Днепровский Андрей Александрович: другие произведения.

Четыре живых человека

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я не провожу прямых аналогий, но... просто посмотрите, что происходит сегодня вокруг Сирии. А вчера было в Ливии, позавчера - в Ираке.

  Вначале сержанту показалось, что он парализован.
  Он совсем не мог пошевелится, не двигались ни руки ни ноги, да и просто дышал-то с огромным трудом. Его тошнило и жутко болела голова. Состояние бреда походило на море - прилив накрывал до полного обморока, через какое-то время наступал отлив и приносил некоторое прояснение сознания. Потом все повторялось. Человек колыхался на этих волнах и никак не мог вспомнить, что с ним произошло. Пожарный, командир расчета, сержант Павлов четко помнил, как их подняли по тревоге. Даше - память словно стерли. Но стряслось явно что-то нехорошее, это он понимал даже в бреду, не зря же ему было так плохо.
  Несколько раз он пробовал открыть глаза, но видел только белую пелену и от этого его сразу начинало тошнить еще сильнее, боль в голове становилась острой, пульсирующей и пожарный терял сознание.
  Это продолжалось... сколько-то. Целую вечность. Или несколько минут. Время даже не исказилось, оно просто пропало совсем. По ощущениям, вероятнее все-таки была вечность.
  Пришел в себя сержант внезапно и неожиданно. Просто понял, что слышит шум дождя. Открыл глаза и увидел уже знакомую однотонную белизну, но боковым зрением вдруг заметил еще что-то. Осторожно попробовал повернуть голову и оказалось, что она двигается свободно. Значит, он не полностью парализован. Наконец-то увидел, что на его голове надет шлем. Между краем шлема и белизной оставалась узкая полоска, в которую виднелись развалины - друг на друга громоздились обломки домов.
  Сержант повернул голову обратно и еще раз посмотрел перед собой. Оказалось, он видит не пелену. Перед его глазами в стекло шлема упиралась плоская матово-белая поверхность. Теперь Павлов догадался - это обломок стены, такой же, как те, что разбросаны вокруг. Значит он не парализован, его просто придавило этим обломком. От смерти сержанта спасло то, что он собирался на выезд и был одет в защитный костюм пожарного. Костюм почти не отличался от скафандра космонавтов, он-то и компенсировал тяжесть навалившейся стены. Иначе человек по фамилии Павлов был бы просто расплющен. Но обломок попался слишком тяжелый, пожарный оказался зажатым под ним намертво. Если, кто-нибудь не придет ему на помощь, то самостоятельно выбраться он вряд ли сможет, и будет медленно и мучительно умирать.
  Сержант тоскливо глянул в щель на окружающую разруху. Среди развалин не было видно ни одной живой души. Он долго смотрел, как дождь поливает строительный мусор. Пока не увидел какое-то движение. Потом еще - в другой стороне. И еще. Много. Руины вдруг зашевелились. Пожарный присмотрелся и разглядел их.
  Он все вспомнил - на планету напали.
  Весь свой космический флот планета потеряла меньше чем за десять секунд.
  Орбитальная станция вдруг раздулась изнутри, как пузырь, увеличилась в размерах в несколько раз и разлетелась на куски. Без малейшего намека на взрыв и совершенно без пламени. Сложное и сверхпрочное сооружение мгновенно лопнуло, будто детский воздушный шарик.
  То же произошло и с тремя крейсерскими звездолетами, а полтора десятка легких орбитальных истребителей превратились в облачка серебристых конфетти. Ни со станции, ни с кораблей сигнала тревоги или предупреждения об аварии не поступило, за миг до катастрофы все они работали в штатном режиме.
  Диспетчеры космодрома, наблюдавшие трагедию, поголовно впали в ступор. Правда один из них успел поднять тревогу о нападении, но слишком поздно - на орбите планеты, взяв ее в плотное кольцо, словно ниоткуда материализовались четыре странных тела. Это могли быть только звездолеты, , но ни одна из выпускаемых в галактике моделей не имела такой причудливой формы
  Эти гости пришли извне.
