Днепровский Андрей Александрович: другие произведения.

300 метров синего страха

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чужая планета, странные и опасные звери, заряда бластера - только на пару выстрелов. Но не это самое страшное...

  Тому, кто нас ведет.
  Если измерять в метрах, то страха было почти 300 метров. Совсем точно, по приборам - 298,63 метра. Это, если по прямой. На самом же деле - в два, а то и в три раза больше.
  Если считать в минутах, получалось 30-40 минут страха. При самом большом везении, могло набраться около часа.
  Цвет у страха был синий. Густой, насыщенный темно-синий цвет. Впрочем, все остальное там тоже было синее.
  У того, кто нарисовал этот мир, видимо под рукой оказалась только одна краска - синяя. Поэтому весь пейзаж состоял из немыслимого сочетания оттенков последней части видимого спектра - голубого, синего, фиолетового цветов. На васильковом небе пылало огромное ярко-голубое солнце. Изъеденная трещинами выпуклая плита каменного плато была бледно-синей с сероватым оттенком. Невысокие скалы, что начинались сразу от плато, торчали неровным фиолетовым частоколом, такими же чернильными были и каменистые осыпи под скалами. Жидкая листва редкого кустарника, который пробивался местами между камней, свисала длинными узкими полосками нежного ультрамарина.
  Сразу после высадки, с самого первого взгляда вся эта синева вызывала у Лехи ощущение зябкого озноба. Хотя, поначалу, причин для мурашек по коже вроде бы и не было.
  Самое важное, на что нужно было смотреть - огромный шар катера, на краю плато. На самом деле он был серебристым, но в его округлом корпусе отражался цвет этого мира и катер почти сливался с синей унылостью. Длинную колбасу ангара позади катера различить было еще труднее, но она была слишком далеко, на нее можно было даже не обращать внимания. Очень важными были те места, где между скалами виднелись серебристые, конечно с синевой, пятна - блестящие лоскуты сверхпрочной ткани, клочья нескольких скафандров. Они напоминали неряшливо разбросанные конфетные обертки. Нужно было обязательно запомнить эти опасные места. Только смотреть на них совсем не хотелось. Совсем недавно в этих скафандрах были люди, которых Леха хорошо знал.
  -Не торопись, Леша. Лишние пять минут мы можем себе позволить, - Палыч встал рядом и успокаивающе положил руку Лехе на плечо, - Смотри внимательно, постарайся выбрать оптимальный маршрут и хорошенько его запомнить.
  Леха промолчал. Легко сказать - оптимальный маршрут. Да его тут просто не было, оптимального. Между ними и катером тянулся настоящий лабиринт из синих скал. Хаос! Везде, куда ни глянь, путь пересекали трещины - от узких и неглубоких, до огромных провалов, между краями которых темнела бездонная черно-фиолетовая мгла. И главное - между скалами были разбросаны эти проклятые камни, разной величины и формы, они были повсюду. Камни были страшнее всего, потому, что некоторые из них были не совсем камни. Или скорее - совсем не камни.
  -Я бы тебе посоветовал сначала забирать левее. По центру большая трещина - не перепрыгнешь, вон, видишь? - Палыч показывал пальцем вдаль, за смотровое стекло модуля, - справа еще хуже - камней этих намного больше, весь путь ими завален. Поэтому - сразу поворачивай влево, на десять часов. Потом, примерно на полпути, как упрешься вон в ту высокую скалу, резко поворачивай направо, обойди скалу по правой стороне, а как она закончится, снова поверни влево. Ну, а потом все время прямо, место там более-менее открытое, выйдешь прямо к катеру.
  Как все просто! Пойдешь, повернешь и выйдешь. Только идти-то придется не Палычу, а ему, Лехе. А он там уже был. Словно читая его мысли Палыч в очередной раз подосадовал:
  -Эх! Самому бы мне пойти! Да с этой ногой проклятой не доковыляю. Не успею.
  -Все нормально, Палыч. Я дойду.
  Что об этом говорить, если идти по-любому придется Лехе. Конечно, Палыч бывалый геолог и матерый, крепкий мужик лет сорока - в самом расцвете. У него опыт - на левом рукаве его комбинезона уже свободного места нет для новых звездочек. Каждая звездочка - высадка на планету. Не зря же его назначили начальником экспедиции. Леха рядом с ним - сопливый пацан. Только так уж получилось, что Палыч серьезнее всех пострадал при ударе о скалы. Остальные отделались ушибами, а начальник сломал ногу и теперь по ровному, хоть и заметно наклонному, полу модуля передвигался скачками на одной ноге. Куда ему соваться в скалы?
