Днепровский Андрей Александрович: другие произведения.

Золотая чума

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В 90-е годы город захватил рэкет. С организованной бандой справиться не может никто... разве что - сверхъестественные силы. Конечно, это утопия. К сожалению.

  Бабкина сказка
  
  -Ты будешь платить!
  Девяносто пятый год только-только перевалил за середину, на дворе стоял слишком жаркий для Сибири июль. К этому времени, наверное, все у кого были какие-никакие деньги, успели хоть раз услышать в свой адрес эту фразу. Обычно от такого предложения было очень трудно отказаться.
  В восемь ура, в самом начале рабочего дня, несколько здоровых парней в китайских спортивных костюмах вломились в цех и вытолкали всех рабочих столярки на улицу. Заперли дверь изнутри, после чего, демонстративно поигрывая бейсбольными битами, сообщили, что у них есть "базар".
  Андрей знал всю коренную шпану в городе, включая авторитетов, но этих мордоворотов видел в первый раз. Явно не местные, поэтому можно было даже не гадать - кто их прислал. Князь, больше некому. Видимо, он специально выбрал для наезда тех, кого притащил в город с собой, чтобы они меньше боялись. Сам-то Андрей не испугался и даже не очень разозлился, скорее удивился:
  -Оп-па! Пацанчики, вы что, рамсы попутали?
  -Ничего мы не попутали, - один из парней, самый здоровый и явно старший в этой команде бейсболистов, подошел к Андрею вплотную, - конкретно знали к кому идем. Так что - базар по адресу, не понтуйся. И ты будешь платить!
  -Да ну! Вы меня заставите что ли? - вот теперь Андрей уже начал злиться.
  -Нам сказали, что ты, типа, псих. Только наша контора не таких обламывала. Надо будет - и тебя обломаем, а потом будешь платить и никуда не соскочишь. Покруче тебя люди платят. Все платят.
  -Да-а? - Андрей как будто задумался, - Ну если все платят...
  Он схватил ручную электропилу, брошенную кем-то из рабочих на верстаке, та мгновенно завизжала, набирая обороты. Здоровяк попытался увернуться, но увлекшись "базаром", он подошел слишком близко, поэтому отскочить не успел. Андрей поймал его за грудки и поднес вращающийся диск пилы к его горлу.
  -Постарайся не дышать, мальчуган! Если эта пила хотя бы только заденет твою нежную шейку, то потом ни один доктор уже не приделает твою тупую башку обратно. Поэтому стой смирно и не рыпайся, ты понял?
  -Понял, - выдохнул парень. Он в ужасе косился на отрезной диск с победитовыми напайками на зубьях. Диск, звеня, вращался у него под подбородком, делая две тысячи оборотов в минуту. Остальные налетчики, с битами наперевес, замерли на местах.
  -А теперь слушайте меня внимательно! Передайте своему главшпану, что мне глубоко фиолетово, кто там платит, кто не платит. Я платить не буду! - Андрей оттолкнул рэкетира от себя, - Базар окончен, валите отсюда. И если еще сунетесь, то в следующий раз точно головенки ваши поотпиливаю, высушу и по стенкам развешу. Для красоты.
  Андрей не выключил пилу и держал ее перед собой, опасаясь, что бандиты попытаются-таки на него напасть. Но те хмуро развернулись и пошли к выходу.
  -Пожалеешь, отвечаю! - зло бросил напоследок старший. Он был белым, как январский снег и инстинктивно потирал шею.
  Больше рэкетиры в столярке не появлялись. Они пошли другим путем - вылавливали на улице рабочих поодиночке и жестоко били. Через неделю у Андрея не осталось ни одного работника, и он реально понимал, что пока заваруха не уляжется, никто больше к нему работать не пойдет.
  Андрей попробовал обратиться к серьезным людям - с одними он еще в детстве в "шанхае" играл в прятки и войнушку, с другими уже позже сошелся в спортзалах и подпольных секциях единоборств. Все эти "качалки" были настоящей кузницей криминальных кадров. Нарастив "раму" молодые парни не торопились использовать свою силу у станка на заводе. Они шли в рэкетиры или в гопники. Андрей в криминал не полез, хотя имел реальные шансы выбиться в авторитеты, его уважали. Вместо этого он сначала держал пару киосков в центре, потом продал их и купил полузаброшенную столярную мастерскую, восстановил ее и стал выпускать оконные рамы и межкомнатные двери. Сверхдоходов у него не было, зато этот бизнес был вполне легальным.
  Со старыми приятелями Андрей продолжал поддерживать отношения. Он называл их "жуликами" и время от времени пил с ними пиво в баре, отдыхал в сауне или гонял шары в бильярдной. Сейчас никто из них не вызвался помочь, все уже знали о его проблеме и при встрече только качали головой, разводили руками и говорили как один - "Против Князя не попрешь. Ему все платят, Андрюха". Выхода из ситуации Андрей не видел, и это его бесило, но платить он все равно не собирался.
  Платить ему не пришлось.
  Войдя как-то поздним вечером в подъезд своего дома, Андрей очутился в полной темноте и успел подумать: - "Опять кто-то лампочку спер, уроды". В этот момент его шарахнули по голове чем-то тяжелым, но не твердым. Скорее всего - валенком, засыпанным песком.
  Когда Андрей пришел в себя, он был похож на куколку тутового шелкопряда - весь, с головы до ног туго обмотан скотчем, так, что не мог пошевелить даже пальцем. Закричать, появись у него такое желание, он тоже не смог бы - его рот был плотно заклеен все тем же скотчем. Его несли по коридору лицом вниз, так что он видел только паркетный пол, застеленный бордовой ковровой дорожкой, да обутые в кроссовки ноги тех, кто его тащил.
  Все в таком же положении Андрея подняли по лестнице, внесли в какое-то помещение, перевернули и положили на стол. За столом сидел мужчина лет пятидесяти весь в белом - пиджак, сорочка и галстук отличались только глубиной белизны. Нижнюю часть туловища видно не было, но можно было спорить на что угодно, что брюки, туфли и носки вряд ли удивят глаз цветовым разнообразием. Пижон сидел чуть наклонившись, его холеное лицо было совсем близко. Андрей тут же рванулся, чтобы ударить мужика головой, но его успели перехватить несколько рук, прижали обратно к столу и сразу, же примотали к столешнице скотчем, делая уже совершенно неподвижным.
  Мужчина над Андреем удовлетворенно кивнул головой.
  -Ну, вот и хорошо. Теперь я думаю, мы можем спокойно поговорить... Точнее говорить буду я, а ты меня послушаешь. Представляться не буду, хоть мы и не встречались еще. Думаю, что ты меня знаешь. - Мужчина говорил театрально, хорошо поставленным голосом, меняя интонации и делая многозначительные паузы. Так разговаривают профессиональные актеры, да еще те, кто любит порисоваться. В этом случае было верно и то и другое. Андрей слышал, что этот самодовольный урод, до того, как его приняли в первый раз за разбой, успел окончить театральный институт, и даже поработать пару лет в театре. Мужчина в белом прикурил сигарету от белой же перламутровой зажигалки и с минуту пускал дым, рассматривал Андрея сверху вниз, изображая глубокие размышления.
  -Мне сказали, что ты не хочешь платить. Это плохо, - в голосе мужчины звучало почти искреннее огорчение, - Это очень плохо! Потому что я буду просто вынужден тебя наказать. Хоть я и не хочу этого делать. Честно! Я очень уважаю смелых людей. - он тяжело вздохнул, - Но если ты не будешь платить, другие подумают, что и им тоже можно не платить, понимаешь меня? А этого я не могу допустить. Это бизнес...М-да... Вот незадача-то, какая вышла!
  Мужчина докурил сигарету, не спеша погасил ее в пепельнице, что стояла на столе, совсем рядом с лицом Андрея и продолжил уже радостным тоном:
  -Но! Кажется, я нашел решение нашей с тобой проблемы! Давай сделаем так - это я тебе заплачу!
  Андрей не мог говорить, но удивленно поднял брови.
  -Я серьезно! Я заплачу тебе сто долларов... а ты взамен отдашь мне свой бизнес. Я его покупаю.
  Андрей возмущенно замычал, с залепленным ртом и задергался.
  -Ну-ну! Что ты так разволновался? Тебе мало сотни баксов? - мужчина усмехнулся - Скажу по правде, твоя мастерская мне не особенно и нужна, только чтобы показать всем еще раз - я всегда получаю то, что захочу. И я могу просто убить тебя, хоть прямо сейчас и взять все бесплатно. Но я плачу тебе деньги, пусть и небольшие, но не это главное. В придачу к деньгам я предлагаю работу. Хорошую работу - за два-три месяца у меня ты заработаешь больше, чем твоя шарашкина контора стоит. Мне нужны отчаянные люди, таких к сожалению, всегда мало.
  Андрей надеялся, что сейчас ему снимут скотч со рта, чтобы он мог ответить и тогда он плюнет в рожу этому манерному козлу. Этого не произошло, наверное - к счастью, потому, что тогда Андрея точно убили бы.
  Мужчина достал белую с серебром перьевую авторучку и стал что-то писать на лбу у Андрея, больно царапая кожу. Закончив, он удовлетворенно рассмотрел свое произведение, аккуратно надел колпачок на перо и спрятал ручку в карман пиджака.
  -Сразу не отвечай, подумай хорошенько... только не очень долго. Ты должен позвонить по номеру, который увидишь в зеркале, до завтрашнего вечера. Если не позвонишь - я буду считать, что ты отказался от моего предложения. И приму соответствующие меры.
  Последнюю фразу мужчина в белом произнес жестко, потом сделал жест рукой - "убрать", и Андрея унесли.
  Развязывали его в микроавтобусе под дулом автомата. Ножом-"бабочкой" перерезали скотч, но не везде - руки и рот оставили заклеенными. Развернули головой вперед и дали пинка - Андрей плашмя упал на обочину грунтовой дороги, а позади него взревел двигатель. Бандиты уехали, оставив его одного, связанного, где-то за городом.
  Кое-как поднявшись, Андрей огляделся и понял, где он находится - это была дорога на заброшенный карьер, до окраины города - километров пять.
  Освободить руки было не сложно, Андрей содрал скотч о сухую ветку в придорожных кустах. Когда он добрался до объездной дороги, за которой начинался город, была уже глубокая ночь. Но придорожная шашлычка работала круглосуточно - это в городе с недавнего времени, по ночам всякая жизнь стала замирать, на трассе все осталось по-прежнему. Транзитным дальнобойщикам не было дела до проблем внутри города, они съедали свои шашлыки, плов или манты и ехали дальше. А шашлычник-узбек видимо исправно платил, раз ему позволяли работать.
  -Земляк, водка есть?
  Шашлычник машинально зыркнул темно-карими глазами по сторонам и кивнул:
   - Для тебя найду, дорогой.
  Деньги в бумажнике, так же как и часы оказались нетронутыми, поэтому Андрей заплатил за мясо и бутылку явно паленой водки и сел за самый крайний пластиковый столик под навесом. Вообще-то он пил очень редко - только под настроение. Сейчас настроение было самое что ни наесть подходящее, чтобы напиться. Едва Андрей уселся и торопливо сорвал крышку с бутылки, как хриплый голос тихо и жалобно попросил:
  -Сынок! Налей граммулечку бабушке.
  В тени, метрах в трех от столика, не решаясь подойти ближе, стояла тощая старуха. Лицо ее было испитое, но совсем видимо бабка еще не опустилась, одежда хоть и старая, была более мене чистой. Андрей не успел ответить, шашлычник, увидев старуху, заорал на нее из-за своего мангала:
  -Пошла отсюда, ведьма старая! Не мешай людям спокойно покушать.
  -Не кричи, земляк, - перебил шашлычника Андрей, - принеси еще порцию и стакан. - кивнул старухе - Садись, мать, поешь по-человечески... ну и выпей, если хочешь.
  Старуха опасливо подошла ближе и робко присела на край скамейки за столиком. Когда Андрей от души плеснул ей в стакан, она трясущимися руками схватила налитую водку и торопливо выпила до дна, делая жадные глотки. К мясу даже не прикоснулась, вместо закуски, поморщившись, занюхала дрянной алкоголь уголком своего платка. Через несколько секунд глаза старухи заблестели и она выдохнула:
  -Дай Бог здоровья тебе сынок!
  С этой бабусей Андрей пил почти всю ночь.
  Захмелев, старушка оказалась очень болтливой. В основном она, сбиваясь с пятого на десятое и многократно повторяясь, несла всякую ахинею. Но рассказала и кое-что такое, что Андрею показалось очень интересным. Может быть, ацетоновые пары поддельной водки ударили ему в голову, поэтому в его отравленном мозгу и родилась такая бредовая идея. Но он уцепился за эту совершенно сумасшедшую мысль и все подливал старухе в стакан, пытаясь разузнать о том, что его заинтересовало, как можно больше. В конце концов, бабка окосела настолько, что уже лыка не могла вязать, да и сам Андрей после третьей распитой бутылки суррогата был чуть лучше старухи. Напоследок, все деньги, что у него были при себе, он сунул спящей женщине в карман ветхой вязаной кофты, оставив только пару купюр на такси. Сильно качаясь на заплетающихся ногах, и даже пару раз грохнувшись, он пошел на трассу ловить тачку до дома.
  В свою квартиру Андрей ввалился, когда уже рассвело. Не раздеваясь, он рухнул на постель и крепко проспал весь день. Никуда звонить он и не думал. Он собирался сделать кое-что другое.
  