  Разрушения на планете начались одновременно с появлением пришельцев. Постройки и сооружения мгновенно вздувались и лопались, осыпаясь градом обломков, точно так же как до этого корабли в космосе. Правда, поначалу уничтожались только административные центры, отделения полиции, вокзалы и станции всех видов транспорта. Комплекс космопорта превратился в груду щебня, но при этом посадочные площадки остались нетронутыми. А вот объекты военного назначения, включая казармы и даже столовые в военных частях, были просто стерты с лица планеты.
  После того, как планета стала казаться полностью беззащитной, на всех частотах зазвучало, бесконечно повторяясь, сообщение о захвате.
  -Решением Семидесяти Шести Просвещенных, на планете устанавливается рациональное управление. Всем жителям надлежит соблюдать Рациональные Правила, это послужит гарантией их безопасности и последующего процветания. В случае отказа принять Рациональные Правила добровольно, Экспедиционный корпус примет меры для принудительного установления рационального управления. Во благо жителей планеты.
  Это сообщение транслировалось несколько часов непрерывно, забивая собой все виды связи. Планета замерла в ожидании.
  Но как только один из звездолетов начал совершить посадку, он был многократно обстрелян ракетами и лазерными установками, укрытыми в замаскированных шахтах планеты. Получив многочисленные повреждения, звездолет все же смог опуститься на космодроме, но его тут же атаковали немногие оставшиеся боевые машины планеты.
  В яростную атаку защитники бросили все свои силы и она увенчалась успехом - звездолет захватчиков был уничтожен. При этом все боевые машины, участвовавшие в нападении, тоже погибли.
  Три оставшихся на орбите планеты чужих звездолета,больше не делали предварительных заявлений. Они принялись планомерно и методично расстреливать планету. Никаких выборочных и высокоточных ударов. Уничтожалось все подряд - от промышленных предприятий, до жилых домов и больниц. Бесконечно долго три звездолета утюжили квадрат за квадратом. Стало вполне очевидным, что они больше не планировали никого приобщать к рациональной жизни. Видимо самым рациональным они посчитали тотальное уничтожение аборигенов.
  В самом начале этого геноцида, пожарный расчет сержанта Павлова и был поднят по тревоге. А всего через несколько секунд после этого, здание пожарной части лопнуло изнутри и разлетелось на части, вместе с тысячами других зданий на планете. Павлова спасло то, что как и положено командиру, он снарядился первым и уже направлялся к выходу, чтобы контролировать действия своего расчета. Пожарного вышвырнуло через двери, несколько раз перевернуло в воздухе, а когда он упал, припечатало сверху огромным куском стены. От удара сержант потерял сознание и потому пропустил часть трагических событий интервенции.
  После того, как пришельцы превратили планету в руины, они снова попытались высадиться.
  Сразу два звездолета спускались с орбиты, а третий прикрывал посадку сверху. Несмотря на полное, казалось бы, разрушение, защитники планеты выпустили по пришельцам несколько ракет и попытались достать из единственной оставшейся лазерной установки. На этот раз атака получилась слишком слабая и не нанесла захватчикам никакого урона. Последние ракетные установки мгновенно уничтожались, как только открывали огонь.
  На площадке космодрома аборигены предприняли еще одну попытку атаковать интервентов. Впрочем, это отчаянное усилие не могло создать даже видимости хоть какой-то реальной угрозы. К двум чужим звездолетам, сразу после посадки, со все сторон двинулись защитники планеты. В нападении не участвовала ни одна боевая машина, их просто не осталось, к чужакам рвалась только гражданская техника, в придачу еще и сильно поврежденная. Люди на покореженных бульдозерах, экскаваторах, автобусах и грузовиках пробивались к звездолетам и обстреливали их из легких бластеров и стрелкового оружия. В течении нескольких секунд вся эта крохотная армия самоубийц просто перестала существовать, не успев причинить пришельцам никакого вреда.
