Дмитрюк Сергей Борисович: другие произведения.

Чаша Отравы. Часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.42*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой новый роман - дань памяти Ивану Антоновичу Ефремову и его так и не написанному роману "Чаша Отравы". В своём романе я решил по-своему развить замысел Ефремова о корнях зла, которое гложет человечество на протяжении, как минимум, последних пяти тысяч лет, и которое подвело нас в ХХI веке к краю пропасти, где человечество ожидает деградация и полное уничтожение. Роман "Чаша Отравы" из серии "Лицом к Солнцу" переносит читателя на шесть лет раньше событий повести "Зуб Кобры", возвращаясь к прежним героям цикла. Человечество пытается оценить пройденный сквозь тысячелетия путь, познать свои истоки и выбрать направление будущего развития. Земная наука стоит на пороге грандиозных открытий сулящих невиданные возможности для каждого жителя Земли. В этой книге я постарался объединить и обобщить опыт разных исследователей альтернативной предистории человечества и, опираясь на древние мифологические тексты и материалы различных исследований, дать своё вИдение формирования человеческой цивилизации, показать картину происхождения и развития самого человека, как самостоятельного разумного вида, задуматься о его месте в этом мире. А так же поразмышлять о причинах той ужасающей несправедливости и тягостности нашего существования, наполненного горем, бесчисленными страданиями, неравенством и смертями - всего того, что И.А.Ефремов назвал ёмким определением "инферно".


  

Сергей Дмитрюк

Ч А Ш А О Т Р А В Ы

фантастический роман - доисторическое расследование

Серия "Лицом к Солнцу"

  
  
  

Светлой памяти Андрея Склярова посвящается

  

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вместо пролога. Viae Sacrae (церемониальный путь)

Часть первая. Из глубин небытия

Глава первая. Золотые лебеди

Глава вторая. Падшие боги

Глава третья. Камни великанов

Глава четвертая. Взорванный мир

Глава пятая. Зеп Тепи

Глава шестая. Цепь времен

Глава седьмая. Осколки мозаики

Глава восьмая. Гиганты в песочнице

Глава девятая. Святилище змеи

Часть вторая. Нити кармы

Глава десятая. Тени создают объём

Глава одиннадцатая. Ветви одного древа

Глава двенадцатая. Ложная жертва

Глава тринадцатая. Врата Иштар

Глава четырнадцатая. Рассыпанные искры

Глава пятнадцатая. Чертоги истины

Глава шестнадцатая. Чаша отравы

Глава семнадцатая. Волны Тамаса

Вместо эпилога. Властелины света

  
  
  
  
  
   "Вначале... огненный Дракон носился в одиночестве в Беспредельности"
  
   "Sarparajni"
  
  
   "Звезды исчезают перед рассветом как воспоминания...
   То, что может быть названо, должно существовать.
   То, что названо, может быть написано.
   То, что написано, должно быть запомнено.
   То, что запомнено, живет..."
  
   "Тексты пирамид"
  
  
   "Самое прекрасное, что мы можем испытать,
   это ощущение тайны. Она есть источник
   всякого подлинного искусства и всей науки"
  
   А. Эйнштейн
  
  
  
  
  
   вместо пролога
  
   VIAE SACRAE
  
   12 тысяч лет до н.э. Планета Марс Солнечной системы.
   41 градус северной широты; 9,5 градуса западной долготы.
   Район столовых гор Сидония.
  
  
   Владыка Мудрости Хенеф-Сех - первейший из первых - медленно появился на террасе верхнего, золотого яруса Пирамиды Чистого Духа, окруженной квадратными колонами. Камень их был столь древним, что прежняя безупречная полировка ныне была покрыта язвами и глубокими щербинами.
   Отсюда, с пятигранной пирамиды - самой большой из всех когда-либо построенных его расой на этой планете - можно было взирать на всю Долину Солнца, где выстроились остальные восемнадцать пирамид и струны широких прямых дорог вели к центру их древней столицы.
   Ровными уступами кольцевых площадей она возвышалась над плодородной равниной, раскинувшейся на берегу великого моря Арс. Волны его разливались далеко на юг, почти до самого экватора планеты, питаемые полноводными реками северных широт. Когда-то здесь кипела жизнь. Теперь же Долина Солнца была окутана мраком и дух смерти витал над ней...
   Хенеф-Сех перевёл взор на небо, где свирепый ветер гонял тучи пепла и пыли. В разрывах между ними едва просматривались холодные колючие звёзды. Сокрушённо покачав тяжёлой головой, Владыка обратил свой взгляд к востоку, где раньше можно было видеть мерцающий спутник планеты Асур - Танот. Красноватый свет его радовал глаз со времён, когда Хенеф-Сех пришёл сюда со своими братьями из глубин безбрежности.
   Владыка Мудрости знал, что сейчас не увидит Танот. Две крохотные звёздочки - каменные глыбы-осколки планетной сферы, бешено несущиеся по орбите - вот всё, что осталось от рукотворной луны Асура. Хенеф-Сех закрыл глаза и усилием воли вывел свою Сияющую Суть - "Ба" - из бренного тела. Он стремительно вознесся над этим померкшим миром, где ему суждено было провести сотни сар своей бесконечной жизни, оглядывая духовным взором сразу все планеты этого крохотного жёлтого солнца.
   Сияющая Суть Владыки парила над этим затерянным звёздным миром, словно лёгкое пёрышко, сорвавшееся с его могучей спины. Подобно дуновению ветра, Хенеф-Сех движением мысли направил её дальше, сквозь Врата Вечности, через водовороты миров. Он спокойно окунулся в потоки видений минувших и грядущих событий, постигая образы бесконечной вереницы угасших судеб отдельных существ, оценивая тысячи сар безысходного страдания целых рас - едва рождённых волей Владыки Вечности, и навсегда забытых им в глубинах небытия. История этого бесконечного в пространстве и времени мира казалась Владыке Мудрости осколком в бесконечной мозаике, которой издавна забавляется Владыка Предвечности...
   Нет, всё это он уже видел много раз, от всего этого отрёкся когда-то, избрав иной путь.
   Хенеф-Сех вернулся из глубин вечности к тому самому тусклому жёлтому светилу, и его всевидящему бесплотному взору снова предстал лик планеты Асур. Владыка Мудрости, будто держал её на своей раскрытой ладони.
   Асур летел в пространстве, пересекая пути других планет системы и оставляя за собой громадный светящийся хвост из частиц воды, пыли и воздуха, срываемых с покрова планеты силой тяготения. Этот "хвост" устремлялся в сторону жёлтого солнца. Впереди же, в глубине безжизненного пространства, стремительно мчались раскаленные осколки Танота и громадные куски самого Асура, подчиняясь могучей силе двух нерождённых солнц этой системы.
   Хенеф-Сех вернул свою Сияющую Суть в застывшее тело, и печать скорби и сожаления отразилась в его глазах. Владыка Мудрости сокрушённо покачал головой.
   Глупцы! Они не смогли отличить Свет от Мрака, а правду ото лжи! Сколько раз он предупреждал Совет Мудрейших не быть столь недальновидными. Однажды восстав против Владыки Вечности, они вознамерились войти в пределы, куда им уже не было возврата, чтобы противостоять своим низшим братьям - верному воинству Владыки Предвечности. Но разве могли они пойти наперекор Священным Заветам? Ослеплённые своей славой, необузданные в желаниях, они захотели почувствовать себя свободными от вечной блаженной пассивности. Они захотели удовлетворять собственные чувства и укрепились духом в желании создать вселенную, неподвластную никому.
   Но в своей неизмеримой мудрости и добродетели они оказались беззащитными перед указами Владыки Предвечности - триединого великого Зодчего этой материальной Вселенной, растворившегося в безграничной духовной бескрайности, наполненной Великой Тьмой. Духовность Владык Мудрости была настолько велика в сравнении с последующими, пришедшими за ними, что сами Владыки являли собой образ Тьмы, которая есть Абсолютный Свет. Но послушные сыны Владыки Предвечности, не имея этого Света, вознамерились силой возвыситься над ними.
   Обретя бессмертие Владык и создав себе в услужение многочисленное потомство полукровок, дав им могучее и разрушительное оружие, они не смогли дать им мудрости - лишь завистью и алчностью одарили они свои создания. Возомнив себя равными Владыкам Мудрости, присвоив себе их почести, эти полукровки возносили себя над всеми остальными расами Вселенной. Проводя свою жизнь в бесчисленных войнах, убивая своих же родичей, они стремились подчинить своей тёмной воле нарождающийся чужой Разум, который кропотливым трудом создали Владыки Мудрости. Со своим разрушительным оружием они добрались даже сюда, до обители Владык Мудрости, чтобы уничтожить в слепой ненависти последний оплот их древней расы в этой солнечной системе. Множество братьев Хенеф-Сеха погибло в том последнем жестоком сражении... Но разве могли они противостоять оружию, которое несёт смерть любому врагу, которое способно разрушить даже вселенную? Разве могли они противостоять коварству самого Владыки Предвечности?
   Всего один миг - и Танот перестал существовать, превратившись в сонм каменных осколков, несущих смерть всему живому в мире этого солнца...
   Но дало ли это противоборство кому-то нового знания?.. Разве прибавило оно кому-то мудрости?.. Разве послужило оно источником новой жизни?.. Нет. Только смерть была всему итогом...
   Пятьсот сар назад их раса покинула через Семь Пределов непроявленные миры Предвечности, куда никогда не проникает свет ни одной звезды, но где вечно царит немеркнущий Свет мириад Сияющих, где живёт первородное Знание. Они были семью перворожденными сынами Владыки Предвечности, и по праву первородства вознамерились стать Сынами Света - носителями Знания и Искры вездесущего Духа. Их раса вела своё начало из Мира Огненного - самого высшего из числа Семи Пределов. Те, кто принадлежал к этому миру, навечно стали Владыками Мудрости. Их Отец, повинуясь долгу Зодчего и порыву духовного блаженства, задумал тогда сотворить проявленную Вселенную, которая до тех пор плавала в Океане беспредельного Сознания вездесущего Духа, подобно золотому зародышу всего материального, неся в себе семена всех будущих оболочек жизни. Именно их - Разумом-Рождённых - Владыка Предвечности призвал себе на помощь, желая творить.
   Но Владыки Мудрости - Сияющие Существа, о которых все последующие разумные расы будут вспоминать как о Сынах Света - не имели физической оболочки. Их бескостные тела, были сотканы из Пламени Разума. Они не знали усталости, не испытывали никаких нужд, кроме нескончаемой жажды осмысления и познания Сущего. Они существовали в вечности, способные подчинять себе Хаос. Они были идеальными типами тех, которые следовали за ними, так как сами были близки к граням чистого, пребывающего в покое, Духа. Но, вдохновлённые святой мудростью, отчуждённые от Мира, они не пожелали творить и создавать подобных себе, наполняя Вселенную от края и до края, как задумал сам Владыка Предвечности.
   Тогда тот сосредоточил свой разум в разуме самом и сотворил из своего дыхания одиннадцать Волею-Рождённых, которые и стали Творцами материальной вселенной - Владыками Созданий. Именно они должны были наполнить проявленный мир своим семенем и жертвованиями, исполняя замысел Владыки Предвечности. В них не было Сияющей Сути - "Ба" - и посему они были наделены лишь Зеркалом Тела - "Ка". Впоследствии они стали Бессмертными Смертными. Так Владыка Предвечности сотворил отрицательную доброту, которую противопоставил своим первосозданным Сынам. Следуя его повелению, Владыки Созданий стали проводниками Третьей Волны жизни, новые формы которой Отец захотел разлить во вновь созданной им Вселенной Света. Так они превратились для юных рас этого мира во Владык Творения, которые разлетелись по беспредельности Вселенной Света, заполняя её светоносные Острова семенами Жизни... Но это было много-много-много позже.
   Вначале же, была проведена Небесная Граница, разделившая Семь Пределов непроявленного и Четыре Предела проявленного. От Океана Бессмертия, наполненного Светом Единой Тьмы, было отделено Величие Пространства Света - Сына Пространства Тьмы. Края Пространственной Ткани были прикреплены к Духу и Материи, навечно слив воедино две составные сущности Предвечности.
   Прошли тысячи сар, прежде чем Владыки Мудрости снова покинули Великую Тьму и вернулись во Вселенную Света, где когда-то в одиночестве царствовали над Беспредельностью. Но здесь уже властвовали Владыки Созданий, усмиряя первозданный Хаос и провозглашая в новых мирах величие Владыки Предвечности. Лишь на не многих светоносных Островах смогли Владыки Мудрости найти пристанище себе и воплотить свои замыслы. Их выбор тогда пал на северный берег одного из звёздных Островов - песчинки в бесчисленном множестве материальных миров Проявленной Вселенной. Именно здесь Владыки Мудрости вознамерились посеять семена Сияющего Разума, осветив первосозданный Хаос бессмертной Мыслью и укрепив его Духом, вопреки замыслам Владыки Предвечности. Бросив жребий, они выбрали для начала Творения мир тройного солнца, затерявшегося на тёмных окраинах этого звёздного Колеса. Будучи великими Зодчими вселенной, они погасили лишние светила этой системы и упорядочили ход малых планет, создав три идеальные обители для посева семян Разума и просветленного Духа в благодатной зоне жёлтого солнца.
   Спустя сотни сар на двух из этих планет проросли семена жизни - саморождённые формы, казавшиеся Владыкам Мудрости причудливыми и порой даже уродливыми. В них не было ещё Сияющей Сути, и потому эти формы оказались бесполезными и ненужными для Владык Мудрости. Третий мир так же сумел самостоятельно родить лишь слабые ростки живого, копошившиеся в громадах первобытных вод или же созревавших на скалистых отрогах пологих гор под палящими лучами солнца. Этим росткам тоже не суждено было распуститься в мыслящие формы жизни.
   Владыки Мудрости поняли, что потребуется много больше времени, чтобы создать новую жизнь в этих молодых мирах. Поэтому они избрали другое обиталище - мир соседнего двойного солнца, пылающего и холодного - и вознамерились там испить чашу Зодчего до дна.
   Ещё не в силах создавать материальное, они обратились за помощью к Владыкам Созданий, и те сотворили для них новые тела из самых простых элементов, дабы никогда не знать в них недостатка. В эти тела - гибкие и могучие - Владыки Мудрости вдохнули свою Искру Жизни. Они вошли в них, найдя вместилище для своей Сияющей Сути. Чтобы получить силу и породить мудрые замыслы, Сыны Света создали себе сонм многомудрых помощников - Творцов - имевших могучие тела, умелые руки и быстрые ноги. Подарив им своё Знание, Владыки Мудрости стали повелевать ими, как своими низшими братьями. Ведь Творцы были не в состоянии породить духовное бессмертное Существо, отбрасывая лишь бессознательный образец физической формы, данной им их создателями.
   Продолжив повелевать, Владыки Мудрости повелели Творцам расколоть громадную планету двойного солнца Сотис на части, чтобы создать прекрасные миры - планету Раху, вечно странствующую в небесах, и нижнюю её часть - Кету, которая присоединилась к другим первобытным телам солнца Сотис. Так они создали себе новый дом на планете Раху - прекрасную обитель своей верховной власти - откуда они направляли Творцов, заселивших нижний мир - Кету. После этого они создали новые Законы, отличные от повелений Владыки Предвечности, закрепив так свою мудрость и славу. Отсюда, с планеты Кету, пристально следили Творцы за мирами жёлтого солнца, подготавливая их к новому пришествию Владык Мудрости. Творцы посылали туда могучих смертоносных посланников, чтобы остановить развитие примитивных неразумных тварей, нарождавшихся по воле случая. Эти посланники дважды меняли облик избранных ими миров, уничтожая худшие формы живого и подготавливая почву к приходу лучших.
   Так прошли двести пятьдесят сар. Но настало время, когда расе Владык Мудрости пришлось покинуть своё пристанище у звезды Сотис. Способные пронизывать время своим знанием и видеть в едином потоке прошлое, настоящее и будущее, Владыки Мудрости узрели скорую гибель красной звезды Сотис, давшей им новый дом - взорвавшись, она убьёт всё живое в этом звёздном колесе. Поэтому Владыки Мудрости приняли решение покинуть этот умирающий мир и переселиться на новые миры жёлтого солнца. Вот так и произошло второе великое переселение Сынов Света и расы Творцов. Ради него Творцы создали три несокрушимые планетные сферы, своим видом и размерами равные Раху и Кету. Эти сферы были способны нести в своих недрах всю расу Творцов. Они были столь величественны и могучи, что могли подчинить своей власти весь мир. Затем Творцы набросили на красное солнце Сотис покрывало из "тёмных зеркал" и сосредоточив всю его энергию в одной лишь точке, открыли путь к Небесной Границе, где царствовала неизменная Предвечность. Светоносный Поток вынёс их "летающие города" к цели - к жёлтому солнцу, которому они дали имя Этха. Так они появились здесь, на планете Асур - четвёртой от солнца Этха - оставив позади себя сонм окраинных не рождённых миров, застывших в вечной тьме и холоде. Сюда же спустились и Владыки Вечности, пронизав безбрежное пространство силой и могуществом своей мысли.
   Мир планеты Асур был благодатен и приветлив. Белые пески покрывали его земли. Тёплые моря омывали семь могучих островов, на которых полноводные реки несли живительную влагу от северных гор к южным равнинам и густым лесам. Странные существа обитали в илистых болотах и в глубинах вод, выделяя из себя себе подобных, но среди них не было, ни одного, кто смог бы стать носителем Сияющего Разума и бессмертного Духа. Этот мир стал Белой Обителью для Творцов - Бессмертных Смертных, которые превратили его в семь райских миров, дав каждому имя равное бездне.
   Не столь приветлив был мир другой планеты - Ведха. Она двигалась второй вокруг своего солнца. Когда-то Творцы уже коснулись её своей рукой, вознамерившись расширить её тело, чтобы дать простор своим Отцам. Но недра её взбунтовались, и Ведха превратилась в мир огня, где не могло существовать ничто живое. Её океаны высохли, горы рассекли её тело, изливая огонь, убивший всё живое...
  
   Всё это произошло сотни сар назад. Теперь же Творцы были повинны в гибели ещё одного мира. Когда-то их ошибка убила ростки живого на планете Ведха, которая уже никогда не станет прежней. Теперь же и Асур был обречен на смерть. Очень скоро ему суждено превратиться в холодную и безжизненную пустыню. Сейчас Хенеф-Сех видел это совершенно отчетливо сквозь толщу времени.
   Владыка Мудрости снова поднял голову к тёмному небу.
   Далеко в глубинах пространства плыла голубая планета Бхува - наречённая сестра Асура и Ведхи. Когда Творцы увидели этот мир, то они воскликнули: "О! Как он прекрасен! Но он тоже слишком мал, чтобы стать домом для Великих, и жизнь на нём непригодна для их тел!". От солнца Сотис они направили сюда свою Силу и на две трети раздвинули границы этого мира. Это породило много смертей, но наполнило Бхуву обширными океанами и породившими новую жизнь. Это было удачей Творцов, совсем не так как на Ведхе. Когда же странствие привело расу Творцов на Асур, они обратились к Владыкам Мудрости, прося взглянуть на этот мир.
   Владыки Мудрости спустились на планету Бхува и увидели в морях её Саморожденных из яйца, которые выбирались на сушу, но не могли уйти далеко от воды. Эти существа были потомками прежних существ, рождавшихся выделением и почкованием. Творцы призвали Владык Мудрости наделить этих Саморожденных Разумом.
   "Они словно Тени от Тел Сынов Света!" - сказали они.
   Владыки Мудрости, готовые вновь родиться, увидели низкие формы Саморожденных и сказали: "Мы можем избирать. Мы мудры. Яйцерожденные ещё не совсем готовы. Наши блистающие тела не уничтожит ни вода, ни огонь. Они едины с самой Предвечностью. Не так с сынами Саморожденных!"
   И всё же некоторые из Владык Мудрости вошли в примитивные формы узкоголовых, достигнув для себя полного освобождения, но перестав обладать всеведением Сущего. Другие лишь устремили на яйцерожденных свою Искру. Но их Искра в примитивных телах горела слабо. Те, кто получил её остались лишенными Знания, они были лишенными Разума, потому что Владыки Мудрости не дали им своей бессмертной Сущности. Они так и остались узкоголовыми. Другие же Владыки Мудрости воздержались. Они наполнили свою физическую Суть наслаждениями, терпеливо ожидая появления новых форм на обновлённой Бхуве. И когда первые яйцерожденные породили новых - двуединых, мощных и сильных, снабженных костями - Владыки Мудрости сказали: " В этих пребудем мы. Теперь мы будем творить!".
   Животные с костями, владыки глубин и летающие создания добавлены были к остальным пресмыкающимся, сидевшим в липкой грязи болот. Те, кто пресмыкался на земле, получили крылья. Так новая Раса Змеев водных и небесных стала носителем замыслов Владык Мудрости. Много сар следили они за тем, как яйцерожденные становятся всё ближе к Сынам Воли, Владыкам Тёмной Мудрости. Когда первые Расы состарились, новые Расы развили в себе речь и наполнились жизненной силой, сменив прежние свои покровы на лучшие. Так они стали свободными от милости солнца Этха. Владыки Мудрости всё ещё издали взирали на рождение новой Жизни, оперённой и уже шедшей по пути к высшему Разуму. Когда же Творцы увидели это, они возроптали: "Много сар проходит, но нет Разума в телах яйцерожденных. Наши тела не как ваши, много нас ушло назад в Сумеречные Пределы. Но с тех пор яйцерожденные не дали Владыке Предвечности и капли своих жертвований. Другие животные давно разъединились и стали порождать себе подобных из самих себя. Есть более достойные, чтобы служить нашему Владыке! Вы же, чья мудрость велика и добродетель неизменна, отказываетесь творить, как и прежде. Вы должны исполнить волю Владыки Предвечности!".
   На что Владыки Мудрости отвечали им: "Мы не можем создать совершенства, и не видим его здесь. Есть иные пути. Не только вера в могущество разума Владыки Предвечности, не только следование его повелению. Нужно слиться с Сущим и ждать свершения. Они уже близки к этому. Тогда мы снова выявимся и спустимся в этот мир, чтобы влить в яйцерожденных нашу Искру, которая даст им способность познавать, Разум вмещающий всю Вселенную - всё проявленное и не проявленное в ней".
   Но Творцы не захотели ждать. Поняв, что сами они не смогут убедить Владык Мудрости, Творцы попросили у них бессмертия. Получив же отказ, они хитростью и восхвалением величия Владык Мудрости усыпили их бдительность и уничтожили род яйцерожденных, наслав на их головы своих смертоносных посланцев. Увидев это, Владыки Мудрости удалились за пределы Небес. Творцы же остались...
  
   Пошёл дождь - мелкий и холодный - сыпавший из тёмного неба плотной завесой и прямо на глазах Владыки Мудрости превращавшийся в смёрзшийся иней. Тот оседал на теле Пирамиды и на теле Хенеф-Сеха, но он не ощущал холода. Он обратил взор в сторону Лика, который был проявленным воплощением не проявленного лика Владыки Предвечности. Высеченный из огромной скалы много сар назад, этот Лик был создан благоговейными Творцами. Своими прославлениями они возжелали доставить блаженство Владыке Предвечности. И сами пирамиды, и города, и храмы - всё здесь было создано руками Творцов во славу его величия. Они создали этот совершенный мир, но не способны были создать духовного Совершенства. Послушные пассивному Закону развития, установленному Владыкой Предвечности, беспрекословно следуя его канонам, Творцы были вынуждены продолжать создавать несовершенные формы. Они вновь спуститься в мир планеты Бхува, чтобы выявить там первые формы безвольных, безответственных людей.
   Духовность же Сынов Света была столь велика, что не позволяла им создавать материальные, вещественные творения. Изначально они были независимыми и свободными Разумами, возжелавшими дать первенство сознательной духовности над косной материей, воплощённой животными страстями. Потому Владыки Мудрости и воспротивились Священному Закону, а посему были осуждены Владыкой Предвечности на изгнание. Как они могли теперь отступить от задуманного и сойти с этого пути?
   После того, как мир планеты Бхува был восстановлен и подготовлен Творцами, в нём развились новые расы. Но все они не имели Искры. Они порождали только сгорбленных чудовищ - немых и покрытых волосами, ходивших на четырёх ногах. Тогда Творцы вновь призвали Владык Мудрости, прося их породить людей своего естества, дать им внутренние формы, приняв внешние, уже сложившиеся оболочки. Владыки Мудрости, которые не создавали людей, спустились с планеты Асур - обители Бессмертных Смертных - и обозрели мир Бхувы. Но он вновь не принёс им радости удовлетворения.
   "Нет здесь нашей плоти, - вновь сказали они. - Неразумные осквернили наши будущие обиталища. Язык их потомства остался неподвижен, язык их не развязался. Не пригодны эти физические формы для наших братьев - Расы Человеческой! Нет здесь обиталищ для Жизней!"
   "Не можем мы, - сказали они, - одарить эти Существа даже временными отображениями наших личностей, как сделали это вы, послушные. Мы принадлежим к намного более высокому плану сознания, и Человек останется всё же безответственным и безвольным, и тогда это помешает всякой возможности Высшего продвижения. Не бывать этому!"
   Многие из Владык Мудрости отказались помогать Творцам, потому что не имели необходимой физической формы. Другие основывали свой отказ на своём праве избирать, так как уже были Наставниками и Мудрейшими в прошедших предыдущих творениях и мирах.
   "Мы не станем повторять прежнего, застывшего в вечной неизменности!" - сказали они.
   Творцы, надёленные отрицательной добротой, ответствовали им: "Вы будете вынуждены испить эту чашу горечи до её последней капли, ибо осуждены Священным Законом вновь родиться и создать мыслящих сущностей из выявленных нами бледных Отображений нас самих. Как совершенный Абсолют Ума, лишенного всякого проявления личностного, вы должны пожертвовать собой на благо и спасение живых духовных Сущностей, уже выделенных из тела Владыки Предвечности. Все они ожидают своей очереди рождения в этом мире. Если вы вновь воспротивитесь и не захотите выполнять волю нашего Отца, то все эти Сущности должны будут томиться на протяжении бесчисленных сар в безответственных, подобных животным, хотя на вид и человеческих, формах".
   Услышав это, Владыки Мудрости приняли неизбежность своей доли. Они решили утвердить свои обиталища в других Расах. Они вознамерились направить Творцов по нужному пути, чтобы избежать худшего. Семь избранных ими воинств Творцов пошли каждый в предназначенный для них удел Асура, каждый на свою часть Белых Областей. Устремленные жизнедеятельным духом Владык Мудрости, там они выделили свои тонкие тела из себя самих и создали тонкие формы будущего Человека каждый в своём уделе. Эти эфирные формы не были подвержены воздействию климата или температуры планеты Бхува. Условия, существовавшие тогда там, не имели никакого отношения к плану Владык Мудрости...
  
   Все эти деяния своих братьев Хенеф-Сех вспоминал с лёгкостью, погружаясь в беспрерывный поток Наун-Та, тонкой нитью соединявший между собой все миры в вечности Времени. На его памяти были и гораздо более поздние события. Именно тогда Творцы приступили к следующему этапу творения Человека голубой планеты Бхува. Первые эфирные формы были окружены ими Сферой Жизни, в которой рос и развивался новый человеческий зародыш. Первичные формы должны были стать дополнением Второго Человека, которому предстояло заселить материки сестры Асура.
   Сейчас Хенеф-Сех явственно видел, как Творцы разделили три планетные сферы - эти "летающие города", послужившие им пристанищем на пути к мирам солнца Этха. Одна из этих сфер стала спутником Асура ещё в прежние времена и получила имя Танот. Другую сферу Владыки Мудрости оставили странствовать вокруг планеты Ведха, чтобы иметь возможность продолжить путь творения жизни, задуманной ими изначально. Третья же сфера была направлена к планете Бхува. Она несла в себе все необходимые механизмы и сотни Творцов, наделённых нескончаемой бездной Знания. Достигнув нового мира, Творцы должны были построить там города Великих Мудрецов и Зодчих, которые станут святынями для всех последующих человеческих рас. Вместе с ними на планету Бхува был доставлен и зародыш будущего человеческого существа. Сама же планетная сфера стала спутником планеты Бхува, таким же, как и Танот для Асура. Двигаясь по заданному Творцами кругу, она стала Властительницей Вод для своей планеты-сестры и Небесной обителью для самих Творцов. Теперь им предстояло избрать среди немых четвероногих Рас самых достойных, чтобы соединить их с эфирной формой Второго Человека и одарить новую форму жизни Разумом. Замысел Владык Мудрости был поистине грандиозен - одиннадцать величественных городов должны были охватить планету Бхува сетью Разума и Добродетели. Три Величайшие Столицы должны были стать центрами всеобъемлющего Знания и Духовности для будущих людских рас. Здесь же Творцы должны были совершенствовать физические формы самого человека, чтобы наделить его духовным бессмертием.
   Впоследствии, отсюда "учителя" будут взирать на своих "учеников", направляя их по верному пути и отдавая им свои знания взамен на их почести и воздаяния. Всё должно было исходить из Единого Замысла, чтобы Дух и Мысль не угасли во времени, передаваясь эстафетой от поколения к поколению людей, растекаясь по необъятным просторам планеты, имя которой отныне будет - Земля. Свет звёзд и движения планет станут вдохновлять искусных Зодчих, которым дано сотворить города и храмы, пирамиды и святилища...
  
   Так начался третий этап создания разумной бессмертной жизни, формы которой были задуманы мысленными образами Творцов ещё на Асуре. Первые немногие двуединые человеческие существа были выделены ими среди прочих покрытых рыжими волосами чудовищ, вставших на ноги и поднявших головы к небу в прежние времена. Они были рождены тяжёлыми трудами Творцов, пытавшихся соединить свою Суть с животной Сутью этих немых первобытных рас. Творцы расселили этих существ в жарких областях планеты и снова пригласили Огненных Сыновей, чтобы те вдохнули в их творения Искру жизни. Но когда Владыки Мудрости - Сыны Света, спустились на Землю, чтобы посмотреть на деяния Творцов, они отвергли их, сказав: "Они ещё не готовы. Эти Сыны безвольны. Чистые Воды, не мутные, должны пить мы".
   Осознав свою ошибку, Творцы разделили людей на две половины, чтобы они могли размножаться сами, и трижды отобрав наиболее совершенных из них, они отвергли всех остальных. Не способные самостоятельно размножаться, двуединые первые человекоподобные животные быстро исчезли с лица планеты. На смену им пришли новые, более совершенные телами, человеческие животные. Семь ветвей их были соединены с первичными семью формами, созданными Творцами в Белых Областях. Их Дыхание нуждалось в Форме, и Творцы дали её, соединив эту Форму с телом, которое дала им Земля. Их Дыхание нуждалось в Духе Жизни, и Владыки Мудрости вдохнули его в Форму. Дыханию нужно было Зеркало Тела для связи с Великой Тьмой, где томились в ожидании бесчисленные духовные формы, готовые устремиться в новые физические тела, подготовленные для них. Творцы дали ему своё собственное.
   "Это Дыхание нуждается в носителе Желаний!" - сказали Владыки Мудрости.
   "Оно уже имеет его! Все животные Земли обладают им" - ответили Творцы.
   "Их Дыхание нуждается в Разуме, чтобы вместить Вселенную, - ответствовали Владыки Мудрости. - Мы не можем дать это!"
   "Но Земля никогда не имела его!" - сказали Творцы.
   "Оставим всё как есть", - предложили они.
   "Тогда это творение не будет вместилищем бессмертного Духа. Оно снова будет безвольным узкоголовым. Мы не хотим такой участи для Земли", - отвечали Владыки Мудрости.
   Видя несговорчивость Сынов Света, Творцы призвали к помощи Владыку Предвечности, который явил им свой образ и обратил на них свой глас: "Форма сгорит, если я дам ей свой Разум! Пусть Человек останется пустым!".
   Так Творцы смогли создать лишь безвольных людей, умиравших от болезней и нечестивых помыслов, которые не могли дать и малой части жертвований своим создателям. Со временем эти "черноголовые" быстро завоевали земные материки, свободные ото льда, бездумно уничтожая всё живое на своём пути. Даже их предшественники - Вторая Раса людей - пали от рук этих дикарей. Эти человеческие существа не получили бессмертных сущностей, которые были бы способны соединиться с духовными Сущностями Океана Бессмертия, а значит они не получили и Разума, способного объять Вселенную. Они остались не освещёнными, и их Дух был подобен Духу животных, не знавших вечности. Их физические формы получили имя, образ и тень, но эти сущности были пригодны лишь для чувственных животных наслаждений и покорного служения. Вопреки запрету Владык Мудрости и под покровительством Творцов, возомнивших себя богами, "черноголовые" сочетались с самками промежуточных человеческих форм, порождая от них сгорбленных чудовищ, покрытых шерстью и ходивших на четвереньках. "Черноголовые" отдавали на заклание себе подобных, загрязняя Чистые Воды Семи Пределов. Своей жестокостью они повергали в ужас всё живое. Это лишало их всякой возможности высшего продвижения.
   И семь Владык Мудрости, возглавляемые первейшим Хенеф-Сехом, отвернулись от них. Теперь власть Владыки Предвечности не достигала Нижнего мира, к которому относилась Бхува. Став "восставшими" Сынами Пламени, Владыки Мудрости решили сразиться со своими "послушными" братьями Творцами, безропотно следовавшими Священному Закону. Владыки Мудрости захотели вернуть себе право повелевать, чтобы создать из "черноголовых" совершенных Существ, равных им самим. Но обладая огромной духовной силой, Владыки Мудрости не имели оружия, способного победить в этой кровопролитной войне коварных Творцов. Сыны Света могли лишь использовать силу Единой Тьмы, чтобы чарующими образами лишить Творцов их воли.
   Но Творцы разгадали замысел Владык Мудрости. Стремясь возвыситься над своими собратьями, лестью и хитростью они выведали у Владык Мудрости тайные пути за Семь Пределов, хотя и не догадывались, что получили доступ лишь в самые нижние области Предвечности. Обретя древние знания, получив истинное бессмертие, Творцы решили создать на Бхуве своё Царство - царство покорных их воле "черноголовых" рабов. Творцы вознамерились уничтожить на планете всё сотворённое до них Владыками Мудрости, стереть о них всякую память. Для этого Творцы обрушились всей своей мощью на оплоты Владык Мудрости. Так началась великая война, длившаяся безмерно долго. Но убив многих из Владык, Творцы проиграли первую битву. Выжившие Владыки Мудрости всё ещё владели двумя планетарными сферами. Они могли контролировать пределы Асура и пределы Земли. И тогда Творцы пустили в ход своё самое страшное оружие, тайну создания которого они получили от Владыки Предвечности. Он желал наказать взбунтовавшихся против его воли "восставших" сынов.
   Танот не выдержал такого испытания. Расколовшись на части, он ударил в самое сердце Асура, разверзнув огромную пропасть на дне океана и сметая покров планеты на противоположной её стороне. Страшные землетрясения прокатились от древних высокогорий юга, до северных равнин, разрушая города, дороги, святилища, погребая под руинами Владык Мудрости. Огненный дождь лил с неба, соперничая в безжалостности с безмерными чудовищными волнами, вышедшего из берегов океана и северных морей. Эти волны смывали с лица планеты Асур следы всего сотворенного на ней Сынами Света. Но главная кара за содеянное Творцами была в другом. Взрыв Танота выбил Асур из привычного цикла движения, отбросил его далеко за пределы прежнего пути. Солнце, прежде жарко пылавшее на небе Асура, теперь не давало и половины прежнего света и тепла. Обречённой планете, терявшей остатки своей атмосферы, была уготована скорая смерть.
   Патала - третья планетная сфера, уцелевшая в этой страшной катастрофе - была выброшена к самому солнцу, превратившись в пылающий безмерным жаром и скованный вечным холодом мёртвый мир. И только спутница Земли устояла в этой страшной катастрофе. Лишь скорость её бега замедлилась. Будучи несокрушимой крепостью, она сохранила в своих железных недрах оставшихся в живых Творцов. Здесь они и нашли своё последнее убежище. Немногие из Владык Мудрости осталась на Земле, продолжая выполнять свой долг...
  
   Всё это Хенеф-Сех - Великий Владыка Мудрейших, предводитель восставшего рода Сынов Света, ставших Сынами Ночи - видел своими глазами, всё это пережил вместе со своими немногими выжившими братьями, которым чудом удалось спастись от огня и беснующегося на юге от пирамид водного потока. Великие Пирамиды, возведенные двести сар назад, стали для всех них последним убежищем.
   Хенеф-Сех снова закрыл глаза, предаваясь мыслям об ушедших на Землю. Великий замысел Владык Мудрости, так блестяще начатый Творцами, должен иметь достойное завершение. То, что случилось здесь, послужит всем уроком. Хенеф-Сех знает об этом. Он всё ещё может направить деяния оставшихся на Земле братьев и сестёр по плану Совета Мудрейших. Всё должно соответствовать Образу Великой Гармонии, быть зеркалом их Духа - их "Ба". Извечно так строили на его далёкой потерянной родине - белой планете Раху у звезды Сотис. Так начинали возводили города и жилища Творцы и здесь, на Асуре. Так должно быть и на планете Бхува - на Земле.
   Всё будет подчинено Великой Симметрии Мира - одиннадцати его граням, заключенным в магическом кристалле, из которого рождается пентаграмма Вселенной. Познать её можно лишь выйдя из спирального пути бытия, сойдя со спирали, скручивающей пространство и время, и погрузившись в вечно длящееся Настоящее. Только так открываются пути к Великому Знанию Мира, золотоносными струями Наун-Та втекающему в каждого без малейших усилий. Безграничными становятся возможности познавать простоту, заключённую в многообразной оболочке сложного построения.
   Но главное не в этом. Создать бессмертного духовного Человека, который продолжит их творение и достигнет духовных небес, познав всю мудрость мира и став вместилищем для всех вновь рождённых духовных Сущностей - вот чего нужно желать! Вот их главная цель и средоточие их устремлений! Иначе вечное существование Хенеф-Сеха станет мучительно бессмысленным. Иначе все жертвы будут напрасными. Теперь Хенеф-Сех остался одним из немногих Владык Мудрости, кто был способен следовать изначальной цели, кто мог направлять других, оставшихся на Земле. На нём теперь лежит вина предшественников и бремя ответственности за их ошибки.
   Вернувшись сюда, они не смогут заново возродить этот мир, умерший навеки. Но возможно им удастся создать новый прекрасный мир там, на Земле, и тогда люди своими восхвалениями и жертвованиями будут воздавать им почести, и это даст им новые силы для будущих свершений. Сияющий Дух должен проснуться в зверином человеческом теле, наполнить его Искрой жизни. Пускай будет так. Пускай его сородичи вдохнут в уцелевших людей жизненную энергию "Ба" Сынов Огня. И тогда всё возродится из пепла, и снова поднимется со дна бушующих вод в новом обличии. Тогда Сияющие Сущности многих вновь рождённых смогут спускаться на Землю, покинув свои духовные Пределы, чтобы войти в тела совершенных людей и обрести в них новое вечное существование...
   Уверившись в своей правоте, Хенеф-Сех ощутил приближение своего верного соратника, поднявшегося к нему на вершину пирамиды. Из темноты квадратной арки - входа на террасу - в лёгком сиянии появилось гибкое тело Храда. Внимательные глаза его вопрошали к Владыке Мудрости. Хенеф-Сех откликнулся на его тревожные мысли и покорно направился в темноту арочного входа. Он и сам знал, что давно пора. Время неумолимо в своём стремлении подчинить себе каждого в этом мире. Только в Океане Тьмы не существует ничего, кроме блаженной вечности, и время теряет там свою безмерную власть. Там его просто не существует. Здесь же лишь наблюдая за звёздами на небе можно забыть о времени, погрузившись в беспредельное, вечно длящееся Настоящее. Поэтому, Хенеф-Сех сейчас спешил. От него теперь зависела судьба нового мира на Земле. Сейчас он не вправе был думать о времени, как о медленной реке, несущей на своих водах его вдохновенные мысли. Время и его разум, его воля были сейчас непримиримыми врагами. И в этой жестокой схватке должен был победить только Хенеф-Сех.
   По широкой, едва освещённой тусклым свечением их тел шахте вдвоём они спустились вниз, к наклонной галерее, уходившей под самое основание пирамиды. Здесь, в обширном сводчатом зале, глубоко в скале, из которой была вырублена сама пирамида, их ожидали остальные одиннадцать Владык Мудрости, которые встретили появление Хенеф-Сеха и Храда почтено склоненными головами.
   Стены зала опоясывали квадратные колоны. Пилоны их ещё в прежние времена были покрыты рядами символов, нёсших потомкам древнее знание их расы. Запечатлев его в тайне знаков Владык Мудрости, Творцы пытались передать образами то, что не поддавалось выражению никакими звуками. Но любой, кто сумеет прочитать и осознать эти символы, сможет познать глубинную суть устройства двух миров и судьбы всех бесчисленных вселенных в прошлом и даже в будущем. Только знающий обретёт способность опускаться из одного мира в другой с такой же лёгкостью, с какой летают птицы в облаках. Сможет слиться с Предвечностью, став её частью.
   В центре зала на ступенчатом кольцевом возвышении стоял, окантованный золотом, зеркальный кристалл. Хенеф-Сех поднялся на возвышение и остановился перед кристаллом в золотой оправе. Его перворожденные братья встали у нижнего края кольцевого выступа, покорно ожидая его решения.
   Хенеф-Сех поднял перед собой небольшой зеленоватый конус. Ожерелье из этих камней неизменно висело на его шее. Владыка Мудрости сосредоточил свой разум в этом чудесном камне. Из глубины конуса ударил тонкий луч света и заскользил по зеркальному кристаллу. В следующий миг в глубине его ожили мысли Хенеф-Сех и его одиннадцати братьев. Образы этих мыслей поплыли над голубыми далями Земли. Среди простора океана, на страже трёх великих морей, раскинулся обширный остров. Хенеф-Сех легко узнал в нём заветную землю Та-Ур, ставшую их оплотом на Земле. На север от этого острова лежали мёртвым покровом нетающие льды, скрывавшие большую часть головного полушария планеты. Здесь же, в земле Та-Ур, в кольце горных хребтов, рождавших полноводные реки, питавшие густые леса и бескрайние равнины сочных трав, высились под тёплыми лучами солнца Этха массивные платформы Они были вырублены из чёрных скал или сложены из громадных красных каменных блоков. Эти платформы окружали величественные белые колонны, рядом с которыми любой из земных обитателей показался бы ничтожным карликом. Со всех четырёх сторон к платформам вели столь же величавые лестницы, заканчивавшиеся у подножья красных ступенчатых пирамид.
   Взяв свой разум в объятия воли, Хенеф-Сех проник силой мысли в ячеистую стену одной из этих пирамид - самую большую из всех, что стояли на просторах обширного горного плато. Мысленный взор его опустился ещё ниже, под квадратное основание пирамиды, где в высеченном прямо в скале зале, раскинулось огромное подземное озеро тёплых вод. Здесь, на плоском каменном острове был воздвигнут белокаменный пантеон, окруженный рядами приземистых колонн. Ещё мгновение, и взгляду Владыки Мудрости предстали пятьдесят молчаливых гигантов, ушедших на планету Земля ради сотворения нового мира. Одиннадцать из них выступили вперёд. В следующий миг Хенеф-Сех и его братья услышали слова одного из гигантов:
   - Я стою перед Владыками, что были у истоков, которые были авторами собственных духовных форм, которые шли тёмными, извилистыми путями собственного становления. Я стою перед Сынами Света, которые были свидетелями превращения тела человека в тело Духа. Я стою перед Владыками, которые, будучи перворожденными, знают историю мёртвых, которые решают, какие рассказы услышать вновь, какие книги жизни полны, а какие пусты. Которые сами являются творцами правды. Это я У-Тум, как воплощение вселенского разума и совершенной души, говорю с вами, преклоняясь вашей мудрости.
   Слова его оборвались, и в глазах Хенеф-Сеха появилось одобрение. Все собравшиеся у белого пантеона услышали его голос:
   - Вы, чтя заветы Совета Мудрейших, построили на этой планете три Великих Центра Мира. Это Белый Остров, подобно птице, плывущий в облаках над Великими Горами, имя которому Шат-Ма. Сюда, в магическую страну, устремятся все прозревшие, ищущие духовного просветления. Но только достойные подняться до высших уровней познания отыщут пути к ней. Вторая страна, славя бессмертие Солнца, раскинулась средь вод океана. Имя её для людей Атала. Это священная земля Та-Ур, где и вы обрели себе пристанище. Станет она мостом, соединяющим все остальные части Земли, в которых расселили вы племена первых людей. Отсюда вы станете править ими, неся знания, пробуждая в них ощущение единения с нами, их духовными творцами, чтобы в каждом их поколении росло благоговение, которое будет естественным и врожденным в их сердцах. Третья же страна провожает своё дневное светило в последний путь. Эта горная страна будет для нас Воротами Небес. Отсюда наши "Ба" станут спускаться с духовных планет Семи Пределов. Столица её Тала-Тала будет славиться своими храмами и пирамидами, которые меньше тех, что в земле Та-Ур. Но в них будет сокрыто множество наших знаний и мудрости, в них основа бессмертия нашей расы. Здесь вы будите совершенствовать человеческие формы, чтобы они стали пригодными для вместилищ нашего Духа.
   Эти три Великих Центра Мира станут управлять семью великими цивилизациями людей на востоке, западе и юге, продвигая человеческие племена по пути знания, которое они должны передавать в поколениях, сохраняя его в неизменности. Вы отстроили ещё восемь могучих городов и возвели там священные курганы, которые будут отмечать вам скрытые силы Земли. На них вы воздвигните великие пирамиды, дабы питать наши "Ба" энергией Единой Тьмы, которая есть Абсолютный Свет. Соединившись с энергией магических колец, которые возведены вами вдоль линий всех морей и озёр, дадут они нам силу завершить задуманное, и помогут переходить сквозь миры, растворившись в вечности...
   Хенеф-Сех прервал свою мысль, чтобы посмотреть на своих величественных братьев. Все они покорно ожидали его слов, смиренно опустив головы.
   - Мы дали прорасти росткам новой жизни, наделив её примитивным разумом, но не наделили её своей Сияющей Сутью и бессмертной Душой. Рождаясь, дети Земли получают лишь образ и тёмные тени, которые не способны питать чистые воды Высших Сфер. Обрастая животными пороками и страстями при жизни, тени эти рассыпаются в прах после смерти бренного тела, не способные достигнуть даже нижних областей Предвечности. Они как сущности животных. Мы погубили себя неоправданной гордыней и безрассудством, затеяв борьбу за первенство во Вселенной. Теперь мы лишены силы своей прежней силы, и невозможно возродить утраченное на Асуре. Это не подвластно теперь никому из нас. Но вы обязаны закончить начатое нами на Земле. Вам я повелеваю править на этой планете сорок веков, неся великие знания и вселенскую суть людям Земли, карая и милуя, уча их добывать огонь и плавить металлы, обрабатывать землю и выращивать растения, писать тексты и читать написанное, познанию языка звёзд. Разум их всё ещё пребывает в младенчестве. Он неспособен одной лишь своей мыслью обрести Мудрость Мира. На пути совершенствования же они сравняются с нами. Тогда наш Дух обретёт свой покой. Тогда люди станут неподвластны смерти, как и мы.
   Тебе У-Тум, и твоим братьям, и детям вашим надлежит основать семь великих династий с сёстрами вашими, дабы передавать Путь из поколения в поколение, и давать миру каждые пять веков великих мудрецов и пророков, которых мы наделим могуществом энергии "Ба". Эти династии станут для людей НТР, будут блюсти законы и нести веру в Разум. Дети ваших детей же пускай вступают в связь с дочерьми человеческими, рождая мудрых царей и правителей, которые будут наделены "Ба", как и мы. Почитая наши заветы, они передадут наши знания другим поколениям людей, чтобы те понесли её в неизменном виде в будущее. Возьмитесь же за руки и распространите свою Сияющую Суть над этим миром, напитывая его духовной свободой и противясь Владыке Предвечности. И будет так ещё десять по десять от одной сары, пока над миром не воцарится новое время - Время царствования Вечного Разума, которое сменит время разрушений и тьмы. Пускай Спящий Дух проснётся. Пускай день этот будет отмечен телами Великих Пирамид, непокорных времени ни здесь, на Асуре, ни на Земле. Так же, как тело Огненного Льва отмечает день сотворения совершенного человеческого существа в начале вечного круговорота, когда этот Лев сиял первым среди всех звёзд, отсчитывая время новой эпохи.
   Хенеф-Сех почтенно поклонился всем собравшимся, прятавшим в своих глазах печальную грусть, рожденную его словами. Но их мысли остались полны уверенности и живительного света. Это Владыка Мудрости видел сейчас явственно.
   - Теперь же, - снова обратил он мысли к своим далёким братьям, - мы оставляем вас на милость судьбы. Смертельная опасность, порождённая Творцами на Асуре, вскоре коснётся и Земли. И только вы способны будете спасти ростки разума и самый людской род своей мудростью и осторожностью. Пускай вражда и раздоры никогда не встанут на вашем пути. Пускай ни один из вас не возвысится над остальными. Но опасайтесь коварства и силы Т-Му, укрывшегося от нашего гнева в чреве железной крепости. Много бед он может принести на Землю, воспротивившись вашей воле, как много бед он принёс нам на Асуре. Семеро из нас породят в людях Сияющую Суть - в самых достойных и просветлённых. Жертвой жертве пожертвуете вы, и тогда сможете закончить начатое нами прежде, породив бессмертный Разум и свободный Дух. Он будет опорой всем нам. Моё же тело и тела моих братьев останутся здесь, на Асуре. Заключённые в теле пирамиды, они будут не подвластны времени. Мой же освобожденный Дух будет одиноким странствовать за пределами небес. Он будет выявляться в надлежащие времена, если увидит совершенство, и оставаться невидимым, когда его не станет. Но когда совершенство воцарится над миром, я снова явлюсь ему - возрождённый и всесильный!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
   ИЗ ГЛУБИН НЕБЫТИЯ
  
  
  
  
  
  
  
   "Я пришёл в это место, которое благороднее любого другого"
  
   "Тексты Пирамид"
  
  
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
   ЗОЛОТЫЕ ЛЕБЕДИ
  
   642-й год Мирового Воссоединения.
   Планета Марс. 23 градуса северной широты; 16 градусов западной долготы. Равнина Хриса.
  
  
   Длинные струи пламени в последний раз ударили в красноватый грунт, поднимая клубы обожжённой пыли, и челночный ракетоплан, на несколько секунд, завис над поверхностью планеты, разворачиваясь на девяносто градусов. Затем он мягко и беззвучно опустился на одну из площадок небольшого ракетодрома, выпустив из корпуса мощные коленчатые упоры.
   - Ну, вот и на Марсе! - буднично сообщил пилот, сидевший за пультом управления. Он повернулся ко мне, устало щуря желтоватые глаза. Ободряюще улыбнулся. - Долина Хриса! Двадцать с небольшим градусов северной широты, шестнадцать западной долготы... Примерно. Добро пожаловать - станция "Заря"!
   Я посмотрел через стекло бокового иллюминатора. Сквозь медленно оседавшие облака пыли, заметно прилипавшей к стеклу, можно было рассмотреть розоватое и сумеречное небо Марса. Этот оттенок придавала ему марсианская пыль, в состав которой входили частички окислившегося железа. Нагромождения огромных булыжников, наклоненных в одну сторону, уходили к самому горизонту. Этот необычный пейзаж поражал воображение. Я хорошо знал, что когда-то очень давно, когда на Марсе ещё была вода, здесь, в этой долине, произошло самое настоящее наводнение. Возможно, именно оно нашло своё отражение в земных мифах о всемирном потопе?
   Чуть правее, на фоне скал чётко рисовались четыре куполообразных здания планетарной станции, уютно разместившихся в неглубокой обрывистой котловине. Пенополимерные конструкции серебристо-молочного цвета, делавшие здания прочными и непроницаемыми для внешнего воздействия любой агрессивной среды, слегка поблёскивали в лучах низкого закатного солнца. Прямо в центре между куполами, как бы выдутыми изнутри из небольшого количества материала, возносясь высоко к небу, поблёскивал металлом шпиль башни радиостанции. Она была схваченна с четырёх сторон мощными тросами-распорами на глубинных якорях, которые не позволяли не редким здесь пылевым бурям раскачивать радиостанцию, одновременно служа ей дополнительными антеннами.
   - Говорите шестнадцать градусов западной долготы? - переспросил я.
   Мне вспомнилось, что планетоцентрическая долгота на Марсе по старой традиции измерялась к западу от нулевого меридиана, проходившего через кратер Эйри диаметром в пятьдесят шесть километров. Вести отсчёт долгот на Марсе от чёткой тёмной детали на экваторе планеты ещё в девятнадцатом веке по старому летоисчислению предложил один немецкий астроном...
   Я улыбнулся, мысленно порадовавшись, что не растерял приобретенные ещё в школьные годы астрономические знания.
   - Бывали раньше на Марсе? - осведомился пилот, внимательно наблюдавший за мной.
   - Вы знаете, к своему стыду, ни разу, - признался я.
   - Да, - задумчиво протянул тот. - За прошедшие после Мирового Воссоединения шестьсот лет здесь многое изменилось. Видите вон там, на полюсе работают наши мощные станции по обогащению атмосферы кислородом.
   Пилот указал на юг, где небо меняло красновато-жёлтый оттенок на тёмный, и у горизонта становилось густо-синим.
   - Оттуда к экваториальным областям Марса тянутся огромные каналы, снабжающие планетарные станции водой, растопленной изо льдов полярной шапки. Здесь даже можно встретить небольшие озёра, вытопленные из-под покровных льдов... И всё же, всего этого пока недостаточно, чтобы оживить этот мёртвый мир, лежавший в руинах тысячи лет, - с оттенком грусти сказал мой спутник и добавил: - Так что наденьте лучше лёгкий скафандр, перед тем как выходить на поверхность.
   От его слов мне тоже стало грустно. Пилот прав, несмотря на все усилия по терроформированию нашего ближайшего соседа, он всё ещё не пригоден для жизни человека, хотя и хранит на своей поверхности следы былой обитаемости. Когда-то давно большой океан покрывал значительную часть северного полушария Марса, оставив нам следы древних береговых линий на низких северных равнинах. Именно сюда, на равнину, расположенную вблизи берегов этого древнего океана, и сел наш ракетоплан. А восточнее, на равнине Элизий, расположились загадочные группы огромных пирамидальных структур и гигантское "лицо" Марса - марсианский Сфинкс. Имеенно там сейчас работает археологическая экспедиция, по вызову которой я прибыл сюда.
   - Вы снова на Землю? - спросил я, взглянув на пилота.
   - Нет. Сейчас мы направляемся на Орбитальную-12. Нужно доставить научное оборудование и забрать продукцию производственных цехов. Стартуем сразу, как только Служба "Купол" даст расчёт "коридора" на основании эффекта Ярковского, а через шестнадцать суток уже там!
   Пилот пожал плечами и простодушно улыбнулся.
   - Тогда чистого вам неба! - попрощался я с ним и направился в шлюзовую камеру.
  
   Грунт за границей посадочной площадки состоял из мельчайших частиц, напоминавших тальк, и был сильно намагничен, прилипая к подошвам ботинок моего скафандра. Я впервые ступал на поверхность Марса и сейчас ощущал невольный трепет и необычную лёгкость во всём теле. Из-под моих ног взлетали в воздух облачка невесомой пыли, налипавшей на колени, бедра и даже на стекло шлема.
   Я посмотрел на небо.
   Атмосфера Марса очень плохо рассеивала солнечные лучи, и в зените были прекрасно видны звёзды. Две белые точки, расположенные в противоположной от Солнца стороне довольно высоко над горизонтом, сразу привлекали внимание. Одна из них во много раз ярче Венеры на земном небе - Фобос - двигалась против суточного движения звёзд, восходя на западе, пересекала марсианское небо и садилась на востоке, появляясь над горизонтом каждые восемь часов. Деймос был удалён от центра планеты более чем на двадцать три тысячи километров, и на один оборот у него уходило почти на сутки больше, чем у Фобоса. Оба спутника были всегда повернуты к Марсу одной стороной и двигались по почти круговым орбитам, лежащим в плоскости экватора планеты.
   Вечерело, и невысоко над западным горизонтом я уже мог наблюдать ещё одну сияющую звезду марсианского неба - нашу Землю. Она светила здесь так же, как на нашем вечернем небе светит Юпитер. А рядом с ней горела ещё одна звёздочка, столь же ярко, как у нас светит Сириус - это была наша Луна.
   Я остановил свой взгляд на крохотном голубоватом огоньке. Земля никогда не была видна на здесь в полной фазе. Глазу было доступно только три четверти её диска, но и этого было достаточно, чтобы ощутить ту бездну пространства, которая сейчас разделяла меня с домом.
   Где-то в глубине души родилось и ожило тоскливое чувство утраты, хотя я покинул Землю менее двух суток назад...
  

* * *

  
   Стеклянный шар кабины подвесной дороги парил на высоте полутораста метров над проспектом Солнца, цепляясь за тонкие, словно струны, тросы протянутые между лёгких ажурных башен, расставленных вдоль проспекта через равные промежутки. Основания башен тонули в густых кронах гималайских кедров и араукарий - деревья шествовали стройными рядами с запада на восток вдоль длинных и узких каналов с сияющей на солнце водой, казавшейся с высоты расплавленным золотом. Заключённые в белоснежные желоба из плавленого камня, ленты каналов терялись где-то у далёкого горизонта, разрезая зелень парков и аллей, сходившихся к проспекту с севера и юга.
   Я смотрел вниз и думал о том, что эти тонкие белые линии очень похожи на кровеносные сосуды огромного живого организма, лежавшего подо мной и раскинувшего своё "тело" на тысячи квадратных километров с северо-востока на юг, до самого моря. В сущности Город - столица обновлённой Земли - и был таким организмом, заключавшим в себе тысячи автоматизированных взаимосвязанных структур, распределительных центров и транспортных линий, которые обеспечивали комфортную и устроенную жизнь людей. Хотя по такому же принципу были устроены все земные города и посёлки, но по размерам Город был единственным в своём роде. Люди давно перестали селиться на планете беспорядочно и скученно. Теперь всё население Земли обитало в трёх основных жилых поясах, охватывавших самые благоприятные климатические зоны планеты. На остальной же территории суши простирались бесконечные заповедные леса, степи или саванны, где бродили никем не пуганные животные и гнездились бесчисленные стаи разнообразных птиц. Заповедники сменялись сельскохозяйственными угодиями, полосами фруктовых садов и многочисленных плантаций, морские фермы расположились в прибрежных зонах. Всё это служило допольнительным источником для производства продовольствия, необходимого трёхмиллиардному человечеству, несмотря на то что давно уже наука открыла способы создания качественных искусственных белков и сахаров.
   Отсюда, с высоты более сотни метров, люди внизу выглядели разноцветными каплями, сливающимися в огромное море красоты и здоровья. Это "море" разливалось по движущимся тротуарам, по широким лестницам, взбиравшимся на лесистые холмы - предвестники далёких гор. Оно плескалось на гигантских мостах, арочные пролёты которых были перекинуты через полноводные реки и широкие озёра. Волны его колыхались за опалесцирующими оградительными барьерами пешеходных галерей, подвешенных на высоте между домами-посёлками; разноцветные "капли" его пестрели на обширных открытых площадках для отдыха и развлечений. Кругом кипела и бурлила неутомимая и яркая жизнь, которой здесь было подчинено буквально всё, начиная с архитектуры.
   Одни из жилых домов, подобно могучим кораблям с плавными линиями крутобоких бортов и высоко поднятыми носами и кормой, смело вспарывали тёмно-зелёные волны кипарисовых рощ, устремляясь по проспектам и улицам к далёкой площади Совета. Другие же наоборот выглядели величественными ступенчатыми сторожевыми башнями, охранявшими широкий проход между холмов, в который нырял проспект Радости, чтобы затем спуститься к берегу тёплого моря. Все здания сияли на солнце тысячами зеркальных окон, а хрустально-прозрачные купола крыш, раскрытые небу и солнечному свету, таили в своей глубине зелёные пятна внутренних оранжерей и садов, в которых царило буйство весеннего цветения.
   Дворцы искусств, похожие на античные храмы, сложенные из розового парфира, контрастировали со строгостью прямых колоннад и резных арок из чёрного базальта и серого гранита, отмечавших входы на спортивные площадки и стадионы, где каждый житель мог отдаться всевозможным спортивным состязаниям, играм, занятиям танцами или гимнастикой, отточить красоту своего тела или натренировать силу духа. Кругом здоровые, гармонично сложенные тела радовали глаз: всевозможные оттенки волос, глаз, цвета кожи сочетались в людях, ведших свою родословную от различных рас; под безупречной кожей проступали выразительные мышцы на крепких скелетах. Таким людям был под силу любой труд, любые творческие устремления духа. Их не могли устрашить даже самые высокие вершины познания, уводившие человечество всё дальше в глубины Вселенной, куда они направляли свою животворную поступь от поколения к поколению.
   Почти незаметно начался пологий спуск. Аллеи южно-африканских лейкодендронов, дымившихся серебристой листвой, отмечали начало обширной площади, где высилось белоснежное пирамидальное основание здания Совета ОСО. Я нажал небольшой рычажок в подлокотнике кресла, и кабинка, в которой я ехал, мягко стукнувшись о причальный барьер, остановилась на плоской площадке, венчавшей ажурную башню-станцию. Лифт спустил меня вниз, на площадь к подножью широкой лестницы, возносившейся к центральному входу в здание.
   За высокими опаловыми дверями, отлитыми из волокнистого стекла, меня ждала привычная рабочая атмосфера. Казалось, сам воздух здесь был наполнен радостным нетерпением, рождённым ощущением значимости каждого в общем деле. Приходя сюда, я всегда испытывал чувство человека, стоящего на пороге каких-то удивительных и ответственных событий, которые решают судьбы человечества - здесь и сейчас. И вместе с этим чувством приходила уверенность, что и я причастен к этим судьбоносным решениям.
   Отвечая на приветствия встречных, я прошёл в дальний конец вестибюля первого этажа, миновав громадную статую древней богини Маат, чёрный полированный диорит которой сверкал в смешанном разноцветном сиянии, исходившем от стеклянного купола потолка. Несколько лестниц уходили через боковые арки, огибая лифтовые полупрозрачные колонны из молочно-белого волокнистого стекла, пронизывавшее здание насквозь. По одной из этих лестниц спускалась группа жизнерадостных молодых ребят, среди которых я заметил знакомое мне лицо.
   Громовой голос, заставивший вздрогнуть молоденьких девушек в голубой форме ОРС и кокетливо сдвинутых на ухо пилотках, радостно приветствовал меня. Артур Порта первым подошёл ко мне, добродушно улыбаясь и протягивая в приветствии руку. Старый мой товарищ, он пару лет назад перешёл из нашего отдела на работу в ПОТИ. С тех пор мы редко виделись, и сейчас я был искренне рад увидеть его.
   - Сид! Дружище! Как живешь-поживаешь? Святое небо! Я не видел тебя, кажется, тысячу лет! Забываешь старых друзей, а? - Порта шутливо погрозил мне пальцем.
   Мускулистый и кряжистый, он чем-то походил на музейные скульптуры Геракла. Слегка курчавые каштановые волосы Артура обрамляли его высокий мощный лоб, подчёркнутый широкими бровями, под которыми блестели задорной радостью зеленоватые глаза. Прямой нос, волевой рот и твёрдый подбородок дополняли образ античного героя. Пожалуй, ему не хватало только окладистой бороды для полного сходства с традиционным образом древнегреческого героя.
   - Я в полном порядке. Ты же знаешь, какая жизнь у нас, "особистов" - сегодня густо, а завтра пусто, как говаривали наши далёкие предки.
   Я пожал его крепкую ладонь, и мы по-дружески обнялись.
   - Дай-ка на тебя посмотреть! - Артур нетерпеливо отстранился от меня и глаза его остро блеснули. - Вижу, ты действительно не очень изнурён работой.
   - Ещё бы! - шутливо вздохнул я. - Это же не у вас в Психической Очистке, где тяжелая психологическая нагрузка требует отдачи всех сил и времени. Мы у себя, в Особом отделе так, в общем-то, пустяками занимаемся. И то время от времени.
   Порта понял мою шутку и весело погрозил мне пальцем. Забыв о приличиях, мы громко рассмеялись.
   - Без вас и наша работа не была бы полной, - в тон мне возразил Порта, смущённо озираясь по сторонам.
   - Это понятно. Если бы не мы, кого бы тогда вам приходилось трансформировать? А? Сидели бы вы со своей генетикой - сплошная рутина и никакой тебе психологии с психотерапией.
   - Это ты зря, - недовольно нахмурился Артур. - На самом деле - и это заметь очень даже хорошо - случаи трансформации личности у нас давно стали большой редкостью. Трудовое Братство преображается с каждым столетием, и в вопросах очистки психики от наследственных повреждений прошедших времён мы шагнули сейчас очень далеко. Дело генетиков - выделить в природе каждого человека лучшее, чтобы он мог передать это последующим поколениям. А мы занимаемся в основном профилактикой.
   - Знаю, знаю! - отмахнулся я, насмешливо щурясь. - Именно учёные-генетики и стояли у истоков физического преобразования человечества ещё на заре Мирового Воссоединения.
   - Да, - согласился Порта. - Тогда, как ты помнишь, по всей Земле отыскивались и отбирались самые здоровые, самые талантливые и физически совершенные дети. Именно они положили основу современного человечества. Учёные стремились закрепить генетические черты этих детей в их потомках, последовательно очищая наследственность каждого новорожденного от любого вредоносного влияния прежних времён. Ты знаешь, сколько всякого биологического мусора пришлось тогда вычистить генетикам из человеческой ДНК?
   Артур внимательно посмотрел на меня.
   - Почти два десятка фрагментов эндогенных ретровирусов, оставленных в нашем геноме прежними поколениями! - авторитетно заявил он. - Конечно, эти генетические паразиты не содержали информации о производстве каких-либо белков, но всё же они способны были бесконечно размножаться и приводить к вредным мутациям.
   - Получается, шёл своеобразный "селекционный отбор"? - невесело сказал я.
   - А что ты хочешь? Даже боги когда-то, вступая в связь с дочерьми человеческими, выбирали для себя самых красивых, чтобы передать свои наследственные признаки не абы кому, а родить по-настоящему "божественное" потомство! - Артур опять погрозил мне пальцем.
   - Тем не менее, и сейчас возможность проявления в любом человеке того же стремления к насилию вашим генетикам так и не удалось полностью исключить, - убеждённо заметил я.
   - Да, пока да, - с оттенком извинения признался Порта. - Но ты пойми, так называемая природа насилия закладывается в человеке ещё при внутриутробном развитии. После рождения же она закрепляется на теле человека в виде таких своеобразных рисунков - кожных узоров на ладонях рук и стопах. При помощи дерматоглифики нам теперь удается отслеживать детей с признаками ранимой и неустойчивой психики ещё в самом юном возрасте именно по этим рисункам. Специалисты обычно называют их дугами, петлями или завитками. Понимаешь, у нормальных людей все линии на обеих руках симметричны. А вот у людей имеющих склонность к отклонениям психики эти линии наоборот ассиметричны.
   - Выходит, стоит опасаться любого, у кого имеется подобный несимметричный узор на руках?
   Я без улыбки посмотрел на Артура Порта.
   - Да нет, что ты! - с беспокойством отмахнулся он. - Это совсем не значит, что они обязательно станут впоследствии какими-нибудь маньяками. Сейчас возможность такого совершенно исключена. Раньше подобным отклонениям психики способствовала отравленная социальная среда, детские обиды и затаённые комплексы, рождённые отсутствием любви со стороны взрослых или же жестоким обращением с детьми в раннем возрасте. Сам понимаешь, подобного сейчас нет и в помине. Но всё же, мы пристально следим за такими детьми. Обычно из них вырастают очень напористые и целеустремленные люди с хорошими организаторскими способностями... Кстати, таких людей довольно много в науке, - доверительно сообщил Артур. - Хотя особо беспокоиться на этот счёт, думаю, тоже не стоит.
   - Ты так считаешь?
   Я недоверчиво посмотрел на него.
   - Конечно! Для того мы с тобой и занимаемся своим делом. Недаром же символом Охранных Систем избран лебедь!
   - Знаю, знаю, - заверил я. - Мы должны уметь всегда отделять хорошее от плохого, как лебедь отделяет молоко от воды, принимая в расчёт только духовную ценность... Помню эти наставления ещё со Школы ОСО.
   - И заметь, это не пустые слова! - Артур по-обыкновению важно поднял к верху указательный палец. - Мы с тобой представляем справедливость, которой достойны все живые существа во Вселенной.
   - Тяжёлая обязанность, - угрюмо кивнул я. Поинтересовался: - Так ты считаешь, что мы с тобой и есть гарант психического здоровья общества?
   - Не мы, - возразил Порта. - Мы лишь "бдительные глаза" Трудового Братства. Есть люди поважнее нас с тобой. Это воспитатели, учителя и наставники. Вот их то усилиями, их кропотливым трудом, терпением и душевной заботой дети и обретают чистоту и доброту своих сердец. На этих людях лежат много более важные обязанности.
   - Да, наши дети сейчас уже совсем не те что, скажем, пару столетий назад. Они духовно выше и физически прекраснее предыдущих поколений, - согласился я с другом.
   - И из них вырастают вот такие вот дочери Земли, которые открыты и красивы, как настоящие богини! - снова загремел Артур и тут же спохватился, провожая восторженным взглядом стайку девушек в голубой форме ОРС.
   Те проходили мимо нас, искоса бросая в нашу сторону смешливые взгляды. Услышав слова моего друга, они дружно рассмеялись и через минуту исчезли за входными дверями здания Совета ОСО.
   - Да... - многозначительно протянул Порта, поворачиваясь ко мне. - Так о чём это я?
   - Думаю, о богинях, которые, как вижу, не дают тебе покоя. И из этого я заключаю, что ты всё ещё один... Верно?
   Артур замялся, опустив взгляд. Затем гордо вскинул голову и усмехнулся.
   - Ты, как я знаю, тоже пока не нашёл себе ту единственную и неповторимую. Так что в этом плане мы с тобой на равных.
   - Откуда это у тебя такие сведения?
   - Только не убеждай меня в обратном! - сразу предупредил Порта. - И не говори, что я ошибаюсь.
   - В общем-то, у меня есть на примете несколько кандидатур... - стараясь придать голосу уверенности, начал я.
   - Ого! Это интересно! - Артур даже приподнял одну бровь. - Так-таки и несколько? Позволь полюбопытствовать и кто же они? Если, конечно, это не секрет.
   - Сам знаешь, что от друзей у меня нет никаких секретов... А, что касается кандидатур...
   Я замялся.
   - Ну же, не томи!
   Видя насмешливый взгляд друга, я поспешно произнёс:
   - Да вот, хотя бы, Шома Ананд. Очень хорошая девушка!
   - Это та, что из Отдела Репликации Событий? - лукаво прищурился Артур. - Брось, Сид! По ней же "сохнет" Влад Стив. Кто об этом не знает? Ты же не станешь меня убеждать в том, что влюбишься в девушку, которую любит твой друг?
   Я опустил глаза. Неопределённо произнёс:
   - Иногда мы встречаемся с Коэной... Это, конечно, не любовь, но... Мы хорошие друзья и нам интересно друг с другом.
   - Коэна? - скептически хмыкнул Артур. - Ты имеешь в виду, ту девушку-волонтёра из Биологической защиты третьего сектора Австрало-Азиатского жилого пояса, по имени Коэна Митра? - осведомился он и недоверчиво сощурился. - Вы с ней встречаетесь?
   - Ты и её знаешь? - буркнул я.
   - А у тебя дружище оказывается плохая память! Кажется, мы вместе с тобой проходили стажировку в заповеднике на Борнео. Помнишь? Наблюдения за слонами-пигмеями...
   - Реки с жёлтой водой, прорезающие пальмовые плантации, носатые обезьяны... Конечно, помню, - грустно произнёс я, вспоминая годы юности, и вздохнул.
   Порта примирительно положил могучую руку мне на плечо.
   - Ладно! Не будем больше об этом. Дела сердечные - дела для меня неведомые. А знаю я о том, что мы с тобой оба... Как это называли наши предки? - Артур на мгновение призадумался. - Холостяки?.. Да, точно! Так вот, знаю я это потому, что мне об этом Громов рассказывал.
   - Громов? - встрепенулся я. - Ты виделся с Громовым?
   - Не далее, как полчаса назад. Кстати, тебя там давно все поджидают, - вспомнил Порта. - Должно быть, сейчас Торрена докладывает о последних происшествиях в нашем жилом поясе. Скоро уже перейдут и к общеземным сводкам... Ты никуда не спешил?
   - Спешил, конечно! А от Громова точно нагоняй получу...
   - Опять что-нибудь натворил? - Артур понимающе закивал головой. - Ладно, можешь не объяснять. Я тебя и так хорошо знаю. Давай, беги уже! А на Громова не серчай. Иван Вениаминович человек отходчивый. Поругает и забудет! - крикнул он мне уже вдогонку.
   Я махнул ему на прощание рукой, прыгая по лестнице через несколько ступенек и провожаемый удивленными взглядами окружающих.
   В кабинете Громова меня встретили все знакомые лица. Было, похоже, что сегодня здесь присутствовали все сотрудники отдела из нашего жилого пояса, хотя это было обычное ежемесячное совещание на тему текущих дел. Я поприветствовал собравшихся, и уселся в свободное кресло около Влада Стива, Ло Вэя и Тадеуша Сабуро. Влад тут же легонько пихнул меня локтем в бок и сделал страшные глаза. Произнёс одними губами: с ума сошёл?
   Я заметил, как наблюдавшая за нами, Мелита Виит не смогла сдержать улыбки и прикрыла рот ладонью, чтобы никто не заметил её неуместной весёлости. Но в золотисто-карих глазах девушки всё ещё продолжали искриться озорные смешинки, когда мы встретились взглядами. Она задорно тряхнула головой, взбивая короткие каштановые кудри, и лениво отвернулась. А я перевёл взгляд левее, где у самого стола сидела Рассела Хель. Та подпёрла твёрдый подбородок рукой и сосредоточенно смотрела на Юлия Торрену. Он, судя по всему, уже заканчивал свой отчётный доклад.
   Я снова посмотрел на Расселу. Круто вьющиеся на затылке девушки рыжеватые волосы трепал лёгкий утренний ветерок, свободно врывавшийся в распахнутые настежь голубые рамы больших окон, занимавших всю противоположную стену. Со своего места я видел только профиль Расселы - точёный и светлый, как мраморная статуя греческой наяды. Полноватые губы её едва заметно шевелились, словно она повторяла про себя слова Торрены... а может быть, пыталась его околдовать?
   "Она очень красива..." - почему-то подумалось мне, но я пугливо отбросил от себя эти мысли, вспомнив разговор с Артуром.
   - И последнее, - уверенно произнёс Юлий Торрена, - но, пожалуй, самое важное. Снова, как и год, назад, произошла авария на подводном руднике, в шестом секторе Афро-Американского жилого пояса. Это на западном побережье Южной Америки, недалеко от острова Пасхи. Там, как вы знаете, добывают рутил - окись титана. Почти километровая шахта рудника, спускающаяся вглубь донных скал, не выдержала огромного давления воды и дала трещину у самого основания. Не обошлось без жертв. Сотрудники Особого отдела данного жилого пояса уже организовали эвакуацию персонала рудника. Сводки о ходе спасательной операции поступают в Информационный центр Совета каждые четыре часа.
   - Может быть, им необходима наша помощь? - с беспокойством спросил Громов.
   - Нет, Иван Вениаминович. Там всё под контролем. К операции так же привлечены люди из местной Биологической защиты и горно-спасательной Службы Анд, - пояснил Юлий.
   - Это хорошо, - одобрил Громов.
   - Не понимаю, почему до сих пор не закроют этот рудник? - с неожиданной горячностью вмешался Тадеуш Сабуро. - Сейчас нет необходимости в добыче полезных ископаемых в том масштабе, в каком это делалось полторы тысячи лет назад. Мы давно овладели холодным ядерным синтезом, и наши учёные теперь могут получать атомы практически всех редких элементов из атомов самых "ходовых", так сказать. Например, водорода.
   - Не забывай, пока что эти технологии не развиты до промышленных масштабов, - спокойно напомнил Юлий Торрена. - Поэтому-то нам и приходится добывать многие элементы по-старинке. Даже на других планетах!
   - А мне непонятно другое, - возмущённо воскликнула Мелита Виит. - Почему туда вообще идут работать люди? Ведь, насколько я знаю, это уже не первая авария именно на таких рудниках.
   Девушка наклонила голову, метнув косой взгляд на Юлия, словно бы это он был ответственен за принятие подобных решений волонтёрами.
   - В этом ничего непонятного как раз нет, - откликнулся со своего места Влад Стив. - Хорошо известно, что туда, где труднее, всегда охотнее стремиться молодежь. Любой стажёр предпочтёт тяжелый физический труд или опасности спокойной и размеренной работе.
   - Здесь главный вопрос не в этом, - уверенно сказал Юлий Торрена. - Суть проблемы в том, что люди должны нести ответственность за свою работу всегда и везде. И прежде всего это касается инженеров, осуществлявших техническое обслуживание этих шахт. Они обязаны были не допустить даже возможности подобного происшествия ещё на стадии проектирования и строительства. Ведь авария произошла не на самом нижнем уровне, где все автоматизировано. Роботам не страшны ни перегрузки, ни давление. Да и потерять их означало бы, только утрату материальных ресурсов. Авария произошла на среднем, техническом уровне, где располагался пост управления и где находились живые люди.
   Заместитель Громова строго оглядел присутствующих, как будто ища несогласных с ним.
   - Как известно, эта часть шахты постепенно опускается всё глубже в океан, по мере углубления проходки подводной скалы. Поэтому инженеры должны были с особой тщательностью просчитать все параметры конструкции, обеспечивающие безопасный труд людей. Но кто-то, ответственный за это, проявил халатность и не выполнил свой профессиональный долг до конца.
   - Надеюсь, Кэй Ласс уже занимается этим вопросом? - полувопросительно, полуутвердительно произнёс Громов, требовательно глядя на Торрену.
   - Разумеется, - подтвердил тот. - Особый отдел шестого сектора Афро-Американского жилого пояса уже ведёт выяснение причин случившегося. ОРС так же подключился к установлению обстоятельств аварии и анализу этого происшествия.
   - Тогда я спокоен, - выпрямился Громов. - Хорошо зная хватку начальника Отдела Репликации Событий этого жилого пояса, могу сказать, что дело будет доведено до конца... Хотя виновных, думаю, искать им не придётся, - убеждённо добавил он. - Обычно люди сами признают свои ошибки... Конечно, если причиной аварии является чья-то ошибка.
   - Да, Горта Тави напористая женщина, - подтвердил Ло Вэй, сидевший справа от меня. - И проницательности ей не занимать. Мы с ней долго работали вместе, ещё в Южной Африке. Лучшего помощника в этом деле Кэй Лассу не отыскать.
   Громов посмотрел на говорившего, и едва заметная улыбка скользнула по его губам. Все хорошо знали, что Горту Тави и Ло Вэя давно и прочно связывает не только работа в системе ОСО.
   - Тем не менее, сегодня же вечером я сам отправлюсь на место и лично побеседую с Кэй Лассом об этом происшествии, - сказал начальник Особого отдела, как о чём-то окончательно решённом. - Земля не так велика, чтобы общаться только по визиофону и не повидать старого друга...
   - Вот, кстати, о внеземных происшествиях я попрошу нам рассказать руководителя Службы "Купол", Ло Вэя, - добавил он, приглашая того встать. - Раз уж он сейчас здесь, в Городе. А то эти "ангелы неба" порой гораздо дальше от нас, чем остров Пасхи. Когда ещё придётся пообщаться с ним вживую!
   Ло Вэй с готовностью поднялся со своего места. Коренастый руководитель Службы "Купол" чем-то походил на бамбукового медведя панду - добродушного и всегда невозмутимого. Его широкое лицо было сродни лицу древнего восточного божка, вырезанного из пожелтевшей от времени кости. Пригладив ёжик выгоревших на солнце волос короткой пухловатой рукой и откашлявшись, Ло Вэй уверенно начал:
   - Обстановка у нас в космосе на самом деле не совсем спокойная. Сообщество, несмотря на все наши усилия, продолжает время от времени нарушать Договорную Зону и вторгаться на окраины нашей Солнечной системы. Причём ведут они себя по отношению к нашим патрульным довольно нагло и агрессивно. Все ребята, конечно, проинструктированы и ни на какие открытые конфликты не идут, но и проникнуть дальше границ облака Оорта ракетопланам Сообщества не позволяют. За последний год нами предотвращено уже пять попыток нарушения Зоны, - озабоченно сообщил он.
   Все присутствующие тревожно переглянулись.
   - Не нравится мне эта статистика, Иван Вениаминович. Ой, как не нравится! - Ло Вэй покачал головой. - Что-то стоит за всем этим.
   - Что именно? - Громов пристально посмотрел в тёмные и узкие глаза руководителя службы "Купол".
   - Точно я, конечно, не могу сказать, - так же негромко и спокойно ответил тот, - но за всей этой активностью военных сил Сообщества чувствуется какая-то скрытая подоплёка... Они, словно проверяют нас на прочность и выдержку, как перед решающим ударом. Ясно ощущается их уверенность в успехе, как будто за их спинами стоит что-то такое, чего нет у нас... И это самое важное, на мой взгляд, обстоятельство.
   - Вы хотели сказать "предчувствие"? - поправил его Громов и потёр подбородок.
   - Да, пожалуй, это действительно самое важное... и самое тревожное на сегодняшний день, - после некоторого раздумья с убеждённостью сказал он, прохаживаясь вдоль окон. - Поэтому нужно быть начеку, особенно сейчас. От нас с вами зависит судьба Земли, судьба Трудового Братства. За нашими спинами живые люди - три миллиарда землян!
   Громов мог бы этого и не говорить. Все и так прекрасно понимали, какая ответственность лежит на плечах каждого из нас. Мы были для планеты щитом, оберегающим её от любых опасностей и угроз, дающим возможность каждому жителю Трудового Братства уверенно смотреть в будущее.
   - Хорошо, - подытожил Громов. - Я поговорю с Бехайлу Менгешей о необходимости повышения безопасности наших пилотов из "Купола". Он, как председатель Совета ОСО, должен выступить с инициативой о пересмотре позиции Трудового Братства в случае прямого конфликта с ракетопланами Сообщества. Третий закон Ньютона пока ещё никто не отменял. В отношениях с Гивеей, на мой взгляд, он будет лучшим решением возможных проблем... Хотя, конечно, без всеобщего обсуждения данного вопроса нам не обойтись.
   Громов выпрямился, оглядывая всех присутствующих орлиным взором.
   - Итак, ребята! На сегодня это пожалуй всё. Думаю, у каждого из вас есть чем заняться в ближайшее время? Будьте на связи. До встречи!
   Мы с Владом поднялись со своих мест и, как все, не спеша направились к выходу.
   - Где тебя носило? - негромко поинтересовался Влад, легонько подталкивая меня к дверям. - Не можешь ты не опаздывать на важные совещания! Что вчера плохо спалось? Вроде бы мы с тобой рано разошлись по домам. Или ты кого-то встретил по дороге?
   Я припомнил, как вчера весь вечер мы бродили с ним по Городу, любовались цветными фонтанами на площади Театральных Искусств, вдыхали аромат Открытых оранжерей на проспекте Сиреневых Рос, сидели в тихих аллеях на берегах ступенчатых озёр недалеко от Большого Водного Стадиона. Неспешная вечерняя жизнь манила окунуться в неё с головой. Люди собирались на отдых небольшими группами. Кто-то уединялся в укромных и живописных местах; кто-то спешил на спортивные площадки; иные встречались на открытых ветру и небу театральных подмостках. Увлечённые беседы и жаркие споры сменялись увлекательными спортивными состязаниями или просмотром красочных и захватывающих представлений, в которых мог поучаствовать каждый желающий. Такие постановки, наполненные красивой музыкой и танцами, грациозной пластикой тренированных тел и острыми эмоциональными переживаниями, всегда привлекали всеобщее внимание, даря людям радость сопричастности к живому искусству.
   Влад потащил меня на одно из новых представлений - эпическое и грандиозное повествование, в живых красках и звуках эйдопластического фильма. Оно называлось "Покорители Вселенной". На экране большого летнего зала, укрывшегося в глубине тихого кленового парка, совсем как реальные в трёхмерной пластике, появлялись далёкие звёздные острова. Уверенной поступью первопроходцев ступали там люди Земли, влекомые к далёким звёздам радостным устремлением к новому знанию, неся иным мирам чистоту своих помыслов. Пожалуй, нечто подобное я видел только во время традиционных праздников на Большом Водном Стадионе - ликующий азарт молодости, океан красоты и здоровья. Даже светлячки, витавшие в тихом вечернем воздухе, добавляли этому красочному видению особого изящества, мерцая и вспыхивая в темноте, как живые звёзды.
   Когда мы выходили из зала на просторы проспекта Памяти, Влад многозначительно заметил:
   - Нет, с приходом в кино эйдопластики, а позднее и нейро-рецепторных модулей сопровождения картины смотреть стало просто невозможно.
   - Почему? - удивился я. - Анализаторы твоей нервной системы не справляются с потоком внешних раздражителей?
   - Справляются. Дело тут совсем не в этом. Кино сегодня стало совсем другое.
   - Можно подумать, ты видел в своей жизни какое-то иное кино! - усмехнулся я, глядя на него.
   - Конечно, видел! - пылко воскликнул Влад. - Есть специальный сервер Информационного Центра, где хранятся старые фильмы, оставшиеся ещё с двадцатого века. Настоятельно советую тебе посмотреть их. Есть там очень добрые, душевные фильмы, сохранившиеся в Западно-Сибирской коллекции. Они хоть и незамысловатые, но люди в них мечтают о такой жизни, как наша. Они стремятся к ней всей своей душой!
   Влад посмотрел на меня как-то по-особому грустно и задумчиво. Я ничего не ответил ему, расправляя грудь и вдыхая свежего ночного ветра...
  
   Вот и сейчас Влад стоял передо мной, и смотрел всё тем же взглядом, словно старался заглянуть в самую мою душу.
   - Никого я не встретил. Не в этом дело... - промолвил я, собираясь объяснить ему причину своего опоздания, но в это время Громов окликнул меня.
   - Сид! Задержись ненадолго, пожалуйста.
   Начальник Особого отдела повернулся к окну, задумчиво созирцая площадь внизу. Я взглянул на друга. Тот пожал плечами и, кивнув в сторону Громова, шепнул мне на самое ухо:
   - Я подожду тебя внизу.
  
  
  
  
  
  
   "Не думайте, что я пришел принести мир
   на Землю. Не мир пришел я принести, но меч"
  
   Иисус Христос
  
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
  
   ПАДШИЕ БОГИ
  
  
  
   Когда в кабинете остались только мы вдвоём, я негромко произнёс:
   - Иван Вениаминович! Я, конечно, виноват за своё опоздание... Но если вы думаете, что я... В общем, я хочу сказать...
   - О чём ты? - Громов повернулся ко мне, и во взгляде его застыло удивление. - Ах, да! Ты об этом? - спохватился он, словно только сейчас расслышав мои слова. - Что ж, меня, разумеется, радует твоя сознательность, хотя раскаяние как всегда запоздалое.
   Прищурившись, он смотрел на меня, как мне показалось, оценивающе. Затем прошёлся по кабинету, по-обыкновению сложив длинные худые руки на груди.
   - Но я, собственно, попросил тебя задержаться не за этим... - наконец заговорил он, снова останавливаясь около одного из окон.
   - Не за этим? - переспросил я. - Тогда что-то случилось?
   Я не спускал с него глаз. Казалось, Громов испытывал некоторую нерешительность, как будто он боялся заговорить со мной о чём-то важном, обдумывая стоит ли посвящать меня в это.
   - Понимаешь какое дело... - нарушил молчание Громов, облокотившись плечом о выступ стены и опустив руки. - Ты слышал что-нибудь о научной программе "Тени Предков"?.. Да ты садись, садись! Разговор у нас будет долгий. - Он вежливо кивнул в сторону кресел у стола.
   Я сел в одно из них и посмотрел на своё отражение в глубине чёрной полировки столешницы.
   - Так, в общих чертах. Только то, что говорят о ней в общеземных новостях. Я слежу за научными открытиями, но, возможно, здесь что-то и упустил... Ведь это одна из новых археологических программ Академии Пределов Знания? Кажется, какие-то раскопки в Антарктиде... Или я ошибаюсь?
   - Ну, в общем-то, ты не совсем далёк от истины, - откликнулся Громов, подходя к столу и садясь в кресло напротив. - Академия Пределов Знания действительно запустила этот научный проект, хотя у истоков его стояли совсем давнишние археологические исследования. Началом же всему послужила другая научная программа. Я имею ввиду создание над обеими полюсами искусственных солнц из ядерных отходов прошлых эпох. Хотя планетарная катастрофа на заре нового времени и сдвинула земную кору, высвободив Антарктический материк на две трети от ледяного панциря, но регулирование климатических зон потребовало от нас дополнительных усилий. Вот тогда-то и появились в Антарктиде первые научные экспедиции и археологам удалось обнаружить там древнейшие мегалитические постройки. Их частично раскопали на восточном берегу континента, вдоль семидесятой широты, на Земле Королевы Мод и Земле Уилкса, а так же на западном берегу, на Земле Элсуэрта, и даже на Полярном плато...
   - Правда, всё это случилось почти двести лет назад, - с лёгкой улыбкой добавил Громов. - Так что, эта программа исследований давно приобрела особый статус для Академии, поэтому наши учёные с некоторых пор ведут планомерные раскопки на шестом континенте, находя там всё новые и новые артефакты.
   - Понятно.
   - К тому же интерес научного сообщества к этому континенту был подогрет ещё и тем, что здесь в тоже самое время, вместе с древними артефактами, была обнаружена и секретная база фашисткой Германии времён двадцатого столетия - так называемая "Базу 211". В своё время, о её существовании ходило очень много слухов и споров. Ещё со времён окончания Второй Мировой войны. Но ты, наверное, знаешь об этом.
   - Да. Помню, читал кое-что ещё в школе. Если не ошибаюсь, история эта тянется с середины двадцатого столетия... Кажется, с лета тысяча девятьсот сорок пятого года.
   Я потёр лоб, старательно припоминая обрывки информации.
   - Да, точно! Тогда со слов экипажей немецких подводных лодок, сдавшихся в плен властям одной из Южно Американских стран, стало известно о планомерном исследовании Антарктиды фашистами. Кажется, у них для этого была разработана даже целая операция...
   - Верно. Операция эта называлась "Валькирия 2", - подсказал Громов. - Якобы ещё с тридцать девятого года в Антарктиду завозилось горнопроходческое оборудование, и другая техника: рельсы, вагонетки и даже огромные фрезы для туннельных работ. Интерес к этому вопросу в те времена был подогрет ещё и фактом бесследного исчезновения после войны тысяч высоко-квалифицированных немецких специалистов и сотен подводных лодок из флота Германии.
   - Мне вспоминается, что был ещё один странный случай, произошедший, кажется, уже после окончания войны. Один тогдашний адмирал получил приказ уничтожить фашистскую базу в Антарктиде, но он потерпел сокрушительное поражение от странных "летающих тарелок", выныривавших прямо из воды и сжигавших всё таинственными лучами... Так всё это, в конце концов, подтвердилось?
   Я с смонением посмотрел на Громова.
   - Почти. - Начальник Особого отдела сложил на столе сцепленные пальцы и без улыбки посмотрел на меня. - А ты, оказывается, неплохо осведомлён.
   - Наверное, просто хорошая память, - скупо улыбнулся я.
   Громов благосклонно наклонил голову и продолжал:
   - Так вот, после таяния антарктических льдов стал очевидным факт существования прежде на континенте огромных подземных озёр. В них температура воды никогда не опускалась ниже плюс восемнадцати градусов. Из этих озёр, когда-то образовавших подо льдом громадные полости, вытекали целые реки, которые за тысячи лет пробили во льдах и в земле длинные туннели. Этими-то туннелями и воспользовались фашисты, чтобы сделать на полярном континенте секретную цитадель, где они в конце войны проводили различные научные эксперименты. Ты же знаешь, какой интерес проявляла верхушка Третьего Рейха к древним сакральным знаниям, и даже посылала в Тибет специальную экспедицию с целью получения тайных манускриптов из Шамбалы...
   - И что, немцам удалось их найти? - удивился я.
   Громов посмотрел на меня из-под низких белёсых бровей: загадочно и холодновато.
   - Ты не помнишь, когда в Трудовом Братстве был построен первый гравиплан? - вкрадчиво спросил он, опустив взгляд на свои сцепленные на столе пальцы.
   - Точно сказать не могу. Кажется, около двух веков назад... Постойте, постойте! - спохватился я. - Уж не хотите ли вы сказать, что этим изобретением мы обязаны находкам на фашисткой "Базе 211"?
   - Ну, не совсем так, - мягко улыбнулся Громов. - Технология появилась у нас ещё на заре Мирового Воссоединения. Но кое-какие наработки были и у фашистов. Например, идея антигравитационного летательного аппарата. Так что мы воспользовались некоторыми идеями немецких учёных. Ведь нам в руки тогда попали чертежи и экспериментальные образцы уникальной двигательной системы. В ней специальный дисперсионный диск, охлажденный до минус ста шестидесяти семи градусов Цельсия, помещался в элетромагнитное поле, заставлявшее его вращаться. А при достижении скорости в три тысячи оборотов в минуту предметы, помещённые над этим вращающимся диском, начинали терять свой вес. Таким образом, создавалась антигравитация... Впоследствии, наши учёные усовершенствовали эту систему и теперь она используется при создании гравипланов, а так же магниторов и магнитных поездов, на которых мы все ездим по нашей планете... Да что я тебе это объясняю! Ты и сам во всём прекрасно разбираешься.
   В уголках глаз Громова застыли смешливые морщинки.
   - А ещё мы позаимствовали идею трансмутации металлов... Вообще, на этой самой "Базе 211" нашлось очень много прелюбопытных вещей... А зачастую и просто опасных, таких например как психогенератор, который фашисты использовали для экпериментов по психозомбированию. Кроме того, фашисты вывезли туда в своё время уникальную коллекцию эзотерических книг - сто сорок тысяч томов, собранных ими по всей Европе... Но мы с тобой отвлеклись от главной темы, ради которой я задержал тебя здесь и отнял твоё время, - спохватился Громов. - Так вот, что я хочу сказать. Сейчас исследования, проводимые в рамках программы "Тени Предков", не ограничиваются только изучением Антарктиды, хотя она и остаётся первоистоком всего. Внимание археологов ныне приковано к таким очагам древности, как плато Гизы на территории Северной Африки, полуостров Юкотан и Анды в Южной Америке, а так же к долинам рек Инд, Тигр и Евфрат.
   - Вы хотите, чтобы я присоединился к этим исследованиям в качестве помощника археолога? - осторожно предположил я. - Но у меня нет для этого ни соответствующих знаний, ни опыта. Вряд ли я смогу быть полезен Академии... Думаю, это наказание будет скорее не для меня, а для экспедиции учёных, работающих по этой программе.
   - А ты уже решил, что это наказание? - снова сощурился Громов, и в уголках его губ заиграла знакомая мне лёгкая насмешка. - Ты, к примеру, знаешь, какие основные задачи ставит перед учёными программа "Тени Предков" на сегодняшний день?
   - Нет. Но, думаю, Академия Пределов Знания не стала бы придавать ей столь большое значение, если бы задачи были малозначимыми для Трудового Братства.
   - Этих задач три, - продолжал Громов, словно не расслышав моих слов. - Во-первых, необходимо твёрдо установить или опровергнуть существование на Земле, задолго до начала истории известной нам человеческой цивилизации, которая насчитывает около шести-семи тысяч лет, намного более древней протоцивилизации. История её, возможно, уходит своими корнями далеко-далеко в прошлое, и воспоминания об этом прошлом остались в нашей коллективной памяти лишь в виде смутных теней. Эту цивилизацию условно можно назвать Атлантидой, Лемурией, Гипербореей или страной Му, - как кому будет угодно. Название существенного значения в данном случае не имеет. Вопрос стоит так: кто мы на самом деле и откуда пришли? А, значит, и куда мы можем прийти? Не помня своей настоящей истории, какое будущее мы можем создать для своих детей, внуков и правнуков? Если же существование такой древней человеческой цивилизации подтвердится, тогда мы сможем с уверенностью сказать, что прежние наши представления о постепенном восхождении человечества от простого к сложному были в корне не верны. Историческое движение превратится из спирального в поступательно-возвратное.
   - А если это не подтвердиться?
   - Тогда будут правы те учёные, которые опираются на древние мифы, рассказывающие нам о совсем другой истории. О временах, когда людьми правили некие "боги", пришедшие на Землю с неба. Именно они, согласно всем мифам, создали самого человека, а затем передали ему часть своих знаний, установили для него религиозные воззрения и государственные нормы. Именно они научили человечество земледелию, скотоводству, плавке металлов и многому другому. Если всё это действительно было так, тогда нам придется признать, что человек - существо слабое и мало на что пригодное, созданное когда-то другими высокоразвитыми разумными существами с определённой целью - для служения и подчинения. Мы были подвластны этим "богам" на протяжении тысяч лет, и все наши великие деяния, свершения и открытия - не более чем копирование, вспоминание давно утраченных знаний. Если хочешь, жалкая попытка подопытного животного выкарабкаться из устроенной для него его хозяевами клетки. Попытка доказать самим себе свою значимость для вселенной, почувствовать себя равными тем самым "богам", давно ушедшим с Земли. Но, получается, что самостоятельно дальше этой самой "клетки" нам всё равно никогда не прыгнуть, никогда не сравняться с нашими создателями...
   - Вы это серьёзно? - изумился я.
   Громов крепко сцепил пальцы сложенных на столе рук и слегка наклонил набок голову, щуря усталые глаза от отблесков солнца.
   - Вполне. Но из этого вытекает и более значимая задача: найти пути и возможности освобождения из этого тысячелетнего плена. Недаром же человек создавался по образу и подобию тех самых пришельцев, которых воспринял, как своих богов. Значит, изначально они заложили в нас те же глубины возможностей и способностей, которыми обладали сами, и которые остаются для нас всё ещё непознанными. Эти возможности каждому из нас обязательно следует развить, чтобы все мы смогли подняться до уровня тех самых "богов", стать равными им и так освободиться от их власти. Опасаясь конкуренции во вселенной, наши создатели, видимо, затормозили наше развитие, скрыли от нас пути к достижению того же бессмертия где-то в глубинах нашей генной структуры, ограничили в нас развитие третьей сигнальной системы. И если нам удастся активировать некие тайные "ключи", заложенные в ДНК человека, тогда мы сможем добиться невероятного всплеска всех своих способностей. Или, наоборот, уничтожив эти "ключи", мы станем свободными от невидимого нам, но неокончившегося рабства. И это уже само по себе даст толчок к новому развитию, поставит человечество на совсем иную ступень во вселенской эволюционной иерархии.
   - Это напоминает мне старую легенду о Вавилонской башне, когда люди захотели достичь небес, чтобы сравняться с богами... Мы тоже хотим построить такую башню? - с лёгкой насмешкой спросил я.
   - Почему бы и нет? - выпрямился Громов, спокойно глядя на меня. - Только такая "башня" приведёт нас гораздо выше, чем пресловутые "Небеса".
   - О чём это вы? - не понял я.
   - Я говорю о способностях человечества освоить новые, доселе неведомые миры за пределами нашей материальной вселенной. Тонкая связь тела и души, приоткрытая для нас нашими энерготерапевтами, сделала возможными первые шаги по тропинке, ведущей в эту удивительную вселенную духовно-нематериального мира. Лишь там мы сможем достичь поистине беспредельных возможностей - сможем получить безграничное знание и обрести для себя подлинное бессмертие и духовную силу!
   В холодных глазах Громова мелькнула лёгкая грусть.
   - Человеческая жизнь по-прежнему слишком быстротечна, Сид. У нас долгое детство, когда, кажется, что впереди тебя ждёт беспредельный простор времени для деяний и творчества. Но стоит только переступить порог зрелости, как время начинает свой стремительный и неудержимый бег, оставляя нам всё меньше и меньше возможностей для свершения задуманного...
   Его слова пробудили в моей душе нотки тоскливой печали, слившиеся с всегдашней бодрой весёлостью уверенного в своём будущем человека. И эта новая - слегка тревожащая и в тоже время будоражащая - мелодия заполнила меня до краёв, заставив по-иному взглянуть на сказанное Громовым.
   - Научившись совершать путешествия из мира в мир, - продолжал он тем временем, - мы шагнём в такие дали, о которых никто из самых отчаянных смельчаков науки даже не смел мечтать! И эта задача сегодня для нас третья по счету, но не по значению... Ты понимаешь всю важность её для человечества?
   Он остановил на мне пристальный взор.
   - Мир вокруг нас, а вместе с ним и мы, устроен не так, как нам кажется на первый взгляд, - с той же едва уловимой грустью продолжал Громов. - Если нам удастся шагнуть за пределы возможного, тогда, пусть и в отдалённом будущем, наши потомки смогут воспользоваться плодами этих наших открытий. Представь себе, что когда-нибудь они смогут возрождаться снова и снова, подобно легендарному Фениксу. Такой переход из областей материального в духовное, и обратно позволит нам познавать тысячи вселенных, находящихся за границами нашего сегодняшнего понимания. На смену ограниченности нашего логизированного сознания придёт совершенно иное, интуитивно-абстрактное мышление, не делающее отдельные открытия, а априорно знающее всё. Мы сможем, наконец, сменить саму научную парадигму, давно и безвозвратно устаревшую.
   - Вы думаете, такое возможно? - заинтересовался я.
   - Конечно! Ещё древние китайские учения, такие как даосизм, говорили о том, что в человеке уже заложено априорное знание обо всём, поэтому "мудрствование" противоречит некой естественной разумности и естественному ходу вещей. Путь человека не отличен от пути мира. Человек знает столько же о мире и о себе, сколько вообще содержится в нём информации. Лао-цзы утверждал, что мудрецы - последователи книжного знания - лишь преумножают глупость мира, в то время как человек, слившийся с универсальным путём и законом всех вещей Дао, сполна обладает всем. При этом он находится в состоянии "недеяния", потому что активно не вмешивается в мир и даже не познает его так, как это делали раньше и делаем мы сейчас - накапливая и обдумывая информацию. Если мы и дальше будем идти путём духовного развития, то сможем создать особую высокоразвитую культуру, которой ещё не знало наше человечество. Эта культура будет делать упор не на развитие техники, а на трансцендентацию сознания. Мы перешагнём уровень механизмов и будем способны решать все свои проблемы максимальным развитием сознания. Ведь возможность черпать знания из самых глубин Вселенной делает ненужным всякие механизмы, потому что многих вещей можно достичь лишь усилием сознания. А это уже другой тип реальности, другой тип знания. Мы даже сможем выйти за пределы человеческой оболочки и слиться с мирской естественностью. И передача самого знания станет иного типа. Сейчас мы познаем мир поэтапно, послойно, заранее признав, что нельзя познать "всё и сразу". Это во многом связано с процессом обработки информации. Новый тип познания будет невербальный, внесловесный и даже внеобразный. У нас появиться возможность приобщаться непосредственно ко всей мудрости сразу лишь путем интуитивного проникновения.
   - Такое непосредственное слияние со знанием можно встретить в доктринах многих религиозных систем, - заметил я. - Там оно именуется "божественной мудростью" или "благодатью".
   - Ты прав, - согласился со мной Громов. - И все они несопоставимо превосходят всякие выученные знания. Если же нам удастся достигнуть такого уровня развития, это повлечёт за собой и изменения в самой системе обучения детей. Уже не будет необходимости в школах или других учебных заведениях, в которых словесным образом объясняют "мудрость жизни". Человек будет способен практически сразу приобщаться ко всем знаниям. А вслед за этим отпадёт и необходимость в письменности и, возможно, даже в самой речи. Всё это заменит телепатический контакт. Для передвижения в пространстве уже не нужны будут никакие приспособления. Телепортация станет столь же естественной и привычной, какими сейчас для нас являются гравипланы и ракетопланы. Если же человек, освоив духовно-нематериальную вселенную, в конце концов, достигнет способности воспроизводить себе подобных не физически, а на уровне духа...
   Громов умолк. Я заметил в его глазах несвойственное ему волнение.
   - Ты знаешь, мне трудно сейчас об этом даже говорить, - откровенно признался он спустя некоторое время.
   Сейчас я был взволнован, пожалуй, не меньше него. Я силился представить себе ту пропасть пространства и времени - или чего-то иного, о чём я даже не в силах был пока помыслить - неожиданно разверзгшуюся перед моим мысленным взором. И голова моя закружилась, словно я действительно встал на краю таинственной безграничной бездны, в глубинах которой скрывалось наше неведомое будущее.
   - Но ведь это полностью изменит весь наш мир, каким мы его знаем на протяжение тысяч лет! - ужаснулся я. - Всё, к чему стремилось наше сознание всё это время!
   - Безусловно, - спокойно отозвался Громов. - Мир и так постоянно и неуклонно меняется. В наших силах лишь направить эти изменения в нужную нам сторону. Раньше люди априорно полагали, что развитие сознания должно обязательно реализовываться в создании так называемых материальных благ. Считалось, что человек, прежде всего, должен направлять свои силы на обеспечение комфортных условий жизни, улучшение питания, изготовления орудий труда, машин, одежды и прочих малозначимых вещей. На самом деле подобные мысли отнюдь не бесспорны.
   - Вы полагаете?
   - А ты нет?
   Громов посмотрел на меня сквозь припухшие веки.
   - Подумай сам, ведь мы давно стараемся идти другим путём. В самом деле, разве блестящий мыслитель или философ пытается объективизировать свои размышления в изготовлении механизмов или орудий? Нет. Их мозг работает иным, зачастую непостижимым для простых людей образом. Разве они вообще обязаны что-то делать?.. А ведь основой всего нашего общества давно стало именно творчество. Но творчество не сопоставимо с понятием производительности труда. Работа духа производит намного больше, и одновременно намного тоньше, неуловимее, нежели физическое действие. И неслучайно, что духовное развитие и осознание мистического опыта внутри себя - кстати, заметь, черта, присущая только человеку! - могут отпечататься во времени лишь в виде некоего духовного импульса.
   Громов порывисто встал и прошёлся по кабинету, заложив руки за спину.
   - Я говорю всё это потому, - продолжал он, - что изучая древние письменные и культурные источники, наши учёные столкнулись со следами подобного духовного импульса, который дошёл до нас в форме тайного мистического знания. Это знание было хорошо известно нашим далёким предкам, но всегда воспринималось прежней наукой, как иррациональное и малозначимое. Если же вдуматься, то такая "память" намного более надёжная, чем черепки и останки костей, потому что она несёт в себе саму суть развития той самой протоцивилизации. Но то, что было для неё вполне естественным, каждодневным и нормальным, впоследствии превратилось для людей в тайное и эзотерическое знание, доступное лишь в моменты высших откровений. Приблизившись же к этому знанию и раскрыв его для себя, мы сможем сравняться с самими богами и достигнуть всего того, о чём я тебе здесь говорил.
   - И для этого есть уже какие-то предпосылки? - взволнованно осведомился я.
   - Безусловно. Некоторые учёные давно изучают области этих знаний и, судя по всему, имеют внушительные успехи. Настолько внушительные, что мы уже сейчас можем говорить о необходимости переосмысления всей морально-этической основы нашего общества в соответствии с этой новой концепцией развития.
   Громов замолчал, не спеша прохаживаясь по кабинету и время от времени поглядывая в распахнутые настежь окна. Я напряжённо обдумывал сказанное им. Наконец, с готовностью посмотрел на начальника Особого отдела.
   - Согласен, задачи действительно грандиозные и важные, и Академия Пределов Знания без сомнения сделала правильный выбор в научных изысканиях на ближайшие столетия... Вот только никак не могу понять, Иван Вениаминович, чем всё-таки я могу быть здесь полезен для Академии?
   Громов остановился около дальнего угла стола и долго молча, смотрел на меня. Сейчас мне снова показалось, что он не решается заговорить со мной о чем-то самом главном.
   - Ты, как всегда, спешишь докопаться до истины? - наконец заговорил он. - А ведь есть ещё и четвертая задача, без которой первые три могут так и остаться для нас невыполнимыми...
   - О чём это вы? - не понял я.
   - Разве ты не уловил главную суть из всего того, что я тебе сказал? Главное это получение знания! - спокойно объяснил Громов.
   - Знания? Ясно, - буркнул я. - И что именно нас интересует?
   - Если говорить языком мифов, то "знания богов", которыми обладала та самая протоцивилизация, и которое было столь велико, что во многом превосходило наши сегодняшние передовые научные познания. Попади такое знание к нам в руки, мы без труда овладеем всеми теми безграничными возможностями, о которых я тебе только что рассказывал. И люди, работающие по программе "Тени Предков", вплотную подошли к изучению источников этого знания: как здесь, на Земле, так и на марсианских раскопках.
   Громов умолк, задумчиво глядя в пространство перед собой.
   - Но есть ещё одно знание, - через некоторое время продолжал он, - которое может пригодиться нам не только для созидания...
   - О чём это вы? - насторожился я.
   Глаза Громова, похожие на кусочки синего льда, остановились на мне. В глубине их сквозила тоскливая печаль, пробивавшаяся сквозь всегдашнюю твёрдую решимость.
   - Ты, наверное, слышал ещё по школьной истории, что есть множество легенд и мифов, говорящих о войне между богами? - словно размышляя, произнёс он. - Упоминания об этой войне мы находим и в египетских преданиях, и в текстах шумерских клинописных табличек, и в индийских Ведах. Война эта велась во времена, когда прежний мир - "Золотой Век" - был разрушен стихиями и расколот противоборством двух враждующих лагерей богов. Та древняя война была сокрушительной и всеуничтожающей.
   Громов подошёл к одному из окон и встал в полосу солнечного света, с наслаждением подставляя лицо порывам летнего ветра, врывашимся в помещение. Затем не спеша прошёлся вдоль стены с экранами внешней связи, меряя шагами расстояние от окна к столу и обратно, продолжая свой рассказ.
   - Примеров этой войны в мифах множество. Это и битвы между богами Тескатлипокой и Кецалькоатлем в Мезоамерике, сражения между древнеегипетским богом Сетхом и богом Гором или противоборство между шумерскими Энки и Энлилем. Следы этих битв хорошо прослеживаются и в Андах, и на Юкотане, и в Междуречье, и на Индостане. Особенно хорошо они видны в Южной Америке. Достаточно вспомнить хотя бы известные руины Пума Пунку недалеко от древнего города Тиауанако или развалины Каласасайи. Есть так же явно взорванный в незапамятной древности "храм" в Саксайуамане, как и странные руины Кенко в долине Куско...
   Громов снова сел к ресло напротив меня. Его слегка прищуренные глаза не спеша ощупывали поверхность стола, словно он хотел разглядеть в глубине тёмной полировки отражения давно минувших событий древности. Наконец, он сказал как бы в раздумье:
   - Кстати, руины Кенко лично у меня, оставили впечатление какой-то древней научной базы... а возможно, и базы военной. Скалы там изрезаны причудливыми нишами различной формы, глядя на которые так и напрашивается вывод, что когда-то в них располагалось какое-то оборудование. А подземная часть комплекса очень похожа на защитный бункер, в котором тоже предостаточно вырезанных в скале ниш, каменных "кресел", "диванов" и "столов".
   Громов посмотрел на меня, словно ожидая поддержки своих мыслей. Но я никогда не был в Кенко и мне было трудно судить об этом.
   - Можно было бы припомнить и разрушенные кем-то чульпы в Силустане. А чего стоит древняя цитадель Саксайуаман, расположенная к северу от Куско! - заявил он. - Как считают учёные, ярусы из мощных зигзагообразных мегалитических стен там когда-то явно служили для гашения взрывных ударных волн путем интерференции.
   - Вот это действительно любопытно! - немного оживился я.
   - Ещё бы! Учёные так же считают, что этот загадочный объект глубокой древности служил своеобразным военным полигоном, где испытывалось какое-то неизвестное нам и очень разрушительное оружие. При этом, внимательно анализируя мифы различных регионов нашей планеты, можно без труда заметить, что речь в них идёт об одних и тех же событиях давно забытой, канувшей в лету истории. И совсем не важно, какие имена богов фигурируют в этих мифах, какие земли описываются расказчиками.
   Громов задумчиво постучал пальцами по крышке стола. Сказал, взглянув на меня:
   - Знаешь, что меня особенно заинтересовало во всём этом? Я узнал, что Саксайуаман можно перевести, как "насытившийся сокол". Инки, впоследствии пришедшие в это место, тоже почитали сокола, как священную птицу. Но любопытно другое: если продолжить параллели на Древний Египет и вспомнить, что бог Гор, сын Осириса, всегда ассоциировался у египтян с соколом, и помимо всего прочего, он отвечал за оружие "богов", то можно прийти к мысли, что выводы наших учёных о связи объектов в Тиуанако именно с древней войной верны...
   - Вполне возможно, - пожал я плечами. - Вы считаете это таким уж важным?
   - С точки зрения истории? Конечно! Ведь речь идёт о борьбе между богами именно за человека. Вернее сказать, в той далёкой древности сошлись два антагонистических лагеря в борьбе за покровительство над ещё незрелым человечеством, и от исхода этой борьбы зависела вся дальнейшая судьба нашей Земли. Надеюсь, в школе на уроках истории религий ты был внимателен? Тогда ты должен помнить, что одержать победу над своим дядей молодому богу Гору помогло оружие, которым он владел. Ведь согласно древнему преданию именно на земле Древнего Египта сын Осириса основал первую "божественную кузницу", где изготовлялось то самое уникальное оружие из "божественного железа" - "бжа", как называли его древние египтяне. И там же Гор сформировал армию "месину" - "Железных Людей", которую вооружил этим самым "божественным железом". Как гласят легенды, только благодаря этому Гор добился успехов в противостоянии с Сетхом.
   - "Железные Люди"? О ком это? - заинтересовался я. - Неужели о боевых роботах?
   Громов посмотрел на меня так, словно знал ответ на мой вопрос.
   - Вполне возможно. На стенах храма Эдфу они изображены с обритой головой, в короткой тунике, с широким обручем на шее и с оружием в руках. Если допустить, что обруч это некое управляющее устройство, то твоё предположение о роботах может быть вполне логичным. Но упоминание некоего "божественного железа", из которого изготовлялось оружие богов, можно обнаружить не только у древних египтян. В индийских легендах и мифах говорится об одном из семи богов - Адитьев - по имени Твашар, который был ремесленником остальных богов. Из "сверкающего небесного металла" - "божественного железа" - выковал он для бога Вишну волшебный диск, для Рудры сковал его трезубец, для бога Агни изготовил "огненное оружие", а для Индры "грозовую молнию". Из этого же "железа" изготавливались и "воздушные повозки" богов.
   - Интересно, чем таким особенным отличался этот "небесный металл"? - заинтересовался я. - Вот бы получить его кусочек для образца!
   - Да, было бы любопытно взглянуть. - В уголках глаз Громова собрались смешливые морщинки. - Но главное для нас не в этом. Что это было за таинственное оружие? Вот основной вопрос, на который сейчас уже трудно ответить что-либо определённое. Но мы можем проанализировать те многочисленные данные об этом оружии, имеющиеся в древних текстах, и на основании их вывести для себя некое обобщенное представление. Здесь, кстати, будет уместно вспомнить и про фашистских главарей, которые, организовывали свои экспедиции на Тибет, - напомнил начальник Особого отдела. - Судя по всему, они искали там именно следы того самого "оружия богов", сведения о котором могли сохраниться у ариев пришедших когда-то на территорию Индостана. И поиски нацисты, судя по всему, были не безуспешными. Многое, чего смогли добиться немецкие учёные и инженеры, начиная от ракет и заканчивая летающими дисками, далеко опережало знания и возможности других держав того времени. Эти разработки, скорее всего, были результатом переосмысления знаний, полученных из древних текстов, описывающих войну богов.
   Громов задумчиво посмотрел на широкие полосы солнечного света, лившегося через окна.
   - Так вот, - продолжал он. - Эти древние тексты довольно противоречивы, потому что пытаются описать сложные научно-технические образы при помощи заведомо нетехнического языка. И, тем не менее, во многих мифах всё же можно отыскать немало очень интересной информации. К примеру, если мы начнём изучать предания Древнего Египта, то можем в общих чертах представить себе некоторые характеристики древнего оружия.
   Громов потёр подбородок, словно припоминая что-то. Затем покачал головой и достал из стола тонкий лист электронного справочника.
   - Извини старика, но память уже не та, - улыбнулся начальник Особого отдела. - Надеюсь, ты позволишь мне воспользоваться помощником?
   Он развернул лист справочника, как лист обыкновенной бумаги и стал неспеша читать светящийся текст, появившийся на экране:
   - "Высоко в небесах, из Крылатого Диска, увидел он врагов и напал на них сзади. Из передней части он выпустил Бурю, которую они не видели глазами и не слышали ушами. И в один миг все они были мертвы, и никто из них не остался жив..."
   Громов поднял на меня загоревшиеся азартом глаза.
   - Правда, любопытно? Описание подобной же "Бури" можно встретить и в шумерских летописях, в которых есть упоминания о давней смертельной битве между богом Нинуртой и "демоном" из враждебного клана по имени Зу. Для битвы с "демоном" мать Нинурты - богиня Суд - вручила сыну "семь вихрей, что пыль с земли поднимают", которые Нинурта приладил к своей "колеснице", готовясь к предстоящему сражению.
   Громов отложил в сторону справочник и посмотрел на меня.
   - Если призадуматься, то все эти "Бури" и "Вихри" очень напоминают некое силовое поле или мощное акустическое оружие, особенно грохот "чудесных барабанов" в древнекитайских мифах... Кстати, опыты по созданию такого оружия проводили теже немцы в фашисткой Германии. Его воздействие на человека могло останавливать сердце или вызвать резонанс внутренних органов, что приводит к их разрыву, и такое оружие способно вызвать у людей чувство ужаса. Кроме того, им даже можно разрывать предметы в клочья.
   - Откуда вам всё это известно?
   Я недоумённо посмотрел на Громова.
   - Нам удалось перевести некоторые немецкие архивы, а так же ознакомиться с секретными военными разработками Северо-Американских Штатов, - сказал он, бесстрастно глядя на меня. Затем продолжил: - Но было у богов и более узнаваемое для нас оружие. Если изучить надписи на стенах храма в Эдфу, чудом дошедшие до нас, в которых описывается ещё один поединок между Гором и Сетхом, то мы можем ясно себе представить, как выглядело это самое оружие.
   Он снова заглянул в свой электронный справочник.
   - Когда Гор поднялся в небо в "Наре" - "Огненном Столбе" - у которого было два "глаза", становившихся то красными, то голубыми, началась их битва далеко и высоко над землёй... Видимо, речь здесь идёт о космосе. Так вот, в ходе этой битвы первым был ранен Гор. Его пронзил луч, выпущенный из летательного аппарата Сетха, и "Нар" потерял один из своих "глаз". Тогда Гор продолжал сражаться на "Крылатом Диске" Ра. Он выпустил "гарпун" в Сетха, и ранил того. Если же рассмотреть устройство этого самого "гарпуна", то вполне очевидно, что у него был странный и практически невероятный наконечник, называемый в текстах "оружием тридцати".
   - Тройная ракета, поочередно выпускающая три своих снаряда? - догадался я.
   - Да. А эпитет "оружие тридцати" наводит меня на мысль о том, что снаряды эти были сродни снарядам последней мировой войны. То есть, снабженны несколькими разделяющимися бое-головками. Вот так-то!
   Громов отодвинул справочник и положил сцепленные пальцы на крышку стола.
   - Опять же, если возвращаться к шумерским сказаниям, то и там мы встретим аналогичное оружие в руках у богов. Бог Ану подарил богу Нинурте "ШАР.УР" - "Верховного охотника" и "ШАР.ГАЗ" - "Верховного победителя". Бог Энлиль же вручил ему несколько видов оружия, самым грозным из которых был уникальный "ИБ" с "пятьюдесятью разящими головами", после чего Нинурта стал самым великим воином Энлиля.
   Громов снова заглянул в справичник и выпрямился.
   - Но больше всего в мифах упоминается о неком "Сиянии Богов", или "Божественном Огоне". Это "сияние" или "огонь" часто связывались с короной или неким "шлемом" богов. Египетский бог Ра владел особой короной - "короной Атефа". Если верить древнеегипетской "Книге мёртвых", эту "корону" он впоследствии подарил Осирису, но в первый же день как тот надел её, у него стала мучительно болеть голова, которая распухла и воспалилась от горячей "короны". Заметь, что это должна была быть за "корона", которая выделяет столько тепла, от чего кожа начинает кровоточить и покрываться язвами! И для чего она была нужна?.. В состав этой "короны" входил некий "уриус", изображавшийся на древних фресках символически в виде кобры с распущенным капюшоном. Центральная часть этой "короны" представляла собой так называемый "хеджет" - белый боевой шлем Верхнего Египта, имеющий форму кегли... Кстати, тебе известно, что ни одного такого шлема археологами так и не было найдено, и он известен нам, только, по древним барельефам?
   - Да, я читал об этом, - подтвердил я, соображая куда клонит Громов и зачем он рассказывает мне обо всём этом. - Мы посещали храм фараона Сети в Абидосе, когда я был ещё совсем мальчишкой, в школе третьего цикла. До сих пор в душе осталось незабываемое впечатление от той экскурсии... Но, насколько мне известно, археологам так же не удалось найти ни одной царской короны или хотя бы её кусочка, не говоря уже о спиральном церемониальном головном уборе, в каких обычно изображались боги Древнего Египта.
   - Ты прав, - подтвердил Громов. - К тому же можно заметить, что головные уборы богов и фараонов Древнего Египта имеют наклон назад точно под таким же углом, как и земная ось. Если при этом вспомнить, что одежда, украшения, драгоценные камни и знаки отличия древних жрецов всегда символизировали духовные энергии, исходящие от человеческого тела, созданого, как утверждают мифы, по образу и подобию самих богов, то не трудно усмотреть здесь некую связь с энергией как Земли, так и энергиями вселенной. Их синтез, возможно, и использовался богами для боевых возможностей таких загадочных устройств, как "уриус".
   - Да, вполне возможно, - рассеянно произнёс я.
   Громов бросил короткий взгляд в справочник, светившийся рядом с ним на столе.
   - Кстати, о сохранности древних военных артефактов. Очень любопытна в этом плане история о фараоне Рамзесе втором и о его чудесной победе над врагами при помощи некоего загадочного оружия, которое досталось ему внаследство от самих богов. Наверное, это оружие было передано фараону его жрецами. В момент той давней битвы фараон был облачён всё в тот же "уриус" и некий "панцирь".
   Громов придвинул поближе справочник и близоруко щурясь, процитировал:
   - "И появился он в сиянии... с уреем на челе, сокрушающем врагов, извергая огонь и пламя в лица их! И был он словно Ра, восходящий ранним утром, и лучи его опаляли врагов. Осеняло его божество, оно с ним в колеснице его! Всякого кто приблизится к нему, сожгут огонь и пламя!"
   Начальник Особого отдела откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на меня.
   - Можно здесь отметить, что враги Рамзеса не могли устоять перед ним, лишаясь сил, ноги их были слабы, и они не могли бежать, а "грозный рык" его вселял в них ужас. Примечательно, что войско Рамзеса трусливо оставило его, и сражался он в одиночку с тысячами колесниц врагов своих, но при этом "всякая стрела, пущенная в него, приближалась к нему отклоняясь и пролетала мимо".
   - На мой взгляд, это просто восхваление доблестей фараона, свойственное всем его подданным. К тому же сам текст явно писался по велению самого Рамзеса, - заметил я, неопределённо пожимая плечами. - Обычные мифологические метафоры и преувеличения.
   - Безусловно, - согласился со мной Громов. - И, тем не менее, при всех возможных искажениях действительности, никто не мешает нам предположить, что этот фараон был вооружён неким боевым приспособлением. В целом это предположение нисколько не противоречит ни логике, ни тексту поэмы. Мы видим, что это приспособление несло в себе несколько поражающих функций. Во-первых, оно обладало мощным защитным полем, оберегавшим фараона от стрел и копий врагов. Во-вторых, оно представляло собой нечто вроде ультразвукового, либо акустического излучателя, способного рассеивать толпы врагов, повергать их в ужас и обездвиживать. Вспомни о "бурях" и "вихрях", которые использовали и сами боги. И, наконец, приспособление, имевшееся у фараона, было снабжено неким смертоносным излучением, которое исходило от "уриуса" на его голове.
   - Ну что ж. Вполне может быть. Почему бы собственно и нет? - снова пожал плечами я.
   - В самом деле, - улыбнулся Громов. - При прочтении древних мифов важно не упускать даже малейших странных деталей. Пускай поначалу выводы, опирающиеся на них, и покажутся самыми невероятными и невозможными. К тому же, если такие схожие детали или технические образы просматриваются в преданиях различных культур, значит, мы явно имеем дело с забытой реальностью, а не с вымыслом. Вот рассказу о Рамзесе, к примеру, вторят и ассирийские надписи, которые описывают военные походы правителя Шалманесера. Он воевал с "Могучей Силой", которую даровал ему бог Ашур. От оружия Ашура, гласят эти надписи, исходило "сияние ужасное". Вражеские воины бежали с поля боя, увидев "ужасное Сияние Ашура, объявшее их". А другой правитель, Эсархаддон и его наследник Ашурбанипал шли войной против Египта, и оба применяли в сражениях "Сияющее Оружие".
   Громов бросил быстрый взгляд на светящийся текст и прочитал:
   - "Ужас вселяющее Сияние Ашура, которое ослепило фараона так, что стал он как безумный". И заметь, что в других надписях, оставленных Ашурбанипалом, указывается, что это самое оружие, испускающее ослепительное яркое сияние, было частью головного убора богов! В одном месте прямо так и говорится: враг был ослеплён сиянием "головы бога". Ассирийская же богиня Иштар, одетая "Божественным огнём" и в "Лучистом Шлеме", пролила пламя на Аравию. Ещё об Иштар написано: "Оружье, что сияет ярко, богиня поднимает... С бесстрашием, о котором будут помнить до далёких дней, обрушилась она на врага и небеса все цвета рыжей шерсти были... Вспыхнувший луч разорвал на части врага, за сердце он рукой схватился". А в другом мифе можно обнаружить описание ещё одного воздействия этого самого "Сияния": "тот, кто противостоит ему, становиться как глина... от Сияния его бегут все боги".
   - Мне так и представляются все эти ужасные битвы в огне и дыму, тысячи жертв, словно это описания не мифической войны богов, а реальной "Битвы Мары"! - неприязненно воскликнул я.
   - Иногда история повторяется. Поэтому ты зря сомневаешься в реальности мифических сражений.
   Незнакомая горькая чёрточка исказила губы Громова.
   - Но у богов были и другие не менее интригующие предметы, - продолжал он свой рассказ. - Есть одно потрясающее предание, которое рассказывает о некоем "золотом ящике", в который бог Ра сложил ряд загадочных предметов, а именно: свой "скипетр" или посох, прядь своих волос и свой "уриус"... Заметь, опять неизменный "уриус"! - Громов многозначительно поднял указательный палец. - Так вот, этот самый "ящик" вместе со своим странным содержимым был спрятан богом "на восточной границе" Египта, и считался сильным и опасным талисманом. Когда же бог Геб пришёл к власти, он приказал принести ему этот "ящик". Подданные исполнили его волю, но не успели они открыть "золотой ящик" Ра, как из него вырвалось пламя - "дыхание божественной змеи" как называют его в тексте - убившее на месте всех товарищей Геба и смертельно обжегшее самого богоцаря.
   - Любопытный сюжет, - задумчиво произнёс я. - Очень напоминает искажённое описание несчастного случая в результате неисправности устройства... или какого-то чудовищного прибора.
   - Вот видишь! - оживился Громов. - Тебе тоже так показалось? Такое подозрение ещё больше усиливается, если мы с тобой вспомним, что это далеко не единственный "золотой ящик" в древнем мире, который вёл себя подобным же образом. Был ещё и "ящик Пандоры" у древних греков, и таинственный "Ковчег Завета" у евреев, построенный Моисеем по наущению Господа. Он так же мог убивать невинных людей, попытавшихся его открыть. По библейскому преданию в нём находились не только таблички-скрижали с десятью заповедями, но и золотой горшок с манной, и посох Аарона...
   Громов по обыкновению сощурился.
   - Обрати внимание - опять посох! Такое впечатление, что нам пытаются описать какую-то смертельно опасную и непредсказуемую машину, пользоваться которой умели только древние боги или избранные жрецы.
   - Знаете, Иван Вениаминович, мне сейчас вспомнились виденные мною в музее шумерские цилиндрические печати. На них тоже изображены некие "божественные предметы" в форме чёрных коробок или ящиков, которые сплавляются на плотах по реке или навьючиваются на спины животных и переправляются от морского причала вглубь континента... По-моему, эти "коробки" очень похожи на описания библейского Ковчега или "ящика Пандоры". Нет?
   - Да, я тоже видел те изображения. Ты прав, - согласился Громов и, помолчал, сказал, словно вспомнив о чём-то: - Кстати, по поводу таинственных посохов и других божественных предметов. Если внимательно приглядеться к изображениям в сохранившихся гробницах-мастаба фараонов на территории плато Гизы, то на них в руках у богов всегда можно заметить странные предметы. Один из этих предметов похож на некое подобие длинного посоха или жезла. Этот "посох" - "уас" - на верхнем конце имеет странный крючковатый изгиб, чем-то напоминающий гарпун, а на нижнем конце он раздвоен наподобие вилки. И эта "вилка" имеет подвижное телескопическое основание. На некоторых изображениях она максимально выдвинута из посоха, а на других задвинута в него. Это может говорить о рабочем и нерабочем состоянии этого загадочного предмета. Вторым же предметом, который обязательно присутствует у египетских богов, является "анх". Это, как ты помнишь, некое приспособление, соединяющее в себе две фигуры: крест и петлю. Ранее оно считалось символом жизни в Древнем Египте. Тем не менее, боги держат его, несомненно, как некое орудие или оружие - за ручку вниз крестообразной частью. Примечательно, что похожие на "анх" предметы присутствуют и у богов на шумерских изображениях, и на рисунках инков и майя в Америке. Правда, у них они больше напоминают некие ларцы с изогнутой ручкой.
   - Возможно, это нечто аналогичное переносному зарядному устройству? - предположил я.
   - Может быть, это и было что-то похожее на аккумуляторную батарею. Ведь, насколько я могу судить, боги активно использовали для своих целей электричество, - сказал Громов. - К тому же на большинстве египетских барельефов и рисунков посох "уас" и "анх" часто соединены между собой ещё одним таинственным предметом. Это так называемый столб "джет". На самом деле, он очень напоминает простой электрический изолятор. А при таком соединении все эти предметы приобретают качественно новые свойства... Кстати, в храме Сети есть очень интересная фреска летящего сокола, который, несомненно, является образом бога Гора. Этот сокол несёт в своих лапах подобие корзины с теми самыми загадочными предметами - "уасом" и "анхом". А на одной из стен храма есть изображение этих же приспособлений, где в центре каждой группы расположен "анх" и по два "уаса" с каждой стороны от него.
   - К чему это вы? - не понял я.
   - Если вспомнить "Железных Людей" Гора с их "божественным железом", то можно отметить, что оружие это напоминает всё тот же "гарпун". Кстати, я узнавал, что его условное обозначение включалось в иероглифическое написание слов, обозначавших "божественное железо" и "железные люди". Иначе говоря, можно заключить, что Гор вооружил свою армию ни чем иным, как тем самым "оружием богов". А значит и сами боги всегда носили это оружие при себе. То есть, мы с большой долей вероятности можем сказать, как оно выглядело на самом деле.
   Громов посмотрел на меня, щуря усталые глаза. Его рассуждения выглядели вполне логично, поэтому мне было нечего ему возразить.
   - Здесь уместно будет вспомнить и скульптуры с Американского континента, - снова заговорил он. - Скажем, изваяния двух великанов, установленные внутри Каласасайи, или же гранитные идолы, стоящие на вершине пирамиды в мексиканском доисторическом городе Толлан. В руках у них у всех можно увидеть весьма странные предметы, которые очень похожи на всё тот же египетский "анх". Иные же чем-то напоминают книгу в переплёте с застежками, из которой торчит нечто в виде раздвоенной рукоятки, вставленной в неё, как в ножны. Согласно легендам, боги древней Мексики были вооружены "ксиукоатль" - "огненными змеями" - которые могли испускать лучи, способные пронзать и расчленять человеческие тела. Интересно, что Толлан или Тула, согласно тем же мексиканским легендам, послужил местом последней битвы богов, в которой злобный бог Тескатилпока положил конец просвещённому и великодушному правлению Пернатого Змея - Кецалькоатля.
   Громов замолчал, прикрыв рукой усталые глаза и слегка склонив набок голову.
   "А он неплохо подготовился к нашему разговору!" - подумал я. Такой объём информации требовал больших усилий и времени для осмысления. Скорее всего, Громов потратил на это всю ночь и, возможно, не одну, потому и выглядит таким уставшим. Я почувствовал невольное восхищение начальником Особого отдела. В свои годы он был одним из немногих в системе ОСО, кто обладал подобной силой аналитического ума и объёмом знаний.
   - Кстати, Осирис - самый почитаемый египетский бог мёртвых - на барельефах тоже держит в своих руках два довольно странных предмета, - нарушил молчание Громов, глядя на меня пронзительным холодным взором. - Первый предмет напоминает нечто вроде двух стержней, один из которых имеет загнутый полукольцом конец, а второй снабжён некоей связкой перьев. Хотя если внимательно присмотреться, то можно понять, что это не перья, а, скорее всего, сноп молний или лучи какого-то света...
   - Мне подумалось сейчас о другом: о змеях, - признался я. - Это очень часто повторяющаяся древняя символика могла, наверное, так же быть простой неспособностью языка охотников и земледельцев палеолита описать какие-то явления или приспособления явно технического характера.
   - Так-так! - заинтересовался Громов, придвигаясь поближе ко мне. - Разверни свою мысль, пожалуйста!
   - Скажем, тот же "уриус" изображался в виде змеи. И можно понять, что это было не простое украшение, а довольно необычный и загадочный предмет, имевший явно огромную убийственную силу... Мне помниться, что много позднее, у древних греков можно найти подобные "змеиные" аналогии.
   Громов изумленно приподнял одну бровь.
   - Я говорю о Медузе Горгоне, убивавшей всех своим взглядом, превращающим людей в камень. Ведь вместо волос на голове у неё были тоже змеи! Чем не описание непонятного и сокрушительного оружия, которое могло излучать некую энергию? - пояснил я свою мысль.
   - А ведь ты это верно подметил! - похвалил меня Громов. - Вот видишь, сколько интересного можно обнаружить, если внимательно изучать древние изображения или перечитывать древние мифы! И таких описаний, к счастью, нам осталось от наших неразумных предшественников довольно много. Не всё сгорело в огне, не всё смыто на дно океанов и морей после Битвы Мары!
   Громов порывисто встал и снова прошёлся вдоль окон, подставляя бледное лицо свежему ветру.
   - Следы "битвы богов" есть не только на территории бывших Перу, Боливии, Египта или Месопотамии. Есть ещё хорошо известные каждому школьнику города Мохенджо-Даро и Хараппа, расположенные на островах реки Инд, - сказал он, поворачиваясь ко мне. - Там имеются те же самые признаки древней и страшной битвы богов...
   - Да, я помню. Эти города были внезапно уничтожены каким-то неведомым способом. Высказывалось даже предположение о применении там ядерного оружия, ведь следы оплавления там находили повсюду.
   - Вообще, индийские Веды, пожалуй, больше всех остальных древних источников годятся для детального изучения истории божественных войн и конфликтов, - убеждённо сказал Громов. - В них описывается, как господству богов-Адитьев противились демоны-Асуры. Война эта велась как за первенство между богами, так и за обладание нашей Землёй.
   - Насколько я помню, в индийской мифологии Асуры выступают на стороне Зла, - подсказал я.
   - Ты прав. Но границы между Добром и Злом в мифологии весьма расплывчаты, - сокрушённо покачал головой Громов. - Не будем сейчас углубляться в это. Вернёмся к сражениям ведийских богов. В "Махабхарате", например, можно прочитать, что армию богов возглавлял Вишну, а прославился в той войне бог-громовержец Индра. У "невидимых коней" небесной "колесницы" этого бога были "глаза, как солнце", которые испускали красноватое сияние и даже меняли свой цвет.
   - Совсем, как у "Крылатого Диска", на котором летал Гор! - вспомнил я.
   - Верно.
   Начальник Особого отдела пододвинул к себе электронный справочник.
   - Но вскоре у Индры появился соперник - Тваштар, которого Громовержец быстро поразил "оружием Грома", изготовленным для него самим Тваштаром. Потерпевший поражение в схватке с Индрой, Твашар посылает на бой невероятно быстро выросшего до огромных размеров железного монстра по имени Вритра... Чем тебе не "Железные Люди" Гора? - Громов бросил на меня быстрый взгляд. - Индра сначала проиграл бой с Вритрой и был вынужден бежать на край света. Все боги отвернулись от него. На стороне Громовержца остались лишь Маруты - боги, у которых были самые быстрые летающие колесницы, они "громогласно ревели, ветрам подобно, что скалы тряслись и дрожали". Заручившись их поддержкой, Индра вновь вызвал на бой Вритру: "И вида не было ужасней, когда сошлись на битву бог и демон. Метал снаряды Вритра острые свои, разил он жгучей молнией и громом, которые дождём лились. Но бог с усмешкой гнев его встречал, и сколько в Индру он орудий не пускал, они, затупившись, прочь отлетали", - процитировал Громов. - В этой схватке Индра применял против своего обидчика молнии, "изготовленные Твашара рукой искусной" из "божественного железа". Эти молнии, судя по тексту, представляли собой сложные ослепляющие управляемые снаряды, которые без промаха попали в цель: "И вскоре Вритры жуткую судьбу гул и лязг провозвестили Железного дождя, что пролил Индра. Пронзённый, сломленный, с ужасным воплем наземь рухнул демон гибнущий со стен своей заоблачной твердыни".
   Громов снова взглянул на меня.
   - Думая о Мохенджо-Даро и Хараппе, я всё больше склоняюсь к мысли, что эти города погибли в именно из-за этих страшных битв между богами в глубокой древности. Хочу тебе прочитать ещё один интересный отрывок из "Махабхараты"... Если не возражаешь.
   - Нет, конечно. Я весь внимание.
   - Хорошо. Тогда послушай: "Пламя снарядов, пущенных Брахмастрами, соединилось воедино, и вместе с огненными стрелами заполнило землю, небо и всё пространство между ними, и возник пожар, пылающий, словно всёсжигающее Солнце в конце света... И тогда все намеченные Брахмастрами к сожжению и видевшие ужасное пламя их снарядов почувствовали, что это - огонь Пралайи, что сжигает мир".
   От этих строк я почувствовал, как холодок пробежал у меня по спине. На память пришли кадры старой хроники времён последней разрушающей войны: ужасные пожары, разрушения и взрывы ядерных бомб, уносящие миллиарды человеческих жизней.
   - Подобным же образом были уничтожены и месопотамские города: Ур, Ниппур, Урук и Эрид, - тем временем продолжал Громов. - Шумерские тексты вторят "Махабхарате", описывая эту страшную трагедию: "На Землю спустилась беда, которой люди не знали, люди не видели раньше такого, от такого никто не спасётся... Невидимая смерть, что по улицам бродит, по дорогам скитается, станет с кем-то рядом - и не видно её, в дом войдёт, и никто не узнает... Зло, что на землю набросилось, приведение будто... Через самые стены высокие, через самые толстые стены сочиться оно, как вода, и никакая дверь его не удержит, и запор не остановит её, через дверь, как змея, вползает оно, сквозь щели, как ветер, внутрь залетает... Люди, напуганные, едва могли дышать... Злобный Ветер зажал их в тиски, дня одного ещё он им не даст... Рты увлажнялись кровью, головы кровью сочатся... От Злобного Ветра бледнеет лицо..."
   - Здесь говорится уже о последствиях применения богами своего оружия непосредственно против людей, оказавшихся в зоне "небесного" конфликта? - догадался я.
   - Ты прав, - подтвердил Громов. - Города людей пострадали, когда с неба были сброшены некие "страшные орудия": "Они на все четыре стороны земли разлили яркие лучи, сжигая всё, как пламенем". В другом же тексте говориться об "урагане, вспышкой молнии рождённом". После него "туча густая, что окутала мраком всё небо... поднялся ветра порыв... буря, яростно рвущая небо... тьму несёт из города в город, тучи густые несёт, что окутали мраком всё небо...Люди, как черепки, на улицах лежали... высокие ворота мёртвые тела загромоздили... на площадях бездыханные тела лежали в беспорядке... все улицы загромоздили мёртвые тела... мёртвые тела, как жир, оставленный на солнце, таяли сами собой...".
   Громов оторвал глаза от текста на экране и изучающе посмотрел на меня. Сказал:
   - Ты прав, это очень похоже на ядерный взрыв, но оружие богов имело явно иной характер. Нет это был не ядерный взрыв, иначе бы мы обнаружили следы радиации и в Мохенджо-Даро, и в Тиауанако, и на Синайском полуострове... Но их нет! Значит, это было нечто другое, но не менее разрушительное и мощное... Вот только что? Может быть антивещество?
   Громов замолчал и печально посмотрел перед собой.
   - Тогда это очень опасное оружие! - заметил я. - Человечество, с его прежними военными достижениями, выглядело бы перед ним сборищем неумелых детей, вооружённых примитивными рогатками.
   - Или жалкими карликами у ног могучих гигантов, - согласно закивал Громов. - Любопытно, что это не единственное подобное оружие, бывшее в распоряжении пуранических богов и героев. Хорошо известно и личное оружие бога Вишну - "Нараянастра" или "Оружие Нараяны". Оно представляло собой миллионы метательных снарядов, одновременно приводимых в действие. Их количество и мощь возрастала пропорционально оказываемому им сопротивлению. Единственным способом спастись от "нараянастры" был полный отказ от сопротивления. "Нараянастра", как и "брахмастра" могла использоваться в войне только один раз, и при попытке применить её снова она поражала армию, к которой принадлежал вызвавший её воин. Секрет использования этого оружия был известен только трем воинам: Дроне, Ашваттхаме и Кришне.
   - То есть, вы хотите сказать, что нам необходимы знания именно о таком оружии, оружии богов? - неожиданно догадался я и изумлённо посмотрел на начальника Особого отдела. - Но зачем? Мы же не ведём ни с кем никаких войн, у нас нет врагов!
   - Не горячись, Сид, - спокойно сказал Громов, устало прикрывая веки и протирая пальцами глаза. - Всё не так просто и однозначно, как может показаться на первый взгляд. Мне уже не раз доводилось беседовать с Менгешей, и из этих бесед я вынес для себя одну очень важную вещь. Председатель Совета совсем небезосновательно опасается возможной внешней угрозы для Трудового Братства.
   - О какой угрозе вы говорите? Со стороны Сообщества? - искренне изумился я. - Но разве их наука в своих изысканиях зашла столь далеко, что военные силы Гивеи могут реально угрожать нашей безопасности? Я всегда считал их научные достижения лишь бледным отражением нашей, земной научной мысли. Все их технологии и научные разработки в том или ином виде привнесены с Земли во времена нашего тесного сотрудничества. Неужели вы думаете...
   - Так думаю не я, а многие члены Совета, - поправил меня Громов, и в голосе его прозвучали металлические нотки. - Но я тоже склоняюсь к мысли, что эти опасения могут быть небезосновательны. Слишком много скапливается в последнее время фактов, позволяющих делать подобные заключения.
   - О военной опасности со стороны Гивеи? - Я не поверил своим ушам.
   - Да. А по поводу научной "неразвитости" Сообщества... Вспомни живой пример из истории Земли, когда императорская Япония усиленно скупала или просто крала по всему миру патенты в самых различных отраслях науки и техники. Тогда все тоже не придавали этому особого значения, пока на рубеже двадцатого и двадцать первого столетий, феодальная прежде страна вдруг не превратилась в высокоразвитую в технологическом отношении державу. Думаю, нечто подобное может вполне произойти и сейчас, прямо у нас под носом. Если мы будем проявлять недальновидность в этом вопросе, то всё может обернуться для нас большой трагедией. Поэтому у нас есть только два пути избежать подобного развития событий.
   - И какие? - мрачно спросил я.
   - Либо воспрепятствовать этому процессу. Либо самим быть во всеоружии, быть готовыми дать отпор любой агрессии извне.
   - А что вы подразумеваете под термином "воспрепятствовать"? - насторожился я, угрюмо глядя в ледяную глубину глаз Громова. Но на его лице не дрогнул ни один мускул. Только губы слегка тронула грустная улыбка.
   - Позволь старику не отвечать на этот вопрос... Ведь я могу попросить тебя об этом?
   Он склонился ко мне, заботливо всматриваясь в моё лицо.
   - Ответить полностью откровенно сейчас я тебе не могу, а успокаивать тебя полуправдой мне не хотелось бы. Могу лишь сказать пока то, что с некоторых пор возможность нужного нам исхода событий тщательно изучается нашими людьми и здесь, на Земле, и там, в Сообществе.
   Громов умолк и повернул голову в сторону окна, словно опасаясь, что наш разговор может быть услышан кем-то посторонним.
   - Не знаю, не знаю, - в раздумье произнёс я, борясь с противоречивыми чувствами, охватившими меня. - Если смотреть на вещи трезво, то любая космическая война ещё более расточительна и бессмысленна, чем обычная. Сколько ресурсов и сил нужно потратить, чтобы вести такую войну продолжительное время? И ради чего? Полезные ископаемые? Перенаселение?.. Но пополнять ресурсы таким способом - ещё большее расточительство для любого общества, а тем более для гивейского! Даже мы отказались от подобных идей ещё три века назад. А перенаселение Сообществу явно не грозит, насколько мне известно... Тогда для чего всё это? Может быть, Менгеша и Совет ошибаются в своих выводах?
   Я с надеждой посмотрел на начальника Особого отдела, осунувшееся лицо которого казалось сейчас вытянутее обычного.
   - Есть ещё одна возможная причина, - спокойно сказал он.
   - Какая?
   - Безумное стремление к вселенскому господству. Маниакальная фашиствующая тенденция к уничтожению всего самого прекрасного, умного и светлого, что создано людьми, к уничтожению добра и красоты в любом их проявлении. "Стрела Аримана", как назвал эту тенденцию один древний философ. А теперь представь себе, что может случиться, если в руках таких вот фашиствующих безумцев окажется некое оружие, против которого у нас не будет надёжной защиты или адекватного ответа?.. Тогда на карту будет поставлена судьба всего трёхмиллиардного человечества.
   - Получается, вы возлагаете на меня обязанность получения знаний о каком-то древнем всеразрушающем оружии, принадлежавшем тем самым богам? - догадался и удивился я.
   - Нет, что ты, - мягко улыбнулся Громов. - Этим будут заниматься люди из Академии Пределов Знания. Но они учёные и к тому же обычные люди. Ты должен понимать, что внезапно разгоревшиеся споры о моральной и этической стороне неординарных научных открытий могут стать не совсем желательными как для всех нас, ставя под угрозу дальнейшую судьбу Трудового Братства. Поэтому в твою задачу будет входить непосредственный, но не навязчивый контроль за ходом всех ведущихся археологических раскопок. Но самая главная твоя задача - обеспечение безопасности людей, участвующих в этих научных изысканиях... Ты меня понимаешь?
   Громов пристально посмотрел мне в глаза, словно желая проникнуть в самую мою душу.
   - Понимаю, - кивнул я, чувствуя себя не очень уютно от нашего с ним разговора. - Тогда может быть мне стоит посетить раскопки в Антарктиде или Южной Америке, и более детально ознакомиться со всем на месте? Ведь я знаю о сути этого вопроса лишь по историческим фильмам и некоторым научным работам, которые мне доводилось читать уже довольно давно.
   - Не спеши. Всему своё время, - улыбнулся Громов. - У тебя ещё будет возможность посетить и плато Гизы, и Тиауанако, и даже антарктические раскопки, - доверительно сообщил он. - Сейчас люди, работающие по программе "Тени Предков", находятся с научной экспедицией на Марсе. По моим сведениям, они раскопали там что-то очень важное. Думаю, тебе следует незамедлительно присоединиться к их группе. Ведь Марс, как теперь известно, это отправная точка всей нашей истории. Именно оттуда всё и начиналось. Там находится колыбель разумной жизни и великого Знания.
   - Вы так считаете?
   Я посмотрел на начальника Особого отдела с сомнением.
   - Так считает руководитель проекта, выдающийся экзоархеолог Акира Кензо. Но он не единственный, кто занимается разработкой этой научной гипотезы. К решению этой задачи привлечены лучшие учёные умы Земли и специалисты в разных областях: археологи, геологи, физики, астрономы, философы, этнографы и даже социологи. Задача стоит слишком масштабная, а прежняя академическая наука долго её отвергала, упорно замалчивая очевидные исторические факты и имеющиеся свидетельства.
   - Но почему?
   - Потому, что сразу же вставал вопрос о пересмотре всей истории развития человечества, и о новом месте самого человека на эволюционном пути развития разумной жизни на нашей планете, где он, человек, судя по всему, инородная, искусственно созданная ступень... А потом случился глобальный мировой кризис, революции, происходившие одна за другой по всей Земле, и довершила всё последняя война - "Битва Мары", унёсшая столько жизней, погубившая всю западную цивилизацию и разорившая планету. Ты же знаешь, человечеству пришлось потратить почти тысячелетие на возрождение Земли. Тут уж было не до исторических памятников и исследований. Всё приходилось начинать сызнова. Одни технологии были безвозвратно утеряны, другие были заново переосмыслены. Человечество, как Феникс, возрождалось из пепла. Наука стала развиваться совсем по-иному. И вот теперь назрела необходимость смены уже самой научной парадигмы. Остро ощущается необходимость новой, которая позволит нам в дальнейшем познать то, что не удавалось узнать прежними методами.
   Громов не спеша поднялся со своего места и встал в полосе яркого солнечного света, оглядывая Город, раскинувшийся за окнами.
   - Теперь проектируется и производится лишь то, что необходимо для повседневной жизни человека. Но делается это иначе: без излишеств, без техногенной перегруженности, без рабской привязанности к ненужным вещам. Мы стали намного ближе к природе, как в те, далёкие эры. Мы стали всё дальше продвигаться в области познания себя в психологии и в педагогике. Стали познавать те тесные взаимосвязи человека и окружающего мира, без которых невозможно гармоничное существование нашей цивилизации на этой планете. Именно поэтому мы так жадно и неистово устремились в космос, где в Тёмные века нашей предистории только неуверенно топтались на крохотном пятачке возле родного дома. И вот теперь мы можем с гордостью сказать, что наш сегодняшний мир, это не мир торговцев и воинов, полный жестокости и вражды. Наш мир - это мир романтиков, жадно познающих Вселенную вокруг себя и внутри себя, несущих добро и справедливость всем и вся...
   Громов повернулся ко мне и погрузил проникновенный взгляд в самую глубину моих глаз.
   - Ты же не хочешь, чтобы этот мир был омрачён смертями и горем, а то и исчез вовсе?
   От его взгляда я почувствовал, как по моей спине пробежала лёгкая дрожь. И в тоже время на душе стало необычно легко и уверенно, словно Громов влил в меня часть своих могучих душевных сил.
   - Нет, не хочу, - понизив голос, промолвил я. - Иван Вениаминович! Я сделаю всё зависящее от меня. Поверьте.
   - Верю, - спокойно кивнул начальник Особого отдела, и глаза его потеплели, став по-отцовски заботливыми.
   - В целом, думаю, задача тебе ясна? - подытожил он. - Проблема, с которой мы столкнулись, очень объёмная и сложная, и о ней тебе лучше узнать из первых уст у наших учёных. Держи меня в курсе всех событий. А я целиком полагаюсь на твой профессионализм и выдержку.
  