  Одинокий пешеход в ночном городе
  
  Андрей колебался - брать ружье, или нет? Времени на раздумье было немного, поэтому размышлял всего минуту, потом, все еще сомневаясь, положил карабин "Сайга" обратно в сейф. Решил, что он будет только мешать, а случись что, толку от него будет немного - у тех-то стволы посерьезнее. А вот широкий охотничий нож взял - прицепил в ножнах на поясе.
  После вчерашнего суррогата жутко ломило голову, чтобы привести себя в норму Андрей первым делом выпил полстакана хорошей водки и зажевал шведский "Абсолют" куском колбасы. Потом полчаса отмокал в душе, чередуя холодную и горячую воду. Только после этого сварил себе крепкого и очень сладкого кофе, бросил в чашку толстую дольку лимона и изрядно плеснул коньяку. Как следует размешал. Вкус у напитка был специфический, но мозги он прочищал хорошо - боль в висках хоть не прошла совсем, но заметно утихла.
  Несмотря на теплую погоду, Андрей надел камуфляжную куртку из прочного брезента, на ноги обул не привычные кроссовки, а крепкие ботинки, в которых обычно ездил на охоту, или рыбалку. В маленькую сумочку положил мощный фонарь и забросил ее на ремне за спину. На запястье правой руки надел компас на потертом кожаном ремешке. В прихожей пару раз подпрыгнул перед зеркалом - кажется, ничего не мешало движениям. Готов. Погасил свет и осторожно закрыл входную дверь. Лифт вызывать не стал, пошел по лестнице, бесшумно ступая и одновременно прислушиваясь. В свете последних событий предосторожность не была лишней. Но в подъезде никого не оказалось, до первого этажа добрался без происшествий.
  Они застали его в самом неподходящем месте. Андрей успел выйти из подъезда и сделать с десяток шагов, когда увидел, что во двор на большой скорости въезжает машина. В пустынном дворе он был как на ладони, а добежать обратно в подъезд явно не успел бы. Поэтому одним прыжком рухнул на газон перед домом и заполз за лавочку, на которой днем любили сидеть старушки-пенсионерки. Укрытие было очень сомнительным, но другого выхода в этой ситуации не было.
  Через секунду у подъезда остановился огромный черный джип с тонированными стеклами, из которого тут же выскочило пятеро здоровенных парней. Четверо побежали в дом - один на ходу передернул затвор пистолета, а остальные держали наперевес бейсбольные биты и обрезки арматуры. Еще один качек остался возле машины. У него было совсем молодое лицо, чуть ли не подросток, но фигурой он напоминал трехстворчатый шкаф с антресолью и Андрей совсем не был уверен, что сможет с ним справиться. Акселерат между тем не спеша обошел машину вокруг и вразвалку двинулся прямо к Андрею. Когда "шкаф" подошел вплотную, Андрей уже собирался вскочить и двинуть его сначала в горло, потом в пах, но тот неожиданно развернулся задом и тяжело, как мешок, плюхнулся на скамейку. Вытянув ноги, он блаженно выдохнул - намаялся видать по своим делам бандитским, притомился.
  Времени было в обрез. Андрей купил эту квартиру совсем недавно и установить в ней железную дверь руки так и не дошли. А на то, чтобы выломать дверь обычную - деревянную, у тех четверых бугаев уйдет минута. Убедившись, что квартира пуста, они спустятся вниз. Тогда кто-нибудь из них наверняка заметит Андрея в чахлой травке газона и ему кранты. Андрей осторожно вынул нож из ножен и тихо поднялся за спиной бандита. Долю секунды примерялся, потом резко и изо всей силы ударил качка по затылку рукояткой ножа. Не издав ни звука, браток повалился лицом вперед, а его голову стала заливать кровь. Андрей даже подумал, что убил парня, но потом решил, что такого кабана так просто не завалишь. Выяснять - так это, или нет, было некогда.
  Андрей подбежал к машине. Ехать на ней он не собирался, так же как и на своей - зажмут где-нибудь на дороге, и тогда уже не убежишь. Или просто расстреляют прямо на ходу из "калаша" и все дела. А так пусть еще попробуют найти его ночью во дворах. Андрей быстро пропорол острым ножом все шины на колесах автомобиля, и что было сил, побежал. Он успел забежать за угол дома, когда услышал крики - значит, братва уже вышла из подъезда, и заметила, что у их кореша очень болит голова. Андрей еще прибавил скорости, стараясь не сильно топать тяжелыми ботинками по асфальту. Миновав несколько дворов, он понял, что оторвался и немного сбавил темп, переходя на ритмичный, размеренный бег. Силы еще нужно было поберечь.
  Андрей спешил как можно быстрее выбраться из центра города. Он двигался параллельно центральной улице, но близко к магистрали не подходил - там было слишком светло. Старался держаться в тени домов, а если попадались освещенные участки, и их нельзя было обойти, то сначала внимательно осматривался, потом резкими перебежками пересекал опасное пространство. В ту сторону, где остался его дом, несколько раз, на большой скорости проносились машины, все, до единой - импортные внедорожники с затемненными стеклами. Братва закипешила.
  "Ну-ну! Ищи ветра в поле", - злорадно подумал Андрей. Сталинские дома центра города уже сменились панельными пятиэтажками спального микрорайона, скоро и они должны были закончиться. Дальше, в "шанхае", в темных кривых переулках частного сектора его сам черт не найдет, а там и до моста недалеко.
  Чем дальше от центра, тем идти становилось легче и безопаснее, освещенные участки попадались все реже. В центре же было слишком светло из-за рекламы. Андрей раньше как-то не обращал внимания, сколько рекламных огней появилось в городе за какие-то пять лет капитализма. Дома старые и ветхие, с ободранными фасадами, зато переливались разноцветным неоном, как новогодняя елка гирляндами. Непонятно только было - для кого их вообще включали? Увидеть это море огня было практически некому. Уже, наверное, с год, как жители города совсем перестали выходить на улицу в темное время суток. Примерно столько держит город в руках Князь.
  Когда точно он появился в городе и откуда взялся, никто не знает. Одни говорят, что он из Питера, другие - из Москвы, а третьи - вообще с Дальнего Востока. Он привел с собой человек двадцать бойцов и поначалу они сидели тихо. Так, подъедали крохи то тут, то там. Но дальше - больше и вот он уже с одними скорешился, других подмял, но тоже вроде бы по мелочи. А потом как-то резко вдруг оказалось, что он уже держит город. Когда аборигены попытались поставить пришлого на место, несколько самых крутых местных авторитетов вдруг пропали без вести. А у остальных вопросы отпали. И в городе начался беспредел, какого никогда не было. Уже даже днем горожане старались лишний раз не выходить на улицу. Желающих погулять по городу ночью не осталось вообще.
  Вот и сейчас Андрею не встретилось ни души. По пустынным улицам не ходили люди, а на дорогах почти не было машин - только время от времени проезжали подержанные иномарки с черными стеклами. Их пассажиры были не видны, но можно было спорить, что все они очень похожи - молодые, плечистые, с толстыми бычьими шеями и наглыми жесткими рожами. Братва.
  За время пути только один раз через дорогу испуганно прошмыгнул желто-синий милицейский "уазик" и торопливо скрылся в ближайшем переулке. Городскую милицию уже давно купили, либо, так же как и обывателей - запугали. Тех, кого не смогли ни запугать, ни купить, уволили уз органов, или попросту убрали.
  Добравшись до "шанхая" Андрей совсем расслабился - в этом лабиринте кособоких хибар, пустырей и свалок он мог передвигаться с закрытыми глазами. Здесь он родился, вырос и еще в детстве обшарил каждый уголок и закоулок. Только пару лет назад, когда его бизнес конкретно пошел в гору Андрей перебрался в город - сначала в тесную однушку в хрущевке, а потом купил просторную трешку в самом центре, в престижном районе на набережной. Сейчас его удивило, как непривычно тихо стало на его родной помойке - совершенно никаких звуков, никто не орал пьяных песен, не матерился в пылу драки и не звал истошно на помощь.
  Еще недавно ни один умственно нормальный человек из города не сунулся бы сюда ночью. А если спьяну, или по дурости, кого-то и заносило на эти темные улицы, где один фонарь на весь район, то гулял бедолага тут не долго. Шанхайская шпана считалась жестокой и беспредельной - половина ее уже успела отсидеть, другая половина только готовилась в гости к "хозяину". А сейчас даже эти отморозки попрятались по своим норам и притихли, потому, что нашлись беспредельщики покруче.
  Частный сектор полого спускался к реке, за последним рядом развалюх, раскинулось захламленное мусором заброшенное поле, а за ним виднелся мост. Туда-то Андрей и пробирался. Ему нужно было на ту сторону реки.
  Вообще, из города к мосту, конечно, была прямая дорога, но она была слишком открыта и пустынна, поэтому Андрей и сделал крюк через "шанхай". И не зря. Он пересек еще только половину пустыря, когда увидел, что у въезда на мост стоят сразу несколько машин. Они выстроились в ряд на площадке прямо у поста "ГАИ" и братки вели себя по-хозяйски - посередине площадки горел большой костер, орала музыка и десятка полтора мордоворотов в бандитской униформе - спортивных костюмах стояли у огня или деловито прохаживались рядом. Два автомобиля были поставлены поперек дороги, перекрывая подъезд к мосту. Нечего было и думать, пробраться незаметно, а другого моста в городе не было. Был еще, правда, в нескольких километрах железнодорожный мост, но его охраняли солдаты с автоматами, поэтому пройти по нему было также нереально, как и по автомобильному.
  Андрей не стал подходить слишком близко. Поле, по которому он шел, заросло бурьяном почти в рост человека, так, что увидеть его от моста вряд ли могли, но идти дальше не было смысла - и так все было ясно. Андрей повернул к реке. Он пошел по песчаному пляжу и не знал, что делать - ему очень нужно было попасть на тот берег.
  Ночь была пасмурная, лунный свет почти не пробивался через тучи, поэтому Андрей не заметил в темноте бревна на берегу, споткнулся об него и плашмя грохнулся на песок. Тихо матерясь, поднялся, уселся на колоду верхом и закурил. Пару минут он курил, размышляя, потом бросил недокуренную сигарету в воду и попробовал толкнуть бревно к реке. Сначала бревно даже не шелохнулось - оно было большое и в придачу почти до половины занесено песком. Тогда Андрей стал руками отгребать песок от бревна, время от времени пробуя его раскачивать. Только через полчаса работы удалось сдвинуть бревно с места и еще минуть десять ушло на то, чтобы докатить его до воды.
  Придерживая бревно, чтобы его не унесло течением, Андрей стоял по пояс в воде и никак не мог собраться с духом. Он не умел плавать. Для пацана, который вырос на берегу реки, это настоящая трагедия. Не один раз в детстве, ему приходилось драться из-за вечных насмешек. Характер у него был взрывной, дрался он отчаянно, поэтому смеяться над ним постепенно перестали, но плавать он так и не научился и панически боялся воды. Он стоял, пока не почувствовал, что начинает замерзать - нужно было или плыть, пока ноги не начала сводить судорога, или вылезать на берег и придумывать что-то другое. Андрей перекрестился, мертвой хваткой вцепился в бревно руками и оттолкнулся от дна. Река медленно понесла его вниз по течению.
  