  Когда на космодроме все окончательно стихло, на чужих звездолетах открылось множество шлюзов. Из недр космических кораблей на планету потоком хлынули целые полчища плоских гибких созданий, похожих на многоножек длиной примерно в метр. Бесчисленное множество совершенно одинаковых существ напоминало скопление насекомых. Только двигались они не хаотично - с невероятной для такого количества быстротой многоножки построились в идеально ровную линию, которая создавала кольцо вокруг звездолетов пришельцев. Как только построение закончилось, все это странное войско синхронно двинулось в разные стороны.
  Многоножки искали людей.
  Гибкие, плоские существа прочесывали развалины, пролезая даже в узкие щели. Они находили уцелевших жителей планеты в самых укромных убежищах. Люди, которые попадались на их пути, мгновенно погибали - человек, независимо от пола и возраста, раздувался и лопался, разлетаясь брызгами крови и ошметками плоти.
  Время от времени люди пытались оказывать сопротивление и начинали отстреливаться. К этому месту тут же сбегались многоножки со всех сторон, окружали и атаковали людей. Когда очередной очаг сопротивления уничтожался, захватчики восстанавливали строй и продолжали прочесывание. Зачистка планеты проводилась тщательно и безжалостно. При этом многоножек интересовали только люди, больше ни на что они не реагировали. Они искали только живых людей.
  Сержант Павлов видел, как по развалинам движется целая орда огромных насекомых. Он не знал точно, что это такое, но прекрасно понимал, что это ОТТУДА, а потому, ничем хорошим оно быть не могло. Волна карабкающихся по обломкам тварей шла прямо на него, но он ничего не мог сделать. Ясно было, что когда эти чужеродные создания на него наткнутся, ему тут же придет конец.
  Сержант закрыл глаза.
  Пожарный отчетливо слышал шорох тысяч тонких лапок. Звук этот быстро приближался. Шуршало уже совсем близко, но с ним ничего не происходило. Через пару минут Павлов не выдержал томительного ожидания и решил посмотреть на ЭТО. Извиваясь членистым телом и быстро-быстро перебирая множеством ног, примерно в полуметре от его лица, мимо двигалась отвратительная тварь. Когда она уползла из поля зрения, на ее месте, только еще ближе появилась другая. За ней - следующая. Многоножки, одна за одной, спешили мимо, едва не задевая пожарного и при этом, совершенно не обращая на него внимания. Абсолютно равнодушно они убегали проч.
   Он не считал, сколько всего прошло тварей, в любом случае - очень, очень много. Ему даже стало казаться, что эта вереница никогда не закончится, но внезапно вместо ушедшей многоножки, новая не пришла. Шорох лапок стал удаляться. Когда он совсем стих, вдруг раздался хриплый и старческий, но явно человеческий голос.
  -Где-то здесь была пожарная часть. Давай посмотрим, может под обломками что-то уцелело.
  Пожарный торопливо повернулся на звук. Невдалеке через развалины осторожно пробирались две странные фигуры. Больше всего они походили на кульки, скрученные из фольги, только с ногами и руками, но так же обмотанными фольгой.
  -А если следующих они запустят раньше? - этот голос казался почти детским.
  -Это вряд ли. Они же рациональные. Все делают четко по графику. До следующей волны часа три у нас есть.
  Пожарный отчаянно забился под плитой и попытался закричать, чтобы привлечь к себе внимание. Но обломок стены даже не шелохнулся, а вместо крика вырвался только стон. Тем не менее, один из людей его услышал.
  -Что это? - спросил более молодой голос.
  -Где?
  -Я только что слышал, как кто-то стонет!
  -Да? Я ничего не слышал!
  Оба кулька стали вертеться в разные стороны, а сержант собрал все силы и закричал, что есть мочи. На этот раз крик получился, хоть и очень слабый.
