Дмитрюк Сергей Борисович: другие произведения.

Чаша Отравы (часть вторая - сокращённый вариант)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa


Сергей Дмитрюк

Ч А Ш А О Т Р А В Ы

фантастический роман - доисторическое расследование

Серия "Лицом к Солнцу"

  
  
  

Светлой памяти Андрея Склярова посвящается

  

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вместо пролога. Viae Sacrae (церемониальный путь)

Часть первая. Из глубин небытия

Глава первая. Золотые лебеди

Глава вторая. Падшие боги

Глава третья. Камни великанов

Глава четвертая. Взорванный мир

Глава пятая. Зеп Тепи

Глава шестая. Цепь времен

Глава седьмая. Осколки мозаики

Глава восьмая. Гиганты в песочнице

Глава девятая. Святилище змеи

Часть вторая. Нити кармы

Глава десятая. Тени создают объём

Глава одиннадцатая. Ветви одного древа

Глава двенадцатая. Ложная жертва

Глава тринадцатая. Врата Иштар

Глава четырнадцатая. Рассыпанные искры

Глава пятнадцатая. Чертоги истины

Глава шестнадцатая. Чаша отравы

Глава семнадцатая. Волны Тамаса

Вместо эпилога. Властелины света

  
  
  
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
   НИТИ КАРМЫ
  
  
  
  
  
  
  
   "Познайте то, что мы, исшедшие от первосозданных семи,
   мы рожденные предвечным пламенем, узнали от наших отцов"
  
   Книга "И-цзин"
  
  
  
  
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
   ТЕНИ СОЗДАЮТ ОБЪЁМ
  
  
  
   Ослепительный золотой шар солнца плавал в молочной дымке у самого горизонта. Серая громада океана наваливалась на берег пологими мутными валами, дробившимися о чёрные осколки прибрежных скал, торчавших из красного песка, подобно зубам мёртвых чудовищ. На отмели вода становилась серебристо-зелёной и прозрачной. Она испуганно убегала из-под ног, ершась гребнями белой пены и оставляя на песке округлые размывы и белёсые пятна гальки. Местами вдоль берега вздымали серые спины огромные древние валуны, изъеденные глубокими оспинами. Они, словно уставшие путники после долгого утомительного пути, замерли у самой кромки воды, внимая неумолкающему голосу природы.
   Светлана сидела на одном из таких валунов, поджав под себя ноги и положив ладони на голые колени. Я сел рядом, глядя на далёкий горизонт. Там океанические валы превращались в зыбкую зубчатую линию, протянувшуюся с востока на запад в сторону далёкой Африки.
   - Медитируете?
   - Немного. - Светлана посмотрела на меня, щурясь от ещё слепящего солнца. - Перед лицом океана на душе всегда становится особенно светло и привольно... Разве вы не ощущаете того же самого?
   - Пожалуй, - согласился я с ней. - Как и перед лицом космоса.
   Некоторое время она с интересом изучала моё лицо, словно впервые увидела его. Затем заметила, бросая задумчивый взгляд на запад, где за морскими просторами скрывался недоступный взору мыс Доброй Надежды.
   - Скоро стемнеет.
   - Здесь никогда не бывает по-настоящему темно. Белые ночи круглый год. Особенно там, на полюсе.
   Я пожал плечами, кивая назад.
   - Да, я знаю, - согласилась Светлана. - Но здесь, в прибрежных долинах всё же, темнеет...
   За нашими спинами грязно-рыжие, будто взбитые внезапным вихрем, скалы поднимались вверх, постепенно повышаясь и переходя в поросшее можжевельником, гималайскими елями и араукариями тёмное взгорье - нижние отроги обширной горной гряды, включавшей в себя горы Гамбурцева и Вернадского. Восточнее возвышался на три с половиной тысячи метров над уровнем моря главный пик, за которым скрывалось высоко стоявшее над южным полюсом второе "солнце".
   Слева от нас с этим пиком соперничала вершина поменьше - гора Мензис - спускавшаяся в глубокую обширную низину, на противоположной стороне которой на побережье стояла ещё одна гора. Высокие стволы разлапистых араукарий, увенчанные шапками загнутых к верху тонких ветвей с метелками длинных лохматых игл, толпились там сплошной буро-зелёной стеной, перемежаясь кое-где острыми конусами китайского можжевельника.
   - Что же вы теперь думаете о работе археолога?
   Светлана взяла пригоршню гальки и, пересыпая её на ладонях, снова с интересом посмотрела на меня.
   - Думаю, она необычайно увлекательна... И опасна, - улыбнулся я, осторожно ощупывая своё правое плечо.
   - Всё ещё болит?
   В глазах девушки появилось сочувствие.
   - Хотите, я помассирую вам его? - прямо, по своему обыкновению предложила она. - Говорят, у меня очень сильная аура, и я могла бы даже стать отличным энерготерапевтом... Может быть, попробовать?
   Светлана рассмеялась: звонко и немного грустно.
   - Отчего же не попробовать. У вас вся жизнь впереди. А плечо это так, пустяки! - отмахнулся я. - Главное больше нет паралича.
   Прядки волос, сбитые ветром, упали на лицо моей собеседницы. Она убрала их привычным свободным движением, откидывая волосы назад, через левое плечо. Спросила, всё ещё задумчиво пересыпая в ладонях шелестящие камешки:
   - Прошло уже три месяца...Что вы видели, Сид?
   - В пирамиде?.. А что видели вы?
   Я окунулся в её потемневшие глаза и в очередной раз почувствовал лёгкое головокружение.
   - Я?
   Мне показалось, она удивилась моему вопросу. Но через мгновение её лицо отразило гримасу досадного разочарования.
   - Я потеряла сознание почти сразу же, как вспыхнуло то огненное облако... Но сейчас, вспоминая его, мне подумалось кое о чём.
   - О чём же?
   Светлана отбросила в сторону гальку и поудобнее уселась на камне, доверительно глядя на меня.
   - Когда мы с Акирой изучали библейские тексты, отыскивая в них свидетельства деятельности "богов" на Земле, то он обратил внимание на сказания, повествующие об общении патриарха Моисея и его соплеменников с Яхве...
   - Вернее с тем, кого эти люди почитали своим Богом, - добавила девушка, заметив мой удивлённый взгляд. - Эти описания дошли до нас в сохранившихся книгах "Исход", "Левит", а ещё "Числа"... Правда, это всего лишь электронные копии, извлечённые из гипертекста, но это не столь важно в данном случае. Хотя Акира и считает Библию сомнительным источником информации и выбрасывает её из рассмотрения и аргументации своей теории, я с ним здесь не согласна.
   - Почему? - искренне заинтересовался я.
   Мне и в самом деле были интересно. Как и сама она меня всё больше и больше привлекала, как человек: её рассуждения, её взгляды, её терзания и сомнения, её радости и печали, её мысли. Наверное, поэтому меня так тянуло к ней все последние месяцы нашего знакомства. Казалось, внутренне я был готов разделять все её чувства, сопереживать им, радоваться и огорчаться вместе с ней победам и поражениям. По-началу, я не придавал этому особого значения - развитая эмпатия была обычным делом в нашем мире. Но теперь я всё чаще ловил себя на мысли о том, что эта девушка постепенно завладевает и моим сердцем, и моей душой. Осознание этого наполняло мою жизнь совершенно иным смыслом, внося в неё нотки и радостного ожидания, и волнительной тревожности.
   - Библия слишком много раз правилась, - объясняла Светлана, а я следил за её губами, произносившими эти слова, казалось, и вовсе не вникая в их смысл. - Она является лишь стилизованной копией с других древних текстов, искусно подогнанной под задачи христианства. От этого степень достоверности деталей в ней почти равна нулю.
   - Об этом в школе нам не рассказывают, - смущённо улыбнулся я.
   - Верно. В истории религий и традиций затрагиваются только общие представления о существовавших некогда религиозных культах и древних культурах. Ведь в нашей современной жизни они давно перестали играть значимую роль, как было прежде. Мы с вами теперь атеисты до мозга костей... Но, наверное, и я недостаточно хороший рассказчик, раз вы так невнимательно слушаете меня? - спокойно заметила она, лукаво прикрывая ресницы.
   - Что вы, что вы! - спохватился я. - Я - весь внимание! Просто мне вообще непонятен психологический смысл необходимости религий и их столь важное место в жизни общества в прежние времена.
   - Якобы необходимости, - поправила меня Светлана. - Это всего лишь навязанная людям точка зрения, являющаяся прямым следствием влияния на человечество "солнечных богов". Мы говорили об этом ещё на Марсе. Вы же не станете оспаривать тот факт, что на протяжении всей нашей истории всегда существовали общества, в которых вовсе не обязательно была нужна единая религия? И в таких обществах находилось значительное количество атеистов.
   - А как же вера в духов?
   - Веру в духов вполне можно причислить к атеизму. Ведь "Дух" и "Бог" - это принципиально разные сущности: происхождение духа земное, а богов небесное!
   - С вами трудно поспорить, - улыбаясь, согласился я. - Так почему же вы вспомнили о Библии, если она не столь правдива, как древние тексты других народов?
   - Потому что история о том, как Моисей взошёл на вершину горы и встретился там со своим Богом, относится к древнейшей части Библии. Она несёт в себе много любопытных технических деталей, косвенно подтверждающих, что Бог древних евреев имел непосредственное отношение к инопланетной цивилизации, которую исследуем мы в рамках программы "Тени Предков".
   - Действительно? - искренне удивился я.
   - Да. Мы даже привлекли к этой работе инженера-физика, который помог нам разобраться во всех нюансах проблемы.
   - Очень интересно. Тогда давайте, рассказывайте!
   - Так вот, - Светлана упёрлась локтями в колени и положила подбородок на ладони, склонившись всем телом в мою сторону. - История о том, как племя евреев убежало из египетского плена в пустыню в поисках "Земли обетованной" вам должна быть хорошо знакома. Повторяться не буду.
   - Да, - подтвердил я. - И что, эта история действительно правдива?
   - Вполне. Ведь исход евреев из Египта действительно имел место во второй половине тринадцатого века до новой эры. Поэтому Моисея можно считать вполне реальным историческим персонажем. Библия нам рассказывает довольно подробно о том, как он во время странствия своего племени по пустыне взошёл на вершину горы и встретился там с Богом. В гостях у Бога Моисей пробыл сорок дней и сорок ночей. На протяжении этого времени он и получил от Яхве, запомнив наизусть, подробные инструкции о том, как построить и оборудовать специальный передвижной разборный храм - скинию. С помощью неё у Моисея появилась возможность периодически поддерживать с Яхве двухстороннюю зрительно-слуховую связь. Почти как это делаем мы при помощи наших визиофонов. Там же, на горе, Моисею были продемонстрированы модели скинии и всех её составных частей. Об этом в тексте говорится несколько раз. Я не сильна в цитировании по памяти древних манускриптов, как Акира, но постараюсь припомнить точно...
   Светлана слегка наморщила гладкий лоб, собираясь с мыслями. Затем уверенно произнесла:
   - "Всё сделайте, как Я показываю тебе, и образец скинии и образец всех сосудов её; так и сделайте"... Да, кажется точно по тексту, - бегло улыбнулась девушка, явно довольная собой. - Кроме этих наставлений Моисею были даны и готовые детали скинии.
   - Скорее всего, их просто невозможно было изготовить с помощью примитивных технологий того времени, - понимающе закивал я и уточнил: - А что это за детали?
   - Это так называемые "скрижали каменные".
   - Ах, да! Вспомнил. А сама скиния? Почему этот переносной иудейский храм так заинтересовал вас и Акиру?
   - В Библии очень подробно и скрупулезно описывается как сама скиния, так и размеры её составных частей, а так же порядок их сборки и разборки. Там есть даже правила обслуживания и меры безопасности. Нас с Акирой удивило то, что сама скиния, будучи храмом, представляла собой вовсе не жёсткое сооружение, наподобие каркаса шатра. Нет. Её конструкция больше напоминала некий слабоустойчивый забор из тяжёлых вертикальных элементов-столбов. Правда, этот "забор" был строго ориентирован по сторонам света и имел прямоугольное сечение в плане.
   - Любопытно, - кивнул я, пытаясь представить себе нечто подобное.
   - Сведения о том, как построить скинию заучивались наизусть и передавались посвящённым, - воодушевлённо продолжала Светлана. - И лишь много позже эти сведения были записаны и вошли в текст самой Библии. При этом не допускались никакие отступления от первоначального текста, нельзя было изменить ни единого слова.
   - Такой характер передачи знаний может свидетельствовать о необычайной важности сохранения информации в её первоначальном виде, - заметил я.
   - Да, правильно. Хотя с течением времени истинный смысл написанного всё же становился уже непонятен непосвященным в таинства. Если помните, так происходило и в Древнем Египте, где писцы по наставлениям жрецов переписывали на папирусы древние технические тексты, оставшиеся со времени правления "богов".
   - Наверное, поэтому, очень важно было создать некую инструкцию к "божественному" техническому устройству. Ведь от правильности его сборки в дальнейшем зависела и его работоспособность, - согласился я. - И в тоже время подобный шаг может говорить о большой важности самого устройства для его хозяев.
   - Вы правы. В этой самой "инструкции" было чётко оговорено: сколько столбов на каждой стороне скинии установить, из какого материала изготовить для них подножья и тому подобное. Это свидетельствует о том, что "бог", составивший её, реально находился в то время на Земле или где-то поблизости от нашей планеты. Он мог направлять действия людей, в то время как древнеегипетские "боги" остались в глубоком прошлом. Эти события можно отнести к периоду правления "духов мёртвых", о котором упоминал Акира. Любопытно и то, что единственным источником освещения внутри скинии, в её передней части, должен был оставаться светильник из семи лампад с оливковым маслом. В "святая святых" же царил полумрак, где в "огненном облаке" появлялось изображение Бога, от которого Моисей и получал все распоряжения.
   - Голография?
   Я почесал в затылке.
   - Да, похоже на то. Интересно, а изображение "бога" было подвижным или это была статичная картинка?
   - К сожалению, тексты не сообщают нам такие подробности, - огорчённо вздохнула Светлана. - Но мы хорошо знаем, что в передней половине скинии, кроме светильника, устанавливались ещё два предмета: стол для хлебов предложения и жертвенник для курений. И что примечательно, все эти вещи, включая светильник, переносились при помощи специальных, обложенных золотом шестов, продетых в золотые кольца, закреплённые на этих же предметах.
   - Изоляторы! - догадался я, вспомнив рассказ Громова о ковчеге. - Где-то я уже слышал об этом.
   - Действительно? - удивилась Светлана. - Где?
   - Не знаю... Возможно, ещё в школе? - пожал я плечами.
   Моя собеседница с лёгким недоверием посмотрела на меня.
   - Иногда мне кажется, что вы осведомлены гораздо лучше, чем я думаю... А иногда, что вы просто обманываете меня!
   - Перестаньте, Светлана! Зачем мне обманывать вас? - искренне удивился я, снова поддаваясь магии её глаз.
   Девушка отвернулась к океану и некоторое время задумчиво смотрела на бег волн. Затем она снова взглянула на меня и продолжила более приветливым тоном:
   - Так вот, в задней, неосвещённой части скинии, в её "святая святых" находился священнейший предмет - "Ковчег откровения". Именно в этом помещении, согласно тексту Библии, появлялся Яхве во время общения с Моисеем.
   Светлана опять слегка наморщила лоб, вспоминая что-то. Процитировала:
   - "Когда Моисей входил в скинию собрания, чтобы говорить с Господом, слышал голос, говоривший ему с крышки, которая над ковчегом откровения между двух херувимов, и он говорил ему"...
   - Вот! - шумно выдохнула она, словно отвечая на экзамене перед учителями. - А ещё так: "И говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как говорил кто с другом своим..."
   - Всё-таки это больше похоже на "живое" изображение, чем просто на картинку с портретом Бога, - в раздумье произнёс я после её слов.
   - Пожалуй, - не стала спорить со мной Светлана. - Читая тексты, можно вынести для себя ещё один интересный момент: скиния и в особенности ковчег в определённые моменты были чрезвычайно опасными для людей. Существует даже повествование, в котором рассказывается о том, как во время войны с филистимлянами войско израильтян было разбито, а их святыня - тот самый "Ковчег завета" - попала в руки врагов. Ковчег был привезён филистимлянами в город Азот, и это впоследствии привело к большим неприятностям. Как написано в Библии: "И отяготела рука Господня над Азотянами, и Он поражал их и наказал их мучительными наростами, в Азоте и окрестностях его... И те, которые не умерли, поражены были наростами, так что вопль города восходил до небес".
   - Очень напоминает смерть от поражения электрическим током. Ведь, насколько я знаю, и древнеегипетские "боги", широко использовали электричество для своих целей.
   - Вы правы, - согласилась Светлана. - Филистимляне были наказаны за своё любопытство. Они ведь заглядывали внутрь ковчега, поднимая защитную крышку. Но, возможно, причина кроется и в другом.
   - В чём же?
   - Когда мы показали специалисту подробную схему устройства скинии и дали ему почитать её описания в тексте Библии, - увлечённо рассказывала Светлана, - он признался нам, что больше всего скиния, как сооружение из рационально расположенных вертикальных металлических... вернее, покрытых металлом, - поправилась она, - столбов напоминает ему радиотехническое устройство.
   - Антенную решетку! - сообразил я.
   - Всё верно, - согласно кивнула Светлана, и на лице у неё промелькнула тень лёгкого удивления. - Вы тоже разбираетесь в подобных вещах?
   - Совсем немного. В силу специфики моей работы, - скромно улыбнулся я, опуская глаза. - Строго говоря, любой набор металлических предметов может выполнять роль устройства, отражающего радиоволны. Это не такие уж сложные технические вещи, решение которых подвластно даже школьнику.
   - Но скиния это не просто случайный набор металлических предметов, - горячо возразила Светлана. - Это упорядоченная система, обеспечивающая максимально эффективное действие!
   - Теперь и вы заговорили как настоящий специалист в радиотехнике, - улыбнулся я ей.
   - Я лишь повторяю выводы того самого специалиста, - беспечно пожала плечами моя собеседница.
   - По всему видно, что скиния обладала значительной проводящей поверхностью и могла быть использована в качестве пассивной отражающей системы для радиоволн метрового диапазона, - заключил я.
   - Да. По расчетам получается, что скиния эффективно отражала радиоволны с длиной волны составлявшей величину в пределах от восьми до двенадцати метров.
   - Неплохо! В данном диапазоне радиочастот сухая почва является отличным проводником. Ведь они находились в пустыне? Я ничего не путаю? А для эффективного отражения волны необходимо иметь проводящую поверхность, в которой допустимы вертикальные щели. Судя по всему, это и было реализовано в этой самой скинии. Что ж, очень умно!.. А как имя этого вашего специалиста?
   - Его имя Рин Кааф. Вы знакомы с ним?
   - Нет, что вы! - отмахнулся я. - У меня не так много знакомых физиков!
   - Тогда, наверное, их хватает среди лириков? - лукаво усмехнулась девушка, снова поправляя упавшие на лоб волосы.
   - Если бы! Тогда сейчас я читал бы вам стихи о красоте ваших глаз, а не вёл бы беседы о технических способностях древний иудеев, - печально вздохнул я, удивляясь самому себе.
   Светлана проницательно посмотрела на меня и отвела взгляд в сторону. Лёгкий румянец проступил на её бронзовой коже, не оставляя сомнений в реакции девушки на мои слова.
   - Но ведь эта скиния могла быть не только пассивной отражающей решёткой! - рассудительно сказал я, нарушая наступившее молчание и возвращая разговор в прежнее русло, чтобы не почувствовать себя ещё более неловко. - Она могла одновременно служить и частью приёмо-передающего устройства для работы в радиодиапазоне.
   Светлана подняла ко мне разгорячённое лицо. На губах у неё застыла возбуждённая улыбка, а в её глазах я прочитал безмолвную благодарность.
   - Всё верно. Собственно, она и служила для общения Моисея с Богом, - рассеянно произнесла девушка. - И самой важной деталью этого устройства являлись "скрижали каменные" - две таблицы из камня, которые Моисей получил в готовом виде из рук Яхве и вложил их в ковчег. Все остальные детали скинии были изготовлены мастерами Моисея согласно полученным указаниям.
   - Получается, что эти скрижали сами иудеи изготовить не могли? Значит, главная святыня храма, хранившаяся в ларце из золота, была изготовлена из простого камня? - удивился я. - Странно, не находите?
   - Мы с Акирой тоже долго ломали над этим голову, пока Рин Кааф не внёс ясность в этот вопрос.
   - Интересно! Как же он объяснил это?
   - Его вывод очень прост. Он лежит на поверхности. - Голос Светланы окреп. - Вещество, из которого были изготовлены эти скрижали, только казалось кочевникам-скотоводам камнем. В их небогатом лексиконе просто не было других терминов для обозначения этого вещества.
   - Та же ситуация, что и с односложными шумерскими терминами, обозначавшими технические устройства "богов", или же с неразгаданными египетскими иероглифами, передававшими техническую информацию? - припомнил я.
   - Точно так. К тому же, видели эти скрижали, судя по тексту, кроме Моисея, очень немногие. По предположению Рин Каафа, скрижали могли быть двумя блоками сложного устройства похожего на радиосхемы, собранные из кристаллических элементов - того самого "камня".
   - Это не лишено смысла, - одобрил я.
   - При этом порядок вкладывания этих радиосхем в ковчег мог определяться нанесённым на них текстом десяти заповедей, и сами буквы и промежутки между ними могли служить контактами для соединения обоих блоков в одно целое. Да ещё эти блоки имели энергетический источник, обеспечивавший возможность работы всего приемника-передатчика длительное время.
   - Возможно, это было что-то вроде изотопной батареи, - догадался я. - А, значит, это опасность радиации... Вот отчего гибли люди, заглядывавшие в ковчег без надлежащих мер безопасности!
   - Возможно, вы правы, - согласилась Светлана и, улыбнувшись, заметила: - Мне нравится ход ваших мыслей. Вы настоящий молодец!
   - Пустяки, - скромно отмахнулся я, но душа от её похвалы наполнилась волнительной радостью, хотя я и постарался не выдать своих истинных чувств. - Но почему тогда не погиб сам Моисей, который нёс скрижали в руках, спускаясь с горы Синай?
   - Может быть, устройство начинало работать только тогда, когда оба блока соединялись вместе? - предположила Светлана.
   - Или скрижали могли включаться и становиться опасными дистанционно, по специальному сигналу извне? - заметил я.
   - Да, да! Этому есть подтверждение и в текстах, - обрадовалась Светлана. - Там говорится, что связь с Богом была не постоянной. А ещё Моисей получал многочисленные указания о том, как обезопасить себя самого и своих близких от опасного воздействия скинии.
   - Любопытно.
   - В скинию допускался очень ограниченный круг лиц из числа жрецов-левитов, - воодушевлённо продолжала моя собеседница. - Внутри скинии могли находиться только Моисей, его брат Аарон и ограниченное число его сыновей и ближайших родственников. В "святая святых" допускался только Моисей. Левиты же выполняли функции обслуги: одни несли службу по охране скинии, другие отвечали за сборку и разборку храма, третьи за упаковку священных предметов, другие за их перевозку. При этом "Ковчег завета" переносили при помощи всё тех же шестов, покрытых золотом.
   - Получается, что исключительное право общения с Богом принадлежало только Моисею?
   - Только ему, - согласно кивнула Светлана. - Возможно, во многом это было определено той опасностью, которую представляло это устройство. Особенно опасно было входить в скинию и даже приближаться к ней, когда её осенял свет или заполняло облако: "И не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло её облако, и слава Господня наполняла скинию".
   - Видимо, общение с Богом было действительно опасным занятием! - усмехнулся я.
   - Безусловно. Поэтому допускавшиеся в скинию должны были надевать специальную одежду, состоявшую из нескольких частей. Снизу надевали льняную одежду, чтобы не нанести на себя греха и не умереть.
   - Иными словами, она служила изолятором, - догадался я.
   - Верхняя одежда должна была быть длинной. Обычно эту роль выполнял хитон или риза. Эта одежда отличалась обилием золотых украшений, с вплетенными в ткань золотыми нитями, с массивным золотым наперсником и золотым поясом.
   - Судя по всему, проводник, к тому же заземлённый. Ведь одежда была длинной и скорее всего, касалась земли, - снова закивал головой я, пытаясь понять, что же всё это убранство мне напоминает.
   - По подолу ризы пришивались золотые колокольчики, - продолжала рассказывать Светлана. - А на голову надевалась золотая диадема - массивная полированная золотая пластина: "И будет она непрестанно на челе его".
   - Колокольчики это, скорее всего, нечто вроде сигнального устройства. Оно предупреждало: "Внимание, идёт человек". Разумно. Вообще, вся эта сильно металлизированная одежда, в которую одевались эти левиты, входя в скинию, напоминает мне "клетку Максвелла".
   - Это устройство, когда человек, стоящий внутри заземлённой металлической клетки, может без ущерба для себя находится в электрическом поле очень большой напряженности? - вспомнила Светлана школьные уроки физики.
   - Да. Только при этом нужно выполнить несколько условий: на голове должен находиться металлический гребень, металлическая брошка должна быть на груди, и человек должен быть опоясан металлическим поясом. Тогда электрический разряд, скажем молнии, пройдёт через эти металлические предметы, не задевая самого человека. Прямо один в один, как описании общения Моисея с Богом! Гребень это диадема на голове, брошь на груди - наперсник, и золотой пояс. Ведь золото, как и серебро, отличный проводник электрического тока!
   - Наверное, фараон не выпускал иудеев из Египта потому, что одним из требований, выдвинутых ими по указанию Бога, было забрать с собой всё золото и серебро, - произнесла в раздумье Светлана. - Они были необходимы евреям для изготовления технических узлов скинии и ковчега, и для защитной одежды. Надо будет озвучить эту мысль Акире, - воодушевлённо добавила она.
   - Так почему же вы вспомнили о скинии?
   Я внимательно посмотрел в потемневшие глаза девушки.
   - Огненное облако, - спокойно ответила она. - Ведь в таком же облаке между двух херувимов на крышке ковчега видел Моисей изображение своего Бога и слышал его голос. Фигурки херувимов с распростертыми крыльями могли служить разрядниками, между которыми возникало плазменное, то есть, "огненное" облако.
   - В котором генерировалось объёмное голографическое изображение абонента! - подхватил я. - Это очень напоминает принцип работы наших гемисферных экранов связи.
   - Да, - снова улыбнулась Светлана, пристально глядя мне в глаза. - То же самое сказал и Рин Кааф. А плазменный шнур, включённый в колебательный контур, мог служить своеобразным динамиком.
   - Да-да, например, пламя электрической дуги так же может служить источником звуковых колебаний... Только мы такую технологию не используем.
   Я замолчал, обдумывая рассказанное моей собеседницей. Затем, спросил:
   - Значит, вы предполагаете, что там, на Марсе, мы столкнулись со сходной технологией?
   - Не знаю, - пожала плечами Светлана. - Ведь вы не разговаривали там с Богом? Нет?
   Губы её были подёрнуты насмешливой улыбкой, но в глазах сквозило напряжение.
   - Не думаю.
   - А что вы видели, Сид? - Девушка положила свою тёплую ладонь на моё запястье и склонилась ко мне, заглядывая в глаза. - За прошедшие три месяца вы ничего никому не рассказывали об этом.
   - Было много света.. и мне показалось, что какая-то сила переносит меня куда-то очень далеко, в какую-то незнакомую страну...
   - На Земле?
   Пальцы Светланы сильнее сжали мою руку.
   - Не знаю, - беспомощно пожал плечами я. - Возможно... Я не чувствовал, что нахожусь в чужом мире. Тоже небо, тоже солнце... Это была огромная равнина в окружении гор. А совсем рядом я увидел странных гигантов в золотых шлемах... Все они были похожи на изображения египетских богов. Особенно один, который был ближе всего ко мне. В руках у него были странные предметы... Оружие, как я понял потом...
   Светлана внимательно слушала, не перебивая меня.
   - На этой равнине шла страшная битва. Я плохо видел её из-за клубов дыма и огня, накрывавшего всё вокруг много раз... Но я слышал страшные предсмертные крики - крики боли и страдания. И это были крики людей! А ещё в небе надо мной летали какие-то огненные крылатые машины. Они исчезали и появлялись в огне пожаров, убивая тех, кто был на равнине смертельным огнём. Затем этот гигант, показавшийся мне главным, возможно, полководцем или царём, повернулся ко мне. Он, словно почувствовал моё присутствие! Его глаза тоже были полны огня, а взгляд пронзил меня, как будто копьём. Он выкрикнул что-то вроде "шет энх атэм"... И ещё там были какие-то слова... Кажется, "неч атеф"... Потом всё померкло, исчезло. Я очнулся уже в пирамиде.
   Замолчав, я с надеждой посмотрел на девушку-археолога.
   - Как вы думаете, что всё это может означать?
   - "Неч-атеф"? - медленно повторила Светлана, задумчиво взирая на океан. - Это же "Мстящий за отца"! Таково по египетским поверьям было имя, данное "богами" Гору в его борьбе с Сетхом.
   Она быстро повернулась ко мне.
   - А вот "шет энх атэм"... Это очень похоже на древнеегипетское "шешет-анх-Атум". Дословно оно означало "живой образ Атума". Самый распространенный титул Сфинкса... А может быть вы слышали нечто похожее на "шешет-эм-Ахет"? Это значит: "Живой на Горизонте" или "Живой - обитатель Горизонта"?
   - Возможно. Тогда я не запоминал услышанное. Был не подходящий момент для этого.
   Я пожал плечами и беспомощно улыбнулся ей.
   - Хотя, возможно, это был вовсе не древнеегипетский язык! - добавила Светлана и снова задумчиво посмотрела на океан.
   Некоторое время мы сидели молча.
   - А хотите искупаться? - неожиданно предложила моя спутница, беспечно и в то же время проникновенно глядя на меня.
   Её глаза сейчас походили на пронзительно синее небо, раскинувшееся над нами. Я недоверчиво покосился на воду, колыхавшуюся почти у самых наших ног. За последнее тысячелетие климат на Земле сильно изменился, к тому же часть побережья Антарктики переместилась в умеренные широты. И всё же воды Южного океана в заливе Эймери продолжали славиться своей неприветливостью.
   - Ну что же вы? Боитесь? - воскликнула Светлана, заметив мою нерешительность.
   Её смешливые глаза, как будто подзадоривали меня. Девушка легко соскочила с валуна и так же легко и непринуждённо сбросила короткие, песочного цвета шорты и просторную блузу с большими нашивными карманами на груди. Лёгким упругим шагом она приблизилась к заплескам морского наката, на ходу собирая волосы на затылке в тугой пучок.
   Неохотно расстегивая одежду, я наблюдал за ней, невольно любуясь её телом - бронзово-золотистым, точёным и притягательным, резко контрастировавшим с чугунно-серыми контурами камней вокруг. Светлана обернулась, лукаво прищурилась и стремглав бросилась в накативший водяной вал, на мгновенье скрывшись из вида. Уже на ходу скидывая ботинки и прыгая на одной ноге, я устремился вдогонку за ней, бездумно ринувшись в набежавшую на берег пенную волну.
   В первую секунду мне показалось, что в меня вонзились тысячи острейших игл. Пронизывающий холод сдавил сердце, сбивая дыхание и сковывая мышцы. Едва не задохнувшись, я с трудом поднялся на гребень морского вала, делая отчаянные гребки руками, пытаясь согреть цепенеющее тело. Впереди, казалось, совсем далеко от меня, мелькала среди волн крохотная головка Светланы. Храбрый экзоархеолог радостно помахала мне рукой, светясь лучезарной улыбкой. Когда мы уже выбрались на берег, она выглядела такой же беззаботной и весёлой, словно бы ей был нипочём холод антарктических вод. Я уселся на ближайший валун, едва сдерживая знобящую дрожь во всём теле, изо всех сил стараясь не подать вида. Я боялся увидеть на губах бесстрашной девушки насмешливую улыбку.
   Вдруг она насторожилась и поднялась с камня, на который присела. На лице её отразилось радостное ожидание. За нашими спинами послышался шелест гальки под чьими-то лёгкими шагами. Я обернулся в ту сторону и увидел, как сквозь кусты голубого альпийского можжевельника на свободное пространство вышел Акира Кензо, осыпая гребни нанесённого ветром красноватого песка.
   - Вот, значит, вы где уединились! - весело воскликнул экзоархеолог и хитровато прищурился: - Купаетесь?.. Смотрите, Сид, со Светланой трудно состязаться! Её предки вышли из северной страны России. Лично я бы не рискнул состязаться с ней ни в выносливости, ни в находчивости.
   Его глаза, сейчас похожие на крохотные тёмные щёлочки, блестели доброй лукавицей.
   Акира догадался о моей оплошности, но вида не подал. И я был благодарен ему за это. Очень не хотелось выглядеть перед моей спутницей слабым и изнеженным.
   - Я знал об этом с самого начала, - бодро ответил я. - Кстати, во мне тоже есть толика славянской крови... Впрочем, как и ещё, наверное, у шестой части жителей Земли.
   - Да, вы правы, - согласился со мной Акира Кензо, усаживаясь на приземистый валун около нас. - Все мы потомки тех, кому посчастливилось выжить полторы тысячи лет назад в ужасной планетарной катастрофе. Она совершенно изменила и облик нашей планеты, и само человечество. Не всем ранее жившим народам была открыта дорога в светлое будущее. И тем более удивительно, что народ России оказался на этом пути.
   - Что же в этом удивительного?
   Светлана отбросила назад прилипшие к лицу волосы и прикрыла ладонью глаза от лучей заходящего за водную гладь солнца.
   - Удивительно то, что этот странный, во многом непонятный и таинственный народ, на долю которого не раз выпадали тягчайшие испытания, смог стать предвозвестником нового лучшего мира на пороге страшной всепланетной катастрофы, сумел сберечь и охранить осколки человеческой мудрости, почти полностью погибшей в пламени ядерного пожара. Вспомните начало двадцать первого века. В школе все мы изучали удивительный документ тех времён, хранящийся ныне в Архиве Информационного центра Трудового Братства.
   Мы со Светланой переглянулись. Кажется, она тоже не совсем поняла о каком документе идёт речь.
   - Это дневник выходца из прошлого, открывающий нам забытые и неизвестные эпизоды минувшей истории, - пояснил экзоархеолог.
   - Ах, да! Конечно! - обрадовалась Светлана, легонько хлопая себя по лбу. - Поразительная и проникновенная вещь. В старших классах она произвела на меня неизгладимое впечатление. Именно благодаря ей я и решила стать археологом.
   Акира Кензо сдержанно улыбнулся ей.
   - Так вот, - продолжал он. - Тогда для вас должно быть вполне очевидным, что деградация общества безудержного потребления уготовила человечеству путь в безвозвратную пропасть духовного обнищания и экономического рабства в инфернальной техногенной среде. Туда его загоняла кучка дельцов, которую сегодня наши историки именуют корпаратократией. Именно эти люди насаждали товарно-денежные отношения в экономике всех развитых стран. Именно они всеми силами стремилась к господству над миром, к тотальному контролю и власти над людьми, пытаясь подчинить себе их души, их помыслы, их устремления, сами их жизни. Целые государства рассматривались этой безликой верхушкой тогдашнего общества, как сырьевые придатки будущей всепланетной империи. Они именовались ею не иначе как странами "третьего мира". Народам же этих стран была уготована роль прислуги, обслуживающей будущих новоявленных "избранных".
   - Мрачное время, - согласился я.
   - При острой нехватке сырьевых ресурсов, бездумно разграблявшихся на протяжении десятилетий, при иссякающих запасах питьевой воды и ограниченных возможностях производства пищи, эта кучка дельцов даже выдвинула особую доктрину, согласно которой на Земле должно было остаться лишь ограниченное количество избранных жителей, - продолжал Акира, став похожим на учителя школьной истории. - Земля уже не в состоянии накормить расплодившееся человечество, говорили они. Поэтому должен остаться лишь один миллиард из числа её жителей. Как раз такое число составляло тогда население развитых стран. Остальные же должны умереть голодной смертью или сгинуть от болезней и различных эпидемий. Имеющиеся у нас исторические документы и отдельные сохранившиеся данные позволяют предполагать, что могущественные державы того времени ради достижения этой коварной цели уже начали тайно использовать и климатическое, и биологическое оружие.
   - Но ведь это настоящий геноцид! - горячо воскликнула Светлана.
   - Безусловно, - согласился с ней Акира Кензо. - Но не всегда действия корпаратократии были столь явными и бессовестно прямолинейными. В России, например, она опиралась на продажных правителей и их прислужников - так называемых "чиновников". Именно они планомерно обрубали корни своего народа. Захватив право подавлять мнения и желания всех остальных, эти правители навязывали людям под видом законов и политических программ низкий уровень жизни, чиня любой произвол, обездоливая свой народ, лишая его социального равенства и даже права на всестороннее образование и медицинскую помощь. Декларировавшиеся на словах свободы и права на поверку оставались лишь пустыми обещаниями, прикрывавшими бездействие власти, её стремление сохранить свой статус-кво в гниющем и разлагающемся подобии государственности. Безграничные возможности по разворовыванию природных богатств этой страны были даны кучке "избранных" негодяев, властолюбцев или просто преступников, которые на протяжении десятилетий обогащались за счёт своего народа. В замен же тот не получал ничего. Они растаскивая по своим карманам то, что создавалось усердным трудом, потом и кровью всех предыдущих поколений.
   Глаза экзоархеолога наполнились гневной неприязнью.
   - Чтобы удержаться у власти, эти трусливые правители руками своих марионеток проводили политику планомерного одурманивания народа средствами массовой информации. Люди изо дня в день всячески запугивались всевозможными страшилками, пресса и телевидение выносили на поверхность самые тёмные стороны окружающей действительности, как будто поднимали тину и грязь со дна водоёма. Ложь властвовала безраздельно. Она убивала всё светлое и хорошее, что ещё оставалось в людях. Наряду с этим, народу навязывались бессмысленные и бездуховные постановки и зрелища, наполненные примитивными, самыми низменными страстями, которые преподносили своих малообразованных и духовно бедных героев, как эталон для подражания для всех остальных. Это вело к полной духовной деградации большей части населения. В особенности от этого страдало молодое поколение, поражённое глубоким нигилизмом. Молодёжь уже не видела ни своего места в настоящем, ни своего будущего.
   - Но зачем всё это делалось? - поразилась Светлана, хватаясь за пылающие щёки. - И как таким правителям удавалось удержаться у власти?
   - Насколько мне известно, русская культура всегда считалась безусловно духовной. Духовное начало в жизни человека преобладало в ней над материальным началом. Так же устроено и наше современное общество. Этим своим содержанием русская культура, русский дух были более близки древней восточной культуре и противоположены культуре, так называемой, западной цивилизации. Ведь её основа была заключена в агрессивном стремлении к постоянному обогащению, в унылой мещанской жизни, наполненной примитивным потребительством, и слабой развитостью внутреннего, нравственного мира человека. В обществе безудержного потребления просто не могло быть иначе. Эти полярности Запада и Востока испокон веков служили причиной конфликтов между ними: явных и скрытых. Техногенный Запад плохо понимал духовный Восток, воспринимая его как нечто недоразвитое и даже нецивилизованное. Отсюда вытекало извечное желание правителей Запада подчинить себе, а то и уничтожить "дикие" народы. Но тех же славян сложно было победить силой оружия. Не раз они доказывали свою сплочённость и сильны были именно своим духом.
   Акира Кензо приостановился и посмотрел на Светлану, словно последние его слова были обращены именно к ней. Девушка возбуждённо улыбнулась и смущённо опустила глаза.
   - И вот тогда Запад решил победить Восток, уничтожив его основу - духовность, - продолжал экзоархеолог. - Решил превратить народы этого региона в сборище безразличных ко всему мещан, агрессивно насаждая на Востоке "культурные ценности" капиталистического общества. К этому времени и в самом Западном мире люди уже перестали ощущать себя в безопасности. Постепенно утрачивая былую веру в справедливость и закон, многие обращались к вере в сверхъестественное, которое становилось последним прибежищем в этом мрачном мире бездушия и наживы. Мистицизм распространял своё влияние на всё большее количество умов по всему миру. Отсюда так популярны были в то время темы и обсуждения скорого "конца света", "Армагеддона" или "судного дня".
   - В результате сами себе накликали беду, - усмехнулся я.
   Акира согласно кивнул в ответ.
   - Даже правителей Североамериканских штатов не обошла эта "мистическая мода". Не знаю правда ли это, но однажды мне довелось прочитать историю о том, как в бытность одного из американских правителей, разведслужбами был подготовлен секретный доклад. В нём говорилось о предполагаемых разрушительных катаклизмах, ожидающихся на планете в первые десятилетия нового века. На основе этих предсказаний была принята долговременная программа освобождения обширных территорий Сибири и вообще Евразии от коренного населения с целью получения доступа к пространствам, богатым полезными ископаемыми и устойчивым к сейсмическим и другим катастрофическим изменениям. Туда предполагалось переселить население Америки в случае реального "конца света".
   - Неужели такое было? - удивился я, хорошо помня, что на уроках истории нам ничего подобного не рассказывали. - Но откуда у вас эта информация?
   - Помните я рассказывал вам о своём участии в раскопках одного из крупных городов на территории Североамериканского континента? - прищурился Акира Кензо.
   - Да, конечно.
   - Мне удалось тогда ознакомится с расшифрованными данными из гипертекста, хранившегося на серверах уничтоженной мировой информационной сети, - пояснил экзоархеолог. - Из них я почерпнул для себя очень много интересного. Так вот, если верить в существование того секретного доклада, то именно с него берёт начало план уничтожения невиданного прежде на Земле общественного строя, просуществовавшего почти столетие. Как и всё новое, этот строй был далеко не идеален. Он принёс людям как величайшие достижения, так и глубокое разочарование, наряду со страшными трагедиями и потерями. Тем не менее, это была первая искра, которая впоследствии, уже после Битвы Мары, разгорелась в яркое пламя новой жизни, которой теперь живём мы с вами.
   - Но на уроках истории нам всегда говорили о том, что существовали вполне объективные причины из-за которых в итоге ростки нового победил капитализм, - засомневался я.
   - Существовали, разумеется, - подтвердил экзоархеолог. - Но процесс этот нужно рассматривать в целом. И в череде событий тех далёких лет намерение уничтожить опасного конкурента со стороны правителей Запада занимало далеко не последнее место. Но это уничтожение не могло опираться на военную мощь, потому что существовал паритет сил. Распад нового строя должен был стать постепенным и неуклонным. И такое было возможно только через растление самого народа. Корпаратократия поддержала тогда приход к власти в новой России бездарных и эгоистичных правителей. Им была безразлична судьба простых людей. Прикрываясь призывами к установлению демократии и свободы, в короткие сроки эти правители уничтожили некогда могучую и сплочённую державу, первой ступившую на тернистый путь к светлому будущему, первой вышедшей к звёздам. Добро, духовность, способность критически мыслить уничтожались в народе планомерно и неуклонно на протяжении трёх десятилетий. Вместо них щедро пествовались в душах людей злоба, невежество и страх. Ведь напуганными и необразованными людьми было очень легко управлять, их было легко держать в подчинении. Океан лжи затопил своими мутными водами повседневность этих людей. Подобным же образом поступали все правители и диктаторы, начиная с Древнего Египта или Древнего Рима.
   Акира Кензо помолчал, печально глядя на темнеющий океан. Затем заговорил снова:
   - Но ничто в мире не может продолжаться вечно. Хорошо понимая это, правящая верхушка России в первое десятилетие двадцать первого века стала прилагать немало усилий для укрепления аппарата подавления, чтобы обезопасить себя в случае народного недовольства и массовых протестов. Больше не полагаясь на собственную армию, они возлагали свои надежды на специализированные силовые структуры, которым давались неограниченные полномочия. А впоследствии, когда начали вспыхивать отдельные волнения и недовольство народа из-за всё ухудшающейся жизни стало нарастать с каждым днём, были сформированы команды чужеземных наёмников, не скованных этическими нормами и кровным родством с местным населением. Эти специальные ударные силы были призваны бороться с массовыми протестами людей в своей стране, безжалостно подавлять их и уничтожать всех недовольных режимом. Беззаконие, наветы, пытки и издевательства стали нормой, обыденностью. О свободе и правах человека уже никто в правящей верхушке не вспоминал.
   - Какое ужасное, мрачное время! - сокрушённо покачала головой Светлана. - Какое безысходное... Это, должно быть, было страшнее самой смерти!
   - Вы правы, - согласился с ней Акира Кензо. - К счастью, ничто не вечно в этом мире, а дух протеста в людях очень трудно убить совсем. Расслоение в российском обществе к тому времени зашло слишком далеко. Материальное благосостояние и безнаказанность небольшой группы "избранных" негодяев, стремившихся взять в свои руки всю полноту власти, выглядели слишком вызывающе на фоне нищеты и бесправия целого народа. Несправедливость, захлестнувшая страну, всколыхнула сознание прогрессивных людей, которые повели за собой весь остальной народ, недовольство которого стало закипать, как закипает вода в наглухо завинченном сосуде. Этот процесс стал развиваться особенно бурно ещё и потому, что конец второго десятилетия двадцать первого века был обусловлен крахом прежней экономической системы, главенствовавшей тогда в мире, состоявшем из разрозненных государств и разобщённых народов. Эта система была основана на экспансии мировой банковской системы, подвластной корпаратократии, упорном стремлении сохранять общество безудержного потребления и столь же безудержной наживы небольшой кучки "избранных", порождавшее экономическое рабство населения большинства стран. По всему миру тогда прокатилась волна недовольства и массовых протестов со стороны населения планеты, лишенного возможности получать пенсии, пособия, и даже саму работу, а значит и средства к существованию. Люди потеряли опору в обществе, в полной мере осознав, что теперь их не охраняют, а только угрожают им. Поэтому многие стали выходить на улицы городов, требуя от своих правительств изменений к лучшему, законности и порядка...
   Слушая рассказ экзоархеолога, мне вспомнились кадры старой хроники, однажды виденные мною ещё в школе: города, объятые пожарами; толпы отчаявшихся людей, протестующих против социальной несправедливости; безликие военные, избивающие и расстреливающие безоружных людей. Хаос, страх, растерянность и безысходность, казалось пропитавшие сам воздух. Невольно я поёжился от этих мрачных воспоминаний. Тем временем Акира продолжал свой рассказ:
   - Положение же России в этот период оказалось особенно тяжёлым. Страна находилась в полном экономическом упадке из-за внешней изоляции, вызванной необдуманными действиями последнего своего правителя. Она даже утратила своё прежнее единство. Во главе разрозненных территорий стояли националистические активисты, которые в тесном сотрудничестве с представителями традиционных элит бессовестно попирали демократические свободы, отрицая любые преграды на пути к безграничной власти, безжалостно подавляя недовольство людей и распространяя свою экспансию вовне. Страна стояла на пороге ужасающей нищеты, голода и бесконечных смут, грозивших вылиться в кровавые братоубийственные войны. Вот тогда-то начала набирать силу когорта прогрессивных лидеров, которой хватило мужества и воли объединить усилия потерявшего веру народа, направить его устремления по пути к новому общественному устройству.
   Акира снова замолчал, подставляя разгоряченное лицо прохладному морскому ветру. Затем, взглянув на меня и Светлану, заговорил снова:
   - Вы знаете, что эти далёкие события наши историки окрестили Второй Великой Революцией. Хотя, конечно, настоящей революцией их назвать и нельзя. Скорее, это была эволюция мысли и духа русского народа. Пустые обещания и красивые лозунги, щедро раздаваемые прежними правителями, сменились реальными делами, направленными на претворение в жизнь новых идеалов - свободы, равенства и справедливости. Люди перестали жить по навязанным им законам, служившим угнетению и попиранию их прав, и создали новые уставы жизни, объединяясь в коммуны. Они и послужили началом нового, до селе невиданного мира. Волна изменений грозила захлестнуть и остальные страны, где экономическая и социальная составляющая давно требовала радикальных перемен. Неспокойно было и в странах так называемого "мусульманского мира". Там радикально настроенные религиозные фанатики всё чаще стали захватывать власть, свергая прежние либеральные режимы. Эта агрессивная компания грозила вылиться в крупномасштабные религиозные войны по всему Ближнему Востоку, а затем превратится и в новые крестовые походы против иноверцев.
   - Я помню это время! - взволнованно отозвалась Светлана. - Многие считали тогда, что за свержением старых режимов стояли влиятельные силы Америки. Но мне кажется, что причина кроется гораздо глубже. Она очень близка к нашим с вами исследованиям.
   - То есть? - не понял я.
   - Западный мир действительно переживал тогда глубочайший кризис, - охотно пояснила девушка. - Но этот кризис был не только экономическим и социальным, но в большей степени духовным. Отход от веры в христианского Бога порождал с одной стороны освобождение от власти церкви, от тысячелетних догматов, загонявших людей в рамки законов, предписанных последними представителями "божественного семейства" Элохимов. И это давало человеку свободу самоопределения и самостоятельного духовного развития и роста... Но с другой стороны, как раз этого самого развития и не происходило.
   - Почему? - удивился я.
   - В силу созданной самим человеком инфернальной социальной среды. Духовная свобода истолковывалась им, как вседозволенность и освобождение от всяких моральных правил и норм, в угоду своему личному эго. Верно записано в индуистских религиозных текстах: когда люди отворачиваются от бога, ему приходится снова и снова возвращаться в материальный мир, чтобы наставить их на путь истинный, заставить их следовать своим предписаниям, следовать дхарме - "божественному Закону". Конечно же, это делается не для пользы самих людей, а прежде всего для пользы тех самых "богов".
   - Я понимаю, о чём хочет сказать Светлана, - оживился экзоархеолог. - Когда "боги" во главе с Яхве поняли, что люди зашли слишком далеко в своём стремлении к свободе и осознали, что "божественная" система управления, опирающаяся на христианскую религию, даёт сбой, ими была предпринята очередная попытка вернуть взбунтовавшихся людей в подчинение себе. Возможно, Яхве и его собратья решили захлестнуть волну свободомыслия экспансией со стороны мусульманского мира, где их духовная власть была по-прежнему сильна и незыблема?
   - Всё верно, - подтвердила Светлана. - Может быть, тогдашние правители Америки предвидели эту опасность? Поэтому они и стремились заменить радикальные мусульманские режимы послушными исполнителями своей воли.
   - Не думаю, чтобы любые правители в прежнем мире заботились о духовной свободе человечества, - с сомнением покачал головой Акира, задумчиво и печально глядя на далёкий закатный горизонт. - У них были свои, вполне меркантильные цели - стремление к господству и ничем неограниченной личной власти. Это как раз тот случай, когда наследие "солнечных богов", попав в нечистые руки мелких людишек, грезивших о собственном величии и мнивших себя "лучшими", "богоравными", приводит к ужасающей трагедии для всех остальных людей. Даже если это наследие только идейное.
   - Да, пожалуй, вы правы, - согласилась с ним Светлана. - Чтобы победить это наследие важен был противовес. Какое-то мотивирующее событие.
   - Последним таким событием, мотивирующим к объединению в череде бесконечной вражды и конфликтов могла стать для человечества попытка совместного предотвращения угрозы столкновения Земли с астероидом Апофис. Но и она, как мы знаем, провалилась - человечество скатилось в пропасть, где его ожидала ядерная война в угоду личным амбициям двух правителей. Довершил же эту всечеловеческую катастрофу, как вы знаете, не менее страшный и смертоносный удар из космоса, когда на Землю обрушился убийственный астероид. Словно, сами "боги", бдительно следившие за своими неразумными "детьми", нанесли роковой удар, как это сделали уже однажды во тьме веков. Пять миллиардов жизней унесли тогда эти страшные и трагические события.
   - Но ведь и после была война, - напомнил я. - Именно она и положила начало Мирового Воссоединения. Разве нет?
   - Да. Это было сражение зарождавшегося нового мира со старым, не смирившимся со своим поражением. Теперь мы называем его великим сражением Запада и Востока - Битвой Мары. Историки дали ей это название по имени буддийского бога смерти и разрушения, всемогущего повелителя зла. Эта последняя битва началась на границах опустошённой планетарной катастрофой Европы, откуда орды безжалостных убийц ринулись на Восток и Юг, как когда-то племена диких варваров, разоряя и уничтожая всё на своём пути. Но тогдашние коммунары мужественно отразили этот удар, собрав воедино все свои силы. Так был подведён окончательный итог прежней цивилизации. А вместе с ней канули в лету все её догматы в науке, искусстве, традициях, обычаях и отношениях людей друг к другу. И на осколках старого мира возник новый, где каждый молодой учёный, оставшийся в живых, был много ценнее двадцати старых политиков, где стала царствовать ресурсо-ориентированная экономика и осознанная личная свобода каждого жителя Земли...
   Акира замолчал.
   - Да, были славные времена! - вздохнул я и посмотрел на Светлану, которая улыбнулась мне, видимо, испытывая схожие чувства.
   Некоторое время мы сидели, не произнося ни слова, предавшись созерцанию шумного прибоя. Я чувствовал, как постепенно остывает камень подо мной, и лёгкий морской бриз, спускаясь со стороны прибрежных гор, пронизывает холодом всё моё тело, вызывая лёгкий озноб.
   - Вся эта история снова ясно напомнила мне другие, не менее трагические и разрушительные события, - наконец нарушил молчание Акира Кензо. - Свидетелем их невольно стали наши древние предки. И эти события определили всю дальнейшую судьбу земного человечества, определили его карму, как сказали бы древние восточные мудрецы. Она и по сей день ещё тянется к нам своими тонкими невидимыми нитями, исподволь влияя на движение человечества по пути самопознания и развития: через нашу психику, через заложенные в неё когда-то "солнечными богами" архетипы поведения и мышления.
   Я внимательно посмотрел в узкие глаза экзоархеолога, ставшие непроницаемыми в надвигавшихся серых сумерках.
   - Вы сейчас говорите о "войне богов"?
   Акира утвердительно кивнул в ответ.
   - Да. Я уверен, что разобравшись в причинах этого конфликта, поняв и правильно оценив все его последствия, мы сможем уверенно ответить на важный вопрос: какова наша судьба в прошлом и что нас может ожидать в будущем? Только до конца осознав своё прошлое, мы сможем ясно познать тёмную суть самих себя. А это даст нам возможность окончательно побороть её и найти наилучшие пути в наше завтра.
   - Но ведь мы смогли, в конце концов, преодолеть все трудности! - горячо воскликнула Светлана. - Пускай это стоило нам невероятных усилий и больших жертв. Но ведь это стоило того!
   Девушка с надеждой посмотрела на экзоархеолога.
   - Стоило, - согласно кивнул тот и грустно улыбнулся. - Хотя на это ушло почти целое тысячелетие, но нам удалось создать на Земле иную экономику, и на её основе построить своё общество. Мы навсегда забыли о бездумном потреблении и наживе. Природные ресурсы планеты стали общим наследием всех жителей планеты, а их использование теперь максимально экономно и эффективно. Всё, что теперь производит земная экономика надежно и долговечно, оно не требует замены через несколько лет. Множество гигантских автоматизированных заводов, расположенных глубоко под землей или на дне океанов, денно и нощно работают на благо всех без исключения людей. Транспортные линии доставки неустанно пополняют склады-распределители, комплектуют всю производимую на планете продукцию в соответствии с запросами каждой жилой зоны, каждого уголка Земли или отдалённых звёздных колоний Трудового Братства.
   - Это и позволило нам добиться обеспечения необходимыми товарами всех нуждающихся, - согласился с ним я. - Новые же технологии производства пищи, оставившие в прошлом разведение домашнего скота или обработку огромных пахотных территорий, теперь решили и проблему обеспечения населения планеты продовольствием. К счастью, голод исчез навсегда. даже память о нём истёрлась.
   Акира гордо вздёрнул подбородок, глядя на меня.
   - Теперь нам кажется странным, что раньше люди не понимали, что подобное невозможно без изменения самого отношения людей к своим потребностям. Хотя, наверное, многие догадывались об этом. Только лишь тогда, когда каждый из нас безоговорочно принял для себя мысль о том, что для удобной и комфортной жизни вовсе не обязательно наполнять её массой бесполезных вещей, ворохом одежды, заставлять свои жилища громоздкой мебелью, только тогда безумная жажда потребительства сменилась осознанным упрощением своего обихода. На смену пустым развлечениям пришло стремление к познанию мира, страсть путешествий, желание отважных свершений на Земле или на бескрайних просторах космоса во благо нашего общества, нашей планеты, во имя торжества добра на просторах необъятной вселенной. Вот так мы постепенно поднимались из пропасти инферно к сияющим вершинам светлого будущего... А теперь нам снова приходиться заглядывать в наше далёкое прошлое, чтобы сделать своё восхождение ещё более грандиозным и безопасным. Но я всё чаще ощущаю, что это прошлое может захлестнуть нас своей тёмной стороной, что наследие чужой цивилизации в неопытных руках может превратиться в смертельную опасность, способную погубить все наши начинания.
   Экзоархеолог тяжело вздохнул.
   - Что с вами, Акира? Я не узнаю вас, - удивился я.
   - Да и вы изменились, дорогой мой, - заметил тот.
   - Сид видел что-то особенное там, в пирамиде, - негромко сказала Светлана, тревожно глядя на своего руководителя.
   - Я догадывался об этом, - кивнул экзоархеолог. - Но я ждал, когда он сам захочет рассказать об увиденном, поэтому и не торопился с расспросами: ни там, на Марсе, ни когда мы вернулись на Землю. Было слишком много забот с экспедицией и возвращением... Так что же там было? Что вы видели?
   Актра Кензо пристально посмотрел на меня.
   - Какую-то равнину среди гор... На ней собрались тысячи людей в железных доспехах, и ещё там были странные гиганты, летавшие на удивительных машинах. Возможно, это и были ваши "боги"?
   Акира Кензо удовлетворённо закивал головой.
   - И всё?
   - Нет. Там шла страшная битва... Было море огня, боли и смертей... Какое-то ужасное и безжалостное оружие сжигало всё вокруг. Я такого не видел даже в хрониках сохранившихся со времён Битвы Мары... А ещё там были какие-то странные существа, вроде бы со змеиными телами... Или мне это только показалось... Их сгоняли в одну из летательных машин, похожих на большую бронзовую птицу, по команде главного великана в таком золотом шлеме. Ну, как на древнеегипетских фресках.
   Я попытался показать руками вид этого шлема, но по-моему у меня это плохо получилось. Акира задумчиво потёр подбородок. Было видно, что ему интересна сообщённая мною информация.
   - Завтра я покажу вам одну долину. Это здесь, недалеко, вон за теми горами... - Он показал рукой куда-то в серые сумерки. - И вы скажите мне, не похожа ли она на место, виденное вами. Хорошо?
   - Да, разумеется... Но почему вы думаете, что моё видение связано именно с Антарктидой?
   - Я этого не утверждаю, - загадочно улыбнулся экзоархеолог. - А причина, по которой мне любопытно узнать ваш рассказ кроется как раз в этой самой долине. Мы нашли там нечто очень древнее и очень интересное. На Восточной равнине есть каменные платформы и подземные сооружения, расположенные в определённом порядке. Все они несут черты явной функциональности, а окружающие горы местами выглажены в ровные поверхности, словно это какие-то гигантские зеркала. Очень похожее место есть и на Тибете, где расположена знаменитая и загадочная гора Кайлас.
   - В чём же её загадочность? - полюбопытствовал я.
   - Хотя бы в том, что издревле она считалась сакральным местом: входом в таинственную и недоступную страну мудрецов и провидцев Шамбалу. И тем, что для обычного человека дорога туда была сопряжена со смертельной опасностью. Недаром считалось, что сам царь Асуров, "бог смерти" Яма охраняет подступы к этой горе... Так вот, я думаю, что здесь может быть какая-то связь с неким "транспортным коридором", проходящим сквозь пространство, а, возможно, даже время. Этот "коридор" может соединять нашу Землю с аналогичными устройствами на Марсе. Мы нашли их в пирамиде, и случайно каким-то образом нам удалось запустить весь этот сложный комплекс. Я думаю, именно это позволило вам, Сид, перенестись через пространство и время!
   - Вы считаете, что я побывал в прошлом? - мрачно усмехнулся я.
   - Думаю, весь комплекс Сидонии выполнял некогда функцию, позволявшую "богам" переноситься на нашу Землю... А, может быть, и путешествовать в мирах ещё не подвластных нашему пониманию. И здесь, на Земле подобных мест, видимо, несколько. По крайней мере, они должны быть как в Андах, так и в Гималаях.
   - Надеюсь, ваше предположение о неком "окне" через время и пространство подтвердиться. Это было бы потрясающим открытием! Настоящая "машина времени", с помощью которой мы смогли бы преодолевать доселе непреодолимые препятствия и получать удивительные знания! - возбуждённо воскликнул я, обрадовавшись неожиданной возможности и думая, как расскажу об этом Громову.
   Акира Кензо снова хитровато прищурился.
   - Я тоже на это надеюсь. И вы теперь можете оказать неоценимую помощь нашей науке. Ведь ваш опыт может открыть дорогу в непознанное... И тогда случившееся с нашим товарищем на Марсе не будет напрасной жертвой, - грустно добавил экзоархеолог.
   - Думаю, с Зуко всё будет хорошо. Ведь за его здоровье сражается вся земная медицина, - уверенно сказал я. - Взгляните на меня. Видите? Разве это не доказательство способности наших врачей творить настоящие чудеса!
   - Да, безусловно, - задумчиво кивнул экзоархеолог, размышляя о чём-то своём.
   - Смотрите! - неожиданно воскликнула Светлана, указывая куда-то в сторону, за наши спины.
   Мы с Акирой как по команде обернулись. Поодаль, в сгущающихся сумерках на плоской вершине тёмной горы ярко пылало пламя одинокого костра, озаряя окрестные камни, поросли кустарника и неясные фигуры окружавших костёр людей. Снопы искр взлетали высоко в темнеющее небо, рассыпались мерцающими огоньками, и гасли, уносимые к морю ночным ветром. Что-то очень древнее и завораживающее было в этой картине, пробудившее в моей душе забытые и неведомые чувства.
   - Это ребята из школы четвертого цикла со своим наставником, - сообщил Акира Кензо, глядя на далёкий костёр. - Они отправились в небольшое путешествие перед началом новых занятий. Я встретил их сегодня утром в санатории. Пойдёмте к ним, - предложил он. - Согреемся и послушаем, что волнует нынешнее юное поколение.
   Экзоархеолог улыбнулся, но глаза его остались задумчивыми и печальными. Мы поднялись по узкой тропе, пробираясь сквозь осыпи камней и можжевеловые заросли на вершину холма, откуда чугунно-серый простор океана, сливавшийся с пепельными сумерками, показался особенно величественным и бескрайним. Звонкие детские голоса, ведшие какой-то жаркий спор, здесь стали слышны совсем отчётливо. Акира, шедший впереди, первым ступил в освещённые костром границы обширной и плоской каменистой площадки, окружённой со всех сторон приземистым густым кустарником.
   Группа ребят лет четырнадцати-пятнадцати расселась прямо на камнях вокруг жаркого пламени и о чём-то горячо и громко спорила со своим наставником-вожатым. Молодой парень с курчавой головой и открытым, слегка вытянутым лицом, был едва ли не вчерашним выпускником школы шестого цикла, ставшим на путь стажёра. Одетый в голубую свободную рубаху с большими нагрудными карманами и широкие шорты, он опирался спиной о большой камень, важно подбоченившись. Но в его позе не было, ни надменности, ни высокомерия. Скорее он хотел выглядеть солиднее и взрослее в глазах своих подопечных, которые, без сомнения, видели в нём умудрённого опытом наставника-воспитателя. И дети, судя по всему, отплачивали молодому человеку за это доверием и искренностью суждений. Это легко можно было понять по той свободной раскованности, с какой они вели свою беседу, не боясь говорить со старшим на равных.
   Нашего появления поначалу даже никто и не заметил, поэтому мы остановились чуть поодаль от костра, не желая вмешиваться, с интересом наблюдая за происходящим. Я почувствовал, как Светлана вплотную придвинулась ко мне, зябко скрестив на груди руки. Невольно мне захотелось обнять её за плечи и согреть теплом своего тела, но я сдержался от этого неуместного сейчас порыва. Лишь сочувственно посмотрел на неё. Её заострившийся во всполохах пламени профиль показался мне особенно красивым и каким-то по-домашнему тёплым. Почувствовав мой взгляд, она повернула голову в мою сторону. Её глаза, в которых плясали отблески костра, потемнели и выглядели загадочно и призывно. После долгой паузы она сдержанно улыбнулась, и вновь обратила взор на споривших между собой ребят. В это время невысокий розовощёкий юноша порывисто поднялся со своего места и, слегка подбоченившись, будто подражая своему наставнику, посмотрел на того с вызовом.
   - Вот ответь мне, Лик! Разве не может человек жить, прежде всего, своими желаниями и устремлениями? Ведь наше общество состоит из свободных людей. Каждый в нём волен сам выбирать свою судьбу и совершать поступки по своему усмотрению. Этому нас учат с начальных циклов школы.
   - Разве этому? - иронически сощурился вожатый.
   Юноша слегка недоумённо осмотрелся по сторонам.
   - Ты прав, Нир, - помедлив, сказал вожатый, отвечая на этот его взгляд. - И в тоже время неправ... Действительно, обо всех нас с самого раннего детства заботится Трудовое Братство. А каждый из нас никогда не забывает своих учителей, воспитателей и наставников, которые взращивают в нас семена добра, чистоты и справедливости. Эти семена позже и вырастают в могучее древо нашего доброго мира. Вы же все понимаете, что наше общество, как огромный полноводный океан, слито из отдельных ручейков - человеческих судеб? А эти ручейки полнятся каплями ваших личностей. И у каждой из них своя особая роль, которая определяется вашими поступками и устремлениями. И иначе быть не может! Человек по природе своей социальное существо. Но вот когда вся забота воспитателя направлена на отдельную личность, а эта личность живёт вне устремлений и чаяний коллектива, тогда из этой личности не вырастет настоящего человека даже при условии наличия у неё и характера, и воли!
   - Значит, никакой свободы выбора нет? - с едва заметной насмешкой в голосе отозвался юноша по имени Нир, и упрямо насупился.
   - Как ты не понимаешь, Нир! - с возмущением воскликнула чернокосая девчушка, сидевшая рядом с ним. - Можно я отвечу ему, Лик? - Она протянула вперёд руку просящим жестом.
   - Разумеется, Лю Тао, - благосклонно кивнул вожатый.
   - Дорогой мой Нир! - слегка дрожащим от волнения голосом, начала юная Лю Тао, и смуглые щёки её покрылись жарким румянцем, словно от языков пылающего костра. - Ты всё время говоришь о свободе, но забываешь, что настоящая свобода не во вседозволенности для каждого отдельного человека! Такая свобода ведёт к необузданности желаний, к слепому эгоизму! Тогда вот целое распадается на мелкие осколки. Тогда и общество, в котором есть такая свобода, неминуемо рухнет. Такое уже было в нашей прежней истории. Я права, Лик?
   Девочка обратила взволнованный вопрошающий взор широко раскрытых миндалевидных глаз к своему наставнику.
   - Всё правильно, - ободряюще улыбнулся ей Лик. - Свободой можно назвать отсутствие внешних запретов. Но такая свобода рано или поздно обращается во зло для других людей, если она не ограничена внутренними культурными запретами. Когда человек понимает, что он неограничен в свободе действий лишь при условии осознания им самим допустимости этих самых действий в отношении других людей. Когда тщательно взвешивается каждый поступок и оценивается их последствия: и близкие и отдалённые. Только тогда можно говорить, что человек по-настоящему свободен. Такую свободу можно считать осознанной необходимостью, рождённой самодисциплиной и высочайшим уважением интересов других людей. Без неё невозможно действительно справедливо устроенное и счастливое общество равных.
   - Даже древние говорили: поступай с другими так, как хочешь, чтобы они относились к тебе! - воскликнул кто-то из ребят.
   - Вот именно! - страстно выпалила Лю Тао. - И если ты хочешь, чтобы другие, хотя бы немного потлели для тебя, гори дотла сам! Это страшно трудно, но нужно. Нельзя только себе!
   - Но древние говорили и о другом, - упрямо возразил ей Нир. - Они говорили: платите добром за добро, а за зло воздавайте по справедливости!
   - Всё верно, - не стал с ним спорить вожатый по имени Лик. - Это можно рассматривать, как призыв применять Третий закон Ньютона и в социальных отношениях. В нашем обществе этот закон по-прежнему действует, но никто теперь не совершает намеренных преступлений против личности, как никто и не наделяет отдельную личность правом решать, кому и в какой мере воздавать за содеянное. Что есть зло, а что добро каждый знает, опираясь на общечеловеческие ценности - неоспоримые и вечные, как звёзды. Вопрос же о степени наказания за ошибки, как правило, принимает на себя сам провинившийся. И в этом он руководствуется только своей совестью. Бывают, правда, исключительные случаи, когда решение приходится принимать совещательными голосами многих компетентных людей. Но это теперь редкость.
   После этих слов Лю Тао укоризненно посмотрела на своего юного товарища, всё ещё недовольно надувавшего щёки.
   - А ещё я хотела сказать, что нужно уметь сострадать и чувствовать боль другого человека! - добавила девочка. - Уметь переносить эту боль на себя. По-моему, именно это умение должно отличать нас от наших неразумных предков и от животных. Разве нет? Подумайте, сколько боли и страдания было на протяжении всей нашей истории в прежние века! И я ведь сейчас говорю не о тех бесчисленных жертвах многих войн и разрушительных катаклизмов. Я знаю, что массовые смерти достойны нашего сострадания и скорби. И всё же я воспринимаю их иначе, нежели физическое и духовное страдание отдельного человека... Разве я не права?
   Лю Тао с надеждой обвела взглядом своих товарищей, собравшихся у костра, словно ища на их лицах отголоски своим чувствам.
   - Поясни свою мысль, пожалуйста, - попросил наставник Лик. - Боюсь, не всем понятно о чём ты хочешь сказать.
   - Только не подумайте, что я жестокая и бессердечная, - ещё больше волнуясь, торопливо заговорила Лю Тао. - Просто я всегда содрогаюсь, когда думаю о безвинных и безымянных жертвах. Ну, скажем, той же инквизиции. Их истязали с помощью ужасных приспособлений, подвергая страшным пыткам, и сжигали заживо на кострах! Или же пленники какого-нибудь феодала, которые томились в сырых темницах рыцарских замков... Или же жертвы безумных маньяков-убийц. Ведь их в прежние времена было предостаточно. Все эти палачи и мучители методично и изуверски издевались над своими беспомощными жертвами, судьба которых была предрешена чужой злой волей. И ведь не кому было прийти им на помощь, избавить их от незаслуженных страданий и мучений, спасти их бесценные жизни! Вдумайтесь, как страшна была судьба всех этих людей, как ужасна была их боль именно своей безысходностью!
   Голос юной школьницы задрожал от волнения, а глаза наполнились слезами, словно вбирая всю ту безвестную боль и страдания. Я почувствовал, как и в моей груди что-то дрогнуло. Ведь эта девочка была безусловно права. Представив себе мучения всех этих безымянных и безвестных жертв, я сжал кулаки от бессильной жалости к ним.
   - Они страдали, наверное, взывая и моля о помощи, - продолжала Лю Тао. - Но никто, никто не мог их услышать и освободить от этих страданий!
   Девочка снова обвела взглядом своих товарищей.
   - Вот почему для меня особенно остро и ярко воспринимается боль именно этих людей. Их размытые образы, проходящие сплошной чередой в моих мыслях всегда будут немым укором обществу и всему человечеству, которое так долго не могло искоренить это индивидуальное страдание, предотвратить все эти абсолютно бессмысленные смерти... Ведь жизни этих людей клались в угоду амбициям, прихоти и извращенным желаниям немногих изуверов, посчитавших себя однажды свободными от обязанностей быть человечными, решивших, что они свободны совершать всё, что угодно по своему усмотрению и ради своего удовольствия. И вместо того, чтобы дарить заботу и добро другим, они сеяли вокруг себя только зло и горе!
   Лю Тао смолкла, опустив голову и смахивая с ресниц навернувшиеся слёзы. Ребята вокруг тоже притихли, искренне сопереживая сказанному своей подругой.
   - А если мне не нужна чужая забота и добро других? - вдруг, вздернув подбородок, воскликнул Нир, нарушив царившее вокруг молчание. - Если я не настолько люблю себя, чтобы всегда стремиться к этому?
   - Вряд ли ты сам себе желаешь зла, - спокойно возразил ему Лик. - Лично я не встречал ещё таких людей.
   Его слова были поддержаны дружным гомоном остальных ребят.
   - Но нелюбовь к себе, - продолжал Лик, подняв руку и призывая их к тишине, - это далеко не так плохо, если при этом твоя нелюбовь к себе выливается в заботу о других, как хорошо об этом сказала Лю Тао. То есть, если ты ставишь во главу угла стремление помогать другим людям, зажигать в них огонь добра, отдавая для этого все свои силы, и не возводя своё собственное "Я" на пьедестал почёта, возвышающий тебя над остальными. Тогда и другие люди ответят тебе тем же. И только так рождается общее счастье в обществе, состоящем из людей, для которых ответственность за ближнего и дальнего, забота о нём - задача жизни. А всё остальное, абсолютно всё - второстепенно, низшего порядка. Это и есть тот опорный столб духовного воспитания, на котором держится наше Трудовое Братство.
   - Знаю, - насупился Нир и примирительно добавил: - И это объединяет людей, делая их братьями и сестрами.
   - Всё верно! - Акира Кензо не спеша вошёл в освещённый костром круг.
   Немного оторопевшие от неожиданности, ребята, только сейчас заметившие присутствие посторонних, недоумённо стали переглядыватся между собой. А вот их наставник при взгляде на экзоархеолога, расплылся в добродушной улыбке. Наверное, он вспомнил утренние знакомство. Лик порывисто шагнул на встречу нам, делая широкий приглашающий жест рукой:
   - Ребята, познакомьтесь! К нам в гости сегодня пришёл известный экзоархеолог Акира Кензо. Он занимается раскопками здесь, неподалёку под эгидой исследовательской программы "Тени Предков".
   Мы со Светланой тоже вышли в полосу света, наблюдая за тем, как ребята возбуждённо и восторженно перешёптываются, услышав знакомое имя известного всей Земле человека.
   - Да вы не один? - оживился Лик, бросая взгляд в сторону меня и Светланы.
   - Это мои помощники, - отрекомендовал нас Акира. - Мы просим прощения, что вторглись без приглашения в вашу дружную компанию и нарушили интереснейшую беседу.
   - Ну что вы, что вы! - беспечно отмахнулся наставник школьников. - Возможно, вы даже спасли меня от этих пытливых исследователей жизни! Если честно, я уже начал опасаться, что не смогу дальше ответить на их вопросы.
   Лик весело рассмеялся.
   - Да, оппоненты вам достались весьма серьёзные, - серьёзно согласился с ним Акира Кензо. - Стремление к свободе воли похвальная вещь. Вот только есть одна закавыка: свобода подобна крыльям бабочки - раз прикоснёшься и она больше никогда не взлетит... Ты понимаешь, о чём я говорю? - Он внимательно посмотрел на придвинувшегося поближе к костру Нира.
   - Думаю, да, - подумав, сказал тот и понуро опустил голову под взглядом экзоархеолога.
   - Это хорошо, - удовлетворённо кивнул Акира, продолжая наблюдать за юношей. - И ещё я мог бы вам напомнить, что свобода это всегда выбор, - обратился экзоархеолог уже ко всем остальным. - А сделав свой выбор, мы перестаем быть свободными сами того не осознавая... И всё же, я бы поспорил с прозвучавшим здесь утверждением, что только лишь взаимное добро и забота друг о друге объединяет людей.
   Акира обвёл взглядом притихших ребят, не выказывавших никаких внешних знаков почтительности к нему, и всё же смотревших на него с плохо скрываемым восхищением.
   - Как ты думаешь, что ещё способно сплотить людей в единую семью и что испокон веков порождало между людьми вражду, непонимание, распри, что разъединяло народы Земли? - обратился экзоархеолог к пытливому юноше Ниру, который всё ещё обиженно хмурил брови и зябко ёжился около костра.
   - Вера? - после некоторого раздумья, произнёс тот, подняв на экзоархеолога глаза в которых сквозило сомнение. - Я хотел сказать, религиозная вера...
   - Вера это лишь следствие, а не причина. Ведь в нашем обществе давно нет никаких религий и веры в богов, но мы едины как одна семья. Так что же ещё?
   Акира Кензо снова внимательно оглядел присутствующих ребят и, видя их молчаливое недоумение, уверенно продолжал:
   - Чтобы человечество было объединённым или распалось на неоднородные, взаимоисключающие части должна быть внутренняя причина, заключённая в самом человечестве. И эта причина должна быть духовной.
   - Что же это за причина? - растерянно спросил кто-то из ребят.
   - Язык, - спокойно сказал экзоархеолог. - Ведь язык - это и есть нечто духовное. Нельзя себе представить различных народов без различия языков. И ничто так не разделяет и не разобщает людей, как язык. Только возникновение языков неотделимо от возникновения народов.
   Я заметил, как одна из сидевших у костра девочек - тёмноволосая, тёмноглазая и смуглая - потянула руку просящим слова жестом.
   - Моё имя Янтра Деви и я хотела спросить.
   Акира Кензо благосклонно кивнул ей в ответ.
   - Означает ли это, что если бы народы Земли не различались с самого начала, то есть в древности не было никаких народов, то и не было различных языков? Я правильно поняла вас? Ведь вы говорите о времени, когда человечество говорило на общем языке, и было неразделённым? Как сейчас у нас?
   - Верно. Только я бы внёс небольшое уточнение в твою мысль. Гораздо более важным здесь оказывается не единство разговорного языка, а общая письменность. Наш современный, земной язык появился после Мирового Воссоединения и вобрал в себя понемногу из различных языков. По сути, сейчас человечество говорит на смеси этих наречий, но нас объединяет общая письменность. И это гораздо важнее для сохранения нашего единства, для передачи накопленных знаний и мудрости будущим поколениям.
   Акира Кензо прищурившись, посмотрел на ребят.
   - Как вы думаете, какая сила была способна в древности удерживать и объединять в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке всё то многообразие культур и народностей, которое царило там? Кто сплачивал это древнее общество?
   - Императорская власть? - неуверенно произнёс, сидевший ближе всех, Нир.
   Экзоархеолог покачал головой:
   - Нет. Это была китайская грамота. Да-да! Именно она объединяла народы и не только говорившие на китайском языке, но и принадлежавшие к абсолютно различным культурам. Именно поэтому Китай в своё время был мощнейшим центром распространения культуры в данном регионе нашей планеты. И совсем не случайно, что он оказал немаловажное влияние и на наше общество.
   Снова среди детей поднялась просящая рука.
   - Моё имя Риш Яр и я хотел спросить, - представился коренастый юноша с голубыми глазами, пытливо смотревшими из-под низких чёрных бровей. - Почему же единое когда-то человечество заговорило на разных языках? Почему оно пошло по пути разобщения? Зачем и кому это было нужно?
   - Очень хороший вопрос! - одобрительно закивал Акира Кензо и улыбнулся своей немного лукавой улыбкой. - Этим вопросом в более широком аспекте - вопросом о судьбе человечества - мы занимаемся уже много лет. И, наверное, я мог бы рассказать вам немало интересного об этом... Если, конечно, вам интересна подобная тема, выходящая за рамки обычного курса истории? И если вас не поджимает время и обязанности перед старшими?
   Множество просящих рук и горящих в свете костра жаждущих познания глаз говорили сами за себя. Мы со Светланой переглянулись, и я прочёл в её глазах восторженную радость. Акира Кензо бросил взгляд на наставника-вожатого. Оглядев своих подопечных, тот удовлетворённо улыбнулся и кивнул. Было видно, что и ему самому любопытно услышать рассказ нашего спутника.
   Экзоархеолог подкинул в костёр свежего хвороста, лежавшего неподалёку, и к тёмному небу взметнулись снопы ослепительных искр. Лёгкий ветерок подхватил их, унося вниз по склону холма в сгустившиеся за границей света сумерки. Там они тут же смешались с сияющими над океаном звёздами.
   - Вы, наверное, помните старинную легенду о Вавилонской башне? - начал свой рассказ Акира Кензо. - Вам должны были рассказывать о ней на уроках истории религий и традиций.
   Нетерпеливая рука поднялась среди ребят. Акира снова благосклонно наклонил голову, давая слово юной девушке с пылающими от волнения щеками и янтарными искрящимися, как пламя костра, глазами.
   - Я Амрита Рао. Я знаю эту легенду и могу её рассказать.
   - Пожалуйста.
   - Когда-то на всей земле был один язык и одно наречие. И двинулись люди с востока, и нашли они равнину в земле Сеннар, и поселились там. И сказали они друг другу: наделаем кирпичей и обожжём их огнём и построим себе город и башню, высотой до небес, и сделаем себе имя, прежде чем рассеемся по лику всей земли. Сошёл тогда Бог с небес, посмотрел на город и башню, которую строили сыны человеческие и сказал: "Вот один народ и один у всех язык, и вот что они начали делать, чтобы стать равными мне. Смешаем же их язык, чтобы они перестали понимать речи друг друга". И рассеял он их по всей земле, и перестали они строить свою башню.
   - Всё верно, - подтвердил Акира Кензо. - Только в этом мифе, как и во многих других созвучных ему мифах у других народов Земли, говорится вовсе не о едином разговорном языке, а о единой письменности. Люди в ту пору уже разговаривали на разных языках, но могли без труда понимать друг друга, потому что имели единую письменность. И знание этой письменности позволяло им понимать так же и язык "богов".
   - Богов? - наставник Лик вопросительно посмотрел на экзоархеолога.
   - Да, "богов". Только это слово нужно брать в кавычки, понимая под ним не каких-то эфирных всевидящих и всезнающих Творцов вселенной, тождественных христианскому Богу. Я сейчас говорю о некоей расе разумных существ, прилетевших на нашу планету с других звёзд в стародавние времена и оказывавших огромное влияние на развитие человеческой цивилизации... Скажу больше: именно эти существа, именуемые во всех древних мифах "богами", были причастны к появлению самого человека в его современном виде на нашей планете многие тысячи лет назад.
   - Уфф! - вырвалось у кого-то из ребят и все дружно, и немного возбуждённо рассмеялись.
   - Ведь что примечательно во всей этой легенде о Вавилонской башне, которую рассказала нам Амрита? - воодушевлённо продолжал Акира. - Если мы прочитаем оригинал текста, то увидим, что там сказано: "...и был на всей земле один язык со словами немногими". Вспомните нашу современную письменность, а так же древние пиктограммы и иероглифы. Все они являются ничем иным, как знаками, отражающими целое понятие. Эта письменность, основанная на смысловом наполнении символов, которая в корне отличается от фонетического построения письма, распространенного на Земле в прежние времена. Именно смысловое наполнение знаков позволяло когда-то людям общаться с теми самыми "богами" и понимать их. А сами "боги" в свою очередь имели возможность передавать людям свои знания, что они и делали на протяжении довольно длительного периода, который люди запомнили как "Золотой Век" или "Первое Время". Как сказано в древнеегипетской "Книге мёртвых": "Хаос прекращается в силу сияния Луча Изначального света, рассеивающего полную тьму при помощи великой магической силы Слова...". А поскольку новых слов и понятий, привнесённых теми самыми "богами" в жизнь древних людей вместе с основными элементами цивилизации, было заведомо меньше общего количества слов, используемых младенческим человечеством в обиходе, то и получается, что у людей был "язык со словами немногими".
   Акира Кензо внимательно оглядел лица ребят: понимают ли они его? И заговорил снова:
   - Одним из подтверждений этому может служить пример древнеегипетских жрецов, составлявших "Книгу Мертвых" или "Тексты Пирамид". Писцы, копировавшие эти тексты с более древних разрозненных оригиналов уже во времена фараонов, не понимали значения и смысла многих иероглифов, потому что не обладали необходимыми научными знаниями и навыками, которые были давно потеряны под сенью тысячелетий. Ведь мудрость, заключенная в этих текстах, была оставлена людям самими "богами" задолго до того времени, когда на Земле появились первые человеческие цивилизации. Отсюда так часто можно было видеть неточности и неполноту переводов древнеегипетских сакральных текстов на язык, современный учёным девятнадцатого и двадцатого столетий. Эти тексты содержат слишком много понятий, недоступных даже нашим современным научным знаниям.
   - Но почему так произошло? - искренне удивилась чернокосая Лю Тао. - Почему ценное знание было утеряно или забыто? Как можно не дорожить знаниями?
   - К сожалению, в человеческой истории достаточно примеров, когда знание уничтожалось в угоду невежеству и желанию властвовать над другими людьми, вызванному иллюзорным стремлением почувствовать себя равным "богам", - грустно ответил ей Акира Кензо. - Это долгий рассказ, и чтобы понять первопричины, нужно окунуться на самое "дно" человеческой истории. Если бы у нас с вами была "машина времени" и мы могли бы на ней перенестись глубь тысячелетий, чтобы проследить события, происходившие тогда с человеческим обществом, профессия археолога перестала бы существовать на Земле. Нам бы не пришлось откапывать останки древних цивилизаций и строить свои выводы только по дошедшим до нас материальным свидетельствам былых культур, древним текстам и сохранившимся мифам... Но у нас нет такой машины... Во всяком случае, пока нет.
   Тёмные глаза экзоархеолога заблестели озорным лукавцем.
   - Так что сегодня мы можем лишь анализировать накопившиеся древние свидетельства и пытаться создать правдивую картину минувшего, - констатировал он.
   - Как это замечательно здорово! - воскликнула девочка по имени Амрита. - Кропотливо и упорно собирать крохотные осколки былого, очищая их от вековой пыли, и складывать из них историческую картину, открывая новые, неизведанные ранее краски и контуры... Я бы тоже хотела так.
   Она мечтательно подняла глаза к тёмному небу.
   - Ну что ж. Всё в твоих руках. Перед всеми вами лежат тысячи дорог жизни, и выбор своей судьбы зависит только от вас самих. Думаю, у тебя есть в запасе ещё несколько лет перед вступлением в ряды стажёров, чтобы найти свою дорогу, - улыбнулся ей Акира Кензо.
   - Так вот, - продолжал он, возвращаясь к начатому разговору. - Анализ имеющихся у нас свидетельств, приводит нас к однозначному выводу, что к концу четвертого тысячелетия до новой эры пиктографическое письмо Междуречья уже находилось на стадии распада. И на протяжении последующей эры там происходит переход к фонетическому принципу письма. Письменные знаки начали передавать не только значение, но и звучание слов. То же самое мы видим и в Древнем Египте этого периода, где письменность так же стала получать "звуковое наполнение". Эти события в истории древних цивилизаций Земли можно считать определяющими. Они изменили всю дальнейшую судьбу человечества, и именно они послужили неким водоразделом между миром, существовавшим прежде, о котором у человечества сохранились воспоминания, как о "Золотом Веке", и периодом истории с которого берёт начало вся последующая человеческая цивилизация.
   - Что же такого определяющего было в этом переходе к звуковому наполнению письменности? - удивился Нир, ёрзая на остывшем камне.
   - Чтобы понять это, нужно задаться вопросом: что же, прежде всего, влечёт за собой переход к фонетической основе письма? Возможно, вы этого ещё не знаете, но он определяет сильнейшую привязку письменности к устному разговорному языку. А язык имеет одно очень значимое свойство - он сильно изменчив. Следовательно, и письменность каждого народа так же начинает со временем меняться вместе с самим языком и это неизбежно приводит к быстрому размежеванию письменности разных народов. Люди перестают понимать друг друга и становятся неспособными к совместным скоординированным действиям. Происходит нарушение коммуникации между народами. Вы понимаете, какие последствия лежат за всем этим? Тут уже не до совместного строительства даже самой обычной башни.
   Слова Акиры Кензо были встречены задумчивым молчанием. Только потрескивание углей костра нарушало тишину ночи, да отдалённый плеск волн доносился из темноты на вершину холма, где расположилась группа пытливых школьников.
   Я посмотрел на сидевшую рядом Светлану. Она слегка склонилась вперёд, словно хотела быть поближе к огню, и обхватила руками голые колени. Глаза её казались теперь тёмными и загадочными, такими же, как ночь вокруг нас.
   - И этот процесс, - нарушил общее молчание экзоархеолог. - Я имею ввиду процесс изменения системы "язык-письменность". Так вот, он начинает приобретать в означенный мной период всё ускоряющийся характер. А вместе с этим ускоряется и процесс увеличения различий между разными языками. И в этом кроются гораздо более глубокие последствия. Ведь люди, говорящее на языках с очень разными грамматиками, именно в силу особенностей этих грамматик приходят к различным наблюдениям и оценкам внешне сходных проявлений окружающего мира. Понимаете?
   - То есть, как наблюдатели они становятся неравноценны и смотрят на мир по-разному? - уточнил один из мальчиков.
   - Именно. Это так называемый "лингвистический принцип относительности", в соответствии с которым каждый язык содержал в себе определённый взгляд на мир. И этот принцип способен влиять не только на наблюдения отдельных людей, говорящих на определённом языке. Он формирует познавательные возможности таких людей. Скажем, он может определять структуру науки отдельных народов.
   - Значит, народы потерявшие единство письменности и языка, начали и по-разному мыслить? - воскликнула тёмноглазая Янтра. - В этом и есть скрытый смысл мифа о Вавилоснкой башне?
   - Ты правильно подметила, - кивнул ей Акира Кензо. - И различие мышления у разных народов стало ещё одним последствием перехода человечества от пиктографо-иероглифической письменности, основанной на смысловом наполнении символов, к письменности на фонетической основе, к письменности алфавитной. После этого люди были лишены возможности к совместным действиям не только в конкретный момент времени, но и вообще в обозримом будущем. С переходом к фонетическому письму человечество очень быстро распадается на отдельные народы. И если ещё в период неолита мы наблюдаем сильное сходство различных древних культур, то уже начиная с третьего тысячелетия до новой эры и вплоть до Мирового Воссоединения, на Земле существует сильнейшая культурная пестрота. И как нетрудно догадаться, в таком мире создаются благоприятные условия для господства принципа "разделяй и властвуй".
   - Но кому понадобилось разобщать людей и где истоки всех этих событий? - взволнованно спросил чубатый Риш Яр.
   - Если мы с вами перенесёмся на нашей воображаемой "машине времени" вглубь времён, то увидим, что с середины пятого и до рубежа четвертого-третьего тысячелетий до новой эры в Европе происходили весьма значимые события. Здесь существовали две прямо противоположные культуры: древне-европейская и курганская. Люди, представители первой культуры, занимались в основном земледелием, жили оседло в больших и хорошо обустроенных городах, и не имели фортификационных сооружений и оружия. Это само по себе говорит нам о мирном характере этой сельскохозяйственной цивилизации. Её со всем основанием можно считать матрилинейной и матрилокальной... Надеюсь, я не слишком сложно изъясняюсь и всем вам знакомы подобные понятия по школьным занятиям истории?
   Акира Кензо с улыбкой окинул взором юные лица. Все дружно закивали, нетерпеливо прося продолжения рассказа экзоархеолога. Я и сам заслушался его, ведь сегодня он сообщал совершенно новую информацию и для меня самого.
   - Яркими представителями этой самой культуры были поселения времён неолита в Древней Анатолии. В этих поселениях наблюдалось устойчивое развитие на протяжении многих тысяч лет и эта культура опиралась на систему верований, основанных на земледельческом цикле: рождение-смерть-возрождение. Символом же этого цикла, естественно, была женщина - Мать-Прародительница или Богиня-Мать. Всё тонко стилизованное искусство позднего палеолита, считавшееся ранее лишь выражением охотничьей магии, было связано с позднейшим культом плодородия Ближнего Востока, центральными фигурами которого были именно Великая Богиня и её сын. Аграрное же хозяйство неолита стало основой того развития цивилизации, где высокий уровень культуры сочетался с величайшей идеей партнерства между мужчиной и женщиной. Именно партнёрства, а не противоборства или подчинения одного другим, как во всех последующих культурах.
   - Совсем как в нашем обществе! - раздался восторженный ребячий возглас.
   Акира улыбнулся.
   - Оказавшееся в руках у археологов большое количество женских терракотовых фигурок ещё дальше на восток, в Хараппе и Мохенджо-Даро, изображающих Богиню, очень похожую на великую Богиню-Мать, а также найденные далеко на западе Европы, в кромлехах Стоунхендж и Эвбери схожие фигурки Богини, позволили проследить распространение аномально высокоразвитых городов с востока на запад. Таким образом, мы смогли заполнить "прореху" в поясе от Мохенджо-Даро до Санторина и теперь, по сути, с полным основанием можем говорить о существовании в древности определённой схемы развития цивилизации. А это даёт нам право сделать очень интересный вывод: везде, где совершился большой скачок в материальной и социальной жизни людей, Бог был женщиной.
   - Интересная мысль! - не удержался я.
   - Безусловно. Судя по всему, данный культ сводился к реальному господству на этих территориях именно Богини-женщины.
   - Вы имеете ввиду женщину из другого мира? - уточнила Амрита.
   - Да, разумеется. Древнеевропейское общество, находившееся под её надзором, имело мирный характер. Древние европейцы никогда не пытались жить в неудобных местах, на крутых возвышенностях, как это делали позднее индоевропейцы, сооружавшие на холмах неприступные крепости. Древние европейцы предпочитали красивые места, с хорошей водой и почвой, с доступными пастбищами. Благодаря эффективной эксплуатации плодородных речных равнин, на которых выращивались пшеница, ячмень, горох и другие бобовые, разводились домашние животные, а так же развитию гончарной техники, резьбы по камню и кости, и обработке меди Древняя Европа достигла значительного успеха. К тому же здесь развилась сложная социальная структура, включавшая ремесленную специализацию, сложились институты управления и существовали зачатки письма. Всё это говорит о том, что ещё за семь тысячелетий до новой эры на территории Древней Европы присутствовала высокоразвитая цивилизация, если определять цивилизацию, как умение данных людей приспосабливаться к окружающей среде и развить соответствующие искусства, технику, письмо и общественные отношения.
   - Но всё это было достигнуто не самостоятельным путём? - задал вопрос наставник Лик. - Я вас правильно понял?
   - Правильно. В те далёкие времена шёл своеобразный эксперимент по развитию человеческой цивилизации и совершенствованию самого человека. И за этим экспериментом стояла высокоразвитая разумная цивилизация из иной планетной системы.
   - Но тогда почему этот культ Богини вдруг исчез с лица Земли? - поразилась черноглазая Янтра.
   - Чтобы понять это, нужно взглянуть на другой культурный полюс Древней Европы, которым являлась курганская культура. Она представляла собой патрилинейные, социально разобщённые общины, временно селившиеся в местах выпаса скота. Как несложно догадаться, у обеих этих культур, в силу различия экономического уклада, была и различная идеология. В противоположность Богини-Матери, курганская идеология воспевала мужественных и доблестных богов-воинов, повелителей Небес. Это хорошо видно при сравнительном анализе индоевропейской мифологии. Кинжал и боевой топор - вот главные символы курганцев. В искусстве же неолита ни Богиня, ни её сын-супруг не наделены подобными эмблемами. Здесь мы не увидим ни "благородных воителей", ни батальных сцен. Но в этом-то и причина гибели этого удивительного общества, которое под натиском воинственной курганской культуры было не просто уничтожено по своему укладу. Случилось гораздо более страшное - была полностью уничтожена доминировавшая идеология! И только через тысячи лет чудом сохранившиеся жалкие осколки этого былого величия смогут развиться в крито-минойскую цивилизацию, когда с Индостана хлынут племена людей, спасающихся от разгоревшейся между "богами" войны. Эта первая в истории великая миграция двинется в двух направлениях: на север Европы и к Эгейскому региону и Малой Азии. Именно она стала впоследствии прародительницей славяно-скандинавских и минойско-микенских культур. Последняя же впоследствии даст толчок к развитию всей Европы в лице эллинской культуры.
   - Читая древние мифы, мы можем догадаться о том, что в период с три тысячи пятисотого по три тысячи сотый годы до новой эры на огромной территории от Индии и Центральной Европы, до обеих Америк происходили некие драматические события, определившие дальнейшую судьбу человечества, - добавила Светлана.
   - Выходит наши высокоразвитые покровители тоже воевали между собой? - удивился Нир. - Как же они могли тогда наставлять человечество?
   Акира Кензо оглядел присутствующих ребят таинственным взглядом и с лёгкой улыбкой на лице снова подбросил хвороста в костёр. Было видно, что вид пламенеющих углей и языков разгорающегося огня доставляет ему несказанное удовольствие. В эту минуту я заметил, как справа от нас из темноты, окружавшей площадку освещённую костром, появился незнакомый мне человек. Его широкоплечая и высокая фигура застыла у границы кустов, не выходя из тени, словно он не хотел мешать нашей беседе или желал остаться незамеченным. Лица его я рассмотреть не мог и осторожно коснулся плеча Светланы. Удивленная, она обратила ко мне вопросительный взор. Я молча указал ей взглядом на незнакомца. Светлана посмотрела в указанном направлении, слегка щуря глаза от яркого света, исходившего от костра, но тоже не узнала неожиданного гостя.
   - Чтобы понять это, нужно ясно осознать, что же происходило на Земле в те далёкие от нас времена. - снова заговорил Акира Кензо, отвечая на вопрос ученика.
   Экзоархеолог отодвинулся от огня, и сгрёб в костер сухой веткой разворошённые угли.
   - Разобраться в этом нам поможет другой вариант мифа о Вавилонской башне, который в своё время был обнаружен в библиотеке правителя Ашурбанипала в Ниневии. Этот текст является аккадской версией шумерской легенды. Из-за множества наслоений и пересказов он даёт нам весьма искажённое представление о реальных событиях. И, тем не менее, в этом тексте указывается имя "бога", виновника всего случившегося. Правда, из-за повреждения глиняной таблички это имя так и не удалось прочитать, но из текста становиться ясно, что именно он вынашивал в сердце "думы недобрые, против Отца Богов - Энлиля замыслил он зло". И чтобы исполнить свой коварный замысел "совратил он людей Вавилона на грех", убедив их "великое и малое смешать на холме". Энлиль пытался отговорить мятежников, но "когда богов остановить не смог", он "их твердыню, башню в ночи до основания разрушил. И в гневе повелел рассеять их по свету. Он приказал нарушить планы их..." Из-за того, что они "против богов восстали непокорно, оплакивать пришлось им Вавилон, и были горьки их рыданья".
   - Значит, причинами бед людей стали вовсе не какие-то их "прегрешения", а противостояние в среде самих "богов"? - догадался наставник Лик.
   - Именно так. Но в этой междоусобной "божественной" войне люди вовсе не были сторонними наблюдателями. Они принимали в ней активное участие. Вся вина людей состояла лишь в том, что они приняли не ту сторону в этом жестоком противоборстве, за что и поплатились в последствие. Причины же этой войны и её последствия можно понять, если разобраться в запутанном клубке противоречий всей известной нам мифологии, в которой "боги" предстают то добрыми и благосклонными помощниками людей, то требуют от них беспрекословного подчинения, жестоко карая за любую провинность.
   - Почему же так происходит? - снова спросил Лик.
   Я давно заметил, что ему не терпится задать вопрос Акире, но он сдерживает себя, давая возможность спрашивать своим подопечным.
   - Всё очень просто. В этих внешних противоречиях заключена ярко выраженная хронологическая последовательность тех отдаленных событий. За извечной борьбой "добра" со "злом" стояли реальные глубочайшие мировоззренческие разногласия двух различных кланов сформировавшихся внутри той инопланетной цивилизации. И судя по всему, это была не просто борьба за власть, а жесточайшая гражданская война на истребление противной стороны. Одна из воеваших сторон в этом противоборстве делала ставку на интеллектуальное познание и свободу выбора. Она принесла людям основные знания, обучила ремеслам, земледелию и наукам. Именно представители этого клана, в числе прочего, подарили людям и пиктографо-иероглифическую письменность. И эта письменность оказалась чем-то большим, нежели просто умением писать и читать. Она стала для людей ключом к знаниям самих "богов", потому что являлась не чем иным, как "божественным языком". Как записано в древних текстах, цивилизаторы знали, что человек не мог управлять человеком без того, чтобы несправедливость не затопила бы весь мир вследствие его прихотей и тщеславия. Поэтому они не позволяли ни одному из смертных приобрести власть над себе подобными. Это время и запомнилось людям, как Век Благоденствия.
   - И всё же, переход к правлению людей друг над другом рано или поздно совершился, - резонно заметил Риш Яр. - Тогда в чём же был смысл этого внешнего сдерживания?
   - Переход свершился значительно позже и он стал результатом поражения цивилизаторского клана, проигравшего войну клану так называемых "солнечных богов", - ответил Акира Кензо.
   - Получается, имело место грубое вмешательство в психику и генетику людей с целями, которые этим самым "богам" представлялись благими? - заключил наставник Лик. - А было ли их "добро" таковым для самих людей?
   - Не забывайте, что мы имеем дело с грандиозным цивилизаторским экспериментом. В ходе него существа из дикой природы были превращены в людей нашего вида, а затем на протяжении длительного времени полученный результат доводился, так сказать, до ума. Конечной же целью, судя по всему, было создание на нашей планете цивилизации, сопоставимой по уровню духовного развития и знаниям с самими цивилизаторами. К этому периоду можно отнести и существование цивилизации Древней Европы, о которой я рассказывал. Поэтому для меня совершенно очевидно, что максимального развития в древности достигали те цивилизации, которые не претерпевали вмешательства со стороны "солнечных богов" с их иерархическим построением отношений. Гармоничное наложение знаний цивилизаторов на отношения партнерства между мужчиной и женщиной давало максимальный эффект.
   Среди ребят поднялась просящая слова рука. Акира одобрительно кивнул и со своего места поднялся светлоглазый коренастый мальчик. Волнуясь, он сказал:
   - Мне не понятно, о каких "солнечных богах" вы говорите?
   - Да, это моя ошибка, - признался Акира. - Я упускаю важные для понимания детали, пытаясь сформулировать главное. Я априорно решил, что вы обладаете тем же объёмом знаний по данной теме, что и я. Но это, конечно же, не так. Эта тема слишком объёмная и сложная, чтобы раскрыть её в одной беседе у костра. А "солнечные боги" пришли на нашу Землю намного позже цивилизаторов, хотя они изначально находились в тесных родственных связях между собой. Если попробовать заняться классификацией, то именно "солнечные боги" породили впоследствии смешанное поколение своих продолжателей - так называемую "расу гигантов", упоминания о которой встречается во многих легендах и мифах. За ними уже шли мифологические герои. Именно от них вели свою родословную все последующие царственные правители на Земле.
   - Значит, это были уже совсем другие "боги"? - спросил один из мальчиков.
   - В отличие от цивилизаторов, учивших людей, они остались в человеческой памяти как воинственные и грозные "солнечные боги". Ты прав, это были уже совсем другие "боги". К тому же, по своим способностям и духовной силе они находились на порядок ниже своих предшественников - "древних богов", оставшихся, как говорят мифы, "в вышине Небес". "Солнечные боги" пытались приблизиться к их знаниям и возможностям, но так никогда и не достигли этого. Наверное, поэтому они варварски уничтожали всё созданное цивилизаторами. Вся их земная жизнь была наполнена бесконечными внутренними распрями, борьбой за власть и господство над нашей планетой. Люди для них были лишь рабами и слугами, которым вменялось в обязанность почитание своих "богов", и избавление их от "тяжкого труда". Эту существенную разницу можно ясно проследить в пласте более поздних мифов, в которых "злые боги и Змии" дают людям знание, а "добрые боги" карают человека за стремление приобрести "знание богов", подняться до уровня самих "богов", вкусить запретных плодов с "Древа познания". Именно в этом и состоял "первородный грех" человека, на который его толкнул "злой Змий" и за который его наказал "добрый Бог" Ветхого Завета иудеев. Интересно, что в буквальном значении древнееврейское слово, обозначающее в Библии Змия - нахаш - означало "выяснять, раскрыть истину", "раскрыватель тайн". В глазах же "солнечных богов" стремление людей к этому Знанию выглядело как покушение божественную монополию на него, соответственно и на их власть. Именно поэтому это стремление называлось "прегрешением" или "гордыней".
   Акира Кензо задумчиво посмотрел поверх пламени костра, как будто пытался проникнуть мысленным взором в ту немыслимую древность, о которой рассказывал сейчас школьникам.
   - Значит, цивилизаторы выступали за свободу самопознания и самоопределения, противясь слепому следованию установленных кем-то правил. Ведь они не содержали в себе возможности духовного роста и совершенствования - были "мёртвой буквой"? - горячо воскликнула Янтра. - И того же эти цивилизаторы хотели для людей, за что те и пострадали...
   Ученица печально опустила глаза.
   - Очень точно подмечено, - согласился Акира. - Эти правила можно сравнить с неким "Священным Законом", установленным некими "Высшими Силами", которые раз и навсегда определили жизнь "богов", все их деяния и устремления. Преступить этот "Закон" значило совершить самое страшное злодеяние, покушение на чью-то высшую власть. Такой путь в корне отличен от "предписаний" цивилизаторов людям. Они больше походят на продуманный план или программу действий по развитию нового разумного общества, основанную на соблюдении строго выверенных моральных принципов и на глубоком познании, ведущем к пониманию окружающего мира, к саморазвитию и появлению истинно духовного человека. Но в Эру Тельца произошло крутое изменение истории развития человечества. Отличия ранних цивилизаций от более поздних, где преобладало мужское господство, были слишком разительны. Что мы можем хорошо увидеть на примере того же Древнего Египта или древнеиндейских цивилизаций Американского континента. Смена покровительствующих "богов" привела там к расцвету кровавых жертвоприношений, инициаторами которых были могущественные правители или "полководцы", забиравшие с собой в загробную жизнь менее могущественных соплеменников, приносимых в жертву. Даже Бык, бывший основным образом "языческой" патриархальной мифологии и символом мужской силы, позднее трансформировался в христианской иконографии в рогатое божество - символ зла или Сатану. Хотя в неолите рога имели совсем иное значение. Там они, как правило, образовывали жертвенник под изображением Богини-Матери.
   - Сколько ассоциаций! - заворожено воскликнула Лю Тао.
   - Ты права. В том числе и по хронологии и по победителям в последующей войне богов.
   - Но почему цивилизаторы оказались слабее этих "солнечных богов"? Неужели сила из знания не помогла им выстоять под напором своих врагов? - изумилась Янтра.
   - Здесь могут быть различные причины: от смены интересов в ходе исторического развития, и перенаправления их в иное русло, до почти полного уничтожения самой расы цивилизаторов противоборствующей стороной.
   Акира оглядел лица ребят, освещаемые всполохами костра. На них застыло взволнованное внимание.
   - Анализируя имеющиеся у нас данные, я могу сделать вывод, что цивилизаторы были полностью вытеснены с нашей планеты "солнечными богами" в ходе нескольких кровопролитных войн. Те же, кто ещё оставался на Земле, впоследствии планомерно уничтожались уже полубогами или героями. Вспомните древнегреческие мифы или мифы Северной Европы. Они красноречиво рассказывают нам именно о борьбе с различными "чудовищами", которые якобы являются воплощением абсолютного Зла, угрожающего и человечеству. Это совсем не случайно, ведь у победившей в той доисторической войне стороны в отношении земного человечества стояла определённая задача. Победители хотели не просто наказать виновных. Их целью было заставить людей изменить все свои мировоззренческие установки, стереть из людской памяти все воспоминания о времени, когда человек был "младшим братом богам".
   - Необходимо было полное промывание мозгов, - понимающе закивал наставник Лик.
   - Именно, - подтвердил Акира. - И эта задача успешно решалась "солнечными богами" несколькими методами. Одним из них и было насильственное введение новой письменности. Ведь новая письменность ведёт не только к разобщению народов, о чём я уже говорил. Она отдаляет людей от языка цивилизаторов - носителя их мудрости и знаний. Со временем этот язык неизбежно забывался, а вместе с ним терялись и остатки знания, переданного людям.
   - Умно! - возбужденно воскликнул Нир.
   - Да, умно, - согласился с ним Акира Кензо. - Потому что таким образом "солнечные боги" раз и навсегда обезопасили себя и своё потомство от посягательств людей на "божественное знание", то есть, от посягательств на свою власть над человечеством. Был запущен отлаженный запретительный механизм, как на использование предыдущей письменности, так и на стремление к знаниям, обретшим статус сакральных. Всякая попытка проникнуть за пределы дозволенного провозглашалась одним из самых "страшных прегрешений" и нещадно каралась всеми "солнечными богами". Целые отрасли древнего знания цивилизаторов оказались тогда под запретом. Поэтому они дошли до нас лишь в трансформировавшемся негативном отношении к "колдовству" и "магии", к стремлению "постичь тайны древних знаков".
   - Получается так, что знания цивилизаторов не ограничивались известными нам законами мироустройства, познаниями в астрономии и других науках? - задался вопросом пытливый Риш Яр. - Им были доступны какие-то другие формы, которые люди называли "магическими способностями"? Здорово! Возможно, что тогда они познали и свойства нашей вселенной, о которых мы пока даже не догадываемся?
   Юноша посмотрел на экзоархеолога горящими волнением глазами. Акира согласно кивнул в ответ.
   - Я уверен в том, что цивилизаторы обладали способностями и познаниями, которые лежат за пределами всех наших сегодняшних возможностей и научных познаний, так как эти "божественные знания" касаются не только материального мира. Они распространяются и на безграничную сферу духовно-нематериальной вселенной, которую древнеиндийская философия окрестила Тамасом. К изучению этой области нашего мира современная наука только-только подбирается, хотя представления о существовании некой "тёмной материи" и "тёмной энергии" существовали ещё задолго до Мирового Воссоединения.
   - Но почему мы так отстаём от них, раз из нас изначально хотели сделать равных себе? - с обидой в голосе недоумевала Амрита.
   Акира улыбнулся её по-детски наивному недовольству.
   - Причина проста: подобные знания, как и способности к их использованию, оказались не развитыми у людей из-за строжайших запретов со стороны "солнечных богов". Но у меня нет никакого сомнения в том, что магия, как способность использовать свойства духовно-нематериального мира в прикладных целях, активно использовалась и цивилизаторами и "солнечными богами". Даже в ходе их кровопролитных войн.
   - Вы хотите сказать, что эти войны велась и на духовном уровне? - спросила Лю Тао, внимательно глядя на экзоархеолога.
   - Однозначно ответить на этот вопрос я пока не могу, но в этих сражениях именно духовная энергия играла немаловажную роль. Я имею в виду ту духовную энергию, которая у человека напрямую связана с его третьей сигнальной системой и которую наши энерготерапевты используют для лечения различных болезней. Но те же мифы свидетельствуют нам о том, что и цивилизаторы были как добрыми, так и злыми по отношению к людям. Добрые они были к тем, кто их слушался, а к тем, кто не слушался, они добра не проявляли. В египетской мифологии описан бог Кнеф - Вечный Непроявленный Бог - изображавшийся ввиде Змия Вечности. Он олицетворял собой как Дух Добра, так и Дух Зла в своём противоположном аспекте. Что уж говорить о "солнечных богах". На древнеегипетском же "Суде Осириса", иногда именуемом "Исповедью невиновности" или "Великим расчётом", описанном в египетской "Книге мёртвых", души умерших попадали в специальный "Зал Двух правд". Само это название, как вы понимаете, говорит нам об оценке одних и тех же поступков с двух точек зрения, одна из которых - точка зрения присутствующих на суде "богов". И эта точка зрения была совсем не равноценна человеческой. Судьи по своему судили о поведении умершего, а мысль египтян о том, что прощение не возможно, свидетельствует и о жестоком требовании этих самых "солнечных богов" к людям подчинятся установленным ими правилам поведения.
   - Вот тебе и "добрые боги"! Даже тогда отсутствовала свобода выбора! - усмехнулся Нир, косо посматривая на своих товарищей.
   Но те молчали, погружённые в глубокое раздумье.
   - На самом деле, в идее невозможности прощения даже после смерти нет ничего плохого, - заметил Акира Кензо, наблюдая за притихшими школьниками. - Эта идея закрепляет на уровне архетипов психики установку жить "во благе" и не совершать злодеяний. И акцентирование религиозной доктрины на жизни после смерти в этом плане оказывается гениальной с точки зрения результативности внушения. Данная идея гораздо более эффективна для воспитания людей в добре, нежели христианское "всепрощение" и возможность искупления грехов посредством простой исповеди священнику. Несмотря на то, что и по христианским представлениям душа умершего может попасть как в рай, так и в ад.
   Экзоархеолог снова окинул взглядом лица ребят.
   - Боги вообще очень часто воздействовали на психику человека для собственной выгоды, - сообщил Акира. - И желание "солнечных богов" представить себя извечным "добром", а своих противников ужасным "злом" отчётливо прослеживается даже во взглядах на посмертное существование человека, поменявшихся после их победы над своими противниками. Теперь во всех мистических представлениях человеческое тело было наделено символикой Большого Космоса. Считалось, что в теле человека, как и в Космосе, наряду со светлыми сторонами существуют и стороны мрачные. И они символически отражались в мёртвом теле, в котором уже нет облагораживающей его души. В нём царствуют только силы адской Тьмы. А это достаточно сильный психологический аргумент на уровне глубинного инстинкта самосохранения, который убежденал человека в том, что Тьма - "тёмные силы", противники "светлых сил" - это плохо.
   - Но ведь мы знаем, что у примитивных народов, в отличие от цивилизованных, часто встречалось спокойное отношение к смерти, - рассудительно заметил Риш Яр.
   - Ты прав, - согласился с ним Акира Кензо. - И из этого можно сделать вывод о том, что "солнечные боги" имели влияние только в очагах распространения цивилизации, где ранее активно проявляли себя и цивилизаторы. Примитивные же народы для них, судя по всему, не представляли особого интереса, потому что не несли никакой угрозы их власти и господству на Земле. И в тоже время можно предположить, что именно примитивные первобытные племена являлись остатками того самого человечества, которое изначально пествовали цивилизаторы, активно выступавшие за самостоятельное и постепенное развитие, а не грубое и прямое вмешательство извне.
   - Получается, прогрессорство цивилизаторов не было распространено повсеместно? - удивилась Амрита Рао.
   - Именно так, - подтвердил Акира. - Но можно сделать и ещё одно предположение о том, что регионы, где цивилизаторы не передавали людям свои знания и опыт, были оставлены ими в качестве своеобразного "контрольного образца". В сравнении с ним, проводившие свой грандиозный эксперимент внеземные учёные, могли оценивать его успешность или неэффективность применяемых методик.
   - Значит, цивилизаторы просто хотели посмотреть смогут ли люди достичь высокого уровня в своём самостоятельном развитии без постороннего вмешательства? - догадался Лик. - Сможем ли мы сами подойти к формированию высокоразвитой цивилизации?
   - Да. Причины здесь могут быть самыми разными. И боюсь они так и останутся для нас неразгаданной тайной.
   - А люди в очередной раз не оправдали их надежд! - печально констатировал Нир. - Ведь ни одно из примитивных племён так и не смогло достичь уровня "западной цивилизации" ни в Африке, ни в Австралии, ни в Америке.
   - Я бы не делал из так называемой "западной цивилизации" эталона для оценки цивилизованности, - рассудительно сказал Акира Кензо, спокойно посмотрев на юношу. - Все мы знаем, чем закончилось её существование. Именно эта цивилизация являлась прямой наследницей деяний тех самых "солнечных богов". Она выросла из канонов и запретов, установленных этими "богами", и эти запреты во многом определили пути её развития в дальнейшем.
   - А как же Индия? - вставила Светлана, удивлённо глядя на экзоархеолога. - Религиозная система основанная на дхарме, созданная ими там, просуществовала несколько тысячелетий, доказав свою удивительную устойчивость к любым внешним воздействиям.
   - Да, вы правы, - согласился с ней Акира. - Конечно же, можно вспомнить и Западное полушарие, где негативные последствия деятельности "солнечных богов" проявились наиболее ярко. Жестокие запреты на знания, насаждавшиеся там, привели к тому, что древние индейцы, явно знакомые ранее и с колесом, и имевшие весьма развитую цветную металлургию, не использовали их в повседневной жизни уже в исторический период. Подобные же запреты на знания и в других регионах нашей планеты привели к полной потере этих знаний, застою научной мысли, либо направлению её по ложному пути, и этот процесс продолжался вплоть до восемнадцатого века новой эры, когда неожиданно начался технический подъём и научная революция. До этого же лишь отдельные очаги древнего знания цивилизаторов, время от времени, просачивались в античный мир Европы. Возможно, они всплывали из утаённых, засекреченных источников на территории Египта, Индии или Китая.
   Экзоархеолог снова посмотрел на школьников.
   - Вот почему мы так тщательно изучаем наше прошлое, пытаясь восстановить те крупицы древнего знания, которые ещё можно восстановить. Я уверен, что не всё ещё безвозвратно потеряно и нас ждёт новое будущее, опирающееся на остов нашего забытого прошлого. Это и станет нашим прорывом вперёд. Для меня, как археолога и историка, совершенно очевидно, что может быть эволюция человека и резко усилилась с помощью усилий тех самых цивилизаторов, но нам не известно в каком бы направлении она пошла без их вмешательства. И именно взгляд на примитивные с нашей точки зрения культуры, где была сильно развита запретная область знаний, заставляет меня предположить, что достижения человека в прикладной магии были бы столь же масштабными, как и в освоении материальной стороны нашего бытия.
   - Вы думаете? - засмоневался наставник Лик.
   - Я предполагаю. Хотя, скорее всего, сколь либо значимого продвижения по пути духовной эволюции, мы бы достигли и не так скоро.
   - Почему? - удивился мальчик Нир.
   - Потому что духовная эволюция протекает не теми же темпами, что и эволюция материальная. Тем не менее, судить о подобных прорывах в духовно-нематериальную сферу существования можно по сопровождающим их скоротечным взрывам в материальной культуре, которые вызваны мощными и быстрыми подвижками именно сознания.
   - О чём вы говорите? - изумилась Янтра. - Неужели нам известны подобные примеры?
   - Конечно! Примеры подобных прорывов в древней истории человечества безусловно есть. Мы имеем множество свидетельств периодических зональных прорывов в искусстве обработки орудий ещё задолго до вымирания неандертальцев. Я не сомневаюсь, что подобные прорывы сознания сопровождали и цивилизацию самих цивилизаторов. Этим, в частности, можно объяснить их уход от участия в судьбах человечества. Ведь этот самый уход мог быть вызван полным переключением их интересов именно в духовно-нематериальные сферы. Если же немного пофантазировать, то с полной определённостью можно сказать, что развитие запрещённой "солнечными богами" сферы деятельности - магии - способствовало бы столь сильному дальнейшему прорыву человечества по пути прогресса, что его форма напрочь бы отличалась от современной.
   Акира Кензо замолчал, задумчиво глядя на тлеющие угли костра. Молчали и ребята. Я с интересом наблюдал за их преобразившимися вдохновенными лицами. Наконец, Лю Тао отважилась заговорит снова:
   - Сейчас я понимаю, как многослойна и сложна наша история, и сколько определяющих и важных событий, о которых мы совсем не помним, происходило в ней. Но я чувствую, что вы рассказали нам ещё не всё. Мы с ребятами просим вас закончить свой рассказ... Если это вам не сложно.
   Девочка оглянулась на своих друзей.
   - Просим, просим! - откликнулось сразу несколько возбуждённых голосов с разных сторон.
   Акира Кензо посмотрел на звёзды и задумчиво улыбнулся нетерпеливым школьникам.
   - Давайте сделаем так, - предложил он. - Сейчас уже поздно, а вам необходимо соблюдать положенный режим. Да и мне с друзьями не мешало бы отдохнуть.
   Экзоархеолог взглянул на меня и Светлану, и решительно повернулся к наставнику Лику:
   - Вы же пробудите здесь ещё какое-то время?
   - Да, мы уезжаем только через два дня, - с готовностью ответил тот.
   - Вот и замечательно! - обрадовался Акира и произнёс в раздумье: - Завтра с утра мы с коллегами будем заняты раскопками на Восточной равнине... А после обеда милости прошу к нам в гости! Давайте встретимся часа в два в гостевом холле санатория... А ещё лучше на веранде. Там и закончим этот наш экскурс в древнюю историю. Согласны?
   Ребята встретили это предложение радостными возгласами. Попрощавшись с ними, мы поднялись со своих мест. В это время к нам решительно подошёл тот самый незнакомец, который до сих пор оставался в стороне от ребячьей компании. Его стремительность и резкость движений невольно заставили меня сделать шаг навстречу (наверное, инстинктивно я старался закрыть своим телом Акиру и Светлану от неожиданного гостя) и этот мой порыв вызвал искреннее удивление на лице незнакомца.
   - Чистого вам неба! - поприветствовал нас он, пожирая экзоархеолга тёмным взглядом исподлобья.
   Голова незнакомца в обрамлении коротко стриженных курчавых волос казалась массивной и тяжёлой. Это впечатление усиливало вытянутое лицо с высоким гладким лбом и крупным хищным носом. И вместе с тем, в его лице проскальзывало что-то женственное, едва уловимое, вступая в диссонанс с холодной волей и силой, исходивших от этого человека почти физически ощутимой психической волной.
   - И вам того же, - благодушно улыбнулся Акира, не без интереса рассматривая подошедшего.
   - Моё имя Натан Мелех, - представился тот. - Я давно и внимательно слежу за вашими исследованиями и восхищаюсь прозорливостью вашего ума. Вы настоящий гений в своей области!
   - Так уж и гений? - сощурился Акира, пожимая протянутую ему руку.
   От меня не ускользнуло, как холодновато блеснули глаза экзоархеолога в ответ на слова Мелеха.
   - Наверное, я выразился слишком напыщенно. Прошу простить меня за это, - спохватился Мелех, тоже заметив реакцию Акиры. - Просто ваши работы по изучению цивилизации древних "богов" и их влиянию на человечество очень помогли мне и в моих исследованиях.
   - Действительно? - В голосе экзоархеолога прозвучала искренняя заинтересованность. - И что же это за исследования? Над чем вы работаете? Может быть, мы можем помочь друг другу в наших изысканиях?
   - Основное моё занятие это биофизика, - охотно сообщил Мелех. - Я занимаюсь проблемами полного самоконтроля на уровне способности замены базовой аксиоматики нашей психики, базовых программ человеческого индивида. А попутно изучаю физику пространства-времени на основе финслеровой геометрии. Она помогает мне достичь избранной цели.
   - Биофизикой? - удивился Акира. - Это для меня что-то новое... Впрочем, как и финслерова геометрия, - смущенно добавил он.
   - Сейчас для нашего общества как никогда встаёт задача изменения биоосновы каждого человека в части базовых мотиваций и тех самых психических архетипов, о которых вы рассказывали этим школьникам, - с горячей убеждённостью говорил Мелех. - Это приоритетная цель для всей науки.
   - То есть, просто человечности вам уже недостаточно? - удивился я.
   - Для прямого выхода в духовную вселенную? Нет! - убеждённо и сухо отрезал Мелех, удостоив меня холодноватого взгляда. - Так что на передний план должна выходить сейчас не обычная физика, а именно биофизика! Необходимо более глубокое вмешательство в геном человека. Поток нашей жизни всё ещё недостаточно чист. Ещё нужны поколения и поколения, чтобы сделать его хрустально прозрачным. Но так долго я ждать не могу. Наша жизнь слишком коротка для этого даже в нынешних её пределах!
   - Но чем собственно моя работа может помочь вам? - недоумённо пожал плечами Акира.
   - Совместными усилиями мы могли бы форсировать решение поставленной мною задачи, - откровенно признался Мелех. - Мы с вами опираемся на схожие источники - древние тексты и предания, в которых, как оказывается, можно найти много информации о духовно-нематериальном мире и связи с ним "богов". Но я согласен не со всеми вашими трактовками и выводами, которые вы делаете на основе этих текстов. Мы могли бы побеседовать с вами более обстоятельно на эту тему? - настойчиво спросил Мелех, и глаза его лихорадочно заблестели. - Возможно, выслушав меня, вы измените свою точку зрения по некоторым аспектам изучаемой нами проблемы.
   - Вполне возможно, если вы будете достаточно убедительны в своих доводах, - Акира вежливо улыбнулся новому знакомому и спросил со сдержанным интересом: - Но что же вы намерены сделать в плане изучения духовного мира и связи с ним человека разумного?
   - Я хочу форсировать проникновение в него, не считаясь с расходами, рисками и возражениями разного рода моралистов! Проникнуть и исправить все допущенные "солнечными богами" ошибки, обрубить раз и навсегда все кармические нити, что до сих пор не дают нам ощущения полной душевной свободы.
   "Ого! Ни много ни мало!" - подумал я и посмотрел на Акиру.
   Кажется, он понял меня без слов. После короткой паузы, сказал:
   - Хорошо. Хотя мне и не совсем импонирует вектор ваших усилий, давайте встретимся и поговорим об этом подробнее.
   - Замечательно! - обрадовался Мелех. - Когда?
   Глаза его заблестели ещё большим нетерпением.
   - Как вы слышали, в ближайшие два дня я буду занят. А вот потом... Знаете что, приезжайте к нам в Институт протоистории, - предложил Акира. - Это на юге Мадагаскара...
   - Да, я знаю, - перебил его Мелех. - Непременно воспользуюсь вашим предложением!
   Он сильно затряс руку экзоархеологу, кивнул на прощание мне и Светлане. Затем так же неожиданно и стремительно исчез в темноте.
   - Странный какой человек, - задумчиво произнесла Светлана и зябко передёрнула плечами.
   - А, по-моему, самый обычный, - беспечно отозвался Акира. - Просто увлечённый своим делом, как и мы с вами, в общем-то... А вы что думаете о нём, Сид?
   Он посмотрел на меня.
   - Даже не знаю, что и сказать... Мне он тоже показался немного странным. Есть в нём что-то демоническое, что ли...
   - Давайте-ка друзья возвращаться домой, а то вам скоро не только демоны начнут мерещиться! - рассмеялся экзоархеолог, ступая на каменистую тропу, ведшую к санаторию. - Вон, смотрите, ребята уже почти спустились к подножью холма!
   В последний раз взглянув на едва вспыхивающие угли гаснувшего костра, я зашагал вниз по тропе, вслед за своими товарищами. Уже в санатории, собираясь ложиться спать, я был вынужден вернуться в холл, где требовательный зуммер вызова визиофона возвещал о чьём-то срочном звонке. Я почти наверняка знал, кто это хочет увидеть меня в столь неурочный час и мысленно порадовался своей проницательности, когда на вспыхнувшем экране появились очертания знакомого помещения и Громов сел прямо передо мной, как будто только что вошёл сюда из соседней комнаты.
   - Здравствуй, Сид!
   - Здравствуйте, Иван Вениаминович!
   Я внимательно рассматривал его вытянутое, слегка осунувшееся лицо с запавшими щеками. Громов выглядел усталым, даже измождённым, но холодноватые глаза его как всегда оставались зоркими и цепкими, хотя в глубине их и улавливалась едва различимая печаль.
   - Как твои дела? - ровным голосом спросил начальник Особого отдела.
   - Дела на самом деле не очень...- замялся я, но скрывать от Громова мне было не чего. - Археология, как оказалось, очень опасное занятие.
   - Да, я в курсе происшествия на Марсе, - всё так же спокойно подтвердил Громов, словно речь шла о каком-то обыденном событии, о котором в числе прочих он узнал из общеземных новостей. - Ты ведь тоже пострадал?
   - Пустяки, - отмахнулся я, стараясь придать своему лицу бодрое выражение. - Только руку парализовало, но энерготерапевты местного санатория отменные мастера своего дела! Так что я теперь почти в полном порядке. А вот Зуко Пур, помощник Акиры, находится до сих пор в коме. Врачи прикладывают все усилия, но пока всё безрезультатно. Говорят, что случай очень тяжёлый...
   - Это весьма печально, - после некоторого молчания, произнёс Громов всё тем же ровным голосом. - Будем надеяться, что мощь нашей медицины позволит спасти этого мальчика... Так как же там на Марсе?
   Начальник Особого отдела выжидательно посмотрел на меня. Лицо его сейчас выражало безучастность, но я хорошо знал Громова, чтобы обмануться этим кажущимся безразличием. Я чувствовал, как почти ощутимое напряжение ожидания витает на границе проекций наших экранов.
   - Марс удивительная планета. Никогда не думал, что окажусь там при таких обстоятельствах. Но больше всего меня поразило то, какую древнюю историческую память хранит он на себе... А вот для нас там ничего полезного не оказалось.
   Громов усмехнулся: едва заметно, только уголки губ слегка дрогнули. И я явственно почувствовал, как волна разочарования наполнила его душу до краёв.
   - Думаю, этого стоило ожидать с самого начала, - поспешил добавить я. - Ведь из всего, что я теперь знаю, можно понять, что Марс связан с наиболее древним периодом в истории тех самых "богов". Распри и войны между ними начались гораздо позже, уже на Земле.
   - А как же экран с кристаллом? - всё так же спокойно спросил Громов, вперив в меня холодный пронизывающий взгляд.
   - Экран? - оторопев, переспросил я. - Но откуда вам известно об "экране"?.. И потом, этот "экран" не имеет никакого отношения к оружию "богов". Зачем он нам?
   Я никак не ожидал от него такой информированности.
   - Позволь всё-таки мне самому делать выводы.
   Громов улыбнулся мне колючей улыбкой.
   - Насколько я понимаю, с помощью этого приспособления тебе удалось совершить невероятное - путешествие во времени? Ты даже стал свидетелем одного из сражений между "богами". Ведь так?
   - В общем... Я не совсем уверен... Но как-то так... Хотя... Да, так! Скорее всего, всё было именно так.
   Я лихорадочно соображал, кто мог рассказать Громову такие подробности произошедшего со мной на Марсе: Акира?.. Светлана?.. Но зачем им было это делать? Хотя и скрывать что-то не имеет смысла. Думаю, Акире это даже не пришло бы в голову. А уж про Светлану и говорить нечего.
   - Но даже если всё было именно так, что это нам даст? Призрачное видение, не более того, - пожал я плечами, стараясь не смотреть Громову в глаза.
   - Мне почему-то кажется, что в этом видении было гораздо больше материального, чем тебе хочется, - не спеша, словно в раздумье, произнёс он. - Поэтому данный вопрос необходимо более тщательно и всесторонне изучить. Возможно, у нас появиться шанс получить, наконец, то, что мы ищем, не перекапывая горы земли и не вороша кипы истлелых древних текстов.
   - Каким образом? - насторожился я.
   - Где сейчас находится этот "экран"? - не ответив на мой вопрос, поинтересовался Громов. - Здесь, в санатории?
   - Нет. Его вместе с двумя саркофагами отвезли на Мадагаскар, в Институт протоистории.
   - Замечательно! - удовлетворённо кивнул Громов и даже, как мне показалось, слегка повеселел.
   - Но что вы хотите сделать с ним? - не унимался я, всё ещё терзаясь сомнениями.
   - Об этом мы поговорим завтра, - благодушно сказал Громов. - Сейчас уже довольно поздно, а тебе необходим отдых после ранения. Поговорим обо всём утром. Я свяжусь с тобой. Хорошо?
   Он уже собирался отключить обратную связь, но я поспешно поднял руку, останавливая его.
   - Иван Вениаминович! Подождите!
   Громов задержался, и на секунду его рука повисла в воздухе перед самым моим лицом.
   - Вы не чувствуете иногда себя одиноким? - зачем-то спросил я.
   Громов взглянул на меня как обычно пристально.
   - Одиночество не такая уж плохая вещь, Сид, - неторопливо произнёс он, усмехаясь, но с нотками лёгкой грусти в голосе. - Оно освобождает тебя от ответственности за чужие ошибки и бережёт от предательства, будь то предательство друзей или предательство любимого человека. Оно оставляет тебя наедине с собой, позволяя оценить самого себя и свои поступки...
   - Одинок ли я? - после короткой паузы, задумчиво произнёс он, и в уголках его глаз собрались смешливые морщинки. - Ну что ты! Как можно быть одиноким в моём-то положении? Хотя, пожалуй, иногда и хотелось бы, - добавил он с прежней грустью.
  