  
  
  

* * *

  
  
   Влад ждал внизу, в холле первого этажа и сразу же набросился на меня с расспросами:
   - Ну как? "Старик" сильно был тобой недоволен? Наверное, хороший нагоняй получил от него? А? И правильно! Тебе это будет отличным уроком впредь. В следующий раз станешь слушать друзей!
   Я дружески похлопал его по плечу.
   - Успокойся. Ничего такого не было. Мы просто беседовали.
   Влад недоверчиво покосился на меня.
   - Правда?
   - Серьёзно. Просто Громов дал мне одно очень ответственное и неоднозначное поручение. В общем, через два дня я лечу на Марс... Ты был когда-нибудь на Марсе?
   Я посмотрел на друга ясными глазами младенца.
   - На Марс? - Влад даже присвистнул от восторга. - Уж не для работы ли по программе "Тени Предков"?
   - Вот видишь, а ты, оказывается, и так всё знаешь, без моих объяснений, - усмехнулся я, собираясь идти к выходу.
   - Постой, постой! - Влад поспешно схватил меня за локоть. - Да, расскажи же ты толком всё, Сид! Я же твой друг... Или нет?
   - Привет, мальчики! - прозвенел позади нас женский голос.
   Мы с Владом обратили взоры к боковой лестнице, по которой, легко порхая по ступеням, спускалась блистательная Шома Ананд. Голубая пилотка была кокетливо сдвинута на её левое ухо, выбивавшееся из-под копны иссиня-чёрных волос. Короткая форменная юбка наполовину открывала загорелые бедра этой "богини сердца" Влада. Её лукавые искрящиеся синевой глаза, как два драгоценных сапфира, украшали смуглое прелестное личико, соперничая по блеску с "золотыми лебедями" в петлицах её кителя.
   Я почувствовал, как пальцы друга слабеют на моей руке. Похоже, ему срочно нужна была моя помощь. Шома остановилась подле нас, игриво щурясь от солнечных лучей, проникавших сквозь прозрачный купол потолка. Девушка лёгким жестом откинула со лба упавшую прядку волос. Этот жест окончательно сразил Влада. Он прошептал мне на ухо что-то невнятное, и я понял, что пора прийти ему на помощь.
   - Куда вы собирались вдвоём? Может, пойдём, поборемся? - беспечно предложила Шома Ананд. - Внизу сейчас как раз проходят уроки самооборны... Вы, случайно, не туда собирались?
   Влад с надеждой посмотрел на меня.
   Я отрицательно покачал головой.
   - Думаю, я вам сегодня компанию не составлю.
   - Что так? - Шома приподняла широкую длинную бровь, проникновенно глядя на меня и делая вид, что не замечает терзаний Влада.
   - Хочу подготовиться к предстоящей командировке.
   - Да? Ты уезжаешь? И далеко?
   Взгляд девушки продолжал углубляться, а глаза начали темнеть. Мне показалось, что она хочет применить всю свою проницательность сивиллы, чтобы узнать ответ на свой вопрос. И в тоже время в её глазах сейчас, словно отблески дьявольского огня, мерцали всполохи завораживающего тёмного пламени. Возможно, этот эффект был вызван лишь популярными нынче у женщин "воспламенителями" взгляда, но будь я на месте своего друга, то сердце моё, наверняка бы, разорвалось на части от подобного страстного призыва... Но я не был Владом Стивом, и все уловки этой хищной бенгальской кошки на меня совсем не действовали.
   - Как сказать... - пожал я неопределённо плечами.
   - Он летит на Марс, - хриплым голосом выдавил из себя Влад, и его лоб покрылся испариной от усилий оставаться невозмутимым.
   - На Марс? - певуче протянула Шома Ананд, и её бровь поднялась ещё выше. - Далеко... По делу, или так, отдохнуть от земных забот?
   - С особым заданием, - загадочно улыбнулся я и, попрощавшись с друзьями, направился к выходу, где сияло утреннее солнце.
   - Счастливого пути и чистого тебе неба! - крикнула мне вдогонку Шома Ананд.
   Я оглянулся и увидел, как она берёт под руку сияющего от счастья Влада и ведёт его к лифтам. Помахав им на прощание, я вышел на верхнюю площадку лестницы, подставляя разгорячённое лицо налетевшему прохладному ветру.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "В этих камнях скрыта тайна... Великаны в старину
   принесли их из дальних пределов... И нет среди них
   камня, не наделённого силой волшебства"
  
   Мерлин ("История королей Британии").
  
  
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
   КАМНИ ВЕЛИКАНОВ
  
  
   В большом здании космопорта, располагавшегося в трехстах метрах от посадочной площадки, было непривычно тихо и безлюдно. Построенное в виде двух половинок цилиндров соединённых вместе, оно частично было отлито из толстого волокнистого стекла, схваченного надёжными конструкциями из мощных обручей. Эти "обручи" мерцали в лучах заходящего солнца голубоватыми кристаллами бериллиевой бронзы. Между ними протянулись продольные полосы толстых пластин, видимо, из керамических плит окиси циркония, которые в периоды пылевых бурь могли закрываться наподобие жалюзи.
   Миновав ряд крепких дверей шлюзовых камер, я оказался в главном зале. Пол его был выложен чёрными, словно базальтовыми, квадратными плитами, которые оказались удивительно упругими. Они поглощали мои шаги, как будто ворсовый ковёр, от чего тишина, стоявшая в этом просторном помещении, казалась завораживающей и таинственной. Внешние микрофоны моего скафандра доносили лишь редкие дробные перестуки работающих в глубине зала механизмов терморегуляторной системы. Сквозь громадные прозрачные наклонные стены из темноты мерцали колючие звёзды, отражавшиеся в полировке под моими ногами, так что зыбкая грань между небом и полом стиралась почти полностью.
   Прямо в центре зала возвышалась округлая информационная колонна ФВМ, опоясанная кольцом экранов, парившим над "звёздным" полом на высоте около пяти метров. Стоявший рядом с колонной невысокий человек, одетый как и я в лёгкий скафандр, торопливо зашагал в мне навстречу, словно давно поджидал меня здесь. Видимо, он тоже посчитал ненужным снимать свою защитную одежду, так как не собирался задерживаться здесь надолго.
   - Вы, Сид Новак? - приблизившись, спросил незнакомец.
   Он откинул назад защитное стекло на своём шлеме, и я увидел, что это совсем ещё молодой юноша, возможно даже из числа стажёров. На его слегка вытянутом лице отчётливо читалась взволнованная озабоченность, хотя он и старался выглядеть сосредоточенным и по-взрослому спокойным.
   Я утвердительно кивнул в ответ.
   - Моё имя Зуко Пур, - представился юноша. - Я один из помощников Акиры Кензо. Он просил встретить вас и проводить к нам на станцию.
   - А где же сам знаменитый экзоархеолог? - поинтересовался я. - Неужели так сильно занят своими раскопками?
   - Нет. Это не так... - отрицательно мотнул головой мой новый знакомый. - Дело в том, что у нас произошли непредвиденные обстоятельства...
   Юный помощник Акиры Кензо замолчал, и теперь на его лице волнение отразилось совершенно отчётливо. Я терпеливо ждал его объяснений. Наконец, совладав с собой, Зуко Пур продолжил уже более уверенным голосом:
   - Акира Кензо находится сейчас в госпитале станции "Заря". Поэтому встретить вас послали меня.
   - В госпитале? - насторожился и одновременно встревожился я. Похоже, что волнение юноши начало передаваться и мне. - Он болен? Что-то серьёзное?
   Кажется, Громов был прав, посылая меня сюда: люди науки порой так беспечны в отношении к самим себе, когда речь заходит о каком-нибудь важном открытии.
   - Не совсем так, - покачал головой Зуко Пур. - Дело не в болезни... Всё случилось вчера днём, во время обследования центральной шахты так называемой Пирамиды ДМ... "Главной", как мы её зовём между собой. Акира Кензо ещё пошутил тогда, что вы прилетите сюда очень кстати... Ведь вы из Охранных Систем? Верно?
   Зуко Пур смотрел на меня с нескрываемым интересом и лёгким смущением.
   - Да, из Особого отдела... Так что же всё-таки случилось?
   Я пристально смотрел ему в глаза. От этого юноша смутился ещё больше. Торопливо предложил:
   - Давайте поедем на станцию? Думаю, наш руководитель объяснит вам всё лучше меня. Я и сам ничего толком пока не знаю, ведь меня не было с ними в пирамиде в тот день...
   - Только, - добавил он, - магниторов у нас здесь нет. Вам же известно, по какому принципу они работают?
   - Разумеется. Сверхпроводящая катушка создаёт мощное поле, которое воздействует на дисперсионные диски, активируя в них магнитный момент, противоположный магнитному полю планеты. Возникающие при этом силы нейтрализующут тяготение и над сверхпроводящей системой возникает зона, где предметы теряют вес, - нарочито серьёзно произнёс я, почти цитируя техническую документацию к магнитору.
   Молодой звездопроходец внимательно слушал меня, боясь перебить. Его серьёзность вызвала у меня невольную улыбку.
   - Расслабьтесь, Зуко. Я немного иронизирую. Вы слишком серьёзны. Так что вы хотели сказать?
   - Магнитное поле Марса слишком мало, чтобы мы могли вступать с ним во взаимодействие, даже многократно усилив его. Поэтому здесь магниторы не используются. Нам придётся воспользоваться обычным вездеходом. Вы не возражаете?
   - А у меня есть выбор?
   Я внимательно посмотрел на него. Юноша ничего не ответил. Знаком предложил следовать за ним. Мы вышли наружу, и я на минуту остановился около входа в станцию, поражённый необычным и загадочным марсианским закатом. Крохотный белый шарик Солнца медленно опускался за далёкую гряду багряных холмов, оставляя высоко в небе над собой веера призрачного голубого света, похожего на грандиозную космическую корону. Уже через минуту Солнце провалилось в бездонную темноту, и температура на поверхности планеты стала быстро понижаться, так что нам пришлось включить обогреватели наших скафандров.
   Марсоход походил на большую округлую черепаху, прозрачный "панцирь" которой покоился на трёх парах огромных "зубастых" колёс. Сзади пассажирской кабины располагалась небольшая платформа с продолговатыми цилиндрами батарей питания и несколькими антеннами, нацеленными в тёмное марсианское небо.
   Мы забрались внутрь по тонкой алюминиевой лестнице, и Зуко Пур уверенно взял управление этим "кораблём" марсианской пустыни на себя. Дорога до станции заняла не более часа. Я взволнованно следил сквозь прозрачный купол кабины за вздымавшимися у нас на пути пологими "барханами" из красноватого марсианского "песка": выхваченные из темноты мощными осветителями марсохода, они неожиданно вырастали на нашем пути, словно пытаясь напугать нас или преградить нам дорогу. Звёзды мерно качались над их вершинами в такт движению марсохода, то исчезая из виду, то появляясь снова. Порой их холодные огоньки сливались с мерцанием разноцветных глазков на приборной панели управления, и тогда нереальность окружающего мира становилась ещё более ощутимой.
   Завороженный невиданными ранее картинами, я чувствовал на душе небывалый подъём. Было волнительно и даже немного страшно от сознания, что ты сейчас находишься так далеко от Земли, на чужой, ещё мало обжитой планете. Но когда наша "черепаха" вырвалась из песчаного лабиринта на открытое пространство, и взору предстали тускло поблескивающие купола станции "Заря" в окружении ярких кольцевых огней, мне показалось что я, наконец, вернулся домой.
  

* * *

  
   Помещение госпиталя станции "Заря", встретило меня прохладной и свежестью, как от речной воды. Здесь царила убаюкивающая тишина, а в воздухе стоял удивительно знакомый аромат луговых цветов и трав, обожжённых жарким летним солнцем. Видимо, кому-то была очень близка именно эта природная гамма запахов, и он настроил модулятор микроклимата в соответствии со своим вкусом. Казалось, что вот-вот должен раздаться протяжный и тонкий голос жаворонка, парящего где-то в вышине солнечного неба.
   Я остановился на пороге и огляделся.
   В госпитале было уютно и просторно. Плавно выгнутые наружу стены были молочно-белыми, а продолговатые лампы на потолке изливали равномерный жёлтый свет, усиливая впечатление солнечного земного утра. Слева от входа вдоль стены выстроились ряды причудливых медицинских роботов на высоких членистых ножках. Они напоминили мне огромных божьих коровок, у которых вместо чёрных пятен на спине располагались разноцветные кристаллы, тускло светившиеся на тёмных куполовидных кожухах. Прямо по центру помещения стояло несколько воздушных диванов. Прямоугольные каркасы их стабилизаторов лежали на полу выключенными, так что верхних плоскостей воздушных потоков сейчас не было видно, но на штангах регулирования мощности едва заметно мерцали крохотные оранжевые глазки, показывая полную готовность техники. Только один из диванов был включён. На нём лежал по пояс раздетый человек. Со стороны могло показаться, что он просто висит в воздухе, вопреки законам гравитации. Лица его я сейчас не видел, так как над ним склонился врач в серебристой "паутинке" медицинского халата.
   Насколько я мог понять, шёл обычный осмотр пациента или какая-то несложная процедура, во время которой врач время от времени отдавал короткие негромкие команды стаявшей рядом "божьей коровке". Та с готовностью выпускала из корпуса тонкие щупальца-манипуляторы, подавая врачу сверкавшие металлом в лучах ламп инструменты. При этом робот каждый раз смешно вытягивался на своих длинных тонких ногах, словно от усердия угодить врачу. Наконец, осмотр был закончен. Со словами: "Вот и всё, дорогой мой, Акира! Теперь ваша рука будет как новая!", - врач выпрямился и отступил на шаг. "Божья коровка" тоже осторожно отошла в сторону и послушно заняла своё место у стены.
   Теперь я смог полностью рассмотреть лежавшего на диване человека. Он неспешно сел на воздушной постели, заботливо поправляя полупрозрачную повязку, охватывавшую его левое плечо и часть груди. Это был молодой - лет сорока с небольшим - тёмноволосый и тёмноглазый мужчина, явно невысокого роста, с ярко выраженными монголоидными чертами лица: утончёнными и даже изысканными. Его тело не производило впечатления мощи или силы, которое обычно исходит от натренированных атлетов с хорошо прорисованными мышцами, но было совсем не трудно заметить, что в этом теле скрыта невероятная энергия и звериная грация. Она чувствовалась в каждом движении человека в повязке, в каждом повороте его головы.
   Я откашлялся, пытаясь привлечь к себе внимание, и взглянул на Зуко Пура, стоявшего рядом со мной. Юноша наблюдал за своим учителем с плохо скрываемым восхищённым почтением, которое вызвало у меня невольную улыбку. Подумалось: "Неужели этот учёный действительно так хорош?".
   Врач учтиво помог Акире Кензо надеть куртку традиционного комбинезона звездолётчика, и оба направились в нашу сторону.
   - А! Вы, наверное, с Земли? - обрадовано воскликнул экзоархеолог, порывисто протягивая мне в приветствии руку. Его кисть была немного узковата, а пальцы напоминали пальцы музыканта или художника, но, тем не менее, рукопожатие оказалось крепким и уверенным.
   - Сид Новак. Сотрудник Охранных Систем, - представился я.
   - Очень приятно, - кивнул Акира Кензо, открыто улыбаясь белозубым ртом и поблёскивая миндалинами проницательных глаз. - Моё имя, думаю, вам уже известно? Я, как вы догадались, представляю здесь Академию Пределов Знания. А это здешний врач, Рем Нил, - представил он человека в медицинской одежде.
   - Очень приятно.
   Мы обменялись с доктором рукопожатиями, и я снова посмотрел на Акиру Кензо.
   - Что с вашей рукой? Ваш помощник говорил о каком-то происшествии.
   - Да. Было дело, - осторожно поглаживая своё забинтованное плечо, подтвердил экзоархеолог. - Так, небольшой ожог... В общем-то, ничего опасного, но всё вполне могло быть намного хуже.
   Акира Кензо помолчал, затем процитировал:
   - "Светлый и тёмный дом Небес и Земли - Э.КУР - тот Дом Богов с вершиной острой, для пересечения Земли и Неба он был оснащён. Дом, что внутри сияет красным Светом Неба, лучом дрожащим мощным, бьющим далеко. От сияния его трепещет плоть. Ужасный зиккурат, гора всех выше гор, - великое и гордое творение твоё, и людям не постичь всех тайн его"...
   - Это из шумерского "Мифа о Куре", - объяснил Акира Кензо, заметив недоумение на моём лице. - Люблю, знаете, цитировать древние мифы. Ведь в них скрыта кладезь невероятной информации о нашем прошлом! Сейчас я всё больше склоняюсь к мысли, что в этих вот строчках написано именно о Марсе... Не приходилось читать?
   Он с любопытством посмотрел на меня.
   - Только то, что изучают в школе, - признался я. - Но, кажется, я что-то подобное уже слышал...
   - Это вас так удивляет?
   - В общем-то, нет, - пожал я плечами. - Видимо, у вас здесь это норма.
   - Правильно! - одобрительно кивнул Акира Кензо. - Современная историческая наука уверенно следует по пути мифов, раскрывая древние тайны, как когда-то Шлиман последовал за Гомером и раскопал легендарную Трою. Ведь что такое миф? Это совсем не простая сказка или фантазия, как обычно думали прежде. В каждом мифе скрывается информация о реальных событиях глубокой древности! Правда, эта информация всегда подаётся в некой символически-отстраненной форме, ведь миф это особый тип осмысления действительности. И такое осмысление подаётся в том виде, в котором оно было доступно человеку в ту или иную эпоху, потому что иначе оно вообще бы не укладывалось в рамки человеческого сознания.
   - И как же вам удаётся их разгадывать? - удивился я.
   - Ещё Плутарх говорил, что мифами нужно пользоваться не просто как историями, но необходимо выбирать из каждого полезное, руководствуясь сходством. Вот мы и стараемся следовать этому пути, отсеивая толстый слой мифической формы и по возможности вычленяя из него реальную картину исторических событий. Это порой очень сложно, потому что мы, современные люди, воспринимаем реальность в иной понятийной форме, в других категориях и образах. При этом сама реальность, изложенная в мифах, зачастую получается отторгнутой от нас необычным для нашего сознания пышным мифологическим декором.
   - Получается, ваша работа в какой-то степени напоминает и мою работу. Нам тоже приходится искать истину, отсеивая наслоения, за которыми та зачастую скрыта.
   Акира Кензо на минуту задумался, слегка щуря глаза, как будто от усталости или яркого света. Затем доброжелательно улыбнулся мне:
   - Возможно, вы и правы. Мы можем казаться в некотором роде следопытами, отыскивающими в глубинах прошлого зёрна правды из которых и вырастает ветвистое древо нашей общей истории. По сути, мифы представляют собой дописьменное изложение этой самой истории - истории до конца не прочитанной, не осознанной, но тем и интересной. И здесь важны не только сюжеты, но и мельчайшие подробности, описываемые в мифах.
   Экзоархеолог на некоторое время замолчал, казалось, обдумывая что-то важное.
   - Значит, это вас так в пирамиде зацепило? - поинтересовался я.
   - В ней, в родимой, - улыбаясь, сощурился Акира Кензо. - На самом деле, мы оказались слишком самонадеянными. Это же надо! Столько времени прошло - невообразимо сколько! - а они всё ещё работают. Вы представляете себе, какой источник энергии нужно иметь для этого?.. Нет, они определённо были могущественными и всесильными, - с оттенком восхищения в голосе добавил он.
   - Честно говоря, я вообще плохо себе представляю, о ком идёт речь, - признался я. - "Они" - это инопланетяне? Посланцы иной цивилизации? Вы нашли их следы здесь, на Марсе?
   Акира Кензо посмотрел на меня с сожалением.
   - Пока я не могу вам точно ответить на этот вопрос. Мы занимаемся изучением исторических фактов уже пять лет, строя свой вариант истории развития человечества. Между собой мы называем их "боги". Да, да! Те самые боги, о которых твердят все мифы народов Земли. Откуда они пришли к нам, кто они и куда ушли впоследствии - на эти вопросы нам ещё предстоит найти ответы. Сейчас мы очень близко подошли к разгадке, и вот вам результат! - Он указал на свою раненную руку и сокрушённо покачал головой. - Результат поспешности и необдуманности наших действий!.. Но давайте пройдём к нам, в кают-компанию. Там будет намного удобнее разговаривать. Я расскажу вам всё по порядку, с самого начала... Если вы не возражаете и вам интересно поближе познакомиться с нашей работой.
   - Безусловно.
   Мы прошли по стеклянной галерее, соединявшей здания станции, в следующий "купол", где в несколько этажей располагались жилые помещения. По дороге Акира Кензо не преставал увлечённо рассказывать свою историю.
   - Несколько лет назад я работал в одной поисковой экспедиции по заданию Академии Пределов Знания на территории Северной Америки. Мы искали там информационные архивы, относящиеся к двадцатому столетию, которые могли бы пролить свет на некоторые утраченные технологии... Как вы знаете, после Битвы Мары и особенно после две тысячи тридцать шестого года не осталось почти никаких научных и исторических документов от так называемой "западной цивилизации". В Европе не сохранилось ни одной библиотеки, ни одного книгохранилища. Только те крохи, что тогда удалось заранее вывезти в Западную Сибирь... К счастью, на Индостане уцелел целый пласт древнего знания, да и в Северной Африке и Китае сохранилось очень многое. В Америке же, пролежавшей почти пять столетий подо льдами, на раскопках одного большого города нам посчастливилось обнаружить древнее хранилище информации. По сути, это был единый гипертекст, в котором приходилось проводить настоящие "раскопки", вычленяя из многочисленного информационного хлама настоящие жемчужины научного познания прежних веков.
   Акира Кендзо не без гордости посмотрел на меня.
   - Вот там-то я и обнаружил довольно интересную информацию о том, что ещё в восьмидесятых годах двадцатого столетия по старому летоисчислению на одной из военных баз Северо-Американских Штатов производились некие тщательно засекреченные эксперименты со временем. Задачи тогда ставились довольно примитивные. Одно из направлений исследований именовалось, как программа "Феникс-3".
   - Любопытно. Что-то связанное с бессмертием?
   Я с интересом посмотрел на экзоархеолога.
   - Отнюдь. Цель этой программы заключалась в том, чтобы используя искривление времени достигнуть подземных районов в Пирамиде ДМ на Марсе - "Большой" или "Главной" пирамиде, как мы её теперь называем. Такое своеобразное "бесконтактное" космическое путешествие не покидая Земли. Ведь космическая техника того периода, как вы знаете, была слишком примитивной, чтобы организовать реальный полёт к "красной планете", хотя разговоров об этом и различных проектов тогда было предостаточно. К сожалению, им так и не суждено было стать реальностью.
   В троём мы миновали несколько широких коридоров и поднялись по лестнице на этаж выше.
   - О существовании загадочных марсианских объектов в районе столовых гор Сидония было известно ещё со времён первых автоматических аппаратов, сумевших сфотографировать поверхность Марса, - продолжал увлечённо рассказывать Акира Кензо. - Кроме того, в то время ходили слухи, будто бы ещё в шестьдесят втором году люди впервые высадились на Марсе, создав там некие "поселения невольников", как, впрочем, и на Луне... Ерунда конечно полная, - усмехнулся экзоархеолог, - но, тем не менее, эти слухи были одной из причин разработки программы "Феникс-3". А питались они по большому счёту книгой трёх авторов под названием "Альтернатива-3". В ней эти авторы живописали истории о нарушивших режим секретности астронавтах, об исчезнувших учёных и убийствах. А ещё в ней рассказывалось о колонистах - невольниках, которые никак не могли попасть в подземную часть марсианских пирамид, чтобы найти там свидетельства существования древней марсианской цивилизации.
   Слушая экзоархеолога, я мысленно представил себе эту картину. Искоса посмотрел на шагавшего рядом со мной Акиру Кензо. Шедший позади нас вдоль прозрачной стены, Зуко Пур едва слышно хмыкнул. Похоже, его тоже развеселила эта невероятная и сомнительная история.
   - Я понимаю ваш скептицизм, - спокойно произнёс экзоархелог, заметив выражение моего лица. - Эта мысль и мне показалась на первый взгляд чистой воды фантастикой. Но, тем не менее, она послужила для меня начальным импульсом. Мне сразу вспомнились многочисленные египетские, шумерские и индийские древние источники, описывающие приход на Землю в незапамятные времена неких богов: "нетеру", "анунаков" или "адитьев". Они спустившились к нам с небес, чтобы восстановить послепотопный мир и одарить людей своей мудростью. В этих мифах есть много такого, что вполне можно соотнести именно с Марсом... Но об этом, с вашего позволения, я расскажу позже. А сейчас, чтобы вы ясно себе представляли, чем мы здесь занимаемся, хочу подробнее остановиться на тех самых "загадочных объектах" Марса, которые мы изучаем здесь уже второй год. Могу даже показать, чтобы было нагляднее.
   Через несколько шагов мы остановились перед широкой дверью из молочно-белого волокнистого стекла.
   - Вот мы и пришли. Проходите! Здесь все свои.
   Акира Кензо улыбнулся, сдвигая тонкую плиту двери в сторону и пропуская меня вперёд. Я смело шагнул в просторную кают-компанию, укрывшуюся на самом верхнем этаже здания.
   Широкое окно, наполовину прикрытое защитными "жалюзи", занимало полностью одну из стен, и создавало впечатление, будто бы ты находишься в посту управления громадного космического корабля. Тёмное небо заполняло его до краёв, а на дне его, словно на дне бездонного колодца, колыхались мутные пятна звёзд. Вдоль окна по всей длине помещения тянулся широкий надувной диван из светлой искусственной кожи, на котором сидели трое: двое юношей и девушка. Ещё одна молодая женщина стояла около окна, спиной ко входу. Казалось, она задумчиво вглядывается в глубину ночного неба Марса. При появлении на пороге Акиры Кензо оба молодых человека поспешно встали, направляясь нам навстречу и радостно приветствуя своего руководителя. При этом они с любопытством поглядывали на меня. Один из них был столь же молод, как и наш спутник Зуко Пур. Скорее всего, он тоже прилетел сюда в качестве стажёра, возможно, сразу же после окончания школы шестого цикла. Другой был старше и солидне. Чувствовалось, что он не новичок в этом деле.
   Девушка осталась сидеть на диване, закинув нога на ногу, свободно откинувшись на мягкую спинку и с любопытством наблюдая за нами. Её чёрные, коротко остриженные волосы были отброшены со лба назад, давая простор взмаху широких бровей, обрамлявших лучистые, глубокие и тёмные, как ночь за окном, глаза. Эти длинные и узкие глаза смотрели сейчас на меня пристально и с неподдельным интересом. Кончики пухлых губ её чувственного рта дрогнули в лёгкой усмешке. Девушка грациозно соскользнула с дивана и ловко миновав угол стола, подошла к нам. Оказалось, что она совсем небольшого роста. Впрочем, это совершенно не портило пропорций её ладной и энергичной фигуры, какие обычно бывают у бывалых спортсменок или танцовщиц.
   - Знакомьтесь! Это мои помощники: Иллик Шелли и наш астроном Амоль Сайн, - представил молодых людей Акира Кензо. - А это Эйго Хара, - кивнул он на подошедшую к нам девушку. - Мой самый главный помощник.
   Эйго протянула мне маленькую ладошку, и я осторожно пожал её, словно она была хрустальной. На губах девушки снова промелькнула лёгкая усмешка, и я только теперь разглядел удивительный цвет её глаз. Тёмными они казались лишь издалека. Проникновенно карие, глаза эти были подёрнуты волнами изумруда, будто бы неведомый мастер постарался вырезать их из яркого малахита, дополняя его медовым оттенком янтаря.
   - Эйго ваш самый главный помощник? А как же я? - раздался звонкий женский голос, заставивший меня обратить свой взгляд к говорившей - той самой молодой женщине, которая до этого молчаливо стояла возле окна спиной ко входу.
   - Без вас, Светлана, я был бы здесь просто неопытным мальчишкой! - широко улыбнулся Акира Кензо, слегка приобнимая за загорелые плечи подошедшую к нам помощницу.
   Та ответила ему мягкой доверительной улыбкой. Откинув с лица прядь цвета спелой пшеницы, она обратила ко мне наполненный весёлостью взгляд и, подала в приветствии изящную тонкую руку.
   - Светлана Норит.
   - Сид Новак, - представился я, неторопливо скользя взглядом по её лицу.
   Широкий лоб девушки, подчёркнутый прямыми тёмными бровями, слегка приподнятыми у висков, был обрамлён светлыми волнами волос, в которых вспыхивали загадочные красноватые искорки... Или это мне только показалось?.. Лицо её было будто вырезано из удивительно мягкого светлого дерева, и в тоже время оно несло в себе точёную чёткость черт: будь то твёрдый подбородок, или же слегка крупноватый, красиво очерченный рот, или тонкий прямой нос с закругленным кончиком. А её широко расставленные большие глаза могли заворожить, наверное, даже богов. Во всяком случае, я был сражён ими в первую же секунду и даже не пытался скрыть этого.
   - Но, зачем, же вы пришли сюда, Акира? - с лёгкой укоризной в голосе спросила Светлана, заботливо глядя на своего товарища. - Вам сейчас необходим покой и отдых. Разве я не права?
   Она взглянула на стоявшую рядом маленькую Эйго, словно ища у той поддержки.
   - Действительно, ваша рана... - начала было девушка, но экзоархеолог решительно прервал её.
   - Моя рана - сущие пустяки в сравнении с целью, к которой мы все идём! Она лишь будет мне напоминанием о моей глупости и поспешности в принятии ответственных решений... Но сейчас с нами представитель Охранных Систем, который, как я надеюсь, понесёт теперь ответственность за нашу безопасность и не позволит ни мне, ни вам неоправданно рисковать собой.
   Акира Кензо доверительно посмотрел на меня.
   - Сейчас мы готовим специального робота-проходчика, чтобы спустить его в шахту пирамиды, - пояснил он. - Это даст нам возможность обезвредить расставленные там ловушки или, хотя бы, обойти их стороной. Как только робот будет собран, мы возобновим свои исследования. У механников на это уйдет ещё два-три дня, так что пока у вас есть время осмотреться, а у меня будет возможность посвятить вас во все детали этого проекта.
   - Давайте расскажем нашему гостю о загадках Сидонии, - предложила Светлана, сияя глазами.
   - Верно. Именно это я и собирался сделать, - согласился с ней Акира Кензо, решительно поворачиваясь к своим товарищам.
   - Иллик! Принеси, пожалуйста, сюда мой информационный модуль-терминал. А ты Зуко вместе с Эйго подготовьте экран для показа. И погасите кто-нибудь свет, наконец! - нетерпеливо распорядился экзоархеолог.
   Его помощники выдвинули из небольшой ниши между полок с мнемокристаллами гемисферный экран. Наблюдая за ними, я заметил висевшую над нишей стереодиораму. Прозрачный кристалл открывал взору зрителей бескрайние морские просторы далёкой Земли. Могучие волны пронзительной синевы в мохнатых пенных шапках дробились в тучи брызг о чёрные камни далёкого острова. Там на скале вздымался в хмурое небо неясный контур старинной крепости с полуразрушенными серыми башнями. Угрюмый шар закатного солнца тлел у самого горизонта, озаряя края зияющей в облаках пропасти багряным золотом. Какой-то безысходной печалью и тоскливой грустью веяло от этого морского пейзажа. И только одинокая стая птиц, отважно тянущаяся в неведомые дали по золотистому лучу света, как по путеводной нити, вселяла в душу зрителя радость надежды...
   Когда освещение в кают-компании погасло и все расселись на диване в нетерпеливом ожидании рассказа экзоархеолога, из светящихся глубин ожившей полусферы ударили лучи далёкого солнца, расстилая в безмерном пространстве трепещущий светоносный ковёр. Далеко впереди по привычному пути, летела маленькая планета. Красноватый оттенок её поверхности не оставлял никаких сомнений в том, что это Марс. Постепенно приближаясь, планета вскоре заняла всё пространство экрана - холодная и таинственная, как и много веков назад. Такой её и видят пилоты челночных кораблей, доставляющих сюда оборудование и грузы для планетарных станций. Такой её видел и я несколько часов назад.
   - Марс издревле привлекал внимание людей, - неторопливо заговорил Акира Кензо, словно читая лекцию по астрономии или планетологии.
   Но я догадался, что его слова обращены, прежде всего, ко мне.
   - Этот интерес вполне оправдан, ведь планета эта поистине является кладезю загадок, уносящих нас в далёкое-далёкое прошлое. Я прав, Амоль?
   Экзоархеолог обратился к астроному. Смуглый и тёмноволосый молодой человек, пристроившийся около полки с фильмами, утвердительно кивнул.
   - Да, действительно, - прозвучал его уверенный баритон. - На Марсе немало загадок. Взять, хотя бы, его орбиту. Все мы хорошо знаем, что она имеет необычно вытянутую эллиптическую форму. Это отличает её от круговых орбит других планет земной группы. Орбита эта ежегодно приносит Марс близко к Солнцу, а затем относит его очень далеко от нашего светила. Длительные наблюдения дают нам все основания полагать, что марсианская орбита когда-то в прошлом была нарушена. Именно поэтому у неё такая форма и очень большой эксцентриситет. В пользу такого вывода говорит и ось вращения самой планеты, которая на протяжении продолжительных периодов времени выписывает в пространстве дикие "кренделя", существенно меняя угол наклона планеты по отношению к Солнцу от четырнадцати и девяти десятых до тридцати пяти и пяти десятых градусов.
   Амоль Сайн упруго поднялся со своего места и подошёл к висевшему в воздухе красноватому шару планеты, встав позади голограммы.
   - А если внимательно посмотреть на поверхность планеты, то можно понять, что изломы марсианской коры ясно свидетельствуют о том, что структура Марса перенесла серьёзное перенапряжение. В результате в какой-то момент произошло существенное изменение в числителе вращательного равновесия планеты. Попросту говоря, скорость вращения планеты так же претерпела сильные изменения, - пояснил молодой астроном. - Согласно законам небесной механики, Марс должен был бы оборачиваться вокруг своей оси за восемь часов. На самом же деле один оборот у него занимает почти двадцать пять часов. Ещё одной любопытной особенностью Марса является полное отсутствие у него магнитного поля... Почти полное, - поправился Амоль Сайн. - По этой причине мы и не можем использовать здесь традиционные магниторы. Хотя у нас есть бесспорные данные о том, что когда-то магнитное поле планеты было довольно сильным. Геологические исследования так же говорят о крупном и очень резком всеобщем сдвиге марсианской коры вокруг внутренних пластов планеты, произошедшем в относительно недалёком геологическом прошлом Марса. Например, нашими экзогеологами обнаружены типичные покровные слоистые полярные отложения в ста восьмидесяти градусах друг от друга на экваторе планеты, то есть в прямо противоположных местах, как и следовало бы ожидать от бывших полюсов.
   Амоль Сайн сделал жест, охватывающий изображение планеты, и как бы попытался повернуть красноватый шар вокруг своей оси. Затем уверенно продолжал:
   - Теперь нам так же достоверно известно, что когда-то Марс обладал и плотной атмосферой, которая позволяла сформироваться на его поверхности океанам, озёрам и рекам. Здесь шли частые проливные дожди, и большое количество воды всё ещё присутствует в виде льда на полюсах и в подповерхностных слоях. Причиной всех этих аномалий явилась грандиозная катастрофа, потрясшая Марс совсем недавно - около пятнадцати тысяч лет назад, а, возможно, даже и менее того. Примечательно, что приблизительно в этот же период на Земле произошёл чудовищный катаклизм, повлекший за собой резкое завершение последнего ледникового периода. И не исключено, что природа этого катаклизма идентична природе марсианской катастрофы. Но об этом, наверное, лучше расскажет сам Акира Кензо.
   Астроном посмотрел на экзоархеолога.
   - Спасибо, Амоль, за интересный вступительный обзор, - поблагодарил его тот. - Действительно, следов давнишней катастрофы на Марсе мы видим предостаточно. Может быть, завтра мы поднимемся на Лунное плато, чтобы воочию убедиться в этом?
   Акира Кензо вопросительно посмотрел на меня. Я не возражал: когда ещё представится такая возможность попутешествовать по Марсу?
   - Да, конечно!
   - Вот и замечательно, - удовлетворённо кивнул экзоархеолог. - А сейчас давайте вернёмся к нашему разговору, а то мы немного отвлеклись от основной темы. Хочу сказать, что загадочные объекты Сидонии далеко не единственные из сохранившихся искусственных сооружений на этой планете, которые нам удалось обнаружить. К примеру, есть ещё так называемый "Четырёхугольник Элизия". Он находится на востоке, почти через полпланеты отсюда, на плато Элизий. В центральной части его расположены треугольные пирамидальные структуры, к настоящему времени почти полностью разрушенные. Тщательных исследований мы там пока ещё не проводили, но нет совершенно никаких сомнений в их рукотворном происхождении. Поражают размеры этих циклопических сооружений. Диаметр основания у некоторых из них составляет около трех километров. Есть там и многоугольные "платформы", диаметр которых превышает шесть километров. Район же Сидония, где мы с вами сейчас находимся, это квадрат пятьдесят пять на пятьдесят километров. Он на Марсе более всего изобилует многообразными формами искусственного происхождения.
   - И вы полностью уверены в их искусственности? - с сомнением спросил я, внимательно глядя на экзоархеолога.
   - Дорогой, Сид! - мягко улыбнулся тот. - По-моему, лучшим доказательством тому может служить моя рука. Вы же не думаете, что я где-то здесь прислонился к раскалённой печи?
   Девушки в дальнем конце дивана тихо захихикали от его слов.
   - Нет, конечно, - смутился я, взглянув в смешливые глаза светловолосой красавицы Светланы.
   Акира Кензо удовлетворённо кивнул и продолжил свой рассказ:
   - Так вот, как видно на этой голограмме, сделанной со спутника с большим разрешением, основная масса интересующих нас объектов сконцентрирована на сравнительно небольшом участке поблизости от станции "Заря".
   В ответ на его слова гемисферный экран развернул в воздухе, прямо посредине кают-компании трёхмерное изображение марсианской поверхности, словно покрытой окалиной. На переднем плане едва мерцающей плоскости, опиравшейся только на призрачные тонкие нити, отчётливо читались группы пирамидальных объектов. Они возвышались над всей остальной поверхностью подобно пикам одиноких гор, среди которых особенно впечатлял тот, что был расположен ближе всего ко мне. Как я понял, это и была знаменитая Большая Пирамида, голубоватые полупрозрачные контуры которой вздымались к невидимому небу. Чуть правее и дальше неё на поверхности голографической модели угадывался большой курган или "купол", за которым просматривалась громадная плоская возвышенность, изрезанная на вершине странными впадинами, отдалённо напоминавшими черты человеческого лица. На северо-запад от этой горы было отчётливо различимо скопление множества пирамидальных структур довольно внушающих размеров, а так же других непонятных объектов размером поменьше.
   Я насчитал здесь целых восемь "пирамид".
   Акира Кензо проделал какие-то быстрые манипуляции на своём модуль-терминале, и в следующую минуту все значимые объекты на поверхности голограммы оказались заключёнными в светящиеся контуры.
   - Здесь можно видеть, что основные объекты Сидонии подразделяются на несколько групп, - пояснил экзоархеолог. - Мы пользуемся старыми обозначениями, поскольку они наиболее полно отражают внешнюю форму этих объектов. Но любой волен усмотреть в них что-то ещё. Так вот, прежде всего, на что хотелось бы обратить ваше внимание, это так называемый "Форт" с его двумя различными прямыми краями. Затем объект под названием "Город", который представляет собой скопление массивных прямолинейно расположенных пирамидальных структур. Среди них можно видеть несколько более мелких пирамид, а так же ещё меньших построек, составляющих комплекс из шестнадцати овальных холмов, четыре из которых находятся на одной прямой с Большой пирамидой. Каждый из этих "холмов" имеет в диаметре от девяноста до ста двадцати метров и возносится на высоту тридцати метров. Сканирование показывает наличие внутри, под напластованием осадочных пород, ступенчатых трапецевидных сооружений, очень напоминающих древнеегипетские гробницы-мастаба. Что находится внутри них, мы пока не знаем, но сомнений в том, что они носят искусственных характер, у нас нет.
   Акира пробежал пальцами по экрану своего терминала, и все холмы вспыхнули ярким оранжевым светом.
   - Эти "холмы" разбросаны вокруг "Города" и вытягиваются к югу. Четыре из них образуют "перекрестие" - некий "городской центр" - и находятся на одной линии не только с Большой пирамидой, но и со ртом "Лица". Нужно заметить, что меньшие пирамиды в "Городе" расположены точно под прямым углом к большим пирамидам. Это хорошо видно на этом снимке. "Город", судя по всему, был целенаправленно расположен таким образом, чтобы его обитатели могли насладиться идеальным видом марсианского "Лица".
   Слова экзоархеолога сопровождались изменениями голографической модели, висевшей в воздухе: световые линии последовательно отмечали все перечисленные Акирой Кензо углы и направления.
   - Может быть, я ошибаюсь, - неуверенно сказал я, - но, на мой взгляд, это самое "лицо" похоже на невысокую, сильно выветренную гору... Вы уверенны, что это действительно чье-то "лицо"?
   - Вполне, - кивнул экзоархеолог. - Раньше многие учёные делали ту же ошибку, что и вы, не имея возможности исследовать эту структуру в непосредственной близости. Всё дело в том, что данный район находиться в переходной зоне между молодыми поднятиями Ацидалийской равнины и более древними возвышенностями земли Аравия. На этих широтах вечная мерзлота может существовать у самой поверхности планеты, способствуя разрушению положительных форм рельефа, таких как горы, холмы и другие возвышенности, вплоть до их полного сглаживания. И на "лице" и вблизи него хорошо видны следы эрозии, вызванной этими процессами. К тому же, не стоит забывать о том, что оно находилось на планете лишённой плотной атмосферы многие тысячелетия, в гораздо более суровых и разрушительных условиях, чем все исторические памятники Земли. И мы совершенно не знаем, когда именно оно было здесь построено и кем. Понимаете? Спросите любого геолога, как воздействуют подобные условия на горные породы, и вы поймете, почему мы с вами видим сегодня то, что видим. Возьмите, хотя бы нашего, земного Сфинкса и поместите его на этой равнине на десяток тысячелетий... Как вы думаете, что от него останется нашим потомкам?
   - Думаю, мало что, - согласился я, вспомнив в каком плачевном состоянии находился этот древнейший земной монумент после Битвы Мары и всех последующих бедствий и потрясений, пока его, наконец, не заключили в специальный защитный саркофаг вместе с отвалившейся головой.
   - Тогда не стоит удивляться теперешнему виду марсианского "сфинкса", - подытожил Акира Кензо. - Кроме того, мы можем и сегодня найти там явные следы восстановления изначальных форм, путём специальной обработки камня и "заливки" им образовавшихся трещин - следов длительной эрозии. А это лучшее доказательство рукотворности этого памятника. К тому же, это была не обычная плавка камня, которую сегодня используем и мы в строительстве своих домов, а нечто совсем иное. Не исключено, что здесь применялась неизвестная пока нам технология "размягчения" камня - так называемая "пластилиновая техника", которую когда-то применяли "боги" и на нашей Земле. Исследуя следы, оставленные древней высокоразвитой цивилизацией, мы находим удивительные камни, которые обрабатывались специальным способом, при котором твёрдые горные породы, такие как гранит или базальт, сначала доводились каким-то образом до состояния пластичной мягкой массы: камень размягчался, обрабатывался и застывал, приобретая прежнюю твёрдость. Подобные же камни можно обнаружить и в пятидесяти километрах к северу от древней столицы инков Куско, в древнейшем комплексе относящимся ещё к допотопным временам - так называемой "цитадели" Оллантайтамбо, одном из ярких примеров удивительной строительной техники "богов". Эта техника неподвластна нам до сих пор и была бы для нас желанным наследием наших неведомых далёких предшественников...
   Я с интересом слушал экзоархеолога, впервые видя перед собой человека науки почти до фанатичности увлечённого своим делом. Казалось, для него нет ничего более важного в жизни, чем эти исследования. Ощущением этой значимости он невольно заражал и окружающих его людей. Я убеждался в этом, видя как смотрят на Акиру Кензо его молодые помощники - с благоговейным трепетом, почти как на бога.
   - Но я опять отвлёкся, - смущенно улыбнулся экзоархеолог. - Так много всего накопилось, столько хочется рассказать каждому новому человеку, чтобы родилось понимание важности наших открытий для науки в целом, и для каждого из нас в частности. Я ещё не утомил вас?
   - Ни сколько, - покачал головой я.
   - Хорошо. Тогда продолжим? Итак, кроме перечисленных мною основных объектов Сидонии, мы имеем ещё "Купол", который представляет собой массивный курган, покрытый толстым слоем пепла и пыли. По нашим подсчётам, проведённым на основании электромагнитного сканирования со спутника, толщина этого слоя колеблется от двадцати, до пятидесяти метров в некоторых местах.
   - Ого! - воскликнул я.
   - Да, да, - кивнул экзоархеолог. - "Купол", судя по всему, был каким-то сопутствующим сооружением, непосредственно связанным с Большой пирамидой и с "Лицом". Как у нас на Земле, на плато Гиза, Храм Сфинкса и Храм долины изначально находились в тесной взаимосвязи с пирамидой Хефрена, и всем комплексом пирамид в целом. Внутри "Купол" выглядит как глубокий "колодец" - пятьдесят два метра! - вырубленный прямо в скальном грунте. Сверху этот "колодец" перекрыт кладкой из массивных каменных блоков, которая действительно напоминает купол. Это удивительное сооружение, как по своей архитектуре, так и по безукоризненной технике исполнения. Нечто подобное можно наблюдать только в Большой галерее Великой пирамиды. Кроме того, в стенах этого "колодца" имеется несколько шахт или туннелей. Все они почти квадратного сечения со стороной от десятка сантиметров до трёх метров. Эти "шахты" могли когда-то играть роль неких каналов передачи энергии. Но это только моё предположение, - добавил Акира Кензо, - которое основано на явно техническом характере всего комплекса данных построек.
   Экзоархеолог посмотрел на меня загадочно.
   - Мы воспользовались техникой "неразрушающего контроля" и провели дополнительное глубокое электромагнитное сканирование окрестностей "Купола". И как вы думаете, что нам удалось обнаружить?
   - Боюсь даже предположить, - нервно усмехнулся я.
   - Под поверхностью, на некотором удалении от "Купола" находятся обширные пустые полости. Все они правильной прямоугольной формы и расположены в среднем на глубине тридцати метров под грунтом. Эти пустотные полости соединены с самим "Куполом" теми самыми горизонтальными "шахтами-туннелями", и один из этих туннелей ведёт к южной стороне Большой пирамиды, а затем уходит под сам монумент. Два других же тянутся к четырехгранной Пирамиде НК - Малой пирамиде, расположенной в сорока километрах к западу от "Лица", вот здесь, около "Форта" и "Городской площади", - Акира Кензо с помощью своего модуль-терминала подсветил нужное место на голограмме.
   - Остальные идут в сторону "Лица", - продолжал он, - и обрываются где-то здесь, в пяти километрах от него. Возможно, они когда-то обрушились, а может быть, так было задумано изначально. Но самым интересным объектом Сидонии, несомненно, является Большая пирамида, или Пирамида ДМ, как её называли наши далёкие предки.
   - Это название пошло от фамилий астрономов, впервые рассмотревших эту пирамиду на снимках с космических аппаратов в двадцатом веке, - пояснил Амоль Сайн. - Их звали Ди Пьетро и Моленаара.
   - Так вот, - сказал экзоархеолог, - эта пирамида является пятигранной и располагается, как видно на этой карте, в шестнадцати километрах на юго-запад от "Лица". Подобно Великой Пирамиде в Гизе она почти идеально выстроена по линии север-юг по отношению к оси вращения планеты. Самая короткая сторона её основания равна полутора километрам, а самая длинная ось вытянута на три километра. Высота её многократно превосходит высоту Великой Пирамиды и составляет почти восемьсот метров. Но самое удивительное не в этом. Данная пирамида, в отличие от своих земных сестёр, строилась не из обработанных каменных блоков, уложенных в единую конструкцию...
   Акира Кензо сделал короткую паузу, как будто давая мне возможность подготовиться к восприятию предстоящей информации.
   - Она построена из цельной природной скалы! Вы понимаете, что это значит? Кто-то, пока неведомый нам, взял стоявшую здесь гору и каким-то сказочным инструментом срезал под правильными углами её склоны, получив почти идеальные плоскости образующие пятигранную пирамиду гигантских размеров!
   - Это невозможно! - не поверил я, пытаясь представить себе масштаб подобных строительных работ. От этих мыслей у меня даже дух захватило.
   - И, тем не менее, это так, - сказал с убеждённостью экзоархеолог. - Следы подобного инструмента до сих пор можно обнаружить на теле этой пирамиды. Вполне возможно, первоначально при строительстве использовалось нечто навроде мощнейшего излучателя или гигантской дисковой пилы. Тут я просто теряюсь в догадках, - признался Акира Кензо. - Таким образом, был получен, так сказать, "черновой" вариант пирамиды, который затем был тщательно выровнен чем-то вроде фрезы, опять же, невероятных размеров.
   - Фантастика! - не удержавшись, воскликнул я. - То есть, кто-то просто пришёл и несколькими взмахами какого-то неведомого нам инструмента срезал со скалы лишнее, не испытывая при этом совершенно никаких сложностей в проделывании такой работы?
   Изумлённый, я посмотрел на Акиру Кензо.
   - Сколько вы говорите высота этой пирамиды?
   - Около восьмисот метров.
   - Невероятно! - едва не задохнулся от восторга я. - Подобная работа достойна рук настоящих гигантов.
   - Вы правы, - согласился со мной Акира Кензо. - К тому же, это очень близко к известной нам строительной технике "богов" на Земле: и в Гизе, и в Южной Америке мы видим похожие технологии и следы на камне от неведомых нам инструментов. С помощью них совершенно произвольно кто-то резал камни особой твёрдости во всех трёх пространственных направлениях и по кривым самой сложной формы. Причём, эти инструменты позволяли работать не только с отдельными блоками, но и с целыми скалами. Пример подобной обработки камней мы можем увидеть в Мачу-Пикчу, где при необходимости строители просто отрезали от скалы лишние куски, чтобы затем создать единую конструкцию из скал и подготовленных блоков. Но это была уже несколько другая технология, чем та, что мы наблюдаем здесь, на Марсе. Упрощённая, я бы сказал. Хотя размеры использовавшихся при строительстве на Земле монолитов тоже поражают воображение. Чего только стоит знаменитый Баальбек.
   - То есть, вы хотите сказать, что здесь, на Марсе, и у нас на Земле строили одни и те же зодчие? - догадался я, не в силах скрыть своего возбуждения от услышанного.
   - Нельзя буквально приравнивать одних к другим, - покачал головой экзоархеолог. - Думаю, строительство на Марсе и на Земле велось в различные исторические периоды, возможно отделённые друг от друга десятками тысячелетий. Поэтому я бы говорил о единой "расе зодчих", создававших эти удивительные памятники, сначала здесь, а затем перебравшихся и на нашу планету. Поэтому во множестве земных мифов мы и встречаем описания неких таинственных "гигантов", которые якобы были причастны к строительству всех мегалитических построек на нашей планете. Собственно, в этом и заключается основная суть всей моей гипотезы, которую мы здесь проверяем по поручению Академии Пределов Знания. И доказательства моей правоты лежат на поверхности Марса. Во множестве они есть и на Земле: как в древнейших сооружениях, так и в содержании различных мифов, которые в том, или ином виде дошли до нас. Это удивительный и долгий рассказ. Если вам действительно интересно узнать обо всём этом, я, как и мои помощники, будем рады со временем посвятить вас во все тонкости. Ведь вы теперь надолго с нами? Я правильно понял?
   - Думаю, да.
   - Прекрасно, - кивнул Акира Кензо. - Тогда я для начала хочу поведать вам о самом главном - о том, что нам удалось обнаружить среди объектов Сидонии. Не возражаете?
   - Нет, конечно, - охотно согласился я.
   - Замечательно! - Экзоархеолог улыбнулся мягкой улыбкой Будды. - Так вот, не менее интересно и взаимное расположение объектов Сидонии. Вот, посмотрите сюда, какая любопытная вырисовывается геометрия...
   Акира Кензо сделал какие-то наброски на экране своего информационного модуль-терминала, и сразу же его манипуляции отразились на висевшем в воздухе перед нашими глазами кусочке марсианской поверхности.
   - Большая пирамида здесь явно соотнесена с другими объектами: с центром "Города", "Лицом" и вершиной "Купола". Если продолжить её грани, то мы сразу это увидим...
   Беглыми движениями пальцев экзоархеолог удлинил грани пирамиды - тонкие белые линии протянулись в разных направлениях и оказались точно в тех местах, о которых он только что говорил.
   - Как видим, фасад Большой пирамиды имеет три грани, расположенные под углом в шестьдесят градусов. Центральная ось указывает на "Лицо". Край слева от этой оси указывает на центр "Города". Край справа от центральной оси указывает на вершину "Купола". Кроме того, если соединить линиями тот же центр "Города" с вершиной диагональной оси "Лица", а затем из концов этой диагональной оси опустить параллели на две северные грани основания Большой пирамиды, то мы обнаружим, что главные соотношения во взаимном расположении этих объектов основываются на тетраэдрическом угле. Так же в этих соотношениях присутствует значение полярного диаметра Марса, а расстояние от Большой пирамиды до диагональной оси "Лица" составляет отношение один к трехсот шестидесяти от этого диаметра... Как вы думаете, могут ли быть подобные величины случайными?
   Акира Кензо внимательно посмотрел на меня.
   - Думаю, что вряд ли.
   - Я то же придерживаюсь такого мнения, - улыбнулся экзоархеолог, а его молодые помощники откликнулись весёлым оживлением.
   - Можно мне добавить? - попросила Светлана, по-ученически вытягивая вперёд руку.
   - Да, разумеется! - Акира Кензо был явно доволен, что девушка попросила слова.
   Светлана поднялась со своего места, приблизилась к проекции и, бросив на меня короткий взгляд, уверенно начала:
   - Думаю, все присутствующие знают, что ещё в пятом веке до новой эры, посвящённые в математические и геометрические тайны знаменитого греческого философа Пифагора, сообщали о себе тайным знаком.
   Зуко Пур нетерпеливо, по-школьному, вскинул руку, прося слова. Светлана в ответ благосклонно кивнула ему.
   - Встретив незнакомца, пифагореец предлагал ему яблоко, - сказал юноша, и щёки его покрылись румянцем волнения. - Если тот так же оказывался из их тайного братства, он разрезал это яблоко поперек, показывая тем самым его середину в форме пентаграммы. Ведь пентаграмма была для пифагорейца священным символом.
   - Верно, - подтвердила Светлана. - Она указывала на "золотое сечение" или отношение "фи". Древнегреческий скульптор Фидий использовал его в своих произведениях. Это отношение определяет идеальные пропорции производящие величайшее эстетическое впечатление на человеческий глаз. "Фи" так же проявляется в самой священной из геометрических фигур - так называемом "рыбьем пузыре", состоящем из двух пересекающихся равных кругов, центр каждого из которых расположен на окружности другого круга. По представлениям древних геометров эта композиция символизировала союз духа и материи, неба и земли, и в ней проявлялись константы священного ряда квадратных корней из чисел два, три и пять, а так же пять твёрдых тел правильной формы. Кроме того, "рыбий пузырь" брался за основу при создании некоторых памятников древности, таких как Великая пирамида в Гизе. И если взять хорошо известную всем знаменитую фигуру человека Леонардо да Винчи - "человека в круге"...
   - Эта фигура является символом Академии Пределов Знания! - вдруг выпалил Зуко Пур и тут же осёкся, покраснев до кончиков ушей.
   - Верно, - улыбнулась ему Светлана. - Наложив эту фигуру на очертания Большой пирамиды, мы увидим, что они совпадут...
   Она взяла из рук Акиры Кензо модуль-терминал и скользнув пальцами по экрану, указала в сторону мерцавшей в воздухе Сидонийской равнины. Поразительно, но очертания знаменитой фигуры действительно точно совпадали с очертаниями загадочного марсианского сооружения.
   - Таким образом, - спокойно продолжала девушка, - мы можем видеть, что Большая пирамида поразительно отражает в себе человекоподобные пропорции, которые построены на поверхности другой планеты совсем рядом с главным гуманоидным подобием - "Лицом". Разве это не повод задуматься над тем, кто же всё-таки построил эти удивительные сооружения и что он, возможно, хотел сказать нам?
   Она остановила на мне внимательный и вопрошающий взгляд, и я понял что последние слова были обращены непосредственно ко мне. Заметил как Эйго Хара зябко передёрнула плечами, словно морозный воздух марсианской ночи вдруг проник внутрь крохотного уютного земного мирка. Наши взгляды на мгновение встретились, и я ободряюще улыбнулся девушке. Уголки её губ дрогнули в сдержанной улыбке, но глаза остались по-прежнему задумчивыми и слегка печальными.
   - Здесь, на поверхности Марса, - воодушевлённо продолжала Светлана, - мы имеем математически богатую фигуру, чья геометрия, помимо классических геометрических пропорций "Золотого сечения", включает так же и математические основы шестиугольника и пятиугольника. Двадцать внутренних углов её модели вместе с угловыми отношениями и тригонометрическими функциями избыточно выражают три величины квадратных корней из чисел два, три и пять, а так же две математические константы: число "фи" и число "е", основание натуральных чисел. При этом, за исключением квадратных корней из чисел два и три, эти константы появляются не одни, а в семи различных математических комбинациях.
   - Иными словами, Большая пирамида может служить настоящим учебником тех же самых числовых форм, которые пифагорейцы считали божественными из-за их универсальных гармонических качеств, - с пониманием дела докончил я.
   - Верно, - кивнула Светлана, снова бросив на меня пристальный взгляд, и вернулась на своё прежнее место, передав Акире Кензо модуль-терминал.
   - Философы-пифагорейцы видели в "весика писцис" мощный символ соединения неба и земли, духа и материи, - продолжил свой рассказ экзоархеолог с прежним энтузиазмом. - Это очень перекликается и с принципом, главенствующим во всей земной древнейшей архитектуре, яркими примерами которой могут служить комплекс пирамид и храмов на плато Гизы, древние города в Андах и Мезоамерике, а так же Ангкор-Ват в Юго-Восточной Азии. Этот принцип отражал некую двойственность - дуализм, суть которого выражалась в формуле: "как наверху, так и внизу", и был направлен на то, чтобы обратить на землю космические силы в стремлении человечества познать "божественное" и бессмертие души.
   Акира Кензо бросил беглый взгляд на экран своего терминала и процитировал:
   - "И я, сказал Гермес, сделаю человечество разумным, дам ему мудрость и сообщу правду. И я никогда не перестану работать на благо жизни смертных, всех и каждого, чтобы природные силы, действующие в них, находились в согласии со звёздами, что над ними".
   Экзоархеолог отложил в сторону модуль-терминал и продолжил свой рассказ:
   - Если же говорить о выдающихся монументах некрополя Гизы, то они без сомнения являются частью великой схемы, направленной на то, чтобы побудить отдельно избранных, последними из которых были египетские фараоны, овладеть тайной космической мудростью, связывающей землю с небесами. То же самое мы наблюдаем и здесь, на Сидонийской равнине, и это тайное знание зашифрованно в Большой пирамиде и других древних марсианских монументах. Примечательно и то, что вершина Большой пирамиды приходится на сорок и девять десятых градуса северной широты, а тангенс этого угла равняется ноль целых восемьсот шестьдесят пять тысячных, что является точной величиной отношения "е" к "фи", которое четырежды повторяется и во внутренней структуре самой пирамиды. Поэтому этот пятиугольный памятник пока неведомой нам цивилизации как бы говорит нам, что он знает, где находится - на Марсе.
   - Я хотел бы ещё кое-что добавить, - вступил в разговор Амоль Сайн.
   - Да, конечно, - одобрил Акира Кензо.
   - Хотелось бы отметить, что другой особенностью значения в сорок и девять десятых градуса северной широты, - начал молодой астроном, - которая проходит через вершину Большой пирамиды, является то, что она противолежит ближайшей угловой линии под углом точно в девятнадцать с половиной градусов - тем самым тетраэдрическим углом, о котором уже упоминал Акира Кензо. Тетраэдрические числа Большой пирамиды являются, по-видимому, весьма значимыми для всех объектов Сидонийской равнины. Те же специфические размеры мы обнаружили и в других структурах Сидонии, - уверенно сообщил Амоль Сайн, обращаясь ко мне. - Особенно хорошо они прослеживаются в "Городе", во взаимном расположении комплекса из шестнадцати "холмов". Сгруппировав все холмы в треугольники, мы, провели там тщательные измерения с высокой точностью, чтобы построить меркаторову проекцию для обработки её на ФВМ. Во всех группах мы получили значения углов соответствующие углам плоскости, образующейся внутри тетраэдра, если сделать поперечное сечение от одной оси таким образом, чтобы оно разделило пополам противоположную грань. Иными словами эти значения равнялись соответственно: семьдесят с половиной и два раза по пятьдесят четыре и семь десятых градуса. А если углы этого тетраэдрического поперечного сечения выразить в радианах, то мы увидим, что все они будут являться простыми линейными функциями тетраэдрической константы равной тем же девятнадцати с половиной градусам.
   - Верно, верно, - довольный, закивал Акира Кензо.
   - Но и это было не всё, - продолжал Амоль Сайн. - Есть там и другие любопытные объекты вроде странного кольца небольших пирамид и более крупной пирамиды на краю обнажения скальных пород, вот здесь...
   Астроном указал соответствующее место на голографической модели Сидонийской равнины.
   - Так вот, угол между так называемым "утёсом", находящимся к востоку от "Лица" и этой пирамидой так же равен девятнадцати с половиной градуса. А ещё точные геодезические измерения позволили нам установить, что "слеза" на левой щеке "Лица" лежит в точке, равноудалённой от "Городской площади" и Большой пирамиды, и это расстояние равно девятнадцать с половиной дуговой минуты окружности Марса! Кроме того, расстояние от "слезы" до большого контрфорса Большой пирамиды соответствует, как уже говорил Акира Кензо, одной трехсот шестидесятой полярного диаметра Марса.
   - Да, а система деления кругов и сфер на триста шестьдесят градусов, как мы знаем, пришла к нам из глубокой древности и является всё тем же наследием забытой цивилизации "богов", - заметила со своего места Светлана. - Таким же наследием, как и изобретение цифры "нуль".
   Я удивлённо посмотрел на девушку. Её лучистые глаза таинственно мерцали тусклым багрянцем, словно в них отражались песчаные марсианские холмы, виденные мной по дороге сюда.
   Заметив моё удивление, экзоархеолог пояснил:
   - Ведь что такое "нуль"? Это пустота, превращающая любое число в бесконечность. Это змея, кусающая собственный хвост, символизируя тем самым бесконечность времени, которая и есть сама Вселенная! При этом нуль это ещё и своеобразный коридор в пространстве и во времени, который позволяет достичь громадных величин не путем постепенного сложения простых чисел, двигаясь по спирали, а практически мгновенно. Даже внешний вид этой цифры очень напоминает вход в некий туннель, и не случайно границу между Вселенной Света и Вселенной Тьмы мы называем "нуль-пространством".
   - Ещё одним доказательством "божественности" нуля может служить древнеегипетский знак "анх", - напомнила Светлана. - Он был обязательным атрибутом всех богов Древнего Египта. Этот знак, как вы помните, сочетает в себе две фигуры: крест, являющийся символом солнца, звезды, солнечного божества, а так же круг... или же его можно интерпретировать как тот же нуль. Иначе говоря, этот символ как бы говорил людям о принадлежности его обладателей к группе божеств, способных пронизывать пространство и время. Им владели "солнечные существа", возможно, пришедшие к нам из глубин космоса по некому коридору-туннелю.
   - А не мог этот "анх" быть неким оружием богов? - осторожно задал вопрос я.
   - Оружием?
   Мои слова, казалось, озадачили Акиру Кензо.
   - Даже не знаю, что вам на это ответить... - обескуражено протянул он и покачал головой: - Я как-то не задумывался над подобным толкованием этого предмета.
   Акира Кензо недоумённо посмотрел на меня.
   - Зачем вам это?
   - Да так, просто подумалось почему-то, - склонил голову я и тут же перехватил изучающий взгляд светловолосой красавицы Светланы, внимательно рассматривавшей меня.
   - Так о чём это я?.. - на мгновение Акира Кензо даже растерялся. Он задумался, собираясь с мыслями. Затем воскликнул: - Ах, да! О туннелях сквозь пространство и время!
   Экзоархеолог упруго поднялся со своего места и не спеша прошёлся по кают-компании.
   - Нужно отметить, что все эти математические вычисления очень любопытны и, несомненно, говорят нам о некоем послании, которое было явно преднамеренно оставлено на поверхности Марса. Совсем не случайно в этом послании окружность планеты так часто повторяется в связи с тетраэдрической константой. Всё это как бы побуждает нас поместить вписанный тетраэдр в планетарную сферу самого Марса.
   Акира Кензо снова взял в руки свой модуль-терминал. Картинка, висевшая в воздухе, изменилась: появилось большое светящееся трёхмерное изображение марсианской пирамиды, видимо, представлявшее её модель, которая тут же преобразилась в вертикальный разрез этого странного сооружения. Чуть выше расположились изображения трех пирамид поменьше. Это были, как я понял, разрезы трёх самых больших египетских пирамид, представленные здесь, скорее всего, для сравнения их внутренней структуры со структурой марсианской пирамиды.
   - Но самое интересное всё же находится внутри Большой пирамиды! - заверил Акира Кензо. - Эта пирамида пронизана глубоким отверстием, которое раньше, изучая снимки с космических аппаратов, принимали за обычный ударный кратер. В действительности же оно является вертикальным туннелем, проходящим сквозь всю структуру этого сложного сооружения. Более того, этот туннель уходит глубоко под основание пирамиды. Фотоинклинометрические реконструкции пирамиды навели на эту мысль ещё в конце двадцатого столетия, но убедиться в правильности этих догадок мы смогли только здесь и сейчас. Правда, что находиться там, в глубине скалы, нам пока неизвестно. Просканировав Большую пирамиду методом всё того же "неразрушающего контроля", нам удалось определить её внутреннюю структуру, только пока ещё не в полном объёме.
   Акира сосредоточил внимание на экране своего модуль-терминала, пробегая по нему кончиками пальцев, как виртуозный пианист по клавишам инструмента.
   - Если же посмотреть на разрез пирамиды, то хорошо видно, что устройство её внутренних помещений очень сильно напоминает внутреннее строение египетской Великой пирамиды. Вот, смотрите. Здесь отчётливо видно, что наверху, в этом месте находится нечто вроде террасы, откуда и начинается тот самый туннель.
   Экзоархеолог подсветил соответствующий участок изображения оранжевым контуром.
   - Этот туннель опускается почти вертикально вниз, пронизывая тело пирамиды как бы насквозь, затем вот тут, на отметке в четыреста десять метров от её основания, он переходит в наклонную галерею по размерам вполне сопоставимую с Большой галереей в Великой пирамиде.
   Тонкий светящийся луч стремительно заскользил по разрезу марсианского сооружения, словно подчиняясь словам Акиры Кензо.
   - Эта галерея тянется на сто двадцать метров вниз, под углом в сто тридцать градусов, оканчиваясь горизонтальным проходом восьмидесяти метровой длины. В конце него начинается новая галерея, опускающаяся ещё глубже в скалу. Потом опять горизонтальный коридор той же длины и новая галерея, уходящая уже под само основание пирамиды...
   - Тут, - Акира указал нужное место на схеме, - на уровне второго горизонтального коридора мы и столкнулись с каким-то устройством, которое не дало нам возможности продвинуться дальше. Это было нечто навроде излучателя, сработавшего автоматически, когда мы пересекли некую запретную границу...
   Экзоархеолог замолчал. Мне показалось, что он вспоминает тот злополучный день.
   - Я помню яркий красный свет... Какой-то зловещий свет, - негромко произнёс Акира Кензо. - Мне сразу же припомнилось древнее шумерское сказание о герое Гильгамеше, правителе города Урук. Тот задумал попасть в Небесную Обитель богов, чтобы обрести бессмертие. Для этого он отправился к Земле Тильмун, откуда боги возносились на небеса. Вход в это место, высеченный прямо в недрах горы, охранялся жуткими стражами: "Наружность их страшна, а взгляд сулит их смерть. Бросая молнии, вершины скал срывают. Они хранят Уту, ревниво наблюдая, на Небо как вступает он и возвращается на землю"...
   - Совсем, как в Большой пирамиде! - недовольно воскликнул Иллик Шелли.
   - Да. А потом острая боль в плече и я потерял сознание, - смущённо улыбнулся Акира Кензо, глядя на меня. - Хорошо, что ребята оказались рядом.
   - И очень вовремя! - с оттенком укоризны в голосе заметил Иллик Шелли. - Не подоспей мы на помощь, кто знает, что было бы с вами от этого излучения!
   Янтарного оттенка глаза юноши вспыхнули негодованием, а на щеках проступил румянец волнения. Иллик провёл рукой по высокому лбу, будто желая стереть с него выступившую испарину, и сокрушённо покачал чубатой головой, осуждающе глядя на своего руководителя.
   - Знаете, - вдруг заговорила молчавшая до сих пор Эйго Хара, явно волнуясь, - а мне сейчас подумалось вот что. Устройство этой пирамиды очень напоминает проходы, камеры и коридоры "земли Сокар" в пятом отделении Дуата, описанные у древних египтян. Я видела их изображения в одной из гробниц. Ведь и на гранитной стеле, установленной когда-то между лап Великого Сфинкса, было сказано, что тот стоит возле "Дома Сокара"?
   - А в "Книге о том, что находится в Дуате" описаны все двенадцать разделов Дуата, и "земля Сокар" занимает там Пятый раздел, - откликнулась Светлана.
   - Но ведь Дуат в понимании древних египтян это определённый участок неба, в который отправился освобождённый дух Осириса? Там он основал своё "небесное царство" для мёртвых - космический "тот свет", расположенный на правом берегу Млечного Пути... Может и здесь есть прямая связь с этим?
   Эйго Хара кивнула на голографическое изображение Большой пирамиды и вопрошающе посмотрела на Акиру Кензо.
   - Интересная мысль, очень интересная! - одобрительно закивал головой тот и предложил: - Но давайте подумаем над ней немного позже? - Экзоархеолог бросил усталый взгляд на часы. - Уже второй час марсианской ночи. Завтра вы мне будете нужны бодрыми и отдохнувшими. Так что, спать, всем немедленно идти спать!
   - Пойдёмте, Сид, - обратился он ко мне. - Я покажу вам вашу комнату. А утром я познакомлю вас с нашим геологом, Кави Рамом.
   Акира Кензо положил руку мне на плечо, и мы вышли из кают-компании первыми. Ребята неохотно поднялись со своих мест и понуро последовали вслед за нами.
  
  

* * *

  
   Почему-то спать совсем не хотелось. Возможно, сказывалось пребывание в столь необычном для меня месте. Я стоял около окна и смотрел в казавшееся лиловым предрассветное небо Марса, украшенное красивыми розовыми облаками, состоявшими из кристалликов льда. Они летели с северо-востока высоко над поверхностью планеты, и казались невесомой сетью, которую в этот ранний час накинул на планету неведомый гигант. С наступлением марсианского дня, когда взойдёт солнце и температура поднимется, эти облака растают, бесследно исчезнув до следующего утра. На равнине сгущался туман. По мере того, как ветер поднимал воздушные массы над возвышенными плато, в небе появлялись новые белёсые облака, толпившиеся над далёкими горами Фарсида.
   Я опустил взгляд вниз.
   Прозрачный шатёр оранжереи, пристроившейся к жилому корпусу станции с восточной стороны, позволял видеть густую зелень причудливых растений, пронизанную ярким жёлтым светом. Зубастые листья едва заметно колыхались, отмечая невидимое движение воздуха за толстым стеклом потолка. Они вызвали в душе воспоминания о тихом шорохе земного леса и нестройном птичьем гомоне. Лёгкая грусть пронзила мне сердце обжигающей искрой, но тут же ушла. Я поискал глазами на небе, но отсюда Земли не было видно. Лишь яркий Фобос пересекал чуть наискосок звёздное небо, совершая свой стремительный путь с запада на восток.
   Вернувшись к столу, на котором стояла крохотная серебряная пирамидка мнемокристала, я осторожно провёл пальцами по одной из её граней. Тот час комнату осветил яркий сноп света, развернувшийся переливающимся цветным веером. Затем он сфокусировался в воздухе над столом голографической проекцией марсианского глобуса. Я присел на корточки около стола, глядя сквозь мерцающий шар, и увидел как на оконном стекле появилось моё радужное отражение.
   Из-за отсутствия реального уровня моря, высоты и глубины на Марсе отсчитывали от эквипотенциальной поверхности трёхосного эллипсоида вращения. Ступени различных высот послойно меняли свои цвета, поднимаясь со дна котловин к вершинам гор: от густо-зелёного, до медно-красного. Таким образом, создавалась полная иллюзия объёмности поверхности планеты. Высшей её точкой была вершина вулкана Олимп - свыше двадцати одного километра! К юго-западу от него находилось поднятие Элизий - огромная возвышенность, увенчанная горой Элизий, которая поднималась над окружающими равнинами на девять километров. К юго-востоку от Олимпа, на расстоянии в полторы тысячи километров, на экваторе планеты находилась ещё более громадная возвышенность - поднятие Фарсида, протянувшаяся на шесть тысяч километров, и вздымавшаяся на высоту в восемь километров. На ней, расположенные на одной линии под углом в сорок пять градусов к экватору с северо-востока на юго-запад, высились три потухших вулкана: Гора Аскрийская, Гора Павлина и Гора Арсия. Это горы Фарсида. Они тянули свои пики на высоту почти двадцати километров от условного "нуля" и были видны с космических кораблей даже во время сильнейших пылевых бурь.
   Я задумчиво очертил пальцами призрачные контуры грандиозного поднятия, по размерам сопоставимого с Африкой к югу от реки Конго, и остановился у её восточного края. Здесь Марс казался расколотым какими-то катастрофическими силами надвое. Поверхность планеты, словно взрывала чудовищная извилистая борозда, протянувшаяся с запада на восток на четыре с половиной тысячи километров почти параллельно экватору между пятой и двадцатой параллелями южной широты. Крутизна склонов в ней достигала в некоторых каньонах двадцати градусов.
   "Долина Маринеров", - прочитал я крохотные светящиеся буквы. Вот он, грандиозный шрам, оставленный на теле планеты той ужасной катастрофой, о которой говорил Амоль Сайн! Назван так в честь первых исследовательских аппаратов, подлетевших к Марсу полторы тысячи лет назад, и сфотографировавших его поверхность. На западной окраине этого грандиозного каньона находилась уникальная система пересекающихся долин - Лабиринт Ночи.
   Я не уставал поражаться масштабам "красной планеты". Всё на ней было "самое-самое": самая высокая в Солнечной системе гора, и вот эта, самая глубокая пропасть, достигавшая в глубину шести километров при максимальной ширине в семьсот километров. Я проследил глазами за её восточной оконечностью, которая поворачивала на север, к экватору и вливалась в хаотическую местность. Из северной части её, похожие на глубокие трещины в древней скале, начинались широкие и длинные каналы, глубоко врезанные в марсианскую поверхность: Симуд, Тиу и Арес. Они пересекали дно огромной котловины, в которой находилась станция "Заря" - равнины Хриса - где к ним присоединялись другие каналы, самым протяженным из которых был Касей, тянувшийся на три тысячи километров. Вот и живое доказательство огромных потоков воды, когда-то с невероятной скоростью стекавших из южного полушария планеты в северное, поскольку текли они под уклон - доказательство древней катастрофы и, возможно, столь же древней жизни...
   В дверь тихо постучали. От неожиданности я даже вздрогнул. Это был всего лишь древний рефлекс, неистребимый в человеке со времён тёмного прошлого. Действительно, бояться на станции было не кого и нечего. Но кто мог прийти ко мне в столь поздний час? Может быть это Акира Кензо?
   Я шагнул к двери и удивился ещё больше, когда увидел на пороге своего временного жилища Светлану. Она улыбнулась, скорее всего, моему ошеломлённому виду. Слегка потупив взор, спросила:
   - Можно войти?
   - Да, разумеется!
   Я отступил в сторону, немного сконфуженный своей нерасторопностью. Девушка смело прошла в комнату и на минуту остановилась около светящегося марсианского глобуса. Задумчиво осведомилась:
   - Изучаете топографию Марса?
   - Пытаюсь, - улыбнулся в ответ я, закрывая дверь и с интересом наблюдая за своей ночной гостьей.
   Светлана была невысокого роста, наверное, всё же выше Эйго, но, тем не менее, не на много. Подобные ей женщины всегда нравились мне - не выше метра шестидесяти или чуть больше. Я никогда не любил слишком высоких девушек. Под тонким белым платьем, украшенным фиолетовыми цветами, угадывалась стройная и сильная фигура, а во всех движениях девушки сквозила какая-то особенная, едва уловимая грация. Цветы на её платье при каждом шаге тускло мерцали, сменяя окраску от густо-фиолетового до бледно-василькового. И сама ткань временами становилась полупрозрачной и невесомой, открывая взгляду изгибы тела девушки.
   Светлана остановилась около окна, вполоборота ко мне, задумчиво глядя на звёзды. Я терпеливо ждал, остановившись в двух шагах позади неё.
   - Вам нравится Марс? - наконец, спросила она, не оборачиваясь и продолжая смотреть на небо.
   - Пожалуй... Я ещё плохо знаком с этой планетой. Нужно привыкнуть.
   Светлана обернулась и посмотрела на меня прямым открытым взглядом.
   - А я обожаю Марс! - доверительно призналась она. - Эйго - она наш протоэкзобиолог - уверена, что в прошедшие времена Марс был полон жизни. Здесь цвели сады, текли реки, и возможно даже пели птицы... Может быть, вам покажется это странным, но в душе я ощущаю некую причастность к Марсу, словно бы моя судьба во всех рождениях была тесно сплетена именно с ним.
   Я внимательно посмотрел в её светящиеся вдохновенным волнением глаза. Багряных всполохов в них больше не было. Сейчас они показались мне тёмными, почти чёрными. Наверное, это из-за расширившихся зрачков.
   - Вы не подумайте, что это от того, что я связана с ним своей работой, - продолжала девушка. - Хотя само по себе это тоже говорит о многом и важно для меня. Оказавшись здесь впервые, я ощутила в душе совсем иную связь. Она спрятана где-то глубоко во мне, в самых скрытых и не подвластных познанию глубинах моей души. Будто бы я уже бывала здесь раньше - когда-то давным-давно, может быть тысячелетия назад. И в этой прежней моей жизни Марс был чем-то очень значимым для меня...
   Она замолчала. Затем с надеждой спросила, пытливо изучая моё лицо:
   - А у вас такого никогда не бывало?
   - Возможно, иногда, во сне, - неопределённо пожал я плечами. - Знаете, эти странные сны, в которых мы оказываемся в удивительно знакомых и в тоже время никогда не виденных в реальности местах? Такие картины всегда необычайно яркие и красочные... Но Марса в них ни разу не было... Хотя однажды, совсем давно, я видел во сне какую-то удивительно красивую планету, - вспомнил я. - Там было удивительное жемчужно-розовое небо и огромный аметистовый океан. Я парил над ним, не ощущая собственного тела. Может быть, искал кого-то?.. Этот сон врезался в мою память, и я помню его до сих пор во всех подробностях, хотя с тех пор прошло уже, вероятно, несколько лет.
   Я грустно усмехнулся, и прочитал во взгляде Светланы лёгкое волнение.
   - Что-нибудь случилось? - осторожно поинтересовался я.
   - Нет. Всё в порядке, - принужденно улыбнулась девушка. - Просто ваш сон удивительно перекликается с одним моим видением... В нём тоже был огромный океан, над которым паришь, будто бы невесомая тень... И это ощущение, словно ищешь кого-то...
   Светлана замолчала и снова отвернулась к окну, сложив на груди руки. Я заметил, как на её обнажённых плечах появилась "гусиная кожа".
   - Что же привело вас на Марс? Работа? Или интерес к исследованиям? - сдавленным голосом спросила она.
   - По правде сказать, к исследованиям я имею лишь косвенное отношение, - честно признался я, подходя к окну и останавливаясь сбоку от девушки. - Меня привела сюда моя работа... А, что привело вас ко мне в столь поздний час?
   Светлана метнула в мою сторону косой взгляд. В её глазах сейчас отражались разноцветные всполохи голограммы, висевшей за нашими спинами. Они скользили по её щекам к высокой шее и прятались в густых волосах, вспыхивая там крохотными красноватыми искорками.
   - Знаете, - медленно произнесла девушка. - Акира Кензо выдающийся учёный в своей области и ему очень дорог этот проект... Я имею в виду "Тени Предков". Ведь он хочет отыскать истоки того светлого и чистого, чем отличается наш сегодняшний мир от всех прежних эпох...
   - Да, я знаю об этом, - заверил я. - Это действительно очень важная цель... Но вы не ответили на мой вопрос.
   Несколько секунд она внимательно изучала моё лицо, затем решительно спросила:
   - Почему вы спрашивали Акиру про оружие?
   - Оружие? - почти натурально удивился я.
   - Да. Помните, когда он рассказывал про египетский "анх"?
   - Ах, вот вы о чём! - усмехнулся я. - Не знаю... Просто так. Пришло в голову. Я видел изображения этих предметов на древних фресках, и мне показалось, что они могут быть какими-то техническими приспособлениями или устройствами, а не просто символом жизни.
   Светлана не сводила с меня цепкого взора. Я заметил как её губы сжимаются всё плотнее.
   - Скажите мне, что происходит у нас на Земле? Что-то меняется, да? Что-то, чего мы все не замечаем за повседневными делами, за потоком открытий и радостных свершений?.. Это что-то нехорошее и тёмное? Так? - встревожено говорила она, придирчиво всматриваясь в меня.
   - Послушайте, Светлана! - Я взял её за плечи и слегка встряхнул. - Зачем все эти нелепые фантазии? Ничего плохого в Трудовом Братстве не происходит. Поверьте! С чего вдруг вам пришло подобное в голову? Я нахожусь здесь в целях вашей безопасности, только и всего. Такова наша работа - оберегать жизни людей в любом уголке вселенной...
   - Оберегать от чего? Разве нам грозит какая-то опасность? - Голос девушки дрогнул волнением, а её глаза, по-прежнему, заглядывали в самую мою душу.
   - Вы, словно ребёнок! - снова усмехнулся я, стараясь выглядеть непринуждённо. - Нет, конечно! Но, подумайте, что может поджидать на чужой планете исследователей - таких, как вы - занимающихся изучением загадочных и непонятных сооружений? Вы же сами видели, что случилось с Акирой Кензо!
   - Такое бывает в работе археолога. - Девушка опустила голову, нервно теребя подол своего платья. - И что же вы сделаете, чтобы уберечь нас от подобного?
   В её голосе прозвучала лёгкая насмешка.
   - В следующий раз первым пойду я,
   Светлана посмотрела на меня снизу: недоверчиво и с сомнением, но потом всё же улыбнулась.
   - Хорошо. Я, наверное, пойду к себе. Извините, что пришла к вам посреди ночи со своими глупыми сомнениями. Я не хотела вторгаться к вам так неожиданно.
   - Ерунда! - беспечно отмахнулся я. - Мне было приятно побеседовать с вами.
   - Мне тоже.
   Девушка в последний раз взглянула на меня и быстро вышла, бесшумно затворив за собой дверь. Проводив её взглядом, я снова повернулся к окну. Прижался горячим лбом к стеклу, по которому ощутимо лились холодные струйки воздуха. Марсианская ночь кончалась. Над далёким восточным горизонтом медленно поднималась прозрачная розовая дымка. Гася низкие звёзды, она сгоняла к полюсу лохматые облака.
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Велик Космический Порядок, ибо он не менялся
   со времен Осириса, который установил его"
  
   Птахотеп (верховный жрец эпохи Пирамид).
  
  
  
  
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
   ВЗОРВАННЫЙ МИР
  
  
  
   Перед моим взором лежал изрезанный и развороченный ландшафт, усыпанный громадами каменных останков, составленный из долин и изломов, уходивших к самому горизонту, окутанному красновато-жёлтой дымной пеленой. Я стоял на краю громадной трёхкилометровой пропасти, на дне которой, словно начиналось преддверие одного из нижних кругов ада Данте. Тёмное небо над головой ощутимо давило, а мерцавшие в зените звёзды ещё больше усиливали тягостность и нереальность окружавшего нас мира.
   - Одной из великих загадок Марса до сегодняшнего дня являлось то, что он имеет два совершенно отличных и чётко определённых типа рельефа, - пояснял Кави Рам. - Вот там, позади нас, находятся густо изрытые кратерами высокогорья юга. Они возвышаются над уровнем условного "нуля" в основном на два километра. Здесь же, перед нами, северные низины, самая большая из которых это Великая Северная Равнина, простирающаяся от северной Полярной области. В западном полушарии она переходит в равнины Аркадия, Амазония, Ацидалийскую и равнину Хриса. А в восточном в равнины Утопия, Элизий и Исида. Все эти равнины лежат на четыре-пять километров ниже среднего уровня поверхности Марса. Можно сказать, что это впадины на марсианском шаре, подобные океаническим впадинам Земли. Только в них никогда не было океанов.
   Я посмотрел на геолога. За тёмным стеклом шлема скафандра, черты его лица были почти не различимы.
   - Высокие и низкие земли, - снова зазвучал в наушниках голос Кави Рама, - занимают примерно по полушарию. Правда, они лишь приблизительно совпадают с нынешним северным и южными полушариями Марса. Линия раздела между этими двумя зонами описывает большой круг, который наклонен относительно марсианского экватора на тридцать пять градусов.
   - А как же быть с поднятием Элизий? - спросил я. - Ведь оно полностью расположено в северном полушарии. Да и горы Фарсида, насколько я понимаю, находятся как раз на линии раздела.
   - Это можно рассматривать как исключение. - Голос геолога прозвучал спокойно и уверенно. - Собственно, как и в южном полушарии, такими исключениями являются долина Маринеров, а так же три самых больших марсианских кратера: Аргир, Эллада и Исида.
   Кави Рам сделал несколько шагов в мою сторону и остановился у самого края обрыва, рядом со мной, смело упёршись ногой в большой, покрытый окалиной камень. Теперь я мог заметить странный красноватый отблеск, который едва выделял глаза геолога за стеклом шлема - столь же тёмные и таинственные, как и марсианское небо.
   В наушниках опять зазвучали его пояснения:
   - Аргир, например, имеет в глубину три километра и тридцать в диаметре, а Эллада и того больше - пять километров глубины и почти две тысячи километров в диаметре! Но есть на Марсе и кратеры диаметром от тридцати километров. Или такие, которые выглядят просто чудовищами при диаметре в двести километров!
   - Ужас! - раздался в наушниках возглас Эйго Хара.
   Девушка остановилась в нескольких шагах позади нас рядом с Акирой Кензо, заглядывая на дно обрыва. Всю дорогу сюда меня не покидало ощущение, что она напросилась в эту поездку только ради экзоархеолога.
   - Рассказывая всё это, я вовсе не хочу напугать или удивить вас, - сказал Кави Рам, и в его голосе прозвучали лёгкие нотки иронии. - Я просто подвожу вас к своей главной мысли: когда-то Марс был сокрушён неким катаклизмом совершенно невообразимых масштабов. Он был буквально убит колоссальной бомбардировкой осколками космического тела... или тел. И именно эта бомбардировка лишила его плотной атмосферы, обильных запасов жидкой воды и магнитного поля.
   - Вы уверенны в этом? - спросил я, с опаской глядя на хаос каменных нагромождений далеко внизу.
   - Убеждён! Когда-то Марс был цветущей планетой. Он имел атмосферу с тем же давлением у поверхности, что и на нашей Земле. На нём были огромные запасы воды. Гораздо большие, чем мы имеем сейчас на нашей планете. И в этой воде присутствовала жизнь! Её следы мы находим в древних осадочных отложениях. Да вот и наш протоэкзобиолог может подтвердить мои слова. Скажите, я прав, Эйго?
   - Действительно, - откликнулась девушка, - следы древней жизни мы находим на Марсе повсюду. Особенно после того, как начали растапливать полярные шапки и подпокровные льды. Нельзя сказать, что эта жизнь в своём развитии достигла высших форм, но, возможно, мы просто ещё не докопались до нужных слоев...
   - Или искали не в тех местах, где следовало бы, - вставил Акира Кензо.
   - Тем не менее, - добавила Эйго, - мы нашли здесь даже окаменелые останки древесных стволов. По нашим прикидкам, деревья эти из-за меньшей силы тяжести были настоящими гигантами. В сравнении с ними наши самые высокие земные деревья выглядели бы просто карликами!
   - Вот-вот! - подхватил её слова Акира Кензо. - Искали не там и не то! Но эту оплошность, я надеюсь, мы скоро исправим.
   - Археологи! - зазвенел в наушниках ироничным весельем голос Кави Рама.
   Он снова повернулся ко мне.
   - Они всегда надеются найти то, во что так свято верят. Мы же привыкли оперировать тем, что лежит у нас под ногами. А здесь мы видим превеликое множество свидетельств прежнего марсианского лика и пережитой им катастрофы. Возьмите те же кратеры Эллада, Аргир и Исида. Они имеют низкие нечёткие края и плоское дно, из чего можно заключить, что образовались они ещё в те времена, когда на Марсе была плотная атмосфера, быстрая эрозия и более мощное магнитное поле. Наличие же громадного количества воды вызвало грандиозные наводнения по всей планете во время той самой древней катастрофы, и следы этого наводнения имеются буквально повсюду.
   - Правда? - удивился я.
   - Да. К ним можно отнести и систему каналов на равнине Хриса, где расположена наша планетарная станция. Эта система имеет двадцать пять километров в ширину и более двух тысяч километров в длину. И она могла возникнуть единственным образом - в результате внезапного и катастрофического наводнения, которое образовало не только отвесные стены каналов, но и выдолбило пещерообразные пустоты в несколько сотен метров глубиной и отточило острова, протянувшиеся на сто километров, которые мы с вами можем наблюдать там сегодня. Этот водяной поток мчался с такой страшной скоростью, что пиковый дебит воды должен был достигать миллионов кубометров в секунду, а объём этого потока равнялся мировому океану глубиной в пятьсот метров!
   - Впечатляет! - восторженно согласился я.
   - Впечатляет? Это ужасает! - отозвался Кави Рам. - Такое количество воды, которое пролилось там, могло бы на Земле наполнить бассейн Средиземного моря! И не стоит думать, что это только одиночный пример. Слоистые отложения напластованного осадочного материала найдены нашими экспедициями в самых разных районах Марса. Кое-где они достигают в толщину пяти километров! К примеру, в долине Касей. Это как раз на плато Лунное, где мы сейчас находимся. Там есть один кратер, который мы изучали. Он образовался здесь порядка трёх с половиной миллиардов лет назад, а затем был надолго погребён материалом, из которого сложено плато Лунное. Но сейчас мы можем видеть, что каким-то образом он оказался на поверхности. И мы нашли там бесспорные свидетельства того, что его "раскопка" произошла в результате грандиозного наводнения.
   Кави Рам помолчал, потом добавил:
   - Кстати, такая большая толщина осадочных пород так же говорит в пользу плотной и тёплой атмосферы, которая существовала на Марсе на протяжении длительного периода времени. Есть следы былого наводнения и в районе Сидония. Например, Большая пирамида и "Лицо" находятся в так называемой "выпуклой местности", которая возвышается над когда-то затопленной Сидонийской равниной. Без сомнения, раньше там располагалось большое море или даже океан. Я сужу об этом по видимым явным следам размывания прибрежными приливами. Но они не столь значительны, из чего я могу заключить, что данная пирамида во время того самого наводнения могла служить неким убежищем тем, кто её здесь построил. Кроме того, те же береговые линии хорошо прослеживаются на всех северных равнинах. А значит, можно смело предположить, что данный океан покрывал значительную часть северного полушария. Вот бассейн Элизия, к примеру, был затоплен водой глубиною до полутора тысяч метров!
   - Так вы говорите, что причиной столь кардинальных перемен на Марсе послужила какая-то катастрофа? - спросил я.
   - Я с удовольствием подробно расскажу об этом. Только давайте вернёмся на станцию, - предложил геолог. - Там нам будет удобнее. Мне нужны наглядные пособия.
   В моих наушниках раздался его тихий смешок.
   Спуск в долину по узкой каменистой тропе, как и подъём, занял у нас около часа. Ноги разъезжались на рыхлых каменных осыпях, перемешанных с песком и марсианской пылью, и всякий раз приходилось останавливаться, чтобы не полететь кубарем вниз по склону с этой головокружительной кручи. У марсохода нас ожидал Зуко Пур, который уже начал было волноваться из-за нашего долгого отсутствия.
   Неожиданно налетевшие мощные порывы ветра заставили нас остановиться у самой цели. Они подняли в воздух крохотные смерчи, которые двигались мимо нас, как будто караваны верблюдов, неся над поверхностью планеты частички пыли и песка. Через несколько секунд эти смерчи бесследно растворились на верхушке ближайшей дюны. Ветер стих, словно его и не было вовсе.
   Ошеломлённый, я стоял, прижавшись к громадному ободу колеса вездехода, не решаясь сойти с места.
   - Не беспокойтесь, - раздался в наушниках бодрый голос Кави Рама. - Здесь такое часто бывает. Это от резких скачков атмосферного давления.
   - Смотрите, какая красота! - воскликнула Эйго Хара, указывая куда-то в сторону дюны, где только что прошлись странные смерчи.
   Я посмотрел в указанном ею направлении и поразился увиденному: розовая поверхность песчаного холма, будто подёрнутая гусиной кожей, была расчерчена замысловатым тёмным узором, словно кто-то нарисовал на ней причудливую голубоватую татуировку. А дальше чередовались голубые и серые полосы застывших кристаллических образований.
   - Это базальтовый песок, - буднично констатировал наш геолог. - А голубые и серые слои отложений включают в свой состав минерал ярозит... Вот так выглядит истинная поверхность Марса, если с неё сдуть всю эту пыль!
   - А мне нравиться, - восторженно произнесла Эйго Хара. - В этом есть что-то необычайно притягательное и загадочное! Похоже на то, что какой-то древний художник оставляет нам таинственные письмена-подсказки... Ведь так?
   Девушка повернулась к Акире Кензо, словно ожидая от него проявления сходных чувств.
   - И правда, в этом что-то есть, - задумчиво сказал тот. - Это ещё один осколок мозаики, как и всё здесь, из которых нам предстоит собрать цельную картину нашей общей истории за минувшие эры...
   - Но давайте уже поедем на станцию, а то мне совсем не нравятся вон те тёмные тучи у восточного горизонта! - предложил экзоархеолог, слегка подталкивая к трапу Эйго.
   - Действительно, - согласился с ним Кави Рам. - Это очень напоминает наступление "песчаных дьяволов". Только пылевой бури нам ещё не хватало! - проворчал он, взбираясь по трапу внутрь марсохода.
   - "Песчаных дьяволов"? - переспросил я.
   - Да, - спокойно подтвердил Акира Кензо. - Это здешние пылевые вихри. Иногда они могут достигать высоты в восемь километров и несут в себе тонны пыли каждый. Именно они являются основными переносчиками марсианской пыли. Давайте, забирайтесь внутрь!
   Я послушно поднялся в прозрачную "черепаху". Здесь было уютно и тихо. Следом за мной влез и сам экзоархеолог. Акира закрыл люк, откинул назад стекло шлема и уселся в кресло рядом с Зуко Пуром, который снова взял на себя управление нашим марсоходом. Юноша выжидательно посмотрел на своего учителя.
   - Итак, в путь! - шутливо скомандовал экзоархеолог.
   Марсоход плавно тронулся с места и, послушный командам молодого водителя, набирая скорость, помчался среди песчаных холмов.
  

