Дмитрюк Сергей Борисович: другие произведения.

Чаша Отравы. Часть первая (сокращённый вариант)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 5.01*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Многим хорошо известен роман-предупреждение "Час Быка" известного советского писателя-фантаста, ученого и мыслителя И.А. Ефремова. Но в конце своего жизненного пути Иван Антонович начал работу над еще одним романом-предупреждением - "Чаша отравы". Вокруг этого "последнего" труда Ефремова ходило много слухов. Кто-то поговаривал, что текст романа был изъят и уничтожен КГБ в ходе обыска на квартире писателя уже после его смерти. Кто-то утверждал, что роман так и остался в стадии замысла и не было даже набросков текста. О чем же был замысел Ивана Антоновича, которому так и не суждено было увидеть свет? Бывший советский диссидент Григорий Долгин, лично знавший И.Ефремова, в своих воспоминаниях сообщает: "Чаша отравы" была "ядовитым соком цикуты из чаши Сократа и стремительной стрелой Аримана, как связью времен, к отравленной ноосфере Земли ХХ века". Основной конвой "Чаши" стало развенчание тотальной дезинформации официальной пропаганды. Пропагандистской машины "красной страны", стремительно сближающейся с "белой". В "Чаше" Ефремов детально рассматривал эксперименты в обезьяньем питомнике Сухуми, изуверства Эйхмана и Менгеле, ритуальные чаши сакэ и "божественный ветер" самураев, "райские кущи" и обоюдоострые кинжалы ассасинов. Всё что надвигается на мир, лишённый Великой Мечты. Так же были версии, что сюжет ненаписанного романа начинался с того, как двое звездолетчиков на далекой планете находят "наследие" мертвой цивилизации - той самой, о которых упоминается в "Часе Быка". Вот что говорил о своем замысле сам Ефремов в интервью румынской газете "Скынтея": "В этом романе я хочу попытаться развернуть картины отравления ноосферы, как говорил Вернадский В.И., человеческого общества и, собственно, мозга человека всеми видами злых, вредоносных, унижающих, ошельмовывающих, обманывающих влияний - с помощью религии, средств массовой информации, вплоть до медицины и спорта. Я хочу сказать о том, что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие природу человека, ломающие его разум и волю".
      
       Итак, мой новый роман - дань памяти Ивану Антоновичу Ефремову, которого я считаю своим литературным учителем. В этом романе я решил по-своему развить замысел Ефремова о корнях зла, которое гложет человечество на протяжении, как минимум, последних пяти тысяч лет, и которое подвело нас в ХХI веке к краю пропасти, где нас ожидает деградация и полное уничтожение. Роман "Чаша Отравы" из серии "Лицом к Солнцу" переносит читателя на шесть лет раньше событий повести "Зуб Кобры", возвращаясь к прежним героям цикла. Человечество пытается оценить пройденный сквозь тысячелетия путь, познать свои истоки и выбрать направление будущего развития. Земная наука стоит на пороге грандиозных открытий сулящих невиданные возможности для каждого жителя Земли. В этой книге я постарался объединить и обобщить опыт разных исследователей альтернативной истории человечества и, опираясь на древние мифологические тексты, дать своё вИдение формирования цивилизации на Земле, показать картину происхождения и развития человека разумного, задуматься о его месте в этом мире. А так же поразмышлять о причинах той ужасающей несправедливости и тягостности нашего существования, наполненного горем, бесчисленными страданиями, неравенством и смертями - всего того, что И.А.Ефремов назвал ёмким определением инферно.

 []

  
  
  
  
  

Сергей Дмитрюк

Ч А Ш А О Т Р А В Ы

фантастический роман-исследование

Серия "Лицом к Солнцу"

  
  
  

Светлой памяти Андрея Склярова посвящается

  

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вместо пролога. Viae Sacrae (церемониальный путь)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Тень минувшего

Глава первая. Золотые лебеди

Глава вторая. Падшие боги

Глава третья. Камни великанов

Глава четвертая. Взорванный мир

Глава пятая. Зеп Тепи

Глава шестая. Цепь времен

Глава седьмая. Осколки мозаики

Глава восьмая. Гиганты в песочнице

Глава девятая. Святилище змеи

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Нити кармы

Глава десятая. Тени создают объем

Глава одиннадцатая. Ветви одного древа

Глава двенадцатая. Ложная жертва

Глава тринадцатая. Врата Иштар

Глава четырнадцатая. Рассыпанные искры

Глава пятнадцатая. Чертоги истины

Глава шестнадцатая. Чаша отравы

Глава семнадцатая. Море Дирака

Вместо эпилога. Властелины света

  
  
  
  
   "Вначале... огненный Дракон носился в одиночестве в Беспредельности"
  
   "Sarparajni"
  
  
   "Звезды исчезают перед рассветом как воспоминания...
   То, что может быть названо, должно существовать.
   То, что названо, может быть написано.
   То, что написано, должно быть запомнено.
   То, что запомнено, живет..."
  
   "Тексты пирамид"
  
  
   "Самое прекрасное, что мы можем испытать,
   это ощущение тайны. Она есть источник
   всякого подлинного искусства и всей науки"
  
   А. Эйнштейн
  
  
  
  
  
   вместо пролога
  
   VIAE SACRAE
  
   12 тысяч лет до н.э. Планета Марс Солнечной системы.
   41 градус северной широты; 9.5 градуса западной долготы.
   Район столовых гор Сидония.
  
  
  
  
   Владыка Мудрости Пта-х-Ра - первейший из первых - медленно появился на террасе верхнего - золотого - яруса Пирамиды Чистого Духа, окруженной квадратными колонами. Камень их был столь древним, что прежняя безупречная полировка ныне была покрыта язвами и глубокими щербинами.
   Отсюда, с пятигранной пирамиды - самой большой из всех когда-либо построенных его расой на этой планете - можно было взирать на всю Долину Солнца, где выстроились остальные восемнадцать пирамид, где струны широких прямых дорог вели к центру их древней столицы.
   Ровными уступами кольцевых площадей она возвышалась над плодородной равниной, раскинувшейся на берегу великого моря Арс. Волны его разливались далеко на юг, почти до самого экватора планеты, питаемые полноводными реками северных широт.
   Когда-то здесь кипела жизнь. Теперь же Долина Солнца была окутана мраком, и дух смерти витал над ней...
   Пта-х-Ра перевёл взор на небо, где свирепый ветер гонял тучи пепла и пыли. В разрывах между ними едва просматривались холодные колючие звезды. Сокрушённо покачав тяжёлой головой, Владыка обратил свой взгляд к востоку, где раньше можно было видеть мерцающий спутник планеты Асур - Танот. Красноватый свет его радовал глаз со времён, когда Пта-х-Ра пришёл сюда со своими братьями из глубин безбрежности.
   Владыка Мудрости знал, что сейчас не увидит Танот. Две крохотные звездочки - каменные глыбы-осколки планетной сферы, бешено несущиеся по орбите - вот всё, что осталось от рукотворной луны Асура. Пта-х-Ра закрыл глаза и усилием воли вывел свою Сияющую Суть - "Ба" - из бренного тела. Он стремительно вознесся над этим померкшим миром, где ему суждено было провести сотни сар своей бесконечной жизни, оглядывая духовным взором сразу все планеты этого крохотного жёлтого солнца.
   Его Сияющая Суть парила над этим затерянным звёздным миром, словно, лёгкое пёрышко, сорвавшееся с его могучей спины. Подобно дуновению ветра, Пта-х-Ра движением мысли направил её дальше, сквозь Врата Вечности, через водовороты миров. Он спокойно окунулся в потоки видений минувших и грядущих событий, постигая образы бесконечной вереницы угасших судеб отдельных существ, оценивая тысячи сар безысходного страдания целых рас - едва рожденных волей Владыки Вечности, и навсегда забытых им в глубинах небытия. История этого бесконечного в пространстве и времени мира казалась Владыке Мудрости осколком в бесконечной мозаике, которой издавна забавляется Владыка Вечности...
   Нет, всё это он уже видел много раз, от всего этого отрекся когда-то, избрав свой путь. Пта-х-Ра вернулся из глубин вечности к тому самому тусклому жёлтому светилу, и его всевидящему бесплотному взору снова предстал лик планеты Асур. Владыка Мудрости, словно, держал её на своей раскрытой ладони.
   Асур летел в пространстве, пересекая пути других планет системы и оставляя за собой громадный светящийся хвост из частиц воды, пыли и воздуха, срываемых с покрова планеты силой тяготения, который устремлялся в сторону жёлтого солнца. А впереди, в глубине безжизненного пространства, стремительно мчались раскаленные осколки Танота и громадные куски самого Асура, подчиняясь могучей силе двух погасших солнц этой системы.
   Пта-х-Ра вернул свою Сияющую Суть в застывшее тело, и печать скорби и сожаления отразилась в глазах Владыки Мудрости. Он сокрушенно покачал головой.
   Глупцы! Они не смогли отличить Свет от Мрака, а правду ото лжи! Сколько раз он предупреждал Совет Мудрейших не быть столь недальновидными. Однажды восстав против Владыки Вечности, они вознамерились войти в пределы, куда им уже не было возврата, чтобы противостоять своим низшим братьям - его верному воинству. Но разве могли они пойти наперекор Священным Заветам? Ослепленные своей славой, необузданные в желаниях, они захотели почувствовать себя свободными от вечной блаженной пассивности во славу Владыки Вечности! Они захотели удовлетворять собственные чувства и укрепились духом в желании создать вселенную, неподвластную никому.
   Но в своей неизмеримой мудрости и добродетели они оказались беззащитными перед указами Владыки Вечности - триединого великого зодчего материальной Вселенной, растворившегося в духовном теле Безграничного, которым наполнена Великая Тьма. Духовность их была настолько велика в сравнении с последующими, что они сами являли собой образ этой Тьмы, которая есть Абсолютный Свет. И те последующие, не имея этого Света, вознамерились силой возвыситься над ними.
   Обретя бессмертие Владык и создав себе в услужение многочисленное потомство полукровок, дав им могучее и разрушительное оружие, они не смогли дать им мудрости - лишь зависть и алчность. Возомнив себя равными Владыкам Мудрости, присвоив себе их почести, эти полукровки возносили себя над всеми остальными расами. Проводя свою жизнь в бесчисленных войнах, убивая своих же родичей, они стремились подчинить своей тёмной воле нарождающийся чужой Разум, который создали здесь Владыки Мудрости. Со своим разрушительным оружием они добрались даже сюда, до обители Владык Мудрости, чтобы уничтожить в слепой ненависти последний оплот древней расы в этой солнечной системе. Множество братьев Пта-х-Ра погибло в том последнем жестоком сражении... Но разве могли они противостоять оружию, которое несёт смерть любому врагу, которое способно разрушить даже вселенную?
   Всего один миг - и Танот перестал существовать, превратившись в сонм каменных осколков, несущих смерть всему живому в мире этого солнца...
   И разве это противоборство дало кому-то нового знания?.. Разве прибавило оно кому-то мудрости?.. Разве послужило источником новой жизни?.. Нет. Только смерть была всему итогом...
   Пятьсот сар назад их раса покинула непроявленные миры Семи Пределов, куда никогда не проникает свет ни одной звезды, но где вечно царит немеркнущий свет мириад Сияющих, где живет первородное Знание. Они были семью перворожденными сынами Владыки Вечности и по праву первородства, вознамерились стать Сынами Света - носителями Знания и Искры вездесущего Духа.
   Их раса вела свое начало из Мира Огненного - самого высшего из числа Семи Пределов. Те, кто принадлежал к этому миру, навечно стали Владыками Мудрости. Их Отец, повинуясь долгу зодчего и порыву духовного блаженства, задумал тогда сотворить проявленную Вселенную, которая до тех пор плавала в океане беспредельного сознания вездесущего Духа, подобно золотому зародышу всего материального, неся в себе семена всех будущих оболочек жизни. Их, Разумом-Рожденных, Владыка Вечности призвал себе на помощь.
   Владыки Мудрости - Сияющие Существа, о которых все последующие разумные расы будут вспоминать как о Сынах Света, не имели физической оболочки. Их бескостные тела, были сотканы из Пламени Разума. Они не знали усталости, не испытывали никаких нужд, кроме нескончаемой жажды осмысления и познания Сущего. Они существовали в вечности, способные подчинять себе Хаос. Они были идеальными типами тех, которые следовали за ними, так как сами были близки к граням чистого, пребывающего в покое, Духа. Но, вдохновленные святой мудростью, отчужденные от Мира, они не пожелали творить и создавать подобных себе, наполняя Вселенную от края и до края, как задумал сам Владыка Вечности.
   Тогда их не проявленный Отец сосредоточил свой разум в разуме самом и сотворил из своего дыхания одиннадцать Волею-Рожденных, которые стали Творцами - Владыками Созданий. Именно они должны были наполнить проявленный мир своим семенем и жертвованиями, исполняя веление Владыки Вечности. В них не было Сияющей Сути - "Ба" и посему они были наделены лишь Зеркалом Тела - "Ка", впоследствии став Бессмертными Смертными. Таким образом, Владыка Вечности сотворил отрицательную доброту, которую противопоставил своим первосозданным Сынам.
   Следуя его повелению, Владыки Созданий стали проводниками Третьей Волны жизни, новые формы которой Беспредельный захотел разлить во вновь созданной им Вселенной Света. Так они превратились для юных рас этого мира во Владык Творения, которые растворились в беспредельности Вселенной Света, заполняя ее светоносные Острова семенами Жизни... Но это было много-много позже.
   Вначале же, была проведена Небесная Граница, разделившая Семь Пределов не проявленного и Четыре Предела проявленного. От Океана Бессмертия, наполненного Светом Единой Тьмы, было отделено Величие Пространства Света - Сына Пространства Тьмы. Края Пространственной Ткани были прикреплены к Духу и Материи, навечно слив воедино Две Сущности Единого.
   Прошли тысячи сар, прежде чем Владыки Мудрости снова покинули Великую Тьму и вернулись во Вселенную Света, где когда-то в одиночестве царствовали над Беспредельностью. Но здесь уже властвовали Владыки Созданий, усмиряя первозданный Хаос и провозглашая в новых мирах величие Владыки Вечности. Лишь на не многих светоносных Островах смогли Владыки Мудрости найти пристанище своим замыслам.
   Их выбор пал на северный берег одного из звездных Островов - одного из бесчисленных множеств материальных миров Проявленной Вселенной. Именно здесь они вознамерились посеять семена Сияющего Разума, осветив первосозданный Хаос бессмертной Мыслью и укрепив его Духом, вопреки замыслам своего великого Отца. Бросив жребий, они выбрали для начала творения мир тройного солнца, затерявшегося на темных окраинах этого звёздного Колеса. Будучи великими зодчими вселенной, они погасили лишние светила этой системы и упорядочили ход малых планет, создав три идеальные обители для посева семян Разума и просветленного Духа в благодатной зоне главного жёлтого солнца.
   Спустя сотни сар на двух из этих планет проросли семена жизни - саморожденные формы, казавшиеся Владыкам причудливыми и порой даже уродливыми. В них не было ещё Сияющей Сути, и потому эти формы оказались бесполезными и ненужными для Владык. Третий мир так же сумел самостоятельно родить лишь слабые ростки живого, копошившиеся в громадах первобытных вод или же созревавших на скалистых отрогах гор под палящими лучами солнца. Этим росткам тоже не суждено было распуститься в мыслящие формы жизни.
   Владыки Мудрости поняли, что потребуется много больше времени, чтобы создать новую жизнь в этом молодом мире. Поэтому своим временным пристанищем они избрали другой мир, мир соседнего двойного солнца - пылающего и холодного - и вознамерились там испить чашу Зодчего до дна.
   Не в силах создавать материальное, они обратились за помощью к Владыкам Созданий, которые сотворили им новые тела из самых простых элементов, дабы никогда не знать в них недостатка. В эти тела - гибкие и могучие - Владыки Мудрости вдохнули Искру Жизни. Они вошли в них, найдя вместилище для своей Сияющей Сути. Чтобы получить силу и породить мудрые замыслы, Сыны Света создали себе сонм многомудрых помощников - Творцов - имевших могучие тела, умелые руки и быстрые ноги. Обучив их, Владыки Мудрости стали повелевать ими, как своими низшими братьями, ведь Творцы были не в состоянии породить духовное бессмертное Существо, отбрасывая лишь бессознательный образец физической формы, данной им их создателями.
   Продолжив повелевать, Владыки Мудрости велели Творцам расколоть громадную планету двойного солнца Сотис на части, чтобы создать прекрасные миры - планету Раху, вечно странствующую в небесах, и нижнюю ее часть - Кету, которая присоединилась к другим первобытным телам солнца Сотис. Так они создали себе новый дом на планете Раху - прекрасную обитель своей верховной власти - откуда они направляли Творцов, заселивших нижний мир - Кету. После этого они сотворили новые законы, закрепив свою мудрость и славу.
   Отсюда, с планеты Кету, пристально следили Творцы за мирами жёлтого солнца, подготавливая их к новому пришествию Владык Мудрости. Творцы посылали туда могучих смертоносных посланников, чтобы остановить развитие примитивных неразумных тварей, нарождавшихся по воле случая. Эти посланники дважды меняли облик избранных ими миров, уничтожая худшие формы живого и подготавливая почву к приходу лучших.
   Так прошли двести пятьдесят сар. Но настало время, когда расе Владык Мудрости пришлось покинуть своё пристанище у звезды Сотис. Способные пронизывать время своим знанием и видеть в едином потоке прошлое, настоящее и будущее, Владыки Мудрости узрели скорую гибель красной звезды Сотис, давшей им новый дом - взорвавшись, она убьет всё живое в этом звёздном колесе. Поэтому Владыки Мудрости приняли решение покинуть этот умирающий мир и переселиться на новые миры далекого жёлтого солнца. Вот так произошло второе великое переселение Сынов Света и расы Творцов.
   Для этого Творцы создали три несокрушимые планетные сферы, своим видом и размерами равные Раху и Кету. Эти сферы были способны нести в своих недрах всю расу Творцов. Они были столь величественны и могучи, что могли подчинить своей власти весь мир.
   Затем Творцы набросили на красное солнце Сотис покрывало из "тёмных зеркал" и, сосредоточив всю его энергию в одной лишь точке, открыли путь к Небесной Границе, где царствовала неизменная вечность. Светоносный Поток вынес их "летающие города" к цели - к жёлтому солнцу, которому они дали имя Эхта. Так они появились здесь, на планете Асур - четвертой от солнца Эхта, оставив позади себя сонм окраинных не рождённых миров, застывших в вечной тьме и холоде. Сюда же спустились и Владыки Вечности, пронизав безбрежное пространство силой и могуществом своей мысли.
   Мир планеты Асур был благодатен и приветлив. Белые пески покрывали его земли. Теплые моря омывали семь могучих островов, на которых полноводные реки несли живительную влагу от северных гор к южным равнинам и густым лесам. Странные существа обитали в илистых болотах и в глубинах вод, выделяя из себя себе подобных, но среди них не было, ни одного, кто смог бы стать носителем Сияющего Разума и бессмертного Духа. Этот мир стал Белой Обителью для Творцов - Бессмертных Смертных, которые превратили его в семь райских миров, дав каждому имя равное бездне.
   Не столь приветлив был мир другой планеты - Веда. Она двигалась второй вокруг своего солнца. Когда-то Творцы уже коснулись ее своей рукой, вознамерившись расширить ее тело, чтобы дать простор своим Отцам. Но недра её взбунтовались, и Веда превратилась в мир огня, где не могло существовать ничто живое. Её океаны высохли, горы рассекли её тело, изливая огонь, убивший всё живое...
  
   Всё это произошло сотни сар назад. Теперь же Творцы были повинны в гибели ещё одного мира. Когда-то их ошибка убила ростки живого на планете Веда, которая уже никогда не станет прежней. Теперь же и Асур был обречен на смерть. Очень скоро ему суждено превратиться в холодную и безжизненную пустыню. Сейчас Пта-х-Ра видел это совершенно отчетливо сквозь толщу времени.
   Владыка Мудрости снова поднял голову к тёмному небу.
   Далеко в глубинах пространства плыла голубая планета Бхува - наречённая сестра Асура и Веды. Когда Творцы увидели этот мир, то они воскликнули: "О! Как он прекрасен! Но он тоже слишком мал, чтобы стать домом для Великих, и жизнь на нём слишком чахла!". От солнца Сотис они направили сюда свою Силу и раздвинули границы этого мира. Это породило много смертей, но наполнило Бхуву водой и новой жизнью, совсем не так, как было на Веде. Когда же странствие привело расу Творцов на Асур, они обратились к Владыкам Мудрости, прося взглянуть на этот мир.
   Владыки Мудрости спустились на планету Бхува и увидели в морях её Саморожденных из яйца, которые выбирались на сушу, но не могли уйти от воды. Эти существа были потомками прежних существ, рождавшихся выделением и почкованием. Творцы призвали Владык Мудрости наделить этих Саморожденных Разумом.
   "Они словно Тени от Тел Сынов Света!" - сказали они.
   Владыки Мудрости, готовые вновь родиться, увидели низкие формы Саморожденных и сказали: "Мы можем избирать. Мы мудры. Яйцерожденные ещё не совсем готовы. Наши блистающие тела не уничтожит ни вода, ни огонь. Они прекрасны, как тело Беспредельного. Не так с сынами Саморожденных!"
   Некоторые из Владык Мудрости вошли в примитивные формы узкоголовых, достигнув для себя полного освобождения, но перестав обладать всеведением Сущего. Другие лишь устремили на яйцерожденных Искру, но Искра эта горела слабо. Те, кто получил её остались лишенными Знания, они были лишенными Разума, потому что Владыки Мудрости не дали им своей бессмертной Сущности. Они остались узкоголовыми. Другие Владыки Мудрости воздержались. Они наполнили свою физическую Суть наслаждениями, ожидая появления новых форм. И когда первые яйцерожденные породили новых - двуединых, мощных и сильных, снабженных костями - Владыки Мудрости сказали: " В этих пребудем мы. Теперь мы будем творить!".
   Животные с костями, Драконы глубин и летающие Драконы добавлены были к пресмыкающимся, сидевшим в липкой грязи болот. Те, кто пресмыкался на земле, получили крылья. Так новая Раса Змеев водных и небесных стала носителем замыслов Владык Мудрости. Много сар следили они за тем, как яйцерожденные становятся все ближе к Сынам Воли, Владыкам Темной Мудрости. Когда первые Расы Драконов состарились, новые Расы развили в себе речь и наполнились жизненной силой, сменив старые свои покровы на новые. Так они стали свободными от милости солнца Эхта. Владыки Мудрости лишь издали взирали на рождение новой Жизни, оперенной и уже шедшей по пути к высшему Разуму.
   Когда же Творцы увидели это, они возроптали:
   "Много сар проходит, но нет Разума в телах яйцерожденных. Наши тела не как ваши, много нас ушло назад в Сумеречные Пределы. Но с тех пор яйцерожденные не дали Владыке Вечности и капли жертвований. Другие животные давно разъединились и стали порождать себе подобных из самих себя. Есть более достойные, чтобы служить Владыке Вечности и нам! Вы же, чья мудрость велика и добродетель неизменна, отказываетесь творить, как и прежде. Вы должны исполнить волю Чистого Духа!"
   На что Владыки Мудрости отвечали им:
   "Мы не можем создать совершенства, и не видим его здесь. Есть иные пути. Не только вера в Великого, не только следование его повелению. Нужно слиться с Сущим, и ждать свершения. Они уже близки к этому. Тогда мы снова выявимся и спустимся в этот мир, чтобы влить в яйцерожденных Искру, которая даст им способность познавать, Разум, вмещающий всю Вселенную - всё проявленное и не проявленное в ней".
   Но Творцы не захотели ждать. Поняв, что сами не могут убедить Владык Мудрости в своей правоте, они попросили у них бессмертия. Получив же отказ, они хитростью и восхвалением величия Владык Мудрости усыпили их бдительность и уничтожили род яйцерожденных, наслав на их головы своих смертоносных посланцев. Увидев это, Владыки Мудрости удалились за пределы небес. Творцы же остались...
  
   Пошел дождь - мелкий и холодный - сыпавший из темного неба плотной завесой и прямо на глазах Владыки Мудрости превращавшийся в смерзшийся иней. Он оседал на теле Пирамиды и на его собственном теле, но Пта-х-Ра не ощущал холода. Он обратил взор в сторону Лика, который был проявленным воплощением не проявленного лика Владыки Вечности. Высеченный из огромной скалы много сар назад, этот Лик был создан Творцами. Своими прославлениями они возжелали доставить блаженство Владыке Вечности, и сами пирамиды, города и храмы - всё здесь было создано руками Творцов во славу его. Они создали этот совершенный мир, но не способны были создать духовного Совершенства. Послушные пассивному Закону развития, установленному Беспредельным, беспрекословно следуя ему, Творцы были вынуждены продолжать создавать несовершенные формы. Они вновь спуститься в мир планеты Бхува, чтобы выявить там первые формы безвольных, безответственных людей.
   Духовность же Сынов Света была столь велика, что не позволяла им создавать материальные, вещественные творения. Они стали независимыми и свободными Разумами, возжелавшими дать первенство сознательной духовности над косной материей, воплощенной животными страстями, и потому они воспротивились Священному Закону, а посему были осуждены Владыкой Вечности на изгнание. Как они могли теперь отступить от задуманного, сойти с этого пути?
   После того, как мир планеты Бхува был восстановлен и подготовлен Творцами, в нём развились новые расы. Но все они не имели Искры. Они порождали только сгорбленных чудовищ - немых и покрытых волосами, ходивших на четырех ногах. Тогда Творцы вновь призвали Владык Мудрости, прося их породить людей своего естества, дать им внутренние формы, приняв внешние, уже сложившиеся оболочки. Владыки Мудрости, которые не создавали людей, спустились с планеты Асур - обители Бессмертных Смертных - и обозрели мир Бхувы. Но он вновь не принес им радости творения.
   "Нет здесь нашей плоти, - сказали они. - Неразумные осквернили наши будущие обиталища. Язык их потомства остался неподвижен, язык их не развязался. Не пригодны эти физические формы для наших братьев - Расы Человеческой! Нет здесь обиталищ для Жизней!"
   "Не можем мы, - сказали они, - одарить эти Существа даже временными отображениями наших личностей, как сделали это вы, послушные. Мы принадлежим к намного более высокому плану сознания, и Человек останется всё же безответственным и безвольным, и тогда это помешает всякой возможности Высшего продвижения!"
   Многие из Владык Мудрости отказались помогать Творцам, потому что не имели необходимой физической формы. Другие основывали свой отказ на своём праве избирать, так как уже были Наставниками и Мудрейшими в прошедших предыдущих творениях Беспредельного.
   "Мы не станем повторять прежнего, застывшего в вечной неизменности!" - сказали они.
   Тогда Творцы, надёленные отрицательной добротой, сказали им:
   "Вы вынуждены испить эту чашу горечи до её последней капли, ибо осуждены Священным Законом вновь родиться, и создать мыслящих сущностей из выявленных нами бледных Отображений. Как совершенный Абсолют Ума, лишенного всякого проявления личностного, вы должны пожертвовать собой на благо и спасение живых духовных Сущностей, уже выделенных Беспредельным, которые ожидают своей очереди. Если вы вновь воспротивитесь и не захотите выполнять волю Владыки Вечности, они должны будут томиться на протяжении бесчисленных сар в безответственных животно-подобных, хотя на вид и человеческих, формах".
   Услышав это, Владыки Мудрости осознали неизбежность своего пути и решили утвердить свои обиталища в других Расах. Они стали повелевать Творцами, чтобы наставить их по нужному пути и избежать худшего. Семь избранных ими воинств Творцов пошли каждый в предназначенный им удел, каждый на свою часть Белых Областей. Устремленные жизнедеятельным духом Владык Мудрости, они выделили свои тонкие тела из себя самих и создали тонкие формы будущего Человека каждый в своём уделе. Эти эфирные формы не были подвержены воздействию климата или температуры планеты Бхува. Условия, существовавшие там, не имели никакого отношения к плану Творцов...
  
   Эти деяния своих братьев Пта-х-Ра вспоминал с лёгкостью, погружаясь в беспрерывную струю тантры, тонкой нитью соединявшую между собой миры в вечности времени. На его памяти были и гораздо более поздние события. Именно тогда Творцы преступили к следующему этапу творения Человека голубой планеты Бхува. Первые эфирные формы были окружены ими Сферой Жизни, в которой рос и развивался новый человеческий зародыш. Первичные формы должны были стать дополнением Второго Человека, которому предстояло заселить материки соседки Асура.
   Сейчас Владыка Мудрости Пта-х-Ра явственно видел, как Творцы разделили три планетные сферы - эти "летающие города", послужившие им пристанищем на пути к мирам солнца Эхта. Одна из этих сфер стала спутником Асура ещё в прежние времена и получила имя Танот. Другую сферу Владыки Мудрости оставили странствовать вокруг планеты Веда, чтобы иметь возможность продолжить путь творения жизни, задуманной ими изначально. Третья же сфера была направлена к планете Бхува. Она несла в себе все необходимые механизмы и тысячи Творцов, наделённых нескончаемой бездной знания, чтобы, достигнув нового мира, они могли построить там города Великих Мудрецов и Зодчих, которые станут святынями для всех последующих человеческих рас. Вместе с ними на планету Бхува был доставлен и зародыш будущего человеческого существа. Сама же планетная сфера стала спутником планеты Бхува, таким же, как и Танот для Асура. Двигаясь по заданному Творцами кругу, она стала Властительницей Вод для своей планеты-сестры и небесной обителью для самих Творцов.
   Теперь им предстояло избрать среди немых четвероногих Рас самых достойных, чтобы соединить их с эфирной формой Второго Человека и одарить новую форму жизни Разумом. Замысел Владык Мудрости был поистине грандиозен - одиннадцать величественных городов должны были охватить планету Бхува сетью разума и добродетели. Три Величайшие Столицы должны были стать центрами всеобъемлющего знания и духовности для будущих людских рас. Здесь же Творцы будут совершенствовать физические формы самого человека, чтобы наделить его духовным бессмертием.
   Впоследствии, отсюда "учителя" будут взирать на своих "учеников", направляя их по верному пути и отдавая им свои знания взамен на их почести и воздаяния. Всё должно было исходить из Единого Замысла, чтобы Дух и Мысль не угасли во времени, передаваясь эстафетой от поколения к поколению людей, растекаясь по необъятным просторам планеты, имя которой отныне будет - Земля. Свет звезд и движения планет станут вдохновлять искусных Зодчих, которым дано сотворить города и храмы, пирамиды и святилища. В них люди станут отдавать дань своим создателям, почитая их как богов, и сами эти постройки будут столь грандиозными, что ни одно поколение землян впоследствии не сможет повторить замысла Великого Зодчего...
  
   Так начался третий этап создания разумной бессмертной жизни, формы которой были задуманы мысленными образами Творцов ещё на Асуре. Первые немногие двуединые человеческие существа были выделены ими среди прочих, покрытых рыжими волосами, чудовищ, вставших на ноги и поднявших головы к небу в прежние времена. Они были рождены тяжёлыми трудами Творцов, пытавшихся соединить свою Суть с животной Сутью этих немых первобытных рас. Творцы расселили этих существ в жарких областях планеты и снова пригласили Огненных Сыновей, чтобы те вдохнули в их творения Искру Жизни. Но когда Владыки Мудрости - Сыны Света, спустились на Землю, чтобы посмотреть на деяния Творцов, они отвергли их, сказав:
   "Они ещё не готовы. Эти Сыны безвольны. Чистые Воды, не мутные, должны пить они".
   Осознав свою ошибку, Творцы разделили людей на две половины, чтобы они могли размножаться сами, и трижды отобрав наиболее совершенных из них, они отвергли всех остальных. Не способные самостоятельно размножаться, двуединые первые человекоподобные животные быстро исчезли с лица Земли. На смену им пришли новые, более совершенные телами, человеческие животные. Семь ветвей их были соединены с первичными семью формами, созданными Творцами в Белых Областях Асура. Их Дыхание нуждалось в Форме, и Творцы дали её, соединив эту Форму с телом, которое дала им Земля. Их Дыхание нуждалось в Духе Жизни и Владыки Мудрости вдохнули его в их Форму. Дыханию нужно было Зеркало Тела для связи с Великой Тьмой, где томились в ожидании бесчисленные духовные формы, готовые устремиться в новые физические формы. Творцы дали ему свое собственное.
   "Это Дыхание нуждается в носителе Желаний!" - сказали Владыки Мудрости.
   "Оно уже имеет его! Все животные Земли обладают им" - ответили Творцы.
   "Их Дыхание нуждается в Разуме, чтобы вместить Вселенную, - ответствовали Владыки Мудрости. - Мы не можем дать это!"
   "Но Земля никогда не имела его! - сказали Творцы. - Оставим всё как есть", - предложили они.
   "Тогда это творение не будет вместилищем бессмертного Духа. Оно снова будет безвольным узкоголовым. Мы не хотим такой участи для Земли", - отвечали Владыки Мудрости.
   Видя несговорчивость Сынов Света, Творцы призвали к помощи Владыку Вечности. Он явил им свой образ и свой глас: "Форма сгорит, если я дам ей свой Разум! Пусть Человек останется пустым!"
   Так Творцы смогли создать лишь безвольных людей, умиравших от болезней и нечестивых помыслов, которые не могли дать и малой части жертвований своим богам. Со временем эти "черноголовые" быстро завоевали земные материки, свободные ото льда, бездумно уничтожая всё живое на своём пути. Даже их предшественники - Вторая Раса людей - пали от рук этих дикарей. Эти человеческие существа не получили бессмертных сущностей, которые были бы способны соединиться с духовными Сущностями Океана Бессмертия, а значит они не получили и Разума, способного объять Вселенную. Они остались не освещёнными, и их Дух был подобен Духу животных, не знавших вечности.
   Их физические формы получили имя, образ и тень, но эти сущности были пригодны лишь для чувственных животных наслаждений и покорного служения. Вопреки запрету Владык Мудрости, они сочетались с самками промежуточных человеческих форм, порождая от них сгорбленных чудовищ, покрытых шерстью и ходивших на четвереньках, они отдавали на заклание себе подобных, загрязняя Чистые Воды Семи Пределов, и своей жестокостью повергали в страх всё живое. Это лишало их всякой возможности высшего продвижения.
   И семь Владык Мудрости, возглавляемые первейшим Пта-х-Ра, снова воспротивились воле Владыки Вечности. Теперь власть его не достигала нижнего мира, в котором располагалась Земля. Став "восставшими", Сынами Пламени, они решили сразиться со своими "послушными" братьями, безропотно следовавшими Священному Закону. Они хотели вернуть себе право повелевать, чтобы создать из людей совершенных Существ, подобных им самим. Но обладая огромной духовной силой, Владыки Мудрости не имели оружия, способного победить Творцов. Они могли лишь использовать дарованное им Светом Единой Тьмы, чтобы обманными и чарующими образами соблазнить Творцов и лишить их силы физического действия.
   Но Творцы разгадали их замысел. Стремясь возвыситься над своими братьями, лестью и хитростью они выведали у Владык Мудрости древние тайные пути в извечный мир непроявленного, но только в самые нижние его пределы. Обретя эти знания, подарившие им долгую жизнь, они решили создать на Земле своё Царство, уничтожив здесь всё сотворенное Владыками Мудрости прежде, уничтожив даже самих Владык и память о них. Они обрушились всей своей мощью на их оплоты, начав великую войну, длившуюся безмерно долго. Но убив многих из Владык, Творцы проиграли ту битву. Выжившие Владыки Мудрости всё ещё владели двумя планетарными сферами и могли контролировать пределы Асура и Земли. Вот тогда-то коварные Творцы и пустили в ход своё самое страшное оружие, тайну создания которого им поведал сам Владыка Вечности, желавший наказать взбунтовавшихся против его воли беглецов.
   Танот не выдержал такого испытания и, расколовшись на части, ударил в самое сердце Асура, разверзнув огромную пропасть на дне океана и сметая покров планеты на противоположной её стороне. Страшные землетрясения прокатились от древних высокогорий юга, до северных равнин, разрушая города, дороги, святилища, погребая самих и самих Творцов под грудами бесчисленных развалин. Огненный дождь лил с неба, соперничая в безжалостности с безмерными чудовищными волнами, вышедшего из берегов океана и северных морей. Эти волны смывали с лица планеты Асур следы всего сотворенного на ней волею-рожденными Сынами Владык Мудрости.
   Но главная кара за содеянное Творцами была даже не в этом. Взрыв Танота выбил Асур из привычного цикла движения, отбросив его далеко за пределы прежнего пути и солнце, раньше жарко пылавшее на небе Асура, теперь не давало и половины прежнего тепла и света. Планета, терявшая остатки своей атмосферы, была обречена на смерть.
   Патала - третья планетная сфера, уцелевшая в этой страшной катастрофе - была отброшена далеко за солнце, превратившись в вечного странника между проявленным и не проявленным мирами. Туда устремились Тонкие Сущности всех погибших на Асуре Творцов, найдя своё вечное пристанище на Планете Миллионов Лет. И только Луна - спутница Земли - устояла в этой катастрофе. Лишь скорость её бега замедлилась. Будучи несокрушимой крепостью, она сохранила в своих железных недрах оставшихся в живых и противившихся воле Владык Мудрости Творцов. Здесь они нашли своё убежище. Немногие же из верных повелению Владык Мудрости Творцов осталась на Земле, выполняя свой долг...
  
   Всё это Пта-х-Ра - Великий Владыка Мудрейших, предводитель восставшего рода Сынов Света, ставших Сынами Ночи - видел своими глазами, всё это пережил вместе со своими немногими братьями, которым чудом удалось спастись от огня и беснующегося на юге от пирамид водного потока. Великие Пирамиды, возведенные Творцами двести сар назад, стали для них последним убежищем.
   Пта-х-Ра снова закрыл глаза, предаваясь мыслям об ушедших на Землю. Великий замысел Владык Мудрости, так блестяще начатый Творцами, должен иметь достойное завершение. То, что случилось здесь, должно послужить всем уроком. Он знает об этом, и он сможет направить деяния оставшихся на Земле Творцов по задуманному Советом Мудрейших плану. Всё должно соответствовать Образу Великой Гармонии, быть зеркалом его Духа - его "Ба". Извечно так строили на его далекой потерянной родине - белой планете Раху звезды Сотис. Так возводили Творцы города и жилища здесь, на Асуре. Так должно быть и на планете Бхува - Земля.
   Всё будет подчинено Великой Симметрии Мира - одиннадцати его граням, заключенным в магическом кристалле, из которого рождается пентаграмма Вселенной. Познать её можно лишь выйдя из спирального пути бытия, сойдя со спирали, скручивающей пространство и время, и погрузившись в вечно длящееся настоящее. Только так открываются пути к Великому Знанию Мира, золотоносными струями втекающему в тебя без малейших усилий. Безграничными становятся возможности познавать простоту, заключенную в многообразной оболочке сложного построения.
   Но главное не в этом. Создать бессмертного духовного Человека, который продолжит их творение и достигнет духовных небес, познав всю мудрость мира и став вместилищем для всех вновь рожденных духовных Сущностей - вот чего нужно желать! Вот его главная цель и средоточие его устремлений! Иначе его вечное существование станет мучительно бессмысленным, и все жертвы будут напрасными. Теперь он остался одним из немногих Владык Мудрости, кто способен следовать этой цели и направлять других - своих низших братьев. На них лежит вина их предшественников и бремя ответственности за исправление ошибок.
   Вернувшись сюда, Творцы не смогут заново возродить этот мир, умерший навеки. Но возможно им удастся создать новый прекрасный мир там, на Земле и тогда люди своими восхвалениями и жертвованиями будут воздавать им почести, и это даст им новые силы для будущих свершений. Сияющий Дух должен проснуться в зверином человеческом теле, наполнить его Искрой Жизни! Пускай теперь Творцы станут "мудрейшими" и "почитаемыми" для дикого земного народа. Пускай научат они его всему, что знают сами. Пускай вдохнут в людей жизненную энергию "Ба", получив её от Сынов Огня. Так и только так Прародители человека станут для человеческой расы её истинной Сущностью, как для них самих есть их Отец-Мать, восседающий в беспредельности сияющих и прекрасных духовных миров. И тогда всё возродится из пепла, и снова поднимется со дна бушующих вод в новом обличии! Тогда Сияющие Сущности многих вновь рожденных смогут спускаться на Землю, покинув свои духовные Пределы, чтобы войти в тела совершенных людей и обрести в них новую вечную жизнь...
   Уверившись в своей правоте, Пта-х-Ра ощутил приближение своего верного соратника, поднявшегося к нему на вершину пирамиды. Из темноты квадратной арки - входа на террасу - в лёгком сиянии появилось гибкое тело Храда. Внимательные глаза его вопрошали к Владыке Мудрости. Пта-х-Ра откликнулся на его тревожные мысли и покорно направился в темноту арочного входа. Он и сам знал, что давно пора действовать. Время неумолимо в своём стремлении подчинить себе каждого в этом мире. Только в Океане Тьмы не существует ничего, кроме блаженной вечности, и время теряет там свою власть. Его там просто нет. Здесь же лишь наблюдая за звёздами на небе можно забыть о времени, погрузившись в беспредельное вечно длящееся настоящее.
   Поэтому, Пта-х-Ра спешил. От него теперь зависела судьба нового мира на Земле. Сейчас он не вправе был думать о времени, как о медленной реке, несущей на своих водах его вдохновенные мысли. Время и его разум, его воля были сейчас непримиримыми врагами, и в этой жестокой схватке должен был победить он.
   По широкой, едва освещенной тусклым свечением их тел, шахте вдвоём они спустились вниз, к наклонной галерее, уходившей под самое основание пирамиды. Здесь, в обширном сводчатом зале, глубоко в скале, из которой была вырублена пирамида, их ожидали остальные одиннадцать Владык Мудрости, которые встретили появление Пта-х-Ра и Храда почтено склоненными головами.
   Стены зала опоясывали квадратные колоны. Пилоны их ещё в прежние времена Творцы покрыли рядами символов, желая оставить своим потомкам древнее знание. Запечатлев его в тайне знаков Владык Мудрости, они пытались передать образами то, что не поддавалось выражению никакими словами. Но любой, кто сумеет прочитать и осознать их, сможет познать глубинную суть устройства двух миров и судьбы всех бесчисленных вселенных в прошлом и в будущем. Только знающий обретёт способность опускаться из одного мира в другой с такой же легкостью, с какой летают птицы в облаках, и сможет слиться с вечностью, как сам Беспредельный.
   В центре зала на ступенчатом кольцевом возвышении стоял, заключенный в массивную золотую раму, зеркальный кристалл. Пта-х-Ра медленно поднялся на это возвышение и остановился около кристалла. Его перворожденные братья встали у нижнего края кольцевого выступа, покорно ожидая его решения.
   Пта-х-Ра поднял перед собой небольшой зеленоватый конус. Ожерелье из этих камней неизменно висело на его шее. Он сосредоточил свой разум в этом чудесном камне. Из глубины конуса ударил тонкий луч света, заскользивший по кристаллу в золотой раме. В следующий миг в глубине рамы ожили мысли Пта-х-Ра и его шести братьев, и образы этих мыслей поплыли над голубыми далями Земли.
   Среди простора океана, на страже трех великих морей, раскинулся обширный остров.
   Пта-х-Ра легко узнал в нем заветную землю Та-Ур, ставшую оплотом Творцов на далекой Земле. На север от этого острова лежали мёртвым покровом нетающие льды, скрывавшие большую часть головного полушария планеты. Здесь же, в земле Та-Ур, в кольце горных хребтов, рождавших полноводные реки, которые питали густые леса и бескрайние равнины сочных трав, высились под тёплыми лучами солнца массивные платформы Они были вырублены из чёрных скал или сложены из громадных красных каменных блоков. Эти платформы окружали величественные белые колонны, рядом с которыми любой из земных людей показался бы ничтожным карликом. Со всех четырех сторон к платформам вели столь же величавые лестницы, заканчивавшиеся у подножья красных ступенчатых пирамид.
   Взяв свой разум в объятия воли, силой мысли Пта-х-Ра проник в ячеистую стену одной из этих пирамид - самую большую из всех, что стояли на просторах обширного горного плато. Мысленный взор его опустился ещё ниже, под квадратное основание пирамиды, где в высеченном прямо в скале зале, раскинулось огромное подземное озеро тёплых вод. Здесь, на плоском каменном острове воздвигнут был белый пантеон, окруженный рядами массивных колонн. Ещё мгновение, и взгляду Владыки Мудрости предстали пятьдесят молчаливых гигантов, ушедших на планету Земля ради сотворения нового мира.
   Одиннадцать из них выступили вперед. Все они были облачены в белоснежные плащи. Их вытянутые головы были одеты в сверкающие шлемы, из-под которых выбивались длинные локоны и густые бороды. Их лица, схожие с лицами людей, были исполнены отважной решимостью и печальной покорностью. В следующий миг Пта-х-Ра и его братья услышали слова одного из них:
   - Я стою перед Владыками, что были у истоков, которые были авторами собственных духовных форм, которые шли тёмными, извилистыми путями собственного становления. Я стою перед Сынами Света, которые были свидетелями превращения тела человека в тело Духа. Я стою перед Владыками, которые, будучи перворожденными, знают историю мёртвых, которые решают, какие рассказы услышать вновь, и какие книги жизни полны, а какие пусты. Которые сами являются творцами правды. Это я У-Тм, как воплощение вселенского разума и совершенной души, говорю с вами, преклоняясь вашей мудрости.
   Слова его оборвались, и в глазах Пта-х-Ра появилось одобрение. Все собравшиеся у белого пантеона услышали его мысленный голос:
   - Вы, чтя Священные Заветы, построили на планете Земля три Великих Центра Мира. Это Белый Остров, подобно птице, плывущий в облаках над Великими Горами, имя которому - Шат-Ма. Сюда, в магическую страну, устремятся все прозревшие, ищущие духовного просветления, но только достойные подняться до высших уровней познания отыщут пути к ней.
   Вторая страна, славя бессмертие Солнца, раскинулась средь вод океана. Имя её для людей Атала - это священная земля Та-Ур, где вы обрели себе пристанище. Станет она мостом, соединяющим все остальные части Земли, в которых расселили вы племена людей. Отсюда вы станете править ими, неся знания, пробуждая в них ощущение единства с нами - их духовными творцами, чтобы в каждом поколении росло благоговение, которое будет естественным и врожденным в их сердцах.
   Третья же страна провожает свое дневное светило в последний путь. Эта горная страна будет для нас "воротами небес", куда наши "Ба" станут спускаться с духовных планет Семи Пределов. Столица её Тала-Тала будет славиться своими храмами и пирамидами, меньшими, чем в столице земли Та-Ур, но в них будет сокрыто множество наших знаний и мудрости. Здесь вы будите совершенствовать человеческие формы, чтобы они стали пригодными для вместилищ нашего Духа.
   Эти три Великих Центра Мира станут управлять семью великими цивилизациями людей на востоке, западе и юге, продвигая человеческие племена по пути знания, которое они должны передавать в поколениях, сохраняя его в неизменности.
   Вы отстроили ещё восемь могучих городов и возвели там священные курганы, которые будут отмечать вам скрытые силы Земли. На них вы воздвигните великие пирамиды, дабы питать наши "Ба" энергией Единой Тьмы, которая есть Абсолютный Свет. Соединившись с энергией магических колец, которые возведены вами вдоль линий морей и озер, они дадут нам силу завершить задуманное, и помогут переходить сквозь миры, растворившись в вечности...
   Пта-х-Ра прервал свою мысль, чтобы посмотреть на своих величественных братьев. Все они покорно ожидали его слов, смиренно сложив руки и опустив головы.
   - Мы дали прорасти росткам новой жизни, наделив её примитивным разумом, но не наделили её своей Сияющей Сутью и бессмертной Душой. Рождаясь, дети Земли получают лишь образ и сущность - тёмные тени, которые не способны питать чистые воды Высших Сфер. Обрастая животными пороками и страстями при жизни, они рассыпаются в прах после смерти бренного тела, не способные достигнуть даже нижних Пределов, как и все сущности животных.
   Мы погубили себя неоправданной гордыней и безрассудством, затеяв борьбу за первенство и величие. Теперь мы лишены силы и поддержки Владыки Вечности, а вам не под силу возродить утраченное здесь, на Асуре. Это не под силу теперь никому. Но вы обязаны закончить начатое нами на Земле. Вам я повелеваю править на этой планете сорок веков, неся великие знания и вселенскую суть людям Земли, - карая и милуя, уча их добывать огонь и плавить металлы, обрабатывать землю и выращивать растения, писать тексты и читать написанное, познанию языка звезд, ибо мозг их ещё пребывает в младенчестве, и неспособен одной лишь своей мыслью обрести Мудрость Мира. Став же совершенными, они сравняются с нами, и дух наш обретет в них свой покой. Тогда они станут неподвластны смерти, как и мы.
   Тебе У-Тм, и твоим братьям, и детям вашим надлежит основать семь великих династий с сёстрами вашими, дабы передавать Путь из поколения в поколение, и давать миру каждые пять веков великих мудрецов и пророков, которых мы наделим могуществом энергии "Ба". Эти династии станут для людей НТР, блюдя законы и неся веру. Дети ваших детей же пускай вступают в связь с дочерьми человеческими, рождая мудрых царей и правителей, которые будут наделены "Ба", как и мы. Почитая наши заветы, они передадут нашу веру и знания другим поколениям, чтобы те понесли её в неизменном виде в будущее.
   Возьмитесь за руки и распространите свою "тонкую суть" над миром, напитывая его духовной свободой и противясь силам Владыки Вечности. И будет так ещё десять по десять от одной сары, пока над миром не воцарится новое время - Время царствования вечного Разума, сменив собой Время разрушений и тьмы. Пускай Спящий Дух проснётся, и день этот будет отмечен телами Великих Пирамид, непокорных времени ни здесь, на Асуре, ни на Земле. Так же, как тело Огненного Льва отмечает день сотворения совершенного человеческого существа в начале вечного круговорота, когда этот Лев сиял первым среди всех звёзд, отсчитывая время Новой эпохи.
   Пта-х-Ра почтенно поклонился всем собравшимся, прятавшим в густых бородах печальную грусть, рожденную его словами. Но их мысли остались полны уверенности и живительного света. Это Владыка Мудрости видел ясно.
   - Теперь же, - обратил он мысли к своим далеким братьям, - я оставляю вас на милость судьбы. Смертельная опасность, порожденная "воспротивившимися" здесь, на Асуре, вскоре коснется и Земли. И только вы способны теперь спасти ростки разума, и самый людской род своей мудростью и осторожностью. Пускай вражда и раздоры никогда не встанут на вашем пути. Пускай ни один из вас не возвысится над остальными. Но опасайтесь коварства и силы Т-Му, укрывшегося от нашего гнева в чреве Луны. Много бед он может принести на Землю, воспротивившись вашей воле, как много бед он принес здесь, на Асуре.
   Семеро из нас породят в семи из вас свою Сияющую Суть, чтобы вы стали иметь то, чего не имели раньше. Тогда вы сможете подниматься на духовные небеса и жить вечно, сопротивляясь воле Владыки Вечности. Знания дадут вам силу для этого, но познать их вы сможете не сразу. Познав же его, вы обучите этому знанию избранных людей - самых достойных и просветленных духом. Жертвой жертве пожертвуете вы, и тогда сможете закончить начатое нами прежде, породив бессмертный Разум и свободный Дух. Он будет опорой всем нам.
   Моё тело и тела моих братьев останутся здесь, на Асуре. Заключенные в теле пирамиды, они будут не подвластны времени. Мой же освобожденный Дух будет одиноким странствовать за пределами небес. Он будет выявляться в надлежащие времена, если увидит совершенство, и оставаться невидимым, когда его не станет. Но когда совершенство воцарится над миром, я снова явлюсь ему - возрожденный и всесильный!
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
   ТЕНЬ МИНУВШЕГО
  
  
  
  
  
  
  
   "Я пришел в это место, которое
   благороднее любого другого"
  
   "Тексты Пирамид"
  
  
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
   ЗОЛОТЫЕ ЛЕБЕДИ
  
   642-й год Мирового Воссоединения.
   Планета Марс.
   23 градуса северной широты; 16 градусов западной долготы.
   Равнина Хриса.
  
  
   Длинные струи пламени в последний раз ударили в красноватый грунт, поднимая клубы обожжённой пыли, и челночный ракетоплан, на несколько секунд, завис над поверхностью планеты, разворачиваясь на девяносто градусов. Затем он мягко и беззвучно опустился на одну из площадок небольшого ракетодрома, выпустив из корпуса мощные коленчатые упоры.
   - Ну, вот и на Марсе! - буднично сказал пилот, сидевший за пультом управления. Он повернулся ко мне, слегка щуря желтоватые глаза. Ободряюще улыбнулся. - Долина Хриса! Двадцать с небольшим градусов северной широты, шестнадцать западной долготы... Примерно. Добро пожаловать - станция "Заря"!
   Я посмотрел через стекло бокового иллюминатора. Сквозь медленно оседавшие облака пыли, заметно прилипавшей к стеклу, можно было рассмотреть розоватое и сумеречное небо Марса. Этот оттенок придавала ему марсианская пыль, в состав которой входили частички окислившегося железа. Нагромождения огромных булыжников, наклоненных в одну сторону, уходили к самому горизонту и поражали воображение.
   Я хорошо знал, что когда-то очень давно, когда на Марсе ещё была вода, здесь, в этой долине, произошло самое настоящее наводнение. Возможно, именно оно нашло своё отражение в земных мифах о всемирном потопе.
   Чуть правее, на фоне скал чётко рисовались четыре куполообразных здания планетарной станции, уютно разместившихся в небольшой обрывистой котловине. Пенополимерные конструкции серебристо-молочного цвета, делавшие здания прочными и непроницаемыми для внешнего воздействия любой агрессивной среды, слегка поблёскивали в лучах низкого закатного солнца. Прямо в центре между куполами, которые были, как бы выдуты изнутри из небольшого количества материала, возносясь высоко к небу, гордо высился шпиль башни радиостанции, схваченный с четырёх сторон мощными тросами-распорами. Они не позволяли не редким здесь пылевым бурям раскачивать башню и одновременно служили дополнительными антеннами.
   - Говорите шестнадцать градусов западной долготы? - переспросил я.
   Мне вспомнилось, что планетоцентрическая долгота на Марсе по старой традиции измерялась к западу от нулевого меридиана, проходившего через кратер Эйри диаметром в пятьдесят шесть километров. Вести отсчет долгот на Марсе от чёткой тёмной детали на экваторе планеты ещё в девятнадцатом веке по старому летоисчислению предложил немецкий астроном Медлер...
   Я улыбнулся, мысленно порадовавшись, что ещё не растерял приобретенные во время учебы в школе знания по планетографии этой планеты.
   - Бывали раньше на Марсе? - поинтересовался пилот, внимательно наблюдавший за мной.
   - Вы знаете, к своему стыду, ни разу.
   - Да, - задумчиво протянул тот. - За прошедшие после Мирового Воссоединения шестьсот лет здесь многое изменилось. Видите вон там, на полюсе работают наши мощные станции по обогащению атмосферы кислородом.
   Он указал на юг, где небо меняло красновато-жёлтый оттенок на тёмный, и у горизонта становилось густо-синим.
   - Оттуда к экваториальным областям Марса тянутся огромные каналы, снабжающие планетарные станции водой, растопленной изо льдов полярной шапки. Здесь даже можно встретить небольшие озёра, вытопленные из-под покровных льдов... И всё же, всего этого пока недостаточно, чтобы оживить этот мёртвый мир, лежавший в руинах тысячи лет. Так что наденьте лучше лёгкий скафандр, перед тем, как выходить на поверхность.
   От его слов мне стало немного грустно. Когда-то давно большой океан покрывал значительную часть северного полушария Марса, оставив нам следы древних береговых линий на низких северных равнинах. Именно сюда, на равнину, расположенную вблизи берегов этого древнего океана, сел наш ракетоплан. Восточнее, на равнине Элизий, расположились загадочные группы огромных пирамидальных структур и гигантское "лицо" Марса - марсианский Сфинкс.
   - Вы снова на Землю? - спросил я, взглянув на пилота.
   - Нет. Сейчас мы направляемся на Орбитальную-12. Нужно доставить научное оборудование и забрать продукцию производственных цехов. Стартуем сразу, как только Служба "Купол" даст расчёт "коридора" на основании эффекта Ярковского, а через шестнадцать суток уже там!
   Пилот пожал плечами и простодушно улыбнулся.
   - Тогда чистого вам неба! - попрощался я с ним и направился в шлюзовую камеру.
   Грунт за границей посадочной площадки состоял из мельчайших частиц, напоминавших тальк, и был сильно намагничен, прилипая к подошвам ботинок моего скафандра. Я впервые ступал на поверхность Марса и сейчас ощущал невольный трепет и необычную лёгкость во всём теле. Из-под моих ног взлетали в воздух облачка невесомой пыли, налипавшей на колени, бедра и даже на стекло шлема.
   Я посмотрел на небо.
   Атмосфера Марса очень плохо рассеивала солнечные лучи, и в зените были прекрасно видны звёзды. Две белые точки, расположенные в противоположной от Солнца стороне довольно высоко над горизонтом, сразу привлекали внимание. Одна из них во много раз ярче Венеры на земном небе - Фобос - двигалась против суточного движения звёзд, восходя на западе, пересекала марсианское небо и садилась на востоке, появляясь над горизонтом каждые восемь часов. Деймос был удалён от центра планеты более чем на двадцать три тысячи километров, и на один оборот у него уходило почти на сутки больше, чем у Фобоса. Оба спутника были всегда повернуты к Марсу одной стороной и двигались по почти круговым орбитам, лежащим в плоскости экватора планеты.
   Вечерело, и невысоко над западным горизонтом я уже мог наблюдать ещё одну сияющую звезду марсианского неба - нашу Землю. Она светила здесь так же, как на нашем вечернем небе светит Юпитер. А рядом с ней горела ещё одна звёздочка, столь же ярко, как у нас светит Сириус - это была наша Луна.
   Я остановил свой взгляд на крохотном голубоватом огоньке. Земля никогда не была видна на здесь в полной фазе. Глазу было доступно только три четверти её диска, но и этого было достаточно, чтобы ощутить ту бездну пространства, которая сейчас разделяла меня с домом.
   Где-то в глубине души родилось и ожило тоскливое чувство утраты, хотя я покинул Землю менее двух суток назад...