  
  
  
  
  
  
   "Вы были там прежде, чем вошли,
   и останетесь после того, как уйдёте"
  
   Дидро
  
  
  
  
   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
   ВЕТВИ ОДНОГО ДРЕВА
  
  
   Прямо надо мной в серовато-голубом просторе висело громадным белоснежным островом облако. Крохотная чёрная точка парящей высоко в небе птицы неторопливо кружила под ним, то ли выискивая добычу, то ли просто бесстрастно взирая на далёкий мир внизу.
   Я лежал в траве, широко раскинув руки, и смотрел в слепящую солнечную глубину. Невесомая пелена перистых облаков медленно наплывала с востока, растекаясь по небу бесформенной кляксой, которую жадно пожирало ещё одно облако, похожее на огромного сказочного дракона. Высокие травы, перемешанные пёстрым луговым разноцветьем, колыхались над моим лицом, тревожимые порывами налетающего со стороны океана ветра. Шум ветра, соединяясь со стрёкотом кузнечиков и шорохом травы, рождал убаюкивающую песнь природы, вселявшую в душу умиротворение и спокойствие. Они прогоняли тяжёлые мысли о нашем разговоре с Громовым. Сомнения, терзавшие меня с самого первого дня, со временем не прошли, а лишь усилились, не давая мне покоя. С одной стороны долг перед обществом, на страже спокойствия которого я был поставлен, требовал от меня исполнения решений, принимаемых членами Совета, отвечавшего за безопасность Трудового Братства. Но на другой чаше весов лежала свобода воли - моей воли - свобода принятия самостоятельных решений, которую никто не мог отнять у меня. Теперь необходимо было для самого себя решить, в какой степени верным является сделанный Советом выбор, какое соотношение горя и радости людей Земли породит он своими последствиями. Конечно, над этим уже много думали самые светлые и могучие умы Совета. Несомненно, они взвесили все возможные "за" и "против", учли все возможные последствия... Но почему тогда так неспокойно у меня на сердце?.. Что заставляет меня сомневаться в правильности сделанного ими выбора?..
   Где-то в глубине моей души таилась смутная тревога, которая как червоточина разъедала её изнутри. И я ничего не мог с этим поделать. Несомненным для меня было одно - нужно обо всём рассказать Акире Кензо. Возможно, даже поделиться своими сомнениями со Светланой... Мне почему-то казалось, что она сможет понять меня. Наверное, потому что меня бессознательно тянуло к ней с каждым днём всё больше и больше. Прислушиваясь к себе самому, я отчётливо понимал, что это не простая симпатия к этому человеку, а нечто гораздо большее. Это одновременно радовало и пугало меня, но почему я также не мог до конца понять...
   Я снова посмотрел на облачного "дракона", пытавшегося заявить свои права на это безграничное великолепие неба, но его силы быстро иссякали, а чёткие контуры таяли на глазах, превращаясь в десятки лохматых белёсых клочьев. В это время где-то позади меня послышался шорох трав под чьими-то неспешными шагами, а спустя несколько мгновений знакомый весёлый голос произнёс над самой моей головой:
   - Вот вы где укрылись! А я почему-то так и думал, что найду вас именно здесь.
   Акира, лукаво улыбаясь, сел рядом со мной на траву. Я неохотно приподнялся на локте, щурясь на солнце и прикусывая сорванную травинку.
   - Почему?
   - Не знаю. Я и сам бы выбрал это место для уединения, - признался экзоархеолог, задумчиво глядя куда-то вдаль. - Здесь по-настоящему чувствуешь себя легко и привольно. Чувствуешь, как сливаешься с природой, ощущаешь себя частью ноосферы.
   Акира снова посмотрел на меня, и в его тёмных глазах промелькнула лёгкая грусть.
   - Пойдёмте. Кажется, там наши добровольцы откопали что-то чрезвычайно интересное. Не хочу пропустить важного момента. Может быть, мы с вами стоим на пороге величайшего открытия. А?
   Экзоархеолог снова улыбнулся, задорно мотнув головой.
   - Никогда не думал, что могу быть причастным к какому-либо научному открытию, - недоверчиво пробурчал я, когда мы уже поднимались по склонам пологой котловины, на дне которой простиралась безлюдная долина. Высокие травы тут и там пестрели громадными, изъеденными ветром бурыми слоистыми камнями, как будто здесь прошёл раненный великан, оставляя за собой пятна запекшейся крови.
   - Знаете, Акира, я всё никак не могу понять, почему мы остановились именно здесь, в Антарктиде? Почему мы не поехали в Африку или Америку. Там уже нечего искать?
   Я посмотрел на своего спутника. Тот с удовольствием подставлял лицо тёплому встречному ветру.
   - Разве я уже не говорил о том, что Антарктида, по моему глубокому убеждению, послужила "клану Змиев" неким исходным плацдармом в освоении Земли? - сощурился Акира, поворачивась ко мне. - Почему я так решил? Дорогой мой! Вы всё забыли! - Он сокрушённо покачал головой. - А я ведь уже рассказывал об этом на Марсе. Помните?.. Мифы! Они содержат немало информации по этому вопросу.
   - Да, что-то такое припоминаю... Возможно, происшествие в пирамиде как-то повлияло на мою память или я просто не привык систематизировать большое количество информации, да ещё связанное с древними источниками.
   - Вы на себя наговариваете, Сид. С вашей работой отсутствие навыков по обработке больших объёмов информации просто недопустимо. Или я не прав?..
   Экзоархеолог недоверчиво взглянул на меня.
   - Ладно. Не страшно. Мне совсем не сложно кое-что вам напомнить, чтобы вы могли освежить в памяти ход моих рассуждений. Так вот, возьмём, к примеру, шумерские тексты. Мы находим в них свидетельства того, что "боги" на Земле активно занимались добычей металлосодержащих руд и их обработкой. Согласно месопатамским представлениям этим промыслом ведал бог Энки. Он же, как мы установили, носил имя Осирис. Страна же, где происходила добыча полезных ископаемых носила название "А.РА.ЛИ", что можно перевести как "место сияющих жил". Богиня Инанна, замышляя своё путешествие в Южное полушарие - заметьте именно южное! - называла это место "землей, где драгоценные металлы покрыты почвой". Иными словами, земля, где имелись залежи золотоностных руд. А в Антарктиде таких залежей, как мы теперь знаем, очень много. Она богата и медью, и оловом, и золотом - металлами, особенно ценившимися у "богов".
   - А золото ценилось "богами"? - удивился я.
   - Вне всяких сомнений! - подтвердил Акира. - Скорее всего, из-за его технологических свойств, таких как хорошая электропроводность и отсутствие коррозии. В "Ветхом Завете", у пророка Аггея приводятся слова Бога Саваофа, который говорит: "Моё есть серебро и моё есть золото". Иными словами, эти металлы считались "металлами богов". В Америке же издревле золото добывали не как земное богатство, а как то, что всегда принадлежало "богам" и добывалось по приказу самих "богов" и для них одних.
   - Раньше вы об этом не рассказывали. Мне всегда казалось, что золото в человеческой цивилизации изначально считалось драгоценным металлом, служившим платежным средством в товарно-денежных отношениях.
   - Это не так. Отношение к золоту в древнем мире изменилось не раньше двадцать пятого тысячелетия до новой эры. В это время власть от полубогов перешла к смертным царям и правителям. Именно с этого времени золото стало повсеместно доступно людям. Технологии его добычи и обработки были освоены людьми ещё во времена "богов", при их непосредственном участии. А как "металл богов", золото в Эру Овна обрело необыкновенную ценность, превратившись в повсеместное средство расчётов и платежей в товарно-денежном обмене. При том, что первые развитые цивилизации, сформированные ещё поколением "солнечных богов", были построены на рабовладельческой основе и жесткой иерархии. И именно в этих первых цивилизациях была заложена основа той самой товарно-денежной системы, которой в первобытных обществах не существовало вовсе.
   - Понятно. Возникновение первобытных общин было результатом деятельности допотопных цивилизаторов, которые руководствовались в отношении человечества иными целями... Но ведь рудоносные жилы известны не только в Антарктиде, но и в других местах. Например, в Южной Африке.
   - В различных шумерских текстах рассказывается о том, что ануннаки уходили в страну Утту или Арали. Один древний текст сообщает, что путь к ней был не близок. Эти земли располагались к юго-западу от Шумера: " Далеко за морем, в сто беру воды... земля Арали... где Синие Камни вызывают болезнь, и где мастер Ану носит Серебрянный Топор, который сияет весь день", - процитировал по памяти экзоархеолог. - Есть так же вавилонский текст, повествующий о ссоре между богами Мардуком и Нергалом. Разгневанный намерением Нергала захватить Вавилон, Мардук угрожает обидчику усмирить ануннаков. Он отправляется по "вздымающимся водам", то есть по океану, в землю Арали, которая лежит "в основании" Земли.
   - Сто беру? Это сколько же будет в нашей системе мер? - задумался я.
   - Из метрической системы шумеров мы знаем, что сто беру составляли двести часов пути, и как раз на таком расстоянии при средней скорости морского судна в тридцать пять - сорок километров в час от Шумера лежит южное полушарие Земли, которое и было для шумеров "землёй Арали". Как не сложно понять, "Синие Камни", которые наводят болезнь, это антарктические льды, а некий "Серебряный Топор" Ану, сияющий весь день, можно рассматривать образным описанием полярного дня. Как вы помните, после смещения земной коры врезультате удара астероида, Антарктида полностью оказалась за Южным полярным кругом и ко времени Вавилонского царства уже лежала во льдах, как минимум, шесть тысяч лет. Есть ещё один шумерский текст, содержащий сведения о том, что столица земли богини Эрешкигаль находилась в "ГАБ. КУР. РА" - "сердце гор". Я не говорю уже о платоновской Атлантиде, которая так же была горной островной страной.
   Акира остановился, делая широкий жест рукой, обводя окрестности.
   - Оглянитесь вокруг и вы поймете, что лучшего кандидата на эту страну просто не найти! А знаменитая ведическая родина "богов" - гора Меру - подпиравшая небо среди льда и снегов, где царил вечный день? Могу руку дать на отсечение, что эта гора не что иное, как гора, носившая когда-то название горы Керкпатрик. Это самая высока вершина Трансатлантических гор данного континента. В "Ману-смрити" говорится: "На Меру боги видят солнце после его одноразового восхождения на протяжении его пути, равного половине его обращения вокруг земли. У богов и день и ночь -- (человеческий) год, опять разделённый надвое: день -- период движения солнца к северу, ночь -- период движения к югу". И в "Авесте" описаны аналогичные картины полярного характера: "Что они считают днём, то есть год... Там звёзды, месяц, солнце можно лишь один раз в год видеть восходящими и заходящими, и год кажется только одним днём". Арийские же эзотерические тексты даже дают нам точные координаты этой самой "родины богов". Они сообщают, что когда вечная весна Айрьяна Ваэджо "на берегах прекрасной реки Даитьи" исчезла, арийские Маги должны были переселиться в Согдьяну. Причиной исчезновения "вечной весны" называется перемещение земной коры, как перемещение полюса: когда полюс удалился от экватора, "Страна Блаженства" стала областью бесплодия и бедствий.
   Акира Кензо смотрел на меня улыбающимися глазами, словно спрашивал: ну как, я достаточно убедителен? Затем с лёгкой беспечностью заговорил снова:
   - Я могу приводить вам множество примеров. Например, вспомнить древнеегипетские тексты, где в "Книге Мёртвых" мы можем увидеть изображение "Секхет-хетепет" - "Поля Покоя". На нём среди больших водных потоков размещены два острова с многочисленными пересечёнными каналами. На одном из этих островов сидят четыре "бога", а рядом с ними установлена лестница, которая явно символизирует некий путь в Небо. Надпись же к этому рисунку гласит: "Великий совет богов, пребывающий в Секхет-хетепете". Есть там и изображение "Озера Двух Огней", в котором "обитает зло". А в сказании "Об истреблении человечества", которое мы с вами анализировали ещё на Марсе, есть упоминание об "Аалу" - "Огненном острове". Этот "остров" находится внутри "Великого Водного Круга", к западу от Туат - обиталища "богов Подземного Мира". Оно расположено в конце света, там, где заходит солнце. Горы Туат разделяют небо и землю, как в известном мифе об Атлантиде или в сказании о горе Меру.
   Акира приостановился, оглядываясь по сторонам.
   - Ещё египтяне помнили о "Сехет-Аару", что можно перевести как "Поле камышей". Это далёкое царство затонуло в результате потопа. Схожее название имеет и "Ацтлан" из центральноамериканских преданий. Ведь камыш в древности символизировал мудрость, присущую только "богам". У ацтеков "страна Ацтлан" была прародиной "богини" Чалчиутликуэ и именовалась: "Место, где растёт камыш". В Египте такой прародиной "богов" было "Сехет-Аару" - "Камышовое поле". При этом мезоамериканский Кецалькоатль, и древнеегипетский Тот использовали камыш в качестве писчего материала. А Кецалькоатль вообще носил эпитет "Камышовый".
   - Пожалуй, вы правы, - согласился я. - Я читал, что когда-то давно, ещё до оледенения, берега многочисленных рек Антарктики были полны камышовых зарослей.
   - Хочу обратить ваше внимание ещё и на то, - продолжил экзоархеолог, - что большинство названий прародины центральноамериканских индейцев тождественно платоновским: "Ацтлан", "Тлапаллан", "Толлан", что переводится как "Красная и Чёрная Земля". Названия же "Тулан", "Утатлан" и "Атитлан" вполне применимы и к Атлантическому океану - "Мич-атлау-хко", которое можно перевести как "Рыбные Глубины".
   - Да, я помню давнюю дискуссию о широко известных древних картах, на которых отображалась Антарктида на протяжении длительного периода: с момента, когда там ещё текли реки и до её полного обледенения, - закивал я, чтобы не выглядеть в глазах экзоархеолога совсем уж необразованным дилетантом.
   - Вот именно! - подхватил он. - Согласитесь, что скрупулёзно картографировать поверхность континента, не известного древним народам, могла только высокоразвитая в техническом отношении цивилизация, обладавшая для этого всем необходимым: и возможностью аэрофотосъемки, и знаниями в сферической тригонометрии, и точными геодезическими инструментами. И всё это, согласно шумерским мифам, было у аннунаков, занимавшихся на Земле масштабным строительством. Возможно, впоследствии они испытывали ностальгию по своей безвозвратно утраченной базе? Или, может быть, просто отслеживали какие-то процессы, протекавшие на этом континенте?
   Акира посмотрел на меня с надеждой. Я неопределённо пожал плечами и шутливо поднял руки.
   - Сдаюсь!
   - Кстати, по поводу "величественной святыни" хранящей знания "богов", воздвигнутой ими в Южном полушарии, и возможного "окна" между мирами, - серьёзно сказал Акира. - Древние греки верили, что души детей обитают в некоем загадочном месте, где тысяча озёр. И только аисты были способны проникнуть в это место, так как они обладают невероятной выносливостью к дальним перелётам. Отсюда и пошло поверье, что детей приносит аист. Если же вспомнить древнеегипетские рассказы о "земле богов", где так же много озёр, и сопоставить их с шумерскими преданиями о создании людей в некой далёкой "южной земле", то возникают вполне закономерные мысли: а не то ли это место, где "боги" сотворили человека и "вдохнули" в него душу? Не здесь ли всё это происходило?.. Возможно, мы с вами близки к разгадке их тайны уже сейчас.
   - Вы имеете в виду тот золотой "экран", который мы нашли на Марсе?- угрюмо спросил я.
   - И его тоже. Хотя, думаю, сам по себе этот "экран" представляет малую ценность. Понимаете, Сид. Всё здесь безусловно взаимосвязано, объединено в единую цепь или некую сеть объектов в разных уголках Земли... И не только Земли, как теперь оказывается.
   Экзоархеолог остановился, пристально глядя на меня.
   - Я уже говорил вам про гору Кайлас. По легендам в городе у подножья этой горы обитал одноглазый великан - трёхногий бог Кубера со своей грозной стражей из гигантов якшей, многоруких ракшасов и найрритов, оберегавших подступы к спрятанным в подземельях сокровищам. Как вы думаете, что это были за сокровища?.. Вряд ли просто драгоценности, как это казалось древним людям с их примитивным восприятием мира. На мой взгляд, мы можем говорить о свидетельствах существования одной из древнейших колыбелей цивилизации. Вернее, о наличии у цивилизаторов некой центральной базы, оказывавшей наибольшее влияние на працивилизацию людей, расположенную поблизости от неё. Эта колыбель издревле была сокрыта гигантской и несокрушимой стеной гор, окаймляющей плоскогорье Тибета: от верхнего течения реки Хуан-хэ и вниз, к холмам Каракорума. Она могла бы поведать нам странные тайны. Об этих тайнах отчасти говорят и древние тибетские тексты, отсылающие нас в далёкие времена, когда восточная и центральная часть этих областей - Нань-шань и Алтын-таг - были покрыты городами, которые могли соревноваться даже с Вавилоном. С тех пор целый геологический период пронёсся над этими местами. Эти древнейшие города давно окончили своё существование, занесённые барханами движущихся песков и огромный очаг працивилизации превратился в бесплодную и мёртвую почву обширнейших центральных равнин бассейна Тарима.
   - Значит, вы считаете, что "сокровищами" Куберы могли быть древние знания цивилизаторов? - спросил я.
   - И не только они. Здесь просматривается явная связь с системой неких пространственно-временных "экранов", которой пользовались и цивилизаторы, а впоследствии и "солнечные боги". И эта связь была обусловлена чем-то более значимым, нежели внешней атрибутикой этих объектов, их техническим устройством или местонахождением. Вспомните "Святилище Змеи" на Марсе, и эта связь станет для вас вполне очевидной. И что самое важное - оказывается человек может играть в этой "цепи" немаловажную роль! А это означает, что мы можем быть допущены и к некому "божественному" таинству на пути освоения вселенной.
   - Вы хотите сказать, что в человеке всё ещё есть некая "божественная" суть? - удивился я.
   - Если человек и имеет часть "божественного" происхождения, то ему слишком долго указывали на его отличие от "богов" и на невозможность достичь "божественных сфер", невозможность сравняться с "богами", - печально произнёс экзоархеолог. - Хотя это и было целенаправленным уничтожением изначального замысла, борьбой между материальным и духовным - Материей и Духом. И если изначальный замысел был совершенно иной, чем полученный результат, то значит его воплощение было для чего-то необходимо? Ведь процесс эволюции затрагивает не только материальную, но и духовную сферы окружающей нас Вселенной. Значит, именно "духовный мир" эволюционно начал развиваться в гораздо более ранние периоды истории возникновения вселенной. Тогда, как мир физический не испытывал столь бурного прогресса... Во всяком случае, у нас на Земле, - добавил Акира.
   - Почему? - снова удивился я.
   - Хотя оба мира и развивались вдоль параллельных линий, они не испытывали непосредственного соприкосновения между собой, до того самого момента, пока спиральное цикличное течение эволюционного развития не вовлекло молодое человечество в низшую фазу физической эволюции. И именно человек стал на Земле представлять собой точку максимального влияния двух миров друг на друга. В ранние периоды геологической истории нашей планеты эта связь была не столь велика, как сейчас, но она всё-таки была достаточно тесной. Само же влияние должно было расти с ускорением эволюции разума.
   - Именно поэтому цивилизаторы и решили подтолкнуть эту эволюцию, вмешавшись в её ход на Земле? - догадался я.
   - Верно. Они сами инициировали эволюционное развитие таким образом, чтобы на Земле появились разумные существа с достаточно развитой психикой, позволяющей обеспечить эту самую связь двух миров, двух составляющих нашей вселенной.
   - Значит, создание на нашей планете допотопных цивилизаций послужило толчком к развитию человеком самосознания? Именно поэтому "старые люди" так сильно отличались от шумерских "примитивных рабочих"?
   - Да.
   - Выходит, для цивилизаторов было очень важно обеспечить связь материального мира с духовным именно через человека?
   - Несомненно.
   - Но почему? - изумился я, силясь понять причину.
   - На этот вопрос я пока не готов вам ответить, - покачал головой Акира. - Для меня несомненно лишь одно: именно с целью упрочения этой связи и произошло вмешательство на генном уровне в некий "исходный материал", в результате чего на Земле появился первый человек и произошёл резкий скачок, как в развитии его мозга, так и в развитии психических способностей. Представители "клана-Змиев" создали именно "божественного человека", которого "солнечные боги" уничтожили в потопной катастрофе, а после превратили генными манипуляциями в своего раба и слугу, заглушив все заложенные изначально сверхспособности. Они отбрали у него даже память о его "божественном" происхождении! Именно в этом и заключался тайный смысл смешивания "земной глины" с "божественной кровью" и слова о вечном единстве "богов" с людскими клонами.
   Акира посмотрел на меня.
   - Вот почему я считаю, что наша с вами задача дать человечеству возможность вспомнить о той, "божественной сути", заложенной в каждом из нас. И не просто вспомнить, но и доказать, что человек способен снова встать наравне со своими создателями! Но доказать это необходимо не силой оружия, как это делали "солнечные боги", а силой знания. Так же, как поступали проигравшие в доисторической войне цивилизаторы. Вы понимаете меня, Сид?
   Казалось, глаза экзоархеолога хотели проникнуть в самую мою душу.
   - Понимаю... Очень хорошо понимаю, - кивнул я. - Сам видел, что происходит, когда "небожители" берутся за оружие, и льётся кровь невинных людей в угоду тщеславию "богов".
   - Думаю, это должно быть страшное зрелище, - согласился со мной Акира и процитировал с печалью в голосе: - "Тогда могучий Пандава совершил высочайший обряд очищения и начал показывать небесное оружие, которое вручили ему боги... Сияющий Каунтея мощными руками пустил в ход одно за другим всё чудесное оружие. Едва он привёл в действие оружие небес, Земля подалась под его ногами и задрожала вместе с деревьями, взволновались реки и великий хранитель вод, раскололись скалы. Не дул больше ветер, померкло светило, льющее тысячи лучей, погас огонь... Обитатели земных недр в страхе выбрались наружу и окружили Пандаву. Опалённые огнём небесного оружия, смиренно сложив ладони и прикрывая лица, они, дрожа, молили о пощаде...".
   Экзоархеолог снова взглянул на меня.
   - Похоже на то, что вы видели?
   - Да. Очень... А что это?
   - Описание одного из сражений "богов" из третьей книги "Махабхараты" - "Араньякапарве". Великий воин Арджуна, сын Индры и земной царицы Кунти, прибывает в небесный город "богов" Амаравати, чтобы заполучить божественное оружие у "небесных" жителей, Адитьев, и научиться им пользоваться. Именно там Индра попросил своего сына уничтожить армию демонов ниватакавачей, жителей планетной системы Расатала, численностью триста миллионов, которые укрылись в крепостях на дне океана. Послушный Арджуна полетел на подаренной ему колеснице в город ниватакавачей - "демонов в неуязвимых панцирях" - расположенный на противоположной от Амаравати стороне Великого Океана. Там и произошла эта великая битва, в которой Арджуна применил оружие Брахмы и любимое оружие Индры - ярко-пламенную "Маджаву", с помощью которых он "быстро разил врагов сотнями и тысячами" и "сотни демонов в неуязвимых панцырях лежали с развороченными внутренностями". Была у Арджуны и раковина Девадатта, звук которой "заполнил собою весь небосвод и породил эхо такое сильное, что на поверхность океана всплыли сотни тысяч мёртвых рыб".
   - Раковина? - встревожился я.
   - Что? Услышали что-то знакомое? - заинтересовался Акира.
   - Да. В своём видении... - Я замялся, подбирая подходящее слово. - Там, в пирамиде... у одного из гигантов была похожая "раковина". Её звук был просто ужасен и оказывал страшное воздействие на окружающих.
   - Вы знаете, у многих ведических "богов" и героев были подобные боевые "раковины". "Девадатта" у Арджуны, "Пангаджанья" у его противника и брата Карны - сына царицы Кунти и "бога Солнца" Сурьи, "Паундра" у героя Бхимасены. Даже в скандинавских мифах у героя Хеймдаллья - стража асов, охраняющего мост-радугу Биврёст от великанов-ётунов на границе двух миров: Асгарда и Мидгарда - висел на поясе золотой рог Гьяллархорн. Звук его был слышен во всех уголках мира.
   - Видимо, эти боевые "горны" были не чем иным, как неким ультразвуковым оружием, - задумчиво произнёс я.
   - Возможно вы правы, - пожал плечами Акира. Было видно, что ему самому подобные детали не особо интересны. - Впервые такая "раковина" появилась у Суров после "Самудра-мантхан" - Пахтанья Молочного Океана. Тогда, вместе с другими сокровищами, "боги" стали обладателями раковины Шанкхи, неизменного атрибута Вишну. Вообще, образ раковины имеет глубокие сакральные корни, связанные с окружающим нас миром звёзд - со вселенной. Помните греческий миф о Девкалионе? Там разрушительные волны Потопа были повёрнуты вспять звучанием раковины Тритона. Эту раковину изобрёл Козерог, символически связанный с одноименным созвездием. Оно управляло зимним солнцестоянием во времена, когда "Овен нёс Солнце".
   - То есть, в Эру Овна? - уточнил я.
   - Да. Индейцы же майя связывали раковину с декабрьским солнцестоянием. К тому же майским иероглифом для обозначения "нуля" служила раковина, символизировавшая завершение одного цикла и начало следующего. А шаманы, как в Северной Америке, так и в Азии, в прежние времена использовали трубу-раковину вместо барабана в начале путешествия в "преисподнюю". Это опять нас выводит на некую пространственно-временную связь нашего материального мира с миром духовно-нематериальным. Особенно хорошо эта связь прослеживается по ацтекскому мифу о Кецалькоатле, в котором тот получает доступ к "земле усопших" с помощью звуков трубы-раковины, обращённых к "Владыке Земли Усопших".
   - Очень любопытно!
   - Кстати, вы обратили внимание на один интересный момент, косвенно так же подтверждающий мою правоту насчет Антарктиды? - спросил экзоархеолог, останавливаясь.
   - Какой? - не понял я.
   - Если земной аналог города ведических "богов" Амаравати находился в юго-восточной части Индостана, на берегу Бенгальского залива, то, согласно "Махабхарате", город демонов Даитьев должен был располагаться, либо в Южной Америке, через "великий океан" - Тихий, либо в Антарктиде, если в тексте имелся в виду Индийский океан. Значит, город Асуров можно ассоциировать как с Тиуанако, где видны следы больших разрушений в Пума Пунку, Каласасайе и пирамиде Акапана, так и со здешним комплексом древних сооружений, куда мы с вами сейчас направляемся.
   - Значит, вы считаете оружие "богов", описанное в мифах, не выдумкой, а реальностью? - осторожно спросил я.
   - У меня нет оснований не верить мифам, - пожал плечами экзоархеолог. - Именно то, что везде говорится именно о летописцах, учителях, предающих данные другими знания, или о непосредственных свидетелях событий, но нигде не сообщается о писателях, создающих отвлечённую художественную реальность, вплоть до самых греков, убеждает меня в том, что ни о каком художественном вымысле мифов просто не может быть речи. Поэтому можно смело утверждать, что греческие мифы о войне Титанов с олимпийскими Богами идентичны индуистским легендам о войне Асуров и Суров. Все они описывают одни и те же события, только именуют участников разными именами. Ещё индийский царь Ашока был прекрасно осведомлён об этих опустошительных войнах с использованием многих видов оружия и летательных аппаратов - виман. Будучи обращённым в буддизм после победы над вражеской армией в кровавой битве, Ашока в дальнейшем стал решительно настроен против всяких войн. Наверное, поэтому он учредил "тайное общество девяти неизвестных людей" - великих индийских учёных, которые должны были каталогизировать многие тогдашние науки. Эти "девять неизвестных" написали девять книг - каждый по одной. В них были собраны сведения передовой науки из древних источников. Эти книги Ашока держал в большом секрете, опасаясь использования этих знаний в злых целях войны.
   - Мудро, - одобрительно кивнул я. - Почти как в случае с "книгами Тота".
   - Да. Именно в ходе войн между кланами "богов" был разрушен "Рам радж" - царство Рамы за несколько тысяч лет до Ашоки. Примерно пятнадцать тысяч лет назад оно располагалось на территории северной Индии и Пакистана. Многие из его городов всё ещё можно найти в западном Индостане и на севере этого древнего полуострова. Руины Мохенджо-Даро и Хараппы принадлежат к этому древнему царству, состоявшему из семи городов легендарных мудрецов, известных в классических индийских текстах как "семь городов Риши". Древние шумерские города так же были уничтожены разрушительным оружием "богов". Вот что рассказывает об этом один из текстов: "Гуркха, летя на своей быстрой вимане, бросил на город, расположенный за тройной стеной, единственный снаряд, заряжённый всей силой Вселенной. Раскалённая колонна дыма и огня, яркая как десять тысяч солнц, поднялась во всём своём великолепии... Раскололся небосвод, возопила Земля, внезапно повеяли свирепые ветры, стороны света задымились и заревели, многие горы с рощами на них заколебались, сонмы живых существ вдруг испытали небывалую муку... Железный Удар Молнии, гигантский посланец смерти, неотвратимый как кровожадный демон, разлучающий с жизнью людей, коней и слонов, который превратил в пепел всю расу Вриши и Андхаков".
   - Очень похоже на взрыв ядерной бомбы, - сказал я, вспоминая кадры старой хроники, виденные ещё в школе. - В самом деле, если "боги" обладали подобным оружием и применяли его в своих конфликтах на Земле, для людей это были страшные времена.
   - Спасаясь от "войны богов" из района Индии и Месопатамии мигрировали в Северную Европу племена ариев, неся с собой устную память о тех страшных и трагических временах, - подтвердил Акира. - Если внимательно изучать историю их религий, можно без труда заметить, что "боги", скажем, кельтов или галлов являются родственными "богам" других индоевропейских народов. И как во всех арийских религиях, мы находим у гэлов, одного из кельтских народов, тоже самое разделение "богов" на два противоположных лагеря, на два враждующих друг с другом небесных воинства.
   - В самом деле?
   - Да. Чем любопытно именно гэльское царство духов, это тем, что главенствуют в нём не боги-мужчины, а две богини. Это уводит нас гораздо глубже в историю. Помните, я рассказывал вчера детям об искусстве позднего палеолита, в котором мы находим весьма интересные мотивы, связывающие его с "древними богами" Египта? Центральной фигурой в культах Ближнего Востока той поры была Великая Богиня и её сын. Так вот, очень интересную аллюзию мы встречаем у гэлов. В их мифологии на стороне добра и света сражается клан богов, собравшихся вокруг богини по имени Дану. Именно ей они обязаны своим общим названием "Туатха Де Дадаан". Это можно перевести как "народ богини Дану". А противостояли им божества, группировавшиеся вокруг богини по имени Домну. Их царь, Индех, считался её сыном, и поэтому они именовались "богами Домну". Самое же интересное в том, что слово "домну" означает "пропасть" или "морская бездна". Такое же значение имеет и слово "фомори", которым обозначалась вся группа демонов ночи, мрака и смерти. Это слово состояло из двух гэльских слов, означавших "подводный мир". Таким образов фоморы считались существами более древними, чем боги, от рук которых им суждено было, в конце концов, погибнуть. Потомки "Хаоса" и "Старухи-ночи", они по большей части были громадными и уродливыми созданиями. И это снова приводит нас к "клану Змиев", одновременно родня гэльские повествования о войнах "богов" со сражениями и олимпийских Богов с Титанами, и скандинавских Асов с гигантами Йотунами, и индийских Дэвов с Асурами.
   - В самом деле, удивительно! - взволнованно воскликнул я.
   - Здесь можно даже усмотреть слабый намёк на противоборство и египетских "богов" Сетха и Гора, если внимательнее приглядеться к одному из фомори по имени Балор. Это имя очень созвучно имени "бога" Баала, который хорошо соотносим с Сетхом. Если помните, тот был вытеснен после всех разборок из северного Египта на Синайский полуостров, в Междуречье и Индию. Хотя у Балора было два глаза, один из них всегда был закрыт, ибо он был настолько ядовитым, что убивал всякого, на кого падал его взгляд. От взгляда этого глаза не было спасения ни "богам", ни гигантам. В дни решающих сражений Балор становился напротив своих врагов, поднимал веко на своём страшном глазе и беспощадно истреблял всё, на что устремлял свой взор.
   - Это чем-то похоже на египетское "Око Ра"! - ещё больше заволновался я. - Насколько я помню, подобным "Оком" обладали и другие "боги"?
   - Верно, - согласно кивнул экзоархеолог. - Память о войнах "богов" запечатлена и в скандинавском эпосе Эдда, где мы можем прочитать знаменитое "прорицание вёльвы" - колдуньи. Эта междоусобная схватка, как и в других мифах, оборачивается великой космической войной Добра со Злом, Света и Тьмы, гармонии и хаоса, жизни и смерти. Земля не может вынести эту борьбу, и апокалипсические видения вёльвы пророчат её гибель в огне и потопе. Мировое древо Иггдрасиль сотрясается до самых корней, гибнут невинный бог Бальдр, а затем и сам верховный бог Один, "солнце становится чёрным, земля погружается в море" и "огонь разгорается до самого неба".
   - Это же говорится о Потопе! - воскликнул я. - Вы рассказывали, что первая война "богов" случилась ещё до Потопа!
   - Верно. Эдды пересекаются и с индийской мифологией, где так же прослеживаются следы присутствия "клана Змиев". Вот послушайте: "...Вот прилетает чёрный дракон, сверкающий змей с Тёмных Вершин... Тут славный приходит Хлюдин потомок, со змеем идёт биться сын Одина, в гневе разит Мидгарда страж, все люди должны с жизнью расстаться, - на девять шагов отступает сын Фьёргун, змеем сражённый - достоин он славы".
   - Да, масштабность и значимость для человеческой истории той войны мне теперь очевидна, - кивнул я. - У стольких народов сохранилась о ней память, даже несмотря на прошедшие тысячелетия!
   - Вы правы. Помнили об этих давних событиях и греки. В поэме Гесиода "Наставления Хирона" легендарный кентавр, корит героя Геракла: "Истребил ты племя кентавров, от кентавра примешь ты и смерть. И не ты один будешь в ответе - ответит за гибель титановых народов поколение полубогов-героев. Очистят герои землю от рода титанов. Истребят и титанов, и гигантов, будут думать, что истребляют чудовищ - и станут герои не нужны богам. Сами захотят они быть богами, и сами же истребят друг друга, по воле Кронидов, в гибельных войнах. Но погибнут в великой славе. Только боги и люди останутся в мире жизни живой. И придёт на землю железный век"...
   Акира снова остановился и замолчал, всматриваясь в горизонт, где тёмной зубчатой полосой стояли далёкие горы.
   - Сколько информации несёт этот текст! Как он ярко и полно показывает нам давно забытую историю! Даже упоминание "железного века" - Кали-Юги - даёт вполне конкретную привязку по времени и согласуется с другими источниками. Именно полубоги, следуя заветам "солнечных богов", так пагубно повлияли на развитие человечества в Эру Рака. Эти полукровки были поглощены алчным стремлением занять место "солнечных богов" на земных престолах, как верно пишет Гесиод. А затем пришли так называемые "последователи" или египетские Шемсу-Гор, которым соответствуют греческие герои, такие как Геракл или Персей. Не случайно, что правление этих тринадцати царей в Эру Близнецов закончилось трёхсотлетним периодом хаоса в Древнем Египте и наступлением Кали Юги в Древней Индии. "Махабхарата" вторит Гесиоду, описывая теже события. Помните знаменитую битву на Курукшетре - битву кауравов с пандавами, двух полубожественных родов тех самых "последователей" и помогавших им полубогов? Именно эта битва и была последним сражением в той извечной борьбе за власть над Землей в Эру Близнецов, которую скандинавские мифы нарекли Рагнарёком.
   - Вы думаете?
   Я с интересом посмотрел на экзоархеолога.
   - Несомненно! При этом из мифа в миф, из народа в народ переходят предания о некоем "божественном оружии", периодически попадающем в руки людей. Становится совершенно очевидным, что "солнечные боги" не передавали знаний, как это делали их предшественники-цивилизаторы, а по цепочке передавали своё оружие: сначала полубогам, потом те оставили его Шемсу-Гор, и уже от них это оружие попало в руки к людям.
   - Значит, у древних людей имелись образцы "божественного" оружия? - удивился и оживился я, чувствуя, что могу ухватиться за нужную ниточку.
   - Безусловно. Об этом можно догадаться и потому, что многие из видов этого "божественного" оружия, описанного в древних текстах, могли использоваться людьми только один раз. Это лишнее свидетельство того, что на Земле подобное оружие имелось лишь в ограниченных экземплярах. Немаловажным фактором являлось и то, что полубоги сами ничего не производили. Они пользовались запасами из "древних складов", сохранившихся со времён "солнечных богов". Эти самые "склады" спустя столетия истощились, а находившиеся в них устройства естественно пришли в негодность. Ну скажем, по причине полной разрядки источников питания. К тому же многие виды оружия, такие как брахмастра, приводились в действие некими "гимнами". То есть, в их конструкции были задействованы силы тонкой науки - магии - напрямую связанной с духовно-нематериальной составляющей нашей вселенной. Полубоги же, судя по всему, обладали лишь обрывочными знаниями о магии, которое им перешло к ним от тех же "солнечных богов".
   - Интересная мысль, - заметил я. - Получается, что это самое оружие было не только высокотехнологичными техническими устройствами, но и работало, опираясь на неизвестные даже нам свойства, свойства нематериального характера?
   - Именно так, - согласился со мной Акира. - В "Махабхарате" есть этому подтверждение: "В его руках тут же оказался превосходнейший из всех луков, поразительное оружие, которое приносило величайшую славу его владельцам, ибо ему не могло противостоять никакое другое, и которое несло опустошение вражеским армиям. Одно это оружие было равно ста тысячам других, оно одно могло расширить пределы царства. Лук был многоцветным, со множеством оттенков, гладким и сверкающим, без единой царапины или следа, со времён незапамятных его чтили боги и гандхарвы".
   - Явно, что под термином "лук" здесь понимается нечто иное, нежели просто примитивное оружие древних, - размышляя, произнёс я.
   - Несомненно. Ибо потом случается непоправимое: "Затем Арджуна отбывает из Двараки, забрав с собой женщин, детей и стариков Ядавов, которых он сопровождает в столицу Куру, где о них должны позаботиться Пандавы. По пути его постигает жестокое несчастье; его легендарный лук Гандива теряет свою былую силу. То же происходит и со всеми другими видами небесного оружия, которые он применял, помогая Господу Кришне", - снова процитировал по памяти Акира. - Аналогичный случай описывается и в Библии, в рассказе о "Ковчеге Завета".
   - В самом деле? - оживился я, вспомнив вчерашний разговор со Светланой.
   - Да. На протяжении всего путешествия от горы Синай до границ "Земли обетованной" евреи шли в строгом соответствии с командами Яхве, передаваемыми им через Моисея посредством "Ковчега Завета". Этот самый "Ковчег" помогал им на протяжении всего похода. Когда же Моисея на посту военного вожака сменил Иисус Навин, сумевший со своей армией подойти к стенам Иерихона, Яхве и его так называемые "ангелы" получили в разрушенном городе то, что так долго искали на Синайском полуострове и окончательно забыли про "богоизбранный народ". Именно события в Иерехоне оказываются последними, когда Яхве принимает непосредственное участие в его судьбе. После этого "Ковчег Завета" уже больше никогда не проявляет свои необычные свойства и не производит целенаправленных действий ни "за", ни "против" евреев. Те же так и остались в полном неведении причин произошедшего, продолжая верить в покровительство своего Бога.
   - Мне сейчас в голову пришла вот какая мысль, - сказал я, в свою очередь останавливаясь. - Ведь "Ковчег Завета" так же был из золота? А что если оружие "богов", по многим признакам, возможно, ядерное или термоядерное, основывалось не на делении атомов урана или, скажем, дейтерия, а на расщеплении атомов золота до кварков и глюонов? Поэтому-то золото и считалось "металлом богов", добывалось по их указанию и приносилось им в дар.
   Акира посмотрел на меня, и глаза его загорелись неподдельным интересом.
   - Тогда получается, что "солнечным богам" удалось в своих технологиях получить потоки кварков в свободном состоянии, чего земной науке до сих пор не удавалось. Наши учёные способны пока оперировать только агрегатами кварков - мезонами и барионами.
   - Да, получается, что эти воинственные "боги" сумели разрушить мезонные связи ядер золота, преодолев, таким образом, пока неприступный для нас барьер. Возможно, на их родной планете просто не было достаточных запасов радиоактивных металлов, но она была богата золотом и той же медью. Отсюда все эти золотые летающие "колесницы богов", широкая добыча и плавка меди, которой "боги" обучили и людей.
   - В ваших рассуждениях определённо есть некое зерно истины, - быстро закивал головой Акира. - Ведь "солнечные боги", судя по всему, не были знакомы и с углеводородами. Ведь нефть была у шумеров буквально под ногами, но технологий её использования их "боги" людям не оставили. Значит, у тех таких технологий просто не было. Но они, несомненно, владели ядерной энергией. Косвенные подтверждения этому можно найти и в мифах. В "Ригведе", например, упоминается о "творце вселенной", божественном мастере Вишвакармане, у которого прослеживаются несомненные связи с другим "божественным ремесленником" - Тваштаром.
   - То есть, египетским Тотом? - уточнил я.
   - Верно. Согласно эпосу "Рамаяна", сын Вишвакармана - Нала - руководил строительством легендарного "моста Рамы", соединявшего когда-то побережье Индостана и остров Шри-Ланка. По этому мосту войска, возглавляемые Рамой, согласно легенде, переправились на Цейлон, чтобы сразиться с демоном Раваной, похитившим возлюбленную Рамы - Ситу. Сам же Вишвакарман известен такими творениями, как город Ланка, построенный им для ракшасов, дворцами для богов Куберы, Варуны, Гаруды и Агастьи, летающими колесницами и многочисленным оружием, изготовленным для "богов". Он открыл людям "Стхапатья-веду" - науку архитектуры и механики. В одной из легенд, дочь Вишвакармана - Санджна - стала женой за солнечного бога Сурьи. Когда Вишвакарман узнал, что его дочь не в силах вынести сияние своего мужа, он поместил солнце на свою наковальню и удалил восьмую часть блеска Сурьи. Фрагменты от этой восьмой части сияния упали на землю, и Вишвакарман сделал из них диск Вишну, трезубез для Шивы, оружие для Куберы, и копье для Сканды...
   - Вот-вот! - подхватил я. - Что это, как не прямое указание на освоение "солнечными богами" по мере развития их цивилизации ядерной энергии и использование её в практических целях? Ведь под "восьмой частью сияния солнца" вполне можно понимать мощь, которой научились управлять эти "боги". Это же колоссальная энергия! А Тот-Джехуди славился своими научными познаниями. Значит, он вполне мог использовать их не только в мирных целях. Вы ведь сами рассказывали нам об их с сыном дворцовой возьне за первенство над остальными "богами". Может и пресловутое "Око Ра" было делом его рук?
   - Снова не могу с вами не согласиться, - кивнул в ответ Акира.
   Некоторое время мы шли молча. Наконец, я решился опять заговорить с экзоархеологом.
   - Знаете, Акира. Я давно хотел рассказать вам, но всё как-то не решался... После того случая в пирамиде меня постоянно мучают странные видения...
   Экзоархеолог с интересом посмотрел на меня.
   - И?
   - Мне видятся какие-то бескрайние просторы... - более уверенно продолжал я. - Это похоже на болотистую лесостепь с мёртвыми чёрными деревьями и обширными топями... И вот над этой степью неожиданно пролетают странные крылатые аппараты. Они появляются ниоткуда, словно материализуются прямо из воздуха... Наверное, это особенность именно сновидения, когда сознание может сотворить совершенно неожиданные вещи?.. Но эти картины всегда столь отчётливы, явственны: и в красках, и в ощущениях... Они кажутся мне абсолютной реальностью... И это меня пугает.
   Я доверительно посмотрел в глаза своему спутнику.
   - Сон странная вещь, - неспешно произнёс Акира. - Один китайский мыслитель задолго до нас с вами размышлял, наблюдая за бабочкой, сон ли окружающий мир, или сам он есть сон этой бабочки.
   - Вы говорите о Чжуан-цзы?
   - О нём. Интересной, кстати, фигурой был и другой китайский философ Лао-цзы. Этот "Мудрый Старец", как ни странно, будучи тесно связанным с "богами", для которых он готовил пилюли бессмертия, был первым, кто стал на Земле проводником Дао - "пути", аналогичного Дхарме индуизма - "божественного закона". Вы, безусловно, знаете, что суть Дао сводится в основном к призыву отказаться от активного познания окружающего мира, к призыву вернутся к состоянию "необработанного дерева". Согласно этой философии, всякое стремление что-либо сделать, что-либо изменить в природе или в жизни людей должно осуждаться. Это снова указывает нам на стремление победивших "богов" к торможению дальнейшего развития человечества на духовном уровне... Но извините, я перебил вас.
   - Не страшно, - отмахнулся я. - Так вот, всякий раз, когда эти летательные аппараты появляются в небе над степью в моём сне, прямо из земли поднимаются большие купола из чёрного металла. Оказывается, что их вокруг очень много. Они разбросаны по степи тут и там. Эти купола неожиданно вырастают в целые башни, и из них во все стороны летят смертоносные лучи. Оказывается, в этих башнях укрываются странные существа... Но это не люди. Хотя чем-то они и похожи на людей: у них большие вытянутые головы с острым гребнем посередине, тонкие руки, тёмная кожа... и, кажется, даже хвост. И одеты они в какие-то металлические панцири...
   - Вы их видели?
   - Во сне? Да. Они яростно отстреливаются от налетевшего неприятеля. Иногда им удаётся отбить неожиданную атаку и даже сбить несколько аппаратов противника. А иногда вся степь покрывается огнём пожарищ, чёрные тучи заволакивают небо и солнце меркнет. Но и тогда чёрные башни в степи остаются несокрушимыми... Самое странное и страшное во всём этом для меня то, что я чувствую себя одним из этих хвостатых существ. Эти ощущения настолько реальны, что обжигающий жар раскалённого металла заставляет меня просыпаться в холодном поту...
   Акира долго молчал, глядя себе под ноги. Затем спросил, поняв задумчивый взор:
   - Вы что-нибудь слышали о сибирских "медных котлах"?
   - Не уверен. А что это такое?
   - Когда-то давно, ещё до Битвы Мары, в сибирской лесотундре, на севере Якутии в местечке, которое местные жители называли "Елюю черкечех" - "Долина смерти", находили странные сооружения из загадочного прочного металла. Эти сооружения, похожие на полусферы, напоминали местным жителям громадные бронзовые котлы-олгуи. По поверьям, под этими котлами находились приплюснутые арки с винтообразными проходами, за которыми было много металлических комнат. Внутри даже в самые лютые якутские морозы было тепло, как летом. Один старый охотник утверждал, что спускался в такую "железную нору" и видел там худых, одноглазых людей с чёрной кожей и в "железных одеждах". А ещё говорили, что "котлы" эти лежат в "гиблых местах" и все, кому довелось побывать в них, впоследствии заболевали и даже умирали. Местные жители так же рассказывали, что из открывающихся крышек-полусфер раз в сто лет вырываются столбы и шары огня, посылаемые демоном Уот Усуму Тонг Дуурай. Отчаянные исследователи непознанного слышали много подобных рассказов.
   - Похоже на некий реактор... Радиация?
   - Вполне возможно.
   - А что вы сами об этом думаете?
   - Может быть, мы имеем дело с ещё одним свидетельством событий времён "войны богов". Возможно, когда-то существовал некий пояс оборонительных сооружений по всей Сибири, построенный, скажем, теми же Асурами, чтобы не допускать Дэвов вглубь Евразии. Или чтобы оберегать подступы к легендарной полярной стране Гиперборее... Так или иначе, в этом есть немалая доля правдивой информации, которая нисколько не противоречит тому, о чём я уже знаю.
   - А что потом случилось с этими "котлами"? Вы их искали?
   - Нет. Со времени таяния Арктики геология этих мест сильно изменилась, и найти теперь там что-либо - всё равно, что искать иголку в стоге сена... Кстати, мы с вами, наконец-то, пришли, - добавил экзоархеолог.
   Я осмотрелся. Мы с ним стояли на перевальной точке. Чаша лилово-серых гор окружала обширную песчаную долину. Редколесье из раскидистых тёмных кедров, перемешанных красно-коричневыми стволами секвой, тянувшихся к небу гигантскими конусами, покрывало вершины горной гряды с восточной и южной сторон. Но склоны гор, к моему удивлению, были абсолютно чисты от всякой растительности. В первую минуту они показались мне выровненными какой-то громадной фрезой, а затем искусно отполированными рукой неведомых титанов. Но я отбросил от себя подобные мысли, решив что во всём виноваты ветер и тысячелетняя эрозия.
   Внизу, на равнине, находилось около десятка построек - ступенчатые каменные платформы, частично занесённые песком. Около некоторых из них возвышались остатки каких-то древних сооружений, по большей части разрушенных временем или стихией. Сейчас их остовы напоминали скопища громадных каменных блоков, в беспорядке сваленных в кучи полузанесённые песком. Сквозь песок кое-где просматривались тёмные пятна ровных каменных поверхностей, выложенных на скальном основании долины, видимо, кусками чёрного базальта - разными по размеру и форме - сверху сильно напоминавшими мозаичное устройство некой микросхемы памятной машины... Во всяком случае, подобная ассоциация первой пришла мне в голову при взгляде на них. Эти базальтовые площадки вплотную подступали к каменным платформам, как бы образуя с ними единую структуру.
   Пять ажурных невысоких эстакад расходилось от загадочных платформ в разные стороны, неся на себе гофрированные трубы большого диаметра. С одной стороны эти трубы были снабжены металлическими раструбами с архимедовыми винтами, которые медленно и упорно зарывались в песок, перемещая его массы внутрь труб, где работали мощные насосы. Они засасывали песок, пуская его по отводным лоткам к большим отвалам вдалеке. В воздухе висел низкий глухой гул, как будто невидимый громадный рой пчёл витал над долиной. Этот гул эхом отражался от кольцеобразных склонов гор, рождая удивительные акустические вибрации разной частоты и продолжительности.
   Несколько человек следили за расчисткой древних построек, выполняя роль операторов, управляя диковинными "пылесосами" с помощью небольших переносных пультов. В основном, это были молодые ребята, возможно даже стажёры, но никого из них я не знал.
   - Вы не боитесь доверять свою работу стажёрам? - посмотрел я стоявшего рядом на экзоархеолога. - Ведь они, по сути, ещё юнцы. Конечно, для них это экзамен на зрелость. Но всё же...
   Акира расправил плечи и глубоко вдохнул налетевшего сухого ветра.
   - Нет, не боюсь. Наоборот, я думаю сейчас особенно важно, чтобы старшими для них было создано поле самостоятельной деятельности, самостоятельного творчества. Молодежи всегда поручается работа с учётом психологических особенностей юности с её порывами вдаль, повышенным чувством ответственности и эгоцентризмом. В некотором роде здесь я чувствую свою ответственность и как воспитатель. И эта ответственность заставляет меня блистать своей работой, знанием и удачей, что даёт мне уверенности, не оглядываясь, знать - они на моей стороне, они увлечены своим делом не меньше меня. В противном случае я ничего от них не заслужу, кроме презрения, и ничего не смогу дать им. А это гораздо страшнее!
   - Да, пожалуй, вы правы, - после некоторого молчания, согласился с ним я. - Один из моих учителей тоже говорил: "Отказаться от риска - значит отказаться от творчества".
   - Вот видите, у вас были хорошие учителя! - улыбнулся в ответ Акира и дружески похлопал меня по плечу.
   Мы с ним спустились на равнину, подошли ближе к эстакадам и остановились около ближайшей и самой крупной платформы, наверх которой вела уже расчищенная от песка широкая лестница с истёртыми ступенями. Нижняя часть платформы была прямоугольной, сложенной из громадных базальтовых блоков, каждый весом, наверное, в несколько сотен тонн. Похожие блоки я видел только в основании легендарного Баальбека. Верхняя ступень платформы в разрезе напоминала трапецию из ровных, тщательно обработанных и подогнанных друг к другу блоков розоватого гранита, скошенные поверхности которых имели одинаковые округлые выступы по всему периметру. Остатки базальтового "пола" - идеально ровные и подогнанные друг к другу, несмотря на то, что все блоки были разной толщины, размера и формы - подступали к величественным развалинам какого-то древнего сооружения, располагавшегося с южной стороны платформы. Лаконичная красота и аскетизм его вызвали во мне восхищение и невольный трепет.
   Три ряда колонн несли на себе остатки мощных перекрытий из громадных гранитных блоков, большинство которых в беспорядке лежало тут же, у подножья колон, и были сильно изъеденны эрозией. На фасадной части сооружения на резных капителях колон, напоминавших лепестки неведомых цветов, покоились прямоугольные архитравы, державшие на своих спинах огромные гладко полированные фризы с изогнутыми наружу карнизами. Фронтон у сооружения отсутствовал, но это нисколько не умоляло его грандиозности и не лишало таинственной мощи. Рядом с этими колоннами мы с Акирой казались просто карликами. И вместе с тем вся эта мощь и величие не давили на нас, не нависали угрожающей и мрачной громадой, как это было присуще католическим соборам, вся архитектура которых была направлена на уничижение человека перед лицом христианского Бога. Здесь во всём чувствовалась лёгкость, словно бы неведомые строители с непринужденностью гигантов сложили все эти сотни многотонных идеально обработанных камней, следуя общему архитектурному замыслу, создав нечто совершенное и неповторимое.
   - Что? Впечатляет? - хитровато прищурившись, спросил Акира, внимательно наблюдавший за мной.
   - Ещё бы! Никак не могу понять, как удавалось строителям ворочать такие гигантские блоки? Я всегда поражался той грандиозности масштабов и несомненной лёгкости, с какой "боги" возводили свои мегалитические сооружения. Ведь это на пределе даже наших современных строительных возможностей!
   Мои слова вызвали на губах экзоархеолога беглую улыбку.
   - Знаете, есть одно греческое предание. Оно, несомненно, сохранило в себе память о временах мегалитического строительства. Согласно ему, в городе Фивах жила дочь речного бога Асопа - Антиопа. Её полюбил Зевс-громовержец и у Антиопы родились два сына-близнеца. Она назвала их Зет и Амфион. Став царями Фив, братья решили укрепить свой город. В те времена лишь высокая Кадмея - крепость Фив, построенная ещё Кадмом - была защищена стенами. Весь же остальной город был беззащитен. И вот братья сами возвели стену вокруг Фив, но как различен был их труд! Могучий, как титан, Зет носил громадные глыбы камня, напрягая все свои силы, и громоздил их друг на друга. Амфион же не носил камней, потому что послушные звуку его златострунной кифары, камни сами двигались и складывались в высокую несокрушимую стену.
   - Значит, была какая-то неведомая нам технология перемещения тяжелых предметов с помощью звука?
   - Да. Возможно, что-то похожее на левитацию. Цивилизаторы, несомненно, владели этой технологией, потому что аналогичные свидетельства можно отыскать и в Египте, в рассказах о строительстве пирамид Гизы, и в Западном полушарии, где в индейских легендах сообщается о создании священного города Тиуанако богом Виракочей.
   - Взгляните, какой у них удивительный энтазис! - восхищённо произнёс Акира, указывая на одну из колонн. - При всей невиданной мощи конструкции он, тем не менее, создает впечатление её почти воздушной лёгкости. Какое отточенное мастерство, какое лаконичное изящество и суровая красота!
   - Да, - согласился с ним я. - Мне подумалось о том же. Всё это очень напоминает мне Древний Египет.
   - Вы имеете в виду архитектурный стиль? - Акира внимательно посмотрел на меня. - Действительно, очень и очень похоже на постройки в долине Нила. И, тем не менее, это нечто другое, более древнее и самобытное, близкое, скорее, к андским постройкам. Это корни, истоки всего, что было создано египетскими и американскими "богами" много-много позже. И сохранились они лишь благодаря ледовому панцирю, сковавшему Антарктиду на несколько тысячелетий... Ведь период мегалитического строительства был довольно краток, - грустно добавил экзоархеолог.
   - Вы думаете?
   - Уверен. Этот период не мог быть очень растянутым во времени, поскольку во всех мегалитических постройках присутствуют общие черты и незаметно сколь-нибудь значительного изменения технологии, что было бы неизбежно при разнице во времени сооружения в сотни лет, не говоря уже о тысячах. Вряд ли какая-нибудь цивилизация настолько застыла в своём развитии, что совершенно не меняла технологию на протяжении столь длительного периода времени. Особенно цивилизация, достигшая высочайшего уровня. К тому же отсутствие значительного количества "второстепенных" сооружений и строительного мусора периода мегастроительства говорит как об ограниченной численности самих строителей, так и о жёсткой функциональности всех этих сооружений. Одна из характерных деталей - это не просто "дом бога" в прямом понимании этого слова, как другие древние постройки, например, храм Хатхор в Дендере или гранитный храм Карнака. Это определённо нечто техническое, построенное с конкретной целью и в нужном месте, как и комплекс пирамид в Гизе, как и другие постройки авторства "древних богов". Возможно, здесь использовались механические напряжения скальных пород, которые преобразовывались в какой-то другой вид энергии?
   - Тогда это должен был быть волновой энергетический поток, который дробился и преобразовывался на этих полах, на стенах, на колонах, - сказал я, оглядываясь по сторонам.
   Акира задумался. Из глубины высокого прямоугольного входа, располагавшегося в мощной каменной стене позади колонн, появилась группа молодых добровольцев, которых я не видел раньше. Но шедший впереди мускулистый загорелый парень был мне хорошо знаком ещё по Марсу.
   Иллик Шелли приветствовал меня радостным жестом, как старого друга, и на его перепачканном лице появилась белозубая улыбка. Быстрыми шагами он подошёл к нам и взволнованно обратился к моему спутнику:
   - Акира! Мне нужно с вами поговорить.
   Я заметил, что в глазах молодого человека сквозит возбуждённое волнение. Это не ускользнуло и от внимательного взгляда экзоархеолога.
   - Да, конечно, - слегка щурясь на солнце, кивнул тот. - Я слушаю тебя. Что случилось?
   Иллик немного замялся, будто собираясь с мыслями, а затем неожиданно торопливо заговорил:
   - Вчера в общеземных новостях один молодой энерготерапевт Ив Сой рассказывал о своих научных исследованиях. Суть состоит в том, что он проводил эксперименты по воздействию на обычную воду электрическим током высокого напряжения.
   - Так, так! Весьма интересно, - закивал Акира Кензо, словно он уже догадался, о чём пойдёт речь.
   - Так вот, - более уверенно продолжал Иллик. - В результате этих опытов учёному удалось добиться поразительных результатов: вода, подвергавшаяся воздействию электромагнитного излучения, приобретала совершенно невероятные свойства. Она, словно превращалась в "живую воду" из древних сказок. После ряда тестов и наблюдений, удалось экспериментально подтвердить, что эта удивительная вода запускает в организме человека процесс, препятствующий старению клеток. В перспективе, уверен учёный, мы можем надеяться на совершенно невероятные результаты - поворот всех биологических процессов в организме вспять, что приведёт к его полному омоложению. Биологические часы человека сами как бы начнут отсчитывать время назад!
   - Что ж, - серьёзно резюмировал Акира Кензо. - Результат вполне достойный внимания учёных из Академии Здоровья. Вода всегда считалась загадочной, почти волшебной субстанцией, и только с развитием науки человеку стали открываться некоторые из её удивительных свойств. Таких, например, как память. Думаю, если исследования этого энерготерапевта и в дальнейшем пойдут так же успешно, вскоре наша медицина сможет значительно упростить процедуру ревитации или отказаться от неё вовсе.
   - Да. Но я не поэтому обратил ваше внимание на данный факт, - уверенно возразил Иллик. - Мне в голову пришла мысль о связи этих исследований с нашими изысканиями по программе "Тени Предков".
   - Продолжай, - подбодрил его Акира и сложил на груди руки.
   - Мне подумалось о том, что практически все мегалитические сооружения "древних богов", так или иначе связаны с водой. Разве нет? Это и постройки на плато Гиза, непосредственно связанные с Нилом, и Осирион. Это и пирамиды Америки. Ведь в Теотиуакане есть целая система водоотводных каналов и бассейнов, а в Тиуанако даже пирамида Акапана пронизана "дренажной" сетью... Даже марсианские пирамиды Сидонии расположены на берегу некогда полноводного моря! Кто знает, возможно, раньше там тоже имелись подземные резервуары с водой. Ведь мы только начали изучение всех этих древних артефактов, и конца пока даже не видно.
   - И? - напряжённо спросил Акира, впившись взглядом в молодого помощника.
   - Что если все пирамиды были не случайно связаны с водой? Что если все они были грандиозным техническим комплексом по производству той самой "живой воды" - напитка бессмертия "богов" или амриты? - с непобедимой уверенностью юности произнёс Иллик, гордо вскинув голову. - Ведь пирамиды могли аккумулировать электромагнитные волны, которые воздействовали на воду около них или в них самих... Или же вообще они могли использовать неизвестные пока нам энергии из недр Земли или космоса для такого воздействия. И именно поэтому амрита считалась "небесным напитком", доставляемым "богам" с Небес.
   - Ты прав. Вода в древних сказаниях повсюду. Она одновременно и предвестник всего живого во вселенной, и источник жизни, оплодотворенная "божественным дыханием". И вода тесно связана с лотосом - символом бессмертия. Один кардинально меняет качества другого при непосредственном участии "богов": "Желая произвести на свет всевозможные существа, первым делом он сотворил мыслью воды и поместил в них семя. Это семя превратилось в золотое яйцо, сиявшее подобно солнцу; в этом яйце он сам родился как Брахман, прародитель всего мира". Так сказано в "Законах Ману"...
   Акира задумчиво посмотрел куда-то перед собой, на минуту замолчав.
   - Мне здесь видится ещё одна связь. Это непосредственная связь с космосом, с центром нашей Галактики. Вспомните о Пахтаньи Молочного Океана. Именно во время него был получен напиток бессмертия. Неслучайно пространство, в его абстрактном смысле, издревле называлось людьми "царством божественного знания". Среди халдеев или посвящённых оно именовалось "Аб Су" - "Обитель" или "Отец". Иначе - источник знания. Считалось, что именно в Пространстве обитают разумные Силы, которые невидимо управляют Вселенной - те самые "древние боги" многих легенд и мифов.
   Акира внимательно оглядел добровольцев.
   - "Древние боги" ушли, а полубогам их знания не досталось, - слегка покраснев от волнения, сказал Иллик Шелли. - Потому оставшиеся на Земле потомки "солнечных богов" уже не строили прежних пирамид. Они строили только зиккураты, безжалостно уничтоженные временем и стихией. Жалкое подражание "древним богам", заключённое даже в названии этих сооружений. Ведь на аккадском оно означает "труба божественного духа".
   - Верно, - подтвердил Акира. - Хотя сами шумеры называли зиккураты "Эш" - "самый высокий", "главенствующий". Разница вполне очевидна. Если судить по параллельному расположению этих ступенчатых пирамид, использовавшему эффект резонанса, шумерские полубоги лишь приближались к знаниям "древних богов", строивших в Египте или Южной Америке... Вернее, они пользовались обрывками древнего знания, дошедшего до них. Но технологии строительства здесь уже совсем другие - необожжённый кирпич вместо громадных каменных блоков. Это естественно вело к потере изолирующих и отражающих свойств материала. Хотя тот же известняк имелся в Шумере в наличии. Им мостили площади городов, но почему-то не использовали в строительстве зиккуратов. А вот для "клана Змиев" расстояние не было препятствием при транспортировке блоков любого размера и веса.
   - По-моему, это лишний раз подтверждает отсутствие понимания истинного назначения древних пирамид, - подхватил Иллик. - Не знали полубоги и бессмертия, потому и понадобились им Ашвины - врачеватели. И пили они уже не Амриту - напиток бессмертия, а Сому - хмельной напиток, имевший, видимо, лишь слабые целительные свойства. Потому и старели, и умирали полубоги, как и все смертные.
   - Ты молодец, Иллик! Молодец! - похвалил помощника экзоархеолог. - Только назначение пирамид, думаю, было значительно шире, чем просто приготовление амриты, - усомнился Акира. - Иначе я просто себе не представляю, зачем понадобилось создавать столь масштабные сооружения.
   - Мне сейчас подумалось о том, какие грандиозные усилия были затрачены на возведение всех этих сооружений, - вмешался я в их разговор. - Даже если допустить наличие у строителей недоступной нам техники и столь же неординарных способностей. А раз эти усилия были затрачены в таком локальном месте, как это или как плато Гиза, где рядом стоят сразу три пирамиды, то это наводит на мысль, что всё это строительство было затеяно неспроста. Лично мне вот эта вот равнина напоминает некий модуль микросхемы с входами и выходами, с усилителями и конденсаторами энергии. Это особенно хорошо видно, когда смотришь на все сооружения с высоты.
   - Вы правы, - согласился со мной Акира Кензо. - И, несомненно, вода в этой загадочной системе играла основополагающую роль. Я бы даже предположил, что она служила основным каналом для передачи интуитивной или же экстрасенсорной информации. Ведь "боги" славились своими необычными способностями: гипнозом, телепатией и даже владели магией... Хотя вода могла служить и для иных целей, - добавил он. - Вы знакомы с научными экспериментами по передаче информации ДНК на большие расстояния? Они проводились ещё в двадцатом веке.
   - Кажется, что-то читал, - засомневался я, пытаясь восстановить в памяти обрывки информации.
   - Это когда данные передавались через воду, и она воспроизводила структуру ДНК за многие километры от источника? - напомнил один из спутников Иллика и смущённо потупился, когда я посмотрел на него.
   - Верно, - благосклонно закивал Акира. - Вода, обладая информационной памятью, воспринимала передаваемые данные и на отдельных участках изменяла свою структуру, становясь как бы копией, моделью исходного ДНК, по которой можно было создать живую форму... Что если именно так и появилась изначальная жизнь на нашей планете? Что если изначальный сигнал был послан откуда-то извне, возможно через сотни парсек пути?
   Экзоархеолог оглядел ребят возбуждённым взглядом. Было видно, что затеянный Илликом разговор породил в его голове сонм новых мыслей и догадок.
   - Один древний учёный высказывал идею о том, что любая биосистема представляет собой неравновесный фотонный ансамбль, существующий за счёт притока и трансформации поступающей извне энергии и информации, - увлечённо продолжал он. - А в роли носителя этой самой информации в процессе организации, регулирования и активирования тонких систем выступает электромагнитное поле, в том числе и его видимая составляющая - свет. Генетический материал существует в двух видах: электромагнитного поля - своей активной форме и ДНК - пассивной... Как мне кажется, в этом действительно что-то есть от истины, если сравнивать эти представления с информацией, хранящейся в древних текстах и изображениях. Многие из сохранившихся мезоамериканских памятников, текстов мифов сопровождают рисунки, которые иллюстрируют как раз такой генетический механизм образования живых организмов. Упоминаемые в текстах и изображенные на рисунках, посвящённых созданию человека, животных и растений, "ленты, упавшие с Неба" могут представлять собой не что иное, как хромосомы. Принесённые извне - "с Неба" - они доставили на нашу Землю генетический код всех будущих организмов.
   - Невероятно! - вырвалось у одной из девушек-стажёрок и остальные стали взволнованно переглядываться и перешёптываться друг с другом.
   - Моя помощница и биолог Эйго Хара, изучавшая эти материалы, пришла именно к такому выводу, - сообщил Акира, явно довольный неподдельным интересом ребят. - В частности, подобный процесс отображён на рисунке из кодекса Борджиа, на котором "бог" по имени Тлалок и "богиня живой воды" Чальчиутлике создают человека из двух видов хромосом - земных и небесных. Многочисленные сложные наскальные изображения спиралей, которым не менее шести-семи тысяч лет полностью идентичны снимкам "упаковки" генетического материала в ДНК. Кроме того, древнейшая китайская книга "И Цзин" - "Книга Перемен" так же тесно связана с генетическим кодом. Это хорошо видно, например, по иероглифу "и", который графически абсолютно точно изображает спираль ДНК. А ведь согласно поверьям, эта китайская книга была написана правителем и мудрецом Фуси, имевшим прямое отношение к "клану Змиев". На всех древних китайских изображениях патриархи-мудрецы изображалось с удлиненными головами и небольшими наростами на них, напоминающими бугры или рожки. Разве это не роднит их с древнеегипетскими "богами", носившими головные уборы удлинённой формы, под которыми явно пряталась и такая же удлиненная голова? И такая же форма короны впоследствии перешла по наследству и к египетским фараонам. Черепа подобной формы во множестве находили и в Западном полушарии, где отмечается древняя активность цивилизаторов.
   Я заметил как девушки-стажёры, до этого не сводившие восхищённых взглядов с экзоархеолога, переглянулись между собой, словно говоря друг другу: он потрясающий!
   - Между прочим, - продолжал Акира, - другой китайский иероглиф, обозначавший "небо" в первоначальном своём написании изображал человекоподобную фигуру с очень большой головой. Иероглиф же "человек" изображался аналогично, но не имел большой головы. Разве это не ещё одно доказательство, что цивилизацию на землю принесли именно "люди с неба"? И вполне возможно, что они совсем не случайно впоследствии выбрали символом своего клана именно змею. Ведь она есть символическое изображение изменённого человеческого ДНК! В конечном итоге, её можно рассматривать и как некий штандарт распространения и ускорения развития разумной жизни во вселенной. "Змии"-цивилизаторы, когда-то проигравшие в войне за господство в нашей галактике, представляли атеистическое направление - направление знания, что им и ставилось в вину волной "солнечных богов", принесших на Землю религию, как таковую. "Змии" отвернулись от веры и понадеялись на разум...
   Экзоархеолог оглядел взволнованные лица ребят: глаза их горели восторгом и волнением от соприкосновения с неизведанным.
   - Ладно. Я слишком увлекся своими догадками. Со мной такое случается, - спохватился Акира, улыбаясь слегка рассеянной улыбкой. - Ты не познакомишь нас со своими товарищами? - обратился он к Иллику, с интересом поглядывая через плечо своего помощника на трёх юношей и двух девушек, стоявших позади него.
   - Да, разумеется! - в свою очередь спохватился тот. - Это ребята из "Лаборатории научных прорывов" Австрало-Азиатского жилого пояса. Тоб Горн, - представил Иллик мускулистого тёмнокожего атлета со смолистым взглядом и указал на девушку рядом с ним: - Коюки Ваташи.
   Я увидел, как невысокая чернокосая стажёрка в рабочем комбинезоне и свободной рубахе с закатанными рукавами открыто улыбнулась нам, блеснув слегка раскосыми глазами.
   - Это Лой Риг, а рядом с ним Чед Зиф, - продолжал представлять своих товарищей помощник Акиры, указывая на двух ребят, стоявших по правую руку от него.
   Один из них - коренастый, с восточными чертами лица и пристальным взором. Другой был высоким блондином с твёрдым подбородком и по-детски беззаботной улыбкой. Тот самый, что до этого смело вступил в разговор с экзоархеологом. Сейчас этот юноша покраснел от смущения, но храбро выдержал испытующий взгляд Акиры.
   - И Чели Нава! - Иллик слегка приобнял за плечи высокую стройную девушку, встряхнувшую короткими каштановыми кудрями. - Она практически наша коллега... Вернее, ваша коллега, - поспешил поправиться юноша. - Чели работает лаборантом в Институте протоистори и пишет работу по цивилизациям Междуречья.
   - Очень приятно, коллега! - Акира осторожно пожал протянутую ему девичью руку, изящную и загорелую.
   Девушка ответила экзоархеологу восхищённой улыбкой и тут же залилась румянцем, став совсем юной и ранимой.
   - Так что же вы здесь нашли?
   Акира Кензо снова повернулся к своему молодому помощнику.
   - Это нечто совершенно необычное! - Голос Иллика задрожал от волнения. - Мы раскопали дверь, там под платформой... Она преграждает путь в какое-то помещение: пещеру или большой грот, - начал сбивчиво рассказывать юноша. - Гамма-аппарат для просвечивания показывает за ней громадный объём - несколько тысяч кубических метров!
   - Это весьма любопытно, - закивал экзоархеолог. - Только что же в этом необычного? Подобных находок мы ожидали с самого начала. Иначе не приехали бы сюда с экспедицией.
   - Необычна сама дверь! - В голосе юноши зазвучали таинственные нотки. - Вернее, материал из которого она сделана... Это не металл, хотя материал и сильно намагничен!
   - Да?
   Почему-то удивиление Акиры показалось мне преувеличенным.
   - Вот это в самом деле интересно! Можно было бы ожидать встретить здесь медь или, по крайней мере, железо, имевшее хождение у "богов"... Вы не ошиблись в своих оценках?
   - Ничего подобного! - горячо заверил Иллик. - Хотя патина на поверхности сначала и мне показалась свидетельством наличия меди. Но это скорее следы водорослей, которые попали в подземелье вместе с морской водой. Они окаменели и осыпаются при первом же касании! Коюки - она химик по специализации - сделала экспресс-анализ.
   - Так, так! - искренне заинтересовался Акира.
   - Мы исследовали дверь методами металлографии и растровой электронной микроскопии, - неторопливо заговорила девушка, пытаясь сохранять деловой тон, хотя было очевидно, что её буквально распирает от радостного возбуждения. - Материал, из которого изготовлена эта дверь, композитный, армированный кальциево-железо-кремниевыми волокнами. А матрицей у него является металлическое стекло. Микротвёрдость этого материала колеблется от двухсот пятидесяти до тысячи трёхсот киллограм на квадратный миллиметр.
   - Вы что-нибудь поняли, Сид? - нахмурился Акира, поворачиваясь ко мне. - Честно говоря, я не очень силён в металлургии.
   - Я тоже не очень силён в ней. Но, насколько я понимаю, здесь мы имеем дело с некой аморфной структурой. Такие материалы, как правило, обладают высокой прочностью и вязкостью. Впрочем, как и твёрдостью. И у этого образца эти показатели весьма впечатляют!
   - Всё верно, - согласилась со мной девушка-стажёр, одаривая меня благодарной улыбкой.
   - А как вы думаете, каким образом было возможно получить такой материал? - поинтересовался я.
   - Способов здесь может быть несколько. Один из возможных - метод порошковой металлургии при очень высоком давлении, - уверенно сообщила Коюки.
   - И это тысячелетия назад? - не удержался от восхищённого возгласа Акира. - Получается, нам не удасться открыть эту дверь обычным дисковым резаком?
   - Да. Разве что боразоновым. Но его у нас нет, - огорчённо пожал плечами Иллик.
   - Мы использовали отражательный рентгеновский экран для просмотра механизма запирания, - вступил в разговор Тоб Горн. - Но он отсутствует. Эта дверь - большая плита из металлического стекла! Проникнуть внутрь можно разве что используя фокусированный ультрачастотный излучатель. Лишь он сможет разрушить связи внутренних армирующих волокон.
   - Не торопитесь с выводами, - мягко одёрнул стажёра Акира. - Если за дверью действительно рукотворная пещера, то использовать излучатель ни в коем случае нельзя! Опыт мне подсказывает, что масса пород у подошвы горного хребта находится в неустойчивом равновесии. Не исключено, что за прошедшие тысячелетия она подвергалась сдвигам от землетрясений или общего поднятия хребтов, выросших за это время. Это, вероятно, тысячи тонн веса! Закрепить эту чудовищную массу для нашей археологической экспедиции - просто невозможная задача. А чтобы привлечь сюда дополнительные силы, нужно прежде убедиться в важности для экономики планеты конечной цели. Оправдает ли она столь крупные затраты?
   - Что же делать? - растерянно спросил Чед Зиф, расстроенно оглядываясь на своих товарищей.
   Те мялись в нерешительности.
   - Может быть, использовать гидравлический домкрат? У нас есть такой в экспедиции, - рассуждая, напомнил я. - Он обладает достаточной мощностью, чтобы сдвинуть любую дверь с места.
   - Можно попробовать, - в раздумье согласно кивнул экзоархеолог. - Во всяком случае, нужно прежде осмотреть саму дверь!
   - Так пойдёмте же! - с горячим нетерпением воскликнула Чели Нава. - Мы покажем вам дорогу.
  
  

* * *

   Наклонный низкий ход терялся где-то в тысячелетнем мраке впереди, куда бледно-лиловый свет самосветящихся обручей на наших головах был не в силах пробиться. Только по тонким красным кабелям, вытянувшимся по центру прохода, можно было понять, что до нас здесь уже побывали разведочные роботы. Пол прохода устилали намывы липкой скользкой глины, занесённой сюда, скорее всего, ещё во времена таяния антарктических льдов. Глухо и размеренно капали в темноте крупные капли воды. Где-то в стороне и снизу слышалось журчание сбегавшей по трещинам воды.
   Невольно поддавшись гипнозу тёмного подземелья, скрывавшего нас в своих недрах, словно в глубинах умершего прошлого, я поднял голову и посмотрел на выгибавшийся дугообразным сводом потолок прохода. Он бы сложен из массивных гранитных блоков, когда-то тщательно подогнанных друг к другу и отполированных, а теперь во многих местах зиявших широкими щелями, покрытых выступами и натёками известняка. Эти натёки переходили на стены прохода, образовывая ребра и небольшие сталагмиты на полу.
   Спуск становился всё более крутым, но перепады высот в нём компенсировались короткими лестницами со скользкими пологими ступенями.
   - Вы не заметили одну особенность этого подземелья? - вдруг спросил Акира, останавливаясь и оборачиваясь к остальным.
   - Какую? - поинтересовался Иллик, шедший следом за ним.
   - Наличие лестниц! Если вспомним пирамиду на Марсе, куда мы спускались, их там не было нигде. Хотя спуск по коридору был не менее крутым, чем здесь.
   - Возможно, это свидетельство изменения архитектурных пристрастий? - осторожно предположил я, вглядываясь в лицо экзоархеолога, казавшееся таинственным в призрачном свете обручей. - Вряд ли, оба сооружения строились в одно и тоже время.
   - Возможно... А может быть лестницы были не так уж нужны строителям пирамиды на Марсе? - загадочно произнёс Акира.
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Пока ничего. Это только мои размышления вслух. Давайте всё-таки посмотрим, что нас ждёт впереди.
   Мы двинулись дальше. Пронизывающе сырой воздух был мертвенно недвижимым. Кое-где гранитные плиты облицовки, вывалившиеся из стен, преграждали нам дорогу, заставляя карабкаться на скользкие каменные завалы. За полчаса, продвигаясь, шаг за шагом вдоль красных кабелей, мы спустились на сто двадцать метров, добравшись до гладкой стены, упершись в которую лежал разведочный робот археологической экспедиции.
   Акира подошёл к нему и осмотрел приборы и счётчики.
   - Шестьдесят пять метров от поверхности! - сообщил он и прислушался. - Наверное, только в пещерах бывает такая тишина, охраняемая мёртвой материей земной коры - косной и бесчувственной.
   - Да. Мы как будто стоим у подножья прошлого, стёртого временем, - заворожено и негромко произнесла Чели Нава. - Оно оживает лишь в призраках нашего воображения, и от того кажется ещё более таинственным и загадочным.
   На губах экзоархеолога мелькнула беглая улыбка. Он снова нагнулся над роботом-ползуном, щёлкнул тумблером, и в тоже мгновение вспыхнул жёлтый электрический свет, показавшийся ослепительным. Теперь стало понятно, что гладкая стена перед нами это массивная, герметически запертая дверь - та самая, о которой рассказывал Иллик. Я подошёл ближе и осмотрел её. Шероховатая серая поверхность была влажной и холодной на ощупь. Странные зеленоватые наплывы на ней осыпались под моими пальцами, при первом же прикосновении.
   - Действительно, водоросли... окаменевшие водоросли!
   - Да, я вижу, - пробормотал Акира, тоже осматривая дверь. - Хотя ничего удивительного в этом нет. Время и стихия добрались даже сюда... Так как же нам безопаснее всего её открыть?
   Он выжидательно посмотрел на меня.
   - Нужно подумать.
   - Только учтите, совсем не исключено, что механизм, при попытке его вскрытия, может активировать какие-то защитные устройства, как это произошло на Марсе, - предостерёг меня экзоархеолог. - Не думаю, что те, кто установил здесь эту дверь, сделали это из простой прихоти. Безусловно, за ней должно быть скрыто что-то очень важное! Теперь для меня это вполне очевидно. Ведь до этого я сомневался.
   - Думаю, мы сможем использовать здесь наш домкрат, - уверенно произнёс я, осматривая щели между скальным основанием, облицовкой стен и дверью. - Здесь достаточно большие зазоры, которые дадут нам определённую свободу хода. Самое интересное, у двери совсем нет петель!
   - Значит, она сдвигается прямо в стену или наверх, в потолок.
   Акира встал за моей спиной.
   - Да. Скорее всего... Вот здесь... Смотрите!
   Я подсветил своим фонарём узкую щель в стене, в которой просматривалось продолжение дверной плиты.
   - Видите?
   Акира нетерпеливо заглянул в щель.
   - Да! Похоже, что за прошедшее со времени строительства время на этой равнине было не одно землетрясение. Облицовка стен здесь сильно повреждена, а местами и вовсе вывалилась.
   Экзоархеолог обернулся к стажёрам, стоявшим позади нас и терпеливо ожидавшим решения старших.
   - Ребята! Нужно принести сюда гидравлический домкрат! Без него мы просто бессильны. Думаю, девушкам лучше остаться с нами. А вы поторопитесь!
   Четверо юношей с готовностью отправились назад, возглавляемые Илликом Шелли. Вскоре их мерцающие сиреневым светом контуры исчезли в темноте.
   Акира устало присел на ближайший, выпавший из стены камень и стал разминать колени.
   - Мне сейчас вспомнился Древний Египет, - негромко заговорил он, поглядывая на неприступную преграду. - В "Текстах пирамид" описывалось, как фараон проходит один за другим ряд подземных залов в месте, называемом Дуат, перед тем как вознестись в блаженное "царство Осириса". В одном из этих подземных залов он слышит страшный грохот, подобный тому, который слышится на небесах, когда поднимается буря. В другом путь ему преграждают двери, которые "открываются сами собой". За этими дверьми в кабинках сидят "боги" и "жужжат, как пчёлы". Там же фараону встречаются и "боги с закрытыми лицами", в обязанность которых входило разжигать "пламя и огонь" на "небесном корабле Ра, путешествующем миллионы лет". Другие же из "богов" "прокладывали пути движения звёзд". На последнем этапе этого путешествия фараону нужно было сбросить свои одежды и облачится в "священное одеяние". Жрецы совершали таинственную церемонию "открывания уст", после чего фараон попадал в длинный туннель с "просветом в конце" оканчивавшимся пещерой "где дует ветер". Это и было местом, которое в тексте называется "Гора вознесения Ра". Здесь фараон мог увидеть некий предмет, именующийся "подъёмником на небеса".
   - Не те ли это двери, что описаны у египтян? - осторожно предположила Коюки.
   - Маловероятно. Хотя назначение помещений за этой дверью вполне может быть аналогичным описанному в "Текстах пирамид".
   - Да, но ведь вы говорите о погребальном обряде фараона? - уточнила Чели Нава.
   - Безусловно.
   - Получается, речь идёт не о буквальном, физическом вознесении на Небеса, а о неком духовном, посмертном опыте?
   - Вполне возможно. Но есть и другое объяснение. В распоряжении жрецов имелись некие тексты и технические инструкции, доставшиеся им от "богов", описывающие реальные космические полёты вполне реальных космических аппаратов. Может быть, кто-то из людей имел возможность даже воочию увидеть сам пусковой комплекс таких аппаратов. В мифологии известны случаи, когда избранных из людей "боги" брали с собой в свою "Небесную обитель". Такие истории описаны и у шумеров, и в индийских текстах. Чем хуже в этом отношении древние египтяне? Разве они не могли быть свидетелями космического полёта своих "богов": "Дверь на Небеса открыта! Земные врата открылись! Небесные окна распахнулись! Лестница к Небу открыта. Ступени света показались. Двойные двери в Небеса открылись в часы Востока, на рассвете"? - по памяти процитировал Акира какой-то древний текст.
   - В последствие эти "боги" ушли с Земли, оставив фараонам концепцию посмертного существования в Дуате рядом с воскресшим божеством Осирисом, как залог исполнения предназначенной им роли земных правителей - проводников воли самих "богов", - негромкий голос экзоархеолога, казалось, поглощался тяжёлым сводом подземелья. - Египетскими же жрецами был воссоздан некий ритуальный обряд погребения, имитирующий реально существовавший когда-то технический регламент, но уже вовлекавший в действие не физическое тело умершего фараона, а его бессмертную душу. Поэтому-то фараон после смерти как бы входит в "корабль" длиною в семьсот семьдесят локтей - "небесную барку Ра" - и после различных чисто технических операций, "зев" горы раскрывается и "корабль" взлетает: "Небеса грохочут; Земля дрожит; Земля сотрясается; Два хора богов восклицают; Почва разверзается... Когда царь возносится на Небо, когда он проносится по небосводу к Небесам". Ведь подражание "богам" у древних египтян просматривается буквально во всём. Именно подражание, потому что их ритуальные действия лишены понимания изначальной сути какого-то процесса. Взять хотя бы те же гранитные саркофаги, которые во множестве находили в египетских захоронениях. Эти саркофаги вовсе не гробы усопших. Все они, несомненно, имели определённое техническое предназначение для самих "богов".
   - Какое предназначение? - с замиранием в голосе поинтересовалась Коюки Ваташи.
   - Мне трудно сказать об этом что-то определённое, - признался Акира. - Здесь можно строить самые различные предположения: от неких конденсаторов какой-то энергии, до устройств телепортации, с помощью которых "боги" могли передвигаться в пространстве... Либо перемещаться в духовно-нематериальную вселенную. Физические тела "богов" могли оставаться в саркофагах, в то время как их души переносились в иное измерение. Со стороны это должно было выглядеть как обычная смерть... Кстати, последнее вполне может объяснить перенятый египетскими жрецами обряд погребения фараона именно в саркофаге. Возможно, жрецы видели как сами "боги" ложатся в эти "каменные ящики", но не понимали зачем именно они это делают. Сама суть процесса была непостижима для их разума.
   - Но ведь именно "боги" научили жрецов процессу бальзамирования! - заметила Чели Нава. - Значит, они всё же пытались объяснить им что происходит на самом деле? К тому же сама концепция переселения души умершего фараона в загробное "царство Осириса" и её посмертное существование там была дана людям тоже "богами". Что это, как не знание о "потустороннем мире"?
   - Возможно, - согласился с ней Акира. - Косвенным подтверждением твоих слов могут послужить и древние индийские тексты. Помните, в "Махабхарате" есть эпизод, рассказывающий о путешествии героя Арджуны в столицу бога Кришны?
   Акира внимательно посмотрел на девушек и процитировал:
   - "Шри Кришна и его брат Баларама, отнюдь не противостоят силе Времени, которое уносит всё сущее. И когда Арджуна прибыл в столицу Господа Кришны, он не увидел ни одного живого человека из семьи Гоcпода. Поэтому Арджуна устроил традиционный обряд кремации, применяющийся для материальных тел, которые Господь Кришна и Господь Баларама оставили на земле, когда они покинули этот мир в своих вечных духовных обличиях".
   - Вот! - подхватила Чели. - Видите, как это описание созвучно египетским традициям!
   - А вдруг за этой дверью нас ожидает нечто подобное? - с шутливым ужасом воскликнула Коюки.
   - Под "нечто подобное" ты подразумеваешь мумии? - сдвигая брови, спросил экзоархеолог и отрицательно покачал головой: - Не думаю, что за этой дверью мы обнаружим некрополь "богов".
   Акира предложил подкрепиться едой пока мы ждём возвращения ребят, но девушки были слишком поглощены тревожным нетерпением, поэтому отказались. Мне тоже не хотелось есть. Иллик Шелли и трое его спутников появились только через сорок минут. Оказывается, они предусмотрительно захватили с собой запасные батареи, кислородные приборы и дисковую пилу, которая была сейчас весьма кстати. Всё это вместе с гидравлическим домкратом едва уместилось на тележке разведочного робота. Мне пришлось заняться расширением проёма, чтобы можно было использовать наш домкрат.
   Коюки Ваташи - наследница японских женщин - вызвалась вести съемку всей операции на камеру, снятую с робота-разведчика. По моему сигналу Чед Зиф подключил питание и надрывный визг пилы, и клубы пыли заполнили всё освещённое пространство коридора. Через час изнурительной работы, мне удалось срезать большую часть известкового налёта и отколоть довольно широкую полосу облицовочной плиты, за которой обнажилось чёрное отверстие, достаточное, чтобы вставить в него распоры домкрата. Наши с Акирой молодые помощники споро подкатили тележку, и через несколько минут всё было готово к тому, чтобы попытаться сдвинуть таинственную дверь с места.
   Иллик Шелли по моей команде начал осторожно нагнетать давление в силовые цилиндры. Все остальные из предосторожности отступили назад. Титановые распоры врезались в камень, издав глухой скрежет, и я почти физически ощутил всю неимоверную тяжесть дверной плиты. Несколько томительных минут ничего не происходило, хотя давление в цилиндрах домкрата неизменно росло. В какой-то момент мне даже показалось, что наша затея обречена на провал, но вдруг где-то вдалеке раздался гулкий скрежет, словно многотонная масса окрестных гор стала медленно сползать по базальтовому дну котловины в сторону океана. В ту же секунду дверь дрогнула и, осыпая остатки застывших водорослей, сдвинулась на добрый десяток сантиметров. Я предупредительно вскинул вверх руку, но Иллик уже ослабил давление так, чтобы распоры домкрата не соскользнули в образовавшуюся щель.
   "Молодец! Толковый парень!" - мысленно похвалил его я и посмотрел на Акиру Кензо. Тот напряжённо застыл в двух шагах от меня, не отрывая взгляда от чернеющего провала. Перенеся усилие ближе к центру дверной плиты, мы повторили попытку и сдвинули дверь ещё сантиметров на пятнадцать.
   - Получается! - раздался под сводами пещеры радостный женский голос.
   - Получается, но не так легко, как хотелось бы! - с лёгкой досадой в голосе отозвался Акира Кензо. - Возможно, нам следовало бы отказаться от дальнейших попыток. Это было бы мудрой осторожностью с моей стороны, - задумчиво произнёс он, прислушиваясь к странному глухому потрескиванию, доносившемуся откуда-то сверху.
   - Что вы такое говорите! - пылко воскликнула Чели Нава. - Почему учёный должен столь трепетно относиться к собственной персоне? Миллионы людей производят рискованные работы и опыты! Чем мы хуже них?
   - Именно за вас я и переживаю. Не за себя, - спокойно возразил ей экзоархеолог. - На мне, как на руководителе, лежит ответственность и за вашу жизнь тоже.
   - Да ладно вам, Акира! Мы с вами разделяем эту ответственность поровну. Если хотите, я даже в большей степени. Неужели мы остановимся сейчас, на полпути к открытию? - воскликнул я, полный решимости довести начатое дело до конца.
   - Разумеется, нет, - помолчав, ответил тот. - Только не нужно перекладывать груз ответственности за жизни этих ребят с моих плеч на свои, Сид. Спасибо, конечно, но я уже большой мальчик. И за свои поступки и решения привык отвечать сам.
   - Конечно. Только давайте не будем спорить о степени ответственности сейчас. У нас полно работы. Нам ещё необходимо расширить этот проём хотя бы на несколько сантиметров, чтобы в эту щель смог пролезть кто-то из нас.
   По моему сигналу Иллик снова повернул рычаг домкрата: цилиндры слегка присвистнули от возросшего давления, распоры вгрызлись в камень. Дверь, дрогнув, сдвинулась с места.
   - Всё! Довольно!
   Я дал отмашку и всё замерло. Теперь в образовавшийся проём мог протиснуться любой из нас.
   Подскочившие ко мне Тоб Горн и Лой Риг ловко вставили фиксирующие упоры из циркониевой бронзы с армированным сердечником вверху и внизу проёма, подогнав их по размеру специальными рычажками. Теперь можно было не опасаться, что дверь неожиданно закроется, погребя нас под толщей скальных пород. Снабжённые датчиками давления, защитные упоры предупредят нас звуковым сигналом в случае опасности.
   Акира, взволнованный не меньше остальных, отёр тыльной стороной ладони вспотевший от напряженного ожидания лоб и довольный, улыбнулся всем остальным. Первым решили пустить разведочного робота-ползуна с камерой и силовыми кабелями освещения. Он должен был оповещать нас через каждые сто метров о составе воздуха, температуре и влажности. По первым же кадрам на экране управляющего модуля стало понятно, что за дверью находится ещё один коридор - высокий и прямой, наклонно опускавшийся на неведомую глубину. Погасив фонари и довольствуясь светом обручей на головах, мы по одному проникли в этот коридор. Достаточно было одного блика света, чтобы понять его разительное отличие от предыдущего прохода. Уже через несколько десятков метров по обеим сторонам стали просматриваться тёмные углубления - то ли ниши, то ли дверные проёмы, ведшие в какие-то неведомые помещения.
   - Внимание! - Акира предупредительно поднял руку. - Всем соблюдать предельную осторожность. Давайте разделимся и тщательно осмотрим все эти ниши.
   Юные археологи с радостными восклицаниями рассыпались в разные стороны. Я тоже осторожно приблизился к ближайшему чернеющему провалу и с замиранием в сердце шагнул в сырую темноту. Света моего обруча было недостаточно, чтобы осветить всё пространство вокруг, но я безошибочно угадал, что стою в просторном помещении с низким сводом. Прямо передо мной возвышался какой-то предмет правильной геометрической формы. Я включил фонарь и понял, что на каменном выступе покоится нечто похожее на низкую прямоугольную витрину из литого стекла. Так мне показалось в первое мгновение. Под толстым слоем известковых натёков в свете моего фонаря внутри просматривалось что-то тёмное и бесформенное. Что именно разобрать с порога помещения было сложно. Волнуясь ещё больше, я приблизился к странной "витрине" и склонился к мутному "стеклу", пытаясь рассмотреть таинственный предмет, скрытый внутри. Только теперь я понял, что ошибся. Это было вовсе не стекло, а какое-то незнакомое мне вещество. Возможно, что-то производное от кремния?
   Я провёл пальцами по его поверхности, стирая испарину. "Витрина" напоминала огромный кусок мутноватого янтаря, внутри которого, как древнее насекомое, застыло неведомое мне существо. От неожиданности я даже отпрянул назад, к выходу, едва не выронив из рук свой фонарь. В голове роился поток ассоциаций, который мне было трудно остановить.
   "Нет! Не может быть". Я старался прогнать от себя нелепую догадку, но взглянув ещё раз на застывшее в "стекле" чудище, понял, что не ошибся. Прямо на меня смотрело невидящим взором трёх глаз то самое существо из моих странных снов - большеголовое, с синеватой кожей и зубчатым гребнем посередине головы, переходившим на короткую шею, с длинными худыми руками и коротким хвостом. Только это существо было маленьким, словно бы это был ребёнок. Во всяком случае, его размеры не превышали размеров крупной собаки.
   В это время в коридоре за моей спиной раздались громкие крики и чьи-то быстрые шаги. С трудом оторвав взгляд от "витрины" и неведомого создания внутри неё, я поспешно выскочил из помещения. В проходе, прислонившись спиной к стене, стояла Коюки Ваташи. В электрическом свете фонаря её лицо казалось мертвенно бледным. Девушка тяжело дышала. Она наклонилась вперёд и упёрлась ладонями в колени. Чели Нава склонилась над ней и что-то негромко говорила своей подруге. При моём появлении Коюки подняла голову и взволнованно сообщила:
   - У них две головы!
   Я посмотрел в её широко раскрытые от изумления глаза. Казалось, она была потрясена не меньше меня.
   - Две головы? У кого?
   На шум сбежались все остальные. Лица ребят в неровном свете фонарей были искажены испугом и недоумением. Появился Акира, взволнованный не меньше ребят. Тяжело дыша, он остановился около нас.
   - Это, будто ожившие рассказы жреца Бероса! - промолвил он. - Ужасные существа, созданные по принципу удвоения... Я сейчас видел существо с крыльями и четырьмя лицами!
   Экзоархеолог, как безумный, озирался по сторонам.
   - А у нас там, похоже, настоящий кентавр, - ошеломлённо выпалил Лой Риг.
   - Здесь какой-то дракон... - дрожащим от волнения голосом сообщил я, указывая на проём за своей спиной, и посмотрел на Акиру Кензо. - Помните, я рассказывал вам свой сон сегодня утром? Это существо очень похоже. Только оно совсем маленькое... Мне показалось, что это ребёнок.
   Экзоархеолог ничего не ответил. Казалось, он ещё не пришёл в себя от неожиданных находок сделанных в таинственной пещере.
   - Мне в голову сейчас пришла мысль... Информация, бытовавшая когда-то, в двадцатом веке, - наконец, медленно заговорил он. - Рассказы о некой пещере в Гималаях, где, якобы, хранятся в "законсервированном" состоянии представители всех человеческих рас... И не только человеческих. Многие тогда пытались отыскать эту пещеру, как и дорогу в легендарную Шамбалу. Правда, все попытки были безуспешными... Может быть, мы с вами столкнулись здесь как раз с чем-то подобным? Что вы думаете об этом, Сид?
   Акира растерянно посмотрел на меня.
   - Не знаю... Вы же у нас учёный! То, что видел я, напомнило мне, скорее, некий музей.
   - Не думаю, что всё это просто экспонаты, - покачал головой экзоархеолог. - Создатели этого места явно преследовали иную цель.
   - Вы думаете? - отозвался взволнованный Иллик Шелли.
   - Мне так кажется. Возможно, я ошибаюсь... Но что если здесь хотели сохранить некий генофонд...
   - То есть, всех этих существ можно оживить? - настороженно спросила Коюки Ваташи.
   - Святое небо! Как это было бы замечательно здорово! - обрадовано воскликнула Чели Нава.
   - Ничего замечательного, - проворчал Чед Зиф и недовольно насупился. - У меня от всех этих "экспонатов" просто мороз по коже!
   - Ты слишком впечатлителен, мой дорогой! - снисходительно похлопала его по плечу девушка.
   - Да? Тогда посмотри на Коюки!
   - Ладно, ребята! Давайте успокоимся, - примирительно сказал Акира Кензо, уже взявший себя в руки. - Меня сейчас больше волнует значение нашего неожиданного открытия. Древние всегда считали, что наши человеческие формы существовали от вечности, были изначальными и предвечными.
   - Это были астральные или эфирные прототипы? - догадался Иллик Шелли.
   - Верно. По этим образцам Духовные Существа или Боги наделили эти прототипы своими собственными Сущностями, а земная природа сформировала их внешнюю человеческую оболочку, в которой были слиты элементы всех когда-либо существовавших растительных и животных форм.
   - В этом есть большая доля истины, - смело заявила Чели. - Ведь наших тел не существовало бы, если бы в процессе эволюции вселенной в недрах звёзд не рождались бы атомы всё новых и новых элементов, помимо водорода и гелия.
   - Вот что! - воскликнул Акира Кензо. - Всё, что находится в этих нишах необходимо тщательно заснять и запротоколировать! Думаю, этим займутся ребята, а мы с вами пойдём дальше и обследуем остальные помещения. Вы не возражаете, Сид?
   Я не возражал.
   - Можно и я пойду с вами? - вызвался Иллик Шелли.
   Акира посмотрел в загоревшиеся азартом глаза юноши и согласно кивнул. Ребята приступили к съёмке, а мы в троём двинулись дальше. Через несколько десятков метров низкий и узкий проход, которым оканчивался коридор с нишами, неожиданно расширился, переходя в обширный и величественный зал с высоким ступенчатым сводом, расположенный на полметра ниже уровня прохода. Гигантские блоки потолка, сходившиеся в одну точку на высоте десятка метров, были покрыты странными тёмными наплывами и соляными разводами. Здесь было необычайно душно и влажно. Наша одежда мгновенно промокла от пота. Создавалось впечатление, что стены буквально высасывают из тебя живительную влагу. Звуки наших голосов, отражаясь от стен, отдавались гулким протяжным эхо, которое нарастало с каждым новым звуком.
   Я прислушался. Откуда-то из глубокой темноты впереди, словно бы доносилась тихая мелодия. Наш робот медленно полз в эту темноту, таща за собой силовые кабели и аварийные тросы, и вскоре скрылся из виду. Мы осмотрелись. Вдоль боковых стен зала стояли ряды хорошо обработанных гранитных блоков кубической формы. Все блоки были разного размера, и над каждым в стене имелись аккуратные вырезы явно технологического назначения. Форма и размер вырезов так же были разными. В полу около каменных кубов неведомым инструментом были прорезаны прямые полукруглые желоба, как будто струны, уходившие в темноту, куда скрылся и наш робот. В этих желобах собиралась выступавшая на стенах чёрная влага, которая стекала в округлые углубления, прорезанные в каменном полу на одинаковом расстоянии друг от друга. Я присел около одного из этих загадочных каменных кубов, осматривая его гладко отполированную поверхность, словно окантованную невысокими выступами, тянувшимися по всему периметру блока по краю ровной поверхности. Серый гранит в электрическом свете поблёскивал крупными зёрнами кварца. Вдоль верхней грани блока отчётливо просматривались какие-то знаки, вырезанные в камне искусной рукой резчика и не менее искусным инструментом.
   - Акира! Взгляните сюда!
   Экзоархеолог присел на корточки рядом со мной, освещая блок своим фонарём.
   - Изумительно! Это ещё не египетские иероглифы, но уже что-то очень и очень близкое... - дрожащим от волнения голосом произнёс он и осторожно провёл рукой по гладкой поверхности камня, стирая с него влажную испарину. - Самое невероятное то, что это не просто утилитарное письмо, со знаками, которые были бы понятны и нам сегодня. В этом тексте явно сокрыта какая-то техническая информация!
   - Вы думаете?
   - Да. Все эти знаки очень похожи на не расшифрованные египетские письмена... Особенно вот эти геометрические фигуры, перечёркнутые полусферы и волнистые переплетённые линии... А вот этот знак очень напоминает знаменитый египетский анх! Видите?
   Акира взглянул на меня глазами полными детского восторга.
   - Действительно, - кивнул я и поднялся, осматриваясь вокруг.
   Не было никакого сомнения в том, что все эти блоки находились на своих местах не случайно. Они не могли быть простым украшением или постаментами для чего-либо. Создавалось устойчивое впечатление их несомненного технического назначения. Но какого? Мне было трудно понять это сходу.
   - Что вы думаете по поводу этих камней? - раздался в тишине голос Иллика Шелли.
   От неожиданности я даже вздрогнул и быстро обернулся в сторону говорившего.
   - Мне кажется, они расставлены здесь не случайно, - уверенно продолжал юноша, оглядываясь по сторонам.
   - Да. Мне тоже так показалось, - задумчиво кивнул Акира. - И эти желоба на полу явно имеют к ним какое-то отношение. И опять же, заметьте, здесь присутствует некая связь с водой.
   - Может быть, она просто стекает в них, как в водоотводные канавы? - предположил я.
   - Нет, вряд ли, - смело возразил Иллик Шелли. - Всё это напоминает мне некую взаимосвязанную структуру. Вот, смотрите! Размер камней с одной и с другой сторон зала разный. Между тем они расположены строго параллельно друг другу. Большему блоку соответствует меньший блок на противоположной стороне зала... Здесь явно заложена какая-то определённая последовательность смены размеров. При этом нет ни одного одинакового по размеру блока!
   Слова Иллика отдавались гулким эхо под сводами зала. Сейчас мне показалось, что это эхо вызывает резонанс всей внутренней конструкции подземелья на единой частоте.
   - Эти блоки очень похожи на кремниевые мнемокристаллы, - заметил я, потирая в раздумье подбородок. - Может быть, это некие информационные кластеры, связанные в единую потоковую цепь? Или модуль какой-то макросхемы гигантской памятной машины? Большие камни как бы получают свой объём информации от малых, и несут его дальше, при этом желоба на полу вполне способны работать как каналы-проводники, а круглые лунки в них могут служить некими преобразователями или усилителями волновой энергии.
   - Причём обработка информации идёт с последовательно возрастающим ускорением! - взволнованно подхватил Иллик. - Тогда это невообразимый объём информации, записанной в кристаллах кварца!
   - Ребята! Смотрите! - позвал нас Акира, который переходил от блока к блоку и внимательно осматривал каждый камень. - На всех блоках совершенно разные надписи! Это вполне может означать их разное назначение или различие содержащейся в них информации. Что если это целая библиотека древних знаний, записанная по неизвестной нам технологии? То самое знание, которое было сокрыто легендарным "богом" Тотом от непосвящённых!
   Глаза экзоархеолога загорелись надеждой.
   - Необходимо во что бы то ни стало вынести отсюда хотя бы несколько из этих блоков, чтобы изучить их в нашей лаборатории, - решительно заявил экзоархеолог и обратился к своему молодому помощнику: - Иллик! Поднимись наверх. Нам понадобится ещё один грузовой робот... Хотя нет, постой!
   Акира огляделся по сторонам.
   - Если всё это как-то связано между собой, нужно сначала произвести точные замеры, составить подробный план зала и расположения каждого камня. Нужно всё тщательно и подробно сфотографировать. Иди, приведи ребят, и займитесь этим, пока мы с Сидом осматриваем остальные помещения.
   - Хорошо.
   Юноша согласно кивнул и поспешно исчез в темноте коридора. Акира посмотрел на меня.
   - Давайте взглянем, что ещё скрывают от нас эти подземелья!
   Через полчаса мы нагнали поискового робота-ползуна, миновав следующий длинный и узкий коридор с низким сводом, неизменно следуя за красными кабелями на полу. Робот остановился перед входом в гигантскую пещеру площадью около трёх-четырёх тысяч квадратных метров. Уходивший во тьму потолок выгибался круглым сводом. Широкие трещины рассекали его на отдельные гигантские плиты известняка, с которых свисали длинные сталактиты, блестевшие в электрическом свете.
   Мы с Акирой застыли на пороге пещеры, с замиранием сердца глядя на раскинувшееся около наших ног огромное подземное озеро, облицованное безупречной каменной кладкой из ровных плит красного гранита. Света прожекторов робота едва хватало, чтобы развеять холодный тысячелетний мрак в глубине подземелья, но в центре озера снопы света уверенно выхватывали из непроглядной тьмы плоский скальный выступ. На его вершине располагался белокаменный храм, сложенный из громадных блоков известняка. Не знаю, был ли это действительно храм: портик из массивных квадратных колонн опоясывал трапециевидное сооружение с прямой кровлей. К чернеющему высокому входу прямо от края тёмной воды вёл широкий пандус, по обеим сторонам которого располагались два канала. По ним в озеро стекала вода из большого бассейна перед "храмом", в котором, возможно, бил источник. Две лестницы, прорезанные в пандусе между каналами, вели к этому бассейну и оканчивались высокими массивными стелами из зеленоватого гранита. За каждой из стел виднелись небольшие ступенчатые пирамиды, похожие на тёмные кристаллы, которые отмечали начало ровной площадки, мощённой чёрными плитами базальта.
   Лаконичная красота всего сооружения одновременно обескураживала, завораживала и подавляла своей незыблемой мощью. Кому же под силу было совершить столь грандиозный строительный подвиг, воздвигнув здесь, глубоко под землей это удивительное строение?
   - Невероятно! Это так похоже на египетский Осирион! - вырвалось у Акиры. - Когда-то ходили легенды, что под Сфинксом есть подземное озеро, в центре которого расположен так называемый "Зал Записей"... Теперь я вижу, что перед нами нечто подобное... Но это не Египет! Понимаете, Сид!.. Хотя, возможно, там мы просто не добрались до легендарного места.
   - Смотрите!
   Я схватил экзоархеолога за руку, указывая в сторону ровной площадки перед храмом. Там стояли ряды каменных саркофагов, каждый, наверное, метров по пять в длину. Их массивные округлые крышки с овальными выступами в торцах были кое-где расколоты, а на некоторых саркофагах они и вовсе отсутствовали.
   - Похоже на кварцит, - присмотревшись, заключил Акира. - Таких саркофагов было очень много по всему Египту. Удивительной точности работа! У всех идеальные прямые линии и плоскости, при невероятной твёрдости материала, из которого они были вырезаны. Я думаю, эти каменные "ящики", размещавшиеся в неких узловых точках конструкции, являлись одним из важных элементов в рамках неизвестной нам технологии, в которой были задействованы и все большие пирамиды.
   В лиловом свете головного обруча глаза экзоархеолога казались кристаллами корунда.
   - Ещё три-четыре дня, и наше исследование здесь станет исчерпывающим для нашего уровня знаний! - с сожалением вздохнул Акира. - Как жаль, что мы не можем подобраться ближе!
   Он осматрелся по сторонам, ища возможную переправу.
   Я прислушался. Где-то в глубине пещеры послышался прерывистый гул. Вслед за этим сильное сотрясение почвы под ногами заставило нас инстинктивно схватиться за стены.
   - Скорее! - крикнул Акира.
   - Что происходит?
   - Всё погибло! Мы не успели! Спасайтесь! - горестно прокричал экзоархеолог, поспешно кидаясь к выходу из пещеры и увлекая меня за собой.
   Я бросился было к роботу, но Акира окриком остановил меня.
   - Бросьте, Сид! Его не спасти... Бежим! Нужно предупредить ребят!
   Мы выскочили в коридор и цепляясь за кабели, кинулись назад к залу со сводчатым потолком. Гул усиливался с каждой секундой, переходя в глухое скрежетание. Видимо, вся масса трещиноватых пород оседала по сбросовой линии вдоль подошвы хребта, окружавшего долину.
   - Скорее, скорее! - подгонял меня Акира, беспрестанно оглядываясь назад.
   Световые блики от наших "корон" испуганно метались по стенам и потолку тесного прохода. Наши юные спутники, напуганные не меньше нас, сгрудились у входа в зал, всматриваясь в темноту и ожидая нашего возвращения. Завидев их, я замахал руками и закричал:
   - Назад, назад! Бегите! Быстрее!
   Ребята сразу же оценили обстановку и дружно ринулись к коридору с нишами, где нас ждала полуоткрытая дверь. Гул и содрогание каменных стен преследовали нас по пятам. Вдруг за моей спиной раздался страшный грохот. Я быстро обернулся, и в туже секунду внутренняя стена сводчатого зала рухнула, засыпая проход позади глыбами камня. Воздушная волна оторвала меня от пола и буквально выдула вместе с остальными под своды первого коридора. Распростёршись на полу, накрываемый клубами пыли и мелкого щебня, сыпавшегося отовсюду, я едва различил рядом с собой фигурку Коюки. Собрав все силы, схватил обмякшую девушку за руку и почти на ощупь двинулся к спасительной двери, спотыкаясь на острых камнях. Через несколько метров в клубах пыли показались спины ребят, неуклюже пытавшихся пролезть в узкую щель. В последнем из них я узнал Иллика.
   - Где Акира?
   - Не знаю! - почти прокричал юноша, задыхаясь от волнения и пыли.
   Я поручил ему заботу о Коюки и вернулся назад. Грохот и скрежет наполняли подземелье вместе с клубами пыли. Где-то совсем рядом с глухим стоном падали тяжёлые каменные глыбы.
   - Акира!.. Акира! - прокричал я, прикрывая лицо рукой и силясь хоть что-то рассмотреть перед собой.
   - Я здесь! - неожиданно совсем рядом раздался уверенный голос, и экзоархеолог вырос из пыльного тумана прямо передо мной, кашляя и чертыхаясь.
   - С вами всё в порядке?
   - Да. Сид! Нужно скорее убираться отсюда!
  