  Остров
  
  По началу, все казалось не таким уж и страшным. Вода не спеша тащила бревно и Андрея вместе с ним вдоль берега. Бревно мягко покачивалось на небольших волнах и это казалось даже приятным. Но Андрей не просто купался для удовольствия, ему нужно было перебраться через реку и он начал потихоньку подгребать одной рукой, направляя свое примитивное средство переправы дальше от берега. По мере того, как бревно приближалось к середине реки, скорость движения увеличивалась.
  Когда Андрей попал в фарватер, течение резко подхватило его и понесло с просто бешеной скоростью. По крайней мере, ему так показалось. От испуга он хотел влезть на бревно и лечь на него сверху, но как только он стал карабкаться, от его торопливых движений, оно вдруг начало вращаться вокруг своей оси. Чем судорожнее Андрей цеплялся за бревно, тем быстрее оно вращалось. В любой момент эта сосновая колода могла вырваться из рук, и тогда Андрей пошел бы ко дну как топор без топорища. Он уже не думал о переправе, в эти минуты в его голове осталась только одна мысль - выбраться на берег, все равно какой, лишь бы под ногами была твердая почва. В панике он не замечал ничего вокруг, видел только это проклятое бревно и чувствовал, что не сможет с ним справиться.
  Через несколько минут отчаянной борьбы, когда Андрей в очередной раз попытался перехватиться рукой на ненадежной опоре, его пальцы соскользнули по гладкой коре, и он упустил бревно. Андрей рванулся к нему, как умел, и даже смог до него дотянуться, но ухватиться не получилось. Наоборот, вышло так, что он толкнул бревно от себя, а точение подхватило его и отнесло еще дальше. Через миг бревно пропало из виду в темноте, среди черных волн реки. Андрей судорожно забарахтался, пытаясь удержаться на поверхности, но это не помогло, он понял, что погружается под воду. Когда вода скрыла его с головой, он вдруг почувствовал под ногами дно и с силой оттолкнулся от него. Вынырнув, сначала жадно глотнул воздуха, а потом разглядел прямо перед собой смутные очертания песчаного берега. Погрузившись снова, он попытался пройти по дну в сторону берега столько, сколько смог, а потом снова оттолкнулся вверх. Когда он вынырнул, то берег был чуть ближе. Андрей набрал воздуха, погрузился с головой и, коснувшись дна, снова стал отталкиваться от него ногами и загребать руками, пытаясь продвинуться в сторону суши.
  Андрей боролся с рекой, пока не понял, что уже твердо стоит ногами на дне, а голова его при этом, все еще возвышается над водой. Он последним усилием рванулся к берегу, выбрался на песчаную косу, пробежал еще несколько метров от воды, пока до него дошло, что теперь он в безопасности и только тогда упал совсем обессиленный. Так он лежал довольно долго, тяжело дыша и откашливая воду, которой успел порядочно наглотаться. А когда немного пришел в себя, то сел и увидел прямо напротив, за рекой, огни набережной и понял, куда его занесло. Он был на Острове.
  Лучшего нельзя было и придумать. Андрей стремился перебраться через реку, чтобы потом попасть именно сюда - на Остров. Вообще-то на самом деле это не был остров - просто в этом месте река делала крутой зигзаг. По одному берегу реки подковой изгибался город, а прямо напротив городского центра, за рекой был узкий, покрытый густыми зарослями участок суши, с трех сторон окруженный рекой. Его-то горожане и называли Островом и сюда-то Андрей и направлялся. Теперь он сидел на песчаной косе, далеко выступающей от Острова в реку, куда принесло его течение.
  Вставать совсем не хотелось, казалось, все силы уже истрачены, но попасть сюда было только самым началом дела. Андрей тяжело поднялся, и, качаясь, пошел в сторону леса. Он достал фонарь из сумки, которая все еще висела за плечами, и безо всякой надежды попробовал его включить. К его удивлению и радости, даже после пребывания в воде японский фонарик работал исправно и выдавал луч яркого света. Андрею было все равно - увидят в городе свет на Острове, или нет. Даже если из окон какого-нибудь дома на набережной, кто-то и заметит огонек, блуждающий по Острову, то просто еще одной байкой будет больше. Их и так было - миллион, но Андрей надеялся, что одна из них, та, что он услышал вчера от пьяной старухи, все-таки окажется правдой.
  От центра города, до Острова по прямой, через реку, было меньше километра. Не смотря на это, почти никто из горожан на Острове никогда не был. Изредка к песчаной косе причаливала лодка с подвыпившей компанией, которой спьяну захотелось пощекотать себе нервишки и устроить пикник в этом недобром месте. Да иногда еще какой-нибудь совсем безбашенный рыбак отваживался поудить с косы рыбу. Но никто из них обычно не ходил вглубь острова, видимо любая дурость имеет свои пределы. Потому, что хоть Остров и был постоянно на виду у всего города, говорить о нем горожане не любили. А если и говорили, то неохотно, мало и только плохое. Хотя и всегда разное.
  Одни шептали, что раньше там была секретная лаборатория, в которой разрабатывалось биологическое оружие. Потом лабораторию закрыли, но зараза где-то там все равно осталась. Другие уверяли, что на Острове был закрытый ядерный институт, в котором произошла авария и теперь там такая радиация, что счетчик Гейгера с ума сходит, когда туда попадает. Обязательно кто-нибудь рассказывал историю об одном рыбаке - однокласснике соседа бывшего мужа двоюродной сестры, который рыбачил на Острове и решил собрать дров для костра. Он вошел в заросли и тут же заблудился. Весь Остров - от силы километр в длину и метров двести в ширину, так вот бедный мужик три дня плутал по этому клочку суши, пока еле живой не выбрался к берегу. Там он прыгнул в лодку, даже не собрав снасти и дал деру. Говорят, что он с тех пор панически боится леса и даже городские скверы обходит стороной.
  Огни, которые блуждают по ночам на Острове, видели почти все, Андрей и сам их видел не раз. Многим любопытным удалось в хорошую погоду рассмотреть в бинокль среди зарослей какие-то полуразрушенные здания.
  Версия, которую вчера услышал Андрей, была совсем уж невероятной, чтобы быть реальной. Но старуха истово божилась, что все, что она рассказала - чиста правда, до последнего слова: "Вот те крест, сынок! Не вру!". Если вдруг предположить, что старая пьянчужка действительно не наврала, то это мог быть единственный шанс. Андрей решил проверить, терять-то ему все равно было нечего. Он включил фонарь и вошел в лес.
  Заросли казались просто непроходимыми - настоящие тропические джунгли. Молодая поросль ивы затянула все пространство между старыми замшелыми деревьями клена и тальника. Она стояла как живая стена. Под ногами в густой высокой траве прятались извилистые корни, которые цеплялись за ботинки и острые сучья, которые так и норовили пропороть ногу. Было влажно и душно, одежда быстро пропиталась потом. Фонарь мало помогал в этих густых зарослях. Стрелка компаса категорически отказывалась указывать направление на север, вместо этого она медленно, но без остановок, вращалась - то по часовой стрелке, то обратно.
  Андрей, твердо решивший, если будет нужно, прочесать каждый метр Острова, всего через двадцать минут поисков уже не имел ни малейшего представления о том, где он находится. Меньше, чем через час он совсем выбился из сил и понял, что окончательно заблудился.
  Куда идти он не знал, но и на месте сидеть не мог, поэтому решил двигаться в одну сторону - тогда он, скорее всего, рано или поздно выйдет на берег реки. И начнет все сначала. Решение, не ахти какое, но появилась какая-то конкретная цель, и после этого на душе немного полегчало и показалось даже, что сил слегка прибавилось. Выбрав направление совершенно наугад, Андрей двинулся вперед и уже через пару десятков шагов наткнулся на кирпичную стену, которую скрывали заросли. Стена уходила вверх метра на три, не меньше. Кладка была явно старая, покрытая зеленым бархатом мха и плесени, но еще крепкая, Андрей даже попробовал поковырять ее ножом, но кирпичи сидели надежно.
  Раз есть стена, в ней где-то обязательно должна быть дверь! Теперь оставалось только ее найти. Андрей совсем воспрял духом - кое-что уже начинало походить на правду. Он пошел вдоль стены влево. Продвигаться было все также тяжело, а дверь, ворота, или хотя бы окно в стене все не показывались - фонарь освещал только однородную кирпичную кладку.
  Через некоторое время стена повернул вправо, за углом было то же самое - абсолютно ровная высокая стена. Андрей пробирался вдоль нее, пока не дошел до следующего угла - стена опять повернула вправо. Повернув вправо в четвертый раз, Андрей понял, что идет вдоль стены по кругу и действительно - вскоре он увидел на кирпичах свежие царапины - это он ковырял кладку ножом, а следы на влажной почве, были точно от его ботинок, отпечатки своих протекторов он сразу узнал. Получалось, что примерно за полчаса он обошел вокруг какое-то странное здание, в котором не было ни окон, ни дверей.
  Других вариантов не оставалось, как попробовать забраться в него через верх - ничего похожего на крышу, видно не было, край стены был ровным, ни балки, ни карниз над ним не выступали - возможно, это был кирпичный забор. Может быть внутрь, на огороженную им территорию попадали только на вертолете? Или по подземному ходу?
   Андрей нашел дерево покрепче, которое росло практически вплотную к стене, и полез на него. Когда поравнялся с краем стены, то осветил его фонарем и понял, что это действительно забор - за стеной тоже росли деревья. По верху забора в кладку были вмурованы металлические штыри. Они сильно поржавели, но все равно еще оставались достаточно острыми. Андрей висел на дереве и прикидывал, как ему перебраться через стену, когда ветер вдруг разогнал облака и в прореху, как прожектор, ярким желтым светом, засветила почти полная луна.
  -Господи!
  Андрей чуть не свалился с дерева от неожиданности. Ему показалось, что перед ним целый город. За стеной среди кустов и деревьев возвышались десятки зданий и некоторые из них были очень большими - в несколько этажей. Все это никак не могло уместиться на Острове, а уж тем более - внутри кирпичной коробки, которую он только, что обошел вокруг.
  Чтобы понять, что все это значит, нужно было попасть внутрь.
  Андрей медленно полез по ветке, которую дерево перебросило на ту сторону забора. Над ржавыми штырями полуметровой длины, он пробирался особенно осторожно. Ему совсем не хотелось узнать - что ощущает бабочка, которую энтомолог пришпиливает булавкой к картонке, чтобы засушить для коллекции. Когда ограда осталась позади, Андрей повис на суку на вытянутых руках и попытался рассмотреть - что там внизу, у него под ногами. Увидеть хоть что-то за густыми ветками было невозможно, оставалось только надеяться, что там нет кучи кирпичей, или наоборот - какой-нибудь ямы. Андрей собирался прыгнуть, другого способа спуститься вниз, и попасть за забор не было. Сжав ноги вместе и чуть согнув их в коленях, он отпустил пальцы рук и полетел с трехметровой высоты.
  