  Обе девчонки - Света и Оля, конечно, заявили, что они готовы пойти. Даже собирались тянуть жребий. Это когда Леха бился в истерике - он заскочил в модуль, вопил от ужаса и все видимо решили, что толку от него больше не будет. Но постепенно Леха успокоился и сказал, что пойдет снова. Вообще-то он и должен был идти. И даже не потому, что Света с Олей девочки, просто это не их дело. Они - геологи, причем еще только практикантки. А Леха - десантник. Это его работа - обеспечение безопасности всего экипажа, его этому учили. Правда, недолго. Леха успел закончить только первый курс Высшего десантного училища. Он тоже практикант, но вышло так, что он последний оставшийся десантник.
  Состав экспедиции был больше чем наполовину укомплектован практикантами - эта планета, одна из многих недавно открытых, была по всем параметрам вполне заурядной. Задачи экспедиции очень простые - первичное изучение и общее описание. Поэтому сюда и направили в основном молодняк - постигать азы профессий в спокойной, тихой обстановке. Вот в таких местах и случаются самые нелепые и трагические происшествия. Это сказал Палыч - его самого сюда отправили чуть ли не как на отдых, восстановиться после работы в каком-то по настоящему суровой мире.
  В последний раз, с тоской, взглянув в сторону катера, Леха отвернулся и сразу пошел к шлюзу. Затягивать с выходом смысла не было никакого. Наоборот, где-то внутри легкой дрожью снова зарождалась паника и лучше всего было не дожидаться, пока она выйдет из под контроля. Леха не был уверен, что сможет еще раз справиться с тем ужасом, который охватил его недавно.
  Перед шлюзовой камерой вместе с Палычем еще раз проверили снаряжение. На это ушло совсем немного времени - из снаряжения был только бластер, в котором осталось заряда на пару импульсов. Еще к поясу крепился портативный плазменный резак. Он был полностью заряжен, только длина плазменной струи составляла всего 10 сантиметров. Резак был сконструирован не как оружие, это был рабочий инструмент, необходимый в случае, если будет поврежден шлюз - прорезать дыру прямо в стене модуля для эвакуации персонала.
  Плохо дело было и со скафандром - он был сильно поврежден. Все вспомогательные системы вышли из строя, по сути это была просто тонкая скорлупка. Правда, после такой передряги, было вообще удивительно, что эта легкая модель не потеряла герметичности. К огромному счастью для Лехи, который в момент передряги был в этом скафандре. Хотя, у остальных, если бы он погиб, все было бы даже еще хуже - в отличие от ужасной, но быстрой Лехиной, их смерть была бы медленной и мучительной.
  Указатель запаса кислорода был неисправен, как и все остальное, но по прикидкам воздуха должно было хватить от получаса, до часа активного движения. Работала одна аварийная аудиосвязь, да и то с перебоями, а ведь на нее была основная надежда.
  Только перед самым выходом Леха надел шлем скафандра. Все, что было вокруг него, сразу пропало. Осталась только синяя, непроницаемая взглядом краска, которой было залито стекло шлема. Ни оттереть, ни соскоблить эти проклятые чернила у них так и не получилось. Вот это было самое страшное. Слепота.
  У древних римлян была такая забава. Гладиаторам иногда надевали глухие шлемы и, они сражались друг с другом вслепую. Леха оказался в таком же положении. От модуля до катера ему предстояло пройти, не видя пути, не зная - что у него под ногами, перед ним и вокруг него. Идти предстояло по памяти, на ощупь и, следуя командам, которые ему будут давать из модуля.
  -Леша! Как слышишь меня? - раздался голос Палыча внутри шлема.
  -Нормально слышу, - ответил Леха и не удержался, добавил, - ведите меня. Просить об этом не имело смысла, от того, дойдет ли Леха, зависела жизнь и троих оставшихся в модуле людей.
  -Конечно, Леша. Мы будем тебя видеть до самого катера и направлять. Слушай нас. Все будет хорошо.
  Леха хотел попрощаться, но не стал ничего говорить - решил, что его голос может задрожать от страха и сорваться. Он очень, до ужаса, боялся снова туда идти. Поэтому шагнул в шлюзовую камеру молча.
  Сутки назад большой транспортный звездолет чтобы не расходовать топливо и время на посадку, высадил катер с экспедицией прямо на орбите планеты, а через месяц должен был там же и забрать. Палыч лично выбрал удобное место на краю плато и посадил катер.