  

* * *

  
   Снаружи великолепие солнечного дня показалось ослепительным и радостным после мрачного запылённого подземелья. Взволнованные операторы "пылесосов" обступили нас с расспросами. Акира попытался успокоить их, и они нехотя вернулись к своей работе. Тогда экзоархеолог взглянул на своих молодых помощников.
   - Почти всё погибло! - горестно воскликнула Чели Нава и облизнула пересохшие губы.
   - Да, плохи дела, - в ответ на её возглас удручённо произнёс Акира, старательно обтирая каменную пыль с шеи, ушей и волос. - Пещера с озером, видимо, разрушена полностью, а сводчатый зал... Зал ещё может быть раскопан. В нём и в коридоре с нишами самое ценное для нас... Удалось что-нибудь снять или измерить?
   Он с надеждой посмотрел на Иллика.
   - В сводчатом зале я успел сделать только несколько снимков... - тихим голосом сообщил юноша, словно оправдываясь.
   - Мы отсняли и запротоколировали почти все экспонаты в "хранилище", - уверенно отрапортовал Лой Риг, отряхивая с чубатой головы каменную пыль.
   - Хорошо. Хоть что-то, - кивнул Акира. - Отчего-то нам не везёт последнее время. Неудачи просто преследуют нас. Возможно, мы были слишком нерешительны и осторожны?.. Я виноват перед всеми вами, потому что должен был предвидеть этот обвал.
   - Перестаньте, Акира! - остановил я его. - Все мы товарищи по несчастью и никто не виноват в случившемся. Ваше бездоказательное предчувствие вряд ли могло бы нам чем-то помочь. Разве стали бы мы укреплять горные массы даже имей полное представление о том, что нас ожидает? Это было бы нам просто не под силу!
   - Да, пожалуй, вы правы, - поразмыслив, снова кивнул экзоархеолог. - Горевать незачем. В пределах наших возможностей всё ещё остается тоннельная выемка образцов из коридора с нишами. Да и до гранитных кубов в сводчатом зале мы вполне можем добраться. Как вы думаете?
   - Вполне, - согласился я, в большей степени, чтобы ободрить его. - Нужно только хорошенько постараться и приложить дополнительные усилия. Привлечь дополнительные ресурсы.
   - Да, конечно! Миллионы добровольцев будут рады предложить себя для раскопок. Недостатка в молодых и мужественных людях, готовых на любой подвиг ради служения знанию не будет.
   Казалось, Акира говорил это, чтобы убедить самого себя. Все молчали, наверное, каждый думая о своём. Наконец, экзоархеолог устало вздохнул.
   - Ладно, ребята! Идите, отдыхайте. Я сообщу, когда снова понадобится ваша помощь.
   Юные стажёры попрощались с нами и понуро побрели в сторону санатория.
   - Ну, что? Пожалуй, и нам пора возвращаться? - Акира посмотрел на меня. - Уже почти полдень. Через два часа наши новые знакомые будут ожидать продолжения моей исторической лекции.
   Он грустно усмехнулся, собраясь подняться по тропинке на вершину склона, но я остановил его.
   - Акира! Мне нужно с вами поговорить...
   - Да, я слушаю вас.
   Экзоархолог с готовностью повернулся ко мне.
   - Возможно, мне стоило рассказать вам об этом раньше, но долг не позволял мне этого сделать... Дело в том, что моя миссия с самого начала заключалась не только в обеспечении вашей безопасности... Даже не столько в этом... Понимаете, ситуация вокруг Трудового Братства... вокруг Земли сейчас такова, что в ближайшее время человечество может столкнуться с угрозой смертельной опасности.
   - Вы говорите о войне?
   Акира пристально посмотрел мне в глаза.
   - Да. Это может быть как локальный конфликт, так и глобальное столкновение с силами, противостоящими нам вопреки нашей воле.
   - Я так понимаю, речь сейчас идёт о Сообществе? - слегка прищурился экзоархеолог.
   - Верно, - согласно кивнул я. - Вся беда в том, что в этом возможном конфликте мы можем оказаться в самом невыгодном для нас положении. Вы прекрасно знаете, что уже на протяжении шести веков мы не занимаемся ни разработками, ни производством какого-либо оружия. Поэтому случись эта война, мы окажемся практически безоружными перед агрессором. Все прежние виды оружия, которые, так или иначе, могут быть нам доступны в этой войне, будут слишком неэффективными, а значит не смогут гарантировать безопасность нашей планете.
   - Вы так считаете?
   Акира снова внимательно посмотрел мне в глаза.
   - Так считают в Совете ОСО. Поэтому Совет и заинтересовался древними технологиями - оружием тех самых "богов". Теперь, когда в руках вашей экспедиции оказался "золотой экран", и я стал невольным свидетелем древней битвы, появилась реальная возможность заполучить в наши руки эти уникальные технологии.
   - Что вы имеете в виду?
   - Возможно, нам удастся снова совершить путешествие сквозь время, и мы сможем стать обладателями образцов "божественного" оружия, описанного в легендах и мифах, - пояснил я мысль, высказанную мне накануне Громовым.
   Я чувствовал, как взволнованно колотится сердце в моей груди, ведь от этого разговора зависела судьба всей моей миссии. Брови экзоархеолога хмурились всё больше.
   - Это очень важно для нас. Понимаете? - с надеждой добавил я.
   - А кого вы подразумеваете под обобщением "для нас"? - спросил Акира бесцветным голосом.
   - Для нас для всех: для человечества, для Трудового Братства.
   После этих моих слов экзоархеолог долго молчал. Наконец, он внимательно посмотрел на меня.
   - А что если вы ошибаетесь?.. Что если есть иной путь?
   Я ожидал этого вопроса, но не знал, что ответить ему. Ведь я тоже мучался теми же сомнениями.
   - Думаю, этот вопрос нужно вынести на обсуждение Всеобщего Народного Совета, - медленно произнёс Акира Кензо. - Пока каждая кеоста не выскажет своего мнения, вы не вправе принимать какое-либо решение.
   - Их три миллиона, Акира! Пока все будут обсуждать этот вопрос, ситуация может необратимо измениться не в нашу пользу. Мы упустим драгоценное время, и тогда Совету ОСО всё равно придётся принимать решение самостоятельно, но уже в иных обстоятельствах. А, значит, жертв может стать намного больше. Этого допустить мы не вправе! Поймите, вы должны нам помочь!
   - Но что же я могу сделать для вас? - искренне удивился экзоархеолог.
   - Не препятствовать передаче "золотого экрана" в ведение Совета ОСО. И вы, как специалист, могли бы помочь нам понять принцип действия этого устройства.
   - Как я могу этому препятствовать? Всё, добытое нами на Марсе, находится в ведении Академии Пределов Знания. К тому же, я не Бог и не хранитель древних секретов, - недобро усмехнулся Акира. - Мне неведомы оружейные тайны "богов"... Если таковые, конечно, имеются, - сухо добавил он.
   - Верно. Но вы так много знаете об этих "богах"! В ваших руках находится вся информация. Но что важнее всего, эта информация осмыслена вами и верно истолкована. В конце концов, есть же тексты из марсианской пирамиды! Наверняка в них записано знание и об этом "золотом экране". Помогите нам расшифровать эти записи.
   - Всё что я знаю, - размеренно произнёс экзоархеолог, - это лишь первые шаги на длинном пути. А расшифровка текстов может занять слишком много времени. Здесь потребуется мощь всей вычислительной техники Земли, участие лучших научных умов нашей планеты и годы работы! Поймите, то что случилось с вами на Марсе это невероятное стечение обстоятельств, случайность, которую, скорее всего, невозможно повторить. Случайность, которая едва не стоила всем нам жизни. Я не знаю, как работает эта технология, как включается этот "золотой экран", хотя и предполагаю, что в процессе активации, возможно, была задействована духовная энергия каждого из нас. Чтобы попытаться повторить подобный эксперимент, наверное, необходимы люди, у которых чрезвычайно развита третья сигнальная система, которые обладают невероятно мощной энергетикой...
   - Таких людей много в структуре Совета! Они работают в Отделе Репликации Событий и наделены развитыми экстрасенсорными способностями, позволяющими изучать события в прошлом и даже заглядывать в недалёкое будущее.
   Акира снова пристально посмотрел на меня.
   - Вам мало Битвы Мары?
   - Мы не хотим новой войны, - упрямо мотнул головой я. - Всё, что нам нужно это получить возможность оказаться в прогнозируемом прошлом, открыть "окно" в это прошлое, чтобы мы смогли материализоваться в нужное нам время и в нужном месте.
   - А вы не боитесь, что через это "окно" в наш мир хлынут орды безжалостных убийц, для которых человеческая жизнь - разменная монета в большой игре за господство над вселенной?
   Экзоархеолог долго и молча смотрел мне в глаза, а я не знал, что ответить на его слова.
   - Не уверен смогу ли я помочь вам, - наконец, печально произнёс Акира. - И запретить вам совершить задуманное я не вправе. Но вы мне кажетесь разумным человеком, Сид. Поэтому я хочу попросить вас хорошенько подумать о последствиях задуманного Советом. Как говорили в древнем Китае, нужно переходить реку, ощупывая камни. Именно вам придётся отвечать за зло, если вы отдадите ему предпочтение перед добром... А сейчас извините, но меня ещё ожидает обещанный разговор с детьми.
   И не произнеся больше ни слова и не прощаясь, он развернулся и неспешно стал взбираться на ближайший холм.
  
   "Моё Учение - не Моё, но пославшего Меня"
  
   Евангелие от Иоанна.
  
  
   "О, обладатели писания! Почему вы облекаете истину
   ложью и скрываете истину, в то время как вы знаете"
  
   Коран, Сура 3:64
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
   ЛОЖНАЯ ЖЕРТВА
  
  
  
   Округлая площадка широкой веранды была вынесена на вершину пологого лесистого холма и окружена со всех сторон пластинами опалесцирующей пластмассы, заключёнными в голубые рамы. Сейчас эти рамы были открыты и наклонены таким образом, чтобы помещение открывалось зелёному лесному простору и ветру, свободно гулявшему под алюминиевыми балками потолка. Конструкции его сходились в центре шатровой крыши, придавая ещё большую лёгкость и невесомость всему сооружению, высоко вознесённому над землёй. Веранда была соединена с другими холмами подвесными мостами, переходившими от холма к холму, спускаясь к самому побережью, где у восточного угла залива виднелись причалы и сооружения порта. Вершины лесных гигантов, поднимались на уровень оградительных перил веранды, шелестя тёмной хвоей.
   Тёплый ветер приносил через океан из Африки запахи цветущих растений жаркой страны, будившие в душе тревожные стремления и давние воспоминания - оттуда, где раскинулся широкий пояс тропических влажных лесов экваториальной зоны, снабжавших планету древесиной, десятками сортов смол, и центнерами питательной массы с плодовых деревьев. Когда-то, будучи ещё стажёром, там работал и я. В тёмных глубинах этого лесного моря, посреди уютных полян, скрывались дома на высоких сваях, в которых жили рабочие, и громадные паукообразные лесозаготовительные машины, способные превращать эти заросли в штабеля брёвен и досок.
   Я остановился около входа на веранду и оглядел сосредоточенные лица ребят, задумчивыми ясными глазами, смотревших на Акиру Кензо, который устроился в уютном плетёном кресле по центру веранды. Подле него и чуть сзади расположились Амоль Сайн, Иллик Шелли и Светлана, окидывавшая мечтательным взором лица собравшихся и, как мне показалось, поглощённая какими-то своими мыслями.
   Школьники расселись на удобных лавках вдоль стен, а их наставник Лик уселся прямо на полу веранды, поджав под себя ноги и с наслаждением подставляя лицо тёплому ветру.
   - За борьбой "добра" со "злом", - неспешно вёл свой рассказ экзоархеолог, - стояли глубочайшие мировоззренческие, а, значит, и идеологические разногласия. Об этом мы с вами говорили вчера. Эта борьба шла на истребление противной стороны. Пожалуй, наиболее важным фактом здесь является то, что борьба двух сторон, двух инопланетных кланов самым негативным образом отразилась и на духовном развитии нашего человечества. Ведь вместо пропаганды мирного сосуществования и бесконфликтного развития человеку тысячелетиями навязывалась идея непримиримой и вечной борьбы двух мощнейших и высоко развитых сил. Даже наличие свидетелей этой борьбы здесь не является столь мощным фактором, нежели целенаправленное повторение с усилением акцентов на самом факте соперничества.
   Задумайтесь. Можно было бы дать разумное объяснение этому древнему конфликту или приводить данную борьбу только в качестве негативного примера. Но этого никогда не делалось. Огромные усилия ведущих религий мира прилагались на подмену понятий и на закрепление в сознании людей новых установок относительно того, что считать Добром, а что Злом. На Среднем Востоке, сначала в Месопатамии и Ханаане, а позже в Иудее и в Израиле, эти усилия выразились в переделке священных преданий наряду с переписыванием законов. Всем этим занимались в основном священники. Как и в Древней Европе, этот процесс начался во время первых "андрократических" вторжений и продолжался сотни лет, по мере того как Египет и все страны так называемого "Плодородного Полумесяца" постепенно становились "мужскими" и воинственными. Окончился же он уже в четвёртом веке до новой эры, когда была переписана еврейская Библия.
   - Но в чём была истинная причина этой войны? - сдавленным от волнения голосом спросила одна из девочек.
   - Корни этого смертельного противоборства кроются в глубине тысячелетий. Особенно явственно они предстают перед нами в древних индийских текстах, аллегория которых рассказывает нам о сынах Брахмы - о его первом потомстве. Именно они, согласно "Вишну Пуране": "... были без желаний или страсти, вдохновлённые святой мудростью, отчуждённые от мира, и не желали иметь потомства". В эзотерической философии всех их именуют Рудрами, или Кумарами, либо Асурами, и связывают с другой личностью по имени Нарада. Это легендарный мудрец и предводитель гандхарв - небесных певцов и музыкантов. Он и послужил прообразом позднейшего Сатаны. Именно он, Нарада первый "противник" верховного Бога в индивидуальном человеческом образе, кто был проклят Брахмою и получил прозвище "Зачинателя Прений", что символично и ярко выражает мысль о том в чём именно был весь "грех" Нарады.
   - В свободе мнения и действия, которые люди всегда называли демократией? - отозвался со своего места наставник Лик и многозначительно оглядес сидевших вокруг ребят.
   - Всё-таки индивидуальная свобода и тогда считалась греховной! - шутливо вздохнул в ответ мальчик Нир, как будто озвучивая собственные мысли.
   - Опять ты за своё! - нетерпеливо одёрнула его сидевшая подле Янтра.
   - Нарада, хотя и отказывается размножаться, не желая создавать безвольных и безответственных людей, как это сделали те, кто был "послушен закону", - размеренным голосом продолжил Акира, - всё же всеми своими силами сподвигает людей стать богоравными. И именно гандхарвы являются "наставниками людей в Тайных науках", которые, "возлюбив женщин Земли", открыли им тайны создания. Как сказано в Веде, "небесный" Гандхарва есть Божество, которое знало и раскрыло тайны неба и вообще божественные истины, при этом являясь Чхандаджа - "волею рождёнными", или воплощёнными в различных Манвантарах по собственной воле в человеческой форме.
   Я заметил, как с разных сторон одновременно поднялись Лю Тао и Риш Яр. Они переглянулись, и юноша жестом попросил разрешения говорить, оглядываясь на своих товарищей, большинство которых тоже подняли руки, едва не подскакивая от нетерпения.
   Акира ответил юноше утвердительным наклоном головы.
   - Об этом же рассказывается и в Библии: о сынах Бога, которые увидели, что число людей на Земле умножилось, и у них рождались дочери.
   Риш Яр покраснел до кончиков ушей. Экзоархеолог снова кивнул, и взволнованный юноша продолжал с тем же азартом:
   - Человеческие дочери были настолько красивы, что "божьи сыновья" стали брать их в жены, кто какую пожелает.
   - "В те дни были на земле нефелим - Сошедшие с Небес, а также после того, как сыны Божьи стали сочетаться с дочерьми Адама и те стали рождать им. То были могучие, пришедшие из Вечности люди..." - вдохновлёно подхватила Лю Тао, облокотившись на перила оградительного барьера. - А позднее эти женщины родили детей, ставших знаменитыми героями древних времён.
   - Верно. Заметьте и то, что два эти события разнесены во времени. Адама создал еврейский Бог, а Нефелимы уже "сочетались" с его потомками. Соблюдалась двух-этапность миссии по созданию человека. Но Библия лишь пересказывает нам историю, отражённую в намного более древних преданиях, в которых был заложен и более глубокий смысл. Воспротивившись "божественному закону", став независимыми и свободными разумами, именно "восставшие" являют собой активные личности, выступающие против "божественной" пассивности. Именно "восставшие сыны" предстают в каждой Теогонии сражающимися за свою независимость и свободу, сражающимися против стремления направить эволюцию разумной жизни по устоявшемуся шаблону. Именно "восставшие" проявляют демократическое отношение к этой самой эволюции, ратуя за невмешательство извне в самостоятельное развитие каждой отдельной цивилизации. И именно это стремление трактуется во всех поздних религиях, как стремление к "Хаосу". Вот почему все эти Саптариши - "семь великих мудрецов" - аллегорически предстают перед нами, как непокорные, буйные и беспорядочные начала или "Силы Хаоса", которые были приведены в порядок "солнечными богами" или "Творческими Силами".
   - То есть, всё перевернули с ног на голову! - волнуясь, сказал мальчик со смелым и задорным взглядом.
   А знакомый мне по вчерашней встрече Нир, выделявшийся среди других ребят серьёзностью, негодующе воскликнул:
   - И заставили нас во всё это поверить!
   Акира лукаво следил за разгорающейся тревогой ребят, затем примирительно поднял руку.
   - Всё верно подмечено. Вавилонские записи "о Творении" тоже рассказывают нам истории о "Семи Злых Богах" или же Духах: "... В дни первые - злые Боги, Ангелы, восставшие, которые в низшей части небес созданы были. Они совершили свой злой труд, задумав злобным умыслом своих голов... Семь из них были вестниками бога Ану, их царя". Именно с ними сражаются "солнечные боги": "Те, о пылающем мече, иначе говоря, обладающие животными страстями, обратили в бегство Духов Тьмы". Низведенные поздней аллегорией в "нижнюю часть небес", то есть, превращённые в материальных Ангелов, служителей Материи, побеждающей Дух, тем не менее, именно "восставшие" Ангелы сражаются за первенство сознательной духовности на Земле. Правда, стоит заметить, что приписывание здесь главенства над ними бога Ану ошибочно, так как именно он возглавлял противную сторону в той давней непримеримой борьбе. А вот то, что четвёртым из этих Ангелов являлся "Змий" - фаллический символ человеческой эволюции это очень и очень примечательно. Как трактует этот факт позднейшая религиозная традиция, человек был создан совершенным, но затем он соединяется с Драконом Бездны, "животным Тиамата" - Духом Хаоса, тем самым оскорбляя своего Бога-создателя, который проклинает его и призывает на его голову всё зло и бедствия.
   - Ложь! Сплошная ложь! - вырвался негодующий возглас у Янтры. Она даже побледнела от охватившего её возмущения.
   - И не просто ложь, а жестокосердие, замешанное на обычной зависти. Именно они - существа, коллективно названные Элохимом - стали тем самым богом-демиургом назаретян, кто ведёт своё начало от шумерских "богов" во главе с богом Энлилем. Они были первыми, кто преисполненный ярости и зависти к своему созданию, произнесли жестокие слова: "Узри, человек стал, как один из нас, чтобы познать добро и зло. И теперь из опасения, чтобы он так же не овладел Древом Жизни и не вкусил, и не стал бы жить вечно...". Таким образом, "падение" человека было результатом его знания, потому что "его глаза открылись", ему была преподана мудрость и скрытое Знание "падшим Ангелом". Последний же с того дня становится его умом и самосознанием. В этой связи вполне разумно рассматривать именно Сатану или Змия из "Книги Бытия" в роли истинного создателя Духовного Человечества.
   - Почему? - удивился кто-то из ребят.
   - Потому что именно Змий шепнул первому человеку: "В тот день, когда вы вкусите их, вы будите подобно Элохиму, познавшими добро и зло".
   - Выходит, именно Змий был благодетелем и спасителем для человечества? - вдруг сообразил Риш Яр, и его поддержали возгласы всех остальных.
   - Да. Только не забывайте, что христианский образ Сатаны это всего лишь искаженная аллегория, результат подмены понятий Добра и Зла. Истоки же его, как я уже говорил, уходят корнями в ведическую литературу. Страшное же когда-то для всех христиан слово "Сатана" означает всего лишь "Противник" и происходит от еврейского глагола "восставать". Этот главный и самый страшный "Противник" бога Яхве и все сражающиеся вместе с ним "боги" и "демоны", превращены стараниями переписчиков текстов в Драконов и Сатану просто для того, чтобы связать олицетворённое Зло со Змием "Книги Бытия" и таким образом доказать основательность новой религиозной догмы. Если же изъять из христианства его главный устой о "Падших Ангелах", то убежище Эдема с его Адамом и Евой просто раствориться в воздухе. А Иисус Христос в его исключительном образе спасителя и жертвы искупления за грехи животного-человека, тотчас потеряет свою исключительность, став лишь отголоском древних мифов... Но об этом поговорим чуть позже.
   Акира оглядел лица притихших ребят.
   - Так вот, за "падением" человека и Ангела следует война между Драконом, возглавлявшим силы "Зла" и "Хаоса", с одной стороны и "богами-Ангелами" с другой. Эти самые "боги" в той войне имеют оружие, скованное специально для них, и Меродах принимает водительство над небесным воинством против Дракона.
   - А кто такой Меродах? - прозвенел из заднего ряда голос Амриты Рао.
   - В христианской традиции это Архангел Михаил, у шумеров же это бог-воитель Мардук. А в ведической традиции он известен как воинственный бог Индра. Древние египтяне же знали его под именем Осириса. В египетской "Книге Мёртвых" об этих событиях рассказывается следущее: " В эту ночь притеснитель, убийца Осириса, иначе называемый Змий-обольститель созывает Сынов Восстания в воздухе, и когда они прибывают к Востоку Небес, тогда происходит война на небе и во всём мире". Любопытно в этом тексте ещё и то, что "Восток Небес" для Египта должен располагаться в Индии, в небесах над которой и происходили жестокие сражения между Дэвами и Асурами, описанные в древних индийских текстах. Эти войны напрямую затронули судьбы людей и послужили началом череды драматических событий, охвативших огромную территорию от Индии до Европы, о чём я рассказывал вам вчера. Описанная в "Махабхарате" великая тысячелетняя война, предпринятая Асурами против Дэвов, нашла свои отголоски и в греческих легендах о войне Титанов с Богами-олимпийцами. Но эти рассказы были лишь забытой и искажённой памятью о когда-то происходивших над Гималайскими горами событиях.
   - Земля стала ареной чужеземных сражений, - печально произнёс наставник Лик. - И почему на долю человечества выпадало всегда только худшее?
   - Глубокий вопрос и важный, - заметил Акира. - Поисками ответов на него мы с коллегами и занимаемся. Так вот, эзотерически Асуры, впоследствии превращённые стараниями браминов в злых Духов или низших Богов, на самом деле, как и Гандхарвы, являются "богами Тайной Мудрости". В древнейших частях "Ригведы" они описаны как Существа Духовные и Божественные, а сам термин "Асура" употребляется там для обозначения Высочайшего Духа. Вот почему он тождественен "великому Ахура" в зороастризме. Древние тексты открывают нам и ещё одну тайну: было время, когда сами "солнечные боги", такие как Индра, Агни или Варуна принадлежали к Асурам. Даже бог Вишну, первоначально возглавлявший армию Дэвов, был един с "расою Змиев".
   Экзоархеолог немного помолчал, задумчиво глядя на далёкий морской горизонт. Аудитория безмолвно ждала продолжения его рассказа. Ребята были уже достаточно тренированы в выдержке и самообладании. В этот момент мой взгляд встретился со взглядом Светланы. На губах её мелькнула приветливая улыбка, и от меня не ускользнул лёгкий румянец, проступивший на её щеках. Но в глазах её сквозила прежняя мечтательная рассеянность, словно в своих мыслях она была сейчас где-то очень далеко отсюда.
   - Результат этой непримиримой борьбы нам сегодня хорошо известен, - снова заговорил Акира, взглянув на школьников. - Победили те, кто сделал ставку на религиозную веру. В этой связи вполне естественным со стороны победителей было желание именно себя объявить "Добром", а своих побежденных врагов "Злом". Ведь в наиболее ранних мифах, берущих свои истоки в седой старине, нет никакого разделения плохого и хорошего, добра и зла в привычном для нас понимании. И все боги в таких мифах обладают одновременно всеми качествами, присущими и людям. Они могут быть как добрыми, так и злыми, менять своё настроение и своё отношение к человеку. В самых ранних космогониях мира мы не встретим ни "Творения Тьмы", ни "Дракона Зла", побеждённого "солнечными богами". В этих мифах Змий-Дракон выступает, прежде всего, как символ мудрости и знания. Он там несёт на себе явно положительный оттенок. А "Великая Глубь" у тех же аккадийцев это всего лишь "водная Бездна" или пространство Вселенной. Именно у Змиев-Драконов, судя по дошедшим до нас сказаниям, учатся мудрости как первые люди, так и "молодые боги". В Упанишадах есть целый трактат о "Науке Змий" или, другими словами, об оккультной науке, которой владело легендарное племя Нагов.
   - Но в более поздних мифах мы уже видим разделение "богов" на плохих и хороших, а Добро отделяется от Зла, - заметил наставник Лик.
   - Верно. Змий-Дракон там приобретает негативные качества, становится олицетворением Зла, и против него сражаются "хорошие" человекоподобные "боги", как и положительные герои. У семитов и позднейших халдеев "бездонная глубь Мудрости" превращается в грубую Материю, в греховную субстанцию, а "Бог Мудрости" становится Тиамат - злобным Драконом, сраженным доблестным богом Мардуком - или Сатаной в астральных волнах.
   - Значит, чем ближе к современности, тем меньше правды в мифах? - откликнулся сидевший у окна желтоволосый юноша.
   - Именно так. И ещё один характерный признак: чем более приземлённой и обыденной описывается ситуация в мифе, тем с более молодым мифологическим источником мы имеем дело. И тем меньшее доверие он должен вызывать у нас, как у исследователей. С другой стороны, если в мифе просматриваются признаки некоего "пассионарного толчка", послужившего началом звёздного часа человечества, значит можно говорить о древнем пласте, охватывающем деятельность цивилизаторов, которые весьма старательно заботились о человечестве на ранней стадии его возникновения и развития. И это была именно забота, а не принуждение и не подчинение. Потому что эти самые цивилизаторы прекрасно осознавали, что человек способен как на хорошее, так и на дурное. Так же, как и сами они. Отсюда вытекало простое и логичное решение: человек должен сам выбирать между добром и злом, между благословением и проклятием, между жизнью и смертью.
   - А разве может быть иначе? - раздался удивлённый возглас кого-то из ребят.
   - Сегодня, конечно же, нет. Но мы с вами говорим о далёком прошлом, - напомнил Акира Кензо. - Те самые цивилизаторы, которые появились на нашей планете гораздо рашьше "солнечных богов", относились к человеку, как к своему младшему брату, созданному по "образу Божьему", как описывает это та же христианская Библия: "И сказал Бог: сотворим человека по образу нашему, по подобию нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами земными, и над скотом, и над всею землёю...". Я считаю, что цивилизаторы никогда не вмешивались в принимаемые человеком решения. Они лишь помогали людям, направляя к ним своих посланцев, чтобы те наставляли людей и учили их каким образом можно распознать зло и осуществить добро, или чтобы предупреждать людей о грозящей опасности, исходящей от их неверных стремлений. Но после человек оставался наедине со своими двумя главными инстинктами - стремлением к добру, и стремлением к злу. И только сам человек должен был решать проблему выбора. Такова была позиция этих цивилизаторов - тех самых "восставших", кто воспротивился против пассивности своего "высшего Божества".
   - Значит, на нашей планете действовали две совершенно разные группы из разных миров? - уточнил Нир. - И при том действовали в разное время?
   - Я не уверен, что все они пришли совсем уж из разных миров. Но то были действительно различные кланы - порождение высокоразвитой внеземной цивилизации. Они имели различные цели в отношении как нашей планеты, так и древнего человечества. Появившиеся впоследствии на исторической арене так называемые "солнечные боги" принадлежали к одному из этих кланов. Именно "солнечные боги" стали придерживаться совершенно противоположных цивилизаторским взглядов и установок. Согласно ним, основное предназначение людей теперь было в служении самим "богам". Эти новоявленные "боги" заставили ещё малочисленное человечество беспрекословно подчиниться своей воле, используя своё техническое превосходство и знания. Несогласных же подчиниться они просто уничтожали "огнём и мечом". Более того, мы имеем мифологические свидетельства того, что после всех разборок между этими инопланетными кланами, прежнее "богоравное" человечество, названное в мифах "старыми людьми", было практически полностью уничтожено. Победителям же путём генетических манипуляций удалось создать образец, так называемого, "нового человека". Он и стал впоследствии их послушным слугой и рабом, которого шумерские клинописные таблички называют как "лулу-амелу". Есть свидетельства об этом поворотном для всех нас событии и на другом конце света, в Америке, где в "Пополь-Вух" говорится о замысле тех самых "солнечных богов": "Так давайте же попытаемся создать послушных, исполнительных, почтительных существ, которые бы кормили и поддерживали нас. Из земли, из грязи сделаем человеческую плоть, чтобы появились существа, которые взывали бы к нам, молились бы нам".
   - Ничего себе! - пылко воскликнула Янтра. - Человека лепят из грязи! Само это уже унижает нас, делает какими-то недоразвитыми, достойными презрения.
   Девушка зябко передёрнула плечами.
   - Под "грязью" в этом тексте, как и в шумерских, вавилонских и библейских текстах под "глиной" и "прахом земным", следует понимать земных существ, которые стояли по сравнению с самими "солнечными богами" на более низкой ступени развития, - объяснил экзоархеолог. - Библейское повествование даёт нам путеводную ниточку, ведущую к тому времени, когда человек был совершенно иным - был создан по "образу Божьему". Но в Библии мы видим и причины, приведшие к уничтожению первочеловека. Это опасение Творца, как бы человек сам не стал Богом. Человек вкусил от "Древа Познания", но, как и предсказывал ему Змий, не умер, а стал подобен своему Богу. От Бога его теперь отличала только лишь смертность человека. Ставший как Бог, человек, тем не менее, не есть Бог. И чтобы этого никогда не произошло, его Создатель выгоняет перволюдей из библейского Рая. Теперь неповиновение Адама становиться грехом, причём настолько тяжким, что этот грех губит "божественную" природу самого Адама и всех его потомков. Прав оказался Змий, сказавший: "Будете как боги".
   - Постойте! Но ведь из всего этого входит, что и мы с вами все потомки тех самых слуг и рабов, созданных когда-то "богами"? - неожиданно сообразил наставник Лик. - О небо! Как же это унизительно и мерзко осознавать себя в таком качестве!
   - С этим трудно поспорить. Все мы происходим от кроманьонцев, экспансия которых когда-то уничтожила все прежние разумные виды на Земле. Ведь были времена, когда на нашей планете обитало не одно племя разумных гоминидов, порой ничем и ни в чём не уступавших нашему виду.
   - Как вы не понимаете? - вспыхнула застенчивая Лю Тао. - Дело совсем не в этом. Главное, что человек мог стать Богом, но сам Бог мешал ему достичь этой цели. Но теперь-то это не так! Теперь мы свободны от чужой власти и вольны сами выбирать свою судьбу!
   Акира Кензо благосклонно наклонил голову.
   - Верно подмечено. Молодец! Шумеры утверждали в своих сказаниях, что человек был создан на мятежной крови мятежного "бога". Как результат - непрерывное богоборчество человека. Вот почему христианство всеми силами вдалбливало в головы верующих точку зрения, согласно которой человек больше не может собственными силами освободиться от своей мнимой порочности. Только акт "божьей милости", выразившееся в появлении Христа, умершего за людей, только это способно уничтожить эту порочность и спасти тех, кто уверует в христианского Бога. На самом же деле миф о Христе понадобился создателям новой веры для усиления негативных акцентов на желании человека снова стать богоравным. Это желание было подкреплено памятью о "Золотом Веке", когда человечество находилось под опекой цивилизаторов. Чтобы убить эту память необходимо было ещё больше очернить "падших Ангелов", ратовавших за свободу выбора для человека. Ради этой цели за личностью стали признавалось право иметь свои собственные интересы, что выводило отношения между человеком и Богом на новый уровень. Исторический этап послушания в качестве раба, предназначенного для добровольного служения своим создателям, без тени сомнения в их праве на любые действия по отношению к нему канул в лету.
   - Но, тем не менее, люди и теперь обязывались беспрекословно подчиняться воле могущественного Бога и предоставлять ему веские доказательства своей преданности путём принесения в жертву самого дорогого, - вставила Светлана. - И если раньше цивилизаторы запрещали людям человеческие жертвоприношения, то победившие "солнечные боги" наоборот начали требовать как можно больше крови и жертв. Яркий тому пример, история цивилизации ацтеков, в культуре которых произошла какая-то чудовищная идеологическая деформация, ужасающее искажение воспринятой от тольтеков доктрины. А ведь многосторонняя и богатая духовная культура тольтеков была наследием именно цивилизаторов. Но это наследие усилиями победившей стороны было сведено к одной доминирующей догме: единственная цель существования человека на Земле это питание "божественного" Солнца собственной кровью, дабы оно не погасло от истощения. Возвышенная проповедь вечного единства духа обернулась всеобъемлющим людоедством. И тот же бог Яхве не отличался от остальных своим стремлением к получению жертв подданых веры.
   - Какой ужас! - вскричала Янтра, хватаясь за пылающие щёки. - Но зачем были нужны все эти жертвы кровожадным "богам"?
   - Чтобы понять это, нужно обратить внимание на особенности и нюансы любого жертвоприношения, - пояснил экзоархеолог. - Вот мы с вами едим материальную пищу, но никогда не потребляем её в том же самом виде, в каком эта пища находилась в природе.
   - Да, мы предпочитаем всегда делать вкусную еду из исходных продуктов, - довольно хмыкнул кто-то из ребят.
   - Вот именно! Сейчас каждый из нас этим сам практически никогда не занимается. У нас есть для этого специальные Дома Пищи и автоматизированные фабрики-кухни. А раньше процесс приготовления еды порой превращался в целый ритуал, - добродушно усмехнулся экзоархеолог. - Так вот, чем жертвоприношение отличается от обычного убийства? А вот чем - оно как раз и представляет собой обязательный ритуал, в процессе которого будущую жертву тщательно подготавливали к предстоящей смерти. И сам процесс такой подготовки занимал продолжительное время. В течении него те, кто приносил эту жертву, выполняли определённые обряды и возносили своим "богам" специальные молитвы. А молитвы и обряды, между прочим, это не что иное, как создание специальных мыслеобразов. То есть, речь идёт о духовно-нематериальных объектах, несущих в себе заряд духовной энергии. Чем вдохновеннее и иступлённее молитвы и обряды, тем больше создаваемые ими образы были насыщены такой энергией.
   - Как будто сдабривали свою жертву специями и пряностями! - хмуро усмехнулся Лик.
   - Вот именно! К тому же, в ходе такой подготовки будущей жертвы, те, кто её приносил, как правило, обращались к вполне конкретному "богу", которому она и предназначалась. И у каждого "бога" при этом были свои "вкусовые предпочтения". Одному подавай козлёнка, другому хотелось молоденькой девственницы или младенца-первенца. Кроме того, приносили в жертву самых любимых детей, чтобы умилостивить своих кровожадных "богов". Подобным образом люди увеличивали ценность своей жертвы для них, потому что "угодность жертвы" измерялась именно тяжестью потери. Это так же немаловажный факт, характеризующий "солнечных богов". Ведь тяжесть жертвы определяется эмоциональной энергией, которую жертвующий добавляет к энергетике самой жертвы. И чем тяжелее была потеря для жертвующего, тем большая энергетическая ценность была у жертвы, которую для усиления эмоциональной составляющей заставляли ещё и помучиться. А для достижения максимального эффекта жизнь жертвы порой даже специально поддерживали, не давая ей умереть как можно дольше. Вы только себе представьте сколько эмоциональной энергии выплёскивалось несчастными мучениками в угоду какому-то "богу". И всё это было строго регламентировано. Ошибаться людям было запрещено.
   - Но как же призывы к добру и благодеяниям? - хмуря брови, поднялся плотный черноволосый юноша.
   - Это всего лишь одни призывы, - покачал головой экзоархеолог. - При всём разнообразии религий, при всём различии деталей, законов и способов богослужения, конечная цель любой религии со времён древних египтян оставалась одной и той же - слиться с Богом, чтобы беззаветно служить ему. Это указывает как на то, что в среде самих "солнечных богов" шла борьба не только за власть над людьми и над своими собратьями, которая периодически сопровождалась сменой правящей элиты, но и борьба за энергию, за её нематериальные виды, видимо, очень необходимые всем "солнечным богам". Значит, чем больше было жертв со стороны людей, тем больший поток такой энергии шёл от них, и "боги" становились могущественнее. Ведь регулярный поток жертвоприношений служил для них хорошим источником дармовой энергии. Отсюда и усилия всех этих "богов" по внедрению в среде людей земледелия, ведь оно требовало оседлого образа жизни, который в корне отличался от образа жизни первобытных диких племён земных аборигенов. Осев в определённых местах, "новые люди" усиливали и рост численности и плотности населения нашей планеты, опять же под строгим контролем "солнечных богов". А как вы понимаете, чем больше людей, тем больше потенциальных жертв, тем больше запас живительной энергии. И тем сильнее противоборство и соперничество в среде самих "богов", жаждущих "вакцины бессмертия".
   Мысли экзоархеолога показались мне очень интересными. Я заметил, как порывисто поднялся со своего места наставник ребят Лик.
   - Это так похоже и на человеческое общество, в котором на протяжении веков элитарность так же вела к бесчисленным войнам, бедствиям и страданиям для простых людей, - волнуясь, сказал молодой наставник ребят. - Может быть, с той лишь разницей, что человеческие отпрыски не были энергетическими вампирами.
   - Вы правы, - согласился с ним Акира. - Человеческая цивилизация по сути своей являлась подражательной цивилизацией, слепо воспринявшей чужие догмы и мнимую мудрость как откровение с Небес. Так земная цивилизация стала хранительницей наследия и дел "мёртвой" инопланетной цивилизации - цивилизации "солнечных богов". Это наследие оказалось опасным ядом, отравившим, пропитавшим до самых корней наших далёких предков. А одним из компонентов этого самого "яда" была иерархическая конструкция первых цивилизованных обществ. И совсем не случайно то, что повсеместно установившимся общественным строем стал именно рабовладельческий строй. Со временем рабство трансформировалось, приобретая всё более и более изощрённые и извращённые формы угнетения.
   - Но рабство никогда не исчезало вовсе, - недовольно нахмурился мальчик Нир.
   - Да. "Солнечных богов" впоследствии сменили их ставленники - смертные правители, которые ещё несли в себе часть "божественной крови" через поколения полубогов и героев. Но и эти смертные цари, в конце концов, уступили место на исторической арене выродкам с ущербной моралью и скудной душой. Эти новоявленные "хозяева мира", когда-то мнившие себя равными самим "богам", руководствовались лишь собственной алчностью, себялюбием и стяжательством. Обуреваемые комплексами собственной неполноценности и ничтожности, они становились у власти при помощи силы - не важно, военной ли, или силы экономического влияния - питаемой всеобъемлющей ложью. Все эти правители шли к своей цели через уничтожение и истребление не согласных с ними, противящихся их господству. Так же, как это делали до них сами "боги". Тотальная промывка мозгов человечеству, начавшаяся ещё в Эру Тельца, продолжалась уже на новом уровне, с новыми целями, но суть оставалсь прежней - жажда безграничной власти и подчинения. Но всему в итоге приходит конец. Даже над "солнечными богами" было властно время: одни из них уходили в небытиё, на смену им приходили другие, как правило, просто узурпировавшие власть или заполнявшие освободившиеся властные ниши и территории влияния. Подобным же образом, пришёл к власти и последний из известных нам "богов" - Яхве. Именно он в ходе ожесточенной борьбы вытеснил на Ближнем Востоке тамошнего верховного "бога" Баала, сумев положить начало новой монотеистической религии, впоследствии ставшей одной из ведущих в мире людей.
   - Получается, что распространение монотеистической религии Яхве опиралось на силовое принуждение? - поразмыслив, заключил Нир. - Без подобного принуждения новая религия просто бы не прижилась на территориях, где прежде царило многобожие?
   - Ты прав. Иначе и быть не могло. Начав грандиозную идеологическую компанию под названием "борьба сил Добра с силами Зла", "солнечным богам" была необходима и новая вера. Вера, способная направлять помыслы людей в нужном победителям направлении. Вера располагающая могущественными силами в лице жрецов и священников, которые выполняли бы функцию охранителей сакральных знаний и поставляли бы своему "богу" легкодоступную, не "засорённую" крамольными мыслями и устремлениями духовную энергию людей. Жрецов, которые организовывали бы свою паству на коллективные богослужения, жертвоприношения и молитвы. Такой верой и стала вера в единого Бога-Творца. Могу процитировать вам строки из "Евангелие от Марка", говорящие за Иисуса Христа: "...один из книжников подошёл и спросил Его: какая первая из всех заповедей? Иисус отвечал ему: слушай Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый". Что это, как не подтверждение сказанного мной? Все эти жрецы Древнего Египта, Иудеи или христианские священники одинаково называли себя наследниками предания, пришедшего "с Неба".
   - Об этом говорит и постоянство зодиакальной символики Быка, Барана и Рыбы, - напомнила со своего места Светлана. - Это постоянство выдерживалось вплоть до нового времени. Физическую же передачу религиозных знаний, пришедших "с Неба", египетские жрецы приписывали своим НТР, иудеи Элохимам, а христиане Ангелам. И не стоит сомневаться в конкретной реальности всех этих существ.
   Акира благосклонно наклонил голову и приостановился, внимательно оглядывая ребят. Те слушали его с вниманием и неподдельным интересом. Да, что там школьники! Я, хоть многое уже и знал из рассказанного здесь, боялся пропустить даже слово, сказанное Акирой. Магия этого человека в самом деле была просто непреодолима.
   - Монотеизм, как вы знаете, пришёл на смену политеизму, повсеместно пытаясь вытеснить древних "зверобогов", - снова заговорил экзоархеолог. - Опираясь на доступные нам источники, мы можем сделать однозначный вывод о том, что в этот период истории - приблизительно с тысяча четыреста пятидесятого по тысячный годы до новой эры - так называемые "солнечные боги" уже покинули регион от Междуречья до Индии, где в самом начале Эры Тельца отмечалось их массовое нашествие.
   - А в чём всё-таки была причина их ухода? - поинтересовался Лик и тут же сказал в раздумье: - Хотя, если третье тысячелетие ознаменовано окончанием "божественных" междоусобных разборок, как вы говорите, в которых цивилизаторы потерпели своё окончательное поражение, то сам процесс ухода "солнечных богов" из регионов, где они одержали победу, выглядит вполне закономерно.
   - Разумеется. Постоянное присутствие там, где люди и без того были напуганы опустошительными войнами с применением страшного и непонятного им оружия, а противники "солнечных богов" окончательно утратили своё влияние на людей, уже не требовалось. Достаточно было контроля через своих представителей или местных ставленников. Но духовное наследие цивилизаторов всё ещё оставалось на Земле. Поэтому-то в Эру Овна мы и наблюдаем активные попытки смены вероисповеданий, продиктованные стремлением победителей уничтожить это самое наследие. Такие попытки, в условиях отсутствия на Земле самих "солнечных богов", могли быть успешными только при наличии нового жречества, которое служило бы гарантом сохранения и упрочения вновь созданной веры. Сами же идеи передавались на Землю посредством неких технических средств отдельным избранным. Те же впоследствии пытались возглавить массы людей, именуя себя "мессиями" и "пророками". Первым удар монотеизма принял на себя Древний Египет. Вы должны об этом помнить по урокам истории религий и традиций.
   Среди ребят поднялась рука, просящая слова. Акира благосклонно наклонил голову. Со своего места поднялась невысокая черноволосая девушка. Её овальное лицо с выраженными монголоидными чертами было спокойно, а в раскосых глазах таилась лёгкая печаль. Она заговорила низким голосом:
   - Меня зовут Шаори. Нам рассказывали, что в эпоху Нового Царства Египет был потрясён революционным религиозным учением. Оно грозило смести прочь теологические догмы прошлых столетий. А ключевой фигурой в этом иконоборческом движении стал фараон Аменхотеп четвёртый, воцарившийся на престоле Египта... - Шаори на секунду задумалась, вспоминая, и уверенно произнесла: - Около тысяча триста семидесятого года до новой эры. Этот самый фараон был известен так же под именем царя Эхнатона. Он и установил по всему Египту культ нового бога Атона, культ которого стал первой монотеистической религией, известной сегодня нам. Эхнатон обязывал воздавать поклонение вещественному солнечному светилу, освобождённому от всех мифологических наслоений... Правда, просуществовал этот новый культ совсем недолго. Уже при приемнике Аменхотепа по имени Семнехкар началось движение за примирение с ранее существовавшим культом Амона-Ра. А спустя ещё какое-то время атонизм был совсем забыт, и еретик-царь Эхнатон был проклят позднейшими поколениями египтян.
   - Всё верно. Ты молодец! - похвалил школьницу Акира. - К твоему рассказу могу лишь добавить, что во времена фараона Аменхотепа четвёртого, бог Ра был объявлен единственным богом - Ра-Горахти - воплощавшемся в солнечном диске под именем Атон. Эхнатон так же объявил себя сыном Ра и Атона. Но попытка насильственного введения монотеизма в Египте тогда в самом деле полностью провалилась. Со временем реформаторской деятельности Эхнатона совпадает и появление в Египте иудейского пророка Моисея. Тот так же был движим идеей установления "правильного" порядка на Земле. Но Моисей, как и Эхнатон, потерпел фиаско в Древнем Египте. Мы с вами даже можем с большой долей вероятности предположить, что и Эхнатон, и Моисей питали свои стремления из одного и того же "источника". Возможно, обе эти исторические личности действовали заодно.
   - Вы думаете? - изумилась Шаори, приподняв широкую дугу брови.
   - Да. Ведь все три религии - иудаизм, христианство и ислам - впоследствии захватившее первенство на огромной территории, базировались на договоре-завете определённой группы жречества с "богом", назвавшемся Моисею как Яхве. И главным во всех этих договорах-заветах было признание его - Яхве - Единым Богом, который сотворил всё, определил те законы, по которым всё происходит на Земле и во всей Вселенной. А признать существование единого на всю Вселенную Бога значило признать законы, по которым создана Вселенная и человек в том числе, и подчиниться этим законам раз и навсегда.
   - Эка куда хватил! - забыв приличие, негодующе вскричали сразу несколько ребят, и волнение пробежало по рядам учеников.
   - Да. Ни больше, ни меньше! Так начался ещё один этап в истории человеческой цивилизации - этап, в котором личность получила определённые права и свободы в рамках установленных "богом" Яхве и его "Ангелами" законов, но при этом всегда неся неотвратимое наказание за их же неисполнение. Выполнение "божественного закона" всегда достигалось внешним принуждением и ради "исправления" человека всегда использовалось насилие. За невыполнение каждого из предписаний предусматривалось определённое наказание, и следить за его выполнением вменялось всему обществу.
   - То есть, к власти на "Небе" пришла очередная группа "небожителей", которой понадобилось утвердить своё положение среди сородичей, и разменной монетой в их борьбе за престол снова стало человечество? - мрачно заключил наставник Лик.
   - Не совсем так. "Ветхий Завет" вполне красноречиво говорит нам произошедшем: "Если же не послушаетесь Меня и не будете исполнять всех этих заповедей, то обращу лицо Моё на вас и падёте пред врагами вашими и будут господствовать над вами неприятели ваши и побежите, когда никто не гонится за вами. И наведу на вас мстительный меч в отмщение за завет, так что вы принуждены будете собираться в города ваши, и нашлю на вас язву, и преданы будете в руки врага. И разорю высоты ваши, и разрушу столбы ваши, посвященные солнцу, и повергну трупы ваши на обломках идолов ваших и возгнушается душа моя вами. И сделаю города ваши пустынею, и опустошу святилища ваши, и не буду обонять приятного благоухания жертв ваших. И опустошу землю, так что изумятся о ней враги ваши, поселившиеся на ней. А вас рассею между народами, и обнажу вслед вам меч, и будет земля пуста и города ваши будут разрушены".
   - Вот это да! Получается, что Яхве не имел отношения к тем самым "солнечным богам", и не мог конкурировать с ними? Он вынужден под них подстраиваться? - супя брови, воскликнул Нир.
   - Только не подстраиваться, а вести со своими собратьями борьбу за власть над покинутым своими прежними покровителями человечеством. Это достигалось путём запугивания людей, путём требования кровавых жертв, путём уничтожения знаков почитания множества прежних "богов" - конкурентов Яхве и его сторонников. И это уничтожение велось уже руками самих людей, как и физическое истребление всех инакомыслящих, всех иноверцев. По сути, управление человечеством со стороны "богов" стало хоть и опосредованным, но гораздо более тонким психологически, более продуманным. Ведь люди к этому времени уже прошли большой путь духовной эволюции. Это уже не были те дикари, что пугались молний и грома, и готовы были поверить в любые чудеса, творимые суровыми "богами" - милующими и карающими по своей воле. Да и бессмертие этих самых "богов" не было бессмертием физическим. Об этом люди тоже знали, ещё со времён Шумера и Аккада, когда сами "боги" использовали их в качестве "пушечного мяса" в ходе своих разборок.
   - А это "благоухание жертв"... Хорош же запах палёного мяса! - с неприязнью произнесла Амрита Рао.
   - Ты права. Хотя именно он, как ни странно, привлекал больше всего победителей! В аморейской среде, например, из которой вышел прародитель еврейского и арабского народов, существовал жестокий обычай - подтверждать преданность Богу принесением в жертву своего первенца.
   - Какой ужас! - послышалось сразу с нескольких сторон.
   - Яхве всё-таки был из числа "солнечных богов", вот только не принадлежал к высшей "божественной" элите. Есть некоторые мифологические намёки, которые позволяют предположить, что этот самый анонимный "бог" был второстепенным исполнителем определённых функций. Таких, низших рангом, "богов" шумеры именовали ануннаками. Яхве, как я уже сказал, тщательно соблюдал своё инкогнито, потому и взял себе псевдоним - "Яхве", что означает "Я есть сущий" или попросту: "Я - тот, кто существует реально". Именно так он представился Моисею во время их первой встречи. Я же с большой долей уверенности могу соотнести этого безымянного "бога" с западно-семитским малоизвестным "богом вечерней зари", носившим имя Шалим.
   - Но почему вы так думаете? - удивился Риш Яр.
   - В западно-семитской мифологии все "боги" представлены как основатели и владыки определённых городов и поселений. Например, такие топонимы, как Иерихон это город "бога" Йариха, а Сидон или Цидон - город "бога" Цида. Соответственно, Иерусалим, либо Йерушалем это город "построенный Шалимом". Иудейский патриарх Авраам, с которого собственно и начались события, связанные с интересами Яхве на Земле, получил, согласно древним текстам, своё благословение от первосвященника своего "бога" по имени Мельхиседек на горе Мориа, хранителем которой тот являлся. Это прямо указывает на то, что "Бог Авраама" это и "Бог Мельхиседека". Но последний являлся так же и "царём Салимским", иначе говоря царём Иерусалима, как и его "праведным жрецом". А этот город, согласно книге "Пещера сокровищ", был построен специально для Мельхиседека. Все концы, как видите, сходятся.
   - Теперь понимаю, - закивал юноша. - Получается вполне логичный вывод: какой-то малозначимый и обделённый привелегиями "бог" решил возвыситься над своими элитарными собратьями?
   - Скорее всего. Но я бы даже вёл здесь разговор не о желании какого-то отдельного "бога". Таких малозначимых "богов", занимавших низшие ступени на иерархической лестнице, было предостаточно. Почему бы группе таких вот второстепенных "богов" не объединиться однажды и не устроить заговор против правящей на Небесах элиты? Может быть Яхве, в силу каких-то личных качеств, был просто избран лидером заговорщиков, либо являлся их идейным вдохновителем? Что нам мешает сделать такое предположение? Да, собственно, ничего. Вот поэтому-то библейских текстах данная группа и именуется "элохим" или просто "ангелами" и "божьими посланниками".
   - Вполне разумное предположение, - согласился с экзоархеологом наставник Лик.
   - К тому же, есть одна древняя легенда, в которой прослеживаются отголоски соперничества между "богами" Азии и Африки, - продолжал Акира. - У царя богатого финикийского города Сидона, по имени Агенор, было три сына и дочь, прекрасная как бессмертная богиня. Звали эту юную красавицу Европа. Приснился однажды ей сон. Увидела она в своём сне, как Азия и тот материк, что отделен от Азии морем, в виде двух женщин боролись за неё. Каждая женщина хотела обладать Европой. Побеждена была Азия, и ей, воспитавшей и вскормившей Европу, пришлось уступить своей сопернице. В страхе Европа проснулась, но не смогла понять значения этого сна... Так вот, если провести параллели между этой легендой и реальным соперничеством между "богами" Яхве и Баалом, то мы получим вполне конкретную историческую картину тех древних времён.
   - Но разве Яхве был африканским "богом"? - удивился Риш Яр.
   - Яхве был племенным богом евреев! - откликнулись с другого конца веранды.
   - Вы забываете, что племя иудеев на определённом этапе своей истории выходило из Египта, - поднимая руку призывом к тишине, напомнил ребятам Акира. - Руководимые Моисеем, иудеи принимали активное участие в сваре "солнечных богов" на стороне именно Яхве, не гнушаясь при этом самыми жестокими методами. Достаточно вспомнить слова самого Моисея, обращённые к своим соплеменникам, красноречиво рисующие эту борьбу за власть над умами и душами людей: "Победив врагов, не даруйте никому из них жизни, но решительно истребляйте всех их поголовно для пользы дела. К тому же я советую вам разрушать их жертвенники, срубать их священные рощи, разносить все их храмы, сколько бы их ни было, и уничтожать огнём весь род их, чтобы не было о них помину...".
   - Хорош этот Моисей! - негодующе воскликнул Нир.
   - Такова историческая правда, отражённая и закреплённая в знаменитых "десяти заповедях". Помните, о чём там говорится? Тогда послушайте: "Я - Бог всесильный твой, который вывел тебя из страны египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя иных богов, кроме Меня. Не делай себе изваяния и всякого изображения того, что на небе наверху, и того, что на земле внизу, и того, что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им. Ибо Я - Бог всесильный твой, Бог - ревнитель, карающий за вину отцов и детей до третьего и четвертого поколения тех, кто ненавидит меня; и творящий милость на тысячи поколений любящим меня и соблюдающим заповеди Мои"... Как видите, разницы в религиозных учениях гораздо меньше, чем может показаться на первый взгляд. Источники и цели у них одни и те же, и интересы людей здесь стоят на самом последнем месте.
   - Но в чём вообще психологический смысл якобы необходимости религий? Почему они занимали столь важное место в прежней жизни человеческого общества? - храбро поднялась со своего места Лю Тао. - Ведь древние народы, не потерявшие связи с природой и внешним миром, прекрасно обходились без всяких религий, видя во всём жизнь и разум! Эти люди прекрасно понимали естественное одухотворение окружающего мира и безоговорочно принимали его.
   - Ты, безусловно, права, - согласился с ней Акира Кензо. - Признание одухотворённости природы очень важно, потому что оно влечёт за собой признание существования духовного мира наряду с миром материальным... Вернее, признание их неразрывной связи, их неразрывного единства. Это в корне отличается от взглядов на некое "божественное" происхождение, привнесённое "солнечными богами" в сознание людей через введение монотеизма, и до предела обострённое авраамическими религиями. Так называемые "примитивные" народы достаточно далеко проникли в познание духовного мира, который во всех религиях был полностью отдан во власть "богов". Из почитания деревьев и растений возник, например, очень интересный культ Якш - божеств плодородия и воды. Что характерно для этого культа - якши бывают как злыми, так и добрыми, они могут вызывать у людей и страх и уважение. Это говорит нам о восприятии их людьми в диалектическом единстве, и позволяет отнести появление этого культа ко времени властвования на Земле как раз цивилизаторов. То есть, задолго до Эры Тельца и до разделения окружающего мира на Добро и Зло. Об этом свидетельствует и символ якш лотос - символ земли, возникающей из вод - который тесно связан именно с цивилизаторами. Помимо всего прочего, в культе якш присутствует очень оригинальная идея реинкарнации. Она уходит своими корнями в глубокую древность, и сильно отличается от поздней аналогичной идеи, которая полна неразрешимых противоречий. Изначальная же идея реинкарнации заключалась в том, что в награду за достойно прожитую жизнь человек после смерти может превратиться в якш, но когда исчерпаются его заслуги, он вновь родится в образе человека. Подобная трактовка очень сильно перекликается с мыслью об изначальной "божественности" самого человека и возможности для него стать равным "богам" в Высших Духовных Сферах.
   - Здорово! - вырвалось у Амриты Рао.
   - Вот почему при прочтении мифов должна быть проведена очень чёткая грань, однозначно отделяющая всё "божественное", как выходящее за рамки естественного окружающего мира. Именно такое разделение способно поставить всё на свои места, и именно оно даёт нам возможность выделить в мифологии и в различных религиях отдельный разряд явлений, которые теряют своё "естественное происхождение", а значит являющихся искусственно привнесёнными конструкциями. В этой связи я хочу заострить ваше внимание на том, что со временем в сознании человека понятие о Боге не конкретизировалось, а наоборот становилось всё более и более расплывчатым. Вместо постепенного познания Бога, получался обратный процесс - его забывание и явное упрощение самого образа. И если в древности о деяниях "богов" и их свойствах могли говорить лишь посвящённые в таинства немногочисленные жрецы, то со временем практически любой мог высказывать всё тоже, что и священники. От этого качество "знания" явно терпело ущерб ради многочисленности сторонников.
   - Но ведь данный процесс прямо противоположен познанию, как таковому! И в частности мира материального... - после некоторого раздумья сказал Риш Яр. - Отчего же всё так произошло?
   - Во-первых, это как раз свидетельствует о практической ненужности религии в повседневной жизни человека. О чём спрашивала Лю Тао. Со временем человек, выйдя из-под неусыпного контроля "богов" и получив определенную свободу выбора, перестаёт воспринимать своих "небесных покровителей" как нечто великое и сакральное - то, перед чем необходимо трепетать и чему следует поклоняться. Уже к две тысячи четырёхсотому году до новой эры физического присутствия "богов" на Земле, как я говорил, не ощущается. Наблюдаются лишь отдельные "божественные явления" или "божественные откровения", посещающие некоторых правителей или провидцев, и дающие им определённые указания к действию. Сила и влияние "солнечных богов" на людей всё больше ослабевает. Во-вторых, начали появляться новые "божественные" личности, которые, судя по всему, не имели непосредственного отношения ни к правящей верхушке "солнечных богов", ни, тем более, к сонму "древних богов" - тех самых цивилизаторов. Таков, в частности, и Яхве.
   - Я вот всё никак не могу понять зачем на такой огромной территории "солнечным богам" понадобилась смена многобожия на монотеизм? - проворчал со своего места Лик. - Если борьба за власть и привилегии в среде этих самых "богов" никогда не прекращались, почему они вдруг с такой лёгкостью отказались от прежних своих привилегий, от почитания людьми, от принесения жертв во славу каждого из них? Как-то не логично получается. Вы не находите?
   Наставник вопросительно посмотрел на Акиру.
   - А по-моему всё вполне логично, - пожал плечами тот. - Вспомните, что назначение жертв было связано исключительно с получением "жизненной энергии", и тогда всё встанет на свои места. Вполне естественно, что в рамках иерархического общества "солнечных богов" разные его члены имели как разные привелегии, так и разную популярность среди людей. Как следствие, количество приносимых им жертв было тоже разным, причём различалось оно очень даже сильно. Разумеется, максимальное количество духовной энергии предназначалось главным "богам", и прежде всего "Верховному Богу". А к рассматриваемому нами периоду истории в оцивилизованных регионах его место занимал "бог" Баал. Второстепенные же "боги", количество которых было неизмеримо больше, вообще получали от "царского стола" сущие крохи.
   - Но почему бы "богам" просто не устроить что-то навроде "общего резервуара", в котором вся получаемая от людей "жизненная энергия" смешивалась бы? - продолжал недоумевать Лик. - Тогда любой из среды "богов", независимо от его ранга, мог бы беспрепятственно пользоваться ею в своё удовольствие. Это сняло бы массу проблем и разногласий.
   - Верно, - согласился с ним экзоархеолог. - Но вы сейчас рассуждаете как человек нашего общества и мерите его мерками то, что ими измерить нельзя. "Боги" же явно не были сторонниками справедливого распределения чего-либо. Поэтому-то подобный вариант унификации им совершенно не подходил и был чужд для них. Правда, можно было бы пойти и иным путём. Например, ввести стандартные ритуалы, утвердить единый перечень жертвоприношений. В идеале же можно было просто унифицировать адресата этих жертвоприношений.
   - Ага! Значит, ввести тот самый монотеизм, который и обеспечит одинаковый поток "жизненной энергии" от разных источников? - воскликнула разгорячённая Янтра, которая догадалась куда клонит экзоархеолог. - Тогда каждый из "богов" мог бы употреблять эту энергию в необходимом ему количестве.
   - Да. Но это только в идеале, - напомнил Акира Кензо. - Ты делаешь туже ошибку, что и твой наставник - забываешь о том, что "боги" существовали в условиях жёсткой иерархии своего общества. Как бы этот общий поток они стали делить между собой? Возникает всё та же проблема: получение доли в соответствии со своим рангом или статусом - одним больше, другим меньше. Но подобная ситуация уже существовала и без необходимости введения какой-либо новой религии, при возникновения в связи с этим массы проблем. Причиной же, которая действительно оправдывала бы возникновение монотеизма, была как раз необходимость изменения существовавших на тот момент условий распределения этой самой "жизненной энергии", в необходимости устранения адресности поставок, что вело к невозможности поддерживать свой "статус-кво" правящей элитой. Эта самая элита была совершенно не заинтересованна в возникновении монотеизма.
   - Но монотеизм в таких условиях был выгоден второстепенным "богам"! - догадался Нир. - Онибольше всех нуждались в жертвах и почитании.
   - Именно так. Поэтому-то с большой долей вероятности можно говорить о том, что группа таких вот малозначимых для людей "богов" и решила затеять собственный "дворцовый переворот", заранее разработав работающую схему распределения "жизненной энергии", то есть, монотеистическую религию. Ведь именно она давала этим "богам" ряд неоспоримых преимуществ.
   - Каких? - спросила Амрита Рао.
   - Скажем так, введение монотеизма позволяло группе заговорщиков обеспечить максимальную скрытность подготовки переворота. Был назначен "главный бог" в этой группе или "Всевышний". Им и стал некто, назвавшийся Яхве. Остальные же "боги" стали просто его помощниками или "посланцами-ангелами". Людям совершенно не обязательно было знать истинные имена и статусы всех этих "богов". Ведь они могли проболтаться и сообщить о заговоре "главным богам", стоявшим у власти и почиаемым самими людьми. Людей вообще не было необходимости ставить в известность об истинных намерениях и целях заговорщиков. А целью, как я уже сказал, было лишение конкретного адресата из числа правящей элиты поступающей от человечества "жизненной энергии". Таким образом, создавались бы условия, при которых этой энергией мог пользоваться любой из "богов" любого ранга. Так можно было "обескровить" своих врагов и самим получить дополнительные силы в дальнейшей борьбе за власть на "Небесах".
   - К тому же, чем закончиться этот переворот никто из заговорщиков знать не мог, - добавила со своего места Светлана, слегка порозовев от волнения. - Следуя вашей логике, события могли развиваться совершенно непредсказуемо. Ведь кто-то из группы, собравшейся вокруг Яхве, мог и не дожить до победного финала. Хотя "боги" и жили тысячелетиями, они не были бессмертными и абсолютно неуязвимыми,
   - Правильно, - согласился с ней Акира. - Тем более, что организация адресных жертвоприношений привязывала поставку энергии к конкретному "богу", и гибель кого-то из заговорщиков уменьшила бы общий поток такой энергии, необходимый всем остальным для успешного завершения задуманного. А победа затеявших переворот наоборот сулила возможность получения в своё распоряжение всей энергии, поступающей с Земли при условии распространения в среде людей именно монотеизма. Да и людям было не так-то просто объяснить отчего вдруг вместо одной группы "богов" нужно приносить жертвы другой. Гораздо проще было внедрить в людские умы идею почитания только "главного бога", который не был бы Баалом, а представлял собой некий обобщённый образ. Но за этим расплывчатым образом стояла бы целая группа малопочитаемых "божеств".
   - При этом даже смена самого "главного", если он вдруг погибнет во время мятежа или просто группу возглавит другой лидер, не означала необходимости объяснять людям, почему вдруг появился новый "главный" и куда делся предыдущий, - воодушевлённо подхватила Светлана. - А так как в монотеизме не возможно существование множества божеств, поэтому и были внедрены новые термины: "ангел", "посланник" и другие.
   - Да, получается всё логично, - согласился с ней Иллик Шелли и почесал затылок. - Но тогда, зная что победители запрещали распространение среди людей знания цивилизаторов, "солнечные боги" должны были следить и за тем, чтобы к людям ни в коем случае не попадали различные предметы, принадлежавшие цивилизаторам. Ведь какие-то из них должны были остаться на Земле и после их поражения. Не могли же они забрать с собой абсолютно всё.
   - Ты мыслишь в верном направлении, - похвалил помощника Акира. - Думаю, ребятам тоже будет интересно об этом послушать. Действительно, после "божественной" войны сохранилось много руин технических сооружений, воздвигнутых когда-то цивилизаторами. Некоторые из них были построены ещё в допотопные времена. В этих древних руинах, наверняка, могли оставаться "опасные" предметы, которые каким-то образом рано или поздно оказались бы в руках и у людей, род которых со временем становился всё больше и они стали проникать в самые отдалённые уголки планеты, в "запретные" места. Вообще, в Эру Овна подобные предметы "богов" жрецы любой цивилизации ревностно хранили в храмах каждого крупного города или культурного центра. Интерес к этим реликвиям у простых людей был несомненно велик, и не исключено, что отдельные из этих предметов могли продаваться даже на рынках как священные амулеты или обереги, обладатель которых приобретал особый статус или невероятные возможности, со стороны казавшиеся чудесами. С точки зрения "солнечных богов" подобное положение дел должно было выглядеть совершенно недопустимым. Я думаю, они наверняка должны были отслеживать появление у людей подобных артефактов и изымать их, при этом показательно наказывая провинившихся. На эту мысль меня наводит история отца Авраама по имени Фарра. Вы наверняка мало знаете о нём. Он был служителем угаритского храма бога Баала и, судя по всему, сумел похитить оттуда какое-то средство связи, когда-то принадлежавшее "богам". То, что они имели такие средства, несомненно. Их изображения мы можем увидеть и на египетских фресках, и на шумерских табличках, и на рисунках американских индейцев.
   - В самом деле? - удивился один из мальчиков.
   - Да. Просто нужно рассматривать эти древние изображения с современной технической точки зрения. Впоследствии люди сами стали делать копии подобных предметов "богов", и не только средств связи. Это явление когда-то получило обобщённое название "карго-культ". Мы видим среди множества артефактов и копии летательных аппаратов "богов", даже запечатлённые в форме храмовых построек. Как, например, в Индии. Находим и изображения высокотехнологичных строительных инструментов, даже роботов, или "небесного" оружия. В древности практически по всей Азии был распространём скаральный предмет-симовол, изображавший ваджру - сокрушительное оружие Индры способное испускать молнии и огненные шары, в основе принципа действия которого лежало использование "жизненной энергии". А вот у иудеев существовала религиозная традиция ношения на голове или на руке некого предмета, называвшегося тфиллин, как и у японских монахов-отшельников, которые во время своих церемоний носили на головах токин. Оба эти предмета различались лишь по форме, а по содержанию они были имитациями средств связи тех самых "богов". Ведь и дренеегипетские "боги" носили на своих головах странные "короны", снабжённые различными антеннами и приспособлениями. Думаю, и Фарра украл из храма нечто навроде тфиллина или такой вот "короны", но эта "божественная рация" оказалась неработающей, и Фарра остался ни с чем. Украденный предмет тайно хранился в его семье, и только сын Фарры оказался более удачливым. После смерти своего отца, Аврааму каким-то образом удалось выйти на связь с Яхве: "И сказал Господь Аврааму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе...". Вполне возможно, что Аврааму посчастливилось отыскать некое зарядное устройство для "божественной рации". Источники не сообщают нам о том, как Аврааму удалось включить оказавшееся у него в руках устройство, но факт двусторонней связи очевиден, и на другом конце канала связи оказался именно Яхве.
   - Получается, именно Яхве, стоявший во главе заговорщиков, был ответственным за связь с Землёй? - задалась вопросом Лю Тао.
   - Вполне возможно. Я могу предположить, что в обязанности Яхве мог входить сбор информации о появлении у людей тех самых "божественных" предметов, всё ещё хранящих в себе функциональность. Но эта рутинная работа вряд ли бы выполнялась кем-то из "главных богов". Скорее всего, её поручили бы какому-то второстепенному "богу", каким и был Яхве. Это объясняет и причину, по которой тот задумал будущий переворот, ведь именно к нему стекалась вся информация о том, что осталось на Земле с периода активного присутствия там цивилизаторов, и что ещё вероятно находится в рабочем состоянии. Такой техникой могло быть и некое грозное оружие, сродни той же ваджре.
   Я заметил, как при этих словах экзоархеолог покосился в мою сторону.
   - Да, оружие Яхве и его "ангелам" не помешало бы, - недобро усмехнулся Нир.
   - Верно. От наличия такого оружия однозначно бы зависел успех задуманного переворота, - согласился с ним Акира. - И, судя по всему, Яхве всё-таки удалось стать обладателем информации о какой-то мощной технике, находившейся на Синайском полуострове или же в Северной Африке. И он, несомненно, решил использовать эту информацию, чтобы изменить своё положение в обществе "богов". Прежде всего, чтобы свергнуть с престола самого Баала, захватить в свои руки его власть и подчинить его подданых своим интересам. А непокорных просто уничтожить. Что для этого требовалось?
   - Найти ту самую установку или оружие и проверить её работоспособность, - важно ответил Риш Яр.
   - Вот именно. А при необходимости заменить повреждённые или неработающие узлы или детали, для чего нужно было отыскать и запчасти к ней. Но гораздо более важной для Яхве и его сторонников, как мне представляется, задачей была задача обеспечения в нужный момент времени той самой установки, либо оружия необходимым количеством "жизненной энергии". Именно эта задача и влекла за собой острую необходимость смены религии и введение монотеизма, который создал бы условия при которых поток такой энергии направился бы в нужном Яхве направлении. Одновременно это лишало бы его соперника поставки этой самой энергии и ослабляло бы его силы для противодействия Яхве. И подготовку такой операции необходимо было провести в тайне от самого Баала. Ведь и тот тоже пришёл к власти в результате переворота, отобрав трон у своего отца. Вот вам и причина инкогнито заговорщиков, которое как нельзя лучше обеспечивал им именно монотеизм в качестве новой религии. Разумеется, что такое большое дело, как переворот, невозможно было осуществить не только без помощников среди своих сородичей, но и без помощи людей. Из их числа нужно было отобрать избранных и проверенных, кто бы и занялся непосредственной организацией сбора и поставки духовной энергии, так необходимой заговорщикам. К тому же, люди могли сгодиться и для разной второстепенной работы.
   - Разумно, - согласился наставник Лик. - Тем более, что до этого люди и так прислуживали "богам".
   - Да. Поэтому предлагаю немного подробнее остановится на истории появления таких "помощников" из числа людей. И эта история будет непосредственно связана с упомянутым мною Авраамом, а так же с его преемником Моисеем и народом иудеев. Могу вас заверить, что это очень любопытная история! - загадочно заблестел глазами Акира и, в ответ на согласные кивки ребят, продолжал свой рассказ: - Итак, что нам обо всём этом известно? Не так уж и много. Но и это немногое позволяет сделать вполне определённые выводы, чтобы выстроить логичную картину тех давних событий.
   Акира порывисто встал со своего места и страл прохаживаться по веранде, заложив руки за спину и продолжая свой рассказ.
   - Яхве, совершенно неожиданно для себя узнав о существовании Авраама, которому удалось включить некое средство связи "богов", понимает что может обрести в лице этого сообразительного землянина реального помощника. Именно поэтому он и отправляет Авраама со всей его семьёй из Харрана в абсолютно незнакомые тому места - в Ханаан. Это наводит меня на мысль, что в Анатолийской зоне не было того, что так требовалось Яхве. Вот почему он и посылает Авраама прежде всего как разведчика в другой регион. Библейские тексты умалчивают о том, что при этом пообещал Яхве за исполнение своего приказа, но сообщают, что Аврааму вменялось в обязанность даже сменить свою личину - "отказаться от рода своего". Ему пришлось прикинуться кочевым скотоводом, отказавшись от городского образа жизни. Совершенно очевидно, что в этом образе было проще посещать различные места и собирать информацию. Я практически не сомневаюсь в том, что по пути из Харрана в Сихем, Авраам посетил Баальбек. Во всяком случае, я бы сам именно так и поступил на его месте. Этот древнейший допотопный мегалитический комплекс, повреждённый во время планетарной катастрофы, цивилизаторы пытались восстановить, но не довели дело до конца, забросив начатую стройку. И там, несомненно, можно было бы ожидать найти нужное Яхве оборудование. Но, осмотревший комплекс, Авраам, видимо, не нашёл в нём ничего сколь-либо существенного.
   - А почему вы думаете, что Баальбек мог заинтересовать Яхве? - спросила со своего места Шаори.
   - Потому что этот комплекс относиться к периоду мегалитического строительства, ведшегося на Земле ещё цивилизаторами. Сходство кладки каменных блоков роднит его и со стеной, окружающей так называемую "Храмовую гору" в древнем Иерусалиме, и с сооружением в Хевроне, что заставляет относить все эти постройки к авторству именно цивилизаторов, а не "солнечных богов", пришедших на Землю много позже. Но, как я уже сказал, Авраам не нашёл в Баальбеке того, что требовалось Яхве. И тогда этот "бог" конкретизирует географическое местоположение "Земли Обетованной". Он обещает Аврааму уже определённую землю. Именно так можно трактовать его слова: "потомству твоему дам землю сию". Из всего этого можно сделать вывод, что за прошедшее с того момента, как Авраам покинул Харран, время Яхве на основании полученной от своего "разведчика" информации пришёл к заключению, что именно "Земля Обетованная" необходима для реализации его замыслов. Скорее всего, Яхве стало известно, что нужное ему оборудование находится где-то в этом регионе, хотя точного места он всё ещё не знал. Это оборудование или оружие нужно было прежде найти и, возможно, привести в порядок. На всё это жизни Авраама могло и не хватить. Прекрасно понимая это, Яхве принимает решение "закрепить" его вместе с потомками именно в "Земле Обетованной".
   - Как всё запутанно! - вздонул кто-то из ребят, и в ответ раздался дружный смех.
   Когда все успокоились, Акира продолжил свой рассказ:
   - В дальнейшем, по поручению Яхве, Авраам посещает и Египет, где так же должно было оставаться немало предметов "богов", за которыми присматривали местные жрецы и фараоны. Но Аврааму здесь так же не удалось ничего заполучить. Поэтому впоследствии Яхве предпринимает вторую попытку разведки в египетских землях, только уже с помощью другого своего разведчика -Моисея. Так или иначе, но Авраам снова возвращается в Ханаан, где он, опять же по указанию Яхве, поднимается на гору Мориа и встречается там с другим земным помощником заговорщиков Мельхиседеком. Тот, согласно книги "Пещера сокровищ", благословляет Авраама: "приобщил его к святым тайнам". После этого Яхве сам выходит на связь с Авраамом и говорит ему: "Награда твоя весьма велика. С тех пор, как Малкицедек благословил тебя и разделил тебе хлеб и вино, также и Я подлинно благословлю тебя, и Я подлинно умножу семя твоё...". Поскольку Мельхиседек являлся "праведным священником", то есть пользовался большим доверием у Яхве, то и "бог" меняет своё отношение к Аврааму, "подлинно благословляя" его и давая в очередной раз обещание "счастья для потомков".
   - Получается, что только после этого Авраам становится доверенным лицом Яхве? - догадалась Амрита Роа.
   - Верно. Теперь его уже можно было более детально посвятить в планы заговорщиков. Это и сделал Мельхиседек, приобщивший Авраама к неким "святым тайнам". Но прошло время, и Авраам стал стареть. Яхве понял, что нужно предпринимать какие-то шаги для того, чтобы дело заговорщиков не остановилось со смертью одного человека. При этом Яхве уже нельзя было ограничиваться только лишь каким-то преемником Авраама. Безусловно, Яхве понимал, что в будущем ему понадобится не разрозненная группа таких помощников, а большая и сплоченная армия. Эта армия в дальнейшем должна быть готова исполнять только его указания и приказы. Поэтому Яхве воспользовался идеей получения в вечное владение "Земли Обетованной", чтобы сплотить такую армию. Именно эту идею Яхве увязал с условием безусловного подчинения и поклонения только ему. Но Яхве, несомненно, был умён. Он понимал, что одной идеи для успеха его дела будет мало. Необходимо наличие и крепкого "стерженя" для сплочения иудеев, каковым послужили их родственные отношения. Именно они будут связывать ядро будущей армии. Поэтому-то Яхве и решает создать отдельный народ, готовый в нужный ему момент сформировать боеспособную сплочённую силу. Но для этого нельзя было взять уже сформировавшееся племя. Нужно было именно создать его с нуля.
   - Значит, еврейский народ был создан искусственно? - удивился Нир и тут же добавил. - Хотя если уж сам человек был создан "богами", то подобного следовало ожидать.
   - Вот видишь. Ты сам ответил на свой вопрос, - улыбнулся Акира. - Но иудейский народ не был создан на пустом месте, как и "новый человек" или "примитивный рабочий". Народ протоевреев, который по легенде Моисей встретил в Египте, пришёл туда из области Междуречья. С собой он принёс и свои летописи-родословные. Нам известно, что это племя чтило священные книги и праздники шумеров и вавилонян, а так же некоторые законы вавилонского царя Хаммурати. А вот сам Моисей заслуживает особого внимания. Ведь именно он впоследствии стал вождём племени иудеев и, следуя указаниям Яхве, сколотил для него ту самую армию, которая и завоёвывала Палестину, продвигая огнём и мечом новую веру в единого Бога. Как вы помните, я уже говорил о возможной связи Моисея с египетским фараоном Эхнатоном. На самом же деле, эта связь намного глубже, чем может показаться на первый взгляд. Ведь все последующие события с распространением монотеизма усилиями Моисея, иудаизм, а впоследствии и христианство, берут свои корни именно в Египте. Все они непосредственно связаны с той самой группой заговорщиков, которую возглавлял будущий единый Бог - Яхве.
   - Вы думаете? - воскликнула Шаори.
   - Безусловно. Сходство содержания религиозных реформ Аменхотепа четвёртого с идеями, успешно внедрёнными усилиями Моисея, просто нельзя не заметить. Правда, Эхнатон не пошёл по тому же пути, что Моисей. Он даже не пытался этого сделать, ведь его целью не был просто монотеизм как таковой, монотеизм как идея. Он ратовал за монотеизм именно второстепенного "бога" Атона. И тот так же был "богом вечернего солнца", как и Яхве. Давайте вернёмся немного назад, ко времени попыток введения монотеистической религии в Египте, когда фараон Аменхотеп четвёртый выступил против фиванского жречества и прежней системы древнего традиционного многобожия и государственного бога Амона. В своей борьбе Эхнатон опирался на провинциальное жречество Гелиополиса и Мемфиса, где издревле процветал культ единого и верховного солнечного божества. Эхнатон стал выдвигать этот культ - культ гелиопольского бога Ра-Горахти - в противовес культу бога Амона, имя которого, как и имена других богов Египта и даже слово "боги", усердно уничтожались на всех памятниках. Царь не пощадил даже имени своего отца, в состав которого входило имя Амона. Такое же поведение было характерно именно для последователей религии Яхве. Тот тоже был столь же категоричен в своих требованиях истребления следов культа других "богов". Впоследствии же, для большего охвата территорий и людских умов, религия Яхве была модифицированна, породив новые религии: христианство и ислам.
   - Получается, всё начилось опять с Древнего Египта? - прозвенела позади Янтра.
   - Да. Но было бы ошибкой думать, что только Аменхотеп четвёртый вёл борьбу с многобожием, - покачал головой Акира. - В тоже самое время жил в Древнем Египте жрец Осарсиф - Озирис. Он так же происходил из Гелиополиса. Этот жрец был выбран на должность руководителя города Авариса и принадлежавшей городу области. Самым первым постановлением этого жреца был введён закон, запрещавший поклоняться прежним богам и употреблять в пищу священных животных. В подвластной Осарсифу области грабили и оскверняли храмы, не щадили изображений "древних богов", делали из святилищ кухни. Понятно, что само проведение в жизнь Осарсифом подобных законов было возможно только во время властвования Эхнатона, но между этими двумя личностями не было ни дружбы, ни любви. Осарсифа никогда не покидала ненависть к фараону.
   - Что же они не поделили? Ведь цели у них были одни и те же! - удивился Нир.
   - Всё дело в том, что по наущению прорицателя и по приказу Аменхотепа были собраны люди всех слоёв населения, заболевшие проказой, которые были сосланы в каменоломни. Это делалось в профилактических и гигиенических целях, но египетские чиновники как всегда переусердствовали, и согнали в каменоломни многих, кто к проказе никакого отношения не имел. Это жестокое и несправедливое решение фараона и вызвало недовольство и ненависть людей к правителю. Через некоторое время все эти люди были переправлены в город Аварис и принадлежавшие этому городу земли, и там поселены. Выбор этого города был не случаен, так как когда-то, во время завоевания гиксосами Египта, он принадлежал им. Впоследствии, гиксосы были изгнаны из Египта фараоном Яхмосом, но город покинула только гиксосская знать и царедворцы, а бедняки и средний класс остались. Так со временем этот город и окрестные земли стали местом жительства населения гиксосского происхождения. Коренное же население Египта относилось к бывшим завоевателям с ненавистью, и не упускало случая досадить им, так же как сами гиксосы негативно относились к фараону-реформатору, поселившему их в резервации.
   - Именно прокаженные гиксосы в качестве своего руководителя избрали гелиопольского жреца Осарсифа, - подтвердила Светлана. - Впоследствии он отрядил посольство к изгнанным пастухам в Иерусалим, чтобы "сообщить о положении своём и прочих подвергшихся позорному насилию сотоварищей, попросить предпринять общее единодушное нашествие на Египет".
   - Да, так и было, - согласно кивнул экзоархеолог. - Осарсиф напомнил гиксосам в Иерусалиме, что в Аварисе живут их соплеменники, подвергшиеся унизительному рабству. И гиксосы пришли и соединились с прокажёнными, присоединив горечь своего прежнего поражения к их ненависти. Но войска Эхнатона, сразившись с гиксосами и прокажёнными, истребили множество из них, и гнали гиксосов до самой Сирии. Таким образом, новое нашествие не удалось. Тогда Осарсиф осознал, что его дело не возымело успеха. Но у него, судя по всему, были далеко идущие планы, продиктованные "свыше", и останавливаться он был не намерен. Поняв, что египетская земля оказалась крепким орешком и слава прежних "богов" здесь всё ещё сильна, он предпринимает решающий ход. В одном древнем папирусе есть такие строки, касающиеся этого жреца: "Происходивший из Гелиополиса жрец Осарсиф, так названный по гелиопольскому божеству Озирису, основав новое своё государство и дав ему законы, изменил, пристав к этим людям, своё имя на название Моисея, которым стал с тех пор именоваться".
   - Подождите! Получается, что Моисей и этот египетский жрец - одно и то же лицо? - изумился наставник Лик.
   - Не совсем так, - лукаво улыбнулся Акира. - В этом тексте нигде не сказано о причине изменения Осарсифом своего имени. Вполне очевидно, что этот жрец был служителем культа "бога" Осириса, что следует из его имени. Но было ли на самом деле изменено это имя им самим или же, согласно культу Осириса, он просто утвердил себя изменённым именем в ком-то другом?
   - Ведь следуя традиционному положению культа Осириса имя от отца, например, к сыну переходило без изменения, - заметила Светлана.
   - Правильно, - согласился с ней экзоархеолог. - Но перед жрецом Осарсифом уже стояла иная задача: не сохранить старый культ, а создать новый, который можно было распространить в среде гиксосов и понести дальше. Реформа Эхнатона рухнула, несмотря на то, что Яхве имел непосредственную связь с фараоном, посредством чего "бог" оказывал влияние на действия своего подопечного.
   - В самом деле? - снова удивился вожатый Лик.
   - Да. Каждый очередной значимый шаг по пути своих реформ Эхнатон осуществлял после того, как "что-то слышал". В одной из древних надписей говорится о том, как на шестом году правления фараона произошло нечто "ещё более худшее по сравнению с услышанным на первом и четвёртом годах" его правления. Смерть же Эхнатона прервала не только ход его реформ, но и процесс реализации планов Яхве. Судя по всему, фараон так и не смог найти в Египте нужные тому предметы. К тому же стало ясно, что приемник Эхнатона не сможет удержать в своих слабых руках знамя реформы, ведь Тутанхамон был вынужден пойти на уступки фиванскому жречеству, культивирующему многобожие. В результате то, что искал Яхве, оказалось в руках людей, на которых тот не имел никакого влияния. Это случилось уже в период правления фараона Сети первого. И вот на фоне всех этих событий у жреца Осарсифа рождается сын.
   - Значит, сын Осарсифа и был Моисеем? - задалась нетерпеливым вопросом Янтра Деви.
   - Это станет очевидным, если проследить этимологию имени Моисей. В "Исходе" по этому поводу говориться следующее: "Дочь фараона нарекла имя ему Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его"... Но есть и другая этимология этого слова. "Мосе" на египетском языке означает "сын". Жрецу Озирису, конечно же, могла прийти в голову мысль изменить своё имя, но почему именно на Моше? Подобное изменение приобретает смысл, если у него действительно родился сын и он дал ему имя, имеющее прямое и непосредственное отношение к этому событию. Своего сына он назвал "Сыном". Об этом-то событии и рассказывается в древнем папирусе: "... изменил, пристав к этим людям, своё имя на название Моисея". То есть, влившись в среду гиксосоов, поменял себе имя, и дал это же имя своему сыну, который во времена Рамзеса Великого выводит из Египта гиксосов. Участниками этого исхода были не только потомки рода Иакова и Иосифа, как их называет Библия, но и те самые прокажённые, которых Эхнатон отправил в каменоломни, и все остальные, кто присоединился к этому исходу.
   - Теперь я поняла, - кивнула Янтра.
   - Египетский жрец Манефон, живший в городе Ольвиополе в царствование Птоломеев написал на греческом языке "Историю Египта" в трёх томах. Вам о ней, конечно же, известно. Как вы помните, в то время Египет находился под сильным культурным влиянием греков, а Манефон, благодаря своему высокому жреческому сану, имел доступ к египетским храмовым архивам и библиотекам. Это дало ему возможность подробно изучить первоисточники информации. Правда, труд Манефона был утрачен, но судя по тем выдержкам, которые приводятся другим древним историком Иосифом Флавием, мы можем говорить не об одном, а о трёх исходах из Египта!
   - Как так? - удивился Нир.
   - Да, да. Это, прежде всего, изгнание гиксосов фараоном Яхмосом в тысяча пятьсот восьмидесятом году до новой эры. Затем изгнание тех же гиксосов Аменхотепом. И, наконец, исход восставших рабов при Рамзесе первом, который произошёл в тысяча двести девяносто шестом году до новой эры. А так как Моисею в это время было восемьдесят лет, то год его рождения можно определить, как тысяча триста семьдесят шестой.
   - Получается, Моисей, выведший протоевреев из Египта, был сыном египтянина, который выполнял некую тайную миссию, возложенную на него его же отцом? - сделал вывод Риш Яр.
   - Именно так! - подтвердил Акира. - У арабов из поколения в поколение передавалось тайное знание о действительном происхождении Моисея. Элементы этого знания даже вошли в Коран.
   - Но это же означает, что и Яхве имел какое-то отношение к египетскому Атону, - догадался наставник Лик.
   Акира утвердительно кивнул.
   - Да. Под этим именем выступал либо сам Яхве, либо кто-то из числа его заговорщиков. Можно даже предположить, что Яхве, в силу его принадлежности к атрибутике Солнца, являлся одним из потомков "солнечного бога" Ра. А вот главный соперник иудейского Бога, носивший имя Баал, был очевидным потомком другого египетского "бога" - Сетха, против которого воевал и Ра, и все его потомки.
   - Но для чего Моисею это потребовалось? - неунимался Нир. - Я имею в виду, для чего нужно было выводить иудеев из Египта?
   - Судя по тому, что Моисей сорок лет водил будущих евреев по Синайской пустыне и тренировал их в разбойничьих набегах на караваны, он преследовал целью сделать из них народ воинов, дав возможность умереть всем тем, кто был воспитан в Египте в рабстве. Отсюда следует, что "пророк" собирался серьёзно и долго воевать, выполняя указания Яхве. И вполне естественно, что Моисею необходимо было царство не лично для себя, ведь он выполнял некую сверхзадачу.
   - Можно я добавлю? - попросила Светлана, бросив в мою сторону быстрый взгляд.
   - Да, разумеется.
   Акира сделал приглашающий жест рукой.
   - Хотелось бы продолжить вашу мысль о сверхзадаче Моисея и о тех, кто за ней стоял, - уверенно начала Светлана, смело глядя на затаивших дыхание ребят. - Согласно Библии, Яхве обязался вывести племя древних евреев из египетского плена в "Землю Обетованную". Поэтому вызывает удивление, что поход этот почему-то занял целых сорок лет. Если даже допустить, что эта цифра завышена составителями Библии, явно питавшими слабость к числу сорок, то и тогда получается, что евреи под предводительством Моисея провели в пустыне долгие годы. За это время Моисей и Аарон успели состариться, произошла смена поколений и масса событий: войны с другими племенами, стычки и бунты. И на всё это потребовалась бы как минимум пара десятков лет. Но почему путь из долины Нила в долину Иордана расстоянием порядка тысячи километров растянулся на долгие годы? Ведь даже нам сегодня совершенно очевидно, что и в условиях пустыни, двигаясь на повозках, запряжённых быками, с многочисленным скарбом и скотом, такое расстояние можно было бы преодолеть максимум за год.
   Светлана оглядела ребят загадочным взглядом.
   - А интересно здесь, прежде всего то, что читая Библию, мы понимаем, что племя Моисея двигалось по чрезвычайно сложному и запутанному пути, неоднократно возвращаясь в одно и то же место или пятясь назад, пересекая свой собственный путь! Из этого можно сделать вполне очевидный вывод о том, что сам Моисей понятия не имел, куда вести своё племя. Всё его путешествие выполнялось по прямым указаниям непосредственно Яхве, который поддерживал с ним постоянную связь через мобильное передвижное устройство, которое нам известно, как скиния.
   - Вы правы, - закивал Акира. - Об этом ясно говорят и тексты Библии: "Облако покрывало скинию днём, подобие огня ночью. И когда облако поднималось от скинии, тогда сыны Израилевы отправлялись в путь, и на месте, где останавливалось облако, там останавливались станом сыны Израилевы. По повелению Господню отправлялись сыны Израилевы в путь, и по повелению Господню останавливались...".
   Светлана ответила на слова экзоархеолога беглой улыбкой и продолжила:
   - Отсюда вполне очевидно, что именно Яхве был заинтересован в том, чтобы изолировать группу людей от окружающего мира и исключить на протяжении двух поколений возможность их контактов с остальной частью человечества! Лишь так можно было получить новое поколение, не испорченное многобожием египтян, как правильно заметил уважаемый Акира. Сам Яхве заявляет Моисею, что никто из его сверстников не войдёт в "Землю Обетованную". Исключение было сделано лишь для представителей второго поколения: "... только детям их, которые здесь со мною, которые не знают, что добро, что зло, всем малолетним, ничего не смыслящим, им дам землю, а все, раздражавшие Меня, не увидят её".
   - Практика, когда кто-то из патриархов избирал для себя определённое "божество" в качестве "Бога отцов", с которым он вступал в особые договорные отношения, как мы знаем, была широко распространена не только в аморрейской среде, - заметил Акира. - Это "божество" брало под особую опеку семью или род, каждое последующее поколение которого должно было подтверждать верность договору. Используя именно эту традицию, Яхве и становится "Богом Израиля", а израильский народ добровольно становится его народом.
   - Да. Имя этого патриархального "божества" изначально пришло из Месопотамии. Там оно звучало как Шаддаи - "житель гор", а у иудеев стало произноситься как Шалим. Этот "бог" был крепко связан с семейством верховного "бога" Эла, чей дом находился "на горе", далеко на севере, у самого края света, там, где небеса сходятся с землёю. Само же сорокалетние странствие Моисея и его племени, как мне кажется, понадобилось для создания нового "избранного" народа, способного в дальнейшем не смотря ни на что нести свою веру в другие регионы. Это был масштабный опыт, затеянный Яхве не только для идеологической и духовной перековки иудеев, для привития им новых норм поведения и образа мыслей. Он был и опытом по генетическому воздействию на рождавшееся новое поколение. Инструментом же, служившим для этих целей, была та самая скиния. Она и помогала Яхве, руководившему походом "богоизбранного народа", нащупывать в Синайской пустыне зоны активного воздействия энергетических земных потоков. Зачатие детей в таких зонах способствовало появлению новых генетических признаков, закреплявшихся по наследству. О таком характере применения скинии могут свидетельствовать неоднократно упоминаемые в Библии столбы, - "огненные ночью и облачные днём" - которые, то шли перед скинией, то заполняли её саму.
   - Верно! - поддержал Светлану молчавший до сих пор Амоль Сайн. - Я могу предположить, что такие облачные столбы могли представлять собой участки ионизированного воздуха, светившиеся в канале мощного микроволнового излучения, передававшегося из космоса. Поэтому скиния могла служить не только устройством связи для общения с Яхве, но и выполнять функции некоего исследовательского научного устройства.
   - Не стану с вами спорить, - согласился с обоими экзоархеолог. - Тогда через сорок лет к "Земле Обетованной" подошли уже совсем другие люди, генетически отличавшиеся от своих предков, вышедших из Египта. И самое главное, пославшему их Яхве хотелось, чтобы они забыли своих прежних "богов". Вот почему Моисей создаёт для евреев тот самый образ единого Бога. В то время как Библия сообщает, что в древности евреи поклонялись и Дагану, и Балу, называя их Дагоном или Баалом. Их религия долгое время оставалась политеистической. Когда же Яхве добился желаемого на Земле и ему стало совершенно не до оставленного здесь "богоизбранного народа", а вместе с ним и до брошенного оборудования, представленные самим себе евреи довольно быстро "впали в грех" и "отвернулись от Господа", начав как и прежде поклоняться местным "богам", в том числе и тому же Баалу. После же смерти Моисея еврейская религия почти тысячу лет оставалась политеистической.
   - Этого и следовало ожидать, - заметила Светлана. - Отсутствие каких-либо проявлений и подтверждений реальности выбранного ими для поклонения Бога, как и отсутствие реальной угрозы со стороны некой могущественной силы не способствовали рьяному сохранению устоев монотеизма. Собственно, людям стало всё равно кому из "богов" поклоняться, раз все они давно покинули нашу планету. В таких условиях никаких критериев "праведности" и правильности сделанного выбора просто не было.
   - Значит, я был прав? Без действительного вмешательства "богов" и без принуждения с их стороны никто из наших далёких предков и не стал бы им поклоняться, - важно заявил Нир и оглядел своих друзей победным взглядом.
   - Да. И точно так же исчезла бы любая другая религия. Возьмите для примера наше с вами общество. Вдобавок, Яхве интересовало лишь решение его личных проблем. Он не оставил после своего ухода никаких заветов евреям о том, как им обустраивать свою жизнь, как сохранить в своих руках завоёванную "Землю Обетованную", как ею управлять и оберегать её границы от внешней угрозы. Отсюда можно сделать вывод: если бы Моисей стремился к завоеваниям как обычный царь, то он вполне мог бы обойтись как без новой идеологии, так и без новой веры. Достаточно было бы создать крепкую армию. Но этого не произошло. Мы видим, как его люди бьются именно "во имя Бога", то есть, во имя определённой идеи, олицетворяемой образом этого самого Бога. Поэтому-то конечной задачей Моисея было установление в своём царстве "правильного порядка" или "царствия божьего"! При жизни Моисей воплотить эти планы в реальность не успел. Перед смертью он заключил договор с народом евреев - "Завет" - согласно которому еврейский народ должен был продолжать захватнические войны и после смерти самого Моисея. Здесь очень кстати пришёлся и единый комплекс легенд о былых притеснениях и страданиях евреев в плену. Они были отличным стимулом в будущем мстить своим обидчикам. Поэтому в тринадцатом столетии до новой эры израильтяне, следуя заветам Моисея и указаниям Яхве, провели широкую военную компанию. В ходе неё ими был разрушен ряд важных хананейских городов-государств, что позволило израильтянам поселиться в этой стране и прежде всего в её гористой части. Последующие века прошли в постоянных войнах, в которых все развитые города региона были разрушены не по одному разу.
   - Но израильтянам не столь уж и везло в их захватнических войнах, - напомнила Светлана. - Ими была занята лишь центральная гористая часть страны и часть Трансиордании. Не имея в своём распоряжении ни железа, ни даже колесниц, израильские племена не смогли воевать с противником на равнинах, как не могли овладеть и хорошо укреплёнными крепостями, такими как Беф-Сан, Мегиддо или Газер, защищавшими путь в горную часть страны.
   - Вы правы. Но Моисей был не одинок в своих устремлениях. Не отставал от него и другой "пророк" - Мухаммед, о котором сам Моисей, или по-арабски Муса, сказал: "Юноша, ниспосланный Аллахом после меня, приведёт в Рай больше своих последователей, чем я". В конце концов, так оно и вышло. Мухаммед, как и Мосей, тренировал своих последователей в ходе набегов на торговые караваны. В январе шестьсот двадцать четвёртого года состоялась первая битва мусульман под предводительством Мухаммеда с мекканцами. Любопытно, что большой караван, возвращавшийся из Сирии в Мекку и возглавляемый Абу Софьяном, сопровождался военным отрядом в девятьсот пятьдесят человек. Численность же мусульман была втрое меньше, но они были крепки своим единством и духом, поэтому и победили в той битве, которая продолжалась всего несколько часов. Захватив богатую добычу, сражающиеся поделили её между собой поровну, за исключением пятой части, которая ушла в "священную казну".
   - Это же вообще простой грабёж в чистом виде! - вознегодовал наставник Лик.
   - Как и в случае с племенем иудеев, под предводительством Моисея, - согласился с ним Акира. - Но Мухаммед дал своему народу то, чего не было впоследствии в христианстве - возможность выплеска агрессии вовне, на "внешнего врага". А это в немалой степени послужило причиной большей "устойчивости" ислама, активно вступившего в борьбу с ослабевшим христианством на рубеже последних веков прежней истории, когда "мусульманский мир" повёл активное культурное и территориальное наступление на так называемую "западную цивилизацию". По всей видимости, мусульмане тогда тоже направлялись некими "божественными посланниками". Вот почему большинство конфликтов и столкновений тех далёких от нас времён имели под собой чисто религиозную подоплёку.
   - Значит, оба пророка выполняли задание одного и того же "бога" - Яхве? - задала вопрос Лю Тао.
   - Всё верно. В сверхзадачу Моисея входила борьба за "божественное" первенство, а целью было отречение евреев от своих прежних "зверобогов", и прежде всего от Баала, главного соперника Яхве на Синайском полуострове. По указанию Моисея, жрецы - хранители традиций монотеизма - впоследствии объединили всех прежних "богов" в образе "единого Бога", коим и стал Яхве. Для этого им пришлось изменить соответствующим образом легенды других народов и литературно обработать их тексты в новом стиле. После исхода евреев из Египта, те уже не оставались одним народом, а стали союзом племён, поклонявшихся только Яхве и разделявших общее мировоззрение. И неотъемлемым условием для вступления других племён в этот союз было признание главенства Яхве над их собственными "богами", а так же переход под его покровительство. Тем не менее, Израиль долгое время являл собой достаточно условную конфедерацию племён, объединённых не некой центральной политической фигурой, а религиозными узами или "Заветом", материальным символом которого являлся "Ковчег Завета" - то самое средство связи с Яхве, брошенное им на Земле за ненужностью. Этот Ковчег долгое время находился в главном святилище в Сидоне. Всё это разительно отличало Израиль от организации окружающих его народов, которые представляли собой в основном или единые крупные монархии, или города-государства, в каждом из которых существовал свой смертный царь.
   - Мешанина похлеще, чем в феодальной Европе или княжеской Руси! - проворчал наставник Лик. - Что ни посёлок - то "город", что ни община - то "народ", что ни князёк - то "царь".
   - Вы правы, - улыбнулся ему Акира Кензо. - Но разница всё же была: союз иудейских племён создавался не стихийно, как другие союзы других народов. Он создавался с вполне определённой целью - целью религиозной, с самого начала инспирированной Яхве для своих личных нужд... Хотя и с самим Яхве не всё так просто.
   - А что с ним не так? - осторожно поинтересовался Риш Яр.
   - В древности было такое царство - Угарит. Его народ, как и евреи, принадлежал к семье семитских народов. В пантеоне угаритских богов верховного именовали Илу. Он представлялся в образе благообразного седого старца, восседающего на троне поддерживаемом керубами. Имя этого "бога" в семитских языках звучало как Эл, Элим, Илум или Аллах. Этот "бог" так же носил эпитеты: "Творец всех созданий", "Создатель богов", "Великий отец", "скачущий на облаке". Он часто представлялся в образе могучего быка, что в свою очередь даёт нам символическое указание на время его правления - Эру Тельца. Жену же этого "бога" звали Ашера. Илу имел брата Дагану, который родил сына Балу - могучего богатыря, громовержца и воителя. Основным подвигом Балу была его победа над драконом Латану, именовавшемуся так же Раав. Но Балу воевал и со своим братом Муту - богом жары и засухи.
   - О! Я знаю эту легенду! - воодушевлённо воскликнула Янтра.
   - Я и не сомневался, что она должна быть вам знакома, - благосклонно улыбнулся Акира. - Но я хочу обратить ваше внимание и на то, что здесь мы имеем явное сходство с другими мифологическими героями Древнего Египта, Междуречья, Индии и даже Древней Греции. У египтян Джесертеп - гигантский змей, символ зла, как и змей Индиф - являлся врагом "солнечного бога" Ра. Во времена шумеров богом, победителем дракона, был Энлиль. С наступлением гегемонии аккадцев, эта роль перешла к Мардуку, убивающему дракона Тиамат. В эпоху царствования ассирийцев высшим божеством стал Ашур. В ведических текстах Индии самым знаменитым деянием громовержца Индры, основной его заслугой, считалось убийство демона Вритры и его брата Валы: "Кто рождён для первенства, кто мудрейший бог, охвативший богов силой духа, от ярости чьей сотряслись оба мира - тот, люди, Индра! Кто, змия убив, семь рек распечатал...". Так рассказывает об этом событии "Ригведа". Врагом же древнегреческого Зевса стал сын Геи и Тартара, стоглавый Тифон - драконообразное существо, изрыгающее огонь. Даже верховный "бог" славян Перун - хозяин грома и молнии, что сильно роднит его с ведическим Индрой и другими подобными "богами" - побеждает Змея в процессе циклической трансформации природы. А "Велесова книга" называет победителем "чёрного змея" другого "бога" - "бога огня" Симаргала.
   - Вообще, хронологию событий и их взаимную увязку мы всегда проводим, опираясь на определённые базовые вехи в мифологии. Нужно правильно понимать символику, отражённую в сказаниях и мифах, чтобы использовать её, как ключи к расшифровке смыслов древних текстов, - пояснила Светлана, обращаясь к притихшим школьникам. - К тому же, сходство различных мифологий у разных народов в разных частях света даёт нам вполне конкретные основания предполагать наличие некоего изначального общего истока всех этих легенд и мифов. Это совсем не случайно, потому что все они отражают не вымысел наших далёких предков, а историческую правду о древнейшей истории нашей планеты, оставленную нам в наследие всё теми же "богами".
   - Вы правы, - подхватил её слова экзоархеолог. - А одним из признаков наличия в мифах большой доли исторической правды служит, например, сильнейшее стремление величайших умов Греции получить подобные знания о древнейших событиях из Египта или Азии. И мощнейшее пересечение римской и греческой мифологий, на основании которого можно уверенно говорить о том, что Рим лишь перенял божественную мифологию Греции, движимый теми же устремлениями и мощнейшими стимулами, которые вдохновляли эллинов. Это реальное сходство даёт нам определённый временной маркер, крепко-накрепко привязывающий описываемые в мифах противоборства "богов" именно к Эре Тельца. Особенно интересно в связи с этим отметить, что и Яхве, и Илу люди до определённого времени представляли в образе могучего быка.
   - Значит, этот самый "бог" имел непосредственное отношение к Эре Тельца! - сообразил Нир.
   - Вот видишь! Ты уже начинаешь понимать, как правильно использовать мифологические ключи для расшифровки древних текстов! - улыбнулся ему Акира. - Имя Яхве сходно и с именем древнеегипетского "лунного бога" носившего имя Аах или Ях, что значило "Луна" или "Месяц". В эпоху Среднего царства - это эпоха перехода от Эры Тельца к Эре Овна - было такое фиванское лунное божество, которое к началу Нового царства отождествлялось уже с "лунным богом" Хонсу - "Странником". И именно "лунный бог-странник" велит целому народу отправиться в странствие в "Землю Обетованную", дав им по дороге письменный свод наставлений и законов. Как вам такое совпадение?
   Акира с интересом оглядел школьников.
   - У хананеев понятие "бог" или "божество" выражалось при помощи слова "эл", а понятие "боги" передавалось множественным числом этого слова или же семитской идиомой "сыны бога", обозначавшей "членов божественной семьи". Вождь всех "богов" и он же глава "божественной семьи" носил имя "Эл" или "Ил". Как и другие верховные "божества" в различных пантеонах, он был весьма таинственной фигурой и практически не принимал участия в делах людей. Супругою Эла была Ашера или Асират. Символом её присутствия в местах поклонения являлось священное дерево или столб, стоявший возле алтаря. Главным из потомства Эла и Асират был их сын, звавшийся Ваалом или Баалом. Он был наиболее ярким и важным из всех "богов" Ближнего Востока. Первоначально это слово было всего-лишь титулом, а не именем "бога".
   - У этих "богов" всегда так? - удивилась Лю Тао.
   - Почти, - снова улыбнулся Акира. - Звался же Баал и именем Хаддад, а хананейское слово "баал" означало всего лишь "господин". Но этот "бог" всегда использовал именно его, как свой псевдоним. Ваал так же получил титул "Зебул" - "возвышенный" и "Владыка земли". Это имя, звучащее как "Вельзевул" - "божество Аккаронское" - упоминается в "Ветхом Завете", а в новозаветные времена им так же называют самого Сатану.
   - Я не совсем понял вашу мысль. Получается, что лунный бог Хонсу это и есть Яхве? - удивился Нир. - Но вы же говорили, что его нужно отождествлять со второстепенным иудейским "богом вечерней зари", по имени Шалим?
   - Нет, я не утверждаю тождественность Хонсу и Яхве. Я всего лишь подвожу вас к мысли о возможных причинах противоборства между Яхве и Баалом. Ведь оба они были братьями, так как имели одного отца - "верховного бога" Эла.
   - А-а-а, - соображая, протянул Нир. - Теперь я понял вас.
   - Кстати, пристрастие Яхве к получению в жертву именно первенцев - первый отёл, первый урожай и тому подобное - может так же свидетельствовать о "специализации" этого "бога", который, ко всему прочему, был связан и с плодородием, - заметила Светлана.
   - Но почему тогда Яхве, будучи сыном "верховного бога", являлся "богом" второстепенным и обделённым властью и жертвованиями людей? - искренне удивилась Амрита Рао и недоумённо посмотрела на экзоархеолога.
   - На этот счёт в угоритской мифологии имеется очень любопытное предание, рассказывающее о рождении Шалима, - охотно пояснил Акира. - Из этого предания мы узнаём, что матерью Шалима-Яхве была вовсе не законная жена Эла, а одна из специально рождённых им женщин. Эти женщины в свою очередь благополучно родили от престарелого "верховного бога" пару небесных "божеств" с именами Шахар - "бог утренней зари", и Шалим - "бог вечерней зари". Дальнейшая судьба этих двух новорожденных нам неизвестна, так как оба являются настолько второстепенными "богами", что угаритская мифология более не удостаивает их внимания.
   - Тогда получается, что эти "боги" относятся уже к поколению полубогов? - воскликнул Иллик Шелли. - Вот почему о Яхве говорится, что он слабее всех "солнечных богов". Ведь он действительно не равен им, потому что он полукровка. Отсюда и возникает его желание заполучить всю власть в свои руки. Типичные детские обиды и комплексы обделённого наследника!
   - Ты безусловно прав. Ясно, что законорождённый Баал, который через некоторое время возглавил пантеон ханаанских "богов", и бастард Шалим, использовавший впоследствии псевдоним Яхве, находились совершенно на разных ступенях "божественной" иерархии. Настолько разных, что никто из "древних богов" не мог даже представить себе возможность их будущего соперничества, как не мог представить и всех событий второго тысячелетия до новой эры. К тому же, это соперничество было замешано ещё и на чисто личностных причинах. В нём явственно просматривается борьба за внимание женщины. А именно "богини" Ашеры. Ведь согласно древним текстам, она считалась женой Яхве. В некоторых древних посвятительных надписях упоминается "Яхве Шомрон и его Ашера", "Яхве Теман и его Ашера", "Яхве и его Ашера", где Ашера, Асират или Астарта однозначно выступают в качестве супруги Яхве. Эпитет же "Ашторет", родственный эллинской Астарте, связывал эту "богиню" с другой "богиней" - Анат.
   - Иными словами, обе были одним и тем же лицом? - заключил наставник Лик.
   - Да. Анат, к тому же, была ещё сестрой и любовницей Баала! Эта "богиня любви и войны", которую древние египтяне изображали в виде вооруженной щитом и копьем нагой женщины, скачущей на коне, и которую называли "великой богиней, которая зачинает, но не вынашивает", была, судя по всему, довольно любвеобильна... Впрочем, как и многие другие её сородичи. Поэтому Яхве вполне мог ревновать её как к своему отцу, так и к сводному брату Баалу. К тому же, иметь в жёнах чистокровную "богиню" было для него особенно выгодно. Это повышало его статус и создавало иллюзию его собственной "божественности" и в глазах остальных "богов", и в глазах людей.
   - Получается, борьба между этими "богами" могла вестись просто из-за женщины? - усмехнулся Риш Яр и посмотрел на сидевшую рядом подругу.
   Лю Тао промолчала, нетерпеливо дёрнув подбородком.
   - В этом нет ничего удивительного, - сказал Акира. - Среди "богов" подобная борьба велась испокон веков и была вызвана элементарным желанием сохранения чистоты "божественной крови". При ограниченном количестве "богинь", преимущественное право на такие связи имели верховные правители, а "младшие боги" вынуждены были довольствоваться связями с земными женщинами. Если Ашера, как и другие "богини", вела полигамный образ жизни, то Яхве был одним из числа её избранников и только. Тогда он вполне мог возненавидеть Баала именно как своего "любовного конкурента". Похожию историю мы можем наблюдать и в Древнем Египте, где соперничали сводные братья Осирис и Сетх за внимание своей сводной сестры Исиды.
   - Ну и нравы! - с пренебрежением громко фыркнула Амрита Рао. - А ещё "боги" называются! Мораль у них просто как у отсталых дикарей.
   - Не стоит так горячиться, - успокоил девушку Акира. - По-сути, все эти "боги" были такими же людьми, как мы с вами, а вовсе не сверхсуществами. Об этом не стоит забывать. Ничто человеческое им было не чуждо. Думаю, истоки матриархата в человеческом обществе, проистекают и как раз из обычаев и нравов тех самых "богинь". Люди всего лишь перенимали черты "божественного" уклада, подражая своим "богам" во всём. Им это можно простить, потому что человечество тогда было сродни народившемуся ребёнку, который получает свои первые уроки жизни от родителей.
   - Вряд ли, общественные уклады можно считать добровольным решением людей, - снова заметила Светлана. - Вспомните, что именно "солнечные боги" в послепотопные времена устанавливали для людей моральные правила и нормы, в том числе и в семейных отношениях. Даже сами семейные отношения между мужчиной и женщиной, какими мы их помним, были навязаны людям "богами". Не случайно Яхве негативно относился к моногамному поведению женщин, в то время как против моногамного поведения у мужчин он совсем не возражал.
   - Пожалуй. Отсюда же может вытекать и крайне негативное его отношение к объектам почитания Асират, которые Яхве приказывал срубать, сжигать или уничтожать, поскольку они уводят израильтян с "истинного пути". Эти же корни имеют и запреты на угаритский ритуал, текст которого говорит: "На огне семь раз отроки варят козлёнка в молоке". Ведь этот ритуал был непосредственно связан с почитанием Асират, и поэтому в "Ветхом Завете" мы видим строгое требование: "Не вари козлёнка в молоке". Иначе говоря, не поклоняйся Астарте.
   - Значит, она не очень-то и благоволила к Яхве? - насмешливо заметил кто-то из ребят.
   - Может быть и так, - не стал возражать ему Акира Кензо. - Небезынтересным представляется мне и тот факт, что израильский Бог перенимает, в конце концов, ряд имен и функций у некоторых хананейских "богов", и прежде всего у того же Баала. Эл и Баал использовались в качестве имен Яхве - Бога Израиля. Существовали такие имена, как Ешбал - "сущий Баал", Веелиада - "да знает Баал", и Веалия - "Яхве это Баал". С одной стороны это может свидетельствовать о победе заговорщиков во главе с Яхве над Баалом. А с другой стороны быть свидетельством желания Яхве перенести поклонение людей хананейскому Баалу на себя путём присвоения себе чужого имени и чужих же заслуг: "И удалю имена Баалов от уст Израиля, и не будут более вспоминать имена их".
   - Да! Куда не обратись, всюду всё издревле завязано на женщинах! - философски заметил Нир и покосился на сидевшую рядом Амриту Рао.
   Та лишь недовольно фыркнула и демонстративно отвернулась от него.
   - Женщины - наше всё! - снисходительно улыбнулся Акира, бросив короткий взгляд на свою помощницу. - Но история соперничества Яхве и Баала интересна не только этим. В ней мы можем увидеть, как на исторической арене появляются новые личности, которых мы можем с большой долей вероятности соотнести с потомством таких "богов" как Баал, Илу, Яхве и даже Митра. Ведь время было неумолимо и ко всем ним. Это поколение, по хронологии Манефона, можно отнести к поколению "последователей" или древнегреческих "героев", сменивших прежние династии "древних божеств", а за ними и поколения "полубогов". Это новое поколение лишилось и прежнего "бессмертия" своих предшественников. Характерные признаки того времени можно увидеть, например, в мифологических сказаниях Африки. У многих её племен считалось, что "верховный бог" не должен болеть, должен избегать малейшей царапины, из которой могла бы выступить капелька крови, так как его нездоровье или капелька его крови, упавшая на землю, обернётся болезнью для всей страны.
   - То есть устанавливалась некая плата... Вернее, расплата за здоровье "бога" со стороны людей, на которых под страхом бедствий возлагалась забота о его здоровье и самой жизни? - догадался наставник Лик.
   Акира согласно кивнул в ответ.
   - Да, слабоваты были эти "последователи"! - иронично усмехнулся Риш Яр. - Похоже, что и люди уже не столь почтительно относились к ним, раз возникла необходимость снова запугивать их, чтобы удержать в послушании?
   - Всё верно. Из "Наставления", написанного древним египтянином Ипу, жившим в двадцать втором веке до новой эры, мы узнаем что: "Разбой и насилие над слабым - вот что совершили эти боги - последние цари. В их время не было истинного кормчего. Где он? Часом, не уснул ли? Смотри, нет никаких знаков его всемогущей силы!".
   - Ещё раньше в древнем Междуречье люди, бывшие свидетелями постоянных свар между "полубогами", не очень-то жаловали их и не относились к ним с почтением, которое требовала, скажем, Библия, - снова вступила в разговор Светлана. - "Небожителей" там просто признавали и им подчинялись, как более могущественной силе, но при этом часто использовали и в своих нуждах. Например, в одном из текстов "богиня" Иштар жалуется "верховному богу" Ану на непочтительное отношение к ней со стороны легендарного правителя шумерского города Урука по имени Гильгамеш, который отверг её сексуальные притязания. Она сетует на то, что если смертные будут оскорблять "богов", то оскудеют дары, приносимые ими, и зашатается трон самого "Небесного Отца".
   - Сплошной меркантилизм, даже противно становится! - с пренебрежительным негодованием воскликнула Лю Тао.
   - Да, всё так. От людей "богам" нужно было только одно - служение в качестве рабов, обеспечивающих беззаботную и сытую жизнь. Таковы были и "полубоги" Эры Тельца, несшие на себе явно негативные оттенки. Таковыми остались и их потомки, правившие в следующую Эру Овна. Возможно, что после Яхве правил бы его сын, который так же боролся бы за власть над умами и душами людей, действуя от имени своего отца. Такая практика была широко распространена среди "полубогов", при передаче власти от родителей к детям, когда последние начинали править от имени своих известных людям предков. Множественность имен "великих богов" и их перечисление были признаком передачи власти от "старших богов" к "младшим". Древние тексты так же говорят нам и о практике присвоения "богам" разных имён по результатам конкретных событий или их деяний. Только с течением времени и утратой начального смысла этих имён, у людей появляются ассоциации, связывающие эти имена с конкретными силами природы и стихиями. В Америке, например, у людей вообще существовала традиция брать себе имена "богов". Имя Кетцалькоатля носили многие жрецы в разные времена, так что оно стало собирательным и постепенно стало невозможно отличить, где заканчивается правда и начинается вымысел о герое с этим именем.
   - Значит, похожее могло происходить и с Яхве? - спросила Янтра.
   - Вполне. Терпя притеснения от "верховных богов" или их потомства, и страстно желая получить свой кусок от лакомого "пирога", а может быть и весь этот "пирог", новоиспеченный "Яхве" объявляет себя "Единым Богом" и ополчается войной против многобожия, всеми силами пытаясь насадить новую монотеистичекую религию. Он объединяет вокруг себя соратников из числа таких же, как он обделённых сородичей и заручается поддержкой избранных людей-землян, организуя заговор против верховной власти Баала и Эла.
   - Особенно хорошо стремление возвыситься просматривается в самовосхвалениях Яхве, - сказала Светлана. - Только послушайте: "Велик Яхве, вознесён он над всеми Элохим... Велик Яхве и достохвален, старше он всех Элохим"!
   - Для меня вполне понятно это стремление "полубожественного" отпрыска наделить себя в глазах людей свойствами и способностями тех "богов", которых они хорошо знали, чтили и боялись. Даже его стремление показать себя более могущественным, чем они, - покачал головой Акира. - Не случайно евреи, пришедшие в Палестину через четыреста лет после падения Угаритского царства, и хорошо знакомые с угаритской религией, перенесли многие черты "бога" Илу и "бога" Балу на образ своего Яхве. Ведь вторым именем Яхве было "Элохим". Как составная часть имени бога "Ила".
   - Да. Яхве так же был наделён и многими эпитетами, присущими Илу: "Творец всех созданий", "скачущий на облаке", "Бог богов Яхве". В мифах Яхве совершает и главный подвиг бога Баала: "В тот день поразил Яхве мечом своим тяжёлым, и большим и крепким Левиафана...". При этом нам даётся намёк, кем мог быть Левиафан у угаритян и у евреев.
   - "Яхве, восседающий на драконе потопа..."! - сообщил экзоархеолог. - Как видим, здесь снова отражена борьба "солнечных богов" с цивилизаторами, с "кланом Змиев", которая не давала покоя и более низшим и более поздним "божкам". Отсюда вытекают уже новые запреты, теперь на поклонение "солнечным идолам", вызванные стремленим полукровок стереть в памяти людей сами воспоминания об Эре Тельца - времени господства их предшественников, "солнечных богов". Бык теперь перестает почитаться иудеями, как облик Яхве, и становится запретным символом. Свидетельством этому служит и отражённое в их книгах уничтожение Моисеем "золотого тельца": "И взял он тельца, которого они сделали, и обжёг его огнём, и разбил его, пока он не измельчился, и рассыпал по воде, и дал пить сынам Израиля".
   - Времена сменились, сменились и идолы! - саркастически заметил Иллик Шелли.
   - Только эти новые идолы мельчали от столетия к столетию, - вздохнул экзоархеолог. - При этом, чтобы не раскрыть своего истинного лица, своей истинной сущности, новоиспеченные "божки" вводили и строжайшие запреты на всякую конкретизацию своей личности, а так же на изобразительные традиции: "Не делай себе изваяния и всякого изображения... Не произносите имени Бога, всесильного своего, попусту, ибо не простит Бог того, кто произносит имя его попусту". Эта заповедь, данная Израилю, исполнялась строжайшим образом. Сам же Яхве во время Исхода ни разу не появлялся перед израильтянами, и продолжал отсутствовать, когда они пришли в "Землю Обетованную" - Ханаан. Даже Моисею он отказывался явить свой облик, и показался ему всего на одно мгновение, и то, прикрыв своего "пророка" рукой. Все приказы Яхве передавал Моисею только через посредство "Ковчега".
   - Любопытно, что ставший пророком Моисей, подобно Яхве, тоже впоследствии начал появляться перед евреями с прикрытым лицом, - добавила Светлана.
   - Да. На развалинах израильских поселений археологам не удалось обнаружить ни одного изображения Яхве, в то время как при раскопках хананейский городов было обнаружено немало фигурок мужских божеств. Религиозные вожди Израиля твёрдо придерживались своей веры, но народные массы проявляли по отношению к мирским обычаям большую терпимость и перенимали у соседей разного рода ритуальные практики. В домах простых израильтян находили много фигурок той же "Богини-матери". Скорее всего, простолюдины хранили эти фигурки не из теологических соображений, а как магические амулеты. А это в немалой степени говорит о широком распространении синкретизма и политеизма в народной среде, с которыми неустанно боролись новоиспеченные "боги", во главе с ветхозаветным Яхве.
   - А что все эти "боги" тоже были разделены на сословия? - неожиданно задалась вопросом Лю Тао.
   - Конечно. Ведь иерархическая система деления общества досталась в наследство человечеству именно от них. На их родной планете она царствовала, судя по всему, ещё до появления самих "богов" на нашей Земле. Она была там главенствующей системой общественных отношений. Признаки этой системы легко обнаружить и в шумерских источниках, и в египетских, и в индийских. Везде существовали "высшие боги", "боги" рангом пониже, и совсем уж незначительные "божества", занимавшие даже в мифологии неприглядное место.
   - Такие, как Шалим-Яхве! - едко заметил Нир.
   - Именно. Со временем изначальная система общественных отношений "богов" немного видоизменилась. На поверку выходило нечто среднее между абсолютной и конституционно-парламентской монархией, с достаточно сильной иерархической дифференциацией по немногочисленным "сословиям". Судя по всему, это произошло уже после прибытия "богов" на нашу Землю, где подобная иерархия определяла отношения между ними в повседневной жизни. Для принятия же важных решений собирался Совет, на котором преимущественное право голоса опять-таки определялось в соответствии со всё той же иерархией. Однако, насколько можно судить по имеющимся у нас текстам, данный коллективный орган - "Совет богов" - имел лишь сугубо совещательные функции. Его решениям "божественный монарх" подчиняться был вовсе не обязан. Последнее слово всегда оставалось именно за правящим царём. Но чем дольше на Земле оставались "солнечные боги" - пришельцы из другого мира - тем меньше они подчинялись и этим правилам. Смена поколений и сменяющиеся тысячелетия давали о себе знать. "Древние боги" со временем ушли в небытиё. А сменившие их гибриды-полукровки - полубоги и "герои" - всё чаще стали строить свои отношения на "праве сильного". У кого были в распоряжении наиболее эффективные "предметы богов" или "божественное оружие", тот и был на деле главнее...
   - Кстати, противник библейского Бога, Баал был ничем не лучше самого Яхве! - уверенно сообщила Светлана. - Будучи родным сыном Эла и имея титул "Громовержца", Баал тоже не имел могущества своего отца. А Анат, она помогала ему в борьбе за власть. После победы своего брата над "богом" Ямму, она устроила пир, на котором уничтожила всех врагов Баала, собравшихся в его дворце на горе Цафон - "горе богов". При этом Анат предстаёт перед нами намного более кровожадной и свирепой, нежели сам Баал. Руки и ноги убитых она подвешивала к своему поясу, а крови во дворце, согласно описаниям, было по колено!
   Светлана слегка поморщилась от отвращения.
   - Какой ужас! - воскликнула Янтра, бледнея и испуганно хватаясь за щёки.
   - Для нас сейчас это действительно выглядит ужасным, - спокойно заметил Акира. - Но многие из "богинь" в мифах описаны кровожадными и жестокими. Это "богини-воительницы", которых египтяне не случайно называли ещё и "богинями-львицами". Можно сказать, что это одна из характерных черт всех этих "божественных женщин". Таковыми были и египетские Семхет, и Хатхор, и даже Исида, считавшаяся страшной в своём гневе. Таковыми предстают перед нами и шумерские Иштар или Эришкигаль.
   - Да и у древних греков многие из их "богинь" отличались суровым нравом и воинственностью! - со знанием дела напомнил наставник Лик.
   - Вот именно! А Анат фигурировала в мифах, как помощница и боевая соратница Баала в его многочисленных битвах с "силами Зла". Но сам Баал, несмотря на тесные родственные связи с этой "богиней", судя по всему, лишь коварно использовал её для личного восхождения на вершину пирамиды власти. Он обещал Анат поведать тайны природы: "Слово дерева и шёпот камня, звук, идущий к земле с неба и от бездны - к звёздам". Прельщённая предложением брата, Анат мчится к нему, но вскоре выясняется истинная цель Баала: в обмен на "тайны природы" тот хочет от сестры помощи в получении дворца для себя. И здесь, судя по всему, речь идёт не просто о крыше над головой, а о получении определенного статуса или власти, связанных с получением её символа - дворца. Анат соглашается подать прошение главе богов и уверяет брата, что разрешение будет получено в любом случае, поскольку если нужно, она прибегнет к угрозе насилия, или просто убьёт отца: "Швырну его, как овцу, на землю, пропитаю кровью его седые волосы, запёкшейся кровью - его бороду, если не даст он Баалу дом, как у богов".
   - Действительно, получается настоящая иерархическая лестница, - заметил я. - При этом Баал вообще почти никто на этой самой лестнице. Так, пешка. В лучшем случае, фигура средней величины, чуть значимее Яхве... Странно. Ведь вы сказали, что Баал был законным наследником "божественнго трона" и самым почитаемым богом в Ханаане.
   Акира внимательно посмотрел на меня. Сказал:
   - Всё дело в том, что и Баал уже далеко не "солнечный бог", как и его отец Эл.
   - Но как они могли так обходиться со старшими? - негодующе воскликнула Лю Тао. - Разве не были эти "старшие боги" главными среди всех остальных?
   - Во всех сколько-нибудь значимых мифологиях самый старший из "богов" вовсе не является самым почитаемым и самым главным, - возразила ей Светлана. - Он всего лишь "Отец богов", которому отдаются почести только лишь за это. Везде главным "богом" является кто-то из его потомков. Причём тот, кто тем или иным образом захватил власть у своего родича.
   - Ну и порядочки были у них! - неприязненно фыркнул Нир.
   - Таковы все эти "боги"! - пожал плечами экзоархеолог.
   - Что же они, в конце концов, прекратили свою борьбу за власть над людьми и вот так вот просто ушли с нашей планеты? - с сомнением спросил Нир.
   - Отнюдь. На примере Яхве хорошо видно, как эта борьба со временем лишь обострилась и перенеслась за пределы Земли, но не исчезла вовсе. Возможно даже она до сих пор продолжается, но в ином, пока недоступном для нас, мире. Эта борьба всегда была борьбой за духовную энергию и людей, и даже животных. Поэтому вполне логично предположить, что оставив свои бренные тела здесь, на Земле, все "боги" не избавлились от своей сути и продолжают бороться за нашу "жизненную энергию" или за энергию иных существ из иных миров.
   - Вы ведь сейчас говорите о духовном мире, о том самом Тамасе? - взволнованно откликнулся кто-то из ребят.
   - Да.
   - Но как такое возможно? - хором спросили ученики.
   - Пока мне трудно объяснить это. Я и сам в недостаточной степени владею данным вопросом. Не могу сказать без детальных справок.
   Акира улыбнулся чуть беспомощно. Ему на помощь пришёл астроном Амоль Сайн.
   - Тысячи путей ведут к заблуждению и только один к истине. Так говорили древние. И они были правы. Сейчас нам доступна лишь малая часть обширного знания об окружающем нас мире. Возможно, нужно вести речь о неких квантовых процессах в нашей материальной Вселенной. Однозначно, здесь есть связь и с так называемой "тёмной материей", и с "тёмной энергией", взаимодействие с которыми мы лишь частично освоили в космических полётах на наших кораблях, способных передвигаться по границе двух наших миров - в нуль-пространстве. Ступив на эту зыбкую грань, мы по-прежнему не знаем, что может ожидать нас за ней. Может быть полное небытиё, а может быть невиданная жизнь. Непознанное всё ещё ожидает своего открытия и понимания нашей наукой. Здесь можно было бы предположить, что существует только та объективная реальность, которая создаётся нашим сознанием. Наши физические чувства создают для нас ту реальность, которую сами и воспринимают.
   - Значит физическая реальность иллюзия? - храбро объявил юноша с жёлтыми волосами.
   - Не обязательно. Скорее физическая картина мира может быть лишь одним из многочисленных способов восприятия бесчисленных обличий, через которые наше сознание себя выражает. Но существует и другая реальность, параллельная этой и тесно с ней связанная - реальность наших мыслей, наших чувств, наших душевных порывов и переживаний. И эта реальность наполнена нашими мыслеобразами, как физический мир атомами или планетными системами, звёздами и галактиками, Это можно назвать "духовным миром", духовной, нематериальной вселенной, в которой, возможно, и обитают теперь все "боги".
   - Тот самый мир духовных планет Вайкунтха или же океан инертной энергии Тамас в древнем индуизме, - закивал в ответ на его слова Иллик Шелли.
   - Рассказы о Вайкунтхе можно рассматривать и с точки зрения истории внеземных цивилизаций, которые могли освоить духовно-нематериальное пространство, - добавил Амоль Сайн. - Возможно, такие цивилизации даже сумели преодолеть свою материальную форму и выйти на стадию сугубо духовно-нематериального размножения и развития. А в пределе достигнуть способности обратного возврата и проникновения в мир материальный. Вот вам и источник, прародина "богов", та самая "планета миллионов лет", о которой говорили древние египтяне.
   - Вы считаете такое возможно? - изумился наставник Лик, с сомнением глядя на астронома.
   - Вполне, - с уверенностью ответил за того Акира. - Анализируя имеющиеся древние тексты, можно сделать однозначный вывод о множественности миров, так как в этих текстах явно дана их летопись и история их вмешательства в земную жизнь. Значит, можно допустить и переход разума из Вселенной во Вселенную. К тому же реальная возможность такого перехода описана в тех же египетских мифах, рассказывающих о "загробном царстве Осириса", где обитает множество других "богов" или о путешествии "Солнечной Ладьи" Ра по "подземной Реке". Да и мифы о "духовных планетах" ведийских "богов", как правильно заметил Амоль, скорее всего, рассказы о существовании духовно-нематериального мира, который находится параллельно с нашим материальным миром. Всё это вместе взятое проясняет и другие концепции посмертного существования души, сформированные и данные людям ещё "древними богами". А зависимость "солнечных богов" от "жизненной энергии" людей только подтвержадет догадки о существовании целой духовно-нематериальной вселенной, которую теперь у нас принято называть Тамасом.
   - Вы имеете ввиду так называемое "воздействие культа на богов"? - уточнил Иллик Шелли.
   - Да. Именно религиозный культ поклонения давал "богам" силу, позволял им приобретать невероятную мощь посредством получаемой от людей духовной энергии.
   - У древних египтян мы видим, что знание о таком воздействии передавалось и отдельным избранным людям, - заметила Светлана. - Изложенная в "Книге мёртвых" мудрость изначально предназначалась только для фараонов. Но спустя тысячи лет после Древнего Царства положение в египетском обществе кардинально изменилось. Тогда, видимо, "солнечным богам" понадобился всё больший и больший приток людской "жизненной энергии" в их борьбе за власть и могущество. Премудростям "загробной жизни" стали обучать уже не только фараонов, но и многих простых людей. Людям навязывалась мысль о том, что тот, кто овладеет подобными тайными знаниями, имеет шансы в "загробном мире" занять достойное положение и впоследствии воскреснуть. При этом участник мистерии должен был отождествлять себя не только с умирающим и воскресающим Осирисом, но одновременно слиться с "солнечным богом" Ра! Именно вместе с ним он должен был взойти в его "Ночную Барку" и погрузиться в "Царство мёртвых".
   - Получается, что даже в "потустороннем мире" надо было быть на стороне "солнечных богов"? - невесело усмехнулся Риш Яр. - Иначе воскрешение и бессмертие души тебе не гарантированно?
   - Не просто быть на их стороне, но и биться с их врагами, - подтвердил Акира. - А одним из серьёзных и главных противников "солнечного бога" Ра, как вы знаете, был змей Апоп. Так что борьба за души людей в прямом смысле велась на всех уровнях бытия и небытия.
   - В "Атхарваведе" есть такие строки: "На Земле люди приносят богам жертву, верно приготовленное возлияние. На Земле живут люди, смертные добывают себе собственное пропитание", - сообщила Светлана.
   - А в более поздних религиозных верованиях мы находим уже не только желание со стороны "божества" получать материальные воздаяния, но и стремление к получению духовной энергии, как людей, так и жертвенных животных. Оно становится основным желанием такого "божества", - добавил Акира. - И мы снова замыкаемся здесь на Яхве и его монотеизме.
   - Хорошо известно, что Яхве отдавал предпочтение жертвоприношению животных, - подтвердила Светлана. - В Коране сохранились намеки на это.
   - Да, вы правы. Вот эти строки: "Он запретил вам в пищу мертвечину, кровь, свиное мясо и то, над чем при заколении призывался кто-либо другой, а не Бог". Или вот ещё указания, прямо требующие от людей приносить в кровавые жертвы своему Богу: "Вам запрещается в пищу скотина удавленная, умершая от удара, убившаяся падением с высоты, забоданная рогом, та, которую заел хищный зверь, кроме той, которую очистите, приносимое в жертву идолу".
   - Это же прямое требование убивать самому! И не просто убивать, а проливать кровь! - скривилась в гримасе отвращения Амрита Рао.
   - Именно так. Яхве при этом интересует конкретная адресация души животного при убийстве и проливании крови, и "духовное участие" в этом процессе самого человека: "Не мясо, не кровь их восходит к Богу; но восходит к нему ваше благочестие...".
   - В большинстве случаев, когда жертвоприношением искупался, так называемый, грех или смывалась скверна, его адресатом являлся только Бог, - авторитетно заявила Светлана. - Схожим образом обстояло дело и при тяжких бедствиях. Например, при эпидемиях или падеже скота. То же самое происходило и в случаях, когда человека убивала молния или о болезнях, которые нельзя было приписать какой-либо конкретной причине. При этом участвующие в обряде жертвоприношения люди, как правило, достигали особого накала возбуждения. И это, на мой взгляд, было очень и очень показательно.
   - Потому что тогда они максимально отдавали свою психическую энергию этому Богу? - догадалась Амрита Рао. - А мучения жертвы лишь добавляли ему этой энергии?
   - Да.
   - Какой ужас!
   Девочка схватилась за пылающие щёки, сокрушённо качая головой.
   - Был во всём этом ещё один примечательный момент, - сказал Акира Кензо. - В функции жрецов входило, ко всему прочему, строгое и точное отслеживание времени принесения жертв. Жертвы "богам" воздавались только в определённые дни. Для этого у многих народов имелись специальные ритуальные календари. Именно поэтому в древних цивилизациях была так развита астрономическая наука. Точность - вежливость жрецов, которым следует вовремя являться на свидание со своими "богами", - холодно усмехнулся экзоархеолог и посмотрел на Амоля Сайна.
   - Вы правы, - подтвердил тот. - На мой взгляд, чрезвычайно интересны в этой связи календарные системы майя и ацтеков, в которых астрономический календарь определял длину истинного астрономического года с точностью, превосходившей знаменитый григорианский календарь в третьем знаке после запятой. Однако ритуальный календарь майя с годом в двести сорок дней был гораздо менее точнее астрономического. При этом обе календарные системы были взаимосвязаны. Совпадения в них определённых моментов по представлениям индейцев было связано с важнейшими моментами истории, и даже с завершением очередного цикла Вселенной. Поэтому попытки учёных в прежние времена объяснить существование столь точного календаря всего лишь нуждами сельского хозяйства выглядят сегодня просто смешными!
   - В самом деле, - согласился с ним Акира Кензо. - Чтобы прокормить себя все народы пахали и сеяли не по астрономическому календарю, а попросту говоря "по погоде". Функция же жрецов, занимавшихся астрономическими наблюдениями и расчетами, и наличие точных календарей однозначно указывает на важность определённого положения Земли, Солнца и, возможно, ещё какого-то объекта, непосредственно связанного с "богами". Это, как я уже сказал, в конечном итоге и определяло всю эффективность жертвоприношений и различных церемоний. Я думаю, их привязка к временным циклам и положению небесных тел позволяла достигать максимальной адресности всех этих действий. Ведь сами "боги" так же были жёстко привязаны к объектам космоса: планетам, светилам или созвездиям. Из истории же мы знаем массу примеров, когда и люди так же не гнушались подпиткой психической энергией своих сородичей. Возможно, неосознанно и интуитивно, но, тем не менее, многие диктаторы прошлого подпитывались "жизненной энергией", исходившей от восхищённой толпы, которую они, как правило, возбуждали своими пылкими речами.
   - Вот почему так опасно для человека сбиваться в бездумную толпу, в которой тонут отдельные индивидуальности! - глубокомысленно заметил со своего места Нир.
   - Ты прав, - охотно поддержал его экзоархеолог. - Необходимо всегда преодолевать это, кажущееся непреодолимым, стремление сбиться в животное стадо. Ведь оно было намеренно заложено в нашу психику хитроумными "богами" ещё на заре человеческой истории. "Богам" была необходима именно толпа - бездумная и покорная - всегда становящаяся огромным живым генератором легкодоступной психической энергии. Но мы с вами не должны забывать и о том, что человек непременно должен чувствовать себя частью общего потока, несмотря на всю свою индивидуальную неповторимость. Именно это делает нас мудрыми.
   После этих слов экзоархеолога Нир смущённо опустил глаза, а Акира продолжил:
   - Но давайте вернёмся к нашему вчерашнему разговору о запретах "солнечных богов" на знание. Теперь вам должно быть понятно, что причина сокрытия этих знаний кроется именно в желании "богов" их монополизировать, пусть даже и в урезанном виде. При этом надо всеми, кто допускается до этого самого "знания" можно было сохранять полный контроль, чтобы держать в своих руках рычаги выбора доверенных лиц и заниматься самым жёстким регулированием в человеческом обществе. И здесь становится совершенно неважным даже вопрос непосредственно выбора веры. Из уроков истории вы должны знать, что ни одна религия в мире не признавала другой религии, как родственной себе. Со всех сторон бросались обвинения: "неверные", "богоотступники". Люди воевали между собой, убивали друг друга по призыву "богов", при этом выступавших под разными именами. И этим самым "богам", проводившим на Земле политику "разделяй и властвуй", такое положение дел было, конечно же, выгодно. Их интересовало только сохранение религиозного культа и слепая вера. Сражайтесь между собой, деритесь сколько угодно за то, что не имеет на самом деле никакого значения. Только не стремитесь к тому, что вам не положено - к знанию, к саморазвитию и самосовершенствованию. Вот их девиз на все времена!
   - Получается, что буквально за всеми религиозными распрями прошлого стояла рука всё тех же "солнечных богов"? - спросил, серьёзно супя брови, один из юных собеседников Акиры. - И все они были представителями другой разумной цивилизации? И только они были заинтересованы в непрерывности возобновления религиозного мировоззрения?
   - Ты безусловно прав, - подтвердил экзоархеолог. - Потому-то в истории мы видим только стремление сохранить некие странные формулировки некого "знания", вместо того, чтобы обучить самому процессу поиска новых данных, добыче действительного Знания! Жрецы, посредники "богов", учили: "Не выдавайте великих истин, являющихся наследием будущих рас, нашему настоящему поколению". А религия, как вам хорошо известно, это один из способов управления и манипулирования социумами. Причём такое управление может быть как непосредственным, так и опосредованным. То есть, тайным, происходящим через посредничество жречеств, будь то жречества Шумера, или Древнего Египта, или ведической Индии. А так же Ватикана или Сидона.
   - Существовал и ещё один способ, - напомнила Светлана. - Это воздействие на сознание людей через неких "пророков" или "мессий", которые передавали людям некий "божественный Закон" или дхарму, либо некий "путь" - Дао. Сам Конфуций признавался: "Я верю в Древних и потому я люблю их". Все эти "пророки" и "мессии" так же исполняли на Земле волю того или иного "бога" или даже целой группы "богов", как в случае с иудеями, исполнителями воли Яхве. Все они служили чужим интересам, а не интересам человечества.
   - Но в чём заключался этот интерес? - не поняла Амрита Рао.
   - В сохранении чистоты "жизненной энергии", поступающей от людей.
   - Чистоты? - удивилась школьница. - Как это понимать?
   - Психическая или духовная энергия, поступающая от людей к "богам", не должна быть заражена знаниями, ведущими к свободе воли и выбора, - пояснил Акира Кензо. - Свободный и образованный человек обладает совершенно иной энергетикой, в корне отличной от энергетики покорного раба.
   - Таким образом, однажды каждый народ получил несколько указанных свыше "истин", обличённых в понятные только ему символические образы? - заключил я. - А эти образы в свою очередь уже развивались в более-менее философские культы... И чтобы именно такой ход истории стал возможен, "солнечным богам" и понадобилось разобщить прежде единое человечество?
   - Да. И этому разобщению, как я уже говорил, в немалой степени способствовало уничтожение пиктографо-иероглифической письменности, являвшейся ключом к знаниям цивилизаторов.
   - Но неужели люди не пытались воспротивиться всему этому? - недоумённо воскликнул кто-то из ребят. - Они вот так вот просто покорно следовали велениям этих самых пришлых "богов"?
   Одинокий возглас подхватили сразу несколько голосов с разных сторон, и ребячий гомон стал быстро перерастать в горячий спор. Некоторое время Акира спокойно наблюдал за происходящим, давая ученикам выговорится и высказать своё мнение. Я тоже с интересом разглядывал лица ребят, переполненные чувствами, и вслушивался в их жаркие реплики. Похоже накал страстей грозил превратиться в настоящую бурю. Почувствова это, экзоархелог поднял руку, призывая школьников к тишине. Голоса сразу смолкли, споры утихли, и все снова обратили жаждущие познания взоры к Акире.
   - Всё было не совсем так, как вам представляется. Стремление прежде единого человечества воспротивиться такому ходу событий было. Даже в библейском варианте мифа о Вавилонской башне мы можем найти отголоски желания людей сохранить свою прежнюю целостность. Вспомните фразу: "Они намерены сделать себе имя". По сути, это выражение нужно понимать здесь в его непосредственном значении, а не в том, которое означает "прославиться". Согласно речам самих этих людей, они до той поры были "человечеством без имени". Имя же отличает от остальных, обособляет, и вместе с тем удерживает в целостности, как отдельного человека, так и целый народ. Следовательно, слова: "сделаем себе имя" нужно понимать как: "станем народом". Люди называют и причину своего желания - чтобы не рассеяться по всей Земле. Значит, подвигает их на это предприятие страх, что они рассеются, что перестанут составлять целое, и тогда окончательно распадутся.
   Акира внимательно оглядел лица ребят: понимают ли они сказанное им?
   - Самое же важное последствие изменения языка, сказавшееся на всём дальнейшем развитии человечества, заключается в том, что люди начали отдаляться не только друг от друга, но и от "языка богов". Это было неизбежно, так как этот самый язык стал неуклонно забываться, не получая в повседневной жизни должного подкрепления. И неизбежно стали теряться сокровенные знания, когда-то переданные людям цивилизаторами. Это было особенно важно для победивших "солнечных богов", которые при таких условиях были надёжно защищены от любых посягательств людей просвещение. При этом речь здесь нужно вести о целом комплексе знаний, касающихся мироустройства. Хотя не исключено, что был и некий "ключевой момент", познание которого людьми "солнечные боги" допустить не могли ни при каких условиях.
   - А в чём именно он мог заключаться? - спросила любознательная Янтра.
   - Например, в знании способов проникновения в так называемый "потусторонний мир" и возможности вернуться из него. Это знание позволило бы людям обрести истинное бессмертие, к которому так же стремились и сами "солнечные боги". Несомненно, одно - смена письменности явилась принудительным воздействием на людей именно с их стороны. Ими был задействован как запретительный механизм на использования прежней письменности, так и прямое уничтожение древних письменных артефактов. Особенно явственно это видно на примере Западного полушария, где предания древних инков свидетельствуют, что причиной запретов на письменность было именно противостояние двух разных кланов "сошедших с Небес". К тому же, новая письменность, как вы понимаете, не взялась из ниоткуда. Она была разработана и дана людям именно победителями в междоусобной "божественной" войне. Это становится понятно, если изучать древние языки. Например, аймарский язык. Отлучение людей от знаний проявилось и в деградации "достижений" в некоторых отраслях этого знания. При этом процесс деградации охватывает именно те сферы знаний, которые не имеют прямого отношения к "бытовой" стороне существования в роли слуг "богов".
   - Вы говорите о "Тёмных веках" в истории человечества? - догадалсь Янтра Деви.
   - Да. Именно тогда жестоко пресекались любые попытки людей проникнуть в "потусторонний", то есть, в духовный мир, в мир Тамаса. Новая монотеистическая религия Яхве служила хорошим инструментом в борьбе с "мракобесием", как тогда называли стремление к запретным знаниям. Особенно отличилась на этом поприще католическая инквизиция, для которой существовала жесткая грань между приемлемой алхимией и астрологией, и запрещенной магией. "Ветхий Завет" в этом плане даёт вполне конкретные указания: "Ворожеи не оставляй в живых... Не обращайтесь к вызывающим мёртвых, и к волшебникам не ходите... А мужчина или женщина, если будут между ними вызывающие мёртвых или волхвующие, должны быть преданы смерти; палицами должно побить их, кровь их на них... Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истребим...".
   - У иудеев был царь по имени Иосий, при котором получила хождение новая версия священных писаний, составленная левитом Хелкией, - снова заговорила Светлана, складывая руки на коленях. - После прочтения этой версии царь, как говорят, разодрал свои одежды и провёл в Иудее крупную религиозную реформу, основным положением которой было запрещение поклонения всем другим богам, кроме Яхве и разрушение их жертвенников, осквернение храмов и убийство жрецов. Так же Иосий истребил в Иудее всех волшебников и колдунов и запретил жертвы вне единого храма Яхве. Всё это вторит заветам Моисея своим соплеменникам. О том же стремлении закрыть доступ к постижению знаний о посмертном существовании души говорил и мусульманский обычай хоронить умерших сразу же до происшествия трёх суток. Таким образом, исключалась возможность "воскрешения", то есть возвращения к жизни после длительного пребывания на "том свете". Иначе говоря, накладывалось строжайшее запрещение на освоение Тамаса и нахождения каналов перехода из одного мира в другой.
   - Вообще, подобный запрет можно считать главным запретом ещё со времени победы "солнечных богов" в войне с цивилизаторами, - согласился с ней Акира Кензо. - Даже в мифах тогда намеренно вводились прямые или косвенные указания на неприятность последствий общения мира живых с миром мёртвых, и путешествием туда и обратно. Стояла вполне конкретная цель: запугать людей и пресечь даже попытки освоить такие путешествия. А вот сами "солнечные боги" со временем, наоборот, стали активно заниматься изучением этого вопроса и, в конце концов, добились успеха в этом деле. Поэтому-то они и установили монополию на данный переход, взяв под жёсткий контроль каналы такого перехода. Отсюда мы не видим в истории сколь-нибудь существенных реальных попыток душ умерших людей осуществить устойчивую обратную связь с нашим миром.
   - Как печально! - огорчённо вздохнула Лю Тао.
   - Если же вспомнить о иереархии в среде "богов", то вполне очевидно, что Яхве, занимавший малозначимое положение в среде своих сородичей, был больше остальных заинтересован в получении доступа к подобным каналам перехода. А исполнение этого желания требовало как наличия огромного потока "жизненной энергии", непрерывно поступющей от людей, так и строго контроля над этими людьми. Яхве не нужны были конкуренты, поэтому он предпочитал держать свою паству в неведении. Знание для него было главной угрозой. Обладающие знанием люди просто отвернулись бы от него.
   - Как это сделали мы! - гордо выпалил Риш Яр.
   - Тем не менее, - продолжал Акира, - я глубоко убеждён, что "Тёмные века" в истории человечества были не единожды. К ним нужно относить не только Средневековье, но и громадный промежуток времени - почти пять тысячелетий - сжатый в библейской легенде до весьма кратковременного одноразового действия - строительства Вавилонской башни. Ведь мы не помним свою предысторию не только из-за бездны времени, отделяющей её от "исторического" периода. Мы не помним её прежде всего из-за отсутствия письменных источников, которые ранее несомненно существовали, но были либо уничтожены, либо попали под строгий запрет "солнечных богов". Кроме того, именно на протяжении этого периода целые отрасли древнего знания, такие как астрология, алхимия и магия оказались на корню загубленными. До Средневековья дошли лишь сильнейшим образом трансформированные осколки этих знаний, с полной утерей реальных смысловых значений тех образов, которыми они ранее оперировали. Как было утеряно и знание реальных взаимосвязей между сущностями, которые скрываются за всеми подобными образами. Осталось лишь негативное отношение не только к "колдовству" и "магии", но и к попыткам "постичь тайны древних знаков".
   - А ведь мы с вами могли бы жить в совсем ином мире, - подхватила Светлана, обращаясь к ребятам. - Наша судьба в этом смысле решалась на рубеже шестнадцатого-семнадцатого веков, когда только возникало и оформлялось столь знакомое нам и столь естественное для всех нас механико-математическое естествознание и мировидение. Вариантов возможного развития, почти равных по силе убедительности и по власти над умами людей тогда было три. Три главные познавательные модели соперничали между собой, при переходе от позднего Ренессанса к Новому времени. Это Новое время и началось-то по-настоящему только тогда, когда одна из этих моделей взяла верх над остальными.
   - А что это были за модели? - поинтересовался Нир. - В школе нам об этом почему-то не рассказывали.
   - Возможно потому, что вам преподают только новое, то что находится на острие науки? - улыбнулась Светлана. - Мир слишком быстро развивается и меняется, и не всегда разумно заучивать прежние истины, утратившие своё значение и ценность. Это мы, историки и археологи, копаемся в древних завалах знаний, чтобы уберечь человечество от повторения прежних ошибок.
   - Хочу быть историком! - радостно воскликнул кто-то из ребят.
   Светлана благосклонно кивнула.
   - Всё в ваших руках. Дорог в жизни много, и по какой из них пойти выбирать только вам. Мы, взрослые, будем вам в этом опорой... Так вот, одной из этих познавательных моделей была так называемая "органическая познавательная модель", берущая своё начало ещё от античности. В ней представление о мире строилось на видении нашего мира, как одушевлённого организма с качественным, а не количественным описанием составляющих.
   - Здорово! - неудержался Нир и смущённо потупился под строгим взглядом наставника Лика.
   - Вторая модель, - продолжала Светлана, - была основана на магии. Она вдохновляла Ренессанс и имела те же античные корни. Эта модель была родственна первой и включала в себя алхимию, астрологию и языческий гнозис. При этом, каким бы удивительным это не показалось сегодня, магия в той познавательной модели совершенно не оставляла места чуду. Иначе говоря, она не признавала никакого божественного вмешательства, превосходящего человеческое понимание. Для магии решительно всё было естественным, а значит, поддающимся безграничному по своим возможностям, формирующемуся воздействию человека. Если бы победила одна из этих моделей или обе заняли тогда равное положение, то на уроках в школе вас сегодня вместе с физикой знакомили бы с основами магии, а наряду с химией преподавали бы алхимию. Математику изучали бы в единстве с натурфилософией в качестве одной из её частей. Астрологические представления были бы серьёзными знаниями и входили бы в состав высокой культуры, а не считались предрассудками. Студенты в институтах сдавали бы экзамены по каббалистике, изучали бы Агриппу и Парацельса. Сама наука иначе проводила бы свои границы. Осуждались бы как ненаучные попытки сведения её объектов к количественно исчисляемым моделям. Даже наша культура имела бы теперь другой состав и другую структуру, потому что вся система очевидностей была бы совсем иной...
   Светлана на мгновение прервалась, мечтательно глядя куда-то вдаль.
   - Но победила именно третья модель - та самая, механистическая, уподоблявшая мир большому механизму, всё происходящее в котором может быть схематически описано и математически исчислено, - с лёгкой грустью в голосе закончил Акира Кензо. - И своей победой эта модель обязана именно христианству. Уязвимым местом её соперниц оказалось то, что они были по самому своему существу слишком языческими. Христианская же по своим установкам культура не могла долго терпеть в себе такое. Слишком уж это было несовместимо с самим существом христианского миропонимания. Поэтому христианство, в конце концов, приняло сторону экспериментального, математизированного, механистического естествознания, гораздо более созвучного ему в ряде своих основных положений.
   - Выходит древние знание навсегда утеряно для нас? - искренне огорчился желтоволосый юноша.
   - На мой взгляд, искажение настолько сильно превышает все допустимые лимиты, что это знание можно считать полностью утраченным для нас с вами, - подтвердил Акира.
   - То есть, всё упирается лишь в вопрос меры искажения? - задал вопрос я.
   Меня поднятая Светланой тема особенно заинтресовала.
   - Да.
   - Тогда, возможно, у нас ещё есть небольшой шанс, сумей мы познать тот самый "язык богов", чтобы "постичь тайны древних знаков"? - снова спросил я.
   - Что ж, полностью исключать такую возможность я не вправе, - неохотно произнёс экзоархеолог. - Ведь магия древних жрецов заключалась именно в обращении к своим "богам" на их собственном языке: "Речь людей не может достичь Владык. Каждый из них должен быть призван лишь на языке соответствующего ему Элемента. Он состоит из звуков, но не слов. Из звуков, чисел и форм. Тот же, кто знает, как сочетать эти три, вызовет ответ надзирающей мощи", - процитировал он какой-то текст.
   - Чисел и форм... - задумчиво повторил Лик. - Это же чистой воды математика! Значит, этот самый "язык богов" был основан на математике? А ведь эта наука сегодня описывает всё строение известного нам мира!
   - Правильно, - откликнулся Амоль Сайн. - Только при этом не нужно забывать о том, что любое число - это, прежде всего, символ, который отражает в себе определённое понятие или целую структуру взаимосвязанных понятий и знаний. И чтобы правильно трактовать эти понятия и знания, нужно уметь правильно читать и содержание символов. Мы же пока умеем лишь оперировать этими символами, поражаясь их лаконичности и стройности. Но мы до сих пор не можем читать скрытый в них смысл. Слишком много за нашей спиной было утрат, слишком много усилий пришлось нам потратить на восстановление прежнего упровня знаний. Наверное, поэтому наука до сих пор не способна дать полных и исчерпывающих ответов на все вопросы устройства мироздания.
   Астроном посмотрел на экзоархеолога, словно ища у того поддержки.
   - Или потому, что мы выбрали не ту модель познания, - резонно заметил я. - Возможно, нам стоило бы подумать об изменении самой научной парадигмы, использовав древний опыт? Может быть, тогда мы сумели бы достичь новых высот в своём развитии?
   - Что ж, непременно нужно вынести эту мысль на всеобщее обсуждение. Возможно, Академия Пределов Знания сможет решить данную проблему? - предложил Амоль Сайн и весело рассмеялся.
   - Амоль хорошо сказал о числах, - похвалил астронома Акира Кензо, с уважением глядя на товарища. - Лингвистам удалось проследить путь эволюции названий цифр десятичной системы в разных языках от единого корня, который сохранился для нас благодаря общему индо-арийскому наследию. Истоки, скажем, двоичной системы китайской "Книги перемен" уходят своими корнями туда же - во времена, когда знание давалось людям "Свыше", во времена безмерной мудрости "первых людей" Золотого Века человеческой истории. Но скрытый символический смысл заключён не только в числах. Он есть и в буквах любого языка. Особенно гласные несут в себе оккультные и грозные силы. Неслучайно мантры - эти магические взывания - построены на произношении нараспев гласных звуков. Именно в мантрах заключена "религия" природы. Наверное, поэтому в древних письменностях гласные, как правило, не писались. Они всегда оставались сакральными. Немаловажную роль здесь играло и само изложение таких сакральных текстов. Большинство из них имело стихотворную форму. Те же Веды это своего рода стихи плюс медитативная музыка. Коран написан в стихах. А ведь стихотворная форма несёт в себе определённые звуковые закономерности, как и упорядоченность звуков, слов и сущностей. Это ритмическая основа, служащая для усиления психотропного влияния на людей.
   - Но мы немного отвлеклись от основной темы нашего разговора, - добавил экзоархеолог - Я как всегда сильно растекаюсь мыслью. Что поделать. Работа учёного это нескончаемый творческий процесс, процесс поиска, находок и ошибок.
   Акира улыбнулся - немного смущённо и беспомощно.
   - Так вот, возвращаясь к поднятой нами теме, можно сказать, что борьба со знанием, оставленным людям цивилизаторами, так же явилась одной из причин широкого распространения монотеизма. Закончился передел власти между "богами", сменивший многовластие единовластием, и в ход пошли новые формы манипулирования человеком. Они повсеместно приводили к возникновению новых монотеистических религий, основной задачей которых была борьба с "вольнодумством" Шумера, Китая и Древней Европы. Вот почему первые монотеистические религии появились именно там, где в древности сходились пути китайской, индийской и средиземноморской цивилизаций. Именно монотеизм понёс в человеческое общество знамя мощнейшей идеологической компании под названием "борьба сил Добра с силами Зла". И первой такой религией был, как вам известно, зороастризм. В его мифах, появившихся как раз в промежутке между "войной богов" и последней редакцией Ветхого Завета, остался наиболее яркий след идеологии деления на Добро и Зло. Собственно, целиком и полностью вся доктрина зороастризма сводилась к этой самой "борьбе Добра со Злом". Зороастризм вообще славился воспеванием таких "добродетелей" людей как жестокость, ложь и коварство, если все они используются в борьбе против "Зла".
   - Вы правы, - подтвердила Светлана. - И именно с зороастризма начинается тема вредности самости, личностного начала, которая впоследствии успешно была развита и другими монотеистическими верованиями. Тот же Будда учил в своих проповедях: "Всякое смирение тщетно, пока сохраняется самость. Но тот в ком погасла самость, свободен от вожделения. Чувственный человек - это раб своих страстей". Вы, конечно же, слышали о том, что буддийским монахам запрещалось принимать участие в танцах, пении, музыке и представлениях? - обратилась она к детям.
   - Слышали, - послышалось сразу с разных сторон.
   - Не разрешалось монахам пользоваться и венками, благовониями или украшениями. Особенно ценилось сексуальное воздержание, служившее, опять же, единственной цели - максимальной отдаче духовно "чистой" энергии Всевышнему. Учение Будды вообще вращается вокруг двух основных вопросов: страдания и спасения. Хотя он и призывал к освобождению духа, но это освобождение было равнозначно "погасшему светильнику" - нирване, которая есть ни что иное, как "сон разума", уничтожение личного "Я".
   - А почему это названо именно нирваной? - задался вопросом желтоволосый мальчик.
   - Из-за фразы Будды: "как погас светильник". На языке пали она звучала так: "падипассева ниббана". Последнее слово - "ниббана" - в санскритской форме звучало как "нирвана".
   - Что буквально означает: "вывеяно", "выдуто" или "погашено", "потушено"... Да, весьма красноречивые эпитеты, наводящие на тоскливые размышления, - пробурчал наставник Лик.
   - Именно так, - согласился с ним Акира. - С зороастризма же начинается и разделение духов на злых и добрых и постепенный переход к единому главному Богу.
   - То есть, это монотеизм в зачатке? - сообразил Риш Яр.
   - Верно. Господь, который призвал в пророки Зороастра, был высшим и всезнающим, Творцом всего сущего. Он был Богом всего небесного свода, всей вселенной. Он был гарантом божественной справедливости и порядка.
   - Получается и здесь приложил свою руку Яхве? - удивился я.
   - Либо кто-то из его окружения или последователей, решивших так же урвать себе долю "жизненной энергии" людей из общего "божественного котла". Впоследствии этот же образ Всевышнего был взят на вооружение и христианством, как и зороастрийское разделение душ умерших на две большие категории - кто "за" и кто "против". И это вместо существовавшего ранее многообразия судеб и подходов. При этом есть одна любопытная деталь: в зороастрийских мифах письменность людям дают именно "добрые боги". Это так же подтверждает реальность насильственного перехода к фонетическому письму от иероглифического. Ещё одним интересным фактом является то, что зороастризм строился на полнокровной диалектике. Ведь согласно этому учению мир состоит из противоположностей, из полюса и минуса, из света и тьмы.
   - Прямо как китайские "инь" и "янь"! - воскликнул один из ребят.
   - Да. С той лишь разницей, что все эти противоположности основываются на смене полярности, из которой вытекает та самая непримиримая борьба "добра" со "злом", которая составляет суть всех происходящих в мире процессов и даже эволюции. Снова и снова идёт акцентирование внимания на самой борьбе без объяснения её причин. Добро у Зороастра связано с Мудрым Господом - Ахура Маздой. Зло же олицетворяет Анхра Майнью - злой дух. Примечательно, что по учению Зороастра "добро", в конце концов, победит "зло" навсегда.
   - Оптимистично! - недобро усмехнулся Нир.
   - В данном случае наиболее важно то, что все монотеистические религиозные учения совершенно не обоснованы философски. Они категорически отклоняли чисто теоретические вопросы. Подобным же образом дело обстояло и с христианством, выросшим непосредственно из религии поклонения Яхве. Христианство утверждало неизменность принципиальных представлений человека о мироустройстве на протяжении длительного периода, тождественно равное неизменности устройства самого человека во времени. Это означало, что человек живёт на Земле вечно. При этом и религия, как институт, также существует от века. Из этого получалось, что некий Творец создал человека в той физической оболочке, какую мы видим сейчас. Но подобное утверждение является абсурдным в самой своей основе. Мы с вами прекрасно видим, что эта форма находится в борьбе со многими стихиями нашей планеты: она не ладит ни с водой, ни с воздушным пространством, плохо переносит и жару, и холод.
   - Действительно, как же такое может быть? - снова усмехнулся Нир. - Ведь Бог, как учило христианство, есть Благий, он есть любовь. Как же тогда он мог создать что-то, что находилось бы в противоречии с чем-то другим, созданным им же?
   - Вот именно! - подхватил Акира. - Отсюда вытекает, что первичная форма материальности каждого человека была иной, чем сейчас. Она вовсе не находилась исходно с природой в разладе. И это действительно так, о чём нам свидетельствуют многие древние восточные тексты. В истории развития человечества имелось наличие нескольких трансформаций материальности физического тела, к которым были причастны как цивилизаторы, так и их противники. Если условно отнести современного человека к сакральной Пятой Расе из тибетской "Книги Дзиан", то её предшественниками были и Четвертая Раса, и Третья, и Вторая. То есть, в своём первозданном виде человек был почти "богом". При этом, в отличии от христианства, даже зороастризм даёт нам ответы о причинах этой смены различных Рас, в то время как буддизм сообщает об их числе. И вот тут возникает главный вопрос: а зачем "почти Богу" нужна религия?
   - В самом деле не зачем! - воскликнула Шаори. - Значит, религия действительно возникла не сразу и не из потребностей самого человека, а была принесена на Землю извне.
   - Естественно. Как и то, что произведение двух разных функций разных аргументов на всём спектре значений этих аргументов не может образовывать христианское тождество, которое можно выразить математически как: Бог, помноженный на страдания людей равен константе. Ведь в этом случае получается, что с возрастанием страданий величие Бога, как монопольного источника и радости, и страданий человеческих, должно уменьшаться. Это логическое несоответствие можно решить лишь одним способом - предложить существенно иное соотношение. А именно: Добро помноженное на страдания людей и делённое на Зло равно той самой константе.
   - Иными словами, чем больше зло генерируется его источником - Злом, тем больше люди испытывают страдания при "консервации" уровня и количества Добра, то есть при его парализации? - заключил я. - Это понимаем мы сейчас, и строго следуем этой формуле, тщательно соблюдая баланс Горя и Радости всех людей в нашем обществе.
   - Верно, - подтвердил Акира. - Но из оболочки иудаизма и христианства вывести такую формулу совершенно невозможно! Постоянные оглядки зашоренных христиан на иудейские законы, допускавшие мораль двойного стандарта "Ветхого Завета" в сознание и практику межличностных взаимоотношений людей привели в итоге к весьма плачевным последствиям на рубеже двадцатого и двадцать первого веков прошлой истории.
   - Здесь любопытна и общая тенденция продвижения всех новых монотеистических религий, - уверенно отметила Светлана. - Она выражалась в некой последовательной "программе пророчества" и была построена на появлении с завидной периодичностью всяких "пророков" в регионе Синайского полуострова, в Междуречье, в Индии и в Китае. При этом все они несли туда совершенно одинаковые идеи монотеизма, явно указывающие на единый источник - среду тех самых "заговорщиков", которых возглавлял Яхве, о которых рассказывал нам Акира Кензо. И все эти "пророки", направлявшиеся этой группой второстепенных "богов", в разное время кропотливо пытались внедрить в умы людей основополагающую идею о "борьбе Добра со Злом", на которой строилось новое учение о едином Боге. При этом каждый такой "пророк" представлял себя людям, как вестника этого самого Бога, призванного сообщить миру некую важную весть. Поэтому-то он обычно и начинал свои слова с формулы: "Так говорит Господь". Если же его начинали бесчестить, то он всегда мог сказать в ответ: "Господь послал меня к вам".
   - Но разве единобожие внедрялось в жизнь не потому, что было выгодно для централизации управления общественной жизнью? Разве оно не использовалось правящими кругами в целях усиления своей власти? - спросила Лю Тао, серьёзно хмуря брови.
   - В корне ошибочное мнение! - отрицательно покачал головой Акира. - Как показывает реальная история развития событий в первой половине нового тысячелетия и гораздо позже именно правящие круги преследовали этих самых "пророков", сопротивляясь распространению носимых ими учений. Причина этого вполне очевидна - все смертные цари были прямыми, хотя и очень дальними потомками "солнечных богов", которым когда-то открыли тайну их рождения, использовав эту генетическую близость для сохранения своего влияния на Земле. Египетские НТР передали свою власть через "последователей" и полубогов смертным фараонам. Шумерский "верховный бог" Ану был не только "Великим Царём Богов", но также тем, в чьё ведение входило избирать царей на "земном троне" из числа смертных людей. По шумерской традиции, эти цари восходили на престол лишь "по воле Ану". Даже само шумерское слово "царство" - "Ануту" изначально имело смысл "престол Ану". Но и другой шумерский "бог" Энлиль имел право выбирал царей для управления человечеством. Призванный Энлилем именем отца его Ану, царь получал законный статус правителя, что обязывало его в дальнейшем беспрекословно подчиняться приказам "великих богов". По их велению сан царя должен был передаваться от отца к сыну: "Мудрый учёный муж, охраняющий тайны великих богов, свяжет своего любимого сына клятвой перед Шамашем и Ададом. Перед Божественной Табличкой со стилом в руке он раскроет ему тайны богов". На другой же древней глиняной табличке была и такая запись: "Так была создана линия жрецов, тех, кому разрешается приблизиться к Шамашу и Ададу".
   - И всё же все эти "великие боги" смирились с распространением монотеистической религии? - удивился Лик. - Странно. Неужели Яхве и его команда оказались настолько сильны? Ведь их могущество, как вы говорили, не могло соперничать с могуществом этих "богов".
   - Во многом здесь были виноваты и сами люди, в очередной раз занявшие не ту сторону в противоборстве "небожителей". Древние тексты не оставляют в этом никакого сомнения: "Цари Света удалились в гневе. Грехи людей стали так черны, что Земля трепещет в своей великой агонии. Лазоревые Престолы остаются пустыми. Кто из Коричневой, кто из Красной или даже Чёрных Рас может воссесть на Престолы Благоверных, Престолы Знания и Милосердия? Кто может облечься в Цветок Мощи, Растение Золотого Стебля Лазоревого Цветка?". Но не нужно думать, что монотеизм имел безграничное влияние на умы людей с самого начала и легко побеждал прежние политеистические религии. Нет, это совсем не так. Монотеизм переходил в разряд государственных религий лишь тогда, когда он уже имел весьма серьёзные корни в обществе. Правителям, не сумевшим устранить его, было выгоднее его возглавить, чтобы не лишиться собственной власти. В этом мы можем убедиться на примере того же христианства. Как вы знаете, оно первоначально возникло на территории Синайского полуострова.
   Среди ребят поднялась рука, просящая слова. Акира благосклонно кивнул.
   - Около столетия христианская вера распространялась исключительно в среде еврейских общин крупных городов Средиземноморья, - слегка волнуясь, заговорила поднявшаяся со своего места Амрита Рао. - Все первохристиане были до этого иудеями. Сами себя они звали "назореи", что означало "истинный Израиль". "Христианами", или "помазанными чем-то" гораздо позже прозвали их греки.
   - Всё верно, - улыбнулся экзоархеолог. - Назореи строго соблюдали все свои прежние обряды и чтили священную книгу Тору. Единственным отличием христиан от их предков было почитание неких дополнительных писаний "Нового Завета". На примере христианства, как и других монотеистических религий, мы отчётливо можем увидеть, что за его созданием и развитием стояла некая заинтересованная группа лиц, происходившая из иудейского общества. Насколько можно судить по сохранению в новой вере почитания традиционных иудейских священных книг, создатели этой новой веры не собирались отказываться от своих традиционных жизненных ценностей. Речь шла лишь о неком упрощённом варианте иудаизма для того, чтобы его можно было экспортировать в другие общества. Попросту говоря, христианство - это иудаизм для толпы.
   - Значит, и за создателями христианства так же стоял Яхве, как до этого за Моисеем? - поинтересовалась Янтра.
   - Не обязательно это был сам Яхве, который, как я уже говорил, потерял всякий интерес к "богоизбранному народу", как только добился своих целей с его помощью, - сказал Акира. - Хотя, возможно, впоследствии у него снова появилась необходимость к неких земных помощниках и новые интересы на Земле. Но нельзя исключать и вариант, при котором у истоков христианства стояли другие малочтимые "боги" или "ангелы". Они-то и решили продолжить начатое Яхве, воспользовавшись в своих интересах идеологическими наработками своего ушедшего в небытиё вожака. Зачем же пропадать такому ценному добру? Вообще, на Ближнем Востоке можно было обнаружить очень много параллелей с Шумером, из которых буквально напрашивается прямая преемственность Ханаана и Шумера, пусть и через промежуточные стадии Вавилона, Эблы и прочих древних государств. Эта преемственность видна не только в религии, но и во многих других параметрах культурной и общественной жизни. По сути, Яхве руками иудеев создавал свою религию на обломках культуры Древнего Шумера. Поэтому речь здесь нужно вести скорее не о создателях, как таковых, а об исполнителях и распространителях "божьей воли", коими и стало племя иудеев. Ведь и формирование ядер христианских общин велось исключительно из евреев, как правильно заметила Амрита. Но новая вера создавалась не в Иудее, а за её пределами в еврейской диаспоре на территории Малой Азии, Рима, Александрии и Антиохии. Об этом может свидетельствовать и международный язык Евангелий. Ведь они написаны на койне. Евреи диаспоры, как правило, слабо знали иврит. При этом первые упоминания о христианах относятся вовсе не к первому веку новой эры, а ко второй половине второго века.
   - А как же рождение библейского Иисуса Христа? - хором спросили ребята.
   - Резонный вопрос, - улыбнулся экзоархеолог. - Как и большинство христианских текстов, описывающих становление и развитие этой религии, история о Христе является не более чем подделкой, искусно созданной ложью.
   По рядам учеников пробежал ропот удивления.
   - Спокойно, спокойно! - призвал к вниманию ребят наставник Лик. - Давайте разбираться вместе. Не будем перебивать уважаемого Акиру. Я уверен, он всё нам объяснит.
   - Да, конечно, - кивнул экзоархеолог. - Если вы помните, во втором веке до новой эры в иудаизме существовало три крупных течения.
   Темноволосый мальчик у окна сразу поднял руку, прося слова и получив разрешение от Акиры, бодро отрапортовал:
   - Фарисеи, саддукеи и ессеи.
   - Правильно. Вам так же должно быть известно, что среди последних к этому времени выделилась община Кумранитов. А в середине первого века до новой эры главой этой общины становится некий человек, которого ученики называли просто - Учитель Праведности. Этот человек, как нам известно, имел крупные неприятности на религиозной почве от иерусалимского Первосвященника и был предан в его руки своим же учеником, после чего осужден, а после пыток, казнён. Сразу же после своей смерти Учитель Праведности своей сектой был объявлен мессией и пророком Бога. А иерусалимский Первосвященник стал считаться пророком Дьявола.
   - Но ведь это же так похоже на историю об Иисусе Христе! - удивлённо воскликнула Лю Тао.
   - Да. Но поскольку во времени "Учитель Праведности" отстоит от даты рождения Христа на сто лет назад, кумранитская община была, по сути, прародительницей всех христианских общин. Показательно и то, что в Евангелиях Иисус обходит глубоким молчанием ессеев так, будто бы их вовсе не существовало в Иудее.
   - Значит, этот самый "Учитель Праведности" послужил прототипом для легенды о пленении властями через предательство ученика, распятии и превращении в мессию Иисуса Христа? - серьёзно спросил Риш Яр.
   - Именно так. Реальная история "Учителя Праведности" послужила своеобразным "каркасом", на который чьей-то умелой рукой были нанизаны образы чужих мифов и верований, и из них уже сформирована новая универсальная легенда о "ложной жертве" во имя спасения всего человечества. В финикийском городе Антиохия, где находилось одно из крупнейших мест распространения христианства, был расположен древний центр поклонения греческому "богу плодородия" Адонису. Этот "бог" каждый год умирал и воскресал вновь, будучи копией другого древнего умирающего и воскресающего "бога" - египетского Осириса. Подобные им воскресающие "божества" существовали у многих древних цивилизаций. Вавилоняне знали Таммуза-Мардука, в Малой Азии он носил имя Аттис, греки почитали своего Диониса. Даже в самом Ханаане такое божество называлось Иешуа, а греки говорили Иисус. Несомненно, что создатель или создатели христианства заимствовали ритуал почитания Адониса у более старой религии, превратив его в ритуал воскресения Христа, ведь они собирали новую религию, как мозаику, из кусочков различных мифов и верований окружавших их народов. При этом некоторые фрагменты этой мозаики приживались, а другие впоследствии отпадали. Об этом красноречиво говорит, например, тот факт, что поклонники Адониса в своём ритуале прекрасно понимали, что они делают и могли объяснить каждый свой шаг, а вот христиане свой ритуал объяснить не могли. Они выполняли его по механически заученной традиции: "Потому что так принято" - говорили они.
   - В самом деле одурманенные, словно послушное стадо! - огорчённо вздохнула Янтра Деви.
   - Не суди их так строго, - покачал головой экзоархеолог. - Это были совсем не те люди, к которым вы привыкли в своей повседневности. Они очень сильно отличались от нас с вами. Подобным же образом в христианстве обстояло дело со многими другими обрядами, ритуалами и положениями, пришедшими из других традиций и никак не объяснявшимися в новой религии. Так египетская Исида с младенцем Гором на руках, чрезвычайно почитавшаяся когда-то в Средиземноморье, была протрактована христианами как Богоматерь с младенцем Иисусом в языческом исполнении. На основе знакомства создателей христианства с культом Осириса, родились и такие понятия, как "Бог-Отец" и "Сын Божий". Ведь миф об умирающем и возрождающемся египетском "боге" строится как раз на отношениях отца и сына. "Бог Отец" - это Осирис, а "Сын Божий" - это Гор, официально его сын.
   - Что значит официально? - не понял Риш Яр.
   - Есть предпосылки полагать, что к рождению Гора были причастны и другие "боги", такие как Ра и Тот, - пояснил свою мысль Акира. - Так что, кто именно был настоящим отцом "мстителя за отца" ещё под большим вопросом. Но как раз этот факт так же хорошо укладывается в концепцию рождения Иисуса путём непорочного зачатия. Ведь Исида родила своего Гора уже после смерти Осириса путём генетических манипуляций многомудрого "бога" Тота, который был к тому же её родным отцом. Так что в этом отношении "зачатие" Исиды так же можно считать в некотором роде "непорочным". Да и сама Исида всегда считалась у древних египтян в некотором роде "девственной богиней". Поэтому история рождения Иисуса Христа является не более чем пересказом намного более древнего египетского мифа, приспособленного к нуждам новой веры. В "Евангелие от Матфея" читаем: "Когда же они отошли, Ангел Господен является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его, и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе; ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью, и пошёл в Египет. И там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом чрез пророка, который говорит: "Из Египта воззвал Я Сына Моего". А как мы знаем из древнеегипетских источников, в борьбе за трон Египта между двумя братьями Сетхом и Осирисом, первый жаждал смерти младенца Гора, так же претендовавшего на этот трон.
   - Это же просто пересказ чужого предания с заменой имён! - возмутилась Лю Тао. - Как так можно было обманывать людей?
   - Цель оправдывает средства, говорили в старину, - пожал плечами экзоархеолог. - А в отношении "солнечных богов" эта формула была особенно справедлива. Они не гнушались ничем ради власти и продвижения по иерархической лестнице. Из культа же Осириса берут своё начало и такие понятия, как "Царство Божье" и "Суд Божий". Это, как вы понимаете, о египетском Дуате - "загробном царстве Осириса" - и о "Суде Осириса" душ умерших в "Зале Двух Правд", на котором присутствовали сорок два "бога". Евангелие в этом отношении, по сути, просто копируют египетскую "Книгу Мёртвых". Кроме элементов чисто внешней атрибутики христианами был перенят и один из основных египетских религиозных обрядов - ритуал периодического посещения могил усопших предков. В древнеегипетской религии считалось, что умершему человеку было невозможно перевоплотиться снова в своё земное тело, пока на земле хоть кто-то о нём помнит. Как нетрудно догадаться, этот обряд был отголоском всё тех же запретов "солнечных богов" на познание "потустороннего мира" и проникновение в него человека. Отсюда и культивировались мысли о том, что умерший должен навсегда остаться в "загробном мире". Но в рамках христианской доктрины, когда всем праведникам был обещан Рай, подобный ритуал был просто бессмысленным действом. Зачем кому-то возвращаться из края блаженства и благодати?
   Акира оглядел присутствующих блестящим взором.
   - Кстати, и сама концепция христианского Рая была "подсмотрена" евреями у шумеров, обитавших в Междуречье на тысячелетие раньше них, - заметила Светлана. - В эпосе о "боге" Энки есть миф о райском саде на земле, которая именовалась Тильмун. В этом саду жила "богиня чистоты" по имени Нинсикила. Однажды, когда у Энки болело ребро, Нинсикила родила ему дочь Нинти, имя которой означает: "сделанная из ребра". Нинти и вылечила Энки. Ещё одно значение имени Нинти - "дающая жизнь". Как видите, сходство библейского и шумерского мифов несомненно. Правда, сказание об Энки говорит, что познание добра и зла ставит человека на один уровень с "богами" и даёт ему бессмертие, а христианский миф возводит это же познание в один из самых тяжких грехов человека.
   - Предки евреев, вышедшие когда-то из Междуречья, вынесли оттуда и наиболее древние истории и мифы, позже литературно и идеологически переработав их под свои нужды, - согласился Акира. - Но заимствования христианских идеологов не ограничивались лишь внешними источниками. Они питали свои идеи и непосредственно из иудейской среды, так как она была их основой. Вам должно быть известно, что на территории Иудейского царства к началу новой эры существовал очень сильно развитый культ Луны. Луне в Иудее строились специальные храмы, просуществовавшие вплоть до двенадцатого века новой эры, когда мусульманский халиф Салладин разрушил последний действующий лунный храм. Существовал и специальный институт лунного жречества, а так же особые иудейские праздники, посвященные Луне. Верующие "луняне" особо почитали новолуния, когда старая Луна умирает и воскресает на третий день на небе в виде молодого месяца.
   - Это единственная видимая невооруженным взглядом планета с затмением длящимся три дня, - вставил Амоль Сайн.
   - Не удивительно, что евангельское предание о том, что Иисуса похоронили в пещере, а затем на третий день он воскрес к удивлению Марии Магдалины, пришедшей поглядеть на его тело, так похоже на праздники новолуния. Несомненно, что в истории с воскресением на третий день мы имеем дело с очередной намеренной фальсификацией. Один из основных обрядов чужой веры опять был заимствован создателями христианства с полной утратой прежнего смысла, не приобретя никакого нового смыслового наполнения и став просто догмой. Даже сами обстоятельства рождения Христа заставляют нас усомниться в реальности, как исторического персонажа именно с такой судьбой, какая изложена в Евангелиях. Помимо того, что это пересказ египетского мифа, библейские тексты описывают так же и астрономическое явление.
   - Расскажите! Расскажите! - послышалось сразу несколько возбуждённых ребячьих голосов.
   Наставник Лик вынужден был снова призвать своих воспитанников к порядку, но Акира лишь снисходительно улыбнулся, радуясь неослабевающему интересу школьников. Мне и самому было любопытно слушать его удивительный рассказ, многое из которого и для меня было ново.
   - Думаю, вам об этом лучше поведает наш астроном Амоль Сайн, - скромно сообщил экзоархеолог.
   Амоль почтенно склонил в ответ голову и неспеша заговорил:
   - Надеюсь, мы с вами имеем в виду одно и тоже явление? Так вот, по устным преданиям иудеев пророк Моисей родился через три года после трёхкратного соединения на небе Юпитера и Сатурна. Евреи верили во множественность перевоплощений. Поэтому для нас наиболее интересно другое аналогичное событие - великое трехкратное соединение Юпитера и Сатурна произошедшее в седьмом году до новой эры в созвездии Рыб. Перед первым из соединений двадцать девятого апреля произошло частичное солнечное затмение, а двадцать шестого октября, спустя несколько дней после второго соединения, произошло полное солнечное затмение видимое во всём Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Случилось оно в созвездии Девы, где согласно верованиям древних египтян рождались все "боги". Звезда же, обозначающая лоно созвездия Девы, у евреев называлась Вифлеем - "Город хлеба". Млечный Путь, понимаемый иудеями как "небесное древо рождения и смерти", непосредственно соседствовал с двумя небольшими созвездиями, которые сейчас объединены в одно под названием Рак. Тогда же, в древности они именовались как Осёл и Ясли, а вместе назывались Хлевом. Недалеко от этой группы звёзд, в созвездии Рыб находились вместе две самые яркие планеты нашего небосклона - Юпитер и Сатурн. А с востока к ним медленно приближались "три мага" - три звезды пояса Ориона, где по верованиям всё тех же древних египтян располагалось то самое "загробное царство" Осириса. Солнечные затмения в древности считались плохим знаком. Раз Солнце закрывает свой лик, значит, боги гневаются. Так думали древние люди, поэтому затмения были предвестниками страданий, которые небеса пошлют в наказание всем смертным. Именно так и возникла красивая легенда о том, что Мессия родился в "яслях", в "хлеву" и что ему предначертаны большие страдания в жизни, и что он воскреснет в былой славе. Как нам известно из Евангилей, Иисус родился соответственно от Девы-девственницы, и три мудреца, руководимые звёздами, приходили с востока почтить его рождение... Вот такая вот получается астрономическая история. Вполне себе реальная, заметьте.
   Амоль Сайн скромно улыбнулся, замолкая.
   - В этой связи показательно, что первые триста лет своего существования христиане совершенно не интересовались обстоятельствами рождения Иисуса Христа, - снова взял слово Акира Кензо. - Кроме того, они не вели летоисчисления с даты его рождения ещё целых пятьсот тридцать два года. Многими течениями раннего христианства Иисус Христос понимался как абстрактное явление, а не как живой человек. И все евангельские обстоятельства его жизни толковались ими как иносказательное описание устройства мира. В силу переходной эпохи от политеизма к монотеизму первоначально, когда ещё сильно было влияние символики Зодиака, христиане использовали знак Рыб и игнорировали жертвоприношения баранами, обозначая таким образом преемственность религиозной традиции, введённой ещё "солнечными богами". Но с укреплением монотеизма происходит постепенный отказ от символики Рыб, которая к тому времени теряет свою значимость и сменяется символикой языческого креста. Никто уже не поклоняется Рыбам так же, как поклонялись Овну или Тельцу. Этот отказ от зодиакальной символики, которой на протяжении тысячелетий были ревностно привержены разные народы, свидетельствует об укреплении новой религии в умах людей и окончательной победе лжи над исторической правдой. Ведь евангельские истории писались минимум через сто лет после официальной смерти Иисуса Христа и несомненно, что подделка персонажей в них была намеренной.
   - О подделке могут свидетельствовать и множественные ошибки в географических и исторических описаниях, - напомнила Светлана. - Так, к примеру, город рождения Христа Назарет не упоминается ни в одном римском, греческом или еврейском документе первого века, как никогда не существовало там и синагоги, которую якобы посетил Иисус в это время. Зато в греческом языке фразы "Иисус назир" - "посвятивший себя служению богу" и "Иисус из Назарета" отличаются только длиной палочки в одной из букв. Ещё одной нелепицей является то, что Христос якобы жил одновременно и при Понтии Пилате, исполнявшем обязанности проконсула Иудеи, и при царе Ироде Великом, умершем за двадцать лет до назначения Понтия Пилата на его должность. Но в Евангелиях Пилат и Ирод отсылают Христа на суд один к другому и обратно, что свидетельствует об их знакомстве "по долгу службы".
   - Скорее всего, Иисуса Христа в таком виде как его описывают Евангелия просто не существовало на земле, - заключил Акира Кензо. - А что тогда останется от него, если отнять истории с рождением, распятием и воскресением? Да, очень немного! Только учительский и целительский аспекты. Я не исключаю, что именно такой вот человек когда-то реально существовал. Но этот человек не имел никакого отношения ни к самообожествлению, ни происхождению из рода царя Давида, ни к большинству евангельских чудес и нравоучений. Анализируя его учение целителя можно сделать вывод, что этот самый человек пришёл в Иудею во второй половине первого века из Индии или Китая. Возможно, даже из Тибета, где он сам до этого обучался искусству целительства.
   - Кстати, из этих же мест пришли и левиты - народ, который влился в иудейский союз и стал потом жреческой кастой, приложившей руку к переписыванию священных иудейских писаний, - тут же откликнулась Светлана. - Сборник Библии благодаря их стараниям претерпел минимум две серьёзных обработки, изменившие его до неузнаваемости. Именно левиты заявили, что они поклоняются самому Богу Творцу всего сущего, и что они единственные, кто ещё помнит, как это правильно делать. В истории есть и ещё один интересный момент - левиты были не единственным народом, который вышел из Индии и претендовал на жреческие функции у других племён.
   - В самом деле? - удивился я.
   - Да, - кивнула Светлана. - Ещё в начале первого тысячелетия до новой эры из этой страны в Персию пришёл народ магов, от названия которого и произошло слово "магия". Спустя некоторое время они растворились в Персии, заняв там, как и левиты, социальную нишу жречества. И приблизительно в тоже время из Индии же выходит народ цыган. Судя по всему, они тоже изначально имели какую-то великую миссию, которую по пути забыли... Во всяком случае, так утверждают цыганские легенды.
   - Это действительно так, - согласился Акира. - И на этих примерах хорошо видно, как приблизительно в одно и тоже время из Южной Азии происходит исход трёх схожих между собой народов, несших в другие страны свою веру. Это лишний раз подтверждает целенаправленность "программы пророчества", тщательную продуманность и важность для определённых лиц насаждения новой веры в землях, где до этого господствовало язычество, тесно связанное прежде всего с цивилизаторами.
   - Но тогда такое продвижение веры должно было опираться на прочную основу, - заметил наставник Лик.
   - Так оно и было, - подтвердил экзоархеолог. - В "Ветхом Завете" написано, что Бог поставил евреев выше всех остальных народов. Соответственно, кто выше и лучше остальных, тому и надлежит ими управлять. Таким образом, инициировалась борьба за власть и господство одних народов над другими, а основным инструментом этой инициации была именно религия.
   - Значит, не в Христе было дело? Не его учение было главным? - догадался Нир, супя брови.
   - Конечно, нет. Библейский Иисус был всего лишь красивой легендой, призванной вернуть под религиозные знамёна Яхве старых подданных из числа иудеев, которые к этому времени, как я уже говорил, практически позабыли своего Бога и "впали в грех" - вернулись к языческим обрядам и многобожию. А заодно и набрать новую паству для обновлённой монотоистической веры. Но кардинально исправить что-то за короткое время не удалось. В итоге "компания пророчества" оказалась полностью проваленной. Простой народ не очень-то принял посланцев Господа. Всё осталось, как и было ещё на долгие столетия. Пророк Малахия, предсказывавший скорое пришествие Спасителя был последним из пророков у евреев. После него в Иудее не было пророков целых четыреста лет. Как нам говорят священные писания, кроме двенадцати апостолов у Христа было ещё семьдесят учеников. Но когда его ученики ушли из Галелеи, христианство там очень быстро затухло. Галилея стала исповедовать прежний иудаизм и в последующие столетия стала его центром.
   - Значит "выступление" Христа и его учеников не было столь убедительным для очевидцев! - отметил раскрасневшийся от волнения Риш Яр.
   - Возможно. Или же этих выступлений просто никогда не было, как и самого Мессии. Но и Будда, как вы знаете, тоже не имел успеха. Впрочем, как и большинство других пророков. После Христа в борьбе Света с Тьмой участвовал и Ману, доказывавший, что каждый пророк, независимо от верований, несёт истину людям, желая для человечества единой религии. Эта религия должна была помочь людям вспомнить о своём божественном происхождении через осознание своего падения и вернуть их в Царство Света, освободив мир от Тьмы. Но манихейство преследовали везде: и в Риме, и в Китае, и на родине Ману. Вслед за Ману в тот же регион пришёл новый пророк Мухаммед, придерживавшийся аналогичных принципов. В конечном итоге, он оказался намного более преуспевшим в своих проповедях, чем Ману, Будда или Христос, хотя автор Корана и не собирался создавать новую религию. Подобно тому, как апостол Павел адаптировал идеологию учения Христа к мировоззрению верующих в языческих странах, так и Мухаммед адаптировал Священное Писание к мировоззрению арабов Аравийского полуострова. Задача Мухаммеда состояла в том, чтобы донести Коран до своего народа, но суть учения была неизменной: "Нет Бога, кроме Бога живого и вечного. Он послал тебе книгу, содержащую истину, чтобы подтвердить писания, бывшие прежде неё. Раньше её Он ниспослал Пятикнижие и Евангелие для руководства людей. Ныне послал Он просвещение".
   - Значит, те кто напавлял всех этих "пророков", сильно нуждались в "жизненной энергии" людей, раз с таким упорством пытались обратить их в новую веру? - догадалась Лю Тао.
   - Верно. Неудачи на первых порах христианства вынудили его создателей, не желавших терять контроль над человечеством, предпринять очердную попытку внедрения в человеческое общество монотеизма. И на этот раз эта попытка оказалась более успешной. За последующие десять лет Мухаммед в создании ислама прошёл путь, на который христианству понадобилось три столетия. Одна из главных причин такого успеха состояла в том, что мусульманство было гораздо проще христианства. Так три части единого целого - "Ветхий Завет", "Новый Завет" и Коран - стали истоками, родниками для трёх религий: иудаизма, христианства и ислама.
   - Здесь интересна единая линия развития не только в целом религий, - откликнулась Светлана, - но и отдельных взглядов самих "пророков". Эти самые взгляды, как мы видим, с одной стороны не являлись жизненно необходимыми для людей, а с другой стороны они явно показывали некую общую тенденцию, которая была инициируема извне. Можно только удивляться упорному стремлению всех этих "пророков" выдержать эту тенденцию не самых важных положений религий.
   - Это может быть удивительно для нас, людей, и казаться малозначимым, - рассудительно заметил Акира, - но для "богов", направлявших действия "пророков", эти положения, без сомнения, играли очень важную роль. Иначе бы они из столетия в столетие не навязывались бы людям усилиями многочисленных посланников. Это несложно понять хотя бы по тому, что каждый последующий "пророк", как бы учитывал ошибки и недоработки своих предшественников, постепенно переходя от чистой теории через духовную практику к практике светской с силовыми методами насаждения самой религий. Из этого так же можно сделать вывод, что к созданию новых религий была причастна некая тайная структура, располагавшая и материальными, и людскими ресурсами. Эта структура, видимо, развивалась давно, если помнить о наличии у того же Яхве земных помощников из числа людей, которые передавали свою миссию через поколения. И к числу таких тайных помощников, принимавших участие в создании того же христианства и оказавших наиболее весомый вклад в этом деле, были Марк, Матфей, Лука, Иоанн и Саул. Каждый из них сознательно лгал своим единоверцам, искажая истину ради выгоды общего дела. Теоретические аспекты новой веры держались в секрете, на поверхность же выдавалась сложная мозаика из искажённых, плохо связанных между собой фрагментов всех наиболее значимых в то время на Ближнем Востоке религиозных и философских учений.
   - А после слияния всех этих разрозненных компонентов христианской веры в нечто единое, у неё выкристаллизовался свой собственный значимый стержень, - добавила Светлана. - В прошлом трудно отыскать доктрину, которая бы столь же чётко, как христианство, формулировала и одновременно столь же искусно прятала под маску Любви идеи отрицания мира, его ничтожности, греховности и необходимости осуждения и уничтожения этого самого мира. Вспомните "Откровение Иоанна", - обратилась она к школьникам. - Это же декларация торжества Небытия над Бытием, настоящее знамя энтропии!
   - Теперь мы прекрасно понимаем, что христианская религия, как и христианская церковь были созданы в качестве инструментов воздействия на сознание людей, - подхватил Акира, обращаясь к собравшимся ребятам. - Богам-изгоям хотелось укротить мятежный дух человека, родственный духу "мятежного бога". Оплотом в этой борьбе за власть и умы людей и стала христианская церковь, распространявшая своё учение огнём и мечом, используя обман и физическое устранение конкурентов, отличаясь безграничным стремлением к власти и материальным благам. Почти все войны в Европе в Средние века происходили на религиозной почве и были вдохновлены церковью. А повсеместное уничтожение источников знаний других культур ярко показывает нам стремление сил, стоявших за христианской церковью, искоренить всякую возможность простого народа получить альтернативную информацию, ввергнуть его во тьму невежества. Одним из примеров тому может служить сожжение Александрийской библиотеки по приказу епископа Кирилла в триста восемьдесят пятом году и жестокое убийство её директора, женщины учёного и философа Ипатии. Христиане же сожгли остатки библиотеки и во второй раз, в четыреста двадцать пятом году. Это был, пожалуй, один из самых крупных актов интеллектуального вандализма со стороны людей за всю историю человеческой цивилизации.
   - Подобным же образом поступали только в фашистской Германии, - с негодованием в голосе заметила Светлана. - Это сожжение сокровищницы древнего знания можно сравнить с уничтожением испанской конкистой, руководимой всё той же церковью, всех книг майя, ацтеков и инков. Или с почти полным уничтожением всех древнерусских письменных источников, письменности народов центральной и северной Европы опять же христианскими церковниками. Можно ещё вспомнить про драматические коллизии, в которых проходило охристианивание Скандинавии. Ведь ни в какой другой части мира иудео-христианство не встречало такого яростного отпора, хотя в итоге традиция официально и отступила.
   Светлана замолчала, взволнованно теребя складки на своей юбке. Притихли и дети, обдумывая услышанное. Я смотрел на их сосредоточенные, серьёзные лица, и в моей душе поднималась и крепла волнующая радость. Наше будущее сидело сейчас передо мной, и я понимал, что это будущее будет в надёжных руках. Эти мысли принесли покой и умиротворение в мою душу. Я снова взглянул в "небесные" глаза красавицы Светланы, и она улыбнулась мне открыто и нежно, словно поняла мои мысли и чувства.
   - В последующие века среди христианских церквей произошло великое множество расколов и церковь на долгие столетия ушла с территории Иудейского царства, а приверженцев у неё стало во много раз больше, - с лёгкими нотками грусти в голосе снова заговорил Акира Кензо. - Так "боги" окончательно потеряли свою власть над людьми. Теперь борьбу между собой повели уже сами люди, опираясь на данные им "богами" религиозные учения и идеологии. Но никакая религия или идеология не обещает равной жизни на земле каждому человеку: и сильному, и слабому, и гениальному, и малоспособному, и красивому, и некрасивому. Равной со всеми в пользовании всеми благами и красотами жизни теперь же, а не в мнимых будущих существованиях или в "загробном мире". Вот почему именно в христианстве нашли себе приют те, кто строил своё упадническое мировоззрение на перенесении вины и ответственности за неудовлетворенность неудавшейся жизнью на этот мир. Именно в нём нашли себе приют надежды неудачников, "униженных и оскорблённых", надежды на утешение и отмщение. "Нам было плохо в этом злом мире, - думали они. - Простим же его, и за это нам воздастся на небесах. А наши мучители будут гореть и мучатся вместе с этим окаянным миром в Гиене огненной".
   - И антагонистическое общественное устройство прошлого Земли только способствовало развитию этих мрачных идей, порождая порочных круг массовых неврозов, - добавила Светлана. - Патологии наследственности и воспитания всё чаще приводили к появлению новых типов характера у людей: как замкнутых и неэффективных с точки зрения борьбы за место под солнцем, так и агрессивных, хорошо приспосабливающихся к окружающим условиям. Именно последние были склонны становиться диктаторами, эксплуататорами или просто жестокими преступниками. Хотя это и был уход в крайности, но, тем не менее, десятилетие за десятилетием болезнь проникала во все институты самого общества. Тогда главенствующее положение в нём стали занимать патологические типы, которым был присущ именно садизм. Эмоциональная чума охватывала человеческое общество, всё глубже проникая в политику, где люди, заражённые ею, стремились силой распространять свои извращенные идеи и болезненный образ жизни на других людей. Особенно удивительно то, что желание одних невротиков подчинять способствовало желанию у других невротиков подчиняться. Во многих странах тогда устанавливались фашистские режимы, где массы людей с ликованием приветствовали диктатуру.
   - Дикость какая! - не удержалась от обескураженного возгласа Янтра Деви.
   - Да. Для нас с вами это выглядит сейчас особенно дико. Ведь, казалось бы, люди наоборот должны стремиться к свободе. Но эмоциональная чума всегда сопротивлялась прогрессу, что вело к глубоким кризисам общественного развития.
   - И все эти кризисы уходили своими корнями в прошлое, неся на себе следы влияния прежней монокультуры, установленной на Земле во времена правления "божественной" высокотехнологической элиты, - докончил Акира. - Тогда человечество впервые было разделено на классы и сословия с одной лишь целью, с одним стремлением - разделяй и властвуй. Как вы теперь знаете, "солнечные боги" на этом пути не останавливались даже перед спланированными планетарными катастрофами и войнами, в которых уничтожались целые народы и культуры. Установив монополию на информацию - знания, к которым допускались только избранные, и то в ограниченном, урезанном виде - эти "боги" получили ещё один инструмент подчинения, позволявший держать в повиновении молодое человечество.
   - Но ведь запрет на информацию это фашизм в чистом виде! - вознегодовал Риш Яр.
   - Ты прав, - согласился с ним экзоархеолог. - К счастью, всё, о чём мы рассказали здесь вам, осталось в далёком-далёком прошлом. Нас же больше должно волновать то, какое влияние это самое прошлое оказало на дальнейшее развитие человечества. Ведь мы ни в коем случае не должны повторить ошибок наших предков в своём будущем. И здесь я хочу обратить ваше внимание на один печальный факт - в прошлом, испив из "отравленной чаши", наш предок недалеко сумел уйти от своих же создателей. Но те покинули его. Власть их досталась смертным правителям с каплей "божественной крови". А после них перешла к просто алчным и жестоким личностям, уже не имевшим к "божественному происхождению" никакого отношения. Именно тогда человеческое общество вплотную подошло к тупиковому рубежу в своём развитии. Тогда прежние "божественные" методы, испытанные временем, снова пошли в ход. Теперь, изучая историю того периода, мы ясно можем увидеть, как определённая группа людей на рубеже последних веков старой истории стремилась насадить на Земле монокультуру англосаксонского типа, и через неё прийти к высокотехнологическому иерархическому всепланетному обществу с чёткой сегрегацией на "хозяев" и "обслугу". "Божественная" кастовая система тогда реально могла распространиться на всю нашу планету. На этом пути новоявленные владыки, а по сути, бездушные дельцы и просто негодяи были готовы устроить для человечества катастрофу планетарного масштаба. Именно они выдвинули преступную идеологию "оптимального народонаселения".
   - Иначе говоря, как и "солнечные боги", тысячелетия назад уничтожавшие непокорное человечество и жёстко регулировавшие его численность исходя из своих личных интересов и предпочтений. - Голос Светланы прозвенел волнением.
   - Но планетарная катастрофа всё равно случилась! - нахмурилась Амрита Рао.
   - Да. И причиной были опять же алчные амбиции отдельных личностей, обманом захвативших власть, - сказал Акира Кензо. - Но стремление человека к свободе выбора своей судьбы никогда не угасало. Поэтому неизбежными были и столкновения антагонистических культур и социальных предпочтений. Зашедшее в тупик историческое развитие требовало какого-то выхода, абсолютно нового пути. Хотя человечество и постигло страшное бедствие, но именно тогда для него появился реальный шанс возрождения из пепла прошлого в новом обличии, подобно легендарному Фениксу. Только перешагнув край пропасти, мы смогли объединиться и изменить себя и окружающий нас мир. При всех негативных последствиях, случившееся тогда, на рубеже веков прошлой истории, оказалось всё же лучше мрачной перспективы безысходного планетарного инферно, крышка которого могла захлопнуться над нашей планетой навсегда.
   - Значит, мы сумели преодолеть опасность кризисов в своём развитии? - робко спросила Янтра Деви.
   - Наше общество родилось на руинах старого мира. Величайшая трагедия человечества заставила наших предков сплотиться в борьбе за возрождение Земли и кардинально изменить своё мировоззрение. Наши предки вовремя поняли, что человечество в основном состоит из средних людей, а значит необходимо, чтобы изменения жизни в лучшую сторону касались и устраивали именно подавляющую часть человечества.
   - Но разве равная жизнь для "слабых" получается не за счёт "сильных"? - изумился Нир.
   - Всё верно. Но ведь в этом и заключается суть справедливости нашего общества - необходимо становиться сильным, чтобы помогать всем людям подниматься на высший уровень жизни и познания! Именно этому вас учат в школе, к этому должны быть направлены все ваши устремления и усилия. И не случайно, что подобный принцип так созвучен принципу древнего учения йоги: "Оберегай ближнего и дальнего, и помогай ему возвыситься". На заре Мирового Воссоединения, когда процент таких "слабых" людей был ещё очень велик, единственным правильным выходом стало противопоставить подобную доктрину унылому мировоззрению, предвещавшему наступление новых "Тёмных веков". И они неизбежно должны были бы прийти, обещай кто-то тогда равной и хорошей жизни для слабых людей, даже если они не хотят становиться сильнее ни при каких условиях. Разумный выход был всё-таки найден. Советы коммун - зачатки современной системы нашего самоуправления - приложили тогда немало усилий, чтобы создать новую общественную систему воспитания подростающего поколения. Эта система была построена таким образом, что появление людей, не желающих становиться сильными во имя общего блага, становилось бы просто невозможным. И это несмотря на то, что ребёнок, вырастая, иногда мог резко поменять свой характер на совершенно противоположный. Здесь в немалой степени пригодились знания и мощь новой земной медицины, принявшей на себя заботу очищения генетической наследственности каждого вновь рождающегося жителя Земли от вредоносных влияний прежних времён.
   - Выходит, мы стали строить своё общество для "слабых", чтобы они становились "сильными"? - воскликнула Лю Тао и щёки её вспыхнули.
   - Именно так, - кивнул Акира. - Ведь сильным становиться нужно не для того, чтобы подчинять себе других, а для того, чтобы помогать другим становиться сильнее. Для тех, кто считал, что им всё должны давать даром, без какой-либо работы над собой с их стороны, в нашем обществе места не было. Они становились в нём изгоями. Теперь вы прекрасно понимаете, что только отсутствие иждивенчества "слабых" может быть залогом успеха на этом долгом и трудном пути. "Слабые" должны совершать свою долю работы - пусть меньшую, но с не меньшим героизмом и самоотдачей, чем "сильные". И эта работа должна быть направлена не только вовне, но и на себя самого - прежде всего на себя самого!
   Акира снова оглядел притихших ребят, смотревших на него горящими глазами.
   - Ведь одно из важнейших диалектических свойств человека это присущая ему незавершённость и свобода выбора. Это свойство определяет реальность каждого из нас, которая, на самом деле, является лишь потенциальной возможностью. Каждый человек на определённом отрезке времени своей жизни не является ещё таким, каков он есть. Таким он лишь должен стать. Вот почему основная задача ваших воспитателей и учителей - подвигнуть вас захотеть стать лучше. Только так можно добиться равновесия в обществе... Конечно, наряду с сознательным самоотказом от излишеств, который нивелирует славу, почёт и большую долю благ, имеемых храбрыми и сильными бойцами, идущими впереди по пути строительства нового общества, - добавил экзоархеолог.
   - Но как нам удалось преодолеть все сложности на этом пути? - искренне удивился Нир. - Я имею в виду, как удалось для "слабых" избежать участи воспитуемых "сильными"? Ведь должен был существовать механизм, который создал бы неких авторитетных личностей со стороны, а не из среды самих "слабых" или "сильных". Разве я неправ?
   Юноша растерянно огляделся по сторонам.
   - Да! - подхватила Амрита Рао. - Нир правильно говорит. Это как усилия цивилизаторов в отношении молодого человечества. Но неужели это единственный возможный путь? Единственный способ убедить одних, и воспитать других?
   Юная девушка испытующе посмотрела на экзоархеолога.
   - Ты безусловно права, - согласился тот. - Это единственный возможный путь. Не случайно его для себя избрали и цивилизаторы, ведь они обладали большей мудростью, чем мы с вами обладаем сейчас. Вы должны понимать, что социальная революция в большинстве случаев определяет и революцию в сознании людей. Если подходить к этому важнейшему вопросу необдуманно и поспешно, результатом будет неизбежный откат назад. Подобное уже случалось однажды в человеческом обществе, когда на неподготовленной почве пытались формировать человека "нового типа". Ошибкой была не сама эта идея, а стремление к социальным изменениям без изначального изменения моральных ценностей и мышления огромных масс населения. Прежде всего был необходим длительный период тщательной инженерии массового сознания, сопровождающийся своеобразной "диктатурой прогрессоров". Да, да! Не смущайтесь. Именно диктатурой! - подтвердил Акира, заметив удивлённые взгляды ребят. - Пускай вас не пугает это слово, ибо эта диктатура необходима, как противовес диктатуре убогой идеологии безудержного потребления одних и столь же безудержного обогащения других. Вот почему коммунары когда-то пошли именно по этому пути - единственно правильному пути к обновлённому будущему.
   Акира поднялся со своего места и прошёлся по террасе, разминая затекшие ноги.
   - На ранних этапах своего становления, - продолжал рассказывать он, - Трудовое Братство столкнулось с серьёзной проблемой воспитания будущего поколения. Взрослые, вышедшие из совершенно иной системы, прекрасно понимали необходимость перемен, но им было очень трудно сделать шаг вперёд, в новое и неизведанное. Поэтому тогда коллективно было принято решение начать с создания специальных воспитательных школ и полного переложения забот о воспитании и обучении подрастающего поколения на общество. Выдающимися учёными того времени были разработаны специальные роботизированные системы - автоматические "воспитатели-учителя", в которых были заложены лучшие обучающие программы, основанные на культивировании гумманизма, человечности, добра и любви. Этот шаг стал гарантией наличия на новой Земле, только ступившей на первые ступени совершенствования, светочей высокой духовности и твёрдых морально-этических норм. Они беспрестанно передавали их детям с малолетства, не отступая ни на шаг от заложенных в них регламентов. Через три-четыре поколения функции таких автоматов постепенно стали переходить к живым людям-воспитателям. Так, шаг за шагом мы начали двигаться вперёд, обеспечив "пульсацию поколений" и передачу в будущее в неизменном виде новых идеалов.
   - И так из века в век мы постепенно становились единым Трудовым Братством, в котором слились миллиарды людей, как братья и сёстры одной большой семьи - братья и сёстры по труду! - радостно добавила Светлана, снова раскрасневшись от волнения. - Но не только по работе во имя всеобщего блага, но и по великому труду над самим собой, ради того, чтобы стать сильными и с гордостью носить звание Человека - вот так вот, с большой буквы.
   - Именно, - поддержал её Акира. - На этом пути нам пришлось преодолеть многое, в том числе и возвращение иероглифического письма, построенного на смысловой базовой основе. Тем самым мы вернули себе право развития совершенно иного сознания, отличного от сознания наших далёких предков - сознания, построенного на образном мышлении, логика которого нелинейна и неаналитична, а синтетично-ассоциативна. Это сделало нас ближе не только к естественной природе человеческого сознания, но и к природе в целом. Пока мы лишь вначале этого долгого пути, но он ведёт нас в необозримые дали, где сам процесс передачи и восприятия информации будет осуществляться на основе именно образно-ассоциативного механизма сознания.
   - Вы говорите о возможности общения через передачу мыслей? О телепатии? - взволнованно спросил Риш Яр, теребя чубатую голову.
   - Да. Если мы снова вспомним историю о Вавилонской башне, то увидим, что в общении людей, затеявших это строительство, возможно, участвовала и телепатия. Это одна из причин того, что все понимали друг друга и даже язык животных. С приходом же воинственных и алчных "богов", уничтоживших прежнюю письменность, неизбежно было заторможено и всякое развитие телепатических способностей у человека.
   - Значит, и наша цивилизация когда-нибудь станет снова обладать телепатическими способностями! - гордо воскликнул Нир.
   - Несомненно, - подтвердил Акира Кензо. - Если не вы, то ваши дети или внуки сумеют подняться до уровня наших звёздных создателей, возможно, объединившись с ними в могучий интеллект, слитый из миллиардов различных индивидуальностей. И тогда ему будет под силу решение любых задач в познании Вселенной!
   Восторженный ропот ребят был одобрением заключительных слов экзоархеолога.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Потому вечных мук после смерти все люди страшатся,
   Так как природу души совершенно не ведают люди.
   В чреве родится она иль внедряется после рожденья?
   Гибнет ли наша душа, отделившись от тела по смерти?
   В Оркуса мрак ли нисходит, в пустых ли витает пространствах?
   Или по воле богов переходит в различных животных..."
  