  Обе фигуры разом подошли к плите и заглянули под нее, опустившись на колени. Лиц видно не было, только глаза в прорезанных в фольге отверстиях.
  -Смотри-ка, как его придавило! - прохрипел старик, - но живой еще. Попробуем его достать.
  Два человека попытались приподнять обломок стены, но он оказался слишком тяжелым. И люди ушли. Надолго. Павлову уже стало казаться, что его бросили, когда две блестящие фигуры вернулись. Они волокли длинную балку, найденную среди обломков.
  -Рычага должно хватить, чтобы поднять плиту. - отдуваясь проговорил старик и скомандовал, - Подсовывай свой край, только человека не задень.
  Два кулька просунули балку краем под обломок стены, оперли ее на ближайший камень и разом навалились на противоположную сторону. Плита приподнялась. Сержант Павлов попытался выползти из ловушки, но не смог.
  -Помоги ему, я подержу. Только скорее, мне тяжело. - скомандовал старческий голос.
  Один из кульков подскочил к плите, схватил пожарного за руки и попытался вытащить, но видимо у него не хватило сил - сержант сдвинулся всего сантиметров на десять. Спасатель дернул еще раз и продвинул пожарного еще на столько же. Тогда он стал тянуть рывками, а Павлов, как мог, старался ему помогать, вяло отталкиваясь непослушными ногами.
  -Скорее! Уроню! - натужно просипел старик.
  В последний рывок видимо были вложены все оставшиеся силы, потому, что когда плита через миг все-таки упала, Павлова под ней уже не было. Два человека, обмотанных фольгой, повалились рядом с пожарным и какое-то время лежали обессиленные, тяжело дыша. Отдыхали не слишком долго, старик снова скомандовал:
  -Все, встаем! Нам еще нужно успеть его дотащить. Сам он идти не сможет.
  Почти час Павлова не очень-то бережно волокли через однообразные развалины. Потом люди тащившие пожарного неожиданно остановились, отбросили в сторону какой-то мусор и под ним оказался люк. Люди открыли люк вручную, спустили, а скорее даже сбросили пожарного вниз, спустились сами и закрыли за собой ход.
  В тесном помещении была только одна дверь. Створки двери разъехались и за ними открылась кабина подъемника, такая маленькая, что три человека еле в ней поместились. Начался бесконечный спуск вниз.
  Павлову показалось, что кабина остановилась где-то в самом ядре планеты. Его внесли в туннель со сводчатым, довольно низким потолком и положили у стены на самодельный топчан из пластиковых ящиков. Два человека сначала сняли с себя странные обертки из фольги и оказались древним стариком и мальчиком лет двенадцати. Потом они стали снимать защитный костюм с пожарного. Старик попутно осматривал сержанта и, в конце концов, удовлетворенно покивал седой головой.
  -Ничего серьезного. Ушибы правда сильные, ну, и конечности затекли - долго пролежал придавленным. Но это ерунда, быстро очухается.
  Первым делом Павлова напоили. Он пил долго и жадно, пока его не вырвало. После этого хотел пить еще, но старик силой отобрал у него воду и проворчал: - Хватит пока!
  Потом сержанту что-то вкололи и укутали в теплое одеяло. Он почти мгновенно начал засыпать. Последнее, что он увидел перед тем, как забыться, была маленькая девочка, которая пришла откуда-то из глубины тоннеля и разглядывала его огромными серьезными глазами.
  Когда сержант очнулся, то чувствовал себя намного лучше.
  Старик, увидав, что пожарный зашевелился, принес горячего супа в саморазогревающейся банке. Присел рядом на топчан и протянул банку Павлову:
  -Ешь!
  Павлов съел все и ему стало почти совсем хорошо. Он сел, привалившись спиной к прохладной стене, и увидел поблизости вчерашнего мальчишку и девочку лет шести. Дети развернули огромную голограмму и сосредоточенно перебирали трехмерные файлы компьютера. Пожарный повернулся к старику.