  Первый день ушел в основном на обустройство временного лагеря и предварительную разведку местности. Как раз сегодня утром, сразу после завтрака, команда собралась в жилом отсеке геологов, просто потому, что там было больше места - все помещения на станции были предельно тесными. На планерке предстояло обсудить план основной работы по изучению планеты.
  Сигнализация об опасности сработала за секунду до удара - огромный торнадо обрушился на станцию внезапно и практически ниоткуда. Атмосферная воронка в один миг легко оторвала от поверхности планеты надежно закрепленное по всем правилам сборное сооружение, в несколько тонн весом, и, раскручивая, понесла на скалы. Через несколько секунд полета, станция с чудовищной силой ударилась об один из острых пиков и по линии стыковки модулей, раскололась надвое. Жилой отсек заклинило между соседними скалами, а остальную часть станции поволокло дальше. Там остался Витек - такой же зеленый десантник, как и Леха. Он нес вахту в командном отсеке, связаться с ним, к сожалению, так и не удалось.
  Остальным, поначалу показалось, что они отделались легким испугом - кроме Палыча никто серьезно ранен не был. В момент удара сработала герметизация отсеков станции в местах соединений. Все модули станции были автономны, снабжены шлюзами для аварийного выхода и комплектами первой необходимости. Правда, скафандры в аварийных комплектах были самые простейшие, вообще без наворотов, только минимальные функции. А бластеры были слабенькие, с маленьким зарядом. Но ведь они и не были предназначены для каких-то серьезных, продолжительных действий. Только чтобы покинуть модуль в чрезвычайных случаях. Так как модуль был рассчитан на четверых человек, то и аварийных комплектов было четыре.
  Торнадо, который своротил с плато станцию, даже не задел катер, пришвартованный всего в нескольких метрах от нее. Ангар, предназначенный для работы геологов и хранения собранных на планете образцов, был в стороне и тоже остался нетронутым. Всего-то и нужно было - кому-то дойти до катера, пригнать его к застрявшему в скалах модулю и эвакуировать людей. Потом можно было начать поиски остальной части станции с оставшимся там человеком.
  К катеру пошли двое. Старшей естественно была Лена, непосредственный начальник Лехи. Достаточно опытный десантник с сержантскими нашивками и полудюжиной звездочек на рукаве. С собой она взяла Серегу - молодого, но рослого и крепкого геолога. Еще двое - Леха и Таня - единственный в экспедиции биолог, должны были для подстраховки ждать в скафандрах снаружи возле модуля.
  По прикидкам получалось, что на все-про все уйдет минут двадцать. Местность вокруг была пустынная, как и везде на этой планете. Лена с Серегой шли, больше глядя себе под ноги, чем по сторонам. На тот момент казалось, что главная опасность - это провалиться в глубокую трещину, или запнуться об один из камней. Они прошли шагов пятьдесят и поравнялись с огромным валуном, который совершенно не отличался от тысяч точно таких же разбросанных вокруг. На первый взгляд не отличался.
  Леха вздрогнул от неожиданности, когда ясно увидел, как обычный мертвый камень короткими, но мощными плевками вдруг окатил два блестящих скафандра густой синей жидкостью. Одновременно с этим, из под камня стремительно вытянулись щупальца и обхватили людей.
  По связи Леха услышал, как заорал Серега. Геолог, с перепугу, выронил бластер и начал бессмысленно размахивать руками. Лена же только ругнулась и тут же стала палить в сторону атаковавшего их камня. Реакция у нее сработала, но она явно не видела куда стреляет, поэтому несколько раз подряд промахнулась. Наконец один из выстрелов попал в валун со щупальцами, и тот с грохотом разлетелся на куски. Но к тому времени каменный осьминог уже успел поднять Серегу на несколько метров вверх и ударить со всего маху о ближайшую скалу. Лену он еще только начал приподнимать.
  Все произошло за несколько секунд. Когда камень взорвался, то хватка его щупалец ослабла, они обмякли, опали и валялись на щебне похожие на десяток огромных дохлых змей. Серега лицом вниз лежал у скалы и не шевелился. Лена, упав вниз, тут же вскочила на ноги. Она замерла и стояла как слепая, выставила перед собой левую руку, а правой, в которой был бластер, водила из стороны в сторону, готовая в любую секунду начать стрелять. По ее скафандру медленно стекала вниз тягучая синяя жижа. Сержант отчаянно материлась:
  -Это что за хрень! Ничего не вижу! Чем это он меня окатил, сволочь такая?