  Заброшенный город
  
  Приземление было удачным. Андрей только немного поцарапался об ветки, пока падал, зато упал мягко - на толстый слой прелых прошлогодних листьев.
  Хорошенько сориентироваться мешали деревья, хотя здесь они росли явно не так густо, как за забором. Но Андрей еще сверху запомнил направление до ближайшего здания и, поднявшись, сразу же пошел в ту сторону. Идти было совсем легко - здесь почему-то не росла эта противная густая трава, и подлеска было совсем мало. Мягкая почва слегка пружинила под ногами, Андрей передвигался очень быстро и метров через сто вышел на асфальтированную дорожку. Конечно, асфальт весь потрескался и в трещинах кое-где проросли молодые деревца, а ветки старых больших деревьев сплетались почти над головой. Все равно, при желании по этой дорожке можно было даже бежать.
  Бежать Андрей не стал, просто пошел быстрым шагом, освещая фонарем путь впереди, и иногда поводя его лучом по сторонам. По бокам дорожки попадались, время от времени, только полусгнившие деревянные скамейки. Через десяток минут дорожка привела Андрея к широкой асфальтовой дороге. За дорогой возвышалось трехэтажное здание. Андрей пошел к нему.
  Вблизи оказалось, что от здания остались только наружные стены. Это была большая коробка из такого же кирпича что и забор, без крыши и с пустыми оконными проемами. Внутри она была завалена битым кирпичом и шифером, обломками досок, и другим мусором, кое-где из которого росли трава и кусты. Ничего интересного здесь не было. Андрей пошел по дороге дальше.
  Следующая постройка почти полностью сохранилась - даже стекла в оконных рамах были целыми. Что в ней раньше располагалось, догадаться было невозможно - многочисленные внутренние помещения были совершенно пустыми, если не считать толстого как ковер, многолетнего слоя пыли под ногами. Никаких плакатов на стенах, надписей в коридорах или табличек на дверях. Пусто.
  Еще одно здание дальше по дороге успело превратиться в настоящие руины - просто невысокий четырехугольный холм из земли и кирпича, полностью покрытый кустарником.
  Дальше - длинный приземистый одноэтажный дом, в хорошем состоянии и абсолютно пустой.
  Андрей решил отдохнуть, когда осмотрел десятка полтора, или даже два, разных зданий. Некоторые из них совершенно рассыпались до самого фундамента, от других торчали из земли, как гнилые зубы, остатки кирпичных стен, третьи были просто неестественно целыми, разрушение их вообще не коснулось.
  Все здания до единого, были совершенно, абсолютно, полностью пустыми. Ничего.
  Андрей с головы до ног перемазался в земле, красной кирпичной пыли и белой штукатурке и смертельно устал. Аккумулятор фонаря, рассчитанный на восемь часов непрерывной работы почти сел - яркий луч света превратился в мутное пятно, которое почти ничего не освещало. Когда встали ручные часы Андрей не заметил. Ему казалось, что он уже много часов бродит по этому городу-призраку, а ночь все не заканчивалась. Луна даже и не собиралась заходить, время от времени она появлялась из облаков и всегда на одном и том же месте, как будто Земля перестала вращаться.
  Все это было странно, даже невероятно и, наверное, очень интересно, но Андрей пришел сюда не изучать паранормальные явления, все эти штучки с пространством и временем ему были по барабану. Он пришел сюда по делу, но того, что ему было нужно, точнее, того КТО ему был нужен, здесь не оказалось. По крайней мере, не было никаких следов его пребывания.
  Это значило, что его последняя, она же и единственная, надежда рухнула. По правде, она с самого начала была слишком призрачной и нереальной. Просто очень хотелось верить, что есть кокой-то выход, пусть даже и фантастический. Оказалось что - нет такого выхода и сказок все-таки не бывает. А это значило, что возвращаться домой, в город, в котором он родился и вырос ему нельзя. Оставалось выбраться из этого непонятного места и бежать неизвестно куда, а там начинать жизнь сначала.
  Может старая карга просто набрехала, чтобы раскрутить его, Андрея, на халявную выпивку? Рассказала очередную сказку про Остров, только для правдоподобия представила ее так, что как будто бы это все с ней самой когда-то случилось?
  Вообще-то не похоже было, что бабка врет, если она и врала, то очень уж натурально.
  Поначалу старуха вела себя очень робко. И после первой и после второй рюмки она крестилась и бормотала: "Дай Бог тебе здоровья!". Только после третьей она осмелела, и язык ее развязался.
  -Вот ты хороший человек, сынок. Пожалел бабушку. Сейчас мало таких стало, - старуха плаксиво скуксила морщинистое лицо, - помирать будешь, и никто тебе стакан воды не подаст.
  -Да уж не воды тебе, мать, надо, - хмуро буркнул Андрей, но налил в старухин пластиковый стаканчик еще "полтишок" и себе плеснул, - ну давай уж, выпьем.
  Бабка с готовностью цапнула своей куриной лапкой водку, лихо плеснула ее себе в беззубый рот, машинально перекрестилась и вытерла сморщенные губы уголком платка.
  -Правду говоришь, сынок - пью я. И отказываться не стану, как есть пью. Так ведь от жизни такой пью. Не зря люди говорят - "горькую пить". Бабка опьянела, расслабилась и уже панибратски ухмыльнулась Андрею: - Ты вот, добрый молодец, тоже пьешь и чай не с радости. Сидишь как в воду опущенный.
  -Да, бабуля, не с радости пью. Проблемы у меня.
  Старушка жалостливо покачала головой:
  -Не убивайся так - все пройдет, все перемелется. Даст Бог, все наладится, лишь бы живой был, да здоровый, остальное приложится.
  -То-то и оно, бабка, не знаю, буду завтра еще живой или нет. - Андрей тоже начал хмелеть, спьяну ему стало себя жалко, и он вдруг громко всхлипнул. Старуха всплеснула руками:
  -Так плохо все?
  Андрей в ответ только рукой махнул. Старушка посидела минуту молча, наклонив голову набок, как ворона, смотрела на Андрея и жевала сухими губами, потом прошамкала шепотом:
  -Ну-ка, налей бабушке еще грамулечку, чтоб язык легче плел, а я тебе за это расскажу кой чего. Пригодится это тебе или нет, гляди потом сам, только я так думаю, тебе не грех бы и попробовать - утопающий за соломину хватается.
  Выпив и не забыв перекреститься, старуха наклонилась к Андрею и еле слышно сказала ему в лицо, дыхнув гнилым запахом и перегаром:
  -Сходи к колдуну, сынок. Если сумеешь его уговорить, то он поможет.
  -К какому колдуну? - опешил Андрей, - Где ж я его найду.
  -Есть тут у нас один колдун. Я тебя научу, как его найти, - старуха все так же заговорщицки шептала, - это недалеко. На Острове он живет.
  -Ах, на Острове! - Андрей рассмеялся, - тогда все понятно. Врешь ты все, карга старая, а я и уши развесил. На Острове! Такую байку про Остров я еще не слышал. Про лаборатории разные слыхал, а вот про колдунов пока никто не брехал.
  -А ты зубы-то не скаль! - Бабка совсем обнаглела и прикрикнула на Андрея. - Молод еще больно, над старым человеком смеяться. - Этого колдуна я сама видела и говорила с ним. Ну-ка налей, - старуха требовательно протянула свой стаканчик, - расскажу, как было.
  Андрей хмыкнул, но водки плеснул. Выпив, старуха погрустнела и как-то сникла.
  - Чего тут рассказывать... Давно это было, так давно, как будто и не со мной вовсе. Но помню, как вот только сейчас с Острова пришла. Я тогда в девках была, а в женатого мужика влюбилась без памяти. И так по нему сохла, что хоть топись. Вот одна пожилая женщина и присоветовала к колдуну сходить. Мне тогда все едино жизни без милого не было. Я и пошла просить колдуна, чтоб мужик тот семью бросил и со мной сошелся. Полночи плутала по Острову, а нашла-таки его, хоть говорят, найти его можно, только если он сам захочет. И только ночью, днем вовсе искать бесполезно.
  Старуха печально замолчала.
  -Ну, что дальше-то, - Андрей заинтересовался этой сказкой - Помог он тебе?
  -Нет, - старуха печально покачала головой, - прогнал он меня. Сказал, чтобы глупостями не занималась. Сердился очень и велел не приходить больше. Только я приходила еще. Много раз. Но найти его снова так и не смогла. И жизнь моя потом так толком и не сложилась. Вот и пью от того теперь, что мне остается?
  Бабуля заплакала жалобно, по-детски вытирая глаза худым кулачком. Андрей снова налил ей водки.
  -Ну-ну, мать. На-ка выпей еще, что прошло - не вернешь. А какой он из себя?
  -Старый очень, будто мохом порос. Бородища до пояса совсем белая. И сердитый очень. Говорят, он людей не любит. Очень трудно его уговорить помочь. Я вот не смогла.
  Старуха снова заплакала. Сколько потом Андрей ни подливал ей водки, ничего больше особенно интересного не узнал. Только, что вроде бы и сейчас колдун живет все там же. Потому когда-то и построить на Острове ничего не смогли, что место это занято уже. Долго от замыслов не отказывались, все пытались строить, но потом такая чертовщина на строительстве пошла, что побросали все строители и убрались с Острова. С тех пор туда и не суются больше.
  Видимо Андрей перебрал с допингом, потому что старуха сначала перестала языком ворочать, а потом и вовсе уснула.
  И вот, спустя сутки, Андрей на Острове.
  Только колдуна никакого не нашел. А все-таки на сто процентов уверен был, что не наврала бабка, достаточно было просто посмотреть вокруг, чтобы понять - место это явно ненормальное. Без нечистой силы тут не обошлось. Видать просто колдун не хочет подпускать к себе Андрея, вот и водит без толку по этим руинам, а найти себя не дает.
  -Ну, так вот! Не на того напал! Слышишь меня? - Андрей вскочил на ноги и зло крикнул, оглядываясь по сторонам, - Я буду тебя искать, пока не найду, или пока не подохну здесь! Все равно мне идти некуда! Давай поговорим и я уйду!
  Естественно никто ему не ответил, вокруг было тихо. Андрею с самого начала казалось, что тишина здесь абсолютная. Никаких звуков.
  И вдруг он услышал слабый скрип.
  Скрип был тихий и ритмичный, он затихал, а потом повторялся. Андрей мучительно прислушался, стараясь определить направление, откуда доносился звук - как ему показалось, скрипело где-то за ближайшей полурассыпанной пятиэтажкой. Он вскочил и побежал по дороге, чтобы обогнуть здание.
  Повернув за угол дома, Андрей оказался на краю огромной площади.
  