* * *

  
  
   За прозрачной стеной кают-компании непроглядным пологом метались грозные песчаные вихри, смешивая небо и землю, разливая вокруг огромное пыльное море, в глубинах которого не могло существовать ничто живое, и даже звёзды меркли на небе, превращаясь в крохотные искорки-песчинки, боязливо вспыхивавшие то тут, то там. Защитные жалюзи ощутимо вздрагивали под напором чудовищного ветра, и казалось, что он сорвёт их в следующее мгновение, закрутит в этой немыслимой круговерти и унесёт в песчаную мглу, оставив жилище людей открытым и уязвимым перед неистовой стихией. Но станция, подобно древнему бастиону, была несокрушимой, намертво вцепившись в каменные гряды и марсианские холмы глубинными якорями.
   Свет в помещении был приглушён, и в сиреневых сумерках завывание ветра за стенами станции рождало в душе странные ассоциации и давно забытые переживания. Возможно, так когда-то чувствовали себя древние люди, укрываясь от беспощадных стихий в глубоких пещерах, сидя около уютного огня и слушая рассказы соплеменников о диких зверях и далёких землях, где им однажды довелось побывать. Только здесь вместо жаркого костра сиял висевший посреди помещения голографический образ красной планеты, отбрасывавший тусклые пятна багрянца на стены кают-компании.
   Мои новые товарищи расселись вокруг него на мягком диване, завороженно глядя на медленно вращающуюся светящуюся сферу и слушая рассказ геолога. Лицо Кави Рама, стоявшего подле виртуального глобуса, в красно-коричневых световых росчерках, и впрямь походило на лицо первобытного чародея, призывающего духов всех стихий на помощь людям.
   - Давайте вернёмся к загадке дихотомии марсианской поверхности. Или, иначе говоря, к её очевидной раздвоенности, чтобы было более понятно непосвящённым в тонкости геологической науки, - продолжил геолог и мне снова показалось, что последние его слова были адресованы непосредственно мне.
   Но потому, как смущённо улыбнулся в дальнем углу дивана Зуко Пур, и слегка покраснели щёки Эйго Хара, я понял, что не одинок в своей неосведомленности относительно геологической структуры Марса.
   - Как мы можем видеть на этом глобусе, - рассказывал тем временем Кави Рам, - два полушария Марса имеют совершенно чёткую линию раздела. С одной стороны от неё мы наблюдаем обширные низкие равнины севера, а с другой видим возвышенные плато и горы юга. Долгое время учёные не могли создать сколь-нибудь устойчивой гипотезы, объясняющей этот уникальный феномен. Тем не менее, все тогда сходились во мнении, что Марс перенёс сокрушительную катастрофу в своей древней истории, подвергнувшись ужасной бомбардировке из космоса. При этом основной ошибкой многих являлось автоматическое предположение о том, что главный удар по Марсу пришёлся на его северное полушарие. Данное предположение вроде бы вытекало из того, что полушарие к северу от линии раздела ниже южного. Внешний пласт марсианской коры здесь был полностью уничтожен, а затем из недр планеты поднялась свежая лава и залила это очищенное от коры пространство, таким образом, дав ему новую поверхность. Именно поэтому к северу от линии раздела мы не находим того большого количества импактных кратеров, которые во множестве наблюдем на юге. Они просто исчезли, стерлись вместе со старой корой.
   Кави Рам пожал плечами и огладил короткую бородку.
   - Всё было бы хорошо, если бы не вставал закономерный вопрос: а что же случилось с таким огромным объёмом марсианской коры трехкилометровой толщины, которая была сорвана с северного полушария планеты? Такое количество вещества не могло эродировать даже на протяжении миллиардов лет. Нам же сегодня достоверно известно, что данная катастрофа произошла в сравнительно недалёком по геологическим меркам прошлом, а именно от двадцати до пятнадцати тысяч лет назад. Эрозия, на которую пытались ссылаться некоторые учёные прежних времён, так же не объясняла исчезновения остатков коры, ибо нет достаточно большой впадины, в которой могли бы уместиться все обломки. Поэтому наш вывод был совершенно очевиден - север утратил свою кору не в результате прямых попаданий "где-то на севере", а вследствие "эффекта выбивания" от сокрушительных ударов с противоположной стороны, на юге! Сейчас мы абсолютно уверены в том, что в своей недавней истории Марс пережил внезапную и интенсивную пятнадцатиминутную бомбардировку только с одной возможной стороны, а именно вот здесь, здесь, и здесь... - Кави Рам указал нужные места на глобусе.
   - Огромный кратер Эллада образовался в результате столкновения планеты с телом, диаметр которого по нашим подсчётам должен был составлять тысячу километров, - продолжал он. - Фрагмент Эллада нанёс по коре Марса прямой, практически вертикальный удар, пробил кору до внутренней магмы, вызвав тем самым огромную волну сжатия и сдвиговые волны, которые устремились к поверхности планеты со скоростью около пяти тысяч километров в час. Эти волны образовали на противоположной стороне Марса вспучивание поднятия Фарсида. Вот здесь.
   Геолог снова указал нужное место на проекции поверхности планеты.
   - Далее, почти одновременно с ударом Эллады в Марс врезается фрагмент Исида - кусок скалы шириной в шестьсот километров. Он вызывает на севере планеты второе вспучивание - поднятие Элизий. И, наконец, завершил эту смертельную атаку фрагмент Аргир в триста шестьдесят километров в поперечнике. От его удара кора Марса лопается как скорлупа ореха, образовывая трещину семи километровой глубины - самую глубокую долину в Солнечной системе, долину Маринеров. Ударные волны тогда достигали такой силы, что не только трижды обежали всю планету, но и пронзили её насквозь, сметая с северного полушария в открытый космос пласт коры толщиной в три километра. А скалы-убийцы, погрузившись на пять тысяч километров вглубь планеты, остановились в противоположном полушарии. Далее же тысячи более мелких осколков ударили в поверхность Марса, оставив нам молчаливых свидетелей той ужасающей казни - импактные кратеры южного полушария.
   Кави Рам помолчал, внимательно оглядывая присутствующих.
   - Можно сказать, что Марс вообще уцелел только чудом, потому что вынужденная необходимость поглотить и погасить энергию массы и кинетическую энергию этих трёх огромных осколков могла привести к его полному разрушению.
   - О-ох! - вздохнул кто-то со всей горечью сожаления.
   Эйго Хара схватилась за пылающие щёки и отчаянно покачала головой:
   - Подумать только, мы могли бы навсегда лишиться целой планеты! Как когда-то лишились легендарного Фаэтона.
   - По поводу Фаэтона я не был бы столь однозначен, - улыбнулся ей Кави Рам. - На этот счёт у меня тоже есть некоторые соображения. Об этом, если позволите, мы поговорим как-нибудь потом. Но вы действительно правы, дорогая Эйго. Для всех планет земной группы эта ужасная катастрофа не прошла незамеченной. Особенно это сказалось на ближайшей соседке Марса, нашей Земле. Да и Венера не осталась в стороне от тех давних событий. Сейчас мы имеем неоспоримые свидетельства того, что ещё пятьсот миллионов лет назад она была если не точной копией нашей Земли, то, во всяком случае, очень походила на неё. Она обладала намного менее плотной атмосферой, а на её поверхности имелись реки и моря. Даже, возможно, и жизнь. Но глобальная геологическая катастрофа уничтожила всё это. Венера на какое-то время превратилась в пылающую планету. Практически вся она была покрыта расплавленной лавой, извергавшейся из жерл нескольких тысяч вулканов. Постоянные землетрясения, вздымания и опускания огромных областей поверхности рождали лавовые реки, озёра, моря и даже океаны! Поистине, это был настоящий ад, уничтоживший всё живое на этой планете. Именно эти недалёкие события полностью изменили внешний облик нашей утренней соседки.
   Кави Рам прошёлся размеренным шагом по кают-компании, заложив за спину руки. Затем снова остановился около висевшего в воздухе марсианского глобуса.
   - Хотя больше всего, конечно, пострадал Марс. Потеря огромного пласта коры была для него не единственным и не самым страшным последствием тех давних событий. Помимо всего прочего, вращение планеты существенно замедлилось. Как уже отмечал наш уважаемый астроном, - Кави Рам почтительно кивнул в сторону Амоля Сайна, - по законам небесной механики Марс должен был бы оборачиваться вокруг своей оси за восемь часов, в то время как сейчас на полный оборот у него уходит почти двадцать пять часов. Наклон оси вращения Марса так же подвержен значительным колебаниям, которые достигают порядка девятнадцати градусов. И всё это явные отголоски той самой катастрофы, от которой планета не может оправиться до сих пор.
   Геолог заботливо провёл рукой над светящейся поверхностью глобуса, словно хотел погладить его.
   - Про отсутствие магнитного поля я уже не говорю, хотя есть неоспоримые данные планетологов о том, что когда-то это поле было довольно сильным. Если же мы взглянем на обнаруженные типичные покровные слоистые полярные отложения, обнаруженные нами в ста восьмидесяти градусах друг от друга в районе экватора планеты, в прямо противоположных местах, как и положено, для полюсов, то поймём, что ещё одной причиной гибели планеты явился всеобщий сдвиг марсианской коры вокруг внутренних пластов планеты. И это очень примечательный факт. Особенно, если рассматривать марсианскую катастрофу вместе с событиями, происходившими в тоже время на других планетах.
   - Так откуда всё-таки взялись эти таинственные "снаряды-убийцы", сыгравшие столь роковую роль в судьбе Марса? - взволнованно спросил я. - Астероиды? Кометы?..
   - Я бы предложил вам выглянуть в окно, - спокойно сказал геолог, и на губах его снова заиграла лёгкая улыбка. - Но, к сожалению, нам сейчас не удастся увидеть западный горизонт из-за этой бури.
   Кави Рам сделал короткую паузу, выжидательно глядя на меня.
   - Думаю, вы уже догадались, что в этом месте мы бы с вами увидели Фобос и Деймос? - Он показал на две крохотные голубые звёздочки, заскользившие над марсианским глобусом, послушные его пальцам.
   - Допустим. Но какая здесь связь? - не сдавался я.
   - Связь здесь самая прямая, - отозвался Кави Рам.
   - Теперешние спутники Марса это лишь осколки некогда полноценной планеты - спутника, которым в своё время обладал Марс. Ему давно уже дали имя - Танот. И орбиты, и скорости движения двух каменных глыб - Фобоса и Деймоса - дают нам прямые и косвенные свидетельства того, что оба являются остатками некогда имевшейся небольшой планеты... А вы знаете, что помимо всего прочего, на Фобосе есть крупнейший кратер, носящий имя Стикни?
   - Да. Я читал об этом в справочниках, - кивнул я.
   - Так вот размеры этого кратера сопоставимы с размерами самого спутника. Удар, приведший к его появлению, должен был буквально потрясти Фобос. Он образовал на его поверхности систему параллельных борозд возле кратера Стикни, которые протянулись на расстояние до тридцати километров и имеют ширину в сто-двести метров, при глубине от десяти до двадцати метров.
   - И вы считаете, что от каменных осколков, когда-то поразивших Марс, досталось и его спутнику?
   - Нет, не совсем, - покачал головой Кави Рам. - Удар, приведший к образованию этого кратера, не был внешним. Что-то произошло на самом спутнике, расколов его на крупные осколки, два из которых остались на орбите, часть ударила по поверхности Марса, убив планету, а основная масса улетела в космическое пространство, образовав вместе с фрагментами марсианской коры, сорванной с планеты, известный нам теперь пояс астероидов. Детальное исследование астероидов показало, что большинство из них имеет осколочную, неправильную форму, а их минералы носят на себе несомненные следы раздробления и воздействия высокой температуры. Это говорит нам о том, что все эти каменные глыбы произошли в результате бурного, катастрофического распада какого-то более крупного тела. Об этом же можно судить и по распределению осколков по массе в поясе астероидов, которое отнюдь не хаотично, как может казаться. Оно подчиняется закону случайного дробления крупного тела на множество частей. К тому же, часть малых планет пояса имеет значительный наклон орбит к плоскости эклиптики.
   Геолог сделал паузу и посмотрел на Амоля Сайна. Астроном согласно кивнул.
   - Сейчас нам достоверно известно, что формирование астероидного вещества происходило в недрах достаточно большой массы и в течение длительного времени. Образцы этого вещества с некоторых крупных астероидов мы сравнивали с образцами скальных пород Марса в северном полушарии и с образцами пород его нынешних спутников. Результаты анализа ясно говорят об идентичности материала, послужившего для образования пояса астероидов с этими образцами. А так называемые "железные" метеориты являются ничем иным, как осколками железно-никилевого ядра погибшего Танота. Путём аналитических вычислений мы можем даже определить примерный диаметр этого спутника. Скорее всего, он составлял около четырех тысяч километров.
   - Ого! Это тело было почти сопоставимо с нашей Луной! - воскликнул я, почувствовав, как у меня немного захватывает дух от разворачивающейся картины, нарисованной учёным.
   - Да, Танот уступал по своим размерам самому Марсу. Но был очень близок к тому же Меркурию или нашей Луне.
   Кави Рам снова бросил короткий взгляд на Амоль Сайна, сидевшего рядом со мной, словно приглашая его принять участие в разговоре.
   - Да, вы правы, Кави, - согласился молодой астроном. - Но то, что Марс очень быстро превратился в холодную и безжизненную пустыню, было в основном следствием изменившейся орбиты этой планеты. Если внимательно изучить все имеющиеся у нас свидетельства, то можно без труда это понять. В результате той давнишней катастрофы Марс был отброшен с прежней своей орбиты вглубь нашей системы. Сейчас его орбита имеет эллиптическую форму, что сильно отличает её от круговых орбит других планет земной группы. В результате чего в афелии Марс отстоит от Солнца на двести сорок девять миллионов километров, а приближаясь к нашему светилу, оказывается в перигелии в двухстах семи миллионах километрах от него. Из-за этого марсианский год длится шестьсот восемьдесят семь дней. Если же мы попытаемся исправить этот "дефект" путём вычислений, гипотетически приведя орбиту Марса к круговой, то увидим, что расстояние до Солнца для Марса приблизится к значению его нынешнего перигелия и будет составлять около двухсот миллионов километров. Земля, напомню, вращается вокруг нашего светила в среднем на расстоянии в сто пятьдесят миллионов километров. Как видим, Марс в этом случае вполне попадает в "зону жизни", иначе говоря, никто нам не мешает обосновать возможность зарождения на нём древнейшей разумной жизни, развившейся впоследствии до уровня высокоразвитой технической цивилизации.
   - А если при этом, памятуя о том, что диаметр Марса вдвое меньше земного, а масса составляет пятьдесят три сотых от массы Земли, пересчитать продолжительность марсианского года в соответствующих пропорциях до катастрофы, то мы получим цифру двести шестьдесят дней, - лукаво улыбнулся Акира Кензо. - И почему-то мне сразу на память приходит календарь майя с его пятидесятидвухлетними циклами, в сумме составлявшими год ровно из двухсот шестидесяти дней. Этот цикл, ко всему прочему, довольно хорошо привязан к продолжительности земного года, где мы получаем любопытное равенство: пятьдесят два перемноженное на триста шестьдесят пять равно семьдесят три перемноженному на двести шестьдесят. А как известно из легенд и мифов, этот самый календарь достался майя в наследство от легендарных богов, когда-то обитавших в Теотиуакане на территории Мезоамерики... Как вам такое совпадение?
   Глаза Акиры Кензо заискрились лукавством. На что Кави Рам только покачал головой, словно говоря: "Ох, уж эти археологи!".
   - Может быть, это простое совпадение? - предположил я, поглядывая то на Акиру Кензо, то на геолога.
   - Возможно что и так, - беспечно пожал плечами экзоархеолог.
   - А что если это одно из доказательств того, что планета Марс является родиной легендарных богов, принесших на Землю цивилизацию в конце последнего Ледникового периода? Или, во всяком случае, их "звёздная обитель", где они вынуждены были обосноваться по каким-то причинам на довольно длительный срок?
   Я посмотрел на сидевшую в дальнем углу Светлану. Это сказала именно она: сказала спокойно и уверенно, как о чём-то давно решённом и безусловно верном. Девушка снисходительно улыбнулась мне и так же спокойно продолжила:
   - Что если календарь майя привязан именно к продолжительности марсианского года до катастрофы? Что если он был привезён на Землю отсюда? Или, может быть, из ещё более дальних глубин космоса?
   Я сдержанно усмехнулся. Заметив это, Акира Кензо заботливо произнёс:
   - Думаю, мы слишком спешим и забегаем далеко вперёд в своих выводах, ставя нашего гостя в нелёгкое положение. Ведь он пока ещё не обладает всей полнотой информации о наших исследованиях.
   - Нет, нет, - уверенно покачал головой я, пытаясь осмыслить весь тот поток информации, который так неожиданно вылился на меня. - Всё в порядке. Думаю, я справлюсь... Так вы считаете, что на Марсе в глубокой древности существовала высокоразвитая разумная цивилизация? - поинтересовался я у экзоархеолога и тут же добавил, смущаясь: - Хотя, наверное, я спросил глупость? Ведь если здесь присутствуют, несомненно, рукотворные загадочные объекты, то, безусловно, их построил кто-то разумный...
   - Вы, видимо, хотели спросить связываю ли я древнюю марсианскую цивилизацию с земной протоцивилизацией? - Акира Кензо проницательно посмотрел на меня.
   Я утвердительно кивнул.
   - Пока я не могу ответить вам на этот вопрос однозначно и с полной уверенностью. Всё будет зависеть от того, что мы обнаружим в Большой пирамиде... И найдём ли мы там вообще что-нибудь. Но в глубине души, втайне от всех, я считаю, что между Марсом и Землёй есть некая тесная и безусловная связь, уходящая своими корнями в глубокую древность. И даже сама катастрофа, произошедшая с Марсом когда-то, оставила в людской памяти свои следы. Как сказано в древней "Книге Дзиан": "Огромные изображения воздвигли они... в размер своих тел. Внутренние огни уничтожили землю их отцов... Надвинулись Первые великие воды. Семь больших островов поглотили они. Все благочестивые спасены были, все нечестивые истреблены...". Вам не кажется, что это сказано о Марсе?
   Глаза Акиры сделались глубокими и загадочными, как марсианская ночь.
   - А если это сказано о Марсе, и древние люди сохранили эту память, то кто мог рассказать им о тех незапамятных временах? Не те ли, кто когда-то пришёл отсюда на нашу Землю, спасаясь от гибели, неся человечеству знания с некой цивилизационной миссией? Вот почему я считаю, что именно с Марса тянутся тонкие, едва ощутимые нити, которые связывают судьбу нашего человечества с его неизвестным, давно забытым и истёртым в людской памяти прошлым, с его предисторией, от которой все мы, даже сами не ведая того, отталкиваемся в своём устремлении в наше грядущее. Поэтому я возлагаю очень большие надежды на эту пирамиду.
  
  
  
  
  
  
   "Видеть ещё не значит поверить.
   Верить, значит видеть"
  
   Роберт Пирсиг "Лила"
  
  
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ
  
   ЗЕП ТЕПИ
  
  
  
   Песчаная буря снаружи постепенно стихала. Ветер уже не так яростно и ожесточённо бился в надёжно защищённые окна станции, а пыльные смерчи медленно, но неуклонно отступали к далёкому горизонту, обнажая тёмное ночное небо. И даже звёзды постепенно стали проглядывать сквозь облака пыли, слегка качаясь и подрагивая, будто в отражении на дне глубокого колодца.
   Я отошёл от окна и вернулся на прежнее место. Внезапно наступившая снаружи тишина заставила собравшихся в кают-компании людей притихнуть и переглянуться между собой, словно все они вдруг осознали, в какую даль от родного дома их забросила неуёмная жажда открытий.
   - Вы сказали, что марсианская катастрофа как-то сказалась и на нашей Земле. Что вы имели в виду?
   Я внимательно посмотрел на Акиру Кензо.
   - Думаю, об этом вам лучше расскажет Светлана, - улыбнулся тот. - Она занималась этим вопросом, и кому как ни ей поведать результаты её исследований.
   Помощница экзоархеолога смело поднялась со своего места, как будто намеревалась выступать перед большой аудиторией, но сделав несколько коротких шагов по кают-компании, девушка остановилась около окна и присела на подлокотник стоявшего там кресла, собираясь с мыслями. В какое-то мгновение её взгляд остановился на мне, и я ободряюще улыбнулся ей. После некоторой паузы Сетлана ответила мне лёгкой, едва заметной улыбкой и уверенно заговорила:
   - Ещё до Мирового Воссоединения усилиями группы учёных Земли, занимавших альтернативную позицию по отношению к тогдашней академической исторической науке, был изучен и осмыслен огромный пласт мифологического наследия человеческой цивилизации. К счастью, многое из материалов тех исследований сохранились до наших дней в западно-сибирских информационных Хранилищах, и мы смогли тщательно ознакомиться с ними перед началом своей работы. Эти книги и научные статьи оказались для нас поистине бесценными, так как содержали тексты многих мифологических первоисточников, безвозвратно потерянных для нас после Битвы Мары и падения на Землю астероида. Так вот, этот пласт мифологии содержит в себе информацию о некоей глобальной катастрофе, произошедшей на Земле задолго до возникновения известной человечеству истории.
   Я исподволь рассматривал говорившую, ловя себя на мысли, что она начинает мне всё больше и больше нравиться. У неё был красивый бархатистый голос, звучавший сейчас спокойной уверенностью професионала в своём деле, хотя лёгкий румянец на щеках и выдавал её волнение. Иногда девушка делала выразительные жесты, чтобы подчеркнуть свои слова или придать им большей убедительности, и на лице у неё вместе с тем отражался калейдоскоп эмоций, всякий раз придававший ему новые мимические оттенки: то сосредоточеснно-серьёзные, то задорно-радостные, то сентиментально-ранимые.
   - К сожалению, - продолжала Светлана, - большинство научных материалов, музейных экспонатов и древних артефактов не дошли до наших дней. И сегодня мы можем судить о Всемирном Потопе лишь по отрывочным данным, дошедшим до нас со страниц немногочисленных уцелевших книг, сравнивая упоминающиеся там мифологические события с последствиями постигшего нас катаклизма уже на пороге новой эры. Тем не менее, благодаря этим немногим данным, послужившим толчком к развитию программы "Тени Предков", мы сами направили все свои усилия на расшифровку древних мифов и сопоставление отражённых в них сведений с реальными геологическими, археологическими и палеоклиматическими данными. Кроме того, мы возобновили масштабные археологические исследования как у нас на Земле, так и за её пределами. Эта работа ведётся уже на протяжении двух столетий. Академия Пределов Знания суммирует и анализирует полученную таким образом информацию, и проделанная грандиозная работа позволила нашим учёным прийти к однозначным выводам по поводу нашей с вами общей древней истории. При всём разнообразии мифологических повествований о Всемирном потопе в них прослеживается одна и та же мысль, которая в изустной форме передавалась потомству.
   - А имеется большое разнообразие? - удивился я.
   - Да, - кивнула девушка. - Таких легенд насчитывается более пятисот, но во всех в них прослеживается одна и таже мысль: когда-то в глубокой-глубокой древности на Земле была глобальная катастрофа и она почти полностью уничтожила прежнее человечество. Можно сказать, что в живых осталась лишь небольшая горстка избранных, которых предупредили о грозящей беде мудрые "боги", заранее знавшие о надвигающемся катаклизме. Именно они подсказавшие людям способы спасения.
   - Так что же произошло тогда на самом деле? - снова спросил я. - И когда это произошло?
   Светлана остановила на мне внимательный взгляд и оглядела присутствующих. Молодые помощники Акиры Кензо притихли в углу дивана, потупив взоры, как будто, школьники не выучившие уроков. Только Эйго Хара отважно подняла твёрдый подбородок, словно бросая вызов подруге-экзоархеологу.
   - Как нам всем хорошо известно ещё со школы, - вновь заговорила Светлана размеренным голосом, - окончание последнего Ледникового периода, бывшего границей между плейстоценом и голоценом, приходилось на конец древнего каменного века - палеолита. Если пользоваться прежним летоисчислением, то это одиннадцатое тысячелетие до новой эры. Данное событие в геологической истории Земли не было постепенным таянием льдов и плавным подъёмом уровня Мирового океана. Всё обстояло как раз наоборот. Ледяная шапка, нараставшая в Северной Америке и Северной Европе в течение сорока тысяч лет, исчезла буквально в течение всего двух тысячелетий.
   - Всего-то? - раздался нервный смешок Иллика Шелли.
   - Для геологической истории, молодой человек, это всего лишь мгновение, - вмешался Кави Рам, и его слова заставили юношу густо покраснеть.
   - Повсюду на Земле археологи и палеонтологи находили следы действия мощнейшего цунами, резкой смены климатических условий в различных регионах планеты, - продолжала помощница Акиры. - В результате этих глобальных перемен в отдельных районах наступило похолодание, а в других наоборот потепление. В частности резко похолодало в районах Сибири и Аляски, а так же в Антарктиде. Эти районы, видимо, пострадали сильнее всего от убийственных катаклизмов того времени...
   Светлана бросила опасливый взгляд на тёмную стеклянную стену, как будто холод марсианской ночи мог проникнуть в тёплое, надежно защищённое людское жилище. Зябко поведя плечами, девушка выпрямилась и продолжала:
   - В двадцатом столетии учёные всё же пришли к выводу, что Северный Ледовитый океан, покрытый в известный исторический период льдами, был тёплым во время Висконсинского оледенения. Ещё семнадцать тысяч лет тому назад в центре его существовала зона умеренного климата, благоприятного для процветания флоры и фауны, которые не могли тогда существовать на территории Северной Америки и Северной Европы. А ледники Антарктиды образовались в тот же период, когда произошло замерзание Сибири и Аляски, и великие антарктические реки текли по её территории ещё за каких-то шесть-восемь тысяч лет до новой эры, оставляя на дне прибрежных морей мелкозернистые отложения.
   - Верно, - снова отозвался со своего места геолог. - И только около четырехтысячного года до новой эры Антарктический материк замёрз окончательно, о чём можно судить по накоплению, скажем, на дне моря Росса осадков уже ледникового типа. Сильное изменение климата, быстрый подъём уровня моря, землетрясения, наводнения, вулканическая активность и лавовые дожди с чёрного неба привели к массовому вымиранию животных. Только на территории Америки вымерли более семидесяти видов крупных млекопитающих в период между пятнадцатым и восьмым тысячелетиями до новой эры, а это свыше сорока миллионов животных!
   - Да, - согласилась Эйго. - И эти потери произошли в основном за два тысячелетия, начиная с одиннадцатого и по девятое. По всей Южной Америке были обнаружены ископаемые останки времён Ледникового периода, в которых скелеты хищников и травоядных перемешаны с человеческими костями, стволами деревьев и застывшими грязевыми потоками. Этому можно найти лишь одно объяснение - все они подверглись воздействию мощного цунами, скоротечному по времени и ужасному по своей силе. Ту же картину мы можем наблюдать как в Европе, так и в Сибири. Здесь трещины в скалах на вершинах отдельно стоящих холмов заполнены останками костей мамонтов, волосатых носорогов и других животных. А в вечной мерзлоте Сибири или Аляски можно было встретить туши всё тех же мамонтов или бизонов, разорванные на части и скрученные с невероятной силой. И все эти животные погибли так внезапно, что сразу же замёрзли, не успев разложиться.
   - Так что же, по вашему мнению, было причиной этой катастрофы? - спросил я, обращаясь к Светлане, взгляд которой стал задумчиво-печальным..
   Молодая экзоархеолог спокойно выдержала мой взгляд и откинула с лица упавшую прядку волос.
   - Ответ на этот вопрос можно так же найти в мифах, - улыбнулась девушка. - Если непредвзято анализировать их. Помимо описаний землетрясений и извержений вулканов, сопровождавших катастрофу, которые напрямую связываются в мифах с наводнениями, можно увидеть и явные указания на наступившее во многих регионах похолодание, которое через некоторое время прекратилось. Например, согласно мифам, на территории Среднего Востока сад наслаждений превратился в результате нападения дьявола Ангро-Манью в безжизненную пустыню, где десять месяцев зима и только два - лето. В зороастрийской священной книге "Бундахиш" можно прочитать о том, что когда Ангро-Манью наслал неистовый мороз, он ко всему прочему ещё напал и на небо и привёл его в полный беспорядок, что позволило ему завладеть одной третью неба и закрыть его тьмой. А в Южной Америке существовал миф о приходе "Великого Холода", во время которого лёд и слякоть держались очень долго. В книге же майя, "Пополь-Вух" наводнение связывается с сильным градом, чёрным дождём, туманом и неописуемым холодом.
   - Да, - подтвердил Акира Кензо. - В "Пополь-Вух" говорится о том, что "...лица Солнца и Луны были скрыты. Земля потемнела. Сначала солнце светило, а потом среди бела дня стало темно... Боги долго ждали пока, наконец, небо не начало краснеть на Востоке, где взошёл шар Солнца. Именно в этот момент космического возрождения появился бог Кецалькоатль".
   - Именно так, - Светлана благодарно улыбнулась своему руководителю. - Даже в Европе, где к тому времени уже практически закончился ледниковый период, можно было встретить упоминания о временном похолодании. Скажем, в скандинавском предании рассказывается о том, как в неком далёком лесу на востоке одна великанша родила целый выводок волчат, отцом которых был волк Фенрир. Одно из этих чудовищных созданий погналось за Солнцем, чтобы завладеть им. Погоня была долгой, но однажды волк сумел догнать Солнце: "Его яркие лучи погасли одно за другим. Оно стало кроваво-красного оттенка, а потом совсем исчезло. Вслед за этим в мире наступила ужасная зима. Со всех сторон налетели снежные бури".
   - А на другом конце света, у ряда племён австралийских аборигенов бытовало поверье, согласно которому своим происхождением они обязаны великому наводнению, смывшему ранее существовавшее человечество, - воодушевлённо подхватил Акира Кензо. - И это наводнение было вызвано космическим змеем по имени Юрлунгуре. Его символом являлась радуга. Можно так же отметить, что в мифе о Кецалькоатле смерть Четвёртого Солнца пришла от рук звёзд. И как легко заметить, все эти описания очень напоминают так называемую "ударную зиму", которая возникает обычно при падении крупного метеорита на Землю. А радуга - символ космического змея - в глазах примитивных аборигенов вполне могла означать след от падающего метеорита.
   - Да, - откликнулась Светлана. - На эту же мысль наводит и часть мифов, рассказывающих о том, как в различных регионах одновременно с катаклизмом на поверхности Земли произошло и изменение видимого неба, как Солнце и Луна "упали с неба" и "планеты изменили свой путь, а звёзды стали двигаться по-новому". В Китае, например, существовал ряд преданий, сообщавших о том, что "небо сдвинулось к северу, земля развалилась на части, из её недр хлынула вода и затопила землю". А в той же греческой легенде о Фаэтоне сообщается как "...великолепное Солнце вместо того, чтобы следовать своим вечным и величественным путём, вдруг закувыркалось и стремглав полетело вниз".
   - Между прочим, сами греки указывали в качестве причины случившегося изменение наклона земной оси! - добавил Амоль Сайн.
   - Здесь нужно внести некоторую ясность, - вмешался Кави Рам. - Если наши уважаемые археологи позволят, я хотел бы разъяснить нашему гостю некоторые аспекты причин произошедшей катастрофы?
   - Да, конечно, - не стала возражать Светлана и посмотрела на меня.
   - Я всегда рад узнать что-то новое для себя, - улыбнулся я ей.
   - Так вот, как уже сказала наша очаровательная Светлана, - начал геолог, - причиной столь стремительного таяния ледников и последовавших за этим грандиозных убийственных изменений по всей планете послужило столкновение Земли с неким метеоритом, либо астероидом. Поскольку метеориты очень редко падают на Землю строго вертикально, то при их ударе о поверхность планеты мы имеем дело, как с вертикальной, так и с касательной составляющей силового воздействия. При достаточной силе удара и вполне ощутимых размерах самого метеорита, данная касательная составляющая неизбежно приводит к смещению земной коры по жидкой магме. Иначе говоря, происходит так называемое "проскальзывание" - литосфера движется как единое целое по мощному слою мантии, состоящей из расплавленных пород, без сколько-нибудь заметного изменения вращения самой Земли.
   - Как кожура апельсина поворачивается вокруг его мякоти или скорлупа яйца вокруг жидкой внутренности этого яйца! - воскликнул Зуко Пур.
   - Всё верно. Это происходит из-за того, что в момент удара метеорита земная кора получает дополнительное вращение с некоторой начальной скоростью вокруг "оси проскальзывания". Эта ось заведомо не совпадает с осью собственного вращения Земли, и как раз подобное "проскальзывание" коры способно обеспечить изменение положения земных полюсов, сопровождаемое глобальными неоднородными переменами климата, которые мы и видим в конце последнего Ледникового периода. Кроме того, происходят и перемены в видимом небесном своде. Так как видимое небо меняет свой наклон, хотя наклон самой оси вращения Земли по отношению к плоскости её орбиты не меняется.
   - Я понимаю, - кивнул я. - Всё происходило точно так же, как и в начале двадцать первого века, когда случилось то катастрофическое столкновение Земли с астероидом Апофис! Земная кора тогда так же "проскользнула", и полюса снова поменяли своё положение.
   - Точно так, - утвердительно кивнул Кави Рам. - В целом литосфера, можно сказать, по воле случая совершила тогда "обратный поворот". Земные полюса заняли такое же положение, в каком они находились до легендарного Всемирного потопа... Вернее, почти такое же с разницей в два-три градуса. После удара астероида движение земной коры очень быстро замедляется, так что время процесса "проскальзывания" вполне можно принять равным одним суткам или около того. Судя по имеющимся историческим документам, так оно было и в двадцать первом веке.
   - А данные о катастрофе одиннадцатого тысячелетия можно подтвердить информацией, почерпнутой из мифов, - снова вступил в разговор Акира Кензо. - Скажем, легенды одного из индейских племён сообщают: "В древние времена солнце умерло. Из-за его смерти ночь продолжалась пять дней. Скалы гремели друг о друга". Описание Всемирного Потопа можно найти и на одной из ассирийских глиняных табличек, где записан так называемый "Эпос о Гильгамеше". В нём сообщается, что потоп длился шесть дней и семь ночей.
   - Всё безусловно так, - согласно закивал Кави Рам, насмешливо щурясь. - Я уже давно убедился в правоте ваших легенд и мифов, дорогой Акира.
   - Просто древние мифы нужно читать не как "сказки на ночь", а настойчиво и кропотливо искать в их символах, образах и метафорах реальные данные о нашем истоическом прошлом, - в свою очередь улыбнулся экзоархеолог.
   - Нисколько не спорю с вами! - Геолог шутливо поднял к верху руки. Было видно, что он глубоко уважает мнение своего коллеги учёного. - Так вот, исходя из общей картины климатических изменений в Европе, Сибири, на Аляске и в Антарктиде можно оценить предполагаемое смещение полюсов. Оно по нашим подсчётам должно составлять две-три тысячи километров. До одиннадцатого тысячелетия тот же материк Антарктида находился на три тысячи километров севернее, то есть в более благоприятных умеренных широтах, так же как и район нынешнего Северного океана. И только после столкновения Антарктида сдвинулась внутрь южного полярного круга, а Северный океан стал Ледовитым.
   - Не надо забывать ещё и о том, что величина смещения полюсов при таком "проскальзывании" заведомо меньше величины максимально возможного смещения всей земной коры, - авторитетно заметил астроном Амоль Сайн. - Это происходит из-за того, что касательная составляющая силового воздействия при ударе метеорита о поверхность Земли автоматически раскладывается на меридиональную и широтную составляющие. А из этого понятно, что перемещение полюсов происходит лишь под воздействием меридиональной, то есть, перпендикулярной экватору составляющей. Если же предположить, что энергия метеорита полностью пошла на запуск механизма "проскальзывания", и провести параллели с падением астероида Апофиса, то можно легко просчитать, что метеорит, упавший на Землю тринадцать с половиной тысяч лет назад, мог быть радиусом порядка пятидесяти-шестидесяти километров.
   - Ого! - неудержался я. - И где же мог упасть такой "камушек"?
   - Проследить место его падения нам поможет всё та же археология. Верно, я говорю? - Кави Рам посмотрел на Светлану, будто ожидая от неё поддержки.
   - Вернее объекты, изучаемые ею, - возбуждённо улыбнулась девушка. - Наш уважаемый геолог имеет в виду пирамиды Гизы и пирамиды Теотиуакана, - пояснила она, обращаясь скорее ко мне, чем ко всем остальным. - Оба эти комплекса очень похожи, поэтому у нас есть все основания полагать, что их строили одни и те же зодчие. И там и там присутствуют главные пирамиды. Их три: в Гизе это Великая пирамида, пирамида Хафры и пирамида Менкаура. В Теотиуакане это пирамида и храм Кецалькоатля, пирамида Солнца и пирамида Луны. В обоих местах планировка главных сооружений не симметрична: две пирамиды расположены друг против друга, а третья сознательно смещена в сторону. Мы знаем, что оба этих комплекса своими главными сооружениями отображают на земле расположение одних и тех же звёзд - трёх звёзд "пояса" Ориона. И это подтверждает мысль о том, что зодчие, создававшие эти земные объекты, следовали некоему единому дуалистическому плану застройки. Но особенно примечательно то, что и Великая пирамида в Египте, и пирамида Солнца в Теотиуакане имеют строго соотносящиеся пропорции размеров, которые завязаны на числе "пи". Только в первом случае мы получаем соотношение равное двум "пи", а во втором уже четырем "пи".
   Светлана порывисто поднялась со своего места и стала взволнованно прохаживаться по кают-компании. Я с интересом наблюдал за ней.
   - Сам факт связи двух сооружений присутствующим в их размерах числом "пи", возможно, говорит о том, что строительство обоих было подчинено какой-то общей цели. Ко всему прочему, эти комплексы, безусловно, очень и очень древние. Сегодня, опираясь на имеющиеся данные, мы со всей определенностью можем говорить о том, что Великая пирамида строилась вскоре после Потопа и "проскальзывания" земной коры, о котором говорил Кави Рам. То есть, она была возведена неведомыми нам строителями не позднее десятого тысячелетия до новой эры. Это подтверждается данными геологии и астрономии, а так же сведениями из древнеегипетских источников.
   - А разве пирамиду строили не во времена фараона Хуфу? - удивился я.
   - Это давнишнее ошибочное, ничем не подкреплённое мнение, - мягко улыбнулась Светлана. - Вы знаете, что Великая пирамида издавно была посвящена богине Исиде, которая считалась её госпожой?
   - Правда?
   - Да. Фараоном Хуфу была сделана соответствующая надпись на гранитной стеле, установленной когда-то в храме этой богини. Эта надпись гласила: "Он построил Дом Исиды, Госпожи пирамиды рядом с Домом Сфинкса". Иначе говоря, этот фараон вовсе не строил пирамиду. Он лишь занимался реконструкцией и ремонтом древних сооружений на плато Гиза, доставшихся людям в наследство от "богов". И сама древнеегипетская цивилизация была создана, судя по всему, именно с целью сохранения или охраны всевозможных технологических объектов, оставленных теми самыми "богами" в Египте со времён "Золотого века" или Зеп Тепи - Первого Времени, как называли его сами египтяне. Я могу вспомнить известного историка древности Манефона, который относил время царствования богини Исиды и её супруга бога Осириса на землях Египта именно к одиннадцатому тысячелетию до новой эры. Этот немаловажный факт тоже свидетельствует о древности этих сооружений. А вспомните Великого Сфинкса, который является неотъемлемой частью всего комплекса Гизы. Этот каменный "лев" явно указывает нам на Эру Льва, то есть, на время, когда он и был создан. Ведь образ льва это известный астрономический временной маркер.
   - Данные же геологии дают нам представление о его возрасте не менее чем в тринадцать тысяч лет, - авторитетно заметил Кави Рам.
   - В самом деле? - изумился я.
   - На теле Сфинкса присутствуют следы глубокой водной эрозии, - кивнул геолог. - Этого "льва", высеченного из целой скалы, на протяжении не одного тысячелетия поливали проливные дожди, вымывавшие известняк. А последний раз дожди в Египте в ту эпоху были лишь около шестого тысячелетия, когда закончилось таяние льдов в Европе и Америке.
   - То есть Сфинкс это лев, символизирующий соответствующую астрономическую эру? - уточнил я.
   - Верно, - подтвердила Светлана. - Он и был изваян изначально как полноценный лев. Это потом львиную морду переделали в человеческий лик. Когда сам Сфинкс уже был погребён под песками.
   Светлана остановилась около окна и сцепила на груди руки, словно пытаясь унять нервный озноб. Затем она подошла к дивану, где сидела Эйго и остальные, и, присев рядом с ними, продолжила:
   - В мифологии вообще много примеров связи "львиной" эры с Потопом. В древневавилонском ритуале новогоднего праздника, например, говорится о "созвездии Льва, которое измеряет глубину вод". Я сама видела изображения маленькой клинописной таблички из Шумера, которые хранятся в Институте протоистории, на которых можно прочитать о том, что Потоп произошёл в то время, когда планета Нибиру - родина "богов" - находилась в созвездии Льва. К тому же, ещё Плутарх описывал обычий египтян помещать на затворках шлюзов ирригационных каналов изображение львиной головы с открытой пастью. Вы знаете, что именно от этой традиции в последствие пошёл обычай украшать фонтаны открытой львиной пастью, из которой выливается вода?
   - Неужели? Нет, я этого не знал, - признался я.
   - Тем не менее, это действительно так. Тот же Плутарх подмечал ещё одну интересную особенность египтян: они изображали наводнение в виде льва, которого именовали "стражем вод". А ещё древние египтяне имели обыкновение ставить у дверей своих храмов фигуры львов, извергавших из пасти воду.
   Светлана глубоко вздохнула, переводя дух и собираясь с мыслями, но тут Акира Кензо пришёл ей на помощь.
   - Если позволите, я продолжу? - заботливо спросил он, глядя на свою помощницу.
   Девушка ответила ему кивком головы.
   - Итак. Принимая во внимание, что Великая пирамида, как и остальные пирамиды на плато Гиза, возведена с величайшей точностью и с такой же точностью ориентирована по сторонам света, а так же не забывая о том, что оба комплекса - Гиза и Теотиуакан - строились по единому плану и, скорее всего, одними и теми же зодчими, можно определить и время возведения пирамиды Солнца в Теотиуакане. Как известно, Великая пирамида была строго ориентирована на Северный полюс, где он находился до середины двадцать первого столетия. В то же время, по известным нам данным, пирамида Солнца в Теотиуакане имела тогда отклонение от направления на север равное пятнадцати с половиной градусам. Соответственно, можно сделать вывод, что ориентация пирамиды Солнца была связана с местонахождением Северного полюса до событий Потопа. Иначе говоря, до "проскальзывания" земной коры. Таким образом, весь комплекс Теотиуакана является допотопным сооружением в прямом смысле этого слова!
   - Невероятно! - вскричал Зуко Пур, но он тут же смутился своей несдержанности.
   Акира Кензо только улыбнулся на его взволнованную реплику и уверенно продолжал:
   - Подтверждение столь глубокой древности Теотиуакана мы, опять же, находим в мифах. В древнейших поэмах и песнях на языке науатль рассказывается история о том, как в далёкие времена, когда в водах великого потопа погибло Четвёртое Солнце, боги собрались на совет на вершине доисторического кургана в Теотиуакане. Они решали кому следует принести себя в жертву, чтобы возникло новое, Пятое Солнце, которое вернёт в мир свет. Не трудно понять из данной легенды, что Теотиуакан уже был построен ко времени Потопа. Кроме того, об этом говорит и тот факт, что в этом комплексе буквально всё - пирамиды, улицы, полы домов - всё выстлано водонепроницаемой штукатуркой, по которой вода стекала в скрытые резервуары. Здесь же мы встречаем сложную водоотводную систему под полами домов, которая сливала воду на улицы. Пирамида Солнца, как и пирамида Луны, окружена специальным водоотводным каналом, а под самой пирамидой имеется пещера со сложной системой камер, проходов и водосливных труб. Всё это говорит о том, что "боги", строившие Теотиуакан, знали о приближающейся катастрофе или догадывались о ней. Они постарались обезопасить этот древний город от возможных последствий грандиозного наводнения. Видимо, Теотиуакан имел для них большое значение. Вот почему они приложили, столько усилий, чтобы сохранить его постройки.
   - Да, но когда конкретно были возведены эти сооружения? Вы можете определить их возраст?
   Я с интересом посмотрел на Акиру.
   - Безусловно. Как уже сказала Светлана, оба комплекса отражают на земле положение звёзд в поясе Ориона. Логично было бы ожидать при всей невероятной сложности и точности процесса возведения таких построек, а так же при том многообразии математических закономерностей, которые скрыты в их архитектуре, такую же точность и в положении основных сооружений относительно небесного оригинала - звёзд пояса Ориона. Но здесь мы наблюдаем определенные погрешности.
   Акира взглянул на молчавшего Амоля Сайна, словно приглашая того принять участие в разговоре.
   - Вы правы, - согласился тот, слегка подаваясь вперёд. - Так, если мы посмотрим на взаимное расположение звёзд пояса Ориона, то увидим, что наименьшая из этих звёзд, которую арабы назвали Минтакой, немного смещена к востоку от прямой, на которой лежат две другие звезды. Это смещение составляет порядка семи градусов. Воспроизводя звёздную картину на земле, одна из трёх египетских пирамид - пирамида Менкаура - так же смещена к востоку от прямой, образованной пирамидой Хафры и Великой пирамидой. Эти две пирамиды соответствуют звёздам пояса Ориона - Ал-Нилам и Ал-Нилак. Но это смещение составляет уже девять градусов. Точно так же, как и в Гизе, в Теотиуакане планировка строительства не симметрична. Два сооружения там расположены друг против друга - пирамида Кецалькоатля и пирамида Солнца, а вот третье - пирамида Луны - сознательно смещено в сторону. Только здесь это смещение составляет уже четырнадцать градусов. Зная определённые закономерности в движении звёзд и величину их видимых смещений на протяжении определённого времени, мы можем легко вычислить дату строительства комплекса Теотиуакана. Эта дата соответствует четырнадцать тысяч семисотому году до новой эры. Аналогично можно определить дату разметки комплекса Гизы, соотнеся её с одиннадцать тысяч семисотым годом до новой эры. То есть, пирамиды Гизы, как и другие мегалитические сооружения этого комплекса, размечались ещё до начала Потопа.
   - Простите, но Светлана рассказала нам о том, что египетские пирамиды строились сразу после Потопа. - Я с недоумением посмотрел на экзоархеолога.
   - Сид! Вы не совсем поняли Амоля, - мягко улыбнулся Акира. - Он говорил не о возведении пирамид, а об их разметке на местности! Думаю, здесь нужно немного прояснить ситуацию, чтобы в дальнейшем у вас не возникало подобных вопросов. Быть может, вам не известно, но по преданиям, существовавшим в Египте с незапамятных времён, все священные сооружения на египетской земле были возведены на месте древних курганов или священных холмов "богами" в Первое Время, когда воды Потопа отступили. Эти курганы - некие маркеры будущих строений - были воздвигнуты, судя по всему, ещё в допотопную эпоху - эпоху правления египетского бога Птаха. Как записано в "Мемфисском сказании о сотворении мира", именно Птах создал все вещи, он родил богов, создал города и основал деление земель. А согласно так называемым "Текстам Строителей" из древнего египетского города Эдфу, в далёкую эпоху Первого Времени группа божественных существ, известных как "семь мудрецов", поселилась в Египте и воздвигла "священные курганы" в различных местах вдоль Нила. Курганы эти должны были впоследствии послужить основанием для будущих храмов и определить их ориентацию.
   - В дальнейшем, на протяжении трёх тысяч лет своей задокументированной истории сами древние египтяне строго чтили эту традицию, - подхватила Светлана. - Согласно этой традиции, никакое святилище не могло считаться по-настоящему священным, если оно было воздвигнуто не на основании более раннего культового сооружения. "Тексты Строителей" утверждают, что смысл возведения всех этих святилищ заключался в желании возродить былой мир "богов" - мир, который был полностью разрушен Потопом. Египтяне верили, что это возрождение происходило при непосредственном участии их бога мудрости по имени Тот. Этот бог пользовался почитанием как некая регулирующая сила, ответственная за все священные расчёты и толкования, как властелин времени и покровитель математики. О нём говорили: "Тот, кто сведущ в небесах, считает звёзды и измеряет землю".
   - Когда Тот прибыл на место закладки первоначального храма в Эдфу, - снова заговорил Акира Кензо, - он отыскивал нужное место по записям в древних книгах и указывал его другим "богам". К тому же у него были все необходимые расчёты параметров будущего святилища, которое должно было служить "истинным престолом бога в начальное Время". В "Текстах Строителей" говорится так же о том, что первоначальный храм, послуживший прообразом храма в Эдфу, был построен ещё до Потопа на "родине первобытных", которая представляла собой "остров, частично покрытый тростником". Этот остров "стоял во тьме посреди первобытных вод", и сотворение мира началось именно на этом острове. Именно здесь были основаны первые дворцы "богов", которые затем были полностью разрушены Потопом, а большинство их божественных обитателей утонуло.
   Акира Кензо сделал небольшую паузу, после чего продолжал:
   - Ещё одно доказательство существования изначального плана и первоначальной разметки можно обнаружить на плато Гизы, где и сегодня хорошо видно, что Вторая пирамида - пирамида Хефрена - строилась в два этапа. Первоначально были заложены её нижние ряды из циклопических известняковых мегалитов, которые когда-то составляли огромную платформу высотой в десять метров. Другим же первоначальным "холмом" был, по всей видимости, громадный скальный выступ, мастерски вписанный в нижние ряды Великой пирамиды. Аналогичные следы - свидетельства первоначального допотопного строительства - мы наблюдаем и в Америке. Там под фасадами всех трёх пирамид Теотиуакана есть следы более ранних сооружений, которые свидетельствуют о том, что в прежние времена на этих местах стояли совсем другие сооружения. Именно они восходили своими корнями к первобытным священным курганам, служившим предметом поклонения в глубокой древности. В центре древнего города Чичен-Ица есть храм, посвященный богу майя Кукулкану, который был аналогом ацтекского Кецалькоатля. Этот храм, подобно пирамидам Теотиуакана, так же покоится на останках более раннего сооружения, стоявшего в том же месте и аналогично ему ориентированного. Значительная часть этой пирамиды-предка уцелела до наших дней.
   - Убедили. Сдаюсь!
   Я шутливо поднял руки под весёлые возгласы Зуко Пура и Иллика Шелли.
   Акира Кензо благосклонно наклонил голову и тоже улыбнулся.
   - Напоследок замечу одну очень интересную деталь, которая является косвенным доказательством прихода тех самых "богов" на нашу Землю именно с Марса. Упомянутый мною допотопный храм, который существовал на далёком острове - прародине "богов" - в эпоху Первого Времени рассматривался самими "богами", как копия ещё более древнего прототипа. Когда "боги" начали возводить его, то они воспроизводили при этом место, которое существовало ещё до "сотворения мира".
   - Вы хотите сказать, этот изначальный храм находился где-то в Америке? - уточнил я.
   - Думаю, в Америке существовала тоже копия. Оригинал же был не на Земле. Место, которое существовало до "сотворения мира", называлось "Дуат-н-Ба" - "преисподняя души". О его нахождении на небесах говорит одна любопытная деталь, дошедшая до нас из тех же "Текстов Строителей". Храм в Эдфу, который был копией копии изначального святилища, был ориентирован не по точкам восхода Солнца, как следовало бы ожидать, а по Ориону, находившемуся южнее Большой Медведицы.
   - Опять Орион! - закивал Амоль Сайн. - Очень любопытно. Пристрастие "богов" к этому созвездию наводит на мысли о том, что что-то важное было для них в этом созвездии.
   - Не забывайте ещё и про Тиауанако. Этот город в Андах много старше Гизы и Теотиуакана, - напомнил Акира Кензо. - Там, в так называемом "Подземном храме", около Каласасайи и Пирамиды Акапана, стоят три идола, один из которых испокон веков считался изображением бога Виракочи. Эти три "идола", так же как и пирамиды Гизы и Теотиуакана, повторяют на земле очертания звёзд пояса Ориона. Даже размеры идолов соответствуют видимым размерам этих звёзд!
   - Ого! - снова вырвалось у меня.
   - Думаю, здесь мы можем говорить о некоем закреплении на земле изначального плана будущего строительства. Того плана, который "упал с небес", и в соответствие с которым впоследствии велось возведение всех мегалитических построек "богами" по всей Земле.
   Наступило недолгое молчание, которое нарушил на этот раз геолог.
   - Можно сказать, нам очень повезло, что зодчие, возводившие древние сооружения и в Египте, и в Мезоамерике придавали такое большое значение их ориентации по сторонам света. Ведь благодаря этому мы можем не только узнать много интересного из истории цивилизации "богов", но и идентифицировать важные вехи развития человеческой цивилизации, связанные, как верит Акира, с пришествием на Землю этих самых "богов".
   - О чём это вы? - не понял я.
   - Я говорю о Потопе, - пояснил геолог. - Не достаточно только установить время начала этой глобальной катастрофы, чтобы свести воедино все произошедшие и последовавшие за ней события. Важно определить причину, и неплохо было бы знать место начала этого катаклизма, чтобы все имеющиеся у нас свидетельства точно вписались в известную нам историческую картину.
   - А такое возможно? - Я недоверчиво посмотрел на говорившего.
   - Безусловно, да. Для начала я бы предложил вам определить местонахождение Северного полюса нашей планеты до Потопа. На самом деле, это не так уж трудно сделать. Для этого нужно проследить направление ориентации комплекса в Теотиуакане, так как наши археологи уже установили его несомненное допотопное происхождение. Если оба комплекса - мексиканский и египетский - были столь жёстко привязаны к географической сетке и оба столь невероятно схожи, как говорит наша очаровательная Светлана, то логично предположить, что Теотиуакан находился до Потопа на той же широте, что и комплекс Гизы да событий тридцать шестого года двадцать первого столетия в прежнем летоисчислении. Так как для точки полюса широтная составляющая силового воздействия при ударе метеорита, поворачивающая земную кору вокруг оси собственного вращения, не имеет существенного значения, то смещение полюса происходит под воздействием только меридиональной составляющей. А из этого следует, что падение метеорита должно было произойти где-то на окружности, проходящей через "старый" и "новый" Северный и Южный полюса.
   Кави Рам щёлкнул пальцами, и красноватый шар Марса, до сих пор висевший в воздухе, сменился голубовато-зелёной земной сферой, показавшейся мне столь реальной, словно я смотрел на неё в иллюминатор ракетоплана с геостационарной орбиты. Невольно сердце в моей груди замерло от радостного волнения, перемешанного с лёгкой грустью. Все присутствующие разом притихли, и я понял, что мои новые товарищи испытывают схожие со мной чувства.
   - Если мы вернём тело нашей планеты в положение, которое она занимала до тридцать шестого года... Вот так... - Геолог проделал несложные манипуляции с мнемокристаллом, и изображение земного шара переместилось в пространстве вокруг невидимой оси. - А теперь отмерим в направлении пятнадцать с половиной градусов от Теотиуакана такое же расстояние, на какое Гиза была удалена от Северного полюса, то получим точку, расположенную вот здесь, на территории Гренландии с координатами пятьдесят один градус западной долготы и семьдесят один градус северной широты. Теперь становится понятным, что воображаемая окружность, проходящая через "старый" и "новый" Северный и Южный полюса даёт нам координаты предполагаемого падения метеорита либо в диапазоне от двадцати до шестидесяти градусов западной долготы, либо в границах ста двадцати - ста шестидесяти градусов восточной долготы.
   Кави Рам внимательно оглядел присутствующих.
   - Как видим, в западном полушарии в указанном районе мы не встречаем никаких следов падения сколь-нибудь крупного космического тела. Здесь нет ни одного большого и достаточно древнего кратера. Зато восточное полушарие в пределах нужной нам долготы оказывается более перспективным для поисков следов той древней катастрофы. Правда, район этот в значительной мере покрыт акваторией Тихого океана. А вот рельеф дна этого океана очень и очень интересен с точки зрения ассоциаций с остаточным кратером. Если при этом помнить, что толщина океанической коры вполне сопоставима с предполагаемыми размерами упавшего метеорита, то такое падение не могло остаться для неё незамеченным, безусловно вызвав сдвиги, а так же разломы и трещины. Изучив характер тектонических плит и разломов вот здесь, в районе Филиппинского моря, мы поймём, что это, скорее всего, то самое искомое нами место.
   Геолог указал область на поверхности нашей планеты и довольный эффектом, который произвели его слова на слушателей, выпрямился.
   - Именно здесь мы можем наблюдать как бы маленький "осколок" коры - Филиппинскую плиту, которая много меньше всех остальных плит. Да, и если посмотреть на этот район моря из космоса, примерно так, как сейчас это делаем мы с вами, глядя на этот глобус, то будет видно, что само по себе это море напоминает импактный кратер. Следует отметить так же, что данный регион характерен ещё и наличием здесь самых глубоководных впадин, которые как бы обрамляют его, полностью совпадая по месту своего расположения с тектоническими разломами в земной коре. Кроме того, данный район примечателен ещё и тем, что здесь осадочные слои различного возраста находятся в смешанном состоянии. И это единственное на Земле место, где мы можем наблюдать такое в указанный период геологической истории.
   - А что в этом такого необычного? - удивился Иллик Шелли.
   Кави Рам усмехнулся.
   - Везде на дне океанов, внутренних и окраинных морей чётко прослеживается строгая последовательность осадков. И только на дне Филиппинского моря можно видеть смешение осадочных пород. Само по себе это уже свидетельствует о падении огромного тела в океан, которое и вызвало подобное перемешивание пород.
   Кави Рам взял из рук Акиры Кензо управляющий терминал и проделал с ним какие-то манипуляции.
   - Теперь, прослеживая смещение точки "старого" Северного полюса в сторону Атлантического океана вместе со смещением земной коры, мы можем видеть, что меридиональная составляющая траектории метеорита, упавшего на дно Филиппинского моря, была направлена с юга на север. Но в результате вращения Земли с запада на восток силовое воздействие этого метеорита так же имело широтную составляющую, направленную с востока на запад. В результате этого касательная составляющая метеоритного воздействия имела направление с юго-востока на северо-запад. В пользу этого говорит и общий рельеф дна Филиппинского моря, который имеет уклон в направлении с юго-востока на северо-запад...
   На светящемся земном глобусе появились разнонаправленные белые вектора, иллюстрируя слова геолога.
   - Вполне согласен с вашими выводами, - сказал Акира Кензо. - Насколько я знаю, они согласуются и с характером ископаемых останков в Сибири и на Аляске, где чем дальше мы продвигаемся на север, тем больше встречаем останков мамонтов и других животных. Такое возможно только в случае, если гигантская цунами, пришедшая с юга, из Тихого океана, продвигалась на север, и постепенно теряла силу. А наступавший сразу после этого холод в результате резкого сдвига земной коры к северу замораживал трупы животных. Кроме того, мы имеем и мифологические свидетельства из близлежащих к Филиппинскому морю регионов: от Японии и Китая, до Австралии и Океании. Они называют в качестве причины Потопа "радугу" или "Змея". Эти образы в глазах примитивных народов вполне могли отождествляться с падающим метеоритом. При этом древнекитайский трактат "Хуайнань-цзы" говорит нам: "Небесный свод разломился, земные веси оборвались. Небо накренилось на северо-запад. Солнце, Луна и звёзды переместились. Земля на юго-востоке оказалась неполной, и потому воды и ил устремились туда...".
   - А как мы видим на этом глобусе, на юго-востоке от Китая как раз и находится Филиппинское море, - удовлетворённо кивнул Кави Рам.
   - Но, насколько я понимаю, вы как-то связываете события Потопа с Марсом? Или я ошибаюсь?
   Я с сомнением посмотрел на экзоархеолога.
   - Вовсе нет! - открыто улыбнулся тот. - Собственно, весь этот рассказ был начат мною для того, чтобы вы уловили эту связь.
   - И в чём же она? Пока я плохо себе представляю это, - честно признался я.
   - Мы считаем, что метеорит, оставивший впадину на дне Филиппинского моря, был осколком Танота, взрыв которого привёл к гибели Марса.
   - То есть, вы хотите сказать, что оба события произошли в одно и тоже историческое время?
   - Ну, это как раз совсем не обязательно, - пожал плечами Акира Кензо. - Между этими событиями мог лежать определённый промежуток времени. Возможно, даже весьма продолжительный. Это могла быть и тысяча лет или даже много больше. Ведь осколок Танота не был выпущен из некоей гигантской пушки и точно нацелен на Землю. Тем не менее, последствия катастрофы на Марсе были, на мой взгляд, единственно возможной причиной появления подобного осколка в окрестностях Земли. Кроме того, в той же мифологии мы имеем явные указания на связь Марса с событиями Потопа, и не только этой катастрофой, но и последующей историей развития человечества.
   Акира Кензо закинул нога на ногу, взял в руки лист электронного справочника и откинулся на спинку кресла.
   - Светлана уже упоминала о том, что шумеры писали о присутствии планеты Нибиру в созвездии Льва в то время, когда у нас случился Потоп. А вот как те же шумеры описывают саму планету, родину "богов": "... планета: по виду тёмно-красная. На части равные она делит небеса и имя получает Нибиру", - процитировал экзоархеолог. - Или вот ещё: "Верховный Властитель, чья сияющая корона излучает ужас. Высшая планета: престол, в котором он восседает, созерцает соседнюю орбиту красной планеты. Ежедневно, пребывая во Льве, он пламенеет, изливая на земли свой свет, своё царство".
   Акира Кензо положил на колени лист электронного справочника и устало прикрыл веки, словно погружаясь в воспоминания.
   - Думаю, этот текст ясно свидетельствует нам, какую именно планету имели ввиду древние, связывая её с событиями Потопа в Эру Льва. А упоминание о "сияющей короне, излучающей ужас" и о том, что планета "пламенеет, изливая на земли свой свет" можно вполне соотнести со случившейся на Марсе планетарной катастрофой, когда вокруг него действительно должна была светиться "корона" из расплавленных осколков мантии, водных паров, и остатков атмосферы. Эту картину без труда можно было наблюдать даже с Земли.
   Экзоархеолог остановил усталый взгляд на мне.
   - Более того, если мы проследим за свидетельствами древних людей через мифы, то найдём там прямые указания на связь Потопа именно с метеоритом, прилетевшим с Марса. К примеру, в андской мифологии называется время и место на небесном своде, откуда пришёл "небесный огонь", разрушивший весь мир. Это время между сумраком и рассветом в день июньского солнцестояния. А область неба, откуда грянуло разрушение, ассоциировалась у древних с западными Близнецами в их пересечении с Млечным Путём. У ацтеков же их бог войны Уицилопочтли, приравнивавшийся к солнцу, был рождён в борьбе с четырьмя сотнями южных звёзд, которые тщетно стремились его убить. То есть, речь идёт о Плеядах, которые по мнению ацтеков повинны в смерти Четвёртого Солнца. А именно смерть Четвёртого Солнца соответствует в андской мифологии Потопу.
   Экзоархеолог слегка подался всем телом вперёд.
   - Как можно заметить, в мифах речь идёт об одном и том же участке звёздного неба в районе созвездий Близнецов и Тельца, во время сразу перед рассветом. Это время для европейского континента будет соответствовать дню. И андский миф тогда вполне согласуется с греческой легендой о Фаэтоне, в которой все события произошли средь бела дня. К тому же можно получить ещё одно уточнение из древних сказаний с островов Палау, которые находились неподалеку от Филиппинского моря, на крайнем западе Океании. Эти сказания говорят о том, что боги ниспослали на людей потоп во время полнолуния. Одно полинезийское предание гласит: "И вот, ко времени полнолуния разразилась сильная буря с ливнем. Море стало подниматься всё выше, затапливая острова, разорвало горы и снесло всякое человеческое жилье. Люди не знали, где спастись, и погибли все до единого...".
   Я задумчиво почесал затылок.
   - Теперь путём несложных вычислений, которые, надо отдать ему должное, проделал для нас Амоль Сайн, мы можем определить, что в один и тот же день календарного года через каждые девятнадцать лет Луна находится в одной и той же фазе.
   Акира Кензо посмотрел в сторону молодого астронома и тот почтенно склонил голову, за что заслужил лёгкий толчок в бок от сидевшей рядом с ним Эйго Хара: мол, хватит задаваться!
   - При этом происходит некоторое медленное смещение даты конкретной фазы Луны, - не обращая на это внимания, продолжил молодой астроном, - при котором каждое последующее полнолуние наступает чуть позже предыдущего. Из-за которого возникает дополнительный цикл, приблизительно равный пятисот тридцати пяти годам. И не следует забывать, что для простого земного наблюдателя полнолуние не является единовременным событием. Оно обычно длится три-четыре дня ежемесячно. Тогда получается, что в результате вращения Луны вокруг Земли, как и Земли вокруг Солнца, образуется период длительностью в шестьдесят лет, в течение которого полную луну можно наблюдать именно в день летнего солнцестояния как минимум десять раз. После чего наступает перерыв почти в пятьсот лет, когда подобного совпадения не происходит.
   - И по нашим расчетам в одиннадцатом тысячелетии до новой эры совпадение периода полнолуния с летним солнцестоянием имело место дважды: с 11015 по 10955 год до новой эры и с 10480 по 10420 год до новой эры, - добавил Акира Кензо. - Последний промежуток времени можно не брать в расчёт, так как он плохо согласуется со временем постройки комплекса Гизы, оцениваемым нами периодом с 10500 по 10450 годы до новой эры.
   - Если же мы возьмём первый десятилетний цикл, - важно сообщил Амоль Сайн, - то увидим что как раз в это время в районе созвездий Близнецов и Тельца проходила орбита Марса. И тогда становится вполне очевидным, что метеорит, падение которого вызвало на Земле столь значительные и катастрофические последствия, с большой долей вероятности был марсианского происхождения.
   Астроном замолчал. Некоторое время молчали и все остальные, словно обдумывая услышанное. Хотя я прекрасно понимал, что для собравшихся здесь молодых учёных все эти сведения были отнюдь не новостью. Все они работали над ними, обдумывали их, анализировали и взвешивали все "за" и "против" не один месяц, а может быть и не один год. Что вся эта грандиозная, завораживающая и обескураживающая лавина информации была предназначена, прежде всего, для меня - новичка, человека со стороны. И действительно, я был потрясён всем услышанным здесь. В голове роились мысли, сталкивались друг с другом. Я пытался выстроить из них осмысленные цепочки выводов, но все мои выводы разбивались о стену невероятных и в тоже время очевидных фактов, которые вздымались передо мной, будто грандиозные вершины, пронизывавшие пространство и временя. К этим вершинам меня, как маленького ребёнка, подвели за руку мои новые товарищи, поставили лицом перед очевидностью фактов, чтобы я прочувствовал всё величие проделанной учёными работы... И всю ограниченность человеческого познания перед этой незыблемой, несокрушимой вечностью!
   Я огляделся вокруг с нескрываемой растерянностью и увидел глаза Акиры Кензо. Они светились добротой и пониманием, и в тоже время в глубине их блистала твёрдая уверенность учёного, решившего для себя раз и навсегда идти до конца по избранному пути.
   - Наверное, мы озадачили нашего гостя своими смелыми выводами, - сказал он, по-дружески улыбаясь мне и предложил: - Может быть, стоит прерваться и отдохнуть?
   - Пожалуй, - согласился я.
  
  
  
  
  
  
  
   "Сказала Земля: "Владыка Лика Блистающего, Дом мой пуст...
   Пошли Сынов твоих населить колесо это..."
  
   Книга "Дзиан"
  
  
  
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
   ЦЕПЬ ВРЕМЁН
  
  
  
   Возбуждённое сознание роилось тысячами образов, и попытки понять их и выстроить в единую картину долго не давали мне заснуть. Вконец измученный и обессиленный, я провалился в тревожное небытиё, в котором чёрные пропасти дышали адским пламенем, а странные искрящиеся шары озаряли тьму призрачным нереальным сиянием. Но пробуждение ото сна было необычайно приятным и лёгким, потому что на смену кошмарам откуда-то из небытия пришла музыка. Она наполняла меня, как пустой сосуд, разливаясь по всему телу пронзительными протяжными переливами, сплетавшимися с медленными тёмными волнами, которые наплывали из неведомых бездонных глубин, где пульсировало и билось что-то огромное и живое...
   Сев на постели, я долго не мог понять, где нахожусь. На часах было уже девять часов утра по марсианскому времени, и чтобы не чувствовать себя окончательно разбитым, я решил отправиться в гимнастический зал станции, где здешние обитатели проводили своё свободное время. Там был большой бассейн с ионизированной светящейся водой, и сейчас меня неодолимо тянуло окунуться в его прекрасную голубизну, так напоминавшую приветливые воды Средиземноморья.
   Сбросив комбинезон, я устремился к воде, но меня остановил весёлый возглас:
   - Осторожно! Марсианская вода очень колючая!
   Оторопев от неожиданности, я обернулся. У края бассейна в шезлонге полулежала Эйго Хара. Я с улыбкой подошёл к ней.
   - "Колючая вода"? Это для меня что-то совсем новое!
   Эйго легко поднялась со своего места и упругой походкой приблизилась к бассейну. На её бедрах красовалась ярко-оранжевая купальная повязка, эффектно контрастировавшая с загорелым телом. Девушка осторожно опустила в воду маленькую аккуратную ступню и выпрямилась, слегка приподнимаясь на пальцах.
   - Попробуйте сами, - шаловливо поморщилась она.
   Я осторожно погрузил ногу в воду и быстро отдёрнул: вода, казалось, обожгла мою ступню колючим холодом. Я недоумённо посмотрел на экзобиолога.
   - Это вода из растопленных полярных шапок Марса, - весело рассмеялась девушка. - Поступает сюда по специальным каналам. В ней много углекислоты, которая частично испаряясь при нормальном атмосферном давлении и температуре, создает обманное впечатление холода. А ионизация воды усиливает этот эффект. Но это незабываемое ощущение для кожи! Искупайтесь и убедитесь, что я права.
   Эйго смотрела на меня светящимися янтарём глазами, а я в нерешительности переминался с ноги на ногу. Справа над бассейном возвышался специальный помост для прыжков в воду. Сейчас там стояла высокая статная незнакомка, старательно собиравшая на затылке массу своих волос глубокого медного оттенка и явно готовилась к прыжку.
   - Это Алина Танна, - сказала Эйго, проследив направление моего взгляда. - Она отменная гимнастка и к тому же неплохо танцует... Правда, она красивая?
   Экзобиолог с интересом посмотрела на меня и уселась на краю бассейна, смело опустив ноги в воду. Я сел рядом с ней, продолжая наблюдать за смуглой рыжеволосой красавицей на помосте.
   - Пожалуй... Но мне всегда нравились более приземлённые девушки.
   - Приземлённые? - фыркнув, наморщила носик Эйго.
   - Я неверно выразился... Более земные, такие как вы... или Светлана.
   Я мечтательно улыбнулся.
   - Значит, мы не годимся для роли небесных богинь?
   Эйго внезапно сменила свою тихую, почти грустную речь на смешливую, чуть чуть вызывающую интонацию. Лукаво прищурив длинные глаза, она нарочито томно провела ладонью по своему голому плечу, медленно выгибая спину. Её крепкие груди, словно выточенные изумительно точным резцом искусного скульптора, дерзко поднялись мне навстречу, и я не смог не остановить на них свой взгляд, при виде которого на губах экзобилога появилась дерзкая усмешка.
   В это время на помосте позади красавицы Алины появился мускулистый юноша. С лёгким изумлением я узнал в этом бронзовокожем атлете Иллика Шелли. Он тоже заметил нас, приветливо и радостно помахал нам рукой. Мы с Эйго ответили ему тем же. Осторожно ступая по пружинящей пластмассе, юноша приблизился к Алине, протянув за её спиной сильную руку. Девушка обернулась ему навстречу, одаряя молодого исследователя лучезарной улыбкой. Казалось, они были давно и хорошо знакомы. В следующую секунду воспарив над водой и сделав несколько синхронных поворотов, оба стремительно погрузились в прозрачную воду бассейна, почти не подняв брызг.
   На лице Эйго промелькнуло разочарование.
   - В чём дело? - удивился я, заметив это. - Разве не красиво?
   - Они всё забыли! - с лёгкой грустью вздохнула та. - Иллик и Алина всегда были первыми в синхронных прыжках. Вы бы видели, какие кульбиты они порой вытворяют!
   - А чем ещё занимается партнёрша Иллика по прыжкам здесь, на станции?
   - Она работает в группе технической поддержки археологической экспедиции, - охотно пояснила Эйго. - Таких, как она, здесь ещё около пятидесяти человек. Все они добровольцы и работают с нами уже второй год. Вон те ребята тоже из их числа.
   Эйго указала в дальний угол зала, где на антигравитационной площадке резвились с десяток разгорячённых весельем юношей и девушек. Надев на себя специальные отталкивающие браслеты, они выделывали немыслимые "па" какого-то фантастического танца.
   - Стажёры! - догадался я.
   - Верно, - согласилась Эйго, став прежней: тихой и немного застенчивой. - Многие здесь, чтобы избирать свой жизненный путь. Чем труднее и тяжелее работа, тем это лучше для закалки воли и характера.
   - Но работа должна быть, прежде всего, интересной!
   Я посмотрел на девушку-билога.
   - А вы? Как вы попали на Марс? Тоже стажёром?
   - О! Это для меня давно в прошлом! - отмахнувшись, звонко рассмеялась Эйго и поболтала ногами в воде. - За свою жизнь я уже успела побывать во многих уголках Земли, сделать немало полезных дел, и даже поработать вдали от дома, на Европе.
   - На спутнике Юпитера? - изумился и обрадовался я.
   Эйго беспечно кивнула в ответ, и в глазах её заблестели искорки задорной весёлости.
   - Да, - непринуждённо сказала она. - Вот тогда, пять лет назад я действительно была "зелёным" стажёром!
   - Но что вы делали на Европе? Ведь там нет постоянных планетарных станций.
   - Я работала биологом в исследовательской экспедиции по научной программе "Прометей". Мы изучали загадочный океан этой крохотной планетки, у которой есть даже кислородная атмосфера. Представляете? Правда, она там сильно разрежена...
   Эйго умолкла, не закончив фразы.
   - Вы знаете, это удивительно красивый мир, когда смотришь на него с высоты орбиты, - страстно произнесла она, после недолгого молчания. - Только очень холодный. Ледяной панцирь спутника прозрачного сапфирового оттенка и переплетается застывшими трещинами, словно кто-то накинул на него золотую паутину...
   Девушка-биолог посмотрела на меня сияющими вдохновенными глазами.
   - Мы спустились туда на ракетоплане, выплавив излучателем громадную полынью у самого экватора. А подо льдом - настоящая вода! Такая густо-фиолетовая, почти чёрная... Между прочим, глубина этого океана местами достигает почти девяносто километров и воды в нём столько, что её объём намного больше, чем воды во всём мировом океане Земли! - с солидным видом добавила она.
   - И что же вы нашли в этих тёмных водах?
   Я с интересом наблюдал за в очередной раз преобразившимся экзибиологом.
   - О! Это были удивительные животные!
   - Животные?
   - Да! - кивнула Эйго, и щёки её ещё больше порозовели от волнения. - Прозрачные рыбы, похожие на земных скатов, голубые искрящиеся "медузы", огромные "кальмары", будто, отлитые из стекла или выточенные из хрусталя. И совсем странные существа, напоминающие широкие ребристые ленты без головы и хвоста... И всё это светится, переливается, играет всеми цветами радуги! И всё это живёт, дышит, размножается за сотни миллионов километров от Солнца, не видя его света, не чувствуя его тепла! Только тысячи подводных вулканов согревают этот тёмный, но живой мир...
   Эйго замолчала и вынула ноги из воды. Обхватив руками колени, она упёрла в них подбородок, глядя в мерцающую глубину бассейна.
   - А когда вы присоединились к исследованиям Акиры?
   - Однажды, пять лет назад, я встретилась с ним в Институте протоистории и влюбилась в него...
   Я искоса взглянул на девушку.
   - Влюбилась в него, как в учёного, в его идеи, в его мысли, - снисходительно улыбнувшись, пояснила та. - Он читал там курс лекций по додинастической истории Древнего Египта... Вы не представляете, какой Акира удивительный человек! В него просто невозможно было не влюбиться!
   - Я знаю. Уже слышал похожие слова от другого человека.
   - Да?
   Эйго встрепнулась, с интересом вглядываясь в моё лицо. Затем улыбнулась своей немного рассеянной улыбкой.
   - А! Вы говорите о Светлане? Вот видите, я не одна такая сумасшедшая! - поддразнила она, с женским чутьем направляя укол.
   - Пожалуй, - согласился я. - Видимо, обаяние этого учёного действительно безгранично, раз в него влюбляются все его сотрудницы... Но вы так и не ответили мне, как оказались на Марсе. Ведь вы биолог, и далеки от археологии. Неужели Акира надеется найди здесь останки тех самых "богов"?
   Я с сомнением посмотрел на девушку.
   - Моя задача изучить все имеющиеся следы древней жизни на Марсе, чтобы впоследствии иметь возможность проследить её эволюцию на этой планете. Это та цель, которую поставила перед биологами Академия Пределов Знания... Но вы правы, Акира надеется найти здесь гораздо большее. Эта надежда сидит где-то глубоко в его душе. Он никогда никому не говорит о ней, но я знаю что это так...
   Эйго замолчала, снова погрузившись в обычную задумчивость.
   - Будем надеяться, что вам повезёт, - кивнул я. - Чем же вы собираетесь заняться после? Я имею в виду, когда ваша работа с Акирой будет завершена.
   Я снова с интересом посмотрел на девушку. Она беспечно встряхнула короткими волосами.
   - Пока не знаю. Возможно, отправлюсь в какую-нибудь новую колонию или полечу на Терру. Мы сейчас активно осваиваем эту планету. Я слышала, что очень скоро там построят целые города для будущих поселенцев. А сейчас учёные активно изучают этот удивительный мир, и научные базы там очень нуждаются в биологах... Как видите, передо мной большой выбор! - открыто улыбнулась Эйго, и глаза её снова заискрились.
   Потом она замолчала, потупив взор и слегка опустив голову. Я решил больше не приставать к ней с расспросами, прекрасно понимая, какие на самом деле чувства она испытывает к экзоархеологу.
   - О чём грустите? - раздался над нашими головами весёлый голос.
   Я обернулся и увидел улыбающегося, всего в капельках воды Иллика Шелли.
   - Не хотите чем-нибудь перекусить? Скоро полдень, и Акира снова будет ждать нас в кают-компании. Лично я ужасно голоден после всех этих прыжков и поддержек.
   Юноша помахал своей партнерше, выбиравшейся из воды, и слегка склонился над Эйго, задорно блестя глазами.
   - Я хочу! - с готовностью воскликнула та и вопросительно посмотрела на меня.
   - Идите. А я всё-таки окунусь в эту удивительную марсианскую воду. А то когда ещё придётся испытать такое!
   - Тогда встретимся в кают-компании? - спросила Эйго.
   - Да.
   Ребята не стали возражать. Иллик помог Эйго встать и, слегка приобняв её за плечи, повёл к выходу. Я проводил их взглядом и соскользнул в прозрачную воду, чувствуя приятное покалывание во всем теле.
  

* * *

  
   - Значит, вы уверены, что существовавшая когда-то на Марсе цивилизация каким-то образом проявила себя и на Земле? И мы можем найти тому подтверждения?
   Я внимательно посмотрел на Акиру Кензо, который сидел в кресле у окна.
   - Безусловно, - подтвердил тот, слегка щурясь как будто от яркого света. - Свидетельства этому разбросаны по всей планете. Они отражены в мифах, если конечно уметь правильно читать и понимать их. Особенно много информации мы можем почерпнуть из древнеегипетских источников. Египет вообще можно считать кладезю древнего знания о "богах", об истории их цивилизации и их жизни на Земле. При этом не следует забывать, что понятие "бог" для египтян не отождествлялось с христианским понятием Бога, как некоего сверхсущества - всеобъемлющего, всезнающего, карающего и милующего. Для них "боги" были существами в плоти и крови, которые жили среди людей, но обладали мудростью, знанием и возможностями, во много раз превосходящими человеческие, и поэтому они правили людьми на протяжении очень продолжительного периода времени, определяя судьбу человечества. А возможно, и были причастны к появлению самого человека.
   Акира Кензо пружинисто поднялся из кресла и прошёлся вдоль окна, глядя на песчаные гряды красных холмов, расстилавшиеся до самого горизонта. На диване у полок с фильмами сидели притихшие девушки. Ребята расположились прямо на ковре, в дальнем углу помещения, стараясь не пропустить ни слова из рассказа экзоархеолога. Кави Рам, пришедший сюда первым, подпирал плечом мягкий выступ стены около ниши с экраном и задумчиво поглядывая на Акиру холодноватыми голубыми глазами, урытыми сводом низких чёрных бровей.
   - Египтяне были убеждены, что основные принципы жизни, природы и общества были определены "богами" ещё задолго до появления царства в эпоху, которую они считали "Золотым Веком", - снова заговорил экзоархеолог. - Эта эпоха простиралась от того момента, когда великий первородный бог-творец Атум заворочался в "Первобытных Водах", до воцарения бога Гора на троне и воскрешения бога Осириса в загробном мире Дуате. Они так же твёрдо верили в то, что всё, чьё существование или власть должны быть оправданы или объяснены, должно быть увязано с "Первым Временем". Это относилось и к природным явлениям, и к ритуалам, и к знакам царской власти, и к планам храмов, магическим и медицинским формулам, к иероглифической системе письма и к календарю. Из этого определённо можно сделать вывод, что все блага цивилизации были дарованы людям на земле Египта теми самыми "богами". Причём на начальных этапах становления древнеегипетской цивилизации сами эти "боги" строго следили за соблюдением людьми всех предписанных правил и норм. Всё это лишний раз говорит о том, что и нам следует относиться к этим "богам" не как к выдумке, а как к реально существовавшим когда-то личностям, в происхождении которых мы и пытаемся сегодня разобраться. И все наши исследования последних лет убеждают меня в том, что истоки той самой "цивилизации богов" нужно искать именно здесь, на Марсе.
   Акира поднял голову и посмотрел на меня. Но я и без того понял, что последние его слова были обращены именно ко мне.
   - Распутывая смысловые хитросплетения древних легенд и мифов, шаг за шагом, мы можем восстановить путь, ведущий нас к началу истории. Вот, скажем, стоит нам взглянуть на древнеегипетскую философию, как мы отчётливо увидим, что в основе её лежит вера в то, что время состоит из повторяющихся циклов, которые были установлены, опять же, свыше. И во всех этих циклах и эпохах безусловно присутствует некий определяющий момент - акт зарождения, генезиса, истока. То самое "Зеп Тепи" - "Первое Время". Подобные же воззрения мы можем наблюдать и в Андской космогонии, и на территории древней Мезоамерики, где существовали повторяющиеся циклы Солнц - Первое Солнце, Второе и так далее. Солнечная цикличность прослеживается и в культуре Древнего Китая.
   - И в древнеиндийских представлениях о вселенной существуют очень похожие понятия о цикличности как времени, так и человеческой истории, и даже жизни самого человека, - добавила Светлана. - И всё это может свидетельствовать о едином первоисточнике данных представлений и знаний. Таким источником, несомненно, являлась всё таже цивилизация "богов", которая была высокотехнологичной и духовно высокоразвитой разумной цивилизацией, пришедшей на нашу Землю из глубин вселенной в глубокой древности.
   Акира не без гордости посмотрел на свою помощницу и сел в кресло, закинув нога на ногу и сцепив пальцы на коленях.
   - Предлагаю вернуться к Египту, как одному из основных источников бесценного древнего знания. В теологии древнейшего египетского города Он или Гелиополиса, как его впоследствии стали называть греки, процессы цикличности времени и событий во вселенной были собраны воедино и выражены в удачном образе птицы Бенну. Мы её больше знаем, опять же, по греческому имени Феникс. Эта легендарная птица через большие промежутки времени устраивала гнездо из ароматических ветвей и благовоний, а за тем поджигала его и сама сгорала в пламени. После чего из погребального костра рождался новый Феникс, который собирал пепел своего отца в яйцо из мирты и летел с ним в Гелиополис.
   Акира по обыкновению сощурился.
   - Не сложно понять, что Феникс у египтян символизировал как бессмертие, так и бесконечно повторяющиеся циклы времени, когда одна эпоха гибла, рождая на своих руинах следующую эру. Символом же самой птицы Бенну, а так же воскрешения и бессмертия, был некий пирамидальный камень Бенбен - "пирамидион", который, как считалось, устанавливался на верхушке Великой пирамиды. Египтяне верили, что изначально этот камень упал с неба и долгое время хранился в Гелиополисе, в храме "Дворец Феникса". Сам же храм, судя по всему, представлял собой квадратную площадку, окруженную стеной-колонадой, в центре которой возвышался обелиск с Бенбеном на его вершине.
   - Я читал, что никто и никогда не видел этого таинственного предмета, и никто не знает, как он выглядел на самом деле и для чего был нужен, - важно заявил Зуко Пур
   - Да, ты прав, - одобрительно кивнул Акира, глядя на юношу. - Действительно, уже в эпоху Древнего Царства представления об этом камне передавались лишь в изустной форме посвящёнными жрецами. Но факт его существования в глубокой древности и то, что он имел несомненную ценность для "богов" не может вызывать сомнения. Я могу даже предположить, что подобный "камень" был не один. Аналогичные ему "камни" использовались "богами" и в других регионах Земли.
   - К примеру, в Шумере, - вставила Светлана. - Проведя параллели с шумерскими текстами, мы можем догадаться о первоначальном назначении самого Бенбена. Если внимательно изучить описание города Сиппар, в котором, согласно шумерским источникам, жили местные "боги", то можно обнаружить, что в этом городе имелась центральная часть, скрытая за мощными стенами. За этими самыми стенами стоял храм Уту - "дом подобный дому на Небесах". Во внутреннем же дворе храма, так же окружённом высокими стенами, был установлен "устремившись ввысь, могучий АПИН", что можно перевести как "то, что прокладывает путь вперёд".
   - Всё верно. А согласно верованиям египтян, - закивал Акира Кензо, явно довольный своей помощницей, - верховный бог по имени Ра, считавшийся первым божественным правителем Египта, спустился на землю на "Небесной Барке". Верхняя часть этой самой "барки" называлась не иначе, как Бен-Бен и имела коническую форму. Могу предположить, что именно эта часть космического аппарата "бога" впоследствии и хранилась в храме в священном городе Он. Отсюда можно сделать ещё один важный вывод - и птица Бенну, и пирамидальный камень Бенбен служили некими атрибутами первородных "богов", пришедших на Землю ещё в допотопные времена. Этот период истории люди запомнили как Первое Время - Зеп Тепи. Ведь "тепи" - "первое" - имеет и другие значения. Например, "форштевень судна". А его исходное значение - "рот" или "начало, инициация чего-либо". Хотя его можно толковать и как "предки". И в этом плане любопытно два связанных с этими толкованиями момента.
   - Вы имеете ввиду то, что по представлениям древних египтян, их боги прибыли в Египет из "далёкой страны на западе"? - подсказала Светлана. - Иначе говоря, из-за океана. И тогда упоминание о некоем "судне" будет вполне уместно.
   - Верно, - с улыбкой кивнул экзоархеолог. - Хотя и космической корабль в представлении египтян мог выглядеть неким "судном" для путешествия среди звёзд по "Извилистому Водному Пути", как они называли Млечный Путь. К тому же, "рот" указывает нам на важную часть погребального обряда, которая заключалась в "открывании рта" усопшего фараона, без чего переход его души в "загробное царство Осириса", то есть, обретение им бессмертия, был просто не возможен. А это царство, как известно, располагалось не где-нибудь, а в определённой части звёздного неба. И связь "богов" Первого Времени с небом, то есть космосом, хорошо видна, если перевести выражение "Тепи-ой-кер-эн-пет".
   - Что означает: "боги предков в круче неба", - закончила Светлана, взволнованно блестя глазами. - К тому же, в "Текстах Пирамид" тоже упоминается "Тепи-ой", как один из титулов божественных предков "ранне-первобытной эпохи". Они, как считалось, существовали на заре цивилизации, когда птица Бенну пылала на столбе в священном городе Он, издавая громкий крик и запуская в движение время новой эпохи.
   Акира Кензо лишь одобрительно наклонил голову в ответ на слова девушки и задумчиво посмотрел за окно кают-компании. В этот момент я заметил, как Эйго Хара восхищённо смотрит на учёного, а щёки биолога пылают жарким румянцем. Это напомнило мне о недавнем признании девушки, но я поспешно отвёл взгляд в сторону, не желая смущать её.
   - Можно с большой долей вероятности предположить, - через некоторое время уверенно заговорил экзоархеолог, - что Бенбен, символизировавший бессмертие и возрождение, возможно, стоявший когда-то на вершине Великой пирамиды, представлял собой некое техническое устройство. Скажем, мощный ретранслятор, который позволял "богам" использовать весь комплекс некрополя Гизы для достижения каких-то определённых целей.
   - А может быть они подпитывали себя некоей духовно-нематериальной энергией внутри самих пирамид или в подземных коридорах под плато? - с жаром выпалил Иллик Шелли. - Или даже черпали энергию прямо из Космоса для нужд своей цивилизации? Я видел на одной из египетских фресок изображение пирамиды, над которой завис дисковидный космический корабль, как будто подзаряжающийся от неё. Возможно, что пирамиды и "храмы" Гизы представляли собой некий и технический комплекс, похожий на энергостанцию?
   Раскрасневшийся юноша взволнованно оглядел присутствующих.
   - Не исключено, - в ответ на его слова спокойно кивнул Акира Кендзо. - Одно совершенно ясно - этот комплекс, как и комплекс Теотиуакана, изначально представлял собой некое единое техническое устройство, назначение которого нам пока до конца не ясно. Но по этим сооружениям мы можем довольно точно определить время пришествия "богов" на земли Египта, а так же многое узнать об их вероятной прародине.
   Акира Кензо сложил руки на груди и с лёгкой хитрецой взглянул на меня. Я понял, что последние слова он снова адресовал мне.
   - Любопытно. Я весь внимание.
   - Если рассмотреть иероглиф, обозначавший "Тепи-ой", то мы увидим, что он имеет вид большого крадущегося льва, где изображены только лапы, грудь и голова. То есть, нам, во-первых, недвусмысленно указывают на эру Льва. А, во-вторых, на самое её начало, потому что "лев" на иероглифе изображён не полностью. Так вот, эра Льва наступила около десять тысяч семьсот пятидесятого года до новой эры. Её наступление, как мы теперь точно знаем, было тесно связано со Всемирным Потопом. Аналогично выглядит и изображение, обозначавшее класс мифических существ под названием "Акеру", что обычно переводится как "группа богов, предков Ра", которые часто выступали в качестве покровителей "духов земли" - змей. Здесь так же уместно будет вспомнить и одну характерную особенность Пятого раздела Дуата, о котором вчера вспоминала наша Эйго, вдохновлённая внутренним устройством Большой марсианской пирамиды.
   Экзоархеолог бросил беглый взгляд в сторону девушки. Та на мгновение смутилась, краснея и опуская глаза, а вместе с ним и плечи. Но тут же взяла себя в руки, и лицо её стало непроницаемо-равнодушным.
   - Эта особенность заключается в присутствии там огромного божественного Сфинкса в виде двойного льва под именем "Акер". Не трудно понять, что "Акеру" происходит от "Акер". Иными словами, нас как бы приглашают приписать свойства львов "богам старых времён". При этом можно вспомнить, что Великого Сфинкса, вырубленного из известняковой скалы на плато Гиза, египтяне именовали "Горахти" - "Гор на горизонте". И тоже имя у египтян носила планета Марс, а самого Сфинкса, как и три пирамиды, долгое время красили в красный цвет...
   Акира снова посмотрел за окно, как будто хотел найти подтверждение своим словам среди красных марсианских песков, в которых были скрыты следы древней цивилизации. Я тоже невольно покосился в сторону окна и перехватил взгляд Светланы. Она смотрела на меня: прямо и открыто, со сквозящей во взгляде улыбкой вперемешку с неподдельным интересом. В это мгновение я почувствовал, как в душе у меня что-то шевельнулось от этого её взгляда - что-то новое, незнакомое и острое, заставившее моё сердце на миг лихорадочно забиться в груди. Совладав с собой, я постарался остаться невозмутимым и приветливо улыбнулся ей в ответ. В это время экзоархеолог заговорил снова:
   - То есть, мы вполне можем провести некие параллели между эрой Льва на Земле и тем же самым временем на планете Марс. Об этом косвенно свидетельствует и "двойственность" Акера, что восседает в Дуате, которая нам как бы говорит о связи двух миров - земного и небесного в одну и ту же эпоху. Кроме того, в "Текстах Пирамид" мы часто встречаемся с символом "Рвти", который переводится как "двойной лев". Его иероглиф имеет вид двух львов, расположенных либо рядом, либо один над другим. Очевидно, что смысл этого сдвоенного иероглифа в том, чтобы подчеркивать двойственную и космическую природу "Рвти". При этом можно видеть прямую связь "Рвти" с первородным богом Атумом, появившимся на Земле и сотворившем мир сызнова. Эта связь хорошо прослеживается в одной из строк "Текстов Пирамид".
   - "Он (царь) был взят к Ртви и представлен Атуму", - тут же откликнулась со своего места Светлана и снова проникновенно посмотрела на меня.
   - Именно. А так же в "Книге мёртвых" мы можем прочитать следующие строки: "О Атум, кто возникает, как владыка озера, кто сияет, как Ртви".
   - Я хочу напомнить, что египтяне всегда устанавливали сфинксов, охранявших двери храмов парами, - добавила Светлана. - Этим они тоже как бы подчёркивали дуализм этого сакрального образа. А одним из имён Сфинкса было имя Гор-эм-Ахет - "Гор Двух Горизонтов". На гранитной стеле фараона Тутмоса четвёртого, когда-то стоявшей между лап Сфинкса, сам Сфинкс именовался "Гор-эм-Ахет-Хепри-Ра-Атум" или "Атум-Гор-Ахет". И на этой же стеле сама Гиза именуется "Горизонтом" - "Ахет" - Гелиополиса на Западе. Отсюда выходит, что вторым "Горизонтом" льва Акеру-Сфинкса в представлении египтян являлся Дуат, который и был "Небесным царством Осириса". И всю древнеегипетскую концепцию династий богов и духов прошлого можно увязать с другим родственным "Акеру" словом - "Акху". Оно означало - "сияющие" или "звёздный народ".
   Светлана смолкла, победоностно сияя глазами.
   - Да. Вы абсолютно правы, - благосклонно улыбнулся ей Акира Кензо.
   - Отсюда вы делаете вывод, что этих самих "богов" Древнего Египта можно ассоциировать с неким "звёздным народом" - целой инопланетной цивилизацией, которая распространяла своё влияние на цивилизацию людей ещё со времён неолита на территории Северной Африки? - спросил я, не спуская взгляда с экзоархеолога.
   - Не совсем так, - покачал головой тот. - Если говорить о её влиянии на земную историю в целом, то да. Если же говорить непосредственно об истории развития человечества, то сама эта история, по моему глубокому убеждению, писалась этим "звёздным народом" с самого своего начала. То есть, ещё задолго до Всемирного потопа, и уж тем более, задолго до возникновения первых цивилизаций Египта, Шумера, Индии или Китая.
   - Постойте, постойте! - взволнованно потёр я свой лоб, пытаясь угнаться за ходом его мыслей. - Что вы хотите сказать этой фразой: "влияние на земную историю в целом"?.. Я не совсем понимаю вас, Акира!
   - Дело в том, что следы некоего стороннего влияния можно найти гораздо в более древние времена, если тщательно изучить геологическую историю нашей планеты.
   - Акира имеет в виду известный в современной геологической науке факт, указывающий на то, что ещё пятьсот миллионов лет назад наша планета имела гораздо меньшие размеры, чем сейчас, - вмешался в разговор Кави Рам.
   - Вот именно! - охотно согласился с ним экзоархеолог. - И этот факт отчётливо прослеживается в том же древнем мифологическом наследии Тибета и Индии. Так, в "Книге Дзиан" мы можем прочитать следующие строки: "После великих трудов она сбросила свои старые три Покрова и облеклась Семью новыми". Речь здесь идёт о Земле и аналогичные упоминания можно найти и в легендах, относящихся к зороастризму. В них рассказывается о неком первочеловеке по имени Йима, правившем на Земле давным-давно. Он по совету верховного бога Ахура Мазды и при помощи некоего Духа Земли, трижды увеличил Землю на одну треть, так как она стала слишком наполнена людьми.
   - Опять же, преклоняю голову перед вашей мифологией! - Кави Рам шутливо склонил голову перед экзоархеологом. - Если же переложить эту легенду на язык современной науки, то мы получим некую геометрическую прогрессию, равную шестьдесят четыре к двадцати семи, в которой каждый член на треть больше предыдущего, и разница между этим отношением и величиной семь к трём составляет лишь полтора процента. Таким образом, опираясь на наши сегодняшние знания о внутреннем строении Земли, можно сделать вывод, что её размеры увеличились в пределах полутора раз по отношению к изначальным параметрам. И произошло это в очень и очень недавней истории. По геологическим меркам, конечно.
   Кави Рам встал и подошёл к мерцающему земному глобусу. Геолог коснулся пальцами светящегося мнемокристалла, и зеленоватый шар мгновенно преобразился, расчерчетившись зигзагами литосферных материковых плит.
   - Давайте попробуем построить модель такой "малой Земли", состыковав материковые плиты. Только нам придётся стыковать их не по видимым очертаниям, а с учётом их подводной части. Как вы видите, эти размеры будут существенно отличаться от известных нам очертаний материков. Например, Австралийская или Антарктическая плита окажутся значительно больше своих надводных размеров. Видите? А теперь смотрите что произойдёт дальше...
   Геолог, словно волшебник, сделал несколько взмахов руками над глобусом, как бы собирая материковые плиты вместе, и я не без удивления увидел, как разноцветные куски земной поверхности медленно сошлись друг с другом, образовав новый незнакомый мне облик нашей планеты.
   - Вот так наша Земля выглядела пятьсот двадцать миллионов лет назад во время позднего Кембрия, - прокомментировал Кави Рам. - Как видим, Южноамериканская плита плотно прилегала к Африканской плите с юго-запада. С востока и севера её охватывала Евразийская плита. А вот здесь, в районе современного острова Мадагаскар, оставалось небольшое свободное пространство, заполненное внутренним морем. Североамериканская материковая плита в районе Аляски и Канады точно "ложилась" к Евразийской плите в районе современного Северного океана, а Австралийская плита вкупе с Антарктической плитой плотно примыкала к Североамериканской и Евразийской плите. Оставались лишь незначительные внутренние моря и небольшие океаны вот здесь, здесь и здесь.
   Геолог оглядел присутствующих загадочным взглядом и продолжил свои манипуляции.
   - При этом наша планета в то время находилась в постоянном вращательном движении, как вокруг вертикальной, так и вокруг экваториальной оси, что приводило к частой смене местоположения Северных и Южных полюсов на протяжении четверти миллиарда лет. Вот почему мы находим следы оледенения и на территории Африки, и на Индостане, однозначно свидетельствующие - там когда-то был полюс! Радиус Земли в те незапамятные времена составлял всего лишь шестьдесят пять сотых от сегодняшнего, а сила тяжести была почти в два с половиной раза больше нынешней. К тому же давление на поверхности этого шарика равнялось пяти с половиной атмосферам! И в таком виде наша Земля оставалась вплоть до того момента, когда двести сорок пять миллионов лет назад не началось её неожиданное и стремительное расширение. А как вам всем хорошо известно, данный момент времени является чрезвычайно насыщенным важнейшими событиями и палеонтологического, и геологического характера. Что несомненно может подтвердить вам и наш протоэкзобиолог.
   Кави Рам зорко глянул в сторону Эйго Хара и погладил свою аккуратно подстриженную бородку.
   - Вы правы, - отозвалась со своего места девушка. - Этот период истории получил название "пермско-триасовое побоище". В то время биологическая жизнь на Земле претерпела чудовищное по своим масштабам прореживание... Я бы даже назвала это событие жестоким природным геноцидом, в результате которого на нашей планете исчезло почти восемьдесят процентов всех обитателей морей и океанов, и почти семьдесят процентов всех позвоночных. Так что не только млекопитающие стали хозяевами нашей планеты благодаря поголовному истреблению динозавров, но и сами динозавры вышли на историческую арену только потому, что с лица планеты исчезли предшествовавшие им виды.
   - Простите, Эйго! - воскликнул я. - Вы сказали: "истреблению динозавров". Я не ослышался? Такое впечатление, что вы имели ввиду чьи-то разумные действия... Или это просто метафора?
   Девушка хотела было ответить, но её перебил Акира Кензо.
   - Давайте не будем забегать вперёд, Сид, - предложил он и улыбнулся мне своей обычной полуулыбкой. - Мы к этому вопросу обязательно ещё вернемся. Чуть позже.
   Мне подумалось, что экзоархеолог хочет соблюсти некий намеченный им план изложения исторических событий, и отступления от этого плана вызывают у него скрытое недовольство. Но, возможно, мне это только показалось.
   - Хорошо. Но почему вы делаете вывод, что все эти события пермско-триасовой трагедии явились результатом чьей-то направленной деятельности? - не успокаивался я, чувствуя что за словами геолога и биолога скрывается что-то очень важное.
   - Дело в том, - охотно ответил Кави Рам, - что данный период земной истории характерен ещё и мощнейшей активизацией тектонической деятельности, которая особенно интересна появлением нового феномена - траппов. Они явивлись следствием мощного излияния базальтовой лавы на громадных площадях. Каждая трапповая область, - объяснял геолог, - охватывает территории до одного миллиона квадратных километров, а то и больше, и резко отличается от предыдущих пород своим химическим составом. А их геологическое строение свидетельствует о том, что поступление лавового материала происходило не в результате извержения вулканов в геологически-активных зонах Земли, а из мелких и очень многочисленных взрывных аппаратов, действовавших кратковременно и одноразово. И если нанести зоны распределения трапповых областей на нашу модель "малой Земли", то мы ясно увидим, как следы излияния магм поразительным образом совпадут с местами расколов старой материковой коры на начальной стадии расширения Земли.
   На глобусе обозначились красноватые пылающие пятна, как будто изнутри него действительно истекала расплавленная лава.
   - Если же теперь мы соединим эти траппы на всех континентах между собой, - медленно и раздельно произнёс Кави Рам, - то увидим чёткую сеть трещин, через которые изливались мощные вулканические потоки в период Триаса. Именно по ним проходил раскол старой коры, в конечном итоге и определивший современные очертания материков.
   - "Взрывных аппаратов"? Я не ослышался? - вырвалось у меня, и я почувствовал, как волна нетерпеливой волнительной дрожи прошла по всему моему телу. - Что вы хотите сказать этим сказать? Что данные "аппараты" были кем-то доставлены на Землю с определённой целью и установлены в нужных местах... Но тогда получается, что они должны были иметь чудовищную силу! А цивилизация, способная на такое... Она же должна носить поистине вселенские масштабы и превосходить нас в своих возможностях и знании на тысячи порядков!
   Ошеломлённый, я смотрел на геолога, пытаясь представить себе грандиозность подобных деяний. Мне просто не верилось, что возможно намеренно совершить нечто такое в масштабах целой планеты. Сознание пыталось зацепиться за известные ему маркеры и не находило их, повергаясь в полный хаос. Я чувствовал себя растерянным и подавленным, как маленький ребёнок.
   - Вполне с вами согласен, дорогой мой, - серьёзно сказал Кави Рам. - Если же говорить о целях, то они, по-видимому, не ограничивались только желанием изменить общий облик и размеры Земли. Они были направлены на открытие дороги для новых форм жизни. Можно сказать, на осмысленное продвижение эволюции к заранее выбранной конечной цели. И это, как мне думается, служило основной задачей столь грандиозных преобразований на нашей планете. Но об этом лучше знает наш Акира Кензо. Я лишь могу рассказать вам о грандиозных геологических переменах, когда-то до неузнаваемости изменивших лик нашей планеты. Вы хотите послушать об этом?
   - Разумеется!
   - Так вот, на Земле начали формироваться океаны, - уверенно продолжал геолог. - Сначала и интенсивнее всего формировался Тихий океан. Затем настал черёд Атлантического. И в последнюю очередь сформировался Индийский океан. Австралия с Антарктидой в этот период отделяются от обеих Америк и начинают своё движение на юг, освобождая место для Индокитайской части Евразии...
   Будто завороженный, я следил за тем, как на светящейся земной сфере происходили необратимые изменения: медленно расползались материки и раскалённые потоки лавы поднимались из недр планеты, заливая обширные пространства между ними, застывая, образовывали океанические литосферные плиты - дно океанов.
   - Выделение водорода из глубинных недр планеты, смешивающегося с мантийным веществом приводило к образованию целых русел горячих конвекционных потоков в мантии, - торжественно звенел голос Кави Рама. - Эти восходящие мантийные потоки разносили материковые плиты на их нынешние места, раскалывая их и даже приподнимая. Это мы можем теперь наблюдать на примере Африки, которая в целом на пятьсот метров выше всех остальных материков. Постепенно менялся облик планеты, менялся и её климат. Кроме того, выделявшийся при расширении из недр Земли водород по пути наверх активно вступал во взаимодействие с кислородом, которого в составе гидридной мантии Земли очень много. Таким образом, образовалось то количество воды, которая, в конце концов, пополнила собой Мировой океан. Ведь до расширения нашей планеты, воды на её поверхности было значительно меньше... Вот такая вот в целом получается картина, - подытожил геолог и сел на прежнее место.
   - Хорошо. А как же быть с истреблением динозавров?
   Не унимался я и выжидательно посмотрел на Акиру Кензо.
   - Думаю, это был один из этапов грандиозного плана, в конечном итоге приведшего к появлению на Земле человека, - спокойно изрёк экзоархеолог. - Метод проб и ошибок, так сказать. Нахождение оптимального результата, путем опробования различных форм жизни. Когда получаемый вариант переставал удовлетворять создателей, его просто убирали с исторической арены. Вряд ли, для цивилизации, способной запустить в действие такие глобальные геологические процессы, о которых только что рассказал нам Кави Рам, представляло какую-то сложность отправка на нашу планету космического "камушка", который шестьдесят пять миллионов лет назад навсегда остановил расцвет цивилизации динозавров.
   - Вы говорите об этом так обыденно! - не переставал удивляться я, всё ещё чувствуя сильное волнение. - Значит, по-вашему, та самая цивилизация "богов" находилась на Земле ещё миллионы лет назад? Со времён динозавров?
   - Совсем не обязательно, - задумчиво возразил экзоархеолог, ленно потягиваясь. - Они могли находиться где-то поблизости. К примеру, здесь, на Марсе, или в какой-то ближайшей звёздной системе. Этого мы пока не знаем. Возможно, что-то внутри Большой пирамиды позволит нам найти ответы на эти вопросы. Но одно мне совершенно очевидно: "боги" появлялись на Земле с незапамятных времён, - уверенно сказал он. - С тех пор произошла не одна смена звёздных циклов, и эти циклы всегда были связаны с какими-то разрушениями на Земле, к которым "боги", возможно, имели самое прямое отношение.
  