* * *

  
   Стеклянный шар кабины подвесной дороги парил на высоте полутораста метров над проспектом Солнца, цепляясь за тонкие, словно струны, тросы, протянутые между легких ажурных башен, расставленных вдоль проспекта через равные промежутки. Основания башен тонули в густых кронах гималайских кедров и араукарий - деревья шествовали стройными рядами с запада на восток вдоль длинных и узких каналов с сияющей на солнце водой, казавшейся с высоты расплавленным золотом. Заключенные в белоснежные желоба из плавленого камня, ленты этих каналов терялись где-то у далекого горизонта, разрезая зелень парков и аллей, сходившихся к проспекту с севера и юга.
   Я смотрел вниз и думал о том, как тонкие линии каналов похожи на кровеносные сосуды огромного живого организма, лежавшего подо мной и раскинувшего своё тело на тысячи квадратных километров с северо-востока на юг, до самого моря.
   В сущности, Город - столица обновленной Земли - и был таким организмом, заключавшим в себе тысячи сложных, взаимосвязанных структур, которые обеспечивали комфортную и устроенную жизнь людей. Все города и посёлки во всех жилых зонах Земли были устроены подобным же образом.
   Люди давно перестали селиться на планете беспорядочно и скученно. Теперь всё население Земли обитало в трёх основных жилых поясах, охватывавших самые благоприятные климатические зоны планеты. На остальной же территории суши простирались бесконечные заповедные леса, степи и саванны, где бродили никем не пуганные животные и гнездились бесчисленные стаи разнообразных птиц. Там же раскинулись громадные поля, полосы фруктовых садов и многочисленных плантаций, служившие неисчерпаемой житницей для трёхмиллиардного человечества.
   Отсюда, с высоты более сотни метров, люди внизу выглядели разноцветными каплями, сливающимися в огромное море красоты и здоровья. Это море разливалось по движущимся тротуарам, по широким лестницам, взбиравшимся на лесистые холмы, которые были предвестниками далёких гор. Оно плескалось на гигантских мостах, арочные пролёты которых были перекинуты через полноводные реки и широкие озера. Волны его колыхались за опалесцирующими оградительными барьерами пешеходных галерей, подвешенных на высоте между громадами домов; разноцветные "капли" его пестрели на обширных открытых площадках для отдыха. Кругом кипела неутомимая и яркая жизнь.
   Одни из домов, подобно могучим кораблям с плавными линиями крутобоких бортов и высоко поднятыми носами и кормой, смело вспарывали тёмно-зелёные волны кипарисовых рощ, устремляясь по проспектам и улицам к далёкой площади Совета. Другие же наоборот выглядели величественными ступенчатыми сторожевыми башнями, охранявшими широкий проход между холмов, в который нырял проспект Радости, чтобы затем спуститься к берегу тёплого моря.
   Все здания сияли на солнце тысячами зеркальных окон, а хрустально-прозрачные купола их крыш, раскрытые небу и солнечному свету, таили в своей глубине зелёные пятна внутренних оранжерей и садов, в которых царило буйство весеннего цветения.
   Дворцы искусств, похожие на античные храмы, сложенные из розового парфира, контрастировали со строгостью прямых колоннад и резных арок из чёрного базальта и серого гранита, отмечавших входы на спортивные площадки и стадионы. Здесь каждый житель Трудового Братства мог отдаться всевозможным спортивным состязаниям, играм, занятиям танцами или гимнастикой, отточить красоту своего тела и натренировать силу духа.
   Кругом здоровые, гармонично сложенные тела радовали глаз: всевозможные оттенки волос, глаз, цвета кожи сочетались в людях, ведших свою родословную от различных рас; под безупречной кожей проступали выразительные мышцы на крепких скелетах. Таким людям был под силу любой труд, любые творческие устремления духа. Их не могли устрашить даже самые высокие вершины познания, уводившие человечество всё дальше в глубины Вселенной, куда они направляли свою животворную поступь от поколения к поколению.
   Почти незаметно начался пологий спуск. Аллеи южно-африканских лейкодендронов, дымившихся серебристой листвой, отмечали начало обширной площади, где высилось белоснежное пирамидальное основание здания Совета ОСО.
   Я нажал небольшой рычажок в подлокотнике кресла, и кабинка, в которой я ехал, мягко стукнувшись о причальный барьер, остановилась на плоской площадке, венчавшей ажурную башню-станцию. Лифт спустил меня вниз, на площадь, к подножью широкой лестницы, возносившейся к главному входу в здание.
   За высокими опаловыми дверями, отлитыми из волокнистого стекла, меня ждала привычная рабочая атмосфера. Казалось, сам воздух здесь был наполнен радостным нетерпением, рождённым ощущением значимости каждого в общем деле. Приходя сюда, я всегда испытывал чувство человека, стоящего на пороге каких-то удивительных и ответственных событий, которые решают судьбы человечества - здесь и сейчас. И вместе с этим чувством приходила уверенность, что и я причастен к этим судьбоносным решениям.
   Отвечая на приветствия встречных, я прошёл в дальний конец вестибюля первого этажа, миновав громадную статую древней богини Маат, черный полированный диорит которой сверкал в смешанном разноцветном сиянии, исходившем от стеклянного купола потолка. Несколько лестниц уходили через боковые арки, огибая лифтовые полупрозрачные колонны из молочно-белого волокнистого стекла, пронизывавшее здание насквозь.
   По одной из этих лестниц спускалась группа жизнерадостных молодых ребят в голубой форме ОРС, среди которых я заметил знакомое мне лицо. Громовой голос, заставивший вздрогнуть молоденьких девушек в кокетливо сдвинутых на ухо пилотках, радостно приветствовал меня.
   Артур Порта (а это был именно он) первым подошёл ко мне, добродушно улыбаясь и протягивая в приветствии руку. Старый мой товарищ, он пару лет назад перешёл из нашего отдела на работу в ПОТИ. С тех пор мы редко виделись, и сейчас я был искренне рад увидеть его.
   - Сид! Дружище! Как живешь-поживаешь? Святое небо! Я не видел тебя, кажется, тысячу лет! Забываешь старых друзей! А? - Порта шутливо погрозил мне пальцем. Мускулистый и кряжистый, он чем-то походил на древнегреческого Геракла. Слегка курчавые каштановые волосы его обрамляли высокий мощный лоб, подчёркнутый широкими бровями, под которыми блестели задорной радостью зеленоватые глаза. Тонкий прямой нос, волевой рот и твёрдый подбородок дополняли образ античного героя. Пожалуй, Артуру не хватало только окладистой бороды для полного сходства с виденными мною скульптурными образцами древнегреческого героя.
   - Я в полном порядке. Ты же знаешь, какая жизнь у нас, "особистов" - сегодня густо, а завтра пусто, как говаривали наши далёкие предки.
   Я пожал его крепкую ладонь, и мы обнялись.
   - Дай-ка на тебя посмотреть! - Артур отстранился от меня, внимательно вглядываясь в моё лицо. - Вижу, ты действительно не очень изнурен работой!
   Его глаза озорно сощурились.
   - Ещё бы! Это же не у вас в Психической Очистке, где тяжелая психологическая работа требует отдачи всех сил и времени. Мы у себя в Особом отделе так, в общем-то, пустяками занимаемся.
   Порта снова весело погрозил мне пальцем, и мы дружно рассмеялись.
   - Без вас и наша работа не была бы полной, - тем же тоном возразил он.
   - Это понятно. Если бы не мы, кого бы тогда вам приходилось трансформировать? А? Сидели бы вы со своей генетикой - никакой романтики, одна только наука!
   - Это ты зря, - снова возразил Артур. - На самом деле - и это заметь очень даже хорошо! - случаи трансформации личности у нас очень и очень редки. Трудовое Братство преображается с каждым столетием, и в вопросах очистки психики от наследственных повреждений прошедших времен мы шагнули сейчас очень далеко. Дело генетиков - выделить в природе каждого человека лучшее, чтобы он мог передать это последующим поколениям.
   - Знаю, знаю. Именно учёные-генетики стояли у истоков физического преобразования человечества на заре Трудового Братства.
   - Да, - кивнул Порта. - Тогда, как ты помнишь, отбирались самые здоровые, самые талантливые и физически совершенные дети. Именно они стали начальным ядром современного человечества. Ученые стремились закрепить генетические черты этих детей в их потомках, очищая наследственность каждого новорожденного от любого вредоносного влияния прежних времён. Ты знаешь, сколько всякого биологического мусора пришлось тогда вычистить генетикам из нашей ДНК? Почти два десятка фрагментов эндогенных ретровирусов, оставленных в нашем геноме прежними поколениями! - воскликнул Артур. - Конечно, эти генетические паразиты не содержали информации о производстве каких-либо белков, но всё же они способны были бесконечно размножаться и приводить к вредным мутациям.
   - Получается, шёл своеобразный "селекционный отбор"? - усмехнулся я.
   - А что ты хочешь? Даже боги когда-то, вступая в связь с дочерьми человеческими, выбирали для себя самых красивых, чтобы передать свои наследственные признаки не абы кому, а родить по-настоящему божественное потомство! - Артур снова погрозил мне пальцем.
   - Тем не менее, и сейчас возможность проявления в любом человеке того же стремления к насилию вашим генетикам так и не удалось полностью исключить, - заметил я.
   - Пока да, - серьезно согласился Порта. - Так называемая природа насилия закладывается в человеке ещё при внутриутробном развитии. После рождения же она закрепляется на теле человека в виде таких своеобразных рисунков - кожных узоров на ладонях рук и стопах. При помощи дерматоглифики нам удается отслеживать детей с признаками ранимой и неустойчивой психики ещё в самом юном возрасте именно по этим рисункам. Специалисты обычно называют их дугами, петлями или завитками. Понимаешь, у нормальных людей все линии на обеих руках симметричны. А вот у людей имеющих склонность к отклонениям психики эти линии наоборот ассиметричны.
   - Выходит, стоит опасаться любого, у кого имеется подобный несимметричный узор на руках?
   Я посмотрел на Порта снизу вверх.
   - Да нет, что ты! - отмахнулся он. - Это совсем не значит, что они обязательно станут впоследствии какими-нибудь маньяками. Сейчас возможность такого совершенно исключена. Раньше подобным отклонениям психики способствовала отравленная социальная среда, детские обиды и затаённые комплексы, рождённые отсутствием любви со стороны взрослых или же жестоким обращением с детьми в раннем возрасте. Сам понимаешь, подобного сейчас нет и в помине. Но всё же, мы пристально следим за такими детьми. Обычно из них вырастают очень напористые и целеустремленные люди с хорошими организаторскими способностями... Кстати, таких людей довольно много в науке, - добавил он. - Хотя особо беспокоиться на этот счёт, думаю, не стоит.
   - Ты так считаешь?
   Прищурившись, я лукаво улыбнулся ему.
   - Конечно! Для того мы с тобой и занимаемся своим делом. Недаром же символом Охранных Систем избран лебедь!
   - Знаю, знаю, - закивал я. - Мы должны уметь всегда отделять хорошее от плохого, как лебедь отделяет молоко от воды, принимая в расчёт только духовную ценность... Помню эти наставления ещё со Школы ОСО.
   - И заметь, это не пустые слова! - Порта важно поднял к верху указательный палец. - Мы с тобой представляем справедливость, которой достойны все живые существа во Вселенной.
   - Тяжёлая обязанность! - заметил я. - Так ты считаешь, что мы и есть гарант психического здоровья общества?
   - Не мы, - покачал головой Артур. - Мы лишь его "бдительные глаза". Есть люди, несущие намного более важные обязанности. Это воспитатели, учителя и наставники. Вот их то усилиями, их кропотливым трудом дети и обретают душевную чистоту и доброту своих сердец.
   - Да, наши дети сейчас уже совсем не те, что, скажем, пару столетий назад. Они духовно выше и физически прекраснее предыдущих поколений, - согласился я с ним.
   - И из них вырастают вот такие вот дочери Земли, которые чисты и открыты, да к тому же красивы, как богини! - добавил Артур.
   Он оборвал себя на полуслове, провожая взглядом стайку девушек в голубой форме ОРС, которые, проходя мимо, искоса бросали на нас смешливые взгляды. Весело рассмеявшись, девушки через минуту исчезли за входными дверями здания Совета ОСО.
   - Да... - протянул Порта, снова поворачиваясь ко мне. - Так о чём это я?
   - Думаю, о богинях, которые, как вижу, не дают тебе покоя. И из этого я заключаю, что ты всё ещё один. Верно?
   Артур слегка смущенно потупился. Затем усмехнулся.
   - Ты, как я знаю, тоже пока не нашёл себе ту единственную и неповторимую. Так что в этом плане мы с тобой на равных.
   - Откуда это у тебя такие сведения?
   - Только не убеждай меня в обратном! - сразу предупредил Порта. - И не говори, что я ошибаюсь.
   - В общем-то, у меня есть на примете несколько кандидатур... - начал, было, я.
   - Ого! Это интересно! - Порта приподнял одну бровь. - Так-таки, и несколько? Позволь полюбопытствовать, кто же они? Если, конечно, это не секрет.
   - Сам знаешь, что от друзей у меня нет секретов. А, что касается кандидатур...
   Я замялся, но видя насмешливый взгляд друга, быстро произнес:
   - Да вот, хотя бы, Шома Ананд. Очень хорошая девушка!
   - Это та, что из Отдела Репликации Событий? - лукаво прищурился Артур. - Брось, Сид! По ней же "сохнет" Влад Стив. Кто об этом не знает? Ты же не станешь меня убеждать в том, что влюбишься в девушку, которую любит твой друг?
   Я опустил глаза. Неопределённо произнес:
   - Иногда мы встречаемся с Коэной... Это, конечно, не любовь, но... Мы хорошие друзья и нам интересно друг с другом общаться.
   - Коэна? - повторил Артур. - Ты имеешь в виду, ту девушку-волонтёра из Биологической защиты третьего сектора Австрало-Азиатского жилого пояса, по имени Коэна Митра?.. Вы с ней встречаетесь?
   Он скептически посмотрел на меня.
   - Ты и её знаешь? - нахмурился я.
   - А у тебя дружище оказывается плохая память! Кажется, мы вместе с тобой проходили стажировку в заповеднике на Борнео. Помнишь? Наблюдения за слонами-пигмеями...
   - Реки с желтой водой, прорезающие пальмовые плантации, носатые обезьяны...Помню, - мечтательно произнес я и печально вздохнул.
   Порта положил могучую руку мне на плечо.
   - Ладно! Не будем больше об этом. Дела сердечные - дела для меня неведомые. А знаю я о том, что мы с тобой оба... Как это называли наши предки? - Он на мгновение призадумался. - Холостяки? Да, точно! Так вот, знаю я это потому, что мне об этом Громов говорил.
   - Громов? - встрепенулся я. - Ты виделся с Громовым?
   - Не далее, как полчаса назад. Кстати, тебя там давно все поджидают, - сказал Порта, как-то странно поглядывая на меня. - Сейчас Торрена докладывает о последних происшествиях в нашем жилом поясе. Должно быть, скоро перейдут к общеземным сводкам... Ты никуда не спешил?
   - Спешил, конечно! А от Громова точно нагоняй получу...
   - Опять что-нибудь натворил? - Порта понимающе кивнул головой. - Ладно, можешь не объяснять. Я тебя и так хорошо знаю. Давай, беги уже! А на Громова не серчай. Иван Вениаминович человек отходчивый, поругает и забудет! - крикнул он мне уже вдогонку.
   Я махнул ему на прощание рукой, прыгая по лестнице через несколько ступенек, провожаемый удивленными взглядами окружающих.
   В кабинете Громова меня встретили все знакомые лица. Было, похоже, что сегодня здесь присутствовали все сотрудники отдела из нашего жилого пояса. Я поприветствовал собравшихся, и уселся в свободное кресло около Влада Стива, Ло Вэя и Тадеуша Сабуро.
   Влад пихнул меня локтем в бок, сделал страшные глаза и произнёс одними губами: с ума сошёл?
   Я заметил, как наблюдавшая за нами Мелита Виит не смогла сдержать улыбки и прикрыла рот ладонью, чтобы никто не заметил её неуместной весёлости. Но в золотисто-карих глазах девушки всё ещё продолжали искриться озорные смешинки. Она тряхнула головой, взбивая короткие каштановые кудри, и отвернулась. А я перевёл взгляд левее, где у самого стола сидела Рассела Хель.
   Девушка подпёрла твёрдый подбородок рукой и сосредоточенно смотрела на Юлия Торрену, который, судя по всему, уже заканчивал свой доклад. Круто вьющиеся на её затылке рыжеватые волосы трепал легкий утренний ветерок, свободно врывавшийся в распахнутые настежь голубые рамы окон.
   Со своего места я видел только профиль девушки - точёный и светлый, как мраморная статуя греческой наяды. Полноватые губы Расселы едва заметно шевелились, словно она повторяла про себя слова Торрены... а может быть, пыталась его околдовать?
   "Она очень красива..." - почему-то подумалось мне, но я сразу, же отбросил от себя эти мысли.
   - И последнее, - сказал Юлий Торрена, - но, пожалуй, самое важное - снова, как и год, назад, произошла авария на подводном руднике, в шестом секторе Афро-Американского жилого пояса, где добывают рутил - окись титана. Это на западном побережье Южной Америки, недалеко от острова Пасхи. Почти километровая шахта рудника, спускающаяся вглубь донных скал, не выдержала огромного давления воды и дала трещину у самого основания. Не обошлось без жертв. Наши люди из Особого отдела, приписанные к данному жилому поясу, уже развернули спасательную операцию. Сведения о её ходе поступают в Информационный центр Совета каждые четыре часа.
   - Может быть, им необходима помощь? - встревожено поинтересовался Громов.
   - Нет, Иван Вениаминович. Они вполне справляются сами. Там так же привлечены люди из Биологической защиты и горно-спасательной Службы Анд.
   - Это хорошо, - одобрительно кивнул Громов.
   - Не понимаю, почему до сих пор не закроют этот рудник? - изумился Тадеуш Сабуро. - Сейчас нет необходимости в добыче полезных ископаемых в том масштабе, в каком это делалось полторы тысячи лет назад. Изучив и овладев холодным ядерным синтезом, наши учёные теперь могут получать атомы практически всех редких элементов из атомов самых "ходовых", так сказать. Например, водорода.
   - Не забывай, пока что эти технологии не развиты до промышленных масштабов, - напомнил Юлий Торрена, - и нам приходится добывать многие элементы по-старинке и даже на других планетах!
   - А мне непонятно другое, - возбужденно воскликнула Мелита Виит, - почему туда идут работать люди. Ведь, насколько я знаю, это уже не первая авария именно на этих рудниках!
   Она недоуменно посмотрела по сторонам и щёки её покрылись бледным румянцем.
   - В этом ничего непонятного как раз нет, - возразил Влад Стив. - Хорошо известно, что туда, где труднее, всегда охотнее стремиться молодежь. Любой стажер предпочтёт тяжелый физический труд или опасности спокойной и размеренной научной работе.
   - Здесь главный вопрос не в этом, - сказал Юлий Торрена. - Суть проблемы в том, что люди должны нести ответственность за свою работу всегда и везде. И прежде всего это касается инженеров, осуществлявших техническое обслуживание этих шахт. Они обязаны были не допустить даже возможности подобного происшествия ещё на стадии проектирования и строительства шахты! Ведь авария произошла не на самом нижнем уровне, где все автоматизировано. Роботам не страшны ни перегрузки, ни давление. Да и потерять их означало бы, только утрату материальных ресурсов. Авария же произошла на среднем, техническом уровне, где располагался пост управления всей техникой и где находились живые люди.
   Он строго оглядел присутствующих, словно ища несогласных с ним.
   - Как известно, эта часть шахты постепенно опускается всё глубже в океан, по мере углубления проходки подводной скалы. Поэтому инженеры должны были с особой тщательностью просчитать все параметры конструкции, обеспечивающие безопасный труд людей. Но кто-то, ответственный за это, проявил непрофессиональность и не выполнил свой долг до конца.
   - Надеюсь, Кэй Ласс уже занимается этим вопросом? - полувопросительно, полуутвердительно произнес Громов, внимательно глядя на Торрену.
   - Разумеется, - кивнул тот. - Особый отдел шестого сектора Афро-Американского жилого пояса уже ведет выяснение причин случившегося. И ОРС так же подключился к установлению обстоятельств аварии и анализу этого происшествия.
   - Тогда я спокоен, - кивнул Громов. - Хорошо зная хватку начальника Отдела Репликации Событий этого жилого пояса, могу сказать, что дело будет доведено до конца... Хотя виновных, думаю, искать не придется, - добавил он. - Обычно люди сами признают свои ошибки... Конечно, если причиной аварии является чья-то ошибка.
   - Да, Горта Тави напористая женщина, - подтвердил Ло Вэй со своего места. - И проницательности ей не занимать. Мы с ней долго работали вместе, еще в Южной Африке. Лучшего помощника в этом деле Кэй Лассу не отыскать.
   Громов посмотрел на него, и в глазах его спряталась тёплая улыбка. Все хорошо знали, что Горту Тави и Ло Вэя давно и прочно связывает не только работа в системе ОСО.
   - Тем не менее, сегодня же вечером я сам отправлюсь на место и лично побеседую с Кэй Лассом об этом происшествии, - сказал начальник Особого отдела, как о чём-то окончательно решенном. - Земля не так велика, чтобы общаться только по визиофону и не повидать старого друга...
   - Вот, кстати, о внеземных происшествиях я попрошу нам рассказать руководителя Службы "Купол", Ло Вэя, - добавил он, кивая в сторону последнего. - Раз уж он сейчас здесь, в Городе. А то эти "ангелы неба" порой гораздо дальше от нас, чем остров Пасхи. Когда ещё придется пообщаться с ним вживую!
   Громов открыто улыбнулся поднявшемуся со своего места Ло Вэю. Коренастый невысокий крепыш, Ло Вэй чем-то походил на бамбукового медведя панду - добродушного, спокойного и невозмутимого. Его округлое широкое лицо, почти никогда не выражавшее эмоций, было сродни лицу древнего восточного божка, вырезанного из пожелтевшей от времени кости. Пригладив ёжик выгоревших на солнце волос короткой пухлой рукой, и откашлявшись, Ло Вэй уверенно начал:
   - Обстановка у нас в космосе на самом деле не совсем спокойная. Сообщество, несмотря на все наши усилия, продолжает время от времени нарушать Договорную Зону и вторгаться на окраины нашей Солнечной системы. Причём ведут они себя по отношению к нашим патрульным довольно нагло и агрессивно. Все ребята, конечно, проинструктированы и ни на какие открытые конфликты не идут, но и проникнуть вглубь нашей системы ракетопланам Сообщества не позволяют. За последний год нами предотвращено уже пять попыток нарушения границ Зоны, - озабоченно сообщил он.
   Все присутствующие тревожно переглянулись.
   - Не нравится мне эта статистика, Иван Вениаминович. Ой, как не нравится! - Ло Вэй покачал головой. - Что-то стоит за всем этим.
   - Что именно? - Громов пристально посмотрел в тёмные и узкие глаза руководителя службы "Купол".
   - Точно я, конечно, не могу сказать, - так же негромко и спокойно сказал тот, - но за всей этой активностью военных сил Сообщества чувствуется какая-то скрытая подоплека... Они, словно, проверяют нас на прочность и выдержку, как перед решающим ударом. Ясно ощущается их уверенность в успехе, как будто за их спинами стоит что-то такое, чего нет у нас... И это самое важное, на мой взгляд, обстоятельство.
   - Вы хотели сказать "предчувствие"? - поправил его Громов и задумчиво потёр подбородок.
   - Да, пожалуй, - произнес он, прохаживаясь вдоль окон. - Это действительно самое важное... и самое тревожное на сегодняшний день. Поэтому нужно быть начеку, особенно сейчас. От нас с вами зависит судьба Земли, судьба Трудового Братства. Ведь за нашими спинами живые люди - три миллиарда землян!
   Громов мог бы этого и не говорить. Все и так прекрасно знали, какая ответственность лежит на наших плечах. Ведь мы были для Земли тем щитом, который оберегал её от любых опасностей и угроз, давая возможность каждому жителю нашей планеты уверенно смотреть в своё будущее.
   - Хорошо, - подытожил Громов. - Я поговорю с Бехайлу Менгешей о возможности повышения безопасности наших пилотов из "Купола". Возможно, он, как председатель Совета ОСО, выступит с инициативой о пересмотре нашей позиции в случае прямого конфликта с ракетопланами Сообщества. Третий закон Ньютона пока ещё никто не отменял, и в отношениях с Гивеей на мой взгляд он будет лучшим решением всех проблем...
   Громов выпрямился, оглядывая всех орлиным взором.
   - Ладно, ребята! На сегодня это пожалуй всё. Думаю, у каждого из вас есть чем заняться в ближайшее время? Будьте на связи. До встречи!
   Мы с Владом поднялись со своих мест и, как все, не спеша направились к выходу.
   - Где тебя носило? - негромко спросил Влад, легонько подталкивая меня к двери. - Не можешь ты не опаздывать на важные совещания! Что вчера плохо спалось? Вроде бы мы с тобой рано разошлись по домам. Или ты кого-то встретил по дороге?
   Я припомнил, как вчера весь вечер мы бродили с ним по Городу, любовались цветными фонтанами на площади Театральных Искусств, вдыхали аромат Открытых оранжерей на проспекте Сиреневых Рос, сидели в тихих аллеях на берегах ступенчатых озёр недалеко от Большого Водного Стадиона. Неспешная вечерняя жизнь манила окунуться в неё с головой.
   Люди собирались на отдых небольшими группами. Кто-то уединялся в укромных и живописных местах; кто-то спешил на спортивные площадки; иные встречались на открытых ветру и небу театральных подмостках. Увлеченные беседы и жаркие споры сменялись увлекательными спортивными состязаниями или просмотром красочных и захватывающих представлений, в которых мог поучаствовать каждый желающий. Такие постановки, наполненные красивой музыкой и танцами, грациозной пластикой тренированных тел и острыми эмоциональными переживаниями, всегда привлекали всеобщее внимание, даря людям радость сопричастности к живому искусству.
   Влад потащил меня на одно из новых представлений - эпическое и грандиозное повествование, в живых красках и звуках эйдопластического фильма. Оно называлось "Покорители Вселенной". На экране большого летнего зала, укрывшегося в глубине тихого кленового парка, совсем как реальные, в трехмерной пластике, появлялись далёкие звёздные миры. Уверенной поступью первопроходцев ступали там люди Земли, неся к далёким звёздам радостное устремление к новому познанию и чистоту своих деяний.
   Нечто подобное я видел во время праздника на Большом Водном Стадионе - ликующий азарт молодости, океан красоты и здоровья. И даже светлячки, витавшие в тихом вечернем воздухе, добавляли красочному видению особого изящества, мерцая и вспыхивая в темноте, как настоящие звезды.
   Когда мы выходили из зала на просторы проспекта Памяти, Влад многозначительно заметил:
   - Нет, с приходом в кино эйдопластики, а позднее и нейро-рецепторных модулей сопровождения картины смотреть стало просто невозможно.
   - Почему? - удивился я. - Анализаторы твоей нервной системы не справляются с потоком внешних раздражителей?
   - Справляются. Дело тут совсем не в этом. Кино сегодня стало совсем другое.
   - Можно подумать, ты видел в своей жизни какое-то иное кино! - усмехнулся я, глядя на него.
   - Конечно, видел! - пылко воскликнул Влад. - Есть специальный сервер Информационного Центра, где хранятся старые фильмы, оставшиеся ещё с двадцатого века. Настоятельно советую тебе посмотреть их. Есть там очень добрые, душевные фильмы, сохранившиеся в Западно-Сибирской коллекции. Они хоть и незамысловатые, но люди в них мечтают о такой жизни, как наша, и стремятся всей душой к ней.
   Он посмотрел на меня как-то по-особому грустно и задумчиво. Я ничего не ответил, расправляя грудь и вдыхая свежего ночного ветра...
   Вот и сейчас Влад стоял передо мной, и смотрел всё тем же взглядом, словно старался заглянуть в самую мою душу.
   - Никого я не встретил. Не в этом дело... - промолвил я, собираясь объяснить ему причину своего опоздания, но в это время Громов окликнул меня.
   - Сид! Задержись ненадолго, пожалуйста.
   Он повернулся к окну, задумчиво глядя на площадь Совета внизу. Я посмотрел на друга. Тот пожал плечами и, кивнув в сторону начальника, шепнул мне на самое ухо:
   - Я подожду тебя внизу.
  
  
  
  
  
  
   "Не думайте, что я пришел принести мир
   на Землю. Не мир пришел я принести, но меч"
  
   Иисус Христос
  
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
  
   ПАДШИЕ БОГИ
  
  
  
   Когда в кабинете остались только мы с Громовым, я негромко произнёс:
   - Иван Вениаминович! Я, конечно, виноват за своё опоздание... Но если вы думаете, что я... В общем, я хочу сказать...
   - О чём ты? - Громов повернулся ко мне и во взгляде его застыло удивление. - Ах, да! Ты об этом? - спохватился он, словно только сейчас расслышав мои слова. - Что ж, меня, разумеется, радует твоя сознательность, хотя раскаяние как всегда запоздалое.
   Прищурившись, он смотрел на меня, как мне показалось, оценивающе. Затем прошёлся по кабинету, сложив руки на груди.
   - Но я, собственно, попросил тебя задержаться не за этим... - сказал он, снова останавливаясь у окна.
   - Не за этим? - искренне удивился я. - Тогда что-то случилось?
   Я внимательно смотрел на него. Казалось, он испытывал некоторую нерешительность, словно боялся заговорить со мной о чем-то важном.
   - Понимаешь, какое дело, - наконец, начал Громов, облокотившись плечом о выступ стены и снова сложив на груди длинные худые руки. - Ты слышал что-нибудь о научной программе "Тени Предков"?.. Да ты садись, садись! Разговор у нас будет долгий, - кивнул он в сторону кресел у стола.
   Я сел в одно из них и посмотрел на своё отражение в глубине черной полировки столешницы.
   - Так, в общих чертах. Только то, что говорят о ней в общеземных новостях. Я слежу за научными открытиями, но, возможно, здесь что-то упустил... Ведь это одна из новых археологических программ Академии Пределов Знания? Кажется, какие-то раскопки в Антарктиде... Или я ошибаюсь?
   - Ну, в общем-то, ты не совсем далёк от истины, - кивнул Громов, подходя к столу, и садясь в кресло напротив. - Академия Пределов Знания действительно запустила этот научный проект не так давно, хотя у истоков её стояли совсем давнишние археологические исследования. Когда на Антарктическом материке, на две трети освобожденном от ледяного панциря, появились первые научные экспедиции, археологам удалось обнаружить там древнейшие мегалитические постройки. Их частично раскопали на восточном берегу континента, вдоль семидесятой широты, на Земле Королевы Мод и Земле Уилкса, а так же на западном берегу, на Земле Элсуэрта, и даже на Полярном плато...
   - Правда, всё это случилось почти двести лет назад, - с улыбкой добавил Громов. - Так что, эта программа исследований давно приобрела особое значение для нашей науки, и наши учёные с некоторых пор ведут планомерные раскопки на шестом континенте, находя там всё новые и новые артефакты.
   - Понятно, - кивнул я.
   - К тому же интерес учёных к этому континенту был подогрет ещё и тем, что здесь в тоже самое время, вместе с древними артефактами, обнаружили и секретную базу фашисткой Германии времён двадцатого столетия - так называемую "базу 211". О её существовании ходило очень много слухов после окончания Второй Мировой войны, как ты, наверное, знаешь.
   - Да. Помню, читал об этом ещё в школе. Если не ошибаюсь, история эта тянется с середины двадцатого столетия... Кажется, с лета тысяча девятьсот сорок пятого года.
   Я потёр лоб, припоминая.
   - Да, точно! Тогда со слов экипажей немецких подводных лодок, сдавшихся в плен властям одной из Южно Американских стран, стало известно о планомерном исследовании Антарктиды фашистами. Кажется, у них для этого была разработана даже целая операция...
   - Верно. Операция эта называлась "Валькирия 2", - кивнул Громов. - Якобы ещё с тридцать девятого года в Антарктиду завозилось горнопроходческое оборудование, и другая техника: рельсы, вагонетки и даже огромные фрезы для туннельных работ. Интерес к этому вопросу в те времена был подогрет ещё и фактом бесследного исчезновения после войны тысяч высоко-квалифицированных немецких специалистов и сотен подводных лодок из флота Вермахта.
   - Мне помниться, был ещё один странный случай, произошедший, кажется, в сорок шестом... Да, в сорок шестом. Один тогдашний адмирал получил приказ уничтожить фашистскую базу в Антарктиде, но он потерпел сокрушительное поражение от странных "летающих тарелок", выныривавших прямо из воды и сжигавших всё таинственными лучами... Так всё это, в конце концов, подтвердилось?
   Я удивлённо посмотрел на Громова.
   - Почти. - Начальник Особого отдела сложил на столе сцепленные пальцы и с улыбкой посмотрел на меня. - А ты, оказывается, неплохо осведомлен.
   - Просто хорошая память, - скромно улыбнулся я.
   Громов благосклонно кивнул и продолжил:
   - Так вот, после таяния антарктических льдов стал очевидным факт существования прежде на континенте огромных подземных озёр, где температура воды никогда не опускалась ниже плюс восемнадцати градусов. Из этих озёр, когда-то образовавших подо льдом громадные полости, вытекали целые реки, которые за тысячи лет пробили во льдах и в земле длинные туннели. Этими-то туннелями и воспользовались фашисты, чтобы сделать на полярном континенте секретную цитадель, где они в конце войны проводили различные научные эксперименты. Ты же знаешь, какой интерес проявляла верхушка Третьего Рейха к древним сакральным знаниям, и даже посылала в Тибет специальную экспедицию с целью получения тайных манускриптов Шамбалы...
   - И что, немцам удалось их найти?
   Громов посмотрел на меня из-под низких белёсых бровей: загадочно и холодновато.
   - Ты не помнишь, когда в Трудовом Братстве был построен первый гравиплан? - спросил он, опустив безучастный взгляд на свои сцепленные на столе пальцы.
   - Точно сказать не могу. Кажется, около двух веков назад... Постойте, постойте! - спохватился я. - Уж не хотите ли вы сказать, что этим изобретением мы обязаны находкам на фашисткой "базе 211"?
   - Ну, не совсем так, - мягко улыбнулся Громов. - Мы позаимствовали только идею антигравитационного летательного аппарата и некоторые практические наработки немецких учёных. Ведь нам в руки тогда попали чертежи и некоторые экспериментальные образцы двигательной системы, где специальный дисперсионный диск, охлажденный до минус 167 градусов Цельсия, помещается в элетромагнитное поле, которое заставляет его вращаться. А при достижении скорости в три тысячи оборотов в минуту предметы, помещенные над этим вращающимся диском, начинают терять свой вес. Таким образом, создается антигравитация... Да что я тебе это объясняю! Ты и сам во всём прекрасно разбираешься.
   В уголках глаз Громова застыли смешливые морщинки.
   - А ещё мы воспользовались идеей трансмутации металлов... Вообще, на этой самой "базе 211" нашлось очень много прелюбопытных вещей... А зачастую и просто опасных, таких например как психогенератор, который фашисты использовали для экпериментов по психозомбированию. Кроме того, фашисты вывезли туда в своё время уникальную коллекцию эзотерических книг - сто сорок тысяч томов, собранных ими по всей Европе...
   Но мы с тобой отвлеклись от главной темы, ради которой я задержал тебя здесь и отнял твоё время, - напомнил Громов. - Так вот, что я хочу сказать. Сейчас исследования, проводимые в рамках программы "Тени Предков", не ограничиваются только изучением Антарктиды, хотя она и остаётся первоистоком всего. Внимание учёных ныне приковано к таким очагам древности, как плато Гизы на территории Северной Африки, как полуостров Юкотан и Анды в Южной Америке, а так же к долинам рек Инд, Тигр и Ефрат.
   - Вы хотите, чтобы я присоединился к этим исследованиям в качестве археолога? - осторожно предположил я. - Но у меня нет для этого соответствующих знаний и опыта. Вряд ли я смогу быть полезен Академии... Думаю, это наказание будет скорее не для меня, а для экспедиции учёных, работающих там.
   - А ты уже решил, что это наказание? - снова прищурился Громов, и в уголках его губ заиграла знакомая лёгкая насмешка. - Ты, к примеру, знаешь, какие основные задачи ставит перед учёными программа "Тени Предков" на сегодняшний день?
   - Нет. Но, думаю, Академия Пределов Знания не стала бы придавать ей столь большое значение, если бы задачи были малозначимыми для Трудового Братства.
   - Этих задач три, - продолжал Громов, словно, не расслышав моих слов. - Во-первых, необходимо твёрдо установить или опровергнуть существование на Земле, задолго до начала истории известной нам человеческой цивилизации, которая насчитывает около шести-семи тысяч лет, намного более древней протоцивилизации. История её, возможно, уходит своими корнями далеко-далеко в прошлое, и воспоминания об этом прошлом остались в нашей коллективной памяти лишь в виде смутных теней.
   Эту цивилизацию условно можно назвать Атлантидой, Лемурией, Гипербореей или страной Му, - как кому будет угодно. Название существенного значения в данном случае не имеет. Вопрос стоит так: кто мы на самом деле, откуда пришли, а, значит, и куда идём? Не помня своей истории, в какое будущее мы можем попасть? И если существование такой древней человеческой цивилизации подтвердится, тогда мы сможем с уверенностью сказать, что прежние наши представления о постепенном восхождении человечества от простого к сложному были не верны. Историческое движение превратится из спирального в поступательно возвратное.
   - А если это не подтвердиться?
   - Тогда будут правы те учёные, которые опираются на древние мифы, рассказывающие нам о совсем другой истории. О временах, когда людьми правили некие боги, пришедшие на Землю с неба. Именно они, согласно всем мифам, создали самого человека, а затем передали ему часть своих знаний, установили для него религиозные воззрения и государственные нормы. Именно они научили человечество земледелию, скотоводству, плавке металлов и многому другому. Если всё это действительно так, тогда нам придется признать, что человек - существо слабое и мало на что пригодное, созданное когда-то другими высокоразвитыми разумными существами с определенной целью - для служения и подчинения.
   Мы были подвластны им на протяжение тысяч лет, и все наши великие деяния, свершения и открытия - не более чем жалкая попытка подопытного животного выкарабкаться из устроенной для него хозяевами клетки. Попытка доказать самим себе свою значимость для вселенной, почувствовать себя равными богам. Но дальше этой клетки нам всё равно никогда не прыгнуть...
   - Вы это серьезно?
   Я недоверчиво посмотрел на Громова. Он крепко сцепил пальцы сложенных на столе рук и слегка наклонил набок голову, щуря на солнце усталые глаза.
   - Вполне. Но из этого вытекает и более значимая задача: найти пути и возможности освобождения из этого плена. Недаром же человек создавался по образу и подобию тех самых пришельцев, которых воспринял, как своих богов. Значит, изначально они заложили в нас те же глубины возможностей и способностей, которыми обладали сами, и которые остаются для нас всё ещё непознанными.
   Эти возможности обязательно следует развить, чтобы подняться до уровня тех самых богов, стать равными им и освободиться от их власти. Опасаясь этого, наши создатели затормозили их развитие, скрыли пути к ним где-то в глубинах генной структуры каждого из нас, чтобы иметь безраздельную и вечную власть над нами. Если нам удастся активировать некие тайные ключи, заложенные в человеке, тогда мы сможем добиться невероятного всплеска этих способностей. Или, наоборот, уничтожив эти ключи, мы станем свободными от невидимого нам рабства. И это уже само по себе даст толчок к новому развитию, поставит человечество на совсем иную ступень во вселенской эволюционной иерархии.
   - Это напоминает мне старую легенду о Вавилонской башне, когда люди захотели достичь небес, чтобы сравняться с богами... Мы тоже хотим построить такую башню? - с лёгкой иронией спросил я.
   - Почему бы и нет? - Громов спокойно посмотрел на меня. - Только такая "башня" приведёт нас гораздо выше, чем пресловутые "небеса".
   - О чём это вы?
   - Я говорю о способностях человечества освоить новые, доселе неведомые миры за пределами нашей материальной вселенной. Тонкая связь тела и души, приоткрытая для нас нашими энерготерапевтами, сделала возможными первые шаги по тропинке, ведущей в эту удивительную вселенную духовно-нематериального мира. Лишь там мы сможем достичь поистине беспредельных возможностей - получить безграничное знание и обрести для себя подлинное бессмертие!
   Громов взглянул на меня с лёгкой грустью.
   - Человеческая жизнь по-прежнему слишком быстротечна, Сид. У нас долгое детство, когда, кажется, что впереди тебя ждёт беспредельный простор времени для деяний и творчества. Но стоит только переступить порог зрелости, как время начинает свой стремительный и неудержимый бег, оставляя нам всё меньше и меньше возможностей для свершения задуманного...
   Его слова пробудили в моей душе нотки тоскливой печали, слившиеся с всегдашней бодрой весёлостью уверенного в своём будущем человека. И эта новая - слегка тревожащая и в тоже время будоражащая - мелодия заполнила меня до краев, заставив по-иному взглянуть на сказанное Громовым.
   - Научившись совершать путешествия из мира в мир, - продолжал он тем временем, - мы шагнём в такие дали, о которых никто из самых отчаянных смельчаков науки даже не смел мечтать! И эта задача сегодня для нас третья по счету, но не по значению... Ты понимаешь всю важность её для человечества?
   Он остановил на мне свой пристальный взор.
   - Мир вокруг нас, а вместе с ним и мы, устроен не так, как нам кажется на первый взгляд, - с той же едва уловимой грустью продолжал Громов. - Если нам удастся шагнуть за пределы возможного, тогда, пусть и в отдалённом будущем, наши потомки смогут воспользоваться плодами этих наших открытий. Представь себе, что когда-нибудь они смогут возрождаться снова и снова, подобно легендарному Фениксу. Такой переход из областей материального в духовное, и обратно позволит нам познавать тысячи вселенных, находящихся за границами нашего сегодняшнего понимания. На смену ограниченности нашего логизированного сознания придет совершенно иное, интуитивно-абстрактное мышление, не делающее отдельные открытия, а априорно знающее всё. Мы сможем, наконец, сменить саму научную парадигму, давно и безвозвратно устаревшую.
   - Вы думаете, такое возможно? - удивился я.
   - Конечно! Ещё древние китайские учения, такие как даосизм, говорили о том, что в человеке уже заложено априорное знание обо всём, поэтому "мудрствование" противоречит некой естественной разумности и естественному ходу вещей. Путь человека не отличен от пути мира. Человек знает столько же о мире и о себе, сколько вообще содержится в нём информации. Лао-цзы говорил, что мудрецы - последователи книжного знания - лишь преумножают глупость мира, в то время как человек, слившийся с универсальным путем и законом всех вещей Дао, сполна обладает всем. При этом он находится в состоянии "недеяния", потому что активно не вмешивается в мир и даже не познает его так, как это делали раньше и делаем мы сейчас - накапливая и обдумывая информацию.
   Если мы и дальше будем идти путем духовного развития, то сможем создать особую высокоразвитую культуру, которой ещё не знало человечество. Эта культура будет делать упор не на развитие техники, а на трансцендентацию сознания. Мы перешагнем уровень механизмов и будем способны решать все свои проблемы максимальным развитием сознания. Ведь возможность черпать знания из самых глубин Вселенной делает ненужным всякие механизмы, потому что многих вещей можно достичь лишь усилием сознания. А это уже другой тип реальности, другой тип знания.
   Мы даже сможем выйти за пределы человеческой оболочки и слиться с мирской естественностью. И передача самого знания станет иного типа. Сейчас мы познаем мир поэтапно, послойно, заранее признав, что нельзя познать "всё и сразу". Это во многом связано с процессом обработки информации. Новый тип познания будет невербальный, внесловесный и даже внеобразный. У нас появиться возможность приобщаться непосредственно ко всей мудрости сразу лишь путем интуитивного проникновения.
   - Такое непосредственное слияние со знанием можно встретить в доктринах многих религиозных систем, - заметил я. - Там оно именуется Божественной мудростью или Благодатью.
   - Ты прав, - согласился Громов. - И все они несопоставимо превосходят всякие выученные знания. Если же нам удастся достигнуть такого уровня развития, это повлечёт за собой и изменения в самой системе обучения детей. Уже не будет необходимости в школах или других учебных заведениях, в которых словесным образом объясняют "мудрость жизни". Человек будет способен практически сразу приобщаться ко всем знаниям.
   А вслед за этим отпадет и необходимость в письменности, и возможно даже самой речи. Всё это заменит телепатический контакт. Для передвижения в пространстве уже не нужны будут никакие приспособления. Телепортация станет столь же естественной и привычной, какими сейчас для нас являются магниторы или ракетопланы. Если же человек, освоив духовно-нематериальную вселенную, в конце концов, достигнет способности воспроизводить себе подобных не физически, а на уровне духа...
   Громов замолчал, взволнованно блестя глазами.
   - Ты знаешь, мне трудно сейчас об этом даже говорить, - откровенно признался он.
   Я был взволнован не меньше его, силясь представить себе ту пропасть пространства и времени... или чего-то иного, о чём я даже не в силах был пока помыслить, которая неожиданно разверзлась перед моим мысленным взором. И голова моя закружилась, словно я действительно встал на краю таинственной безграничной бездны, в глубинах которой скрывалось наше неведомое будущее.
   - Но ведь это полностью изменит весь наш мир, каким мы его знаем на протяжение тысяч лет, всё, к чему стремилось наше сознание всё это время!
   - Безусловно, - спокойно кивнул Громов. - Мир и так постоянно и неуклонно меняется. В наших силах лишь направить эти изменения в нужную нам сторону. Раньше люди априорно полагали, что развитие сознания должно обязательно реализовываться в создании так называемых материальных благ. Считалось, что человек, прежде всего, должен направлять свои силы на обеспечение комфортных условий жизни, улучшение питания, изготовления орудий труда, машин, одежды и прочих малозначимых вещей. На самом деле подобные мысли отнюдь не бесспорны.
   - Вы полагаете?
   - А ты нет?
   Громов посмотрел на меня сквозь прищуренные веки.
   - Подумай сам, ведь мы давно стараемся идти другим путем. В самом деле, разве блестящий мыслитель или философ пытается объективизировать свои размышления в изготовлении механизмов или орудий? Нет. Их мозг работает иным, зачастую непостижимым для простых людей образом. Разве они вообще обязаны что-то делать?.. А ведь основой всего нашего общества давно стало именно творчество. Но творчество не сопоставимо с понятием производительности труда. Работа духа производит намного больше, и одновременно намного тоньше, неуловимее, нежели физическое действие. И неслучайно, что духовное развитие и осознание мистического опыта внутри себя - кстати, заметь, черта, присущая только человеку - могут отпечататься во времени лишь в виде некоего духовного импульса.
   Громов встал и прошёлся по кабинету, заложив руки за спину.
   - Я говорю всё это потому, - неторопливо продолжил он, - что, изучая древние источники, наши ученые столкнулись со следами подобного духовного импульса, который дошёл до нас в форме тайного мистического знания. Это знание было хорошо известно нашим далеким предкам, но всегда воспринималось учёными, как иррациональное и малозначимое. Если же вдуматься, то такая "память" намного более надежная, чем черепки и останки костей, потому что она несёт в себе саму суть развития той самой цивилизации "богов". Но то, что было для них вполне естественным, каждодневным и нормальным, впоследствии превратилось для людей в тайное и эзотерическое знание, доступное лишь в моменты высших откровений. Приблизившись же к этому знанию и раскрыв его для себя, мы сможем сравняться с самими "богами" и достигнуть всего того, о чём я тебе здесь говорил.
   - И для этого есть уже какие-то предпосылки? - взволнованно спросил я.
   - Безусловно. Некоторые учёные давно изучают области этих знаний и, судя по всему, имеют внушительные успехи. Настолько внушительные, что мы уже сейчас можем говорить о необходимости переосмысления всей морально-этической основы нашего общества в соответствии с этой новой концепцией развития.
   Громов замолчал, и снова не спеша прошёлся по кабинету, время от времени поглядывая в распахнутые окна. Я обдумывал сказанное им. Наконец, с готовностью посмотрел на него.
   - Согласен, задачи действительно грандиозные и важные, и Академия Пределов Знания без сомнения сделала правильный выбор в научных изысканиях на ближайшие столетия... Вот только никак не могу понять, Иван Вениаминович, чем всё-таки я могу быть полезен для Академии?
   Громов остановился около одного из окон и молча, долго смотрел на меня. Сейчас мне снова показалось, что он не решается заговорить со мной о чем-то самом важном.
   - Ты, как всегда, спешишь докопаться до истины? - наконец, произнес он. - А ведь есть ещё и четвертая задача, без которой первые три могут так и остаться для нас невыполнимыми...
   - О чём вы?
   Я вопросительно посмотрел ему в глаза.
   - Разве ты не уловил суть из всего, что я тебе сказал? Главная задача, стоящая перед нами - получение знания, - спокойно пояснил Громов, видя моё непонимание.
   - Ах, знания! Ясно.
   - Именно! - кивнул Громов. - Если говорить языком мифов, "знания богов", которым обладала та самая протоцивилизация, и которое было столь велико, что во многом превосходило наши сегодняшние научные познания. Попади это знание к нам в руки, мы бы без труда овладели всеми теми беспредельными и безграничными возможностями, о которых я тебе только что говорил. И люди, работающие по программе "Тени Предков", вплотную подошли к получению источников этого знания, как здесь, на Земле, так и на раскопках на Марсе.
   Громов приостановился, задумчиво глядя в пространство перед собой.
   - Но есть ещё одно знание, - продолжал он, - которое может пригодиться нам не только для созидания...
   - О чём это вы? - насторожился я.
   Глаза Громова, похожие на кусочки синего льда, на мгновение остановились на мне. В глубине их сквозила какая-то странная печаль и твёрдая решимость.
   - Ты, наверное, слышал ещё по школьной истории, что есть множество легенд и мифов, говорящих о войне между богами? - словно, размышляя, произнес он. - Упоминания об этой войне мы находим и в египетских преданиях, и в текстах шумерских клинописных табличек, и в индийских ведах. Война эта велась в послепотопные времена, когда прежний мир - "Золотой Век" - был разрушен стихиями, и "боги" раскололись на два враждующих лагеря. И война эта была сокрушительной и всеуничтожающей.
   Громов подошёл к окну и встал в полосу солнечного света, с наслаждением подставляя лицо порывам ветра, залетавшим в его кабинет.
   - Слово "бог" или "божество" на дренеегипетском языке звучало как НТР или "нетер", и означало "тот, кто наблюдает", - словно, размышляя, произнес он, посмотрев на меня через плечо. - Подобное же значение имеет и название страны "Шумер" - "страна тех, кто наблюдает". У шумеров эти "цивилизаторы" были известны под именем анунаки. Наиболее почитаемыми из них были "божества": Ану, Эа и Энлиль. У древних же египтян аналогичные функции выполняли десять первых богов-нетеру, появившихся на земле Египта еще в "Золотой Век" - Зеп Тепи.
   Тебе должны быть хорошо известны их имена. Это боги Птах, Ра, Шу, Тефнут, Геб, Нут, Осирис, Сет, Исида и её сестра Нефтида. Эти божества были в некотором смысле богами творения, поскольку они своей божественной волей придавали форму окружающему Хаосу. Именно из этого Хаоса они, как считается, создали и заселили священную землю Египта, где правили людьми в течение многих тысяч лет.
   Громов не спеша прошёлся вдоль стены с экранами внешней связи, меряя шагами расстояние от окна к столу и обратно.
   - Самым примечательным для нас из этой девятки является бог Осирис. Именуемый в древних текстах порой как "неб-тем", то есть "всеобщий господин", он описывается одновременно, как сверхчеловек и человек, способный страдать. Помнили его в первую очередь, как благодетеля человечества, просветителя и великого вождя-цивилизатора. Здесь нетрудно усмотреть аналогию с другими богами-цивилизаторами - Виракочей в Андах, Кецалькоатлем в Центральной Америке и Эа в Месопотамии.
   Аналогичных персонажей мы встречаем и в Древнем Китае. Если помнишь, это знаменитые "три императора и пять правителей" Китая, среди которых были такие личности, как таинственный мудрец Фуси, "Желтый император" Хуанди, считавшийся родоначальником китайской нации, или знаменитый и не менее таинственный Юй, усмиривший потоп и ставший основателем первого протогосударства Ся на территории Китая.
   - Да, в детстве мне очень нравилась китайская мифология, - кивнул я.
   - Подобно всем им, - продолжал Громов, - Осирис действовал хитроумно и таинственно, и, располагая сверхъестественными возможностями, он, где только можно избегал использования своей силы. Приведя в порядок дела в Египте, он передал управление царством своей сестре и жене Исиде, и на долгие годы покинул египетские земли, пустившись в странствие по свету. Если верить Диодору Сицилийскому, сначала Осирис направился в Эфиопию, где обучил охотников-собирателей земледелию и организовал ряд крупномасштабных строительных и гидротехнических работ.
   Затем он отправился в Месопотамию, где его знали, как Эа. Это имя означало буквально "дом-вода". Здесь он так же, как опытный инженер, организовал строительство дренажных каналов, сооружение речных плотин, осушал болота в послепотопные времена. Завершив свою миссию в землях равнины Междуречья, он перебирается на Индостан, где основывает несколько городов, таких как Мохенджо-Даро на юге и Хараппа на севере. Примерно тоже самое происходило и на другом конце света, в обеих Америках, где хорошо известны своими деяниями Виракоча и Кецалькоатль...
   Громов снова сел к ресло напротив меня и добавил, словно, размышляя вслух:
   - Вообще, складывается впечатление, что легенды описывают одного и того же высокого светлокожего и бородатого человека, владеющего разнообразными практическими и научными знаниями и навыками, которые характерны для зрелой и высокоразвитой цивилизации, и которые он бескорыстно использует на благо остатков человечества, практически полностью уничтоженного Всемирным потопом. Этот таинственный богочеловек инстинктивно мягок, но при этом, если необходимо, может проявить твёрдость. Его отличает очень высокая целеустремленность, и, как видно из легенд, он всегда появляется в сопровождении группы избранных сторонников, которых легко распознать по одинаковой символике - змее.
   Я взглянул на начальника Особого отдела. Казалось, он придавал этому факту особое значение.
   - Организовав свою штаб-квартиру в египетском Гелиополисе, или в южноамериканском Тиауанако, либо в Теотиуакане Месоамерики, или в шумерском Эриду, этот таинственный богоцарь принимается за установление порядка и реставрацию утраченного равновесия в мире, - продолжал Громов. - До поры, до времени всё идет хорошо. Мы видим результаты грандиозных строительных проектов, сельскохозяйственных опытов и явные следы небывалого научного знания, зрелой культуры и сформировавшегося религиозного культа. Но потом внутри группы спутников богоцаря возникают жестокие внутренние конфликты. Возможно, это борьба за власть, а возможно, что и борьба за человека...
   Я посмотрел на Громова. В его словах прозвучала какая-то загадочность.
   - Это правда относиться уже к истории самого человека, и мы вернёмся к этому позже. Теперь же мы с тобой подходим к самому важному, - продолжал он. - Независимо от того, где разгораются мифические события - в Центральной Америке, Андах, в Шумере, или в Древнем Египте - исход всегда один и тот же: возникает заговор против бога-цивилизатора, и его либо убивают, либо изгоняют.
   Примером тому являются битвы между Тескатлипокой и Кецалькоатлем в Месоамерике, между Сетом и Гором, сыном Осириса в Египте, или между Энки и Энлилем у шумеров. Следы этих битв хорошо прослеживаются и в Андах, и на Юкотане, а так же в Междуречье и на Индостане. Особенно хорошо в Южной Америке. Достаточно вспомнить хотя бы известные всем руины Пума Пунку недалеко от Тиауанако, или развалины Каласасайи, или воронку в "пирамиде" Акапана, в самом Тиауанако. Есть так же явно взорванный в незапамятной древности "храм" в Саксайуамане, есть и в долине Куско странные руины Кенко...
   Громов сложил на груди худые руки и в задумчивости потер пальцами твердый подбородок. Его слегка прищуренные глаза не спеша ощупывали поверхность стола, словно он хотел разглядеть в глубине тёмной полировки отражения давно минувших событий древности. Наконец, он сказал как бы в раздумье:
   - Кстати, Кенко лично у меня, оставил впечатление какой-то древней научной базы... а возможно, и базы военной. Скалы там изрезаны причудливыми нишами различной формы, глядя на которые так и напрашивается вывод, что когда-то в них располагалось какое-то оборудование. А подземная часть Кенко очень похожа на защитный бункер, в котором тоже предостаточно вырезанных в скале ниш, каменных "кресел", "диванов" и "столов".
   Он посмотрел на меня, словно ожидая поддержки своих мыслей. Но я никогда не был в Кенко и мог полагаться только на рассказ Громова.
   - Можно было бы припомнить и разрушенные кем-то чульпы в Силустане. А чего стоит древняя цитадель Саксайуаман, расположенная к северу от Куско! - вдохновлено воскликнул он. - Как считают наши учёные, ярусы из мощных зигзагообразных мегалитических стен там когда-то явно служили для гашения взрывных ударных волн путем интерференции.
   - Вот это действительно любопытно! - оживился я.
   - Безусловно, - согласился со мной Громов. - Учёные так же считают, что этот загадочный объект глубокой древности служил своеобразным военным полигоном, где испытывалось какое-то неизвестное нам и очень разрушительное оружие. При этом, внимательно анализируя мифы различных регионов нашей планеты, можно без труда заметить, что речь в них идёт об одних и тех же событиях давно забытой, канувшей в лету истории. И совсем не важно, какие имена богов фигурируют в этих мифах, какие земли описываются расказчиками.
   Громов задумчиво постучал пальцами по крышке стола. Сказал, взглянув на меня:
   - Знаешь, что меня особенно заинтересовало во всём этом? Я узнал, что Саксайуаман можно перевести, как "насытившийся сокол". Инки, впоследствии пришедшие в это место, тоже почитали сокола, как священную птицу. Но любопытно другое: если продолжить параллели на Древний Египет и вспомнить, что бог Гор, сын Осириса, всегда ассоциировался египтнянами с соколом, и помимо всего прочего, отвечал за оружие богов, то можно прийти к мысли, что выводы учёных о связи южно-американских объектов именно с войной верны...
   Размышляя над этим, я понял, почему Кецалькоатля и Виракочу изгнали из Южной Америки и Мексики, куда они больше так и не вернулись. Думаю, изначально цивилизаторы осуществляли свою миссию именно в Западном полушарии, и проиграли там войну своим врагам, потому что разрушенные древние святыни так никто и не восстановил. А память о тех событиях впоследствии перекочевала в легенды других народов.
   - Вполне возможно, - пожал я плечами. - Вы считаете это таким уж важным?
   - С точки зрения истории? Конечно! Ведь речь идет о борьбе между богами именно за человека. Вернее сказать, в той далёкой древности сошлись два антагонистических лагеря в борьбе за покровительство над ещё незрелым человечеством, и от исхода этой борьбы зависела вся дальнейшая судьба Земли. После своего поражения на землях обоих Америк, цивилизаторы покинули этот регион и перенесли свои усилия в долину Нила, куда, согласно легендам, после завершения своей всемирной миссии с целью заставить людей отказаться от дикости, вернулся Осирис. Но и он вскоре пал жертвой своего брата Сета. Видимо это событие явилось отголоском той прежней войны в Андах. После чего разгорелась новая кровопролитная война между кланом Сета и сыном Осириса и Исиды - Гором. Гор победил в этой битве, и совет богов восстановил его статус-кво на земле Древнего Египта.
   - Да, я помню об этом из истории религий.
   - Надеюсь, в школе ты был внимателен на занятиях, - лукаво заметил Громов. - Так вот, одержать победу над своим дядей молодому Гору, скорее всего, помогло то оружие, которым он владел, или которое привез с собой из странствия Осирис. Ведь согласно древнему преданию именно на земле Древнего Египта, в Эдфу сын Осириса основал первую "божественную кузницу", где изготовлялось это уникальное оружие из "божественного железа" - "бжа", как называли его древние египтяне. И там же Гор сформировал свою армию "месину" - "Железных Людей", которую вооружил этим самым "божественным железом". Как гласят легенды, только благодаря этому Гор добился успехов в противостоянии с Сетом.
   - "Железные Люди"? О ком это? Может быть о боевых роботах?
   Громов посмотрел на меня так, словно знал ответ на мой вопрос.
   - Вполне возможно. На стенах храма Эдфу они изображены с обритой головой, в короткой тунике, с широким обручем на шее и с оружием в руках. Если допустить, что обруч - некое управляющее устройство, то твоё предположение о роботах может быть вполне логичным. Любопытно, что подобные "железные люди" встречаются не только в египетской мифологии. Одна из самых известных китайских легенд рассказывает нам о битве правителя Хуанди с мятежным князем Чию, который поднял восстание против Хуанди и отказался ему подчиняться. Эта война считалась самым крупным сражением в китайской мифологии. У мятежника Чию, помимо устрашающей и необычной внешности, были восемьдесят братьев с медными головами и железными лбами. К тому же они имели по четыре глаза и по шесть рук.
   - Действительно, очень напоминает образы из египетской мифологии, - согласился я.
   - Вполне возможно, что оба эти мифа являются лишь отголосками одних и тех же событий, - пожал плечами Громов. - Эти отголоски очень хорошо прослеживаются во всей земной мифологии, рассказывающей о войне между божественными силами. Мы можем видеть, как изменяются имена богов и место действия мифов, но суть конфликта и последовательность событий практически везде одинаковы. Даже упоминание некоего "божественного железа", из которого изготовлялось оружие богов, можно обнаружить не только у египтян. В индийских легендах и мифах говорится об одном из семи богов - Адитьев - по имени Твашар, который был ремесленником остальных богов. Из "сверкающего небесного металла" - "божественного железа" - выковал он для бога Вишну волшебный диск, для Рудры сковал его трезубец, для бога Агни изготовил "огненное оружие", а для Индры "грозовую молнию". Из этого же "железа" изготавливались и "воздушные повозки" богов.
   - Интересно, чем таким особенным отличался этот "небесный металл"? - заинтересовался я. - Вот бы получить его кусочек для образца!
   - Да, было бы любопытно взглянуть. - В уголках глаз Громова собрались смешливые морщинки. - Но главное для нас не в этом. Что это было за таинственное оружие? Вот основной вопрос, на который сейчас уже трудно ответить что-либо определённое. Но мы можем проанализировать те многочисленные данные об этом оружии, имеющиеся в древних текстах, и на основании их вывести для себя некое обобщенное представление.
   - Здесь, кстати, будет уместно вспомнить и про фашистских главарей, которые, организовывали свои экспедиции на Тибет, - напомнил начальник Особого отдела. - Судя по всему, они искали там именно следы этого "оружия богов", сведения о котором могли сохраниться у ариев пришедших когда-то на территорию Индостана. И искали нацисты, судя по всему, не безуспешно: многое, чего смогли добиться немецкие учёные и инженеры, начиная от ракет и заканчивая летающими дисками, далеко опережало знания и возможности других держав в то время, и было, скорее всего, результатом переосмысления знаний, полученных из древних текстов, описывающих ту самую войну богов.
   Громов задумчиво посмотрел на широкие полосы солнечного света, лившегося через окна.
   -Так вот, - продолжал он. - Эти древние тексты довольно противоречивы, потому что пытаются описать сложные научно-технические образы при помощи заведомо нетехнического языка. И, тем не менее, во многих мифах всё же можно отыскать немало очень интересной информации. К примеру, если мы начнем изучать предания Древнего Египта, такие как "Сказание о крылатом солнечном Диске", то можем в общих чертах представить себе некоторые характеристики "оружия богов". Всё в том же Эдфу, согласно сказанию, в своей "кузнице" Гор хранил "Крылатый Диск", пожалованный ему самим солнечным богом Ра. На нём божественный отпрыск бороздил небеса: "Когда двери кузницы открываются, диск поднимается в небо". Однажды Ра приказал Гору: "Высокорожденный сын мой, поспеши, сокруши врагов, которых видел ты...", и тот беспрекословно исполнил этот приказ. А дальше описания становятся ещё интереснее...
   Громов потёр подбородок, словно припоминая что-то. Затем покачал головой и достал из стола тонкий лист электронного справочника.
   - Извини старика, но память уже не та, - улыбнулся начальник Особого отдела. - Надеюсь, ты позволишь мне воспользоваться помощником?
   Он развернул лист справочника, как лист обыкновенной бумаги и стал неспеша читать светящийся текст, появившийся на экране:
   - "Высоко в небесах, из Крылатого Диска, увидел он врагов и напал на них сзади. Из передней части он выпустил Бурю, которую они не видели глазами и не слышали ушами. И в один миг все они были мертвы, и никто из них не остался жив..."
  