  Дядя Миша
  
  Четыре дороги выходили на мощеную квадратными бетонными плитами площадь ровным крестом. Большие и в основном хорошо сохранившиеся здания окружали площадь со всех сторон по периметру. Сама площадь, размером в два, а то и три футбольных поля была пуста. Почти.
  В самом ее центре одиноко и совершенно неуместно, торчал высокий фонарный столб. На верхушке железного столба еле заметно покачивался и при этом чуть слышно поскрипывал мятый жестяной колпак фонаря. Под колпаком горела мощная лампа накаливания, отбрасывая вниз раскачивающийся конус желтого света.
  Прямо под фонарем за письменным столом сидел человек.
  Андрей пошел через площадь к фонарю, по пути рассматривая этого человека. Для колдуна он выглядел слишком заурядно - никакой седой бороды и прочих фишек не было и помине. За огромным обшарпанным двухтумбовым письменным столом, боком к Андрею, сидел мужичок лет сорока пяти - пятидесяти, в растянутой трикотажной майке и спортивных штанах. Мужик был совершенно лысый, с заметным пузцом, его круглое лицо было гладко выбрито. Грудь и плечи мужика покрывали густые заросли седоватых волос. Спереди из под стола выглядывали ноги в полосатых носках и стоптанных комнатных тапочках. По виду, так просто рядовой обыватель у себя на кухне.
  Мужик сосредоточенно читал в свете фонаря толстенную книгу, время от времени, прихлебывая чай из граненого стакана в подстаканнике. Рядом с книгой на столе стояла тарелка с горкой маленьких круглых печенюшек.
  Андрей подошел к столу, и встал прямо напротив мужика. Он немного растерялся и не знал, что сказать. Мужик поднял на него глаза, несколько секунд смотрел явно неприязненно и снова опустил взгляд в свою книгу. Андрей собрался с духом и поздоровался:
  -Здравствуйте... Я...
  -Нет! - раздраженно перебил его мужик.
  -Что - "нет"? - опешил Андрей.
  -Все - нет! - мужик раздраженно захлопнул книгу и, наклонившись вперед, смотрел на Андрея сердитыми глазами. - Ты ведь просить пришел? Да? Ну, так вот - нет! Получил ответ? Теперь проваливай!
  -Как вас зовут? - Андрей старался не разозлиться.
  -Можешь звать меня дядя Миша, только это ничего не меняет. Уходи!
  -Дядя Миша! Ну вы хоть выслушайте, ведь я... я не знаю, что мне делать, если вы не поможете. У меня нет выхода.
  - Зачем мне тебя слушать? Отдай им свою мастерскую и дело с концом.
  -Почему я должен отдавать? Я столько сил на нее положил, у меня больше нет ничего. Да и поздно уже, меня теперь все равно убьют.
  -Тогда облей бензином и спали свою столярку, раз жалко отдавать и беги из города. Это тоже выход. Выход всегда есть. И искать его надо самому, а не ждать, что кто-то решит твои проблемы. Если еще встретишь старуху, так и передай ей - самой надо было жизнь налаживать, а не жаловаться на судьбу, да на меня. Все, иди.
  -Я только...
  -Сказано тебе - иди! Дядя Миша яростно хлопнул книгой по столу, так, что в стакане жалобно зазвенела ложечка. - Разбирайтесь сами, меня ваши проблемы не волнуют. Своих полно!
  Андрею жутко захотелось вцепиться этому гаду в горло и задавить его. Но это бы все равно ничем не помогло, поэтому Андрей развернулся и пошел. Он отошел на несколько шагов, когда колдун окликнул его:
  -Стой, - Андрей замер и обернулся, - Иди сюда. Ты уже не успеешь уйти. Твой друг сюда едет, со своей шайкой и через пару минут они буду здесь. Такой же настырный, как и ты, проще его пустить. Только мне не нужны тут никакие разборки между вами.
  -Что же мне делать? - Андрей снова стоял у стола.
  -Полезай в ящик, - дядя Миша выдвинул верхний ящик письменного стола, - посидишь там, пока я с этими поговорю, а когда они уедут, тогда и ты уйдешь. Это не долго, с ними болтать я тоже не собираюсь.
  -Но... - Андрей с сомнением посмотрел на ящик, - как я туда залезу? Я же там не помещусь.
  -Как-как! Прыгай и все. И быстрее, они уже подъезжают. - Дядя Миша раздражался все сильнее, - Ночь визитов, твою мать... То пятнадцать лет никого, то второй раз за ночь. Прыгай, сказал!
  Чувствуя себя полным идиотом, Андрей прыгнул. Летел он долго, как с большой высоты, а упав, больно отбил пятки о фанерное дно ящика. Как только он приземлился, ящик с грохотом задвинулся, и стало темно.
  
  Князь и его дружина.
  
  Сначала Андрею показалось, что он в полной темноте. Но через несколько секунд, когда глаза немного привыкли, он понял, что свет все-таки пробивается в неширокую щель между передней стенкой стола и столешницей. Андрей решил, что через эту щелку можно попробовать посмотреть, что происходит снаружи.
  Пройти внутри ящика оказалось не так-то просто - он был весь завален разным хламом: скрепками, огрызками карандашей, какими-то смятыми бумажками и засохшими печенюшками. Андрей наступил на футбольный мяч, подвернул ногу и чуть не упал. При этом он обжег руку о пузатый медный самовар - из трубы самовара летели искры, а внутри него шумела, закипая вода.
  Чем дальше вглубь, тем пробираться было все сложнее. Горой были свалены разномастные поломанные стулья, тут же стояло в ряд с десяток диванов, и крайний, из светлой кожи, казалось, был совсем новым, в целлофановой упаковке. Штабелем до потолка лежали оцилиндрованные бревна, рядом - несколько поддонов кирпича и мешки с цементом. Кругом коробки, коробочки, ящики и целые контейнеры. Двадцатитонный морской контейнер, почти полностью перегораживал проход, и Андрей еле протиснулся в узкую щель между ним и стенкой.
  За контейнером, в углу лежала на подстилке пестрая корова. Посмотрев на Андрея грустными глазами, она шумно вздохнула, отвернулась и продолжила жевать свою жвачку. От коровьего вздоха проснулись куры, что дремали на прибитых вдоль стены жердях. Они немного всполошились, но покудахтав, быстро успокоились и снова уснули.
  У дальней стенки было почти светло. Здесь были припаркованы в ряд ржавая, потрепанная "шестерка", абсолютно новый, сверкающий лаком черный "Хаммер" и легендарный военный танк Т-34 в хорошем состоянии. Взобравшись на башню танка, Андрей оказался на уровне щели и выглянул наружу.
  Выходит на Остров была проложена дорога, причем такая, по которой можно было проехать на автомобиле. Иначе как могла бы сюда попасть эта кавалькада?
   На площадь медленно въехали колонной пять машин. В центре - белый "Мерседес", естественно "шестисотый", по краям - по два черных джипа. Машины остановились полукругом, шагах в двадцати от стола, и тут же из внедорожников стали выскакивать высокие плечистые парни. Эти были не в спортивных костюмах, как пехота. Все они были одеты в одинаковые малиновые пиджаки и шелковые черные рубашки, с обязательными золотыми цепями - показателями статуса. Братков было не меньше дюжины, они быстро построились цепью, с автоматами "Калашникова" наперевес. Только после этого водитель открыл дверцу "мерина" и из автомобиля вышел Князь в ослепительно белом смокинге. Не спеша, с достоинством крестный отец городской мафии двинулся к столу, а его бойцы застыли в театральных позах, с автоматами у пуза. Они были похожи на фашистов, из советских черно-белых фильмов и казались скорее комичными, чем грозными. Но Андрей знал, что они очень опасны - это были самые приближенные к Князю бандиты, что-то вроде императорской гвардии у Наполеона.
  Сам Князь был явно невысокого роста и щупловатого телосложения. Недостатки комплекции он возмещал понтами - добирал солидности огромными перстнями и толстенной золотой цепью, которая на смокинге смотрелась нелепо. Его длинные, с проседью, волосы были идеально уложены и как будто даже напомажены. В правой руке он держал белую трость с золотым набалдашником, в левой - кожаный поводок. Другой конец поводка крепился к проклепанному кожаному ошейнику на шее совершенно голой и даже обритой на лысо девицы. Андрей слышал про эту придурь Князя - всюду, даже на бандитские "сходняки" и "стрелки", тот таскал с собой эту девку. Поводок в левой руке, не то другим должен был показать - кто тут хозяин жизни, не то ему самому был нужен для поднятия самооценки и постоянной подпитки собственного эго. А может просто для эпатажа - шокировать провинциалов.
  Когда Князь остановился метрах в трех от стола, девица уселась голым задом прямо на пыльные бетонные плиты и обняла хозяина за ногу.
  -Ну, и чего ты тут устроил балаган? - Раздался сверху сердитый голос дяди Миши - Хотел на меня произвести впечатление этим маскарадом? Показать, какой ты крутой? Тогда зря старался! Как был ты бездарным актером, пока в бандиты не подался, так им и остался. Забирай своих холопов, наркоманку эту не забудь и живо проваливай.
  -Я так понимаю, вы и есть дядя Миша? - Князь поначалу стушевался, но быстро взял себя в руки и как ни в чем не бывало заговорил своим поставленным голосом, - Я слышал о вас много хорошего.
  -Зато я о тебе ничего хорошего не слышал, а потому уходи подобру-поздорову и не приходи сюда больше. Клоун дешевый!
  -Послушайте, дядя Миша, - Князь еще пытался говорить спокойно, но голос его уже дрожал от злости, - я только хотел...
  -Я знаю, чего ты хотел, - перебил дядя Миша, - тебе ясно сказано - пошел вон!
  -Ты что это себе позволяешь, колдун хренов, мать твою так - заорал Князь. Он взорвался, и весь его лоск мигом слетел, - я тебе что, мальчишка сопливый, что ты так со мной разговариваешь? Да я сейчас своим пацанам махну, они из тебя в момент фарш сделают. Ты и колдануть ничего не успеешь! Да я тебя...
  Воздух вдруг стал тяжелым как ртуть.
  Даже в ящике у Андрея перехватило дыхание. Тем, снаружи было видимо намного хуже - автоматы медленно, как под водой попадали на асфальт, металлический стук от падения донесся глухо и с опозданием. Вся банда, во главе с Князем повалилась, как кегли при удачном броске в боулинге. Они лежали, скорчившись в позе зародыша, с покрасневшими рожами и вытаращенными глазами. Так продолжалось всего несколько секунд, потом давление воздуха стало постепенно ослабевать, и примерно через минуту Андрей сделал первый вдох.
  Сначала Князь поднялся на четвереньки, постоял так, тряся головой, и приходя в себя, потом тяжело поднялся на ноги. Его гвардейцы уже не смотрелись героями, они испуганно жались к машинам, было видно, что они готовы в любой момент дать деру. Но их главарь занимал свое место по праву. Не смотря на то, что физически он уступал каждому из них, морально он был крепче их всех вместе взятых. Он первым пришел в себя, или, по крайней мере, сделал вид, что это так.
  -Вот теперь я вижу, что не зря приехал, - прохрипел Князь, ему еще трудно было дышать, и он сорвал галстук-бабочку и разорвал пуговицы на вороте, - признаю, я был не прав. Я не хотел ссориться, дядя Миша. Наоборот - я приехал предложить дружбу.
  -А зачем мне твоя дружба?
  -Дядя Миша! Ты, наверное, не совсем представляешь, что мы можем сделать вместе, - теперь Князь говорил осторожно, тщательно подбирая слова "фильтровал базар", - С твоими возможностями и при моей организации дела, мы не то, что этот городишко, мы всю страну в руки возьмем.
  -Понятно, - голос дяди Миши звучал равнодушно, - только мне этого не надо. Уходи.
  -Подожди, дядя Миша! У тебя будет все, что только захочешь, любые, самые сумасшедшие прихоти. - Князь все еще надеялся уговорить колдуна, и расписывал перспективы медовым голосом. - Мы построим для тебя настоящий дворец, у тебя будет комфорт и максимальное удобство. У тебя будет лучшее питание, а не как сейчас, извини, конечно - чай с печеньем.
  -У меня уже есть все, что я только пожелаю. Понимаешь ВСЕ, что захочу. А чай с печеньем я просто люблю. Это ты, наверное, не совсем представляешь - когда есть все, то не надо придумывать, что бы еще такого захотеть - бери только то, что на самом деле хочешь. Я хочу только покоя. Поэтому - уходи. Хотя...
  Дядя Миша надолго задумался. Пауза явно затянулась, но наученный горьким опытом Князь терпеливо ждал. Наконец дядя Миша продолжил, как бы все еще размышляя, только вслух:
  - Мне тут идейка в голову пришла... Чтобы ты от меня совсем отстал, я дам тебе денег. Очень много денег, но с условием, что ты больше никогда сюда не придешь. Согласен?
  -У тебя есть деньги? - Князь заметно оживился.
  -У меня есть все, я же тебе сказал. Я дам тебе золота. Хочешь?
  -Э-э...хочу!
  -Пошли.
  Тут ящик, в котором сидел Андрей резко выдвинулся - Вылезай!
  -А эти? - Андрей щурился от резкого света фонарной ламы.
  -Они тебя не увидят. Только я. Пойдешь с нами, может тебе это будет интересно.
  -Зачем же я тогда в ящике сидел? - Андрей выпрыгнул из стола и снова больно отбил ноги о бетон при приземлении. - Нельзя было, что ли, сразу сделать, чтобы они меня не видели?
  Дядя Миша пожал плечами:
  -Для спокойствия. Чтобы ты, не решил, что ты - герой-невидимка и, сгоряча, какой-нибудь фортель не выкинул.
  
