, разделили каждый по два полицейских и занялись работой. Через несколько минут все было закончено.
  - Все сделано, - отрапортавал один из них.
  - Хорошо, отправьте их всех по домам и можете бы свободны, - распорядилась Тонкс. Сидевшие до этого без движения сотрудники начали подобно механическим куклам собираться домой. Выглядело жутко. Исполнив приказание, обливэторы один за другим аппарировали.
  - Мистер Локхарт, от лица Минитерства магии благодарю Вас за помощь, - повернувшись к суперинтенданту, официально произнесла аврор, после чего протянула руку и добавила, - приятно было познакомится, Теренс. Счастливо встретить Рождество.
  - Спасибо, Тонкс, Вам тоже, - честно ответил детектив и пожал маленькую, но крепкую ладонь. После чего раздался громкий хлопок, и Теренс Локхарт остался один.
  
  
  
Оценка: 3.74*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"