   Громов поднял на меня загоревшиеся азартом глаза.
   - Правда, любопытно? Описание подобной же "Бури" можно встретить и в шумерских летописях, в которых рассказывается о давней смертельной битве между Нинуртой - внуком верховного бога Анну, сыном Энлиля, и "демоном" из враждебного им клана - клана Энки - "демоном" по имени Зу. Эта легенда дошла до нас под названием "Миф о Зу". Для битвы с "демоном" Зу мать Нинурты - богиня Суд - вручила сыну "семь вихрей, что пыль с земли поднимают", которые Нинурта приладил к своей "колеснице", готовясь к предстоящему сражению.
   - Позволь, я расскажу тебе ещё немного и о сражении между императором Хуанди и князем Чию. - Начальник Особого отдела снова опустил глаза к справочнику лежавшему на столе перед ним. - Этот самый князь поднял на бой против императора не только своих медноголовых братьев, но и южные племена мяо. Хуанди же призвал на помощь "священного Дракона", который вызвал ливень и свирепый ветер. Чем тебе не метеорологическое оружие, разработками которого занимались ещё в двадцатом веке? Так вот, по началу, Хуанди даже проигрывал это сражение, но впоследствии, всё же, сумел достичь победы и весьма необычным путем: его дочь приказала громко бить в "чудесные барабаны", чей грохот был слышен почти за триста километров. Чию и его воины были так напуганы, что не могли ни летать, ни ходить, и охваченные ужасом разбежались с поля боя.
   Громов отложил в сторону справочник и посмотрел на меня.
   - Если призадуматься, то все эти "Бури" и "Вихри" очень напоминают некое силовое поле или мощное акустическое оружие, особенно грохот "чудесных барабанов". Кстати, опыты по созданию акустического оружия проводили ещё немцы в фашисткой Германии, а позднее и американцы. Его воздействие на человека может остановить сердце или вызвать резонанс внутренних органов, что приведет у их разрыву, и такое оружие способно вызвать чувство ужаса. Кроме того, им даже можно разрывать предметы в клочья.
   - Откуда вам всё это известно?
   Я недоумённо посмотрел на Громова.
   - Нам удалось перевести некоторые немецкие архивы, а так же ознакомиться с секретными военными разработками Северо-Американских Штатов, - сказал он, бесстрастно глядя на меня. Затем продолжил: - Но было у богов и более узнаваемое для нас оружие. Если изучить надписи на стенах храма в Эдфу, чудом дошедшие до нас, в которых описывается второй поединок между Гором и Сетом, то мы можем ясно себе представить, как выглядело это самое оружие.
   Он снова заглянул в свой электронный справочник.
   - Когда Гор поднялся в небо в "Наре" - "Огненном Столбе" - у которого было два "глаза", становившиеся то красными, то голубыми, началась их битва далеко и высоко над землей. Видимо речь идет о космосе. В ходе этой битвы первым был ранен Гор - его пронзил луч, выпущенный из летательного аппарата Сета, и "Нар" потерял один из своих "глаз". Тогда Гор продолжал сражаться на "Крылатом Диске" Ра. Он выпустил "гарпун" в Сета, и ранил того в яички...
   Можно предположить, что здесь речь уже идёт о некоем генном оружии, которое воздействует на способность иметь потомство. Если же рассмотреть устройство этого самого "гарпуна", то мы увидим, что у него был странный и практически невероятный наконечник, называемый в текстах "оружием тридцати". А на древних рисунках можно отчетливо увидеть, что "гарпун" на самом деле представлял собой тройную ракету, поочередно выпускающую три своих снаряда. Эпитет же "оружие тридцати" наводит на мысль о том, что снаряды эти были сродни снарядам последней мировой войны - снабженны несколькими разделяющимися бое-головками. Вот так-то!
   Громов по обыкновению положил сцепленные пальцы на крышку стола.
   - Опять же, если возвращаться к шумерским сказаниям, то и там мы встретим аналогичное оружие в руках у богов. Боги Ану и Энлиль наделили Нинурту - своего внука и сына, соответственно - чудесным оружием. Ану подарил ему ШАР.УР - "Верховного охотника" и ШАР.ГАЗ - "Верховного победителя". Энлиль же вручил своему сыну несколько видов оружия, самым грозным из которых был уникальный ИБ с "пятьюдесятью разящими головами"! После чего Нинурта стал самым великим воином Энлиля.
   В битве же с Зу Нинурта прибегает к помощи оружия "тил-лум", которым он поразил "птицу" Зу. Шумерское слово "ТИЛ", как и аккадское "тил-лум" имеют общий пиктографический значок, изображавший стрелу. Иными словами, "тил-лум" был не чем иным, как ракетой. Именно это значение когда-то имело слово "тил" и в языке иврит.
   Громов снова заглянул в справичник и выпрямился.
   - Но, пожалуй, самым распространённым древним оружием было некое "Сияние Богов", или "Божественный Огонь". Именно оно чаще всего описывается в легендах и сказаниях обоих древних цивилизаций. Это "сияние" или "огонь" часто связывался с короной или неким шлемом "богов". Здесь уместно будет вспомнить и предание о боге Ра - первом царе Первого Времени - владевшего особой короной Осириса - "короной Атефа".
   Если верить древнеегипетской "Книге мертвых", эту корону подарил Осирису сам Ра, но в первый же день, как Осирис надел её, у него стала мучительно болеть голова, и когда Ра вернулся вечером, он нашёл Осириса с распухшей и воспаленной головой от горячей короны. Ра даже пришлось выпустить гной и кровь Осирису... Заметь, что это должна была быть за корона, которая выделяет столько тепла, от чего кожа начинает кровоточить и покрываться язвами? И для чего она была нужна?.. А в состав её, как известно, входил "уриус"! Центральная часть этого хитроумного приспособления, как я бы его назвал, представляла собой, так называемый "хеджет" - белый боевой шлем из Верхнего Египта, имеющий форму кегли... Кстати, тебе известно, что ни одного такого шлема археологами так и не было найдено, и он известен нам, только, по барельефам?
   - Да, я читал об этом.
   - Любопытно, что с боков этого шлема поднимались две тонкие металлические пластины, а впереди красовалось устройство из двух волнистых лопастей...
   - Словно это было устройство для экранирования каких-то излучений! - догадался я.
   - Именно! - кивнул Громов. - Или ещё для каких-то целей.
   - Всё это довольно интересно, - взволнованно произнес я, неожиданно захваченный рассказом начальника Особого отдела. - Мне сейчас вспомнилась потрясающая симфония барельефов, словно пронизанная духом Осириса. Они украшают стены зала Гипостиль в храме Сети I в Абидосе.
   Громов одобрительно закивал в ответ на мои слова.
   - Да. Этот храм чудом сохранился и дошёл до нас после всего произошедшего на стыке старого и нового времен.
   - Мы посещали его, когда я был ещё совсем мальчишкой, в школе третьего цикла, - мечтательно сказал я. - До сих пор в душе осталось незабываемое впечатление от того посещения... Так вот, там на Осирисе можно увидеть самые разнообразные и причудливые короны. Наверное, такие короны были всегда важной частью гардероба всех фараонов Древнего Египта, если судить об этом по сохранившимся фрескам. Но, как ни странно, насколько мне известно, археологам так же не удалось найти ни одной царской короны или хотя бы ее кусочка, не говоря уже о спиральном церемониальном головном уборе, в каких изображались боги Первого Времени.
   - Ты прав, - кивнул Громов. - К тому же можно заметить, что головные уборы богов и фараонов Древнего Египта имеют наклон назад точно под таким же углом, как и земная ось. Если при этом вспомнить, что одежда, украшения, драгоценные камни и знаки отличия древних жрецов всегда символизировали духовные энергии, исходящие от человеческого тела, которое, как известно было создано по образу и подобию богов, то не трудно усмотреть здесь некую связь этих энергий с энергией Земли и вселенной вообще. А их синтез, возможно, использовался для боевых возможностей таких загадочных устройств, как "уриус".
   - Да, вполне возможно, - рассеянно произнес я, всё ещё погружённый в воспоминания о детстве.
   Громов бросил короткий взгляд в справочник, светившийся рядом с ним на столе.
   - Кстати, о сохранности древних военных артефактов. Очень любопытна в этом плане история о фараоне Рамзесе втором и о его чудесной победе над врагами при помощи некоего загадочного оружия, которое, скорее всего, досталось ему от самих богов. Наверное, это оружие было передано фараону его же жрецами, которым каким-то чудом удалось сохранить его до времён Нового царства. Произведение, о котором я говорю, называется "Поэма Пентаура" по имени писца записавшего её на папирусе. Из этой поэмы мы узнаем, что в момент битвы фараон был облачён всё в тот же "уриус" и некий "панцирь".
   Громов придвинул поближе справочник и близоруко щурясь, процитировал:
   - "И появился он в сиянии... с уреем на челе, сокрушающем врагов, извергая огонь и пламя в лица их! И был он словно Ра, восходящий ранним утром, и лучи его опаляли врагов. Осеняло его божество, оно с ним в колеснице его! Всякого кто приблизится к нему, сожгут огонь и пламя!"
   Громов откинулся на спинку кресла, внимательно глядя на меня.
   - Можно здесь отметить, что враги Рамзеса не могли устоять перед ним, лишаясь сил, ноги их были слабы, и они не могли бежать, а "грозный рык" его вселял в них ужас. Примечательно, что войско Рамзеса бежало, и сражался он в одиночку с тысячами колесниц врагов своих, но при этом "всякая стрела, пущенная в него, приближалась к нему отклоняясь и пролетала мимо"!
   - На мой взгляд, это обычное восхваление доблестей фараона, свойственное его подданным. К тому же сам текст писался, скорее всего, по велению самого Рамзеса, - заметил я.
   - Безусловно, - согласился со мной Громов. - И, тем не менее, при всех возможных преувеличениях и искажениях действительных событий, никто не мешает нам предположить, что фараон был вооружён неким боевым приспособлением. В целом это не противоречит логике и тексту. И это приспособление несло в себе несколько поражающих функций.
   Во-первых, оно обладало защитным полем, оберегавшим фараона от стрел и копий врагов. Во-вторых, оно представляло собой нечто вроде ультразвукового, либо акустического излучателя, способного рассеивать толпы врагов, повергать их в ужас и обездвиживать. Опять же, здесь уместно будет вспомнить о "Буре", которую использовал Гор в битве с врагами Ра. И, наконец, это приспособление было снабжено неким смертоносным излучением, которое, несомненно, исходило от "уриуса", как и у всех богов Древнего Египта носивших его на своих коронах.
   - Ну что ж. Вполне может быть. Почему бы собственно и нет? - пожал я плечами.
   - Вот именно! - улыбнулся Громов. - В деле расшифровки древних мифов важно не упускать даже малейших деталей. Пускай поначалу выводы, опирающиеся на эти детали, и кажутся самыми невероятными. К тому же если схожие детали и технические образы просматриваются в мифах и легендах различных культур. Почти вторят рассказу о Рамзесе и ассирийские надписи, описывающие различные военные походы правителя Шалманесера, который воевал с "Могучей Силой", которую ему дал бог Ашур. От оружия Ашура, гласят эти надписи, исходило "сияние ужасное". Вражеские воины бежали с поля боя, увидев "ужасное Сияние Ашура, объявшее их". Другой правитель Эсархаддон и его сын, и наследник Ашурбанипал шли войной против Египта, и оба применяли в сражениях "Сияющее Оружие".
   - "Ужас вселяющее Сияние Ашура, которое ослепило фараона так, что стал он как безумный", - прочитал Громов, заглянув в светящийся текст. - В других надписях, оставленных Ашурбанипалом, указывается, что это оружие, испускающее ослепительное яркое сияние, было частью головного убора богов! В одном месте прямо говорится, что враг был ослеплен сиянием "головы бога". А ассирийская богиня Иштар, одетая "Божественным огнём" и в "Лучистом Шлеме", пролила пламя на Аравию.
   Ещё об Иштар написано в "Мифах о Куре": "Оружье, что сияет ярко, богиня поднимает... С бесстрашием, о котором будут помнить до далёких дней, обрушилась она на врага и небеса все цвета рыжей шерсти были... Вспыхнувший луч разорвал на части врага, за сердце он рукой схватился". А в том же "Мифе о Зу" можно обнаружить описание другого воздействия этого "Сияния". Там говориться о том, что "тот, кто противостоит ему, становиться как глина... от Сияния его бегут все боги".
   - Мне так и представляются все эти ужасные битвы в огне и дыму, тысячи жертв, словно это описания не войны богов, а "Битвы Мары"!
   Я зябко передернул плечами.
   - Иногда история повторяется, - мудро заметил Громов. - Но у богов были и другие не менее интригующие предметы. Есть одно потрясающее предание, которое рассказывает о некоем "золотом ящике", в который бог Ра сложил ряд загадочных предметов, а именно: свой "скипетр" или посох, прядь своих волос и свой "уриус"... Заметь, опять неизменный "уриус"!
   Он многозначительно поднял указательный палец.
   - Так вот, этот ящик вместе со своим странным содержимым был спрятан в крепости "на восточной границе" Египта в течение многих лет после вознесения Ра на небо, и считался сильным и опасным талисманом. Когда же бог Геб пришел к власти, он приказал принести ему этот ящик и открыть его. Подданные исполнили его волю, но не успели они открыть ящик, как из него вырвалось пламя - "дыхание божественной змеи", как называют его в тексте, - которое убило на месте всех товарищей Геба и смертельно обожгло самого богоцаря.
   - Да. Интересный сюжет, - задумчиво сказал я. - Очень напоминает искаженное описание несчастного случая в результате неисправности устройства... или какого-то чудовищного прибора.
   - Вот видишь! - оживился Громов. - Тебе тоже так показалось? Такое подозрение ещё больше усиливается, если мы с тобой вспомним, что это далеко не единственный золотой ящик в древнем мире, который вёл себя подобным же образом. Был ещё и ящик Пандоры у древних греков, и таинственный ковчег завета евреев, построенный Моисеем по наущению Господа, который так же мог убивать невинных людей, попытавшихся его открыть. По библейскому преданию в нём находились не только таблички-скрижали с десятью заповедями, но и золотой горшок с манной, и посох Аарона...
   Обрати внимание - опять посох! Такое впечатление, что нам пытаются описать какую-то смертельно опасную и непредсказуемую машину, пользоваться которой умели только древние боги. На крышке ковчега, к тому же, устанавливался "капорет", отлитый из золота, как и сам ларец. Его поддерживали два золотых херувима. Библия пишет об этом так: "...На крышке Ковчега должны быть помещены по обе её стороны два херувима, сделанные из чеканного золота, с крыльями, распростертыми навстречу друг другу... Я буду говорить между двумя херувимами на крышке Ковчега соглашения ".
   - Знаете, Иван Вениаминович, мне сейчас вспомнились виденные мною в музее шумерские цилиндрические печати. На них изображены некие "божественные предметы" в форме чёрных коробок или ящиков, которые сплавляются на плотах по реке или навьючиваются на спины животных и переправляются от морского причала вглубь континента... По-моему, эти "коробки" очень похожи на описания библейского ковчега.
   - Да, ты прав. Я тоже заметил эту особенность.
   Громов помолчал, задумчиво глядя на экран своего электронного справочника. Затем сказал, словно вспомнив о чём-то:
   - Кстати, по поводу таинственных посохов и других предметов. Если внимательно приглядеться к изображениям древнеегипетских богов в сохранившихся гробницах-мастаба фараонов на территории плато Гизы, то на них в руках у богов эннеады всегда можно заметить странные предметы. Один из этих предметов похож на некое подобие длинного посоха или жезла. Этот "посох" - "уас" - на верхнем конце имеет странный крючковатый изгиб, чем-то напоминающий гарпун, а на нижнем конце он раздвоен наподобие вилки. И эта "вилка" имеет подвижное телескопическое основание. На некоторых изображениях она максимально выдвинута из посоха, а на других задвинута в него. Это может говорить о рабочем и нерабочем состоянии этого загадочного предмета.
   Второй предмет, обязательно присутствующий у египетских богов, это "анх" - некое приспособление, соединяющее в себе две фигуры: крест и петлю. Ранее оно считалось символом жизни в Древнем Египте. Тем не менее, боги держат его, несомненно, как некое орудие или оружие - за ручку вниз крестообразной частью. Примечательно, что похожие на "анх" предметы присутствуют у богов и на шумерских изображениях, и на рисунках инков и майя в Америке. Правда, у них они больше напоминают некие ларцы с изогнутой ручкой. Возможно, это нечто аналогичное переносному зарядному устройству.
   - Может быть, это и было что-то похожее на аккумуляторную батарею? Ведь, насколько я могу судить, боги активно использовали для своих целей электричество, - поддержал я Громова.
   - Вполне возможно, - согласно кивнул он. - К тому же на египетских барельефах и рисунках посох "уас" и "анх" часто соединены между собой ещё одним таинственным предметом - так называемым столбом "джет", который, на самом деле, очень напоминает простой электрический изолятор. А при таком соединении все эти предметы приобретают качественно новые свойства... Кстати, в храме Сети I есть очень интересная фреска летящего сокола, который, несомненно, является образом бога Гора. Этот сокол несёт в своих лапах некое подобие корзины с теми самыми загадочными предметами богов - "уасом" и "анхом". А на одной из стен храма есть изображение этих приспособлений, где в центре каждой группы расположен "анх" и по два "уаса" с каждой стороны от него.
   - К чему это вы? - не понял я.
   - Если вспомнить "Железных Людей" Гора с их "Божественным Железом", то можно отметить, что оружие это напоминает всё тот же "гарпун", а его условное обозначение включалось в иероглифическое написание слов, обозначавших "божественное железо" и "железные люди". То есть можно заключить, что Гор вооружил свою армию именно оружием богов, и соответственно боги всегда носили это самое оружие при себе. А, значит, мы можем с большой долей вероятности сказать, как оно выглядело.
   Громов посмотрел на меня, щуря усталые глаза. Его рассуждения выглядели вполне логично, поэтому мне было нечего ему возразить.
   - Здесь уместно будет вспомнить и скульптуры с Американского континента, - снова заговорил он. - Скажем, изваяния двух великанов, установленные внутри Каласасайи, или же гранитные идолы, стоящие на вершине пирамиды в мексиканском доисторическом городе Толлан - в руках у них у всех мы видим весьма странные предметы, и эти предметы очень похожи на египетский "анх". Иные же напоминают книгу в переплёте с застежками, из которой торчит нечто в виде раздвоенной рукоятки, вставленной в неё, как в ножны.
   Согласно же легендам, боги древней Мексики были вооружены "ксиукоатль" - "огненными змеями" - которые могли испускать лучи, способные пронзать и расчленять человеческие тела. Интересно, что Толлан или Тула, согласно тем же мексиканским легендам, послужил местом последней битвы богов, в которой злобный бог Тескатилпока положил конец просвещённому и великодушному правлению Пернатого Змея - Кецалькоатля. Это к моей мысли о том, что раскол лагеря богов произошёл именно в Америке задолго до цивилизаций Египта и Шумера...
   Громов замолчал, прикрыв рукой усталые глаза и слегка склонив вперёд голову.
   "А он неплохо потрудился перед нашим разговором! - подумал я. - Какой объём информации ему пришлось прочитать и осмыслить!"
   Я почувствовал невольное восхищение начальником Особого отдела. В свои годы он был одним из немногих в системе ОСО, кто обладал подобной силой аналитического ума и уровнем знаний, а так же глубиной специальной подготовки.
   - Кстати, Осирис - самый почитаемый египетский бог мёртвых - на барельефах тоже держит в своих руках два довольно странных предмета, - снова заговорил Громов, поднимая голову и глядя на меня пронзительным холодным взором. - Первый предмет напоминает нечто вроде двух стержней, один из которых имеет загнутый полукольцом конец, а второй снабжён некоей связкой перьев. Хотя если внимательно присмотреться, то можно понять, что это не перья, а, скорее всего, сноп молний или лучи какого-то света...
   - Никогда не обращал особого внимания на это, - признался я. - Мне подумалось сейчас о другом: о змеях. Это очень часто повторяющаяся символика могла, наверное, так же быть простой неспособностью языка охотников и земледельцев палеолита описать какие-то явления или приспособления явно технического характера.
   - Так-так! - заинтересовался Громов, придвигаясь поближе ко мне. - Разверни свою мысль!
   - Помнится, согласно поверью, Кецалькоатль отплыл из Центральной Америки морем на плоту из змей? А в египетской "Книге мёртвых" упоминается о жилище Осириса, которое покоилось на воде, и стены его были сделаны из живых змей. Правильно?
   Громов утвердительно кивнул в ответ.
   - И тот же уриус изображался в виде змеи, и сам по себе являлся довольно необычным и загадочным предметом, имевшим явно огромную магическую и убийственную силу... Даже много позднее, у древних греков, которые, как известно, заимствовали египетские религиозные и мифологические традиции, можно найти подобные змеиные аналогии.
   Громов изумленно приподнял одну бровь.
   - Я говорю о Медузе Горгоне, убивавшей всех своим взглядом, превращая людей в камень. Ведь вместо волос на голове у неё были именно змеи! Чем не описание непонятного и сокрушительного оружия, возможно, излучавшего какую-то энергию, - пояснил я свою мысль.
   - А ведь ты это верно заметил! - похвалил меня Громов.
   - И ещё мне сейчас вспомнилась, описанная в "Теогонии" древних греков, битва Зевса с Тифоном, когда Зевс собирался оскопить Тифона особым серпом. Этот серп дала ему его мать для совершения "злодейства". Если вдуматься, то здесь явно прослеживается связь со сражением между Гором и Сетом с применением одинакового вида оружия. Единственное отличие в описании его устройства и внешнего вида.
   - Молодец! - обрадовался Громов. - Если при этом не забывать об идентичности этих двух греческих богов с древнеегипетскими богами Гором и Сетом, то истоки этой легенды становятся вполне очевидными! Что же касается различия в описании применяемого богами оружия, то здесь всё вполне объяснимо: чем ближе к современности, тем больше мифические описания становятся насыщенны "приземлёнными" деталями и упрощаются для понимания людьми мифологического сюжета. Видимо, со временем древнее знание забывалось, а иногда и попадало под запрет. Но из всего этого можно сделать ещё один очень важный вывод: чем более "приземлённая" картина описана в мифах, тем с более поздней цивилизацией мы имеем дело! - заключил начальник Особого отдела.
   - Вот видишь, сколько интересного можно обнаружить, если внимательно изучать древние изображения или перечитывать древние мифы! И таких описаний, к счастью, нам осталось от наших неразумных предшественников довольно много. Не всё сгорело в огне, не всё смыто на дно океанов и морей после Битвы Мары!
   Громов порывисто встал и снова прошёлся вдоль окон, подставляя разгорячённое лицо прохладному ветру. Затем он вернулся на прежнее место.
   - Следы "битвы богов" есть не только на территории бывших Перу, Боливии, Египта или Месопотамии. Есть ещё хорошо известные каждому школьнику города Мохенджо-Даро и Хараппа, расположенные на островах реки Инд. Там имеются те же самые признаки древней битвы богов...
   - Да, я помню. Эти города были внезапно уничтожены каким-то неведомым способом. Возможно, даже ядерным оружием. Следы высокотемпературного оплавления там находили повсюду.
   - Вообще, индийские Веды, пожалуй, больше всех остальных древних источников годятся для детального изучения истории божественных войн и конфликтов, - убеждённо сказал Громов. - Согласно этим древнейшим текстам, после того, как был создан мир, много веков спустя, зародилась династия Богов Неба и Земли. Этой династией правило верховное божество Мар-Иши, которое имело семь детей. Один из этих детей, Каш-Япа - "Тот, который на троне" - сделался господином над Дева - "Блестящими". Отличаясь небывалой плодовитостью, он породил от своих многочисленных жён и наложниц целый сонм богов, гигантов и чудовищ. Отличаясь небывалой плодовитостью, он породил от своих многочисленных жён и наложниц целый сонм богов, гигантов и чудовищ, среди которых наиболее известными и почитаемыми во времена Вед были Адитьи, рожденные от супруги Каш-Япы Адити - "Неприкаянной". Сначала Адитьев было семеро: Вишну, Варуна, Митра, Рудра, Пушан, Твашар и Индра. Затем появился на свет и Агни. Впоследствии всех Адитьев стало двенадцать. Среди них был и Бхага, который затем, при миграции ариев, превратился в главное божество славянской мифологии - Бога.
   - В целом я помню эту историю из школьной программы, - закивал я.
   - Это хорошо, - удовлетворённо кивнул Громов. - Тогда ты должен помнить, что Веды рассказывают нам о том, как господству Адитьев противились Асуры - старшие боги, дети Каш-Япы, рожденные им ещё до появления на свет Адитьев. Война эта велась между Адитьями и Асурами как за первенство между богами, так и за обладание Землёй.
   - Насколько я помню, в индийской мифологии Асуры выступают на стороне Зла, играя роль "демонов", - напомнил я.
   - Ты прав. Но границы между Добром и Злом в мифологии весьма расплывчаты, - покачал головой Громов. - Не будем сейчас углубляться в это. Вернёмся к сражениям ведийских богов. Как ты помнишь, они велись и в небе, и на земле, и даже под водой. В "Махабхарате" мы можем прочитать о том, как Асуры построили себе три железных крепости в небе, откуда они атаковали три региона Земли. При этом они могли становиться по своему желанию невидимыми и сражаться невидимым оружием.
   Армию богов в той войне возглавлял Вишну, а прославился же в этих битвах бог-громовержец Индра. Он уничтожил несметное число врагов на земле, а в небе сражался с Асурами на своей летающей колеснице - вимане, которая с боков испускала лучи и передвигалась "быстрее мысли". У невидимых коней этой небесной колесницы были "глаза, как солнце", которые испускали красноватое сияние и даже меняли цвет.
   - Совсем, как у "Крылатого Диска" Ра, на котором летал Гор? - воскликнул я.
   Громов улыбнулся.
   - Верно. Так вот, победив врагов "богов" в поединках и битвах, и обратив всех их в бегство, Индра решает отвоевать у "демонов" некую "корову". "Демоны" спрятали её в горной пещере, охраняемой "демоном" Валой - "Окружающим". На самом деле санскритское слово "го" сочетает в себе не только понятие "корова", но и имеет такое значение, как "Божественный Луч". Индра при помощи молодых богов - Ангирасов, которые были способны испускать божественное пламя - приступом взял укрытие Асуров и вернул богам "Божественный Луч".
   Когда же войны богов, продолжавшиеся тысячу лет, завершились, Индра, стремившийся к власти, заявил о своём первенстве перед остальными богами. Первым шагом на этом пути для него стало убийство собственного отца. За это преступление боги запретили Индре пить Сому - амброзию, которую "на крыльях орла" доставляли на землю из Небесной Обители, и которая служила богам для сохранения вечной молодости. Тем самым бессмертие Индры было поставлено под угрозу и он, обладая "Божественным Лучом", "взлетел над ними с поднятым оружием Грома". Тогда в страхе боги закричали: "Не надо!" и дали ещё раз Индре отведать божественной пищи. После этого Индра стал господином над богами.
   Начальник Особого отдела пододвинул к себе электронный справочник.
   - Но вскоре у Индры появился соперник - Тваштар или "Перворожденный". Индра быстро поразил его оружием Грома, которое изготовил для него сам Тваштар. Потерпевший изначально поражение в схватке с Индрой, Твашар посылает на бой невероятно быстро выросшего до огромных размеров искусственного монстра Вритру - чем тебе не "Железные Люди" Гора? И как в истории сражений между Сетом и Гором, Индра сначала проиграл бой и был вынужден бежать на край света. Все боги отвернулись от него и на его стороне остались лишь Маруты - боги, у которых были самые быстрые летающие колесницы, они "громогласно ревели, ветрам подобно, что скалы тряслись и дрожали". Заручившись их поддержкой, Индра вновь вызвал на бой Вритру.
   - "И вида не было ужасней, когда сошлись на битву бог и демон. Метал снаряды Вритра острые свои, разил он жгучей молнией и громом, которые дождем лились. Но бог с усмешкой гнев его встречал, и сколько в Индру он орудий не пускал, они, затупившись, прочь отлетали", - снова процитировал Громов, обратившись к своему справочнику.
   - Когда же у Вритры кончились огненные снаряды, Индра сразил своего обидчика молнией "изготовленной Твашара рукой искусной" из "божественного железа". Заметь, словно речь здесь идет о Горе и его кузнице, где он изготавливал своё "божественное железо"! Эти молнии, судя по тексту, представляли собой сложные ослепляющие управляемые снаряды, которые без промаха попали в цель: "И вскоре Вритры жуткую судьбу гул и лязг провозвестили Железного дождя, что пролил Индра. Пронзенный, сломленный, с ужасным воплем наземь рухнул демон гибнущий со стен своей заоблачной твердыни".
   Громов взглянул на меня.
   - Теперь, возвращаясь к Мохенджо-Даро и Хараппе, можно отметить, что эти города погибли, несомненно, в ходе этих страшных битв между богами. Хочу тебе прочитать интересный отрывок из "Махабхараты". Вот послушай: "Пламя снарядов, пущенных Брахмастрами, соединилось воедино, и вместе с огненными стрелами заполнило землю, небо и всё пространство между ними, и возник пожар, пылающий, словно всёсжигающее Солнце в конце света... И тогда все намеченные Брахмастрами к сожжению и видевшие ужасное пламя их снарядов почувствовали, что это - огонь Пралайи, что сжигает мир".
   - Подобным же образом были уничтожены и месопотамские города: Ур, Ниппур, Урук и Эрид, - продолжал Громов. - Шумерские тексты вторят "Махабхарате", описывая эту трагедию: "На Землю спустилась беда, которой люди не знали, люди не видели раньше такого, от такого никто не спасётся... Невидимая смерть, что по улицам бродит, по дорогам скитается, станет с кем-то рядом - и не видно её, в дом войдет, и никто не узнает... Зло, что на землю набросилось, приведение будто... Через самые стены высокие, через самые толстые стены сочиться оно, как вода, и никакая дверь его не удержит, и запор не остановит её, через дверь, как змея, вползает оно, сквозь щели, как ветер, внутрь залетает... Люди, напуганные, едва могли дышать... Злобный Ветер зажал их в тиски, дня одного ещё он им не даст... Рты увлажнялись кровью, головы кровью сочатся... От Злобного Ветра бледнеет лицо..."
   - Здесь уже говорится о последствиях применения богами своего оружия непосредственно на людей, оказавшихся в зоне небесного конфликта, - заметил я, кивая головой.
   - Да, - согласился Громов. - И легко заметить, что города людей пострадали, когда с неба были сброшены "страшные орудия": "Они на все четыре стороны земли разлили яркие лучи, сжигая всё, как пламенем". В другом же тексте говориться об "урагане, вспышкой молнии рожденном". После него "туча густая, что окутала мраком всё небо... поднялся ветра порыв... буря, яростно рвущая небо... тьму несёт из города в город, тучи густые несёт, что окутали мраком всё небо...Люди, как черепки, на улицах лежали... высокие ворота мёртвые тела загромоздили... на площадях бездыханные тела лежали в беспорядке... все улицы загромоздили мёртвые тела... мёртвые тела, как жир, оставленный на солнце, таяли сами собой...".
   Громов оторвал глаза от текста на экране и внимательно посмотрел на меня, словно стараясь понять мою реакцию на прочитанные им строки. Сказал:
   - Ты прав, это очень похоже на ядерный взрыв, но оружие богов имеет явно иной характер. Следы его применения мы встречаем и на территории обеих Америк, их можно обнаружить и в Египте.
   Он помолчал, затем задумчиво произнёс:
   - Оружие богов... Нет, это был точно не ядерный взрыв, иначе мы обнаружили бы следы радиации и в Мохенджо-Даро, и в Тиауанако, и на Синайском полуострове... Но их нет! Значит, это было что-то другое, но не менее разрушительное и мощное. Вот только что? Может быть антивещество?..
   Громов замолчал и печально посмотрел перед собой.
   - А что это за "брахмастра" такая? - поинтересовался я.
   - "Оружие Брахмы". Это самое мощное и смертельное оружие. Так о нём говорится в Пуранах, "Махабхарате" и "Рамаяне". К тому же оно очень точное, никогда не проходящее мимо своей цели и полностью её уничтожающее. Самое интересное, что его можно было использовать как против одного человека, так и против целой армии, но только один раз в жизни. Любопытно, правда?
   Громов сложил ладони на столе.
   - Но ещё интереснее способ активации этого оружия, созданного Брахмой с целью защищать принципы дхармы, то есть "божественного закона". Так как Брахма был творцом вселенной и первым живым существом, получившим ведическое знание, он создал это оружие, способное уничтожить любое живое существо во вселенной. Чтобы привести его в действие, нужно было достигнуть высокого уровня умственного сосредоточения и посредством особой медитации, обращённой на творца вселенной Брахму, активировать "брахмастру". Подобное оружие лежит уже за пределами обычных технических средств, известных человечеству. Это выводит нас на совершенно иной уровень знаний - на некий духовно-нематериальный аспект, лежащий на грани магии и сверхспособностей человека. Может быть, даже здесь были задействованы энергии, пока что неизвестные нам, концентрация которых позволяет получить невероятную разрушительную силу в нашей материальной вселенной.
   - Тогда это очень опасное оружие! - заметил я. - Человечество, с его прежними военными достижениями, выглядело бы перед ним сборищем неумелых детей, вооружённых примитивными рогатками.
   - Или жалкими карликами у ног могучих гигантов, - согласно закивал Громов. - Любопытно, что это не единственное подобное оружие, бывшее в распоряжении пуранических богов и героев. Хорошо известно и личное оружие бога Вишну - "Нараянастра" или "Оружие Нараяны". Оно представляло собой миллионы метательных снарядов, одновременно приводимых в действие. Их количество и мощь возрастала пропорционально оказываемому им сопротивлению.
   Единственным способом спастись от "нараянастры" был полный отказ от сопротивления. "Нараянастра", как и "брахмастра" могла использоваться в войне только один раз, и при попытке применить её снова она поражала армию, к которой принадлежал вызвавший её воин. Секрет использования этого оружия был известен только трем воинам: Дроне, Ашваттхаме и Кришне.
   Громов замолчал. Сейчас он выглядел усталым и опустошённым.
   - То есть, вы хотите сказать, что нам необходимы знания именно о таком оружии, оружии богов? - неожиданно догадался я и изумлённо посмотрел на начальника Особого отдела. - Но зачем? Мы же не ведём ни с кем никаких войн, у нас нет врагов!
   - Не горячись, Сид, - спокойно сказал Громов, устало прикрывая веки и протирая пальцами глаза. - Всё не так просто и однозначно, как может показаться на первый взгляд. Мне уже не раз доводилось беседовать с Менгешей, и из этих бесед я вынес для себя одну очень важную вещь: он небезосновательно опасается возможной внешней угрозы для Трудового Братства.
   - Вы говорите об угрозе со стороны Сообщества? Но разве их наука в своих изысканиях зашла столь далеко, что военные силы Гивеи могут реально угрожать нашей безопасности? Я всегда считал научные достижения Сообщества лишь бледным отражением нашей, земной научной мысли. Все их технологии и научные разработки в том или ином виде привнесены с Земли во времена нашего тесного сотрудничества. Неужели вы думаете...
   - Так думаю не я, а многие члены Совета, - поправил меня Громов твёрдым голосом. - Но и я склоняюсь к мысли, что они могут быть правы в своих опасениях. Слишком много скапливается в последнее время фактов, позволяющих делать подобные заключения.
   - О военной опасности со стороны Гивеи? - ещё больше изумился я.
   - Да. А по поводу научной "неразвитости" Сообщества... Вспомни живой пример из истории Земли, когда императорская Япония ещё в начале двадцатого века усиленно скупала или просто крала по всему миру патенты в самых различных отраслях науки и техники. Тогда все тоже не придавали этому особого значения, пока, на рубеже двадцатого и двадцать первого столетий, феодальная Япония вдруг не превратилась в высокоразвитую технологическую державу.
   Думаю, подобное может вполне произойти и сейчас, прямо у нас под носом, и если мы будем столь недальновидными, то это обернётся для нас большой трагедией. Поэтому у нас есть только два пути избежать этого: либо воспрепятствовать этому процессу, либо самим быть во всеоружии, быть готовыми дать отпор любой агрессии извне.
   - А что вы подразумеваете под термином "воспрепятствовать"? - насторожился я, внимательно глядя в ледяную глубину глаз Громова.
   Но на его лице не дрогнул ни один мускул. Только губы слегка тронула грустная улыбка.
   - Позволь старику не отвечать на этот вопрос... Ведь я могу попросить тебя об этом?
   Он склонился ко мне, всматриваясь в моё лицо.
   - Ответить полностью откровенно сейчас я тебе не могу, а успокаивать тебя полуправдой мне не хотелось бы. Могу лишь сказать пока то, что с некоторых пор возможность нужного нам исхода событий тщательно изучается нашими людьми и здесь, на Земле, и там, в Сообществе.
   Громов снова замолчал и слегка повернул голову в сторону окна, словно опасаясь, что наш разговор может услышать кто-то посторонний.
   - Не знаю, не знаю, - в раздумье произнёс я, борясь с противоречивыми чувствами, охватившими меня. - Если смотреть на вещи трезво, то любая космическая война ещё более расточительна и бессмысленна, чем обычная. Сколько ресурсов и сил нужно потратить, чтобы вести такую войну продолжительное время... И ради чего? Полезные ископаемые? Перенаселение?.. Но пополнять ресурсы таким способом - ещё большее расточительство для любого общества, а тем более для гивейского! Даже мы отказались от подобных идей ещё три века назад. Перенаселение Сообществу тоже не грозит, насколько я знаю... Тогда для чего всё это? Может быть, Менгеша и Совет ошибаются в своих выводах?
   - Есть ещё одна возможная причина, - спокойно сказал Громов. - Это стремление к вселенскому господству. Безумная фашиствующая тенденция к уничтожению всего самого прекрасного, умного и светлого, что создано людьми, к уничтожению добра и красоты в любом их проявлении. "Стрела Аримана", как назвал эту тенденцию один древний философ. А теперь представь себе, что может случиться, если в руках таких вот безумцев окажется некое оружие, против которого у нас не будет адекватной защиты или ответа? Тогда на карту будет поставлена судьба всего трех миллиардного человечества.
   - Получается, вы возлагаете на меня обязанность получения древних знаний о каком-то всеразрушающем оружии богов?
   - Нет, что ты, - мягко улыбнулся Громов. - Этим будут заниматься люди из Академии Пределов Знания. Но они учёные, к тому же, они обычные люди, и ты должен понимать, что внезапно разгоревшиеся споры о моральной и этической стороне неординарных научных открытий могут стать не совсем желательными как для нас, так и для дальнейшей судьбы всего Трудового Братства. Поэтому твоя задача - это непосредственный, но не навязчивый контроль за ходом всех исследований и, самое главное, обеспечение безопасности людей, участвующих в этих изысканиях... Ты меня понимаешь?
   Громов пристально посмотрел мне в глаза.
   - Понимаю, - кивнул я, почему-то чувствуя себя не очень уютно от нашего с ним разговора. - Тогда может быть мне стоит посетить раскопки в Антарктиде или Южной Америке, и более детально ознакомиться со всем на месте? Ведь я знаю о сути этого вопроса лишь по историческим фильмам и некоторым научным работам, которые мне доводилось читать довольно давно.
   - Не спеши. Всему своё время, - снова улыбнулся Громов. - У тебя ещё будет возможность посетить и плато Гизы, и Тиауанако, и даже антарктические раскопки. Сейчас люди, работающие по программе "Тени Предков" находятся с научной экспедицией на Марсе. По моим сведениям, они там подошли к чему-то очень важному. Думаю, тебе следует незамедлительно присоединиться к ним. Ведь Марс - это наша отправная точка, оттуда всё начиналось. Именно там находится колыбель жизни и великого Знания.
   - Вы так считаете?
   Я недоверчиво посмотрел на начальника Особого отдела.
   - Так считает руководитель проекта, выдающийся экзоархеолог Акира Кензо. Но он не единственный, кто занимается разработкой этой научной гипотезы. К решению этой задачи привлечены лучшие учёные умы человечества, специалисты в разных областях: археологи, геологи, физики, астрономы, философы, этнографы и даже социологи. Задача стоит слишком масштабная и академическая наука в своё время её долго отвергала, упорно замалчивая очевидные исторические факты и свидетельства.
   Это происходило потому, что сразу же вставал вопрос о пересмотре всей истории развития человечества, и о новом месте самого человека на эволюционном пути развития жизни нашей планеты, где он, человек, судя по всему, инородная, искусственно созданная ступень... А потом случился глобальный мировой кризис, революции, происходившие одна за другой по всей Земле, и довершила всё последняя война - "Битва Мары", унёсшая столько жизней, погубившая всю западную цивилизацию и разорившая планету. Человечеству пришлось потратить почти тысячелетие на возрождение Земли, и тут уж было не до исторических памятников и исследований. Всё приходилось начинать с самого начала, почти как в "Первое Время" богов. Одни технологии были безвозвратно утеряны, другие были заново переосмыслены человечеством, возродившимся из пепла. Наука стала развиваться по-иному. Уже назрела необходимость смены самой научной парадигмы, которая позволит нам в дальнейшем познать то, что не удавалось узнать прежними методами.
   Громов не спеша поднялся со своего места и подошёл к распахнутому окну, встав в полосе яркого солнечного света и оглядывая Город, раскинувшийся за площадью Совета.
   - Теперь проектируется и производится лишь то, что необходимо для повседневной жизни человека. Но делается это иначе, без излишеств, без техногенной перегруженности, без рабской привязанности к ненужным вещам. Мы стали намного ближе к природе, как в те, далёкие эры. Мы стали всё дальше продвигаться в области познания себя, в психологии и в педагогике. Стали познавать те тесные взаимосвязи человека и окружающего мира, без которых невозможно гармоничное существование нашей цивилизации на этой планете.
   Именно поэтому мы так жадно и неистово устремились в космос, где в Тёмные века нашей предистории только неуверенно топтались на крохотном пятачке возле родного дома. И вот теперь мы можем с гордостью сказать, что наш сегодняшний мир, это не мир торговцев и воинов, полный жестокости и вражды. Наш мир - это мир романтиков, жадно познающих Вселенную вокруг себя и внутри себя, несущих добро и справедливость всем и вся... Ты же не хочешь, чтобы этот мир был омрачён смертями и горем, а то и исчез вовсе?
   Громов повернулся ко мне и погрузил проникновенный взгляд в самую глубину моих глаз. От его взгляда я почувствовал, как по моей спине пробежала лёгкая дрожь. И в тоже время на душе стало легко и уверенно, словно он влил в меня часть своих могучих душевных сил.
   - Нет, не хочу, - тихо промолвил я. - Иван Вениаминович! Я сделаю всё зависящее от меня. Поверьте.
   - Верю, - спокойно кивнул начальник Особого отдела, и глаза его потеплели и стали заботливыми, как у отца.
   - В целом, думаю, задача тебе ясна? - подытожил он. - Проблема, с которой мы столкнулись, очень объёмная и сложная, и о ней тебе лучше узнать из первых уст у наших учёных. Держи меня в курсе всех событий. А я целиком полагаюсь на твой профессионализм и выдержку.
  
  
   Влад ждал внизу, в холле первого этажа и сразу же набросился на меня с расспросами:
   - Ну как? "Старик" сильно был тобой недоволен? Наверное, хороший нагоняй получил от него? А? И правильно! Тебе это будет отличным уроком впредь. В следующий раз станешь слушать друзей!
   Я дружески похлопал его по плечу.
   - Успокойся. Ничего такого не было. Мы просто беседовали.
   Влад недоверчиво прищурился.
   - Правда?
   - Серьёзно. Просто Громов дал мне одно очень ответственное и неоднозначное поручение... В общем, через два дня я лечу на Марс. Ты был когда-нибудь на Марсе?
   Я посмотрел на друга ясными глазами младенца.
   - На Марс! - Влад даже присвистнул от восторга. - Уж не для работы ли по программе "Тени Предков"?
   - Вот видишь, а ты, оказывается, и так всё знаешь, без моих объяснений, - усмехнулся я, собираясь идти к выходу.
   - Постой, постой! - Влад поспешно схватил меня за локоть. - Да, расскажи ты толком всё, Сид! Я же твой друг. Или нет?
   - Привет, мальчики! - звонкий женский голос заставил нас обоих обратить взоры к боковой лестнице, по которой, легко порхая по ступеням, спускалась блистательная Шома Ананд.
   Голубая пилотка была кокетливо сдвинута на её левое ухо, выбивавшееся из-под копны иссиня-чёрных волос. Короткая форменная юбка почти наполовину открывала загорелые бедра этой "богини сердца" Влада. Её лукавые искрящиеся синевой глаза, как два драгоценных сапфира, украшали смуглое прелестное личико, соперничая по блеску с "золотыми лебедями" в петлицах её кителя.
   Я почувствовал, как пальцы друга слабеют на моей руке. Похоже, ему срочно нужна была моя помощь.
   Шома остановилась подле нас, игриво щурясь от солнечных лучей, проникавших сквозь прозрачный купол потолка. Девушка лёгким жестом откинула со лба упавшую прядку волос. Этот жест окончательно сразил Влада. Он прошептал мне на ухо что-то невнятное, и я понял, что пора прийти ему на помощь.
   - Куда вы собирались вдвоём? Может, пойдем, поборемся? - беспечно предложила Шома Ананд. - Внизу сейчас как раз проходят уроки самооборны... Вы, случайно, не туда собирались?
   Влад с надеждой посмотрел на меня.
   Я отрицательно покачал головой.
   - Думаю, я вам сегодня компанию не составлю.
   - Что так? - Шома приподняла широкую длинную бровь, проникновенно глядя на меня, делая вид, что не замечает терзаний Влада.
   - Хочу подготовиться к предстоящей командировке.
   - Да? Ты уезжаешь? И далеко?
   Взгляд девушки продолжал углубляться, а глаза темнеть.
   Мне показалось, что она хочет применить всю свою проницательность и способность заглядывать в будущее и прошлое, чтобы узнать ответ на свой вопрос. И в тоже время в её глазах сейчас, словно отблески дьявольского огня, мерцали всполохи завораживающего тёмного пламени. Возможно, этот эффект был вызван лишь популярными нынче у женщин "воспламенителями" взгляда, но будь я на месте своего друга, то сердце моё, наверняка бы, разорвалось на части от подобного безмолвного призыва... Но я не был Владом Стивом, и все уловки этой хищной бенгальской кошки на меня почти не действовали.
   - Как сказать... - пожал я неопределённо плечами.
   - Он летит на Марс, - хриплым голосом выдавил из себя Влад, и его лоб покрылся испариной от усилий оставаться невозмутимым.
   - На Марс? - певуче протянула Шома Ананд, и её бровь поднялась ещё выше. - Далеко... По делу, или так, отдохнуть от земных забот?
   - С особым заданием, - загадочно улыбнулся я и, попрощавшись с друзьями, направился к выходу, где сияло утреннее солнце.
   - Счастливого пути и чистого тебе неба! - крикнула вдогонку Шома Ананд.
   Я оглянулся и увидел, как она берёт под руку сияющего от счастья Влада и ведёт его к лифтам. Помахав им на прощание, я вышел на верхнюю площадку лестницы, подставляя разгорячённое лицо прохладному утреннему ветру.
  
  
  
  
   "В этих камнях скрыта тайна... Великаны в старину
   принесли их из дальних пределов... И нет среди них
   камня, не наделённого силой волшебства"
  
   Мерлин ("История королей Британии").
  
  
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
   КАМНИ ВЕЛИКАНОВ
  
  
   В небольшом здании космопорта, располагавшемся в трехстах метрах от посадочной площадки, было непривычно тихо и безлюдно. Построенное в виде двух половинок цилиндров соединенных вместе, оно частично было отлито из толстого волокнистого стекла, схваченного надёжными конструкциями из мощных обручей. Эти "обручи" мерцали в лучах заходящего солнца голубоватыми кристаллами бериллиевой бронзы. Между ними протянулись продольные полосы толстых пластин, видимо, из керамических плит окиси циркония, которые в периоды пылевых бурь могли закрываться наподобие жалюзи.
   Миновав ряд крепких дверей шлюзовых камер, я оказался в главном зале космопорта. Пол его был выложен чёрными, словно базальтовыми, квадратными плитами, которые оказались удивительно упругими. Они поглощали мои шаги, словно ворсовый ковёр, от чего тишина, стоявшая в этом просторном помещении, казалась завораживающей и таинственной. Внешние микрофоны моего скафандра доносили лишь редкие дробные перестуки работающих в глубине зала механизмов терморегуляторной системы. Сквозь громадные прозрачные наклонные стены из темноты мерцали колючие звёзды. Они отражались в полированных плитах пола, и зыбкая грань между небом и землёй стералась совсем.
   Прямо в центре зала возвышалась округлая информационная колона ФВМ, опоясанная кольцом экранов, парившим над "звёздным" полом на высоте пяти метров. Стоявший около колоны невысокий человек, одетый, как и я, в лёгкий скафандр, торопливо зашагал в мою сторону, словно, давно поджидал меня здесь. Видимо, он тоже посчитал ненужным снимать свою защитную одежду, так как не собирался задерживаться здесь надолго.
   - Вы, Сид Новак? - приблизившись, спросил незнакомец.
   Защитное стекло на его шлеме было откинуто назад, и я увидел, что это был совсем ещё молодой юноша, возможно из числа стажёров. На его слегка вытянутом лице отчётливо читалась взволнованная озабоченность, хотя он и старался выглядеть сосредоточенным и по-взрослому спокойным.
   Я утвердительно кивнул в ответ.
   - Моё имя Зуко Пур, - представился юноша. - Я один из помощников Акиры Кензо. Он просил встретить вас и проводить к нам на станцию.
   - А где же сам знаменитый экзоархеолог? - поинтересовался я. - Неужели так сильно занят своими раскопками?
   - Нет. Это не так... - мотнул головой мой новый знакомый. - Видите ли, дело в том, что у нас произошли непредвиденные обстоятельства...
   Юный помощник Акиры Кензо замолчал, и на его лице волнение отразилось теперь совершенно отчётливо. Я терпеливо ждал его объяснений. Наконец, совладав с собой, Зуко Пур продолжил уже более уверенным голосом:
   - Акира Кензо находится сейчас в лазарете станции "Заря". Поэтому встретить вас послали меня.
   - В лазарете? - насторожился и одновременно встревожился я. Похоже, что волнение юноши начало передаваться и мне. - Он что, болен? Что-то серьёзное?
   Кажется, Громов был прав, посылая меня сюда. Люди науки порой так беспечны в отношении к самим себе, когда речь заходит о каком-нибудь важном открытии!
   - Не совсем так, - покачал головой Зуко Пур. - Дело не в болезни... Всё случилось вчера днём, во время обследования центральной шахты так называемой Пирамиды ДМ... "Главной", как мы её зовём между собой. Акира Кензо ещё пошутил тогда, что вы прилетите сюда очень кстати... Ведь вы из Охранных Систем? Верно?
   Зуко Пур смотрел на меня с нескрываемым интересом и лёгким смущением.
   - Да, из Особого отдела... Так что же всё-таки случилось?
   Я пристально посмотрел ему в глаза. От этого юноша смутился ещё больше. Торопливо предложил:
   - Давайте поедем на станцию? Думаю, наш руководитель объяснит вам всё лучше меня. Я и сам ничего толком пока не знаю, ведь меня не было с ними в пирамиде в тот день...
   - Только, - добавил он, - магниторов у нас здесь нет. Вам же известно, по какому принципу они работают?
   - Разумеется. Сверхпроводящая катушка создаёт мощное поле, которое воздействует на дисперсионные диски, активируя в них магнитный момент, противоположный магнитному полю планеты. Возникающие при этом силы, нейтрализующут тяготение, и над сверхпроводящей системой возникает зона, где предметы теряют вес, - нарочито серьёзно произнес я и улыбнулся, глядя на молодого звездопроходчика, внимательно слушавшего меня.
   - Всё верно, - с серьёзным лицом кивнул Зуко Пур, словно, и не заметил лёгкой иронии в моём голосе. - Но магнитное поле Марса слишком мало, чтобы мы могли вступать с ним во взаимодействие, даже многократно усилив его. Поэтому здесь магниторы не используются. Нам придётся воспользоваться обычным вездеходом. Вы не возражаете?
   - А у меня есть выбор?
   Я снова внимательно посмотрел на него. Юноша ничего не ответил. Знаком предложил следовать за ним. Мы вышли наружу, и я на минуту остановился около входа в станцию, поражённый необычным и загадочным марсианским закатом.
   Крохотный белый шарик Солнца медленно опускался за далёкую гряду багряных холмов, оставляя высоко в небе над собой веера призрачного голубого света, похожего на грандиозную космическую корону. Уже через минуту Солнце провалилось в бездонную темноту, и температура на поверхности планеты стала быстро понижаться, так что нам пришлось включить обогреватели наших скафандров.
   Марсоход походил на большую округлую черепаху, прозрачный "панцирь" которой покоился на трёх парах огромных "зубастых" колёс. Сзади пассажирской кабины располагалась небольшая платформа с продолговатыми цилиндрами батарей питания и несколькими антеннами, нацеленными в тёмное марсианское небо.
   Мы забрались внутрь по тонкой алюминиевой лестнице, и Зуко Пур уверенно взял управление этим "кораблем" марсианской пустыни на себя.
   Дорога до станции заняла не более часа. Я взволнованно следил сквозь прозрачный купол кабины за вздымавшимися у нас на пути пологими "барханами" из красноватого марсианского "песка": выхваченные из темноты мощными осветителями марсохода, они неожиданно вырастали на нашем пути, словно, пытаясь напугать нас или преградить нам дорогу.
   Звёзды мерно качались над их вершинами в такт движению марсохода, то исчезая из виду, то появляясь снова. Порой их холодные огоньки сливались с мерцанием разноцветных глазков на приборной панели управления, и тогда нереальность окружающего мира становилась ещё более ощутимой.
   Завороженный невиданными ранее картинами, я чувствовал на душе небывалый подъём. Было волнительно и даже немного страшно от сознания, что ты сейчас находишься так далеко от Земли, на чужой, ещё мало обжитой планете. Но когда наша "черепаха" вырвалась из песчаного лабиринта на открытое пространство, и взору предстали тускло поблескивающие купола станции "Заря" в окружении ярких кольцевых огней, мне показалось что я, наконец, вернулся домой.
  

