Днепровский Андрей Александрович: другие произведения.

Белый танец

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Подарок

  Я сразу обратил на нее внимание.
  Вообще-то все пассажиры обратили на нее внимание. Точнее на них.
  Посадка уже заканчивалась, когда она вошла в салон автобуса с двумя совершенно одинаковыми старушками. И она и близняшки были одеты в национальные одежды, как будто собрались на какой-нибудь этнофестиваль.
  Вместе с ними ввалилась еще целая толпа народа. Сразу вдруг началась суматоха - все эти люди шумно помогали ей и старушкам-близнецам усесться и уложить вещи, толкались в тесноте и мешали друг другу. В конце концов водитель даже начал сердиться и выгонять провожающих из салона. Кое-как ему удалось навести порядок, последние пассажиры заняли свои места и автобус наконец-то отъехал от автовокзала.
  Она прошла мимо, обдав пряным запахом не то трав, не то специй и села на свое место - сразу позади меня.
  Мы уже выехали из Барнаула и за окном потянулись поля засаженные пшеницей, подсолнухами или кукурузой на силос, когда я в первый раз оглянулся. Она сидела точно так же - у прохода. Рядом с ней, у окна, сидела одна из старушек, вторая бабушка устроилась напротив нее.
  Она смотрела на меня.
  Я отвернулся к окну, но горы еще не показались, пейзаж был однообразным и рассматривать его мне быстро надоело. К тому же я просто физически чувствовал, что она на меня смотрит. Я сдерживался сколько мог, но уже минут через десять снова оглянулся. Она действительно смотрела на меня все так же пристально. Потом медленно кивнула.
  Я смутился и отвернулся опять. Тогда она легонько тронула меня за локоть холодными тонкими пальцами и тихо сказала:
  -Пригласи меня на танец.
  Это было очень глупо. Это было какое-то недоразумение. Я не знал - рассмеяться, или сделать вид, что ничего не слышал.
  А она снова взяла меня своей ледяной ладошкой за руку и уже не отпускала:
  -Давай потанцуем.
  Я растерянно повернулся к отцу - он сидел у окна. Отец молча кивнул. Вот этого я совсем не ожидал.
   Уж сам не знаю как это вышло и почему, но я встал, протянул ей руку и неуклюже поклонился:
  -Потанцуем?
  Она взяла мою руку и мы стали танцевать.
  Это был странный танец. Не какой-то конкретный - рок-н-ролл там, брейк-данс, или модный тик-тоник. Мы просто двигались в узком проходе между обшарпанными креслами, но в этом движении был свой рисунок. Вела она, а я, как мог, старался подхватить ее шаги и жесты.
  Она была очень пластична и танцевала красиво, сначала плавно и как-то даже лениво. Но постепенно темп ее танца начал ускоряться, взмахи рук и повороты тела становились быстрыми и отрывистыми. Динамики в салоне молчали, музыки не было, но мне казалось, что сквозь шум двигателя откуда-то доносятся ритмичные звуки бубна и варгана.
  Пассажиры занимались своими делами. Они ели помидоры и бутерброды с копченой колбасой, запивая пивом или минеральной водой. Читали глянцевые журналы, или дешевые газетки, напечатанные на оберточной бумаге. Морща лбы разгадывали сканворды, или лениво глазели в окно. Многие просто спали. На нас никто не обращал внимания.
  Только две одинаковые старушки не спускали с нас взглядов. Их темные бесстрастные лица были совершенно неподвижны. Набрякшие веки нависали над глазами оставляя только узкие щелки. Но глаза в этих щелках были живыми и внимательными. Ни на секунду старухи не отвели от нас глаз. И еще отец смотрел на нас. Он смотрел и молчал, так же как и старухи-близнецы.
  Мельком, боковым зрением я заметил, что мы проехали Бийск. Дорога все больше стала уходить в гору. Старенький "KIA", давно уже честно отработал весь положенный ему производителем километраж у себя на родине - в Корее и чувствовалось, что подъем дается ветерану нелегко. Натужно кряхтя, старичок все-таки двигался выше и выше по шоссе, как уставшая, но послушная лошадь.