  Золото
  
  Они шли вереницей к одному из зданий, окружавших площадь.
  Первым шел дядя Миша, шлепая по асфальту стоптанными задниками комнатных тапочек. Андрей сзади и чуть сбоку от него. Следом шел Князь со всей своей кодлой, у машин остались только пара охранников и лысая наркоманка. После того что было, братва держалась явно неуверенно, они испуганно оглядывались по сторонам и шли вперед неохотно. Один Князь пытался выглядеть невозмутимым, но и он время от времени сам того не замечая нервно теребил ворот рубашки с оторванными пуговицами.
  Процессия обошла здание кругом. С тыльной стороны дядя Миша остановился у невзрачной и сильно поржавевшей железной двери. На двери висел огромный и тоже очень ржавый амбарный замок. Порывшись в кармане своих спортивных штанов, дядя Миша нашел ключ и, изрядно повозившись, отпер замок. Когда дверь распахнулась, за ней загорелся свет, тусклая лампочка без плафона освещала круто уходящие вниз ступени.
  - Прошу! - Пригласил дядя Миша.
  Князь мотнул головой в сторону лестницы ближайшему бандиту. Тот секунду помялся, но ослушаться не посмел и пошел-таки вниз. Через пару десятков ступеней он скрылся за поворотом лестницы. Две-три минуты прошло в тишине, потом из подвала донесся вопль, от которого все, кроме дяди Миши шарахнулись от двери. Братва замерла в замешательстве, испуганно подняв автоматы, в которых не было совершенно никакого толку. Они уже были готовы бежать без оглядки, но никто не решался сделать это первым. Тут на лестнице раздался топот ног, из подвала выскочил бандит с вытаращенными глазами и сунул Князю тускло отливавший золотом слиток:
  -Там золото! Немеряно!
  Пару секунд авторитет вертел слиток в руках, попробовал край его на зуб и вдруг, позабыв все свои манеры, рванул вниз по лестнице. Вся банда разом понеслась следом. Они бежали, толкаясь, мешая друг другу и рискуя свернуть себе шею при падении на крутых ступенях.
   -Пошли, - позвал дядя Миша Андрея и они вдвоем не спеша спустились в подвал вслед за бандой.
  Сделав два поворота, лестница вывела их к короткому узкому коридору, который заканчивался в большом помещении.
  На низком бетонном потолке горели голые электрические лампочки. По бетонному же полу рядами тянулись металлические стеллажи высотой в человеческий рост, с тремя ярусами полок. На полках, на фанерной подложке были аккуратно уложены золотые слитки с надписями: "999". Казалось, что слитки сами по себе светятся маслянисто-тусклым золотым светом и весь подвал был заполнен этим мягким сиянием. Полтора десятка рослых парней стояли с открытыми ртами, как загипнотизированные, тяжело дышали и смотрели на сокровища расширенными зрачками.
  -Сколько я могу взять? - нервно спросил Князь, так же как и все не отрывая взгляда от золота.
  - Бери, сколько сможешь унести. - Равнодушно ответил дядя Миша и потянул Андрея за рукав в сторону, - давай отойдем, а то - зашибут еще.
  Действительно - вся банда мгновенно пришла в движение - каждый из бандитов рванул к ближайшему стеллажу и начал лихорадочно собирать слитки с полок. Они сделали это без команды, но получилось у них совершенно синхронно, как после долгих репетиций и тренировок. Набрав золота они, один за другим, бежали к лестнице, сталкивались в узком коридоре, рассыпали свою драгоценную ношу и, матерясь, ползали, собирая золото. Было похоже, что они пытаются поставить мировой рекорд по переноске золота на время, хотя никто их не торопил.
  -Подгоните машины! - крикнул Князь. Он, как и все, поволок вверх по крутым ступеням столько слитков, сколько смог утащить.
  -А ты что же? - прищурившись, спросил дядя Миша Андрея, - Тебя тоже касается, бери, сколько унесешь. Второго такого шанса не будет.
  -Спасибо, мне не надо. - Ответил Андрей. Он поначалу тоже почувствовал возбуждение при виде такого богатства, но было во всем этом что-то нехорошее, какой-то подвох. Чувствовалось, что дело тут нечисто.
  -Ну, смотри, - дядя Миша кивнул, как Андрею показалось одобрительно, - хозяин-барин. Только не говори потом, что тебе не предлагали.
  -Спасибо, конечно, за предложение, но я обойдусь. - ответил Андрей вежливо, как будто отказывался от предложенной чашки чая.
  -Нет, так нет. Уговаривать не буду. Раз так - пошли наверх, на свежий воздух. Это теперь надолго.
  Действительно, казалось, что конца-края этому не будет. Бандиты подогнали машины к подвалу и выбросили из них все, что только было возможно - инструменты, запаски и все, что было в багажниках, полетело в сторону первым. Затем стали облегчать салоны и вытаскивали из них все, включая даже коврики, магнитолы и прочую мелочь, которая, в общем-то, ничего не весила. Рядом с подвалом быстро выросла гора хлама, а освободившееся в машинах место братки загружали золотом. Оружие свое они побросали еще в подвале.
  Они совсем не разговаривали, только возбужденно-радостно рычали иногда. По их лицам стекал пот, и спины были мокрыми от пота, на малиновых пиджаках проступили сырые пятна, но они совсем не чувствовали усталости и бегали, как заведенные: в подвал - из подвала, в подвал - из подвала. Забыв о всякой субординации, и окончательно отбросив все свои понты, Князь бегал наравне со всеми.
  -Вот поэтому я и не люблю, когда ко мне кто-то приходит. Обязательно потом какая-то суета получается и суматоха, - вздохнул дядя Миша. Они с Андреем сидели в сторонке на брошенном бандитами запасном колесе и уже довольно долго наблюдали эту беготню.
  -Понимаю. - Андрей поднял голову и посмотрел на небо - луна все также светила точно в середине небосвода. Это была явно самая длинная ночь, не только за всю его предыдущую жизнь, но наверняка и последующую. - Мне самому уже этот дурдом надоел. Можно я пойду.
  -Да нет, подожди уж. Тем более, что они уже уходят.
  Дядя Миша поднялся и не спеша подошел к входу в подвал. Когда с очередной партией груза выбежал Князь, дядя Миша преградил ему дорогу:
  -Достаточно.
  -Нет еще! Ты же сам сказал, что могу взять, сколько унесу, Князь визгливо препирался, - я еще могу загрузить!
  -Если ты загрузишь еще, хоть килограмм, твои машины не смогут тронуться с места. Забирай, что погрузил и проваливай.
  -Ну, дядя Миша! Ну, пожалуйста! Я тебя очень прошу, еще хоть чуть-чуть! - заныл Князь, - это хорошие машины, они много могут увезти.
  Князь развернулся и снова побежал в подвал. Через пару минут он хмуро поднялся наверх. Вмести с ним, поднялась и вся его банда.
  -Там лестница тупиком заканчивается.
  За поворотом лестницы была только замшелая бетонная стена, как будто никакого подвала никогда там и не было. Дядя Миша поднял перед собой руки с раскрытыми ладонями, как знак "стоп":
  - Ну, я же тебе сказал - хватит. А теперь проваливай.
  Что-то недовольно бормоча себе под нос, Князь полез-таки в свой "Мерседес". Остальные братки тоже разошлись по машинам. Автомобили просели так, что казалось - их рессоры вот-вот полопаются. Заревели натужно двигатели и машины, одна за другой, медленно тронулись с места. "Мерин" Князя вдруг остановился, и из него вышвырнули голую девицу.
  -Это тебе дядя Миша, подарок! - крикнул Князь, захлопнул дверцу, и его машина тяжело поползла вслед за остальными.
  Девушка, рыдая, попыталась бежать вслед за машинами, но наступила на свой поводок и упала.
  -До чего довели девку, совсем облик человеческий потеряла, - осуждающе покачал головой дядя Миша, - ну, да ничего, это ей наука будет. Теперь она к родителям вернется, они ее любят, помогут с дурью справиться. Через пару лет она замуж выйдет, ребеночка родит. Все хорошо будет.
  -Да уж, будет теперь хорошо! - хмуро проворчал Андрей в ответ, - Ты хоть понимаешь, что сейчас сделал, дядя Миша?
  -А чего такого я сделал? - удивился дядя Миша.
  -А того! - Андрей уже не раздражался и не злился, он говорил устало и обреченно. - Этого паука и раньше-то непросто было задавить, а теперь с твоим золотом он, считай, всемогущим стал. Страшно даже представить, что теперь будет.
  -А ничего не будет, - колдун пожал плечами, - с ним считай все кончено и шайкой его тоже. Так что то, о чем ты просить пришел, можно сказать, само собой решилось. Иди спокойно домой и живи, как раньше жил. Только девочку эту возьми с собой, помоги до дома добраться.
  Лысая девица все еще рыдала лежа на асфальте. Андрей помог ей подняться, выглядела она ужасно - падая, она сильно ободралась об асфальт, рыдая, размазала по физиономии косметику и кровь, ну и при этом была совершенно голая.
  -Да-а! Очаровашка! - Вздохнул Андрей. - Как же я ее по городу поведу в таком виде? Ее бы умыть хоть немного, да одеть хоть во что-нибудь. У тебя есть что-нибудь, дядь Миш?
  -У меня все есть, - заворчал колдун, - начинается! Пришли, суматоху подняли, а потом дай то, дай се.
  -Ну, нет - так нет. Я просто спросил.
  -Да ладно уж, пошли.
  Дядя Миша подвел их к следующей двери в этом же здании. Она была без всяких замков и за ней оказалась отделанная бирюзовым кафелем комната с душевой кабиной и раковиной. На крючках висело несколько полотенец, женское белье и цветастый сарафанчик. На полу под сарафаном стояли легкие белые босоножки.
  -Сама сможешь привести себя в порядок?
  Девица, всхлипывая, кивнула. Она вышла из-за двери через полчаса, и оказалось, что это совсем молоденькая девчушка, довольно миленькая, только лысая и с большой ссадиной на щеке. Дядя Миша достал из кармана пузырек с какой-то мазью, лично размазал пальцем лекарство по ране, пробормотал: "Скоро пройдет" и сунул девушке что-то в руки: - Надень пока.
  Это оказался блондинистый паричок-каре, и в нем девушка выглядела уже совсем прилично. Даже приличнее, чем Андрей, который за эту ночь тоже изрядно измазался и ободрался, но его это не сильно беспокоило. Он очень устал и хотел домой.
  -Ну, мы пошли?
  -Давно пора, проваливайте! - но голос колдуна не был таким уж раздраженным.
  -А куда идти-то? В какую сторону?
  -Да в какую хочешь, все равно к воротам выйдешь, за ними дорога будет, по ней и пойдете.
  -Прощай, дядя Миша!
  -До свидания, - хмыкнул колдун.
  Андрей взял за руку девушку и неуверенно пошел с ней наугад, через десяток шагов он оглянулся. Позади никого не было.
  Они пошли по первой попавшейся асфальтовой дорожке и минут через пятнадцать вышли к огромным железным воротам. Ворота были распахнуты настежь, тяжелые створки слегка поскрипывали, раскачиваясь от ветра. Когда они прошли в ворота, сразу стало заметно светлее. Снаружи начинался рассвет.
  От ворот уходила в лес вполне ухоженная асфальтированная дорога. От силы через километр, сделав плавный поворот, дорога привела Андрея и девушку к мосту. Там они поймали машину и въехали в город. Девушку звали Таня, Андрей завез ее к подъезду старой двухэтажки и подождал сидя в машине, пока она не вошла внутрь, а потом в одном из окон на втором этаже не загорелся свет. Тогда он сказал водителю свой адрес.
  Дома у него хватило сил только принять душ. После этого он рухнул на постель и проспал без сновидений больше суток.
  