* * *

  
   Помещение, в котором располагался лазарет станции "Заря", встретило меня прохладной, как от речной воды, свежестью и убаюкивающей тишиной. В воздухе стоял удивительно знакомый аромат луговых цветов и трав, обожжённых жарким летним солнцем. Видимо, кому-то была очень близка именно эта природная гамма запахов, и он настроил модулятор микроклимата в соответствии со своим вкусом. Казалось, что вот-вот должен раздаться протяжный и тонкий голос жаворонка, парящего где-то в вышине солнечного неба.
   Я остановился у входа и огляделся.
   В лазарете было уютно и просторно. Овально выгнутые наружу стены были молочно-белыми, а продолговатые лампы на потолке изливали равномерный жёлтый свет, усиливая впечатление ясного солнечного утра. Слева от входа вдоль стены выстроились ряды причудливых медицинских роботов на высоких членистых ножках. Они чем-то напоминали огромных божьих коровок, у которых вместо чёрных пятен на крылышках располагались разноцветные кристаллы, тускло светившиеся на тёмных куполовидных кожухах.
   Прямо по центру помещения стояло несколько воздушных диванов. Прямоугольные каркасы их стабилизаторов лежали на полу выключенными, так что верхних плоскостей воздушных потоков сейчас не было видно, но на штангах регулирования мощности едва заметно мерцали крохотные оранжевые глазки, показывая полную готовность техники. Только один из диванов был включён. На нём лежал по пояс раздетый человек. Со стороны могло показаться, что он просто висит в воздухе, вопреки законам всемирного тяготения. Лица его я сейчас не видел, так как над ним склонился врач в серебристой "паутинке" медицинского халата.
   Насколько я мог понять, шёл обычный осмотр пациента или какая-то несложная операция, так как врач время от времени отдавал короткие негромкие команды стаявшей рядом "божьей коровке". Та с готовностью выпускала из корпуса тонкие щупальца-манипуляторы, подавая врачу сверкавшие в лучах ламп инструменты. При этом робот смешно вытягивался на своих длинных тонких ногах, словно, от усердия угодить врачу.
   Наконец, осмотр был закончен. Со словами: "Вот и всё, дорогой мой, Акира! Теперь ваша рука будет как новая!", - врач выпрямился и отступил на шаг. "Божья коровка" тоже отошла в сторону, послушно заняв своё место у стены.
   Теперь я смог полностью рассмотреть лежавшего на диване человека. Он неспешно сел на воздушной постели, заботливо поправляя полупрозрачную повязку, охватывавшую его левое плечо и часть груди. Это был довольно молодой, тёмноволосый и тёмноглазый мужчина, явно невысокого роста, с ярко выраженными монголоидными чертами лица - утончёнными и даже изысканными. Столь же изысканным выглядело и его тело. Оно не производило впечатления мощи и силы, которое обычно исходит от тренированных атлетов с хорошо прорисованными мышцами. Но было не трудно заметить, что в этом теле скрыта невероятная энергия и дикая звериная грация. Она чувствовалась в каждом движении этого человека, в каждом повороте головы.
   Я откашлялся, пытаясь привлечь к себе внимание, и взглянул на Зуко Пура, стоявшего рядом со мной. Юноша наблюдал за своим учителем с плохо скрываемым восхищённым почтением, которое вызвало у меня невольную улыбку. Подумалось: "Неужели этот ученый действительно так гениален?.. А может быть дело вовсе не в этом?"
   Врач учтиво помог Акире Кензо надеть куртку традиционного комбинезона звездолётчика, и оба направились в нашу сторону.
   - А! Вы, наверное, с Земли? - обрадовано воскликнул экзоархеолог, протягивая мне в приветствии руку.
   Его кисть была немного узковата, а пальцы напоминали пальцы музыканта или художника, но, тем не менее, рукопожатие оказалось крепким и уверенным.
   - Сид Новак. Сотрудник Охранных Систем, - представился я.
   - Очень приятно, - кивнул Акира Кензо, открыто улыбаясь белозубым ртом и поблёскивая миндалинами проницательных глаз. - Моё имя, думаю, вам уже известно? Я, как вы догадались, представляю здесь Академию Пределов Знания. А это здешний врач, Рем Нил, - представил он человека в медицинской одежде.
   - Очень приятно.
   Мы обменялись с доктором рукопожатиями, и я снова посмотрел на Акиру Кензо.
   - Что с вашей рукой? Ваш помощник говорил о каком-то происшествии.
   - Да. Было дело, - экзоархеолог осторожно погладил своё забинтованное плечо. - Так, небольшой ожог. В общем-то, ничего опасного, но всё вполне могло быть и хуже.
   Он помолчал, затем процитировал:
   - "Светлый и тёмный дом Небес и Земли - Э.КУР - тот Дом Богов с вершиной острой, для пересечения Земли и Неба он был оснащён. Дом, что внутри сияет красным Светом Неба, лучом дрожащим мощным, бьющим далеко. От сияния его трепещет плоть. Ужасный зиккурат, гора всех выше гор, - великое и гордое творение твоё, и людям не постичь всех тайн его"...
   - Это из шумерского "Мифа о Куре", - пояснил Акира Кензо, видя моё недоумение. - Но я всё больше склоняюсь к мысли, что это написано именно о Марсе... Не приходилось читать?
   - Нет. Но, кажется, я что-то подобное уже слышал... Опять мифы?
   - А что вас так удивляет? - экзоархеолог внимательно посмотрел на меня.
   - Да, в общем-то, ничего, - пожал я плечами. - Потихоньку начинаю привыкать к этому.
   - Правильно! - одобрительно кивнул Акира Кензо. - Современная историческая наука следует по пути мифов, раскрывая древние тайны, как когда-то Шлиман, последовав за Гомером, раскопал легендарную Трою. Ведь любой миф это не простая сказка или фантазия. В каждом мифе скрывается знание о реальных событиях! Правда, оно всегда подаётся в некой символически-отстраненной форме. Миф - это особый тип осмысления действительности. Это осмысление подаётся в том виде, в котором оно было доступно человеку в ту или иную эпоху, потому что иначе оно вообще не укладывалось бы в рамки человеческого сознания.
   - Как же вам удаётся их разгадывать? - поинтересовался я.
   - Ещё Плутарх говорил, что мифами нужно пользоваться не просто как историями, но необходимо выбирать из каждого полезное, руководствуясь сходством. Вот мы и стараемся следовать этому пути, отсеивая толстый слой мифической формы и по возможности вычленяя из него реальную картину исторических событий. Это порой очень сложно, потому что мы, современные люди, воспринимаем реальность в иной понятийной форме, в других категориях и образах. При этом сама реальность, изложенная в мифах, зачастую получается отторгнутой от нас необычным для нашего сознания пышным мифологическим декором.
   - Получается, ваша работа в какой-то степени напоминает и нашу работу. Нам тоже часто приходится искать истину, отсеивая наслоения, за которыми она часто скрыта.
   Акира Кензо на минуту задумался, слегка прищурив глаза. Затем доброжелательно улыбнулся и кивнул:
   - Возможно, вы и правы. Мы можем казаться в некотором роде следопытами, отыскивающими в глубинах прошлого зёрна истины из которых вырастает древо нашей истории. Ведь, по сути, мифы представляют собой дописьменное изложение истории человечества - истории до конца не прочитанной, не осознанной, но тем и интересной. И здесь важны не только сюжеты, но и мельчайшие подробности.
   Он на некоторое время замолчал, казалось, обдумывая что-то важное.
   - Значит, это вас так в пирамиде задело? - спросил я.
   - В ней, в родимой, - улыбаясь, кивнул экзоархеолог. - На самом деле, мы оказались слишком самонадеянными. Это же надо! Столько времени прошло - невообразимо сколько! - а они всё ещё работают. Вы представляете себе, какой источник энергии нужно иметь для этого?!. Нет, они определённо были могущественными и всесильными!
   - Честно говоря, я вообще плохо себе представляю, о ком идёт речь, - признался я. - "Они" - это инопланетяне? Посланцы иной цивилизации? Вы нашли их следы здесь, на Марсе?
   Акира Кензо посмотрел на меня с некоторым сожалением.
   - Пока я не могу вам точно ответить на этот вопрос. Мы занимаемся изучением исторических фактов, уже пять лет, строя свой вариант истории человечества. Между собой мы называем их "боги". Да, да! Те самые боги, о которых твердят все мифы народов Земли. Откуда они пришли к нам, кто они и куда ушли впоследствии? На эти вопросы нам ещё предстоит найти ответы. Сейчас мы очень близко подошли к разгадке, и вот вам результат! - Он указал на свою раненную руку и сокрушённо покачал головой. - Результат поспешности и необдуманности наших действий!.. Но давайте пройдём к нам, в кают-компанию. Там будет намного удобнее разговаривать. Я расскажу вам всё по порядку, с самого начала... Если вы не возражаете.
   Я не возражал. Мы прошли по стеклянной галерее, соединявшей здания станции, в следующий "купол", где в несколько этажей располагались жилые помещения. По дороге Акира Кензо не преставал увлечённо рассказывать свою историю.
   - Несколько лет назад я работал в одной поисковой экспедиции по заданию Академии Пределов Знания на территории Северной Америки. Мы искали там информационные архивы, относящиеся к двадцатому столетию, которые могли бы пролить свет на некоторые утраченные технологии... Как вы знаете, после третьей мировой войны - Битвы Мары, и особенно после 2036 года не осталось почти никаких научных и исторических документов от так называемой "западной цивилизации". В Европе не сохранилось ни одной библиотеки, ни одного книгохранилища. Только те крохи, что русским тогда удалось заранее вывезти в Западную Сибирь...
   Правда, к нашему счастью, на Индостане уцелел целый пласт древнего знания, да и в Африке с Китаем сохранилось очень многое. В Северной Америке же, пролежавшей почти пять столетий подо льдами, на раскопках одного большого города нам посчастливилось обнаружить древнее хранилище информации. По сути, это был единый гипертекст, в котором приходилось проводить настоящие "раскопки", вычленяя из многочисленного информационного хлама настоящие жемчужины научного познания прежних веков.
   Акира Кендзо не без гордости посмотрел на меня.
   - Вот там-то я и обнаружил довольно интересную информацию о том, что ещё в 80-х годах двадцатого столетия по старому летоисчислению на одной из военных баз Северо-Американских Штатов производились некие тщательно засекреченные эксперименты со временем. Задачи тогда ставились довольно примитивные. Одно из направлений исследований именовалось, как программа "Феникс-3".
   - Любопытно. Что-то связанное с бессмертием?
   Я с интересом посмотрел на экзоархеолога.
   - Отнюдь. Цель этой программы заключалась в том, чтобы используя искривление времени достигнуть подземных районов в Пирамиде ДМ на Марсе - "Большой" или "Главной" пирамиде, как мы её теперь называем. Такое своеобразное "бесконтактное" космическое путешествие не покидая Земли. Ведь космическая техника того периода, как вы знаете, была слишком примитивной, чтобы организовать реальный полёт к "красной планете", хотя разговоров об этом и различных проектов тогда было много. К сожалению, им так и не суждено было стать реальностью.
   В троём мы миновали несколько широких коридоров и поднялись по лестнице на этаж выше.
   - О существовании загадочных марсианских объектов в районе столовых гор Сидония было известно ещё со времён первых автоматических аппаратов, сумевших сфотографировать поверхность Марса, - продолжал увлечённо рассказывать Акира Кензо. - Кроме того, в то время ходили слухи, будто бы ещё в 1962 году люди впервые высадились на Марсе и создали там некие поселения невольников, как, впрочем, и на Луне... Ерунда конечно полная, но, тем не менее, эти слухи были одной из причин разработки программы "Феникс-3". А питались они по большому счёту книгой трех авторов под названием "Альтернатива-3". В ней эти авторы живописали истории о нарушивших режим секретности астронавтах, об исчезнувших учёных и убийствах. А ещё в ней рассказывалось о колонистах - невольниках, которые никак не могли попасть в подземную часть марсианских пирамид, чтобы найти там свидетельства существования древней марсианской цивилизации.
   Слушая экзоархеолога, я усмехнулся, мысленно представив себе эту картину. Искоса посмотрел на шагавшего рядом со мной Акиру Кензо. Шедший позади нас вдоль прозрачной стены, Зуко Пур едва слышно хмыкнул. Видимо, его тоже развеселила история, рассказанная учителем.
   - Я понимаю ваш скептицизм, - спокойно заметил тот. - Эта мысль и мне показалась на первый взгляд чистой воды фантастикой. Но, тем не менее, она заинтересовала меня. Сразу вспомнились многочисленные египетские, шумерские и индийские древние источники, описывающие приход на Землю в незапамятные времена неких "богов": "нетеру", "анунаков" или "адитьев", спустившихся с небес, чтобы восстановить послепотопный мир и дать людям свою мудрость. В этих мифах есть много такого, что вполне можно соотнести именно с Марсом... Но об этом, с вашего позволения, я расскажу позже. А сейчас, чтобы вы ясно себе представляли, чем мы здесь занимаемся, хочу подробнее остановиться на тех самых "загадочных объектах" Марса, которые мы изучаем здесь уже второй год. Могу даже показать, чтобы было нагляднее.
   Через несколько шагов мы остановились перед широкой дверью из молочно-белого волокнистого стекла.
   - Вот мы и пришли. Проходите! Здесь все свои.
   Акира Кензо улыбнулся, сдвигая тонкую плиту двери в сторону и пропуская меня вперёд. Я смело шагнул в просторную кают-компанию, укрывшуюся на самом верхнем этаже здания.
   Широкое окно, наполовину прикрытое защитными "жалюзи", занимало полностью одну из стен, и создавало впечатление, будто бы ты находишься в посту управления громадного космического корабля. Тёмное небо заполняло его до краёв, а на дне его, словно на дне бездонного колодца, колыхались мутные пятна звёзд. Вдоль окна по всей длине помещения тянулся широкий надувной диван из светлой искусственной кожи, на котором сидели трое: два юноши и девушка. Ещё одна молодая женщина стояла около окна, спиной к входу, и, казалось, задумчиво вглядывалась в глубину ночного неба Марса.
   При появлении на пороге Акиры Кензо оба молодых человека поспешно встали, направляясь нам навстречу и радостно приветствуя своего руководителя. При этом они с любопытством поглядывая на меня. Один из них был столь же молод, как и наш спутник Зуко Пур. Видимо, он тоже прилетел сюда в качестве стажёра сразу же после окончания школы шестого уровня.
   Девушка осталась сидеть на диване, закинув нога на ногу, свободно откинувшись назад и с любопытством наблюдая за нами. Её чёрные, коротко остриженные волосы были отброшены со лба назад, словно давая простор взмаху широких бровей, обрамлявших лучистые, глубокие и тёмные, как ночь за окном, глаза. Эти длинные и узкие глаза смотрели сейчас на меня пристально и с неподдельным интересом. Кончики пухлых губ её чувственного рта дрогнули в лёгкой усмешке. Она грациозно соскользнула с дивана, и, ловко минуя угол стола, подошла к нам.
   Оказалось, что она совсем небольшого роста, что, впрочем, совершенно не портило пропорций её миниатюрной фигурки - ладной и энергичной, как у бывалой спортсменки или танцовщицы.
   - Знакомьтесь! Это мои помощники, Иллик Шелли и Амоль Сайн, - представил своих друзей Акира Кензо. - А это Эйго Хара, - кивнул он на подошедшую к нам девушку. - Мой самый главный помощник!
   Эйго протянула мне маленькую ладошку, и я осторожно пожал её, словно она была хрустальной. На губах девушки снова промелькнула лёгкая усмешка, и я только теперь разглядел удивительный цвет её глаз. Тёмными они казались лишь издалека. Проникновенно карие, глаза эти были подёрнуты волнами изумруда, словно неведомый мастер постарался вырезать их из уральского малахита, дополняя его яркостью и глубиной балтийского янтаря.
   - Эйго ваш самый главный помощник? А как же я? - раздался звонкий женский голос, заставивший меня обратить свой взгляд к говорившей - той самой молодой женщине, до этого молчаливо стоявшей возле окна.
   - Без вас, Светлана, я был бы здесь простым неопытным мальчишкой! - широко улыбнулся Акира Кензо, слегка приобнимая за загорелые плечи подошедшую помощницу.
   Та ответила ему мягкой доверительной улыбкой. Откинув с лица прядь цвета спелой пшеницы, она обратила ко мне наполненный весёлостью взгляд и, подала в приветствии изящную тонкую руку.
   - Светлана Норит.
   - Сид Новак, - представился я, неторопливо скользя взглядом по её лицу.
   Широкий лоб девушки, подчёркнутый прямыми тёмными бровями, слегка приподнятыми у висков, был обрамлён светлыми волнами волос, в которых вспыхивали загадочные красноватые искорки... Или это мне только казалось?.. Лицо её было будто вырезано из удивительно мягкого и тёплого дерева, и в тоже время оно несло в себе точёную чёткость черт: будь то твёрдый подбородок, или же слегка крупноватый, красиво очерченный рот, или тонкий прямой нос с закругленным кончиком. А её широко расставленные большие глаза, словно, отражавшие земное небо в лёгких стайках белоснежных облачков, могли заворожить, наверное, даже богов.
   Во всяком случае, я был сражён ими в первую же секунду и даже не пытался скрыть этого.
   - Но, зачем, же вы пришли сюда, Акира? - с лёгкой укоризной в голосе спросила Светлана, заботливо посмотрев на своего руководителя. - Вам сейчас необходим покой и отдых. Разве я не права?
   Она взглянула на стоявшую рядом маленькую Эйго, словно, ища у неё поддержки.
   - Действительно, ваша рана... - начала, было, та, но экзоархеолог решительно прервал её.
   - Моя рана - сущие пустяки в сравнении с целью, к которой мы все идем! Она лишь будет мне напоминанием о моей глупости и поспешности в принятии ответственных решений... Но сейчас с нами представитель Охранных Систем, который, как я надеюсь, понесёт теперь ответственность за нашу безопасность и не позволит мне и вам неоправданно рисковать собой.
   Акира Кензо доверительно посмотрел на меня.
   - Сейчас мы готовим специального робота-проходчика, чтобы спустить его в шахту пирамиды, - пояснил он. - Это даст нам возможность обезвредить расставленные там "ловушки" или хотя бы обойти их стороной. Как только робот будет собран, мы возобновим свои исследования. У механников на это уйдет ещё два-три дня, так, что пока у вас есть время осмотреться, а у меня будет возможность посвятить вас во все детали этого проекта.
   - Давайте расскажем нашему гостю о загадках Сидонии, - предложила Светлана, загадочно сияя глазами.
   - Верно. Именно это я и собирался сделать, - согласился с ней Акира Кензо, решительно поворачиваясь к своим товарищам.
   - Иллик! Принеси, пожалуйста, сюда мой информационный модуль-терминал. А ты Зуко вместе с Эйго подготовьте экран для показа. И погасите кто-нибудь свет, наконец! - нетерпеливо распорядился он.
   Его помощники развернули гемисферный экран, скрывавшийся в небольшой нише между полок с мнемокристаллами, и я обратил внимание на висевшую над нишей стереодиораму.
   Прозрачный кристалл открывал взору зрителей бескрайние морские просторы далёкой Земли. Могучие морские волны пронзительной синевы в мохнатых пенных шапках дробились в тучи брызг о чёрные камни далёкого острова. Там на скале вздымался в хмурое небо неясный контур старинной крепости с полуразрушенными серыми башнями. Угрюмый шар закатного солнца тлел у самого горизонта, озаряя багряными всполохами края зияющей в облаках пропасти. Какой-то безысходной печалью и тоскливой грустью веяло от этого морского пейзажа. И только одинокая стая птиц, отважно тянущаяся в неведомые дали по широкому красному лучу света, как по призрачной дороге, вселяла в душу зрителя радость надежды...
   Когда освещение в кают-компании погасло и все расселись на диване в нетерпеливом ожидании рассказа экзоархеолога, из светящихся глубин ожившей полусферы ударили лучи далёкого солнца, расстилая в безмерном пространстве трепещущий и невесомый золотистый ковёр.
   Далеко впереди по привычному пути, летела маленькая планета, огибая громадное кольцо своей орбиты. По красноватому оттенку её поверхности можно было без труда узнать Марс. Постепенно приближаясь, он занял вскоре всё пространство экрана - холодный и такой же таинственный, как и много веков назад. Таким его и видят пилоты челночных кораблей, доставляющих сюда оборудование и грузы для планетарных станций. Таким его видел и я несколько часов назад.
   - Марс издревле привлекал внимание людей, - неторопливо заговорил Акира Кензо, словно читая лекцию по астрономии или планетологии.
   Но я догадался, что его слова обращены, прежде всего, ко мне.
   - Этот интерес вполне оправдан, ведь планета эта поистине является кладезю загадок, уносящих нас в далёкое-далёкое прошлое. Я прав, Амоль?
   Экзоархеолог обратился к смуглому молодому тёмноволосому человеку, пристроившемуся около полки с фильмами.
   - Амоль наш астроном, и, без сомнения, в перспективе выдающийся! - пояснил Акира Кензо для меня.
   Немного смущаясь, молодой астроном потупил взор тёмных пронзительных глаз, но через мгновение уже совладал с собой и утвердительно кивнул.
   - Да, действительно, - сказал он звонким баритоном. - На Марсе немало загадок. Взять, хотя бы, его орбиту. Как все вы хорошо знаете, она имеет необычно вытянутую эллиптическую форму. Это отличает её от круговых орбит других планет земной группы. Орбита эта ежегодно приносит Марс близко к Солнцу, а затем относит планету, очень далеко от нашего светила. Длительные наблюдения дают нам все основания полагать, что марсианская орбита когда-то в прошлом была нарушена. Именно поэтому у неё такая форма и очень большой эксцентриситет. В пользу такого вывода говорит так же и ось вращения самой планеты. Она на протяжении продолжительных периодов выписывает в пространстве дикие "кренделя", существенно меняя угол наклона планеты по отношению к Солнцу от четырнадцати и девяти десятых до тридцати пяти и пяти десятых градусов.
   Амоль Сайн поднялся со своего места и подошел к висевшему в воздухе красноватому шару планеты, встав сзади голограммы.
   - А если внимательно посмотреть на поверхность планеты, то можно понять, что изломы марсианской коры ясно свидетельствуют о том, что структура Марса перенесла серьёзное перенапряжение. В результате в какой-то момент произошло существенное изменение в числителе вращательного равновесия планеты. Попросту говоря, скорость вращения планеты так же претерпела сильные изменения, - пояснил Амоль Сайн. - Согласно законам небесной механики, Марс должен был бы оборачиваться вокруг своей оси за восемь часов. На самом же деле один оборот у него занимает почти двадцать пять часов!
   - Ещё одна любопытная особенность Марса, - вдохновенно продолжал молодой астроном, - заключается в полном отсутствии у него магнитного поля... Почти полном. Это и не позволяет нам использовать здесь традиционные магниторы, как скажем на той же Терре. Хотя у нас есть бесспорные данные о том, что когда-то магнитное поле планеты было довольно сильным. У нашей науки так же имеются сведения о крупном и очень резком всеобщем сдвиге марсианской коры вокруг внутренних пластов планеты, произошедшем в относительно недалёком геологическом прошлом Марса. Например, нашими экзогеологами обнаружены типичные покровные слоистые полярные отложения в ста восьмидесяти градусах друг от друга на экваторе планеты, то есть в прямо противоположных местах, как и следовало бы ожидать от бывших полюсов.
   Амоль Сайн сделал жест, охватывающий изображение планеты, и как бы попытался повернуть её вокруг своей оси. Затем он уверенно продолжал:
   - Теперь нам так же достоверно известно, что когда-то Марс обладал плотной атмосферой, которая позволяла сформироваться на его поверхности океанам, озёрам и рекам. Здесь шли частые проливные дожди, и большое количество воды всё ещё присутствует в виде льда на его полюсах и в подповерхностных слоях. Причиной всех этих аномалий явилась грандиозная катастрофа, потрясшая Марс совсем недавно - около пятнадцати тысяч лет назад, а возможно даже и меньше того. Примечательно, что именно в этот период на Земле произошёл чудовищный катаклизм, повлекший за собой резкое завершение последнего ледникового периода. И не исключено, что природа этого катаклизма идентична природе катастрофы, разрушившей Марс. Но об этом, наверное, лучше расскажет сам Акира Кензо.
   Астроном посмотрел на экзоархеолога.
   - Спасибо, Амоль, за интересный вступительный обзор, - поблагодарил его тот. - Действительно, следов давнишней катастрофы на Марсе мы видим предостаточно. Может быть, завтра мы поднимемся на Лунное плато, чтобы воочию убедиться в этом?
   Он вопросительно посмотрел на меня. Я не возражал: когда ещё представится такая возможность попутешествовать по Марсу?
   - Да, конечно!
   - Вот и замечательно, - удовлетворённо кивнул Акира Кензо. - А сейчас давайте вернёмся к нашему разговору, а то мы немного отвлеклись от основной темы. Хочу сказать, что загадочные объекты Сидонии далеко не единственные из сохранившихся искусственных сооружений этой планеты, которые нам удалось обнаружить. К примеру, есть ещё так называемый "Четырехугольник Элизия". Он находится на востоке, почти через полпланеты отсюда, на плато Элизий. В центральной части его расположены треугольные пирамидальные структуры, к настоящему времени почти полностью разрушенные.
   Тщательных исследований мы там пока ещё не проводили, но нет совершенно никаких сомнений в их рукотворном происхождении. Поражают размеры этих циклопических сооружений. Диаметр основания у некоторых из этих треугольных пирамидальных структур составляет около трех километров. Есть там и многоугольные "платформы", диаметр которых превышает шесть километров. Район же Сидония, где мы с вами сейчас находимся, представляет собой квадрат пятьдесят пять на пятьдесят километров. Он на Марсе более всего изобилует многообразными формами искусственного происхождения.
   - И вы полностью уверены в их искусственности? - с сомнением спросил я, внимательно глядя на экзоархеолога.
   - Дорогой, Сид! - мягко улыбнулся тот. - По-моему, лучшим доказательством тому может служить моя рука. Вы же не думаете, что я где-то здесь прислонился к раскалённой печи?
   Девушки в дальнем конце дивана тихо захихикали от его слов.
   - Нет, конечно, - смутился я, взглянув в смешливые глаза светловолосой красавицы Светланы.
   Акира Кензо удовлетворённо кивнул и продолжил свой рассказ:
   - Так вот, как видно на этой голограмме, сделанной со спутника с большим разрешением, основная масса интересующих нас объектов сконцентрирована на сравнительно небольшом участке поблизости от станции "Заря".
   В ответ на его слова гемисферный экран развернул в воздухе, прямо посредине кают-компании трёхмерное изображение марсианской поверхности, словно покрытой окалиной.
   На переднем плане едва мерцающей плоскости, опиравшейся только на призрачные тонкие нити, отчётливо читались группы пирамидальных объектов. Они возвышались над всей остальной поверхностью подобно пикам одиноких гор, среди которых особенно впечатлял пик, расположенный ближе всего ко мне.
   Как я понял, это и была знаменитая Большая Пирамида, голубоватые полупрозрачные контуры которой вздымались к невидимому небу. Чуть правее и дальше неё на поверхности голографической модели угадывался большой курган или "купол", за которым просматривалась громадная плоская возвышенность, изрезанная на вершине странными впадинами, отдалённо напоминавшими черты человеческого лица. На северо-запад от этой горы было отчётливо различимо скопление множества пирамидальных структур довольно внушающих размеров, а так же других непонятных объектов размером поменьше.
   Я насчитал здесь целых восемь "пирамид".
   Акира Кензо проделал какие-то быстрые манипуляции на своём модуль-терминале, и в следующую минуту все значимые объекты на поверхности голограммы оказались заключенными в светящиеся контуры.
   - Здесь можно видеть, что основные объекты Сидонии подразделяются на несколько групп, - пояснил экзоархеолог. - Мы пользуемся старыми обозначениями, поскольку они наиболее полно отражают внешнюю форму этих объектов. Но любой волен усмотреть в них что-то ещё. Так вот, прежде всего, на что хотелось бы обратить внимание, это так называемый, "Форт" с его двумя различными прямыми краями. Затем объект под названием "Город", который представляет собой скопление массивных прямолинейно расположенных пирамидальных структур.
   Среди них можно видеть несколько более мелких пирамид, а так же ещё меньших построек, составляющих комплекс из шестнадцати овальных холмов, четыре из которых находятся на одной прямой с Большой пирамидой. Каждый из этих "холмов" имеет в диаметре от девяноста до ста двадцати метров и возносится на высоту тридцати метров. Сканирование показывает наличие внутри, под напластованием осадочных пород, ступенчатых трапецевидных сооружений, очень напоминающих древнеегипетские гробницы-мастаба. Что находится внутри них, мы пока не знаем, но сомнений в том, что они носят искусственных характер, у нас нет.
   Акира пробежал пальцами по экрану своего терминала, и все холмы вспыхнули ярким оранжевым светом.
   - Эти "холмы" разбросаны вокруг "Города" и вытягиваются к югу. Четыре из них образуют "перекрестие" - некий "городской центр" - и находятся на одной линии не только с Большой пирамидой, но и со ртом "Лица". Нужно заметить, что меньшие пирамиды в "Городе" расположены точно под прямым углом к большим пирамидам. Это хорошо видно на этом снимке. "Город", судя по всему, был целенаправленно расположен таким образом, чтобы его обитатели могли насладиться идеальным видом марсианского "Лица".
   Слова экзоархеолога сопровождались изменениями голографической модели, висевшей в воздухе: световые линии последовательно отмечали все перечисленные Акирой Кензо углы и направления.
   - Может быть, я ошибаюсь, - неуверенно сказал я, - но, на мой взгляд, это самое "лицо" похоже на невысокую, сильно выветренную гору... Вы уверенны, что это действительно чье-то "лицо"?
   - Вполне, - кивнул экзоархеолог. - Раньше многие учёные делали ту же ошибку, что и вы, не имея возможности исследовать эту структуру в непосредственной близости. Всё дело в том, что данный район находиться в переходной зоне между молодыми поднятиями Ацидалийской равнины и более древними возвышенностями земли Аравия. На этих широтах вечная мерзлота может существовать у самой поверхности планеты, способствуя разрушению положительных форм рельефа, таких как горы, холмы и другие возвышенности, вплоть до их полного сглаживания.
   И на "лице" и вблизи него хорошо видны следы эрозии, вызванной этими процессами. К тому же, не стоит забывать о том, что оно находилось на планете лишенной плотной атмосферы многие тысячелетия, в гораздо более суровых и разрушительных условиях, чем все исторические памятники Земли. И мы совершенно не знаем, когда именно оно было здесь построено и кем. Понимаете? Спросите любого геолога, как воздействуют подобные условия на горные породы, и вы поймете, почему мы с вами видим сегодня то, что видим. Возьмите, хотя бы нашего, земного Сфинкса и поместите его на этой равнине на десяток тысячелетий... Как вы думаете, что от него останется нашим потомкам?
   - Думаю, мало что, - сказал я, вспомнив, в каком плачевном состоянии находился этот древнейший земной монумент после Битвы Мары и всех последующих бедствий и потрясений, пока, наконец, его не заключили в специальный защитный саркофаг вместе с отвалившейся головой.
   - Тогда не стоит удивляться теперешнему виду марсианского "сфинкса", - подытожил Акира Кензо. - Кроме того, мы можем и сегодня найти там явные следы восстановления изначальных форм, путем специальной обработки камня и "заливки" им образовавшихся трещин - следов длительной эрозии. А это лучшее доказательство его рукотворности! К тому же, это была не обычная плавка камня, которую сегодня используем и мы в строительстве своих домов, а нечто совсем иное. Не исключено, что здесь применялась неизвестная пока нам технология "размягчения" камня - так называемая "пластилиновая техника", которой когда-то владели земные "боги". Её следы мы можем видеть в древних сооружениях практически по всему миру. Исследуя следы, оставленные древней высокотехнологичной цивилизацией, мы находим удивительные камни, которые обрабатывались специальным способом, при котором твёрдые горные породы, такие как гранит или базальт, сначала доводились каким-то образом до состояния пластичной мягкой массы: камень размягчался, обрабатывался и застывал, приобретая прежнюю твёрдость.
   Подобные же камни можно обнаружить и в пятидесяти километрах к северу от древней столицы инков Куско, в древнейшем комплексе относящимся ещё к допотопным временам - так называемой "цитадели" Оллантайтамбо - одном из ярких примеров удивительной строительной техники "богов". Эта техника неподвластна нам до сих пор и была бы для нас желанным наследием наших неведомых далёких предшественников...
   Я с интересом слушал экзоархеолога, впервые видя перед собой человека науки столь сильно, почти до фанатичности, увлечённого своим делом. Казалось, для него нет ничего более важного в жизни, чем эти исследования. Ощущением этой значимости он невольно заражал и окружающих его людей. Я убеждался в этом, видя, как смотрят на Акиру Кензо его молодые помощники - с благоговейным трепетом, почти как на бога.
   - Но я опять отвлекся, - смущенно улыбнулся экзоархеолог. - Так много всего накопилось, столько хочется рассказать каждому новому человеку, чтобы родилось понимание важности наших открытий для науки в целом, и для каждого из нас в частности. Я ещё не утомил вас?
   - Ни сколько, - покачал головой я.
   - Хорошо. Тогда продолжим? Итак, кроме перечисленных мною основных объектов Сидонии, мы имеем ещё "Купол", который представляет собой массивный курган, покрытый толстым слоем пепла и пыли. По нашим подсчетам, проведённым на основании электромагнитного сканирования со спутника, толщина этого слоя колеблется от двадцати, до пятидесяти метров в некоторых местах.
   - Ого! - воскликнул я.
   - Да, да, - кивнул экзоархеолог. - "Купол", судя по всему, был каким-то сопутствующим сооружением, непосредственно связанным с Большой пирамидой и с "Лицом". Как у нас на Земле, на плато Гиза, Храм Сфинкса и Храм долины изначально находились в тесной взаимосвязи с пирамидой Хефрена, и всем комплексом пирамид в целом. Внутри "Купол" выглядит как глубокий "колодец" - пятьдесят два метра! - вырубленный прямо в скальном грунте.
   Сверху этот "колодец" перекрыт кладкой из массивных каменных блоков, которая действительно напоминает купол. Это удивительное сооружение, как по своей архитектуре, так и по безукоризненной технике исполнения. Нечто подобное можно наблюдать только в Большой галерее Великой пирамиды. Кроме того, в стенах этого "колодца" имеется несколько шахт или туннелей. Все они почти квадратного сечения со стороной от десятка сантиметров до трёх метров. Эти "шахты" могли когда-то играть роль неких каналов передачи энергии. Но это только моё предположение, - добавил Акира Кензо, - которое основано на явно техническом характере всего комплекса данных построек.
   Экзоархеолог посмотрел на меня загадочно.
   - Мы воспользовались техникой "неразрушающего контроля" и провели дополнительное глубокое электромагнитное сканирование окрестностей "Купола". И как вы думаете, что нам удалось обнаружить?
   - Боюсь даже предположить, - нервно усмехнулся я.
   - Под поверхностью, на некотором удалении от "Купола" находятся обширные пустые полости. Все они правильной прямоугольной формы и расположены в среднем на глубине тридцати метров под грунтом. Эти пустотные полости соединены с самим "Куполом" теми самыми горизонтальными "шахтами-туннелями", и один из этих туннелей ведёт к южной стороне Большой пирамиды, а затем уходит под сам монумент. Два других же тянутся к четырехгранной Пирамиде НК - Малой пирамиде, расположенной в сорока километрах к западу от "Лица", вот здесь, около "Форта" и "Городской площади", - Акира Кензо с помощью своего модуль-терминала подсветил нужное место на голограмме.
   - Остальные идут в сторону "Лица", - продолжал он, - и обрываются где-то здесь, в пяти километрах от него. Возможно, они когда-то обрушились, а может быть, так было задумано изначально. Но самым интересным объектом Сидонии, несомненно, является Большая пирамида, или Пирамида ДМ, как её называли наши далёкие предки. Это название пошло от фамилий астрономов, впервые рассмотревших эту пирамиду на снимках с космических аппаратов в двадцатом веке. Их звали Ди Пьетро и Моленаара. Я ничего не путаю? - Акира Кензо обернулся к Амолю Сайну.
   - Нет, всё верно, - утвердительно кивнул тот.
   - Замечательно! Так вот, эта пирамида является пятигранной и располагается, как видно на этой карте, в шестнадцати километрах на юго-запад от "Лица". Подобно Великой Пирамиде в Гизе она почти идеально выстроена по линии север-юг по отношению к оси вращения планеты. Самая короткая сторона её основания равна полутора километрам, а самая длинная ось вытянута на три километра. Высота её многократно превосходит высоту Великой Пирамиды и составляет почти восемьсот метров. Но самое удивительное не в этом. Данная пирамида, в отличие от своих земных сестёр, строилась не из обработанных каменных блоков, уложенных в единую конструкцию...
   Акира Кензо сделал короткую паузу, словно, давая мне возможность подготовиться к восприятию предстоящей информации.
   - Она построена из цельной природной скалы! Вы понимаете, что это значит? Кто-то, пока неведомый нам, взял стоявшую здесь гору и каким-то сказочным инструментом срезал под правильными углами её склоны, получив почти идеальные плоскости образующие пятигранную пирамиду гигантских размеров!
   - Это невозможно! - не поверил я, пытаясь представить себе масштаб подобных работ. От этих мыслей у меня даже дух захватило.
   - И, тем не менее, это так, - уверенно закивал экзоархеолог. - Следы подобного инструмента до сих пор можно обнаружить на теле пирамиды. Возможно, первоначально использовалось нечто вроде мощнейшего излучателя или гигантской дисковой пилы. Здесь я просто теряюсь в догадках, - признался Акира Кензо. - Таким образом, был получен, так сказать, "черновой" вариант пирамиды, который затем был тщательно выровнен чем-то вроде фрезы, опять же, невероятных размеров.
   - Фантастика! - не удержавшись, воскликнул я. - То есть, кто-то просто пришёл и несколькими взмахами какого-то неведомого инструмента срезал со скалы лишнее, не испытывая при этом совершенно никаких сложностей в проделывании такой работы?
   Изумлённый, я посмотрел на Акиру Кензо.
   - Сколько вы говорите высота этой пирамиды?
   - Около восьмисот метров.
   - Да, это впечатляет! Подобная работа достойна рук настоящих гигантов!
   - Вы правы, - охотно согласился Акира Кензо. - К тому же, это очень близко к известной нам строительной технике "богов" на Земле: и в Гизе, и в Южной Америке мы видим похожие технологии и следы на камне от неведомых нам инструментов. С помощью них совершенно произвольно резались камни во всех трёх пространственных направлениях по кривым самой сложной формы. Причём, эти инструменты позволяли работать не только с отдельными камнями, но и с целыми скалами. Пример подобной обработки мы можем увидеть в Мачу-Пикчу, где при необходимости строители просто отрезали от скалы лишние куски, чтобы затем создать единую конструкцию из скал и подготовленных блоков.
   - То есть, вы хотите сказать, что здесь, на Марсе, и у нас на Земле, возможно, строили одни и те же зодчие? - догадался я, с интересом глядя на экзоархеолога.
   - Нельзя буквально приравнивать и тех и других, - с улыбкой сказал тот. - Думаю, строительство на Марсе и на Земле велось в различные исторические периоды, возможно отделённые друг от друга десятками тысячелетий. Поэтому я бы говорил о единой "расе зодчих", создававших эти удивительные памятники, сначала здесь, а затем перебравшихся и на нашу планету. Поэтому во множестве земных мифов мы и встречаем описания неких таинственных "гигантов", которые якобы были причастны к строительству всех мегалитических построек на нашей планете...
   Собственно, в этом и заключается основная суть всей моей гипотезы, которую мы здесь проверяем по поручению Академии Пределов Знания. Доказательства моей правоты лежат на поверхности Марса. Во множестве они есть и на нашей Земле, как в древнейших сооружениях, так и в содержании различных мифов, которые в том, или ином виде дошли до нас. Это удивительный и долгий рассказ. Если вам действительно интересно узнать обо всём этом, я, как и мои помощники, будем рады со временем посвятить вас во все тонкости. Ведь вы теперь надолго с нами? Я правильно понял?
   - Думаю, да.
   - Прекрасно, - кивнул Акира Кензо. - Тогда я для начала хочу поведать вам о самом главном - о том, что нам удалось обнаружить среди объектов Сидонии. Не возражаете?
   - Нет, конечно. Пожалуйста, - охотно кивнул я.
   - Замечательно, - Акира Кензо улыбнулся своей мягкой улыбкой Будды. - Так вот, не менее интересно и взаимное расположение объектов Сидонии. Вот, посмотрите сюда, какая любопытная вырисовывается геометрия...
   Экзоархеолог сделал какие-то наброски на экране своего информационного модуль-терминала, и сразу же его манипуляции отразились на висевшем в воздухе перед нашими глазами кусочке марсианской поверхности.
   - Большая пирамида здесь явно соотнесена с другими объектами: с центром "Города", "Лицом" и вершиной "Купола". Если продолжить её грани, то мы сразу это увидим...
   Экзоархеолог удлинил грани пирамиды аккуратными белыми линиями, после чего эти линии оказались точно в тех местах, о которых он только что говорил.
   - Как видим, фасад Большой пирамиды имеет три грани, расположенные под углом в шестьдесят градусов. Центральная ось указывает на "Лицо". Край слева от этой оси указывает на центр "Города". Край справа от центральной оси указывает на вершину "Купола". Кроме того, если соединить линиями тот же центр "Города" с вершиной диагональной оси "Лица", а затем из концов этой диагональной оси опустить параллели на две северные грани основания Большой пирамиды, то мы обнаружим, что главные соотношения во взаимном расположении этих объектов основываются на тетраэдрическом угле. Так же в этих соотношениях присутствует значение полярного диаметра Марса, и расстояние от Большой пирамиды до диагональной оси "Лица" составляет отношение один к трехсот шестидесяти от этого диаметра... Как вы думаете, могут ли быть подобные величины случайными?
   Акира Кензо внимательно посмотрел на меня.
   - Думаю, что вряд ли.
   - Я, то же придерживаюсь этого мнения, - снова улыбнулся экзоархеолог, а его молодые помощники откликнулись весёлым оживлением.
   - Можно мне добавить? - попросила Светлана, по-ученически вытягивая вперёд руку.
   - Да, конечно! - кивнул Акира Кензо, явно довольный тем, что девушка попросила слова.
   Светлана поднялась со своего места, приблизилась к нам и, бросив на меня короткий взгляд, уверенно начала:
   - Думаю, все присутствующие знают, что ещё в пятом веке до новой эры, посвященные в математические и геометрические тайны знаменитого греческого философа Пифагора, сообщали о себе тайным знаком.
   Зуко Пур нетерпеливо, по школьному вскинул руку, прося слова. Светлана благосклонно кивнула.
   - Встретив незнакомца, пифагореец предлагал ему яблоко, - сказал юноша, и щёки его покрылись румянцем волнения. - Если тот так же оказывался из их тайного братства, он разрезал это яблоко поперек, показывая тем самым его середину в форме пентаграммы. Ведь пентаграмма была для пифагорейца священным символом.
   - Верно, - подтвердила Светлана. - Она указывала на "золотое сечение" или отношение "фи". Это отношение было названо так по имени древнегреческого скульптора Фидия, который использовал его в своих произведениях. Как известно, "фи" имеет непосредственное отношение к пропорции и является идеальным отношением двух отрезков, которое производит величайшее эстетическое впечатление на человеческий глаз. Оно так же проявляется в самой священной из геометрических фигур - vesica piscis или попросту - "рыбьем пузыре". Эта фигура состоит из двух пересекающихся равных кругов. И центр каждого из них расположен на окружности другого круга.
   По представлениям древних геометров эта композиция представляла союз духа и материи, неба и земли, и в ней проявлялись не только "фи", но и константы священного ряда квадратных корней из чисел два, три и пять, а так же пять твёрдых тел правильной формы. Кроме того, vesica piscis бралась за основу при создании некоторых памятников древности, таких как Великая пирамида в Гизе. И если взять хорошо известную всем знаменитую фигуру человека Леонардо да Винчи - "человека в круге"...
   - Эта фигура является символом Академии Пределов Знания! - внезапно выпалил Зуко Пур, но тут же осёкся и покраснел до кончиков ушей.
   - Верно, - улыбнулась Светлана, сияя бирюзой своих глаз. - Наложив эту фигуру на очертания Большой пирамиды, мы увидим, что они совпадут...
   Она взяла из рук Акиры Кензо его модуль-терминал и, скользнув пальцами по экрану, указала в сторону мерцавшей в воздухе Сидонийской равнины. Поразительно, но очертания знаменитой фигуры действительно точно совпадали с очертаниями загадочного марсианского сооружения.
   - Таким образом, - спокойно продолжала Светлана, - мы можем видеть, что Большая пирамида поразительно отражает в себе человекоподобные пропорции, которые построены на поверхности другой планеты совсем рядом с главным гуманоидным подобием - "Лицом". Разве это не повод задуматься над тем, кто же всё-таки построил эти удивительные сооружения и что он, возможно, хотел сказать нам?
   Она обвела присутствующих внимательным вопрошающим взглядом.
   Я заметил, как Эйго Хара зябко передёрнула плечами, словно морозный воздух марсианской ночи вдруг проник внутрь крохотного уютного земного мирка. Наши взгляды на мгновение встретились, и я ободряюще улыбнулся девушке. Уголки её губ дрогнули в сдержанной улыбке, но глаза остались по-прежнему задумчивыми и слегка печальными.
   - Здесь, на поверхности Марса, - продолжала Светлана своим звонким голосом, - мы имеем математически богатую фигуру, чья геометрия, помимо классических геометрических пропорций "Золотого сечения", включает так же и математические основы шестиугольника и пятиугольника. Двадцать внутренних углов её модели вместе с угловыми отношениями и тригонометрическими функциями избыточно выражают три величины квадратных корней из чисел два, три и пять, а так же две математические константы: число "фи" и число "е" - основание натуральных чисел. При этом, за исключением квадратных корней из чисел два и три, эти константы появляются не одни, а в семи различных математических комбинациях. Величины "е", "фи", "е/Ц5" и "е/Ц3" повторяются четыре раза каждая, по крайней мере, в двух разных режимах измерений.
   - Иными словами, Большая пирамида может служить настоящим учебником тех же самых числовых форм, которые пифагорейцы считали божественными из-за их универсальных гармонических качеств, - закончил за неё Акира Кензо.
   - Верно, - кивнула Светлана, бросив на него взгляд пылкого обожания, которым, наверное, одаривает юная ученица своего ментора в школе шестого цикла.
   Она вернулась на свое прежнее место, а Акира Кензо продолжил свой рассказ с прежним энтузиазмом.
   - Философы-пифагорейцы видели в "весика писцис" мощный символ соединения неба и земли, духа и материи. Это очень перекликается и с принципом, главенствующим во всей земной древнейшей архитектуре, яркими примерами которой могут служить комплекс пирамид и храмов на плато Гизы, древние города в Андах и Мексике, а так же Ангкор в Юго-Восточной Азии. Этот принцип отражал некую двойственность - дуализм, суть которого выражалась в формуле: "как наверху, так и внизу", и была направлена на то, чтобы обратить на землю космические силы в стремлении человечества познать "божественное" и бессмертие души.
   Акира Кензо бросил беглый взгляд на экран своего терминала и процитировал:
   - "И я, сказал Гермес, сделаю человечество разумным, дам ему мудрость и сообщу правду. И я никогда не перестану работать на благо жизни смертных, всех и каждого, чтобы природные силы, действующие в них, находились в согласии со звёздами, что над ними".
   - Если же говорить о выдающихся монументах некрополя Гизы, - продолжил он, отложив в сторону модуль-терминал, - то они без сомнения являются частью великой схемы, направленной на то, чтобы побудить отдельно избранных, последними из которых были египетские фараоны, овладеть тайной космической мудростью, связывающей землю с небесами. То же самое мы наблюдаем и здесь, на Сидонийской равнине, и это тайное знание зашифрованно здесь в Большой пирамиде и других древних монументах. Примечательно и то, что вершина Большой пирамиды приходится на сорок и девять десятых градуса северной широты, а тангенс этого угла равняется 0.865 - это точная величина отношения "е" - "фи", которое четырежды повторяется и во внутренней структуре самой пирамиды. Поэтому этот пятиугольный памятник пока неведомой нам цивилизации как бы говорит нам, что он знает, где находится - на Марсе.
   - Я хотел бы ещё кое-что добавить, - вступил в разговор Амоль Сайн.
   - Да, разумеется, - одобрил Акира Кензо.
   - Хотелось бы отметить, что другой особенностью значения в сорок и девять десятых градуса северной широты, - начал молодой астроном, - которая проходит через вершину Большой пирамиды, является то, что она противолежит ближайшей угловой линии под углом точно в девятнадцать с половиной градусов - тем самым тетраэдрическим углом, о котором уже упоминал Акира Кензо. Тетраэдрические числа Большой пирамиды являются, по-видимому, весьма значимыми для всех объектов Сидонийской равнины.
   - Те же специфические размеры мы обнаружили и в других структурах Сидонии, - уверенно продолжал рассказывать Амоль Сайн. - Особенно хорошо они прослеживаются в "Городе", во взаимном расположении комплекса из шестнадцати "холмов". Сгруппировав все холмы в треугольники, мы, провели там тщательные измерения с высокой точностью, чтобы построить меркаторову проекцию для обработки её на ФВМ. Во всех группах мы получили значения углов соответствующие углам плоскости, образующейся внутри тетраэдра, если сделать поперечное сечение от одной оси таким образом, чтобы оно разделило пополам противоположную грань. Иными словами эти значения равнялись соответственно: семьдесят с половиной и два раза по пятьдесят четыре и семь десятых градуса. А если углы этого тетраэдрического поперечного сечения выразить в радианах, то мы увидим, что все они будут являться простыми линейными функциями тетраэдрической константы равной тем же девятнадцати с половиной градусам.
   - Верно, верно, - довольный, закивал Акира Кензо.
   - Но и это было не всё, - продолжал Амоль Сайн. - Есть там и другие любопытные объекты вроде странного кольца небольших пирамид и более крупной пирамиды на краю обнажения скальных пород, вот здесь.
   Он указал соответствующее место на голографической модели Сидонийской равнины.
   - Так вот угол между так называемым "утёсом", находящимся вот здесь, к востоку от "Лица", и этой пирамидой так же равен девятнадцати с половиной градуса. А ещё точные геодезические измерения позволили нам установить, что "слеза" на левой щеке "Лица" лежит в точке, равноудаленной от "Городской площади" и Большой пирамиды, и это расстояние равно девятнадцать с половиной дуговой минуты окружности Марса! Кроме того, расстояние от "слезы" до большого контрфорса Большой пирамиды соответствует, как уже говорил Акира Кензо, одной трехсот шестидесятой полярного диаметра Марса.
   - Да, а система деления кругов и сфер на триста шестьдесят градусов, как мы знаем, пришла к нам из глубокой древности и является всё тем же наследием забытой цивилизации "богов", - заметила со своего места Светлана. - Таким же наследием, как и изобретение цифры "нуль".
   Я удивлённо посмотрел на девушку. Её лучистые глаза таинственно мерцали тусклым багрянцем, словно песчаные марсианские холмы, виденные мной по дороге сюда. Заметив моё удивление, экзоархеолог пояснил:
   - Ведь что такое "нуль"? Это пустота, превращающая любое число в бесконечность. Это змея, кусающая собственный хвост, символизируя тем самым бесконечность времени, которая и есть сама Вселенная! При этом нуль это ещё и своеобразный коридор в пространстве и во времени, который позволяет достичь громадных величин не путем постепенного сложения простых чисел, двигаясь по спирали, а практически мгновенно. Даже внешний вид этой цифры очень напоминает вход в некий туннель, и не случайно границу между Вселенной Света и Вселенной Тьмы мы называем "нуль-пространством".
   - Ещё одним доказательством "божественности" нуля может служить древнеегипетский знак - анх, - напомнила Светлана. - Он был обязательным атрибутом всех богов Древнего Египта. Этот знак, как вы помните, сочетает в себе две фигуры: крест, являющийся символом солнца, звезды, солнечного божества, а так же круг... или же его можно интерпретировать как тот же нуль. Иначе говоря, этот символ как бы говорил людям о принадлежности его обладателей к группе божеств, способных пронизывать пространство и время. Им владели "солнечные существа", пришедшие к нам из глубин космоса по некому коридору-туннелю.
   - А не мог этот анх быть неким оружием богов? - осторожно задал вопрос я, исподволь наблюдая за реакцией Акиры Кензо.
   - Оружием?
   Мои слова, казалось, озадачили экзоархеолога.
   - Даже не знаю, что вам на это ответить... - обескуражено протянул он и покачал головой: - Я как-то не задумывался над подобным толкованием этого предмета... Зачем вам это?
   Акира Кензо недоумённо посмотрел на меня.
   - Да так, просто подумалось почему-то, - склонил голову я и перехватил пристальный взгляд светловолосой красавицы Светланы.
   - Так о чём это я?.. - на мгновение Акира Кензо даже растерялся. Он задумался, собираясь с мыслями. Затем воскликнул: - Ах, да! О туннелях сквозь пространство и время!
   Экзоархеолог поднялся со своего места и не спеша прошёлся по кают-компании.
   - Нужно отметить, что все эти математические вычисления очень любопытны и, несомненно, говорят нам о некоем послании, которое было явно преднамеренно оставлено на поверхности Марса, и не случайно в этом послании окружность планеты так часто повторяется в связи с тетраэдрической константой. Все это как бы побуждает нас поместить вписанный тетраэдр в планетарную сферу самого Марса.
   Но самое интересное всё же находится внутри Большой пирамиды! Эта пирамида пронизана глубоким отверстием, которое раньше, изучая снимки с космических аппаратов, принимали за обычный ударный кратер, но в действительности оно является туннелем, проходящим сквозь всю структуру этого сложного сооружения. Более того, этот туннель уходит глубоко под основание пирамиды. Фотоинклинометрические реконструкции пирамиды навели на эту мысль ещё в конце двадцатого столетия, но убедиться в её правильности мы смогли только здесь и сейчас. Правда, что находиться там, в глубине скалы, нам пока неизвестно.
   Акира Кензо снова взял в руки свой модуль-терминал и картинка, висевшая в воздухе, сменилась. Появилось большое светящееся трёхмерное изображение марсианской пирамиды, видимо, представлявшее её модель. Затем оно сменилось вертикальным разрезом этого странного сооружения. Чуть выше расположились изображения трех пирамид поменьше. Это были, как я понял, разрезы трёх самых больших египетских пирамид, представленные здесь, скорее всего, для сравнения их внутренней структуры со структурой марсианской пирамиды.
   - Просканировав Большую пирамиду методом всё того же "неразрушающего контроля", нам удалось определить её внутреннюю структуру, правда пока ещё не в полном объеме. Как я уже сказал, что находится в скале, под пирамидой мы пока не знаем. Если же посмотреть на разрез пирамиды, то хорошо видно, что устройство её внутренних помещений очень напоминает внутреннее строение Великой пирамиды в Гизе.
   Акира сосредоточил внимание на экране своего модуль-терминала, пробегая по нему кончиками пальцев, как виртуозный пианист по клавишам инструмента.
   - Отчётливо видно, что наверху, вот в этом месте находится нечто вроде террасы, откуда и начинается тот самый туннель.
   Экзоархеолог подсветил соответствующий участок изображения.
   - Этот туннель опускается почти вертикально вниз, пронизывая тело пирамиды как бы насквозь, затем тут, на отметке в четыреста десять метров от её основания он переходит в наклонную галерею по размерам вполне сопоставимую с Большой галереей в Великой египетской пирамиде.
   Тонкий светящийся луч стремительно заскользил по разрезу пирамиды, словно, следуя за словами Акиры Кензо.
   - Эта галерея тянется на сто двадцать метров вниз, под углом в сто тридцать градусов, оканчиваясь горизонтальным проходом восьмидесяти метровой длины. В конце него начинается новая галерея, опускающаяся ещё глубже в скалу. Потом опять горизонтальный коридор той же длины и новая галерея, уходящая уже под само основание пирамиды...
   - Вот здесь, - Акира указал нужное место на схеме, - на уровне второго горизонтального коридора мы и столкнулись с неким устройством, которое не дало нам возможности продвинуться дальше. Это было нечто навроде излучателя, сработавшего автоматически, когда мы пересекли какую-то запретную границу...
   Экзоархеолог помолчал, словно припоминая что-то, затем негромко произнес:
   - Я помню яркий красный свет, какой-то зловещий свет! Мне сразу вспомнилось древнее шумерское сказание о Гильгамеше, правителе города Урук, который задумал попасть в Небесную Обитель богов, чтобы обрести бессмертие. Для этого он отправился к Земле Тильмун, откуда боги возносились на небеса. Вход в это место, высеченный прямо в недрах горы охранялся жуткими стражами: "Наружность их страшна, а взгляд сулит их смерть. Бросая молнии, вершины скал срывают. Они хранят Уту, ревниво наблюдая, на Небо как вступает он и возвращается на землю"...
   - Совсем, как в Большой пирамиде! - смущенно улыбнулся Акира Кензо - А потом острая боль в плече и я потерял сознание. Хорошо, что ребята оказались рядом.
   - И очень вовремя! - заметил Иллик Шелли, молчавший до сих пор. - Не подоспей мы на помощь, кто знает, что было бы с вами от этого излучения!
   Его янтарного оттенка глаза вспыхнули негодованием и осуждением, а на пухлых, как у маленького ребёнка, щеках проступил румянец волнения. Он провёл рукой по высокому лбу, словно стирая выступившую испарину, и сокрушённо покачал чубатой головой.
   - Знаете, - вдруг начала Эйго Хара, волнуясь, - а мне сейчас подумалось, что устройство этой пирамиды очень напоминает проходы, камеры и коридоры "земли Сокар" в пятом отделении Дуата у древних египтян. Их изображение я видела в одной из гробниц. Помните, на гранитной стеле, установленной между лап Великого Сфинкса, было сказано, что он стоит возле "Дома Сокара"? А в "Книге о том, что находится в Дуате" описаны все двенадцать разделов Дуата, и "земля Сокар" занимает там Пятый раздел ... Но ведь Дуат в понимании древних египтян это определенный участок неба, в который отправился освобождённый дух Осириса, где он основал своё небесное "царство Осириса" для мёртвых - космический "тот свет" на правом берегу Млечного Пути... Может здесь есть прямая связь?
   Девушка вопрошающе посмотрела на Акиру Кензо.
   - Интересная мысль, очень интересная! - одобрительно закивал головой экзоархеолог и предложил: - Но давайте подумаем над ней позже? Уже второй час марсианской ночи, - устало сказал он, взглянув на часы. - Завтра вы мне нужны бодрыми и отдохнувшими. Так что, спать, всем немедленно спать!
   - Пойдемте, Сид, - обратился он ко мне. - Я покажу вам вашу комнату. А утром я познакомлю вас с нашим геологом, Кави Рамом.
   Он положил руку мне на плечо, и мы вышли из кают-компании первыми. Ребята неохотно поднялись со своих мест и понуро последовали вслед за нами.
  

* * *

  
   Спать совсем не хотелось. Я стоял около окна и смотрел в казавшееся лиловым предрассветное небо, украшенное красивыми розовыми облаками, состоявшими из кристалликов льда.
   Они летели с северо-востока высоко над поверхностью планеты, и казались невесомой сетью, которую в этот ранний час накинул на планету неведомый гигант. С наступлением дня, когда взойдет солнце и температура поднимется, эти облака растают, бесследно исчезнув до следующего утра. На равнине сгущался туман. По мере того, как ветер поднимал воздушные массы над возвышенными плато, в небе появлялись новые, белёсые облака, толпившиеся над далёкими горами Фарсида.
   Я опустил взгляд вниз.
   Прозрачный шатёр оранжереи, пристроившейся к жилому корпусу станции с восточной стороны, позволял видеть густую зелень причудливых растений, пронизанную ярким жёлтым светом. Зубастые листья едва заметно колыхались, отмечая невидимое движение воздуха за толстым стеклом потолка, вызывали в душе воспоминания о тихом шорохе земного леса и нестройном птичьем гомоне.
   Легкая грусть пронзила сердце обжигающей искрой и тут же ушла. Я поискал глазами на небе, но отсюда Земли не было видно. Лишь яркий Фобос пересекал чуть наискосок звёздное небо, совершая свой стремительный путь с запада на восток.
   Вернувшись к столу, на котором стояла крохотная серебряная пирамида мнемокристала, я осторожно провёл пальцами по одной из её граней. Тот час в комнате вспыхнул яркий сноп света, развернулся переливающимся цветным веером и сфокусировался в воздухе над столом голографической проекцией марсианского глобуса. Я присел на корточки около стола, глядя сквозь мерцающий шар, и увидел, как на оконном стекле появилось моё радужное отражение.
   Из-за отсутствия реального уровня моря, высоты и глубины на Марсе отсчитывали от эквипотенциальной поверхности трёхосного эллипсоида вращения. Ступени различных высот послойно меняли свои цвета, поднимаясь со дна котловин к вершинам гор: от густо-зелёного, до медно-красного. Таким образом, создавалась иллюзия объёмной поверхности планеты.
   Высшей её точкой была вершина вулкана Олимп - свыше двадцати одного километра! К юго-западу от него находилось поднятие Элизий - огромная возвышенность, увенчанная горой Элизий, которая поднималась над окружающими равнинами на девять километров. К юго-востоку от Олимпа, на расстояние в полторы тысячи километров на экваторе планеты находилась ещё более громадная возвышенность - поднятие Фарсида, протянувшаяся на шесть тысяч километров, и вздымавшаяся на высоту в восемь километров. На ней, расположенные на одной линии под углом в сорок пять градусов к экватору с северо-востока на юго-запад, высились три потухших вулкана: Гора Аскрийская, Гора Павлина и Гора Арсия - горы Фарсида. Они тянули свои пики на высоту почти двадцати километров от условного "нуля" и были видны с космических кораблей даже во время сильнейших пылевых бурь.
   Я задумчиво очертил пальцами призрачные контуры грандиозного поднятия, по размерам сопоставимого с Африкой к югу от реки Конго, и остановился у её восточного края.
   Здесь Марс казался расколотым какими-то катастрофическими силами надвое. Поверхность планеты, словно, взрывала чудовищная извилистая борозда, протянувшаяся с запада на восток на четыре с половиной тысячи километров почти параллельно экватору между пятой и двадцатой параллелями южной широты. Крутизна склонов в ней достигала в некоторых каньонах двадцати градусов.
   "Долина Маринеров", - прочитал я крохотные светящиеся буквы.
   Вот он, грандиозный шрам, оставленный на теле планеты той ужасной катастрофой, о которой говорил Амоль Сайн! Назван так в честь первых исследовательских аппаратов, подлетевших к Марсу полторы тысячи лет назад, и сфотографировавших его поверхность. На западной окраине этого грандиозного каньона находилась уникальная система пересекающихся долин - Лабиринт Ночи.
   Я не уставал поражаться масштабам этой планеты. Всё на ней было "самое-самое": самая высокая в Солнечной системе гора, и вот эта, самая глубокая пропасть, достигавшая в глубину шести километров при максимальной ширине в семьсот километров.
   Я проследил глазами за её восточной оконечностью, которая поворачивала на север, к экватору и вливалась в хаотическую местность. Из северной части её, словно, глубокие трещины в древней скале, начинались широкие и длинные каналы, глубоко врезанные в марсианскую поверхность - Симуд, Тиу и Арес. Они пересекали дно огромной котловины, в которой находилась станция "Заря" - равнины Хриса - где к ним присоединялись другие каналы, самый протяженный из которых - Касей - тянулся на три тысячи километров.
   Вот оно, живое доказательство огромных потоков воды, когда-то с невероятной скоростью стекавших из южного полушария планеты в северное, поскольку текли они под уклон - доказательство древней катастрофы и, возможно, столь же древней жизни...
   В дверь тихо постучали. От неожиданности я вздрогнул. Это был всего лишь древний рефлекс, заложенный в каждом человеке природой ещё в тёмном прошлом. Действительно, бояться на станции было не кого. Но кто мог прийти ко мне в столь поздний час? Может быть это Акира Кензо?
   Я шагнул к двери и удивился ещё больше, когда увидел на пороге Светлану. Она улыбнулась, видимо, моему ошеломленному виду, и, слегка потупив взор, спросила:
   - Можно войти?
   - Да, конечно!
   Я отошёл в сторону, сконфуженный своей нерасторопностью. Она смело прошла в мою комнату, на минуту остановилась около светящегося марсианского глобуса. Задумчиво бросила:
   - Изучаете топографию Марса?
   - Пытаюсь, - улыбнулся я, закрывая дверь и внимательно наблюдая за своей ночной гостьей.
   Она была невысокого роста, наверное, выше Эйго, но, тем не менее, не на много. Подобные ей женщины всегда нравились мне - не выше метра шестидесяти или чуть больше. Я никогда не любил слишком высоких девушек.
   Под тонким белым платьем с фиолетовыми цветами угадывалась стройная сильная фигура, а во всех её движениях сквозила какая-то особенная, едва уловимая грация. Цветы на платье при каждом её шаге тускло мерцали, сменяя окраску от густо-фиолетового до бледно-василькового. И сама ткань становилась полупрозрачной и невесомой, ещё больше подчеркивая изгибы и линии тела девушки.
   Светлана остановилась около окна, вполоборота ко мне, и задумчиво посмотрела на звёзды.
   Я терпеливо ждал, остановившись в двух шагах от неё.
   - Вам нравится Марс? - наконец, спросила она, не оборачиваясь и продолжая смотреть в окно.
   - Пожалуй... Я ещё плохо знаком с этой планетой.
   Светлана посмотрела на меня прямым открытым взглядом.
   - А я обожаю Марс! Эйго - она наш протоэкзобиолог - уверена, что в прошедшие времена Марс был полон жизни. Здесь цвели сады, текли реки, и возможно даже пели птицы... Может быть, вам покажется это странным, но в душе я ощущаю некую причастность к Марсу, словно моя судьба во всех рождениях была сплетена именно с ним, - доверительно призналась она.
   Я внимательно посмотрел в её светящиеся вдохновенной радостью глаза. Багряных всполохов в них больше не было. Сейчас они казались тёмными, почти чёрными, наверное, из-за расширившихся зрачков.
   - Это не от того, что я связана с ним своей работой, хотя само по себе это тоже говорит о многом и важно для меня, - продолжала девушка. - Оказавшись здесь впервые, я ощутила в душе совсем иную связь. Она спрятана где-то глубоко во мне, в самых тёмных и не подвластных познанию глубинах моей души, словно, я уже бывала здесь раньше, когда-то давным-давно, может быть тысячелетия назад. И в этой прежней моей жизни Марс был чем-то очень значимым для меня... А у вас такого никогда не бывало?
   Её глаза пытливо изучали моё лицо.
   - Возможно иногда, во сне... - пожал я плечами. - Знаете, эти странные сны, в которых мы оказываемся в удивительно знакомых и в тоже время никогда не виденных в реальности местах? Эти картины всегда необычайно яркие и красочные. Но Марса в них ни разу не было... Хотя однажды, совсем давно, я видел во сне какую-то удивительно красивую планету. Там было жемчужно-розовое небо и огромный аметистовый океан. И я, словно, парил над ним, не ощущая собственного тела. Может быть, искал кого-то?.. Этот сон врезался в мою память, и я помню его до сих пор во всех подробностях, хотя с тех пор прошло уже, вероятно, несколько лет...
   Я грустно усмехнулся, и прочитал во взгляде Светланы лёгкое волнение.
   - Что-нибудь случилось? - осторожно спросил я.
   - Нет. Всё в порядке, - принужденно улыбнулась она. - Просто ваш сон удивительно перекликается с одним моим видением... В нём тоже был огромный океан, над которым паришь, словно невесомая тень, и это ощущение, будто ищешь кого-то...
   Светлана замолчала, снова отвернулась к окну, сложив на груди руки, и я заметил, как на её обнаженных плечах появилась "гусиная кожа".
   - Что же привело вас на Марс? Работа? Или интерес к исследованиям? - сдавленным голосом спросила она.
   - По правде сказать, к исследованиям я имею лишь косвенное отношение, - честно признался я, подходя к окну и останавливаясь сбоку от девушки. - Меня привела сюда моя работа. А, что привело вас ко мне в столь поздний час?
   Светлана искоса посмотрела на меня. В её глазах сейчас отражались разноцветные всполохи голограммы висевшей за нашими спинами. Они скользили по её щекам к высокой шее и прятались в густых волосах, вспыхивая крохотными красными искорками.
   - Знаете, - задумчиво произнесла она, - Акира Кензо выдающийся учёный в своей области и ему очень дорог этот проект... Я имею в виду "Тени Предков". Ведь он хочет отыскать истоки того светлого и чистого, чем отличается наш сегодняшний мир от прежних эпох...
   - Да, я знаю об этом, - кивнул я. - Это действительно очень важная цель... Но вы не ответили на мой вопрос.
   Несколько секунд она внимательно изучала моё лицо, затем решительно спросила:
   - Почему вы спрашивали Акиру про оружие?
   - Оружие? - почти натурально удивился я.
   - Да. Помните, когда он рассказывал про египетский анх?
   - Ах, вот вы о чём! - усмехнулся я. - Не знаю... Просто так, пришло в голову. Я видел изображения этого предмета на древних фресках, и мне показалось, что он может быть каким-то техническим приспособлением или устройством, а не просто символом жизни.
   Светлана не сводила с меня пристального взора, и я заметил, как губы её сжимаются всё плотнее.
   - Скажите мне, что происходит у нас на Земле? Что-то меняется, да? Что-то, чего мы все не замечаем за повседневными делами, за потоком открытий и радостных свершений?.. Это что-то нехорошее и тёмное? Так? - встревожено говорила она, придирчиво всматриваясь в меня.
   - Послушайте, Светлана! - Я взял её за плечи и слегка встряхнул. - Зачем все эти нелепые фантазии? Ничего плохого в Трудовом Братстве не происходит, поверьте! С чего вдруг вам пришло это в голову? Я нахожусь здесь в целях вашей безопасности, только и всего. Такова наша работа - оберегать людей в любом уголке вселенной...
   - Оберегать от чего? Разве нам грозит какая-то опасность? - Голос её дрогнул волнением, а её глаза по-прежнему заглядывали в самую мою душу.
   - Вы словно ребёнок! - снова усмехнулся я, стараясь выглядеть непринуждённо. - Нет, конечно! Но что может поджидать на чужой планете исследователей, таких, как вы, которые, к тому же, занимаются изучением загадочных и непонятных сооружений? Вы же сами видели, что случилось с Акирой Кензо!
   - Такое бывает в работе археолога. - Девушка опустила голову, теребя подол своего платья. - И что же вы сделаете, чтобы уберечь нас от этого?
   В её голосе прозвучала легкая усмешка.
   - В следующий раз я пойду первым, - спокойно сказал я, беззаботно улыбаясь ей.
   Она посмотрела на меня снизу: недоверчиво и с сомнением, но потом тоже улыбнулась.
   - Хорошо. Я, наверное, пойду к себе. Извините, что пришла к вам посреди ночи со своими глупыми сомнениями. Я не хотела вторгаться к вам так неожиданно.
   - Ерунда! - беспечно отмахнулся я. - Мне было приятно побеседовать с вами.
   - Мне тоже.
   Она в последний раз взглянула на меня и быстро вышла, бесшумно затворив за собой дверь. Проводив её взглядом, я снова повернулся к окну. Прижался горячим лбом к стеклу, по которому ощутимо лились холодные струйки воздуха. Марсианская ночь кончалась. Над далёким восточным горизонтом медленно поднималась прозрачная розовая дымка. Гася низкие звёзды, она сгоняла к полюсу лохматые облака.
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Велик Космический Порядок, ибо он не менялся
   со времен Осириса, который установил его"
  
   Птахотеп, верховный жрец эпохи Пирамид.
  
  
  
  
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
   ВЗОРВАННЫЙ МИР
  
  
  
   Перед моим взором лежал изрезанный и развороченный ландшафт, усыпанный громадными каменными останками, составленный из долин и изломов, уходивших к самому горизонту, окутанному красновато-жёлтой тревожной дымкой. Я стоял на краю громадной трехкилометровой пропасти, на дне которой словно начиналось преддверие одного из нижних кругов ада Данте. Тёмное небо над головой ощутимо давило, а мерцавшие в зените звёзды ещё больше усиливали тягостность и нереальность окружавшего нас мира.
   - Одной из великих загадок Марса до сегодняшнего дня являлось то, что он имеет два совершенно отличных и чётко определённых типа рельефа, - пояснял Кави Рам.
   - Вот там, позади нас, находятся густо изрытые кратерами высокогорья юга. Они возвышаются над уровнем условного "нуля" в основном на два километра. Здесь же, перед нами, северные низины, самая большая из которых это Великая Северная Равнина, простирающаяся от северной полярной области. В западном полушарии она переходит в равнины Аркадия, Амазония, Ацидалийскую и равнину Хриса, а в восточном в равнины Утопия, Элизий и Исиды. Все эти равнины лежат на четыре-пять километров ниже среднего уровня поверхности Марса. Можно сказать, что это впадины на марсианском шаре, подобные океаническим впадинам Земли. Только в них никогда не было океанов.
   Я посмотрел на геолога. За тёмным стеклом шлема скафандра, черты его лица были почти не различимы.
   - Высокие и низкие земли, - снова зазвучал в наушниках голос Кави Рама, - занимают примерно по полушарию. Правда, они лишь приблизительно совпадают с нынешним северным и южными полушариями Марса. Линия раздела между этими двумя зонами описывает большой круг, который наклонен относительно марсианского экватора на тридцать пять градусов.
   - А как же быть с поднятием Элизий? - спросил я. - Ведь оно полностью расположено в северном полушарии. Да и горы Фарсида, насколько я понимаю, находятся как раз на линии раздела.
   - Это можно рассматривать как исключение. - Голос геолога прозвучал спокойно и уверенно. - Собственно, как и в южном полушарии, такими исключениями являются долина Маринеров, а так же три самых больших марсианских кратера - Аргир, Эллада и Исида.
   Он сделал несколько шагов в мою сторону и остановился у самого края обрыва рядом со мной, смело упёршись ногой в большой, покрытый окалиной камень. Теперь я мог заметить странный красноватый отблеск, который едва выделял глаза геолога за стеклом шлема - столь же тёмные и таинственные, как и марсианское небо.
   В наушниках опять зазвучали его слова:
   - Аргир, например, имеет в глубину три километра и тридцать в диаметре, а Эллада и того больше - пять километров глубины и почти две тысячи километров в диаметре! Но есть на Марсе и другие кратеры диаметром от тридцати километров, или такие, которые выглядят просто чудовищами при диаметре в двести километров.
   - Ужас! - раздался в наушниках возглас Эйго Хара.
   Девушка остановилась в нескольких шагах позади нас рядом с Акирой Кензо, заглядывая на дно обрыва. Всю дорогу сюда меня не покидало ощущение, что она напросилась в эту поездку только ради экзоархеолога.
   - Рассказывая всё это, я вовсе не хочу напугать или удивить вас, - сказал Кави Рам и в его голосе прозвучали лёгкие нотки иронии. - Я просто подвожу вас к своей главной мысли: когда-то Марс был сокрушён неким катаклизмом совершенно невообразимых масштабов. Он был буквально убит колоссальной бомбардировкой осколками космического тела... или тел, и именно эта бомбардировка лишила его плотной атмосферы и обильных запасов жидкой воды.
   - Вы уверенны в этом? - спросил я, глядя на хаос каменных нагромождений далеко внизу.
   - Убеждён! Когда-то Марс был цветущей планетой. Он имел атмосферу с тем же давлением у поверхности, что и на нашей Земле. На нём были огромные запасы воды, гораздо большие, чем мы имеем сейчас на нашей планете. И в этой воде присутствовала жизнь! Её следы мы находим в древних осадочных отложениях. Да вот и наш протоэкзобиолог может подтвердить мои слова! Скажите, я прав, Эйго?
   - Действительно, - откликнулась девушка, - следы древней жизни мы находим на Марсе повсюду, особенно после того, как начали растапливать полярные шапки и подпокровные льды. Нельзя сказать, что эта жизнь в своём развитии достигла высших форм, но возможно мы ещё не докопались до нужных слоев... или искали не в тех местах, где следовало бы.
   - Тем не менее, - помолчав, добавила Эйго, - мы нашли здесь даже окаменелые останки древесных стволов, и по нашим прикидкам деревья эти из-за меньшей силы тяжести были настоящими гигантами. В сравнении с ними наши самые высокие земные деревья выглядели бы просто карликами!
   - Вот-вот! - подхватил её слова Акира Кензо. - Искали не там и не то! Но эту оплошность, я надеюсь, мы скоро исправим.
   - Археологи! - зазвенел ироничным весельем голос Кави Рама, и он снова повернулся ко мне. - Они всегда надеются найти то, во что так свято верят. Мы же привыкли оперировать тем, что лежит у нас под ногами. А здесь мы видим превеликое множество свидетельств прежнего марсианского лика и пережитой им катастрофы. Возьмите те же кратеры Эллада, Аргир и Исида. Они имеют низкие нечёткие края и плоское дно, из чего можно заключить, что образовались они ещё в те времена, когда на Марсе была плотная атмосфера, быстрая эрозия и более мощное магнитное поле. Наличие же громадного количества воды вызвало грандиозные наводнения по всей планете во время той самой древней катастрофы и следы этого наводнения буквально повсюду.
   К ним можно отнести и систему каналов на равнине Хриса, где расположена наша планетарная станция. Эта система имеет двадцать пять километров в ширину и более двух тысяч километров в длину. И она могла возникнуть единственным образом - в результате внезапного и катастрофического наводнения, которое образовало не только отвесные стены каналов, но и выдолбило пещерообразные пустоты в несколько сотен метров глубиной и отточило острова, протянувшиеся на сто километров, которые мы с вами можем наблюдать там сегодня. Этот водяной поток мчался с такой страшной скоростью, что пиковый дебит воды должен был достигать миллионов кубометров в секунду, а объём этого потока равнялся мировому океану глубиной в пятьсот метров!
   - Впечатляет! - согласился я.
   - Впечатляет? Это ужасает! - вырвалось у Кави Рама. - Такое количество воды, которое пролилось там, могло бы на Земле наполнить бассейн Средиземного моря! И не стоит думать, что это только одиночный пример. Слоистые отложения напластованного осадочного материала найдены нашими экспедициями в самых разных районах Марса. Кое-где они достигают в толщину пяти километров! К примеру, в долине Касей - это как раз на плато Лунное, где мы сейчас находимся - есть один кратер, который мы изучали. Он образовался здесь порядка трёх с половиной миллиардов лет назад, а затем был надолго погребён материалом, из которого сложено плато Лунное. Но сейчас мы можем видеть, что каким-то образом он оказался на поверхности. И мы нашли там бесспорные свидетельства того, что его "раскопка" произошла в результате грандиозного наводнения.
   Кави Рам помолчал, потом добавил:
   - Кстати, такая большая толщина осадочных пород так же говорит в пользу плотной и тёплой атмосферы, которая существовала на Марсе на протяжении длительного периода времени. Есть следы былого наводнения и в районе Сидония. Например, Большая пирамида и "Лицо" находятся в так называемой "выпуклой местности", которая возвышается над когда-то затопленной Сидонийской равниной. Без сомнения, раньше там располагалось большое море или даже океан. Я сужу об этом по видимым явным следам размывания прибрежными приливами. Но они не столь значительны, из чего я могу заключить, что данная пирамида во время того самого наводнения могла служить неким убежищем тем, кто её здесь построил. Кроме того, те же береговые линии хорошо прослеживаются на всех северных равнинах, а, значит, можно смело предположить, что данный океан покрывал значительную часть северного полушария. Вот бассейн Элизия, к примеру, был затоплен водой глубиною до полутора тысяч метров!
   - Так вы говорите, что причиной столь кардинальных перемен на Марсе послужила какая-то катастрофа? - спросил я.
   - Я с удовольствием подробно расскажу об этом, только давайте вернёмся на станцию, - предложил геолог. - Там нам будет удобнее. Мне нужны наглядные пособия.
   В моих наушниках раздался его тихий смешок.
   Спуск в долину по узкой каменистой тропе, как и подъём, занял у нас около часа. Ноги разъезжались на рыхлых каменных осыпях, перемешанных с песком и марсианской пылью, и всякий раз приходилось останавливаться, чтобы не полететь кубарем вниз по склону с этой головокружительной кручи. У марсохода нас ждал Зуко Пур, который уже начал было волноваться из-за нашего долгого отсутствия.
   Неожиданно налетевшие мощные порывы ветра заставили нас остановиться у самой цели. Они подняли в воздух крохотные смерчи, которые двигались мимо нас, словно, караваны верблюдов, неся над поверхностью планеты частички пыли и песка. Через несколько секунд эти смерчи бесследно растворились на верхушке ближайшей дюны. Ветер стих, словно его и не было вовсе.
   Ошеломлённый, я стоял, прижавшись к громадному ободу колеса вездехода, не решаясь сойти с места.
   - Не беспокойтесь, - раздался в наушниках бодрый голос Кави Рама. - Здесь такое часто бывает. Это от резких скачков атмосферного давления.
   - Смотрите, какая красота! - воскликнула Эйго Хара, указывая куда-то в сторону дюны, где только что прошлись странные смерчи.
   Я посмотрел в указанном ею направлении и поразился увиденному: розовая поверхность песчаного холма, словно покрытая гусиной кожей, была расчерчена замысловатым тёмным узором, как будто кто-то нарисовал на ней причудливую голубоватую татуировку. А дальше чередовались голубые и серые полосы застывших кристаллических образований.
   - Это базальтовый песок, - буднично констатировал наш геолог. - А голубые и серые слои отложений включают в свой состав минерал ярозит... Вот так выглядит истинная поверхность Марса, если с неё сдуть всю эту пыль!
   - А мне нравиться, - восторженно произнесла Эйго Хара. - В этом есть что-то необычайно притягательное и загадочное! Словно, какой-то древний художник оставляет нам таинственные письмена-подсказки... Ведь так?
   Она повернулась к Акире Кензо, словно, ожидая от него проявления сходных чувств.
   - И правда, в этом что-то есть, - задумчиво сказал тот. - Это ещё один осколок мозаики, как и всё здесь, из которых нам предстоит собрать цельную картину нашей общей истории за прошедшие эры...
   - Но давайте уже поедем на станцию, а, то мне совсем не нравятся вон те тёмные тучи у восточного горизонта! - предложил экзоархеолог, слегка подталкивая к трапу Эйго.
   - Действительно, - согласился с ним Кави Рам. - Это очень напоминает наступление "песчаных дьяволов". Только пылевой бури нам ещё не хватало! - проворчал он, взбираясь по трапу внутрь марсохода.
   - "Песчаных дьяволов"? - переспросил я.
   - Да, - спокойно подтвердил Акира Кензо. - Это здешние пылевые вихри. Иногда они могут достигать высоты в восемь километров и несут в себе тонны пыли каждый. Именно они являются основными переносчиками марсианской пыли. Давайте, забирайтесь внутрь!
   Я послушно поднялся в прозрачную "черепаху". Здесь было уютно и тихо. Следом за мной влез и сам экзоархеолог. Он закрыл люк и уселся в кресло рядом с Зуко Пуром, который сидел впереди за пультом управления нашим марсоходом. Юноша посмотрел на своего учителя, словно, ожидая его распоряжений.
   - Итак, в путь! - шутливо скомандовал Акира Кензо, откидывая назад стекло своего шлема.
   Марсоход плавно двинулся с места, послушный командам молодого водителя, и, набирая скорость, помчался среди песчаных холмов.
  