  Прервал ее ругань твердый голос Палыча, который наблюдал из модуля:
  -Лена оставайся на месте и не двигайся. Леша и Таня! Скорее к ребятам, помогите им! Леша - понесешь Сергея к модулю, Таня, ты веди Лену.
  Быстро, насколько позволял скафандр, Леха побежал к пострадавшим и первым делом перевернул Серегу, но в каком он состоянии определить было невозможно. Геолог почти полностью был облит густой и липкой синей массой, как будто его окунули в ежевичный сироп.
  Серега и без снаряжения-то весил, наверное, не меньше ста килограммов, поэтому поднять и взвалить его бесчувственное тело плечо Лехе помогала подбежавшая следом Таня. Потом биолог подошла к продолжавшей негромко ругаться Лене и взяла ее за руку. Все вместе они только-только тронулись в путь - обратно к модулю, когда Серега увидел, как откуда-то слева на девчонок обрушились две короткие, но мощные струи, полностью окрасив их синим - с головы до ног. Он успел повернуть голову, поэтому краем глаза заметил здоровенную каменную глыбу чуть в стороне, которая плюнула еще раз. Тут же он почувствовал легкий толчок, как будто в него с размаху плеснули ведром воды, и изображение пропало. Перед глазами остался только красивый насыщенный синий цвет, который полностью покрывал стекло его скафандра. Мониторы обзорных камер вмонтированных в скафандр тоже показывали синеву - объективы были также залеплены этой синей гадостью.
  Почти в тот же миг Леха почувствовал, как его туловище от груди и ниже быстро обвило и сильно сжало что-то гибкое и упругое. Мгновенно его ноги потеряли опору, и он взлетел высоко вверх. Еще через секунду был страшный удар. Спасло Леху то, что он ударился спиной с той стороны, где еще висел на его плече Серега. Несчастный геолог и принял на себя всю основную силу удара, но и Лехе здорово досталось. Видимо он даже ненадолго потерял сознание, потому, что сначала в голове его помутилось, а потом он почувствовал, что Сереги на его плече уже нет и он, Леха, снова взлетает.
  Леха заорал благим матом и только тогда начал стрелять, его руки были свободны. Он продолжал лететь вверх, кричал и непрерывно палил из бластера в ту сторону, где, как ему казалось, он успел заметить брызгающий краской камень. Внезапно полет прервался, хватка, сдавливающая Лехино тело ослабла, и он рухнул вниз.
  Леха так приложился плашмя на камни, что у него перехватило дыхание. Он пытался подняться, но снова падал и только с третьей или даже четвертой попытки ему удалось встать на ноги. Голова у него кружилась и он ничего не видел вокруг. Перед его глазами было только синее стекло шлема.
  Зато он много чего слышал. Даже через шлем до него доносились звуки взрывов - кто-то очередями палил по скалам из бластера. Прерывающиеся помехами голоса в эфире слились в один неразборчивый многоголосый крик. Что-то орал Палыч. Зло материлась Лена. Страшно кричала Таня-биолог. Вопили девчонки-геологи в модуле. Все это на фоне монотонного звона на высокой ноте, который появился в голове у Лехи после удара.
  Потом из эфира вдруг исчез крик Тани и почти одновременно пропал голос Лены. Перестали вопить девочки и Палыч уже не орал. Его голос остался в эфире, но стал почти спокойным, только сильно дрожал.
  -Леша! Леша! Ты слышишь меня? - несколько раз повторил Палыч, пока до Лехи дошло, что зовут его.
  -Слышу, Палыч! - с трудом ответил Леха, - что это было?
  - На вас напали. Тебе нужно срочно вернуться в модуль! Повернись влево на тридцать градусов и иди.
  Леха машинально повернулся, как ему сказали и чуть не упал - тело было вялым и разбитым, к горлу подступила тошнота и звон ушах не прекращался.
  -Палыч! Что с остальными? Почему молчат Лена и Таня? Они уже в модуле?
  -Леша! Тебе нужно идти!
  -Что с остальными, Палыч?
  - Леша, иди! Не стой, иди прямо. Быстрее Леша! - Палыч повысил голос, но выговаривал слова четко, на ровной интонации.
  Очень медленно и туго до Лехи доходил смысл слов. Еще медленнее в сознании проявлялись картинки того, что только что произошло, как будто кто-то не спеша настраивал фокус, резкость, яркость. И вдруг изображение стало идеально четким. Леха мгновенно все понял, закричал и бросился бежать.
  Ужас захлестнул его полностью, накрыл с головой.