   Л. Кар "О природе вещей"
  
  
  
  
   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  
   ВРАТА ИШТАР
  
  
  
   Тело охватило странное оцепенение. Веки, казалось, налились свинцом, и мне приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы продолжать смотреть перед собой. Где-то впереди в мутной сероватой пелене плавал светящийся жёлтый шар, мерно раскачиваясь из стороны в сторону.
   - Один, два, три... Вы засыпаете... - доносилось откуда-то издалека. - Пять, шесть... Ваши веки тяжелеют... Ваши мысли больше не беспокоят вас... Вы чувствуете себя свободно и легко... Девять, десять... Вы погружаетесь в себя и растворяетесь...
   Тихий спокойный голос размеренно убаюкивал меня, и мутная пелена перед глазами постепенно проникала в сознание, обволакивала его липкой паутиной, замедляя течение мыслей, притупляя чувства. Я почувствовал, как действительно растворяюсь в чём-то огромном и бесформенном, заполнявшем теперь всё вокруг - физически неощутимом, но в тоже время всеобъемлющем и бесконечном, как сама Вселенная. В какой-то момент время остановилось для меня. Я понял это совершенно отчётливо, потому что осознание безвременья больно хлестнуло по каждой клеточке моего организма, словно острым лезвием проникая в плоть. Вселенская громада вокруг свернулась до узкого пути между безысходными пропастями, в которых барахталось потускневшее солнце. Я стремительно удалялся в пустоту без границ и очертаний - холодный и далёкий от всего. Вскоре мои ощущения совсем поблекли и осталось лишь безразличие и апатия к дальнейшей судьбе.
   Неожиданно звенящая тишина, обволакивавшая моё сознание, породила в своём необъятном тёмном чреве высокий свистящий звук. Этот звук не был голосом говорившего со мной прежде человека. Он, скорее, напоминал пронзительный стрёкот кузнечиков в жаркий летний полдень, и от него неприятно вибрировали барабанные перепонки. Казалось, что они уподобились струнам, на которых кто-то неведомый мне играет странную мелодию. Затем в сознании вспыхнули короткими всполохами размытые краски и куски зрительных образов, причудливо сплетаясь с незнакомыми чувствами в пёстрый калейдоскоп. И вдруг из глубины моего собственного "я" прозвучал вопрос: "Что наверху там?".
   Я открыл глаза и с изумлением увидел перед собой странное тёмное лицо, выжидательно смотревшее на меня тремя немигающими глазами. У существа, стоявшего передо мной, была продолговатая, лишённая волос голова, разделённая острым гребнем-наростом, переходившим на спину. Эта странная голова вырастала прямо из худощавых плеч, продолжавшихся длинными тонкими руками с такими же тонкими пальцами. Грудь существа была обтянута пластинами металлически поблескивающей одежды, переходившей на две жилистые, широко расставленные ноги, обутые в нечто навроде сандалий.
   "Опять это существо из моих снов!" - с сожалением и разочарованием подумал я и тут же спохватился: "Но ведь это не сон!". Ощущения были столь явственным, что не вызывали никаких сомнений в их реальности. Всё окружающее было для меня привычно и казалось знакомым. Самым же удивительным было то, что я одновременно мог видеть и лицо стоявшего передо мной незнакомца, и осматривать его тело, при этом явственно различая всё, что творится вокруг нас: просторное помещение с железными стенами и округлыми арками, лестницы, ведшие куда-то наверх и вниз, овальные углубления на сферическом потолке, и свет исходивший непонятно откуда... Но как такое возможно?.. Неужели всё-таки сон?
   Я поднял свою руку, собираясь отереть вспотевший лоб, и с удивлением увидел, что рука моя, как две капли воды, похожа на руку существа, стоящего передо мной.
   "Кхцер! - вдруг вспомнил я. - Его зовут Кхцер!"
   - Наверху. Что там ты видел? - Он повторил свой вопрос, по-прежнему, не отрываясь, глядя на меня всеми тремя глазами.
   - Там нет никого, - спокойно ответил я ему.
   Кхцер как-то странно посмотрел на меня, моргнул одним глазом и повернулся ко мне правым боком. Теперь я мог увидеть и его короткий ребристый хвост, выступавший из-под пластин металлической одежды.
   - Нет мыслей, - проворчал Кхцер. - Дангма не ошибается никогда! Око Дангмы всегда показывает опасность. Сейчас опасность приближается. Я чувствую опасность, как Дангма. Движение из земли Ахтангха!
   Кхцер снова посмотрел на меня и махнул тонкой рукой куда-то назад. Уверенно произнёс:
   - Поднимем башню. Посмотрим сами!
   Я покачал головой, давая понять, что согласен с его решением. Он здесь главный и ему виднее. Разве я мог сравниться с его опытом провидца и великого воина? Он всегда чувствовал опасность лучше Дангма. Машина могла ошибаться. Кхцер не ошибался никогда!
   - Идём в ... - коротко сказал он.
   Я не различил произнесённое им в сторону слово, но понял, что должен идти следом. Кхцер подтолкнул меня к низкой металлической арке, за которой скрывалась лестница.
   - Давай! Не время сомневаться! Нужно наверх. Ты слышишь опасность?.. Бхригу будет зол, если тхакары пролетят наш рубеж. Много жизней благочестивых нагов будет забыто.
   В следующее мгновение я почувствовал, как металлический пол под нашими ногами задрожал. Откуда-то снизу донёсся скрежещущий гул, сменившийся глухим жужжанием. Помещение, в котором мы стояли, стало медленно вращаться, поднимаясь вверх. Потолок исчез. Подняв голову, я увидел там только огромный железный купол. Вот в нём с грохотом раскрылись толстые створки и со всех сторон обнажились широкие бойницы. За ними была пустынная степь. Красное закатное солнце садилось за верхушки чёрных сухих деревьев в густой туман. Сырой и влажный воздух, проникший внутрь башни, наполнил лёгкие, и я почувствовал, что мне стало трудно дышать. И снова тень сомнения мелькнула в глубине моего сознания: всё-таки сон? Я посмотрел на своего трёхглазого спутника.
   Тот насторожённо стоял в центре металлического диска, поднявшего нас сюда, и озирался по сторонам, как будто дикое животное, встревоженное внезапной опасностью. Большие вытянутые уши Кхцера едва заметно шевелились, улавливая самые отдалённые звуки в сыром воздухе. Я тоже прислушался, но ничего не услышал. Лишь шум ветра, гуляющего высоко над степью. И вдруг гнетущая тоска охватила мою душу, словно выворачивая меня наизнанку. Тут же ослепительная вспышка справа осветила смотровую площадку башни сквозь одну из бойниц.
   Кхцер среагировал мгновенно.
   - Вот! Смотри! Тхакары! - сдавленно прострекотал он, хватаясь за рукояти серебристого цилиндра, неожиданно поднявшегося из пола на высоком треножнике.
   Сквозь бойницу я отчётливо различил, как над степью совсем недалеко от нас прямо из тумана возникли три золотистые машины, похожие на ширококрылых птиц. На мгновенье, застыв в воздухе над верхушками одиноких деревьев, они задрали хвосты и угрожающе стремительно двинулись в нашу сторону, издавая страшный рёв, как будто тысячи штормовых ветров слились воедино.
   - Быстро! - Кхцер толкнул меня в плечо, направляя к другому треножнику с серебристым цилиндром. - Нельзя думать! Нужно защищать рубеж! Защищай! Убей их всех!
   Ошеломлённый, я схватился за толстые рукояти цилиндра, наводя его на приближающихся "птиц". Один миг и степь озарилась ослепительными молниями жёлтого огня, выжигавшего глубокие борозды на земле. Эти молнии ударились в нашу башню, растеклись по металлу покрывалом струящегося огня. Толстый купол мгновенно раскалился почти докрасна. Задыхаясь от нестерпимого жара и ужаса, я сдавил рукояти спасительного оружия, выплеснув в сторону врага снопы голубых огненных стрел. С оглушительным грохотом они взрывались, сталкиваясь с молниями, испускаемыми неведомыми летающими машинами. Огненное облако вспыхнуло перед самыми моими глазами и ворвалось в бойницы, заполняя всё пространство под куполом башни. Я увидел, как упал на раскалённый пол Кхцер, корчась от боли в предсмертных судорогах. Я почувствовал, как металл моих защитных "доспехов" плавится на мне, прожигая насквозь кожу и мышцы до самых костей. Адская боль затопила сознание и сдавила горло, не давая кричать и звать на помощь. Я упал навзничь, охваченный ужасом и нестерпимыми мучениями...
  