  

* * *

  
  
   За прозрачной стеной кают-компании непроглядным пологом метались грозные песчаные вихри, смешивая небо и землю, разливая вокруг огромное пыльное море, в глубинах которого не могло существовать ничто живое, и даже звёзды меркли на небе, превращаясь в крохотные искорки-песчинки, боязливо вспыхивавшие то тут, то там.
   Защитные жалюзи ощутимо вздрагивали под напором чудовищного ветра, и казалось, что он сорвёт их в следующее мгновение, закрутит в этой немыслимой круговерти и унесёт в тёмную неизвестность, оставив жилище людей открытым и уязвимым для неистовой стихии. Но станция, подобно древнему бастиону, была несокрушимой, намертво вцепившись в каменные гряды и марсианские холмы глубинными якорями.
   Свет в помещении был приглушен, и в сиреневых сумерках завывание ветра за стенами станции рождало в душе странные ассоциации и давно забытые чувства. Видимо, так когда-то чувствовали себя древние люди, укрываясь от беспощадных стихий в глубоких пещерах, сидя около уютного огня и слушая рассказы соплеменников о диких зверях и далёких землях, где им однажды довелось побывать. Только здесь вместо жаркого костра сиял висевший посреди помещения голографический образ красной планеты, отбрасывавший тусклые пятна багрянца на стены кают-компании.
   Мои новые товарищи расселись вокруг него на мягком диване, словно завороженные глядя на медленно вращающуюся светящуюся сферу. А лицо Кави Рама, стоявшего подле виртуального глобуса, в красно-коричневых световых росчерках, и впрямь походило на лицо первобытного чародея, призывающего духов всех стихий на помощь людям.
   - Давайте вернёмся к загадке дихотомии марсианской поверхности. Или, иначе говоря, к её очевидной раздвоенности, чтобы было более понятно непосвящённым в тонкости геологической науки, - рассказывал Кави Рам.
   Мне показалось, что последние слова были адресованы непосредственно мне, но потому, как смущённо улыбнулся в дальнем углу дивана Иллик Шелли, и слегка покраснели щёки Эйго Хара, я понял, что не одинок в своей неосведомленности относительно геологической структуры Марса.
   - Как мы можем видеть на этом глобусе, - продолжал геолог, - два полушария Марса имеют совершенно чёткую линию раздела, с одной стороны от которой мы наблюдаем обширные низкие равнины севера, а с другой возвышенные плато и горы юга. Долгое время учёные не могли создать сколь-нибудь устойчивой гипотезы объясняющей этот уникальный феномен. Тем не менее, все сходились во мнении, что Марс перенёс сокрушительную катастрофу в своей древней истории, подвергнувшись ужасной бомбардировке из космоса. При этом основной ошибкой многих являлось автоматическое предположение о том, что главный удар по Марсу пришёлся на его северное полушарие. Данное предположение вроде бы вытекало из того, что полушарие к северу от линии раздела ниже южного. Внешний пласт марсианской коры здесь был полностью уничтожен, а затем из недр планеты поднялась свежая лава и залила это очищенное от коры пространство, таким образом, дав ему новую поверхность. Именно поэтому к северу от линии раздела мы не наблюдаем того большого количества импактных кратеров, которое есть на юге. Они просто исчезли, стерлись вместе со старой корой.
   Всё было бы хорошо, если бы не вставал закономерный вопрос: что же случилось с таким огромным объемом марсианской коры трехкилометровой толщины, которая была сорвана с северного полушария планеты? Такое количество вещества не могло эродировать даже на протяжении миллиардов лет. Нам же сегодня достоверно известно, что данная катастрофа произошла в сравнительно недалёком по геологическим меркам прошлом, а именно от двадцати до пятнадцати тысяч лет назад. Эрозия, на которую пытались ссылаться некоторые учёные прежних времён, так же не объясняет исчезновения остатков коры, ибо нет достаточно большой впадины, в которой могли бы уместиться все обломки.
   Наш вывод был совершенно очевиден - север утратил свою кору не в результате прямых попаданий "где-то на севере", а вследствие "эффекта выбивания" от сокрушительных ударов с противоположной стороны, на юге. Сейчас мы совершенно уверены в том, что в своей недавней истории Марс пережил внезапную и интенсивную пятнадцатиминутную бомбардировку только с одной возможной стороны, а именно вот здесь, здесь, и здесь!
   Кави Рам указал места на глобусе.
   - Огромный кратер Эллада образовался в результате столкновения планеты с телом, диаметр которого по нашим подсчётам должен был составлять тысячу километров. Фрагмент Эллада нанёс по коре Марса прямой, практически вертикальный удар, пробил кору до внутренней магмы, вызвав тем самым огромную волну сжатия и сдвиговые волны, которые устремились к поверхности планеты со скоростью около пяти тысяч километров в час. Эти волны образовали на противоположной стороне Марса вспучивание поднятия Фарсида. Вот здесь. - Геолог указал нужное место на поверхности планеты.
   - Далее, почти одновременно с ударом Эллады в Марс врезается фрагмент Исида - кусок скалы шириной в шестьсот километров. Он вызывает на севере планеты второе вспучивание - поднятие Элизий. И, наконец, завершил эту смертельную атаку фрагмент Аргир в триста шестьдесят километров в поперечнике. От его удара кора Марса лопается как скорлупа ореха, образовывая трещину семи километровой глубины: самую глубокую долину в Солнечной системе - долину Маринеров.
   Ударные волны достигали такой силы, что не только трижды обежали всю планету, но и пронзили её насквозь, сметая с северного полушария в открытый космос пласт коры толщиной в три километра. А скалы-убийцы погрузились на пять тысяч километров вглубь планеты, и остановились в противоположном полушарии. Далее тысячи более мелких осколков ударили в поверхность Марса, оставив нам молчаливых свидетелей той ужасающей казни - импактные кратеры южного полушария.
   Кави Рам помолчал, внимательно глядя на присутствующих.
   - Можно сказать, что Марс вообще уцелел только чудом, потому, что вынужденная необходимость поглотить и погасить энергию массы и кинетическую энергию этих трех огромных осколков могла привести к его полному разрушению.
   - Ужас! - невольный возглас сорвался с уст Эйго Хара.
   Она схватилась за пылающие щёки и отчаянно покачала головой.
   - Подумать только, мы могли бы навсегда лишиться целой планеты! Как когда-то лишились легендарного Фаэтона.
   - По поводу Фаэтона я не был бы столь однозначен, - улыбнулся Кави Рам. - На этот счёт у меня тоже есть некоторые соображения. Об этом, если позволите, мы поговорим как-нибудь потом. Но вы действительно правы, дорогая Эйго, для всех планет земной группы эта ужасная катастрофа не прошла незамеченной. Особенно это сказалось на ближайшей соседке Марса, нашей Земле. Да и Венера не осталась в стороне от тех давних событий. Сейчас мы имеем неоспоримые свидетельства того, что ещё пятьсот миллионов лет назад она была если не точной копией нашей Земли, то, во всяком случае, очень походила на неё. Она обладала намного менее плотной атмосферой, а на поверхности имелись реки и моря, и даже возможно жизнь. Но глобальная геологическая катастрофа уничтожила всё это. Венера на какое-то время превратилась в пылающую планету - практически вся она была покрыта расплавленной лавой, извергавшейся из жерл нескольких тысяч вулканов. Постоянные землетрясения, вздымания и опускания огромных областей поверхности рождали лавовые реки, озера, моря и даже океаны! Поистине, это был настоящий ад, уничтоживший всё живое на этой планете. Именно эти недалёкие события полностью изменили внешний облик нашей утренней соседки.
   Кави Рам прошёлся размеренным шагом по кают-компании, заложив за спину руки. Затем снова остановился около висевшего в воздухе марсианского глобуса.
   - Хотя больше всего, конечно, пострадал Марс. Потеря огромного пласта коры была для него не единственным и не самым страшным последствием тех давних событий. Помимо всего прочего, вращение планеты существенно замедлилось. Как уже отмечал наш уважаемый астроном, - Кави Рам почтительно кивнул в сторону Амоля Сайна, - по законам небесной механики Марс должен был бы оборачиваться вокруг своей оси за восемь часов, в то время как сейчас на полный оборот у него уходит почти двадцать пять часов. Наклон оси вращения Марса так же подвержен значительным колебаниям, которые достигают порядка девятнадцати градусов. И всё это явные отголоски той самой катастрофы, от которой планета не может оправиться до сих пор.
   Геолог заботливо провёл рукой над светящейся поверхностью глобуса, словно, хотел погладить его.
   - Про отсутствие магнитного поля я уже не говорю, хотя есть неоспоримые данные планетологов о том, что когда-то это поле было довольно сильным. Если же мы взглянем на обнаруженные типичные покровные слоистые полярные отложения, обнаруженные нами в ста восьмидесяти градусах друг от друга в районе экватора планеты, в прямо противоположных местах, как и положено, для полюсов, то поймём, что ещё одной причиной гибели планеты явился всеобщий сдвиг марсианской коры вокруг внутренних пластов планеты. И это очень примечательный факт, особенно если рассматривать марсианскую катастрофу вместе с событиями, происходившими в тоже время на других планетах.
   - Так откуда всё-таки взялись эти таинственные "снаряды-убийцы", сыгравшие столь роковую роль в судьбе Марса? - спросил я. - Астероиды? Кометы?..
   - Я бы предложил вам выглянуть в окно, - спокойно сказал геолог, и на губах его заиграла лёгкая улыбка, - но, к сожалению, нам сейчас не удастся увидеть западный горизонт из-за этой бури.
   Кави Рам сделал короткую паузу, выжидательно глядя на остальных.
   - Думаю, вы уже догадались, что в этом месте мы бы с вами увидели Фобос и Деймос? - Он показал на две крохотные голубые звёздочки, заскользившие над марсианским глобусом, послушные его пальцам.
   - Допустим. Но какая здесь связь? - проворчал я.
   - Связь здесь самая прямая, - отозвался Кави Рам.
   - Теперешние спутники Марса это лишь осколки некогда полноценной планеты - спутника, которым в своё время обладал Марс. Ему давно уже дали имя - Танот. И орбиты, и скорости движения двух каменных глыб - Фобоса и Деймоса - дают нам прямые и косвенные свидетельства того, что оба являются остатками прежней планеты... А вы знаете, что помимо всего прочего, на Фобосе есть крупнейший кратер, носящий имя Стикни?
   - Да, я читал об этом в справочниках, - кивнул я.
   - Так вот размеры этого кратера сопоставимы с размерами самого спутника. Удар, приведший к его появлению, должен был буквально потрясти Фобос. Он образовал на его поверхности систему параллельных борозд возле кратера Стикни, которые протянулись на расстояние до тридцати километров и имеют ширину в сто-двести метров, при глубине от десяти до двадцати метров.
   - И вы считаете, что от каменных осколков, когда-то поразивших Марс, досталось и его спутнику?
   - Нет, не совсем, - покачал головой Кави Рам. - Удар, приведший к образованию этого кратера, не был внешним. Что-то произошло на самом спутнике, расколов его на крупные осколки, два из которых остались на орбите, часть ударила по поверхности Марса, убив планету, а основная масса улетела в космическое пространство, образовав вместе с фрагментами марсианской коры, сорванной с планеты известный нам теперь пояс астероидов.
   Детальное исследование астероидов показало, что большинство из них имеет осколочную, неправильную форму, а их минералы носят на себе несомненные следы раздробления и воздействия высокой температуры. Это говорит нам о том, что все эти каменные глыбы произошли в результате бурного, катастрофического распада какого-то более крупного тела. Об этом же можно судить и по распределению осколков по массе в поясе астероидов. Это распределение не хаотично, как может казаться, а подчиняется закону случайного дробления крупного тела на множество частей. К тому же, часть малых планет пояса имеет значительный наклон орбит к плоскости эклиптики.
   Сейчас нам достоверно известно, что формирование астероидного вещества происходило в недрах достаточно большой массы и в течение длительного времени. Образцы этого вещества с некоторых крупных астероидов мы сравнивали с образцами скальных пород Марса в северном полушарии и образцами с его теперешних спутников. Результаты анализа ясно говорят об идентичности материала, послужившего для образования пояса астероидов с этими образцами. А так называемые "железные" метеориты являются ничем иным, как осколками железно-никилевого ядра погибшего Танота. Путём аналитических вычислений мы можем даже определить примерный диаметр этого спутника. Скорее всего, он составлял около четырех тысяч километров.
   - Ого! Это тело было почти сопоставимо с нашей Луной! - воскликнул я, почувствовав, как у меня немного захватывает дух от разворачивающейся картины, нарисованной здесь учёным.
   - Да, Танот уступал по своим размерам самому Марсу. Но был очень близок к тому же Меркурию или нашей Луне.
   Кави Рам бросил короткий взгляд на Амоль Сайна, сидевшего рядом со мной, словно, приглашая его принять участие в разговоре.
   - Да, вы правы, Кави, - согласно кивнул молодой астроном. - Но то, что Марс очень быстро превратился в холодную и безжизненную пустыню, было в основном следствием изменившейся орбиты этой планеты. Если внимательно изучить все имеющиеся у нас свидетельства, то можно без труда понять, что в результате той давнишней катастрофы Марс был отброшен с прежней своей орбиты вглубь нашей системы. Сейчас орбита Марса, как всем нам хорошо известно, имеет эллиптическую форму, и это сильно отличает её от круговых орбит других планет земной группы. В результате этого в афелии Марс отстоит от Солнца на двести сорок девять миллионов километров, а приближаясь к нашему светилу, оказывается в перигелии в двухстах семи миллионах километрах от него. Из-за этого марсианский год длится шестьсот восемьдесят семь дней.
   Если же мы попытаемся исправить этот "дефект" путём вычислений, гипотетически приведя орбиту Марса к круговой, то увидим, что расстояние до Солнца для Марса приблизится к значению его нынешнего перигелия и будет составлять около двухсот миллионов километров. Земля, напомню, вращается вокруг нашего светила в среднем на расстоянии в сто пятьдесят миллионов километров. Как видим, Марс в этом случае вполне попадает в "зону жизни", иначе говоря, никто нам не мешает обосновать возможность зарождения на нём древнейшей разумной жизни, развившейся впоследствии до уровня высокоразвитой технической цивилизации.
   - А если при этом, памятуя о том, что диаметр Марса вдвое меньше земного, а масса составляет пятьдесят три сотых от массы Земли, пересчитать продолжительность марсианского года в соответствующих пропорциях до катастрофы, то мы получим цифру двести шестьдесят дней, - лукаво улыбнулся Акира Кензо. - И почему-то мне сразу на память приходит календарь майя с его пятидесяти двух летними циклами, в сумме составлявшими год ровно из двухсот шестидесяти дней. Этот цикл ко всему прочему, довольно хорошо привязан к продолжительности земного года, где мы получаем любопытное равенство: пятьдесят два перемноженное на триста шестьдесят пять равно семьдесят три перемноженному на двести шестьдесят. А как известно из легенд и мифов, этот самый календарь достался майя в наследство от легендарных богов, когда-то обитавших в Теотиуакане на территории Мезоамерики... Как вам такое совпадение?
   Глаза Акиры Кензо заискрились ещё большим лукавством. На что Кави Рам только покачал головой, словно, говоря: "Ох, уж эти археологи!".
   - Может быть, это простое совпадение? - сказал я, поглядывая то на Акиру Кензо, то на геолога.
   - Возможно, - беспечно пожал плечами экзоархеолог.
   - А что если это одно из доказательств того, что планета Марс является родиной легендарных богов, принесших на Землю цивилизацию в конце последнего Ледникового периода? Или, во всяком случае, их "звёздная обитель", где они вынуждены были обосноваться по каким-то причинам на довольно долгое время?
   Я посмотрел на сидевшую в дальнем углу Светлану.
   Это сказала именно она: сказала спокойно и уверенно, как о чём-то давно решённом и, безусловно, верном. Она снисходительно взглянула на меня и так же спокойно продолжала:
   - Что если календарь майя привязан именно к продолжительности марсианского года до катастрофы и был привезён на Землю отсюда? Или, может быть, из ещё более дальних глубин космоса?
   Я посмотрел в её, казавшиеся, таинственными в полутьме глаза и сдержанно усмехнулся. Заметив это, Акира Кензо неторопливо произнёс:
   - Думаю, мы слишком спешим и забегаем далеко вперёд в своих выводах, ставя нашего гостя в нелёгкое положение. Ведь он ещё не обладает пока всей полнотой информации о наших исследованиях.
   - Нет, нет, - покачал я головой, пытаясь осмыслить весь тот поток информации, который так неожиданно вылился на меня. - Всё в порядке. Думаю, я справлюсь... Так вы считаете, что на Марсе в глубокой древности существовала высокоразвитая разумная цивилизация? - обратился я к экзоархеологу. - Хотя я, наверное, спросил глупость? Ведь если здесь присутствуют, несомненно, рукотворные загадочные объекты, то безусловно их построил кто-то разумный...
   - Вы, видимо, хотели спросить связываю ли я древнюю марсианскую цивилизацию с цивилизацией земной? - Акира Кензо проницательно посмотрел на меня.
   Я согласно кивнул.
   - Пока я не могу ответить вам на этот вопрос однозначно и с полной уверенностью. Всё будет зависеть от того, что мы обнаружим в Большой пирамиде... И найдём ли там вообще что-нибудь. Но в глубине души, втайне от всех, я считаю, что между Марсом и Землёй есть некая тесная и безусловная связь, уходящая своими корнями в глубокую древность. И даже сама катастрофа, произошедшая с Марсом когда-то, оставила в людской памяти свои следы. Как сказано в древней "Книге Дзиан": "Огромные изображения воздвигли они... в размер своих тел. Внутренние огни уничтожили землю их отцов... Надвинулись Первые великие воды. Семь больших островов поглотили они. Все благочестивые спасены были, все нечестивые истреблены...". Вам не кажется, что это сказано о Марсе?
   Акира внимательно посмотрел на меня.
   - А если это сказано о Марсе и люди помнят эти события, то кто мог им рассказать о них в незапамятные времена? Думаю, те, кто когда-то пришёл отсюда на нашу Землю, спасаясь от гибели, или неся человечеству знания с некой цивилизационной миссией. Вот почему я считаю, что именно с Марса тянутся тонкие, едва ощутимые нити, которые связывают судьбу нашего человечества с его неизвестным, давно забытым и истёртым в людской памяти прошлым, с его предисторией, от которой все мы, даже сами не ведая того, отталкиваемся в своём устремлении в наше грядущее. Поэтому я возлагаю очень большие надежды на эту пирамиду.
  
  
  
  
  
   "Видеть еще не значит поверить.
   Верить значит видеть"
  
   Роберт Пирсиг "Лила"
  
  
  
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ
  
   ЗЕП ТЕПИ
  
  
  
   Песчаная буря снаружи постепенно стихала. Ветер уже не так яростно и ожесточённо бился в надёжно защищённые окна станции, а пыльные смерчи медленно, но неуклонно отступали к далёкому горизонту, обнажая тёмное ночное небо. И даже звёзды постепенно стали проглядывать сквозь пыльные облака, слегка качаясь и вздрагивая, словно, в отражении на дне глубокого колодца.
   Я отошёл от окна и вернулся на прежнее место. Внезапно наступившая снаружи тишина заставила собравшихся в кают-компании людей притихнуть и переглянуться между собой, словно все они вдруг осознали, в какую даль от родного дома их забросила неуёмная жажда открытий.
   - Вы сказали, что марсианская катастрофа как-то сказалась и на нашей Земле. Что вы имели в виду?
   Я внимательно посмотрел на Акиру Кензо.
   - Думаю, об этом вам лучше расскажет Светлана, - улыбнулся тот. - Она занималась этим вопросом, и кому, как ни ей поведать нам результаты её исследований.
   Помощница экзоархеолога смело поднялась со своего места, словно, намеревалась выступать перед большой аудиторией, но сделав несколько неуверенных шагов по кают-компании, она остановилась около окна и присела на подлокотник стоявшего там кресла, собираясь с мыслями. В какое-то мгновение её взгляд остановился на мне, и я ободряюще улыбнулся ей. После некоторой паузы Сетлана ответила мне лёгкой, едва заметной улыбкой и уверенно начала свой рассказ.
   - Ещё до Мирового Воссоединения усилиями группы учёных Земли, занимавших альтернативную позицию по отношению к тогдашней академической исторической науке, был изучен огромный пласт мифологического наследия человеческой цивилизации. К нашему счастью, многие материалы этих исследований сохранились до наших дней в западно-сибирских Хранилищах, и мы смогли тщательно ознакомиться с ними перед началом своей работы. Эти материалы оказались для нас поистине бесценными, так как содержали тексты ряда мифологических первоисточников, безвозвратно потерянных для нас в середине двадцать первого столетия после Битвы Мары и падения астероида. Так вот, этот пласт мифологии тоже рассказывает нам о некоей глобальной катастрофе, произошедшей на Земле задолго до возникновения известной человечеству истории.
   Я исподволь рассматривал говорившую, ловя себя на мысли, что она начинает всё больше и больше нравиться мне. У неё был красивый, словно, бархатный голос, звучавший сейчас спокойно и уверенно, но лёгкий румянец на щеках все же выдавал её волнение.
   - К сожалению, - продолжала Светлана, - большинство научных материалов, музейных экспонатов и древних артефактов не дошли до наших дней. И сегодня мы можем судить о Всемирном Потопе лишь по отрывочным данным, дошедшим до нас со страниц немногочисленных уцелевших книг, сравнивая упоминающиеся там мифологические события с последствиями постигшего нас катаклизма уже на пороге новой эры. Тем не менее, благодаря этим немногим данным, послужившим толчком к развитию программы "Тени Предков", мы сами направили все свои усилия на расшифровку древних мифов и сопоставление их данных с реальными геологическими, археологическими и палеоклиматическими данными, а так же возобновили масштабные археологические исследования как у нас на Земле, так и за её пределами.
   На протяжении уже двух столетий Академия Пределов Знания суммирует и анализирует полученные таким образом данные. Проделанная работа позволила нашим учёным прийти к однозначным выводам о нашей общей далёкой истории. При всем разнообразии мифологических повествований о Всемирном потопе (а их насчитывается более пятисот) в них прослеживается одна и та же мысль, которая в изустной форме передавалась потомству. Эта мысль говорит нам: когда-то в глубокой древности на Земле была глобальная катастрофа, которая почти полностью уничтожила человечество. В живых осталась лишь небольшая горстка людей, которых предупредили мудрые боги, заранее знавшие о надвигающемся катаклизме, и подсказавшие людям способы спасения. Так что же произошло тогда на самом деле? И когда это произошло?
   Светлана оглядела присутствующих внимательным взглядом, словно, хотела услышать от нас ответ на свои вопросы.
   Молодые помощники Акиры Кензо притихли в углу дивана, потупив взоры, как будто, школьники, не выучившие уроков. Только Эйго Хара отважно подняла твёрдый подбородок, будто бросая вызов подруге-экзоархеологу. Но улыбка на губах Светланы говорила о том, что она и не собиралась ставить своих товарищей в затруднительное положение.
   - Как известно, - продолжала она размеренным голосом, - окончание последнего Ледникового периода, бывшего границей между плейстоценом и голоценом, приходится на конец древнего каменного века - палеолита. Если пользоваться прежним летоисчислением, то это одиннадцатое тысячелетие до новой эры. Данное событие в геологической истории Земли не было постепенным таянием льдов и плавным подъёмом уровня Мирового океана. Всё обстояло как раз наоборот. Ледяная шапка, нараставшая в Северной Америке и Северной Европе в течение сорока тысяч лет, исчезла в течение всего двух тысячелетий. Повсюду на Земле археологи и палеонтологи находили следы действия мощнейшего цунами, резкой смены климатических условий в различных регионах планеты, в результате, которого в отдельных районах наступило похолодание, а в других наоборот потепление. В частности резко похолодало в районах Сибири и Аляски, а так же в Антарктиде. Эти районы, видимо, пострадали сильнее всего от убийственных катаклизмов того времени...
   Светлана посмотрела на тёмную стеклянную стену у себя за спиной, словно, холод марсианской ночи мог проникнуть в тёплое, надежно защищённое людское жилище. Зябко поведя плечами, она продолжала:
   - В двадцатом столетии русские учёные пришли к выводу, что Северный Ледовитый океан, покрытый в известный исторический период льдами, был тёплым во время Висконсинского оледенения. Ещё семнадцать тысяч лет тому назад в центре его существовала зона умеренного климата, благоприятного для процветания флоры и фауны, которые не могли тогда существовать на территории Северной Америки и Северной Европы. А ледники Антарктиды образовались в тот же период, когда произошло замерзание Сибири и Аляски, и великие антарктические реки текли по её территории ещё каких-то шесть-восемь тысяч лет назад, оставляя на дне прибрежных морей мелкозернистые отложения. И только около четырехтысячного года до новой эры Антарктический материк замёрз окончательно, о чём можно судить по накоплению, скажем, на дне моря Росса осадков уже ледникового типа.
   Сильное изменение климата, быстрый подъём уровня моря, землетрясения, наводнения, вулканическая активность и лавовые дожди с чёрного неба привели к массовому вымиранию животных. Только на территории Америки вымерли более семидесяти видов крупных млекопитающих в период между 15000 и 8000 годами до новой эры, а это свыше сорока миллионов животных! И эти потери произошли в основном за два тысячелетия, начиная с 11000 по 9000 годы до новой эры. По всей Южной Америке были обнаружены ископаемые останки времён Ледникового периода, в которых скелеты хищников и травоядных перемешаны с человеческими костями, стволами деревьев и застывшими грязевыми потоками. Этому можно найти лишь одно объяснение - все они подверглись воздействию мощного цунами, скоротечному по времени и ужасному по своей силе.
   Ту же картину мы можем наблюдать как в Европе, так и в Сибири. Здесь трещины в скалах на вершинах отдельно стоящих холмов заполнены останками костей мамонтов, волосатых носорогов и других животных. А в вечной мерзлоте Сибири или Аляски можно было встретить туши всё тех же мамонтов или бизонов, разорванные на части и скрученные с невероятной силой. И все эти животные погибли так внезапно, что сразу же замёрзли, не успев разложиться.
   Светлана помолчала, и взгляд её стал задумчиво-мечтательным.
   - Так что же, по вашему мнению, было причиной этой катастрофы? - спросил я, внимательно наблюдая за ней.
   Молодой экзоархеолог спокойно выдержала мой взгляд и откинула с лица упавшую прядку волос.
   - Ответ на этот вопрос можно так же найти в мифах. Если непредвзято анализировать их. Помимо описаний землетрясений и извержений вулканов, сопровождавших катастрофу, погубившую всё человечество, которые напрямую связываются в мифах с наводнениями, можно увидеть и явные указания на наступившее во многих регионах похолодание, которое через некоторое время прекратилось. Например, согласно мифам, на территории Среднего Востока сад наслаждений превратился в результате нападения дьявола Ангро-Манью в безжизненную пустыню, где десять месяцев зима и только два - лето. В зороастрийской священной книге "Бундахиш" можно прочитать о том, что когда Ангро-Манью наслал неистовый мороз, он ко всему прочему ещё напал и на небо и привёл его в полный беспорядок, что позволило ему завладеть одной третью неба и закрыть его тьмой. В Южной Америке существовал миф о приходе "Великого Холода", когда лёд и слякоть держались очень долго. А в книге майя "Пополь-Вух" наводнение связывается с сильным градом, чёрным дождём, туманом и неописуемым холодом.
   - Да, - кивнул Акира Кензо, - Там говорится о том, что "... лица Солнца и Луны были скрыты. Земля потемнела. Сначала солнце светило, а потом среди бела дня стало темно... Боги долго ждали пока, наконец, небо не начало краснеть на Востоке, где взошёл шар Солнца. Именно в этот момент космического возрождения появился бог Кецалькоатль".
   - Верно, - согласилась Светлана, благодарно улыбнувшись своему руководителю. - Даже в Европе, где к тому времени уже практически закончился ледниковый период, можно встретить упоминания о временном похолодании. Скажем, в тевтонском предании рассказывается о том, как в далёком лесу на востоке великанша родила целый выводок волчат, отцом которых был волк Фенрир. Одно из этих чудовищных созданий погналось за Солнцем, чтобы завладеть им. Погоня была долгой, но однажды волк сумел догнать Солнце. "Его яркие лучи погасли одно за другим. Оно стало кроваво-красного оттенка, а потом совсем исчезло. Вслед за этим в мире наступила ужасная зима. Со всех сторон налетели снежные бури".
   - А на другом конце света, у ряда племён австралийских аборигенов бытовало поверье, согласно которому своим происхождением они обязаны великому наводнению, смывшему ранее существовавшее человечество, и это наводнение было вызвано космическим змеем Юрлунгуре, символом которого являлась радуга, - снова вступил в разговор Акира Кензо. - Можно так же отметить, что в мифе о Кецалькоатле смерть Четвёртого Солнца пришла от рук звёзд. И как можно заметить, все эти описания очень напоминают так называемую "ударную зиму", которая возникает обычно при падении крупного метеорита на Землю. А радуга - символ космического змея - в глазах примитивных аборигенов вполне могла означать след от падающего метеорита.
   - Да, - поддержала его Светлана. - На эту же мысль наводит и часть мифов, рассказывающих о том, как в различных регионах одновременно с катаклизмом на поверхности Земли произошло и изменение видимого неба. Они говорят о том, как Солнце и Луна "упали с неба", что "планеты изменили свой путь, а звёзды стали двигаться по-новому". В Китае существовал ряд преданий, сообщавших о том, что "Небо сдвинулось к северу. Земля развалилась на части, из её недр хлынула вода и затопила землю". А в той же греческой легенде о Фаэтоне мы можем увидеть, как "...великолепное Солнце вместо того, чтобы следовать своим вечным и величественным путём, вдруг закувыркалось и стремглав полетело вниз".
   - Между прочим, сами греки указывали в качестве причины случившегося изменение наклона земной оси! - добавила она.
   - Здесь нужно внести некоторую ясность, - вмешался Кави Рам. - Если наши уважаемые археологи позволят, я хотел бы разъяснить остальным некоторые аспекты причин произошедшей катастрофы?
   - Да, конечно, - охотно кивнула Светлана.
   - Так вот, - начал геолог, - как уже сказала наша очаровательная Светлана, причиной столь стремительного таяния ледников и последовавших за этим грандиозных убийственных изменений по всей планете послужило столкновение Земли с неким метеоритом или астероидом. Поскольку метеориты очень редко падают на Землю строго вертикально, то при их ударе о поверхность планеты мы имеем дело, как с вертикальной, так и с касательной составляющей силового воздействия. При достаточной силе удара и вполне ощутимых размерах самого метеорита, данная касательная составляющая неизбежно приводит к смещению земной коры по жидкой магме, то есть к так называемому "проскальзыванию", когда литосфера движется как единое целое по мощному слою мантии, состоящей из расплавленных пород, без сколько-нибудь заметного изменения вращения самой Земли.
   Это происходит из-за того, что в момент удара метеорита земная кора получает дополнительное вращение с некоторой начальной скоростью вокруг "оси проскальзывания", которая заведомо не совпадает с осью собственного вращения Земли. Как раз подобное "проскальзывание" коры способно обеспечить и изменение положения земных полюсов, сопровождаемое глобальными неоднородными переменами климата, которые мы видим в конце последнего Ледникового периода, и перемены в видимом небесном своде. Так как видимое небо меняет свой наклон, хотя наклон самой оси вращения Земли по отношению к плоскости её орбиты не меняется. Если приводить наглядные примеры, то можно себе представить, как кожура апельсина поворачивается вокруг его мякоти или скорлупа яйца вокруг жидкой внутренности этого яйца.
   - Я понимаю, - кивнул я. - Всё происходило точно так же, как и в начале двадцать первого века, когда произошло столкновение Земли с астероидом Апофис! Земная кора тогда так же "проскользнула" и полюса снова поменяли своё положение.
   - Верно, - кивнул Кави Рам. - В целом литосфера по воле случая совершила тогда как бы "обратный поворот", и полюса заняли почти такое же положение, в каком они находились до легендарного Всемирного потопа...
   - Но вернёмся к нашему разговору, - предложил он. - После удара метеорита движение коры Земли очень быстро замедляется, и время процесса "проскальзывания" вполне можно принять равным одним суткам или около того.
   - Да, и это можно так же подтвердить данными мифов, - вступил в разговор Акира Кензо. - Так, скажем, мифы Уарочири говорят нам: "В древние времена солнце умерло. Из-за его смерти ночь продолжалась пять дней. Скалы гремели друг о друга". А на одной ассирийской глиняной табличке можно прочитать описание Великого Потопа в "Эпосе о Гильгамеше", где говориться, что потоп длился шесть дней и семь ночей.
   - Верно, верно, - закивал Кави Рам, слегка прищурившись и глядя на экзоархеолога. - Я уже давно убедился в правоте ваших легенд и мифов, дорогой Акира.
   - Просто древние мифы нужно читать не как "сказки на ночь", а настойчиво и кропотливо искать в их символизме и образности данные о нашем общем прошлом.
   - Согласен с вами, - снова кивнул геолог, и было видно, что он глубоко уважает мнение своего коллеги учёного. - Так вот, исходя из общей картины климатических изменений в Европе, Сибири, на Аляске и в Антарктиде можно оценить предполагаемое смещение полюсов. Оно по нашим подсчётам должно составлять две-три тысячи километров, и до одиннадцатого тысячелетия, скажем, материк Антарктида находился на три тысячи километров севернее, то есть в более благоприятных умеренных широтах, так же как и район Северного Океана. И только после столкновения сдвинулся внутрь южного полярного круга.
   Не надо забывать ещё и о том, что величина смещения полюсов при таком "проскальзывании" заведомо меньше величины максимально возможного смещения всей земной коры. Это происходит из-за того, что касательная составляющая силового воздействия при ударе метеорита о поверхность Земли автоматически раскладывается на меридиональную и широтную составляющие. А из этого понятно, что перемещение полюсов происходит лишь под воздействием меридиональной - перпендикулярной экватору - составляющей. Если предположить, что энергия метеорита полностью пошла на запуск механизма "проскальзывания", и проводить параллели с падением Апофиса, то легко можно просчитать, что камушек, упавший на Землю тринадцать с половиной тысяч лет назад мог быть радиусом порядка пятидесяти-шестидесяти километров. И тут возникает вопрос: а где же всё-таки упал этот злосчастный метеорит?
   Геолог окинул всех присутствующих загадочным взглядом.
   - Проследить место его падения нам поможет всё та же археология... Вернее объекты, изучаемые ею. Верно, я говорю?
   Кави Рам посмотрел на Светлану, будто сверяясь с её мнением.
   - Да, - улыбнулась она. - Наш уважаемый геолог имеет в виду пирамиды Гизы и пирамиды Теотиуакана, - пояснила молодая женщина, обращаясь скорее ко мне, чем ко всем остальным. - Оба эти комплекса очень похожи, поэтому у нас есть все основания полагать, что их строили одни и те же зодчие. И там и там присутствуют главные пирамиды. Их три: в Гизе это Великая пирамида, пирамида Хафры и пирамида Менкаура. В Теотиуакане это пирамида и храм Кецалькоатля, пирамида Солнца и пирамида Луны. В обоих местах планировка главных сооружений не симметрична: две пирамиды расположены друг против друга, а третья сознательно смещена в сторону. Мы знаем, что оба этих комплекса своими главными сооружениями отображают на земле расположение одних и тех же звёзд - трёх звёзд "пояса" Ориона. И это подтверждает мысль о том, что зодчие, создававшие их, следовали некоему единому дуалистическому плану застройки. Но особенно примечательно то, что и Великая пирамида в Египте и пирамида Солнца в Теотиуакане имеют строго соотносящиеся пропорции размеров, которые завязаны на числе "пи". Только в первом случае мы получаем соотношение равное двум "пи", а во втором уже четырем "пи".
   Светлана поднялась со своего места и прошлась по кают-компании, словно, собираясь с мыслями.
   - Сам факт того, что размеры обоих сооружений связаны присутствующим в них числом "пи" может говорить о том, что их строительство было подчинено какой-то общей цели. Кроме того, эти комплексы, безусловно, очень и очень древние. Сегодня, опираясь на имеющиеся данные, мы со всей определенностью можем говорить о том, что Великая пирамида строилась непосредственно сразу после Потопа и "проскальзывания" земной коры, о котором говорил Кави Рам. То есть она была возведена неведомыми нам строителями не позднее одиннадцатого тысячелетия до новой эры. Это подтверждается и данными геологии, и сведениями, которые мы можем почерпнуть из древнеегипетских источников.
   Вы знаете, что Великая пирамида издавно была посвящена богине Исиде и та считалась её госпожой? Ещё фараоном Хуфу была когда-то сделана соответствующая надпись на гранитной стеле, установленной в храме этой богини. Эта надпись гласила: "Он построил Дом Исиды, Госпожи пирамиды рядом с Домом Сфинкса". Я могу вспомнить и известного историка древности Манефона, который относил время царствования богини Исиды и её супруга бога Осириса на землях Египта к одиннадцатому тысячелетию до новой эры. Это так же немаловажный факт, свидетельствующий о древности этих сооружений. А помните Великого Сфинкса? Он ведь тоже является неотъемлемой частью всего комплекса Гизы. Так вот, этот каменный лев явно указывает нам на Эру Льва, во время которой и был создан этот монумент. Данные же геологии дают нам представление о его возрасте не менее чем в тринадцать тысяч лет. Это потом львиную морду переделали в человеческий лик. Эра Льва же непосредственно связана с концом Ледникового периода и с Потопом. И это тоже хорошо отражено в мифологии.
   Светлана остановилась около окна и сцепила на груди руки, словно, пытаясь унять нервный озноб. Затем она подошла к дивану, где сидела Эйго и остальные, и, присев рядом с ними, продолжила:
   - В мифологии вообще много примеров связи "львиной" эры с Потопом. В древневавилонском ритуале новогоднего праздника, например, говорится о "созвездии Льва, которое измеряет глубину вод". Я сама видела изображения маленькой клинописной таблички из Шумера, которые хранятся в Институте протоистории, на которых можно прочитать о том, что Потоп произошёл в то время, когда планета Нибиру - родина богов - находилась в созвездии Льва. К тому же, ещё Плутарх описывал обычий египтян помещать на затворках шлюзов ирригационных каналов изображение львиной головы с открытой пастью. Вы знаете, что именно от этой традиции в последствие пошёл обычай украшать фонтаны открытой львиной пастью, из которой выливается вода? Тот же Плутарх подмечал ещё одну интересную особенность египтян: они изображали наводнение в виде льва, которого именовали "стражем вод". А ещё древние египтяне имели обыкновение ставить у дверей своих храмов фигуры львов, извергавших из пасти воду.
   Светлана глубоко вздохнула, переводя дух и собираясь с мыслями, но тут Акира Кензо пришёл ей на помощь.
   - Если позволите, я продолжу? - предложил он, глядя на свою помощницу.
   Она ответила ему благодарным взглядом.
   - Итак, принимая во внимание, что Великая пирамида, как и остальные пирамиды Гизы, возведена с величайшей точностью, и с такой же точностью ориентирована по сторонам света, и при этом не забывая, что оба комплекса - Гизы и Теотиуакана - строились по единому плану и скорее всего одними авторами, можно определить и время возведения пирамиды Солнца в Теотиуакане.
   Как известно, Великая пирамида была строго ориентирована на Северный полюс, где он находился до середины двадцать первого столетия. В то же время, по известным нам данным, пирамида Солнца в Теотиуакане имела тогда отклонение от направления на север равное пятнадцати с половиной градусам. Соответственно, можно сделать вывод, что ориентация пирамиды Солнца была связана с местонахождением Северного полюса до событий Потопа, то есть до "проскальзывания" земной коры, и весь комплекс Теотиуакана является допотопным в прямом смысле этого слова сооружением!
   - Здорово! - невольно вырвалось у Зуко Пура, но он тут же смутился своей несдержанности.
   Акира Кензо только улыбнулся на его реплику и столь же уверенно продолжал:
   - Подтверждение этому мы опять находим в мифах. Если мы почитаем древнейшие поэмы и песни на языке науатль, то они расскажут нам историю о том, как в далёкие времена, когда в водах великого потопа погибло Четвёртое Солнце, боги собрались на совет на вершине доисторического кургана в Теотиуакане. Они решали кому следует принести себя в жертву, чтобы возникло новое Пятое Солнце и чтобы в мир вернулся свет. Не трудно понять из данной легенды, что Теотиуакан уже был построен ко времени Потопа. Кроме того, об этом говорит и тот факт, что в этом комплексе буквально всё - пирамиды, улицы, полы домов - всё выстлано водонепроницаемой штукатуркой, по которой вода стекала в скрытые резервуары. Здесь же мы встречаем сложную водоотводную систему под полами домов, которая сливала воду на улицы. Пирамида Солнца, как и пирамида Луны, окружена специальным водоотводным каналом, а под самой пирамидой имеется пещера со сложной системой камер, проходов и водосливных труб. Всё это говорит о том, что боги, строившие Теотиуакан, знали о приближающейся катастрофе, или догадывались о ней, и постарались обезопасить этот древний город от возможных последствий грандиозного наводнения. Видимо, Теотиуакан имел для них большое значение. Вот почему они приложили, столько усилий, чтобы сохранить его.
   - Да, но когда конкретно были возведены эти сооружения? Вы можете определить их возраст?
   Я с интересом посмотрел на Акиру.
   - Безусловно. Как уже сказала Светлана, оба комплекса отражают на земле положение звёзд в поясе Ориона. Логично было бы ожидать при всей невероятной сложности и точности процесса возведения этих построек, а так же при том многообразии математических закономерностей, которые скрыты в их архитектуре, такую же точность и в положении основных сооружений относительно небесного оригинала - звёзд пояса Ориона. Но здесь мы наблюдаем определенные погрешности.
   Так, если мы посмотрим на взаимное расположение звёзд пояса Ориона, то увидим, что наименьшая из этих звёзд, которую арабы называют Минтака, немного смещена к востоку от прямой, на которой лежат две другие звезды. Это смещение составляет порядка семи градусов. Воспроизводя звёздную картину на земле, пирамида Менкаура так же смещена к востоку от прямой, образованной пирамидой Хафры и Великой пирамидой. Эти две пирамиды соответствуют звёздам пояса - Ал-Нилам и Ал-Нилак. Но это смещение составляет уже девять градусов. Точно так же, как и в Гизе, в Теотиуакане планировка строительства не симметрична и два сооружения расположены друг против друга - пирамида Кецалькоатля и пирамида Солнца, а третье - пирамида Луны - сознательно смещено в сторону, и здесь это смещение составляет уже четырнадцать градусов. Зная определённые закономерности в движении звёзд и величину их видимых смещений на протяжении определённого времени, мы можем легко вычислить дату строительства комплекса Теотиуакана. Этой датой будет 14700 год до новой эры. Аналогично можно определить дату разметки комплекса Гизы и соотнести её с 11700 годом до новой эры. То есть пирамиды Гизы, как и другие мегалитические сооружения комплекса, то же размечались ещё до Потопа.
   - Простите. Но Светлана рассказала нам о том, что египетские пирамиды строились сразу после Потопа.
   Я с недоумением посмотрел на экзоархеолога.
   - Сид! Вы недостаточно внимательно слушаете меня, - мягко улыбнулся Акира. - Я говорю не о возведении пирамид, а об их разметке на местности! Думаю, здесь нужно немного прояснить ситуацию, чтобы в дальнейшем не возникало подобных вопросов. Быть может вам не известно, но по преданиям, существовавшим в Египте с незапамятных времён, все священные сооружения на египетской земле были возведены на месте древних курганов или священных холмов богами в Первое Время, когда воды Потопа отступили. Эти курганы - некие маркеры будущих строений - были воздвигнуты, судя по всему, ещё в эпоху бога Птаха. Как написано в "Мемфисском сказании о сотворении мира" именно Птах создал все вещи, он родил богов, создал города и основал деление земель. А согласно так называемым "Текстам Строителей" из древнего города Эдфу в далёкую эпоху Первого Времени группа божественных существ, известных как "семь мудрецов" поселилась в Египте и воздвигла "священные курганы" в различных местах вдоль Нила. Курганы эти должны были впоследствии послужить основанием для будущих храмов и определить их ориентацию.
   В дальнейшем на протяжении трёх тысяч лет своей задокументированной истории сами древние египтяне строго чтили эту традицию. Согласно ней никакое святилище не могло считаться по-настоящему священным, если оно было воздвигнуто не на основании более раннего культового сооружения. "Тексты Строителей" так же говорят нам о том, что смысл возведения всех этих святилищ заключался в желании возродить былой мир богов - мир, который был полностью разрушен Потопом. Египтяне верили, что это возрождение происходило при непосредственном участии бога Тота. А этот бог пользовался почитанием как некая регулирующая сила, ответственная за все священные расчёты и толкования, как властелин времени и покровитель математики. О нём говорили: "Тот, кто сведущ в небесах, считает звёзды и измеряет землю".
   Когда Тот прибыл на место закладки первоначального храма в Эдфу, он отыскивал нужное место по записям в древних книгах и указывал его другим богам. К тому же у него были все необходимые расчёты параметров будущего святилища, которое должно было служить "истинным престолом бога в начальное Время". В "Текстах Строителей" говорится так же о том, что первоначальный храм, послуживший прообразом храма в Эдфу, был построен ещё до Потопа на "родине первобытных", которая представляла собой "остров, частично покрытый тростником". Этот остров "стоял во тьме посреди первобытных вод" и сотворение мира началось на этом острове. Именно здесь были основаны первые дворцы богов, которые затем были полностью разрушены Потопом, и большинство их божественных обитателей утонуло.
   Акира Кензо сделал небольшую паузу, после чего продолжал:
   - Ещё одно доказательство существования изначального плана и первоначальной разметки можно обнаружить, на плато Гизы, где можно без труда увидеть, что Вторая пирамида - пирамида Хефрена - строилась в два этапа. Первоначально были заложены её нижние ряды из циклопических известняковых мегалитов, которые когда-то составляли огромную платформу высотой в десять метров. Другим же первоначальным "холмом" был, по всей видимости, громадный скальный выступ, мастерски вписанный в нижние ряды Великой пирамиды. Аналогичные следы - свидетельства первоначального допотопного строительства - мы наблюдаем и в Америке. Там под фасадами всех трёх пирамид Теотиуакана есть следы более ранних сооружений, которые свидетельствуют о том, что в прежние времена на этих местах стояли совсем другие сооружения. Именно они восходили своими корнями к первобытным священным курганам, служившим предметом поклонения в глубокой древности. В центре древнего города Чичен-Ица есть храм, посвященный богу майя Кукулкану, который был аналогом ацтекского Кецалькоатля. Этот храм, подобно пирамидам Теотиуакана, так же покоится на останках более раннего сооружения, стоявшего в том же месте и аналогично ему ориентированного. Значительная часть этой пирамиды-предка уцелела до наших дней.
   - Убедили. Сдаюсь!
   Я шутливо поднял руки под весёлые возгласы Зуко Пура и Иллика Шелли.
   Акира Кензо благосклонно кивнул и тоже улыбнулся.
   - Напоследок замечу одну очень интересную деталь, которая является косвенным доказательством прихода богов на Землю именно с Марса. Упомянутый мною допотопный храм, который, согласно "Текстам Строителей", существовал на далёком острове - прародине богов, в эпоху Первого Времени - рассматривался богами, как копия ещё более древнего прототипа. Когда боги начали возводить его, то они воспроизводили при этом место, которое существовало ещё до "сотворения мира".
   - Вы хотите сказать, этот храм находился где-то в Америке? - спросил я.
   - В Америке, скорее всего когда-то существовала так же копия этого храма. А оригинал был всё-таки не на Земле. Место, которое существовало до сотворения мира, называлось Дуат-н-Ба - "преисподняя души". О его нахождении на небесах говорит одна любопытная деталь, дошедшая до нас из тех же "Текстов Строителей". Храм в Эдфу, который был копией копии изначального святилища, был ориентирован не по точкам восхода Солнца, как следовало бы ожидать, а по Ориону, который находился южнее Большой Медведицы.
   - Опять Орион! - воскликнул Амоль Сайн. - Очень интересное пристрастие богов к этому созвездию! Пирамиды в Теотиуакане отображают расположение звёзд его пояса, пирамиды в Гизе. Что-то важное было для богов в этом созвездии!
   - Не забывай ещё про Тиауанако. Он много старше Гизы и Теотиуакана, - напомнил Акира Кензо. - Там в так называемом "Подземном храме", около Каласасайи и Пирамиды Акапана, стоят три идола, один из которых испокон веков считался изображением бога Виракочи. Так вот, эти три "идола", так же, как и пирамиды Гизы и Теотиуакана, повторяют на земле очертания звёзд пояса Ориона. Даже размеры идолов соответствуют видимым размерам этих звёзд!
   - Ого! - вырвалось у меня.
   - Думаю, здесь мы можем говорить о некоем закреплении на земле изначального плана будущего строительства, того плана, который "упал с небес" и в соответствие с которым впоследствии велось возведение всех мегалитических построек богов по всей Земле.
   Наступило недолгое молчание, которое нарушил наш геолог.
   - Можно сказать, нам очень повезло, что зодчие, возводившие древние сооружения и в Гизе, и в Теотиуакане придавали такое большое значение их ориентации по сторонам света. Ведь благодаря этому мы можем не только узнать много интересного из истории самих богов, но и идентифицировать важные вехи в истории нашей планеты, связанные, как верит Акира, с пришествием на Землю этих самых "богов".
   - О чём это вы? - не понял я.
   - Я говорю о Потопе, - пояснил геолог. - Не достаточно только установить время начала этой глобальной катастрофы, чтобы свести воедино все произошедшие и последовавшие за ней события. Важно определить причину, и неплохо было бы знать место начала этого катаклизма, чтобы все имеющиеся у нас свидетельства точно вписались в известную нам историческую картину.
   Для начала я бы предложил определить местонахождение Северного полюса до Потопа. Это мы легко можем сделать, проследив направление ориентации комплекса в Теотиуакане, так как наши археологи уже установили его допотопное происхождение. Если оба комплекса - мексиканский и египетский - были столь жёстко привязаны к географической сетке и оба столь невероятно схожи, как говорит Светлана, то логично предположить, что Теотиуакан находился до Потопа на той же широте, что и комплекс Гизы да событий 2036 года.
   Так как для точки полюса широтная составляющая силового воздействия при ударе метеорита, поворачивающая земную кору вокруг оси собственного вращения, не имеет существенного значения, то смещение полюса происходит под воздействием только меридиональной составляющей. А из этого следует, что падение метеорита должно было произойти где-то на окружности, проходящей через "старый" и "новый" Северный и Южный полюса.
   Кави Рам щёлкнул пальцами, и красноватый шар Марса, до сих пор висевший в воздухе, сменился голубовато-зелёной светящейся сферой Земли, показавшейся мне столь реальной, словно я смотрел на неё в иллюминатор ракетоплана с геостационарной орбиты. Невольно сердце замерло в моей груди от радостного волнения, перемешанного с лёгкой грустью.
   Все присутствующие разом притихли, и я понял, что мои новые товарищи испытывают схожие со мной чувства.
   - Если мы вернём сферу нашей планеты в положение, которое она занимала до 2036 года, вот так...
   Геолог проделал несложные манипуляции с мнемокристаллом, и изображение земного шара переместилось в пространстве вокруг невидимой оси.
   - А теперь отмерим в направлении пятнадцать с половиной градусов от Теотиуакана такое же расстояние, на какое Гиза была удалена от Северного полюса, то мы получим точку, расположенную вот здесь, на территории Гренландии с координатами пятьдесят один градус западной долготы и семьдесят один градус северной широты. Теперь нам становится понятным, что воображаемая окружность, проходящая через "старый" и "новый" Северный и Южный полюса даёт нам координаты предполагаемого падения метеорита либо в диапазоне от двадцати до шестидесяти градусов западной долготы, либо в границах ста двадцати - ста шестидесяти градусов восточной долготы.
   Как видим, в западном полушарии в указанном районе мы не встречаем никаких следов падения сколь-нибудь крупного космического тела. Здесь нет ни одного большого и достаточно древнего кратера. Зато восточное полушарие в пределах нужной нам долготы оказывается более перспективным для поисков следов той древней катастрофы. Правда, район этот в значительной мере покрыт акваторией Тихого океана. А вот рельеф дна этого океана очень и очень интересен с точки зрения ассоциаций с остаточным кратером. Если при этом помнить, что толщина океанической коры вполне сопоставима с предполагаемыми размерами упавшего метеорита, то такое падение не могло остаться для неё незамеченным, безусловно вызвав сдвиги, а так же разломы и трещины. Изучив характер тектонических плит и разломов вот здесь, в районе Филиппинского моря, мы поймем, что это, скорее всего, то самое, искомое нами место.
   Кави Рам указал область на поверхности нашей планеты и, довольный эффектом, который произвели его слова на слушателей, выпрямился.
   - Именно здесь мы можем наблюдать как бы маленький "осколок" коры - Филиппинскую плиту, которая много меньше всех остальных плит. Да, и если посмотреть на этого район моря из космоса, примерно так, как сейчас это делаем мы с вами, глядя на этот глобус, то легко можно увидеть, что само по себе это море напоминает кратер. Следует отметить так же, что данный регион характерен ещё и наличием здесь самых глубоководных впадин, которые как бы обрамляют его, и которые полностью совпадают по месту своего расположения с тектоническими разломами в земной коре.
   Кроме того, данный район примечателен ещё и тем, что здесь осадочные слои различного возраста находятся в смешанном состоянии. И это единственное на Земле место, где мы можем наблюдать такое в указанный период геологической истории. Везде на дне океанов, внутренних и окраинных морей чётко прослеживается строгая последовательность осадков, и только на дне Филиппинского моря мы видим подобное смешение осадочных пород. А как вы сами понимаете, нельзя себе представить падение столь огромного тела в океан, которое бы не вызвало подобное перемешивание пород.
   Кави Рам взял из рук Акиры Кензо его управляющий терминал и проделал с ним какие-то манипуляции.
   - Теперь, прослеживая смещение точки "старого" Северного полюса в сторону Атлантического океана вместе со смещением земной коры, мы можем видеть, что меридиональная составляющая траектории метеорита, упавшего на дно Филиппинского моря, была направлена с юга на север. Но в результате вращения Земли с запада на восток силовое воздействие этого метеорита так же имело широтную составляющую, направленную с востока на запад, в результате чего касательная составляющая метеоритного воздействия имела направление с юго-востока на северо-запад. Об этом можно судить и по общему рельефу дна Филиппинского моря, который имеет уклон в направлении с юго-востока на северо-запад...
   На земном глобусе появились разнонаправленные белые вектора, иллюстрируя слова геолога.
   - Вполне согласен с вашими выводами, - кивнул Акира Кензо. - Они согласуются и с характером ископаемых останков в Сибири и на Аляске. Здесь чем дальше мы продвигаемся на север, тем больше встречаем останков мамонтов и других животных. Такое возможно только в случае, если гигантская цунами, пришедшая с юга, из Тихого океана, продвигалась на север, и постепенно теряла силу. А наступавший сразу после этого холод в результате резкого сдвига земной коры к северу замораживал трупы животных. Кроме того, мы имеем мифологические свидетельства из близлежащих к Филиппинскому морю регионов - от Японии и Китая, до Австралии и Океании - называющих в качестве причины Потопа "радугу" или "Змея". Эти образы в глазах примитивных народов могли отождествляться с падающим метеоритом. При этом древнекитайский трактат "Хуайнань-цзы" говорит нам: "Небесный свод разломился, земные веси оборвались. Небо накренилось на северо-запад. Солнце, Луна и звёзды переместились. Земля на юго-востоке оказалась неполной, и потому воды и ил устремились туда..." А как мы видим на этом глобусе, на юго-востоке от Китая как раз и находится Филиппинское море.
   - Но, насколько я понимаю, вы как-то связываете события Потопа с Марсом? Или я ошибаюсь?
   Я с сомнением посмотрел на экзоархеолога.
   - Вовсе нет! - открыто улыбнулся он. - Собственно, весь этот рассказ был начат для того, чтобы вы и уловили эту связь.
   - И в чём же она?
   - Мы считаем, что метеорит, оставивший впадину на дне Филиппинского моря, был осколком Танота, взрыв которого привёл к гибели Марс.
   - То есть вы хотите сказать, что оба события произошли в одно и тоже историческое время?
   - Ну, это как раз совсем не обязательно. Между ними мог лежать определённый промежуток времени. Возможно, это была тысяча лет, а может быть и больше. Ведь осколок Танота не был выпущен из некоей гигантской пушки и точно нацелен на Землю. Но последствия катастрофы на Марсе были, на наш взгляд, единственно возможной причиной появления подобного осколка в окрестностях Земли. Кроме того, в той же мифологии мы имеем явные указания на связь Марса с событиями Потопа, и не только этой катастрофой, но и последующей историей развития человечества.
   Акира Кензо закинул нога на ногу, и взял в руки лист электронного справочника и откинулся в кресле.
   - Светлана уже упоминала о том, что шумеры писали о присутствии планеты Нибиру - планеты с которой пришли боги - в созвездии Льва в то время, когда случился Потоп. А вот как они описывают эту планету: "... планета: по виду тёмно-красная. На части равные она делит небеса и имя получает Нибиру". Или вот ещё: "Верховный, Верховный, Помазанный, Властитель, чья сияющая корона излучает ужас. Высшая планета: престол, в котором он восседает, созерцает соседнюю орбиту красной планеты. Ежедневно, пребывая во Льве, он пламенеет, изливая на земли свой свет, своё царство".
   Экзоархеолог отложил в сторону лист электронного справочника и устало прикрыл веки, словно, погружаясь в воспоминания.
   - Думаю, этот текст ясно показывает нам, какую именно планету имели ввиду древние и связывали её с событиями Потопа в Эру Льва. А упоминание о "сияющей короне, излучающей ужас" и о том, что планета "пламенеет, изливая на земли свой свет" можно вполне соотнести со случившейся на Марсе катастрофой, когда вокруг этой планеты действительно должна была светиться "корона" из расплавленных осколков мантии, водных паров, и остатков атмосферы. Эту картину без труда можно было наблюдать даже с Земли.
   Акира Кензо пожал плечами, глядя на меня.
   - Более того, если мы проследим за свидетельствами древних людей через мифы, то найдём там прямые указания на связь Потопа именно с метеоритом, прилетевшим с Марса. К примеру, в андской мифологии называется время и место на небесном своде, откуда пришёл "небесный огонь", разрушивший весь мир. Это время между сумраком и рассветом в день июньского солнцестояния. А область неба, откуда грянуло разрушение, ассоциировалась у древних с западными Близнецами в их пересечении с Млечным Путем. У ацтеков же их бог войны Уицилопочтли, приравнивавшийся к солнцу, был рождён в борьбе с четырьмя сотнями южных звёзд, которые тщетно стремились его убить. То есть, речь идёт о Плеядах, которые по мнению ацтеков повинны в смерти Четвёртого Солнца. А именно смерть Четвёртого Солнца соответствует в андской мифологии Потопу.
   Экзоархеолог слегка подался всем телом вперёд.
   - Как можно заметить, в мифах речь идёт об одном и том же участке звёздного неба в районе созвездий Близнецов и Тельца и времени сразу перед рассветом. Это время для европейского континента будет соответствовать дню. И андский миф тогда вполне согласуется с греческой легендой о Фаэтоне, в которой все события произошли средь бела дня. К тому же можно получить ещё одно уточнение из древних сказаний с островов Палау, которые находились неподалеку от Филиппинского моря, на крайнем западе Океании. Эти сказания говорят о том, что боги ниспослали на людей потоп во время полнолуния. Одно полинезийское предание гласит: "И вот, ко времени полнолуния разразилась сильная буря с ливнем. Море стало подниматься всё выше, затапливая острова, разорвало горы и снесло всякое человеческое жилье. Люди не знали, где спастись, и погибли все до единого..."
   - Теперь путём несложных вычислений, которые, надо отдать ему должное, проделал для нас Амоль Сайн, мы можем определить, что в один и тот же день календарного года через каждые девятнадцать лет Луна находится в одной и той же фазе. - Акира Кензо посмотрел в сторону молодого астронома и тот почтенно склонил голову, за что заслужил легкий пинок в бок от сидевшей рядом Эйго Хара: мол, хватит зазнаваться!
   - При этом происходит некоторое медленное смещение даты конкретной фазы Луны, когда каждое последующее полнолуние наступает чуть позже предыдущего, из-за которого возникает дополнительный цикл приблизительно равный пятисот тридцати пяти годам, - продолжил Амоль Сайн. - И не следует забывать, что для простого земного наблюдателя полнолуние не является единовременным событием и длится обычно три-четыре дня ежемесячно. Тогда получается, что в результате вращения Луны вокруг Земли и Земли вокруг Солнца образуется период длительностью в шестьдесят лет, в течение которого полную луну можно наблюдать именно в день летнего солнцестояния как минимум десять раз. После чего наступает перерыв почти в пятьсот лет, когда подобного совпадения не происходит.
   Так вот, по нашим расчетам в одиннадцатом тысячелетии до новой эры совпадение периода полнолуния с летним солнцестоянием имело место дважды: с 11015 по 10955 год до новой эры и с 10480 по 10420 год до новой эры. Последний промежуток времени можно не брать в расчет, так как он плохо согласуется со временем постройки комплекса Гизы, оцениваемым нами периодом с 10500 по 10450 годы до новой эры. Если же мы возьмем первый десятилетний цикл, то увидим что как раз в это время в районе созвездий Близнецов и Тельца проходила орбита Марса. И тогда становится вполне очевидным, что метеорит, падение которого вызвало на Земле столь значительные и катастрофические последствия, с большой долей вероятности был марсианского происхождения.
   Некоторое время все молчали, словно, обдумывали сказанное астрономом и экзоархеологом. Хотя я прекрасно понимал, что для собравшихся здесь молодых учёных все эти сведения были отнюдь не новостью. Что они работали над ними, обдумывали их, анализировали и взвешивали все "за" и "против" не один месяц, а может быть и не один год, и что вся эта грандиозная, завораживающая и обескураживающая лавина информации была предназначена, прежде всего, для меня - новичка, человека со стороны, чтобы заинтересовать и показать значимость проводимых ими исследований.
   И действительно, я был потрясён всем услышанным здесь. В голове роились мысли, сталкивались друг с другом. Я пытался выстроить из них осмысленные цепочки выводов, но все мои выводы разбивались о стену невероятных, и в тоже время очевидных фактов, которые вздымались передо мной, словно, грандиозные вершины, пронизывающие пространство и временя. К этим вершинам меня, как маленького ребёнка, подвели за руку мои новые товарищи, поставили лицом перед очевидностью фактов, чтобы я прочувствовал всё величие проделанной работы... и всю ограниченность человеческого познания перед этой незыблемой, несокрушимой вечностью.
   Я огляделся вокруг с нескрываемой растерянностью и в это время увидел глаза Акиры Кензо. Они светились добротой и пониманием, и в тоже время в глубине их блистала твёрдая уверенность учёного, решившего для себя раз и навсегда идти до конца по избранному пути.
   - Наверное, мы озадачили нашего гостя своими смелыми выводами, - сказал он, по-дружески улыбаясь мне, и предложил: - Может быть, стоит прерваться и отдохнуть?
   - Пожалуй, - кивнул я.
  
  
  
  
  
   "Сказала Земля: "Владыка Лика Блистающего, Дом мой пуст...
   Пошли Сынов твоих населить колесо это..."
  