  Качаясь и не видя дороги, Леха бежал что есть мочи и кричал. Он постоянно запинался о камни, без конца падал, поднимался снова бежал и на бегу беспорядочно палил во стороны из бластера. Все это время он орал так, что голос его начал срываться. Палыч что-то кричал ему, но Леха так и не понял, что. Панический бег был коротким и вдруг закончился сильным ударом, Леха упал навзничь, на спину.
  Удар слегка оглушил его, да и сил видимо осталось мало, потому, что поднимался Леха медленно и орать, хоть и не перестал, но крик его ослаб и срывался. Только поэтому до него, наконец, смог докричаться Палыч.
  -Леша! Успокойся! Леша, ты дошел! - Палыч орал в эфир, наверное, до предела напрягая голосовые связки, - Леша, ты у модуля! Справа - шлюз! Леша, справа шлюз! Леша! Справа! Шлюз!
  Леха так и не перестал кричать, но руку вперед вытянул, она уперлась в ровную поверхность. Обшивка модуля. Это в нее Леха врезался с разбегу. Он не перестал кричать когда лихорадочно шарил по стенке, отыскивая вход в шлюзовую камеру. Кричал в шлюзе. Кричал, когда рухнул внутрь модуля. Только когда с него сняли шлем и вместо однотонной синевы, его расширенные зрачки увидели знакомые очертания жилого отсека, крик пошел на спад.
  Затих Леха не сразу - какое-то время он еще продолжал вскрикивать, но все реже и реже и, наконец, успокоился.
  Потом они молчали все четверо - может час, может три. Иногда кто-нибудь из них смотрел за стекло, на эти проклятые скалы и на катер. Было понятно, что кому-то из них придется туда идти. У них просто не было другого выхода.
  Планета была, что называется, на краю географии - вдалеке от обитаемых миров и торговых путей. Сигнал бедствия, который автоматически начал посылать со станции маяк с момента аварии, будет запеленгован очень не скоро. Шансы, что поблизости случайно окажется какой-нибудь звездолет, равны нулю. С тем же успехом можно надеяться на то, что налетит еще один торнадо и перенесет модуль обратно на плато.
  Кислород в атмосфере был только в виде токсичных для человека соединений. Генераторы, которые выделяли чистый О2, были на катере и в унесенной части станции. Аварийного запаса кислорода в модуле хватило бы на пару суток. Выбор был небольшой - либо продолжать всем вместе сидеть в безопасном модуле и дружно умереть от удушья, либо кому-то пойти к катеру и скорее всего, умереть в пасти этих каменных монстров. Ничего другого никому из четверых в головы не приходило. Поэтому они только попеременно тоскливо смотрели в сторону катера. Даже Палыч, хоть и пытался выглядеть уверенным, когда смотрел на скалы, то взгляд его становился таким же безысходным, как и у остальных.
  Правда, за это время они поняли - что за ужасные создания притаились в фиолетовых скалах. Оказалось, что все вполне рационально и объяснимо с точки зрения жизни на этой планете.
  Оля, которая во время тягостного молчания, в очередной раз смотрела в сторону катера - на такое близкое и недоступное спасение, вдруг крикнула:
  -Смотрите!
  Мимо модуля, периодически замирая, передвигался камень.
  Этот камень ничем не отличался от остальных обломков скал, разбросанных повсюду. Тот же фиолетовый цвет, с редкими светло-синими прожилками. Такая же неправильная форма, со слегка скругленными, как бы обточенными ветрами и временем гранями. Пока камень лежал неподвижно, его невозможно было отличить от других таких же камней. Только время от времени булыжник, размером с прикроватную тумбочку, вдруг приподнимался на шести коротких толстых ножках и быстро-быстро семеня, пробегал десяток-другой метров. Потом снова замирал. Бежал-бежал-бежал. Замирал. Бежал-бежал-бежал. Замирал.
  Такими перебежками камень добрался до одного из кустиков, покрытых бледными узкими листочками. Тогда от камня отделилась до этого совершенно неразличимая голова на длинной, как будто раздвижной шее. Каменная голова принялась торопливо объедать с куста листочки. Буквально через минуту куст стал совершенно голым, остался только короткий ствол, похожий на кусок скрученной синей проволоки. А бегающий камень уже осторожно пробирался к следующему растению.