  
  
  
  
   "... Люди, имеющие разум, должны просить у богов...
   знание о них самих насколько это доступно людям;
   ибо и человек не может принять ничего более великого,
   и бог даровать ничего более священного, чем истина"
  
   Плутарх "Об Исиде и Осирисе"
  
  
  
  
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
   ОСКОЛКИ МОЗАИКИ
  
  
  
   Ночь подкралась совершенно незаметно. Звёзды за окном походили на крошечные острые искорки кристаллов, вспыхивавших на чёрном своде неба, будто оно было сводом таинственной тёмной пещеры. Свод этот тяжёлым пологом нависал над красными марсианскими песками, и казалось что в глубинах этой неизведанной пещеры таятся неясные шорохи и смутные тени загадочных чудовищ. Они прячутся в складках безликой темноты, поджидая запоздалого рассеянного путника. Стоило только сделать шаг туда, за границу тьмы, и их разверзнутые пасти поглотят тебя, вселяя в душу животный ужас и безысходную тоску...
   Я прижался лбом к холодному оконному стеклу, чувствуя как струйки воздуха обтекают щёки и нос, щекочут мой подбородок. Снова, как и вчера, ночью чехарда мыслей в голове не давала сосредоточиться на чём-то одном, самом главном... или казавшемся таковым. Сознанию опять необходимо было зацепиться за какой-то отправной маркер в потоке информации, вылившимся на меня. Оно отчаянно пыталось не утонуть в этом море нового для меня знания. Я мог лишь восхищаться моими новыми товарищами, которые, как отважные мореплаватели, пустились в удивительное и увлекательное путешествие по этому бескрайнему морю, в твёрдом намерении достигнуть неведомых далёких берегов древнейшей человеческой истории.
   - Сид! С вами всё в порядке? - внезапно послышалось у меня за спиной.
   От неожиданности я вздрогнул. Казалось, голос экзоархеолога, окликнувшего меня, прозвучал из чёрных глубин той самой призрачной пещеры за окном, в которую я сейчас погружался взглядом. Я быстро обернулся - пожалуй, слишком поспешно - и обвёл взглядом кают-компанию.
   Эйго Хара тихо беседовала с геологом Кави Рамом в дальнем углу дивана, иногда бросая в мою сторону короткие многозначительные взгляды. Двое ребят-стажеров - Зуко Пур и Иллик Шелли - сидели всё там же, на ковре, и о чём-то оживленно переговаривались в полголоса с астрономом Амолем Сайном. Светлана стояла подле Акиры, вполоборота ко мне, и держала под руку своего руководителя. Когда она взглянула на меня, на губах её промелькнула лёгкая улыбка, но глаза остались недоступно бесстрастными - сияющими и глубокими, как земное небо.
   - Так о чём это вы? - рассеяно отозвался я. Голос мой прозвучал низко и глухо, совсем по-чужому.
   - Мы говорили о цикличности земных катаклизмов и их возможной связи с деятельностью неких "богов" - представителей внеземной высокоразвитой разумной цивилизации, - напомнил Акира Кензо, как всегда улыбаясь сдержанной вежливой улыбкой. - Мне продолжить?.. Или, может быть, нам стоит ненадолго прерваться? - предложил он и учтиво осведомился: - Вы хорошо себя чувствуете?
   Его внимательные глаза пристально изучали моё лицо. Я снова посмотрел на Светлану. Она тоже с интересом наблюдала за мной. Уверенно мотнул головой.
   - Всё в порядке... Просто от такой массы фактов у любого непосвящённого голова пойдёт кругом. Сделайте небольшую скидку на моё неведение! - натужно улыбнувшись, шутливо взмолился я.
   Акира согласно кивнул. Улыбка всё ещё трогала уголки его губ. Экзоархеолог усадил свою помощницу в ближайшее кресло и неспешно прошёлся по кают-компании, словно собираясь с мыслями.
   - Итак, возможно, что все великие геологические изменения и ужасающие катаклизмы прошлого произошли не в результате известных нам физических факторов или сил природы, - неспешно начал Акира. - Может быть, сами эти силы были использованы кем-то в качестве неких "орудий" или средств для совершения преобразований нашей планеты. И именно по этой причине все эти катаклизмы и изменения имеют такую завидную периодичность.
   - Смело! - похвалил со своего места Кави Рам и погладил круглую голову, щуря тёмные глаза. - Но в целом не лишено смысла. Я не вижу никаких причин, которые могли бы помешать воплощению подобного сценария в реальность в отдалённом прошлом. Вариант сознательного воздействия извне вполне мог иметь место, - одобрительно кивнул геолог и посмотрел Эйго. - Даже уровень развития человеческой цивилизации ещё каких-нибудь полторы тысячи лет назад позволял выделывать подобные штуки, правда, не в таких масштабах. Но всё же... А ведь это далеко не предел для высокоразвитой цивилизации!
   - Да, только к чему это привело человечество? - негодующе вскричала сидевшая рядом девушка-биолог. - Все мы знаем об этом, оглядываясь на наше печальное прошлое. Кроме того, встаёт вопрос о справедливости и милосердии тех, кто стоял за такими действиями! Если всё, о чём вы говорите, имело место быть, то чьего же блага они добивались?
   Сдвигая брови, Эйго испытующе посмотрела на Акиру Кензо, словно призывая того к ответу за действия древней инопланетной цивилизации.
   - Милая моя, Эйго! - миролюбиво улыбнулся экзоархеолог. - Я бы не брался рассуждать о справедливости и доброте "богов". Этот спор нас ни к чему не приведёт, потому что человек никогда не сможет понять "божественные мотивы", пытаясь оценивать поступки этих самых "богов" со своих, человеческих позиций. Здесь мы имеем совершенно иные, отличные от наших побудительные мотивы и неведомую нам мораль далеко ушедших вперёд в своём развитии разумных существ.
   Экзоархеолог горько усмехнулся.
   - Даже если мы говорим о "богах", как о представителях некоего внеземного разума, - спокойно продолжал он, - то этот разум, несмотря на всю его неоспоримую сложность и внутреннюю согласованность, останется для нас чужим и непонятным. Мы можем лишь приблизиться к пониманию его мотиваций, попытаться втиснуть их в рамки нашего сознания. Но даже тогда мы будем в состоянии оценивать действия этого самого разума с позиции "добра" и "зла" лишь в нашем представлении о об этих моральных и этических категориях...
   - Но ведь вы не станете возражать против того, что добро существует? - упорствовала Эйго, обиженно супя брови.
   - Не стану. Только спрошу: добро для кого? Во всех мифах даже самые благосклонные к человечеству "боги" всегда предстают перед нами двуликими - добрыми и злыми, в зависимости от обстоятельств, - рассудительно сказал Акира. - "Боги" оценивали поступки людей со своей точки зрения, которая людям была зачастую абсолютно не понятна. От того гнев и недовольство "богов" так пугали наших далёких предков.
   Экзоархеолог заботливо посмотрел на Эйго Та хотела что-то возразить ему, но прикусив губу, потупилась. На щеках девушки снова проступили пятна румянца.
   - Вчера я много размышлял об этом после нашего разговора, - доверительно произнёс Акира Кензо. - Эти размышления неожиданно натолкнули меня на одну поразительную догадку, которая буквально перевернула с ног на голову все мои прежние рассуждения и представления о жизни "богов" и их влиянии на историю развития человечества. Теперь я предлагаю и вам взглянуть по-новому на то, о чём мы думали раньше и из чего строили свои выводы.
   - Что вы такое говорите, Акира? - воскликнула Светлана. - Столько лет работы, столько трудов! И теперь вы готовы отказаться от всего этого? - Отзвук возмущения и разочарования прозвучал в голосе девушки.
   - И ради чего? - поразилась вспыхнувшая ещё больше Эйго.
   Обе девушки недоумённо переглянулись.
   - Не отказаться, а сложить собранные нами разрозненные осколки мозаики так, чтобы мы смогли увидеть подлинный, не искажённый историческими напластованиями, рисунок ушедшей в прошлое реалности, - спокойно возразил им экзоархеолог. - Это не уведёт нас с вами далеко от истины. Наоборот, приблизит к ней вплотную!
   Светлана беспомощно передёрнула плечами, и оглянулась на остальных, словно ища у них поддержки. Эйго нервно заёрзала в своём кресле, пытаясь найти место непослушным рукам.
   - Но что заставило вас усомниться в прежних взглядах? - воскликнула она, бросая красноречивый взгляд на своего руководителя.
   - Действительно, что? - заинтересовался я. Волнение остальных начало передаваться и мне.
   - Чтобы понять это, нужно для начала вспомнить того же Манефона и его хронологию додинастического периода Древнего Египта, - устало щуря глаза, сказал Акира Кензо. - Вы, Сид, видимо, с ней плохо знакомы, поэтому я вкратце напомню её для вас, а заодно и для всех присутствующих здесь. Если, конечно, никто не возражает?
   Никто не возражал.
   - Вот и прекрасно! - удовлетворённо кивнул экзоархеолог. - Итак, Манефон писал, что до начала династического периода правления Египтом, ознаменованного вступлением на трон первого фараона первой династии Менеса приблизительно в 3100 году до новой эры, этой страной правили две династии богов, одна династия полубогов, одна переходная династия так называемых Шемсу-Гор или "Последователей Гора" - весьма, надо сказать, загадочных личностей. Затем правление перешло к "духам мёртвых" и смертным царям.
   - "Духи мёртвых"? - насторожился Зуко Пур. - Это как-то пугает... А что это за "духи" такие?
   - Мы обязательно поговорим о них, когда придёт их черёд, - пообещал Акира и предложил: - Давай сначала я расскажу всё по порядку. Хорошо?
   Юноша согласно кивнул и удобнее уселся на ковре, плотнее подобрав под себя ноги, как обычно делают люди, занимающиеся йогическими практиками.
   - Так вот, - продолжал экзоархеолог, - согласно Манефону, сначала Египтом правили семь великих богов, последовательно сменяя друг друга. Первым из них был бог Птах, который правил девять тысяч лет. За ним пришёл бог Ра, правивший Египтом тысячу лет. Его сменил на троне бог Шу, царствовавший следующие семьсот лет. А после Шу пришёл бог Геб. Его правление длилось ещё меньше - пятьсот лет. Дети Геба - Осирис и Сет - правили Египтом четыреста пятьдесят и триста пятьдесят лет соответственно. После же них "божественный трон" на целых триста лет достался сыну Осириса и богини Исиды, молодому богу Гору, рождённому уже после смерти Осириса весьма своеобразным способом.
   Акира оглядел присутствующих лукавым взором.
   - Но обо всём этом, вы должны знать по урокам истории религий хотя бы в общих чертах. Так вот. Первую династию богов сменила вторая династия из двенадцати божественных правителей, первым из которых стал бог Джехуди, больше известный нам под коптским именем Тот. Вместе эти боги правили Египтом следующие тясячу пятьсот семьдесят лет, передав затем свои полномочия династии тридцати полубогов, которые правили ещё тысячу двести пятьдесят пять лет. Им на смену пришли так называемые "последователи Гора" или Шемсу-Гор, которые управляли Египтом на протяжении следующего периода в три тысячи семьдесят два года. Окончание же их правления ознаменовалось неким "периодом хаоса", продолжавшимся целых триста пятьдесят лет. Этот период египетской истории характерен тем, что на землях Египта воцарилось время смут и безвластия. Тогда сменилось десять смертных правителей, после чего Нармер положил начало первой династии смертных фараонов. А последовавший за ним Менес построил новую столицу, посвященную богу Птаху, названную им Анх Тауи - "Жизнь двух земель", которую Манефон именует Хи-Ку-Птах - "Дом души Птаха". По-гречески это название произносилось как "Айгиптос", откуда и пошло само название Египта. И те же греки впоследствии стали именовать этот город Мемфисом.
   Акира уселся в одно из свободных кресел, закидывая по привычке нога на ногу и таинственно поблёскивая тёмными глазами.
   - Данные Манефона, - продолжал он, - как считалось и прежде, в целом хорошо согласуются с несколькими другими источниками, которые так же описывают историю додинастического Египта. О них вы, должно быть, тоже слышали. Это, так называемый, "Туринский папирус" и "Палермский камень", изображения которых сохранились в наших информационных архивах. Из подобной согласованности трёх различных древних источников прежние исследователи делали вывод о том, что в целом можно вполне доверять Манефону и приводимым им сведениям, относящимся к столь древней истории Египта. Правда, эти сведения всегда отвергались официальной исторической наукой, считавшей их простой выдумкой... И всё же в последовательности правления богов, приводимой Манефоном, на мой взгляд, кроется очень важная неточность.
   - Неточность? - встрепенулась Светлана.
   - Да, - потдвердил экзоархеолог. - Раньше я не обращал на неё внимания. Но меня никогда не оставляло ощущение некой несогласованности, когда я пытался укладывать периоды правления богов в реальное историческое время. Я хотел найти исходную точку отсчёта, чтобы провести дальнейшие расчёты и никак не мог этого сделать. Начиная с Осириса в сторону нового времени всё ложилось почти идеально, но вот обратный отсчёт постоянно ставил меня в тупик. И вот вчера ночью меня, что называется, осенило. Я наконец-то понял, в чём кроется загвоздка!
   - А можно немного поподробнее об этом? Честное слово, я просто не успеваю следить за ходом ваших рассуждений, - искренне подосадовал я.
   - Действительно, Акира! Не томите! - шутливо взмолился Амоль Сайн. - Мне тоже стало интересно о чём это вы.
   - Хорошо, хорошо! Не расстраивайтесь. Я всё подробно объясню, - заверил нас экзоархеолог и уверенно продолжал: - Итак, как все уже знают, у нас есть четыре твёрдо установленные даты из прошлого: это время постройки Теотиуакана, время закладки комплекса Гизы, время начала Потопной катастрофы и время начала Эры Льва. К этой эре привязаны многие анонимные мегалитические постройки Земли, начиная с плато Гиза, где пирамиды и Сфинкс неоспоримо указывают нам именно на Эру Льва. Напомню, что она продолжалась с 10750 по 8600 годы до новой эры.
   Давайте теперь выбрем для себя отправной точкой всех наших подсчётов время начала правления Осириса. Согласно Манефону, этот "божественный царь" занял трон Египта в 10450 году. Но здесь нужно учесть продолжительность тяжбы между его братом Сетхом и сыном Гором в восемьдесят лет, поэтому скорректируем исходную дату, приняв за неё 10530 год. Далее мы получим следующую последовательность: убийство Осириса и вероломное вступление Сетха на престол - 10080 год, затем борьба между Сетхом и Гором, в результате которой победу одерживает последний. Гор вступет на престол правителя Верхнего и Нижнего Египта в 9650 году. И, наконец, начало правления второй династии богов, состоявшей из двенадцати божественных правителей приходится на 9350 год до новой эры.
   Акира внимательно оглядел всех присутствующих.
   - Все эти даты, как видим, укладываются в период времени, относящийся к Эре Льва. Время правления второй божественной династии простирается вплоть до 7780 года. Эта дата относит нас уже в слудующую эру - Эру Рака. Как я уже сказал, в этот период, на смену божественным династиям, приходят полубоги, правившие Египтом вплоть до 6525 года, когда их сменили таинственные "последователи Гора". Эти тридцать царей - Шемсу-Гор - правят на землях Египта вплоть до 3453 года, то есть всю следующую Эру Близнецов, пока с наступлением Эры Тельца их правление не оканчивается так называемым "периодом хаоса" или временем "смут" и войн, после которого в 3100 году начинается так называемый "династический период" истории Древнего Египта. Так вот, "период хаоса" лично я склонен трактовать, как "третью войну богов".
   - Третью? Сколько же их было?
   Я изумлённо посмотрел на экзоархеолога.
   - Существуют сказания о трёх различных "божественных войнах", - пришла ему на помощь Светлана. - Эти сказания присутствуют почти в каждой Космогонии. Например, согласно "Вишну-Пуране" первая война произошла ещё во тьме веков между Сурами и Асурами - между Богами и Демонами. Тогда Боги были побеждены Асурами под предводительством Храда. Но потом Боги благодаря вмешательству бога Вишну разбили Асуров, и это была уже "вторая божественная война". Третью же войну, как сказал Акира, можно смело соотнести с "периодом хаоса" в истории Древнего Египта. По окончании этой войны, в Эру Тельца мы можем наблюдать, например, неожиданный расцвет шумерской цивилизации, "боги" которой были полны распрей и склок.
   - И, наверное, совсем неслучайно совпадение времени, когда "боги" окончательно передают свою власть людям, ознаменованного в Египте началом династического периода около 3100 года до новой эры, с концом Пятого Солнца у майя и со временем начала Кали Юги - "железного века" демона Кали - наступившей в 3102 году до новой эры, - заметил Акира Кензо. - По представлениям индуизма, эта эра отличается самыми ужасными и отвратительными качествами, приводя к полной экономической и духовной деградации человечества.
   - И как долго длится этот "железный век"? - настороженно спросил Зуко Пур, косясь на сидевших рядом товарищей.
   - Четыреста тысяч лет продолжается это падение нравственности, после которого начинается обновление времени, - хмуря брови, мрачно произнесла Светлана.
   После её слов все притихли. Только Эйго Хара грустно произнесла:
   - Значит, мы всё ещё находимся в этом ужасном времени и конца ему не видно?
   Девушка-биолог горестно заломила руки.
   - Это так, но не стоит драматизировать ситуацию, - воодушевлённо отозвался на её слова Амоль Сайн. - В Индии учили о двенадцати преображениях Земли. В течение первых шести Земля становится всё грубее и всё, что на ней, включая человека, становится более материальным. Последующие же шесть преображений знаменательны обратным процессом. Земля и человек становятся всё более и более утончёнными и духовными... К тому же, вычисления древних индуистских жрецов могли быть и ошибочными.
   - Постойте, постойте! Но ведь "Вишну Пурана" это уже предания других земель, - удивлённо отозвался я.
   - Сид! Все предания, все Космогонии мира рассказывают нам об одних и тех же событиях, и об одних и тех же "божественных" личностях, - поучительно сказал Акира Кензо. - Меняются имена "богов", расстановка сил "добра" и "зла", место происходящих событий, искажаются во времени какие-то детали, но суть происходящего остается одна и та же. Мы имеем дело с одной и той же расой существ, пришедших когда-то на Землю с определённой целью. Эта раса развивалась, эволюционировала, изменялось её отношение и к нашей планете, и к жившему на ней человечеству. И это вполне естественно, если мы рассматриваем такие продолжительные исторические промежутки, длительностью в десятки, а то и сотни тысяч лет. Ведь цивилизация "богов" не могла быть чем-то застывшим во времени.
   - Согласен.
   - Хорошо, - одобрительно кивнул Акира. - И в этой ситуации именно сопоставление различных источников, дополняющих друг друга при условии нахождения в них общих точек соприкосновения, позволяет нам выстроить наиболее полную картину событий той безмерно далёкой древности. Поэтому давайте вернёмся сейчас к исходной точке моих рассуждений и подсчётов, - предложил он. - То есть, к началу правления бога Осириса - к Эре Льва. Мысленно развернём ленту времени в обратном направлении.
   - Давайте! - возбуждённо потёр руки Иллик Шелли.
   - Итак, эта лента отнесёт нас сначала в 10950 год - то есть, во время, когда бог Геб взял бразды правления в свои руки. Затем, мы попадаем в 11650 год, к началу правления бога Шу. И, наконец, добираемся до 12650 года - времени, когда величественный солнечный бог Ра сменил на царском троне предвечного бога Птаха. Легко понять, что хотя Геб и захватил триста лет от предыдущей эры, деятельность всех трёх богов относится к Эре Девы, которая длилась с 12900 по 10750 годы. Основываясь на полученных нами данных, мы смело можем назвать это время "до Потопа". В этот период "боги" не принимают никакого участия в судьбах людей и никак не проявляют себя нигде, кроме территорий обеих Америк. Если же, следуя данным Манефона, сложить общую продолжительность правления "богов", мы получим число 13870 лет, которое перенесёт нас к началу правления бога Птаха, в 21650 год - в Эру Стрельца.
   - Так в чём же была несогласованность дат, приводимых Манефоном? - осведомился Амоль Сайн. - По-моему, всё вполне соотносится, если сравнивать последовательное сложение сроков правления с датой, полученной прямым суммированием общего срока власти этих самых "богов".
   - На первый взгляд! - спокойно возразил ему Акира и поднял вверх указательный палец. - Это только на первый взгляд, дорогой Амоль! Но если вспомнить представления древних египтян о сотворении мира, мы вдруг поймём, что в слаженной и логической цепочке смены царствований "богов" появляется громадная дыра, если не сказать пропасть!
   - Что вы имеете в виду? - заинтересованно спросила Светлана из глубины своего кресла.
   - Сейчас объясню, - с готовностью ответил экзоархеолог. - Вам прекрасно известно, что согласно древнеегипетским сказаниям о сотворении мира, вначале, когда ещё не было ничего и существовал только космический океан Нун, в глубинах его зашевелился, а затем и ожил первородный бог Атум. Задумав акт творения, он вначале создал себе помощников, родив их из самого себя. Это были бог воздуха Шу и богиня влаги Тефнут. Они в свою очередь родили следующую пару богов - бога земли Геба и богиню неба Нут. Здесь так же следует отметить, что сам Атум носил двойственный характер, и вторым воплощением его был бог-Творец Птах, создавший весь земной мир. Эти шесть богов составляли основу Творения. Позже на свет появились дети Геба и Нут - следующая четверка богов, непосредственно связанная с Первым Временем и послепотопным миром: Осирис, Исида, Сетх и Нефтида, которые и стали первыми "божественными царями" Египта.
   Акира оглядел всех присутствующих, словно желая убедиться, что все внимательно его слушают и следят за ходом его рассуждений.
   - Я поняла! В этой последовательности отсутствует солнечный бог Ра! - торжествующе воскликнула Светлана, и глаза её возбуждённо засияли.
   - Правильно! - благосклонно кивнул Акира. - Как вы думаете почему?
   - Откуда вдруг взялся Ра и как ему удалось оттеснить такого древнего и могущественного бога, как Атум, и самому стать верховным божеством? - ни к кому не обращаясь, спросил Иллик Шелли.
   - А действительно, как? - искренне изумился сидевший рядом с ним Зуко Пур.
   - Культ Ра начал формироваться с началом объединения Египта и стал доминировать только в период Древнего Царства, постепенно вытесняя архаичный культ Атума, - задумчиво произнесла Светлана. - Центром этого культа стал Гелиополис - древний город Он. Именно там Ра был отождествлён с Атумом и ему были посвящены такие древнейшие символы, как птица Бену-Феникс и Бенбен. И с этого времени больше нигде в священных текстах не упоминается имя бога Птаха...
   - Верно, - подтвердил Акира. - Но давайте перестанем смотреть на все эти события, как на просто мифологию, и взглянем на них, как на историю реально существовавших исторических личностей. Что, же мы получим тогда?
   - Узурпацию власти! - послышался звонкий голос Иллика Шелли.
   - Правильно! - подтвердил экзоархеолог. - Мы видим, как некая личность, известная нам под именем Ра, неожиданно выходит на историческую арену и оттесняет всех остальных "богов". Примечательно то, что если по представлениям египтян остальные "боги" прибыли на землю Египта либо с Запада, либо с Юга, из далёкой и таинственной земли Та-Ур, то бог Ра спустился на Землю с "планеты миллионов лет" на "Небесной Ладье". Любопытно, правда? И именно с прибытием на земли Египта этого "бога" там был основан священный город Он - Гелиополис, где в специальном святилище хранилась верхняя коническая часть "Ладьи" Ра - Бенбен.
   - Верно, - подтвердила Светлана.
   - Есть ещё один любопытный факт. Хотя имена всех древних "богов" не имели никакого смысла в языке древних египтян (что лишний раз говорит нам о чужеродности их происхождения), имя бога Ра в этом языке так же не имело и написания, в отличие от других "богов". Нам известно только греческое написание этого имени. А это может означать только одно - этот "бог" был пришлым, анонимным, скрывающим своё подлинное имя, что позволяло ему присваивать себе имена и заслуги более древних "богов", стоявших у власти до него. Это так же давало ему возможность отождествлять себя в глазах людей с этими хорошо известными им "богами".
   - А как же остальные "боги"? - поразился Зуко Пур. - Они что, просто молча, смотрели, как Ра отбирает у них их власть?
   - Возможно, он держал их в страхе. И хотя эти "боги" и собираются на некий Совет, решая важные вопросы, тем не менее, все они находятся под жёстким давлением Ра, который играет в этом Совете главенствующую роль, подчинив своей воле даже "богов" более высокой иерархии. Чтобы понять это, достаточно тщательно изучить имеющиеся в нашем распоряжении предания, которые откроют нам глаза на этот исторический период, очень важный не только для самих "богов", но и определивший всю дальнейшую историю развития земного человечества.
   - Что же это за предания? - застенчиво и негромко спросила Эйго Хара, щёки которой порозовели больше обычного.
   - Давайте начнём с зороастрийского о сотворении мира неким Зерваном, - предложил Акира и опустил глаза к своему справочному листу: - Вот, послушайте: "Когда ещё ничего не существовало, был только вечный изначальный Зерван, бог судьбы и времени. Он решил родить сына-творца, Ормазда или Ахурамазду, который создаст небо, землю и всё, что есть на них. Тысячу лет он совершал жертвоприношения, чтобы судьба даровала ему сына, но затем усомнился в их пользе, и от этого сомнения вместе с Ормаздом в нём зародился Ахриман - Ангро-Майнью. Узнав, что у него будет два сына, он поклялся отдать мир первому, кто родится. Узнав об отцовской клятве от всеведающего и благого Ормазда, Ахриман разорвал чрево Зервана и первым вышел наружу, но Зерван отверг его, потому что он имел устрашающий вид и был частью тьмы. Тогда родился прекрасный Ормазд, но Зерван был связан клятвой и вынужден был уступить царство над миром Ахриману, но только на девять тысяч лет. Ахриман стал шахом и получил тёмную половину мира, но в светлой как падишах - царь царей - должен был править Ормазд. После этого дух зла сгинет, воцарится Ормазд и исправит всё сотворённое им зло".
   Акира оторвал взгляд от справочника и спросил:
   - Вы заметили одну примечательную особенность этой древней истории? Ахриман рождается от сомнения и не обладает самостоятельной творческой силой! То есть, его можно смело сопоставить с "первыми восставшими сынами" Брахмы, с Драконами по своей сути. И Ахриман создаёт и змей, и драконов, и прочую нечисть, согласно этому мифу. Ахурамазда же ниспосылает на Землю своего пророка Заратуштру, которого пытается искусить Ахриман. Для этой цели он порождает всесильное божество лжи - Друга, "против вещественного мира, на гибель праведности миров". Так зарождается извечная борьба Добра и Зла. Зороастрийское учение так же рассказывает нам о мировых циклах: их четыре, каждый продолжительностью в три тысячи лет. То есть, всего это двенадцать тысяч лет. На протяжении этих циклов и происходит борьба между Ахурамаздой и Ахриманом. Она заканчивается разгромом Ахримана, очищением мира в расплавленном металле от скверны и наступлением Эры вечного блаженства.
   - Три тысячи лет очень близко к прецессионному циклу в две тысячи сто пятьдесят лет, - заметил Амоль Сайн. - С учётом мифологических округлений и неточностей, конечно. Да и вся эта история близка к индуистским представлениям о цикличности вселенной.
   - Верно. А если проводить аналогии с египетской мифологией, - медленно заговорила Светлана, морща лоб от раздумий, - то получается, что пехлевийский Зурван это предвечный бог Атум или индуистский Брахма! По праву первенства рождения, существовавшему у "богов" при передаче власти, трон получает Ахриман - зороастрийское воплощение Зла, создатель змей, драконов и прочей нечисти... Значит, по своей сути он сам Дракон или Змий! Зурван даёт ему возможность править девять тысяч лет, после чего власть перейдёт к Ормазду, то есть Ахурамазде... Согласно же Манефону, первым божественным правителем Египта был Птах, правивший как раз девять тысяч лет, вслед за которым к власти и пришёл Ра... Тогда Ормазд - это египетский Ра или индуистский Вишну?..
   - Именно так, - согласно кивнул Акира. - Только Ахриман это Апоп, а не Птах.
   Светлана с изумлением посмотрела на экзоархеолога.
   - Но почему?
   - Потому что, мы уже установили, что Птах вовсе не был правителем Египта задолго до Потопа. Манефон ошибался насчёт него или смешивал в одну совершенно разные личности. Мы знаем фрески, на которых Птах изображён регулирующим плотины и дамбы уже после Потопа, в Эру Льва. Но если не Птах, то кто? О ком нам столь мало известно из древнеегипетской мифологии, что он мог оставаться в "тени" девять тысяч лет или вовсе был вычеркнут из воспоминаний людей, превращённый в воплощение извечного Зла?..
   - Да, вы правы, - согласилась Светлана. - Вот тут действительно вспоминается змей Апоп, извечный противник "солнечного бога" Ра.
   - К тому же, Ахриман, как вы правильно заметили, Дракон, что и роднит его с Апопом, а так же с Тиамат. Кроме этого, нам с вами хорошо известно, что греческое имя бога Ра можно перевести как "светлый", что согласуется с описанием пехлевийского Ормазды.
   Акира на минуту приостановился, словно собираясь с мыслями. Затем продолжил:
   - Скажу более того. Ничто не мешает нам предположить, что имя этого "бога" - "Ра" - не единственное его имя. Это нам известно из легенд, рассказывающих о попытках Исиды узнать его "истинное имя".
   - А если проводить аналогии с аккадской мифологией, то можно смело допустить тождество этого бога с богом Аншаром! - оживилась, вдохновлённая словами экзоархеолога, Светлана. - Ведь тот, одержав победу над драконом Тиамат и получив в своё распоряжение "ме" - "знания" или знаки власти, меняет своё имя на Энменшарра, что означает "господин всех ме", и провозглашается верховным богом.
   - Что так же согласуется с древнеиранским мифом: "...через девять тысяч лет он будет править, и будет поступать так, как ему угодно"! - закончил Акира.
   - Но из всего этого следует, что они братья близнецы - Апоп и Ра? - вдруг сообразил Иллик Шелли.
   - Не исключено.
   - Но можем ли мы узнать судьбу второго брата близнеца, если египетская мифология хранит по этому поводу молчание? - взволнованно уточнил я.
   - Можем. Для этого нам опять же нужно обратиться к мифологии другого народа - хеттов. У них есть миф, под условным названием "Поэма о царствовании на небесах", где подробно излагается история конфликта между братьями, которая опять же согласуется с иранским мифом о Ормазде и Ахримане: "Во времена давно минувших дней царём Небес был Алалуш. Сидел на троне Алалуш: Ануш могучий, первый средь богов, стоял у трона: склоняясь на колени... с напитком чашу подавал царю. И девять счётных лет был Алалуш царём на Небесах. Когда ж десятый по счёту год пошёл, Ануш дал битву Алалушу... И побеждён был Алалуш, и от Ануша бегством спасся - вниз опустился он на Землю, тьмой покрытую. Ануш же на престол его поднялся".
   - Есть ещё почти аналогичный шумерский текст, - напомнила Светлана. - В нём сказано: "И девять веков миновало, как царствовал на небе Алалу. Когда же настал век десятый, стал Ану сражаться с Алалу. И он победил его, Ану. Алалу бежал от него в далёкую Тёмную Землю. Он вниз убежал от него - в далёкую тёмную Землю".
   Акира одобрительно кивнул.
   - Отсюда следует, что бог под именем Ануш-Ану некогда прислуживал верховному правителю Алалушу-Алалу... и, скорее всего, Ануш-Ану это Аншар-Энменшарра, - продолжала рассуждать девушка. - А так же можно поставить знак равенства между Ану, Ра и Вишну, который вступил на трон по истечении отпущенных Ахриману-Апопу девяти веков или "счётных лет", и правил, согласно Манефону, тысячу лет. Тем временем Алалу-Ахриман-Апоп был вынужден спасаться бегством на Землю... Вот вам и мотив "падения" в "преисподнюю" Змея-Дракона, начавшего свои эксперименты по заселению нового мира разумом! Вот и причина внезапного появления на Земле со своей свитой "бога" Ра-Вишну с "планеты миллионов лет", отчаянно боровшегося с влиянием Драконов, но при этом имевшим тесную генетическую связь со Змиями!
   Светлана восхищённо посмотрела на экзоархеолога.
   - Это просто превосходно, Акира!
   - Не хвалите меня. В этом нет моей особой заслуги, - скромно заметил экзоархеолог. - Любой может отыскать подобные закономерности, нужно лишь внимательно изучать мифологию. Вот, например, по представлениям ацтеков, как вы знаете, Вселенная была создана Тескатлиопкой и Кецалькоатлем из мифического чудовища Тлальтекутли, разодранного ими на две части - на Небо и Землю. Этот мир затем прошёл через четыре периода развития. Во время первого периода верховным божеством был Тескатлипока, и период его правления закончился истреблением племени гигантов, которые в те времена населяли землю. Вторым же "солнцем" стал Кецалькоатль. Эра его правления завершилась приходом ураганов и превращением людей в обезьян...
   - Обезьян? - удивился я. - Получается, что речь идёт о деградации человеческого племени, а не о эволюционном развитии, об одичании развитого человечества?
   - Да. Только для такого одичания были свои, вполне закономерные причины, а именно случившийся Потоп. Но мы вернёмся к этому чуть позже, - сказал Акира и спросил: - Но разве ацтекское описание не показалось вам похожим на историю Ормазда и Ахримана? При чём Тескатлипока и Кецалькоатль в нём так же являются братьями-близнецами, как и герои древнеиранского сказания. А имя ацтекского бога можно перевести не только как "змея, покрытая зелёными перьями", но и как "драгоценный близнец". К тому же, в мифологии он выступает в качестве одной из ипостасей Тескатлипоки. Ведь у верховного дуального бога было четыре сына. Есть ещё вариант мифа, который рассказывает нам удивительно похожую историю о том, как один из братьев, пожелав главенствовать, превратил себя в солнце и ради собственных надобностей заселил землю первыми людьми, сотворёнными из пепла. После чего Кецалькоатль вмешался в данный процесс, учинив Потоп и погубив всех людей, не отвечавших требованиям остальных братьев-богов.
   - Да, я знаю этот миф! - обрадовано закивала Светлана. - Кецалькоатль в данном случае действовал в одном из своих воплощений, называясь Эекатль, то есть "воздух", и именно он участвовал в создании второго поколения людей!
   - Вот вам очередное подтверждение египетских и аккадских источников, говорящих о смене власти в среде "богов" и об уничтожении прежнего человечества, - согласился с ней Акира. - Ведь для того, чтобы сотворить новых людей, Кецалькоатлю пришлось спуститься в подземный мир и попросить у бога Миктлантекутли пепел мёртвых: "чтобы сделать других людей, бог подземного мира дал только одну кость величиной в один локоть и немного пепла; и как только он дал ему кость, в этом сильно раскаялся, так как это была вещь, которую он хотел больше всего, чем всё, что имел, и поэтому преследовал Эекатля для того, чтобы забрать у него кость. Но когда Эекатль убегал, кость упала на землю и разбилась, почему человек вышел маленьким".
   - А дальше ещё интереснее, - продолжал Акира. - И это уже совсем перекликается с шумерскими рассказами о том, как "боги" создали человека из земной "глины" и "крови" своего собрата: "Принеся остаток костей и пепла, Кецалькоатль позвал всех других богов для создания первого человека. Они совершили жертвоприношение кровью и таким образом начали первый день творения человека... и на четвёртый день были сделаны мужчина и женщина, но они не были сразу большими, не в натуральную величину".
   - Удивительно! - воскликнула Эйго, поражённая рассказом экзоархеолога. - В самом деле так похоже на шумерские описания, что складывается впечатление как будто описывается один и тот же процесс в одно время и в одном месте... А ведь это такие далёкие друг от друга регионы планеты! Особенно для наших древних предков.
   - Примечательно и то, что образ самого Кецалькоатля в мифах как бы разнесён во времени. Эти мифы, скорее всего, описывают различные личности и разные эпохи, - сказал Акира. - Чаще всего он выступает, как один из богов-творцов, но существует не меньше мифов, где он появляется в иной роли - той, что принято называть "культурным героем". В этой трактовке его отцом считается Мишкоатль - "облачный змей", а матерью Нимальмат или Шочикецаль. Скорее всего, это относит нас уже к периоду, который описан в "Книге Дзиан" строками: "Змии, которые вновь спустились и установили мир с Пятой, учили и наставляли её...". Иными словами, здесь Кецалькоатль выступает, как представитель клана богов-Змиев, занимавшихся цивилизаторской деятельностью на Земле сразу же после Потопа, в Эру Льва. И он, несомненно, причастен к созданию генетически нового человечества уже в Эру Близнецов. Потому-то он так близок к Осирису, так же как Тескатлипока тесно связан с образом египетского бога Сетха.
   - Всё это, безусловно, интересно, - заметил я, - но, по-моему, мы ушли немного в сторону от поднятой вами вначале темы. Так что там всё-таки с отношениями Апопа и Ра?
   - Да, вы правы, - спохватился Акира. - Я опять увлёкся своими рассуждениями. Не могу с собой ничего поделать. - Экзоархеолог смущённо улыбнулся. - И так, почему именно Апоп, а не Птах? Апоп считался творением богини Нейт, явившимся из первозданных вод ещё задолго до Великой Эннеады. Существует также версия мифа, где Апоп выступает в качестве демиурга - создателя Вселенной. Я бы отнёс его и к "первым сыновьям Брахмы", которые "не желали творить" и тем самым противостояли "покорным сынам". Об этом можно судить по мифологическим сюжетам, в которых встречается этот персонаж. Согласно им, Апоп день за днём лежал, затаившись, в лишённой света части восточного неба в самое тёмное время ночи. Он мешал восходу солнца и желал уничтожить бога дня. Из этого можно заключить, что Апоп относился к силам Мрака и Зла, возникшим ещё до начала времён в водной бездне, из которой и появилось само солнце. Хотя в дошедших до нас мифологических источниках нигде об этом и не упоминается.
   - В принципе, все так называемые "силы Мрака и Зла" любили инертность и отсутствие активности, - заметила Светлана. - И они изначально выступали против "солнечного бога" и его последователей, связанных с сотворением небес, земли, людей и зверей. Отсюда действительно закономерно вытекает желание отождестивить всех их с "восставшими сынами" Брахмы. По сути, все они выступали против "движения".
   - Несомненно, - кивнул в ответ Акира. - Есть одна любопытная древнеегипетская литургия, которая даёт нам информацию о том, кем же на самом деле был Апоп. Вы, Светлана, конечно же, с ней знакомы.
   - Вы имеете ввиду "Книгу свержения Апопа", называвшуюся иначе "Книгой познания творений Ра"? - догадалась девушка.
   - Да, её. Ведь это была одна из самых важных книг в древнеегипетской религиозной традиции. Она приписывалась лично богу Тоту и считалась "тайной Книгой в зале храма", поэтому "ни один глаз не должен был лицезреть тайную Книгу свержения Апопа; это сокровищница слов магической силы". И именно в ней мы находим слова, говорящие в пользу идентичности Апопа и его так называемых "сыновей" с "восставшими сынами" Брахмы: "О, вы, многочисленные враги Ра, восставшие, злобные демоны, отродье инертности, бессильные мятежники, безымянная грязь, для вас по приказу Ра приготовлены ямы с горящим огнём! Подайте ниц! Вы свергнуты, ваши головы разбиты, вы уничтожены, истреблены, изрезаны кремнем, конец вам! Ваше горло перезано, ваши спины сломаны", - процитировал экзоархеолог, заглянув в свой справочник.
   - Действительно, очень много информации, - согласился я. - И о мятеже против чьей-то воли или порядка, и об низвержении мятежников... Вырисовывается довольно печальная и страшная картина тотального уничтожения целой расы - древней, некогда могущественной и даже. возможно, господствовавшей в галактике... А может быть и во всей вселенной!
   - Вы опять правы, Сид, - поддержал меня Акира. - Апоп и его "сыновья" здесь прямо называются "восставшими демонами", мятежниками, порождением инертности, то есть, бездействия. "Солнечный бог" Ра, напротив, приводит силы Хаоса впорядок, строго следуя предписанному свыше Закону развития жизни, внедряет в умы людей раз и навсегда установленные религиозные догмы, искореняющие право на свободу выбора.
   - Мне вспоминается и древнейший из богов майя - Владыка Неба, Ицамна, - подхватила Светлана. - Хотя по приводимым в мифах характеристикам он и не похож на "змеевидных" богов, но его обычно изображали стариком с телом игуаны или ящерецы. К тому же по космогоническим представлениям майя, Вселенная виделась им огромным домом со стенами из четырёх громадных рептилий. Вероятно, Ицамна был непостижимым для простых смертных старейшим богом из мира рептилий, как Апоп или Брахма. К их миру можно, наверное, отнести и богиню Чальчиутликуэ или Матлалькуейе. У неё была зелёная или голубая кожа, как и у индуистских богов. Считалось, что она управляла Четвёртой мировой эпохой и даже вызвала Потоп.
   - Да, да, - закивал экзоархеолог. - А ещё к ним можно отнести и Текистекатль, который по ацтекским преданиям хотел стать Солнцем Пятой эпохи и трижды с этой целью пытался прыгнуть в костёр до Нанаутля. Любопытно, что его имя можно перевести как "находящийся в морской раковине". Что, собственно, снова возвращает нас к водам первосозданного океана, в котором появился змеевидный бог Атум или Брахма, а затем создал богов "клана Змиев": "Не было никого, кто мог бы творить со мною. Я положил начало в своём собственном сердце, множество вещей приняли форму, существа, которые родились от сотворённых существ, что были рождены от сотворённых существ, которые зародились из того, что они породили... Я сотворил ползающих созданий и всякое создание, появившееся на свет от них", - процитировал Акира какой-то древний текст.
   - А пришедшие намного позже "солнечные боги" стали заклятыми врагами богов-Змиев! - воскликнула Светлана. - Ведь противником всех египетских "богов" является первозданный Хаос, водная стихия, физический мрак и связанные с ним существа: змеи, крокодилы, гиппопотамы и черепахи. Все они враги Ра, против которых тот ведёт непримеримую борьбу - это и крокодил Мага, и змей Ими-Ухенеф, которого Ра убил в Гелиополе, приняв облик огненно-рыжего кота. Это и гагантский змей Ник, и конечно же змей Апоп. Именно поэтому в одном из древних папирусов сказано о Ра: "Он уничтожил своих врагов и даже детей, ибо они задумли восстать. Он - это бог не названный по имени".
   - Опять эта скрытность Ра! - воскликнул Иллик Шелли. - Похоже, что ему действительно было что скрывать от своих подданных и людей!
   - К сожалению, мы мало что знаем и о богах из "клана Змиев", потоивостоявших ему, - с нескрываемым сожалением вздохнул Акира. - В Древнем Египте не сохранился или же вовсе отсутстовал миф об уничтожении Апопа в мире живых. Есть только упоминания об уничтожении Месу-Бетшу - неких "сыновей Апопа", относящиеся ко временам правления бога Шу и встречающиеся даже во времена бога Геба. Хотя нам известно много имён богов-Змеев Египта: Апоп, Хаи, Себау, Акеби, Сетра, Абта, Сету, Хети, Мехен. В египетской "Книге мёртвых" даже приведены девять имён змей, охранявших подземный мир Секера - Мемфис.
   - Это роднит их с индуистскими нагами, которые так же живут в подземном мире, где у них великолепные города! - воодушевлённо вставила Светлана. - А змей Апоп к тому же имеет и женское имя Нехахер, которое означает "Страшная Ликом"! Чем вам не родство с шумерской Тиамат - драконом во плоти?
   - Вы, как всегда, правы, - снова улыбнулся Акира Кензо, явно довольный своей помощницей.
   - Мне ещё вспомнились древнегреческие мифы, в которых тоже присутствует змей-демиург по имени Офион, - заметно волнуясь, продолжала та. - Он является богом-творцом всего сущего, на пару со своей создательницей Эвриномой. Об этом расказывает Пеласгийский миф, очень похожий на древнеегипетские сказания об Атуме или индуистские предания о сотворении мира. Эвринома - богиня всего сущего - в начале творения восстала из Хаоса и обнаружила, что ей не на что опереться. Тогда она вначале отделила небо от моря, а затем, танцуя над волнами, поймала и сжала в ладонях северный ветер.
   - Да, и перед ней появился Офион. Чтобы согреться, Эвриома плясала всё неистовее, пока не пробудилось в Офионе желание, - продолжил экзоархеолог. - Тогда он обвил её божественные чресла и оплодотворил богиню. Превратившаяся в голубку богиня снесла Мировое яйцо, вокруг которого и обернулся семь раз Офион, высиживая его.
   - А потом яйцо раскололось, и из него появилось всё, что только есть на свете: солнце, луна, планеты, звёзды, земля, реки и живые существа, - закончил я. - Это мы все учили ещё в школе... В самом деле, единство мотивов в различных мифах разных народов наводит на мысль не только о едином первоисточнике, но и о наличии некоего древнего знания, познавшего истинную историю возникновения вселенной... И начинаешь верить в то, что всё это не вдумки, что всё так и было на самом деле.
   Экзоархеолог улыбнулся мне сдержанной улыбкой. Произнёс:
   - Здесь вот ещё что интресно. По некоторым вариантам греческого мифа, после того как Офион и Эвринома обосновались на Олимпе, змей-демиург обидел свою создательницу тем, что объявил себя творцом Вселенной. За это она ударила его пяткой по голове, выбила ему все зубы и изгнала в мрачные подземные пещеры. Именно там Офион беззубо шипит, прельщая неокрепшие души.
   - Снова Змей оказывается низвергнутым и борется с противниками за восстановление своего прежнего статуса! - воскликнул Иллик Шелли. - И выступает уже как антигерой созидательного мифа, становясь противополярной Богине силой... Возможно, это более поздний вариант мифа?
   Юноша посмотрел на экзоархеолога.
   - Возможно, - согласно кивнул тот. - Тем не менее, эти оба затем уступили Олимп титанам Крону и Рее, и были низвергнуты в Тартар. Эта история вплотную подводит нас с вами к пониманию событий, происходивших в тот древнейший период как на нашей Земле, так и за её перделами. Для большей полноты информации я бы вспомнил ещё и о "Финикийской истории" Филона Библского. Там мы можем узнать очень много подробностей о том времени, о происхождении богов из "клана Змиев" и об их родстве с "солнечными богами".
   Акира Кензо склонился над светящимся листом своего справочника.
   - "Это было найдено написанным в Космогонии Таавта и его хрониках, - пишет Филон, имея ввиду египетского бога Тота, - из предложений и доказательств, которые увидел его ум, он нашёл это и сделал ясным для нас". Дальше Филон рассказывает о том, что вначале всего был Воздух - "мрачный и подобный ветру", который и был безграничным Хаосом, в продолжении многих веков не имевшем конца. В этом Хаосе обитал Дух, не знавший своего создания. Этот Дух породил "одарённых умом животных", проснувшихся средь безграничного Хаоса и начавших заполнять собой вселенную. Эти "одарённые умом животные" или Зофасимины первыми "освятили произведения земли, стали считать их богами и поклоняться тому, чем поддерживали жизнь они сами, их потомки и все бывшие до них, стали делать возлияния и приносить жертвы".
   Акира посмотрел на нас.
   - Здесь, как мне видится, Филон рассказывает нам историю зарождения и развития цивилизации "древних богов" - богов из "клана Змиев". Даже, возможно, историю не одной, а нескольких цивилизаций, потому что упомянутое им далее имя Мишор, которое в сиппарском пантеоне соответствует "Кетту" - "право", в то время, как Сидик это "Месару" - "прямота, справедливость", можно рассматривать не как существо, а как цивилизацию или даже целую планету, на которой обитала эта самая цивилизация.
   - Мне сразу вспоминаются ведические тексты, в которых рассказывается о первобытных временах, когда существовали только небесные тела - "Первобытные, которые плавали". Тогда произошло некое возмущение, и "Дракон" был расколот "Летящей Бурей" на две части: "Раху" - верхняя часть, и "Кету" - "Отрезанная", присоединившаяся к "Первобытным" в их "течении", - взволнованно прозвенела Светлана.
   - То есть, эту легенду можно трактовать и как разъединение некой изначальной цивилизации на несколько частей в процессе эволюционного развития? - понимающе кивнул Амоль Сайн. - Как некий эволюционный скачок, когда древняя цивилизация богов-Змиев породила цивилизацию совершенно нового вида?
   - Вполне. Она названна у Филона "диоскурами" или "кабирами", - подтвердил экзоархеолог.
   - Но здесь не обязательно может идти речь именно об эволюции живого, - возразила Светлана. - Может быть, речь идёт о неком распределении ролей, когда одна часть остаётся верна старому пути развития, а другая берёт на себя роль цивилизаторов-творцов. Та же аналогия с "детьми Брахмы", первое поколение которых не могло или не хотело творить, а второе последовало замыслу своего отца-Творца. Возможно, молодая цивилизация богов-творцов на определённом этапе своего развития достигла высокой степени самосознания и вырвалась из-под опеки более развитой и древней цивилизации, после чего и отправилась странствовать по вселенной?
   - Да, пожалуй, не исключён и такой вариант, - поразмыслив, согласился с ней Акира. - Замечательная догадка, Светлана! Вполне возможно, что "Сыны Света" действительно не сами дошли до излагаемого ими "знания", а получили его от кого-то и решили продолжить традицию или выполняли некое предназначение... Это укладывается в общую картину, ведь анализируя древние тексты, мы можем сделать однозначный вывод о множественности разумных миров. В этих текстах и дана летопись вмешательства в нашу жизнь этих высокоразвитых миров! Но можно предположить и возможность перехода разума из одной вселенной в другую.
   - Что, скорее всего, и произошло с "солнечными богами", - заметила Светлана. - Судя по египетским и шумерским текстам они, в конце концов, освоили каналы перехода в потусторонний мир и обрели новое существование в духовно-нематериальной форме... А вот Змии-Драконы, как мне думается, наоборот, пришли к нам из мира духовного или "потустороннего". Значит, в их случае процесс был обратным: они осваивали наш, материальный мир, возможно, постепенно обретая и материальную форму.
   - Да, да! Ведические тексты прямо укзывают на это, - согласно, закивал Акира и снова похвалил свою помощницу: - Вы молодец, Светлана!
   Та бегло улыбнулась в ответ на его похвалу, но в глубине её глаз осталось странное выражение, которое я не смог разгадать.
   - Кстати, по поводу передачи эстафеты некого "знания" от одних "богов" к другим, - Светлана потёрла кончик носа, как бы собираясь с мыслями. - Ведь и в более поздних религиозных традициях мы можем найти подтверждение этой вашей мысли. Вспомните "Ветхий Завет" и историю Мельхиседека, когда тот передаёт Аврааму некую информацию. Тогда же он передал и некие "кожанные одежды, сделанные Богом для Адама".
   - Мельхиседек - это царь Салимский, который, согласно "Ветхому Завету", приветствовал Авраама хлебом и вином? - уточнил Иллик Шелли.
   - Он самый, - кивнула Светлана. - Личность Мельхиседека не так однозначна и проста, как нас учат в школе. И в понимании этой личности "Ветхий Завет" нам не поможет. Не даром же апостол Павел восклицал о нём: "Подумайте, насколько он велик!". Странности здесь во всём. И в том, что уже во времена Авраама - первого патриарха - царь Иерусалима уже является "священником Бога Всевышнего", то есть священником бога Яхве. И это за стони лет до Исхода евреев из Египта и до заключения договора между Яхве и евреями! Ещё даже нет как таковых евреев, для которых Иерусалим должен стать центром "Земли Обетованной", а в этом городе уже поклоняются Яхве! Представляете? При этом сам Авраам не только знает о Мельхиседеке, но и почитает его как старшего.
   - Тогда откуда нам известно о нём? - спросил я.
   - Из так называемых "Кумранских текстов" или "рукописей Мёртвого моря", - пояснила Светлана. - В них Мельхиседек выступает как глава ангелов и ангелоподобных существ. Он обитает на небе, но в конце времён спуститься на Землю, чтобы учинить "Суд Божий" над нечистивцами.
   - Эти определения, по сути, приравнивают его к архангелу Михаилу! - заметил Иллик Шелли.
   - Да. Так и есть. Судя по контексту кумранских манускриптов, функции Мельхиседека пересекаются с функциями Бога, поэтому его можно рассматривать как Божественную "ипостась". Хотя одновременно он является и основателем секты ессеев.
   - У христиан были даже еретики-мельхиседекиане, приписывавшие Мельхиседеку богочеловеческое достоинство, - напомнил Акира. - А его имя обуславливает и его "божественную" сущность, ведь оно включает в себя название общесемитского божества - "зедек", что означает "праведность", а так же "малки" - "царь мой". К тому же и в финикийской мифологии, с которой я начал, Мельхиседек носит имя Сидик, и он отец семи элохимов или ангелов. Вспоминая того же Филона, можно заметить, что он рассказывает о том, как от финикийских божеств - Амин и Мая - рождаются Мисор и Сидик: "милостивый" и "справедливый". Мне думается, что в своих далекоидущих планах Яхве мог использовать для присмотра и охраны Храмовой горы, на которой располагались какие-то допотопные объекты богов-Змиев, и полубога, и даже посвящённого "бога", такого как Мельхиседек. Это объясняло бы и "праведность" и "справедливость" последнего. Ведь лицо, ответственное за столь важный объект, должно было наделено особым доверием Яхве, должно было преданно служить ему... Но мы с вами опять сильно отвлеклись и забежали далеко вперёд во времени! - опять спохватился Акира.
   - А мне кажется, вовсе нет, - возразила Светлана. - Собирая осколки мозаики, нужно отыскивать применение всем, даже самым, на первый взгляд, не вписывающимся в общую картину, кусочкам. Вот те же "кожанные одежы" для Адама, про которые я вспомнила. они ведь не были простой одеждой в нашем понимании. А что нам известно о них? Мы знаем, что когда Адама и Еву изгнали из Рая, им предстояло жить в новых, весьма тяжёлых условиях. И Бог, якобы сжалившись над ними, как будто бы сам изготовил для первых людей специальные одежды. Но тут-то и начинается самое интересное! Из иудейских источников можно почерпнуть информацию о том, что эти одежды якобы были изготовлены из шкуры, которую сбросил змей Ливьятан, которого христианская традиция окрестила Левиафаном. Однако есть и другая, исходная версия мифа, которая излагает ещё более экзотический вариант тех событий.
   - А знаете, вы правы, - задумчиво покачал головой Акира, соглашаясь с девушкой. - Это в самом деле весьма и весьма интересно. Я понимаю о какой версии мифа вы говорите. В ней "Ливьятан - великое, значимое существо", как сообщает нам Талмуд. И это существо было сотворено не в единственном числе. Всевышний сотворил двоих Ливьятанов - мужского и женского пола. Ливьятан женского пола был немедленно спрятан.
   - В оригинале "убит" и туша его засолена для "будущего Пира"! - поспешно вставила Светлана. - А оставшийся Ливьятан был кастрирован и поставлен на службу "исполнителем в руках Всевышнего".
   - Всё верно, - согласился с ней экзоархеолог. - Упомянутый же вами "Пир", для которого засолено мясо убитой самки, должен состояться после прихода Мессии, и устроен он будет для праведников. Активно праведные будут пировать в специальном шалаше, сделанном из кожи этого самого Ливьятана. Те же, кто старался меньше, будут сидеть в поле, но тоже под навесом из кожи Ливьятана. А те, кто в своих стараниях окажется ещё на более низком уровне, получат лишь ожерелье из кожи Ливьятана. И, наконец, самые "слабые" в деяниях, но всё же стремившиеся быть вместе с Богом, - получат только амулет себе на шею.
   - Да. И из этой же кожи - только кожи убитой самки - будто бы и были сделаны одежды для Адама и Евы! - воскликнула Светлана, радостно блестя глазами.
   - То есть, мы снова сталкиваемся с первородностью и значимостью Змиев, даже кожа которых используется последующими "богами", как священная реликвия? - догадался я. - Что может означать и то, что эти самые Змии были исходными носителями того самого "Знания", которое впоследствии распространяли во вселенной последующие цивилизации и цивилизация тех самых "богов", которая облюбовала нашу Землю?
   - Очень верно подмечено, - похвалил Акира Кензо. - Ливьятан - змееподобное чудовище, созданное на пятый день Творения - обитало, согласно мифам, в морских глубинах и обладало огромной силой. Но не только силой своей славился Ливьятан. Он был знаменит и своей мудростью. Он знал семьдесят языков и ещё много всего такого, чего кроме него не знал никто. Поэтому, в частности, и утверждалось, что Ливьятан - "корень душ тех, кто изучает сокрытую Тору". А все, кто имеют отношение к тайнам Торы - "каббалисты", "хасиды" и другие - есть "аспект ливьятана".
   - Значит, мы имеем в чистом виде образ Змия - злого, сильного, но очень мудрого - под которым в целом ряде разных мифологий скрываются "боги", проигравшие в той самой Войне Богов! - подхватила Светлана. - Например, в угаритском мифологическом цикле Латану или Левиафан - многоголовое морское чудовище, спутник бога моря Яма. А бога Яму вместе с Латану в ходе борьбы за власть повергает бог Баал.
   - Но что такого особенного было в тех "кожанных одеждах" для Адама? - задался вопросом Зуко Пур. - Всё-таки между неким "знанием" и "одеждами" должна быть существенная разница.
   - Ты прав, - согласился Акира. - Но это только в том случае, если речь идёт о простой одежде. А если мы имеем дело с чём-то технологически сложным, основанном на научном знании? Тогда и некая "одежда" превращается в носителя этих технологий и стоящих за ними научных знаний. А эти "одежды", как гласят предания, обладали весьма нетривиальными особенностями. На них, как сообщается, были изображены все известные животные, и любой зверь, увидев их, становился ручным и послушным.
   - Магия? - Глаза Зуко Пура загорелись неподдельным интересом.
   - Возможно. Или же способность общаться на некотором невербальном уровне, способность к телепатии и проникновению в сознание животных. Иначе говоря, речь идёт о способности взаимодействия уже непосредственно с духовно-нематериальным миром на неком ментальном уровне, мгновенном взаимообмене информацией со всем живым во вселенной. Вот почему Адам берёг этот подарок своего Бога, а когда состарился, то передал его своему сыну Сифу. Так, передаваясь из поколения в поколение, эти "одежды" дошли до самого Ноя, который спрятал их в своём Ковчеге от Потопа.
   - Значит, эти "одежды" появились задолго до знаменательной Эры Льва - избранной нами точки отсчёта всех доисторических событий, - произнесла Эйго Хара. - И их след можно отыскать и после Потопа?
   - Безусловно. Ведь, согласно тем же преданиям, у Ноя было три сына - Сим, Иафет и Хам. По правилам наследования, одежды Адама должен был получить старший сын Сим. Но, как утверждается, когда Ной напился пьяным и уснул, завистливый и злой Хам украл прекрасные одежды и спрятал их у себя. Много лет он прятал чудесный дар и, в конце концов, отдал их самому дерзкому из своих внуков - Нимроду, который впервые надел священные реликвии в двадцать лет и почувствовал себя при этом необычайно сильным.
   - О! Я помню этого героя! - воскликнул возволнованный Зуко Пур. - Хитрый Нимрод приглашал величайших героев, силачей и охотников, чтобы посостязаться в силе и ловкости, в способности подчинить себе диких хищников: волков, медведей, львов. Многие приходили и пытались, но всегда побеждал Нимрод. Ведь на нём были чудесные "одежды Адама", заставлявшие любого зверя бояться и слушаться носившего их. Так хитростью и обманом Нимрод стал известен среди людей, как величайший из героев, как силач и охотник. Его даже изображали часто вместе с животными.
   - Так что же это за "одежды" такие были? - нетерпеливо вмешался Иллик Шелли, требовательно глядя на экзоархеолога.
   - В преданиях используется термин "ор", который обычно и переводили как "шкура" или "кожа". Но на самом деле его следует толковать иначе, как "свет". Это означает, что эти "одежды" могли излучать особый "духовный свет", то есть, некое излучение, которое в том числе производило парализующее или завораживающее действие на животных. Излучение, возможно, носившее как раз нематериальную основу.
   - А ведь это можно трактовать и прямо противоположным образом, - заметил Кави Рам. - Что если эти "одежды Адама" не излучали свет, а, наоборот, служили защитой от излучения? Как наши скафандры, например. Ведь защитные костюмы, помимо всего прочего, стараются делать универсальными, чтобы они были не только непроницаемыми для любых видов излучения, но и прочными. Тогда такой защитный костюм действительно мог защищать этого самого Нимрода от острых когтей и зубов хищников, что позволяло ему подчинять их своей воле.
   - Вы знаете, ваша версия определённо заслуживает внимания, - задумавшись, признался Акира Кензо.- Если вспомнить того же Мельхиседека, то ему предстояло попасть с "телом Адама" в некое сооружение, возведённое в очень древние времена, где должно было находится какое-то мощное оборудование "древних богов", видимо, оставшееся ещё со времён последней божественной войны. И это оборудование, судя по всему, тогда ещё функционировало, испуская при этом некое излучение. Как показывают дальнейшие события с Ковчегом Завета, излучение опасное и даже смертельное для человека.
   - Вот-вот! - воскликнул Иллик Шелли. - Это значит, что Мельхиседеку была необходима какая-то защита, которую и могли обеспечить эти "одежды Адама". Иначе говоря, защитный костюм "древних богов", проигравших войну. И Сим специально мог забрать с собой из Ковчега эти "одежды" для Мельхиседека, потому что имел соответствующие инструкции от Ноя, которые тот передал ему перед смертью. А Ной получил их через Адама и его потомков от самого Бога. Это объясняет то, почему эти одежды оказались у Мельхиседека.
   - Твои рассуждения не лишены смысла. Молодец! - похвалил юношу экзоархеолог.
   - Получается, что цивилизация этих самых Змиев обладала обширными научными знаниями, - произнёс я. - Но ведь эти познания не могли ограничиваться лишь устройством неких защитных "одежд"? Для их создания нужна была развитая наука и технологии. Как и для оружия, чтобы вести те самые войны.
   - Безусловно, - согласился со мной Акира. - Древние "боги" из "клана Змиев" обладали огромными научными познаниями, которые в различных легендах и мифах именуются "мудростью". Более того, эти знания они постоянно использовали на практике. И тому тоже есть подтверждение в мифологии.
   - В самом деле? - удивился я.
   - Разумеется, - улыбнулся экзоархеолог. - Взять хотя бы теорию "малой Земли", озвученную нам нашим уважаемым Кави Рамом.
   Акира посмотрел в сторону геолога.
   - Я безусловно разделяю его мнение и абсолютно уверен, что к процессу расширения "малой Земли" причастны именно "древние боги", что и отражено в индуистской мифологии.
   - Пахтание Молочного Океана! - догадалась Светлана и щёки её зарделись румянцем волнения.
   - Именно, - согласно наклонил голову экзоархеолог. - Это предание безусловно описывает события времён правления египетского Апопа и его "сыновей". В Индии их называли Асурами-Даитьями. Как рассказывает нам Бхагавата-Пурана, которую древние метафизики считали самым важным писанием из всех Пуран, в самой первой из древних битв между Девами-Богами и Асурами-Змиями верх одержали Асуры под предводительством своего царя Бали. Они взяли под свой контроль всю Вселенную, что вызвало недовольство Богов. Те обратились за помощью к Вишну с просьбой, озвученной в другой сакральной книге - в "Вишну-Пуране": "Они захватили три мира и присвоили себе нашу долю жертвоприношений, приняв предосторожности, чтобы не переступить Заветов Вед. Хотя мы, так же как и они, части Тебя... но, так как они... вступили на путь, предписанный Священным Писанием... мы не можем уничтожить их...". В ответ мудрый Вишну посоветовал Богам решить проблему не войной, а дипломатическим путём и рассказал Девам о напитке бессмертия и о том, как его добыть. Но одним Богам такая задача была не под силу. Только совместными усилиями с Асурами они смогут добыть желанный напиток. Брахма и Вишну даже послали им в помощь змея Васуки, брата повелителя нагов. Обладавший непомерной силой, великий Змий обвил своими кольцами гору Мандару и вырвал её из земли вместе с лесами и реками, и со всеми обитающими на ней дикими зверями. Тогда Асуры ухватились за голову Васуки, а Девы за его хвост, как им посоветовал Вишну, и начали взбивать Молочный Океан, чтобы добыть драгоценную амриту. Длилось это пахтание одинадцать тысяч лет.
   - Знакомая история, - нервно усмехнулся Зуко Пур.
   - Да, - кивнул Акира. - Вы наверняка слышали её на уроках истории религий. Но вот тут-то и начинается самое интересное. Все дальнейшие события, на мой взгляд, очень хорошо вписываются в теорию расширающейся "малой Земли". Если я не прав, наш уважаемый Кави Рам меня поправит.
   Экзоархеолог снова посмотрел на геолога.
   - Безусловно, - покорно склонил круглую голову тот.
   - Так вот. Вскоре гора Мандара начала тонуть в Молочном Океане, и на помощь Девам и Асурам пришёл Вишну, принявший образ гигантской черепахи Курмы, которая и удержала гору на своей спине. Асуры и Боги с ещё большим усердием рывками тянули к себе тело Змея, и при каждом рывке их пасти Васуки вырывались дым и пламя. Огонь изнурял Демонов жаром, лишая их сил, а дым собирался в сверкающие молниями тучи, которые ползли вдоль тела змея к его хвосту и проливали на Богов освежающие дожди. Гора Мандара вращалась с шумом, подобным грому, и с её вершин и склонов низвергались в воды океана огромные деревья с гнездившимися на них птицами и населявшие горные леса звери. И вершина, и склоны горы окутались пламенем, возникшим от трения, и в этом пламени гибло всё живое из мира Варуны. От огня Васуки все живые существа были уничтожены, и энергия их жизни стекала в океан, смешиваясь с его водами. Вот как описывает эту трагедию "Адипарва": "В то время как боги и демоны продолжали взбивать океан горой Мандарой, из его водных недр начал доноситься громкий рокот, похожий на могучие раскаты небесного грома. Под ударами огромной горы в солёном море гибли многие сотни различных водяных существ. Громадная Мандара беспощадно уничтожала обитателей космических глубин... Во время её вращения большие деревья... раскачиваясь, ударялись друг о друга и низвергались с вершин. Трение друг о друга падающих деревьев порождало огонь, языки которого быстро охватывали всю Мандару...".
   - Я поняла! - воскликнула Светлана. - Одной из целей запуска процесса искусственного расширения Земли было массовое уничтожение ранее существоваших на ней форм жизни, которые не смогли выполнить своего эволюционного предназначения. Они не соответствовали замыслу Творцов! Помните в "Книге Дзиан" сказано: ""Как поступили Сыны Мудрости? Они отвергли Саморождённых. Они не готовы. Они пренебрегли рождёнными Потом. Они ещё не совсем готовы. Они не захотели войти в первых Рождённых из яйца...". Ведь это как раз об этих самых событиях! С расширением "малой Земли" освобождалась дорога для новой жизни на нашей планете - жизни более подходящей для воплощения замыслов "Сынов Мудрости", иначе говоря, Змиев. И при этом Вишну понимал, что подобное массовое уничтожение жизни приведёт к изливанию огромного количества духовной энергии гибнущих существ, напитавшись которой Боги обретут долгожданное бессмертие. Судя по всему, в этот исторические период Боги уже активно осваивали духовно-нематериальную вселенную, но без значительного количества духовной энергии, родственной Змиям, они не могли захватить каналы перехода в "потусторонний мир". Ведь победившие их в войне Асуры "захватили три мира". Значит, Асуры обладали определённой энергетикой, которая давала им явные эволюционные преимущества перед Богами. Не случайно же в "Махабхарате" подчёркивается, что живые существа, уничтоженные во время Пахтания, были из "мира Варуны". Мы прекрасно знаем, что бог Варуна являлся богом мировых вод, а его ваханой был Макара. На санскрите это слово означает "морской дракон" или "водяной монстр".
   - Индийский вариант Левиафана? - сообразил я.
   - Именно, - подтвердил Акира Кензо. - К тому же, он соответствует зодиакальному созвездию Козерога, что может нам говорить и о датировке тех давних событий. Вы безусловно правы насчёт духовной энергии богов-Змиев, - обратился он к Светлане. - Последние действительно имели в этом отношении превосходство над Богами. Если мы вспомним "Шива-Пурану", в которой так же рассказывается о сражениях Асуров с Девами, то увидим, что сначала в этих сражениях Боги теснили Асуров, и Змии потеряли в этих битвах много своих славных воинов. Тогда верховный жрец Асуров с горя удалился в пещеру и стал аскетом-отшельником. Он молился великому Шиве и тот смилостивился и наделил жреца даром воскрешать погибших. В следующей же битве Боги в полной мере ощутили на себе цену этого дара и вынуждены были бежать на священную гору Меру.
   Экзоархеолог усмехнулся.
   - Но давайте вернёмся к тому, с чего я начал свой рассказ - к Пахтанию Молочного Океана. думаю, в этом мифе гора Мандара символизирует собой нашу Землю и происходившие внутри неё процессы, приведшие к расширению нашей планеты. Эти катастрофические процессы описаны как пожары, что вполне естественно ожидать, когда из недр планеты извергается раскалённая лава, а осколки коры расходятся в разные стороны, как лопнувшая ткань на вздувшемся теле. Как сообщает миф, Индра - лучший из бессмертных - погасил всюду тот обжигающий огонь водою, рождённой из облаков. Потом дожди погасили пожар, и соки деревьев и трав, росших на горе Мандара, излилилсь в океан, чтобы придать амрите её целебную силу. И Вишну сказал: "Ждите амриту". Но тут вперёд выступил Шива и предупредил: "Боги! Вишну ошибся. Сейчас покажется не амрита. а страшный яд, от которого вы все умрёте". Все боги. включая Вишну, задрожали от страха. И тогда Шива сказал им: "Не бойтесь, боги! Для меня этот яд не смертелен, и я выпью его". От выпитого яда тело Шивы посинело, а Девы признали его главным среди богов.
   - Вы знаете, - заговорил молчавший до сих пор Кави Рам, внимательно слушавший экзоархеолога, - а ваши мифы удивительно правдивы в своих описаниях. И это в очередной раз заставляет меня восхититься мудростью тех, кто их слагал в те незапамятные времена. Ведь в самом деле, при расширении "малой Земли" из недр нашей планеты в большом количестве поднимались воды, которые и образовали те океаны и моря, которые мы теперь занем, и которых не было на Земле прежде. Но вместе с этими водами поднимались так же и различные ядовитые вещества, которые, растворяясь в воде, губили всё живое на поверхности. Прежде всего это были освобождающиеся щёлочи, как составные элементы наиболее легкорастворимых соединений. Представьте себе такой поток с сильно увеличенной концентрацией щелочных металлов, устремляющийся вверх. В этом потоке мы обнаружим прежде всего щёлочи натрия и калия, но поскольку связь калия с кислородом слабее, чем у натрия, и калий более химически активен, то в выносимом наверх щелочном наборе будет повышена и относительная концентрация именно калия. Что мы в итоге и можем наблюдать в форме хорошо известного "калиевого взрыва", который привёл к мощному процессу гранитизации земной коры в период протерозоя.
   - И в самом деле, - продолжал геолог, - от рванувшегося вверх потока водного флюида кору нашей планеты сначала должно было как бы "вспучить", поэтому-то мы и наблюдаем в Перми и Триасе повсеместный и быстрый подъём материков. Трещащая по швам, кора выталкивает на поверхность базальтовые траппы, но и на глубине одновременно происходит образование трапповых интрузий - своеобразных "камер" трапповых базальтов внутри материковой коры без выхода их на поверхность, что не приводило к вздутиям рельефа, а сопровождалось мягким приподниманием перекрывающих слоёв. Всё очень похоже на описания этого вашего мифа, хотя и не стакими подробностями... Впрочем, древнему человеку такие подробности были бы и не к чему. А тот грохот, которым сопровождалось движение горы в мифе, так же вполне укладывается в общую картину геологических процессов, происходивших когда-то на расширяющейся Земле: естественно, активизируются все тектонические процессы и кора сотрясается, изгибается и рвётся. В конце Перми и начале Триаса вулканы работают не то что на полную мощность, они вообще, можно сказать, на пределе. Вот вам и символический огонь и дым, который вырывался из пасти того самого змея и так изнурял Демонов. Судя по всему, эти ребята трудились на нашей планете в поте лица, в отличии от своих собратьев.
   Геолог добродушно усмехнулся.
   - Возможно, "богов" в то время вообще не было на Земле, - вставил Акира Кензо. - Они могли быть где-то поблизости. Скажем здесь, на Марсе, или в другой звёздной системе.
   - Может быть, - согласился с ним Кави Рам. - И по поводу уничтожения этих "водяных монстров" ваша "Махабхарата" тоже не врёт. Смотрите что мы имеем на самом деле: резкое изменение условий в недрах планеты кардинальным образом изменяет и состояние внутреннего гидридного ядра, из которого буквально хлынул поток водорода. Этот водород тут же вступал во взаимодействие с кислородом мантии, и в результате этого взаимодействия вода била фонтаном из глубинных недр планеты. Но эта вода вступала как в химические, так и в физико-химические процессы, только теперь её было несравненно больше, чем в начале расширения. А при ограниченном количестве соединений щелочных металлов в этой воде растворялись среднерастворимые и даже малорастворимые вещества. К чему это привело? А вот к чему: в составе флюида, устремляющегося вверх, резко падало процентное содержание щелочных элементов. Они и так уже довольно долго вымывались и расходовались на гранитизацию. Этот процесс легко прослеживается в постепенном снижении содержания щелочей в породах протерозоя и палеозоя.
   - И что это значит? - спросил Иллик Шеллли, который с внимательно слушал рассказ геолога, как и завороженно застывший на своём месте Зуко Пур.
   Кави Рам усмехнулся одними кончиками губ.
   - Правильнее было бы спросить к чему это привело на поверхности Земли. А там происходило вот что: перенасыщенный водой флюид вынес к поверхности обеднённые щелочами базальтовые породы, характеризующиеся более высокой плотностью, чем те же граниты или андезиты. И осколки лопнувшей от перенапряжения старой коры всплыли на базальтовом слое, наподобии плавучих островов. Продолжающиеся мощнейшие извержения сопровождались сильнейшими выбросами вулканических газов, которые были чрезвычайно обеднены свободным кислородом, но насыщены углекислым газом. Содержание кислорода в атмосфере резко упало, а концентрация углекислого газа соответственно возрасла. Таким образом, события Триасового периода геологической истории приводят к сильнейшему притоку тепла из недр планеты, который растопил Пермские ледники и привёл к глобальному потеплению климата на долгое время.
   - Да, это хорошо известный факт, - согласился Акира, который старался не перебивать рассказ геолога.
   - Теперь вода на поверхности Земли устремилась в места разрывов коры. Понимаете? То есть, как раз в те места, откуда до этого шёл мощный поток флюида из недр. Отсюда в морях и океанах происходит падение содержания кислорода и рост концентрации углекислого газа, который оказывается гораздо сильнее, чем в атмосфере. К тому же из-за взаимодействия с горячей магмой резко повышается температура воды, в которую из недр поступают массы ядовитых для живых организмов газов метана, аммиака, сероводорода и других.
   - Вот вам и причины пермско-триасового побоища! - не удержалась Эйго Хара. - Оно не только уничтожило водных обитателей сильнее, чем сухопутных, но и вытолкнуло уцелевшие остатки жизни на сушу.
   - А мне ещё вспомнились шумерско-вавилонские мифы, в которых расказывается о яде калакута, - подхватила Светлана. - В одном из мифов о Нинурте говорится, что примерно в то же время, спускаясь с гор, по всей Земле текли ядовитые воды смерти.
   - На само деле, этот момент времени - примерно двести сорок пять миллионов лет назад - чрезвычайно насыщен важнейшими событиями, - продолжала Эйго, по обыкновению поджимая под себя ноги. - С точки зрения палеонтологии и, конечно же, геологии. Ведь это рубеж между двумя эрами - Палеозойской и Мезозойской. Здесь, на этом самом рубеже билогическая жизнь на Земле претерпела ужасающе чудовищное, я бы даже сказала, катастрофическое прореживание. Ведь в течение буквально считанных миллионов лет исчезло почти восемьдесят процентов всех обитателей морей и океанов, и семьдесят процентов всех позвоночных!
   Голос девушки задрожал от волнения.
   - Считанные миллионы лет! - усмехнулся Зуко Пур. - Можно подумать, что ты говоришь о каких-то пустяках!
   - Она права. Для геологической истории планеты это действительно весьма незначительный срок, - добродушно хмыкнул Кави Рам.
   - Действительно, получается, что не только млекопитающие стали хозяевами планеты благодаря истреблению динозавров, но и сами динозавры воцарились на Земле благодаря массовому истреблению предшествовавших видов, - озабоченно сказал Иллик Шелли.
   - Есть ещё один важный рубеж в истории развития живого мира нашей планеты, - напомнила Эйго. - Граница Юрского и Мелового периодов. Тогда тоже произошло серьёзное обновление состава животного мира, хоть и не столь радикальное, как при "пермско-триасовом побоище".
   - Я думаю, это было обусловлено переходом качественных изменений характера глубинных процессов в количественные, - заметил Кави Рам. - К тому времени процесс дегазации недр и расширения Земли уже претерпел свой начальный взрыв, а вот основной поток водного флюида только достиг поверхности планеты.
   - Да, возможно, - согласилась с ним Эйго Хара. - К тому же к этому времени Землю населяли уже те виды, которые успели адаптироваться к новым условиям существования. Мир хоть и менялся, но менялся в одном и том же направлении.
   - Но почему расширение планеты происходило не с самого начала? - недоумевал я. - Почему оно началось всего пару сотен миллионов лет назад?
   - Похоже вы забыли о том, что могло послужить "спусковым крючком" процесса изменения размеров Земли? - покачал головой Акира Кензо.
   - Вы имеете ввиду те самые "взрывные механизмы", о которых говорил Кави Рам? - вспомнил я. - Значит, всё-таки это были те самые боги-Змии?
   - Безусловно, - кивнул экзоархеолог.
   - Чисто технически это должно было выглядеть примерно следующим образом, - снова заговорил Кави Рам. - Все гидриды металлов и растворы водорода в металле очень чувствительны к перепадам давления и температуры.
   - Да, я знаю. При понижении давления или при повышении температуры гидриды начинают разлагаться, а растворы в металле теряют водород. Всё это приводит в итоге к увеличению их объёма.
   - Что в свою очередь приводит к расширению планеты в рамках рассматриваемой нами гидридной модели, - благосклонно кивнул геолог. - Очевидно, что в этих условиях сам процесс расширения будет проходить плавно и непрерывно лишь в том случае, если в недрах планеты условия будут сохраняться так же постоянными... ну или меняться незначительно и очень медленно.
   - Тогда резкое изменение условий по температуре или давлению неизбежно приведёт к всплеску разложения гидридов и выделению водорода, - догадался я. - Следовательно будет запущен процесс интенсивного расширения?
   - Верно. Это как раз и даёт ту картину, которую мы можем наблюдать, составляя графики изменения размеров планеты по тектоническим атласам.
   - И вы считаете, что можно было искуственно создать условия, приведшие к изменению режима по давлению или температуре в недрах Земли?
   Я внимательно посмотрел на геолога. Всё ещё не верилось в возможность столь грандиозных, запредельных для нас возможностей какой-то древней цивилизации.
   - Вполне, - спокойно пожал плечами Кави Рам. - Я не могу сказать точно, что это было: какой-то мощный заряд, аналогичный термоядерному или же какая-то иная энергия. С уточненияями лучше обратиться к Акире. Подобные подробности больше по его части. Могу лишь заверить вас, что ничего невозможного в этом лично я не вижу. Совсем недалеко от поверхности, на глубине всего то ста-трёхста километров находится своеобразный слой под названием астеносфера. Вы, конечно же, знаете об этом. Астеносфера представляет из себя слой мантии, где вещество находится в более разогретом состоянии. И соответственно, оно более пластично и текуче, чем окружающие его слои. Здесь, в астеносфере и происходит зонная плавка пород, которая сопровождается фазовыми физико-химическими превращениями вещества мантии - изменяется плотность упаковки атомов и объём, который занимает та или иная составляющая мантии. Иначе говоря, в астеносфере происходит разделение материала по плотности. По закону Архимеда наверх вытесняются более лёгкие элементы, а более тяжёлые опускаются вниз.
   - То есть вы хотите сказать, что воздействие производилось именно на астеносферу? - уточнил я.
   - Если бы этим процессом занимался я, то поступил бы именно так, - скромно улыбнулся геолог. - Более того, наша геологическая наука считает, что современная астеносфера является всего лишь вторичной. До неё существовала другая, первичная астеносфера. Это вполне логично, раз уж мы говорим о существовании другой, первичной Земли. А так как зона плавки является областью выделения дополнительного тепла в процессе фазовых превращений вещества, то и положение самой астеносферы в недрах будет влиять на характер процессов во внешней оболочке Земли. Первичная астеносфера должна была находиться достаточно глубоко под поверхностью земной коры и нахождение её там было обусловлено каким-то внешним воздействием. Это проявлялось и в снижении тектонической активности, и в уменьшении тепла, поступающего из недр планеты к её поверхности. Именно эти процессы мы и наблюдаем на протяжении всего Протерозоя. А конец Палеозоя вообще напоминает некое затишье перед бурей. В Пермском периоде тектоническая активность минимальна, платформы стабильны, а по всей Земле наблюдается заметное похолодание.
   Кави Рам указал на голографическую модель нашей планеты.
   - Я бы сказал, что Земля в это время как бы "усыхает". Если бы нам удалось увидеть её тогда со стороны, то поверхность нашей планеты напоминала бы кожу засыхающего яблока. А роль морщин и трещин на ней выполняли бы авлакогены, геосинклинали и складчатые области... Но что-то или кто-то заставлял двигаться "первичную" астеносферу неуклонно к ядру планеты, и где-то в районе Пермского периода она достигла его. Соотвественно, зона повышенных температур вместе с зонной плавкой тоже опустилась, и находящиеся в твёрдом ядре гидриды и водородный раствор в металлах в жидком внешнем ядре начали реагировать на изменение температуры и давления. Началось активное выделение водорода, что и послужило тем "спусковым крючком" процесса расширения планеты. Такой ход событий потверждается и характером процессов, происходивших на поверхности нашей планеты. Ведь там в конце Перми и в Триасе наблюдается лишь раскол старой коры на современные континеты и излияние магмы, которую вытесняет из глубин водород в виде траппов. А с Юрского периода начинается бурное расширение и активный рост новой океанической коры.
   - Я думаю, что подтверждение теории "малой Земли" мы без труда найдём и в сакральной географии, - сообщил Акира Кензо. - Например, на мой взгляд, география из "Бхагавата-Пураны" вполне соотвествует географии "малой Земли", когда шесть материковых плит - "двип" - располагаются вместе, разделённые лишь мелкими внутренними морями. Вот послушайте: "На континенте Джамбудвипа есть гора Сумеру. Сумеру окружают четыре другие горы: Mандара, Mеру -мандара, Супаршва и Кумуда. Гору Сумеру окружают двадцать горных цепей, в том числе Куранга, Курара, Кусумбха, Ваиканка и Tрикута. К востоку от Сумеру расположены горы Джатхара и Девакута, к западу - Павана и Париятра, к югу - Каиласа и Каравира, а к северу - Tришринга и Mакара. На вершине Горы Сумеру находится Брахмапури - резиденция Господа Брахмы. Вокруг Брахмапури расположены города царя Индры и семи других полубогов. Каждый из этих городов по размеру в четыре раза меньше Брахмапури".
   Зачитал экзоархеолог из своего справочника.
   - В той же "Махабхарате" приводится список из семи двип или саптадвип: Джамбу, Плакша, Гомедака, Шалмали, Куша, Краунча, Шака, Пушкара.
   - На самом деле в разных источниках можно встретить разное количество двип, - заметила Светлана. - Есть и четыре, и семь, и тринадцать, и даже восемнадцать двип. В "Вишну-Пуране" перечисляются тринадцать континентов, которые расположены вокруг горы Меру и отделены друг от друга океанами: Бхадрашва, Кетумалла, Джамбудвипа, Уттаракуру, Индрадвипа, Касерумат, Тамравартна, Габхастимат, Нага, Саумья, Гандхарва, Варуна и Бхарата.
   - Вы правы, - согласился с ней Акира. - Но думаю, что такое большое количество - результат позднейшего деления земных владений между "богами", о чём можно судить и по названиям этих двип. Любопытно вот ещё что. В конце Девона климат на Земле был довольно прохладным и засушливым, оставаясь таким вплоть до начала Перми на протяжение более ста двадцати миллионов лет. В эти геологические периоды континенты выглядели "красными" из-за покрывавших их масс красного песчаника, богатого окисью железа. Я не ошибаюсь, Кави?
   Экзоархеолог повернул голову в сторону геолога, внимательно слушавшего его.
   - Нисколько. Один древний геолог даже называл область девонских отложений Европы "древним красным материком". И в самом деле яркие красные песчаники были характерной особенностью Девона и достигали тогда мощности до пяти тысячи метров. А в период верхнего Карбона и в предпермское время появляется великое оледенение гор южного полушария планеты с последующим снижением горных стран и возрастанием засушливого климата. В это время возникает новый "красный материк".
   - То есть и там, и там мы имеем в наличии некий "красный материк"? - удовлетворённо кивнул Акира. - Замечательно! Позвольте тогда привести вам выдержку из одного древнеегипетского текста: "...когда Шу был царем богов в Аат-Небес и утвердился на троне Атума, сыновья Апопа, враги Аарт, жившие на Красных землях, вышли на дорогу и прибыли к Аат-Небес, чтобы напасть на...". Как вам такая параллель?
   Экзоархеолог хитро сощурился, оглядывая присутствующих.
   - Иначе говоря, вы хотите сказать, что до расширения Земли "сыновья Апопа" или боги из "клана Змиев" обитали на нашей планете? - уточнил я.
   - Скорее всего или курировали её. Согласно древнеиндийским преданиям, после Пахтания Молочного Океана нашу Землю обвил змей Шеша, чтобы предотвратить её чрезмерное раскачивание. Отсюда можно сделать вывод, что именно клан богов-Змиев взял на себя опеку над нашей планетой, и именно он проводил на ней опыты по созданию разумной рептолоидной жизни. И после "пермско-триасового побоища" клан богов-Змиев тоже занимался выведением новых рептолидных форм - динозавров, а затем и млекопитающих, и первых людей, названных в легендах "старыми людьми", которые были уничтожены Потопом в результате распрей с кланом "солнечных богов". Ведь "старые люди" отказывались служить "солнечным богам".
   - Вот вы всё время говорите о "клане Змиев". А почему? Только из-за мифологических образов змеев, связанных с этими "богами"?
   Я внимательно посмотрел на Акиру Кензо.
   - Не только. Из той же мифологии нам известно, что уже после Потопа группа "богов", знаимавшихся на нашей планете цивилизаторской деятельностью, избрала своим символом змею. Например, прибывший в Мезоамерику, Кецалькоатль и его спутники носили одежды с символами змеи. Это, на мой взгляд, позволяло им отличить своих от чужих, объединяя данных "богов" в нечто вроде клана. В Египте же символика змеи выражалась в знаменитом урее - обязательном атрибуте всех древних богов, предшественников "солнечного" клана. В Шумере, Китае и Индии символические изображения змеи так же сопровождали образы многочисленных "богов" или духов.
   - Но почему боги-Змии делали основной упор в своём стемлении продвижения жизни именно на развитие рептолоидов? - снова спросил я и заметил, как Светлана бросила пристальный взгляд на Акиру, словно его ответ на этот вопрос значил для неё очень много.
   - Мне трудно судить об этом, - поколебавшись, ответил экзоархеолог. - Возможно, у них был какой-то план... проект развития жизни, которому они неукоснительно следовали.
   После этих слов интерес в глазах Светланы угас. Она произнесла ровным голосом:
   - А ведь кроме индийской легенды о Пахатинии Молочного Океана, существуют и другие, близкие к ней предания. Например, у майя и ацтеков есть притчи о раскрутке небесного свода. В них бог Каматли-Мишкоатль разжёг первый огонь, использовав для этого небесный свод, который он раскрутил вокруг мировой оси - горы Кольуакан. Есть даже вариант мифа, в котором тоже самое делает бог Тескатлипока, извечный противник Кецалькоатля. Да и в японской мифологии встречаются рассказы о создании "срединного столба земли" и раскручивании вокруг него остального мира. У японцев роль мировой оси выполняла гора Оногоро или Оногородзима. Эта гора образовалась в те времена, когда "земля ещё не вышла из младенчества". Подобно медузе, она носилась по морским волнам. Сойдя на Оногоро, духи воздуха и облаков Идзанаки и Идзанами превратили эту гору в "срединный столб" или в "гористый конус". Помешивая воду копьями они добились того, что на вершине горы утвердился "небесный мост", вокруг которого стал вращаться весь остальной свет. Существуют и некоторые другие предания со сходным сюжетом.
   - Всё верно, - согласился с ней Акира. - О том же повествуют, например, и шумерские предания, называя мировую гору "Горой Небес".
   - Я так понимаю, были ли причастны к расширению "малой Земли" сами "боги" вам достоверно не известно? - уточнил я.
   - Вы правы. Но информация, дошедшая до нас, исходит именно от них. Хотя они могли получить её по наследству от "древних богов". Так или иначе, но имеющиеся у нас мифологические данные о параметрах расширения нашей планеты свидетельствуют о том, что за этим процессом велось наблюдение и проводились измерения. А это означает, что уже двести пятьдесят миллионов лет назад существовала высокоразвитая разумная цивилизация, которая была способна на такое. И мифы, рассказывающие о Пахтании в той или иной форме описывают огромный промежуток времени - от начала расширения нашей планеты до Потопа - в течении которого происходили различные исторические события: жизнедеятельность "древних богов", появление двух разных кланов и конфликты между ними, рождение нового поколения "солнечных богов", освоение ими нашей планеты, контакты с человечеством, на которое оказывалось непосредственное влияние: как биологическое, так и культурно-просветительское и многое многое другое. Все эти события происходят на протяжении четверти миллиарда лет.
   - Невероятно! - вырвалось у Зуко Пура.
   - Да, - задумчиво протянул Амоль Сайн. - Для геологической истории подобные промежутки времени почти ничего не значат, но вот для разумной цивилизации... Это солидный срок, заслуживающий уважения и даже почтительного поклонения.
   - Но первыми всё же были Змии, - уверенно произнесла Светлана, неотрывая пристального взгляда от экзоархеолога.
   - Безусловно, - согласился он. - Теперь, проведя параллели с ведическими текстами, мы можем говорить о том, что в египетской мифологии о сотворении мира первому потомству Брахмы должны соответствовать те самые "сыновья мятежа", возглавляемые Апопом. Хотя в "Ригведе" семь великих риши - "божественных отцов" - и не имеют определённых имён, я думаю, Апопа можно соотнести с ведическим риши Пуластьей, который являлся прародителем ракшасов и демонов, и был дедом Раваны. А второе поколение сынов Брахмы - одиннадцать праджпати - будет представлено другим змеем, Атумом. Именно он является творцом первых живых существ и всего сущего. То есть, речь несомненно идёт о ведическом питри Маричи, имя которого можно перевести как "мерцающий огонёк" или "луч света". Он имел несколько жён и детей, в том числе был отцом Кашьяпы. Считалось так же, что Маричи был отцом Агнишваттов - "предков". Его бы я отождествил с египетким богом Шу или с древнегреческим Ураном. При этом Апоп и его "дети мятежа" должны представлять наиболее древнюю ветвь жизни во вселенной - родоначальников клана богов-Змиев. Вспомните, как о них говорят побеждённые Суры, обращаясь за помощью к Вишну: "...Слава тебе, кто есть един с Расою Змеев, двуязычной, ярой, жестокой, ненасытной в наслаждениях и изобилующей богатством...". По-моему, здесь явное указание на большую древность Асуров, в сравнении с богами-Сурами, хотя и те, и те занимаются Пахтанием. И змей Шеша-Васуки выступает в этом действе неким объединяющим звеном между двумя кланами "богов", указывая на их изначальное родство и культурную преемственность.
   Акира помолчал, что-то внимательно изучая в своём справочнике. Затем поднял голову.
   - Чтобы проследить эту преемственность и окончательно сложить нашу историческую мозаку, давайте снова обратимся к Филону и его "Финикийской истории". В ней есть информация о происхождении Урана-Шу-Маричи. Не смущайтесь о того, что я объединяю "богов" разных мифологий. Я это делаю потому, что по всем признакам под разными именами речь в них идёт об одной и той же личности. Так вот, послушайте, что пишет Филон, опираясь в своей работе на древнеегипетские источники: "В их же время рождается некий Элиун, называемый "Высочайшим" и женщина по имени Берут... От них рождается Эпигей или Автохтон ("Местный", "Коренной"), которого впоследствии назвали Ураном, так что и находящаяся над нами стихия получила от него своё имя: "небо", из-за своей необычайной красоты... Сестра Урана, рожденная от тех же родителей, была названа именем Гея и, как он говорит, от неё получила из-за своей красоты имя и соименная ей земля. Отец их "Высочайший", погибший в схватке с дикими животными, был обоготворён, и дети совершили в его честь возлияния и принесли ему жертвы".
   Экзоархеолог оторвал взгляд от экрана справочного листа.
   - Как видим, речь здесь действительно идёт о небесном, а не о земном происхождении и самого Урана-Шу, и его родителей, соответсвенно. Отцом Урана-Шу-Кашьяпы и Геи-Тефнут-Дити Филон называет некоего Элиуна. Судя по тому, что это имя входило впоследствии в титулы финикийских правителей, мы можем смело говорить о каком-то верховном божестве, причём божестве настолько древнем и священном, что его можно считать божеством изначальным.
   - Несомненно, речь здесь идёт о египетском аналоге - боге Атуме, - охотно согласилась с экзоархеологом Светлана. - Или же о древнегреческом змее Офионе - Великом Змее, владыке титанов. Можно предположить, что он погиб в борьбе со змеем Апопом, после чего дети Офиона обоготворили его и начали приносить ему жертвы. Здесь прослеживается параллель и с ведическими текстами, в которых рассказывается о первосуществе Пуруше. Его так же боги приносят в жертву, творя весь сущий мир. Именно поэтому жертвование не воспринималось самими богами как религизное действо. Тогда "древние боги, оставшиеся в вышине небес" - это Апоп и Атум.
   - А кто такие "питри"? - неожиданно спросил Зуко Пур и пояснил, в ответ на вопросительный взгляд Акиры: - Я помню, вы называли Маричи ведическим питри.
   - Существовали различные категории питри, - охотно стала объяснять Светлана. - Они имели разного рода происхождение, формы и места обитания. Описания их содержатся в ряде Пуран, в основном, в "Ваю-Пуране" и в "Брахманда-Пуране". В них проводится большая разница между "девапитарами" - божественными питри, и "манушьяпитарами" - духами умерших людей. Первые пребывают в райских мирах, тогда как вторые в низших планах бытия. Обитающие на небесах почитаются как боги, как изначальные божества, никогда не прекращающие своего существования. Описывается семь классов девапитаров, три из которых бестелесны - "амуртая". Это ваджраджасы, агнишватты и бархишады. Другие же четыре обладают телесной формой - "самуртая". К ним относятся сомапы, хавишманы, аджяпы и манасы.
   - Поражаюсь, как вам всё это удаётся удерживать в своей голове! - искренне изумился я, восхищённо глядя на девушку.
   Под моим взглядом она скромно опустила глаза, и щёки её слегка порозовели.
   - Итак, - снова заговорил Акира Кензо, - с моей точки зрения, очень интересна филоновская строка: "Отец их "Высочайший", погибший в схватке с дикими животными". Думаю, что причина гибели отца Урана-Шу была вовсе не в диких зверях. Здесь, как и далее в истории цивилизации "богов", основной причиной нужно считать борьбу за власть. Поэтому отец Урана-Шу, бог Атум, скорее всего, погиб, сражаясь со своим братом Апопом.
   - Вы думаете? - Светлана задумчиво посмотрела на экзоархеолога.
   - Догадаться об этом можно, если мы обратимся к аккадскому тексту "Энума Элиш", - пояснил тот. - Только надо не забывать о том, что это более поздний миф, чем шумерский или египетский. Поэтому ход событий и имена действующих лиц нам с вами следует немного подкорректировать, чтобы привести их к логическому соответствию с остальными мифологическими данными.
   - Разумеется, - согласилась Светлана.
   - Итак, "Энума Элиш" повествует о том, как первозданный бог Апсу, а в шумерском варианте Абзу, замыслил уничтожить молодое поколение богов. Думаю, здесь мы можем так же провести параллели со змеем Апопом. Супруга Апсу, Тиамат пыталась отговорить мужа от этого поступка, и, в конце концов, оба решили рассказать о своём намерении молодым богам. Узнав о грозящей им участи, сами боги замыслили убить своего отца. Многомудрый бог Эа-Энки усыпил Апсу и пленил его советника Мумму. Кроме того, есть ещё одно новоассирийское заклинание первого тысячелетия до новой эры, из которого можно узнать, что "Энмешарра - тот, кто передал Анну и Энлилю скипетр на господство". Из шумерской мифологии мы знаем, что речь идёт о хтоническом божестве, низвергнутом в подземное царство. То есть, снова возникают ассоциации с Апопом, хотя у шумеров и нет свидетельств, что Энмешарра был низвергнут насильственно. Но если считать, что верховный бог Ану соответствует египетскому богу Ра, а шумерский Энлиль аналогичен богу Шу, то всё вполне складывается.
   - У меня сейчас голова взорьвётся от всех этих коллизий и переплетений имён! - признался я.
   - Кстати, имя сына Маричи, родоночальника последующих поколений богов, Кашьяпы переводится как "черепаха", - заметила Светлана. - Если Пахтание Молочного Океана это действительно эксперимент "древних богов" по расширению "малой Земли", то вторая аватара Вишну, участвовавшая в нём как черепаха, может свидетельствовать о причастности Кашьяпы к этому процессу. Значит, всё происходило в первую из четырёх юг, в Сатья-югу - "Золотой век" или "Век чистоты".
   - Пожалуй, - не стал возражать ей Акира. - Здесь действительно всё взаимосвязанно. Тем не менее, Уран-Шу-Кашьяпа занимает трон своего отца Атума-Маричи в Аат-Небес, что приводит к новой войне между "богами" за "небесное царство". Об этом мы можем прочитать во фрагменте текста очень древней легенды, которая была высеченна на гранитном памятнике, стоявшем когда-то в святилище двадцатого нома Нижнего Египта: "Случилось так, что, когда Шу был царём богов в Аат-Небес и утвердился на троне Атума, сыновья Апопа, враги Аарт, жившие на Красных землях, вышли на дорогу и прибыли к Аат-Небес, чтобы напасть на... ночью. В... они уничтожали всё. Каждое место, а они прибывали по земле и по воде, бывало разрушено, и встреченные люди уничтожены. Эти враги пришли в восточные холмы и на дороги Аат-Небес. Тогда великий Шу, и боги свиты Атума, и боги свиты Шу укрепили все священные строения, которые были возведены в окрестностях Аат-Небес. Эти места были священными со времён Атума, когда великий Атум обитал в Аат-Небес. Великие стены... преградили дорогу врагу, когда Апоп возжелал покорить...".
   - А что такое "Аат-Небес"? - не понял я. - Речь ведь идёт не о Земле, насколько я понимаю?
   - Вы правы. Это название говорит само за себя. Думаю, речь идёт как раз о Марсе, который мог послужить пристанищем для "древних богов" на время, которое понадобилось для расширения "малой Земли" и зарождения на ней новых форм жизни. По-моему, здесь просто идеальное место для научной базы. Во всяком случае, речь должна идти об очень древних временах, когда "боги" ещё не спустились на Землю и не обосновались на ней.
   - В одном из гимнов, посвящённых богу Шу, сообщается: "Ты, великий бог Паутти, создан с сиянием ока в Гелиополе, чтобы повергнуть демонов Себау от имени твоего отца", - вспомнила Светлана. - Шу здесь приравнивается к "древним богам", к первобытной материи, из которой был создан мир и всё, что в нём есть - "Паутти".
   - Совершенно верно, - подтвердил Акира Кензо. - Об Аат-Небес так же сообщается, что: "Боги, жившие здесь, были сторожевыми собаками этой земли. Святилища были четырьмя столбами небес, которые взирают... на вечный горизонт, то есть на святилище Шу в храме Небес. Те, кто живут в святилищах, которые в Аат-Небес есть те, кто поражают землю...Те, кто живут в храме Септа, это души востока, которые с Ра-Хармахисом. Они поднимают Ра на небеса из Туата в восточной части неба, и они же правители восточных холмов, освобождающие Ра от Апопа. Вот список святилищ, которые в районе храма Небес и всех богов, которые там живут. Святилище Тестес в Аат-Небес со священным озером к востоку от храма Небес, по нему путешествует Ра, когда сражается с приспешниками Апопа. Святилище... находится в Аат-Небес к востоку от храма Небес, священное озеро... Храм Небес".
   - Да, звучит весьма интригующе, - согласился Кави Рам, судя по всему, что-то прикидывая в уме.
   - Есть ещё один текст, - с азартом в глазах продолжал экзоархеолог. - Он гласит: "Великий Геб сказал богам, которые были в его свите: "Что мой отец, великий Шу делал в далёкие дни, когда он занял трон своего отца Атума, когда великий Шу был в своём дворце в Аат-Небес?". И боги ответили его величеству. Они сказали: "Когда отец твой Шу появился на троне во дворце своего отца Атума, он уничтожил всех врагов своего отца, он убил Месу-Бетшу - "сыновей мятежа" - и уничтожил всех врагов своего отца".
   - Значит, речь идёт в самом деле об извечном противобортсве двух кланов этих самых "богов", - задумчиво произнёс я.
   - Разумеется! - воодушевлённо подхватил Акира Кензо. - А дальше в том же тексте читаем: "И сказал его величество Геб богам: "Скажите мне, какие святилища существовали во времена Атума, которые его величество возвёл на земле. И также назовите мне номы, в которых его величество Шу вёл строительные работы во времена своего правления. Я объявлю вам названия святилищ во время его величества Атума во всех номах, где его величество Шу возводил строения. Их я намерен перестроить и очень хочу повлиять на их процветание во время моего правления". Затем жрецы в присутствии его величества Геба зачитали отрывки, написанные письменами богов, и сообщили ему о сотнях тысяч святилищ, которые великий Ра вызвал к жизни во всех номах и в которых строил его величество Шу. Они были внесены в книги во время царствования его величества Атума, прежде чем Шу поднялся на трон отца своего Атума и прежде чем Геб поднялся на трон отца своего Шу".
   - Какая-то путаница получается с теми, кто строил и где строил, - покачал головой Кави Рам.
   - Надо учитывать тот факт, что "боги", строившие на Земле в Эру Льва, строго придерживались некоего изначального плана, "спущенного с небес", который был лишь копией ещё более древнего плана и предусматривал принцип дуализма: как наверху, так и внизу, - тут же отозвалась Светлана. - Поэтому не случайно перечисленные в тексте жрецами священные места соответствуют и земным святилищам. Насколько я помню, там упоминалось примерно тридцать пять номов и городов Верхнего и Нижнего Египта и Фаюма, среди которых были Абу, Нехен, Эдфу, Ану-юга, Абидос, Хенсу и Ану. Мне кажется, что Акира прав, и всё перечисленное изначально находилось за пределами Земли, на планете "богов" - "планете миллионов лет", с которой впоследствии спустился "бог" Ра. Думаю, и административное деление территорий Древнего Египта было перенесено на Землю оттудаже, просто следуя всё той же традиции.
   - Что ж, это вполне логично, - поддержал я девушку. Её мысли показались мне очень интересными - Зачем что-то придумывать, когда уже есть отлаженная система? И оцивилизовывание землян тогда приобретало вполне систематизированный характер. Отпадала необходимость придумывать что-то новое. Проще было использовать знакомые названия и систему административной организации, чтобы самим легче ориентироваться на чужой планете.
   - Да, вы правы, - в свою очередь согласился со мной Акира. - Постройки "древних богов" были возведены на нашей планете ещё задолго до Потопа. Бог Джехуди-Тот руководствовался древними планами и схемами при стоительстве храмов в Эдфу уже в Эру Льва. Об этом прямо рассказывают древние тексты. Следовательно, "боги", пришедшие на Землю второй волной, возрождали разрушенное Потопом или возводили новое на заложенных ранее фундаментах. Как, например, в случае с комплексом Ангкор-Ват, постройки которого в точности повторяют очертания созвездия Дракона ещё в допотопные времена. Или же с Баальбеком, который явно строился в допотопные времена, а затем восстанавливалься уже после Потопа. Правда, его восстановление так и не было закончено. Подобных примеров можно увидеть массу. В той же Америке, недалеко от древнего города Куско, есть мегалитический комплекс Ольянтайтамбо, несущий следы разрушения потопной волной, пришедшей через горы с Тихого океана. Но в послепотопные времена эти грандиозные постройки так и не были восстановлены "богами", как и каменнные сооружения в древней Анатолии.
   Экзоархеолог снова заглянул в свой справочник, и на губах его появилась загадочная улыбка.
   - Есть ещё одно интересное описание того самого Аат-Небес, которое, возможно, находилось как раз здесь, в Сидонийской долине, где мы ведём свои раскопки. Вот, послушайте: "Великий Шу находился в своём дворце в Мемфисе, и его величество сказал сопровождающим его богам: "А теперь давайте отправимся к восточному горизонту в мой дворец Аат-Небес и повидаем там Ра-Хармахиса на восточном горизонте. Мы отправимся туда по каналу и пройдём над Большой водой и прекрасной страной в наш дворец в Аат-Небес". И боги сделали всё, как велел царь... Его величество удалился в свой дворец в храме Аат. Каждая дверь Хет-Небес построена прочно, как небеса на четырёх столбах. И храм Септа был построен заново для великого Шу. Двери были оснащены всем необходимым и смотрели на юг, север, запад и восток. Храмы строились на местах, где они стояли изначально, каждый из них, везде. Восемь залов было сооружено на западе, восемь на востоке и ещё восемь в большом дворе восточного горизонта. Эти храмы были возведены для великого Шу, повелителя востока в имени его Септ. Фасад каждой башни был обращён на соседа. Двери были построены для Большого сонма богов и Малого сонма богов, для всех богов, которые были в свите Ра, и для всех богов, которые были в свите Шу. И святыни были построены для Шу вокруг его храма. Фасад этого храма выходил на восток, где восходит Ра. Боги, которые были в свите Шу и которые были распределены между номами, были доставлены в этот храм, и если часть храма, представлявшая ном, разрушалась, об этом обстоятельстве немедленно сообщали в ном. Если существовала святыня повелителя Хет-Небес к северу от Хет-Небес, её фасад был обращен на юг. Есть также дом богов в районе Хет-Небес, и его фасад обращён на восток. Есть озеро к югу от него, и великий ..., выходящий на храм, тянущийся к храму Аат...".
   Экзоархеолог оглядел присутствующих, словно проверяя внимательно ли его слущают, и снова углубился в чтение.
   - Вот ещё дальше тоже интересно: "И великий Шу отправился в Аат-Небес, и прибыл в божественный район Аат-Небес, расположенный к югу от храма Аарт. Боги и богини, люди и правители не могли входить туда и лицезреть тайны горизонта; так повелось со времен Атума. Великая стена была построена и стояла рядом. Каждая из её четырёх сторон была длиной ... кубит, она имела высоту двадцать кубитов и толщину пятнадцать кубитов. Озеро бога в Аат-Небес лежало севернее ... Аат-Небес. Шу сам выкопал его во времена Атума. Его размеры и форма не могут быть увидены, оно невидимо для прохожих -- людей и скота. Общая длина круговой стены, построенной рядом с храмом на этой площадке, составляла 190 кубитов, и она имела 102 кубита в ширину, ... кубита в высоту и 15 кубитов в толщину. Рабочие принесли дары и приношения в этот храм тайно и незаметно. Великий Шу возвёл Аат-Небес, чтобы он мог продолжаться, как небо, и все его палаты, как горизонт".
   Акира прищурился и на этот раз обратился непосредственно ко мне:
   - Как вам такое?
   - Интригует, - откровенно признался я. В воображении роились странные картины загадочных сооружений, смешиваясь с не менее загадочными образами возводивших их существ.
   - Между прочим у Платона в его рассказе об Атлантиде тоже сообщается о постройке кругового заграждения вокруг некоего сакрального места, - медленно произнесла Светлана, глядя на меня. - Бог Посейдон выстроил его вокруг холма, на котором жила Клейто с родителями, только там это были рвы, заполненные водой и земляные валы. С их помощью Посейдон защищал остров от проникновения на него людей... А ведь истоки познаний Платона об Атлантиде находятся в том же Египте!
   - Безусловно, - согласился с ней экзоархеолог. - Хотя рассказ Платона об Атлантиде, мне думается, мало что сохранил от первоисточника, да и сам Платон внёс в него много искажений и собственных интерпритаций. Поэтому древнеегипетские тексты вызывают у меня больше доверия. И из этих текстов совершенно очевидно, что Шу, взойдя на "божественный трон" в Аат-Небес, продолжил воевать с Апопом - братом и врагом своего отца Атума. Ведь Апоп не оставлял попыток вернуть себе прежний статус, что потверждается и зороастрийским мифом о соперничестве Ахурамазды и Ахримана за первенство власти над миром. Видимо, Апоп со своими соратниками осадил обитель богов в Аат-Небес, но армии Шу удалось дать ему отпор. После этого Шу строит укрепления вокруг Аат-Небес, превращая его в город-крепость. Но война двух кланов на этом отнюдь не заканчивается.
   Экзоархеолог слегка потрепал кончик своего носа.
   - Примечательно и упоминание в текстах неких "красных земель", в которых живут Апоп и его сыновья. Это, как мы уже установили, может указывать непосредственно на нашу Землю времён конца Девона или начала Перми. А так же очень интересны некие "восточные холмы". Почему? Потому что я могу вспомнить другой древнеегипетский текст, в котором говорится о том, что "душа Апопа пребывает в Восточной Горе". Возможно, здесь есть прямая связь, и именно Апоп был тем самым "Великим Змеем", с которым сражался аккадский бог Нинурта в месопотамском эпосе "Лугаль-э Уд Мелам-би". Шумерская поэма описывает место этого конфликта, как "горную страну", а имя главного врага Нинурты звучит как "Асаг" или "Ашар"... А ведь этого бога можно ассоциировать с архетипом мифологического змея или дракона...
   - Получается, это тоже был Апоп? - взволнованно спросил Иллик Шелли.
   - С большой долей вероятности, - кивнул в ответ экзоархеолог. - Так вот, возвращаясь к Урану-Шу-Кашьяпе и "Финикийской истории" Филона. Этот "бог" производит на свет своё первое потомство. От брака с Геей-Тефнут-Дити у него рождается шесть сыновей. Греки называли их титанами: Океан, Кей, Криос, Гиперион, Япет и Кронос. В ведийских же текстах они названы Даитьями: "Потом прошло много веков, и зародилась династия Богов Неба и Земли. Небесный Мариши, господствовавший над ними, от своей супруги Прит-Хиви ("Широкой"), олицетворявшей собой землю, имел семь детей. Один из них, Кашьяпа ("Тот, который на троне"), сделался господином над Дева ("Блестящими"), взяв себе титул Дьяус-Питар - Бог-Отец". Филон же пишет о четырёх сыновьях Урана: "Приняв отцовскую власть, Уран вступает в брак с своею сестрою Геей и родит от неё четырех детей: Крона, Бетиля, Дагона и Атланта".
   - Можно ещё сравнить египетскую и шумерскую мифологии, - воодушевлённо предложила Светлана. - Тогда мы увидим соответствие бога воздуха Шу шумерскому богу Энлилю, чьё имя переводится как "Владыка-ветер". И Энлиль, согласно шумерским мифам, отделил небо от земли, как и египеткий Шу, который поднял небо - богиню Нут, от земли - бога Геба... Получается, что мы можем смело добавить в вашу связку богов Уран-Шу-Кашьяпа ещё и шумерского бога Энлиля.
   - Вы правы, - не стал возражать Акира Кензо. - "Бог Неба и Земли", "Распределитель Царских Санов", "Глава Совета Богов", "Отец Богов", "Владыка Воздуха" - вот лишь некоторые из эпитетов, которыми люди наградили Энлиля. Это безусловно свидетельствует о неизмеримом могуществе этого божества. Его "слова разносились далеко", его "решения не подлежали сомненью", он "провозглашал судьбы". Аналогично, в египетской мифологии читаем о боге Шу: "Великий Шу был хорошим царём, царём небес..., и он принимал все законы на троне своего отца Атума с триумфом". А так же: "Великий Шу правил землёй, и никто не мог ему противостоять, и в устах людей не было имени другого бога".
   Акира на минуту призадумался.
   - Возможно, Филон ошибался, и не все дети из перечисленных им были детьми Урана-Шу от Геи-Тефнут. Ведь далее Филон пишет: "И от других жён Уран имел большое потомство. Негодуя на это, Гея стала преследовать Урана своею ревностью, и они разошлись. Но Уран, хотя и оставил её, однако всякий раз, как в нём являлось желание, насильно приходил к Гее и вступал с нею в связь, а затем опять удалялся. Он собирался также убить и сыновей Геи. Рассказывают, что Гея часто отражала его, благодаря союзникам, которых она собрала вокруг себя".
   - Да это настоящий древний роман о страстях и любви! - усмехнувшись, воскликнул Амоль Сайн и посмотрел на сидевшую рядом Эйго. Та промолчала, скромно потупив взор.
   - Конечно! - подхватил экзоархеолог. - Более того, история любовных похождений Урана-Шу-Энлиля приобретает весьма любопытные подробности: "В те древние времена, когда лишь боги населяли Ниппур и человек ещё не был создан, Энлиль встретил богиню, которой суждено было стать его женой... Энлиль уговаривает богиню Суд пройти с ним под парусом. Едва девушка взошла в ладью, Энлиль принудил её к близости. Боги были разгневаны и оскорблены содеянным Энлилем. Хотя Энлиль первенствовал над ними, Совет Богов решил изгнать его в Нижний Мир. "Энлиль, нет у тебя стыда!" - кричали они. - "Вон из города, развратник!". По этой версии, богиня Суд, носившая ребёнка от Энлиля, последовала за ним, и он сделал её своей женой. По другой же версии мифа, раскаявшийся Энлиль пытается найти эту девушку и посылает своего слугу с поручением просить её руки у её матери. Так или иначе, Суд в результате становится женой Энлиля и обретает титул "НИН.ЛИЛЬ" - "Владычица воздуха", который несомненно роднит её с египетской богиней Тефнут.
   - Но есть и ещё один вариант этой истории, - напомнила Светлана. - Согласно ему "боги", изгнавшие Энлиля из Ниппура, вероятно, даже не подозревали, что не Энлиль соблазнил Суд, а как раз наоборот. В те времена священный шумерский город Ниппур населяли лишь "боги" - дети верховного бога Ану. Одна из "богинь" старшего поколения, хитрая Нунбаршегуну захотела сочетать браком свою дочь Суд и могучего Энлиля. Прекрасно зная, что тот любит гулять по берегу реки, Нунбаршегуну подговорила свою дочь искупаться нагой, в надежде что Энлиль заметит её и возжелает. И в самом деле, как и расчитывала хитроумная "богиня", Энлиль увидел прекрасное тело Суд, воспылал к ней страстью и захотел тут же сблизиться с ней. Но девушка решительно отказала ему, сославшись на свою невинность. С тяжёлым сердцем могучий "бог" вынужден был отступить, однако красота Суд запала ему в душу. Энлиль обратился за советом и помощью к своему слуге по имени Ниску. Тот посоветовал ему быть настойчивее и похитить юную "богиню", тогда она сама воспылает к нему страстью. На следующий день Энлиль снова пришёл к реке и, увидев там купающуюся Суд, набросился на неё, посадил в лодку, заранее приготовленную Ниску, и поплыл по течению. И пока они плыли по реке, Энлиль силой овладел Суд, после чего молодая "богиня" зачала ребёнка.
   - Да, да. А "боги", узнав о случившемся, были сильно возмущены безнравственным поступком Энлиля, - охотно продолжил экзоархеолог историю девушки. - Собравшись на Совет, семь величайших "богов" и пятьдесят великих "богов" и "богинь" единогласно решили, что их провинившийся собрат должен отказаться от верховной власти и в наказание за нарушение запретов отправиться в Нижний Мир. И вот тут, к удивлению присутствующих, прекрасная Суд, беременная Нанной - будущим богом Луны - решительно заявила Совету, что она любит своего обидчика и последует за ним в изгнание. Энлиль был сильно удручён перспективой рождения сына в мрачном Нижнем Мире. Ведь тогда его наследник не смог бы подняться на Небеса, как ему было предначертано.
   Светлана, довольная, сложила на груди руки.
   - Вы вспомнили очень интересную легенду, - похвалил её Акира Кензо. - Такой вариант безусловно важен для нас. Принимая его как основной, все дальнейшие события выстраиваются в логичную и слаженную цепочку. Вы, молодец! А под Нижним Миром здесь, конечно же, нужно понимать нашу Землю. Рождение на ней, а не в Аат-Небес будущего "бога Луны", который у египтян носил имя Джехуди или Тот, коренным образом изменило бы всю дальнейшую историю цивилизации "богов". Но Энлиль прекрасно знал законы Нижнего Мира и у него созрел хитроумный план. Для того, чтобы кому-либо покинуть "страну без возврата", необходимо было оставить там себе замену. Чтобы вернуться с семьёй на Небеса, Энлилю необходимо было найти троих добровольцев, согласных навсегда остаться в "царстве мрака".
   Экзоархеолог придвинул к себе спасительный справочник.