   - Спокойно... Спокойно... Всё хорошо... Всё позади... - успокаивал меня всё тот же выдержанный голос. - На счёт три вы откроете глаза и очнётесь... Один... два... три!
   Что-то будто подтолкнуло меня изнутри, и я широко раскрыл глаза, с беспокойством озираясь вокруг. Просторная овальная комната из волокнистого полупрозрачного стекла была почти пуста. Несколько невысоких столов заставленных какой-то аппаратурой, мигавшей разноцветными огоньками, стояли с трёх сторон комнаты. Выгнутый потолок излучал слабое матовое свечение, отражавшееся от гладкого пола. Я полулежал в удобном кресле и чувствовал, что моё тело и голова опутаны тонкими проводами с тактильными контактами на концах. Эти провода соединялись с тремя группами катушек, расположенных вокруг кресла. От катушек красные кабели тянулись к приборам на столах.
   Я осмотрел своё тело, усеянное датчиками, ощупал голову с сеткой чувствительных биометрических контактов. "Ну, разумеется! Это же обычный ВАП!" - наконец сообразил я.
   Каждая группа катушек создаёт одну из трёх взаимно перпендикулярных составляющих электромагнитного поля, внутри которого находится испытуемый - то есть, я. Выводы катушек подключены к приёмникам, детекторы которых обладают точной подстройкой к задаваемой гетеродином частоте. Это позволяет выделить эфирный сигнал человека, изменяющий поле катушек и определить соответствующие всплески на фоне заданной частоты. В дальнейшем эти "всплески", записанные чувствительной аппаратурой, расшифровываются специальной программой, заложенной в ФВМ.
   - Как вы себя чувствуете?
   Я увидел строгое сухое лицо склонившегося надо мной врача в серебристом халате. Это был Тэн Хоори - один из лучших энерготерапевтов Трудового Братства, три месяца назад специально приехавший в этот антарктический санаторий, чтобы оказать помощь пострадавшим на Марсе людям. Именно его стараниями мне удалось победить свой паралич.
   - Сносно... Как всё прошло?
   Я с надеждой посмотрел на энерготерапевта.
   - Обычно, - бесцветным голосом произнёс тот, выпрямляясь. - Эонограммы будут готовы минут через двадцать...
   Он оглянулся на плотно запертую дверь и пододвинул стул, усаживаясь рядом со мной и помогая мне освободиться от проводов и контактов.
   - Что вы чувствовали на этот раз?
   - Разве вы не записывали этот сеанс гипнотического транссна? - изумился я.
   - Разумеется, записывал. Мы ведём полное наблюдение с самого начала и до конца. И всё же мне хотелось бы послушать о ваших ощущениях.
   Тэн Хоори проницательно посмотрел мне в глаза и его тонкие губы под аккуратно подстриженными усиками вытянулись в вежливой улыбке. Я рассказал ему о пережитом мною видении, всё ещё возбуждённый реальностью и необычностью происходившего со мной. Тэн Хоори внимательно слушал меня, не перебивая и лишь изредка кивая головой, словно соглашаясь со мной.
   - Эта память прорывается из глубин вашего подсознания, порождая в сознании раскодированные мыслеобразы, - наконец, сказал он, откидываясь на спинку стула и закидывая нога на ногу.
   - Но в чём причина этих странных видений... или снов? - допытывался я у него.
   - Думаю, причиной стало происшедшее с вами на Марсе, - так же спокойно ответил энерготерапевт. - Это странное и невероятное событие могло послужить толчком к запуску механизмов, контролирующих гигантский объём памяти, закодированной для работы в области подсознательного. Подвергшись воздействию некой энергии, о природе которой мы пока можем только догадываться, ваш организм потерял стабильность. Произошло расшатывание одной из главных химических осей нашей психики - питуитарно-адреналиновой оси, связанной с гормонами гипофиза и надпочечников. Сознание и подсознание расщепились, и сознание стало максимально чувствительным к сигналам из отделившегося подсознательного. Отсюда стали появляться все эти сновидения, в зарождении которых участвуют древние структуры вашего мозга, сохранившие отпечатки прошлых времён. А может быть корни ваших странных галлюцинаций нужно искать совсем в другом... Во всяком случае, ясно одно - это воспоминания о прошлом, вашем прошлом!
   - Вы считаете, что у меня могло быть подобное прошлое? - неуверенно усмехнулся я, ошеломлённый его словами.
   - Напрасно иронизируете, - серьёзно сказал Тэн Хоори. - Если хотите, можно поставить вопрос по-другому: что именно можно считать подсознанием? Откуда оно берётся и зачем нужно человеку?
   - Сложный вопрос, - с сомнением пожал я плечами.
   - Но не на столько, как может показаться на первый взгляд. Вам знакомо такое понятие, как "ноль времени"?
   - Да, конечно. Но оно пока плохо изучено. Насколько я знаю, это более общее свойство природы, чем окружающий нас мир. "Ноль времени" находится вне нашей трёхмерной вселенной и, видимо, существовал до её возникновения. Если принять как данность множественность вселенных вокруг нас, то "ноль времени" будет являться нашей главной связью с этой "всеобщей Вселенной". Наша вселенная, как и все остальные, вращается вокруг своего "нуля времени", но при этом все нулевые точки разных вселенных совпадают. Поэтому эта точка и называется нулевой.
   - Что ж, не плохо, - похвалил мою осведомлённость Тэн Хоори и добавил: - Для школьной программы. Я довольно подробно интересовался этим вопросом. Особенно мне понравилась аналогия, позволяющая представить себе общую картину. Вообразите карусель, вращающуюся вокруг центральной неподвижной колоны, на которой стоите вы сами. Для вас эта колона будет находиться в нулевой точке. Но если допустить, что наша воображаемая карусель состоит из нескольких ярусов, каждый из которых вращается по-разному, но вокруг всё той же центральной колоны, на которой стоите вы, тогда мы и получим упрощенную модель той самой "всеобщей вселенной". Когда-то давно, один выдающийся для своего времени учёный сконструировал генератор нулевого стандарта времени, состоявший из набора таких вот кружащихся и вращающихся колёс... Так вот, к чему я это?
   Тэн Хоори встал со стула и не спеша прошёлся по комнате.
   - Вам должно быть известно, что частоты, используемые вот в этом ВАП варьируются от четырёхсот двадцати пяти до четырёхсот пятидесяти мегагерц? - Он похлопал по одному из приборов на столе у стены. - А знаете почему? В этом диапазоне находится одно из "окон частот" электромагнитного излучения, воздействующего на человеческое сознание. Благодаря этому аппарату мы можем получать "эффект малой заметности". Лёжа в этом кресле, вы как бы изымаетесь из нашей вселенной - из той вселенной, которую знаете - и попадаете в созданную альтернативную реальность, которая вообще не имеет стандарта времени, поскольку не является частью нормального потока времени. Эта реальность полностью вне времени. Проходя через "нулевую точку" во время нашего сеанса, вы проходите через "нереальность", где просто не способны осознать своего существования... Вы ведь ощущали нечто подобное?
   - Да, - признался я, чувствуя всё нарастающее волнение. - Мне показалось, что в какой-то момент время остановилось для меня. Именно тогда и началось моё видение... И я почувствовал себя другим человеком... другим существом.
   - Вот именно! - кивнул энерготерапевт. - Но в этой комнате вам ничего не угрожало, потому что вы были снабжены стандартом времени, задаваемым естественным электромагнитным полем Земли. Другое дело, если бы вы оказались в неком электромагнитном "пузыре", где отсутствует этот самый стандарт времени и попробовали бы с помощью него переместиться в некую точку некой альтернативной реальности, где своё пространство, но нет стандарта времени. Что, видимо, и случилось с вами на Марсе. Ведь стандарт времени заключается в душе человека, а электромагнитный фон - в его теле.
   - Что вы хотите этим сказать, доктор?
   - Если позволите, я немного расширю свою мысль, чтобы нам стало легче понимать друг друга? - предложил Тэн Хоори.
   - Да, разумеется.
   - Благодарю. Тогда возьмём для примера состояние медитации, когда человек предельно концентрирует своё сознание на том или ином предмете. Медитирующий при этом не способен правильно оценивать промежутки времени. Ему просто не с чем сравнивать, потому, что он ничего не видит и не слышит вокруг себя. Время для медитирующего человека то растягивается до бесконечности, то сжимается в одну точку, и у него в такой ситуации возникает ощущение необыкновенной пустоты. Человеку кажется, что он растворяется в солнечном свете, парит в невесомости, или сливается с бесконечностью.
   - Да, вы правы, - подтвердил я, удивляясь тому, как близки слова врача к моим собственным ощущениям в трансе. - Мне знакомо подобное состояние. То же самое происходит, и когда концентрируешь своё внимание непосредственно на времени: оно то ускоряется, то замедляется.
   - Правильно! Это происходит потому, что мы как бы вырываемся своим сознанием из физического пространства-времени, и попадаем под влияние времени "нематериального".
   - К чему вы это, доктор? - не понял я.
   - Я вас подвожу к пониманию очень важного момента. - Тэн Хоори поднял вверх указательный палец, словно призывая меня к вниманию. - По своей сути, каждый человек тесно связан не только с миром материальным, но и с миром духовным. И этот духовный мир или Тамас, как принято теперь говорить, по своей природе нематериален. Наши эмоции, наши мысли, наши чувства - всё это суть явления именно духовно-нематериального Тамаса. И у всего этого есть некие целостные свойства, от которых они полностью зависят. А структура этих свойств определяет характеристики самого человека и, собственно, его души... Кстати, что вы думаете о душе?
   Энерготерапевт слегка прищурившись, внимательно посмотрел на меня.
   - Я думаю, что она существует, не зависимо от нашего знания о ней.
   Тэн Хоори удовлетворённо кивнул в ответ на мои слова.
   - Что ж. И это неплохо. Так вот, возвращаясь к человеку и его душе. Можно сказать, что функциональное превосходство получают те частные характеристики, которые оказывают максимальное воздействие на качество целого, которые в наибольшей степени связаны с целым. Вполне очевидно, что для всех объектов Тамаса существует некий контур - то, что занимает целое, ограничивает его в пространстве. Таким контуром в материальном мире может являться, скажем, ритм в музыке или форма в изобразительном искусстве. Ведь слушая музыку, мы переживаем любой аккорд, ритмический ряд или мелодию именно благодаря тому, что превратившись в целое, они приобретают специфические свойства, качество которых не сводится только к качествам отдельно существующих частей этого целого.
   - Это верно, - согласился я. - Аналогично происходит и с живой материей, где для объектов и свойств, проявляемых ими в том или ином физическом взаимодействии, основными становится фактор их материальных характеристик: масса, скорость, момент импульса, химический состав.
   - Правильно. Только для объектов нематериального мира эти факторы естественно будут тоже нематериальными. Например такими, как структура объекта или его форма.
   - Тогда получается, что с формой и структурой некоей духовно-нематериальной системы тесно связан и способ организации этой системы?
   - Конечно! Вспомните хотя бы, что по религиозным представлениям древности способ организации души человека - его духовность - является определяющим свойством местонахождения этой души в "загробном мире" и в выборе "сферы обитания" там. А способность "более развитых духов" присутствовать в различных точках Тамаса и возможность перемещения из одной "сферы неба" в другую приобретается "духами" ещё при земной, материальной жизни. Чем большее духовное развитие получил "дух", тем в больших "сферах" он может побывать после смерти материального тела. Иными словами, сами "сферы неба" отличаются друг от друга различием свойств или, попросту говоря, своих параметров.
   - Да, с этим трудно не согласиться, - вздохнул я.
   - Ещё одним важным фактором является информативность. То есть, насыщенность информацией системы, которая тесно связана с организацией и структурой такой системы, - продолжил Тэн Хоори. - Наши предки любили рассуждать о наличии во Вселенной некоего "информационного поля". Теперь же мы с большой долей уверенности можем говорить о том, что это самое "информационное поле" и есть не что иное, как Тамас в целостном своём проявлении. Ведь объекты Тамаса несут в себе массу информации, поэтому он буквально напичкан ею. При этом общность проявляемых объектами и явлениями духовно-нематериального мира свойств определяет и его глубокое единство.
   Тэн Хоори немного помолчал, собираясь с мыслями. Затем заговорил снова.
   - Но при этом в природе нет приоритета материи или духа, как считали прежде различные философские школы. Нет никакой односторонней зависимости одного мира от другого. Есть равноправное положение двух сторон, двух сущностей единого целого, единой Вселенной. В этом вопросе можно согласиться с восточными религиозными учениями, всегда говорившими о качественном единстве всех живых существ с Абсолютом, как о единстве искр костра с его пламенем, имеющими те же качества и ту же природу. Только понятие Абсолюта в данном случае нужно рассматривать в отрыве от религиозного контекста. Это можно называть по-разному: "Бог", "субстанция", "космический разум", "природа", "информационное поле", "астральный мир" или "потусторонний мир". Любая терминология в данном случае будет лишь запутывать, уводить в сторону от истины. Ведь в конечном итоге мы всегда будем иметь дело с некоей духовной, нематериальной первоосновой, духовной субстанцией, являющейся своеобразным аналогом физической материи. Именно поэтому мы и наблюдаем единство духовно-нематериальных свойств, проявляемых объектами материального мира, связанными с объектами духовно-нематериальными. И в тоже время, можно с уверенностью говорить о громадной разнице свойств между различными объектами самого Тамаса. К примеру, "информационное поле" резко отличается от того, что по нему передвигается в виде информационных сгустков - образов, или от "биополя" человека. Эта разница так же очевидна, как разница между душой человека, его "астральным телом" и мыслеформами и мыслеобразами, порождаемыми его сознанием и бессознательной деятельностью.
   - Получается, что наши мысли и чувства по своей природе материальны? - удивился я.
   - Не совсем так, - отрицательно покачал головой Тэн Хоори и спросил: - Каким образом мы отличаем вещественные объекты материального мира от всяких иных материальных образований?
   Под его внимательным взглядом я почувствовал себя учеником на выпускном экзамене Академии.
   - Думаю, по основным признакам таких объектов. Подобные объекты, как правило, должны представлять собой единую систему элементов, внутри которой эти элементы связаны определёнными взаимодействиями, что позволяет им образовывать некое единое целое. Безусловно, что это целое должно обладать способностью существовать какое-то время самостоятельно...
   - Кстати, все материальные объекты вещественной природы обладают свойством пространственной ограниченности, - добавил я. - Порой они представляют собой, весьма, компактные образования.
   - Всё верно, - улыбнулся энерготерапевт. - Приятно беседовать с подготовленным человеком. Могу добавить, что пространственная ограниченность материальных объектов в свою очередь обуславливает дискретность вещественного мира, что отличает его от континуального характера полевой формы материи. Я бы добавил ещё один существенный момент: мы всегда разделяем известный нам вещественный мир на две большие части - на объекты живой и неживой природы. И это разделение всегда происходит по способности тех или иных объектов гибко реагировать на внешнее воздействие и самим активно воздействовать на окружающее.
   - Кажется, я начинаю понимать, о чём вы хотите сказать, - догадался я. - Видимо, в Тамасе имеется некий аналог миру вещественному?
   - Вот именно! Он не только есть, но и должен иметь самые разнообразные формы, столь же разнообразные, как и материальные объекты нашего мира. На одном из таких аналогов как раз и построены наши с вами сеансы транссна. Не догадываетесь о чём я?.. Я говорю об образах, которые я бы разделил на собственно образы и мыслеобразы.
   - Да. Вряд ли можно сомневаться в реальности существования образов, - согласился я с ним.
   - На образах, - продолжал Тэн Хоори, - вернее, на их использовании построено всё наше сознательное и бессознательное мышление. Всю информацию об окружающей нас действительности мы воспринимаем благодаря именно образам, как и информацию о нашем внутреннем мире. О нём, пожалуй, даже в большей степени. На признании того, что образы не являются плодами нашего воображения, некими абстракциями, а реально существуют и могут быть зарегистрированы, и построена работа хорошо вам известного ВАП.
   Энерготерапевт снова похлопал по кожуху одного из стоявших на столе приборов.
   - Важную роль образы играют и в развитии третьей сигнальной системы у современного человека, - продолжал он, принявшись снова прохаживаться по комнате и заложив руки за спину. - Например, телепатия. Она активно использует образы. Более того, сама телепатия построена на приёме и передаче именно образов. Но "чистая" телепатия вносит лишь ничтожный вклад в ту совокупность образов, которая порождается каждым человеком в повседневности. Ведь каждый из нас, по своей сути, являясь существом дуальным, имеющим доступ в оба мира сразу, постоянно "выбрасывает" в Тамас чрезвычайно разнообразные образы, и это многообразие ничем не ограничено. В "тонком мире" можно творить из "тонкой материи" своими мыслями всё что угодно. При этом каждый человек мыслит по-разному: художник мыслит зрительными образами, музыкант - звуками, а учёный абстрактно-логическими категориями. Но при всём этом всегда, чем богаче воображение конкретного человека, тем разнообразнее и его творчество, А чем он культурнее, тем прекраснее это творчество.
   - Получается, теоретически, каждый из нас имеет возможность воспринимать образы, созданные другими и даже взаимодействовать с ними? - спросил я, осмысливая слова своего собеседника.
   - Не только теоретически, но и практически. Это происходит очень часто. Например во сне. Но и наяву мы так же можем наблюдать подобное взаимодействие.
   - Так. У меня в голове вроде бы начинает вырисовываться некая целостная картина...
   Я с усилием потёр свой наморщенный лоб.
   - Но вы упомянули ещё об одной разновидности духовной формы - мыслеформах? Между ними и образами есть какое-то отличие?
   - Есть. Но я бы говорил не столько о мыслеформах, сколько об образах восприятия, точнее, о мыслеобразах. Собственно, наш мозг вовсе не является тем мыслительным органом, каким раньше его представляла академическая наука. Учёных в те времена приводил в недоумение тот факт, что ресурсы мозга используются лишь в мизерном процентном отношении. На самом же деле мыслительные процессы и восприятие нами окружающего материального мира никак не связаны с той деятельностью мозга, которая нам заметна и может регистрироваться приборами. Физическая структура мозга, как и нейрофизиологические импульсы, не формируют психический акт. Они не порождают мыслительного движения, а лишь отображают уровень развертывания психического акта, который протекает в иной мерностной области. Именно поэтому мозг не мыслит. Психический процесс вынесен за пределы этого телесного органа.
   - Как так? - снова изумился я.
   - Можно сказать, что мозг представляет собой двухконтурную систему. С одной стороны это совершенный биологический компьютер, могущий потягаться с любой из наших ФВМ. Он управляет и отвечает за функционирование нашего физического тела. С другой стороны это столь же сложный и совершенный генератор и преобразователь энергии - информационной энергии. Очевидно, что человек, как существо дуальное по своей природе, должен потреблять не только материальные формы энергии в их различном виде, но и духовно-нематериальную энергию.
   - А любой вид материальной энергии, будь то тепло, свет или вещество, человек использует не напрямую, а лишь трансформируя его в другой, более приемлемый для себя вид! - радостно подхватил я.
   - Именно! Это мышечная энергия или, скажем, энергия химических реакций на клеточном уровне. Духовная же энергия тоже трансформируется нами. Иначе и быть не может. И эта трансформация происходит благодаря именно нашему мозгу во время сна. Это очень легко проверить, проведя ряд наблюдений и опытов.
   - Правда?
   - Да. Как известно, сон способствует восстановлению психических и физических сил человека. Несмотря на это, поведение нашей психики во время сна резко отличается от поведения нашего тела. Тело во время сна, как вы знаете, пассивно, в то время как психика проявляет явную активность. Примечательно здесь прежде всего то, что эта активность заметно отличается от активности во время бодрствования. Отличие заключается в основном в том, что из функционирования человека "выключается" работа сознания. На первый же план выступают подсознательные процессы.
   - Для чего вообще в таком случае необходим сон, если фактически отдыхает лишь тело, а психика продолжает активно работать? - вслух размышлял я.
   - Это станет понятным, если между психикой и душой человека поставить знак равенства, - спокойно сказал Тэн Хоори. - Вспомните, что во сне сохраняются в полной мере эффекты, связанные с различными видами низших и высших психических функций. Во сне мы испытываем эмоции, эстетические и этические переживания, и даже интеллектуальные функции. Во сне же сохраняется самосознание. Мы продолжаем воспринимать собственное "Я", которое принимает активное участие в событиях сновидения. Всё это вместе говорит об активном участии нашей души в процессе сновидения... Но мы с вами к этому ещё вернемся.
   - Я всегда считал, что сон служит для устранения информационной перегрузки.
   - Да. Подобное мнение очень широко бытовало в прежние эпохи. Но я не думаю, что оно близко к истине. Хотя действительно во время дельта-сна происходит определённое упорядочивание поступающей за время бодрствования информации и её реорганизация по степени значимости. Раньше учёные, изучавшие явление сна, думали, что подобным образом устраняется информационная перегрузка, воспринимавшаяся человеком субъективно как чувство умственного переутомления. Эти учёные рассматривали мозг человека, как знакомую им электронную вычислительную машину, в оперативной памяти которой остаётся лишь то, что требуется запомнить для успешной последующей деятельности, например, заученную накануне информацию. Остальная же "ненужная" информация, по их мнению, стиралась, одновременно закрепляя в долговременной памяти информацию "полезную".
   - Но это не так? - догадался я.
   - Не так. Хорошо известно, что в долговременной памяти человека закрепляется из поступившей за день информации значительно больше, чем необходимо для нормального функционирования этого самого человека. Эта информация при определённых условиях и воздействии может извлекаться из долговременной памяти в область сознания. К тому же учёные раньше совершенно не учитывали, что основная масса поступающей к человеку информации воспринимается им бессознательно. Ведь, во время бодрствования человек получает колоссальнейшее её количество, из которого для анализа окружающей действительности и собственного состояния, для прогнозирования развития событий и принятия решений по своему поведению, он использует лишь небольшую часть. Для этого человеку заведомо не нужно перерабатывать поступающую к нему информацию целиком. В этом случае может возникнуть ситуация, когда такая информация не успевает обрабатываться полностью.
   Мой собеседник продолжал мерить комнату неспешными шагами.
   - Как я уже говорил, вся информация усваивается человеком в виде определённых мыслеобразов. Если эти мыслеобразы остаются не упорядоченными в соответствии со структурой души человека, то в какой-то момент времени возникает диссонансное взаимодействие между высокоупорядоченной структурой души и необработанной информацией. Собственные частоты системы мыслеобразов резко отличаются от собственных частот души. Это диссонансное взаимодействие происходит на бессознательном уровне, поэтому человек ощущает лишь следствия этого диссонанса - испытывает чувство усталости и утомленности, желание уснуть. Но отсюда же становится понятным и очевидным, что переработка информации путем её анализа и упорядочения напрямую связана с энергетическим содержанием этой самой информации. В период сна и происходит усвоение этой энергии спящим человеком. Ведь упорядочение мыслеобразов есть не что иное, как упорядочение всей системы в целом. И этот процесс сопровождается изменением энтропии этой системы. А энтропия - вполне определённый эквивалент энергетического содержания системы.
   Тэн Хоори остановился около одного из столов и замолчал, давая мне возможность осмыслить сказанное им. Я с жадностью ловил каждое его слово, и нетерпеливо заёрзал на своём ложе. Заметив это, энерготерапевт продолжил свои объяснения:
   - Так в период сна человек и его организм вбирает в себя информационную энергию, трансформируемую при этом в другие, необходимые ему виды энергии. Именно в стадии дельта-сна происходит значительная часть переработки информации, а извлекаемая при этом энергия направляется, в том числе и на восстановительные процессы в организме. Часть же её может трансформироваться и в материальные виды энергии. Да, да, не удивляйтесь! В этом нет ничего необычного.
   - Тогда должны существовать определённые "каналы передачи" этой энергии физическому телу человека! - догадался я.
   - Правильно. И в роли таких "каналов" выступают энергетические узлы в теле человека или "чакры", как их называли в древности. Человек в состоянии расслабленности как бы подключается к "космическому генератору энергии". То же самое происходит и с тренированными людьми в состоянии медитации, которая по сути своей является резонансной настройкой на приём внешней информации, несущей в себе духовно-нематериальную энергию. Медитирующий потребляет эту энергию, так сказать, в сыром её виде из окружающего нас, но невидимого глазу Тамаса. При этом происходит и открытие каналов передачи энергии от души к физическому телу. В процессе особенно глубокой медитации наблюдается ещё и заметное замедление дыхания, которое становится поверхностным. Это, в свою очередь, замедляет окислительные процессы в организме и снижает поступление энергии от химических процессов, которая компенсируется поступающей духовно-нематериальной энергией. В такие моменты в местах чакр происходит как бы выброс нематериальных частиц из Тамаса в наш, материальный мир. Чакры становятся похожими на светящиеся конусы... Можете поверить мне, как специалисту, - с улыбкой добавил энерготерапевт.
   - Я знаю, что в физике имеет место явление, когда поток электронов со скоростью, близкой к скорости света, встречает на своём пути более плотную среду, например, твёрдое тело, и скорость электронов оказывается выше скорости света в этой плотной среде. При этом тоже образуется светящийся конус, постепенно расширяющийся в направлении движения электронов, - в раздумье произнёс я. - Тогда не исключено, что выброс частиц из духовного мира сродни квантам полей или целым волновым пакетам? И скорость передачи взаимодействия там должна значительно превосходить скорость света для материального мира! Это вполне может быть обусловлено и тем, что тот мир "тоньше" нашего.
   Я с надеждой посмотрел на энерготерапевта.
   - Вы правы, - слегка склонил голову тот. - К тому же из способности нашего мозга к генерированию и преобразованию информационной энергии вытекает ещё одно любопытное свойство нашего взаимодействия с Тамасом. Ведь мозг человека в этом случае является органом, порождающим полевые волновые структуры, соответствующие формам окружающих человека живых и неживых объектов.
   - То есть?
   - То есть, все мы воспринимаем окружающий нас мир с точки зрения его материального существования, как некие стоячие волны или полевые структуры, являющиеся в чистом виде формами, лишёнными вещества. Кроме того, в процессе отражения в нашем сознании предметов окружающей действительности, эти информационные образования входят во взаимодействие с формами самих воспринимаемых объектов. Поэтому здесь мы снова сталкиваемся с полевым или волновым взаимодействием форм - мыслеобразов. Они и являются основой нашего восприятия. Человек, по своей сути, выступает в роли, как источника, так и приёмника мыслеобразов, в результате чего Тамас должен буквально кишить различными порождаемыми людьми образами, которые постоянно взаимодействуют не только между собой, но и с миром материальным. В качестве примера можно привести давно известное явление, которое мы до сих пор называем "витание идей в воздухе".
   - Согласен, - кивнул я. - Наверное, поэтому так часты одновременные открытия, изобретения или решения сложных задач?
   - Несомненно. Но реальными могут быть не только простейшие и жёстко очерченные образы. Столь же реальны для нас и такие "расплывчатые" объекты духовного мира, как образы, составляющие критерии морали, нравственности или духовного совершенства человека. При этом все эти ценности существуют изначально сами по себе, независимо от того принимаем мы их или нет. Постигая такие ценности, человек автоматически осознаёт это, но при этом для каждого из нас необходимым условием постижения является определённое субъективное состояние, делающее для нас те или иные ценности видимыми. Мы должны обладать, как особой специфической чувствительностью, так и готовностью воспринять данные ценности.
   - Но только ли человек способен порождать мыслеобразы? - усомнился я. - А как же другие мыслящие существа на нашей планете? Высшие животные, например?
   - Вы правы. Человек здесь лишь в определённой степени занимает исключительное положение. Скажем, развитие центральной нервной системы в животном мире в целом обнаруживает явную корреляцию с закономерностями эволюционного развития духовно-нематериальных систем такими, как скачкообразность или ускорение темпов развития. Возникает как бы положительная обратная связь между уровнем и темпом развития мозга: чем сложнее и совершеннее становится нервная система, тем интенсивнее она развивается и совершенствуется. Но только у человека можно с уверенностью говорить о связи развития мозга с развитием души. При этом взаимосвязь центральной нервной системы и души весьма далека от простой "линейной" связи. Сейчас мы с вами подходим к главной сути, которая способна дать ответы на ваши вопросы.
   - И что же это? - с нетерпением спросил я.
   - Вернёмся к волновой структуре восприятия нами окружающего мира, - предложил Тэн Хоори. - Можно сказать, что чем больше сложность структуры объекта, тем больше набор собственных частот этого объекта. Следовательно, тем больше его возможность испытывать именно резонансное взаимодействие с другими объектами... Я не слишком сложно изъясняюсь?
   Мой собеседник прищурился, всматриваясь в моё лицо.
   - Отнюдь. Могу даже добавить от себя, что резонансно-диссонансное взаимодействие, как и взаимодействие структурное, всегда связано с характеристиками рассматриваемых объектов. При этом на структурное взаимодействие оказывает влияние лишь степень сложности самой структуры, тогда как на резонансно-диссонансное взаимодействие должны влиять и другие характеристики взаимодействующих объектов. К примеру, характеристики, определяющие набор собственных частот этих объектов.
   - Да. Вы правы. Оба мира - материальный и нематериальный - тесно связаны друг с другом. Эти миры не могут существовать один без другого. Поэтому-то мы имеем право предполагать, что в обоих этих мирах действуют и схожие физические законы. А значит, законы Тамаса во многом должны быть аналогичными законам нашей материальной Вселенной. И эта схожесть определяет дуальность человека: существа, духовно-нематериальная составляющая которого или его душа функционирует в соответствии с этими самыми законами. Наверное, вам не нужно говорить о том, что наиболее отчётливо свойства психики человека проявляются в его характере? Думаю, вам это должно быть известно по вашей работе.
   - Так и есть. Я знаю, что характер человека, прежде всего, определяется набором основных свойств его психики.
   - Абсолютно верно, - согласно закивал Тэн Хоори, непринуждённым движением пальцев разглаживая свои усы. - И из этого факта следует то, что через характер человека должно проявляться строение его духовно-нематериальной составляющей. Иначе говоря, его души. Поэтому-то деятельность человека мы и можем анализировать с точки зрения поведения некоей системы духовно-нематериальных элементов, естественно обладающих определёнными свойствами. А по этим свойствам можно в свою очередь сделать выводы и о строении самой духовно-нематериальной системы, так же как и о её основных составляющих. Но это ещё не всё. Характер человека определяет и его мышление, его эмоции и, что особенно важно, его действия. Чем больше наше мышление сталкивается с этическими, философскими и психологическими проблемами, тем больше оно детерминировано личностной структурой каждого из нас.
   - Пожалуй, - согласился я. - Если мы будем просто эмпирически манипулировать конкретными объектами, то наше мышление станет в основном апеллировать логическими элементами.
   - Именно. Но трудно себе вообразить преобладание логики, когда мы начинаем размышлять, скажем, над такими понятиями, как любовь, справедливость, равенство, самопожертвование. Полное отсутствие задействованных личностных качеств в этом случае просто немыслимо. Каждое такое понятие, как и любая доктрина или теоретическая система, обладает явной эмоциональной насыщенностью. Вы со мной согласны?
   Энерготерапевт порывисто сел на стул подле меня. Мне было нечего ему возразить.
   - И корни этой самой насыщенности уходят именно в структуру характера человека, - вдохновенно продолжал Тэн Хоори. - Кроме того, от свойств этого характера зависит само поведение человека, которое можно рассматривать как реакцию его души на те, или иные факторы. Поэтому каждый конкретный индивидуум предрасположен к определённому типовому поведению. Такая типизация даёт психологам возможность выделения определённых фиксированных черт в общем поведенческом хаосе. Она приводит нас к пониманию того, что эти черты схожи у различных людей. А что из этого следует?.. Из этого можно сделать очень важный вывод - душа человека это не разрозненный набор каких-то духовных "флюидов", а сложная система со вполне определёнными характеристиками.
   Я поднялся со своего ложа и тоже прошёлся по комнате, рассматривая смутные тени, метавшиеся за полупрозрачными стенами. Наверное, то были кроны деревьев, колыхавших на утреннем ветру густую жёсткую листву.
   - Но отдельный человек не детерминирован своим происхождением, - наконец, остановился я около одного из столов с аппаратурой и посмотрел на собеседника. - Его поведение нельзя вычислить, исходя только лишь из типа, к которому он принадлежит. Уж поверьте моему профессиональному опыту! Всегда есть свобода выбора, свобода человека избежать ограничительных рамок собственного типа. Свобода противостоять зависимости от этого типа. Индивидуальная личность остаётся полностью непредсказуемой. Человек всегда может встать над биологическими, психологическими или социальными условиями, преодолев их и себя. В этом его великое превосходство, но и величайшая опасность!
   - Не спорю.
   Тэн Хоори снова закинул нога на ногу и положил сцепленные пальцы на колено.
   - Поведение человека никогда не похоже на поведение сугубо материальной системы, которое полностью определяется внешними условиями и характеристиками этой системы. Но это лишь доказывает, что духовно-нематериальная система испытывает влияние не только законов нашего физического мира, но и подчинена иным законам - законам вероятностным, которые, по моему глубокому убеждению, присущи в целом миру нематериальному, миру Тамаса. Поэтому-то характер такой системы и внешние условия определяют лишь наиболее вероятное поведение в какой-либо ситуации.
   - Но, так или иначе, любая система должна иметь определённую структуру, которая будет прямо или косвенно проявляться во всём поведении этой системы! - уверенно сказал я.
   - Безусловно, - подтвердил врач, поднимая вверх указательный палец. - Так и душа человека, представляющая такую систему, обладает определённой структурой, задающей свойства самой системы - характер и поведение человека. Кроме того душа является основной, главной частью всей духовно-нематериальной составляющей человека.
   - А что помимо души есть ещё какие-то "части"? - уточнил я.
   - Их несколько. Об этом человечеству известно ещё со времён древних египтян. В более поздние времена было принято применять такие понятия, как "астральное тело", "ментальное тело", "эфирное тело". А ещё пользовались терминами "биополе", "прана" или "аура". Собственно, мы и сейчас используем многие из этих понятий для обозначения вполне конкретных проявлений и свойств духовно-нематериальной составляющей человека. На изменении характеристик этих свойств и основана моя профессия энерготерапевта.
   - Ясно. Из всего сказанного вами я понял, что душа является активным и, несомненно, компактным объектом, порождением Тамаса? Так?
   - Совершенно верно. При этом душа сама способна активно воздействовать на этот мир, что отличает её от тех же самых мыслеобразов, создаваемых человеком. По своей сути, они являются лишь пассивными объектами Тамаса, порождёнными именно душой и поэтому тесно связаны с ней. Но они не могут существовать долгое время без энергетической подпитки души.
   - В таком случае, совокупность всех мыслеобразов должна так же образовывать в Тамасе некую компактную систему, которая со стороны, наверное, должна восприниматься, как тело самого человека? - вслух размышлял я. - Кажется, древние египтяне называли такую совокупность термином "Ка"? Я ничего не путаю?
   - Не путаете. Действительно, "Ка" - это астральный образ человека, без наличия которого в Тамасе, видимо, не возможно и существование самой души, - подтвердил Тэн Хоори и похвалил меня: - А вы отлично схватываете на лету! Но душа отличается от системы мыслеобразов. Она является устойчивым образованием - она вечна, неуничтожима и неизменна, как утверждают ведийские тексты. Мыслеобразы же подвержены постоянным изменениям. Кроме того, эти изменения тесно связаны с определёнными "колебаниями" самой души, вызванными эмоциональным состоянием человека.
   - Да, пожалуй, эмоции человека должны оказывать наибольшее влияние на мыслеобразы, порождаемые им, - согласился я.
   - Именно поэтому "тело" мыслеобраза человека должно в большей степени из всех его "тел" отражать состояние сознания человека, его мыслительную деятельность, - подтвердил Тэн Хоори.
   - Получается, что утверждение о том, что каждый человек по своей внутренней природе есть некий великий мир - микрокосм, в котором отражается и пребывает весь реальный мир со всеми историческими эпохами - верно?
   - Полностью, - уверенно подтвердил мой собеседник. - Душа человека не является чем-то расплывчатым или аморфным. Она выступает как единая система пока что неизученных нами элементов - элементов духовно-нематериальных, принадлежащих иному миру. Один древний, широко известный своим современникам, психиатр утверждал, что дух есть жизнь тела. Тело является по своей сути лишь внешним проявлением жизни духа, который смотрит на мир изнутри. Но при этом двойственность человека не является следствием сочетания в нём двух абсолютно разных природ. На самом деле это есть смыкание двух основ нашего мироздания - материальной и духовно-нематериальной - имеющих единую природу.
   - Поэтому-то мы и наблюдаем единство души и тела, - в такт ему закивал я. - Казалось бы, на первый взгляд связывание вместе столь несовместимых понятий, как дух и материя должно шокировать... Но нас же не шокирует факт дуальности микромира, где наблюдается единство природы вещества и поля!
   Я порывисто вернулся на своё место, снова усаживаясь на мягкое ложе напротив энерготерапевта.
   Тэн Хоори наклонил голову, и на лице его появилось одобрение.
   - Правильно.
   - Но если дух и тело изначально едины, отчего тогда со мной происходят столь странные вещи? - недоумевал я. - Ведь во время этих странных снов и ваших сеансов у меня возникает такое ощущение, будто моя душа полностью покидает моё тело и вселяется в тело другого существа!.. Или это в меня вселяется чья-то чужая душа?
   Я испытующе смотрел на врача, ожидая от него ответа и чувствуя, как растёт моё волнение. После продолжительного молчания, тот задумчиво произнёс:
   - Сложный вопрос... Хотя каждая конкретная душа и представляет собой самостоятельную систему, трудно утверждать, что она в тоже самое время является абсолютно отличной от всего окружающего и не обладает такой же природой и свойствами, что и другие души других существ во всей Вселенной. Ведь каждая душа должна иметь одну природу с природой Тамаса в целом... Когда-то давно древний мыслитель и учёный-монах утверждал, что душа человека имеет ту же природу, что и души животных, растений и даже любой одушевлённой вещи... Позже его сожгли на костре религиозные мракобесы церковной инквизиции, - огорчённо добавил Тэн Хоори. - Правда, не за эти взгляды, а за астрономические рассуждения, подрывавшие основы христианского мировоззрения. А вот на Востоке бытовало мнение, что душой, способной пережить смерть, обладает не только человек, но и собаки, а так же жабы, каким бы странным это ни показалось.
   - Любопытно. Может быть, поэтому во многих мифологиях, рассказывающих о посмертном существовании человека, так часто упоминаются собакоподобные персонажи, выступающие проводниками и защитниками человеческих душ в "загробном мире"?
   Заметив слегка удивлённый взгляд собеседника, я добавил:
   - Мне об этом рассказывал наш общий знакомый, Акира Кензо.
   - Понятно. Что ж, вполне возможно. Я знаю, что в традициях индейцев обоих Америк бытовало представление о том, что дух умерших должен блуждать по длинной дороге, в конце которой он обязан нанять дух чёрного пса, чтобы тот провёл его в селение, где обитают духи предков. Те же, кто обращался крайне оскорбительно с собаками при жизни, не могли попасть в это селение. Именно поэтому индейцы часто мумифицировали собачьи останки перед захоронением. Только не стоит понимать сходство различных душ, как простое тождество. Скорее всего, такого тождества быть не может. Это сходство должно быть обусловлено сходством проявляемых свойств, порождаемых тождеством природы, и означающим только одно - все души являются сугубо духовно-нематериальными системами, проявляющими свойства таких систем. И одним из важнейших таких свойств является свойство независимости от физического пространства-времени. Все бессознательные процессы сами по себе находятся "вне времени". Представление о физическом времени к ним нельзя применять.
   - Вы думаете? - засомневался я.
   - Давайте вспомним характерный пример, связанный с восприятием времени нашим сознанием во время сна. В период бодрствования наше тело помогает психике получать извне информацию при помощи органов чувств, но это же тело затрудняет переработку этой информации психикой, потому что постоянно требует внимания ко вновь и вновь поступающей информации, приходящей не только от внешних источников, но и от самого тела. Как только мы засыпаем, у нас остаётся задействованным лишь минимальное количество информационных связей между нашим телом и нашей психикой. Эти связи позволяют обеспечить функционирование тела на необходимом для поддержания жизни уровне. Или, скажем, для пробуждения человека в случае какой-то опасности. Не более того. А теперь вспомните, как вы ощущаете время, когда вам вдруг приходится проснуться?
   - Обычно во сне кажется, что проходит большой отрезок времени, насыщенный событиями сновидения. А когда просыпаешься, то видишь, что спал всего несколько минут.
   - Вот именно! Отсюда можно сделать вывод о том, что время Тамаса имеет иную протяжённость, чем в нашем мире, - уверенно сказал Тэн Хоори. - Время там, судя по всему, протекает в более быстром темпе, что в свою очередь обуславливает большую насыщенность этого времени информационными событиями.
   - А что если в том мире действует планковское время? - задумчиво произнёс я. - Может быть, поэтому древние "боги" казались людям бессмертными? Что если они были выходцами из Тамаса или обладали способностями перемещения из одного мира в другой? Тогда их время действительно было более "быстрым", чем земное. Отсюда и "божественный год" был на порядки длиннее человеческого. Обладание же физическим бессмертием вообще ставило их в исключительное положение. К тому же, позволяло им при более развитом интеллекте и духовности охватить громадный объём знаний об окружающей Вселенной.
   - Я не совсем в курсе этой темы, - признался энерготерапевт. - Видимо, это относится к работе археологической группы Акиры Кензо?
   - Да, - кивнул я. - Это так, мои размышления вслух...
   - Что ж, весьма любопытные мысли, - одобрил Тэн Хоори. - Над этим стоит как следует подумать.
   - Значит, во сне душа человека как бы "отключается" от тела, оставляя лишь минимальную связь с ним?
   - Именно. Но сама душа при этом продолжает функционировать на прежнем уровне. А, возможно, и на более высоком уровне своей активности. И это функционирование происходит само по себе, без участия физического тела человека... Вернее, почти без участия, потому что мозг в этом случае приобретает наиболее значимую роль, выступая в качестве преобразователя накопленной за день информационной энергии. Возможно, таким образом, душа запасается энергией для своего последующего существования после смерти физического тела до нового материального воплощения. Очевидно, что со смертью физического тела душа теряет возможность использования для своей деятельности основных видов материальной энергии, поступавших через это тело в виде пищи, тепла и света. Единственным источником энергии для неё остаются лишь сугубо духовно-нематериальные виды энергии: психическая, информационная или какая-либо иная. Поэтому-то ей необходимо ещё при жизни физического тела "научиться" извлекать такие виды энергии. И душа должна иметь готовый механизм усвоения, переработки и использования их после физической смерти тела. Причём этот механизм должен созревать ещё при жизни тела, поскольку смерть это скоротечный процесс, обрывающий поставку материальных видов энергии в короткие сроки.
   - Здесь есть противоречие, - заметил я. - Ведь душа изначально является объектом сугубо духовно-нематериальным. Значит, она с самого начала принадлежит миру Тамаса. Я имею в виду, что она, если так можно выразиться, "рождается" в этом самом мире. И согласно тем же индуистским источникам, душа никогда не рождается и не умирает. Она вечна. Так или иначе, думаю, любая душа изначально уже должна иметь способность к существованию в своём "тонком мире". То есть, она должна обладать способностью к потреблению духовно-нематериальной энергии для своего существования там с самого начала.
   - Пожалуй, вы правы, - после некоторого раздумья, согласился со мной Тэн Хоори. - Но тогда все процессы переработки материальных видов энергии в нематериальные виды должны свидетельствовать о "притирке" души к физическому телу. Эта "притирка", видимо, необходима для того, чтобы душа могла активно осваивать наш материальный мир через физическое тело на протяжении его жизни, поэтому-то она к нему накрепко "привязана". Пожалуй, это можно сравнить с неким исследователем неизведанных и чуждых миров, сидящем в специальном аппарате или даже в корабле, который создан для существования в физической Вселенной. И самым доступным и единственным источником познания в таком случае и будет информация, поступающая из этого мира. Ведь основная деятельность души через сознание человека опирается именно на работу с информацией, и она имеет вполне определённое энергетическое содержание. Более того, информация является одной из характеристик всех духовно-нематериальных объектов - энергетической характеристикой! Само использование информационной энергии и есть не что иное, как использование энергии, переносимой этими самыми объектами.
   - Тогда, возвращаясь всё к тем же "богам", как представителям иной разумной цивилизации, можно допустить, что они не случайно требовали от людей жертвоприношений и почитания самих себя путём религиозных обрядов и служений, осознанно поддерживая иллюзию своей божественности? Так эти разумные существа обеспечивали себе гарантированный приток духовной энергии, даже когда сами они уже обрели иную форму - духовную... - в раздумье произнёс я. - Таким образом, "боги" имели доступ к дополнительному внешнему источнику энергии, который давал им преимущества перед другими обитателями Дуата... то есть, Тамаса. Преимущества весьма существенные, надо сказать, раз между различными "богами" велась столь ожесточённая борьба за духовную энергию человека... Нужно будет поделиться этими соображениями с Акирой.
   Я в задумчивости потёр подбородок.
   - Возможно, эти преимущества давали силу обретения власти над всеми остальными существами духовной вселенной... а может и материальной? - заметил Тэн Хоори. - Тогда становится жутковато от подобной перспективы эволюционного развития.
   - Но это означает и то, что появление мира материального может быть лишь следствием эволюции духовного мира! Если вселенная образовалась путём преобразования энергии в вещество, то изначально эта энергия была энергией духовно-нематериальной! Именно поэтому наша вселенная произошла из "ничего". Это "ничто" и есть Тамас! Та самая "тёмная материя" и "тёмная энергия", которые к моменту возникновения материальной Вселенной уже существовали целую вечность! Возможно, в этом-то и заключается суть индуистского понятия "дней и ночей Брахмы"? А? И значит, прав Акира!
   Я вскочил с места, тяжело дыша от охватившего меня необычайного волнения. Грандиозная картина вселенской эволюции в один миг пронеслась перед моим мысленным взором, и понимание правоты эзотерических источников, о которой всё время твердит Акира Кензо, стала для меня очевидной.
   - Но тогда получается, что и душа вселяется в человека уже после его рождения! И опять здесь права Эйго!
   - Да, пожалуй, - согласился со мной Тэн Хоори. - Судя по всему, это должно происходить примерно на третьем месяце жизни ребёнка, когда резко повышается активность мозга. И именно поэтому дети в раннем возрасте так много времени проводят во сне. Они активно взаимодействуют с духовно-нематериальным миром. Видимо, это позволяет их душе адаптироваться к новым условиям своего существования в физическом мире и вступить во взаимодействие с телом, изучив и освоив его, как изучают и осваивают сложный незнакомый механизм.
   - Да-да! Наш экзобиолог говорила как раз об этом! - возбуждённо воскликнул я.
   - К тому же, в период младенчества душа должна подпитывать себя через старые энергетические каналы, - добавил энерготерапевт, - и важность переработки информационной энергии с помощью мозга для неё ещё не столь важна. Вот почему процесс такой переработки у ребёнка сведён к минимуму, а у многих высших животных мы можем наблюдать дополнительные блокирующие приспособления - детёныши таких животных рождаются слепыми. До определённого времени один из основных каналов получения информации об окружающем мире у них как бы "отключён", что препятствует информационной перегрузке. Душа ещё не "привязана" к телу животного, и сама природа оберегает его мозг от переизбытка информации, энергию которой тот ещё не способен трансформировать и передавать душе животного.
   Тэн Хоори тоже порывисто вскочил со своего места, и мне показалось, что он догадался о чём-то важном.
   - При этом, "заселение" души в тело должно подчиняться всё тем же вероятностным законам, царящим в духовно-нематериальном мире! - заметно волнуясь, воскликнул он. - Вот почему мы так часто можем наблюдать, что не каждое родственное тело обладает и "родственной" душой. И не случайно наше общество отказалось от тесных родственных связей, за которые человечество держалось долгие века, перейдя к общественному воспитанию. Видимо, стоявшие у истоков Трудового Братства люди догадывались о подобных закономерностях... А, может быть, и знали о них, опираясь на сохранившиеся древние источники знания...
   Он посмотрел на меня загоревшимися глазами.
   - Как замечательно, что мы в этом плане сегодня вышли на совершенно новый этап своего социального развития!
   - Получается, Тамас должен быть наполнен миллиардами объектов, которые мы называем душами! - дрожащим от волнения голосом произнёс я. - Душами совершенно различных существ... вернее, различными они станут уже после своего рождения в иных мирах!
   - Монадами, - подсказал Тэн Хоори. - Так называли их древние мыслители.
   - Вы правы, - уверенно продолжал он. - Тамас неимоверно огромен, буквально безграничен... Должен быть таковым, во всяком случае. Думаю, он не в разы, а на порядки больше нашей материальной вселенной. В древней тибетской "Книге мёртвых" очень подробно описывается странствие человеческой души после смерти... Впрочем, как и в аналогичной египетской книге... Так или иначе, но Тамас должен иметь определённую и сложную структуру и, насколько можно судить по древним первоисточникам, эта структура включает в себя несколько уровней или "сфер". Обычно в древности упоминалось семь или двенадцать. Тогда все они есть не что иное, как области господства резонансно-диссонансного духовно-нематериального взаимодействия. Именно оно и определяет группировку душ по определённым признакам, их место обитания в Тамасе. И именно эти "сферы обитания" проходит каждая вновь прибывшая душа для определения своего дальнейшего "местожительства". Исходя из этого, даже можно предположить, что самый первый из этих "уровней" или "небес", как говорили древние, должен обладать вполне определёнными свойствами.
   - Да, но какими?
   - Мне думается, что душа, не связанная больше с физическим телом, попадает на этот уровень, продолжая свою мыслительную деятельность. В результате она порождает образы прямо из "тонкой" субстанции. Любая мысль предстаёт там как нечто реальное, любая фантазия обретает зримые формы, потому что "тонкая материя" при каждом воздействии на неё человеческой мысли немедленно обретает зримые очертания, так как в ней проявляется наше с вами мышление. И эти формы, будучи совершенно самостоятельными объектами в духовно-нематериальном мире, воспринимаются душой, ещё не привыкшей к своему новому состоянию... вернее, ещё не успевшей отвыкнуть от продолжительного пребывания в материальном теле, в как посторонние, враждебные и агрессивные. Душа не воспринимает их как плод своих мыслей. Это естественным образом вызывает у неё чувство страха, поэтому-то перед ней и проходят жуткие видения, порождённые всем её прежним материальным существованием. Умерший человек, его личность, освобождённая от тела встречается здесь со своим истинным качеством, потому что внешнее окружение воздействует на него не извне, а изнутри. Тибетская "Книга мёртвых" описывает это так: "Отныне ты наделён чудотворной силой; однако она - не результат самадхи, но возникла в тебе естественно и имеет кармическую природу... Твой разум в Промежуточном Состоянии не имеет твёрдой опоры, легковесен и пребывает в непрерывном движении, и любая твоя мысль, благочестивая или нет, обладает огромной силой".
   - Но ведь в том, "тонком мире" каждый конкретный человек, вернее, его душа находится не в одиночестве? - в раздумье произнёс я. - Значит, эту вновь прибывшую душу должны окружать мыслеобразы мирриад других существ вселенной?
   - Совершенно верно подмечено! Поэтому-то эти образы и могут принимать самый фантастический вид. Эффект вызван тем, что видимую форму обретают и все чужие мыслеобразы. Вот почему первая "сфера" Тамаса является сферой субъективной, в которой сконцентрированы все возможные состояния и переживания множеств индивидов и их умонастроений.
   - Значит, душа может и погибнуть в этой "мрачной сфере"?
   Я посмотрел на энерготерапевта.
   - Пока что об этом можно только догадываться. С одной стороны мыслеобразы не способны самостоятельно нанести вреда душе, так как являются пассивными объектами Тамаса. Как точно подмечено в той же тибетской "Книге мёртвых", человек здесь обладает лишь духовным "телом склонностей", которое состоит не из плоти и крови. А значит, ни звуки, ни свет, ни видения, ничто не может причинить вреда этому духовному телу. Человек больше не подвержен смерти, так как природа его тела - пустота. Поэтому человеку нечего бояться. Страх самый главный его враг на этом уровне. Но с другой стороны, если предположить, что души животных распадаются не сразу, а продолжают ещё какое-то время существовать и после смерти, то они должны активно искать для себя источники энергии, "пожирая" при этом другие души. И определённая опасность для человеческой души тогда действительно существует. К тому же, на человека, не подготовленного к восприятию так близко и естественно возникающих образов, обрушивается настоящий хаос, от которого раньше он был защищён механизмами внутренней и внешней защиты. Следовательно, существует и реальная опасность срыва психической системы, потому что воздействие изнутри на собственное "Я" имеет гораздо большую силу, чем внешнее раздражение.
   - Потому что "тоньше" защита и более низкий порог чувствительности?
   - Правильно.
   - В чём же выход?
   - В просвещении и самопознании. Только осознание зависимости окружающей картины от собственных мыслей в "потустороннем мире" освобождает душу от беспричинного страха. Только освободившись от собственных страхов, она будет способна преодолеть первую "сферу" на своём пути и продвинуться дальше. Ведь не все "сферы" Тамаса столь опасны, как первая.
   - Вы думаете?
   - Я надеюсь на это. За время эволюции не только человечества, но и материальной вселенной в целом в "тонком мире" должно было образоваться некоторое количество "сфер обитания", сильно отличающихся друг от друга. Обитатели любой из этих "сфер", кроме самой первой могут посещать и все нижние "сферы". А вот для того, чтобы подняться выше, в более высокие "сферы" духовности, они должны достигнуть соответствующего духовного развития. Это обязательно условие. Говоря научным языком, для попадания в какую-либо "сферу обитания" душа должна уметь настраиваться на "собственные частоты" обитателей данной "сферы". Она должна достигнуть резонансного взаимодействия с этой "сферой". Тогда, чем сильнее будут развиты у души способности настраиваться на чужие "собственные частоты", тем больше у неё возможностей проникнуть в чужую "сферу обитания". А это, как вы понимаете, неразрывно связано с понятиями духовного развития, духовного совершенства, с эмпатией.
   - Каждый человек умирает только раз в жизни. Поэтому он и не имеет опыта умирания. Он умирает неудачно. Смерть его проходит ощупью, в потёмках, - вздохнул я.
   - Но и смерть, как и всякая деятельность, требует навыка. Чтобы умереть благополучно, надо знать, как умирать, надо учиться смерти под руководством опытных учителей. Вот почему древние так много внимания уделяли этому знанию. Вот почему это знание очень ценно и для нас. Оно приоткрывает занавес, отделяющий наш материальный мир от мира нематериального. Даёт о нём определённое представление, опираясь на которое, мы можем попытаться изучить эту таинственную и безграничную вселенную Духа. Мы можем попытаться освоить её ещё и до нашей смерти. Правда, пока что для нас с вами это довольно отдалённая перспектива. Но, тем не менее, вы представляете, какие захватывающие перспективы это может сулить человечеству?
   - Представляю, - понимающе кивнул я. - А сейчас единственной доступной тропкой туда остаётся наш сон. Ведь так? Тогда вы правы, и его можно рассматривать в некотором роде как отделение души от тела человека.
   - И даже не в "некотором роде", а в самом прямом смысле этого слова, - уверенно сказал Тэн Хоори. - Только это "отделение" не является полным, иначе бы наступала смерть. Определённая связь всё же остаётся. Она и обеспечивает возможность, как продолжения жизни организма, так и быстрого пробуждения при необходимости. Давайте с вами немного пофантазируем, - предложил энерготерапевт. -Давайте вернёмся к моему образу "исследователя", прибывшего из иного мира на своём "корабле". Можно представить себе такую картину: некий "оператор" сидит за управлением сложной "машины". Для успешной работы этой самой "машины" необходимо периодически уменьшать нагрузку на её системы. Однако выключать полностью её нельзя. Почему? Потому что от неё зависит благополучие самого "оператора". Поэтому-то ему и необходимо обеспечивать некий минимальный режим работы этой самой "машины". Как вы думаете, что в таком случае будет делать такой "оператор"?
   - Думаю, при окончании очередной фазы работы этой "машины" в режиме полной нагрузки "оператору" разумнее всего перевести её системы в режим, обеспечивающий уровень работы, необходимый для быстрого включения "машины" при возникновении какой-то потребности или опасности.
   - Всё верно, - одобрительно улыбнулся Тэн Хоори. - Наш воображаемый "оператор" включит системы автоматического управления "машиной", которые, возможно, аналогичны ОЭС (охрана электронных связей) космического корабля. Эти системы и обеспечат тот самый, минимальный режим. А затем "оператор" уйдёт заниматься какими-то своими делами. Если перенести эту аллегорию на фазы человеческого сна, то она будет соответствовать медленной фазе, в которой связь нашего "оператора"-души с "машиной"-телом сведена до минимума. Душа будет лишь готова быстро воспринять "сигнал тревоги" и вернуться к управлению телом. При этом деятельность души ни как не связана с необходимостью соотносить свои движения с конструкцией машины-тела и логикой, заложенной в её систему управления. Собственно, это мы и наблюдаем на деле, как выключение логического сознания, высшего уровня психики. Во сне на первый план выступает подсознательная область. В моей иллюстрации это действия "оператора", никак не связанные с "машиной".
   - Но ведь наступит момент, когда станет необходимым снова включить "машину"!
   - Да. Но опытный "оператор" при обращении с "машиной", которая обладает сложными системами и подсистемами, не будет сразу включать её на полную мощность. Такое происходит лишь при экстренном пробуждении. Наш же "оператор" вначале проверит правильность функционирования отдельных узлов и систем управления в машине - такие рутинные регламентные работы. При этом проверка подсистем может быть произвольной и носить несколько хаотичный характер. "Машина" же при таком "нажатии" на различные кнопки и рычаги, реагирует так же хаотично. Что мы собственно и можем видеть, рассматривая физиологические характеристики сна - всё те же хаотические движения и всплески активности различных органов человека во время фазы быстрого сна. Можно сказать, что душа проверяет готовность тела к дальнейшей работе. Если тело достаточно отдохнуло, то душа инициирует процесс пробуждения. Если телу ещё требуется отдых, для полного восстановления работоспособности, "оператор" опять отходит от "машины" и наступает новый цикл сна.
   - Получается, что в фазе быстрого сна душа как бы осуществляет "контрольную проверку" функционирования тела? - догадался я.
   - Точно так, - снова кивнул Тэн Хоори. - Кроме того, от цикла к циклу происходит сокращение фазы медленного сна и увеличение фазы быстрого сна: душа постепенно завершает свои дела и готовится к включению "машины".
   - Получается, что душа во время сна уходит в другой пространственно-временной мир?
   - Отбросив телесную оболочку, но сохраняя свою целостность, душа, безусловно, перемещается в Тамас. Не случайно издревле проводили аналогии между сном и смертью. Ведь Тамас и есть тот самый "потусторонний мир" наших древних предков, в котором обитали и духи, и боги.
   - Но можно ли понять, чем занята душа, когда она "отходит" от тела? - осторожно спросил я.
   - Можно предполагать. Хотя сон и даёт нам представление о способности души к самостоятельному существованию в ином мире ещё при жизни человека, точных ответов у нашей науки пока нет. Но сохранение во время сна рефлексии, а следовательно самосознание собственного "Я", может свидетельствовать о весьма активной деятельности души вне тела. Более того, можно не просто ощущать свою самость, а целенаправленно развивать эту способность, активно реагируя на объекты и события сновидения. Изучая подобные явления, я пришёл к выводу, что они дают нам возможность по характеру деятельности психики человека во время сна судить о тех свойствах его души, которые минимально связаны с характеристиками его физического тела и обусловлены природой самой души.
   - Это вы сейчас обо мне? - грустно усмехнулся я. - Может быть во мне "пробудилась" чья-то чужая душа?
   Тэн Хоори остановил на мне внимательный взгляд.
   - Варианты могут быть различными, - серьёзно сказал он. - Каждую ночь от рождения до самой смерти мы проводим в нематериальном мире и, изучая свойства человеческой души, можно понять свойства этого мира, в котором она находится во время сна. В сновидениях мы чаще всего имеем дело с нашим собственным внутренним миром. Тем не менее, этот мир является неразрывной частью Тамаса в целом. Значит, в сновидениях должны проявляться именно его свойства. Вы со мной согласны?
   - Да.
   - Вся структура сновидения складывается из внутренних мыслеобразов, но сновидение никогда не выражает альтернативу "или-или", а всегда содержит оба компонента, и эти компоненты вполне равноправны между собой. Противоречащие друг другу представления в сновидении выражаются одним и тем же элементом. О чём может говорить такой эффект слияния альтернатив? Очевидно, он свидетельствует о взаимодействии образов сна по всё тому же резонансному принципу, и этот принцип, наиболее, отчётливо прослеживается в самой структуре сновидения в целом, и в процессе формирования единой картины сновидения.
   - Постойте-постойте! Но общность элементов сновидения это ведь не что иное, как общность каких-то характерных черт образов, из которых оно состоит! - неожиданно догадался я.
   - А образы, как я уже сказал, это и есть объекты Тамаса, взаимодействующие между собой по его законам. Значит и взаимодействие это должно носить резонансно-диссонансный характер, - закончил за меня энерготерапевт. - То есть, в случае совпадения определённой части их "собственных частот", можно ожидать взаимного притяжения таких образов. В случае же отсутствия такого сходства - их взаимного отталкивания. Если говорить о притяжении мыслеобразов со схожими параметрами, то оно должно повлечь за собой слияние элементов сна в единую логическую картину, которая выходит за рамки привычного физического пространства-времени. При этом причинная зависимость во сне будет либо вовсе не выражается, либо она окажется замещённной последовательностью во времени двух неодинаково длинных частей сновидения. Эта особенность вместе с другими особенностями сновидения представляет собой аналогию трансформации привычного пространственно-временного континуума физической реальности в духовно-нематериальный пространственно-временной континуум сновидений.
   - Да, да! Вы правы, - закивал головой я. - Соответствующие трансформации некоторых пространств мы встречаем и в математике.
   Тэн Хоори помолчал. Затем задумчиво продолжал:
   - Возможно, вы, находясь в состоянии сна или транса, начинаете воспринимать систему чьих-то мыслеобразов... Скажем так: ваша душа соприкасается с неким информационным сгустком, однажды сформированным и выброшенным в пространство Тамаса. В силу огромной психической напряжённости, вызванной массовой гибелью каких-то существ, этот "сгусток" мыслеобразов получил громадный энергетический заряд, позволяющий ему автономно существовать неопределённое время, не распадаясь на составляющие. Так образы, созданные религией, например, образ Христа, различных богов или святых, независимо от их настоящих личностей, могут существовать в "астрале". Рождённые воображением многих людей, они полностью зависят от них, от их веры. Если же вера исчезнет, эти фантомы потеряют свою силу и влияние, и попросту распадутся, перестанут существовать. Вы же, будучи посвящённым в знания о древностях, тоже стали бесконтрольно рождать и выбрасывать в большом количестве в пространство Тамаса определённые мыслеобразы. Они, возможно, вступили в резонансное взаимодействие с тем самым информационным "сгустком". То есть, во сне вы сами притягиваете к себе информацию о неких далёких событиях, возможно, происходивших даже и не на нашей Земле. Бессознательная же область вашей психики - ваша душа - обрабатывает эту информацию благодаря резонансному взаимодействию схожих по тем или иным параметрам мыслеобразов, и выстраивает их в единую картину последовательно разворачивающихся событий сновидения. Это есть не что иное, как упорядочение информации, содержащейся в этих мыслеобразах.
   Я внимательно слушал его, обдумывая сказанное им и прислушиваясь к своим внутренним ощущениям.
   - Возможны и другие причины ваших видений, - снова заговорил энерготерапевт. - Можно, например, рассмотреть вариант с метемпсихозом, обусловленным так же фактом "отделения" души от тела. В определённых условиях человек либо идентифицирует свою личность с каким-то литературным или киногероем, либо просто отключается от окружающей его действительности и от ощущения своего физического тела, выходя за рамки привычного пространства-времени.
   - Нет, доктор. Я не представляю себя кем-то иным, кем я не являюсь на самом деле. Я реально ощущаю себя этим иным.
   - Не вижу в этом никаких противоречий. Если один из уровней мира Тамаса представляет собой как бы концентрацию бесконечного множества мыслеобразов - некое энергоинформационное поле - то в нём можно переживать любые чувства любых живых существ, и даже умерших существ. Переживать, как свои собственные, соприкасаться с судьбой этих существ и даже в какой-то степени воспринимать их личностные качества. Главное не воспринимать полученную таким образом информацию, как лично пережитую именно вами. Ведь реальностью объектов духовно-нематериального мира является потенциальная возможность их "материализации". Они могут переходить в материальные объекты, имеющие те же нематериальные характеристики - структуру и форму.
   - Разве такое возможно? - удивился я.
   - Вполне. Вспомните процесс перехода виртуальных частиц в состояние элементарных частиц при определённых условиях. Реальностью виртуальной частицы является потенциальная возможность стать материальной элементарной частицей. Правда, если переносить этот процесс на живых существ, то это свойство будет менее очевидно. Но образ, скажем, зерна или кролика, однозначно связанный со структурой системы набора хромосом, при определённых условиях способен стать реальным растением или кроликом. Я говорю о развитии организма из единственной яйцеклетки с этим набором хромосом.
   - Значит, Акира был недалёк от истины, когда говорил о возможности зарождения жизни на Земле "силой Духа"? - негромко произнёс я. - Возможно, некий образ живого, сформированный кем-то "Свыше", был спущен на нашу планету, где обрёл свою материальную форму, притягивая и структурируя простые химические элементы в живые клетки.
   - Интересная мысль, - одобрительно кивнул Тэн Хоори. - Но тогда уже следует говорить об акте чьей-то разумной деятельности - деятельности последовательной и целенаправленной, имевшей изначальный план, задачи и способы их реализации. Ведь свойство "материализации" духовных объектов более наглядно, если они связаны с деятельностью человека. Образ, рождённый одним человеком, может быть всегда материализован либо самим человеком, либо другими людьми. Он может стать, скажем, картиной, статуей, музыкальным произведением, математической формулой, каким-то предметом или зданием, и даже системой устройства целого общества. Да и сам человек, как существо дуальное, тоже может реализовывать заложенные в него природой возможности не только через их материальное воплощение в нашем мире. Он вполне может влиять на мир духовный, изменяя и преобразовывая его. Почему бы не предположить, что подобное влияние могут оказывать и существа, стоящие на гораздо более высокой ступени развития, чем мы, и в несоизмеримых с нашей деятельностью масштабах?
   - Тогда однозначно процесс создания нашей вселенной явился актом чьего-то творчества - коллективного творчества! - подхватил я. - Грандиозный научный эксперимент, затеянный миллиарды лет назад неведомыми нам обитателями Тамаса, решившими создать новую, материальную вселенную! Ослепительным сиянием Духа оживить холодный и мёртвый мрак костной материи, чтобы реализовать свои амбициозные замыслы... Или просто ради любопытства?
   - Всё может быть, - помолчав, пожал плечами Тэн Хоори. - Честно говоря, я даже немного завидую вам. Мне бы и самому хотелось оказаться на вашем месте.
   - Завидуете?
   Его слова показались мне странными. Действительно, чему здесь было завидовать?
   - Могу вас заверить, что это очень ценный опыт, - без тени улыбки сказал энерготерапевт. - Он даёт вам возможность духовно развиваться. Кроме того, это хороший способ освободиться от любых "кармических грузов". А на ваше место можно поставить любого другого подходящего "заместителя", который так же, как и вы сможет резонировать с соответствующими мыслеобразами.
   - А можно ли как-то повлиять на прошлое, как вы думаете? - после некоторого раздумья, спросил я.
   Мысли о Громове и терзавшие меня сомнения не давали покоя. Я вдруг стал осознавать, что перестаю узнавать самого себя, что моя жизнь с каждым днём начинает меняться независимо от моей воли и желания. Всё, что раньше казалось мне неоспоримым и понятным, стало терять чёткие контуры очевидности. На смену им из потаённых глубин моей души всплывали зыбкие волны сомнения, тревоги и неудовлетворённости собой. А ведь ещё в Школе ОСО мир вокруг казался таким простым и чистым - ослепительно ярким солнечным полем, будоражащим свободой свершений и дерзновенностью помыслов. Теперь же стали появляться, казалось бы из ниоткуда, тени и полутона, создававшие новые смыслы, придававшие доселе неведомый объём этому "солнечному полю". Я ещё не понимал к лучшему это или к худшему, и как это может повлиять на мою судьбу, на моё отношение к миру, в котором я живу, но необратимость этих перемен была для меня вполне очевидна.
   - Можно ли каким-то образом проникнуть в духовный мир, где, как я понимаю, и храниться в полном объёме информация о прошлом? - снова спросил я, чувствуя сильное волнение.
   - Думаю, прошлое в обоих наших мирах неизменно и однозначно, что вполне сочетается с недетерминированностью будущего. Даже если принять априори мысль о полной сохранности событий прошлого в той или иной форме в недоступных нам информационных слоях Тамаса, то и тогда придётся признать неизменность и однозначность этих событий. Самые незначительные и случайные процессы и явления, которые окружают нас, или которые происходят в нашем внутреннем мире, раз случившись, уже вносят свою лепту в изменение состояния Вселенной. В той или иной степени, непосредственно или опосредованно они воздействуют на всё окружающее нас.
   - Да, я понимаю. Раз состоявшись, они уже не могут быть несостоявшимися, поэтому они неизменны.
   - Правильно, - подтвердил энерготерапевт. - А вместе с ними неизменно и однозначно прошлое. И именно этой неизменностью защищена реальность происходящего. Таким образом, ни в материальном, ни в духовном мирах никогда не нарушаются причинно-следственные связи. Все религии мира признавали обязательным соблюдение причинно-следственного принципа: "Маха-Вишну возлежит в Причинном Океане и выдыхает вселенные из своих ноздрей и эти вселенные плавают на поверхности Причинного океана".
   - Но я не говорил об изменении прошлого, - возразил я, ещё больше волнуясь, словно опасаясь ответа, который подтвердит мои самые худшие опасения. - Я говорил только о возможности проникновения в этот самый мир Тамаса, где храниться информация о прошлом. Я говорил о возможности материализации этой информации в нашем настоящем. Вы же сами рассказали мне о реальности материализации мыслеобразов через деятельность человека!
   - Я уже сказал вам, что наши современные возможности и научные познания не позволяют сделать подобное... Во всяком случае, те, о которых знаю я. Основная, непреодолимая для человека причина невозможности реализации подобного замысла - невозможность возвращения из "потустороннего мира", - спокойно сказал Тэн Хоори, сокрушённо качая головой. - Такое возвращение сопряжено с рядом непреодолимых для человека противоречий. О трудности подобной затеи знали и наши древние предки.
   - Вы думаете, древние люди обладали подобным знанием? - усомнился я.
   - Странно слышать подобное от человека, так много времени посвятившего общению с нашими милыми археологами, - сухо улыбнулся мой собеседник, проникновенно глядя на меня. - Я думаю, наши предки были хранителями неких секретов - глубоких и масштабных знаний об устройстве мироздания, которые им кто-то передал тысячелетия назад. Из Египта и Шумера эти знания перешли древним грекам и со временем основательно забылись, попав под запрет христианской Церкви.
   - Вам должно быть известно о посмертном опыте многих людей? - поинтересовался Тэн Хоори, снова поднимаясь с места и прохаживаясь по комнате.
   - Да, конечно.
   - Тогда вы должны знать, что большинство людей, находившихся на грани жизни и смерти, но не перешагнувших этой зыбкой границы, видели одно и то же: некое светящееся существо, которое помогает освоиться в новом качестве бестелесного существования. Так вот, любопытные вещи мы можем найти в древнегреческой мифологии. Там присутствует Харон - перевозчик душ умерших через мифическую реку Стикс в подземное Царство мёртвых. Имя Харон на древнегреческом означает "яркий". Разве не поразительно это сходство? Не навивает ли оно вам вполне конкретные ассоциации? Харон же, ни при каких условиях не перевозил назад души умерших, что может так же говорить о трудности прямого общения между двумя нашими мирами. Между тем, как считал историк Диодор Сицилийский, имя этого паромщика, как и его образ, пришли к грекам из Египта. То есть, у этого знания о посмертном существовании человека очень глубокие и очень древние корни, что и добавляет ему достоверности. А вот у всех народов Америки существовали свои представления о переходе в "мир иной". Этот переход у них был связан с преодолением серьёзного водного препятствия, которое именовалось "Девятью Реками". Эта преграда охранялась псом или зелёным драконом.
   - Драконом? - встрепенулся я, вспомнив рассказы Акиры о "клане Змиев", предшественниках "солнечных богов".
   - Да, драконом или змеем, для усмирения которого мёртвые были снабжены листами бумаги в качестве дани.
   - Любопытное предание. Но ведь есть и упоминания о спуске в преисподнюю живых! - горячо воскликнул я, вспоминая рассказы экзоархеолога.
   - Есть. Но, как я уже сказал, их возвращение в мир живых было возможно только при соблюдении определённых условий. У греков таким условием было наличие у героя золотой ветви, сорванной в роще Персефоны. Древние месопотамцы представляли себе загробный мир в виде города, обнесённого семью крепостными стенами. В этот город вели семь врат, которые следовали друг за другом. Привратник Нети всегда держал ворота на запоре. Поэтому никто не мог покинуть подземный мир. Когда же появлялся новый умерший, то он должен был принести дары и жертвы семи подземным божествам, чтобы расположить их к себе и заручиться их поддержкой. Проходя очередные врата, умерший снимал с себя какое-либо украшение или одежды. Видимо, это представление пришло из мифа о богине Иштар. Вы наверное слышали эту легенду? В ней Иштар однажды пришлось спуститься в подземное царство своей сестры Эрешкигаль. Иштар обладала семью вещами, в которых была заключена тайная сила. Все эти вещи ей пришлось отдать - одну за другой - привратнику месопотамской Преисподней, когда богиня проходила через те самые семь врат, отделявших земной мир от мира мёртвых. В конце концов, Иштар предстала перед своей сестрой абсолютно нагой.
   - Да, я знаком с этим мифом.
   - Думаю, он в иносказательной форме рассказывает нам как об устройстве Тамаса, с его "сферами" или "небесами", так и о способах перехода из нашего мира в иной. Видимо, для такого перехода необходимым условием являлось избавление от тонкоэнергетических оболочек человеческого тела, что собственно и должно было привести к физической смерти. В мифе шумерской Иштар, чтобы вернуться из "Страны без возврата" пришлось оставить там себе замену. Этой заменой стал её муж по имени Думузи. Таково было ещё одно непреложное правило "мира мёртвых", "мира духов", "мира предков".
   Тэн Хоори порывисто пододвинул к себе стул и оседлал его, как коня. Положив скрещенные руки на спинку стула, он воодушевлённо продолжал:
   - По представлению шумеров, тени мёртвых могли на время подняться на землю из "загробного мира", если они ощущали "жалобы Шумера" - получали информацию о том, что умерший не успел закончить при жизни что-то очень важное. Правда, с простыми смертными подобное происходило нечасто. Подобной льготой пользовались в основном цари.
   - Разумеется! Ведь цари были прямыми потомками "богов"! В них текла "божественная кровь". Получается, и в "загробном мире" есть кем-то установленная жёсткая иерархия?
   Я взволнованно посмотрел на энерготерапевта.
   - Что ж, в ваших мыслях может быть здравое зерно, - согласился Тэн Хоори. - Правда, и некоторые шумерские боги были буквально заточены в "подземном царстве". Они, как и цари, могли покинуть "загробный мир" в виде теней только на время.
   - Опять прямая связь с Древним Египтом! - воскликнул я, вспомнив рассказы Акиры об опальном боге Сетхе и о его брате Осирисе. - Сейчас, одну минуту! Только вспомню... Ага! Вот! Акира цитировал египетскую "Книгу мёртвых", и в ней есть такие строки: "Но разве душа Сета не будет послана на Запад - судьба, отличная от судеб всех прочих богов... Я буду держать его душу в заточении на Лодке солнца - такова моя воля - так что он больше не будет устрашать Сонм Богов".
   - Да, действительно прослеживаются определённые параллели, - согласился Тэн Хоори. - Кстати, в правиле оставлять вместо себя замену, чтобы покинуть "мир мёртвых", есть определённый смысл, - добавил он. - Я уже говорил о том, что любой человек, будучи с одной стороны сложной материальной системой, "излучает" в окружающий мир информацию о своём теле. В духовно-нематериальном мире эта информация сохраняется в форме компактного образа: двойника из тонкой материи, фантома или "астрального тела" - "Ка". Он отличен от бессмертной души - "Ба". И этот "астральный двойник" человека, как и любого другого разумного существа, является лишь пассивным духовным объектом, аналогично мыслеобразам. Он не порождает новой информации. Но, как и мыслеобразы, он способен взаимодействовать с другими объектами мира Тамаса. На "считке" информации с двойника-фантома основаны все экстрасенсорные предсказания и телепатия. Да и моя профессия во многом опирается на схожие методы.
   Тэн Хоори задумчиво улыбнулся, глядя на меня. Некоторое время мы, молча сидели, думая каждый о своём. Из всего сказанного энерготерапевтом мне было понятно, что затея Совета с "золотым экраном" обречена на провал. Без помощи и поддержки Акиры Кензо нам никогда не найти ключа, чтобы заставить это устройство заработать. А свою позицию по этому вопросу экзоархеолог обозначил вполне определённо. И, похоже, что наш вчерашний разговор обернулся для меня потерей хорошего товарища в его лице. От этих мыслей на душе у меня стало совсем скверно и тоскливо. Возможно и существуют какие-то другие способы повторить мой смертельно опасный марсианский опыт, но о них никто не знает. Ясно одно: взять что-то материальное из прошлого просто невозможно. Теперь в это окончательно уверовал и я сам. Надеяться выпытать у "богов" их секреты и уже тогда попробовать материализовать какой-то мыслеобраз или техническую идею в нашем мире?..
   Ну, не знаю. Не думаю, что эти самые "боги" так просто поделятся с нами своими секретами. Если прав Акира, то за прошедшие тысячелетия их цивилизация не могла стоять на месте. Она развивалась, как развиваемся и мы. Что сейчас представляет собой эта цивилизация, вышедшая за пределы материального мира? Какие тайны она хранит? Как "боги" относятся теперь к нам, к людям?.. Да и помнят ли они о нас? Нужны ли мы им сегодня?.. Однажды покинув Землю, они ушли, кажется, навсегда. Или они, по-прежнему, следят за нами, просто сменив непосредственное вмешательство в земные дела на вмешательство опосредованное?..
   Ответов на эти вопросы у меня не было. Как и не было уверенности в том, что теперь делать мне самому. Пославшие меня на Марс люди ждали от меня вполне определённых результатов. Но цель, ради достижения которой требовались эти результаты, с самого начала вызывала во мне несогласие. И вот сейчас, когда я стою на перепутье, пожалуй, необходим серьёзный разговор с Громовым, а если понадобиться, то и с самим Менгешей, председателем Совета... Да, верно! Именно такой разговор нужен мне сейчас. Но прежде надо ещё раз объясниться с Акирой. Это для меня сейчас важнее всего... И непременно рассказать обо всём Светлане! Ведь получается, что я солгал ей там, на Марсе, когда она спрашивала о том, меняется ли что-то на Земле. Я сказал ей, что ничего не происходит... Нет, происходит! Конечно, это ещё не зло в абсолюте. Пока ещё можно всё исправить, но нужно спешить!
   Я с надеждой посмотрел на энерготерапевта.
   - А Зуко Пур? С ним тоже происходит нечто подобное, как и со мной?
   - Не исключено. Но тогда его состояние является скорее следствием "изъятия" души из тела, или замещения её чем-то иным... Но чем?.. Что было в тех "саркофагах" на Марсе?
   - Пока не знаю. Два из них сейчас перевезены в Институт протоистории для исследований. Результаты мне пока неизвестны. Акира Кензо собирается туда завтра. Думаю, я тоже поеду с ним.
   - Ясно. Тогда остаётся только ждать, - пожал плечами Тэн Хоори. - Пока я и мои коллеги делаем всё зависящее от нас, чтобы контролировать энергетическое состояние организма Зуко. Критическая черта ещё не пройдена... Но это можно говорить лишь о его теле, а что происходит с его душой... Честно, я не знаю, - слегка смутившись, признался энерготерапевт.
   - Мне можно повидаться с ним?
   - Разумеется. Он находится в десятой, реанимационной палате. Если хотите, можете пойти со мной. Приближается время очередного осмотра, и я должен быть там.
   - Спасибо.
   Застеклённый коридор, кольцом огибавший верхний этаж, был залит солнечным светом и почти безлюден. Несколько девушек-санитарок в серебристых халатах прошмыгнули мимо нас, торопясь куда-то по своим делам. Мы остановились около двери реанимационной палаты, и я почувствовал на душе невольное волнение. Тэн Хоори посмотрел на меня и решительно отворил двери, порывисто проходя вовнутрь.
   Просторное помещение за дверью выходило большими - от пола до потолка - окнами на покатые, покрытые редколесьем холмы, за которыми просматривался далёкий морской горизонт. Блестевший глянцем пол был уставлен рамками экранов воздушных диванов. Все они сейчас не работали. Лишь один из воздушных диванов был включен. Зуко Пур парил в воздухе в полуметре от пола, абсолютно обнажённый, укрытый лишь серебристой полупрозрачной простыней. Его руки были вытянуты вдоль тела, а лицо казалось безмятежным, несмотря на мертвенную бледность. В изголовье дивана возвышалась алюминиевая стойка, от которой горизонтально протянулась тонкая штанга с большим экраном. По штанге бесшумно двигался юркий маленький прибор - биосканер, ощупывавший тело юноши невидимыми лучами. Приборы на столе справа ритмично мигали разноцветными огоньками, змеистые полосы регистраторов тянулись в широких окнах экранов. Слева от постели юноши, сгорбившись, застыл робот-медик, походивший на членистый манипулятор, увенчанный матовым шаром-"головой", словно множеством внимательных глаз, утыканным короткими светящимися трубочками. Мне этот робот напомнил заботливую, слегка сутулую няньку, которая тревожно и чутко следит за спящим приболевшим ребёнком.
   Когда мы вошли в помещение, робот-медик повернул в нашу сторону "голову", шелестя тонкими трубками, сплетавшими его "шею", и радостно засветился огоньками датчиков. Мне даже показалось, что я чувствую на себе его пристальный "взгляд". Весь вид робота-медика, как будто выражал спокойное недоумение и настороженное внимание. Может быть, он пытался понять, зачем мы пришли сюда? Тэн Хоори уверенно подошёл к нему и щёлкнул каким-то тумблером на округлой "голове". Робот-медик тут же обмяк и застыл, как будто уснул крепким сном.
   Я медленно подошёл ближе и, склонившись над юношей, стал рассматривать его лицо, испытывая при этом смешанные чувства сожаления, жалости и печали. Тонкая складка у переносицы и плотно сжатые губы говорили о возможных мучениях, которые мой молодой товарищ испытывает сейчас в своём беспробудном сне. Запавшие щёки и кожа, туго обтягивавшая скулы молодого стажёра, так не походили на дышащее жизнью и здоровьем лицо, которое я увидел в первую нашу с ним встречу на Марсе. Я поднял глаза на стоявшего тут же энерготерапевта. Тэн Хоори привычными чёткими движениями нажал несколько кнопок на управляющем пульте, и развернул экран биосканера так, чтобы его было хорошо видно и мне.
   - Как я уже говорил, тело человека всего лишь посредник, через которого душа оказывает влияние на окружающий мир, - неторопливо и негромко заговорил он, продолжая манипуляции с приборами и читая их показания. - Влияние это, как вы понимаете, носит опосредованный характер. Поэтому даже в высших формах своей психической деятельности таких, как творчество, человек для передачи результатов вынужден прибегать к вполне конкретной физической деятельности: писать, рисовать, лепить, строить. Но деятельность души не ограничивается только этим опосредованным влиянием на окружающий мир. Само существование души, как части духовно-нематериального мира, делает человека мощным генератором духовно-нематериального взаимодействия, превращает его в открытую информационно-энергетическую систему. В повседневности и вы, и я, и вот Зуко, и все остальные люди отдают во внешнюю среду информацию. Но не только отдают, но и постоянно получают её извне. Такое постоянное взаимодействие осуществляется полевым способом, поэтому каждый человек является сильнейшим источником духовно-нематериальных полей.
   - А под термином "поле" вы имеете в виду сущность, аналогичную материальным макрополям? - уточнил я.
   - Да, конечно, - кивнул Тэн Хоори, обходя постель Зуко и осматривая панели приборов с другой стороны.
   - Значит, эти поля тоже имеют свойство непрерывности и неограниченности?
   - Безусловно. Только это очень тонкие поля - особый вид энергии, которую человек излучает всегда и при любых условиях. Исключением является только мёртвое тело, и то, только по прошествии определённого времени с момента смерти. Больше всего этой энергии люди выделяют в стрессовом состоянии и при любых эмоциональных возбуждениях. Вот, смотрите! - Тэн Хоори пододвинул ко мне экран монитора. - Кожные покровы человеческого тела испускают токи высокой частоты. Здесь мы можем увидеть, как эти токи выходят из одной точки тела Зуко и входят в другую точку.
   Я взглянул на экран. Сероватая поверхность кожи юноши в районе груди время от времени вспыхивала яркими беловато-алыми, фиолетовыми и голубыми конусами, похожими на коронарные разряды или протуберанцы. Чуть выше них просматривалась едва заметная серовато-молочная пелена, стелившаяся над телом наподобие нимба, повторяя его контуры.
   - По цвету этих токов мы можем судить о состоянии как тела в целом, так и каждого отдельного органа, - объяснял тем временем энерготерапевт. - Это возможно, потому что каждому участку человеческого тела, каждому органу присущ свой собственный цвет, характерный только для них диапазон частот. В случае быстрых, неожиданных изменений таких, как сильные эмоции - страх, гнев, боль - резко меняется и диапазон излучаемых телом частот. Мы наблюдаем сдвиг в синюю или красную стороны спектра, в зависимости от того, активизируется или подавляется деятельность излучающего органа или клетки организма.
   - Вот здесь, у Зуко наблюдается явное смещение в синюю сторону. - Энерготерапевт указал на затылок и переносицу юноши. - Это означает, что деятельность его мозга сейчас находится на минимальном уровне активности. А, значит, поступление и переработка информационной энергии либо полностью отсутствует, либо они чрезвычайно малы. В целом все эти излучения организма складываются в единое биополе человека или ауру. Её можно наблюдать, как золотистое свечение тела. Вот оно, видите?.. Аура человека это как бы ещё одно "тело", только намного более тонкое, эфирное. Оно напрямую зависит от сознания человека, то есть, от его души.
   - Но у Зуко она не золотистая, - тревожно заметил я. - Скорее серая или белёсая.
   - Да, - подтвердил Тэн Хоори. - В этом-то и проблема, заставляющая меня думать о неком "замещении" его души или об её "изъятии" из тела.
   - Но он жив! - констатировал я, недоумённо глядя на энерготерапевта.
   - Жив, - подтвердил тот. - И в этом кроется ещё одна загадка. Правда, саму ауру можно разделить на три составляющие части: "эфирное тело", "астральное тело" и "ментальное тело". Все эти "тела" имеют свою определённую окраску или основной оттенок цветового излучения. У "эфирного тела" он лилово-серый. Это "тело" эмоций. У "астрального тела" золотисто-голубой. Это "тело" соответствует душе человека. Ментальное же "тело" состоит из более тонкой материи, чем остальные тела. Оно имеет яйцевидную форму светлого искрящегося свечения, меняющую свою расцветку от качества мыслей человека. Это и есть "тело" мыслеобразов. Аура же есть совокупность всех этих тонких полей. Она ответственна за взаимодействие всех трёх энергетических составляющих и обеспечивает целостность человека, как совокупности материальных и нематериальных элементов и подсистем. В случае с Зуко мы можем наблюдать присутствие эфирного и ментального "тел" при отсутствии "астрального тела" - души. Есть астральный двойник Зуко, его "Ка" и есть "тело" его мыслеобразов. И то и другое - пассивные объекты. Но они не распадаются. А это значит, они имеют энергетическую подпитку от его души. Именно это вселяет в меня надежду на возможность выздоровления юноши.
   - И как же вам удаётся работать со всем этим? - удивился я, переполненный одновременно и изумлением и восхищением. - Ведь, насколько я могу судить, свойства ауры человека резко отличаются от свойств любого другого материального поля.
   - Всё верно. Для гравитационного поля его сила не соответствует массе человека. Для электромагнитного поля трудно объяснить его неэкранируемость металлической сеткой. Да и для полей атомного и ядерного уровня расстояния слишком велики. Ведь характерный размер биополя человека равен порядка нескольких метров. И, тем не менее... - Тэн Хоори развёл в стороны руки. - К тому же на состояние биополя одного человека может оказывать влияние сознание другого человека. Это факт неоспоримый и подтверждённый опытами. Здесь есть прямая зависимость от резонансного принципа взаимодействия, характерного для любых объектов Тамаса, о котором я рассказывал вам. А так как биополе всегда сильно зависит от состояния физического тела, аура у здорового человека больше по величине и равномернее по своей форме.
   Тэн Хоори отодвинул в сторону экран и остановил биосканер.
   - Семь главных энергетических вихрей расположены вдоль вертикальной оси человеческого тела в местах энергетических центров, издревле называвшихся "чакрами".
   Энерготерапевт встал около постели Зуко и слегка склонился на юношей, иллюстрируя на нём широкими жестами свои слова.
   - Все чакры иерархически связаны с соответствующими центрами человеческого тела: теменем, межбровьем, основанием горла, сердцем, "солнечным сплетением", лобком и промежностью. По нарушению энергетики той или иной чакры мы, энерготерапевты можем судить о функциональных или органических расстройствах организма, которые приводят к изменению топологии биополя. В этих случаях оно становится, как бы испещрено "горбами" и "впадинами". В случае с Зуко топология его биополя была нарушена сильным внешним энергетическим воздействием, потому что нарушение топологии биополя всегда связано с диструктурированием ткани тела. Как видите, вот в этих местах у Зуко были сильные ожоговые поражения.
   Тэн Хоори указал на места чуть ниже грудной клетки юноши, где с обеих сторон были видны слегка розоватые пятна недавно регенерированной кожи.
   - Частично мне удалось откорректировать и выровнять его ауру, увеличив её размер. Но этого в данном случае оказалось недостаточно, - печально сказал энерготерапевт. - К сожалению, аура человека не является самостоятельным объектом духовно-нематериального мира. Существовать без взаимодействия души человека с его физическим телом она не может. Воздействовать на неё, чтобы излечить тело мы уже научились. Для этого применяется обычный эниобиоиндуктор, который стоит вон там, на столе. - Тэн Хори указал на небольшой ящик в тёмном металлическом кожухе. - Этот прибор создаёт комбинации электронных фаз, которые поворачивают процессы, проходящие в организме человека в нужную нам сторону. С его помощью можно, например, остановить надвигающуюся болезнь и запустить её излечение, или остановить процесс старения. На этом построена вся наша эниобиополевая медицина... Но вот излечивать душу материальными способами нам пока не под силу.
   Тэн Хоори замолчал, всматриваясь в осунувшееся лицо бездвижного юноши. Больше мне здесь делать было нечего. Я попрощался с энерготерапевтом и вышел, намереваясь непременно встретиться с Акирой. Но зайдя в гостевую часть жилого сектора санатория, я с удивлением увидел, что на информационном табло двери его комнаты сообщалось об освобождении этого помещения для проживания.
  
  
  
   "...Кинул взор вперёд себя на ширь степи гордый смельчак Данко, - кинул он
   радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и - умер.
   Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали,
   что ещё пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один
   осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое
   сердце ногой... И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло..."
  
   М. Горький "Старуха Изергиль"
  
  
  
  
   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
   РАССЫПАННЫЕ ИСКРЫ
  
  
  
   Светлана стояла у окна, спиной ко входу. На ней было тонкое белое платье, усыпанное мелкими ярко-пунцовыми цветами. Cтройные загорелые ноги, плечи и часть спины девушки оставались открытыми, и на правой лопатке у неё можно было рассмотреть крохотную тёмную родинку. Я снова залюбовался её ладной фигурой, чувствуя как волнительное тепло разливается в груди. Волосы девушки были небрежно собраны на затылке в обычный хвост, как будто давая простор её высокой гибкой шее.
   Спустя минуту Светлана повернулась мне навстречу, и по тому, как вспыхнули её щёки, я догадался, что меня здесь явно ждали. Новая причёска сделала её лицо слегка вытянутым, заострив подбородок.
   - Доброе утро! - улыбнулся я ей.
   - Доброе, - кивнула девушка, продолжая стоять у окна в ярком ореоле солнечного света.
   - Акира... - начал было я.
   - Он уехал, рано утром, - не дав мне закончить, сообщила Светлана. - Пришло известие от Эйго. Поэтому Акира срочно выехал на Мадагаскар.
   - Что-нибудь случилось? - встревожился я.
   - Пока нет. Но в институт после карантина, наконец, доставили "саркофаги" с Марса, и теперь всё готово для их сканирования и вскрытия.
   - А их решили вскрыть? - удивился я, чувствуя что волнение моё растёт.
   - Всё будет зависеть от результатов сканирования, - неопределённо пожала плечами девушка-экзоархеолог.
   - А вы?.. Почему вы не поехали вместе с ним?
   - Я хотела предложить вам составить мне компанию, - негромко сообщила Светлана и тут же поспешно добавила: - Если, конечно, вас не держат здесь какие-то дела?
   - В общем-то, нет, - пожал плечами я, уловив напряжённость в её голосе. - Все мои дела теперь рядом с вами. Лечение моё закончено... Во всяком случае, физически я абсолютно здоров. С остальным пока совсем не понятно. Но, думаю, со временем разберёмся. Так что я совершенно свободен и готов к новым свершениям!
   Я посмотрел в её глаза, снова чувствуя на душе радостную лёгкость. Кончики губ Светланы дрогнули в едва заметной улыбке.
   - Прекрасно! - сказала девушка. - Пассажирский экранолёт уходит на Мадагаскар через полчаса. Если поедем сейчас, можем успеть в порт вовремя.
   - Тогда нужно поторопиться, - согласился я.
   Светлана решительно направилась к выходу, и цветы на её платье засияли золотыми всполохами и переливами багрянца. Я вежливо уступил ей дорогу и уловил лёгкий сладковатый запах её кожи, витавший в воздухе, от которого моё сердце забилось ещё сильнее. Пытаясь совладать со всё нарастающим волнением, я покорно пошёл следом за своей очаровательной спутницей.
  
  