  Когда у камня были ноги и голова, он слегка напоминал сильно изувеченную и покореженную черепаху. Примерно за час каменная черепаха успела обглодать несколько ближайших кустов. Короткими, но быстрыми шажками она торопилась к очередному деревцу, когда один из неподвижных валунов вдруг брызнул в нее тягучей синей краской. Черепаха отчаянно заметалась, пытаясь убежать и сослепу натыкаясь на камни и скалы. От плюющей глыбы к ней быстро протянулась пара щупалец, они обвили ее, подняли высоко вверх и со всего маху ударили бедолагу о ближайшую скалу. За первым ударом последовало еще несколько, после этого щупальца подтянули черепаху к камню, из которого росли. От валуна отделились две большие клешни и принялись ловко доламывать разбитую о скалы черепаху. Внутри черепаха была нежного, бледно-синего цвета. Клешни выковыривали голубую мякоть и кусочками отправляли в открывшуюся в валуне щель. С этого момента Оля со Светой отвернулись, почти синхронно закусив нижние губы, явно чтобы не заплакать. Леха понял, что все три человека погибшие в скалах, были растерзаны точно так же. Девчонки видели это.
  Палыч, хоть и нахмурился, продолжал наблюдать за трапезой странного зверя. Этот хищник был удивительной помесью краба и осьминога. С черепахой он расправился за пять минут, потом втянул щупальца, клешни и снова стал обычной скалой.
  Все просто - есть травоядные и хищники. Травоядные движутся, а хищники неподвижно ждут их в засаде. Раз человек движется, значит, он автоматически считается добычей. Это все объясняло, но сильно помочь не могло - чтобы добраться до катера, нужно было двигаться. А значит - превратиться в добычу.
  Леха выпрыгнул из шлюза, приземлился на корточки и замер. На последнем совещании в модуле, все единодушно решили, что лучше всего передвигаться, подражая каменной черепахе - быстрыми короткими перебежками, с паузами между ними. Правда не очень обнадеживало то, что саму черепаху в конечном итоге такая тактика все равно не спасла.
  -Я готов, Палыч! Командуй!
  -Хорошо! Повернись еще чуть влево, градусов на десять...Вот так. А теперь беги шагов двадцать, потом стой.
  Леха рванул, запинаясь на неровной поверхности и при этом, стараясь считать шаги. В первую пробежку он даже ни разу не упал. Отсчитав ровно два десятка шагов, он резко остановился и замер, как будто кто-то управлявший им со стороны, нажал на паузу. Сердце бешено колотилось, зато катер стал на двадцать шагов ближе.
  К сожалению, слишком длительные остановки были непозволительной роскошью. Леха еще не успел как следует отдышаться после рывка, как Палыч уже скомандовал:
  -В том же направлении! Двадцать шагов! Пошел!
  Снова рывок, только на этот раз не такой удачный. Пробежав двадцать шагов, Леха успел упасть два раза. Пока он старался восстановить дыхание, Палыч корректировал его путь:
  -Сейчас возьмешь еще левее, градусов на пятнадцать, чтобы обойти щель. После этой перебежки повернешь вправо, примерно на столько же, иначе врежешься в скалу. И будь осторожен - дальше везде близко к тебе будут камни! Готов?
  -Готов!
  -Двадцать шагов, беги!
  Леха не пробежал и половины, когда почувствовал толчок слева, а из модуля уже кричали все трое разом:
  -Стой! Сто-о-ой!
   Леха замер как вкопанный. Они договорились, что вести его будет Палыч, а если Оля или Света первыми заметят опасность, то будут сразу же кричать, предупреждая Леху. Сейчас крикнули все трое разом.
  -Леша не двигайся! Большой камень, справа от тебя. Он в тебя плюнул и уже потянул щупальца, но когда ты остановился, он тоже замер. Жди.
  Лехе ничего другого не оставалось. Он ждал, не двигаясь и чувствуя, как по спине, между лопаток стекает холодный пот. И думая о том, что уходит время, а вместе с ним и запас кислорода. А ведь это - только начало пути.
  Прошла, наверное, минута, может, чуть меньше, когда Палыч с явным облегчением в голосе сообщил:
  -Он втянул щупальца. Сейчас побежишь, только перебежки делай короче, может быть так им труднее будет тебя засечь. Понял?
  -Понял! Перебежки - короче!
  -В том же направлении! Десять шагов! Беги!
  Леха уже добежал десять шагов и успел замереть неподвижно, но было поздно - он почувствовал сразу два толчка с разных сторон. А из модуля уже кричали в три голоса:
  -Осторожно! Тот же - справа! Еще один! Прямо впереди! Огромный!!
  То, что Леха замер, на этот раз его не спасло - он почувствовал, как его охватывает и сжимает сразу множество гибких и одновременно жестких щупалец. А Палыч уже кричал:
  -Стреляй! Прямо перед собой! Стреляй!