  -Где мы?
  -Это шахта. Вернее технологический туннель, по нему из города в шахту подводились коммуникации. Самой шахты уже нет - разрушена, - старик вздохнул, - я там работал когда-то. Остался только кусок тоннеля, метров сто двадцать, - старик махнул в глубину тоннеля, - дальше все засыпано. Когда это началось, я сразу к аварийному выходу поковылял, мы через него спускались, помнишь хоть? - сержант кивнул, - Живу я рядом... жил рядом... успел укрыться. Ну, и кой-кого из людей с собой прихватил.
  Павлов посмотрел на детей и сказал жестко:
  - Что-то маловато людей ты прихватил, старик! Торопился спрятаться?
  -Сколько успел, - старик насупился, - тут несколько десятков человек было. До последнего спускались сверху. Потом подъемник не вернулся. Два парня поднялись наверх глянуть, а там нет никого. Над люком будка была - и ее нет, все смело, как ветром сдуло.
  -Где ж эти люди-то, что здесь укрылись?
  -Воевать ушли. С пришельцами. Ни один не вернулся, слишком поздно мы догадались, как от них прятаться - фольгой укрываться. Эти вот, Дениска и Леночка - дед кивнул на мальчика и девочку, - здесь остались по малолетству. Да и то - пацан тоже порывался в бой, только я его не пустил. Э-эх! Я и сам бы пошел, но кто ж за ними-то присмотрит?
  -А зачем вы пожарную часть искали?
  -Как зачем? Костюм пожарный хотели найти. И нашли один, а в нем - тебя.
  -За это спасибо, отец! Тебя как звать-то?
  -Сергей Иваныч. Можешь просто Иванычем звать.
  -Алексей! - сержант протянул руку.
  -Леха, значит, - старик пожал руку, - будем знакомы.
  -Скажи, Иваныч - а оружие какое-нибудь здесь есть?
  -И этот туда же, - дед вздохнул, - нет тут оружия, Леха. Но я знаю, где можно взять. Там, наверху, недалеко подбитая боевая машина, на ней один из бортовых бластеров уцелел и заряда под завязку.
  -Так можно его снять! - загорелся сержант, - пушка - будь здоров!
  -Можно, только тяжелый он. Вот оклемайся сначала, потом и сходим, поглядим.
  Старик тяжело поднялся и поковылял куда-то в глубину туннеля. Только сейчас Леха понял, насколько Иваныч старый. "Да-а, войско! Дед, в триста лет, да двое ребятишек!" - невесело подумал он. По всему выходило, что рассчитывать придется только на себя. И что он один мог сделать? А ведь так хотелось хоть как-то напакостить этим пришлым гадам! Только как? Да еще, чтобы гражданские при этом не пострадали?
  Сержант посмотрел на детей. Они с головой ушли в компьютер и ни на что не отвлекались. Их лица казались не просто серьезными, а какими-то напряженными. Леха поднялся с топчана и подошел к детям. Голограмма, над которой они трудились, поднялась уже почти до потолка туннеля и продолжала увеличиваться, обрастать все новыми ответвлениями, на которых гроздьями размещались файлы. Леха присмотрелся и конфигурация показалась ему странной.
  -Вы чего тут такое мастерите? - спросил он детей.
  -Я только помогаю, - ответил мальчишка, - это все она. Она вошла в их сеть.
  -Ты их хакнула, что ли?! - изумился Леха.
  Леночка не поворачивая головы молча кивнула. Пояснения давал снова Денис.
  -Эти многоножки - роботы. Они обмениваются информацией между собой и со своим звездолетом. А оба звездолета, те которые на космодроме, завязаны между собой и всеми роботами. По этой же сети многоножки управляются. Мы пробуем перехватить управление, но у нас ничего не получается, мы не можем расшифровать кодировку.
  -А просто внести ошибку вы можете? - спросил сержант и голос его дрогнул от волнения.