   книга "Дзиан"
  
  
  
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
   ЦЕПЬ ВРЕМЕН
  
  
  
   Возбуждённое сознание роилось тысячами образов, и попытки понять их и выстроить в единую картину долго не давали мне заснуть. Вконец измученный и обессиленный, я провалился в тревожное небытиё, в котором чёрные пропасти дышали адским пламенем, а странные искрящиеся шары озаряли тьму призрачным нереальным сиянием. Но пробуждение ото сна было необычайно приятным и лёгким, потому что на смену кошмарам откуда-то из небытия пришла музыка. Она наполняла меня, как пустой сосуд, разливаясь по всему телу пронзительными протяжными переливами, сплетавшимися с медленными тёмными волнами, которые наплывали из неведомых бездонных глубин, где пульсировало и билось что-то огромное и живое...
   Сев на постели, я долго не мог понять, где нахожусь. На часах было уже девять часов утра по марсианскому времени, и чтобы не чувствовать себя окончательно разбитым, я решил отправиться в гимнастический зал станции, где здешние обитатели проводили своё свободное время. Там был большой бассейн с ионизированной светящейся водой, и сейчас меня неодолимо тянуло окунуться в его прекрасную голубизну, так напоминавшую приветливые воды Средиземноморья.
   Сбросив комбинезон, я устремился к воде, но меня остановил весёлый женский голос:
   - Осторожно! Марсианская вода очень колючая!
   Оторопев от неожиданности, я обернулся. У края бассейна в шезлонге полулежала Эйго Хара. Я с улыбкой подошёл к ней.
   - "Колючая вода"? Это для меня что-то совсем новое!
   Эйго легко поднялась со своего места и упругой походкой приблизилась к бассейну. На её бедрах красовалась ярко-оранжевая купальная повязка, эффектно контрастировавшая с загорелым телом. Девушка опустила в воду маленькую аккуратную ступню и выпрямилась, приподнимаясь на пальцах.
   - Попробуйте сами, - шаловливо поморщилась она.
   Я осторожно погрузил ногу в воду и быстро отдёрнул: вода, казалось, обожгла мою ступню колючим холодом. Я недоумённо посмотрел на экзобиолога.
   - Это вода из растопленных полярных шапок Марса, - рассмеялась она, и я залюбовался её чудной, по-детски светлой улыбкой.
   - Поступает сюда по специальным каналам. В ней много углекислоты, которая частично испаряясь при нормальном атмосферном давлении и температуре, создает обманное впечатление холода. А ионизация воды усиливает этот эффект. Но это незабываемое ощущение для кожи! Искупайтесь и убедитесь, что я права.
   Эйго смотрела на меня светящимися янтарём глазами, а я в нерешительности переминался с ноги на ногу.
   Справа над бассейном возвышался специальный помост для прыжков в воду. Сейчас там стояла высокая статная девушка, старательно собиравшая на затылке массу своих волос глубокого медного оттенка, и явно готовясь к прыжку.
   - Это Алиша Танна, - сказала Эйго, проследив за моим взглядом. - Она отменная гимнастка и к тому же неплохо танцует... Правда она красивая?
   Эйго с интересом посмотрела на меня и уселась на краю бассейна, опустив ноги в воду. Я сел рядом с ней, продолжая наблюдать за смуглой рыжеволосой красавицей на помосте.
   - Пожалуй... Но мне всегда нравились более приземлённые девушки.
   - Приземлённые? - фыркнув, наморщила носик Эйго.
   - Я неверно выразился. Более земные, такие как вы... или Светлана.
   Я улыбнулся ей.
   - Значит, мы не годимся для роли небесных богинь?
   Эйго внезапно сменила свою тихую, почти грустную речь на смешливую интонацию. Лукаво прищурив длинные глаза, она нарочито томно провела ладонью по своему голому плечу, выгибая спину.
   Её крепкие груди дерзко поднялись мне навстречу, и я не смог оторвать взгляд от них, словно, выточенных изумительно точным резцом искусного скульптора.
   На губах экзобилога появилась дерзкая усмешка.
   В это время на помосте позади красавицы Алишы появился мускулистый юноша. С лёгким изумлением я узнал в этом бронзовокожем атлете помощника Акиры Кензо - Иллика Шелли. Он тоже заметил нас, и приветливо и радостно помахал нам рукой.
   Мы с Эйго ответили ему тем же.
   Осторожно ступая по пружинящей пластмассе, Иллик приблизился к Алише, протянув за её спиной сильную руку. Девушка обернулась ему навстречу, одаряя молодого исследователя лучезарной улыбкой. Казалось, они были давно и хорошо знакомы. В следующую секунду воспарив над водой и сделав несколько синхронных поворотов, оба стремительно погрузились в прозрачную воду бассейна, почти не подняв брызг.
   На лице Эйго промелькнуло разочарование.
   - В чём дело? - удивился я, заметив это. - Разве не красиво?
   - Они всё забыли! - с лёгкой грустью вздохнула девушка. - Иллик и Алиша всегда были первыми в синхронных прыжках. Вы бы видели, какие кульбиты они порой вытворяют!
   - А чем ещё занимается партнёрша Иллика по прыжкам здесь, на станции?
   - Она работает в группе технической поддержки археологической экспедиции, - охотно пояснила Эйго. - Таких, как она, здесь ещё около пятидесяти человек. Все они добровольцы и работают с нами уже второй год. Вон те ребята тоже из их числа.
   Эйго указала в дальний угол зала, где на антигравитационной площадке резвились с десяток разгорячённых весельем юношей и девушек. Надев на себя специальные отталкивающие браслеты, они выделывали немыслимые "па" какого-то фантастического танца.
   - Стажёры! - догадался я.
   - Верно, - согласилась Эйго, став прежней: тихой и немного застенчивой. - Многие здесь, чтобы избирать свой жизненный путь. Чем труднее и тяжелее работа, тем это лучше для закалки воли и характера.
   - Но работа должна быть, прежде всего, интересной!
   Я посмотрел на девушку-билога.
   - А вы? Как вы попали на Марс? Тоже стажёром?
   - О! Это для меня давно в прошлом! - отмахнувшись, звонко рассмеялась Эйго и поболтала ногами в воде. - За свою жизнь я уже успела побывать во многих уголках Земли, сделать немало полезных дел, и даже поработать вдали от дома, на Европе.
   - На спутнике Юпитера? - изумился и обрадовался я.
   Эйго беспечно кивнула и в глазах её заблестели искорки весёлости.
   - Да, - непринуждённо сказала она. - Вот тогда, пять лет назад я действительно была "зелёным" стажёром!
   - Но что вы делали на Европе? Ведь там нет постоянных планетарных станций.
   - Я работала биологом в исследовательской экспедиции по научной программе "Прометей". Мы изучали загадочный океан этой крохотной планетки, у которой есть даже кислородная атмосфера. Представляете? Правда, она там сильно разрежена...
   Эйго умолкла, не закончив фразы.
   - Вы знаете, это удивительно красивый мир, когда смотришь на него с высоты орбиты, - страстно произнесла она, после недолгого молчания. - Только очень холодный. Ледяной панцирь спутника прозрачного сапфирового оттенка и переплетается застывшими трещинами, словно, кто-то накинул на него золотую паутину...
   Девушка посмотрела на меня сияющими вдохновенными глазами.
   - Мы спустились туда на ракетоплане, выплавив излучателем громадную полынью у самого экватора. А подо льдом - настоящая вода! Такая густо-фиолетовая, почти чёрная... Между прочим, глубина этого океана местами достигает почти девяносто километров, и воды в нём столько, что её объём намного больше, чем воды во всём мировом океане Земли! - с солидным видом добавила она.
   - И что же вы нашли в этих тёмных водах?
   Я с интересом наблюдал за в очередной раз преобразившимся экзибиологом.
   - О! Это были удивительные животные!
   - Животные?
   - Да! - кивнула Эйго, и щёки её ещё больше порозовели от волнения. - Прозрачные рыбы, похожие на земных скатов; голубые искрящиеся "медузы"; огромные "кальмары", будто, отлитые из стекла или выточенные из хрусталя. И совсем странные существа, напоминающие широкие ребристые ленты без головы и хвоста... И всё это светится, переливается, играет всеми цветами радуги! И всё это живёт, дышит, размножается за сотни миллионов километров от Солнца, не видя его света, не чувствуя его тепла! Только тысячи подводных вулканов согревают этот тёмный, но живой мир...
   Эйго замолчала и вынула ноги из воды. Обхватив руками колени, она упёрла в них подбородок, глядя в мерцающую глубину бассейна.
   - А когда вы присоединились к исследованиям Акиры?
   - Однажды, пять лет назад, я встретилась с ним в Институте протоистории и влюбилась в него...
   Я искоса взглянул на девушку.
   - Влюбилась в него, как в учёного, в его идеи, в его мысли, - снисходительно улыбнувшись, пояснила та. - Он читал там курс лекций по додинастической истории Древнего Египта... Вы не представляете, какой Акира удивительный человек! В него просто невозможно было не влюбиться!
   - Я знаю. Уже слышал похожие слова от другого человека.
   - Да?
   Эйго встрепнулась, с интересом вглядываясь в моё лицо. Затем улыбнулась своей немного рассеянной улыбкой.
   - А! Вы говорите о Светлане? Вот видите, я не одна такая сумасшедшая! - поддразнила она, с женским чутьем направляя укол.
   - Пожалуй, - согласился я. - Видимо, обаяние этого учёного действительно безгранично, раз в него влюбляются все его сотрудницы... Но вы так и не ответили мне, как оказались на Марсе. Ведь вы биолог, и далеки от археологии. Неужели Акира надеется, найди здесь останки тех самых "богов"?
   Я с сомнением посмотрел на девушку.
   - Моя задача изучить все имеющиеся следы древней жизни на Марсе, чтобы впоследствии иметь возможность проследить её эволюцию на этой планете. Это та цель, которую поставила перед биологами Академия Пределов Знания... Но вы правы, Акира надеется найти здесь гораздо большее. Эта надежда сидит где-то глубоко в его душе. Он никогда никому не говорит о ней, но я знаю, что это так...
   Эйго замолчала, снова погрузившись в задумчивость.
   - Будем надеяться, что нам повезёт, - кивнул я. - Чем же вы собираетесь заняться после? Я имею в виду, когда ваша работа с Акирой будет завершена.
   Я с интересом посмотрел на девушку. Она беспечно встряхнула короткими волосами.
   - Пока не знаю. Возможно, отправлюсь в какую-нибудь новую колонию или полечу на Терру. Мы сейчас активно осваиваем эту планету. Я слышала, что очень скоро там построят целые города для будущих поселенцев. А сейчас учёные активно изучают этот удивительный мир, и научные базы там очень нуждаются в биологах. Как видите, передо мной большой выбор! - открыто улыбнулась Эйго, и глаза её снова заискрились.
   Потом она замолчала, потупив взор и слегка опустив голову. Я решил больше не приставать к ней с расспросами, прекрасно понимая, какие на самом деле чувства она испытывает к экзоархеологу.
   - О чём грустите? - раздался над нашими головами весёлый голос.
   Я обернулся и увидел улыбающегося, всего в капельках воды Иллика Шелли.
   - Не хотите чем-нибудь перекусить? Скоро полдень, и Акира снова будет ждать нас в кают-компании. Лично я ужасно голоден после всех этих прыжков и поддержек.
   Юноша помахал своей партнерше, выбиравшейся из воды, и слегка склонился над Эйго, задорно блестя глазами.
   - Я хочу! - с готовностью воскликнула та и вопросительно посмотрела на меня.
   - Идите. А я всё-таки окунусь в эту удивительную марсианскую воду. А то когда ещё придётся побывать здесь!
   - Тогда встретимся в кают-компании? - спросила Эйго.
   - Да.
   Ребята не стали возражать. Иллик помог Эйго встать и, слегка приобняв её за плечи, повёл к выходу. Я проводил их взглядом и соскользнул в прозрачную воду, чувствуя приятное покалывание во всем теле.
  

* * *

  
   - Значит, вы уверены, что существовавшая когда-то на Марсе цивилизация каким-то образом проявила себя и на Земле? И мы можем найти тому подтверждения?
   Я внимательно посмотрел на Акиру Кензо, который сидел в кресле у окна.
   - Безусловно, - подтвердил тот, слегка щурясь, словно, от яркого света. - Свидетельства этому разбросаны по всей нашей планете. Они отражены в мифах, если конечно уметь правильно читать и понимать их. Особенно много информации мы можем почерпнуть из древнеегипетских источников. Египет вообще можно считать кладезю древнего знания о богах, об истории их цивилизации и их жизни на Земле. При этом не следует забывать, что понятие "бог" для египтян не отождествлялось с христианским понятием Бога, как некоего сверхсущества - всеобъемлющего, всезнающего, карающего и милующего. Для них "боги" были существами в плоти и крови, которые жили среди людей, но обладали мудростью, знанием и возможностями, во много раз превосходящими человеческие, и поэтому они правили людьми на протяжении очень продолжительного периода времени, определяя судьбу человечества. А возможно, и были причастны к появлению самого человека.
   Акира Кензо пружинисто поднялся из кресла и прошёлся вдоль окна, глядя на песчаные гряды красных холмов, расстилавшиеся до самого горизонта.
   На диване у полок с фильмами сидели притихшие девушки. Ребята расположились прямо на ковре в дальнем углу помещения, стараясь не пропустить ни слова из рассказа экзоархеолога.
   Кави Рам, пришедший сюда первым, подпирал плечом мягкий выступ стены около ниши с экраном и задумчиво поглядывая на Акиру холодноватыми голубыми глазами, урытыми сводом низких чёрных бровей.
   - Египтяне были убеждены, что основные принципы жизни, природы и общества были определены богами ещё задолго до появления царства в эпоху, которую они считали Золотым Веком, - снова заговорил экзоархеолог. - Эта эпоха простиралась от того момента, когда великий первородный бог-творец Атум заворочался в Первобытных Водах, до воцарения бога Гора на троне и воскрешения бога Осириса. Они так же твёрдо верили в то, что всё, чье существование или власть должны быть оправданы или объяснены, должно быть увязано с Первым Временем. Это относилось и к природным явлениям, и к ритуалам, и к знакам царской власти, и к планам храмов, магическим и медицинским формулам, к иероглифической системе письма и к календарю. Из этого определённо можно сделать вывод, что все блага цивилизации были дарованы людям на земле Египта теми самыми богами. Причём на начальных этапах становления древнеегипетской цивилизации сами боги строго следили за соблюдением людьми всех предписанных правил и норм. Всё это лишний раз говорит о том, что и нам следует относиться к этим самым "богам" не как к выдумке, а как к реально существовавшим когда-то личностям, в происхождении которых мы и пытаемся сегодня разобраться. И все наши исследования последних лет убеждают меня в том, что истоки той самой "цивилизации богов" нужно искать именно здесь, на Марсе.
   Акира поднял голову, уверенно глядя на меня. Но я и без того понял, что последние слова были обращены именно ко мне.
   - Идя по следам древних источников, шаг за шагом мы можем отследить путь, который приведёт нас к началу. Вот, скажем, стоит нам взглянуть на древнеегипетскую философию, как мы отчётливо увидим, что в основе её лежит вера в то, что время состоит из повторяющихся циклов, которые были установлены, опять же, свыше. И во всех этих циклах и эпохах безусловно присутствует некий определяющий момент - акт зарождения, генезиса, истока. То самое "Зеп Тепи" - "Первое Время".
   Подобные же воззрения мы можем наблюдать и в Андской космогонии, и на территории древней Месоамерики, где существовали повторяющиеся циклы Солнц - Первое Солнце, Второе и так далее. Солнечная цикличность прослеживается и в культуре Древнего Китая. И в древнеиндийских представлениях о вселенной существуют весьма схожие понятия о цикличности, как времени, так и человеческой истории и даже жизни самого человека. Всё это может говорить лишь об одном - о едином первоисточнике данных представлений и знаний. И этим источником несомненно являлась всё таже цивилизация "богов" - высокотехнологичная и духовно развитая разумная цивилизация, пришедшая на Землю из глубин вселенной в глубокой древности.
   Акира снова сел в кресло, положив нога на ногу и сцепив пальцы на коленях.
   - Но давайте вернёмся к Египту, как одному из основных источников древнего знания. В теологии древнейшего египетского города Он или Гелиополиса, как его впоследствии называли греки, процессы цикличности времени и событий во вселенной были собраны воедино и выражены в удачном образе птицы Бенну - легендарного Феникса. Как вы знаете, он через большие промежутки времени устраивал гнездо из ароматических ветвей и благовоний, а за тем поджигал его и сам сгорал в этом пламени. После чего из погребального костра рождался новый Феникс, который собирал пепел своего отца в яйцо из мирты и летел с ним в Гелиополис.
   Не сложно понять, что Феникс у египтян символизировал, как бессмертие, так и бесконечно повторяющиеся циклы времени, когда одна эпоха гибнет, рождая на своих руинах следующую эру. Символом же самой птицы Бенну, а так же воскрешения и бессмертия, был некий пирамидальный камень Бенбен - "пирамидион", который, как считалось, устанавливался на верхушке Великой пирамиды. Египтяне верили, что изначально этот камень упал с неба и долгое время хранился в Гелиополисе, в храме "Дворец Феникса". Сам же храм, судя по всему, представлял собой квадратную площадку, окруженную стеной-колонадой, в центре которой возвышался обелиск с Бенбеном на его вершине.
   - Я читал, что никто и никогда не видел этого таинственного предмета, и никто не знает, как он выглядел на самом деле и для чего был нужен.
   - Да, вы правы Сид, - одобрительно кивнул Акира, устало щуря тёмные глаза. - Действительно, уже в эпоху Древнего Царства представления об этом камне передавались лишь в изустной форме посвященными жрецами. Но факт его существования в глубокой древности и то, что он имел несомненную ценность для "богов" не может вызывать сомнения. Я могу даже предположить, что подобный "камень" был не один, и аналогичные ему "камни" использовались богами и в других регионах Земли.
   - К примеру, в Шумере, - вставила Светлана. - Интересно и то, что проведя некоторые параллели с шумерскими текстами, мы можем догадаться о первоначальном назначении самого Бенбена. Если мы внимательно посмотрим на описание города Сиппар, где, согласно шумерским источникам, жили местные боги, то обнаружим, что в этом городе имелась центральная часть, скрытая за мощными стенами. За этими самыми стенами стоял храм Уту - "дом подобный дому на Небесах". Во внутреннем же дворе храма, так же окружённом высокими стенами, был установлен "устремившись ввысь, могучий АПИН", что можно перевести как "то, что прокладывает путь вперёд".
   - Здесь можно так же отметить, что, согласно верованиям египтян, - оживился Акира Кензо, явно довольный своей помощницей, - их верховный бог по имени Ра, считавшийся первым божественным правителем Египта, спустился на землю на "Небесной Барке". А верхняя, коническая часть этой самой "барки" называлась не иначе, как Бен-Бен. И судя по всему, именно эта часть космического аппарата бога впоследствии и хранилась в храме в священном городе Он. Отсюда можно сделать ещё один вывод - и птица Бенну, и пирамидальный камень Бенбен служили некими атрибутами первородных богов, пришедших на Землю ещё в допотопные времена, и это время люди помнили, как Зеп Тепи. Ведь "тепи" - "первое" - имеет и несколько других значений, например, "форштевень судна". А его исходное значение - "рот" или "начало, инициация чего-либо". Хотя его можно толковать и как "предки". И в этом плане любопытно два связанных с этими толкованиями момента.
   - Вы имеете ввиду то, что по представлениям древних египтян, их боги прибыли в Египет из "далёкой страны на западе"? - снова вмешалась Светлана. - Иначе говоря, из-за океана. И тогда упоминание о некоем "судне" будет вполне уместно.
   - Верно, - кивнул экзоархеолог. - Хотя и космической корабль в представлении египтян мог выглядеть неким судном для путешествия среди звёзд по Извилистому Водному Пути, как они называли Млечный Путь. К тому же, "рот" указывает нам на важную часть погребального обряда, которая заключалась в "открывании рта" усопшего фараона, без чего переход его души в "загробное царство Осириса", то есть обретение им бессмертия, был просто не возможен. А это царство, как известно, располагалось не где-нибудь, а в определённой части звёздного неба. И связь "богов" Первого Времени с небом, то есть космосом, хорошо видна, если перевести выражение "Тепи-ой-кер-эн-пет".
   - Что означает: "боги предков в круче неба", - обрадовано и взволнованно закивала Светлана. - К тому же, в "Текстах Пирамид" тоже упоминается "Тепи-ой", как один из титулов божественных предков "ранне-первобытной эпохи", которые, как считалось, существовали на заре цивилизации, когда птица Бенну пылала на столбе в священном городе Он, издавая громкий крик и запуская в движение время новой эпохи.
   Акира Кензо лишь одобрительно улыбнулся в ответ на её слова и задумчиво посмотрел за окно кают-компании. В этот момент я заметил, как Эйго Хара восхищённо смотрит на учёного, и щёки её пылают жарким румянцем. Этот взгляд девушки напомнил мне о её недавнем признании, но я отвернулся в сторону, не желая выдавать своих мыслей.
   - Можно с большой долей вероятности предположить, - через некоторое время уверенно продолжал экзоархеолог, - что Бенбен, символизировавший бессмертие и возрождение, и, возможно, стоявший когда-то на вершине Великой пирамиды, представлял собой некое техническое устройство. Скажем, мощный ретранслятор, который позволял "богам" использовать весь комплекс некрополя Гизы для достижения каких-то определённых целей.
   - А может быть они подпитывали себя некоей духовно-нематериальной энергией внутри самих пирамид или в подземных коридорах под плато? - с жаром выпалил Зуко Пур. - Или даже черпали энергию прямо из Космоса! Возможно, что пирамиды и "храмы" Гизы представляли собой некий и комплекс дальней космической связи!
   Раскрасневшийся юноша взволнованно оглядел присутствующих.
   - Не исключено, - в ответ на его слова спокойно кивнул Акира Кендзо. - Одно совершенно ясно - этот комплекс, как и комплекс Теотиуакана, изначально представлял собой некое единое техническое устройство, назначение которого нам пока до конца не ясно. Но по этим сооружениям мы можем довольно точно определить время пришествия богов на земли Египта, а так же многое узнать об их вероятной прародине.
   Акира Кензо сложил руки на груди и с лёгкой хитрецой взглянул на меня. Я понял, что последние слова он адресовал ко мне.
   - Любопытно. Я весь внимание.
   - Если рассмотреть иероглиф, обозначавший "Тепи-ой", то мы увидим, что он имеет вид большого крадущегося льва, где изображены только лапы, грудь и голова. То есть, нам, во-первых, недвусмысленно указывают на эру Льва. А, во-вторых, не просто на эту эру, а на самое её начало, потому что "лев" на иероглифе изображён не полностью. Так вот, эра Льва наступила около 10750 года до новой эры, и её наступление, как мы теперь знаем, было тесно связано со Всемирным потопом. Аналогично выглядит и изображение, обозначавшее класс мифических существ под названием "Акеру", что обычно переводится как "группа богов, предков Ра", которые часто выступали в качестве покровителей "духов земли" -- змей. Здесь так же уместно будет вспомнить и одну характерную особенность Пятого раздела Дуата, о котором вчера вспоминала Эйго, глядя на внутреннее устройство Большой марсианской пирамиды.
   Акира Кензо бросил короткий взгляд на девушку.
   Она на мгновение смутилась, краснея и опуская взгляд, а вместе с ним и плечи.
   - Эта особенность заключается в присутствии там огромного божественного Сфинкса в виде двойного льва под именем "Акер". Не трудно понять, что "Акеру" происходит от "Акер". Иными словами, нас как бы приглашают приписать свойства львов "богам старых времён". При этом можно вспомнить, что Великого Сфинкса, вырубленного из известняковой скалы на плато Гиза, египтяне именовали "Горахти" - "Гор на горизонте". И тоже имя у египтян носила планета Марс, а самого Сфинкса, как и три пирамиды, долгое время красили в красный цвет...
   Акира снова посмотрел за окно, как будто хотел найти подтверждение своим словам среди красных марсианских песков, в которых были скрыты следы древней цивилизации.
   Я тоже невольно покосился в сторону окна и перехватил взгляд Светланы. Она смотрела на меня: прямо и открыто, со скрытой в глазах улыбкой и глубоким интересом. Я почувствовал, что в душе у меня что-то шевельнулось от этого её взгляда, но постарался не подать вида. Лишь улыбнулся ей в ответ.
   В это время экзоархеолог заговорил снова:
   - То есть мы вполне можем провести некие параллели между эрой Льва на Земле и тем же самым временем на планете Марс. Об этом косвенно свидетельствует и "двойственность" Акера, что восседает в Дуате, которая нам как бы говорит о связи двух миров - земного и небесного в одну и ту же эпоху. Кроме того, в тех же "Текстах Пирамид" мы часто встречаемся с символом "Рвти", который переводится как "двойной лев", а его иероглиф имеет вид двух львов, расположенных либо рядом, либо один над другим. Очевидно, что смысл этого сдвоенного иероглифа в том, чтобы подчеркивать двойственную и космическую природу "Рвти". При этом можно видеть прямую связь "Рвти" с первородным богом Атумом, появившимся на Земле и сотворившем мир сызнова. Эта связь хорошо видна в строке 2032 "Текстов Пирамид".
   - "Он (царь) был взят к Ртви и представлен Атуму", - откликнулась со своего места Светлана и снова проникновенно посмотрела на меня.
   - Именно. А так же в "Книге мёртвых" мы можем прочитать следующие строки: "О Атум, кто возникает, как владыка озера, кто сияет, как Ртви".
   - Ещё одним хорошо известным фактом является то, что египтяне всегда устанавливали сфинксов, охранявших двери храмов парами, - добавила Светлана. - Таким образом, они как бы подчёркивали дуализм этого образа. А одним из имён Сфинкса было имя Гор-эм-Ахет, что можно перевести как "Гор Двух Горизонтов". На гранитной стеле фараона Тутмоса четвёртого, когда-то стоявшей между лап Сфинкса, сам Сфинкс именовался "Гор-эм-Ахет-Хепри-Ра-Атум" и "Атум-Гор-Ахет". И на этой же стеле сама Гиза именуется "Горизонтом" - "Ахет" - Гелиополиса на Западе. Значит, вторым "Горизонтом" льва Акеру-Сфинкса являлся Дуат, который в понятии египтян означал "небесное царство Осириса". И всю древнеегипетскую концепцию династий богов и духов прошлого можно увязать с другим родственным "Акеру" словом - "Акху", которое означает "сияющие" или "звёздный народ".
   Светлана замолчала, победоностно сияя глазами.
   - Да. Вы абсолютно правы, - благосклонно улыбнулся ей Акира Кензо.
   - Отсюда вы делаете вывод, что этих самих "богов" Древнего Египта можно ассоциировать с неким "звёздным народом" - целой инопланетной цивилизацией, которая распространяла своё влияние на цивилизацию людей ещё со времён неолита на территории Северной Африки? - спросил я, не спуская взгляда с экзоархеолога.
   - Не совсем так, - покачал головой тот. - Если говорить о её влиянии на земную историю в целом, то да. Если же говорить непосредственно об истории развития человечества, то сама эта история, по моему глубокому убеждению, писалась этим "звёздным народом" с самого начала, ещё задолго до Всемирного потопа, и уж тем более, задолго до возникновения первых цивилизаций Египта, Шумера, Индии или Китая.
   - Постойте, постойте! - взволнованно потёр я свой лоб, пытаясь угнаться за ходом его мыслей. - Что вы хотите сказать этой фразой: "влияние на земную историю в целом"?.. Я не совсем понимаю вас, Акира!
   - Дело в том, что следы некоего стороннего влияния можно найти гораздо в более древние времена, если тщательно изучить геологическую историю нашей планеты.
   - Акира имеет в виду известный в современной геологической науке факт, указывающий на то, что ещё пятьсот миллионов лет назад наша планета имела гораздо меньшие размеры, чем сейчас, - вмешался в разговор Кави Рам.
   - Да, - согласился с ним экзоархеолог. - И этот факт хорошо прослеживается в том же древнем мифологическом наследии Тибета или Индии. Так, в "Книге Дзиан" мы можем прочитать следующие строки: "После великих трудов она (Земля) сбросила свои старые три Покрова и облеклась Семью новыми". Подобные упоминания можно найти и в легендах, относящихся к зороастризму. Согласно им некий первочеловек Йима, правивший на Земле давным-давно, по совету верховного бога Ахура Мазда увеличивает Землю на одну треть, так как она стала слишком наполнена людьми. При чём, эту операцию он проделывает трижды с помощью некоего Духа Земли.
   - Опять же, преклоняю голову перед вашей мифологией! - Кави Рам шутливо склонил голову в ответ на улыбку Акиры Кензо.
   - Если переложить эту легенду на язык современной науки, то мы получим некую геометрическую прогрессию, равную шестьдесят четыре к двадцати семи, в которой каждый член на треть больше предыдущего, и разница между этим отношением и величиной семь к трём, указанной в "Книге Дзиан", составляет, лишь полтора процента. Таким образом, опираясь на наши сегодняшние знания о внутреннем строении Земли, можно сделать вывод, что её размеры увеличились в пределах полутора раз по отношению к изначальным размерам. И произошло это в очень и очень недавней по геологическим меркам истории.
   Кави Рам подошёл к мерцающему земному глобусу, коснулся пальцами светящегося мнемокристалла, и зеленоватый шар мгновенно преобразился, расчерченный зигзагами литосферных материковых плит.
   - Давайте попробуем построить модель такой "малой Земли", состыковав материковые плиты, но с учётом их подводной части. Как вы видите, эти размеры будут существенно отличаться от известных нам очертаний материков. Например, Австралийская или Антарктическая плита окажутся значительно больше своих надводных размеров. Видите? А теперь смотрите что произойдёт дальше...
   Геолог, словно волшебник, сделал несколько взмахов руками над глобусом, как бы собирая материковые плиты вместе, и я не без удивления увидел, как разноцветные куски земной поверхности медленно сошлись друг с другом, образовав новый незнакомый мне облик нашей планеты.
   - Вот так наша Земля выглядела пятьсот двадцать миллионов лет назад во время позднего Кембрия, - прокомментировал Кави Рам. - Как видим, Южноамериканская плита плотно прилегала к Африканской плите с юго-запада. С востока и севера её охватывала Евразийская плита. А вот здесь, в районе современного острова Мадагаскар, оставалось небольшое свободное пространство, заполненное внутренним морем. Североамериканская материковая плита в районе Аляски и Канады точно "ложилась" к Евразийской плите в районе современного Северного океана, а Австралийская плита вкупе с Антарктической плитой плотно примыкала к Североамериканской и Евразийской плите. оставались лишь незначительные внутренние моря и небольшие океаны вот здесь, здесь и здесь.
   Геолог оглядел присутствующих загадочным взглядом и продолжал свои манипуляции.
   - При этом наша планета в то время находилась в постоянном вращательном движении, как вокруг вертикальной, так и вокруг экваториальной оси, что приводило к частой смене местоположения Северных и Южных полюсов на протяжении четверти миллиарда лет. Вот почему мы находим следы оледенения и на территории Африки, и на Индостане. Данные следы говорят нам только одно: потому что там когда-то был полюс! Радиус Земли в те незапамятные времена составлял всего лишь шестьдесят пять сотых от сегодняшнего, а сила тяжести была почти в два с половиной раза больше. К тому же давление на поверхности этого шарика равнялось пяти с половиной атмосферам! И в таком виде наша Земля оставалась вплоть до того момента, когда двести сорок пять миллионов лет назад не началось её неожиданное и стремительное расширение. А как вам всем хорошо известно, данный момент времени является чрезвычайно насыщенным важнейшими событиями и палеонтологического, и геологического характера. Что несомненно может подтвердить вам наш протоэкзобиолог.
   Кави Рам зорко глянул на Эйго Хара и погладил аккуратно подстриженную бородку.
   - Вы правы, - отозвалась со своего места Эйго. - Этот период истории нашей планеты известен науке как "пермско-триасовое побоище". Тогда биологическая жизнь на Земле претерпела чудовищное по своим масштабам прореживание... Я бы даже назвала это событие жестоким природным геноцидом, в результате которого на нашей планете исчезло почти восемьдесят процентов всех обитателей морей и океанов, и почти семьдесят процентов всех позвоночных. Так что не только млекопитающие стали хозяевами нашей планеты благодаря поголовному истреблению динозавров, но и сами динозавры вышли на историческую арену только потому, что с лица планеты исчезли предшествовавшие им виды.
   - Простите, Эйго! - воскликнул я. - Вы сказали: "истреблению динозавров". Я не ослышался? Такое впечатление, что вы имели ввиду чьи-то разумные действия... Или это просто метафора?
   Девушка хотела было ответить, но за неё закончил Акира Кензо.
   - Давайте не будем забегать вперёд, Сид. - Экзоархеолог улыбнулся мне своей обычной полуулыбкой. - Мы к этому вопросу ещё вернемся, но чуть позже.
   - Хорошо. Но почему вы делаете вывод, что все эти события пермско-триасовой трагедии явились результатом чьей-то направленной деятельности? - не успокаивался я, чувствуя, что за словами геолога скрывается что-то очень важное.
   - Дело в том, - охотно ответил Кави Рам, - что данный период земной истории характерен ещё и мощнейшей активизацией тектонической деятельности, которая особенно интересна появлением нового феномена - траппов. Они явивлись следствием мощного излияния базальтовой лавы на громадных площадях. Каждая трапповая область, - объяснял геолог, - охватывает территории до одного миллиона квадратных километров, а то и больше, и резко отличается от предыдущих пород своим химическим составом. А их геологическое строение свидетельствует о том, что поступление лавового материала происходило не в результате извержения вулканов в геологически-активных зонах Земли, а из мелких и очень многочисленных взрывных аппаратов, действовавших кратковременно и одноразово. И если нанести зоны распределения трапповых областей на нашу модель "малой Земли", то мы ясно увидим, как следы излияния магм поразительным образом совпадут с местами расколов старой материковой коры на начальной стадии расширения Земли.
   На глобусе обозначились красноватые пылающие пятна, словно, изнутри него действительно истекала расплавленная лава.
   - Если же мы теперь соединим траппы на всех континентах между собой, - медленно и раздельно произнёс Кави Рам, - то увидим чёткую сеть трещин, через которые изливались мощные вулканические потоки в период Триаса. Именно по ним проходил раскол старой коры, в конечном итоге и определивший современные очертания материков.
   - "Взрывных аппаратов"? Я не ослышался? - вырвалось у меня, и я почувствовал, как волна нетерпеливой волнительной дрожи прошла по всему моему телу. - То есть, вы хотите сказать, что данные "аппараты" были кем-то доставлены на Землю с определённой целью, установлены в нужных местах... Но тогда получается, что они должны были иметь чудовищную силу! А цивилизация, способная на такое... Она же должна носить поистине вселенские масштабы и превосходить нас в своих возможностях и знании на тысячи порядков!
   Ошеломлённый, я смотрел на геолога, пытаясь представить себе весь масштаб такой цивилизации.
   - Вполне с вами согласен, дорогой мой, - серьёзно подтвердил Кави Рам. - Если же говорить о целях, то они, по-видимому, не ограничивались только желанием изменить общий облик и размеры Земли, но и были направлены на открытие дороги для новых форм жизни, можно сказать осмысленного продвижения эволюции к заранее выбранной конечной цели. И это, скорее всего, служило основной задачей столь грандиозных преобразований на нашей планете. Но об этом лучше знает наш Акира Кензо. Я лишь могу рассказать вам о грандиозных геологических переменах, когда-то до неузнаваемости изменивших лик нашей планеты. Вы хотите послушать об этом?
   - Да, конечно!
   - Так вот, на Земле начали формироваться океаны, - уверенно продолжал геолог. - Сначала и интенсивнее всего формировался Тихий океан, затем Атлантический, и в последнюю очередь Индийский. Австралия с Антарктидой в этот период отделяются от обеих Америк и начинают своё движение на юг, освобождая место для Индокитайской части Евразии...
   Как бы иллюстрируя его слова, на светящейся земной сфере тоже происходили необратимые изменения: медленно расползались материки; раскалённые потоки лавы поднимались из недр планеты, заливая обширные пространства между ними; застывали, образовывая океанические литосферные плиты - дно океанов.
   - Выделение водорода из глубинных недр планеты, смешивающегося с мантийным веществом приводило к образованию целых русел - горячих конвекционных потоков в мантии, - торжественно звенел голос Кави Рама. - Эти восходящие мантийные потоки разносили материковые плиты на их нынешние места, раскалывая их, и даже приподнимая. Это мы можем теперь наблюдать на примере Африки, которая в целом на 500 метров выше всех остальных материков. Постепенно менялся облик планеты, менялся и её климат. Кроме того, выделявшийся при расширении из недр Земли водород по пути наверх активно вступал во взаимодействие с кислородом, которого в составе гидридной мантии Земли очень много. Таким образом, образовалось то количество воды, которая, в конце концов, пополнила Мировой океан. Ведь до расширения нашей планеты, воды на её поверхности было значительно меньше. Вот такая вот в целом получается картина, - подытожил геолог и сел на прежнее место.
   - Хорошо. А как же быть с истреблением динозавров?
   Не унимался я и выжидательно посмотрел на Акиру Кензо.
   - Думаю, это был один из этапов грандиозного плана, приведшего к появлению на Земле человека, - спокойно изрёк экзоархеолог. - Метод проб и ошибок, так сказать. Нахождение оптимального результата, путем опробования различных форм жизни. Когда получаемый вариант переставал удовлетворять создателей, его просто убирали с исторической арены. Вряд ли, для цивилизации, способной запустить в действие такие глобальные геологические процессы, о которых только что вкратце рассказал нам Кави Рам, представляет какую-то сложность отправка на нашу планету космического "камушка", который шестьдесят пять миллионов лет назад навсегда остановил расцвет цивилизации динозавров.
   - Вы говорите об этом так обыденно! - не переставал удивляться я, всё ещё чувствуя сильное волнение. - Значит, по-вашему, та самая цивилизация "богов" находилась на Земле ещё с тех давних времён? Со времён динозавров?
   - Совсем не обязательно, - задумчиво возразил экзоархеолог, ленно потягиваясь. - Они могли находиться где-то поблизости. К примеру, здесь, на Марсе, или в какой-то ближайшей звёздной системе. Этого мы пока не знаем. Возможно, что-то внутри Большой пирамиды позволит нам найти ответы на эти вопросы. Но одно совершенно очевидно: "боги" появлялись на Земле с незапамятных времён, - уверенно сказал он. - С тех пор произошла не одна смена звёздных циклов, и эти циклы всегда были связаны с какими-то разрушениями на Земле, к которым "боги", возможно, имели самое прямое отношение.
  
  
  
  

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   "Вот нечто запечатанное, которое находится во мраке,
   помещенное в Ростау. Рядом огонь, внутри - эманация Осириса.
   Оно сокрыто здесь с тех пор, как было им выделено
   и пало на песок пустыни; и то, что принадлежало ему,
   было помещено в Ростау"
  
   Погребальные тексты Пирамид.
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
   СВЯТИЛИЩЕ ЗМЕИ
  