* * *

   Гипербалоидные очертания здания порта напоминали перевёрнутую ребристую раковину. Две стальные рамы, объединённые вантовой конструкцией, упирались в мощный фундамент тонкими колонами, расположенными по окружности. Несколько грузовых и пассажирских причалов уходили далеко в море, слегка подрагивая от набегающего прибоя. У третьего, пассажирского причала был пришвартован большой двухсотметровый экранолёт, серебристо отливавший на солнце крутыми боками, подпоясанными красными полосами. При размахе крыльев в сто с лишним метров, экранолёт чем-то напоминал космический корабль: высоко поднятый широкий хвост; вытянутый и плавно изогнутый тупой нос, с застеклённой кабиной пилотов; слегка отнесённые назад удлинённые крылья. Широкая обзорная площадка верхней палубы была накрыта каплевидным колпаком, отлитым из прозрачного волокнистого стекла. Единственным отличием от ракетоплана было наличие мощного пропеллера на хвосте и нагнетателей по бокам этого летающего морского монстра.
   Мы со Светланой уселись в мягкие кресла у широкого окна в пассажирском салоне, и через несколько минут включился стартовый режим двигателей. Появилась лёгкая вибрация корпуса, и аппарат неторопливо отошёл от причала, постепенно набирая скорость.
   Пассажиров в салоне было не очень много. Напротив нас, в правом ряду кресел расположилась небольшая группа молодёжи, о чём-то негромко, но оживлённо беседовавшая. Чуть дальше сидели двое серьёзных мужчин, внешне похожих на учёных, возвращающихся с какого-то научного конгресса. Рядом с ними, в боковом ряду кресел, сидела воспитательница, сопровождавшая детей лет десяти-двенадцати. Её подопечные жадно прильнули к овальным окнам, радостно и возбуждённо вглядывались в открывающиеся перед экранолётом морские просторы.
   Я перевёл взгляд на свою спутницу. Светлана тоже смотрела в окно на удаляющиеся залесённые склоны прибрежных гор. Там, среди сосен и кедров, стояло белоснежное здание санатория - три вертикальные башни разной этажности, объединённые пересекающимися под прямымыми углами горизонтальными двухэтажными блоками. Они визуально увеличивали постройку, которая чем-то напоминала крону громадного дерева. По внешнему периметру каждого блока множество окон сверкали на солнце панорамным остеклением.
   Продолжая незаметно наблюдать за сидевшей рядом девушкой, я чувствовал как от близости с ней прежняя тёплая волна снова заливает моё тело, подгоняя сердце, гулко бившееся в тесной груди. На лице у Светланы отразилась лёгкая грусть.
   - Что это у вас? - спросил я, указывая на овальный медальон, висевший у неё на шее, на тонкой платиновой цепочке.
   На потемневшей от времени кости был вырезан углублённый женский профиль, украшенный странной высокой причёской.
   - О! Это! - Светлана быстро сняла медальон тонкими пальцами и протянула его мне. Сказала непринуждённо: - Это память о моей юности. Тогда я только начинала работать археологом. Мы были на раскопе одного древнего поселения земледельцев и скотоводов на берегу давно высохшей реки. И вот среди осколков керамики и черепков я неожиданно увидела эту чудесную вещь! Представляете?
   Она взглянула на меня сияющими радостью глазами.
   - Может быть, когда-то давно, тысячелетия назад, какой-то художник или поэт подарил эту вещь своей возлюбленной в знак вечной любви? - Её голос наполнился мечтательными нотками. - И эту любовь они пронесли через все испытания и невзгоды?
   Я внимательно рассматривал незамысловатую вещицу. Заметил:
   - И всё же вы нашли её не на шее какой-нибудь мумии в могильнике, а среди прочего "исторического мусора"?
   Светлана наморщила носик, слегка прищурилась и отмахнулась от меня изящным движением раскрытых пальцев.
   - Фу! Не будьте таким приземлённым, Сид! Добавьте чуточку романтики и фантазии, и любая, самая заурядная история расцветёт перед вами новыми красками.
   - Но разве может это иметь какую-то историческую ценность? - усомнился я, возвращая ей камею.
   - А разве историческую ценность имеют только деяния правителей или судьбы могущественных царств? - удивилась моя собеседница, поправляя волосы. - А как же судьбы простых людей: их чаяния, их надежды, их мысли и чувства? Разве они не должны быть нам интересны? Разве они должны быть забыты навсегда?
   Девушка посмотрела на меня требовательно и строго.
   - По-моему, главное в истории - простой человек с его простой судьбой! И хотя каждый из нас всего лишь песчинка на фоне жизни целой планеты, но именно из таких вот песчинок и складывается судьба Земли. Как из малых капель вырастает великий океан!.. Разве вы не согласны со мной?
   В её голосе прозвучало столько искренней непосредственности, что я невольно улыбнулся.
   - Да... Вы правы.
   Я немного помолчал, глядя на пенные валы, дробившиеся стремительно мчавшимся экранолётом в тучи ослепительно сверкающих на солнце брызг. Наконец, спросил:
   - Акира много говорит о "клане Змиев"... Вы ведь хорошо его знаете?
   - Надеюсь, что да, - кивнула Светлана, с интересом глядя на меня.
   - Скажите, он действительно думает, что это всего лишь некая символика? Может быть, здесь есть прямая связь с некой рептолоидной цивилизацией, которая когда-то побывала у нас на Земле? Ведь есть же в мифах рассказы о Змиях и нагах.
   - Почему это вас так интересует?
   - Понимаете, после происшествия на Марсе, меня стали часто посещать странные видения... или сны, если хотите. В них я почему-то ощущаю себя не совсем человеком...
   - Я не понимаю вас, - призналась девушка, качая головой, и я заметил, как зрачки её расширились.
   - Мне трудно объяснить это словами, но в этих снах я как будто становлюсь другим существом... Существом со змеиным телом... И я вижу рядом с собой других таких же существ. При этом я даже могу разговаривать с ними на их языке! В этом сне я знаю, что я такой же, как они. Представляете?.. И я погибаю там вместе с ними в какой-то страшной и немыслимой битве...
   Я замолчал. Светлана задумчиво взглянула за окно, затем сказала:
   - Это длинная и довольно странная и запутанная история.
   - А у нас с вами масса времени. Дорога займёт почти восемнадцать часов.
   Я доверительно улыбнулся ей.
   - Хорошо, я расскажу, - поколебавшись, согласилась девушка. - Акира действительно твёрдо верит в то, что "древние боги" избрали змею своей отличительной символикой. В чём тут причина неизвестно, но он уверен, что всё было именно так. Эти "боги" носили на своей одежде соответствующие знаки отличия, чтобы люди безошибочно узнавали их... Или чтобы отличать "своих" от "чужих". А возможно это было своеобразной формой тотемизма.
   - Но вы в этом сомневаетесь? - догадался я, почувствовав скрытые интонации её голоса.
   - Мне кажется, что это лишь поверхностная часть намного большего целого, - призналась девушка-экзоархеолог. - И это самое целое имеет столь глубокие и древние корни, что нам теперь сложно осознать его истинную суть. Я могу только поделиться с вами своей точкой зрения, своими мыслями на этот счёт... Если, конечно, вам они интересны?
   - Безумно! - с излишней горячностью воскликнул я и тут же спохватился. Смутившись, добавил: - Мне в самом деле интересны ваши мысли на этот счёт. Я чувствую, что они помогут мне разобраться в своих... ощущениях и видениях.
   - Но пусть вас не удивляет, отличие моего мнения от мнения Акиры, - предупредила Светлана, удобнее усаживаясь в кресле и кладя ладони на колени, как будто она была школьницей и приготовилась к какому-то важному экзамену.
   - Я весь внимание! - ободряюще улыбнулся я ей.
   - Так вот, - начала Светлана свой рассказ. - Если мы станем рассматривать изображения "древних богов" или читать описания их внешности, то увидим, что во всех них действительно часто присутствуют змеиные образы. В этом нет ничего удивительного или странного. Ведь почитание или поклонение каким-либо животным у примитивных древних племён было обыденностью и нормой. Странно здесь лишь то, что из всех животных змея обладает весьма весомым отличием.
   - Каким отличием? - не понял я.
   - Понимаете, Сид! Почитание змеи тесно сплетено во всей древней культуре не со змеёй обыкновенной, как может показаться на первый взгляд. Это некий символ. И эта символизация непосредственно обращена на некое иное существо - Змея или правильнее - Змия. Он выступает в мифологии, как живое существо, как одна и та же сущность, которая несёт на себе разнообразные роли и фигурирует под разными именами в разных мифах. И что самое интересное, к образу Змия очень тесно примыкает другой мифический персонаж.
   - Дракон? - догадался я.
   - Верно. Оба эти персонажа мифов и легенд настолько крепко переплетены между собой, что мы с уверенностью можем говорить о том, что речь идёт об одном и том же существе. Хотя порой Змий своим видом иногда и напоминает обычную змею, главное в том, что по своему внутреннему содержанию он резко от неё отличается, приближаясь именно к Дракону.
   Светлана помолчала, задумчиво глядя на морской простор за окном.
   - Змеиные символы мы находим по всему миру, - продолжила она через некоторое время. - И самое интересное это то, что в различных культурах, в различные исторические эпохи почитание змеи оставалось неизменным. В Египте и Камбодже, например, в качестве архетипа изображалась кобра с капюшоном, часто принимавшая вид полузмеи-получеловека. Если помните, знаменитый египетский "уреус" имел подобный вид - змеи с раздутым капюшоном поднявшейся на хвосте?
   - Да.
   - Кроме всего прочего, в представлениях жителей этих регионов змея могла обитать и передвигаться как в небесах, так и на земле, а так же и под землёй. Эта змеиная двойственность нашла отражение в египетской "Книге о том, что находится в Дуате" и в древнеиндийской "Яджурведе". Последняя, кстати, считалась источником секретного древнего знания - магического знания. А ведь в древности магия была одним из самых главных способов врачевания. Символом же врачевания служил всё тот же Змий-Дракон. Магия его в мифологии была сопоставима только с магией человекоподобных "богов"!
   - Вы сказали, что по представлениям древних змея могла передвигаться по небесам. А ведь у египтян под "небесами" подразумевалось нечто большее, чем просто небо? Это и космическое пространство и "загробный мир" Дуат? Я ничего не путаю?
   - Всё верно, - согласно кивнула Светлана, и кончики её губ застыли в лёгкой улыбке.
   - Но ведь Дуат, будучи "потусторонним миром", становится равнозначным духовно-нематериальному миру или Тамасу, в нашем современном представлении. Так?
   - Пожалуй, - снова склонила голову моя собеседница. - В одном древнеегипетском тексте прямо указывается на связь змеи с воскрешением и духовным возрождением: "Я змея Сата, я умираю и рождаюсь вновь". А многие "древние боги", как я уже сказала, изображались в образах змеи или крокодила. Тот же был сродни именно Дракону. Нахбкун или "тот, кто объединяет двойники" - древнеегипетский "бог" - изображался огромной Змеёй с руками и на человеческих ногах. И другой египетский "бог" Шаи - божество судьбы, покровитель и хранитель человека - так же представал в виде человека-змеи. Его так же связывали с "загробным миром".
   - Очень интересно! - вырвалось у меня.
   - Вот и в камбоджийских легендах, которые рассказывают нам о строительстве знаменитого Ангкор-Вата, сообщается, что после окончания строительства этого храмового комплекса царём Висвакармой "боги отправились в землю вечного счастья и теперь взирают с небес". А ведь сам Ангкор-Ват хранит на себе следы очень глубокой древности! Вы знали, что его главные храмы возводили прямо над более ранними сооружениями, которые тоже были построены над ещё более древними постройками?
   - Нет, не знал, - честно признался я.
   - А ведь это так! - горячо воскликнула Светлана, и глаза её загорелись азартом. - Вы понимаете, что это само по себе уводит нас вглубь времён, где мы сталкиваемся с наличием заранее продуманной кем-то планировки, которая размечалась задолго до появления в этих местах первых людей? Эта планировка, как и в Древнем Египте, была здесь оставлена в виде первоначальных "курганов", и она в точности соответствует положению звёзд созвездия Дракона - "змеиного" созвездия! - в день весеннего равноденствия в десять тысяч пятисотом году до новой эры.
   Я с интересом посмотрел на девушку, вспоминая рассказы Акиры.
   - И то же самое наблюдается в Древнем Египте, на плато Гиза! Правильно? И там тоже присутствовали древние "курганы" и был некий "план", по которому вёл строительство "бог" Тот?
   - А вы прилежный ученик! - шутливо похвалила меня Светлана. - Всё правильно. Но дело не ограничивается только "курганами". Как и в Ангкор-Вате, в Гизе мы видим навечно запечатлённое в теле трёх главных пирамид положение звёзд "пояса" Ориона в тоже самое время - начало Эры Льва! А если учесть все остальные постройки, окружающие пирамиды даже на значительном удалении, то мы получим точное их соответствие положению звёзд созвездия Орион в означенный период времени той древнейшей эпохи. Подобное просто не может быть обычным совпадением. И в Древнем Египте, и в Междуречье, и на территории обеих Америк - всюду мы встречам упоминания особой важности для "древних богов" как созвездия Ориона, так и созвездия Дракона. Именно два этих созвездия фиксируют на поверхности нашей планеты начало каких-то важных событий точными маркерами звёздного неба в соответствии с дуалистическим принципом: "как наверху, так и внизу".
   - Это в самом деле поразительно! - восхитился я.
   - Именно так, - возбуждённо улыбнулась Светлана. - И это даёт нам право считать, что мы становимся свидетелями некой спланированной деятельности тех самых "древних богов" или цивилизаторов. Эта деятельность, скорее всего, была связана с восстановлением послепотопного мира. Акира подробно рассказывал об этом на Марсе. Помните? Мы в самом деле можем видеть строгое следование определённому изначальному плану или карте. В шумерских текстах записано: "Пусть лягут камни городов в означенных местах, пусть на земле священной покоятся они".
   - Получается, все значимые мегалитические постройки древности имеют строгое соотношение со звёздным небом? Здесь, на Земле. Возможно, и на Марсе тоже?
   Я поднял глаза к матово-белому потолку, словно мог сейчас увидеть небо.
   - Да, - подтвердила Светлана. - Мы пока не можем точно сказать об истинных причинах подобной связи, но она, безусловно, есть. И эта связь, судя по всему, была очень важна для самих "древних богов". Но Орион был не единственным значимым для них созвездием. Такую же важность, я думаю, для них имело и созвездие Дракона, ведь значимость этого образа ввиде созвездия впоследствии перешла и к людям. У христианских гностиков - наазениян или "почитателей Змия" - Дракон был вторым лицом божественной Троицы - "Сыном". Будучи помещённым между "Неизменным Отцом" и изменяемой "Матерью", он передавал последней те действия, которые он получал от первого. Отсюда было и его имя - "Глагол". А символом его служило всё тоже созвездие Дракона!
   - Но ведь это может означать и то, что Дракон в представлениях древних сам по себе принимает участие, как в сотворении мира, так и в создании человека! - догадался я.
   - Именно так, - снова возбуждённо улыбнулась Светлана. - Это живое существо в мифах ведёт весьма активную и разнообразную деятельность. А в наиболее древней мифологии "божественная" сила Змия-Дракона настолько велика, что он действительно участвует в процессе творения мира. Дракон выполняет там роль, которую впоследствии у него узурпировали в мифологии человекоподобные "боги". Самые древние космогонические мифы при этом утверждают, что вначале был лишь "холодный туман" - "Отец" - и "плодоносный ил" - "Мать", из которого и выполз "Мировой Змий"! У тех же древних египтян из первичного праокеана Нун выделяется "бог" вечности Атум, сотворивший всё живое. А его изображали в облике крылатого Змея. Вот послушайте, как описывают этот процесс "Тексты саркофагов": "Я был духом в первоначальных водах, не имея сотоварища, когда начало существовать моё имя. Самый древний облик, в котором я явился, - облик утонувшего. Я был тем, кто возник как круг, кто был насельником яйца. Я был единственный, кто начал всё, насельник Первичных Вод. Первый Хаху произошёл для меня, и затем я начал двигаться. Я создал свои члены в своей "славе". Я был творцом себя, ибо я образовал себя в согласии со своим желанием, в согласии со своим сердцем", - процитировала по памяти девушка.
   - Постойте! - воскликнул я, охваченный волнением не меньше неё, и тут же спохватился, заметив удивлённые взгляды наших попутчиков, обращённые к нам. Понял, что увлекшись, невзначай мы нарушили правила приличия, и сказал, понижая голос: - Последнее время меня не покидают мысли об изначальной природе нашей материальной вселенной и о её тесной связи со вселенной духовной - с Тамасом. Многое из узнанного и услышанного за прошедшие месяцы заставляет меня постоянно думать об этом. И в процитированных вами строках прозвучало, словно прямое подтверждение всех этих моих мыслей! Как там сказано: "...Я был духом в первоначальных водах, не имея сотоварища, когда начало существовать моё имя"? - волнуясь, повторил я. - Вам не кажется, что это может означать первичность именно Духа, порождения Тамаса, откуда однажды появилась вся наша материальная вселенная? Появилась по чьей-то воле и замыслу. А замысел это был тесно связан именно со Змием-Драконом!
   Я с надеждой посмотрел на свою спутницу.
   - Вы удивительный человек, Сид! - с нескрываемым восхищением произнесла Светлана, с интересом всматриваясь в моё лицо. - Такие большие мысли тревожат вас! И знаете, мне кажется, что вы совсем не далеки от истины. Я могла бы привести вам много подтверждений из древних сакральных текстов. Но я плохо помню все их на память. Этим у нас славиться Акира, хотя и он вынужден прибегать к справочным материалам. Нельзя всё удержать в одной голове. Поэтому и в моей девичьей голове храниться лишь немногое, - улыбнулась девушка, смущённо опуская глаза.
   - Вы не справедливы к себе! - горячо возразил я. - Мне думается, что вы очень мудрая девушка и большой профессионал в своём деле!
   Светлана подняла голову и испытующе посмотрела на меня.
   - Спасибо. Постараюсь оправдать ваши ожидания в дальнейшем...
   Она на минуту призадумалась.
   - Так вот, из того, что я помню. В "Ригведе", например, написано следущее: "Ничто не существовало: ни ясное Небо, ни величья свод, над Землею простёртый... Не было смерти, и бессмертия не было. Не было границ между днём и ночью. Лишь Единый в своём дыхании без вздоха, и ничто другое не имело бытия. Царил Мрак, и всё было сокрыто изначала в глубинах Мрака - Океана бессветного. Зародыш, скрытый в скорлупе, под жаром пламени в природу он развернулся...". "Ригведе" же вторит и "Книга Дзиан", - продолжала девушка, слегка морщя гладкий лоб. - "Предвечная Матерь, укрытая в свои Покровы, вечно невидимые, вновь дремала в продолжение Семи Вечностей. И не было времени, ибо покоилось оно во сне в Бесконечных Недрах Продолжительности. И не было Вселенского Ума, ибо не было Ах-хи, чтобы вместить Его. Лишь Тьма заполняла Беспредельное Всё, ибо Отец, Матерь и Сын были едины, и Сын не пробудился ещё для Нового Колеса и Странствий в нём".
   - "Свои Покровы", - заворожёно повторил я.
   - "Покровы" здесь означают космическую Материю, - пояснила Светлана. - Но это Материя существовала не в известном нам виде. Это духовная сущность обычной материи, которая вечна и едина с материальным пространством. Это, как бы, Душа единого и бесконечного Духа. Индуисты именовали её "Мулапракрити" - "Коренная Материя". Они утверждали, что есть некая изначальная Субстанция, являющаяся основанием всего, - "Упадхи" - проводник физического, психического или ментального явлений. Это источник, из которого излучается "Акаша".
   - То есть, это и есть духовный мир Тамаса? Или энерго-информационное пространство вселенной? - заключил я.
   - Да, пожалуй, - согласилась со мной Светлана. - В древности было такое понятие как "хроники Акаши", в чём-то идентичное этому самому "информационному полю". С ним связано и понятие "бессмертия". Только это "бессмертие" отличается от того, что вкладывают в этот термин люди. "Вишну Пурана" поясняет, что под "бессмертием" нужно понимать существование до конца Кальпы. Это всё, что следует понимать под "бессмертием" или "вечностью богов", которые так же погибают в конце вселенной, при наступлении "Пралаи". Вернее, они не погибают, а "вновь поглощаются" тем Единым Бытиём, о котором "Книга Дзиан" говорит: "Лишь Единая Форма Существования, беспредельная, беспричинная, простиралась, покоясь во Сне без сновидений. Жизнь бессознательная трепетала в Пространстве Вселенском во Всепроникающем Присутствии той, что ощущается открытым Оком Дангмы".
   - Дангма? - тревожно встрепенулся я, ощущая как кровь отхлынула от головы.
   - Да. А что такое? - удивилась Светлана. - Почему вы так побледнели?
   - Я уже слышал это слово! В своих снах. Там им называли некую машину-провидца... Что-то похожее на живой биолокатор... Что это за "Око" такое? Оно аналогично "Оку Ра"?
   - Нет. В Индии его называли "Оком Шивы". А "Дангма" тибетский термин. Он означает "очищенная душа". Тот, кто стал высочайшим адептом - махатмой. Его "Открытое Око" и есть внутренний духовный "глаз" провидца.
   - Понятно, - буркнул я.
   - Мне продолжить? - спросила Светлана, внимательно разглядывая моё лицо.
   - Да, конечно. Вы рассказываете просто поразительные для меня вещи!.. Поразительно перекликающиеся с моими мыслями и ощущениями, - пояснил я.
   - Хорошо, - кивнула девушка. - Сейчас мне ещё вспомнились вот такие строки: "Где были Строители, Лучезарные Сыны Зари Манвантары? Создатели Формы из Неформы покоились в блаженстве Не-Бытия. Где было Безмолвие? Где был слух, чтобы ощутить его? Нет, не было ни Безмолвия, ни звука. Не было ничего, кроме Непрестанного Вечного Дыхания, неведающего себя. Семеро ещё не родились из Ткани Света. Только Тьма была Отцом-Матерью, Свабхават, и Свабхават была во Тьме. Эти Двое и есть Зародыш, и Зародыш Един. Вселенная была ещё сокрыта в Божественной Мысли и в Лоне Божественном"... Кажется, они подтверждают ваши мысли об эволюции материальной вселенной?
   Светлана выжидательно посмотрела на меня.
   - А эти таинственные "Семеро" - это первое потомство Брахмы? Я правильно понимаю? Но почему всегда семёрка? - искренне удивился я.
   - Это сакральное число. В нём заключена тайна всех эзотерических исчислений, хотя для обычных вычислений оно и не имеет никакого смысла. Древняя "Каббала" называла его "великим числом Божественных Тайн". Подобное мнение бытовало издревле. Оно было сродни представлению о числе десять, как о числе общечеловеческого знания - декаде Пифагора.
   - А почему "Тьма" это "Отец-Мать"? - недоумевал я, пытаясь понять тайный смысл сакральных строк.
   - Согласно древнему восточному изречению "Тьма есть Отец-Матерь, и Свет - их Сын", - объяснила Светлана. - Ведь мы не можем представить себе свет без его источника. Наверное, поэтому древние, говоря о "Первичном Свете", источник которого для них был не познаваем, называли его "Тьмой". В "Книге Дзиан" так и записано: "Тьма излучает Свет, и Свет роняет одинокий Луч в Воды, в Глубину Лона Матери. Луч пронизывает Девственное Яйцо, Луч пробуждает трепет в Вечном Яйце и зароняет Зародыш, невечный, который сгущается в Мировое Яйцо".
   - Это же чистая космогония в момент времени ноль! - возбуждённо воскликнул я и снова почувствовал на себе удивлённые взгляды наших попутчиков. - Квант поля, рождённый в момент флуктуации попадает в условия потенциала, близкие к критическим, и преодолевается порог, за которым начинается материальная Вселенная, - понизив голос, продолжал я. - Правда, конечно, всё очень запутано и аллегорично. Такое знание трудно понять неподготовленному человеку... Хотя, может быть, такова и была цель? Ведь "солнечные боги" хотели выглядеть всеведущими и всезнающими, не сказав ничего, и не дав реального знания людям?
   Я посмотрел на свою спутницу. Светлана благосклонно наклонила голову.
   - "Солнечным богам" было не выгодно посвящать людей в какое-либо знание о мироустройстве. Ведь невежественными дикарями было проще повелевать и заставлять их служить собственным нуждам. Для этого достаточно просто взять и отождествить себя в глазах первобытных людей по мощности с силами природы, устанавливающими мировой порядок. Это очень сильнодействующий приём. Человечеству, Сид, - продолжала Светлана, - с самых ранних фаз его развития отказывалось в самоопределении. Сначала это делали сами "солнечные боги". Потом, когда они ушли от прямого управления людьми, их сменили их "божественные" ставленники. Но внешний контроль "богов" всё равно не ослабевал никогда. До определённого момента эти "боги" продолжали управлять развитием человечества, контролируя каждый его шаг. Людей настойчиво подталкивали к деградации, превращая в простых потребителей собственных продуктов - усреднённых умственно и подконтрольных психологически. Методы воздействия были новыми, но преследовавшиеся при этом цели оставались прежними. Это могло бы продолжаться вечно, если бы "боги" не просчитались насчёт людей: человек был настолько испорчен извращённой моралью, что в своей бездумной гордыне и жажде уподобиться своим небесным покровителям, разрушил в одночасье всё то, что эти самые "боги" так усердно и целенаправленно строили на протяжении долгих тысячелетий. А с наступлением Мирового Воссоединения власть "богов" над нами закончилась окончательно и навсегда!
   - Пожалуй, вы правы, - согласился я с ней. - Но навсегда ли мы избавились от этой власти это ещё вопрос.
   Я вопрошающе посмотрел на Светлану. Она не ответила. Опустив глаза, промолвила:
   - Я помню ещё немного. Рассказать? Вам всё ещё интересно?
   - Разумеется. Я весь в нетерпении.
   - Это как раз очень близко связано с первичностью духовного мира, как мне кажется, и ролью Змиев-Драконов в процессе сотворения нашей материальной Вселенной. Вот, послушайте: "Трое упадают и делятся на Четырёх. Лучезарное Естество становится Семью внутри и Семью во вне. Блистающее Яйцо Троичное в самом себе, сворачивается, сгущается, распространяясь молочно-белыми Сгустками в Глубинах Матери, Корне, растущем в Недрах Океана Жизни. Тьма исчезла и более не существовала, растворившись в собственном Естестве".
   - Это очень похоже на описание появления нашего трёхмерного мира, - волнуясь, заметил я. - Мира, переходящего в четырёхмерный мир? К тому же появляются дополнительные мерности: "Семью внутри и Семью во вне"... Может быть, это и сеть отражение истинной структуры Тамаса? Ведь в нём по первоисточникам так же встречается упоминание семи "сфер" или "небес"! А?
   Я окунулся в голубые глаза Светланы, ища в них ответа на свои мысли. Девушка выдержала мой взгляд - зрачки её заметно расширились - и неопределённо пожала плечами. Сказала уклончиво:
   - Вполне возможно... Для меня это слишком сложно и запутанно. Я не готова ответить вам сейчас. Но в текстах есть явные намёки на рождение именно двух миров и их тесной взаимосвязи. Вот о чём там говориться: "Отец-Матерь прядёт Ткань, прикрепивши верхний конец её к Духу, Свету Единой Тьмы, а нижний к теневому краю, к Материи. Ткань эта есть Вселенная, сотканная из Двух Сущностей, слитых в Одну, которая есть Свабхават. Тогда Сабхават посылает Фохат, чтобы отделить Атомы. Каждый есть часть Ткани. Зеркально отражая "Самосущего Владыку", каждый, в свою очередь, становится Миром. Вначале Божественный, Единый от Матери-Духа, затем Духовный".
   - Вы правы! Это говориться именно о рождении двух миров и их тесной взаимосвязи, - согласился я, отирая выступивший от мысленных усилий пот на лбу. - Подумать только: "Самосущий Владыка" тоже состоит из атомов! Это же явная тождественность двух миров, но при наличии и глубоких отличий... Как и должно быть, если продлить космогонию материального мира на нематериальный мир Тамаса. А дальше идёт его отделение... Поразительно! - всё больше волнуясь, воскликнул я и снова осёкся, понижая голос. - Самое удивительное здесь то, что в этих текстах, хотя и совершенно иным языком, другими понятиями и формами описаны хорошо известные нам сегодня познания о вселенной. И уровень этих знаний вполне сопоставим по своей полноте и глубине с нашими знаниями.
   - Но человечеству эти познания стали доступны лишь в относительно недавнее время, - заметила Светлана. - В то время как это древнее знание было чьим-то достоянием уже тысячелетия назад.
   - Да. Вы представляете, куда они смогли уйти за это время? И что мы, теперешние, в сравнении с ними? - переполненный эмоциями, я восхищённо посмотрел на свою собеседницу.
   Щёки Светланы покрылись румянцем волнения.
   - "Прядёт Ткань"... При всей аллегоричности, как это поэтично и точно подмечено! - продолжал восхищаться я.
   - В "Мандукья-упанишад" ещё сказано: "Как паук вытягивает и втягивает свою паутину, как травы произрастают из земли, так Вселенная происходит от нерушимого Брахмы, ибо "Зародыш Неведомой Тьмы" есть тот материал, из которого эволюционирует и развивается всё", - сообщила моя спутница. - Действительно, очень выразительно и верно подмечено. Правда? Особенно если помнить, что "Брахма-Творец" происходит от санскритского корня "брих". То есть, "увеличиваться" или "распространяться". Поэтому-то, распространяясь, метафорический "духовный Брахма" и становится материальной Вселенной, "сотканной" его собственным духовным "естеством". Почти о том же когда-то написал один древний поэт: "У времени гремящего станка тружусь я, одежды Богу тку, и в них ты зришь Его".
   - Удивительно! - Я чувствовал, что едва могу справиться со своим волнением. Захотелось встать и пройтись по салону экранолёта. Я едва удержался от этого неуместного сейчас порыва.
   - Интересно, что слова "Единый" и "Дракон" древние употребляли в отношении одного и того же существа-Творца, - справившись с волнением, продолжала Светлана. - Дракон это древнейший символ Астрального Света или Первозданного Начала. Даже гностический Гермес называл Змия самым духовным из всех существ. Некто Пэмандр из одноимённой книги Гермеса - древнейший и наиболее духовный из Творцов западного континента - является Гермесу в виде Огненного Дракона из "Света, Огня и Пламени". В другой же части мира "Айтарея-брахмана" называет нашу Землю "Сарпараджни" - "Царицей Змиев".
   - Вы хотите сказать, что всё "божественное" изначально связывалось именно со Змием?
   - Да, именно так, - подтвердила Светлана. - "Дух Божий, носящийся над Хаосом", изображался каждым народом в образе Огненного Змия, выдыхающего огонь и свет на предвечные воды. Он инкубировал космическую материю, придавая ей кольцеобразную форму змея, закусившего собственный хвост.
   - Символ вечности и бесконечности, - откликнулся я на её слова.
   - И не только их. Змей так же символизировал и шаровидную форму всех тел во Вселенной, образованных из "огненного тумана". С этим образом связан и образ мирового змея Шеша, представления о котором уходят своими корнями в доиндоевропейскую древность. Шеша объемлет собою весь мир. Он бесконечен и потому ему дан эпитет "Ананта" - значит "Бесконечный". Космос под его воздействием периодически умирает, для того чтобы народиться вновь и расцвести новой силой.
   Светлана убрала со лба упавшую прядь волос и замолчала, словно припоминая что-то.
   - Знаете, об образе Змия-Дракона можно рассказать очень многое. Например, в мифах ацтеков из Центральной Америки описываются сцены сотворения человека Кецалькоатлем - "Пернатым Змеем", которому помогает "богиня" Чихуакоатль - женщина-змей. В древнем Китае создание цивилизации и человека приписывалось мудрецу Фуси и его жене Нюйве. Оба имели лицо человека и тело змеи, или тело Дракона и голову человека. Будучи сыном божества и женщины из райской страны, Фуси являл собой божество уже со своего рождения. Именно Фуси начертал первые восемь иероглифов, описывающих основные явления Вселенной. И эти иероглифы он увидел на спине Огненного Дракона!
   - Наверное, неслучайно китайцы впоследствии сделали Дракона эмблемой своих императоров, - заметил я.
   - Да. Этим они подчёркивали свою преемственность существам из иного мира. Трон императора именовался "Местопребыванием Дракона", а его одежды украшались вышивкой, изображавшей драконов. Императорские же дворцы были украшены резными фигурами всевозможных драконов. А в древних книгах Китая о "Дуань-инту" - "Жёлтом Драконе" - говорилось, как о главе всех прочих. Мудрость его и добродетель были неизмеримы. Он был аскетом и странствовал в "местах диких за пределами небес". В надлежащие времена, если существовало совершенство, он выявлялся или оставался невидимым, если совершенства в мире не было.
   - В "местах диких за пределами небес"... - задумчиво повторил я слова девушки. - Великая мудрость...
   Картина, рисовавшаяся в моём воображении захватывала дух.
   - "Дракон - есть мудрость Хаоса", - медленно произнесла Светлана, как будто прислушиваясь к звуку своего голоса. - В самом деле, во всех древних текстах главные титулы Змия-Дракона относятся именно к его знанию! Он есть источник этого знания, как и всей науки. И знания эти были настолько велики, что именно Дракон олицетворял собою Мудрость. Его именем у людей назывались и мудрецы, и посвящённые адепты с самых древних времён. Змий соединялся в сознании древних людей изначально с "богом мудрости". Само же это Знание было неотрывно связано со знанием магии, с обладанием "божественными силами".
   - Вы так думаете?
   - Нет. Я знаю, - покачала головой девушка. - Змии-Драконы это "чародеи". Ни один человек не мог противостоять их очаровывающему влиянию. При этом "Великий Дракон", как гласит "Книга Дзиан", уважал лишь "Змиев Мудрости". Этому есть подтверждение и в "Упанишадах", где существовал целый трактат о "Науке Змий". А ведь эта наука, не что иное, как оккультная наука, оккультное знание, которое было даровано и людям легендарными нагами экзотерического буддизма! Понимаете, Сид? Вслушайтесь вот в эти строки: "Мудрые Змии и Драконы Света пришли, так же и Предтечи Озарённых Будд. Они спустились и стали жить среди людей, наставляя их в науках и искусствах"! - снова процитировала Светлана древний текст.
   - "Спустились"? - повторил я. - Опять прямая связь с небом или космосом?
   - Вы знаете, что змей Шеша по преданию передал своё астрономическое знание Гарге - древнейшему астроному Индии? - спросила Светлана, кладя тёплую ладонь на мою руку и придвигаясь ближе ко мне. - Потому что тот сумел умилостивить его и получил взамен познания о планетах и способы чтения предзнаменований.
   - Умилостивить? - не понял я.
   - Да, - подтвердила Светлана. - Ведь Дракон, как и любое древнее "божество", имел двойственную природу. Он и добрый, и злой одновременно. Рождённый единым непроявленым "Божественным Естеством", как проявленная "Вторая Сущность", он порождает беспорочным способом всё макроскопическое и микроскопическое в нашей Вселенной. И поэтому считался священным и достойным почитания. Он имеет в своей сути очень многое от этого самого "Божественного Естества", гораздо большее, нежели все человекоподобные "боги": "Грозны Боги, когда они проявляют себя - те боги, которых люди называют Драконами".
   - Так на какой же они стороне - Добра или Зла? - взволнованно спросил я.
   - Добра по отношению к кому или чему? - переспросила Светлана. - Сид! Поймите, архаическая философия не признавала ни Добра, ни Зла, как фундаментальных или независимых друг от друга факторов. И Добро, и Зло исходило в её понимании из вечного Вселенского Совершенства. И то и другое проходит по пути естественной эволюции к "чистому Свету". И то и другое постепенно конденсируется в форму и становится Материей или Злом, противоположным высшему Духу. Лишь невежество отцов раннего христианства превратило высокую философскую идею данного символа в нелепый предрассудок, называвшийся ими "Дьяволом". Слепо переняв традиции позднейшего зороастризма, которые переделали Дэвов индуизма в демонов или Зло, они дважды трансформировали слово "зло" - "эвил" - превратив его во многих языках в "Дэвил" - "дьявол".
   - Да, насчёт Добра и Зла, пожалуй, вы правы, - не стал возражать я. - Но ведь большая мудрость и знания Драконов говорят об их более ранней эволюции! Так?
   - Верно, - согласно кивнула Светлана и похвалила. - Мне нравится, как вы мыслите! Подобным мыслям есть подтверждение и в текстах. Ведь в древних космогониях Змий-Дракон эволюционно предшествовал не только людям, но и человекоподобным "богам", поэтому можно легко проследить определённую последовательность в процессе сотворения материального мира. Сначала появляются "демоны", затем "боги", и в последнюю очередь люди. И так в мифологии буквально всех народов прошлого! Таким образом, к моменту появления "богов", Змии-Драконы уже достигли большого уровня "мудрости". А это, как вы правильно заметили, явное свидетельство более поздней эволюции самих "богов".
   - Вот именно! - снова не удержался я, радуясь, что моя догадка нашла подтверждение в словах девушки.
   - В "Махабхарате" отчётливо выражено представление об Асурах-демонах, как о старших братьях богов-Девов. А в Ведах Асуры изображаются как змееподобные чудовища! Таковы Асуры Вала, Вишварупа или Вритра. Асуры были могучи и мудры. Они ведали тайны волшебства - майя. Они могли принимать различные образы и даже становиться невидимыми. При этом Асурам принадлежали несметные сокровища, а в Небесах у них были три укреплённых города - один из железа, другой из серебра, третий из золота.
   - Да, я знаю. Но ведь последовательность: "демоны" - "боги" - люди можно воспринимать и как простой хронологический порядок появления цивилизаций? - предположил я.
   - Можно, - согласилась со мной Светлана. - В древнеегипетской "Книге мёртвых" есть строки, в которых Атум говорит следующее: "Ты будешь жить дольше миллионов лет, эры в миллионы лет, но в конце я уничтожу всё, что создал, земля снова станет частью Изначального Океана, как Бездна вод в её исконном состоянии. Тогда я буду тем, кто останется, я и Осирис, когда я снова обернусь Древним Змеем, не видевшим человека и не знавшим богов".
   - Древний Змей, не видевший человека и не знавший богов... - заворожено повторил я. - Как сильно сказано! Вот оно - прямая хронология возникновения разумной жизни в материальной Вселенной!
   - Я много времени посвятила изучению древнеиндийских и тибетских текстов, - доверительно сообщила Светлана. - Везде в них говорится о том, что именно "Первосозданные Семь" или "Изначальные Семь Дыханий Дракона Мудрости" своим "священным дыханием" порождают "Огненный вихрь", который становится "Вестником" их воли. Как "Стремительный Сын Божественных Сынов" он устремляется в этом спиральном вихре выполнять предначертанное ему. Он - конь, а мысль - его всадник... Вы заметили, что речь опять идёт о первоначальности мысли, о чьём-то изначальном плане, который выполняется не механически, а именно на уровне духовном - "Дыханием"? - спросила она, глядя на меня потемневшими глазами.
   - Да, конечно! Слушая вас, я всё больше поражаюсь открывающимся глубинам, в которые я погрузился совершенно случайно, сам того не чая. Это можно расценить, как судьбу... Или знание об этом действительно витает где-то в беспредельности вселенной? А случившееся со мной столь неожиданно позволило мне заглянуть за занавес бытия, приоткрыло покров величайшей тайны!
   Я взволнованно смотрел на девушку, сидевшую рядом, которая открывала мне всё новые и новые тайны.
   - Вот послушайте ещё, - слегка дрожащим от волнения голосом сказала она. - "Словно молния, пронизывает он тучи огненные. Делает Три, Пять и Семь шагов через Семь Областей вверху и Семь внизу. Он возвышает Глас свой и созывает бесчисленные Искры, соединяя их. Он их направляющий Дух и Водитель. Начиная работу, он отделяет искры Низшего Царства, радостно носившиеся и трепещущие в своих светозарных обиталищах. Он образует из них Зачатки Колёс и помещает их в шести направлениях пространства и одно посреди - Центральное Колесо".
   - Творение двух вселенных... И "боги" явно к этому не причастны...
   - Они приходят значительно позже, - отмахнулась Светлана. - "Ригведа" говорит нам: "Сами Боги были рождены позднее. Кто знает, откуда величье созданья? То, откуда величье творения возникло? Его ли Воля создала, или была безмолвна? Великий Ясновидец в вершинах Неба, Он знает, но, может быть, даже знает ли Он?"...
   Моя спутница приподняла подбородок. Глаза её были полны вдохновенного огня.
   - Воинство "Сынов Света" стоит пока что в стороне на этом этапе. Они лишь говорят: "Это хорошо". Пока на просторах Вселенной безраздельно господствует и властвует Дракон - "Сын пространства Тьмы, возникающего из глубин Великих Тёмных Вод". Он сияет, как солнце. Он "пламенеющий, божественный Дракон Мудрости". Один, он берёт себе в помощники четверых, которые соединяются ещё с тремя. В этом изначальном союзе и рождается священная "Семёрка". Так гласят Станцы "Книги Дзиан". Эта "Семёрка" порождает "сонмы и множества", обращая "великую иллюзию" в реальность проявленного мира.
   - То есть, действительно, воплощая чей-то замысел или проект в структуры материального мира? Поразительно! - снова восхитился я.
   На минуту Светлана замолчала, переводя дыхание. Затем она заговорила снова и с ещё большим азартом. А я невольно любовался её преобразившимся лицом, снова стараясь делать это украдкой, чтобы не смутить девушку своим взглядом.
   - И Веды нам рассказывают ту же историю, - говорила она, светясь румянцем на щеках. - Акира уже рассказывал об этом на Марсе, но я повторю снова, потому что моя трактовка отличается от его. Веды говорят о том, как в первородные времена на небесах обитали Риши - "первосозданные перетекающие сущности", обладавшие непреодолимой силой. Семеро из них стали великими прародителями Вселенной. Раху - "демон" и Кету - "отделённый" были тогда единым небесным телом, пытавшимся занять своё место среди остальных "богов" без позволения на то последних. Тогда "Бог Бурь" расколол это небесное тело своим огненным оружием на две части - "Голову Дракона" и "Хвост Дракона", которые с тех пор непрестанно бороздят небеса в жажде отмщения. Именно в те стародавние времена прародитель "божественной династии Солнца" - Маричи - произвёл на свет Кашьяпу - "того, кто на троне". Этот самый Кашьяпа был очень плодовит. Тем не менее, династическая преемственность велась только по генеалогическим линиям его десяти детей от Притхиви - "небесной матери". Но Кашьяпа, как глава династии, покровительствовал и "Дэвам" - "сияющим". Поэтому он носил титул "Дьяус-Питар" - "сиятельный отец".
   - Странно, почему такая ограниченность в династической преемственности? - удивился я. - Может быть, причина та же, что и у "богов", ревностно охранявших "чистоту крови", и тем самым допускавших даже инцест?
   - Вы просто умница, Сид! - восхищённо воскликнула Светлана, раскрасневшись ещё больше. - Конечно же, речь шла именно о желании сохранить эту самую "чистоту крови". Но в отличие от человекоподобных "богов", причиной была не борьба за власть, а принадлежность к другой форме жизни.
   - В самом деле? - изумился я.
   - Да, - уверенно кивнула Светлана. - Подумайте сами, ведь плодовитость Кашьяпы явно свидетельствует о его, отличной от гуманоидов, физиологии. Скорее всего, от Притхиви ведёт своё начало именно цивилизация Змиев, которые и были описаны в самых ранних "Пуранах", а затем заменены Данавами и Асурами. И те и другие были великанами или титанами, сражавшимися против Дэвов - своих меньших братьев.
   - Но у Кашьяпы были и другие жёны?
   - Да. Владыка созданий Дакша выдал за него шестьдесят своих дочерей. Две из них - сёстры Кадру и Вината были удостоены милости Кашьяпы и он предложил им выбрать себе такое потомство, какое они пожелают. Кадру пожелала себе тысячу сыновей, а Вината двоих, но таких, чтобы они превзошли сыновей Кадру могуществом и отвагой. В этом так же можно усмотреть подтверждение того, что все эти герои были далеко не гуманоидного происхождения, хотя повествование о них и ведётся, как об обычных людях.
   - Почему вы так думаете?
   - А вот послушайте: "Прошло время, и Кадру принесла десять сотен яиц, а Вината только два".
   - Яиц? - изумился я. - Получается, что они и в самом деле не были людьми. Они Змии, настоящие Змии!
   - Именно так, - подтвердила Светлана. - И через пятьсот лет у Кадру вылупились из яиц тысяча могучих Змиев-Нагов.
   - Нагов?.. - повторил я, вспоминая свои странные видения. - Пятьсот лет!.. Если речь идёт о таких громадных сроках, значит, эти Змии разительно отличались от любых существ на Земле! И похоже, что они были бессмертными? А что там родилось у второй сестры?
   - У Винаты? У неё в назначенный срок никто не появился на свет. Тогда в нетерпении она разбила одно из яиц, и увидела в нём сына, развившегося только наполовину. Вината назвала его Аруна - "утренняя заря", но разгневанный сын проклял свою нетерпеливую мать за своё уродство, и предрёк ей быть пять сотен лет рабыней у своей сестры: "Но через пятьсот лет другой сын избавит тебя от рабства, если ты дождёшься срока и не разобьёшь второе яйцо раньше срока". И через пять столетий из второго яйца родился у Винаты исполинский орёл Гаруда, которому суждено было стать истребителем Змиев в отмщение за рабство матери.
   - Здесь явно идёт речь о каком-то совершенно ином эволюционном пути! - задумчиво произнёс я. - При этом отчётливо прослеживается поэтапное развитие разных цивилизаций. Ведь Гаруда уже не Змий?
   - Безусловно. "Великий Дракон" мог инициировать возникновение именно рептолоидной цивилизации, - согласилась Светлана. - Развившись и достигнув определённого уровня знаний, эта цивилизация могла начать экспериментировать с генетикой и породила уже человекоподобных "богов", ставших первым шагом на пути к гуманоидным расам нашей Вселенной. Рождение Гаруды может быть тому свидетельством. Ведь Гаруда, если внимательно читать мифы, вовсе не обычная птица, а некий летательный аппарат, который уничтожает змей.
   - Или пилот, управляющий таким аппаратом, - заметил я. - А войну со Змиями вели человекоподобные "боги"!
   - Да. Поэтому миф о рождении Гаруды может дать нам подсказку по времени этой войны Или наоборот. Здесь присутствует явная взаимосвязь, - согласилась Светлана и продолжила рассуждать. - Тысяча лет с момента возникновения и развития цивилизации Нагов... Будучи исполинскими змеями, Наги поселились в мире духовных планет Патала, где они воздвигли себе великолепные дворцы, блистающие золотом и драгоценными камнями. Мудрый змей Васуки стал их царём и правил в их главном городе Бхогавати, полном невиданных на земле сокровищ...
   - Получается, цивилизация Нагов прошла длительный путь развития и к моменту появления Гаруды уже была на его пике. Эта цивилизация процветает, имеет своё социальное устройство и все признаки развитого общества, - догадался я.
   - Всё так, - подтвердила Светлана. - "Царственные змеи, трёхглавые, семиглавые и десятиглавые, владеют несметными богатствами; головы их увенчаны драгоценными коронами; они могущественны и мудры: вожди великого племени Нагов, они снискали милость и дружбу богов"...
   - А "великое племя Нагов" может означать именно широкую распространённость рептолоидов во Вселенной задолго до человекоподобных "богов", - волнуясь, отметил я.
   Светлана посмотрела на меня и ответила кивком головы, соглашаясь.
   - Несомненно. Некогда "Владыка созданий" Дакша, как гласят мифы, обеспокоился тем, что потомство его дочерей, отданных в жёны Кашьяпе, Соме и Дхарме не умножается достаточно в трёх мирах. Пустынной кажется вселенная, не населённая живыми существами в должной мере. Тогда он породил ещё тысячу сыновей, наделённых необычайной способностью плодиться и размножаться. Он повелел им населить миры своим потомством. Об этом узнал небесный мудрец Нарада, который увидел неразумие замысла Дакши. Он пошёл к его сыновьям и сказал им: "Вы хотите плодиться и размножаться, о славные сыны Дакши. Но подумайте прежде вот о чём. Как будете вы дарить свету потомство, когда вы пребываете во тьме невежества, не зная ни высоты, ни глубины, ни дальности пределов этого мира?". Выслушав слова Нарады, сыновья Дакши сказали: "Правду говорит мудрец. Мы не можем плодиться, не постигнув пределов вселенной". И они устремились в разные стороны, чтобы достичь края мира. С тех пор их больше никто не видел.
   - То есть, было некое противостояние между творящими жизнь силами? Это противостояние и вылилось впоследствии в стремление господства над вселенной. Но вначале, после появления человекоподобных "богов", Наги всё ещё оставались высокоразвитой цивилизацией и дружили с этими самыми "богами"?
   - Наги или Змии сами принимали непосредственное участие в появлении на исторической арене гуманоидов, включая и нас, людей. Многие легенды рассказывают о том, что нередко земные цари и герои брали себе в жёны "нагини" - дев несравненной красоты, которые были по рождению змеями. А подобную практику вполне можно трактовать, как поэтапность распространения жизни во Вселенной и как смешивание различных разумных рас. Не даром же Наги поселились именно в мире Паталы, духовные планеты которой несомненно указывают на схожесть с нематериальным миром. И это снова косвенно подтверждает ваши мысли, Сид, - заметила Светлана.
   - Значит, и здесь Змии были в числе первых, вслед за Драконами?
   Я взволнованно посмотрел на девушку.
   - И не только они, - согласилась та. - Другие мифические существа, сыновья Кашьяпы и Муни - гандхарвы, как считалось, были духами, обитавшими на небосводе. Что тоже напрямую связывает их с духовным миром. Гандхарвы ассоциировались с радугой, и эта ассоциация роднит их с иранским Гандарева - драконом! Кроме того, там, на Небесах, гандхарвы стерегли сому - напиток бессмертия, который изначально был достоянием именно Асуров-Драконов.
   - Значит, таков был изначальный план? - задался вопросом я.
   - Скорее всего, - согласилась Светлана. - Давайте взглянем на историю Земли. Гуманоиды в ней произошли так же значительно позже динозавров, которые следуют за земноводными и являются первыми в цепи животных сугубо сухопутных, окончательно оторвавшихся от водной среды. В "Книге Дзиан" об этом тоже говорится: "Животные с костями, драконы глубин и летающие Сарпа добавлены были к пресмыкающимся. Те, которые пресмыкались на земле, получили крылья. Те, о длинной шее, обитавшие в водах, стали прародителями птиц поднебесных"... А что если массовая гибель динозавров шестьдесят пять миллионов лет назад вовсе не была гибелью? Что если это был эволюционный скачок? Выход на новый уровень, рождение новой цивилизации?
   Светлана посмотрела на меня загоревшимися глазами.
   - Вы так думаете? - с сомнением спросил я.
   - Вы же не станете возражать, что эволюционный путь Земли можно рассматривать как стандартный для всей Вселенной, где есть миры значительно старше нашего?
   Девушка с вызовом посмотрела на меня и снова подняла твёрдый подбородок.
   - Не стану, - улыбнулся я в ответ.
   - Вот и правильно, - обрадованно кивнула Светлана. - Динозавры господствовали на нашей Земле миллионы лет. Но что мы знаем об их жизни? Очень мало. Окаменевшие останки не способны рассказать ни о разуме, ни о чувствах, ни об общественной организованности этих животных. Я совершенно не могу себе представить, чтобы эволюция на протяжении такого длительного времени топталась бы на месте, видоизменяя лишь звенья в длинной пищевой цепи! Что если динозавры мыслили, как и мы с вами? Что если они не сбивались в стада или стаи, а имели социальное устройство, своё общество?
   - От ваших слов у меня просто голова идёт кругом! - признался я. - Это очень, очень смелые мысли!
   - Они вас пугают? - Девушка испытующе взглянула на меня.
   - Нет, нет! Что вы? Мне нравятся ваши мысли, - одобрил я. - В них чувствуется такая глубина... такая ширь научного подхода... Даже дух захватывает!
   - Вы мне льстите, - сдержанно улыбнулась моя спутница.
   - Ни сколько.
   Я покачал головой, видя, что мои слова пришлись ей по душе. Пару секунд Светлана пристально смотрела мне в глаза, затем продолжила:
   - Так вот. Что если появление динозавров на нашей Земле вовсе не было случайным выбором эволюции? Что если мы имеем дело с чьим-то длительным научным экспериментом, в котором наша планета имела особое значение?.. И что если этот эксперимент был кем-то прерван... насильственно прерван?
   - А доказательства? - напряжённо спросил я.
   - Подтверждением моей правоты могут служить лишь древние тексты, которые в той или иной мере позволяют судить о происходивших когда-то событиях, - пожала плечами Светлана. - Если египетская мифология довольно скупа описаниями таких событий, то шумерская и индийская многое проясняют в этом вопросе. Они дают нам сведения о "богах", об их генеалогии, их жизни и деяниях. Причём, эти сведения охватывают не только период земной истории "богов", но и позволяют нам заглянуть глубже, в историю развития и формирования цивилизации этих таинственных звёздных пришельцев. Любопытно и то, что эволюционный порядок "демоны" - "боги" - люди сохраняется даже тогда, когда роль в сотворении мира переходит к человекоподобным "богам", и они начинают свою активную борьбу со Змиями-Драконами за господство и на Земле, и во Вселенной.
   - Да я помню. Везде шла безжалостная борьба против Змиев, против их влияния на человеческую цивилизацию... - задумчиво произнёс я. - И что же, по-вашему, все Змии погибли в той войне?
   Я вопросительно посмотрел на сидевшую рядом девушку.
   - Мифы сообщают, что выживший Змий скрылся в "подземном царстве", где с тех пор и обитает, - сказала она. - Особенно рельефно смещение роли Змия-Дракона в "мир мёртвых" прослеживается в египетской мифологии. Его имя там связывается с духовным возрождением. Такая же трансформация происходит и в более поздних мифологиях у других народов: чем меньше возраст мифа, тем более отчётливо в нём видно, как Змий-Дракон становится нехорошим, и тем хуже становятся его отношения как с человекоподобными "богами" и с людьми тоже.
   - Но ведь это может свидетельствовать и о том, что Дракон раньше любых "богов" освоил "потусторонний мир", - заметил я. - Снова на лицо более ранняя эволюция Драконов, переход их цивилизации на всё более высокий эволюционный уровень!
   - Вы правы, - согласилась со мной Светлана. - Змии-Драконы первыми заняли главенствующее положение в "загробном мире"... Или они просто вернулись туда, откуда пришли до этого, - пожав плечами, добавила она.
   Я быстро посмотрел на девушку.
   - Снова удивила вас? - полувопросительно, полуутвердительно сказала она, заметив мой взгляд, и улыбнулась. - Помните китайского мифологического героя Фуси? Он тоже мог свободно подниматься на небо по некой "небесной лестнице" и спускаться обратно на землю. А ведь такой же "лестницей" пользовались и духи, "являвшиеся из разных мест". Что уж говорить о "древних богах" Египта, освоивших Дуат и установивших там свои порядки?.. При этом, и Древний Египет, и Древний Китай роднит то, что образ Змия в обоих регионах аналогичен образу гусеницы и куколки, из которой вылетает бабочка. И Змий регулярно сбрасывает свою старую кожу, чтобы после периода отдыха облечься в новую. В Древней Греции это преображение выразилось ярким образом Психеи - человеческой души. Именно души!.. Правда, здорово, Сид?
   Щёки Светланы снова покрылись густым румянцем, явственно проступавшим сквозь бронзовый загар.
   - О чём вы задумались? - заинтересованно спросила она, вглядываясь в моё лицо.
   - Ваша мысль об эволюции динозавров... Она не даёт мне покоя, - признался я. - Но где же следы этой странной цивилизации?
   - Вы забываете о потомстве легендарного Кашьяпы. Ведь и "боги" были разными, Сид! "Древние боги", положившие начало последующим "божественным" родам, явно имели признаки негуманоидности. Именно эти "боги", а не "солнечные", весьма старательно заботились о человечестве на ранней стадии его развития. Именно они дали людям все знания и навыки. Сами же они получали эти знания от своих создателей - Змиев-Драконов. Вот вам доказательство этого: "Внимайте, вы, Сыны Земли, Наставникам вашим - Сынам Огня! Знайте, нет ни первого, ни последнего, ибо всё есть Единое Число, исшедшее из Не-Числа. Узнайте то, что мы, исшедшие от Первосозданных Семи, мы рождённые предвечным пламенем, узнали от Отцов наших", - снова по памяти процитировала Светлана.
   - Значит, вы считаете всех "древних богов" негуманоидной цивилизацией?
   - Да, - уверенно кивнула девушка. - Древний ассирийский текст "Энума Элиш" описывал сотворение мира таким образом: "Когда вверху не названо небо, а суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всесотворитель, Праматерь Тиамат, что всё породила, воды свои воедино мешали. Тростниковых загонов тогда ещё не было, когда из богов никого ещё не было, ничто не названо, судьбой не отмечено, тогда в недрах зародились боги, явились Лахму и Лахаму и именем названы были". Хотя описания этих "древних богов" весьма скупы, мы можем проследить признаки их негуманоидности вплоть до аккадского Мардука, внешность которого, описанная в "Энума Элиш", весьма и весьма неоднозначна: "Его лик был прекрасен, сверкали взгляды!.. Он ростом велик, среди всех превосходен, немыслимо облик его совершенен - трудно понять, невозможно представить. Четыре глаза, четыре уха! Он рот раскроет - изо рта его пламя! Он вчетырежды слышит мудрейшим слухом, и всевидящи очи - все прозревают! Средь богов высочайший, прекраснейший станом, мышцами мощен, ростом всех выше!".
   - Действительно, настоящий Дракон или Змий! - согласился я, одновременно поражённый и восхищённый строками древней поэмы.
   - А согласно индийским Ведам, - продолжила Светлана, - следующим потомством Кашьяпы от его жены Адити были "боги" - Адитьи. В "Ригведе" их мать называется третьей дочерью Дакши, сестрой Дити и Дану, от которых до этого произошли "демоны". Именно Адитьи, седьмым из которых и был Индра, стали новой ветвью разумной жизни, уже отличной от своих родичей Змиев, но всё же сохранившей некоторые их черты и признаки прежней физиологии. Помните текст, который читал нам Акира?
   Светлана опять слегка наморщила лоб и произнесла:
   - Боги обратились за помощью к "первому из Существ" божественному Вишну: "Слава тебе, кто есть един с Расою Змиев, двуязычной, ярой, жестокой, ненасытной в наслаждениях и изобилующей богатством"...
   Она посмотрела на меня. Сказала:
   - "Един с Расою Змиев". Понимаете? Вишну и "боги" его свиты имели крепкую связь со Змиями. А ведь это "единство" может говорить только об одном - их цивилизация была порождена самими Змиями. Они были в некотором роде ещё рептолоидами, но уже несли на себе и черты гуманоидной расы. При этом Вишну, как установил Акира, это египетский Ра или шумерский Ану. И мы в самом деле видим на примере египетской и шумерской мифологии некое разделение между "богами Неба" и "богами Земли". И это не только разделение обязанностей или "престолов власти". А противники, как Ра, так и Ану это в чистом виде Змии. Вот почему все Драконы и Змии с точки зрения космологии впоследствии предстают как порождения Хаоса, приведённого в порядок Творческими Силами - "солнечными богами". Вы никогда не задумывались над тем, почему Дьявол не мог создать Землю? То есть, не мог создать человеческую цивилизацию. Не потому ли, что он был слишком похож на Дракона и далёк от людей генетически?
   - И поэтому ему понадобился некий "бог" с физиологией, близкой к гоминидам? - догадался я, поняв ход её мысли. - Именно в этом причина инициации создания цивилизации "солнечных богов" Драконами-Змиями?
   - Да, наверное, так и было, - задумчиво произнесла Светлана, глядя куда-то вдаль за окном. - А может быть причина появления цивилизации человекоподобных "богов" и в чём-то ином... Я видела изображения очень древних фигурок и камней, на которых передавались сцены совокупления загадочных ящеров и человекоподобных существ. Возможно, раса Драконов всё же предпринимала попытки создания некой гибридной расы на Земле и занималась межвидовой селекцией. Может быть, даже эти попытки были в некоторых случаях удачными...
   Девушка посмотрела на меня. Сказала в раздумье:
   - Тваштар - бог-созидатель, искуснейший мастер, сотворивший для богов-Адитьев многие диковинные вещи, был одиннадцатым сыном Адити. Считается, что именно он изваял тела людей и животных. Но его жена была "демоницей" из рода Асуров. Она родила Тваштару сыновей-братьев - трехглавого дракона Вишварупу и Вритру. И ещё дочь - божественную кобылицу Саранью, которая впоследствии стала матерью первого смертного человека Ямы и "врачевателей богов" - Ашвинов. Если Тваштар аналогичен Тоту, а Тефнут шумерской Тиамат, то тогда всё действительно сходится. А в тибетской "Книге Дзиан" описывается последовательность появления разумных рас во вселенной. Там говорится о том, что Первая Раса создала Вторую посредством "почкования". Вторая же дала начало Третьей Расе, развив "Рождённых из Яйца": "Отец-Мать" выделял зародыш в виде шаровидного тела, которое постепенно затвердевало, и в нём в течение нескольких лет нарастал утробный плод. Всё, как у современных птиц!
   - Но почему "Отец-Мать"? - удивился я. - Эти "боги" были двуполыми?
   - Да. "Солнечные боги", насадившие на Земле религиозную веру как таковую, отличались от "древних богов" и от Драконов, - подтвердила Светлана. - Отличались не только по своим знаниям и способностям, но и по своей физиологии. Возможно, это была некая переходная ступень в цепи эволюции разумной жизни... Ведь все "высшие боги" древности являлись "Сынами Матери" и лишь позднее они становятся "Сынами Отца". Вот строки из египетских "Текстов саркофагов": "Я Атон, Творец Старших Богов, я дал жизнь Шу, я великий Он-Она, я тот, кто содеял то, что казалось мне хорошим, я обрёл своё пространство в своей воле, мне принадлежит пространство тех, что движутся подобно двум извивам змея".
   - "Подобно двум извивам змея", - повторил я. - Снова говорится о Змие!
   - Вы знаете, что "боги", подобные Юпитеру или Зевсу первоначально изображались двуполыми? - спросила Светлана.
   - Нет.
   - Тем не менее, это так. Зевса называли "прекрасной девой", а Венеру изображали с бородой. Греческий Аполлон поначалу так же был двуполым, как и Брахма в "Пуранах", или Вач в "Ману". Даже египетские Осирис и Исида взаимозаменяли друг друга. В одном из древних гимнов говорится об Исиде: "Да не будет не знающего меня нигде и никогда! Я мать и дочь. Я члены тела моей матери. Я облегчающая роды и та, что не рожала. Я новобрачная и новобрачный. И мой муж тот, кто породил меня. Я мать моего отца и сестра моего мужа, и он мой отпрыск", - снова процитировала Светлана. - Поэтому совершенно не случайно, что задумав создать себе помощника и слугу - "лулу-амелу" или "примитивного рабочего" - шумерские "боги" создают изначально двуполые клоны и лишь позже разделяют человека на два различных пола: мужчину и женщину.
   - К тому же, греческий Гермес - это всезнающий и всеведающий египетский Тот-Джехуди, - продолжала моя спутница. - У греков же с египетским Гором, рождённым при непосредственном участии Тота с применением генетического материала трёх разных "богов", ассоциировался сын бога Гермеса и богини Афродиты. От их имён он получил своё имя - Гермафродит. И египетская мифология тоже не противоречит греческой. Свидетельства о Горе, как о гермафродите, можно найти в мифе, рассказывающем о судебных тяжбах сына Осириса со своим дядей Сетхом.
   - Да, интересное переплетение "божественных" судеб получается! А что это за миф о Горе и Сетхе? - поинтересовался я. - Акира упоминал его, но не рассказывал в чём там суть.
   - Когда Гор возмужал и получил прозвище "Неч-атеф" - "Мстящий за отца", он предстал перед Советом "богов" и заявил о своих правах на престол Осириса, - охотно стала рассказывать Светлана. - Больше всех появлению Гора был удивлён именно Сетх, хотя и другие "боги" не могли понять, как Осирис породил сына. Столь же загадочно и необычно появление на свет другого "бога" - Индры. Он родился не так, как другие, а "необычным путём". При рождении он чуть было не погубил свою мать, явившись сразу в "золотых доспехах". Однако в ведийской литературе имя его матери не называется, а в "Атхарваведе" говорится о том, что ею была "богиня" Экаштака, которую можно отождествить с "богиней ночи" Ратри. Отцом же Индры называют Праджапати. В "Брахманах" так же можно найти указания на то, что "боги" сами создали Индру и избрали его своим владыкой.
   - Это, действительно, очень похоже на египетскую историю рождения Гора, - согласился я. - Но ведь Акира считает Индру ведическим вариантом Осириса или Энки.
   - Вы правы, - подтвердила Светлана - Но ведические тексты, как я уже рассказывала вам, несут в себе много путаницы. К тому же, что нам мешает предположить аналогичную историю рождения и для Осириса или Энки? К тому же, в "Энума Элишь" можно обнаружить указания именно на это... Но я продолжу?
   - Да, конечно.
   - Так вот. Древний папирус рассказывает о том, как Сетх предложил "богам" отсрочить решение о признании прав Гора, чтобы он сам мог миром разрешить возникший спор. Сетх пригласил своего племянника "провести приятный день в моём доме" и Гор согласился: "И в вечернюю пору им постелили постель, и они вдвоём возлегли на неё. И ночью Сет сделал упругими свои чресла и вошёл в лоно Хора".
   - "Лоно Хора"? - изумился я. - Да, пожалуй, эти "боги", действительно, были необычными существами!
   Моя собеседница согласно кивнула.
   - Когда же "боги" вновь собрались на совет, Сетх потребовал, чтобы власть над Египтом передали ему. Он сказал, что Гор лишился права на царственный трон. Независимо от того был ли он рождён от семени Осириса, теперь в нём было семя Сетха. Поэтому Гор должен был наследовать, а не предшествовать Сетху.
   - Всё же странные порядки были у этих "богов", - проворчал я. - Хотя, если вдуматься... Возможно, причина такого заявления Сетха как раз в том, что дело происходило как раз в некий "переходный период", когда "богов-рептолоидов" сменяли "боги-андропоиды"? И эта смена видом шла далеко не мирным путём.
   - Вполне может быть, - согласилась Светлана. - Кажется, я поняла вашу мысль... Новое поколение "богов" - дети Геба и Тефнут - были смешанным потомством. Как и у Кашьяпы от разных жён, у Тефнут родились разные дети, но только от разных отцов. И не просто от разных отцов, а от представителей разных разумных видов! При этом Сетх и Нефтида, родным отцом которых был Геб, несли в себе больше признаков рептолоидов. А вот Осирис и Исида, отцами которых были Ра и Тот, по-видимому, явились зачинателями нового рода - рода андрогинов, рода человекоподобных "богов"... При этом всё это происходило путём грандиозного научного эксперимента, путём проб и ошибок... О небо! Спасибо вам, Сид!
   Девушка порывисто схватила мою руку и крепко сжала её. Лицо её наполнилось волнением.
   - За что? - удивился я.
   - За ваши замечательные мысли. Своей пытливостью вы помогли мне, наконец, осознать то, что раньше ускользало от моего понимания. Ведь всех этих "богов" тесно связывали общие корни - "души всех богов находятся в змеях"! Именно так! - возбуждённо воскликнула девушка и тут же осеклась. Смущённо осмотрелась по сторонам, проверяя, не помешали ли мы снова кому-нибудь своим громким разговором.
   - Это вторит и словам ведических "богов", обращённым к Вишну: "кто есть един с Расою Змиев", - продолжала она уже вполголоса. - Понимаете? Возможно, Сетх, желая доказать своё право первенства в борьбе за царский трон, хотел, чтобы Совет обнаружил в организме Гора именно его генетический материал. Это доказывало бы прямое родство Гора с рептолоидами, а, значит, давало бы самому Сетху возможность наследовать первым по праву старшего. Но Исида по каким-то причинам была в сговоре со сторонниками Ра, пожелавшими посадить на трон именно Гора. Таким образом, они раз и навсегда хотели лишить Змиев возможности править Египтом, править Землёй, в конечном итоге. Они лишали их законной возможности оказывать хоть какое-то влияние на нас, людей. Ведь именно Исида при поддержке своего отца Тота не дала свершиться замыслу Сетха... А вы молодец, Сид! Без вас я об этом даже не думала, - призналась Светлана, возбуждённо глядя на меня.
   - Таким образом, андрогины взяли верх над Змиями, оттеснили последних в Малую Азию и Китай, а затем и победили их окончательно, - продолжала рассуждать она. - Так что признаки гермафродизма человекоподобных "богов" можно найти вплоть до христианства. Например, в видении Святого Иоанна из "Откровения" Бог, впоследствии ассоциируемый с Иисусом, так же является гермафродитом. По описанию он имел женские груди, как и Тетраграмматон или Иегова. Он же Яхве. Даже Авалокитешвара буддизма всегда рассматривался в двух обличьях: Первый и Второй!
   - Но ведь "древние боги" не были гермафродитами? Они были Змиям или Драконами? То есть, рептолоидами? Правильно? Затем откуда-то появляется Ра или Вишну, или... кто там был у шумеров?
   - Ану, - подсказала Светлана.
   - Все трое - суть одно лицо, только с разными именами, но уже не Дракон или Змий... Значит, имел место какой-то разрыв "поколений"?.. Война?.. Уничтожение?
   Я вопросительно посмотрел на девушку.
   - Может быть, - качнула та головой. - Войн в истории "богов" было предостаточно. Но это позволяет и по-новому взглянуть на их причины. Это не только борьба двух различных идеологий, как думает Акира, но и борьба за господство двух различных биологических видов! В этой многовековой борьбе один, более поздний вид безжалостно уничтожал более древний и развитый. Наверное, потому что не мог достичь его уровня развития, его величия. Из элементарного чувства зависти. Понимаете? Ведь несовершенство всегда нетерпимо к красоте и совершенству. Бессильное изменить самоё себя, оно стремиться всеми силами уничтожить противную сторону, чтобы не было с чем сравнивать, чтобы почувствовать своё мнимое превосходство. Свидетельства подобного уничтожения "змеиного племени" мы можем найти в той же "Махабхарате". Это уничтожение было устроено руками царя Джанамеджайя, который вёл свою родословную от героя Арджуны - сына бога Индры. Его отцом был Парикшит - царь из династии Куру, родившийся уже после битвы на Курукшетре.
   - То есть, речь идёт о временах полубогов и героев из поколения тех самых андрогиннов?
   - Да. Вот, послушайте эти страшные строки, описывающие то злодеяние: "Все эти ползающие на животе твари преисполнились страха; низвергаясь в священное пламя, они корчились в невыносимых муках и взывали друг к другу. В этом удивительном жгучем пламени змеи дрожали, задыхались, шипели и как безумные обвивали друг друга. Белые змеи, черные змеи, голубые змеи, старые змеи и молодые змеи, все, громко свистя от ужаса, низвергались в бурно горящее пламя. О лучший из дважды рожденных! Беспомощные змеи погибали сотнями тысяч, миллионами и десятками миллионов. Некоторые из них были маленькими, точно мыши, другие были в слоновий хобот, третьи походили на обезумевших в течке слонов. Но все змеи, как могучие, так и слабые, со всей пестротой их цветов, с их губительным смертоносным ядом рушились в беспощадное пламя и гибли. В огонь попали многие тысячи, миллионы и десятки миллионов змей. Их было такое множество, что всех и не перечислить. Однако из источников смрити мы знаем имена самых важных змей, ввергнутых в жертвенный огонь".
   - Можно было бы подумать, что речь идёт о простых пресмыкающихся... Но так много деталей выдаёт в них разумных существ! - поразился я. - Они страдают, говорят и даже имеют имена!
   - Только невежда, читая это, мог бы думать о простой аллегории, - заметила Светлана. - Интересно и описание самого жертвенного огня: "Этот могучий божественный Огонь, обладающий столь поразительной яркостью, извергающий золотое семя, Огонь, поглощающий всё, оставляя за собой тёмный след из пепла и дыма, завиваясь направо"... Вот вам и оружие, которым уничтожалось целое "змеиное племя"!
   - Ядерное или какое-то иное... - промолвил я. - Очень похоже... Хотя это теперь и не столь важно. Но это оружие было в руках именно "солнечных богов"! Оно и повлекло прекращение генетической преемственности, которое обусловило дальнейший разрыв поколений!
   - Возможно, - пожала плечами Светлана. Призналась: - Я плохо разбираюсь в оружии.
   - Но вы упомянули первого смертного человека? - напомнил я. - Получается, что гуманоидная раса людей была не первой на Земле? Может быть, "старые люди". о которых рассказывают индейские легенды и были той самой "гибридной расой", которую пытались вывести на нашей планете Змии-Драконы, сделав её по своей сути "богоподобной"?
   - Почему бы и нет? - согласилась моя спутница. - Ведь "богоподобный" человек, действительно был плоть от плоти своего создателя. Вот, например, "Ригведа" рассказывает о времени, когда смерти не знали на Земле. Потомки прародителя людей Вивасвата - близнецы Ями и Яма были бессмертными. В Критаюге - "Золотом веке" - они не ведали греха и жили на земле счастливо, в мире и благоденствии. А в той же "Книге Дзиан" есть такие строки: "Тогда Великие Владыки призвали Владык Луны в воздушных телах: "Породите людей", - было сказано им. - "Людей вашего естества. Дайте им внутренние Формы, Монады. А мать Земли Природа сложит их внешние оболочки, тела".
   - "Владыки Луны в воздушных телах", - повторил я поразившие меня строки. - Амоль Сайн рассказывал нам с Акирой интереснейшие вещи о возможной связи трёх "железных крепостей" Асуров с нашей Луной и разрушенным спутником Марса... Что-то подсказывает мне, что он был трижды прав! Внутри Луны действительно кроется какая-то тайна, и мы обязательно должны раскрыть её секрет!
   Светлана улыбнулась моей горячности.
   - Извините, я перебил вас! - спохватился я, чувствуя себя неловко.
   - Не страшно, - благосклонно отмахнулась девушка. - О бессмертном первочеловеке повествуют и шумерские тексты, в которых мы встречаем героя Гильгамеша - царя Урука. Он был на две трети "бог", а на одну человек. Его матерью считалась богиня Нинхурсаг, а отцом верховный жрец Куллаба. Да и шумерский Энки на просьбу других "богов" создать "примитивного рабочего" отвечает: "Существо, о котором вы говорите, уже есть". Вполне возможно, что это "существо" и было тем первым бессмертным человеком - полурептолоидом, которого погубила в Потопе зависть "солнечных богов" к своим создателям Змиям. А из остатков этих "богоподобных" людей эти "боги" в услужение себе сотворили послушного и недалёкого умом слугу. В "Энума Элиш" есть такие строки: "Я соберу кровь и создам кости. Я сделаю дикаря, "человек" будет его имя. Воистину дикаря-человека я создам. Ему будет поручено служение богам, чтобы они могли отдохнуть! Нравы богов я искусно изменю. Почитаемые равно, они разделятся на две группы".
   Светлана немного помолчала, собираясь с мыслями.
   - Даже в более поздние времена, - снова заговорила она, - уже после всех войн между "богами", когда люди, спасаясь от разорения и смерти, уходили из прежних обжитых районов Южной Азии и Ближнего Востока, разбредаясь по самым отдалённым уголкам Европы и Азии, мы находим память о тех стародавних временах. Эта память осталась запечатлённой в эпических сказаниях разных народов. Она дошла до нас в сказках, которые созвучны шумерским и индийским текстам. В скандинавской "Велюспе" говорится: "Тогда сели боги на троны могущества и совещаться стали священные: кто должен племя карликов сделать из Бримира крови и кости Блаина".
   - Бримир и Блаин - кто они? - переспросил я, услышав незнакомые имена.
   - Это просто другие имена Имира - великана, первого существа на свете, от которого произошли люди и шестиголовый великан Трудгельмир, ставший прародителем рода великанов-ётунов, - пояснила Светлана. - Он тот же Дракон, давший начало двум разным ветвям жизни во вселенной. Понимаете? Его, как и дракона Тиамат, убили потомки другого великана - Бури. Это сделали "боги-асы": Один, Вили и Ве. Один же, несомненно, тот же Осирис или Зевс. Из тела Имира он сотворил весь земной мир так же, как аккадский Мардук создал мир из тела убитой им праматери Тиамат. Но скандинавские асы не сами решили создать человека. Именно великаны или драконы подтолкнули их к этому: "Встретились асы на Идавёлль-поле. Капища стали высокие строить, сил не жалели, ковали сокровища, создавали клещи, орудья готовили. На лугу, веселясь, в тавлеи играли, всё у них было только из золота, - пока не явились три великанши могучие из Ётунхейма". Именно тогда, когда к асам пришли эти самые великанши, скандинавские "боги" задумались о создании человека. Причём, это создание происходит практически тем же способом, что и в шумерских мифах. Сначала назначаются двое ответственных за проведение генетического опыта, формируется команда медиков, а затем уже они приступают непосредственно к "лепке" людей из "глины": "Модсогнир старшим из племени карликов назван тогда был, а Дурин - вторым; карлики много из глины слепили подобий людских, как Дурин велел". Оживили же эти "заготовки" людей "главные боги": "Они не дышали, в них не было духа, румянца на лицах, тепла и голоса; дал Один дыханье, а Хёнир - дух, а Лодур - тепло и лицам румянец".
   - Получается, и здесь Драконы инициировали создание "новых людей", а цивилизация "солнечных богов" была лишь инструментарием для этого эксперимента?
   - Получается. Но Змии не оставляли попыток возродить и прежний людской род. способный сравняться с "богами" умом и способностями. И подтверждение этому мы находим во многих преданиях и сказках различных народов. Помните древние славянские сказки? В них без труда можно отыскать отголоски историй о сексуальных связях между Змиями и людьми. Например: "Схватил змей царевну и потащил к себе в берлогу - за жену себя взял". Или возьмите историю о сказочной Царевне-лягушке. В образе этой царевны безусловно была отражена родословная преемственность между родом неких земноводных или пресмыкающихся, и родом гуманоидов в образе людей. И за этой преемственностью стоят не менее примечательные сказочные персонажи: Кащей-Бессмертный и Змей-Горыныч!
   - О! В детстве я слышал сказки о них! - радостно сообщил я.
   - Я тоже их любила, - кивнула Светлана. - Но в сказках эти персонажи всегда выступают на стороне Зла. И это уже явный отголосок времён запретов "солнечных богов" в Эру Тельца, времён, когда шла жестокая идеологическая борьба с наследием Змиев. Образ Кащея явно описывает именно их. Как и "древние боги", Кащей обладает бессмертием. Как и они, он изображается почтенным старцем, что само по себе говорит о его древности, иначе говоря, о его древнем происхождении. К тому же, он могучий чародей. А мы знаем, что все Змии активно использовали магию в практических целях. И ещё в этих сказках присутствует явная иерархическая преемственность между бессмертным Кащеем и огнедышащим Змеем-Горынычем. В этой иерархии Змей как бы стоит над Кащеем: он сильнее его, и он древнее его. Эта преемственность подкреплена и косвенными признаками. Кащей тесно связан с водой, от которой получает небывалую силу. К тому же, его смерть сокрыта в яйце. И то и другое сильно сближает его как со Змиями, так и со смешанным поколением рептолоидов, о которых я говорила вам.
   - И тут вырисовывается всё та же эволюционная цепочка: "демоны" - "боги" - люди! - обрадованно воскликнул я.
   Светлана утвердительно кивнула головой.
   - И подобные сказки очень созвучны шумерским и ведийским сказаниям. Правда, в русских сказках эти связи сильно размыты, искажены и истёрты в народной памяти неумолимым временем. Но они есть!
   - Пожалуй, вы правы, - не стал спорить я и произнёс в раздумье: - Индийские "боги" боролись со Змиями-Асурами, чтобы упорядочить Хаос. Но этот Хаос являлся не чем иным, как противодействием абсолютному и беспрекословному подчинению Верховному Божеству и его законам?
   - Да, - подтвердила Светлана. - Акира безусловно считает, что Змии, руководствуясь своей мудростью, начали принимать самостоятельные решения, проявили свою волю и перестали подчиняться навязываемым свыше религиозным догмам.
   - А как считаете вы?
   Я внимательно посмотрел в глаза девушки, чувствуя лёгкое головокружение.
   - Я думаю, что Акира во многом прав. Вполне возможно, что внимание расы Змиев-Драконов, обращённое к человеку, было вызвано именно желанием следовать принципам свободы выбора своего пути. Змий-Дракон предложил человеку такую свободу и своё Знание... Но человек только пострадал от этого, а бесценное Знание попало под запрет и было вскоре забыто. В итоге, оно не принесло никому пользы. Даже наоборот, обернулось для самих людей гонениями и репрессиями со стороны победивших "солнечных богов".
   - Вот и теперь желание обрести "божественное" знание грозит обернуться для нас плохими последствиями, - пробурчал я себе под нос, вспоминая о наболевшем.
   - Что вы сказали? - не расслышав, переспросила Светлана.
   - Да так... Это я о своём, - отмахнулся я. - Мне вот какие мысли приходят в голову в связи со всем этим. Ведь наличие некого "божественного закона", которому воспротивились Драконы, говорит о том, что над всеми ними действительно стоял ещё кто-то. Тот, кто установил подобный вселенский "тоталитарный" режим... Но кто? Единое Божество?.. Я не могу допустить мысли о существовании подобного Божества в природе, во Вселенной. Но тогда "кто" или "что" было источником этого жёсткого Верховного Порядка?.. Должно было существовать что-то действительно могущественное и всеобъемлющее. Ведь откуда-то взялась эта самая религиозная вера?
   - Можно сказать, что она была "искусственно рождённым ребёнком", - уверенно сказала Светлана. - Таким же, как ребёнок Гор. Суеверием, данью давно забытым традициям.
   - Вы так думаете?
   - Конечно! В "Ригведе" ясно сказано: "Жертвой жертве пожертвовали боги: вот каковы были первые дхармы. Достигли могучие свода небес, где остались древние боги Садхья". Имеется в виду мифический акт самопожертвования первосущества Пуруши, из которого якобы была создана вся Вселенная, - пояснила девушка. - Этот акт становится впоследствии прототипическим. С тех пор все жертвоприношения являются его повторением, воспроизводя жертву, алтарь и даже следствия того первого космического жертвоприношения. Пурушу в данном случае можно соотнести и с Драконом Тиамат, и со скандинавским великаном Имиром. В мифологии скандинавов так же есть некое подражание ведийским текстам, в котором "отец богов" Один совершает жертвование самому себе, чтобы получить напиток бессмертия, магические знания и "тайны древних рун". А в Египте он же как Осирис жертвует собой во имя возрожения в Дуате, тоже получая бессмертие в духовном теле.
   - Это интересно, - согласился я.
   - "Травой кропили Пурушу, в начале дней рождённого: так стал он жертвой для богов", - произнесла Светлана. - Но для самих "богов" эти первые жертвы не носили вообще никакого практического значения. Они совершались ради жертвы, приносимой ими богам "древним", которые остались за пределами "свода небес". Такой сугубо религиозный или символический акт, до которого "древним богам" не было никакого дела. Обычный символизм, когда в соответствии со своим макроскопическим образцом, совершалось микроскопическое действие как бы воссоздающее мир каждым новым жертвоприношением.
   - Да, вы правы. Очень похоже на то.
   - И те "древние боги", которые и были Змиями-Драконами, стали впоследствии считаться прародителями человечества и именоваться "Отцами", "Питарами" или "Питри". Именно они делились на семь классов - три бесплотных и четыре плотных, и на два вида: Агнишватта и Бархишад. "Ваю-пурана" утверждает, что изначально эти семь степеней Питри и были "первыми богами" - Вайраджами - которых Брахма силой своей мысли и воли узрел в вечных сферах. Именно они являются "богами богов". А "Матсья-пурана" добавляет, что "младшие боги" - Дэва - почитали именно их. В большинстве древних манускриптов сказано о том, что Вайраджи были старейшими Агнишваттами и Раджасами, или Абхутараджасами - бесплотными духами, не имеющими даже астрального фантома. Именно через них и в них воплощался Вишну в своих аватарах. Все они, как указывает "Ваю-пурана" обитают в области духовных миров, именуемой Вираджа-Лока.
   Светлана остановила на мне проникновенный взгляд.
   - Если же говорить о символизме, то он впоследствии вырос в стойкую религиозную систему, которую "солнечные боги" стали насаждать в человеческой среде. Религия принуждала человека покорству "богам", победившим в войне со Змиями, возводила этих "богов" в ранг сверхсуществ, что давало им духовную силу. Тем самым "солнечные боги" на долгие времена обеспечили себе беззаботную жизнь и получили покорную людскую массу, которую можно было использовать в качестве "пушечного мяса" в своих междоусобных сварах, в борьбе за власть и привилегии. Но безусловно и то, что религиозные догмы, навязанные людям, отражали в себе и религиозные представления самих "солнечных богов", которые так же верили в существование Единого Бога - создателя Вселенной.
   - В самом деле? - удивился я.
   - Конечно. Даже у древних египтян можно найти отголоски этой самой веры, доставшейся им в наследство со времён "божественных" правителей. Там есть упоминания о неком "боге", имя которого "Неб-Ер-Чер" - "владыка до самого крайнего предела". Суть его заключалась в применении понятия "предел" к времени и пространству, что делало его "Вечным Богом Вселенной". Древние египтяне представляли его в виде некоей всемогущей силы, заполняющей собой всё пространство вокруг. А такое представление сродни индуистким представлениям о Брахмане - сверхсуществе, породившем троицу великих "богов". По сути, он так же являлся тем самым Единым Богом. Все эти представления шли от невежества самих "солнечных богов" в научных вопросах и вопросах мироустройства. Им явно недоставало знаний и мудрости своих предшественников, которых они безжалостно истребляли.
   - Неразумные "дети", решившие стать ровней своим "родителям", но плохо учившие уроки? - мрачно усмехнулся я. - А ведь действительно это похоже на детскую веру в различные чудеса и небывалых существ, которая идёт от неполного познания окружающего мира! Весь этот символизм, на котором держалась любая религия.
   - Вы правы, - согласилась со мной Светлана. - И чем ярче символ, тем он привлекательнее и сильнее. Так символом первого жертвоприношения стал огонь. В "Упанишадах" сказано: "На этом огне боги совершают жертвоприношения веры. Из этого жертвоприношения возникает владыка Сома... Из этого жертвоприношения возникает дождь... На этом огне боги совершают жертвоприношения дождя. Из этого жертвоприношения возникает пища". А что может быть сильнее огня для дикого человека? Ведь огонь - это жизнь, огонь - "божественный дар". Тот, кто им владеет, как жертвенным огнём, имеет возможность общаться с самими "богами", получать их помощь и защиту, а, значит, имеет власть над остальными людьми! Недаром испокон веков брахманы и священники были властителями человеческих умов и душ, как и хранителями, блюстителями "божественных" законов.
   - Опять всё сводится к дележу власти? - воскликнул я. - Как же меркантильны были эти "боги"!
   - Не удивляйтесь. Здесь нечему удивляться, - спокойно сказала Светлана. - Помните "Энума Элиш": "Все боги разделили небо и землю. Пятьдесят великих богов заняли свои твердыни. Семь богов судьбы поселили трёхсот на небе"?
   - А ведь "солнечных богов" изначально было не так уж и много, - заметил я.
   - Но потомства они оставили столько, что его хватило на несколько тысячелетий земной истории! - усмехнулась Светлана. - И это потомство не прекращало вести между собой постоянные распри за власть над людьми. И чем больше времени проходило, чем меньше оставалось на Земле "чистой божественной" крови, тем ожесточеннее становилась эта борьба. На этой волне и появился на нашей планете Яхве, уничтоживший последних носителей древнего Знания. С его приходом участь жрецов Ханаана - последних хранителей тайн "древних богов" - была предрешена. А с уничтожением этого их знаний и с уничтожением знания о "божественном знании" создались наиболее благоприятные условия для слепой веры и безропотного служения.
   - Но любое знание способно возродиться.
   - Безусловно. Вот почему, чтобы избежать подобного возрождения, "солнечные боги" стремились всеми силами не допустить людей к сохранившимся на Земле предметам "древних богов". Им необходимо было уничтожить не только всех носителей Знания о прошлом, но и все материальные следы присутствия на нашей планете Змиев. Отсюда и возникло требование Яхве уничтожать все культовые сооружения и храмы ханаанских "богов. И это требование со всем усердием было исполнено иудеями, огнём и мечом завоёвывавшими "Землю Обетованную" на Синайском полуострове... Теперь вы понимаете, почему нам так сложно отыскивать следы столь древнего прошлого? Потоп и "божественные" войны безжалостно уничтожили очень многое. А то, что ещё оставалось, было уничтожено поколением полубогов или полукровок. К тому же сами люди сделали немало, чтобы стереть с лица нашей планеты память о древнейших временах. Вот почему каждая из подобных находок является для нашей науки поистине бесценной!
   - Понимаю. Теперь я понимаю и то, что Змии не исчезли бесследно! Они ушли в "загробный мир" - в Тамас... Но значит ли это, что им удалось уйти и от "верховного порядка", который давлел над ними и против которого они выступили изначально?.. Получается, мы чего-то не знаем об устройстве окружающего мира - того, что определяет весь этот порядок? Может быть, разгадка кроется где-то там, за гранью нашей жизни и смерти?
   Светлана снова положила свою ладонь на мою руку. Сказала, склонившись ко мне:
   - В "Махабхарате" есть такие строки: "Источнику всего сущего, той нетленной Данности, что известна под многими именами и восславляется во многих молениях, Абсолютной Истине, извечно существующей, иногда открыто, а иногда тайно. Перед Ней я и склоняюсь. Ей подчинены и материя и дух, и посему Она составляет единое целое со вселенной. Первосоздательница всего великого и малого, Она возвышается над этим миром. Могущество Её, стоящей над всем и всеми, никогда не убывает"... Вы правы, что-то есть такое, чего мы пока не знаем, - задумчиво добавила она. - Но обязательно узнаем! Человеческий разум силён и ему подвластно многое. Хотя и не всё.
   - Вы сказали, что Дракон вернулся туда, откуда он пришёл. Что вы имели в виду, говоря так?
   Я смотрел в лучистые глаза девушки, ища там ответа на свои вопросы.
   - Просто вспомнила строчку из древнего текста: "Вначале, до того как Матерь стала Отцом-Матерью, Огненный Дракон в одиночестве носился в Беспредельности"... Он был один, понимаете? Ни одного живого существа ещё не было во Вселенной! Но откуда тогда он взялся сам? Как мог носиться в беспредельности космоса?.. Не от того ли, что был "огненным", то есть, не таким, как мы с вами?..
   На щеках Светланы опять проступил румянец.
   - Знаете, сегодня вы приоткрыли для меня ещё одну грань нашего прошлого, которая странным образом отразилась и на моей судьбе тоже, - признался я ей.
   Взволнованный и проницательный взгляд девушки скользил по моему лицу. Сейчас она показалась мне особенно прекрасной. Какое-то время мы молчали. Потом я всё-таки решился заговорить с ней о том, что беспокоило меня больше всего.
   - Светлана!
   Я положил свою ладонь на её тёплые пальцы.
   - Мне нужно сказать вам что-то очень важное... Важное, прежде всего, для меня.
   - Да.
   Она немного щурилась на солнце, лучи которого лились сквозь боковое окно. Я почувствовал, как слегка напряглась её рука.
   - Понимаете, я был с вами не совсем откровенен... Там, на Марсе.
   По её лицу промелькнуло лёгкое недоумение.
   - Помните наш разговор, когда вы пришли ко мне ночью? - напомнил я ей.
   - Помню. Конечно, помню, - кивнула девушка, неотрывно глядя на меня.
   Я видел, как в её взгляде появляется всё больше интереса. Продолжал, осторожно подбирая слова:
   - Это не потому, что я хотел обмануть вас или ввести в заблуждение. Нет... Вы спросили меня тогда о том, меняется ли что-то на нашей Земле в худшую сторону? Помните? Тогда ваш вопрос попросту удивил меня и показался неуместным... Ведь я и сам даже не мог думать о чём-то подобном!
   - А сейчас? - негромко спросила Светлана, и в её голосе послышалось напряжение.
   - Сейчас многое изменилось... Изменилось прежде всего для меня. Я познакомился с очень интересными людьми: с вами, с Акирой, с Эйго и с другими ребятами из вашей группы. Я узнал много нового и удивительного из нашего общего прошлого... Вы знаете, я, наконец, понял, что история человечества долгое время зависела от чужой, навязанной извне воли. Понял, что человечество с младенчества было игрушкой в могущественных руках неких "богов", которые привили людям всё самое плохое, что могли: злобу, ненависть, жестокость, алчные помыслы, примитивные желания, низкие порывы. Всё это низвело изначально "божественного" человека до роли "примитивного слуги", до роли раба религиозной веры, до роли "пушечного мяса" в кровавых разборках этих самых "богов". Всё это превратило нас в агрессивных безжалостных зверей - самых опасных животных на Земле, потому что нас наделили разумом намного большим, чем у всех остальных существ этой планеты...
   Я замолчал, охваченный внезапным волнением. Затем заговорил снова:
   - И хотя эти самые "боги" давно покинули нас, но их наследие цепко и прочно засело в людских умах, порождая на нашей планете из столетия в столетие не добро, счастье и радость, а мрак беспросветного инферно. Эти "боги" запустили вечное колесо Сансары, уверенные в том, что людям никогда не удастся избавиться от своей кармы. И вот теперь, когда нам, наконец, удалось победить инферно, когда наша жизнь стала такой, о какой грезили наши предки в своих самых светлых мечтах, мне начинает казаться, что инферно вновь пытается проникнуть в наш мир. Мне кажется, что его тёмные щупальца осторожно выползают на солнечный свет, затуманивая умы уважаемых мною людей... Возможно, они сами того не понимают и не осознают пока надвигающейся опасности... Я даже уверен, что они стремятся сделать как лучше для нас, для всех. Только крайние обстоятельства вынуждают их поступаться моральными и этическими принципами нашего общества. Но я не могу принять этого! С одной стороны я понимаю их и разделяю их опасения, но с другой стороны я вижу, как мёртвое наследие той самой цивилизации "солнечных богов" непостижимым образом исподволь вновь начинает завладевать их умами.
   Я замолчал, взволнованно глядя на Светлану. Она притихла, напряжённо слушая меня. Я видел, как тревожно вздрагивают её тонкие ноздри от участившегося дыхания.
   - А что всё-таки происходит? - наконец, спросила она голосом, полным волнения.
   - Думаю, зреет большой военный конфликт между нами и Сообществом. Это происходит помимо нашей воли и вопреки нашим желаниям. Но как бы мы того не хотели, остаться в стороне от происходящего Трудовое Братство никак не сможет... И что самое ужасное в этой ситуации - есть основания полагать, что сила и победа в этом конфликте может оказаться не на нашей стороне. Как когда-то победа оказалась на стороне "солнечных богов", а мудрые Змии потерпели поражение и были вынуждены уйти с Земли навсегда.
   - Но ведь есть исторические договорённости между Землёй и Гивеей! - искренне изумилась Светлана. - Есть границы дозволенного, определённые этими договорённостями... Разве они посмеют нарушить их?
   Она вопрошающе, почти требовательно посмотрела на меня.
   - Они уже нарушают их. И это особенно тревожит Совет Охранных Систем, потому что даёт основания полагать, что у Сообщества имеются определённые технические возможности, которых сейчас нет у нас. Вот поэтому-то Совет и принял решение, во что бы то ни стало заполучить знания об оружии "солнечных богов". Ведь у них оно несомненно было и очень разрушительное. Поэтому меня и направили к вам в экспедицию на Марс.
   Я замолчал, опуская глаза.
   - Но ведь мы не нашли никакого оружия! - горячо воскликнула Светлана.
   - Вы нашли нечто большее - технологии, которые могут оставить позади любые военные разработки Сообщества, - с горечью сказал я.
   Светлана недоумённо смотрела на меня.
   - Я не понимаю вас. О чём вы? О том "золотом экране"?
   - Да. Но и здесь снова возникает дилемма: с одной стороны есть технология, но нам неизвестно, как ею воспользоваться; с другой стороны, - и это гораздо важнее, - эта технология может обернуться для нас самих величайшим горем. Сейчас я это прекрасно понимаю... Я это прочувствовал на собственном опыте там, на Марсе.
   - Но ведь у нас не принимают единоличных решений по значимым для общества вопросам! Ведь так?
   Моя спутница требовательно смотрела на меня.
   - Только в экстренных случаях, когда ситуация не оставляет времени для долгих обсуждений, - напомнил я.
   Светлана огорчённо опустила глаза. Помолчав, спросила:
   - Что же вы теперь думаете делать?
   - Пока не знаю... Я не знаю, как воспрепятствовать замыслам своих коллег, чтобы не навредить Трудовому Братству ещё больше... Но я знаю, что буду всеми силами пытаться убедить в своей правоте тех, кто послал меня к вам в экспедицию! - решительно заявил я, уверенный в том, что так оно и будет.
   Светлана отвернулась к окну, на какое-то время, погрузившись в свои мысли. Задумчивая печаль лежала на её красивом лице, изменив знакомые мне черты. Я не мешал ей, чувствуя как легко стало у меня на сердце, хотя тревога и не ушла совсем. С души, словно бы сняли тяжёлый камень, давивший на меня последние месяцы.
   - Знаете, я рада, что вы рассказали всё именно мне, - наконец, произнесла девушка, снова поворачиваясь в мою сторону. В глубине её глаз затаилось волнение, но лицо теперь выражало уверенное спокойствие.
   - На самом деле, я говорил об этом и с Акирой... Раньше, чем с вами, - признался я.
   - Да? - встрепенулась Светлана, и мне показалось, что эта новость обрадовала её. - Что же он вам сказал на это?
   Волнение в её глазах перестало быть скрытым.
   - Кажется, он стал относиться ко мне с недоверием... Наверное, поэтому он и уехал, не попрощавшись, - пожал я плечами, снова опуская голову.
   - Это похоже на Акиру, - после паузы, согласилась Светлана. - Он всегда принципиален в подобных вопросах и редко идёт на компромиссы... Особенно с самим собой, - добавила она.
   - А вы? - Я пристально посмотрел на неё. - Как к этому относитесь вы?.. Тоже считаете меня плохим человеком?
   - Нет, нет! Что вы! - встрепенулась девушка, порывисто хватая меня за руку. - Ведь вы не плохой человек! Правда?.. Я вижу, что вы способны на большой и значимый поступок... Значимый для всех, а не для себя!
   Светлана взволнованно всматривалась в моё лицо, и её пальцы всё сильнее сжимали мою руку. Взглянув в окно на сияющие морские дали, она решительно сказала:
   - Знаете, мир может быть уничтожен не одним плохим человеком, а молчанием тысячи хороших. Древние считали, что всё сущее и зримое это только отблески божественного огня, иллюзия - майя, результат вечной игры, в которой безличное божество тешит себя, не замечая бегущего сквозь тысячелетия времени. Но в этом иллюзорном мире есть нечто подлинное, имеющее божественную природу - это человеческая душа. И если безличный Бог есть гигантский Огонь, то искры этого Огня, разлетающиеся вокруг, и есть человеческие души. Заброшенные в наш мир, они обречены скитаться из одной телесной оболочки в другую, подчиняясь неумолимому закону кармы, и прекратить это мучительное и бесплодное скитание не помогут ни жертвоприношения, ни умерщвление плоти, ни аскеза, ни паломничества... Единственное, что способно привести к цели - это добрые дела! Ими душа очищается. Позднее масоны говорили, что каждому человеку нужно лишь раздуть в себе божественную Искру, чтобы стать подобным Богу... Я вижу, что у вас чистая душа, которая разгорается, как эта "божественная искра". И я думаю, вы не дадите ей никогда погаснуть...
   Она на минуту замолчала. Затем порывисто склонилась ко мне, заглядывая в глаза.
   - Сид!
   - Да?
   - Я хочу вам сказать... хотела давно сказать... - казалось, она подбирала слова, стараясь найти нужное, то самое важное слово. Её глаза блуждали по моему лицу. Наконец, она глубоко вздохнула, как перед прыжком в воду, пытаясь унять волнение, нахлынувшее на неё. Предложила: - Давайте поднимемся наверх?
   Мы вышли на верхнюю обзорную палубу. Сквозь узкие прорези в боковых стенах защитного стеклянного колпака, походившие на акульи жабры, был слышен плеск волн, а стремительные порывы ветра доносили сюда морскую прохладу и свежесть. Солёный запах волн наполнял ноздри бодрящей остротой. Сейчас экранолёт сбавил свою скорость, обходя с запада по большой дуге остров Кергелен.
   Опершись о перила заградительного барьера, Светлана задумчиво смотрела на бескрайний водный простор, щурясь на солнце и подставляя разгорячённое лицо морскому ветру. А я стоял рядом и любовался её точеным профилем, чувствуя как тёплая волна в который уже раз стремительно поднимается от сердца к горлу, сбивая моё дыхание.
   - Смотрите!
   Девушка порывисто коснулась моей руки, указывая в сторону, где в отдалении огромная стая дельфинов охотилась на косяки сардин, сбившихся на стыке холодного и тёплых течений.
   - Правда, здорово? - спросила она, глядя на меня, искрящимися на солнце глазами.
   - Да, удивительное зрелище, - задумчиво произнёс я, следя за юркими дельфиньими спинами.
   - Знаешь, я всегда пойму тебя, чтобы ни случилось! - негромко, но твёрдо произнесла Светлана, неожиданно переходя на "ты". - И всегда буду рядом с тобой!
   Я быстро повернулся к ней, ошарашенный услышанным, и тут же утонул в её бездонно-глубоких глазах, смотревших на меня с бесконечной любовью и преданностью. Сердце моё в один миг радостно подпрыгнуло к горлу и бешено забилось от охватившего меня волнения и счастья. Помедлив, я схватил её ладони и прижал их к своей груди, продолжая бездумно падать на дно тёмного омута её расширившихся зрачков.
  
  

* * *

   Когда экранолёт вошёл в обширную бухту на восточной оконечности острова, было уже далеко за полночь. В свете огней порта стена прибрежных гор, поросших пальмовым лесом, казалась застывшей морской волной, поднимавшейся от океана к ночному пронзительно чёрному небу. Яркие звёзды плавали над ней россыпями драгоценных жемчугов. Звёзды плавали и в воде, у нас под ногами, и голова кружилась от этого безграничного звёздного простора, словно мы оказались на границе самой Вечности.
   Мы вышли на одну из улиц прибрежного посёлка, которая тянулась от самой бухты, карабкаясь по склону куполообразного холма к бездонному ночному небу, и медленно пошли между уютных одноэтажных домиков. Нарочито неровные, шершавые плиты смальты, выстилавшие улицу, отражали рассеянное, слегка призрачное бело-розовое и голубовато-фиолетовое свечение, царившее вокруг. Это светились кроны деревьев, гены которых были соединены с генами морских обитателей, способных синтезировать люциферазу. Биотехнологии творили настоящие чудеса, позволяя таким образом освещать большинство земных городов и посёлков в ночное время, экономя производимую на планете энергию и давая ощущение близости к первозданной природе. Вроде бы ничего необычного в этом и не было, но казалось, что ты вдруг попал в какую-то сказочную страну, а листья вот-вот начнут издавать едва слышимый перезвон, наполняя этот светящийся туман прекрасной мелодией.
   Осенняя ночь, тёплая, безлунная и безветренная, дышала умиротворяющим покоем, наполненная звуками близкого океана. Я часто поглядывал на шедшую рядом Светлану, освещённую розоватым свечением деревьев, рассаженных в длинные аллеи вдоль улицы, и её лицо казалось мне сейчас прекрасным и загадочным. Не удержавшись, я осторожно притянул её к себе.
   - Люблю тебя! Навсегда! Навечно!
   - Я тебя тоже!
   Она остановилась, положила ладони мне на грудь. С лёгкой грустью в голосе сказала:
   - Но дело в том, что признание в любви это только начало... А что будет потом, Сид?
   - А что потом? - не понял я.
   - Потом два человека могут не сдержать эти три слова, - пояснила она и вкрадчиво спросила: - Что ты думаешь о нашей дальнейшей судьбе?.. Что ты думаешь обо мне?
   - Мне думалось, что вы, женщины, обладаете удивительной способностью перевоплощаться. Может быть, так вы спасаете себя от трудностей, которые преподносит нам всё более усложняющаяся жизнь?.. Там, на Марсе или в Антарктиде, в работе, ты была одна, а сейчас - совсем другая. Такова и твоя подруга, Эйго. Это одновременно и восхитительно и немного пугает меня... Вы обе изменчивы, как этот океан!
   Я кивнул назад, откуда доносился шум далёкого прибоя. Светлана остановилась, в упор глядя на меня. Потом глаза её смягчились, и в свете деревьев я увидел в них нежную насмешку.
   - Милый, Сид! У тебя не должно возникать сомнений, если ты готов принять женщину такой, какой она тебе предстала - созданной жизнью и ею самой. Неужели ты ожидаешь увидеть существо, которое по специальному заказу тебе представил сам Бог?.. А что если быть вместе со мной тебе окажется не по силам?
   - Пугаешь меня? Да? - полушутливо спросил я.
   - А ты напугался? - Она внимательно изучала моё лицо. Спросила: - Почему ты хочешь быть со мной?
   - Потому что моё сердце льнёт к тебе, как река к берегу. Потому что мне от тебя не сбежать!
   - А ты хотел бы сбежать?
   - Никуда я не сбегу! Попробуй, увидишь.
   - Попробуй? - прищурилась она. - Сид! Отношения это не эксперимент! Если ты в них вступил, то должен стремиться сохранить их надолго. Ты на это готов?
   - Готов! Теперь я хочу от жизни того же, что и раньше, но только с тобой. Мне кажется, что ты удивительная девушка, каких я ещё не встречал до этого! Я хочу путешествовать по миру, но чтобы в моей руке была твоя рука! Я хочу лететь к звёздам, но чтобы рядом со мной была ты! Я хочу засыпать и просыпаться, видя только твоё лицо! Я хочу слышать в шуме ветра или плеске морских волн твой голос! Ведь время никого не ждёт. Оно пролетает мимо, оставляя нас позади. И пока я не остался далеко позади, я хочу провести моё время с тобой... В своём сердце я давно уже вместе с тобой... Я люблю тебя!
   Светлана молчала, опустив глаза, слушая мою исповедь. А я чувствовал, как тёплая удушливая волна снова накатывает откуда-то из центра груди и мешает мне говорить.
   - Такая длинная речь. По крайней мере, поаплодируй!.. Ну что ты молчишь?
   Я всматривался в её светящиеся, ставшие сапфировыми глаза.
   - Ладно. С нетерпением буду ждать нашей свадьбы, - пожав плечами, шутливо произнесла она, припомнив старинное слово.
   - Ты так легко согласилась? - усмехнулся я.
   - Я и так очень долго тебя ждала! Разве нет?
   Интонация её голоса заставила замереть моё сердце. Она дразнящее смотрела мне в глаза. Охрипшим голосом я спросил:
   - А ты готова принять мою судьбу, какой бы трудной она не оказалась в дальнейшем?
   - Если мы любим кого-то, то должны оценивать поступки любимого, думая прежде всего об их ценности для него, а не для себя, - твёрдо сказала она. - Иначе это будет обычный эгоизм, а не любовь... Я буду с тобой всегда и везде, до самой смерти! Верь мне!
   Она зажмурилась от счастья и порывисто обняла меня за шею, приподнимаясь на мысках и прижимаясь щекой к моей щеке.
   - Люблю тебя!
   Будоражащий запах её кожи заставил в сладостной истоме замереть моё сердце. Мне казалось, что я сливаюсь с ней в одно целое, что она становится неразрывной частью меня самого. Сейчас я чувствовал каждый её вздох, каждый порыв её тела и её души. В следующее мгновение наши губы слились. Длинные ресницы её закрыли затуманившиеся глаза. Больше ни о чём не думая, я покорно поддался этому страстному порыву, прижимая всё крепче к себе её горячее тело. Мы очнулись лишь, когда где-то в отдалении разнесся лёгкий шелест проезжающего мимо магнитного поезда. Сквозь ветви деревьев замелькали в ночи жёлтые овалы светящихся окон.
   - Света...
   - Тшш!.. Не говори ничего... Не нужно ничего говорить! - прошептала она, и её тёплые пальцы прикрыли мои губы.
   Она взяла меня под руку и слегка прижалась к моему плечу, стараясь соразмерить свою танцующую походку с моими шагами. Возбуждённо сказала:
   - Наверное, мне стоит поблагодарить судьбу за то, что мы встретились с тобой?
   - Ты веришь в судьбу?
   Я посмотрел на неё сверху вниз и улыбнулся.
   - Не смейся!
   Светлана легонько стукнула меня кулачком в грудь, продолжая сиять своими удивительными глазами. Подняла разгорячённое лицо навстречу налетевшим порывам ночного ветра.
   - Знаешь, здесь на острове учиться дочь моей сестры, Яшоды... В школе первого цикла.
   - Яшода?
   Я слегка удивлённо посмотрел на неё, замедляя шаг. Светлана поняла мой взгляд, снова взяла меня под руку. Пояснила:
   - Да. У нас один отец, но разные матери.
   - Понятно. А твоя племянница... Сколько ей лет?
   - Таманна, - подсказала Светлана. - Ей только четыре.
   - Красивое имя для девочки! - одобрил я.
   - Да. Хотя быть кем-то желанной и не главное в жизни женщины. Я не виделась с ней уже несколько месяцев, - с лёгкой грустью добавила она. - Её мать сейчас находится с научной экспедицией далеко отсюда, на Титане. Она экзобиолог, как и наша Эйго. Там, вблизи Сатурна, для неё много нового, много интересной работы.
   - Понимаю. А её отец?
   - Каран Анант, - снова подсказала Светлана. - О! Он большой учёный! Работает при Объединённой Звездопроходческой Академии. Когда-то давно на Земле существовала международная научная программа по поиску внеземного разума. Ты знаешь что-нибудь об этом?
   - Знаю. Тогда была построена целая сеть мощных радиотелескопов по всей планете. С помощью неё учёные прослушивали окружающий нас космос в надежде уловить передачи от наших братьев по разуму. Сейчас у нас тоже есть несколько подобных установок, находящихся на Семи вершинах... Так он имеет к этому отношение?
   Я с интересом посмотрел на свою возлюбленную.
   - И самое непосредственное, - утвердительно кивнула она. - Ты знаешь, интерес к исследованиям подобного рода возродился именно после открытия программы "Тени Предков". И мне приятно, что и я имею к этому некоторое отношение... пускай даже совсем небольшое.
   Светлана показала пальцами, какое именно отношение она имеет и беспечно улыбнулась.
   - Ведь это как иметь сопричастность ко Вселенной, а Вселенная - это вечность! Значит, я сопричастна к Вечности!
   Она раскинула в стороны руки, будто собираясь охватить звёздное небо над нами, и звонко рассмеялась.
   - Правда, с тех пор учёные, "слушающие" космос, мало чего достигли. Но Каран не унывает и не теряет надежду. Я знаю, что он уже много лет проводит опыты на КОРАСС с приёмом изображений на разных частотах, - сообщила Светлана и неожиданно остановилась. Повернувшись ко мне, заглянула мне в глаза.
   - Как ты посмотришь на то, чтобы навестить Таманну? Ты против не будешь?
   - Нет, конечно! Я буду только рад познакомиться с твоими родственниками!
   Я обнял её за плечи.
   - Перестань! Это не знакомство. Обычная встреча, - шутливо отмахнулась она, ещё больше сияя глазами.
   - Ладно, я не возражаю, - в тон ей ответил я. Предложил: - Наверное, нам стоит подобрать на ночь жильё? Как ты думаешь?
   - Да, давай. Я немного устала от долгой дороги, - призналась Светлана.
   Мы остановились около одного из информационных терминалов и выбрали себе свободный коттедж, расположенный на этой же улице. Здесь было всё необходимое для ночлега: уютная гостиная, выходившая широкими окнами к просторам моря, небольшая столовая и спальня, манившая нас широким надувным диваном. Прозрачные лёгкие шторы убаюкивающее колыхались на окнах в порывах ночного ветерка.
   - Дом! Милый дом! - с наслаждением пропела Светлана, и радостно посмотрела на меня.
  
  

* * *

  
   Наутро мы взяли на ближайшей транспортной станции магнитор и отправились вглубь острова туда, где на берегах озера Алаутра располагалось несколько воспитательных школ различных возрастных уровней, в том числе и воспитательная школа первого цикла, в которой училась племянница моей возлюбленной. Светлана, бывавшая в этих местах не раз, села за управление магнитором, и мне оставалось лишь беззаботно любоваться красотами здешней природы.
   Миновав полосу лагун и болот, простиравшуюся по восточной равнине параллельно берегу, мы ворвались в царство обширных тропических лесов, покрывавших всю внутреннюю часть равнины, вплоть до двух уступов, поднимавшихся к высокогорному плато Анджафи.
   Высокоствольные кипарисы скрывали в своей тени густой подлесок, в котором перемешались веера из широких листьев равеналы, закрученные в спирали, усаженные острыми шипами узкие листья пандануса, прятавшие в себе странные шишкообразные плоды, и заросли мимозы. Любопытные лемуры сновали среди ветвей, сопровождая нас всю дорогу, пока мы, наконец, не поднялись на центральное нагорье, и красные почвы низкотравной саванны не сменили влажные тропические заросли восточного побережья. Странный ландшафт поражал воображение. Высившиеся повсюду массивные серые колоны баобабов, покрытые плоскими треугольными шапками из корявых ветвей, чередовались с залитыми туманом лощинами. За ними стояли изъеденные дождём и ветром гряды скал, поросшие колючим кустарником, алоэ и кактусами. На смену им приходили изрезанные дельтами рек долины, разбавленные редколесьем из пальм-гифена и рафий, поднимавших к высокому небу связки длинных и широких листьев, напоминавших павлиньи хвосты. Здесь во множестве паслись стада зебр и антилоп, бродили неторопливые жирафы. Все они уже давно были завезены на остров из соседней Африки. Умиротворение и покой веяли над такими равнинами, как влажный ветер с гор.
   После двух часов дороги, мы добрались до нужного нам места. Задумчивые, словно подрумяненные солнцем, пологие хребты горного кряжа изгибали свои спины, открывая проход в синие дали невидимого горизонта. Они отражались в недвижимом зеркале огромного озера, как и высокое дымчатое небо, как и раскидистые деревья, и высокие травы, устилавшие озёрные берега. Казалось, что окружающий пейзаж растворяется в бесконечности, стирая грань между земным и небесным, между реальным и нереальностью. Испластанные протяжёнными слоями различных геологических эпох, волны гор опоясывали озеро и равнину со всех сторон, усиливая впечатление величественного безвременья.
   И тем разительнее на этом фоне выглядел обширный учебно-воспитательный комплекс, лёгкие полукруглые здания которого терялись в бесконечной зелени садов и тенистых парков, окружавших озеро с юга и востока. Учебные корпуса с широким застеклением, перемежались множеством спортивных и игровых площадок, бассейнов, чередовавшихся с уютными беседками и небольшими, открытыми солнцу и ветру, павильонами для художественных спектаклей, занятий творчеством, пения и танцев.
   - Красивое место, - сказал я, выходя из магнитора и осматриваясь кругом. - Наши школы всегда устраивают в особо красивых местах планеты. И это правильно. Тонкое общение с природой учит детей острому её восприятию. Сразу же вспоминаю своё детство!
   Я вдохнул полной грудью терпкого воздуха, напоённого незнакомыми запахами.
   - Через год Таманна перейдёт во второй цикл. Их новая школа будет располагаться далеко отсюда - на Байкале, - задумчиво сказала Светлана, останавливаясь рядом со мной и обнимая меня за плечо.
   - В этом есть определённый смысл: психика ребёнка жадна до новых впечатлений. Однообразие утомляет её... Ты как будто этому не рада?
   Я посмотрел на неё. Она улыбнулась в ответ.
   - Нет, отчего же? Просто дети так быстро растут и становятся взрослыми! Хотя у нас у всех и затянувшееся детство, причиной которому намного более долгая жизнь, не такая короткая, как у наших предков. Мне немного грустно от того, что после свободы и беспечности первого цикла для Таманны наступит пора строгой ответственности за свои поступки. Детство останется в воспоминаниях и на смену ему придёт по-настоящему взрослая жизнь. А это всегда так тяжело - расставаться с беззаботной жизнью, когда мир вокруг, словно создан только для тебя одного!
   Светлана посмотрела на меня, и лицо её стало трогательно беспомощным. Я ободряюще обнял её за плечи.
   - Ничего, детство всегда остаётся в наших душах. Главное не дать своей душе зачерстветь!
   Большие двухэтажные дома, раскрашенные в самые разные цвета, с широкими застеклёнными фасадами и плоскими покатыми крышами отступали в тень пальм и кипарисов, уступая место площадкам для игр и гимнастики, клумбам с цветами, домикам и вольерам для домашних животных и птиц. Мы шли по аллеям обширного парка, в глубине которого журчали ручейки и сверкали на солнце маленькие озерца, в которых плескались и резвились золотистые спины рыб. В листве деревьев то там, то тут мелькали пёстрые юркие птахи, радостно щебеча и чирикая, беззаботно радуясь солнцу и теплу. Навстречу нам попадались группы детей, занятых играми, вознёй в песке или игрой с животными. Кругом стоял радостный гомон и громкие крики, сменявшиеся звонким смехом, а то и чьим-нибудь плачем. Жизнь школы первого цикла кипела самыми разнообразными страстями и переживаниями.
   Каждую из детских групп обязательно сопровождали двое наставников-воспитателей - мужчина и женщина. Они особо не вмешивались в детские забавы, а стояли поодаль, бдительно следя за маленькими непоседами, и всегда готовые прийти на помощь своим подопечным в разрешении особо горячих споров или разгоревшихся конфликтов, либо просто, чтобы ответить на возникшие вопросы детей. А вопросов таких было целое море. В этом я смог убедиться, едва мы приблизились к одной из групп детишек, игравших неподалёку. Увидев незнакомых взрослых, они обступили нас со всех сторон, наперебой тараторя:
   - А почему сверчок? Он сверкает?
   - Солнце садится в воду, а почему оно не зашипело? Ведь оно горячее.
   - А куда прячется ночь по утрам?
   - А кто качает деревья?
   - А как небо получилось?
   - Кто делает кузнечиков?
   - Кто сделал дырки в носу?
   - Почему ручей? Надо бы журчей. Ведь он не ручит, а журчит.
   Одна девочка лет трёх похвастала, указывая на стоявшего рядом мальчика:
   - А у Дева в коробке пчела!
   - Зачем же тебе пчела? - удивилась Светлана, присаживаясь рядышком на корточки. - Не нужно её мучить. Выпусти её.
   - Как же! Выпусти! Я её буду доить, и она будет мне мёд давать! - деловито сообщил мальчик.
   Я заметил, как к нам подбежало ещё несколько детей, совсем маленьких - лет двух.
   - Это всехный дядя? - спросил один из них.
   - Всехный, всехный! Подходи, не бойся! - успокоили его остальные.
   - Дядя, дядя! - потянула меня за рукав одна из крох. - А там из большого кролика высыпались вот такие малюсенькие. Иди скорее, а то они влезут обратно, и ты их никогда не увидишь!
   Гомон вокруг нас нарастал с каждой минутой. К счастью, нам на выручку пришла одна из воспитательниц - молодая женщина, высокая и русоволосая, с искристыми глазами на добром, вдумчивом лице. Она мягко призвала детей к порядку.
   - Дети! Дети! Разве можно так приставать к незнакомым взрослым? Что они подумают о вас? Давайте-ка, возвращайтесь к своим игрушкам и зверятам! А дядя с тётей хотели о чём-то поговорить со мной. Ведь так?
   Воспитательница взглянула на нас, выражая всем своим видом готовность оказать помощь.
   - Да. Нам нужно о многом расспросить вас, - согласно закивал я головой, подыгрывая ей.
   Дети неохотно стали расходиться, не переставая галдеть и громко обсуждать наше со Светланой появление здесь.
   - Они не замучили вас своими расспросами? - спросила воспитательница, проводив детей взглядом и снова поворачиваясь к нам.
   - Я Жаклин! - представилась она.
   - Очень приятно, - кивнул я, отвечая на её приветствие. - Я Сид. А это Светлана.
   - Мы-то что! - улыбнулась моя возлюбленная. - А вот вам каково приходится! Ведь вы с ними каждый день! Не устаёте от всех их вопросов? Не появляется желания бросить всё и побыть в тишине наедине с самим собой?
   - Или отмахнуться от этих докучливых искателей истины? - добавил я.
   - Что вы! - воскликнула воспитательница. - Ни в коем случае нельзя отмахиваться от "докучливых" вопросов ребёнка! Так мы совершим непоправимо жестокое дело - насильно задержим его умственный рост и затормозим его духовное развитие.
   - Да, пожалуй, вы правы, - согласился я с ней.
   - Конечно, она права! - поддержала воспитательницу Светлана. - Чего бы стоило наше уважение к ребёнку, если бы мы ради личных удобств лишили его необходимой умственной пищи? К любому ребёнку нужно относиться, как к маленькому человеку, как к состоявшейся личности.
   Она с лёгкой укоризной посмотрела на меня.
   - Ваша подруга правильно говорит. Вот тот мальчик, - Жаклин указала на мальчугана в коричневых шортах и жёлтой майке, который до этого собирался доить пчелу. - Ему пять, и он мне сказал однажды: "Не будешь мне отвечать, я буду глупый. А если ты не будешь отказываться мне объяснять, тогда я буду всё умнее и умнее". Представляете? А другая девочка, Лила, свои требования к познанию выразила лаконически так: "Я почемучка, а ты потомучка!".
   - Но ведь бывают и дети, которые задают такие вопросы, на которые сходу не всегда ответит каждый взрослый! - воскликнул я, снова вспоминая собственное детство.
   - И тут вы правы, - кивнула в ответ воспитательница. - Хотя каждый, из работающих здесь, обладает достаточным багажом знаний, всегда бывают случаи, когда и нам не хватает сведений. Вопросы ребят всегда самые универсальные. К тому же суждения и помыслы современных детей давно уже немыслимы без отражения общественных условий их жизни, наполненной всевозможной техникой. Даже слушая старинные сказки, они умудряются внедрить в них современную технику. Представляете, когда я рассказывала детям своей группы о древних богатырях, которых созвал на совет их предводитель, один пятилетний мальчик спросил у меня: "По визиофону?". А иногда в их речи проскальзывает удивительное знание хозяйственной структуры нашего общества, хотя всё это дети только младшего возрастного уровня. Слушая сказку о заколдованном царстве, где все жители уснули и не просыпались сто лет, одна из девочек вдруг воскликнула: "Ну и пылища же там была! Сто лет не вытирали и не чистили!". Вот так вот.
   Жаклин рассмеялась и заботливо посмотрела на игравших поодаль малышей.
   - Да, чтобы суметь ответить на все их вопросы, нужно быть не только энциклопедистом, но и немножечко философом, - заметила она. - Самое главное это всегда иметь смелость ответить ребёнку: "Я не знаю. Подожди, узнаю и расскажу". Ни в коем случае нельзя врать, чтобы избавиться от такого вот почемучки. Ведь слово взрослого для ребёнка это неоспоримый авторитет. Значит, нельзя отмахиваться от малышей авторитетной глупостью. Поверьте мне, они не глупее нас с вами. Их ум ещё не засорен, он жаден к знанию.
   - Получается, здесь дети как бы подталкивают вас, взрослых к постоянному познанию окружающего мира? - сказал я. - К поиску ответов на все эти "почему", к желанию получить исчерпывающие ответы на все вопросы?
   - Что ж, пожалуй, и так, - поразмыслив, согласилась воспитательница. - Главное не перегружать детский мозг своей тяжеловесной эрудицией. Ведь толково ответить на вопрос ребенка это большое искусство. Оно требует осторожности. Я всегда строго дозирую свои ответы на детские вопросы. Почему? Потому что дети не требуют от нас, чтобы мы раскрывали перед ними всю истину - всю до конца, во всей её сложности и глубине. Своими расспросами они не всегда стараются добиться настоящей, доподлинной причины того или иного явления, объяснение которого можно дать только в научной форме, недоступной ещё ребёнку. Им понятны главным образом поверхностные, внешние связи между явлениями природы. И ребёнок может удовлетвориться простой аналогией или примером.
   - Это верно, - согласилась с ней Светлана. Попросила: - Вы нам не покажите, где можно отыскать группу четыреста шестнадцать? Там учится моя племянница.
   - С удовольствием. Пойдёмте, я вас провожу, - предложила Жаклин.
   Мы, не спеша, последовали за ней вглубь парка.
   - К тому же детям совершенно не понятны наши взрослые аллегории и метафоры, - продолжала рассказывать по дороге Жаклин. - Мы с вами мыслим словесными формулами, а они - вещами, предметами вещественного мира. Их мысль поначалу всегда связана только с конкретными образами. И в этом ещё одна сложность общения с детьми на их языке, если мы хотим быть ими понятыми. Меня всегда восхищает упорное стремление детского разума внести хотя бы иллюзорный порядок в разрозненные знания о мире. Совсем скоро, годам к семи, этот умственный хаос в их головах будет успешно преодолён. Но какая гигантская работа будет проделана их мозгом для этого!
   Воспитательница восхищённо посмотрела на нас. И без слов было понятно, что она искренне гордится своими воспитанниками.
   - Да, этому можно только дивиться, - в тон ей ответила Светлана. - За такой маленький срок ребёнок овладевает таким несметным богатством разнообразных познаний, что невольно чувствуешь ещё большее уважение к этим маленьким человечкам, пытливо изучающим окружающий мир.
   Она посмотрела на меня и опять крепко прижалась к моему плечу.
   - У вас так много животных, - заметил я. - Это здорово! Сразу вспоминаю и своё детство. Для меня общение и забота о братьях наших меньших были самыми яркими впечатлениями в те годы.
   - И для меня! - обрадовано воскликнула Светлана, сильнее сжимая мою руку.
   - Да, - согласилась Жаклин, не торопливо следуя за нами. - Забота о животных одна из главных составляющих процесса воспитания малышей. Она даёт ребёнку возможность сливаться своим личным "Я" с личностью животного, с которым он общается, о котором он заботится. То же самое происходит и когда ребёнок слушает сказки, где личность сказочного героя очень важна для малыша, даже если это придуманный персонаж, которого не встретишь в обычной жизни. Все дети в возрасте от двух до пяти лет жаждут верить и верят в то, что жизнь создана только для радости, для беспредельного счастья. Поверьте мне, просто невозможно, чтобы та гигантская работа, которую проделывает ребёнок по овладению духовным наследием взрослых, осуществлялась без его полной и непоколебимой удовлетворённости окружающим миром. Эта вера ребёнка в незыблемость счастья и радости, наполняющих его жизнь - одно из важнейших условий его нормального психического роста. И мы просто не можем подорвать эту его веру, мы обязаны поддерживать её всеми силами!
   - А ведь для нас, взрослых устоявшейся нормой нашего бытия является его неоднозначность, - заметил я. - Но мы всегда стремимся изменить эту норму. Стремимся к тому же, к чему стремятся все дети - к непременному воцарению безбрежного счастья всегда и везде. На этом и построено всё наше общество. Получается, что в каждом из нас продолжает жить всё тот же ребёнок?
   - А разве это плохо? - улыбнулась Жаклин, и в уголках её глаз собрались тонкие морщинки. - Нам всем следует брать пример с наших детей, которые могут вести эту непримиримую борьбу за счастье даже в самые тяжёлые периоды своей жизни. Ведь торжество лицемерия и злобы над смелым и благородным героем тех же сказок просто невыносимо для маленького сердца. Как оно невыносимо и для нас, ставших взрослыми, в реальной жизни. Вот почему сказка - ещё одно неизменное оружие в борьбе за детские сердца. Там, в волшебных сказках главные герои неизменно бесстрашны, самоотверженны и благородны. Они активны, как и сами дети, и всегда ради победы добра борются со злыми и тёмными силами жизни. Это ли не достойный пример для подражания, соприкасаясь с которым ребёнок ощущает себя таким же участником борьбы за добро?
   - Бесспорно, - согласился с ней я. - Это действительно замечательно здорово! Но ведь не только сопричастность добрым делам важна для формирования души ребёнка.
   - Разумеется. Когда ребёнок видит вытеснение добра из мира злыми силами, он испытывает мучения, даже если такое вытеснение происходит лишь на мгновение. И эти мучения не менее ценны для него. Некоторые дети в такие моменты даже закрывают глаза или уши, чтобы хотя бы так обеспечить себе душевный покой. Эти мучения лишь усиливают желание детей бороться за торжество добра, и это желание откладывается в них на подсознательном уровне. Позднее, уже во взрослой жизни, оно переходит в осознанные поступки и устремления. Вот почему так важно научить ребёнка чувствовать боль и душевные переживания других, как свои собственные. Ведь в дальнейшем эта способность разовьётся у них в готовность к сопереживанию, к эмпатии.
   - С этим не поспоришь, - сказал я. - А ведь дети младшего возраста не такие уж добрые. Я хорошо помню своё детство.
   - Я тоже в маленьком возрасте близко к сердцу принимала судьбу своих любимых героев, - призналась Светлана. - Я горевала и плакала, когда им приходилось плохо. А когда они одерживали победу и были счастливы, я тоже чувствовала горячую радость и была безмерно счастлива.
   Она бросила на меня взволнованный взгляд, и я почувствовал, как по её телу прошла нервная дрожь.
   - А кто у вас был самым любимым? - поинтересовалась воспитательница.
   - Девочка, спасшая своего брата от злой и холодной волшебницы, - охотно ответила Светлана. - Я всегда отождествляла себя с ней и хотела быть похожей на неё.
   - А я любил сказки о богатырях, - признался я, почему-то испытывая лёгкую неловкость, как будто кто-то мог осудить меня за это. - Их удаль и сила всегда восхищали меня. Я чувствовал себя борцом за правду и страстно желал, чтобы эта борьба завершилась победой над коварными и злобными врагами.
   - В этом и проявляется великое гуманизирующее значение сказки, - сказала Жаклин. - Всякую, даже временную неудачу героя ребёнок всегда переживает как свою, и таким образом сказка приучает его принимать к сердцу чужие печали и радости. Жажда радостного исхода всех человеческих дел и поступков проявляется у детей с особенной силой именно во время слушания сказок. Они укрепляют понимание ребёнка о том, что счастье это норма бытия.
   - Но ведь познание мира не сводится только лишь к ощущению счастья, - заметил я. - Мир намного более сложен и неоднозначен.
   - Безусловно, - подтвердила воспитательница, и на её губах снова появилась мягкая улыбка и морщинки в уголках глаз. - Воспринимая окружающий мир, ребёнок должен научиться от поверхностного расчленения фактов переходить к отысканию взаимных отношений. И хотя поначалу дети не делают даже попыток определить качества наблюдаемых ими вещей, а просто связывают их произвольной кауазальной связью, в дальнейшем, уже в процессе обучения и познания, они учатся делать ассоциации по сходству и различию предметов. Например, один мальчик трёх лет сделал для себя такой вывод, определяя петуха: "Петух - это голубь в шапочке". Представляете? Одно частное понятие ребёнок определяет другим. И хотя в этом его ошибка, но он уже стоит на пути к истине, а его тяготение к классификации объектов материального мира по видовым и родовым признакам, к сопоставлению их с другими объектами будет надежной основой всей его будущей умственной деятельности.
   Воспитательница остановилась.
   - Я вас, наверное, утомила своими разговорами?
   - Нет, что вы! - возразила Светлана. - Всегда приятно пообщаться с профессионалом в своём деле.
   - Спасибо, - сдержанно улыбнулась женщина. - Тем не менее, мы пришли. Вот ваша группа. Где-то там должна быть и ваша племянница.
   Она указала на группу ребят, возившихся неподалёку возле вольера с животными.
   - А мне пора. Много дел с этими сорванцами.
   Жаклин попрощалась с нами и направилась в сторону одного из двухэтажных зданий, скрывавшихся за зарослями мимозы и орхидей.
   Мы подошли ближе к вольеру. Светлана напряжённо всматривалась в копошившиеся среди звериного молодняка разноцветные фигурки в коротких платьицах, шортах и майках. Наконец, громко выкрикнула, приветливо помахав рукой:
   - Тама!
   Одна из девочек на её оклик быстро подняла тёмную головку, и миндалины её огромных глаз засверкали неописуемой радостью. Вскочив на ноги, девочка бросилась было нам навстречу, но затем спохватилась. Вернулась назад, подняла с травы какой-то пушистый белый комочек и прижимая его к груди, со всех ног снова устремилась к нам, радостно восклицая:
   - Рошни! Рошни!
   Я удивлённо посмотрел на Светлану.
   - Она так называет меня, на санскритский манер, - объяснила она. - Смысл моего имени не меняется, поэтому я не против.
   Я с пониманием кивнул в ответ.
   Девочка подбежала к нам, радостно и заботливо протягивая Светлане маленького кролика.
   - Смотри, кто у меня есть!
   - О! Какой он чудесный! Это твой новый друг?
   - Да. Я безумительно люблю кисанек. Но кролики мне очень нравятся.
   - А как его зовут?
   - Пушистик. Он ранил лапку. Вот здесь. Бегал, бегал в кустах и ранил. А я его лечила.
   - Милая! - Светлана осторожно приняла из её рук маленькое пушистое животное. - С ним теперь всё в порядке? Ты хорошо заботишься о нём? - спросила она, нежно прижимая кролика к груди и гладя его.
   - Хорошо. Он больше не плачет. Но ему было очень больно. И я плакала вместе с ним, потому что мне тоже было больно вместе с ним.
   Светлана нежно обняла девочку свободной рукой, прижала её головку к себе и погладила по волосам.
   - Ненаглядная ты моя!
   - Нет, я наглядная! - серьёзно возразила Таманна. - А ты, Рошни, у меня лучшевсехная!
   Девочка зажмурилась от удовольствия и расплылась в широкой улыбке. Затем внимательно и озорно посмотрела на меня.
   - А кто этот дядя?
   - Это Сид. Он мой очень хороший друг.
   Светлана повернулась ко мне, и глаза её вспыхнули любовью.
   - Понимаю, - с серьёзным видом кивнула Таманна.
   В этот момент к нам подошли ещё несколько малышей, внимательно рассматривая меня и Светлану. Один из них - пухлощёкий мальчуган - спросил, обращаясь к Таманне:
   - Это чьиная мама?
   - Это нечьиная мама. Это Рошни! Она моя тётя! - сообщила Таманна, важно подбоченившись.
   - А это ктошин дядя? Он тоже твой? - с тем же серьёзным любопытством спросил мальчуган.
   - Нет, не мой. Он Рошнин! Но скоро тоже будет мой, - со знанием дела заявила девочка.
   - Понятно, - многозначительно протянул мальчуган.
   И, словно чтобы специально подразнить его, Таманна повернулась к Светлане и протянула к ней раскрытую ладошку.
   - Смотри, какой сверкастенький камушек! Я его у Кая забрала.
   Таманна кинула хитрый взгляд в сторону стоявшего рядом мальчика.
   - Жульничная я, всё равно как мальчишка!
   Кай насупился.
   - Это мой камушек. Я его нашёл!
   - Зачем же ты забрала его у Кая? - удивилась Светлана, присаживаясь около племянницы на корточки и продолжая гладить кролика.
   - Он мне понравился, - без обиняков ответила Таманна, инстинктивно притягивая к себе руку с зажатым в кулачке камушком.
   - Но он, наверное, нравился и Каю? - заметила Светлана. - Может быть, ты вернёшь этот "сверкастенький" камушек ему, и тогда вы оба сможете играть с ним, по очереди. Ведь он обязательно поделится с тобой. Верно, Кай?
   Моя возлюбленная посмотрела на стоявшего подле мальчика. Тот, всё ещё надувая губы, согласно кивнул в ответ.
   - Сколько тебе лет? - спросила у него Светлана.
   - Скоро восемь, а пока три, - гордо ответил Кай.
   - Вот видишь? - Светлана снова повернулась к племяннице. - Он младше тебя. А младших нельзя обижать. Никогда. О них нужно только заботиться.
   Она пристально посмотрела на девочку и слегка нахмурила брови. Увидев морщинки на её лбу, Таманна указала на них пальцем и сказала:
   - Я не хочу, чтобы у тебя были сердитки!
   Девочка повернулась к Каю и после короткого раздумья, протянула ему своё сокровище:
   - На, бери!
   В это время одна из подошедших к нам девчушек потянула Светлану за подол платья, привлекая к себе её внимание.
   - А я Айша!
   - Какое красивое у тебя имя! - восхитилась Светлана.
   - Тётя! Тётя! Смотрите! - громко закричала Айша, указывая в сторону вольера с животными. - Собака пасть разинула, а потом зазинула!
   Девочка звонко рассмеялась, радуясь этому факту. Подбежала к щенку, пытаясь взять его на руки. Весело воскликнула:
   - Смотрите, какой у неё махучий хвост!
   Все дети заголосили, наперебой пытаясь сказать нам каждый о чём-то своём. Я заметил, как Таманна выступила вперёд, ревностно прикрывая Светлану своим маленьким тельцем от докучливых друзей и подруг.
   - Дети, дети! Давайте дадим Таме поговорить со своими родителями, - предложил очень вовремя подошедший к нам воспитатель - молодой человек с вихрастой головой и задорными голубыми глазами.
   - А это не её родители! - возразил мальчик Кай. - Они просто тётя и дядя.
   - Ну, хорошо, - согласился воспитатель. - Пускай Тама поговорит со своей тётей и дядей.
   - А этот дядя не её! - снова возразил Кай.
   - Всё равно. Некрасиво просто так стоять и смотреть на них. Кай, Айша, Тим, Мэй, Вир! Идите, поиграйте с животными! Им, должно быть, уже скучно без вас стало.
   Дети нехотя вернулись к вольеру, оглядываясь на нас и о чём-то оживлённо беседуя между собой.
   - А можно я тоже пойду с ними? - попросила Тама у Светланы. - А потом, Рошни, ты меня позовёшь, и мы поедем кататься в лес или к морю.
   - Да, конечно. Иди, играй. Вот, возьми с собой своего Пушистика.
   Девочка приняла кролика из рук Светланы и побежала вслед за остальными.
   - Ну вот. Хотел, чтобы вы побыли наедине с девочкой, а она предпочла вам своих друзей, - искренне огорчился молодой воспитатель.
   - Ничего страшного, - успокоила его Светлана. - Мы же ещё не уезжаем.
   - Я Горан, - представился молодой человек. - Один из здешних наставников. Вы к нам надолго? Наверное, мне стоит показать вам расположение отдельных комнат для родителей, если вы задержитесь здесь на неделю или дольше.
   - Нет, нет. Не беспокойтесь. Мы приехали только на день, навестить мою племянницу. Думаю, она захочет провести с нами какое-то время за пределами школы.
   Светлана посмотрела на меня, словно спрашивая моего согласия. Я кивнул в ответ.
   - С этим нет никаких проблем, - широко улыбнулся Горан. - Главное, чтобы был соблюдён режим дня. Мы стараемся без особой надобности не нарушать его, приучая детей с самого раннего возраста к самодисциплине и ответственности за свои поступки перед другими людьми.
   - Это хорошо, - согласилась с ним Светлана.
   - Вы подумайте только! - подивился я. - Трудовое Братство делает всё, чтобы детям почти никогда и ни в чём не приходилось отказывать. И всё равно откуда-то в них появляется это чувство личной собственности. Приходит такой карапуз и заявляет: "мой камушек", "я его нашёл".
   - С этим ничего не поделаешь, - вздохнул молодой наставник. - Такое часто происходит. Это общий закон жизни. Иногда даже дело доходит до драки. Один мальчик мне как-то сказал: "Ах, что же мне делать, Горан, если драка так и лезет из меня?". Похоже, так устроен каждый маленький человек. Уже к трём годам, а то и раньше, любой из них проникается твёрдой уверенностью, что весь мир вокруг существует не просто так, а для вполне конкретной цели - для удовлетворения его собственных нужд и потребностей.
   - Да, да, - закивал я. - Деревья растут, чтобы снабжать их яблоками, солнце светит для того, чтобы им было тепло и весело...
   - А воспитатели существует, чтобы заботиться только о них, - улыбаясь, закончил за меня Горан. - А когда подобная целесообразность окружающих ребёнка людей и предметов остаётся непонятной ему, он видит в этом нарушение строго установленных законов природы и начинает заявлять протесты. Например, спрашивает: "Зачем это в вишню кладут косточки? Ведь косточки всё равно нужно выбрасывать".
   - Про косточки это они, верно, подметили! - рассмеялся я, дивясь пытливости детского ума.
   - Вообще, инстинкт самоутверждения чрезвычайно силён в этом возрасте, - убеждённо сказал молодой человек. - С самых малых лет большинство малышей проявляют склонность к самохвальству и возвеличиванию своего "Я", своей личности за счёт всякого другого. Хвастают друг перед другом, чем придётся, особенно сильно желая самоутвердиться, если дело касается какого-нибудь умения или знания. А когда ребёнку вдруг становится ясно, что он чего-нибудь не понимает, он начинает испытывать такое мучительное чувство обиды... Это что-то! Отсюда все эти их придумки, фантазии и домыслы на самые разнообразные темы.
   - Как же вам удаётся справиться с этим? - искренне удивился я.
   - Это не самое страшное. С наступлением юношества социальная среда окончательно победит в них эти досадные остатки прошлого. Могу судить по собственному опыту, - озорно сверкнул глазами Горан. - Гораздо опаснее развитие и укрепление в характере ребёнка склонности к агрессии. Дети проявляют первые её признаки ещё задолго до того, как научиться говорить. Особенно это присуще мальчикам. С первых лет жизни они начинают устанавливать между собой иерархические отношения. Если не следить за этим процессом, позднее дети начнут играть в иерархические игры, которые к годам пятнадцати могут привести к образованию в их среде жёстких пирамидальных структур соподчинения. Подобный процесс, пущенный на самотёк, приводит к тому, что борьба за власть в группах подростков может принять самые жестокие формы. А склонность играть в эти игры, к сожалению, не проходит даже с возрастом. Некоторые люди могут играть в подобные игры до самой старости, и это даже становится смыслом их жизни... Причём, играют они всерьёз, и могут включить в эту "игру" и нас с вами, и общество, и весь мир!
   - Вот почему в наших школах всегда только смешанные группы детей, - согласно закивал я.
   - Да. Они смешаны и по половой принадлежности, и по возрасту. Правда, по возрасту не в такой мере. Старшие дети всегда заботятся о младших, опекая и наблюдая за подопечными. Они наши главные помощники в обучении малышей, ведь интегральная помощь учителям здесь просто необходима. Но и сами воспитатели сознательно подбираются нашим обществом самых разных возрастов и различных практических специальностей. Здесь можно встретить очень много молодых людей из числа стажёров, которые ищут себя в жизни и желают изучить дело воспитателя. Я как раз из их числа, - признался Горан.
   - Это заметно, - улыбнулся я.
   - Но вы не думайте, ни о чём таком. Здесь много и профессиональных педагогов и воспитателей. К тому же, есть и родители, изъявившие желание пожить со своими детьми какое-то время. Некоторые из них находятся здесь уже по нескольку лет. Это вполне допустимо. Единственное, чего мы не делаем, так это никогда не смешиваем разные возрастные группы. Взрослея и становясь мудрее, маленькие люди превращаются в качественно разные существа. Поэтому совместная жизнь разных возрастных групп может раздражать самих детей, а это существенно мешает их воспитанию.
   Воспитатель помолчал, оглядывая резвящихся на лужайке детей.
   - Вот так, совместными усилиями мы стараемся вырастить из наших детей самоотверженных героев, для которых творить бескорыстное добро будет целью и главным смыслом в жизни, - рассудительно сказал он. - Мы стараемся открыть им дорогу в мир не добытых побед. А для этого им, прежде всего, необходимо разъяснить, что частное в их дальнейшей жизни никогда не должно быть выше общего, потому, что это аморально и безнравственно. Да и попросту глупо! - горячо воскликнул Горан. - Ведь нельзя представить себе человека в отрыве от социума, мира или макрокосма. Ни одно человеческое существо не может пребывать во благе при неблагополучии окружающей среды. Так или иначе, эта среда заставит его ощущать на себе последствия своих проблем.
   - Вы снова правы, - согласился я с ним, и почувсвотвал, что моя похвала польстила ему. - А достигнуть этого невозможно без самодисциплины и без образа, по которому сверяешь свой жизненный путь. Без этого познание мира и себя размыто и бессильно.
   - Совершенно верно! - обрадовался молодой человек. - Вот почему каждый подросток уже в двенадцать лет выбирает себе наставника из числа старших. Если до этого ребята последних двух уровней обучения просто опекали малышей первого и второго уровней, и эти отношения можно было назвать обычной детской дружбой или привязанностью, то уже на третьем и четвёртом уровнях подросткам требуется свой моральный и духовный ориентир. Ориентир, который сможет дать им представление о самом себе, как о творце нового, исследователе неизвестного. Чтобы понятие духовного развития не было для него пустым звуком. Ведь каждый человек должен быть Творцом, иначе он попросту никак не оправдывает своего существования перед Вселенной! - с горячностью воскликнул Горан.
   - Вы слишком строги к человеку, - мягко возразила ему Светлана, с лёгкой насмешкой глядя на молодого воспитателя.
   - Отнюдь! - запальчиво воскликнул тот. - В этом и есть смысл нашего существования - создавать новое, изменять мир к лучшему, идти к вершине совершенства, переступая через любые препятствия и, прежде всего, через самого себя, сжимая волю в кулак, напрягая все силы ради великих свершений!
   - А как же те, кто не способен переступить через самого себя? - вкрадчиво спросила у него моя возлюбленная. - Ведь не все на Земле обладают достаточной силой и волей, чтобы неустанно идти впереди, быть примером мужества и стойкости для остальных. Большинство из нас - обычные люди, которые готовы выполнять каждый свою часть от общего грандиозного труда, но не взваливать его полностью на свои плечи. Лишь единицы способны на такие подвиги. В этом и есть их ценность для общества - вести за собой остальных, вдохновляя своим примером, искать новые пути и средства для непрерывного движения человечества вперёд... Но такие герои очень быстро сгорают, пытаясь осветить огнём своих сердец мрак Вселенной.
   - Сгорают. Но искры от этого огня разлетаются вокруг, давая надежду и силы другим, вселяя в них веру, давая им мужества! - столь же пылко воскликнул Горан.
   - Верно. Я и говорю о том же, - согласилась Светлана. - В том их главная заслуга!
   В эту минуту я увидел, что в нашу сторону снова бежит Тама. Это заметил и наставник.
   - Хорошо. Не буду вам больше мешать. Приятно было с вами побеседовать, - признался он.
   - Нам тоже, - приветливо улыбаясь, кивнула ему Светлана.
   Я пожал на прощание руку молодому человеку. Он отступил на шаг, пропуская вперёд запыхавшуюся девочку, и быстро удалился.
   - А почему одни взрослые ладошкаются, а другие нет? - спросила Тама, внимательно наблюдавшая за нами.
   - Потому что у взрослых так принято: дяденьки здороваются за руку, а тётеньки нет. Они делают рукой вот так, - объяснил я и показал ей традиционный приветственный жест.
   - Понятно, - кивнула Тама. Она посмотрела на Светлану и уточнила. - Мы поедем купаться?
   - А ты хочешь купаться? - спросила та.
   - Мы вчера хорошо купались. Такую брызгань подняли! - похвасталась девочка. Потом уверенно сказала: - Хочу посмотреть ящерку!
   - Какую ящерку? - поинтересовался я.
   - Такую, с большими глазами, разноцветную.
   - Хамелеона? - догадалась Светлана.
   - Ага.
   Тама кивнула.
   - Тогда поедем в лес?
   - Да. И к морю!
   - Хорошо. И к морю.
   Светлана рассмеялась и легонько потрепала девочку по голове.
   - А мы вернёмся назад, когда стрелка на часах ходнёт разок?
   Тама взяла меня за руку, разворачивая её и глядя на часы.
   - Ну, наверное, не разок, а два. Верно? - ответила ей Светлана и взглянула на меня, ища поддержки.
   - Точно, - согласно закивал я.
   - А можно я возьму с собой мячик?
   - Конечно. Идём?
   Я протянул девочке руку.
   - Идём, - сказала она, доверчиво кладя свою маленькую ладошку в мою ладонь.
  
  

* * *

   Мы вышли из леса к извилистой узкой реке и медленно пошли вдоль её берега.
   - Какой лес заблудительный! - восхищённо воскликнула Тама. - Я бы так всегда здесь и заблуждалась!
   - Ну, у вас в школе тоже много деревьев. Правда? - заметила Светлана. - А одной ходить в такой лес тебе нельзя. Вот когда ты станешь большой...
   - А когда я стану большой? - тут же спросила девочка.
   - Вот придёт ещё одна осень, и ты будешь старше и станешь учиться в другой школе, - слегка нараспев произнесла Светлана.
   Тама засмеялась:
   - Рошни! Разве у осени есть ножки?
   - Нет.
   - Как же она может тогда ходить?
   Девочка насмешливо посмотрела на свою тётю и засмеялась ещё громче. Мы переглянулись и тоже рассмеялись. С такой логикой ребёнка трудно было поспорить.
   - А почему у ящерицы людины пальцы? - снова спросила Тама, насмеявшись вдоволь и вспомнив увиденного в лесу хамелеона.
   - Почти все животные устроены одинаково, - ответила Светлана. - Мы же все живём на одной планете.
   - Но ведь у змеи нет пальцев! И у рыбы нет! И у жука нет!
   - Правильно. Пальцы нужны только тем, у кого есть ручки и ножки, как у нас. А тем, у кого их нет, пальцы ни к чему. Они ползают на своём животике или плавают в воде, или летают в воздухе.
   - А если им захочется что-нибудь потрогать? - допытывалась Тама.
   Светлана с надеждой посмотрела на меня.
   - Тогда они трогают это своей головой или усиками. Усики у жуков, пчёл и других насекомых вместо рук.
   - Правда?
   - Правда.
   - Хорошо.
   Тама на некоторое время замолчала, о чём-то задумавшись.
   - Море - это с одним берегом, а река с двумя, - сказала она через некоторое время, ни к кому не обращаясь, задумчиво глядя на пробегавшую мимо воду.
   - А какая она, река? - поинтересовалась Светлана.
   - Синяя! - охотно ответила девочка.
   - А ещё?
   - Журчливая!
   - А ещё?
   - Мокрая?
   - И тёплая, - сказала Светлана, присаживаясь на корточки у берега и набирая в ладонь воды. - Попробуй.
   - Да, тёплая! - обрадовалась Тама, тоже набирая в ладошки воды. - Получается, она всякая-разная! Верно, Рошни?
   - Правильно, - кивнула Светлана. - Смотри! Какие там бабочки!
   Она указала на лужайку, над которой кружили стаи разноцветных мотыльков.
   - Ой! Какая красотень! - воскликнула девочка. - Я хочу вон ту! Хочу поймать вон ту!
   - Ну, беги же, поймай! - слегка подтолкнула её Светлана.
   Тама со всех ног побежала за бабочкой, весело смеясь и махая руками.
   - Подумать только! - воскликнул я, глядя ей вслед. - Двести тысяч лет назад первобытный человек, едва научившееся стоять прямо, превратился в человека разумного. Объём его мозга увеличился вдвое, люди обрели способность говорить, а их анатомическое строение приблизилось к строению современного человека. Тебе не кажется, что всё это не могло произойти так внезапно, после полутора миллионов лет полного отсутствия прогресса в сторону развития разума, совершенно случайно?
   - Ты забываешь об ускорении эволюции и скачкообразности любого развития, когда количество переходит в качество, - напомнила Светлана. - Тем более что развитие разума это во многом эволюция в духовной области. А её заметить не так-то просто.
   - Но ведь вы с Акирой сами говорите о том, что в развитие человека кто-то вмешивался!
   - Разве мы говорим о том, что без этого вмешательства человечество не могло бы само развиться до разумного уровня? Оглянись вокруг, Сид! Живой мир нашей планеты наполнен когнитивностью. Мы здесь вовсе не исключительные и не избранные! - Светлана посмотрела на меня и прищурилась, совсем как это делала её племянница. - Другое дело, что именно ключевые изменения в человеке произошли каким-то непонятным скачком. Вот они-то, скорее всего, и были стимулированы извне.
   - Но возможность ещё не означает однозначной определённости? Так? - уловил я её мысль. - А как же все ваши исследования? Горячая вера Акиры в свою правоту? Все те артефакты, которые вы нашли и которые были найдены до вас?.. Я бы усомнился, если бы не видел всего этого сам!
   - Ну что ты горячишься, Сид? - Светлана положила ладони мне на грудь и заглянула в глаза. - Я же не отрицаю очевидных фактов. Я лишь говорю об отсутствии пока что неоспоримых и однозначных доказательств, которые позволили бы раз и навсегда расставить всё по своим местам. Пока что на руках у нас лишь косвенные подтверждения нашей правоты.
   - А в качестве доказательства ты хочешь получить личную встречу с "богами"? - усмехнулся я.
   Светлана пристально посмотрела на меня.
   - Зачем ты так?
   - Ладно, не будем больше об этом, - примирительно сказал я. - Ведь я всего лишь удивился факту существования вот такого вот маленького человечка, в головке которого таится результат того самого удивительного преображения, случившегося с нами тысячелетия назад. Разве мог какой-то естественный отбор - этот бесконечный набор бессвязных случайностей - быть причиной такому чуду? Разве не кажется тебе более вероятным, что он должен был бы забраковать большой объём мозга и вместо этого выбрать лучшую систему функционирования его нервных связей? Или же какой-то способ, при котором рост черепа происходил бы уже после рождения ребёнка?.. Но этот рост, несмотря ни на что, происходит до рождения! По-моему, это и есть лучшее доказательство, в этом и просматривается направленное смещение эволюции человека в духовную вселенную. Ведь только так многие начальные психологические животные функции уходят в наследуемую область.
   Я доверительно посмотрел на возлюбленную и признался:
   - Мне всё чаще думается вот о чём. Получив высшие психические функции, человек становится способным развиваться в новой сфере. Это происходит с ним в силу его способности сосредоточения на самом себе. И после этого возникает целый новый мир, наполненный абстракциями, логикой, обдуманным выбором и изобретательностью, математикой, искусством, тревогами и мечтаниями любви. Рождаясь в этом мире, каждый из нас формирует часть его, которая становится для него внутренним миром, совершенно непохожим на внутренние миры других людей! И наше человеческое бытие обретает отличительный признак - в нём начинают сосуществовать антропологическое единство и онтологические различия. Разве это тоже не является доказательством того, что кто-то нас специально выделил из общего животного мира с определённой целью, наделив такими способностями?
   - Возможно. Но разве я спорю с этим? - Светлана вопросительно посмотрела на меня. - В действительности древние тексты излагают нам непротиворечивую и достаточно полную картину антропогенеза. При всей фрагментарности находок, всё равно можно говорить о том, что в ходе генетических экспериментов цивилизаторов женская линия бралась именно от земного источника, а мужская - от внеземного. По сути, первых людей в прямом смысле слова создавали, заранее задав необходимые параметры этого процесса. Отсюда и изначально большой мозг у ещё не рождённых младенцев, и их полная неприспособленность к условиям окружающей земной среды. Ты прав, это одно из доказательств вмешательства в земную эволюцию извне.
   Светлана присела на большой, поросший мхом камень, не переставая бросать внимательные взгляды в сторону резвящейся среди высоких трав Тамы. Я остался стоять рядом, тоже время от времени поглядывая на девочку.
   - Со временем, когда "солнечным богам" потребовалось наладить интенсивное производство "примитивных рабочих", чтобы вытеснить с Земли остатки "старых людей", численность которых и так оскудела после Потопа, ими было принято решение отказаться от лабораторного воспроизведения исходного образца "богинями рождения". Люди-андрогины были разделены "солнечными богами" на полы - мужчину и женщину, после чего те стали способными к самостоятельному воспроизводству. Неслучайно женщина - единственное существо в животном мире, способное к оплодотворению круглый год.
   - Да, об этом рассказывал и Акира. Я помню. Но до сих пор меня смущает этот момент с разделением. Как такое возможно? Сначала двуполое существо, потом разнополое?
   - Эйго, наверное, рассказала бы об этом лучше, - слегка смущённо улыбнулась Светлана. - Но если тебе интересно, могу попробовать объяснить и я. Важными частями программы определения будущего пола являются всего два гена. Один связан с развитием мозга, а второй с работой щитовидной железы. Первый определяет развитие половых органов, второй  включается в работу, когда зародыш "определяется" с полом. Мутации участка ДНК, расположенного у  первого гена, который раньше считался генетиками "некодирующим" и бессмысленным, приводят к отключению этой зоны, и тогда самцы приобретают женские вторичные половые признаки и женские половые органы. Это проверялось уже на животных Так что "солнечным богам" было достаточно всего лишь удалить нужный участок ДНК, чтобы мужские половые органы "нового человека" сменились на женские.
   - Как просто! - усмехнулся я. - Всего лишь избавиться от мусорных хромосом!
   - А ведь "мусорная" ДНК занимает примерно девяносто восемь процентов нашего генома, - со знанием дела сообщила Светлана. - И лишь два процента его "букв" приходится на гены, кодирующие белки. Кстати, генетические варианты в некодирующих областях тех самых двух генов являются и генетическими маркерами, связанными с гомосексуальностью у мужчин.
   - Значит, всё это может служить доказательством и того, что задолго до описываемых мифами событий, в самом деле существовали некие "протолюди", у которых присутствовали те самые женские мито-ДНК, на основе которых раньше учёные пытались определить сроки "создания Адама"?
   - Да. Помнишь вчера, я говорила о возможности существования на Земле иных людей задолго до появления первых гоминидов? - напомнила Светлана. - Может быть, появление большого мозга у человека и не было духовной эволюцией? Может быть, это было просто следованием какому-то установленному образцу с внесением некоторых корректировок и поправок в процессе развития? Ведь у тех же неандертальцев объём мозга был больше, чем у нас с тобой.
   - Вот и получается, что было явное вмешательство, о котором рассказывают шумерские мифы, - сказал я. - И это вмешательство носило не эволюционный характер. Оно было самым настоящим регрессом, возвращением назад или уходом в сторону!
   - Ты прав. Неслучайно мифы говорят о "затуманивании сознания" людей одним из "богов", который приводит их в "оцепенение" ради превращения в недалёких умом, послушных рабов.
   - Но зачем тогда этим "богам" вообще было нужно оставлять способность человека к развитию его разума, раз они хотели создать лишь слугу для себя? - недоумевал я.
   - Спроси об этом у "солнечных богов", - спокойно сказала Светлана и пожала плечами. - Мы так долго говорили об этом с тобой вчера, Сид! Те, кто принёс на Землю идею о Боге-Творце, а вместе с ней и религию, сами верили в существование этого Творца Вселенной, который создал и их, в том числе. А значит, они не могли пойти наперекор его "воле" и поменять замыслы своего Творца, поставив тем самым себя на один уровень с ним. Нельзя было нарушать "священные заветы", дхарму. Создавая человека по своему подобию, они должны были соблюсти все установленные "свыше" правила. От того и не дели человеку вечной жизни, от того и испугались, что "человек стал, как один из нас".
   - Но Асуры же нарушили этот "священный закон"! Как и человек, не раз вознамеривавшийся стать равным "богам" и самому Творцу! - заметил я.
   - И ты теперь знаешь, чем это закончилось и для Асуров, и для людей, - с горечью вымолвила Светлана. - А те, кто неукоснительно следовал "божественному закону" стали править Землёй. Именно они смешали с "глиной" кровь одного из своих братьев, чтобы создать "лулу-амелу": "Глиной боги и люди будут связаны крепко, к единению вместе пойдут, чтоб до конца дней земных Душу и Плоть, обитающих в боге Жизни Знамением провозгласить. Чтоб не забылось то никогда, пусть кровными узами Души их спаяны будут".
   - Что-то здесь не сходится, - задумчиво произнёс я. - Что значит "к единению вместе пойдут", если человек создавался ими лишь, как раб?.. А что если "служить" означает не просто работать на "богов"?
   - О чём ты? - не поняла Светлана.
   - Подумай. Ведь человек мог служить и неким вместилищем... Скажем, для "божественного разума". Но его ему не дали. Значит, он мог служить вместилищем для "божественной души".
   - Он мог "служить" и источником духовной энергии, которой питались "боги". Вот тебе и "крепкая связь", которая "кровными узами" спаяла души "богов" с людьми.
   - Но ведь самих "богов" было не так уж и много, а человечество со временем расплодилось.
   - Тебе в голову приходят ужасные вещи! - воскликнула Светлана, быстро вскакивая с камня, на котором сидела, и нервно передёргивая плечами.
   - Не такие уж они и ужасные, - ответил я, удивляясь её неожиданной реакции. - Ведь тогда человек действительно имеет в себе нечто особенное - "божественное", которое у него никому не отнять - ни в прошлом, ни в будущем. Не эту ли тайну раскрыл когда-то "коварный" Змий первобытной Еве в райском саду? А? И разве это не прекрасно само по себе?
   - Это ужасно! - снова взволнованно воскликнула Светлана. - Люди, после опытов "богов", стали слабы и неравны с рождения. Именно тогда мир наполнился страданием и горем, стал инфернальным! Твои мысли, Сид, означают только одно - "божественные души" достаются не всем и не каждому. Это означает, что в мире могут быть люди без души... То есть, могут существовать нелюди! И ты можешь об этом думать?
   Она смотрела на меня глазами, в которых горело негодование. Я видел, как они постепенно наполняются скорбью и слезами, и понимал, что она не может для себя допустить даже мысли о подобной несправедливости.
   - Перестань! Что такое ты говоришь? У меня и в мыслях не было ничего подобного! Я всего лишь хотел сказать, что и "боги" были неидеальны...
   - Почему вы ругаетесь? - раздалось у меня за спиной.
   Я обернулся и увидел подошедшую к нам Таму.
   - Мы не ругаемся, детка, - улыбнулась Светлана, склоняясь над ней и гладя её по голове. - Мы с Сидом просто разговариваем.
   - Смотри, какая жукашечка!
   Девочка указала на синего жука, ползшего по камню, на котором только что сидела её тётя.
   - Какой он большой! - восхитилась Тама. - Ты не боишься его?
   - Нет. Он ведь не кусается.
   - Да, да! Он только щекотит лапками! - захлопала в ладоши и запрыгала на месте Тама.
   Наблюдая её искреннюю радость, я обнял Светлану за плечи, ободряюще посмотрел ей в глаза, в которых всё ещё сквозила лёгкая грусть.
   - Ну что? Поедем назад? - спросила она, обращаясь к племяннице. - Пора возвращаться в школу.
   - Пора! - вздохнула та совсем, как взрослая.
   Мы вернулись к магнитору. На этот раз за управление сел я, а Светлана с племянницей уселась на заднем сиденье. Обе с удовольствием подставляли лица встречному ветру.
   - А если оторвать голову и я её в руки возьму, будет она разговаривать? - неожиданно спросила Тама, когда мы уже проехали полпути.
   - Что ты, дорогая! Без головы человек не сможет жить. Он умрёт, - сокрушённо покачала головой Светлана.
   - Рошни, а все люди умрут?
   - Когда-нибудь все.
   - Но ведь новые то откуда-то берутся! Хоронят старых людей. Их в землю сеют, а из них маленькие вырастают, как цветы. Верно?
   Светлана улыбнулась милым рассуждениям ребёнка.
   - Люди рождаются, они не растут из земли, как цветы, - мягко и вкрадчиво сказала она.
   На лице Тамы появилась трудная дума. Я исподволь наблюдал за ней на экране заднего обзора.
   - О чём ты задумалась? - спросила у неё Светлана, привлекая девочку к себе и целуя в щёку.
   - Кто же будет хоронить последнего человека, когда и похоронщики умрут? Должен же будет кто-нибудь вазочку последнего человека на место поставить... Пусть это буду я, ладно?
   - Хорошо, - улыбнулась моя возлюбленная, крепче обнимая девочку.
   - Значит, я не умру? - подняла та к ней большие доверчивые глаза и тут же с надеждой посмотрела на меня.
   - Нет, ты не умрёшь. Я тебе гарантирую, - улыбнулся я ей, оборачиваясь.
   - Никогда не умру? - Девочка с недоверием смотрела на меня.
   - Никогда! - твёрдо и торжественно пообещал я и увидел, как на щеках Тамы появились пятна румянца, совсем как у Светланы в моменты волнения.
   Глаза девочки наполнились таким безмерным счастьем, что мне самому стало на душе привольно и счастливо. Тама откинулась на сиденье и стала звонко смеяться. Но уже через несколько минут личико её снова погрустнело.
   - Зачем люди умирают?.. Мне жалко. Мне всех людей жалко! - едва ли не сквозь слёзы промолвила она, обиженно и требовательно переводя взгляд со Светланы на меня и обратно.
   Я даже почувствовал себя виноватым за то, что люди умирают. Сказал утешительно:
   - Но ведь не все же люди умирают. Одни умирают, а другие рождаются. Никогда не будет последнего человека.
   - А я знаю, как родятся люди! Я видела, как родятся котята у кошки. Кошка ест мышек, и эти мышки из кошки потом сыплются, - сказала Тама понимающим тоном.
   - Дети родятся не так, - улыбнулась ей Светлана. - Хотя они сначала и живут в животиках у своих мам.
   - А откуда они там берутся? Их что ли едят?
   - Нет. Просто когда мама и папа очень сильно любят друг друга и заботятся друг о друге, у них появляется ребёнок.
   - Тёти родят девочек, а дяди мальчиков? - допытывалась Тама.
   - Нет. Дяди не родят деток. Родятся дети только у мам, а папы тоже любят своих детей и заботятся о них. Ты же видела, как птички кормят своих птенчиков? И мама, и папа дают птенчикам корм, но яички в гнёздышко кладёт только мама. А когда мама улетает, папа садится на гнездо вместо неё, чтобы птенчикам было хорошо.
   - А петух может совсем-совсем-совсем забыть, что он петух, и снести яичко?
   - Не может, потому что он дядя.
   - Как же так? Значит и Сид никого не родил? - изумилась Тама.
   - Даже я никого ещё не родила, - с улыбкой сказала Светлана.
   - А почему я родилась у мамы, а не у тебя? Не захотела быть в твоём животике?.. Почему?
   - Просто мы так договорились с твоей мамой: раз уж у неё есть твой папа, а у меня ещё не было тогда Сида, пускай ты родишься у неё.
   - Понятно, - закивала девочка. - А почему Кай родился позже меня и теперь он меньше меня? Почему он не захотел родиться вместе со мной?
   - Потому что все дети родятся в разное время. Нельзя чтобы все рождались одновременно.
   - Почему?
   - Для того чтобы люди никогда не кончались и было бы кому поставить вазочку на место, - нашёлся что ответить пытливому ребёнку я.
   - Как я родилась, я знаю, - подумав немного, деловито сказала Тама. - А вот откуда мама с папой выродились?
   - У них тоже были мама и папа - свои, собственные.
   - Да? А как тогда сделался первый человек? Ведь его родить-то было некому! - привела неоспоримый аргумент девочка и хитро сощурилась.
   Тут я понял, что она застала нас врасплох. Не объяснять же, в самом деле, ход эволюционного процесса ребёнку, для которого миллиарды лет преобразований живой материи даже не абстракция. Разве что... И тут мне в голову пришла замечательная мысль.
   - А их родили другие люди, которые прилетели к нам в гости, когда ещё никого из нас не было, - уверенно сказал я.
   Светлана сделала округлыми глаза и осуждающе посмотрела на меня. Но к нашему удивлению, Тама вполне удовлетворилась подобным ответом.
   - А я родилась с ручками и ножками или мне их потом приделали? - деловито спросила она.
   - Конечно, с ручками и ножками, - ответила Светлана. - Все дети рождаются уже готовыми.
   - Из чего человек сделан?
   - Из мяса и костей.
   - А кто кожей всё это обтягивал?
   - Никто. Кожа была на нём сразу.
   Чтобы этот разговор снова не зашёл слишком далеко, я спросил, стараясь отвлечь девочку от познавательных вопросов:
   - Какие у Тамы большие и красивые глазки! А чьи у Тамы глазки?
   - Папины, - ответила Светлана, с любовью глядя на племянницу.
   - Когда я ещё не родилась, у папы было много глаз, - стала мне объяснять девочка, - Были и большие и маленькие. А когда мама выродила меня, папа отдал мне большие глаза, а себе оставил маленькие. Ведь папа нужен, чтобы заботиться обо мне, как петушок!
   Я не удержался и рассмеялся. Светлана легонько пихнула меня в плечо:
   - Перестань!
   - Правда, правда! - заверила Тама. - Ты мне, что ли не веришь?
   - Верю, верю! - в тон ей ответил я, останавливая магнитор.
   Мы уже подъехали к школе. Машина мягко опустился на землю, подняв небольшое облачко пыли.
   - А мы что ли, объехали по кругу? - спросила Тама, осматриваясь по сторонам. - Получается Земля действительно круглая?
   - Круглая, - согласился я. - Только не потому, что мы вернулись, сделав по дороге круг. Вот смотри. Если взять твой мячик, то мы все вместе проехали вот так...
   Я нарисовал пальцем на поверхности мячика небольшую петельку.
   - Видишь? Мы не объехали весь мячик, целиком. Правильно?
   - Да, - согласилась девочка.
   - Мы проехали небольшой путь по его поверхности, - продолжал я, взглянув на Светлану, которая с интересом наблюдала за нами. - Если бы мы ехали вот так - из этой точки в эту строну через весь мячик и вернулись бы в туже самую точку, только уже с этой стороны мячика, - тогда бы мы действительно узнали, что наш мячик круглый. Мы проехали бы по его окружности. Но мы ехали только по кругу. Понимаешь?
   - Понимаю, - важно закивала Тама.
   - А из тебя вышел бы неплохой учитель! - украдкой шепнула мне на ухо Светлана, беря из моих рук мячик и отдавая его племяннице.
   - Думаешь? - прищурился на солнце я. - Просто я рассказываю так, как об этом мне рассказывали в моём детстве мои воспитатели.
   - А ты останешься со мной на ночь? - неожиданно спросила Тама, обращаясь к Светлане.
   - Не смогу, солнышко. Завтра нам с Сидом нужно быть на работе. Очень нужно!
   - Жалко. Ты могла бы лечь на мою подушку и смотреть вместе со мной мои сны! Ой, какие мне сны сняться, Рошни! Просто обзавидуешься! - заискивающе пропела Тама, хитровато сощурившись.
   Глядя на неё, Светлана расплылась в широкой улыбке.
   - В следующий раз обязательно! Хорошо?
   - Хорошо. Что же теперь с этим поделать? - вздохнула Тама и пожала плечами.
   На этот раз уже я едва сдержался, чтобы не рассмеяться трогательному подражанию ребёнка манерам взрослых.
   - Всё равно, ты, Рошни, у меня лучевсехная! - добавила девочка и протянула ручки, желая обнять Светлану.
   Та склонилась к ней, подставляя шею, и целуя Таму в щёку.
   - Ой! Какие у тебя бархатные щёчки! Так бы их и съела! - шутливо воскликнула Светлана, делая вид, что хочет укусить девочку.
   - Не съела бы! Не съела! Я не съедобная! - хохоча от удовольствия и щекотки, воскликнула Тама.
   - А вот тебе обязательно нужно покушать. У вас скоро обед. Давай, беги скорее!
   - Хорошо. Пока, Рошни! Пока, Сид!
   Тама помахала нам ручкой и побежала в сторону ближнего дома, где около своих воспитателей уже собиралась группа непоседливых ребятишек.
   - Вот они, "рассыпанные искры", о которых ты говорила! Наше будущее, за которое нужно бороться с тёмным прошлым! - воскликнул я, испытывая на душе необычайный прилив любви и теплоты.
   Светлана взглянула на меня, улыбнулась, но ничего не ответила.
  