  На этот раз девочка повернулась к нему. Она несколько секунд смотрела на пожарного, потом кивнула и улыбнулась. Она поняла. Понял и мальчишка.
  Двое детей принялись быстро, с азартом перестраивать возведенную голограмму. Строила девочка, она уверенно выставляла кубики файлов, собирала из них понятные только ей конфигурации. Мальчик помогал, но очень толково - подавал нужные файлы, завершал начатые цепи, уловив по заданному девочкой началу назначение каждой из них.
  Леха завороженно смотрел на работу и только негромко бормотал: -Давайте, ребятки! Давайте! Ох, они у нас получат!
  Вдруг дети разом замерли.
  -Что? - нервно спросил сержант, - Что случилось?
  -Все! - ответила Леночка, и голосок у нее был как колокольчик, - мы запустили ошибку в их сеть!
  -Наверху в разных местах есть несколько уцелевших камер, мы смогли к ним подрубиться. Одна камера работает даже вблизи космодрома. Можем посмотреть. - предложил Денис.
  -Конечно! Еще спрашиваешь! Включай скорее!
  Голограмма компьютера преобразилась в кусок космодрома с двумя звездолетами. Звездолеты располагались не по центру картинки и изображение слегка подергивалось, но суть происходящего разобрать было можно.
  Пришельцы запускали очередную волну многоножек. Роботы колоннами выбегали из шлюзов и торопливо занимали места в строю. Все их движения были слаженными и до крайности рациональными. Минута шла за минутой, но ничего в этом четком процессе не менялось. Сержант уже успел подумать, что ничего не вышло. Он хотел сказать детям, что нужно попробовать еще разок. В этот самый момент начал проявляться сбой.
  Многоножки, по-прежнему выбегали из трюмов, но они не смогли создать строй. Некоторые пробежали дальше, чем нужно, другие отклонились в стороны, часть вообще остановилась и начала вертеться на месте. Роботы, которые только что неподвижно стояли в шеренгах, начали шевелиться. Они нервно подергивались и раскачивались на месте все быстрее и быстрее, а потом идеальное построение вмиг развалилось. Вся несметная орда роботов разом рванула в разные стороны. Казалось, начался хаос. Но действительно настоящий хаос наступил еще через несколько секунд, когда роботы стали применять оружие. Машины уничтожения принялись играть в игру "все против всех". Огромная армия яростно и ожесточенно уничтожала сама себя, осыпаясь обломками и обрывками своих бойцов. А заодно уничтожая и все вокруг.
  На звездолетах видимо происходило что-то подобное. Команда многоножек, которая еще не успела выгрузиться, очевидно, начала боевые действия у себя дома. Чужие космические корабли, при всех их внушительных габаритах начали вполне заметно дергаться и раскачиваться. Внутри происходила явно не шуточная возня, раз удалось поколебать такие махины. На блестящей светоотражающей поверхности кораблей то тут, там вдруг начали вздуваться и лопаться пузырьки. На месте каждого пузыря, потом оставалась дыра в обшивке. Таких дыр становилось все больше - звездолеты казались изъеденными оспой и уже не просто вздрагивали. Они сотрясались.
  А потом на месте одного из космических кораблей вспыхнуло раскаленное белое солнце. "Повредили отсек двигателей" - успел подумать Павлов. Пламя от взрыва охватило соседний корабль. Свечение еще усилилось вдвое, а потом изображение пропало.
  Пустая голограмма тускло светилась голубоватым светом. Четыре человека стояли вокруг нее совершенно ошеломленные. Сержант не заметил, когда подошел Иваныч. Старик первым нарушил молчание:
  -Выходит, что получили по шапке рациональные завоеватели?
  Да! Здорово мы им поддали! - закричал Денис.
  Леночка улыбалась. Один только сержант Павлов нахмурился.
  -Еще один на орбите остался! - напомнил он. - При желании он может в одиночку просто уничтожить планету.