  
   С широкой каменной площадки на вершине пирамиды, обнесённой лёгким титановым ограждением, открывался захватывающий дух вид почти на всю Сидонийскую долину.
   Небо Марса плавными переходами синевы опускалось к горизонту, становясь над спинами далёких Столовых гор призрачно розовым и сумеречным. Оно оттеняло зыбкую линию песчаных холмов и каменных россыпей, ограждавших долину с запада и юга, а на востоке эта розовая мгла приобретала красноватый оттенок в лучах утреннего холодного солнца.
   Отсюда, с почти восьмисот метровой высоты причудливая, сильно сглаженная эрозией и временем приземистая гора, возлежавшая в шестнадцати километрах на севере, действительно казалась загадочным лицом неведомого гиганта, взиравшего на звёзды с холодным безразличием владыки этого мёртвого мира.
   Мы находились с ней почти на одном уровне, и мне хорошо был виден нижний уступ, отделявший широким закруглённым валиком остальные части "Лица" от окружающего ландшафта. Мощные "надбровные дуги" и выступающий контур "скул" плавно переходили во вздымающийся "подбородок", протянувшись на два с лишним километра с северо-запада на юго-восток. Действительно, грандиозность этого рукотворного чуда вызывала трепет и уважение к сотворившим его когда-то неизвестным зодчим.
   Я повернулся в другую сторону.
   Вершина пирамиды была разрушена какими-то грандиозными силами ещё в незапамятные времена. В нескольких шагах от меня зияло громадное отверстие, из непроглядной темноты которого вздымалась цилиндрическая мачта подъемника. По краям этой дыры, усыпанным бесформенными осколками камней, кое-где можно было заметить чудом сохранившиеся остовы квадратных столбов или массивных колон, очищенные от многометрового слоя песка и пыли. По их расположению нетрудно было представить, что когда-то здесь находилось нечто вроде открытой террасы или обзорной площадки.
   Я посмотрел на запад. Там нагромождения причудливых скальных образований, среди которых без труда угадывались ещё две пирамиды, действительно казались разрушенным и давно покинутым жителями городом. Ленты сияющих зелёных огней размечали здесь широкие "коридоры" и квадратные площадки, на которых работала разнообразная землеройная техника. Точки людей с блестящими на солнце шлемами скафандров двигались в разных направлениях, устанавливая лёгкие световые мачты в тех местах, где им показывали их товарищи, ощупывавшие местность при помощи небольших локаторов. Несколько таких световых "коридоров" протягивались в сторону марсианского "Лица" и "Купола", а один проходил почти у самого подножья пирамиды.
   Я добавил увеличение, и на внутренней стороне стекла шлема стали хорошо видны четыре небольших и юрких машины на гусеничном ходу, снабжённые манипуляторами с ковшами. Они двигались по дну глубокой траншеи, сверху казавшейся широкой голубой лентой, взрывавшей охристую окалину окружающего ландшафта. За прозрачными колпаками кабинок, отлитых из прочного волокнистого стекла, угадывались очертания людей в лёгких скафандрах, сидевших за рычагами управления. Они споро и ловко управлялись с мощной техникой, и отвалы тёмного песка быстро росли по краям траншеи.
   Чуть дальше, у большого куполообразного кургана, заключённого в ячеистый каркас из металлических балок и трубок, двигалась группа из четырёх человек в скафандрах, поднимаясь по отлогой возвышенности. Похоже, они несли детали какого-то механизма. У одного в руках была связка толстого кабеля. Другой, осторожно шагая по камням, нёс на плече странный цилиндрический предмет в кожухе. Отсюда, с высоты пирамиды, он напомнил мне ствол старинной пушки. Ещё один из этой группы держал подмышкой некое подобие штатива или подставки. Шедший впереди человек нёс блестящий металлический чемоданчик, легко и непринужденно прыгая с камня на камень.
   Вот он остановился на самой высокой точке подъема у края тёмной ложбины и взял в руки небольшую светящуюся планшетку, висевшую у него на шее, словно, сверяясь с каким-то планом или картой. Подошедшие сзади товарищи терпеливо ждали. Человек с планшеткой что-то сказал одному из них, тому, что нёс замысловатый цилиндр, и указал рукой на север, показывая направление. Второй согласно кивнул, опуская свою ношу на большой камень, и заглядывая в планшетку первого.
   Мне стало интересно, о чём они говорят. Я настроился на волну их радиосвязи и услышал звонкий голос. Оказалось, что говорившей была женщина, уверенно отдававшая команды своим помощникам.
   - Нужно расчистить коридор в этом направлении, сто метров строго на север. Согласно карте раскопок завтра здесь будет вестись сканирование. Сейчас установим плазменную пушку, а после придется немного поработать руками. Техника пока вся задействована на других направлениях, а нам нужно успеть до заката избавится от всех этих камней.
   - Что опять насыпать вагонетки и толкать плечом? - раздался насмешливый и слегка возмущенный голос одного из этой четверки. - Мы не для того сюда добровольцами пошли...
   - Что, что? - оборвала его женщина, решительно поворачиваясь к говорившему. - Ах, не для того? Тогда можете добровольцами и отсюда! - Она сделала красноречивый жест рукой. - У нас в организационном комитете ещё пять тысяч добровольцев дожидаются своей очереди. Плакать о вас не станем!
   - Ладно, ладно вам, Дара, - поспешно вступил в разговор ещё один доброволец, делая примирительные жесты руками. - Надо так надо. Мы к любому труду готовы. Ивор просто погорячился. Правда, Ивор? Просто он всегда мечтал быть великим археологом, но забывал при этом, что труд землекопа так и остался неотъемлемым спутником этой профессии.
   На его слова все весело рассмеялись.
   - Хорошо, - примирительно сказала женщина по имени Дара. - Тогда давайте работать!
   Все принялись сноровисто собирать на вершине холма лучевую пушку. Протянув к ней кабель, соединенный с металлическим чемоданчиком - пультом управления - люди нацелили пушку в нужном направлении, и укрылись в ложбине за массивными камнями.
   Зелёные огни по краям ближайшей траншеи тревожно замигали. Машины с ковшами прижались к краю высокого отвала (видимо, операторы, управлявшие ими, были предупреждены по рации об опасности). Ещё мгновение и фиолетовый луч вырвался из дула лучевой пушки, устремляясь в сторону далёкой горы. Язык пламени неистово рвался вперед, вытягиваясь и становясь всё ярче, а следом за ним росла и широкая борозда расплавленного грунта. Красные пятна раскалённых камней мерцали в облаках пыли, словно, угли костра, взрывались, разлетаясь в стороны огненными осколками.
   Я, как завороженный, следил за необычным зрелищем. За первым "выстрелом" последовал второй, затем третий, четвёртый, и оплавленные борозды легли на марсианской поверхности широким веером, обнажив выступы серых скальных пород. Ещё раз, сверившись с картой, четверка людей, управлявших лучевой пушкой, по-видимому, осталась довольна проделанной работой. Разобрав свой грозный аппарат, они стали снова спускаться в долину. Огни оградительных барьеров засияли ровно и ярко, и на дне траншеи внизу, у подножья пирамиды закипела прежняя работа.
   Я перегнулся через поручни ограждения и посмотрел туда. Восточная сторона пирамиды была сильно повреждена. Ровные отточенные грани превратились там в осыпи больших каменных осколков на дне глубокой впадины. Куда-то туда, в неведомую мне глубину этой пятигранной скалы уходил вертикальный колодец шахты, по которому спустились мои новые товарищи, доставив к исходной точке предстоящего нам пути разведочного робота.
   - Не страшно здесь одному? - насмешливый знакомый голос раздался в наушниках моего шлемофона, казалось, совсем близко, словно, говоривший стоял тут же, за моей спиной.
   Я обернулся и действительно увидел Акиру Кензо. Вслед за ним появился и наш астроном Амоль Сайн. Он поднял руку, приветствуя меня. Платформа подъемника, бесшумно остановившаяся на вершине пирамиды, мерно помигивала сигнальными огоньками, как будто приглашая ступить на неё. Сквозь стекло шлема лицо экзоархеолога обрело ещё большую схожесть с лицом Будды.
   - Любуетесь нашими раскопками? - поинтересовался он, встав рядом со мной у поручней ограждения.
   - Да, вы правы. Это действительно впечатляет. Оказывается у вас невероятно сложная и тяжёлая работа! И это при всем могуществе современной техники!
   - Дорогой, Сид! - усмехнулся Акира. - Работа археолога мало изменилась за прошедшее тысячелетие. В основном это кропотливый ручной труд, требующий большого внимания, терпения и времени... И оставляющий за собой кубометры перекопанной земли.
   Он весело рассмеялся.
   - Пожалуй, - согласился я, снова оглядывая панораму раскопок. - Здесь есть над, чем потрудиться.
   - На самом деле Марс не самый сложный участок нашей работы. Хотя регулярные песчаные бури и доставляют нам немало хлопот... И ещё нужно учитывать, что это всё-таки чужая планета!
   В наушниках раздался его иронический смешок.
   - А какой самый сложный объект для археологов?
   - Если говорить о Земле, то это, пожалуй, комплекс на плато Гиза. Там тоже наступающие пески, с которыми раньше, до растопления ледников приходилось упорно бороться. Вы знаете, что за всю трех тысячелетнюю историю династического периода, египетский Великий Сфинкс был свободен от песка лишь в течение пары сотен лет? Всё же остальное время из песка торчала только его голова. В эпоху ислама арабы даже прозвали её Абуль-Гол, что означало "Отец Ужаса".
   - В самом деле?
   - Да. Хотя бывали времена, когда пустыня Сахара превращалась в саванну, на просторах которой на протяжении тысячелетий текли реки, разливались большие озера, паслись стада зверей. Гигантское русло транссахарской реки Кинипс пересекало всю пустыню с юга на север от нагорья Тибести до залива Сидра Средиземного моря, превосходя шириной даже Нильскую долину. За последние полмиллиона лет Сахара уже пять раз переживала периоды дождей. Особенно хорошо развитая гидрография Сахары показана на средневековых картах, вычерченных по таблицам александрийского географа Птоломея. Но потом периоды дождей в межледниковый период сменялись засухой, и всё плато Гизы снова становилось погребенным под песком. Только три пирамиды оставались неподвластны стихии пустыни. Даже обредшие неожиданную силу в начале двадцать первого века радикальные исламисты, пытавшиеся уничтожить уникальные памятники истории по всей Малой Азии и в Северной Африке так и не смогли тогда этого сделать.
   Сейчас климат снова изменился. В Северной Африке нередки дожди, большая часть Сахары превращена нами в пресное море, ожили древние реки Кинипс и Гир, наполнились бассейны первобытных озер - Хелонидские болота и озеро Нуба. К тому же, все значимые объекты некрополя давно укрыты под защитными колпаками и тщательно восстанавливаются в своём первоначальном виде.
   Амоль Сайн подошёл к нам и посмотрел в синеющее над нашими головами небо. Затем он окинул взглядом панораму раскопок внизу и усмехнулся с лёгким скептицизмом:
   - Да, здесь тоже хватает песка... и пыли. А знаете, почему марсианская пыль насыщена железом и так сильно намагничена?
   Молодой астроном посмотрел на нас с Акирой, и указал на небо, туда, где сияющий Деймос догонял спешащий с западной стороны неба Фобос.
   - Всё из-за них... Вернее, из-за него.
   - Не совсем понимаю вас, - признался я.
   - Я хотя и догадываюсь, о чём собирается сказать наш дорогой астроном, но мне тоже любопытно послушать его версию, - оживился заинтересованный экзоархеолог.
   - Извольте, - в наушниках шлемофона раздался весёлый смешок астронома. - Я тут покопался в ваших древних текстах, дорогой Акира. Запросил кое-что из Информационного Центра Трудового Братства.
   Амоль Сайн встал перед нами, опершись руками о заградительный поручень. Сказал:
   - Помните индийские легенды "Махабхараты", рассказывающие о войнах Суров и Асуров? Мы много говорили о них вчера.
   - Конечно, - экзоархеолог мотнул головой. - Как я уже говорил, в этих битвах особенно отличился Индра, который уничтожил на земле девяносто девять оплотов Асуров и убил несметное количество их сторонников. Одни из них в войне против богов могли становиться невидимыми и сражаться невидимым оружием. Другие совершали набеги на врага из подводного города...
   - Удивительно! - воскликнул я, отчётливо вспомнив виденные перед полётом на Марс материалы по военным разработкам прежних времен. - Вы говорите, что Асуры обладали "невидимым оружием", а мне сейчас вспоминается, что ещё перед Битвой Мары военные всего мира были озабочены проектированием и созданием такого "невидимого" оружия. Первыми образцами самолетов, танков и даже военных кораблей, невидимых для радаров противника, уже начинали оснащаться армии передовых держав того времени. Шли разговоры и о создании "невидимых" солдат - конструировались специальные костюмы, не позволявшие обнаружить человека по тепловому излучению тела. А "подводный город" лично у меня ассоциируется с некоей подводной лодкой или станцией-батискафом... Оказывается, что боги обладали всем этим, или чем-то похожим, ещё за тысячи лет до нового времени!
   Я посмотрел на экзоархеолога, снова чувствуя лёгкое волнение.
   - Да, - спокойно отозвался тот. - И мы даже знаем имена некоторых из них. В гимнах Ригведы можно найти упоминания о целых группах Асуров, побеждённых Индрой.
   - А в небе, как утверждает "Махабхарата", Индра и его сын Арджуна сражались на летающей колеснице с самими Асурами, - серьёзно продолжал Амоль Сайн. - Те прятались в своих "заоблачных крепостях". Асуры построили три железные крепости в небе, откуда они атаковали три региона Земли. Вы, конечно, не станете возражать, что "в небе" не обязательно означает земное небо? Так же как битва Гора и Сета тоже явно происходила за пределами земной атмосферы.
   - Безусловно, - с задумчивой уверенностью, согласился Акира. - Более того, я даже могу дополнить ваш рассказ некоторыми деталями. Индийские предания донесли до нас имена двух выдающихся конструкторов космических кораблей древности. Ими были искусный художник и архитектор Асуров Майя Данава и архитектор богов-Суров Вишвакарман. В "Шиве Пуране" Майе Данаве приписывается создание трёх "летающих городов", предназначенных для сыновей царя дайтьев и данавов - расы великанов Асуров, противников богов-девов - Тараки: "Затем чрезвычайно мудрый и искусный Майя построил города: золотой - для Таракаши, серебряный - для Камалакши и стальной для Видьюмали. Эти три превосходные, похожие на крепости, города исправно служили в небесах и на земле... Так, войдя в три города, сыны Тараки, могучие и доблестные, наслаждались всеми радостями жизни. Было там много дворцов. Воздушные колесницы, сияющие как солнечный диск, движущиеся во всех направлениях и подобные лунам, озаряли город".
   Ещё более подробно об этих "летающих городах" рассказывает всё та же "Махабхарата". Когда сын бога Индры Арджуна странствовал на воздушной колеснице, подаренной ему отцом, по небесным областям после великой победы над обитателями морских глубин ниватакавачами, союзниками асуров, он обнаружил там летающий город, парящий в небе: "На обратном пути я увидел другой огромный и удивительный город, способный перемещаться куда угодно. Он сиял, как огонь или солнце. Четыре входа со сторожевыми башнями над воротами вели в этот дивный, неприступный чудо город".
   Арджуна спросил об этом городе у своего пилота-гандхарва по имени Матали. И вот что ему поведал многоопытный гандхарв: "Брахма... создал для сыновей Калаки этот дивный сверкающий город... Он способен передвигаться по небу. В этом плывущем по воздуху городе живут данавы - пауломы и калакеи. Этот великий город зовется Хираньяпура, и охраняют его могучие демоны - сыновья Пуломы и Калаки. И живут они тут в вечной радости, без тревог, и боги не в силах их уничтожить". Как нам сообщается, великий город Хираньяпура мог свободно перемещаться по небу и в открытом космосе, плыть по воде, погружаться под воду и даже под землю.
   - Невероятно! - не удержался я.
   - Другим творением Майи Данавы был "железный летающий город" Собха, что с санскрита можно перевести как "благоденствие" или "счастье". Этот "город" был подарен царю Шалве. "Бхагавата Пурана" рассказывает, что "этот неприступный корабль мог лететь куда угодно". Его не могли разрушить ни девы-адитьи, ни демоны, ни люди. Он мог влиять на погоду и создавать смерчи, молнии, делаться видимым и становиться невидимым, перемещаться по воздуху и под водой. Этот удивительный корабль летал по небу как огненный вихрь, ни на мгновение не оставаясь неподвижным.
   Подобный же летающий корабль-город описывается в восьмой песне "Шримад-Бхагаватам". Он называется Вайхаяса - "находящийся под открытым небом". Этот корабль был подарен главнокомандующему Асуров Бали, сыну царя дайтьев Вирочаны: "Этот великолепно украшенный корабль был построен демоном Майей и снабжен оружием, годным для любого сражения. Его невозможно было себе представить и описать. Он был иногда виден, а иногда невидим... похож на встающую из-за горизонта луну, освещающую всё вокруг".
   - Вот и, получается, - подытожил рассказ экзоархеолога Амоль Сайн, - что одной из этих "железных крепостей" вполне мог быть разрушенный спутник Марса - Танот. Скорее всего, это была громадная искусственная сфера из железа или сплавов нескольких металлов, покрытая сверху каменной оболочкой. То, что мы сегодня наблюдаем на марсианской поверхности в виде пыли - это остатки этой самой железной сферы, как и железные метеориты в поясе астероидов, а вовсе не куски металлического ядра взорвавшегося Танота, как предполагает наш уважаемый геолог Кави Рам. Отсюда и чрезвычайная намагниченность этой пыли, ведь у неё должны были сохраниться специфические свойства материала, из которого был изготовлен Танот.
   - Мне нравится ваша идея! - одобрил Акира Кензо. - К тому же, здесь возникает осознание возможной причины гибели Танота.
   - И какова причина? - отрывисто спросил я.
   - Война "богов"! Мне думается, несложно будет найти интересные параллели в тех же индийских текстах, описывающих, скажем, разрушение "летающего города" Хираньяпуры.
   - Разве его можно было разрушить? - усомнился я. - Вы же сами говорили о его несокрушимости, как и прочих крепостей асуров.
   - Говорил, - подтвердил экзоархеолог. - Но тексты указывают на то, что Брахма сделал его неуязвимым для различных могущественных сообществ Вселенной, однако он предупредил, что его может успешно атаковать человек. Таким полубогом - получеловеком как раз и был Арджуна. Хотя его отцом считался бог Индра, матерью была земная женщина. Так вот, когда Арджуна увидел "летающий город", к которому его доставил гандхарв Матали, он решил атаковать его. Увидев врага, данавы стали вылетать оттуда на своих "небесных колесницах". Тогда Арджуна "мощной лавиной оружия перекрыл этот грозный поток. Он наводил на них трепет, бороздя колесницею поле битвы, и данавы стали разить друг друга". Подвергшись нападению, они подняли свой "летающий город" в воздух, но Арджуна "мощным ливнем стрел преградил дайтьям путь и попытался задержать их движение. Благодаря полученному от Брахмы дару, дайтьи направляли, куда им хотелось, этот небесный, плывущий по воздуху, дивно сверкающий город, движущийся по их желанию...". Между Арджуной и данавами произошло кровопролитное сражение. Сам Арджуна рассказывает о нем так: "Различным оружием пытался я взять этот город, движущийся по желанию. Я покрыл его вместе с дайтьями сетью стрел из небесного оружия... И тогда под ударами моих метких железных стрел город демонов, обращённый в руины, упал на землю. Железные стрелы, быстрые, как ваджра, настигли демонов... Затем Матали на колеснице, блеском подобной солнцу, быстро, словно падая, опустился на землю". Выжившие демоны вновь ринулись в бой на своих "летающих колесницах". Всего их, как сообщается, насчитывалось около шестидесяти тысяч. И тогда Арджуна применил особо мощное оружие, "которое зовется Рудра и несёт смерть любому врагу". С помощью этого божественного оружия Арджуна уничтожил всех демонов, за что и был назван своим отцом Индрой величайшим героем.
   - Да, это впечатляет, - признался Амоль Сайн.
   - А что это за "оружие Рудры"? - осторожно спросил я.
   - Если судить по названию, то Рудра - "гнев" - имя ведического божества, которое арии впоследствии стали именовать Индрой. Исходя из этого, речь может идти об "оружии Индры" или "дротике Индры" - ваджре. Считалось, что ваджра приводилась в действие заклинаниями и давала луч света, который наводился на любую цель, ориентируясь по звуку. А когда он был сфокусирован на ней, незамедлительно "пожирал её своей силой".
   - Я видел изображение этого "дротика Индры", - серьёзно сказал Амоль Сайн. - Видимо, он представлял собой цилиндрический объемный резонатор, имеющий с каждой стороны по четыре проводника для формирования диаграммы направленности четырёх-лучевого излучения. В центре, где они сходились, располагалась точка выхода энергии.
   - Действительно, в раннеиндуистских изображениях ваджра передавалась как пучок стрел и могла резать что угодно, имея непреодолимую силу молнии. У неё, как у оружия богов, было очень важное символическое значение, распространившееся вместе с индийской культурой и религией в остальные части Азии. Ведь оружие всегда, ещё со времен появления в Древней Европе индоевропейских богов-воителей, символизировало функции и могущество бога, и почиталось как атрибут бога. И это очень показательно и символично! Святость оружия хорошо прослеживается во всех индоевропейских религиях, пришедших на смену не воинственному культу великой Богини-Матери. Геродот, например, указывал на то, что те же скифы приносили жертвы своему священному кинжалу Акенакес.
   - Пучки молний... - задумчиво произнёс я. - Насколько я знаю, по легендам боги древней Мексики тоже были вооружены неким оружием - "огненными змеями", которые испускали особые лучи и могли расчленять человеческие тела. А ещё главным оружием греческого Зевса были молнии!
   - Верно, - согласился со мной Акира Кензо. - Их ему выковали циклопы в благодарность за то, что он вывел их из Тартара. И если сравнивать древнегреческие вазовые изображения этого оружия с изображениями ваджры, то их идентичность будет вполне очевидной. Ведь Зевс, восходивший к третьему поколению богов, что по хронологии Манефона соответствует полубогам или Шемсу-Гор, очень хорошо соотносится с Гором или Индрой, или тем же Мардуком. Эти связи вполне очевидны. Следуя им, мы можем понять, что и имя спутника Марса выбрано не случайно. Ведь Танот или Танат - это имя бога смерти в греческой мифологии. А, как нам хорошо известно, пантеон древнегреческих богов, да и сама древнегреческая мифология, имеют египетские корни. Это значит, что они максимально близки к первоисточнику - информации, полученной людьми непосредственно от самих "богов".
   Акира Кензо внимательно посмотрел на нас и продолжал:
   - Есть очень любопытные особенности в описании этого бога. Его матерью была Никта - богиня ночи, которая возникла из Хаоса. А, как нам известно, понятие Хаоса непосредственно ассоциировалось с восставшими против пассивного божественного начала богами - "змиями" или Асурами. Эта богиня, помимо бога смерти, родила так же много других сущностей, так или иначе скрывающих в себе тайны жизни и смерти. Не менее интересно и то, что жилище Никты расположено в бездне Тартара, а рядом с ним находятся и дома её сыновей-близнецов: бога сна Гипноса и бога смерти Таната, на которые никогда не смотрит Гелиос, то есть наше Солнце. Все вместе это, во-первых, очень напоминает описание древнеегиптеского Дуата с его двенадцатью разделами или индуистский духовный мир Вайкунтха, описанный в Пуранах. А, во-вторых, недвусмысленно наводит на мысль о том, что Никта со своими сыновьями изначально обитает, где-то за пределами нашей солнечной системы, а может быть и за пределами нашей вселенной вообще.
   - Кроме того Танат обладает железным сердцем. Заметьте! - Акира поднял вверх указательный палец. - Если рассматривать это в символическом смысле и с точки зрения определённого космического объекта, а не мифического бога, то данный факт весьма примечателен и работает на вашу гипотезу, дорогой Амоль. И, кроме того, Танат, как бог, ненавистен другим богам, а это уже ставит его в один ряд с такими хорошо известным нам персонажем, как Сет или, скажем, Асуры. Так же Танат считался единственным из древнегреческих богов, кто не любит даров. И опять же в индуистском эзотеризме Асуры, объявленные "противниками Бога", представлены как те, кто отказался от жертвоприношений и почитаний, воздаваемых Девам, то есть богам, их противникам.
   - Осмелюсь сделать предположение, - помолчав, признался экзоархеолог, - что Танот принадлежал именно "богам-Змеям". А возможно и сам Марс изначально был их оплотом. И его гибель явилась результатом первой войны между богами. Возможно, они называли Марс совсем иначе, чем мы... Собственно, почему "возможно"? Несомненно, у этой планеты было другое имя, и совсем не исключено, что это имя созвучно имени самих Асуров... Может быть, его называли Асур? А? Что вы на это скажите?
   Он снова взглянул на нас с Амолем Сайном.
   - У вас богатая и смелая фантазия, Акира! - шутливо отозвался астроном. - Но, к сожалению вряд ли нам когда-нибудь удастся доподлинно узнать об этом.
   - Да, вы правы. Безусловно, вы правы, - огорченно вздохнул экзоархеолог.
   - Возможно, мы могли бы кое-что узнать, если бы прочли те надписи на "обелиске" Фобоса, - продолжил Амоль Сайн, снова поднимая голову к небу. - Но, к сожалению, эти "надписи" всего лишь игра природы.
   - Вы говорите о том "монолите", который был обнаружен на поверхности Фобоса ещё в двадцатом веке? - заинтересовался я. - Разве на нём есть какие-то надписи? Впервые слышу об этом.
   - Да, эта треугольная плита, высотой семьдесят шесть метров поразила воображение первых исследователей загадочными следами на своей поверхности, - пояснил экзоархеолог. - Им показалось, что это какой-то древний текст. Мы долго бились над этими "надписями", но так ничего и смогли расшифровать. Теперь мне кажется, что это просто следы длительной эрозии в открытом космосе и не более того... - В голосе экзоархеолога прозвучало огорчение.
   Некоторое время мы молчали, глядя на небо.
   - А где ещё две "крепости"? - не удержался я, предвкушая что-то чрезвычайно интересное в гипотезе, высказанной астрономом.
   - Вторая "крепость" это, безусловно, наша Луна, - спокойно начал тот. - В ближнем космосе вы не найдете более удивительного и странного объекта, чем она.
   - В чём же её странности?
   Я недоверчиво посмотрел на него.
   - Хотя бы в возрасте некоторых горных пород на её поверхности. Ведь он составляет почти пять с половиной миллиардов лет, в то время как возраст нашей Земли на целый миллиард лет меньше.
   - Получается, что Луна много старше нашей Земли?
   - Вот именно. К тому же её орбита до сих пор вызывает у наших учёных больше вопросов, чем ответов. Наш спутник - это единственная луна в Солнечной системе, чья орбита неизменная и почти идеальной круглой формы.
   - Согласен, здесь есть ряд специфических моментов, но кто сказал, что это не простые совпадения, каприз природы, если хотите? - решительно возразил я.
   - Совпадения? - искренне возмутился Амоль Сайн. Голос его неожиданно загремел в наушниках: - Их слишком много, чтобы быть простой случайностью! Как можно объяснить простым совпадением тот факт, что отношение расстояния от Луны до Земли и её диаметра позволяет ей полностью закрывать Солнце во время солнечных затмений? При этом довольно странно и то, что центр массы Луны почти на две тысячи метров ближе к нашей планете, чем её геометрический центр. Это должно было бы привести к неровному движению нашего спутника, но этого нет, так как все выпуклости Луны находятся на её обратной стороне и с Земли они не видны. Как вы думаете, о чём это может говорить?
   Я искал подходящее объяснение, вспоминая всё, что знал по планетологии Луны, но астроном опередил меня, видя мою нерешительность.
   - Только об одном: нечто или некто должны были поставить Луну на точную высоту, с точно рассчитанным курсом и скоростью вращения, - уверенно закончил он.
   - А вы знаете, в этом, пожалуй, есть очень большая доля истины, - одобрительно произнёс Акира Кензо. - Мне сейчас вспоминается всё таже "Легенда Пролога", где рождение разумной жизни на Земле напрямую связывается именно с Луной. Вчера я уже зачитывал вам этот фрагмент. Но, раз разговор зашёл о Луне, придётся повториться: "Сказал Дух Солнца, Владыка Лика Блистающего: "Я пошлю тебе Огонь, когда начнётся работа твоя. Подними голос твой до других Локха. Обратись к Отцу твоему, Владыке Луны, проси его Сынов. Народ Твой будет управляться Отцами - Владыками Питри". Великие Владыки призвали Владык Луны в воздушных телах: "Породите людей", - было сказано им, - "Людей вашего естества. Дайте им внутренние Формы, Монады. А мать Земли Природа сложит их внешние оболочки, тела".
   - Интересно, не правда ли? - В голосе экзоархеолога зазвучала лёгкая лукавица. - Особенно в свете гипотезы Амоля. Очень любопытно и описание этих "Владык Луны". Они были двух видов: Высшие боги - "Владыки Племени", именуемые Агнишватта, и Лунные Боги, называемые Бархишадами. Как нам сообщается, Агнишватта Питри были на одну ступень выше, то есть, они были существами на уровне Мира Огненного, что само по себе любопытно, если вспомнить интересное предположение нашей Эйго о возможности кремниевой, "огненной" жизни. Бархишады же были на уровне Мира Тонкого. И именно эти Лунные Боги, повинуясь приказу некого Логоса творить, пошли на Землю. А вот Агнишватта - Высшие боги - отказались, не пожелали творить. И это опять выводит нас на извечный и основополагающий конфликт, так сильно повлиявший на всю дальнейшую историю развития нашего человечества.
   - Так вы полагаете, что наша Луна тоже полое искусственное тело? - решительно спросил я, обращаясь к астроному.
   - Безусловно. Слишком многое говорит в пользу этого. Об этом, например, может свидетельствовать её средняя плотность, которая составляет три с лишним грамма на кубический сантиметр, тогда как плотность нашей Земли равна пяти с половиной. Такая плотность - аргумент в пользу полой внутри, а не однородной сферы.
   Ещё одним аргументом в пользу полой Луны служит её сейсмическая активность. Вернее её способность к сильным вибрациям. Первыми это заметили астронавты, которые в двадцатом веке высаживались на Луне. Известен факт, когда шум от удара о поверхность модуля посадочного аппарата распространился на сорок километров от места посадки, и сама Луна звенела, как колокольчик, в течении часа. Повторный же эксперимент с намеренным усилением силы удара привёл к ошеломляющим результатам: сейсмические устройства регистрировали длительность вибрации Луны на протяжении трех с половиной часов.
   - Поразительно! Я этого не знал, - признался я.
   - Данные о лунных экспедициях долгое время были недоступны по известным причинам, - пояснил Акира Кензо. - Многое удалось обнаружить только после таяния льдов и тщательного исследования Северо-Американского континента.
   - Да, конечно, - буркнул я. - Совсем забыл об этом.
   - Есть ещё один примечательный момент, - продолжил свой рассказ Амоль Сайн. - На Луне мы наблюдаем намагниченные горные породы, в то время как сама Луна не имеет магнитного поля. Как видите, это очень роднит её с намагниченной марсианской пылью. Но ещё более интересным фактом является то, что поверхность Луны оказалась намного прочнее, чем всегда считали. В этом смогли убедиться всё те же астронавты, пытавшиеся пробурить её в одном из лунных морей. Открылось, что лунные моря состоят из иллеминита - минерала с большим содержанием титана. Сейчас его частично используют при изготовлении корпусов ракетопланов. Кроме того, в лунных породах были обнаружены такие элементы, как ураний 236 и нептуний 237, аналогов которым нет у нас на Земле, а так же коррозийно-стойкие частицы железа.
   - Здесь я бы ещё обратил внимание на один важный факт, - спокойно продолжал молодой астроном. - Несмотря на то, что Луна обращена всегда одной стороной к Земле, она всё же ощутимо колеблется от своего среднего положения. Эти колебания принято называть либрациями. О чём это может нам говорить? О том, что имеются силы, которые отклоняют Луну и возвращают её в положение равновесия. А это в свою очередь, свидетельствует о наличии чего-то, что ориентирует Луну на Землю соответствующим образом. И это "что-то", неведомая пока нам сила, находится где-то внутри нашего спутника и природа этой силы не может быть естественного происхождения.
   - То есть, можно было бы в связи со всем этим представить, что Луна является чем-то вроде большого космического корабля или гигантской планетарной сферы, доставленной сюда кем-то в незапамятные времена? - закончил я его мысль.
   - Совершенно верно. Помниться, ещё греческие историки Аристотель и Плутарх писали о некой расе людей "Проселенес", так кажется. Эти люди жили в горной местности Аркадия, и впоследствии дали ей свое имя, потому что здесь жили их предки ещё задолго до того времени, как на небе появилась Луна.
   - Вы правы, - подтвердил Акира Кензо. - Во многих мифологиях мира есть упоминания о том, что до Потопа на земном небе вовсе не было Луны или было сразу несколько лун - от трёх до пяти - в разных легендах приводится различное число. Это подтверждается и обнаруженными символами на стене внутреннего двора Каласассаи неподалеку от Тиауанако, которые указывают нам на то, что Луна вошла на орбиту вокруг Земли как раз в одиннадцатом тысячелетии до новой эры. А легенда одного из племен, проживавших в этих местах, рассказывает нам интересную историю этого племени. Согласно ей, некогда жители этих мест были совершенными дикарями, не знавшими земледелия, религии и законов. Тогда с востока к ним явился бородатый старец Бочика, дитя Солнца, и научил их обрабатывать поля, носить одежды, поклоняться богам и жить в обществе.
   - Очень напоминает рассказы про Виракочу или Кецалькоатля, - заметил я. - И похоже на то, что происходило это всё ещё до Потопа.
   - Верно, - согласился Акира. - Так вот, у Бочики была прекрасная, но злая жена Гуитака, которая портила и разрушала всё, что создавал её муж. Именно по её приказанию реки выступили из берегов и затопили всю страну. Иными словами, начался Потоп. Все люди погибли, за исключением немногих, спасшихся на высоких горах. Тогда Бочика рассердился, прогнал злую Гуитаку с земли и сделал из неё луну, так как до того луны не было.
   Некоторые намеки на искусственность луны мы можем найти и в космогонии инков. Про луну они говорили, что она сестра и жена Солнца. По их представлениям большой и истинный Бог, создавший мир, небеса и землю, которого они называли Илла Текке - "Вечный Свет", а впоследствии стали именовать Виракоча - "Большой Бог Пируа", от чего и пошло название их империи, искаженное испанцами до Перу, так вот, этот Бог дал луне часть своей божественности. Он сделал её повелительницей моря и ветров, королев и принцесс, женских забот, поставил её королевой небес. Луну инки называли Соуа, что означает - "королева". Правда, очень созвучно легенде про Гуатаку?
   Любопытно, что в и Ригведе присутствуют намеки на появление однажды на наших небесах луны. Там есть такие слова, обращенные к богу Агни: "Да не вредит нам земли родитель, кто небо родил по истинной дхарме, кто ярые воды родил и луны".
   - То есть, установил на небе порядки, признанные истинными, - докончил Амоль Сайн. - И произошло это во время Потопа, когда появились луны, и наша Луна в частности.
   - Верно, - подтвердил экзоархеолог. - Иными словами Потоп явился той пограничной чертой, когда боги обратили свой взор на людей и решили создать цивилизацию на Земле. Но вместе с тем, и в истории самих богов произошёл некий эволюционный скачок, выведший их на новую ступень развития. Помните, вчера мы говорили о поколениях египетских богов и узурпации власти богом Ра? Я тогда упомянул о периоде времени, когда бог Тот изменил земной календарь, чтобы позволить богине Нут родить четверку богов, которая правила уже непосредственно на Земле в эпоху Зеп Тепи, то есть в Эру Льва, сразу же после Потопа. Так вот, чтобы добавить к земному году ещё пять дней, Тот полетел в гости к Луне и предложил ей сыграть в сенет для развлечения. Играя, они поставили на кон одну семьдесят вторую часть света каждого из 360 дней лунного года. Бог мудрости без труда одержал победу в этой игре, и Луне пришлось расплачиваться за проигрыш. Выигрыш Тота составил ровно пять суток. Он забрал их у Луны, и с тех пор лунный год длится всего 355 дней, а солнечный год 365 дней.
   О чём говорит нам эта легенда?.. Совершенно очевидно, что Тот просто изменил параметры движения Луны, которая, будучи искусственным телом, была перемещена на другую орбиту, что привело к изменениям скорости движения Земли. Событие это произошло после разделения "неба и земли" богом Шу, что свидетельствует нам о расколе в стане богов, при котором бог Геб выступает врагом бога Ра. Этот раскол очень хорошо перекликается и с шумерской версией мифа о Тиамат и Кингу, которого богиня возвысила вопреки воле богов.
   Следы этих же событий мы находим и в Ригведе, где говорится: "Как ярые воды пошли, вмещая зародыш всего, Агни порождая - тут возникла богов святая сила. Кто мощью своей обозрел те воды, давшие дакшу, родившие жертву". Ведь "дакша" в данном случае рассматривается, как эпитет сомы - божественного напитка бессмертия, который готовили своим богам именно люди и преподносили его в качестве основного жертвенного дара. Получается, что мы имеем дело с рубежом истории, когда боги окончательно поселились на нашей планете и обрели бессмертие - святую силу. И это время совпало со временем появления на земном небосводе Луны. "И тогда из глубины вод, словно второе солнце, сверкая сотнями и тысячами холодных лучей, появилась луна. Вслед за ней, в своём белом одеянии, из очищенного масла появилась богиня процветания, за ней - богиня вина, а за ней - быстроногий белый скакун".
   Даже в скандтнавских сказаниях - Эддах - сохранились отголоски этих древних событий, когда боги устроили небесный свод и переделили роли Солнца и Луны, упорядочив движения этих светил и, таким образом, установив смену суток и месяцев. Иными словами, боги поместили на орбите Земли искусственный спутник, которого до этого не было, что привело к изменению цикла вращения нашей планеты. При этом этот этап обустройства мира связан у скандинавских богов с обузданием змея Ермунганда, волка Фернира и хозяки царства мертвых Хель. То есть, появлению Луны соответствует борьба между кланами богов, Потоп и начало освоения богами потустороннего мира. Что тесно перекликается с остальными мифологическими источниками.
   - Но если Луна представляет собой некую металлическую сферу, то, как объяснить наличие на ней горных пород? Разве такое возможно? - возмутился я.
   - Если точнее, то эта сфера состоит из сплавов никеля, вольфрама и бериллия, - спокойно сказал Амоль Сайн. - А внутренний объем её составляет более семьдесяти миллионов кубических километров... Понимаете, Сид, те, кто был способен создать такие объекты, имели, или, если угодно, имеют технологии, не доступные нам и по сей день. Думаю, они будут недоступны и нашим ближайшим потомкам. Но всё же, представить сам процесс создания такого объекта вполне возможно. Для этого достаточно внимательно изучить лунный ландшафт. Раньше было только две версии его происхождения: вулканическая и ударно-метеоритная. Но попробуйте представить себе как некую металлическую сферу для придания ей нужной прочности и создания дополнительной защитной или маскирующей оболочки, облили, скажем, раскалённой смолой. После остывания этой смолы, мы увидим на поверхности такой сферы мельчайшие кратеры, цирки от лопнувших пузырей, вспенившиеся материки, горные массивы и цепи, моря, покрытые оспинками лунок, куполообразные полые холмы, образованные не лопнувшими пузырьками газа... Представили?
   - Да, пожалуй.
   - Вот. А теперь представьте себе, что это не смола, а некий материал, к примеру, расплавленная горная порода, которым облили нашу Луну, и после остывания, на её поверхности сохранились всё те образования, о которых я говорил. С течением времени эти образования постепенно разрушились. И этому могли способствовать те же упавшие метеориты. В результате и появились кратеры, заполненные обломками тех самых "куполов". Таков, например, кратер Варгентин, который полон этими обломками до краев.
   - Безусловно, в этом что-то есть, - одобрительно закивал головой Акира Кензо. - Особенно если вспомнить о "пластилиновой" технологии обработки камня, которой владели боги Южной Америки.
   Он помолчал, затем произнёс в раздумье:
   - Мне сейчас подумалось вот ещё о чём: а не могла ли Луна быть не просто космическим кораблем или некой планетарной сферой, а служить неким устройством или приспособлением, скажем для переселения душ богов в Дуат? Тем самым источником вечной жизни - амритой или сомой, которую доставляла богам с небес легендарная птица Гаруда. Ведь Сома это важнейший ритуальный напиток в индо-иранской и ведической культурах, родственный иранской Хаоме. Но в тоже время, и в ведической, и в зороастрийской традициях, этот напиток ассоциируется с божеством, хранящим его - богом Сомой или Чандрой. Бхагавата-пурана описывает нам Чандру как "жизнь всего живого" и называет его Дживой - главным живым существом вселенной. Наряду с такими богами, как Брахма, Атри, Кашьяпа и Ману, Чандра входит в так называемую "Лунную династию" богов - Чандравамша - одну из самых известных божественных династий в индуизме, вместе с не менее известной божественной "Солнечной династией". А это напрямую роднит их с теми самыми Лунными Богами - Бархишадами и Владыками Племени - Агнишватта, о которых я уже говорил.
   Считалось, что бог Сома устанавливает отсчёт времени и властвует над вселенной, но вместе с тем он, как и все другие божества, находится в подчинении у бога Вишну. Как нам говорят ведические писания, божества, управляющие различными планетами вселенной, не обладают верховной властью, а являются представителями бога Вишну, действуя от его имени, но, не имея его могущества. Так и Сома - Чандра находится лишь на двенадцатой ступени иерархии божественности, покорно служа богу Вишну и выполняя различные функции в мироздании.
   - Может быть, я ошибаюсь, но мне почему-то кажется, что этот бог Сома очень похож на египетского Тота, который тоже был богом луны и находился в подчинении у бога Ра. К тому же, вчера вы говорили о том, что Ра и Вишну, скорее всего, одна и та же божественная личность.
   Я с сомнением посмотрел на экзоархеолога.
   - А из вас, Сид, получается прилежный и способный ученик! - внезапно рассмеялся он. - Схожесть образов и мифические параллели несомненны, что лишний раз говорит нам о подлинности описываемых в мифах событий и героев. Здесь уместно будет вспомнить и зодиакальный знак Рака, который в древней эзотерике почитался "вратами людей". Именно в этом месте, как считалось в некоторых традициях, нисходят на землю души, дабы воплотиться в новые живые существа. Если "врата Рака" считались "вратами людей", то "врата Козерога" были "вратами богов", потому что через них души возвращаются в блаженное жилище бессмертных и в число богов. В египетских Мистериях эти созвездия символически изображались дверью железной и дверью из слоновой кости. Символ врат, на страже которых стоят свирепые боги, мы видим и в египетской, и в шумерской, и в иудейской традициях.
   Взаимосвязь же зодиакального Рака с Эрой Рака, следовавшей непосредственно после Эры Льва очевидна. Так как Эра Льва ушла у богов на восстановление после Потопа, то очевидно, что после нее пришло время сделать что-то другое. Древние боги начинают активно осваивать Дуат, что хорошо видно по мифу "Ра и змей", и передавать свою власть следующему поколению богов. Рак, по классическим представлениям, это знак воды, а некоторые философы древности называли воду "дыханием Божества". Кроме того, вода - символ заключенной в материи сущности. Находящиеся в приготовлении к рождению души назывались "влажными". Когда же дыхание сгущается из-за обилия влаги, то души становятся видимыми. В связи с этим, уместно будет вспомнить монументальный египетский памятник Осирион, считавшийся домом бога Осириса, который был непосредственно связан с водой, или шумерского бога Эа, чье имя переводится как "Дом-вода".
   К тому же в древности считали, что, желая воплотиться, души приближались к воде или другой жидкости. В этом причина и обряда вызывания душ умерших возлиянием крови, который ацтеки извратили и превратили в обряды ужасных многотысячных жертвоприношений в неистовом желании вернуть на землю ушедших богов... Почему я вспомнил обо всем этом? Потому что врата, через которые нисходят души - врата Рака - назывались так же вратами Луны, и Луна связывалась именно с Раком, в силу того, что в мистериальных символах Рак это вход в индивидуальную проявленность. Он соответствует глубине Вод, эмбриогенной среде, в которую вложены зародыши проявленного мира и является прототипом формы. Вот почему мне думается, что Луна непосредственно была связана и с комплексом пирамид и с обрядами перехода в загробную жизнь. Луна - то место, куда стремились попасть все фараоны после своей смерти, место, где находился трон Осириса - владыки Дуата, где они могли слиться с воскресшим богом... или откуда их души могли отправиться в странствие по разделам Дуата, чтобы достичь конечной цели.
   - Одним словом, это некий механизм, действующий по неизвестным нам законам и принципам, связанный со столь же загадочными механизмами на Земле - пирамидами Гизы, который открывает путь в иное пространство или вселенную, которую древние египтяне именовали Дуатом, - закончил за него Амоль Сайн.
   - Может быть, Луна скрывает некий механизм, позволяющий проделывать это, и носит так же другие функции, которые нам еще предстоит понять, - улыбнулся АкираКензо. - Но связь Луны со стремлением древнеегипетских богов к вечной жизни или жизни в миллионы лет, которую они передали и людям, для меня вполне очевидна. Я мог бы вспомнить того же Плутарха, который рассказывает нам очень интересные вещи о торжественном празднестве египтян, называемом "Вступлением Осириса в Луну". В ритуале жизнь была обещана после смерти, и обновление жизни проходило под покровительством Осириса-Лунного. Это было связано с тем, что Луна считалась символом обновления жизни или перевоплощений по причине ее роста, убыли, умирания и нового рождения каждый месяц. В одном из папирусов записано: "Сочетания и зачатия умножаются, когда он - Осирис-Лунный - виден в небесах в этот день. Говорит Осирис: "О единственный блистающий луч Луны! Я происхожу из вращающихся множеств...Открой мне Тиау для Осириса. Я выйду днем выполнить то, что должен среди живущих - произвести зачатия".
   - Что ж, вполне возможно, - согласился астроном и добавил: - Если же рассматривать Луну, как одну из тех самых "железных крепостей" асуров, то она будет просто идеальным объектом, для полного контроля над поверхностью Земли. Не даром, многие военные двадцатого века мечтали создать на ней ударные базы космического оружия, чтобы держать в страхе все человечество...
   - К счастью, до этого дело так и не дошло, - с облегчением добавил он.
   - Неужели при всей таинственности Луны, никто так и не взялся исследовать ее особенности? - не переставал удивляться я, пытаясь припомнить упоминания о сколь-нибудь значимых исследованиях на нашем спутнике.
   - Отчего же, - загадочно произнес Амоль Сайн. - Сейчас там как раз работает масштабная экспедиция. Они обнаружили на обратной стороне Луны нечто очень интересное - пещеру или вход в какие-то внутренние полости спутника. Там идут плановые бурения, но Луна не сдается просто так! - весело рассмеялся астроном. - Пока что продвинуться далеко им не удалось.
   - А я совершенно ничего не знал о подобных исследованиях, - растерянно произнес Акира Кензо. - Разве они не связаны с Академией Пределов Знания и нашей программой?
   - На сколько, я знаю, нет, - покачал головой Амоль Сайн. - Экспедицию курирует Совет Звездоплавания и к "Теням Предков" они отношения не имеют... Пока, во всяком случае, - лукаво добавил он.
   - Вы сказали, что "крепостей" было три, - напомнил я. - Что же было третьей "крепостью" и куда она подевалась?
   - Да, очень любопытно, - встрепенулся Акира Кензо.
   - По моему мнению, третьей "крепостью" была наша Венера... Вернее, та планетарная сфера, по размерам сопоставимая с Танотом и Луной, которая когда-то вращалась вокруг Венеры.
   - Но ведь у Венеры нет спутников! - веско заметил я.
   - Правильно. Их нет сейчас, и не было в известное астрономической науке время, когда люди научились наблюдать за небом, используя первые примитивные приборы. Но, тем не менее, есть один неоспоримый факт из истории астрономических наблюдений, когда в семнадцатом веке директор парижской обсерватории по фамилии Кассини смог увидеть вблизи Венеры некий серповидный объект, который он вначале принял за спутник нашей "утренней звезды". Это могло бы показаться ошибкой или случайностью, если бы данный объект не был зафиксирован так же рядом астрономов в следующем, восемнадцатом веке, после чего эта загадочная "звезда" исчезла из поля зрения астрономов.
   - И вы думаете, что этот объект можно сопоставить с третьей "железной крепостью" Асуров? - засомневался я.
   - Почему бы и нет? - Амоль Сайн беспечно пожал плечами. - Во всяком случае, я не вижу в этом никаких видимых противоречий.
   - А ведь он, возможно, и прав, - вмешался Акира Кензо. - Как ни странно это слышать, но мы можем найти тому подтверждение и в древних текстах. В них Венера - Шукра, что на санскрите означает "ясный, чистый, белый" - представлена, как наставник-гуру даитьев или асуров. Согласно индусской аллегории, они однажды захватили власть над всей Землей и разбили меньших богов. Правитель планеты Шукрачарья, сын Бхригу, как сообщается, настолько возлюбил свое усыновленное дитя - то есть нашу Землю - что воплотился как ведический мудрец-риши Ушанас и дал ей совершенные законы, которые в позднейшие века оказались в пренебрежении и даже были отвергнуты. Что опять явно относит нас к периоду захвата власти над Землей "солнечными богами".
   Любопытна и аллегория в "Хариванша" - одном из важных текстов санскритской литературы и религиозной традиции вайшнаизма, известной как дополнительная, девятнадцатая книга "Махабхараты". Она говорит нам, что Шукра отправился к Шиве и попросил того защитить его учеников даитьев и данавов от воинствующих Богов. Чтобы преуспеть в своей цели, Шукра выполнил иогический обряд: "впитывая дым отбросов, стоя вниз головой в продолжение 1000 лет". Если задуматься, то "дым отбросов" вполне может быть аллегорией ядовитой атмосферы Венеры, а положение "вниз головой" говорить о нахождении длительное время на спутнике, на орбите Венеры. К тому же и в "Легенде Пролога" мы находим упоминания о том, что человечество находилось под непосредственным воздействием планеты Венера. Именно с нее в середине эволюции молодой человеческой расы пришли на Землю представители ее высоко развитого человечества, "Сыны Разума" - Манаса-Путра. Это были "Светлые Существа", о которых упоминается как о "Сынах Огня", благодаря их сверкающему виду.
   - Тех самых, о которых говорила Эйго? - встревожено воскликнул я, вглядываясь в темное лицо экзоархеолога.
   - Да. Они, как рассказывают, появились на Земле как проводники для Третьей волны жизни Логоса, внося в животного человека искру монадической жизни, из которой образуется Манас - Разум.
   - Если допустить, что эти "Сыны Огня" действительно являлись представителями кремниевой жизни, тогда Венера с ее ужасающей температурой на поверхности и ядовитой для нас атмосферой, как нельзя лучше подходит для их обитания. Во всяком случае, они чувствовали бы себя там вполне комфортно, - вслух размышлял я.
   - Не исключено, - не стал возражать Амоль Сайн. - Особенно если вспомнить предположение Кави Рама о неудавшемся эксперименте богов по "расширению" Венеры, то их последующий интерес к этой планете будет вполне понятен.
   - Но куда подевалась эти третья "крепость", третья сфера? - недоумевал я.
   - Вполне возможно, она сошла со своей орбиты и перешла на другую, скажем орбиту нашей Земли, и сейчас мы просто не видим ее за Солнцем. Но ею может быть и всем хорошо известный Меркурий, с учетом необычной прецессии его орбиты.
   - Да. И не следует еще забывать, что все три "железные крепости" могли принадлежать различным группам богов, - резонно заметил Акира Кензо. - А эти группы могли быть как союзниками, так и врагами. Пример с взорванным Танотом наводит именно на такие размышления. А Луна, лично у меня, теперь ассоциируется с "планетой миллионов лет", откуда спустился сам бог Ра, и где у богов его свиты, судя по всему, было нечто вроде базы. Наверное, неслучайно в одном из "Текстов пирамид" написано о том, что фараон должен достичь "Тайного места" и пройти по подземным лабиринтам, чтобы найти там двух богов, один из которых был "Вестником небес". Эти боги открывают для фараона тайные двери, и ведут его к Оку Гора - Небесной Лестнице.
   - А что было еще и Око Гора? - осведомился я.
   - Да. Это довольно необычный объект. Цвет его менялся с синего на красный, когда он "включался". Согласно текстам, фараон превращался в бога-сокола и поднимался в небо к вечной жизни на Вечной звезде, где его встречал сам Ра: "Врата Неба открыты тебе; двери свода небесного распахнуты перед тобой. Ты найдешь там Ра, ждущего тебя. Он возьмет тебя за руку, он поведет тебя к двойной Святыне Небес; он посадит тебя на трон Осириса. Тебя возьмут под руки и облачат, как бога... Среди бессмертных, на Вечной звезде".
   - Кстати, - помолчав, добавил Акира, - и у шумеров мы можем найти тексты с похожими описаниями. Особенно если рассматривать египетского бога Ра и верховного бога шумеров Ану, как идентичные личности. Ведь обитель бога Ану и его Царство находились на небесах. Именно туда отправлялись другие Боги Неба и Земли, желая получить совет или просить о помощи. Тронный зал Ану служил местом проведения ассамблей богов, и присутствовавшие на Совете боги, входя в этот зал, рассаживались по местам строго в соответствии с четким предписанием: "Энлиль заходит в тронный зал Ану, Тиары справа место занимает он, по руку правую Ану. Эа заходит, - Тиары же священной место для него, по руку левую от Ану". Существовали и некие посыльные между Небом и Землей. Их шумеры называли игиги - младшие боги. Их изображения в "скафандрах" во множестве находились при раскопках.
   - Следовательно, во времена древних египтян и шумеров боги уже были функционально разделены? - подхватил я. - Были некие резиденты - правящие на Земле боги, и были курьеры, возможно, гораздо менее адаптированные к земным условиям.
   - Безусловно, - согласился Акира Кензо. - Существовали боги более низкого ранга, которые именовались "богами земли". В лучшем случае, в их ведение входили лишь ограниченные области человеческой деятельности. При этом они не обладали устрашающим оружием, и другие боги редко прислушивались к их речам. Но был в божественной иерархии и сонм так называемых "древних богов" - Богов Неба и Земли. Именно они являлись героями эпических легенд, которые спустились на Землю с небес, богами центрального круга. В вавилонском варианте "Эпоса о Сотворении мира" богами-анунаками руководит бог Мардук, сменивший шумерского Энлиля: "Триста поставил он в небесном дозоре. А на земле шестьсот он поселил". При Энлиле число анунаков на земле увеличилось с полусотни до шестисот. Осевшие на земле анунаки обожествлялись и почитались людьми. К тому же, при внимательном рассмотрении можно понять, что все они являлись членами одного семейного клана. Впоследствии этот клан разросся, а затем и разобщился вследствие различных внутренних разногласий и борьбы за власть. Богов Небес шумеры называли "игиги" - "те, кто обращаются и смотрят". В их задачу, вероятно, входило обеспечение транспортировки и связи на интервале "орбитальная станция - Земля". Часто упоминаемые в текстах Советы "игиги" и анунаки проводили в "Доме божественных собраний". Но если земные анунаки были хорошо известны людям, то об "игиги" наши далекие предки знали лишь понаслышке. Их никогда не видели и считали, в известном смысле, богами абстрактными. В этом отношении с ними роднятся египетские божества Ра и Тот. Последний вообще очень редко появлялся на земле и служил неким посланником между "небесной ладьей" Ра и земным царством. Я подробно рассказывал об этом вчера.
   - Помню. Просто каждый день приносит столько информации, что сложно осмыслить ее всю сразу, - слегка виновато произнес я. - Картина в моем воображении вырисовывается просто фантастическая. Подумать только: за тысячелетия до первых полетов человека в космос - робких шагов вблизи родной планеты - существовала могущественная цивилизация какого-то далекого от Земли разума, которая смогла достигнуть нашей планеты, преодолев бескрайние звездные просторы...
   - Да мало сказать смогла достигнуть, - иронически подтвердил Акира Кензо. - Боги, демоны, герои совершали, можно сказать, регулярные космические путешествия на своих кораблях. В той же "Махабхарате", в "Шримад Бхагаватам" или "Вишну-пуране" мы встречаем описание подобных полетов. Как я уже говорил, одним из "великих архитекторов Вселенной" был зодчий и конструктор богов-адитьев Вишвакарман - "всетворящий", который наряду с Майей Данавой и Тваштаром, был строителем "летающих городов" и кораблей. Ему приписывается строительство летающего корабля, подаренного Индрой Арджуне. Как написано в "Адипарве": "Колесница была снабжена всем необходимым оборудованием. Ее не могли победить ни боги, ни демоны, она излучала свет и издавала низкий рокочущий шум. Красота же ее пленяла сердца всех, кто ее видел. Эту колесницу соорудил божественный зодчий Вишвакарма, и ее очертания были так же трудно различимы, как очертания солнца. На этой колеснице, ярко блистающей своим великолепием, Сома победил бесчисленных злочестивых данавов... И на этой подобной солнцу, творящей чудеса божественной колеснице мудрый потомок Куру взлетел вверх. Став невидимым для ходящих по земле смертных, он увидел тысячи чудесных воздушных колесниц. Там не было света ни солнца, ни луны, ни огня, но они светились собственным светом, приобретенным благодаря их заслугам. Из-за расстояния свет звезд виден как крошечное пламя лампады, но в действительности они очень велики. Пандава видел их яркими и прекрасными, сияющими светом собственного огня...".
   Другим творением Вишвакармана была огромная летающая колесница Пушпака - "цветущая", которая последовательно принадлежала змеевидному богу богатств и сокровищ Кубере, предводителю ракшасов Раване, а затем земному воплощению бога Вишну - Раме. Вишвакарман построил и большие "летающие общественные дома", с которых осуществляли свое управление адитьи, и с них же наблюдали за ходом битв, описанные в "Махабхарате". Вот каким, к примеру, был дворец для собраний Индры: "Величественный и роскошный дворец Шакры, который тот завоевал своими подвигами, он построил для себя сам с блеском и великолепием огня. Он простирался на сотню йоджан в ширину и на сто пятьдесят йоджан в длину, воздушный, свободно передвигающийся и возвышающийся на пять йоджан. Рассеивающий старость, горести и усталость, свободный от болезней, благодатный, прекрасный, с множеством комнат, спален и мест для отдыха, оживленный и украшенный великолепными деревьями, повсюду росшими в этом поместье, где повелитель Богов восседал со своей супругой Шачи".
   - Кстати, вполне себе сооружение! Этот "дворец" будет побольше, чем Церера, - недобро усмехнулся Амоль Сайн.
   - Безусловно. Не менее величественным был и "дворец" бога Ямы, описанный в "Бхагавата-пуране": "В этом прекрасном дворце, который мог передвигаться по желанию, никогда не было тесно - Вишвакарма построил его, и был тот дворец освещен своим собственным сиянием, словно огнем...".
   - Постойте! - вдруг сообразил я. - Ведь все эти дворцы сначала принадлежали асурам. Это явно следует из текстов. Боги захватили их силой, а затем они достались по наследству полубогам.
   - Правильно, Сид. Также как боги по цепочке передают свое оружие и технику полубогам, которая потом достается людям. Вчера мы уже говорили, что во времена полубогов ничего нового не производилось. Они использовали только то, что осталось им со времен богов. Это хорошо видно даже по такой детали: многие виды самого разрушительного оружия, которым бились полубоги и герои, можно использовать только один раз. Очевидно, что экземпляры такого оружия были на Земле единичными, и со временем оно вышло из строя и перестало действовать: "В его руках тут же оказался превосходнейший из всех луков, поразительное оружие, которое приносило величайшую славу его владельцам, ибо ему не могло противостоять никакое другое, оно одно могло расширить пределы царства. Лук был многоцветным, со множеством оттенков, гладким и сверкающим, без единой царапины или следа, со времен незапамятных его чтили боги и гандхарвы... Затем Арджуна отбывает из Двараки, забрав с собой женщин, детей и стариков Ядавов, которых он сопровождает в столицу Куру, где о них должны позаботиться Пандавы. По пути его постигает жестокое несчастье; его легендарный лук Гандива теряет свою былую силу. То же происходит и со всеми другими видами небесного оружия, которое он применял, помогая Господину Кришне".
   Но какое-то время полубоги ощущали себя властителями вселенной и даже некоторые герои из числа людей могли позволить себе космические полеты. Об этом есть много свидетельств в различных индийских текстах. К примеру: "Я был известным видьядхарой по имени Сударшана. Я был очень богат и красив и летал повсюду на своем воздушном корабле..." - процитировал он. - Или вот еще: "Читракету, повелитель видьядхаров, отправился в странствие по безбрежным просторам Вселенной на своем ослепительно сияющем воздушном корабле..." А вот фрагменты из джайнских текстов, собранных из более древних текстов и традиций: "Воздушная колесница, Пушпака, доставляет многих людей в столицу Айодхьи. Небо полно огромных летательных машин, черных, как ночь, но усеянных огнями желтоватого свечения... О нерожденный, о синешеий Шива... Взгляни на небо, которое стало таким прекрасным, оттого, что по нему плывут вереницы белых, как лебеди, воздушных кораблей..."
   Или в "Шримад Бхагаватам" мы встречаем описание еще одного воздушного дворца, доставшегося мудрецу Кардаме Муни: "Мудрец Кардама вызвал летающий дворец, который мог передвигаться по его воле. Это было чудесное сооружение способное выполнять любые желания. Оно обставлено всеми видами мебели, и чем дальше, тем больше возрастала сама собой его роскошь... Здесь и там виднелись многочисленные живые лебеди и голуби, а так же искусственные лебеди и голуби, весь дворец звенел от криков этих птиц. Во дворце были увеселительные сады, комнаты для отдыха, спальни и внешние и внутренние дворики, радующие глаз. Все это заставило изумляться самого мудреца".
   - Это похоже на огромную космическую станцию! - с ужасом и восторгом произнес я. - Разве могли такое придумать древние люди?
   Не скрывая волнения, я посмотрел на экзоархеолога.
   - Конечно, нет, - спокойно отозвался Акира. - Кстати, не только в индийской мифологии известны случаи посещения небес простыми смертными. Хотя такое посещение было очень и очень ограничено, - добавил он.
   - Понимаю. Вы говорите о "модели человека" - Адапе, который вместе с Эа посетил Царство Ану? - послышался четкий голос нашего астронома.
   - И о нем тоже, - лукаво сказал Акира Кензо, поворачиваясь к нему. - Но месопотамские легенды рассказывают нам об еще одном счастливчике из числа нескольких смертных. Им был тринадцатый правитель шумерского города Киш некто по имени Этана, что переводится как "тот, что восходил на Небеса". Как гласит легенда, Этана был избран богами, чтобы исполнить великую миссию. Он должен был даровать человечеству спокойствие и процветание. Они же, по замыслу богов, должны были стать основой Царства на Земле, цивилизованного общества. Но Этана не мог произвести на свет сына, который продолжил бы его славный род, и единственным средством помочь ему была "Трава Рождения", добыть которую Этана мог, лишь поднявшись на Небо: "через темноты зияние... на Небеса".
   - А почему боги не могли доставить ему эту траву на Землю? - удивился я.
   - Думаю, это останется вечной тайной богов. Так или иначе, Этана обратился за помощью к богу Шамашу. Именно он командовал "орлами" на земле и нередко бывал в гостях у "игигов" в их "великой могучей небесной камере". Польщенный мольбами Этаны и задобренный принесенной для него жертвой, "земной бог" согласился помочь и сказал, что к заветной цели Этану отнесет "Орел".
   - "Орел" это что-то вроде наших челночных ракетопланов, курсирующих внутри солнечной системы? -догадался я.
   - Возможно. Потому что для дальних полетов шумерские боги использовали устройства под названием "шем" или Му. В гимне посвященном богине Иштар говорится: "Она надевает Небесные одежды. Она доблестно возносится к Небесам. Она летает в своем Му над всеми населенными землями. Госпожа, которая в своем Му весело взмывает в высь Небес".
   - Очень интересна односложность терминов, связанных с богами и их атрибутами. Вы не находите?
   - Да. Вы молодец, что заметили это, - похвалил Акира. - У меня есть на этот счет своя версия. Подобная односложность может быть обусловлена двумя причинами. Во-первых, трудность восприятия длинных терминов неразвитым сознанием приводила к трансформированию их в простые односложные слова, что облегчало воспроизведение древним человеком. Или, на мой взгляд, более интересное объяснение может быть таким: в языке богов доминировала смысловая нагрузка именно на неуловимых, или трудноуловимых человеческим ухом звуковых вариациях.
   - Любопытно, - согласился я. - Сразу же рождает поток ассоциаций.
   - Так вот, возвращаясь к рассказу о путешествии Этаны. Достигнув горы, указанной ему Шамашем, "узрел Этана яму", внутри которой "был Орел". На заре "Орел" объяснил Этане: "Мой друг... вверх, в небеса Ану я отнесу тебя!". Объяснив Этане, как вести себя, "Орел" оторвался от земли и начал стремительно подниматься вверх.
   - Похоже, данный "Орел" довольно сложное автоматическое устройство, - изумился я. - Судя по всему, на борту было нечто вроде электронного "автопилота", который мог давать инструкции и общаться с пассажирами!
   - Да, здорово! - поддакнул Амоль Сайн, судя по всему пораженный не меньше меня.
   - К тому же это "устройство" прекрасно понимало, что несведущий в космонавтике человек просто не сможет сам управлять таким летательным аппаратом, - весело сказал экзоархеолог. - "Орел" давал указания Этане, как "из ямы ввысь поднять Орла", и у человека это получилось лишь с третьей попытки. Тем не менее, когда "вознесшись с ним на один "беру", Орел сказал ему: "Мой друг, смотри же, как мала земля! Взгляни на море, бьющее в Дом Гор: огромная скала - что невысокий холм, а море - что ушат с водою". Когда же они вознеслись еще выше, "Орел" сказал Этане: "Мой друг, смотри же, как мала земля! Как крупное зерно, что в почву падает во время сева!". Этана оглянулся вновь: "...земля пропала, и больше синь морей глаза не в силах различать". Тут у Этаны "захолодели ноги" и он приказал "Орлу" повернуть и "снова вниз упасть".
   Экзоархеолог замолчал.
   - Да, удивительно, - негромко произнес я, пораженный услышанным рассказом.
   - Самое удивительное, что не только шумеры рассказывают о полетах в космос как богов, так и некоторых людей. Еще до них древние египтяне в напутствиях усопшему фараону записали строки, удивительно перекликающиеся с месопотамскими текстами. Вот что говорится в "Книге Мертвых": "Царь путешествует по воздуху и пересекает землю... ему приносят способ восхождения на небо... Какой паром принести тебе?.. Принесите мне то, что летает и светит... При помощи чего может царь взлететь?.. Нужно, чтобы тебе принесли..." Тут в тексте непереводимое слово и дальше: "... корабль". Снова пропущенное и непереводимое слово. "...птицу. С помощью этого ты взлетишь... Воссядь же на свой железный трон, как Тот Великий, что в Гелиополе. О Царь, ты можешь возноситься... Небо кружиться вокруг тебя, земля трясется под тобой, нетленные звезды страшатся тебя. О ты, чьи места скрыты, я пришел, чтобы обнять тебя на небесах".
   - Действительно, очень похоже, - согласился я. - Особенно упоминание "птицы".
   - А как вам такое описание из древнеиндийского текста: "Проносясь сквозь пространство, махараджа Дхурва видел одну за другой все планеты солнечной системы и видел на своем пути полубогов на небесных колесницах. Так махараджа Дхурва миновал семь планетарных систем великих мудрецов, известных как саптариши..."? Царь Васу, как и Арджуна, получил свой летательный аппарат от Индры и совершал на нем дальние полеты в космосе. Об этом нам рассказывает "Махабхарата": "Я, Индра, награждаю тебя редчайшим даром - знать обо всем, что происходит в пределах этой Вселенной. Я жалую тебе также хрустальный небесный корабль - наслаждение богов. Этот удивительный корабль уже в пути к тебе, и вскоре ты, единственный среди смертных, ступишь на его борт. Так, подобно одному из богов, ты будешь путешествовать среди планет этой Вселенной... У царя родилось пять сыновей, по силе и доблести которым не было равных. Эти отважные царевичи стали правителями пяти государств со столицами, названными в их честь. Впоследствии потомки царя Васу основали династии, каждая из которых имела долгую историю. Тем временем их отец царь Васу странствовал повсюду на своем божественном небесном корабле, подаренном ему Господином Индрой. Потомок династии Куру, царь Васу мог путешествовать за пределами Земли в верхних районах нашей Вселенной, и потому в те далекие времена он прославился под именем Упари-чара, "Странствующего по высшим мирам". Путешествуя с планеты на планету, он встречал на своем пути прекрасных гандхарв и очаровательных апсар, которые приближались к нему и исполняли его желания". Еще одним путешественником по Вселенной среди смертных был мудрец Кардама Муни. Женившись на дочери царя Сваямбхува Ману - Девахути, и получив "чудесный летающий дворец", он с женой отправился в путешествие по различным планетным системам: "Так он путешествовал с одной планеты на другую, подобно ветру, который веет повсюду, не встречая преград. Передвигаясь по воздуху в своем великолепном, излучающем сияние воздушном замке, который летал, послушный его воле, он превзошел даже полубогов..."
   - Даже многие книги Ветхого Завета утверждают, что "Господь" живет "в вышине Небес", откуда он "ход планет созерцает" и незримый, "на небосводе движется по кругу", - задумчиво продолжал экзоархеолог.
   - Это действительно можно расценивать как космический аппарат или станцию, - восхищенно заявил Амоль Сайн. - Или ту же Луну, внутри которой расположена такая станция. Но она "незрима" для людей, потому что вход в нее находится с другой стороны. Тогда Луна это точно резиденция Ра.
   - Или позже иудейского Яхве, - хмуро добавил Акира Кензо. - Ведь его имя сходно с именем древнеегипетского лунного бога Аах или Ях - "Луна", "Месяц". Это фиванское лунное божество в эпоху Среднего царства - эпоху перехода от Эры Тельца к Овну, когда позади остались распри древних богов и войны, и передел власти между из потомками полубогами - заменило собой бога Тота, а в период Нового царства отождествлялось с лунным богом Хонсу - "Странником". И именно лунный бог-странник велит целому народу отправляться в странствие в землю обетованную, дав им по дороге письменный свод законов, насаждение которых в виде новой религии приведет к новому переделу власти между богами и их влиянию на людей, к новым столкновениям и истреблению, но уже "сынов человеческих", когда погибнут целые культуры и цивилизации, в которых еще звучали отголоски свободомыслия богов-Змеев.
   - А вот третья "крепость" - Шукра - была явно, как и Танот, оплотом Асуров, противников Богов в их длительных войнах, - помолчав, продолжал он. - Об этом можно судить и по титанам западных аллегорий, которые так же тесно связаны с Венерою-Люцифером, которого позднейшие христиане отождествили с Сатаной - противником Бога. Ведь Венера, наравне с Исидой, всегда изображалась с коровьими рогами на голове, как символом Луны. Иными словами, можно предположить, что древние знали о наличии у нее в далекие времена спутника. Луна же всегда была символом мистической Природы, поэтому изображение Венеры и помещалось теологами между рогами мистического Люцифера. Связь же Люцифера-Сатаны с Драконом Бездны, восставшим против Создателя несомненна. Эта связь говорит нам и о падении человека, оскорбившим своего бога. Этого самого бога можно рассматривать как неких Существ, коллективно называемых Элохимом - Демиургом назаретян. Именно они были первыми, кто, исполненный зависти и ярости против собственного создания, произнес жестокие слова: "Узри, человек стал, как один из нас, чтобы познать добро и зло. И теперь из опасения, чтобы он так же не овладел Древом Жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно..."
   Вдумавшись, мы поймем, что в связи с этим вполне естественно, даже с точки зрения мертвой буквы - простого изложения текста, будет рассматривать Люцифера-Сатану или Змия в Книге Бытия, как истинного создателя и благодетеля человека, как отца Духовного Человечества, или же, как говорили в старину, Спасителя. Потому что именно он - Сатана - первым шепнул человеку: "В тот день, когда вы вкусите их, вы будете подобно Элохиму, познавшими добро и зло". Если избавиться от суеверного и догматического церковного восприятия, лишенного истинной философии, то перед нами предстанет величественный образ того, кто создает из земного человека, Человека божественного, кто дает ему закон Духа Жизни и освобождает его от Греха Неведения, а следовательно и от самой смерти.
   Послушавшись, человек соединяется с духом хаоса, животным Тиамата, и тем самым вызывает проклятие своего бога, который призывает на его голову все бедствия и зло мира. За этим событием следует война между Драконом и силами "зла" и "хаоса" с одной стороны, и богами с другой. В этой войне боги имеют оружие, скованное для них, и Меродах - аккадский Мардук или Архангел Михаил в Откровении - принимает воительство над небесным воинством против Дракона. Естественно, эта война оканчивается победой "добра" и убийством Дракона-Тиамат... Вот такие вот ассоциации, - закончил свой рассказ экзоархеолог.
   - Удивительно, - задумчиво произнес я.
   - Что? - посмотрел на меня Акира.
   - Я думаю обо всех этих "воздушных колесницах", "небесных кораблях" и целых летающих городах... Это может показаться наивным после всего, что я уже узнал от вас, но неужели они на само деле существовали? Это как-то с трудом укладывается у меня в голове. Люди в древности видели их, и даже некоторым избранным посчастливилось совершать на них космические путешествия.
   - А что вас смущает? - удивился Акира, и в голосе его снова прозвучала легкая ирония. - Не только видели и летали, но даже оставили подробные описания этих аппаратов, специально разработанные инструкции по управлению ими. В "Виманика Шастре" рассказывается о тридцати двух секретах, которые должен узнать воздухоплаватель от сведущих наставников. Среди них есть вполне понятные нам требования, например, учет метеорологических условий, информация о защите воздушных судов от ураганов и молний, правила управления летательным аппаратом, руководство по переключению двигателя на "солнечную энергию" с источника "свободной энергии". Есть там и методы тренировки пилотов, режим питания, способы изготовления специальной защитной одежды для них. Но встречаются и тайные знания о том, как делать виману невидимой для противников в бою, увеличивать или уменьшать ее размеры.
   К тому же, все эти аппараты отнюдь не были вечными и как любой механизм требовали ремонта, а, следовательно, обслуживания опытными механиками. Когда мы вернемся на станцию, вы можете запросить в Информационном центре данные по этим древним книгам. Могу вам рассказать об одной из них - "Виманик Пракаранам" или как ее еще называют "Виманика Шастра", что можно перевести с санскрита как "Трактат о полетах". Ее авторство приписывают великому мудрецу Бхарадваджи, который также был автором ряда гимнов "Ригведы". Считалось, что эта книга составляет лишь сороковую часть другого древнего труда - "Вимана видьяна" или "Наука о воздухоплавании".
   - Сороковую часть? - невольно вырвалось у меня.
   - Да. Эта книга описывает четыре типа летательных аппаратов богов - "Рукма Вимана", "Сундара Вимана", "Трипура Вимана" и "Шакуна Вимана". Первые два аппарата имели коническую форму с несколькими ярусами внутри. "Сундара Вимана" была во многом похожа на "Рукма Вимана", но была более обтекаемой формы. А вот "Шакуна Вимана" походил на большую птицу, снабженную солнечными батареями. Этот аппарат можно назвать прообразом корабля многоразового использования, какие создавались людьми на заре космической эры. По описанию, он был самым сложным в техническом и конструктивном отношении и наиболее маневренным. А самым крупным был аппарат "Трипура Вимана", который мог быть использован как для воздушных, так и для подводных путешествий.
   - Я видел схемы-реконструкции этих аппаратов, - взволнованно сказал Амоль Сайн. - Это просто поразительно! Без сомнения, концепции и идеи, изложенные в "Виманик Пракаранам" не соответствуют времени, к которому относили создание этого произведения.
   - В этом нет ничего удивительного, - спокойно сказал Акира Кензо. - Скорее всего, мудрец Бхарадваджи был просто способным учеником, с которым боги поделились своими знаниями. Могу вам сказать одну прелюбопытнейшую вещь. Память обо всех этих летательных аппаратах сохранилась не только в этом удивительном письменном источнике. Если мы внимательно посмотрим на всю храмовую архитектуру древней Индии и сравним ее с этими самыми реконструкциями, то поймем, что буквально все постройки, так или иначе посвященные богам, являются копиями внешних форм тех самых летательных аппаратов, передающими в мельчайших подробностях их детали. Достаточно, скажем, взглянуть на храм Деви Джагдамби в Каджурахо, чтобы понять, что перед нами не что иное, как собранные вместе макеты "Сундара Вимана" и "Рукма Вимана", выполненные из камня в натуральную величину.
   - Так вот, - продолжал он. - Все эти летательные аппараты создавались из неких металлов, три вида которых упоминаются в книге: "сомака", "саундалика" и "мауртхавика", а также их сплавы, которые могли выдержать очень высокие температуры. А в движение они приводились не с использованием топлива, а с помощью некоей внутренней энергии и передвижения в пространстве их были исключительно стремительными. "Виманика Шастра" называет нам семь источников этой энергии: огонь, землю, воздух, энергию солнца, луны, воды и пространства. Используя их, виманы приобретали способности, только отчасти доступные нашим современным аппаратам, способным передвигаться за счет гравитации и магнитного поля земли. Так сила "гуда" позволяла виманам быть невидимыми для врага, а сила "парокша" могла выводить из строя другие летательные аппараты. Сила "пралайя" испускала электрические заряды и позволяла разрушать препятствия. Используя энергию пространства, виманы могли искривлять его и создавать визуальные или реальные эффекты: звездное небо, облака и тому подобное.
   - Здорово! - обрадовался я. - Это действительно уникальные технологии, которые и нам бы могли пригодиться.
   - Подобные технологии в какой-то мере существуют и сегодня, - невозмутимо ответил Акира. - Однако большинство тайных знаний остаются пока еще нам не доступны. Скажем, есть там такие описания свойств и способностей виман: "...собрав воедино энергии яса, вияса, праяса в восьмом слое покрывающей Землю атмосферы, привлечь темную составляющую солнечного луча и использовать ее, чтобы скрыть виман от врага...".
   - Или вот, к примеру, - продолжил экзоархеолог цитировать по памяти выдержки из древней книги, - "...посредством вьянаратхья викараны и других энергий в сердечном центре солнечной массы, привлечь энергию эфирного потока в небе, и смешать его с балаха-викарана шакти в воздушный шар, образовав посредством этого белую оболочку, которая сделает виман невидимым...". А как вам такие свойства: "... если войти во второй слой летних облаков, собрать энергию шактьякаршана дарпаной, и приложить ее к паривеше, можно генерировать парализующую силу, и вимана противника будет парализована и выведена из строя...". Есть и более удивительные способности этих аппаратов: "...проекцией луча Рохини можно сделать видимыми предметы впереди вимана... вимана будет передвигаться зигзагооьразно как змея, если собрать дандавактру и семь других энергий воздуха, соединить с солнечными лучами, пропустить через извилистый центр виманы и повернуть переключатель...посредством "фотографической" янтры в вимане получить "телевизионное" изображение предметов, находящихся внутри корабля противника...если наэлектризовать три вида кислоты в северо-восточной части виманы, подвергнуть их воздействию семи видов солнечных лучей и пустить полученную в результате этого силу в трубку зеркала триширша, все происходящее на Земле будет проецироваться на экран..."
   Экзоархеолог замолчал.
   - Судя по описаниям, все эти виманы в основном служили богам для военных целей, - волнуясь, сказал я. - И получается, что боги не просто могли проделывать все эти хитрости, но и на самих виманах должны были находиться специальные механизмы, которые бы позволяли получать все описываемые эффекты!
   - Без сомнения, - откликнулся Акира Кензо. - Согласно текстам, на летательном аппарате могут быть установлены тридцать два прибора или инструмента, использовавшихся для наблюдения за скрытыми целями противника. Целая глава "Виманик Пракаранам" посвящена описанию одного из них "Гухагарбхадарш янтра" - уникального прибора, с помощью которого можно было с летящей виманы определять местонахождение укрытых под землей предметов. Этот прибор состоял из двенадцати компонентов, в том числе и своего рода полупроводника "Чамбак мани", который являлся источником "шакти" - "силы". Возможно, речь идет о каком-то источнике энергетического излучения, способном определять укрытые под землей предметы, посылая, например, микроволновые сигналы и принимая их.
   - Насколько я могу судить, речь идет о дислоцированном под землей противовоздушном оружии противника?
   - Думаю, да, - серьезно сказал экзоархеолог. - Ведь описываемые события, скорее всего, относят нас ко времени войн богов. Возможно, вы слышали о загадочных сибирских "котлах", про которые было известно издревле. Обрывки информации о них чудом сохранились в Западно-Сибирском информационном центре. Столетия назад в Якутии ходили легенды и полу-были об аномальной зоне, которую местные жители называли "Елюю Черкечех", что означает "Долина Смерти". Эта зона располагалась на берегу речушки Алгый Тимир-нить - "Утонувший котел", что когда-то впадала в реку Вилюй. Еще в девятнадцатом веке по старому летоисчислению местные старожилы рассказывали о врытых в землю медных "котлах" и о больших железных подземных строениях под ними с множеством помещений, в которых было тепло даже в сильный мороз. "В долине смерти, - понизив голос, сообщали старики, - есть металлическая нора, а в ней лежат промерзшие до костей шибко худые, черные одноглазые люди в железных одеждах".
   - В железных одеждах? - отрывисто переспросил я. - Уж не "железные люди" Гора, о которых вы нам рассказывали, там лежат?
   - Теперь этого мы уже никогда не узнаем. С тех пор многое изменилось в тех местах, и сегодня нам вряд ли удастся найти там что-либо стоящее. Но вполне очевидно, что где-то в этих местах мола проходить своеобразная линия обороны одной из воюющих сторон, и эти "котлы" были чем-то вроде поднимавшихся из земли башен, возможно, не дававших боевым виманам богов проникнуть на эти территории.
   - Жаль, что нам не известны значения всех этих загадочных терминов из "Виманика Шастра", - после некоторого раздумья, произнес я. - Неужели никто так и не пытался расшифровать их значение?
   Я посмотрел на экзоархеолога. В наушниках раздался его ироничный смешок.
   - Отчего же? Некоторые индийские ученые - специалисты по ведическим текстам и знатоки санскрита - в свое время пытались расшифровать эти термины. Были даже отдельные положительные результаты в получении некоторых веществ и сплавов, формулы которых изложены в этой книге. Так по описаниям, один из сплавов был "твердым материалом черного цвета с магнетическими свойствами, нерастворимый в кислоте". В нем, насколько мне помнится, присутствовали кремний, натрий, железо и медь... Но зачем все это вам, дорогой Сид?
   - Как? Это же уникальные технологии, которые могли бы послужить для пользы человечества!
   - Притом что они были когда-то оружием?
   Акира долго и внимательно смотрел на меня. Затем с сомнением сказал:
   - У вас странный интерес к оружию.
   Некоторое время мы стояли, молча созерцая окрестности. Затем Акира предложил:
   - Ну что, спустимся вниз? Вы готовы? Ребята уже ждут нас на уровне второго горизонтального прохода.
   - Это там, где вас в прошлый раз задело?
   - Там.
   - На этот раз дальше пойду первым я!
   - Давайте все-таки первым пустим робота, - предложил экзоархеолог. - А вы уже следом за ним. Хорошо?
   - Хорошо, - уныло согласился я.
   Мы втроем ступили на платформу подъемника, и слегка дрогнув, она стала медленно опускаться вниз, в глубину отвесной шахты. Непроглядная темнота обступила со всех сторон, лишив возможности что-либо увидеть. Я поднял голову: в неровном отверстии наверху мерцали холодные звезды, но и этот кусочек звездного неба вскоре превратился в черную точку, исчез вовсе.
   Внешние микрофоны донесли до меня легкий шорох, и неожиданно вспыхнувший желтый свет показался ослепительно ярким. Это Акира включил нашлемный фонарь своего скафандра. Его примеру последовал Амоль Сайн.
   Я сделал то же самое.
   Толстый луч уперся в скользящую черную поверхность шахты, осветил перила платформы подъемника. Я опустил голову вниз, пытаясь хоть что-то рассмотреть у себя под ногами, но тьма, казалось, проглотила луч света моего нашлемного фонаря, не дав ему достигнуть и десятка метров. Пришлось осмотреться по сторонам. К моему удивлению, шахта вовсе не была бесформенной, бездонной дырой в теле пирамиды, а имела довольно правильное квадратное сечение со стороной примерно пять метров. Но стены были абсолютно гладкими, лишенными каких бы, то, ни было углублений или выбоин. С одной стороны куда-то вниз тянулся толстый кабель, наверное, подававший напряжение во внутренние коридоры и проходы пирамиды.
   - Интересно, как они спускались по ней раньше? - нарушил молчание Амоль Сайн.
   - Я то об этом думаю, - немедля отозвался Акира. - А спускались ли по ней вообще?
   Я посмотрел на него, но лица его не увидел: свет от его фонаря ослепил меня.
   - Зачем же тогда сделан этот спуск?
   - Не знаю. Возможно, пирамида имела какое-то техническое предназначение, как и пирамиды Гизы. Может быть, настоящий вход находится где-то внизу, и мы его просто не нашли...
   - Или строители умели лазать по отвесным каменным стенам! - шутливо произнес Амоль Сайн, но экзоархеолог не принял его шутки:
   - И этот вариант имеет право на существование, - помолчав, согласился он.
   - Вы знаете, я все больше думаю над тем, кем были эти неведомые строители, - задумчиво произнес молодой астроном. - Вернее, какими грандиозными возможностями, судя по всему, они обладали... Нет, в самом деле, возьмите хотя бы эти "железные крепости" - по сути, целые планеты! - в сравнении с которыми наши Орбитальные выглядят просто детскими игрушками. Или возможность манипулировать такими небесными телами, как наша Земля или Венера, меняя по своему желанию их размеры, направляя развитие эволюции жизни на них в нужное русло.
   - Мне даже кажется, - подумав, сказал он, - что само устройство нашей солнечной системы было спроектировано и создано кем-то специально таким, каким мы его знаем сейчас.
   - Что вы хотите этим сказать? - оживился я.
   - В самом деле, задумайтесь: изучая другие звездные системы, мы видим, что они устроены совсем иначе, чем наша солнечная система. - Голос его окреп и зазвучал с убедительной силой. - Порядок планет там строго следует определенным законам, в соответствии с которыми, ближе всего к своему светилу расположены массивные планеты-гиганты, зачастую во много раз превосходящие по размерам наш Юпитер. Из-за своей массы, они притягиваются сильнее к звезде, чем меньшие по размерам планеты. Но на этих звездных островах нет разумной жизни. И одна из причин тому - эти звезды в большинстве своем имеют несколько различных компонентов, а наше Солнце - одиночная звезда.
   Хотя в этой широко распространенной системе есть и свои исключения. Если такая планета-гигант вращается вокруг одиночной звезды и имеет спутник на орбите, скажем Ио, с магнитным полем Ганимеда и массой того же Марса, и этот спутник имеет атмосферу, способную существовать миллиарды лет, тогда шансы возникновения на нем жизни чрезвычайно велики. Правда, далеко не всякая звезда годится на роль "родительской", а лишь звезда, входящая в главную последовательность спектральных классов от F5 до К5, да к тому же второго поколения, богатая химическими элементами, необходимыми для биосинтеза - углеродом, кислородом, азотом, серой и фосфором. Да и сама планета-гигант и ее спутник должны находиться не где-нибудь, а в "поясе жизни", где наиболее благоприятный диапазон температур для возникновения зачатков живого.
   - О! Я знаю такую систему! - гордо воскликнул я. - Помните, пару десятилетий назад по Трудовому Братству прокатилось сообщение об открытии в системе Альфа Эридана одной из исследовательских экспедиций планеты, удивительно похожей на нашу Землю?
   - Да, да, - не удержался экзоархеолог. - Эта система мало чем отличается от всех остальных, имея три планты-гиганта. Спутником одной из них и является та самая планета - "вторая Земля". Кажется, так назвали ее первооткрыватели?
   - Верно, - подтвердил Амоль Сайн. - К слову, сейчас идут широкие дебаты по вопросу ее освоения. Совет Звездоплавания совместно с Советом Экономики уже рассматривают детальные проекты размещения там постоянных исследовательских баз...
   - Но давайте вернемся к нашей Солнечной системе, - предложил он. - Посмотрите на ее устройство. Что мы видим? Совершенно иную картину, какой пока еще не встретили ни у одного чужого солнца. У нас ближе всего к звезде - как раз в том самом "поясе жизни" - расположены планеты земного типа. Странно, правда? Как будто кто-то специально позаботился о том, чтобы в самом благоприятном месте находились планеты, где белковая жизнь могла развиться до своей высшей разумной формы.
   - Постойте, Амоль! - воскликнул я, пораженный внезапной догадкой. - А что если мысленно вынуть из нашей солнечной системы этот пояс планет земной группы? То есть убрать со своих орбит Марс, Землю, Венеру и Меркурий, так, словно бы их там и вовсе не было. Представляете? Тогда мы получим систему, ничем не отличную от других звездных систем, известных нам. Все встанет на свои места: ближе всего к Солнцу будет расположен Юпитер, за ним Сатурн, Уран и Нептун. Порядок будет восстановлен!
   - Вы просто читаете мои мысли, Сид! - признался астроном.
   Мне не было видно его лица, но я понял, что он улыбается.
   - Действительно, похожая система известна нам около звезды Хара. Это Бета созвездия Гончих Псов - звезда, очень напоминающая наше Солнце. До нее всего тридцать световых лет пути.
   - Но тогда возникает законный вопрос: почему наша Земля и ее соседи оказались там, где они находятся сейчас? Что это? Простая случайность... - не унимался я.
   - А может быть чье-то желание? - раздался уверенный голос Амоля Сайна. - Лично у меня создается впечатление, что кто-то просто взял и поместил эти планеты в пустующее место около Солнца. Но поместил не просто так, а предварительно измерил и точно просчитал параметры всей системы, и на основании этого математического расчета орбиты всех планет теперь укладываются в простую формулу, основанную на расстоянии от нашей Земли до Солнца. Более того, возможно, изначально наша солнечная система была вовсе не системой одиночного солнца. По некоторым признакам можно предположить, что когда-то, на заре ее формирования, в ней было целых три солнца! - храбро объявил он. - Два из них были впоследствии погашены кем-то. Вы, наверное, догадываетесь, что я говорю сейчас о двух планетах-гигантах - Юпитере и Сатурне?
   - Это похоже на грандиозный эксперимент по какой-то звездной инженерии! - негромко произнес молчавший до сих пор Акира Кензо, и в голосе его прозвучало нескрываемое восхищение. - Эксперимент, гораздо превосходящий по своим масштабам все, о чем я думал раньше. И, пожалуй, вы правы, Амоль, говоря о погашенных солнцах. Возможно, даже наше Солнце явило собой пример чьей-то инженерной мысли.
   - Вы хотите сказать, что оно было искусственно создано кем-то? - еще больше поразился я.
   - Или подверглось неким преобразованиям, как и все в нашей звездной системе, - небрежно сказал экзоархеолог. - Те же инки говорили про Солнце, что это сын большого Илла Текке. Они говорили, что физический свет, который оно дает, является частью божественной природы, которую Илла Текке передал ему для того, чтобы оно могло руководить и управлять днями, временами, годами и сезонами, а так же королями и королевствами, властелинами и властителями, и всеми другими вещами. Как ни странно, но даже указание на наличие в прошлом нескольких солнц мы можем обнаружить, изучая культуру инков, у которых существовали очень интересные объекты поклонения - алтарь Кориканча и Храм Юпитера, которые наряду с Храмом Виракоча и Храмом Дракона, были главными культовыми сооружениями империи. Самым необычным и интересным в этой связи является то, что объектом культа Кориканча было некое небесное тело, которое можно идентифицировать с главным объектом поклонения - "Виракочан Пачаячачи". И это небесное тело называлось "солнце" до того как современное солнце - Инти - было создано.
   - Весьма странно, что какое-то астрономическое тело может называться "солнцем" и все же быть чем-то другим помимо Солнца. Вы не находите?
   Я перевел взгляд с экзоархеолога на астронома, но тот промолчал, ожидая продолжения рассказа нашего товарища.
   - Да, странно, - согласился Акира Кензо. - Но тесная параллель с этим имеется и в Вавилоне, в астрономии которой "Алап-Шамаш" - "звезда-солнце" - был, ни кто иной, как Сатурн. "Ниниб", другое вавилонское обозначение для Сатурна, означало: "как говорят, сияет подобно солнцу". Схожие аналогии прослеживаются и в Индии, где обращение к Солнцу - "Арки" - также применялось и к Сатурну, наиболее отдаленной из планет, видимых невооруженным глазом. На санскрите "Арка" означает "относящийся к солнцу" или "связанный с солнцем". "Арк" означает "сиять, быть блестящей".
   - Отсюда и название звезды Арктур - Альфы Волопаса, - взволнованно вставил Амоль Сайн. - Это четвертая по яркости звезда ночного неба, после Сириуса, Канопуса и системы Альфы Центавра.
   - Верно, - одобрительно кивнул экзоархеолог. - Связь несомненна, хотя и считается, что имя этой звезды происходит от древнегреческого "Арктурус" - "Страж Медведицы". Одна из древнегреческих легенд отождествляла Арктура с Аркадом, который был отправлен Зевсом на небо охранять свою мать - нимфу Каллисто. Богиня Гера превратила ее в медведицу, которую мы знаем теперь, как созвездие Большой Медведицы. Но помня о том, что все астрономические знания древних были получены ими от богов, а санскрит по праву считался языком богов, можно не сомневаться в идентичности этих корней. Кроме того, мы встречаем санскритское "Аркин" - "сияющий светом", и, наконец, в Маркандея Пурана есть термин "Аркаджа", применяемый к Сатурну и обозначающий потомство Солнца. Даже халдеи по сообщениям Диодора Сицилийского называли Кронос-Сатурн именем Гелиос или Солнце.
   Все это может говорить об одном - древние обладали информацией о том, что когда-то, в незапамятные времена, в нашей системе светило несколько солнц. Реликтовая память человечества хранит эту информацию в неком зашифрованном варианте в виде легенд и преданий. И эту информацию людям могли оставить только сами боги, начинавшие свою цивилизаторскую миссию именно с Южной Америки. Вся инкская империя была построена на отражении неких небесных аналогов, и состояла из так называемых "четырех четвертей". В центре ее находилась столица Куско и Кориканча - храм Сатурна, где главным объектом был Виракоча - сам Сатурн. Из столицы империи выходили четыре дороги, которые при этом имели значение, далеко выходившее за функции только коммуникации. А из Кориканча, выходили, как из центра, некие линии, которые так же разделялись на четыре части, соответственно четырем королевским дорогам, и по всем этим линиям и дорогам располагались некие святыни.
   - Схожую организацию королевства можно проследить и в Китайской Империи, - продолжал экзоархеолог, - где планета Сатурн так же соответствовала центру, а четыре других планеты представляли четыре основные точки. Сатурн при этом размещался на полюсе и вся звездная сфера, как считалось, вращалась вокруг него, а земное королевство было основано так, чтобы отражать небесную сферу. В том же Китае рассказывали, что во времена легендарного императора Яо, принадлежавшего к великим правителям древности, на небе было десять солнц, светивших одновременно. На Суматре легенды говорили о семи солнцах, а по тайваньским преданиям первоначально на небе было два солнца, и из-за этого никто не мог спать по ночам. Жить с двумя солнцами было так тяжело, что шкуры, в которых ходили люди, уже не могли защитить от сильнейших ожогов. Индийские же легенды народа сингпо описывают ситуацию еще хуже. Этот народ, проживавший на северо-восточной границе Индии, рассказывает о десяти солнцах, паливших на небе так сильно, что люди и животные обрели разные оттенки кожи. Можно вспомнить и шастов, проживавших когда-то на территории Северной Америки. Эти индейцы говорят о том, что наше солнце первоначально имело восемь братьев, которые могли спалить всю землю. Кстати, Луна по их рассказам, также имела восемь братьев, которые наоборот морозили людей и те по ночам умирали от холода. В общем, эта легенда в разных вариантах упорно повторяется у многих народов мира. А это значит, что вполне вероятно, она соответствует каким-то реальным событиям, произошедшим в древности.
   - Может быть, на заре своего существования наша солнечная система и выглядела таким образом? - восторженно воскликнул Амоль Сайн.
   - Как знать, - покачал головой экзоархеолог. - Что в действительности произошло с этими солнцами, в результате чего осталось лишь одно наше светило, мы пока не знаем. Очевидно одно: столь глобальное явление, как превращение "десяти солнц" в одно, древний человек не мог адекватно воспринять... Да и мы с вами тоже не способны сделать это. Вполне естественно, что древние люди выразили свое потрясение в единственно доступной им форме - форме мифа, пускай и гиперболизировав реальные события.
   - Но какой же невероятной силой, знаниями и возможностями должны были обладать эти самые загадочные экспериментаторы? - с шутливым ужасом воскликнул я. - Эти таинственные "солнечные боги".
   - Они должны опережать нас на тысячелетия в своем развитии! - не скрывая своего восхищения, произнес астроном. - Это поражает и вместе с тем ужасает!
   - Действительно, - согласился Акира Кензо. - Но вы не правы, Сид. Это не могли быть "солнечные боги", потому что во всех древних народных сказаниях, да и в тех же Книгах Гермеса очень ясно отражена мысль о том, что ни один из "солнечных богов" не имеет касания к невидимым и неведомым Мирам, рассеянным в пространстве. Иначе говоря, все "солнечные боги" слабы по своему влиянию на других планетах, хотя в глазах земных людей они представляли себя всесильными, отождествив себя однажды по мощности с силами природы, устанавливающими порядок. Это был очень сильнодействующий прием, хотя на самом деле эти "Сыны Света" даже не сами дошли до излагаемого ими сокровенного знания. Они были лишь его носителями, но получили это Тайное Знание извне и по каким-то причинам решили продолжить традицию передачи.
   - Вы так считаете?
   - Безусловно. Предания говорят нам о том, что предшественником всех священных книг на Земле - от индуистских Пуран до халдейской "Книги Чисел" - была одна единственная книга, записанная на сензарском языке - тайном священном языке Божественных существ, продиктовавших ее "Сынам Света" в Центральной Азии. Правда "Сыны Света" стали скрывать эти тайные знания от непосвященных, движимые необузданным желанием монополизировать их, даже в том урезанном виде, в каком они передавались избранным. Они хотели сохранять контроль надо всеми, кто допускается до этого "знания", для того, чтобы держать в руках рычаги выбора "доверенных лиц" и заниматься самым жестким регулированием развития человеческой цивилизации. Хотя это и прикрывалось желанием уберечь массы непосвященных от некого вреда.
   - Но какой вред мог быть для непосвященных от такого знания? Ведь древние люди вряд ли могли воспользоваться этим знанием без помощи богов. Оно было бы просто для них непонятным и бесполезным. Если уж даже на современном этапе развития науки только ограниченное количество лиц разбирается в этих вопросах, а еще меньше способны почерпнуть что-либо действительно серьезное с точки зрения практики из имеющихся научных текстов, напоминающих абракадабру для широких масс людей Земли, несмотря на их высокий уровень образованности, то о каком вреде для примитивов древности можно было говорить?.. Хотя любое действительно новое знание чуждо людям неподготовленным. С этим трудно поспорить. Должно пройти время, пока оно будет принято.
   - Если руководствоваться этим принципом, то не надо вообще развивать знание, - заметил АкираКензо. - Но возникает закономерный вопрос: а кто станет судить о степени готовности? И, тем не менее, создание тайны в знаниях было неплохим ходом для привлечения внимания и усиления стремления к получению этого знания. Как говорили в древности: запретный плод сладок. Таким образом, каждый народ получил несколько Истин, облаченных в форму особого символизма, которые со временем развились в более или менее философские культы и религиозные мировоззрения. Вот почему немало больших ученых прошлого отмечали тот факт, что никогда и нигде не было религиозного основателя, который изобрел бы новую религию или открыл новую Истину. Все эти основатели были простыми передатчиками, а не самобытными учителями. Они могли становиться лишь авторами новых форм и толкований, но истины, на которых их учения основывались, были стары, как само человечество. Недаром тот же Конфуций говорил: "Я только передаю, я не могу создавать новых вещей. Я верю в Древних и потому я люблю их".
   - Только тут возникает вопрос о том, что за рука стоит за этим? - скептически заметил я. - Кто был заинтересован в непрерывном возобновлении и обновлении религиозного мировоззрения? Неслучайно же "солнечные боги" так мало дали людям настоящих научных знаний, а те, что и дали - астрономия, календарь, Зодиак - были окутаны ореолом божественности и были понятны и доступны лишь избранным жрецам и браминам. Наверное, поэтому бог Тот все что познавал, записывал в специальные книги и прятал, чтобы "юность каждой эпохи стремилась отыскать эти знания"! Но почему видно лишь стремление сохранения неких странноватых формулировок некого "знания", вместо стремления обучить самому процессу поиска новых данных, нового действительного знания?
   - Я думал, что вы поняли это из нашего вчерашнего разговора, Сид, - огорченно вздохнул Акира. - Раньше ходили слухи, что во времена расцвета масонства и тайных мистических обществ, многие из людей, входивших в эти общества, уходили в Тибет, в неизвестные святилища Центральной Азии в поисках знания и посвящения. И многие из них позднее возвращались в Европу с обширным запасом сведений, которых нигде больше не было. Но что толку в таком посвящении, которое ничего не дало обществу? Стремление сохранять все в тайне не вело к всеобщему познанию Истины.
   - Могу вам рассказать еще одну характерную историю, - помолчав, добавил он. - Как говорится в одном из манускриптов, рассказывающем о жизни Будды, было время, когда Веды и Брахмана оставались в исключительном хранении браминов при храмах и ими пользовались для наставления учеников, готовящихся к посвящению. Вне священной касты браминов никто не имел права изучать или даже читать их. Затем явился Готама, царевич из Капилавасту. Он изучил всю браминскую мудрость в Рахасья или в Упанишадах, и понял, что учения эти мало чем отличались, а может и не отличались вовсе от другого учения постигнутого им - учения "Учителей Жизни", обитавших среди заснеженных вершин Гималаев. Тогда ученик браминов возмутился, что "сокровенная мудрость" была так скрыта от всех, исключая самих браминов. Он решил через обнародование ее спасти мир. Поняв, что их Священное Знание и оккультная Мудрость могут перейти в руки людей, брамины сократили тексты Упанишад, содержание которых первоначально было в три раза больше Вед и Брахмана вместе взятых, не изменив при этом ни одного слова в текстах. Они просто изъяли из манускриптов самые важные части, содержавшие "последнее слово Бытия". Так ключ к браминскому тайному коду остался лишь у посвященных, а сами брамины получили возможность открыто отрицать правильность учения Будды, прибегая к своим Упанишадам, навсегда замолкнувшим в главных вопросах.
   - Понятно. Ведь по сути Упанишады излагают основную суть Вед.
   - Не просто суть. Они излагают знание о безличном аспекте Абсолютной Истины, рассказывают о познании личностной души - атмана или дживы. Мудрецы-риши, изучая Упанишады, занимались познанием реальности, трансцендентной к материальному бытию, изучали различные состояния сознания человека. Вот почему Упанишады можно перевести как "удаление невежества посредством знания". А теперь представьте, что будет, если из них удалить главные тексты. Какая картина мира откроется людям. А ведь брамины, так же как и египетские или шумерские жрецы были слугами именно "солнечных богов"...
   - Но меня сейчас больше волнует другой вопрос: что мы обнаружим там, внизу? - добавил он, глядя в темноту у нас под ногами. - Может быть, тайны, хранимые этой пирамидой, бог весть, сколько времени, приоткроют для нас завесу неведомого, и мы узнаем, кто был автором мудрости, подхваченной племенем "солнечных богов"?
   Мы снова замолчали.
  