   - Вот как описывает эти события тот самый миф: "Я хочу первым сойти под землю, - сказал он супруге, - и буду ждать тебя в сумрачном мире. Не торопись и спокойно снаряжайся в путь. Когда ты подойдёшь к воротам подземного царства, то тебя встретит страж и спросит, кто ты и куда идёшь. Расскажи ему обо всём и выполни все его желания! Потом ты достигнешь великой подземной реки и увидишь её хозяина. Вновь назови себя и сделай всё, что он захочет. Через реку перевезёт тебя лодочник. Выполни также и его волю. Не страшись ничего. Всё будет так, как предрешили заранее семь величайших богов, определяющих судьбы будущего. Совершив грех, ты останешься безгрешной".
   - Что-то я совсем запутался во взаимоотношениях этих ваших "богов"! - посетовал я, пытаясь вникнуть в моральные устои неведомой чужой цивилизации.
   - Всё не так сложно, как кажется на первый взгляд, - заверил меня экзоархеолог. - Энлиль, простившись со своей женой Нинлиль, принял образ стража ворот Нижнего Мира и стал поджижать свою супругу. Вскоре Нинлиль подошла к воротам, увидела стража и стала объяснять ему цель своего визита. Энлиль же сказал ей, что пропустит её, только в том случае, если она возляжет с ним на ложе. Поколебавшись и вспомнив наставления мужа, "богиня" согласилась. От этой связи в её чреве зародился бог Нергал или Месламтеа. Нинлиль двинулась дальше и подошла к берегу реки. Там она тоже встретила Энлиля в образе хозяина реки. С ним ей так же пришлось сблизиться, зачав "бога" Нинурту. А после богиня отдалась и лодочнику, чтобы переправиться через реку. От этой связи появился ещё один сын - Ниназу. Таким образом, Энлилю удавлось исполнить задуманное, и его три сына остались в Нижнем мире, а их старшему брату Нанне было позволено взойти на Небеса и впоследствии стать "богом Луны". Сами Энлиль и Нинлиль тоже недолго оставались в Нижнем мире и, искупив свою вину, вернулись в Ниппур, где Энлиль вновь возглавил "богов". Впоследствии в мифах понятия Нижнего мира, как нащей планеты по отношению к Небесам, где обитали "боги", слилось с представлениями о загробном мире. Отсюда и возникает некоторая путаница при восприятии отдельных мифов и легенд.
   - Тогда Ниппур в данном случае должен быть аналогичен египетскому Аат-Небес, как я понимаю? - размышляя, сказал я.
   - Не могу с вами не согласиться, - удовлетворённо кивнул экзоархеолог. - Изначально все города и храмы "богов", как уже сказала Светлана, располагались вне пределов Земли. Лишь после, когда "боги" стали селиться на нашей планете, они именовали свои поселения аналогично "небесным" аналогам. Как нам сообщают теже шумерские тексты: "И соорудил Энлиль в самом центре земного диска город, дав ему имя Ниппур, и поселил там братьев и сестёр своих. И жили они там по справедливости, ибо не было среди них высокомерных и жадных нарушителей договоров и доносчиков. Дал Энлиль городу законы и наблюдал сверху, чтобы злодеи и преступники их не нарушали. Убедившись, что Ниппур хорош и его обитатели справедливы, Энлиль решил в нём поселиться сам".
   - То есть, речь может идти о некоей земной колонии "богов", которые с какой-то целью осваивали нашу планету? - резюмировал я. - И если вы говорите, что Нижний Мир это и есть наша Земля, то получается вся остальная мифологическая символика имеет под собой так же вполне определённую технологическую основу. Есть некие "врата", открывающие дорогу в это самое "подземное царство", которое на самом деле подземным и не является... Что это? Возможно, какое-то транспортное устройство?.. Нечто навроде телепортации?
   Я вопрошающе посмотрел на экзоархеолога.
   - Почему бы и нет? - пожал плечами тот.
   - А ещё есть некий "страж"! - подхватил Амоль Сайн. - Сид прав. Скорее всего, речь идёт о каком-то техническом специалисте, который обслуживал и налаживал это самое транспортное устройство или даже надо говорить о смотрителе целого космопорта! И есть некая "река"... Мне в этом символе представляется какой-то транспортный канал, соединяющий разные точки пространства. Неслучайно в мифе присутствует и "лодочник"... Пилот транспорта, с помощью которого непосредственно происходило перемещение с планеты на планету?
   Глаза астронома загорелись радостной догадкой.
   - Да. Очень похоже на то, - согласился с ним я.
   -- А ведь и в Древнем Китае были очень похожие предания! - воскликнула Светлана. - В них рассказывалось о Хоу И - сыне верховного Небесного владыки Шанди, который тоже жил на Небе. Когда над Землёй одновременно появились десять солнц, верховный китайский владыка Ди Цзюань послал Хоу И на нашу планету вместе с его женой, богиней Луны Чан Э, для того, чтобы эти двое усмирили светила, иссушавшие плодородные земли. Хоу И стал стрелять в солнца из своего волшебного лука, и каждый раз одно из солнц исчезало, а на землю падал огромный трёхногий ворон. Так на небе осталось только одно солнце, которое спас другой герой - Яо, спрятавший одну из стрел. После этого Хоу И перебил всех дикий зверей и самых невообразимых чудовищ, пожиравших людей. Тогда на Земле воцарился мир и порядок. Всё славили Хоу И.
   Девушка быстро посмотрела на меня и продолжала:
   - Закончив свою миссию, сын Шанди со своей женой хотели вернуться на Небо, но Ди Цзюань, расстроенный смертью своих детей, велел им остаться. Хоу И продолжил бороться с чудовищами, а Чан Э, боясь его смерти, заставила мужа пойти "до самого края света, где солнце садиться в конце дня" к Владычице Запада - Си Ванму, чтобы попросить у той элексир бессмертия. И богиня дала им на двоих это волшебное снадобье. Но было одно условие: если выпьют этот элексир оба, то станут бессмертными на Земле, а если выпьет один, то он станет небесным божеством. Чан Э приняла одна снадобье, улетела на Луну и стала жабой. Рассказывают ещё, что на Луне есть заяц, который толчёт в ступе снадобье бессмертия, который тоже хотел стать бессмертным, но был сослан за свои проступки на Луну.
   - Вы правы, - сказал Акира Кензо. - Это очень интересная история. Она наводит меня на мысли о связи с другими мифами, которые так или иначе говорят нам о том, что наша Луна, как и "боги", непосредственно с ней связанные, были как-то причастны к возможности достижения бессмертия. В Монголии тоже существовало поверие о том, что у Луны есть пятнадцать дверей, и второго числа, когда месяц появляется на небе, открывается первая из этих дверей. И так в течении всех пятнадцати дней открываются пятнадцать дверей, после чего поочерёдно закрываются. Из всех этих мифов я могу сделать один важный вывод - уже во времена правления Шу или Энлиля цивилизация "богов" приступила к осваению "потустороннего мира", иначе духовно-нематериальной вселенной.
   - Возможно, именно поэтому Шу и строит свои "храмы"? - высказала предположение Светлана.
   - Не исключено что так и было, - согласился с ней Акира. - А его вынужденное бегство на Землю хорощо увязывается и с шумерскими преданиями и о восстании аннунаков, и о создании в связи с этим первых людей. При этом сын Шу-Энлиля, "лунный бог" Нанна или Син, несомненно, должен соответствовать египетскому богу Джехуди-Тоту. Тогда как другого сына верховного шумерского "бога" - Нинурту - я могу смело отождествить с сыном бога Шу - Гебом. Он же у Филона в "Финикийской истории" назван Кроном. Такая тождественность позволит нам сопоставить различных "богов" из разных мифологий и восстановить общую картину событий, сравнивая разные источники.
   - Умно, - одобрительно закивал Кави Рам, по-обыкновению оглаживая свою бородку.
   - Детей Энлиля и Нинлиль я бы распределил тогда следующим образом: Бетил у Филона, что в переводе означает "Дом бога", несомненно соответствует Нергалу, чьё имя переводится как "Владыка обширного жилища". Филоновскому Дагону соответствует Намрат, а вот Нанне-Тоту у Филона должен соответствовать Атлант.
   - Почему вы так думаете? - заинтересовалась Светлана.
   - Дело в том, что у Филона приводится следующая информация, рассказывающая о событиях, которые произойдут значительно позже, уже после Потопа: "В то же самое время потомство Диоскуров, соорудив плоты и ладьи, пустилось в плаванье и, выброшенное на Касиеву гору, освятило здесь храм. Союзники Эла или Крона были прозваны Элоим, так как они были Кронийцы, так называемые "находящиеся при Кроне".
   - Но существовал и подлинный финикийский миф, возможно, имеющий африканское происхождение, - напомнила Светлана. - В нём Крон низвергает Атланта и засыпает его землёй. А вот греки ничего не знали о подобной судьбе своего Атланта. Правда, можно предположить, что его обязанность поддерживать небо было неким наказанием за участие или даже предводительство в восстании Титанов... Если это так, тогда Атлант никак не может быть Тотом.
   Девушка с сомнением покачала головой.
   - Это кто угодно, только не этот бог, который всегда был на стороне верховных владык, ведших борьбу с богами-Змиями. Думаю, это предводитель восставших аннунаков Кингу, кровь которого "боги" использовали впоследствии для создания "примитивного рабочего".
   Я с усилием потёр виски. Голова снова начала гудеть от переизбытка информации. Заметив это, экзоархеолог любезно предложил:
   - Думаю, здесь необходимо прояснить ситуацию для нашего гостя, чтобы он окончательно не запутался в хитросплетениях "божественного родства".
   - Пожалуй, - криво усмехнулся я.
   - Так вот, происхождение и генеалогия играли огромную роль как в жизни, так и в войнах "богов". Эти войны сегодня способны поразить любого своей жестокостью и упорством соперников в борьбе за такие малозначимые вещи, как главенство на престоле или господство сначала на их родной планете, а потом и на нашей Земле. Пытаясь объяснить для себя причину этих войн, я пришёл к выводу о том, что подоплёкой всех распрей являлись, скорее всего, законы сексуального поведения в среде тех самых "богов". Ведь во главу этих законов были поставлены не моральные и этические принципы, как это принято в нашем обществе, а некие представления о генетической чистоте рода. В соответствии с этим и возникает сложное генеалогическое переплетение, определявшее иерархию и очередность престолонаследия у "богов", которое мы встречаем во всех мифах. Половые акты совершались "богами" не по любви или страсти, а из соображений расчета и выгоды. Подобные законы определяли только порядок вступления в брак, но не половые отношения, которые могли происходить и между родными братом и сестрой. С другой стороны, допускался брак с сестрой только по одному из родителей. Ребёнок мужского пола, родившийся от такой связи, приобретал высокий статус в иерархическом ряду. Но в то же время изнасилование считалось преступлением, хотя половые связи, даже беспорядочные, не рассматривались, как непростительный грех, если в них вступали ради того, чтобы ребёнок от этой связи стал в будущем наследником престола.
   - Ну и порядочки у них там были! - невесело усмехнулся Иллик Шелли.
   - Поскольку родственные связи играли огромную роль в жизни "богов", - спокойно продолжал Акира Кензо, - то вполне очевидно, что ту же традицию переняли и смертные земные правители, которым "боги" передали свою власть на Земле. Согласно законам, установленным для людей "богами", мужчина мог жениться на женщине, приходящейся ему сестрой по одному из родителей. Более того, при оценке права всех детей от всех жён на наследование, сын, рождённый от такой женщины, будучи на пятьдесят процентов более "чистого семени", чем сын от жены, взятой из другой семьи, являлся законным наследником независимо от того, был или не был он старшим сыном.
   - Ясно, - устало кивнул я.
   - Итак, давайте мысленно вернёмся в Аат-Небес - на древний Марс, когда здесь ещё кипела жизнь и страсти, - воодушевлённо предложил экзоархеолог. - Там Уран-Шу-Энлиль-Кашьяпа продолжает благополучно царствовать, одновременно ведя войну с "богами" из "клана Змиев", возглавляемых его дядей Апопом, которые в индийских Ведах названы Асурами. Как мы знаем, эта война длилась тысячу лет. При этом нам известно, что Уран-Шу-Энлиль-Кашьяпа имел множество детей не только от законной жены, но и от других жён и наложниц, чем в конце концов вызвал ревность Геи-Тефнут-Нинлиль-Адити.
   - Да, - подхватила Светлана. - В тех же Ведах можно прочесть о том, что отличаясь плодовитостью, Кашьяпа породил много богов, гигантов и чудовищ от своих жён и наложниц. Наиболее известными и почитаемыми среди них во времена Вед были Адитьи, некоторые из которых были рождены его супругой Адити - "Неприкаянной". Сначала их было семеро: Вишну, Варуна, Митра, Рудра, Пушан, Тваштар и Индра. Потом появился Агни, сын Кашьяпы либо от его жены Адити, либо, согласно другим версиям, от его собственной матери Прит-Хиви. Как и в кругу греческих Олимпийцев, всего Адитьев стало двенадцать. Среди них был и Бхага. Последний Адитья, рожденный Адити, хотя неизвестно наверняка был ли его отцом Кашьяпа, звался Сурья.
   - Кстати, обитель верховного шумеро-аккадского бога Ану и его Царство тоже находились на Небесах, - напомнил Акира Кензо. - Именно туда отправлялись другие Боги Неба и Земли, нуждавшиеся в совете или помощи, и именно там собирался Совет Богов для устранения междуусобных споров и принятия важных решений. Оттуда на Землю спустилось Царство, то есть "боги" принесли людям цивилизацию и общественное устройство: "Когда с Небес на Землю опустилось Царство, царь первый правил в Эриду. Там, в Эриду, царём стал А.ЛУ.ЛИМ, он правил восемь шар. Десять шар царём был А.ЛАЛ.ГАР". В одном из шумерских списков царей описано божественное правление в пяти населённых пунктах или "городах". В Эриду правили два царя, причём оба имеют односложный префикс-титул "А", что означает "прародитель". Аккадский бог Мардук заявлял, что комплекс зиккуратов и храмов - "Э.САГ.ИЛЬ" - был построен в Вавилоне по его проекту, созданному согласно "письменам Всевышних Небес". То есть, эти тексты рассказывают нам о периоде времени, когда правли именно "боги", а не смертные цари.
   - Этот период можно соотнести с периодиом правления четвёрки египетских богов: Осириса, Сетха, Исиды и Нефтис, - закивала, соглашаясь Светлана. - Соответственно, упомянутый вами Алулим может быть тем же Гебом, а Алалгар это, видимо, Шу.
   - Не исключено, - согласился со своей помощницей Акира Кензо. - Ведь Ану, как и Шу, имел двор, поражающий масштабами и роскошью. Согласно легендам о Гильгамеше, местом обитания Ану был искусственный сад, целиком изготовленный из полудракоценных камней. Подтверждение этому мы можем найти и в Книге Иезекииля. В этом "саду" вместе с Ану жили его официальная супруга Анту и шесть наложниц, а так же его восемьдесят отпрысков, четырнадцать из которых были детьми от Анту. Было там и множество придворных. Я больше чем уверен, что Ану можно идентифицировать, как египетского "бога" Ра. Уж очень много у них общего.
   - К тому же, в жизнеописаниях Шу-Энлиля, как и в случае с Кашьяпой, речь явно идёт о происхождении различных биологических видов! - заметила Светлана.
   - Действительно, - поддержала её молчавшая до того Эйго. - Мне тоже пришла в голову эта мысль!
   Экзоархеолог посмотрел на них с сомнением и, как мне показалось, с лёгким превосходством.
   - Я думаю, что мы можем здесь говорить скорее о символизме мифологического языка - символизме весьма высокого уровня, который требует и очень высокого уровня абстракций. С помощью этого символического языка нам пытаются показать различие между каланами "богов", но внутри этих кланов, тем не менее, сами "боги" объединены общими родственными связями, - уверенно произнёс Акира. - Вы же не станете оспаривать факт близкого родства всех известных нам "богов"?
   Я заметил, как Светлана проникновенно посмотрела на своего руководителя - совсем как и в первый раз - но опять ничего не ответила.
   - Так вот, - продолжил экзоархеолог, обращаясь ко мне. - Так или иначе, божественная пара Шу-Уран и Тефнут-Гея распадается. Но Шу-Уран продолжает вступать со своей супругой в половые связи вопреки её воле. Думаю, это было вызвано подозрениями Шу. Он явно склонялся к мысли, что кто-то из его детей является ему не родным. Именно поэтому Шу мог стремиться родить других наследников трона и одновременно желал убить первенцев, так как, видимо, не имел возможности доподлинно узнать тайну их рождения. Тогда-то Тефнут-Гея, стремясь защитить своих детей и не желая больше рожать от Шу-Урана, начинает собирать вокруг себя союзников. Среди них оказался и бог Ра, а так же его отец, бог Тот-Гермес. В этом противостоянии, сын Шу и Тефнут - бог Геб-Нинурта - принимает сторону своей матери. Возможно, это было вызвано желанием обезопасить себя от грозного отца, а, возможно, и чувством ревности и стремлением занять отцовский трон раньше других братьев от другой матери, и прежде всего раньше главного претендента - Тота-Нанны-Гермеса.
   - Вы считаете, что Шу-Энлиль по каким-то причинам хотел передать свою власть именно детям от Нинлиль, а не отпрыскам от Тефнут-Геи? - удивилась Светлана.
   - Причины мне не известны, - покачал головой экзоархеолог, - но повзрослев, Геб-Крон, как вы знаете, устраивает заговор против своего отца Шу-Урана. В текстах сообщается, что по истечении определённого времени на власть стал претендовать некий бог, носивший у разных народов разные имена: Геб в Египте, Крон в Греции, Кумарби у хеттов, Илу в Угаритском царстве. И, по всей видимости, им же был и скандинавский бог Один. Этот заговор удался, и Шу-Уран неожиданно заболевает. Он теряет возможность управлять своим царством и повелевать остальными "богами": "Но болезнь скрутила его члены и отобрала зоркость глаз. Двор стал неуправляемым, и на землю обрушилась катастрофа. Во дворце началась великая ссора, и среди сторонников Шу вспыхнул мятеж", - процитировал экзоархеолог какой-то древний документ. - Вполне возможно, что к болезни Шу были причастны те самые заговорщики. К их числу можно причислить и бога Ра, которого поддерживал и направлял его отец Тот-Нанна. Но для меня остаётся загадкой, почему Джехуди желал поставить у власти именно своего сына - бога Ра. Того самого, который, как мы установили. появился из ниоткуда и занял Небесный престол Атума, свергнув с него сначала Шу, а затем и Геба, и подчинив своей воле всех остальных "богов".
   - А почему вы думаете, что Ра был сыном Тота? - удивился я.
   - Это несомненно. Я так же считаю, что именно Джехуди-Тот подстрекал своего сводного брата Геба-Крона к войне против их отца Шу-Урана. Филон об этих событиях пишет так: "Между тем Крон, войдя в возраст мужа и пользуясь советом и помощью Гермеса, Трижды Величайшего, который был его секретарём, мстя за мать, отражает своего отца Урана. По мысли же Афины и Гермеса, Крон приготовил из железа серп и копье. Затем Гермес сказал союзникам Крона магические слова и вселил в них страстное желание сразиться с Ураном за Гею".
   - Можно сделать орфическую вставку по Проклу в филоновский текст, - откликнулась Светлана и процитировала по памяти: - "В то время как остальные Титаны присоединяются к заговору Крона, Океан отговаривает их от выполнения приказов матери и сомневается в задуманном деле. Океан оставался тогда в палатах, размышляя, в какую сторону обратить ему своё намерение: то ли изувечить своего отца, лишив его силы, и осквернить безрассудно вместе с Кроном и прочими братьями, которые послушались милой матери, то ли оставить их и спокойно сидеть дома. Много поволновавшись, остался он сидеть в палатах, сердясь на свою мать и паки -- на братьев".
   - Вы правы, - согласился Акира. - У Филона же читаем: "...Тогда Крон, пойдя войною на Урана, лишил его таким образом власти и овладел царством. В этом сражении была взята в плен и любимая наложница Урана, в то время беременная. Крон дает её в жены Дагону. Она родит у него то, что носила в своём чреве от Урана, и Дагон называет её сына именем Демарунт".
   - Остаётся совершенно непонятным, почему законный наследник трона Тот не претендует сам на власть, а руками Геба-Крона свергает Шу-Урана, чтобы освободить место на престоле для своего сына Ра? - недоумвал я.
   - Возможно, дальновидный Тот понимал, что победить самому отца ему будет сложно, а вот впоследствии свергнуть с престола брата и передать власть своему сыну Ра будет куда проще, - предположил Акира. - Так или иначе, но в том сражении за Небесное Царство была всзята в плен беременная Нинлиль, которую Геб-Крон отдаёт в жёны своему брату по матери Дагону, и родившегося сына Шу-Урана тот называет Демарунтом. Возможно, это никто иной, как бог грозы Ишкур или Адад. Интересно, что у этого самого Демарунта, согласно Филону, рождается сын Мелькарт, он же Геракл - сын Зевса и Алкмены. Но Демарунт является приёмным отцом Геракла, так же как и Дагон был его приёмным отцом. Родным же отцом ему был всё тот же Шу-Уран. А настоящим отцом Геракла, как мы знаем, являлся сам Зевс, принявший облик мужа Алкмены. Именно от Зевса и смертной женщины и родился этот древнегреческий герой.
   - Тогда получается, что Зевс это никто иной, как египетский бог Осирис? - сообразил я и потёр от усилий лоб.
   - Не исключено. Чтобы до конца понять это, нужно размотать весь клубок этой "божественной паутины", - улыбнулся Акира Кензо. - И, думаю, нам с вами это будет под силу. если только вы готовы к этому.
   Экзоархеолог проникновенно посмотрел на меня.
   - Возможно, в другое время я и отказался бы, - усмехнулся я, - но сейчас у меня просто нет другого выбора.
   - Это хорошо, - удовлетворённо кивнул Акира Кензо. - Тогда я продолжу свой рассказ?
   Я сделал приглашающий жест рукой.
   - Так вот, спасаясь от заговорщиков, Шу-Уран вынужден покинуть Аат-Небес, став изгнанником с планеты, где обосновались "боги". Трон освобождается и Геб-Крон пытается занять царское место отца, но Тефнут-Гея, она же Тиамат, зная что Геб не её родной сын, не желает воцарения в Аат-Небес подобного наследника. Тогда Геб-Крон идёт во дворец своего отца Шу-Урана, где жила Тефнут-Гея, и силой принуждает ту передать ему бразды правления: "Тогда Геб взглянул на свою мать Тефнут, и в его сердце родилась любовь. Его сердце стремилось к ней, и из-за этого он отправился странствовать по стране, которая страдала. Великий Шу ушёл на небеса вместе со своими последователями, а Тефнут жила во дворце, где показывалась народу... Она совершила поездку во дворец Шу в полуденное время, пока великая компания богов совершала своё вечное движение на пути их отца Ра-Хармахиса. Геб встретил её, он нашёл её во дворце Пхарти, и наложил руки на неё с большой силой, и великие беспорядки начались во дворце. Теперь Шу ушёл в небеса, и никто не выходил из дворца девять дней. И все эти девять дней был мрак и ветра, и ни бог, ни человек не мог видеть лица своего соседа. А его величество бог Геб воцарился на троне своего отца, и все, кто были во дворце, нюхали земли под его ногами".
   Акира оторвал взгляд от справочника и снова взглянул на меня.
   - У Филона же об этом событии написано следующее: "Тогда же Крон окружает своё жилище стеною и основывает первый город в Финикии - Библ". Таким образом, став правителем, молодой Геб-Крон начинает интересоваться историей своего рода и набирается опыта правления под руководством других "богов": "Спустя семьдесят пять дней Геб отправился в путешествие в северную страну Хеб-Хеммис. Шу покинул землю и ушёл на небеса перед ним. Правитель восточных холмов вышел против него. Он не пошёл в Ану с жителями холмов, вооруженных дубинами, которых зовут "Тегаиу", потому что они питаются тем, что противно богам, но он пошёл на восток Ушера и вошёл в замок Аат через восточные ворота Аат-Небес". Из этого текста понятно, что Геб отправляется в путешествие именно по планете "богов", где путь ему преграждают территории, подконтрольные клану Апопа. Проведя параллели с греческой мифологией, согласно которой один из сыновей Урана - титан Кей - был царём северной части Земли, после свержения Урана и до начала правления Зевса, можно догадаться, что Геб-Крон отправляется к своему дяде в северную страну Хеб-Хеммис. Только речь здесь идёт, как я уже сказал, не о нашей планете. Кроме того упомянут здесь и город Ану - место пребывания неких "жителей восточных холмов", которые являются ни кем иным, как "Месу-Бетшу" - "сыновьями мятежа", иначе говоря, "богами" из клана союзников Апопа. У меня не вызывает никаких сомнений то, что этот самый город Ану идентичен священному городу Он. Его прототип "боги" впоследствии построили и на землях Древнего Египта - это Гелиополь. Именно здесь, согласно "Книге Мёртвых", бог Ра в образе огенно-рыжего кота убил змея-прорицателя Ими-Ухенефа, одного из "сыновей" Апопа. И именно поэтому земной Он-Гелиополь впоследствии был посвящён богу Ра.
   - А у древних греков тоже самое делает бог Апполон - бог света между прочим, олицетворявший Солнце, - вставила Светлана. - Он убивает змея прорицатели Пифона и занимает его храм в Дельфах. Я думаю, мы так же смело можем отождествить бога Ра с Апполоном, а изучив мифы об Апполоне прояснить для себя и судьбу Ра.
   - Вы снова правы, - кивнул Акира. - Но давайте двигаться вслед за событиями. Итак, далее египетский папирус сообщает нам следущее: "Он (Геб) имел беседу относительно дел в городе с богами, которые были в его свите, и они рассказали ему обо всех приготовлениях Ра в Аат-Небес. Это и сражение Ра-Тема на этом месте, и героические дела Шу в этом городе, и всё, что Шу сделал в... Анхет великого Ра, который был с ним, и великие дела Шу, когда он поборол врага и возложил Ахет себе на голову". Что из этого следует?
   Экзоархеолог внимательно оглядел присутствующих и уверенно сказал:
   - А вот что: Геб узнаёт о том, что его отец обладал неким могущественным оружием, которое помогло тому победить своих врагов и врагов его отца, Атума. Кроме того, Геб-Крон получает информацию о том, что Ра активно помогал Шу-Урану в войне с кланом Апопа, а так же о неких "намерениях" самого Ра. В эти намерения, как я думаю, входил захват трона Шу, ведь Ра был сыном Тота-Нанны, а этот "бог", как мы уже установили, являлся одним наследников Урана-Шу-Энлиля, только не от законной жены Тефнут-Геи, а от одной из многих его жён. Таким образом, Ра так же имел право считаться законным наследником своего изгнанного деда, но первородство всё же было у его брата - у Геба-Крона.
   - Сложный клубок связей! - усмехнулся я, пытаясь мысленно расставить по своим местам все эти перепетии божественной иерархии.
   - Действительно, - согласился Акира. - Как я уже сказал, мне тоже было сложно разобраться во всём сразу, от того я и пошёл вначале ложным путём. Но теперь, как мне кажется, все разрозненные нити "божественных" судеб собрались в моём мозгу воедино. "Мозаика" начала потихоньку складываться в полноценную картину исторических событий той глубокой древности, о которой науке прежде было практически ничего не известно.
   - А что было дальше? - робко поинтересовался Зуко Пур.
   - Тот-Нанна, будучи старшим братом Геба-Крона по отцу, имел меньшие права на трон, поэтому он стремился посадить на него своего сына Ра. Не случайно бог Джехуди у древних египтян ассоциировался с бабуином. В этом образе была символически запечатлена родственная связь двух "богов": отца и сына. Ведь бабуины, как считалось, на восходе солнца поднимают вверх лапы и бормочут, как бы приветствуя солнце - символический образ самого Ра.
   - Но почему Джехуди не захотел самолично занять трон своего отца? - изумился Иллик Шелли. - Я так и не понял этого.
   - Не могу назвать тебе истинных причин, - с сожалением пожал плечами Акира. - Как я уже говорил, мотивы этого "бога" мне не понятны. Можно предположить, что Тота больше интересовал сбор всевозможных знаний, наука, а не власть над остальными "богами". Хотя, в конце концов, он и получил эту власть, став первым правителем Египта, пришедшем на смену царю-Гору, сыну Осириса. Именно имя Тота-Нанны возглавляет список второй династии египетских "богов". И это вполне логично, если учесть, что именно его дети фигурируют среди победивших главных действующих лиц. Таким образом, как бы проводится определённая черта между теми "богами", кто был рождён на "Небесах" и теми, кто рождён уже на Земле. Даже пришествие Гора к власти и непосредственное участие в этом всё того же Джехуди-Тота, на мой взгляд, было совсем не случайным. Могу даже предположить, что отцом Гора, на самом деле был не Осирис, а, скажем, Ра.
   - Вы серьёзно? - изумилась Светлана и посмотрела на своего коллегу широко раскрытыми от удивления глазами.
   - Вполне, - спокойно мотнул головой экзоархеолог. - На эту мысль меня наводит и схожее изображение обоих богов - атропоморфное существо с головой сокола - и выступление Гора на стороне Ра в войне с его врагами, и резкое отношение к молодому божественному отпрыску того же Геба, которое проявилось во время Совета Богов, решавшего спор между Сетхом и Гором. На мой взгляд, причиной неприязни Геба может быть его противоборство с Ра. Ведь Геб, несомненно, знал о том, что Осирис был не его ребёнком, а являлся сыном именно Ра.
   - Почему вы так думаете? - поинтересовался я.
   - Во-первых, на это нам указывает Плутарх в своём труде "Об Исиде и Осирисе". К тому же, я могу привести цитату из аккадской эпической поэмы "Энума Элиш", где сказано: "Нудиммуда сотворил по своему подобию Ану. Нудиммуд, отцами рожденный своими, он разумом светел, многомудр и всесилен, Аншара, деда его, превзошёл он премного, меж богов-сородичей нет ему равных". Речь здесь идёт о "боге" Эа или Энки, который по всем признакам соответствует египетскому "богу" Осирису - сыну Геба и Нут, согласно мифологии. И, заметьте, в "Энума Элиш" говорится о нескольких "отцах", от которых произошёл Нудиммуд-Осирис. Если Геб был лишь номинальным отцом Осириса, а Ра фактическим, то всё сходится, как нельзя лучше.
   - Да, наверное, вы правы, - согласилась с экзоархеологм Светлана, морща лоб от раздумий.
   - Так вот, - продолжал Акира. - Возвращаясь назад во времени, к моменту прихода к власти в Аат-Небес Геба-Крона-Нинурты, хочу отметить, что этот "бог" уже тогда догадывался о притязаниях на царский трон парочки Тот-Ра. Именно поэтому Геб и пожелал получить в свои руки могучее оружие своего отца Шу, с помощью которого, видимо, он надеялся удержать полученную власть в своих руках, а заодно и заставить Совет Богов признать его право первенства на трон отца и деда.
   - В "Ригведе" это оружие названо "Оружием Грома", - уверенно сказала Светлана.
   - Да. А по египетским текстам оно известно нам, как "Око Ра": "И его величество Геб сказал: "Я возложу змея (Анхет) на моё чело, как это сделал отец мой Шу". И Геб вошёл в храм Аарт вместе с богами, которые были с ним. Потом он протянул вперёд руки, чтобы открыть сундук, в котором был змей (Анхет). И сын земли (то есть змей) выполз и выдохнул на Геба воздух, насыщенный смертоносным ядом. И все, кто были в его свите, умерли, а сам Геб был обожжён жаром. Тогда его величество пошёл дальше на север Аат-Небес, горя в лихорадке, вызванной змеем, который был на нём. Его величество пришёл к полю растений Хенна, но яд не покинул его тело. И боги, шедшие за ним, сказали: "Пусть Аарт Ра будет унесён отсюда, и пусть твоё величество пойдёт и увидит его тайны, и тогда твоё величество получит исцеление, от ожогов которые на тебе". Тогда его величество Геб возложил Аарт в храме Аарт на своё чело и велел изготовить огромный сундук из настоящего камня для него. Он был спрятан в тайном месте в храме Аарт возле божественного Аарта великого Ра. И ожоги исчезли с тела Геба".
   - Помните аналогичный случай произошёл с Осирисом, когда тот надел "крону Атефа", доставшуюся ему в наследство от Геба? - возбуждённо воскликнула Светлана. - Его от ожогов тогда тоже спас бог Ра. Наверняка, речь здесь идёт об одном и том же оружии, правильно обращаться с которым мог только сам Ра.
   - Безусловно, - не стал ей возражать Акира. - Поэтому-то именно Ра впоследствии и держал в страхе всех "богов", имея в своём распоряжении то самое таинственное "Око". Гебу же не удалось получить в своё распоряжение это заветное оружие. К тому же, как видим, в этой попытке он потерял и часть своих союзников. Папирус рассказывает нам следуще: "По прошествии нескольких лет Аарт великого Геба был помещён в храм Аарт в Аат-Небес, и он был взят к великому священному озеру храма Аарт в Аат-Небес, которое называется Аат-Тестес, чтобы его можно было вымыть. Этот Аат превратился в крокодила, скользнул в воду и стал богом-крокодилом по имени Себек в Аат-Небес. И смотрите, когда его величество Ра-Хармахис сражался против своих врагов в этом озере Аат-Тестес, они не могли одержать над ним верх. И его величество вбежал в упомянутое выше озеро Аат-Тестес, и его ноги стали ногами крокодила, и его голова головой сокола, и он имел два бычьих рога на челе. Так он разгромил своих врагов в озере Аас-Тестес в храме Небес, и из-за этого Аарт его величества Геба впоследствии принял этот облик".
   Акира отложил в сторону светящийся лист справочника.
   - Теперь для "богов" наступает время освоения нашей Земли, уже принявшей нынешние размеры. "Боги" из свиты свергнутого Шу, возглавляемые им самим были здесь первыми. Все они теперь обосновались в так называемом "Нижнем Мире". Именно туда Геб-Крон и отсылает неугодных ему подданных, в том числе и одного из своих братьев, которого он заподозрил в заговоре против себя. У Филона об этом сказано следущее: "После того, заподозрив своего собственного брата Атланта, Крон, по совету Гермеса, бросил его в глубину земли и засыпал. В то же самое время потомство Диоскуров, соорудив плоты и ладьи, пустилось в плавание и, выброшенное на Касиеву гору, освятило здесь храм...".
   - Получается Шу смирился со своей участью изгнанника? - Иллик Шелли удивлённо посмотрел на экзоархеолога. - Но ведь Энлиль, в конце концов, вернулся на Небеса и вновь стал правителем!
   - Думаю, Шу-Уран не оставлял попыток вернуть себе утраченную власть. Об этом пишет и Филон в своей "Финикийской истории": "С течением времени Уран, находящийся в изгнании, подсылает дочь свою, деву Астарту, а с нею вместе и двух других её сестёр, Рею и Диону, с поручением погубить Крона хитростью. Крон же, захватив этих девиц, вступил с ними в брачный союз, хотя они и приходились ему сёстрами. Узнав об этом, Уран послал в поход против Крона Геймармену и Хору, вместе с прочими союзниками, но Крон привлёк их на свою сторону и оставил при себе. Затем, говорит он, бог Уран придумал бетили, соорудив одушевлённые камни...".
   - Что-то с оюзниками Урану не везло, - усмехнулся я. - А, вообще, всё это очень показательно в плане характеристики царивших у них там нравов.
   - Конечно, - согласился со мной Акира. - Но попытки Шу-Урана вернуть власть всё же не прошли даром. Правда, Шу так и не получил назад свой престол, но его борьба с сыном Гебом-Кроном ослабила позиции последнего, чем не приминул воспользоваться Ра и его отец Тот. Оба идут в наступление и в свою очередь свергают с престола Геба-Крона, вынуждая того отправиться в изгнание на Землю, вслед за своим отцом. Таким образом, Ра, известный нам и под именами Шамаш или Уту, становится "Верховным Правителем", "Владыкой Неба" и "Создателем богов и всего сущего", бессовестно приписав себе все титулы и деяния своих царственных собратьев.
   Акира Кензо снова взялся за справочник.
   - В одном из гимнов, посвящённых новому верховному "богу", есть показательное ложное славославие Ра: "Возносишь ты хвалы Ра, Владыке Неба, Правителю - да будет он жив, невредим и силен! - Создателю богов: поклоняешься ты ему, когда во всём великолепии поднимается он в ладье Атет. Обитающие на высотах и населяющие глубины славят тебя. Тот и Маат намечают для тебя путь каждый день. Твой Враг, Змей Уаменти предан огню, Змей Себау упал и повержен, его руки связаны, а ноги отрублены великим Ра. Месу-Бетшу - "дети мятежа" - никогда не смогут подняться вновь. В Доме Старого Владыки - Аат-Небес - праздник, и голоса тех, кто радуется там, звучат в огромном жилище. Боги ликуют, когда видят Ра, восходящего над горизонтом, его лучи озаряют мир. Величие священного бога распространяется повсюду и достигает даже земли Ману (запад)". Теперь Ра называют "господином страха, могущественного террором", перед которым все "боги" склоняются в трепете и почтении.
   - Мне помниться и другой гимн, - сказала Светлана, слегка хмуря брови. - Там тоже восхваляют деяния этого новоиспечённого владыки: "Он создаёт хранилище воды в горах, как Великое Зелёное море, он орошает их поля в их селениях. О, как прекрасны твои замыслы, Владыка Вечности! Нил на небе ты предназначил для жителей холмов, и для всех животных равнин, ходящих на ногах. Хапи идёт из Туата в Та-Мера. Тебя обожают те, кто живут в Туате, ты сияешь своими лучами на существа, которые там вечно, и ты посылаешь свои лучи на путь Ре-Стау. Ты открываешь дорогу двух львиноголовых богов, ты назначаешь меру богов и духов в их жилищах. Сердце Наарерф или Ан-рут-ф довольно, когда Ра заходит".
   - Всё это здорово звучит, только мало что понятно, - недовольно пробурчал я. - Вам-то, конечно, легко, а мне все эти новые названия совершенно ни о чём не говорят... Хотя, наверное, речь и идёт о чём-то важном.
   Насупившись, я посмотрел на девушку.
   - Успокойтесь, Сид, - улыбнулась Светлана. - Я всё сейчас вам объясню. "Небесный Нил" это наш Млечный путь. Здесь метафорически говорится о том, что этот самый Хапи -"стекает" с неба на земли Египта - Та-Мера. Как мы знаем, "боги" руководствовались принципом дуальности, поэтому на плато Гиза река Нил была как бы копией небесного Млечного пути, относительно которого возводились все сооружения. А как вы помните, эти сооружения, включая три главные пирамиды и Сфинкса, являлись земными "копиями" различных небесных тел, точно повторяя их положение на небесном своде. Упомянутый в гимне Ре-Стау это часть владений бога Секера - бога подземного мира Мемфиса, что так же непосредственно связано с небесными объектами. А Наарерф - "место, где ничто не растёт" - это район подземного мира Гераклеополя, тоже сакральное место "богов".
   - Кстати, - заметил Акира Кендзо. - Очень хорошо, что вы вспомнили этот гимн. В нём показательно вот ещё что: Ра создаёт "хранилище воды в горах, как Великое Зелёное море". Речь может идти об озере Титикака, откуда после Потопа начал свою цивилизационную миссию Виракоча, а вовсе не о землях Египта. К тому же упомянуты "львиноголовые боги" - это Шу и Тефнут. А их сын Геб как раз в начале Эры Льва "вздымал землю", а его сестра и жена Нут "протягивала небеса". Речь идёт о Южной Америке, Андах, Тиуанако и Теотиуакане. "Боги" в это время как раз обращают внимание на человечество, начинают свою цивилизаторскую деятельность, приносят на Землю религию и делят между собой земные владения. Потому и сказано: "ты назначаешь меру богов и духов в их жилищах".
   - Так или иначе, к власти пришёл жестокий тиран, силой свергнувший прежнего правителя, - хмуро заключил я.
   - Именно так, - согласно кивнул Акира. - Теперь мы можем смело поставить знак равенства между Ра и шумерским богом Ану, который так же пришёл к власти в результате дворцового переворота. В "Небесном царстве" хеттов читаем: "Давным-давно, в минувшие те дни, Алалу был царём на Небесах; Алалу гордо восседал на троне. Ану могучий, средь богов первейший, прислуживал ему, у ног его склоняясь, с питьём ему он чашу подносил. И девять считанных эпох на Небесах царём Алалу был. В девятую ж эпоху Ану вступил с ним в бой. Алалу побеждённый, бежал в великом страхе - бежал на землю мрачную. Вниз на мрачную землю; на троне сел Ану".
   - Значит, Ра это не только Шамаш и Уту, но и Ану? Тогда Алалу это Шу-Уран?.. Или Геб-Крон?.. - вслух размышлял я.
   - Только не Геб, - возразил экзоархеолог. - Скорее всего, в хеттской легенде имеется ввиду его отец, "бог" Шу. В шумерских списках царей указывается, что первого правителя Эриду звали Алулим. Это имя могло быть шумерским вариантом имени Алалу. А первым на Землю попал всё-таки Шу-Уран-Энлиль. К тому же, я уже сказал, что хронологию Манефона необходимо скорректировать, так как она писалась после всех подтирок и переделок во времена правления Гора и последующего правления второй династии "богов", которую возглавлял отец Ра, премудрый Тот-Джехуди. Он был писцом и хронистом "богов". Кому, как не ему легко было подогнать божественную историю в интересах своего сына?
   - Да, пожалуй, - согласился я.
   - Именно поэтому в хронологии Манефона после правления Птаха, являющегося персонификацией бога Атума, должен идти Шу со сроком правления в тысячу лет. А затем уже следует правление Геба. Но оно, видимо, было не долгим, поэтому цифру в пятьсот лет, приведённую Манефоном, мы можем принять, как верную. После же них на троне воцаряется Ра, продолжительность правления которого должна, по логике вещей, соответствовать длительности правления Шу. То есть, семьсот лет. Но хеттские источники вносят и сюда большую ясность. Они называют цифру, равную правлению самого Шу - тысяча лет: "И девять считанных эпох на Небесах царём Ану был; в девятую ж эпоху с Ану вступил Кумарби в бой", - процитировал Акира.
   - Но почему вы думаете, что Ра обязательно идентичен шумерскому Ану?
   Щёки Иллика слегка порозовели от сдерживаемого волнения. Акира посмотрел на него так, словно только что очнулся от глубокого сна. Затем спохватился и дружелюбно улыбнулся.
   - Что ж, давай опять обратимся к мифологии. Происхождение самого Ра и причины его неожиданного возвышения в стане "богов" мы с вами установили. Теперь давай посмотрим кто такой шумерский верховный бог Ану и можно ли его отождествить с египетским богом Ра. В эпосе "Энума Элиш" рождение Ану описывается следующим образом. - Акира развернул лист своего справочника и сделав несколько манипуляций пальцами, прочитал: - "Когда вверху не названо небо, а суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всесотворитель, праматерь Тиамат, что всё породила, воды свои воедино мешали... Когда из богов никого ещё не было, ничто не названо, судьбой не отмечено, тогда в недрах зародились боги, явились Лахму и Лахаму и именем названы были. И пока они росли и мужали, тогда родились Аншар и Кишар. Они дни копили, множили годы, и наследник их - Ану - отцам своим равный. Ану-первенца Аншар себе уподобил".
   Экзоархеолог снова посмотрел на стажёра.
   - В данном отрывке бог Лахму, несмоненно, должен соответствовать египетскому Шу или греческому Урану...
   - Но тогда отцом Ра должен быть Геб, потому что он назван первенцем Аншара! - высказал предположение Иллик Шелли.
   - Ошибаешься, - возразила ему Светлана. - В этом тексте, как и в его египетском варианте, для облегчения человеческого восприятия не названы другие действующие лица тех давних событий. Если в Египте бог Атум, как нам сообщается, породил только двух богов - Шу и Тефнут - и ничего не говорится о других его детях, как и в случае с богом Гебом, то и в "Энума Элиш" так же выделена лишь одна пара детей, а имена остальных опускаются. Это связано, к тому же, и с тем, что шумерский текст имеет более позднее происхождение. Он был подвергнут коррекции и подстроен под нужды бога Ану и его сына Нидиммуда - то есть, Энки. Я думаю, что Аншаром здесь нужно считать бога Тота.
   - Так же, как и египетские тексты подвергались переписыванию и редактуре во времена царствования "бога" Гора и второй династии "богов", - согласился с ней Акира.
   - Значит, не все мифы передают нам исчерпывающую информацию о "богах"? - уточнил я, внимательно глядя на девушку.
   - Разумеется, - подтвердила она. - Наиболее полная генеалогия богов, полубогов, героев и смертных царей описана в древнеиндийских Ведах, которые по поверью были написаны не людьми, а самими богами в незапамятные времена. Но как раз обилие в них различных имён и описание родственных связей затрудняет идентификацию Вед с другими текстами. К тому же эти священные писания долгое время существовали в устной форме, и с течением времени утрачивалось всё больше стихов, которых изначально насчитывалось не менее ста тысяч. Только около двухсотого года до новой эры некий мудрец записал оставшиеся стихи, разделив их на четыре части: Ригведу - "Веду гимнов", состоявшую из десяти книг, Самаведу - "Веду напевов", Яджурведу - священные молитвы, и Атхарваведу - заклинания и заговоры. В результате известная нам санскритская литература не отличается последовательностью излагаемых событий, что так же не облегчает жизни нам, исследователям, - скромно улыбнулась Светлана.
   - Всё верно, - подхватил экзоархеолог. - И вы безусловно правы, что в данном случае в аккадском мифе Аншаром назван бог Тот-Нанна, который, как мы установили, был одним из сыновей Шу-Урана от другой жены. Это можно потвердить и шумеро-аккадскими списками богов, из которых мы узнаём, что родителями Ану, как нам сообщают, были АН.ШАР.ГАЛ - "Великий Принц Небес" и КИ.ШАР.ГАЛ - "Великая Принцесса Твёрдой Земли". Как видим, судя по имени, отцом Ану-Ра был законный наследник трона, а его матерью - первая дочь правителя от другой жены, приходившейся таким образом Аншаргалу сестрой по отцу. Вспомним снова индуистского Кашьяпу - "того, кто на троне" - и увидим, что династическая преемственность осуществлялась лишь по генеалогическим линиям его десяти детей от Прит-Хиви - "Небесной Матери".
   - Да, а бог солнца вавилонян Уту - "бог справедливости среди Ануннаков, драгоценный первенец Суэна, бог рождённый повелевать", он же аккадский Шамаш, тоже никто иной, как египетский Ра, сын Сина-Нанны-Аншара-Тота, - уверенно закивала Светлана. - В мифе "Энки и мировой порядок" про него говорится: "Доблестный Уту, твёрдо стоящий бык... Отец великого города, места, где восходит солнце... Судья, выносящий приговоры богам, носящий лазуритовую бороду, поднимающийся от горизонта в священные небеса, Уту, сын, рождённый Нингаль". Как мы знаем, Нингаль была супругой лунного бога Нанны, а "лазуритовая борода" так же являлась признаком стареющего бога Ра уже на закате его правления. Об этом сказано в египетских легендах.
   - К тому же Уту в мифе назван "священным длинным драконом", - добавил Акира, - что можно трактовать и как "серебристый (металлический) дракон". Это само по себе может свидетельствовать о наличии некого летательного аппарата, принадлежавшего Уту-Шамашу. А у Ра была "Ладья", на которой он спустился на Землю с "планеты миллионов лет". Образ Ра всегда связывался с ярким небесным телом, а одно из его прозвищ в семитских языках - Тем - имело значение "полный, чистый". К тому же в "Гимне Уту" есть такие строки: "Появляясь внизу и смотря вверх, Уту, великий целитель, отец черноголовых, носящий лазуритовую бороду в Э-барра... Небеса дрожат перед ним и земля сотрясается перед ним, когда он покидает дворец. Мой царь Уту, ты пересекаешь сверкающие горы, сверкающие горы подобно орлу!".
   - "Э-барра" здесь это храм бога Уту - "Дом сияния", - пояснила для меня Светлана. - В храмовых гимнах он описывался так: "О, дом, что спускается с небес, сверкающий в Кулабе, храм Э-барра, сверкающий бык, подними свою шею к Уту, что в небе!.. Твои сверкающие рога устрашающи и лучезарны. С бородой из сверкающего лазурита, твой принц... повелитель... Уту, правитель Э-барры, возвёл дом в твоих пределах, о, дом Ларсы, и занял место на твоей платформе". А о Ра в одной из легенд сказано: "Пламя повергает его врагов, его глаз повергает на землю мятежников, он вонзает своё копьё в Нут (небо) и заставляет Нака изрыгнуть всё то, что он проглотил", - добавила девушка. - Всё это случилось, когда демон Нака проглотил воды "небесного океана", и "Ладья" Ра не смогла двигаться по нему. И ещё о Ра сказано, что "его облики более многочисленны, чем у других богов... Ты господин всех богов, которые появляются на горизонте, ты владыка предков Аукер-Т, твоё имя скрыто от детей твоих в имени Амон". То есть, "скрытый".
   - Несомненно, - согласился с ней экзоархеолог. - Другим доказательством идентичности двух "богов" могут служить и некоторые подробности шумерских и египетских мифов. Например, согласно шумерским источникам вся огромная братия "богов" прибывала на некой горе: "Имелась гора, на которой поселилось многочисленное потомство Ану и Ки. Видя, что она отягощена, решил отец богов Ану расширить обиталище своих подопечных. Для этого он призвал старшего отрока, своего первенца Энлиля и сказал ему: "Стала тесна гора для тебя, братьев и сестёр твоих". В одном же из египетских папирусов записан гимн Ра-Тему. В нём есть такое обращение к этому "богу": "Привет тебе, Ра-Тем, в твоём великолепном движении. Ты восходишь, и ты заходишь, как живое существо, в лучезарном сиянии западного горизонта; ты заходишь на своей территории, которая на горе заката - Ману".
   - Здесь можно вспомнить и о горе Меру или о греческом Олимпе, - воодушевлённо продолжала Светлана. - То есть, верховный "бог" со своей свитой обитает на некой горе, впрочем, как и его антагонисты. А мы знаем, что "боги" действительно тяготели к горной местности, строя свои постройки на нашей Земле. Мне даже думается, что индуистского Вишну тоже можно отождествить с Ра. Мне сейчас вспомнилось "Гераклеопольское сказание о сотворении мира", где о Ра сказано: "Я был на этой земле, и Шу и Тефнут возликовали из Нуна... Я оросил их слезами, и воссуществовали люди из моих слёз, вытекающих из моего ока". Если сравнить эти строки со строками из "Вишну-Пураны": "Мы почитаем тебя как повелителя слёз, пляшущего среди разрушения, пожирающего богов и людей", то сходство станет вполне очевидным.
   - Есть ещё и другие строки о Вишну, - напомнил Акира. - Вот эти: "Мы, боги, почитаем тебя в себе, мы, Царь Неба, Солнце, Повелитель Слёз, живущий-внутри, близнецы-боги земледелия. Повелитель Ветра, Приношение - мы твои аватары, а ты - наша сущность!". Отсюда, по мимо всего прочего, можно сделать вывод о том, что речь идёт о периоде Потопа с его разрушениями, что тогда связывает не только Ра и Вишну, но обоих роднит с шумерским Энлилем, бывшим инициатором Потопа.
   - В самом деле этот "бог" был многолик, - недобро усмехнулся Кави Рам и сокрушённо покачал головой.
   - И "Вишну-Пурана" подтверждает это, - согласилась с ним Светлана. - В ней есть такие строки: "Мы поклоняемся тебе в твоих демонических аватарах, обманчивых и ошеломляющих, диких страстями, недоверчивых к мудрости... Мы склоняемся перед твоими устрашающими злыми аватарами, блуждающими ночью, жестокими и обманчивыми... О Хари - "Золотистый"! Мы склоняемся перед твоими змеиными аватарами. похотливыми и кровожадными, чьи раздвоенные языки не знают пощады".
   Я заметил как Эйго Хара зябко поёжилась в своём кресле.
   - Даже в последующие времена, - продолжала Светлана, - когда "боги" уже обосновались на нашей планете, ранние цари "Солнечной династии" почитали не кого-нибудь, а Сурью - бога Солнца, как своё родовое божество и практиковали поклонение Солнцу. Считалось, что основатель этой династии Вивасван, как "Арка-таная" - "сын Арки" или Сурьи - жил с самого возникновения мира. А имя Вивасван буквально значит "сияющий", что приравнивает его к Солнцу или богу Солнца.
   - Ещё одно воплощение Ра? - немало удивился Амоль Сайн. - Судя по идентичности имён.
   - Скорее всего, можно говорить о ком-то из его потомков. Ведь первым царём "Солнечной династии" был внук Вивасвана по имени Икшваку, а его непосредственная родословная идёт от Брахмы к Маричи, через Кашьяпу и Вивасвана к Вайвасвата Ману.
   - То есть, скорее всего, Ишваку это уже Гор - сын Вайвасвата-Осириса, внук Вивасвана-Ра и правнук Кашьяпы-Шу, - подытожил Акира Кензо. - Он же правнук Маричи-Атума. На это может указывать и значение его имени - "сахарный тросник". Помните по легендам Исида прятала своего сына Гора от брата Сетха именно в тросниковых зарослях? Женой же Вивасвата была Саранью, дочь Тваштара или же другая его дочь - Санджна. От Саранью-Саджны, согласно легендам, родились близнецы Ями и Яма, а затем их мать, не в силах терпеть яркий блеск своего мужа, уступила своё место служанке Чайне и сбежала. Вивасват, думая что Чайя и есть его жена, совокупился с нею. После этого она родила ему двух сыновей и дочь.
   - Да, эта история, несомненно, пересекается с версией египетского мифа, в котором, завладевший троном Шу-Геба, Ра берёт себе в жёны Тефнут. От этой связи впоследствии и рождается Осирис, -согласилась с ним Светлана. - Тогда он и есть ведический Яма. По версии же Плутарха, он Ауэрилис. Если вести речь о гермафродизме всех "богов", то значит Осириса и Ауэриса можно рассматривать, как одно и тоже лицо...
   - Верно, - согласился с ней экзоархеолог. - Но давайте вернёмся к этому чуть позже, - предложил он. - Сейчас я хотел бы поговорить о ведическом Тваштаре. Его имя означает "художник, мастер, творец". Можно без труда заметить, что образ этого древнего "бога" аналогичен образу египетского "бога" Джехуди-Тота. Последний так же являлся учёным и мастером на все руки в среде "богов". Кроме того, Тваштар изображался стариком, несущим "чашу здоровья", полную волшебного напитка Сома, хранителем которого он и был. Он так же наделял все существа их формой и "развивал зародыш в утробе матери". А бог Тот, судя по всему, был специалистом в медицине и особенно в генной инженерии, свидетельством чему может служить его непосредственное участие в загадочном рождении отпрыска Осириса и Исиды "бога" Гора уже после смерти его отца. И у меня есть большие основания полагать, что будучи "богом Луны", Тот-Джехуди имел непосредственное отношение и к некой процедуре, дававшей остальным "богам" возможность бессмертия.
   - Да уж! Хитросплетения просто голову сломаешь! - шумно вздохнул я.
   - Кстати, образ Тваштара-Тота перешёл и к грекам, - заметила Светлана, бегло улыбнувшись в ответ на моё восклицание. - У них похожими чертами обладал Гефест - виночерпий "богов".
   - Так или иначе, но с приходом к власти Ра-Ану и изгнанием с "планеты богов" Шу и Геба, завязалась продолжительная и жестокая борьба между кланом Ра-Ану и кланом Шу-Алалу. В этой войне столкнулись два стана "богов" - "богов, что на небе" и "богов, что на тёмной земле". Ану становится не только Великим Царём Богов на "Небе". В его власти отныне было и избирание земных царей из числа смертных людей. По шумерской традиции, эти цари восходили на свой престол только по воле Ану. Само шумерское слово "Царство" изначально имело смысл "престол Ану" - "Ануту".
   - Но земные смертные цари появятся значительно позже, - напомнила Светлана.
   - Безусловно, - кивнул Акира Кензо. - Мы снова забегаем далеко вперёд. Предлагаю вернутся на "планету богов", откуда Геб-Крон бежит на нашу Землю, вслед за своим отцом Шу. После этого Тефнут, видимо, по-прежнему оставаясь на "планете богов", попадает во власть Ра и Тота. Им обоим нужен законный наследник трона. Таковым и стал сын Ра, Осирис, рождённый, как и шумерский Эа-Энки, ещё "на небесах", а не на Земле, как об этом пишет Плутарх. Рождение Осириса, как мне думается, имело вполне определённые цели - распространение власти Ра на "богов" "что на тёмной земле". Ведь среди них так же не утихала борьба за власть, каждого одолевало желание вернуть себе утраченный трон. В одном из ритуальных плачей Исиды и Нефтиды есть такие стихи: "Привет тебе, прекрасный юноша, рулевой времени, который ушёл в свой час. Священный образ отца его Тенна, таинственная сущность, пришедшая от Атума". Под именем Тенн здесь выступает древний бог Творения. Подобные ритуальные плачи пелись в храме Осириса Хенти-Аменти на двадцать второй и двадцать шестой день четвёртого месяца сезона "ахет" под руководством верховного жреца - "херихеба" - специально подобранными женщинами... Так вот, спустя какое-то время Тефнут всё же удаётся бежать на Землю.
   - О небо! Как же меркантильны были эти "боги"! - с горечью в голосе воскликнула Эйго. - Сплошные войны и междуусобицы, коварство и обман! Не удивительно, что человечество, порождённое ими, мало отличалось от своих "создателей" на протяжении долгих тысячелетий.
   - Неужели "боги" проводили всё свое время только в междуусобных разборках и войнах?- вслед за экзобиологом удивился молодой Зуко Пур.
   - Конечно же, нет, - покачал головой Акира Кензо. - Безусловно, их цивилизация непрерывно развивалась и двигалась по пути научного прогресса, как и любая высокоразвитая цивилизация. Мы можем судить об этом по присутствию в их наследии глубокого научного знания, которое они пытались передать и людям. Мы можем это видеть по их строительному мастерству, по дошедшем до нас образцам их искусства. Всё это "боги" тоже передали древним людям в период своей цивилизаторской деятельности. Но, к сожалению, мифы донесли до нас в основном деяния верховной элиты этой разумной инопланетной цивилизации, а о простых её представителях мы мало что знаем. Так и земная история в прежние времена сохраняла лишь деяния правителей и военноначальников, являясь историей войн и царствований, и часто скрывая имена и свершения зодчих или мыслителей того времени.
   - Да, вы правы, - нахмурился я.
   - Важен и ещё один аспект рассматриваемого нами исторического периода. Оказавшись в результате всех этих дворцовых интриг и разборок на Земле, так называемые "солнечные боги" неожиданно для себя столкнулись здесь с кланом богов-Змиев - тех самых "сыновей мятежа", детей Апопа. Они уже давно осваивали нашу планету, создав здесь первые виды разумной жизни и терпеливо наблюдая за их самостоятельным развитием. В зороастрийской религии есть текст под названием "Бундахишн". В нём рассказывается о том, как злой дух Ахриман или Анхра-Манью напав на Землю, осквернил её различными вредоносными тварями. Думаю, этот пехлевийский текст описывает как раз тот период земной истории, когда "клан Змиев" проявлял на нашей планете свою активность. Вот, послушайте: "Он встал на одну треть высоты неба и обрушился с него на землю, подобно змее. В день Ормазд месяца Фравардин, в полдень, он свалился, и небо от этого раскололось и испугалось его как овца волка. Он отправился к воде, что была собрана под землёй, потом он просверлил центр земли и вошёл в него. Затем он отправился к растениям, затем к быку, затем к Гайомарду, затем к огню. Так он набрасывался на все создания и сделал мир таким повреждённым и мрачным, что в полдень он был подобен тёмной ночи. Он разбросал по земле жалящих вредных тварей, таких, как змея, скорпион, ящерица, лягушка, так что свободным от них не осталось и острие иглы", - зачитал Акира Кензо.
   - Это не о расширении ли "малой Земли" говориться? - сощурился Кави Рам, глядя на экзоархеолога.
   - Разумеется,
   - А вы заметили, что все эти "вредоносные твари", порождённые злым духом, имеют земноводную природу или являются пресмыкающимися? - задумчиво произнесла Эйго Хара. - Это ведь не случайно? Как я понимаю, речь-то идёт как раз о времени до или сразу после расширения "малой Земли", где как раз и обитали древние пресмыкающиеся, а после наступил расцвет времени динозавров.
   - Ага, - согласно кивнула Светлана. - В свете разрабатываемой нами гипотезы можно вспомнить и хорошо известные "камни Ики" или древние глинянные фигурки рептилий, найденные когда-то в Южной Америке. Все эти "чудовища", изображённые на них, были представителями фауны мира совершенно иных планет, которых в незапамятные времена доставили на нашу Землю.
   Она бросила на Акиру быстрый пристальный взгляд, но тот промолчал.
   - А кто такой этот Гайомард, о котором говорится в тексте? - поинтересовался Амоль Сайн.
   - У него есть другое имя - Каюмарс, - пояснила Светлана. - Оно означает "Жизнь смертная", "Жизнь человеческая" или "Живой смертный". В иранской мифологии это первочеловек, первоцарь, который соответствует ведийскому Мартанде, а в манихействе носит имя Гехмурд. Если следовать тексту, процитированному Акирой, Ормазд, равноценный змею Апопу, создаёт на Земле всё живое: сначала растительную жизнь, затем животную и после первого человека. К тому же он безусловно причастен и к самому процессу расширению нашей планеты, так как сказано: "отправился к воде, что была собрана под землёй" и "просверлил центр земли и вошёл в него". На мой взгляд, это мифологическое описание вполне соответствует геологическим процессам, которые нам описывал Кави Рам.
   Светлана посмотрела на геолога.
   - Да, - подтвердил тот. - Остаётся только удивляться тому, как подобная информация могла оказаться у людей, создаваших эти мифы.
   - Все мифы создавались не людьми, а достались им, как наследство "богов", - покачал головой Акира. - Мифы и легенды были ничем иным, как каналом передачи важной для "богов" информации через тысячелетия - необычайно ёмким, филигранно выверенным и точным, несмотря всю на простоту используемых образов. Это величайшее научное искусство, а не выдумки и суеверия наших тёмных предков, как считалось раньше большинством учёных, ослеплённых догмой линейного развития разума от простого к сложному... Но вернёмся к "солнечным богам", которые, вынуждены были поселиться на той древней Земле. Встав во главе своей земной "базы", сначала Шу, а затем и Геб, оказываются перед серьёзной проблемой - как им делить нашу планету с "кланом Змиев"?
   - Возникает новое противоборство, известное нам как "вторая война" между Асурами и Даитьями, - сообщала Светлана. - В "Сатапатха Брахмане" подробно говорится об этом периоде истории.
   - Вы имеете ввиду вот эти строки: "Боги и Асуры Отца Богов и смертных стали воевать за господство. Боги победили Асуров; но после они снова напали на них. И в этот раз были побеждены боги. И Асуры думали: "Теперь-то нам одним принадлежит этот мир!" И тогда они сказали: "Давайте же разделим мир между собою; а когда разделим землю, будем кормиться от неё". И вот разделили они землю от запада до востока"? - уточнил экзоархеолог.
   - Да их, - подтвердила девушка. - Когда же побеждённые Адитьи узнали о том, что Асуры делят Землю. они пришли к ним просить дать и им часть "земной пищи".
   Светлана на секунду призадумалась, вспоминая что-то, и процитировала на память:
   - "Прослышав про это, боги сказали: "Асуры делят землю! Пойдём туда, где Асуры делят землю. потому как что будет с нами, если не достанется и нам часть земли?"". Адитьи поставили во главе себя Вишну, и отправились к Асурам. Надменные Асуры согласились дать своим младшим братьям столько земли, сколько покроет своим телом лежаший на ней Вишну. Но "боги" были хитры и решили обмануть Асуров. Они поместили Вишну в некое "ограждённое место", которое "могло двигаться в трёх направлениях". Таким образом они заполучили три из четырёх регионов Земли. Обманутые же Асуры снова напали на Даитьев, но те обратились за советом к Агни, который помог им победить Асуров навсегда. Так об этом рассказывает "Сатапатха Брахмана".
   - Да. Нанеся свой предательский удар, "боги" побеждают в той войне, - сказал Акира. - Побеждённые Асуры тогда уходят в океан, в подводные крепости или под землю, в свои прекрасные города. Адитьи боятся океана и земных глубин, потому и забираются на неприступные горные вершины и склоны, где строят свои мегалитические сооружения, оберегая себя от своих врагов. Но они же пытаются установить контроль и над "подземным миром", чтобы обезопасить себя от внезапного нападения Асуров. У шумеров об этом периоде земной истории есть строки, описывающие "бога" подземного мира Ниназу. Он был тесно связан с войной и со змеями: "Твой хозяин, великий господин, сын Энлиля, возвышающийся лев, брызжущий ядом над враждебными землями, поднимающийся южным ветром против вражеских земель, рычащий подобно дракону на стены мятежных земель, буря, охватывающая непослушных и сметающая врагов".
   - То есть, все эти "стражи ворот Подземного Мира" вполне реальные персонажи? - задал вопрос Иллик Шелли.
   - Вполне.
   - Но если Вишну это тот же Ра, то почему он помогал свергнутым им же правителям захватить Землю и победить Змиев? - удивился я.
   - В этом нет ничего удивительного, Сид. Ведь Ра, после захвата престола в Аат-Небес, становится Царём Богов. Это было обычной практикой. Изгнанники так или иначе обязаны были подчиняться новому правителю, который к тому же обладал грозным оружием, с помощью которого и держал в страхе остальных своих сородичей. Раздел же территорий Земли не мог не затрагивать интересов самого Ра-Вишну. Поэтому-то он и принял в нём непосредственное и активное участие. Здесь всё переплетено и завязано в очень тугой клубок. Нам сейчас порой трудно понять подобные нравы и устои, которые слишком далеки от наших, - с оттенком извинения улыбнулся Акира.
   - Тяжёлый труд по строительству неких технических сооружений и первых городов, - продолжал он свой рассказ, - возложенный на ануннаков их правителем Ану-Ра, в конце концов, вынуждает тех поднять восстание против жестого регенства Шу-Энлиля. Именно он руководил всеми этими работами и возглавлял колонию "богов" на нашей Земле. Восставшие ануннаки под предводительством негого "бога" по имени Кингу ищут поддержку у "клана Змиев", обращаясь за помощью к Тефнут-Тиамат. Та к этому времени уже покинула Аат-Небес, скрываясь от преследований Ра и Тота на нашей планете. Это станет понятным из описаний дальнейших событий.
   Акира порывисто встал и прошёлся по кают-компании, словно разминая затёкшие ноги, при этом продолжая рассуждать вслух:
   - Я думаю, весьма вероятно, что имена "богов", такие как "Бог бури" или "Бог грозы", приписываемые Мардуку или индуистскому Индре, указывают на обладание этими "богами" определёнными средствами передвижения как по воздуху, так и в открытом космосе. В мифологии есть много прямых указаний на это. Вот к примеру: "Породил Ану четрые ветра, вложил ему в руки - "Подарок сыночку!" - он сотворил ураганы и вихри...". Понятие "бури" или "вихря" в Древней Месопотамии очень часто ассоциируются именно с полётами различных божеств. Во многих текстах и на рисунках к ним можно увидеть, что пиктографический знак "УД" в протописьменный период обозначал подъём божества в небо. Например: "Инанна, летящая на южном ветре, ты - та, что получила великие ме из Абзу... Энлиль вручил мне небеса и вручил мне землю, я Инанна! Он вручил мне царство и титул царицы... Он вручил мне яростный ветер и вручил пылевую тучу. Он водрузил мне на голову небеса, словно тиару".
   Акира остановился около окна и оглядел присутствующих.
   - Шумерское слово "улу" - "ветер" - имеет так же значения "шторм" и "буря", как и логограмма "яростный ветер" - "мар-уру". Из приведённого мной текста ясно вытекает, что "богиня" Инанна стала обладательницей некого летательного аппарата, который ей вручил Энлиль-Шу, когда присвоил ей же титул царицы вместе с дарованием царства. В шумерских текстах так же часто упоминаются и некие "му" - загадочные предметы, связанные как с некими знаниями, так и с управлениями космическими полётами, с космической связью, а, возможно, и представляющие собой какие-то части космического корабля. Скажем, навигационные или памятные устройства. Из гимнов и легенд, посвящённых всё той же Инанне-Иштар и рассказывающих о её путешествиях, можно понять, что именно "му" были тем средством, с помощью которого "боги" поднимались и перемещались высоко в небе: "Небес госпожа надевает одежды Небес, к небесному своду готовясь подняться. Над землями разных народов она в своём МУ пролетает. Летящая в МУ госпожа на лёгких крылах к Небесам воспаряет. Минуя места всех пристанищ, летит госпожа в своём МУ".
   - А ещё у шумеров и аккадцев была традиция создания скульптурного или живописного подобия божества внутри "небесной палаты", - сообщила Светлана. - Эти "палаты" обычно выглядели как каменные колонны, обрамлявшие композицию. Соприкасались вверху, они образовывали округлый свод и между колонами, в глубине вырезалась фигурка бога, который как бы находился внутри изображённого объекта. В тоже время, нам хорошо известно, что мемориальные каменные стелы были ни чем иным, как имитацией "огненного небесного корабля богов", что выражалось в самом названии таких колонн "НА.РУ" - "камни, которые поднимаются". Аккадцы, вавилоняне и ассирийцы единогласно называли их "объектами, испускающими молнии". Есть и соответствующее аморитское слово - "нурас", переводимое как "огненный объект". В иврите же существовало слово "нер" - "столб, испускающий свет". Даже в индоевропейских языках такая стела именовалась как "ху-у-ауши", что означало "огненная птица из камня".
   - Всё верно, - согласился Акира. - Как и большинство односложных шумерских слов, "му" имело прямое значение: "поднимающийся прямо ввысь". Хотя в более поздний период возникло новое значение этого слова: "то, что напоминает о ком-то". Это и понятно, ведь самих "богов" в те времена уже не было на Земле. Остались лишь предметы, напоминавшие о них. Так или иначе, становится понятным и закономерным стремление ануннаков, оказавшихся взаперти на Земле, а фактически в ссылке, на каторге с трудовой повинностью за какие-то прегрешения или лояльность кому-то из врагов Ану-Ра, завладеть этими самыми "му". Ведь с их помощью можно было передвигаться между нашей планетой и "планетой богов". Совсем не удивительно и то, что владевший этими самым "му" получал так же власть над остальными "богами". Ведь он обретал неограниченную свободу передвижения в космосе. Отсюда вытекает вся эта ожесточённая борьба за обладание другими таинственными предметами "богов", названными в легендах "ме" или "таблицами судеб". Ведь они тоже были непосредственно связаны с космическими полётами.
   - Мне кажется по поводу всех этих мифических "ветров" и "бурь", как летательных аппаратов "богов", вы безусловно правы, - согласилась с экзоархеологом Светлана. - Любое по-настоящему новое явление будет настолько чуждым устоявшемуся языку и мышлению, что люди для его описания просто вынуждены будут использовать различные аналогии с известными им явлениями или предметами. Шумеры в этом отношении не были исключением. Они использовали реалии окружающего их мира для того, чтобы объяснить непонятное и необъяснимое для них, стараясь сделать его более понятным и объяснимым. Я помню многие шумерские цилиндрические печати, на которых присутствуют подобные символы. Самым известным, конечно же, являются крылья. Они символизируют способность мифологического героя или божества подниматься в небо и летать. Но есть и другие. Например, четвероногие животные, львы или драконы, тоже имеющие крылья. Есть и "крылатые ворота", установленные, как правило на быке, внутри которых помещено само божество. Именно то, что на таких изображениях крылья всегда прорисованы только один раз и никогда не дублируются, и говорит в пользу того, что это всего лишь символическое обозначение способности соответствующего божества к полётам по небу.
   - Бывает и более конкретизируемый образ, позволяющий нам связать все эти "ветры", "бури" и "вихри" именно с летательными аппаратами, - заметил Акира Кензо. - Вспомните рассказ о сражении Мардука с Тиамат: "На страшную колесницу - непобедимых Вихрей. Он их поставил, он впряг всю четвёрку в упряжку: Душегубца, Злодея, Топчуна, Быстроскока. В оскале их пасти, их клыки ядовиты. Покоя не ведают, убиение знают". Иначе говоря, нам сообщают о том, что Мардуку вручили космический корабль, имеющий четыре двигателя, и оружие для победы в схватке с Тиамат, после чего его отправляют на Землю сражаться с кланом Змиев. Что касается Инанны, то эта "богиня", как правило, перемещается по воздуху на семи "хищниках" или "бурях": "Облачённая в яростную бурю, смерч... Инанна летит верхом на укрощённых львах... ты летишь на семи огромных хищниках, спускаясь с неба... заливающая Страну пламенным огнём, наделённая Аном великими ме, госпожа, летящая на хищнике, чьи слова произносятся по священному приказу Ана!".
   Акира опять сел в кресло, стоявшее около окна и углубился в чтение своего справочника.
   - Есть много подобных текстов, - наконец, снова заговорил он. - В одном из гимнов, посвящённых Инанне, есть сравнения её с горящим факелом, появляющемся в вечернем небе или же рассказывается о том, что она летит на некой платформе, прибывая на землю: "На земле, Инанна, ты излучаешь ужасающее сияние со священной платформы. Твои стопы покоятся на семи хищниках, твоё сиденье установлено на льве и леопарде". Здесь любопытно слово "платформа" - "бараг куг" - потому что основное значение логограммы "куг" в роли существительного это "серебро" или "металл". А прилагательно вполне правомерно может переводится как "серебристый" или "металлический".
   - Иначе говоря, речь идёт о каком-то металлическом предмете, возможно, серебристого цвета? - догадался Кави Рам.
   - Правильно. Логограмма "бараг" к тому же имеет такие значения, как "камера", "жилище" или "короб".
   - Значит, речь вполне может идти о каком-то металлическом серебристом корпусе? - быстро сообразил Амоль Сайн.
   - Именно так! Кроме того, в текстах Инанна очень часто описывается и как змей или дракон, изрыгающий яд: "Подобно дракону, ты изливаешь яд на враждебные земли. Никто не отважиться встать против неё...". Аналогичные описания мы можем встретить и в отношении других "богов". Например, о Нинурте-Гебе сказано: "Господин, безупречный воин, любимец... Нинурта... Орудие, идущее в бой... Дракон со страшным лицом, ядовитый змей, что... свой яд на вражеские земли". Есть похожие эпитеты и в отношении "богини" врачевания Нинисине, по другому именуемой Бау или Гулой: "Великая буря, что приближается к земле и не знает равных, ревущая буря, рычащий лев, перерезающий врагу горло, всеподавляющая буря... Громко ревущая буря, с сочащимся кровью тром, буря, чей рот непрерывно брызжет слюной, орошая врага ядом". Кстати, само имя этой "богини" в одной из его форм означает "ворота" - "бабу". И ко всему прочему, она является женой бога Нинурты, который, несомненно, аналогичен египетскому Гебу. То есть, по сути, речь идёт ни о ком нибудь, а о богине Нут, которая "протягивала небесный свод" - имела непосредственное отношение к "небесам" и управлению ими. Даже у Филона в его "Финикийской истории" встречаем рассказ о "крылах" Крона: "Он (Гермес) придумал также для Крона черты, показывающие его царскую власть: четыре глаза, спереди и сзади, причём двое из глаз были закрыты, а на плечах четыре крыла, два распущенных и два сложенных. Этим символически указывалось на то, что Крон и во время сна видит, и во время бодорствования спит. Равным образом и крылья указывали на то, что он летает во время отдыха и отдыхает во время полёта. А остальным богам он дал каждому по два крыла на плечах, в знак того, что они летают вместе с Кроном".
   - Поразительно! - вырвалось у Иллика Шелли.
   - Мне кажется, что в описаном "Энума Элиш" заговоре "молодого поколения богов" против праматери Тиамат и её мужа Апсу речь идёт о периоде, когда ануннаки во главе с Шу-Энлилем только оказались на Земле, - в раздумье произнесла Светлана. - Видимо, Шу бежал сюда со своей свитой, а после начал по приказу Ану-Ра строить посадочные площадки для космических аппаратов, готовя обширную экспансию "богов" с их родной планеты. Но Земля в это время была во власти Змиев, и частые полёты новоявленных космических гостей сильно беспокоили тех. Всё возрастающее присутствие на Земле "солнечных богов" и привело к очередному столкновению со Змиями-Асурами. Именно поэтому "боги" из свиты Тиамат призывают её: "Нас, что так маются, нас ты не любишь! В бессноннице высохли наши очи! Сбрось ярмо, и покой мы получим!". И мы видим что в столкновении с Мардуком принимают участие различные змееподобные чудовища, порождённые Тиамат: "Могучи творения её, нет им равных! И ещё сотворила одиннадцать этим подобных!".
   - Как я уже сказал, мне думается, что Тиамат тождественна Тефнут-Гее, бежавшей на Землю от преследований Ра-Ану и его отца. Но те ануннаки, что были так же сосланы сюда по распоряжению Ра или даже Шу, вполне могли входить в число союзников Тефнут во времена её конфронтации со своим мужем, когда тот ещё занимал царский трон на "Небесах". Именно поэтому они названы в "Энума Элиш" её "первенцами", именно поэтому из их числа Тиамат выделяет Кингу, избирая его полководцем и назначая главой Совета "богов". Фактически, будучи супругой правителя, Тиамат-Тефнут называет Кингу своим новым мужем и сажает его на трон, только не в Аат-Небес, а на Земле: "Надо всеми в Совете тебя вознесла я, все божьи решения в твою руку вложила! Всех ты превыше. супруг мой единый, над ануннаками вознесу твоё имя! Лишь твои неизменны приказы, уст твоих нерушимо Слово! Ныне, как Кингу взнесён, дали сан ему Ану".
   - Разумеется такой поступок не мог не возмутить Шу, - продолжал Акира. - Ведь он, теперь уже по велению Ра, возглавлял колонию ануннаков на Земле. И уж тем более сам Ану-Ра воспринял это как личный вызов и оскорбление непокорной беглянки, которая не пожелала стать его законной супругой, укрепив тем самым его власть в Аат-Небес. Поэтому Ра направляет все силы на уничтожение бунтовщиков и назначает для этой миссии главным всё того же Шу-Энлиля. Своему отцу в подавлении восстания ануннаков активно помогает его сын Геб-Крон, заменивший к этому времени в колонии "богов" Кингу на посту "главного офицера". Шу-Энлиль напутствует его так: "Я подарил тебе небесную бурю для борьбы с мятежными землями. Я подарил тебе булаву, поток, воспламеняющий горы. Царь, узок был путь перед твоей бурей. Однако, Нинурта, я был уверен в твоём наступлении на горы... ты в своей буре сверху набросился на мятежные земли... Ступай же, жизнь прерви Тиамат! Пусть ветры развеют её кровь по местам потаённым!".
   - Но Геб-Нинурта в этой заварушке имел и свой личный интерес, - резонно заметила Светлана.
   - Безусловно, - согласился с ней Акира. - Во-первых, он всё ещё пылал страстью к своей матери Тефнут-Тиамат, что хорошо видно в его речи, обращённой к ней перед предстоящей битвой: "Кричали сыны - отцы их презрели, а ты, их праматерь, ненавидишь милость! В полюбовники Кингу ты избрала, в сан Ану ввела, ему не должный! Владыке богов, Аншару ты уготовила злое! И богам, отцам моим, ты так же зло замышляешь!".
   - Вот не понимаю я этих "богов"! - горячо воскликнул Иллик Шелли. - Что это? Что за чувства ими руководили во всех этих сварах. Она же его мать, в конце концов!
   - Это называлось ревностью, - спокойно ответил Акира. - Неуверенность в себе порождала зависть к другим, плюс чувство собственничества, обращённое на других людей.
   - Ужас какой! - вскричала Эйго, неприязненно морщась. - Как можно считать другого человека своей собственностью?
   - Подобное было в порядке вещей и в среде людей многие тысячелетия прежней истории, - печально вздохнул экзоархеолог. - Но не только ревность двигала Гебом-Нинуртой. Немалую роль, безусловно, играла и жажда власти. Свергнутый, как и его отец, с "небесного престола", Геб теперь желал занять место своего отца на земном "троне". Возможно, именно поэтому впоследствии он будет искать союзников в стане "богов" из "клана Змиев". Но пока Геб на стороне своего отца, а так же верховного правителя Ра. Он яростно бросается в бой с их врагами: "Господин поднялся, касаясь неба; Нинурта отправился на битву, одним шагом он преодолел лигу, как грозная буря он помчался на восьми ветрах к мятежным землям. В руках он сжимал копьё. Копьё зарычало на горы, булава стала пожирать всех врагов. Он приладил уничтожающий шторм и жаркий ветер к шесту, он подвесил колчан на крюк. Огромный ураган, неотразимый, шёл перед героем, поднимая пыль, укладывая пыль, сравнивая всё с землёй, заполняя пустоты. Он изливал дождём горящие угли и языки пламени; пламя уничтожало людей. Ураган выворачивал из земли стволы высоких деревьев, превращая леса в щепки, земля схватилась руками за сердце и закричала от боли...".
   - Довольно странное поведение, - пробурчал я. - Сначала убивать своих собратьев, а потом искать в них союзников. И что, они так просто приняли его?
   Я удивлённо посмотрел на экзоархеолога.
   - Мне вообще не понятно, как могла такая цивилизация - основанная на дремучем монархическом строе, с его неравенством, угнетением и междоусобными войнами - покорять просторы космоса, иметь развитую науку и обширные знания. Ведь совершенно очевидно, что выйти в Большой Космос может лишь цивилизация гуманистическая, высокоразвитая в духовном и этическом отношении, основу которой составляют свободные люди.
   - Представьте себе, Сид, - спокойно произнёс Акира Кензо, - что по каким-то причинам некая небольшая группа представителей высокоразвитой цивилизации оказывается заброшенной в далёкую звёздную систему. Ну, скажем, какой-то исследовательский космический корабль терпит бедствие поблизости от нашей планеты или соседнего Марса. Поначалу, все они живут привычной им жизнью, социология которой основана на первенстве науки и гуманизма, как и у нас с вами. Эти люди из другого мира будут пытаться выжить в экстремальных условиях, потому что по каким-то причинам их возвращение домой невозможно, а помощи с родной планеты ждать не приходится. Что будет происходить с ними по прошествии довольно длительного времени, проведённого в чужом мире, ведь живут эти люди значительно дольше нас с вами? Они безусловно начнут меняться, приспосабливаться к новым условиям, которые так или иначе будут определять изменения в их поведении, трансформировать их изначальную мораль и этику. Вполне возможно, что эта цивилизация на своей родной планете прошла те же исторические периоды, что и наша. Возможно, что когда-то давным-давно основным общественным устройством там был всё тот же феодализм, основанный на безграничной власти монарха...
   - Тогда в условиях выживания в чужом мире кто-то мог вспомнить о прежних исторических временах и решить возвыситься над своими сородичами, имея некие преимущества! - догадалась Эйго Хара. - В самом деле, почему бы и нет? Демократическая составляющая не ушла совсем и это видно по наличию хотя бы общего Совета, принимающего совещательные решения. Но лидерами пришельцев была возрождена старая система социальных отношений, основанная на власти монарха. Скорее всего, не точная копия, потому что о ней, должно быть, знали только из книг или древних преданий. Постепенно эти лидеры, получив в свои руки новые инструменты манипулирования и руководства, стали, что называется, входить во вкус, и давно забытое старое окончательно взяло верх над новым. Всего несколько поколений и покровы гуманизма сорваны, полностью забыты ими. Остались лишь распри, борьба за власть, братоубийственные войны, в которые впоследствии было втянуто и земное человечество!
   - Как вы правы, моя милая Эйго! - печально вздохнул Акира. - Даже само человечество было создано в угоду нуждам этих новоиспечённых "богов". В шумерских текстах поясняется, что во времена их первого прибытия на нашу Землю власть среди них была распределена следующим образом: Ану-Ра оставался на Небе и правил "планетой богов", Энлиль-Шу взял под командование Землю, а Энки-Осирис получил в своё распоряжение "АБ.ЗУ", что всегда переводилось учёными как "глубины вод". Но этот термин можно перевести и как "Нижний Мир", в то время как во владения Энлиля входил "Верхний Мир": "Тогда по рукам ударили боги, бросили жребий, поделили уделы. Ану получил во владение Небо, власти Энилиля подчинили землю. засовы вод, врата Океана, Государю Энки они поручили. На небо своё Ану поднялся, Энки спустился в свои глубины".
   - Значит вы считаете, что шумерский Энки равнозначен египетскому Осирису? - удивилась Светлана. - Хотя, если хорошенько подумать, возможно вы в чём-то и правы, - задумчиво произнесла она. - Я помню, что в одном шумерском тексте "Нижний Мир" называется "Землёй УТ.ТУ на западе". А шумерское слово "АБ.ЗУ" буквально переводится как "первозданный глубинный источник". Но это совсем не означает, что это обязательно должен быть "источник воды". Ведь так?
   Девушка с надеждой посмотрела на экзоархеолога, который внимательно слушал её, не перебивая.
   - Согласно же шумерским грамматическим правилам, - продолжала рассуждать его помощница, - два слога, образующие слово, могли меняться местами. Но значение слова при этом оставалось неизменным. То есть, слово "АБ.ЗУ" могло быть записано и как "ЗУ.АБ". В таком написании оно позволяет провести параллель с семитскими языками, где был его аналог - "за-аб". Это означало "драгоценный металл" или "золото".
   - Так-так, продолжайте! - закивал Акира, глаза которого загорелись неподдельным интересом. - Кажется, я начинаю понимать куда вы клоните.
   Ободренная его словами, девушка продолжала более уверенно:
   - К тому же шумерский пиктрограф слова "АБ.ЗУ" напоминает шахту или экскавацию земных недр. Думаю, поэтому Энки вовсе не был господином "бездны вод". Он был "богом", в чьём ведении находилась эксплуатация залежей каких-то металлов или минералов. Подтверждение тому можно найти и у аккадцев, которые поясняли, что "Апсу - это Никбу".
   - А аккадское "Никбу" или его эквивалент на иврите "никба" как раз и имеет вполне определённое значение - "глубокая скважина в земле", сделанная человеком, - уверенно подытожил Акира. - Соответственно, страна, откуда в Месопотамию прибывали грузы металлических руд, была известна под названием "А.РА.ЛИ" - "место сияющих жил". В мифах Инанна называет это место "землёй, где драгоценные металлы покрыты почвой".
   - То есть, где имелись залежи руд! - воодушевлённо воскликнул Иллик Шелли.
   - Именно так. Столица же "Нижнего Мира" - земли "богини" Эрешкигаль - находилась в "ГАБ.КУР.РА" - "сердце гор".
   - Значит, довольно далеко от морского побережья, - заметила Светлана. - Здесь речь может идти совсем не о Египте, а о том же Тиуанако далеко в Андах.
   - Вполне возможно, - согласился с ней экзоархеолог. - Позже, когда "боги" пришли на земли Египта с "Запада", "Нижним Миром" стала именоваться дельта Нила. Именно туда, как гласят вавилонские и ассирийские тексты, в более поздние времена свозились во множестве люди и принуждались "богами" к непосильному труду на копях. Эта страна получила от этого другой эпитет - "КУР.НУ.ГИ.Я" или "место, откуда не возвращаются".
   - Что так же можно перевести как: "земля, где боги, которые работают в глубоких тоннелях и добывают", - кивнула Светлана. - В "Мифе об Атрахасисе" сказано: "Когда, подобно людям, боги труда ярмо влачили и жизни тягости несли, то труд их был тяжёл, работа непосильна. страданья велики. две с половиной тысячи лет они тяжко трудятся днём и ночью". Отсюда становится понятным, какая аннунаков в самом деле могла быть причина для восстания против власти наместника Ра, "бога" Шу-Энлиля. А итогом ему стало создание "богами" искусственно выведенного ими "примитивного рабочего". А "Верхний" и "Нижний Миры" у шумеров вполне могут соответствовать Верхнему и Нижнему Египту времён правления Сетха и Осириса, когда Верхний Египет был под властью Сетха, а Нижний принадлежал Осирису.
   Глаза девушки загорелись азартом, и я снова залюбовался ею.
   - При этом Сетх был сыном Геба-Нинурты, а Осирис - и я в этом уверен - являлся сыном Ра, хотя официальные легенды и приписывают его отцовство тому же Гебу. Родиной Сетха, как мы знаем, был Омбос, и во времена додинастической истории, в правление Накада первого, Сетх являлся божеством металлов. Сам же город Омбос в Древнем Египте был известен, как город Нубд - "Город золота" . Это название происходило от древнеегипетского слова "нуб" - "золото", по причине близости золотых копей в Аравийской пустыне, которая в те времна ещё не была пустыней. Ассирийцы же именовали эти места "мицур" или "мисир", что означает "край изобилия".
   - Видимо, не случайно за эти земли велась такая ожесточённая борьба между Сетхом и Осирисом, бывшем на стороне "бога" Ра, - понимающе закивал Иллик Шелли.
   - Разумеется, - подтвердил Акира Кензо. - Кроме того, Египет находился по отношению к Шумеру как раз на западе. Поэтому нисколько не удивительно, что в шумерском тексте "Нижний Мир" называется "Землёй УТ.ТУ на западе". Ведь как мы уже установили Утту это одно из имён бога Ра. В египетской провинции Кена, где был расположен Омбос, находились и другие значимые объекты древнеегипетской истории: Абидос, Дендера, Луксор, Эдфу. И именно в последнем была расположена так называемая "кузница Гора", а в последствии, после победы над Сетхом, и резиденция нового царя Египта, сына Осириса.
   - Значит, описанные в мифах войны за эти земли, которые велись по повелению Ра и при непосредственном участии Гора и Тота, были войнами за источники природного сырья? - сообразил Зуко Пур. - За месторождения металлов: золота и железа?
   - Скорее всего, - подтвердил его догадку экзоархеолог. - Это были войны за ресурсы, обладатель которых получал в свои руки неограниченную власть среди "богов". Эти же территории ранее принадлежали "древним богам", память о которых впоследствии так тщательно уничтожалась победившими в той последней войне "солнечными богами". Следы этого уничтожения отчётливо видны в Рамессеуме, где расположенны знаменитые "колоссы Мемнона", изображающие тех самых "древних богов", а так же гигантский гранитный колосс в храме Рамзеса второго.
   - И эти добытые металлы переправлялись с Земли на "Небеса" - на планету, где правил верховный владыка Ра, - возбуждённо воскликнул Зуко Пур.
   - Да, - снова согласился с ним Акира. - Если Шу-Энлиль был неким отвественным представителем "богов" на нашей планете, и в его распоряжении находился центр управления и космической связи, то остальные "боги", бывшие в его команде, несомненно выполняли различные технические функции как по обслуживанию этого центра, так и по запуску и наладке космических аппаратов, предназначенных для полётов между Землёй и Аат-Небес. Мы видим этих всех "богов" находящимися в "Солнечной Ладье" бога Ра. К тому же "короны" этих "богов" очень сильно напоминают некие антенны, которые могли служить для связи или непосредственно указывали на техническую специализацию данного "бога" в рамках земной колонии. Всех этих существ шумеры обозначали словом "дингир". Они вовсе не были богами в нашем понимании этого слова, и даже в понимании самих шумеров не были, потому что слово "дингир" переводится как "тот, кто принимает решения". Иначе говоря, "повелитель" или "правитель".
   - К тому же, все шумерские тексты не устают повторять, что предназначение самих людей было в том, чтобы обслуживать тех, кого они называли "дингирами", - важно заявила Светлана. - Сами шумеры не испытывали к своим "богам" абсолютно никакого священного трепета и благоговения, присущего верующим. Во всей Месопотамской религии главенствующее значение имеет лишь чувство страха, уважения и рабской покорности по отношению к этим "божествам". Там нет никаких намёков на экзальтацию или возвышенные чувства. Тоже самое происходило и в Древнем Египте.
   - Кроме того, это была ещё и религия, в которой совершенно отсутствовали священные писания, какие-либо религиозные авторитеты, догмы или религиозный фанатизм, - добавил Акира Кензо. - Ни один документ той эпохи не свидетельствует нам о наличии у древнего человека чувства божественного. Все эти "боги" жили на небесах, на земле или под землёй, в своих храмах или в своих изваяниях, но ни один из них никогда не обитал в сердце или в душе у человека. Всё потому что "боги" считались очень высокопоставленными "руководителями". Они были далёкими и высокомерными "начальниками" над людьми, их хозяевами и правителями. Им подчинялись, их боялись, перед ними дрожали, но их никогда не любили, они никогда не нравились, потому что они не были дружелюбными по отношению к людям.
   - Но до людей трудились сами "боги"? - уточнил Зуко Пур. - Я правильно понял? Получается, сюда, к нам прибыла не исследовательская экспедиция? Здесь было что-то вроде ссылки или каторги для врагов Ра, и на Землю ссылали всех в чём либо провинившихся или мятежников, чтобы они разрабатывали ресурсы нашей планеты для нужд высокопоставленных "богов"?
   - Думаю, что ты не далёк от истины, - согласился Акира и зачитал: - "Они, небесные Ануннаки, тяжкий труд переложили Игигам. Начали боги выкапывать реки - Жизнь страны - каналы прорыли; реку Тигр они прокопали, реку Евфрат прокопали так же. Они трудились в водных глубинах. Жилище для Энки они возводили. Они возвели Апсу для Энки... они вознесли его на вершину. Десять лет они тяжко трудились. Двадцать лет они тяжко трудились. Тридцать лет они тяжко трудились. Годы и годы тяжко трудились. Годы труда они подсчитали, годы труда в болотах и топях. Две с половиной тысячи лет они тяжко трудились днём и ночью. Они кричали, наполнялись злобой, они шумели в своих котлованах: "Хотим управляющего видеть! Пусть он отменит труд наш тяжкий!"".
   - Возможно, речь идёт о периоде предпотопного мегалитического строительства? - предположила Светлана. - Южная Америка, Мезоамерика, Баальбек, Древняя Турция, "первобытные курганы" в Египте и в Юго-Восточной Азии, пирамиды Китая... Масшатбы строительства на самом деле поражают воображение. Именно поэтому "сорок эпох" ануннаки и "влачили ярмо труда". Но за тем возмутились: "Довольно! Мольбы и стоны и удары палок из тёмных подземелий доносились". Помните развалины Кенко и Тиуанако, где в скалах вырезаны странные углубления явно для какого-то оборудования? Возможно, там тоже располагались какие-то навигационные центры, только принадлежавшие ещё богам-Змиям. Но в ходе войны эти сооружения были разрушены, а оборудование... Может быть, "солнечные боги" перевезли его в Шумер или Египет? Есть же легенды, согласно которым бог Нинурта выносит из "горы" побеждённого им дракона Асага некие "камни", назначение которых сам "бог" явно не понимал, а некоторые попросту разбил. И есть шумерские таблички с изображением животных, навьюченных какими-то загадочными предметами, похожими на ящики или Ковчег Завета.
   Светлана задумчиво посмотрела на экзоархеолога.
   - Вполне возможно.
   - Но тогда это действительно должно относиться к периоду ещё до Потопа. А с этим не сходится ваше предположение о присутствии в это время на Земле Осириса-Энки. Ведь из тех же шумерских текстов нам известно, что он появился на нашей планете уже после катастрофы.
   - Здесь, наверное, просто нужно пояснить мою мысль. Я считаю, что после того, как Ра, при участии своего отца Джехуди-Тота, сверг с престола, принадлежавшего когда-то Атуму, его внука Геба-Нинурту и отправил того в ссылку под попечительство его отца Шу на нашу Землю, Тефнут всё ещё оставалась в Аат-Небес, в плену у новоиспечённого владыки "Небесного Царства". Скорее всего, в это время Тефнут беременеет от Ра своим первым сыном, которому дали имя Асар или Осирис. Это становится известно Гебу и Шу. Последний отправляет своего сына за матерью в Аат-Небес, с поручением привезти её в земную колонию "богов" до того, как она родит, лишив таким образом Ра законного наследника трона.
   - Но ведь хорошо известно, что именно Геб и Нут родили четырёх детей, ставших первыми божественными земными царями, - недоумевала Светлана. - "Шу и Тефнут произвели на свет Нут, Геб и Нут породили Осириса и Гора, живущего без глаза, то есть слепого Гора, и Сетха, и Исиду, И Нефтиду в одних родах, друг за другом. И их детей стало много на земле", - пишет Плутарх. А в мифе "Энки и Мировой порядок" бог Энки описывается как дракон: "Великий дракон, что стоит в Эриду... Великий господин, выдающийся среди богов, твои решения мудры и вески! Отец Энки, уважаемый, великий дракон, твёрдо определяющий судьбы, занявший место на многочисленных ме в великолепном сиянии, великий князь, защитник богов". И из этого текста так же вытекает, что отцом Энки является Нинурта-Геб.
   - Давайте разберёмся что здесь к чему, - охотно предложил Акира. - Есть такой древнеегипетский папирус Хунефера, из которого явственно прослеживается причастность Тота-Джехуди к рождению Асара-Осириса и в котором дана совершенно иная последовательность рождения детей Геба и Нут. Вы же согласитесь со мной, что доверять египетскому тексту мы можем больше, чем пересказу Плутарха? Вот и хорошо. Что мы можем прочитать в том папирусе? А вот что: "Верховная власть твоего отца Геба дана тебе, и твоя мать Нут, давшая жизнь богам, родила тебя первого из пяти, создала твою красоту, оформила твои члены. Когда ты был ещё в утробе и не появился на земле, ты был назван владыкой двух Земель, и корона Атеф была на твоём челе. Боги приходят к тебе, склоняясь до земли, они боятся тебя. Когда они видят, что ты вселяешь ужас, как Ра, они удаляются. и слава твоего величия в их сердцах".
   Акира посмотрел на Светлану.
   - Из этого отрывка лично для меня совершенно очевидно, что отцом Осириса является Ра, а его матерью была Нут. Что он был рождён первым, ещё до рождения остальных детей, которые действительно появились на свет уже на нашей Земле. Что ещё до рождения Осирису прочили стать владыкой земель Египта, и корона Атеф, принадлежавшая Ра, предназначалась ему, как подтверждение этой власти. А мы с вами уже знаем, что на троне в Аат-Небес в это время сидел сам Ра, в то время, как Шу и Геб находились в изгнании. И чтобы у вас совсем уже не оставалось никаких сомнений, вот ещё один отрывок из того же папируса: "Храмы строятся на их землях, а города и номы обладают собственностью, которая принадлежит им". То есть, речь идёт как раз о двухтысячелетнем периоде строительства, ещё до бунта ануннаков, когда земные владения уже распределены между "солнечными богами". И далее: "Мы дадим тебе приношения, которые должны по закону, и будем приносить жертвы всегда... Всё, что велел для тебя Ра вначале, исполнено. Ты коронован, о сын Нут, как Неберджер - владыка вселенной - на восходе. Ты живёшь, ты вернул свою молодость, ты совершенен, твой отец Ра укрепил твои члены, и боги славят тебя".
   - Пожалуй, - согласилась Светлана, задумчиво теребя прядку волос. - Мне даже вспомнился другой папирус времён восемнадцатой династии. В нём рассказывается об отношениях между Ра и Осирисом: "Я его душа в его двух детях". Так говорит Ра. А далее спрашивается: "Каково объяснение этому?". И даётся ответ: "Это относится к Осирису". Именно он вошёл в Тету-Бусирис - центр культа Адженти-Осириса в Нижнем Египте - и нашёл там душу Ра. Один бог обнял другого, и божественные души начали существовать в его детях. А другой папирус - папирус Небсени - продолжает: "Теперь его дети есть Хер-Недж-Хер-Теф-Ф и Хер-Эм-Хент-Эн-Арити". Этот папирус много старше первого, и речь в нём идёт о детях Осириса - Горе, который стал "мстителем за своего отца", и его брате-близнеце, "Горе без глаз" или "слепом Горе", о котором пишет Плутарх.
   - Значит, детей у Нут родилось пятеро? - изумился Иллик Шелли. - Плутарх не ошибался?
   - Да. Мне думается, что оба были сыновьями Ра, одного из которых мы знаем под вавилонским именем Мардук. Но вполне возможно, что к рождению Осириса и его брата был причастен и Тот-Джехуди. Эта причастность хорошо прослеживается в тексте одного из папирусов. Вот что в нём написано: "Я пришёл к тебе, о сын Нут, Осирис, повелитель бесконечности, я почитатель бога Тота, и я радовался всему, что он сделал для тебя. Он дал тебе сладкий воздух для твоего носа, и жизнь, и силу твоему красивому лицу, и северный ветер, пришедший в Тема для твоих ноздрей. Он заставил Шу сиять на твоём челе. Он осветил твой путь лучами славы. Он уничтожил для тебя все несовершенства, которые были связаны с твоими членами магической силой слов, им произнесённых. Он примирил для тебя двух братьев Горов. Он заставил две воющих стороны быть милосердным к тебе и две Земли пребывать в мире перед тобой".
   - Ох уж этот вездесущий Тот! - негодующе воскликнул Зуко Пур, раскрасневшись от волнения.
   Я посмотрел на него, пытаясь уложить в голове услышанное в цельную картину.
   - Так Гебу удалось вернуть свою мать Тефнут или нет? - спросила Эйго Хара, тоже бросив укоризненный взгляд на юношу.
   - Удалось. Я даже думаю, что это столкновение между Гебом и Ра впоследствии и послужило причиной Потопа на Земле. Но ко времени Потопа мы ещё не подошли. А вот что рассказывает нам о столкновении между Ра и Гебом в борьбе за обладание богиней Тефнут хеттский текст "Небесное царство". В нём Геб фигурирует под новым именем - Кумарби. Итак послушайте: "И девять веков миновало, как царствовал на небе Ану. Когда же настал век десятый стал с Ану сражаться Кумарби, Кумарби, потомок Алалу". Как вы помните, Геб-Крон был сыном Шу-Урана-Энлиля, который у хеттов выступает под именем Алалу и которого Ану сверг с престола в своё время. Это сражение, как нам сообщают, закончилось тем, что Кумарби хватает пытающегося бежать с поля битвы Ану и откусывает ему его муское достоинство. А далее читаем: "Ану сказал ему речи такие: "Ты радуешься, проглотив всю силу мужскую мою. Но радуешься ты направсно! Я тяжесть в тебе оставлю, во-первых, теперь ты чреват отважнейшим Богом Грозы. Чреват ты теперь, во-вторых, рекою огромной Аранцах, и, в-третьих, теперь ты чреват отважнейшим богов Тасмису. Родятся три бога ужасных, как тяжесть в тебе их оставлю".
   - Что-то я не совсем понял о чём здесь речь, - растерянно сказал я и почесал затылок.
   - А я, кажется, понял! - воскликнул Иллик Шелли. - Ану сражается с Кумарби на десятый век своего правления. Значит, если Ану это Ра, то речь в мифе идёт как раз об окончании тысячелетнего срока правления египетского бога Ра, когда его место, согласно Манефону, должен был занять Шу, а затем и Геб сменить своего отца.
   - Верно, - подтвердил Акира Кензо. - Только как мы уже с вами установили, тысячелетие правление Ра-Ану совпадало с периодами правления Шу и Геба. А так как суммарно эти периоды превышают срок правления самого Ра на двести лет, то мы можем говорить о том, что как раз в эти два века власть на Земле и принадлежала Гебу, отец которого "отделил землю от неба" - то есть, положил начало колонизации нашей планеты "солнечными богами".
   - Всё это должно быть и так, - снова вступил в разговор я. - Вот только мне по-прежнему непонятны все эти мифологические перипетии. Геб или Кумарби, не знаю уж как правильно, в результате этой свары оказался беременным?
   Я недоумённо посмотрел на экзоархеолога.
   - Конечно же нет, - снисходительно улыбнулся тот. - Дорогой мой, Сид! Не забывайте про символизм, на котором построены все мифы. В данном случае нам как раз рассказывают о том, что Геб-Кумарби отвоёвывает у Ра-Ану свою мать Тефнут и возвращается с ней на Землю: "И тотчас Царь, мудрый Кумарби, выплёвывать стал всё, что было ещё у Кумарби во рту и что не успел проглотить он". Не Кумарби-Геб, а Тефнут была беременной от Ану-Ра. В Аат-Небес она рождает от того Осириса или по-шумерски Энки-Эйа. На то, что это произошло ещё до её возвращения, указывают строки мифа. Оказавшись же на нашей планете, Тефнут становится женой своего сына Геба и меняет имя на Нут.
   - Ах вот оно что! - протянул я, кажется начиная вникать в хитросплетения божественных интриг.
   - Геб, видимо, подозревает, что Тефнут-Нут могла родить от Ану-Ра, и может быть ещё беременна от него или Тота. Поэтому Геб пытается уничтожить детей, рождающихся у Нут уже на Земле, но "богиня" его обманывает. Например, греческому Крону подсовывают камень вместо новорожденного. Греческие мифы описывают это как каннибализм Крона: "Каждого Крон пожирал, лишь к нему попадал на колени новорожденный младенец из матери чрева святого: сильно боялся он, как бы из славных потомков Урана Царская власть над богами другому кому не досталась". А вот по хеттской версии Кумарби камень подаётся для того, чтобы он пробил им себе череп, из которого и вышел бы Осирис. То есть, иносказательно нам сообщается о желании Ану-Ра физически уничтожить Кумарби-Геба, чтобы родной сын верховного правителя мог занять место и на земном троне: "На пир пригласили Кумарби и видел Бог Солнца небесный: Кумарби к еде приступил, но камень большой Кункунуцци во рту его был, и внезапно он зубы о камень сломал. Он выплюнул зубы, и громко от боли вскричал бог Кумарби. Пробил ему череп тот камень! Из черепа бога Кумарби, из места благого выходит Грозы Бог могучий. великий! Богини-защитницы взяли ребёнка из места благого, как будто подняли с пелен. Вторым был рождён бог Аранцах, а третьим - Тамису", - прочитал Акира и посмотрел на меня.
   - Это как бы Ра мечтает и фантазирует об этом? - догадался я.
   - Точно так, - кивнул экзоархеолог. - Здесь же нам сообщается и о рождении бога Сетха, названного в тексте именем Тамису. Он действительно был вторым по счёту, тогда как "слепой Гор" или Аранцах родился третьим, уже после него.
   - Так что это всё же за "бог" такой? - недоумевал Зуко Пур. - С кем его можно ассоциировать?
   - Мне кажется, с Атлантом, которого Крон низверг и засыпал землёй, согласно финикийскому мифу.
   - Но вы же считали, что Атлан должен соответствовать Тоту, - напомнила Светлана.
   - Я ошибался, - улыбнулся Акира. - На самом деле Аранцах сильно пересекается с образом орла. То есть, свидетельствует о причастности данного персонажа к сфере полётов на "орлах", "ураганах" или "му", которые совершали все ануннаки. Вы же знаете хурритский миф о Гурпаранцаху, в котором рассказывается о том как Аранцах превратился в орла и по "воздуху" летел на Аккад. А в угаритском мифическом предании о Данниилу и его сыне Акхате прослеживается как раз мотив низвержения, выраженный в отламывании крыльев у "орла". Даже в месопотамских мифах есть сюжеты о том, как львиноголового священного орла Анзуда одолевают сражающиеся с ним "боги".
   - Тогда его можно отождествить и с индуистским Гарудой, - предположила Светлана. - Как и с мифическим Зу, легенда о котором рассказывает замыслах Зу проникнуть в "святая святых" верховного правителя Энлиля. Там этот персонаж вознамерился похитить "Таблицы Судеб", с помощью которых можно было знать все повеления "богов", а так же "Сияние" верховного "бога". Всё это сделало бы самого Зу равным Энлилю.
   - Вы правы. И как мы знаем из "Мифа о Зу" ему удалось задуманное: "И веление всех богов утвердил он, обратился, коснулся, посылает он Зу. И когда он окончил, подошёл к нему Белл. Сверкание чистой воды перед ним, на деяния владыки глядят его очи: на тиару господства, на божью одежду, на божьи Книги Судьбы Зу всё смотрит и смотрит; и когда Дуранки отца богов, жажду господства почуял он в сердце, Зу, как увидел Дуранки, отца богов: "Божьи книги судьбы я захвачу, повеленья богов все я узнаю, утвержу я престол, овладею законом, буду править я всеми, сколько есть их Игигов"". Так описывается это на одной из глиняных табличек. Думаю, Зу был вторым сыном Ра от Тефнут, и действовал он по наущению своего отца, который вознамерился свергнуть Геба с земного престола в отместку за похищение им Тефнут.
   - Или же сам Зу просто жаждал мести и власти, - пожала плечами Светлана. - В среде "солнечных богов" подобное было нормой. Вспомните что там дальше написано в этом мифе.
   Светлана слегка наморщила лоб, хмуря брови, и продекламировала:
   - "И когда возмущенье вошло в его сердце, у замеченной двери дворца ждёт он ранней зарёй. Когда Белл умылся чистой водой, воссел на троне, надел тиару, Книги Судьбы тогда ухватил в свои руки, облёкся властью, похитил законы, улетел тогда Зу, в горах уселся, пролилось молчание, раздался голос".
   Девушка замолчала, проницательно глядя на экзорахеолога.
   - Мне кажется, Зу действовал по собственной воле и в личных интересах. Ведь на его поимку сам Ану отправляет других "богов". Но ни ужасный Адад не отважился сразиться с Зу, ни Иштар-Инанна, хотя Ану и сулил им великие награды... Но вы правы. Скорее всего, Зу был одним из сыновей Ану-Ра. Об этом прямо говорится в мифе: "Отец, в недоступные горы кто поспешит? Кто сравняется с Зу меж богов, твоих чад? Книги Судьбы ухватил он руками, властью облёкся, похитил законы, изрекает устами, словно боги Дуранки. Супостатов своих он пылью считает, силы его ужасаются боги". В то время, как Адад-Ишкур это никто иной, как Осирис-Энки, а Иштар-Инанна дочь Тота - Исида.
   - Значит, история Зу происходила уже в более поздние времена в выстраиваемой нами последовательности исторических событий, - уверенно сообщил Акира. - Таких историй в самом деле было не мало за все периоды правления "богов" на Земле.
   - Всё-таки тщеславие этих "богов" просто зашкаливает! - возмутилась Эйго Хара. - Хорошую же наследственность от них мы получили!
   - Это точно, - согласился с ней экзоархеолог. - Пока что в нашей истории наследственностью, которая обеспечивает власть, был обеспокоен именно Ра. Он накладывает запрет на рождение потомства между Гебом и Нут. Это нам известно из египетских источников. Об этом же сообщает и Плутарх: "Говорят, что когда Гелиос узнал о том, что Рея тайно сочеталась с Кроном, он изрёк ей проклятие, гласящее. что она не родит ни в какой месяц и ни в какой год. Но Гермес, влюблённый в богиню, сошёлся с нею, а потом, играя с луной в шашки, отыграл семидесятую часть каждого из её циклов, сложил из них пять дней и приставил их к трёмстам шестидесяти".
   - Получается, что этот Тот-Нанна-Син, будучи "богом Луны", скорее всего, имел некие обязанности по обслуживанию нашего спутника, - вступил в разговор, оживившийся Амоль Сайн. - Это в том случае, если принять вполне резонную версию об искусственном происхождении нашего спутника и об использовании его "богами" в качестве космической станции, - пояснил астроном, заметив недоумённые взгляды сидевших поблизости ребят. - Джехуди отправляется туда и изменяет параметры орбиты Луны и скорость её вращения вокруг Земли, что и приводит к увеличению продолжительности земного года! А игра в "шашки", в данном случае, представляет собой аллегорию математических вычислений, производившихся Джехуди для этих целей.
   - Мне нравится ваша версия! - признался Акира, возбуждённо блестя глазами. - Так или иначе, Геб-Кумарби узнаёт о появлении в Куммия - "небесной обители" - у Ану-Ра наследника, и он замышляет "воспитать соперника Богу Бурь". Спрятав от посягательств соперников свою мать-жену Нут в укромном месте - "земле Дильмун" - Геб-Кумарби: "в душу свою мудрость вбирает. Как злодей, он день дурной породит. Он против Бога Грозы зло замышляет. Он соперника Богу Грозы породит... Когда Кумарби в душу свою мудрость вобрал, с трона своего вверх он быстро взлетел. Взял он в руку жезл, а ноги обул в буйные ветры, как в сапоги. Из города Ур-Киш он отправился в путь, и к Холодному Озеру он прилетел. А в Холодном Озере том большая лежала Скала... Со Скалой сочетался Кумарби, и оставил он семя в Скале. Сочетался пять раз со Скалою, десять раз со Скалой сочетался".
   Акира Кензо поднял глаза от экрана своего справочника.
   - Ну, разумеется, сочетался он не в буквальном смысле со "Скалой", а с "Владычицей Великой Горы" - Нут-Нинхурсаг. Там "богиня" и произвела на свет сына, которого Кумарби символически назвал Улликумми - "сокрушитель Куммия".
   - Иначе говоря, они рождают Сетха-Тешуба, которому Геб-Кумарби даёт символическое имя, так как тот рождается раньше срока, перед Исидой - не третьим, а не вторым? - уточнила Светлана.
   - Именно.
   - Индийские легенды рассказывают похожую историю. Мне вспоминатся как Шукра - наставник Даитьев и Асуров, овладевший даром воскрешать мёртвых - "испорченный бессмертием", похитил прекрасную Тару, жену возничего Индры, и "прославленный воин" и другие "боги" пришли на помощь безутешному мужу. Но "боги", несмотря на своё грозное оружие, потерпели поражение в схватке с демонами.
   Светлана бросила на меня выразительный взгляд и продолжила.
   - Даитьи были вынуждены искать защиты у Вишну и тот, спустившись на землю, положил конец войне и вернул Тару её мужу. А затем Тара родила сына, красотой превосходящего всех "богов". Те же стали подозревать мать и потребовали у неё ответа, чей это сын - законного отца или похитителя? Тара объявила им, что мальчик является сыном Сомы.
   - А Сома - "бог Луны"? То есть, это египетский Тот? - догадался я.
   - Верно, - кивнула девушка. - В этой истории можно увидеть и сходство с более поздней историей похищения демоном Раваной жены бога Рамы, Ситы.
   - Безусловно, - согласился с ней Акира. - Путанницу, как всегда, вносит многообразие имён у одних и тех же героев. Ведь и у Сетха было тоже несколько имён. Одним из них являлось имя Ша. Оно было даже сохранено в названии главного города нома - Шасхотеп. Был и ещё один центр культа Сетха в одиннадцатом номе, в городе Хен-Т.
   - И, возможно, что "зверь Сетха" это не кто иной, как рогатый Дракон? - Светлана внимательно посмотрела на своего коллегу.
   - Мне тоже показалось странным описание этого Кумарби, - заметил я. - Словно речь шла не о человекоподобном существе, а о ком-то ином.
   - Сид! Это всего лишь мифологические аллегории и метафоры. Не более того, - сухо улыбнулся Акира.
   - Всё равно, очень странное описание, - упрямо повторил я и перехватил взгляд Светланы, остановившийся на мне.
   Она задумчиво сказала:
   - Получается, что упоминание "Владычицы Великой Горы" в самом деле указывает нам на Тефнут-Нинхурсаг-Дамкину, которые имели схожие титулы "Владычица лесистой горы" и "Мать каждого человека".
   - Я основывался именно на этом сходстве, - объяснил Акира. - Вспомните миф о деяниях Нинурты, в котором рассказывается о завоевании им владений Асага. Их он отдаёт во власть своей матери Нинмах. Вот что в нём написано: "В те дни святую жену охватила великая жалость, Нинмах на ложе, где был Нинурта зачат, спать не может... О горах, где нога не ступала, громко-громко она плачет. Нинмах горюет о том, что её возлюбленный сын Нинурта, занятый сражениями и подвигами, подвергается опасности, что он забыл свою мать". И Нинмах отправляется в опасную горную страну, чтобы проведать своего сына. Здесь и берёт своё начало их союз, как мужа и жены: "Он взглянул на неё глазами жизни, он ей так промолвил: "Госпожа, ты ко мне пришла в горы, Нинмах, ты ради меня во вражью страну вступила, ужасов грозной битвы не убоялась - а я, герой, я воздвиг Гору, отныне Хурсаг её нарекаю, тебя же, Нин, - госпожой её возглашаю! И судьбою, что решил Нинурта, Нинхурсаг в стране тебя нарекут, воистину так оно и будет!". И далее: "Ты, госпожа, лишь одна мне равна, словно небо несёшь сияние нимбов! Дингирмах - Богиня Великая, та, кто громких слов не терпит, жена святая, Хурсаг пречистая, Нинту - госпожа-рождение, льды прошедшая, приблизься же, госпожа. Великие Сути тебе вручаю, да будешь вознесена повсюду!".
   - Тогда у этой "богини" были и другие имена: Нинхурсаг, Нинту, Нинмах и даже Тиамат, - сказала Светлана, требовательно взглянув на экзоархеолога.
   - Сколько имён! Запутаться можно, - сокрушённо покачала головой Эйго. - Но мне непонятно, почему вы приравниваете её к Тиамат. Разве это не две разные сущности?
   - Нет. Так может показаться только на первый взгляд, - покачал головой Акира Кензо. - Ведь и Тефнут, и Нинхурсаг-Дамкина являлись очень древним олицетворением богини-матери, матери всех "богов". А в "Энума Элиш" этими же эпитетами наделена именно Тиамат: "Когда вверху не названо небо, а суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всетворитель, праматерь Тиамат, что всё породила, воды свои воедино мешали...".
   - Ясно, - вздохнула девушка-биолог. - Если честно, то я уже давно запуталась в этой паутине "божественной" иерархии. Надеюсь, вы-то хоть видите свет в конце этого длинного тоннеля?
   - Он брезжит где-то там, впереди, - скромно улыбнувшись, кивнул экзоархеолог. - Но до него ещё не так-то и близко... Так вот, Геб-Нинурта-Кумарби или, если хотите, Крон предвидел последствия соперничества за "Небесный трон". Он знал, что оно неминуемо повлечёт за собой новую войну... Кстати, теперь мне думается, что я могу соединить воедино ещё два мифа. И это позволит нам идентифицировать ещё двух мифологических героев, принадлежавших к "клану Змиев".
   - О ком это вы? - нервно усмехнулся я.
   - Помните, Светлана приводила отрывки из мифа о неком Зу, похитившим у Энлиля знаки власти - таинственные "ме"? Так вот, этот самый Зу скрывался от "богов" в "недоступной горной стране", так же как и дракон Асаг. А в мифе о деяниях Нинурты в конце сказано о том, что по возвращении в город Эриду, этот "бог": "Ме - свет жизни - он ему даровал. Герой Ана он! Ме - все подобающее - на место он вернул. Владыка всех ме он!". То есть, получается, что неожиданно возросшее могущество Асага имеет ту же причину, что и в случае с Зу - обладание "ме". Это значит, что целью похода Нинурты против этого дракона было именно возвращение богам этих самых "ме". Из мифа же о Зу мы не знаем, кто именно из "богов" отважился сразиться с ним. Большинство небожителей, к которым обращался за помощью верховный владыка Ану, убоялись той битвы. Мы знаем лишь, что кандидатуру воина предложил Энки. Но теперь я уверен, что речь шла именно о Нинурте-Гебе, а Асаг и Зу - это один и тот же мифологический персонаж.
   - Да, должно быть так, - поразмыслив, согласилась Светлана.
   - Спустя какое-то время Геб-Нинурта, обретя власть своего отца, стал видеть в родном сыне Сетхе, рождённом от собственной матери-жены Тефнут-Нинхурсаг-Дамкины, будущим победителем его сводного брата Осириса-Энки в небесной Куммия или Аат-Небес: "Пусть он взойдёт на Небо и себе добудет царство! Пусть славный город Куммия им будет покорён! Пусть устремится против Бога Бурь мой сын и в клочья, будто смертного, его порвёт он тело! Пусть всех богов с Небес долой изгонит!".
   - Это что же получается? - воскликнул Амоль Сайн. - Получается, что рассказ о том, что Сетх убил своего брата из-за стремления захватить власть и в самом деле истина? И его к этому подтолкнул его же отец, Геб?
   - Только это случиться значительно позже, уже после Потопа, который на время заставил "богов" забыть о распрях и обратить свои взоры к человечеству, направив усилия на возрождение нашей планеты. Пока планам Геба-Нинурты-Кумарби не суждено сбыться. Но он не оставляет намерений нанести Ану-Ра ответный удар, для чего и собирает вокруг себя союзников, сообщая им о своём замысле: "Нам надо его уничтожить! Сын Ану ужасный грозит нам. Должны мы врагов уничтожить! Его, как тростник, переломим! Ведь Ану его породил, чтоб он уничтожил Кумарби и сел на престоле его. Мы Бога Грозы уничтожим, пока он не вырос ещё".
   - Вы правы. Речь здесь действительно должна идти о событиях до Потопа, - согласилась Светлана. - Я помню и другие строки: "И боги готовились к битве, но Эа, властитель премудрый, сказал: "Ты послушай, Кумарби, оставь его лучше в покое, Кумарби, не трогай его! Царём его лучше ты сделай!". Здесь, наверное, закралась неточность, и совет этот Гебу даёт, скорее всего, Тот-Джехуди или же Шу-Энлиль.