  -Вы думаете, он так и сделает? - ужаснулся мальчик.
  -Думаю, что нет. Не для того они прилетели. И не улетит он восвояси. Они ж в разведке, им нужно теперь разобраться - что произошло, - пожарный повернулся к деду, - похоже, пора подниматься наверх. Скоро гости пожалуют. Лично.
  А потом попросил детей:
  -Проверьте другие камеры. Хорошо бы узнать, что там наверху происходит.
  Уцелели только две камеры. Они показали удручающую картину - разрушения еще больше усилились. Леночка заплакала. Денис не по детски угрюмо спросил:
  -А может, не стоило сопротивляться? Все равно все теперь разрушено. И все погибли. Может быть, лучше было сдаться?
  -Нет, малыш! Все правильно. И погибли люди не зря! - Павлов чувствовал, как внутри закипает ярость, - Эти уроды хотели нас попробовать на зубок. Если бы мы сдались, они бы все человечество проглотили. Только мы им зубы-то пообломали! Теперь они хорошенько подумают - стоит к нам лезть, или ну его нафиг! И, скорее всего поймут, что с нами лучше не связываться. Они ж умные. Только нужно еще кое-что сделать. Сергей Иваныч, ты мне что колол?
  -Так из пакета первой помощи. У нас есть несколько штук.
  -Отлично! Тащи все, там должны быть стимуляторы. Я пойду наверх.
  От лошадиной дозы стимулирующих препаратов сержанта Павлова здорово потряхивало. Зато прилив сил ощущался такой, что даже через край, от хвори и следа не осталось. Главное, чтобы этого "заряда бодрости и хорошего настроения" хватило до нужного момента. Впрочем, на всякий случай пара доз стимулятора имелась про запас.
  Не смотря на то, что Иваныч дал точные координаты, уже на месте боевую машину Леха нашел с большим трудом. От огромного робота осталось меньше половины и его почти целиком завалило мусором.
  Леха влез в кабину и убедился, что основной бортовой бластер по прежнему исправен. Демонтировать его сержант не собирался, не было ни времени, ни особой необходимости. Если он прав, стрелять можно будет и с этого места.
  Будто в подтверждение его мыслей, в небе над городом зависло огромное, замысловатых очертаний тело. Как Леха и предполагал, они решили совершить посадку прямо в столице, поле космодрома скорее всего теперь сильно повреждено. А где в разрушенном городе удобнее всего садиться? Правильно! На главной площади. А до нее рукой подать.
  Леха навел бластер в сторону главной городской площади и приготовился ждать.
  Они вскоре сели. На главной площади. Через некоторое время открылся большой шлюз и из него медленно начал выползать огромный монстр явно боевого назначения. Видимо своим роботам пришельцы больше не доверяли и решили высадиться лично, укрывшись за толстой броней. Сержант был уверен, что бластер с этой броней справится.
  Боевая машина пришельцев еще полностью не покинула корабль, когда Леха выстрелил.
  В один-единственный импульс он вложил всю мощь бластера, весь заряд энергии. Нажал на пуск и тут же катапультировался. Сержанта отбросило на несколько километров и, не смотря на систему торможения, грохнулся он довольно жестко. Первое, что он увидел, когда поднялся - столб дыма. Значит, все у него получилось. В той стороне, где осталась его боевая машина, зияла огромная воронка, это уже долбанули со звездолета.
  Леха ждал, что в любую секунду пришельцы пальнут и в то место, где он стоял. Наверняка же его засекли, когда он вылетел из боевой машины прямо в кресле. Но пауза почему-то затянулась. Тишина стояла невероятная.
  А потом зазвучал голос.
  -Гарнизону планеты! Предлагаем переговоры! Парламентарию гарантируем безопасность!
  Терять было нечего. Возвращаться в шахту Леха не собирался, не хотел "светить" остальных. Он не спеша побрел в сторону центральной площади.