* * *

  
   На первый взгляд коридор казался неряшливым и наспех прорубленным в толще природной скалы. Но присмотревшись, я понял, что всему виной была сильно поврежденная поверхность стен и потолка. Оказывается, это не была просто шахта, пробитая в горной породе. Ее стены и потолок были когда-то отделаны громадными каменными блоками. Присмотревшись, я понял что коридор, по которому мы шли, был сделан очень аккуратно, из блоков с идеально ровными гранями. Не будь этих повреждений, толи природных, толи нанесенных чьей-то рукой, он вполне мог конкурировать с коридорами Великой пирамиды Гизы. Его высота была не меньше пяти метров, а ширина около трех. Это был даже не коридор, а скорее высокая галерея со сводчатым потолком.
   Неспешно катившийся впереди робот, тащивший за собой тележку с оборудованием, освещал нам дорогу двумя парами прожекторов, негромко шурша ребристыми колесами по каменному полу, покрытому толстым слоем пыли.
   - Когда мы были здесь в первый раз, - негромко произнес Акира Кензо, шедший рядом со мной, - мне казалось, что этот тоннель прорублен каким-то громадным чудовищем. В Египте и Халдее существовали многочисленные катакомбы. Некоторые из них простирались на очень большом протяжении. Наиболее известными были подземные святилища в Фивах и Мемфисе. Первые начинались на западной стороне Нила и тянулись по направлению к Ливанской пустыне. Они были известны как катакомбы или проходы Змиев.
   Я посмотрел на него. Действительно, галерея чем-то походила на вход в логово средневекового дракона или какого-то чудовища из греческих мифов.
   - Да, а мексиканский бог Вотан, рассказывая о своем путешествии, описывает ход, который проходил под землей и кончался у основания небес, - добавила слегка запыхавшаяся Светлана, поравнявшись с нами.
   - Верно. Проход этот был Змеиною Норою - "un agujero de colubra", как его описывает в своей книге один испанский автор. Вотан был допущен туда только потому, что сам был "Сыном Змей" или "Змием".
   - Смотрите! - Акира положил руку мне на плечо. - Вот здесь находятся защитные "огни".
   Он указал вперед, где с обеих сторон галереи располагались округлые выступы. Я нажал кнопку на пульте управляющего модуля, который держал в руках и робот, катившийся впереди, резко остановился, подняв облачко пыли. Его членистая штанга с камерой и дополнительными фонарями несколько раз повернулась из стороны в сторону, словно голова удивленного животного, и замерла. Вращая рычажки настройки, я заставил робота направить камеру на один из выступов галереи и увеличил изображение. На экране управляющего модуля появилось темное углубление на высоте примерно двух метров от пола галереи, в котором просматривался какой-то темный предмет или механизм. Разглядеть его лучше с такого расстояния не представлялось возможным, поэтому я снова пустил вперед робота. Он сдвинулся с места, шевеля поисковой штангой, как длинной шеей, подчиняясь командам моих пальцев.
   Подошедшие к нам ребята замерли в тревожном ожидании. Когда робот пересек невидимую границу между выступами, я почувствовал, как Акира в волнении сжал мое запястье. Я скосил на него взгляд и снова посмотрел на экран. Ничего не произошло. Робот, повинуясь моему желанию, остановился напротив одного из выступов, вытянул вверх членистую "шею", и осветил углубление.
   Мы увидели странный цилиндрический предмет, спрятанный в стене, как в дупле. Скорее всего, он был изготовлен из какого-то темного металла, имел широкий обод поверху и несколько параллельных овальных отверстий на корпусе, в которые были вставлены кристаллы, казавшиеся в белом свете фонаря гранатовыми. Весь вид у этого загадочного приспособления наводил на мысль о его необычайной древности: зеленоватая патина, покрывавшая металл; необычная форма; странные камни, не отражавшие свет, а словно поглощавшие его.
   - Похоже, это сделано из меди или бронзы, - взволнованно заметил АкираКензо. - Этот налет напоминает оксидно-карбонатную пленку. Она обычно возникает от долгого воздействия окружающей среды. Думаю, этому приспособлению несколько десятков тысяч лет! Как известно, боги активно использовали именно медь, а железо крайне редко. Именно поэтому у древних людей оно считалось божественным металлом.
   Он посмотрел на меня. Я тоже ощутил невольный трепет, и пальцы мои сделались деревянными.
   - Что ж, теперь моя очередь! - кивнул я. - Пойду, посмотрю, что за зверь там прячется на самом деле.
   Я хотел улыбнуться, но из-за волнения лишь скривил губы.
   - Сид! Будьте осторожны! - серьезно предупредила меня Светлана и неожиданно положила руку мне на плечо.
   - Постараюсь.
   Я посмотрел в ее тревожные глаза и отмахнулся:
   - С роботом все в порядке, значит и мне ничего не угрожает. Наверное, эта штука слишком древняя, чтобы все еще работать.
   - А что если она реагирует только на людей? - отрывисто спросила Эйго Хара и поежилась.
   - Сейчас проверим, - пожал я плечами. - Другого способа все равно нет.
   - Стойте! - решительно остановил меня экзоархеолог. - Прикажите роботу вынуть это приспособление.
   - Да, пускай вытащит эту штуковину! - сдавленно пробормотал Иллик Шелли. - Тогда точно опасаться будет нечего.
   - Или мы потеряем робота, - шутливо добавил Амоль Сайн.
   - Робота можно собрать нового, - протестующее возразил Зуко Пур, - а человека может и не получится. Хватит нам прежней беспечности Акиры! - с укором добавил он.
   - Ладно, - сдался я и взялся за пульт управления. Робот, стоявший в девяти метрах от нас, послушно выпустил из своего бока гибкий манипулятор и потянулся им в углубление. Ничего не произошло. Ухватившись за цилиндр, механическая рука попробовала вытащить его, но он не поддавался. Снова и снова - ничего. Металлические "пальцы" робота соскальзывали, не находя опоры.
   - Думаю, достаточно, - усмехнулся я и опустил управляющий модуль. - Эта штуковина вставлена в камень накрепко. Нам ее не достать.
   - Хорошо. Значит, скорее всего, опасности нет, - заключил Акира, улыбаясь наперекор своим грустным мыслям.
   Подбадриваемый товарищами, я шагнул к роботу. Осторожно, шаг за шагом, приблизился к роковой границе, внутренне напрягшись и готовый к любой неожиданности. Но галерея безмолвствовала. Никаких вспышек огня, никаких загадочных лучей смерти. Облегченно вздохнув, я обернулся к товарищам, помахал им рукой и шагнул вперед.
   В следующее мгновение в темноте впереди вспыхнул свет. От неожиданности я даже пригнулся, инстинктивно прикрывая голову руками. Казалось, что сами стены галереи светятся странным желтоватым свечением, показавшимся мне здесь ослепительным. Оправившись от потрясения, я выпрямился и только теперь увидел, что на стенах таинственного коридора расположены овальные углубления-арки. Они были вырезаны через равные промежутки и в них располагались светильники - выпуклые и высокие, похожие на чаши.
   Я осторожно подошел к одному из них. Это был желтоватый кристалл, словно, выточенный из янтаря. От него исходило мягкое ровное свечение, но каким образом все это работало, я понять не мог.
   - Потрясающе! - раздался за моей спиной восхищенный голос Акиры. - Это просто изумительно и невообразимо!
   Он осторожно дотронулся рукой до кристалла.
   - Плутарх писал, что во время посещения им египетского храма Аммона он видел "вечную лампу" и от жрецов узнал, что она горит непрерывно уже многие годы, и не ветер, ни вода не могут ее загасить. Святой Августин описывал "вечную лампу", которую он видел в храме Венеры, а византийский историк Кедринус в одиннадцатом веке упоминает о негаснущей лампе, горящей уже в течение пятисот лет в Эдессе, в Сирии... Теперь я вижу, что это не выдумки.
   Он провел ладонями по кристаллу, не в силах скрыть своего восхищения. Остальные подошли к нам, разглядывая странный светильник.
   - Вы не заметили ничего необычного в этих выступах?
   - А что с ними не так? - спросил заинтересованный Амоль Сайн.
   - Есть очень примечательная деталь. Как видите, стены галереи имеют очень сильную эрозию, а поверхность обеих выступов ровная, можно сказать полированная. К тому же, они сложены из отдельных блоков и не соединены со стеной. Их явно установили здесь гораздо позже, чем проложили этот коридор. И установили с определенной целью - охранять проход в нижние помещения пирамиды.
   - Значит, там есть что охранять, - осторожно предположил Зуко Пур .
   - Думаю, да, - согласился экзоархеолог.
   - Так давайте посмотрим, - прозвенела позади Эйго Хара.
   Через несколько метров начался довольно крутой спуск. Идти было особенно трудно из-за отсутствия ступеней. В конце этого стометрового коридора нас ждала новая неожиданность. Наклонная галерея здесь начинала переходить в горизонтальный проход и дорогу нам преградила странная пелена света - световое поле, заполнявшее собой все пространство между полом и потолком галереи.
   Мы остановились в нерешительности.
   - Что будем делать? - АкираКензо хлопнул меня по плечу. - Пошлем робота?
   Я покачал головой.
   - Думаю, теперь пойду первым я.
   - К чему это ребячество? - неодобрительно вмешался Амоль Сайн. - Вы должны показывать нам пример благоразумности, а не лезть напролом, необдуманно рискуя жизнью. Здесь опасность может исходить от чего угодно.
   - Бросьте! Какая опасность может исходить от этого свечения? Скорее всего, это какое-то защитное поле, иначе его постарались бы скрыть от нас, как те излучатели в галерее наверху. Вы так не думаете?
   - Мне становится плохо! - встревожено сообщила Эйго Хара. - Я почти физически чувствую угрозу, исходящую от этого свечения.
   - И я тоже, - призналась Светлана. - Что за странные мысли у вас, Сид? - забеспокоилась она. - К чему идти туда самому, если есть машина?
   - Не знаю. Мне кажется, что нас здесь давно ждали? - заколебался я. - И это приглашение открыть нам все тайны. Именно нам, а не машине! Мне трудно объяснить это...
   Я с надеждой посмотрел на своих товарищей.
   - Все это лишь эмоции, дорогой мой! - рассердился АкираКензо. - Эмоции и ваши фантазии! Им не место здесь и сейчас.
   - Вот именно! Нужно трезво смотреть на вещи, - укоряющее воскликнула Светлана.
   - Хорошо, давайте пошлем робота! - согласился я. - Но вы увидите, что я был прав.
   Наш механический помощник, послушный моим командам, двинулся вперед и через девять метров неподвижно замер на месте, натужно пытаясь преодолеть казавшуюся зыбкой преграду. Его колеса вращались, поднимая облачка пыли, но сам он не мог сдвинуться с места.
   - Оно обладает невероятной плотностью, - сообщил я, глядя на экран монитора. - Но оно прозрачно! Я вижу, что за ним находится какой-то коридор или помещение с высоким потолком... Метров пять-шесть, не меньше... Справа виден сводчатый вход в другое помещение.
   - Дайте посмотреть! - Акира склонился к монитору, подпирая меня сбоку.
   - Держите! Я иду туда, - коротко бросил я, отдал ему модуль управления роботом и решительно шагнул в сторону световой завесы.
   Пройдя метров пять, я неожиданно почувствовал в груди давящую тяжесть, словно, кто-то взял мое сердце в свои руки и с силой сдавил его. В глазах потемнело. Значит, девушки были правы, говоря, что чувствуют опасность и дурноту?.. Шаги мои невольно замедлились, стало тяжело дышать, а сердце натужно билось в невидимых тисках, словно в предсмертных конвульсиях.
   - Сид! С вами все в порядке? - в наушниках шлемофона раздался встревоженный голос Акиры. - Мы идем к вам на помощь!
   - Нет. Все в норме... - с трудом выговорил я. - Осталось пара метров и я у цели...
   Темнота перед глазами поплыла разноцветными кругами. Я сделал над собой последнее усилие, переставляя непослушные ноги. Через несколько шагов достиг неподвижно стоящего робота, и схватился за штангу манипулятора, одновременно вытягивая вперед руку, ища опоры, чтобы не упасть. Моя рука коснулась границы светящегося нечто и от кончиков пальцев сквозь все мое тело, казалось, прошла волна электрического тока, встряхнувшая меня. Я уже был готов инстинктивно отдернуть руку, но тут произошло что-то невероятное: струящиеся волны света стали медленно перетекать по моей руке, перебираясь на плечи, затем опустились на грудь и стали стекать к ногам. Я больше не чувствовал дурноты и боли в груди. Легкое тепло разлилось по всему телу, поднимаясь от ступней к затылку.
   "Меня сканирую!" - неожиданно догадался я. Это не было похоже на обычный сканер, поверхностно ощупывающий предметы. Здесь мое тело словно пронизали насквозь - безболезненно и незаметно, словно ощупывали и изучали каждую клеточку в моем организме, как будто сравнивали меня с каким-то эталоном. Эта мысль промелькнула в голове совершенно неосознанно. Изумленный, я лишь видел, как позади световой завесы разгорается другое, желтоватое свечение, изливавшееся из сводчатого бокового прохода. И тут же световая завеса передо мной расступилась, словно водопадом опала на пол галереи и растворилась в воздухе. Меня узнали и приняли!
   Ошеломленный и счастливый, я обернулся к товарищам, пытаясь отдышаться, и торжествующе показал им большой палец: все хорошо! Они тотчас подбежали ко мне, наперебой расспрашивая о случившемся, хотя и так все видели своими глазами. Сдерживая волнение, мы подступили к боковому проходу, откуда лился свет, словно нас приглашали войти, как долгожданных гостей.
   Зал, в котором мы оказались, с первого взгляда казался просто пещерой. Но и здесь, как и в галереях пирамиды, это впечатление было обманчивым. Это была совсем не пещера. изначально обложенный блоками черного камня, этот мрачноватый зал был выполнен очень искусно. Это без труда можно было понять по стыкам блоков облицовки, верхний слой которых обрушился, образовав неровную поверхность, словно грубо вырубленную в скале. Но на самом деле стыки между блоками были очень ровными. Я не мог усомниться в мастерстве строителей, тщательнейшим образом подгонявших эти древние камни друг к другу.
   Высокий потолок зала был сложен из громадных каменных балок, образовавших треугольный ступенчатый свод, замыкавшийся центральным опорным элементом. Весь потолок был покрыт какими-то темными потеками, словно сочившимися прямо из скалы, подобно кровоточащим ранам. Эти странные потеки перетекали и на стены зала, но на высоте примерно пяти метров от пола они загадочно обрывались, сменяясь кристалликами застывшей соли, блестевшими в лучах наших фонарей россыпями звездных огоньков. Сверху падал снег. Я поразился этому, протягивая руку и пытаясь поймать кружащиеся в свете фонарей снежинки.
   - Это соль! - раздался уверенный голос Акиры Кензо.
   Он остановился подле меня, рассматривая плиты облицовки.
   - Камень пирамиды концентрирует влагу из воздуха и, испаряясь, она превращается в соль. Это очень похоже на свойства многих древнеегипетских пирамид, - объяснил экзоархеолог.
   Еще более пораженный, я осмотрелся по сторонам.
   По периметру, зал опоясывали ряды мощных квадратных колонн, испещренных какими-то полосами и щербинами. Между ними в провалах темноты виделись какие-то углубления, казавшиеся входами в запредельные миры.
   - Удивительно! - громко воскликнул Акира Кензо, останавливаясь у входа и указывая куда-то вперед, поверх наших голов. - Просто поразительно! - повторил он с еще большим восхищением.
   Все дружно обернулись на слова экзоархеолога. И в этот же миг в углублениях между колонами вспыхнули странным мерцающим светом продолговатые кристаллы - точно такие же, какие располагались и на стенах коридоров пирамиды. У меня возникло ощущение, что нас, словно, ожидали здесь долгие тысячелетия.
   Мы стояли на самой высокой точке помещения, словно на пороге, который плавно опускался на несколько метров, переходя каменный пол зала. От увиденного я даже немного оторопел: в тусклом свете кристаллов посреди зала возвышалось нечто вроде округлого постамента, в центре которого стояло какое-то непонятное устройство, больше всего напоминавшее экран в золоченой раме. Похоже, этот экран был так же выточен из голубоватого прозрачного кристалла - возможно, кварца или горного хрусталя. А, может быть, это был огромный топаз? Вокруг постамента на каменных цилиндрических основаниях покоилось двенадцать громадных темных "саркофагов"... Хотя мне, как, наверное, и моим ошеломленным товарищам сразу было трудно определить назначение этих яйцевидных капсул, несомненно, изготовленных из какого-то металла, поглощавшего свет наших нашлемных фонарей.
   Но самым удивительным было то, что на каждом постаменте отчетливо просматривались вырезанные в камне изображения, то ли змеев, то ли драконов.
   - "Святилище Змеи"! - раздался взволнованный возглас Акиры Кензо.
   - Что вы сказали? - отрывисто спросил я.
   - Коацекоалькос - "Святилище Змеи", - воскликнул экзоархеолог. Он запнулся и продолжал: - Так называлось место, где в далекой древности высадился на берег Кецалькоатль со своими спутниками.
   - Да! - почти простонала стоявшая рядом Светлана. Голос ее дрожал от волнения - Он прибыл в Мексику на судах, "борта которых блестели подобно змеиной коже"...
   - Некоторые мифы майя, изложенные в "Книге Чилам-Балама", рассказывают, что первыми жителями Юкатана были "Люди Змеи". Они так же приплыли на лодках с востока во главе со своим вождем Ицаманой - "Змеей Востока" - великим лекарем, который мог лечить наложением рук и оживлял мертвых... Видите? Это вам ничего не напоминает? - показал он в сторону таинственных "саркофагов".
   - Зодиак? - ответила она на его мысли.
   - Возможно. Их тринадцать и они расположены по кругу, в центре которого нечто... Может быть солнце?
   - Да, но Зодиак состоит из двенадцати знаков! - сказал я, чувствуя, что краснею от волнения.
   - Не совсем так, дорогой Сид! - покачал головой Акира. - Действительно, традиционный Зодиак состоит из двенадцати знаков, что соответствует в той же древнеиндийской мифологии двенадцати богам Адитья - сыновьям главы божественной династии Каш-Япа. Эта традиция была широко распространена в древности от Египта до Шумера и связывала число двенадцать с числом древних богов. Но, строго говоря, Солнце за время своего путешествия по небу пересекает не двенадцать, а тринадцать созвездий. Можете спросить об этом у нашего астронома.
   - Верно, - подтвердил Амоль Сайн.
   - Так вот, скажем, Зодиак майя насчитывает как раз эти тринадцать созвездий. Тринадцатое созвездие - созвездие Змееносца. Вы понимаете? Змееносца! Хотя у майя ему соответствует созвездие Летучей Мыши. Оно просто не включается в традиционный зодиакальный круг. Как видите, снова прослеживается отчетливая связь со змеей и с божественным кланом Змиев.
   - Смотрите! - Эйго Хара сбежала по наклонному пандусу входа и останавливаясь около одной из колонн.
   - Это же письмена! - торжествующе воскликнула она.
   АкираКензо приблизился к колонне с радостной улыбкой, рассматривая высеченные на ней знаки, подсвечивая себе фонарем.
   - Удивительно! Это похоже на боливийские гексаграммы! - восхищенно заявила Светлана, слегка задыхаясь от волнения. - Вы не находите, Акира?
   - Да, да! Безусловно. Просто поразительно! - довольно сказал он, пытаясь скрыть волнение.
   Акира осторожно провел рукой по шершавому камню.
   Ребята возбужденно зашумели. Да же выдержанная Эйго радостно захлопала в ладоши. Я подошел ближе, взволнованно рассматривая странные фигуры, сложенные из целых и прерывистых линий.
   - В окрестностях озера Титикака был найден невысокий каменный монолит - идол Покотиа. Статуя оказалась покрытой во многих местах символами неизвестной письменности, - объяснил Акира, поворачиваясь ко мне. - Эти знаки представляют собой набор последовательных линий - гексаграмм. Похожие знаки есть и на большом каменном сосуде из Тиауанако, напоминающем чашу для питья. Эту чашу можно считать "розеттским камнем" Южной Америки и самой удивительной археологической находкой. Все древние письменные источники инков были уничтожены еще при девятом Инки, так что испанцы, пришедшие сюда, застали у индейцев только кипу - узелковое письмо с весьма сложной системой хранения информации, секреты которой были к тому же утеряны. Но конкиста приложила руку к уничтожению даже этих остатков древнего знания, которое дошло до нас лишь в обрывочной форме.
   На этой чаше помимо древних неведомых знаков, составляющих надпись на неизвестном языке, есть знаки, очень похожие на шумерскую клинопись. На мой взгляд, это явное свидетельство того, что клинописное письмо создавалось и развивалось богами именно в Андах, как аналог или замена иероглифического египетского письма.
   - Вы думаете, на Земле когда-то был единый язык?
   Я посмотрел на экзоархеолога.
   - Вернее единый внешний источник языков, - уточнил он. - Эта мысль хорошо увязывается с данными психосемантики сознания, когда мы видим, в каждом человеке определенные глубинные архетипы в виде психосемантических образов, явно заложенные в нас кем-то в глубокой-глубокой древности. Если же говорить о единстве языка, то и здесь мы можем увидеть некие общие корни. Лингвистами прослеживается удивительное сходство языков, на которых когда-то говорили народы Европы, с санскритом. Это сходство распространялось и на словарный состав и на грамматическое строение языка. Вот почему санскрит стал одним из базовых языков в пору формирования общеземного языка после Мирового Воссоединения.
   - Притом, что санскрит не разговорный язык!
   - Правильно. И он к тому же имеет все признаки искусственного происхождения. Кроме Европы мы можем проследить его влияние и в Западной Азии, как и в Малой, где, видимо, бытовал индо-арийский язык, берущий свои корни опять же из санскрита. Это может свидетельствовать о некой общности языка на всем регионе древнего мира. По крайней мере, в Азии. Значит, можно говорить о том, что большинство языков древности имели искусственное происхождение. То есть, имел место некий общечеловеческий язык, память о котором дошла до нас в известной притче о Вавилонской башне.
   - Интересная мысль, - согласился я.
   - Гексаграммами же написана и китайская книга "И цзин", появившаяся, как считалось "в глубокой древности", - продолжал рассказывать Акира, медленно обходя одну из колонн. - В ее основу положен ряд рисунков, символов, сочетающих в себе два элемента - целую и прерывистую черты - расположенных один над другим. Поистине удивительное произведение неведомой нам мудрости, отражающее в себе изначальную простоту и неприукрашенность истины, которую ее создатели смогли выразить в шестидесяти четырех символах. На самом деле, простых рисунках. Совсем как здесь!.. Легенды рассказывают, что легендарный рогатый мудрец Фуси создал "И цзин", увидев таинственные знаки на теле огненного дракона, когда тот купался в реке. Удивительно, но женой и одновременно сестрой Фуси была одна из самых почитаемых китайских богинь Нюйва, которую изображали в виде змеи. От инцестуального брака Фуси и Нюйвы, как гласят китайские легенды, и родились все люди.
   - В этом определенно что-то есть, - призналась Светлана. - Я думаю... - нерешительно начала она.
   - Давайте отложим все выводы на потом, - предложил Акира. - Мы можем теряться в догадках и строить самые невероятные предположения, пока не будем иметь в руках всей полноты информации. Согласны?
   Акира выжидательно посмотрел на свою помощницу. Та согласно кивнула.
   - Выходит этот язык и есть язык "солнечных богов"? - не удержался я.
   - Не совсем, - спокойно возразил экзоархеолог. - Скорее всего, их языком был санскрит, "неразговорность" которого с учетом особенностей построения письменных знаков свидетельствует о его внешнем происхождении. Ведь именно на нем записано большинство священных книг, которые, как считалось, отражают все понятия Закона Космического Разума. Но с санскритом их роднит одна особенность - ни гексаграммы, ни триграммы практически никак не соотносятся с обычным человеческим языком.
   - То есть?
   - Ну, если быть предельно точным - они не имеют прямого отношения к привычной для нас системе информационного обмена и коммуникации между людьми.
   - Мне кажется, было бы более разумным, если бы на заре рождения человеческого языка появились вполне конкретные понятия, которые бы помогали людям выжить в природе. Я имею в виду, скажем, огонь, пища, охота...
   - Вот именно, - подтвердил экзоархеолог. - К тому же при письменной фиксации выражаться они должны были также предельно понятно. Скажем через рисунки. Как мы это и видим в ранних китайских иероглифах, являющих собой изображения предметов или явлений. Но не стоит забывать, что письменность людям дали именно боги. И здесь уместно будет упомянуть древнеегипетские иероглифы, через которые эти самые боги пытались оставить людям свои знания о мироздании.
   Я уверен, что этот письменный язык - иероглифическое письмо - был специально разработан богами для этих целей. В последствие он был сильно упрощен жрецами применительно к повседневным нуждам. Смысловое значение многих "технических" символов было утрачено и непонятно людям. Это хорошо видно по той же "Книге мертвых", которую поздние переписчики собирали по приказу фараонов из разрозненных древних документов, оставшихся со времени богов - Зеп Тепи. Поэтому в ней так много непереводимых слов и понятий, и зачастую смысловая путаница. Недаром в древности считалось, что магия древних жрецов заключалась в том, что они обращались к своим богам на их собственном языке. Как сообщается об этом в "Книге правил": "Речь людей не может достичь Владык. Каждый из них должен быть призван лишь на языке соответствующего ему элемента. Он состоит из звуков, но не слов. Из звуков, чисел и форм. Тот, кто знает, как сочетать эти три, вызовет ответ надзирающей мощи Бога-правителя".
   - Что это значит?
   - Это означает, что этот "язык" есть язык взываний и мантр, как их называли в Индии, - пояснила Светлана. - Звук, будучи наиболее мощным и действенным магическим посредником и первым ключом, открывающим врата сообщения между смертными и бессмертными.
   - Абсолютно верно, - подтвердил Акира. - Я подозреваю, что сами боги общались между собой иначе, чем это делают люди. Возможно, это не была речь в прямом смысле. Может быть, они владели телепатией. Поэтому так важна для них была музыка и звуки, но не просто музыка, а определенного звукового ряда, тембров и частот, какой обладают все древние инструменты. Кстати, согласно легендам, так же изобретенные богами. И в случае с гексаграммами мы, бесспорно, имеем некий абсолютно отличный от обыденного способ передачи информации. Это хорошо видно по все той же "И цзин", которая имеет жесткую структуру и внутреннюю логику, строгое математическое построение и пространственную ориентацию. Эта книга, несомненно, была для чего-то создана и действительно что-то выражает. К тому же коды, изложенные в "И цзине", влияя на всю дальневосточную древнюю традицию, самими китайцами, японцами и другими народами никогда до конца не понимались, их реальная функция не осознавалась. Долгое время "И цзин" считалась простой книгой для гаданий. Но, тем не менее, существовала фанатическая уверенность в том, что в этой книге заключено что-то неимоверно важное и ценное.
   - А вы как думаете?
   Я внимательно посмотрел на Акиру.
   - Я думаю, что эти коды вообще не соотносятся именно с той цивилизацией, которая когда-то жила на территории Центральной Китайской равнины. Вполне возможно, что они, как и эти гексаграммы отражают существование в глубокой-глубокой древности какой-то двоичной системы или даже сложной математики, построенной на бинарной системе чисел, и отражающей познания древних богов обо всем мироздании. Как я уже сказал, нам еще предстоит разобраться со всем этим. Работы хватит всем.
   Он улыбнулся.
   - Смотрите! Здесь тоже есть эти знаки! - раздался голос Иллика Шелли. - Надписи на всех колонах!
   - Что же нам делать со всем этим? - робко произнес Зуко Пур, растерянно озираясь по сторонам.
   Вопрос прозвучал невпопад, но от всей души. Все весело рассмеялись.
   Акира деловито хлопнул в ладоши.
   - Так ребята! Не расслабляться! Работы очень-очень много. Иллик сними все колонны на камеру, так чтобы знаки хорошо и отчетливо читались. Только ничего не пропусти! Амоль, вы не поможете ему?
   - Конечно, - с готовностью кивнул астроном, направляясь в сторону правой стены зала.
   - Зуко! Эйго! Осмотрите, пожалуйста, постаменты с изображениями змей. Все непременно нужно снять и записать. Сид!
   - Я осмотрю тот экран на кольцевом подиуме, - смело вызвался я.
   Он кивнул.
   - Хорошо. Только будьте осторожны. Никто ни к чему не прикасается, пока мы не проведем полное сканирование помещения и запись эйдоплатической модели! Затем наметим детальный план съемок и дальнейших исследований. Всем все понятно? Светлана, пожалуйста, помогите мне установить сканер.
   - Я сейчас. Где лучше его установить?
   - Думаю вот здесь, на возвышенности, около входа. Это самое удобное место.
   Они начали вынимать из тележки робота аппаратуру и разматывать энергокабели.
   Я осторожно прошел между двух ближайших яйцевидных капсул, осматривая их поверхность. На самом деле, эти таинственные предметы походили на некие коконы, диаметром около двух метров и высотой не менее четырех. Их темная зернистая поверхность, поглощавшая свет, была разделена посередине узким кольцом желтоватого цвета. Возможно, это было золото или какой-то иной металл. Создавалось впечатление, что две половинки капсулы были соединены, после того, как внутри нее спрятался кто-то или что-то. Самым удивительным было то, с какой точностью и легкостью эти предметы были выставлены на своих каменных опорах. Точка соприкосновения плоской каменной поверхности постамента и полукруглого дна капсулы, насколько я мог рассмотреть, присев на корточки, была не больше нескольких миллиметров. При этом капсула стояла как влитая.
   Змеиные фигуры, вырезанные в сером камне, казались удивительно легкими, словно, живыми. Они походили на изображения пернатого змея Кецалькоатля или китайского дракона, и были не похожи друг на друга. При этом я не мог отделаться от ощущения, что это изображения не каких-то мифических существ, полных символизма, а портреты реально существовавших живых прототипов.
   Пытаясь отделаться от этой навязчивой мысли, я приблизился к центральному постаменту, сложенному из трех кольцевых ступеней каждая высотой около метра. Здесь тоже были вырезанные по камню изображения, но уже не змей, а замысловатых ломаных линий, кругов и квадратов, складывавшихся в причудливый орнамент, который, тем не менее, нес на себе какую-то смысловую нагрузку. Во всяком случае, так мне показалось. С трудом взобравшись на третью "ступень" постамента, я оказался на обширной площадке диаметром около пяти метров. Рама "экрана", стоявшего здесь, действительно была изготовлена из золота. Она была столь же велика, как и капсулы около постамента, и имела причудливую форму, словно сплетенную из множества кораллов. Округлые изгибы переходили в зигзагообразные дуги и полукруги, пустые отверстия столь же причудливой формы складывались в замысловатый узор. В целом эта "рама" чем-то напоминала древнегреческую арфу, только вместо струн в нее был вставлен громадный кристалл. При всей кажущейся нелепости и замысловатости этой конструкции, в ней просматривалась явная технологичность, хотя я не увидел ни одного провода или отдельной детали. Вся "рама" была монолитной, словно, отлитой по одной форме. Поверхность кристалла была, как бы подернута изнутри туманной дымкой, а сам кристалл не имел никаких креплений с рамой - он просто висел в воздухе, но при этом выглядел абсолютно незыблемым. Я приблизил к нему свое лицо, но к моему удивлению отражения своего не увидел.
   Сейчас я понял, что меня поражало в этом загадочном помещении больше всего - размеры. Размеры буквально всего, что находилось здесь. Это были нечеловеческие размеры. И осознание этого будоражило мою фантазию и приводило в невольный трепет.
   - Знаете, Акира. Я вдруг подумал о тех гигантах, про которых рассказывали вы...
   - Зуко, нет! - громкий остерегающий окрик Акиры Кензо заставил меня вздрогнуть.
   Я резко поднял голову и увидел, как наш молодой товарищ, стоя между двух капсул, расставляет в стороны руки, словно, желая примериться к размерам этих металлических "коконов". В следующую секунду по их корпусу в том месте, где проходил золотистый ободок и прикоснулся юноша, пробежала ослепительная голубая искра. Невольно я рванулся вперед, ненароком схватившись за край золотой рамы, и в то же мгновение змеящиеся искры на теле капсулы превратились в ослепительную молнию, пронзившую тело юноши. Мне показалось, что сами капсулы начинают светиться изнутри, разгораясь все сильнее и сильнее, так что вокруг них появилось розовато-белое свечение.
   - Эйго! - едва успел выкрикнуть я, выбрасывая вперед руку, словно, был в силах оттолкнуть ее в сторону.
   Стоявшая на коленях около одного из постаментов девушка недоуменно обернулась, но было уже слишком поздно. Молния, поразившая Зуко, стремительно превратилась в кольцо ослепительного белого огня, соединившего все капсулы в единую цепь, и уже в следующую секунду свечение, исходившее от капсул, вспыхнуло стеной розового пламени, которое подняло беспомощную девушку над полом и швырнуло ее в дальний угол зала.
   Стена пламенеющего света заполнила собой все помещение, скрыв от меня моих товарищей. С ужасом, не отрываясь, я смотрел на Зуко Пура. Казалось, что свет удерживает его в неподвижности в полуметре от пола.
   Этот свет постепенно белел, словно застывал от морозного холода, но уже через мгновение я понял, что это ярко сияет громадный кристалл рядом со мной. Я скосил туда взгляд и увидел странный светящийся "пузырь", словно выраставший из глубины золотой "рамы". Ошеломленный, я отступил в сторону, но было уже поздно - "пузырь" стремительно поглотил меня. Ощутив сильный удар по барабанным перепонкам, я неожиданно понял, что нахожусь в каком-то светящемся спиральном водовороте, концентрические кольца которого мерцали жемчужным, фиолетовым и багряным светом. От этого нескончаемого мерцания закружилась голова, и в тот же миг я заметил на другом конце этого цилиндрического светового коридора ослепительный белый свет.
   Я почувствовал, как вся моя энергия сливается с его энергией. В голове проносились смутные образы-видения толи моего прошлого, толи из моего будущего. Они сменяли друг друга с такой ошеломительной быстротой, что я даже не успевал осознать их значение и истинный смысл. Мои ноги стали ватными, но я понял, что неумолимо двигаюсь вниз по этому световому коридору.
   Миновав примерно две трети пути, я неожиданно почувствовал сильнейшее потрясение. В какой-то момент я перестал осознавать свое существование, словно непрерывный поток времени вдруг остановился, и я оказался в нереальности, где "ноль времени" мог раздавить меня, как беспомощное насекомое. В голове помутилось, перед глазами поплыли круги, сливавшиеся со светящимися кольцами спирали вокруг.
   И вдруг перед моими глазами встало видение широкой равнины. Я ощутил небывалый интеллектуальный подъем, словно в меня влили какое-то духовное знание. Видение вспыхнуло с новой силой и развернулось бескрайним простором. Не в силах оправиться от потрясения, каким-то чутьем я понял, что действительно стою на возвышенности посреди пустынной равнины, окаймленной грядами гор, уходивших к самому горизонту, где пылало солнце. Ветер шуршал высокими травами на склоне холма, и я отчетливо слышал этот неослабевающий шум.
   Еще не осознав до конца реальности происходящего, я почувствовал сильную вибрацию за своей спиной, через мгновение переросшую в низкий гудящий звук настигавший меня сзади. Инстинктивно пригнувшись, я с изумлением увидел, как над моей головой пролетели странные "бронзовые" машины, перемалывая воздух громадными складчатыми "крыльями", и оглушая меня страшным гулом. Мне почему-то вспомнились рассказы Акиры Кензо о войнах богов и о помощниках бога Индры - свирепых воинах марутах, летавших на золотых колесницах, при появлении которых содрогалась земля, и рушились горы. Но я не успел до конца осознать эту ассоциацию, потому что от мыслей меня отвлек странный далекий звук, похожий на бой тысяч барабанов, который нарастал с каждой секундой.
   Я обернулся на этот звук. Что-то произошло с моим зрением. Оно обострилось до предела, а воздух вокруг разбежавшись волнами, стал прозрачным, как хрусталь. Я мог видеть вперед на километры, отчетливо распознавая любую крошечную деталь окружающего рельефа.
   У горизонта появились колонны странных людей, одетых в железо, блестевшее на солнце подобно панцирям древних рыцарей. Они двигались навстречу непонятной шевелящейся темной массе, заполнявшей теперь восточную часть равнины и вздымавшейся, подобно волнам океана, переливаясь на солнце радужными всполохами. Грохот барабанов усилился, и странная темная масса отпрянула назад, а скопища "железных людей" угрожающе зазвенели своим оружием. В этот миг крылатые "бронзовые" машины достигли края степи и стали разворачиваться над боевыми построениями "железных людей".
   Вдруг высоко над степью прямо из ниоткуда в небе возник громадный огненный шар с золотой сердцевиной. Раскаленная колонна дыма и огня, яркая как тысячи солнц, поднялась к небу, превращая в пепел все живое на равнине. Казалось, что небосвод раскололся, и сама земля издала вопль ужаса и боли. Внезапно поднявшиеся ветры заревели, задымляя горизонт во все стороны, превратив солнце в странный голубой шар. Удары грома посыпались с безоблачного неба и вместе с ними на землю лавиной обрушились пламенно-алеющие кометы. Солнце сделалось совсем тусклым, и следом страшная глубокая тьма разлилась вокруг, делая мир невидимым.
   Неожиданно я испытал небывалую муку, смешанную с почти животным ужасом. Я отпрянул назад. Захотелось бежать отсюда со всех ног, но они не слушались, снова став ватными и подкашивающимися. Уже следующие мгновение меня оглушил ужасный крик тысяч и тысяч несчастных, сгоравших заживо в безумном огне, разлившемся по воздуху и земле, сплавляясь с металлом оружия и доспехов.
   Я отвернулся, прикрываясь рукой от бушующего на равнине жара, и тут увидел пыльный смерч, спускающийся с неба прямо к подножию холма, на котором я стоял.
   Громадная машина, похожая на хищную металлическую птицу, отлитую из бронзы, раскинув треугольные крылья и вздыбив раздвоенный хвост, опустилась на землю невдалеке от меня в свете ярких огней. Вот с шумом упали на землю широкие люки, словно раскрылся огромный клюв птицы, и из ее нутра высыпали сотни краснокожих великанов в блестящих вытянутых шлемах. Они были полуобнажены. На шеях их лежали широкие чешуйчатые ожерелья, прикрывавшие плечи и верхнюю часть груди. На руках были широкие металлические браслеты и налокотники, а бедра закрывали складчатые "медные" фартуки, совсем как у египетских богов. Лиц их невозможно было разглядеть - они были скрыты "медными" птичьими масками. В руках у этих великанов были длинные шесты с серповидными наконечниками, которые зловеще блестели на солнце.
   Я снова посмотрел в сторону равнины. Там в тучах пыли и пепла неожиданно выросло какое-то огромное железное чудовище, шагавшее среди копошащихся на земле людей в доспехах. Тело этого монстра было увенчано квадратной "головой", на которой горели красным огнем огромные "глаза". Эта голова медленно поворачивалась из стороны в сторону, осыпая землю и головы воинов вспышками молний, превращавшихся в смертельный огненный дождь.
   Снова раздался низкий рокот и десятки стремительных "бронзовых птиц" пронеслись по небу в сторону железного монстра извергающего молнии. Они приблизились к нему с немыслимой скоростью и тут же выпустили множество сверкающих огненных снарядов. Грохот, изданный ими, был подобен грому от тысячи барабанов. За тем последовали яростные взрывы, и сотни огненных вихрей поднялись к темному небу. Сжигаемый жаром оружия, мир шатался как в лихорадке, то погруженный во тьму, то освещаемый пламенем жестокого боя. В клубах дыма и гари, озаряемого вспышками молний, я увидел, как железное чудовище содрогнулось под ударами снарядов, сброшенных с летательных аппаратов, и пламя поглотило его. Железный гигант пошатнулся и медленно рухнул на землю, издав ужасающий вопль или скрежет, слившийся с громом взрывов, криками людей, нескончаемым боем барабанов, лязгом оружия и хрустом костей в одну страшную симфонию смерти.
   Мне захотелось закрыть уши руками, но скафандр не давал этого сделать. Обессилив от ужаса, я присел на корточки и увидел, как из нутра приземлившейся около меня "бронзовой птицы" вышел еще один великан. В его одеянии читались все признаки повелителя или полководца. Красная кожа этого гиганта в сумраке казалась почти черной, словно он был отлит из металла, а белый складчатый "фартук" на его бедрах только усиливал это впечатление. Его голову венчал высокий золотой шлем, с отходившими по бокам веерообразными лопастями, который особенно походил на легендарные короны египетских богов или фараонов. В центре шлема сверкал ослепительной искрой какой-то кристалл. Странная прическа этого великана, похожая на львиную, тщательно уложенную гриву, выступала из-под шлема, спадая на плечи, и придавала ему совсем демонический вид. Крупные красные камни ожерелья на шее казались напитанными кровью многочисленных жертв развернувшейся на равнине битвы.
   В темноте я не видел глаз этого гиганта - они представлялись мне пустыми темными провалами на необычно вытянутом с высокими скулами лице, едва освещенном блеском центрального кристалла. На металлическом поясе его висело странное приспособление или прибор, очень сильно напоминающий вытянутую широкую раковину. В одной руке гигант держал короткий бронзовый жезл, имевший с двух сторон лепесткообразные наконечники, похожие на нераскрывшиеся бутоны цветка, а в другой он сжимал странный светящийся диск.
   Через мгновение я с ужасом понял, что этот "полководец" в золотом шлеме поднимается на вершину холма, прямо ко мне. Я лихорадочно обдумывал, как мне поступить, когда осознал, что он меня не видит.
   "Полководец" чинно и уверенно остановился в нескольких шагах от меня, осматривая поле сражения. Затем он медленно поднял руку, запрокинул голову и дунул в свою "раковину". Звук от нее, казалось, заполнил весь небосвод и породил громогласное эхо, такое сильное, что я вынужден был поспешно отключить внешние микрофоны скафандра, чтобы не оглохнуть.
   К моему изумлению, пронзительный звук "раковины" почти мгновенно развеял жуткую мрачную тьму, царившую над полем битвы. Стало светло, как и прежде, и тут я увидел тысячи трупов в железных доспехах. Они лежали по всей равнине с развороченными внутренностями, изувеченные ужасным жаром так, что больше не походили на людей. Ошеломленно я смотрел на это ужасное зрелище, когда свет снова поглотила тьма, и из сгустившихся облаков вместе с раскатами грома хлынул ливень, окутавший небо и землю, хлеставший непрерывно и неистово.
   Я явственно увидел, как далеко впереди из темных облаков сквозь струи дождя медленно опускается на землю громадный черный конус, окутанный молниями, извергающий потоки пламени и вращающийся с бешеной скоростью. Пламя, исходившее от него, лишенное дыма, расходилось во все стороны, поднимая на равнине пыльные смерчи, оседавшие под напором дождевых струй.
   Я быстро взглянул на стоявшего неподалеку "полководца" в золотом шлеме. Опустив голову, он издавал странные звуковые вибрации, похожие на какие-то гимны или мантры. Затем он быстро простер в сторону черного огненного конуса руку, в которой был зажат светящийся диск, и тот, словно живой, стремительно понесся вперед над равниной, рассекая стену дождя. Не долетев нескольких сотен метров до конуса, этот диск неожиданно рассыпался на миллионы пронзительных огненных стрел - пламенно-красных, словно, раскаленные осколки взорвавшегося метеора. Как будто защищаясь от нападения, черный конус стал вращаться еще стремительнее, вспыхнув ослепительным поясом молний.
   Я отчетливо видел, как огненные снаряды не могли достигнуть его поверхности, затухая совсем рядом от нее, будто сталкиваясь с каким-то препятствием или защитным полем. Но чем быстрее вращался конус, тем больше становилось огненных стрел, осыпавших его. Они беспрерывно вылетали из диска, повисшего в воздухе, как искры из куска раскаленного металла. Неожиданно конус испустил пламенеющий луч, который с пронзительным звоном устремился в сторону холма, на котором стоял "полководец" в золотом шлеме.
   Я понял, что это неотвратимая смерть, которая через мгновение настигнет и меня. Но гигант в золотом шлеме, продолжая спокойно и громко читать свои гимны, резко поднял вверх руку, в которой был зажат загадочный жезл. Вспыхнувший конец его, словно, изрыгнул алеющий стремительный луч неистового огня, который с оглушительным звоном полетел навстречу своему двойнику. Когда оба луча столкнулись над центром равнины, огромный плазменный шар, подобный солнечному диску, заслонил собой все вокруг. Во всех направлениях мгновенно распространился ослепительный свет. Он был таким нестерпимым, словно огонь немыслимого космического пожара поглотил всю вселенную.
   Я снова почувствовал, что моя жизнь в опасности. Дыхание мое участилось, сердце вырывалось из груди. Казалось, я сейчас задохнусь и упаду прямо здесь, бездыханный. Затем последовала новая ярчайшая вспышка, разлетевшаяся мириадами ослепительных огней во все стороны. Я снова услышал предсмертные ужасающие крики людей... или зверей - было уже не разобрать. Затем раздался оглушительный грохот барабанов и лязг железа, словно столкнулись в неистовой сече тысячи озверелых воинов. Через мгновение, когда небо просветлело, я увидел, как в тучах пыли великаны в блестящих шлемах загоняют своими серповидными шестами в нутро металлической птицы каких-то стонущих и кричащих от ужаса и боли существ с гибкими змеиными телами.
   В этот миг "полководец" в белом шлеме резко обернулся в мою сторону, словно неожиданно почувствовал мое присутствие здесь. На мгновение наши взгляды встретились. Я погрузился в бездонную черноту его глаз, и они тут же вспыхнули адским пламенем. На лице его удивление сменилось свирепой яростью. Он взмахнул рукой, словно призывая кого-то из своей свиты и воскликнув: "Неч атеф!", угрожающе двинулся на меня.
   В это мгновение я почувствовал, как будто мою грудь пронизывает острейшее копье, вонзаясь в самое сердце. Дыхание снова остановилось, и я понял, что падаю на землю, теряя сознание. Последнее, что я услышал, был грозный и удивленный возглас великана: "Шет энх атэм!"...
  
   Очнулся я лежащим на каменном полу около ступеней постамента с золотым "экраном". Помещение наполнял белесый едкий дым, оседавший на просоленных стенах зала рваными клочьями. Кристаллы-светильники все также излучали равномерное желтоватое свечение, а вот освещение робота погасло.
   Что со мной?.. Что произошло?.. Какое страшное видение!.. Или это было не видение?.. Явь?..
   В голове шумело. Собрав все силы, я поднялся с пола, ощупывая себя, и тут понял, что моя правая рука висит неподвижной плетью вдоль тела. Что это? Ранение? Неужели в меня действительно вонзилось чье-то безжалостное копье?..
   Я лихорадочно осмотрел свою грудь, но скафандр был не поврежден. Тогда что?.. Паралич?.. Возможно, соприкоснувшись с "экраном" я получил удар электрическим током?.. Или это произошло потом, внутри того светящегося водоворота?.. Что же там все-таки произошло?..
   Святое небо! Я чувствовал себя смятым куском бумаги. Но мысли об этом сразу же отошли на второй план, как только я увидел Зуко Пура, лежащего без движения около "саркофагов". Схватившись здоровой рукой за голову, которая гудела, как вечевой колокол, я, шатаясь, приблизился к юноше и опустился около него на колени.
   - Зуко! Ты меня слышишь?
   Глаза его были закрыты, дыхания не ощущалось, но по показаниям приборов он был жив.
   Оглядевшись по сторонам, я понял, что остальных моих товарищей разметало по залу, словно, опавшие листья ветром. В дальнем углу, в клубах дыма, кто-то тихо застонал и зашевелился. Все еще шатаясь, я направился туда, и уже через несколько шагов понял, что это Эйго Хара.
   Девушка лежала на боку, прислонившись плечом к одной из опоясывавших зал колон. Я помог ей сесть, заглянул в лицо под стеклом шлема.
   - Как вы?
   Эйго оперлась спиной о стену. Глухо и невнятно, запинаясь, сказала:
   - Ничего... Вроде ничего... Жива... - и с усилием подняла руку.
   - А где Акира?
   Она дернулась, собираясь встать, но сразу сморщилась от боли и вновь тихо застонала.
   - Лежите, не двигайтесь! Я посмотрю, что с остальными. Хорошо?
   Она, молча, мотнула головой.
   Экзоархеолога и Светлану я обнаружил около входа в зал за опрокинутым роботом. Вспышкой их отбросило назад, в галерею пирамиды, а тележка робота с оборудованием послужила надежной защитой от излучения. Акира сидел на полу галереи, встряхивая головой и ощупывая свои ноги. При моем появлении он поднял вверх большой палец: все хорошо!
   Светлана стояла на коленях около него и проверяла воздушные клапаны скафандра. Она повернула голову с мою сторону, но ничего не сказала.
   Я вернулся в зал, к все еще неподвижно лежащему Зуко Пуру. Снова склонился над юношей.
   - Что с ним? - хмуро спросил появившийся откуда-то сзади Амоль Сайн.
   Я поднял голову. За его спиной стоял Иллик Шелли. Вид у обоих был немного ошарашенный и странный. Похоже, оба были слегка контужены или получили легкое сотрясение.
   - Жив. Но без сознания... или в коме, - мрачно ответил я и выпрямился.
   - Его нужно срочно доставить в лазарет станции! Я видел, как молния пронзила его насквозь, - встревожено воскликнул Иллик Шелли.
   - Вам тоже нужно в лазарет, - обращаясь ко мне, твердо сказал подошедший к нам АкираКензо. - И немедленно! Что с вашей рукой? Паралич?
   - Похоже, что да, - медленно сказал я, ощупывая свою неподвижную руку.
   Все притихли.
   - Так, ребята! Давайте соберемся! - властно ворвался в тоскливое молчание голос Акиры.
   - Поступим следующим образом. Мы втроем поднимем Зуко наверх. Светлана с Эйго останутся здесь и завершат сканирование и съемку... Эйго! Как ты себя чувствуешь?
   Он посмотрел на приковылявшую к нам девушку.
   - Я в порядке! - бодро мотнула она головой.
   Некоторое время Акира внимательно осматривал ее, затем сказал:
   - Сделаем так: Амоль и Иллик доставят Зуко в лазарет. Эйго тоже необходима помощь.
   - Я здорова... - взмолилась девушка, но экзоархеолог оказался непреклонен.
   - Эйго пойдет с вами! Возьмите робота. Он исправен. Это поможет быстрее выбраться из пирамиды. Сид непременно отправится наверх. Мы со Светланой доделаем всю работу здесь и присоединимся к вам позже.
   - Я останусь в пирамиде! - тихо и спокойно, сжав зубы, сказал я.
   - Геройство здесь ни к чему. Вы ранены и нуждаетесь в медицинской помощи, - рассудительно заметил Акира.
   - Это не геройство. Я останусь! - упрямо повторил я.
   - Хорошо, - уступил Акира.
   - Будем надеяться, что наши врачи смогут помочь Зуко. Все-таки на нем был скафандр...
   - Эх, молодежь, молодежь! - тяжело вздохнул он напоследок и повернулся в сторону выхода.
  
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ:
  
   1. Эффект Ярковского - сущность его состоит в том, что поверхность астероида, освещенная Солнцем, нагревается, а когда вращение уносит ее в тень, излучает накопленное тепло в инфракрасном диапазоне. Поток теплового излучения действует как реактивный двигатель и немного изменяет орбиту астероида. Величина изменений зависит от размеров и тепловых свойств малой планеты. Эта сила, вызванная эффектом Ярковского, может постепенно изменять его орбиту, в результате чего астероиды из главного пояса попадают в гравитационный резонанс с Марсом и его притяжение выбрасывает их к Земле.
   2. Дерматоглифика - наука занимающаяся определением признаков отклонений в психике человека по линиям и узорам на коже его рук и стоп.
   3. Дисперсия - ( от англ. d i s p e r s e ) рассеивание
   4. Трансмутация металлов - получение из одних металлов других, например из ртути золота, путем воздействия радиоактивности.
   5. Экзоархеология - наука, изучающая остатки древних внеземных цивилизаций ("экзо" - греч. "снаружи", "вне"). (фант.)
   6. ФВМ - фотонно-вычислительная машина (фант.)
   7. "Альтернатива - 3" - авторы Л.Уоткинс, Д.Амброзе и К.Майлс. Впервые книга была издана в Великобритании. В США ее издали в 1979 году.
   8. Тетраэдрический угол - Угол в области математики известной, под названием "энергетическо-синергетической геометрии" автором которой был американский инженер Р.Б.Фуллер (1895-1983). Основным элементом его системы является четырехгранник - пирамида с четырьмя сторонами, включая основание, каждая сторона которой является равносторонним треугольником. Эта геометрия выявила любопытное правило: если поместить тетраэдр - простейшее из геометрических тел - внутрь описывающей вращающейся сферы (описанный тетраэдр) таким образом, чтобы одна из четырех вершин касалась северного или южного полюса этой сферы, тогда остальные три вершины, разделенные между собой 120 градусами долготы, окажутся на 19.5 градуса южной или северной широты. Число 19.5 поэтому известно как тетраэдрическая константа.
   9. Меркатор - латинизированная фамилия Герарда ван Кремера (1512-1594), фламандского картографа. Из предложенных им новых картографических проекций наиболее известна цилиндрическая равноугольная проекция карты мира.
   10. Протоэкзобиология - наука изучающая древнюю внеземную жизнь (фантаст.)
   11. Импактный кратер - кратер ударного, метеоритного происхождения.
   12. Манефон - египетский жрец, живший в IV-III вв. до н.э. По заказу греческих правителей составил первую династическую таблицу правителей Египта.
   13. Дайтьи (санскр.) - в раса великанов, которые наряду с данавами были противники богов-девов. Дайтьи были асурами, детьми Дити и мудреца Кашьяпы. Наиболее известными героями, принадлежащими к роду дайтьев были Бали, Хираньякашипу и Хираньякша.
   14. Данавы (санскр.) -- в индуистской мифологии класс асур. Они являются детьми Кашьяпы и Дану, дочери Дакши. Тесно связанные с дайтьями, данавы выступают как гиганты, сражающиеся против богов-девов.
   15. Гандхарвы (санскр. - "благоуханный")  -- класс полубогов в индуизме. Гандхарвы описываются в "Махабхарате", "Рамаяне" и Пуранах как мужья или возлюбленные апсар, как певцы и музыканты, услаждающие девов.
   16. Йоджана - базовая мера длины в ведической литературе и Древней Индии. 1 йоджана = 32 000 хаста = 13 824 м = 13,824 км.
   17. Видьядхары - "держатель знания" (санскр.) - в индийской мифологии класс существ-полубогов. Видьядхары являются добрыми духами воздуха. Место их обитания это область между небом и землей либо северные горы, где они вместе с гухьяками составляют свиту Куберы. Видьядхары в совершенстве владеют искусством магии и проведения магических обрядов. Они могут изменить свою внешность по желанию и имеют способность летать. Они наслаждаются музыкой и громким смехом. Бывают как мужского, так и женского пола. Первые известны мудростью, вторые красотой. В итихасах упомянуты трое царей видьядхаров. Это Чакрадхарман, Випрачитти и мудрый медведь Джамбават, помощник самого Рамы.
   18. Маруты (санскр.) -- в ведийской и индуистской мифологии божества бури, ветра, грома и молнии. Маруты составляют целую группу (гану) божеств, их трижды семь, трижды шестьдесят или всего семь. Они -- братья. Обычно сопровождают Индру, особенно в боях с демонами, но иногда могут покинуть этого бога в бою или даже вступить с ним в конфликт. Оружие Марутов -- золотые топоры, копья-молнии, луки и стрелы, дубинки, ножи. Они разъезжают на золотых колесницах по воздуху, от подземного царства до небесного.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.01*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | А.Джейн "Мой идеальный смерч" (Любовные романы) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"