  
  
  
  
  
  
   "Летящий Дракон, прекрасный и восставший,
   страдает ныне, и гордость его наказа;
   он думал царствовать на Небе,
   но он царствует лишь на Земле"
  
   Книга "И-цзин"
  
  
  
  
  
   ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  
   ЧЕРТОГИ ИСТИНЫ
  
  
  
   Институт протоистории располагался далеко от жилой зоны, на окраине заповедной степи, примыкавшей к западным склонам Высокого плато. Здесь, восточнее горного массива, брали свои истоки порожистые речушки, спускавшиеся затем с гор и сливавшиеся в одну большую полноводную реку. Ветер шелестел по сухой земле и уносился к мареву далёкого горизонта, неся с собой терпкие запахи подсушенных солнцем трав.
   Я бывал здесь только однажды, ещё в школьные годы, когда наш класс привозили на ознакомительную экскурсию в местный музей. Но и сейчас потрясающий вид удивительного здания Института вызвал во мне не меньший восторг, чем тогда. Я как будто вновь окунулся в детство, в котором мир был переполнен яркими красками, волнительными открытиями и заветными ожиданиями.
   На склоне одинокой горы возвышалась арка из розового мрамора с панорамным остеклением, разделённым вертикальными рёбрами золотистого металла. Арка открывала вход в искусственно расширенную пещеру, в которой располагался обширный научный комплекс. Нижний этаж его служил тем самым музеем, в котором были собраны знания об истории человеческой цивилизации - от самых древних следов, оставленных человеком на Земле, через первые цивилизации, к античности и Средневековью, и дальше к современности. Мне подумалось, что уже в скором времени экспозицию музея необходимо будет существенно расширять, уходя всё дальше вглубь времён, где сокрыто начало человеческого пути. Следы этого пути учёные находят теперь повсюду, даже за пределами нашей планеты. И его так ясно видит Акира Кензо.
   Две широкие лестницы, опиравшиеся на мощные гранитные пилоны, вели ко входу. Их опоясывали ленты алой смальты, на которых искусной рукой резчика были запечатлены сцены эпического восхождения Человека к вершинам совершенства и познания. Гиперболоидные полупрозрачные конструкции здания сходились на высоте тридцати метров, образовывая единое внутреннее пространство верхних этажей, а невидимые глазу стороннего наблюдателя нижние этажи опускались сквозь коренную породу под основание горы ещё на добрых полтора десятка метров.
   Мы со Светланой вошли в просторный, залитый солнечным светом вестибюль второго этажа и остановились, осматриваясь по сторонам. Пол здесь был выстлан плитами серпентина - тёмно-зелёными и пятнистыми, с оливковыми прожилками хризолита, золотисто поблескивавшими в лучах солнца. Барельефы из белого кварца украшали стены, дугообразно поднимавшиеся к высокому потолку.
   - Где сейчас может быть Акира?
   Я взглянул на свою возлюбленную.
   - Нужно проверить по информационному табло, - предложила она. - Он может быть где угодно. Но, скорее всего, внизу. Там, на нижних этажах, расположены наши лаборатории. Подожди, я сейчас узнаю.
   Лёгкой танцующей походкой Светлана направилась было к справочной колонне ФВМ, стоявшей в дальнем конце вестибюля, но я успел перехватить её руку.
   - Постой!
   Она обернулась ко мне, радостно сияя глазами полными любви, но завидев озабоченность на моём лице, обеспокоилась:
   - Что такое, Сид? Кого ты здесь увидел?
   Сейчас я действительно был немало удивлён, заметив знакомую фигуру. Этот человек не спеша спускался по широкой спиральной лестнице, обвитой тонкими трубками перил, с верхних этажей.
   - Влад?.. Привет! Что ты здесь делаешь? - окликнул я его, недоумлённо глядя на друга.
   Заметив нас, он быстро подошёл, не сводя любопытствующего взора со Светланы.
   - Здравствуй, Сид! - Влад улыбался широко и радостно, словно ожидал встретить нас здесь. - Ты удивлён? Так меня Громов попросил приехать сюда. В Городе все только и говорят о каком-то важном научном эксперименте!
   - Громов послал тебя? Зачем? - Моё удивление только возросло от его слов. - Здесь же работаю я... Или он мне не доверяет?
   - О чём ты, дружище? - беспечно отмахнулся Влад и удивлённо воскликнул: - Ты что новости не смотришь? В Совет Экономики подана заявка, которая предусматривает выделение средств на восстановление древнего комплекса в Антарктиде. Того самого, что пострадал во время обрушения горной породы. Вокруг открытия, сделанного археологами, разгораются нешуточные научные споры! Все жаждут оказать посильную помощь учёным и исследователям. Список добровольцев уже перевалил за десять тысяч!
   - Всё это здорово, - медленно произнёс я, не сводя глаз с друга. - Ты, наверное, забыл, что я тоже был там и видел всё собственными глазами... Но ты так и не ответил на мой вопрос: зачем тебя прислал Громов, если в группе Акиры Кензо работаю я?
   - Мы думали, что ты всё ещё в Антарктиде, - пожал плечами Влад. - А здесь намечается важное событие, которое требует повышенной безопасности.
   - Думали?.. - скривился я. - И ты тоже так думал?
   - Что с тобой, Сид? Ты стал каким-то подозрительным! Что не так? Ты меня в чём-то подозреваешь?
   Влад схватил меня за плечи и слегка встряхнул. Озорные искорки в его глазах на мгновение померкли. Я потупился. Действительно, что это я набросился на него? Какая муха меня укусила? Он же просто выполняет поручение Громова, так же как и я. Это наша работа и ничего больше!
   - Ладно, не бери в голову. Просто я немного устал за последние месяцы, - примирительно сказал я, похлопав товарища по плечу.
   - То-то, я вижу, что ты какой-то не такой... Плохо сказался марсианский климат? Или работа археолога оказалась не для тебя?
   Влад снова перевёл взгляд на Светлану и его глаза опять загорелись озорным огоньком. На этот раз я ничего не ответил ему.
   - А кто эта прелестная девушка рядом с тобой? - всё-таки не удержался Влад. - Познакомишь нас?
   - Разумеется, - спохватился я. - Это Светлана... Светлана Норит. Она экзоархеолог и помощник Акиры Кензо. А это мой коллега и друг Влад Стив, - представил я его своей любимой.
   - Очень приятно! - Светлана протянула ему руку.
   Влад с большой осторожностью пожал руку девушки, продолжая жадно пожирать её глазами. Заметив его нескромный интерес, я легонько пихнул друга в бок и выразительно посмотрел на него, в ответ на его удивлённый взгляд.
   Светлана улыбнулась, заметив эту немую сценку. Сказала:
   - Вот что, ребята! Вы поболтайте тут друг с другом, а я всё-таки узнаю, где сейчас Акира.
   Она уверенно зашагала к информационной колонне ФВМ.
   - У вас с ней отношения! - уверенно выпалил Влад, с одобрением глядя на меня. - Всё настолько серьёзно?
   - Отношения?.. Это так заметно? - замялся я. С сомнением посмотрел на друга, чувствуя как кровьнеожиданно приливает к моему лицу.
   - Дружище! Ты расцвёл, будто весенний сад! Я давно тебя таким не видел! - Влад с беспечным видом хлопнул меня по плечу. - Вернее, никогда не видел, - поправился он и подумав, добавил: - А она хороша!
   В его голосе прозвучало нескрываемое восхищение.
   - Я люблю её, - признался я и твёрдо сказал: - И это на всю жизнь!
   - О! Понятно... Это здорово! Я очень рад за тебя. Тебе несказанно повезло с этой девушкой.
   - Ты думаешь? Но ты же её совсем не знаешь.
   Я с сомнением посмотрел на друга, но Влад уверенно подмигнул:
   - Зато я отлично знаю тебя! Что же касается её, то она, несомненно, умна, красива и тоже любит тебя. Чего же тебе ещё надо? Мне остаётся только пожелать вам счастья... и красивых детишек! - прибавил он, с хитрецой глядя на меня.
   - Перестань! До этого ещё далеко! Сейчас и так много важного происходит вокруг.
   - Старик! Что может быть важнее этого? Да, и про долг перед обществом не забывай! - философски заметил Влад. - Так что девочку вам и мальчика, таких же красивых и умных, как вы. Мне бы твою удачу! - с лёгкой грустью вздохнул он.
   - Ну, тебе тоже не престало жаловаться. Шома Ананд не последняя красавица на Земле!
   - Понимаешь, Шома... она...
   Влад хотел что-то сказать, но не успел: слегка разрумянившаяся Светлана вернулась к нам.
   - Ребята! Ребята! Я всё разузнала! - радостно сообщила она.
   - Прекрасно. И где же прячется наш таинственный Акира? - нарочито серьёзно поинтересовался у неё Влад, сразу же сбросив с себя налёт романтической грусти.
   - Как я и думала, он в лаборатории, на третьем нижнем уровне. Идёмте скорее! Там происходит что-то очень важное. Кажется, они собираются вскрыть один из "саркофагов".
   Она быстро взяла меня за руку и обернулась, вопросительно глядя на замешкавшегося Влада.
   - Вскрыть один из "саркофагов"? - переспросил он и покосился на меня. - А это не опасно?
   - Вы же здесь ради нашей безопасности - вы оба! - напомнила Светлана. - Или это не так?
   Она выжидательно посмотрела на Влада.
   - Вы с нами?
   - Кажется, я чего-то ещё не знаю, - вздохнул тот и отшутился: - Куда же я теперь без вас? С вами теперь хоть на смерть!

* * *

  
   Овальное помещение лаборатории было разделено на две половины перегородкой из толстого волокнистого стекла. Вдоль неё стояли металлические столы, заставленные всевозможной аппаратурой.
   Сигнальные лампочки на панелях приборов перемигивались всеми цветами радуги. Что-то тихо стрекотало и урчало в двух высоких блестящих цилиндрах справа, от которых в стеклянную стену уходили связки тонких кабелей и трубок. Обилие приборов напомнило мне пост управления ракетоплана. Это впечатление только усиливалось отсутствием в помещении окон и наличием здесь испытательной камеры, расположенной за прозрачным стеклом смотрового окна. Сквозь него я увидел два "саркофага", установленных на мощных штативах-постаментах. Они были оплетены паутиной кабелей и трубок - тех самых, что тянулись от двух металлических цилиндров, стоявших с нашей стороны помещения.
   Здесь же, у смотрового окна остановились Эйго Хара и Иллик Шелли. Оба помощника Акиры были одеты в защитные комбинезоны, как и двое лаборантов, возившихся около серебристых цилиндров. Наши друзья - юноша и девушка - сосредоточенно смотрели в большой флуоресцентный экран, установленный на одном из столов, и иногда Эйго что-то записывала в тонком листе электронного дневника, тускло светившемся в её руках. Работавшие вокруг приборы без устали измеряли, фотографировали, вычерчивали сложные кривые, изучая загадочные марсианские капсулы.
   Акиры нигде не было. Я осмотрелся по сторонам и переглянулся с Владом. Тот только пожал плечами. Было видно, что он слегка растерян от непривычной обстановки и обилия незнакомых приборов. Мы подошли ближе, к стеклянной перегородке. Эйго и Иллик сдержанно поприветствовали нас, поглощённые своей работой. Я заметил, что на лбу у юноши выступили капельки пота, а лицо его сковала напряжённая серьезность. Тёмные брови Эйго сосредоточенно хмурились.
   - Ну, как дела? - поинтересовалась у неё Светлана.
   - Ничего! - сокрушённо пожала плечами экзобиолог, и в голосе её прозвучало разочарование и даже детская обида. - Всё, что нам пока удалось, это определить состав вещества, из которого сделаны эти капсулы.
   - Действительно? - заинтересовался я. - И что же это такое?
   - Они отлиты из армированного металлом композита, - ответил за девушку Иллик. - Он аналогичен тому, из которого была изготовлена дверь в подземном святилище в Антарктиде. Помните?
   - Да, разумеется помню, - кивнул я. - И как вам удалось установить это?
   - С помощью ультрафиолетовой спектрометрии, - охотно сообщил оживившийся юноша. - К тому же, хроматограммы позволяют с уверенностью говорить о дополнительном присутствии следов цинка, ванадия и бериллия. В целом эта "скорлупа" изготовлена не из металла, а из невероятно прочной и пластичной массы. И к тому же чем-то экранирована изнутри!
   - Почему вы так думаете? - заинтересовался Влад.
   - Мы не смогли просветить "саркофаги" в инфракрасном диапазоне, чтобы понять, что в них находится, - спокойно объяснила Эйго. - Но датчики показывают, что внутри присутствует заряд какой-то энергии, которая никуда не могла деваться.
   - Это установлено абсолютно точно? - спросил я.
   - Всё верно, - вступил в разговор один из лаборантов, подходя к нам. Его овальное лицо в обрамлении рыжеватых, коротко стриженных волос выглядело усталым.
   - Материал, из которого изготовлена эта облочка, очень сложен по своей структуре, - сообщил лаборант. - Такого вы нигде не встретите на Земле. Его до сих пор не делают... И никогда не делали! - добавил он. - Единственное место возможного выхода энергии вот здесь. - Лаборант указал на тонкий золотистый ободок, деливший "саркофаг" на две равные половины. - Это золото... Вернее, сплав золота и бериллия, - пояснил он.
   - А золото обладает большой электропроводностью. И "боги" широко использовали его для своих нужд, - понимающе закивал я и посмотрел на стоявшую рядом со мной Светлану.
   - Да, ты прав, - согласилась она.
   - Вероятно, Зуко прикоснулся к этому "ободку" там, на Марсе, - предположила Эйго. - Поэтому его и ударило зарядом энергии, сконцентрированной внутри "саркофага".
   - Он прикоснулся сразу к двум "саркофагам", - заметил я. - Значит, заряд этой энергии должен был быть гораздо мощнее. Но ведь никого не убило, когда "саркофаги" перевозили с Марса сюда! Возможно, дело в чём-то другом, а не в наличии внутри энергии... А, что это за энергия?
   - Этого мы пока не знаем, - пожал плечами второй лаборант. - Думаю, можно говорить о её схожести с электрической энергией. Только мощность заряда здесь должна быть очень и очень большой. Думаю, её можно сравнить с зарядом, скажем, шаровой молнии.
   - А что если в этой "скорлупе" действительно сидит шаровая молния? - осторожно предположил Влад, с интересом и опаской поглядывая на "саркофаг" за смотровым стеклом.
   - Но ведь шаровая молния - это сгусток плазмы! - возразил я и вопросительно посмотрел на друга: - А почему "скорлупа"?
   Тот растерянно пожал плечами, указал на один из "саркофагов":
   - А что это тебе напоминает?
   - Яйцо! - воскликнул Иллик.
   - Да. И я не могу отделаться от этой мысли, - согласилась с ним Светлана, и в глазах её появилось любопытство.
   - Похоже на яйца овираптора или анкилозавра, - медленно произнесла Эйго. - Кстати, эти древние ящеры когда-то обитали и в Антарктиде, - уверенно добавила она, бросив взгляд на меня.
   В это время в лабораторию стремительно вошёл Акира. Вид у него был какой-то взъерошенный, но он старался вести себя сдержанно. Поприветствовав всех нас, он выжидательно посмотрел на Эйго и Иллика. Девушка-биолог неопределённо пожала плечами, словно извиняясь за что-то.
   - А если вам всё же не удастся определить характер энергии, таящейся внутри этих "яиц"? - спросил я у стоявшего рядом лаборанта.
   - Тогда это большая беда, - сухо ответил за него Акира. - Беда для Зуко! Нам понадобится многолетние поиски ощупью, и спасти нашего товарища будет значительно труднее. Если же это действительно заряд шаровых молний или чего-то похожего, тогда он должен был остаться в "саркофагах", и там мы можем найти не только прах.
   - А вы считаете, что там, внутри кто-то сидит?.. Кто-то живой? - с лёгкой насмешкой в голосе спросил у него Влад, но от меня не ускользнула настороженность в его глазах.
   - Я надеюсь на это, - спокойно ответил экзоархеолог, остановив на нём тёмный пристальный взор. - Если они всё ещё живы, возможно, они закапсулировались, заключили себя в нечто вроде кокона.
   - "Они"? О ком вы говорите? - ещё больше забеспокоился Влад. - Я чего-то не знаю?
   Он растерянно оглядел присутствующих и удивлённо воззрился на меня.
   - Думаю, да. И очень многого, - сдержанно улыбнулся я.
   - Может быть, вам стоит посетить здешний музей? - предложила Светлана. - Там можно почерпнуть для себя много информации на данную тему.
   - Спасибо. Непреминую воспользоваться вашим предложением, - недовольно хмыкнул Влад.
   - Значит, они могли закапсулироваться? - переспросил я, с нескрываемым интересом глядя на Акиру.
   Экзоархеолог утвердительно кивнул в ответ.
   - Среди живых организмов, вынужденных переживать неблагоприятные для существования периоды, известны аналогичные приспособительные механизмы, - пояснила Эйго, задумчиво глядя за стекло смотрового окна.
   - Вы действительно думаете, что там сидит что-то живое? - с сомнением и опаской спросил у неё Влад. - И вы собираетесь это оживить?
   - Почему бы и нет? - пожал плечами Акира Кензо. - Мы обязаны сделать хотя бы попытку. А вы предлагаете остановиться, стоя на пороге грандиозного открытия? - Он удивлённо посмотрел на моего друга. - Оставить без понимания то, с чем... или с кем мы имеем дело? Нет! Это было бы настоящим преступлением для нашей науки!
   Экзоархеолог указал на "саркофаг":
   - Если там действительно живые существа, которые могут инцистироваться, то они могут и быстро выходить из этого состояния. Значит, мы сможем вернуть их к жизнедеятельности.
   - Восстановлением условий обитания? - догадалась Светлана.
   Экзоархеолог согласно кивнул.
   - Но кого вы ожидаете там найти? - спросил я, чувствуя нарастающее волнение. - И как хотите восстановить условия обитания, если не знаете, с чем имеете дело?
   - Чтобы узнать, что сидит внутри и к каким условиям оно привыкло, мы просканируем "саркофаг" веерообразным пучком рентгеновского излучения и при помощи линейного детектора получим изображение, - как о чём-то окончательно решённом сказал Акира, и посмотрел на своих помощников.
   Оба лаборанта поняли его без дальнейших объяснений и принялись готовить какие-то приспособления и настраивать нужные приборы.
   - А если это не поможет? - снова спросил я, наблюдая за спорыми и отлаженными действиями людей в поблёскивавших металлом защитных комбинезонах.
   - Тогда придётся применять более сложный способ и на получение изображения уйдёт много времени, - бросил через плечо один из лаборантов.
   - В любом случае, что кроется там, внутри мы попытаемся узнать, - твёрдо сообщил Акира, решительно подходя к металлическому столу около смотрового окна.
   - Но как? - изумился Влад.
   - Проделаем лучевым пронизывателем в стенке этой капсулы небольшое отверстие и запустим туда камеру. Так мы увидим содержимое "саркофага" и сможем определить условия внутри него. А наличие вот этой вот золотой "прокладки" наводит меня на мысль о составном устройстве этих капсул. И эти две половинки должны как-то крепиться друг к другу.
   Экзоархеолог указал рукой в сторону стеклянной перегородки.
   - Значит, это не настоящее яйцо?
   Я почувствовал лёгкое сожаление. Разыгравшаяся фантазия уже нарисовала в моей голове самые невероятные картины возможного содержимого этих марсианских капсул.
   - Разумеется, нет! Оно рукотворное. Разве вы сами этого не видите?
   Акира пристально посмотрел мне в глаза и повернулся к одному из лаборантов, отдавая ему негромкие распоряжения. Помощник экзоархеолога согласно закивал в ответ, после чего Эйго встала за пульт телеуправления. Из угла испытательной камеры не спеша выехала членистая установка с цилиндрическими осветителями и медленно подползла к ближнему "саркофагу". На смотровом окне опустили защитные фильтры и все столпились около флуоресцентного экрана.
   С замиранием сердца я следил за искусными манипуляциями лаборантов. Плоское блюдце экрана замерцало белёсым светом, сквозь который проступили тёмные контуры внешних стенок "саркофага". За ними колыхалось странное облако из вспыхивающих искр. Изображение задрожало, стало кривиться вправо и резаться полосами мелких чёрных точек.
   - Что происходит? - тихо поинтересовался Влад, стоявший справа от меня. Казалось, он едва дышал сейчас от волнения.
   - Это электрические помехи, - пояснил лаборант, управлявший рентгеновской установкой. - Вот она, энергия о которой мы говорили! Да это просто какой-то сгусток электричества!
   - Смотрите, смотрите! - воскликнула Светлана и порывисто схватила меня за руку.
   - Что это? - удивился Иллик Шелли.
   - Пока не понятно, - медленно произнёс Акира, напряжённо всматриваясь в изображение на экране.
   Там появились, размытые помехами, коричневатые ромбовидные сегменты, плотно сбитые в широкие кольца. Эти кольца, насколько можно было судить, складывались в тугую спираль, которая занимала всю нижнюю часть "саркофага".
   - Это что такое?.. Ноги? - вырвалось у изумлённой Эйго.
   Я быстро посмотрел на неё. От обычной холодноватой задумчивости девушки не осталось и следа. Так уже было на Марсе, около бассейна. Наш биолог снова преобразилась до неузнаваемости.
   - Похоже на то, - дрожащим от волнения голосом отозвался поражённый Акира. - Да, вот! А это... это что? Голова?
   - Дракон?.. О небо! Это же дракон! - восторженно воскликнула Светлана, и едва не захлопала в ладоши от радостного возбуждения.
   Она схватилась за пылающие щёки, глядя широко раскрытыми от волнения глазами то на Акиру, то на меня, то на остальных товарищей. А я не узнавал экзоархеолога. Он был настолько потрясён увиденным, что не мог произнести больше ни слова. Лёгкая бледность проступила на его высоких скулах. Как завороженный, он смотрел на дрожавшую на экране картинку, как будто не веря собственным глазам.
   Да и как в такое можно было поверить? Жизнь - чужая, неведомая и безумно древняя - воочию предстала перед всеми нами, отделённая от нашего мира не этой стеклянной перегородкой, а, наверное, эрами бесконечного восхождения по эволюционному пути - бездонной пропастью времени и безграничной бездной пространства! Я был уверен, что все, кто сейчас находился в лаборатории, испытывали одинаковые чувства: волнение, радость, тревогу, замешательство. Всё это одновременно захлестнуло меня, переплелось в душе стремительно меняющимся калейдоскопом чувств. Я, словно оторвался от реальности и уже не понимал, где нахожусь и что делаю. Но то был я - простой сторонний наблюдатель, волею случая, оказавшийся вовлечённым в грандиозный научный поиск. А что же тогда творилось в душе у Светланы или у Эйго? Ведь они посвятили этому делу годы своей жизни! И вот он, этот долгожданный ошеломительный результат терпеливого труда, долгих поисков и сокровенных чаяний! А о чём сейчас думает Акира, выглядевший явно подавленным и обескураженным больше остальных?
   Я оглядел остальных своих товарищей. Казалось, наши обострённые до предела чувства слились в один единый поток, застилая разум. Хотелось танцевать, кричать и плакать от радости и счастья великого открытия. И больше не в силах сдерживаться, мы принялись радостно обниматься, поздравляя друг друга с победой, и оглашая помещение радостными возгласами.
   - Друзья! Друзья! - наконец, взяв себя в руки, воззвал к остальным Акира Кензо. - Давайте соберёмся. У нас ещё очень много работы. Достигнутый результат, безусловно, важен. Но это лишь промежуточный результат. Не забывайте об этом.
   - Но разве он не грандиозен? - изумился Иллик. - Теперь у нас есть реальные доказательства существования внеземной жизни! Чего же вам ещё нужно?
   - Ты считаешь, что я посвятил этому проекту свою жизнь лишь ради того, чтобы потешить собственное честолюбие? - усмехнулся экзоархеолог, пристально глядя на юношу.
   Иллик смущённо потупился под его взглядом, поняв свою оплошность.
   - Так что же вы хотите предпринять? - поинтересовался я, не спуская глаз с Акиры.
   - Я не отступился ни на шаг от своего решения: мы вскроем этот "саркофаг"! - уверенно заявил тот. - Нужно доконца разобраться с тем, что мы в нём обнаружили... Насколько оно может быть разумным...
   - А вы не боитесь, что это существо может быть опасно для всех нас? - задал каверзный вопрос Влад.
   - Вполне возможно, - спокойно ответил экзоархеолог. - Но разве это достаточный повод, чтобы останавливать дальнейшее исследование?
   - А разве нет? - Влад пристально посмотрел на него и повернулся ко мне. - Чего ты молчишь, Сид? Мы не можем позволить ему совершить подобное безрассудство!
   - Теперь, когда мы стоим на пороге величайшего открытия со времён возникновения человечества?
   Акира сквозь холодный прищур посмотрел на моего друга. Девушки за его спиной притихли в напряжённом ожидании.
   - Постойте, постойте! - Влад сделал отсекающий жест рукой. - Я, конечно, не в курсе всех тонкостей вашей работы, но одно я знаю определённо - ваша задумка небезопасна! Мы можем здесь рисковать собой, но мы не можем рисковать людьми - обычными жителями Земли. К чему может привести вскрытие этого "яйца", если он напичкан какой-то неведомой нам энергией? Разве спасёт кого-то эта стеклянная перегородка?
   - Это прочнейшее волокнистое стекло, способное выдержать направленный ядерный взрыв, между прочим, - негромко заметил один из лаборантов. - И мы в двадцати метрах под землёй, в недрах андезитовой скалы.
   Влад снова решительно повернулся ко мне, хмуря брови.
   - Сид! Ты-то понимаешь, чем нам может грозить вскрытие этого "яйца"?
   - Понимаю, - кивнул я, поглядывая на притихших учёных. - Я понимаю это разумом, но сердце подсказывает мне, что Акира в данном случае более прав, чем ты. Мы не можем отступать сейчас назад, даже на полшага, уже подойдя к главному рубежу. Не имеем морального права.
   - Да всё наше общество живёт по этому закону: два шага вперёд и полшага назад! - горячо воскликнул Влад. - Без этого вынужденного отступления никогда не будет движения вперёд. И этот откат назад - это не пустая осторожность. Это необходимая составляющая социальной эволюции. Нужно время, чтобы вырастить, воспитать и обучить новое поколение. Необходима передышка, чтобы осмыслить пройденное и наметить новые цели. Всё это - мера действий и помыслов. Без неё не возможен ни один взвешенный, а, значит, правильный шаг навстречу будущему. Это уравновешивание "чаш весов", и от этого равновесия зависят судьбы всего человечества.
   Глаза Влада пылали огнём негодования.
   - Судьбы человечества в неменьшей степени зависят и от полноты знания, которым оно обладает на текущий момент истории, - спокойно и печально произнёс в ответ Акира. - Без этого знания никакого движения вперёд никогда и не будет. Поэтому так важно доминирование науки, важно развитие технологий. Иначе будет топтание на месте. А то и хуже - скатывание назад, в темноту прошлого. Это мы поняли ещё на заре Мирового Воссоединения... Вот почему мы так тщательно изучаем наше прошлое.
   - Помимо научного знания и развития чисто физических технологий необходимы развитые гуманитарные технологии, иначе наше общество не будет ничем отличаться от индустриальных обществ прошлого с их ужасающей деструкцией! - не сдавался Влад. - А ваш подход способен привести к структурной переизбыточности нашей цивилизации, когда физические технологии будут довлеть над человеком, не способным адаптироваться ко всё возрастающим инновациям. Это путь к техническому хаосу - катастрофе, в которой человек не найдёт согласованности со своей техносредой и погибнет...
   - Перестаньте! - возмутился Акира. - Перестаньте сгущать краски! Вы прекрасно понимаете, что это всего лишь ваши домыслы и некорректный аргумент в споре. Как понимаете и то, что диаметрально противоположный путь так же способен привести к не менее страшной катастрофе! Отсутствие или недостаточная развитость у человечества принципиально необходимых на данной фазе развития технологий, образующих материальное пространство любой цивилизации, невозможно компенсировать насыщением только информационного пространства или развитием индивидуальной духовности. Всё это способствует согласованности техносферы и человека, и, безусловно, важно, как неотъемлемая часть развития и движения вперёд, но необходим синтез. Синтез, при котором гарантированна взаимная адаптация человека и Вселенной!
   - Я не стану здесь с вами спорить на всякие философские темы, - после короткого молчания, сказал Влад, продолжая глядеть на экзоархеолога исподлобья. - Толку спорить о том, что наука влияет на объективные возможности человека и отвечает за то что происходит. Это очевидно. Но за то как это происходит, ответственны сами люди. Мы с вами управляем субъективными вероятностями! Поэтому я не могу разделить вашего желания идти до конца, невзирая на любую опасность. Я против неоправданного риска в данном конкретном случае. И я здесь для того, чтобы не допустить этого... Мы с здесь для того.
   Влад повернулся ко мне, требовательно глядя мне в глаза.
   - Сид! Ты готов взять на себя всю полноту ответственности? Если нет, то я стану настаивать на необходимости вынесения вопроса о возможности проведения данного эксперимента на обсуждение в более широком кругу.
   Я внимательно посмотрел на хмурящегося друга. Уверенно кивнул:
   - Я готов понести всю полноту ответственности! Я верю в этих людей. Если они уверены в необходимости риска, значит, так тому и быть.
   - Нет! Я возьму всю ответственность на себя! - решительно выступил вперёд экзоархеолог. - Как представитель науки, я один здесь могу считать себя ответственным за принятие подобных решений.
   Все присутствующие обратили свои взоры на него. Я заметил, как в глазах Эйго мелькнуло почти благоговейное восхищение, а щёки Иллика Шелли запылали румянцем. Светлана подошла ко мне и сильно сжала мою руку, заметно волнуясь.
   - Мы тоже берём на себя ответственность! - заявила она под одобрительные возгласы Эйго и лаборантов.
   Влад оглядел присутствующих с лёгким замешательством и понуро опустил голову.
   - Что ж. Похоже я чего-то не понимаю в этой жизни... Пожалуй, всё же схожу в ваш музей, - пробурчал он и, не обращая больше ни на кого внимания, быстро вышел.
   Когда мой друг ушёл, наступило неловкое молчание, которое нарушил Акира.
   - Пожалуй, я тоже ненадолго покину вас. Мне необходимо кое-что обдумать и переосмыслить... Если честно, то в голове у меня сейчас царит полный хаос... Информационный, а не технологический, про который говорил тут ваш друг, - сдержанно улыбнулся экзоархеолог, мельком взглянув на меня.
   Акира отдал несколько коротких распоряжений двоим лаборантам, и те тут же принялись готовить специального робота, оснащённого лучевым пронизывателем, чтобы с его помощью проделать в стенке саркофага небольшое отверстие для приборов. Попутно "саркофаг" соединили с надёжным заземляющим контуром, чтобы безопасно отвести возможные потоки энергии. Мы же вчетвером перешли в небольшую, но уютную комнату отдыха, расположенную поблизости с лабораторией, где предались терпеливому ожиданию.
   - Мне сейчас почему-то вспомнились древние стихи, - с лёгкой грустью в голосе сказал Иллик Шелли, через какое-то время нарушая общее молчание. Юноша сосредоточенно нахмурил высокий лоб и вдохновенно процитировал:
  
   На раскопах отдых недолог,
   А с бессонницей вовсе плох.
   У палатки сидит археолог.
   Он задумался. Даль эпох
   На него ползёт, как гроза.
   Звёзды - брошенные святыни -
   Чётко врезаны в черноту
   Помрачневшей ночной пустыни.
   Там - клокочущие шары
   Истекают слепящим светом,
   Там невидимые миры
   И неведомые планеты.
   Всплеск за всплеском, за валом вал
   Мысль встаёт, расправляя крылья,
   Он с надеждой глядит в провал,
   Отороченный звёздной пылью...
  
   Иллик смолк, задумчиво глядя перед собой, как будто припоминая подзабытые строки.
   - Какие замечательные стихи! - восхитилась Эйго. - Кто их написал?
   - Имя автора не сохранилось, - смущённо улыбнулся молодой человек. - Я знаю лишь, что он жил в середине двадцатого века в России. Тогда в этой стране было много светлого и много, по-настоящему, талантливого и устремлённого в будущее...
   - Ты прав, - согласилась с ним Светлана. - Я тоже знаю эти стихи. Там есть ещё и такие строки:
  
   Знаю. Лучше не быть, чем тенью
   Промелькнуть по страницам лет.
   Смерть преследует нас с рожденья,
   Но у памяти смерти нет.
   Время - труженик. Время - друг
   Набегающим поколеньям.
   В эстафете дел и наук
   Жизнь становится восхожденьем.
   И сегодняшний миг планеты -
   Результат миллиардов лет.
   Он, воссозданный нами, есть
   Только здесь, в головах живущих,
   Тех, кто ловит каждую весть
   О событиях бывших и сущих.
   Что ж во времени ищем мы,
   Вырывая знанья из тьмы?..
  
   - Это совсем, как про нас! - снова не удержалась от нахлынувших чувств Эйго, и щёки её запылали ярким румянцем.
   - "Что ж во времени ищем мы, вырывая знанья из тьмы?", - повторил я понравившиеся мне строки. - Это в самом деле про вас!
   Я посмотрел на свою возлюбленную, и она ответила мне благодарным взором.
  
  

* * *

   Акира появился через час: взъерошенный, молчаливый и сосредоточенный. Он сел в кресло напротив меня и Светланы. Долго молчал, опустив глаза в пол. Затем негромко заговорил, словно извиняясь, подняв виноватый взгляд к моей возлюбленной:
   - Мне очень стыдно за то, что я долгое время не прислушивался к вашим мыслям, Светлана. Я считал, что понимаю разницу между действительным зоологическим смыслом слов "Дракон", "Нага" или "Змий" и их метафорическим смыслом. Меня даже не смущало то, что всё человечество когда-то пережило культ Змия, воскуряло фимиам перед ним или проклинало его и побивало камнями. Его упоминают все книги древности: "Зенд", "Цзин", "Веды", "Эдда" и даже Библия. Везде священный Змий или Нага имел своё святилище и своего священнослужителя...
   Акира сокрушённо покачал головой, блестя миндалинами тёмных глаз.
   - Но что удивительного в поклонении и одновременном проклятии Змия, думал я, если мы знаем, что с самого начала он был лишь символом? В каждом древнем языке слово "дракон" означало примерно одно и то же - "длинный" или "существо, отличающееся умом". На греческом "дракон" это "тот, кто видит и наблюдает". Разве могли, подобные эпитеты относится к одноименному животному, когда аналогичные смыслы скрыты в названиях самих "богов"? "НТР" у египтян означало - "стражи, наблюдатели", а в Месопотамии их называли "игигами" или "ирсиррами", что переводилось как "те, кто смотрят и обращаются". Даже само слово "Шумер" означало - "Земля стражей" или "страна тех, кто наблюдает"... Разве не очевидно, что все эти определения характеризовали человеческие прообразы, которые лишь символизировались Змиями или Драконами?
   Акира вопрошающее смотрел на мою любимую, и я видел в его глазах прежнюю растерянность и замешательство.
   - Я всегда думал только о символизме, - так же негромко продолжал он. - Но реальность оказалась гораздо фантастичнее моих самых смелых предположений! Я долго размышлял об этом и теперь понимаю, что мои выводы во многом были ошибочны... Как я мог быть так слеп! - дрожащим от волнения голосом воскликнул экзоархеолог. - Ведь все, буквально все тексты, рассказывающие нам об архаическом прошлом, говорят, прежде всего, именно о Змиях и Драконах, как о живых разумных существах! И это не метафора, не аллегория - это реальность!
   Акира горько усмехнулся.
   - Эволюция, описанная в мифах, подтверждает информацию, данную нам в "Манавадхармашастра" - "Законах Ману": "Великий Прабрахма повелел, дабы от зародившегося в тине глубоких морей червя земного пройдя через все стадии животного творения, явился в мире, наконец, человек. Червь сделался змием, змий рыбой, рыба преобразилась во млекопитающее и так далее"... Разве не напоминает это вам известную мифологическую последовательность развития жизни во вселенной: драконы - "боги" - люди?.. А строки из "Книги Дзиан": "Саморождённые были Чхая. Тени от Тел Сынов Сумерек. Ни вода, ни огонь не могли уничтожить их. Не так было с сынами их..."... О чём они говорят нам? Кто эти "Сыны Сумерек" - "Отцы" и "Владыки", чьи тела "блистают", потому что они не подвластны ни воде, ни огню?..
   Акира замолчал, обводя всех присутствующих взором, полным сожаления.
   - Может быть, иная форма жизни, о которой рассказывала нам Эйго? - осторожно предположил я и посмотрел на нашего экзобиолога.
   Девушка смущённо опустила глаза, взволнованная не меньше остальных.
   - Верно, иная! Настолько иная, что нам будет сложно даже представить себе подобные формы, лежащие за гранью наших сегодняшних познаний о Вселенной! - в ответ горячо воскликнул экзоархеолог. - Что нельзя уничтожить никаким оружием, намочить водой, иссушить ветром или сжечь огнём?
   - Душу! - взволнованно, но уверенно воскликнула Светлана.
   - Вот! Именно так! Речь здесь идёт о духовных формах жизни, жизни из иных сфер бытия... или не-бытия, если хотите. Оттуда, из непостижимых пока для нас пределов Тамаса, спустились эти "Владыки" в наш материальный мир, чтобы наполнить его смыслом, наполнить жизнью и высшим разумом: "Затем от сосредоточившегося Брахмы родились наделённые разумом потомки. Их тела и способности возникли от телесной сущности Брахмы. От членов мудрого бога появились "познавшие поле"... Все они, боги и другие существа, а так же недвижимые предметы пребывали как вместилище тёх гун. Но поскольку эти существа, движущиеся и недвижимые, не размножались, мудрый бог сотворил иных, наделённых разумом сынов, подобных себе. Эти - наделённые разумом Бхригу, Пуластья, Пулака, Крату, а так же Ангирас, Маричи, Дакша, Атри, Васиштха и Нарада...", - процитировал Акира строки ведийского текста и обвёл присутствующих горящим от волнения взглядом.
   - Брахма сделал нечто диаметрально противоположное тому, к чему в последующем стремилась вся религиозная философия индуизма - обретение мокши, нирваны, растворение в Вечном и Едином! Это стремление является частью древнего духовного учения, распространённого когда-то не только в Индии, но и в Мексике, Египте, Индокитае, на Тихом Океане и в Южной Америке. Тем не менее, деяния первого "бога" направлены на преобразование вечного первоначального единства духовной реальности в многообразие живого и меняющегося материального мира. Именно ради этого Брахма и создал семь великих мудрецов Саптариши и ещё одиннадцать Праджапати - "Владык созданий". Именно они породили мир от своего "семени", тогда как сам Брахма являлся саморождённым божеством, либо рождённым из золотого яйца, появившегося в водах, куда Вишну вложил своё "семя".
   - Очень похоже и на древнеегипетскую, и на шумерскую мифологию, - взволнованно отозвался со своего места Иллик Шелли.
   - Ты прав, - согласился с ним Акира. - "Я был духом в Первоначальных водах, не имея сотоварища, когда начало существовать моё имя. Самый древний облик, в котором я явился, - облик утонувшего. Я был тем, кто возник как круг, кто был насельником яйца. Я был единственным, кто начал всё, насельник Первоначальных Вод. Первый Хаху произошёл для меня, и затем я начал двигаться. Я создал свои члены в своей "славе". Я был творцом себя, ибо я образовал себя в согласии со своим желанием, в согласии со своим сердцем", - говорится в "Текстах саркофагов" об Атуме который, как и Брахма, "произвёл некое место в первобытном океане, когда семя изверглось в Первый Раз. Оно изверглось под него, как обычно, обретая своё имя "семя". Общность творения материального мира и в египетской, и ведической версиях несомненна. И эта общность, характерная для большинства древних текстов, даёт нам право считать, что описываемые в них события близки к самой истине. Несомненно, когда-то существовал один, единый источник знания об этом.
   - Стоит вчитаться и в строки "Книги Дзиан", - продолжал экзоархеолог дрожащим от волнения голосом. - Там говорится: "Сыны Мудрости, Сыны Ночи, готовые вновь родиться, спустились. Они увидели низкие формы Первой Трети. "Мы можем избирать, - сказали Владыки. - Мы мудры".
   - "Сыны Мудрости, Сыны ночи", - заворожено повторила Эйго. - Как это ёмко и в тоже время так таинственно!
   - Самое важное, что в этих строках, как мне кажется, заключена вся эволюция живого во вселенной - её истоки и её корни, - заметно волнуясь, сообщила Светлана. - Помните, что записано в "Айтарея-брахмане"? - обратилась она к Акире и не дожидаясь ответа, процитировала: "Вначале, до того как Матерь стала Отцом-Матерью, Огненный Дракон в одиночестве носился в Беспредельности", а Земля там названа "Сарпа-раджини" - "Царица Змей"?
   - Да, да, - подхватил Акира. - Можно было бы вспомнить и скандинавскую мифологию. В ней описан Гиннунгагап - первичный хаос, мировая бездна, которая сама по себе лишена жизни, но в которой первоначально возникло два мира: Нифльхейм - "обитель туманов", где обитают "ледяные великаны", и Муспелльхейм - "огненная земля", страна "огненных великанов", "огненное царство". От взаимодействия этих двух первомиров в пустоте мировой бездны зародилось первосущество - великан Имир. Думаю, Имир скандинавов тождественен Огненному Дракону, о котором говорит нам "Сарпараджини", как и все остальные великаны. Первомиры же вполне можно рассматривать, как материальную вселенную и Тамас, возникшие из некой духовно-нематериальной первоосновы. Только это уже будет не эволюция просто живого, а эволюция целой Вселенной! Тогда и тройственность Верховного Духа выглядит, как отражение природы этой вселенной: Брахма здесь символизирует материю, Вишну - структурное взаимодействие, а Шива - энтропийные процессы. Неслучайно и то, что и Атум, и Аншар, и даже Брахма тесно связаны именно со Змиями.
   - Я всегда знала, что совсем не спроста буквально у всех народов змея являлась самым почитаемым божеством! - сказала Светлана, и я увидел, как глаза её загорелись радостью.
   Я осторожно взял руку своей любимой, и она с благодарностью посмотрела на меня.
   - Любопытно, что у японцев Белый Дракон, живущий в пруду Ямасиро, каждые пятьдесят лет превращался в птицу О-Гонтё с голосом, напоминающим вой волка, - сообщил Акира.
   Я не переставал удивляться тому, как он взволнован. Таким я его ещё ни разу не видел за всё время нашего знакомства.
   - Ацтеки обожествляли змею в облике Кецалькоатля, который для них был источником космического знания. Они рассказывали о том, как этот бог-змея добровольно заключил себя на четыре дня в саркофаг - "каменный ящик", - из которого он затем восстал и направился "к небесному берегу божественных вод", где "он остановился, издал крик, сорвал с себя одежды и облачился в перья. Украсив себя, он поднёс к себе огонь и сжёг себя". После того, как он сгорел, весь пепел разом взлетел вверх и, по истечении восьми дней, на небе появилась большая звезда по имени Кецалькоатль... Вам эта история ничего не напоминает?
   - Древний Египет с его саркофагами в пирамидах и усыпальницах! - горячо выпалил Иллик Шелли. - Ведь все они, как вы говорили, изначально предназначались для отправки душ "богов" в Дуат в ходе какого-то грандиозного научного экспримента.
   - Да, скорее всего, - благосклонно кивнул Акира. - Но только ли это?
   - Феникса - умирающего и возрождающегося! - уверенно сказал я. - Он тоже сжигал сам себя, чтобы возродиться к новой жизни из пепла.
   - Вы правы, Сид, - снова кивнул Акира и улыбнулся довольной улыбкой. - Это происходило в священном городе Гелиополис - древнем Инну, где во дворе храма Хет-Бенбен стоял знаменитый обелиск - колонна-мегалит Инну. Этот каменный столб, увенчанный пирамидкой Бенбена - "каплей семени Атума", являлся фаллическим символом Гелиополиса-Инну, города, посвященному столбу.
   - В древнеегипетском языке корневое слово "бн" и его сдвоенный вариант "бнбн" были связаны со всякого рода истечениями, в том числе и сексуального характера, - пояснила Светлана, в ответ на мой вопросительный взгляд.
   - Действительно, - отозвался Акира. - В разделе о сотворении Бенбена можно прочитать о том, что Атум, "который произвёл - "бнн" - некое место - "бв" - в первобытном океане, когда семя - "бнн.т" - изверглось - "бнббн" - в Первый Раз... Оно извергалось - "бнбн" - под него, как обычно, обретая своё имя "семя" - "бнн.т"". От корня "бнн", как вы понимаете, происходит и название сказочной птицы Бенну - Феникса, появившейся в момент творения вместе с первобытным холмом, на котором возлежал сам Атум. В "Книге Мёртвых" есть такие строки: "Я - птица Бенну и я снова появляюсь на Земле".
   - А это уже наводит на мысли о реинкарнации, - заметила разрумянившаяся Светлана. - И она находится в полном соответствии с циклической структурой времени, принятой в Древнем Египте. В соответствии с ней строились и храмы, которые должны были повторять некий древний прототип, построенный "богами" ещё на заре времён - в Первое Время. Но даже тот далёкий прототип лишь воспроизводил некое место, которое существовало ещё до сотворения мира. Это место называлось "Дуат-н-Ба" - "Преисподняя души".
   - Верно, - согласился с ней экзоархеолог. - Дуат же, как "преисподняя души", возвращает нас к первоосновам вселенной, где Драконы играли немаловажную роль. Эта мысль была отражена даже в христианской традиции, согласно которой считалось, что Змий, низвергнутый с неба - "падающий вниз", владел ключами от "Царства мёртвых" до того дня, когда Иисус увидел его падающим "с неба, как молния". Эта связь с "Небом" проходит через все традиции Земли, поэтому не удивительно, что тот же храм в египетском Эдфу был построен в соответствии с планом, "который упал с небес" и был ориентирован не по точкам восхода Солнца, а по Ориону, находящемуся севернее Большой Медведицы.
   - А вам не удалось отыскать этот самый Бенбен? - заинтересовался я.
   - Нет, - покачал головой Акира. - К сожалению, первоначальный камень Бенбен, который, как утверждают, хранил тайну "сокрытости Дуата", исчез из Гелиполиса ещё в глубокой древности. Найди мы его сегодня - это была бы поистине бесценная реликвия, наряду с другими предметами "богов", такими например, как "Ковчег Завета"!
   - Так, может быть, стоит поискать все эти артефакты? - предложил я.
   Акира посмотрел на меня устало:
   - Если бы это было так просто и легко, Сид, мы бы давно уже занялись этим. Ведь поиски тайных знаний, сокрытых тем же Тотом, велись людьми с незапамятных времён. Как и поиски различных предметов "богов". Кое-что, видимо, удавалось найти и во времена фараонов, и в более поздние эпохи. Вспомните мой рассказ о заговорщиках Яхве для детей в санатории. Но всё это кануло в лету, и безвозвратно утеряно для нас в связи с известными событиями.
   - Печально! - разочарованно вздохнул я.
   - Мне вспоминается один погребальный текст, - сказала Светлана, посмотрев на меня, - в котором говорится о пути души к бессмертию: "Я открываю сундук Тота, я ломаю печать... я вскрываю находящиеся внутри ящики бога, вынимаю из них документы...".
   - Могу вспомнить и другой папирус времён Среднего Царства, - подхватил Акира. - Он вам хорошо известен, как "Папирус Западной Колесницы".
   - Да. Этот папирус хранил древнюю историю времен Хуфу. Он повествует о сооружении, именуемом "Опись", расположенном в святом городе Гелиополис. Там хранился "кремневый сундук" с таинственным предметом. Поискам этого предмета Хуфу "посвятил много времени". Я думаю, это был некий документ, поскольку в нём было записано "число тайных камер в святилище Тота", - уверенно сказала Светлана.
   - Скорее всего, - согласился с ней экзоархеолог. - На самом деле, в древности многие египетские тексты сообщали о том, что "бог мудрости" спрятал одну из своих книг "в железном ящике посередине Нила в Коптосе". В одном из таких текстов записано следующее: "Железный ящик находится в бронзовом ящике, бронзовый ящик - в ящике из пальмового дерева, ящик из пальмового дерева - в ящике из эбенового дерева и слоновой кости, ящик из эбенового дерева и слоновой кости - в серебряном ящике, серебряный ящик - в золотом... ящик, в котором книга, окружен полчищами змей, скорпионов и всякого рода рептилий, а вокруг него обвилась змея, которая бессмертна". На роль зарытых в землю табличек претендуют и древние камни с рисунками динозавров, и не менее древняя коллекция глиняных фигурок таинственных ящеров... Конечно, большие булыжники с нанесёнными на них рисунками, и уж тем более статуэтки, изображающие различных чудовищ, очень сильно похожих на динозавров, весьма далеки от табличек с письменами. Но, тем не менее, не всё так просто. Дело в том, что в мифах, хоть и редко, но всё же можно встретить схожие мотивы, перекликающиеся с изображениями на камнях Ики. И все они повествуют о допотопном времени.
   - Пожалуй, сейчас, даже для меня очевидна связь этого древнего знания именно со Змиями и с очень древними временами, - согласился я. - Наверное, эти времена можно отнести и к истории Земли, и к истории Вселенной? Я видел его следы и на Марсе, и в Антарктиде... А сколько ещё таких следов мы обнаружим в будущем, возможно, и на других планетах, и не только нашей Солнечной системы!
   - Ты прав, - согласилась со мной Светлана. - Хотя даже на Земле регионы, где было распространено благоговейное отношение к змее, как символу деревней мудрости, столь обширны, что само по себе это уже позволяет нам говорить о доминировании здесь Змиев в определённый исторический промежуток нашей истории. К примеру, большая змея когда-то покровительствовала афинской цитадели. В Европе, как и в Америке, тоже существовало почитание змей, которое прослеживается и в варварские времена, и в классические. Те же афиняне ежемесячно приносили своему Змею в дар медовые пироги, а в храме древнего славянского "бога" Потрипса змей поили молоком. Змеи считались символом "бога-целителя" Асклепия. А в Древнем Египте на все мысли о прошлом, настоящем и будущем накладывал свой отпечаток образ вечной змеи, бесконечно глотающей собственный хвост. Аналогичный же образ существовал и у финикийцев, где змея, заглатывающая свой хвост, была символом "небесного божества" Таацта.
   - Безусловно, - подтвердил экзоархеолог. - И это роднит всех этих змей с мировым Змием - тысячеглавым Шеша. Именно он - Ананта или "Бесконечный" - носит на своих головах, наподобие диадемы, весь материальный мир и семь духовных миров Патала. Он же - ещё одна эманация "Огненного Дракона", на теле которого возлежит сам Вишну во время творения: "Эта Вселенная существовала в виде Тьмы, неощутимой и лишённой каких-либо отличительных особенностей, непостижимой для разума, непознаваемой и полностью погружённой...". В этой Тьме "спал на свернувшейся змее Верховный Бог". Именно он, согласно эзотерической мудрости, является прародителем всех "божественных мудрецов" - всех этих Рудра, Риши, Асура, Кумар и Муни - которые должны рождаться в каждом веке, воплощаться в каждой Манвантаре, чтобы нести "небесное знание" людям.
   - Всё же, мне думается, что не все эти фигуры заслуживают нашего внимания, - уверенно сказала Светлана. - Среди них нужно выделять только две, самые величественные и таинственные: мистические школы Запада и масонство всегда говорили о Енохе и Гермесе, а вот Восток твердил о Нараде - древнем ведическом Риши и ещё об Асура Майя. Я бы сказала, что именно эти двое, подобно двум гигантам, возвышаются в архаическом прошлом. Ведь мы встречаем их всякий раз, когда обращаемся к Югам или Кальпам.
   - Да, пожалуй, - не стал с ней спорить Акира и добавил: - К тому же, Нарада один из немногих кому удалось посетить так называемую "преисподнюю", названную в "Пуранах" Паталой. Вы правы. Именно Нарада, потомок Кашьяпы и дочери Дакши, является самым таинственным и необъяснимым характером в "Махабхарате" и "Пуранах". И что самое примечательное - одно из его имён "Вызыватель споров" - сближает Нараду, как с мятежным Апопом, так и с восставшими против "божественного" эволюционного закона "первыми сыновьями" Брахмы. Поэтому я готов отнести Апопа к тем самым "Владыкам Пламени", о которых говорит нам "Книга Дзиан". Тем более, отсутствие сведений о его земном существовании может быть косвенным свидетельством изначальной принадлежности этого змея к "загробному миру", то есть, к Тамасу. Именно оттуда, как мне думается, и пришли все те легендарные "Владыки Тёмной Мудрости". Надеюсь, что и связь Нарады со Змиями-Драконами для вас столь же очевидна? И эта связь совсем не случайна. Ведь из текстов нам известно, что свои знания Нарада получил благодаря сношениям со змеем Шеша, как и древнейший астроном Индии по имени Гарга.
   - Но в знаниях циклических сложностей Нарада, несомненно, превосходит последнего, - заметила Светлана. - Те же тексты рассказывают нам, как он занимался вычислением и регистрацией всех грядущих астрономических и космических циклов и научил этой науке самого Асуру Майя. Тот же, в свою очередь, основывал свои астрономические труды на записях Нарады, что позволило ему определить продолжительность всех прошлых геологических и космических периодов, и длительность всех грядущих... Кстати, считалось, что свои вычисления он записал в одной из сокровенных книг, называвшейся "Зеркало будущего", в которой определил все Кальпы в Кальпах и Циклы в "лоне Шеши" - бесконечного времени. Наверное, поэтому эпическое предание называет Асуру Майя самым первым астрономом Арьяватры, кому "Солнечный Бог дал знание о звёздах".
   - Опять таинственная книга с древними знаниями? А почему "Солнечный Бог"? - удивился Иллик. - Мне казалось, что Асуры были противниками этих самых "солнечных богов". Разве они не делились с ними своей мудростью?
   - Здесь мы видим позднюю аллегорию, - пояснил Акира. - Нарада же, как и остальные "восставшие Риши", в каждом рождении пытается воспрепятствовать размножению жизни во вселенной по установленному Брахмой образцу. Так, когда Дакша - глава "Праджпати" или "Создателей" - порождает десять тысяч сыновей с целью населения мира, Нарада вмешивается в намерения Дакши и дважды расстраивает их, убедив его сыновей остаться святыми аскетами и отвергнуть брак.
   - О! Я знаю эту историю! - воскликнул я и посмотрел на свою любимую.
   - Но почему Нарада так поступил? - удивилась Эйго.
   - Потому что он относится к тому классу "первородных" сынов Брахмы, которые воспротивились закону животного размножения. За это Нарада и был проклят Дакшей на "воплощение человеком".
   - "Погибни в своей настоящей форме, и да будет жилищем тебе чрево". Так сообщает нам об этом "Ваю-пурана", - процитировала Светлана, и глаза её заблестели взволнованным возбуждением.
   - Да. Тогда как сам Дакша проклятый Брахмой аналогичным образом за отказ вступить в брак и дать потомство, становится отцом ещё шестидесяти дочерей, которые будут жёнами Кашьяпы, Сомы и Дхармы, и родят от них многочисленное потомство.
   - То есть, Дакша повиновался велению Брахмы в отличие от его "восставших сынов"? - заключил я. - Получается, что "восставшие" не желали создавать не просто "послушного" человека, а вообще какую-либо жизнь в материальной вселенной, если эту жизнь нельзя было сразу наделить "божественной духовностью" и высшим разумом? "Восставшие" не пожелали создавать "абы кого" и подгонять эволюцию, которая сама рано или поздно приведёт к совершенному существу, достойному стать вместилищем той самой "божественной духовности" и разума?
   - Можно взглянуть на это и так, - наклонил голову экзоархеолог. - Сами Творцы впоследствии не раз убеждались в ошибочности избранного Брахмой пути. "Книга Дзиан" так сообщает нам об этом: "Дыхание нуждается в уме, чтобы вместить Вселенную. "Мы не можем дать его!" - сказали отцы. "У меня никогда не было его!" - сказал Дух Земли. "Форма сгорит, если я дам ей свой!" - сказал Великий Огонь". Отсюда и появляется стремление "восставших" отклонится от пути слепого следования предустановленным правилам. Цель же Брахмы, порождающего материальную вселенную - созерцание своего творения. Таким образом, этот Космический Разум, воплощённый в мифах всех народов образом Всевышнего Бога или Абсолюта бесконечно развивается сам. Ведь создавая мир за миром и уничтожая все прежние свои творения, этот самый Космический Разум как бы учится у своего Творения и со временем перерастает его. Это развитие выражено в индуизме таким понятием, как "дни и ночи Брахмы". Вот почему "Создатель" стремится к осуществлению всё более и более грандиозных замыслов, стремиться к тому, чтобы каждая новая порождённая им вселенная содержала в себе какое-нибудь уникальное достижение в области познания и выражения.
   - То есть, он не хочет повторяться даже в случае удачи? - удивился я.
   - Да. При всём при этом, именно духовные достижения сотворённых в этом процессе живых существ являются, судя по всему, в "божественной игре" - "раса-лила" - тем инструментом, с помощью которого сам Космический Разум от вселенной ко вселенной пробуждается к более ясному сознанию. При этом ни любовь, ни понятия добра и зла не являются для него определяющими.
   - Вы правы, - согласилась с экзоархеологом Светлана. - Думаю, в этом и заключается причина "восстания" Драконов. Они воспротивились не созидательному творению нового мира, а тому разрушительному противоречивому началу, которое всякий раз вносит в этот процесс сам "Создатель", и которое в итоге извращает его Творение, несёт ему страдание и приводит к падению. Ведь и сами Драконы, как существа стоящие на высших ступенях духовного развития, оказываются обречены на глубочайшие страдания, и "Создатель" не стремиться избавить их от этих страданий.
   - Мне думается, что нельзя исключать возможность того, что причиной этому могут служить и непредвиденные самим "Создателем" качества его Творения, - заметил Акира. - Ведь его подход к своему детищу ограничивается взглядом экспериментатора или даже художника. Думаю, со временем сложность создаваемых им материальных вселенных только росла, вместе с духовным уровнем населяющих их разумных существ. Наша вселенная в этом ряду должна, таким образом, быть первой из зрелых творений такого Космического Разума. Главным же в замысле её создания было достижение высшей точки духовного развития, пробуждение космического Духа. Исходя из подобного замысла и выстраивалась физика и биология нашего мира, которые позволили наилучшим образом осуществить духовные возможности через первую разумную цивилизацию - цивилизацию Змиев-Драконов.
   Акира посмотрел на Светлану.
   - Видимо, этот успех и побудил "Создателя" к принятию решения о распространении удачного шаблона на все миры нашей вселенной, на всех разумных существ, возникающих в процессе эволюционного развития. И сам этот эволюционный процесс, несомненно, не должен был выходить за рамки данного шаблона. Но оказалось, что другие существа, отличные от Драконов, по каким-то причинам являются непригодными для вместилища высшей духовности. "Создатель" же, интересующийся лишь физической стороной процесса, стремится продолжать свой очередной эксперимент несмотря ни на что. И это его стремление грозит вовлечь вселенную в новую череду бесконечных страданий. Именно этому слепому желанию экспериментировать и воспротивились "восставшие сыны Брахмы", отказавшиеся, как нам сообщают, творить. Они не могли и не хотели допустить погружения нашей вселенной на дно безысходной пучины инферно. Поэтому-то это их нежелание и было названо стремлением к Хаосу, "упорядоченному" послушными "солнечными богами", такими, как человекоподобные "боги" Египта, Индии или Шумера.
   - Странно, что сродни им был и асура Майя, - задумчиво сказала Светлана. - Он относился к Ромака-Пуре, которая, несомненно, была "на Западе". И египетские "боги" так же пришли в Египет с "Запада", из "далёкой таинственной страны". Асура Майя же, как считалось, был ещё и величайшим колдуном некоего "Белого острова, почерневшего от греха". И это так же символически роднит его с Египтом. Ведь, согласно "Книге мёртвых", "боги" обитали на некоем острове, поросшем тростником.
   - Поступки и деяния "богов", зачастую вообще трудны для нашего понимания, - философски заметил Акира Кензо. - По-сути, здесь мы сталкиваемся с иным безграничным разумом. И мне совсем не ясны мотивы, по которым "послушные сыновья Брахмы" взялись создать "безвольного человека", для чего были вынуждены, как сказано в "Пэмандре", спуститься сквозь "Семь Огненных Кругов", или семь промежуточных миров.
   - Спуститься через "Семь Огненных Кругов"? - удивился я. - Что может означать этот символ?.. Прохождение реальных космических миров?..
   - Возможно. Но сейчас я склоняюсь к иной трактовке, - задумчиво произнёс Акира. - Мне думается, что это могут быть и несколько областей Тамаса. Мне даже кажется, что подробное описание его устройства приводится в "Книге Чисел". Там сообщается, что сначала идёт "Эйн-Соф" - "Сокровенное из Сокровенного"; затем "Сфира" - "Точка", и последующие "Сфирот"; затем "Мир Азилут" - "Мир Эманаций", дающий рождение трём другим Мирам. Первый из них - "Мир Брия", называемый "Престолом". В нём живут чистые духи. Второй назван "Миром Образования" или "Иецира". Там живут Ангелы. Именно они рождают "Третий Мир" или "Мир Действия", "Мир Асия" или наш мир.
   - Как всё сложно! - вздохнул Иллик.
   - Это ещё не всё. Существует так же Мир, называемый "Клипот". Он содержит шесть других Сфер и Материю. Этот Мир определяется как местопребывание "Князя Тьмы". В то время как "Мир Брия" - первый обитаемый мир - принадлежит Метатрону - Ангелу, чьё имя означает "Вестник". Он назван "великим учителем" и под его началом находятся Ангелы "Третьего Мира" - "Иецира". Десять и семь классов этого мира и составляют "Сфирот". О них сказано: "Они населяют, или оживляют, этот мир как основные сущности и умы, а их коррелянты и логические противоположности обитают в третьем населённом мире, называемом Асия". Эти "противоположности" ещё называются "оболочками" или "демонами", жившими в семи жилищах, именуемых "Шеба Хахалот".
   - В "Каббале" их князь назван Самаэлем, - напомнила Светлана. - Или Ангелом Смерти. По-моему, это так же связывает его с Тамасом или Дуатом. Он предстаёт перед нами как "Змей-Обольститель" или Сатана, но он же ещё и Люцифер - прекрасный Ангел Света, носитель Света и Жизни. Он Душа, отчуждённая на время от Святых Ангелов "до срока", когда они спустятся на Землю, чтобы воплотиться в плоти. Я сейчас вспомнила, что и у шумеров, и у аккадцев тоже можно встретить упоминание семи "шаров" или "сфер", составляющих "кишшату" - "целостность", - добавила она. - Это слово было образовано от шумерского "шу", имевшего значение "та часть, которая самая важная" или "верховный".
   - О чём это? - не понял я.
   - Шумеры полагали, что в небесах проведена "небесная граница", разделяющая "Семерых" и "Четверых", - пояснила Светлана. - В одном астрально-мифологическом тексте рассказывается о некоем исключительном событии, имевшем место в космосе, когда Семь Планет "обрушились на Небесную Границу".
   - "Семеро, которым законы не указ... яростно обрушились на Сина, Дарующего Свет", - пришёл ей на помощь Акира. - Отделённые от "Четырёх" условной небесной чертой, эти "Семеро" располагались в небесной зоне, которую шумеры называли "Уб". Этот "Уб" состоял из семи частей, на аккадском языке называвшихся "гипару" - "обитель ночи". Иногда эти "Семеро" именовались как "Семь сияющих ШУ.НУ" - "Семеро, кто живёт в верхней части". Я думаю, здесь может быть так же уместна аналогия и с семью "восставшими" сыновьями Брахмы, принимавшими непосредственное участие в создании двух миров нашей вселенной. Не случайно и христианский источник - "Книга Бытия" - говорит нам о "творящих" элохимах. Они слагают или возводят "два неба", или "двойное" Небо. Заметьте - не Небеса и Землю, а именно "двойное" Небо! Вспомните Геба, "вздымавшего землю", и Нут, которая "протягивала небесный свод", и аналогия станет ещё более очевидной. Само же имя змея Шеша означает "остаток", что свидетельствует о его духовной природе, которая не может быть уничтожена в ходе циклического перерождения вселенной - тех самых "днях и ночах Брахмы".
   - Между прочим, и в космологии индуизма также можно встретить следы описания мира Тамаса, как одной из частей единой вселенной, - напомнила Светлана. - В "Пуранах" и "Махабхарате" говорится о "Била-сварге" - нижнем уровне вселенной, "подземном царстве", населённым нагами, даятьями, данавами и якшами.
   Акира согласно кивнул.
   - В "Бхагавата-пуране" персонаж Шукадева рассказывает о Била-сварге следующее: "О царь, ниже Земли находятся ещё семь планетарных систем: Атала, Витала, Сутала, Талатала, Махатала, Расатала и Патала... Эти семь планетарных систем называют Била-сваргой, подземным райским царством". В "Пуранах" также сообщается, что ниже самого последнего из семи миров Била-сварги - Паталы - в пространстве между тремя мирами и океаном Гарбходака расположены миры, называемые Нарака.
   - А что это за океан такой - Гарбходака? - заинтересовался Иллик Шелли.
   - Это космический океан в индуистской космологии. Его воды заполняют половину вселенной, другая же половина представляет собой сферообразный купол, в котором находятся бесчисленные планетарные системы материального мира. В "Пуранах" описывается, что на водах океана Гарбходака возлежит многоголовый змей Шеша.
   - Снова речь идёт об устройстве вселенной? - заметил я, взволнованно глядя на экзоархеолога. - И опять явное разделение на два мира: материальный и духовно-нематериальный! При этом оба мира многомерны... А что представляют из себя миры Нараки? К какой части вселенной их можно отнести?
   - Нарака это аллегория ада в буддизме, мир адских существ - нараков. Они подвержены тяжёлым мучениям вследствие своих кармических деяний, но мучения эти не вечны. После довольно длительного срока искупления, негативная карма исчерпывается, и существа могут переродиться в высших мирах.
   - Понятно. Получается, это тот же духовный мир - Тамас... Вернее одна из его областей.
   - Да. Считалось, что адские подземелья Нараки в этом мире расположены под континентом Джамбудвипа и по своей структуре они напоминают глубокую усечённую пирамиду из восьми слоёв. При этом нижние слои значительно больше верхних. Эта пирамида уходит глубоко под воду океана Гарбходака, до самого его дна. На каждом уровне её центральную часть занимает "горячий ад", а по периферии расположен "холодный ад". В сумме они составляют восемь горячих и восемь холодных адов.
   - Да, похоже, что это может быть отражением геометрии вселенной, физического устройства пространства в ней... И это устройство совершенно неведомо нам! - раздосадовано воскликнул я. - По-моему, нам сообщают научные познания Драконов, которые либо принимали непосредственное участие в создании материального мира в момент времени "ноль", либо получили эти знания от кого-то ещё.
   - Вы мыслите в правильном направлении, Сид, - одобрительно наклонил голову Акира. - Только Это не были "боги". Они ничего не творили. Они просто присваивали себе заслуги и деяния "древних богов" ради укрепления своей власти над людьми. А "древние боги" - рептолоиды по своей природе и сути - приняли эстафету созидания от своих учителей - Змиев-Драконов. Книга афоризмов "Цон-ка-па" говорит об этом так: "Благословенные труженики получили Тхиан-кам в вечности".
   - "Тхиан-кам", - пояснила Светлана, - здесь не что иное, как мощь или знание, позволяющее направлять импульсы Космической Энергии в правильном направлении. Иными словами, они получили знания от своих мудрых учителей Драконов, чтобы продолжить эстафету продвижения разума во вселенной. К тому же, согласно космогоническим представлениям "Ригведы", вселенная возникла из первосозданного Хаоса, в котором земля и небо были слиты воедино. А силами Хаоса всегда считались Драконы, и акт творения заключался именно в разделении неба и земли, в создании опоры в промежуточном пространстве для поддержания этой сотворённой и разделённой на сферы, упорядоченной вселенной.
   - Здесь "небо" можно понимать и как "духовный мир", - взволнованно произнёс Иллик, - а "земля" может соответствовать миру материальному. И между ними существует тесная связь! Есть даже некий канал перехода из одного мира в другой... Неужели такое было возможно сотворить? Но как?
   Юноша изумлённо посмотрел на Акиру Кензо, как будто тот мог знать это.
   - Когда мы будем знать об этом, мы станем столь же мудрыми, как и небесные Драконы, - спокойно ответил ему экзоархеолог.
   - Мне вот ещё о чём подумалось, - медленно произнёс я. - В природе существует хаотичный характер основных явлений. Например, распад радиоактивных ядер. Поэтому непреложным свойством природы является случайность, которая никак не может быть удалена из фундаментальной теории. Она является её особенностью. Хаотичность это не кажущееся свойство природы, а как бы данность с выше.
   Я взглянул на экзоархеолога.
   - Я понял, о чём вы хотите сказать, - кивнул тот. - Драконы-Змии были порождением Хаоса, его силами, следовательно они были максимально близки к свойствам самой природы. И если мы говорим о том, что материальный мир явился следствием разделения духовно-нематериальной первоосновы на две составляющие - актом Творения, если хотите - то это доказывает, что Драконы изначально были созданиями именно Тамаса. В этом заключалась ещё одна причина, по которой они не могли "творить" материальное. То есть, они были не способны изменять базовые свойства материальной природы, так как сами находились наиболее близко к нематериальному Абсолюту... Да, весьма интересно... - Акира задумчиво почесал затылок. - Отсюда Творящее Начало, в мифологическом обличье Брахмы, вынуждено создать более материальных существ, лишённых свойств "высшей духовности", чтобы запустить процесс распространения разумной жизни в материальной вселенной на полные обороты. Фактически это свидетельствует о необходимости наличия долгого эволюционного процесса, в ходе которого и появляются творящие сущности - те самые "боги". Именно они, согласно мифам, приводят Хаос "в порядок", "усмиряют" его. И это "приведение в порядок" - упорядочение - есть ничто иное, как познание законов вновь созданной материальной природы, попытка поставить их себе на службу, что в реальности и происходит. Мы на самом деле видим примеры этой грандиозной научно-познавательной и прикладной деятельности, такие как Пахтание Молочного Океана или попытки освоения Дуата.
   Акира замолчал.
   - Ведь всё, буквально всё ведёт нас в космос, за пределы нашей планеты, где, видимо, и сокрыты истоки истины! - не удержался я, чувствуя необычайный прилив сил. - И у этих истоков стоят именно Драконы!
   Светлана положила свою тёплую ладонь мне на руку и ласково улыбнулась.
   - Сид прав! Многие мифы буквально кричат об этом. Мне вспоминаются индейцы майя, которые представляли себе странствия души в "загробном мире", как возвращение её в созвездие Черепахи. Мы знаем это созвездие, как созвездие Близнецов. Эра же Близнецов в далёкой земной истории была тесно связана с полубогами - уже ассимилировавшимися на Земле, потомками "солнечных богов" . Для нас, исследователей, это очень таинственное и загадочное время, потому что воспоминания о нём практически стёрты в коллективной памяти человечества. Что-то очень важное происходило в ту древнюю эпоху! И она имеет прямое отношение и к Драконам, и к цивилизаторам-рептолоидами, и к "старым людям", сотворёнными ими. У тех же майя умерший спускался по "холодной лестнице" в преисподнюю. Но, возможно, он и поднимался на небо, так как души умерших связывались с падающими звёздами. И в этой преисподней душу человека встречала Летучая Мышь. А в зодиаке индейцев это тринадцатое созвездие, которое соответствует нашему созвездию Дракона! Понимате о чём я?
   Щёки моей любимой снова покрылись румянцем волнения, которое она сейчас с трудом сдерживала.
   - То есть, в "загробном мире" усопшего встречал Дракон-Змий? - уточнил Иллик, нервно ероша вихрастую голову. - Но это может означать, что Дракон первым освоил и "потусторонний мир"! Или же прав Акира, и тот мир был миром, из которого сам Дракон пришёл изначально в наш мир.
   Глаза юноши горели восторгом.
   - В Египте умершего человека эмблематично превращали в крокодила, - напомнил Акира Кензо. - В действительности "бог" Себекх - "Седьмой" - вовсе не крокодил, а именно Дракон, который являет собой человеческую душу, ум и разумный принцип. Он - Дракон Мудрости!
   - "Я - крокодил, главенствующий над страхом. Я Бог - крокодил при прибытии его Души среди людей. Я - Бог-крокодил, выявленный на уничтожение", - вспомнила Светлана строки из какой-то древней книги. - Вам не кажется, что здесь есть намёк на уничтожение божественной духовной чистоты, когда человек приобретает знание добра и зла, и связанных с этим "падших богов" всех теогоний?
   Она перевела задумчивый взгляд на Акиру.
   - Пожалуй, - не стал возражать тот.
   - Я всё думаю о той "опоре" в промежуточном пространстве, которую сотворили эти Змии-Драконы при разделении "Неба" и "Земли", - в раздумье произнёс я. - Что на самом деле это может означать?.. Может быть, это подтверждение реальности существования неких каналов перехода между нашими мирами, которые захватили когда-то "солнечные боги"? Может быть, и нам под силу освоить их, отняв приоритет о тех самых "богов"? Ведь мы уже знаем о наличии во вселенной "нуль-пространства" - границы между нашим миром и миром Тамаса. Мы пользуемся его свойствами для своих космических полётов, сокращая их время в разы... А, что если само "нуль-пространство" является одним из свойств... вернее, коридором для перехода между двумя мирами? Не границей разделения, а именно коридором? Только мы двигаемся по нему не в том направлении - вдоль, а не поперёк. А если действительно возможно создать аппараты, позволяющие совершать подобное движение, представляете, какие возможности тогда откроются нам? Какие всеобъемлющие знания мы получим тогда!
   - Дорогой мой, Сид! - устало вздохнул Акира. - Подобными знаниями когда-то уже владели "древние боги", о которых мы так часто вспоминаем. Но, видимо, именно сложность геометрии духовно-нематериального пространства является основным препятствием путешествий "по ту сторону". На эту мысль меня наводят и описания этой самой геометрии в различных космогониях. В большинстве случаев мы встречаемся там с миром, который поддерживают четыре угловых столба или "миром четырёх углов". О таком устройстве вселенной нам сообщают, например, мифы майя или ацтеков. Но есть и другие варианты, в которых столбов оказывается не четыре, а пять - четыре по сторонам света и один посередине. И этот срединный столб в древних космогониях является особым, потому что он не равен остальным столбам.
   - Древние скандинавы называли его Мировым Древом - Иггдрасилем, - напомнила Светлана. - Это древо в их представлении соединяло все миры по вертикали.
   - Да, - подхватил Акира. - В "Старшей Эдде" можно прочесть такие строки: "Великанов я помню, рождённых до века, породили меня они в давние годы; помню девять миров и девять корней и древо предела, ещё не проросшее". Под корнями этого Мирового Древа находилось несколько источников дающих мудрость. Один из них охранял великан Мимир - самый могучий из всех великанов. Именно ему по легендам "отец богов" Один отдал свой глаз, чтобы испить воды и получить таким образом знания и мудрость расы великанов. Другой же источник был непосредственно связан с "царством мёртвых" - "страной мрака". Это колодец Хвергельмир, что означает "кипящий котёл". Его стерёг дракон Нидхёгге - один из нескольких великих змеев, таких как средний сын бога Локи Йормунганд или дракон Фафнир. У скандинавов именно змей Йормунганд является "Мировым Змеем" или "Змеем Мидгарда", который опоясал всю Землю и вцепился в свой собственный хвост. И именно с ним сражается и гибнет в финальной битве - Рагнарёке - "бог грома" Тор.
   - "Кипящий котёл"? - повторил я. - В этом есть что-то... что-то очень знакомое! Какие-то ассоциации, связанные с космосом... Сейчас, сейчас...
   Я сдавил пальцами пульсирующие от напряжения виски.
   - Может быть, это центр галактики? - поднял я глаза на экзоархеолога. - Или "чёрная дыра", где скрыты секреты мироздания?.. И здесь снова Дракон!
   - Всё может быть, - неопределённо покачал головой Акира и рассудительно заметил: - Но подобные представления вовсе не уникальны. Похожие образы встречаются и в славянской мифологии, где "Мировое Древо" или "Древо Жизни" - это мировая ось, символ мироздания в целом. Крона его достигает небес, а у корней, как и в скандинавских сказаниях, течёт священный источник. Сами же корни опускаются до преисподней. О том же повествуют и индийские "Веды": "Вверх корнями, вниз ветвями, стоит вечное древо Ашваттха. Оно называется "бессмертное", в нём покоятся все миры, и никто не может его превозмочь".
   - Любопытно, что в тюркской мифологии каждый год в кроне такого "Древа" священная птица Самурк откладывает яйцо, которое проглатывает дракон Айдахар, живущий у подножья, - отозвалась Светлана. - Это очень похоже на борьбу Ра-Солнца со змеем Апопом во время подземного путешествия "солнечного бога", которое расписано по часам ночи.
   - Постойте! Но ведь привязка рассказа ко времени может быть и пространственной привязкой в системе координат четырёхмерного пространства, в котором четвёртая координата - это время! - неожиданно сообразил я.
   - Мне снова нравятся ваши мысли, Сид, - похвалил меня экзоархеолог. - Ведь и Мировое Древо воплощает не только пространственные, но и временные координаты. Это можно понять по мифам тех же славян. А в китайской мифологии аналогией "Мировому Древу" служит первосущество Паньгу, которое, подобно Брахме, было рождёно в яйце. Восемнадцать тысяч лет Паньгу спал в этом самом яйце, а когда проснулся, решил выбраться наружу. Топором он ударил во мрак перед собой, и яйцо раскололось. Светлое и лёгкое начало, образованное духом "ян", поднялось вверх и стало небом, а тяжёлое и тёмное, образованное духом "инь", - вниз и стало землёй. Таким образом, породив свет, гром и ветер, Паньгу упёрся ногами в землю и подпёр головой небо, чтобы не позволить им снова обратиться в хаос. В итоге получился мир, состоящий из пяти элементов - воды, огня, воздуха, ветра и земли.
   - Не забудьте, что "каждый день Паньгу вырастал на один чжан, и небо становилось выше на один чжан, а земля толще на один чжан", - напомнила Светлана и возбуждённо улыбнулась.
   - Да, разумеется.
   - То есть, срединный столб - "Мировое Древо" - имеет свойство расти?.. Тогда эту аллегорию можно интерпретировать как реально наблюдаемое свойство расширения нашей материальной вселенной, начавшееся сразу же после её возникновения! - сообразил я.
   - Между прочим, в преданиях облик самого Паньгу был не совсем человеческим, - заметила Светлана, проникновенно взглянув на меня. - Он больше всего напоминал именно дракона. А, значит, Драконы действительно были свидетелями рождения нашей материальной вселенной!
   - Тогда получается, что все эти Драконы-Змии - суть духовные существа именно по своей физической природе? - заключил я. Мысли складывались в моей голове в логическую цепочку событий как бы сами собой. - Тогда наш материальный мир, в самом деле, должен быть чужим для них!
   Я обратил взор к экзоархеологу, ища подтверждения своих догадок.
   - Это не совсем так, Сид, - возразил он. - Хотя Дракон и обозначает "божественную" мудрость или Дух, он гораздо более материален, чем это может показаться. Именно поэтому он, без сомнения, самое известное из мифических животных. В Китае существовало поверие о людях Фохи или "Небесного Человека", которые были известны, как "двенадцать Тянь-Хуан". Они были двенадцатью иерархиями Дхиани или ангелами с человеческими ликами и туловищами драконов. Считалось, что именно они создали людей по своему подобию, воплотившись в семь фигур из глины. Аналогично и в легендах древнейших племён, населявших когда-то окрестности Евфрата, говорится о том, что люди были созданы "Сынами Бога", спустившимися на Землю. Маловероятно, чтобы столь пространственно удалённые народы случайно выработали одинаковые представления о Змиях-Драконах, и при этом не считали их олицетворением Зла. Злая сущность Драконов выражалась лишь как признак дуальности этих существ, то есть их принадлежности к обоим мирам - материальному и духовному. Таков, например, змей Апоп в Древнем Египте, таков и змей зороастрийцев Азги-Дагаке.
   - Значит, Драконы стоят на стороне Добра? - задался вопросом Иллик Шелли, серьёзно хмуря брови.
   - Не опускайся до обобщений, - поправил его экзоархеолог. - Это путь в никуда. Но, тем не менее, все легенды говорят нам и о мудрости, и о доброте Драконов, Змиев и Нагов. Именно они дарят людям знания и неисчислимые богатства: "И дал он мне дары: антиу, хекену, иуденеб, корицу, благовонный тростник тишепс, шаасех, притирания для глаз, хвосты жирафов, большой кусок ладана, бивни слоновьи, борзых собак, мартышек - всякого ценного и хорошего", - так говорится в одном из египетских папирусов.
   - Ему вторит и тибетская "Книга Дзиан": "Мудрые Змии и Драконы Света пришли, так же к Предтечи Озарённых. Они спустились и стали жить среди людей, наставляя их в науках и искусствах", - поспешно добавила Светлана.
   Акира утвердительно кивнул в ответ.
   - Но это наставничество распространялось не только на людей. Как мы знаем, сами "боги" учились мудрости у Драконов, ибо всё говорит нам о том, что их цивилизация появилась гораздо позже. "Боги" Древнего Египта дорожили этим знанием, как бесценной реликвией, опирались на него в своей земной деятельности и тоже искали его крупицы повсюду.
   - Эти поиски так похожи на сказку, в которой конец иглы со смертью Кащея-Бессмертного хранится в недоступном ларце! - воскликнула, молчавшая до сих пор, Эйго Хара.
   - А ведь Кащей вёл свой род от Драконов и был непосредственно связан со Змеем-Горынычем! - закивала в ответ моя любимая, и щёки её снова разрумянились.
   - Я хорошо помню эту вашу мысль, Светлана. Когда-то она казалась мне слишком... сказочной, - с лёгкой грустью в голосе сказал Акира, чуть помедлив, подобирая подходящее слово.
   - А сейчас? - спросил я, с интересом глядя на него.
   - Сейчас уже не кажется, - улыбнулся экзоархеолог. - Скажу больше: ведь все вы помните древние русские сказки, в которых говорится о загадочном волшебном царстве, куда стремятся герои за сокровенным знанием или волшебными предметами? Это место в сказках неизменно называется "тридевятым царством, тридесятым государством", а ещё оно часто ассоциируется с золотом... Но, где находилось это место и кто там жил?
   Акира Кензо внимательно оглядел присутствующих.
   - Трудно ориентироваться на сказки, - недоумённо пробурчал со своего места Иллик Шелли.
   - Не так уж и трудно, - возразил ему Акира. - Нужно просто перевести язык сказок, которые, по своей сути, являются упрощённым вариантом того же мифа, на знакомый нам язык. Что у нас получится тогда? В самом названии сказочного царства скрыта его географическая привязка, выраженная в градусной мере координатной картографической сетки: двадцать девять градусов по широте и тридцать градусов по долготе. И если же мы взглянем на карту земного шара, то обнаружим, что это место находится всего в восьмидесяти километрах к юго-западу от древнего египетского города Фаюм, на горном плато, где и по сей день можно найти остатки двух пирамид с древним мегалитическим ядром. А ведь эти места когда-то были владениями "бога" Сетха в Нижнем Египте! А ещё раньше, когда на месте пустыни Сахара текли полноводные реки и плескались озёра, здесь располагалось древнейшее пристанище "богов" в Африке - таинственная "страна болот" Атех, о которой Исида говорит в одном из мифов: "Обрати его взор к тем, кто живёт в стране болот, и кормилицам, находящимся в двойном городе Пе и Теп... О вы, кормилицы, находящиеся в Пе, работающие своими руками ради этого великого, вышедшего среди вас!". Именно с запада от долины реки Нил пришли в "Красную землю" - Египет - "древние боги", и именно на "Запад" отправлялись их души, согласно всем древним мифам.
   Акира остановил свой взгляд на раскрасневшейся от волнения Светлане, затем посмотрел на меня и молодых исследователей, сидевших рядом, и продолжал:
   - Если помните, в сказке Кащей был богатырём, которого победил герой по имени Иван. И борьба эта шла за царство самого Кащея. Побеждённого царя герой сажает в клетку на цепь, а по истечении трёхсот лет цепи прогнивают, и старый царь начинает новую войну против Ивана, взяв себе имя Кащей, то есть, "Пленник" или "Невольник". Многое в этом сказочном образе сближает его с "древними богами". Как и они, Кащей в глазах людей считался бессмертным, но это бессмертие не является физическим. Его можно убить, а, значит, речь идёт лишь о большой продолжительности жизни, на что указывает и образ глубокого старца, в котором обычно предстаёт Кащей в сказках. Припомним в этой связи Древний Египет, где большинство главных "богов" так же изображались в образах глубоких старцев! Ещё одной существенной деталью является то, что в славянском язычестве Кащей - владыка и хранитель "Мира мёртвых", "Подземного Царства". А это уже прямая связь с миром Тамаса, который у египтян именовался Дуатом, и в котором, до прихода туда сонма "солнечных богов", безраздельно господствовал змей Апоп. В некоторых сказках мы можем видеть Кащея не злым героем, а его связь с водной сферой и наличие у него жены "змеихи-ведьмы" свидетельствует о его непосредственной связи со Змиями-Драконами.
   - Получается, этот образ имеет очень глубокую древность, и мы сталкиваемся здесь с типичной трансформацией первоначальных смыслов, когда "добро" и "зло" меняются местами, - рассудительно сказал Иллик, морща в раздумье высокий лоб.
   - Ты прав. Это общий характерный признак Эры Тельца - времени окончания длительных войн между "богами" и последущего развёртывания грандиозной идеологической кампании победителей против своих врагов под названием "борьба сил Добра с силами Зла".
   - А ведь, помимо всего прочего, у Кащея была ещё и дочь - "царевна-лягушка" - по имени Василиса-премудрая! - радостно воскликнула Светлана, стискивая пальцы в сильном волнении. - Она ещё одна "путеводная нить", связывающая этого древнего старца со Змиями-Драконами. Ведь имя Василиса тождественно имени царя змей Василиска. И на Василисе-премудрой жениться тот самый герой сказок Иван. Именно вместе со своей избранницей он пытается убить Кащея-Бессмертного... Вам этот сюжет ничего не напоминает? Это же видоизмененная история египетских "богов" второго поколения, где Василиса - это Исида, Кащей - Сетх, а Иван это отпрыск Осириса - Гор!
   - Вы безусловно правы! - согласился с ней экзоархеолог. - Сетх и был тем самым "пленником", запертым в "золотой клетке" тридевятого царства - в Нижнем Египте, а затем оттеснённый воинственным Гором и стоявшими за его спиной "солнечными богами" в Малую Азию, Индию и Китай. Об этом красноречиво свидельствуют слова самого Ра о дальнейшей судьбе Сетха: "Но разве душа Сета не будет послана на Запад - судьба, отличная от судеб всех прочих богов?", - спрашивает Осирис. А "бог Солнца" отвечает ему: "Я буду держать его душу в заточении в Лодке солнца - такова моя воля - так что он больше не будет устрашать Сонм Богов"?..
   - Думаю, слово "пленник" в данном случае можно рассматривать как указание на запрет перехода души Сетха в Дуат. Иначе говоря, в мир Тамаса, - уверенно заключил я. - То есть, речь идёт о лишении Сетха возможности истинного бессмертия. Отсюда и столь сложная схема поиска смерти сказочного Кащея - смерть его на конце иглы, игла в яйце, яйцо в утке, утка в ларце, ларец на дереве, а то дерево на далёкой горе или на неведомом острове. Подобная схема делает героя бессмертным лишь физически и лишь на определённое время.
   - Здесь вы снова попали в точку! - согласился со мной Акира. - Ра и его потомки стремились захватить власть не только на материальной Земле, но и в нематериальном Дуате. Именно поэтому была инициирована смерть Осириса, который по сути, стал добровольным испытателем новой технологии в довольно рискованном эксперименте по освоению каналов перехода в "потусторонний мир". Чтобы понять это, достаточно вспомнить слова самого Ра: "Как справедливо то, что я сделал для Осириса, его судьба отлична от судеб всех прочих богов! Я отдал ему страну мёртвых, поместив его сына Гора наследником на его трон на Острове Огня; так я отвёл ему место на Лодке Миллионов лет, и Гор останется на троне, вершить своё дело". Не случайно и то, что именно во времена правления Осириса и Исиды в Египте началось полномасштабное возведение пирамид. Скорее всего, они выполняли немаловажную роль в цепи сложных преобразований духовных энергий при переходе из мира в мир и, безусловно, были как-то связанны и с Луной, которой в те времена "заведовал" Тот-Джехуди. Именно поэтому он имел власть в Дуате гораздо большую, чем Осирис или сам Ра.
   - А первым на этом экспериментальном пути был всё же Анубис - незаконнорожденный сын Осириса, - уверенно произнесла Светлана.
   Акира посмотрел на неё и согласно кивнул.
   - Видимо, да... Нет, смерть от руки Сетха это лишь поздняя трактовка в духе идеологической компании по промыванию мозгов людям! На самом деле всё было совсем иначе.
   - Но такая трактовка меняет все ваши выводы о борьбе между "богами" и наделяет их совсем иными ролями, иным смыслом! - уверенно произнесла Светлана, смело глядя в глаза экзоархеологу.
   - Да, я знаю, - спокойно наклонил голову тот. - Но это позволяет нам расставить всё по своим местам. Позволяет познать Истину. А что может быть важнее Истины? Верно?
   Акира проникновенно посмотрел на свою помощницу.
   Светлана согласно кивнула в ответ, и мне показалось, что она слегка смущена тем, что оказалась права в своих догадках.
   - Истина же такова, что Змии и Драконы - это не символизм "древних богов", как казалось мне раньше, - твёрдо, не щадя себя, продолжал экзоархеолог. - Это реальность, отражающая эволюционный путь жизни во вселенной, знание о котором нам досталось в виде легенд и мифов, долгое время считавшихся лишь вымыслом наших неучёных предков. Древние римляне верили, что Василиск вылупился из яйца, которое снёс петух, а высиживала его жаба. Вот вам и царевна-лягушка! Вот вам и земноводная природа этого Змия! А ведь этот Змий мог убивать не только ядом и огненным дыханием, как Дракон или Змей-Горыныч, но и, подобно Медузе Горгоне, убивал одним своим взглядом! Разве это не доказательство его магической силы, которой обладали все Драконы, и знания о которой они пытались передать поколению "старых людей". А магия это вовсе не чудо, а всего лишь прикладное применение свойств духовно-нематериальной вселенной в нашем материальном мире. По сути, это та же наука - наука рождённая чужим нам разумом в глубочайшей древности, о которой мы совершенно забыли блягодаря стараниям "солнечных богов".
   - Кстати, криптозологи считают, что причиной возникновения легенд о василисках могут быть останки пернатых динозавров, которые находили люди, - добавил Акира. - А это ставит вопрос о реальности существования Змиев и Драконов уже совсем на другой уровень. Я прав, Эйго?
   Экзоархеолог посмотрел на молчаливого биолога.
   - Вы упомянули о земноводных, - отозвалась Эйго, удобнее усаживаясь в кресле и по привычке поджимая под себя одну ногу. - И мне подумалось вот о чём. Ведь все мы видели изображения драконов, дошедшие до нас из древности?
   Девушка обвела присутствующих внимательным взглядом.
   - При всей фантастичности этих изображений, - продолжала она, - мне кажется, трудно не заметить схожести этих сказочных существ с реально существовавшими на нашей планете земноводными или пресмыкающимися. Их можно увидеть и сейчас - это крокодилы или ящерицы. Но все они - лишь отголоски древнейшей эпохи, о которой нам поведал Кави Рам ещё на Марсе.
   - Вы имеете в виду теорию "малой Земли"? - уточнил Акира и благосклонно закивал головой.
   - Да, - ответила Эйго. - Эта теория, как мне видится, представляет для нас особый интерес, потому что активное расширение нашей планеты, согласно её выводам, началось лишь около двухсот миллионов лет назад. Но данные, накопленные нашей наукой, позволяют нам заглянуть и в более ранний период земной истории.
   - То есть, мы имеем возможность восстановить события ещё до увеличения размеров нашей планеты? - уточнил Иллик Шелли.
   - Верно, - кивнула девушка. - И тогда получается, что условия, хоть сколько-нибудь аналогичные нашим современным, были на Земле всего-то какую-то сотню-другую миллионов лет. А ведь это составляет всего лишь четыре-пять процентов от всего времени геологического существования нашей планеты! На протяжении же оставшихся более девяносто пяти процентов времени условия на Земле были принципиально иными.
   - Значит, получается, что сейчас мы имеем в определённом роде аномалию?
   Я был немного обескуражен словами экзобиолога.
   - Можно и так сказать, - охотно согласилась Эйго, посмотрев на меня своим необыкновенным взором. - И на протяжении всего этого времени животный мир вынужден был существовать в условиях повышенной гравитации и давления.
   - А ведь повышенная гравитация это не просто увеличенная сила тяжести! - сообразил я. - Это и автоматически более сильное воздействие падающих капель дождя, текущих рек и морского прибоя!
   - Да.
   - К тому же повышенное давление атмосферы должно приводить и к существенно более сильному воздействию ветра. И всё это вместе должно вызывать сильные эрозионные процессы.
   - Правильно, - подтвердила Эйго. - И если мы попробуем реконструировать картины прошлого по имеющимся у нас данным, то увидим, что на древней "малой" Земле преобладал сглаженный рельеф, в силу относительно быстрого разрушения горных систем. И этот сглаженный рельеф хорошо согласуется с мелководностью морей, о существовании которой в древние геологические эпохи было давно известно палеогеологам. Тогда получается, что такого важного для геологии и палеонтологии объекта, как Мировой океан, во времена "малой" Земли просто не существовало!
   - Какие-то моря всё же были, - заметил Акира. - Но они располагались не вне современных материков, а непосредственно на них. Об этом можно судить по морским отложениям.
   - Да, - согласилась Эйго. - Если же мы посмотрим на время этих событий по геохронологической шкале, то увидим, что "малой" Земля была, лишь до рубежа Пермь-Триас. Именно тогда, 245 миллионов лет назад начался процесс её расширения. Пермский период ещё не сопровождался сколько-нибудь серьёзными изменениями размеров нашей планеты, и обитатели того времени жили в условиях "малой" Земли, при гравитации в два с лишним раза большей, чем нынешняя. Это был конец царства земноводных.
   Глаза Эйго наполнились азартом исследователя.
   - А теперь вспомните, как выглядели земноводные. Все они обладали приземистым туловищем и мощными лапами, расставленными по бокам этого туловища. Вся конструкция их тел была выдержана так, чтобы в случае усталости тут же лечь на брюхо, которое для передвижения не нужно было высоко поднимать над землёй. По-моему, отличная приспособленность для таких условий обитания. Разве нет? Даже переходные формы от земноводных к пресмыкающимся не далеко оторвались от земли. По реконструкциям мы можем видеть, что они постоянно находились как бы в присевшем состоянии, с чуть приподнятой головой над передними лапами. Все они, словно бы были придавлены тяжёлым грузом повышенной силы тяжести.
   - Получается, это и было время обитания Драконов на нашей Земле? - изумился Иллик, возбуждённо теребя свой чуб. - Их родиной была наша Земля? Та самая "малая" Земля?
   - Совсем не обязательно, - сдержанно возразил ему Акира, внимательно слушавший Эйго. - Если ранее, до расширения, радиус Земли составлял где-то шестьдесят пять сотых от современного, то схожими условиями мог обладать и наш сосед - Марс, радиус которого составляет пятьдесят три сотых от земного радиуса. И, как мы видим сейчас, там тоже присутствуют сглаженные формы рельефа, а раньше имелись внутренние моря и большие озёра.
   - Действительно, - согласилась с ним экзобиолог. Задумчиво произнесла: - Тогда можно вполне допустить, что на этой планете с условиями, схожими с теми, что царили когда-то на "малой" Земле, высших форм сознания могли достигнуть те, кто был ближе по внешнему виду и своей физиологии к пресмыкающимся, нежели к антропоидам. Тем более, если там, на протяжении многих миллионов лет не происходило никаких катастроф.
   Эйго оглядела присутствующих. Было заметно, что она мысленно складывает в голове части древней головоломки.
   - Для эволюции, в принципе, всё равно, что пресмыкающееся, что млекопитающее, - уверенно продолжала девушка. - Форма здесь не важна. Мы знаем, что в природе доминирует общая тенденция развития живого в сторону усложнения сознания, поэтому можем без труда проследить путь этого усложнения на протяжении двух миллиардов лет геологического времени нашей планеты. Ведь именно тогда и наблюдалось усовершенствование центральной нервной системы, начиная от ракообразных и моллюсков, и заканчивая человеком. В прошлом наука называла такой процесс цефализацией. Это означало, что достигнутый уровень мозга на данном уровне эволюции уже не идёт вспять. Для нас же важно то, что подобные процессы идут не непрерывно, а скачкообразно. Хотя кто конкретно достигает вершины, с точки зрения эволюции, не имеет никакого значения.
   - Хорошо, что вы об этом сказали, - обрадовался Акира. - Это действительно важно. Ведь скачкообразность процесса свидетельствует, прежде всего, о том, что накопление новых качеств системы при усложнении структуры самой системы не происходит непрерывно, а носит дискретный характер. Скачкообразность может говорить о внешнем влиянии на сам процесс, когда стимулируется концентрация "носителей" духовно-нематериальных структурных сил в определённом месте и с определённой целью.
   - Да, я об этом тоже думала, - призналась Эйго и щёки её порозовели от волнения. - Ведь и момент времени - начало процесса расширения Земли - совпадает с границей Мезозой-Пермь-Триас-Юра. Как вы помните, именно в это время произошло знаменитое пермско-триасовое побоище. А уже в Юрский период, когда процесс расширения планеты набрал заметные темпы, и Земля перестала быть "малой", а осколки её коры - континенты - стали разбегаться в разные стороны, наблюдается естественный взлёт гигантомании. Гравитация становится всё меньше и животный мир, долгое время существовавший в условиях большой силы тяжести, попадает в ситуацию, на которую не рассчитан генетический запас. Ведь гены не перестраиваются мгновенно, поэтому излишний запас прочности выливается в неудержимый рост и громадный вес.
   - В ваших словах прослеживается намёк на некую искусственность этого процесса, - заметил Акира. - Помните, подобные мысли так удивляли нашего Сида ещё на Марсе?
   Экзоархеолог с улыбкой посмотрел на меня.
   - Сейчас меня уже трудно чем-то удивить, - смущённо улыбаясь, отмахнулся я.
   - Помню, - кивнула Эйго. - Именно к этому я и веду: развиваю вашу мысль о предначертанности эволюционного пути, как осознанного продвижения разума во вселенной. Если эволюция разумной жизни шла по схеме драконы - "боги" - люди, и Драконы в этой схеме есть некая реально существовавшая разумная высокоразвитая цивилизация, тогда почему не допустить возможности причастности именно этой цивилизации к пермско-триасовому побоищу, как и к увеличению самой Земли?
   - Верно, - благосклонно склонил голову Акира. - По-моему, мы пришли к этой мысли и раньше, когда обсуждали знаменитое Пахтание Молочного Океана?
   - Да, так. Может быть, Драконы открыли путь так похожим на них формам жизни не случайно? - продолжала девушка-экзобиолог. - Может быть, таков был их изначальный план, а сами динозавры явились продуктом некой генетической селекции в грандиозном научном эксперименте в рамках целой планеты? Что если разумные ящеры освоили полёты в космосе и посетили нашу планету, став катализатором бурного расцвета гигантов и на протяжении миллионов лет истории Земли наблюдали за процессом их эволюционирования из другого мира, не вмешиваясь в сам процесс?
   - Вы хотите сказать, что всплеск развития динозавров мог быть результатом чьей-то разумной деятельности? - удивился я. - До сих пор, я готов был воспринимать подобную точку зрения в отношении развития человека, но в отношении ящеров...
   - А что нам мешает применить её и в отношении других видов? - беспечно пожала плечами Эйго. - Ведь человек далеко не единственное разумное существо на этой планете, как и в космосе. Эволюционирует не тот, кто лучше приспособлен, а совсем наоборот - тот, кто является менее адаптированным, чем другие. Именно такие виды обладают определённой неустойчивостью. А она позволяет им трансформироваться дальше. Значит, мы можем допустить мысль, согласно которой сами динозавры изначально были порождением другого мира. Той одной-единственной линией, которая эволюционировала от неустойчивости к неустойчивости, чтобы, в конце концов, расцвести многообразием форм и видов, предстающим нам в окаменевших находках.
   - А что, в этом что-то есть! - взволнованно воскликнул Иллик Шелли.
   - Если же допустить мысль о том, что Драконы, причастные к этому процессу, и были теми самыми "падшими" или "восставшими" против "божественного эволюционного шаблона", то вполне естественно, что они не вмешивались в развитие своих "подопечных" на протяжении миллионов лет, ожидая закономерного исхода эволюционного процесса. И таким исходом стало возникновение разума, - закончила свою мысль мысль Эйго. - В этом и выражался их принцип "свободы выбора". Отсюда и невероятная длительность процесса эволюционирования динозавров - сотни миллионов лет - без заметного развития каких-либо конкурирующих видов!
   - Но кто-то не дал завершиться этому эксперименту и запустил процесс обновления, уничтоживший динозавров шестьдесят пять миллионов лет назад? - догадался я.
   - Вот именно! - подтвердил Акира. - Хотя, мне думается, что и тогда Драконы не отказались от своих поисков через промежуточные виды... Но мы перебили вас, Эйго, - спохватился экзоархеолог. - Извините нас. Продолжайте, пожалуйста!
   Он сделал приглашающий жест рукой, и девушка заговорила снова.
   - Так вот, несмотря на ту давнюю трагедию, о которой вы вспомнили, определённые предпосылки для прорыва к высшим формам сознания у динозавров всё же были. В этом они имели определённое преимущество перед нами, ведь срок их эволюции в несколько раз превосходил срок эволюции млекопитающих. Мы знаем о достижениях млекопитающих на этом пути, которые, в итоге, достигли вершины. Но мы практически ничего не знаем о достижениях динозавров. О них мы можем судить только по косвенным данным палеонтологии. На основе её находок мы способны нарисовать для себя лишь приблизительную картину жизни этих ящеров. Но даже по этим находкам можно сделать определённые выводы.
   Эйго подтянула под себя и вторую ногу, став похожей на маленькое божество с невозмутимым взглядом Будды.
   - Например, можно догадаться о том, что некоторые из видов динозавров, если не все, образовывали коллективные группы - семьи, стада или стаи. А это само по себе является мощным фактором развития сознания, поскольку требует развития средств коммуникации, с помощью которых можно было бы обучать молодые особи коллективным формам поведения.
   - Но коллективные способы существования являются лишь необходимым, но вовсе не достаточным условием развития сознания до его высшей формы - самосознания, - напомнил Акира Кензо. - А ведь именно оно лежит в основе таких понятий, как "знание" и "мудрость".
   - Вы правы, - согласилась с ним Эйго. - Тем не менее, нам неизвестно чем бы всё закончилось для динозавров, если бы они не вымерли. О мудрости же Драконов говорят нам все легенды и мифы. Вы сами всегда говорите об этом. И если учёные правы в своих догадках относительно динозавров, то цивилизация Драконов как раз и могла перешагнуть тот катастрофичный порог, который погубил земных рептолоидов. Поэтому-то Драконы и смогли достичь такого уровня развития самосознания, до которого человеку ещё очень и очень далеко! Возможно, у них был гораздо больший запас времени для этого - больший, чем даже у динозавров.
   - Да, да, - согласно закивал Акира. - Об этом, видимо, и говорят древние строки: "Вначале... Огненный Дракон носился в одиночестве в беспредельности". А вспомните упоминание в египетской мифологии планеты "богов", как "планеты миллионов лет"! Это само по себе уже может свидетельствовать о древности данной цивилизации!
   - Как и о продолжительности жизни на ней, - заметила Светлана.
   - Вполне. Мне думается, что все эти мифологические "мудрецы" и "учителя" были не кем иным, как представителями той самой древней рептолоидной цивилизации! - сказал экзоархеолог и посмотрел на Эйго, словно ожидая от неё подтверждения своих слов.
   - Если же говорить о динозаврах, - продолжала та, - то данные науки позволяют нам видеть в них, помимо всего прочего, ещё и мезотермических животных. Это удалось установить путём анализа костной ткани останков, - пояснила девушка. - Кости динозавров росли быстрее, чем у холоднокровных животных, но медленнее, чем у теплокровных. Само по себе, это уже даёт нам право смотреть на них не как на примитивных "гадов ползучих", а как на более совершенных для своего времени существ. К тому же их кости, как и кости млекопитающих, были пронизаны кровеносными сосудами. И это может служить свидетельством их вероятной теплокровности. Безусловно одно - энергетический баланс их тел позволял отдельным видам динозавров поддерживать постоянную температуру и за счёт окружающей среды, и за счёт обмена веществ. Подобную структуру теплообмена можно считать довольно прогрессивной для эволюции, ведь она давала динозаврам определённые преимущества перед их конкурентами. Есть даже данные, согласно которым отдельные виды динозавров могли быть живородящими и даже относиться к млекопитающим!
   - Удивительно, но с этим перекликаются и древние свидетельства, - сказал с довольным видом Акира. - Я видел собственными глазами изображения тех самых камней Ики, на которых ящеры рожают своих детёнышей, как и млекопитающие, и даже кормят их из вымени!
   - И всё же, науке доподлинно не известно были ли динозавры разумными? - поинтересовался я.
   - Я бы могла назвать вам семейство троодонтов номером один в списке кандидатов на разумность среди этих ящеров, - уверенно ответила Эйго. - Даже их внешний вид может говорить в пользу этого. Имея большие глаза, приспособленные к ночному зрению, и огромную слуховую впадину в черепе, которая свидетельствует об исключительном слухе, они обладали потрясающими способностями анализа окружающего мира. Кроме того, носовая полость позволяла им рокотать с закрытой пастью, а это уже можно рассматривать как рокочущую речь. Ко всему прочему, ящеры этого семейства имели огромный спинной мозг.
   - А центральная нервная система состоит из головного и спинного мозга, - вставила Светлана, блестя глазами.
   - Правильно, - согласилась Эйго. - С учётом кресцового мозга, центральная нервная система этих рептолоидов превосходила даже нервную систему человека. Я могу предположить, что эти ящеры обладали и ассоциативной памятью. Такая память определяется не от всей массы мозга, а лишь от некоторых его участков. Для нас, людей, это лобная и височная доли мозга. У динозавров же практически весь головной мозг это лобная и височная часть!
   - И это означает, что ассоциативная память у рептолоидов была сравнима с человеком? - уточнил Иллик Шелли, нервно заёрзав на своём месте.
   - Да. И даже превосходила его! Например, у стенонихозавра головной мозг имел вес около трёхсот граммов, как у орангутана, при весе взрослой особи в двадцать - сорок пять килограмм и длине тела три метра. А в крестцовом отделе этого динозавра имелся второй мозг, размер и вес которого превосходил головной. Интересно и то, что эти ящеры имели на своём теле оперение, а на руках у них было по три пальца... Чем вам не "бог" Кецалькоатль?
   Эйго смело посмотрела на сидевшего напротив экзоархеолога, и изумрудные крапинки в её глазах заблестели озорством.
   - В древней японской традиции было принято изображать дракона с тремя пальцами на лапах, - задумчиво произнёс Акира. - У китайцев же драконы были пятипалыми, как и люди... Да, я с вами вполне согласен!
   Экзоархеолог поднял голову, одобрительно глядя на Эйго.
   - Похожее развитие эволюции описано и в древней "Книге Дзиан", - сказал он и достал из кармана свой неизменный справочник. - Вот послушайте: "Колесо вращалось ещё триста миллионов лет. Оно построило Рупа - формы; мягкие Камни, которые затвердели; твёрдые Растения, которые стали мягкими. Видимое из невидимого, насекомые и малые жизни. Она сбрасывала их со спины каждый раз, что они одолевали Матерь... После трёхсот миллионов лет она стала круглой. Она лежала на спине, на боку... Она не призывала Сынов Неба, она не хотела призывать сынов Мудрости. Она создала из утробы своей...", - прочитал светящийся на прозрачной пластинке текст Акира. - Разве это не описание процесса эволюции? "Мягкие камни" - извергающаяся лава, а "твёрдые растения" - кораллоподобные образования.
   - Ага! - откликнулась Эйго, снова розовея от волнения. - А "сбрасывание со спины" может означать периодические встряски геологическими катаклизмами! Но самое для меня удивительное в этом тексте это упоминание лежащей на боку Земли. Подобное положение оси вращения ближе к плоскости эклиптики как раз соответствует времени "малой" Земли! Тогда мягкие климатические условия давали возможность для развития холоднокровных. Здесь есть даже описание явной самостоятельности эволюции на Земле до определённого периода времени: "из утробы своей"!
   - Всё верно, - подтвердил Акира. - Но дальше описание становится ещё интереснее.
   Он снова опустил глаза к светящемуся жёлтым тексту. Прочёл:
   - "Она развила Водных Людей, ужасных и злобных, создала она сама из останков других. Из отбросов, из ила своих Первых, Вторых и Третьих образовала она их".
   - Неужели уже тогда существовали некие "люди"? - искренне изумился Иллик.
   - Не стоит понимать здесь этот термин так буквально, - объяснил экзоархеолог. - Скорее всего, в тексте имеются в виду просто некие живые существа. Примечательно здесь не это. Нам сообщается об этапах эволюции живого на Земле, которые, как я думаю, соответствуют и этапам эволюции во всей Вселенной: "...своих Первых, Вторых и Третьих образовала она их". Я бы ещё отметил, что очень важную роль в этой эволюции играл и такой важный персонаж, как "Великая Матерь Богов".
   - Вы правы, - согласилась с ним Светлана и пояснила для всех остальных: - Культ её является одним их самых древнейших, существовавших на Земле уже в эпоху палеолита, хотя в мифах происхождение её покрыто мраком тайны. Нам известно лишь то, что "Великая Матерь Богов" предшествовала самим "богам", и была женой некоего полурыбы-полубога. От их союза и родились первые антропоморфные существа. "Великая Матерь" же является не только матерью, но и женой всех последующих верховных "богов". Даже создание человека этими самыми "богами" происходило при её непосредственном и активном участии. Поэтому она одновременно и "Мать-Земля", и "Мать Богов и людей".
   - Так речь идёт о Тефнут? - догадался Иллик Шелли.
   - Да, о ней, - воодушевлённо подхватил Акира Кензо. - И "Книга Дзиан" говорит о процессе антропогенеза вполне определённо: "старые Воды смешались с более свежими Водами".
   - Тогда получается, что эта самая "Великая Мать", она же Тефнут, была неким существом с антропоморфными признаками? Возможно, единственным таким существом на тот момент во всей вселенной! Да к тому же и двуполым по своей природе! - Я внимательно посмотрел на экзоархеолога. - Поэтому было так важно получить потомство именно от неё, чтобы максимально сохранить первичные генетические признаки во всех последующих поколениях!
   - Пожалуй, вы не далеки от истины, - одобрительно наклонил голову Акира. - Но признаки были, скорее всего, не антропоморфными. Хотя имя "Великой Матери" от мифа к мифу варьируется, но мы знаем, чтов месопотамской мифологии Тиамат по своей сути была именно Драконом. У индейцев же Мезоамерики прародителем всех "богов" была змееподобная "богиня" Коатликуэ - "она в платье из змей", а так же "богиня" Коатлантонан - "наша змеиная мать", которая символически изображалась в виде двух змей смотрящих друг на друга. Я не исключаю возможности того, что и ранние христиане переняли этот образ. Ведь он упоминается Иоанном Богословом в его "Апокалипсисе" под видом "вавилонской блудницы". А в гностической концепции этот же персонаж выступает как "Великая мать София" - постоянная спутница Бога и олицетворение мудрости.
   - То есть, всё начинается и заканчивается Змиями-Драконами? - заключил я. - Получается, что и в нашей с вами наследственности есть что-то от этих первопредков разумной вселенской жизни?
   - Наследственность это свойство, присущее всем организмам, - напомнила Эйго. - Это свойство передавать потомству характерные черты строения, индивидуального развития и обмена веществ. Наследственность является важнейшим общебиологическим свойством живого и обеспечивает многообразие форм живых существ. Но она же обеспечивает и непрерывность процесса эволюции живых существ, который идёт путём отбора лучших форм. Этот отбор и стимулирует изменение конкретных наследственных свойств.
   - Да, разумеется, - согласился я с ней. - С этим никто и не спорит. Но возможно ли, чтобы и мы с вами несли некие наследственные признаки тех самых Змиев-Драконов, раз уж они стояли у истоков всего живого в нашем материальном мире?
   - Подумайте сами: в будущем новом организме наследственные признаки обусловлены парой генов, полученных от обоих родителей. А значит в ребёнке мы можем видеть признаки каждого из них, - спокойно пожала плечами Эйго. - Но гены бывают двух типов - сильные, доминантные, и слабые - рецессивные. Признаки, которые определяются доминантными генами, обязательно проявляются в процессе индивидуального развития организма. А вот действие рецессивных генов подавляется. Хотя и известны случаи, когда ряд генов последовательно доминирует один над другим.
   - Это очень интересно! - оживился я, почувствовав как во мне растёт напряжённое волнение.
   - Так вот, если допустить связь одного из наших предков с существом, не относящимся к гоминидам, то тогда действительно возможно проявление в одном из потомков любого человека свойств этого самого существа.
   - А свидетельства подобных связей мы встречаем и во многих мифологических источниках! - взволнованно воскликнула Светлана.
   Эйго согласно мотнула головой.
   - Однако с течением времени подобные изменения будут встречаться всё реже и реже, и через определённое количество поколений они полностью исчезнут под влиянием доминирующих признаков родителей, - продолжала она. - Вот почему у большинства людей, признаки древней связи со Змиями можно проследить только на раннем эмбрионном уровне развития. Если мы взглянем на месячный эмбрион человека, то без труда увидим, насколько явственно проявляются в нём признаки именно земноводных существ. Мне кажется, это очень показательный пример, подавления рецессивных генов рептолоидов доминантными генами млекопитающих гоминидов.
   - И именно "солнечные боги", вмешавшиеся в эколюцию человека, прямо причастны к такому подавлению! - уверенно промолвил Акира. - Вспомните создание шумерскими "богами" их "примитивного рабочего". Что тогда сказал бог Энки? "Существо, которое вы хотите создать, уже существует"! Так что мы с вами можем утверждать, что именно эти самые "боги" путём генных манипуляций уничтожили плоды трудов Драконов. Именно "солнечные боги" лишили людей-рептолоидов "божественных способностей" и дарованного им бессмертия "в миллионы лет".
   - Для меня здесь удивительно то, что и "Великая Мать Богов" тоже принимала в этом непосредственное участие, - обескураженно признался я.
   - Вы правы. В одной эпической шумерской легенде есть такие строки: "Пока средь нас рождения Богиня, пускай она создаст чудесный плод. Пока Богиня-Мать средь нас, пусть сотворит "Лулу"; пусть тяжкий крест богов несёт он. Пусть сотворит она "Лулу Амелу", пусть он влачит ярмо богов", - процитировал экзоархеолог.
   - Вот, вот! - оживился я. - Из этого текста тоже вполне ясно, что кроме "Богини-Матери" никто больше не мог родить именно антропоморфное существо! Иначе, почему так заостряется внимание на том, что "пока богиня среди нас"? Она что, должна была куда-то отбыть или оказалась там случайно?
   - Сид! Нам, с высоты прошедших тысячелетий, трудно судить о помыслах "богов". Но, видимо, у них была какая-то своя причина сделать то, что они сделали, - терпеливо произнёс Акира, глядя на меня и добавил: - Лично у меня теперь нет никаких сомнений в том, что до вмешательства "солнечных богов", создавших "лулу-амелу", прежнее человечество было по своей природе неантропоморфным. В подтверждение этому могу привести вам строки из другой шумерской легенды: "Когда впервые Человек был сотворён, не знал он хлеба, не знал ещё одежд он, кроме шкур; жевал траву он, словно овцы. И воду из канавы пил".
   - Может быть, вы и правы, - согласился я. - Если задуматься, то из этих строк можно сделать вывод о том, что описываемый "человек" был ни кем иным, как травоядным рептолоидом!
   - Да! - подхватила мои слова Светлана. - Ведь "боги" создавали своего "примитивного рабочего" для вполне определенных целей. Несмотря на "примитивность" нового человека, "боги" намеревались переложить на него свою "тяжёлую работу". Трудно поверить в то, что "боги" - представители высшего разума - готовы были доверить такую работу абсолютно неготовым "говорящим мартышкам", которые не имели никаких навков обращения с орудиями труда самих "богов". Как трудно представить себе и то, что сами "боги" использовали некие примитивные орудия, о которых упоминается в мифах - мотыги и тому подобное. Я в это не верю! Тем более, что по мифам мы знаем о наличии у "богов" очень технологичных предметов, свойства которых, зачастую, непонятны нам и сегодня.
   - Значит, этот самый "лулу" был не настолько примитивен, чтобы "жевать траву", и "пить воду из канавы"? - Я посмотрел на свою любимую.
   - Вот именно! Даже мифы сообщают нам о том, что Энки вместе с богиней Суд придали этому "примитивному" существу "подобие богов". А ведь под "подобием богам" может подразумеваться не обязательно только внешнее сходство, но и умственные способности, развитые навыки, наличие знания!
   - Вы правы, - согласился с ней Акира. - Тем более, что есть миф о том, как рабочие в "Стране Копей" захватили склады с продовольствием во время какого-то бунта. А это, в свою очередь, означает только одно - эти самые "лулу" уже были знакомы с "продовольствием богов"...
   - В самом деле, ведь их надо же было чем-то кормить! И ещё - они должны были быть достаточно смышлеными и организованными, чтобы поднять бунт против своих хозяев! - вставил Иллик Шелли.
   - Правильно! - воскликнула Светлана.
   - Может быть, необходимость присутствия "Богини рождения" была обусловлена и тем, что при прямом спаривании "богов" с антропоморфными гоминидами у "гибридов" происходила необратимая потеря каких-то важнейших качеств? - предположила Эйго. - Например, у них могли теряться интеллектуальные способности, или "магические" способности самих "богов". Или, скажем, терялся иммунитет к воздействию неблагоприятных земных факторов, резко падала продолжительность жизни. Тогда без применения генной инженерии обойтись было просто невозможно. И для этого был необходим исходный "чистый" генный материал, которым и обладала та самая "Великая Мать". Ведь "богам", судя по всему, удалось только превратить гены рептолоидов в рецессивные, сделав доминантными гены млекопитающего, но они не сумели полностью избавиться от генетического материала Драконов. Если я ничего не путаю, шумерские тексты прямо указывают нам причину, по которой их "богам" не подошло уже имеющееся существо - оно почему-то не было способно покорно служить этим "богам"?
   - Вы правы, - подтвердил Акира. - Переводя мифологические тексты на привычный нам язык, можно говорить о том, что "новый человек" был выведен "богами" в результате целого ряда генетических экспериментов на основе "старого человека", созданного Змиями. В первых экспериментах у "солнечных богов" получались нежизнеспособные индивиды, и даже совершенные монстры. Затем дела пошли лучше, но результат всё ещё страдал теми или иными недостатками: человек или не умел говорить, либо был не способен размножаться.
   - А успешной оказалась только последняя серия экспериментов, когда "боги" решили добавить к исходной "заготовке" свой генетический материал, - подхватила Светлана. - После этого они уже могли тиражировать удачный экземпляр используя суррогатное материнство. Причём в роли суррогатных матерей выступали специально отобранные специалисты - "богини рождения". По описаниям в мифах можно судить о том, что древние шумеры, судя по всему, имели доступ к информации о реальных манипуляциях "богов", которую они и изложили в доступной и понятной им терминологии.
   - Но сегодня мы без труда можем узнать в этих самых манипуляциях признаки обычной генной инженерии и клонирования, - согласилась с ней Эйго. - Сходство настолько велико, что не может быть случайным совпадением. При этом, сколь парадоксальным это не покажется, но версия создания человека, изложенная в мифах, совсем не противоречит и эволюционной теории как таковой. На мой взгляд, она лишь дополняет и расширяет эту теорию, вводя новый фактор - внешнее вмешательство. А создание "человека разумного" из "местной заготовки" говорит нам о том, что большая часть как генов, так и древних мутаций через этот самый исходный образец обязательно должна была перейти к полученному в результате всех манипуляций гибриду. И она перешла!
   - Значит, если в прошлом Земли имело место вмешательство в эволюционный процесс на генном уровне, то должны были остаться следы этого вмешательства? - задался вопросом я. - Ведь конкретные действия всегда оставляют и конкретные следы, которые соответствуют этим действиям.
   - Верно, - кивнула Эйго, довольная тем, что её поняли. - Хотя правильнее было бы говорить не об одном, а о двух вмешательствах.
   - Это если мы отталкиваемся от мысли, что Драконы приложили свою руку и к эволюции динозавров, - заметил Акира.
   - Да. И следы такого вмешательства, по крайней мере, в генетику человека, действительно есть! Какие-то из них более явные, какие-то менее. Достоверность некоторых вообще можно поставить под сомнение. Но так или иначе, следы эти есть! - уверенно заявила экзобиолог.
   - А что это за следы? - поинтересовался у неё Иллик, снова заёрзав в своём кресле.
   - Интересно? - загадочно улыбнулась ему Эйго, поправляя свободным движением волосы. - Все же знают, что у человека имеется сорок шесть хромосом по двадцать три пары? - начала объяснять она. - Двум плечам одной из этих хромосом человека соответствуют по две хромосомы у шимпанзе, гориллы или орангутанга.
   - Почему такая разница? - удивился я.
   - До сих пор мы не можем дать на этот вопрос однозначного ответа, - пожав плечами, Эйго развернулась в мою сторону. - По каким причинам возникла эта разница? Когда?.. Науке пока неизвестно. Так же, как было неизвестно и тысячелетие назад. Если мы станем подниматься по эволюционной лестнице млекопитающих, то увидим ещё одну необъяснимую загадку: у всех млекопитающих, вплоть до обезьян, на женской половой хромосоме имеется одинаковый кусок ДНК. Размер его примерно четыре миллиона нуклеотидов - химических звеньев нуклеиновых кислот. И только у человека этот кусок ДНК скопировался по какой-то причине и на мужскую половую хромосому, а в дальнейшем претерпел значительную мутацию.
   - И в чём выражалась эта мутация?
   Мне становилось всё интереснее слушать экзобиолога. Я чувствовал, что где-то совсем рядом кроется разгадка моих странных видений и всего происходящего со мной после случая в марсианской пирамиде.
   - Этот участок хромосомы разделился надвое и половинки его поменялись местами, после чего этот загадочный участок ДНК стал носителем двух генов, сходных по функциям и ответственных за производство белков, существующих только в человеческом мозгу. А эти белки играют ключевую роль в формировании нервной системы человека!
   - То есть, человек ступил на путь эволюционного усложнения, в ходе которого произошли те самые грандиозные перемены в интеллектуальных и духовных способностях, которые отличают теперь нас от всех остальных животных? - заключил я.
   - Да, - кивнула Эйго.
   - Но ведь эти изменения не обязательно должны были выразиться именно в этом? - Акира Кензо пристально посмотрел на девушку.
   - Не обязательно, - согласилась та.
   - Значит, последствиями того самого генного модифицирования, которое шумеры называли "созданием человека", могли быть, скажем, кардинальные морфологические и анатомические изменения в исходном образце?
   - Безусловно, - снова согласилась Эйго. - Генетические исследования позволяют нам говорить о том, что в наш генетический багаж внесла свой вклад, в том числе и некая неизвестная популяция, жившая где-то в Центральной Африке... Предположительно.
   - Тогда сам процесс "создания" современного человека сложно назвать эволюционным восхождением и прорывом, - заметил экзоархеолог. - Это был, скорее, определённый регресс, в ходе которого и наблюдается явный откат от перспективных форм развитого разума к формам более примитивным и неразвитым в духовном и интеллектуальном отношении. Полученный "солнечными богами" результат был явно ориентирован на определённое функционирование, хотя и нёс в себе некий потенциал к развитию, доставшийся ему от прежних видов. И это доказывает правдивость мифов, утверждающих, что человек был создан исключительно для того, чтобы служить "богам" в качестве раба!
   - Да, возможен и такой вариант, - не стала с ним спорить Эйго. - Вопрос лишь в том, с какой исходной позиции подходить к данному вопросу. Но нужны веские доказательства подобной точки зрения.
   - Доказательства этому можно найти, изучая, например, палеолитическое искусство, - заметил Акира, задумчиво потирая подбородок. - Это лучшее что мне приходит в голову. Ведь необычайно быстро развившись от первых робких шагов к полихромным фрескам, это искусство так же резко исчезает с исторической сцены, не найдя себе непосредственного продолжения в последующие эпохи. Удивительная, странная и нелогичная, казалось бы, вещь.
  