  Миха
  
  Андрей решил оставить машину у ворот и пройтись пешком. К ночи сильно похолодало и лужицы даже затянуло ледком. Развалины и деревья вокруг них покрылись инеем и мягко искрились в лунном свете, это было очень красиво.
  Он совсем не плутал, после небольшой прогулки он вышел на знакомую просторную площадь. Центр площади ярко освещал софит, установленный на сложной конструкции. За современным офисным столом из стекла и металла, сидел подросток лет четырнадцати - пятнадцати. Одет он был, не смотря на холод, только в футболку с портретом какой-то поп-дивы и потертые джинсы. Из под стола торчали ноги в оранжевых кроссовках. На столе перед пареньком стоял компьютерный монитор, рядом валялся целый ворох оберток от "Сникерса" и смятая банка из под колы. Не поднимая на Андрея глаз, подросток азартно жал на кнопки клавиатуры всеми десятью пальцами, тем не менее, видимо заметил его:
  -Подожди, уровень пройду. Уже немного осталось.
  Минут через десять паренек отодвинул клавиатуру в сторону, буркнул не то одобрительно, не то осуждающе: "Надо же, какую заразительную штуку придумали!" и вопросительно глянул на Андрея. Тот почтительно поздоровался:
  -Здравствуйте, дядя Миша.
  -И тебе не кашлять! Мы вроде как на "ты" уже были... и вообще, - подросток усмехнулся, - теперь можешь звать меня просто Миша. А лучше - Миха. - он достал из ящика стола еще пару шоколадных батончиков и пару банок газировки, - будешь?
  -Не хочу, - покачал головой Андрей, - это все вредная химия. Не люблю.
  -Ну, вообще-то, для тебя - и в самом деле вредная. А я люблю, мне можно. - Миха сунул чуть не целый батончик в рот, отхлебнул из банки изрядный глоток и с набитым ртом спросил: - Чего ж ты Князя-то до сих пор никак не возьмешь?
  -Уже всю его контору переловили, один этот гад остался и никак ни дается. Хитер как зверь, как будто носом чует. Но никуда он не денется, возьмем, рано или поздно.
  -Ладно, не парься. Сейчас он сам сюда приедет. Кстати он - не один, как ты говоришь. С ним еще три человека, через пару минут подъедут.
  -Мне что - опять в ящик?
  -А что - не хочешь?
  -Если конечно нужно, то полезу, но по правде - не особенно хочется.
  -Уговорил, стой здесь. Они тебя не увидят. - добавил строго, - Но без фокусов мне! Понял?
  Андрей только кивнул и встал сбоку от стола.
  В эту минуту на площадь въехала машина.
  Это была древняя "Победа", когда-то она была белой, но об этом можно было догадаться с большим трудом - весь кузов покрывали рыжие пятна ржавчины. Машина была просто в ужасном состоянии, было удивительно, что она вообще хоть как-то может передвигаться. Проскрежетав тормозами "Победа" остановилась напротив стола. Из нее тут же выскочили трое парней, двое замерли в угрожающих позах с автоматами наперевес, третий кинулся открывать пассажирскую дверцу. Не спеша, с обычным достоинством из машины выбрался Князь.
  Андрей не смог удержаться и расхохотался, но Миха зло зыркнул на него и он осекся.
  Рассмеяться было с чего. Бандиты были одеты в какое-то невообразимое рванье и со свирепыми рожами сжимали пластмассовые автоматы, игрушечное оружие. Особенно нелепо выглядел сам Князь - на нем был только белый медицинский халат, очень грязный и надетый на голое тело. Длинные, совершенно седые волосы были всклокочены и торчали в разные стороны. Босыми ногами Князь стоял на покрытых изморозью плитах. В руках он держал за поводок облезлую дворнягу. Собака дергалась, пытаясь освободиться, и разок цапнула Князя за голую ногу, но он этого даже не заметил. Он сейчас сильно походил на того, кем на самом деле и был - на сумасшедшего.
  Князь величественно подошел к столу. И обратился к Михе:
  -Мальчик, папа дома? Позови папу, мне нужно с ним поговорить.
  Андрей снова прыснул, да и сам Миха усмехнулся, но снова сделал строгое лицо и серьезно ответил:
  -Папы нет, я сейчас за него. Вам, дяденька, что нужно?
  -Мальчик, я хороший друг твоего папы. Он мне давал золото и обещал дать еще. Ты знаешь, где у вас хранится золото? Можешь мне его дать, чтобы мне не ждать, когда вернется твой папа?
  -А папа вам точно обещал?
  -Конечно-конечно! - торопливо закивал Князь, - Мы с твоим папой старые друзья. Он в прошлый раз мне так и сказал: "Будет еще нужно золото - приходи в любое время. У меня его просто завались!".
  -Ну, раз вам папа так сказал, тогда пойдемте, - Андрей заметил, что глаза Михи стали не по детски жесткими, - я вам дам золота. Сколько сможете унести.
  -Вот-вот, - обрадовался Князь, - твой папа тоже так говорил.
  -А вы, дяденька, подарите мне за это вот эту собачку?
  -Ну конечно, мальчик, - Князь расплылся в сладкой улыбке, - это очень хорошая собака. Мы с ней так любим друг друга, (собака в очередной раз цапнула Князя за ногу), но я тебе ее дарю. Он передал поводок Михе и тот сразу же снял с дворняги ошейник. Собака, взвизгнув, рванула бежать и уже через несколько секунд скрылась в ближайших кустах.
  -Пошли, - колдун хмуро мотнул головой.
  Миха привел их к знакомой двери, снова ворча, повозился с замком, после чего показались слабо освещенные ступени, уходящие в подвал. На этот раз бандиты, не раздумывая, побежали вниз по лестнице.
  -Пошли, глянем, - подмигнул Миха Андрею.
  В подвале, на стеллажах был кучами навален металлолом. Обрезки ржавых труб, гайки, болты, куски арматуры, какие-то вообще не понятные, покореженные железяки, беспорядочно валялись на полках и даже в проходах между стеллажами.
  Князь и три его последних гвардейца торопливо сгребали этот хлам. Они хватали ржавое железо так же жадно, как в прошлый раз кидались на золото. Так же возбужденно суетились, торопливо бегали вверх-вниз по лестнице, радостно ухмылялись. За каких-то полчаса четыре мужика забили старую колымагу металлоломом до отказа.
  Когда Миха велел им остановиться, они, как и в прошлый раз не послушались, залопотали что-то неразборчиво-возмущенное и еще быстрей бросились вниз по лестнице. За поворотом лестницы, там, где только что был узкий проход в подвальное помещение, бандитов встретила глухая стена. Понуро опустив голову, четыре любителя золота поднялись наверх. Князь утер пот и, тяжело дыша, сварливо пригрозил:
  -Мальчик! Если мне этого не хватит, то я еще приеду.
  -Конечно, дяденька! - голосом послушного мальчика ответил Миха, - чего вы будете надрываться, просто приезжайте еще раз и берите, сколько понадобится.
  Это успокоило Князя, он расплылся в радостной улыбке и заторопился, - Ну, тогда я поехал. Разгружусь по-быстрому в надежном месте и успею еще разок заехать. Пока мальчик!
  -Прощайте, дяденька!
  Казалось, что перегруженная машина не проедет и метра, но чихая и кашляя выхлопной трубой, она все-таки стронулась с места и потихоньку поехала. Может быть Миха помог, а может просто у нас когда-то умели делать качественные автомобили.
  Андрей помялся с ноги на ногу: - Ну и я, пожалуй, тоже поеду, а то сейчас упущу этих субчиков, и потом лови их опять.
  -Да ладно, не торопись. Их сейчас на велосипеде догнать можно. А вообще - купи уже себе мобильный телефон, бизнес у тебя наладился, деньги есть, а ты все без мобилы. Сейчас бы просто позвонил и их встретили. Третье тысячелетие вот-вот настанет, надо идти в ногу с прогрессом. Смотри!
  Миха вытащил из кармана мобильник и стал показывать его функции. Он азартно вертел трубу и нажимал кнопки, взахлеб, по-детски хвастаясь любимой игрушкой, а Андрей вежливо слушал и кивал головой. В конце концов, колдун сунул телефон Андрею.
  -Ладно, бери. Дарю!
  -Да не надо. У меня правда есть деньги. Я сам себе куплю, давно хотел, только некогда было.
  -Бери, говорю, не бойся! Это подарок. На память.
  -Тогда спасибо, - Андрей сунул мобильник в карман.
  Они как раз подошли к столу. Миха достал из ящика коробочку и протянул Андрею, - возьми и это, тут зарядное и документы. Телефон, между прочим, на гарантии.
  -Спасибо.
  -А теперь спрашивай. Ты ведь на этот раз не просить приехал, а спросить. Это - другое дело. Это - пожалуйста.
  -Чего спрашивать, если ты и так знаешь... В общем, что теперь с этим золотом делать-то? Какая-то небольшая часть успела разойтись, может ее уже и в городе нет. Но в основном все у нас. Нам это золото не к чему, что с ним делать? Тебе привезти? Или просто в речке утопить?
  -Я думал ты умнее! - Миха хитро ухмыльнулся, - мне это золото не нужно, у меня еще есть. Зато вам оно очень нужно. Даже необходимо. И топить его глупо, это ведь не простое золото.
  -Да уж я заметил,- ответил Андрей, - я даже трогать его боюсь.
  -Тогда хорошенько подумай, что можно с ним сделать. А трогать его можно спокойно. Если просто трогать, то от этого ничего не будет.
  -Хорошо, - ответил Андрей, но уверенности в его голосе не было.
  -Ну, что ж. Тогда на этом все. Уходи. Я и так тут с вами уйму времени потерял.
  -Да конечно. Ухожу. Я только... Можно еще спросить? - колдун кивнул, - Почему ты мне все-таки помог?
  -Да у тебя мания величия! - Миха заливисто рассмеялся, - Ты, Андрюха неплохой парень, ты мне нравишься. Но даже для тебя, лично для тебя, я ничего делать не стал бы. Не в моих это правилах. Знаешь, вообще-то я просто наблюдаю за вами.
  -За кем - "за вами"?
  -За всеми вами. Присматриваю.
  -За городом?
  -Вообще за всеми. И за городом тоже. Правда, когда я сюда пришел, на город еще и намека не было. Место тут особое, Место Силы, поэтому я его и выбрал. Это уже потом вы ко мне под бок приперлись.
  -Ого! - конечно Андрей давно уже понял, что и место тут конечно особое и уж тем более колдун этот совсем непростой. Но чтобы настолько! - А давно ты за нами так присматриваешь?
  -Да самого начала. С тех пор, как вы слезли с деревьев в юго-восточной Африке и стало ясно, что из вас выйдет толк.
  Не было похоже, что Миха врет. Да и зачем ему врать? Андрей удивленно и одновременно восхищенно выдохнул:
  -Ничего себе! Это что ж ты за колдун такой?
  -Фу-фу! - мальчишка сморщил конопатый нос, - Вот ты вроде современный, цивилизованный человек, а веришь во всякие суеверия! Колдунов на свете не бывает! В твоем возрасте пора бы это знать.
  -Так кто же ты тогда? - Миха молчал и Андрей поднял указательный палец вверх, к ночному небу, - Неужели... оттуда?!
  Мальчишка снова не ответил, только лукаво подмигнул. И сменил тему:
  -Не во мне сейчас дело. Так вот, иногда, очень редко я не только смотрю на вас, но и чуть-чуть направляю. Как сейчас. Я решил, что нужно немного помочь вам всем.
  -Всему городу?
  -И городу тоже. И остальным... Так что, насчет золота хорошенько подумай. Знаешь, когда катится большой шар, иногда достаточно, чтоб под него попал крохотный камешек, чтобы шар изменил направление движения. Считай, что я дал вам этот камешек. Ты меня понял?
  -Мы что - не туда катимся?
  Миха кивнул, вздохнул облегченно и похвалил как прилежного ученика:
  -Ну, молодец! Вижу - дошло наконец-то. Вот теперь точно можешь идти.
  Андрей понял, что пора уходить.
  -Спасибо за все! До свидания, дядя Миша!
  -Прощай! - ответил Миха серьезно и протянул руку. Андрей осторожно пожал протянутую худую ладонь, и от этого прикосновения его как будто слегка ударило током. Он повернулся и пошел к своей машине, когда услышал за спиной:
  -Больше не приходи. Ни к чему.
  Андрей обернулся, чтобы ответить, но площадь позади него была совершенно пуста.
  Старую "Победу" он догнал уже почти у моста. Машина ползла со скоростью пешехода. Андрей тоже сбросил газ до минимума. Выворачивая на трассу вслед за колымагой Князя, Андрей не удержался и оглянулся назад. Он увидел то, что и ожидал - дороги, по которой он только что проехал, позади не было. Было похоже на то, что ее не было никогда. Голые деревья, с уже облетевшей листвой, стояли сплошной непроходимой чащей.
  Князь не поехал на мост, он повернул в противоположную от города сторону. Километров через пятнадцать его машина съехала с трассы в небольшую деревушку. Здесь Князь и скрывался в маленьком деревянном домике.
  Андрей вызвал по Михиному мобильному бригаду из психушки. Его вызову никто не удивился, в городе уже успели привыкнуть к таким звонкам. Правда, почему у такого количества жителей вдруг разом поехала крыша, понять не смогли.
  В причинах странной эпидемии приезжали разбираться специалисты даже из Москвы, но как они не бились, объяснить природу феномена у них так и не получилось. Заметили, правда, одну закономерность - в психушку попадал в основном определенный контингент - бандиты, бизнесмены, чиновники и некоторые представители силовых структур. Рабочих, или, например, учителей, среди сумасшедших было гораздо меньше.
  Андрей дождался пока Князя и остатки его шайки не вывели в рубашках с завязанными на спине рукавами и не затолкали в машины с красным крестом. После этого он облегченно вздохнул и спокойно отправился домой. Он уже знал, что будет делать с этим золотом.
  