  Чужеродное тело звездолета пришельцев могло бы поразить и подавить своими колоссальными размерами и своей сложностью. Если бы прямо перед шлюзом не валялись обгоревшие обломки их боевой машины.
  Сержант Павлов снял шлем, чтобы лучше видеть переговорщика. Тот даже в скафандре выглядел тщедушным и мелким. Только голова по отношению к телу казалась огромной. Но, в любом случае, явный гуманоид.
  Дипломатический политес Леха соблюдать не собирался, поэтому спросил грубо:
  -Чего надо?
  Лицо за стеклом шлема осталось таким же бесстрастным, как и зазвучавший голос.
  -Мы хотим узнать, почему вы продолжаете сопротивление. Из-за этого уже разрушена вся ваша планета. Это не рационально.
  -А это чтобы вам ничего не досталось. - Леха усмехнулся.
  -Что это вам дает? Чтобы принести вред нам, вы приносите еще больший вред себе. Это не рационально.
  -Это очень рационально! Вы потеряли три звездолета, а что получили? - сержант обвел рукой вокруг, - Руины! И это на захолустной, мирной планете. Есть планеты, с которыми вам придется гораздо туже. Но даже если вы их захватите, то получите тоже самое - руины. И так будет везде - огромные усилия, чтобы не получить ничего. Вот и выходит - это вы ведете себя не рационально. А пришли бы с миром, могли бы с нами сотрудничать.
  -Мы более развиты. Поэтому более рациональным посчитали взять все силой.
  -И что, много взяли? - сержант повысил голос, - Так мы вам еще добавим. Не унесете!
  -Ваши угрозы не рациональны.
  -А мне плевать! Что вы к нам лезете со своей рациональностью? Вы нас спросили - нужна она нам? Мы сами решаем, что для нас лучше.
  -Вы окончательно отказываетесь сдаться?
  -Категорически! Могу даже объяснить - почему. Сегодня мы сдадимся, а завтра вам взбредет в ваши огромные головы, что рациональнее все-таки будет без нас. Поэтому легко и просто уничтожите людей. А так - еще посмотрим, кто кого. Бить вас будем до последнего. И даже если вы победите, радости вам от этого будет мало. Обещаю!
  Сержант Павлов повернулся, чтобы идти, хотя идти, по сути ему было некуда. Через плечо он бросил напоследок:
  -Привет передавай своим Семидесяти Шести.
  -Они тебя слышат. Постой.
  Несколько минут пришелец стоял неподвижно, потом проговорил монотонно, как будто ему было все равно:
  -Семьдесят Шесть Просвещенных считают ваши действия рациональными. Мы уходим. В знак перемирия, мы готовы оказать любую помощь оставшимся на планете людям. Сколько человек в вашем гарнизоне?
  Леха понимал, что это может быть уловкой. Тогда планета считай потеряна. Но он решил рискнуть - пусть знают, кто против них воевал.
  -Нас всего четверо. Кроме меня еще двое детей и старик.
  Сержанту показалось, что на бесстрастной физиономии стоящего напротив рационального существа промелькнуло что-то похожее на гримасу. Хотя может это просто судорога. Во всяком случае, голос пришельца остался совершенно бесстрастным. После бесконечной паузы, неудавшийся захватчик сообщил:
  - Семьдесят Шесть Просвещенных считают рациональным заключить с людьми мир.
  
  Только после того, как пришельцы полностью восстановили разрушенную планету и безвозмездно предложили несколько важных технологий, люди согласились начать с ними переговоры. Сотрудничать с пришельцами оказалось выгодно, тем не менее, отношение человечества к чужим остается все еще прохладным. Хоть с момента первого знакомства прошло уже порядочно времени.
  И еще.
  В Совет Федераций Галактики, от каждой республики, даже состоящей из десятков процветающих планет, выдвигается только один представитель. Этому правилу есть исключение - одну очень скромную планету в парламенте всегда представляет сразу четыре сенатора. И все считают, что это справедливо.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"