   - Почему? - спросил Иллик Шелли.
   - Потому что все известные нам древнейшие изображения представляют собой настоящие художественные шедевры. У этих древних художников была твёрдая высококвалифицированная рука, не оставлявшая ошибок не только в рисунках, но и в гравировке, и в выбивке графики и пластики на скальной плоскости. Как ещё можно объяснить эту яркую вспышку в глубинах прошлого?
   - То есть, вы хотите сказать, что в те времена это могли сделать только "старые люди", имевшие и развитое искусство, ко всему прочему? - уточнил я.
   - А как ещё вы объясните подобный факт? Ведь мы не можем найти следы хоть какой-то эволюции в развитии древнейших изображений: от раннего к более поздним или от простого к сложному. Это противоречит классическим законам эволюции, но их просто нет и, видимо, никогда не было! Самые древние изображения одновременно и самые совершенные произведения живописи, в которых отражена и перспектива, и светотень, и разные ракурсы.
   - Значит, их оставили не сапиенсы? - Иллик Шелли вопросительно посмотрел на экзоархеолога.
   - Если бы это были сапиенсы, тогда пришлось бы признать, что наши ещё ничего не умевшие предки, двинувшиеся с Ближнего Востока в сторону Европы и оказавшись там, вдруг тут же покорили вершины мастерства, испытав необычайный творческий взлёт, - покачал головой Акира. - Нет, сапиенсы пришли в пещеры, где задолго до них уже творили неведомые нам мастера, гораздо-гораздо позже!
   - Мне подумалось вот о чём, - в раздумье произнесла Эйго. - Насколько я знаю, большой мифологический пласт содержит сведения о неких "гигантах", существовавших в далёком прошлом? Вы много рассказали о них на станции "Заря".
   - Всё верно, - подтвердил экзоархеолог. - Предания о расе гигантов в древние времена были универсальны. Все они существовали либо в словесной, либо в письменной форме, но были неотъемлемой частью народного эпоса. Индия имела своих Данавов и Даитьев. Древний Цейлон рассказывал о Ракшасах. В Греции мифы описывали Титанов, а в Египте героев Колоссов. Халдея славилась своими Издубарами, такими как Нимрод или Эмимами из пресловутой земли Моаб. Даже иудеи упоминают этих гигантов. Моисей, например, говорит о царе Оге, чьё ложе имело десять локтей в длину и четыре локтя в ширину. А вспомните легендарного Голиафа, который ростом "был в шесть локтей и одну пядь"!
   - Да, - улыбнулась Эйго. - Я хочу сказать вот о чём. Хотя раньше ваши мысли, Акира, были ещё далеки от признания этих гигантов рептилиями... вернее, существами рептолоидной природы, поправилась она, - но вы допускали возможность существования на Земле некого "предчеловечества", которое в допотопные времена было представлено "старыми людьми" из легенд. Воспоминания о времени их существования, насколько я понимаю, остались в мифологии, как воспоминания о неком "Золотом веке".
   - Каюсь, - шутливо сложил перед собой руки экзоархеолог. - Но я уже признал свою ошибку, так что не судите меня слишком строго. А насчёт "Золотого века" вы, безусловно, правы.
   Эйго благодарно наклонила голову и улыбнулась.
   - Я вот к чему веду, - продолжила девушка. - Если всё было действительно так, то мы можем получить ещё некоторые косвенные доказательства вашей правоты, если обратимся за помощью к социологии. Ведь мысли о развитом "предчеловечестве" вполне согласуются и с наблюдениями как социологов, так и историков, согласно которым на пути развития человечества прослеживается хорошо заметная закономерность: рост благосостояния населения и доступность образования сильно влияют на антропологические особенности людей. Люди из поколения в поколение становятся выше. То есть их рост увеличивается от хорошей, устроенной жизни. А ведь "Золотой век" для человечества и был таким периодом!
   - Безусловно. У древнегреческого поэта Гесиода в поэме "Труды и дни" есть описание этого самого "Золотого века", - сказал экзоархеолог. - Согласно поэту, он приходился на правление Крона, но это не столь важно. Вот, послушайте.
   Акира снова обратился к своему справочнику и зачитал:
   - "Создали прежде всего поколение людей золотое вечноживущие боги, владельцы жилищ олимпийских, был ещё Крон-повелитель в то время владыкою неба. Жили те люди, как боги, с спокойной и ясной душою, горя не зная, не зная трудов. И печальная старость к ним приближаться не смела. Всегда одинаково сильны были их руки и ноги. В пирах они жизнь проводили. А умирали, как будто объятые сном". Любопытные сведения о тех, самых "старых людях" можно найти и в Центрально-Американской мифологии, - продолжил Акира Кензо. - Там "бог ветра" индейцев майя по имени Хуракан - аналог Тескатлипоки - сотворил мир и являлся так же творцом "первых людей". В этом ему помогали трое помощников, стараниями которых были созданы Балам-Куице - "ягуар с ласковой улыбкой", Балам-Агаб - "ягуар ночи", Махакутах - "прославленное имя" и Ики-Балан - "ягуар луны". Но "первые люди" получились очень похожими на самих "богов", и это вызвало недовольство Создателя. Поэтому "боги" собрались на совет и решили, что люди должны стать менее совершенным племенем. Затуманив взор четырёх созданий так, чтобы они видели лишь часть земной сферы, Хуракан погрузил их в сон, после чего сотворил для них четырёх женщин. От их союза и произошёл человеческий род.
   - Этот миф перекликается и с шумерскими преданиями, в которых, созданным в Абзу, людям бог Энлиль "затуманил" взор, после чего "боги" разделили людей на полы, - напомнила Светлана.
   - Да. И если мы вспомним о том, что Кецалькоатль и Тескатлипока предстают перед нами в образах змей, то становится вполне очевидным, почему схожесть перволюдей, созданных Хураканом, с самими "богами" так огорчила Создателя. Это снова указывает нам на признаки некого регресса в развитии человечества, который особенно ярко отмечен в ведических текстах. Этот регресс связанн не только с культурным упадком, утратой знаний, но и с чисто физической трансформацией людей. Тот же Гесиод прямо указывает на этот факт в своей поэме: "После того поколенье другое, уж много похуже, из серебра сотворили великие боги Олимпа. Было не схоже оно с золотым ни обличьем, ни мыслью. Сотню годов возрастал человек неразумным ребёнком, дома близ матери доброй забавами детскими тешась. А, наконец, возмужавши и зрелости полной достигнув, жили лишь малое время, на беды себя обрекая собственной глупостью: ибо от гордости дикой не в силах были они воздержаться, бессмертным служить не желали, не приносили и жертв на святых алтарях олимпийцам, как по обычаю людям положено. Их под землею Зевс-громовержец сокрыл, негодуя, что почестей люди не воздавали блаженным богам, на Олимпе живущим".
   - Мне не понятно одно - если Драконы стремились развивать на Земле разумную рептолоидную жизнь, тогда почему успешный результат испугал их? Зачем нужно было отходить от первоначального замысла?
   Я недоумённо посмотрел на Акиру.
   - Пожалуй, я могу объяснить и это, - спокойно ответил он. - Здесь мы сталкиваемся с наложением различных временных пластов и смыслов. Мы уже говорили об этом: в более поздние времена образы древних Змиев обретают негативную окраску. Это хорошо видно на примере того же Тескатлипоки или, скажем, Сетха. Тогда же в мифологии начинают доминировать поступки и деяния "солнечных богов", к коим относились и боги-олимпийцы у древних греков. Этот раздел во времени исторических эпох ярко отражён в мифах схожими образами. В Египте это птица Бенну - Феникс, предвестник новой, послепотопной эры. У индейцев Америки - мифическая птица Вок, являвшаяся вестником "бога" Хуракана. В Индии - легендарная птица Гаруда, рождение которой так же ознаменовывало значительные исторические перемены...
   - И эти перемены были связаны так же с потопной катастрофой, изменившей и лик нашей планеты, и всю нашу историю, - напомнила Светлана. - Подобно Гесиоду, об этом говорит и другой поэт древности - Овидий в своих "Метаморфозах". Помните?
   - Вы наверное об этом? - уточнил Акира и процитировал очередной отрывок: "После того как Сатурн был в мрачный Тартар низвергнут, миром Юпитер владел, - серебряный век народился. Золота хуже он был, но жёлтой меди ценнее. Сроки древней весны сократил в то время Юпитер, лето с зимою создав, сотворив и неверную осень с краткой весной; разделил он четыре времени года. Тут, впервые, сожжён жарой иссушающей, воздух стал раскаляться и лёд - повисать под ветром морозным".
   - Вы правы. Овидий рассказывает нам об изменениях, которые происходят на Земле непосредственно после потопной катастрофы, и эти изменения обуславливают наступление новой эры. Но, как мы знаем, не только он говорит об этом. В зодиаке тех же индусов Дракон изображался на Древе, у подножья которого Дева - Канья-Дурга, одна из самых древних богинь - восседала на Льве, влекущем солнечную колесницу. Этот символ относит нас к Эре Льва, когда "древние боги" учились у Драконов мудрости. Но наступили новые времена, когда новое поколение "богов", стремящееся получить знания и могущество своих предшественников, обращает великий "Золотой век" в великую войну вселенского масштаба, - с грустью продолжала Светлана. - В конце концов, победу одержали "солнечные боги", но цена этой победы была слишком велика - потопная катастрофа почти полностью уничтожила весь прежний мир и цивилизацию "старых людей".
   - Всё так и было, - покачал головой Акира. - Вспомните строки из "Махабхараты": "Святые мудрецы так описывают, что произошло. Когда-то божественное племя Адитий, управляющих Вселенной, враждовало со своими двоюродными братьями-демонами, Дайтьями, и однажды... Адитьи нанесли им полное поражение... Оставив свои боевые позиции на высших планетах... Дайтьи... решили, что вначале родиться на маленькой планете Земля, и так без усилий подчинят своей власти нашу крошечную планету. Став хозяевами Земли, они намеревались бросить ответный вызов божественным Адитьям и так поработить Вселенную".
   - Я так понимаю, здесь как раз и даётся искажённая запретами "солнечных богов" историческая информация? - нахмурился Иллик Шелли. - Ведь Дайтьи были рептолоидами, как и Асуры?
   - Ты прав. Дайтьи и есть то самое поколение рептолоидных разумных существ, которое было создано усилиями Драконов на нашей Земле. "Махабхарата" прямо указывает на это: " Дайтьи... вошли в лона земных цариц и родились среди членов царских семейств. С возрастом Дайтьи стали проявлять себя как властные и гордые монархи... Их количество в этом мире так возросло, что... Земля была не в силах выносить их присутствия. Но, несмотря на это, они продолжали наводнять Землю, и их становилось всё больше и больше". И, возможно, не только на Земле происходили аналогичные события... Даже, скорее всего, не только на ней! Мне думается, рептолоидные расы были первой ступенью в продвижении разума по всей вселенной!
   - А у меня складывается впечатление, что речь здесь идёт о времени царствования динозавров, - наморщила лоб Эйго. - Вам так не кажется?
   - Вполне возможно, - сказал Акира. - Тем более, что исчезновение "царства" динозавров, кажется, объясняется и в "Махабхарате". И это объяснение можно вполне увязать с нашей концепцией эволюционного развития. Чтобы спасти нашу планету от нашествия Дайтьев с Данавами: "Господь Индра и другие полубоги решили спуститься на землю... Небожители непрерывной чередой начали спускаться на землю..., обитатели небес рождались в родах благолюбивых мудрецов и царей и стали убивать нечестивых данавов, людоедов-ракшасов, чародеев в змеином обличии и различных других созданий, которые заживо пожирали людей".
   - Действительно, очень похоже на уничтожение человекоподобными "богами" своих предшественников и соперников, - согласился я.
   Акира кивнул и продолжал:
   - Но это не было простым уничтожением. Можно увидеть и попытки вернуть эволюцию с "мятежного пути", заданного ей Драконами, в русло предустановленных "Свыше" правил. Обдумывая всё известное мне и сопоставляя различные мифологии, я пришёл к этой неожиданной для себя мысли. Она, к тому же, позволила мне снять некоторые противоречия в "божественной" иерархии и происхождении "богов", которые я не мог разрешить раньше. Я вдруг ясно осознал, что индуистские ваханы "богов" - их животные символы и ездовые животные одновременно - практически идентичны по смысловому наполнению иероглифам, изображавшим всех "древних богов" Египта.
   - Любопытно, - нетерпеливо заёрзала на своём месте Светлана.
   - Я не случайно вспомнил мифическую птицу Гаруду, которая была ездовым животным Вишну, - продолжал Акира. - Если взглянуть на сохранившиеся изображения Гаруды, традиционные для Юго-Восточной Азии, то можно обнаружить их сходство с изображениями другого "божественного" существа - древнеегипетского Гора. В образе Гаруды мы видим существо с человеческим телом в птичьей маске и с крыльями за спиной, которые практически у всех древних народов означали одно и тоже: принадлежность данного "бога" к "Небесам" и полётам на различных "небесных колесницах".
   - Да, - сказала Светлана. - Крылья это символ прихода с "небес", под которыми подразумевалось ни что иное, как космическое пространство. Иначе говоря, это характеризовало "богов", как пришельцев из иных миров.
   - Всё верно, - согласился с ней Акира. - Таким образом, Гаруда всего лишь "возница" некого летательного аппарата, перевозившего Вишну. В многочисленных устных пересказах по прошествии тысячелетий он "сросся" в представлении древних людей с этим самым аппаратом и был запечатлён в мифах в искажённом образе, как фантастическая птица. Но если мы вспомним египетские мифы о Ра и Горе и проведём между ними аналогии, то поймём, что это не так: "Вот Хор, Крылатый измеритель, полетел к горизонту в Крылатом Диске Ра; и поэтому с того дня стал он зваться "Великим Богом, Владыкой Небес", - процитировал экзоархеолог.
   - А Ра, как вы установили, и Вишну идентичные личности! - неудержавшись, выпалила Светлана.
   - Да. Более того, как вы помните, Гаруда славился истреблением племени змей-нагов, а так же помогал "богу" Раме в борьбе с ракшасами демона Раваны. Египетский же Гор на своём "Крылатом Диске" занимался уничтожением "врагов" Ра - крокодилов и бегемотов, которые идентичны Змиям и Драконам: "Хор, Крылатый Измеритель, сошёл в ладью Ра. Он сказал своему предку: "О Сокол Горизонта, я видел врагов, замышляющих против тебя, чтобы присвоить себе Сверкающую Корону"... Тогда Ра, Святой, Сокол Горизонта, сказал Хору, Крылатому Измерителю: "Высокорождённый Ра, сын мой, поспеши, сокруши врагов, которых видел ты", - снова процитировал Акира. - После победы над "врагами Ра", божественному отпрыску в знак почёта присваивается новое имя: "И Тот сказал: "О, повелитель богов! Крылатый Измеритель вернулся в славном Крылатом Диске, сияющем многими цветами"... Поэтому стал он с того дня зваться "Крылатый Измеритель". И с того дня по имени Хора, Крылатого Измерителя, стал называться город Хута - "Бехутет".
   - Как видим, почести, оказанные Гору, немалые, - отметил Акира. - Но похожая история происходит и с Гарудой: Вишну за заслуги перед ним помещает его изображение на своём знамени.
   - Получается, Гаруда и Гор одно и тоже лицо! - догадался Иллик Шелли.
   - Вполне возможно. Ведь перечисленное мной, это не всё, что роднит их между собой. Давайте коротко вспомним историю рождения обоих. Гаруда рождается в результате спора двух дочерей Дакши - седьмого сына Брахмы, непосредственно причастного к творению всего живого. Это Кадру и Вината, которые были отданы в жёны Кашьяпе, другому немаловажному персонажу индуистской мифологии по сотворению жизни. По воле своего мужа обе сестры пожелали себе потомство: Кадру тысячу сыновей, а Вината двоих, но превосходящих бы во всём сыновей своей сестры.
   - О! Я помню эту историю! - воскликнул я и покосился на Светлану, которая совсем недавно рассказывала мне эту же легенду.
   - Понимаю о чём вы хотите сказать! - неудержалась и моя любимая, обращаясь к экзоархеологу. - Я думала о том же! Это самое важное, на мой взгляд: Вината воплощает собой стремление к изменению породы, к некому эволюционному совершенствованию, ведь обе сестры принадлежали к одному "драконьему роду". Кадру в результате снесла тысячу яиц, а её сестра только два... Извините, что перебила вас, - смутилась Светлана и опустила глаза.
   - Не страшно, - благосклонно кивнул Акира. - Вы лишь очертили мою мысль более чёткими границами. Так вот, спустя пятьсот лет у Кадру родилось тысячу сыновей - вылупилось тысячу прекрасных нагов, а у Винаты никто не родился. Тогда нетерпеливая Вината разбила одно из яиц, породив на свет недоношенного ребёнка - Аруну. Тот из-за своего уродства был вынужден перебраться в колесницу "солнечного бога" Сурьи, чтобы закрывать своим бесформенным телом остальной мир от палящих лучей светила. А через ещё пятьсот лет на свет появляется и Гаруда. В этой истории с Аруной я вижу несомненное символическом сходство с другим персонажем - Анубисом, который согласно некоторым легендам был сыном Нефтиды и Осириса и почти сразу покинул мир живых, перебравшись в Дуат, где помогал Ра во время его "ночного путешествия" по "загробному миру".
   - Получается, во всей этой истории мы видим отражение некого переходного периода от поколения рептолоидов к поколению антропоморфных "богов", в наследство которым досталось и знание их предшественников - "древних богов"? - в раздумье сказал я.
   - Да. И это новое поколение "божественных существ" приступает в середине Эры Льва к полномасштабному восстановлению утраченного во время Потопа мира. По всей планете ими строятся новые "храмы" и пирамиды, места для которых были размечены ещё до Потопа Змиями. Реставрируются многие разрушенные сооружения, в том числе и такие, как Баальбек. Хотя некоторые из этих сооружений по какой-то причине восстановлены так и не были. Может быть, это было связано с утратой интереса к ним "солнечных богов", а, возможно, причины были иными... Тем не менее, можно сказать, что это время было отмечено повсеместным мегалитическим строительством, а так же обращением "божественного" взгляда на всё ещё молодое человечество.
   - Между прочим, храмы, воздвигавшиеся людьми по повелению "богов", у древних всегда считались живыми существами, - заметила Светлана. - Причём наши предки были уверенны, что все эти храмы происходят от общего первоисточника - "храма, который некогда существовал". И этот далёкий храм являлся делом рук самих "богов", завершивших акт сотворения Земли.
   - Верно, - кивнул экзоархеолог. - Смысл возведения всех этих святилищ, согласно "Текстам Эдфу", был в том, чтобы "воскресить былой мир богов". Ни больше, ни меньше. Ведь этот мир был полностью разорён Потопом.
   - В "Пуранах" есть такие строки о Самудра-мантхан: "И тогда из глубины вод, словно второе солнце, сверкая сотнями и тысячами холодных лучей, появилась луна, - процитировала Светлана. - Вслед за ней, в своём белом одеянии из очищенного масла, появилась богиня процветания, за ней - богиня вина. А за ней - быстроногий белый скакун".
   Моя возлюбленная чинно сложила руки на коленях и уверенно сказала:
   - На мой взгляд, здесь хорошо просматривается хронологическая последовательность событий в истории "солнечных богов". Вначале появляется луна, то есть к нашей Земле подлетает одна из "железных крепостей" Асуров - космическая станция пришельцев. Эти "боги" обращают свои взоры на людей, обучают их земледелию, скотоводству и изготовлению хмельных напитков, так необходимых им самим для сохранения здоровья и долголетия в условиях чужого мира. Отсюда и жертвоприношения, требуемые от людей, в виде сомы.
   - И вскоре после этого наступает период освоения "солнечными богами" вселенной Тамаса, - вдохновлено подхватил её слова Акира. - Видимо, антропоморфная природа "солнечных богов", названных в "Книге Дзиан" "Пятой Расой", не позволяла им без помощи неких технических устройств переходить из мира в мир. Но прорвавшись в Тамас, в его нижние области, эти "боги" заняли там главенствующее положение. По моим подсчётам это произошло где-то между восьмым и шестым тысячелетием, уже в Эру Рака. Именно поэтому этот период времени, как и Эра Близнецов, покрыт мраком тайны в мифологии, хотя отдельные намёки на деятельность "богов" в эту эру всё же можно встретить.
   - Вы имеете ввиду священный образ египетского жука скарабея - символа возрождения и вечной жизни? - поинтересовалась Светлана. - Ведь скарабей в древнеегипетском Зодиаке аналогичен Раку.
   - Именно. Отсюда и изображения этого жука на предметах, связанных с погребальными обрядами. После смерти каждый фараон должен был попасть в "царство Осириса" - Дуат, соединившись там с душой бессмертного "бога". В индуистской традиции этот мир выступает как мир духовных планет Била-сварга. В других же источниках говорится о "загробном" или "потустороннем мире". Но, чтобы удержаться на занятых позициях и продвинуться дальше, в "высшие" духовные сферы Тамаса, "солнечным богам", видимо, необходима была постоянная "подпитка" духовной энергией извне. Эта энергия давала бы им силы и власть в "потустороннем мире". Не случайно, в столь важной для египтян "Книге Мёртвых" или "Рей Ну Перт Эм Хру" - "Книге выступающих днём" - говорится о "свободе, что даруется духовным формам, которые пережили смерть, чтобы ходить туда и сюда по своему усмотрению". И, думаю, не случайно в этой связи упоминание в "Пуранах" "быстроногого белого скакуна", появляющегося вслед за "богиней вина" во время Пахтанья Молочного Океана. Этот "конь" - Уччайхшравас - в индуистской мифологии является царём всех лошадей. Но это не простой конь, а летающий конь с семью головами, которым владел лидер Асуров, царь Бали. Хотя впоследствии он переходит в собственность царя "богов" Индры.
   - Это можно расценивать как символическое отражение обретения знаний о достижении бессмертия и способности перехода в Тамас "солнечными богами". Ведь эти знания изначально принадлежали исключительно Драконам, - взволнованно отозвалась Светлана. - Ведь конь Уччайшравас, согласно эпосу "Катхасаритсагара", наделён способностью воскрешать мёртвых. Память об этой способности, видимо, выразилась впоследствии в обряде "ашвамедхи", который был очень схож с представлениями древних египтян о воскрешении умершего фараона в "загробном царстве Осириса". Убийство же коня в этом обряде было связано с очень древними верованиями, согласно которым конь обеспечивал царю возрождение, физическую и духовную энергию и плодовитость.
   - Значит, Акира прав, и духовная энергия действительно была очень важна для тех, кто ушёл в "мир иной"! - горячо воскликнул Иллик Шелли.
   - Безусловно.
   - К тому же, образ данного коня тесно связан с другими "конями" - "выведенными гандхарвами конями" особой породы, способными передвигаться "дорогами", называемыми "дорогами сиддхов" или "путями богов", - напомнил экзоархеолог. - Вот как они описываются в "Махабхарате": "Кони богов и гандхарвов источают небесное благоухание и могут скакать с быстротой мысли. Даже когда их силы истощены, они всё равно не сбавляют скорости. Кони гандхарвов могут по желанию менять масть и мчаться с любой, какой захотят, быстротой. Достаточно лишь мысленно пожелать, чтобы они тут же предстали перед тобой, готовые к исполнению твоей воли.Эти кони всегда готовы исполнять твои желания".
   - Очень похоже, что свойства этих мистических "коней" основаны на законах, управляющих тонкими нематериальными энергиями, - заметил я. - Законами мира Тамаса!
   - Верно. Наверное, можно с большой долей уверенности говорить о том, что эти законы были хорошо известны учёным глубокой древности... Во всяком случае, они, безусловно, слышали о них от самих Змиев. А способность "коней гандхарвов" преодолевать огромные расстояния за короткое время объясняется тем, что они передвигались по "дорогам сиддхов", которые, судя по всему, так же подчинялись законам, управляющим не грубой материей, а некой духовной субстанцией. По этим "дорогам" могло быть перенесено и человеческое тело, подчинённое мистическим силам - "прапти" и "мано-джава". Согласно той же "Махабхарате" и другим древнеиндийским текстам, этими силами в совершенстве владели только обитатели планетной системы Сиддхалока - сиддхи. Поэтому-то они могли свободно перемещаться в космосе без летательных аппаратов. Но подобные путешествия были возможны только в определённых "звёздных коридорах" или "дорогах".
   - Видимо, в их пределах было как бы "свёрнуто" пространство и время, - сообразил я. - Очень похоже на наши современные полёты в границах нуль-пространства. Но технологии несколько иные... Что-то схожее с телепортацией, которой мы пока не владеем... или с перемещением за пределы нашей материальной вселенной. Ведь речь здесь идёт о "быстроте мысли" и об "управлении мыслью"... Наверное, это не случайно. И это уже явно иные сферы бытия, на уровне микрокосма!
   Я посмотрел на экзоархеолога.
   - А кто такие эти сиддхи? Я раньше о них ничего не слышал. Кажется, на санскрите это означает "совершенный"?
   - В индийской мифологии это класс полубожественных существ, - ответила за Акиру моя любимая. - Считалось, что основным местом их обитания является "антарикша" - воздушное пространство. Главная черта этих существ - их необыкновенная чистота и святость, вот почему они наблюдают за мудрецами, предающимися аскезе, и часто выступают как эталон служения вере. В "Пуранах" число сиддхов доходит до восьмидесяти восьми тысяч, и они наделены там восемью сверхспособностями: становиться сколь угодно малыми или большими, максимально лёгкими или тяжёлыми, мгновенно перемещаться в любое место, достигать желаемого одной силой мысли, подчинять своей воле предметы и время. Тем самым они могут добиться полной власти над миром. В "Рамаяне" сказано, что они имеют свой особый мир, вместе с существами по имени "чараны".
   - Несомненно, что речь идёт о существах из какой-то иной, могущественной и высокоразвитой цивилизации, которая, скорее всего, связана и с Драконами-Змеями, - заключил Акира. - Но способности сиддхов - тема отдельного серьёзного разговора. Пока что мы можем с уверенностью говорить лишь о том, что именно поколение так называемых "полубогов" или "последователей Гора" - Шемсу-Гор - инициировало на Земле возникновение и развитие первых человеческих цивилизаций. Целью этого, несомненно, было сохранение знаний о необычных способностях, а так же создание неисчерпаемого "запаса" духовной энергии для подпитки "солнечных богов", покидавших Землю и переходивших в Тамас-Дуат. И слово "Шемсу" здесь следует понимать вовсе не в переносном смысле - "спутники" или "учёные", а в самом прямом. Это "те, кто идут по пути Гора". И этот "путь" назван "Солнечным путём" или "дорогой Ра". "Путь" этот, безусловно, предусматривал сохранение всех древних технических сооружений, их ремонт, и при необходимости реконструкцию. А ответственность за это была возложена на смертных царей и правителей, поставленных "богами" у руководства первыми организованными сообществами людей - государствами. Именно тогда в Египте формируется и корректируется столь важная для поддержания власти фараонов концепция "загробной жизни" или существования души божественного фараона в "царстве Осириса".
   - Кроме того, - с энтузиазмом продолжал Акира, - чрезвычайно важно было сохранить и всю техническую документацию, часть которой, к тому времени, уже была утрачена, а оставшаяся пришла в ветхое состояние. Вот почему в первых цивилизациях мы видим бурный расцвет письменности, созданной ещё в эпоху Змиев, стремившимися передать свои знания людям через избранных жрецов и браминов. В Египте под руководством этих самых жрецов идёт активная запись сохранившихся разрозненных технических документов, тексты которых уже малопонятны даже самим "последователям". Писцы просто механически копируют непонятные им иероглифы и символы. Отсюда и вся эта путаница, все трудности в расшифровке древнеегипетских текстов. Положение усугублялось и тем, что каждый исследователь, бравшийся расшифровывать египетскую письменность, был уверен в том, что древнеегипетская письменность развивалась от простого к сложному. На самом же деле всё было как раз наоборот! Сами египетские жрецы всегда связывали полученные ими знания с той самой "ранней первобытной эпохой", из которой пришли все эти "старинные чертежи, выполненные на коже животных во времена Последователей Гора".
   - Вы правы, - подтвердила Светлана. - А в Шумере и Индии тем временем шла фиксация родословной "богов" и запись оставшейся в памяти обрывочной информации, рассказывающей историю их цивилизации, пришедшей с "планеты миллионов лет". Только по прошествии времени эта информация была уже одета в причудливые одежды мифологических иносказаний. В результате шумерские, и особенно, ведические тексты лишились сколько-нибудь последовательной хронологии, позволяющей достоверно отследить ход тех, далёких во времени и пространстве, событий. Благодаря стараниям жрецов и брахманов мы имеем теперь лишь причудливые симоволизмы и замысловатые аллюзии, а зачастую и просто фантазии, перенесённые на земную почву, вычленить из которых "зёрна истины" порой очень и очень сложно.
   - И всё же, благодаря нашей науке, одно нам известно достоверно, - неторопливо заговорила Эйго, внимательно слушавшая своих коллег. - Это то, что мы являемся потомками очень и очень малочисленной группы предков, жившей совсем в недавнем прошлом, по сравнению с отделением нас от ветви приматов. Ведь ДНК у каждого из нас отличаются друг от друга всего лишь на одну сотую процента. А, значит, и люди отличаются гораздо меньше друг от друга, чем, скажем, шимпанзе в одном стаде!
   - Получается, что старая эволюционная теория, дополненная современными научными данными и исследованиями, а так же информацией, почерпнутой нами из мифов и легенд, указывает на очень и очень малый состав человеческой популяции в некий момент времени?.. - в раздумье произнёс я. - И этот момент времени имел ключевое значение во всей истории современного человечества?
   - Да, - уверенно сказала Эйго. - Эта самая популяция должна была составлять от двадцати, до двухсот особей. Не больше.
   - Но ведь о том же самом говорят и шумерские предания! - воодушевлённо воскликнула Светлана. - Даже численность первой "массовой партии", созданной "богами" в ходе их генетических манипуляций, по порядку величины близка к нижней границе, которую назвала Эйго! Ведь шумерскими "богами" было создано четырнадцать клонов - семь мужчин и семь женщин. Помните?
   Моя возлюбленная обвела присутствующих горящим азартом взором.
   - Более того, - вдохновлёно продолжала Эйго, - давнишние исследования по митохондриальной ДНК ещё в двадцатом веке установили наличие некой общей для всего человечества "Евы", а по мужской половой хромосоме - единого "Адама".
   - Вот вам и оправданная необходимость присутствия "Великой Матери" - "Богини рождения"! И тиражирование удачного единичного экземпляра первочеловека Адапы, нёсшего в себе генетический материал принесённого в жертву "мятежного бога", - удовлетворённо закивал Акира Кензо.
   - Мне сейчас вспомнилась известная работа Гесиода, поэма "Эойя", - взволнованно произнесла Светлана. - Её ещё называли "Каталог женщин". Это был список красавиц, от брака которых с "богами" произошли герои, ставшие впоследствии родоначальниками всех знатных родов! Позже Библия рассказала эту же историю по-своему: "Сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им. Это сильные, издревле славные люди...".
   - А один древний иудейский учёный, очень известный в своё время, признавал несомненную связь библейских стихов с событиями, которые действительно имели место в далёком прошлом. Я не запомнила его имени, - словно извиняясь, продолжала Светлана, - но хорошо помню его комментарии к Библии: "В древние времена правители стран были сыновьями богов, которые прибыли на землю с небес и правили на земле, заключая браки с дочерьми Человека, и их потомки становились героями, могущественными принцами и монархами". Подтверждением этого утверждения может служить и ассирийское "Сказание об Адапе", полной версией которого была, вероятно, упоминающаяся в Ветхом Завете "Книга родословная Адама".
   - Вы правы, - согласился с ней Акира Кензо. - Действительно, многие ассирийские цари уверяли, что обладали той или иной добродетелью Адапы. Саргон и Сеннакериб, например, заявляли, что унаследовали мудрость, дарованную Адапе "богом" Энки. Два других правителя - Синшаришкун и Эсархаддон - гордились тем, что были рождены "по образу мудрого Адапы". Согласно надписи, оставленной Эсархаддоном в храме Ашура, этот правитель установил статую Адапы. А царь Ашурбанипал писал, что он постиг "тайны писания в допотопные времена", в которые был посвящён сам Адапа.
   - Верно, верно! - обрадованно закивала довольная Светлана и метнула в мою сторону горящий азартным возбуждением взор.
   Я с интересом и восхищением наблюдал за своей любимой. Сейчас она, словно прекрасный алмаз, заиграла в моих глазах новыми гранями: ещё более яркими, более ослепительными и мучительно притягательными для меня. Совсем как тогда, во время нашей совместной морской поездки на Мадагаскар, когда я впервые увидел её для себя по-новому. Неожиданно для себя самого, я понял, что мои чувства к ней окрашиваются в ранее неведомые мне оттенки, которые постепенно всплывали из тёмной глубины моего бессознательного и захлёстывали мою душу тёплыми пульсирующими волнами. Эти волны были схожи с волнами невидимого прибоя, удары которого заставляли трепетать и содрогаться каждый нерв в моём теле от одной лишь мысли об этой девушке.
   Словно, почувствовав моё состояние, Светлана снова остановила на мне взор, на сей раз долгий и пристальный. С каждым мгновением глаза её приобретали всё большую глубину, превратившись, наконец, в два бездонных омута. Её взгляд, казалось, проникал теперь в самое моё сердце, будоража его, наполняя радостным волнением и тревожным томлением. Спустя ещё одно мгновение на губах моей любимой появилась мягкая и одновременно дерзкая улыбка. Наверное, наш безмолвный страстный диалог мог продолжаться бесконечно, но со своего места неожиданно поднялся Иллик Шелли.
   - Я читал, что по данным современной науки разделение ветвей приматов и человека произошло не ранее пяти миллионов лет назад, - морща лоб, произнёс юноша. - Но когда могла существовать та самая малочисленная группа людей, от которой мы все происходим?
   Иллик вопросительно посмотрел на сидевшую рядом Эйго.
   - Ты сказала, что это должно было происходить гораздо ближе к настоящему времени. Выходит, речь идёт не о миллионах лет?
   - Разумеется, нет, - мотнула головой Эйго. - Целый спектр фактов позволяет нам говорить о диапазоне времени где-то от ста до пятидесяти тысяч лет назад. И вот что примечательно: вблизи верхней границы этого временного диапазона человек на Земле остаётся в одиночестве.
   - То есть? - не понял я, уже очнувшись от оцепенения и постепенно возвращаясь в русло нашей беседы.
   - То есть, примерно тридцать-пятьдесят тысяч лет назад с нашей планеты странным образом исчезают все другие родственные нам виды и подвиды, - спокойно пояснила Эйго. - Самые последние находки неандертальца, например, можно датировать временем в двадцать восемь тысяч лет до новой эры. И эта странность совершенно необъяснима, поскольку на протяжении всей истории человеческого рода на Земле параллельно сосуществовало по несколько видов наших далёких предков.
   - А не может ли это быть результатом глобальных изменений, произошедших на нашей планете перед Мировым Воссоединением? - задался вопросом я, с интересом глядя на экзобиолога.
   - Вы имеете в виду возможность утери многих данных в результате многочисленных катастроф и последней войны? - переспросила Эйго и уверенно покачала головой: - Нет, это совершенно исключено! Во-первых, мы имеем достаточное количество сохранившихся научных данных, опираясь на которые, можно делать вполне конкретные выводы. А, во-вторых, наши современные исследования подтверждают достоверность всех прежних результатов. Например, исследования ДНК дают нам основания говорить о нескольких последовательных волнах миграции древних гоминидов, постепенно расселявшихся по нашей планете. Первая такая волна миграции древнейших азиатских архантропов произошла почти два миллиона лет назад из Африки. Их кровь до сих пор течёт в наших жилах. Затем был второй исход около шестисот пятидесяти тысяч лет назад, и ещё один - последний, третий. При этом обмен генами между евразийскими и африканскими популяциями наших предков практически никогда не прекращался, хотя и был сильно затруднён большими расстояниями.
   - Получается, что древнее человечество было не совокупностью отдельных изолированных популяций, а представляло собой относительно единое сообщество на протяжении очень длительного времени? - сделал вывод я.
   - Получается так, - согласно кивнула Эйго.
   - Скорее всего, на определённом этапе своей истории изолированные популяции всё же имели место, - заметил Акира. - Об этом нам, в частности, сообщает и "Книга Дзиан": "Семь воинств, Волей рождённые Владыки, побуждаемые Духом Жизнедателем, выделили из себя людей, каждый в области своей". Эти строки можно рассматривать как намёк на подобную возможность.
   - Я бы сказала, что эти строки подтверждают правильность выводов наших учёных о существовании того самого периода времени - пятьдесят тысяч лет назад - о котором я говорила, - твёрдо сказала девушка-экзобиолог. - В древности многие антропологи и палеонтологи называли его "бутылочным горлышком", через которое не смогла протиснуться многочисленная популяция гоминидов, составлявших все боковые ответвления и тупиковые виды. Тогда на Земле остался лишь один вид - Хомо Сапиенс Сапиенс... Иначе говоря, мы с вами, - улыбнулась Эйго. - И появление его было не просто непостижимой загадкой, но оно представлялось до сего дня совершенно невероятным. Подумайте сами: в течение миллионов лет происходит лишь слабый прогресс в обработке каменных орудий. И вдруг появляется вид с объёмом черепной коробки вполовину больше прежнего, к тому же, обладающий способностью говорить и со сравнимой с нами анатомией тела!
   Эйго обвела присутствующих торжествующим взглядом.
   - Что же дальше? В силу необъяснимых причин этот вид продолжает жить примитивной жизнью, пользуясь каменными орудиями ещё в течении ста шестидесяти тысяч лет и лишь сорок тысяч лет назад претерпевает свой главный переход - переход к современным формам поведения. Спустя ещё три десятка тысячелетий он расселяется по всему земному шару, и за последующую тысячу лет научается вести сельское хозяйство, разводить скот, строить жилища, жить оседлой жизнью в городах. А ещё через шесть тысяч лет выходит в глубины Солнечной системы!
   Девушка-экзобиолог на секунду приостановилась, будто бы удивляясь сама себе.
   - Как такое могло случиться?.. Как учёный, я могу исходить лишь из мысли, что эволюция человеческой цивилизации является, прежде всего, следствием эволюции сознания составляющих её индивидов. Из этого заключения мы неизбежно приходим к вашим базовым выводам, Акира, и тогда нам придётся резко сократить сроки существования человечества до времени существования неоантропов. Это те самые пятьдесят-шестьдесят тысяч лет - сроки, в которые мы отмечаем явные признаки чьего-то стороннего вмешательства в генетику наших далёких предков!
   Эйго доверчиво посмотрела на экзоархеолога.
   - И нулевой точкой в истории человечества тогда становится появление механизма абстрактного мышления, о чём могут свидетельствовать те же предметы древнего искусства, - согласился с ней Акира. - Их возраст в среднем составляет тридцать пять тысяч лет. А активное, скачкообразное развитие мышления у человека, как мы видим, становится результатом цивилизаторской деятельности гостей из космоса, - улыбнулся экзоархеолог. - И тут я снова вспоминаю "Книгу Дзиан", где рассказывается о "семи воинствах", занимавшихся научными разработками модели будущего человека и создававшими пробные образцы новой разумной жизни. Ведь согласно главной книге кабалистической литературы "Зоар", библейский Рай имеет два входа: Верхний и Нижний. Нижний вход располагался в пещере Махпела и его обнаружил ещё Адам, когда после изгнания из Эдема однажды проходил мимо. Первый человек почувствовал, что из недр пещеры исходит запах Райского сада. Зайдя в пещеру, Адам увидел льющийся из её глубин "дивный свет" и захотел спуститься внутрь. Но на его пути тогда встал ангел и велел вернуться обратно.
   - Да, Адам понял, что в пещере находится туннель, соединяющий земной мир и "мир Горний", - подтвердила Светлана. - По этому туннелю и поднимаются молитвы к Богу, а души попадают в Вечность после смерти тела. Именно поэтому Адам завещал похоронить себя только в этой пещере.
   - Но что такое на само деле Эдем? - Акира посмотрел на нас. - Это и есть место, в котором "боги" создавали первых людей - шумерское Абзу, захваченное Энлилем. Некий медицинский и научно-исследовательский центр. А раз входов в Рай было два, то и таких "центров" было тоже два - на Земле и на "Небе". Значит, "Книга Дзиан" права. Ведь она много-много древнее библейских текстов.
   - Постойте! - вдруг воскликнул Иллик Шелли. - Но ведь динозавры погибли шестьдесят пять миллионов лет назад. А первые разумные гоминиды появились на Земле самое раннее - два миллиона лет назад. Как же можно связывать между собой неких разумных рептолоидов и, скажем, тех же неандертальцев? Ведь между ними лежит пропасть времени!
   Юноша недоумённо посмотрел сначала на экзоархеолога, затем на Эйго.
   - С одной стороны ты прав, - спокойно произнёс Акира. - Но с другой мы с вами имеем свидетельства в виде тех же камней Ики, на которых запечатлены картины совместной жизни ящеров и человекоподобных существ... Что это может доказывать? Я думаю, что камни Ики не подделка, и на них изображены вполне реальные сцены деятельности какой-то цивилизации, в которой происходило совместное развитие двух видов.
   - Но где же следы этой цивилизации? - не унимался Иллик. - Ведь мы не находим абсолютно никаких останков этих самых таинственных "человеко-ящеров"! Хотя их внешний облик и строение скелета должны были довольно сильно отличаться от человеческих, судя по тем же описаниям в мифах. Не могло же, в самом деле, их цивилизацию полностью смыть Потопом? Что-то от них должно было остаться!
   - Это может казаться странным, но поразительным образом в Земле сохранилось значительно меньше ископаемых останков, чем мы можем предполагать, исходя из гипотезы о постоянной эволюционной смене одних видов другими, - рассудительно заметила Эйго. - Несомненно, существует прямая зависимость между общей численностью вида, продолжительностью его существования и географическим ареалом обитания, с одной стороны, и вероятностью сохранения его в ископаемом состоянии с другой. Хорошо приспособленный к конкретным условиям среды, а поэтому многочисленный вид животных, как правило, не способен к существенным эволюционным изменениям при смене условий. Наиболее вероятная форма эволюционных изменений - это быстрые преобразования малочисленных и географически изолированных популяций. Таким образом, даже с чисто математической точки зрения, вероятность обнаружить останки представителей какого-либо вида тем меньше, чем меньше была численность этого вида.
   - Значит, весьма вероятно, что даже уже известные нам останки ископаемых гоминид являются вовсе не останками наших прямых предков, а всего лишь останками представителей тупиковых ветвей эволюции? - догадалась Светлана.
   - Да.
   - Из сказанного Эйго можно сделать ещё один важный вывод: цивилизация людей-рептолоидов могла развиваться и вовсе не на Земле, как и цивилизация самих "богов", - добавил Акира. - Всё могло происходить поблизости от нас, скажем, на Марсе. У нас же на планете ход эволюции шёл своим путём, пока "солнечные боги" не вмешались в него и не запустили свой "проект" доминирования здесь антропоморфных разумных существ.
   - Тогда получается, что большинство событий, описанных в мифах, должно было происходить вовсе не на Земле! - сказал с загоревшимися глазами Иллик, словно только что догадавшись об этом.
   - Разумеется! - согласился с ним Акира Кензо. - И я уже говорил о такой возможности, если ты не забыл... А почему тебя это так удивляет? По мифам мы отчётливо видим, что "боги" изначально были явно не приспособлены к существованию в земных условиях, хотя эти условия, по всей видимости, и были довольно близки к тем, что существовали на их родной планете. В мифах же можно встретить и рассказы о генетических экспериментах Драконов-Змиев по скрещиванию гоминидов с видом рептолоидов. Но множество мифов со всего света рассказывают нам и о том, как "солнечные боги" занимались переделкой созданных драконами "образцов". Во многом эти мифы аналогичны шумерским легендам, повествующим о создании первого человека Адапы.
   - А можно поподробнее? - попросил я.
   - Да, пожалуйста! Вот, к примеру, о чём рассказывает нам один из мифов Западной Африки. Он, кстати, совсем недавно попался мне на глаза. Послушайте.
   Экзоархеолог склонился над своим справочником и прочитал:
   - "В ночь на понедельник червь проделал отверстия в земле, из них вышли семь мужчин, несколько женщин, собака и леопард... Вместе с людьми из-под земли на землю вышли хвостатые существа, но были истреблены, либо остались под землёй, либо им отрезали хвосты и они превратились в людей". В Меланезии существовало аналогичное предание, в котором сообщалось следущее: "Пес-дема разгрёб песок, из земли стали выходить существа из бамбука с приросшими к телу руками, перепонками на пальцах, без глаз, ртов и ушей. Аист помог их вытащить, их поместили в огонь, прорезали отверстия на лице; разрезали перепонки, куски кожи превратились в пиявок; эти существа стали людьми".
   - А мне вспомнился схожий южно-азиатский миф, - вступила в разговор Светлана. - В нём говорилось, кажется, следующее. Сейчас попробую по памяти... - Она призадумалась и процитировала: - "Махадео охотился с двумя гончими, те вытащили из норы краба - первых людей, брата и сестру; его супруга Парвати их вырастила; сперва они спали, положив между собой кусок дерева; Махадео научил их готовить пиво; опьянев, они забыли о своём родстве, вступили в брак, породили людей".
   - Здесь, кстати, затрагивается ещё одна значимая деталь многих мифов - тема инцеста, в результате которого современное человечество и начинает свою родословную, - добавила моя любимая. - Думаю, это ещё одно доказательство того, что исходная популяция сапиенсов, созданных "солнечными богами", была очень и очень немногочисленной. При этом целью "богов" было заселить "новыми людьми" целую планету, с сохранением генетической чистоты исходного образца. Ведь и "солнечные боги" так же не гнушались инцестом в стремлении сохранения чистоты своей крови.
   - Вы правы, - не стал возражать ей Акира. - Можно вспомнить и такое предание, которое когда-то бытовало на юго-востоке Америки: "Люди нынешней группы Креветок жили в глубокой тёмной пещере под землёй и напоминали креветок, передвигаясь на четвереньках, не говорили и не понимали языка; когда эти люди-креветки выбрались погреться на солнце, боги пытались с ними заговорить; однажды они застали их врасплох, люди-креветки ушли через трещину в камне, боги их выкурили наружу, научили говорить и ходить на двух ногах, обрезали когти на ногах, выщипали на теле шерсть, приняли в свой народ; оставшиеся до сих пор живут под землёй. Когда первые люди выходят из-под земли, они словно в коконах; Великий Дух посылает кого-то их развернуть, распрямить члены".
   Экзоархеолог на минуту оторвался от светящегося текста на листе справочника.
   - Если вы заметили, в этом сказании так же просматриваются явные аллюзии, направленные на "старых людей", бывших рептолоидами. Или вот ещё один миф из того же региона: "Солнце послал своих двух сыновей вывести людей из нижнего мира, дал им облачный лук с громовыми стрелами; каждый следующий из четырёх подземных миров был светлее предыдущего; сперва люди были недоделаны, полуживотные; поднявшись на землю, обрели полностью человеческий облик. Первые, вышедшие из нижнего мира люди - у них перепонки на пальцах, голые хвосты, мох покрывает тело, одно ухо подстилают под себя, другим накрываются; боги отрезали им хвосты и уши, велели выкупаться...".
   - А я читала аналогичный ацтекский миф, - снова взволнованно заговорила Светлана. - В нём тоже отчётливо просматривается мотив активного участия "солнечных богов" в переделке перволюдей. Там говорится о пущенной с неба стреле, которая пробивает в земле отверстие, и из этого отверстия выходят на поверхность первые мужчина и женщина. Что характерно, их тела не имеют нижней части, поэтому для зачатия детей мужчины вынуждены вкладывать свой язык в рот жене. Эти люди не знали огня и ели мясо сырым. В Южной Америке так же издревле рассказывали о хвостатых перволюдях, живших под землёй до Потопа. Помню такие строки одного из мифов: "Солнца и луны не было; из отверстия в земле вышли обезьяны, затем некоторые превратились в людей; первые люди не отличались от обезьян; мать Фигуерони отрезала им ночью хвосты, превратила в людей; с рассветом перестала это делать, оставшиеся сделались обезьянами".
   - Мне кажется, здесь есть одна любопытная деталь, - заметил я.
   - Какая? - Светлана с любопытством посмотрела на меня.
   - Прослеживается некий эволюционный регресс: люди происходят не непосредственно от древних гоминидов, которые разделяются на различные ветви приматов, а в результате деятельности "богов", создающих человека из местного, "подручного" материала. При этом часть приматов является как бы побочным продуктом этого эксперимента... Это очень интересно!
   Я радостно улыбнулся любимой.
   - Вы правы, - согласился со мной Акира. - Представления о регрессирующем мире можно найти и в индуистских взглядах о сотворении мироздания, где это событие не является однократным, а периодически повторяется. Если помните, вселенная, родившись из вод, огня и "Золотого зародыша", проживает последовательно четыре эпохи или юги. Различия же между ними определяются образом жизни и нравами разумных существ, которым выпало жить в каждую из них.
   - Начало каждой вселенной носит название Сатьяюги - праведного века, во время которого наступает пора всеобщего благоденствия, - уверенно произнёс Иллик Шелли. - В Сатьяюгу отсутствуют социальные различия, общество основано на полном расцвете и не нуждается в государственной власти, так как все люди одинаково добродетельны и выполняют уставления дхармы.
   - Да. За этим веком идут две эпохи - Третаюга и Двапараюга. Они отмечены двумя особенностями: уменьшением продолжительности во времени и убыванием добродетели. В Третаюгу рождаются человеческие пороки, и добро уменьшается на одну четверть. Чтобы умилостивить "богов", люди вынуждены приносить им жертвы. А с наступлением Двапараюги, добро убывает ещё на четверть. Именно в это время человеческую жизнь сопровождают болезни и стихийные бедствия. Но всё это почти идиллия по сравнению со следующей, четвёртой эпохой - Калиюгой или злосчастным веком. В этот период добро уменьшается до одной четверти от первоначального количества. Сокращается и жизнь человека, которая в Сатьяюгу длилась четыре тысячи лет. Человеческие характеры переполняют злоба, зависть и честолюбие... Хотя и Калиюга не вечна. Она даже короче предыдущих эпох, потому что забвение долга и утрата моральных ценностей оборачивается против самих носителей зла. Правители, превратившиеся в притеснителей народов, становятся неспособны удержать их в повиновении. Тогда даже страх перестаёт сдерживать злые инстинкты. Так настаёт конец Калиюги, а с ней завершается и весь мировой цикл - Махаюга или Манвантара, век Ману - и происходит разрушение мира - пралайя.
   - Складывается впечатление, что постепенная "порча мира" является оценкой поведения людей с точки зрения выполнения ими предписаний "богов", - заметил я, задумчиво глядя на экзоархеолога.
   - Возможно, в этом есть определённый смысл, - задумчиво заметила Эйго. - Учёным давно известно, что моральное развитие способствует изменениям в структуре мозга. Существует прямая связь: чем выше уровень нравственного и морального развития у человека, тем у него в мозге больше и серого вещества.
   - А это означает, что такой мозг способен к более производительной обработке получаемой извне информации! - воодушевлённо подхватил я. - А обработка информации напрямую связана с преобразованием информационной энергии в другие виды энергии. Мозг здесь выступает как некий генератор. Значит, должна существовать и прямая связь со стремлением "богов" получать духовную энергию человечества, и их же желанием превратить несовершенного человека в высоконравственное существо. Сначала они сами контролировали этот процесс, а затем уже через различные религиозные учения и школы.
   - Интересно, очень интересно! - воскликнул Акира, блестя глазами. - Это обязательно нужно будет обдумать. Вот вам и повод к подталкиванию эволюционного скачка в развитии сознания! Причинно-следственные связи прослеживаются вполне отчётливо.
   - А мне видится, что все эти представления о постепенно деградирующем мире очень напоминают нашу реальную историю! - едва сдерживая волнение, сказал Иллик Шелли. - Разве смена всех этих эпох-юг не похожа на исторические периоды, пережитые человечеством в последние века перед Мировым воссоединением? Только как бы в миниатюре по временной протяжённости.
   - А ведь он прав! - кивнул я, поражаясь почему мне самому не пришла в голову подобная мысль.
   - Пожалуй, - согласился с юношей и экзоархеолог. - Все древние космогонии упоминают человечества, отличные от настоящего, и эти отличия близки к тому разделению на расы, которое мы встречаем в тибетской "Книге Дзиан". Скажем, Платон в своём "Федре" описывает "крылатую" расу людей. А в другом его труде - "Пире" - Аристофан говорит об андрогинной расе с круглыми телами: "В далёкие времена наша природа была не такой, как сейчас. Она была двуполой: форма и имя в равной мере принадлежали и мужскому, и женскому началам... Их тела... были круглыми и передвигались они, вращаясь. Они обладали ужасной силой и крепостью, а также чудовищным властолюбием. Поэтому Зевс разделил их надвое, чтобы ослабить их, а Аполлон, следуя его указанию, стянул и соединил кожу".
   - В "Пэмандре" двуполым является всё животное царство: "По окончании круга узел развязался... и все животные, которые тоже были двуполыми, были развязаны - разделены - вместе с человеком... ибо... причины должны были дать следствия на Земле", - добавила Светлана.
   - Двуполость присуща большей части растительного мира, - рассудительно произнесла Эйго. - Кроме того, двуполость характеризует как высшие семейства растительного царства, так и низшие формы царства животных. Многие насекомые проходят стадию перерождения от бабочки через гусеницу снова к бабочке, а у коралловых потомство появляется аналогично древесным почкам и ветвям. Сюда же отчасти можно отнести и пчёл... Но по приведённому Светланой тексту видно, что процесс разделения на полы андрогинных существ происходил вне пределов Земли... В других мирах? И, скорее всего, причиной тому послужило желание заселить вновь созданную вселенную жизнью - эволюционный порыв тех самых "творящих" существ. А следствием их деятельности стало появление разумной жизни и у нас на Земле.
   - Как и на других планетах! - заметила Светлана. - Трудно себе представить, чтобы "Творящее Начало" ограничилось в этом грандиозном замысле лишь нашей скромной планетой, затерянной на окраинах одного из миллиардов "звёздных колёс"... Вы со мной не согласны?
   Она внимательно посмотрела на экзорархеолога.
   - С этим трудно поспорить, - улыбнулся Акира Кензо. - Тем более, что в древнем эпосе "Пополь-Вух" первые люди описаны как раса "с неограниченным зрением и непосредственным познанием всех вещей", что как раз свидетельствует о "божественном познании Богов" и указывает на первые разумные расы Вселенной, а не на земного человека. Не случайно и Вач, дочь Брахмы, именуется Шата-Рупа - "имеющая сто форм", а Савитри - родительница, "Матерь Богов" и всего живого - тождественна библейской Еве, "Матери всех Владык и Богов и всего живого". Поэтому первого Адама можно рассматривать как андрогинное, духовное существо - Адама Кадмона. Женщина выходит из ребра уже второго Адама, отделяясь, как чистая Дева, и падая в "плоть", то есть, в нисходящий цикл, в котором она становится Скорпионом - символом греха и материи.
   - Может быть, Скорпион это указание на Эру Скорпиона, во время которой и произошло создание первого разумного антропоморфного существа? - предположил я.
   - Интересная мысль, - похвалил меня Акира. - Вполне возможно здесь есть определённая связь. "Книга Дзиан", кстати, наиболее полно описывает генезис нашей Вселенной и антропогенез в частности. Правда, она использует более сложные символические образы.
   - Давно хотел спросить у вас, почему у "Книги Дзиан" такое название? - обратился я к экзоархеологу. - И что это вообще за книга?
   - "Дан", в китайской и тибетской фонетике - "Чань", это общий термин для эзотерических школ прошлого и их литературы, - охотно объяснил Акира. - В старых книгах слово "джанна" означало - "преображающий себя путём медитации и знания". Речь здесь идёт о внутреннем рождении, вернее, перерождении путём обладания полным истинным знанием. Отсюда и "дзан", фонетически передаваемое, как "диан", которому очень близко по звучанию и смысловому наполнению санскритское "дхиан". Вот почему эта книга называется "Книгой Дзиан". Она представляет собой первый том комментариев к семи томам другой сокровенной экзотерической книги - "Киу-те". Тридцать пять томов её предназначались для экзотерических целей, и в древности их можно было найти у тибетских лам в библиотеке любого монастыря.
   - Понятно, - кивнул я. - Видимо, это действительно ценная книга.
   - Ценная, - подтвердил Акира. - Но мы вернёмся к ней чуть позже, если не возражаете.
   Так как никто не возражал, он уверенно продолжил:
   - Итак, подведём небольшой итог. О чём говорят нам все эти мифы и легенды? Из них хорошо видно, что когда-то некие коротковолосые люди-животные жили на Земле, жили в подземных пещерах, питались травой, пили речную воду и не знали огня - совсем как герой шумерского сказания, "в степи рождённый" Энкиду: "...Не знал он из какой страны, какого роду он, носил вместо одежд людских наряды из травы; с газелями жевал траву в степях, плескаясь в светлых водах рек, он счастлив сердцем был". Но в один прекрасный день с неба спустились "длинноволосые существа" и попытались заговорить с ними, научить их ремёслам, но люди-животные отказались следовать их указаниям и убежали обратно в пещеры. Тогда "длинноволосые существа" пробили "небесной стрелой" дыру в земле и насильно вытащили их оттуда. Те, кто был захвачен, превратились в людей, а кто остался - в обезьян. Упоминание же в мифах неких "детей Солнца" даёт нам право утверждать, что все эти "длинноволосые существа" были не кем иным, как "солнечными богами", вмешавшимися в эксперимент, проводимый на Земле их предшественниками - "древними богами" или Драконами-Змиями. То есть, речь должна идти о периоде, когда на нашей планете была основана колония "богов", возглавляемая Шу-Энлилем, а впоследствии и Гебом-Нинуртой.
   - В некоторых древних научных работах, посвященных священному писанию, можно встретить и другие имена этих "божественных существ", которые "упали с Небес и в те времена бродили по Земле", - дополнила своего коллегу Светлана. - Это Шам-Хаззай - "вперёдсмотрящий", Узза - "могущественный" и Узи-Эль - "сила Бога". Более того, в стихах древних иудейских текстов явственно слышатся отголоски древних легенд о "падших ангелах".
   - Вы правы, - согласился с ней Акира. - Поэтому мы не можем исключать возможности того, что образцы генетических опытов, проводимых Змиями за пределами нашей планеты, доставлялись ими на нашу Землю, где и расселялись в строго ограниченных ареалах. И эти ареалы тщательно охранялись. Информация об этом дошла до нас в виде рассказов о шумерском "Э.ДИН" - "Обители Справедливых", откуда разгневанный Энлиль изгнал первочеловека Адапу, что впоследствии вылилось в рассказ о библейском Эдемском саде. Или же повествование Платона о мифической Атлантиде... Да и мы с вами воочию смогли убедиться в реальности подобных инкубаторов-хранилищ, которое нашли наши ребята на Антарктическом материке.
   Экзоархеолог с благодарностью посмотрел на сидевшего рядом Иллика. Юноша покраснел до кончиков ушей, явно довольный похвалой такого человека, как Акира.
   - Очевидно, что сказание об Атлантиде, описанное Платоном в его диалоге "Тимей", относится именно к этому периоду времени, - продолжал экзоархеолог. - Давайте вспомним, что писал Платон: "Боги по жребию разделили всю землю на владения - одни побольше, другие поменьше - и учреждали для себя святилища и жертвоприношения".
   - Прямо, как у шумеров, где "боги" занимались тем же самым! - воскликнул Иллик.
   - Верно, - кивнул Акира Кензо. - Греки многое переняли у египтян и у тех же шумеров, включая и пантеон их "богов". Поэтому в этом пантеоне легко можно усмотреть указания на принадлежность некоторых из них непосредственно к когорте андрогинов-рептолоидов. Таков, например, Посейдон, который был отцом многих существ, обладавших чертами змей, драконов или земноводных. И именно Посейдон, согласно Платону, владел землями легендарной Атлантиды: "Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил её своими детьми, зачатыми от смертной жены...".
   - А вот здесь внимание! - Акира поднял вверх указательный палец. - Далее Платон пишет следущее: "... примерно в пятидесяти стадиях от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведённых там, на свет землёю, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа; их единственная дочь звалась Клейто"... То есть, Платон, вслед за остальными мифами, указывает нам на существование на Земле, до вмешательства "Свыше", неких разумных существ, на которых и производились все эти генетические манипуляции в ходе грандиозного научного эксперимента под названием "Сотворение Разума".
   - А что там дальше пишет Платон? - поинтересовался я. - Все мы, конечно, читали его труды в школе... И всё же не в тех смысловых пластах, что видятся вам сейчас.
   Экзоархеолог улыбнулся моей нетерпеливости и продолжал:
   - Он пишет следующее: "Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и отец её скончались, Посейдон, воспылал вожделением, соединяется с ней; тот холм, на котором она обитала, он укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами... Это загрождение было для людей непреодолимым, ибо судов и судоходства тогда ещё не существовало".
   Акира поднял голову, глядя на меня.
   - Если помните, на нашей планете много мест, которые "боги" тщательно оберегали от посторонних глаз и где, видимо, располагалось их научное оборудование и различные технические сооружения. Такие места есть в Южной Америке, были они и в Египте, в Индии, в Китае, и на Ближнем Востоке. Платон как раз рассказывает нам об одном из таких "священных мест": "А островок в середине Посейдон без труда, как то и подобает богу, привёл в благоустроенный вид, источил из земли два родника - один тёплый, а другой холодный - и заставил землю давать разнообразное и достаточное для жизни пропитание...".
   - Иными словами, Посейдон занялся селекционированием и развитием земледелия и скотоводства, - уточнила Светлана. - Об этом нам свидетельствуют шумерские предания. Согласно им именно "боги" причастны к возникновению большинства культурных растений, полученных путём улучшения качеств диких аналогов, либо вообще привезённых на Землю извне. И те же "боги" занимались одомашниванием скота, видимо, не без применения всё той же генной инженерии.
   - Мне сейчас вспомнились древние славянские предания, сообщающие о существовании в далёких, сокрытых от простых смертных, местах заветных источников - "живой" и "мёртвой" воды, - мечтательно произнесла Эйго. - Все сказочные герои стремились обрести эту волшебную воду.
   - Да, здесь есть определённая связь, - согласился с помощницей Акира. - Особенно, если припомнить того же Асура Майя, который обладал способностью оживлять своих братьев, погибших в бою с "богами". Так вот, далее Платон непосредственно подходит к описанию того, как Посейдон рождает некое гибридное потомство, ставшее впоследствии "божественными правителями" Атлантиды: "Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей. Причём тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения как наибольшую и наилучшую долю и поставил его царём над остальными, а этих остальных - архонтами, каждому из которых он дал власть над многолюдным народом и обширной страной".
   - Очень похоже на Египет, в момент прихода к власти там Геба и Нут, - заметил Иллик Шелли.
   - Верно, - согласно кивнул экзоархеолог. - Можно заметить, что Посейдон не просто производит потомство обычным способом, а "рождает" запланированное количество именно "близнецов", и именно "мужского пола", что не может не свидетельствовать об использовании им определённого воздействия на имевшийся генетический материал.
   - На сколько мы можем судить, не ограничивались Драконы и прямым хирургическим вмешательством, - напомнила Светлана. - Они применяли своего рода допотопный "закон Ликурга", когда из двух младенцев убивался тот, кто не имел генов ящеров. Я не исключаю даже варианта, когда Змии просто уничтожали свои малочисленные творения по той или иной причине. Возможно, поэтому мы и не можем теперь обнаружить их окаменелых останков.
   Моя любимая посмотрела на меня, блестя глазами, а Акира снова заглянул в свой электронный справочник.
   - В "Махабхарате" есть любопытные описания довольно странного процесса деторождения в результате неких древних "экспериментов". Вот послушайте: "Гандхари проходила беременной два года и всё ещё не имела детей. Постепенно её сердцем овладела сильная печаль... из её утробы выпал тугой ком плоти, подобный красному железному шару. Таков был плод её двухлетних мук. Боль и гнев захлестнули её грудь, и, не говоря мужу ни слова, Гандхари хотела было выбросить этот ком плоти. Но брахман Шри Вьясадева сказал: "Дорогая дочь Субалы, всё будет так, как я обещал тебе и не может быть иначе, ибо мои слова не могут оказаться ложными, даже если я сказал их и в шутку. Быстро приготовь сто горшков и наполни их очищенным маслом. Затем окропи холодной водой этот ком плоти". Когда ком плоти был окраплён холодной водой, он разделился на сто один зародыш, величиной с большой палец. Вьясадева положил эти зародыши в горшки, наполненные очищенным маслом, и велел, чтобы горшки тщательно сторожили. Вьясадева сказал Гандхари, что горшки следует открыть лишь по прошествии определённого промежутка времени".
   - Или вот ещё один пример, - продолжал экзоархеолог. - "...рыбаки поймали рыбу, которая зачала от семени царя и вот-вот должна была родить. Убив и распотрошив рыбу, рыбаки извлекли из её чрева человеческих младенцев - девочку и мальчика". В дальнейшем совместное потомство Змиев и антропоидов, по-видимому, стало возможно получать и путем прямого скрещивания видов. А кто рождался при этом, упоминает та же "Махабхарата": "Притху тут же родила доблестного сына, которому суждено было стать лучшим среди тех, кто носил оружие. Этот красивый ребёнок бога был щедро одарён от природы, ибо родился в панцире и серьгах, своим блеском освещавших его лицо... Со своими косыми глазами, большим ртом и подобными раковинам ушами мальчик был сущим страшилищем. Его облик, как бы оправдывая имя его отца - Бхима, был ужасен, губы яркого цвета красной меди, похожие на клыки зубы - очень остры. Велика была его мощь. Он был великим лучником, великим героем, наделённым великой энергией и силой. Передвигался он стремительно, обладал чудовищно большим телом и великой мистической силой и мог легко побеждать всех врагов. И он превосходил своим магическим могуществом не только всех человеческих существ, но и любых чародеек и чародеев".
   - Схожим образом родился и аккадский Мардук, - слегка волнуясь, заметила Светлана. - И облик его так же походил на облик Бхимы. Можно сказать, что и сам процесс оплодотворения в этих экспериментах Драконов проходил довольно редко и только в определённое время, - напомнила она. - Помните: "...В надлежащее, благоприятное для зачатия время Амбика..."? Или вот это: "...вновь наступило благоприятное для зачатия время..."? И таких примеров в древних текстах множество. Они могут так же косвенно подтверждать возможность искусственного скрещивания разных биологических видов в глубокой древности. При этом, самое удивительное в том, что такому потомству на генетическом уровне передавались знания всех предыдущих поколений разумных существ: "Этот сын Утатхьи, о благородный Брихаспати, находясь там (в утробе матери) уже изучил Веду с шестью её ответвлениями".
   - Странно это... Странно слушать всё это, - обескураженно заметил я. - Ведь, говоря о любимых и дорогих нам людях, мы используем совершенно другие эпитеты. Мы говорим о красивых глазах, лице, волосах, руках или ногах. Любые стихи наполнены поэтическими сравнениями именно этих сторон человеческой внешности.
   Я посмотрел на Светлану, и её глаза вновь сделались глубокими и призывными.
   - Вы правы, Сид, - согласился со мной Акира. - В древних текстах мы видим совершенно иные описательные признаки красоты: "...эта женщина со столь привлекательным цветом кожи...", "...обворожительный цвет её кожи...", "...целомудренную девушку в её дивном одеянии любви...", - процитировал он отрывки из "Махабхараты".
   - У меня всё это вызывает ассоциации с раскраской кожи каких-то животных... - задумчиво произнесла Эйго. - Или, может быть, динозавров? Ведь давно известно, что они так же имели разнообразную и яркую раскраску на своей коже или оперение.
   Она вкрадчиво посмотрела на экзоархеолога.
   - Примечательно вот ещё что, - сказал тот. - Притхи или Притхви в ведической литературе это богиня, которая олицетворяет собой Землю. Она выступает неразрывно с Дьяусом - божеством неба, отцом богини Ушас, врачевателей "богов" Ашвинов, Адитьев и Ангирасов - "семи великих мудрецов", прародителей человечества. Иными словами, аллегорически нам рассказывают историю брака "земли и неба", которая проходит отдельным большим пластом во всей мифологии.
   - Но об участии Драконов в создании разумной жизни на Земле сообщают не только тибетские или индийские тексты, - поспешно заметила Светлана. - Вспомните легендарного первого императора Китая Фу Си, который, согласно легендам, имел тело дракона и голову человека. Ведь именно он разработал систему представлений китайцев о Вселенной, а всех китайских императоров после него считали "сынами Дракона" и метафорически именовали "драконоликими". Я бы ещё добавила, что это мифическое животное живёт в основном в океане, в реках или в озёрах. Дракон Лун-ван - хозяин водной стихии и в китайской мифологии ему подчинялись "бог грома" - Лэйгун, "владыка дождя" -Юйши и "бог ветра" - Фэнбо. Считалось, что дыхание Дракона превращается в облака, из которых либо идёт дождь, либо вырывается огонь. Но он умеет, и летать и имеет власть над тучами и бурями.
   - Верно, - улыбнулся ей Акира. - Мне помнится миф древних жителей Японии, в котором рассказывается как: "Обхватив друг друга, Небесный Змей и Богиня-Солнце слились в Первую Молнию. Радостно грохоча, спустилась она на Первую Землю, отчего сами собой возникли верх и низ. Змеи сотворили мир, а с ним и Айойну, который создал людей, подарил им ремёсла и умение выжить".
   - Очень интересно, что всем драконам приписывают и ещё одну немаловажную особенность - способность расширять и сжимать своё тело и, кроме всего прочего, умение превращаться во что угодно, и даже становиться невидимыми, - продолжала Светлана. - Это лишний раз указывает на их духовно-нематериальную природу, а ещё наводит меня на мысль о том, что люди, на самом деле, могли никогда и не видеть истинного облика этих самых драконов, как и "солнечных богов", так же владевших магией.
   - В этом вы правы, - согласился с ней Акира. - Ведь, и наги с гандхарвами могли менять свой облик по желанию. Они часто являлись среди людей в человеческом облике, хотя и само разнообразие их естественного вида может поразить воображение. Помните в "Махабхарате": "Среди этих змеев были семиглавые, двуглавые, а были и о пяти головах. Этих ужасных существ, чей яд был столь же губителен, как пожар все разрушения. Они могли принимать различные облики и переноситься, куда пожелают, а их ужасный яд мог спалить, как пылающее пламя"? Всё это вместе заставило меня по-новому взглянуть и на древнеегипетских "богов", о которых было сказано: "души всех богов находятся в змеях".
   Акира замолчал и устремил перед собой сосредоточенный взор.
   - Теперь мне становится понятно и стремление библейского Змия открыть некую "тайну" первым людям - Адаму и Еве, - словно размышляя, произнесла Эйго. - Не удивительно, что в Библии эта "тайна" названа "познанием добра и зла". Может быть, Змий хотел открыть людям секрет их происхождения, и истинный облик тех самых богов-элохимов?
   Эйго с надеждой взглянула на экзоархеолога. Тот благосклонно наклонил голову.
   - "Тогда Змей воскликнул: "Бог обманул вас! Вы не умрёте, но можете познать мудрость. Он держит вас в невежестве".
   Акира вздохнул и устало откинулся на спинку кресла.
   - Но впоследствии это знание стоило людям очень дорого! И разгневанный Бог, выгоняющий первых людей из Рая - это не более чем религиозная метафора. На самом деле речь здесь идёт о гораздо более важных вещах - об уничтожении расы андрогинов, людей-рептолоидов, живших когда-то в Золотом Веке и "не знавших бед и смерти"...
   - Между тем, имя первого человека в Библии имеет вовсе не еврейское, а индийское происхождение, - уверенно сказала Светлана. - Своего Адама евреи получили от халдеев. "Адам-Адами" - слово составное и потому является многообразным символом. Слова "ад" и "ади" на санскрите означают "первый". На арамейском языке "Ад-ад" - "один" или "единственный", который равнозначен сирийскому "Ад-он" или "Владыка". Он же супруг "Ад-ар-гат" или Астарты - сирийской богини. На ассирийском это слово означает "отец", отсюда и "Ак-ад", или "отец-создатель". Обозначение "Ак-ад" или "аккадийцы" представляет собой слово того же рода, что и "Ад-м", "Ха-ва" - Ева или "Эд-ен" - Эдем. При этом "Ак-Ад" означает так же "сын Ад", подобно древнеаравийским "сынам Ад". Так "Ад-ам-ак-ад-мон" стал Адамом или Кадмоном "Каббалы". Аналогично ведической "Ад-ити", являющейся "изначальным светом", "Акашей" проявленного мира, Адама символически можно сравнить с неким "первичным Светом". Но физически, как правильно заметил Акира, он был также близок к Змию, как и мы с вами. К тому же, Адити это и София гностиков, а так же Исида - девственная мать Гора.
   Светлана замолчала, взволнованно поглядывая на своего коллегу. Тот, выражая согласие, слегка прикрыл веки. Сказал:
   - Остаётся сделать последний шаг - отбросить прочь теории эволюции человека разумного с их хронологией событий, и рассматривать лишь то, что мы видим с точки зрения фактов. Ведь именно они формируют сегодня новую теорию о роли человека на нашей планете. И с точки зрения этой теории приходиться признать, что мы тут совсем не первые и совсем не самые умные. Долгое время мы были потерявшими память и упрямо не желавшими принимать правду о себе, потому, что эта правда оставляла нам всего три весьма неутешительных варианта развития событий.
   - Нас создали, как рабов-помощников, модифицировав встреченный здесь исходный материал? - Эйго с сожалением взглянула на экзоархеолога.
   - Или "создали" для функционирования в данных планетарных условиях. Это могло произойти, как за пределами нашей планеты, так и здесь, на месте. И тогда это будет то же самое, что и колонизация.
   - Значит, нас могли привести и с собой, как мы привозим бактерии, вирусы или животных? - грустно усмехнулся я.
   - Да. Осознать и пережить тот факт, что мы не главные, не первые, конечно, будет тяжело, но это необходимо сделать, ибо теория эволюции, в процессе которой возник разум - это не наша история. Это история тех, кто создал нас! Сегодня у нас появилась возможность прикоснуться к этой истории, познать её в той мере, в какой нам позволяют имеющиеся у нас источники информации. Это необходимо сделать, потому что в том прошлом берут своё начало наши с вами корни. Познав прошлое, мы сможем откорректировать своё настоящее, чтобы предопределить своё будущее.
   Экзоархеолог замолчал.
   - А мы можем как-то воздействовать на эти самые рецессивные гены, о которых вы говорили, чтобы сделать их активными? - поинтересовался я, обращаясь к Эйго. - Можем ли мы сделать их доминирующими в нашем организме?
   Слова Акиры снова вызвали у меня воспоминая о моих странных видениях, так мучивших меня в последние месяцы. С этим нужно было что-то делать и я упорно искал ответ на вопрос: что?
   - Пока что, никто не пытался проделать подобное, - пожала плечами девушка-экзобиолог. - Но теоретически такое, конечно же, вполне возможно... Если задаться подобной целью.
   - А какое-то внешнее воздействие на организм может запустить подобный процесс? Вы же говорили о возможности последовательного доминирования одних генов над другими... Чем это может быть вызвано? - снова поинтересовался я, и почувствовал на себе одновременно пристальные взгляды Акиры и Светланы.
   - Да, пожалуй, - снова неопределённо пожала плечами Эйго. - Всё зависит от характера воздействия и уровня проникновения в генную структуру человека. Пока нам до конца ясен даже сам характер имевшего место вмешательства в ДНК человека теми самыми "богами".
   - Понятно, - пробурчал я, понуро опуская голову.
   - Спорным остаётся и вопрос уместности подобного вмешательства, как и подталкивания развития любой цивилизации кем-то извне, - снова заговорил Акира. - Особенно в заданном этим кем-то направлении.
   - Гипотетически можно предположить, что развитие любой разумной цивилизации протекает нормально, если её технический прогресс соответствует уровню развития сознания индивидов, из которых такая цивилизация состоит, - рассудительно сказала Эйго. - Я бы даже сказала, что технический прогресс сам по себе и является следствием эволюционирования сознания.
   - И здесь мы снова можем говорить о первичности духовного, хотя его связь с материей остаётся неразрывной, - улыбнулся Акира. - Если же исходить из этого положения, то можно прийти к заключению о возможности существования трёх вариантов развития всех разумных цивилизаций во вселенной. Один из них можно было бы назвать эволюционным. В этом случае эволюция сознания опережает техническое развитие общества в целом. Таким образом, сознание становится локомотивом технического прогресса. Оно как бы тянет его за собой. При большом положительном разрыве такая цивилизация со временем переходит на качественно новый уровень существования - уровень не технологического развития.
   - И такой цивилизацией была цивилизация Змиев-Драконов! - воскликнула Светлана. - Даже у нас, на Земле можно отыскать признаки её присутствия и влияния на нашу, человеческую цивилизацию.
   - Вы правы, - согласился с ней Акира. - Эти признаки хорошо просматриваются в истории и культуре того же Древнего Китая, где мы видим следы присутствия цивилизации подобного типа. Видимо, неслучайно эта древняя страна всегда была тесно связана именно с Драконами. Но описание становления и развития подобной цивилизации можно без труда найти и в той же "Книге Дзиан"... Так вот, - продолжал экзоархеолог, - возможен и другой вариант существования любой разумной цивилизации. Я бы назвал его вариантом неустойчивого равновесия. Этот вариант, безусловно, должен соответствовать высшему уровню развития цивилизации технологического типа. В этом случае эволюция сознания должна примерно соответствовать уровню технического развития, но здесь возможны варианты: либо такая цивилизация переходит на более высокий, не технологический уровень развития; либо начинается процесс инволюции, регресса.
   - Но ведь всё это можно сказать и о цивилизации "солнечных богов"! - неожиданно догадался я.
   - Правильно, - согласно кивнул Акира. - С одной стороны, их цивилизация пошла по пути перехода к не технологическому развитию. Итогом, как мне думается, стал переход "богов" к существованию в нематериальной форме в мирах Тамаса. Но с другой стороны, цивилизация этих самых "солнечных богов" оставила после себя на Земле гибридный социум "полубогов" и "героев". Именно они оказывали длительное влияние на развитие человечества, выведя, в конце концов, его на третий путь - путь инволюции. Сами же "полубоги" бесследно исчезли в глубинах времени, как тупиковый вид развития, выполнив возложенную на них .
   - Я так понимаю, "инволюцией" нужно считать процесс опережения техническим прогрессом эволюции сознания? - уточнил я. - Тогда, действительно, техническое развитие будет только ускорять духовный регресс цивилизации.
   - Да, и по достижении определённого порога - отрицательного разрыва - произойдёт её уничтожение... Что мы, собственно, и видим на примере нашей, земной цивилизации.
   - Неужели этого пути невозможно избежать? - ужаснулся Иллик Шелли.
   - Возможно, - спокойно сказал Акира Кензо. - Но для этого необходимо было бы добиться качественного увеличения уровня развития сознания. Этот способ был бы естественным путём, который, видимо, соответствует главным принципам существования всей нашей Вселенной, ибо "взбунтовавшиеся" Драконы, как мы помним, стремились следовать только ему. Думаю, именно по этой причине цивилизаторы так мало передали людям своих научных познаний, а многие из них были покрыты тайной или зашифрованы в сакральных текстах и древних мистериях.
   - Я понимаю, - взволнованно закивал Иллик. - Искусственное понижение показателя технического развития должно было бы стимулировать развитие духовное. Вот почему долгое время люди имели в своём распоряжении только примитивные каменные орудия труда и охоты! Даже внедрение земледелия в одиннадцатом тысячелетии существенно не изменило эту ситуацию. Людям так же были даны только примитивные деревянные плуги и орудия обработки земли. При том что сами цивилизаторы имели в своём распоряжении высокотехнологическое оборудование, технику и инструменты, а так же развитую науку и искусство.
   - Ты прав, - согласился со стажёром Акира. - Но для того, чтобы замыслы цивилизаторов выполнялись, процесс передачи знаний должен был бы быть непрерывным и полным. Этот процесс действительно не прерывался на протяжении нескольких тысячелетий усилиями и стараниями избранной когорты неких "последователей", жрецов или браминов. Но, к сожалению, мы также можем констатировать и то, что исторический путь самой цивилизации "наставников" был тернист и извилист. С определённого времени этот путь состоял в основном из войн и распрей. Сохранение и передача знаний отошли для потомков "древних богов" на второй план, уступив место борьбе тщеславия и амбиций... Впрочем, таков был и путь нашего человечества.
   - Каковы учителя, таковы и их ученики, - грустно заметил я.
   - Верно. Люди, ведь, как и любые дети, в своём историческом младенчестве перенимали у своих нерадивых "родителей" и их поведение, и их повадки. Человек стал руководствоваться схожей мотивацией. Конечно, главной причиной этого были усилия самих "последователей". Ведь это они сделали себя в глазах "дикого", первобытного человека всесильными и всезнающими повелителями стихий, "божественными царями", которым нужно беспрекословно повиноваться, приказы которых не прерикаемо исполнять.
   - Я думаю, что люди пошли в своём безумии и алчности гораздо дальше своих "звёздных родителей", - неприязненно поморщилась Светлана. - Вы, Акира, правильно заметили, что исторический путь человечества состоял в основном из войн - за территории, за доминирование, религиозных, идеологических, захватнических или освободительных, "горячих" или "холодных". И в ходе всех этих бесчисленных войн всегда происходило одно и то же: более грубые, примитивные и поэтому более жестокие цивилизации уничтожали более развитые и гуманные. Но и их история была недолгой. Сами они, в конце концов, так же погибали под ударами ещё более грубых и жестоких цивилизаций. Такое положение вещей вело к отторжению процесса эволюции, потому что, так называемый, "технический прогресс" становился главной движущей силой для разработки средств уничтожения жизни!
   - Хотя отчаянные попытки спасения цивилизации всё же предпринимались правительствами разных стран, - резонно заметил экзоархеолог. - Тех, что пытались идти путём ограничения распространения ядерных технологий, запретом особо изуверских видов оружия или клонирования человека. Но этот путь был искусственным путём, и потому действенность его была мала. К тому же процесс передачи знаний от одного поколения к другому становился дискретным и хаотическим. Именно это и привело к трагическим деформациям самого эволюционного процесса, а в итоге вылилось последней, самой ужасной в истории общеземной катастрофой. На этом же фоне появились и так называемые "исторические загадки", окутывание ореолом таинственности и недосказанности реальных исторических событий, или попросту откровенные подмены правды различного рода вымыслами. А, как известно, полуправда всегда страшнее и опаснее любой откровенной лжи.
   - В этом нет ничего удивительного, - пожала плечами Светлана. - Примитивная цивилизация завоевателей не могла воспринять знания покорённой ею более развитой цивилизации. Поэтому она их попросту уничтожала. Такое мы видим на протяжении буквально всей прежней истории человечества, начиная с уничтожения древнейших цивилизаций Европы или завоевательных походов иудейских племён во славу новоиспечённого Бога, и заканчивая уничтожением развитых культур Америки. А самое страшное в этом то, что в первую очередь погибали письменные источники. Ведь именно они являются основным средством передачи культурологического наследия. Вспомните костры инквизиторов или сожжение книг в фашистских государствах!
   Моя любимая замолчала и грустно посмотрела в мою сторону. Я нежно погладил её руку и ободряюще улыбнулся.
   - Вы опять правы, Светлана, - согласился Акира. - В данном случае перед нами стоит задача наиболее полно использовать имеющиеся у нас тексты и артефакты, чтобы сорвать покровы тайны, скрывающие от нас подлинную историю как нашей земной цивилизации, так и историю развития жизни во вселенной в целом. Мы с вами должны попробовать войти в заветные "Чертоги Истины". Я знаю, что вы уже проделали немалую работу на этом пути. И я бесконечно благодарен вам за это! Но дальнейшие поиски ответов на главные вопросы ещё не закончены. Поэтому я предлагаю всем нам заняться ими вместе, прямо сейчас, не откладывая в долгий ящик.
   Акира оглядел присутствующих внимательным взором. Я заметил, как щёки Светланы покрылись румянцем волнения. Впрочем, Эйго раскраснелась не меньше неё. Что уж было говорить об Иллике.
   - Правда, не следует забывать о том, что все мифологические и эзотерические тексты дуальны в своей основе, - решительно продолжил экзоархеолог. - Все они состоят из нескольких смысловых "слоёв", и эта "многослойность" может нести в себе совершенно различные значения. Например, один и тот же текст может рассказывать и об эволюции вселенной, и об истории самих "богов", и одновременно повествовать о развитии жизни на нашей Земле, передавая информацию о взаимоотношениях людей и "богов". Раньше я и сам до конца не учитывал все эти особенности, что в итоге и привело меня к ряду ошибочных взглядов и выводов.
   - Думаю, что к той же "Книге Дзиан" нужно подходить с аналогичных позиций, - согласилась с ним Светлана. - А излагаемую в ней информацию тщательно анализировать на предмет достоверности хронологии излагаемых событий. Для нас эта информация необычайно ценна, так как даёт нам представление о вселенском генезисе, в ходе которого некие семь "Высших Духов" - космократов - заставляют "семь воинств Лха создать мир".
   - Вы, как всегда, правы, - улыбнулся ей Акира. - При том, что "лха" здесь - это те же духи или божества, аналогичные ведийским Дэва - богам, которые, подобно людям, являются сансарным существами, подверженными закону причинно-следственной связи. Эти самые Лха создают некие духовные образцы или виртуальные модели необходимых "Людей". Иначе говоря, они разрабатывают внутреннее - энергетическое - строение будущего тройственного человеческого существа. Они же создают и две его ипостаси - психическую и духовную. А дальше Высшие Духи, видя сотворённое "семи воинствами Лха", решают, что делать с сотворёнными формами...
   - И здесь жёсткая иерархия! - усмехнулся я.
   - В каждой космогонии "за" и "над" божеством творящим стоит божество превышнее, - рассудительно заметила Светлана. - Именно оно является "проектировщиком" и "зодчим", по отношению к которому Творец является лишь исполнителем. А ещё выше, "над" и "вокруг", "внутри" и "во вне" находится Непознаваемое и Неведомое - источник и причина всех этих эманаций.
   - Можно сказать, что это "ядро" того самого духовно-нематериального мира или Тамаса, - предположил Акира Кензо. - Именно это "ядро" и должно являеться источником всего, первопричиной возникновения нашего материального мира. Поэтому сейчас, чтобы окончательно подтвердить данную истину, я предлагаю отделить все слои, из которых состоят многочисленные мифы. А за основу можно взять тибетскую "Книгу Дзиан", которую мы... вернее, я так часто цитирую последнее время. Мне кажется, именно в ней и заключена основная часть древнего знания Драконов о судьбе нашей вселенной и нас с вами.
   Акира снова внимательно оглядел присутствующих. Затем предложил:
   - Что если я стану читать текст этой книги, разделив его по-своему усмотрению на две хронологические части: сотворение жизни во вселенной и сотворение жизни на Земле - так называемое, Первичное и Вторичное Творение? Я представлю вам этот текст так, как мне кажется правильным. Все вместе мы можем соотносить его с другими известными нам древними источниками информации. Это позволит максимально эффективно и полно восстановить картину взаимосвязи как двух цивилизаций - "божественной" и человеческой - так и понять связь этих цивилизаций с развитием двух миров, двух вселенных - материальной и духовно-нематериальной. Надеюсь, никто не против такого подхода? Светлану же я попрошу давать свои комментарии к моему изложению исходя из её обширных наработок и умозаключений.
   Экзоархеолог посмотрел на мою возлюбленную.
   - Хорошо, - охотно кивнула она, и я невольно залюбовался её слегка порозовевшими ушками.
   - Тогда предлагаю начать незамедлительно! - сказал Акира, бросая взгляд на часы. - Время у нас ещё, должно быть, есть. Но его мало. Наши лаборанты сообщат нам, если будут какие-то результаты по вскрытию "саркофага".
   Экзоархеолог нетерпеливо обернулся на входную дверь и по-обыкновению обратился к своему электронному справочнику. Торопливо зачитал первые строки светящегося на прозрачном пластике текста:
   - "Первые были Сынами Йоги. Сыны их стали потомством Жёлтого Отца и Белой Матери. Саморождённые чхая из блистающих тел Владык, отцов, сыны сумерек... Ни вода, ни огонь не могли уничтожить их... Не так было с сынами их... Саморождённые были чхая, тенями тел сынов сумерек".
   Акира остановился, выжидательно взглянул на Светлану и уверенно произнёс:
   - Без сомнения, речь в этой шлоке идёт о так называемом "первом потомстве Брахмы", о его "сыновьях", рождённых умом - Агниташвара или Питри. Это они выступают, как Владыки Пламени отказавшиеся творить-размножаться. И именно они были Первой Расой разумных существ, обратившей свои взоры на нашу материальную вселенную, о которой повествует "Книга Дзиан".
   - Да, - согласилась Светлана. - А "сыны их", о которых говорится в тексте, стали родоначальниками Второй Расы. Упоминание же здесь "Жёлтого Отца" и "Белой Матери" скрывает некий символизм, обращённый к Солнцу и Луне. Ведь в древности считалось, что каждая Раса в своей эволюции рождается под непосредственным влиянием одной из планет. А знание того, что начало жизни на планетах даёт тепло звёзд, в том числе и наше Солнце, как раз и может трактоваться как то, что Солнце порождает и "богов", и людей... И всё же я думаю, что в данном отрывке речь идёт именно о духовном генезисе "Владык Пламени", которых "Пураны" называют перворожденными сынами Брахмы или семью мудрецами - "сапта-риши". Из текста ясно следует, что "Отец" и "Мать" были "саморождёнными". Значит, их рождение происходило не путём физического совокупления, а путём духовного размножения.
   - Думаю, вы не совсем правы, - покачал головой Акира Кензо. - Ведь "Владыки Пламени", судя по тексту, уже имели возможность размножаться духовным путём и перемещаться из мира духовного в материальный мир. Их нельзя рассматривать, как Первую Расу, названную в "Книге Дзиан" "Саморождёнными" или "Сынами Йоги и Воли", но можно отнести к некой промежуточной форме жизни, давшей толчок к порождению всех последующих рас вселенной. "Владыки Пламени" или "Сыны Мудрости" здесь являются "Сынами Ночи" - теми, кто был сотворён, как рассказывают "Пураны", из "Тела Тьмы" Брахмы. Это и египетская четвёрка "богов" - помощников Птаха, и аккадские Лахму и Лахану, а так же "восставшие" сыны Брахмы, включая Маричи, породившего Кашьяпу. Упоминание же "Сынов Сумерек" нужно относить к следующему потомству Брахмы - одиннадцати Праджапати. Ведь имя "Сыны Сумерек" показывает нам, что "Саморождённые" праотцы идентичны Питри браминской системы, так как указывает на способ их рождения.
   - А браминские Питри, согласно "Пуранам", произошли из "Тела Сумерек Брахмы", - закончила за него Светлана. - Вот почему "...ни вода, ни огонь не могли уничтожить их" - все они были духовными сущностями! Второе же поколение сынов Брахмы тоже несло на себе печать духовности: "... Не так было с сынами их... Саморождённые были чхая, тенями тел сынов сумерек". То есть, они уже не обладали такими же свойствами высшей духовности, как Первые, но были ещё не материальны по сути - это духи или "астральные тени" своих "Отцов". Иначе говоря, речь пока идёт только о эволюционировании мира Тамаса.
   - Верно, - согласно наклонил голову Акира. - И в Первой, и во Второй космических Расах "люди" не были ещё физическими существами. Они скорее были "бхутами".
   - Что ещё за бхуты? - удивился я.
   - Это название происходит от "бхутади" - "источника" или "точки происхождения элементов", - объяснила Светлана.
   - Верно, - подтвердил экзоархеолог. - Вот почему вплоть до Второй Расы "Книга Дзиан" рассказывает нам об эволюции именно духовных форм. В этом вы безусловно правы. И эта эволюция выражена в мифах довольно сложной, двойственной символикой. Её можно увидеть и в первозданном египетском океане Нун, с творящей в нём силой, выраженной образом бога Птаха. И в змее Шеша у индуистов, на котором возлежит бог-творец Вишну. Она же и в аккадском первородном Апсу, который мешает свои воды с праматерью всего Тиамат: "Когда вверху не названо небо, а суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всесотворитель, праматерь Тиамат, что всё породила, воды свои воедино мешали, когда из богов никого ещё не было, ничто не названо, судьбой не отмечено...".
   - По сути, египетского Птаха, аналогичного Брахману индуизма, можно рассматривать, как аналогию мира Тамаса в сосредоточении одной творящей личности, - продолжал Акира. - Его можно понимать и как "океан предвечного разума" - гигантский нематериальный Разум. Именно поэтому в мифологии он находится "за пределами своего Творения" - "к югу от моей стены", как Птах сам о себе говорит. Ведь "Юг" в египетской символике это не что иное, как образ вечности. Так же, как змей Шеша, поддерживающий все миры и вселенные, сосредоточен в личности Вишну. Иными словами, Птах-Творец есть "Тот, кто в вечности, Бог Сам в Себе, Творец за пределами Своего творения".
   - А это означает, что Птах находится вне пределов нашего материального мира, созданного его замыслом и путём усилий множеств творящих духовных сущностей, - в размышлении произнесла Светлана.
   - Да. Это подчёркивается и содержанием одного из речений "Текстов Саркофагов": "Я... повелитель богов, царь небесный, правитель обеих земель, творец душ, дарующий душам венцы, существенность и бытиё, Я творец душ и жизнь их в руке Моей, когда Я желаю, Я творю и живут они, ибо Я творящее слово, которое на устах Моих и премудрость, которая в теле Моём, достоинство Моё в руках моих..."... Вы правы, Светлана, Птах творит "языком и сердцем", а это аналогично строкам из "Книги Дзиан": "...первые были сынами Йоги".
   - И помогают ему в этом восемь "богов", которых нужно рассматривать в космологическом смысле, как первичные качества Творения! То есть, как признаки и качества первичной материальной вселенной, - напомнила Светлана. - Эти "боги" парны и известны нам под именами: Нун и Наунет - водная стихия, Хух и Хаухет - бесконечность в пространстве, Кук и Каукет - мрак, Ниау и Ниаут - отрицание или сокрытое "ничто". Все они входили в так называемую египетскую Огдоаду.
   - Верно.
   - Но ведь Птах, согласно Манефону, правил Египтом на протяжении девяти тысяч лет! - изумился Иллик Шелли. - Как он может одновременно быть "предвечным богом" и божественным царём на Земле?
   - Ты ошибаешься, как ошибался и Манефон, - спокойно улыбнулся Акира. - Птах, как Ра и Шу, вовсе не правил Египтом. Согласно древнеегипетским текстам, Ра управлял "небесами", а Шу и Тефнут помогали ему в этом. И только с Геба начинается присутствие этих "богов" непосредственно на нашей Земле. Именно от брака Геба и Нут появляется на свет четвёрка "богов" - первых "божественных царей", правивших Египтом... Мы же подробно обсуждали их историю ещё на Марсе. Ты забыл?
   - А как же Птах? - неунимался юноша, недоумевающе глядя на экзоархеолога. - Если он не правил эти девять тысячелетий, о которых упоминает Манефон, тогда кто правил вместо него и чем?
   - И об этом мы говорили на Марсе! - напомнил Акира.
   - Ну, не томите же его, Акира! - нетерпеливо воскликнула Светлана, нервно сжимая пальцы. - Напомните Иллику и пойдём уже дальше!
   - Что ж, им был ни кто иной, как змей Апоп. Именно он - извечный враг "солнечного бога" Ра, о земной жизни которого нам практически ничего не известно. Ведь "земная жизнь" Апопа проходила вовсе не на Земле, как и у Ра, а на другой планете, где и обитали все Змии и Драконы. Вот почему нам ничего не известно об этой жизни из египетской мифологии. Как ты помнишь, она была сильно отредактирована запретами на древнее знание, которые существовали ещё со времен правления последнего "божественного царя" Гора. Но зато необходимые нам сведения мы можем получить из других мифологий - шумерской или пехлевийской - которых, к счастью, не коснулись "божественные" запреты.
   - Ах, ну да! - спохватился Иллик Шелли и виновато потупил взор. - Вы действительно уже говорили об этом... Просто в голове у меня из-за последних событий какая-то сумятица.
   - Замечательно! Тогда не заставляй меня возвращаться к пройденному, - с лёгким сожалением в голосе попросил Акира. - Мне бы хотелось оставаться последовательным в своих рассуждениях.
   Юноша согласно кивнул.
   - Не буду.
   - Итак. Давайте вернёмся к вопросу о "предвечном боге". Ведь это один из определяющих вопросов во всей древней космогонии. Даже у индейцев майя, с их бесполым творящим богом Ометеотль, обитавшем на "Тринадцатом небе", этот вопрос не обойдён стороной. Вспомните: "Там, среди тумана, родилось из молчания вселенной двойное божественное начало Ометеотль, союз Ометекутли и Омесиуатль, мужского и женского начал". Вот они - те самые "Жёлтый Отец" и "Белая Мать" из "Книги Дзиан"! Идентичны им и аккадские боги Лахму и Лахаму: "...тогда в недрах зародились боги, явились Лахму и Лахаму и именем названы были...".
   - Такое единодушие в мифологии различных регионов Земли должно свидетельствовать о внешнем источнике происхождения этого знания! - уверенно сказала Светлана. - Я не права?
   - Отчего же? Правы.
   - Меня всегда удивляла скудность египетской и шумерской мифологии в вопросе подробного изложения космогонии и генезиса, - продолжила моя любимая, слегка волнуясь. - Но зато мифология Индии, несмотря на всю её непоследовательность и запутанность, даёт нам наиболее полную картину творящих космических сил, участвующих в этих процессах. Получается, что и изречение из "Сарпараджини" - "Вначале, до того как Матерь стала Отцом-Матерью, Огненный Дракон в одиночестве носился в Беспредельности..." - следует относить именно к этапу Первичного Творения! К этапу развивающейся нематериальной вселенной... Тогда "Огненный Дракон" это, скорее всего, Шеша, Тиамат или Птах?
   Она вопросительно посмотрела на экзоархеолога.
   - Или же сам Брахман - иначе, духовно-нематериальный мир, мир Тамаса, - пожал плечами тот. - Ведь материальной вселенной к этому времени, судя по всему, ещё и не существовало. Помните, что написано в "Законах Ману": "Эта вселенная существовала в форме Тьмы, непроницаемой, лишённой отличительных признаков, недоступной рассуждению, умонепостигаемой, полностью погружённой, словно в глубокий сон. Тогда явился божественный Самосущий, неразличимый, творящий это, великие стихи и прочее, различимое, - с неодолимой силой, разгоняющей тьму. Тот, кого может постичь сверхчувственное, кто тонок, неразличим и вечен, кто содержит всё созданное и непостижим, просиял по собственному изволению".
   - Тогда к "Саморождённым", можно отнести и египетского бога Атума, и аккадского Аншара, и индуистского Брахму? - предположила Светлана, снова обращая задумчивый взор к Акире.
   - Да. Но не нужно обходить вниманием и ещё одну ступень "Творения". Это крайне опрометчиво и может снова привести нас к ряду ошибочных суждений, - заметил тот. - Ведь, судя по Станцам "Книги Дзиан", космогонический процесс идёт сверху вниз по неким иерархическим "ступеням" - этапам. На самом верху его, как я уже сказал, стоит бесконечность духовно-нематериального "океана", трансформирующаяся и порождающая - выделяющая в себе и из себя некую творящую сущность - "Владыку Владык". Именно он стоит над теми самыми "Владыками Пламени" - существами духовными по своему естеству, и потому не способными ещё творить в рамках материальной вселенной.
   - А эволюцию нематериального мира символизируют и три "тела" Брахмы? - отозвалась Светлана. - "Тело Тьмы", в данном случае, есть неизвестность, не проявленный мир. Как именно проходила его эволюция на всех этапах нам доподлинно неизвестно. Мы лишь можем догадываться о том, что в результате этой эволюции в том, "потустороннем" для нас мире возникли целые цивилизации неких духовных существ, которые на пике своего развития стали стремиться на следующую ступень совершенствования. В результате их созидательной деятельности и возникает проявленная или материальная вселенная. Этот период символизирует собой другое "тело" Брахмы - "Тело Сумерек". Ведь Сумерки это переходное состояние между Тьмой, Ночью и Днём. Именно поэтому существа, которые достигли к этому моменту времени духовного величия и обрели способность к духовно-нематериальному размножению, названы в "Книге Дзиан" не иначе как "Сынами Сумерек".
   - Конечно! - подтвердил Акира Кензо. - Итак, процесс эволюционирования духовно-нематериальной вселенной продолжается, в результате чего появляются саморождённые "Сыны Сумерек". Их появление можно в данном случае рассматривать, как инициацию, а не случайное, стихийное явление. В дальнейшем эти существа также проходят определённый этап в своём развитии, в ходе которого они стремятся обрести возможность выхода уже в материальную вселенную. Но для этого им необходимо обзавестись подходящими материальными телами. Видимо, подобный переход из мира в мир иначе просто и не возможен. Отсюда мы можем видеть стремление неких "Владык" воплотиться в другую форму. И этой "формой" становятся "бессмысленные бхута". Хотя другая категория этих существ способствует развитию разума в материальной вселенной самостоятельным путём. Именно в этом и кроется суть конфликта между "восставшим" и "послушным" потомством Брахмы.
   - Значит, принципы иерархии имеют очень глубокие корни? - заметил я. - Можно сказать, эти принципы восходят непосредственно к изначальному "акту Творения"?
   - Да. Так оно и есть. Не случайно о том же Птахе говориться, как о творце "принципов царственности", которые впоследствии были перенесены "солнечными богами" на благодатную почву при формировании первых человеческих цивилизаций.
   - Знаете, а ведь "Энума Элиш" тоже предельно ясно излагает нам историю эволюционного развития духовного мира и его последующий выход в мир материальный, - задумчиво произнесла Светлана. - Вот эти строки: "...тогда в недрах зародились боги, явились Лахму и Лахаму и именем названы были. И пока они росли и мужали, тогда родились Аншар и Китар. Они дни копили, множили годы..."... Любопытно, что этот эволюционный скачок всегда тесно связан с водой. Почему?
   Она задумчиво посмотрела на экзоархеолога, сидевшего напротив.
   - Ведь сам по себе этап возникновения воды является очень важным во всех космогониях. Ещё древний философ Филон описывал этот процесс так: "И из соединения Духа произошёл Мот; его некоторые считают илом, другие - гнилью водянистого смешения; и из неё произошли все семена создания, и рождение всего".
   - Снова первичность Духа, и вторичность Материи! - не удержался Иллик и нетерпеливо заёрзал в своём кресле.
   Акира снисходительно улыбнулся его несдержанности.
   - Думаю, всё же они представляют собой некое единое целое, ибо обладают схожими свойствами и качествами, развиваясь по одинаковым законам. А чтобы понять значимость так называемой "воды" в акте генезиса, необходимо глубже изучить космологию, охватывающую первичные процессы возникновения нашей материальной вселенной, - сказал экзоархеолог, обращаясь уже к моей любимой. - Нужно бы привлечь к нашему проекту соответствующих специалистов и различные научные институты.
   При этих словах Акира почему-то посмотрел на меня, словно ища у меня одобрения или поддержки своему намерению. Растерявшись, я не нашёлся что ответить ему.
   - Пока же мы можем ориентироваться только на наши скромные познания, и на имеющиеся у нас источники информации, - с лёгким сожалением в голосе добавил экзоархеолог. - А вот относительно "воды" вы, Светлана, безусловно, правы. В том же эпосе "Пополь Вух" водяной этап эволюции рисуется не менее красочно и загадочно, чем у Филона: "Всё было в состоянии неизвестности, всё холодное, всё в молчании; всё бездвижное, тихое; и пространство неба было пусто... Не было ни человека, ни животного, ни птиц, ни рыб... Не было ничего, что существовало бы, что могло бы иметь существование; была только лишь холодная вода, спокойное море, одинокое и тихое. В темноте, в ночи была только лишь неподвижность, только молчание".
   - Но Филон говорит не только о пустоте! - напомнила Светлана. - Он говорит ещё и о неких "первых существах". Помните: "Были некие животные, не обладавшие чувством, от которых произошли одарённые умом животные, называемые Зофасимины, то есть "стражи неба"; они были по форме яйцеобразны"? А ведь Филон сообщает нам и об особенностях этих "животных" Зофасиминов. Этой особенностью был их незаурядный ум! Хотя до них существовал и более примитивный вид, - "животные, не обладавшие чувством", - как он пишет.
   Моя воздюбленная слегка приподняла подбородок, как будто делая вызов своему коллеге.
   - Я бы вспомнила и ещё одних первых существ, тех, что описаны в "Пополь Вух". Там тоже есть схожие с Филоном строки: "Одни лишь Создательница и Творец - Тепеу, Великая Мать и Кукумац, Великий Отец, находились в бесконечных водах. Да, они находились там, скрытые под зелёными и голубыми перьями, и потому они назывались Кукумац. По природе своей они были большими мудрецами и большими мыслителями. Вот в таком виде существовало небо, и там находилось Сердце небес - таково имя бога и так он назывался".
   - Может быть у Филона, речь идёт не о примитивизме "животных"? - в раздумье предположила Эйго Хара. - Возможно, древний философ намекает на их необычную, неподвластную его пониманию природу?.. Что если это не материальная природа, и эти существа просто принадлежали миру Тамаса, который лежит за пределами нашей материальной вселенной? Поэтому-то она и неподвластна осознанию Филона... Впрочем, как и нам тоже, - с сожалением добавила девушка и обратила задумчивый взор к экзоархеологу.
   - В одном из египетских текстов Осирис - царь и судья Дуата - говорит так: "что страна, где он живёт, наполнена "посланниками с дикими лицами", которые не боятся ни "богов", ни "богинь". И ещё: "Я отправляю их, и они принесут сердце любого, кто творит зло, и они будут жить здесь со мной. И несущественно то, что я покоюсь здесь на Западе, пока все вы во внешнем мире. Кто среди вас сильнее меня?"... Мне это описание кажется перекликающимся с "Книгой Дзиан", в которой мы можем прочитать о "Владыках Пламени и Тёмной Мудрости": "Отцы их были Саморождённые Чхая от блистающих тел Владык, отцов, сыны Сумерек...".
   Акира Кензо выглядел сейчас не менее задумчивым, чем наш пытливый экзобиолог.
   - Тогда и египетского змея Апопа можно отождествить с Тиамат в образе океана первовод! - рассудительно сказала Светлана.
   - Почему? - сразу же заинтересовалась Эйго.
   - Потому что Апопа так же называют другим именем - "Нехахер" или "Страшная Ликом".
   - Я всё думаю о той "воде", с которой связано первичное творение во всех мифах... - медленно произнёс я, внимательно слушая своих товарищей. - Ведь вся эта "вода" - это не обычная вода, не земная? Так? Земли же ещё нет. Верно?.. Значит, и "Тринадцатое небо" с бесполым "богом" у майя - это тот же Тамас! "Боги-творцы" приносят оттуда некую духовную сущность, которая превращается в материальный мир: космическое пространство - "звёздное небо", и планетарные миры - "землю"...
   - Всё верно, - согласился со мной Акира, и в глазах его появился нескрываемый с интерес.
   - Если же исходить из того, - продолжал я развивать свою неожиданно возникшую мысль, - что изначально материальное пространство было наполнено только нейтрино - "водой вселенной" - и эта частица в результате периодических пульсаций вселенной, названых у древних "днями и ночами Брахмы", никогда не исчезает, тогда получается, что некие элементы и энергии, порождённые в Тамасе, действительно послужили первоосновой для возникновения материальных элементов и энергий нашей вселенной. Из них и сложилась весь наш материальный мир! Вот вам и объяснение имени змея Шеша - "остаток".
   Я взволнованно посмотрел на экзоархеолога, затем перевёл взгляд на сидевшую подле меня Светлану. Она одарила меня лучезарной улыбкой и слегка зажмурилась, как от удовольствия.
   - Только исходные элементы обладали именно нематериальной природой! - ободренный её улыбкой, продолжал вслух размышлять я. - Тогда можно допустить, что и само нейтрино - неуловимое и всепроникающее - не что иное, как те самые исходные нематериальные элементы, способные приобретать свойства материальных частиц. Если же пойти ещё дальше, то и "тёмная материя" должна состоять из таких же нематериальных элементов, и эти элементы должны обладать нематериальной же энергией - "тёмной энергией". Вот поэтому-то мы до сих пор не можем обнаружить и изучить их свойства.
   - "Тёмная энергия" - это проявление энергетических полей духовного мира? - выпалил Иллик Шелли, возбуждённо сверкая глазами. - Здорово!
   - Да, наверное, - согласился я с ним и пожал плечами. - Иначе просто и не может быть.
   - У