  Чума
  
  -Они проехали. Черная машина. Минуты через три будут у вас.
  -Хорошо! Спасибо! - совершенно незнакомый рыбак на берегу честно отработал свой косарь и предупредил, как и договаривались.
  Андрей спрятал мобильник в карман и вышел из машины. Небольшую, но тяжелую сумку он поставил на багажник автомобиля. На этой каменистой дороге он был как на ладони - справа скалы, слева шумел прибоем океан.
  Вскоре на дороге действительно появилась машина. Черная "бэха", "пятерка", с тонированными стеклами, остановилась шагах в двадцати от Андрея. Из нее вышли трое, наверняка в машине был кто-то еще. Двое из троих, не скрывая, держали оружие - короткие ментовские "калашники", третий, рыжий парень, что шел посередине, был с пустыми руками, но на его плече висела спортивная сумка, почти такая же, как была у Андрея. Наверное, этот рыжик был у них главный. Он и заговорил:
  -Принес?
  -Как договаривались, - Андрей кивнул на сумку на багажнике автомобиля.
  -Проверь, - рыжий тоже кивнул на эту сумку одному из спутников.
  Один из автоматчиков стал рыться в сумке, второй настороженно держал палец на курке "калаша", направив ствол в грудь Андрея.
  -А ты, смотрю, отчаянный мужчина, один пришел, - похвалил Андрея рыжий.
  -У меня снайперы в скалах сидят.
  -Во, как надо работать, - рыжий инстинктивно оглянулся, вжав голову в плечи, а потом весело и искренне рассмеялся, - не то, что мы. А ведь мы - местные, тоже могли снайпера посадить, да не доперли. Спасибо за науку!
  -Кушайте на здоровье, - Андрей тоже улыбнулся. Никаких снайперов в скалах не было, Андрей не особенно боялся, что его могут кинуть и не заплатить. Деньги тут были совсем не главное, главное, чтобы эти трое взяли золото. Но в конопатом пареньке было какое-то обаяние и искренность. Андрею стало его жалко.
  -Слышь, земляк. Предупредить хочу - это нехорошее золото.
  -Паленое что ли? - насторожился рыжий.
  -Нет, не паленое, никакого фуфла. И не мокрое, крови на нем нет. Оно проклятое, несчастье приносит.
  -А-а! - снова рассмеялся рыжий, - это херня. Главное, чтобы оно не фуфловое было. А так - за такие смешные деньги, пусть хоть сам Сатана его у себя в аду отливал. Я ж его не себе беру, накручу процент и скину. Уже и покупатель есть.
  Мужик с автоматом, долго перебирал слитки с тремя цифрами: "999". Андрей не был уверен, что это указана проба, хотя золото и было чистейшее. Просто, если глянуть с другой стороны, то читалось: "666". Это было больше похоже на правду.
  Покупатель, наконец, перестал рыться в сумке: - Нормально.
  -Держи! - рыжий протянул Андрею свою сумку. - У нас тоже все путем.
  Андрей расстегнул "молнию" и бегло пролистнул несколько пачек банкнот, "куклы" не было. Пересчитывать деньги он не стал.
  -Порядок.
  -Тогда разбежались, - рыжий протянул пятерню, - держи краба. Если еще товар такой будет - обращайся.
  -Это вряд ли, случайно подвернулся.
  -Ну, мало ли, вдруг еще подвернется. А пока - бывай, братуха!
  -Прощай!
  Трое уселись в "БМВ" и, просигналив на прощанье, машина уехала. Андрей смотрел ей вслед, пока она не пропала из виду. Даже если прямо сейчас они отвезут золото покупателям, будет уже поздно. И этот рыжий хохотун и оба его охранника и те, кто сидел в машине и даже не прикоснулся к этому золоту пальцем - все они уже замарались. Уже завтра они начнут свое путешествие в сказочную страну и ничем им уже не помочь - на этой дороге одностороннее движение. Остаток жизни они проведут в больнице, в которой решетки на окнах, а мебель прикручена к полу.
  Иногда, как сегодня, Андрею было жалко таких, как этот рыжик. Они казались, не просто нормальными, а даже в чем-то приятными людьми и не заслуживали такой судьбы. Но и тогда он понимал, что золото само разберется - кто чего достоин. Если человек не был жадным, проклятое золото было для него совершенно не опасным.
  Андрей сел за руль взятой на прокат машины и не спеша поехал в сторону города. Во Владивостоке он сначала заедет в первое попавшееся отделение какого-нибудь банка и переведет все деньги на счета нескольких детских домов. После этого у него еще останется часа три на то, чтобы мельком, осмотреть город, он впервые во Владике, а потом - в аэропорт и домой. Это была последняя точка на карте страны, куда он решил привезти золото дяди Миши. Он только что отдал последнюю партию.
  У Андрея ушло на это несколько лет, начал он во втором тысячелетии, а закончил в третьем. Но он и не торопился.
  Первой была, конечно, Москва, там он оставил самую большую часть, пришлось ездить несколько раз. Потом - Санкт-Петербург, Екатеринбург и другие крупные города.
  Он купил школьный атлас и на карте страны нарисовал точки, а рядом с точками цифры - куда и сколько отвезти золота в зависимости от размеров города и количества жителей. Он старался, чтобы оно распределилось равномерно по всей территории России и его действие охватило всю страну. То, что это действие началось, было ясно из новостей. Кое-что уже даже явно успело попасть за границу.
  А еще Андрей стал подозревать, что это заразно - у него не было столько золота, чтобы вызвать такие масштабы. Было похоже на то, что ЭТО передается от человека к человеку, как вирус. И болезнь эта расползается по миру, как чума по средневековой Европе. Только золотая чума не косит всех без разбора - для одних она совершенно безвредна, а вот других сводит с ума. И выходит, что рано или поздно, любой человек на Земле пройдет проверку на вшивость. Кроме разве что каких-нибудь первобытных племен, затерянных в джунглях и изолированных от остального человечества, но тем-то это пока и не нужно.
  Значит, есть на то причины - как ту далекую эпидемию вызвала антисанитария и грязь в быту людей, так и сейчас - новая чума распространяется потому, что видимо слишком много грязи стало в самих людях.
  Андрей считал, что это будет как прививка. Чтобы у человечества выработался иммунитет от алчности.
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"