   - Думаю, так оно и было. Хеттский текст намного более поздний и естественно имеет неточности и искажения. Мне ещё вспоминается сюжетная схожесть египетского мифа о Тефнут и хеттского о Телепинусе. Помните их? Обе истории начинаются с того, что "богини" плодородия и света - Тефнут и Телепинус - рассорились с "богами" и покинули свои родные места. В результате наступила засуха и бесплодие. У хеттов исчезновение Телепинуса связывается с его гневом. Он уходит в некий город, в котором заперев городские ворота, будет пребывать до тех пор, пока его не обнаружат. При этом Телепинус забирает с собой "богиню" зерна и полей Каит. Правда, это очень напоминает историю Геба и Нут в моей трактовке? В египетском мифе старый бог Ра посылает за сбежавшей Тефнут своего отца, Тота, принимающего образ павиана. Тот должен вернуть Тефнут, завлекая её пением и танцами. Гнев Тефнут укрощается премудростью и чарами Джехуди: "Тот дважды величайший, владыка Гермополя, умиротворяющий Пламенную, увеселяющий дочь Ра своими прекрасными миротворящими словами".
   - Мне думается, - медленно произнесла Светлана, - что здесь можно провести аналогию и с ведической литературой, где в "Рамаяме" рассказывается о странствиях бога Рамы. Он являлся седьмой аватарой Вишну - воплощением его в образе земного божественного царя. Если Ра идентичен и Вишну, тогда образ Рамы списан с Осириса. Даже слегка изменённое имя "бога" указывает на эти связи. А ведь "боги" часто меняли свои имена в связи с какими-то событиями.
   - Безусловно, - подтвердил Акира. - Их имена, известные людям, были не именами собственными, а скорее некими псевдонимами или же обозначениями их профессиональной идентификации. Если мы рассматриваем "богов", как разумных существ с другой планеты, занимавшихся на Земле определённой деятельностью, тогда такой подход был вполне разумен. Ведь "боги" могли сменять друг друга на занимаемых постах: кто-то переезжал в другое место или просто умирал. Тогда, чтобы у людей не возникало путанницы, чьи приказы они выполняют, на место убывшего "бога" приходил другой под тем же именем.
   - Да, это вполне разумно, - согласился я, внимательно слушая экзоархеолога.
   - Тогда, согласно "Рамаяме", - продолжила Светлана, - образ жены Рамы, Ситы должен пересекаться с матерью Осириса и других "богов". Иначе говоря, Сита это Тефнут, которую похищает предводитель демонов-ракшасов Равана и на своём летательном аппарате - вимане - переносит на остров Ланка, обитель ракшасов. Действительно, это очень похоже на вашу интерпретацию истории Геба и Нут, которую сын прячет от посягательств Ра в стране Дильмун.
   - Тогда Хануман - это египетский Тот! - подхватил Акира. - Именно он пробрался на Ланку и навестил пленённую Ситу, что прекрасно согласуется и с одним из ирландских мифов. Рама отстаивает честь своего земного отца Дарашахты, и в этой истории так же отчётливо видна борьба за власть детей от разных жён. К тому же он сражается во главе обезьяньего войска против войска демонов Раваны. Это несомненный отсыл к войнам "богов" Египта, в которых были использованы армии вооружённых "божественным железом" людей. Греки впоследствии пересказали эту древнюю историю, как похищение троянским царевичем Парисом красавицы Елены - жены спартанского царя Менелая. А в роли Осириса-Рамы у них выступал герой Ахилл...
   - Вообще, мне думается, - продолжал экзоархеолог, - что цивилизаторская деятельность Осириса, о которой нам сообщает Плутарх, на самом деле, таковой вовсе не была. Осирис отправился в своё путешествие по миру со вполне определённой целью. Во-первых, чтобы заставить людей поклоняться именно "солнечным богам", насаждавшим религию после победы над "кланом Змиев". Об этом мы можем судить и по мифам индейцев Америки, рассказывающих о Виракоче или Кецалькоатле. А, во-вторых, у Осириса-Энки была другая цель - поиск сбежавшей Тефнут, спрятанной на нашей планете Гебом-Нинуртой. Именно поэтому активность "богов" после Потопа мы наблюдаем практически по всему земному шару. И, видимо, в конце концов, Осирису-Энки удаются обе его миссии. Человечество было подчинено новым "богам", а Тефнут-Нинхурсаг обнаружена в потаённом месте - земле Дильмун.
   Экзоархеолог оглядел присутствующих.
   - Как я уже рассказывал, Ра стремился посадить на земной трон своего сына, сделав его законным царём над колонистами. А вот Осирис желал иметь законного наследника, чтобы надолго закрепиться в "царской" должности. Такого наследника могла ему дать либо его родная мать, либо родная сестра. Этим и было вызвано такое неуёмое желание обладать "Матерью Богов", появление на Земле Осириса-Энки сразу же после Потопа и последующая женитьба Осириса на Исиде - дочери Нут от деда Осириса, "бога" Тота.
   - А что это за земля такая, Дильмун? - спросил я, в очередной раз чувствуя лёгкое головокружение от обилия новых фактов и дивясь тому, как умело и виртуозно Акира складывает их вместе в грандиозное и шокирующее полотно далёких эпох и событий.
   - Есть такой миф об Энки и Нихурсаг. В нём эта "богиня" выступает в роли супруги Энки-Осириса, который и подарил ей прекрасную землю Дильмун - "чистую", "непорочную", "светлую страну жизни". В этой стране, согласно преданию, неведомы ни смерть, ни болезни. Единственно, чего там нет, так это пресной воды, что очень печалит Нинхурсаг. Поэтому великий "бог" Энки призывает к себе "бога Солнца", Уту и просит его принести в Дильмун свежую воду с земли: "И вот солнце-Уту в небесах встало. Перед Эзеном - "местом празднеств", от "дома рыбы рогатой" месяца Нанны, устами воды прибрежной, бегущей воды, злаки из земли для неё поднялись, вышли... Город водой изобилья её поит, Дильмун водой изобилья её поит, колодцы её с водою горькою стали колодцами с водою сладкою..."
   Акира оторвал взгляд от справочника.
   - Этот отрывок любопытен упоминанием рогатой рыбы-месяца, что указывает на "бога Луны" Тота-Нанну, который был отцом Ра-Уту. И тот, как сообщается, принёс в Дильмун пресную воду, после чего благословенная страна превратилась в цветущий и плодоносящий сад. Далее же у Нинхурсаг рождается от Энки дочь - "госпожа-растение Нинсар": "Излил семя в лоно Нинхурсаг, и лоно приняло её семя Энки... после девяти месяцев Женской Зрелости... на водном берегу младенцем разрешилась".
   - Однако ребёнок оказался девочкой, а Энки желал сына от своей матери Нинхурсаг-Тефнут! - заметила Светлана. - Она же была "богиней Небес". Значит, спустилась на Землю в ранние времена.
   - Именно так, - подтвердил Акира Кензо. - Некоторые тексты дают нам несколько иную информацию о том, как именно Нинхурсаг-Тефнут получила в своё владение земельную собственность в Дильмуне. Это произошло в те времена, когда "боги" делили земельные владения.
   - Это ничего не меняет, - возразила Светлана. - Геб-Кумарби мог не случайно избрать местом для сокрытия своей матери земли, принадлежавшие ей изначально по праву собственности.
   - Но это означает, что об этих землях было известно и противоположной стороне! - догадался я. - И найти "богиню" было не так уж и сложно. Лично я бы стал искать её именно в этом Дильмуне.
   - Вы мыслите в верном направлении, Сид! - похвалил меня Акира. - Именно об этом я и хотел рассказать. К тому же, мифы дают нам довольно полное представление о потомстве Энки-Осириса, ещё до назначения его "царём" на трон Египта. Иначе говоря, речь должна идти о послепотопном времени - четырёх-пяти веках, понадобившихся на устранение последствий Потопа, когда колонию "богов" всё ещё возглавляли Шу, а затем Геб. Потерпев неудачу в попытке обрести наследника, Энки позднее добивается физической близости с собственной дочерью. Об этом рассказывается в мифе "Энки и Нинхурсаг".
   - Нинхурсаг удалилась путешествовать, а Энки скучал по своей жене, - снова вступила в разговор Светлана, глядя на меня. - Увидев в облике своей дочери Нинсар черты любимой жены, Энки совершает инцест: "Он обнял её, целовал её, семя Энки излилось в её лоно". Но и в этом случае плодом этого соития явилась дочь, внучка Энки - Нинкура. В последствии расстроенный Энки пытается завоевать благосклонность и своей внучки, но та тоже родит от него девочку - Утту. Инцест же с правнучкой не привёл к рождению детей - "семя Энки излилось на землю".
   - Тогда Нинхурсаг собирает семя Энки с бёдер Утту и получает из него восемь волшебных трав, - продолжил Акира. - Двуликий Исумуд - посланник и министр Энки - вырывает травы из рук "богини" и приносит их Энки. Но разгневанная Нинхурсаг проклинает ненасытного "бога", превращает травы в яд и удаляется из Дильмуна. Съев травы, Энки ужасно мучается. В конце концов, Нинхурсаг пожалела своего страдающего мужа и родила для его излечения восемь детей.
   - Вот здесь снова есть пересечение с египетским мифом о возвращении Тефнут стараниями хитрого и многомудрого Тота-Джехуди, только он представлен в образе лисы. а не павиана, - сообщила Светлана.
   - Да: "И лиса почистила свою шкурку, облизала волоски, хвост распушила, румяна на мордочку наложила, и понеслась она к Нинхурсаг, и сумела её вернуть в Дильмун. Посадила Нинхурсаг страдальца на своё лоно и стала спрашивать: "Что болит у тебя, мой возлюбленный супруг?". И каждый раз, когда отвечал Энки, помогала она появиться на свет целителю, изгонявшему из тела несчастного очередную хворь. Первым по слову матери земли рождён Абау, отец растений, и прошла макушка у Энки, а вслед за ним один за другим появились и владыка волос, излечивший нестерпимо болевшие корни волос, и богини, излечившие нос, рот, горло, руки, ребро, и владыка доброго бока Эншаг. Исцелив Энки, обратилась к нему Нинхурсаг: "А теперь определи судьбы порождённым мной крошкам". И определил Энки каждому из новорожденных божеств его назначение. И стал с этого времени господином Дильмуна последний из рождённых богов - Эншаг. А вот из ребра появилась "владычица жизни-ребра" Нинти".
   - Получается у Осириса был не единственный сын Гор, а много детей, рождённых от него его же матерью? - Зуко Пур недоумённо посмотрел на Акиру Кензо.
   - Если внимательно изучать тексты, то мы поймём, что Осирис-Энки имел шесть сыновей от разных матерей. Шумерские мифы рассказывают о том, что Эйа-Энки помогал его второй сын "ГИ.БИЛ", имя которого означает "тот, кто сжигает почву". Это даёт нам право предположить, что Гибил, очевидно, отвечал за плавку горной руды и был кузнецом Земли. В текстах говорится, что Гибил был обучен "мудрости" своего отца, которой "ни один бог не мог превысить".
   - Получается занятие кузнечным делом это у них семейное? - усмехнулся Иллик Шелли. - У Гора тоже была своя "кузница".
   - Может быть и так, - согласился с ним Акира. - Скорее всего это ремесло было связано не просто с плавкой металлов, а с изготовлением оружия. Ведь Гор в своей "кузнице" мастерил, как мы знаем, неких "железных людей", которые потом использовались в войне с Сетхом и его сторонниками. Гибил так же был ответственнен за поддержание оружия в боевой готовности и покровительствовал военным походам.
   - Может быть речь просто идёт об одном и том же "боге"? - предположил я.
   - Вряд ли, - не согласился со мной экзоархеолог. - Гору скорее соответствует младший сын Энки-Осириса по имени Димузи или Таммуз - "истинный сын водной бездны". Эта связь хорошо прослеживается по мифу о схождении "богини" Иштар в "Нижний Мир".
   - А Осирис-то вырисовывается теперь не таким уж и простым добрячком, каким он предстаёт в египетских мифах, - заметил Зуко Пур.
   - Это верно, - подтвердил Акира Кензо. - На самом деле, египетская мифологи в отношении этого "бога" многое умалчивает. Впрочем, как и о всех остальных "богах". Причина этому кроется в том, что до людей дошли лишь искажённые источники информации, переписанные ещё во времена правления второй династии "богов" стараниями Тота-Джехуди. И после него, уже в период правления Шемсу-Гор эта тенденция неуклонно сохранялась. Неугодная "солнечным богам" правда о них самих старательно вымарывалась из древних текстов и надписей, как и из памяти людей. Но всё-таки кое-что об истинном Осирисе мы может узнать и из египетских папирусов. В гимнах, посвящённых этому "богу", ему не высказывается большого уважения как судье умерших, но он называется "Правителем Мира" и в частности мира "подземного": "Он царь царей, повелитель повелителей, принц принцев, царь вечности, повелитель бессмертия, чьё существование продолжается миллионы лет. Его величие вселяет ужас в сердца богов. Они встречают его с согбенными спинами, и их тела отступают, когда они видят его в сиянии величия Ра. В имени Осириса страх его очень велик".
   - Понятно, - усмехнулся я. - Всё это величие лишь в имени грозного папочки. Грозного своим оружием и только до поры до времени!
   - Вы очень точно подметили суть, - похвалил меня экзоархеолог. - Эту же причину называет и Энки в своей автобиографии, где он говорит о том, что именно он обладал правом наследования престола божественного отца Ану, а не Энлиль: "Отец мой, царь вселенной, на Небесах отметил рождение моё. Благословенного плод семени его я, Великого Могучего Быка. Я - старший сын Ану. Я - Старший Брат Богов. На мне лежит печать перворожденья от семени Отца Богов, Ану".
   - Но ведь законным первенцем трона Атума был именно Шу-Энлиль! - напомнила Светлана. - Хотя Энки, должно быть, тоже имел право на трон, так как был рождён Тефнут - "Матерью Богов".
   Я хотел было сказать, что совсем запутался в родословных этих "богов", но меня опередил Иллик Шелли, порывисто поднявшийся со своего места.
   - Мне одному кажется, что миф об отравлении Энки очень похож на рассказ о рождении Ашвинов - врачевателей "богов", рождённых дочерью Тваштара, Саранью от солнечного божества Виваствата-Сурьи? - Юноша недоумённо оглядел присутствующих. - И уж не о Нинти ли в образе Евы нам рассказывает Книга Бытия, а весь этот Дильмун просто библейский Райский Сад?
   Да, Иллик только запутал всё для меня ещё больше! Подумав об этом, я с сожалением посмотрел на молодого стажёра.
   - Ты верно мыслишь, - согласился с ним Акира. - Всё, скорее всего, так и есть. Соответственно, речь нужно вести о времени уже после Потопа, о самом конце Эры Льва.
   - А ещё из того мифа можно понять, что на генетическом уровне между Осирисом и его матерью могли рождаться только дети женского пола, - заметила молчавшая до сих пор Эйго. - Практиковавшийся у "богов" инцест для сохранения генетической чистоты потомства, в данном случае, не дал ожидаемых результатов. Возможно, именно поэтому Осирис впоследствии и обратил свои взоры на сестру Исиду. Но и здесь, судя по всему, ему не очень повезло. Если Исида, как утверждает Плутарх, была дочерью Тота и Тефнут, то генетическая карта возможного потомства брата и сестры выглядела совсем уж неприглядно. Возникало ещё больше рисков родить ребёнка не того пола или вообще родить младенца с явными генетическими отклонениями.
   - Так оно и произошло! - подхватил Иллик. - Ведь Гор постоянно носил защитную маску и вообще был слабым на здоровье ребёнком.
   - Может быть, возможности родить у этой пары вообще не было, - размышляя, сказала Светлана. - Именно поэтому вездесущий Тот и производит на свет Гора путём генетических манипуляций, уже после смерти Осириса. Вероятно, он мог какие-то улучшить гены Осириса или же вообще использовать другой генетический материал. Например, принадлежавший его сыну Ра. Поэтому-то последний так часто называет Гора своим "сыном" и берёт его под своё крыло.
   - Мне вспоминается по этому поводу очень интересный кельтский миф, - неторопливо заговорил Акира, сквозь хитроватый прищур глядя на свою помощницу. - У греков, как вы знаете, Сетх выступал под именем Пифона, а у кельтов носил имя фомора Балора. Джехуди-Тоту же у них соответствовал персонаж по имени Киан, а Богу Грома Осирису - Таранис.
   Экзоархеолог поискал что-то в своём справочнике и снова поднял голову.
   - Так вот, в том мифе рассказывается о том, что у Балора была дочь по имени Этлинн, которой один друид изрёк пророчество, согласно которому она должна родить сына, и этот сын убьёт своего деда. Поэтому король фоморов Балор, подобно Акризию греческой легенды, запирает свою дочь в высокой башне. А охрану этой башни поручает женщинам, призванным следить за тем, чтобы Этлинн не виделась ни кем из мужчин, кроме самого Балора.
   - Широко распространённый мотив в волшебных сказках, - обрадованно закивала Светлана. - Эта изоляция царских детей обычно мотивируется тем, что дочери угрожает какая-то опасность. Поэтому-то её и заточают в башню или в подземелье. Хотя опасность здесь угрожает вовсе не ей, а её отцу-царю.
   - Да, но это в поздних легендах и сказках. В действительности же, дочь здесь вовсе и не дочь, а "богиня", которая становится беглянкой. Именно она заключается в башню, как в тюрьму. Судя по всему, персонаж, который это сделал, боялся рождения законного наследника, способного занять его место на троне. Если это так, то мы смело можем провести аналогии с историей Сетха и его сестры Исиды, которую брат однажды силой взял в плен, чтобы родить от неё себе наследника. Ведь Исида была Сетху сестрой только по матери, а, значит, именно её ребёнок имел приоритетные права на египетский трон, нежели дети от его законной супруги и родной сестры Нефтис.
   Акира снова заглянул в свой справочник.
   - Один примечательный текст с египетской стелы Меттерниха подтверждает эту мою версию: "Я - Исида, я вышла из темницы, куда запер меня мой брат Сет. И вот сказал мне Тот, великий бог, глава истины на небе и на земле: "Приди же, о Исида, богиня! Хорошо ведь подчиниться: потому что один живёт, а другой руководит. Спрячься же с сыном, младенцем, чтобы он явился к нам! Когда же вырастут его члены и появится вся его сила, ты поможешь ему овладеть престолом его отца, и сан владыки Двух Земель будет его"". Согласно египетскому преданию Исида с ребёнком прибыла на плавучий остров Хеммис, расположенный рядом со святилищем в Буто, что располагалось в Нижнем Египте.
   - В греческом варианте местом укрытия тоже служит остров, - отметила Светлана. - Только он был расположен в Эгейском море и именовался Делос или Ортигия.
   - Верно. Так вот, возвращаясь к кельтскому мифу. Из него можно сделать однозначный вывод о том, что Тот-Киан во время заточения Исиды-Этлинн имел доступ в ту самую "башню" и неоднократно наведывался к пленнице, проводя с ней какие-то манипуляции. Думаю, это было непосредственно связано с искусственным оплодотворением "богини": "Как-то раз Киан увидел, как Балор входит в башню. Выждав, когда король выйдет и удалится к себе, он тоже решил заглянуть в башню. Киан имел особый дар: перед ним сами собой открывались любые двери и тотчас закрывались за его спиной", - прочитал Акира Кензо. - А ведь мы хорошо знаем, что Тот, помимо того, что он был "писцом богов" и великим учёным, имел так же и царское происхождение. А значит, он был значимым и важным человеком среди остальных "богов". И ко всему прочему, Тот обладал магической силой и знаниями.
   - Тогда не удивительно, что все двери сами открывались перед ним, - хмыкнул Иллик Шелли.
   Акира слегка наклонил голову, искоса глядя на него, и продолжал:
   - "Войдя в башню, он развёл огонь, и это новшество так понравилось дочери Балора, что она пригласила его наведываться к ней в гости. И после этого он стал приходить к ней, пока у неё не родился ребёнок". Родив дитя, Этлинн поспешно отдала его Киану, чтобы тот спрятал ребёнка в надёжном месте. Судя по всему, ребёнок родился либо недоношенным, либо имел какие-то генетические дефекты в силу своего искусственного происхождения. Греки, например, утверждали, что Гарпократ, который был аналогом египетского Гора, родился преждевременно и имел слабые ноги. Об этом в частности пишет тот же Плутарх.
   - Есть ещё был греческий миф, в котором говорится о рождении младшего Диониса, - напомнила Светлана. - Сына Семелы и Зевса, появившегося на свет на седьмом месяце беременности.
   - Иначе говоря, недоношенным, - заключил я.
   - Да, - согласно кивнула девушка. - Кстати, роль акушера при его рождении выполнял не кто-нибудь, а Гермес, прообразом которого был всё тот же египетский Джехуди.
   - Точно так, - согласился экзоархеолог. - Из всего этого можно сделать вывод, что у Тота возникли проблемы как со вскармливанием новорожденного, так и необходимостью его "дозревания".
   - Для этого ему понадобился бы как минимум транспортный инкубатор, а затем и стационарный, - отозвалась со своего места Эйго, внимательно слушавшая рассказ своих коллег. - Дети, которые родятся на седьмом месяце беременности, обычно выживают, но они не приспособлены существовать отдельно от матери. От того их их держат на сохранении в специальных инкубаторах.
   - Я думаю, Тот поступил следующим образом, - уверенно заговорил Акира. - Сначала он вызвал этот самый "транспортный икубатор", который, несомненно, имелся в распоряжении у "богов". Кельтский миф рассказывает об этом так: "А чтобы малыша было чем кормить, она дала Киану ту самую верёвку с шеи серой коровы. Теперь Киану угрожала смертельная опасность, ибо Балор всё узнал о появлении ребёнка. Киан отыскал серую корову, привязал ей на шею верёвку и погнал её к берегу моря. Там он стал ждать Мананнана".
   - Это ещё кто такой? - удивился я новому незнакомому имени.
   - Мананнан Мак Лир, иначе "Мананнан сын Лира", - пояснил Акира. - В кельтской мифологии он считался владыкой моря, живущим в Эмайн Аблах - Стране Вечной Юности. О его отце Лире в легендах говорится мало. Обычно он представляется в ипостаси безличной сущности, безграничной как океан. Но он мог выступать и конкретным существом, богом племени Туат Де Дананн - "Народа богини Дану", четвёртом мифическом племени, правившим кельтскими землями. Лир был избран одним из королей туатов. Бытовала даже трогательная история, согласно которой жена Луга погибла, оставив ему четырёх детей, что в некоторой степени роднит его с египетским богом Гебом, но мне думается, что этот самый Мананнан никто иной, как Ра.
   - Почему? - заинтересовался Иллик Шелли.
   - Потому что эта связь явно прослеживается в истории с тайно рождённым младенцем. Вот, послушай сам, - Акира снова заглянул в свой справочник и зачитал: - "На прощание сын Лира сказал Киану, что, если тот попадёт в затруднительное положение, пусть упорно думает о нём, Мананнане, и он обязательно явится ему. Так вот, Киан принялся мысленно взывать к Мананнану, и бог тотчас появился перед ним в своём волшебном челне. Киан поспешно уселся в чёлн вместе с ребёнком и загнал в него серую корову. Едва они отчалили от берега, как у воды показался взбешённый Балор. Прочитав страшные заклинания, он поднял на море ужасную бурю. Но Мананнан, друидский статус которого был гораздо выше, мигом усмирил волны. Тогда Балор превратил море в сплошное пламя, но Мананнан одним камнем потушил его".
   - Может быть, речь идёт об Осирисе-Энки? - предположила Светлана. - Ведь он тоже был связан с водой, жил на воде и имел некое транспортное средство для передвижения по воде.
   - Но Осирис к этому времени уже мёртв, - напомнил Акира.
   - А в мифе речь явно идёт об экстрасенсорике, к которой прибегает Киан, чтобы связаться с Мананнаном! - не сдавалась девушка. - Даже если Осирис и мёртв, из египетских мифов мы знаем, что его отец Тот имел возможность поддерживать с ним связь и в Дуате. Помните рассказ о суде между Сетхом и Гором, на котором остальные "боги" посылают некое "послание" Осирису, составленное и отправленное Тотом, с просьбой к "Царю загробного мира" рассудить их спор? Что это, как не духовная связь, экстрасенсорика, с использованием хорошо развитой третьей сигнальной системы?
   - Я не исключаю возможности экстрасенсорной связи между Тотом и Осирисом, но мне всё же кажется, что ближе к истине предположение, что на выручку Киану-Тоту пришёл именно Ра или кто-то из его подручных. Именно у Ра имелась "Солнечная Ладья", на которой постоянно путешествовал и сам Джехуди. Вспомните историю с ранением Гора: "В Сехет-Ита, к северу от Хетеп-Хем, по приказу его ужалил скорпион или укусил его змей Аун-Аб... Гор закричал, обратив своё лицо к горизонту... Хранители дверей у святого древа Ашет при крике Гора вскочили и начали издавать горестные крики... И Исида обратила свой голос к небу и свои молитвы к Ладье миллионов лет, и Ра остановился около неё и не двигался дальше с того места. И бог Тот пришёл со своими словами силы и, имея указания Маа-Херу, сказал: "Что это, что это, Исида, богиня сильных заклинаний, обладающая мудрыми устами? Нет вреда для твоего сына Гора, потому что защита его Ладья Ра! Я пришёл сегодня из божественной Ладьи Ра с места, где она была вчера".
   - Да, пожалуй, вы правы, - согласилась Светлана. - В греческом варианте Гермес тоже прибыл на помощь Деметре на колеснице Гелиоса, чтобы спасти умирающего Аполлона. Если вдуматься, то египетские источники рассказывают нам о том, что Тот нашёл некую "богиню" низщего ранга, либо земную аборигенку, которой и поместил в утробу недоношенного младенца Исиды. А по истечении положенного срока та благополучно родила Гора уже второй раз. Именно поэтому мы и видим истории вскармливания "божественного младенца" не матерью, а кормилицей, в роли которой выступают либо греческая Лето, либо египетская Буто. Оттого рассказывается и о последующих поисках Исиды своего сына.
   - Вы же помните, что есть и финикийский миф, повествующий о "богине" Баалат-Гебал, образ которой, несомненно, родственен Исиде. Баалат-Гебал, испугавшись войны "богов", решилась на побег: "Когда-то, когда боги сражались за власть на небе и на земле, Баалат-Гебал, испугавшись жестокой войны, бежала далеко на восток к берегам Евфрата. С ней был её маленький сын. И вот она села на берег реки вместе с младенцем, скрывшись в тополях, камышах и ивняке. В это время пронёсся поток ветра, и деревья и кусты зашумели. Баалат-Гебал решила, что это приближаются враги. испугавшись, особенно за сына, она воззвала к местным божествам, чтобы они защитили её и младенца, вскричав, что спасут они двух богов. После этого богиня с сыном бросились в реку. И две рыбы-близнецы подняли мать и сына на своих спинах и вынесли на берег".
   Акира отложил в строну свой справочник.
   - Вот здесь Иллик вспоминал о том, что Гор, скорее всего, носил маску, в отличии от другиз "богов", и что это может быть связано с его искусственным рождением и слабым здоровьем. Но, возможно, в этом кроется, ко всему прочему, и другая причина. В мифах и сказках встречается один интересный мотив. Согласно ему, сыну Бога Плодородия и Грозы было запрещено мыться, а так же показывать другим свои волосы. Например, из скандинавской мифологии мы узнаём о том, что Вали "рук не моет и волос не причешет", пока не отомстит за смерть Бальдра: "Ринд в западном доме Вали родит, и Одина сын начнёт поединок, рук не омоет, волос не причешет, пока не убьёт Бальдра убийцу".
   - Да, да! - подхватила Светлана. - Ещё в сказках этот "неумойка" притворяется, что ничего не знает, и часто надевает на голову какой-нибудь пузырь или тряпку, чтобы притворится плешивым. Это очень похоже на маскировку. И в самом деле, Гора до поры до времени прятали от его дяди, поэтому у него был резон маскироваться, чтобы молва о необычном человеке, живущем в одном из поселений, не дошла до местных царей.
   - До царей? - удивился я. - Разве тогда уже были цари? Насколько я понимаю, человеческие цивилизации возникли гораздо позже.
   - С одной стороны вы правы, - снова взял слово Акира Кензо. - Цивилизации, в том виде, в которым мы их знаем, зародились около третьего тысячелетия до новой эры. То есть, в Эру Тельца. Но этот исторический процесс был результатом деятельности именно "солнечных богов", к этому времени уже покинувших нашу планету. Их замысел преследовал вполне определённую цель - путём организации религиозных служений большого количества людей, обеспечивать духовной энергией самих "богов". Для этого, собственно, ими и были разработаны религиозные концепции, основанные на жертвоприношениях и покорном служении своим богам, с обещанием в качестве награды вечной жизни после смерти. Насаждение в среде людей религии, наряду с институтом царской власти, обеспечивало в долгосрочной перспективе бесперебойный поток живительной духовной энергии, так необходимой отдельным представителям той инопланетной цивилизации, которая к этому времени уже освоила и нематериальную вселенную. Но и до Эры Тельца, ещё в восьмом-девятом тысячелетии, как мы знаем, существовали альтернативные социальные группы людей: и в Европе, и в Америке, и на Ближнем Востоке, и в других регионах нашей планеты. Эти группы были остатками развитой допотопной цивилизации, к формированию которой были причастны ещё боги-Змии. Та потерянная в глубинах истории цивилизация обладала обширными знаниями, владела металлургией и земледелием. Ведь следы первых земледельческих опытов уносят нас ко времени задолго до Потопа. Во всяком случае, мы можем говорить об одиннадцатом тысячелетии, в котором люди уже занимались обработкой земли и селекцией культурных растений, имели керамику, письменность и изделия из металлов.
   - Это означает, что уже тогда на Земле существовали оседлые поселения и даже города, как их частный случай, - заметила Светлана. - Ведь охотники и собиратели не были привязаны к одному месту, как земледельцы, которым нужно дожидаться урожая на засеянных ими полях. Долгое время в прежние времена историки полагали, что большие и мощные города древних людей могли возникать лишь в долинах больших рек. И глядя на известные нам цивилизации периода Эры Тельца, мы действительно видим, что древние города Египта были сосредоточены вдоль Нила, города Междуречья приурочены к долинам рек Тигр и Евфрат, так же как города Хараппской цивилизации сконцентрированы в долине Инда. Это создавало устойчивую иллюзию, что первые государства и цивилизации могли создаваться только в долинах крупных рек. И эта иллюзия впоследствии переросла в догму. Но такая точка зрения была глубоко ошибочной. Все очаги древнейшего земледелия, как мы знаем, располагались отнюдь не в долинах рек, не в низменностях, а в предгорных районах и на плоскогорьях. Это доказал очень давно один выдающийся русский учёный.
   - Вавилов, - согласился Акира Кензо. - Долину Нила он однозначно считал вторичным очагом земледелия, а ближайшие к нему первичные очаги этого земледелия располагались в Эфиопии, откуда Нил берёт своё начало, и где мы до сих пор находим древнейшие мегалитические постройки "богов". Другим же местом был восток Анатолийского полуострова с прилегающими районами в так называемом "плодородном полумесяце". Здесь так же располагаются древнейшие, допотопные сооружения той самой цивилизации - цивилизации "древних богов". По исследованиям же Вавилова, временем возникновения земледелия в этих районах можно считать пятнадцатое тысячелетие до новой эры, а нижние границы находятся в районе десятого тысячелетия. Поэтому логично, что города в долинах рек могли появится значительно позже. Они были лишь вторичным возвратом к земледелию и цивилизованности, элементарным копированием прежнего, чужого опыта в новых исторических условиях. "Солнечные боги" вообще не отличались оригинальностью и обширностью своих знаний. Они пользовались тем, что им досталось в наследство от их предшественников, от "древних богов".
   - Действительно логично, - согласился я. - С чего бы это вдруг какому-то народу сниматься с обжитого места и отправляться за тысячи километров, чтобы вновь осесть там и заняться тем же самым? При том, что современного транспорта у них не было и в помине! Просто пешком... Представляете?
   Я посмотрел на экзоархеолога. Тот согласно кивнул.
   - Представляю. Очень хорошо представляю.
   - На самом деле большинство выводов о неких "миграциях" и "переселениях", которые делала прежняя наука, стремясь следовать принятой догме "линейного развития" человечества, основывались лишь на сходстве языков, - уверенно произнесла Эйго Хара. - Все эти гипотезы и теории очень редко опирались на какие-либо антропологические или другие археологические данные. И на этом самом сходстве разных языков тогда выстраивались целые карты, так называемой, "миграции народов".
   - Точно так, - согласился с ней Акира. - Но близость языков в разных регионах можно объяснить вообще без привлечения каких-либо "переселений". Согласно лингвистическим исследованиям, проводившимся в рамках программы "Тени Предков", сходство языков можно наблюдать далеко не во всех сферах человеческой деятельности. Это самое сходство, практически во всех случаях, носит неравномерный характер и касается оно только тех терминов и понятий, которые относятся к областям деятельности, которой людей обучали те самые "боги-цивилизаторы". Это согласно первоисточнику - мифам и легендам. Сходство наблюдается, в частности, в терминах, относящихся к земледелию, металлургии, ткачеству, производству керамики. Здесь есть целые разделы сходных слов, обозначающих обработку земли, культурные растения, уборку урожая, обработку металлов и добычу руды, названия орудий и материалов для их изготовления. В то же время в областях, где "боги" не оказывали влияния на людей, такой общности терминологии не наблюдается. Например, во всём, что связано с охотой или рыболовством. Это сходство прослеживается на огромнейшей территории - практически на всех континентах!
   - Невероятно! - вырвалось у Зуко Пура. - Всему этому обучали "боги"?
   Акира Кензо посмотрел на юношу.
   - Да. Так это описано в мифах и легендах. Но подумай, что это может означать на самом деле? Вероятнее всего, "боги" не просто рассказывали и показывали что-то древним людям, а давали им необходимый инвентарь и обучали его изготавливать. Именно об этом и рассказывают легенды: "боги" дали людям плуг, серп, зерно, домашний скот и домашних животных. В мифе "Лахар и Ашнан", например, говорится, что специально для "богов" были созданы Ашнан - богиня зерна, и Лахар - бог скотоводства, в то время как уже существовавшие к тому времени люди "не знали зерна, не имели домашних животных, не умели делать ткани. Они питались травой и кореньями, пили воду из канав, ходили обнажёнными". А у индейского племени уастеков существовал ряд преданий о Кролике, в которых рассказывалось в частности о том, что до Потопа все орудия работали сами и человек посылал их расчистить участок земли, а утром видел, что растительность возродилась, дав питательные клубни.
   - Любопытно, - оживился я. - Получается, что помимо примитивных орудий труда, существовали и сложные машины. которыми пользовались сами "боги"?
   - Разумеется. Было бы удивительным, если бы такая высокоразвитая цивилизация их не имела. Только людям тогда доверить свою технику "боги" явно не могли - уровень знаний был не тот. А вот орудия попроще вполне давали. И в этом тоже прослеживается разумный подход к цивилизаторской деятельности: постепенное вовлечение в процесс оцивилизовывания, закладка потенциала для дальнейшего самостоятельного развития, а не механическая передача готового. Тем не менее, когда "боги" давали разным народам, скажем, плуг, то они вряд ли называли этот предмет по разному в различных местах нашей планеты.
   - А то, что они могли легко попасть в разные места, на разные континенты не вызывает никакого сомнения, потому что с высоким уровнем развития их цивилизации это не представляло никакой сложности, - понимающе кивнул я. - Поэтому расстояния между материками для них ровным счётом ничего не значили, как и для нас теперь не представляют никаких проблем. Раз уж существует столько мифов о полётах "богов" на всяких "бурях" и "орлах".
   - Верно. Отсюда и многие языки носили лишь письменных характер, так как эта письменность была "языком богов" и служила для передачи их знаний, для обучения людей. Ведь и письменность была дана человечеству сошедшими с Небес цивилизаторами. Египетские иероглифы в их изначальном виде, шумерская клинопись, санскрит, эблаитский язык, древние индейские языки - все они были не разговорыми языками, а являлись лишь письменностью. Возможно, тогда на Земле вообще не было разных языков, как и разных народов... Скорее всего, был один, единый язык для всех, что вполне закономерно. И лишь значительно позже письменности обретают свою речевую функцию, начинают передавать не только понятия, но и наполняются звуковым и фонетическим содержанием.
   - Получается, что разделение произошло гораздо позже, и до Потопа действительно существовало какое-то другое, единое человечество? - в раздумье произнёс я.
   - Безусловно. И мифы однозначно свидетельствуют об этом, - подтвердил Акира. - Месопотамские тексты приписывают заслугу создания "первых людей" шумерским "богам". Согласно мифам, совершенный человек был создан Матерью-Богиней при активном участии "бога" Энки. И этот человек, носивший имя Адапа, был сродни самим "богам". Это родство было настолько очевидным, что Мать-Богиня дала ему "кожу, как кожа у богов". Энки настолько возлюбил Адапу, что: "Он умудрил его разум, он открыл ему образ миров. Вручил ему он мудрость, но вечной жизни он ему не дал"...
   Акира помолчал. Затем продолжил:
   - Конечно же, "солнечные боги" приписывают заслугу создания "первых, совершенных" людей себе не заслуженно. К этому процессу они не имели нималейшего отношения. В силах этих "богов" было дать жизнь много позднее лишь "примитивному рабочему". И то, только для того, чтобы использовать его для собственных нужд в качестве слуг и рабов. В то время, как "старых людей" эти "боги" планомерно уничтожали на протяжении всей своей земной истории. У Овидия в "Метаморфозах" первых людей создаёт мятежный бог Прометей, названный в тексте "отпрыском Япета". В этом отношении Овидий гораздо ближе к истине, чем шумерские тексты. Ведь Прометей несомненно принадлежал к "клану Змиев": "И родился человек. Из сути божественной создан был он вселенной творцом, зачинателем лучшего мира, иль молодая земля, разделённая с горним эфиром только что, семя ещё сохранила родимого неба? Отпрыск Япета, её замешав речною водою, сделал подобье богов, которые всем управляют. И между тем как, склонясь, остальные животные в землю смотрят, высокое дал он лицо человеку и прямо в небо глядеть повелел, поднимая к созвездиям очи. Так земля, что была недавно безликой и грубой, преобразясь, приняла людей небывалые обличья".
   - Получается, до появления людей на земле обитали лишь существа, ходившие на четырёх ногах, - сообразил Зуко Пур. - Когда же это произошло?
   - Древнейшие генетические следы современного человека, Хомо сапиенс, были найдены в Африке. Они относятся к пятнадцатому тысячелетию до новой эры, - уверенно заявила Эйго Хара.
   - Значит, трансформация "первых" людей в современных происходила примерно в то же время, - прикинул в уме я. - Получается, это произошло за четыре тысячи лет до Потопа?
   Я посмотрел на экзоархеолога.
   - Примерно, в конце Эры Скорпиона. Она длилась с семнадцать тысяч двухсотого года по пятнадцать тысяч пятидесятый год до новой эры. По моим расчётам, это время конца правления предвечного бога Атума, когда на троне его сменил Шу. Это время постоянной борьбы с "кланом Змиев" в лице Апопа и его "сыновей мятежа", которые согласно пехливийскому мифу до этого правили всем миром, создавая в нём живых существ, в том числе и разумных... Всё вполне сходится, - пожал плечами Акира. - Интересно в этой связи вспомнить многочисленные мифы о появлении на земном небосводе Луны. Например, у ацтеков в качестве "бога Луны" почитался Мецтли, который иногда отождествлялся со старым "богом" нашего спутника Теккистекатлем и "богинями Луны": Койольшауки и Йоуалтиситль. Согласно одному из ацтекских мифов, первое время после появления на небе, Луна светила так же ярко, как Солнце. Это длилось до тех пор, пока один из раздражённых "богов" не бросил в неё кроликом. Всё это произошло в самом начале Пятой мировой эпохи.
   - Опять кролик? - удивился я.
   - Мотивы Кролика, Луны и бессмертия, на самом деле, тесно связаны в мифологии многих народов, - заверил меня Акира. - В Древнем Китае, например, во времена правления династии Западная Хань, считалось, что в "Лунном дворце" живёт "лунный кролик". Он сидит в тени коричневого дерева гуйхуа и круглый год толчёт в ступе снадобье бессмертия. Китайские поэты часто называли его "нефритовым кроликом" или "золотым кроликом". Изучая все эти предания, постепенно приходишь к выводу, что во всех них присутствуют общие черты, которые наводят на мысли о важности данного образа для самих "богов". Первое, что бросается в глаза - до того, как Кролик был брошен "богами" на Луну, либо взобрался туда сам вместе с людьми, наш спутник был ярким и горячим, как Солнце. Ацтеки рассказывали, что Луна при этом совершала хаотические движения по небосводу, всходя и заходя за горизонт с разных сторон, а китайцы свидетельствовали о её восьмиугольности в этот же период.
   - Восьмиугольности? - ещё больше удивился я и посмотрел на сидевшего справа от меня Амоля Сайна. Тот слушал экзоархеолога, не перебивая и, кажется, его вовсе не удивило это сообщение.
   - Да. Именно так, - подтвердил Акира. - Второе, на что можно обратить внимание во всех этих мифах, это то, что прежде чем быть кинутым на Луну, Кролик самолично бросается в костёр или печку, изжаривая себя. Но после этого его оживляют "боги" и он получает на Луне свой дар бессмертия.
   - Аналогичный мотив можно встретить и в сюжете ацтекских преданий о появлении на небе Солнца и Луны на стыке Четвёртой и Пятой мировых эпох, - заметила Светлана. - Только роль Кролика у ацтеков выполнял бог Текусицтекатль.
   - Верно, - согласился с ней экзоархеолог. - Поэтому-то я и говорю о важности сюжетов о Кролике, связанных, скорее всего, с появлением около Земли космической станции "богов". На ней, возможно, и прибыла команда "бога" Ра из Аат-Небес.
   - Интересные легенды! - с азартом воскликнул Амоль Сайн. - Я таких историй до сих пор не слышал. Это очень и очень интересно, в самом деле! - удовлетворённо покачал головой астроном, что-то обдумывая.
   - О необычной яркости Луны упоминается и в "Махабхарате", - сообщила Светлана. - Там сообщается, что после Пахтанья Молочного Океана, в числе появившихся из его вод сокровищ, была и луна - Чандра - поднявшаяся на небосвод, будучи столь яркой, что напоминала второе солнце, сверкая сотнями и тысячами холодных лучей.
   - Скорее всего, наш спутник в те времена имел другое орбитальное положение, - согласно закивал астроном. - Гораздо ближе к нашей планете, чем теперь.
   - Мифы о "лунном Кролике" интересны ещё и тем, что они непосредственно связаны как с Потопом, так и с рассказом о создании "старых людей", - продолжал Акира. - У тех же уасеков Кролик предупреждает людей о Потопе, плывя на ящике, в котором и спрятались люди. Этот самый "ящик" всплывает до самого неба, и Кролик прыгает на Луну. Затем вода сходит, а Кролик так и не сумел вернуться на Землю.
   - А вы знаете, - задумчиво произнёс Амоль Сайн. - Кажется я знаю, почему именно Кролик.
   - Потому что на поверхности Луны есть большое тёмное пятно, похожее на кролика? - догадался я.
   - Да, - кивнул астроном. - Там расположены несколько морей: Ясности, Спокойствия, Изобилия и Нектара. И последнее визуально как раз совпадает с возможными контурами той самой "ступы", в которой этот "Кролик" толчёт свой "нектар бессмертия".
   - А этот "нектар" - Амриту или Сому - приносит на Землю некий "орёл" или "волшебная птица", - продолжила Светлана, задорно блестя глазами. - А "орёл" это просто космический аппарат, управляемый одним из "богов".
   - Именно так, - не стал возражать экзоархеолог. - Любопытно и то, что в легендах ацтеков сообщается, что оставшиеся на земле люди развели огонь и стали на нём жарить рыбу, а поднявшийся от костра дым окрасил небо в голубой цвет, хотя раньше оно было белым.
   - Изменение состава атмосферы после Потопа? - Амоль Сайн удовлетворённо закивал головой.
   - Вполне возможно, - согласился Акира. - Интересен и факт того, что люди после катастрофы, как сообщается в мифе, начинают употреблять в пищу рыбу и мясо, а до этого были, судя по всему, вегетарианцами.
   - Значит, речь может идти о каких-то видовых изменениях, - заметила Эйго. - Даже на генном уровне. И всё это произошло сразу же после Потопа?
   - Именно! Ацтекские легенды подтверждают это. На самом деле, люди в этом мифе начинают питаться вовсе не рыбой. Некий "Создатель", как сообщает легенда, посылает птицу узнать, в чём дело.
   - Совсем как в истории Ноя и его Ковчега! - обрадовался Зуко Пур.
   - Да. Эта самая птица тоже начала есть рыбу, за что была превращена "Создателем" в стервятника.
   - Почему? - Юноша недоумённо посмотрел на экзоархеолога. - Птицы разве не едят рыбу?
   - Едят. Но здесь всё дело как раз в том, что это была и не рыба вовсе. На самом деле речь идёт о трупах утонувших во время Потопа "старых людей".
   - Значит, речь может идти о вынужденном каннибализме, причиной которому послужили экстремальные условия выживания, в которых оказались спасшиеся от Потопа люди? - заключил я.
   - Вот именно! - подтвердил Акира. - И в последующем в мифах мы видим, как цивилизаторы в послепотопные времена пытаются отучить оставшихся в живых людей от этого пагубного пристрастия, строго запрещая человеческие жертвоприношения. Ацтеки описывают это таким образом: "Создатель" спустился и сунул человеку в зад головню, превратив его и его семью в выдр, которые едят дохлую рыбу. А индейцы племени науатль им вторят. После Потопа, рассказывают они, спаслись мужчина с женой, сыном и двумя дочерьми. Отец послал сына узнать, есть ли еда. Потом послал дочерей, первая из которых, увидев, что брат ест падаль, стала птичкой чилькоте. Вторая вернулась и рассказала отцу об увиденном, и тот сделал её колибри, которая питается нектаром цветов, а сына сделал стервятником.
   - Здесь просматривается стремление возврата к прежнему состоянию, в котором человек существовал до Потопа, - задумчиво произнесла Эйго Хара. - И в тоже время, часть людей, видимо, изменяется физиологически: довольно кардинально и уже безвозвратно.
   - Вы правы, - кивнул Акира. - Мы видим попытку цивилизаторов из "клана Змиев" восстановить прежний мир в том виде, в каком он существовал до Потопа. А каким был этот мир, мы можем понять, изучая другие мифы индейцев Америки. Племя киче, например, рассказывают о том, как бог Чжутат вывел землю из своего сердца и по четырём углам поставил в каждом по три человека Чжунтевиникес, чтобы они поддерживали её. Это были полубоги или сверхлюди, питавшиеся только запахом цветов и плодов. Их название означает "деревянные столбы" или "колонны", что даёт нам право считать их теми самыми гигантами, хорошо знакомыми нам по другим мифам.
   - А в сумме-то получается двенадцать. Это количество верховных "богов" почти во всех пантеонах! - сказал Амоль Сайн.
   - И снова земля из "четырёх углов"! - подхватил я. - Эти самые полубоги распределены на группы по три в каждой. Мир, который они поддерживают, вроде бы и наш, но существа, которыми он населён, питаются странно: только пахнущими цветами и фруктами. Они вегитарианцы?
   - Это же ведические мудрецы, которые жили уединённо в лесах! - воскликнула Светлана.
   - Или же другой вид... Зауроподы? - Эйго задумчиво посмотрела на неё.
   Я заметил, как щёки Светланы порозовели от волнения при словах биолога. А вот Акира, кажется, не обратил на замечание биолога никакого внимания.
   - Ещё эта легенда сообщает нам, что Чжутат после всего проделанного, обрезал пуповину, соединявшую его сердце с землёй, и тогда земля покрылась растительностью. А его сердце осталось, как "пуп Земли", поэтому Чжутат по-прежнему привязан к земле, которая была размером как и сегодня.
   - "Пуп Земли"? - заинтересовался Кави Рам. - Уж не об острове ли Пасхи идёт речь?
   - Вполне возможно, - согласился экзоархеолог. - Хотя понятие "пуп Земли" встречается практически во всех мифологиях. Интересно то, что эти самые сверхлюди Чжунтевиникес, не только поддерживали землю, но и создали на ней "первых людей". Эти "первые люди" были меньшего размера, чем сами Чжунтевиникес, но гораздо больше современных людей. Ещё одной их отличительной чертой был большой ум. К тому же, они ни в чём не нуждались, поэтому и забыли своего Творца, за что Чжутат уничтожил их Потопом. Этим легендам созвучен и "Пополь-Вух" майя. Он так же рассказывает о "первых людях", которые были наделены проницательностью и знали всё, что творилось в пространстве от свода небес до внутренности Земли: "Они видели даже вещи, скрытые в глубокой темноте; они сразу видели весь мир, не делая попытки двигаться; и они видели его с того места, где находились".
   - Телепатия! Экстрасенсорика! - не удержался Иллик Шелли. - Такая же, как у самих "богов"!
   - Да. Эти "первые люди" не отличались от создавших их "древних богов". И именно это вызвало, как сообщает "Пополь-Вух", серьёзную озабоченность у последних. Жён четырёх первых "новых людей" звали Каха-Полуна - "вода, вертикально падающая сверху", Чомиха - "прекрасная, избранная вода", Цунуниха - "вода колибри" и Какишаха - "вода попугая".
   - А ведь все имена подчёркивают водную сущность этих созданий! - Эйго Хара проницательно посмотрела в глаза экзоархеологу.
   - А написание этих имён говорит об их происхождении из других племён, нежели их мужья, - заметила Светлана, так же обратив взор к своему руководителю. - Это может означать их принадлежность к "старым людям". Может быть, это были змее-люди, которые вели водный образ жизни, или люди-амфибии? Возможно, это прямое указание на шумерского Оанеса и его "людей", появившихся после Потопа и тоже занимавшися цивилизаторской деятельностью? Ведь, и по ацтекским мифам большинство обитателей Четвёртой эпохи превратились в рыб. А проигравшие Даитьям войну Асуры нашли укрытие в своих "подводных городах". Мы же знаем, что большая часть обитателей Первой, Второй, Третьей и Четвёртой мировых эпох у индейцев имели гигантское телосложение и отличную от настоящих людей внешность и "дивный облик". Помните, в том же "Пополь-Вух" сказано: "Они имели лица, подобно людям, говорили подобно людям, они бесцельно блуждали на четырёх... они не имели ни крови, ни сукровицы, они не имели ни пота, ни жира. Щёки их были сухими, их ноги и руки были сухими, а плоть их была трухлявой"?
   - Вполне возможно, что здесь действительно есть прямая связь с "кланом Змиев", которые безраздельно властвовали на нашей Земле до Потопа, и которые вели непремиримую борьбу с "солнечными богами" после него, - неохотно согласился с ней Акира Кензо. - В "Пополь-Вух" даётся общая характеристика этих "старых людей": "Различны были имена каждого, когда они умножались там, на востоке, и имелось много названий народов: тепеуоломан, кохах, кенеч, ахау, как именовались эти люди там, на востоке, где они умножались. Известно также начало людей тама и людей илока, которые пришли вместе оттуда, с востока... С тринадцатью ветвями народов, тринадцатью из Текпана, пришли они, а также люди Рабиналя, какчикели и много других названий... Возникло великое число людей, и в темноте они множились: не были рождены ещё ни солнце, ни свет, когда они умножались. Они все жили вместе, существовали и блуждали там, на востоке".
   - Здесь же явно речь идёт о древнейших временах! - воскликнул я. - В представлении людей эти времена существовали ещё до возникновения солнца! То есть, до возникновения известного им мира. И речь идёт о масштабном заселении континентов. С востока... Для Америки, это получается со стороны Атлантического океана. Значит, опять из Африки - колыбели человечества!
   - Да. Как сказано в "Пополь-Вух": "Там находились тогда в большом количестве чёрные люди и белые люди, люди с разной внешностью, люди столь многих наречий, что удивительно было слушать их".
   - Мне почему-то кажется, что речь идёт о временах уже после Потопа, - спокойно сказал Амоль Сайн. - Когда Солнца тоже какое-то время не было видно из-за "ударной зимы", поглотившей нашу планету. По-моему, такая временная привязка будет гораздо ближе к истине. Вот только кто "курировал" это масштабное заселение Земли? Мне почему-то кажется, что это были вовсе не "солнечные боги".
   Астроном посмотрел на экзоархеолога.
   - Я об этом уже говорил, - сказал тот. - Цивилизаторством занимались "древние боги". И согласно большинству произведений тех же ацтеков, в период мрака и отсутствия солнца, на Земле продолжали жить "люди Старой эпохи", хотя и были в этот же период созданы "люди Новой эпохи", а затем и их жёны. Эти "новые люди" фигурируют под именами Балам-Кице, Балам-Акаб, Махукутах и Ики-Балам. Об этих людях сообщается следущее: "Они имели внешность людей, они были люди; они говорили и вели беседы, они хорошо видели и слышали, они ходили, брали вещи руками; они были хорошими и красивыми людьми, и их фигура была человеческой фигурой".
   - Это определение людей новой эпохи опять-таки однозначно противопоставляет их всем остальным существовавшим раньше разумным существам, - уверенно сказал я. - Вам так не кажется? И эти существа или "старые люди" не были похожими на появившихся после Потопа "новых". Разве нет?
   - Пожалуй, - снова с неохотой согласился Акира. - Разница, должно быть, была и довольно существенная. Видимо, между двумя кланами "богов" существовали разные представления о приоритетных путях эволюционного развития. Пионером здесь, несомненно, выступал "клан Змиев", но созданные его стараниями "старые люди" не удовлетворяли запросы "солнечных богов". Прежде всего тем, что эти самые люди отказывались служить им самим и почитать их, как своих богов. Оказавшись на Земле, "солнечные боги" стали, по-видимому, предпринимать неоднократные попытки физического уничтожения "старых людей", о чём есть свидетельства и в мифах.
   - Именно поэтому в шумерских текстах и говорится о том, что человечество глубоко разочаровало Энлиля, - согласилась Светлана. - Хотя там умалчивается истинная причина этого разочарования. Помните: "И на земле умножилось число людей, и возлежали люди прямо на земле, быкам подобно диким. И бог Энлиль, людей соединенье наблюдая, и бог Энлиль, послушав речи их, сказал богам великим: "Опасны стали речи человечьи; соития же их лишают сна меня""? Понятно, что безконтрольное размножение "старых людей" грозило власти "солнечных богов", среди которых и так росло недовольство непосильными трудовыми повинностями, возложенными на них Шу-Энлилем по воле Ра-Ану. Мне думается, что речь здесь идёт как раз о периоде времени сразу же после Потопа. А строки из "Книги Дзиан": "Змии, которые вновь спустились и установили мир с Пятой, учили о наставляли её", как раз свидетельствуют о том, кто занимался на самом деле цивилизаторской деятельностью в те четыреста-пятьсот лет, которые понадобились "солнечным богам" на восстановление своей колонии после Потопа.
   - Я знаю и индийский вариант этой истории, - добавила девушка. - В нём в роли Энлиля выступает "бог" Индра. Он покидает свой трон и отправляющийся в изгнание за убийство брахмана Вритры. Тоже Змия, между прочим! Это описание, кстати, не менее пафосное, чем у аккадцев: "Всё нарушилось и остановилось в трёх мирах, когда Индра, покинув своё царство, пребывал в изгнании, искупая свой великий грех. Прервалось течение рек; высохли озёра; дожди не выпадали на землю, и стали гибнуть леса. Страх и растерянность сковали души богов и святых мудрецов, оставшихся без царя и господина, но никто из них не отважился занять место Индры на небесном престоле".
   - Но замена ему на Земле всё же нашлась в лице Нахуши, - напомнил Акира.
   - Не совсем уловил связь этого Нахуши со Змиями, - посетовал я, переводя взгляд со Светланы на экзоархеолога. - Не поясните?
   - Сид! Здесь нужно знать ещё одну легенду, которая рассказывает историю самого Нахуши, - взялась объяснять Светлана. - Согласно ей, однажды тысяча великих мудрецов-риши несли паланкин Нахуши. Случайно этот царь коснулся своей ногой Агастьи - одного из семи мудрецов, которому боги сниспослали Веды - и тот проклял его. Наруша упал на землю и стал змеёй. В этом облике он оставался многие годы, пока братья Пандавы не избавили его от проклятия. Агастья же ещё известен тем, что силой свой аскезы сотворил горный хребет Виндхья, вознёсшийся до небес и мешавший даже солнцу.
   - Ага! Я так понимаю здесь тоже кроется намёк на противоборство с между кланами "богов"? - догадался я.
   - Именно! - подтвердила Светлана. - К тому же Агастья всегда почитался на юге Индии как культовый герой, который принёс туда тамильский язык и грамматику, полученные им от Шивы.
   - Иначе говоря, он занимался той самой цивилизаторской деятельностью? Ясно.
   - Занимался, - снова взял слово Акира. - Пандавы же, избавившие Нарушу от "змеиного проклятия" - ни кто иной, как потомки следующего поколения "солнечных богов", которое в середине Эры Льва, приходит на земли Египта и приступает там, помимо всего прочего, к уничтожению остатков "клана Змиев". Всё это в иносказательной форме и передано в индийском мифе. Из аккадской же истории можно понять, что оказавшись на послепотопной Земле в роли хозяев, боги-Змии пытаются возродить созданное ими человечество, - тех самых "старых людей", - и передать ему свои знания, обучить их различным ремёслам. Именно в этот период возникают первые царства и первые города, во главе которых встают смертные допотопные цари и числа всё тех же "старых людей". В аккадском мифе о Потопе об этом времени сказано следущее: "Истребление моих человеков... мной сотворённое богине Нинту... воистину я возвращу ей. Я верну народ к местам их обиталищ. Да будут их грады построены... кирпичи во всех своих градах на места священные воистину пусть они поставят. На святых местах пусть собраны будут. Святость воды - огня гашение - да будет в праведности установлена. Обряды, могучие Сути совершенными воистину будут, землю вода да оросит, благостный мир я им дам".
   - Но ведь это уже о временах властвования "солнечных богов", - заметил Иллик Шелли. - А вы говорили о "старых людях", которых опекал "клан Змиев".
   - Верно. Но есть и другой миф "О всё видавшем", где рассказывается о допотопном герое Гильгамеше. Он и был одним из тех "старых людей", равных возлюбленному богом Энки "богочеловеку" Адапе: "На две трети он бог, на одну - человек он, образ его тела на вид несравненен... Мощный, славный, всё постигший... Матери Гильгамеш не оставит девы, зачатой героем, суженной мужу". В мифе Гильгамеш называется "пастырем ограждённого Урука" и "сынов Урука".
   - То есть, матерью Гильгамеша была женщина, рождённая от "бога", а сам он родился от её брака со смертным? - сообразил я. - Выходит, что его можно считать полубогом, жившим в допотопные времена?
   - Именно так, - подтвердил Акира. - Об этих временах мы узнаём в самом начале легенды: "Принёс нам весть о днях до потопа... Прикоснись к порогам, лежащим издревле, и вступи в Эану, жилище Иштар... поднимись и пройди по стенам Урука, обозри основанье, кирпичи ощупай: его кирпичи не обожжены ли и заложены стены не семью ль мудрецами?". Из этих строк совершенно очевидно, что речь идёт о городах, построенных ещё до Потопа командой ануннаков под предводительством Шу-Энлиля. А так же явственно просматривается ограниченное количество "старых людей" и стремление как самих "богов", так и этих "старых людей" к размножению: "Часто их жалобу слыхивал Ану. Воззвали они к великой Аруру: "Аруру, ты создала Гильгамеша, теперь создай ему подобье! Когда отвагой с Гильгамешем он сравниться, пусть соревнуются, Урук да отдыхает"".
   - Аруру? - удивился Зуко Пур. - Новая "богиня"? Или это какая-то старая?
   - Аруру это древнейшая, дошумерская Богиня-Мать, создательница людей, - пояснила Светлана. - По классификации Акиры, она должна быть идентична Тефнут-Нинлиль.
   - Понятно, - протянул юноша.
   - Странно всё как-то, - недоумённо воскликнул я. - "Старых людей" на Земле считанные единицы, а они, вместо того, чтобы размножаться, обращаются за помощью к "богам". Почему?
   Я посмотрел на экзоархеолога, но за него ответила Светлана.
   - К этому времени, судя по всему, эти "старые люди" ещё не были разделены по половой принадлежности. Это разделение произойдёт гораздо позже, уже после Потопа, когда "солнечным богам" понадобится создать для своих нужд "примитивного рабочего" и заселить им всю планету, где к тому времени обитали лишь первобытные племена кроманьонцев. Технология штучного клонирования людей, которую вначале применяли "боги", не позволяла установить на Земле господство "новых людей", подвластных воле "богов". Поэтому в процесс на генетическом уровне были внесены изменения, и "богини-рождения", изначально вынашивавшие клоны, были избавлены от этого "тяжёлого труда" по воле Ану.
   - Разделены по полам? - ещё больше удивился я. - Вы хотите сказать, что эти самые "старые люди", подобные Гильгамешу, были бесполыми?
   - Почему бы и нет? - спокойно пожала плечами Светлана. - Бесполость клонов была одним из залогов их покорности "богам" и безраздельной власти тех над своими творениями.
   - Скорее всего, они, так же как и сами "боги", были гермафродитами, - поправил её Акира. - Я имею ввиду именно "старых людей". Ибо о бесполости можно вести речь только в отношении первых экземпляров "лулу-амелу". Хотя и это вызывает у меня большие сомнения. Ведь понятия о половых отношениях существовало в среде "старых людей" безусловно. Да и созданный в итоге "богиней" Аруру "дикий человек" Энкиду является некой модификацией существоваших на Земле местных аборигенов, а вовсе не был "примитивным рабочим": "Аруру, услышав эти речи, подобье Ану создала в своём сердце. Умыла Аруру руки, отщипнула глины, бросила на землю, слепила Энкиду, создала героя. Порожденье полуночи, воин Нинурты, шерстью покрыто всё его тело, подобно женщине, волосы носит, пряди волос как хлеба густые; ни людей, ни мира не ведал, одеждой одет он, словно Сумукан". Это творение, пока ещё не оцивилизованное, было выпущено "богами" на волю, где его увидели представители "старых людей" и приняли за земного аборигена: "Человек-ловец-охотник перед водопоем его встречает. Увидел охотник - в лице изменился, со скотом своим домой вернулся, устрашился, умолк, онемел он, в груди его - скорбь, его лик затмился, тоска проникла в его утробу, идущему дальним путём стал лицом подобен. Охотник уста открыл и молвит, вещает он отцу своему: "Отец, некий муж, что из гор явился, - во всей стране рука его могуча, как из камня с небес крепки его руки, - бродит вечно по всем горам он, постоянно со зверьем к водопою теснится, постоянно шаги направляет к водопою. Боюсь я его, приближаться не смею! Я вырою ямы - он их засыплет, я поставлю ловушки - он их вырвет, из рук моих уводит зверьё и тварь степную, - он мне не дает в степи трудиться!".
   - Да, явно это создание не от мира сего! - усмехнулся я. - Сразу видно, что недоработанный "эксперементальный образец". А вокруг-то уже вполне цивилизованные охотники и скотоводы. На дворе неолит, я так понимаю?
   - Нет, скорее, речь нужно вести о верхнем палеолите, - поправил меня Акира. - Где-то о середине данного исторического периода или его конце. Интересно, какой именно способ оцивилизовывания Энкиду избирает Гильгамеш. Вот послушайте: "Отец его уста открыл и молвит, вещает он охотнику: "Сын мой, живёт Гильгамеш в Уруке... Иди, лицо к нему обрати ты, ему расскажи о силе человека. Даст тебе он блудницу - приведи, её с собою: победит его женщина, как муж могучий! Когда он поит зверьё у водопоя, пусть сорвёт она одежду, красы свои откроет. Увидев её, приблизится к ней он - покинут его звери, что росли с ним в пустыне!... Гильгамеш ему вещает, охотнику: "Иди, мой охотник, блудницу Шамхат приведи с собою...".
   - И что, план удался? - усмехнулся Амоль Сайн.
   - Безусловно, - улыбнулся в ответ Акира. - И Энкиду такой метод очень даже понравился, судя по всему: "Пошёл охотник, блудницу Шамхат увёл с собою... Увидала Шамхат дикаря-человека, мужа-истребителя из глуби степи: "Вот он, Шамхат! Раскрой своё лоно, свой срам обнажи, красы твои да постигнет! Увидев тебя, к тебе подойдёт он - не смущайся, прими его дыханье, распахни одежду, на тебя да ляжет! Дай ему наслажденье, дело женщин... к тебе он прильнёт желанием страстным... Шесть дней миновало, семь дней миновало - неустанно Энкиду познавал блудницу, когда же насытился лаской, к зверью своему обратил лицо он... Вскочил Энкиду... и ушли его звери. Смирился Энкиду, ему, как прежде, не бегать! Но стал он умней, разуменьем глубже. Вернулся и сел у ног блудницы, блуднице в лицо он смотрит, и что скажет блудница, - его слушают уши".
   - Интересно, что же такое могла ему поведать эта блудница, - усмехнулся я и покосился на девушек, сидевших в кают-компании.
   - Женщина может многое, - загадочно улыбнулся Акира. - Она близка к природе и издревле владела магией и различными чарами.
   Я заметил, как после его слов Светлана гордо вздёрнула голову, а кончики губ Эйго дрогнули в дерзкой усмешке.
   - Они всегда во многом превосходили нас, мужчин. - продолжал экзоархеолог. - Не зря же теперь, когда наши женщины стали истинно свободными и равными мужчинам, они не уступают нам ни в одном деле. Но Энкиду поддался лишь сексуальным чарам блудницы, которая избрала самый лёгкий путь по совету Гильгамеша, безотказно действовавший на примитивные умы дикарей: "Блудница ему вещает, Энкиду: "Пойдём, Энкиду, лицо обрати к Уруку, где бывает Гильгамеш - я подлинно знаю: пойдём же, Энкиду, в Урук ограждённый, где гордятся люди царственным платьем, что ни день, то они справляют праздник, где кимвалов и арф раздаются звуки, а блудницы красотою славны: сладострастьем полны, - сулят отраду - они с ложа ночного великих уводят. Энкиду, ты не ведаешь жизни, - покажу Гильгамеша, что рад стенаньям. Взгляни на него, в лицо погляди ты - прекрасен он мужеством, силой мужскою, несёт сладострастье всё его тело, больше тебя он имеет мощи, покоя не знает ни днём, ни ночью! Энкиду, укроти твою дерзость: Гильгамеш - его любят Шамаш, Ану, Эллиль и Эа его вразумили".
   - А ведь речь здесь идёт о временах, которые во многих культурах именовались "Золотым Веком", на протяжении которого люди, как и "боги", не знали забот, хворей и смертей, - заметила Светлана. - Да и сами эти люди были иными. Помните у Гесиода: "Создали прежде всего поколение людей золотое вечноживущие боги... Жили те люди, как боги, с спокойной и ясной душою, горя не зная, не зная трудов. И печальная старость к ним приближаться не смела"?
   - Да, конечно, - согласился с ней Акира.
   - Так удалось сделать цивилизованным этого Энкиду или нет? - поинтересовался я.
   - Удалось, - кивнул экзоархеолог. - Он стал достойным помощником и другом Гильгамеша, да и "богам" сгодился тоже: "Энкиду, встань, тебя поведу к храму Эане, жилищу Ану, где Гильгамеш совершенен в деяньях. К стану пастушьему, к скотьим загонам. Там вокруг них пастухи собралися, шепчут они на него взирая: "Муж тот с Гильгамешем сходен обличьем, ростом пониже, но костью крепче. Молоко звериное сосал он!". На хлеб, что перед ним положили, смутившись, он смотрит: не умел Энкиду питаться хлебом, питью сикеры обучен не был"... Досыта хлеба ел Энкиду, сикеры испил он семь кувшинов. Взыграла душа его, разгулялась, его сердце веселилось, лицо сияло. Он ощупал своё волосатое тело, умастился елеем, уподобился людям, одеждой оделся, стал похож на мужа. Оружие взял, сражался со львами - пастухи покоились ночью".
   - Ага! Значит, кроме как охранять скот от диких зверей, больше ни на что и не сгодился? - усмехнулся я. - Не завидную же участь уготовили ему "боги"!
   - А меня заинтересовал вот ещё какой момент в приведённых вами текстах, - сказал Кави Рам, обращаясь к экзоархеологу и оглаживая ладонью круглую голову. - В них дважды упоминалась засуха, как следствие больших бед и наступившего голода.
   - Да, момент с засухой в мифах действительно присутствует, - подтвердил Акира. - В шумерском тексте под названием "Атрахасис" инициатором уничтожения "старых людей", как правильно заметила Светлана, выступает Энлиль, а не Энки-Осирис. Именно Энлиль обращается к "богам" с предложением уничтожить человечество, выпестованное "кланом Змиев". И вначале на "старых людей", была наслана смертельная эпидемия: "Не прошло и двенадцати сотен лет, страна разрослась, расплодились люди. Как дикий бык ревут земли, бог встревожен громким шумом. Энлиль слышит людской гомон, Богам великим молвит слово: "Шум человека меня донимает. спать невозможно в таком гаме! Прикажем - пусть чума нагрянет! Пускай-ка Намтар уменьшит их гомон подобно буре по ним пройдутся мор, болезни, чума и язва! Они приказали - чума напала".
   - Выходит, что создание "новых людей" произошло за тысячу двести лет до этой эпидемии? - сообразил Иллик Шелли. - Уж не те ли это люди, что строили Вавилонскую башню перед Потопом?
   Юноша посмотрел на экзоархеолога загоревшимися надеждой глазами.
   - Вполне возможно. Почему бы и нет? - пожал плечами тот.
   - Но о каком конкретно историческом времени идёт речь? - спросил я.
   - В своё время бытовала теория исчезновения неандертальского человека в результате фатального распространения в его социуме одного заболевания, - отозвалась со своего места Эйго Хара. - Согласно данной теории, это заболевание необратимо ослабило и снизило численность популяций, а распространялось, судя по всему, оно посредством каннибализма, который неандертальцы активно практиковали. Сама же болезнь эта представляла собой не что иное, как одну из форм трансмиссивной губчатой энцефалопатии, родственной, давно уничтоженному у нас, пресловутому коровьему бешенству. Ещё одним путём переноса губчатой энцефалопатии может являться обмен орудиями труда. Белки-прионы, которые являются возбудителями необратимых процессов в организме, могут передаваться даже через инструменты, прошедшие стерилизацию.
   - Получается, речь идёт где-то о сорока тысячах лет до новой эры? - уточнил я.
   - Скорее, около двадцати или, возможно, даже меньше, - поправила меня Эйго.
   - Как раз начало правления бога Атума и его борьба за власть со своим братом Апопом, - удовлетворённо закивал Акира. - Но неандертальцы, видимо, были лишь побочным результатом спланированного уничтожения, так как их трудно отнести к разряду "старых людей" по уровню развития и знаний. Думаю, они существовали в те времена параллельно с другой разумной человеческой цивилизацией, возможно, вступая с ней в контакты, как впоследствии контактировали и с кроманьонцами.
   - Между прочим, есть основания полагать, что неандертальцы могли быть рыжими и светлокожими, - заметила Эйго.
   - Тогда в "Книге Дзиан", рассказывающей о Третьей Расе, точно говорится о них! - обрадовался экзоархеолог и тут же зачитал короткий отрывок: - "И не имевшие Искр сочетались с самками огромных животных. От них они породили немые расы. Немы были и они сами. Но развязался язык их. Язык же потомства их остался безмолвным. Чудовищ породили они. Расу сгорбленных рыжеволосых чудовищ, ходивших на четвереньках. Немую расу, неспособную поведать о сраме".
   Экзоархеолог поднял голову, радостно блестя глазами.
   - Как вам такое? А? По-моему, очень подходит.
   - А что ещё там написано про этого Атрахасиса? - осторожно поинтересовался я. - Я помню это имя ещё по урокам истории, но никогда особо не вдавался в подробности.
   - По сути, читая этот миф, нужно как всегда делать поправку на время, события и имена "богов", - ответил Акира. - В данном случае, миф рассказывает нам предпотопную историю Земли, а так же о взаимоотношениях "древних богов" с людьми в этот период. Но впоследствии, как мы знаем, "солнечные боги" многие чужие деяния и заслуги приписали себе. Отсюда в мифе Атрахасис обращается к богу Энки-Осирису, который к этому времени, по моим расчётам, либо ещё не родился, либо находился за пределами нашей планеты и не появлялся здесь до Потопа. Скорее всего, правильнее вести речь о Энлиле-Шу. Атрахасис просит этого "бога" избавить людей от страшной эпидемии, и тот открывает ему причину насланных на людей напастей: "Собери старцев перед своими вратами, совет держи в доме, так скажи им: "Прикажите и вестники пусть объявят, всей стране возгласят громогласно: "Вы не чтили богов ваших. Молитвой не славили богинь ваших! Но разыщите врата Намтара, хлебы печёные перед ними поставьте, мукой сезама воздайте жертву! Устыдится пред даром, удержит руку!".
   - И люди стали чтить этих "богов"? - догадался я.
   - Им пришлось. В мифе об этом написано следующее: "Старейшие словам его вняли, Храм Намтара воздвигли в граде. Отвёл от людей чуму и язву, Боги вернули себе приношенья".
   - То есть, "боги" действовали методом принуждения, - понимающе закивал я. - Но почему тогда "клан Змиев" не вступился за "старых людей"?
   - Здесь нужно вспомнить строки из "Вишну Пураны", в которых Адитьи жалуются верховному богу на Асуров, - пояснила для меня Светлана. - "Они захватили три мира и присвоили себе нашу долю жертвоприношений, приняв предосторожности, чтобы не преступить Заветов Вед. Хотя мы, так же как и они, части Тебя...", - так обратились побеждённые Адитьи к Вишну.
   - Получается, что и Змии вовсе не были ангелами в отношении людей?
   - "Богов" нельзя мерить с позиции "чёрное и белое" и оценивать с наших позиций понимания "Добра" и "Зла", - улыбнувшись, сказала Светлана. - Не зря же в "Вишну Пурана" раса Змиев названа "двуязычной, ярой, жестокой, ненасытной в наслаждениях и изобилующей богатством". Но нам известно и то, что впоследствии, Асуры отказались от своей доли жертвований во благо развития человечества, из-за чего и поплатились, проиграв войну Сурам.
   - Потому и не было никаких храмов "богам" на Земле в допотопное время, - вставил Иллик Шелли. - Асурам они были за ненадобностью... Но что же случилось в дальнейшем?
   Молодой человек вопросительно посмотрел на экзоархеолога.
   - А дальше история повторяется, - ответил тот. - Со времнем люди опять перестали воздавать честь новоявленным "богам", и тем снова вызвали гнев начальника земной колонии Энлиля-Шу: "Не прошло и двенадцати сотен лет, страна разрослась, расплодились люди. Энлиль слышит людской гомон, Богам великим молвит слово: "Шум человека меня донимает. Людей не меньше стало, их стало больше. Гомон их меня беспокоит, спать невозможно в таком гаме. Отнимем-ка у людей пропитанье. Засушим травы, обречём на голод".
   - Получается, речь идёт вовсе не об охотниках-собирателях, а о земледельческих общинах? - уточнил Кави Рам. - Все признаки цивилизации на лицо. И это где-то в восемнадцатом-семнадцатом тысячелетии до новой эры? По тексту с момента эпидемии прошло ещё тысячу двести лет.
   - По моим подсчётам, начало засухи должно выпадать примерно на семнадцать тысяч четырёхсотый год, - сообщил Акира. - Это всё ещё период правления бога Атума а Аат-Небес.
   - Хм. Странная какая-то закономерность в датах между двумя бедствиями, - ухмыльнулся геолог. - Скорее всего, эти самые "боги" здесь были вовсе не причём, если они не могли предотвратить Потоп, то и не умели влиять на природу в столь глобальных масштабах. Только бахвалились перед людьми, чтобы запугать их. Но, судя по всему, этот миф не врёт в главном. Мы знаем, что семнадцать-шестнадцать тысяч лет назад засуха действительно поразила афро-азиатскую муссонную область. Эту засуху можно было бы назвать мегазасухой, потому что она стала, скорее всего, самым тяжёлым испытанием, выпавшим на долю человеку разумному. В те времена озеро Виктория полностью высохло, как и озёра Тана в Эфиопии, и Ван в Анатолии. Крупнейшие реки, такие как Нил и Конго, превратились буквально в ручейки, а сезон дождей прекратился полностью на всём протяжении тропиков от Средиземноморья до территории Китая.
   - Миф полностью подтверждает это, - сообщил Акира и зачитал очередные строки: - "Чёрные нивы стали белы. Просторное поле соль рождало. Чрево земли на них восстало. Трава не взошла, не взросли злаки. Мор на людей они наслали. Сжалась матка, не рождались младенцы. Семьи истребляли друг друга. Их лица покрылись солодом смерти. Людям недоставало жизни".
   - Люди снова стали заниматься каннибализмом? И в чём была причина такого масштабного бедствия? - поинтересовался я.
   - О конкретных причинах сейчас говорить сложно, - сказал Кави Рам. - Но эта засуха совпадает по времени с другим важным климатическим событием. Примерно в тоже время, восемнадцать или пятнадцать тысяч лет назад, наступило окончание ледникового периода, и в северную часть Атлантического океана стало поступать большое количество льда и талой пресной воды.
   - Тёплые морские течения начали остывать, а климат меняться, - подытожил я и посмотрел на экзоархеолога. - И чем же всё закончилось?
   - У греков существовало аналогичное предание, - вспомнила Светлана. - Правда, они соединяют оба бедствия во времени. Но это и не удивительно по происшествию стольких тысячелетий. У Гесиода есть такие строки: "Беды великие сводит им с неба владыка Кронион: голод совместно с чумой. Исчезают со света народы. Женщины больше детей не рожают, и гибнут дома их предначертаньем владыки богов, олимпийского Зевса".
   - На сколько мы можем судить, эта засуха длилась семь лет, - сказал Акира Кензо. - Но в других регионах Земли причиной её называют множество солнц. То есть, вместо одного солнца, на небе появилось одновременно или поочерёдно шесть, семь, девять или даже десять солнц, от которых стало невыносимо жарко.
   - Возможно, речь идёт о появлении около нашей планеты каких-то искусственных объектов? - заметил Амоль Сайн.
   - Мы как раз подобрались к главному событию в истории допотопной Земли - к восстанию ануннаков под предводительством Тиамат-Тефнут, к их решающему сражению с воинством Ану, под предводительством Шу-Энлиля и Геба-Нинурты. Итогом этого столкновения послужило, во-первых, "создание" земного мира. То есть, мира полностью отданного во власть "солнечным богам". Этот мир символически был сотворён из частей поверженной Тиамат - чудовища-дракона, символизирующего собой весь "клан Змиев". Аналогично, в египетской мифологии именно Шу создаёт земной мир путём разделения неба - Тефнут, и земли - Геба, с чего и начинается вся история правления династий "солнечных богов" на нашей планете. В шумерском "Мифе о Потопе" об этом рассказывается так: "Когда Сути царственности с небес спустились, Могучий венец и царственности престол с небес спустили, он сотворил их обряды, он могучие Сути Совершенными сделал. Он основал селенья и грады. Он имена им нарёк, доли им он распределил. Первый из них - Эредуг, вождю Нудиммуду его он дал. Второй - жрице небес - Бадтибиру он ей дал. Третий - Лараг, Пабильсагу его он дал. Четвёртый - Сиппар, герою Уту его он дал. Пятый - Шуруппак, Суд он его дал. Этим градам он дал имена, он столицами их назначил".
   Акира оторвал взгляд от справочника.
   - В итоге Асуры из "клана Змиев" были повержены и почти уничтожены. Грядущим Потопом практически уничтожено и "старое" человечество, из остатков которого "боги" путём генетических опытов выведут новых особей - "примитивного рабочего". Он-то и станет покорно служить своим хозяевам. И все эти события соответственно происходят в эру Девы - в период времени от двенадцать тысяч девятисотого года, до десять тысяч семьсот пятидесятого года. Думаю, сам зодиакальный знак Девы для этого периода времени выбран был "богами" совсем не случайно. Он прямо указывает нам на главного персонажа этой эпохи - Богиню-Мать, Тиамат-Тефнут. На это косвенно может указывать и тот факт, что в Мезоамерике этот зодиакальный знак носил название "Пернатый змей".
   - Кецалькоатль - тоже змей! - воскликнул Зуко Пур.
   - Верно. К тому же все космологические теории вращаются как раз вокруг этого зодиакального знака. Пророки того же Ветхого Завета вспоминали "древние дни", когда Бог твёрдой рукой "усмирил Надменную Деву, заставил вращаться водное чудовище, иссушил воды Техом-Раба". Пророк Исайя называл этого бога Яхве, признавая его "первородным царём", по воле которого "исчезли воды", который "уничтожил чудовищ водяных вождя". О том же твердит и пророк Иов, повествуя как его небесный Бог покарал "слуг верных Непокорной Девы", как он "измельчённый покров растянул на месте Техом, повесил Землю в пустоте". Он "заключает воды в своей власти, его энергия расколола Надменную. Его Ветер омерил Кованый Браслет, Его рука убила извивающегося дракона". Мотивы борьбы со Змиями, как видите, везде схожие. Так что появление множества "солнц" на небе может быть обусловлено именно приближением к Земле воинства Ра-Ану. Примечательно, что в мифологии Китая рассказывается о неком герое по имени И, который при помощи "волшебного лука" и "стрел" сбивает лишние солнца, причём "каждый раз на землю падает трёхногая золотая ворона". После этого мир нормализуется, но по прошествии некоторого времени тонет в воде.
   - В вавилонском "Эпосе о сотворении Мира" сообщается, что "боги" спустились на Землю по решению их царя Ану, - напомнила Светлана. - Там приводятся его слова: "В высотах бездны, где был доселе дом ваш, "Дом Царства в Небесах" я сотворил. Теперь же я намерен копию его построить там, внизу". Это своё намерение Ану объяснял следующим образом: "Когда с Небес вы спуститесь на землю, найдете там отдохновенье в ночь, и приму всех вас там. Я место нареку то: "Вавилон" - Врата Богов". По Гесиоду же говорится о том, что: "...они одержали победу над титанами и, заключив побежденных в Тартар, поставили над ними в качестве стражей гекатонхейров".
   - Да. Шумерские мифы согласуются с греческими, но более конкретны в деталях: "Для исполненья приказов войско Ану снарядил; три сотни числом он поставил на страже богов земные пути от Небес отделять; и на Земле шестистам приказал обитать. Всем им места указав, ануннакам Небес и Земли объяснил, что им надобно делать". Очень во многих текстах ануннаки именуются "пятьюдесятью великими принцами". Обычное написание этого слова по-аккадски "ан-нун-на-ки" помогает понять его значение: "пятьдесят, которые спустились на Землю с Небес".
   - Получается из шестисот "богов", сосланных или бежавших на Землю, пятьдесят были царских кровей, а остальные рядовыми подданными, среди которых, видимо, были и специалисты различного профиля: инженеры, архитекторы, техники? - сообразил я. - Всё они и составляли свиту Шу, а так же и Геба. И чтобы ссыльные вдруг не намерились вернуться и отнять трон у Ра, тот ставит триста охранников, в задачу которых входило не допустить изгнанных обратно на "небеса"?
   - Верно, - подтвердил Акира. - Таким образом, ануннаков можно соотнести с греческими титанами - детьми Шу-Урана, сброшенными в Тартар, а игигов с гекатонхейрами, охранявшими дорогу на Небеса. Шумерские тексты говорят о том, что три сотни "ануннаков Небес" или игигов никогда не спускались на Землю и никогда не встречались с людьми. Говорится и о том, что они "были слишком высоки для людей", вследствие чего "их нужды людей не заботили". В двуязычных шумеро-аккадских текстах эквивалентом аккадского "Игиги" является "Нун-галене" - "Великие князья".
   - А ведь похожим образом была устроена и вселенная майя, - со знанием дела сообщила Светлана. - Впрочем, как и у большинства родственных им племён. Эта вселенная состояла из двенадцати небес и девяти подземных миров, а повелителями этих "небес" считали группу богов - Ошлахун-Ти-Ку, в которую входили богиня луны и солнца или "Белая женщина", божество пяти последних дней года, бог кукурузы, бог оленей и бог смерти. Все эти "боги" были покровителями дней тринадцатидневной недели и враждовали с другой группой "богов" - той, что правила девятью подземными мирами и носила название Болон-Ти-Ку. В понимании людей и та, и другая группы часто воспринимались как одно целое - "тринадцать" против "девятки".
   - Собственно, как мы знаем, они и были одним целым - представителями одной и той же высокоразвитой цивилизации, эволюционировавшей и развивавшейся на протяжении очень длительного времени, - заметил Акира. - В тоже самое время на противоположном конце Земли, в Китае было девять провинций и девять их божественных правителей. А Китай являлся тем самым местом, куда впоследствии оттеснили последнего представителя "клана Змиев", бога Сетха. Так что ничего удивительного в подобных сходствах я не вижу. Всё вполне закономерно и легко укладывается в логичную общую картину древнейшей истории нашей планеты... Но давайте вернёмся к решающему сражению между "богами" из различных кланов, определившему всю дальнейшую судьбу человечества, - предложил экзоархеолог.
   - Эта грандиозная древняя битва нашла отражение не только в шумерских и аккадских текстах, - воодушевлённо продолжал он. - О ней сказано и в гораздо более поздних источниках, таких как "Апокалипсис" Иоанна Богослова. Помните: "И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним"?
   - А в пехлевийском тексте "Бундахишн" можно прочитать продолжение этой истории: "Девяносто дней и ночей небесные боги вели битву в материальном мире с Духом Разрушения и демонами, пока те не были разгромлены и сброшены в Ад, - Светлана прочитала по памяти древние строки. - И небо было сделано крепостью, чтобы они не могли смешаться с ним. Ад находился в середине земли, в том самом месте, где Дух Разрушения просверлил дыру и ринулся внутрь". Эти события можно увязать и с шестой аватарой Вишну - Парашурамой, ведь тот уклонившись от битвы на Курукшетре, поклялся отомстить варне кшатриев - богов-воинов - и избавить варну брахманов от их тирании. Парашурама уничтожил на земле всех кшатриев двадцать один раз и, выполнив искупительные ритуалы, отдал завоёванные земли Кашьяпе. То есть, Шу-Энлилю.
   - Да, безусловно, - согласился с ней экзоархеолог. - Как сказано в скандинавских Эддах, Рагнарёк - "Гибель богов" - наступит "три зимы другие, с великими войнами по всему свету. Братья из корысти убивают друг друга, и нет пощады ни отцу, ни сыну в побоищах и кровосмешении". Поводом же для начала восстания ануннаков, вполне очевидно, послужило жестокое управление Энлиля-Шу. Когда тот в очередной раз прибыл на место работ с проверкой, ануннаки сказали друг другу: "Поставим нашу силу против главного офицера, пусть главнй офицер нас освободит от тяжкого труда. Царь всех богов, герой Энлиль, - пусть донесутся наши стоны до его жилища!".
   - А этим "главным офицером" был бог Геб-Нинурта? - вспомнил я. - Может быть, это именно против него был направлен гнев аннунаков? Как я понимаю, они собираются обратиться с жалобой к Энлилю, но против него самого ничего не замышляют.
   - Вы правы, Сид. Вождём клана Энлиля-Шу был бог Нинурта-Геб, его первенец. В Египте он носил титул "князь князей", что, как вы понимаете, аналогично шумерскому "главный офицер". Нинурта-Геб и руководил сражением, при непосредственной поддержке своего брата Ишкура и племянницы Инанны. Все они атаковали силы неприятеля, возглавляемые "Великим Змеем". В одном из текстов Нинурта даже сравнивается со сверкающей кроной дерева: "Господин, безупречный воин, любимец Нинурта, дерево-меш с широкой сверкающей кроной... орудие, идущее в бой в чужие земли. Дракон со страшным лицом, ядовитый змей, что свой яд на враждебные земли проливает". Есть так же цикл текстов, рассказывающих о подвигах Нинурты, который освободил мир от крылатого дракона Асага, обитавшего в горах Нижнего Мира, на "востоке". Сражения с этим Драконом перекликаются с рассказами о сражениях бога Мардука с воинством другого дракона - Тиамат. Ведь Асаг, как и Тиамат, создал целую армию каменных существ. Вот, послушайте! Это очень любопытный текст.
   Акира склонился над своим справочником и начал читать строки древнего мифа:
   - "Нинурта, царь, сын отца, радующегося сыновней силе, воитель, кто, южному вихрю подобный... Семя князя с лазурною бородою, дракон, кольцом себя свернувший, лев, чья пасть со змеиным жалом яростно ревёт по странам! Нинурта, царь, кого Энлиль над собою возвеличил, герой, кто врагов уловляет большою сетью, Нинурта, тень твоих ужасающих нимбов Шумер защищает, ярость мятежным странам приносит, войско вражье накрывает!". И далее: "Когда Нинурта, царь, сын, кто печётся о том, дабы отца его чтили повсюду, восседал на престоле во блеске власти, в сиянии нимбов, вводящих в трепет, на празднестве в свою честь... когда Нинурта, сын Энлиля, начал устанавливать Судьбы, тогда Шарур - "Накрыватель множеств" - возопил царю своему с неба: "Царь мой, небо излило семя на зеленеющую землю! Нинурта, она породила могучесть, Асага, не ведающего благоговенья, дитя, что не материнской грудью, вскормлено молоком диких тварей... это отродье, отца не знающее, гороубийца! Воитель с бесстыжим ликом, сотворённый из испарений... Идол, собою весьма довольный! Он в нутро Горы проник, он разбросал там своё семя, вся эта каменная поросль его своим царём избрала, он среди них, словно дикий бык, воздымает свою силу! Боги градов пред его силой на сторону его склонились. О царь мой, себя на престол он возвёл, он не тратит времени даром! Нинурта, владыкою, тебе подобным, в Шумере он себя считает! Асаг, его жуткие Сути кто уничтожит?".
   - Странно, что Геб-Нинурта сравнивается здесь с Драконом и змеем, с которыми и ведёт эту войну. Почему так? - задумчиво произнёс я и боковым зрением заметил обращённый ко мне взгляд Светланы.
   - Не забывайте, Сид, что оба противоборствующих клана были соединены родственными связями. И памятуя об этих связях, впоследствии уже сам Геб будет искать союза с "кланом Змиев" в борьбе за власть. Хотя борьба между ними была нескончаемой: "Нинурта, о том, что героя, тебе подобного, не существует, ему сказали! С тобою он хочет помериться силой! О воин, он принимал решенья о захвате твоего царства, Нинурта, он тянет свои руки к твоим отличьям, к Сутям Абзу! С глазами шныряющими, жилища сменяющий, Асаг ежедневно границы ширит, силою забирая земли. Идёт молва о его воинстве, те полчища неохватимы глазом, так велика его могучесть - её не пробьёт никакое оружье...". Судя по дальнейшим описаниям, произошло страшное сражение между Асагом и Нинуртой, в котором последний применял различные виды смертоносного оружия, крушащего всё вокруг, от которого пострадали и люди, и звери, и природа. Жестокость Нинурты не знала границ и была обращена на людей, поддерживавших Асага: "Герой Нинурта по стране мятежной идёт походом. Людей без счёта в горах он губит, он грады их разобщает.... черепа швыряет на землю. Руки, словно пучки сорняков, все разом он им вырвал, их головы были разбиты о стены".
   - Ужас какой! - воскликнула Эйго, хватаясь за щёки. - Герой называется!
   - "Боги" они и есть "боги", что ещё сказать, - равнодушно пожал плечами Акира Кензо. - Но сражение на этом не заканчивается. Нинурта отправляет Шарура на разведку, и тот, поражённый количеством врагов и их силой, советует своему "богу" отступить. Но Нинурта не обращает на этот совет никакого внимания и снова готовится к бою, так как Асаг после его атаки остался неуязвим: "Гора огней не зажигала, ни единого не светилось". Асаг же в свою очередь обрушивает на воинственного "бога" смертоносный смерч. Столбы пыли начинают душить Нинурту, и Шарур летит в город Ниппур за помощью к Энлилю. Все "боги" в отчаянии, но Энлиль советует им смести пылевой вихрь потоками воды, устроив Потоп.
   - Значит, причина Потопа всё же в войне "богов", как и в желании истребить "старых людей"! - воскликнул я.
   - Разумеется, - согласился со мной экзоархеолог. - В итоге, как и в случае с Тиамат, дракон Асаг проигрывает это сражение: "Как бороною пробуравив землю, он Асага в стране мятежной, как сорняк, уничтожил... Провозгласил от всего сердца: "Отныне Асагом он зваться не будет, он камнем зваться будет... Бока гробничными плитами станут... А тогда благостная вода из земли шла, на поля не изливалась, льдом день за днём копилась, разрушая горы, подымалась. Боги Страны оттуда бежали, лопаты, корзины побросали".
   - Уж не о разрушенни ли в Тиауанако идёт здесь речь? - задался вопросом Иллик Шелли. - Вроде бы очень похоже по описаниям: и "гора", и разбитые камни, ставшие надгробными плитами, и бегство "богов" из этого горного района, где до Потопа властвовали Змии.
   - Вполне возможно. Тем более, что далее миф сообщает о деяниях Нинурты по восстановлению мира после Потопа: "Владыка напряг могучий разум. Нинурта, Энлиля сын, великое творить начал. Он камни в горе собрал кучей, как огромное облако пустил их с силой, могучей стеной пред Страною поставил. Он поправил ось земную. Герой все грады удержал искусно на своём месте. Вода побежала сквозь камни бурным потоком. Отныне и навеки вода из земли в гору не поднималась. Все рассеянное он собрал... Он утробы богов насытил. Нинурту, отца своего, они достойно восхвалили". Это согласуется и с легендами о воинственном Индре, возглавлявшем воинство Богов в войне против Асуров, который убил дракона Вритру и "высвободил водные потоки", поглощённые тем.
   - Индра особенно отличился в этих битвах, - потвердила Светлана. - Гимны "Ригведы" сообщают нам, что он уничтожил девяносто девять оплотов Асуров, убив несметное количество их вооружённых сторонников. А в небе он сражался на своей летающей колеснице с "заоблачными крепостями" Асуров. Рассказы об Индре в самом деле очень похожи на миф о сражении Нинурты с Асагом даже в отдельных деталях. Ведь победив в битвах всех врагов и заставив их "на погибель бежать", Индра взялся за освобождение "телицы", которую "демоны" спрятали внутри "горы", охраняемой "демоном" Валой. В этом ему помогали ангирасы - молодые боги, способные испускать "божественное пламя".
   - Совершенно верно, - согласился Акира. - Сходство обоих мифов из разных частей света вполне очевидно. А это значит, что они рассказывают нам об одних и тех же событиях, об одних и тех же героях. Интриги же в эту историю добавляет и то, что эта самая "телица" на самом деле была не чем иным, как "Божественным Лучом". Именно такое значение, помимо "корова", на санскрите имеет слово "го".
   - Но об одних и тех ли героях идёт речь? - усомнилась Светлана. - Индра ведь вовсе не Геб-Нинурта, а однозначно Осирис-Энки. А тот, как мы знаем, не появлялся на Земле до Потопа.
   - Вы правы, - снова согласился с ней экзоархеолог. - И здесь, я имею ввиду рассказы о сражении Нинурты с Асагом, речь может идти как о сражении "богов" и Змиев за пределами нашей планеты, на что в частности намекает миф об Индре, так и о неточностях шумерско-аккадских мифов. Нинурта же мог сражаться с Асагом и при поддержке других "богов". И, скорее всего, так оно и было. Ведь это только в мифах события описываются упрощённо, в общих чертах, потому что мифы не являются подробной хроникой событий или летописью. Они создавались с иной целью. В частности, с целью превознести значимость и величие избранных "богов". Потому-то в мифах так много славославий и преувеличений в описаниях их достоинств. Поэтому мы не можем исключать возможности того, что Осирис-Энки сражался со Змиями до событий Потопа, и для этого посещал нашу Землю. На это есть намёки в мифе о Зу, где именно Энки сообщает Ану, кто из "богов" способен вернуть украденные "ме". Но битвы с Асагом, могущем, как мне думается, быть аналогом египетского Апопа и "низвергнутого" на Землю, велись значительно позже восстания ануннаков и сражения с Тиамат. Это две разные истории, разнесённые во времени.
   - Значит, первой битвой была битва Энлиля-Шу с Тиамат-Тефнут? - рассуждал вслух Иллик. - Вняв просьбам заговорщиков-ануннаков, Богния-Мать собирает армию из "первосозданных", рождённых ею же богов-Змиев и назначает одного из них, по имени Кингу, своим мужем и полководцем, передав ему властные полномочия Ану-Ра? А в "Махабхарате" сообщается, что эти сражения велись как на земле, так и в воздухе, и даже в морских глубинах?
   - Всё верно, - потвердил Акира. - Об этой войне писали и греки. Хотя аккадский текст описывает эту войну как скоротечную, у Гесиода в "Теогонии" она затянулась на целых десять божественных "лет": "Ибо уж долгое время сражалися друг против друга в ярых, могучих боях, с напряжением, ранящим душу, Боги-Титаны и боги, рождённые на свет от Крона: славные боги-Титаны - с Офрийской горы высочайшей, Боги, рождённые Реей прекрасноволосой от Крона, всяких податели благ, - с вершин многоснежных Олимпа. Гневом, душе причиняющим боль, пламенея друг к другу, десять уж лет непрерывно они меж собою сражались, а разрешенья тяжёлой вражды иль её окончанья не приходило, и не было видно конца межусобью".
   - То есть, как раз те тысячу лет, о которых сообщают Веды! - вставила Светлана. - А затем по совету Геи были освобождены Гекатонхейры, заключённые ещё во времена правления Урана. Иначе говоря, на стороне Шу-Энлиля оказалась часть аннунаков-изгнанников, которым было обещено прощение и возвращение их "божественных почестей".
   - Купили себе союзников сладкими обещаниями! - ухмыльнулся я и понимающе кивнул. - Всё как у людей в прежние времена.
   - Людям было с кого брать пример, - проницательно посмотрела на меня Светлана.
   - Вы оба правы, - согласился с нами Акира. - И Гесиод пишет о том же: "Всех их, однако, Кронид и другие бессмертные боги, Реей прекрасноволосой рождённые на свет от Крона вывели снова на землю, совета послушавшись Геи. Точно она предсказала, что с помощью тех великанов полную боги победу получат и громкую славу: "В день тот, когда на великий Олимп небожителей вечных созвал к себе молневержец Кронид, олимпийский владыка, и объявил им, что тот, кто пойдёт вместе с ним на Титанов, почестей прежних не будет лишён и удел сохранит свой, коим дотоле владел меж богов, бесконечно живущих. Если же кто не имел ни удела, ни чести при Кроне, тот и удел и почёт подобающий ныне получит. И войны возжелали их души пламенней даже, чем раньше. Убийственный бой возбудили все они в этот же день".
   Экзоархеолог дочитал текст "Теогонии" и посмотрел на нас со Светланой.
   - В Вавилонии существовало одно заклинание, - сказала она, - обретшее со временем форму этиологического мифа, объяснявшего существование некого "червя". Это заклинание произносилось для лечения больных зубов. В нём сообщалось о том, как из болот, после того, как небесный бог Ану создал небо и землю, выполз "червь" и обратился к богу Шамашу и богу магии Эйа с просьбой получать питание из зубов и дёсен. Косвенно это тоже является отголоском тех событий, потому что явно сообщает нам о существовании на Земле прежде змееподобных существ, имевших связь с человеком, но побеждённых "богами", и теперь вынужденных просить у них милости. В подтверждение этому заклинатель должен был сказать: "Червь, пусть Эйа ударит тебя своим сильным кулаком".
   - Получается, "боги" одержали над Змиями полную победу в той последней войне? - заключил я.
   - Не совсем так, - возразил Акира. - Судя по всему, натиск Асуров был очень силён и на Земле, и на близлежащем Марсе, так что "богам" пришлось искать примерения, а в дальнейшем пойти на хитрость, чтобы получить во власть большую часть нашей планеты. Заключив перемирие, обе стороны решили поделить между собой Землю, договорившись, что Сурам достанется та её часть, которую сможет закрыть своим телом Вишну, поддержкой которого в очередной раз заручились эти самые "боги"...
   - А Вишну идентичен Ра-Ану? - вставил я.
   - Правильно. Как нам сообщают ведические тексты, "боги" поместили Вишну в некое "ограждённое место", которое "могло двигаться в трёх направлениях". Так хитростью и обманом они заполучили три из четырёх регионов Земли. Обманутые Асуры снова напали на "богов", желая восстановить справедливость. Тогда те обратились за советом к Агни, который оказал им военную поддержку. "Сатапата Брахмана" рассказывает, что победив таким образом Асуров, "боги задумались, как им пополнить запасы" напитка Сомы, которым владели побеждённые Асуры.
   - И в "Атхарваведе" говорится о желании Суров завладеть секретом бессмертия, - добавила Светлана. - От того и понадобились им "врачеватели" Ашвины: "Земля, которую измерели Ашвины, которую перешагнул Вишну, которую расположил к себе Индра...".
   - Значит, "боги" к тому времени не знали ещё бессмертия? - уточнил я.
   - Нет, - покачал головой Акира. - Искусством возвращать мёртвых владели лишь Асуры. В "Матсья Пуране" есть миф о разрушении крепости Асуров - Трипуры, в том, последнем сражении, когда "богам", наконец, удалось одержать победу над своими противниками. В нём рассказывается о том, как в давние времена жил могучий Асур Майя, сын Випрачитти, владыки Данавов. Сила его была велика. Он был искусен и хитроумен. Именно он был творцом искусства колдовского внушения, названного по его имени "майей".
   - Я знаю этот миф! - радостно зарделась Светлана. - Можно я расскажу?
   Акира улыбнулся и сделал приглашающий жест рукой.
   - Суровым подвижничеством Майя обрёл невероятную силу духа, от которой раскалились все три мира, - воодушевлённо начала свой рассказ Светлана. - Творец вселенной, Брахма спросил у Майи чего тот хочет пожелать себе за своё благочестие, и мудрый Асур посетовал тому о давней вражде между Сурами и его братьями: "Боги одолевают нас в битвах и всячески угнетают, - говорил Майя. - Мы же не можем от них оборониться. Всюду они нас настигают - и на земле, и под землёй, и на дне океана! Я хочу воздвигнуть для защиты Асуров крепость и назвать её Трипурой. Сделай так, о великий Брахма, чтобы никто не мог эту крепость разрушить - ни боги своим оружием, ни брахманы своими проклятиями". Но Брахма отказался исполнить эту просьбу, сославшись на то, что ничто не вечно в этом мире. Тогда Майя попросил у него, чтобы крепость Трипура была неуязвима для всех, кроме Шивы, который мог бы разрушить Трипуру не иначе как одной-единственной стрелой при первом выстреле. Брахма согласился.
   - И доверчивые Асуры вновь купились на эти обещания? - догадался Иллик Шелли.
   - Да. Майя воздвиг свою крепость из трёх укреплений. Первое из железа было врыто в землю. Второе, изготовленное из серебра, встало над первым и упёрлось в небо. А третий ярус крепости, из золота, поднялся над серебрянным, возвышаясь уже над небесной твердью. У высоких ворот Трипуры днём и ночью стояли грозные стражи. Внутри же Трипуры Майя построил дворцы и храмы, провёл дороги и соединил их широкими площадями. И счастливые Асуры со своими женами и потомством сошлись отовсюду в Трипуру и поселились в приготовленных для них чертогах. Они славили в благодарственных гимнах и молитвах искусного строителя и великого зодчего Майю.
   - Получается, что эти три уровня крепости Асуров образно передают связь Неба с Землёй? - в раздумье произнёс я. - Нижний ярус на земле, а самый верхний уже на Небесах... Может, речь идёт тоже о Марсе?
   Я вопросительно посмотрел на Акиру.
   - Почему бы и нет, - согласился тот. - Ведь в мифе говорится, что в золотую, самую верхнуюю часть крепости, вела "дорога", выставленная сосудами с вином и цветами. Что это, как не путь на Небеса, куда со временем потянулось множество Даитьев и Данавов. Все они поселились в Трипуре, где ни в чём не знали недостатка. Наконец-то, освобождённые от страха перед небожителями Сурами, все они развлекались в благоденствии, богатстве и покое, полные счастья. Сердца их всегда были полны веселья. Никто из них не знал ссор и раздоров в Трипуре, где жили они год за годом.
   - Но этой чудесной сказке пришёл конец? - догадался я.
   - Да, - кивнул Акира. - Завистливые "боги" обратились к Вишну с просьбой о помощи. Об этом нам рассказывает "Вишну Пурана": "Так обратились побеждённые Боги к Вишну: "Смилосердствуйся над нами, о Владыка, и охрани нас, прибегающих к тебе за помощью против Даитьев. Они заватили три мира и присвоили себе нашу долю жертвоприношений, приняв предосторожности, чтобы не преступить Заветов Вед... так как они вступили на путь, предписанный Священным Писанием, мы не можем уничтожить их. Научи Ты нас, мудрость чья неизмерима, какой-либо хитрости, посредством которой мы были бы в состоянии уничтожить врага Богов!".
   - Опять этот Вишну, то есть, Ра на их стороне! - негодующе воскликнул Зуко Пур. - И почему это сила всегда на стороне Зла?
   - Не всегда и не везде, - возразил ему экзоархеолог. - Зло потому и вынуждено прибегать к хитрости, не в силах совладать с Добром в открытом бою.
   - Верно! - согласилась с ним Светлана. - И великий обольститель Вишну в очередной раз обманом вносит смуту в ряды Змиев. Он выделяет из своего тела иллюзорную форму Майамоха - "обольстителя посредством иллюзий", которую и дал Сурам. При помощи неё те обманули Даитьев посредством многих видов ереси, и по прошествии очень короткого времени обманутые Асуры, перстали почитать Веды, понося их, обряды жертвоприношения и браминов: "Это, - восклицали они, - учение не выдерживает обсуждения, заклание не ведёт к религиозной заслуге. Непогрешимые слова, великие Асуры, не падают с неба, и лишь утверждения, основанные на разуме, принимаются мною и другими людьми, подобными вам!".
   - Иначе говоря, Асуры критиковали насаждение религии и противились против жертвоприношений, выступая против слепой веры за торжество разума? - заключил Амоль Сайн. - И этот Разум и стал камнем преткновения между Богами и Асурами. При этом сам же Вишну призывает к этому Асуров! А отказ от жертв ослабил Даитьев, лишив их возможности подпитываться духовной энергией?
   - Именно так, - потвердил Акира. - Совращённые с предписанного пути Асуры заявили о праве выбора между слепым следованием предписанному Свыше и свободой разумного выбора. Именно тогда: "Боги собрали все свои силы, и приблизились, чтобы сразиться. Тогда произошёл бой между богами и Асурами, и последние, оставившие праведный путь, были разбиты первыми". Так сообщает об этом "Вишну Пурана".
   - А вот миф о Трипуре подаёт эти события несколько иначе, - заметила Светлана. - Хотя в главном он перекликается с "Вишну Пураной". В "Матсья Пуране" рассказывается о том, как однажды ночью Майе приснился страшный сон. Ему привиделось, что в Трипуру проникли болезни и раздоры, нищета и зависть. А на следующее утро он собрал всех Асуров для царского совета и сказал им: "О братья! Я видел сегодня недобрый сон, и он гнетёт мою душу предчувствием бедствий. Приснилось мне, что пришло в Трипуру множество женщин ужасного облика. Они проникли в ваши жилища и посеяли в ваших сердцах раздор, ненависть и зависть друг к другу. А потом я увидел некоего мужа чудовищного обличья, с четырьмя ногами и тремя глазами. Он стал преследовать этих женщин, но тут наступило утро, и я проснулся. Мне неведомо, что сулит Трипуре этот сон, но я знаю наверное, что боги питают к нам злобу, что им не по сердцу наше благополучие, могущество и богатство и они хотели бы вновь прогнать нас на дно океана или в подземное царство. Потому я взываю к вам: будьте добры друг к другу! Не допускайте в сердца ваши зависти и злобы. Пусть будет жизнь ваша праведной и благонравной".
   Светлана процитировала эти строки по памяти, и я снова восхитился ею.
   - А что было дальше? - осторожно спросил Зуко Пур.
   - Асуры выслушали Майю в мрачном молчании и вышли из его чертогов, унося с собою его советы, - продолжила пересказывать миф Светлана. - А на другой день их словно подменили. С той поры навсегда исчезли из Трипуры и счастье, и покой, и доверие, и дружба. Зависть, алчность и злоба поселились в душах Асуров. Глаза у них стали красными от постоянного гнева и недовольства. Раздоры и драки вспыхивали в городе Майи ежечасно. Вещим оказался сон властителя Трипуры, и нелегко было Майе водворять мир и порядок среди своих подданных, словно одержимых каким-то безумием. Асуры стали пренебрегать обрядами, они подвергали жрецов гонениям и чинили им всяческие притеснения и обиды. Храмы опустели, огни на алтарях погасли, жрецы укрылись в тайных убежищах, спасая свою жизнь. Некому стало в Трипуре читать молитвы, петь гимны Брахме и приносить на алтари жертвы.
   - Здесь тоже отказ от почитания верховного бога! Элементарная борьба за власть и стремление одних главенствовать над другими, - воскликнул я. - А любая попытка стать самостоятельным и свободным воспринимается, как угроза верховной власти.
   - Правильно, - согласилась со мной Светлана. - И Суры в страхе отправились искать защиты именно к Брахме. "О великий Брахма, - сказали они ему, - укрой и охрани нас от диких и кровожадных жителей Трипуры. Они прячутся за неприступными стенами своей столицы и потешаются над нашим бессилием. Их кровавые набеги всегда внезапны, а потом они сразу уходят в Трипуру и укрываются там, недосягаемые для нашего оружия. Земля и небо опустеют, если ты, великий Брахма, не придёшь нам на помощь". На что Брахма ответил Сурам: раз так, то стольный град Майи должен быть разрушен, а жители его изгнаны из земных и небесных пределов. Но сделать это будет непросто. Только Шива способен на этот подвиг: "Ступайте, боги, к Шиве и просите его покарать обитателей Трипуры", - напутствовал Богов Брахма. И те отправились к грозному Шиве, восседавшему на горной вершине Кайласы. Небожители обратились к нему с великой мольбой покарать обитателей Трипуры и разрушить ненавистную богам крепость. "Да будет вам благо, о боги, - ответил им Шива. - Я всегда желал вам мира и счастья и теперь желаю того же. Отбросьте страх ваш и тревогу; я уничтожу твердыню Асуров, которая вам столь ненавистна. Но и вы должны помочь мне снарядить к бою мою колесницу". И тогда сам Брахма изъявил желание быть возничим у Шивы и повёл его колесницу к Трипуре.
   Светлана замолчала. Мне показалось, что она собирается с мыслями, чтобы процитироват ещё один отрывок.
   - А дальше? - почти жалобно промолвил Зуко Пур. - Асуров разбили?
   - Не сразу, - устало улыбнулась девушка. - Шива окинул взглядом твердыню Асуров, возвышающуюся над небесным сводом, и неисчислимое войско Майи и обратился к Индре: "Асуры приготовились к бою. Их рать несметна, и воины Майи горят злобой и жаждут победы над нами. Отвлеки, владыка, от меня их внимание и начни в стороне горячий бой с Асурами Майи. А в помощь себе возьми мою свиту. Сам я буду стоять здесь на колеснице и постараюсь отыскать брешь в укреплениях Майи, а когда наступит благоприятное время, одной стрелой обращу всю Трипуру в пепел". По знаку Индры небесное воинство двинулось на Трипуру и вскоре закипела ожесточенная схватка между Асурами и воинством Неба. Пораженные насмерть, падали воины Майи и бойцы из стана Индры. Рекой заструилась кровь перед стенами Трипуры, и земля покрылась мёртвыми телами. Воины Индры всё сильнее теснили воинов Майи и загнали их под защиту крепких стен Трипуры.
   - Вот тогда-то Майя и решил применить против небесного воинства силу своего колдовского искусства, - пришёл на помощь Светлане Акира Кензо. - И вскоре воинам Индры стало казаться, что палящий огонь стеной надвигается на них отовсюду. Со всех сторон света наступали на них языки пламени, а за ними двинулись на них с рычанием и воем дикие львы и тигры, поползли кровожадные крокодилы и змеи. С грохотом рушились на них горные кручи и падали огромные деревья. Тогда дикий ужас объял войско Индры. Его воины лишились чувств от страха и оцепенели.
   - Психическое оружие! - понимающе закивал я. - Воздействие на психику наведёнными фантомами. Только здесь применялась недоступная нам магия!
   - Верно, - улыбнулся Акира. - Тогда в бой двинулся сам Индра, а с ним Варуна, Сурья, Яма и Кубера. Они освободили от наваждения своё войско. Всё меньше оставалось воинов у Майи, всё больше мёртвых тел громоздилось на поле битвы. Суры вновь теснили Асуров, и те бежали под защиту стен своей обители. Силы оставили защитников Трипуры. Даже Майя утомился от этого боя, но мастерством своего колдовского искусства он пробудил в своих воинах надежду и бодрость. И тогда чудесным образом возник в Трипуре на глазах у изумлённых Асуров прекрасный водоём. Майя погрузил в него убитого воина, и тот мгновенно восстал из мёртвых. Воскресший Асур вскричал: "Где Индра? Где его войско? Мы будем сражаться, и сокрушим наших врагов, и навеки уничтожим их силу! Или мы сегодня добьёмся победы, или, не дрогнув перед лицом грозного повелителя богов, все до одного сойдём в царство Ямы!". Сотворённое Майей чудо вдохнуло в Асуров новые силы. С яростью львов бросались они на воинов Индры, нанося им смертельные удары. Тысячами падали Асуры, под ударами бойцов Индры, орошая землю своей кровью, и тысячами возвращал их к жизни Майя в своём чудесном водоёме. Всё труднее приходилось воинству Индры, всё смелее становился натиск защитников Трипуры. И снова Асуры стали теснить "богов", и те не знали как им отразить этот напор. Тогда Суры опять обратились за помощью к Вишну.
   - О небо! - на этот раз не выдержала всегда сдержанная Эйго. - Опять этот вездесущий Вишну, всегда помогающий "богам"! Бедные Асуры! Почему им никто не помогает, так как их врагам?
   - Зло коварно и тем сильно, - хмуро пробурчал я. - А Добро у всех на виду. Его легко погубить, как погасить пламя костра на ветру.
   - Хорошая аллегория! - похвалил меня Акира. - Я с вами полностью согласен. Так и Асуры стали жертвой коварного Зла в лице "солнечных богов". Сам Вишну незаметно проник в неприступную крепость Трипуру и приблизившись к волшебному водоёму, потоптал цветы, разогнал певчих птиц и выпил живительную влагу, опустошив творение Майи до последней капли. Тогда Суры с яростью обрушились на Асуров и снова стали истреблять их сотнями и тысячами. Уныние охватило воинов Майи. Они вновь стали отступать к стенам своей крепости. "Победа! Победа! - восклицали ликующие боги. - Теперь мы подчиним себе вселенную от края и до края!".
   - Чувствую, рано они обрадовались, - покачал головой я. - Вселенную им подавай!
   Экзоархелог посмотрел на меня и продолжил свой рассказ:
   - Майя собрал на городской площади своих усталых воинов и стал подбадривать их, призывая готовиться к отступлению из Трипуры. Но тут прибежали стражи чудесного водоёма и поведали страшную весть. Майя понял, что Вишну, от которого ничто во вселенной не сокрыто, обманул его воинов. "Это великое несчастье для нас, - сказал он. - Если нет больше в нашем водоёме чудесной влаги, мы не можем отныне возвращать убитых воинов к жизни и нам не устоять против богов, нам не удержать Трипуры. О Асуры, нам придется уйти под защиту бурных вод океана. Там, в пучине моря, боги не смогут преследовать нас и не подчинят нас своей власти. А если они сойдут туда вслед за нами, там мы сумеем их одолеть и в смертельной схватке уничтожим всё войско Шивы". И по знаку Майи Трипура вдруг тронулась с места, погрузилась в воды океана и исчезла из глаз изумлённых "богов".
   - Значит, всё-таки Асурам удалось спастись? - с надеждой спросил Зуко Пур.
   - Лишь части из них. Именно они после Потопа и выходили из вод океана, обучая оставшихся в живых людей, а другие спустились на Землю с Небес ради своей цивилизаторской миссии.
   - Но войну они проиграли?
   Я внимательно посмотрел на экзоархеолога.
   - Да. Это поражение отразилось и в мифах. Например, в греческих легендах о Прометее, давшем людям огонь, как символ цивилизованности. В "Прометей прикованный" древнегреческий драматург Эсхил пишет: "За похищение огня и обман, Зевс приказал Гефесту приковать Прометея к Кавказскому хребту. Прометей был прикован к скале и обречён на непрекращающиеся мучения: прилетавший каждый день орёл клевал у Прометея печень, которая снова отрастала". Память об этом событии сохранилась и в зороастрийской религии. "Авеста" сообщает, что: "эпоха борьбы сил добра и зла закончится чудовищной зимой; побеждённый Траэтаоной и прикованный к горе Йемавенд дракон Ажи-Дахака вырвется, мир погибнет в огне, затем возродится". В угаритском же мифе последняя битва описывается таким образом: "Котару-ва-Хасису изготовил палицу для Балу и дал ей имя Йагруш, что значит "Преследователь". Он приказал палице, чтобы она подобно орлу, выскользнув из рук Балу, набросилась на Йамму. Так и произошло. Йагруш бил Йамму по спине и по груди. Но тот не сломился, не разбились его суставы, не сломался его скелет. Тогда Котару-ва-Хасису изготовил для Балу вторую палицу и назвал её Айамур, что значит "Гонитель". Он приказал палице бить Йамму по затылку и по лбу. На этот раз Йамму был сломлен. Ослабли его суставы, согнулись его члены, сам он пал на землю. И возгордился Балу своей победой. Балу потащил тело Йамму. И возрадовались союзники Балу его победе. Заявила Астарта: "Наш пленник - Йамму, в наш плен попал Судия речной. Балу был увенчан короной и провозглашён царём".
   - У скандинавов побеждённым Змием был бог Локи, - напомнила Светлана.
   - Вы правы, - подтвердил Акира, заглядывая в свой справочник. - Согласно Эдде: "Высокий отвечает: "Отплатили ему, да так, что он ещё долго будет чувствовать! Как и следовало ждать, велик был гнев богов, но Локи ускользнул от них и укрылся на одной горе, построив себе там дом с четырьмя дверями, чтобы глядеть из дому во все стороны... Но Тор поймал его, ухватив рукою... Локи уже нечего было надеяться на пощаду. Асы пришли с ним в одну пещеру, взяли три плоских камня и поставили на ребро, пробив в каждом по отверстию. Потом захватили они сыновей Локи, Вали и Цари, или Нарви. Превратили асы Вали в волка, и он разорвал в клочья Нарви, своего брата. Тогда асы взяли его кишки и привязали Локи к тем трём камням. Один упирается ему в плечи, другой - в поясницу, а третий - под колени. А привязь эта превратилась в железо. Тогда Скади взяла ядовитую змею и повесила над ним, чтобы яд капал ему в лицо...".
   - Этот миф заканчивается словами: "Так он будет лежать в оковах до гибели богов", - закончила Светлана. - Скандинавы считали, что Локи был прикован до финальной битвы богов - Рагнарёка - перед которой он вырывается и участвует в сражении.
   - Это противоречит последовательности событий, трактуемой Акирой, - заметил Амоль Сайн.
   - Да, - согласился тот. - Но это было сделано специально в угоду всей концепции Эдды, пронизанной предвидением конца света и гибели "богов", поэтому все мифы, изложенные в Эддах, вращаются вокруг этого события. Прошлое там поменялось местами с будущим, как в "Апокалипсисе" Иоанна Богослова, где сказано: "И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время". Как видите, во всех легендах Дракон повержен в последней битве с "богами" и жестоко наказан за своё свободомыслие.
   Я с усилием потёр виски. Акира внимательно посмотрел на меня и спросил:
   - Может быть нам стоит сделать перерыв, Сид? Вы выглядите утомлённым.
   - Столько информации! - покачал я головой. - Как только вы так уверенно плаваете в этом океане противоречивых историй и фактов, отыскивая нужную дорогу?
   - Такова наша профессия - складывать из осколков потерянную историческую картину, - улыбнулся экзоархеолог. - Давайте на время всё же прервёмся? - предложил он. - В самом деле, не мешало бы всем нам передохнуть и поесть.
   - Пожалуй, - согласился я.
   Остальные тоже не стали возражать.
   "Кто ищет, вынужден блуждать"
  