  А мы танцевали уже просто неистово. Темп танца стал сумасшедшим, а сам танец - казался диким и первобытным. Тяжелые серебряные серьги в ее ушах раскачивались в такт движениям головы, массивные браслеты черненого серебра скользили в танце по темной коже тонких рук, черные косы разлетались в стороны. Над верхней губой и на висках у нее выступил мелкой росой пот. Скуластое лицо было серьезным, даже сосредоточенным, а черные глаза влажно блестели.
  Иногда мы вдруг почти замирали - с минуту медленно двигались обнявшись, хрупкая смуглая девушка, почти подросток, и высокий светловолосый парень. Потом, чуть отдышавшись, начинали этот сумасшедший танец с новой, еще большей силой.
  Сначала вдали показалась одинокая гора, вокруг вершины которой скучились облака. Потом по обе стороны Чуйского тракта потянулись пологие зеленые предгорья и автобус стал двигаться как корабль по волнам - то вверх, то вниз. Катунь, справа от тракта уже не была медленной и ленивой, она заметно сузилась и забурлила на перекатах. По берегу реки все чаще стали попадаться турбазы и кемпинги. Очень быстро предгорья сменились настоящими горами, из лесистых склонов уже выступали пестрые серо-коричневые скалы с каменистыми осыпями под ними.
  Мы чувствовали, что совсем скоро наш танец закончится. Мы вкладывали в него последние силы, каждую секунду мы хотели сделать еще хоть одно - может быть последнее движение этого танца.
  Все закончилось в Усть Сёме, там, где тракт раздваивался. На автобусной остановке ее встречала огромная толпа, на обочине была припаркована целая колонна автомобилей.
  Я сел на свое место, а ее почтительно вывели из салона под руки два чернявых паренька.
  Она была не просто старая - древняя, почти как высокие горы которые теперь были со всех сторон. Старушки-близнецы, что семенили к выходу вслед за ней, были, наверное ее дочерьми, или внучками, а может даже правнучками. Уже на ступенях она повернулась ко мне и едва заметно кивнула. Ее лицо - как лик деревянного идола с древнего капища, почерневшее от бесчисленного количества лет, иззубренное трещинами морщин. На этой бесстрастной маске вдруг мелькнуло что-то похожее на улыбку.
  Я даже не успел кивнуть ей в ответ - сразу множество рук встречающих подхватили ее и буквально вынесли из автобуса. Двери за ней автоматически закрылись, автобус тронулся и кто-то позади, в глубине салона сказал:
  -Эта старуха - большой шаман.
  Мы с отцом ехали до Чемала - в дом отдыха и всю оставшуюся часть пути молчали. Я ни разу потом не спросил его - видел ли он что-нибудь. И он ни разу об этом не заговорил.
  Я понял, что на прощание она благодарила меня за танец. Наверное она хотела потанцевать, может быть она уже давно не танцевала.
  А я никогда не забуду, как мы танцевали в движущемся по горной дороге автобусе. Каждый раз когда танцую, я вспоминаю об этом...и не только когда танцую. До того дня я никогда не танцевал. У меня с рождения были парализованы ноги.
  Может быть ей понравился танец и то, что я теперь умею ходить - это мне подарок? А может сам танец - подарок?
  Правда, оказалось, что стоит мне покинуть пределы Горного Алтая, мои ноги снова отказывают. Но это совсем не важно - мне нравится в этих Золотых горах. Я никуда отсюда не выезжаю, да и зачем? Устроился вот работать проводником на пешие туристические маршруты и мне это нравится, ведь я так люблю ходить...почти так же как и танцевать...
  
  -Ну, вот! За рассказом и скоротали время. Давайте подождем отставших, и дальше двинемся в путь уже всей группой. - экскурсовод, улыбчивый белобрысый парень, сделал торжественную паузу и поднял вверх палец, - За этим поворотом тропы нас ждет удивительно живописный пейзаж - знаменитый Камышлинский водопад!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"