  Леха закричал и выставив вперед бластер на уровне груди, несколько раз нахал на спуск. Заряда хватило на три выстрела, впереди три раза грохнуло и хватка немного ослабла. Девочки кричали:
  -Попал, ты попал! В большого!
  Палыч орал:
  -Второй тебя держит! Бери резак! Руби щупальца!
  Леха и сам чувствовал, что та часть щупалец, которая продолжала его держать, усилила хватку и оторвала его от поверхности. Видимо, хищник был не очень крупным, потому что поднимал он Леху медленно и явно с трудом. А Леха никак не мог добраться до резака - чехол был зажат под одним из щупалец. Отчаянно извиваясь, Леха пытался изменить положение тела, чтобы освободить резак, но у него ничего не получалось. И он продолжал подниматься вверх. Из модуля кричали:
  -Резак! Бери резак! Сейчас он тебя ударит!
  Потом был удар о скалу. Очень сильный, но не смертельный, силенок у спрута явно не хватало и разделаться с Лехой с первого раза он не смог. Но приложился Леха все равно здорово. Он лежал стиснутый кольцами щупалец и медленно приходил в себя. Его оглушило и было ясно, что если еще хотя бы пару раз так шибанут о камни, то ему крышка. Хищник не спешил, очевидно, собирался с силами.
  Но вот осьминог перебрал по Лехе щупальцами и явно приготовился для нового удара. Леха протянул руку - хватка сместилась и, резак оказался свободен. Рывком выдернул инструмент из чехла, нажал на кнопку пуска плазмы и несколько раз широко махнул вокруг себя. Тиски, сжимавшие Леху, мгновенно разжались и он упал вниз, правда, с небольшой высоты. Вгорячах, он вскочил на ноги и торжествующе заорал:
  -Что, сволочь, не нравится! Попробуй, сунься еще! Ломтями порежу, тварь!
  Только прооравшись, он вдруг понял, что в эфире тихо. Полная тишина. Возможно, от удара о скалу связь повредилась окончательно. Леха похолодел от ужаса. До катера еще далеко, а он ничего не видит и после этой заварухи даже примерно не представляет, в каком направлении нужно идти. Леха испуганно закричал:
  -Палыч! Девочки! Слышите меня! Палыч! Оля! Света!
  Через бесконечный миг тишины спокойный голос Палыча ответил:
  -Все хорошо, Леша! Мы тебя слышим. Нужно идти дальше. Готов?
  -Готов! Ведите меня.
  -Прямо перед тобой скала. Десять градусов вправо и беги десять шагов. Потом замри. Если не остановим раньше, еще десять шагов в том же направлении. Понял?
  -Да!
  -Пошел!
  Все, что было потом, тянулось бесконечно, но когда закончилось, казалось, что прошло за один миг. Были только - обостренный до предела слух и молниеносное движение.
  Леха напряженно вслушивался в эфир, получал короткие команды - "Влево-вправо, стой-беги" и старался быстро и точно их выполнять. Иногда он запинался и падал, но поднимался и бежал дальше. Несколько раз врезался в скалы и тоже падал, но вставал и бежал. Его атаковали почти непрерывно - он чувствовал толчок от заряда краски, слышал крики: "Прямо! Слева! Справа!" и яростно махал резаком вокруг себя. Тиски щупалец разжимались и Леха опять бежал - дальше. С каждым разом на оборону уходило все меньше времени - Леха уже по направлению толчка чувствовал, откуда ждать атаки, голоса из модуля это только подтверждали. Несколькими взмахами плазменной струи Леха отбивался от очередного хищника и бежал. Вскоре он уже практически пресекал нападения - после плевка осьминоги даже не успевали его захватить. В лучшем случае, едва прикоснувшись к скафандру, тут же получали резаком по щупальцам и отваливали. К тому, что кто-то может дать им по рукам, точнее - по щупальцам, они явно не привыкли.
  Леха думал только о том, чтобы не закончился кислород и хватило заряда резака. Он бежал, стараясь считать, сколько он успел пройти и, главное, сколько еще осталось. Спрашивать об этом не было времени, да и так было понятно - нужно торопиться. Он только слушал команды: "влево-вправо, стой-беги" и бежал изо всех сил.
  Грунт под Лехиными ногами внезапно стал резко уходить вверх. "Плато!" - подумал Леха, а Палыч подтвердил:
  -Леша! Ты почти дошел! Это край плато! А девочки просто радостно визжали.