   Гёте "Фауст"
  
  
   "В то время пусть заговорят камни...
   пусть откроются тайны непостижимого"
  
   Мерлин ("История королей Британии")
  
  
  
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
   ГИГАНТЫ В ПЕСОЧНИЦЕ
  
  
  
   Есть особо не хотелось, тем не менее, я побрёл за остальными в столовую, ведь за окнами уже брезжил марсианский рассвет.
   Столовая располагалась в самом сердце станции. Стены цвета спелого шиповника, подсвеченные изнутри кубические шкафы из молочно-белого волокнистого стекла, гладкие пластиковые столы, изгибавшиеся между холодильников и автоматов для приготовления пищи - всё здесь выглядело вполне по-земному: уютно и расслабляюще.
   Я налил себе витаминизированного желеобразного пюре из кухонного раздатчика и уселся за один из пустовавших столиков недалеко от входа. Персонал станции и работавшие на Марсе люди потихоньку собирались на завтрак - рабочие будни в чужом мире начинались рано. В простороном помещении становилось оживлённо и шумно: кто-то шутил, кто-то задорно смеялся в ответ на шутки, кто-то увлечённо рассказывал свои истории. На пороге столовой появилась группа разгорячённых ребят, видимо, только что из спортзала.
   Я с интересом рассматривал их лица, загорелые мускулистые тела, заглядывал в глаза, полные воодушевлённого задора. Отважные ребята! Впрочем, такие и на Земле не оставались без дела. Но здесь, в космосе, всё же совсем иное - размах иной, просторы другие, дороги неисхоженные. Есть где испытать себя, понять чего ты стоишь в этой жизни, принести родной планете новые открытия, распахнуть для себя и других невиданные горизонты. Пожалуй, я тоже бы так хотел - полететь куда-нибудь за десятки парсек от Земли, чтобы окунуться с головой в неожиданный чужой мир. Может стоит подумать об этом после?
   Я усмехнулся своим мыслям и заметил, как от соседнего столика ко мне направляется Светлана с высоким бокалом, наполненным какой-то опаловой жидкостью.
   "А она невероятно хороша, этот "марсианский" археолог!" - мелькнула в голове мысль, почему-то заставившая меня смутиться.
   Глаза девушки пристально, следившие за мной, слегка прищурились, вслед за дрогнувшими в лёгкой усмешке губами. Мне стало совсем неловко: показалось, что она догадалась о моих мыслях. Хотя, конечно, вряд ли. Светлана присела на стул напротив, осторожно поставив бокал перед собой, и вежливо поинтересовалась:
   - Как ваша голова? Не болит от всех этих наших историй и древностей?
   Она доверительно улыбнулась мне. Такая тёплая, удивительная улыбка, слегка сдивнувшая щёчки около уголков губ... А губы - что за прелесть её губы! Казалось, красивее их я не видел на свете. Я растерянно усмехнулся своим мыслям, но похоже девушка поняла мою усмешку иначе.
   - Это забавляет вас? - едва заметное удивление прозвучало в её голосе.
   - Нет-нет, что вы! - поспешил исправиться я. - Как раз наоборот. Что вам сказать... По правде говоря, я даже испытываю некоторую зависть к вашей работе. Чувствую себя рядом с вами жалким карликом подле могучих гигантов.
   - Гигантов? - повторила девушка и слегка приподняла одну бровь. - Правда? Мне показалось, что для вас наша работа вначале была своего рода детской забавой, рядом с грандиозными делами, вершашимися на Земле. Гиганты, копошашиеся в песочнице...
   Светлана усмехнулась каким-то своим мыслям и посмотрела мне в глаза: прямо и открыто.
   - Разве нет?
   - Нет, что вы! Я теперь понимаю, как важна ваша работа, ваши исследования - для всех для нас. Это совсем не похоже на детскую забаву.
   - Пожалуй, - задумчиво согласилась со мной девушка. - Хотя были на нашей планте и иные гиганты, которые неуклюже топтались в этой самой "песочнице", вместе с младенческим человечеством... Впрочем, само человечество тогда тоже было для них своего рода игрушкой.
   - О чём это вы? - не понял я.
   - Думаю, чуть позже Акира пояснит вам мою мысль. Он любит излагать подробно: с примерами и фактами, - добавила девушка.
   - Мне показалось, между вами есть какое-то недопонимание. Я прав?
   Светлана взглянула на меня с сомнением. Было видно, что она не очень хочет говорить об этом.
   - У нас есть некоторые разногласия в понимании отдельных вопросов. Но это никоим образом не делает нас противниками или соперниками в нашем общем деле... Даже наоборот, это полезно в любой науке, - подумав, твёрдо сказала она.
   - Чем больше узнаю вашего руководителя, тем больше он мне кажется человеком, фанатично преданным своей работе, - улыбнулся я, ненавязчиво продолжая изучать лицо собеседницы.
   На скулах и возле носа у неё едва просматривались совсем крохотные веснушки, которые я раньше даже не замечал. Правое ухо, на фоне заправленных за него светлых прядей, казалось сейчас розовым, с почти незаметным прозрачным пушком на аккуратной мочке. От каждой чёрточки её лица сквозило одновременно и милой детской кротостью, и страстным вожделением, пронзавшим моё сердце острыми тёплыми стрелами.
   Непринуждённым движением руки Светлана убрала с широкого лба назад волосы, и миндалины её широко расставленных глаз наполнились необычайной глубиной, словно поддразнивая меня. Может быть, она всё же умеет читать мысли, как наши "пифии" из ОРС?
   - Пожалуй, - охотно согласилась девушка с моим выводом. - Я бы даже сказала, что Акира безмерно предан своим идеям и концепциям. Порой, с ним бывает очень тяжело спорить и доказывать ему свою правоту... Иногда мне просто хочется оставить всё как есть.
   Светлана смолкла, задумчиво вращая тонкими пальцами свой бокал с напитком на столе. Длинные розовые ногти её слегка побелели.
   - А вы часто спорите? - удивился я. - Мне казалось, что Акира прислушивается к вашему мнению.
   - Это да, - согласно кивнула девушка, бросив на меня быстрый взгляд. - Он всегда готов выслушать другого, но лишь по принципу: "Я знаю, что вы имеете право высказывать своё мнение".
   - То есть, он всегда остаётся при своём? - уточнил я. - Хмм... Интересно.
   - Давайте не будем больше об этом. Лучше вернёмся в кают-компанию, если вы не хотите есть, - предложила Светлана и положила свою тёплую ладонь на мои пальцы, доверительно заглядывая мне в глаза.
   - Да, пожалуй... Пойдёмте.
   - Чем вы живёте там, на Земле? - поинтересовалась девушка, когда мы уже шли по длинному кольцевому коридору в сторону кают-компании. - Я имею ввиду, помимо работы... У вас кто-нибудь есть, близкий вашему сердцу?
   Она снова смело посмотрела мне в глаза, и я понял, что этот вопрос не был простым любопытством с её стороны. Ей в самом деле хотелось узнать обо мне как можно больше. Похоже, мы с ней испытывали схожие чувства по отношению друг к другу. Я ведь тоже всё чаще ловил себя на мысли, что мне интересна эта девушка - намного больше, чем все остальные женщины, которых я знал когда-либо прежде.
   - Кажется, я пока не встретил ту, которая смогла бы заполнить собой все мои мысли, - с шутливой сокрушённостью покачал я головой. - Вокруг много достойных девушек. С некоторыми из них у меня близкие дружеские отношения, но ни одна из них не заставляет моё сердце трепетать при звуке её имени... А вы?
   Я с затаённым трепетом взглянул на спутницу: разливы аквамарина вокруг тёмных зрачков делали лазурь её глаз глубокой, как небеса в летний полдень.
   - Я? - Светлана на секунду призадумалась. - Однажды я была влюблена... Но оказалось, что мы совсем не созданы друг для друга. Была обычная юношенская влюблённость. Такое случается с каждым и не один раз. Повзрослев, мы оба поняли, что слишком по разному смотрим на этот мир. В этом не было ни моей, ни его вины. Но если бы меня кто-то спросил тогда, готова ли я отправиться за этим человеком на край вселенной, я бы без колебаний ответила "да".
   Девушка грустно усмехнулась каким-то своим мыслям.
   - Да, так бывает, - рассеянно произнёс я и почувствовал, как пальцы Светланы слегка сжали моё запястье.
   Она снова убрала упавшую на лицо прядь волос за правое ухо, глядя на меня изучающе. Мне показалось, что она хочет сказать что-то ещё, что-то личное и важное, но в это время нас нагнали Иллик Шелли и Зуко Пур. Молодые ребята выглядели возбуждёнными - было понятно, что каждая беседа с их наставником означала для них целове событие, наполненное новыми открытиями. В кают-компанию мы вошли вместе с ними. Вскоре, вслед за нами, подтянулись и все остальные. Кави Рам был флегматично спокоен, как и всегда, на сколько я мог заметить. Астроном Амоль Сайн о чём-то негоромко переговаривался с Эйго. Оба казались весёлыми и беззаботными. Последним пришёл Акира. Экзоархеолог стремительно прошёл к одному из кресел и буквально рухнул в объятия мягких подлокотников. Он совсем не выглядел отдохнувшим, даже наоборот. Я с удивлением посмотрел на него.
   - Прошу внимания, - прекратил разговоры Акира.
   Мне показалось, что ему нетерпится озвучить какие-то важные для него мысли, которые он долго обдумывал и теперь опасается забыть их. Все присутствующие сразу притихли и обратили взоры к экзоархеологу.
   - Итак, на чём мы с вами остановились в прошлый раз? - нарушил молчание он. - Ах да! Так или иначе, но борьба "солнечных богов" с "кланом Змиев" не закончилась. Наступление на них впоследствии продолжалл и бог Ра, при поддержке своего "мстителя" Гора. В древнеегипетских текстах рассказывается о том, как Гор ведёт войну с "врагами" Ра. Но кем были эти "враги"? Несомненно, речь идёт о борьбе "солнечного бога" с представителями "клана Змиев". События эти происходят ещё до вступления самого Гора на трон Египта. Эта война тоже велась с переменным успехом, но Гор получил от Ра оружие, которого, видимо, не было у противной стороны. Я позволю себе зачитать кусочек из текста древнего папируса. Для полноты картины это будет полезно. Но буду опускать излишние эпитеты писца, восхвалявшего своих "богов".
   Акира заглянул в свой справочник и начал читать древний текст:
   - "В году триста шестьдесят третьем Царь Ра был в земле Хенна. С ним были его воины, ибо враги замыслили дурное против господина своего в земле, что с того дня стала зваться Уа-Уа. Ра отправился туда в своей ладье, и товарищи его с ним. Он опустился на землю возле Тронного Места Хора, на западе края того, к востоку от Дома Хенна... Хор, Крылатый Измеритель, сошёл в ладью Ра. Он сказал своему предку: "О Сокол Горизонта, я видел врагов, замышляющих против тебя, чтобы присвоить себе Сверкающую Корону"... Тогда Ра сказал Хору: "Высокорождённый, сын мой, поспеши, сокруши врагов, которых видел ты"... Вот Хор, Крылатый измеритель, полетел к горизонту в Крылатом Диске Ра... Высоко в небесах, из Крылатого Диска, увидел он врагов и напал на них сзади. Из передней части он выпустил Бурю, которую они не видели глазами и не слышали ушами. И в один миг все они были мертвы; и никто из них не остался жив... И Хор, Крылатый Измеритель, появился в Крылатом Диске, сияющем многими цветами; и вернулся он к барке Ра, Сокола Горизонта. И Тот сказал: "О повелитель богов! Крылатый Измеритель вернулся в славном Крылатом Диске, сияющем многими цветами"... И Хор сказал: "Поспеши, о Ра! Отыщи врагов, что внизу, на земле!" Тогда Ра, Святой, пошёл; и Ашторет была с ним. И искали они врагов на земле, но каждый из них был скрыт от глаз их... Ра сказал тем богам, что были с ним: "Спустим наше судно на воду, ибо враги наши под землею"".
   - О! Я знаю этот текст! - воскликнул я и заметив изумлённый взгляд Светланы, добавил: - Читал его раньше. Там есть интересные описания "божественного оружия".
   - Да, - согласился Акира. - Таких описаний много в различных текстах. Например, у Овидия в его "Метаморфозах" есть такие строки: "В царство небес, говорят, стремиться стали Гиганты; к звёздам высоким они громоздили ступенями горы. Тут всемогущий отец Олимп сокрушил, ниспослал он Молнию; с Оссы он сверг Пелион на неё взгромождённый. Грузом давимы земли, лежали тела великанов". Разумеется, здесь тоже говорится о великанах из "клана Змиев", величие и достижения которых не давали покоя алчным "солнечным богам". В Эру Рака гонения на "врагов Ра" продолжили "последователи Гора" - Шемсу-Гор. Это продолжалось вплоть до Эры Тельца, когда остатки "клана Змиев" добивали уже герои и смертные цари, такие, как Геракл, Персей или царь Джанамеджайя, уничтоживший, как сообщает "Махабхарата", большую часть "змеиного племени" неким жертвенным огнём: "Этот могучий божественный Огонь, извергающий золотое семя, поглощающий всё".
   - Иудеи так же были знакомы с отголосками этого противоборства, - уверенно заявила Светлана, - Помните: "Ещё прежде творения морской царь Рехав восстал против Господа, который приказал ему: "Открой рот, морской царь, и проглоти земные воды!". На это морской царь ответил: "Господь Вездесущий, оставь меня в покое!". Тогда Бог ударил его, отчего он упал замертво, и Бог утопил его в волнах, чтобы ни один земной зверь не учуял его запаха"? А впоследствии подобные истории перекочевали уже в сказки различных народов, где богатыри или рыцари вели неустанную борьбу с коварными и кровожадными Драконами или многоголовыми Змеями, неизменно выступавшими на стороне Зла. Подобные представления, конечно же, были следствием "промывания" сознания людей в период господства "солнечных богов", переписывавших прежнюю историю Земли по своему усмотрению. Онии присвоиваивали себе все заслуги "древних Змиев" перед человечеством.
   - Я так понимаю, мы вплотную подошли ко времени начала Потопа? - уточнил Амоль Сайн. - "Клан Змиев" разбит "солнечным кланом", и в стане победителей установилось полное взаимопонимание и покой?
   Я уловил в голосе астронома лёгкую насмешку. Он пристально смотрел на экзоархеолога.
   - Отнюдь, - возразил тот. - Борьба за власть среди победителей только обострилась. Она продолжалась ещё долгие тысячелетия, вплоть до Эры Овна. "Ригведа" сообщает нам, что когда начались эти войны, Адитьи сделали своим предводителем "бога" Агни, дав ему имя "Хотри" - "Проворный". Возглавлял же их, естественно, сам Вишну-Ра. Но вот когда борьба с Асурами завершилась, о своём первенстве среди победивших "богов" неожиданно заявил Индра.
   - Бог Грозы? То есть, Осирис? - уточнил Амоль Сайн.
   - Именно он. Первым шагом Индры-Осириса на пути к верховной власти, как нам сообщают ведические тексты, стало свержение с престола своего отца. В "Ригведе" задаётся риторический вопрос: "Кто сделал вдовой твою мать?". Ответ даётся так же в виде вопроса: "Что за бог пожалел тебя, когда ты уничтожил отца, схватив за ногу?".
   - Получается, что Индра-Осирис убил своего отца? А его отцом, как вы говорили был Ра? - недоумевал я. - Как же так? Тогда как мог Ра появляться на земле значительно позже и участвовать в сражениях с Сетхом?
   - Здесь снова нельзя понимать слова "Ригведы" буквально, - покачал головой экзоархеолог. - Хотя и говорится, что "сын неба" Индра победил своего отца, схватил его за ноги и под рыдания матери, ударив о землю и метнув в него молнию, убил. "Схватив за ноги" даёт нам понять, что Индра-Осирис лишил других наследников своего отца Ра возможности наследования ими "Небесного престола" в Аат-Небес. Тоже самое происходит и в случае с Кроном-Зевсом, как и в истории Шу-Геб или Алалу-Ану-Кумарби. Как и все они, Осирис-Индра не был единственным наследником Ра. Осирису пришлось прибегнуть к силе своего грозного оружия, как сообщается в мифах, чтобы запугать остальных "богов" и вынудить их признать его первым среди них. И это оружие - "Корону Атефа" - он получил от своего же отца, "бога" Ра, как это мы знаем из египетских текстов. Но вскоре оказалось, что у Осириса-Индры появился соперник в виде родного же деда - Джехуди-Тота. В индийских текстах он фигурирует под именем Тваштар. Ведь Джехуди-Тот был "Перворождённым" и имел прямые права на "Небесный трон" согласно традициям престолонаследования. Хотя, как мы знаем, по каким-то причинам раньше он и не требовал этих прав, сразу передав власть своему сыну Ра. Теперь же, когда Ра оказался потеснённым собственным сыном, вероятно, Тот-Тваштар вспомнил о своих наследных правах, не желая видеть на престоле узурпатора-внука.
   - В египетском "Сказании о сотворении луны" говорится о том как "бог" Ра передаёт свою власть на Небе богу Тоту, - вспомнила Светлана. - Ра просит позвать к нему отца и сообщает тому: "Будь на небе вместо меня, пока я сияю для блаженнах в Дуате. Да будешь ты вместо меня заместителем моим, и назовут тебя: Тот, заместитель Ра".
   - Но противоборство деда и внука закончилось поражением первого, - покачал головой Акира. - Хотя победа Индры-Осириса и оказалась неполной. Борьба за власть, видимо, порядком надоела всем другим "богам", поэтому когда Индра заявил свои права на Небесный престол Кашьяпы-Шу, Совет "богов" высказал сомнения относительно его происхождения. Почему? Веды не дают нам на это ответа, хотя и намекают на возможность отцовства Тваштара-Тота, а не Вишну-Ра. Но мы знаем, что захватив верховную власть, Индра именно с помощью солнца, то есть Ра, заново перемерил мир и взялся перестраивать его. Что, собственно, полностью согласуется с земной деятельностью божественной четвёрки - детей Геба и Нут - в Эру Льва. В итоге Советом "богов" было принято решение, что Индра-Осирис будет править на Небесах не один. Ему придётся делить свою власть с Агни и Сурьей, точно так же, как Зевс разделил владения отца с Аидом и Посейдоном.
   - Значит, Ра всё же остались правящие полномочия? - закивал Амоль Сайн. - Ведь Сурья это и есть ведический бог Солнца.
   - Верно, - согласился с ним экзоархеолог. - В то время как Агни аналогичен, скорее всего, Шу-Энлилю.
   - Видимо, поэтому-то Осирис-Энки и устремил свои интересы к Земле сразу после Потопа, - размышляя, произнесла Светлана. - Не получив единоличной власти в Аат-Небес, он отправляется искать свою мать Тефнут, в надежде заиметь от неё законного наследника уже земного трона. Хотя в итоге он и женится на своей сестре Исиде - дочери собственного деда и родной матери.
   - Некоторые моменты этой истории проясняет хеттский миф об Иллуянке, - сказал Акира Кензо. - Как вы знаете, существовало две его версии, существенно отличавшиеся друг от друга, рассказывающие о "Боге Грозы" по имени Ишкур, который сперва был побеждён Змеем, но затем одержал верх над ним благодаря помощи смертных и "богини" Инары.
   - А кто такой Иллуянка? - поинтересовался Зуко Пур.
   - Это Змей, противник "Бога Грозы". Сложно сказать было ли Иллуянка именем собственным, или его следует переводить просто как "дракон, змей". Согласно более древнему варианту мифа, Иллуянка, родственный мифологическому змею Асагу, победил в жестокой схватке Ишкура, известного так же под именем Тешуб. Тогда Мать Богов, Инара-Тефнут решила помочь Ишкуру-Осирису. Она приготовила богатый пир и пригласила на него Иллуянку и его семью. Чтобы перехитрить Змея, Инара обратилась за помощью к смертному человеку по имени Гупасиясу, который согласился ей помочь, в обмен на близость с "богиней". Инара вступила с ним в интимную связь, и Гупасияс связал на пиру опьяневшего дракона Иллуянку, после чего Ишкур смог убить его.
   - Какая подлость! - негодующе воскликнула Эйго.
   - Меня это давно уже не удивляет, - пожала плечами Светлана.
   - Как бы то ни было, - продолжал Акира, - Инара взяла человека с собой в "дальние края", чтобы жить с ним. Возможно, речь идёт о Небесах или о таинственной стране Дильмун, где скрывалась Тефнут-Нинхурсаг. Единственным условием "богини" для Гупасии был запрет смотреть в окна.
   - Странный какой запрет, - недоумённо произнёс я.
   - Возможно, вполне обоснованный, - улыбнулся мне Акира. - Скорее всего, Инара-Тефнут опасалась ностальгии Гупасси по дому и семье: "И себе богиня Инара на скале вверху дом построила в стране Тарукка. И человека Хупасияса в доме том она поселила. И ему Инара наказывала: "Если я из дома в степь пойду, то из окна не выглядывай. Если выглянешь, то увидишь жену и детей своих". Когда двадцать дней прошло, он из окна высунулся и жену свою и детей увидел. Когда Инара из степи назад пришла, он стал её просить: "Ты меня домой отпусти!".
   - Может быть, Тефнут-Нинхурсаг испытвала необходимость присутствия рядом кого-то, хотя бы человека, с кем можно было бы жить в мире и спокойствии? Ведь её мужья, они же и сыновья, неустанно сражались друг с другом за власть? - печально произнесла Светлана. - Разве "богиня" не могла устать от всех этих свар? Тем более, что теперь уже Геб-Нинурта жажадал захватить земной трон в свои руки, сместив своего отца Шу-Энлиля с должности начальника колонии "богов".
   - А почему вы думаете, что Геб или Нинурта желал получить в свои руки власть на Земле? - поинтересовался я у девушки.
   - Потому что в "Энума Элиш" об этом прямо говорится устами "бога" Мардука: "Если я мстителем за вас стану, чтоб Тиамат осилить и спасти ваши жизни, - соберите Совет, возвысьте мой жребий, в Убшукине радостно вместе воссядьте, моё Слово, как ваше, да решает судьбы, неизменным да будет всё то, что создам я! И никто приказ моих уст не отменит".
   - То есть, очередной заговор в среде "богов", окружавших Шу? - с пониманием закивал я. - Вот ведь эти "боги"! Каждый готов предать другого ради собственной выгоды! А что это за Убшукинна такая?
   - Так называлась часть храма, где проводился Совет "богов", решавших судьбы, - пояснил Акира Кензо. - Речь идёт об Аат-Небес, где в это время обитал Ану-Ра: "Они собрались и отправились вместе - все великие боги, что решают судьбы, к Аншару пришли, Убшикинну заполнили". В ходе этого совещания было принято решение возвысить Геба-Нинурту, передав ему полномочия отца: "Дали жезл ему, трон и царское платье, оружье победное, что врагов поражает... Подобно молодому месяцу он восходит над людьми. Нанне подобно он на небе и на земле. Он сжимает в руке скипетр из сверкающего драгоценного металла, на голове его - истинная тиара Ана".
   - Получил что хотел, - недовольно проворчал со своего места Зуко Пур.
   Акира Кензо посмотрел на юношу с ироничной улыбкой и продолжал:
   - Именно после победы "солнечных богов" над "кланом Змиев" или "древних богов" происходит распределение обязанностей внутри самой "Солнечной династии". Шу в этом дележе хотя и не получает назад свой "Небесный трон", но назначается неким канцлером на Земле - главой колонии "солнечных богов": "Ану, родитель ануннаков, был их Царём Небес; их главным канцлером воинственный Энлиль стал. Их главным офицером сделался Нинурта, а главным стражем - Эннуги. Сойдясь все вместе, боги бросили жребий и разошлись...". В одном из гимнов, посвящённых Шу, так же можем прочитать: "Ты снаряжён Ра, ты могущественный благодаря его словам силы, ты наследник своего отца на троне и твои кау (образы, личности) пребывают в кау Ра... Воля изложена письменно властелином Хемену Тотом, писцом Ра-Харамсиса в зале божественного дома в Ану, определено, совершенно, письменами богов под ногами Ра-Харамсиса, и он передаст это своему сыну навечно".
   - Так вот почему хронология Манефона вносит путанницу! - неожиданно воскликнула Эйго Хара. - Теперь я поняла в чём тут несоответствие! Ведь Шу фактически был "царём" лишь формально. Главный, "Небесный" трон в это время занимал Ра, поэтому время "правления" Шу, как и Геба, и нужно включать в период царствования самого Ра.
   - Вы всё правильно поняли, - улыбнулся ей экзоархеолог. - Шу-Энлиль сошёл на Землю, как нам сообщается в мифах, ещё в самые ранние времена, поэтому он оставлял за собой первенство среди "Богов Неба и Земли", несмотря на то, что был свергнутым новым правителем в Аат-Небес. Когда "боги" собирались в своей "Небесной обители" на Совет, Энлиль-Шу всегда возглавлял его вместе с Ану-Ра. Аналогично, когда "боги" держали совет на Земле, они собирались в Э.КУР - "доме" Энлиля, располагавшемся в храмовом комплексе шумерского Ниппура, который был построен ануннаками в честь самого Энлиля. Ануннаки называли Энлиля "Правителем Всех Земель", говоря, что "на Небе - он принц, на Земле он - Правитель. От слов его трепещут Небеса и сотрясается Земля... Энлиль, чей голос слышен далеко, чьё слово высоко и свято, решенья чьи не подлежат сомненью, он судьбы всех провозглашает... И Боги на земле покорны, словно псы, ему, простираются пред ним, преданно глядя, ждут от хозяина благоволенья...".
   - Ну и порядочки у них там были! - возмутился Амоль Сайн, а сидевший рядом с ним Кави Рам осуждающе покачал головой.
   - Такова данность "богов", - спокойно пожал плечами Акира Кензо. - В одном шумерском тексте содержится описание строительства Ниппура: "Анунна, боги Неба и Земли, работают. Держат они в руках топоры и корзины, закладывая основание города". Не стоит думать, что боги вели полномасштабное строительство на Земле примитивными инстументами, как это описано в мифе. Во время строительства Ниппура в распоряжении Энлиля имелись сложные приборы и инструменты, такие как: "поднятый глаз, осматривающий землю" или "поднятый луч, проникающий в сердце земли". В этих текстах ануннаки описываются как рядовые "боги" из числа первых колонистов, прибывших на нашу планету, как боги "исполняющие приказы". В вавилонском "Эпосе о сотворении мира" говорится, что приказы ануннакам отдавал Мардук, но в шумерском оригинальном тексте этим командующим назван именно Энлиль. Власть Энлиля-Шу подкреплялась прежде всего тем, что в его руках, в Ниппуре, ставшим впоследствии главным городом культа этого "бога", располагался некий "центр управления", посредством которого "Небо и Земля" были соединены некой "связью", которую шумерские тексты называют "ДУР.АН.КИ" - "связь Небо-Земля".
   - Центр управления полётами и космической связью! - обрадовался я, чувствуя лёгкое волнение от своей догадки.
   - Скорее всего. В этом самом центре стояла "устремлённая вверх высокая колонна, вершиной задевающая небеса", которая была твёрдо закреплена на "платформе, которую нельзя повернуть". С помощью этой "колонны" Энлиль "говорил слово небесам".
   - Радиотрансляционная башня! - снова сообразил я, ясно представив себе описываемый объект.
   Экзоархеолог кивнул в ответ, снова соглашаясь со мной.
   - И когда "слово Энлиля достигало небес, на земле разливалась благодать". Интересно, что само имя Энлиля было тесно связано с этим объектом. Шумерский пиктограф, которым обозначались термины "ЭН" и "ЛИЛЬ" в слове "ЭН.ЛИЛЬ" представлял собой значок в виде высокой башни с подобием антенн наверху и ещё одной конструкцией, чем-то напоминающей радарную установку.
   - Получается, что имя этого "бога" вовсе не имя собственное? - размышлял я. - Это нечто вроде определения, связанного с его деятельностью? Тогда в самом деле у него могло быть много разных имён, и ваши аналогии с другими "богами" тогда вполне уместны.
   - Вот именно! - подтвердил мою догадку Акира. - У большинства "богов" их имена так или иначе были лишь терминами, обуславливающими их "специализацию". Зачастую истинные имена этих личностей нам вообще неизвестны. На примере Энлиля это отчётливо видно. Это помимо того, что "боги", зачастую, заменяли друг друга на занимаемых постах называясь одними и теми же именами-терминами. В "высоком доме" Энлиля располагалась ещё и таинственная комната "ДИР.ГА": "Загадочная, как далёкие Воды, как Божественный Зенит. Среди её эмблем - эмблемы звёзд. Откуда к небесам возносят МЕ. Слова неслись оттуда, подобно птицам... Как предсказания оракула священны". Там, повинуясь приказам Энлиля - "Вперёд к небесам!" - "то, что светится, устремлялось вверх".
   - Производились старты космических аппаратов? - Амоль Сайн с интересом посмотрел на экзоархеолога.
   - Вероятнее всего. Хотя для этого предназначалось другое место: "где поднимается Шамаш". Этим местом был шумерский город Сиппар. А его правителем был "бог" по ими Уту. Иначе говоря, это всё тот же "бог Солнца" Ра. Место это тщательно охранялось "богами", как и город Ниппур. На страже его стояло страшное оружие: "взгляд его внушает страх, смертелен он, не приблизится к нему ни один великий бог". В другом тексте нам сообщают: "Энлиль, Богов селения наметив на земле, Ниппур построил ты, излюбленный твой город, тот град Земли святой, твой чистый град, где воды сладки. Ты Дур-Ан-Ки установил в средине мира четырёх углов".
   - "Мир четырёх углов" нередко упоминается и в мифах Южной Америки! - заметила Светлана. - В Андах было место под названием "Амару-Меру" - "Ворота Богов" или "Ворота Повелителя Змеев Меру". По-моему, это название само по себе красноречиво свидетельствует откуда изначально пришли на Землю "боги" и кем они были.
   - Но ведь Америка, Шумер и Египет разделены огромными расстояниями! - Иллик Шелли недоумённо посмотрел на говорившую девушку. - Разве можно связывать Ниппур, Гизу и это "Амару-Меру"?
   - Ты же не думаешь, что подобные объекты "богов" располагались лишь в Месопотамии или Египте? - пришёл на помощь Светлане экзоархеолог, пристально глядя на стажёра. - Ведь нет? Вот и прекрасно! Это лишь в мифах "боги" действуют локализованно, в рамках той культуры, которая сохранила подобные предания. И это вполне закономерно для восприятия древнего человека. Есть, например, вавилонский текст под названием "Легенда о сотворении мира" который так же рассказывает о "Воротах Богов". Они были построены в Вавилоне самими ануннаками - "богами" низшего ранга: "врата богов построить... Резьбой изящной камни их урасить". Ануннаки трудились два года: "взяв в руки инструменты... ваяли кирпичи". Они построили, согласно аккадскому тексту, "высокий Эсагиль" - "дом Великих Богов" - и "ступенчатую башню, вершиной задевающую небеса". Так что деятельность "богов" на нашей планете, несмотря на все их распри и склоки, была очень обширной и разнообразной. Об этом можно судить хотя бы по тем же сохранившимся древним картам, на которых отображены берега Антарктиды ещё безо льдов, или древние контуры материков допотопных времён. Представители этой развитой цивилизации вели у нас на планете и научную деятельность, занимались они и подробным картографированием Земли. Ведь они рассматривали её, как свой новый дом, который необходимо было обустраивать и приспосабливать под свои нужды.
   - Ясно, - потупил взор Иллик, краснея от смущения.
   Экзоархеолог удовлетворённо кивнул, видимо, довольный реакцией юноши.
   - Так вот, после того, как "боги" победили своих противников, Ра-Ану накладывает строгий запрет на войны внутри клана и запрещает всем "богам" брать в руки оружие. Возможно, это не в последнюю очередь было обусловлено желанием самого Ра иметь единоличную возможность владения разрушительным оружием. Тем самым "Оком Ра".
   - В это время происходит и распределение земных владений между "богами", с установлением нового порядка наследования власти путём создания зодиакального круга и привязки каждого из "богов" к определённому знаку Зодиака, что даёт им возможность точно определять и ограничивать периоды правления того или иного "бога" и его наследников, - напомнила Светлана.
   - Только периоды эти получились довольно продолжительными - в тысячи лет, - усмехнулся Амоль Сайн.
   - Так ведь и "боги" жили гораздо дольше нас с вами, - хитро сощурился Акира Кензо. - А началом Зодиака, как и новой эпохи в истории "богов", является Лев. Соответственно, все пеерчисленные мною события происходят непосредственно перед наступлением Эры Льва, в конце предыдущего исторического периода - Эры Девы. Вот как о тех событиях рассказывает аккадское сказание: "Пересёк небосвод, обозрел пространство. Подобье Апсу, Чертог Нидиммуда, он измыслил. Размеры Апсу измерил Владыка. Отраженье его - Эшарру создал. Эшарру, кумирню, что поставил на небе. Ану, Энлилю и Эйе в их созвездиях-сятилищах устроил стоянки. Он устроил стоянки богам великим. Звёзды-планеты, подобья богов, он сделал. Он год разделил - начертил рисунок: двенадцать месяцев звёздных расставил он по три. Когда ж начертил он на небе рисунок дней года, закрепил он стоянку Неберу, дабы центр указать всем звёздам... По сторонам Неберу он сделал стоянки Энлилю и Эйе. С обеих небесных сторон открыл он ворота. Он затворы поставил справа и слева. Он зенит во чреве Тиамат поставил. Дал сияние Месяцу - хранителю ночи! Научил его сотворению дня для распознания суток!".
   - Неберу? - Я посмотрел на экзоархеолога. - Что это за космический объект?
   - Так у шумеров именовалась планета, с которой прибыли на Землю "боги". Это название аналогично египетскому Аат-Небес.
   - А ещё в среде "богов" в это же время возникает вторая династия - "Лунная". И это, возможно, связано с появлением около Земли её нынешнего спутника, - подхватила Светлана. - Об этом сообщается и в "Энума Элиш". И именно тогда на Землю спускается бог Ра на своей "Ладье". Убив змея Ими-Ухенефа в городе Он-Гелиополе, он и его "свита" захватывают этот древний город, вытесняя Змиев с египетской земли. В местном святилище с тех пор будет храниться верхняя часть "Ладьи" Ра - таинственный Бенбен. Эти события описываются и в аккадском сказании "Энума Элиш". Это время победы молодого поколения богов над Тиамат и Апсу, только победителем там назван бог Мардук: "Разделил тогда Мардук, Владыка божий, всех Ануннаков, дольних и горних, к Ану приставил - охранять решения. Триста на небе он выставил стражей. Земле такую же долю назначил. Шетьсот поселил их на земле и на небе".
   - А пришельцев-то, на поверку, не так уж и много было, - заметил я.
   - Вы правы, - подтвердил Акира Кензо. - Малочисленность "богов" явственно просматривается и в египетских описаниях войн Ра со своими врагами, в которых принимал активное участие молодой Гор. Такая малочисленность как раз может свидетельствовать в пользу наличия на Земле лишь исследовательской экспедиции и некой базы, без которой нельзя было создать плацдарм для дальнейшей колонизации нашей планеты. Именно поэтому "боги" первоначально были заняты только полномасштабным строительством по всей Земле. В "Энума Элиш" об этом написано следущее: "Мы заложим святилище, место престола! В день, когда мы прибудем, и мы отдохнём там!". И "высшее руководство" одабряет эти планы: "Врата бога постройте, как вы возжелали! Кирпичи заложите, создайте кумирню! Лопатами замахали Ануннаки. В первый год кирпичи для храма лепили. По наступленье второго года главу Эсагилы, подобье Апсу, воздвигли. При Апсу построили зиккурат высокий. Ану, Энлилю и Эйе, как и в Апсу, поставили там жилища... Когда же закончили Эсагилу, все Ануннаки молельни себе воздвигли. Владыка, в святилище, что жильём его стало, он богам, отцам своим, пир там устроил: "Вот Вавилон - "Врата божьи" - жильё ваше ныне. Радуйтесь в нём, веселитесь, ликуйте!".
   - Получается, в самом деле шёл делёж территорий нашей планеты, - мрачно констатировал я. - и в этом дележе каждый из "богов" получил свой кусок и свой храм для поклонения людей и подношений себе. А ведь каждый храм - это "дом бога" в прямом смысле?
   - Верно. Вот ещё послушайте строки из аккадского сказания: "Всем богам закрепили места на земле и на небе. Великие боги - пятьдесят их воссело, семь богов Судьбы - выносить решения - определили... Собрались на Совет великие боги, укрепили, упрочили Энлиля долю... Детищ своих, черноголовых, воистину пастырем он будет во веки веков... да установят его отцам великие хлебные приношения, да позаботятся об их храмах, в благочестии содержать да будут, да будут зажжены воскурения, да побудят они людей к заклинаниям подобье того, что на небе он создал, на земле сделано будет, черноголовых да научит почитать его боязливо!... Воситину поделят богов черноголовые между собою!". Тут вам и о дуалистической системе "богов", когда "как наверху, так и внизу" говориться. А ведь это Шумер, а не Египет!
   Глаза Акиры заискрились воодушевлённым задором.
   - Но последствия столкновения "богов" с "кланом Змиев" не прошли для нашей планеты бесследно. Думаю, именно последняя война, проходившая как на Земле, так и в космосе, описанная во многих мифах, и была причиной обрушившегося в одиннадцатом тысячелетии на нашу планету астероида. Хотя впоследствии "солнечные боги" и попытались представить эту катастрофу, как кару непокорным людям, тем не менее, мы знаем, что упавший на Землю астероид был для самих "солнечных богов" катастрофой, неподвластной их "могуществу". Катастрофой, которую они не могли предотвратить, хотя и знали о ней заранее. Многие из колонии поселенцев срочно перебираются на свою космическую станцию, откуда и наблюдают за происходящим на Земле. Эти события особенно хорошо показаны в "Мифе об Атрахасисе", рассказывающем историю Зиусудры - одного из девяти допотопных царей. Он был шумерски Ноем, которого ассирийцы называли Утнапиштим, а вавилоняне Атрахасисом.
   - То есть, он был одним из тех самых "старых людей"? - уточнил я.
   - Да. В этом мифе хорошо видна беспомощность "богов" перед Потопом. Начальник колонии Энлиль обращается с речью к Энки в присутствии остальных сотоварищей: "Ты приказал, чтоб Ану и Адад охраняли небо - верхнюю область, чтобы Син и Нергал охраняли середину, чтоб засовы вод, врата океана, и травы его я охранял бы, но убежали отменя ускользнули мириады рыб, мириады тварей. Я их собрал, но они исчезли, половину засова они разбили. Тогда я убил стражей моря, взял виновных, назначил им кару, свершил наказанье, покарал виновных".
   - Получается, что это подтверждает и вашу мысль о том, что к этому времени Энки-Осирис-Индра уже захватил трон своего отца Ра, - заметил Амоль Сайн. - И, видимо, речь идёт о подавлении того самого восстания ануннаков, под предводительством Кингу и Тиамат... Значит, о войне со Змиями, как таковой, которая и послужила причиной катастрофы.
   - Безусловно, - согласился с ним Акира. - Поэтому принимавший в этой войне активное участие Энки-Осирис-Индра, имевший представление о действительных причинах катастрофы, решает воспользоваться подходящим моментом для нового захвата власти. На Совете "богов" он активно пытается перложить всю вину за Потоп на Энлиля-Шу. Ведь царствовать на Небе у Осириса не вышло. Вот его слова: "Потоп, что вы мне повелели, - что такое? Мне неизвестно! Можно ли дать рожденье потопу? Воистину это дело Энлиля. Да будет избран на это дело... пуст Нинурта идёт, разрушит плотины...". Энлиль же, пытаясь защитить свою честь перед Советом, напоминает "богам", что в решении устроить Потоп, виноваты все, в том числе и Ану. Все "великие боги" решились на гибель мира, дав клятву: "Злое дело уготовил людям Энлиль. Так сказал пред всем собраньем: "Принесём вместе о потопе клятву!". Ану первый пред ними поклялся. Энлиль поклялся, с ним и сыны его".
   - К тому же Энлиль напоминает "богам" о том, кто именно хотел избавиться от непосильного труда и потому создал "новых людей", - заметила Светлана. - Он говорит им: вы хотели, чтобы вас освободили от тягостной работы и вас освободили, создав "лулу амелу", "примитивного рабочего", но люди расплодились и требуют теперь от вас еды, так чего же вы сетуете на "шум", который они производят теперь? Люди привыкли к дарам "богов", к их покровительству и беззаботной жизни. Сами вы и виноваты. О том же говорится и в "Атхарваведе": "На ней (Земле) прежде сделались прежние люди, на ней боги повергли ниц асуров".
   - Да, именно так, - согласился с девушкой экзоархеолог. - Вот строки другого мифа: "Ваши корзины дала человеку. Вы получили крик человека. Вы бога повергли и его разум. Вы насытились... вы устанавливаете судьбы". И дальше Энлиль продолжает: "Ану услышал голос потопа. Шум потопа дрожать врагов заставил. Энки! Ему помутились мысли, когда сыны его пред ним поверглись! Нинту, величайшая из владычиц - тряслись в лихорадке её губы! Ануннаки, великие боги, сидели, мучимые гладом и жаждой! Глядя на них, рыдала богиня, повитуха богов, мудрая Мами: "Да померкнет день тот, во мрак да вернётся! Как могла я вместе со всеми богами в совете решиться на гибель мира?.. И я ныне по собственной воле над собою слышу их вопли!.. Я же ныне как в доме плача! В пустоте раздаются мои вопли! Мне ли карабкаться на небо, мне, что жила в доме сокровищ?". Так рыдала Нинту, неслись её вопли: "Что это? Перевернули море?.. Как лодочку землю перевернули, как лодочку в степи вверх днищем поставили!". Боги с ней оплакивали землю, скорбью насытясь, она жажадала пива, когда села она, и они в слезах сели. Словно овцы пред кормушкой сгрудились. В лихорадке от жажады пересохли губы, от голода судороги сводили".
   - Получается, что кто-то из "богов" действительно оставался во время Потопа на Земле? В том числе и сама Богиня-Мать? То есть, Тефнут? - сделал вывод Амоль Сайн.
   - Да. Часть из "богов" по каким-то причинам во время Потопа не покинула нашу планету. Я думаю, что Геб-Нинурта, будучи надсмотрщиком над ануннаками, вместе со своей матерью и женой Тефнут-Нинхурсаг-Дамкиной прятался во время Потопа в каком-то подземном убежище расположенном, скорее всего, в "земле Дильмун". Оно и упомянуто, как "дом сокровищ". Признаки подобных же убежищь мы находим и в Древнем Египте, и в Мезоамерике. Эти сооружения оставались, как я думаю, ещё со времён "войны богов", и теперь пригодились колонистам во время планетарной катастрофы. Естественно, что столь глобальный разрушительный катаклизм лишил на какое-то время самих "богов" и запасов питья, и запасов еды, которые пополняли для них люди. Ведь Потопом было уничтожено практически всё существовашее к тому времени оцивилизованное "богами" человечество.
   - Вы знаете, это подтверждает и современная генетика, - вступила в разговор Эйго Хара, привычно подтягивая под себя ноги. - По результатам анализа митохондриальной ДНК кроманьонцев, населявших Европу в тридцатом-одиннадцатом тысячелетиях, можно судить о том, что почти всё население европейского континента вымерло в конце последнего Ледникового периода. Теперь мы совершенно точно знаем: древние люди покидали Африку не волнами, как считалось прежде, а одновременно. При этом европейцев конца Ледникового периода, погибнувших или покинувших места обитания, заменили переселенцы с Ближнего Востока.
   - Это лишний раз доказывает, что большинство "богов" вообще не было готово к столь масштабным бедствиям, - заметил Кави Рам.
   - Да. А новая волна переселенцев состояла из людей, созданных "богами" уже после Потопа, - уточнил Акира Кензо. - При этом некоторые из "богов", остававшихся на Земле, так же погибли.
   - Возможно, эти "боги" просто не могли бросить отстроенные на Земле технические сооружения? - предположил я, внимательно глядя на экзоархеолога.
   - И, к тому же, "боги" эти были низшего ранга, из обслуживающего персонала. Их, видимо, просто не захотели спасать и забирать с собой на орбиту, - мрачно усмехнулся Иллик Шелли. - От этих "великих богов" и не такого можно было ожидать!
   - Этот вариант так же нельзя исключать, как возможый, - согласился с ним Акира. - Тем более, что и в "Махабхарате" есть намёки на эти события. Там рассказывается о правителях династии Яду, к которой принадлежал "бог" Кришна, являлвшийся одной из аватар Вишну-Ра: "Сущие тигры среди людей, были они сурово прокляты брахманами и погибли вблизи океанского берега. Эти могучие воины, отражавшие атаки врагов, вооружённых многими видами оружия, подчиняясь воле судьбы, перепились после религиозной церемонии и перебили друг друга стеблями тросника, которые становились в их руках молниями". Так сообщает нам ведийский эпос. В "Арахасисе" же, после того как уцелевшие люди принесли первые подношения "богам", накормили и напоили их, те осознали все последствия своей неразумности, и поклялись друг другу под предводительством Тефнут-Нинхурсаг, что подобная трагедия больше никогда не повториться: "На четыре ветра принёс он жертву. Он поставил богам воскуренье, приготовив пищу, пред богами поставил. Боги почуяли благовонный запах, к приношенью, словно мухи, собрались. Когда же они вкусили жертвы, поднялась Нинту, перед всеми встала: "Где был Ану и его разум? Как? И Энлиль приблизился к жертве? Потоп устроили, не подумав, приговорили людей к истребленью! Вы решились на гибель мира! Их ясные лики потемнели ныне!". И она подошла к амулету-мухе, что Ану изготовил и носил на радость. "Мне - его скорбь! Да сужу мои судьбы! Да скроется горе! Да открою лик мой! Воистину, тёмные дни не вернутся! Да будет этот амулет-муха Темно-синего камня на моей шее, чтоб я те дни вспоминала вечно!".
   - Слова Тефнут можно расценить и как решение о необходимости заняться цивилизаторской деятельностью и возрождением разрушенного мира, - рассудительно пронизнёс Амоль Сайн.
   - Вы правы, - согласился с ним Акира. - Но верховных "богов" по-прежнему раздирали распри и борьба за власть. Особенно остро это борьба теперь велась между сыном Ра-Ану и главой колонии ануннаков - между Энки-Осирисом и Энлилем-Шу. Из дальнейшего текста "Атрахасиса" становится понятно, что по наущению своего "бога" Энки, великомудрый Атрахасис настраивает свою общину против Энлиля. При этом Энки искуссным обманом выставляет себя в глазах людей спасителем, предсказавшим Потоп и предупредившим избранных о необходимости спасения. И вот тут мы узнаём очень интересные детали. Из слов Атрахасиса, обращённых к старейшинам, чётко следует, что в городе Эриду, отстроенном усилиями ануннаков под руководством Энлиля, где люди поклоняются этому "богу", сам Атрахасис поклоняется "богу" Энки. И, видимо, именно при непосредственном участии Атрахасиса впоследствии этот город и будет отдан во владение Энки-Осириса. Или же просто силой захвачен этим самым "богом".
   - История эта очень напоминает гораздо более поздние события, - заметила Светлана. - Когда некий рядовой "бог", так и не назвавший своего истинного имени людям, воспользовался услугами Моисея для воплощения в жизнь своего коварного плана... Я имею ввиду историю Яхве и его "ангелов".
   - Вы безусловно правы, - согласился с ней Акира. - Как это ни странно, поступки и поведение "богов" во все времена укладываются в одну и ту же общую схему. Почему так я сказать не берусь, но это неоспоримый факт. Вот и история Атрахасиса очень напоминает историю Моисея. "Боги" покинули нашу планету, испугавшись Потопа и бросив на произвол судьбы общины "старых людей". Потрясённые обрушевшейся на них катастрофой, эти люди находятся в полной растерянности, ибо до сих пор находились в полной зависимости от покровителей-цивилизаторов. Атрахасис устремляет бесконечные мольбы к небу, прося своего "бога" явиться ему хотя бы во сне и направить действия убитого горем человека в нужное русло. И Энки, наконец-то, откликается на его зов.
   Экзоархеолог заглянул в свой справочник.
   - И что же мы видим? "Бога" прежде всего интересуют не судьбы людей. Энки неизменно преследует личные интересы, манипулируя людьми, как марионетками: "Он открыл срок и его исполненье. Он предсказал семь дней потопа. Атрахасис внял его предсказанью. Он собрал старцев пред своим домом. Атрахасис уста свои открыл, так говорит он совету старцев: "Мой бог не согласен с вашим богом. Друг на друга гневаются Энки и Энлиль. Они изгоняют меня из града, оттого, что я поклоняюсь Энки, он сообщил мне это решенье. Не могу я жить во граде вашем, не могу ступать по земле Энлиля. Может ли смертный спорить с богами? Вот что сказал мне владыка мой Энки".
   - Ну, иного от него сложно было ожидать, - усмехнулся я. - Даже мне теперь понятна истинная суть всех этих "богов"!
   - Но ведь вы говорили, что Энки появился на Земле сразу же после Потопа, - напомнил Амоль Сайн.
   - Да. В своей биографии он сам рассказывает об этом: "Когда я приблизился к земле, на ней был потоп". Думаю, одной из причин, побудивших Энки-Осириса появиться на нашей планете было желание отыскать здесь свою мать Тефнут-Нинхурсаг. Об этом я уже говорил. Но конечной целью этого визита, безусловно, было стремление получить единоличную власть над всей земной колонией ануннаков. Шумерские тексты рассказывают нам, что: "На земле жили одни боги. Правил ими бог Энлиль. Затем по воле Ану и Ки родились младшие боги, помощники и слуги Ану - ануннаки. И стали они соединяться друг с другом, как мужчины и женщины. И рождались у них без счёта сыновья и дочери, внуки и внучки". О нисхождении на Землю после Потопа Осириса-Энки рассказывает и "Махабхарата", где этот "бог" выступает под именем Индра. Здесь так же есть упоминания о Потопе. Вот послушайте: "Индра, убийца великого Вритры, посмотрел вниз, чтобы узнать, что там происходит. Затем на спине небесного льва он помчался на спасение леса Кхандава... Тем временем в пылающем лесу Кхандава тысячи живых существ, подпрыгивая и издавая разносившиеся во всех направлениях испуганные крики, пытались спастись бегством... Тысячи этих тварей, с искаженным от ужаса видом, носились кругом, прыгая, чтобы в конце концов кинуться в пламя. Кругом на земле, с обожженными крыльями, глазами и ногами, корчились в предсмертных муках облачённые в тела души... Тысячеглазый Индра яростно обрушил на бога огня и пожираемый им лес Кхандава тысячи и тысячи тяжёлых, подобных колесничным осям, дождевых струй".
   - Здесь нужно пояснить, что речь идёт о пожаре, якобы устроенном богом Агни, - увлечённо заговорила Светлана. - И имеется в виду, безусловно, Эра Льва. Горящий же лес Кхандава символизирует собой потопную катастрофу, сопровождавшуюся, как мы знаем, не только массовыми затоплениями, но и разрушительными землятресениями, а так же ужасными пожарами, вызванными повсеместным извержением сотен пробудившихся вулканов. Интересно и то, что священный лес Кхандава населяют племя нагов, во главе с Такшаки, а так же Асуры и демоныакшасы. То есть, к моменту Потопа Земля заселена представителями "клана Змиев", как их называет Акира! Из всего обилия живых существ, живших в священном лесу, сообщает нам "Махабхарата", в живых осталось только шестеро: "только шестерых пощадил бог огня: Ашвасену, Майю и четырёх птиц шарнгаков". Сам же главный наг Такшака спасся благодаря тому, что в момент пожара отправился на Курукшетру.
   - Значит, пожар этого священного леса совпадает по времени и с битвой на Курукшетре? - уточнил Иллик Шелли. - Ещё одно доказательство причины Потопа из-за войны "богов"! - мрачно констатировал юноша.
   - Да, - кивнула Светлана. - Гибель многих нагов, Асуров и ракшасов в том пожаре послужила причиной того, что Такшака и другие его сородичи стали врагами божественной династии Куру, в результате чего ими был убит её царь Парикшит. Он являлся внуком Арджуны, а сын этого царя - Джанамеджая - впоследствии истребил расу нагов.
   - А Такшака? Что это за персонаж? - спросил я, с интересом глядя на девушку.
   - Это не столько персонаж, сколько целая "Змеиная династия", названная так в честь одного из своих вождей, - охотно пояснила Светлана, радостно сияя глазами. - Династия, между прочим, одна из древнейших царских династий в Индии. Считалось, что она имеет индоскифское происхождение, которое роднит её с царями династии Турушка. Эта династия явилась в Индию под предводительством Шишунага, который вступил на престол царства Пандавов. Она правила триста шестьдесят лет. После этого её сменила династия, основанная Чандрагуптой, мнимым противником Александра Македонского, включавшая ещё десять правителей.
   - Другим подтверждением того, что Потоп стал результатом противоборства между "богами", их борьбы за власть, как и доказательство правильности нашей гипотезы падения на Землю громадного астероида в районе Филиппинского жёлоба, о котором нам рассказывал уважаемый Кави Рам, может быть история рождения у Кумарби-Геба сына Улликумми от "Владычицы Горы" - от Тефнут-Нинхурсаг.
   Акира поднялся со своего места, прохаживаясь по кают-компании и разминая затёкшие ноги.
   - Эту историю я уже упоминал мимоходом до этого. Любой миф многослоен и несёт в себе множество смыслов. Я никогда не устану об этом повторять. Рассказывая вроде бы об одном событии, на самом деле, он может подразумевать много разных событий, происходящих на разных уровнях бытия. Подобное происходит практически всегда. Так и с мифом о рождении Улликумми. С одной стороны это рассказ о рождении наследника Геба-Кумарби: "Тут начни Кумарби со своею душой говорить: "Как мне сына назвать, что Богини Судьбы и Богини-Защитницы дали мне? Он из чрева родного как меч при рождении прыгнул, пусть идёт он. Его назову Улликумми. Пусть на небо идёт он и станет царём. Славный город Куммию Улликумми растопчет, Улликумми ведь Бога Грозы поразит, как мякину развеет, наступит пятою... Всех богов распугает на небе...".
   - А с другой стороны? - спросил я, с интересом глядя на экзоархеолога и предвкушая какой-то необычный поворот событий в его рассказе.
   - А с другой, как оказывается, это рассказ о падении на нашу планету того самого астероида или метеорита, который так напугал всех "богов" и послужил причиной Потопа, кардинально изменив и облик нашей планеты. Вот послушайте сами: "Обратился тогда к Импалури Кумарби: "Импалури! Ты к богам Ирсиррам иди... Пусть Ирсирры возьмут малыша, отведут его в Тёмную Землю, пусть невидим он будет великим богам... Как услышали речь ту Ирсирры, сына взяли они у Кумарби с колен, подняли сына Ирсирры... на колени к Энлилю его положили. Поднял глаза Энлиль, посмотрел он на малыша - тот перед богом стоял, тело его - Кункунуцци - из камня... Начал Энлиль со своею душой говорить: "Кто же он? Не ему ли пойти суждено на тяжёлые битвы великих богов? Лишь Кумарби один мог замыслить подобное зло: он, кто Бога Грозы породил, породил и соперника Богу Грозы".
   - То есть, этот Улликумми на самом деле был из камня? - удивился Зуко Пур.
   - Да. И это вовсе не метафора. Как видите действие происходит как раз перед самым Потопом, когда на Земле ещё властвуют и Шу-Энлиль, и Геб-Кумарби. А дальше миф описывает, как этот самый "сыночек" Кумарби начинает расти, пугая своим видом всех "богов": "Каждый день вырастал он на сажень, вырастал он за месяц на четверть версты. На пятнадцатый день вырос камень высоко. Словно меч, на коленях он в море стоял. Из воды поднимался он, камень, в вышину был огромен, море было как пояс на платье его... Храмов он достигал и покоев богов в небесах. Солнца бог посмотрел с неба вниз и увидел внизу Улликумми... Солнца Бог начал так со своею душой говорить: "Что за бог это в море растёт не дням - по часам? Телом он не похож на богов"... Как увидел Бог Солнца небес Улликумми, через горы он снова пошёл и направился к Богу Грозы... Царь Куммии лицо своё к морю тогда обратил, повернулся к ужасному он Кункунуцци, и увидел ужасного он Кункунуцци, исказилось от гнева лицо у него. И тогда Бог Грозы сел на землю... весь в слезах Бог Грозы тогда слово сказал: "Кто же выстоит в битве с чудовищем этим, кто же сможет сражаться? Кого же чудище не устрашит?".
   - Действительно, бесстрашные "боги" выглядят совершенно беспомощными и испуганными перед неожиданной угрозой, - усмехнулся Иллик Шелли. - Это только на словах они такие могучие. Только бахвалится могут мнимым могуществом и силой!
   - Далее же миф снова переходит на другой смысловой слой и перекликается с историей похищения Тефнут и борьбой за власть между Шу и Гебом. Образ Улликумми здесь переплетается с образом Зу, похитившим у Энлиля "ме". С ним в бой решает вступить сам "Бог Грозы", и нам рассказывают о том, как для него снаряжают боевой летательный аппарат и грозное оружие - "быков", "ветры", "грозы и молнии". Но, как сообщается далее, противник не испугался "Бога Грозы", а лишь увеличился в размерах и мощи. В схватку с могучим Улликумми вступают и другие "боги", числом семьдесят, возглавляемые Аштаби - хурритским богом войны. Но они тоже терпят сокрушительное поражение. Судя по всему, Улликумми прерывает, как и Зу, связь между Землёй и Небесами. В мифе сообщается, что супруга "Бога Грозы", Хебат больше не может услышать своего мужа и терзается сомнениями жив ли он или убит в схватке с Улликумми. Даже её служанка Такини не может покинуть Небеса. Тогда "бог" Тасмису, по приказу самого "Бога Грозы", поднимается на Небо: "Как Тамису услышал слово Бога Грозы, быстро вверх поднялся, в руки взял он жезл, а ноги обул в буйные ветры, как в сапоги. На высокую башню взлетел он вверх, место занял на ней он напротив Хебат, и сказал тут Тасмису, обращаясь к Хебат: "Бог Грозы мне велел уходить из Куммии, место мне он велел отыскать поскромнее, будем там, пока наш не исполнится срок".
   - Да, вполне узнаваемы мотивы борьбы за Богиню-Мать, - согласилась Светлана. - Только кто её в итоге получает? Вы же говорили, что это был Геб-Нинурта-Кумарби, а здесь выходит, что Осирис-Энки приказывает Тасмису похитить Хебат и доставить её с Небес на землю - в место "поскромнее".
   - Хурритский миф даёт нам ответ на ваш вопрос. Это было попыткой именно похищения "богини". Злоумышленники, направляемые "Богом Грозы", решили воспользоваться ситуацией, неразберихой, возникшей в ходе захвата власти на Земле Гебом-Нинуртой-Кумарби, и переманить Богиню-Мать на свою сторону. К тому же, Тефнут в это время находилась не на Небесах, а в том самом "укромном месте" - в Дильмун, где её прятал Геб-Нинурта, в "горе". На это намекает и этот миф, сообщая, что Тамису поднимается на некую "высокую башню", а не непосредственно в "обитель богов" на Небесах. И заметьте, что сама "богиня" воспринимает слова Тасмису, как неожиданность: "... а когда увидала Тасмису Хебат, чуть она не упала с крыши тогда...". Судя по всему, Тефнут-Хебат отвечает на предложение "Бога Грозы" отказом, и Тасмису вынужден вернуться к своему хозяину ни с чем. Оба решают как же поступить в такой ситуации. Тасмису говорит Тешубу о том, что отказ "богини", скорее всего, обусловлен низким положением самого "Бога Грозы" в божественной иерархии. Вот если бы он был на престоле, тогда бы "богиня" ему не отказала. Но как занять этот самый престол, который принадлежит Гебу-Нинурте, Тасмису не знает и предлагает заручиться поддержкой Энлиля, попросив у того знаки власти - "Таблицы Судеб". Вот, послушайте, как об этом рассказывает миф: "И Тасмису так Богу Грозы начал тогда говорить: "Где же сесть нам? Не сядем ли мы на вершине Кандурна? Если сядем мы там, на вершине Кандура, а другие решат сесть на Лалападува, не останется больше царя на небесах!... В Абсу пойдём и предстанем пред Эа. Там мы спросим таблички древних слов...".
   - Но ведь здесь говориться об Эа! - удивился я. - Хотя понимаю... Этот миф более поздний и искажённый?
   - Именно так. Поэтому-то речь должна идти не об Эа-Осирисе, который и есть тот самый "Бог Грозы" Тешуб, а об Энлиле-Шу, отце Геба-Нинурты. Эти два персонажа поменялись здесь местами в силу смены важности ролей этих "богов" во времена Хурритского царства. Кстати, обратите внимание на упоминающегося в этом мифе Упеллури - гиганта, поддерживавшего небо и землю - на плечо которого Кумарби посадил младенца Улликумми.
   - Это аналог с Атлантом, которого низверг Крон согласно финикийскому мифу? - догадалсь Светлана. - И теперь я поняла, почему всё это связано с Потопом и астероидом!
   - В самом деле? - улыбнулся Акира.
   - Да. Всё же очень просто! - оживилась девушка, и глаза её загорелись задором. - По описаниям этот Улликумми представляет собой некое громадное каменное существо, стоящее посреди океана и угрожающее "богам". Всё происходит во времена правления Геба, свергшего с земного "трона" своего отца Шу. Значит, события относятся ещё к допотопному времени. По аналогии с финикийским мифом и "Историей" Филона, можно предположить, что Атлант это и есть Шу или хурритский Упеллури - бог, низвергнутый на Землю. Есть даже египетские изображения, на которых Шу "отделяет" Небо - Нут от Земли - Геба... А что если он вовсе не "отделяет", а "поддерживает" это "Небо", опираясь на "Землю"? Лично мне так и видится смысл этого древнего изображения!
   - Иначе говоря, в данном случае Шу, как и Упеллури, воплощает собой некий образ нашей допотопной планеты, - согласно закивал Акира. - На эту мысль наводят и строки: "Упеллури, живи ты на Тёмной Земле, ты, на ком боги строили Небо и Землю!".
   - Да. Тогда и получается, что этот самый Улликумми - ни что иное, как образ упавшего на Землю метеорита, о котором нам рассказывал Кави Рам. Он и послужил причиной катастрофы и Потопа! - Глаза Светланы светились вдохновенной радостью неожиданной догадки. - А причастность Геба-Кумарби к рождению Улликумми это лишь указание на время происходящих событий и связанных с ним перепетий в судьбах самих "богов" - такой временной маркер, спрятанный в аллегориях и метафорах. Потому-то эти "боги" так страшаться "каменного чудовища", которое заставило их на время покинуть нашу планету. А кото-то из "богов" низшего ранга просто погиб в водах Потопа. Эта катастрофа принесла, как мы знаем, немалый урон земной колонии "богов".
   - Всё так, - закивал экзоархеолог. - И миф рассказывает нам как раз об этом: "Упеллури тогда начал так говорить: "Когда Небо с Землёю построили боги на мне, я не знал ничего. И когда Небеса от Земли отделили они резаком, я ведь этого тоже не знал. Вот что-то мешает на правом плече мне теперь, но не знаю я что там за бог"! А Улликумми сравнивается со страшным оружием, "мечом", воткнутым в плечо Упеллури! Что это, как не тот самый смертоностный астероид, обрушившийся в океан в одиннадцатом тысячелетии, и так сильно повлиявший на всю дальнейшую историю человечества?
   Экзоархеолог обвёл присутствующих победным взором.
   - Ведь далее речь идёт о восстановлении Земли "богами" совместными усилиями двух кланов. Энлиль обращается за помощью к "древним богам" - тем, что когда-то начинали освоение нашей планеты, к "богам" из "клана Змиев", "которые вновь спустились и установили мир с Пятой, учили о наставляли её". Вот, послушайте что он говорит им: "Услышите, боги минувшего, слово моё! Вы те, кто знаете древних времён дела! Снова откройте склады родителей ваших и дедов! И отцов минувшего пусть принесут печати! Пусть запечатают снова потом эти склады! Пусть достанут из них пилу минувших давнишних лет! Той пилой отделили тогда Небеса от Земли, а теперь Улликумми мы от подножия пилою отпилим".
   Экзоархеолог помолчал, собираясь с мыслями. Затем заговорил снова.
   - Как я уже говорил, у меня нет никаких сомнений в том, что сразу после Потопа, власть на Земле снова перешла к "клану Змиев" и эта власть продолжалась, как минимум ещё несколько столетий. В этот период было заключено перемирие между "солнечными богами" и "древними богами", хотя отдельные представители первых всё же не оставляли попыток изменить ситуацию в свою пользу. Мне вспомнается ещё один миф, на сей раз аккадский, повествующий о боге Мардуке, добровольно покинувшим трон в связи с упрёком, брошенном ему неким богом Эррой.
   - О, да! Очень интересный миф! - обрадовалась Светлана, хватаясь за порозовевшие щёки.
   - Опять же, изначальные смыслы здесь явно искажены в угоду времени правления новых "богов", но сопоставить события не так сложно, - продолжал Акира. - Вот послушайте эти строки, - обратился он уже ко всем нам, заглядывая в свой справочник. - Эрра упрекает Мардука в мягкосердечии к людям. "Его священные одежды загрязнились, а тиара поблекла", - говорит он. На что Мардук ему отвечает: "Воитель Эрра, что до дела, которое свершить ты намерен, я был некогда гневен, из жилища вышел - потоп устроил. Из жилища вышел - уставы небес и земли отменил я. Небеса всколыхнулись, сместились созвездия, я назад не вернул их. Преисподняя вздрогнула - урожаи уменьшила пашня, не собрать и налога! Уставы небес и земли ослабли - родники оскудели, половодья упали. Обернувшись, погляжу, - насытиться нечем. У тварей живых уменьшилось потомство, - я не вмешался....".
   - А ведь Мардук здесь истину глаголит, - сказал Кави Рам. - Он сообщает нам о Потопе и при этом говорит о реальных его последствиях - сдвиге земной коры и смещении полюсов. Вот это вот: "Небеса всколыхнулись, сместились созвездия". При этом признаётся в том, что эти самые "боги" ничего не могли поделать с этим, несмотря на всё их дутое могущество.
   Геолог невесело усмехнулся.
   - Но приписывание себе стихийных сил природы это очень действенный приём, которым "боги" неизменно пользовались, придавая самим себе важности в глазах людей, да и своих сородичей тоже, - согласился Акира. - Вот и здесь Мардук начинает бахвалиться, пытаясь запугать Совет "богов" повторением Потопа: "Коль поднимусь я из своего жилища, устав небес и земли ослабнет, поднимутся воды и сметут они землю, светлый день омрачиться и тьмою станет, ураган разразится и задует звёзды, злой ветер нагрянет, затмит он зренье всему живому, Демоны поднимутся, людей охватит ужас: тот, кто обнажён противостоять им не сможет. Ануннаки поднимутся, истребят живущих, - пока не взмахну оружьем, кто вспять обратит их?".
   - Ага! Какой грозный и важный, - хмыкнул Зуко Пур. - Подумать только!
   - Вы заметили, что речь идёт о "обнажённых" людях, которые не смогут противостоять натиску Демонов, и ануннаки будут вынуждены истребить людской род? - сказала Светлана. - Но отчего это вдруг? А потому, что речь идёт безусловно о "примитивных рабочих", сотворённых "богами". Именно они на всех древних фресках изображались полностью обнажёнными! Значит, Мардук здесь высказывает опасения о возможном влиянии Змиев на вновь созданное "богами" человечество. Он боится потерять контроль над ним со стороны ануннаков. Этого "боги" никак не могли допустить, потому что лишились бы рабского труда и подношений в виде жертв.
   - Разумеется. И вот тут-то Эрра и предлагает на время отсутствия Мардука заменить его, обещая заботиться о сохранении порядка на Земле: "Воитель Эрра, это услышав, уста отверз, государю Мардуку он вещает: "Государь Мардук, пока в тот дом не войдёшь, а Огнь одежды твои не очистит и к себе ты не вернёшься, до тех пор буду править, укреплю уставы земли и неба, поднимусь в небеса. Дам приказ Игигам, в Бездну спущусь, подчиню Ануннаков, в Страну без Возврата верну демонов злобных, над ними взмахну моим грозным оружьем. Злому ветру, как птице, сломаю крылья. К дому, куда войдёшь ты, государь Мардук, по бокам ворот Ита и Энлиля, как быков положу я"". На это предложение Мардук радостно соглашается и передаёт власть Эрре: "Услышал это государь Мардук, речи Эрры ему приятны. Поднялся он из своего неприступного жилища, к жилищу Ануннаков свой лик обратил он".
   - Иначе говоря, вы хотите сказать, что Мардук, или в данном случае это должен быть Шу-Энлиль, испугавшись последствий Потопа и возникшей на планете неразберихи и разрушений, позорно бежит на Небеса, оставляя Землю во власти Геба, выступающего здесь под именем Эрры? - подытожила Светлана. - И в подтверждение этому есть миф о возвращении Энлиля из Нижнего Мира, куда он был сослан за интимную связь с Нинлиль.
   - Да, именно так. Но Эрра, в этом мифе, преследует свои личные интересы, и намеренно вынуждает Шу-Энлиля покинуть Землю, чтобы самому захватить власть на земном троне. Отсюда, проводя параллели с египетской мифологией, вы сделали правильный вывод - под этим именем скрывается никто иной, как Геб. Давайте взглянем на всю эту историю поподробнее. У меня есть соответствующий миф об Эрре, текст которого откроет нам любопытные подробности смены власти в земной колонии "богов". Вот о чём там говорится: "Эрра, воитель богов, томится в жилище, жаждет сердце его затеять битву. Он оружию велит: "Смажься смертным ядом!". Сибитти, бойцам несравненным: "Обнажите оружье!" ... Эрра-воитель, ступай на волю, взмахни оружьем, север с югом твой клич да приведёт в содраганье, Игиги пусть слышат и возносят твоё имя, Ануннаки пусть слышат и страшатся твоей славы, Боги пусть слышат и склоняются под твоё иго, цари пусть слышат и склоняются пред тобою, страны пусть слышат и шлют тебе дани, демоны пусть слышат и являются добровольно...".
   - Сибитти... Какой-то новый термин. Что это? - поинтересовался я.
   - "Сибутту" это группа вавилонских демонов. Они могут быть как злыми, так и добрыми. Из текста очевидно, что эти "демоны" являются обитателями Земли и появились на ней задолго до самих "богов". Всего их семь.
   - Получается, речь снова идёт о "клане Змиев"? - оживился Иллик Шелли. - Семь... Такое число было и ведических мудрецов риши, наставлявших человечество!
   - Верно: "У Сибитти, бойцов несравненных, иная природа, их рожденье дивно, страх они внушают, их вид ужасен, смерть - их дыханье, боятся люди, приблизиться не смеют... Ану, царь богов, обрюхатил землю - семь богов она породила, он нарёк их Сибитти. Перед ним они встали, он назначил им судьбы. Как назначил судьбы всем Сибитти Ану, Эрре, воителю богов, он их отдал: "Пусть идут с тобой рядом. Когда надоест тебе человеческий гомон и ты пожелаешь свершить расправу, перебить черноголовых и стада Шаккана, - да станут они твоим грозным оружьем, да идут с тобой рядом!".
   - А Шаккан это...
   Я вопросительно посмотрел на Светлану.
   - Шумерский бог, покровитель рогатого скота, - улыбнулась она.
   - Понятно. Значит, Эрра-Геб, согласно данному мифу, вступает в союз с "кланом Змиев", чтобы утвердить на Земле свою власть?
   - Именно так, - подтвердил Акира. - Кроме того, далее из текста можно понять, что речь заходит и об истреблении местного аборигенного населения, которое, сталкиваясь с общинами "старых людей", доставляло "богам" много беспокойства.
   - То есть, первобытные племена охотников и собирателей из числа кроманьонцев обитали в тех же местах, где располагались и первые допотопные поселения созданных "кланом Змиев" людей, названных в мифах "старыми"? И между теми и теми возникали конфликты? - Амоль Сайн внимательно посмотрел на экзоархеолога.
   - Такое положение вещей, на мой взгляд, вполне естественно, - ответил тот. - Я уже говорил о том, что "старые люди", и "новые люди" были представлены на Земле в ограниченном количестве. Оцивилизовывание велось путём создания опытных образцов с необходимыми "богам" качествами. Оно не было полномасштабным и не охватывало всех имевшихся к тому времени гоминидов. Эти "старые люди" были расселены на нашей планете небольшими обособленными общинами, где они занимаясь скотоводством и земледелием. Об Адапе - первом совершенном человеке - говорится, что Энки "его, как межу, создал среди человеков". Из этого можно понять, что была проведена некая грань, разделяющая коренные дикие первобытные племена и людьей новой формации, сотворённых усилиями "богов". И речь нужно вести именно об уничтожении диких племён, которые, как сказано в большинстве мифов, якобы мешавших ануннакам своим "гомоном".
   - Возможно, эти дикие первобытные охотники нападали на пахарей и скотоводов? - предположила Светлана. - Поэтому нет ничего удивительного в том, что мы повсюду встречаем хорошо укреплённые мегалитические допотопные сооружения.
   - Да к тому же, как правило, расположенные в труднодоступных для первобытных людей местах, - согласился Акира. - Столкновения, несомненно, были. Думаю, даже довольно частые. Строки мифа тому лишнее подтверждение: "Эрра-воитель, что оставил ты волю, сидишь во граде? Ануннакам, любящим блаженную тишь окажи услугу, из-за гомона людского им сон не приходит! Жизнь страны, луга, стада наводняют, над полем своим горько плачет пахарь, стада Шаккана лев и волк истребляют, пастух из-за овец днём и ночью не ложится, к тебе он взывает...". Кроме того, нельзя исключать возможности того, что дикие племена гоминидов могли вступать со "старыми людьми" в интимные связи. С точки зрения "богов", таким образом они "портили" исходный генетический материал, в котором присутствовали и внеземные гены. Намёки на это есть в мифе о Гильгамеше и Энкиду, который, как мне видится, и был представителем коренного населения Земли - тем самым "дикарём-аборигеном".
   - Тогда получается, ещё задолго до Потопа возникновение этих самых "первобытных племён" древних гоминидов было тоже иницированно извне - Змиями. Проводя политику постепенного оцивилизовывания, они не ускоряли процесс со своей стороны, а выступали сторонними наблюдателями, - продолжала размышлять Светлана. - Змии передавали этим гоминидам знания дозированно, ориентируясь на самостоятельное развитие, требовавшее продолжительного времени. Как и в случае с динозаврами. Именно поэтому мы видим повсеместное использование каменных орудий и есть определённые намёки на привнесение со стороны знаний по совершенствованию технологий их изготовления. В то время как "солнечные боги" просто генетически изменили "исходный материал", переделав его под собственные нужды. Они необдуманно и грубо занялись форсированным "обучением" плохо ещё приспособленного для этого первобытного человека. О чём свидетельствуют самые первые, ещё допотопные сельскохозяйственные опыты в Египте и Америке, которые быстро сошли на нет и возродились только после Потопа.
   - В антропологии есть гипотеза, согласно которой представители негроидных и монголоидных рас формировались автономно. А вот кроманьонцы распространялись по большей части только в ареале неандертальцев: в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Средней Азии и в Европе, - задумчиво произнесла Эйго. - Первые люди с кроманоидными чертами появились сто шестьдесят тысяч лет назад в Восточной Африке, а покинули её сто тысяч лет назад. В Европу же они проникли через Кавказ до бассейна реки Дон. Миграция на Запад началась приблизительно сорок тысяч лет назад, а уже через шесть тысяч лет появилась наскальная живопись в пещерах Пиренейского полуострова. К тридцатому тысячелетию практически вся Европа, за исключением северных районов, была заселена, а так же Северная Африка и регионы обитания неандертальцев. Так что, если предположить, что "черноголовые", которых создали "боги", относятся именно к монголоидным и негроидным расам, то это вполне совпадает с вашим мнением о локальности общностей "старых людей" в полосе обитания неандертальцев и кроманьонцев.
   Биолог посмотрела на Акиру Кензо.
   - Рад это слышать, - кивнул экзоархеолог, и девушка ответила ему возбуждённой улыбкой. - Только всё же речь здесь нужно вести, скорее, о "новых людях" или "примитивных рабочих". В то время как причина уничтожения "старых людей" заключалась, помимо всего прочего, и в их непокорности новым "богам". Миф про воителя Эрру хорошо это показывает: "Эрра уста отверз и вещает, советнику Ишуму так говорит он: "Внемли, о Ишум, речь мою слушай... Я на небе тур и лев на земле я, в мире я царь, средь богов я грозен. Средь Игигов отважен, среди Ануннаков всесилен... Все боги боятся схватки со мною, но черноголовые люди мною пренебрегают! Поскольку они не страшились моей славы, и Мардука слово отвергли, поступали по своей воле... Сам я сделаю гневным Энлиля, государя, подыму его из жилища, людей ниспровергну!".
   - Снова камнем преткновения оказалась свобода воли? - усмехнулся Амоль Сайн.
   - Вот именно! - подтвердил Акира. - К тому же "старые люди" были свидетелями распрей между "богами", и эти распри отнюдь не придавали образу этих самых "богов" значимости в глазах людей. Именно поэтому Энлиль-Шу напутствует Эрру-Геба, призывая его уничтожить тех, кто видел всё это своими глазами: "Пока, словно пахарь, в горсть не взял я их семя. Дом я построил, в нём поселился. Ризу же мою потоп окатил, и она загрязнилась, просветлить мой облик, очистить одежды велел я. Как просветлил мои ризы, окончил он дело, я тиару власти одел, к себе возвратился, - гневен мой лик и взгляд мой грозен. На людей, переживших потоп и всё это видавших, не поднимешь ли оружье, не истребишь ли остаток? Их мудрецов я отправил в бездну, не велел возвращаться".
   - Отправил в бездну? О чём это он? - удивился я.
   - Речь идёт об истории, рассказанной в другом мифе, - пояснил Акира. - Согласно ему, ануннаки под предводительством Энлиля напали на Абзу - "место, где выращивается плоть". Там ануннаки из противоборствующего клана бога Энки создавали "черноголовых людей": "В норе Энлиль увидел голову человека; люди пробивались из земли к Энлилю. Окинул быстрым взглядом черноголовых он и всех привёл в оцепененье".
   Экзоархеолог посмотрел на меня. Я слушал его с неподдельным интересом.
   - По сути, речь здесь идёт о применении магии для оказания воздействия на сознание сотворённых людей. Теперь уже не было того Человека, о котором Энки гордо сказал на Совете "богов": "Судьбу новорожденного изречёшь ты; Нинки запечатлит в нём образ богов, и то, чем он станет, будет Человек". И после этого "примитивные рабочие" уже стали исполнять всю тяжелую работу: "Непосильного труда влачили бремя. Дома богов с кирками и лопатами в руках, каналы строили они, растили пищу для прокормления богов". Люди из младших братьев "богов" превратились в их слуг и рабов.
   - И началось активное заселение ими нашей планеты, - заметила Светлана. - При этом Энлиль принял меры, чтобы исключить всякое вмешательство в этот процесс со стороны. Об этом говорят строки ещё одного мифа. Помните: "Господь, чьё имя славится повсюду, Энлиль владыка, чьи приказания не в силах кто менять, тот час же приказал он Землю от Неба отделить. И на пути, соединяющем с Землею Небеса, поставил стражу он, чтобы сотворенные могли по всей Земле селиться оттуда, где рождалась плоть".
   - А кого он опасался? - удивился Амоль Сайн. - Змии, вроде бы, уже побеждены... Или он не хотел делиться "примитивными рабочими" с Ра и его свитой?
   - Думаю, так, - согласился экзоархеолог.
   - Извините мне мою некомпетентность, - неуверенно начал я, обращаясь к Акире и не узнавая сам себя. - Но вы уже в который раз упомянули о неком "создании" людей "богами". Это просто метафора? Или же вы действительно считаете, что нас, людей, кто-то создал?.. Кто-то Свыше... или извне... Как хотите.
   Я растерянно оглядел присутствующих.
   - Дорогой, Сид! Это далеко не метафора и не преувеличение. Об этом нам говорят все предания древних народов, рассказывающие о жизни и деяниях "богов" на Земле. Ещё в древнеегипетском "Гелиопольском сказании о сотворении мира" мы можем прочитать такую фразу: "Охранены люди, стадо бога, он создал небо и землю по их желанию, он уничтожил хаос воды, он создал воздух, чтобы жили их носы. Они его подобия, вышедшие из его тела...". А шумерские мифаы наиболее подробно и ярко описывают сам процесс лабораторного сотворения "богами" того самого "лулу амелу" - "примитивного рабочего". К тому же, все эти рассказы очень хорошо накладываются на реальную историческую картину появления и развития человека современного вида. Я говорю о виде Хомо Сапиенс. Но мы знаем и о попытках "богов" создать иных существ, ещё до того, как они остановили свой выбор на антропоморфном существе. Об этом говориться в тех же шумерских мифах и мифах Америки. По одним версиям что-то до конца не получалось, по другим получались, но непослушные...
   - Действительно, сколько возни! - усмехнулся Амоль Сайн. - Одного удалось сделать, и то хорошо!
   - Возможно и так, - кивнул Акира Кензо. - Есть множество древних свидетельств проведения экспериментов по созданию разумной жизни, проводившихся "богами". Например, древний историк Берос писал о том, как бог Балл - "владыка" - производил на свет различных "ужасных существ, созданных по принципу удвоения". Их изображения сохранились на стенах храма Балла, который был построен в Вавилоне. Так появились на свет: "люди с двумя крыльями, некоторые с четырьмя лицами. У них было одно тело, но две головы: одна голова мужчины, а другая - женщины. Видели так же и других людей, у которых были козлиные копыта и рога. Были так же и такие, задние ноги которых были, как у лошади, передние же - как у человека и видом они походили на гипокентавров. Были среди них и быки с человеческими головами, и собаки с одной головой и четырьмя телами, а с хвостами рыб. Лошади же имели голову собаки. В общем, были разные твари с телом и конечностями всякого известного животного..."
   Акира Кензо закончил цитировать и, оторвал взгляд от экрана справочника.
   - Между прочим, считается, что трактат Бероса, написанный им на греческом для Александра Великого и опиравшийся на подлинные шумерские хронологии и астрономические тексты, сохраненные служителями храма Балла, охватывал период продолжительностью в двести тысяч лет... А ведь это относит нас как раз к возникновению "человека разумного", как вида.
   Экзоархеолог внимательно посмотрел на меня, словно ожидая моей реакции на его слова. Но я был слишком поражён и захвачен услышанным, и не в силах был что-то сказать в ответ.
   - В шумерских текстах, - продолжал между тем рассказывать Акира, - так же упоминается о странных человекообразных существах. Их созданием занимались "бог" Энки и "богиня" Нинхурсаг, почитавшаяся как "Богиня-Мать".
   - То есть, Тефнут? - уточнил Зуко Пур.
   - Да. Пытаясь сотворить "примитивного рабочего" оба потратили много усилий. Версии эпоса об этом событии, возникшие на территории древней Месопотамии имеют существенные отличия, тем не менее, одна деталь в них остается неизменной: прототип Человека был сотворён из смеси земной "глины" с божественной "кровью". В эпосе "Когда боги подобно людям" царь "богов" провозгласил: "Кровь соберу я и кости оживлю". Именно тогда Энки предложил избрать для этой цели донора из числа самих "богов": "Пусть будут примитивные создания ему подобны". И "богом", кому суждено было стать жертвой этого эксперимента, стал Кингу - предводитель восставших ануннаков. А воплотить задуманное в жизнь взялась Нинхурсаг: "Пока средь нас рождения Богиня, пускай она создаст чудесный плод... пусть сотворит "Лулу", пусть тяжкий крест богов несёт он. Пусть сотворит она "Лулу Амелу", пусть он влачит ярмо".
   - Странное название, - недоумённо пробормотал я.
   - Шумерское слово "ЛУ" означает "человек", - пояснила Светлана, видя моё замешательство. - Но коренное его значение не "человеческое существо", а "слуга, рабочий". В применении к животным это же слово имело смысл "прирученный". Это очень показательно в данном случае.
   - Светлана права, - потвердил Акира. - В мифе о спящем Энки, которому, вместе с Нинхурсаг, было поручено создать "примитивного рабочего", описано, как проснувшийся "бог" говорит своим собратьям: "То существо, чьё имя вы назвали, - оно уж есть! Придайте ему подобие богов". А это подтвержадет, что "боги" не сотворили совершенно нового человека. Они использовали для своих экспериментов существовавших уже на Земле гоминидов, внеся в их ДНК некие изменения. В эпосе "Атрахасис" это новосозданное существо называется "ЛУЛУ", что на аккадском имеет схожее с шумерским значение: "человек", но при этом также означает "смешанный". А термин "Лулу Амелу" означает "Примитивный рабочий" или "слуга".
   - Понятно, - кивнул я.
   - Но процесс создания разумного существа по задуманным параметрам был для "богов" нелёгкой задачей, занявшей, судя по всему, немало времени и потребовавший многих экспериментальных образцов и научных изысканий, - продолжал Акира. - В мифах это описывается упрошённо. По сюжету одного из текстов, Нинхурсаг выпивает вина и опьянев, обращается к Энки со словами: "Плохо ли, хорошо ли тело Человека? Моё сердце говорит, что и судьбу его могу я по вкусу моему избрать".
   - Вначале "боги" создали человека, который не мог держать мочу и женщину, которая не могла рожать детей, - сообщила Светлана. - А ещё они создали существо, лишённое всяких половых признаков. Всего таких дефектных человеческих существ Нинхурсаг произвела на свет шесть. Затем наступила очередь Энки творить. Но его так же преследовали одни неудачи. Он создаёт существо, "скорбное духом и немощное телом". Нинхурсаг заговаривает с этим существом, но оно в ответ молчит. Она даёт ему хлеб, но оно не берёт. Оно не стоит, не сидит, не преклоняет колени. Увидев столь неудачный результат эксперимента, "богиня" ругает Энки. И вскоре это существо умирает от преждевременной старости.
   - Судя рассказанному вами, "боги" пытались создать сразу взрослое существо путём клонирования, - заметила Эйго. - И технология эта была ими ещё недостаточно освоена. Они хотели создать клоны без первоначального вынашивания эмбрионов.
   - Верно, - подтвердил экзоархеолог.
   - В двадцатом веке, когда проводились первые эксперименты по клонированию, учёные поняли, что клоны подвержены более раннему старению по сравнению с оригиналом, - продолжала девушка-биолог. - К тому же общим свойством гибрида, как полученного естественным путем, так и искусственным, выведенным в лаборатории, являлось бесплодие. Отсюда и необходимость искусственного оплодотворения, и вынашивание плода.
   - Вот и люди, сотворенные по подобию "богов", старели и умирали намного раньше богов! -подхватил Акира. - Именно поэтому "боги" казались людям бессмертными с их-то продолжительностью жизни! Светлана права насчёт неопытности "богов", задумавших создать новое существо. В тибетской "Книге Дзиан" то же рассказывается о создании человека: "Великие Дхиан-Коганы призвали Владык Луны о Воздушных Телах: "Породите Людей. Людей вашего естестества. Дайте им их внутренние Формы. Она же (Земля) сложит внешние оболочки. Муже-Женами будут они... Пошли они каждый в предназначенную ему Землю; Семь из них, каждый в свой Удел... Семь воинств Волею-Рожденные Владыки, устремлённые Духом Жизнедеятелем, выделили Людей из себя самих, каждый в своей Зоне". Таким образом, по этой легенде получается, что первоначальный "человек" был существом некой эфирной формы. Он был лишён физической плоти. Но и духовные сущности, воплощавшиеся в эти пустые оболочки, были бессознательными. Они были наделены лишь инстинктами высших животных. Хотя такой "человек" и мог стоять, бегать, ходить, лежать и даже летать, но всё же он был только "Чхая" - "бессознательной тенью". Наделить его разумом или интеллектом могли только Высшие Духи - Агнишватты, Кумары или Архангелы по христианской традиции... По-сути, в этом описании мы можем без труда усмотреть примитивное представление о ряде теоретических научных расчётов, производившихся "богами" перед тем, как приступить непосредственно к клонированию. Иносказательным языком мифа нам говорят о неком виртуальном моделировании первого прототипа, в ходе которого из первоначальных вариантов был отобран лучший.
   - Вполне логично, - одобрительно кивнула Эйго.
   - Да, - улыбнулся Акира Кензо и продолжал: - Далее, видимо, шли уже "эксперименты в пробирке", в ходе которых использовался ранее разработанный прототип, и искались оптимальные способы воспроизводства будущего человека. Это был, так сказать, второй этап сотворения. Но "Книга Дзиан" указывает не только на проблемы с физическим воплощением задуманного прототипа, как это делают шумерские и аккадские тексты, но говорит о том, что у "богов" возникли гораздо большие проблемы - проблемы с соединением Души и недоработанного физического тела: "Дыхание нуждалось в форме; Отцы дали её. Дыхание нуждалось в Плотном Теле; Земля сформировала его; Дыхание нуждалось в Духе Жизни; Солнечные Лха вдохнули его в форму её; Дыхание нуждалось в Зеркале Тела своего; "Мы дали ему наше собственное!" - сказали Дхиани. Дыхание нуждалось в Носителе Желаний; "Оно имеет его!" - сказал Осушитель Вод. Но Дыхание нуждается в Разуме, чтобы вместить Вселенную; "Мы не можем дать это!" - сказали Отцы. "Я никогда не видел его!" - сказал Дух Земли. "Форма сгорит, если я дам ей свой!" - сказал Великий Огонь... Человек остался пустым, бессмысленным Бхута...Так бескостные дали жизнь тем, кто стал Людьми, костями укреплёнными в Третьей".
   - Это очень интересно! - возбуждённо отозвалась Эйго Хара, щёки которой заметно порозовели. - Вот вам и причина, по которой первоначальные попытки "богов" создать сразу взрослый клон оказались неудачными. Вполне естественно, что в результате у них получалось лишь физическое тело - кукла из плоти, в которой напрочь отсутствовала и Душа, и все тонкоэнергетичекие оболочки, присущие человеку и напрямую связанные с Душой. Поэтому единственным выходом для них было эктракорпоральное оплодотворение. Сейчас мы прекрасно знаем, что именно в утробе матери у плода происходит формирование собственных энергетических оболочек из энергетики самой женщины, а окончательное "вселение" в тело Души наступает лишь на третьем месяце жизни ребёнка. Женщина делиться с ребёнком не только своей плотью. Она является для него энергетическим донором, формируя в своей утробе тонкоматериальные тела будущего малыша. От того период беременности и родов так сложен и тяжёл для самой женщины.
   - Вы правы, - согласился с девушкой экзоархеолог. - И чтобы окончательный вариант "примитивного рабочего" оказался жизнеспособным, "боги" решают применить качественно новую технологию: соединить в новом существе свойства обоих миров - материального и духовно-нематериального. Для этого им потребовалась помощь в вынашивании и рождении первой "модели" человека - Адапы - "богинь рождения". Сам Энки говорит об этом так: "Моя Нинки, богиня и моя супруга, родит. А рядом с нею будут наготове богини низшие рожденья - семь числом". Процессом снова руководила Нинхурсаг, которая использовала некие "химикаты", если так можно выразиться - "смолы из Абзу" - для проведения "очищения", а так же "глину из Абзу". Полученный в результате "материал" и вводился в утробы "богиням рождения".
   - Здесь вполне можно говорить о специальном медицинском персонале, ответственном за процесс клонирования, - заметила Светлана. - Но потом, как сообщают нам мифы, эти самые "богини рождения" запротестовали против столь "тяжкого труда". И их вполне можно понять. Поставленное на конвеер рождение "лулу амелу" было изнурительно и малопродуктивно в избранном "богами" варианте. Тогда Совет "богов" принимает решение разделить созданного клонированием "нового человека" на два пола. Иными словами, мужчине была дана возможность оплодотворять женщину, а женщина стала способной сама вынашивать будущего ребёнка. В "Книге Бытия" есть место, где женщину называют "помощницей".
   - Она должна была облегчить труд богинь-акушерок! - воскликнул Зуко Пур.
   - Верно, - кивнула экзоархеолог. - И это ещё одно подтверждение правильности наших выводов и истинности описываемых в мифах событий!
   - Всё равно для меня многое осталось непонятным, - с лёгкой обидой проворчал я. - Например, почему "боги" неспособны были дать разум своему созданию? Отчего тела, созданные ими, не готовы были принять высокоразвитый разум?
   - Попробую вам объяснить, - снисходительно улыбнулся Акира. - Это моя вина, так как я смешал разные тексты, повествующие о разных исторических периодах. На самом деле, "Книга Дзиан" рассказывает нам вовсе не о создании конечного продукта - человека рода Хомо Сапиенс, и даже не о создании самого вида Хомо. Речь в ней идёт о некоем "промежуточном варианте", созданном ещё "кланом Змиев" задолго до Потопа. То есть, упомянутые "Отцы" это вовсе не "солнечные боги", которые творили своего "примитивного рабочего" из уже имеющегося "рабочего материала". Что мы видим в "Книге Дзиан"? Мы видим, как "Отцы" разработали "Форму". Иначе говоря, создали "виртуальную модель" будущего разумного существа, произведя все необходимые расчёты. Затем "Отцы" использовали "Плотное Тело", которое дала наша Земля, произведя с ним все необходимые генетические преобразования. Но при этом они сохранили животные инстинкты исходного образца. То есть, "Отцы" проводили, так скажем, практические испытания нового разумного вида в реальных условиях Земли с отбраковкой непригодных вариантов. Одним из таких вариантов, я думаю, мог быть тот же Хомо Эректус. Именно он мог представлять собой то самое бесполое человекообразное существо, единичные экземпляры которого в дальнейшем подверглись усовершенствованию.
   - Очень похоже на то, что вы правы, - закивала головой Эйго Хара. - Тогда ограниченное колическтво этих "пробных экземпляров", может объяснять и то, что они представлены настолько малой выборкой ископаемых костей. По ним очень затруднительно с уверенностью сказать, что собой представлял на самом деле тот самый "архаичный человек". Единственное, что можно утверждать более менее однозначно, так это то, что в этом типе черты современного человека в большом разнообразии комбинаций совмещались с иными, более архаичными чертами. А примерно двести тысяч лет назад этот "архаичный человек" превращается в вид Хомо Сапиенс. И это превращение отмечено увеличением головного мозга на половину и обретением способности говорить. Кроме того, анатомическое строение древнего человека приблизилось к анатомическому строению нас с вами. И самое интересное и интригующее - все эти ключевые изменения в ходе эволюции человека произошли неожиданным скачком!
   - Вот поэтому-то я и считаю, что это даёт нам право, опираясь на древние тексты, говорить о явной стимуляции данного скачка откуда-то извне! - горячо подхватил Акира Кензо. - Об этом периоде истории человечества красноречиво повествуют уже шумерские мифы. На мой взгляд, в них в образе героя Энкиду и описан неандертальский человек - следующее звено в цепи разумной жизни, протянутой "кланом Змиев" из далёкого прошлого!
   - А на смену неандертальцу пришёл наш непосредственный предок - кроманьонец, - взволнованно подхватила Эйго, согласно кивая головой. - Но долгое время оба эти вида сосуществовали вместе и даже на одних территориях. Основные контакты их происходили на берегах Персидского залива. Об этом свидетельствую все археологические находки. Именно здесь кроманьонцы должны были встретить поселения неандертальцев, которые во время Вюрмского оледенения избрали Пиренейский полуостров своим убежищем и жили там на протяжении ещё нескольких тысячелетий, в то время как все остальные представители этого вида уже вымерли в Европе.
   - Вы правы, - подтвердил Акира. - Есть неоспоримые факты, подтверждающие, что некоторые пещеры по нескольку раз переходили "из рук в руки". Свыше ста тридцати тысяч лет назад там жили неандертальцы, затем между сто тридцатыи и восьмидесятым тысячелетиями их заселили кроманьонцы, а с шестьдесят пятого по сорок седьмое тысячелетие опять неандертальцы. Вероятно, первая попытка кроманьонцев закрепиться на этих территориях закончилась неудачно, из чего можно сделать вывод о паритете этих двух групп людей в технологиях.
   - Возможно, "боги" наблюдали за обеими группами, желая убедится в жизнеспособности тех и других? Может быть, они решали на ком остановить свой дальнейший выбор, при этом, даже допуская скрещивание этих двух видов? - задумчиво произнесла со своего места Светлана. - Я имею ввиду Змиев, конечно.
   - Возможно, - не стала с ней спорить Эйго и добавила: - Подтверждением твоих мыслей может служить сравнение генома современного человека и неандертальца. В нашем геноме, как известно, присутствует небольшой процент от генома неандертальца. А вот обратный дрейф генов от современного человека к неандертальцам всё же обнаружен не был.
   - Вероятно, это может объяснятся взаимодействием небольшой группы африканских колонистов с многочисленной популяцией неандертальских аборигенов? - предположил Акира. - Тогда мы так же имеем полное подтверждение своих догадок о существании обособленных групп "новых людей". И, значит, мифы снова правдивы в этом отношении!
   - Может быть, - спокойно пожала плечами Эйго. - Но возможно и другое объяснение: та самая небольшая группа кроманьонцев, от которой вероятно в последствие произошло всё население Евразии, Америки и Австралии, изначально генетически отличалось от остального африканского населения, и была ближе к неандертальцам, чем остальные...
   - Что, собственно, так же вполне работает на мою теорию глубокого вмешательства в развитие человека со стороны "клана Змиев"! - обрадовался экзоархеолог.
   Глядя на него, щёки биолога снова покрылись румянцем.
   - Таким образом, можно заключить, что эксперименты шумерских "богов" по сотворению "примитивного рабочего" из земной "глины" и божественной "крови" действительно были лишь усовершенствованием давно имевшегося человеческого вида, с приданием ему определённых свойств, - заключила Светлана. - "То существо, чье имя вы назвали, - оно уж есть! Придайте ему подобие богов", говорит Энки. То есть, этот "бог" призывает наделить существо способностями самих "богов".
   - Интересно и применение для создания человека некой "глины", - продолжил экзоархеолог. - Шумерские и аккадские термины, переводимые как "глина" или "грязь", как вы знаете, происходят от слова "ТИ-ИТ" - "то, что сопутствует жизни". А производными от него словами уже являются "глина", а так же "яйцо".
   - Да. Значит, мы вполне можем прочитать слова Энки и так: "Примешай к "сути" яйцо от основания Земли, что чуть вверх от Абзу, и приспособь его в сосуд с сутью. Я предоставлю хорошую, много знающую богиню, которая доведёт это яйцо до нужного состояния", - воодушевлённо подхватила Светлана.
   - Здесь вот ещё что любопытно, - уверенно вступил в разговор, молчавший до сих пор, геолог Кави Рам. - Проводившиеся ещё в двадцатом веке эксперименты по синергетике выявили прелюбопытную деталь: при возникновении белковой жизни изменяется как само вещество и его энергетика, так и свойства пространства и времени. При этом клетки новообразованной жизни для своего выживания и развития контролируют состояние вещества, пространства и энергии вокруг себя. Вот так вот - ни много ни мало!
   Глаза геолога заблестели азартным огоньком.
   - Некоторые учёные того времени сообщали, что та самая "глина", о которой, видимо, упоминается в ваших мифах, уважаемый Акира, так же обладает уникальной способностью трансформировать энергию. Кроме того были наблюдения, которые вполне подтверждаются и экспериментальными данными нашей современной науки. Я говорю об эффекте размножения кристаллов глины и даже их "эволюции". Наверное, ваши "боги", будучи вполне образованными и разумными существами, неслучайно использовали именно "глину" в своих экспериментах по созданию будущего человека. Вероятно, в этом был какой-то особый смысл, который можно объяснить не просто указанием на исходный земной материал.
   - Ваше замечание достойно особого внимания, уважаемый Кави! - одобрительно закивал головой экзоархеолог. - Здесь есть о чём призадуматься учёным из Академии Пределов Знания. Я, как вы понимаете, не "бог", и не в состоянии охватить все аспекты столь всеобъемлющей проблемы. Мои возможности весьма скромны... Но, если позволите, я продолжу начатый рассказ?
   Кави Рам сделал приглашающий жест рукой и Акира Кензо улыбнулся довольной улыбкой.
   - Создав образец человека, - продолжил он, - "Богиня-Мать" торжествующе восклицает: "Творение моё готово! Я создала его умением моим!". Это существо получилось настолько сродни самим "богам", что Тефнут-Нинхурсаг дала своему творению "кожу, как кожа у богов". То есть, человек получил гладкое, лишенное волосяного покрова тело. Таким образом, было обеспечено и генетическое родство между "новым человеком" и "богами", обусловленое именно вовлечением в процесс рождения Адапы "сути" жертвенного Кингу. Поэтому-то Ану-Ра и называет Адапу "человеческим отпрыском Энки". Этот "отпрыск", полученный искусственным путём, во всех месопотамских текстах неизменно называется "моделью", "образцом Человека" или же "формой", что так же роднит эти тексты с тибетской "Книгой Дзиан".
   - То есть, впоследствии осуществлялось копирование по образцу на основе освоенной технологии, а не путём клонирования или тиражирования готового изделия? - догадалась Эйго.
   - Верно, - благосклонно кивнул Акира. - И месопотамские тексты снабжают нас богатой информацией о процессе осуществления первого такого "клонирования". В "Доме Шимти", где "вдувалось дыхание жизни", и который был своеобразной клиникой, Энки "который уменьем наделён", "Богиня-Мать" и ещё четырнадцать ассистенток - "учёны и славны мудростью своей, рождения богини собрались числом дважды семь" - приступили к процессу. Заранее была подготовлена божественная "сущность" - кровь "бога", а так же "купальня очищения". И далее было так: "Энки очистил глину, говоря заклинания непрестанно... Напротив сидя, он помогал ей. Проговорив три раза заклинание, она коснулась глины осторожно... Нинти от глины отщипнула четырнадцать кусков; семь отложила вправо, семь отложила влево. Поставив между ними форму, вслед за тем... волосы она ... и пуповину перерезать".
   - Похоже, в процессе творения активно использовалась магия! - возбуждённо воскликнул Иллик Шелли.
   - Да, - подтвердил Акира. - Впрочем, как и в других сферах деятельности этой инопланетной цивилизации... Итак, отщипнув четырнадцать кусков "глины" смешанной с "кровью бога", Тефнут-Нинхурсаг вложила эти куски "замешанной глины" в лона четырнадцати "богинь рождения", разделённых на две группы. После этого оставалось лишь ждать: "Рождения богини держались вместе. Нинти сидела рядом, месяцы считая. Вот приближался роковой десятый месяц; вот тот десятый месяц наступил; и в срок назначенный их лона содрогнулись. С лицом, исполненным надежды, состраданья, она, покрывши голову, стала повитухой. Обняв за талию, шептала благословения слова. И вот достала форму; и в ней отлилась жизнь", - вновь процитировал экзоархеолог текст древнего предания.
   - Мне вспомнилось весьма интересное замечание римского историка Диодора Сикулуса, сделанное им в первом веке новой эры, - сказала со своего места Светлана, бросив быстрый взгляд в мою сторону. - Тот пишет: "Египтяне были чужеземцами, которые в давние времена расселились по берегам Нила, принеся с собой цивилизацию из своей прародины, искусство письма и отточенный язык. Они пришли оттуда, где заходит солнце, и были самыми древними из людей".
   - Всё верно, - благосклонно наклонил голову экзоархеолог. - Ведь науке до сих пор неизвестно откуда взялись такие народы, как древние египтяне, шумеры, китайцы и многие другие, создававшие развитые цивилизации. Я думаю, что все они были искусственно созданы "богами" из уже имевшегося "первичного материала" - из кроманьонцев - с учётом как условий каждого отдельного региона, так и конкретных нужд самих "богов", которым требовалось наличие послушных исполнителей их воли. Иначе говоря, рабов. Я даже предполагаю, что "боги" проводили нечто вроде регулярного совершенствования исходного образца человека, внося в него отдельные изменения на генном уровне, добиваясь конкретного результата, с учётом ошибок и уже имевшихся у них научных наработок. А потом эти группы народов ввозились в нужный регион нашей планеты из единого научного центра "богов", расположенного как указывают все мифы "на Западе". Древние же шумеры именуют его "Местом, где выращивалась плоть".
   - Не совсем понятна роль и назначение некой "купальни очищения", - задался вопросом молчавший до сих пор Амоль Сайн.
   - А я очень хорошо понимаю эту процедуру! - смело возразила ему Эйго Хара. - Энки с помощью "купальни очищения" выделил из крови "бога" не что иное, как гены этого самого "бога".
   - Очень верно подмечено! - похвалил экзобиолога Акира. - И шумерские тексты говорят почти о том же. Скажем, в эпосе "Когда, подобно людям, боги..." есть отрывок, который объясняет, почему "богам" было необходимо смешение "глины" с "кровью" своего собрата. Здесь мы можем прочитать, что избранный "донором" главарь бунтовщиков Кингу имел "ТЕ.Е.МА".
   - Да. Это слово в древнем языке имело специфическое значение, которое в буквальном переводе означало: "то, что содержит то, что передает память", - подхватила Светлана. - А в аккадском варианте оно звучит как "этему". То есть, "дух". Получается, что в обоих случаях мы имеем дело с чем-то в "крови бога", что являлось носителем его индивидуальности. Иначе говоря, теми самыми генами.
   - Так вот кому мы обязаны своим появлением на свет! - полушутливо воскликнул Кави Рам, потирая свою бородку. - Теперь понятно, почему люди оказались столь строптивы и так часто отворачивались от своих "богов".
   Геолог широко улыбнулся, поблескивая тёмными глазами.
   - Соглашусь с вами, - закивал в тон ему Акира Кензо. - Связь с "мятежным духом" восставших "богов" можно проследить и во множестве других текстов. Люди повели себя не так, как ожидали сотворившие их "боги". И это выражалось не только в стремлении быть равными "богам". В той же "Книге Дзиан" мы находим сведения о том, что после разделения полов и получения возможности рождать потомство, но всё ещё лишенные "Разума" и не имея "Искры", люди "сочетались с самками некоторых животных. Они породили от них немых согбенных чудовищ, покрытых рыжими волосами и ходящих на четвереньках". Перекликается с этим текстом и шумерский эпос, в котором нам сообщается о том, что Человек, став "плодиться и размножаться", глубоко разочаровал Энлиля: "И на земле умножилось число людей, и возлежали люди прямо на земле, быкам подобно диким. И бог Энлиль, людей соединенье, наблюдая, и бог Энлиль, послушав речи их, сказал богам великим: "Опасны стали речи человечьи; соития же их лишают сна меня".
   - Вот это самое интересное! - снова вступила в разговор Эйго. - Ведь межвидовые гибриды не оставляют потомства. На мой взгляд, "животными" здесь называют отбракованные "богами" пробные варианты человека. Думаю, поэтому не осталось никаких следов и после экспериментов по межвидовому скрещиванию, которые изображены на древней керамике.
   - "Боги" вложили столько труда в выведение нужной им породы. Им, естественно, не нравилось, что их клоны смешиваются с неудачными промежуточными вариантами. И при этом ещё проявляют волю к самоопределению и выбору своей судьбы! - с лёгкой усмешкой в голосе сказала Светлана. - Можно вспомнить и древнюю легенду о критском Лабиринте, где был сокрыт Минотавр - чудовище, полубык, получеловек. Возможно, этот мифический Лабиринт действительно существовал в древности и на осрове Крит "боги" прятали те самые отбракованные результаты своих генетических экспериментов, чтобы они не вырвались наружу и не смешивались с новой породой людей?
   - Очень точно подмечено! - похвалил её Акира. - Результаты таких экспериментов нужно было держать под крепкими замками, в секрете и вдали от мира "новых людей". Что же касается неоспоримого права тех на личную жизнь, то и "Книга Дзиан" сообщает нам об этом вполне определённо: "Животные разъединились первыми. Двуединый человек тоже разъединился. Он сказал: "Будем, как они; будем сочетаться и создавать тварей". Они сделали это". Вот почему "солнечные боги" стали загонять людей в жёстки рамки общества, регулируемого установленными Свыше законами и правилами. А, чтобы пресечь "половую распущенность" людей и исключить возможность их скрещивания с теми самыми "отбракованными экземплярами" или с иными "чудовищами", эти самые "боги" ввели специальные "установления жизни людей", принятые уже после Потопа. В них, согласно месопотамским повествованиям, были оговорены все правила людского существования, как цивилизованного вида: "Установления для человеческой расы: мужчина ... с молодой девушкой. Пусть молодая девушка... Молодой мужчина с молодой девушкой... Когда расстелена постель, пусть супруга с супругом ложатся вместе", - процитировал экзоархеолог.
   - Более того, в процессе творения Энки-Осирис говорит Нинхурсаг: "О Властительница Родов, Вершительница Судеб... пусть среди людей будут плодоносящие женщины и бесплодные женщины, пусть среди людей будет демон-Пашитту, пусть он вырывает детей из материнских объятий, пусть будут жрицы-Угбабту, жрицы-Энту и жрицы-Игиситу. На них должно лежать табу, и они не могут носить ребенка", - напомнила Светлана.
   - Но зачем "богам" понадобилось всё это? Зачем им вообще понадобилось переделывать "старых людей"? - недоумённо спросил я, глядя то на Акиру, то на его помощницу.
   Акира нахмурил брови.
   - Шумерские тексты трактуют эту цель как избавление ануннаков от "тяжкого труда". Но мне думается, что упомянутая в мифах причина слишком приземлённое объяснение, явившееся следствием недопонимания примитивным разумом мотивов поведения и поступков высокоразвитых "богов"... Или даже, скорее всего, последущее намеренное искажение информации самими "солнечными богами". Крупицы знания, вырываемые нами из мифов, всё же позволяют догадаться об истинных целях создания "нового человека". Несколько строк из той же "Книги Дзиан" проливают свет на эту тайну. Вот они...
   Экзоархеолог опустил глаза к экрану электронного справочника и прочитал размеренным голосом:
   - "Отцы их были Саморождёнными. Саморождённые Чхая от блистающих Тел Владык, Отцы, Сыны Сумерек. Когда Раса состарилась, старые Воды смешались с более свежими Водами...".
   Акира посмотрел на меня.
   - Из этих строк можно заключить, что "смешение вод" это не что иное, как постоянное обновление за счёт свежих сил земной эволюции. Другой же отрывок ещё более конкретен в этом вопросе: "Увидя это, Лха, которые не создавали людей, пролили слёзы, говоря: "Аманаса (то есть "неразумные") осквернили наши будущие обиталища. Это Карма. Утвердим обиталища наши в других. Лучше наставим их, чтобы не случилось худшего". Они исполнили это...".
   - Здесь речь идёт как раз о том времени, когда люди сочетались с "отбракованными" вариантами человека, о которых говорила Эйго! - пояснила для меня Светлана. - Они стали рождать "немых согбенных чудовищ". Из этого отрывка так же видно жесткое следование цели - подготовка "будущих обиталищ".
   - Вы правы, - согласился с ней Акира. - С этим текстом перекликается и шумерская версия, где нам так же во всех подробностях сообщается, с какой целью божественная "кровь" смешивалась с земной "глиной".
   - Да, да! Я помню, - оживилась Светлана, блестя глазами. Затем торопливо процитировала: - "Глиной боги и люди будут связаны крепко, к единению вместе пойдут, чтоб до конца дней земных Душу и Плоть, обитающих в боге, чтоб кровными узами Души их спаяны были жизни, знамением провозгласить. Чтоб не забылось то никогда, пусть кровными узами Души их спаяны будут".
   Довольный помощницей, Акира слегка наклонил голову, улыбаясь одними глазами. Сказал:
   - Обобщая эти отрывки, можно сделать вывод о целях "богов", отвечая на вопрос Сида. Во-первых, они стремились к эволюционному обновлению своей древней цивилизации путем "слияния" своих генов с генетическим материалом земных существ. Это на материальном уровне, на уровне физического тела, так сказать. Что же касается духовного уровня, то здесь их цель, как мы видим, была вполне определённой - создание земного вместилища для "божественной" Души. И именно эта цель, на мой взгляд, явилась главным камнем преткновения в стане "богов". Потому что именно через Человека проходит граница, разделяющая их на два лагеря - граница, разделяющая Добро и Зло в его высшем воплощении. Эта граница уводит нас гораздо глубже в историю, где лежит основа всего, что было после и о чём нам свидетельствует каждая Теогония мира.
   - О чём это вы? - не понял я.
   - Давайте вспомним "Вишу Пурану". Она рассказывает нам о том, как Санандана и другие Ведха - Сыны Брахмы, его первое потомство - "были без желаний или страсти, вдохновленные святой мудростью, отчужденные от Мира, и не желали иметь потомства", - задумчиво произнёс Акира Кензо. - А ещё говориться: "...они не захотели творить". Но смысл этой фразы именно в том, что они не захотели создавать безвольных, безответственных людей, как это сделали послушные Дева - "Саморождённые" или "Самосущие" - следующее потомство Брахмы, получившее жизнь его вторым духовным устремлением. Эти Дева были способны выявить лишь свои бледные "отображения", но создать по-настоящему духовного Человека могли лишь "восставшие" - "Огненные Львы" или "Львы Жизни", как их называет эзотерическая традиция. Именно они, как нам сообщается, могли призвать к жизни форму существа, которое должно было бы стать готовым и совершенным проводником для воплощающихся обитателей высших сфер. Это было бы "дитя Чистого Духа", без примеси любого земного элемента.
   - Но почему они отказались творить? - изумился я, взглянув на Светлану, заворожено наблюдавшую за своим руководителем.
   - Мне здесь видится наличие некоего изначального "плана", включавшего "Акт Творения" - программную установку развития любой цивилизации. Причём, развития в строгих рамках этого самого изначального "плана", без каких-либо самостоятельных отступлений. Это подконтрольное "богам" или стоящим за ними силам (возможно, какому-то объединению наиболее древних цивилизаций нашей Вселенной) развитие мыслилось ими единственным возможным путём продвижения разумной жизни. Тогда жесткое следование этому "плану", безусловно, будет означать направление эволюции по некоторому шаблону, а подчинение Верховному Богу или Закону можно расценивать, как некий "Порядок". Мудрость же и Разум допускают возможность альтернативных ветвей эволюции. Как следствие, начинает преобладать отказ от давления и принуждения по шаблону. В этом и состоит неподчинение "Закону", которое даже при простом демократическом отношении к эволюции или невмешательстве в самостоятельное развитие можно представить как анархию, как стремление к "Хаосу".
   Акира Кензо внимательно посмотрел на меня.
   - Поэтому первые, "разумом рождённые" Сыны Брахмы, отказались создавать потомство. То есть, они отказались следовать жёстким рамкам Закона, установленного Свыше. Они стали независимыми и свободными Разумами, которые в изложениях каждой Теогонии представлены сражающимися за эту независимость и свободу. А, значит, они есть "воспротивившиеся божественному пассивному закону". За это "восставшие сыны" и становятся проклятыми Брахмой, а впоследствии низвергаются на нашу Землю. Она позднее и превращается по теологической догме в "Адские Области". Но отказавшись подчиняться и проявив волю к свободе выбора, эти "восставшие сыны" жертвуют собой во имя спасения Духовного Бессмертного Человечества. Они выступают за невмешательство в земную эволюцию, потому что сами, как нам сообщается, не могут одарить сотворённые "послушными ангелами" человеческие существа даже хотя бы временными отображениями своих личностных свойств.
   - Но почему? Почему так? - искренне изумился я.
   - Возможно, в силу того, что сами они принадлежат к другому, гораздо более высокому плану создания, - пожал плечами экзоархеолог. - "Книга Дзиан" говорит об этом так: "Сказал Владыка Лика Блистающего: "Я пошлю тебе Огонь, когда начнется работа твоя. Подыми голос твой до других Лока; обратись к Отцу твоему, Владыке Лотоса, проси Его Сынов... Народ твой будет управляться Отцами. Люди твои будут смертны. Люди Владыки Премудрости бессмертны..."
   - "Владыка Лотоса" и его "Сыны", - задумчиво повторила Светлана. - Это же о "солнечных богах" послепотопного времени! В религиях Древнего Египта, чем древнее символы и эмблемы выкопанных предметов, тем чаще встречаются цветы лотоса и вода в связи с "солнечными богами". Их можно увидеть на всех фресках, изображающих "богов" Энниады.
   - Верно подмечено, - с улыбкой согласился Акира Кензо. - Но, видимо, не случайно их именуют ещё и "Владыками Пламени и Тёмной Мудрости" или "Бескостными", как они названы в "Книге Дзиан"... Вот в чём тут скрытый смысл я, признаться, пока до конца так и не понял. Но я обязательно разберусь в этом! - горячо заверил экзоархеолог.
   Светлана лишь опустила глаза, и мне показалось, что на её губах промелькнула ироничная усмешка.
   - А может быть все эти эпитеты, связанные с огнём: "сияющие", "блистающие", "Сыны Пламени", "Огненные Львы" говорят нам о сущности биологической формы жизни, к которой принадлежали эти "боги"? - в раздумье произнесла Эйго Хара. - Нет, правда. Если основной компонент нашей земной жизни это углерод, то вполне возможно, что где-то во вселенной существует жизнь, основанная на "родственнике" нашего углерода - кремнии! Тогда отличительной особенностью такой формы жизни была бы её способность существования при очень высоких температурах. Такая жизнь вполне могла бы обитать и на нашем Солнце, и на других звёздах. Вот почему они как бы созданы из "огня"... А? Что скажите?
   Девушка-биолог с надеждой взглянула на присутствующих. Акира Кензо посмотрел на неё с нескрываемым восхищением. От его взгляда Эйго опять зарделась румянцем.
   - Милая моя, Эйго! Вы просто чудо! Вот почему о них говорится в "Книге Дзиан": "Саморожденные были Чхая. Тени от Тел Сынов Сумерек. Ни вода, ни огонь не могли уничтожить их. Не так было с сынами их..."!
   - "Ни вода, ни огонь...", - повторил он. - Конечно же, они имели какие-то особенные тела! Но это не может говориться о "солнечных богах". Нет! Ведь эти "боги" могли "рождать от дочерей людских", а, значит, они были генетически совместимы с "новыми людьми" - земными по происхождению в чистом виде! Поэтому-то им и удалось создать свою "модель"... Нет, это о ком-то другом... Но о ком?
   Экзоархеолог поднял голову, и впервые я увидел в его взгляде замешательство. Затем он спохватился и взял себя в руки.
   - Так или иначе, эволюция человека хотя и пошла резко в гору благодаря усилиям "богов", но ещё не известно в каком направлении мы бы развивались без их вмешательства. Мне кажется, что достижения человечества в прикладной магии, которая начинала развиваться ещё в первобытных человеческих племенах Африки, а затем получила широкое развитие в Древнем Египте и особенно в Шумере, были бы столь же масштабными, как и освоение материальной стороны человеческого бытия, как последущее освоение космоса. А ведь тут перед человечеством лежала целая Вселенная Духа! Вполне возможно, что именно эта сфера деятельности, попавшая под запреты "солнечных богов", способствовала бы столь сильному дальнейшему прорыву человеческого прогресса на пути духовной эволюции, что форма человеческого общества сейчас напрочь бы отличалась от той, из которой все мы с вами вышли. "Солнечные боги" сделали всё возможное, чтобы не дать восставшему "клану Змиев" приблизить людей к "божественному Знанию", лишив человечество всякой возможности продвижения в освоении духовно-нематериального мира.
   - Именно поэтому "послушные боги", следуя "мёртвому Закону", лишили человека возможности бессмертия и, вмешавшись в его "божественную сущность", не дали ему иметь "Разум способный вместить Вселенную"! - добавила Светлана. - Они заблокировали развитие его третьей сигнальной системы, которая позволила бы нам беспрепятственно проникать в духовный мир, наравне с самими "богами".
   - Вы правы, - согласился с ней Акира. - К сожалению, атеистическое направление в среде "богов", ратовавшее за Разум и самоопределение человеческой цивилизации, проиграло в войне представителям "слепой веры", принесшим на Землю религию как таковую. И эта религия послужила тем самым смертельным орудием уничтожения Знания и пресечения любых попыток проникновения в "потусторонний" или духовный мир людьми. Оно и после ухода с Земли "солнечных богов", продолжало исправно служить им. Как написано об этом в Ветхом Завете: "А мужчина или женщина, если будут между ними вызывающие мёртвых или волхвующие, должны быть преданы смерти; палицами должно побить их, кровь их на них".
   - Значит, изначально человек всё же обладал способностями самих "богов"? - заинтересовался я.
   - Безусловно, - потвердил экзоархеолог. - Но "боги" силой и обманом отняли у него эти способности. Например, индейцы майя знали, что их наука попала к ним от "первых людей", которых создал бог Кецалькоатль - "Пернатый Змей". Священная книга майя "Пополь-Вух" рассказывает нам, что эти праотцы: "были одарены мудростью, они видели и вблизи, и вдали, и продолжали видеть и узнавать всё, что происходит в мире. Они могли, не утруждая себя перемещением, узнавать о вещах, скрытых расстоянием. Мудрость их была велика; их зрение простиралось на леса, скалы, озера, моря, горы и долины. Они изучали все четыре стороны света, небесного свода и лика земли".
   - Но достижения этой расы вызвали зависть нескольких самых могущественных богов. И те сказали: "Не следует нашим созданиям знать всё. Можно ли позволить им стать равными с нами, их создателями, которые могут видеть издали, всё знать и всё видеть? Можно ли им стать богами?", - продолжила Светлана. - И тогда: "Сердце Небес плюнуло им в глаза, затуманило их подобно тому, как затуманивается зеркало, на которое подышали. Их глаза полузакрылись, и они отныне могли видеть лишь то, что вблизи, только это они могли различать. Вот так было покончено с мудростью и знанием Первых Людей".
   Девушка хитровато взглянула на своего руководителя.
   - Почти как в шумерском мифе, где тоже самое проделывает Энлиль. Вообще, эти мифы очень похожи в деталях, потому что рассказывают нам об одних и тех же событиях. И в "Пополь-Вух" сообщается о множественных попытках "богов" создать человека, который бы соответствовал их требованиям. В очередной раз людей уже создавали из зёрен кукурузы, но первые четыре человека нового поколения тоже оказались слишком разумными и проницательными. Тогда "бог" Хуракан навеял на их глаза туман, после чего многое в мире стало для людей неясным. Так же поступил и Энлиль с людьми в шумерском Абзу.
   - Испытанный способ с применением магии? - отозвался со своего места Амоль Сайн.
   - Угу, - согласно кивнула Светлана. - И пока первые четыре человека спали, "боги" создали им четырёх женщин. От этих пар и пошли разные племена. Главные же "старые боги" Тохиль, Авилиш и Хакавиц, выступавшие союзниками "новых людей", пророчили им светлое будущее и господство над всеми остальными "людьми". Что, по всей видимости, и случилось вскоре.
   - Просто поразительно, как похожи все эти описания из разных частей света! - не удержался я.
   - Что и доказывает их истинность, - улыбнулся Акира. - Но, в отличии от рассказанной Светланой истории, те же самые события по созданию людей Пятой эпохи в индейской "Легенде о Солнцах" описываются совсем по другому. Там рассказывается, как Кецалькоатль для осуществления очередной попытки заселения Земли спускается в подземный мир, чтобы достать оттуда "кости людей" предыдущих поколений. Из них-то "боги" и творят новую разумную расу: "боги создали людей такими, какими они были ранее".
   - Иначе говоря, речь идёт о переделке "старых людей" в "новых", как и описано в шумерских мифах? - догадался я.
   - Да. Сообщается, что "боги создали масегуалей, подобных тем, которые прежде существовали". И произошло это через восемь лет после Потопа.
   - Получается, их создателями были "боги" из "клана Змиев"? То есть, те самые "старые боги" индейцев майя? - обрадовался Иллик Шелли и тут же ужаснулся: - Сколько же раз нас с вами переделывали?
   - Мифы Америки утверждают, что "четыре раза боги пытались сотворить человечество, и четыре раза мир был разрушен из-за вражды между Тескатлипокой и Кецалькоатлем. Опять было холодно и темно, и не было солнца". Вполне возможно, что рассказ о создании людей из кукурузы отсылает нас к человеческой цивилизации, основанной на оседлом образе жизни и земледелии. Тогда как предыдущие поколения людей, названные "деревянными", могли относиться к живущим в лесу и занимающимся охотой и собирательством племенам. Согласно мифу, они превращаются в обезьян. Значит, деградируют до первобытного состояния. Мне это видится именно так, - сказал экзоархеолог.
   - Множество индейских мифов повествует и о том, как всех этих "новых людей", всё ещё подобных своим Творцам, уже после Потопа переделывали под себя спустившиеся с Небес "боги", - уверенно промолвила Светлана. - Они вытравливали из людей всё "божественное", одурманивали их религией и приучали к жестокости, междуусобным войнам и кровавым жертвам, во славу новоявленным "богам". Именно "солнечные боги" установили, что солнце Пятой эпохи должно питаться сердцами и пить кровь, потому люди разных племён начали вести войну друг с дургом. Уже на четырнадцатый год после Потопа "новые люди" устроили войну, которая длилась два года, а ещё через три года снова начали воевать. По наущению "богов" они устроили настоящую охоту за "старыми людьми". Именно их они стали приносить в жертву своим "богам".
   - Ага! Вот это интересный поворот событий! - оживился Амоль Сайн. - Значит, изначально требования жертв "богами" были направлены на уничтожение "старых людей"? Тогда это хорошо ложится в общую историческую картину, нарисованную вами, Акира.
   Астроном с уважением посмотрел на экзоархеолога.
   - Да. Когда же эти "страые люди" были полностью истреблены, жертвами становились те, кого брали в плен в развязанных между соседними племенами войнах. Начало этой декградации человечского общества было положено как раз в те времна, когда "было холодно и темно, и не было солнца".
   - Помните, создав Адапу, о котором верховный "бог" Ану говорит, как о "человеческом отпрыске Энки", творец естественно привязался к своему творению, - вновь заговорила Светлана, слегка морщя лоб. - Он многому обучил его и сообщил ему немало тайн "богов": "Вручил ему он мудрость, не знавшую цены. Открыл ему глаза он. Его он высшим Знаньем одарил; но не дал Вечной Жизни". Именно в этом смысл жестоких слов, произнесенных существом, коллективно называемым Элохимом, исполненных ярости и зависти против собственного создания: "Узри, человек стал, как один из нас, чтобы познать добро и зло; и теперь из опасения, чтобы он так же не овладел Древом Жизни и не вкусил и не стал бы жить вечно...", - грустно добавила Светлана. - Поэтому вполне естественно рассматривать Сатану-Змия в "Книге Бытия", не как воплощение Зла, а как истинного создателя и благодетеля Духовного Человечества, как его Спасителя. Именно он первым шепнул человеку: "В тот день, когда вы вкусите их, вы будете подобны Элохиму, познающими добро и зло".
   - Кстати, - поднял голову экзоархеолог, - если уж Светлана вспомнила Библию, хочу сказать ещё вот о чём. Я уже говорил о символизме, которым наполнены все мифы и о том, что все эти символы непосредственно связаны с "богами". Так вот, в этой символической системе образ женщины обычно связан со многими образами, такими как дом, ларец или, например, сад...
   - Сад? - переспросил я, кажется, начиная понимать, куда клонит экзоархеолог.
   Обе девушки, находившиеся в кают-компании, тоже встрепенулись при этих словах.
   - Да, именно сад. Таким образом, библейский рассказ о создании Богом первых людей - Адама и Евы - можно рассматривать, как всего лишь трансформированный пересказ шумерских мифов о рождении первочеловека Адапы, в котором образ "богинь рождения" заменён символическим образом Эдемского Сада, в котром иудейский Бог поселил своих "первых людей". Но библейского Сада никогда не существовало на Земле. Его прообразом было лоно тех самых "богинь рождения", вынашивавших первые эмбрионы "модели" человека во время экспериментов по клонированию. Как и лона простой земной женщины, наравне с Адапой в некоторых текстах упоминающейся, как "священная Амама, женщина Земли". Ведь она тоже находилась в медицинском центре "богов" - шумерском Абзу - после разделения первочеловека по половой принадлежности.
   - Та самая, от которой двести пятьдесят тысяч лет назад произошло всё человечество? Наша "митохондрическая" мать! - радостно воскликнула Эйго Хара.
   - Именно, - лукаво заблестел глазами Акира Кензо.
   - Я так понимаю, что в свете всего изложенного здесь вами, так называемая "цивилизаторская деятельность" этих самых "богов" в Эру Льва на поверку оказывается вовсе не такой уж цивилизаторской? - Кави Рам пристально посмотрел на экзоархеолога. - На самом-то деле, некие Гиганты неуклюже растоптали на Земле всё, что было сотворено до них другими, "хорошими богами", оставив нам в наследство лишь распри, ложь, религиозный фанатизм и классовое неравенство?
   - Мне нравиться ваша аллегория с Гигантами! - кивнул в ответ Акира. - Филон в своей "Финикийской ситории" так описывает начало этого периода земной истории: "Затем бог Уран придумал Бетили, соорудив одушевлённые камни".
   - Что это ещё за "камни" такие? - в очередной раз удивился я.
   - У древних народов Ближнего Востока они символизировали жилище божества, его обитель или дом. Но наиболее полно понять, что здесь имеется в виду, можно из того же "Пополь-Вух". Я позволю себе зачитать небольшой отрывок: блачно и сумрачно было тогда на поверхности земли. Солнца ещё не существовало. Много было града, шёл чёрный дождь, был туман и неописуемый холод...Возникло великое число людей, и в темноте они множились: не были рождены ещё ни солнце, ни свет, когда они умножались. Они все жили вместе, существовали и блуждали там, на востоке. И не было у них божества, которому они должны бы были приносить жертвенные дары и искать покровительства; они могли лишь поднимать свои лица к небу. И они не знали, почему они пришли так далеко... Там находились тогда в большом количестве чёрные люди и белые люди, люди с разной внешностью, люди столь многих наречий, что удивительно было слушать их. Наши первые матери и отцы ещё не хранили изображений богов ни из дерева, ни из камней, и их сердца устали от ожидания солнца".
   Закончив читать, Акира отложил справочник в сторону.
   - Как видно из этого фрагмента, речь идёт о первых столетиях после Потопа. Тогда остатки спасшихся "старых людей" жили все вместе, не разделяясь на какие-либо племена или народы, подобно цельному "комочку мяса", как сказано в одном древнекитайском мифе. "Боги" же в это время, как мы уже установили, находились на своей космической станции, или в Аат-Небес, спасаясь от неминуемой катастрофы. Но потребность в земной колонии у них была велика. Так же, как и потребность в людской духовной энергии. Поэтому-то по прошествии определённого времени, когда воды Потопа уже отступили, пожары погасли, а землятресения и извержения вулканов утихли, "боги" начинают интересоваться тем, как обстоят дела на Земле. Ведь связь с ней, с оставшимися там "богами" тоже была утеряна. И вот узнав, что на Земле в большинстве районов царит "ударная зима", тьма и холод, что люди почти полностью уничтожены, а те, кто выжил загнаны в пещеры, поняв что земледелие и скотоводство заброшено и забыто, а селения разрушены, "боги" принимают решение вновь спуститься на нашу планету. Но основной целью. как правильно заметил наш геолог, была вовсе не цивилизаторская миссия. В этом я теперь абсолютно уверен. "Новые люди" после пережитых потрясений, перестали почитать "богов", а "старые" так и вовсе не ведали религиозного почтения и никогда не приносили жертв ни каким "богам". Поэтому прибывшая с Небес команда, в которой находились и Шу-Энлиль, и Энки-Осирис, привозит с собой множество идолов - те самые "одушевлённые камни", о которых пишет Филон. Ацтеки раскрывают нам на эту тему много любопытных подробностей. Например, таких: "на небе были бог Читаллатнак и богиня Читлакуе; богиня родила кинжал, его сбросили с неба, он упал в место "семь пещер", из него вышли тысяча шестьсот богов".
   - То есть, "кинжал, сброшенный с неба" это космический аппарат, доставивший "богов" и идолов на Землю? - догадался я.
   - Верно. Только не просто на Землю, а в определённые точки земного шара, как явствует из мифа. Туда, где как было известно "богам", обитали сообщества выживших людей. Аналогичные события происходили не только в Мезоамерике, но и на других континентах нашей планеты. В Африке существовали мифы, рассказывающие об огромном дереве, рядом с которым из дыры в земле вышли предки бушменов, а один кхмерский миф сообщает: "над горой Сумеру находится райский мир красивых долгоживущих существ - тевода. Они решили наказать живших на земле людей за грехи. Сначала землю жгло семь солнц, затем всё затопил потоп, когда воды стали спадать. с неба были посланы восемь существ: четыре мужского пола, четыре женского, которые породил новых людей".
   - Всё, как и в других мифах! - снова не удержался от взволнованного восклицания Зуко Пур.
   - В этом нет ничего удивительного, - снисходительно улыбнулся Акира. - В "Пополь-Вух" роль таких эмиссаров возложена на четырёх "богов": Балам-Кице, Балам-Акаб, Махукутах и Ики-Балам, а так же их жён.
   - Получается тоже общее число восемь, - удовлетворённо кивнул я.
   - Речь здесь идёт о допотопных Гигантах, правивших миром и наставлявших земное население. Теперь же они возглавляли новую миссию, представители которой доставлялись по три-четыре пары в места скопления людей: "...не очень далеко от Куско, в месте под названием Пакаритамбо появились трое мужчин и женщин", - записано в одной из испанских хроник. Судя по тому, как можно перевести "Пакаритамбо", оно означает "дом происхождения". И далее там же: "Говорят что мужчин, которые вышли оттуда звали: одного - Аяр Очо, другого - Аяр Аче Араука и Аяр Манго ещё одного. Имя одной из женщин было Мамако, другой Мамакона, а ещё одной Мамарагуа. Сказывают, что вышли эти люди в длинных накидках и роскошных одеяниях из шерсти, наподобие рубах, только без воротника и рукавов, раскрашенных множеством разнообразных рисунков, называемых токабо, что по нашему значит "одеяние королей", и что один из этих мужей держал в руке пращу из золота, с размещенным в ней камнем. Женщины были одеты так же роскошно, как и мужчины, и с большим количеством золотой утвари и украшений. И далее говорится, что достали они множество изделий из золота, и что один из братьев, которого звали Аяр Очо говорил с двумя другими своими братьями, дабы начались великие свершения, предначертанные для них, ведь их заносчивость была такова, что задумали они стать единственными правителями земли...".
   - Получается, что у этих представителей "богов" было стремление внедриться в общины людей, чтобы возглавить их, стать их вождями? - сообразил Амоль Сайн.
   - Правильно. После чего им нужно было привести все эти массы выживших людей в "пещеры" - к тем самым космическим аппаратам - для получения там "идолов": "Давайте пойдём, давайте пойдём, осмотрим всё и поищем, нет ли чего, что мы могли бы признать, как наших покровителей. Не сможем ли мы найти то, что должно гореть перед нами. Ибо так, как мы живём теперь, мы не имеем никого, кто бы бодрствовал для нас", - сказали Балам-Кице, Балам-Акаб, Махукутах и Ики-Балам... После чего они отправились в путь и, в конце концов, они достигли мест: "Тулан-Суйва, Вукуб-Пек - "Семь Пещер", Вукуб-Сиван - "Семь Ущелий". Таково было имя города, куда они отправились, чтобы получить своих богов". Так рассказывает об этом нам хроника, записанная когда-то испанскими монахами со слов индейских старейшин.
   - Да, прелюбопытный рассказ, - признался я. - У шумеров, как я помню, для людей после Потопа тоже всё начиналось с поиска или постройки храмов для "богов", которых до того не почитали?
   - Вы правы, - улыбнулся Акира. - Параллели вполне очевидны. Вот и эпос "Пополь-Вух" повествует нам о том же самом: "Итак, они все прибыли в Тулан. Невозможно было сосчитать людей, которые прибыли; туда отправились очень многие, и странствовали они, построившись в ряды. Тогда было появление богов, и первыми появились боги Балам-Кице, Балам-Акаба, Махукутаха и Ики-Балама, а они были исполнены радости: "Наконец-то нашли мы то, чего искали!" - говорили они. Первым появившимся был Тохиль, как именовался этот бог, и Балам-Кице положил его на свою спину, на свою раму. Затем появился бог по имени Авилиш, и Балам-Акаб унёс его. Бог по имени Хакавиц был унесён Махукутахом, а Ики-Балам унёс бога по имени Никакахтаках. И таким же образом вместе с народом киче получили своё божество и люди тама".
   - А речь-то и в самом деле идёт о каких-то каменных "идолах", а не о живых "богах", - заметил Кави Рам, по-обыкновению, потирая свою бородку. - Эмиссары из числа "богов" лишь формируют некие общины людей вокруг этих самых "идолов"... В чистом виде насаждение религии среди племён атеистов! Только не мечом и огнём, как в более поздние времена, а психологически тонко и продуманно. В самом деле, когда люди понятия не имеют о том, зачем им кому-то поклоняться и кого-то почитать, силой ничего не решить. Нужно вначале втолковать что, к чему и зачем, и желательно вызвать интерес и зависимость от этого у самих людей.
   - Вы безусловно правы, - согласился с ним Акира Кензо. - Тем более, что все эти "идолы" вовсе не были первоначально простыми каменными истуканами. В сказаниях индейцев они умеют не только говорить, но и выполнять несложные движения. Правда, передвигаться сами всё же не умеют.
   - Получается, что это были некие технические устройства с манипуляторами! - оживился я. - Возможно, через них "боги" могли передавать какие-то команды, чтобы произвести должное впечатление на дикарей, никогда не видивших никакой техники.
   - Скорее всего. Тем более, что полноценными идолами все эти приспособления станут лишь с восходом солнца, "окаменев при первом появлении лучей". Соответсвенно, это произойдёт уже спустя несколько столетий после Потопа, когда постоянное присутствие самих "богов" в этих регионах уже будет требоваться: религия ими была создана, поклонения и дароприношение налажено и вошло в норму на протяжении многих поколений людей. Они теперь сами будут создавать каменные копии тех, первоначальных "идолов", которые к этому времени, скорее всего, уже пришли в негодность, разрушились или сгнили от окисления. Но пока значение этих "идолов", как и присутствие "божественных" эмиссаров необходимо. "Пополь-Вух" рассказывает об этом так: "Затем прибыли все народы... И одеяниями их были только лишь шкуры животных; они не имели хороших тканей, чтобы одеться; шкуры животных были их единственной одеждой. Они были бедны, они не владели ничем, но они были людьми, дивными по своей природе".
   - То есть, речь идёт уже о "старых людях", которые ещё не были превращены Энлилем в "примитивных рабочих"? - заволновался Иллик Шелли.
   - Да, именно о них. Потопная катастрофа, несомненно, должна была объединить всех выживших. Общими усилиями было легче справиться с последствиями катастрофы, начать новую жизнь в изменившемся мире. Поэтому-то в среде этих людей ещё не было никакого разделения на племана или народы. Именно эти люди оставили нам прекрасную наскальную живопись, которую впоследствии пытались копировать примитивные племена кроманьонцев, заселившихся в те же самые пещеры, где пережидали последствия Потопа "старые люди", во многом подобные "богам". Вспомните, хотя бы, рассказ о строительстве Вавилонской башни. Это рассказ именно об этих допотопных людях, живших во времена, когда на всей Земле был "один язык и одно наречие". Строительство некой "башни" - это лишь метафора высоких устремлений "старых людей", их таланта и имевшихся у них знаний. А с прибытием "небесных эмиссаров", как сказано в эпосе, "там они и разделились...".
   - Значит, в местах, куда эти эмиссары собирали людей, происходило разделение всей этой однородной массы людей на племена? - констатировал Амоль Сайн. - И каждому племени давался свой "идол" и свой вождь, который был замаскированным эмиссаром из числа "богов"? Видимо, низшего ранга?
   - Именно так. Эти самые "эмиссары", как мне думается, очень часто в мифах играли роль якобы переживших Потоп "предков", которые "порождают" человечество. Например, китайский Фуси со своей женой Нюйвой тоже разделяет людей на племена после Потопа: "Прошло после этого сто дней, и родила Нюйва комочек мяса. Посмотрел на него Фуси и расстроился. Схватил нож и давай рубить-крошить мясной комок. И вот что удивительно, каждый кусочек мяса тут же в человечка превратился. Посчитал их Фуси - ровно сто человек вышло. Повсюду бегают, повсюду прыгают. Одни к реке побежали, другие на деревья забрались. Тут брат с сестрой и стали им фамилии придумывать: тем, кто к реке побежал, дали фамилию Хэ, что значит Река; тем, кто на персиковые деревья залез, - Тао, то есть Персик; тем, кто на сливовые, - Ли, значит Слива... По тем местам, где их остальные дети поселились, они и фамилии получили. Так вот и вышло потом сто фамилий. С тех пор в Поднебесной снова род людской возродился".
   - Мне вот интересно всё же, каким образом можно было заинтересовать людей, до того не нуждавшихся ни в каких "идолах", поклоняться чему-то совершенно им непонятному? - недоумевал я, пытаясь сложить в голове несопоставимые, на мой взгляд, факты.
   - Ну, к примеру, показать людям некое "волшебство", производимое этим "идолом", без которого жизнь самих людей будет не такой комфортной и защищённой, - подсказал экзоархеолог. - При этом эти "небесные эмиссары" могли убедить доверчивый люд в том, что даже сами "боги" не могут обходится без услуг этих "идолов", а значит того нужно почитать и всячески ублажать жертвами и дарами. Вот вам живой пример из "Пополь-Вух", где описано, как "идол" Тохиль подарил людям своего племени огонь, так как тем было холодно и темно. Но затем внезапно начался сильный ливень и огонь погас: "Тогда Балам-Кице и Балам-Акаб снова попросили Тохиля об огне. "О Тохиль, мы воистину умираем от холода", - сказали они Тохилю. "Хорошо, не печальтесь", - ответил Тохиль, и сразу же он создал огонь, пробуравив свою сандалию. Балам-Кице, Балам-Акаб, Махукутах и Ики-Балам сразу же стали счастливы и немедленно согрелись... И вот, огонь у других народов тоже погас, и они умирали от холода. Они немедленно пришли ещё раз просить огня у Балама-Кице, Балама-Акаба, Махукутаха и Ики-Балама... Мы не устыдились прийти к вам и попросить немного вашего огня, - сказали они. Но они не получили ничего в ответ. И тогда сердца племён были очень опечалены. Тогда некий человек появился перед Баламом-Кице, Баламом-Акабом, Махукутахом и Ини-Баламом, и этот человек, который был посланником Шибальбы, сказал им так: "Поистине это ваш бог; он - ваша поддержка, он, кроме того, подобие вашей Создательницы и вашего Творца и должен напоминать вам о них. Не отдавайте вашего огня племенам, пока они не представят приношений Тохилю. Не необходимо, чтобы они дали что-нибудь вам сейчас. Вопросите самого Тохиля, что они должны дать, когда они придут, как цену за огонь, - сказал человек Шибальбы. Он имел крылья, подобные крыльям летучей мыши. "Я послан теми, кто вас сотворил, теми, кто вас создал", - сказал человек из Шибальбы".
   - О! А вот это уже принуждение к поклонению с использованием безвыходного положения людей! - неодобрительно произнёс Кави Рам. - Причём, как я понимаю, некий "ангел-благодетель" с крыльями и показной заботой о людях, принуждает их же приносить дары и поклоняться какому-то "богу". Хм... Сплошная ложь и лицемерие!
   - Вы правы, - согласился с ним Акира. - Причём, принуждение тем более коварное, что от людей требуют не даров в виде драгоценностей или золота, а искренней и безоговорочной преданности сердец. Вот послушайте: "Сразу же они, как нищие, появились перед Баламом-Кице, Баламом-Акабом, Махуку-тахом и Ики-Баламом и сказали: "Неужели у вас нет сострадания к нам; ведь мы только просим немного от вашего огня? Разве мы не были когда-то вместе и объединёнными? Разве мы не имели один и то же дом и одну и ту же страну, когда вы были сотворены, когда вы были созданы? Имейте же тогда к нам милосердие!" - сказали они... "Что же вы дадите нам за то, чтобы мы над вами сжалились?" - было спрошено у них. "Хорошо! Мы дадим тогда вам серебро", - отвечали племена. "Мы не хотим серебра!" - сказали на это Балам-Кице и Балам-Акаб. "А что же именно вы хотите?". "Мы спросим у Тохиля и тогда мы ответим вам". "Согласны они отдать то, что находится у них под грудью и под мышками? Желает ли их сердце обнять меня, кто есмь Тохиль? Если они не хотят делать этого, то и я не отдам им огня, - отвечал Тохиль. - А вы скажите им, что это произойдёт позднее. Совсем не теперь они будут обязаны тем, что находится у них под грудью и под мышками. Вот что Тохиль приказал передать вам, скажете вы".
   - И люди согласились? - поразилась Эйго Хара и глаза её заметно округлились.
   - А ты всё ещё сомневаешься в этом? - печально усмехнулась Светлана, и сокрушённо покачала головой.
   - Разумеется, люди были вынуждены согласиться на это, - спокойно сказал Акира Кензо. - "Очень хорошо, мы принимаем это, и мы обнимем его, - сказали те, когда они услышали, и им были сказаны слова Тохиля. И они не медлили с ответом. И немедленно они получили огонь. Тогда они согрелись".
   - И что же было дальше? - напряжённо спросил Иллик Шелли.
   - После разделения и разобщения людей, которое происходило в "городах-пещерах", куда их привели "небесные эмиссары", и которые впоследствии станут именоваться прародиной того или иного народа, теже эмиссары стали расселять вновь образованные племена по разным местам планеты. Начальная цель уже была достигнута, теперь, согласно "небесному плану", необходимо было заселить опустевшую Землю, приведя людей поближе к местам допотопного обитания самих "богов". Одновременно необходимо было увести людей подальше друг от друга, чтобы избежать возможного объединения племён, которое повлекло бы очередное отречение людей от почитания "богов". Так в "Пополь-Вух" рассказывается об уходе из Тулана и поисках нового места обитания по приказу "идола" Тохиля: "Тогда они ушли оттуда, они отправились и оставили восток позади себя. "Это не наш дом, отправимся и посмотрим, где мы будем селиться", - сказал тогда Тохиль... Наконец, они пришли на вершину горы, и они принесли с собой также и Тохиля, Авилиша и Хакавица. И их боги говорили с ними снова: "Идите, поднимите нас, не оставляйте нас здесь. Нам нельзя оставаться здесь. Унесите нас в какое-нибудь потаённое место! Заря уже приближается". Таковы были их слова, когда они говорили. "Очень хорошо! Мы отправимся, мы пойдём искать потаённое место в лесах", - отвечали они все вместе. Идола Авилиша Балам-Акаб установил в глубоком ущелье в лесу "Ущелье сокрытия". Идол Хакавиц был установлен на большой огненной горе. Хакавиц называется теперь эта гора, на ней затем был основан их город. Балам-Кице спрятал идола Тохиля в большом лесу на горе. Большое количество змей и огромное число ягуаров, гремучих змей и ехидн жило там, в этом лесу, где он был спрятан".
   - Странное какое-то желание спрятать своих идолов подальше от чужих глаз, вместо того, чтобы выставить их на всеобщее обозрение, - произнёс в раздумье я и посмотрел на экзоархеолога.
   - Не забывайте о том, какие события происходили в это время на Земле, - сказал он. - Вспомните всё, о чём мы говорили до этого - до Потопа наша планета находилась во власти "клана Змиев". "Книга Дзиан" прямо указывает на это: "Змии снова спустились". А цели "клана Змиев" были диаметрально противоположны целям "солнечных богов". К тому же, из тех же легенд понятно, что этот клан превосходил на тот момент "солнечных богов" и знаниями и силой оружия.
   - Ага! Получается, что эмиссары "солнечных богов" проводят свою миссию по одурачиванию и порабощению человечества нелегально? - догадался я. - Они опасаются столкновения со Змиями, которые отвращают людей и от религии, и от жертвоприношений, пытаясь продолжить свою цивилизаторскую деятельность, возродив земледелие и скотоводство?
   - Вот именно! И "Пополь-Вух" нам даёт намёки на то же самое.
   - Видимо, "солнечные боги", всё же обладая определёнными научными знаниями, сумели просчитать продолжительность послепотопного периода, - размышляла Светлана. - Ведь они смогли спрогнозировать падение на Землю марсианского астероида. И массовое сошествие всех этих "эмиссаров" Ра-Ану с их "идолами" или "бетилями" Филона было как раз приурочено ко времени окончания "ударной зимы". Именно поэтому люди из "Пополь-Вух" с подачи "богов" так ждут появления Солнца: "Да, они пребывали все вместе, неподвижные, ожидая наступления зари, совместно ожидая подъёма большой звезды, называемой Икоких, которая поднимается как раз перед солнцем, когда наступает заря, согласно сказанию". Здесь "боги" снова искуссно используют вполне естественное природное явление для своей пользы, представляя несведущим, успевшим одичать людям его как собственную заслугу, чтобы выглядеть в глазах диких племён всемогущими богами.
   - Вы правы, - согласился с ней Акира. - Ацтекские мифы, описывающие восход солнца и луны, уверяют, что "боги" якобы спустились в Теотиуакан, чтобы выбрать из двух претендентов на главенство - того, кто путём самосожжения принесёт жертву солнцу ради возрождения мира и избавления его от тьмы и холода: "Четыре дня боги пребывали вокруг "божественного очага", пытаясь определить, кому из богов следует броситься в пламя и превратиться, таким образом, в небесное тело, которому предстоит озарять день. Кандидатов было два: дерзкий Текукизтекатль - "Владыка Улиток", и скромный Нанауатзин - "Прыщавый". Первый из них, жаждущий пышности и славы, совершил жертвоприношение из золотых шипов и перьев птицы кетсаль. Нанауатзин, с другой стороны, скромно совершил обряд покаяния, ритуал, который позднее был воспринят жрецами древней Мексики. Наконец настал час испытания. Текукизтекатль на глазах у всех богов приготовился к прыжку в пламя. Он сделал четыре попытки, а затем и ещё несколько, но каждый раз пугался раскаленных углей. Поэтому боги решили, что теперь настал черед смиренного Нанауатзина. Он услышал приглашение богов и, закрыв глаза, бросился в пламя, которое поглотило его в одно мгновение. Увидев это, Текукизтекатль тоже бросился в пламя, но было уже слишком поздно. Смиренный "Прыщавый" бог, которого пламя поглотило первым, преобразился в солнце, а трусливый и промедливший Текукизтекатль достиг лишь превращения в луну. Теперь на небесном своде появились солнце и луна".
   - И что за "боги" участвовали в этом представлении? - спросил Амоль Сайн, скептически улыбаясь.
   - Здесь, скорее всего, речь должна идти о борьбе за власть между Осирисом и Тотом, о которой я уже упоминал. Тогда "Владыка Улиток" это безусловно Осирис-Энки. На это указывает его родство с Солнцем, - пояснил экзоархеолог. - А вот Текукизтекатль, превратившийся в Луну, несомненно, должен быть Тотом-Наной. Хотя герои эпоса "Пополь-Вух" и не были свидетелями разыгранного в Теотиуакане "богами" спектакля, они смогли увидеть его финал: "И вот появилось светило. Свет зари упал на все племена в одно и то же время. Сразу же поверхность земли была высушена солнцем... Перед тем как поднялось солнце, поверхность земли была влажной и илистой, ведь солнце тогда ещё не взошло... Люди и звери стали бурно радоваться. Когда солнце явило свой лик, три бога племени киче обратились в камень... Затем появился первый город народа киче или постоянное место его проживания. Боги же блистали среди скал там, в лесных зарослях".
   - У инков Солнце восходит по приказу "бога" Виракочи из озера Титикака поблизости от древнего Тиуанако, - сообщила Светлана. - Я читала в одной из хроник, что после того как взошли Солнце и Луна, всеобщая радость оказалась преждевременной. "Боги" неожиданно обнаружили, что светила не двигаются, как раньше.
   - Верно. В ацтекском мифе так и записано: "Но к великому изумлению богов, они не двигались".
   - Но как такое возможно? - изумился Зуко Пур.
   - Действительно, в текстах много странного, - согласился с ним Амоль Сайн. - Очень сильный свет и зной, превращение "идолов" в камень от солнечного света, статичность. После всего услышанного, я думаю вполне можно допустить мысль, что речь идёт вовсе не о настоящем Солнце. Нам сообщают о солнце искусственном. Ведь вы приводили примеры мифов, где говорится о множестве "солнц", возникших на небе после Потопа. - Астроном посмотрел на экзоархеолога, словно призывая того подтвердить его слова.
   - Да, безусловно. Таких мифов и легенд много у разных народов.
   - Тогда я думаю, что "богам", несомненно знакомым с термоядерным синтезом, было вполне под силу создать нечто подобное нашим искусственным "солнцам", - уверенно продолжал Амоль Сайн. - Раз они опасались конкуренции со Змиями и всячески спешили утвердить свою власть над людьми, то вполне могли устроить подобный "спектакль" ещё до восхода настоящего Солнца. Тогда самосожжение некого "бога" являлось вовсе не ритуалом, а конкретной технической обязанностью. Естественно, что такие искусственные "солнца" должны быть статичными объектами. Так же как и статичность Луны вполне объяснима необходимостью просчёта подходящей орбиты.
   - Что ж, в ваших доводах есть большое разумное зерно, - не стал с ним спорить Акира. - Скорее всего, так оно и было на самом деле. Когда же необходимость в этих искусственых "солнцах" отпала, их просто ликвидировали. Об этом и рассказывают мифы, где герой сбивает лишние светила волшебными "стрелами" из некого "лука". Опять же, всё это светопредставление помогло "богам" закрепить религиозную обрядность в умах людей, обосновав необходимость принесения жертв как им самим, так и самим светилам, ставшим хорошим фетишем на службе у "богов": "И тогда все боги, которые собрались в Теотиуакане, были вынуждены принести себя в жертву, чтобы привести в движение солнце и луну: первое должно было двигаться днём, а вторая - ночью".
   Акира оторвал взгляд от своего справочника.
   - Вот это вот всеобщее "жертвование богов" во имя "блага" людей, описанное ацтеками, было своеобразной инструкцией для всех дальнейших жертвоприношений, которые требовались от людей на протяжении всей последующей истории. Как рассказывается в "Пополь-Вух", люди отправились отдать благодарность своим "идолам" за наступление зари. И эти "идолы" благодаря своему "магическому искусству говорили" им в ответ: "Велика будет наша слава и судьба над всеми многочисленными людьми. Вашими же будут все отдавшиеся в ваши руки племена, потому что мы будем всегда с вами. Заботьтесь о вашем городе, а мы будем давать вам советы. Приносите нам только создания лесов, создания пустынь, только самку оленя и самок птиц. Приходите и приносите нам немного вашей крови, имейте к нам жалость. Велико будет ваше положение; вы будете главенствовать над всеми племенами; вы принесёте их кровь и их сущность пред наши лица. Они должны прийти к нам, принадлежать полностью нам, обнять нас".
   - Прямое наставление о необходимости приношения жертв и одурачивание мнимым величием, - ухмыльнулся я. - Мол, если будете поклоняться только нам, то станете править всеми остальными племенами, будете избранным народом... Что-то мне это напоминает.
   Я посмотрел на экзоархеолога. Тот кивнул.
   - Историю возвеличивания Яхве. Методы он применял аналагочные, испробованные временем. Благо знал, что к чему не по наслышке. Ещё один индейский народ - зуни - сообщает нам похожую историю: "Люди поначалу жили в самой нижней из четырёх пещер нижнего мира, но там было темно и тесно, и они давили друг друга. Тогда солнце отправило к людям двух своих сыновей. Стрелами они пробили толщу земли и проникли в нижний мир к людям, где и стали жить как их вожди... Люди, чёрные, как тьма пещер, в которых они обитали, и нагие, как звери, едва неослепли на свету. Они в ужасе смотрели на свободный мир, покрытый водами, неустойчивый, окружённый чудовищами. Сыновья солнца повели людей на восток, к солнцу. Повсюду где они шли, воды отступали, и появилась земля, пригодная для жизни. При помощи магичеких щита, лука и молнии они осушили воды и очистили землю от чудовищ. Затем они дали людям начала культуры, учредили жреческую иерархию и разделили народ на фратрии...".
   - Все археологические находки показывают нам, что первые оседлые поселения возникли на Земле в период протонеолита, - сообщила Светлана. - Это между десятым и восьмым тысячелетиями до новой эры. А ведь появление оседлых поселений означает первый шаг на пути к цивилизованной жизни! Но такие поселения, как мы теперь знаем, существовали и до Потопа. - Девушка проникновенно посмотрела на остальных. - Просто следы многих из них были уничтожены планетарной катастрофой. Сохранились лишь более долговечные постройки самих "богов". Однако, несмотря на наличие отдельных оседлых групп, люди до Потопа продолжали охотиться, ловить рыбу и собрать дикорастущие растения, - то есть, вести первобытный образ жизни. Почему?
   Взгляд Светланы остановился на мне. Я улыбнулся ей, но она бесстрастно продолжала:
   - Мне думается причина опять же кроется в политике Змиев, выступавших за свобоное постепенное развитие, за дозированное вмешательство в чужую жизнь. "Солнечные боги", наоборот, форсировали внедрение земледелия и скотоводства, фактически принудив людей заниматься им. Даже специально провели одомашнивание животных и окультуривание растений. Мифы прямо говорят об этом: "И вот боги задумали улучшить жизнь на земле. Великий бог Ан собрал их всех на горе небес и земли, и там были созданы богиня зерна Ашнан и богиня овцеводства Лахар. Они должны были удовлетворить голод и жажду ануннаков. Но боги едят хлеб, пьют молоко и никак не могут остановиться. Тогда мудрый Энки предложил Энлилю спустить богинь на землю к людям. Энлиль согласился и по его священному повелению Лахар и Ашнан поселяются среди людей. Сердца великих богов преисполнились радости, когда увидели они, что изобилие и богатство наполнили Страну". Понимаете? Так называемая "цивилизаторская" деятельность "солнечных богов" была направлена прежде всего на достижение блага для них самих, служить их земному благополучию, а вовсе не людей, которые получали с "царского стола" лишь крохи. Питание жителей ранних оседлых поселений было значительно хуже, чем у свободных охотников-собирателей. Голодание стало для них неотъемлемой частью жизни.
   - Да, вы правы, - согласился с ней Акира. - Это хорошо отражено и в "Пополь-Вух": "питались только лишь личинками слепней, личинками ос и личинками пчёл, за которыми они охотились. Не было у них ни хорошей еды, ни хорошего питья". Человек позднего палеолита, которого курировал "клан Змиев", не был отягощён необходимостью проживания на одном месте, поэтому охотничье ремесло приносило ему без особого труда качественную пищу и в необходимом количестве. У оседлых же людей, подвластных воле "солнечных богов", проблема добычи пищи заключалась в нескольких причинах. Во-первых, животные уходили как можно дальше от человеческих поселений, и для охоты на них людям требовалось преодолевать значительные расстояния. А это требовало немалых усилий и времени. К тому же тёплый климат, установившийся сразу после Потопа, не позволял хранить свежее мясо долгое время пути.
   - Но почему бы им не покинуть эти свои поселения, чтобы не терпеть лишений в еде? - удивился я.
   - А вот это уже во-вторых, - улыбнулся Акира. - Ведь каждое такое поселение было привязано к находившемуся неподалёку священному месту, где стоял свой "идол". Разве вы забыли? Я же уже цитировал "Пополь-Вух", где рассказывается об этом. И этого "идола", по наставлению "богов", нужно было регулярно кормить кровью животного или человека. Человеческой крови даже отдавалось большее предпочтение: "День за днём также они появлялись перед лицами Тохиля, Авилиша и Хакавица и говорили в своих сердцах: "Вот здесь находятся Тохиль, Авилиш и Хакавиц. Мы можем принести им только лишь кровь оленей и птиц; мы берём кровь только из наших ушей и наших локтей. Попросим же у Тохиля, Авилиша, Хакавица силы и мощи. Кто сможет проследить что-нибудь, когда начнут умирать племена, когда мы начнём убивать людей, одного за другим?". И затем они пронзали свои уши и свои локти перед божествами; они собирали свою кровь, наполняли ею сосуд и прикладывали его к устам камней... И вот владыки страха перед богом и устроители жертвоприношений радовались по причине жертвенной крови. И тогда им был дан знак: как они должны действовать".
   - Получается, всё это новое устройство мира, которое навязали людям "солнечные боги", было направлено к одной единственной цели - к получению жертвенной крови? - возмутился я. - Тогда выходит, что эти "боги" вначале специально не давали людям полноценных знаний о земледелии и скотоводстве, чтобы голодом и мучениями вколотить в людские умы мысль о необходимости приношения человеческих жертв?
   - Вы уловили самую суть, - улыбнулся Акира. - Но печальнее всего то, что "солнечным богам", в конце концов, удалось добиться своей цели: "Пусть иссякнут их жертв слёзы! Ничего другого не остается вам делать. Оттуда, из Тулана, пришло это, когда вы взяли нас с собой!" - так было сказано им".
   - То есть, смиритесь со своим положением, уверуйте в нас, примите наши религозные постулаты, как должное, и мы избавим вас от всех бед? - криво усмехнулся я.
   - Как это разниться с подоходом к оцивилизовыванию Змиев, - печально вздохнула Светлана. - Ведь они, наоброт, отказались от всяких жертвоприношений, стремясь передать свои обширные знания людям, чтобы сделать тех равными себе и остальным "богам". Даже перед Потопом стремление сохранить это Знание исходит именно от Змиев!
   - Правда?
   Сказанное девушкой заинтересовало меня.
   - Да. В книге Бероса присутствует очень важный момент, который нигде больше не упоминается. Там говорится о необходимости спасения полученных до Потопа знаний. Я хорошо помню этот отрывок. Вот он, послушайте: "Крон явился Ксисутру во сне и сказал, что пятнадцатого числа месяца Дайсия человечество будет уничтожено Великим Потопом. Он ему приказал, все вместе, и самые первые, и средние, и новые таблички, зарыть в землю и спрятать в Сиппаре, городе солнца. Затем ему нужно будет построить корабль и сесть в него вместе со своей семьёй и лучшими друзьями". Конечно же, это был вовсе не Крон-Геб, а кто-то другой - кто-то, принадлежавший к "клану Змиев". Берос здесь делает ту же ошибку, что и Манефон с его датировками.
   - Но самое печальное состоит в том, что требование "богами" человеческих жертв приводит к изменению нравов самих людей, - вздохнув, сказал Акира. - Это порождает иные нормы поведения, допускающие принесение в жертву человека из другого племени, а не своего сородича. Сначала таких людей просто похищали по распоряжению своих вождей. "Пополь-Вух" вполне откровенен в этом плане: "Вот как было это осуществлено и как Балам-Кице, Балам-Акаб, Махукутах и Ики-Балам начали похищать людей из племён. Вот как они умерщвляли этих людей. Они схватывали человека, когда он шёл один, или двух, когда они шли вместе, и никогда не было известно, когда они похищены. И тогда они отправлялись и приносили их в жертву перед Тохилем и Авилишем. После этого они кропили на дороге кровью и разбрасывали головы убитых по отдельности на дороге. И люди из племён говорили: "ягуар пожрал их!". И они говорили так потому, что Балам-Кице, Балам-Акаб, Махукутах и Ики-Балам оставляли следы, похожие на отпечатки лап ягуара, а сами они не показывались. Так началось похищение тех, кто служил жертвами, когда устроители жертвоприношений ловили на всех дорогах людей из племён и приносили их в жертву...".
   - Безумно подло! - негодующе вскричала Эйго.
   - Эта трусливая подлость была лишь началом "большой крови", - мрачно констатировал Акира Кензо. - В последствии же возникает всё большее разобщение между людьми, вспыхивает всё больше конфликтов - уже настоящие войны, которые приводят к массовым кровавым побоищам. Одно поселение под предводительством вождя нападало на соседне поселение и, пленив его жителей, приносило их в жертву своим "идолам". И всё это только ради насыщения ненасытных "богов" кровью безвинных людей! Одна из хроник сообщает нам: "...в те времена они жили, ненавидя друг друга, сражаясь друг с другом. Они признавали вождями только богатых и могущественных... Они делали на холмах замки, откуда, завывая на дивных языках, выходили бороться друг с другом за обработанную землю, или по другим причинам, и многие из них погибали, захватив у побеждённых, какую могли найти добычу и женщин; со всем этим они торжественно шли на вершины холмов, где у них были свои замки и там они совершали свои жертвоприношения почитаемым богам, пред камнями и идолами, проливая много человеческой и бараньей крови".
   - А эти "замки" были ничем иным, как допотопными мегалитическими постройками самих "богов", давно покинувших эти места, - произнесла Светлана, хмуря брови. - Вот так вот, в эти самые времена, и зарождались все эти "Солнечные династии", зарождалось поклонение Солнцу, как их религиозному символу. Именно в пластах архаических первобытных культур обнаруживается перенос атрибутов "уранического бога" на "солярное божество". Именно тогда Верховное Существо в сознании людей и сливается с "солнечным богом", а древний Змий превращается в его антогониста и заклятого врага. Все индейские народы хранят память об этих временах. Временах, когда "солнечные боги", установив свою власть над людьми и принесли в их жизнь кровавые жертвы. Даже в Древнем Египте, много позже, мы видим следы этого культа в тройственном образе верховного "солнечного бога": Хепри-Ра-Атума - вечернее, полуденное и закатное Солнце. Индейский же народ хопи удивительным образом указывает на эту символику задолго до египтян династического периода: "...но солнце не двигалось; Койот сказал, что для движения солнца нужна смерть человека; умерла девушка, солнце дошло до вершины неба, остановилось; умер сын вождя, оно пошло на закат; утром, в полдень и вечером каждый день кто-то должен умирать...".
   - А другой индейский народ вторит ему: "Солнце настроен против людей; каждый вечер забирает с собой душу человека... Солнце и его дочери едят людей, пьют кровь", - процитировал Акира. - Или вот ещё: "Солнце скрылось под землёй, стало темно; согласилось вернуться, если ему дадут на съеденье дочь богов; Летучая Мышь объяснила людям, что Солнце требует себе не дочь богов, а дочь людей; ему дали девушку, оно её съело, засияло; так люди сделались смертными".
   - И что же дальше? - напряжённо спросила Эйго Хара, нервно ломая пальцы.
   - Миссия "солнечных богов", начавшаяся в Америке, где до Потопа было сильно влияние "клана Змиев", подошла к логическому завершению, - пожал плечами Акира. - Всего, к чему стремились эти "боги", они добились: "О наши сыны! Мы уходим отсюда, мы уходим далеко, здравое поучение и мудрый последний совет оставляем мы вам. И вы, кто пришёл с нами из нашей далёкой страны, о супруги наши! - говорили они своим жёнам и прощались с каждой. - Мы отправляемся назад к нашему народу, уже находится на месте Владыка оленей, он виден там, в небе. Мы начинаем наше возвращение, мы выполнили свою задачу, кончаются наши дни. Думайте же о нас, не стирайте нас из своей памяти и не забывайте нас! Вы увидите ещё свои дома и свои горы. Поселитесь там. Да будет так! Идите своим путём; вы увидите снова ту страну, откуда мы пришли!". Вот так они прощались и немедленно после этого исчезли там, на вершине горы Хакавиц. Они не были похоронены их женами или их детьми, потому что не было видно, когда они исчезли. Племена были уже подчинены, и их величие кончилось. Никто из них не имел уже более могущества, и все они уже привыкли служить каждый день".
   Экзоархеолог поднял глаза на Эйго.
   - Так об этом рассказывает "Пополь-Вух". Теперь для "солнечных богов" настало время перебраться в другие регионы Земли. И мы действительно видим, как около десять тысяч пятисотого года до новой эры в Африку с "Запада" приходят эти самые "солнечные боги", возглавляемые своим новым царём - Осирисом.
   - И не только в Египет, - напомнила Светлана. - В другие регионы планеты тоже. А процедура приучения людей к почитанию "богов" и религиозным культам везде была одна и та же. "Рамаяна", к примеру, очень созвучна "Пополь-Вух". Вот что там написано: "Воздвигли жертвенные столбы: шесть - из дерева билвы, другие шесть - из дерева парни, ещё шесть -- из дерева кхадиры. А также столб из дерева шлешматы. И два - из дерева деодару, оба, согласно ритуалу, охватом в две раскрытые руки. Эти жертвенные столбы знатоками шастр и обряда ради величия жертвоприношения были украшены золотом. Установили двадцать один столб, каждый в двадцать один локоть, и все столбы были укрыты драгоценными покрывалами. Глубоко врытые в землю, укреплённые ремесленниками, они имели по восемь углов", - по памяти процитировала девушка. - Согласно же зороастризму, бог Йима разделил людей на четыре сословия: жрецов, воинов, земледельцев и ремесленников. А китайский Гунь обустроил землю и учредил девять областей. В античной же традиции этим занимался Зевс с помошниками дионисами. То есть, египетский Осирис. Прокл писал когда-то: "Зевс назначает Диониса царём всех... богов и воздаёт ему высочайшие почести. Отец сажает его на царский престол, вручает ему скипетр и провозглашает царём всех внутримирных богов: "Слушайте боги! Его вот я вам царём назначаю!" Всё творил Зевс-отец, а Вакх приводил в исполненье".
   - Получается, что и Дионис это египетский Осирис или шумерский Эа? - не понял Иллик Шелли.
   - Нет, - покачала головой Светлана. - Слова Зевса аналогичны словам Ра об Осирисе. Дионис же это никто иной как Гор. Хотя существовал ещё один образ так называемого "старшего" Диониса - Загрея, который сливается с образом самого Зевса-Осириса, "Бога Громовержца" и аналогичных ему "богов" из других мифологий. Как и на Осириса, на Загрея нападают титаны при участии Геи, чтобы свергнуть его с незаконно занятого им трона своего отца. Совсем, как в истории с Сетхом и его семьюдесятью заговорщиками, которые действовали с одобрения Тефнут.
   - Я так понимаю, что после своего поражения Змии или Асуры, укрылись в своих подводных городах, откуда уже после Потопа выходили на поверхность под видом существ-амфибий и обучали людей наукам? - произнёс я, глядя то на Акиру, то на Светлану. - Именно эта непосредственная связь с водой и является их отличительной чертой, по которой можно определить принадлежность к "клану Змиев" тех самых "богов"?
   - Верно, - кивнула Светлана и на губах у неё появилась мимолётная улыбка.
   - А "бог" Осирис или Энки относился к "солнечным богам", - продолжал рассуждать я. - Тогда почему в мифах этот самый "бог" так тесно связан с водой? Или я ошибаюсь?
   - Нет, не ошибаетесь, - покачал головой Акира Кензо. - Это действительно так. Во всех шумерских текстах говорится о том, что "богом", вышедшим на "берег из моря на край болот" и сказавшим знаменитую фразу: "Здесь мы будем жить", был именно Энки-Осирис, которого ещё называют Нудиммудом - "тем, кто делает вещи". Но на самом-то деле связь этого "бога" с водой имеет под собой иную, скрытую от поверхностного взгляда основу. Иллюзорное представление рождают внешние атрибуты этого "бога", но они искажают истинный смысл. Если хотите, можем разбераться в чём тут суть?
   - Ну, раз уж мы, как я понимаю, подошли вплотную к Эре Льва, когда на историческую арену выходит четвёрка египетских богов, знаменательная для этого периода истории, я не против.
   Акира закинул нога на ногу, откидываясь в глубину своего кресла.
   - Вы правы. Кроме того, эти "боги" имеют аналоги и в других мифологиях у других народов. Итак, Осирис в самом деле считался "богом", тесно связанным с водной стихией. В египетской "Книге Мёртвых" мы можем прочитать, что жилище Осириса "покоилось на воде", а его стены были сделаны из "живых змей".
   - А мексиканский Кецалькоатль, согласно поверию, отбыл из Центральной Америки морем, отплыв на "плоту из змей"! - воодушевлённо добавила Светлана.
   - Да. И шумерские источники говорят о боге Энки: "Господин морских глубин, царь Энки... построил дом себе... Дом побережья вод он в Эриду построил... Царь Энки... построил дом: Эриду, горе подобный, поднял его он над землей; построил дом на добром месте".
   Акира оглядел присутствующих хитроватым взором.
   - Но теперь-то мы с вами уже имеем довольно стройную картину всех происходивших на Земле и за её пределами событий: как до Потопа, так и в первые столетия после него. Что мы с вами установили? Мы знаем о противобостве Ра-Ану и его родственников с богами Шу-Энлилем и Гебом-Нинуртой-Кумарби. Эта борьба велась как за власть над нашей Землёй и жившим на ней древним человечеством, так и за возможность законного наследования "Небесного трона", причём в строгом соответствии с традициями "богов". А такое наследование было напрямую связанно с возможностью иметь прямое потомство от "Богини-Матери". То есть, той самой Тефнут-Нинхурсаг, которая была вынуждена укрываться от домогательств своих детей на нашей планете. Ещё мы с вами знаем, что здесь в то время главенствовал некий "клан Змиев" или по-ведическим текстам - Асуров, с которым "боги" вели постоянные войны за господство во вселенной... И так во что всё это складывается?
   Акира остановил свой взор на одном из стажёров.
   - Во что? - осторожно спросил Зуко Пур.
   - В причины появления на нашей планете в послепотопное время "бога", которого мы знаем под именами Осирис, Энки, Индра или Зевс. И именно эти причины определяют его непосредственную связь с водой.
   - Поясните, - потребовал Кави Рам. - Я пока не улавливаю сути.
   - Пожалуйста, - благосклонно повёл рукой экзоархеолог. - Скорее всего, одной из задач Осириса-Энки была борьба с Асурами, укрывавшимися в своих "подводных городах". Отсюда же берут начало и усилия всех "солнечных богов" по осушению земель: "Приблизившись к Земле, увидел я большое наводненье. Когда пришёл в зелёные долины, холмы и горы к небу вознеслись по слову моему. Построил дом свой я на чистом месте... Мой дом - над Змеиной Топью тень его легла... Энбилулу, смотритель водоёмов, поставлен был им главным средь болот... И сына... бога, любящего рыбу, Энки поставил птиц и рыбу охранять. Энкимду Энки назначил смотрителем оврагов и канав. Того, кто... смотрит за печами, Куллу, что обжигает кирпичи, Энки вручил печей и камней ремесло", - зачитал Акира отрывок древнего текста из своего справочника.
   - Другой же целью Осириса-Энки, - продолжал он, - я думаю, был поиск своей матери Тефнут, скрывавшейся в горной стране Дильмун. Об этом я уже говорил. Но что требовалось для перемещения по планете, всё ещё затопленной водами всемирного Потопа? Впочем, как и для борьбы с врагами, прятавшимися в водах океанов и морей?
   - Корабль! - взволнованно выпалил Иллик Шелли.
   - Правильно, - согласно кивнул Акира, довольно улыбаясь. - Но не обычный корабль. Скорее всего, с возможностью погружения и под воду.
   - А помните историю города Эриду, где находился некий храм Энки - Э-Энгура? - вдруг вспомнила Светлана. - Я сейчас подумала, что речь в мифе, возможно, идёт вовсе не о храме, как таковом. Может быть, в нём и рассказывается об этом самом корабле Энки?
   - Разумеется! Я как раз и подвожу вас всех к этой мысли.
   - А что это за история? - нетерпеливо заёрзал я на своём месте.
   - Да, да! - взволнованно подхватил Иллик Шелли. - Расскажите, пожалуйства!
   Я заметил, как нетерпение появилось и на лице у Эйго Хара. А геолог с астроном, в предвкушении интересного рассказа, переглянулись друг с другом.
   - История действительно весьма любопытная, - заулыбался Акира Кензо. - Прежде всего, уместно будет напомнить, что храм Э-Энгура был построен Энки "в те далёкие дни, когда судьбы определились". Соответственно, это произошло уже после событий Потопа. Сведения об этом храме фигурируют в той или иной степени в раде клинописных шумерских табличек, но самое полное даётся в мифе "Путешествие Энки в Ниппур": "...Владыка бездны, царь Энки, царь, определяющий судьбы, построил свой дом из серебра и лазурита; его серебро и лазурит, словно сверкающий свет, Отец устроил как подобает в бездне (Создания) яркого вида и мудрые, выходящие из бездны, обступили все владыку Нудиммуда; чистую обитель он построил, украсил лазуритом, покрыл обильно золотом, в Эриду построил он обитель прибрежную...".
   - "Э-Абзу" или "Э-Энгура" можно перевести как "Дом пресных вод" или "Дом подземных вод, глубокое пресноводное море", - заметно волнуясь, сообщила Светлана.
   - Я правильно понимаю: этот "храм" или "дом" Энки целиком состоял из драгоценного металла, либо серебра, или был украшен лазуритом и щедро покрыт золотом? - уточнил Кави Рам. - Какое странное сооружение.
   - Вот именно! - обрадовался Акира вопросу геолога. - Уже с первых строк мифа обращает на себя внимание именно этот поразительный факт! При этом он отмечается автором мифа на протяжении всего повсетвования, подчёркивая уникальность строительного материала, избранного "богом" для своего сооружения. А основание Э-Энгуры к тому же было украшено сердоликом или окрашено в цвет сердолика: "Храм, построенный из драгоценного металла и лазурита; чьи сваи вбиты в Абзу,... храм, возведенный из серебра и украшенный лазуритом...".
   - А мы прекрасно знаем, что шумеры строили свои дома и храмы исключительно из тростника и глины, - сказала Светлана. - Ну или из камня и кирпича-сырца, но никак не из металла, тем более драгоценного!
   - Получается, они как бы предвосхитили развитие строительных технологий на тысячи лет, вообразив себе храм от и до построенный из металла? - удивился Амоль Сайн. - Действительно, необычно. Но могла ли у шумеров так щедро разыграться фантазия?
   - Крайне маловероятно, - покачал головой Акира. - Мы прекрасно знаем, что даже сами "боги" в период мегалитического строительства использовали только камень, а металлы употребляли лишь в качестве подсобных приспособлений для скрепления кладки или отдельных элементов конструкций. И никак не драгоценные металлы, заметьте, а обычное железо. Поэтому уместнее всего предположить, что в мифе речь идёт о неком сооружении из неизвестного шумерам металла. Скорее всего, этот металл был серебристого цвета. Отсюда и сравнение его с серебром.
   - В Эру Тельца шумерам были известны лишь золото, серебро, свинец и медь, - сказала Светлана. - Это в эпоху примерно третьего тысячелетия до новой эры. А здесь речь идёт о событиях, происхоивших как мимнимум на семь тысяч лет раньше.
   - В одной литургической шумерской песне есть строки, посвящённые материалу, из которого был построен храм Э-Энгура, и они звучат несколько иначе, чем в мифе: "Энки... построил, из серебра и лазурита, слитых в единое, свой дом: его серебро и лазурит сияют словно день...".
   - Возможно, речь всё-таки идёт о неком сплаве, имеющем серебристо-синий оттенок? - предположил Кави Рам. - А автору, записавшему этот миф, просто не с чем было сравнить его. Вот он и сравнил его с серебром и лазуритом?
   - Думаю, так и есть, - согласился с ним Акира. - Кроме того в шумерском языке отсутствовал соединительный союз "и". Так что во всех приведённых мной строках первод может звучать так: "из серебра-лазурита".
   - Может быть, автор просто использует некие метафорические, иносказательные обороты, пытаясь передать увиденное при помощи доступной ему лексики и понятий? - высказал осторожное предположение я.
   - Это представлялось бы разумным, если бы необычные свойства Э-Энгуры органичивались только использованием серебра и лазурита, как строительного материала, - отрицательно покачал головой экзоархеолог. - Но дело вовсе не ограничивается ими. Мы встречаем в повествовании целый сонм удивительных атрибутов этого нового "храма" Энки, которые никак не вписываются в историко-временной фон всей шумерской цивилизации. Например, у этого "храма" "сваи основания" или фундамент "биты в Абзу", и украшены сердоликом. Иначе говоря, имеют красно-коричневый цвет. И поскольку под "Абзу" понимается океан пресных подземных вод, то можно предположить, что основание Э-Энгуры уходит под воду, либо скрыто под поверхностью воды.
   - Может быть, речь идёт о ватерлинии, которая имеется и на наших судах? Ниже неё суда почему-то окрашивают в красный цвет, - снова предположил Кави Рам.
   - Старая традиция, - улыбнулся Акира. - Ещё со времён до Мирового Воссоединения. Почему так повелось, не знаю. Не исключено, что как раз с тех самых, послепотопных эр. Ведь судоходство тоже досталось людям в наследство от "богов". До Потопа человечество не знало морских судов. Это хорошо видно хотя бы по мифу об Атрахасисе, в котором Энки предупреждает патриарха о грозящем Потопе и приказывает ему выстроить для спасения корабль: "Разрушив свой труд, корабль выстрой! Презри богатства, спасай душу!". На что Атрахасис растерянно сообщает своему "богу": "Атрахасис уста открыл и молвит, так говорит владыке Эйе: "Я никогда корабля не строил. Чертёж на земле мне начерти ты. Очертанья увижу, корабль построю". На земле чертеж начертал Эйа".
   - Да, волне возможно, - задумчиво протянул геолог. - Выходит, мысль о наличии у этого "водного бога" специализации мореплавателя и инженера-судостроителя не лишена смысла.
   - И я о том же, - кивнул экзоархеолог и предложил: - Давайте вернёмся к рассказу о его странном "храме", чтобы подтвердить это. Так вот, как нам сообщает миф, Э-Энгура высоко возвшается над землёй и стоит на краю Энгуры - "пресных вод". Иначе говоря, она стоит у берега. В той же литургической шумерской песне, которую я уже приводил в пример, говориться о том, что этот "храм" представляет собой "искусно сооружённую гору, что держиться на плаву", а в мифе о путешествии Энки он уже прямо называется судном, которое "отчаливает само по себе". При этом вода громко "бурлит своему хозяину". А далее сообщается, что: "Словно море, он внушает благоговение... Евфрат вздымается пред ним как перед свирепым южным ветром".
   - Очень любопытно! - не удержался Кави Рам и снова огладил свою бородку. - Из всего этого в самом деле можно сделать вывод, что это никакой не храм. Это безусловно настоящее судно!
   - Да. И оно не только способно держаться на поверхности воды, но и может перемещаться "само по себе", - подтвердил Акира.
   - То есть, этот "храм" является самоходным плавучим средством, причём способным развивать приличную скорость, раз вода вокруг него бурлит и вздымается, - подхватил я, чувствуя как меня опять охватывает волнение.
   - Это позволяет наличие у него некой двигательной установки, - согласно кивнул экзоархеолог. - Догадаться об этом можно потому, что судно издаёт громкий шум: "его карнизы ревут быкам подобно; храм Энки издает рёв". А ещё Э-Энгура: "это бык, послушный своему хозяину, ревущий сам по себе и одновременно дающий совет... твой рёв, подобный рёву могучей бурной реки, достигает царя Энки".
   - По мне, так фраза о том, что "храм" послушен своему хозяину, однозначно подразумевает возможность управлять этим судном, - заметил Амоль Сайн и нервно заёрзал на своём месте.
   - И я так думаю, - согласился с ним Акира.
   - Но в этих строках есть и более любопытные вещи! - воскликнул Кави Рам. - Судно-то, ко всему прочему, даёт "советы" своему хозяину!
   - Вы правы. Это, пожалуй, самое интересное в этом мифе. Вот что там говориться конкретно: "Её кладка, слово произносящая, совет дающая, словно бык ревущая, обитель Энки, предсказания произносящая". Об этом свойстве "кладки" Э-Энгуры сообщается и в литургической песне: "Её кирпичи разговаривают, и её эхо звенит. Кладка его фразы произносит и советы даёт. Его карнизы ревут быкам подобно; храм Энки издаёт рёв. Ночью храм славит своего господина, предлагая ему всё лучшее!".
   - Лично у меня всё это вызывает ассоциации какого-то переговорного устройства или устройства, контролирующего вход на судно, - признался я. - И мне трудно себе вообразить, чтобы древние шумеры с их уровнем развития могли нафантазировать себе нечто подобное!
   - Да, - подхватил Амоль Сайн. - Создаётся полное впечатление, что древний автор этого сказания просто пытался передать своими словами функциональное назначение и действие неведомого ему устройства, расположенного в этой самой "кладке"... Обшивке судна, судя по всему? Раз сооружение металлическое, то речь должна идти о его корпусе или стене.
   - Действительно, - вступила в разговор Светлана. - Шумерская логограмма "сиг" имеет несколько значений. Это и "высушенный на солнце необожжённый кирпич", как и "кирпичная кладка", "стена" или "стены". В данном случае, всё зависит от перевода и подбора наиболее подходящего значения.
   - Разумеется, - снова согласился с ней Акира. - Прежде, учёные не особо задавались подобными вопросами, заключённые в тесные кандалы устоявшихся предубеждений: мифы это сказки древних народов, простые выдумки. Даже египетские иероглифы требуют намного более тщательного исследования и перевода, так как несут массу технической информации, из которой и состояло Знание "богов". Но боюсь, теперь многие смыслы уже безвозвратно утеряны, - грустно добавил он. - Так вот, даже если попытаться объяснить строительство некого храма из металла только желанием автора мифа подчеркнуть некий "благоговейный блеск" религиозного сооружения, то с какой стати этому храму громко реветь и раздавать советы или произносить заклинания?
   - Выглядит довольно глупо, - подтвердил я.
   - Далее же в мифе нам сообщают подробности внутреннего устройства этого самого "храма", - продолжил экзоархеолог. - И мы можем узнать из текста, что Э-Энгура "обеспечена священным воском" и окружёна "изгородью из священного тросника". В глубине же "храма" расположен высокий трон, а его "дверной косяк - священный небесный затвор".
   - Если это действительно морское судно, то под "изгородью из священного тросника" вполне можно понимать, скажем, поручни из металлических прутьев или трубок на палубе, - продолжал размышлять я. - А священны они потому, что относятся к конструкции "божественного храма". Ведь всё относящееся к "богам" считалось священным?
   - Тогда под "священным небесным замком", возможно, следует понимать какой-то люк или герметическую дверь с рукоятками? - воодушевлённо подхватил Амоль Сайн.
   - Вы оба правы, - согласился с нами Акира. - И Сид верно подметил: определяющим словом во всех описаниях является "священный" или "небесный". Они используются автором исключительно для того, чтобы подчеркунть отличие всего описываемого им от привычных ему земных аналогов, выполнявших те же функции.
   - Но такие определения могут нести в себе вполне конкретное уточняющее значение, - вразумительно заметила Светлана. - Если не считать мифы простой выдумкой. Люди, современники автора, для которых писалось это произведение, общались с "богами", видели их вживую. Для них "боги" и всё связанное с ними являлось реалиями их повседневности. Поэтому термины "священный" или "небесный" для них были наполнены вполне определённым смыслом. Я хочу сказать, что современники автора были способны хорошо себе представить что такое "священный тросник", к примеру, или же "сященный небесный затвор". Им вовсе не требовалось каких-либо дополнительных описаний и уточнений.
   Светлана проникновенно посмотрела на меня, и я снова восхитился её проницательностью и умом.
   - Конечно, - подтвердил слова девушки экзоархеолог. - С этим я и не собирался спорить. Но на этом странности "храма" Энки, как вы знаете, не заканчиваются. Далее в мифе заходит речь о неких "музыкальных" инструментах, которые "отдают лучшее священному храму". При всём при этом, некий "алнар-инструмент" самостоятельно играет для самого Энки: "Он заставил лиру, алнар-инструмент, балан-барабан твоих сур-жрецов предлагать всё лучшее его священному храму... сладостно звучали сами собой. Священный алнар-инструмент Энки играл для него сам собой и семь певчих пели".
   - Да, довольно необычно для простого музыкального инструмента, - подтвердил Кави Рам.
   - Может быть, речь идёт о каком-то звукозаписывающем устройстве, которое способно воспроизводить и музыку? - осторожно предположил Иллик Шелли.
   - Почему бы и нет, в само деле? - заулыбался геолог. - Вот что значит молодёжь! Зрит в корень!
   Акира бросил на юношу благосклонный взгляд, от которого тот весь зарделся. Но Иллик тут же взял себя в руки и постарался придать своему лицу бесстрастное выражение.
   - Примечательно и то, что Энки никого не допускает внутрь своего храма, - снова заговорил Акира. - "Нудиммуд, владыка Эриду, никому не позволяет заглянуть внутрь".
   - Да, никакой это не храм! - отмахнулся Кави Рам. - Что это за храм такой, в который нет доступа пастве? Для чего он тогда нужен?
   - Итак, - подытожил Акира Кензо. - Мы, безусловно, имеем рассказ о неком морском судне, которое пришвартовано довольно далеко от моря: "Его святилище простирается в тростниковые заросли... Когда Энки поднимается, рыба поднимается перед ним, словно волны. Бездна затихает в изумлении, радость входит в море, страх охватывает бездну, ужас сковывает величественную реку, Евфрат, Южный Ветер поднимает её волнами". Кроме того, строки о поднимающейся перед Энки рыбе большими косяками предполагают, что его судно поднимается из глубины вод.
   - То есть, оно может как погружаться, так и подниматься на поверхность? Отсюда и представления шумеров о том, что Энки находился именно в воде?
   Я не смог сдержать своего волнения и сильно сдавил подлокотник кресла в котором сидел.
   - Именно так, - кивнул экзоархеолог. - В мифе об Э-Энгуре сказано следущее: "Владыка установил обитель, священную обитель, чей интерьер искусно построен. Он установил обитель в море, священную обитель, чей интерьер искусно создан. Эту обитель, чей интерьер - запутанная нить, нельзя постичь. Стоянка обители находится в созвездии Поля (Пегас), блестящая верхняя часть обители обращена к созвездию Колесницы (Большой Медведицы). Её устрашающее сияние - вздымающаяся волна, её блеск вселяет ужас. Ануннаки не осмеливаются к ней приблизиться... чтобы взбодрить их сердца, дворец радуется. Ануннаки стоят рядом с молитвами и мольбами. В Э-Энгуре установлена великая платформа для Энки, для владыки...Великий принц... пеликан морской".
   Акира оторвался от своего справочника.
   - В этом же мифе утверждается, что "он установил обитель в море". К тому же указывается, что храм - это судно, которое не только держится на воде, но и самостоятельно перемещается по воде: "когда Энки воздвиг ... искусно сооруженную гору, что держится на плаву... Судно отчаливает само по себе". И далее следует фраза: "...когда он покидает свой храм в Эриду...". Эта строчка, как вы понимаете, однозначно свидетельствует о том, что храм Энки в Эриду и Э-Энгура не идентичны друг другу и представляют собой два различных объекта. Первый, несомненно, это жилище самого "бога", как и все храмы. А второй - металлическое самоходное судно или даже корабль, о строительстве которого в древнем Шумере, естественно, и речи не могло идти.
   - Действительно, теперь мне совершенно очевидно, что эта самая Э-Энгура представляла собой металлическое сооружение из некоего сплава серебристо-синего цвета. Либо у него был серебристый металлический корпус и застеклённые иллюминаторы - лазурит? Сооружение было оборудовано неким устройством с функциями автоответчика или выдавало предупреждающие сообщения. К тому же, оно имело мощную двигательную установку, производившую громкий шум. При движении оно было способно развивать довольно значительную скорость, а внутреннее пространство имело сложное строение, с командным местом и оборудовано непонятным для древних шумеров запорным механизмом. К тому же, это судно было способно погружаться под воду и подниматься на поверхность... Безусловно, оно было аналогично подводной лодке или батискафу!
   Я оглядел присутствующих.
   - Значит, у Энки, в самом деле, был корабль, позволявший ему путешествовать по нашей планете как под водой, так и по её поверхности! - воскликнул Иллик Шелли.
   - Разумеется. При этом Энки, он же Осирис, мог свободно перемещаться из Шумера в Египет. Спускаясь вниз по течению рек Тигр или Евфрат, которые согласно тем же мифам, прорыли ануннаки ещё до Потопа, "бог" на своём корабле попадал в заболоченную в то время дельту этих рек, где фактически и начинался тогда Персидский залив, а затем уже морем огибал Аравийский полустров. На берегах Аденского залива, скорее всего, находилась тогда ещё одна пристань, откуда "боги" попадали на территорию древней Эфиопии. Как мы знаем, там так же находились поселения "богов" ещё задолго до их появления в Египте.
   - А через Красное море Энки-Осирис, без труда, добирался до дельты Нила. Двигаясь вверх по течению реки, он достигал плато Гиза, где в это время "боги" уже вели активное строительство под руководством Тота-Джехуди! - воодушевлённо подхватила Светлана.
   - Да. Как мы знаем, под самим плато существуют специально прорубленные в скальном основании каналы. Они ведут от Нила к трём главным пирамидам. В те далёкие времена эти каналы были заполнены водой, и по ним вполне можно было незаметно передвигаться на подводном судне. Даже в эпоху фараонов они всё ещё наполнялись речной водой. Как считалось, эти каналы использовались в ритуальных обрядах инициации фараона, символизируя путь в священную и таинственную страну Сокар. Ходили слухи, что и под Сфинксом находится подземное озеро, в центре которого, на острове, расположен так называемый "Зал Записей".
   - И это правда? - удивился я.
   - Пока нам не удалось обнаружить ничего подобного, - покачал головой Акира. - После случившейся в двадцать первом веке планетарной катастрофы, многие подземные сооружения пострадали от мощных землятресений. До сих пор лишь незначительная их часть раскопана археологами. На самом деле, это грандиозная работа, требующая невероятных усилий и труда.
   - Между прочим, "Ладья Ра" тоже могла передвигаться по воде! - вспомнила Светлана, взволнованно блестя глазами. - Получается, что корабль Энки был идентичен "жилищу" Осириса, которое "покоилось на воде"! А эпитет о стенах, якобы сделанных из "живых змей" может так же иметь отношение к металлу, из которого был изготовлен корпус этого корабля. Вполне возможно, что этот корпус обладал и каким-то электрическим зарядом. А может быть он просто блестел на солнце, как змеиная кожа. Тогда и предназначение загадочного Осириона могло как-то перекликаться с этим самым судном Осириса-Энки... Что если это загадочное сооружение было одной из пристаней для подводного корабля, заходившего туда по одному из подземных туннелей со стороны Нила?
   - Или там могла находится, скажем, заправочная энергетическая станция! Либо станция технического обслуживания, - предположил я.
   Светлана бросила на меня благодарный взгляд сияющих синевой глаз.
   - Да. Тогда становится понятным и значение древней египетской фрески, на которой некий "бог" сидит в пещере и регулирует уровень воды в Ниле, закрывая и открывая специальные шлюзы на плотинах в районе Асуана. Это было необходимо как раз для передвижения судна Осириса.
   - Не исключено, - не стал возражать Акира. - На своём корабле Осирис-Энки вполне мог персекать и океаны. Ему был открыт путь и в Америку, и в Индию, куда, согласно Плутарху, он и отправился вскоре после своего воцарения с некоей миссией. А индейцы майя помнили появление на их земле "бога" Кецалькоатля, прибывшего с востока так же по морю. О возможности плавать по морям-океанам Э-Энгуры говорит и шумерский миф: "Храм, построенный на краю, под стать божественным МЕ! Эриду, тень твоя простирается до середины моря! Вздымающееся море, не имеющее равных; могучая, внушающая благоговение река, что ужасает Страну! Храм у края Энгуры, лев в сердце Абзу, возвышенный храм Энки, привносящий в Страну мудрость...".
   - Тогда становится понятен и смысл поклонения лингаму, с незапамятных времён широко практиковавшемуся в Индии и Юго-Восточной Азии, - выпрямилась Светлана.
   - Лингам это индийская эмблема фаллоса, символа бога Шивы? - вспомнил Иллик Шелли.
   - Верно. Этот культ имел довольно позднее происхождение, не известное в ведийскую эпоху. Он впервые упоминается лишь в "Махабхарате", - пояснила девушка. - И с культом линги тесно связан культ йони, якобы символизировавшей женскую вульву. На самом же деле составная конструкция линга-йони не имеет ничего общего ни с фаллосом, ни с воображаемой вульвой.
   - Да, - согласился Иллик Шелли. - Это некий цилиндр из камня с закруглёнными вверху углами, который переходит посередине в восьмигранную часть, квадратную снизу. Я видел его изображения в музее.
   - А йони похожа на квадратное основание с круглым или квадратным отверстием в центре, - подхватила Эйго Хара. - С боку у неё есть ещё такое удлинение с канавкой-жёлобом. И восьмигранная часть, вместе с квадратной, располагается внутри этой каменной "подставки".
   Светлана согласно кивнул в ответ.
   - В Пуранах, Тантрах и Агамах этот самый лингам является проявленным образом непроявленного, безличного брахмана Шивы, пребывающего вне времени, пространства, любых качеств и формы. Он так же является непосредственной причиной существования материальной Вселенной, - напомнил Акира Кензо.
   - Получается, речь может идти о какой-то силе или энергии, которая лежит в основе всего? - предположил я. - А объяснить её природу в доступных им терминах древние индусы просто не могли.
   - Именно так, - подтвердил Акира. - И объективно соотносить линга-йони с фаллосом и вульвой, на самом деле, нет никаких оснований. Но тогда возникает вопрос: а что же могла означать столь странная сложносоставная конструкция? Откуда этот образ вообще мог появиться? Что явилось его прототипом? Мы знаем точно, что лингам был непосредственно связан с конкретным богом - с Шивой. Это некий символ, образ чего-то имевшего "божественное происхождение", что было доказательством реальности данного "бога".
   - Значит, в основе действительно лежал некий предмет, когда-то принадлежавший Шиве? - уверенно сказал Амоль Сайн. - Что ещё может служить таким доказательством?
   - Да, конечно, - не стал возражать экзоархеолог. - То есть, лингам-йони имел вполне реальный прототип, который видели и запомнили обитатели Древней Индии и Юго-Восточной Азии. А уже впоследствии, когда "богов" не было на Земле, они стали создавать копии "божественного" предмета. Недаром, в "Шива-Пуране" сказано: "Линга - это отличительный знак, с помощью которого можно узнать природу кого-нибудь".
   - Но что же это могло быть? - недоумённо спросил Зуко Пур.
   - К примеру, часть какого-то поворотного механизма с обжимным приспособлением, - пожал плечами Акира. - Тогда сам лингам это деталь поворотного устройства - стержень или вал, а йони изображает часть обжимного механизма, с помощью которого производился поворот стержня-вала на нужный угол. И вполне естественно, что поворотные конструкции, выполненные из металлов, нуждались в смазке, чтобы облегчить движение или снизить трение соприкасающихся элементов, а так же предотвратить коррозию.
   - То есть, люди-очевидцы могли запомнить, как "бог" с непонятной для них целью заливал с определённой периодичностью в свой "божественный" предмет нечто, похожее на привычные им растительные масла? - докончила Светлана.
   - Да. И в таком случае получает логичное объяснение существовашая традиция полива линга-йони маслом. Оно и должно было выступать в ритуальном обряде в роли такой "смазки", но с утратой изначального смысла этого действа. Кстати, линга-йони встречались и не по одиночке, а сразу по несколько штук, выстроенных в единый ряд. А для технического устройства такая конструкция и расположение может быть тоже вполне объяснимо.
   - Например, когда возникает необходимость обеспечить согласованную работу нескольких поворотных устройств, то при их расположении в одном ряду для этой согласованности достаточно добавить к ним единую систему толкателей? - сообразил я.
   - Верно, - подтвердил Акира. - И подобная система вполне разумна, например, для запорных устройств, вращающих заслонки, расположенные на каналах водной плотины. Показательно, что ритуал, связанный с поклонением лингаму, хоть и сводился к одному и тому же, но мог довольно значительно отличаться в разных местах.
   - Это лишний раз доказывает, что древние очевидцы функционирования прототипа абсолютно не понимали истинного смысла происходящего, потому впоследствии всё и утонуло во второстепенных, незначимых деталях, - заключила Светлана.
   - Правильно.
   - От сюда можно сделать вывод, что в Древней Индии в полепотопное время так же существовали некие плотины на главных реках, служившие для регулирования уровня воды. Возможно, чтобы по этим рекам мог передвигаться всё тот же корабль Осириса-Энки? - сделал вывод Амоль Сайн.
   - Скорее всего. Но эти плотины могли выполнять и ирригационную роль на затопленных Потопом землях, а команда "богов" под руководством того же Осириса-Энки-Шивы обслуживала эти устройства. По легенде, таких плотин, возможно, было двенадцать. Не удивительна и схожесть внешнего вида "богов" в отдалённых друг от друга регионах. Как мы знаем, Осирис, как и Индра, имел голубой цвет кожи, что было отличительной особенностью всех "солнечных богов". И у индейского бога Тлалока была голубая раскраски тела. В то время как другой бог - Шипе Тотек - имел красную раскраску.
   - Как у Сетха! - воскликнул Иллик Шелли.
   - Да. Шива же изображался с белой кожей, но шея у него была синей. Но слово "Шива", как мы знаем, изначально было лишь эпитетом другого "бога" - Рудры. А он и Индра, практически, одна и таже личность. Даже по персонификациям Рудры можно ассоциировать его именно с Индрой-Осирисом, который отправился со своей армией по послепотопному миру с целью обратить людей в свою веру. Хотя египетские тексты сообщают нам об обратном и рисуют этого "бога" как терпеливого благодетеля людского рода, на самом деле это не так. Ведийские тексты открывают нам истинную сущность Громовержца. В "Ригведе" есть немало примеров тому. Во всех обращениях к Рудре мы видим лишь одно - просьбу о милосердии и пощаде: "Ни детям нашим или внукам, ни нашему сроку жизни, ни нашим коровам, ни коням не причини вреда! Не убей, о Рудра, рассвирепев, наших мужей! С жертвенными возлияниями мы всегда призываем тебя". "Ригведа" называет Рудру - "Гхора", что значит "стращный, яростный, неистовый".
   - Но это слово имеет и другое значение - "безупречный, безукоризненный, прекрасный", - заметила Светлана. - И это напрямую указывает на Рудру, как на "Верховного Управителя".
   - Так как же Осирису удалось занять место Геба? - поинтересовался Амоль Сайн.
   - Здесь немалую роль сыграл всё тот же хитроумный Тот-Джехуди. Если вспомнить рассказ об воителе Эрре, который на время заменил на земном троне Энлиля, то станет понятным, что Геб-Эрра вынашивал планы по захвату "Небесного Царства", решив воспользоваться подходящим моментом: "...В обитель богов, куда злому нет входа, введу злодея, в обитель государей вселю проходимца. Зверей подводных заставлю подняться, где увидят их - опустеет город... Приметы сделаю дурными, святилища приведу в запустенье, в обитель богов высокую я впущу Сангхульхазу, пышный царский дворец обращу в руины...". Геб-Эрра горозиться так же уничтожить и всех "старых людей". От этого коварного замысла его отговаривает Ишум, который, как мне думается, и есть Тот: "Ишум уста отверз, вещает воителю Эрре: "Воитель Эрра, узду небес ты держишь, всей земли ты владыка, страны хозяин... людей ведёшь ты... В Эшерре ты славен; в Энгурре державен, Шуану ты блюдёшь, Эсагилой правишь, всю мощь богов ты собрал, тебе повинуются боги, Игиги боятся, Ануннаки страшаться, твоим решеньям внемлет Ану, Энлиль тебя любит, без тебя нет битвы, без тебя нет сраженья, тебе принадлежат войны доспехи! И ещё говоришь в своём сердце: "Вот, меня презирают!"".
   - Возможно, отговаривая Геба-Эрру от полного уничтожения "старых людей", Тот-Ишум пытается таким образом нивелировать отношения со Змиями, опасаясь новой войны? - высказала предположение Светлана. - Хотя войны избежать всё равно не удалось. Я думаю, Тот был хорошим психологом, именно поэтому он и старается убеждить Геба, ослеплённого ущемлённым тщеславием, от опрометчивых поступков. Тем самым, Тот хочет сохранить в неприкосновенности власть своего сына Ра на "Небесах". Поэтому-то он и говорит Гебу-Эрре: смотри, ты получил неограниченную власть на Земле, чего же тебе ещё надо? Все боги и так почитают тебя, ты и так "главный офицер" нашей колонии, почти владыка.
   - Но Гебу этого мало, - покачал головой Акира. - Он стремится подчинить своей власти всю Землю и для этого решает захватить земные владения собратьев и сестёр, наущая при этом против них и людей, армии которых по невежеству выступают на его стороне. Геб-Эрра здесь, как впоследствии и Гор, даёт в руки людей оружие, которого они не знали прежде. Он использует их, как превосходящую силу против тех "богов", что не покинули нашу планету во время Потопа, а так же против допотопных царей из числа "старых людей", присматривавших за техническими объектами "богов". Естественно, перевес сил оказался на стороне Геба: "Связь всех стран в Димкуркурре, граде царя богов, развязал ты, изменил своей божественности, уподобился людям. Оружием взмахнул ты, вышел на стогны, в Вавилоне, как градорушитель, говорил надменно. Вавилоняне, что, словно тростинки, начальника не знают, вкруг тебя собрались, не знавший оружия свой меч обнажает, не знавший стрел напрягает лук свой, не знавший свары вступает в битву... Правителю, пекущемуся о святынях, говорят предерзкие речи... на святилища Вавилона, как вторгшийся враг, бросают пламя. И ты - их предводитель, ты стал во главе их! На Имгур-Энлиль направляешь стрелы... Мухры, начальника врат, кровью мужей и дев запятнал ты жилище... Гневно сердце правителя, отмстителя Вавилону... Предводителя войска ко злу склоняет: "В этот город шлю я тебя, человече! Богов не страшись, людей не бойся, от мала до велика предай всех смерти, не щади ни детей, ни грудных младенцев. Разграбь нажитое добро Вавилона!".
   - Боги со временем совсем не меняются! - печально вздохнула Светлана. - Тоже самое происходило и на Ближнем Востоке тысячелетия спустя, когда бог Яхве напутствовал израильтян захватывать "Обетованную Землю", уничтожая непокорные племена и святыни чужих "богов".
   - Только противостоять Яхве уже было некому, - напомнил Акира. - Он явился на Землю со своими "ангелами", когда остальные "боги" давно ушли с неё. Но свары в их рядах на "Небесах", по-видимому, так и продолжались. Поэтому-то, жаждущий власти, рядовой "божок" и искал в заброшенных владениях прежних "великих богов" нечто такое, что, возможно, позволило бы ему в очередной раз повести борьбу за главенство в "Небесном Царстве". В случае же с Гебом-Эррой, собратья, увидев его злодеяния, принимают однозначное решение поставить во главе земной колонии сына Ра-Ану - Осириса-Энки. Тем самым было положено начало первой династии "божественных царей", правивших уже непосредственно на Земле, а не на "Небесах": "Воитель Эрра! Правого предал ты смерти и неправого предал ты смерти, кто перед тобой повинен, предал ты смерти, кто перед тобой не повинен, предал ты смерти... Но никакого не обрёл покоя. Так молвишь ты в сердце, воитель Эрра: "Ниспровергну сильных, запугаю слабых... Вступлю в жилище царя богов - решений больше не будет!". Во время Совета Эрра просит слова. Он признает, что погорячился и был неправ. Подтверждает, что в его планы входило полное уничтожение человечества, но просьбы Ишума смягчили его сердце. С этих пор Эрра обещает заботится о людях, помочь им восстановить мирную жизнь и поддержать в борьбе с врагами.
   - Память об этих событиях сохранилась и в египетской мифологии, - сказала Светлана. - Я имею ввиду так называемое "Сказании об истреблении людей". Ещё есть "Книга Коровы". Текст этого мифологического повествования был вырезан на стенах гробницы фараона Сети первого. Помните "Око Ра", которого боялись все остальные "боги"? Ра подарил Осирису свою корону - "корону Атефа", которая и была тем самым грозным оружием. Эта "корона" впоследствии перешла к Гору. В древнем свитке под названием "Война сынов Света против сынов Тьмы" прямо говориться об одной из причин этой войны - стремлении врагов Ра и Гора завладеть "Сверкающей Короной". Похожие мотивы мы можем увидеть и в более поздних шумерских мифах, повествующих, судя по всему о тех же самых событиях.
   - А о чём говорится в этих сказаниях? - поинтересовался я.
   Акира снова развернул лист электронного справочника и положил его у себя на коленях.
   - Первое сказание повествует нам о времени, когда бог Ра был уже стар: "Кости его стали серебром, плоть - золотом, волосы - лазуритом". И люди замыслили против него "дурное". Но Ра узнал о дурных делах, задуманных людьми против него, и позвал к себе остальных "богов", чтобы держать совет. Позволю себе немного процитировать текст. Это даст нам более полное представление о некоторых интетесных деталях мифа, проливающих свет на дальнейшую земную историю "богов". Итак: "Тогда его величество сказал тем, кто находится в его свите: "Позовите ко мне моё Око, Шу, Тефнут, Геба и Нут вместе с отцами и матерями, которые были со мной, когда я пребывал в Нуне вместе с Нуном. Пусть он приведёт свою свиту с собой. И пусть приведёт в тайне, чтобы не видели люди и чтобы их сердца не упали. Приди с ними в Великий зал, пусть они выскажут свои соображения, и я отправлюсь в Нун, в то место, откуда я появился". Эти боги были приведены, и они распростерлись по обе стороны, касаясь головами земли перед его величеством...".
   Акира Кензо оторвал взгляд от светящегося текста и оглядел присутствующих.
   - Обратите внимание, что речь здесь идёт о времени непосредственно перед Потопом, когда основная масса "богов", согласно шумерским источникам, покинула нашу планету и держала Совет во главе с Ану о том, как им поступить дальше, и о том кто же должен уничтожить людей.
   Акира снова обратился к тексту справочника и продолжал:
   - Когда "боги" пришли по повелению Ра, тот обратился к ним со следующими словами: " - О Старейший, из которого я произошёл, и вы предвечные боги! Смотрите, люди, произошедшие из моего Ока, замыслили против меня. Скажите, что бы вы сделали против этого? Смотрите, я не стал убивать их, пока не услышал, что вы скажите". Тогда сказало величество Нуна: "Сын мой Ра, Бог который величавее породившего его и старше создавшего его, сидящий на своём троне! Велик страх перед тобой, когда твоё Око выходит против виновных перед тобой!".
   - Но самое главное в данном сказании всё же не в истреблении провинившегося человечества, - заметила Светлана.
   - Да? А в чём же? - Молодой астроном приподнял одну бровь, удивлённо глядя на девушку.
   - Главное в продолжении мифа. После закончившегося уничтожения людей, Ра неожиданно поражает "жгучая боль болезни". И это уже относит нас к параллельному сказанию "Ра и змей". В нём повествование так же начинается со времена, когда бог Ра "состарился, и дрожал его рот, и его слюна стекала на землю, и то, что он плевал, падало на почву". То есть, приблизительно, ко времени прихода "солнечных богов" на земли Египта.
   - Да. Смотрите, какое количество замечательной информации даёт нам этот миф! - нетерпеливо продолжал Акира. - Ра приказывает Тоту позвать к нему Геба. И когда Геб приходит, Ра говорит ему очень содержательные слова: "Озаботься змеями, обитающими в тебе! Смотри, они будут страшиться меня в моём образе. Ты знаешь все их чары. Ступай же к тому месту, где пребывает отец мой Нун. Скажи ему, чтобы остерегался змей в земле и воде. Запиши и посети сам все гнёзда твоих змей...".
   - Ого! Здорово! - воскликнул Иллик Шелли. - Выходит, Геб был тоже из "клана Змиев"! И Ра пытается угрожать ему? Мол, подумай хорошенько, с кем ты связался. Я силен и ужасен, и те, с кем ты на одной стороне, всё равно побоятся меня... Да он просто напрямую предлагает Гебу стать предателем! Перепиши, говорит всех поимённо и места, где они находятся, чтобы я знал.
   Иллик возбужденно огляделся по сторонам, словно ища поддержки у остальных.
   - Нет, это не так, - отрицательно покачал головой Акира. - Ты забываешь, что мы исследуем не историческую хронику, а миф, наполненный дуальной символикой, всевозможными аллегориями и метафорами. И Геб в данном случае всего лишь символизирует нашу планету, Землю. Он и был у древних египтян соответствующим "богом". Поэтому Ра и говорит о "клане Змиев", властвующем в это время на Земле. Он призывает Геба, как "главного офицера" колонии, а теперь уже и её Царя, принять меры к борьбе со Змиями. Далее Ра напутствует своего ставленника: "Запиши и посети все гнёзда твоих змей и скажи: "Берегитесь испортить что-нибудь! Пусть они знают, что я здесь, ибо, смотри, я сияю и для них. Смотри, их имущество пребудет в этой земле навеки. Берегись также этих заклинателей и заклинаний, которые знают их уста, ибо бог Хекау самолично пребывает там, так же как бог Познание - с тобою... Я буду стеречь их, как и раньше. Я перепоручу их сыну твоему Осирису, чтобы он стерёг их детей, и сердца их властителей будут покорны из-за тех, которые творят по желанию своему по всей земле силою своего колдовства, пребывающего в их животах".
   - "Берегитесь испортить что-нибудь"... Это означает: перестаньте наставлять людей против "солнечных богов"? - Светлана внимательно посмотрела на экзоархеолога. - А "их имущество пребудет в этой земле навеки" ... Это же о всех допотопных постройках Змиев - "древних курганах", Тиуанако, Теотиуакане, Ангкор-Вате, Баальбеке! И как ёмко и ярко сказано о магических способностях и могуществе Змиев. Сам бог Хекау - "магия" и "волшебство" - с ними. Ану-Ра действительно боялся этого могущества. Ему самому было не под силу справиться со Змиями, потому что он не обладал их силой их магических способностей. Лишь только его "Око" и позволяло ему удерживаться у власти.
   - Это же прямой шантаж! - в очередной раз возмутилась Эйго. - Захватите их детей, и тогда родители станут послушны. Как это низко и недостойно для "бога"!
   - А "бог Познание" - это о Тоте? - Светлана внимательно посмотрела на Акиру.
   - Конечно, - кивнул экзоархеолог. - Вот что ему говорит Ра: "Смотри, я здесь, на небе, на своём месте. Я буду давать свет и сияние в Дуате, а ты будешь писцом здесь. Властвуй над всеми, кто тут находился, когда мы создали, и всеми, кто бунтовал. Это ты будешь отражать спутников этого Злобного. Ты будешь на моём месте, мой наместник. И будет сказано о тебе: "Тот - наместник Ра". И я сделаю так, что ты будешь посылать тех, кто больше тебя"... Как видите, Ра назначает своего отца наместником на Земле, вместо Шу. Более того, он даёт ему неограниченные права: "... я сделаю так, что ты будешь посылать тех, кто больше тебя". То есть, происходит очереная силовая смена власти. Ра-Ану выдвигает на первые места своего отца и сына, законодательно закрепляя это: "И я прикажу тебе, чтобы ты простёр твою руку в присутствии предвечных богов, которые больше тебя. Моё слово прекрасно, если ты сделаешь это".
   - Таким образом, последовательность правления "богов" на Земле после Потопа была определена единолично Ра? И сделано это было для того, чтобы не допустить к власти наследников Шу? - спросил Иллик Шелли.
   - Да. Ра говорит своему отцу: "Ты будешь моим визирем, и пока люди видят тебя, их лица открыты благодаря тебе и возблагодарят Бога за тебя".
   - Значит, в результате этого, прежнее место Геба, как "главного офицера" колонии, занял Тот, а управляющим колонии или "царём" стал Осирис? - уточнил я.
   - Наоборот. Как пишет Прокл: "Крон оскопляющий и сам в свою очередь, оскопляемый". То есть, придя к власти через свержение своего отца, Геб поплатился той же монетой. И не случайно, что впоследствии правление второй династии "богов" в Египте началось именно с Тота. Только он оставался к тому времени единственным носителем родства с Ра и, соотвественно, проводником его интересов и политики. И правление второй "божественной династии" отнюдь не было спокойным и безоблачным, как это может показаться на первый взгляд из-за отсутствия подробной информации о том периоде древнеегипетской истории. Видимо, не случайно Тот-Джехуди так тщательно прятал все свои "знания" и "книги" от глаз людей. Ему было что скрывать - истину. Есть один древний папирус, который приоткрывает завесу тайны периода правления Тота.
   - "Папирус Анти"? - догадалась Светлана.
   - Верно.
   Акира пробежался пальцами по экрану справочника и зачитал светящийся текст:
   - "Приветствую тебя, о Тот! Что случилось с божественными детьми Нут? Они затеяли сражение, они продолжают враждовать, они сотворили зло, они создали демонов, они совершали убийства, они вызвали волнения. Поистине во всех их деяниях могущественный противостоял слабому. Да будет на то воля твоя, о могущественный Тот, чтобы исполнилось то, что приказал бог. Ты не творишь зла и не поддаешься гневу, когда они вносят смятение в годы свои, и заполняют свои пространства, и стараются нарушить месяца свои. Ибо во всём, что они делали для тебя, они в тайне творили зло".
   Акира поднял глаза от экрана справочника.
   - В этом описании появляется огромный пласт информации о конце Эры Льва. И в каждой строчке мы можем увидеть реальную картину событий того далёкого времени.
   - Очень похоже на жалобу какого-то доносчика! - неприязненно заметила Эйго. - Так и сквозит желание очернить тех, на кого он доносит Тоту. Даже противно становится!
   Девушка брезгливо поморщилась и отвернулась.
   - Не судите их строго, - улыбнулся Акира. - Неужели вы ещё не поняли, что большего ожидать от "солнечных богов" и не приходиться? Но мы видим здесь и рад моментов, указывающих на то, что и во времена правления второй династии, вплоть до Эры Близнецов, противоборство с "кланом Змиев" продолжалось.
   - Но "богов", правивших Египтом в Эру Льва, было четверо! - вспомнил Зуко Пур.
   - Разумеется. Родным сыном Геба от Нут являлся Сетх. Именно он родился первым после Осириса. Видимо, чтобы держать его подальше "земного трона" и не дать Гебу сделать своего сына "царём", Ра покровительствует Сетху, назначая того своим воином-защитником и писцом "богов".
   - То есть, даёт ему место Тота, который к этому времени занял другую, более высокую должность? - сообразил я.
   - Именно. Кроме того из египетских гимнов следует, что Сетх выполнял обязанности самого Геба. В одном из гимнов времён фараона Аменхотепа третьего говориться от лица Сетха: "Я был управляющим твоего трона и надзирал за работами в твоём святилище...". И далее: "Сет, надзиравший за работами Амона (Ра) в Южном Апте (Луксор) и, Хор, надзиравший за работами в Северном Апте (Карнак), говорят: "Я надзирал за работами на западном берегу Нила, а он надзирал за работами на восточном берегу; мы оба были надзирателями за величайшими сооружениями в двух Аптах, но особенно теми, что вокруг Фив, города Амона(Ра)".
   - Наверное, надежды Геба на возвращение себе царского трона так и остались только надеждами. Поэтому-то он и решает родить ещё одного ребёнка от Нут, - задумчиво сказала Светлана. - Но на этот раз рождается девочка Ист - Исида. К тому же, предвидя эти стремления Геба, хитроумный Джехуди сам вступает в связь с "богиней", к которой питал давнюю страсть. Подтверждение правоты Плутарха можно найти в одном из гимнов, посящённых Инанне, где бог Луны, Син назван её отцом.
   - Да. Геб оказывается дважды в проигрыше при дележе власти. Но, видимо, он всё же догадывался о чужом отцовстве при рождении Исиды. Поэтому и предпринимает ещё одну попытку родить себе наследника от своей матери. И снова его постигает неудача. Опять рождается девочка - Небт-Хат или "Госпожа Дома". Мы знаем её больше под греческим именем Нефтида. Вот тут-то и начинается новый виток борьбы за власть среди четвёрки "богов", которых Манефон называет "первыми божествеными фараонами" Египта.
   - И Исида в этой борьбе окзалась самой несчастной, - скорбно поджала губы Эйго.
   - Не скажи, - покачал головой Акира Кензо. - Эта "богиня" была не так-то и проста, как может это показаться на первый взгляд. Поэтому в нашем историческом расследовании к ней стоит приглядется повнимательне. Естественно, как и все остальные "боги", Исида носила в различных мифологиях разные имена. Поэтому она нам известна и как Инанна, и как Иштар, и как Астарта. Все эти имена должны быть всем вам хорошо знакомы. Мне думается, что сразу же после совего рождения, Исида была похищена у родителей - Геба и Нут - "богом" Тотом, который и был её настоящим отцом. Он рассказывает Исиде о её истинном происхождении и о том, кем приходится ей находящийся на "Небесном престоле" Ра. Ведь он был её родным братом по матери и по отцу. Чтобы удостовериться в истинности утверждений Джехуди, Исида, согласно одному из мифов, решает узнать "истинное имя" Ра.
   - "Вот, Исида была женщиной. Отвернулось её сердце от миллионов людей, и она избрала миллионы богов и сочла миллионы духов. И она узнала всё на небе и на земле, подобно Ра. И она замыслила в своём сердце узнать имя могучего бога", - процитировала по памяти Светлана.
   - Да, очень содержательный и интересный фрагмент, - лукаво сощурился экзоархеолог. - То есть, Исида задумала докопаться до происхождения Ра и узнать имена его родителей. В этом ей снова помогает Тот-Джехуди. По приглашению своего отца, Ра прибывает на Землю из Аат-Небес. Миф повествует о том времени, когда Исида, будучи "простой женщиной", перестала заниматься проблемами людей и вознамерилась получить знания "богов". Хронологически это относится как раз ко времени, когда она ещё не была ни женой Осириса, ни великой "богиней" среди равных.
   - И какими же знаниями наделил её вездесущий отец? - поинтересовался Кави Рам.
   - Эти знания охватывали, как познание земного мира, так и знания о небесных сферах, и многое из того, что впоследствии причислялось людьми к эзотерическому знанию, имевшему сакральный характер. На это нам указывает фраза: "сочла миллионы духов". Подобное знание, касающееся духовных сфер, и есть самая настоящая магия. А "бог" Тот, как нам известно, славился своей мудростью и всевозможными умениями в магии и волшебстве.
   - И заполучив эти знания, Исида решает узнать "имя могучего бога"? - спросила Эйго, внимательно глядя на своего коллегу. - А с какой целью? Что она задумала?
   - В этом сказании есть прямое указание на "клан Змиев" и тесную связь с ним "богов", находившихся в земной колонии: "Души всех богов и всех богинь пребывают в змеях". Думаю, Исида узнала о "клане Змиев" от того же Тота. Так же ей было известно и о давнем противоборстве между двумя различными кланами "богов". И Исида решает использовать это знание для того, чтобы выведать тайное "имя" Ра. С какой целью? Конечно же, для получения для себя кусочка лакомого пирога - земных владений и властных полномочий. Для этого Исида, как нам сообщают, берёт "слюну" Ра. Растерев её с "пылью" в своей руке, она создаёт "могучего змея". Иначе говоря, образ самого страшного врага Ра-Ану.
   - Поразительно! - не удержалась Эйго Хара, бросая на экзоархеолога тёмный огненный взгляд. - Что же происходит дальше?
   - А дальше Исида кладёт этого самого "змея" на дороге, по которой Ра ежедневно обходил свои владения, и "змей" жалит его: "И ужалил его могучий змей, и огонь жизни стал из него выходить. И бог величайший открыл свои уста, и голос его достиг неба, и Девятка сказала: "Что это?". И боги его стали спрашивать. И он не находил силы ответить о себе". Собрав последние силы, Ра обращается к своей свите: "Поразил меня змей, которого я не ведаю. Не огонь ли это, не вода ли это? Приведите ко мне моих детей, богов, чарующих речами и сведущих устами, чья власть достигает неба!".
   - Но пришедшие "боги" не могли помочь Ра, - докончила Светлана. - Тогда пришла сама Исида "со своими чарами, и её уста с дыханием жизни, ибо речи её отгоняют болезни и её слова оживляют тех, чьи горла закрыты".
   - Она что, и мёртвых могла оживлять, как Асур Майя? - изумился я.
   - Вполне возможно, - спокойно ответил Акира. - Ведь и Тот-Джехуди обладал подобными способностями. Однажды он пришёл со "словами оживляющими" и спас маленького Гора от укуса скорпиона... Это магия Сид! Как это не странно слышать, но "боги" обладали магическими способностями. Знания о магии - прикладном использовании свойств духовно-нематериаьного мира - хотел передать людям и "клан Змиев". Но после его поражения в войне с "солнечными богами", а много позже и стараниями церковной инквизиции, эти магические знания были безвозвратно утеряны для человечества... Хотя, возможно, нам со временем и удасться найти нечто, что могло бы сохраниться в нетронутых тайниках или было записано в знаменитых "книгах Тота", - добавил экзоархеолог и обнадёживающе улыбнулся.
   Я заметил, как присутствующие в кают-комапании переглянулись после этих его слов.
   - Но не будем отвлекаться, - нетерпеливо сказал Акира. - Что же Исида? Она сказала Ра следующие слова: "Что это, что это, отец мой божественный? Не змей ли ужалил тебя? Не одно ли из твоих порождений подняло свою голову против тебя?"
   - Вот чертовка! - восторженно воскликнул Амоль Сайн, но тут же осёкся от укоризненного взгляда Светланы. - Извините, просто не могу не восхититься умом и отвагой этой женщины. Она же напрямую ему говорит: "Это те, кого ты сам восстановил против себя своим вероломством! Они поднялись против тебя, чтобы бороться, и ты ещё почувствуешь какова боль от их "укусов"!".
   - Возможно, - задумчиво кивнул Акира Кензо. - Исида была умна и хитра к тому же. Здесь она ведёт смелую игру с Ра, от которой напрямую зависит её дальнейшая судьба. Ведь теперь Исида знает, что будучи официально дочерю низверженного с должности начальника колонии Геба, она вряд ли сможет занять высокое место среди своих сородичей.
   - Прагматичная особа, - заметил я. - Похоже, мысли всех "богов" и "богинь" были заняты только одним - заботой о власти и привелегиях. И это те, кто "породил" нас с вами!
   - Родителей, как известно, не выбирают, - сдержанно улыбнулся Акира. - Но в конечном итоге делаем мы себя сами, и в наших силах быть лучше своих "родителей". Человечеству понадобилось полторы тысячи лет, чтобы исправить прежние ошибки и встать на дорогу изменения самих себя. Четыре миллиарда жизней были ценой нашего сегодняшнего успеха. А в начале своего пути, о котором мы с вами говорим, человечество было ещё неразумным ребёнком, впитывавшим, как губка, всё, что ему давали "родители". Тем более, что они постарались воспитать своё детище соответствующим образом.
   - Наломали дров, наворотили дел в "деской песочнице", и позорно бежали с планеты! - покачал головой Кави Рам, хмуря густые брови.
   - Вот мы и разбираемся в том, что они наворотили, чтобы ясно понимать своё прошлое и избежать повторения прежних ошибок в будущем, - убеждённо сказал Акира Кензо. - Шаг за шагом, отделяя зёрна от плевел, Добро от Зла. Вот почему так много времени я потратил на этот рассказ. Не только для нашего несведущего гостя, Сида. Но и для всех нас - каждого, кто так или иначе причастен к этой работе - ибо мы, как никто другой, вплотную соприкасаемся с "ядом" прошлого, и можем сами не заметить, как он исподволь погубит и нас. Так что я буду неустанно повторять, доносить до каждого жителя Земли правду о нашем общем прошлом... Если у меня будет такая возможность. На нас всех лежит отвественность. Почти как на Охранных Системах, откуда прибыл к нам Сид. Поэтому не случайно, что он сегодня здесь, среди нас. Мы, учёные, должны равняться на него в деле обезвреживания наследия мёртвой цивилизации "богов".
   Акира посмотрел на меня, и я почувствовал некоторую неловкость. В самом деле, если бы он знал с каким заданием меня прислали сюда, то, наверное, изменил бы своё мнение. Чтобы отвлечься от этих мыслей, я спросил у него:
   - И что там было с Исидой дальше?
   - Ах, да! - спохватился экзоархеолог. - Исида сообщает Ра следущее: "Воистину, змей будет повержен превосходными чарами, и я заставлю его отступить от зрения твоих лучей! Скажи мне твоё имя, о, мой божественный отец! Ибо живёт человек, произнесший своё имя".
   - Что-то с этим "именем" мне не совсем всё понятно, - проворчал я и посмотрел с надеждой на Светлану.
   - Человек по представлениям древних египтян состоял из шести сущностей, - охотно откликнулась она, улыбаясь мне. - И эти представления, несомненно, перешли к ним от самих "богов". Первой из этих сущностей была "Саах" или "тело" - бренная оболочка, которая не способна жить без "Ка" - "двойника", полной копии человека, как индивидуума. "Ка" это смертная сущность, разрушающаяся при переходе души человека в "загробный мир". В отличии от "Ба" - "души" или "жизненной силы", которая бессмертна. Изначально считалось, что "Ба" было присуще только фараонам, которые вели родство по крови от самих "богов". Но уже в Среднем Царстве "Ба" приписывалось каждому человеку.
   - Ещё одной сущностью была "Аху" - "светлый" или "освящённый", - продолжала Светлана, бросив беглый взгляд на экзоархеолога. - Эта сущность была необходима для существования в Дуате. Обретал её человек уже после смерти, путём ритуала "отверзания очей". "Шуит" - "тень" отражала саму суть человека, то, что он представлял собой, как индивидуальность. Это и есть личность в нашем понимании. И, наконец, "Рен" - "имя". Оно занимало очень важное место в жизни каждого древнего человека, потому что считалось, что тесно связано с душой, а значит и с духовным миром - Дуатом. Данное при рождении имя нельзя было никому говорить. Оно должно было непременно оставаться в секрете.
   - Почему? - ещё больше удивился я.
   - Тот, кто знает подлинное имя человека, может навредить ему с помощью магии или злых чар, - пояснил Акира Кензо. - И для людей, и для "богов" в древности это имело очень большое значение. Впоследствии же эта вера превратилась в примитивное суеверие. А зря. Лишь в мире, наполненном до краёв добром, можно не опасаться за свою душу. Но долгие тысячелетия наш мир был под властью Зла и несчётное количество душ было им погублено. Из египетского мифа становится понятным, почему и Ра, и другие "боги" имели так много различных имён. Сам Ра говорил: "Я многоимённый и многосущный, и сущность моя в каждом боге. Нарекли меня Атум и Гор-Хекену. И сказали мне мой отец и моя мать моё имя, и скрыто оно в моём теле с моего рождения, да не будет дана власть колдовская тому, кто стал бы колдовать против меня".
   - На этом была построена вся египетская религиозная модель, - закивала Светлана. - Египетский предвечный бог Неберджер в ходе творения распадается на две части: Тело и Душу. Такой подход по всем своим параметрам полностью противоположен циклической модели индуизма, хотя это так же цикл, но совсем иного рода. В индуизме превуалировал чистый Свет Души и плавающее в водах Причинного Океана вселенское Яйцо - то уходящее под воду, то вновь всплывающее - подчёркивало первичность Света, Сознания, Души, чистого наблюдения и присутствия. Это означало, что есть выход, освобождение от иллюзий, испаряющихся на Свету. Поэтому проявленный мир и считался обманом, майей. А в моделях авраамических религий мир уже не просто обман, а яркая и острая ложь - "ничто", которое полностью отрицают. В древнем же Египте этого "перекоса" в сторону Света не было. Все боги вечны, все "имена", соответственно, как и все явления, тоже вечны и содержаться в вечном пространстве Дуата - в духовно-нематериальном мире, то есть. Оттуда все они материализуются в наш мир. И в начале Творения никакой "ошибки" не допущено - Бог-Творец не впадает в иллюзию, обман или ложь. Он просто "множиться". Это распад одного имени на миллион и миллиард имён, которые вечны в пространстве Дуата. Так же распадается и единая Душа на миллиард душ. Поэтому "предвечного бога" и называют эпитетом "Владыка всего до предела", поэтому нет никакой "Бездны".
   - Мне думается, что египетская концепция отражает лишь первый этап Творения, - заметил Акира. - Тогда всё нематериальное было единым, а порождение материального происходило за счёт "ресурсов" духовной вселенной. Индуизм же рассказывает уже о следующем этапе, в процессе которого происходит формирование законов и структуры взаимодействия двух миров. Это как круговорот воды в природе - постоянное возвращение душ в исходную точку и новое рождение. Здесь нет уже начального выброса исходного материала, не происходит его деление. Происходит восполнение запасов за счёт "круговорота". Оттого и возникает стремление побыстрее избавиться от материального мира, который признаётся бренным, а так же иллюзией.
   Экзоархеолог оглядел присутствующих: понимают ли его?
   - Авраамические религии не в силах были осознать этой сути, - продолжал Акира. - Они просто отрицали мир, призывая к его разрушению за якобы допущенные Творцом ошибки, потому что ставили материальное выше духовного. Потому что материальное служило не высшей цели - совершенствованию Души - а было нужно для чисто утилитарных целей: для удовлетворения потребностей конкретной группы "богов". Египтяне правы в том, что "имена" и души - это одно целое и содержаться они в духовно-нематериальном пространстве, откуда проникают в наш, материальный мир. Но и индуизм, рассказывающий о первичности души, не лжёт, хотя и называет "имена" обманом и иллюзией. Просто души могут менять свои "имена", которые вечны. Отсюда и нет никакой "Бездны" -она тоже вечна. И, значит, это уже не "Бездна", так как она имеет "дно". И в этом круге вечности каждый обладает свободой выбора, потому-то вечность бесконечна. Потому-то узнать имя своего врага означает одержать победу над ним.
   - Поэтому все "боги" и скрывают свои "имена", - подытожила Светлана. - Чтобы не выпасть из круга вечности. Потому-то Ра даже в обмен за избавления от мучений не хочет сообщать Исиде своё настоящее "имя": "Не ведают боги моего имени. Я - Хепра утром, Ра - в полдень и Атум вечером". Но такой ответ совсем не устраивает Исиду. Лишние враги на пути к славе ей не нужны: "Не было твоего имени в том, что ты мне говорил. Скажи мне его, и выйдет яд, ибо живёт человек, чьё имя произнесено!", - настаивает она. И Ра вынужден уступить ей: "Да обыщет меня Исида, и да выйдет моё имя из моего тела в её тело!". Исида же воскликнула: "Знаю я Ра под его собственным именем!".
   - Значит, он ей поведал об их родстве? - удовлетворённо кивнула Эйго.
   - Да. Получив подтверждение слов Тота, Исида понимает, что она в самом деле не просто дочь смещённого со своего поста "главного офицера", а родная сестра самого Царя Небес. Но в нынешнем своём положении Исида чувствует себя обделённой. В одном из папирусов записано: "Вот Астарта сидит на берегу моря; говорит оно ей: "Откуда пришла ты, дочерь Пта, богиня могучя, бурная? Разве твоя обувь не износилась? Разве одеяние, что на тебе, не обветшало во время хождения туда и сюда по небу и земле?". Астарта выслушала море и поднялась, чтобы идти к Эннеаде... Великие увидали её и стали пред нею. Малые увидали её и легли на животы. Дали ей её трон. Она села...".
   Экзоархеолог оторвался от своего справочнка.
   - Разумеется, занять трон в Аат-Небес Исиде было не под силу. Для этого нужно было бы свергнуть с престола своего брата, Ра. Но Джехуди объясняет дочери, что власть на Земле у того, кто владеет заветными "ме". То есть, у того, в чьих руках находится центр управления космическими кораблями и связь с "Небесами". Эта информация наводит Исиду на мысль о необходимости похитить "ме" у своего брата Осириса. И ей это удаётся. Рассказ об этом можно найти в шумерском мифе "Энки и мировой порядок". Там чистолюбивая Инанна, считавшая себя обделённой привелегиями, горько упрекает Энки в этом, а "бог" утешает её. Он говорит, что на самом деле власть "богини" велика и в её ведении "посох, кнут и палка пастуха, прорицание оракула о войне, изготовление нарядных одежд". Но Инанна добивается особой милости. Она желает получить возможность "разрушать неразрушимое и уничтожать неуничтожимое".
   - Эка куда хватила! - усмехнулся Кави Рам, качая головой.
   - Энки призывает совего советника Исимуда, - продолжал свой рассказ Акира. - Он сообщает тому об Инанне: "Дева, совсем одна, направляет свои стопы к Абзу, проводи её к Абзу в Эриду, дай ей вкусить ячменного пирога с маслом, налей ей холодной воды, что освежит её сердце, Дай ей испить пива "перед ликом льва", за священным столом, столом небес, скажи Инанне слова приветствия". Исимуд встретил Инанну и проводил её в Абзу, усадив её за пиршественный стол. Вскоре и сам Энки присоединился к гостье. Ослепительная красота Инанны и праздничное настроение расположили "бога" к хмельным напиткам. Когда он уже порядком захмелел, "богиня" обратилась к нему с просьбой показать ей "таблицы судеб", в которых содержалось "ме": "О мой отец, подари мне сто великих установлений, направляющих дела людей, погрузи их в небесную ладью и отправь со мной в мой город Урук". Опьянённый вином и очарованием Инанны, Энки не в силах был противиться её просьбе: "Именем власти, именем моей власти, Святой Инанне, дочери моей, я дам божественные законы", - говорит он. Приняв дары, хитрая "богиня" спешно прощается и отбывает в Урук. Протрезвевший же Энки, услышав от Исимуда историю о том, как он самолично вручил Инанне "таблицы судеб", глубоко раскаивается в своём поступке. Он отправляет Исимуда в погоню за "богиней", дав ему в сопровождение демомнов морских глубин - "лахама". Семь раз Исимуд настигал Инанну и семь раз "богине" удавалось спастись от преследования. Наконец, она благополучно достигла Урука вместе с "таблицами судеб", после чего стала мурее и сильнее всех остальных "богов".
   - В тексте "Экзальтация Инанны" есть так же строки: "самая драгоценная госпожа, любимица Ана, велико твоё божественное сердце... Любимая супруга Ушумгаланна, ты - великая госпожа горизонта и зенита небес", - процитировала Светлана.
   - Чья она супруга? - не понял я.
   - Ушумгаланна. Это одно из имён Димузи - "Истинный сын водной бездны" - умирающего и возрождающегося божества плодородия. То есть, Осириса, - охотно пояснила Светлана. - В одном из текстов так же говорится, что Инанна советуется с Ану в его "возвышенном месте": "Прекрасная госпожа, радость Ана, спустилась свыше подобно воину. Она несёт то, что подобает ... небесам. Она советуется с Аном в его возвышенном месте. Среди молодцев и героев да будет она одна избранной!".
   - Получается, супружество Исиды и Осириса вовсе не было каким-то рядовым событием, как это воспринимается по египетским мифам? - задалась вопросом Эйго.
   - Египетские мифы слишком скупы в отношении своих "богов", - покачал головой Акира. - Я нисколько не сомневаюсь, что более полные данные были. Но, к сожалению, до нас они либо не дошли, либо дошли только в пересказе греческих или финикийских авторов, которые записывали их со слов египетских жрецов Нового Царства. И эти пересказы искажены и зачастую слишком путанны в силу исторической картины, на фоне которой они записывались.
   - Мне как раз вспомнился другой египетский папирус с одним из таких финикийских мифов, - сообщила Светлана. - Там излагается несколько другая история возвышения Исиды-Инанны-Астарты. Но она тоже непосредственно связанна с Осирисом-Энки. Только здесь он выступает, как "бог моря" Йамму, который решил, что он самый великий из "богов", а все остальные должны платить ему дань.
   - Это как раз после захвата власти Осирисом и смещении со своего поста Геба? - догадался Иллик Шелли.
   - Да, верно, - утвердительно кивнула Светлана. - "Боги" испугались Йамма. Первой была "богиня" Ренетут. Она дала ему серебро, золото, лазурит и ларцы, полные драгоценностей. За ней понесли дань и остальные "боги". Но "бог моря" этим не удовлетворился. И тогда остальные "боги" испугались ещё больше. Они решили, что Йамма совсем разорит их и стали думать, как с ним договориться. Заговорщики разработали план, в котором главная роль отводилась "богине" Астарте. Она должна была войти в доверие к Йамму и обольстить его. Испугавшись поначалу, Астарта, в конце концов, согласилась помочь своим собратьям. Наверное, она поняла, что может излечь из этого выгоду и для себя.
   - Позвольте я немного процитирую? Я как раз нашёл этот миф в своём хранилище данных, - предложил Акира и, в ответ на согласный кивок девушки, зачитал: - "И вот Астарта пришла туда, где заседали великие боги. Они стали просить её пойти к Йамму, соблазнить его и вызвать у него любовь к ней. А затем уже попросить Йамму уменьшить дань. И Астарта согласилась. Взяла Астарта свою долю дани, отправилась к берегу моря и вошла во дворец Йаммы. Там она стала петь и смеяться. И спросил Йамма: "Зачем ты пришла ко мне? Сандалии на твоих ногах разбиты, и платье на тебе разорвано от долгой ходьбы". И сказала ему Астарта, что принесла она ему свою дань и хочет сама её отдать. Радостный, впустил Йамма её в свой дворец. Там начала Астарта соблазнять бога моря и добилась своей цели. Полюбив Астарту, Йамма решил женится на ней. Он отправил вестника к её отцу. Тот обратился к другим великим богам и попросил совета. Боги посоветовали согласится на требование Йаммы, но также передать богу моря, что он должен отказаться брать с них непосильную дань. Однако Йамма на это не согласился. И были вынуждены боги снимать свои драгоценности и отдавать их в качестве дани Йамме. Скорбели боги по этому поводу и не раз вступали в переговоры с Йаммой. И тогда Астарта сказала, что не будет она женою бога моря, если тот будет настаивать на своих требованиях...".
   - Получается, союз Исиды и Осириса вовсе не был вызван обоюдным чувствами? - рассуждая вслух, произнёс Иллик Шелли. - Это скорее был брак по расчёту. И главным здесь опять была борьба за власть и привелегии!
   - Безусловно, - подтвердил Акира. - Даже в семейной тройке Джехуди-Ра-Осирис эта борьба никогда не ослабевала. Показательным в этом отношении можно считать индуистские мифы о Творении, в которых фигурирует тройка богов: Брахма, Вишу и Шива. Как нам сообщается, в самом начале Творения из пупка могущественного бога Вишну, возлежащего на вселенском змее Шеше, плававшим в водах причинного Океана, вырос цветок лотоса, в центе которого сидел великий бог Брахма. Оба бога начали спорить друг с другом, кто из них двоих создал Вселенную и значит должен считаться главным. Их спор продолжался очень долго, пока перед ними, "в виде бесконечного огненного столба", не появился огромный лингам - символ бога Шивы. Брахма и Вишну решили найти начало и конец этого "столба", для чего один из них отправился вверх, а другой вниз. Но и через тысячу лет они не смогли достигнуть своей цели. Тогда оба бога вернулись и снова встретились, а из столба-лингама к ним навстречу вышел Шива, который и объяснил им реальное положение каждого в этой Вселенной. Превосходство Шивы было однозначно признано.
   - А кто здесь кто? - уточнил я.
   - Разве вы не догадались? - снова хитровато прищурился экзоархеолог. - Брахма в этом мифе идентичен египетскому Тоту. Вишну, как мы установили - это безусловно Ра, а Шива тогда никто иной, как Осирис.
   - Да, очень похоже на то, - согласился Амоль Сайн, потирая высокий лоб.
   - Так вот, - продолжал Акира Кензо. - Ущемлённое тщеславие Исиды толкало её на поиски сильных союзников. И вскоре она находит такого союзника в лице своего сводного брата Сетха, который так же не был лишён властных амбиций. Один угаритский миф рассказывает нам о том, как Астарте пришёл на помощь Балу. По приказу великого "бога" Илу, который, как вы догадываетесь, есть наш многоликий Ану-Ра, бог-ремесленник Котару-ва-Хасису построил дворец для "бога моря" Йамму. "Богиня" Шапашу рассказала об этом "богине" Астарте. Она сообщала ей так же, что "Отец богов" Илу возлюбил Йамму и в угоду ему вырвет столбы жилища Астарты, опрокинет трон её цартсвования и разобьёт её скипетр. Астарта возмутилась таким намерением "Отца богов", но сделать ничего не могла. Но тут ей на помощь пришёл силач Балу, который изъявил желание выступить против Йамму и сразиться с ним.
   - А зачем Сетху надо было помогать Исиде? - удивился я.
   - Дело в том, что он был всегда неравнодушен к своей сестре и стремился заиметь от неё наследника, который получил бы большие права на земной трон, нежели дети от его сестры Нефтиды. На той он был вынужден жениться, после того, как Осирис взял в жёны Исиду. И Сетх так же не имел большой власти на Земле, поэтому он всеми силами стрался заполучить её. Возможно, в этом ему помогал его отец Геб, лишённый земного трона. Как нам сообщает об этом угаритский миф, Балу или Баал, как и Астарта, не имел своего "дворца". Вот послушайте строки из этого мифа: "Победоносный Силач Балу пировал на вершине своей священной горы Цапану... Но Балу всё же был огорчён, ибо не было у него своего дворца, подобного дворцам других богов, детей Илу и Асирату... И Балу решил просить помощи у своей подруги и союзницы - богини Анату. Он отправил к Анату двух своих вестников с посланием. Анату, которая была богиней не только любви, но и охоты и войны, в это время как раз занималась войной. В долине на берегу моря между двумя крепостями сражалась она против людей востока... Завершив битву, Анату направилась домой. В это время вошли к Анату посланцы Балу - Гапну и Угару... И вот Анату отправилась к Балу. Она преодолела тысячи и десять тысяч мер земли и поднялась на вершину Цапану. Когда Балу увидел её приближение, он удалил от себя других женщин. Радостно встретил Балу свою сестру и возлюбленную... Он попросил Анату походатайствовать за него перед Илу, чтобы тот разрешил богу-ремесленнику Котару-ва-Хасису построить дворец Балу. Анату с радостью согласилась выполнить эту просьбу. Более того, она заявила, что если Илу не согласится, то она заставит его это сделать...".
   - На самом деле, здесь речь, видимо, идёт о времени, когда, согласно Диодору из Агирии, современнику Плутарха, Осирис решает странствовать по миру, - заметила Светлана. - И в это странствие он берёт с собой большую армию, а управление царством передёт Исиде, поручая Тоту помогать ей.
   - Вполне возможно, - согласился с ней экзоархеолог. - Эти сведения, скорее всего, почерпнуты из какого-то очень древнего мифа, отголоски которого мы находим и скандинавской "Младшей Эдде". Викинги рассказывали, что: "Од отправился в дальние странствия, и Фрейя плачет по нему, а слёзы это красное золото. У Фрейи много имён, это потому, что она по-разному себя называла, странствуя по неведомым странам в поисках Ода".
   - А в египетском "Гимне Осирису" сказано: "Слово Исиды могущественно, она благая, защитница брата своего, искавшая его без устали, обходившая землю эту раз за разом в печали, издавая горестные крики. Она не остановилась, пока не нашла его", - подхватила Светлана. - Правда, это больше относится к периоду, когда Осирис был уже мёртв.
   - Значит, до того управление колонией "богов" на время переходит к Исиде? - уточнил я.
   - Да. Но не надолго, - сказал Акира, вставая и прохаживаясь перед окном, разминая затёкшие ноги. - Сетх не упустил возможность и, воспользовавшись моментом, решил отобрать власть у странствующего Осириса. Сестру он пока оставил в покое, а вот со сводным братом повёл настоящую войну. Угаритский миф сообщает нам о Баале следущее: "обошёл шестьдесят шесть городов, семьдесят семь поселений. И восемьдесят городов признали его царём, девяносто городов провозгласили его своим господином. После этого вернулся Балу в свой новый дворец. Там уже давно закончился пир, и остался лишь Котару-ва-Хасису. И убедившись в том, что его власть признана, Балу сказал ему: "Сделай окно в моём жилище, отверстие в моём дворце и пусть будет щель в облаках, как ты и сам говорил, о Котару-ва-Хасису. Обрадовался бог-ремесленник, что наконец-то прислушался к его словам силач Балу, и тотчас сделал окно в его жилище, создал отверстие в его дворце. Балу открыл щель в облаках и возвысил свой голос. От его голоса затряслись горы и вздрогнули морские берега. А враги Балу попрятались в леса и горные ущелья. И остался только один враг у Балу, не признавший его царём. Это - бог смерти Муту, любимец Илу".
   - А "бог смерти" здесь, как я понимаю, это всё тот же вездесущий Джехуди, которого Осирис оставил присматривать за Исидой? - понимающе закивал Амоль Сайн.
   - Именно он, - подтвердил Акира. - Судя по всему, Сетх преследовал своего брата Осириса по всему свету, так как мы находим следы сражений и противоборства между ними в мифах разных народов. В Мезоамерике это была борьба между двумя братьями: Кецалькоатлем и Тескатлипокой. В Древнем Китае это описания войны верховного владыки Хуан-ди и Чи Ю.
   - Что-то новое? Вы об этом ещё не рассказывали, - заметил я.
   - Хотите послущать?
   - Не плохо бы. А то я понятия не имею кто такие эти Хуан-ди и Чи Ю.
   - Хуан-ди или "Жёлтый император" был не только легендарным правителем Китая, но и "божеством Центра". Китайский иероглиф "ди", помимо значения "император", означал так же "дух" или "божество". Часть же имени "хуан" - "жёлтый" - несёт в себе не менее важную символику, которая связывает Хуан-ди с цветовой символикой речных божеств и духов, живущих в водах реки Хуанхэ. Всё это явное указание на связь данного "божества" с другим "божеством" с водной символикой - с Осирисом или Энки. Если же вспомнить Диодора, упоминавшего мировую миссию Осириса, то он сообщает, что египетский "бог" сначала отправился в Эфиопию, а затем в Индию через Аравию. Это позволяет нам предположить, что Осирис вполне мог достигнуть и Китая, а так же Японии - древних культурных допотопных центров, где властвовал когда-то "клан Змиев".
   - Логично, - согласился я.
   - Тем более, что цель миссии Осириса - установление личной власти и власти "солнечных богов" на землях подконтрольных "клану Змиев" - прекрасно просматривается в одном шумерском мифе: "Затем Энки вновь плывёт в своей ладье среди морских существ и оглашает судьбы земель. Начинает он с Шумера, превозносит его как благословенную страну, обитель богов. От Шумера переходит к Уру, также восхваляя и благословляя его. Далее говорит о Мелуххе, даруя ей деревья, тростник, волов и птиц, золото, олово и бронзу. После его взор обращается к Дильмуну. Энки оказывается враждебно настроенным по отношению к Эламу и Мархаши и приступает к разрушению и уничтожению их богатств". А в одном древнеегипетском папирусе об Осирисе говорится: "Он исполнил страхом своим все земли, желая, чтобы все люди произносили его имя с почтением, когда все люди приносят ему дары".
   - Очень похоже на то, - согласно закивал Амоль Сайн.
   - Так вот, - продолжал экзоархеолог, - прежде чем стать "божеством Центра", Хуан-ди пришлось воевать с "божествами четырёх сторон света". Как нам сообщают, сначала Хуан-ди не любил войн, но "боги", титуловавшиеся цветами сторон света, строили против него козни. Это так же косвенно указывает на вторжение Хуан-ди или Осириса в чужие владения в начале Эры Льва. И хотя в Китае не было львов, мы видим повсюду в окружении Хуан-ди присутствие тигров, а это явно указывает именно на Эру Льва - время происходящих в мифе событий. Так всеми делами Хуан-ди в его величественном дворце на горе Куньлунь ведал небесный дух по имени Гуу. У него было лицо человека, но лапы тигра и девять хвостов. Другой небесный дух Иньчжао, ведавший средствами передвижения по небу, имел облик коня с человеческим лицом и крыльями на тигриной спине.
   - Почти что крылатый сфинкс! - воскликнул Иллик Шелли.
   - Да. Символика просматривается явно общая, что и даёт нам право отождествлять персонажей различных мифологий. Главным же событием во времена правления Хуан-ди была его война с Чи Ю. Тот пошёл войной на Хуан-ди, чтобы отомстить за своего деда Янь-ди, который так же воевал с Хуан-ди, и эта борьба была одной из самых больших войн, описанных в китайской мифологии. По количеству сражавшихся в ней народов, духов и демонов она ничуть не уступала войнам, описанным в "Махабхарате" или "Илиаде". У Чи Ю, согласно древним описаниям, было либо восемьдесят один, либо семьдесят два брата.
   - Несомненно, что "Огненный император" - Янь-ди или Шэнь-нун - это Шу-Энлиль, - уверенно произнесла Светлана, слегка наморщив лоб. - После его поражения, как Владыки Юга от армий Хуан-ди и бегства на юг, единственным наследником его становится великан-колдун Чи Ю. Ему удаётся захватить трон своего деда Янь-ди, который был вынужден теперь бежатьна север... Между прочим, мать Янь-ди - Нюй-дэн, жена Шао-дяня - зачала его, увидев священного дракона - хранителя обители "богов"! Считалось, что Янь-ди имел змеиное тело и человеческое лицо, как и Фу-си.
   - По другим вариантам мифа, он имел бычью голову и тигриный нос, а цвет у него был зелёный, - заметил Акира.
   - Примечательно, что правил Янь-ди под покровительством стихии огня, а с его рождением на земле стало теплее и светлее, к тому же прибавилось воды, - продолжала Светлана, бросив на экзоархеолога проникновенный взгляд. - Это тоже роднит его с Шу-Энлилем, который возглавлял колонию "богов" по велению Ра-Ану. А изменение климата может свидетельствовать о конце последнего Ледникового периода - времени описываемых событий. Сетх же, тоже пытался захватить "трон" Шу, на котором до него успел посидеть его отец Геб. У Плутарха сказано, что по возвращении Осириса в Египет, Сетх стал готовить ему западню, втянув в заговор семьдесят два человека и имея сообщницей эфиопскую царицу по имени Асо. Это, по-моему, так же объединяет китайскую и египетскую историю борьбы двух "божественных" отпрысков на земной престол.
   - Да. Свергнув Янь-ди, как сообщает китайский миф, с его "престола Юга", Чи Ю берёт себе имя деда и набирает огромное войско против Хуан-ди, в котором были и его братья-великаны, числом семьдесят два. В данном случае "берёт имя" должно подразумевать самопровозглашение себя новым императором взамен старого. Примечательным фактом является и необычный вид этих "братьев" Чи Ю: каждый из них имел медную голову с железным лбом, звериное тело, четыре глаза и шесть рук. А питались они все песком, камнями и кусками железа.
   - Похоже, что это какие-то механизмы? - предположил я. - Иначе, почему у них такое странное питание?
   - Возможно, - согласился Акира. - Война между Чи Ю и Хуан-ди была беспримерной по своей жестокости. В этой войне армия "Жёлтого императора" потерпела несколько поражений, но, в конце концов, Чи Ю был разбит и пленён, а затем и казнён. Хуан-ди приказал отсечь ему голову. Это так же перекликается с египетскими мифами, повествующими о состязаниях Сетха и Гора за власть в Египте уже после смерти Осириса. Сетх тоже потерпел тогда поражение. По одной из легенд, Гор, Анубис и Тот связали его и сделали из него сиденье, на котором восседает в Дуате сам Осирис. В другой же легенде утверждается, что Сетх потерял в сражении ногу, которую приковали золотыми цепями к опорам небес. Существовала и ещё одна версия наказания Сетха, согласно которой Гор был увенчан короной владыки, а его дядя закован в колодки.
   - Скорее всего, убийство Чи Ю в китайском мифе произошло значительно позже его поражения и пленения Хуан-ди, но по прошествии тысячелетий люди стали воспринимать оба события как одно, а Пифон был превращён в чудовищное животное, - сказала Светлана.
   - Да. В пользу этой версии говорит и факт того, что после казни Чи Ю с Хуан-ди приосходит практически тоже самое, что и с Осирисом: оставаясь ещё некоторое время в мире людей, он возвращается на небо.
   - При чём произошло это в разгар пира, на котором появился волшебный дракон, покрытый золотым панцырем, - вкрадчиво заметила Светлана. - Он опускает свой ус прямо в священный треножник Хуан-ди, давая понять что является посланцем Небес, зовущим императора вернуться туда. Верхом на его спине вместе с остальными божествами, которых было больше семидесяти, Хуан-ди и поднялся на небо. Это действительно очень похоже на вознесение на небо как самого Ра, так и Осириса. У Плутарха рассказывается о том, как Сетх, тайно измерив тело Осириса, соорудил прекрасный саркофаг и принёс его на пир, где предложил преподнести его в дар тому, кому саркофаг придётся по размеру. Никому из гостей естественно саркофаг не подошёл, кроме Осириса. Тот лёг в гроб, а заговорщики будто бы подбежали и закрыли крышку. Они заколотили её гвоздями и залили свинцом, после чего бросили в реку у моря.
   - Мне вспоминается ещё один угаритский миф. В нём описана последняя битва Баала и Йамму, - радостно закивал в ответ Акира. - Там рассказывается о том, как Котару-ва-Хасису изготовил палицу для Баала и дал ей имя Йагруш, что означает "Преследователь": "Он приказал палице, чтобы она подобно орлу, выскользнув из рук Балу, набросилась на Йамму. Так и произошло. Йагруш бил Йамму по спине и по груди. Но тот не сломился, не разбились его суставы, не сломался его скелет. Тогда Котару-ва-Хасису изготовил для Балу вторую палицу и назвал её Айамур, что значит Гонитель. Он приказал палице бить Йамму по затылку и по лбу. На этот раз Йамму был сломлен. Ослабли его суставы, согнулись его члены, сам он пал на землю. И возгордился Балу своей победой. Балу потащил тело Йамму. И возрадовались союзники Балу его победе. Заявила Астарта: "Наш пленник - Йамму, в наш плен попал Судия речной. Балу был увенчан короной и провозглашен царём"".
   - Но ведь в данном случае Котару-ва-Хасису является не кем иным, как Тотом-Джехуди? - удивилась Светлана. - Получается, что он почему-то выступает в союз с Сетхом против своего внука Осириса, которого на трое Египта посадил сам Ра. Странно... Возможно, потому что Сетх изначально был защитником самого Ра?
   - Возможно, - согласился с ней Акира. - Но Ра мог обеспокоиться растущими притязаниями Сетха. Именно поэтому он и решил отдать управление земной колонией своему сыну Осирису. Угаритский миф в этом смысле вполне однозначен. В нём Баал и его сподвижники нападают на Илу в его дворце на горе Сапан, пленят и даже ранят "Отца богов". Узурпировав трон Илу, Баал вынудил того бежать "к истоку Рек, в пропасть хаоса", которая стала с тех пор его местом пребывания.
   - Это можно связать с египетским мифом о вознесении Ра в Дуат! - горячо воскликнула Светлана.
   - Верно, - кивнул экзоархеолог. - Илу жалуется и взывает о помощи к своей семье, и первым его слышить Йамму, который подносит отцу крепкий напиток. Илу благославляет его и даёт ему новое имя, объявляя свои преемником и требуя при этом лишить Баала власти. К сожалению, это сказание не сообщает нам нового имени, данного Йамму, зато оно повествует о дальнейших событиях.
   - И что же произошло дальше? - спросил я.
   - Получив, как и Баал, новый "дворец", Йамму возгордился и решил, что теперь он стал господином над "богами" вместо Баала. Он отправил своих вестников к собранию "богов", повелев заявить им: "Послание Йамму, вашего господина, вашего владыки, Судии речного: "Пусть сдастся мне Балу, пусть подчинится мне сын Дагану. В своей гордости он приказывает послам не простираться ни перед Илу, ни перед всем собранием богов". Пировавшие на горе Лули "боги", увидев посланцев Йамму, испугались. Один лишь Баал не склонил своей головы и упрекнул остальных "богов" в их страхе и покорности. Тогда посланцы Йамму потребовали, чтобы Баал был выдан их владыке Йамму и стал его рабом и пленником, принося ему дань. За что разгневанный Баал набросился на посланников своего сводного брата. "Богини" Анату и Астарта стали упрекать его в нарушении обычая неприкосновенности послов, но Баал лишь ещё больше распалился гневом. В итоге первое столкновение между братьями закончилось не в пользу Баала. Он молча снёс своё поражение и был вынужден подчиниться победившему его Йамму. Вот тут-то и вмешался в очередной раз Котару-ва-Хасису, пришедший на помощь Баалу. Он сказал ему: "Теперь ты знаешь, что твой враг - это Йамму. Не огорчайся своим поражением. Ты уничтожишь своего врага, поразишь своего противника. Ты захватишь вечное царство и будешь вечно господствовать".
   - Может быть, Джехуди преследовал свои личные интересы, стремясь занять главенствующее положение среди "богов"? - предположила Светлана, морща лоб в раздумье. - Иначе трудно объяснить такое его поведение. Женив своего сына Осириса на Исиде, Ра лишает Сетха возможности иметь законного наследника на престол, ведь по законам престоланследия "богов" ребёнок, рождённый Нефтидой от Сетха не мог претендовать на царский престол.
   - Прямо настоящие дворцовые интрижки, как в средневековых романах! - усмехнулся Амоль Сайн и взглянул на сидевшую рядом Эйго. Та безразлично пожала плечами.
   - Так и есть, - без улыбки подтвердил Акира. - Осирис, следуя указаниям своего отца Ра, женится на Исиде, но вовсе не по любви, а действительно по расчету. Доказательством этому может служить и рассказ Плутарха, сообщающего как однажды Исиде становится известно о том, что её царственный муж вступил в интимную связь с её же сестрой Нефтидой. От этой их связи даже родился ребёнок. Согласно Плутарху, доказательство этой любви Исида увидела в венке из лотоса, который Осирис оставил у своей возлюбленной.
   - Это может служить неким намёком на причины, побудившие Нефтиду изменить своему мужу, - заметила Светлана. - Ведь лотос у древнихегиптян был символом бессмертия, как и образ воды. Подобная связь очень хорошо прослеживается в реликвиях Древнего Египта, где чем древнее символы и эмблемы, тем чаще мы видим цветы Лотоса и Воду в связи с "солнечными богами". И это может говорить и о том, что "солнечные боги" к этому времени уже обладали познаниями о бессмертии. Оно и было их самым главным научным достижением, их самой главной тайной!
   - Иными словами, Осирис мог пообещать Нефтиде некие знания или способности к бессмертию? - спросила Эйго Хара.
   Светлана утвердительно кивнула в ответ.
   - Как видно по мифологии, Нефтида впоследствии так же переходит на сторону Ра, сопровождая этого "бога" в его "Ладье" во время ночных путешествий по Дуату. И она тесно связана с потусторонней жизнью.
   - Но разве "солнечные боги" не были и так бессмертными? - удивился я.
   - Они были наделены способностью к долгой жизни, - сказал Акира. - Но это вовсе не обеспечивало им физическую неуязвимость. В мифах мы можем встретить немало примеров, когда "богов" вполне можно было ранить или даже убить. Это происходило в бесчисленных войнах и конфликтах. Тот же Плутарх, ссылаясь на Платона и Пифагора, пишет о том, что истории о Сетхе, Осирисе и Исиде касаются страданий не богов или людей, а "великих демонов", как он их называет. Эти "демоны" были сильнее людей, и мощью намного превосходили людскую природу. Но они не обладали божественным естеством в чистом и беспримесном виде. Их естество было причастно к природе души и ощущениям тела, и воспринимало наслаждения и боль. Это лишний раз подтверждает, что речь во всех мифах у всех народов идёт не о богах, как сверъестественных существах, а о представителях некой высокоразвитой гуманоидной цивилизации, которая в своих знаниях и свершениях достигла очень многого. Но её представители всё же не обладали бессмертием, присущим истинным богам.
   - Именно поэтому все религиозно-духовные воззрения древности были направлены на познание возможности достижения истинного бессмертия через освоение небесного "того света", - уверенно сказала Светлана. - Это стремление, как главная цель, отражено в древнеегипетской "Книге Мёртвых", где говорится о "свободе, что даруется духовным формам, которые пережили смерть, чтобы ходить туда и сюда по своему усмотрению". Вот почему они возводили свои пирамиды. Вот почему Исида - "простая женщина" - отвернулась от "мира людей", и обратилась к "миру богов, познав миллионы духов". Вот почему "бог мудрости" Тот знал определённые слова, правильно произнеся которые умерший мог завершить свой путь сквозь Дуат.
   - Да, - в очередной раз согласился с ней экзоархеолог. - Эти формулы, дарующие бессмертие, открывающие перед посвящёнными секретные "Врата", отгоняющие от него злобных демонов и духов, дающие ему силу узнать тайные имена чудовищ Дуата и были записаны Джехуди в его "священные книги", которые искало не одно поколение людей. Мне помнится один папирус, где говориться, что одна из таких книг спрятана в "железном ящике" посредине Нила: "Железный ящик находится в бронзовом ящике, бронзовый ящик - в ящике из пальмового дерева, ящик из пальмового дерева - в ящике из эбенового дерева и слоновой кости, ящик из эбенового дерева и слоновой кости - в серебряном ящике, серебряный ящик - в золотом. Ящик, в котором книга, окружён полчищами змей, скорпионов и всякого рода рептилий, а вокруг него обвилась змея, которая бессмертна".
   - Прямо, как в сказках, в которых рассказывается о поисках иглы, скрывающей на своём конце смерть Кащея Бессмертного! - нервно хохотнул Иллик Шелли.
   - Да. И обратите внимание на то, что ящик с "книгой" о бессмертии обвит именно бессмертной змеёй! Это очень значимый образ, опять наводящий на мысли о "клане Змиев". К тому же сказочный герой, о котором вспомнил Иллик, тоже вёл свой род от Драконов. Он был тесно связан с таким известным змеем, как Змей-Горынныч, - без улыбки сказал Акира. - Вот как тесно переплетаются воспоминания разных народов об одном и том же. В египетском погребальном тексте говориться о пути души к бессмертию: "Я открываю сундук Тота, я ломаю печать, я вскрываю находящиеся внутри ящики бога, вынимаю из них документы...".
   - Значит, такое знание действительно существовало! - возбуждённо воскликнул Зуко Пур. - Вот бы и нам отыскать эти самые "книги Тота"! Представляете, что тогда сможет получить человечество?
   - Фантазёр! - насмешливо бросил Амоль Сайн и посмотрел на экзоархеолога. - А что там было дальше с ребёнком Нефтиды?
   - Родив ребёнка от Осириса, Нефтида, боясь гнева Сетха, тотчас удалила его от себя. Исиде же удалось найти его с большим трудом, с помощью собак. Она вскормила этого ребёнка, и он, названный ею Инпу - Анубисом - стал её защитником и спутником.
   - Возможно, Исида взяла на воспитание внука Ра тоже с дальним расчётом? - произнесла в раздумье Светлана. - Ведь к этому времени Ра уже вознесся на "Небо" и "устроил там всё для других богов". Иными словами, он захватил власть и над Дуатом, и теперь мог не допускать туда души неугодных ему "богов"? Получается, что Ра хотел взять под свой контроль все пирамиды и другие мегалитические объекты древности, потому что они как-то связаны с каналами перехода в Дуат? И, может быть, Ра хотел выведать у Исиды с помощью Осириса её познания о переходе в "потусторонний мир", которые она получила совместно с Тотом - "заклинания, которые знают уста заклинателей". Ведь вознесение самого Ра на "Небеса" было явно технически очень несовершенным, если судить по описаниям мифа.
   - Тогда получается, вырастив Анубиса, ставшего "проводником душ" в Дуат, Исида могла надеется и на его помощь в этом деле. Анубис же мог тайком пропускать в Дуат души нужных "богов", - воодушевлённо подхватил Иллик Шелли. - К тому же Исида получала рычаги давления и на самого Осириса.
   - Пожалуй, твоё предположение не лишено смысла, - подумав, согласился Акира. - Вполне возможно, что не случаен и облик самого Анубиса, изображавшегося с головой собаки, сторожащей "богов". Ведь весь зооморфизм древнеегипетской религии имеет под собой вполне определённые смыслы. Нужно лишь научиться правильно понимать их. Вот у Плутарха в его труде даются определённые ключи к такому пониманию. Образ собаки, пишет Плутарх, нужно понимать не в собственном смысле этого слова, а связывать его с качествами этого животного: бдительностью, неутомимостью и мудростью, ибо она различает дружественное и враждебное по своему знанию или незнанию предмета - то есть интуитивно. Значит, "боги", так или иначе связанные с Дуатом и имеющие в своём облике те или иные черты собак, волков или шакалов, были привязаны к этим тотемам вовсе не случайно. Все они выполняли вполне определённую задачу: зорко сторожить "вход в Дуат", не допуская туда неугодные души, как бы искусно те не маскировались. Иначе говоря, собакоголовые стражи охраняли каналы перехода из нашего, материального мира в мир духовно-нематериальный.
   - Я подумала вот ещё о чём, - в раздумье произнесла Светлана. - Исида в самом деле явно вела свою "игру", преследовала свои личные цели. Это хорошо видно хотя бы по мифу "Ра и змей", в котором она недвусмысленно даёт понять Ра, что тому необходим наследник, способный отстаивать его интересы после ухода его самого от власти. В этом случае "имя", которое переходит из тела Ра в тело Исиды, может быть некой наследственностью, которая передаётся Исиде. Ведь, как мы знаем, в зачатии Исиды от мёртвого Осириса активно участвовал его дед Тот. Искусственное же рождение "младшего из богов" предполагает возможность, как использования разных генов от разных отцов, так и воздействие на плод на генном уровне с целью придания ему определённых психологических свойств. В древнеегипетской мифологии существовал более поздний двойник Исиды - "богиня солнца" Рат-тауи, которая родила для Ра ребёнка Гора-па-Ра. Мне кажется, это тоже лишний раз подтверждает, что в эксперименте по рождению Гора непосредственное участие принимал сам Ра.
   - Но данный эксперимент, как мы видим из мифов, был не совсем удачным, - поддержал её экзоархеолог. - Ведь в результате него Гор родился не совсем здоровым. Видимо, из-за этого он и вынужден был носить специальную маску, что так же роднит его с Ра. В некоторых гимнах есть упоминания о том, что лицо "солнечного бога" подёрнуто некими "судорогами". Наверное, эта наследственная болезнь передалась и Гору, только в более острой форме. К тому же, в среде "богов" возникли сомнения в законности притязаний на трон молодого Гора. Как видно из мифов, его рождение было для всех полной тайной и об этом знали только Ра и Тот - сын и отец. Неслучайно Исида говорит впоследствии Гору: "Он свяжет себя божьей клятвой, да отдаст он свои очи!". То есть, она обязала "верховного бога" отдать Гору его смертоносное оружие - "Око Ра". Вот почему это оружие становиться впоследствии "Оком Гора": "Око Гора, выходящее из бога, золотись на его устах!". Так восклицает Исида.
   Акира на минуту задумался