  Воодушевленный, Леха помчался вперед, пробежал по наклонной плоскости несколько метров, поскользнулся и скатился вниз. Вскочил и снова побежал вверх. Снова упал и скатился. Так несколько раз. И вдруг понял, что ему стало тяжело дышать. Заканчивался воздух. Леха запаниковал, заорал и отчаянно рванул вверх. И снова скатился.
  -Леша! Леша, остановись! - голос Палыча привел Леху в чувство, - Ты так не заберешься. Не спеши. Карабкайся на четвереньках. Ты совсем рядом. Ты успеешь.
  Палыч говорил уверенно и эта уверенность в его голосе успокаивала. Леха перестал психовать, собрался и на карачках полез вверх. Потом практически плоская каменная плита под Лехой пошла вверх совсем круто. Чтобы не сорваться, Леха лег на живот, распластался по камню и осторожно полез вперед, выискивая на ощупь малейшие трещины, чтобы зацепиться. Он чувствовал, что вот-вот доберется до верха.
   Когда подъем закончился, Леха уже почти задыхался. Все тело внутри скафандра покрылось потом, голова кружилась. Леха тяжело поднялся на ноги и, качаясь, пошел вперед.
  -Поверни вправо. Ты близко! Ты дошел! - три голоса торжествующе вопили хором.
  Леха вытянул перед собой обе руки и через несколько шагов уперся в борт катера. Он пошел вдоль борта пока не наткнулся на подъемный трап и, почти теряя сознание, ступил на него. Трап втянул его в шлюзовой отсек. В шлюзе, выдержав мучительные секунды до сигнала, Леха судорожно сорвал с себя шлем одним рывком и сделал глубокий вдох.
  Он снова мог свободно дышать. И видеть.
  Через минуту-другую дыхание стало восстанавливаться и головокружение почти прошло. Ноги все еще оставались ватными и Леха, придерживаясь за стены, двинулся в рубку катера. Пора было заканчивать со всем этим.
  Очень хотелось сделать все быстро, но Леха сдерживал себя и старался не спешить. Он боялся второпях совершить какую-нибудь ошибку.
  Катер завис прямо над модулем. Можно было попробовать захватить отсек манипуляторами и просто перенести на плато вместе с Палычем и девочками. Но модуль заклинило глубоко между скалами, был риск повредить обшивку во время извлечения и нарушить герметизацию. Нужно было сначала забрать людей на катер.
  Огнем из главного орудия Леха за несколько минут расчистил место перед модулем. Просто руки чесались установить максимальную мощность импульсов и снести это нагромождение скал к чертовой матери одним ударом. Но так можно было зацепить модуль. Поэтому несколькими выстрелами на минимальной мощности Леха подготовил ровную площадку. Аккуратно посадил на нее катер. Надел тяжелый надежный скафандр и, хотя камней поблизости уже не было, выбрал самый мощный бластер. Три сложенных и упакованных надежных скафандра Леха с трудом уместил в большой рюкзак, который нашел в оснащении геологов и закинул его за плечи.
  Пару десятков метров от катера до модуля, по ровной поверхности запекшегося камня Леха прошел медленно, оглядываясь по сторонам и держа наготове бластер.
  Он вошел в модуль, скинул рюкзак со скафандрами, снял шлем.
  Когда уходил, он не верил, что вернется и сейчас был рад видеть Палыча и девочек, как самых близких людей. Хотелось сказать им что-то торжественное и хорошее одновременно, но дыхание как-то странно перехватило и он смог только хрипло проговорить:
  -Вот...я пришел.
  Света и Оля ревели в голос и кинулись его обнимать и даже у Палыча глаза покраснели.
  -Девочки, надевайте скафандры. Пора отсюда выбираться, - сказал Палыч и протянул Лехе руку, - Ты молодец, Леша!
  Леха пожал крепкую ладонь.
  - Я старался, как мог. Но это вам спасибо. Если бы вы меня не вели, я не дошел бы.
  Палыч как-то смущенно опустил глаза. Девочки, которые что-то возбужденно тараторили, облачаясь в скафандры, вдруг замолчали.
  -Ты понимаешь, Леша, какая штука... - Палыч замялся, - в общем, когда в самом начале тебя схватили и ударили о скалу, видимо связь в твоем скафандре совсем нарушилась. С этого момента ты нас не слышал. Мы тебя слышали, а ты нас - нет.
  Леха недоверчиво посмотрел на Палыча, потом на Свету с Олей. Девочки только кивнули.
  -Но, как же...Я же слышал команды! Я же по ним шел!
  -Ты сам себе командовал. Ты сам себя вел. - Палыч развел руками, - Все это время ты разговаривал сам с собой!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"